Сохранить .
Спасения Н.Е.Т. Михаил Северный


        Мрачное будущее. Мир разделен на кланы. Город-небоскреб. Бедняки не могут заходить на территорию элитных поселенцев и выживают в своих трущобах, питаясь отбросами. Богатые подростки изнывают от скуки и устраивают игры с участием бедняков. Конечно, это незаконно, но полиция смотрит сквозь пальцы на смерти бомжей. Деткам нужно выпустить пар, иначе молодежь может озвереть. Пусть поиграют в свои Ролевые Игры с бедняками.
        Я — Избранный. Много лет назад я потерял мать, а отец вышел за угольной пылью и не вернулся, когда мне не было и года. Я простой забулдыга и у меня нет будущего. Но есть во мне что-то необычное, сегодня меня выбрали. Я буду играть против лучших охотников. И если я выживу, то все изменится. Навсегда.


        Михаил Северный
        Спасения Н.Е.Т.

        Часть первая

        Глава 1

        Башка раскалывалась. Кто-то вчера заехал арматуриной. Помню как звезды засветились перед мордой, а потом всё потухло. Я упал, ещё и лоб счесал о камни.
        Лежал в отключке полночи, обобрали бы, если бы было что взять. А фигушки. Мы тут не элитки, с собой нет кредитки. Хе-хе. Блин, как хочется выпить. Дела…
        Сейчас доползу до «посылочной», а там уже все морды сидят, точняк. Тогда хрен бухло получишь.
        Я бы потягался, кто кого, да спина болит от вчерашнего удара, еле ползаю.
        Нужно, наверное, богам несуществующим помолиться, чтобы у «посылочной» никого не оказалось.
        Обычно утром сливают остатки бурды с ликеро-водочного завода, гадость. Поэтому желающих не много. Вот вечером, ночью — да. Не протолкнешься, все сивые морды на ящиках заседают. Вечером может и коньячила приехать недопитая и всякие закуски недоеденные. Все, что поварам не нужно они сливают в мусоропроводы, а мы уже тут наготове. Синяя армия. Все, кого называют «конченые», «алкаши», «нарики», «опущенцы». Все, кто за глоток спирта может запросто «завалить» соседа, наши жизни нихера не стоят. А выше сидящих мы при всём желании не завалим, даже толпой.
        Никого нет у посылочной. Дела… Я сам не выпью, нужно будет прятать.
        Как же болит голова, как будто хлещут плетьми поперек черепа. Раз за разом, раз за разом. И еще б… кашель этот.
        Я раскашлялся и выплюнул слюну с кровью. Упер руки в бока и зашелся в долгом хриплом кашле, нужно всё выхаркать, иначе будет давить. Харкал долго, по ощущениям минут десять, но никто у почты так и не появился. Сегодня мой счастливый день. А что? Должно хоть напоследок повезти. Судя по красно-белой луже под ногами, осталось мне недолго мучится в этом аду. Нажрусь напоследок и сдохну пьяный и свободный.
        Я перешагнул лужицу оставленную своим издыхающим организмом и поплелся к посылочной. Ну это мы так называем. «Пункт выдачи», «получка», «вино-водочный». На деле это… как его… мусоропровод. Там сверху на рабочих этажах винный завод находится и рыгаловка при нем. Вот они брак и спускают вниз, а готовый товар наверх. Если напоить элитников гамном, то они быстро к нам переедут на подножный корм. Поэтому исправно спускают весь брак сюда, а мы хлещем. Бесплатно же.
        Пункт выдачи — это такая огромная дверца, вмонтированная в стену. Сверху спускаются ящики и вываливаются на улицу. Братва уже ждёт и разбирает. Иногда по старшинству, иногда по силе. Как попрет судьба, да. Счастливчики открывают дверь и вытаскивают ящики на улицу, там и употребляют.
        Перестав забивать башку херней, я вышел на площадку и осмотрелся. Никого. Мутило немного, но терпимо. Встроенные в дверцу часы показывали, что до приезда посылки еще десять минут. Лучше не стоять на виду, а то может что-то похуже монтировки в голову прилететь.
        На площадке в хаотичном порядке стояли старые контейнеры. Я выбрал один слева, самый перекошенный и залез на него. Закружилась голова и чуть не навернулся башкой вниз, но мы ребята крепкие с нижних уровней. Вцепился когтями в железо, подышал немного и пол перестал скакать перед глазами.
        По проходу между домами шли двое. Я посмотрел на часы. Пять минут до прихода «почты». Пропало моё пойло. В животе забурчало и навалила тошнота. Я согнулся вдвое и хотел наблевать между ног, но только рыгнул пару раз.
        Двое уже обошли лужу которую я оставил раньше и приближались к приемнику. Еще четыре минуты до «прихода». Не в этот раз, только не в последние деньки, мля! Я съехал по стене перекошенного контейнера и встал между ними и платформой. Руки в боки и морду пострашнее. По подбородку стекала нечаянная слюна, так хотелось бухнуть, что мог и в штаны наложить, не то что слюни пускать.
        Двое подошли и я наконец их разглядел. Зрение плохое, не вижу уже ни черта. Первого знаю. Это Глыба. Здоровая падла, под два метра ростом. Зарос как подземный монстр. Борода до шеи и волосы до жопы. Грязные свалявшиеся. Была бы у меня его сила и такие лапы, то я бы точно достал кусок мыла и ведро воды. Какие здоровые лапы, какие длинные волосатые руки. Такой врежет — впечатаешься в стенку и не отклеишься, только мозги потекут по стенке. Штаны у него смешные, на лямках, постоянно их теребит, оттягивает и отпускает. Они со свистом врезаются в то место, где должно быть пузо. Пропил он пузо, как и все мы.
        Второй ростом меньше. Дружку в пояс головой упирается. Очень маленький. Может карлик. Но если одет в клетчатую робу, то явно из сидячих и недавно отпущенных. Или попущенных, ахаха! Этот опасен, твареныш. Те, кто выжил в лагерях, могут многое. Тоже длинноволосый и бородатый. Мутанты волосатые, пришли забрать моё пойло.
        Ты че?  — крикнул Глыба и остановился.
        А че?
        Вали отсюда!
        Чего это, на! Сам вали!
        Такой на, разговор, на. Словесная дуэль, ля.
        Глыба нахмурился:
        Вали на!
        Сам вали, на!
        Он беспомощно повернулся к маленькому напарнику и развел руками беспомощно:
        Не хочет. Что делать, Крысюк?
        Будем бить.
        Гигант повернулся ко мне, когда площадка вдруг осветилась ярким пронзительным светом и он отвернулся, закрывая глаза рукой. Наверное. Я ведь этого не видал, сам корчился от боли в глазах. Когда всю жизнь живешь в почти полной темноте, то забываешь что такое яркий свет и насколько он болезненный.
        Убери свет, Свен!  — крикнул кто-то сверху,  — они околеют сейчас.
        Слушаюсь и повинуюсь,  — ответил молодой и чистый голос.
        Насмешливо ответил, но свет послушно ушел в сторону и сфокусировался на двери приёмки. Я это видел сквозь пальцы, ибо глаза еще болели, плюс голова раскалывалась. Но зато блевать не хотелось. Глыба хрипел где-то рядом, я чуть развернул пальцы веером и посмотрел сквозь них. Гигант стоял на коленях и мычал от боли. Руками он зажал харю и покачивался из стороны в сторону. А где карлик?
        Удар в голову прилетел из ниоткуда, но бля, был болезненный как молотом по затылку шарахнули. Я полетел мордой вперед, а кровь из носа полетела впереди. Ухнул мордой вниз и почувствовал второй приход боли из носа.
        Ооо!  — обрадовались голоса сверху,  — Видел, любезный друг? Вот это подача! Наш кандидат.
        Следующий удар пришелся по почкам и я заорал от боли, прикрывая поврежденное место. Еще удар с другой стороны. Еще удар. Меня молотили как боксерскую грушу, нет… пинали как футбольную грушу… как футбольный мяч? Потом маленькая рука схватила за волосы и дернула голову назад, кровь текла по подбородку и боли уже не было.
        Это мое бухло, на — прошипел Крысюк,  — не трогай меня. И отпустил. Я не удержал башку на весу и опять приложился о цементный пол парковки.
        Ух,  — сказали сверху,  — однако сильно приложил конкурента.
        Мелковат, но быстрый,  — ответил невидимый собеседник,  — Берем его, любезный друг?
        Я рывком перекатился на спину и глянул наверх. Ну, конечно. Летающая машина. Желтая с синими полосами. Та, о которой ходят слухи. Та, что прилетает и забирает местных жителей. Потом они возвращаются, но уже другими. Ничего не говорят, прячутся по темным углам и ни с кем не общаются. Боятся теней и особенно летающих машин.
        Я смахнул кровь со лба и вытер глаза, прищурился, так лучше видать. Двое в машине. Один — молодой. Волосы зеленые, растопыренные в идиотской прическе. Одежда пестрая, как у попугая. Сидит на краю платформы, свесил ноги. Курит. Рука на руле, вторая свесилась вниз. Смотрит вдаль, на почтовую платформу. Второй чуть старше. Стоит за спиной у зеленого и заглядает вниз. Волосы черные, прическа растрепанная, но одет аккуратно. Черно-белые тона, как в высшем мире.
        Внимание!  — заговорил голос робота из доставки.  — Прибывает расходный материал с верхних этажей. Всем отойти на безопасное расстояние. Двери приемника не трогать и не пытаться открыть. Дождитесь сигнала и только тогда начинайте выгрузку.
        Всё, едет мое пойло. Блин, я ведь пришел первый. Я сдохну если не сделаю хоть глоток!
        Заревела сирена и фонарь над часами начал крутить цвета: синий, белый, красный. Доставка уже едет. Близко не подходить. Руки за бухлом не тянуть, а то останешься без бухла и без рук.
        — Эй!  — подал голос верзила,  — Как тебя, на! Помоги мне!
        Я посмотрел, он всё ещё стоял на коленях и слепо озирался по сторонам. Свет его оглушил, ослепил, ошарашил больше всех. До сих пор не очухался. Карлик отошел быстрее, я чуть позже.
        Помоги, Крысюка погоним, а бухло поделим, друг.
        Вот как. Уже друг. Я поднялся на колени и огляделся. Ворота задрожали и загрохотали, фонарь начал крутить свою радугу быстрее и быстрее. Дверь мусорки дернулась и медленно пошла вверх. Карлик стоял спиной к нам и ждал. Двое в машине смеялись, улюлюкали и поддерживали его криками. Верзила стоял на коленях и то тер руками глаза, то пытался рассмотреть обстановку.
        Быстрее!  — рявкнул он,  — Подведи меня ближе к коротыге, на. Я сломаю ему шею, как угольному жуку.
        Сказано сделано. Я оттолкнулся руками и встал. Желудок недовольно буркнул, но больше не возмущался.
        Быстрее,  — пробурчал гигант, не повышая голоса,  — уйдёт, на.
        Хорошо, хорошо,  — сказал я и зачерпнул пыли с асфальта. Мелкие острые камешки перемешанные с землей. Тут никогда не убирают, только ящики таскают с бухлом.
        Хорошо, хорошо,  — и кинул пыль ему прямо в раскрытые полуслепепые глаза.
        Аааа,  — заорал Глыба, пытаясь растереть глаза,  — ах ты, падла!
        Глыба деморализован и выведен из игры. Остался только карлик, претендующий на мое «золото».
        Вы видели, любезный друг?  — спросил голос сверху,  — Ситуация поменялась. Так сказать удача повернулась спиной к силе, но лицом к хитрости.
        Видел, но с нашим кандидатом ему не совладать. Больно хитер и быстр.
        Позвольте усомниться, мой милый друг. Я бы поставил на этого пьянчужку, но такси на взлете не меняют.
        Пока они обменивались прогнозами на своем тупорылом языке я медленно шел не отрывая взгляда от Крысюка. Дверь уже полностью открылась и представила три больших мусорных ящика. Все три картонные, значит сегодня только элитное пойло. Карлик уже открыл один и достал бутылку чего-то зеленого. Хлебнул, почмокал и воровато обернулся. Я был уже близко. Он на секунду замер и резким движением допил содержимое. Наклонился и разбил её об бетонную платформу. Показал мне розочку и выразительно нахмурил харю.
        «Внимание! Двери платформы закрываются через минуту. Всем отойти на безопасное расстояние.»
        Крысюк посмотрел на меня, потом на оставшиеся два ящика. Выбрал. Положил розочку в ящик и пошел за остальными. Обернулся, погрозил мне пальцем и потащил задом второй ящик.
        — Помочь?
        — Отвянь, гнида. Тронешь мои вещи — умрешь.
        Карлик вытащил на землю второй ящик, скрипя зубами подтащил его на уровень первого и пошел за последним.
        «Внимание! Двери платформы закрываются через 30 секунд. Всем отойти на безопасное расстояние!»
        Карлик крякнул от досады и схватился за ящик. Поволок его, но с трудом.
        — Помочь?  — крикнул я,  — Не успеешь!
        — Хорошо,  — рявкнул он не поворачиваясь,  — помоги, поделимся.
        Я быстро прошел мимо ящиков, сунул руку в первый и достав разбитую бутылку спрятал ее за спиной. Жадный карлик кряхтел и не мог вытянуть ящик с платформы.
        — Быстрее!
        «Внимание! Двери платформы закрываются через 20 секунд. Всем отойти на безопасное расстояние!»
        — Бегу,  — сказал я и ударил его торчащими осколками из бутылки наотмаш. Старался попасть в горло, но с первого раза не вышло. Лицо карлика пересекла кровавая рваная рана, теперь даже проститутки будут брезговать, даже карлички.
        Он заорал и прикрыв рану рукой сел на землю, оставив в покое ящик. Я рубанул наотмаш по руке, разорвав и ее. Он схватился второй рукой за раненную, подставив и ее. Инстинкты, что сделаешь. Я сек и сек и сек и сек. С размаху, тяжело дыша, не то уже здоровье. Кровь хлестала в стороны, и кожа клочьями осела даже на моей розочке. Нельзя было дать ему опомниться хоть на секунду иначе я труп. Но он так и не опомнился.
        «Внимание! Двери платформы закрываются через 10 секунд. Всем отойти на безопасное расстояние!»
        Сидящие в машине уроды что-то обсуждали, но я не слышал из-за сирены и включившихся где-то моторов.
        «Девять!»
        Попробую забрать ящик.
        «Восемь!»
        И взяли..
        «Семь!»
        Не выходит нифига, тяжелый скотина.
        «Шесть!»
        Блин, надо бежать, а то мне прийдет звезда.
        «Пять!»
        Еще разок рвану, да изо всех моих больных сил.
        «Четыре!»
        Ну хоть два ящика останется, жизнь дороже. Хоть и такая жизнь, вонючая.
        «Три!»
        Я отпустил ящик и побежал на выход.
        «Два! Осторожно двери закрываются!»
        Споткнулся и полетел кверху жопой с платформы. Чуть чердак не проломил и шею не скрутил.
        «Один!» Сирена заревела еще громче. Закрутился фонарь разными цветами и железная дверь приемника поехала вниз, закрывая потерянное добро.
        А также закрывая лежащего на земле окровавленного карлика.
        Я сел на край платформы и свесил ноги вниз, нужно отдышаться.
        — Видели, любезный друг? Вот это поворот, как говорят местные выпивохи.
        — Да, неожиданный ход.
        Богачи сверху продолжали меня обсуждать и почему-то ещё не улетели по своим делам. Я прикрыл глаза козырьком и глянул вверх. Две головы торчали из такси и глазели на меня. Помахать им в шутку? Нет, с элитными не шутят.
        — Милый друг, Свен, обратите внимание,  — продолжил один,  — а ведь наш гигант ещё не сдался.
        Я вскочил на ноги и спрыгнул вниз. Хорошо, что не назад, доставка еще работала.
        Глыба шел ко мне. Не знаю, что он сделал с глазами, но выглядели они ужасно. Красные, как у угольных червей, огромные, круглые и серые по бокам, на черном лице. То ли весь мусор в глаза втёр, то ли наоборот. Вытекло вместе с белками. Да насрать на него. Это мое пойло.
        — Ты попал на…  — зарычал Глыба и ускорился. Я рванул влево и побежал по кругу. Он за мной. Посмотрел на ящики, облизнулся, но решил что месть сейчас будет вкуснее. Нет. Я сдохну не сегодня.
        Где-то глухо закричал карлик, и резко замолк.
        — Стой, на,  — сказал Глыба. Сил у меня пока было больше, но черт его знает.
        Сверху направили свет фар на меня, и так и водили, подсвечивая.
        — Однако это может затянуться, милый друг. Давайте поможем ускорить развязку.
        — Что-то огнестрельное?
        — Нет, думаю что это будет в некотором смысле опасно для нас, дорогой. Давай что-то менее дальнобойное. Как насчет этой штучки?
        Я хромал по кругу и слушал переговоры сверху. Глыба внимания на элитных не обращал, дурень. Он превратился в тупую полуслеповатую машину убийства. Это его и погубит.
        — Но мне жалко будет потерять свою иглу, друг. Это ручная работа.
        — Не беспокойся, милый друг. Вряд ли эти недоноски смогут ее сломать. Зато удовольствия эстетического получим выше шароваров.
        — Ну ладно, держи.
        Что-то сверкнуло в воздухе и загремело, отскочив от бетона. Глыба остановился. Я тоже. На земле лежала… сабля. Или меч. Что-то длинное и острое, мне было плохо видно.
        — Воспользуйтесь бонусом,  — засмеялись сверху,  — кто первый взял, тот и победил.
        Сабля лежала одиноко посреди площадки, а я уже бежал к ней. Глыба не успел почесать свою патлатую бошку, когда оружие было у меня. Удобная, украшенная разноцветными камнями рукоятка, длинное изогнутое лезвие. Точно сабля. Сам не понимаю, откуда знаю такое, но у мечей лезвия прямые и более широкие. А это сабля. Хороша.
        — Ну вот,  — сказал сверху,  — опять этот успел первый.
        — Живучий, да. Несмотря на внешний вид готов константировать, что потенциал у него есть.
        — Посмотрим, великан еще не мертв.
        Глыба шел на меня и угрожающе рычал. Я взялся обеими руками за рукоятку и поднял саблю над головой.
        — Не подходи!
        — Тебе конец, малахольный!
        Сабля свистнула и на груди гиганта появилась длинная рваная рана от левого плеча и вниз. Он зарычал и схватился руками за лезвие. Дернул, теряя пальцы и отбросил в сторону. Сабля зазвенев, упала за его спиной.
        — Добей его, гигант,  — крикнули сверху и я опять побежал. Точнее пошел, точнее потащился, тяжело дыша. Это в своих пропитых мозгах, я думал, что бежал аки черный шакал. Нет. Выглядело это как погоня одного разлагающегося зомби за другим. Первый истекал кровью, а второй был на полшага в час быстрее.
        — Скуучно,  — прокомментировали сверху,  — Техническая ничья?
        — Нет, посмотрим чем закончится.
        Мы прошли почти полный круг, когда Глыба упал на колени. Кровью была залита вся площадка, в луже крови плавали пару его пальцев, а он все еще был жив и ненавистью горели глаза.
        — Аррр, на,  — зарычал здоровяк и попробовал встать. Не хватило сил и упал на жопу. С автомобиля перевели свет прожектора на него. Глыба сидел в темной луже крови, опустив руки и закрыв глаза а сверху его освещал луч света. Как будто кто-то хотел наконец забрать его из этой никому не нужной жизни туда, где всегда светит солнце. Я поднял саблю и направился к нему.
        — Вот это верно,  — согласился жеманный голос сверху,  — Не оставляй врагов за спиной.
        Глыба стоял на коленях, опустив голову и закрыв глаза. Он был готов уйти и сдался. Я поднял саблю. Но готов ли я убить человека? Я уже убивал, случалось. Жизнь такая, дерьмовая. Но казнить врага при свете фар? Не, это не мое.
        — Куда это он?  — свет переместился на меня.
        Надо выпить пока элитники не забрали мое бухло. Они, конечно, такое не пьют, но черт их знает чего они тут разлетались. Говорят, что когда появляются такие машины, то пропадают люди. А потом они возвращаются, но уже другими.
        Я достал из ящика первый попавшийся бидон и открыл его. Воняет перебродившими ягодами и канализацией. Живот застонал и кишки потянулись к долгожданному призу. Дождались. Я перевернул бидон и присосался к железному краю. Часть богатства потекла по подбородку и дальше по животу, коленям и на пол. Не жалко. Улов сегодня заслуженный, богатый. Бутылки, бидоны стояли рядами плотно прижавшись друг другу. Кое у кого наверху был неудачный день.
        Прожектор высветил содержимое посылки. Свет стал ярким, до рези в глазах, надо мной нависла тень. Машина зависла над головой. Я напрягся, но оторваться от бухла не смог. Слишком долго ждал, слишком тяжело заработал приз. Перевел дыхание и отставил наполовину пустой бидон. За спиной кто-то стоял.
        — Чего надо?  — я повернулся и свет потух. Траванулся, точно траванулся. Упал на колени и спиной на ящик.
        — Забирай его, что делать,  — сказал знакомый голос.

* * *

        Кто-то схватил меня за руку и потянул.
        — Осторожнее! Мозги ему выбьешь.
        — А у него они есть?
        — Свен, не спорь. Нормальный кандидат. В честном бою победил двоих конкурентов, показал навыки выживаемости. А то, что выглядит не очень, ну так мы это поправим.
        — Ты думаешь, он сможет показать нормальную игру?
        — Подлатаем немного, поправим характеристики — будет интересно. Ребятам точно понравится.
        — Ну тогда берем.
        Меня схватили за руки и потащили волоком. Я хотел сопротивляться, но тело онемело. Хотел кричать, но язык превратился в большой щекочущий пузырь во рту. Оттащили от ящиков и не церемонять кинули. Пошли потоки теплого воздуха, сверху спустилась машина. Опять подняли и переложили на железную поверхность. Заурчали моторы и я поехал вправо.
        — Отправляемся,  — сказал уже знакомый голос,  — вколи ему, пусть не дергается.
        Укола я не почувствовал, провалился в темноту.

        Глава 2

        Свет вернулся не сразу. Сначала я услышал голоса и увидел силуэты, летающие передо мной. Потом почувствовал холод спиной и ягодицами, я лежал на чём-то железном и холодном. Голова приподнята и упирается в твердое нечто. Сквозняк загулял по телу, закройте двери черти.
        Потом появились голоса:
        — Игрок приходит в себя.
        — Как настройки?
        — Сейчас приступим.
        — Как импланты?
        — В норме.
        — Проверьте еще раз параметры и приступим к настройке игрока.
        — Шеф уже приехал?
        — Будет с минуты на минуту. Готовьте игрока ко встречи. Чтобы без эксцессов.
        Я почувствовал боль в предплечье. Укол. Сверху нависло тёмное и зрение начало возвращаться.
        Надо мной рука держала железую штуку с экраном сверху и круглыми отверстиями фонарей ниже. Рука белая, с черными просвечивающимися волосками, рукав от белого халата.
        Я осмотрелся, но много не увидел. Спина в белом халате, что-то рассматривала под светом лампы на потолке. Снимок, может ренген. Справа врач в медицинской маске гремел инструментами. Всё, порезали на органы для элиток. Хоть бухло было достойное. Знал бы, что последнее, быстрее бы хлебал.
        — Привет, счастливец!  — Голова в маске появилась передо мной заглядывая в глаза. Туман полностью прояснился,  — Тебе несказанно повезло. Ты — Избранный.
        Я хотел спросить, что эта хрень означает, но только скривил губы. Язык еще лежал во рту большой чешущейся подушкой.
        — Не говори. Рано ещё. Наговоришься на Островах, если доживёшь.
        Появилась еще голова и посветила мне каким-то лучом в зрачки.
        — Можно комплектовать,  — буркнула голова и пропала из виду.
        — Великолепно,  — обрадовалась первая голова и сдвинувшись в сторону, притянула экран к себе. Протянула руку мне за спину и кровать мягко приняла почти вертикальное положение, я не свалился вниз, потому что был закреплен ремнями.
        — Включаем.
        Экран засветился и на нем появились надписи, я это видел краем глаза, потому что смотрел на свои руки, привязанные к подлокотникам кровати.
        Правая рука разрезана от локтя до ладони и кожа аккуратно растянута в стороны и закреплена. Кровь не хлещет, но белеет кость из под железа. На протяжении всей раны тянется железный штырь, вживленный в руку. Он заканчивается не доходя до ладони, но дальше расходятся проводки. Пять штук, в каждый палец свой. Странно, но блевать мне не хотелось и страха тоже не было. Накачали наркотой сволочи.
        — Не бойся,  — сказал коновал,  — больно не будет. Это имплантанты. Тебе скоро все расскажут, все, что нужно знать. На экран смотрим.
        Я посмотрел на экран.
        «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В НАСТРОЙКИ ПЕРСОНАЖА. ЧТОБЫ ПРОСКАНИРОВАТЬ ИЗНАЧАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЕРСОНАЖА НАЖМИТЕ „ПОЛУЧИТЬ“ И ЖДИТЕ ЗАВЕРШЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ»
        Ниже текста появилась большая нарисованная кнопка «Получить».
        — Сейчас будет немного больно,  — сказал маска и нажал кнопку.
        Немного больно? Ах, ты сука! Я бы еще много рассказал своему новому белому другу, если бы мог говорить. Боль возникла одновременно везде. В предплечьях, в локтях, в пальцах, в кистях. В ногах и в паху. В голове и в жопе. Везде. Везде адски ныло и выкручивало тело на изнанку. И этот пронзительный писк в ушах!
        — Надо потерпеть!  — крикнул палач — Сейчас все закончится, не дергайся!
        Если бы я мог дергаться, то вытащил бы руку из плена, вырвал подлокотник и забил им палача. Но я не мог пошевелиться, только выгнулся стрелой, грудью вверх и рычал. Я видел, как штыри в руке медленно проворачивались вокруг своей оси, а проводки проворачивались в пальцах.
        И я уверен, что такие же штыри проворачивались в моей голове, ногах, позвоночнике и даже в причинном месте. Кончилось все так же быстро, как начиналось, но как же больно было эти пару столетий.
        — Всё,  — сказала маска,  — можешь расслабиться. Ибо боли не будет уже.
        Я откинулся на кровать и тяжело дышал, успокаиваясь. Если бы в Подземке существовали зубные врачи, то я только что побывал у самого злого.
        — Говорить можешь?
        Я попытался пошевелить языком, отрицательно покачал головой.
        — Понятно, наркоз не вышел. Смотри на экран.
        Я посмотрел.
        «ПРОЦЕДУРА ПЕРЕНОСА ДАННЫХ ЗАВЕРШЕНА. МОЖНО ПРИСТУПАТЬ К НАСТРОЙКЕ. ПРИСТУПАТЬ? ДА/НЕТ»
        Вот такая хрень написана на экране. Че это означает, я не в курсе.
        — Нажми да,  — сказал человек в маске.
        Я промолчал и как можно выразительнее пошевелил привязанными руками.
        — Тебе не нужны руки,  — сказал он,  — пошевели мозгами, если они у тебя еще остались.
        Я честно не понимал, что он от меня хочет и пытался всем видом это объяснить. Он не понял:
        — Смотришь на экран и мысленно нажимаешь пальчиком на кнопку с надписью «Да». Ничего сложного для человека мыслящего.
        Ладно, буду его слушать, пока не отвяжут. А там видно будет. Сосредоточился на экране монитора, сосредоточился на кнопке с надписью «Да» и она вдруг поменяла цвест с серого на красный. Надпись на экране сменилась. Получилось.
        — Что-то в тебе есть — удовлетворенно отметил доктор — Схватываешь на лету.
        ХАРАКТЕРИСТИКИ ИГРОКА НА ДАННЫЙ МОМЕНТ:
        СИЛА
        ЗДОРОВЬЕ
        ИНТЕЛЛЕКТ
        ЛОВКОСТЬ
        Что это за ерунда? И цифры какие-то.
        — Свен!  — закричал вдруг доктор и снял маску, открыв лицо элитника, лет сорока. По меркам элитников, конечно.  — Пойди, сюда! Самое интересное начинается!
        Где-то зашипела открывающаяся дверь и подошел Свен. Тот с зелеными волосами и серьгами, элитник, который сидел в машине. Он мелком глянул на меня и уставился на экран.
        — Мда. Не впечатляет, экземплярчик.
        — Где же вы нашли его?
        — Заприметили трёх бомжей на помойке. Загадали, что кто победит того и заберем для Игры. Вот этот и победил, однако.
        Доктор вздохнул и посмотрел на меня:
        — Даже не знаю, повезло тебе или наоборот. Но в игре, поучаствовать придется в любом случае.
        — В какой игре?  — спросил я и закашлялся. Голос звучал глухо, как из под мусорной коробки, да еще и шепеляво, как будто пол челюсти не было. Мои хоть и гнилые ещё были при мне.
        — Знаешь ли ты об Островах?
        — Слышал,  — прохрипел я, но элитник не слушал и продолжал.
        — Острова — это огромная игровая площадка для всех кто может себе позволить абонентскую плату. Представь тропический остров, далеко от городов, далеко от шахт, нижних, уровней, средних уровней. Там люди отдыхают. Там нет огнестрельного оружия, но есть мечи, латы, заклинания, драконы. Задания и рейды. Подземелья и арены. Приключения. Красивые принцессы и ужасные некроманты. Мир, где нет забот и смога.
        Элитник мечтательно прикрыл глаза, предавшись воспоминаниям. Свен вежливо молчал и смотрел на монитор.
        — Наслышан,  — сказал я.
        — Эх, кому я рассказываю. Ближе к делу. В Острова играют элитники. Ваши могут попасть туда только в качестве НПС. Знаешь, кто это? Неигровые персонажи. Ваши работают на островах продавцами, обслугой, передатчиками квестов. Не так весело, как играть за одну из фракций, но все равно — сытая жизнь. Никакого смога, тяжелой работы и преждевременной смерти. Знай себе продавай баранки игрокам или паси коз. Ты козу видел хоть в жизни, урод?
        Я пожал плечами. Фиг знает, что это такое. Коз-шмоз.
        — Не знаешь. А попасть хотел бы на Острова?
        Я пожал плечами. Все хотят, да кто возьмет.
        — Вижу безразличие и неверие в глазах твоих. Зря. Не просто так я назвал тебя Избранным, сегодня когда Свен и Альф обратили внимание на вас, уникальный шанс ты получил. Орел или решка. Пан или пропал. Чет или нечет. Свобода или смерть. Остров или могила. Не слишком пафосно говорю?
        Если честно я ни фига не понял, что он бубнит. Но смерть и могила — тут яснее некуда. Завалить хотят, гады. Или порежут для опытов. Уже руки расколбасили.
        — Тихо, тихо, друг. Откуда такой ужас в глазах. Тебе еще ничего не грозит, пока что. Позволь продолжить.
        Меня уже тошнило от его гомосячьей манеры общения, но выбора особого не было. Нужно выжидать, а потом поглядим.
        — Ну вот. Я продолжу. Шанс, который выпадает раз в жизни. Шанс раз и навсегда вырваться из Нижних этажей и поселиться на Островах. Теперь он у тебя есть.
        — Интересует,  — пробурчал я. Ну а что? Вдруг не врет.
        — Выбирает еще,  — засмеялся Свен и ушел,  — Как будто его кто-то спрашивает.
        — Игры на островах это хорошо,  — продолжил врач не обращая внимания,  — но не всем нравится.
        Он сделал трагичную паузу и ждал моей реакции-вопроса. Да хрен тебе, а не реакция. Кивнул, как будто ждал тишины и продолжил:
        — Молодежь. Всегда и во все времена всем недовольная молодежь. Что им эти игры стариков? Что им орки, эльфы, джины, принцессы? Скучно. Им подавай другие развлечения.
        — Спрос породил предложение,  — выкрикнул Свен, не появляясь.
        — Так и есть. Ролевая модель на Островах наскучила шпане и они придумали другие развлечения. Более реалистичные, более адреналиновые, если позволите. Рассказать?
        Я бы равнодушно пожал плечами если мог. Насрать мне на игры блатных и элиток. Мне интересно, как отсюда свалить со всеми частями тела. Ну в смысле не отрезанными.
        — Не буду тебе рассказывать, что было раньше. По морде вижу, что не интересно. А вот то, в чем ты будешь участвовать — уже интереснее.
        Он нажал на экран монитора и цифры с надписями исчезли. На их месте появился большой криво нарисованный логотип. Маленький человечек бежит по улице на фоне небоскреба, а за ним гонятся одетые в черное фигуры. Лица у них закрыты, видно только глаза. За то на лице убегающего можно угадать ужас, несмотря на плохой рисунок. И огромная надпись.
        «ОХОТА»
        — Рисунок,  — прохрипел я — ребенок рисовал? Или недоразвитый?
        — Это я делал логотип!  — выкрикнул Свен. Мой собеседник постарался скрыть улыбку и у него почти получилось.
        — Охота — последняя выдумка золотой молодежи элитных кварталов. Да, незаконно, да, преследуется полицией. Но если не дать отдушину ребятам, то ведь всякое может случиться, если ты понимаешь о чем я. Поэтому на Игры вне Островов смотрят вполглаза. Поэтому имплантанты на убитых бомжах не отслеживаются, хотя могли бы, не смотря на наши предосторожности.
        Он переключил экран обратно на таблицу и продолжил тошнить. Я слушал вполуха, но самое главное понял.
        Элитники хотели адреналина. Они устраивали охоту на человека, которого предварительно похищали с нижнего этажа. Человека, которого никто не будет искать и по ком не будут плакать. Отбросы, как они нас называют.
        Но охотиться им не интересно. Ну что может сделать выпивоха-бомж? Зато если прокачать бомжа всякими штуками в теле, вот тогда он и сможет оказать достойное сопротивление. Называются импланты, как-то там. Те самые, которые используют игроки на островах, но грубо говоря списанные. Где-то они их достают и вешают на будущих жертв.
        Именно эта херня сейчас жужжала в моих разрезанных руках. Импл… эти. Они позволяют каким то образом увеличивать свои боевые показатели. Как физические, так и умственные. Даже в голову мне вживили эту хрень.
        Принцип простой, чем чаще что-то делаешь, тем быстрее увеличивается характеристика. Если постоянно прыгать, то увеличивается прыгучесть, а если постоянно бить кого-то по морде, то наверное и сила.
        Вот такой шанс на выживание дают элитники. Они, кстати, тоже носят импланты. Только не бракованные.
        Правила игры я понял.
        Выжить
        Убегать
        Защищаться
        Прятаться
        Прокачивать умения
        Если удастся протянуть 30 дней — билет на Острова обеспечен. Сытая жизнь рядового НПС. Навсегда. В случае проигрыша — Смерть. Про игру нельзя рассказывать никому. Иначе мгновенная смерть. Попадаться силам правопорядка тоже нельзя — Смерть. Игра запрещённая. Переходить на высшие уровни нельзя — Смерть. Игра только на нижнем уровне. Элиток беспокоить нельзя.
        Смерть или жизнь на Острове. Хороший выбор.
        Свен вернулся и внимательно посмотрел на меня.
        — Ну что он? Балдеет?
        — Шокирован предстоящими перспективами. Давай посмотрим на твои основные характеристики. Для удобства сейчас они выведены на монитор, но в Игре ты сможешь выводить их перед глазами. Будет сначала непривычно, но это пройдет. Что там у нас?
        Я посмотрел на экран уже внимательнее. Теперь циферки и надписи уже означали что-то конкретное. Мои шансы победить.

* * *

        — Итак Сила — 0 Не то чтобы я удивлен. Как ты смог уделать двух конкурентов с такой силой вот это шок, да.
        — Он хитрый,  — вставил два слова Свен,  — и выносливый.
        — Ну это мы сейчас проверим. Сила определяет силу твоих ударов, какие тяжести ты можешь поднимать и переносить. У тебя с этим мягко говоря плохо, игрок. На силу я бы не рассчитывал. Хотя если будешь много драться, то ситуацию можно изменить. Но времени у тебя мало. Смотрим дальше.
        — Выносливость — 1. Определяет сколько ты проживешь в рукопашной схватке. Чуть лучше чем с силой, но все равно плохая цифра. У меня например тройка. Как прокачивать Выносливость я не знаю. Хорошо питаться, наверное. Смотрим дальше.
        — Интеллект — 5. Ого! Что-то сбоит имплантант, не может быть у бомжа такой цифры. Не очень важная для выживаемости характеристика. Может подсказать нужные фразы, может помочь сбить цену и торговца или починить оружие. Ну и прокачивается соответственно. Но не может же быть такого…
        Он отошел со Свеном и падлы начали что-то вполголоса обсуждать. Я тем временем смотрел на монитор. Интеллект на пятерку. Мамаша хорошие гены подарила. Или это папашины. Что-то у меня есть в башке значит. И это что-то поможет мне выжить в игре.
        — Странно,  — вернулся доктор,  — имплантант наверное глючит. Ну ничего, менять времени нет, игра завтра а тебя еще адаптировать нужно. А до завтра даст бог и заработает. Смотрим на последнюю характеристику.
        Ловкость — 4
        — Ловкость поможет тебе убегать от охотников как можно дольше. Прыгать выше, бегать быстрее, прятаться ловчее. Хорошо, что четверка. Как прокачивать ты понимаешь. Делай то что должен и будет все, что нужно. Понятно?
        — Понятно,  — подтвердил я — и это всё?
        — Хороший вопрос. Не всё. Может не так и глючит имплантант. Есть еще второстепенные уровни. Они открываются со временем походу игры. Никто не знает сколько их вообще существует, это закрытая информация. Все зависит от конкретного игрока.
        Доктор отошел на секунду, побряцал чем-то и вернулся:
        Это могуть быть как навыки обращения с оружием, так и устойчивость к спиртному. Как навык игры в карты, так и уровень адреналина в крови. Что тебе еще нужно знать.
        Есть характеристики, которые отображают различные состояния твоего тела. Они постоянно меняются и за ними нужно следить. Понимаешь?
        — Нет.
        — Ну вот посмотри внимательно на таблицу. Голод — 20 % у тебя. Ты еще не сильно голоден, правда? Если цифра достигнет 0 % значит ты сыт. Чем выше, тем больше будет мучать голод и даже начнет забирать единицы жизни, если сильно затягивать с пропитанием. Жажда. 50 % Хочется пить?
        — Да,  — подтвердил я, и доктор приказал Свену принести воды.
        — Еще есть уровень страха. 30 % Ты чувствуешь опасность, но контролируешь свои эмоции. Это хорошо. Расслабься, сегодня тебе ничего не угрожает. Игра начнется завтра. Тогда можешь начинать, но я бы советовал держать голову холодной.
        Усталость 20 %. Всем нужно время от времени отдыхать. Тебе в том числе, если хочешь прожить дольше.
        А это что у нас? Пристрастие к алкоголю — 80 %. Очень плохо, тебе пить категорически нельзя. Во-первых неизвестно как имплантанты отреагируют на некачественный спирт, а во-вторых пьяный ты долго не продержишься. Ну с этим я тебе помогу. Свен, ты несешь воду или нет?
        Зеленоволосый принес бокал воды в длинном прозрачном бокале и помог мне напиться… Жажда — 0%
        Благодарить я не стал. Не за что их благодарить. Тем временем врач заканчивал свою речь и рассказал о том, что вколет мне какую то фигню, которая успокоит мои пропитые мозги и уменьшит тягу к спиртному. В качестве гуманитарной помощи, конечно. Хотя уже понятно, что им нужен игрок, который продержится подольше, а не забухает. В итоге после укола пристрастие к алкоголю уменьшилось до 70%
        — Да уж,  — сказал врач,  — Не сильно помогло. Придется тебе самому бороться с зависимостью. Сейчас я вколю тебе еще один укольчик на всякий случай и проснешься ты уже в комнате отдыха. Бежать не нужно раньше времени. Лучше отдыхай или тренируйся. Завтра будет тяжелый день.
        Я ничего не сказал, а что тут скажешь. Окунулся в густой туман, привязанный по рукам и ногам, а проснулся уже в просторной комнате, свободный как крыса в бочке.

* * *

        Руки уже зашили и даже следов операции не осталось. Я смотрел тщательно и разглядел только еле видные шовчики белых ниток, хотя это могло быть и воображение. Ощупал голову, прощупал запястья — ничего. Вроде бы и есть железо внутри, но наверняка не скажешь. Если бы не видел своими глазами, то никогда бы не решил, что я только что с операционной.
        Хотелось выпить. Я сел на койке и огляделся. Просторная комната. Койка. Рядом тумбочка, письменный стол со стулом. В противоположном углу привязана небольшая боксерская груша. На тумбочке стакан воды. Окна нет. Большая железная дверь, наверняка закрыта. На койке небольшая стопка чистой одежды. Спортивные штаны, черная футболка, куртка с капюшоном. Дают — бери, бьют — беги. Я переоделся пользуясь случаем. Куртку оставил.
        Часов нигде не видно, сколько время не понятно.
        Они что-то говорили о том, что можно прокачивать навыки активными действиями. Вот зачем груша висит. Я неумело поколотил ее полчаса, боксер из меня никакой и внезапно перед глазами выскочила табличка. Я отпрыгнул и даже пытался отмахнуться от навязчивых циферок, но рука проходила сквозь них. Это то, о чем мне рассказывали. Беспроводной интерфейс.
        АКТИВИРОВАН НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ». НАВЫК УЛУЧШЕН НА 10 %
        Я пальцем нажал на надпись и параметры открылись полностью.
        Новая строчка с цифрами появилась в конце таблицы. Я махнул рукой и надписи исчезли. Удобно.
        Ну что же. Зачем терять время тогда. Нужно вычислить, что еще у меня есть и что может появится. Где у меня имплантанты? Наверняка в ногах. Что ноги делают? Бегают. Я побежал по кругу. Дыхание, конечно убитое. Годы выпивки даром не прошли. Голова закружилась и опять резко захотелось спиртного. В горле пересохло. Через минуту я не выдержад, да и рухнул на пол задыхаясь. Но все было не зря.
        АКТИВИРОВАН НАВЫК «БЕГ». НАВЫК УЛУЧШЕН НА 7 % СИЛА УЛУЧШЕНА НА 1 %
        Отлично. Если много бегать, то улучшается сила и скорость. Правда пока я улучшения не почувствовал. Лежу на полу и задыхаюсь от одышки, а ноги гудят от напряжения.
        Что у нас еще? Ноги, руки… Голова? Оружия не видно, значит в стрельбе не потренируешься? Да и вряд ли они хотят, чтобы я уничтожил заказчиков игры. Думаю этот навык даже неподключен. Что еще голова может делать? Глаза смотреть вдаль? Я сел и уставился в дальний угол комнаты. Сидел так и пялился полчаса, пока не заболело в затылке. Никаких сообщений. Начал вращать зенками, переводить взгляд из дальнего угла на пол под собой, но так ничего и не добился.
        Перевернулся на живот и попробовал отжаться от пола. Это вроде бы одно из упражнений на развитие силы. Я видел, как наши бандиты занимались так в свободное время. Отжаться от пола получилось лишь раз. Полежал, отдышался и попробовал еще раз.
        СИЛА УЛУЧШЕНА НА 4 %
        Силу можно целенаправленно прокачивать. Думаю это мне пригодится. С моим-то нулем нужно постараться. Но на сегодня хватит.
        Я встал и прошелся по комнате пытаясь сообразить, что еще можно попробовать. Желательно не связанное с физическими нагрузками, а то я завтра встать не смогу.
        Но ничего в голову так и не пришло. На тумбочке я увидел коробку с незамысловатым пазлом. Нужно было из двадцатки фрагментов собрать логотип «Островов». Детский сад, я справился за десять минут. Ничего не произошло. Это наверное для прокачки мозгов у совсем уже тупых обезьян, а у меня все-таки пятерочка.
        Так больше ничего и не придумав, я лег спать.

        Глава 3

        Заснул в постели, а проснулся на хирургическом столе. Не знаю, газ они пустили усыпляющий или вкололи что-то, но я ничего не почувствовал. Просто очнулся, привязанный к этому чертовому креслу.
        Экран снова повесили перед мордой и заспанный доктор ходил, потирая красные глаза.
        — А, проснулся, дорогой? Как спалось?
        — Нормально.
        — Неразговорчивый, да? Что с вас взять, бомжей. Ну, да ладно. Мне с тобой дружить без надобности. Мне нужно инструктаж провести и я поехал на Острова, отдыхать. А тебе отпуск еще нужно заработать. Что там у нас?
        Он пощелкал кнопками на экране, разглядывая мои характеристики.
        — Ты времени зря не терял. Открыл рукопашный бой и бег. Намеки хорошо понимаешь. А где же ты бегал?
        Я промолчал, ну не по потолку же. Чего непонятного.
        — Молчишь? Ну ладно. Итак, главное правило перед выходом во внешний мир. Охотников убивать нельзя! Это ясно?
        Я промолчал. А как же мне защищаться?
        — Ты можешь бежать, можешь прятаться, можешь сопротивляться, но убивать охотников нельзя. Не смотри на меня своими глазищами. Представь, ты убьешь парня из элитного района, что будет?
        — Не знаю.
        — Тогда Игру закроют, а на тебя устроят настоящую охоту. Родители погибшего купят лучших охотников, полиция направит специалистов. Каждый в городе будет мечтать уничтожить тебя. Никто не смеет трогать элитку, понимаешь? Если ты лишишь жизни хоть кого из верхних кварталов — тебе труба, как и нам впрочем тоже. Хотя мы выкрутимся, а ты точно нет.
        — Давай дальше.
        — Правило номер два. Не выходить из нижних уровней. Игра идет только на нижнем уровне. Если поднимешься выше, то про приз можешь забыть. А тебя все равно уничтожат. Может и с особой жестокостью.
        — Понятно, дальше.
        — Экий ты быстрый. Нельзя отключать чип и терять браслет.
        Тут я притормозил:
        — Что за браслет?
        — Ага,  — ухмыльнулся врач,  — удивил таки. Вот этот браслет.
        Он отошел, открыл судя по звукам ящик стола и вернулся. В руке у него был браслет. Ширина сантиметров пять, отдает синевой, но в принципе бесцветный. Врач взял мою правую руку и нацепил эту штуку на запястье. Она зашипела и легла как влитая. Я руку поднести к глазам не мог, поэтому осмотрел поверхностно, поворачивая запястье вокруг своей оси. Никаких кнопок, экранчиков, ровная, гладкая, почти прозрачная поверхность.
        — Зачем он?
        — Позже расскажу, сейчас чип.
        Врач пощелкал пальцами по экрану, вызвав ряд надписей про Чип Слежения.
        АКТИВИРОВАТЬ СЕЙЧАС? ДА/НЕТ
        ДА!
        В шее зародилась острая как шип боль, боль которая рвалась наружу, раздирая кожу и лопая нервы.
        — Терпеть,  — бормотал доктор, щелкая по клавишам на жкране.
        — Больно, су…
        — Не бояться. Сейчас закончится.
        Спустя вечность боль действительно закончилась и ушла в никуда. Уф..
        — Что это было?
        — Всего лишь активировали чип слежения. Небольшое правило о котором я еще не рассказал. Раз в сутки чип будет отправлять сигнал охотникам о твоем местонахождении. Один раз, но всем сразу. Это, как говорится, для ускорения процесса ну и чтобы Жертва не расслаблялась, понимаешь? А то вы заляжете где-то на мусорке и решите пересидеть. Ищи вас потом. Никакого драйва. А так будет динамичнее.
        — Нечестно,  — пробурчал я. Хотя что тут можно говорить о честности, когда охота на человека идет. Тут моралью и не пахнет.
        — Согласен частично,  — кивнул доктор,  — но отсиживаться по крысиным норам тоже не честно. Всего один раз в сутки будет идти сигнал из чипа и ты будешь тоже оповещен, поэтому сможешь сменить дислокацию вовремя. Так что никто у тебя шансов на победу не отнимает. Теперь понятно почему чип нельзя отключать или вынимать?
        — Понятно,  — сказал я,  — А как вынимать его?
        Доктор засмеялся и погрозил пальцем.
        — Шутник? Лови еще информацию. Ты сможешь покупать оружие у торговцев. Оружие, предназначенное для Охоты.
        — Не летальное?
        — Точно. Резиновые дубинки, электрошоки, газовые пистолеты, конечно всем этим можно убить при желании, но никогда не забывай правило первое. Ты можешь обороняться, можешь драться, можешь даже калечить охотников — мы подлечим. Главное не убивать пацанов, это понятно?
        — Понятно. А за какой шиш покупать?
        — Это просто. Вот этот браслет, который у тебя на руке видишь? Это и есть твоя разменная монета. Слишком сложно? Короче, каждый день тебе будет начисляться игровые деньги на внутренний счет. Расчитываться можно только в магазинах, принадлежащим охотникам. Приходишь в магазин отмеченный логотипом Охоты, у них есть сканер, который считывает данные с браслета. Проводишь — чик, и со счета сняло сумму. Деньги будут капать каждый день в геометрической прогрессии. Сначала мало, потом чуть больше, еще больше и так далее. Чем дольше ты продержишься в игре, тем больше сможешь потратить. После окончания игры ты сможешь перевести жетоны в игровую валюту Островов и забрать с собой. Или поменять на реальные деньги.
        Собеседник зевнул (не выспался, бедняжка) и продолжил:
        — Последнее правило. Ты можешь вернуться домой, если конечно захочешь.
        — Охотники туда прийдут
        — Точно. Тебя будут искать там. Но ты все равно можешь прийти к родственникам с одним условием, ты не должен просить помощи у них. Не у родственников, не у знакомых, не у друзей. Про Игру нельзя рассказывать посторонним людям, не участвующим в Охоте.
        — Понятно.
        — Ну раз понятно. Пробежимся еще разок. Не убивать охотников. Не отключать чип и не снимать браслет. Не рассказывать никому про Охоту. Понятно?
        — Да.
        — Тогда будем начинать.

* * *

        Я почувствовал укол в предплечье и сознание опять затуманилось. Хотят меня в наркомана переделать из пьянчуги? Мне уже начинает нравится это состояние. Всё вокруг я видел как в тумане, но не вырубился на этот раз.
        Врач убрал экран в сторону и наклонился ко мне, рассматривая. Потом исчез и появился тот, которого звали Свен. Он посмотрел и призывающе замахал руками кому-то в стороне. А потом появились тени, люди без лиц. У них были капюшоны и маски, которые скрывали морды. Они рассматривали меня и что-то говорили, кивали и размахивали руками. Возмущенно или радостно я не понял мне было уже все равно. Мне было хорошо, так хорошо я себя не чувствовал уже много лет. Не знаю с чем сравнить. С первым опьянением — нет. Тогда было весело и смешно, а потом плохо. Сейчас хорошо. С первой сигареткой с наркотиком? Нет. Тогда я не забалдел, а почему-то испытывал только панический страх, а когда эффект кончился жрал прямо с мусорки, настолько хотелось есть. С первым сексом? Ну что-то в этом есть. Да, наверное похоже. Остановимся на этом. А чего это они на меня так смотрят?

* * *

        Очнулся я когда закончился кайф и началась вонь. Старая-добрая вонь низких кварталов. Значит это был сон? Уже не пахло спиртом и лекарствами, никакого кондиционера элитки и одеколона доктора. Только вонь, только хардкор. Дом, милый дом. Правда этот сквозняк, откуда он?
        Я разлепил глаза и осмотрелся. На мне новая одежда из сна. Черная футболка, спортивные штаны и куртка с капюшоном. Значит Охота мне не приснилась. Малолетки-богачи все таки устраивают игры с бомжами, и я тоже участвую.
        Я в машине и мы летим, судя по запаху, над нижним кварталом. За рулем Свен. Он оглядывается на меня и кивает, приветствуя. Проверяю руки. На руках браслеты, на ногах тоже. Значит бежать или напасть на шофера не получится. Вот почему он сидит спиной и не парится, что сзади в грузовом отсеке лежит человек, которому нечего терять кроме жизни. От этих браслетиков не освободишься, если тебе не разрешат. Копы когда-то очень обрадовались изобретению этих маленьких шнурочков. Маленькие и тонкие, но скрутят — не разорвешь. Еще и дистанционно управляются.
        Помню, когда я был совсем мелким и еще была жива мать, мы сидели во дворе дома, который у меня еще был. Мать чистила картошку, предварительно отмывая от копоти в корыте, а я игрался бутылочками (знак судьбы, ахаха) когда во двор ворвался парень в полосатой тельняшке и широких штанах.
        Он еле дышал и, судя по всему, был ранен в мягкое место, (копы любят прицельно стрелять), и еще он был напуган. Судя по тельняшке, мужик был моряком, списанным на землю после развала флота и теперь работающий на шахте или пропивающий пенсию.
        Он осмотрел двор, посмотрел на мою мать, прошелся взглядом по мне не задерживаясь и упал на колени.
        — Помоги мне, родная. Спрячь!
        Мама не смотрела на него и продолжала чистить картошку, но на виске у нее запульсировала жила. «Как интересно»,  — подумал я тогда: «Как большой червяк».
        — Помоги мать, ветерану,  — вдруг как баба, запричитал моряк. Так причитала и пускала сопли моя мама, когда просила отца не уходить.  — Родная моя. Хорошая. Не дай меня схватить. Заберут меня и всё, поминай как звали Родиона. Ты меня не знаешь, я тебя не знаю, но мы же все люди.
        Аукнула полицейская сирена, совсем рядом. Моряк дернулся и начал бить поклоны головой прямо в пыль.
        — Прошу тебя, помоги. Я ведь ничего не делал. Просто зашел на верхний уровень. Одним глазком глянуть, как люди живут. Слово за слово, поваренка встретил. Разговорились. Он тоже с палубы, только он в рабочем квартале поселился, а я здесь. Выпили немножко, вспомнили молодость и всё…
        Мать спрятала нож в подол и закрыла кастрюлю с крышкой, собралась уходить. «Странно, не закончила чистить»,  — подумал я.
        — Не уходи,  — прошептал моряк, подняв голову. Нижняя челюсть была в пыли, пыль сыпалась с нижней губы,  — спрячь меня. Ну чего тебе стоит?
        Мама поднялась и схватила кастрюлю.
        — Занеси мешок,  — бросила мне.
        — Я занесу,  — подобострастно сказал моряк и пополз в нашу сторону.
        — Занеси мешок!  — крикнула мать, так как никогда не кричала. Я вздрогнул, подхватил мешок и побежал в дом постоянно оглядываясь. Мама пятилась назад, а моряк полз униженно в пыли за ней, когда появилась полицейская машина.
        Сейчас они покруче выглядят, первая модель была похожа на мусорный бак. Бело-синяя раскраска, два места впереди для полицейских: водила и стрелок, клетка сзади для перевозки пленников. Да и размерами машина была, огого. Или мне по малолетству так казалось?
        Я нырнул в дом и подбежал к окну. Любопытство сгубило не одну тварь земную. Никто в нижнем квартале не любит сталкиваться с копами, даже если ты кристально чист не стоит попадаться им на глаза. «Был бы преступник, а дело пришьется»,  — так они говорят.
        Мамочка замерла на месте и уронив кастрюлю на землю осторожно подняла руки вверх. Стрелок направил ручной прожектор во двор осветив две фигуры: одна стоит с поднятыми руками, вторая на животе.
        — Женщина с поднятыми руками, сделайте пять шагов назад!
        Мама попятилась назад. Моряк пополз за ней.
        — Нарушитель, остановиться и не ползти!
        Она продолжала пятиться, а морячок полз за ней что-то шепча. Совсем сбрендил, подумал я тогда.
        — Мужчина в тельняшке, прекратите движение!
        Он не остановился и тогда что-то мелькнуло в воздухе. Моряк взвыл и схватился за лодыжки, пытаясь сорвать темную змейку, обвившую его ноги. Мама не останавливаясь и не опуская руки пятилась назад, пока не исчезла из виду. Черный браслетик все сжимался, несмотря на сопротивление жертвы.
        Мелькнула еще тень и второй браслет оказался на правой руке моряка. Он забился на земле и забыл про ноги, пытаясь отодрать вторую полоску. Я видел, как она пульсировала под его пальцами, как резко дернулась и расширилась, захватывая второе запястье. Хлопнула входная дверь и мама шипя от еле сдерживаемой злобы оттащила меня от окна. Через пару минут свет прожектора пропал и наступила тишина. Так я первый раз увидел наручники в действии.
        — О чем задумался, бомж?  — весело крикнул Свен,  — Али жизнь не мила? Приехали!

* * *

        Машина зависла над родной мусоркой. Той, откуда я собственно и приехал к ним. В животе аж заныло, так захотелось выпить. Ну ничего, сейчас меня отпустят и я уж похмелюсь.
        — Ну что,  — сказал Свен,  — поздравляю с началом Охоты. Бла-бла-бла. Сможешь выжить — попадешь на Острова, не сможешь — попадешь в крематорий. Вопросы есть?
        Я промолчал.
        — Вопросов нет. Не забывай чтобы выжить держи разум трезвым а тело здоровым. Следи за показателями датчиков через интерфейс. Не забывай, что раз в сутки охотники будут знать точно, где ты прячешься. Будь готов к этому.
        Машина начала спускаться вниз, раздувая пыль на площадке. Из-за коробки выпрыгнула и побежала полуголая парочка. Остановившись в метре над землей Свен обернулся и нажал небольшой пульт в руке. Наручники резко ослабли и свалились на дно багажника. Я встал, растирая запястья, и открыл дверцу.
        — Удачи в игре!  — улыбнулся Свен,  — не подведи нас.
        И я спрыгнул вниз.
        ****
        Ноги затекли и я попрыгал в сторону. Машина будет взлетать, неохота умереть на старте. Эти потоки горячего воздуха достаточно коварны, если лезть под них.
        Свен отвернулся и машина пошла вверх. Я отпрыгнул в сторону и упал на землю. Жутко кололо в ногах, нужно размяться.
        Машина уже превратилась из огромного раздувающего воздух монстра в небольшую желтую тучку. Он был уже где-то на уровне четвертом. Там где я никогда не был.
        Ладно, пока ноги отходят нужно посмотреть характеристики. Что-то звякнуло и вылезло высплывающее сообщение.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА. ОДИН ЗОЛОТОЙ. ВСЕГО НА СЧЕТУ ОДИН ЗОЛОТОЙ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        Вот и награда о которой говорили.
        ПАРАМЕТРЫ ПЕРСОНАЖА:
        ОСНОВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ:
        СИЛА 0
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 1
        ИНТЕЛЛЕКТ 5
        ЛОВКОСТЬ 4
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 20 %
        ЖАЖДА 10 %
        СТРАХ 30 %
        УСТАЛОСТЬ 0 %
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ 70 %
        НАВЫКИ:
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 10 %
        БЕГ 7 %
        Да, выпить бы сейчас не помешало. Интересно за местную валюту можно купить спиртное? И кстати где искать барыг?
        Еще одна вкладка уже маячила перед глазами.
        Карта торговцев.
        То, что нужно я открыл карту и начал ее изучать.
        1. Имя торговца — специализация оружие и аксессуары. Адрес, номер дома, номер квартиры. Примерно знаю где это, найду.
        2. Имя торговца — специализация броня. Склад на такой-то улице.
        Еще четыре пустых слота. А эти где находятся? Догадайся мол сам? Где барыга спиртным или едой на крайняк, кушать то мне нужно. Если умирать, то хоть не голодным. Забурчало немного в животе, я полез в характеристики. Так и есть.
        ГОЛОД 30 %
        Оперативно меняется и очень наглядно. Хотя я и сам в курсе насколько сильно кушать хочу.
        ВРЕМЯ 13.50 ДЕНЬ 1 ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 29 ДНЕЙ
        Отлично, тут еще и встроенные часы есть. Я встал и походил немного на месте, ноги уже отошли, покалывало еле-еле.
        — А чего это ты тут делаешь?
        Я обернулся, из контейнера вылезло два чудика. Облезлые, худые тараканы, как их тут называют. Наркоманы, короче, говоря сидят на пыли. Эти похуже нас, выпивох. Убить им ничего не стоит. Двое против одного плохие шансы, лучше не связываться.
        У одного в руках здоровенная труба, у второго длинный нож. Такой проткнет насквозь и не остановится, как сквозь масло.
        Тараканы подходили неспешно. В округе никого. Жертва без друзей и оружия.
        Я поднял руки ладонями вперед и отступил назад.
        — Парни, полегче. Я не хочу проблем с тараканами…
        — Как ты нас назвал?
        Черт, они же ненавидят это погоняло. И тут боль пронзила мою бедную голову. Такого я еще не испытывал никогда. Как будто пустили ток сквозь тело множеством потоков. Наверное крики боли были слышны далеко за пределами «почты». Тараканы отошли на шаг и наблюдали ошеломленно, как я корчусь на полу. Как я это знаю, да я видел это со стороны. Двух бомжей с трубой и ножом и корчащегося на полу алконавта в черной одежде. Наверно это душа взлетела вверх и наблюдала за последними корчами бренного тела, но потом передумала и вернулась.
        Боль ушла так же резко, как и пришла, а я получил несколько системных сообщений.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА 6 БАЛЛОВ. ТЕПЕРЬ ВАША СИЛА РАВНА 6
        А это еще что значит? Я встал, легко оттолкнувшись от земли и потряс головой.
        — Ого,  — сказал таракан с трубой,  — Как тебя раздуло. Сдохнешь скоро, так будет пучить.
        О чем это он? Непонятные ощущения.
        — Может ну его,  — сказал второй,  — пусть идет.
        — Куртку отдаст, а потом решим. Все равно лопнула.
        Лопнула? Ах, вот что за ощущения. Куртка на спине разошлась и в подмышках тоже. Я осмотрелся и понял почему. Меня действительно раздуло. Объем груди увеличился, руки… Я напряг правый бицепс и постучал по нему лвеой рукой. Куртка опять затрещала. Ого, да я стальной робот, а не человек. Кулаки размером с футбольный мяч. Шея как у носорога. Сила — 6 это хорошо.
        — Отдай куртку,  — пискнул таракан с оружием — и мы тебя отпустим.
        Отпустишь, как же. Я шагнул впереди и одной рукой схватился за трубу, второй толкнул таракана с ножом так что он пробежал задом пару метров и упал на жопу.
        Таракан с трубой напрягся и попытался вырвать, да ладно. Я легко дернул на себя ломая ему пальцы и кинул трубу за спину. Она покатилась по полу оглушительно грохоча.
        — Беги, пока я не передумал.
        Таракан прыгнул вперед и нарвался на удар правой. Хрустнула челюсть и он улетел влево, разбрызгивая кровь. Уже бежал второй таракан, беспорядочно махая ножом. Я сжал кулаки и встал, закрывая лицо. Черт, его знает, драться не умею совсем, но лицо жалко.
        Таракан ударил на бегу, я ушел вправо, левой рукой ухватил руку с ножом а правой дал по черепу. Кажется перестарался.
        Итак расклад. Этот мертв или без сознания, второй со сломанной челюстью ползает по полу и ищет трубу.
        Я уже хотел огреть его, его же оружием, когда включился прожектор. Они меня преследуют что ли сегодня?
        Над головой зависла машина. Не такси и не полиция, легковушка. На днище очень четкий черно-белый логотип. Человечек убегает на фоне небоскреба, а за ним гонятся охотники.
        Луч прожектора прошелся по тараканам и остановился на мне. Охотники нашли меня.

        Глава 4

        Я стоял и ждал. Машина медленно опускалась на площадку. Черт, совсем забыл, что сигнал уже прилетел охотникам. Неужели всё? Игра закончится не начавшись?
        Машина негромко ухнула и остановилась, достигнув земли. Прожектор сфокусировался на мне. Специально слепят гады, чтобы не видел ничего.
        Я прикрывая глаза руками потихоньку отступал назад. Два силуэта. Первый сидит слева за рулем, второй поднялся и вылез на платформу. Руки тянет ко мне и вдруг становится темно. Кто-то выключил прожектор.
        Теперь я окончательно ослеп, почему они не ничего не делают? Легкая же мишень. Глаза привыкают к нормальному освещению и уже могу рассмотреть охотников.
        Оба одеты в черную кожу. Лица наполовину закрыты черными масками, видны только глаза. Злые глаза. Первый даже не встал и сидит, свесив левую руку за борт. Второй, на платформе, еще не спрыгнул на землю, смотрит на меня. Я — стою напротив.
        — Перун!  — говорит тот, что сидит,  — Однако, не интересно так.
        — Да уж,  — говорит Перун,  — Свену и Альфу выговор. Это что за непуганый идиот.
        — Ну так неинтересно совсем, кончим его и все на этом. Я на такое не подписывался.
        Второй опять поднимает руки, складывает их вместе и поворачивает ладонями вперед. Прямо в его ладонях зарождается шарик света, сначала маленький, потом увеличивается в размерах и тонкий луч вырывается и освещает мое лицо. На этот раз не слепит и глазам не больно.
        — Прикольный имплантант,  — говорит Перун, поворачивая ладони, вокруг своей оси,  — специально приживил, чтобы крыс искать в темных закоулках. Удобно очень. Этот какой-то совсем тормоз. Лицо пропитое. Стоит, таращится. Чего смотришь, придурок?
        — Сам придурок,  — вдруг вырывается у меня и лицо Перуна искажается. Его буквально корчит от злобы и луч света тухнет.
        — Беги!  — кричит хохоча водила,  — Беги, «дурак с нижнего уровня»!
        И я побежал.
        Со свалки был только один выход — проход между домами, туда я и рванул. Сзади начало резко светлеть, на нижние уровни вдруг пришло солнце, которого тут не было тысячу лет. Жар ударил в спину, как будто рядом появилась доменная печь, работающая во всю мощь.
        Я оглянулся и увидел это.
        Охотник, называющий себя Перуном висел над машиной, не держась ни за что. Вокруг него разгорался большим кругом свет, руки он поднял над головой ладонями друг к другу. А между ладонями что-то искрило. Синяя полоса соединяла ладони, дергалась, искрилась, светилась.
        ПРОТИВНИК АКТИВИРОВАЛ СПОСОБНОСТЬ «МОЛНИЯ» вдруг выдало информационное табло. Ну и что, ох. еть теперь.
        Треск, и я прыгнул вправо. Я не знал этот звук, но почувствовал мягким местом, что он опасен.
        ХАРАКТЕРИСТИКА ЛОВКОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА 4 %
        Там где ударила молния, бетон расплавился вместе с пылью и образовал темный круг, радиусом с полметра. Я такой удар не переживу.
        Второй охотник хохотал, не переставая.
        — Промахнулся, а-хаха-ха! Давай еще, а-хаха-ха!
        Предупредительно затрещал воздух и я прыгнул влево, там можно укрыться за железным контейнером. Но на этот раз он не промахнулся.
        Молния настигла меня в прыжке и я почувствовал как лопается эмаль, та что еще осталась на гнилых зубах. И это было не самое болезненное ощущение. Глаза полезли из орбит, желая лопнуть сейчас же. Все тело пронзила нескончаемая боль. Судорогой свело руки, ноги, туловище, из ушей потекла кровь и я грохнулся в судорогах на землю.
        — Попал!  — аплодировал охотник,  — Не убивай его! Дай мне!
        Я не мог ни бежать, ни встать, только дергался размазывая слюни по пыли. Боль, страшная, ужасная боль. Как больно!
        ОТКРЫТА НОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА «УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ»
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ УВЕЛИЧЕНА НА 8 %
        — Ты видишь?  — смеялся охотник,  — Он прокачивается! Плевать он хотел на твои пукалки природные. Можно я?
        — Твой ход, Давид — ответил Перун,  — Давай быстрее кончим его, пока все не сбежались за ним. Звездочка, скоро будет.
        Я сел и пытался прийти в себя. Сил встать на ноги и тем более бежать не было. Ну и где эта хваленая сила шесть?
        Перун все еще висел над машиной, освещенный своим же сиянием, но руки опустил по швам. Зато свесил ноги и спрыгнул на землю Давид. Наверное он улыбался под своей маской, когда смотрел на меня.
        — И что же ты навесил этот раз?  — крикнул сверху Перун,  — Продемонстрируй нам с другом.
        Я потрусил головой, прогоняя оцепенение, и встал. Давид расставил ноги пошире и протянул руку к ползающему по полу таракану.
        «ПРОТИВНИК АКТИВИРОВАЛ СПОСОБНОСТЬ „УПРАВЛЕНИЕ СОЗНАНИЕМ“» опять выскочила надпись. Это еще что такое? Хотя можно было догадаться.
        Таракан вдруг остановился и замер, расставив руки и ноги, как проколотый шилом угольный жук. Потом резко сел, руки висели как плети, взгляд в никуда.
        — Я вас понял!  — провозгласил Перун,  — А что оно умеет?
        И тут таракан встал, все так же не поднимая рук, как будто кто-то дернул сверху за веревочки. Обернулся и посмотрел на меня. Взгляд мутный, отсутствующий, как будто он только что нюхнул дозу угольной пыли.
        Отвернулся, сделал пару шагов, наклонился и поднял трубу с земли. Посмотрел на меня. Только теперь я понял, что у таракана с лицом. Нижняя часть как будто непропорционально уехала в сторону. Да у него челюсть сломана! Это я её и сломал, кстати.
        — Убей его!
        Фигура с трубой двинулась ко мне. Охотник опустил руку и опять начал хохотать.
        — Ату его! Ату! Вот красавец! Как тебе это умение, Перун, а? Это тебе не молниями пулять. Быстрее! Возьми его!
        Фигура подняла трубу и побежала. Я встал и ждал. Меня уже перестало трясти и голова не раскалывалась от боли. Уже не было страха и не хотелось выпить, был только азарт. Смогу или нет?
        — Весело!  — кричал Давид,  — как мне нравится эта фишка! Сейчас махаться будут!
        Таракан замычал и ударил трубой сверху вниз. Я действовал на инстинктах. Ушел чуть влево и схватил трубу правой рукой. Прижал ее к телу и закрепил успех левой рукой. Дернул на себя, вырвать не вышло и с размаху ударил его его же палкой по бедру. Противник чуть наклонился, но стоял на ногах и только зарычал. Я нанес второй удар ему по шее, одновременно подставляя правую ногу. Таркан упал на спину, выпустив трубу и машинально закрывая лицо руками. Это ему уже не помогло. Я нанес удар трубой сверху наотмашь разбивая ему голову.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА 9 %
        — Ничего себе! Ты видел?
        Таракан чуть подергивался, но уже вставать не собирался, да и не мог. Вокруг головы расползалась огромная лужа крови, а челюсть лежала на груди, раздробленная на два красно-белых куска. Вот тебе и сила шесть. Труба торчала посреди черепа одним куском, а второй я держал в руках.
        — Это читер! Убей его!
        Я отбросил трубу в сторону и побежал. Сзади полыхнула вспышка света, опять затрещало и я бросился в сторону. Вагончик слева зашатался от попадания чего-то мощного. Кто-то засвистел и я бросился к проходу между домами. Выход близко.
        — Вот ты мазила! Убей его, таракан!
        Я оглянулся, неужто подняли таракана с разбитой башкой? Нет, за мной бежал тот, что с ножом. Опять громыхнула молния, но она только окрасила чёрным стену дома.
        Легче всего было попасть сейчас, но чёртов охотник свой шанс упустил. Наверное они тоже прокачивают навыки, охотясь на меня. Подумаю об этом потом.
        Я выбежал из прохода и побежал знакомыми улочками Нижнего уровня. Тут уже легче скрыться. Знакомые граффити на стенах «Элитки сосать!», «Нижний уровень рулит!» и «Кури угольную пыль — получишь свободу». Дом — милый дом.
        Узкие улочки с низкими крышами и навесами — машина здесь не пролетит, мотоцикл — легко.
        Цыганка с сигаретой в зубах, удивленно отшатнулась, когда я с выпученными глазами пробежал мимо нее и даже успел подмигнуть. Цыгане тут живут изначально и вообще на нижних уровнях их боятся и избегают, но мне уже терять нечего. Если не те убьют, так эти. Но я еще поиграюсь, в конце концов подыхать так с песенкой.
        — Куда пррешь!  — прорычала цыганка и выплюнула окурок, когда из-за поворота выбежал таракан с ножом. Остановился, посмотрел на нее мутными глазами, сфокусировался, понял что-то не то и увидел меня. То есть мой кулак.
        Нельзя было позволить ему преследовать меня. Череп мертвого наркомана встретился с моим кулаком и не выдержал столкновения. Ноги еще бежали вперед, а голова летела назад.
        — Кррасавец!  — прорычала тетка и достала из полы большой цветастой юбки сигарету. Наркоман с грохотом рухнул на землю и там издох.
        — Никому не говори,  — бросил я цыганке и побежал дальше, она отмахнулась, прикуривая сигарету. Типа, да кому ты нужен.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА 16 %
        Хороший удар. Нужно будет повторить. Я свернул за угол, перебежал до следущего поворота и свернул опять. На этом мои силы закончились. Прямо перед глазами маячила надпись:
        ВНИМАНИЕ! УСТАЛОСТЬ 100 %
        Я прижался к стене, да так и сел. Нужно передохнуть, больше ни шагу не сделаю. Отогнал назойливую надпись рукой, как болотную муху. Я и так знаю, что устал. Чертов компьютер, хотя иногда он бывает полезен.
        За мной не гнались, охотники остались позади, наверное побоялись бросить машину. Интересно, тот, кто управляет людьми, может смотреть их глазами? Если может, то он мог видеть, где мы встретились и куда я побежал дальше. Хотя я сворачивал, пытался замести следы.
        Если все по честному и у них нет больше никаких датчиков слежения, то есть минута перекура и найти им меня будет сложно. Ровно сутки, до завтра, я могу быть спокоен, до следующего сигнала передатчика.
        УСТАЛОСТЬ 65 %
        Нужно еще посидеть. Почему они назвали меня читером? И что вообще это слово значит? Почему сила моя так быстро выросла? Сколько всего этих охотников? Двоих я видел. Один что-то типа фокусника или политика, управляет людьми. А второй — настоящий маг или божество — умеет кидать молниями. Конечно, это они с помощью имплантантов так делают, но все равно круто. А я вот умею бошки проламывать с одного удара. Костяшки на кулаках даже не болят. Весь удар на себя принимают железки внутри. Круто. Когда я бью, то даже чувствую, как в предплечье срабатывает какая-то пружина. Сжимается и растягивается в ударе.
        А этот прием, который я против трубы использовал. Как-то само собой получилось. Ох и хитрые эти имплант… как там их.
        УСТАЛОСТЬ 20 %
        Еще посижу. Теперь вопрос в том, куда идти. Надо заскочить домой и забрать хотя бы шмотки. Но охотники, наверняка уже ждут там. Или нет?
        К кому еще можно податься? Выпивох-друзей я не помнил, черт их знает кто они такие. Да и не вспомнят меня. Не вариант. Некуда мне идти. Ни знакомых, ни друзей. Только родной палаточный городок. Там где живут все отщепенцы, кроме тараканов. Наркоши живут в подвале полицейского управления, парадокс. Все остальные в палатках, посреди города. Стихийно началось, да никто не выгоняет. Возиться лень.
        Я живу в палатке с красно-белой расцветкой вместе еще с двумя братьями. Они конечно тупые, как пробки, но хоть не воруют из под матраца. Я доверяю им, они мне. Так и живем.
        Ладно, городок рядом, в центре. Зайду, издалека погляжу. Заберу рюкзак, куртку, пару шмоток и главное заныканый пузырь. Опохмелюсь и буду думать, что дальше делать.
        ГОЛОД 50 %
        ЖАЖДА 30 %
        СТРАХ 20 %
        УСТАЛОСТЬ 0 %
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ 60 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ 8 %
        Пора. Я встал, оттолкнулся от стены, натянул капюшон и пошел не оглядываясь.

* * *

        Добрался без приключений. Никто не следил, не стрелял и не напускал живых мертвецов. «Благовония» от палаток доносились уже за сотню метров. Почти пять километров рядов разноцветных палаток, натыканных практически беспорядочно. Висят трусы на тросах между палатками, кое кто еще умудряется здесь стирать и поддерживать чистоту морды. Здесь нет электричества, зато нет и преступности. Мы — алкоголики, живем дружно. Мы — не тараканы. Сюда приезжают наниматели, чтобы набрать народу на грязную работу. Когда мужиков, когда баб. Кого на шахты, кого на утилизацию мусора, кого на строительные. Алкоголики люди надежные, пока не войдут в штопор.
        Я ступил на территорию городка и осторожно пошел к своей палатке. Старался смотреть одновременно во все стороны, чтобы не упустить нападения. В глубине души я не сомневался, что меня ждут, но, наверное, сам и хотел нарваться, чтобы закончить Игру быстрее. Чертово подсознание самоубийцы.
        Люди провожали меня безразличными взглядами: кто-то кивал приветствуя, кто-то отворачивался, но никто не реагировал подозрительно и не выглядел испуганным. Не похоже, что в палаточный городок вторгались люди в кожаных масках, никто не пролетал над городком на разукрашенных машинах, хотя при желании тут можно пролететь не разбив тачку. Это Нижние Уровни, детка!

* * *

        Я шел, переступая через пустые кастрюли и разбитые ночные горшки, вперемешку с бутылками. Внимательно всматривался в лица встречных бродяг стараясь определить настороженность и опередить нападение. Ничего. Старался смотреть во все стороны одновременно, но ничего не происходило. Городок жил своей обычной жизнью. Здесь не кричали дети, не валялись тараканы по кайфом, просто парочка сотен забулдыг живут в свое удовольствие и никого не трогают. По ночам происходит всякое, но до ночи еще не скоро.
        Вот и моя палатка красно-белая показалась. Я остановился и присел на корточках, разглядывая ее. Надеясь на свое чутье и инстинкт выживания всматривался в брезентовые стены, стараясь разглядеть движение. Ничего не увидел.
        Люди уже начали оглядываться и хозяин палатки, около которой я сидел, высунулся с осоловевшим видом. Я махнул рукой в стиле «все нормально, чувак» и встал. Прошел к своему убежищу и поднял полог палатки. Внутри никого. Да никого и не должно быть, чуваки то ли в шахте, то ли еще на какой работе. Обычно днем никого нет, если не дрыхнет кто пьяный. Палатка круглая, метров пять в диаметре. Хорошая вещь, утеплена гибким утеплителем, посередине между тремя койками печь-буржуйка, только биотуалета не хватает и электричества для роскоши. С рабочего квартала нам подвезли такие палатки нахаляву и раздавали самым активным, чтобы не передохли мы тут. Я и зацепил себе такую штучку. Купольная палатка, называется.
        Потом правда чуть незабрали, но я нашел крепких соседей и от нас отстали. Как же хочется выпить. А это еще что за бутылка?
        Под моей койкой стояла бутылка. Початая бутылка. Не помню, чтобы я оставлял бухло недопитым. Рот наполнился слюной. Мы чужое не трогаем, но эта под моей койкой стоит. Значит моя. Может я забыл о ней? Да, какая разница. Выпью, а думать буду потом.
        Точно никого нет? Нет, никто не дрыхнет. Ни на койках, ни под койками, ни на коврике. Ромео наверняка у аккумуляторного завода зависает. Он специалист какой-то там был. Выгнали по состоянию здоровья. Говорит, что если его провести сквозь рентген, то аппаратура взрывается, а он светится изнутри и звенит. Врет, наверное. Официально он там не работает, но неофициально… Короче, не зря ходит каждый день, как по расписанию.
        Альфред на ферме по выращиванию угольных крыс зависает. Это нелегальный бизнес, рассчитанный на Рабочие Уровни. Ремесленники любят делать ставки на крысиных боях. Крысы яростно дерутся и прикольно лопаются, когда умирают. Так-то они опасны и радиоактивны, поэтому выращивают у нас, на крысиных фермах. Все дерьмо тянется из нижних уровней, хотим мы этого или нет.
        Бутылка заманчиво блестела и подмигивала. Я не мог устоять и ломанулся к ней, когда зацепил ногой проволочку, которая моментально лопнула и вместе с ней лопнула моя нога. Я забыл про жажду, про бутылку, про Охоту и далекие Острова — только боль имела значение.
        Ловушка была натянута между входом и койкой Альфреда, как раз на пути к моей. Бутылка служила приманкой для хищника. Хищник попался.
        Бляя!! Нога разорвана на уровне костяшек, нижняя часть брюк отвалилась, ровным кругом кто-то срезал, как военный хирург на операции. Кровь хлещет как из неправильно зарезанной свиньи.
        АКТИВИРОВАНА ЛОВУШКА «ВЬЕТНАМСКИЙ ШАГ. УРОВЕНЬ 1.0»
        Я скорчился и превозмогая боль попытался зажать место пореза. Случайно наткнулся взглядом на бутылку. Она поворачивалась вокруг своей оси и внутри светился синий круг. Да что это еще? Блин, как больно.
        Я глянул на ногу и содрогнулся. Хрен там, порез. Кусок ступни висел практически на сухожилии. Все, ппц. Теперь я инвалид.
        Когда ступня оторвалась и упала на землю, меня вырвало прямо под нос. Только не терять сознание, если вырублюсь то уже не встану.
        АКТИВИРОВАТЬ НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ? ДА/НЕТ
        Новое системное сообщение и звучит обнадеживающе.
        — Да!  — закричал я,  — Да, восстанови меня!
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 0 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 17 ЧАСОВ.
        — Что это у вас тут за шум?
        В палатку заглянул незнакомый бородач и остолбенел. Картину он увидел, конечно.
        Хозяин палатки лежит в луже крови, левая ступня оторвана и плавает рядом, крутится вокруг своей оси бутылка спиртного. А еще я зажимал рану и чувствовал вибрацию в обрубке. Что-то железное двигалось внутри. Я подтянул ногу к себе и резко отдернул. Из обрубка вылезало что-то железное. Штырек или протез. Выглядело ужасно и я отвернулся. Штырь что-то там делал в ноге, но боли я не чувствовал.
        По крайней мере кровь перестала идти и наверное впрыснули обезболивающее.
        — Слышь, а чё ты?  — не унимался бородач,  — Че это?
        — Уйди,  — сказал я,  — по хорошему.
        И он ушел. Вокруг палатки крутились тени, стоял народ. Всем было интересно, но заглянуть не решались.
        Пора идти. Я сел и подтянул ногу. Как мог, осмотрел. Обрубок зажил и не кровоточил. Рана затянулась серой непрозрачной пленкой, штырь выступал из раны на полпальца. Я прислушался, он еле слышно вибрировал. Дотронулся и ногу опять пронзила резкая боль. Лучше так не делать.
        Нужно уходить отсюда, хоть на одной ноге, но упрыгать.
        Что там со временем?
        ВРЕМЯ 17.05 ДЕНЬ 1. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 29 ДНЕЙ
        Нужно уходить. Я повернулся к бутылке. Она продолжала светиться и крутиться. Чертова ловушка. Нужно ее разбить.
        И тут включился свет.
        Палатка осветилась и я понял, что это — фары от машины. Сюда она не могла быстро залететь, слишком тесно и низкий потолок, у меня еще было время.
        Я, сделав гигантское усилие, вскочил на одну ногу, стараясь не потерять равновесие. Левой рукой перевернул койку и вырвал часть конструкции, буду использовать как костыль. Опираясь на него поскакал ко выходу из палатки. Выглянул. Знакомая машина висела там, где начинался городок и освещала фарами палатки. За рулем сидел человек в маске. Один. Он увидел меня, но не двинулся с места.
        — Че это?  — спросил бородач,  — Слышь, а кто это?
        Охотник поднял руку в приветствии и помахал мне. Потом чуть приподнялся и кинул что-то на землю.
        Я повернулся и переставляя костыль попрыгал в противоположную сторону. За мной смыкалась людская толпа, все повыходили из своих палаток и смотрели на охотника. Я прыгал и матерился, но не мог ускориться. А за спиной что-то жужжало и приближалось быстрее, чем я отходил.
        — Че это?  — кричал бородач,  — Че это за штуки?
        НАВЫК БЕГ УЛУЧШЕН НА 9 %
        АКТИВИРОВАН НАВЫК ПРЫЖОК. ПРЫЖОК УЛУЧШЕН НА 9 %
        Я оглянулся и чуть не упал, но кто-то подхватил меня за руку и потащил в сторону.
        — Сюда. Быстро.
        Лицо неизвестной национальности в темных очках тащило меня в серую палатку, у меня уже не было сил сопротивляться. Мы заскочили внутрь и он быстро задернув полог отпустил меня. Пошел к центру, схватил коврик на полу и отшвырнул в сторону. Под ним был канализационный люк.
        — Сюда! Быстро!
        — Кто ты?
        Он рванул люк, но тот залип и не хотел открываться, наверное заржавел.
        — Быстрее!  — он кряхтел и тянул люк, но не мог.
        — Дай руку,  — рявкнул я — Открою!
        Он протянул руку и я подскочил к люку. Одной рукой схватился за плечо нового знакомого, наклонился, ухватился за выступающий ребристый край и дернул. Открылось.
        — Спускайся!  — крикнул мужик и первый полез вниз. Я по лестнице за ним, не забыв задвинуть люк над головой.
        — Здесь не достанут. В Подземные уровни им ходу нет.

        Глава 5

        Время 18.55 День 1. Осталось играть 29 дней.
        Про подземные уровни мало кто знал конкретно. Единственное, что все знали наверняка — соваться на Подземные уровни — верная смерть. Мы жили в отстойнике, на Нижних Уровнях, но Подземные — это просто ад. Туда не спускался никто, но никто и не выходил на поверхность. Изредка говорят, устраивали зачистку, открывали люки и спускались вниз, но я за всю жизнь такого не видел. Поэтому и уровень страха у меня зашкаливал. Охотников я боялся меньше.
        Спускаться на одной ноге было тяжело, а вставать на вторую я страшно боялся — не забыл еще боль. Попутчика уже не было видно внизу в темноте, а я всё висел на лестнице и пытался перевести дыхание и успокоить дрожащие руки.
        — Эй! Игрок!  — крикнули снизу,  — Ты идешь?
        В горле сперло дыхание и я чтобы успокоиться открыл интерфейс.
        Уровень страха — 80%
        Ну я думаю.
        — Ты что там застрял?
        — Сейчас!
        Успокойся. Успокойся. Успокойся.
        Уровень страха — 60%
        Стало легче, но не намного. Хоть руки начали сгибаться-разгибаться и отлепились от лестницы. Шаг за шагом я начал успокаиваться и спускаться.
        Мужик ждал меня внизу и даже подал руку. Теперь я понял, что с ним не так. Рука у него была железная.
        Я встал и осмотрелся. Хоть в глаз дай, не видно ни черта.
        — Хождение в темноте активировалось?
        — Что?  — переспросил я и тут он снял очки. Правого глаза у мужика не было, вместо него красная дыра-щель с проводками и постоянно двигающимся зрачком внутри. Он улыбнулся и подмигнул вторым глазом.
        — Узнал?
        Я отрицательно покачал головой.
        — Я это ты.
        Чего? Я отшатнулся и прижался спиной к лестнице. Съехавший с катушек робот или кто это вообще? Он поднял голову вверх и заржал, долго и протяжно.
        — Я победитель Охоты. Я продержался двадцать восемь дней. Еще два дня и все, я на Острове.
        Он посмотрел на меня:
        — Ты ведь Мишень? Да? Но как они могли начать новую Охоту, когда я еще жив? Это вопреки правилам. А?
        Я пожал плечами, с этим чудилой лучше пока не спорить.
        — Идем!  — он шагнул вперед и исчез в темноте,  — А, ну да. Всмотрись в темноту, постарайся разглядеть хоть что-нибудь. Включи свой внутренний свет и все такое.
        Я отвернулся в темноту и вгляделся в ночь. Сначала совсем ничего. Плотная черная ткань ночи, ни одного лучика, ни одного движения и вдруг.
        АКТИВИРОВАНА СПОСОБНОСТЬ «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УРОВЕНЬ СПОСОБНОСТИ — 0. НАВЫК УЛУЧШЕН НА 9 %
        — Вижу свечение!  — сказал чудила,  — Фонарик понемногу заряжается, да? Будешь часто пользоваться, сможешьь как я.
        И он выпустил из глаз два луча света, ярких как прожекторы. Чудик расхохотался и направил лучи по стенам. В стороны полетели летучие твари, величиной с кулак, рогатые и красноносые. От стен отлеплялись длинные шупальца и падали в воду, из воды выпрыгивало что-то глазастое, но сразу ныряло назад. Мужик истерически хохотал и в полуприседе как жаба водил двумя лучами вокруг. Потом вдруг выключил и спокойно повернулся ко мне.
        — Ну как? Нравится? Будешь тренироваться, сможешь как я. Третий уровень, да. Пошли.
        И зашагал по бордюру около воды, освещая себе путь из глаз. Я пошел за ним. Жуткий тип, но тут безопасно.
        — А кто там был наверху?  — спросил я, догнав его.
        — Конструктор. Один из охотников. Мерзкий тип. Сам он ничего не делает. Но специалист по ловушкам, роботам и автоматическому оружию. Давай руку.
        Он подхватил меня и пошел сбоку. Так прыгать было немного легче.
        — Вижу ногу тебе оттяпал. Он садист, но трус. Любит по частям жертв разделывать. А другие добивают. Ты не ссы, вижу, оглядываешься. Они сюда не спускаются. Охотники боятся спускаться в Подземье. Здесь нет правил, они это знают. Когда нога заживёт?
        — Если верить информации, то завтра утром.
        — Доолго,  — протянул чудак,  — Не прокачивал восстановление? Не ссы, сейчас придем в мое логово, там и восстановишься.
        Мы молча шли (точнее я скакал) и мне даже стало спокойнее в компании этого чудака. Настолько он был уверен в себе и в нашей безопасности, что заразил и меня своим оптимизмом. Хоть он и немного того, помешался в своей канализации но с ним было легко.
        — Слушай,  — спросил я,  — А как звать тебя?
        Он затряс головой, стряхивая невидимую воду и заулыбался.
        — Не нужно тебе этого знать. Не нужно. Зови меня просто — Мишень. Мне нравится, а тебе?
        Я кивнул, Мишень так Мишень.
        — А тебя я буду звать просто Игрок. Нравится, ничего? Нравится? Имена нам не нужны. Я вообще не знаю, откуда ты тут взялся и по какому праву? Я ведь играю сейчас?
        Мишень резко обернулся и врубил свои глазные фары на полную мощь. Осветил грязные серые стены, канаву с водой посредине туннеля, никого. Успокоился и отвернулся. Свет уменьшился. Мне стало жутковато.
        — Я не нарушал правила. нет,  — забормотал Мишень,  — прятался? ну и подумаешь? Это ведь не запрещено правилами. А что не запрещено, то разрешено. Да? Нет?
        Вопросы были риторическими, но я кивнул на всякий случай.
        — Спрашивай,  — зашептал чудак,  — спрашивай, пока я добрый.
        — Что ты еще умеешь? Типа вот как светом из глаз фигачить?
        — Много, много умею… Будем дружить, научу. Не будем — уничтожу. Я двадцать восемь дней продержался. Меня не остановить.
        — А почему они тебя выследить не могут? У тебя разве нет чипа, который раз в сутки сигнал передает?
        Мишень остановился и отпустил меня. Согнулся в три погибели и сел на корточки, покачиваясь и хихикая.
        — Что с вами?  — перешел я на «вы» от неожиданности.
        — Сигнал не проходит.
        — Здесь?
        — Ну а где. НЕ ссы. Он опять подхватил меня и мы потопали дальше.
        Убежище оказалось небольшим помещением. Когда-то тут был склад или, может быть, дежурка оператора. Сейчас просто комната забитая хламом. В углу железный стол с кучей барахла на нем. На полу постелены маты, матрацы и рваные тряпки. Больше всего их посередине, это лежбище Мишени. Из потолка торчит провод, но лампочки не видать. Ни окна, ничего. Воняет горелым. Новый знакомый отпустил меня, раскинул руки и плюхнулся спиной на кучу тряпок с довольным видом.
        — Эх, хорошо! Устраивайся!
        Я скакнул пару раз и с удовольствием уселся рядом.
        НАВЫК СИЛА УВЕЛИЧЕН НА 5 % ПРОЦЕНТОВ.
        Хорошо.
        — Что-то у тебя взгляд затуманенный,  — вдруг сказал Мишень и приложил руку мне ко лбу, я даже не успел отшатнуться.  — Так, поглядим. Голод на 70 % ухух, да ты меня сожрать готов. Алкоголизм 60 % — да ты у нас любитель выпить и закусить, ахах-ха!
        Я молчал и только скрипел зубами. Жрать действительно хотелось неимоверно.
        — Сейчас я тебя покормлю, Игрок. Только дай еще поглазеть на характеристики. Интересно, же. Рукопашный бой — 35 % — слабак, бег — 16 % — тормоз, прыжок — 9 %, хождение в темноте — 9 %. Так ты даже тут не продержишься, а я уйду скоро. Еще пару деньков, да и Мишень отправляется прямиком на Остров. Он неодобрительно покоцал языком и опять сосредоточился на характеристиках и навыках.
        — Пить хочешь? Жажда 60 %. Сейчас я тебя напою, потерпи. Усталость 40 % Страх 60%
        Он убрал руку и уставился мне в глаза.
        — Меня боишься?
        Я пожал плечами.
        — Думаешь типчик того? Помешался, сбрендил и ку-ку?
        — Ну нет…
        — Понимаю. Ночь, канализация, всякая жуть вокруг. Никогда не был на Подземных Уровнях. А тут я такой, интересный. Не ссы. Он опять приложил ладонь мне ко лбу и осуждающе посмотрел в глаза.  — Страх 70 %? Ты издеваешься? Игрок, в этой комнате ты в полной безопасности. Интеллект 5? Ты у нас умник, а с виду не скажешь. Бомж, как бомж. Сила шесть? Он убрал ладонь и опять посмотрел на меня.  — Напомни, сколько ты уже в игре?
        — Первый день.
        — Странно. Откуда такие статы? Признавайся, как раскачал.
        Я рассказал ему о том, как резко подскочила сила, вспомнил слова доктора об бракованых имплантантах. Мишень тем временем щупал мои бицепсы и восторженно кивал.
        — Сила выросла, когда сработал сигнал ежедневный? Интересно. Нужно дождаться следующего прихода. Думаю я, Игрок, ждет тебя сюрприз. Шесть Силы да плюс еще шесть будет двенадцать. Он восторженно поцокал языком.  — Я таких силачей не видел. Да ты будешь головой дно у машин ломать в прыжке. Завидую.
        Он откинулся на спину, заложил руки за голову и мечтательно смотрел в потолок.
        — А если каждый день так будет приходить? На третий день восемнадцать, на четвертый двадцать четыре… Сколько будет через тридцать дней?
        Я пожал плечами и сказал, что в математике слабоват.
        — Я тоже не знаю. Слушай, а ты ведь статы не можешь смотреть. Не активировал умение, я же видел. Попробуй.
        — Как?
        — Не бойся, прижми руку ко лбу и сосредоточься. Попробуй вызвать интерфейс, только не свой.
        Я помедлил и он засмеялся:
        — Не ссы, пригодится. Хороший навык. Давай, можешь меня полапать, пока я добрый.
        Я положил руку ему на лоб, стараясь не задеть поврежденный глаз. Лоб холодный, как у мертвеца, или как у робота. Да, скорее это сталь, а не мертвая плоть.
        — Чего ты такой холодный?
        — Ты тоже такой будешь. Восстановление не всесильно. Оно вернет тебе жизнь, но будет забирать плоть. Еще рано переживать, не ссы. Давай, сосредоточься.
        Я закрыл глаза и сосредоточился. Интерфейс появись. Ну, появись же. Сначала не было ничего. Мелькнул мой интерфейс, я прогнал его движением век. Появился еще раз. Я опять прогнал. Еще.
        — Хватит гонять его,  — проворчал Мишень,  — сосредоточься на моих характеристиках. И я увидел:
        ИМЯ ПЕРСОНАЖА — <СКРЫТО>
        КОЛИЧЕСТВО ХП — <СКРЫТО>
        ОТНОШЕНИЕ — <ДРУЖЕЛЮБНОЕ>
        ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        СИЛА — <СКРЫТО>
        ВЫНОСЛИВОСТЬ — <СКРЫТО>
        ИНТЕЛЛЕКТ — <СКРЫТО>
        ЛОВКОСТЬ — <СКРЫТО>
        ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        ГОЛОД — <СКРЫТО>
        ЖАЖДА — <СКРЫТО>
        СТРАХ — <СКРЫТО>
        УСТАЛОСТЬ — <СКРЫТО>
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ — <СКРЫТО>
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ — <СКРЫТО>
        НАВЫКИ: <СКРЫТО> <СКРЫТО> <СКРЫТО> <СКРЫТО> <СКРЫТО> <СКРЫТО>
        Навыков шел огромный список и все они были закрыты.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «ВНИМАНИЕ». УРОВЕНЬ НАВЫКА — 0. НАВЫК ВНИМАНИЕ УЛУЧШЕН НА 11 %
        Таблица немного изменилась. Теперь я видел цифры рядом с Ловкостью.
        — У тебя Ловкость шесть. И относишься ты ко мне дружелюбно.
        — О, да. Убери свою грязную лапу.
        Я забрал руку.
        — Час назад ты бы увидел настороженность, но сейчас я тебя полюбил, как брата. Почаще напрягай свои гляделки, и ты узнаешь много об окружающих. А ловкость я прокачивал от скуки. Что тут еще делать, когда скучно? Хочешь сальто заднее покажу?
        — Не надо. А как ты внимание прокачал?
        Он замолчал, вспоминая.
        — Забыл. А, вспомнил. На угольных крысах. Он увидел вопрос в моем взгляде и продолжил:
        — Тут же темно как в жопе таракана, а жить надо. Я следил за крысами, пытался различить их движения в темноте, следил за ними, охотился за ними, ловил их, жрал их…
        — Слушай,  — сказал я,  — это все хорошо, но у меня в животе революция. Взрывы, выстрелы, здания рушатся, победители наверх, уходят, побежденные внизу остаются… Есть у тебя пожрать что-то?
        — О, извини,  — вскочил Мишень,  — Ты же есть хочешь. Сейчас будет. Спирта извини, нет. Как нога, заживает?
        Я осторожно заглянул под штанину.
        — Жужжит.
        — Завтра будешь, как новенький. Нога восстановится, обрастет плотью. Но будет видно, что искусственная, если хорошо присмотреться. Если второй раз ступню потеряешь, то будет видно невооруженным взглядом — протез, обтянутый кожей. Но на третий раз будет только железо.
        — А на четвертый?
        — Не знаю, не пробовал. Он подмигнул здоровым глазом и пошел к двери, второй еле слышно жужжал и крутился во все стороны. Не буду спрашивать.
        — Секунду,  — сказал Мишень и вышел за дверь. Что-то грохнуло, вспыхнул свет из-за двери на секунду и пропал. Через пару минут добытчик вернулся, он нес мертвых крыс, по одной в каждой руке. Подмигнул мне и пошел в дальний угол, откуда несло горелым. Одну тварь швырнул на пол, второй оторвал голову, крылья и кинул под ноги. Повернулся ко мне:
        — Ты умеешь их того, обрабатывать, разделывать?
        Нет, я не умел.
        — Тогда будем есть так.
        Мишень поднял тушку и разорвал пополам. Пальцами вычистил кишки и прочие потроха на пол, подмигнул мне:
        — Гигиены больше нет. Только так выживают на Охоте. Питаясь отбросами.
        Одной рукой он поднял кусок тушки и направил на нее указательный палец другой. Палец засветился и дал лучик огня.
        — Ну как? Огненный перст, называется. Вот так словечко, да?
        Он продолжал обжигать тушку и вертеть ее для равномерной прожарки. Я завороженно смотрел. Сколько всего интересно кроется в этих имплантантах. Сколько скрыто.
        — Мишень!
        — Ась?
        — Сколько у тебя умений?
        — Видел список в характеристиках?
        Я кивнул.
        — Это еще не все. Надо было промотать вниз. Очень много. Поэтому я до сих пор живой.
        На все помещение воняло горелой шерстью и плавящимися кишочками, но ещё я слышал запах жаренного мяса.
        ГОЛОД ДОСТИГ 90 % ОСТОРОЖНО, КРИТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ! СРОЧНО ПОДКРЕПИТЕСЬ!
        В глазах помутнело и я на секунду отрубился. Очень хотелось жрать, очень вкусно пахнет. Эта вкусная мышь, нужно забрать и съесть любой ценой. Невзирая на боль в ноге, пока он отвернулся и обжигает мою вкусную, сочащую соком жирненькую плоть! Подойти и одним ударом пробить ему череп. Или схватить и дернуть голову против часовой стрелки, ломая позвонки!
        — Эй, ты чего! Сколько уровень голода у тебя? Лови, жри! Осторожнее! Не промахнись! Уронишь на пол!
        Чуть позже я успокоился, но смотреть в глаза новому другу было неудобно. Он деликатно отвернулся и обжаривал вторую часть мышки.
        УРОВЕНЬ ГОЛОДА 50 % СТАРАЙТЕСЬ ПОДДЕРЖИВАТЬ СЕБЯ В ТОНУСЕ И ДЕРЖАТЬ УРОВЕНЬ ГОЛОДА 25 -30 %
        — На, держи!  — Мишень кинул мне вторую часть трупика и я облизав пальцы принялся за него. Ну а что? Мясо, как мясо. Сейчас уже не кажется таким уж вкусным, но нужно голод утолить. УРОВЕНЬ ГОЛОДА — 10 %
        Мишень пожарил себе вторую мышь, не разламывая, пока я наслаждался обсасыванием косточек.  — Вкусно? Вижу, что нравится. Когда голод зашкаливает, можно крыс живьем есть. А до 100 % я бы не советовал доводить. Никогда не забывай про еду, Игрок.
        — А что будет, если дойдет до 100%
        — Не знаю, я столько не голодал. Пить хочешь?
        Я кивнул, выбрасывая последнюю косточку под ноги. Потом стало неудобно и начал собирать в кучку около себя, все что раскидал.
        — Хочу, но не сильно. 60 процентов жажды.
        Мишень покачал головой:
        — С водой тут плохо. Воду из канализации нельзя пить — сдохнешь. Я пробовал, еле отошел. Нужно на поверхность идти. У меня есть немного.
        Мишень встал и пошел к столу, порылся закрыв спиной вид и достал старую железную флягу.  — Поделимся по братски?
        — Спасибо, так много делаешь для меня.
        Мишень ухмыльнулся и кинул мне флягу, я еле успел поймать. Ловкость выросла на 13 процентов.
        — Скучно тут самому. Мне еще пару дней осталось, а тебе тут жить. Научу, чему смогу. Я сделал пару глотков и остановился, нельзя наглеть. Жажда уменьшилась на 20%
        — Завтра пойдем к торговцу за водой. Спи, восстанавливай ногу.
        Мишень продолжил жарить мышь, а я закрыл глаза и пытался заснуть. Первый день позади, можно расслабиться. Мне повезло, что я встретил игрока, очень повезло. Пока он не уйдет, нужно многому у него научиться, но об этом я подумаю завтра.
        ВРЕМЯ 00.08 ДЕНЬ 2. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 28 ДНЕЙ

* * *

        ВРЕМЯ 05.10 ДЕНЬ 2. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 28 ДНЕЙ.
        Я проснулся и сразу проверил интерфейс. Значит не приснилось. Счетчик дней меняется в полночь. Еще двадцать восемь ночей и я выиграл. Если честно, то у меня проснулся азарт и кстати, пристрастие к алкоголю упало до 50 %. Рядом никого не было. Напарник ушел по делам. Я вспомнил про ногу и постарался в темноте разглядеть ее. Не видно, ничего хоть в глаз дай, но хорошо слышно негромкое жужжание в районе пятки. Я осторожно пальцем дотронулся до того места, где была ступня и почувствовал теплую плоть: кожа, мясо. Провел пальцем дальше и наткнулся на холодное железо, дальше железо обрывалось и стало горячо. Я отдернул руку. Там что-то шевелилось, да ну нахер, не буду трогать. Работа идет, ногу восстанавливают, подробности мне не нужны. Кстати, а где напарник? Я пощупал пол вокруг, но никого не нашел. Кто-то стоял напротив меня. Что за? Я дернулся и резко сел. Огромный силуэт, врастающий головой в потолок стоял зловеще и неподвижно. Если бы мурашки существовали, то сейчас шагали бы колоннами у меня по спине. Я начал отпозать, вглядываясь в силуэт и ожидая нападения. Кто это? Какое-то подземное
чудовище-каннибал? Вошло пока мы спали и уже сожрало моего друга? А теперь переваривает? Или это зомби-таракан посланный охотником? Просто ничего не видит в темноте и ждет рассвета? Или это сам охотник? Какой-то новый, ходящий в темноте, сейчас через маску наблюдает за мной и ухмыляется. Какой смешной и беспомощный игрок, продержался всего сутки. Силуэт не двигался и стоял совершенно бесшумно. Или висел? Черт, у меня же есть способность «Хождение в темноте». Нужно применить, ее. Просто нужно успокоиться, пока оно не нападает. Спокойствие. Я сосредоточился и стал наблюдать. Прошелся взглядом по контуру существа. Расширяется вверху и сужается внизу. Толще всего тень примерно по середине. НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УЛУЧШИЛСЯ НА 16 %
        Что это? Знакомое…
        — Чего уставился, новичок?
        Я вздрогнул и отшатнулся.
        — Перестань, на меня пялиться, это Мишень. Отдыхаю, чего надо тебе? Шесть утра, чего не спится в ночь глухую?
        — Эм…  — сказал я, запинаясь,  — не пойму…
        — Что? А, да ты в темноте не видишь. Сплю я так. Цепляюсь ногами к потолку и зависаю, обернувшись плащём. Я — первый человек-летучая мышь в Городе.
        — А… Зачем так?
        — Ассимиляция друг, ассимиляция. Хочешь жить среди угольных мышей, сам становись мышью. Понял, не?
        «Псих чертов»,  — подумал я, но ничего не сказал. Только кивнул, чтобы голосом себя не выдать.
        — Спи! Рано еще! Я тебя научу потом, если захочешь. Спать, так спать.

* * *

        ВРЕМЯ 12.51 ДЕНЬ 2. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 28 ДНЕЙ
        — Ну ты и ленив! Полицейские в элитных районах меньше спят и тише храпят.
        Я лениво открыл глаза. Мишень неспешно жарил кусок мяса в своем неповторимом стиле. Вонь и дым уже захватили помещение. Он увидел, что я проснулся и махнул рукой с куском мыши в руке.
        — Сейчас подам завтрак в постель! А-хаха!
        — Не,  — сказал я садясь,  — спасибо, не охота.
        — Брезгуешь?  — собеседник вдруг изменился в лице,  — парень из элитных районов? Работяга с рабочих кварталов? Ничего, голод терпеть не будет, свое возьмет. Животные инстинкты, Игрок.
        Обиделся. Но я реально не мог есть, то, что сейчас воняло на всю комнату. Как я вчера это в рот брал, еще и косточки обгладывал. Может потом смогу, но врядли. Лучше красть пойду. Мишень продолжил жарить и не смотрел на меня. Зато я посмотрел на ногу. Всё. Восстановилась полностью. Не отличишь от той, что была. Разве что моложе и кожа чистая.
        — Надо тебе обувку дать,  — сказал Мишень, не оборачиваясь, а я полез в интерфейс и нашел, что восстановление прокачалось на 8%
        — Больше так не попадай. В следующий раз восстановится не так качественно. Или я уже это говорил?
        — Вроде говорил,  — ответил я, трогая пальцем ступню. Не больно. Обычные ощущения. Прислушался, никакого жужжания не слышно. Идеальная работа.
        — Пить хочешь?
        — Да, пожалуйста.
        — Пожалуйста,  — противным голосом передразнил собеседник.  — Прям элитник. Поедим и пойдем на вылазку. В магазин. Мы еще не знали, что вернется один.

* * *

        Когда Мишень наелся и смачно отрыгнул, стало намного светлее. Не потому что он выпустил газы изо рта. Не понимаю, откуда пробивался свет или это мой навык увеличивался, но видно было хорошо. Мишень порылся на свалке и достал резиновые калоши, отвратительного вида. Кинул мне со словами: «Надевай, лучше нет». Я натянул, конечно, в чем-то нужно ходить.
        — Куплю тебе новые,  — бросил Мишень, разглядывая мою обувку,  — Мне деньги скоро будут ни к чему. Пошли.
        Я встал и потоптался немного на месте, когда клацнуло сообщение.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА. ДВА ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ ТРИ ЗОЛОТЫХ.
        — Чего глаза выпучил? Денежка пришла?
        — Три золотых это много?
        Мишень хмыкнул:
        — Ты удивишься, когда мы магазин посетим. Если выживешь, еще и останутся. Но в начале… Тебе повезло, что я еще в игре.
        — Пойдем,  — сказал я и сделал шаг. В голове взорвалась бомба и вернулась адская боль. Опять пустили ток сквозь тело, опять множество потоков, проходящих, искрящих, светящихся сверху вниз. И опять я рухнул на пол, взлетел и наблюдал со стороны корчи самого себя.
        — Чиип!  — как будто в замедленной съемке пробасил Мишень,  — Нее умеееешь теерпеть.
        Боль пропала, и я расслабился, растянувшись на грязном полу.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        — Что с тобой? Тебе кто-то выпустил воздух? Ты здуваешься, как воздушный шарик.
        СИЛА УМЕНЬШЕНА НА 6 БАЛЛОВ. ТЕПЕРЬ ВАША СИЛА РАВНА НУЛЮ. СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА 4 БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАША СИЛА РАВНА ЧЕТЫРЕМ.
        Ишь ты,  — комментировал друг,  — Опять надулся. Да что происходит, то?
        Я немного отлежался и рассказал ему.
        — Интересно,  — хмыкнул Мишень,  — Чип передаёт сигнал и такое с тобой происходит?
        — Да. А что означает «читер»?
        — Первый раз слышу. Нужно последить, что будет дальше, при следующих сигналах, но тебе придется самому. Я скоро отправлюсь на Остров.
        Мишень так это сказал, что невозможно было не поверить.

* * *

        — Запоминай, здесь люк на бывшую Площадь Независимости. Вылезать нужно осторожно, лучше на глаза не попадаться, хотя здесь народу мало обитает. Смотри, будешь делать, как я.
        Мишень поднялся по ржавой лестнице наверх и осторожно сдвинул в сторону канализационный люк. Высунул голову, осмотрелся и полез наверх. Помахал рукой «Типа, давай за мной». Я проделал тоже и через минуту был на улице. Огромная площадь как всегда безлюдная. За всю жизнь я здесь был от силы два раза, в детстве лазили с друзьями. Расколотая статуя вождя с мечом в руке покрылась толстенным слоем пыли и отходов птиц. Никто здесь не ходил, место считалось проклятым. Именно отсюда когда-то начался Раскол.
        — Пошли,  — сказал Мишень,  — хорошо, что сигнал ушел из Чипа в подземном уровне. Я даже и не подумал, вот бы сейчас прилетело. Так глупо попасться почти на финише.
        А твой сигнал когда?  — спросил я. Мишень махнул рукой.
        — Был уже. Ночью. Иди за мной.
        Мы обогнули площадь по кругу, не приближаясь к памятнику без головы. Иногда переступали через перевернутые бронзовые скамейки, иногда приходилось перепрыгивать. Слоями лежала пыль, рваная бумага. Кучами кирпичи и вырванная с корнем много лет назад брусчатка. На зданиях видны следы пожаров, кое-где прямо в асфальте двухметровые дыры.
        — А что здесь было?  — переспросил я на всякий случай. Никто этого не знал.
        — Я тогда не родился еще,  — ответил прыгающий через завалы Мишень,  — Раскол. Когда раскололась статуя Вождя.
        Это я и без него знал, ничего нового.
        — Стой! Присядь!
        Я среагировал быстро и укрылся за перевернутой железной тумбой.
        — Что там?
        — Движение.
        Я до боли в глазах всматривался и до боли в ушах вслушивался, но так ничего у не заметил.
        — Показалось. Погнали.

* * *

        Барыга торговал рядом с Площадью Независимости, буквально пройти пару метров, а потом спуститься вниз по ступенькам в подвал. Не на Подземные уровни, конечно, а просто в подвал. Там дорогу преграждала бронированная массивная дверь с кодовым замком на ней.
        — Запоминай код, пока я жив,  — сказал Мишень и медленно оглядываясь на меня набрал цифры 2.0.0.5.2.0.1.6, - Запоминай. Я этот код добывал своим потом, кровью и рисковал наткнуться на охотников. Тебе, как другу на халяву.
        Дверь не открылась, как я думал, но прозвучал сигнал в глубине.
        — Ждем,  — сказал Мишень и нервно оглянулся,  — Никогда не доверяй барыгам. Они связаны с охотниками, они — часть Игры. Это тебя и спасет. Барыги по правилам не должны выдавать наше местонахождение Охотникам, только сигнал Чипа подсказывает где ты. Но мы…
        — Кто?  — резко заговорил динамик над дверью.
        — Игроки!
        — Игроки?
        Мишень захохотал.
        — Да, нас двое!
        — Интересно,  — сказал динамик и загудели, защелкали внутренние замки и рычаги открываясь,  — Заходите!

* * *

        Барыга оказался большим небритым толстяком в обвисшей майке. А еще казалось, что он в состоянии огромного непроходящего бадуна. Воняло точно, как внутри пивного контейнера.
        Толстяк внимательно нас разглядывал, особенно меня и тяжело дышал. Руки никто друг другу не подал.
        — Как это?  — выдал он вдруг.
        Мишень пожал плечами:
        — Бывает.
        — Чудеса. Первый раз вижу. Ну пошли.
        Толстяк повернулся и побрел между прилавков на стенах. Тут не было оружия, не было брони, это не тот барыга. В подтверждении моих слов ожил интерфейс.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ ПРОДАВЕЦ. ДАННЫЕ ЗАНЕСЕНЫ В ВАШУ УЧЕТНУЮ ЗАПИСЬ. СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ — ПРОДУКТЫ.
        О, да. Здесь были продукты. Вода, фрукты, колбасы, мясо, конфеты, шоколад, напитки. Спиртное. Черт, здесь было бухло, которого я никогда не пробовал.
        Толстяк обошел прилавок и взгромоздился за ним. Достал из под прилавка небольшой аппарат и поставил его на стол.
        — Что брать будем?
        Мишень молчал и смотрел на меня. Лично я с трудом сдерживал слюну, хоть и не был голоден.
        — Пива дайте!
        Толстяк усмехнулся, Мишень молчал.
        — Тридцать золотых!
        — Сколько?  — офигел я.
        — Тридцать золотых. И не вздумай тут прыгать игрок, я таких как ты раз в месяц выпроваживаю.
        Он кивнул в сторону помрачневшего друга:
        — И его гонял месяц назад. Хотел со своей железкой ствол у меня забрать.
        И толстяк достал из под прилавка реально СТВОЛ. Двухствольный пистолет, тщательно до зеркального отражения начищенный и положил его на прилавок перед собой.
        «Сила — четыре, ловкость — четыре» — прикинул я: «Расстояние меньше метра. Можно успеть, если действовать быстро. Но не сейчас. Не буду Мишень подставлять, потом сам вернусь.»
        Толстый опять ухмыльнулся:
        — По глазам вижу, задумал блицкриг. Только ничего у тебя не выйдет. Ствол на мои отпечатки реагирует, да и реакция у меня быстрее твоей. Можешь просканировать.
        Только теперь я заметил стальной красноватый отблеск в его зрачке. Барыга непростой толстяк, не всякий будет у Площади Независимости жить.
        — Давай, не стесняйся,  — повторил жирдяй,  — можешь даже лапу мне на лоб наложить и посмотреть. Лучше сразу все нюансы решить, чем потом с тобой мучиться.
        Я не стал накладывать руку ему на лоб и просто соссредоточился мысленно призывая его интерфейс. Должно сработать.
        И сработало. Правда ни чем не лучше прошлого раза.
        ИМЯ ПЕРСОНАЖА — <СКРЫТО>
        КОЛИЧЕСТВО ХП — <СКРЫТО>
        ОТНОШЕНИЕ — <ДРУЖЕЛЮБНОЕ>
        ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        СИЛА — <СКРЫТО>
        ВЫНОСЛИВОСТЬ — <СКРЫТО>
        ИНТЕЛЛЕКТ — <СКРЫТО>
        ЛОВКОСТЬ — ДЕВЯТЬ
        ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        ГОЛОД — <СКРЫТО>
        ЖАЖДА — <СКРЫТО>
        СТРАХ — <СКРЫТО>
        УСТАЛОСТЬ — <СКРЫТО>
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ — <СКРЫТО>
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ — <СКРЫТО>
        НАВЫК ВНИМАНИЕ УЛУЧШЕН НА 10 %
        — Чего глаза расширились?  — захохотал тряся животом Жирдяй — Увидел что-то?
        — Да,  — кивнул я — Уважуха. Хорошо прокачан.
        — То-то. Так чего брать будете?
        Я посмотрел на Мишень, он молчал, предоставляя мне осваиваться самому.
        — А что подешевле есть выпить?
        Толстяк полез в стол и достал круглые очки в железной оправе, напялил их на нос и достал из под витрины листок. Начал молча изучать, чмокая и шепча про себя. Я терпеливо ждал, еще не пришло время ссориться, барыга был нужен. Первый не выдержал Мишень и положил руку на стол.
        — Жирдяй, хватит выеживаться. Наши деньги — твой товар. Мы играем или как?
        Толстяк посмотрел на него из под очков.
        — Есть нюансик. Так понимаю, что ты хочешь за свои прикупить новичку жрачки и бухла.
        — Давай и мы пошли.
        — Я же говорю, есть нюансик. Нигде в правилах Охоты не сказано, может ли разбогатевший игрок покупать за свои новичку жрачку, которая ему и не положена в принципе на данном этапе.
        — Я ведь их заработал в игре,  — сказал Мишень.
        — Ты заработал, не он. У меня нет инструкций, как действовать. Никогда не продавал двум игрокам одновременно. Шизофрения, ёпт.
        Толстяк захохотал, тряся жирными щеками и сощурив узкие глазки.
        — Да вы расслабьтесь. Я уже сообщил куда следует по внутренней связи. Сейчас приедут и разберутся.

* * *

        Мишень отшатнулся и в его глазах я увидел ужас.
        — Куда сообщил?
        — Наверх. Когда игра выходит из под контроля я должен сообщить по внутренней связи,  — он постучал жирным пальцем себе по макушке,  — здесь.
        — Дай воды,  — протянул Мишень руку с браслетом,  — быстро.
        — Есть нюансик,  — опять завел шарманку толстый.
        Мишень вдруг хлопнул рукой по столу, да так что толстяк вздрогнул и подпрыгнул, чуть не свалившись вниз дробовик.
        — Это для меня. Ты обязан мне продать согласно правилам. А то ведь я тоже могу настучать.
        — Хорошо, хорошо., - зашуршал жирный,  — Бери свою воду. Два кредита.
        — Пять бутылок давай.
        — Зачем так много…
        — Давай!  — рявкнул Мишень и я заметил, что железный глаз его вдруг покраснел и бешено задергался. Толстяк тоже это заметил и побелев вскочил и потрусил к холодильнику за спиной. Пистолет он оставил лежать на прилавке. Я уставился на оружие и думал о том, нет ли такого умения по ремонту или разблокировке пистолетов? Наверняка есть.
        — Не трогать,  — сказал Мишень. Он смотрел на меня,  — Не ссорься с торговцами. Никогда.
        Толстяк вернулся и притащил пять пластиковых поллитровых бутылочек с водой. Без этикеток.
        Мишень протянул руку и провел браслетом по прибору, стоящему на столе.
        — Сканер принял ваш заказ,  — подобострастно сказал барыга,  — Заходите еще, у нас всегда открыто.
        Мишень откупорил одну бутылку не отходя от кассы и судорожно глотая, проливая воду на грудь и подбородок — выпил. Вторую кинул мне.
        — Подкрепись!
        Я не стал стеснять и отнекиваться, выпил воду четырьмя огромными глотками и кинул бутылку на пол… Мишень первый так сделал.
        Жажда — 20%
        Две бутылки он рассовал себе по карманам, а последнюю отдал мне. Жирный ничего не сказал.
        — Пошли. Быстро.
        Входная дверь была открыта. Мишень выскочил наружу и побежал наверх, я за ним.
        — Смотри по сторонам, Игрок! Нам нужно срочно уходить на Подземный Уровень. Не дай себя поймать.
        Мы выскочили из подвала и пригнувшись побежали в ту сторону, откуда пришли.
        ВРЕМЯ 15.09 ДЕНЬ 2. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 28 ДНЕЙ
        — Быстрее,  — подгонял меня напарник,  — Быстрее, же. Опоздаем.
        Я споткнулся об ящик, но выровнял равновесие и побежал дальше. Мы уже почти обогнали безголовый памятник когда Мишень остановился, да так резко что я проскочил вперед на пару шагов и пришлось тормозить чуть не руками.
        — Опоздали.
        И тут я увидел. Впереди стояла маленькая черная фигурка в маске. Ростом меньше тех, что были раньше, но озноб вызывала даже больший. В руках она держала оружие. То ли кинжалы, то ли мечи. В каждой руке по острию.
        — Звездочка!  — крикнул Мишень,  — Давно не виделись!
        А, вот почему у нее такая фигурка точеная, бедра круглые, стоит в такой позе. Да это девчонка.
        — Привет, Мишень!  — ответила она,  — Хорошо ты спрятался! Долго я тебя искала! Все думали, что ты умер.
        — И поэтому не дождались тридцать дней и новую игру начали?
        — Ага! Типа того!
        — Так разве это по правилам? Я приду за выигрышем завтра. Я продержался тридцать дней.
        — Ну это мы еще посмотрим.
        Дальше события развивались необычайно быстро. Только что Звездочка-охотник стояла в расслабленной позе, а уже бежала расправив клинки как крылья.
        — В сторону!  — крикнул Мишень и побежал вправо. Я рванул влево и получив подножку покатился по земле поднимая пыль. Бутылка с водой покатилась в противоположную сторону. Звездочка засмеялась и пнула меня под зад. Как она успела так быстро?
        Я перевернулся на спину и пополз, набирая незаметно пыль в кулаки. Кину в глаза, если получится. Отсрочу казнь. Охотница догнала меня и поставила ногу на грудь. Блин, острый каблук. Вдавила его чуть глубже и я застонал от боли, не выдержал. Подняла левую руку с кинжалом, замахнулась и я закрыл глаза.
        — Тебя я не буду убивать сейчас. Слишком просто.
        Даёт фору. Звездочка смотрела в сторону, не убирая ногу. Искала взглядом Мишень. Что-то он не спешил прийти на помощь. Каждый сам по себе? Ну ладно.
        Красивые чулочки, да и ножка ничего.
        Охотница посмотрела на меня и убрала ногу.
        — У тебя время до его смерти. Беги, Мишень.
        — Я не Мишень. Я — Игрок.
        Она засмеялась. Красивый голосок, переливчатый, почти детский.
        — Как скажешь,  — и подтолкнула ногой ко мне грязную бутылку с водой,  — Кстати. А где он прятался?
        Я пожал плечами и честно посмотрел ей в глаза:
        — Не знаю, дамочка. Недавно познакомились.
        ОТКРЫТ НАВЫК «ОБЩЕНИЕ». НАВЫК ОБЩЕНИЕ УВЕЛИЧЕН НА 8 %
        Она посмотрела на меня исподлобья и вдруг наклонившись приставила кинжал к горлу.
        — У тебя пять минут, красавчик пропитый. Через пять минут вернусь за тобой и уже не пожалею. Где этот беженец?
        Я видел где он был. Мишень спрятался за разбитой статуей какого-то давно умершего божества посреди площади и сейчас выглядывал. Но его выдавало красное свечение из глазницы. «Прикройся» — хотелось крикнуть, но лучше промолчать. Охотник отцепилась от меня и медленно шла по кругу осматривая окрестности, он знала, что он не мог далеко убежать.
        Я встал и пошел в противоположную сторону. Сначала потихоньку а потом все быстрее и быстрее, ускоряясь с каждым шагом.
        — А вот и он!  — выкрикнула Звездочка и я оглянулся. Кинжал зазвенев ударился об памятник и покатился по полу. Женщина-охотник и мужчина-мишень схлестнулись в драке. Они двигались настолько быстро, что я не успевал разглядеть детали. Только что они были под тенью огромного памятника, а через секунду боролись на нем.
        Я бежал и не останавливался, потому что очень хотел жить и ничем не мог помочь новому другу. Он выживет, он умеет. А меня уже чуть не проткнули насквозь. Мне нужно качаться и убегать.
        НАВЫК БЕГ УВЕЛИЧЕН НА 17 %
        Я свернул с Площади Независимости и погнал к люку. Надеюсь правильно ведет инстинкт, всегда страдал топографическим кретинизмом. Вот и люк. Лежит нетронутый. Проверяю на предмет проволочек и ниточек, Мишень говорил, что нужно быть осторожным. Ничего. Открываю люк и спускаюсь вниз. В последний раз осматриваю улицу. Тишина и спокойствие. Нет никого. Не бежит спасающийся от смерти друг, не летит супербыстрая Звездочка, чтобы уничтожить меня. Никого. Я закрыл за собой люк.

* * *

        Темно. Не видно ничего. Когда люк сомкнулся над головой свет ушел. И как я раньше видел хоть немного? Наверняка это были фокусы Мишени. Он то знал, толк в подземной жизни.
        А ведь теперь мне придется жить его жизнью целых двадцать девять дней. Месяц жизни в полной темноте среди опаснейших тварей. Охотники, обвешанные имплантами и прокачанные, боятся сюда заходить а я без оружия и без еды собираюсь жить месяц питаясь угольными мышами. Мне страшно захотелось выпить, а люк над головой вздрогнул. Кто-то стоял надо мной. Мишень? Или Звездочка?
        Я замер скрючившись на лестнице, прижался всем телом к стене и прислушался. Наверху тоже не двигались. Тишина. В голове появилась страшная картина — здоровенный робот вырывает канализационный люк одной рукой и швыряет его на сотню метров назад, вторую руку сует в люк и вытаскивает меня кричащего и обоссанного от страха наружу. Поднимает высоко над своей железной башкой и разрывает на две части и кидает их в разные стороны.
        Жесть. Спущусь ка я еще на пару ступенек. Или не шуметь?
        Так я просидел долго, успел успокоиться и забыть про страшные выдумки. А потом оно ушло. Что бы это ни было. Теперь мне предстояло осваивать Подземные Уровни.

        Глава 6

        Когда монстр ушел, я понял, что не хочу спускаться. Я просто боюсь. С Мишенью было не страшно, он плавал в этой темноте, как жаба в луже.
        Я не был настолько уверен в себе. Да и Мишень говорил, что мне не выжить.
        ВРЕМЯ 17.47 ДЕНЬ 2. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 28 ДНЕЙ.
        Нужно решать куда податься.
        Вверху охотники и, скорее всего, Звездочка меня поджидает. Внизу темнота и подземные монстры. Где больше шансов выжить?
        Охотники — молодые ребята обвешанные имплантантами для которых убийство — развлечение, но не профессия. Монстры внизу слабее, но их много и убийство для них способ выживания или способ добыть пропитание. Охотники лучше вооружены и подготовлены, но бояться контактировать с подземными монстрами. Те, в свою очередь не лезут на поверхность. Так кто же опаснее?
        Улицу я знаю, подземье — нет. Но охотники тоже знают улицу.
        Чип выдает мое местоположение раз в сутки, но в подземье он не работает.
        Внизу я полностью застрахован от появления Охотников, но против меня все монстры подземных уровней.
        Наверху монстры меня не тронут, но зато будут рады разобраться охотники, бандиты, бомжи, тараканы и пьяницы.
        Мимо лица что-то пронеслось и я не успел рассмотреть. Что-то большое. Это стало решающим фактором, я полез наверх.
        На улице никого, как в нормальном заброшенном районе. Я вылез и аккуратно прикрыл вход. Бутылка воды от Мишени еще была со мной, чтобы носить вещи нужно найти сумку или рюкзак. И, кажется, я знаю где искать.
        На свинофермах Рабочего квартала разводят хряков для элитных районов. Элитники очень любят хорошее мясцо и сальцо. А я знаю место — почту, куда приходят остатки производства. Внутренности, кишки, порченый продукт, хвосты и, конечно, свиная шкура. Если ее правильно обработать и обжечь волоски, то можно делать неплохие наплечные сумки. Именно этим занимался Ткач, который жил на местной Почте. У него можно достать хорошую сумку.

* * *

        К Почте Ткача я добрался без приключений. Старался идти в тени домов и сильно не высовываться. Мало ли какими методами ищут игроков Охотники. Скорее всего у них есть платные осведомители на каждом шагу. За еду они докладывают о перемещении Мишени кому следует, но я не мишень. Я — Игрок.
        Будем надеяться, что Ткач не стучит.
        Проход к почте был перекрыт здоровенными железными воротами. Обычно они всегда нараспашку, но сегодня заперто. Вот непруха же.
        Я подошел к воротам, как всегда к Почте ведет проход между домами, довольно длинный метров пять и там, уже в глубине, виднеются контейнеры. Я подергал за ворота, потряс ими, покричал и ничего. Никто не появился и не ответил. «Хозяина» не было дома. Сколько времени? Я сюда час добирался.
        ВРЕМЯ 18.17 ДЕНЬ 2. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 28 ДНЕЙ.
        Мне еще место для ночевки искать, а тут такая неудача. Только время потратил. Хотя с другой стороны можно и на почте пересидеть в контейнере. Никто ведь не говорил, что это место Ткача и никому нельзя приходить.
        Я сунул бутылку с водой за пазуху, заправил футболку в штаны (чтобы не вылетела бутылка) и полез наверх. Ворота метра три в высоту, два моих роста. Лезть было легко, горизонтальные прутья располагали. Я залез наверх и перекинул ногу на противоположную сторону, огляделся. Вокруг никого, хорошо, а то идеальная мишень из меня выходит. Перекинул ногу и аккуратно спустился.
        Если не найду Ткача, то хоть переночую. А там и он явится. На крайний случай дождусь посылки сверху, возьму свиную шкуру и сам попробую сумку сделать. Ну или поем. Свиная шкура вкусная, если приготовить на костре.
        Я еще раз оглянулся назад. Никого. И пошел вперед, в проход между двумя стенами. Прошел полпути и опять оглянулся, на всякий случай. Такое чувство, что-то кто-то наблюдает. Показалось, и тут бутылка с водой прорвалась где между футболкой и штанами и с грохотом рухнула на пол. Я ругаясь, наклонился чтобы поднять и встретился взглядом с выходившим из-за угла дома черным псом.
        Эту чертову породу вывели когда-то для собачих поединков, популярных в ремесленном квартале. Рабочие и обслуга любили делать ставку, на то, какая из этих здоровенных черных тварей разорвет другую сегодня. Но потом бои запретили элитники. Они побоялись, что черные псы расплодятся и могут стать угрозой спокойствию элитных кварталов, а также перережут рабочий квартал и некому будет производить продукты для богачей. Закрыли все это дело и собак уничтожили. Но не всех. Как-то они просочились в наши районы и стали орудием власти бандитов и местных властей. Но они никогда не ходили сами и без ошейников. Как та, что была сейчас напротив меня. Эта порвет за секунду. И она была не одна.
        Вслед за первым псом рыча и скаля огромные белые клыки вышла вторая. А за ней — третья. И все трое без поводков и намордников.
        «Бешеные или бездомные» — подумал я: «Конец игры».

* * *

        Не в моих правилах сдаваться так быстро, да и терял я надежду уже не раз. А всё фартило до этого момента.
        Отпустил бутылку и медленно выпрямился. Собаки следили за моими движениями и глухо рычали. Я боялся издать даже звук, не то чтобы обратиться к ним. Кажется собаки не любят звуки человеческого голоса и резкие движения. Или наоборот? Времени угадывать уже не было. Хищники двинулись ко мне.
        «Ассимиляция» — говорил Мишень. «Ассимиляция друг, ассимиляция. Хочешь жить среди угольных мышей, сам становись мышью. Понял, не?» — если быть точнее.
        Хочешь выжить среди собак? Стань собакой. Глупо? Да что мне терять. Через минуту Альфа, вожак стаи, бросится и вцепится мне в горло. Я упаду, пытаясь стряхнуть кровожадного зверя, разрывающего мне горло, буду кататься по полу, а в это время вторая собака бросится мне между ног. Отрывая её я окончательно открою горло и Альфа вырвет кадык, а третья начнет рвать живот. Через минуту и восемь секунд все будет кончено. Собаки будут рвать окровавленный, разорванный кусок мяса, когда-то бывший человеком. Потом наедятся и вырывая куски будут их растаскивать в сторону с целью зарыть и спрятать подальше. На потом. А бутылка с водой так и останется лежать покрытая красными пятнами засохшей крови.
        Кажется нужно смотреть им в глаза, чтобы показать превосходство. Я уставился на вожака и медленно встал на колени. Они подходили все ближе. Я встал на руки и зарычал не отрывая взгляда от его красных зрачков.
        Вожак ошеломленно остановился и уставился на меня. Следующие за ним собаки тоже.
        Я зарычал еще громче, входя во вкус. Глаза накрыл красный туман и всё видно было как сквозь красные закопченные стеклышки.
        Вожак пришел в себя и пошел ко мне. Остальные стояли на месте и не двигались. Подошел и сунул морду в лицо. Я зарычал еще громче и оскалил зубы. Зашел сбоку и понюхал мои неказистые лапти. Я следил за ним взглядом, но не поворачивался. Обошел кругом и зарычал. Я прикидывал сколько шансов у меня победить этого черного монстра в бою один на один. Кажется у животных есть такое понятие, как Альфа. Чтобы стать Альфой самому, надо победить вожака в бою.
        Альфа зарычал вдруг громче и залаял. Я не отставал и гавкал еще сильнее. Так и поговорили.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ». УРОВЕНЬ НАВЫКА — 0. НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА 11 %
        Вдруг Альфа замолчал и одобрительно фыркнул. Драться не будем? А я уже настроился.
        Вожак отошел в сторону и ко мне подошла вторая собака. Обнюхала меня, понюхала бутылку, зарычала, толкнула ее носом и лизнула меня.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА 7 %
        Дала подойти третьей и она тоже начала с обнюхивания, а потом подняла лапу и пожурчала мне на ногу. Пометила. Наверное в невесты просится.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА 11 %
        Вожак грозно гавкнул, развернулся и пошел к «почте». Собаки за ним. Я мысленно вздохнул с облегчением и побрел следом.

* * *

        Здесь никого кроме собак не было. Я посмотрел на электронные часы над доставкой. Посылка приедет через час. Колени болели от боли и бутылка осталась позади, но из образа я не рисковал выходить. Нужно дождаться посылки, а может и самого Ткача.
        Собаки улеглись полукругом и я заметил, что у каждой есть свое место с подстилкой из свиной кожи. У собак был хозяин и он заботился об этих зверюгах. Но почему не привязанные и без намордников? Что они тут так охраняли, что не боялись проблем с убитыми людьми? И почему заперты ворота.
        Окружение никаких намеков не давало. Обычная платформа для получения «посылок» и контейнеры вокруг. На лежбище собак много обгрызенных и изжеванных свиных шкурок.
        Кстати об лежбище. Хорошо было бы лечь с собаками, чтобы показать кто тут глава стаи, но охотники могут меня искать. Нельзя забывать об этом. И сюда они точно могут прийти, здесь игрок может разживиться едой, а ловить нужно на живца.
        Я встал на четвереньки и пошел к ближайшему открытому контейнеру метрах в десяти. Пересижу там. Хороший обзор, мне будет видно платформу и собак, а меня не видно ни сверху ни от входа.
        Вожак гавкнул что-то в стиле «Ты куда?». Я тявкнул в ответ и продолжил путь. Надеюсь все правильно сказал.
        Если не бросились, значит правильно. Пересечь десять метров на карачках было нелегко, но я добрался. Заполз в вагон, снял куртку и подстелил под себя. Совсем на железе спать нехорошо, так можно и до конца охоты не дожить. Кости скрутит и поминай как звали.
        Кое как устроился и закрыл глаза. Нужно отдохнуть и поспать хоть немного. Собачья жизнь, такая собачья. Так с мыслями о том, как бы не проспать посылку я её удачно проспал.

* * *

        ВРЕМЯ 00.50 ДЕНЬ 3. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 27 ДНЕЙ
        Проспал часов шесть, не меньше. Посылка благополучно приехала и уехала. Зато прошел еще один день и алкогольная зависимость уменьшилась еще на 10 %. Хороший способ лечения, выпить хочется но взять негде и некогда.
        По платформе кто-то ходил. Я подобрал ноги и вгляделся в темноту. Ну, не то чтобы темнота. Площадка хорошо освещалась, такой себе полусумрак. И вот в этом сумраке бродили фигуры. Собаки лежали положив головы на лапы и не реагировали. Случайность? Не думаю.
        — Видел бутылку?  — сказал первый собеседник. Он протянул руку вперед и я увидел знакомый силуэт. Моя вода.
        Второй взял ее и повертел в руках.
        — Что-то знакомое. Не могу вспомнить.
        — Не можешь вспомнить, милый друг. Это бутылка из запасов Жиртреста.
        Я похолодел. Мало того, что они знали Жирдяя, мало того, что они узнали бутылку, которая связана с Охотой, я узнал голос. Свен, тот парень с зелеными волосами, который курировал меня у охотников.
        — Мишень здесь был?  — возбудился второй персонаж.
        — Он сказал Звездочке, что его зовут Игрок.
        — Так и сказал?
        — Да! Меня зовут Игрок! Самоуверенный болван!
        Свен засмеялся и его друг подхватил. Я лежал, прижавшись к шкуре, и молился, как умел. Господи, прости меня и все такое. Я больше не буду пить и думать о женщинах на верхних уровнях. Я поеду на остров и буду самым благодарным работником и НПС месяца. Только не дай им обнаружить меня.
        Игрок,  — еще раз повторил Свен, успокаиваясь,  — Ты думаешь он здесь, на площадке?
        Не знаю.
        — Ты же охотник, узнай, милый Конструктор.
        Я пополз в глубь контейнера, подальше от входа. Конструктор. Только не это. Теперь я разглядел его. Маленького роста, в два раза ниже меня, можно сказать «в пупок дышит». Естественно в маске, теперь я видел его лицо.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УЛУЧШЕН НА 9 %
        Свен, стоял заложив руки за спину а во рту дымилась сигарета. Он не двигался и только наблюдал, как мягко пошел в сторону конструктор, снял со спины большую сумку и положил ее на пол. Широким замахом расстегнул молнию.
        — Чего там?  — спросил Свен, но с места не двинулся,  — Новые цацки?
        — Увидишь.
        Конструктор поднялся и отошел на шаг назад. В руках у него был пульт.
        — Позвольте представить, надкусанные яблочки-убийцы.
        — Что?
        Из сумки выскочило нечто маленькое. Слишком далеко, не видно. Маленькое двигалось быстро и жужжало. Подъехало к ногам конструктора, остановилось и поехало к Свену. Он сделал шаг назад, но механизм быстро его догнал.
        — Охотник! Убери от меня от этот железный сухофрукт! У меня он вызывает дрожь в коленях.
        — Они безопасны для всех кроме жертвы. Каждое яблоко смерти несет в себе информацию о Мишени и запрограммировано устраивать направленный взрыв только рядом с ним.
        — Ох и фантазия у тебя, Конструктор. Откуда только берешь такие идеи?
        Я уже разглядел робота, который вернулся к хозяину. Это было маленькое яблоко, откушенное с правой стороны. На колесиках. Красиво раскрашенное и смертоносное. В том месте где был импровизированный укус светилась лампочка.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УЛУЧШЕН НА 9 %
        — И как это яблоко обыщет такую площадь в одиночестве, милый друг?
        — А кто сказал, что в одиночку?
        Сумка зашевелилась и конструктор наклонившись помог выбраться еще одной игрушке и еще одной… и ещё.
        Свен зааплодировал, смеясь:
        — Удивил. Когда успел столько наклепать?
        Я насчитал шесть роботов. Но мог и ошибаться, пора уходить и чем быстрее тем лучше. Если эти яблочки меня найдут, думаю восстановление уже не поможет.
        — Искать!  — сказал Конструктор и нажал на пульт. Яблочки, секунду назад, кучковавшиеся рядом, разъехались в разные стороны.
        Я еще сильнее вжался в холодный пол и не знал, что делать. Один робот направлялся в мою сторону, остальные разъехались в другие.
        — Найдут?
        — Если он здесь — найдут.

* * *

        Робот был все ближе и я успел разглядеть его в деталях. Небольшое яблоко на платформе и колесиках, откушенное с одной стороны. Покрашено в желтый цвет, а в месте укуса белое и светит лампочка. Сам плод медленно крутится на платформе, как будто сканируя местность. Ищет меня. Интересно на каком расстоянии он работает?
        <Я отполз в угол контейнера и потерял робота из виду. Вжался в противоположную стену и ждал. Снял с ноги калошу и ждал. В худшем случае кину в него и постараюсь перевернуть ударом, а сам побегу на улицу, оттуда в проход и если добегу до выхода там уже петлять и сбивать врагов со следа. Но если робот взорвется рядом, короче глупый план.
        Дальше я уже не видел, а только слышал. Контейнер добротный, пятиметровый. Мама говорила, что когда то двое мальчиков задохнулись в них. Они хотели попасть на верхние уровни и спрятались внутри, когда контейнеры загружали товаром. Поехали наверх и не вернулись. Все думали, что они там остались, пока мальчики не приехали сверху упакованными уже в гробы. То ли они умерли с голоду, то ли их убили полицейские — мама не знала. Но наверху их хоронить не захотели. Видели они элитные уровни или нет, я не знаю. Никто не знает.
        Робот жужжал совсем близко и я всё ожидал появление маленькой тени на пороге. Но порог именно то, что спасло меня. Чтобы войти внутрь человеку нужно просто переступить небольшой железный порожек. Собаке, кстати, тоже не трудно. Но маленькому роботу с платформой на колесиках препятствие оказалось непреодолимым.
        Он долго жужжал у входа пытаясь пролезть, а может быть даже заглянуть внутрь, но ничего не выходило. Потом наступила тишина. «Вслушивается» — подумал я с облегчением.
        — Нет никого,  — сказал Конструктор и роботы начали возвращаться,  — Ушел значит.
        — Странно. Я был уверен, что Мишень здесь, милый друг.
        — Вероятность того, что роботы упустили его довольно не велика, но все таки есть. У нашего бомжа интеллект на пять баллов, а у роботов ниже нуля. Конечно он мог перехитрить их. Я поставлю ловушки на всякий случай и он попадется.
        — Давай я пущу собак. Они умнее твоих роботов.
        — Командуй.
        Свен приказал собакам искать чужого и я встал на четвереньки. Сработало тогда, сработает сейчас. Собаки с лаем разбежались между контейнерами, а я ждал. Они бегали вокруг, забегали в контейнеры и выбегали из них, переворачивали картонные коробки и рвали их с остервенением. Тогда Свен кричал «Фу!» и беготня продолжалась. Я стоял на четвереньках и готовился к худшему. Но, ничего не случилось.
        В мой контейнер забежал один из псов и начал было звонко лаять, но подбежав ближе остановился. Обнюхал мою шею (а я его) лизнул и выбежал наружу. Кажется обошлось.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА 9 ПРОЦЕНТОВ.
        — Нет его,  — сказал Конструктор,  — я же говорил. Он прячется. Старая Мишень наверняка сдал ему свое убежище и он может там затаиться.
        — Фу!  — крикнул Свен на собаку.  — Фу! Как думаешь, где он прячется?
        — На Подземных уровнях. Я уверен.
        — Но как там можно выжить целый месяц?
        — Значит можно. И мне придется его оттуда выкуривать. Все лучше, чем на занятия ходить.
        Они пошли разговаривая по дороге и голоса становились все тише и тише. «Конструктор забыл поставить ловушки»,  — думал я,  — «Сегодня у меня удачный день».

* * *

        Я, наконец-то, вылез из контейнера на воздух и только теперь понял, как замерз. Просидеть час на железном полу — это не шутки. Когда ты вечно пьяный и пропитан спиртом от макушки до ушей, то никакая хворь не берет. А вот когда организм не получает дозу, все болячки просыпаются одновременно.
        Меня трусило как от холода, так что пришлось обхватить себя руками. Из носа текли сопли, да и в штаны я наверное капнул пару раз. Попытался прорваться кашель, но я сдерживался, не хотелось нарушать тишину.
        Собаки лежали на своих местах. Доставка через полчаса, судя по табло.
        — Ну что, собаки дикие?  — я присел и обнял вожака — Вам не холодно, гладкошерстные? Мне холодно, терпеть тяжко.
        Собака не реагировала и не сопротивлялась. Я сел на колени и обнял ее покрепче, забирая тепло. Хорошо! Подошла вторая и ткнула носом в плечо.
        — Иди сюда, моя хорошая — я обнял ее второй рукой, сел поудобнее и оперся спиной о контейнер,  — Вот вы мои грелочки. Посижу чуть-чуть, посмотрю, что в доставке приедет и пойду. Мне тут долго оставаться нельзя. Ваши хозяева — плохие дяди вернуться и будет бо-бо.
        Третья собака подошла и легла мне на колени. Если бы не холод от пола в пятой точке, то я чувствовал себя в меховой шубе. Шубе без задней части. Вот если из этих собак сшить накидку и шапку, хотя у них шерсти особо нет… Эта порода гладкошерстная… Так меня и сморило на полу в окружении диких собак и дурными мыслями в голове.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА 12 ПРОЦЕНТОВ.

* * *

        Когда собака зарычала, я почувствовал как напряглись мускулы под ее кожей. Я отрубился, а доставка уже ехала.
        «Внимание! Прибывает расходный материал с верхних этажей. Всем отойти на безопасное расстояние. Двери приемника не трогать и не пытаться открыть. Дождитесь дополнительного сигнала и только тогда начинайте выгрузку.»
        А по проходу кто-то шел. Собаки рычали и смотрели в ту сторону. Вожак вопросительно посмотрел на меня, как будто спрашивая разрешение.
        — Иди, чего ты.
        Пес зарычал и побежал. Стая рванула за ним, а я в бок. Я видел тени, их было не две и даже не три. Встречаться с ними, подсказывала мне «чуйка», нежелательно.
        Пригибаясь и стараясь не отсвечивать я побежал к своему любимому контейнеру. Выручил раз, выручит и второй.
        Бах, бах, бак загремели выстрелы и запищали собаки, умирая. Че это за херня? Я рухнул на пол и пополз вперед к большому картонному ящику с нарисованным мелом крестом, до спасительного контейнера не добежать. Заполз в ящик задом и прикрыл фанерные створки. Укрытие так себе, но если никто протыкать мечами (как фокусник) картонный гроб не будут, то не найдут. Нужно только пересидеть.
        По проходу шли вооруженные люди. Я их практически не видел, но когда бежал, то оценил по теням. Хотя у страха глаза велики. Потом я видел только ноги: в сапогах, в кедах, в тапочках. Разношерстный сброд. Но откуда у них оружие? Проблемы с собаками была решена радикально.
        Компьютерный голос уже рассказал о том, что нужно отойти в сторону и вел обратный отсчет.
        овоприбывшие терпеливо ждали, когда приедет лифт и я под шумок разглядывал ближайшие сапоги. Красивые, коричневые, на высокой подошве. Видно, что хозяин следит и чистит. Впереди зашнурованы прочными шнурками, на таких повеситься можно. Носок темно-коричневый, основная часть светлее, подошва на шипах. Модный парень носит и наверняка очень богатый. На наших уровнях таких мало. Это или наркобарыга или смотрящий. Но с оружием. С огнестрелом по Нижним уровням никто не ходит, это запрещено.
        Посылки приехали и хозяин сапог начал нетерпеливо постукивать каблуком. Забегали остальные вокруг него, заскакивали на платформу и снимали ящики. Передавали их друг другу. Открывали, смотрели и передавали дальше. Людей как и ящиков было реально много. Но людей больше.
        <Судя по тому, как они пыхтели и как выбивал дробь хозяин коричневых сапог, груз тяжелый и перетаскивать его будет сложно.
        — Быстрее!  — сказал кто-то тоном начальника,  — Прячем в ящики, отмеченные крестом. Все что можем унести сейчас — уносим. За остальным товаром вернемся.
        Они начали открывать прибывшие ящики и доставать что-то железное.
        — Ой,  — сказал один и уронил на пол небольшую коробочку, она раскрылась и по полу покатились патроны. Вот что они разгружали. Кто-то сверху отправлял оружие этим убийцам собак.
        — Ну что же ты,  — сказал начальник и послышался звук удара. Жертва охнула и упала на колени. Теперь я видел его. Молодой с длинными усами мужик теперь подметал усами и волосами пыль и пытался отдышаться после удара по ребрам.
        Вот только если он повернется, то может разглядеть и меня. Усатый глубоко вдохнул и начал собирать рассыпавшиеся патроны. И тут до меня дошло, что я в ящике с нарисованным мелом крестом.
        Быстрые шаги. Кто-то подошел и рванул ящик вверх, поднимая. Вот только поднять не вышло, внутри оказался я.
        — Че такое?  — он опять дернул и перевернул коробку на бок. Я покорно лежал и старался стать невидимым. Ну ведь должна быть такая способность.  — Шеф, эта коробка чем-то набитая.
        — Так посмотри уже что там!
        У меня перед глазами появились большие резиновые сапоги и руки с грязными ногтями. Створки распахнулись.
        — Оба-на! Да тут мужик!
        Все сапоги прекратили движение и повернулись в мою сторону. Кто-то даже передернул затвор.
        — А ну-ка вылазь!  — рявкнул шеф в коричневых сапожках и я полез наружу. Лез осторожно, не быстро. Могут пристрелить ненароком. Освободился из картонного плена и встал в полный рост.
        Бандитов действительно было много и они все были вооружены и в ящиках было оружие, патроны и гранаты.
        — Пристрелить его, шеф?  — подобострастно сказал вставший с колен усач. Шеф, здоровый дяденька в джинсах, белой футболке и коричневых сапожках лениво разглядывал меня и ничего не ответил усатому.
        — Бомж — вдруг сказал он,  — Тебе не повезло. Ты зря устроился спать в этой коробке сегодня. Пойми, мы против тебя ничего не имеем.
        — Пристрелить?  — все не успокаивался усатый.
        — Нет, зачем. Он ничего не расскажет, правда, бомж?
        Я закивал усердно головой, всем видом давая понять, что за мной как за стеной и вообще «слушаюсь и повинуюсь».
        — Ты говорить умеешь?  — засмеялся шеф и все рядом стоящие подобострастно захихикали.
        — Да,  — прохрипел я односложно. Нужно строить из себя придурка и пропойцу, может быть тогда они меня не тронут, как недоразвитого. Больных не убивают.
        — Пересмешник, дай ему выпить. По глазам вижу, что хочет накатить. Правду говорю, бомж?
        Я закивал, выпить хотелось, но уже два дня без заправки, эта Игра шла мне на пользу. Но алкоголик похоже алкоголик на всю жизнь.
        Подбежал мелкий парень в широкополой шляпе и темных очках — сунул мне флягу с выгравированной маленькой птичкой с острым клювом.
        — Пей.
        Я взял флягу, открутил крышку и выпил живительной флаги. Хорошо! Волна наслаждения пошла через горло вниз, разливая тепло по телу во все концы. Как же мне было хорошо! Я забыл, насколько это вкусно и почему я так любил это дело.
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УВЕЛИЧЕНО НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Шеф с интересом наблюдал за мной и когда я сунул фляжку назад отрицательно покачал головой.
        — Обижаешь. Между первой и второй перерыв небольшой.
        Мне не нравились эти сообщения внутреннего компьютера, но не отказываться же от выпивки? В конце-концов у них ружья. Я опять приложился к источнику наслаждения.
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УВЕЛИЧЕНО НА СОРОК ПРОЦЕНТОВ.
        Я махнул рукой, вызывая интерфейс. Буквы вылетели и встали в раскаряку по всему периферийному зрению. К тому же перепутались местами и уменьшились в размерах. Я махал руками, как флюгер, пытаясь упорядочить таблицу на экране.
        — Чой-то он?  — спросил наглый рыжань в кожаных штанах.
        Наконец я нашел нужную строчку и прищурился, пытаясь поймать фокус.
        «ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ ДЕВЯНОСТО ПРОЦЕНТОВ.»
        Терпимо. Нужно заполнить до конца, если уже начали.
        — Эй, полегче!  — сказал шеф, посмеиваясь,  — Бухло дорогое. Элитное.
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УВЕЛИЧЕНО НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я отшвырнул флягу в сторону и удовлетворенно рыгнул. Толпа выдохнула и посмотрела на начальника.
        — Нужно его пристрелить,  — повторил усатый.
        — Зачем? Он ничего не расскажет. Правда?
        Я поспешно кивнул, как будто от этого судорожного кивания зависела жизнь.
        — Хорошо,  — похвалил шеф,  — Пересмешник и Заноса проведите нашего друга.
        Парень в шляпе поднял флягу, отряхнул ее об колено и сунул в карман. Достал пистолет и ткнул в мою сторону.
        — Пошли!
        Заноза оказался занозой с автоматом. Он ткнул дулом указывая направление куда мне идти. На выход. Вообще-то я его не спрашивал, но пошел. Охранники за мной. Хорошо, что не убьют. Отосплюсь и пойду мочить Охотников. Надоело мне бегать от этих юных упырей. Пусть у себя там элиток пугают.
        Вожак вместе со своей стаей лежал в луже крови, не успели добежать до прохода между домами, ребятки мои.
        Я остановился и алкоголь пробудил чувство благодарности, глубоко запрятанное внутри. Присел и погладил холодное тело собаки, хорошо выполняющей свою работу. Глаза ее остекленели и все равно яростно смотрели в одну точку.
        — За что собак убили?
        — Самооборона,  — ответил Пересмешник,  — Хорошие твари, но мы защищались. Откуда они вообще тут взялись, тут должно быть зачищено. И ты еще в коробке спишь. Проходной двор, а не секретное место встречи.
        — Они бы полакомились яйцами Занозы,  — задумчиво сказал я.
        — Встань!  — он ткнул меня дулом автомата в спину,  — Пошли, бомж!
        Я погладил собаку последний раз и поднялся. Они лежали троем, почти бок о бок, с рваными ранами в боках, остекленевшими глазами и клыками, обнаженными в последнем рыке. Как три брата.
        — Хозяева этих собак вас не простят.
        И мы двинули дальше.

* * *

        — Пойдем мочить упырей?  — спросил я у Заносы.
        — Чего?  — он махнул автоматом,  — Иди давай.
        — Я этих элиток на *** вертел,  — уточнил я и показал где их вертел.
        Пересмешник засмеялся а Заноза ткнул стволом в спину.
        — Шагай, убийца!
        — Эх, ты,  — сказал я,  — Заноза в заднице.
        Так неспешно мы подошли к воротам. Они были закрыты изнутри. Пересмешник дал знак остановиться и пошел открывать. Заноза стоял за спиной и автомат не опускал.
        — Опусти,  — сказал я — Оружие, нацеленное на меня, отрезвляет. А мне и так хорошо.
        — Ничего. Не долго тебе осталось. Не успеешь протрезветь.
        Вот именно эти слова и привели меня в чувство. А также злобный взгляд, который бросил на Занозу напарник. Пересмешник повернулся и продолжил дергать замок. Заело.
        Я повернулся к напарнику и улыбнулся ему. Меня больше не водило из стороны в сторону и взгляд был ясным. Шагнул вперед и нанес противнику в лицо прямой удар правой рукой, левой схватил автомат и дернул, отводя дуло в сторону. Заноза рухнул на спину, но успел конвульсивно нажать спусковой крючок. Грохнул выстрел. В молоко. Я опять рванул автомат на себя и добавил ему ногой сверху, чтобы забрать ствол. Вырвал и пока он держался за свой хрюндель повернулся к Пересмешнику.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Пересмешник нажал на курок и пистолет рявкнул, пробивая дыру в животе. Меня отбросило в сторону и помню, как споткнувшись о Занозу падаю на спину. Боли не чувствовал, только помутнело в глазах и сперло дыхание. Руки машинально зажимали рану, но напрасно, сквозь пальцы текла кровь, толчками выливаясь на поверхность.
        Пересмешник сунул пистолет на место и подошел.
        — Заноза! Заноза, ты жив?
        — Да! Этот падла мне нос сломал, херов бомжара. Забери у него мой МП.
        — Хорошо,  — сказал Пересмешник и забрал у меня автомат из руки.
        — Суука,  — стонал Заноза,  — как больно! Вот урод, мы его поили, кормили, а он мне харю причесал. Проверь его, это тварь еще может жива.
        — Нет,  — ответил Пересмешник и наклонился, чтобы меня рассмотреть,  — он пулю в живот словил.
        Я выбросил руку вперед и обхватив его за шею дернул вниз, а второй обхватил кадык (четырьмя пальцами с одной стороны и большим с другой) и дернул вперед, в сторону головы, ломая. Пересмешник закатил глаза, захрипел и рухнул на меня роняя оружие.
        — АА,  — закричал еще живой Заноза,  — Ты чЁ творишь!
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА.
        Я отпихнул свалившееся тело и сел на корточки, зажимая рану на животе.
        — Помогите!  — закричал вдруг Заноза — Шеф! На помощь.
        А ведь услышат. Да когда уже начнется?
        АКТИВИРОВАТЬ НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ? ДА/НЕТ
        Наконец-то.
        Да! Восстанови меня!
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 0 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 11 ЧАСОВ.
        Погнали. Я выпрямился и посмотрел в сторону «Почты». Никто не бежал, по крайней мере пока. Занозу не услышали.
        — Шеф все равно тебя достанет, вонючий бомж,  — проскрежетал безносый,  — Хотя ты все равно сдохнешь в муках. После таких ранений не выживают.
        Я посмотрел на окровавленные руки, прижатые к животу, на кровь вокруг свою и чужую. Если бы меня спросили, что я думаю об этом бомже с раной в животе то я бы сказал, что ему П…ц. И лучше его пристрелить.
        Но сейчас что-то жужжало внутри меня. Со стороны не слыхать, но если бы я был беременной девкой, а Заноза подзалетевшим парнишей и он приложил бы ухо к животу (бьет ножками, ты только послушай!) то лицо бы у него изменилось.
        Что там за жуки у тебя внутри, дорогая?
        Оружие я брать не стал. Просто отпихнул ногой подальше и ствол и автомат. Во первых я ими пользоваться не умею, во-вторых унести не смогу, иначе кишки без поддержки вывалятся наружу. На имплантанты надейся, а сам не плошай.
        Конечно, Заноза мог поднять и выстрелить в спину, но он еще не пришел в себя, удар получился хороший. А потом он вполне мог желать мне умереть не быстро. Рана в живот очень болезненная у нормальных людей. Вот только я ненормальный.

* * *

        Ворота уж были открыты, Пересмешник или как там его звали, почти успел. Я толкнул плечом створку и вышел в образовавшийся проход. Заноза уже сидел на земле и следил за мной, держась руками за нос.
        — Ты сдохнешь медленно, бомж!
        Я показал ему междууровневую комбинацию из трех пальцев и ушел в темноту.

        Глава 7

        «Почта» осталась позади, я брел по ночным улицам, решая куда идти. Срочно нужно найти лежбище и подождать, пока чип сделает свое дело.
        Сказать, что ощущения хреновые — ничего не сказать. В животе что-то жужжит и режет, в глазах красная пелена, а ноги уже еле держат. Одной рукой я хватался за стены домов или уличные фонари, которые когда-то даже работали, а второй зажимал живот. Кровь остановилась, но иногда просачивалась и бесформенными пятнами оставалась на дороге. Тут и собаки не нужно, чтобы найти меня. Сигнал примерно через двенадцать часов, нужно найти укрытие и желательно идти на Подземные Уровни. Я уже почти было решился, как подумал о том, что на запах крови может сбежаться половина чудовищ канализации.
        За мной так никто и не погнался. Наверное были заняты своими делами с оружием и не сразу обратили внимание на пропажу двух бойцов. А когда Заноза вернулся, то решили не тратить время на раненого в живот бомжа. Да плевать мне на них, не боюсь. Уложу одной левой, у меня четыре силы и 60 % рукопашного боя. Вот только с животом проблемы и выпить хочется.
        Сейчас бы на мою родную «Почту» под вино-водочным заводом, я бы всех раскидал и отвел душу. Вот очухаюсь и обязательно наведаюсь.
        Меня повело в сторону и я нагнувшись, расставил широко руки, чтобы не разбить голову об стену. Чертовы «вертолеты». Когда «переберу» с алкоголем постоянно такая фигня приходит, носит по ветру и без ветра, как бумажку из туалета. Можно и головой об дом влететь, а можно и в толстый живот местного бандита. Еще неизвестно, что хуже.
        Я схватился руками за стену и мягко по ней сполз на землю. Мотало меня из стороны в сторону, как на бочке верхом. Блин, все таки приложился головой об стену.
        ВЫНОСЛИВОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Ну офигеть теперь. Супер выносливый, нах. Я встал на корточки и открыв рот застонал. Рвотные позывы, они всегда приходят после вертолетов. Если в желудке есть еда, то она вся выйдет а потом начнутся ужасные попытки выблевать свои желудочные соки, когда живот пустой. Когда я ел последний раз? Жареную тварь а-ля Нижние Уровни? Тут и блевать толком нечем.
        Так и вышло. Я икал, рыгал и желудок бился внутри, как пойманная рыба, но рвать не выходило. Оперся о стену и закрыл глаза. Как надоело все это сдохнуть бы уже и не будет ни беготни от охотников, ни постоянного желания выпить, ни даже этого уродского состояния.
        Мимо прошел мужчина и презрительно окинул меня взглядом. Сейчас все на работу попрут, сидеть здесь нельзя — вызовут полицию.
        Я осмотрел рану на животе. Она уже затянулась серой тонкой пленкой и кровь не пропускала. Внутри работа шла полным ходом, но кишки по ощущениям лежали внутри огромным смятым комком. Нужно дождаться «ремонта» в укромном месте. Я уже почти было решился идти в Подземье, когда увидел открытую дверь подъезда.
        На нижних уровнях живут не только наркоманы-тараканы и алкоголики. Здесь много ссыльных, рабочих, бывших зеков и тех, кто этим сбродом более менее руководит. Кто работает и зарабатывает (честно или нечестно) тот живет в квартире, все остальные в палатках, на помойках, на складах и Почтах. Таких как я всё-таки меньшинство.
        И вот те, кто живут в многоквартирниках не хотят чтобы к ним вторгались такие как мы. Нарушение личного пространства и все такое. Поэтому двери подъездов всегда закрыты, чтобы никто не ночевал под лестницей. Но я видел открытую дверь. Дом через дорогу зазывал своим открытым подъездом и я не мог отказаться. Кто-то вышел и забыл захлопнуть дверь.
        Я встал и держась за стену поднялся. Постоял немного приходя в себя и неспешно, не привлекая внимания пошел через дорогу. Позади оставалась стена с небольшой лужицей крови под ней.

* * *

        В каждом многоэтажном доме есть подвал. Там хранятся вещи жителей (обычно ненужные): коляски, поломанные стулья, кресла и прочий хлам. А еще там теплые трубы и жара. Если удастся там спрятаться, то мне определенно повезло.
        Я открыл дверь и прислушался. Никто сверху не спускался. Где-то готовили еду, плакал ребенок, а мать кричала на него, работал телевизор — обычный бытовой шум от которого я так отвык. Эти запахи и ощущения из детства.
        Оглянувшись по сторонам я зашел в подъезд и аккуратно закрыл за собой дверь.
        Живот застонал, забурчал, закричал, взывая к этим волшебным запахам. «Как бы этот грохот не услышали на всех этажах»,  — подумал я и зажал нос, чтобы не вырубиться от голода.
        Подвал должен быть где-то здесь, ступеньки действительно нашлись и вели вниз к двери, обитой драным мехом. Я пошатываясь, одной рукой зажимая нос, а другой живот спустился вниз и дернул за ручку. Дверь легко открылась и я скользнул внутрь.
        Темно. Пошарил рукой по стене слева и нашел старый выключатель, щелкнул и на секунду зажмурил глаза.
        Обычно местные подвалы наполовину затоплены горячей грязной водой из труб и на стенах плесень кругами. Но этот был идеален.
        С потолка свисает новенькая лампочка. Пол сухой и явно подметается, в углу совок и веник. Посреди подвала длинный стол, с двух сторон его окружают скамейки. На стенах развешаны плакаты с модными среди молодежи скрипичными группами и всякая агитка в стиле «Хорошо учись и поднимешься на уровень выше», «Элитные районы для каждого», «У тебя есть шанс»… Ну и все в таком стиле.
        И тут было жарко, батареи работали на полную катушку.
        Тогда меня и сморило, просто там у двери.

* * *

        ВРЕМЯ 8.19 ДЕНЬ 3. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 27 ДНЕЙ.
        В голове били барабаны. Громко и настойчиво. Я застонал, просыпаясь и пережил очередной позыв приступов рвоты. Ничего не вышло. И куда делась эта жареная крыса?
        Голова кружилась и жужжали моторчики в животе, теперь я представляю как себя беременные чувствуют. Нужно немного поспать и желательно не на полу, хоть тут и тепло.
        Я добрел до скамейки и уже собирался лечь на нее, когда подумал, что скорее всего навернусь на пол через пять минут сна. Со стола хоть и выше падать, но он шире. Что это? Настольная игра «Как стать элитой за 100 дней». Детишки развлекаются. Взял одну карточку. Какие-то цифры, проценты, пояснения правил на обложке с одной стороны. С другой нарисован человек с железной рукой и голова у него вся в татуировках. Какие-то то ли схемы, то ли карты. Название карточки «Киборг- рекрут». Дурят малышам головы своей пропагандой, а потом на органы сдают. Я смёл одним махом карту, фишки, коробку, карточки на пол и пошатываясь залез на стол. Снял куртку, скрутил в комок и попытался заснуть. Получилось не сразу. Но получилось.

* * *


* * *

        ВРЕМЯ 13.19 ДЕНЬ 3. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 27 ДНЕЙ.
        — Здравствуйте.
        У двери стояла девочка. Я протер глаза и сел.
        — Здрасьте.
        Страшно болела спина и правая рука, от неудобного положения тела, но пока не тошнило. Наверное долго спал, если попустило. Но девочка вроде настоящая, не галлюцинация. Шея тоже болела, хорошо, что бошку себе не открутил во сне.
        Руки так и были прижаты к животу, я посмотрел на рану и положил их назад. Ещё не зажила. Уже лучше работает, но ждать нужно долго.
        — Вы нашу Монополию случайно опрокинули…
        — Извините,  — сказал я, слез со стола, держась за рану, и начал собирать раскиданные по полу карточки.
        — Ничего страшного,  — девочка без страха подошла и стала помогать,  — вы же случайно, во сне.
        — Ага,  — соврал я,  — случайно. Просто так случилось.
        Девочка принесла коробку из под игры и поставила рядом. Брала карточки и складывала их в столбик, по типам. Аккуратистка. Я застонал и начал массировать одной рукой шею. Болит ужасно. Девочка сочувственно промолчала и ничего не сказала. Просто продолжала собирать карточки в лоты для карточек, фишки в слоты для фишек. Все сортировала по типам и цветам. Взяла карту, поднялась и разложила ее на столе. Пришлось мне продолжать, наблюдая за ней снизу вверх.
        — Ты живешь в этом доме?
        — Да,  — сказала она равнодушно,  — Мы с папой и мамой живем.
        — А папу, как звать? Может мы знакомы?
        — Нет,  — она посмотрела на меня сверху вниз почти равнодушным взглядом,  — Мой папа отлавливает таких, как ты.
        — Это еще что означает?  — обиделся я.
        — Мой папа — полицейский. Он занимается тараканами.
        — Стоп,  — сказал я, но тихо и не порываясь встать, нельзя было пугать девочку зря,  — Я, что, похож на таракана?
        Она опять посмотрела на меня.
        — Ага.
        — Да ладно тебе, почему?
        — Спишь в подвале, на ногах калоши какие-то, запухший, весь в крови — настоящий таракан.
        Она села на корточки и продолжала собирать карточки. Я видел ее маленькую тоненькую шейку, выглядывающую из-под курточки и подумал, что со своей силой, четверкой, вполне могу сломать ее одним ударом. Быстро и наверное безболезненно. Без имплантантов тоже наверное справился бы.
        — Нет,  — говорю,  — я не нюхаю. Просто мне в жизни не повезло. Кстати, давай познакомимся. Как тебя зовут?
        — Меня Юла. А ва…
        Звякнуло и прилетело очередное системное сообщение.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА. ТРИ ЗОЛОТЫХ. ВСЕГО НА СЧЕТУ ШЕСТЬ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        — Неважно,  — сказал я и отмахнулся от надписи,  — Я должен тебе признаться. Но сейчас мне нужно объяснить кое-что. Через десять минут мне станет очень плохо, и я буду вести себя не красиво. Не пугайся, это временно и быстро пройдет. Мне нужно будет перетерпеть, а тебе не бояться. И главное никого не нужно звать на помощь.
        — Даже папу?
        — Папу точно не нужно.
        — Он умеет оказывать медицинскую помощь.
        Я подумал о том, какую он помощь сможет мне оказать и решительно отказался. Папа должен отдыхать после работы, зачем ему мешать.
        — Ты точно не таракан-наркоман?  — переспросила девочка,  — Может у тебя ломка?
        — Нет,  — ответил я как можно серьезнее и строже,  — я киборг-рекрут с элитных кварталов. Я послан сюда с секретной миссией находить талантливых детей и забирать их на верхние уровни.
        — Как в Монополии?
        — Так точно,  — отдал я честь,  — в неравной схватке с бандитами я получил несовместимые с функциональностью повреждения. Через несколько мгновений из Центра телепатическим путем доставят прямо в мозг инструкцию с лечением. Это болезненная процедура и мне будет очень больно. Поэтому я прошу тебя, как одного из кандидатов на учебу, не бояться и никого не звать на помощь.
        Юла завороженно смотрела на меня, слушала и кивала. Но и задавала вопросы.
        — А разве роботы чувствуют боль?
        Я поднял карточку с киборгом и показал ей.
        — Я не робот. Я киборг. Наполовину человек, наполовину робот. Понимаешь? У меня есть мышцы и нервы, поэтому я чувствую боль. Но у меня есть и железные детали, которые можно заменить. Мне вживят инструкцию, которая ааа…
        Боль вернулась. Опять сквозь тело пускали потоками ток: взад и вперед, вверх и вниз. Я упал и перестал себя контролировать. С каждым разом боль становилась все сильнее и яростнее. Это они специально что ли? Неудивительно, что Мишень был таким придурочным. Если меня будут долбить все сильнее тридцать дней, то я буду еще хуже. Но об этом я подумал потом, когда боль прошла, спустя вечность. Но как же долго вечность длилась.
        Когда боль ушла я открыл глаза и потихоньку начал разжиматься из позы эмбриона. Стены вокруг были в крови, на полу кровь как будто прошел кровавый дождь. Но чувствовал я себя хорошо. Юла все еще была тут. И она не испугалась.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СИЛА УМЕНЬШЕНА НА 4 БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАША СИЛА РАВНА НУЛЮ. ВЫНОСЛИВОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА 3 БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАША ВЫНОСЛИВОСТЬ РАВНА ЧЕТЫРЕМ БАЛЛАМ.
        Я потерял всю свою силу. Но что-то приобрел.
        — Получили инструкцию?  — спросила девочка, и я поспешно прикрыл рану руками.
        Да. Мне нужно будет уйти на некоторое время, но потом я вернусь. Ты веришь мне?
        — Ага,  — сказала Юла,  — я видела моторчики в вашем животе. Было немножко страшно.
        Сигнал ушел охотникам. Нужно спешить. Я, кряхтя, поднялся и подошел к девочке. Положил ладонь ей на голову и как можно честнее глянул в глаза.
        — Я пошел на ремонт. Ты должна покинуть подвал и не приходить сюда до вечера. Здесь может быть опасно. Поняла?
        Юла кивнула.
        — Бандиты могут прийти за мной, а сейчас я не могу сражаться против сотен врагов, я ослаб. Поэтому не приходи сюда до вечера и если тебя будут спрашивать обо мне, ты никого не видела. Понимаешь?
        Юла кивнула и я побрел к двери. Взялся за ручку. Дернул. Она не открылась.
        — Когда вы с друзьями собираетесь играть?
        — По вечерам.
        — Сможешь сделать так, чтобы никто не пришел сегодня вечером?
        — Смогу.
        — Тогда я вернусь вечером.
        Дернул за ручку. Не открывается. Чертова нулевая сила. Смущенно посмотрел на девочку, просить было не очень удобно. Она не поняла. Потянул еще раз и дверь открылась.
        Поднялся по ступенькам в подъезд и приоткрыл входную дверь.
        На противоположной стороне улицы сидел черный человек. Он рассматривал пятно крови на стене. Моей крови. Я шагнул назад и закрыл дверь. Приплыли. И как можно быстрее полез в подвал.
        — Что случилось?
        — Бандиты уже здесь.

* * *

        Он сидел на корточках и рассматривал кровь. И готов поклясться он даже взял ее на палец и лизнул. Приподнял маску и лизнул.
        Я осмотрел подвал. Стол, трубы на потолке и на полу, скамейки — больше ничего. Спрятаться негде. Сигнал шел отсюда. Охотник явился. Живот еще окончательно не зажил, сила уменьшилась до нуля. Шансов выжить на этот раз не было совсем. Я старался не подать вид, чтобы не испугать девочку, но я был безумно напуган.
        — Иди, Юла. Здесь тебе нельзя быть. Он придет за мной.
        Она отрицательно покачала головой.
        — Он меня не тронет. Я — дочь полицейского.
        — Беги!
        Она подошла к двери и надавила на нее плечом, щелкнул закрываясь замок.
        — Давайте спрячемся,  — и выключила свет.
        — Юла,  — прошептал я через минуту,  — ты что нибудь видишь?
        — Неа.
        — Сейчас я попробую включить фонарики из глаз, ты не пугайся.
        — Хорошо,  — ответила она и взяла меня за руку.
        Я вспомнил не злым добрым словом Мишень и мысленно активировал способность «Хождение в темноте».
        Стало светлее, но ненамного. Я схватил девочку и повел вглубь подвала. Она шла осторожно и балансировала левой рукой. «Девочку в глубь подвала». Как-то это звучит жутковато. Если бы меня сейчас увидел отец Юлы — полицейский, то разбил бы мне башку не задумываясь.
        За ручку кто-то дернул и мы остановились. Дернул еще раз и еще. Мы стояли затаив дыхание.
        — Снаружи можно открыть?
        — Можно, только нужно кнопочку нажать под ручкой.
        Я приготовился умереть и пожалел, что втянул девочку в эту грязь. Ручка опять дернулась и человек с той стороны даже ударил плечом. Кнопку он еще не обнаружил.
        — Ты кто?  — сказали за дверью.
        — Это папа,  — прошептала Юла. В её голосе я слышал восторг и восхищение. Папа пришел.
        — Ищу одного человечка. Скорее всего раненый, не видели?
        — Я спрашиваю ты кто. Почему в маске?
        Голос у папаши был грозный. Он чувствовал себя уверенно, на своей территории и чужаков не любил. Я подумал, что я тоже чужак и сижу в темноте с его малолетней дочерью, но пока он разбирался с охотником.
        — Спрашиваю, почему маска на морде?  — повысил голос полицейский,  — По законам Города на нижних уровнях маски носить запрещено.
        Второй собеседник понизил голос и я не услышал, что он сказал. Но услышал ответ:
        — Мне все равно, кто ты элитник малолетний. И это еще нужно доказать. Сейчас задержу до выяснения и пусть твои родители приезжают разбираются, почему их сыночек шляется по нижним уровням в кожаной маске.
        Элитник опять что-то пробормотал, но старик-полицейский уже разошелся, не остановить.
        — Тут у нас люди пропадают уже не первый месяц, а я тебя ловлю в кожаной маске около своего дома. Готов поспорить, тебе есть что скрывать, например оружие. Ты разве не должен учиться чтобы работать на благо города? Родители в курсе, что ты ходишь там где тебе нельзя находиться, вместо того чтобы сидеть над лекциями?
        — Полегче, старый! Не забывайте свое место!  — повысил голос собеседник, но страх откровенно преобладал в его тоне.  — Я ухожу!
        — Иди! Иди! Ходят тут всякие.
        Кто-то дернул за ручку двери и мы с девочкой синхронно вздрогнули.
        — Позакрывали,  — процедил он,  — игры свои прячут. Да кому они нужны ваши настолки. Иди, иди! А то вызову подкрепление!
        Голос его отдалялся и становился тише. Старик продолжал кричать на охотника, прогоняя его подальше.
        — Выходим?  — прошептала Юла.
        — Нет. Я выхожу, а ты сиди пока.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА 12 ПРОЦЕНТОВ.
        Я включил свет и уже взялся за ручку, когда в животе раздался очень неприятный звук.
        — Ты есть хочешь!  — сказала девочка и щелкнула замком,  — Побудь тут, я принесу.
        За одним охотником могли подтянуться и остальные, но у меня уже не было сил бегать. Дрожали ноги и руки, в животе жужжали роботы и гремел гром. Только сейчас я понял как хочу есть. Глянул в характеристики Голод 80 %. Жажда 70 %.Почти на грани. Ну где уже та девчонка, или я пойду воровать еду по квартирам.
        Она пришла через долгих полчаса и притащила с собой запах жареных пирожков и компота. Поставила на стол поднос и кувшин.
        — Кушайте. Мама спит, папа ушел. Только стаканы я не достала, они высоко в шкафу стоят.
        Я уже жадно чавкал, не обращая внимания. Некрасиво, да. Но блин и желудок нужно чем-то набивать. В одной руке я держал пирожок, в другой кувшин с компотом и поглощал наверное с ужасным чавканьем и чмоканьем. Девочка села напротив и смотрела на меня задумчиво.
        — Киборгам тоже нужно питаться,  — проглотив очередной пирожок подтвердил я ее мысли,  — мышцы не будут работать без аминокислоты.
        Что это за кислота я и сам не в курсе, пришло в голову название. Слышал где-то.
        Покормила Юла меня хорошо. Показатели голода и жажды упали до нуля.
        — Вам не нужно идти на ремонт?
        Я попытался вспомнить, что ей наговорил и на всякий случай кивнул. Мне все равно нельзя было сидеть на месте.
        — Нужно. Здесь вечером будет закрыто?
        — Нет. Просто дверь прикрою. Может вы раньше прийдёте?
        Я отказался, объяснив это тем, что миссия секретная и у меня много дел. Когда уходил то помахал девочке, она так и сидела за столом с пустым подносом и кувшином. Жалко, что все съел. Нужно было оставить на потом.
        В подъезде никого не было. Я легко ступая поднялся по лестнице наверх, схватился за ручку двери и нос к носу столкнулся с отцом Юлы.
        Почему я понял что это он? Во первых он соответствовал своему властному голосу. Высокого роста, седой, немного лысоват и с животом. Взгляд сверлил насквозь как дрель стену. А во-вторых он был в полицейской фуражке с переливающейся даже в темноте надписью Police. А в третьих он сказал «Ты кто»?
        — Ты кто?
        Я промолчал и постарался тихо проскочить, но не вышло. Полицейский заблокировал плечом дверь и мне не удалось сразу его отодвинуть. Да и потом не удалось бы.
        — Куда,  — пропел полицейский, легко удерживая мои потуги пробиться. Я не мог его пересилить, да и нельзя спорить с копами.
        — Можно пройти?
        Он просунул левую руку и схватив меня за ворот открыл дверь и вошел внутрь. Понюхал, посмотрел на лестницу вниз и уставился прямо мне в глаза своим пронзительным взглядом.
        — Что делал здесь, таракан?
        Я попытался вырваться, но не удалось, папаша у девочки был тот еще силач.
        — Не дергайся, я сказал!  — и врезал мне по уху. Я даже не блокировал и только ойкнул, старая наука. «Не сопротивляйся полицейским, иначе будет хуже».  — Что делал здесь?
        — Погреться зашел.
        — Греться? На улице лето. Не ври мне, таракан.
        И ухо прожгло болью второй раз.
        — Отлить зашел? Или по большому?
        Я начал рассказывать, что ничего такого не делал, но полицейский не слушая потащил меня вниз по ступенькам в подвал. Скачки по ступенькам отдавались глухой болью в животе, рана еще не зажила.
        Страж порядка тем временем распахнул дверь, одной рукой засунул меня туда и сам заглянул. Юля сидела за столом и разглядывала карточки.
        — О,  — удивился папаша,  — привет, доченька. Ты чего тут?
        Она не подала вид, что знает меня. Умная девочка.
        — Играю.
        Папаша схватил меня покрепче и потряс.
        — Этого не было тут?
        — Нет. Я сама сижу.
        — Ну ладно,  — сказал он и уже начал меня вытаскивать, как пробку из бутылки, но потом обернулся.
        А ты чего поднос и кувшин сюда принесла?
        — Мы с девочками будем кукол кормить,  — честно глядя ему прямо в глаза, ответила девочка.
        — Понятно,  — протянул папаша и опять посмотрел на «доченьку».  — А почему они пустые?
        — Так мы понарошку,  — укоризненно сказала Юла,  — Это же куклы.
        — Понятно,  — промямлил он и вытащил меня наружу. Закрыл дверь и толкнул в спину.
        — Шагай на улицу. Разберемся, что ты за тип.
        — Погодите,  — сказал я,  — за что? Я ничего не нарушал.
        Он опять толкнул в спину, еще больнее и в то же место. Я попрыгал наверх.
        — Сейчас разберемся.
        — Повернись и руки положи на стену, ноги на уровне плеч.
        — Зачем,  — начал я, и тут он пробил мне кулаком прямо в живот. Я согнулся от боли, но и от удивления тоже. Обычно боль от такого удара намного сильнее, тем более когда живот разрезанный. Но сейчас было не так. Мышцы живота сами напряглись и как будто спружинили этот удар. Откуда у меня взялись мышцы на животе? Я упражнениями даже в детстве не занимался.
        Полицейский поставил руки на бока и рассматривал меня, чуть наклонив голову. Я икнул и между пальцев просочившись на землю упала пуля. Ударилась об асфальт, закрутилась на месте, зазвенела. Мы смотрели на нее молча несколько секунд и полицейский выдал.
        — Однако!
        Я сплюнул красную слюну между ног и дернулся убегать, но он только улыбнулся и погрозил указательным пальцем. На пальце красовалась родинка. Поднял пулю, осмотрел ее и сунул в наружный карман рубашки.
        — Быстро повернулся к стене и ноги на уровне плеч! Быстро!
        Когда я встал в нужную позу полицейский быстро и профессионально обыскал меня.
        — Повернись!
        Я повернулся.
        — Руки вперед вытяни.
        Он полез за наручниками, когда я ударил его прямым в нос. Ну как ударил. Мазнул или почесал. Сопернику от этого стало не холодно и не жарко. Он ответил мне легким ударом в челюсть, да так что звездочки пошли из глаз. Я мотнул головой, моментально пришел в себя и ударил его башкой в лоб. Полицейский отшатнулся и я добавил еще парочку ударов.  — Ты что делаешь, ирод?  — закричала женщина сверху и я побежал. Полицейский стоял наклонившись вперед, упершись руками в бок, из рта текла длинная красная струйка слюны. Из окна бокса выглядывала женская голова и что-то кричала. Из подъезда выглядывала маленькая девочка. Я повернул за угол и побежал, одной рукой держась за живот.
        НАВЫК РУКОПАШНЫЙ БОЙ УВЕЛИЧЕН НА 7 ПРОЦЕНТОВ.
        Проблемы с полицией это нехорошо. Это очень нехорошо. По голове хлестнула простыня, еще одна. Какие то дуры до сих пор развешивают свои мокрое нижнее белье между домами, а тут целый переулок в этих веревках со свисающими трусами. Я пригнулся и побежал между белыми, цветными, оранжевыми. розовыми простынями. Старался лавировать, но они цеплялись за плечи, обволакивали голову и с размаху били по спине, оставляя следы когда пытался проскользнуть под ними. Это джунгли какие-то. Позади послышалось сопение и я обернулся. Толстый полицейский бежал за мной. Он уже пришел в себя и шел разбрасывая белье в сторону.
        Я ускорился и попытался оторваться. Свернул в какой-то двор и побежал через него. Толстый отставал и секунду его не было видно. Потом залаяла собака и выскочила маленькая злобная тварь прямо под ноги.
        — Фу!  — крикнул я,  — Отцепись!
        Она не отставала и пыталась ухватить зубами за штанину.
        — Фу, Ангел, фу!  — закричал ребенок,  — Дядя не бойтесь!
        Злобный клубок шерсти зарычал и вцепился мне в лодыжку, отчего и полетел скуля через секунду. Хороший пинок вышел.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Ну а почему бы и нет? Тоже тренировка. Было бы смешно, если бы не было грустно. На горизонте уже появился толстяк и он заметно ускорился, хотя по идее должен выдохнуться.
        — Стой! Задержите его!
        Двое мужиков вышли из проулка и пошли мне навстречу, расходясь полукругом. Я махнул рукой, дайте пройти, но они не послушались.
        — Схватить его!  — закричал толстяк,  — Именем закона!
        Я уже шёл подволакивая ногу, вторая переставала работать, жучки в животе продолжали работать, но когда оторвал руку от живота и сжал ее в кулак — кулак был в крови.
        — В сторону!
        И они вдруг разошлись. Один направо и нырнул в подъезд, второй налево и побежал через двор.
        — Стоять!  — Закричал толстяк,  — Трусливые тараканы.
        Я вернул руку на место и продолжил свой бег. Свернул в проулок и побежал, держась тени. Нужно было добраться до лагеря. Там еще можно затеряться.

* * *

        Толстяк шел по крови как по следу. Не знаю откуда столько силы, но отставать он не собирался. Мне нужно было оторваться хоть немного перед лагерем, но надежда пропала, когда он достал рацию и заговорил.
        — Срочно вызываю подмогу на сигнал значка. Номер значка 278. Повторяю 278. Требуется задержать неопознанного преступника. Подозреваемый возможно опасен. Веду преследование, но без помощи могу потерять. Подозреваемый возможно оснащен имплантантами.
        По рации подтвердили, что скоро прибудут, и я свернул в незнакомый двор. Дети, игравшие ржавыми роботами, разбежались в стороны. Я пнул самого ржавого и погрёб дальше. Двор был на удивление светлый, говорят, что на верхних уровнях очень светло, тепло и красиво, а этот двор пережиток оставшийся с прошлых времен, когда еще не было Уровней.
        Толстяк уже наполовину сократил расстояние между нами, и вдалеке стало слышно полицейскую сирену. Если бы рана зажила и сила не пропала, то я бы точно оторвался от этого жиробаса.
        — Стой!  — крикнул он.  — Чертов отброс.
        — Мудак!  — крикнула женщина сверху и меня окатили грязной водой. Я даже не посмотрел кто, сирена была уже близко.
        — Наконец то!  — крикнул толстяк и я оглянулся. Машина полицейской окраски на широкой платформе висела над ним. Пока его погрузят у меня будет фора пару минут, но я ошибался. Толстяк продолжил бежать, а машина парила над ним.
        Я свернул в очередной переулок и полицейский сверху включил прожектор. Луч навели точно на меня и теперь я бежал в кругу света, как артист цирка. Как клоун.
        — Подозреваемый, остановитесь!  — включился мегафон, а я начал узнавать местность. Это район около Площади Независимости. Здесь рядом магазин торговца и люк вниз.
        — Подозреваемый, остановитесь!  — и я полетел верх тормашками, споткнувшись об старую мусорную урну. Поднялся, оглянулся и побежал дальше. Кто-то засмеялся. Я прижал руку к животу и побежал дальше, жирдяй топал уже совсем рядом. Эх, чувствую не скоро мне выпить придется.
        По правую руку пошла бывшая улица Независимости, люди попадающиеся навстречу опускали глаза и пропускали наш цирк молча.
        — Подозреваемый остановитесь! Последнее предупреждение!
        Машина ускорилась и зависла надо мной. Прожектор направили вперед, а я увидел знакомый люк. Если я прав, то это тот самый, через который мы с Мишенью ходили к торговцу. Если нырнуть быстро внутрь, то я сумею уйти. Или нет? Или полицейские спустятся за мной? У них наверняка есть способы и подручные средства для поимки преступников в подземных уровнях. Мощные ручные фонари, которые распугивают нежить, помповые ружья, огнеметы, чтобы выжигать хищные растения и мешки, чтобы собирать трупы.
        Если я спущусь вниз, то могу спастись, но и они могут спуститься за мной. Пусть не сразу, пусть поедут за подмогой, а жирный коп останется дежурить. Потом разобьют мини лагерь над люком, оденут огромные защитные костюмы и полезут вниз. А я буду скрючившись висеть на лестнице и вздрагивать от каждого звука. А еще охотники поймут где прятался Мишень и больше у игроков не будет такого шанса.
        Я пробежал мимо люка и он остался далеко позади, когда полицейским надоело со мной возиться.
        Небо вдруг стало клетчатым и я замахал руками, пытаясь сбросить сеть. Но от полицейских штук так просто не избавиться. Сеть как живая обвила меня с ног до головы, подбила ноги и начала сжиматься. Я покатился по земле глотая пыль и задыхаясь. Руки прижаты к груди, ноги согнуты в коленях и сетчатый кокон сжимается, затрудняя движение. Машина остановилась и полицейский навел на меня прожектор.
        — Попался!  — крикнул подбежавший Жирдяй и с азартом начал меня пинать.
        НАВЫК «БЕГ» УЛУЧШЕН НА 10 ПРОЦЕНТОВ.
        Было не так больно, как обидно. Полицейская сетка отлично смягчала удары, было бы больнее если бы Жирдяй меня поцеловал. Он сам это понял и остановился, пнул последний раз. Машина опускалась на землю рядом и копы соскочили на землю, не дожидаясь остановки. Подошли и встали в рядок. Я уже перестал сопротивляться и лежал молча. Сетка продолжала стягиваться упаковывая меня.
        — Полчаса за ним бежал,  — сказал жирный и пнул меня,  — Выносливый падла.
        — Одно не пойму,  — сказал молоденький коп,  — Как ты такой красивый, такой большой, такой толстый и смог так долго его преследовать.
        — Опыт, мой друг,  — сказал толстый. Но молодой ему не поверил, как и я. Навык Внимания сработал и показал, что коп носит имплантанты в ногах.
        НАВЫК «ВНИМАНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ТРИНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        — Сейчас упаковка закончится и погрузим,  — сказал второй коп и отошел. Я повернулся на бок и смотрел, как он открыл боковые борта у машины и вернулся назад.
        — Взяли?
        Они схватились за сетку один в районе головы, а второй у ног и подняли гусеницу-меня. Без особого напряжения отнесли к машине и положили в багажник. Первый начал оформлять документы, щелкая кнопками, а второй закрыл борта.
        — Может посадим его?  — спросил первый,  — а то задохнется носом вниз. Не довезем.
        Второй кивнул и запрыгнул в багажник. Рывком поднял меня и посадил у борта. Достал липкие ленты и обмотал меня поверх сетки, приклеил к борту…
        — Наслаждайся видом города, пока можешь.
        и перескочил в кабину. Толстяк тоже было сунулся туда, но напарники подозрительно посмотрели на него и он полез в багажник. Сел напротив меня и кивнул.
        — Поехали в участок.

        Глава 8

        ВРЕМЯ 16.15 ДЕНЬ 3. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 27 ДНЕЙ.
        Машина плавно пошла вверх, замерла на секунду и полетела. Никогда не катался над городом, по крайней мере в полицейской машине, обвязанный скотчем. Ветер в харю, а я шпарю.
        — Смотри! Смотри!  — закричал, перекрикивая ветер толстяк-полицейский,  — Ты еще долго ничего кроме четырех стен не увидишь, мудила. Зря ты напал на полицейского.
        Я промолчал, чтобы не нагнетать и попытался его просканировать. Разве не запрещено пользоваться имплантами вне островов? Или полицейским можно? Что у него там еще есть?
        Больше я ничего не выявил. То ли больше ничего не было, то ли навык еще слабоват. Зато чуть прокачался.
        НАВЫК «ВНИМАНИЕ» УЛУЧШЕН НА 8 %
        Пока долетим можно посмотреть на характеристики, что я Нижних Уровней не видел?
        СИЛА 0
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 4
        ИНТЕЛЛЕКТ 5
        ЛОВКОСТЬ 4
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 10 %
        ЖАЖДА 20 %
        СТРАХ 60 %
        УСТАЛОСТЬ 80 %
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ 100 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ 8 %
        НАВЫКИ:
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 67 %
        БЕГ 43 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 8 %
        ПРЫЖОК 9 %
        ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ 45 %
        ВНИМАНИЕ 44 %
        ОБЩЕНИЕ 8 %
        ПРИРУЧЕНИЕ 60 %
        Алкоголик с навыками рукопашного боя, да еще силы нет в руках. Странная прокачка у меня выходит. Я уже хотел убрать экран, потому что полицейский подозрительно смотрел на меня, когда замигал маленький контейнер, как на почте. Точнее в правом верхнем углу появилась маленькое изображение почты с дергающейся вверх-вниз дверью. Контейнер приехал, открой меня!
        Я протянул палец и нажал на него. Необязательно так делать, но вышло как вышло. Подозрение на лице копа сменилось удивлением.
        Почта увеличилась, закрывая толстую харю, и дверь поднялась вверх, освободив надпись.
        ОБЕРНИСЬ!
        Больше ничего не было. Я сделал непроницаемое лицо и приказал интерфейсу закрыться. Надписи исчезли с экрана. Коп молчал. Я обернулся и увидел машину, идущую паралельно полицейской. Желтую с синими полосами. Ту, о которой ходят слухи. Та, что зависла над почтой и привезла мне новые неприятности.
        Я даже не удивился, что в машине сидел свесив ноги вниз зеленоволосый элитник. Он улыбнулся и помахал мне рукой с сигаретой. Толстый обернулся, он и ему помахал. Толстый ответил и посмотрел на меня.
        Интерфейс опять выскочил и показал новую посылку. Я и не знал, что тут и внутренняя почта есть.
        НИКТО НЕ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ ПРО ОХОТУ!
        Вот такое они мне накатали. Радуйтесь, что читать умею, придурки. Иначе у вас были бы проблемы. Я закрыл экран и посмотрел на Свена. Он смотрел на меня и ждал. Я чуть заметно кивнул и отвернулся. Интересно, заметил толстяк или нет?
        Свен сел в машину, рядом с водителем и устроился поудобнее. Что-то сказал ему и машина отстала.
        — Знаешь их?  — крикнул сквозь ветер толстяк. Я отрицательно покачал головой.
        — Знааешь,  — почти пропел он,  — и мне скоро расскажешь.
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА 6 %

* * *

        Время 16.30 День 3. Осталось играть 27 дней.
        Полицейский участок с высоты полета выглядел шикарно. Огромная крыша, расчерченная местами для полицейских авто. По краям крыши установлены огромные прожекторы и лампы, которые освещают площадку. Вот только машин нет совсем. Наша была первая, а может и единственная. Остатки былой роскоши. Представляю, как здесь было раньше, до Мятежей. Машины взлетали и садились, бегал обслуживающий персонал, ездили по крыше роботы-заправщики, разгружали преступников.
        Пока машина садилась, я вспоминал, все что знал про структуру полицейского участка.
        Три этажа.
        На третьем находится начальство, на втором оперативники, камеры предварительного заключения, камеры временного заключения для алкашей и наркоманов. Здесь проводятся допросы и опознания.
        На первом этаже тюрьма, содержатся заключенные. Там всякие плохие вещи творятся и попасть туда никто не хочет. Оттуда выход только в шахты.
        На этом мои знания заканчивались. Благодаря маминому воспитанию я с криминалом редко сталкивался, поэтому полицейских не сильно интересовал. Вот нужно было этому гаду в морду бить? Что на меня нашло, боец, блин. Поспрашивал бы, да скорее всего отпустил.
        Машина остановилась и толстяк встал, перелез через правый борт и пока те, что в кабине медлили, открыл его и начал отдирать ленту.
        Полицейский, тот что помоложе, подошел к нам и следил за его действиями.
        — Чего, Адольф?  — буркнул тот.
        — Шеф, имею мысль, что ты неровно дышишь к этому алкашу, милый друг.
        Знакомые словечки. Я присмотрелся, но не вспомнил лицо.
        — Я беспристрастен,  — буркнул толстяк,  — но не люблю когда бьют людей в форме.
        — Особенно когда в форме ты,  — уточнил полицейский и отошел к напарнику. Жирдяй ничего не ответил и схватил сетку у моего горла.
        — Сейчас будет немножко больно.
        — Эй, эй!  — закричал полицейский и подбежал, когда я уже грохнулся лбом о крышу.
        — Уронил,  — сказал жирдяй,  — извиняюсь.
        Он посадил меня вертикально, спиной к машине, и зевая отошел.
        Полицейские о чем-то переговаривались, когда в противоположной стороне крыши открылось окошко и вылетела маленькая железная голова. Или глаз. Я посмотрел на полицейских но они не видели его и говорили о чем-то своем. Железный шарик летел через всю крышу прямо ко мне. Пришлось обреченно ждать, даже ползти из-за сетки не выходило.
        Шарик подлетел ближе и завис передо мной. Теперь я мог его рассмотреть. Круглый, действительно похож на глаз, впереди огромный зрачок. Зрачок стал открываться и я закрыл глаза, сейчас бы выпить.
        — Подозреваемый, откройте глаза и держите голову ровно.
        Я приоткрыл один глаз и сразу закрыл. Зрачок уже раскрылся полностью и внутри торчало что-то вроде дула. Сейчас пальнет какой-то кислотой в глаза или застрелит, лучше не будут открывать.
        — Подозреваемый, откройте глаза и держите голову ровно!
        — Открой глаза,  — крикнул кто-то,  — фото нужно сделать для протокола. Открой или мы откроем.
        Я открыл глаза и вспыхнула, ослепив, вспышка. Полицейские засмеялись, а я ничего не видел несколько секунд. Когда зрение вернулось глаз уже возвращался на свое место.
        — Ты что полицейских дронов не видел никогда?  — спросил толстяк,  — совсем у алкашей мозгов нет. Раз, два, взяли.
        Они втроем схватили меня, подняли и нежно положили мордой вниз. Снимать сетку начали со спины, освободили руки и я уже было вздохнул с облегчением, когда одели «браслеты». Меня подняли на ноги и наконец окончательно размотали.
        — Пойдем,  — сказал молодой полицейский,  — не бойся.
        Повели через пустую стоянку. Один преступник и трое служителей закона. Машина одиноко стояла на расчерченной крыше, слишком одиноко.
        Я шел свободно, только руки связаные за спиной, бежать тут некуда. Разве что с крыши головой.
        Мы подошли к массивной белой двери и толстяк нажал кнопку вызова лифта.
        — Ну, мы пойдем?  — сказал один из полицейских.
        — Да, сам справлюсь.
        Они развернулись и пошли к машине. За дверью негромко гудел, поднимаясь лифт.
        — Ничего личного,  — сказал конвоир,  — но меня бить нельзя.
        Я промолчал, молодой полицейский обернулся и посмотрел на меня. Кивнул и даже подмигнул. Двери лифта открылись.

* * *

        Ехали мы на второй этаж, это хорошо, значит будут оформлять по закону. Кабина лифта обклеена рекламой игры и пожеланиями побыстрее выйти на пенсию, чтобы наконец то отдохнуть за свои деньги. Не успел я вчитаться в рекламные проспекты, как дверь открылась.
        — Шагай,  — беззлобно сказал толстяк. Наверное ему уже надоело со мной возиться, но тут дело принципа.
        Второй этаж состоял из коридоров и множества дверей, открытых и закрытых. Меня подтолкнули в спину и я пошел, заглядывая по пути в открытые. Много дронов. Они летали над головами не обращая на нас внимания и зависали над дверями, влетали и вылетали, щелкали вспышками и бормотали несвязное. В одной комнате я заметил целую цепочку, зависшую под потолком и непрерывно фотографирующую какого-то начальника. На первых взгляд их тут больше чем людей.
        Полицейские сидели в кабинетах и в коридоре не встречались; дроны похоже выполняют роли курьеров на подхвате, может и кофе варят этим толстопопым быкам. Реально, они все тут откормленные.
        — Остановись,  — скомандовал мой страж, и я остановился у закрытой двери. Напротив комната была открыта и я видел полицейского, который что-то смешное рассказывал десятку коллег. Они ржали и ели вкусно пахнущее из тарелок. В животе забурчало, но не сильно. Больше хотелось выпить.
        Толстый провел картой по замку и дверь открылась.
        Я еще раз оглянулся, оценивая обстановку. Бесконечно длинный коридор, который раздваивается на множество проходов. Множество комнат, открытых и закрытых. Мало полицейских, но много дронов. Убежать от сюда будет сложновато.
        Один из летающих глазов сунулся за мной, но коп махнул на него рукой.
        — Иди, я сам справлюсь.
        По сравнению с белоснежным коридором и яркими комнатами эта давила контрастом. Черные стены, черный потолок, черный ковер на белом полу. Прямоугольный стол посередине и три стула с одной стороны — один с противоположной.
        — Садись и руки за спинку стула.
        Я сел и выполнил его требования. Толстый обошел сзади, рукам сначала стало легче, а потом я прилип уже к стулу.
        — Сейчас вернусь,  — он щелкнул переключателем на стене и вышел. Комната погрузилась в темноту.
        Нужно что-то делать и делать быстро. Руки надежно прикованы к стулу, я напряг мышцы и попробовал разорвать наручники. Не вышло. А если сломать спинку и выкрутиться как нибудь. Скорее всего кусок стула останется в руке, а руки за спиной. Успокойся и соберись. Постарайся оглядеться.
        Я глубоко вдохнул и постарался увидеть. Впереди стол, три стула и дверь из-под которой пробивается свет. Слева пустая стена. Если это что-то вроде комнаты для допросов, то там может быть одностороннее зеркало, чтобы наблюдатели пили кофе и посмеивались рассматривая попытки преступника бежать. Будем надеяться, что такого нет. Справа стена и ширма около нее. Я напряг глаза, ширма что-то скрывает.
        Сзади тоже пустая стена. Окна нет. Я опять дернул руками, чуть не вывернул и дверь открылась. Включился свет. Жирный коп вернулся. В руках пачка бумаг, которую он швырнул на стол.
        — Бумаги. Чертовы бюрократы. Сервера у них лежат.  — кого-то передразнил он и сел.  — Фамилия!
        Я промолчал и опустил глаза. Толстяк удивился.
        — Имя и фамилия твои, отброс.
        Я зевнул.
        — Ах так,  — он встал, обошел стол и занес кулак. Я закрыл глаза и тут дверь открылась. В комнату для допросов ввалилась целая толпа полицейских. Среди них и молоденький полицейский, который меня привез. Они были навеселе, громко смеялись, но замолчали когда увидели картину.
        — Шеф, ты чего творишь?
        Он замер и медленно разжав кулак, погладил меня по голове.
        — Да ничего. Прическу хотел поправить для фотографии.
        — Так дрон уже работал,  — сказал Адольф, так кажется звали молодого полицейского.
        — В том то и дело,  — толстяк по кличке Шеф отошел от меня и взял бумаги со стола,  — не идентифицировали его. Нет такого в базе,  — и протянул пачку коллегам.
        Те, что успели занять стулья, уселись — остальные сгрудились вокруг них.
        — Может ошибка?  — спросил Адольф,  — система дала сбой? Все бывает первый раз.
        «Даа..» — зашумели полицейские — «Все ломается».
        — А это мы сейчас проверим,  — объявил толстый и раздвинул ширму. Адольф обошел стол и невзначай положил руку мне на плечо. Я закрыл глаза. Интерфейс опять выдал сообщение о доставке письма.
        — Чего это он?  — спросил кто-то.
        — Ломка,  — сказал Адольф и похлопал меня по плечу,  — Трясет его.
        — Ничего с ним не случится!  — рявкнул кто-то и загремело железо. Я открыл письмо.
        ДЕРЖИСЬ! МЫ ТЕБЯ ВЫТАЩИМ!
        Немногословно. Адольф стукнул меня по плечу еще раз и отошел к своим. Если я все правильно понял… Или нет?
        Около стола уже стоял передвижной столик. С большим плоским экраном, выдвижными полками и отделениями.
        — Как в старые добрые времена,  — закряхтел толстяк и потянул шнур к розетке за ширмой. Коллеги захлопали ободряюще и всячески поддерживали его словесно. Но помогать никто не спешил. Адольф отошел и встал в углу комнаты, он смотрел на меня, но делал вид, что смеется вместе со всеми. Толстый воткнул вилку в розетку и со стоном выпрямился.  — Сто лет этим не занимался. Но тут особый случай. Что это с ним?
        Я дернулся и непроизвольно рыгнул. В глазах потемнело и стоило многих сил не потерять сознание. В животе перестали жужжать маленькие заводики, перед глазами выскочила надпись.
        НАВЫК «ВОССТАНОВЛЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ
        Толстяк вопросительно посмотрел на напарников и пожал плечами. Я посмотрел на него:
        — Все нормально, друг. Делай свою работу.

* * *

        Они долго смеялись над моим «друг» и толстяк покраснел, но ничего не прокомментировал и не пытался отшучиваться. Достал квадратную стальную штуку, похожую на рамку от картины и навел на меня, а сам прятался за ней.
        — Посмотри, сейчас вылетит птичка.
        Что еще за птичка?
        Что-то гавкнуло и выстрелила вспышка. Я опять секунду ничего не видел, а полицейские смеялись. Когда прояснилось, то увидел, что толстый выдвинул клавиатуру и что-то набирает. Парочка служителей закона ушла, остальные отодвинули стулья в дальний угол и курили. Адольф курил вместе с ними.
        — Странно,  — сказал жирный,  — Не выдает система ничего похожего. Нет его в базе данных.
        — А базу данных бомжей проверил?  — выкрикнул здоровый усатый полицейский и все дружно заржали. Толстый что-то пробормотал в ответ и защелкал клавишами. Усатый встал, подошел ко мне и начал пристально разглядывать, поглаживая один ус.
        — Кто ты такой?  — задумчиво сказал он.
        Я промолчал и отвел глаза, хотя вроде бы такого делать нельзя, но очень жесткий взгляд у полицейского.
        — Фамилия!  — вдруг заорал он и монитор подскочил вместе со всеми бумагами на столе. Все замолчали, а потом засмеялись еще сильнее. Хотелось выпить.
        — Осторожнее,  — сказал Шеф и поправил бумаги.  — Бить нельзя. Лучше возьмем дополнительные анализы.
        — Возьмем,  — сказал усатый,  — Обязательно возьмем,  — и засунул руку в одно из отделений. Достал что-то вроде пистолета, только с большим прозрачным клапаном сверху. Обошел меня сзади и открыл наручники. Хорошо! Я начал разминать пальцы, в ладонях то стреляло болью, то растекалось теплое блаженство.
        — Снять куртку и обнажить правую руку!
        Я так и поступил, куртку повесил на спинку стула. Усатый ничего не сказал и прижал ствол пистолета к руке пониже плеча. Нажал курок и я дернулся. Прозрачный баллончик начал наполняться кровью. Кровь красивая — темно-красная. Наполнил, убрал и подошел к толстому. На меня никто внимания не обращал. Я растирал руки и смотрел на дверь. Интересно она закрыта на замок или нет? Было бы смешно сейчас рвануть и остановиться, дергая ручку под смех усатых уродов. А потом еще надают по почкам, пока никто не видит. За попытку побега.
        Толстый подсоединил пистолет шнуром к столу и опять продолжил щелкать клавишами. Усатый подошел и тоже таращился в монитор.
        — Ну?  — не выдержал один из копов в углу.
        — Нету,  — пожал плечами Шеф,  — Странно. Возьми слюну что ли еще.
        Усатый достал из под стола еще кучу приборов и сел на стол напротив меня.
        — Пальцы!
        Я вымокал пальцы правой руки в чернилах и поставил отпечатки на специальном бланке. Потом плюнул в пробирку. Сделали снимок сетчатки. Было весело, но счастья не принесло. В конце-концов всем надоело и копы пошли курить в другом месте. Остался только я и толстяк напротив.
        — Скажешь фамилию имя?
        — Неа,  — покачал я головой.
        — Почему?
        — Буду говорить только в присутствии адвоката.
        — Хорошо, сейчас дам тебе бесплатного общественника.
        — Не надо,  — остановил его я.
        — Почему?
        — Они все ваши, я не доверяю.
        — У тебя свой есть?
        — Неа.
        — Тьфу,  — плюнул толстый,  — если бы не эти либеральные законы… Ты бы у меня заговорил. Имя матери своей хоть знаешь?
        Я назвал имя. Коп опять защелкал клавишами и побагровел.
        — Да что такое. И тут нет.
        И маму зачистили.
        Так ничего и не поняв, Шеф сказал, что меня оставляют «до выяснения». Надел опять наручники, взял мою куртку и мы пошли. Можно было ему врезать и попробовать уйти, но я решил не выступать. Нужно дождаться удобного случая и тогда уходить, не пробиться мне через два этажа, набитых полицейскими.
        — Посидишь до выяснения,  — объяснял Шеф, пока мы шли по коридорам,  — то что мы тебя найти не можем не избавляет тебя от ответственности. Внесем в базу, а завтра приедет специалист с верхнего уровня и разберется кто ты такой и откуда взялся.
        Полицейских в коридоре было уже больше, чем пару часов назад. Они глазели не стесняясь то на меня, то на коллегу. Наверное слух о неопознанном теле уже разлетелся, значит редко такое бывает.
        — Брысь,  — говорил толстяк, махая рукой и улыбаясь,  — брысь. Любопытные.
        Так мы продефилировали по коридору, пару раз свернули влево-вправо и в итоге оказались у ряда особенных дверей. Тут были решетки. Зарешётчанные окошечки на каждой. Толстяк открыл одну карточкой и показал молча: «заходи не бойся. Выходи не плачь». И лицо у него было хитрое-хитрое.

* * *

        Это была камера. На этот раз камера. Я встал у двери и огляделся. Небольших размеров, со скамейкой вдоль стены и унитазом в углу. Не стола, ни вешалки. Полицейский освободил руки, подал мне куртку и я сразу накинул ее на плечи.
        — Не вспомнил, как зовут тебя?
        — Нет,  — сказал я оглядываясь.
        — Ну смотри. Вспомнишь — позовёшь.
        Я пожал плечами, думая как здесь устроиться поудобнее.
        Полицейский уже закрывал дверь, когда остановился и удивленно посмотрел на меня:
        — Ты его правда не видишь?
        — Кого?
        — Таракана.
        Я обернулся и увидел на дальнем конце скамейки человека. Точно. Не заметил. Он был худой, очень худой, можно сказать изможденный. А еще я бы сказал — зеленый. Он был зеленый. Позеленевший. Как кусок старой высохшей травы.
        Глаза большие и красные, как у… как у таракана. Он сидел, свесив руки вниз, и не двигался.
        — А что с ним?
        Толстяк услышал дрожь в моем голосе и наконец-то победоносно ухмыльнулся:
        — Ломка у него в крайней стадии. Временами отключается и существует в таком состоянии сутками. Но иногда просыпается и вспоминает, чего ему не хватает. Тогда бы я не советовал находиться с ним рядом. Особенно ночью. Часиков в четыре утра.
        — А нельзя меня в другую камеру?  — я понимал, что он ответит, но за спрос не бьют. Полицейский почесал голову и задумался.
        — Ну понимаешь… Камеры переполнены… Вашей швали тут дофига. Вот если бы ты… Ну скажем, вспомнил то, что мне интересно, я бы нашел место. Нет? Ну пока.
        Дверь захлопнулась и мы с тараканом остались вдвоем.

* * *

        ВРЕМЯ 23.13 ДЕНЬ 3. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 27 ДНЕЙ.
        Таракан продолжал медитировать на стену, а я сел на краешек скамьи. Под ногами у него образовалась небольшая лужица от слюны. Ноги босые, обуви не видно. Наверное забрали, чтобы на шнурках не повесился. Хотя на чем тут повесишься, потолок ровный. На унитазе?
        Блин, как хочется выпить. Но пьянство лучше всего лечится отсутствием спиртного. От нечего делать я стал вспоминать, что знаю о ломке тараканов.
        То что они невменяемые когда нет дозы — это сто процентов. Что еще? Кажется постоянно хотят пить, сильная жажда. Когда дозы нет они впадают в депресняк и озлобляются. Ради дозы или денег на дозу могут убить. Последняя стадия ломки — это когда тараканы впадают в кому. Походу именно это сейчас происходит с соседом.
        — Пить!  — я вздрогнул и вернулся в реальность. Таракан сидел все в той же позе. Показалось? Или это я сказал? Не двигается.
        Я встал и подошел к нему, посмотрел прямо в глаза. Черт его знает. Вроде в отрубе.
        — Пить!  — повторил таракан и открыл глаза.
        — Нету,  — я отошел на два шага и он закрыл глаза,  — Пить!
        — Нету говорю.
        Я снял куртку и отошел в противоположный угол. Ну его к черту. Постелил одежду на полу и сел, поджав ноги. Наркоман открыл глаза и следил за мной.
        — Ты кто?
        — Никто. Сосед твой. Спи.
        Он встал и резко потянулся верх, захрустели кости. Сел назад и уставился на меня.
        — Ты кто?
        — Сосед по камере.
        — Есть что?
        — Не употребляю.
        Он поджал обиженно губы:
        — А выпить есть?
        — Сам бы не отказался.
        Таракан кивнул головой соглашаясь и закрыл глаза.
        — Спи.
        Да, уснешь тут рядом с тобой.

* * *

        Я шел, окруженный белым сиянием, в незнакомом районе. Нет, это не сияние. Просто тут все белое. Белая дорога, стены домов и прозрачный воздух. У лотка с пирожными сидит торговец в белом халате и колпаке. Каждое пироженое на белоснежной салфетке. Он поднимает одно и протягивает мне улыбаясь, белоснежной улыбкой. Зубы отражают лучи солнца. Солнца? Я боюсь смотреть вверх, все знают, что от солнечных лучей можно ослепнуть.
        Дети играют у дороги, они красиво одеты и чисто вымыты. Улыбаются, они счастливы как на рекламном плакате.
        Я прохожу мимо и махаю рукой. Они махают в ответ. Что это с ней? Отворачиваю рукав белоснежной рубашки и вижу вместо плоти и крови железные стержни. Они двигаются взад-вперед, постоянно в движении. Смотрю на вторую руку и опять вижу клешню робота.
        Маленькая девочка лет трех встает и протягивает мне зеркальце. Беру его и смотрю на человеческое лицо, исчерченное формулами, проводами, лампочками. Из глазниц светят огоньки, зрачков уже нет. Лицо похоже на странную микросхему. Я — робот.
        ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕН ВРАГ! РАССТОЯНИЕ ДО ЦЕЛИ 16 ШАГОВ. ТИП ЦЕЛИ — ОХОТНИК. ИМЯ — КОНСТРУКТОР. ПИТОМЕЦ — КИБОРГ. ОПАСНОСТЬ — ВЫСОКАЯ. СОВЕТ. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СТАРАТЬСЯ УНИЧТОЖИТЬ ОХОТНИКА, ПОТОМ ПИТОМЦА.
        НАВЫК «ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ» УЛУЧШЕН НА 5 % ТЕКУЩИЙ УРОВЕНЬ НАВЫКА — ШЕСТОЙ.
        Земля содрогнулась, как от удара бомбы и вверх взметнулся столб пыли. Дети врассыпную побежали в подъезды. Торговец отшвырнул ногой стульчик и присел за стойкой. Девочка вырывает из руки зеркальце и смотрит укоризненно.
        — Что?  — говорю я и слышу стальные нотки в голосе. В прямом смысле.
        — Беги,  — говорит девочка и убегает сама.
        Посреди улицы стоит стальной человек. Он выше меня ростом, шире в плечах и кулаки у него здоровенные.
        ПИТОМЕЦ — КИБОРГ. ШЕСТОЙ УРОВЕНЬ. ОПАСНОСТЬ — ВЫСОКАЯ. СОВЕТ! НЕ ВСТУПАТЬ В КОНТАКТНЫЙ БОЙ, ДЕРЖАТЬ НА РАССТОЯНИИ. ХП ПИТОМЦА — 100 % СПЕЦИАЛЬНЫЙ НАВЫК — «УДУШЕНИЕ».
        — Понятно,  — говорю я и отгоняю надпись. Она все такая же навязчивая. Киборг бросается вперед.
        Активирую способность «Прыжок» и перелетаю через нападающего, оставив его глотать пыль позади. Он резко тормозит, оставляя белом асфальте черный выжженный след.
        СПОСОБНОСТЬ «ПРЫЖОК» УЛУЧШЕНА НА 5 %.
        Поворачиваюсь к противнику и он сбивает меня с ног.
        ПИТОМЕЦ АКТИВИРОВАЛ СПОСОБНОСТЬ «РЫВОК».
        Я падаю на спину и пропахиваю несколько метров асфальта, сбивая лоток с пироженными. Верхом на мне, как стальной любовник, сидит киборг и наносит удары по лицу.
        Системные сообщения о нанесенном уроне бешенно скачут перед глазами. Выносливость растет посекундно. Я отгоняю противные числа и обоими ногами пинаю робота в стальное брюхо. Он отлетает назад, а я по инерции еду еще пару шагов.
        Встаем одновременно и бросаемся в объятья друг друга, как соскучившаяся парочка.
        ПИТОМЕЦ АКТИВИРОВАЛ СПОСОБНОСТЬ «МОЩЬ»
        Меня бьют и я взлетаю высоко вверх. Подо мной проносятся белоснежные крыши домов, летающие зонты и воздушные шары с людьми в кабинах. Они достают бинокли и с восхищением наблюдают, открывая маленькие рты.
        Я поднимаюсь на максимальное расстояние и со свистом падаю вниз. Небоскребы внизу выглядят как детские конструкторы, но стремительно увеличиваются в размерах. А снизу летит противник и он уже выставил кулак, целясь в меня.
        На крыше стоит человек в маске и смотрит вверх. Конструктор. Управляет своим бойцом. Где твой пульт, конструктор?
        Я врезаюсь в киборга и в небоскребах вылетают окна, а пассажиры вылетают из кабин дирижаблей. Противник обнимает меня не позволяя освободиться и хватает одной рукой за горло. Мы стремительно падаем вниз и я теряю сознание, лишившись кислорода. А потом просыпаюсь на полу камеры.

* * *

        ВРЕМЯ 05.13 ДЕНЬ 4. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 27 ДНЕЙ.
        Таракан дышит гнилыми зубами мне в лицо, отвратительный запах. Руки сомкнулись на горле в тщетной попытке задушить, но силенок и времени не хватает. Я отталкиваю его и наркоман падает на задницу.
        — Ты чего?
        Я вскакиваю и упираюсь спиной в стену. Трудно дышать, горло болит и я еще окончательно не проснулся.
        Таракан стоит пошатываясь и наклонив голову, выжидает, оценивает меня а потом бросается в атаку. Хорошо, что у него нет холодного оружия, я медленно как в киселе двигаюсь и успеваю только прикрывать руками голову, живот, пах. Идет град ударов, но яростный таракан все равно остается иссохшим и измученным ломкой наркоманом. Удары слабые, но разбудить способны. Я отхожу от сна и отталкиваю его обеими руками. Таракан отскакивает, я подхожу и опять толкаю его руками в грудь. Он опять отлетает и зацепляется ногами за скамейку. Садится, вскакивает и бросается в ответную атаку.
        Я уже готов, блокирую его неловкие попытки и попадаю прямым в нос.
        — Э!  — мычит таракан и получает еще. Падает на скамейку спиной и обвисает, закрывая глаза.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УЛУЧШЕН НА 17 ПРОЦЕНТОВ.
        — Эй ты,  — говорю я и хлопаю его по щеке. Таракан открывает глаза, смотрит на меня и опять встает. Из разбитого носа течет кровь,  — Тихо! Тихо! Успокойся! Опять получить хочешь?
        — Воды!  — он лезет вперед, а я отступаю.
        — Нет у меня воды. Ты дурак? Мы в камере.
        — Воды!
        Я уже упираюсь спиной в стену и отталкиваю его.
        — Воды!
        — Да отвали!  — толкаю сильнее и таракан отступает. Идет к скамейке, наклоняется и достает заточенный гвоздь.
        — Воды!
        Я отталкиваюсь от стены и сам иду навстречу. Нужно брать контроль ситуацией в свои руки. Быстро, жестко. Оружие забрать. Маньяка успокоить, хотя бы на время.
        Красная обжигающая полоса загорается на левой руке и я ойкаю. Таракан группируется и бьет опять, стараясь попасть в лицо. Я отскакиваю, не отрывая глаз от противника пячусь в свой угол. Поднимаю куртку и обматываю руку. Прикрываясь ей иду в атаку. Таракан пытается атаковать незащищенные участки, но я держу его на расстоянии. Перехожу в атаку. Порезанная рука страшно болит. Бью раз, второй. Попадаю. Еще. Атака. Выбиваю гвоздь и он летит, ударяется об дверь. Бью в морду, выбивая последние гнилые зубы. Потом еще и еще. Неконтролируемая ярость, рука ужасно болит и может быть уже заражена чумой или чем похуже. Еще и еще удар за ударом. Кровавая пелена перед глазами, на скамейке, на полу и стене лужи крови.
        Я бью и чувствую спиной сквозняк. Это распахивается дверь и забегают полицейские. Они хватают меня за руки и пытаются оттащить, но я уже не заключенный, я демон войны. Бью затылком в нос ближайшего служителя закона и разворачиваюсь рыча. Получаю удар в висок и падаю на бок, полностью теряя контроль. Три злобных мужика (у одного течет из носа кровь) стоят кругом и пинают меня ногами, я уже не сопротивляюсь и только стараюсь уберечь голову, почки и половые органы. Рядом дергается нога соседа по камере. Кто это его так?

* * *

        ВРЕМЯ 08.13 ДЕНЬ 4. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 26 ДНЕЙ.
        Я очнулся когда начал тонуть. Вскочил размахивая руками и захлебываясь. Толстый (уже почти родной) коп улыбается с кружкой воды в руках. Кивает и выходит за дверь. Щелкают замки и становится темно.
        Перед глазами последние сообщения, не помню их.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УЛУЧШЕН НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        АКТИВИРОВАНА СПОСОБНОСТЬ «ВОССТАНОВЛЕНИЕ». ПОВРЕЖДЕНИЯ ВОССТАНОВЯТСЯ ЧЕРЕЗ ТРИ ЧАСА.
        Я осматриваюсь, опять в камере. Опять унитаз, скамейка. Опять нет никого на первый взгляд, всматриваюсь в полумраке и все равно никого не вижу. Подползаю к скамейке и обшариваю ее руками. Никого. Развязываю куртку на рукаве, от нее только клочья, но носить можно. Мы же не элитники. Как ужасно болит тело: ноги, задница, грудь, голова. Но били аккуратно, ничего не сломали и следов не оставили. Полицейские. Умеют. Ползу к унитазу и стелю куртку рядом. Заглядываю в очко. Есть вода. Черпаю воду из унитаза руками пока не напиваюсь до отвала. Жажда обнуляется. С голодом еще терпимо. Разберусь завтра.

* * *

        ВРЕМЯ 13.36 ДЕНЬ 4. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 26 ДНЕЙ.
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ УЛУЧШЕН НА СЕМНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Проснулся я от толчка в плечо. Незнакомый полицейский пытался разбудить.
        — Вставайте, подозреваемый.
        Я сел и протер глаза. Посмотрел на унитаз, как я мог вчера пить отсюда.
        — Хотите по нужде?  — осведомился вежливый человечек.  — Оставить вас на пару минут?
        — Нет,  — отказался я,  — а куда меня?
        — На допрос в сороковой. Большой начальник сверху приехал. Лично будет допрашивать.
        Я, кряхча встал и посмотрел на левую руку. Шрама уже не было, хорошо работают.
        Полицейский надел наручники, как всегда за спиной, и мы отправились в очередную прогулку. Опять одинаковые коридоры и слоняющиеся без дела служители закона с любопытством меня разглядывающие. Я даже не старался запомнить маршрут, хотя можно было попробовать, вдруг бы открылся навык, который карты в голове рисует и сохраняет.
        — Пришли!
        Полицейский открыл очередную безликую дверь и пустил меня внутрь. Сам остался стоять снаружи. Первым делом я увидел большое панорамное окно на всю стену. Вид конечно как всегда не впечатляет. Тысячи труб коптят небо, серость и безысходность.
        — Нравится?  — спросил неожиданно нежный голос и я сосредоточился на людях. Как же хотелось выпить.
        У шкафа с документами справа стоял вытянувшись в струнку толстяк, тот что меня задержал. Преследует он меня что ли? За круглым столом посредине комнаты сидел франт в голубом пиджачке с надписью «Порядок» на кармане и белой фуражке. На фуражке, кстати, тоже такая надпись. Почему Франт? Да выглядел этот полицейский с небес так, франтовато. Чертов элитник. Наши копы выглядели рядом с ним неухожеными шахтерами. Зато франт даже ногти чистит наверное каждое утро. И принимает ванну с чашечкой кофе.
        Он встал и я чуть не изменился в лице. Беленькие узенькие штанишки, которые подчеркивают его причиндалы и черные сапоги на высоких ботфортах. Только не смеяться. Только не смеяться. С элитниками не шутят.
        — Что?
        — Ничего,  — я старался смотреть на толстого или на шнур, который свисал из потолка посреди комнаты. Полицейский-элитник подошел ко мне и снял белую перчатку. Блин, да они еще в перчатках. А потом дал мне перчаткой по лицу.
        — Да, как ты смеешь так разговаривать со мной, смерд с нижних кварталов!
        Он развернулся и подошел к окну. Встал, заложив руки за спину.
        — Проучи его.
        Толстый дернулся, проснувшись и рванул ко мне:
        — Нельзя так говорить с начальством.
        Я получил удар по дых и упал на колени задыхаясь. Руки торчали сзади как поломанные крылья.
        — Спасибо, милый друг,  — сказал полицейский и вернулся к столу,  — Вина?
        Пока я отходил на полу толстый ломался, говорил что ему неудобно, что он на работе и вы слишком добры. В конце-концов они достали из шкафа с бумагами красивую бутылку и не менее красивые бокалы. В жизни такой красоты не видел. Да и вина я не пил, только самодельную дрянь. Даже в отстое, который спускали с рабочих кварталов вина не было порченого или просроченного, недопитого. Наверное сами выпивали скряги.
        Полицейские разлили красивую красную жидкость по бокалам, набрали в рот по глотку и начали цокать языками. Вот уроды. Остальное пойло оставалось в бокалах.
        Я сглотнул слюну, наполнившую рот и встал. Элитник обернулся с удивленным видом.
        — Хочешь выпить?
        Поднес бокал к носу и поводил вокруг шнобеля, нюхая. Потом опять чуть отпил и закрыл глаза, наслаждаясь. Вот придурок.
        — Я приехал сюда, в эту клоаку,  — сказал он задумчиво,  — не для того чтобы поить подозреваемых дорогим Рытхеу.
        Он вздохнул и подошел ко мне:
        — Я приехал, потому что мне интересно, что ты за существо. Почему тебя нет в самой совершенной и самой подробной на свете базе данных. Кто ты?
        Он смотрел на меня сквозь бокал, я молчал.
        — Так не бывает. Или бывает Шеф?
        Толстый дернулся и отставил бокал. Открыл папку с документами перед собой:
        — Как вы мне объяснили, живого неопознанного человека мы еще никогда не встречали.
        — А мертвого?  — подтолкнул его элитный коп и пошуровал к столу за вином. Ягодицы его смешно прыгали вверх-вниз в узких штанишках.
        — За последние несколько лет было обнаружено шесть трупов на Нижних уровнях, не подлежащих опознанию.
        — Шесть!  — поднял указательный палец вверх сморчок и потряс им.  — Продолжай!
        — Что странно все они были были подвержены хирургической операции по вживлению имплантантов.
        — Каких еще имплантантов? Разве это не запрещено законом вне игры?
        — Запрещено,  — подтвердил толстяк и взялся за бутылку. Посмотрел на франта и убрал руку,  — но нафаршированы они были по самые гланды.
        Начальник скривился и махнул на него ручкой:
        — Боже, этот подзаборный, нижнеуровневый сленг. Избавь меня мой друг.
        — Хорошо,  — сказал толстый,  — Они были упакованы по полной программе.
        — Что?  — опять скривился франт.
        — В трупах импланты опоясывали все тело, как кровеносная система. Они были везде. В руках, в ногах, в туловище, в голове. глазах. Везде. Блин, даже извините в этом самом месте. Я налью?
        В наступившей тишине толстяк налил себе полный бокал вина, выпил одним залпом и довольно крякнул. Напыщенный смотрел на него презрительно и молча. Потом протянул руку и забрал сосуд. Там было уж на дне.
        — Пить!  — вырвалось у меня.
        Они удивленно вытаращились и франт засмеялся, таким противным, наглым смехом. Кхе-кхе, кхе-кхе.
        — Продолжайте, дорогой Шеф. А потом если нам понравятся ответы, мы дадим подозреваемому вина. Хоть и не положено.
        — А что говорить?
        Франт сморщился и стал похож на мой… Ладно. Короче, сморщился.
        — Все эти люди-андроиды были мертвы?
        — Так точно.
        — И все они никогда не были опознаны?
        — Да.
        Франт поставил бокал и пошел ко мне, на ходу доставая что-то из внутреннего кармана.
        — Совпадение? Не думаю.
        Он рывком достал зеркало и я отшатнулся. В зеркале лицо как лицо, мое. Полицейский подержал его немного и начал медленно ходить вокруг разглядывая.
        — Знаете, я смотрел вашу фотографию, сделанную дежурным дроидом. Вы выглядели намного страшнее. Лицо в синяках, следы от сетки, ты видишь сейчас такую картину Франт?
        — Неа,  — сказал полицейский и хотел налить еще. Посмотрел на свет бутылку, помрачнел и поставил на место.
        — Где ты нашел этого чудака, Франт?
        — У дома задержал. Прямо в подъезде.  — толстяк полез в шкаф и выудил тарелку с едой.
        — Что там делал подозреваемый и почему был задержан?
        — Так лазил там, подвал, наверно, искал. Я и задержал до выяснения, а он в драку.
        — Сильно бьет?  — задумчиво продолжал Франт.  — Можно сказать, что рука железная?
        — Я бы не сказал.  — толстяк достал вилку и задумался над тарелкой,  — Слабак он. Силы нет в руках.
        — Странно,  — сказал элитник и боль пронзила связанную руку. Как будто с меня сняли кожу рывком. Я почувствовал кровь, стекающую по пальцам.
        ФУНКЦИЯ «ВОССТАНОВЛЕНИЕ» АКТИВИРОВАНА. ПОВРЕЖДЕНИЕ БУДЕТ ВОССТАНОВЛЕНО ЧЕРЕЗ ТРИ ЧАСА.
        — Вы чего творите,  — чуть не подавился толстяк и вскочил.  — У нас пытать нельзя. Я отвечаю за него.
        — Подойди сюда и не смей больше трогать бутылку.
        Толстяк обошел меня, я хотел обернуться, но франт сказал «Не дергайся!» и смирился. Кто-то взял мою руку и вытянул горизонтально. Обе руки, они ведь были связаны.
        — Посмотри на рану, что ты видишь?
        — Зачем вы его порезали?  — простонал толстяк,  — Нельзя оставлять следов, меня же отправят на Шахты.
        — Посмотри внимательно и не плачь. Что ты видишь?
        Толстяк тоже схватил меня за руку и начал крутить, рассматривая. «Полегче» — простонал я, не выдерживая.
        — Длинный аккуратный порез вдоль правой руки. Хорошая работа.
        — Это все что ты видишь, полицейский Нижнего уровня?
        Тишина. Я не оборачивался и слушал удары сердца, с каждым ударом пульсировала жилка в руке и я слышал жужжание.
        — Что это? У него в руке. Имплантанты?
        — Свершилось. Да. Наш безымянный бомж не так прост как кажется, мой друг. И вопреки логике собранных доказательств он еще жив. Я готов спорить, что если мы разрежем его грудь и вытащим сердце оно будет опутано проводками. Вам очень повезло, мой друг, поймать его.

* * *

        — Итак, что мы имеем. Зацепи его на провод, предстоит долгий разговор.
        Толстяк снял наручники и позволил мне пару минут поразминать затекшие запястья, а приезжий начальник продолжал говорить:
        — Имплантанты стоят огромных денег. Мало того, официально запрещено носит их вне игры. Только на «Островах» люди развлекаются и дают модифицировать свое тело. Отметим, что за большие деньги и только жители Элитного Уровня. Но даже они снимают свои улучшатели, когда выходят из игры. Потому что запрещено! Почему ты не цепляешь его к проводу?
        — Я подумал,  — виновато сказал толстяк,  — пусть руки разомнет, а то может калекой стать после провода.
        Франт махнул рукой и продолжил ходить перед нами.
        — Не беспокойся за него, добрый толстячок. Вряд ли он уже будет дышать запахом Свободы, даже таким вонючим как здесь.
        Полицейский дал мне понять, что нужно подойти к шнуру и вытянуть руки вверх. Я послушался и шнур зашевелился. «Стой!» — прикрикнул он, когда я отдернулся. Кончик шнура извивался, как бы обнюхивая мои запястья, а потом обвил их и зафиксировал. Толстый удовлетворенно кивнул и отошел к окну. мимо окна пролетел бот, остановился на мгновение и полетел дальше.
        — Откуда у тебя дорогие имплантанты, запрещенные законом и кто ты такой вообще?
        Элитник скрестил руки за спиной и встал, рассматривая меня почти в упор.
        — Скажи нам!
        Я промолчал и старался смотреть на недопитую бутылку вина. Эх, сейчас бы навернуть.
        — Ты хочешь вина? Почему бы и нет.
        Он отошел к столу и наполнил бокал ярко красной жидкостью вернулся и сунул бокал мне под нос.
        — Какой аромат, да? Хочешь?
        Я кивнул. Хотелось выпить, очень хотелось. А какой прекрасный запах шел из бокала, я чувствовал его даже когда полицейский забрал бокал.
        — Хватит пускать слюни. Будешь говорить или нет?
        И тут я потерял сознание.
        Время 16.19 День 4. Осталось играть 26 дней.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА ШЕСТЬ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ ДВЕНАДЦАТЬ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        ВЫНОСЛИВОСТЬ УМЕНЬШЕНА НА ТРИ БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАША ВЫНОСЛИВОСТЬ РАВНА ОДНОМУ БАЛЛУ. ВЫНОСЛИВОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА ОДИН БАЛЛ. ТЕПЕРЬ ВАША ВЫНОСЛИВОСТЬ РАВНА ДВУМ БАЛЛАМ.
        ВАША АЛКОГОЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ УМЕНЬШИЛАСЬ НА 10 ПРОЦЕНТОВ.
        Они говорили, а я слушал, пока они говорили. И я услышал много интересного.
        У меня был припадок, я обвис на этом проводе и дергался, с пеной из рта. Им пришлось меня отвязать, чтобы руки себе не оторвал. Я говорил про деньги, виртуальные сообщения и вино. Потом успокоился и заснул.
        Завтра они ждут специалиста-имплантолога из самого Острова. Он уже вылетел и завтра меня разберут на запчасти с целью разобраться. Чипы прозондируют и узнают откуда они взялись. Назад ничего ставить не будут и я умру. Так я понял. Лично я никому не нужен и являюсь просто объектом для исследований.
        — Очнулся, дорогой!  — сказал элитный полицейский и меня подняли.  — Зацепи его!
        Я покорно поднял руки и шнур опять обвил запястья.
        — Поставь охрану в комнате и пусть с места не сходит, пока подозреваемого не заберет специалист. Он все порешает, имплантанты чует на расстоянии. Профессионал высочайшего уровня.
        Элитник похлопал меня по плечу и пошел к двери. Толстый посеменил за ним.
        — Правда на расстоянии определяет имплантанты? А разве возможно такое?
        — Дорогой мой, почему нет…
        Они вышли за дверь и окончания фразы я не услышал. Мне что так и стоять целую ночь с вытянутыми руками?

* * *

        ВРЕМЯ 16.49 ДЕНЬ 4. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 26 ДНЕЙ.
        НАВЫК «ВОССТАНОВЛЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Рука зажила. Я повернулся вокруг свой оси и посмотрел на дверь. Вроде бы закрыта. Дернул шнурок, намереваясь вырвать из стены, он не только не вырвался а еще и назад отпружинил. Как будто дернул в ответ. Я пошел к двери, натягивая шнурок, отбросило назад, чуть не упал. Пошел в противоположную сторону и тоже больше двух шагов не сделал.
        Ноги уже побаливали и в горле пересохло. Дверь открылась и зашел новый полицейский. Я его раньше не видел. Он закрыл дверь и встал, смотря на меня безразличным взглядом. Молоденький, симпатичный, ясные синие глазки, гладкая кожа. Если бы я был из этих, которые друг друга, то он бы мне понравился. Но пришлось бы отбиваться от конкурентов.
        — Воды нет у тебя?
        — Не положено,  — он оперся о дверь и прикрыл глаза.
        — А развязать или приспустить эту штуку нельзя? Я бы сел.
        — Сесть всегда успеешь,  — он сам улыбнулся свое шутке и не открыл глаза.
        — Ну серьезно,  — заныл я,  — нельзя так стоять всю ночь.
        Он промолчал и зевнул, тогда я и пустил в ход главный аргумент.
        — Пытки запрещены в полиции. Тебя отправят в шахты за это.
        Часовой открыл глаза.
        — За что?
        — За то, что у меня синяки на руках будут или еще хуже руки отсохнут. Ампутируют, а я про пытки буду кричать и плохое обращение. Как думаешь, кого сделают крайним.
        Полицейский помялся и отклеился от двери.
        — Ну ладно. Повернись ко мне спиной.
        Он отсоединил провод и резко завел мне руки за спину и надел наручники. Если бы я и хотел, то не вышло освободиться. Во первых руки затекли, во вторых слишком быстро он все провернул.
        — Можешь сесть за стол, там и поспишь.
        — Это тоже пытка,  — сказал я, но за стол сел.
        Полицейский встал на свое место у двери, да так и стоял, пока дверь не взорвалась.

* * *

        Время 18.35 День 4. Осталось играть 26 дней.
        Я сидел за столом и скучал. Сна ни в одном глазу. Лечь негде, да и не хочется. Чтобы хоть чем-то заняться полез в свои параметры поглазеть. Сосредоточил взгляд на стене и так сидел, чтобы не выдать себя.
        СИЛА 0
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 2
        ИНТЕЛЛЕКТ 5
        ЛОВКОСТЬ 4
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 70 %
        ЖАЖДА 60 %
        СТРАХ 0 %
        УСТАЛОСТЬ 30 %
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ 80 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ 8 %
        НАВЫКИ:
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 80 %
        БЕГ 43 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 46 %
        ПРЫЖОК 9 %
        ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ 45 %
        ВНИМАНИЕ 44 %
        ОБЩЕНИЕ 14 %
        ПРИРУЧЕНИЕ 41 %
        Что из этого списка могло мне помочь я не знал. Мишень кажется, говорил, что нужно искать скрытые резервы, но как, не рассказал. Не успел.
        Интересно, что будет если прокачать умения до 100 процентов? Например Рукопашный бой? Я стану непобедим? Выучу секретный боевой стиль «смертельный кулак таракана»? Прикольно звучит. Ну а если бег прокачать, то буду бегать быстрее товарняка, перевозящего уголь? А если восстановление, то стану бессмертным?
        — О чем думаешь?  — вдруг подал голос стражник.
        — Есть хочу. И в туалет. Нельзя меня в камеру?
        Охранник покачал головой.
        — Нельзя тебя оставлять. Ждать нужно пока специалист не приедет с «Островов». Особенный ты говорят, боятся что ты сдохнешь.
        — И в туалет нельзя?
        Охранник засомневался, судя по выражению лица, но позиции не сдавал.
        — Не положено.
        Я так просто не сдамся, есть пару доводов, несокрушимых как небоскребы.
        — Ну а если не дождусь этого специалиста. Сдохну тут нахрен от голода? Что тогда будет? Ты знаешь сколько человек может прожить без еды?
        Он молчал и я немного приукрасил, для эффекта:
        — Четыре дня. А я уже три дня не кушал. Да я из мусорок больше наедался, чем в вашем учреждении. Кормят тут «на убой».
        — Потерпишь до утра.
        — До утра я сдохну уже. А знаешь сколько человек без воды может прожить?
        — Короче,  — махнул рукой коп,  — не рассказывай мне тут. Ничего я знать не хочу, хочешь мне на уши сесть. Тут тебе не столовая, надо будет покормить — начальство распорядится.
        — А в туалет отведешь?
        — Нет. Терпи.
        — Ну тогда я в углу отолью. Извини, в штаны неудобно, а до завтра у меня мочевой лопнет.
        НАВЫК ОБЩЕНИЕ УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        — Хорошо,  — отлепился от двери страж и подошел ко мне,  — я твою вонь нюхать не собираюсь. Сходим в туалет, только чтобы без фокусов.
        — А выпить нет?
        — Заткнись и повернись спиной, руки держать вместе.
        И тогда дверь взорвалась, срывая с него головной убор. Это было что-то вроде направленного взрыва, дверь слетела с петель, разлетаясь на щепки, а стена осталась практически целой, оскалившись проёмом.
        Полицейский упал на живот, раскинув руки и не двигался. В проеме клубился дым, пыль от строительных материалов. Меня сбило со стула взрывной волной, но не ранило. Я просто лежал на боку, со связанными руками.
        Завыла сирена и включился ярко-красный свет. Где-то кричали люди. Из дыма отпочковался силуэт и двинул ко мне, превращаясь в осязаемую фигуру. Черные штаны, черная футболка и (блиин) черная маска на лице. Охотник.
        Я трепыхался как перевернутый угольный жук, пытаясь отползти. Охотник в два шага пересек комнату, переступил через полицейского и наклонился ко мне:
        — Не бойся, Мишень. Повернись ко мне спиной.
        — Сзаади,  — прохрипел я. Шнур, висящий на стене, выгибался как раздавленная змея и тянулся к шее охотника. Ба-бах! Шнур вывалился из растреляяного потолка и уже корчился, на полу. Запаса у него там пряталось еще метров пять. Вдруг потянулся ко мне и зацепил ногу, я с отвращение отшвырнул змею и отполз на спине подальше. Охотник наклонился, схватил извивающийся шнур и отшвырнул. Тот ударился об стену напротив и начал бешено крутиться вокруг своей оси.
        — Пошли, Мишень. Пора уходить.
        — Я не Мишень. Я — Игрок.
        Сирена завывала все громче и пронзительнее. Что-то взорвалось на этаже.
        — Приятно познакомиться. Македонский. Перевернись на живот.
        Я только хотел возразить, как он уже положил меня лицом вниз и освободил от наручников.
        — Вставай! Иди за мной. Не вздумай убегать.
        Я сел, разминая затекшие запястья, а он достал еще один пистолет.
        — Знаешь почему меня называют Македонским?
        Я покачал головой.
        — Потому что, я стреляю с двух рук.
        В комнату прорвался полицейский и охотник открыл огонь. С двух рук. Полицейский улетел в облако пыли, которое уже начинало развеиваться.
        — Пошли, Мишень.
        Я вскочил и побежал за ним. Сейчас меня убивать не собирались, а потом видно будет.

* * *

        Я зажал нос и прорвался сквозь облако пыли за своим типа спасителем. Сирена в коридоре звучала еще громче и противнее. Где-то впереди стреляли.
        — За мной.
        И пошли налево. Из-за поворота выскочил полицейский и охотник поднял оружие, но сразу опустил. Полицейский был без головного убора, какой-то растрепанный и весь в крови.
        — На помощь!  — крикнул он и остановился, заметив кто перед ним. Лицо его перекосилось в ужасе. Из-за угла за ним шел человек в маске с точеной фигуркой. В руках у него были окровавленные лезвия, а у полицейского вся форма на спине порезана. Он оглянулся на нее и посмотрел на нас, заметил меня и поник.
        — Это из-за тебя все?
        Звездочка воткнула кинжал ему в основании шее и кровь хлынула из горла. Он даже не хрипел и рухнул на колени. Охотница оттолкнула тело ногой и он рухнул головой к стене.
        — Забрал Мишень?
        — Да,  — сказал охотник,  — Где все?
        — Забавляются.
        Мимо нас пронеслась коробочка на колесиках, по бокам коробочки с истошным визгом и огромной скоростью крутились два остро-заточенных диска. Коробочка замедлилась около меня и я похолодел.
        — Нельзя!  — крикнул Македонский.  — Не сейчас.
        Коробочка подпрыгнула и понеслась дальше. Я выдохнул.
        — Пошли!
        Мы и пошли. Впереди Звездочка с двумя кинжалами, за ней Македонский с двумя пистолетами и я. Без ничего.
        Проскочили мимо кабинета в котором еще один охотник избивал сразу шестерых копов, весь пол был в крови, валялись пистолеты и фуражки с надписью «Порядок». Полицейские еще сопротивлялись и пробовали окружить убийцу, но ему это только доставляло удовольствие. Когда я проходил мимо, то увидел страшный удар ногой в кадык, от которого полицейский сразу потух. Почему я до сих пор жив? Как я еще живу с такими убийцами на хвосте?
        — Стой,  — сказал Македонский и толкнул меня к стене, а сам встал рядом. Громыхнуло, так что заложило уши и в кабинетах повылетали стекла.
        — Чертов маньяк, пошли быстрей.
        Кто-то закричал и я увидел, что по коридору бежит горящая статуя. Македонский опять толкнул меня к стене и мы молча смотрели как горящий служитель правопорядка бежит мимо назад и прыгает в уже разбитое окно, надеясь сбить огонь. В конце коридора я увидел промелькнувшего человека. Руки у него ярко светились или даже горели. Не успел разглядеть.
        — Пошли,  — сказал Македонский и потащил меня, схватив за воротник,  — сейчас подмога подоспеет.
        Мы шли сквозь разруху и огонь, по трупам и раненым. Полицейские лежали или пробегали с воплями мимо, охотники не обращали на них внимания. Лежали десятки разбитых дронов и я даже видел, кто их уничтожал. Космический корабль игрушечного размера гнался за дроном и выпускал серебристые лучи из передней части. Когда наконец попал (дрон вилял, уклоняясь) то железный глаз упал на землю и покатился как забытый мяч, пока не уперся в труп. Кораблик помигал звездочке огоньками под днищем и завис надо мной.
        — Нельзя,  — сказал охотник,  — Не сегодня.
        И кораблик полетел искать своих противников — летающих роботов. Мною он займется завтра, ну ладно.
        Мы выскочили в большой просторный холл и охотник приказал остановиться. Большое панорамное окно на пол стены было разбито, только качались остатки створок.
        — Ну и где он?
        — Сейчас будет,  — ответила Звездочка,  — Стой! Куда!
        В соседней комнате мелькнул человек и дверь захлопнулась. Кажется я понял кто это. Охотник поднял пистолеты и пошел с одной стороны, Звездочка с другой.
        — Стойте!  — крикнул я — Не убивайте его! У него дочка маленькая, не надо!
        Они обернулись и губы Македонского презрительно скривились.
        — Это всего лишь коп с Нижнего Уровня.
        Я поднял руки ладонями вперед и медленно шел к ним.
        — Он ничего не знает. Не убивайте его. Хватит смертей на сегодня. Вы уже наигрались.
        — Я нет,  — обиженно сказал Македонский,  — еще хочу поиграть.
        — Так поиграем. Я же Игрок. Я ваша Мишень. Я вам устрою развлечение, оставьте старика, пусть нянчит дочку и ловит алкашей.
        К окну подлетела машина и остановилась, еще один охотник сидел за рулем.
        — Мне и правда надоело,  — сказала Звездочка и побежала. Прыгнула и уже сидела в машине. Македонский стоял и нерешительно смотрел на дверь.
        — Ты не будешь прятаться как прошлая Мишень, если я не убью жирного?
        — Обещаю.
        — Тогда иди в машину.
        Я разбежался и прыгнул из окна, благо платформа была рядом. Сел в багажник и схватился за борт.
        НАВЫК «ПРЫЖОК» УВЕЛИЧЕН НА ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА.
        — Привет, привет,  — сказал охотник за рулем и обернулся, разглядывая меня,  — Мы еще не встречались, мишень.
        — Обязательно встретимся. Меня зовут Игрок.
        Он рассмеялся и обернулся к Звездочке:
        — И, правда, жалко будет его убивать. Македонский, поспеши!
        Охотник наконец определился и оставил толстяка в покое, подбежал к окну и прыгнул на машину, залез в машину и сел рядом:
        — Ну смотри, ты обещал мне хорошую игру. Поехали!
        Дверь комнаты вылетела от удара ноги и толстый побежал. В каждой руке он держал по автомату и пытался стрелять одновременно. Прыгнул поливая машину очередями и пули засвистели в воздухе. Одна пробила борт прямо перед моим носом.
        — Стой,  — сказал охотник за рулем и вытянул руку.
        Толстый полицейский завис в воздухе не долетев до платформы. У меня перехватило дыхание. Он висел в пространстве между зданием и машиной, возвышаясь над нами безмолвной глыбой. Глаза пустые, как монеты. Вдалеке начали завывать совсем другие сирены, сирены полицейских машин.
        — Быстрее,  — сказала Звездочка и охотник убрал руку.
        — Иди!  — и толстый полицейский рухнул вниз. Глухо ударился об землю не издав больше не звука. Я не смотрел, сидел ошарашенный. Машина тронулась с места и я схватился обеими руками за борт, не хватало вылететь вслед за толстяком.

* * *

        Потом нас догнали
        Еще одна машина без номеров. Двое в маске спереди, один в грузовом отсеке. Они поравнялись с нами и пошли параллельно.
        Погони не было видно и за свистом ветра я их уже не слышал. Размозженное об асфальт тело копа осталось тоже далеко позади.
        — Мишень!  — крикнул Македонский и я повернулся.
        — Я не М..
        Он выстрелил и свет выключили. Теряя сознание я чувствовал, как отпускаю борт и меня хватают за руку.

* * *

        ВРЕМЯ 18.49 ДЕНЬ 4. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 26 ДНЕЙ.
        Свет вернулся не сразу. Сначала я услышал голоса и увидел силуэты голов, летающие надо мной. Потом почувствовал холод спиной и ягодицами, я лежал на чем-то железном и холодном. Голова приподнята и упирается в твердое опять же. Сквозняк загулял по телу, закройте двери черти.
        Знакомые ощущения. Сейчас открою глаза и будет маячить спина в белом халате.
        Открываю глаза и вижу лицо в хирургической маске.
        — Привет, счастливчик. Помнишь меня, Мишень? Не ожидал опять увидеть. Сейчас тебе небольшую лекцию прочту, а пока можешь свои характеристики посмотреть.
        Он подтащил ко мне уже знакомый экран и отошел.
        СИЛА 0
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 2
        ИНТЕЛЛЕКТ 5
        ЛОВКОСТЬ 4
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 0 %
        ЖАЖДА 0 %
        СТРАХ 0 %
        УСТАЛОСТЬ 0 %
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ 70 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ 8 %
        НАВЫКИ:
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 80 %
        БЕГ 43 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 46 %
        ПРЫЖОК 13 %
        ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ 45 %
        ВНИМАНИЕ 44 %
        ОБЩЕНИЕ 23 %
        ПРИРУЧЕНИЕ 41 %
        Вижу, что покормили меня и напоили. Правда я этого не помню. Внутривенно, наверное, через трубочки.
        Врач вернулся и оттащил экран.
        — Ты знаешь почему вернули тебя?
        Я покачал головой.
        — Не зря я тебя Избранным назвал тогда, в первый день. Натворил ты дел. Такой шухер устроил. В полицию попал. Имплантанты засветил. Элитного полицейского к тебе прислали и специалиста с Островов вызвали. Представляешь, баран, что бы было если тебя разобрали?
        Я прокашлялся, голосовые связки работали.
        — Так вы говорили, что имплантанты нельзя отследить.
        — Говорил. Зато можно тебе язык развязать. Особенно если доставать импланты один за одним, медленно и без наркоза из тела. А тебе достаточно просто не наливать и все расскажешь.
        Тут я промолчал. Не поспоришь. Выпить хотелось.
        — Шестерым охотникам пришлось идти тебя выручать. Ты понимаешь какой это риск, дурак? И все из-за какого-то бомжа. Представляешь сколько полицейских они убили?
        Я хотел сказать, что не заставлял их устраивать кровавую баню в участке, но промолчал. Если хочу выжить сейчас лучше не нарываться. Врач обозвал меня еще пару раз и успокоился, тяжело дыша.
        — Наш охотники — это еще мальчики. Им учиться и учиться. Если откроется правда, я даже не представляю что с нами будет. Меня точно на рудники отправят.
        Врач наклонился надо мной и сжал кулак.
        — А может отключить тебя нафиг? Накрутить выносливость сорок, чтобы твои мышцы лопнули изнутри или интеллект выставить сорок один, чтобы твоя тупая башка взорвалась? А потом сказать, что это бракованный имплантант заглючил? Они ведь поверят, такое уже бывало. Эти ворованные чипы такие ненадежные.
        Врач пододвинул экран и задумчиво уставился на него. Я похолодел и попытался пошевелить руками. Не двигаются. Не выйдет.
        — Мальчики не хотят тебя отключать. Ты им нравишься. С тобой интересно,  — скривился врач,  — Везучий и не прячешься, как крыса не понятно где. Говорят, что ты один из лучших беглецов. Никто не ожидал.
        Врач убрал экран и продолжил стонать:
        — А еще эта твоя фразочка «Я не Мишень. Я — Игрок.» Че это нафиг значит, убогий? Какой Игрок? Ребята просто тащатся от этих слов. Говорят, что слоганом сделают. Отключить бы тебя, да расстроятся сильно.
        Врач задумался и замолчал.
        — Ладно! Фиг с тобой. Новые правила о которых нужно тебе рассказать. Сейчас я тебя отключу и немного разрежу, а внутрь положу кое-что тикающее. Ты заметил полицейского, который подавал тебе знаки и передавал сообщения?
        Я кивнул. Помню. Я еще подумал, что это охотник.
        — Мы называем его Волнистый. У Волнистого теперь есть небольшой передатчик и четкие инструкции. Как только он замечает тебя в полицейском участке, то нажимает кнопку на пульте, а все имплантанты внутри тебя одновременно взрываются. Понимаешь почему?
        — Они не должны попасть в левые руки и спалить вашу контору.
        — Бинго! Для тебя это дополнительный стимул не попадать в руки стражей правопорядка. Для нас страховка. Запомни или запиши новое правило. Не попадай в полицию. Делай что хочешь, но не сдавайся. Иначе моментальный проигрыш.
        — А если ваш Волнистик ошибется?
        — Оправданный риск,  — махнул рукой доктор,  — У него четкие инструкции. Он должен увидеть тебя лично и убедиться, что это ты, наверняка.
        — Ну а если перепутает?
        Доктор пожал плечами:
        — Ошибки случаются.
        Он зевнул и вернул экран на место:
        — Запомни одно, перед тем, как заснешь. Не попадайся!
        И я заснул.

        Глава 9

        ВРЕМЯ 7.53 ДЕНЬ 5. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 25 ДНЕЙ.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА ДВЕНАДЦАТЬ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        Пришли запоздалые сообщения. Пришла запоздалая вонь рабочих кварталов, я вдохнул и закашлялся. Опять дежавю. Я в машине, в багажном отсеке, на этот раз без наручников, правда одна рука привязана к борту, лечу в неизвестность. Одежда опять свежая. Черная футболка, спортивные штаны и куртка с капюшоном. Я точно помню, что она была грязная и порванная. Заменили и на этом спасибо.
        — Привет!  — оборачивается шофер. Конечно, это Свен. Безменный шофер охотников.  — Не ожидал тебя опять встретить!
        Я кивнул и сел поудобнее. Посмотрел вниз, рабочие кварталы с высоты птичьего полета. Опять туда возвращаться, черт да почему я еще жив.
        — Ты уже пять дней продержался! Еще пять раз по пять и ты выиграл!
        Свен просто излучал оптимизм, но не забывал оглядываться по сторонам.
        — Не поверишь, я за тебя болею. Хочу чтобы ты выиграл. Ты точно уйдешь от них. «Я не Мишень! Я Игрок!» Крутая фраза, друг. Всех охотников уже видел?
        Я промолчал. Свен развернулся и больше со мной не заговаривал. Так в тишине и долетели.
        Машина спустилась вниз, раздувая пыль на площадке и остановилась. Прошлый раз я прыгал, на этот заслужил привилегии сойти как человек.
        — Удачной игры. Бла-бла-бла!  — не поворачиваясь сказал Свен и мою руку больше ничего не удерживало. Я встал и потянулся, разминаясь. На стене контейнера прямо передо мной висела фотография. Моя фотография. Та, что делал бот на крыше участка. Ну и рожа. Пониже подбородка шла надпись. «Разыскивается опасный преступник! Большое вознаграждение! Доставить только живым! За укрывательство накажем! Ваша Полиция!»
        — Я бы затаился,  — сказал Свен, не оборачиваясь.  — Очень хорошо затаился. Освобождай машину.
        Я стоял не в силах выйти. Ноги ослабели, руки дрожали и сердце билось с утроенной силой в груди. Адреналин пульсировал по всему телу и бил в голову.
        Мы были на доставке. Той, где все начиналось. Но теперь она была другой. На каждом контейнере я видел свою фотографию. Она была везде. Кто-то очень постарался и напечатал горы моих физиономий. Кто-то очень хотел меня найти.
        — Вылезай!  — рявкнул Свен, машина ощутимо дернулась и замерла,  — Сейчас рвану и вылетишь сам. Тебе нужны лишние травмы, Мишень?
        Я молча перелез через борт и пошел прочь от машины, разглядывая свои изображения. Около приемной стояла целая пачка плакатов, перемотанных бечевкой. Как будто меня в президенты выбирают.
        — Удачной игры!  — крикнул Свен.  — Прячься. Стань угольной крысой! Это надежнее, чем бегущим человеком. Ищи своих, но не раскрывай секрета Игры никому! Иначе кнопочку нажмем.
        Я отошел уже на безопасное расстояние и машина начала взлетать. Поднялись клубы пыли, на мгновение заслонив её и через секунду она уже была высоко. Я остался один на один со своими проблемами. Двадцать пять дней это звучало как двадцать пять лет. Не такой уж большой Нижний уровень, чтобы прятаться здесь вечно.
        Так, думай где можно спрятаться если тебя ищут. В Подземных уровнях — не вариант. Сожрут твари и выплюнут косточки. Можно на почте отсидеться, но тут наверняка будут искать. В палаточный городок нельзя, там наверняка засада и все жилища обклеены плакатами с моей рожей. Алкаши сдадут за бутылку.
        Можно ночевать по складам, заводам и шахтам — это самый надежный вариант. Только проблема будет выспаться и за едой нужно выходить. А также менять дислокацию перед тем, как чип будет подавать сигнал.
        Я вышел из территории почты и шел вдоль стены, в тени, обдумывая варианты.
        Прятаться на шахтах это хорошо, но сколько я там продержусь и каким выйду через двадцать пять дней? Тощим перепуганным скелетом с кучей болячек? Да и заглянут охотники туда, я не первый там прячусь, наверняка.
        И тут мне пришла в голову безумная идея. Где меня будут искать меньше всего? Там откуда я уже с позором бежал и засветился по полной, в тылу врага. В подвале дома толстого полицейского.
        Мимо прошла шумная толпа рабочих и я вжался в стенку, стараясь не отсвечивать. Хорошо, что одежду выдали черную. Меня не заметили и скоро путь был свободен. Я надел капюшон на голову направился к дому толстяка-полицейского. Надеюсь они не начали закрывать подъезд на замок.

* * *

        По пути я решил заглянуть в палаточный городок, на всякий случай. Погляжу издалека, не приближаясь. Все-таки дом. Может удастся придумать чего-то алкогольного.
        Городок был уже не тот. Близко я не подошел и рассматривал его издалека, натянув капюшон посильнее.
        Некоторые палатки обвалились, от других остались остовы, а по улицам ходили полицейские. Я хорошо их видел. Это не наши, не местные копы. Наших наверное и не осталось уже. Эти были в фуражках и в тонких обтягивающих штанишках. С собой они привели собак и заходили с ними в каждую палатку. Это черные псы, я с ними уже встречался на почте.
        Люди опускали головы и расходились в стороны, кто-то выходил из палаток с поднятыми руками. Бежать никто не додумался. Это хорошо.
        На моих глазах полицейские вытащили какого-то совсем уже убитого алкаша и устроили ему допрос «В мире животных». Один держал обалдевшего полуголого пьяницу за плечи и что-то спрашивал. А второй еле сдерживал двух собак, которые рвались к алкашу и практически касались передними лапами груди. Конечно, полицейский не отпустил собак, но мужик им все рассказал, а что не знал то придумал. Полные штаны, короче. Они отшвырнули его как ненужную тряпку и пошли дальше. В тот момент полицейский и посмотрел на меня. Мы встретились взглядами и я понял, что капюшон незаметно слез у меня с головы, а у полицейского хорошее зрение. Потому что он меня узнал и спустил собак.

* * *

        Я забыл обо всем. Я забыл о том, что хотел выпить, о том, что нужно идти в противоположную сторону. Я бежал как водила у которого угнали такси и он еще мог догнать вора. За мной бежали две собаки. Две черные твари с огромными клыками и шипастыми ошейниками. Блин, им же сказали меня живым брать, какого они псов спустили?
        Нырнул во двор, выбежал с другой стороны, перепрыгнул через двух детей, везущих тачку с бельем. Тачка пошатнулась, но не упала. На белоснежном белье остался след от моего ботинка.
        — Козел!  — обиженно крикнул малыш и плюнул в мою сторону. Лишь бы их собаки не тронули. Я завернул еще в какой-то проулок и увидел лестницу, ведущую на крышу. Не знаю зачем нужны эти пережитки прошлого, когда машины и мотоциклы свободно летают, но в Нижних Кварталах много антиквариата. Он и спас мне жизнь. Я с разгона заскочил на лестницу и она протестующе заскрипела, но не обрушилась и не оторвался кусок. Строили же люди когда-то. Ступеньки были круглые, тонкие и грязно-ржавые. Собаки подлетели и начали лаять, задирая пасти вверх.
        Я полез наверх, пока они бесились снизу и пока не подбежали преследователи. Лесенка подозрительно тряслась под руками, заставляя каждый раз биться сердце, но выхода не было, нужно было лезть и лезть быстро. Когда я был уже почти на уровне крыши подбежали полицейские и задрали головы вверх. Один достал рацию и начал говорить. Воздушную подмогу вызывает. Я вылез на крышу и вздохнул с облегчением. Лестница выдержала. Побежал, стараясь вставать на прокладки, так жители верхних этажей не услышат топота.
        Подбежал к надстройке выхода на крышу (кажется она шахта называется и посмотрел сквозь маленькое окно внутрь). Люк закрыт, но замка сверху нет. Оглянулся, машины еще не видно. Гремела лестница, я это слышал, полицейские уже лезли по ней. Открыл дверцу, сел у люка и дернул за ручку вверх. Нифига не поддается. Дернул еще раз. Нет, замок снизу наверняка. Дальше должна быть еще шахта ко второму подъезду. Лестница гремела все громче. Может подбежать и скинуть их, пока я в более выгодном положении? Нет, убивать служителей правопорядка не вариант.
        Я рванул ко второй шахте уже не разбирая где ступаю. Кто-то глухо закричал снизу и даже ударил в потолок. Нервный. Сейчас будет звонить в полицию, а они уже тут. Я подскочил к шахте и заглянул в окошко. Люк тоже закрытый. Дернулся внутрь, дверь закрыта. Подергал, никакой реакции. Разбежался и ударил ногой по тому месту где должен быть замок. Нифига. Только сила чуть выросла, на пару процентов. Нет времени читать.
        Я хотел еще попробовать, когда увидел кепку с надписью «Порядок». Потом пошли руки и первый полицейский вылез на крышу. Он ступил на твердую землю, отряхнулся и посмотрел на меня. Я побежал в противоположную сторону. Остановился на краю крыши и посмотрел вниз. Блиин. Лететь долго, полет закончится быстро. Можно на соседний дом перепрыгнуть, но растояния тут метра два с половиной.
        Я оглянулся. Полицейский медленно шел в мою сторону, он уже никуда не спешил. Нужен разбег, я рванул его в сторону и он остановился, вытаращив глаза. Так и стоял пару секунд рассматривая приближающегося психа. В глазах мелькнула запоздалая мысль.
        Полез за пистолетом и я побежал в обратную сторону.
        Главное не остановиться в последнюю секунду, главное не сбиться с разгона и не замереть. Тогда точно не долечу. Я закрыл глаза и прыгнул, ударился плечом о землю и покатился уже на той стороне.
        НАВЫК «ПРЫЖОК» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Ударила пуля, выбивая пыль рядом и я вскочил. Полицейский стоял на крыше и смотрел куда- то в сторону. Он ждал машину с надписью «Порядок» и она уже приближалась. Я не стал их дожидаться и рванул к шахте. Не заглядывая в окно заскочил в проем, двери тут даже не было и увидел приоткрытый люк. Слава разгильдяям.
        Откинул крышку, сел и нащупал ногами лестницу. А потом рухнул вниз. Кто-то дернул меня резко снизу и я грохнулся на пол, точнее застрял ногами в лестнице, а спиной приложился о бетон в лестничном пролете.
        Какой-то мужик схватил меня за шею и прижал к полу. От него воняло перегаром, потом и мочой, и кричал он как баба, тонким и писклявым голоском.
        — Коля сюда! Сюда, на! Тут тот, за кого деньги дают. Я его не удержу!
        Сто процентов не удержишь, я вытащил застрявшую ногу и повернувшись на бок, обхватил его за талию, начал вытаскивать вторую.
        — Коля!  — заорал тот,  — Он, бл, крученый, как змей.
        Я вытащил вторую ногу и встал крепко. Ударил его правой, потом левой, как по желе. Хлюпнуло и вернулось на месте.
        — Ты че,  — удивился мужик и оттолкнул меня, я отлетел и ударился спиной об стену, выбивая штукарку. Он шагнул вперед, а я в бок и на лестницу. Почти удалось уйти, когда неизвестная сила дернула назад и сбила с ног. Я с грохотом упал на площадку. Мужик в обвисшей грязной майке стоял надо мной.
        — Капюшон твой оторвался, панк,  — он показал мне кусок ткани и наклонился. Тогда я и ударил ногой. Сработал на инстинкте, но очень точно. Пробил прямо в горло, наверно в кадык. Мужик захрипел и рухнул на колени.
        НАВЫК РУКОПАШНЫЙ БОЙ УВЕЛИЧЕН НА 12 ПРОЦЕНТОВ.
        Дверь в коридор была открыта, там сгрудились женщины в кучку.
        — Убил, Федюню убил,  — сказала одна и заверещала. Мужик побелел и так держась за горло, рухнул лицом вниз. Я вскочил и схватился рукой за перила, нужно перевести дыхание. Снизу бежал мужик. Здоровый, в руке нож. Он растерянно посмотрел на меня, а я рванул вниз и хлопнул его по плечу:
        — Убили Федюню! Какой-то черт с крыши! Я за полицией!
        Он хотел остановить меня и что-то сказать, но я нырнул под руку и побежал вниз по ступенькам, крича, что Федюню убили.
        — Это он! Он убил! Держи его!
        В стену ударился нож и покатился по ступенькам. Я подхватил его, сунул за пояс и побежал. Вверху кричали, стонали, верещали и топали. На первом этаже я притормозил, успокоился, и вышел из подъезда. Над крышей летали машины и работали мигалки. Я засунул руки в карманы и придерживаясь стен быстрым шагом пошел прочь.

* * *

        ВРЕМЯ 10.52 ДЕНЬ 5. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 25 ДНЕЙ.
        К дому толстяка-полицейского я подошел быстро и без приключений. Кровавое пятно на стене напротив уже отмыли, но я узнал место. Дверь в подъезд закрыта, но надеюсь не плотно. Оглядевшись по сторонам я быстро пересек открытое пространство двора и зашел в тень карниза от подъезда. Дернул за ручку. Закрыто. Так и знал. На двери бумага с объявлением.
        «Уважаемые жильцы! В связи с поимкой преступника и усилением криминогенной обстановки на Нижних Уровнях огромная просьба закрывать дверь в подъезд и никому не сообщать код. Это ради нашей с вами безопасности»
        Ниже еще одно объявление с фотографией толстяка-полицейского.
        «Уважаемые жильцы и братья! Похороны вашего соседа и защитника Шефа состоятся завтра в 18.00. Собираемся в 17.30 у Крематория. Общественный комитет дома номер 2305. Давайте проводим человека достойно и поддержим семью».
        Ниже еще одно с моей фотографией и стандартной подписью:
        «Разыскивается опасный преступник! Большое вознаграждение! Доставить только живым! За укрывательство накажем! Ваша Полиция!»
        Правда тут кто-то дописал красным
        «Этот мудак убил Шефа!»
        Все думали, что это я его. Нужно уходить отсюда. Я зашагал прочь, когда услышал детский голос сверху:
        — Эй! Киборг!
        Из окна торчала Юла и махала мне ручкой. Я помахал в ответ и вернулся назад, чтобы не маячить перед окнами.
        — Сейчас выйду!  — крикнула она и закрыла окно.
        С минуту на минуту мог кто-то пройти по двору или выйти из подъезда. Я стал спиной к улице и сделал вид, что читаю объявления. Если услышу шаги в подъезде успею уйти.
        Замок в двери щелкнул и девочка выглянула.
        — Привет, андроид!
        — Привет!
        — Не убили тебя бандиты?
        — Живой, как видишь.
        — Тогда заходи, только быстро.
        Она приоткрыла дверь и я скользнул в щель. Сразу закрыла и щелкнула замком.
        — А почему вы с папой ругались?
        Блин, она же видела всё.
        — Он подумал, что я бандит. Пришлось объяснить, что он не прав.
        — Поэтому ты его в нос ударил?
        Я опустил голову и шмыгнул носом.
        — Случайно. Так получилось.
        Девочка вздохнула и подошла к лестнице, ведущей в подвал.
        — Моего папу убили.
        — Знаю. Это не я.
        Она кивнула и пошла по ступенькам вниз. Я оглянулся и за ней. Юла открыла дверь подвала и вошла внутрь, включила свет. Внутри не было никого. Также одиноко стоял стол, но игра уже исчезла, хозяин забрал домой наверное.
        — Хочешь кушать?  — спросила девочка,  — Принести пирожков?
        Я сел на скамью и с удовольствием вытянул ноги. Только заметил, что и обувь мне поменяли на темно-синие кроссовки.
        — Спасибо. Я не хочу.
        — Но ты ведь говорил, что андроидам нужно питаться. Аминокислоты, чтобы мышцы работали. Ты уже кушал?
        Она не слушала больше моих возражений и убежала, закрыв двери. Я позволил себе расслабиться и вздохнуть свободно. Не самое надежное место, но можно отсидеться несколько дней. Надо было попросить принести бутылку. У них там поминки намечаются, наверняка этого добра навалом. Но как бы я это объяснил девочке? Нужно смазать сервоприводы?
        В боку кололо и я вспомнил про нож. Как бы причиндалы себе не отрезать. Достал кинжал и положил его на стол перед собой, лезвием вверх. Интересно а кинжал и нож, как отличаются?
        Нож (если это нож) впечатляет. Не очень большой, но вызывает уважение. Зеленая пластмассовая ручка. В руке лежит как влитой. Длина клинка сантиметров шестнадцать. Остро заточенный с двух сторон. Широкая гарда, чтобы рука не соскользнула на лезвие. Я поднял нож и повертел в руке. Красавец. Хорошо, что этот красавец мне в спину не прилетел. Мужикам пить меньше надо.
        На лезвии гравировка у самого основания. Непонятно что это. То ли взрыв то ли парашут. Впечатление портит, идеальное оружие и невзрачная гравировка.
        Я взял нож клинком вниз, лезвие в сторону от большого пальца и вогнал его в стол. Он прошел сквозь дерево как сквозь масло, и зеленая рукоятка грозно зависла над столом. Во дворе залаяли собаки и я прислушался. Это еще что? Мужские голоса присоединились к шуму и тоже оживленно общались. Забыв об оружии я подбежал к двери и прилег ухом к замочной скважине.
        — Он в подвале?  — спросил мужской голос.
        — Да,  — ответил детский,  — Вы, дяденьки, осторожнее. Он робот-убийца. Андроид — терминатор.
        — Хорошо, хорошо. Ты девочка иди постой во дворе и посмотри нет ли рядом полицейских. А мы с твоим андроидом сами разберемся.
        Я аккуратно надавил плечом на дверь и повернул замок. Щелчок. Дверь закрылась, но надолго их это не удержит. Нажал выключатель на стене и подвал наполнился тьмой. Постоял секунду соображая и пошел к столу. Нащупал нож и выдернул его. Дежавю. Но на этот раз я хотя бы вооружен. А Юла, конечно, молодец. Сдала меня непонятно кому. Но точно не полиции.
        Я нащупал свисающую лампочку и разбил её ножом. Сначала хотел перерезать провод, но он не поддавался. За ручку двери подергали и я замер.
        — Заперто!  — сказал мужчина,  — Кажется твой андроид хочет спрятаться. С этой стороны можно открыть?
        Я не слышал ответа, потому что переворачивал стол (Тяжелый гад) и тащил его к двери. Привалил к ней вертикально, получилось подобие баррикады. Вернулся за скамейкой и притащил ее, тоже положил на дверь. Вернулся за второй и ее поставил. Почему-то никто не делал попыток войти. Зато немного выросла сила и навык Хождения в темноте.
        За дверью происходило какое-то движение, но никто пока не рвался внутрь. Я пролез за стол и прижался всем телом к двери, прислушался, превратился в одно большое ухо. И вот что я услышал.
        — Забаррикадировался,  — грубый мужской голос.
        — Может взорвем и выкурим его по-быстрому?  — второй мужик.
        — Нет,  — отвечает первый,  — слишком много копов вокруг. Сбегутся на взрыв и нас повяжут вместе с ним. Сейчас нужно быть максимально осторожным и не попадаться им на глаза. Ты знаешь, что мы не можем сейчас рисковать всем.
        — Так может ну его?
        Я напрягся. Это было бы слишком просто.
        — Покрутимся еще. Скажи ребятам, чтобы не мельтешили и расходились. Если что, мы его сами возьмем.
        Они отошли в сторону и голоса пропали. Зато кто-то дышал в замочную скважину. Дышал часто, с фырканьем и резко втягивая воздух. «Собака» — понял я и тут она залаяла. Я отскочил и ударился головой о стол, не перевернул. Собака продолжала надрываться на замочную скважину. Я схватился за нож и другой рукой за голову, крови нет, но шишка будет размером с кулак.
        — Что там, Ванда? Что ты унюхала?
        Я отполз подальше от двери, собака продолжала надрываться, пуская слюни. Сейчас бы ее сюда я бы быстро рот ножом заткнул. Один удар по горлу и дикий зверь зажав хвост между ног убегает, визжа.
        — Ты здесь, мудила?  — собеседник судя по голосу опустился на корточки и обращался ко мне — Ты слышишь меня, бомжара?
        Я узнал голос. Это же Заноза. Тот, которому я сломал нос на почте. Вот так совпадение.
        — Это Заноза, помнишь меня? Ты моего друга убил, Пересмешника, ага. Пришло время платить свои долги.
        Он замолчал, чиркнула спичка. Неужели спалить меня хотят. Нет, закурил. Затянулся.
        — Я думал, что ты околел. Слышишь, бомж? У тебя же пулевое в живот было. Мы тебя искали, по кровавому следу шли, но так трупака и не нашли. Зато потом твоя рожа на всех плакатах. Говорят, что ты сбежал из полицейского участка и народу там положил много. Почти всех. Даже Шефа, отца девочки, которая нам тебя сдала. Я тебя зауважал даже. Очень ты нам облегчил задачу. Но за нос придется ответить.
        Я молчал, выслушивая его монолог. Пусть помучается. Кто-то подошел и заговорил второй.
        — Ну что? Общаетесь? Как он?
        — Молчит. Шеф, я не уверен, что он слушает, но собака лаяла, чуть не охрипла.
        В дверь постучали.
        — Бомж! Выходи! Не тронем тебя.
        — Как не тронем?  — всполошился Заноза,  — У нас заказ. Мы должны Жирдяю и его жене.
        — Слишком много копов вокруг. Жиробаса уже нет. А этот нам может пригодиться, есть у меня такое чувство. Заберем его в банду. Бомж, выходи!
        Он опять постучал костяшками пальцев в дверь.
        — Не тронем, обещаю.
        Я молчал и сжимал кулак с ножом. Верю, как же. Вдруг дошло, что они могут через дверь меня прошить очередью и на этом разговоры закончатся. Я как можно тише отполз на середину подвала и сел у стены, чтобы не находиться на линии огня. Долгое пребывание в темноте давало свои плоды, повышался навык.
        НАВЫК ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ УВЕЛИЧЕН НА ПЯТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Собеседники поняли, что ничего не добьются и ушли. Я остался один. Страшно хотелось выпить чего-то покрепче. А еще хотелось чего-то огнестрельного, желательно чтобы стрелять с двух рук, как Македонский. Тогда бы я вышел, да раскидал гадов. Сначала собак, чтобы не бросались к горлу, а потом один за одним бандюков только кровь по стенам.

* * *

        ВРЕМЯ 16.52 ДЕНЬ 5. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 25 ДНЕЙ.
        Проснулся я от страшной головной боли, перед глазами прыгали красные надписи.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА ДВЕНАДЦАТЬ ЗОЛОТЫХ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        ВЫНОСЛИВОСТЬ УМЕНЬШЕНА НА 3 БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАША ВЫНОСЛИВОСТЬ РАВНА ЕДИНИЦЕ. ИНТЕЛЛЕКТ УВЕЛИЧЕН НА 4 БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАШ ИНТЕЛЛЕКТ РАВЕН ДЕВЯТИ БАЛЛАМ.
        Я нащупал нож и засунул его в рукав, острием вверх. Так можно будет быстро достать его, раз, и рукоятка в руке.
        Охотники знают где я, чип уже подал сигнал, но я благополучно этот момент проспал, теперь расплачиваюсь головной болью.
        Почему не напали до сих пор? Город наполнен элитной полицией, наверняка люди в масках засветились на камерах в участке и их ищут не меньше чем меня. Поэтому они не могут напасть в открытую, как и бандиты. Небольшая, но все-таки отсрочка. Я подполз к двери, обогнув все баррикады и прислушался. Тишина. Не слышно человеческой речи и топота собачьих лап. Или они спят как я (что вряд ли) или прячутся (тоже маловероятно) или просто ушли. Есть шансы свалить из этой ловушки.
        Я аккуратно оттащил скамейки и сложил посередине подвала, попробовал аккуратно переставить стол но он был слишком тяжелый и рухнул на пол чуть не раздавив меня. Я замер и прислушался. Тишина. Никто не переговаривается. никто не подошел к двери.
        Рукоятка ножа нырнула в руку и я приготовился выходить. Самое главное в ножевом бою правильно держать оружие. Это называется хват. Есть хват клинком вверх, когда лезвие держится в сторону от большого пальца. есть хват клинком вниз и хват клинком вперед. Я предпочитаю держать клинком вперед, так проще новичку. Под каждый хват свой стиль боя. Открыл замок, потянул дверь и ушел в темноту.
        Светлый проём был пустой и ярко освещенный. Никого. Я постоял пару секунд и шагнул вперед, когда собака прыгнула. Тварь пряталась и выжидала удобного случая для прыжка, но немного не дотянула, поспешила. Она упала в темноту как в вагон с углем и подслеповато оглянулась. Я вышел из сумрака и нанес несколько ударов ножом в основание черепа и в спину. Собака завыла и издохла почти мгновенно. Появилась новая надпись. Довольно интересная.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ». НАВЫК «ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ» УЛУЧШЕН НА ПЯТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я вытер клинок о шерсть и сунул нож в рукав. Пора уходить.

* * *

        Оставив после себя в подвале перевернутую мебель и труп собаки я вышел на волю. В подъезде тишина и спокойствие. Никого. Около двери валяются окурки и спички. Долго меня ждали. Я открыл дверь и выглянул во двор. У подъезда никого, во дворе никого, через дорогу никого. В подъезде тишина, наверное все ушли на похороны. Я вышел на улицу, прикрыл дверь подъезда и замер, передо мной висел дрон. Круглый шар с камерой вместо глаза, из тех, что были в полицейском участке. Я замер затаив дыхание — дрон смотрел в другую сторону и меня не видел. Щелкнул улицу и полетел по своим делам. Никогда их на Уровне не видел, значит взялись за поиски серьезно или у них проблемы с кадрами. Охотники хорошо поработали. Скрипнула дверь подъезда и я обернулся. Маленькая девочка Юла смотрела на меня снизу вверх.
        — Привет,  — как можно более непринужденно сказал я и помахал рукой, нож вылетел из рукава и зазвенел на асфальте. Девочка закричала.
        — Тихо! Тихо!  — забормотал я, поднимая нож и обернулся. Дрон возвращался назад. Девочка продолжала кричать, раскрыв рот во всю ширь. Окна в доме начали открываться и люди смотрели на нас. Кто-то с грохотом скатывался по лестнице подъезда. Сверху опускался еще один дрон, уморительно щелкая вспышкой, как взбесившийся фонарь. Еще один летел слева.
        Я побежал, оставляя детский крик сзади.
        — Мы тебя еще достанем!  — закричала женщина. Она торчала на половину высунувшись из окна и махала кулаком,  — Убийца полицейских! Сгноим!
        Три дрона объединились, чуть не столкнувшись лбами и полетели за мной. Так больше продолжаться не может, я не могу бегать сутками и попадать в ловушки. Рано или поздно мне не повезет.
        Первый дрон повернул за угол и получил свой удар ножом. Он отлетел в стену, разбивая лобовое стекло и закрутился волчком на месте. Что-то бормоча влетел в проулок второй и начал фотографировать первого. Я подскочил сзади и разбил его ударом сверху вниз. Робот грохнулся об землю и затих. Третий дрон замер не долетая и начал остервенело меня фотографировать. Я наклонился, поднял его друга и швырнул. Попал и открыл новый навык.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «БРОСОК». НАВЫК «БРОСОК» УЛУЧШЕН НА ПЯТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Ладно, новый план.

* * *

        Здесь было пустынно и тихо, как всегда. По пустынной площади и прилегающим улицам ветер изредка поднимал пыль и устраивал мини-смерчи. Я шагал не оглядываясь, откидывая мусор в сторону или перешагивая его. Перебежал площадь и нашел знакомые ступеньки вниз. Спустился и уткнулся в кодовый замок на бронированной двери. Мишень тогда назвал код и советовал запомнить. Я представил замок, вспомнил его, как Игрок поворачивает табло и называет мне цифры. Вспомнил. 2.0.0.5.2.0.1.6
        ИНТЕЛЛЕКТ УВЕЛИЧЕН НА 2 %.
        Если учесть, что у меня девятка, то… Ладно хватит отвлекаться. Я осторожно набрал код и дверь открылась. Прозвучал сигнал в глубине. Ничего не меняется. динамик над дверью защелкал, зафонил и наконец заговорил.
        — Кто?
        — Игрок.
        — Один?
        — Да.
        Внутренние замки загудели, защелкали как и в прошлый раз — дверь открылась.
        Толстяк уже ждал меня внутри и с интересом разглядывал.
        — Ты. Наслышан. Еще не поймали тебя, Мишень?
        Я прошел мимо, толстяк сегодня был выбрит и трезв и пошел вдоль витрин.
        — Хочу скупиться. Ты охотников не вызовешь?
        — Как можно!  — замахал толстыми ручками толстяк и пошел за прилавок,  — Мы продавцы, нейтральные. В игре напрямую не участвуем, как и на Островах.
        — Ну да,  — сказал я разглядывая рыбную консерву,  — как прошлый раз.
        Толстяк опустил глаза и пожал плечами.
        — Это было нарушение правил и мне нужно было сообщить куда следует. Нельзя ломать игровой баланс Охоты, так играть будет неинтересно.
        — Проехали,  — сказал я,  — Какая уже разница. Человека угробили. Давай торговаться.
        олстяк зевнул и достал прибор для взаимодействия с браслетами.
        — Что пожелаете?
        На пиво мне все еще не хватало, но с этим можно потерпеть. Сейчас важнее не умереть от жажды и не озвереть от голода.
        — Пять бутылок воды давай.
        Толстяк вытащил пять маленьких бутылочек и выстроил батареей.
        — Десять золотых.
        Я провел браслетом по прибору и он деловито щелкнул, забирая долю.
        — Еще что-то?
        — Пакет дешевый имеется?
        — Понимаю,  — продавец достал пакет и упаковал в него бутылки,  — четыре золотых.
        Я расплатился, осталось 10 золотых.
        — Спички?
        — Упаковка — один золотой. Еще есть хлеб, свежий, горячий, но портится быстро. Через сутки есть нежелательно.
        Я спросил почем бутылка водки, узнал что по семьдесят поллитра и махнул рукой. Так с ума можно сойти пока накопишь нужную сумму.
        — Шоколадные батончики почем?  — я слышал, что на таких батончиках можно протянуть очень долго. Полицейские на работе часто ими силы пополняют, поэтому наверное такие толстозадые.
        — По два. Недорого и хранятся долго.
        Я взял булку хлеба, шесть упаковок спичек и три батончика. Денег больше не было. Продавец с довольной улыбкой принес и даже помог удобно разложить товар в пакете. Наверное охотники ему эти золотые обналичивали.
        — Удачной игры,  — кланялся он мне вслед и махал волосатой рукой. Я вышел не оборачиваясь, знаем цену ваших улыбок.
        Вышел на улицу и осмотрелся. Никого на первый взгляд. Я бы на месте тупых охотников сторожил у магазинов, особенно когда точно знаешь, о каком знает жертва и куда она точно приползет. Но охотники были слишком ленивы для этого, им хотелось драки а не сидеть в засаде.
        В небе я заметил дрона и прыгнул назад. Дождался, когда он улетит и побежал. Теперь я знал где буду отсиживаться. И плевать, что обещал Македонскому устроить красивую игру, он мне обещал полицейского не убивать.

        Часть вторая

        Глава 10

        Когда с головы сдернули дурно пахнущий мешок, то вонь сменилась на аромат дорогих духов. Я вдохнул божественный запах и открыл глаза. Яркий свет после тьмы резанул как бритвой и пришлось снова их закрыть, чтобы не ослепнуть. Белые стены помещения усиливали сияние в разы. Свет пробивался сквозь ресницы и я чуть ослабил веки, так чтобы он поступал мелкими порциями, нужно привыкать.
        — Открываем глаза, respecte! У нас слишком мало времени, на беседы.
        Я медленно открыл глаза и прищурился. Белые стены, белый потолок, белый прозрачный стол, многофункциональный экран на одной стене и двустороннее зеркало на другой. Понятно куда меня привезли. Комната для допросов ЭСБ. Раскрашенные попугаи и фанфароны любят эпичные абревиатуры. ЭСБ — Элитная Служба Безопасности. Вот где я нахожусь. Петух в сапогах с высокими платформами это подтверждает всем своим видом.
        Форма элитников сильно отличается от нашей. Одни сапожки чего стоят, а эти узкие штанишки разных цветов и фуражки с надписью «Порядок». Но это копы. Спецслужбы не носят фуражки и нагрудные надписи. Стараются держаться в тени насколько это возможно в таком клоунском наряде.
        Тот, что ходит передо мной точно ЭСБ-шник. Второй — простой полицейский. Голубой пиджачок с надписью «Порядок» и белая фуражка. Белые штанишки и черные сапоги на каблуках. Он стоит у экрана не шевелясь. Рядом с ним еще два сотрудника в черной, обтягивающей форме. Это спецы, если не ошибаюсь, они используются для грязной работы.
        С потолка свисает Шнур Удержания. Если меня не одели на него, то допрос скорее всего будет не жесткий.
        ЭСБ-шник заметил, что я уже привык к свету и остановился, наблюдая за мной.
        — Хорошо,  — подчеркнул он и извлек белоснежный планшет,  — Ты знаешь, где находишься.
        Я прокашлялся и кивнул:
        — ЭСБ, если не ошибаюсь.
        — Excellent. - он покопался в планшете и поднял глаза,  — Имя, Фамилия, звание, срок службы.
        Я назвал свои данные и с трудом вспомнил, что отпахал копом на Нижних Уровнях уже восемь лет, не считая учебы. Пока я говорил допрашивающий кивал, а люди в черном зевали, прислонившись к стене. Похоже они тут только для охраны.
        — Знаешь почему ты здесь, господин полицейский.
        Нас учат отвечать четко и не двусмысленно, особенно когда отчитываешься перед начальством. Это наверное тот случай.
        — Приглашен на допрос в ЭСБ по поводу массового расстрела полицейских в Участке номер один.
        — Правильно,  — кивнул элитник и посмотрел мне в глаза,  — Кто убил двадцать два копа за вечер?
        Ответить было одновременно сложно и просто.
        — Я не знаю. Люди в масках.
        — Сколько их было?
        — Может десяток. Я не уверен, не видел всех.
        — Стул!  — сказал элитник и один из спецов притащил ему белый стул. В этом сиянии легко не заметить светлую мебель и разбить колено о белую табуретку. Элитник поставил стул спинкой ко мне и поставил на нее планшет. Теперь он как будто висел в воздухе. Планшет.
        — Почему не видел?
        — Я был занят выживанием.
        Элитник побарабанил пальцами по планшету:
        — Кстати о выживании. Вы же профессионал, respecte. Догадываешься о чем я думаю?
        — Да. Почему я остался в живых.
        Элитник поднял указательный палец вверх.
        — Только тебя не тронули.
        — Ну я бы не сказал, что не тронули.

* * *

        В тот день я как обычно заступил на службу. Работы не много, поэтому выходили посменно, через сутки. В тот день была моя смена. Я приехал около восьми, как положено сделал утреннюю «дроно-фотографию» и глазастик улетел, бормоча. На входе расписался в книге учета, получил оружие, нацепил «Правосудие 13» на пояс и вошел в участок.
        Поздоровался с парнями на первом этаже и зашагал к лифту. Первый — это мини-тюрьма. Плохое место для работы. Воняет мочой и кровью. Заключенные постоянно плачут и умоляют освободить (особенно те, кто первую неделю сидят). Неприятно. Все копы проходят стажировку на Первом, остаются только тупые или ленивые.
        Я четыре месяца служил охранником зеков, от звонка до звонка. Через год бы точно с ума сошел от местных воплей и страданий, сел бы рядом с ними.
        Здесь даже дверь лифта грязная, ее моют только когда начальство может подъехать на проверку. Шахта лифта воняет трупами угольных крыс. Они застревают в ней и умирают от голода. Говорят, что раньше, во время войны, в шахту скидали заключенных и крысы питались трупами. Теперь, благодаря генетической памяти, приходит поколение за поколением, чтобы посмаковать человечинкой и попадают в ловушку. Я в эти сказки не верю. Толстяк Жирдяй любит рассказывать всякие ужастики, ему бы в писатели, а не в охранников порядка идти.
        Еду на второй этаж, ну вот вспомнишь Жирдяя и он уже здесь. Выходит из камеры предварительного заключения с кружкой воды. Увидел меня и машет, мол иди сюда. Мне его сплетни не интересны, но ссориться с коллегами нельзя иногда приходится выслушивать, чтобы не портить отношения.
        — Посмотри, посмотри. Чё творит.
        Я подошел и он активировал окошко на двери. Новые технологии в стиле двустороннего зеркала, ты видишь, что происходит в камере, а заключенный даже не догадывается.
        Мужчина в камере снимает разорванную куртку и рассматривает её. Потом подползает к унитазу, стелит куртку как коврик, встает на нее коленями и пьет набирая ладошками воду.
        Жирдяй кривится и выключает экран, нажатием пальца.
        — Видал? Во дает.
        — А кто это?
        — Я арестовал. Вчера посадили его с тараканом на ломке, так этот чуть не прибил. Ребята пошли успокаивать, так он Марсу нос сломал.
        Я не хотел дальше слушать и вежливо попрощался с толстяком. Он, кажется обиделся, но ничего не сказал. Знает таблицу о рангах назубок.

* * *

        >- Вы видели этого заключенного впоследствии?  — перебил меня элитник.
        — Да. Это тот человек, которого вы разыскиваете.
        — Мы разыскиваем,  — подчеркнул допрашивающий.  — Продолжай.

* * *

        Ну, а что рассказывать. Я пошел в свой кабинет и сел за бумажную работу. Входящие-исходящие увеличились в стократном размере. Вы же знаете, что если с этим потоком не справляться вовремя, то можно утонуть, как в затопленнной шахте. Только из шахты не спасешься, а с бумагами есть шанс. Так и работал я часа три, пока не объявили общий сбор. Причина была очень необычная. К нам летел элитный полицейский.

* * *

        — Это я,  — сказал ранее молчавший полицейский, стоящий у стены и ухмыльнулся. ЭСБ-шник кивнул, чтобы я продолжал и погрозил ему кулаком:
        — Продолжай,  — сказал он опасно нежным голоском. Тон не предвещал ничего хорошего.

* * *

        В общем собрали нас на крыше, заставили ждать пока не прилетит машина вот с этим мужчиной. Выстроили полукругом и когда машина села, то села в круг из полицейских. Полицейский (вот этот мужчина) вышел, поздоровался и пошел к лифту, а мы заставили новобранцев мыть его машину так, чтобы блестела и пыль от брони отскакивала.
        Потом я вернулся в кабинет и продолжал работать, пока не начался ад. Не зря голова побаливала, нужно было домой сваливать пораньше. Знак свыше и все такое.

* * *

        >- Ад, в котором вам удалось чудом выжить,  — уточнил ЭСБ-шник. Сарказм так и сочился нектаром. Ох не нравится мне этот допрос. Не нравится эта комната и не нравятся «няшные» элитные полицейские. Не к добру все это. «Быть беде»,  — думал я и не ошибался. Время показало свои когти очень скоро, чтоб оно провалилось на Нижние Уровни.
        — Так точно. Мне продолжать?
        — Продолжай,  — махнул рукой мой нежданный собеседник и я продолжил.

* * *

        Сначала был взрыв. Я стоял у книжных полок и поэтому почувствовал его хорошо. Затрясся пол и папки с документацией посыпались мне на голову, как голодные крысы в шахту лифта. Пол тряхнуло так, что я чуть не упал на колени. Свет моргнул и на мгновение выключился и сменился красным-аварийным. Потом вернулся назад, но я уже понял, что-то не так. Война началась! Вот что я подумал сначала. Опять чертова война, после стольких лет перемирия.
        Я наклонился было собрать документы, ими был усеян весь пол, когда громыхнуло второй раз. Громыхнуло тяжело и натужно. Как будто кинули петарду в канализацию.
        Теперь собирать документы было бесполезно и глупо. Я достал свой служебный из кобуры и пошел к двери. По коридору бежали, кричали служащие с вытаращенными глазами. Никакого профессионализма. Где-то стреляли из автоматического оружия. Одним словом — паника. Я стараясь не поддаваться общему нервозу и держа пистолет наготове приоткрыл дверь и выглянул. На бешеной скорости пролетел дрон-глаз и помчался по коридору, как будто за ним гнались. Всё «движение» судя по звукам выстрелов происходило в левом крыле. Я уже выходил, когда дверь напротив распахнулась и Колян поманил к себе. Черт, совсем забыл, что там наблюдательный пост. Обычных полицейских пускают в эту комнату только по особым случаям, типа служебного расследования, поэтому и не вспомнил я. Редко бывал там. Пару раз.
        Я забежал внутрь и Колян с грохотом закрыл дверь. Давно я в этом помещении не был, поэтому потратил минуту на то, чтобы освоиться. Так когда-то показывали комнаты хакеров в старых фильмах, вся стена метра два высотой заставлена работающими мониторами. Как они что-то видят в этом мельтешении — не понимаю. В фильмах еще накурено, грязно и обычно главный в такой комнате худой «таракан» в очках. На полицейском посту было чисто и главный смотрящий опрятный, в меру упитанный и в меру воспитанный. Но напуганный до дрожжи в коленях. Моих. Паника она передается воздушно-капельным путем. Особенно если вокруг пальба.
        — Смотри!  — закричал он.  — Смотри, что творится! Ни хера себе бойня!
        Я посмотрел на экраны и ничего не понял. Без привычки конечно не получается смотреть одновременно в разные стороны.
        — Куда смотреть, Николай?
        — На втором этаже смотри что творится! Гребаная бойня!!!
        Дальше он говорил не очень красиво и много, поэтому пересказывать не буду. Я и сам сначала не понял, что пытается мне рассказать этот перепуганный человечек. В конце-концов мы профессионалы и должны уметь себя вести ровно в любой обстановке. Я сказал, про Николая только к слову, он проявил себя отличным полицейским и не замарал честь мундира. Его семья должна об этом..

* * *

        >- Хорошо, хорошо,  — прервал меня ЭСБ-шник,  — Давай без ненужных подробностей. Мне не интересны личные качества этого придурка. Что было на мониторах? Не тяни!

* * *

        Я не сразу понял логику этих экранов, но Николай показывал пальцем куда смотреть и на что внимание обращать. Из тридцати экранов семь уже не работало. Они были уничтожены. «Разбиты?» — спросил я и увидел ответ на свой вопрос. «Смотри!» — закричал Николай, разбрызгивая слюну и не замечая этого: «Смотри на шестнадцатую!»
        Камера, в левом верхнем углу которой светилась цифра «16», показывала коридор. По коридору шел человек в кожаной маске. Может и не кожаной, но точно черной. Она закрывала нижнюю часть лица, оставляя только глаза. Глаза пристально смотрели в камеру, а казалось, что прямо на меня. Я не из пуганых и много что видел на работе… Да и не испугался этого черта, но взгляд у него был пронзительный. Злой взгляд. Свёрла, а не глаза. Но самое страшное — это роботы. Вокруг его головы как стая больших злобных мух роились маленькие роботы. Сначала я не понял, что это такое и принял за артефакты камеры, но это были миниатюрные летающие роботы. Похожие на большие мутировавшие насекомые. Боты с длинными жалами и крыльями. Они не врезались друг в друга и не задевали голову урода в маске. Они просто кружились вокруг него и иногда улетали по своим делам. Я видел, как один из роботов подстрелил бота, вылетевшего из поворота. Поднял своё жало (или хобот) и выстрелил синим лучом. Бот моментально взорвался и рухнул вниз.

* * *

        — Почему ты думаешь, что это были роботы, а не мутанты из Подземных уровней, например?  — спросил ЭСБ-шник.
        — Так я же подстрелил одного.
        — Продолжай.

* * *

        Человек в маске увидел камеру, закрепленную на стене. Подошел и стал смотреть сверху вниз. Смотрел долго и пристально. Мы с Николаем замерли и даже затаили дыхание, сам не знаю почему. Один робот завис над головой этого странного человека и начал поднимать хобот. Остальные кружились рядом или полетели по своим делам. Мы увидели, как засветился синий огонек на кончике и поняли, что сейчас картинка пропадет. Но мы ошибались.
        В конце коридора из-за поворота появился еще один человек в маске. Он шел вытянув правую руку вперед а перед ним шли трое полицейских. Моих коллег. Я узнал их. Влад — специалист по кибер. преступникам, Демон — уличный коп и Дарий, тот что увлекался танцами и мечтал попасть на элитные уровни. Наверное вы думаете, что их вели под прицелом, но сомневаюсь что это было так. В руке у маски не было оружия и когда тот, что стоял у камеры помахал ему рукой, он остановился и помахал в ответ. Полицейские даже не попытались сопротивляться, когда он отвлекся. Демон мог вырубить его двумя ударами, но он просто стоял, опустив руки и покорно ждал. Я не видел его глаза через камеру наблюдения, но я чувствовал, что в них нет жизни.

* * *

        Выпей воды, respecte — сказал элитник и принёс мне стакан. Я утолил жажду, но не сильно налегал. Мало ли что будет дальше. Неизвестно сколько еще ждать туалета.

* * *

        Они обменялись приветствиями и человек в маске поднял руку. Влад открыл дверь кабинета и они вошли внутрь, убийца зашел за ними и больше я их не видел.

* * *

        — Стоп!  — сказал допрашивающий и вспомнил про свой полицейский планшет,  — Номера личные знаешь коллег?
        — Не знаю,  — признался я,  — Это забота бухгалтеров.
        — Напомни мне имя твоих друзей, ami.
        Я напомнил и он пробил их по базе, а потом посмотрел на меня с интересом:
        — Были найдены в десятом кабинете. Изуродованы почти до неузнаваемости. Судя по всему дрались насмерть… друг с другом. Продолжай.

* * *

        Убийца из камеры поднял правую руку и нажал себе в район виска. А потом из его головы выехала длинная острая отвертка. Может не из головы, может из-за головы. Не могу утверждать наверняка, но мне кажется это работал имплантант. Отвертка была с белой ручкой и синим стержнем. Размером, наверное, с полметра. Могу ошибаться, камера обманывает иногда.
        Он поднес руку к камере и вонзил отвертку. Изображение на мониторе пропало. Я посмотрел на сотрудника и он пожал плечами. Типа, а что я могу сделать? А потом монитор включился.
        Лицо в маске уже было крупным планом, он держал камеру в руках и как будто заглядывал к нам через экран. А потом он заговорил:
        — Старик и молодой. Они думают, что разбираются в технике. Наивные провинциальные копы с Нижнего Уровня. Не нужно переглядываться и подавать друг другу сигналы. Конструктор видит вас и он идет за вами.
        Потом, бандит, назвавшийся Конструктором, поднял камеру и швырнул на пол. Изображение пропало окончательно.
        Я посмотрел на Николая (прошу не вносить дальнейшее в протокол) и увидел, что он побелел как стена. На остальных экранах продолжали стрелять, гореть, взрываться и мельтешить — этот уже не работал. И это напугало Николая. Он пятился к двери и бормотал что-то об убийцах и «надо бежать».
        — Стой,  — сказал я,  — Нам лучше остаться здесь. Мы защищены и можем предугадать опасность благодаря камерам. Не паникуй, я вооружен.
        Парень замотал головой и открыл дверь.
        — Он идет за нами,  — и вышел. Завизжала сталь, ну знаете как на деревообрабатывающих фабриках и дверь распахнулась. Николай упал внутрь, зажимая горло из которого хлестала кровь. За ним летела коробочка, по бокам коробочки с истошным визгом и огромной скоростью крутились два остро-заточенных диска. Я — профессионал, но даже у меня мурашки пошли по коже при виде красных капель разлетающихся в стороны. Парень был уже мертв когда робот сфокусировался на мне. Он что-то чирикал, щелкал и кажется даже записывал меня на камеру, но не видел, как я аккуратно достал пистолет из кобуры и выстрелил.
        Робота отбросило к стене и он медленно сполз по ней вниз и продолжал там трепыхаться. Я подскочил, повернул пистолет рукояткой вверх и отбил одну пилу, потом вторую и раздавил гадину ногой. Полицейский к тому времени уже умер.
        На камеры я больше не смотрел, потому что все равно не понимал картинку. Вот если бы смотрел, то увидел, как по коридору ведущему к наблюдательному посту идет Конструктор. Я выскочил и увидел человека из камеры уже вживую. Раньше это называлось «развиртуализация». Конструктор появился в начале коридора и увидев меня остановился. Вокруг его головы не летали роботы, вокруг ног тоже никто не ездил. Увидев меня он остановился и я долго не думал.

* * *

        Я замолчал. А потом спросил.
        — Можно еще воды?
        — Конечно,  — ответил элитник. Я выпил еще. Пить хотелось. Когда нервничаю — много пью. А мне предстояло рассказать кое-что очень нехорошее.

* * *

        «Я долго не думал и выстрелил. Человек в маске взмахнул руками и упал. Понимаю свою вину и готов понести наказание. Не было предупредительного окрика и предупредительного выстрела. Я должен был стрелять по ногам, но никак не на поражение. Однако считаю, что на тот момент поступил правильно. На полицейский участок было совершено нападение. На моих глазах был убит сотрудник полиции и моей жизни тоже грозила опасность. Поэтому утверждаю, что действовал только в пределах самообороны».

* * *

        >- Хорошо, разберемся,  — сказал элитник нетерпеливо,  — Дальше что было? Рассказывай, что ты еще видел.
        Интересно тебе? Ну лови тогда.

* * *

        Я хотел подойти к раненому преступнику и проверить жив ли он, когда появился еще одни человек в маске. Он увидел лежащего соратника и побежал к нему. Я поднял оружие и нажал на курок. Но оно не сработало. Выстрела не было. Не могу сказать почему, на осечку не похоже. Я нажимал еще и еще, пока не убедился, что оружие по какой то причине не стреляет. Человек в маске подбежал к другу и склонился над ним. Я так долго рассказываю, чтобы передать все нюансы, которые помогут оправдать меня в последующем расследовании. На самом деле все произошло за считаные секунды.
        Я вспомнил про наручники, которые висели на поясе сзади. Если их удачно кинуть, то можно обезвредить второго преступника не прибегая к убийству, но все пошло не так. Дальше мне будет немного сложно рассказывать, потому что я не очень понимаю, что произошло. Человек в маске вытянул руку в мою сторону и возле его ладони появился небольшой огненный шар. Откуда он появился я не знаю, возможно в рукаве был зашит портативный огнемет или еще какая ерунда. Эти ребята в масках продвинутые инженеры. Потом он сделал ладонью что-то вроде толчка и шар полетел в меня. Через секунду я загорелся как кусок бумаги.

* * *

        — Можно еще воды?
        Я выпил и продолжил.

* * *

        Не самые приятные ощущения. Сначала горячий толчок в живот, который сбивает с ног, а потом перед глазами ничего не видно кроме языков пламени. И эта адская боль. Я действовал на инстинктах и вспомнил, что в конце коридора есть холл и там панорамное окно. Почему-то тогда мне показалось правильным бежать туда, чтобы выпрыгнуть. Не искать воду или кран, не кататься по полу, сбивая пламя, а именно бежать. Думаю это и спасло мне жизнь. Если бы я сделал что-то другое то меня бы просто напросто добили.
        Я бежал изо всех сил, опаляемый пламенем и высматривал правильную дорогу между горящими лепестками.
        Впереди меня шла троица убийц, но меня они не тронули и даже прижались к стене.

* * *

        >- Ты разглядел их?  — спросил элитник и наклонился ко мне как будто хотел поцеловать.
        — Да. Первым шел охотник с двумя блестящими кинжалами. Мне даже показалось, что это женщина. Потом еще один в маске с двумя пистолетами. И третий был без маски.
        — Это тот, о ком я подумал?
        — Да. Убийца в розыске. Тот, что сидел в камере. Тот, кого мне Жердяй показывал.
        Элитник обернулся к стоящему у стены полицейскому и кивнул ему со значением.
        — Этот заключенный он шел с ними?
        — Да. Третьим в ряду.
        — Это был один из них?
        Какое мне доставило удовольствие элитника осадить. Такие приятные ощущения не забываются.
        — Нет. Он точно был не с ними и это я успел понять даже пробегая мимо охваченный пламенем. Он был пленником.
        Элитник глубоко вдохнул и отошел к стене с двусторонним зеркалом, постоял там бормоча и вернулся.
        — Это точно?
        — Я не могу гарантировать наверняка, но готов отвечать перед Верховным Судом. Мужчина без маски был пленником. Это было ясно по его поведению, по бегающим глазам, по тому как его толкнули пистолетом к стене и он к ней послушно прижался. По тому, что он был без маски в конце концов.
        — Я думаю,  — сказал элитник,  — что ты его прикрываешь. Вот, что я думаю. Я думаю, что напарники пришли освобождать его из заключения и устроили эту резню. И мне кажется очень подозрительным, что только ты выжил. И ты — его защищаешь. Мне кажется, что кое-кто ведет двойную игру.
        — У меня идеальный послужной список. Можете проверить. Я родился и вырос в нижнем квартале, но никогда не был связан с криминалом.
        — Перестань оправдываться,  — поднял руки вверх элитник.
        — Я не оправдываюсь. Мой отец всю жизнь работал на шахте и умер от рака легких. Отец говорил мне: «Стань полицейским и ты будешь обеспечен на всю жизнь. Свяжешься с тараканами будешь всю жизнь бедняком, свяжешься с бандитами — рано умрешь». Я стал полицейским.
        — Ну ладно, ну ладно,  — затараторил элитник,  — Хватит, обиделся что ли?
        — Моя мать работала санитаркой в больнице где ее зарезал пациент-таракан. Это навсегда отвадило меня от наркотиков. Я поверил отцу, что только став копом можно чувствовать себя человеком и я добивался этого всю жизнь. Занимался спортом, ходил в добровольческие патрули, когда они еще существовали. Карабкался понемногу. И вот я здесь. Продался каким то убийцам в маске? Не смешите мои жетоны, мне выгоднее их поймать, чем работать на них.
        — Хорошо,  — остановил меня допрашивающий,  — Верю. Да я и не думал, что ты крыса. Просто брал на пушку, профессиональная слабость. Отправим мы тебя домой. На сегодня хватит. В дальнейшем если нужно будет еще что-то я сам приеду к тебе или пришлю человека. Пошли!
        Он встал и вышел из комнаты. Я кивнул оставшимся в комнате и побежал за ним. Элитник шагал быстро и не оглядывался. Зато я старался все что можно впитать и расмотреть. Все-таки никогда не был в элитном квартале. Жена замучает вопросами.
        Не знаю как где, а в полицейском участке элитников все было приторно и сладко. Белые и розовые стены, коврики на полу. Тут даже боты белоснежные.
        — Не разглядывай так,  — сказал элитник не оборачиваясь,  — а то уходить не захочешь.
        Мы зашли в очередную комнату и двое в белом пододвинули мне стул.
        — Небольшая инструкция,  — забормотал элитник,  — Видишь этот большой контейнер? В нем ты поедешь домой. Там не очень комфортно, но есть ручка за которую можно держаться сидя на полу. Контейнер погрузят на такси и оно отвезет тебя домой. Ничего не нужно бояться, ты не арестован и не находишься под подозрением. Просто жители из Нижних Уровней не должны видеть Элитные Уровни. Это для вашей безопасности. Люди сходят с ума, когда видят святые для них места, дома в которые они никогда не зайдут, машины, на которых никогда не будут ездить, рестораны в которых никогда не будут питаться. Поэтому было принято решение никогда не показывать обывателям Элитные Районы и перевозить только в закрытых контейнерах. Если ты нам понадобишься — мы тебя найдем. Забирайте его.
        Мне накинули на голову мешок и начался обратный процесс. Отвели в контейнер, помогли сесть и направили руку. Я схватился за поручень, да так и просидел всю дорогу напрягая слух. Не посмотрю, так хоть послушаю.

* * *

        Проснулся я от того, что ударился рукой об железный пол. Ничего я так и не услышал, как ни напрягал слух, только звуки машин. Зато поспал лежа на полу в железном контейнере, отпустил ручку и чуть не разбил костяшки пальцев от резкого рывка. Контейнер остановился. Приехали.

* * *

        Доставили меня прямо на работу. Могли бы домой, что ли. Дверь открылась и я весь в пыли выкатился наружу. Отряхнулся и осмотрелся по сторонам. В другое время здесь бы уже стояло пару коллег, которые не поленились постебать друга, приехавшего в железном ящике. Сейчас все они были горстками пепла в баночках. Если бы я не грохнулся перед пожарной машиной, спешащей потушить участок, то меня бы и в баночке не было. Просто обгоревший труп на земле.
        Я пересек стоянку и зашел в лифт. На месте вырванной когда-то камеры висела новая, черного цвета. Пока лифт ехал она пристально меня изучала и многозначительно щелкала.
        Коридор был полон народу. Я такого шума не ожидал и замер на секунду. Ходили люди в разноцветных штанах, летали дроны с надписями «Секретно», «Порядок» и «ЭСБ» на борту. Все что-то меряли, нюхали, фотографировали, щелкали. За расследование взялись серьезно. На стенах висел плакат с пленником, которого схватили люди в масках. Его уже разыскивали. Я прошел к своему кабинету, готовый ко всему но на меня не обращали внимание.
        В кабинете копошился небольшой робот, квадратной формы. Шустро работая манипуляторами он открывал полки стола, выгребал документы, фотографировал и отправлял себе в чрево. Схватил фотографию на подставке, щелкнул и хотел отправить туда же, когда я перехватил ее.
        — Это фотография моей семьи. К делу она не относится.
        Робот повернулся ко мне и дернул. Я не отпускал.
        — Это моя фотография. Тебе я её не отдам.
        Робот зажужжал и потянул сильнее, конечно он был сильнее, но я схватился за фотографию второй рукой и дернул на себя. Надеюсь у него нет пушки в животе.
        Пушки у него не было, зато была сирена и красная лампа в головной части. Лампа выехала, закрепилась и по стенам когда-то моего кабинета пошли красные блики.
        На звуки сирены сбежались элитники и уставились на мою борьбу. Старший по званию шагнул вперед и взмахом руки выключил противно завывающую сирену.
        — А это еще что такое? Отпустите машину.
        Я вытянулся в струнку, но руку не отпустил
        — Это моя семейная фотография. К дела она не относится. Пусть вернет.
        Элитник посмотрел на робота и кивнул. Тот убрал клешню и втянул ее в корпус. Элитник протянул руку ладонью вверх и я отдал ему рамку. Он убедился в том, что этой действительно фотография и вернул ее.
        — В следующий раз хорошо подумайте перед тем, как мешать полицейскому роботу. Был бы на моем месте другой, так просто тебе бы не обошлось самоуправство. А теперь иди домой! Сегодня участок работать не будет и твои услуги не требуются. Когда выходить на работу мы сообщим. Можешь считать что ты в оплачиваемом отпуске.
        Он развернулся и вышел вместе с любопытствующими. Робот как будто обиженно посмотрел на меня и продолжил работать с бумагами, поминутно поворачиваясь в мою сторону.
        — Не бойся, не трону,  — сказал я и вышел.

* * *

        Вмешиваться в работу элитных полицейских роботов было неразумно, но никто не будет забирать мои личные фотографии, пока я не под обвинением. Да и что они сделают? Уволят? Из участка, в котором работаю только я? Думаю, что у меня есть кое-какие привилегии, как у ветерана.
        На стоянке я снял трубку настенного телефона и вызвал такси. Хотелось быстрее домой, обычно хожу пешком — для здоровья полезно, но там жена волнуется.
        Шофер как всегда был разговорчивый (обучают их этому что ли) и приставал с расспросами. Что там случилось? Правда что всех убили? Правда, что они обещали вернуться? Правда, что элитные полицейские крутые и прокачаны дорогими имплантантами? Правда, что главаря знают в лицо и это он на всех плакатах? Я пытался отвечать односложно и всем видом показывал, что нет желания разговаривать. Таксист понял, хоть и не сразу, и замолчал. Так в тишине и доехали.

* * *

        — На крыше или во дворе?  — спросил недовольный таксист, не поворачивая головы.
        — Во дворе, на третьем этаже живу.
        Он хмыкнул и ничего больше не сказал. Обиделся. Приземлился, распугивая черных кур, да так что одна даже взлетела подхваченная потоком воздуха и открыл дверь не поворачиваясь.
        — Приехали! Выходи!
        Сосед с площадки курил на общем балконе и помахал мне рукой. Прораб на одной из шахт. Нормальный мужик. Я ответил и вышел из машины. Проезд для полицейских бесплатный. Такси не дожидаясь пока я выйду убрало подпорки и рвануло вверх. Нервный, какой.
        Я набрал код подъезда и пошел наверх. Тишина, люди уже спали. Перестали куховарить и ссориться, хотя у нас драк еще мало по сравнению с соседними домами. Знают, что живут рядом с полицейским и благодаря ему покрашен и убран подъезд, камера на входе и в подъезд никто чужой не войдет. Код меняется раз в неделю. Любимая разносит его регулярно всем соседям.
        Я поправил дорожку на ступенях и подумал, что неплохо бы отнести ее в химчистку, открыл карточкой двери, ввел цифровой код и вошел домой. У полицейских много врагов.
        Не включая свет прошел на кухню, прикрыл двери, включил свет еле-еле в ночном режиме и поставил кофе. Говорят, что жители Элитных Районов пьют настоящее заварное, но мы обходимся таблетками. Да и чему жаловаться? Если бы не мой упорный труд и наставления отца, то пил бы я сейчас грязную воду из уличного крана на заводе.
        Кофе начало кипеть и я снял его с плитки. Аромат пошел по всей квартире. Жена заворочалась в постели, такой запах мертвого разбудит. Открыл окно и впустил свежий воздух. Дарья все-таки встала и проскользнула на кухню.
        — Привет! С возвращением!
        — Привет,  — говорю я и отхожу от окна, делать кофе,  — Спасибо!
        — Что там у вас творится? Весь Уровень гудит о бойне на полицейском участке.
        Я беру кружку и сажусь за стол.
        — Не нужно тебе знать эти подробности. Все плохо, но жизнь продолжается.
        Жена села напротив и подперев рукой подбородок смотрела на меня:
        — Такой замученный. Сын ждал тебя во дворе целый день. Еле уложила.
        — Я не мог раньше прийти. Меня опрашивали.
        — Все нормально?
        — Да. Будешь кофе?
        — Нет,  — она встала,  — пойду в кровать. Если выпью хоть глоток не засну до утра.
        Я допил горячий напиток и помыл кружку. От воды опять воняло химией. Так и живем, травимся понемногу.
        Пора бы уже ложиться, только завтра мне уже спешить некуда. Бессрочный отпуск начался внезапно. Я вышел из кухни и посмотрел на две головки, торчащие из под одеяла: женскую и детскую. Спят голубки. Жена подняла руку и помахала, иди сюда. Я показал рукой на свою комнату и ушел. Сегодня ночевать буду здесь.
        Закрыл дверь и включил ночник. Двухголовый попугай Чика дернулся и открыл все четыре глаза. Влад забыл накрыть его тканью. Не буду уже пугать, потерпит.
        Спать не хотелось, я сел у стола и включил монитор. Камера у входа постоянно записывала и отсылала файлы на облачное хранилище, но и прямой эфир был, в моей комнате.
        У двери подъезда стоял человек и читал при свете фонаря объявление у двери. Что он ночью тут забыл? Это не наш. Я положил палец на колесико и начал медленно крутить, изображение стало увеличиваться. По сторону экрана камера зажужжала чуть громче и стала вытягиваться, обычный человек не обратит внимание, но профессионал сразу поймет, что на него смотрят.
        Мой объект изучения был не простым и я сразу это понял, когда он посмотрел на камеру. Лицо его было наполовину закрыто маской.
        Я отшатнулся и стул вылетел из под ног. Шею сдавило болью и воздух не поступал в легкие, сзади на шею мне накинули удавку. Повинуясь инстинктам, я просунул пальцы под веревку, чтобы ослабить захват, оттолкнулся ногой от стола и прыгнул спиной на душителя. Он ожидал этого и мягко побежал назад, усиливая нажим. Я развернулся и погнал влево в глазах уже поплыли красные круги, от недостатка кислорода. Клетка загремела и покатилась по полу. Попугай раздавая полицейские команды и ругаясь полетел кругами по комнате.
        — Что происходит? Кто вы такой?  — закричала из спальни Дарья и у меня открылись дополнительные резервы. Так бывает, когда пытаешься защитить свою семью.
        Убираю одну руку из под удавки и резко бью назад в живот, убийца отклоняется и я бью еще раз но в лицо, поверх своего плеча. Хватка ослабляется, я ныряю под удавку одновременно оттягивая ее и освобождаюсь. Разворачиваюсь и вижу человека в маске, он бьет меня ногой, я блокирую и прыгаю к нему. Он меньше ростом и размерами, нужен близкий бой, мне так выгоднее. Мы падаем на пол и я бью его кулаками, убийца блокирует, практически не пропуская ударов — профессионал. Потом наносит прямой в нос и я слышу хруст кости. Убийца отпихивает меня ногой и встает на ноги. Отряхивается и сжимает кулаки.
        — Еще хочешь, старик?
        Я отползаю назад и вскакиваю зажимая нос одной рукой. Кровь просачивается сквозь пальцы и течет на пол. Из спальни ничего не слышно.
        — Если вы что-то сделали с моей семьей, я уничтожу всех.
        — Не волнуйся, старик. Они нам не нужны, нам нужен ты.
        Дверь открылась и я увидел жену с сыном. Они стояли на кровати, она в ночнушке, он в трусиках и безразлично смотрели в стену. Не реагировали на внешние раздражители и глаза были пустые, безжизненные. Такое я уже видел раньше.
        — Не сопротивляйся, полицейский,  — сказал человек в маске,  — и все будет хорошо. Просто пойдем с нами. Ты увидишь своих родных уже завтра, они даже ничего помнить не будут.
        Я слушал его и быстро просчитывал варианты. Из спальни выглянул еще один человек в маске и помахал рукой. Тот, что был со мной — ответил ему. Не справлюсь, их слишком много. Оружия в доме нет, я слишком честный и так и не вынес с задания ни одного ствола. А надо было. Может быть я этим и справлюсь, но тот что стоит в спальне поможет ему или сделает что-то с моей женой. На улице еще один стоит. Шансов выиграть бой у меня нет, а вот спасти семью можно попробовать.
        — Как вы попали в мою квартиру?
        — Самолетами, поездами, автомобилями,  — лениво сказал убийца и поднял клетку. Поставил ее на место и закрыл дверцу,  — Твоя птица зависла на люстре. Смешная. Как зовут?
        Чика действительно свешивалась с люстры и смотрела двумя головами в разные стороны. Выглядела действительно смешно.
        — Зачем ты меня душил?
        — Ах да,  — сказал человек в маске и поднял удавку,  — чтобы отключить и вывезти без шума. Убивать тебя нам не интересно, говорю же.
        Я потер шрам на шее, останется надолго, как будто я неудачно вешался.
        — Ах это,  — махнул рукой,  — это мы починим. Давай выходи, только руки за голову и скрести пальцы.
        Я послушался и медленно вышел, ожидая удара по голове. Но не угадал. Это был укол. Игла мягко вошла сзади в основание шеи и ноги моментально онемели. Человек в маске сделал реверанс и судя по глазам он улыбался. Хитрые глаза и молодые. Ты же мне в сыновья годишься…

        Глава 11

        Сначала был свет. Неужели я еще в комнате допроса ЭСБ? Ничего не помню. Голова кружиться и тошнит. В животе тоже крутит, как в стиральной машинке мамы. Меня допрашивали, а потом что было? Кто-то пил воду из унитаза? Какой-то оборваный мужчина. Кому-то игрушечная машинка перерезала горло, а я её раздавил. Что за машинка? Помню, я бежал весь в огне. Бред какой-то.
        На фоне яркого света ходят силуэты в белых халатах. Я в больнице. У нас больницы темные, свет экономят, я на верхнем уровне? У элитников? Опять бред. Что случилось вообще?
        Спиной чувствую, что лежу на холодной и стальной поверхности. Я на столе для вскрытия? Умер? Тогда почему не сверху наблюдаю, не кружусь над столом в ожидании луча света? Где песнопения и рыдания жены?
        Потом появились голоса:
        — Приходит в себя.
        — Как самочувствие пациента?
        — Все в норме. Имплантанты всё «залатают», если нужно будет.
        — Проверьте параметры и приступим к настройке.
        — Хорошо. Вам не кажется, что мы стали делать это слишком часто? Кажется мне, что старые правила Охоты изжили себя.
        — Молчите. Это не наше дело. Готовьте его.
        Я почувствовал резкий укол в предплечье и быстро разливающееся по телу тепло. Онемели запястья, организм начал приходить в себя. Зрение постепенно возвращалось и я увидел врача в медицинской маске. Он держался за экран, свисающий сверху и смотрел в сторону. Увидел, что я очнулся, достал маленький тонкий фонарик и посветил мне в глаза.
        — Реакция есть. Думаю можно начинать нашу лекцию.
        — Хорошо,  — сказал кто-то еще, и опора на которой я лежал с жужжанием поехала вверх, пока не стала почти вертикально. Врач (или кто это такой) направил экран так, чтобы он был у меня перед глазами и вздохнул:
        — Здравствуй. Разговаривать можешь?
        Я попытался ответить, но язык не слушался. Никогда не напивался, но наверное так себя ощущают эти подзаборные пьянчужки на улицах Нижнего Квартала. Они обычно только мычали, когда я задавал им вопросы. Приходилось работать на улице в свое время.
        — Понятно. Ничего, скоро онемение пройдет. А теперь соберись с духом и посмотри на свои руки. Главное не пугайся, все нормально. Не паникуй и не дергайся.
        Я посмотрел на руки и онемел бы, если смог. Руки разрезаны от локтя до запястья и кожа аккуратно разложена в стороны. Посередине красное мясо, как будто готовится блин с вареньем, как по праздникам от Дарьи. Кровь не идёт, остановлена. Белеют кости. Через всю рану идут железные штыри, которые становятся тоньше и переходят в пальцы. Нет, это не штырьки — это белые проводки. В пальцах своя система. Хорошо, что я не девочка и в обмороки не падаю. Хорошо, что я полицейский и хорошо соображаю. Меня не распяли и не порезали на органы. Это имплантанты. С какой целью мне их вживили, думаю сейчас этот доктор и расскажет. Главное сохранять спокойствие и не провоцировать его. Если бы хотели убить, то уже убили бы. Как всегда не обошлось без страшной мысли и я посмотрел вниз. Ноги на месте, туловище тоже. Я грешным делом подумал, что от меня оставили только мозг и оболочку для него. У страха глаза велики, я голый и порезанный в разных местах, но все пока на месте.
        Костоправ скучающе смотрел на меня привалившись плечом к экрану и ждал. У них тут что, конвейер по производству андроидов? Тогда это точно незаконно. Я прочистил горло и хрипло заговорил:
        — Что здесь происходит? Кто вы? Что это за место?
        Врач кивнул и оторвался от экрана:
        — Крепкие нервы. Я так и думал, на мгновение пациент поддался панике, но быстро успокоился. Все бы полицейские на Нижних Уровнях такие были — победили бы преступность через год.
        Я подумал, что преступность у нас как минимум идет с Элитных Уровней, но промолчал. Костоправ поправил экран и подтащил его ближе:
        — Смотрим сюда.
        Экран загорелся и появились буквы:
        «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В НАСТРОЙКИ ПЕРСОНАЖА. ЧТОБЫ ПРОСКАНИРОВАТЬ ИЗНАЧАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПЕРСОНАЖА НАЖМИТЕ „ПОЛУЧИТЬ“ И ЖДИТЕ ЗАВЕРШЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ».
        Ниже таблички с текстом располагалась большая кнопка с надписью «Получить».
        Человек в маске зевнул и сказал голосом уставшего робота:
        — Сейчас будет немного больно. Терпим.
        Было больно. Очень больно. Но я терпел. Сидеть на электрическом стуле не очень приятно, но пришлось посидеть. Штыри проворачивались в руках, в пальцах, в голове, в теле, прямо по обнаженному мясу. И как только я подумал, что больше не выдержу — всё закончилось.
        — Хорошо,  — сказал костоправ.  — Обычно реагируют намного хуже, приходится крепче привязывать. Говорить можешь?
        Я прокашлялся и подтвердил. Голос звучал тоненько и жалко.
        — Хорошо, смотри опять на экран.
        Я посмотрел и увидел новую надпись.
        «ПРОЦЕДУРА ПЕРЕНОСА ДАННЫХ ЗАВЕРШЕНА. МОЖНО ПРИСТУПАТЬ К НАСТРОЙКЕ. ПРИСТУПАТЬ? ДА/НЕТ.»
        — Нажми да.
        Руки у меня были привязаны, но я слышал как работают такие штуки на Островах. Сосредоточился на кнопке и постарался мысленно ее нажать. Сначала не получилось и я потряс головой, потом кругами поразминал шею и опять взялся. Кнопка оказалась выпуклой и пошла вглубь. Сменила цвет с серого на красный.
        — Ай, молодец,  — сказал доктор и кто-то засмеялся: Сейчас самое интересное.
        На экране появилась таблица со словами и цифрами:
        СИЛА
        ВЫНОСЛИВОСТЬ
        ИНТЕЛЛЕКТ
        ЛОВКОСТЬ
        — Что это?  — спросил я, хотя уже почти догадался. Я вспомнил трупы, которые находили на улицах. Малообеспеченные люди с дорогущими имплантантами. Я не вписываюсь в эту схему, ибо не бомж, но будет интересно.
        — Свен!  — сказал вдруг доктор и отошел.  — Твоя очередь, рассказывай.
        И Свен рассказал.

* * *

        Чудак с зелеными волосами и дурацкой прической рассказал мне много интересного. Как скучающие подростки из Элитных кварталов додумались охотиться на беззащитных людей. Как они вживляли имплантанты себе и устраивали поединки и как им это наскучило. Как они нашли источник почти бесплатных имплантантов и не знали, что делать с этим богатством. Как закончились богатые подростки, которые хотели подвергать себя операциям и они додумались использовать бездомных с Нижних Уровней.
        Сначала они придумали «Бои без правил». Начиняли двух бомжей электроникой и заставляли тех сражаться до смерти одного из них. Поэтом и это надоело и стали устраивать гонки с полицией на выживание. Усаживали людей в машины и носились наперегонки с полицией по ночному городу. Масштабные были погони — со стрельбой и полетами кувырком.
        Потом они придумали «машины Смерти» и устраивали бои до последнего выжившего на заброшенных аренах Нижнего уровня. До шести машин вооруженных ракетами, как мусорные ежи иголками уничтожали друг друга. Когда полиция приезжала, то находила только горящие остовы автомобилей.
        Я помнил эти арены. Не так и давно это было. Иногда мы находили не уничтоженные трупы с «железками» внутри. Я был два раза на этих операциях, полицейские просто не могли подобраться к арене без риска быть уничтоженными самонаводящимися ракетами, вылетающими со стадиона. Мы просто стояли и ждали, когда закончится этот ад. А потом забирали трупы.
        Надоело и это развлечение. Хотя куда еще веселее, если подумать. Молодчикам снова не хватало адреналина, и они придумали Охоту. Находили «падшего» человека, которого никто не будет искать, «вешали» на него имплантанты и отпускали на волю. Если выживет тридцать дней, то уедет на Острова — никто еще не выжил. А вот последний может.
        — Не тот ли кого я видел в тюрьме?
        — Он,  — подтвердил Свен.  — Но ты послушай. Сначала охотникам много крови попортил предыдущий игрок. Он пропал и просидел двадцать восемь дней непонятно где. Охотники с ног сбились и решили прекратить игру. Нашли нового бездомного, обучили, приодели и он на следующий день появляется у торговца вместе с «пропажей». Это была проблема, пришлось ее решать. Мишень был ликвидирован. Но мы так и не узнали, где он прятался больше двадцати дней, а перед смертью Мишень успел передать свои знания новичку.
        — И второй тоже пропал?
        — Да. Раз в сутки чип подает сигнал о местонахождении игрока, и как это было с предшественником, мы опять не можем его отследить.
        Все-таки я не понимал, чего им нужно от меня. И зачем меня порезали чертовы коновалы?
        — Вы же говорили, что берёте на Охоту бездомных, тех кого не будут искать. Я — полицейский, у меня семья, меня точно будут искать.
        — А ты нам и не нужен в качестве жертвы. Ты — будешь гончим псом.
        «Чего?»,  — немой вопрос.
        — Что?  — переспросил я, и Свен объяснил. Когда-то в давние времена на охоту ходили с собаками. Охотники спускали псов — те искали жертву и гнали ее на засаду. По аналогии в игру вводится новая роль — роль «гончей».
        — А если я откажусь?
        Свен вздохнул и опустил глаза, я уже догадался что он скажет.
        — Мы знаем где ты живешь. И охотники были в твоей квартире… Прошли через все замки, все камеры слежения и проделают этот фокус еще раз. Не советую ссориться с нами.
        Он был прав. Семья была отличным козырем во все времена. Лучшего рычага для шантажа найти сложно. Правду говорит народ «Если у тебя не семьи — тебе нечего терять».
        — Так что мне нужно сделать? И что будет если я всё сделаю?
        — Ну вот это деловой разговор,  — потер ладони Свен.  — Мы подключаем и настраиваем имплантанты. Ты учишься с ними обращаться и возвращаешься в семью. Будешь ночевать дома, спать с женой и проводить время с ребенком по вечерам. Но днем ты будешь искать последнюю Мишень. Ты должен достать его и привести к нам. Убивать нельзя. Только живым. Включи свои полицейские мозги и найди, где они прятались, почему не работает чип и приведи гада нам живым. Если найдешь труп — уничтожишь его. Всё — конец игры. Ты выиграл. Снимаешь имплантанты и забываешь про нас навсегда, иначе сам знаешь что.
        — А если я не найду беглеца?
        Свен опустил глаза и постучал пальцами по монитору.
        — Тогда ты становишься Мишенью.

* * *

        — Доктор, дорогой мой!  — крикнул Свен.  — Пора!
        Человек в хирургической маске вернулся и нажал на мониторе невидимую кнопку.
        Цифры с надписями исчезли и появился интересно нарисованный логотип. Бежит человечек: ножки, ручки, огуречик, а на него прыгают сверху темные фигурки. И большая надпись «Охота».
        Я не выдержал и фыркнул, хотя было совсем не до смеха.
        — Что?  — подозрительно переспросил Свен. Доктор тоже обернулся.
        — Логотип у вас, конечно. Мой сын лучше нарисует.
        Хирург захохотал, а Свен выругался и отошел.
        — Не обращай внимания. Продолжим. Посмотрим на твои характеристики, они будут сейчас выводиться на экране, но в реале твой экран всегда будет с тобой. Только подумай о таблице статов и она появится. Итак, что тут у нас.
        Сила — четверка. Максимальная — шесть, так что можно сказать, тут все хорошо. При желании прокачаешь на максимум. Сила поможет тебе в рукопашном бою, в переносе тяжестей и так далее. Везде где нужно напрягаться.
        Выносливость — пять. От этой характеристики зависит сколько ты выдержишь ранений, как сможешь сопротивляться боли или пыткам, сколько будешь восстанавливаться и как долго тебя придется убивать. Ты у нас крепкий, физкультурой занимаешься? Зарядка по утрам? Бегаешь каждое утро по своему вонючему кварталу?
        Я промолчал.
        — Смотрим дальше. Интеллект — четверка. Если не ошибаюсь, то по всем параметрам кроме ловкости ты сильно опережаешь Мишень. Правда у него было много времени прокачаться. Что у нас с ловкостью? Шесть! Хорошо вас там в полиции дрессируют. Все-таки ты по всем цифрам перегоняешь. Остается только его найти.
        Что еще могу рассказать. У Мишени стоят не самые лучшие имплантанты. Они могут давать интересные эффекты, как хорошие, так и плохие. Может они его и убили, может из-за них сломался чип-передатчик. В любом случае тебе нужно его найти. У тебя имплантанты хорошие, серые, но хорошие. Проблем и неожиданностей не будет.
        Есть ещё второстепенные уровни. Они открываются со временем, по ходу игры. Никто не знает сколько их вообще существует — это закрытая информация. Все зависит от конкретного игрока. Это могут быть как навыки обращения с оружием, так и устойчивость к спиртному. Как навык игры в карты, так и уровень адреналина в крови. Что тебе еще нужно знать. Дай вспомнить. Вспомнил.
        Есть характеристики, которые отображают различные состояния твоего тела. Они постоянно меняются и за ними нужно следить. Понимаешь?
        — Не совсем.
        — Посмотри на цифры ниже. Голод 50 %. Держи эту характеристику в районе 20 -30 % Кушай, имплантанты за этим следят. На уровне 90 % ты будешь готов убить за еду, а в 100 % — убьешь. Так что питайся, не забывай.
        Жажда 60 %. Ну жажда всегда быстрее набегает, примерно раза в два. Так что пей, не забывай. Воду, а не химию.
        — Хорошо,  — это уже интересно. Компьютер внутри анализировал мое состояние или он сам это состояние подгонял под определенные цифры?  — Вы что и страх замеряете?
        — Во первых не мы, а имплантанты. У охотников абсолютно нет никакой информации, так было бы неинтересно. А так то да, Страх у тебя сейчас на уровне 30 % Я бы сказал «настороженность» — ты не боишься меня. Ну и не надо. Пойдем дальше. Усталость 0 % Это понятно. Будешь отдыхать, все будет нормально. У тебя хорошая выносливость — ты уставать будешь медленно. В отличии от твоей жертвы.
        — Жертвы?
        — Ну не жертвы, мишени, цели. Вопросы есть?
        — Нет,  — сказал я. Ничего в голову не приходило. Спросить о гарантиях? Да какая разница. Захотят — обманут. Это же элитники.
        — Ну если нет, тогда я делаю укольчик и ты проснешься уже дома. Отдохни, поиграй с интерфейсом, покачай параметры, поцелуй жену и сына. А потом на охоту.
        Плечо опять укололи, и я медленно, но верно погрузился в забытие. Снов не было. Только темнота и безнадежность.

* * *

        Проснулся я от воя сирены и боли в спине. Открыл глаза и посидел немного, привыкая к темноте. Над головой медленно пролетела полицейская машина, прожектор шарил по земле и выла та самая сирена, что я слышал. Полицейский в рупор вещал о том, что нужно сдаться и тебе ничего не будет. Навели прожектор на меня и остановились.
        — Встать!
        Я прикрыл глаза рукой и замахал второй.
        — Я свой! Коллега!
        — Встать и поднять обе руки вверх! Считаю до трех!  — щелкнул затвор и я вскочил от греха подальше.
        — Я полицейский!
        — Не двигаться с места!  — машина медленно опускалась. Один коп за рулем, второй управляет прожектором. Я не двигался и терпеливо ждал. Это не простые полицейские, это элитники до сих пор здесь шарятся. Ищут того парня, мишень. Он наверное не рад такой популярности, особенно будет расстроен, когда я его найду.
        — Пробей его по базе!  — сказал рулевой и второй полицейский выудил планшет. Сверился и кивнул.
        — Это Последний Коп Нижнего уровня. Тот самый.
        Полицейский выпрыгнул из машины и подошел ко мне, разглядывая.
        — Какой интересный мужчинка,  — и положил руку мне на плечо.  — Почему в таких местах спим? Вы и так последний, а если никого не останется?
        Я осторожно убрал его руку:
        — По работе.
        — Так вы в отпуске, мой дорогой судя по документам. На свой страх и риск?
        — Типа того. Можно мне идти?
        — Ох уж эти нижние копы. Всё у вас через нижнее место. Ну иди, дорогой, иди.
        Он легко запрыгнул в машину и она начала подниматься. А я прикрыл глаза рукой, надписи вылезли закрывая обзор, как будто монитор висел в воздухе. Буквы задергались и растворились, касаясь руки. Я махнул рукой в обратном направлении и надпись вернулась.
        ОТКРЫТ НАВЫК «ОБЩЕНИЕ». НАВЫК ОБЩЕНИЕ УВЕЛИЧЕН НА 13 %.
        Интересно. Это те самые навыки. Как эта таблица открывается? Я отогнал рукой назойливую надпись и подумал что-то вроде «Приди! Великая Таблица!» И она пришла.
        СИЛА 4
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 5
        ИНТЕЛЛЕКТ 4
        ЛОВКОСТЬ 6
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 60 %
        ЖАЖДА 80 %
        СТРАХ 10 %
        УСТАЛОСТЬ 0 %
        НАВЫКИ:
        ОБЩЕНИЕ 13 %
        Что там про жажду и голод говорили? С этими параметрами шутить нельзя? Я действительно хотел есть и в горле сильно пересохло. Нужно бежать домой. Минуту. Соображу где это я. А, это так называемая «почта». Выше живущие спускают со своих этажей всякий хлам. Конкретно здесь спускаются отходы с винно-водочной фабрики. Обычно тут тусуются алкоголики. Я посмотрел на табло. До прихода почты полтора часа. Странно, что нет никого. Ладно, хватит думать о других, пора подумать о себе.

* * *

        Сначала я бежал, даже получил новый навык «Бег» и его увеличение на тринадцать процентов. Усталость тоже подросла на десятку и я остановился. От бега сейчас захочется пить и если скакнет до 90 %, я начну пить из луж или кровь младенцев буду хлестать. Лучше быстрым шагом, так надежнее. Время полдвенадцатого, все магазины уже давно закрыты, да и денег у меня с собой нет.

* * *

        Домой пришел почти вовремя. Жена не спала и глазела в окно. Я рванул напрямую к крану и начал пить. Девяносто процентов жажды не шутка. Пить эту воду — медленная смерть через десять лет, но сейчас об этом не думалось. Пил, пока жажда не упала до нуля. Любимая смотрела изумленно, но она привыкла ничего не спрашивать. Мало ли что случилось. Я оторвался от крана и сел за стол, вытирая рукавом губы.
        — Давай ужин и побыстрее.
        Она скривила губы и ничего не сказала. Молодчина. На еду я накинулся как таракан на дозу, быстро, молча и безжалостно. Зашел сын и стоя у двери тоже смотрел. Никогда не видели голодного человека? Я так никогда и не жрал раньше, чертовы имплантанты наверняка забирают энергию и ее нужно пополнять.
        Я рыгнул и откинулся на спинку стула. Малой засмеялся и убежал в комнату.
        — Где ты был целый день?  — спросила Дарья и забрала посуду в раковину.
        — На работе,  — ответил я и шумно выдохнул. Полный живот, перестарался. Брюки лопнут сейчас. Зато голод на нуле.
        Дарья включила воду и ждала пока стечет серая муть.
        — Я звонила. Сказали, что ты в отпуске. Целый день не было на работе. Где же ты был?
        Лучшая защита это нападение.
        — А зачем ты звонила?  — перешел я в атаку — Мы же договаривались на работе меня не дергать. Только в крайнем случае.
        — Это крайний случай,  — и она вдруг заплакала. Я вскочил, подобрав живот и пыхтя, обнял жену,  — Рассказывай что случилось!
        — В нашем доме кто-то был!
        — О чем ты? Такого быть не может. Я — полицейский! В мой дом никто не полезет.
        — Какой ты полицейский! Последний Герой? Вас уничтожили всех, только ты остался! Чика улетела!
        Сначала я вообще не понял о чем она…
        — Попугайчик наш! Улетел в окно и не вернулся.
        — Как это,  — замямлил я,  — нельзя выпускать когда окно открыто.
        — Клетка была перевернута!  — закричала жена и ударила меня по плечу,  — Кто-то был в нашем доме, пока мы спали! А где был ты, защитник?
        Вообще то я был в плену, но об этом говорить нельзя. Вместо этого я прошел в свой кабинет и осмотрелся. Жена шла за мной. Треснула сына по затылку Малой смотрел ящик и не обернулся. Клетка стояла на месте, но пустая и с открытой дверцей.
        Жена прошла в комнату и подняла стул, стоящий в углу:
        — Смотри!
        Стул где-то потерял ножку. Не поспоришь. Она швырнула мебель мне в руки и наклонилась.
        — Смотри!
        Я посмотрел и увидел на ковре черные пятна, как от крови.
        — Ну не знаю. Не похоже на вторжение, кажется, у меня ночью кровь носом шла. Точно, вспомнил. Была.
        — И здесь?
        Она прошлась по ковру и показала еще одно место. Здесь она старалась затереть тряпкой с порошком, но силуэт был еще виден. Огромное пятно. Пятна крови.
        — Да, наверное мне было сильно плохо. Ничего не помню. Нужно на медосмотр сходить.
        Она выскочила из комнаты и хлопнула дверью, так что та чуть не слетела с петель. Я хотел было сесть на стул, но вспомнил про ножку. Жена вернулась и швырнула мне скомканую простыню. Сын испуганно смотрел в нашу сторону, а не в телевизор. По ящику показывали рекламу «Островов».
        — А это что?
        На белоснежной простыне виднелись отпечатки ног. Размазанная грязь, угольная пыль впитавшаяся в ткань. Я промолчал.
        — Это тоже не похоже на вторжение?
        Что нужно делать когда у женщины начинается истерика? Наверное молчать в тряпочку или уходить. Я выбрал молчать. Дарья фыркнула и вышла из комнаты, опять грохнув дверью. Кажется сегодня придется спать самому.

* * *

        Конечно никаких записей не было. Я зашел на удаленное файлохранилище, чтобы посмотреть видео за вчерашний день, но кто-то уже поработал. Наверняка у админов есть бекапы, хотя бы пару дней они их держат. Но просто так мне их никто не покажет. Писать на почту напрямую рискованно. Можно связаться с элитными полицейскими, их наверняка заинтересует материал. Нет, лучше не рисковать. Наверняка наверху есть свои «кроты», которые быстро сдадут информацию охотникам да и наверняка они меня напичкали чипами слежения и следят за каждым шагом. Это только на словах все честно и ты сам по себе. Я бы на их месте так и сделал. Ситуацию нужно контролировать.
        Я посидел еще немного и решил, что пора спать. В комнате уже выключили свет и родные затихли. Нужно и мне отдохнуть. Завтра будет тяжелый день.

* * *

        Когда я проснулся, то первым делом открыв глаза увидел знакомую таблицу. Интерфейс выскочил сам по себе и показывал мне, что я немножко голоден. Как будто я сам не способен понять. Хорошо, что он более низкие инстинкты не замеряет. А то табличка «Вам пора покакать» была бы сильно неуместна. Или вам чего-то хочется.
        Жена кормить меня не собиралась, они с сыном уже завтракали на кухне. Я молча приготовил невкусный завтрак и поел в одиночестве, когда они ушли.
        ПОЛУЧЕНО НОВОЕ СООБЩЕНИЕ!
        Опять эти буквы прыгают в лицо. Что там еще?
        «Доброе утро, Гончая. Примите фотографию мишени. Не стоит забывать, что благодаря работе с имплантантами и прокачкой организма мишень может кардинально измениться, но фотография все равно вам поможет, общие черты лица останутся неизменными.»
        Я принял фотографию и вывел ее на экран. Снимок делал дрон на стоянке. Стандартная процедура. Лицо типичного алкоголика. Худое, небритое, под глазами мешки. Глаза полуприкрыты из-за вспышки. Очень уставший вид. Я очистил экран и задумался. Начинаю привыкать уже к этим новомодным штучкам. Молодежь легко адаптируется под новые игрушки, старая гвардия, конечно, не успевает.
        ПОЛУЧЕНО НОВОЕ СООБЩЕНИЕ!
        Не сидится им там! Что еще?
        «Еще раз, доброе утро, друг-полицейский. Вчера забыл сказать, что мы встроили тебе чип, который регулярно сканирует местность на включенные имплантанты. Если рядом появится мишень, то в левом нижнем углу ты увидишь счетчик с расстоянием до имплантанта. Радиус работы чипа примерно двести метров. Это тебе поможет. Удачи!»
        Я попытался вызвать счетчик. Сразу не вышло, пришлось пошевелить извилинами.
        ЦЕЛЬ НЕ ОБНАРУЖЕНА. РАССТОЯНИЕ ДО ЦЕЛИ 000.
        Еще они мне добавили папочку «Документы», в которую закинули, все что известно о разыскиваемом. Я открыл папку и приступил к изучению.

* * *

        На следующее утро.
        Сначала я отправился к дому в подвале которого укрывался мишень и где он попал в руки полиции.
        По всему городу развешаны плакаты с его фотографией и призывами помочь найти. Естественно за вознаграждение. Хорошо взялись. Бедный парень, его ищут все кому не лень. И бедный я, если не найду его первым.
        ЛОКАЦИЯ№ 1 ПОДВАЛ. СВИДЕТЕЛИ. ДЕВОЧКА ПО ИМЕНИ ЮЛА И ЕЕ МАТЬ. ОПРОС ПРОШЕЛ УСПЕШНО.
        Сначала я не мог попасть в подъезд, потому что он был закрыт на кодовый замок. Пришлось подождать пока кто-то выйдет и пустит. Нужный подвал был закрыт. Подъезд украшен черными траурными лентами. Я прошел наверх и нашел квартиру вдовы. Опросил женщину и ее дочь. Но ничего интересного не узнал. Был такой. Контактировал с девочкой. Рассказал, что он робот, наплел всякой ерунды. Девочка носила ему в подвал еду, еле вытянул инфу, не хотела признаваться. Второй раз он пришел уже с ножом. Описать нормально не смогла, длинный нож и всё. Девочка закричала, позвала на помощь и робот убежал. Больше не возвращался. Вывод. Девочка и мама вели себя не естественно, что-то скрывали. Мне бы их в участок, да на допрос, быстро расколол бы. Но полномочий таких нет. Вернусь позже. Сейчас нужно пройтись по местам отмеченным в документах.
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        ЛОКАЦИЯ№ 2 ДОМ ДВЕНАДЦАТЫЙ. ПЯТЫЙ ЭТАЖ. СВИДЕТЕЛИ: ЖИТЕЛИ ЭТАЖА. ОПРОС ПРОШЕЛ УСПЕШНО.
        Участников события не было, люди отправились на работу. Но была женщина, которая наблюдала со стороны, как мужики пытались остановить бандита. Он бегал по крыше и весь этаж слышал топот и собрался под люком. Местные уже собирались идти на крышу и скинуть топотуна с крыши, когда он открыл люк и сам полез вниз. Мужчины хотели только сделать замечание, когда он выхватил нож и бросился в драку. «А почему он бросился?» — переспросил я. «Так он же бандит и убийца. На плакате пишут». Он убил жителя по имени «Федюн» и убежал. Остановить его не смогли. «Зарезал?» — переспросил я. «Нет» — почему-то занервничала женщина: «Нанес смертельный удар в горло кулаком». «А почему не зарезал?» Она еще больше занервничала и спешила уйти. Я задержал ее и спросил про порезы, но она так ничего внятно и не ответила. Профессионал-убийца ножом никого даже не задел. Интересно. Нужно будет вернуться и поговорить с оставшимся в живых драчуном.
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Вывод: Свидетели не говорят всю правду. Что-то скрывают или искажают. Нужно опросить всех, кто присутствовал при драке, найти разногласия и противорчеия, понять, как началась драка и как она закончилась. Поможет мне это найти мишень или нет — не знаю. Но зацепку может предоставить. Я вылез на крышу, походил по ней, ничего интересного не нашел. Когда уходил с места драки то все-таки нашел кое-что. На стене между пятым и четвертым этажом была довольно характерная вмятина. Как будто кто-то кинул в стену чем-то острым и тяжелым. Например, ножом. А женщина рассказала мне про оторванный капюшон, который увезли элитники на экспертизу. Если верить ей, то в пылу драки мужчине порвали капюшон. Нужно будет сходить на работу и посмотреть что там к чему, если элитники разрешат доступ.
        ЛОКАЦИЯ № 3 РЯДОМ С ПЛОЩАДЬЮ НЕЗАВИСИМОСТИ. ДОМ НОМЕР ПЯТНАДЦАТЬ. ПОДВАЛ.
        Здесь мишень был последний раз. Не самый безопасный район, исторически так сложилось. Много крови пролилось на этих булыжниках, много полицейских умерло. Да и сейчас ходить «мундирам» в этом районе не рекомендуется.
        Я сверился с адресом в документах и нашел нужный дом и ведущую вниз лестницу. Еще один подвал. Здесь обитает торговец, который работает с игроками. У них оказывается есть своя валюта и они могут купить еду в этом магазинчике. Что за валюта и где игроки ее достают — не знаю.
        Бронированная дверь и кодовый замок. У меня в документах был пароль и я на секунду остановился, чтобы его посмотреть. 2.0.0.5.2.0.1.6 Ввел и услышал глухой сигнал в помещении. Через минуту включился динамик.
        — Кто?
        — Гончая?
        — Кто?  — переспросил голос. Я молчал, ему должны были сообщить.  — А, вспомнил! Новый игрок, ну входи, гончая.
        Так я оказался в секретном игровом магазине. Заправлял там неопрятный и не очень вежливый толстяк. Ко мне относился непочтительно и на вопросы отвечал неохотно. Первый раз моя цель появилась у него вместе с другим игроком. Так как в правилах это не запрещено, но и не разрешено — вышел небольшой конфликт. Они запаслись водой и ушли. В следующий раз Мишень пришел уже сам. Вел себя прилично, придерживался правил, не угрожал, расплачивался игровой валютой.
        — И что он приобрел?  — спросил я.
        Толстяк задумался:
        — Водку хотел, если память не изменяет, но денег не хватило. Поэтому купил воды.
        — Водку?
        — Ну да,  — удивился продавец,  — мишени они ведь тоже люди, постоянный стресс, выпить напоследок, а он еще стопроцентный синяк.
        — Пьющий?
        — Очень пьющий,  — захохотал толстый,  — только с деньгами проблемы. Поэтому взял воду.
        — Много?
        — Бутылок шесть.
        — Еще что-то взял?
        Толстяк закатил глаза к потолку, но продолжал отвечать:
        — Пакет взял дешевый. Спички.
        — Сколько коробок?
        — Мужик, да я не помню, отстань. Давно это было.
        Записей он не вел. Никакого учета. С налогами тут явно были проблемы.
        — Вспомнил. Шоколадные батончики он взял.
        Я уже собирался уходить и остановился.
        — Зачем?
        — Не знаю. Штук пять купил.
        Больше мишень сюда не приходил. Вышел из магазина, да так его и видели.
        Продавец проводил меня к дверям и когда уже собирался закрывать, а я поднимался по ступеням, вспомнил.
        — Стой, игрок, или как там тебя. Я знаешь что подумал? Зачем ему столько спичек и батончиков? Он где-то в темном помещении сидит. Там где можно спрятаться.
        Я кивнул и не прощаясь пошел наверх. До этого я давно додумался, вопрос не в том «как», вопрос в том «где».
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.

* * *

        Дверь закрылась за спиной и я остановился подумать. Темные места, где можно долго прятаться. Шахты, заводы, подвалы, свалки отходов? Теоретически можно там отсидеться. Только теоретически. Если готово хорошее укрытие, куда никто не заглядывает: не заходят работяги, не убирает уборщица, не ездят роботы. Наверняка есть такие места и предпоследний игрок вполне мог по доброте душевной передать знание. Вот только одно не сходилось. Сигнал чипа проходит везде. По крайней мере так говорят охотники.
        Грохнул выстрел и я остановился. Что за дела? В два прыжка забежал наверх. По площади шли люди. Много людей и все вооружены. Я присел и спустился на пару шагов назад. Это была не полиция. Черные плащи, сапоги, кроссовки, ботинки. Кепки и шапки. Никакой униформы все одеты как попало. Только одно их объединяло — маски. Все закрывали лица. Кто платки натянул, кто медицинские маски, кто женские чулки, а кто и карнавальные рожи. Выглядела толпа очень угрожающе. Я спустился еще на ступеньку вниз и почти лег на живот. Много, очень много народу и идут они в сторону живых кварталов.
        Наблюдая за первой волной, я чуть не пропустил вторую. Они шли уже ближе к магазину и я еле успел спуститься к двери и замер там. Тени проходили над головой молча, они не разговаривали, но и не заглянули вниз. Так стоя спиной к двери я набрал код, боясь повернуться и получить пулю. Дверь открылась и я заскочил внутрь. Толстяк бежал из подсобки навстречу.
        — Что там такое? Кто это?
        — Не знаю. Оружие есть у тебя?
        Торгаш сразу поскучнел и повернулся к прилавку передом, ко мне задом.
        — Да нет ничего.
        Я быстро шагнул к нему, но он поднял палец вверх, не оборачиваясь.
        — Не советую. У меня ловкость девять.
        Я остановился.
        — Имплантанты?
        — Ну да,  — толстяк нагнулся и пошарил под столом, вытащил пистолет и положил его на стол,  — надстройка организма это небольшая плата за то, что я тут с вами торгую. А на пистолет не смотри. Работает только от моих пальчиков. Отбирать смысла нет, а отрезать пальцы я не дам.
        В дверь застучали. Громко, настойчиво. Толстый взял пистолет и молча поманил меня за собой в подсобку.
        На мониторе хорошо было видно трех людей в масках. Один в черной-белой бандане, второй в маске персонажа из старого фильма ужасов, третий просто обмотан платком.
        — Ваши?  — спросил я.
        — Нет,  — сказал толстяк,  — первый раз вижу. Наши — стильные, а это подражатели дешевые. Не нравятся мне они.
        Типчик в бандане поднял руку и опять загрохотал по двери.
        — Откроешь?  — спросил я и сел на стул перед монитором.
        — Думаю,  — сказал толстяк,  — Ты же полицейский. Кто это такие?
        Сверху спустились еще двое вооруженных людей и поговорили с человеком в бандане. Похоже он главный.
        — Одно я точно знаю,  — ответил я барыге,  — это вооруженная банда. И тебе лучше открыть, пока они не взорвали дверь.

        Глава 12

        В дверь забарабанили и толстяк посмотрел на меня.
        Барыга уже не был таким самоуверенным избранным, скорее стал похож на замученного приходами таракана.
        — Пластиковую взрывчатку цепляют на дверь. Если не откроешь — взорвут.
        — А если открою?
        — Тогда нас скорее всего убьют. Думаю эти ребята свидетелей не оставляют.
        Торговец беспомощно посмотрел на экран. Один из бандитов уже раскручивал провод вверх по ступенькам.
        — Слушай, мужик, а что делать? Ты же полицейский, выйди договорись.
        Маска на экране показал на провод и ткнул в камеру неприличный жест.
        — Не знаю, кто это такие, но я не рискну подставляться. Это неконтролируемые силы и понятия не имею кто это. Точно не твои охотники?
        — Не они это. Я наших малолеток всех знаю. Это же студенты-молодежь. Их всего шестеро. Точнее уже пятеро. Четыре пацана и девка. Да и нахера им меня взрывать, они код знают.
        Я задумался. Положение не из приятных. Толпа вооруженных бандитов пошла в город, там моя семья, нужно их спасать, а мы тут в ловушке.
        Я повернулся к толстяку, схватил его за горло и прижал к стене. Он не сопротивлялся, хотя с его ловкостью мог выкрутиться в секунду.
        — Чего ты, шеф? Чего ты?
        — А почему их пятеро?
        — Так ты одного завалил ведь. Конструктора. Что не помнишь.
        Я помнил тот выстрел, но надеялся, что гад выжил.
        — А почему они мне это ни разу не припомнили?
        — Так припомнят, не сомневайся. Просто нужен ты им пока. Поиграться решили, приколы у них такие.
        Я убрал руку и отошел. Третий бандит уже вернулся и они втроем глазели на камеру и что-то обсуждали.
        — Слушай. Ты же говорил со мной. А почему звука нет?
        — Точно,  — барыга стукнул себя по лбу и подбежал к компьютеру. Пододвинул микрофон и показал на кнопку.
        — Вот тут жать нужно. И говоришь, и слушаешь.
        — Оружие поищи,  — приказал я и сел на стул. Толстяк мог напасть со спины, но вряд ли ему это было выгодно сейчас.
        Бандит в бандане перестал махать руками и скорее всего замолчал. Я нажал кнопку.
        — Приветствую. Не слышал, что вы говорили, можно повторить?
        — Шустрый,  — сказал бандит в платке,  — ты слышал какой жиртрест наглый? Совсем не боится народной армии?
        Толстяк рванул к микрофону и перебил мою новую остроту:
        — Это не я говорил, ребята. Я за мир, дружбу и сотрудничество.
        — Он там не один,  — подытожил маска из фильма ужасов.
        Я легонько толкнул барыгу, отпихнуть не получилось бы, но хоть показал отношение. Он быстро кивнул и отошел в глубь подсобки.
        — Джейсон,  — сказал Шустрый,  — ты просто гений. Ты, бля, умный как гребаный коп. Может скажешь сколько их там?
        — Двое,  — сказал Джейсон,  — наверное.
        — Да мне пофиг сколько их там. Сейчас взорвем дверь так, что она улетит в элитный квартал и заберем все что нам нужно. Правда, Варвара?
        — Ага,  — подтвердил Варвара и исчез из поля зрения, только спина торчала.
        — Сколько навешал пластида?
        — Достаточно, командир. Будет красиво, я думаю.
        — Я бы не шутил с пласт…
        Грохнул взрыв и монитор потух. Взрывная волна вынесла из под меня стул и окатила жаром с головы доя пят. Закричал толстяк сзади и по интерфейсу побежало множество цифр, я не успевал читать. Дальше тишина.

* * *

        АКТИВИРОВАТЬ НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ? ДА/НЕТ
        Я открыл потяжелевшие веки и посмотрел на светлый проем. Двери в подсобку уже не было, вместо нее светилась дыра. Куски двери, правда, болтались по сторонам.
        АКТИВИРОВАТЬ НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ? ДА/НЕТ
        А, интерфейс. Активируй.
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 0 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 5 ЧАСОВ.
        Тело невыносимо зачесалось, особенно спина. Я приподнялся чтобы сунуть руку назад и получить немного удовольствия, когда услышал жужжание. Жужжало что-то под рукавом, он даже немного ходил ходуном. Как будто я обзавелся гигантскими вшами и их было много. Может это новое оружие, бактериологическое?
        Я задернул не пострадавший рукав и не увидел ничего. Жужжание продолжалось и движение было. Но все происходило под кожей. На моих глазах длинный ожог на руке менял цвет. Медленно и только в уголке. Но там где он был ярко красным, стал вдруг светлеть и кусочек ожога пропал совсем. Дело было под бугорком. Бугорок жужжа переехал на новое место и стал жужжать там. И чесалось там же. Как и на спине, на ногах, на животе и на лице. «Имплантанты лечат ожоги,  — дошло до меня,  — Кому то сегодня повезло».
        Стараясь не чесаться, чтобы не сломать санитаров тела, я оперся на руку и сел. А кому-то не повезло. Толстяк лежал задрав ноги на стену, а голову неестественно выкрутил на полу. Он тоже был весь красный, как рак, но мертвый, в отличие от меня. Пистолет откатился к выбитому взрывом проему, но он меня не интересовал. Вот автомат у его руки — да. Хорошая вещь, хоть и старая. БК-74 м. На стрельбищах в свое время я пробовал стрелять. Предназначен для уничтожения живой силы и поражения огневых средств противника. Сейчас запрещено пользоваться таким оружием, и оно надежно заперто в оружейных складах полиции. Но судя по всему не очень надежно, раз у мертвого толстяка во встроенном сейфе лежал такой раритет.
        Я подполз к толстяку и забрал автомат. Перекинул ремень через плечо и открыл дверцу встроенного сейфа. Внутри сбоку висела сумка для магазинов, пришлось вставать. Голова кружилась, но роботы работали исправно, ожоги не болели и чувствовал себя на четверочку по пятибальной системе. Я снял сумку для магазинов и проверил. Достаточно. Хватит на небольшой бой с превосходящими силами противника. Молодец барыга, коллекционер ты мой нелегальный.
        Теперь быстро проверить оружие.
        Газовая трубка на месте.
        Затвор присоединен к затворной раме
        Возвратный механизм присоединен.
        Крышка ствольной коробки на месте
        Курок на предохранителе, сам по себе не выстрелит.
        Дульный тормоз-компенсатор присоединен.
        Шомпол на месте.
        Пенал на месте
        Магазин на месте.
        Я отсоединил магазин и проверил его на наличие патронов. Пятнадцать штук, как и положено. Чего то не хватает. В комплекте еще может идти подствольный гранатомет и штык-нож. Я пошарился по полочкам: нашел деньги, порнографические карты, бутылки с дорогим спиртным (контрабанда с элитных кварталов) и штык-нож. Гранатомета не было. Нож-красавец, хорошо заточенное лезвие и острая пила сверху. Сразу проверил защелку и прикрепил нож под стволом. Красота. Оружие мне нужно временно для самообороны, потом сдам в участок, пусть элитники разбираются. Сейчас главное не наделать беды. Оружие это вещь такая, начнешь стрелять и не остановишься, потом можно и за решеткой оказаться, когда боевой угар пройдет. Так что забиваю в голове мысль «Стрелять только в крайнем случае. Не забывать про предупредительный выстрел над головой». Эти ребята в прошлом умели делать оружие.
        Перед тем как уйти я проверил пульс на горле толстяка-продавца. Мертв, окончательно мертв и воняет горелым мясом. По правилам я должен связаться с полицией и дождаться коллег, но здесь засветиться я не могу. Сами найдут.
        Взрыв разбил все все витрины и уничтожил продукты. Я поперебирал обгоревшие упаковки и ничего кроме угля не нашел. Хорошо тут полыхнуло, сколько же взрывчатки эти дебилы взорвали.
        Железная входная дверь тоже отсутствовала. Я осторожно выглянул и увидел три трупа, разорванных осколками на куски. Посекло их изрядно, в мясо. Маски сорвало, но вместо лиц был чертов кровавый фарш. Да, сказать что мне повезло будет мало.
        Я переступил через тела и побежал наверх. Нужно найти жену и сына, а потом и мишень.

* * *

        Вдалеке слышны выстрелы. Это в жилых кварталах. Война началась. Нас не учили тактике уличного боя, да тут и выстрелов никогда слышно не было. Если и были разборки то на ножах и топорах между местным криминалом. Кто вооружил такое количество народа и с какой целью — не понятно.
        Я повесил автомат на грудь и побежал пригнувшись через Площадь Независимости. Старался перебегать от укрытия к укрытию и смотреть в разные стороны, но чуть не свалился в открытый люк. Этого еще не хватало. Кто-то вздумал выпустить монстров из Подземных уровней, снял заржавевшую крышку и убежал. Если нечисть полезет на поверхность, все знают, что будет. Они снесут весь Нижний Уровень за пару недель. Каким нужно быть идиотом, чтобы открывать проход, больные идиоты. Я положил автомат на землю и взялся за люк. Тяжелый скотина, мускулы на руках напряглись, но с места он сдвинулся легче чем я ожидал. Хорошо, что есть выступы сверху, за которые удобно держаться. Я подтащил люк на предполагаемое место и со стоном отпустил.
        НАВЫК СИЛА УВЕЛИЧЕН НА 3 %
        В руке что-то щелкнуло и бицепс напрягся на секунду. Потом стух. Ну ладно. Люк не лежал ровно по отверстию шахты или как она называется, кто-то заметит и опять откроет. Я обошел его и надавил с той стороны, подтолкнуть, легче чем тащить на себя. Колени заскользили по пыли, но люк встал на место.
        НАВЫК СИЛА УВЕЛИЧЕН НА 1 %
        — Фух,  — выдохнул я и потянулся за пистолетом.
        — Руки за голову и не вставать!
        Кто-то ткнул дулом оружия в висок, довольно ощутимо и я замер. Автомат лежал впереди и стоило только быстро прыгнуть за ним. Нет, такие трюки только в кино бывают. Развернуться и застрелить противника в полете. Нет. Автомат еще и на предохранителе.
        — Ты кто такой?
        — Я свой.
        — Какой еще свой? Почему без маски? Не знаешь приказа? Какой первый приказ?
        Тень нависала надо мной, а я смотрел на тень. Тень одного человека. Стоит ли еще кто-то за его спиной? Только один голос и никаких посторонних шумов, кроме выстрелов вдалеке. Он должен быть один.
        — Спрашиваю последний раз, какой первый приказ?
        Я решился и развернувшись ударил локтем по стволу, уводя его в сторону. Грохнул выстрел и ушел в землю. Не оcтанавливаясь я вскочил и нанес удар в висок. Человек в маске отошел назад и начал поворачивать оружие.
        В такой ситуации главное действовать быстро и не дать стрелку увеличить дистанцию. Правой рукой я отвел дуло автомата в сторону, одновременно нажимая левой и выдирая магазин. Бандит нажал на курок но было уже поздно. Магазином я ударил его в висок, правы кулаком в нос и опять в висок. Сорвал автомат с плеча обалдевшего противника и добавил сверху прикладом. Он рухнул на спину, зажимая нос руками. Я не долго думая перевернул автомат штыком вниз и ударил в область сердца. Бандит взрдогнул и замер.
        Я сел на колено рядом и огляделся вставляя магазин. Напарников видно не было. Он был сам.
        ОТКРЫТ НАВЫК РУКОПАШНЫЙ БОЙ. НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА СЕМНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я отметил что зажужали моторчики где-то в районе затылка. Что они мне там напихали в голову?
        Теперь быстро обыскать мертвого. Я опять положил автомат и огляделся не подходит ли кто сзади. Перевернул мертвеца на спину и расстегнул куртку. Во внутренних карманах нашел еще четыре обоймы и деньги. Деньги не взял, мародерить не к лицу полицейскому, хоть и в отставке, а обоймы забрал. Иначе они достанутся плохим людям или глупым детишкам, которые додумаются их в доменую печть бросить или камнем колотить. Больше вроде бы ничего не было. Ни документов, ни фотографий, никаких зацепок на установление личности убитого. На жопе что-то блестнуло и я перевернул труп на живот. На поясе у него висел хороший боевой нож в кобуре. Такие вещи тоже нельзя оставлять. Я снял кобуру с пояса и оглядевшись по сторонам надел себе на пояс. Достал нож и полюбовался. Красавец. Правда я не очень умею им пользоваться в бою, но может пригодиться в тесном контакте. Его можно быстрее достать чем штык-нож и удобнее. Я умею только колоть, но ведь можно и этим колоть.
        Всё, закончил с этим. Встал, посмотрел последний раз и понял, что нужно еще взять. Сорвал с безжизненного лица бандану и повязал себе на шею. Пригодится.

* * *

        Выстрелы стали громче, но звучали реже. Я уже в жилых кварталах, но домой еще добираться пятнадцать минут, если идти не отвлекаясь.
        Впереди на боку лежала перевернутая полицейская машина, за ней прятались люди по которым вели непрерывный огонь двое в масках.
        — Мы сдаемся!  — крикнул один из обстреливаемых и высунул руку с белым платком.
        — Да хрен тебе, цветные штаны,  — пробасил человек в маске и дал очередь. Рука ушла вниз и начали стрелять в ответку, но по большей части в воздух.
        Люди в масках скрывались за перевернутым такси и в принципе находились в равных возможностях, только они были чуть ровнее. У них были автоматы и судя по всему полно боеприпасов. Элитные полицейские стреляли из пистолетов и были явно в проигрыше по огневой мощи. Но у них был козырь в рукаве. Я держал бандитов на мушке и они меня не видели.
        Второй боец засмеялся и пододвинул к себе большую наплечную сумку. Посмотрел на напарника, тот кивнул, и вытащил из сумки бутылку из которой торчал кусок тряпки. Бутылки с зажигательной смесью, я читал про такие. Когда-то их постоянно использовали в уличных боях, откуда у бандита целая сумка?
        Мне было бы интересно посмотреть, как они используются в реале, но коллег нужно выручать. Я лег на землю и взял первого бандита на прицел. Проверил магазин. Перевел защелку с нейтрального положения на одиночный огонь, прижал ствол к плечу и выстрелил.
        Отдача такая, что чуть автомат из рук не вырвался и больно ударил в грудь. В машине над головой бандита образовалась лишняя дырка, а он вжал голову и плечи и обернулся.
        — Че это? Откуда стреляют?
        Я лежал просто на открытой местности, играть с ними времени не было. Перевел защелку на автоматический огонь и нажал курок.
        Противник уронил бутылку и упал на машину. Второй хотел развернуться и открыть ответный огонь, но не успел. Смерть пришла быстро.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ.»
        НАВЫК ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ УЛУЧШЕН НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        НАВЫК ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ УЛУЧШЕН НА ШЕСТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        В глазах потемнело и на секунду я подумал, что теряю зрение или бог выключил свет на уровне. Потом все вернулось. В пальцах заработали моторчики, чесалось так, что хотелось треснуть рукой по земле из всей силы.
        Элитники продолжали стрелять по такси, а их противники уже лежали безжизненными мешками. Я встал и не поднимаясь во весь рост пошел в обход. Пока им объяснишь, что случилось — только время терять. Мне домой нужно.

* * *

        Над головой с воем пролетела машина и я нырнул в тень. За первой машиной гналась вторая, в которой битком набились как крысы к своей королеве люди в масках. Они громко смеялись и стреляли по убегавшим служителям закона. Один из полицейских свешивался через борт вниз и судя по болтающимся рукам уже был мертв. Борт с его стороны был заляпан кровью и мне даже показалось, что она падает с высоты вниз. Шофер машины вжал голову в плечи и гнал, не оглядываясь. Машины скрылись из виду и я вышел из тени. Громыхнул взрыв так что затряслась земля и пыль поднялась в воздух.
        — Догнали цветного,  — сказал кто-то, и я уже направлял на него ствол. Бородатый таракан с пустыми как стакан глазами сидел у стены и смотрел в небо.
        — Что?  — переспросил я и убрал оружие в сторону.
        — Догнали элитника. Сегодня много их тут порешили в небе. Вторая Революция грядет брат. Мир подходит к концу своего существования.
        Я услышал улюлюканье сверху и метнулся в тень к старику. Машина, полная бандитов возвращалась назад. Они ощетинились стволами во все стороны и искали новую жертву. Хорошо, что им была нужна машина, а не земные прохожие иначе точно бы заметили.
        Я сел рядом со стариком и поставил автомат между ног, сумку положил рядом.
        — Слушай сюда, таракан, я — полицейский. Расскажи мне, что тут происходит, быстрее.
        — Да насрать,  — выругался старик и плюнул мне на плечо. Слюна одиноко покатилась вниз, подчиняясь земному притяжению,  — ваших сегодня тут пачками положили и еще положат. Ты — никто, коп. Закричу и здесь будет сотня Масок, не успеешь сказать «угольная пыль». Не трогай меня.
        Он закрыл глаза и захрапел.
        Я взял кусок его плаща и вытер слюну, остался черно-белый развод. Ну хоть так.
        — Дедуля.
        — Чего надо?  — он приоткрыл один глаз.
        — Что здесь вообще происходит?
        — А хрен его знает. Не трогай меня, а то Масок позову.
        Я встал и поднял автомат, хватит его провоцировать, а то точно позовет. Мигая фарами и сигналя пролетела машина, я вжался в стену и подождал пока она исчезнет.
        — Не попадайся им на глаза,  — сказал таракан,  — И уходи отсюда. Полицейскому здесь не выжить.
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» ВЫРОС НА ТРИНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.

* * *

        Я шел по улицам и старался не думать о том, во что превратился город. Лежали разбитые машины и трупы элитных полицейских, горели мусорные баки, а иногда просто куски асфальта горели синим пламенем. Я видел наспех сооруженные баррикады и видел, как люди в масках, банданах, платках сооружают новые баррикады из машин, ящиков, скамеек и прочего хлама. Народ был разношерстный, без униформы, но работали дружно и четко.
        Жилые дома не трогали. Подъезды не горели, окна почти все целые. Люди испуганно выглядывают из окон, но не кричат изнасилованные женщины и трупы лежат только элитных полицейских. Ох, не вовремя они сюда пришли хозяйничать.
        — Стой!  — я остановился и похолодел. Опять проворонил. Я сжал автомат обоими руками и почти начал молиться, когда меня похлопали по плечу, вместо того, чтобы застрелить,  — На посту?
        — Типа того,  — прохрипел я.
        — Тогда иди, помоги ребятам на баррикаде. С той стороны уже все слуги зачищены и стоят посты.
        Я обернулся. Человек в хоккейной маске убрал руку и кивнул.
        — Почему лицо открыто? Быстро надень, успеешь надышаться.
        Я послушно натянул бандану на нижнюю часть лица и завязал тесемки потуже. Ладно, буду прорываться по-хитрому. Простой народ не трогают, так что можно не спешить и добыть информацию из первых рук. Побуду немного двойным агентом.
        Я закинул автомат за спину и пошел к баррикаде. Один из мужчин обернулся, посмотрел и ничего не сказал. Только ткнул рукой на частокол автоматов, стоящих рядом. Я снял свой и поставил к ним. Что интересно, все автоматы одинаковые, как из под конвейера. Это не спонтанное нападение, тут все продумали и вооружили бойцов. На автомат я повесил сумку с магазинами, запомнил что мой смотрит на подъезд и отошел.
        — Давай шевелись!  — прикрикнул один из бандитов и поманил меня к себе. Вчетвером мы полчаса водружали огромный, воняющий плесенью диван на верхушку баррикады. На самом верху он чуть не перевернулся и поехал вниз, еле удержали пыхтя и матерясь. Один из бойцов получил ножкой дивана по голове и долго хихикал.
        СИЛА ВЫРОСЛА НА ШЕСТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Небольшой, но бонус.
        — Значит так,  — сказал тип в черной маске, раскрашенной вертикальными белыми полосами,  — Здесь закончили. Займитесь чисткой оружия и проверкой боезапаса. Скоро будет жарко и мы должны хорошо ответить. Ты!  — он показал на меня.  — Бери оружие и за мной.
        Он зашагал по улице не оглядываясь, я подхватил автомат и сумку, на ходу всё одевая побежал за ним. Догнал и пошел стараясь попасть в ногу.
        — Поставь БК на одиночный выстрел,  — сказал он на ходу,  — Так эффективнее по стрельбе и хорошая экономия патронов. Лучше стреляй чаще и одиночными, чем через пару секунд опустошить магазин.
        Я на ходу отстегнул магазин и проверил, патронов действительно не было. А всего-то пару очередей сделал.
        — Потом зарядишь, на ходу не нужно играться с оружием.
        Мы шагали по улицам, отдаляясь от моего дома, опять в противоположную сторону. Стрельбы уже не было слышно, люди в масках суетились как жуки на солнечном свете — строили баррикады, таскали ящики с боеприпасами, занимали боевые позиции в домах, я видел вооруженных людей на крышах, и выносили мебель из домов. Значит ошибся, все-таки простых людей они трогают. По крайней мере грабят. Бандит, которого я мысленно называл уже «черно-белый» перехватил мой взгляд и кивнул:
        — Временные неудобства для жителей. Потом мы все вернем стократно, мы откроем им дорогу в рай. Но сначала придется посидеть в аду.
        Он засмеялся и свернул к Площади Независимости.
        — Не трусь. Здесь самое ближайшее «захоронение». Ни разу тут нечисти не видел, хотя сам раньше боялся.
        Мы подошли к люку ведущему к Подземным Уровням и черно-белый схватился за один край.
        — Раз два, взяли!
        Я схватился с противоположной стороны и мы оттащили люк в сторону. Тот, что я уже закрывал раньше. Хотя может это и не он. Тут все такое одинаковое.
        СИЛА УВЕЛИЧИЛАСЬ НА ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА.
        Командир опустил руки вниз и я увидел веревку. Она была прикреплена к потолку и шла далеко вниз в темноту.
        — Чего смотришь? Взяли!
        Я подскочил и ухватился тоже. Вдвоем мы пыхтя вытащили ящики и поставили рядом с люком. Я заглянул внутрь и увидел, что вниз свисало еще три веревки. Черно-белый достал нож, обрезал нашу и скинул ее в темноту.
        — Закрываем!
        Пока ставили крышку на место опять выпрыгнуло сообщение и бицепсы на руке пульсировали как будто я укололся чем-то наркотическим.
        СИЛА УВЕЛИЧИЛАСЬ НА ТРИ ПРОЦЕНТА.
        Командир вскрыл крышку и я заглянул внутрь ящика. Гранаты лежали в пять рядов по шесть штук в каждой. Итого тридцать новеньких блестящих гранат. На дне ящика была эмблема и я хотел прочитать надпись, когда старший захлопнул крышку.
        — Давай, взяли! Нечего сидеть.
        Он взялся за ручку с одной стороны, я с другой и потащили.

* * *

        — Значит так!  — сказал командир в черно-белой маске, когда мы притащили ящик к баррикаде.  — Разбираем гранаты! По две на рыло. Остальные спрячете вон в том подъезде. Не забываем — гранаты отдельно, запалы отдельно. Гранаты оборонительного типа, специально дня нашего случая. В случае массового наступления противника высунулся, кинул и спрятался назад или останешься без головы. Там просто туча осколков полетит в разные стороны. Скоро подвезут пулемет, устроите в подъезде огневую точку. В случае прорыва баррикады бойцы будут прикрывать отступление. Поужинайте и ко мне на общий инструктаж,  — он развернулся на носках и пошел по своим делам. Непростой этот бандюга, непростой.
        Костер уже горел, и я заметил, что темнеет. Скоро будет вечер, а мои родные без защиты. Пора сваливать по-тихому.
        — Бери свои кругляшки,  — обратился ко мне один из бандитов. Они уже собирались уносить ящик, но приглашали меня взять свою долю. Я подошел, взял две гранаты, сунул в карман и отошел.
        — А запалы?  — не отставал он. Я картинно хлопнул себя по лбу и вернулся. Запалы еще какие-то. А вижу. Взял две штуки и положил к гранатам,  — В другой,  — не отставал уголовник чертов.
        Я чувствовал, что прокалываюсь и не знал где.
        — В другой карман,  — повторил он,  — Гранаты отдельно, запалы отдельно.
        — Тю,  — сказал я и быстро сделал, что сказано. Не умею я с этими кругляшками обращаться, а если взорвутся от тепла или от удара? Как обращаться с ними? Видел когда-то в кино, но то же кино. И там больше огненными коктейлями кидали.
        — Плохо слушал инструкторов,  — пробурчал собеседник и вместе с напарником потащил ящик, забыв про меня. Я осмотрелся. Большой начальник где-то скрылся, эти двое понесли гранаты. На вершине баррикады устроился на кривом стуле еще один и смотрел вдоль улицы, еще двое разобрали автоматы и прямо на земле разложив детали пытались их чистить. Еще один, плотненький, вскрыл картонный ящик и рассматривал консерву.
        Я не спеша подошел и зевнул, как бы скучая:
        — Что у нас на ужин?
        — Сам посмотри,  — сказал он и сунул мне жестянку. Я скучая осмотрел ее. Никаких штрих кодов, производителя, названия фирмы — ничего. Передняя крышка прозрачная и видно, как рядочком в масле лежит рыбка. Написано только название и больше ничего. Я перевернул консерву и зевая посмотрел на дно. Тоже ничего.
        — Странный ты,  — пробурчал повар и забрал еду. Я отошел посвистывая и посмотрел на крышу дома. Так и есть. Человек сидит, контролирует улицу сверху.
        Кучкой стоят автоматы и лежит еще какое-то продолговатое оружие. Стволов шесть.
        — Противовоздушные ракеты,  — сказал повар, он еще наблюдал за мной,  — Не видел никогда что ли?
        — Видел,  — сказал я, поправил ремень и медленно пошел прочь.
        — Странно,  — сказал повар,  — я все считаю и не могу понять. Почему у меня еды не хватает?
        Я чуть ускорил шаг и пошел прочь от баррикады, целясь в узкий проход между домами. Там дальше двор, можно свернуть в проулок и петляя уйти в случае чего.
        — Стой,  — сказал повар и догнал меня,  — Ты куда?
        — В туалет схожу.
        — Так сказали, прямо здесь ходить. Не покидать пост.
        — Да я стесняюсь. И вонять будет еще.
        — А ну ладно,  — сказал он.  — Тогда я с тобой. Мы сейчас!
        Он увязался за мной, но в принципе получился идеальным прикрытием для спокойного отхода.
        — Я вот, что думаю,  — сказал повар.  — Если они даже порции не могут посчитать нормально, стоит ли нам слушать этих ребят?
        — Не нам решать,  — уклончиво попробовал я.
        — Ну да, ну да.
        Мы зашли в проход и я нащупал нож в ножнах. На месте. Баррикады отсюда уже не видно, значит и они нас не видят.
        — Ты по большому или по маленькому?  — спросил толстяк, спуская штаны и садясь.
        — Пойду двор осмотрю.
        Чтобы не слушать звуки испражнений чудака в маске я громко засвистел и пошел к выходу между домами.
        — Осторожнее!  — крикнул повар. Не знаю к кому он обращался, ко мне или к своему заду. Я поднял кулак с вытянутым большим пальцем и вышел во двор. Детские горки, песочница, скамейки для мамаш пустовали уже много лет. Но стояли эти реликты тут до сих пор.
        По площадке шел человек весь в черном и черной же маске. В каждой руке у него было по пистолету и он их уже поднимал. Я среагировал и прыгнул за детский деревянный домик, точнее остатки домика, когда тот начал стрелять. Упал на землю, поднял автомат, положил на бревно и нажал курок. Блин, он же разряженный. Курок щелкал вхолостую, а человек в маске приближался. Это охотник, точно охотник.
        — Не стреляй!  — крикнул я и загремели выстрелы. Толстяк лежал за углом и ураганил по цели. Это я потом такое слово придумал. «Ураганил» — ураганным огнем накрывал противника. Я опустил автомат и положил на землю, выдернул обойму и отшвырнул подальше, достал из сумки новую и вставил до щелчка.
        Повар перестал стрелять, тоже перезаряжался. Мелькнула тень на стене и я посмотрел в ту сторону. Второй охотник пригнувшись передвигался вдоль стены в сторону залегшего толстяка, в руках он держал по длинному лезвию. Толстяк не видел противника, увлекшись перезарядкой. Я открыл было рот, чтобы предупредить его и передумал. По сути он же бандит и я не на его стороне, он меня чуть не раскрыл там в лагере. А охотники ближе будут — это работодатели мои.
        Охотник прыгнул и я отвернулся, но хрип и бульканье трудно было не услышать. Мелькнула тень уже надо мной и я покатился влево срывая бандану на ходу. Как она мне уже надоела, вся провонялась потом, моим и чужим.
        Охотник стоял на обрубке домика и провожал меня взглядом. Потом опустил пистолеты:
        — А это ты. А я думаю почему такое лицо знакомое. Нашел мишень?
        Я осторожно сел и отрицательно помотал головой.
        — Плохо работаешь. Почему нет?
        Второй охотник вытер лезвия о штанину и спрятал их в рукавах.
        — Не успел,  — ответил я осторожно
        — Не успел,  — охотник покрутил пистолетами и ловко сунул каждый в кобуру на поясе.  — А что тут вообще происходит?
        Я пожал плечами и сел:
        — Думал вы знаете. Какие-то вооруженные до зубов люди захватили нижние уровни, убивают всех подряд.
        Охотник с лезвиями подошел и остановился послушать, одновременно осматривая окрестности. То что с пистолетами кивнул и ответил:
        — Что-то происходит. На ноги подняли всех. Отец с работы не возвращался ещё. Студентов из учебных заведений разогнали. Домохозяйкам рекомендуют не покидать дома, а двери закрывать.
        — Я слышала готовится штурм Нижних Уровней,  — сказал второй охотник женским голосом.  — Сюда будут введены Элитные Войска.
        — Ну элитных полицейских мы уже видели,  — пробормотал я, не отрывая взгляда от толстяка, лежащего неподалеку.  — Вот эти толстяки в масках легко с ними справились.
        — Войска — это другое,  — ответила охотница.  — Они устроят тут ад
        — Спокойно,  — сказал охотник, доставая пистолеты,  — Веди себя естественно.
        Он прыгнул вниз и лег плашмя укрываясь за остатком игрушечного домика. Потом что-то загудело и охотник стал прозрачным, практически невидимым. Если приглядеться, можно было увидеть силуэт, но это нужно знать куда смотреть и что искать. Вторая побежала к зданию и резко взбежала вверх по стене на ходу теряя объем, где она остановилась я уже не видел. Из прохода выбежал боевик в черно-белой маске и еще двое с ним, все с автоматами наперевес.
        Я положил правую руку на автомат, да так и остался сидеть.
        — Что случилось? Кто убил бойца?
        Двое остались осматривать труп, а черно-белый шел ко мне. Он водил дулом из стороны в стороны и смотрел по сторонам, но я видел что фокус оружия все-таки оставался на мне.
        — Двое,  — сказал я,  — в масках. Напали быстро и быстро ушли.
        — Горло перерезали!  — крикнул один из бандитов. Черно-белый главарь навел на меня оружие: А почему тебя не тронули?
        Я открыл было рот, чтобы ответить, когда он перебил чтобы вставить еще один вопрос, более важный.
        — И почему ты лицо открыл? Ты же знаешь…
        Грохнуло два выстрела, и лежащий человек на мгновение проявился на земле. Черно-белый посмотрел на две дыры в груди и рухнул на землю. Я схватил автомат и повернулся в сторону остальных, но один уже падал лицом, как от толчка, а у второго как раз появлялся второй рот на шее. Я отвел взгляд, страшно на это смотреть, а учитывая, что я должен защищать порядок в этом районе страшнее вдвойне.
        Убийство прошло быстро и почти бесшумно. Охотник уже сидел на заборчике, покачивая ногой. Второй охотник шел к нам. У прохода лежало три тела.
        Охотник наклонился и снял черно-белую маску с трупа главаря. Под ней было лицо мужчины, довольно старого 40 -45 лет, длинные усы, борода, мешки под глазами.
        — Войны захотелось. Будет вам, война твари подзаборные.
        — Кто это?  — спросил я.  — и он вдруг резко вскочил и приставил дуло пистолета ко лбу.
        — Плевать мне кто. И не разговаривая со мной, коп. Понял?
        — Да,  — сказал я и медленно поднял руки вверх. Охотница подошла и стояла молча рядом, я видел, как блестят острые клинки у нее в руках.
        — Тебе была поставлена задача — найти Мишень. Ты занимаешься ерундой. Может тебя забрать и таймер подключить в лаборатории? Который взорвется через неделю, если не приведешь мишень?
        Я отрицательно покачал головой.
        — С бандой местной мы сами разберемся. Скоро приедут Войска и зачистят их, советую маску больше не носить, а то в следующий раз не повезет, друг. Кстати, не знаешь откуда у них столько старого оружия?
        Я пожал плечами. Информацию про подвешенные в люках ящики лучше оставлю при себе.
        — Ну ладно, Звездочка. Пошли баррикаду зачистим. Я видел у них даже гранаты есть. Всегда хотел попробовать такие штуки. Заберем себе парочку.
        Он встал и уже уходил, когда я вспомнил кое-что.
        — А как вы невидимыми становитесь? Имплантанты?
        — Да. У тебя неограниченные резервы в организме открыты, нужно только их найти. Поверь мне.
        Они пошли к проходу и Македонский вдруг обернулся:
        — Найди семью быстрее и постарайтесь держаться на крыше, чем выше заберетесь тем лучше. Когда штурм закончится найди нам мишень или доказательства того, что он мертв.

        Глава 13

        Охотники уходили, а я думал сказать им про снайперов на крыше или не говорить? Решил не говорить. Они крутые бойцы с электронными рефлексами, пусть сами разбираются. Они мне не союзники. Не дождавшись результатов, я перезарядил автомат и закинул его на плечо. Пора идти за своими.
        Идти пришлось долго. Бандиты окапывались старательно и перекрывали дороги. Я шел через дворы, переулочки, сквозные подъезды и пару раз чуть не столкнулся с «масками» нос к носу. Но на этот раз стрельбы избежать удалось. Первая группа с длинными ракетами на плечах попросту меня не заметила. Галдели как толпа пьяных безработных и оживленно махали руками. Я нырнул в тень и сдерживая дыхание простоял там, пока они шли мимо. Можно было и не прятаться. Можно было отжиматься от пола, бряцая автоматом, они бы все равно не заметили. Второго бандита я встретил, когда нырнул в подъезд с целью срезать путь. Он собирался отлить или уже сделал своё дело, но штаны не застегнул. Не успел. Я выхватил нож и зарезал его ударом в горло. Получил новый навык «Холодное оружие» и сразу улучшение на тринадцать процентов. Оставил тело лежать в собственной крови и побежал дальше. Мне нужно было попасть к семье.
        На баррикадах готовились к атаке с воздуха и это было хорошо заметно даже непрофессионалу. Часовые в основном смотрели вверх, делали какие-то навесы, лежали противовоздушные ракеты — их реально было очень много. И самый главный аргумент — я прошел домой. Через все баррикады и через все блокпосты, минуя часовых прошел с малейшими усилиями. Я не шпион из фильма по телевизору, я не элитный спцназовец. Просто они ждали кого-то более страшного, того, кто придет с Рабочих Кварталов, поэтому не заметили мелкую сошку вроде меня. А я добрался домой.
        Двери кто-то уже выломал и код вводить не потребовалось. Перед тем, как войти я нашел укрытие и полчаса последил за домом. Так и знал, в нашем подъезде оборудовали огневую точку. Между вторым и третьим этажом окно было раскрыто и еле виднелся ствол орудия. Силуэта не было видно, но оружия без человека не бывает. Несмотря на уже поздний вечер окна светились не у всех, люди предпочитали сидеть в темноте. Некоторые окна были зачем-то заклеены крест-накрест белыми липкими лентами.
        Я вошел в подъезд и прислушался. Тихо, только где-то вверху переговариваются двое. Примерно на третьем этаже. Моя квартира на четвертом. Можно снять этих ребят из автомата, но поднимется шум и скорее всего у меня будут большие проблемы. Можно попробовать их подрезать из ножика, но если не выйдет опять будет шум и проблемы. Можно попробовать пройти, притворяясь обычным человеком, но тогда придется оставить как минимум автомат внизу, а еще лучше гранаты и нож оставить заодно. К этому я не готов. В мире где все охотятся на полицейских быть невооруженным полицейским глупо.
        Я натянул пахнущую потом бандану, поправил автомат на плече и пошел наверх. Двое в одинаковых масках каких-то раскрашенных краской идолов сидели у окна. Первый автомат со снайперским прицелом лежал на подоконнике. Второй стоял вертикально у стены рядом с рядком противовоздушных ракет. Бандиты услышали шаги и один медленно поднялся, схватив оружие.
        — Тебе чего?
        — На крышу иду.
        — Направили? Ну давай, удачи,  — он расслабился и сел на место. Его напарник сунул руку в карман и достал пакетик с черным порошком. Угольная пыль.
        — Будешь?
        — Не,  — сказал я,  — не употребляю.
        — Ну как хочешь,  — сказал он,  — Помогает с рефлексами и страх забирает.
        — А ты боишься?  — заржал напарник,  — Эээ, кто мне спину прикроет с таким другом.
        — Когда нас прийдут зачищать, тогда и посмотрим у кого рука тверже. Уголь мне поможет, а вот тебе точно будет страшно.
        — Эй, эй. Да я не отказываюсь. Давай зарядимся энергией уголька.
        Они уже не предлагали мне — ножом надрезали пакетик и достали кусочек бумажки. Дальше я не стал смотреть и пошел наверх. Нюхают они эту гадость. Потом ходят с черными ноздрями.
        Дверь в квартиру была цела. Замок не поломан, ручка не вырвана. Тишина внутри, хотя вроде бы работает еле слышно телевизор. Бандиты внизу сосредоточенно молчали, рассыпая дозу. Я прижался всем телом к двери, взялся за ручку и замер не дыша. Достал ключи и поднес к замку. Если бы они сидели еще этажом ниже, было бы все намного проще. Звуки в этой тишине разносятся как резкие удары. А вот и первый резко нюхнул пыли.
        — Ай, хорошо!  — я вставил ключ в замочную скважину и замер. Сейчас он под впечатлением и пару секунд точно ничего вокруг не замечает. Но есть ещё второй. Я услышал резкий вдох и рискуя провернул ключ в замке два раза.
        — Нормально!
        — Да!  — Сейчас пойдет приход и будет хорошо. Я нажал на ручку и толкнул дверь. Лишь бы жена с воплями не налетела. Дверь заскрипела, и я скользнул внутрь, надавил спиной, закрывая. Щелкнул замок. Бандиты внизу уже смеялись и хлопали друг друга по плечам. Вот тебе и огневая точка. Убрать их ничего не стоит теперь, но это не мои проблемы. Перед глазами замаячила надпись, напоминая, о том кто я теперь.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» УЛУЧШЕН НА ПРОЦЕНТОВ.
        Как там говорил Охотник? Найди неограниченные резервы. Вот я их и нашел. Еще один. Интересно как открыть невидимость? Эта бы способность мне пригодилась. Я выдохнул и осмотрелся. В комнате никого не было. Прошел на кухню и открыл дверь. Никого. В кабинете никого. Подошел к телевизору и потрогал сверху — теплый. Значит мне не послышалось, он работал еще пару минут назад.
        — Не двигаться!  — холодный ствол уперся мне затылок,  — Подними руки!
        Я медленно поднял руки, которые уже перестали чесаться. Жучки то ли заснули, то ли ушли.
        — Мой муж-полицейский,  — сказал женский голос за спиной — и он скоро вернется домой.
        — Он уже вернулся,  — улыбнулся я.  — Можно снять бандану?

* * *

        Семья была в порядке. Жена и сын дома. Про беспорядки на Нижнем Уровне они услышали по телевизору и решили отсидеться в квартире. Телевизор потише, окна зашторили и главное не высовываться лишний раз. Получилось неплохо. На улице стреляли, бегали вооруженные люди в масках, но в квартиры никто не ломился. Один раз загрохотало в подъезде, оглушительно громко и страшно. Мимо окон пролетел труп и на этом все кончилось. Дарья выглянула в окно и увидела соседа сверху, раскинувшего руки и мозги на асфальте. Конечно, он был полицейским. Люди в масках убивали полицейских, об этом осторожно сказали по телевизору и предложили гражданским сидеть по домам и не высовываться. Бла-бла-бла. Вы там терпите, хорошего настроения. А еще наклейте белые ленты.
        Естественно они переживали, что будет со мной, ведь папка тоже полицейский. Ну вот он я здесь.

* * *

        — Что по новостям говорят?
        Я сидел на кухне и пока жена готовила ужин одним ухом слушал телевизор, другим её доклад.
        — Ничего конкретного. Массовые беспорядки. Полиция старается взять контроль над Нижними Уровнями в свои руки. Не выходите на улицу! Не шумите! Не вступайте в конфликты с вооруженными людьми. Не держите в руках оружие, по вам откроют огонь. Вот и все.
        — Не говорят о том, чтобы подниматься на крыши и там сидеть?
        — Нет. Балет какой-то крутят по кругу. Ни мультиков, ни рекламы Островов, ни телешоу. Раз в час показывают пятнадцать минут новостей и балет без конца.
        По ящику действительно танцевали полуголые тетеньки и дяденьки. Подбрасывали друг друга по очереди под заунывную музыку.
        Сын успокоившись, папка дома, заснул не раздеваясь. Пусть поспит. Та еще будет ночка.
        Я проверил интерфейс, вспомнив, что все таки есть у меня кое-какие преимущества перед бандитами. Голод и жажда на нуле. Вовремя успел домой, иначе могли быть неприятности. Зато усталость на 90 % Голова болит и глаза слипаются после сытного ужина. Восстановление прокачалось на восемь процентов.
        ВЫДЕЛИТЕ ВРЕМЯ НА ОТДЫХ! ПЕРЕНАПРЯЖЕНИЕ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К НЕГАТИВНЫМ ПОСЛЕДСТВИЯМ.
        — Хорошо, хорошо, мистер Робот,  — пробормотал я и выполз из-за стола. Жена молча проводила взглядом, но ничего не сказала.
        — С курткой осторожно, там гранаты,  — и вырубился рядом с сыном.

* * *

        — Папа!  — закричал сын и я обернулся.
        Здоровенный громила в клоунской маске держал малыша за горло одной рукой, во второй знакомый автомат. Одной ногой мальчик болтал над крышей и махал рукой, пытаясь удержать равновесие. Лицо у него краснело от нехватки кислорода, и я бросился вперед.
        ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ИДТИ, АККУМУЛЯТОРЫ РАЗРЯЖЕНЫ НА 98 ПРОЦЕНТОВ! СРОЧНО ЗАРЯДИТЕ АККУМУЛЯТОРЫ!
        Я сделал только один шаг и встал. Ноги не слушались.
        — Папа,  — захрипел сын, и бандит в маске кажется улыбнулся. Я сделал еще шаг.
        ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ИДТИ, АККУМУЛЯТОРЫ РАЗРЯЖЕНЫ НА 99 ПРОЦЕНТОВ! ОРГАНИЗМУ НУЖНА ПОДЗАРЯДКА! СРОЧНО ЗАРЯДИТЕ АККУМУЛЯТОРЫ ИЛИ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ УПАДЕТ ДО НУЛЯ!
        — Папа! Я зарычал и рванул вперед, на звук. Изо всех сил, ломая засохшие мышцы и скрипя костями. Упал на правое колено и не почувствовал боли. Ударился лицом плашмя о крышу и не почувствовал боли.
        ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ИДТИ, АККУМУЛЯТОРЫ РАЗРЯЖЕНЫ НА 100 ПРОЦЕНТОВ! ПОЛУЧЕН НОВЫЙ НАВЫК «БЕРСЕРК»! ЧТОБЫ АКТИВИРОВАТЬ НАВЫК ЗАКРИЧИТЕ «В АТАКУ» И ИСПОЛЬЗУЙТЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ ЭНЕРГИЮ ПО МАКСИМУМУ. ВТОРОГО ШАНСА НЕ БУДЕТ.
        — В атаку!  — заорал я и вскочил, размахивая руками.
        НАВЫК «БЕРСЕРК» АКТИВИРОВАН. УСТАЛОСТЬ СНИЗИЛАСЬ ДО НУЛЯ НА ШЕСТЬДЕСЯТ СЕКУНД. ВСЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ УВЕЛИЧЕНЫ ВТРОЕ НА ШЕСТЬДЕСЯТ СЕКУНД. УДАЧИ!
        Я взлетел в воздух одним мощным прыжком и бандит остался далеко внизу маленькой белой точкой. Вторая точка летела вниз по правую руку от него.
        — А!!!  — я прыгнул вниз, пытаясь поймать сына, должен успеть. Еще пятьдесят секунд на счетчике. Выла сирена. где-то над головой пролетела машина.

* * *

        Выла сирена и кто-то тряс меня за плечо.
        — Проснись! Проснись дорогой!
        Я вскочил ещё находясь под впечатлением от сна и осмотрелся. Это дом. Здесь спал мой сын, где он?
        Дарья перестала меня толкать и побежала на кухню. Сирена продолжала завывать, я посмотрел на часы. Четыре ночи. Когда все спят. Самое время для атаки. А вот оно что.
        — Что там на улице творится?
        — Сам посмотри.
        На улице гуляли прожекторы. Это было удивительное зрелище. Луч нарезал круги по району, освещая куски района. Рядом бродил точно такой же луч по той же схеме. Дальше еще один. И так много лучей до самого горизонта. Я посмотрел наверх, высунувшись из окна. В Небесном Своде том, что отделял Нижние кварталы от Рабочих зияли дыры из которых били лучи. Такого я еще не видел никогда. Искусственное солнце видел, искусственные звезды видел, но вот это было чем то неестественным. Штурм начинался.
        Жена смотрела на меня с немым вопросом в глазах. Сын таращился на улицу, сна ни в одном глазу.
        — Закройте окна и не высовывайтесь! Собери вещи: особенно лекарства, документы и немного еды. Где оружие?
        Дарья показала рукой на кабинет. Автомат висел на ремне в шкафу для одежды, рядом сумка с обоймами и выглаженная маска (а-ха-ха). Бомбы с запалами расставлены в два рядочка на полке. Я одел куртку с капюшоном, распихал гранаты по карманам, туда же маску, взял автомат. Дарья рылась в шкафу, вывалив кучу одежды на землю, вопросительно посмотрела на меня.
        — Сейчас вернусь, собирайтесь! Если не вернусь — идите на крышу, там безопасно.
        Сирена продолжала завывать, глуша все звуки вокруг, тем не менее я открывал дверь осторожно. Сначала высунул ствол, потом выглянул сам. На этаже никого. Здесь тише, чем в комнате, но все равно сирена воет как сумашедшая. Двое так и сидели внизу, но уже сосредоточенно следили в окно за небом. Оружие в руках, стволы смотрят в окно, пальцы на курках. Напряжены. Ждут. Я не хочу выводить семью в корридор, пока они могут выстрелить в спину. И в конце концов это мой долг помочь коллегам сверху. Хоть они о нас и не помнят большую часть времени — работу не выбирают.
        Я поставил переводчик на режим одиночного огня и спустился по пролету. Медленно, уверенно, бесшумно не сводя прицела с вооруженных людей.
        НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» УВЕЛИЧЕН НА ШЕСТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        — Что там?  — спросил тот, что находился ближе ко мне. Второй высунулся в окно и посмотрел наверх.
        — Никого. Воет только.
        — На мозги действует…
        Через секунду его мозги оказались частично на стене, а часть полетела вниз. Товарищ перевернулся и полетел за ними.
        НАВЫК «ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Спасибо, конечно. Но я целился в ближнего.
        Теперь он зажимал одной рукой оглушенное и окровавленное ухо, а второй пытался вытащить дуло автомата из проема окна.
        Я плавно нажал на курок и на этот раз попал ему в спину. Бандит выронил автомат, попытался обернуться, чтобы увидеть кто его подстрелил и свалился вниз вслед за другом. Они лежали вдвоем в неестественных позах, одинокие и мертвые. Теперь главное не последовать за ними.
        Я выглянул в окно. Из дыр в Своде всё также светили прожекторы, нарезая лучами круги по улицам. Всё также завывала сирена, глуша звуки. Можно весь дом положить и никто даже не запаникует.
        НАВЫК «ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Нужно время от времени мониторить эту таблицу, мало ли что там высветится. Я сел под окном, чтобы не видно было моего силуэта с улицы и положил автомат на колени, а потом закрыл глаза. Так работать с таблицей намного комфортнее, чем когда она прыгает в воздухе. Ну что там у нас?
        СИЛА 4
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 5
        ИНТЕЛЛЕКТ 4
        ЛОВКОСТЬ 6
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        ГОЛОД 0 %
        ЖАЖДА 0 %
        СТРАХ 10 %
        УСТАЛОСТЬ 45 %
        НАВЫКИ:
        ОБЩЕНИЕ 43 %
        БЕГ 13 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 8 %
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 17 %
        ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ 34 %
        ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ 13 %
        БЕСШУМНЫЙ 20 %
        Не дали выспаться, вот почему ноги уже дрожат от напряжения. Смотрю с боевыми навыками все хорошо у меня, как и с общением. Общительный я парень, оказывается. Интересно, что будет если прокачать любую способность до ста процентов?
        Что-то грохнуло и дом затрясся как будто собирался уходить и выдергивал ноги из бетона. Я ударился подбородком о приклад и открыл глаза. Автомат не на предохранителе, мог себе голову прострелить случайно. Вот тебе и боевые навыки.
        Грохнуло еще раз и я посмотрел в окно. Прожекторы выключились и небо опять стало привычно тёмным, сирена умолкла. Черт с ними. Нужно пройтись наверх. Я схватил автомат и быстро, но осторожно — контролируя каждый поворот и слепой угол побежал наверх. Больше ни в одном пролете вооруженных людей не было, но нужно проверить. Люди из квартир не высовывались и в коридор не выходили. Хотел бы я сейчас тоже дома сидеть и не рыпаться.
        Вместо этого я бежал на последний этаж. Люк на крышу взломан. Не открыт, а взломан. Жильцы, знают где спрятан ключ, но не чужаки. Они не знают.
        Я медленно-медленно затаив дыхание поднялся на пару ступенек и свободной рукой приподнял тяжелую крышку. Высунул голову, одновременно поднимая автомат. Никого. В шахте их не было, но голоса слышно. Преступники на крыше. Нужно их зачищать, а потом выводить сюда семью и соседей. Как это сделать, даже не догадываюсь. Подумаю про соседей позже, семью вывести не проблема.
        Я осторожно откинул крышку люка и вылез наверх. Все выходы на крышу окружены такими небольшими стеночками с окнами и дверью. Если люк не закрывать, то здесь любят ночевать ребята с криминальными наклонностями. Мне помогло укрыться от посторонних взглядов и спокойно очутиться на крыше.
        Чертовы бунтовщики на месте. Они крутились вокруг орудия, ствол которого направлен в небо. Никогда такого агрегата не видел. Конструкция высотой наверное метра три, держится на двух подпорках, вкрученных в крышу. Дуло длинное и смотрит вверх. По бокам много рычажков, колесиков, кнопок и два глазка для наводящего. Выглядит пушка опасно.
        Подобраться к ним можно, все трое сидят спиной или боком. Один на ящике с длинными снарядами, второй на раскладном стульчике сбоку орудия, а третий стоит справа и смотрит на небо.
        Все вооружены автоматами и будут сопротивляться. У меня есть преимущество в неожиданности, но снять троих одновременно врядли получится. Это не обдолбленые «тараканы», эти похожи на профессионалов. Одного я положу, а двое дернут в разные стороны и спрячутся за вентиляцией. Тогда уже я окажусь в ловушке прицелов и эта коробочка вряд ли ли защитит.
        НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» ВЫРОС НА ДВЕНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Лучше поздно, чем никогда. Времени ждать удобного случая нет, переведу на «автоматический огонь» и будь что будет. Сегодня мне везет.
        Я положил левую руку на подоконник и прицелился, когда в небе опять «включился» свет. На этот раз это был большой солнечный круг, постоянно меняющий цвет с желтого на красный и белый. Знаю эти сигналы, сейчас будут выезжать полицейские машины. Только откуда?
        Опять дрогнула земля и я упал на спину, от неожиданности нажимая спусковой крючок. Грохнула очередь, пробив крышу и приклад дернувшись от отдачи врезал в челюсть.
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕСС НАВЫКА — ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ. ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — ОДИННАДЦАТЬ МИНУТ.
        Услышали или нет? Один из троих оглянулся и повел стволом, но потом отвлекся на небо. Рядом с мигающим кругом появилась сияющая вертикальная линия. Она начала расширяться по горизонтали, превращаясь в прямоугольник а потом в квадрат. В Сфере открывались двери. Рядом с каждым кругом бесконечно до горизонта появлялись квадраты. Наступление начинается, а я тут сижу.
        Я наклонился за автоматом и вовремя, очередь ударила в окно, чуть не снесла пол черепа. На голову посыпалась пыль, штукатурка и прочая дрянь. Я выглянул в окно и увидел, что один из бандитов шел в мою сторону, держа оружие наперевес. Второй доставал снаряд из ящика, а третий крутил ручки на пушке. Ну ладно поиграем.
        Я схватил автомат, подтащил к себе и прижался к земле. Перевел на одиночный огонь, положил ствол на окно и дал залп в воздух.
        — Это что за херня, Щетина!  — крикнули снаружи,  — Зачисти его!
        Еще раз грохнуло, как будто на город наступил великан и я перевернулся на спину, не удержавшись. Снаружи кто-то упал и пошел трехэтажный мат. Сирена завыла еще громче и оглушительнее, просто до невозможности громко, ломая перепонки. Я уже подумал достать запалы гранат из кармана и засунуть в уши, но только открыл рот, чтобы хоть чуть-чуть облегчить звуковую атаку.
        Подтащил автомат, стал на колени, высунул ствол наружу и опять дал залп. Из-за воя сирен ничего не слышно. Я выглянул через окно и быстро нырнул назад. Двое так и сидят за пушкой, третий лежит на животе, нацелив автомат в мою сторону.
        Я вспомнил про гранаты и сунув руку в карман достал кругляшок. Осмотрел её, вот отверстие сверху, кажется сюда вставляют запал, такую штучку с кольцом. Потом дергаешь за кольцо, вырываешь запал он что-то там активирует и граната взрывается через пару секунд. Поэтому запалы и носят отдельно, чтобы не взорвать случайно в кармане.
        Я осмотрел их, наставив автомат на проем двери и аккуратно начал вкручивать запал. Щелчок и он закрепился внутри гранаты. Похоже, что все. Я надел кольцо на палец, сжал гранату в руке и выглянул. Опять тряхнуло, так что посыпалась кирпичная пыль на голову и сирены замолчали. Светлый квадрат уже стал правильной «квадратной» формы и больше не открывался. Бандиты смотрели в ту сторону и тот, что работал со мной тоже отвернулся. И я смотрел… Тишина давила на уши.
        — Приготовиться!  — крикнул рулевой орудия и квадрат на мгновение стал черным. Из Тверди вылетела тень и понеслась в нашу сторону. За ней вторая и пошла в противоположную. За ней еще одна. И еще одна. И еще. Из каждого светлого квадрата вылетали и разлетались в стороны боевые машины Элитного спецназа. Атака началась.

* * *

        — Огонь!
        Бандит закрутил ручками и колесиками как сумасшедший. Загрохотали выстрелы и орудие отдачей начало откатываться назад, оставляя черные, выдавленные следы на крыше. Машина не успела долететь, когда ракеты врезались в нее, кучно, как стая черных жуков и подожгли.
        — Попал!  — крикнул бандит и выстрелил в воздух из автомата. Вспомнил про меня и повернулся, но было уже поздно. Медленно растущий навык точно помогал рукам не дрожать и глазам лучше видеть. Может это самовнушение и не было никаких жучков во время выстрела, но короткая очередь взорвала ему голову.
        НАВЫК «ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ» УЛУЧШЕН НА ТРИНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Остальные даже не заметили потери бойца в пылу битвы. Они уничтожали летающие машины одну за одной, просто на подлете.
        Те даже не успевали подлететь на расстояние выстрела и горящими факелами падали вниз. Черные клубы дыма поднимались со всех сторон. Трассеры от орудий пересекали небо, горели здания, там где машины успевали долететь или шли на таран. Похоже революционеры были действительно готовы к лобовой атаке. Но не к тому, что у них в тылу окажется полицейский, начиненный имплантантами.
        — Щетина!  — закричал рулевой и обернулся,  — Оба на!
        Я сорвал чеку и кинул гранату накатом, в расчете, что она окажется прямо под орудием. Не вышло. Граната зацепилась за неровность крыши, вздрогнула и покатилась назад.
        — Граната!  — крикнул рулевой и прыгнул с табуретки, прикрывая руками голову. Я тоже успел сообразить и рухнул закрываясь. Грохнул взрыв, ногу пронзила боль и я закричал, притягивая окровавленный обрубок к себе.
        ПОЛУЧЕН НОВЫЙ НАВЫК «МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ». НАВЫК «МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ» УВЕЛИЧЕН НА СЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Да, что ты говоришь. Неудачно получилось. Тут снимать нужно проценты, а не повышать. Я отпустил ногу и цепляясь за крышу руками заполз в свое ненадежное укрытие над люком. Подтянул ее опять и скрипя от боли зубами осмотрел штанину. У страха глаза велики. Нога на месте, никакого обрубка. Просто штанина аккуратно разрезана, вся в крови, и в левом бедре торчит осколок. Ну и где навык Оживление или как он там называется? Самое время активироваться, а? Интерфейс молчал. Сирена продолжала завывать, но уже привычно, как родная. Интересно на этаже люстра обвалилась, там где граната взорвалась или просто штукатурка с потолка посыпалась? Дыры я не заметил.
        — Лови, мудак!
        В окно влетела граната, ударилась о стену и покатилась в центр. Я упал на бок, вгоняя осколок еще глубже в ногу и схватил ее… а потом кинул в люк. Надеюсь там никто не стоял. Грохнул глухой взрыв и где-то повылетали стекла. Простите, соседи.
        НАВЫК «МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Хорошо оценили бросок. Я перекатился на здоровую ногу и взялся за осколок. Небольшой, по крайней мере снаружи, но сидит крепко. «Раз, два, взяли!» я затаил дыхание и потянул осколок наружу.
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕСС НАВЫКА — ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ. ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — ЧЕТЫРЕ ЧАСА.
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ УЛУЧШЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Жучки деловито зажжужали и, кажется, я заметил белые спинки в ране. Потом края раны закрылись, как будто захлопнули двери перед носом.
        — Ты еще жив, мудак? Кто ты такой? Слуга элитников? Не всех мы зачистили еще? Сейчас доделаем.
        Я подтянулся к окошку и выглянул. Они обходили меня с двух сторон. Один шел к двери, второй подбирался к окну. Беда. Из оружия нож и граната.
        Я вытянул нож и положил рядом. Достал гранату и понял, что потерял запал. Только не это! Начал лихорадочно рыться в карманах и все-таки нащупал его.
        — Мы идем за тобой! Сиди смирно!
        Опять грохнуло и пол ушел из под задницы. Я еле удержал гранату в руке и опять посмотрел в окно. На крышу дома садилась машина. Черная, с закрытими бортами и бронированными стеклами. На боку надпись ЭВ — элитные войска.
        — Просрали!  — закричал бандит и начал стрелять, забыв про меня. Пули барабанили по стеклам не причиняя видимого ущерба. Машина зашипела и двери вертикально поднялись в стороны, организовав подобие крыльев. Гигант сидящий на пассажирском сиденье встал и прыгнул на землю, минуя платформу. Он был похож на рыцаря из книжек, весь в броне с ног до головы, здоровенный, как не знаю кто. Метра три высотой. В руках оружие с длинным шнуром, подсоединенным к машине. Гигант шагнул, медленно пошел вперед.
        Автоматчики одновременно открыли огонь, совсем забыв про меня. Пули отскакивали от брони, не причиняя неудобств тому кто шел внутри.
        «Сейчас он ответит» — подумал я, и гигант поднял оружие. Шнур, до этого медленно раскручивающийся, натянулся и ударил синий луч. Такого я еще не видел. Даже сирена замолчала на секунду, чтобы продемонстрировать свистящий звук. Бандит даже не закричал, все прошло в тишине, если не считать сирены и выстрелов автоматчика справа. Потом я услышал звук упавшего автомата и покатившихся гранат. Гигант перевел оружие вправо и я увидел, через открытую дверь, как автоматчик побежал. Он бежал прямо, как будто собирался спрыгнуть с крыши и раствориться в темноте, но не успел. Шипение и синий луч догнали его. Сияние обволокло его полностью и он засветился как лампочка на елке в участке. А потом взлетел вверх, держась за луч, как за руку и взорвался, разлетевшись на кровавые ошметки. Автомат, нож и еще пару вещей упали на крышу. Грохота я не услышал, смотрел в окно.
        Гигант выключил луч и посмотрел по сторонам. А потом зашагал ко мне. Сдамся! Подниму руки вверх и скажу, что я полицейский. Нужно вывести семью. Гигант медленно приближался. Но у меня нет документов и даже если бы были, кто сказал, что он будет проверять? А еще в кармане маска убитого бандита.
        Гигант поднял оружие и поправил провод, а я нырнул головой вниз в дыру люка.

* * *

        Падая вниз ухватился за железную лестницу, перевернулся в воздухе и рухнул на мягкое место. В плече хрустнуло и я заорал от боли. Уже в какой раз за сегодня.
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — ПЕРВЫЙ. ПРОГРЕСС НАВЫКА — СЕМНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ. ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — ЧЕТЫРЕ ЧАСА.
        Жучки зажужжали в плече с недовольством. Типа, мы еще тот участок не закончили, а ты новое подкидываешь. Скоро говорить с ними начну.
        Я встал осторожно на обе ноги и поковылял вниз по ступенькам оглядываясь назад. Боялся, что сейчас гигант просунет шланг-змею в отверстие люка и пошлет луч за мной.
        Наверху остался автомат, граната и нож. У меня только сумка с боеприпасами через плечо.
        Открылась дверь и высунулся сосед с верхнего этажа, не помню как звать. Бородатый, глаза заспаные, перепуганный.
        — Что там творится на улице? Вы видели?
        — Видел, ага,  — я осторожно спускался по ступенькам, ступая на здоровую ногу.
        — А скоро закончится стрельба?
        >- Не знаю,  — я взялся руками за перила и встал отдышаться.
        — Так вы разве не полицейский? Это же ваша работа?
        Я посмотрел на него и сосед юркнул за дверь не прощаясь. Не до просветительской работы сейчас. Дом опять содрогнулся, и я продолжил спускаться. Так они весь город обрушат, прямиком на Подземные Уровни в лапы монстров.

* * *

        — Что с тобой, ты ранен?  — запричитала жена и побелела, как стена. Я протиснулся в дверь и закрыл ее. Захромал к окну.
        — Нормально все.
        — Ты весь в крови! Боже что на улице творится!
        — Что там?
        Я подошел к окну, встал у стены и осторожно выглянул. Потом вспомнил и обернулся к жене.
        — Во время стрельбы никогда к окнам не подходи, это опасно.
        — Я краем глаза,  — всхлипнула она,  — как ты.
        — Где сын?
        — Под кроватью спрятался. Он полностью одет и готов идти.
        — Хорошо,  — я махнул рукой,  — проверь все и повыключай. Скоро будем выходить.
        — Куда?  — она закрыла обеими руками рот и вытаращила глаза,  — Там же стреляют.
        — На крышу,  — я выглянул в окно.
        Здоровенное существо шагало по улице. Уже не одно а в паре с близнецом. Ружья они выставили вперед и непрестанно поливали синими лучами окрестность. Сзади тянулись два длинных шланга и ехали медленно по земле тяжелые машины. Гигант перевел луч на окно дома напротив и зазвенело стекло, разлетаясь на куски. Из окна вылетел в синем сиянии человек в маске и с ракетой в руке. Щелк и он разлетелся на красные куски. Гигант перевел взгляд на наш дом и я нырнул за стену.
        — Бля! Ложись и выключи свет!
        Синий луч нырнул в комнату и я первый рухнул на пол. Тут и свет выключать не нужно, луч было отчетливо видно. Он как щупальце подземного монстра лапал стены, обои, телевизор, но не опускался ниже уровня подоконника.
        — Охренеть,  — прошептал я, и увидел сына под кроватью. Он спрятал голову под руками и плечи его дрожали мелкой дрожью. Мой малыш. Кто-то еще ответит за его испуг. Луч втянулся назад и пропал. Не время для соплей, пусть жена успокоит. Я поспешно встал и выглянул на улицу. Роботы продолжали свой путь. Машины ехали следом. И тут я увидел человека в черной маске. Он появился откуда-то сзади и крался за машинами. На плече воин держал длинную продолговатую трубу. Ещё оружие. Предупредить спецов или нет? Ну уж нет. На то они и спецы. Могут меня испепелить, если дрогнет палец на гашетке. Пусть сами разбираются.
        Баррикада впереди ощетинилась щитами и когда гиганты подошли на расстояние выстрела началась пальба. Естественно я уже знал, что гигантам это как щекотка, а вот парни не знали, да.
        Первый гигант поднял оружие и хлестнул синим лучом как плетью, разрезая баррикаду вдоль, сверху до земли. Левая часть с людьми посыпалась в одну сторону, правая в другую.
        Второй подцепил лучом одного из бандитов и подбросил в воздух, поймал когда тот рухнул вниз и разорвал в клочья.
        — Ни хера себе,  — опять прошептал я сам себе. Говорить самому с собой уже входило в привычку. Тогда и выстрелил затаившийся бандит.
        Он присел на одно колено и трубу положил на плечо. Из трубы вылетела ракета, оставляя за собой густой дымный след. Но целился человечек не в гиганта, ракета полетела в машину, в то место где шланг соединялся с баком. Прогремел взрыв и гигант обернулся. Машина не перевернулась и почти не пострадала броня, но когда он поднял оружие, то огрызок шланга потянулся следом. Гигант уронил оружие и протянул руку. На запястье была закреплена еще одна труба. Из нее полилась струя огня, догоняя вредителя, но тот уже бежал, выкинув на ходу свою трубу и успел забежать за угол. Бог любит смертников. Гигант с работающим оружием пошел дальше вместе со своей машиной, а первый перестал пускать огненую струю и поднял ствол. Подошел к машине и подождал когда вскроется по обе стороны грузовой отсек.
        Положил орудие в багажник и уже почти выпрямился, когда на шее у него оказался человечек в маске. Откуда он взялся я не понял, но сразу понял кто это. Это не доморощенные бойцы-бунтовщики, это был охотник. И судя по двум сверкающим клинкам — женского пола.
        Гигант потянулся к наезднице, когда она начала рубить его шею. Точнее броню, закрывающую плоть и соединяющую шлем с телом. Попробовал достать одной рукой, потом второй, но противник ловко ускользал не переставая рубить и наконец-то зашипели перерубленные провода и скрытые трубки, выпуская в стороны пар. Гигант запаниковал, попытался сбросить охотника и удержать шлем одновременно. Через минуту шлем покатился по землю и я увидел голову. Внутри гиганта находился человек, обычных размеров, водитель. Голова его казалась очень маленькой на фоне огромной фигуры, но когда она покатилась по земле, то все встало на свои места. Голова правда уже не встала.
        Охотница спрыгнула с обезглавленного тела перед тем, как оно рухнуло и осмотрелась.
        — Что там такое?  — прошептала жена из под кровати. Я обернулся и приложил палец к губам, сидите тихо, а сам выглянул.
        Охотница стояла на том же месте, но уже не сама. К ней присоединился напарник. Он смотрел в сторону уходящего второго гиганта и вытянул вперед руки со сложенными запястьями.
        Ладони заискрились и появился небольшой синий шарик, который быстро увеличивался в размерах. Охотник толкнул его и он полетел вперед. Грохнул взрыв, и окна затряслись как в лихорадке. Я спрятался за стену, опасаясь, что стекло может лопнуть прямо в лицо. Когда дрожь успокоилась выглянул опять, чувствуя себя мышью в норе, наблюдающей за кошкой.
        Убийцы с кинжалами уже не было. Второй охотник медленно осматривал окна дома напротив, как будто что-то привлекло его внимание и он искал источник звука.
        Затарахтел автомат и он нашел его. Вокруг охотника появился прозрачный синеватый купол и если я не ошибся, то видел как пули отскакивали от него. Охотник вытянул вперед одну руку, вторую и сверкнули молнии. На землю упал труп еще одного человека в маске, вместе с ним прилетел автомат. Охотник отшвырнул оружие ногой, сорвал маску, посмотрел и медленно пошел вперед. Скользнул взглядом по нашему дому и я отшатнулся. Не нужно привлекать внимание «союзников».
        — Все закончилось?  — спросила жена из под кровати.
        — Не думаю. Надо еще потерпеть. Скоро зачистка закончится и все вернется как было. Как там малой?
        Я лег на пол и взял сына за руку. Он уже не дрожал и только жалобно посмотрел на меня.
        — Ну ты, что сынок? Дар речи потерял?
        — Нет.
        — Не бойся, все будет хорошо. Уже почти закончилось. Оставайтесь тут и не высовывайтесь, скоро вернусь.

* * *

        Мне нужно было вывести семью на крышу, но сначала нужно проверить ее еще раз. Я помчался наверх перескакивая через две ступеньки. Пока добежал получил новый бонус.
        НАВЫК «БЕГ» УЛУЧШЕН НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        И не один.
        ВЫНОСЛИВОСТЬ УЛУЧШЕНА НА ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Физкультура по утрам и пробежки зря не прошли. Хоть бы толк был от этих метаний взад-вперед. Я вылез на крышу и осмотрелся. Одиноко стояло перекошенное орудие, лежал автомат и кровавые ошметки убитого бандита.
        Больше на крыше не было никого.
        Я вприсядку подошел почти к краю крыши и лег на живот, посмотрел вниз. Сверху открывалась хоть и небольшая, но панорама. Большую часть машин все-таки сбили на подлете. Они дымились перекрывая улицы, из них наполовину высовывались обгоревшие трупы не доехавших роботов. Пара гигантов шагала вдалеке и слышны были звуки перестрелки, где-то там бегали и охотники, которые не гнушались убивать людей с двух сторон. Чертовы маньяки. Если бы не семья в заложниках, я бы сам с ними разобрался, а не ловил несчастного беглеца Мишень. Город дымился. Кто все это будет восстанавливать я не знаю. Элитникам всегда было плевать на Нижние Уровни, как и на Рабочие Уровни думаю тоже. Кажется мне, что денег на восстановление никто не даст, как и не приедут рабочие в оранжевых касках. И во многом благодаря тому, что это жители Нижних Уровней бегают сейчас с оружием и уничтожают государственное имущество жить нам в этих развалинах еще многие годы.
        Уровень опять тряхнуло и я чуть не улетел с крыши, задумавшись. Перекатился подальше и подумал, что оглох. Сирена пропала. Значит сейчас опять что-то будет. Я сказал вслух пару слов, чтобы убедиться, что не глухой, когда погас свет. Не только тот, что наверху, а вообще весь. Во всех окнах, во всех домах. Элитники пошли на кардинальные меры.

        Глава 14

        Я перевернулся на живот и пополз по крыше, надеясь что в правильную сторону. На всякий случай руками прощупывал поверхность впереди, делать это непросто и чувствуешь себя слепым кротом посреди улицы, но времени мало судя по всему.
        Свет отрубили везде. Звук тоже. Как бы не поползти в противоположную люку сторону, да не свалиться с крыши, завывая от страха.
        Я остановился и начал прощупывать крышу по кругу вокруг себя. Хоть бы сквозняк какой почувствовать. Ничего не нашел, встал на карачки и опять пополз вперед, ощупывая крышу перед собой. Ничего. Возможно я кругами ползаю, так бывает если не видно ориентиров. Люди легко теряются в темноте, в шахтах, на открытых пространствах кружа на одном месте, хотя думают, что проходят киллометры растояния. Я остановился, сел и сосредоточился. Пока спешить некуда и не нужно паниковать. Сейчас глаза привыкнут, увижу выход на этажи и спокойно уйду.
        Мысленно посчитаем до пятнадцати и раз, два, три, четыре… А это что такое? Что это ещё за ерунда?
        С неба спускалось нечто. Нечто черное (хотя в темноте всё черное) длинное и узкое тянулось сверху из еле заметного светлого квадрата. Оно было очень длинным и тянулось от Свода. Что это? Гигантская змея? А разве бывают такие змеи?
        Глаза понемногу привыкали к темноте, а уши к тишине. Еле слышен был шорох, идущий сверху. Змея двигалась медленно, но не бесшумно. И кто сказал, что на крыше будет безопасно? Я не решался встать, боялся привлечь внимание монстра, сейчас он на меня внимания не обращал и направлялся мимо.
        ОТКРЫТ НОВЫЙ НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ».
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        В голове что-то щелкнуло и виски заболели. Я закрыл глаза и заскрипел зубами, стараясь не кричать. Боль пришла также как ушла, а видно стало лучше.
        Выход на этаж темнел за моей спиной. Змея тянулась впереди и уже опустилась за край крыши, не переставая шуршать.
        Я встал и медленно переставляя ноги пошел к ней. Перед тем, как выводить сюда семью нужно убедиться, что змея не опасна. Что она не кусается, не плюет ядом или огнем, не душит детей хвостом и вообще змея существует и это не моя галлюцинация. Я подходил все ближе и ближе, шуршание не усиливалось но и не затихало. Темная лента действительно тянулась с самого верха из Свода и продолжала разматываться.
        Если она сейчас бросится и станет меня обматывать и тащить с крыши, то это будет конец, но обязательно нужно понять что это за лента. Я дотронулся до нее и отдернул руку.
        Это не змея. Это неживое существо. Это какая то лента, а скорее всего шланг вроде пожарного брандспойта. Вниз будут что-то сливать скорее всего и теперь понятно, почему нужно подниматься на крышу.
        Я опять дотронулся до шланга, он не реагировал и продолжал разматываясь шуршать сквозь пальцы. Я сжал его в кулак изо всей силы, готовясь убегать, но ничего не случилось, лента спокойно разматывалась.
        Теперь все ясно. Как же сильно я устал, но работа только начиналась. Нужно выводить семью и соседей на крышу. Надеюсь это правильное решение.

* * *

        Бегом, стараясь не налететь в темноте на препятствие спешу к выходу на крышу. Что это темнеет в стороне? Наклониться и всмотреться улучшая показатели.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Автомат оставшийся от бандита, нож и еще должны быть гранаты с запалами, но они явно разлетелись по крыше, нет времени собирать. Я схватил автомат, перекинул ремень через голову, подумал и сунул нож в рукав, пригодится.
        Обернулся (змея продолжала шевелиться) и спустился вниз. В доме было еще темнее чем на улице, я вытянул руки вперед и нащупал стену. Есть стена, одной рукой держась за нее, а второй придерживая автомат я медленно переступая со ступеньку на ступеньку побрел вниз.
        И где это пресловутое «Хождение в темноте»? Ничего же не видно. Ступенька за ступенькой, ступенька за ступенькой. Каждый раз когда опускаешь ногу, кажется, что ныряешь в бездну, что дальше опоры не будет и я полечу вниз, пытаясь ухватиться за воздух, но ступеньки всегда были на месте.
        Сейчас главное верно считать этажи, чтобы не пропустить свой. В доме была не абсолютная тишина, люди переговаривались в своих квартирах и щелкали замками, выглядывая наружу, но ничего не видели в кромешной тьме и закрывались в своих норах. Как будто это безопасно запереться за семью замками в своей дешевой квартире, когда любой военный или бандит с оружием может выбить ее за пару минут. И тогда никто не спасет вас в вашем «безопасном» убежище.
        Стали зажигать свечи. Сначала на одном этаже мимо которого я проходил появились слабые отблески из под двери. Потом они стали встречаться еще чаще. Народ находил старые запасы свечей с дней рождений, свечи, запасенные для похорон и еще для чего-то. Видно стало лучше и я пошел увереннее.
        Вот и моя дверь. Постучал, внутри услышал женский голос и постучал еще раз.
        — Это я, открывай!
        Нет реакции. Подождал секунд десять и постучал опять.
        — Открывай, это я! Не бойся!
        Тишина. Внутри сидели тихо и делали вид, что их нет.
        — Да открой же, трусиха!
        Я загрохотал так, что соседи открыли дверь и сразу закрыли, не пожелав вмешиваться.
        — Открой!
        Там наверняка что-то случилось. Возможно бандиты устроили в доме боевую точку или пришли за последней женой полицейского и сейчас закрыв ей рот наводили автоматы на дверь.
        — Открой или выбиваю дверь!
        А вдруг это убитые мною бандиты этажом ниже встали и пришли за моей семьей. Вдруг они ожили под воздействием препаратов испытываемых на жителях Нижнего Квартала и приползи за мной, а меня нет? Так вот он я.
        Я отошел в сторону, перекинул БК на спину и ударил точно в нужную точку двери, как нас учили. Все двери Нижних кварталов имеют свои болевые точки.
        Хрустнуло, замок вылетел и покатился под квартире а я запрыгнул внутрь, держа оружие наизготовку.
        Перепуганная соседка сверху (кажется, Наташа) подняла руки вверх, мелко-мелко дрожа. В одной руке дрожала горящая свеча, освещая ее и её любовника с пятого, сидящего рядом. Черт, перепутал!
        — Извините, сказал я,  — вы не отзываетесь, а тут темно как в могиле.
        — Извините,  — ответила девушка,  — я испугалась.
        — Оденься,  — сказал я полуголому парню.  — Соберите самые нужные вещи: пропитание и редкие лекарства, матрасы, одеяла, чтобы было на чем спать и выходите на крышу, там безопасно.
        — Слушаюсь,  — пропищал парниша и не сдвинулся с места.
        — Соседей предупредите, пусть тоже выходят.
        Я хотел по привычке взяться за ручку двери, но дверь болталась совершенно свободно, открывая темный зев и задерживать меня не собиралась.
        — Проверю,  — сказал я и вышел.

* * *

        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Хождение в полном мраке дает свои плоды, навык быстро прокачивается и не знаю это психология или нет, но вижу я каждый раз чуть лучше.
        Спускаюсь еще на этаж ниже и уже вижу силуэты ступенек под ногами. Вижу перила, тянущиеся справа, вижу темную стену и силуэты дверей, а также просветы под ними. Это уже точно моя обитель.
        Стучу и слышу родной голос.
        — Это я,  — отвечаю. Дверь открывается и я захожу домой. Посреди комнаты горит свеча, сын сидит на кровати и медитирует на дергающийся огонек. Я махаю ему, он машет в ответ. Жена смотрит, ожидая дальнейших указаний.
        Я сажусь на кровать и чуть вытягиваю ноги:
        — Отдохну малость. Собери нужные лекарства, антибиотики, бинты, зеленку — ну ты знаешь. Возьми мой рюкзак и упакуй.
        Я снял автомат и со вздохом облегчения повесил его на спинку кровати.
        — Собери что-то из постельного. Что-то на чем можно сидеть и укрыться, если придется сидеть долго. Покрывала легкие, простынь, только не целый шкаф белья тащи за собой.
        Достал из рукава нож и повертел его в руках. Малой зачарованно смотрел на отблеск света на заточенном лезвии.
        — Еды собери. бутербродов всяких, и упакуй, чтобы не портилось. Воды тоже возьми.
        Я сунул нож сыну и он взял, качая головой. Оценил.
        — Отдохну немного, сил надо набраться.
        Я откинулся на спину и расслабился, созерцая потолок, на котором плясали огромные уродливые тени от свечи.
        Что там у меня с параметрами? Все эти физические упражнения, надеюсь даром не проходят.
        СИЛА 4
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 5
        ИНТЕЛЛЕКТ 4
        ЛОВКОСТЬ 6
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 20 %
        ЖАЖДА 40 %
        СТРАХ 0 %
        УСТАЛОСТЬ 80 %
        НАВЫКИ:
        ОБЩЕНИЕ 43 %
        БЕГ 23 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 17 %
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 17 %
        ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ 47 %
        ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ 13 %
        БЕСШУМНЫЙ 32 %
        МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ 21 %
        ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ 36 %
        Растём понемногу, я закрыл глаза и постарался уснуть.

* * *

        На улице опять стреляли. Я сел и протер глаза, стараясь собраться:
        — Что там опять?
        Жена пожала плечами и молча показала на окно. Хорошо, сам посмотрю. Уже светло, это сколько же я провалялся? Пару часов точно. Проверил входящие сообщения от растущего организма и точно.
        НАВЫК «ВОССТАНОВЛЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ТРИНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        НАВЫК «ВОССТАНОВЛЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Заживает, как на собаке с помощью маленьких электронных друзей. Сын спал, уткнувшись носом в подушку, нож прижимал к груди. Я осторожно разжал пальчики и засунул нож в рукав, там где ему и место. Незаметно и смертоносно.
        На улице опять грохнул выстрел и жена вздрогнув, отошла подальше от окна. Ну посмотрим, что там опять.
        Я приоткрыл окно и выглянул наружу. Труба уже спустилась на уровень первого этажа и висела почти касаясь земли. Метров через сто висела еще одна и в рассветном тумане я видел, что и дальше свисал шланг и не один, как и впереди тоже.
        Шланг двигался не так, как раньше, теперь он больше походил на змею из фильма. Содрогался всем телом, как будто что-то проглатывал или изрыгал из чрева. Что это он делает? Я высунулся из окна еще дальше и присмотрелся.
        Змея подергивалась и действительно извергала в воздух полупрозрачное, сероватое нечто.
        Нечто уже покрывало серым туманом территорю метра два в высоту и продолжало расти. Второй шланг занимался тем же самым.
        — Что это?  — спросила жена, выглядывая из-за плеча.  — Они нас отравить хотят?
        — Вряд ли,  — отвечаю,  — нужно выбираться на крышу.
        Я видел несколько тел лежащих на улице. Этих туман уже догнал и они лежали в разнообразных кукольных позах.
        — Собирайся, мы идем на крышу.
        Я сдернул простыню с кровати и достав нож, начал резать ее на полосы. Жена разбудила малыша и повела умываться в ванную. Я порезал простыню и компактно сложил полосы в рюкзак. Бред, но может пригодиться. Потом передумал и одну полосу ткани достал и положил в карман. Пусть полежит рядом. Пригодится.
        — Воды сколько взяла?
        — Шесть полторашек.
        — Нормально, поехали.

* * *

        Когда мы вышли я первым делом посмотрел вниз и увидел, что серый туман уже заполнил два этажа и колыхался там как серое море.
        — Стучи по соседям! Пусть выходят.
        Мы бросили сумки и начали колотить в в двери, созывая соседей. Двери открывались не сразу, но открывались.
        «Все наверх с вещами!» кричали мы и продвигались этаж за этажом наверх, а туман шел следом. Впрочем, как и соседи. Кто-то выскакивал сразу и без вещей, лишь бы быстрее оказаться под защитой полицейского, а кто-то тащил с собой чуть ли не диваны и торшеры. Люди верили мне и надеялись на защиту, вот только я не очень был уверен правильно ли поступаю.
        Проблемы были только с Чмырем с последнего этажа. Начальник двадцать пятой шахты давно ощущал себя сверх человеком, поэтому наверное жил один. Когда я стучал в соседнюю квартиру, он вылетел из своей, взял меня за грудки и толкнул к стене. Человек пятьдесят нагруженных вещами людей, стоявших вниз по ступенькам с интересом наблюдали за нами. Его даже не смутил автомат, который хрястнулся об стену.
        — Куда это ты их ведешь, друг?
        — На крышу,  — сказал я и взял его за запястье,  — успокойся, Иваныч.
        — Вся эта толпа сейчас попрет на крышу, я правильно понимаю.
        — Правильнее некуда.
        Женщина в цветастом платье засмеялась и смущенно прикрыла рот ладонью, когда на нее начали оборачиваться. Иваныч побагровел и скинул мою руку, костяшки пальцев ударились об стену и я слегка скривился от боли. Иваныч был удовлетворен и приблизил лицо вплотную к моему.
        — Слушай друг. Ты, наверное не в курсе, но мне не хочется, чтобы над моей головой ходили толпы и осыпали штукатурку на ковер и дорогую двуспальную кровать. А кое-кто (он посмотрел на толстяка Льюиса со второго этажа) может и провалиться в мою ванную.
        Я взял его за руку и нежно повел в сторону, он напряг мускулы и попытался сопротивляться, но возраст и нездоровый образ жизни даёт свое — рука ушла в сторону.
        — Эти люди,  — как можно доходчивее сказал я,  — пойдут на крышу и будут вести себя тихо. Тебе тоже лучше собрать манатки, лекарства и подняться наверх. Там безопаснее чем внизу.
        — Эм, извините,  — сказал черноволосый непричесанный паренек,  — там такое… Вам нужно глянуть.
        Люди ринулись к перилам и пришлось дать пару раз по шее, чтобы пробиться и посмотреть вниз. Туман поднялся уже очень высоко, еще пару этажей и он будет здесь.
        — Что это?  — спросила женщина.
        — Что это за хрень?  — рявкнул Иваныч,  — Они нас что отравить хотят. Полицейский, ты ведь в курсе всех этих дел.
        Люди начали поворачиваться ко мне молча спрашивая «А че это за фигня, товарищ работник правоохранительных органов»?
        Я вздохнул и поднялся на верхнюю площадку и начал командовать с вышины своего статуса.
        — Никому не паниковать! Чтобы это ни было внизу оно поднимается очень медленно и не факт, что дойдет до нас! Сейчас мы все организованно по одному поднимемся на крышу и устроим временный лагерь.
        — Не над моей квартирой,  — подчеркнул упрямый Чмырь и я продолжил:
        — Никакой паники, никакой давки и толкучки! Если кто-то начнет рваться вперед и создавать панику — тот сильно пожалеет. Я понятно объясняю?
        Народ закивал соглашаясь.
        — Идем в порядке этажей,  — уточнил Чмырь,  — начиная с верхних и опускаемся вниз.
        Льюис со второго поднял руку и уже открыл рот, когда я его остановил.
        — Не спорьте. Все успеют. Сейчас мне нужно подняться наверх и проверить крышу, но если что, есть такой трюк, чтобы не дышать всякой гадостью.
        Я сунул руку в карман за обрезком простыни и достал маску. которую когда-то достал у бандитов.
        — Ой, это не то,  — и сунул маску назад. Достал из кармана тряпку и рассказал, что можно тряпку намочить водой и дышать через нее в случае угрозы отравления. Всем на всякий случай приготовить тряпки, пока меня нет. Бла-бла-бла.
        Все меня слушали, но также все видели маску, которую я вытащил ловко, как наркоман шприц из кармана. Чмырь прищурился и заложил руки за спину, напряженно думал и не вставлял свои комментарии. Я говорил как в тумане и не слышал сам себя. Поняли они что за маска или нет, не следовало так палиться.
        В голове грохнул гром и сверкнула молния. Я обхватил ладонями виски и застонал от боли. Подскочила жена и приложила мокрую тряпку ко лбу успокаивая боль.
        — Ты больной что ли?  — подозрительно спросил Чмырь, разглядывая меня в упор. Я его видел пару секунд через пелену красного тумана. Жена нашептывала успокаивающие и ничего не значащие слова.
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» ВЫРОС НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Отмахнул надпись в сторону рукой и выпрямился. Присел пару раз для верности.
        — Точно больной,  — сказал Чмырь, и я полез наверх.

* * *

        Я осторожно поднял голову на крышу и посмотрел в дыру ствола. Хотел дернуться назад, нырнуть очередной раз вниз и остановился. Пуля догонит и перегонит.
        Человек в маске (как достали уже эти маски) махнул стволом вверх, и приложил палец туда где должен быть рот. Да нет это не маска, понял я, вылезая медленно на крышу. Это противогаз. Только на пол лица а не на всё, как обычно и две фильтрующих коробки по бокам, вместо одной. Если я все правильно понял. Дышал он громко, как будто через динамик.
        Повинуясь его указаниям я закрыл люк и сел. Он обыскал меня, быстро и четко. Забрал автомат, забрал сумку с обоймами и нож нашел в рукаве. Положил все рядом и сел, опираясь о стенку.
        — Кто такой?  — голос был видоизмененный, хриплый но слова произносил четко и разборчиво.
        — Мы жители этого дома, поднимаемся наверх потому что снизу идет странный газ.
        — Ты кто такой?  — оборвал он меня.
        — Полицейский. Сопровождаю группу выживших,  — я назвал свое имя, квартиру и официальные данные по работе. Противогазу это было не очень интересно. Мимо прошел еще один такой же черт и еще один, заметил я краем глаза. Сопротивляться здесь без вариантов. Все вооружены.
        — Оружие где взял?
        — Обезвредил двух бандитов на этаже. Они сформировали там что-то на подобии боевой точки и мне нужно было защитить людей, пришлось пойти на крайние меры.
        Противогаз хмыкнул и осмотрел автомат. Повесил его на плечо и осмотрел нож.
        — Раритет. Ну ладно, заводи людей. Убедись, что все жители дома, нам лишних не нужно.
        — Хорошо,  — сказал я и схватился за люк. В голове опять стрельнуло и я покачнулся, стараясь удержать равновесие. На этот раз приступ закончился быстрее, как будто сжалился и решил не мучить старика.
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» ВЫРОС НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        — Все нормально?  — прошипел противогаз и я кивнул, разговаривать сейчас было больно.
        — А чего трусит тебя? Болеешь?
        Я махнул рукой «не выспался» и полез вниз. Народ ждал смирно и воду никто не мутил. Жена с сыном устроилась на сумках и дремали с полузакрытыми глазами. Толстяк Льюис топтал бутерброд. Начальник шахты подскочил ко мне первым и положил руку на плечо. Ненавижу такие манеры. Ну что там, полицейский? Газ поднимается, ты собираешься нас выводить на крышу? Да,  — сказал я.  — На крыше представители спецслужб. Они нас защитят. Выходим организованно и без толкучки. Кто будет плохо себя вести станет в конец очереди. Ты мне угрожаешь, что ли? Спокойствие, только спокойствие,  — я легонько отодвинул его в сторону и эвакуация началась.
        Скандалиста пустил одним из первых, чтобы не нагнетать. Люди пошли дружной цепочкой, снизу вверх поднимались по ступенькам, поминутно оглядываясь вниз. Тащили баулы, сумки, рюкзаки и просто огромные пакеты. Одна тетушка, кажется с третьего, несла чехол от матраса, набитый дешевыми сухими завтраками. Кто-то споткнулся пытаясь пролезть вперёд очереди, но люди его вежливо осадили, даже вмешиваться не пришлось. Поставили на место и показали кулак. Можно было расслабиться и лениво наблюдать. Семья стояла рядом. Есть такая поговорка, что начальник шахты последним уходит при обвале. А тараканы бегут первыми. Что-то в этом духе.
        Когда ноги последнего жителя дома скрылись на крыше я кивнул своим и отошел к перилам. Газ остановился и уже минут десять не поднимался выше. То ли кончился, то ли так было нужно, но факт оставался фактом. Жена подсадила малого за попу и придерживала пока он лез. Сын фыркал и смущенно отбивался. Дуй за ним,  — сказал я,  — пойду вниз, постучу по квартирам. Вдруг еще кто остался, или заснул, или сознание потерял. А как же ядовитый туман?<Я не буду на тот этаж спускаться, только там где чисто. Буду осторожен.
        И тут жена нашла время повыеживаться и стать в позу. Ты уже сделал все что мог. Давай ты сначала поднимешься, устроишь свою семью, наведешь порядок на крыше и тогда пойдешь назад? Но люди. А наверху не люди? Ты вывел больше пятидесяти человек на крышу многоэтажного дома и хочешь так их оставить? Ты, единственный, кто может навести порядок и организовать нашу толкучку. Иначе не нужно было и начинать.
        Несшибаемая логика. Честно говоря и вниз то я шел, чтобы не заниматься организацией всех этих гражданских, которые смотрели на меня как на полубога.

* * *

        Помощь не понадобилась. С людьми уже работали, и делали это профессионально. Все сидели молча на отведенных им местах и даже не распаковывали вещи. Никто не сидел близко к краю крыши. Между семьями ходит полицейский с планшетом и собирает данные. Скандальный начальник шахты стоял еще с одним бойцом, немного в отдалении от толпы и что-то эмоционально ему рассказывал.
        — Пройдете, за мной,  — прошипел измененный голос и нашу семью тоже отвели на место,  — Располагайтесь, пожалуйста. Всё скоро закончится.
        Жена достала одеяло, раскинула его на полу, села сама и усадила сына. Я показал, что пока садиться не буду и осматривал окрестности. По периметру крыши сидели снайперы, изредко постреливая вниз. Меня все еще беспокоило, что они в противогазах а мы нет. Да еще эти логотипы на спинах, спец. службы — эти ребята не церемонятся с Нижними кварталами. Я сунул руки в карманы и прогулочным шагом подошел к краю крыши. Никто не остановил и ладно. Туман никуда не делся, но видно было достаточно хорошо. Бандиты, недавно разносившие весь город на куски, спали вповалку на улицах. Спали на баррикадах, под баррикадами, на скамейках и под скамейками. Люди в противогазах не убивали их, подгоняли машины и закидывали спящих внутрь летающих воронков. Машины поднимались и улетали, на их место прилетали следующие.
        Процесс погрузки будет долгим, лежали бандиты штабелями, но лежали не все. Я краем глаза заметил подозрительное движение справа около шланга, качающего газ и сразу понял «что-то не так».
        Из подворотни выбежал человек в противогазе и направился к шлангу. Это был не сотрудник спец. служб, у него не было опознавательных знаков, униформы и вооружен он был чем-то вроде длинного кривого меча. Кажется, это называется мачете.
        Он почти добежал до своей цели и уже замахнулся кривым мечом, когда голова у него взорвалась, разбрызгивая осколки, а потом еще и на груди добавилась дополнительная красная дырка. Неудавшийся убийца шлангов упал раскинув руки, подошел слуга закона в противогазе, толкнул его пару раз ногой, перевернул, убедился, что клиент мертв, поднял мачете и ушел.
        Снайпер посмотрел на меня и сделал знак сваливать с крыши. Я отошел.

* * *

        — Ваши документы?
        Я топтал бутерброд, когда обходчик вспомнил, что не проверил идентификационный жетон. Я прожевал остатки и посмотрел на жену:
        — Ты показывала мой жетон?
        Она испуганно покачала головой:
        — Думала, ты взял.
        — У меня вроде бы нет с собой.
        Я сунул руку в карман на всякий случай и нащупал маску. Черт, этого еще не хватало и резко убрал руку. Посмотрел на человека в противогазе и пожал плечами:
        — Дома забыл. Нужно сходить вниз, забрать. Это моя жена, она может подтвердить, что я ее муж и сотрудник полиции.
        Опрашивающий задумался на секунду:
        — На каком этаже проживаете?
        Я назвал этаж, туда газ не дошел.
        — Хорошо. Возьмите мокрую тряпку, прижмите к лицу и спуститесь за документами. Вас проводить?
        — Нет, спасибо сам справлюсь.
        На самом деле я хотел избавиться от бандитской маски и лучше делать это без таких свидетелей под боком. Жена уже достала кусок ткани из тех, что я нарезал и обильно поливала ее водой. Сотрудник удовлетворенно кивнул и ушел говорить с коллегами.
        — Осторожнее там,  — тихо попросила жена.
        — Буду.

* * *

        Внутри стояла тишина, непроницаемая и плотная как туман. Ни единого звука. Никто не кричит «Эй, где все!», не работает телевизор и не пахнет парным молоком. Газ оставался на прежнем уровне, но я на всякий случай начал спускаться, не отрывая тряпку от лица, мало ли как он расходится и как действует. Не хватало еще тут вырубиться.
        — Есть кто?  — крикнул я и пошел вниз. Как я думал тут искать кого-то, ломиться во все двери? Ну в принципе можно, по пять на этаже. На каждую три минуты, если никого не будет — можно попробовать. Но сначала домой.
        На улице еще изредка хлопали выстрелы и бродили гигантские роботы. Стараясь не подходить к окну и вообще не отсвечивать я зашел в кабинет и открыл нижний ящик стола. Полицейский идентификационный значок лежал на месте. Больше ничего не нужно? Кажется нет. Табельное оружие осталось в участке, остальное забрали на крыше.
        Я закрыл тумбочку и осторожно выглянул в окно. Рабочая атмосфера. Работают профессионалы. Вот это зачистка, так зачистка. Сразу с этого нужно было начинать. Один из противогазов глянул в мою сторону и я нырнул в глубину комнаты, как преступник. Вот чего мне бояться, я же полицейский. Но инстинкты работают, не хочется случайную пулю в лоб получить.
        Я пригнувшись выскочил из кабинета и закрыл дверь. Стоп, нужно эту чертову маску уничтожить, чуть не забыл. Наверное на кухню пойти нужно и там порезать на куски, а потом смыть в унитаз.
        Я достал маску и развернулся в сторону кухни. На меня смотрел человек в противогазе и медленно поднимал ствол. Рядом стоял занудный начальник шахты и обильно потел, скрываясь частично за спиной солдата.
        — А я вам говорил. Посмотрите, что у него в руках. Это предатель, крыса забравшаяся в наш дом. Я чувствовал, что с ним что-то не так. Слишком наглый и слишком самоуверенный.
        Я поднял руку с маской и он отскочил назад, испугавшись. Военный не шелохнулся и держал меня на прицеле.
        — Дай сюда, что у тебя в руке предатель.
        — Я могу объяснить…
        — Объяснишь шефу,  — проворчал он и протянул руку,  — Давай.
        Я медленно поднял руку с маской и осторожно отдал её. Солдат поднес ее ближе к стеклу маски и присмотрелся.
        — Интересно,  — и поднял автомат. Дальше я действовал на чистых инстинктах, даже не успел сообразить, что делаю и чем это грозит. Схватил автомат за ствол одновременно отводя его в сторону. Выстрел прошел мимо, и я ударил автоматчика ребром ладони в шею, он покатился на пол, увлекая за собой оружие на ремне.
        — Ты что творишь!  — закричал, переходя на неземной визг, начальних шахты. Пришлось вырубить и его тоже. Он рухнул тушей на пол, ударился затылком о кровать и закрыл глаза.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА ДВЕНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Не перестарался? Я проверил на шее пульс начальника, живой. Проверил военного, живой. Пора уходить, пока они не очнулись.
        Я окинул последний раз взглядом комнату, ну и наделал же я делов. Теперь не разгребешься. Выскочил из комнаты и мягко закрыл дверь квартиры.
        Побежал вниз, дальше в подъезд, на улицу и затеряться среди домов. Может попрошу помощи у охотников.
        В горле запершило и я прокашлялся, в глазах потемнело и протер глаза. Куда же я бегу, здесь ядовитый туман. Тело вдруг перестало подчиняться и меня повело назад и влево, ударился о перила и схватился рукой, стараясь удержать равновесие. Пальцы разжались и я покатился вниз.
        Прокатился по ступенькам и теперь туман был осязаем. Он накрыл меня как подушка, которую положил маньяк-отец и начал душить изо всех сил что-то шепча безумно улыбаясь.
        Подушка ушла, открывая свет, полный слез, льющихся из глаз, и я увидел бегущие сверху темные фигуры. Они спасут, нужно только помочь им. Голова резко пошла в сторону и влетела в стену. Где-то загудел фабричный колокол.
        Я встал на колени и потряс головой, отгоняя боль. Положил руку на перила и сделал шаг вверх.
        — Я здесь!  — голос звучал неожиданно хрипло, и рот наполнился слюной. Я заметил, что все ещё держу в руке тряпку, обтер рот и кинул ее в сторону. Не желая сдаваться тряпка сделала полукруг и села мне на спину таким толчком, что я полетел вперед, ломая колени о ступени, настолько было больно. Маска трепыхалась на спине, прогрызая куртку и раскидывая клочки ткани в стороны. Если доберется до кожи — мне будет конец.
        ПОЛУЧЕН НОВЫЙ НАВЫК «СОПРОТИВЛЕНИЕ ЯДАМ».
        НАВЫК «СОПРОТИВЛЕНИЕ ЯДАМ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Перед глазами бешеным вихрем закружились яркие, разноцветные ленты и я полетел ввысь теряя сознание или приобретая его.

* * *

        СИЛА 4
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 5
        ИНТЕЛЛЕКТ 4
        ЛОВКОСТЬ 6
        ХАРАКТЕРИСТИКИ
        ГОЛОД 30 %
        ЖАЖДА 60 %
        СТРАХ 10 %
        УСТАЛОСТЬ 40 %
        НАВЫКИ:
        ОБЩЕНИЕ 67 %
        БЕГ 23 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 39 %
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 40 %
        ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ 47 %
        ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ 13 %
        БЕСШУМНЫЙ 32 %
        МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ 21 %
        ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ 36 %
        СОПРОТИВЛЕНИЕ ЯДАМ 11 %
        Перед глазами кружились сотни цифр, сбивая и переворачивая друг друга. Выбегали слева и скрывались в правой стороне. Творили, что хотели как маленькие гоблины из сказок.
        Воняло неприятно. Я лежал носом вниз на мягкой поверхности и пытался сообразить на чем точно. Попробовал пошевелиться но не вышло, руки онемели и не желали двигаться, ноги тоже парализовало и даже пальцы не шевелились, а если шевелились, то я их не чувствовал.
        Воняет очень знакомо. Примерно также провонял весь подъезд, когда отпевали три дня водителя такси с пятого. Трупный запах. Я попытался перевернуться на бок, чтобы ослабить давление на нос, который превращался в раздавленную котлету понемногу, но ничего не вышло.
        Как я сюда попал? Бежал вниз, потом упал, потом встал, какой-то газ. Вспомнил. Хорошо, где я сейчас?
        Судя по глухим звукам мотора в машине, скорее всего в полицейской, в закрытом грузовом отсеке. Лежу на мягкой поверхности, довольно неудобной и не могу пошевелиться. Скорее всего парализован, но еще жив, если не смотрю на себя сверху вниз.
        Вот только трупный запах меня смущает. Показатель страха прыгнул сразу на 30 %. Неудивительно. Ладно, буду пробовать шевелиться, а заодно табличку с характеристиками изучу, пока еще живой.

* * *

        Машина остановилась, ровно и без толчков. Зависла на минуту и начала спускаться вниз. Мои внутренние органы начали взлетать вверх и закрепляться в районе спины. Никогда не любил полеты и еле сдерживал рвотные позывы, а сейчас ещё и голоден. Что там интерфейс говорит? Тридцать процентов голода и шестьдесят жажды.
        Машина приземлилась и замерла. C шипением открылись створки пропуская свежий воздух, свет и еще более отвратительную вонь. Меня дернули за воротник и потащили наружу. Горло сдавило и я чуть не задохнулся, упал на землю лицом вниз, да так и остался лежать тяжело дыша. Перед глазами разлетались красные круги вместо назойливого интерфейса. Сапоги перед лицом не пнули, как я ожидал, а отошли в сторону. Меня перевернули и потащили за шиворот куда-то. Посадили горизонтально и тело пошло влево. Поставили назад и наконец человек в маске появился на моем радаре.
        Он сидел на фоне кирпичной стены и смотрел на меня, изучая. На голове капюшон с каким-то логотипом, пол лица закрывает респираторная маска, на груди свисает снятый противогаз. У стеночки он поставил автомат и перебирал в руках что-то вроде светящегося шара.
        — Ну что, крыса? Испугался?
        Я пошевелил пальцами на ногах и ничего не сказал, пока мог только моргать.
        — Всем бунтовщикам сегодня будет плохо,  — продолжил говорить собеседник сквозь маску,  — но хуже всего будет предателям.
        Какой же я предатель? Я полицейский. Дай мне только заговорить, но язык не поворачивался и только мелко дрожала верхняя губа от напряжения.
        — Вы подготовили эту бойню. Вы снабдили местные банды оружием и обучили их. Вы руками этих ублюдков перебили всех полицейских в участке и десятки спецов на улицах. Вы взорвали десятки машин и разграбили сотни квартир. Как же я вас крыс ненавижу.
        Он встал и я вжался в стену, ничего не могу сказать в свое оправдание, язык не работает и руки тоже.
        Военный продолжал крутить шарик в руке, тот разгорался всё ярче и становился больше.
        — Я могу понять этих бедных ублюдков, тараканов, насильников и бомжей, которые захотели лучшей жизни. Но я не могу понять зачем это было тебе и тебе подобным, мразь. Зачем вы сделали это?
        Он положил шар в наплечную сумку и прошел мне за спину. Загудели рычаги, заработали двигатели, открывалась дверь судя по звукам. Потом он вернулся.
        — Есть приказ найти всех крыс и привести на допрос, но приказы не всегда выполняют. Особенно родственники убитых.
        Он наклонился ко мне и похлопал по отвисшему лицу.
        — Моя мама жила в Нижнем Квартале. Я присылал ей деньги и еду. Сейчас её нет, один из вооруженных тобой ублюдков порезал её на куски.
        Я хотел оправдаться, но получилось только замычать, еле-еле, тихо-тихо. Разозленный даже не услышал моих потуг пообщаться, он просто опять схватил меня за воротник лицом вниз и потащил.
        — Мне повезло, что этот хмырь невзлюбил тебя и сдал с потрохами. Сначала я не поверил, но решил проверить. Очень трудно в наши времена и на моей работе заниматься местью, но ты так удачно отделился от толпы, так удачно я за тобой пошел и увидел маску в руке.
        — МММ,  — мычал я, роняя слюни на грязный пол.
        — Но я все еще не верил, мало ли откуда взялась эта маска. Но ты так удачно начал сопротивляться, не смог меня убить и убежал. Так удачно убежал прямо под паралитический газ. А-ха-ха! Придурка кусок!
        Он отпустил меня и я успел повернуть голову в сторону, ударился виском, но не шнобелем. Страх уже достиг сорока процентов и качал адреналин в мышцы, сейчас бы свободу действий и я смог бы оказать сопротивление.
        Воин перестал смеяться и опять потащил меня вперед, подняв за шиворот. Ворот опять сдавил горло и я старался не вырубиться.
        — Ты бывал здесь, продажный коп?  — спросил мой палач и посадил меня вертикально, придерживая за ворот,  — Первая городская свалка. Заброшенная, но непокоренная. А-ха-ха!
        Я бывал здесь, правда. По делам полицейским. Когда-то в этих ямах уничтожался мусор со всего города, не только с Нижних уровней. Его везли и везли, когда он его стало слишком много начали уничтожать прямо на месте: жечь, заливать кислотой, взрывать, но ничего не помогало. Горы мусора становились все больше, но уже и опаснее. Они пропитались кислотой, ядами, химикатами и все чем только может причинить вред человеку. Поэтому приняли решение свалку закрыть, бетоном залить и сверху поставить автоматически открывающиеся крыши для профилактики. Бетон мусор проел, а с крышками уже не справился. Так и осталось это здание навсегда безлюдным и заброшенным. Сначала здесь была охрана и обслуживающий персонал, но потом перестали даже их финансировать. Не лезет наружу и ладно.
        А чего я приезжал? Так поступали сигналы, что здесь крики слышны, должников пытают, врагов убивают. Мы проверяли, но ничего не находили. Крышки над закупоренными мусорками всегда закрыты, как их открывать знают не все (я не знал, например) и находились только иногда одинокие ботинки без пары, даже пятен крови не было. Но мы все знали, что это нехорошее место.
        — Ты можешь говорить или нет?
        Я отчаянно затряс головой и замычал, язык до сих пор был во рту нерабочим куском мяса.
        — Ну и хрен с тобой.
        Он схватил меня за шиворот, глубоко вдохнул и потащил опять, теперь на спине. Вверху проплывали грязные балки с поселившимися угольными мышами, они пролетали пища надо мной и не обращали внимание на возню человечков внизу.
        Вонь становилась все плотнее и назойливее, а еще жара усиливалась вместе с отвратительным запахом.
        — Молиться будешь?  — спросил убийца и я покачал головой, панически пытаясь пошевелить пальцами рук и оказать хотя бы минимальное сопротивление.
        — Ну как знаешь,  — он обхватил меня за пояс, прижался всем телом и напрягся. Еще можно было укусить его за щеку или вцепиться зубами в ухо и вырваться из смертельных объятий. Не вышло.
        Я взлетел вверх и уселся на краю дыры, успел осознать, где нахожусь и убийца толкнул меня обоими руками в грудь. Последнее, что я видел — огромная дыра на светлом фоне, голова в маске и десятки угольных мышей, срывающихся со своего места.

        Часть третья

        Глава 15

        В ту ночь я спал крепче чем обычно. Никогда на сон не жаловался, но именно тогда, в девять лет, я даже не услышал монстров, проползающих мимо. Хорошо, что мама услышала.
        «Всегда закрывай окна на ночь!» — говорила она мне, втолковывала упорно каждый вече, и я слушал. «Если не закроешь окно, то залетят угольные мыши и выпьют кровь: твою и мою. Эти мелкие, летающие твари тупые, но кровожадные. Если попадёт в комнату, то выгнать будет сложно». «Хорошо, хорошо» — говорил я, вздыхая. Иногда родители перебарщивают с поучениями — нужно вовремя остановиться и не переходить границу, иначе ребенок начинает делать просто вопреки, ибо надоело выслушивать одно и тоже. Сказал один раз и хватит. Повторил еще пару раз и указания отложились в памяти. Сказал еще десяток раз и включается внутреннее детское противостояние.
        Но я слушался и всегда закрывал окна до той ночи.
        В летний вечер жара стояла невыносимая. Пот не катился ручьями, просто было невероятно душно и легкая простыня вызывала боль от прикосновения. Грязная вода из крана не утоляла жажду, ветра не было от слова «совсем». Я тер глаза ладонями, оставляя грязные разводы и мучался неимоверно. Именно в этот летний вечер. Именно в этот летний вечер я и не закрыл окно. Плюнул на угольных мышей, плюнул на страхи матери и на свои страхи. «Если один раз не закрыть, никто не появится»,  — думал я: «Квартир полно, почему должны залететь именно к нам в эту ночь».
        Мама пришла с работы уставшая и вымотанная из-за этой чертовой жары. Тяжело ей было без мужского плеча, теперь я это понимаю. Приготовила легкий ужин, мы покушали и она пошла в свою комнату. Почти сразу заснула на кровати не раздеваясь. Я вытащил простынь и аккуратно укрыл маму, выключил свет и пошел на кухню доедать.
        Вспомнились мамины жуткие рассказы о битвах соседей с угольными мышами.
        К одной пенсионерке мышь залетела на свет лампы и села на потолок, повиснув головой вниз. Та, страшно перепугалась, начала кричать и схватила швабру, напугав зверушку. Пыталась её выгнать, гоняя по комнате, но та только грамотно уворачивалась, пикировала на бабушкин «парик» издеваясь и в упор не замечала распахнутых форточек. Кончилось дело тем, что залетела еще одна и они пугали пенсионерку уже на пару. Пришлось звать мужиков-соседей, которые и так проснулись от воплей и просить выгнать тварей.
        Мужики пришли со своими швабрами и веселуха продолжалась до утра, пока мыши не сдались. Бабулька слегла и больше окна на ночь не оставляла открытыми никогда, даже на улицу вечером выходила с опаской.
        Ещё был случай в соседнем доме. Тот ещё случай. Женщина пошла в туалет, присела, всё как положено и случайно посмотрела вниз, между ног. Там что-то еле-еле шуршало. Из воды высовывалась маленькая мокрая головка с острыми зубками и топорщащимися крыльями. Она упорно лезла вверх, цепляясь когтями, но съезжала вниз. Женщина закричала и наверное пробила головой потолок подскакивая. Я даже сейчас, сидя в темноте, представляя эту картину обливаюсь потом, а что говорить о ней?
        Одну мышь вообще не нашли. Тоже залетела на свет и пока муж, барыга с рынка, побежал за оружием — пропала. Искали её долго. Переворачивали кровати, заглядывали за шкафы, выносили мусор и нашли множество «нычек» — не нашли сволочь. Решили, что она незаметно ускользнула-уползла между ног и успокоились. А «сволочь» тем временем была беременной и залезла через щель в самую темноту дивана, храбро выдержала все тряски во время поисков, расположилась поудобнее головой вниз и родила шестерых зубастых потомков.
        Через месяц когда хозяйка квартиры мирно курила на балконе, целая стая маленьких вампиров уселась на окне изнутри. Одна большая и четверо маленьких. Когда женщина обернулась, то пять пар глаз с обожанием следили за каждым ее движением.
        Чем все кончилось мама не рассказала. Не знаю, может с балкона тетка сиганула. А может сидела там, пока соседи на вопли не прибежали и полицию не вызвали.
        Вот такие истории я слышал об угольных мышах и поэтому мама так сильно боялась этих по сути безобидных тварей. На людей они не нападают, но выглядят, говорят ужасно. Я еще не знал, что скоро рассмотрю монстров во всех деталях.

* * *

        Тем злосчастным вечером ложась спать я не вспоминал эти истории. То ли забыл, то ли специально выкинул из головы, чтобы спать спокойно. От сухой жары голова раскалывалась и болела, грязная вода не спасала. Я распахнул окно во всю ширь и прикрыл шторой, на всякий случай. Если чужак разгонится, то врежется и сдаст назад. Можно расслабиться.
        Вот и расслабился. Все одеяла уже шкафу спрятаны, мама выдаёт только простыни в обязательном порядке. Я скатал простыню, смял ее и положил под голову, сойдет вместо подушки. Разделся до трусов и задрал ноги повыше, любил так спать, голова ниже, ноги выше.
        Вечерняя прохлада все-таки проявилась и подул легкий сквознячок. Хорошо. Перебирая в голове воспоминания дня прошедшего я потихоньку заснул и видел сны.

* * *

        Угольные мышки летали по комнате, качались на искусственных качелях и днем заходили в клетку поспать. Одного звали Кеша, а вторую Анжела. Кеша любил пить дешевое вино, а его подружка бананы. Они висели у меня на указательном пальце по очереди и смешно трещали крыльями. Правда от этого треска шел мороз по коже. Жуткий такой треск, даже сравнить не знаю с чем. Плюс они так тихо-тихо пищали и шипели, если их обидеть, такие звуки издают люки, ведущие в Подземные уровни. Как будто кто-то висит с той стороны, скребет ногтями и шипит: «Выпустите меня!».
        Это был сон. Я приоткрыл глаза и прислушался. Тишина. Уличный фонарь светит в окно, как глаз огромного монстра. На занавеске тень искаженная светом и складками материи — тень двигается вниз, еле заметно перемещается. Я зевнул и перевернулся на другой бок. Тень замерла.

* * *

        — Сынок!  — кричала мать,  — Боже мой, сынок! Помоги мне!
        Я разлепил глаза и машинально подтянул ноги под себя, услышав шипение. В маминой комнате горел свет, значит еще ночь. Я вскочил и протирая глаза кулаками посмотрел на часы. Четыре часа утра. Говорят, что именно в четыре утра выходит вся нечисть, рождаются маньяки и совершаются самые гнусные преступления. Именно в четыре-пять утра человек максимально расслаблен и крепко спит.
        Мама завизжала тонко, пронзительно и я метнулся в комнату. Впервые видел её такой напуганной: в одной ночнушке она стояла держась рукой за стенку и смотрела вниз.
        Я тоже посмотрел и остановился, хорошо что вовремя. У изголовья кровати на спине лежала угольная мышь. Толи перевернутая, как черепаха, то ли оглушенная, не знаю как у них это работает. Она сжала когтистые лапы в кулачки, закрыла пасть и сложила за спиной черные крылья.
        — Фуу! Дохлая?
        — Живая! Живая сынок. Сделай что-нибудь.
        Мышь не подавала признаков жизни, наверное притворялась, животный инстинкт что-то типа этого. Не отрывая от неё глаз я попятился на кухню, чтобы придумать что-то тяжелее. Почему не отрывая глаз? Если честно боялся, что взлетит и прыгнет на спину, разрывая кожу и впиваясь маленькими зубками в плоть. Сожрать такая мелочь не сможет, но они наверняка разносят болезни и если я заражусь бешенством, то денег на лечение у нас нет. Да и нет таких докторов на Нижних Уровнях — это верная, хоть и медленная смерть. Поэтому лучше держать ее в поле зрения. Мышь, я имею в виду.
        Шлепая босыми ногами я дошел до кухни и судорожно под крики матери начал соображать. Есть топорик довольно большой. Взять? Мышь мелкая очень, попасть по ней будет сложно. Изуродую пол, могу промахнуться с первого раза и она взлетит целясь в лицо — укусит. Чёрт и себе могу отрубить палец.
        Швабру взять и загнать её под диван? А потом целую ночь оттуда выковыривать? Говорят, что мышь нужно просто поймать и аккуратно держа за спину выкинуть в окно, так они не достанут зубами. Нее, дотронуться не смогу.
        — Она двигается! Боже мой, сынок, она ползет! Быстрее!
        Так ничего и не придумав я побежал назад. Животное не двигалось, так и лежало на спине, но, кажется на пару сантиметров дальше.
        — Мама, не пугай меня,  — пробурчал я стараясь унять дрожь в коленках, мужчина в доме один и он должен оберегать слабую женщину.
        Мама побелела и уже двумя руками вцепилась за стену, царапая ковер на стене. Взгляд она не отрывала от монстра на полу, даже когда просила о помощи.
        — Оно только что ползло в мою сторону, когда ты ушел. Сыночек не уходи!
        — Так мне нужно найти что-то тяжелое,  — сказал я и тут угольная мышь поползла. Она открыла маленькие глаза и приоткрыла рот, показывая зубастую пасть. Мне даже показалось, что видны красные зрачки, но это наверное уже обман памяти, накрутил себе пострашнее воспоминания. Мышь расправила крылья, небольшие, полметра в размахе и поползла в противоположную мне сторону. Мама завизжала так, что чуть не повылетали стекла, а я рванул в свою комнату, соображая когда вызовут полицию на такой страшный шум. Полицию, кстати, так никто и не вызвал. Добрые соседи, ага. Завалят тебя в своей квартире, никто не проснется.
        Заметался по квартире стараясь найти хоть что-нибудь подходящее и ничего не находил. Маленький телевизор? Огреть тварь по спине, лишиться мультиков, а всю ночь собирать осколки? Неа. Ножницами? Нет, слишком страшно и жестоко тыкать эту тварь, насаживая на острие.
        — Сыночек!  — завыла мама и я упал на колени, открыл нижний шкаф. Только коробки с обувью от папки остались. Раскидал коробки, так ничего и не придумав вытряхнул из коробки тяжелые зимние ботинки на толстой подошве и взяв их как мечи, поспешил на помощь.
        Мышь уже перестала ползти и сложила крылья, но остановить прущий паровоз было невозможно. Держась от монстра на максимальном расстоянии я ударил его ботинком.
        — Бей!  — кричала мама,  — забей её!
        Я не слыша колотил и колотил не переставая, чувствуя как что-то хрустит, что-то чмокает и как пронзительно шипит зверь. Я колотил не переставая, потому что боялся, что только остановлюсь и оно нападёт.
        Кажется кончено, ботинок остался на месте, полностью накрыв мышь собой и шипение прекратилось. Импровизированный гроб для ночной твари лежал прямо под изголовьем кровати и нужно было от него еще избавиться.
        — Возьми на кухне совок и выкинь её с балкона,  — сказала мама командирским, не знающим возражения тоном. Спорить не было сил и я ушёл, оставив ботинок позади, а второй нес в руке не догадываясь положить. Как знал, что он мне пригодится.
        Нашёл совок и вернулся назад, мама стояла все в той же позе, на одной ноге, как диковинное животное — цапля из старых книжек.
        — Осторожно,  — прошептала она,  — ты точно её забил? Может оно еще живое?
        — Спасибо, мама,  — страх нахлынул новой волной и по спине пробежался холодок. Только начал успокаиваться.
        Я присел на корточки и совком стукнул по ботинку. Мама дернулась и я погрозил ей рукой. Прислушался, тишина. Стукнул еще раз. Тишина. Вроде мертвая. Посмотрел на маму и понял, что с этой стороны поддержки не будет, всё придётся делать самому.
        Ботинок лежал вверх ногами и не дергался. Я мысленно перекрестился и приподнял его осторожно, за уголок. Черный комок лежал на месте и не шевелился. Поднял ботинок чуть выше, готовый в любую секунду кинуть его обратно и лупить сверху.
        — Сзади! Боже еще одна сзади!
        Я подскочил, роняя ботинок и запрыгнул на кровать, одновременно оглядываясь. Ботинок перевернулся, открывая кажется уже бездыханный труп первого животного, а второе ползло из коридора на свет в нашу сторону. Из света в темноту выползала еще одна мышь и двигалась она довольно быстро.
        — Да вы достали!  — закричал я в отчаянии и посмотрел не ожила ли вторая.
        — Сынок!  — закричала мама, обливаясь слезами, а я соскочил с кровати и широко расставляя ноги атаковал второго демона. Почему широко расставляя? Чтобы за палец не укусила. Но вот если бы он взлетела… Но мышь не взлетела. Я ударил ее вторым ботинком, успев развернуть каблуком вниз. Она подпрыгнула и зашипела. Страшно, противно до мурашек, как будто змея-мутант выползла из Подземных уровней. Бил еще и еще и еще! Она шипела и пыталась ползти, но я бил не давая ей встать или взлететь пока она не затихла. Оглянулся назад, убедился что первая не двигается с места и постарался успокоиться. Руки дрожали, сердце колотилось внутри, как перепуганный кролик, ноги ослабли и я сел, опираясь спиной о притолоку. Как раз между своими жертвами. Голова кружилась и перед глазами даже пролетело пару ярких кругов. Вторая мышь лежала поджав лапы под себя, успокоившись навсегда.
        — Встань!  — приказала мама,  — Вдруг они еще живые!
        — Мама, успокойся, спи.
        Так я и просидел минут десять на полу, а мама простояла на одной ноге озираясь по сторонам. Ну боялась она угольных мышей, что поделаешь. Я тоже боялся, но хоть и мелкий был понимал — нужно перебороть свой страх.
        Успокоился, встал, поднял совок и при помощи ботинка засунул трупик на совок. Оглянулся и замер. Мама сразу почувствовала.
        — Что случилось, сынок?  — ее голос уже дрожал, мой тоже.
        — Ничего,  — я водил глазами вправо-влево, вперед-назад,  — а где вторая?
        Второго трупа не было. Там где он лежал не осталось ничего, даже мокрого места. Может я не туда смотрю, перепутал место? Левее? Правее? Твари не было нигде.
        — Ты её не убил!  — закричала мама,  — Дебил! Где она ползает теперь?
        Это было реально страшно, мертвая мышь растворилась в воздухе. Только что она была дохлая и лежала раскинув крылья, а стоило отвернуться и уже нет. Может под ботинком?
        Я двумя пальцами поднял ботинок, которым лупил нечисть и потряс. На полу никого, никто не выпал из ботинка. Валяется не поставленная на место обувь и мой правый шерстяной носок. Может она как в мультиках, вцепилась четырьмя лапами за стенки и висит? Я осторожно заглянул в обувь и ничего не увидел. Потряс ботинком ещё раз, на всякий случай и опять вспомнив мультик посмотрел наверх. Потолок чистый, только паутина свисает в углу. На стенах никого. Да где оно делось?
        Медленно встаю и иду с ботинком в руке. До сих пор помню этот животный страх, это дрожание подростковых коленок, это чувство, что сейчас осатаневшее животное вылетит из ниоткуда с одним только желанием отомстить за смерть подруги. И вцепится она в мою голую ногу, почему-то этого я боялся больше всего.
        Никто не вылетел и не выпрыгнул. Мышь пропала без следа. Я заглядывал на кухню, может она перелетела коридор и спряталась там. Маловероятно. Перекинул всю обувь по дороге к ванной и туалету. Нигде не пряталась. Откинул ботинком все тряпки, под которыми она могла сидеть и ни черта не нашел. Все это сопровождалось истерическими комментариями мамы из комнаты. Она молила, чтобы я был осторожен и не дай бог не пропустил, что никто не будет спать, пока тварь будет ползать по нашему дому. И откуда она вообще взялась?
        Я вспомнил про открытое окно и подумал, что надо бы закрыть, пока мама не узнала. Она потом узнала и сказала много ласковых.
        Мыши не было и через пятнадцать минут. Куда она делась полумертвая, мы уже не догадывались и вспомнили о том, что они могут прятаться в самых недоступных местах и пролезают в дырку размером с монету. Мама запричитала, что больше никогда не сможет спать дома, пока тварь вынашивает выводок где-то в стене. Жуткая ночь.
        Но все обошлось. Мама увидела ее своим перепуганным и от этого острым взглядом. Мышь лежала под носком. Я ходил мимо нее и не видел. Это называют куриной слепотой, кажется. Тварь залегла и не жужжала, когда я проходил мимо, когда толкнул ботинком носок для проверки. Она превратилась в тень и не реагировала на внешние раздражители — просто хотела выжить. Она стала плоской и серой, похожей на носок или грязную тряпочку.
        — Убей её!  — закричала мама истеричным голосом.  — Убей, пока не взлетела!
        Я замахнулся и тварь зашевелилась, почувствовав опасность. Но было уже поздно.
        Озверевший от недосыпа и страха, раззадориваемый криками матери я бил и бил и бил, пока оно перестало страшно шипеть, расправлять крылья и пытаться ползти. Перестал бить и мама закричала: «Она притворяется, бей ещё!»
        И я опять бил, бил и уже слышал чавканье крови и костей, но все равно бил, боясь что она сейчас опять исчезнет и на этот раз будет мстить. Такие дурные мысли приходят в пять утра или сколько там уже было.
        Потом я собрал тварей на совок, постоянно дергаясь и готовясь убегать. Выкинул их на улицу, набрал воды с мылом и затирал места убийства, чтобы не дай бог не осталось заразы на полу. Потом мать заставила искать третью и я уже в полусонном состоянии и забыв про страх перерывал коридор, открывал и переставлял коробки разыскивая логово.
        На самом деле эти твари были очень маленькими, по сравнению с обычными. Это были дети или даже новорожденные, судя по тому, что летать они не умели. А если есть дети должны быть и родители. Злая мама, например. Которая будет мстить.
        Вот такое мы с моей родной мамой накрутили себе в ту ночь. Так и не заснули. Так и не нашли логова ни тогда ни потом. Не появились больше малыши среди ночи и не пришла мстить мамаша. Я думаю, что эти малыши по глупости проникли (или упали) через окно в квартиру. А может мамаша их принесла на животе, скинула и улетела. Может незаконнорожденные? Бастарды?
        Получается когда я спокойно храпел они ползали по полу, по стенам, может по мне и вообще развлекались на всю катушку пока мать не услышала странные звуки: шипение и царапанье коготков о стену, включила свет и обнаружила черного демона почти у своей головы. Тогда всё и началось.

* * *

        Чертовски страшная история.
        Вот только вспоминать её сейчас было совсем не в тему. Сидя в темноте, в неизвестности, без оружия и почти без еды. Слушать шуршание вокруг себя и вспоминать мерзких маленьких тварей, похожих на крылатых демонов. Черт, да я после них две недели в постель ссался, а мама боялась спать с выключенным светом.

* * *

        ВРЕМЯ 18.13 ДЕНЬ 5. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 25 ДНЕЙ.
        Я шел по улице и по ходу дела пролистывал параметры. Нужно с этими циферкам научиться обращаться и все-такое.
        Сила 0
        Выносливость 1
        Интеллект 9
        Ловкость 4
        Характеристики:
        Голод 20%
        Жажда 20%
        Страх 20%
        Усталость 30%
        Пристрастие к алкоголю 70%
        Устойчивость к электричеству 8%
        Навыки:
        Рукопашный бой 92%
        Бег 50%
        Восстановление 46%
        Прыжок 13%
        Хождение в темноте 81%
        Внимание 44%
        Общение 23%
        Приручение 41%
        Холодное оружие 15%
        Бросок 9%
        Пока у меня мозги работают неплохо бы это использовать. Зависимость от алкоголя мешает мне выживать. Нужно избавляться. Если бы я еще знал как это делать. Воздержание и только воздержание, думаю на Подземных Уровнях с этим проблем не будет, лишь бы мозги не поехали набекрень из-за отсутствия дозы.
        Едой и водой я запасся, когда закончится буду очень осторожно выходить за новой порцией, как раз и деньжат накопится.
        Со страхом бороться невозможно. что есть, то есть. Неудачи закаляют и все такое. По крайней мере я ещё не проиграл.
        Усталость тридцать процентов — отдохну на том свете.
        Устойчивость к электричеству — восемь. И что?
        Вот рукопашный бой у меня развит очень сильно, целых девяносто два процента. Только с кем я буду драться в одиночестве, там внизу? Хождение в темноте восемьдесят один процент — неплохо и пригодится без вариантов. Всё остальное типа приручения сорок один и бега пятьдесят — мелочи.

* * *

        Старая добрая Площадь Независимости. Место, которое изменило все, когда-то. И она изменит мою жизнь сегодня. Люки раскиданы по всему городу, но именно здесь я спускался и остался жив. Может повезет ещё раз?
        Площадь была пуста, впрочем как всегда, но осторожность не помешает. Я присел за разрушенным памятником и прислушался. Тишина, только ветер носит пакеты и порванные бумажки шелестят. Если кто-то и ждет в засаде, то очень аккуратно. Бывшему бомжу и алкоголику не вычислить профессионала. Я выглянул из-за постамента и осмотрелся. Вроде бы никого. Скамейки пустые, никто не ходит, не летает, не ползает, не подкрадывается. Ни людей ни мышей.
        Подождал еще минуту и побежал к люку. Присел на корточки и огляделся. Вроде бы никого. Схватил люк и потащил напрягая мускулы, тяжелый скотина, очень тяжелый.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ДВА ПРОЦЕНТА.
        Люк даже не двинулся с места. Отдышаться, осмотреться по сторонам и попробовать еще раз. Никто не появился, вдалеке пролетел дрон и на этом все закончилось. Еще подход.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ТРИ ПРОЦЕНТА.
        Я упал на спину тяжело дыша и рассматривая Свод над головой. Люк даже шелохнулся. Совсем плохо. Открываю табличку и рассматриваю надпись «Сила -0». Так далеко не уехать. Третий подход, погнали.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА.
        Ни черта. Я лежал на спине и страшно желал выпить чего-то покрепче. Совсем скоро меня найдут. Не те, так другие. Не охотники, так озверевшие копы. Выпить бы напоследок.

* * *

        Даже если тебя сожрут то есть выход — через задний проход. Темный, грязный вонючий, но выход.
        У меня тоже должны быть варианты. Сейчас вижу два развития события. Первый — остаться здесь и попытаться найти способ сдвинуть люк. Второй — искать другое убежище.
        Что можно сделать в первом случае? Пыжиться еще больше смысла нет, со своей силой я не открою люк. Ждать почти сутки, когда сработает чип и быть может опять увеличится характеристика «сила»? Слишком долго. Разве что пойти по второму пути и если повезет вернуться, когда сработает. Найти помощника и попросить его открыть люк за меня? Много рисков. Во-первых нужно бродить по городу — риск попасться. Во-вторых человека нужно еще найти, на примете у меня никого нет, нужно знакомиться, нужно довериться незнакомцу, нужно ему заплатить и верить, что не кинет. Бесплатно никто помогать не будет. А у меня из оплаты только вода и шоколадные батончики. Еще есть нож, но он дороже золота. Значит нужно еще деньги раздобыть. Нужно что-то втереть нейтральное человеку, чтобы он не чесал башку, зачем мне понадобилось Туда, Куда Никто Не Ходит. А потом молиться чтобы он не разболтал охотникам или полиции, как прятал в подземелье странного человека с пакетом продуктов. Не реально, чтобы все сработало идеально. Хоть один фрагмент сорвется и посыпется вся конструкция.
        Вдалеке защелкал дрон, и я прижался к земле. Затих вдалеке и можно опять расслабиться.
        Говорят, что угольная пыль придает таракану сил, особенно поначалу. Можно затариться дозой у барыги, вернуться, принять и дернуть люк.
        Отсюда минусы:
        1) Опять не попасться в лапы полиции или охотников.
        2) Найти барыгу с адекватными ценами.
        3) Найти деньги или товар для обмена (нож не отдам).
        4) Уйти от барыги живым и с пылью.
        5) Барыга не должен меня узнать, а если узнает не должен сдать полиции, а это маловероятно — большой куш.
        6) Нужно изменить внешность кардинально, а как это сделать я без понятия. Уродовать себя не буду.
        7) И самое главное не присесть на потребление пыли. Говорят, что цепляет с первого раза и спрыгнуть очень трудно.
        8) А ещё если я под кайфом буду рвать люк, то неизвестно, какие травмы можно получить. Иногда желания не совпадают с возможностями, а спортсменом я никогда не был.
        Ну открою я люк под кайфом. Ну переломаю себе руки. Ну не подступятся ко мне монстры не чувствуя страха. А потом что? Действие наркотика пройдет. Захочется еще и заболят порванные мышцы или сломанные кости, а вырваться я уже не смогу. Буду биться в люк снизу и просить чтобы открыли и дали еще немножко пыли, еще немножко… Брр… Лучше умереть от мечей Звездочки. А еще лучше выжить.
        Перспективы не очень по первому варианту. Буду думать, где можно спрятаться, чтобы пересидеть временно или все двадцать пять дней.
        Можно в подвал или на крышу, но такой вариант уже не прокатит даже с другими домами. Дроны меня вычислят на крыше, а жители в подвале. Те и те сдадут куда надо. Не вариант.
        Можно попробовать пересидеть на «Почте», но там наверняка патрулируют и постоянно обыскивают. Если не копы, то охотники найдут.
        Палаточный городок не подходит — видел уже, что там творится.
        Спрятаться на одной из шахт сложно, но можно. Этот вариант я уже обдумывал раньше.
        Сдаться властям и пересидеть в участке? Смешно. Бандиты там ходят как у себя дома, да и остался ли участок?
        Я пнул ногой воздух и сел, обхватив руками колени. Есть еще один выход. Не самый хороший, но мне терять нечего кроме совести. Вперёд.

* * *

        ВРЕМЯ 18.55 ДЕНЬ 5. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 25 ДНЕЙ.
        Окна в шахтерских двухэтажках через одно уже светились. Вечер настал, работяги приползли с работы и разогревали ужин. В основном они все были неженаты и жили сами. Ну какая нормальная выйдет замуж за нищего шахтера?
        В шахтерках жили в основном холостяки, пьяницы или неудачники, замученные работой, но все еще сильные физически. На это и был расчет.
        Войти, прихватить незаметно одного мужичка, заставить открыть люк и при необходимости уничтожить. Ну или я не знаю, попросить, чтобы ничего не рассказывал. Бред.
        Я стоял в тени гаража и следил за освещёнными окнами на первом этаже. На второй заскакивать слишком рискованно. Брать буду квартиру из крайнего домика, чтобы не светиться во дворе. Первое слева окно было темным, хозяин то ли еще не пришел, то ли спит. Во втором ест кашу здоровенный «слон» с бычьей шеей. Не справлюсь — если схватит, поломает, как жука. Я нащупал нож в рукаве и выдвинул лезвие. Нет, не справлюсь. Будет море крови и в любом случае меня заметят.
        В третьем окне сидел бородач с длинным кривым носом, смотрел телевизор и курил, пуская дым в потолок. Его я изучал уже пристальнее. Тоже немаленький, в синей растянутой футболке, но раза в два меньше соседа. Курит — это хорошо. Держит себя раскованно, но в конце концов он же дома, чего ему бояться. На спортсмена не похож, но люк сдвинет. Его любой сдвинет кроме того, чья сила замешана на посторонних сломанных имплантантах.
        Этого можно брать. Вскрыть дверь кинжалом, тихой зайти когда он будет увлечен очередным тупым шоу и приставить холодное лезвие к горлу. А дальше он сделает все, что нужно пока я его не уничтожу.
        УВЕЛИЧЕН НАВЫК «ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ» НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Бородач встал и пошел к двери. Я нырнул поглубже в тень и продолжал наблюдать.
        Бородач открыл дверь, стоя на пороге широко зевнул и потянулся. Что-то прорычал зевая, со второго этажа посоветовали ему поскорее закрыть пасть. Он гавкнул в ответ и почесывая гениталии понес здоровую банку с окурками на ближайшую мусорку. Она, кстати, была в десяти метрах от меня.
        Бородач высыпал окурки в мусорный бак и закуривая новую сигарету уронил банку. Она не разбилась, но покатилась по бетону, противно дребезжа. Бородач выругался и пошел за ней. Я вытащил нож из рукава и приготовился, когда открылось окно второго и усатый мудак из него начал звать Бородача, называя Жориком и приглашая выпить. Я сглотнул слюну и подумал, что неплохо бы присоединиться к братьям по разуму. С меня нож, а с них выпивка. Но вряд ли быстро их положу со своей нулевой силой. Если вообще положу. Будущие собутыльники договорились и Бородач покачиваясь побрел к другу, мне оставалось только проводить его раздраженным взглядом, когда в крайней квартире загорелся свет.
        Мужичок щупленького телосложения выглянул в окно, протирая глаза и щурясь:
        — Ребята, можно потише? Тут вообще то люди спать хотят!
        — Заткнись, Николя!  — добродушно гаркнул Бородач и почесал зад,  — Пить будешь?
        — Я не пью, спасибо!
        — Ну как хочешь, тогда точно заткнись!
        — Они хотят спать,  — передразнил усатый,  — Они лягли и просят!
        — Заткнитесь уже!  — беззлобно паррировал Николя и закрыл окно. Интересно, его правда так зовут?
        Мужики засмеялись и разошлись.
        ПОЛУЧЕН НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ».
        НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» УВЕЛИЧЕН НА ДВЕНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я отмахнулся от системных сообщений и продолжил слежку. Теперь объект слежки поменялся, мне нужен этот одинокий щуплик.
        Николя отошел от окна, наклонился и одел очки. А, вот чего он щурился, плохое зрение. Достал бутылку воды и долго жадно пил. Выглянул в окно и собирался уже выключить свет, когда передумал. Выудил книжку и сел прямо у окна её читать. Во, дела. Он хоть люк осилит поднять?
        Встал и вернулся с чайником. Поставил его на плитку и уселся опять читать. Чего они находят в этих книгах? Я в детстве немного читал, но мало чего интересного в этих тупых учебниках находил. С удовольствием распрощался.
        Над домом зажужжал бот и я замер. Еще чего не хватало, а был такой спокойный райончик.
        Бот опустился на уровень второго этажа и медленно пролетел мимо окон, щелкая вспышкой. Слышались крики и ругань, даже женские голоса. Ошибочка, здесь не только холостяки живут. Бот опустился ниже и прошел по первому этажу. Николя увидел его и прикрыл лицо книгой, робот все равно щелкнул и улетел «проявлять» снимки.
        Я присел на корточки, ноги уже побаливали и ждал. Слишком много света в окнах, слишком много людей не спит. Но цель намечена.

* * *

        ВРЕМЯ 22.46. ДЕНЬ 5. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 25 ДНЕЙ.
        НАВЫК «ВНИМАНИЕ» ВЫРОС НА ШЕСТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Когда голод вырос до сорока процентов, жажда до тридцати и усталость до пятидесяти процентов я решил выдвигаться. Светились только пару окон на втором этаже (в одном уже пели бородач и усатый) и одно на первом. Николя все еще читал, вот хмырь. Походу я не дождусь когда он спать ляжет. Листает и листает, три кружки чая выдул уже, проказник. Ну ладно, пора.
        Как можно тише я двинулся к дому, не наступать в круги света было легко, потому что их было всего три. Тем не менее я сильно загибал влево, не должны даже случайно заметить.
        Прошел к нужной двери и прислушался. Ничего не слышно, это не удивительно. Сразу за дверью идет небольшая прихожая, обычно заставленная ненужным хламом, обувью, коробками а внутренняя дверь уже ведет в комнату.
        Главное не накосячить в прихожей.
        Замки здесь не надежные и прятать народу нечего, но я не профессиональный взломщик. Легко надавил плечом и дверь пошла внутрь, остановилась — препятствие. Дверная цепочка. Я достал нож и пощупал рукой цепочку, стараясь не зазвенеть.
        Ножом поддел цепочку вверх и просунув ладонь двумя пальцами потянул защелку на себя. Она щелкнула и поддалась. Нажав рукой, я медленно надавил на дверь ожидая пронзительного скрипа, но обошлось.
        В прихожей свет не горел, но свет с улицы развеял темноту, плюс благодаря навыку я видел чуть лучше, чем обычно.
        Обувь рядком, мужская, женская. Плащ и старое пальто висят на крючках. В дальнем углу трехлитровые банки пирамидой выставлены. Споткнуться можно только о тапочки или головой об лампочку.
        Я взял нож лезвием к себе и прислушался. Убивать никого не буду, по крайней мере сейчас. Мне нужно только, чтобы он открыл люк.
        Тишина, только изредка переворачиваются страницы чертовой книги. Сидит он у окна спиной к входной двери и увлечен чтением. Я медленно-медленно потянул дверь на себя, впуская в прихожую свет и запах заваренного чая. А с виду нищета..
        Дверь скрипнула и я остановился, отступил назад в тень. Тишина. Никто не реагировал и не шел к выходу. Потянул еще и переждал после скрипа минуту. Потянул еще и опять ждал. Времени у меня до утра, даже если ляжет спать будет проще.
        Наверху начали петь и соседи через минуту забарабанили по трубам. Собутыльники не угомонились и продолжили веселиться, распевая песни о какой-то «Катюше», мне это на руку и дело пошло быстрее. Подстраиваясь под ритм песни и останавливаясь, когда они замолкали я открыл дверь на достаточное расстояние и заглянул внутрь.
        Очкарик сидел спиной ко мне и читал книжку, я то думал он уже заснул над ней. Не заснул. Что-то проговаривал беззвучно губами, листал страницы и отхлебывал чай.
        Я ступил одной ногой в комнату, зажмурившись от напряжения — ждал, что сейчас половица точно заскрипит. Легко перенес вес тела на правую, взялся рукой с ножом за косяк и ступил левой ногой. Теперь я полностью был в комнате и читателю стоило только обернуться и увидеть чужого в комнате. Нормальный бы уже спиной почувствовал взгляд по спине и присутствие постороннего тела, но только не эта интеллигенция. Этот безмятежно читал и про свой зеленый чай уже забыл. Острое лезвие ножа заставило его очнуться от грез. Я стоял сзади и правой рукой взял его за волосы, а левой держал лезвие у горла. Все прошло безукоризненно.
        — Не кричи и не пытайся вырваться, иначе будет плохо.
        Он сглотнул, чуть не порезав сам себе кадык и положил книгу на подоконник.
        — Будешь слушаться, ничего с тобой не случится.
        Он молчал и только мелко сглатывал слюну.
        — Медленно вставай и отойди от окна.
        Теперь он заговорил, осторожно, не повышая голос и даже не оборачиваясь:
        — Только Натали не трогайте!
        — Какую ещё Натали?
        Я обернулся и офигел. В углу комнаты на раскладушке спала (точнее уже не спала) молодая девушка. Сейчас она сидела и напряженно расматривала меня. Тонкая, хрупкая блондинка. Растрепанные, нечесаные после сна белые волосы. Большие красивые испуганные глаза. Девушка выглядела очень перепуганной и с ужасом смотрела на меня.
        — Ну вот,  — подытожил я,  — Этой ещё не хватало.

        Глава 16

        — Не трогай её,  — пробормотал очкарик, продолжая смотреть в окно, как будто ждал, что появится полицейский и спасет его. Или полицейский бот прилетит. Блин, точно бот прилетел!
        — Закрой окно шторами!
        Он закрыл, а я держал лезвие у его горла и одновременно следил за девушкой. Блондинка сидела спокойно и не рыпалась. Прикрылась одеялом, но скрыть рукава прелестной розовой ночнушки не вышло.
        — Сядь!  — гавкнул я и очкарик осторожно вернулся на место.  — Вот блин, попадос. Откуда она взялась?
        — Это жена моя. Она живет тут.
        Я мысленно выругался, при красавице было неудобно выражаться.
        — А чего не видно было целый вечер?
        Очкарик хотел обернуться к ней, но я придержал его ножом.
        — Спала она. Устала после работы.
        — А ты чего не устал? Не работаешь что ли? Книжки читаешь?
        Книгочей вздрогнул и побагровел, но ничего не сказал.
        — Вставай!  — скомандовал я,  — Отойди от окна!
        >Я убрал нож и дал ему пройти:
        — Садись рядом с ней.
        Вот так парочка. Худосочный перепуганный очкарик и красавица- блондинка жена сидели рядом на койке. Она не отрывая от меня взгляда, взяла его за руку и прижала к груди, как бы успокаивая. Верно говорят, что противоположности сходятся.
        — Николя тебя зовут,  — хмыкнул я вспомнив странное имечко. Он глянул на меня хмуро:
        — Жена меня так нежно называет. Подслушивали?
        Она чуть покраснела и опустила глаза.
        — Если бы подслушивал, то за спиной бы не оставил. Мужики так тебя назвали, соседи.
        — Ааа,  — протянул Николя,  — вот придурки. Меня Николай знакомые называют. Николя — это интимное.
        — Интимное, понятно. А жёнку как звать?
        Он задумался, решая стоит ли врать или вообще не называть имя жены, решил не выёживаться.
        — Натали.
        — Натали, ага. Типа Наташа.
        Я почесал ножом за ухом и зевнул. Клонило в сон, но расслабляться сейчас не время. Супруги смотрели мне в рот так, как будто я хочу их сожрать.
        — Который час, Николя,  — подчеркнув последнее слово, спросил я. Он посмотрел на стену за моей спиной и ответил:
        — Без пятнадцати три утра.
        — Детское время. Не бойся, скоро я вас отпущу и пойдешь на работу, живой и здоровый. Если не будешь рыпаться. Когда тебе на работу?
        Николя опять покраснел и промолчал.
        — Он временно безработный,  — ответила за него блондинка, смело посмотрев на меня.
        — Понятно, так и думал. А тебе когда выходить?
        — На шесть утра нужно быть.
        — Ясно, значит у нас ещё куча времени.
        Николя продолжал гипнотизировать пол, а женушка меня. А я думал, чего все-таки хочу от них. Если честно теперь и сам не знаю. Подвел меня моё девятый интеллект. Имплантанты придумали какую-то фигню и заставили меня выполнить. Ну не убивать же мне мужика, после того как он откроет люк? Даже такой бесполезный он кому-то нужен.
        Я отодвинул стул от окна ногой и уселся поудобнее. Посмотрел на них оценивая. Не знаток я человеческих душ, но интеллект девятка должен помочь. Лидер в семье явно девушка, несмотря на внешнюю беззащитность. Смотрит прямо, в отличии от муженька, и не трусит — опасается. Это мне стоит опасаться, нет ли у нее длинного острого кухонного ножа под одеялом. Кстати об одеяле.
        — Ты,  — показал я кинжалом на муженька,  — иди к окну.
        — Зачем?  — пролепетал он.
        — Узнаешь. Бегом.
        Очкарик встал оставив жену сидеть и подошел к окну. Я развернулся к нему лицом и кинул через плечо:
        — Одевайся! У тебя минута. Смущают меня полуголые блондинки. Только без шуток, зарежу муженька быстро, если что.
        Николя перекинулся с женой взглядами и кивнул. Заскрипела железная койка и я напрягся, сейчас как звезданет чем-то. И надеюсь у них в доме нет огнестрельного оружия. Можно было понаблюдать через отражение в окне, но муженек точно подумает, что я подглядываю. Доверюсь инстинктам, шуршание за спиной похоже на переодевание а не на разворачивание дробовика из коробки конфет.
        — Всё. Можете поворачиваться.
        Я кивнул мужику, чтобы присоединялся к любимой, не хочу его за спиной держать. Кто их знает этих ученых, на что они способны. Шею поцарапает или пинка даст… Или колбу со снотворным газом швырнёт, который он дома разводит.
        — Значит так,  — проговорил я, когда все собрались.  — Как уже говорил, никто вас не тронет. Пара мелких услуг и вы свободны.
        — Мы всё сделаем,  — сказал Николя и посмотрел на жены,  — всё. что скажете.
        Она кивнула и я кивнул тоже:
        — Хорошо. Во первых никому нельзя знать что я здесь. Особенно полиции и людям в странных масках.
        Они кивнули одновременно, как болванчики.
        — Если сдадите, не обижайтесь потом. Во вторых, дайте что-то пожрать. Желательно не синтетического, сто лет не ел нормальной еды. И выпить тоже.
        — У нас нет натуральной еды,  — взяла слово Натали,  — Мы не можем себе позволить хорошую квартиру в нормальном районе, а вы говорите про натуральную еду. Только синтетика в холодильнике.
        — Но это нормальный район,  — возразил муженёк,  — Рабочий люд ничем не хуже начальников.
        Жена махнула на него рукой и ничего не сказала.
        — Чувак, тебе надо работу найти,  — выдал вдруг я,  — семью содержать нужно.
        Он оскалился и уже хотел сказать что-то злое и ехидное, когда вспомнил с кем говорит и посмотрел на нож.
        — Ну давайте свою химию.
        Жена встала и посмотрела на дверь в кухню. Я кивнул:
        — Только без приколов, звонков и стуков по трубам.
        — Да что вы,  — махнула она рукой,  — я же не дура. Сейчас будет консервированный томатный суп из пакетиков.
        Николай смотрел на меня и даже вытянулся навстречу:
        — Говорите, что вам нужно от нас. Прямо. Денег у нас нет совсем. Вещи забирайте любые, мы не будем сопротивляться.
        Он думал, что я не хочу говорить при жене и травмировать её, да серьезные вещи я лучше бы с ней и обсуждал.
        — Водка есть у вас или что покрепче?
        Он покачал головой:
        — Я не пью, жена тоже. У нас нет ни грамма спиртного. Вам следовало к соседям зайти.
        — Это точно,  — я почесал кинжалом спину и задумался. Пить хотелось сильно, но раз нет, то лбом стену пробивать не собираюсь. Из кухни уже запахло искусственным супом, хотя мало кто отличает запах искусственного от натурального, для этого нужно натуральный попробовать,  — Гости у вас часто бывают?
        — Нет,  — осторожно ответил парень,  — Мы любим тишину. Ночью точно никто не придет.
        — Жену в черном теле держишь,  — пробурчал я и он уже собирался возмущаться, когда в дверь заколотили. Николай вздрогнул, испуганно посмотрел на дверь, потом еще более напуганный на меня. Я повернулся на ножках стула и вспоминал запер ли за собой дверь или нет. Наталья выглянула из двери с ножницами в руках и посмотрела на меня.
        — Это не мы,  — сказала она, когда дверь прихожей распахнулась. На пороге стоял Бородач. Сразу было понятно, что он готовый. Причем на всю растудыть его в качель, как говорил мой знакомый. Глаза пустые и раскосые, лоб наморщенный — пытается думать. Борода вся в чем-то красно-желтом, как будто он яйца откусил собутыльнику. Одной рукой он держался за дверь, а другой за стенку, но это не помогало — качка только начиналась. Когда Бородач икал, а делал он это часто его подбрасывало чуть не до потолка.
        — Никля,  — пробурчал он и завис.
        Заложник посмотрел на меня умоляюще и я кивнул.
        — Что такое, Жорик?  — спросил он, а я спрятал нож в рукав и погрозил Николя пальцем. Типа, я слежу за тобой, не балуй.
        — Никля,  — повторил бородач и посмотрел на меня. Опять завис. Хлопнула дверь кухни, слегка еле-еле но мы с Николя вздрогнули почти одновременно,  — Пшли нами.
        Пошли с нами, наверное имел в виду или пошли к нам. Пьяная душа требовала компании.
        — Я не могу,  — жалобно сказал Николя,  — я не пью. У меня желудок.
        — Всех жудок,  — пробормотал бородач и ввалился в комнату. Дверь хлопнула и зашаталась, поднимая пыль,  — Ты кто?
        Я наблюдал как его шатало и думал, много думал.
        — Я друг Николя.
        — Как вать?
        — Как звать? Ваня! Выпить есть че?
        Бородач кивнул и чуть не упал вперед:
        — Есть!
        — А у меня закуска и хорошее настроение. Пусть Николя спит с любимой женой, а мы пойдем, а?
        Бородач встрепенулся, выпрямился и отряхнул с бороды крошки. Закрыл глаза и гаркнул:
        — Наташа! Наташа!
        Девушка опять выглянула из кухни и аппетитный запах, рванувший из кухни чуть не заставил меня сдаться. Стоило огромных усилий продолжать идти по новому еще более рискованному плану, подсказанному чипом. Я бы сам точно не додумался.
        — Что, Жорик?  — улыбнулась она искренне и совсем ненатужно. Похоже на кухне совсем забыла про бандита, угрожающего клинком мужу,  — опять наклюкался?
        — Так точно,  — пробурчал пьяный бородач и постарался отдать честь левой рукой, но только дал себе пальцем в глаз. Наташа махнула рукой и скрылась за дверью. Он еще долго смотрел на дверь и думал, потом вспомнил про очкарика и обернулся к нему.
        — Никля! Не спишь?
        — Четыре часа ночи брат,  — простонал Николя,  — иди домой.
        — А я проведу,  — весело сказал я и встал. Бородач увидел меня и опять завис:
        — Ты кто?
        Я Иван-закуска. Пойдем?
        — Закуска, хрошо,  — кивнул он и обнял меня дыхнув перегаром,  — пойдем?
        Я приобнял его и посмотрел на очкарика, показал глазами, чтобы он подошёл.
        — Этот сам живет?
        — Ага,  — подтвердил очкарик, предвкушая радостную весть.
        — Я к нему. Пусть Наташка принесет пожрать и мы в расчете.
        Очкарик изменился в лице и я легонько взял его за воротник.
        — Сделайте это и больше не увидите меня. Ничего с ней не случится. Просто закуска нужна хорошая, а у меня шоколадные батончики.
        — Не вопрос,  — ответил Николя, но не отходил. Открылась дверь кухни и блондинка опять выглянула уже встревоженная. Бородач послал ей воздушный поцелуй и икнул. Я отпустил муженька и наклонился к его уху.
        — Ничего с ним не будет. Обещаю. На утро пойдет уголь рыть как всегда. Только не вызывайте копов и забудьте про меня.
        — Где-то я тьбя видел,  — проблеял бородач и смачно поцеловал меня в щеку.
        — И я,  — задумчиво сказал Николя, но не было времени вспоминать,  — Хорошо. Согласен.
        — Отлично,  — сказал я и вытолкнул счастливого бородача в прихожую,  — И вот еще что. Работу найди.

* * *

        ВРЕМЯ 04.36. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        Бородач загремел, чуть не обрушив вешалку, но я вовремя его подхватил и вытолкнул на улицу. Вдохнул свежего воздуха и огляделся. Ни ботов, ни живых копов тишина. На двери висела моя фотография с подписью «Разыскивается», «Особо опасный!», бла-бла-бла. Я прикрыл объявление спиной и подтолкнул бородача нужным курсом.
        Глаза слипались и страшно хотелось спать. Информационный экран показывал семьдесят процентов усталости. Нужно немного еще продержаться.
        Свет на втором этаже, там где Жорик набрался, был выключен. Следовательно его уже выгнали и уснули. Неожиданностей не будет.
        — Пшли,  — пробормотал бородач и ввалился в свою прихожую. Я осторожно за ним, стараясь удерживать нового друга от постоянных падений. Грязновато, но не хуже чем у очкарика. Даже лампочка горит, дернуть за шнурок и включается яркий свет.
        Мы вошли в комнату и я быстро осмотрелся, прошелся в туалет, заглянул на кухню, задернул шторы. Мы были одни.
        НАВЫК «ВНИМАНИЕ» ВЫРОС НА ТРИНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Бородач вытащил из под койки две бутылки и чуть тут же их не расколотил.
        — Тихо-тихо,  — пробормотал я, когда его ловил. А вдруг у него больше нет?  — Стол накроем, закуска сейчас будет.
        Бородач кивнул и вытащил раскладной стол из под койки. Мы сложили его, точнее я сложил и пришла соседка. Она принесла две пластиковые тарелки с красным вкусно пахнущим супом и два огромных куска хлеба с искусственным мясом. Бородач полез целоваться, когда она расставляла посуду на столике, но я его поймал за шиворот и молча показал кулак и пообещал уйти. Бородач кивнул и ушел за табуреткой, которая почему-то была в туалете.
        — Все?  — спросила Натали и я кивнул:
        — Да. Больше мы вас не потревожим. Только не вызывайте копов.
        Она кивнула и посмотрела на меня неожиданно храбрым и наглым взглядом.
        — А я знаю кто вы. Ваше лицо уже на каждой двери висит.
        Я кивнул и промолчал, а что тут скажешь.
        — Вы правда убили полицейского?
        — Не убивал,  — сказал я,  — Это подстава.
        Она кивнула, как будто поверила и ушла. Окинула последний раз взглядом комнату, кивнула соседу на прощание и навсегда ушла из моей жизни. А жаль. Мне бы другие обстоятельства, я бы отбил красавицу у этого хлюпика. Хотя я и сам сейчас хлюпик, зато умный, как утка.
        Бородач вернулся и грохнул об пол табуреткой:
        — Сдись, друг.
        — А ты?
        — Сдись, друг.
        Я сел на табуретку, а он грохнулся жопой об пол рядом. Достал раскланой пластмасовый стаканчик и раскрыл его.
        — Один?  — спросил я, вздыхая.
        Он кивнул и макнул бородой в суп.
        — Ну ладно, давай за знакомство.

* * *

        Дальше пошло дело быстрее. Бородач пил первый, а я тем временем навертал суп, чтобы избавиться от зудящего чувства голода и вообще не окосеть с первых минут. Готовила девушка хорошо. Химию искуственных продуктов она разбавляла маленькими кусочками мяса и капельками сметаны. Хлеб чуть посыпала солью и намочила. Вкуснятина. Я чавкал пока голод не упал до нулевой отметки, а бородач мычал и тыкал стаканом. Сам он пить отказывался наотрез. Ну и я не отказался. Нужно было расслабится, пока не отрубился от усталости.
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УВЕЛИЧЕНО НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Эх, гулять так гулять. Мы пили и закусывали, общались на только пьяницам понятном языке, поняли, что чокаться не получится и продолжали пить.
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УВЕЛИЧЕНО НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        По двигающимся стенам, хорошему настроению и любви к бородачу я понял, что перебрал, но уже было поздно. И так было нужно. Усталость как рукой сняло.
        Никто не ломился в двери, никто не требовал успокоиться и заткнуться, мы боролись до последних ста грамм, пока не победили.
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УВЕЛИЧЕНО НА ДЕСЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я был готов и клиент тоже созрел. Он уже ничего не соображал и только хрипел. Хорошо, что слушался приказов, как послушный робот. Уговорить его сдвинуть люк труда не составило.
        — Зчем?  — спросил он обнимая меня и смотря в глаза,  — Зчем?
        — Нда,  — в тон ему ответил я и кажется поцеловал,  — Мжду нами?
        — Да.
        Стол с пустыми бутылками. стаканами и рассыпанными крошками хлеба остался позади. Мы пошатываясь и поддерживая друг друга вышли из дома, не забыв закрыть двери.

* * *

        По дороге я забрал пакет, который оставил у гаражей. Бородач кивнул и ничего не сказал. Мы проходили мимо плакатов с моим именем, мимо моей рожи на столбах, моей рожи на земле, раздуваемой ветром. Если бы собутыльник был хоть чуть менее пьяным, он бы узнал меня. Но не в эту ночь.
        Этой ночью мы добрались до Площади Независимости практически без приключений. Сфотографировались перед ботом (я отвернулся и показал ему некрасивый жест), спрятались от полицейского (хотя кажется он все видел, просто связываться было лень, элитные полицейские брезгливые очень) и раз десять упали. То я оказался сверху, то Бородач и пришлось его скидывать, а потом ставить на ноги. Так и добрались.
        Я отпустил друга и он рухнул у люка, сел, обняв его ногами и посмотрел на меня.
        — Этот?
        — Угу.
        — Нахрна?
        — Надо.
        Он кивнул и схватившись за углубления для пальцев потащил груз вверх. Люк с трудом но поддался, бородач напрягся и побагровел и все тянул вертикально. Я подполз к нему на коленях, оставив пакет и потянул на себя, горизонтально.
        — Ухнем!
        Мы ухнули и протащили люк по земле, оставив след и открытую черную дыру.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ТРИ ПРОЦЕНТА.
        Бородач убрал ноги подальше и подполз ко мне.
        — Ты драк,  — прошептал он обнимая меня и слюнявя пьяными поцелуями. Я уже терпел из последних сил, но нужно было. Быть может это последний человек с которым я разговариваю и он точно меня завтра не вспомнит.
        — Спсибо,  — сказал я,  — Йди домой.
        — Дурак,  — повторил Ваня и встал,  — Но мой дрых.
        — Конечно, друг, навсегда. Люк ту-ту и йди домой.
        — Ту-ту и домой,  — кивнул он соображая,  — Давай.
        Я схватил пакет с продуктами и сунул ноги в дыру. Не нашел опоры под ногами и чуть не навернулся. Бородач подхватил меня и улыбнулся.
        — Джу.
        — Спасибо,  — наконец-то ступеньки нашлись под ногами и вдохнул свежий относительно воздух ешё раз,  — Ну пока. Иди домой.
        Бородач кивнул и вытер слезу со щеки. Слишком много эмоций, как бы не вспомнил он завтра сегодняшнюю ночь.
        Ожидая с каждым шагом, что меня сейчас цапнут за ногу, оставляя без куска мяса я полез вниз. Все ниже и ниже. Голова была уже ниже уровня земли, светлый круг наверху становился все меньше и меньше, пока не стал величиной с монету. Что он там заснул что ли? Нет, голова торчит.
        Я отчаянно замахал рукой привлекая внимание:
        — Закрывай!
        Круг закрывался, погружая меня в кромешную тьму.

* * *

        Продолжая вечер ужасных монстро-историй я сидя на лестнице и дрожа от страха и напряжения вспомнил ещё одну.
        Когда мне было лет одиннадцать, уже после того случая с летающими крысами я устроился подрабатывать на какой-то завод. Какой? Да черт его знает. У нас их тут дофига, а лет мне было совсем не дофига. Какой-то завод с кучей мешков, кажется с цементом внутри. Не это главное. Двое друзей позвали меня на лето подзаработать, им нужен был еще один в бригаду. Я подумал и согласился, посоветовался с мамой, конечно. Она с радостью согласилась и пообещала, что все деньги останутся у меня. Втайне она конечно надеялась, что работа отвадит меня от плохой компании и выпивки, приучит к труду, но к сожалению пацаны, что позвали меня и были той самой плохой компанией.
        Взяли нас без проблем, рабочих рук не хватало, особенно для такой работы. Выдали чистые, выстиранные но рваные и старые рабочие рукавицы. Подошел начальник, прораб или как там его звание и повел нас сквозь длинные темные склады. На ходу старался инструктировать, обращаясь к Олесю, так как тот выглядел старше, хотя и был младшим и самым глупым.
        — Ваша обязанность грузить старые мешки на машину. Машина подъезжает, вы работаете. Шофер ждет. Сколько будете грузить — ваши проблемы. Получаете оплату за каждый полный рейс. Понятно?
        — Понятно,  — пробормотал туповатый Олесь.
        — Работа не приятная, но другой у нас для вас нет, ребята. Понятно?
        — Понятно,  — хором ответили мы.
        Когда проходили мимо одного из штабелей мешков, я заметил как из под нижнего мешка выскочила крыса и набросилась на седого рабочего. Он поседел еще больше и стал топтать ее ногами, старался, но не попадал. В конце концов крыса юркнула назад под мешки и седой возмущенно замахал руками и закричал на матерном. Много и неприятно уху. Даже мы так еще не выражались.
        — Крысы,  — рявкнул прораб,  — не боитесь?
        — Нет!  — дружно ответили мы, но еще долго оглядывались назад, не бежит ли крыса за нами.
        Начальник познакомил нас со скучающим шофером, у того был очень удивленный вид, когда он нас разглядел. Пожал плечами и дал знак залезать в кузов грузовика. Сам он сел в кабину, убедился, что всё нормально и мы поехали.
        Остановилась машина около огромной двери ведущей на еще больший склад. Склад был завален стеллажами с мешками и горы мешков лежали на входе и ещё больше вдоль стен. Похоже на то, что хранилище было много лет заброшено и недавно его только вскрыли. Несло спертым воздухом и воняло затхлостью.
        Машина остановилась, мы попрыгали вниз и прораб вылезая одобрительно хмыкнул:
        — Видал, Михалыч? Молодежь, да? Энергия прёт.
        — Угу,  — пробормотал недовольный Михалыч и начал открывать борта. Наверное ему не улыбалось дежурить с малолетками. Прости, чувак работа такая.
        — Вот,  — сказал начальник и ткнул пальцем в кучу белых мешков у двери,  — Примерно такого размера загружаете и норма готова.
        Мы обступили молча кучу и я присмотрелся. Мешки не были чисто белыми, отдавало изнутри желтизной и зеленый цвет присутствовал. Михалыч перехватил мой взгляд и довольно хмыкнув залез в кабину.
        Начальник нахмурился и забрал у меня рукавицы:
        — Хорошо. Теперь самое главное. Вижу, что вы уже обратили внимание.
        Он схватился за верхний мешок и дернул его вниз, одновременно отскакивая. Мешок покатился, рассыпая белые палочки из под себя.
        — Опарыши! Фу!  — закричал Олесь и мы отскочили.
        — Да,  — сказал Михалыч,  — а они думали тут курорт.
        Опарыши это такие белые червячки, противные и ужасно воняющие. Они облепили мешок с невидимой глазу стороны и устроили там огромное зелено-желтое вонючее гнездо. Сейчас когда гнездо лежало у наших ног я разглядел сотни толстых и коротких, как обрубки пальцев червяков, которые посыпались на пол и беспомощно ползали, стремясь спрятаться.
        — Кто не сможет работать,  — сказал начальник,  — лучше уходите сразу. Кто боится маленьких червяков — тоже.
        Я не боялся маленьких червячков, они просто воняли отвратительно. За свою жизнь я слышал много отвратительных и ужасных запахов, но этот перевешивал даже запах трупа. Настолько блевотный запах, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Никто работать не отказался, деньги на дороге летом не валяются, тем более перед глазами подростков. Тем более бухло было дорогое, а для подростков ещё и с наценкой.
        — Ну ладно,  — понял всё начальник,  — Приступайте.
        Мы и приступили. Этот мешок был еще не самый ужасный. Я забрал рукавицы и вместе с Олесем держась за белые, непокрытые плесенью края мы дотащили мешок и закинули его в кузов. Пацаны наверху взялись принимать и укладывать мешки. В итоге не выиграл никто. Дальше мешки пошли еще хуже. Облепленные червями и маленькими желтыми змейками, зелеными, красными, желтыми мошками и какими-то блин глистами, лопающимися от прикосновения света. Мы не могли зажимать носы пальцами, потому что рукавицы были полностью в этой вонючей слизи, а если бы мы их сняли, то вряд ли одели бы снова. Приходилось нюхать и сдерживать рвотные позывы. Мешки попадались прогнившими на девяносто процентов. Один лопнул посередине, когда мы его тащили к машине выпустив вверх струю опарышей. Поганые черви лихо прокатились на воздушном потоке и приземлились на воротнике Олеся. Он закричал и на ходу испуская содержимое желудка побежал блевать, а я испугался и швырнул свою сторону мешка, от чего черви и гнилое содержимое мешка рассыпались большой вонючей кучей на сером бетоне.
        Михалыч выскочил из кабины грязно ругаясь, посмотрел на блюющего Олеся, но помощи не предложил. Сходил за двумя лопатами и заставил нас сгребать переваренную еду Олеся и гнилые остатки мешка с опарышами на одноколесную тачку и вывозить. Веселый, короче был денек.
        Гору мы, конечно, убрали но на это ушел целый рабочий день и заработали в итоге копейки и несварение желудка. Сейчас я понимаю, что наверное на это и был расчет — работа за которую не каждый мужик возьмется, но дети чтобы заработать потерпят и платить много не нужно.
        Приехал начальник и вручил нам наличку прямо на месте (что тоже наводит сейчас на подозрения). Машина вместе с начальником и вечно недовольным Михалычем уехала, а мы пошли пешком. «Прямо не заблудитесь».
        — Завтра придешь?  — спросил Олесь.
        — Неа,  — простонал я,  — Второй раз я опарышей не выдержу.
        — Говорят, что это проверка для новичков. Завтра уже опарышей не будет.
        Я вспомнил, сколько еще мешков было на старом складе и позволил себе усомниться, но промолчал.
        — Я зайду завтра,  — сказал Олесь и остановился.
        — Хорошо,  — сказал я и остановился.
        Тот седой мужик, который бился с крысой все еще не успокоился. Мы встали и вытаращились на него. Он раскидал-разложил в стороны множество мешков, как бы пробиваясь в середину, как будто преследую кого-то. Спина у седого была вся мокрая от пота и по лбу тоже текло, капая на грудь.
        — Чего пацаны? Хотите посмотреть на королеву?  — сказал он не оборачиваясь.
        Мы переглянулись и только я переспросил.
        — Кого?
        — Кого, кого. Про крысиную королеву слышали?
        — Не слышали,  — ответили мы хором и с придыханием. Намечалось что-то интересное и забылась ноющая спина, боль в руках и вонь застрявшая в носу.
        — Молодежь. Ничему вас не учат, сейчас покажу. Учитесь пока я жив.
        Он осторожно взялся за еще один мешок и мягко ступая отошел с ним в сторону и положил на землю:
        — Смотрите в дырку, кто не боится.
        Отвратительнее зрелища я не видел до сих пор. Мелкие угольные мышки отдыхают, а опарыши просто смешные насекомые по сравнении с этим уродом.
        Крысиные королевы это крысы, которые когда-то слиплись хвостами. Случайно или нарочно — никто не знает, но в связке находится до тридцати крыс. Они все соединены хвостами в один большой омерзительный хоровод. Выглядит это удивительно мерзко. Сам такой монстр передвигаться не может, но крысы своих не бросают. Они кормят, поят короля, прячут его от опасности и изготавливают убежища. Одно из таких убежищ и нашел седой работяга. Неудивительно, что он поседел не по возрасту, знай себе работай, а не ищи херню на свою голову.
        Лично я убежище не видел, потому что отвернулся и глубоко дышал стараясь не вырвать. Сдержать позывы удалось, но больше я в ту сторону не смотрел и даже не слушал рассказы пацанов. Хватит с меня ужасов. Как знал, что мне придется поселиться рядом с этими тварями.

        Глава 17

        ВРЕМЯ 08.34. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        Говорят, что ожидание смерти хуже самой смерти. Это правда. Мои первые полчаса в темноте были не из легких. Люк закрылся отрезая меня от последних источников света.
        Уже полчаса я висел между небом и землей и вспоминал зачем-то жуткие истории из детства. Про летающих угольных мышей, про слипшихся хвостами крыс и прочую мерзость.
        Руки уже начали неметь и довольно сильно побаливать. Я осторожно отставил одну в сторону и начал сжимать-разжимать кулак. Представил, как в руку что-то влетает и я cжимаю чью-то спинку ломая ей хребет. Тварь пищит и кусает мои пальцы на последнем издыхании, я бросаю тельце вниз и тут налетают десятки, сотни сородичей убитой.
        Поменял руки местами и начал разминать вторую. Рано или поздно нужно спускаться. Хватит уже бояться, Мишень все-таки здесь выжил. Я прислушался, этот постоянный еле слышный шорох пугал до дрожжи в в руках. Что-то где-то постоянно шевелилось, двигалось, летало и ползало. Только вот не видно ни черта и глаза не привыкают к темноте. Я проверил на месте ли пакет с продуктами, нож в рукаве и медленно полез вниз повторяя как молитву «Если он смог, то и я смогу».

* * *

        Спрыгнул на землю, ожидая оказаться по колено в воде, но нет, твердая земля. По спине прошел холодок — сквозняк. Подземье встречало меня настороженно, но пока не агрессивно. Местные твари выжидали и не нападали, хотя могли бы взять меня слепым и тепленьким. Темнота и тишина напрягали, но тишина хотя бы не была абсолютной. Что-то шуршало, двигалось как будто шевелился клубок змей рядом. Ну если змей не трогать, то они первыми не нападают — это всем известно. Главное в темноте на хвост не наступить.
        Кстати о темноте. Я медленно поднял руку с накрученным на ней пакетом и осторожно сунул руку внутрь. Нащупал коробок спичек на самом дне, под булкой хлеба и вынул.
        Огонек задрожал, но не потух освещая пространство вокруг. Темнота отступила но не надолго. Помню, когда я был здесь вместе с Мишенью то видел на стенах змей, ползающих тварей и какие-то хоботы гигантские. Наверное показалось, потому что сейчас ничего не не было. Стена, как стена. Идут тонкие трубы в несколько рядов, помимо этого стена голая и не покрыта даже пылью. Я дотронулся пальцем — немного влажная. Не шахты, конечно, но и не замерзну.
        Спичка погасла и я швырнул её на пол, зажег новую. Сквозняк задул мгновенно и зажег третью. Все как и тот раз. Вода посредине туннеля, то ли ручей, то специальный какой-то сток, я в этом не разбираюсь. Вода не застоявшаяся, в движении — куда то течёт. Может в воде плавает какая-то очередная гадость в виде длинного плоского червя или огромной сопли, не знаю. Пойду по суше.
        Мы с Мишенью спустились тогда и пошли… Направо? Или налево?
        Я посмотрел направо и спичка обожгла пальцы. Выкинул ее ругаясь, прижал пальцы к мочке уха (это самая холодная часть тела у человека) подождал пока боль прошла и полез за новой спичкой.
        Что же так шуршит постоянно? Я посмотрел направо — длинный туннель с водой посредине, посмотрел налево — длинный туннель с водой, и куда мы c Мишенью пошли?
        Одинаковые серые коридоры, одинаковые стены, даже вода одинаковая. Я встал спиной к лестнице и попытался вспомнить, как спрыгнул тогда, повернулся к собеседнику, о чем-то говорим, я разворачиваюсь через левое плечо продолжая слушать нового друга и мы идём налево. Значит все-таки туда. Ну пошли.
        Из тоннеля раздался вопль и я остановился, замер. Так же быстро как появился — затих. Что-то здоровое и наверное злое. Не слышно шагов по воде, никаких всплесков или шуршания огромных крыльев, я погасил спичку. Никого. Как бы не потеряться в темноте и не полезть в противоположную сторону. Я прижался спиной к лестнице и вгляделся в темноту. Когда же этот чертов навык прокачается.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Девяносто процентов навыка уже накапало. А вот это уже шикарно, скоро до сотни дойдет. Я прислушался еще раз и больше не слышал ни воплей, ни криков, ни стонов только это бесконечное шуршание, еле-еле слышное. Может крысы бегают по трубам или внутри стен по своим норам? Интересно есть ли у них генетическая память, которая передается поколениями? Может они помнят, как я присутствовал при смерти крысиной королевы и чуют уже мой запах? Может все мои друзья и тот дядька уже мертвы? Да ну, бред какой-то.
        Я чиркнул о коробок и снова зажег спичку. Прикрыл огонек ладонью и пошел медленно вперед. Надо было свечки купить, а не спички. Точнее надо было и свечки тоже купить, а то я так быстро израсходую весь кажущийся большим запас. И чего так все боятся этих уровней? Я уже полчаса как хожу и до сих пор ни одного кусочка тела не потерял.
        Опять завыло сзади и спичка погасла от порыва ветра. Дальше я уже продвигался мелкими шагами ориентируясь на силуэты стен. Видно стало немного лучше, глаза привыкали к мраку. Вон то черное — это стена по правую руку, через воду. Она должна быть далеко, метрах в пяти. Вот эта плотность — стена слева. Она должна быть рядом. Можно было бы идти держась за неё и так выдерживать направление, но я не хотел вытирать руку об всякую гадость и боялся засунуть палец в чью-то маленькую пасть.
        Вой опять затих, но я уже не зажигал спичку, экономил и шел в темноте, превратившись в одно большое ухо. Хорошо, что нашел собутыльника. Сейчас и тепло и страх не берет. Трезвый так и сидел бы на лестнице. Только шатает немного.
        Задумавшись я сам не заметил, как влез ногой в воду, которая охватила холодом почти до сердца. Дернулся, замахал руками пытаясь вылезти и рухнул по пояс. Успел отшвырнуть пакет подальше и услышал как он стукнулся о стену.
        Паникуя ухватился за холодные края и потащил тело наверх. Лишь бы ничего не схватило из воды, но если схватит, я её перемкну по харе. Вылез, подхватил пакет, схватился за стену уже ни о чём не думая и подтянулся к трубе. От трубы шло тепло, это точно и оно согревало. Я прижался к ней спиной и сел, подтянув ноги, вздохнул с облегчением. Шуршание шло из трубы, вот откуда эти звуки. Забыв о холоде я повернул голову и прислушался. Да, по трубам текла вода, бурчала шипела и издавала другие противные сочетания звуков.
        Нащупал пакет, подтянул к себе и посидел немного успокаиваясь. По пояс мокрый, но живой и продукты не намокли. Посижу и пойду.

* * *

        Пропажу я обнаружил когда прошел уже достаточное расстояние. Ножа, моего уже почти родного оружия не было в рукаве. Недаром какая то легкость ощущалась непонятная. Почему я его в пакет не переложил? Наверное вылетел когда я бултыхался в местной луже. И как теперь найти то место? Я остановился и прислушался, нужно возвращаться — без оружия тут не выжить. Придется возвращаться и тратить очень много спичек, чтобы найти место по мокрым пятнам на поверхности.
        Я побрел назад ругаясь и чиркая спичками, сначала быстро, потому что знал, что шел долго, потом замедлился и стал уже внимательно осматривать землю, стену и трубы. Должен остаться мокрый след у стены, там где сидел, он не успел высохнуть. Лишь бы не пропустить.
        По дороге еще немного вырос навык «Хождение в темноте».
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Всё? Это граница роста? И тут я увидел монстра. Спасибо улучшенному зрению.
        Маленький монстр до боли напоминающий мой самый страшный детский кошмар игрался с коробком спичек, который я наверное выронил и не заметил.
        Твою же мать. Угольная мышь вернулась и играла с промокшей коробкой спичек. Она была точно такая же как тогда в детстве, размеров чуть побольше, но этот шипящий звук, это клокотание. Я вздрогнул, сбрасывая огромных мурашек со спины. Не настоящих — тех что от страха и адреналина начинают бегать. Или чет побери настоящих? Нет никого.
        Мышь игралась со спичечной коробкой не замечая меня: кусала ёё, пыталась грызть и переворачивала взад-вперёд. Прямо на том месте, где я сидел, переживая шок от холодного купания. Сейчас, кстати было и не холодно уже, а даже жарко. А про хорошее настроение после спиртного можно было и не вспоминать, теперь я хотел напиться и забыться по настоящему.
        «Свали ты уже оттуда,  — подумал я и сел на корточки,  — и вообще откуда ты взялся?»
        В трубах опять зашуршало и я прислушался. Нет вроде бы не в трубах. Поднял глаза и замер. На потолке что-то шевелилось. Точно шевелилось. Может быть шевелились трубы, может извивались гигантские змеи или это просто крутился горячий воздух в темноте? Но я уже не сомневался, что увижу, когда доставал очередную спичку и зажигал её.
        Блиин! На потолке гроздьями висели вниз головой угольные мыши. Гроздьями блин их тут были тысячи! Я перевел взгляд подальше и почувствовал как сердце колотится как бешеное, пробивая грудную клетку под воздействием адреналина. Десятки тысяч, сотни тысяч угольных мышей висели прицепившись лапами к потолку и обхватив свои тельца, крохотные и наоборот здоровые черными плащами крыльев. Ни хрена себе! Спичка обожгла пальцы и только погрузившись во тьму, я услышал шипение. Внезапно выскочила табличка интерфейса, освещая местность и я увидел, что страх вырос до восьмидесяти процентов. Спасибо, я знаю!
        Маленькая тварь ползла ко мне, оставив спички позади и злобно шипела. Крялья она расправила и подняла черные кожистые полотна вверх буквой v. Выглядело это до усрачки страшно, если бы я не видел её размеры и не понимал, что это детёныш. Но вот над головой у него висели родители. Очень много родителей. И стоит ему только пискнуть они проснутся и набросятся на меня — сотнями, тысячами, миллионами. Будут кусать, рвать, дергать и поднимут вверх до самого потолка, мотая обглоданный труп из стороны в сторону. Фигня, короче выйдет.
        Спичка сгорела и я кинул ее под ноги, осторожно сел на колени и спокойно наблюдал за приближающейся тенью. В конце концов не съест он меня и даже не укусит. Мама говорила, что они безобидные. Нет, мама точно такого не могла сказать.
        Глаза привыкали к темноте быстрее чем обычно и я улыбнулся. Твареныш не нападал. Он боялся меня не меньше, чем я его. Защитная реакция — кричи громче и нападай первым, тогда более сильный противник испугается и дрогнет.
        Я осторожно поставил пакет и засунул руку внутрь. Крысеныш смотрел настороженно.
        — Эй! Хочешь это?
        Я достал коробок спичек и легонько потряс им из стороны в сторону. Содержимое внутри зашуршало и крысеныш напрягся.
        — Хорошо!  — сказал я и поставил коробок на землю,  — Играть хорошо. Мокрые плохо!
        Ему нравился коробок и хоть я не мог разглядеть в темноте морду крысы, но понимал, что она сомневается и не решается. Лишь бы не придумала позвать сородичей и отобрать силой.
        Я легонько стукнул по коробку и он беззвучно упал, крысеныш отскочил в сторону.
        — Не бойся, Дрёма,  — прошептал я успокаивающе. Почему дрёма? Да первое что в голову пришло. От слова дремать. Ассоциация у меня с угольными мышами такая: ночь и сон. Чертов интеллект на девятку, может еще что-то это слово значит — но мне понравилось. Доброе и нежное. Совсем не такое как этот ужасный крысюк. Может это вообще самка.
        Крыса замерла судя по силуэту и выжидала, что будет дальше. Я осторожно одним пальцем поставил коробочку на ребро и опять толкнул. Крыса не шевелилась.
        — Возьми, цяцю, играй.
        Она не шевелилась, но крылья чуть опустила, получилось практически горизонтально.
        — Хороший мальчик,  — я подтолкнул коробочку сильнее и она покатилась к своему новому хозяину. Мышь затрепетала, подняла крылья и отскочила назад. Коробок встал на ребро и стоял небольшим темным холмиком. Зверь ждал и я тоже ждал. Руки уже не дрожали, сердце не колотилось и страх снизился до уровня сорок процентов. Я все ждал, когда повысят хождение в темноте, за эти ночные игры. Или не повысится? В чем тогда был смысл?
        Крысеныш ступил вперед и посмотрел на меня. Я сидел неподвижно, до боли в мышцах боясь пошевелиться. Он сделал еще шажок и приблизился к спичкам, опуская крылья. Толкнул лапой и тот упал плашмя, монстр зашипел и отскочил, расправляя крылья. Сильно хотелось смеяться, но нельзя было вспугнуть крысёныша и просрать весь прогресс.
        Он успокоился и вернулся, поддел коробку лапой и потянул на себя, поставил на ребро. «Смышленный гад»,  — подумал я,  — «Чего же вы тогда так попались тупо?» Смышленыш как будто посмотрел на меня и толкнул коробок. Тот упал и остался лежать, Дрёма зашипел, но крылья не расправлял. Наверно крылья расправляет, когда боится. Типа улетать хочет, тикать. А шипит по любому поводу, ругается. «Давай Дрема»,  — прошептал я — «Думай!»
        Он опять стоял и таращился на меня, время шло неумолимо, интересно, когда его родня просыпается? Я думал это ночные жители.
        ВРЕМЯ 10.54. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        Когда терпение уже заканчивалось и живот подал голос о том, что неплохо бы подкрепиться мышонок поднял лапу, зацепил коробок и поставил его. Посмотрел на меня (Я не двигался) и толкнул коробок сильно, сильнее чем обычно и зашипел злобно, с удовольствием. Коробок переворачиваясь подлетел ко мне и лёг у колена. Я посмотрел на гаденыша, он кажется смотрел на меня и тоже поставил коробок. Толкнул его к нему и монстр не дрогнул, протянул лапу и освободил катившийся на него коробок.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА ПЯТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Когда мышонку надоело играть, он поставил лапу на коробок и больше не трогал его, выжидающе смотря.
        — Твой, согласен,  — сказал я и полез в пакет. Нащупал булку хлеба упакованную в полиэтилен и вспомнил, что нет ножа, чтобы разрезать его, если разрывать, то будет много шума и Дрема может напугаться. Отложил хлеб и нащупал шоколадный батончик. Зацепил его двумя пальцами и аккуратно вытащил из пакета.
        — Будешь? Ням-ням.
        Дрема склонил голову и посмотрел на меня, как на дурачка.
        — Вкусно. Только не пугайся.
        Я взялся за место для разрыва и потянул обертку в стороны. Бумага мягко разошлась, обнажая шоколад.
        — Вкусно. Будешь?
        Дрема смотрел с немым вопросом и я надкусил батончик. Кайф. Прикрыл глаза и начал жевать. Цифры голода резко побежали вниз, пока не превратились в два нуля. Вкуснотища.
        — Будешь?
        Любопытный монстр продолжал смотреть уже с интересом. Я отломал небольшой кусочек (большим было жалко рисковать) и кинул его под ноги мышатине. Тот подпрыгнул на месте, отскочил и зашипел расправляя крылья.
        — Спокойно, Дрёма,  — шептал я,  — он тебя не тронет. Еда. Это еда.
        Он постоял нахохлившись и все-таки сложил крылья. Сородичи спали и видели десятые сны. Маленький уродец подошел и понюхал черный кусочек с белыми каплями внутри.
        — Попробуй,  — прошептал я,  — тебе понравится.
        Через секунду он уже улетал. Схватил кусок шоколада зубами и лапами, расправил крылья, что-то пискнул и взлетел под потолок.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УЛУЧШЕН НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я осторожно посмотрел на верх, никто даже не шелохнулся, продолжали дрыхнуть.

* * *

        ВРЕМЯ 11.28. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        А на улице сейчас утро. Светло. Люди ходят по улицам. Ездят полицейские ищут меня, бегают Охотники ищут — меня. Ждут сигнала чипа. Ждите.
        Я поискал нож там где сидел и не нашел, не с моим счастьем. Подполз к воде и заглядывал вниз, пытаясь разглядеть блеск лезвия. Без результата. Нужно нырять и шарить руками по дну, но совсем не прельщает такой расклад.
        Я решил временно идти на попятную, вернуться потом со свежими идеями и сухими штанами. Нужно пометить это место. Бумажка от батончика подойдет. Я доел надкусанный и чуть измазал бумажку шоколадом, прихлопнул бумажку к трубе и опасливо посмотрел на угольных мышей, не слишком ли громко?
        Шоколад взялся к теплой трубе, как клей, потом еще засохнет и вообще не отодрать. Будем верить, что Дрёма не вернется и не захочет бумажку облизать.

* * *

        Время 11.48. День 6. Осталось играть 24 дня.
        Я медленно продвигался вдаль и вспоминал сколько мы с Мишенью шли нормальным шагом до его убежища. Нормально так шли, минут двадцать. Дверь должна быть где-то здесь, по левую руку. А вот и дверь.
        Я не верил своим ощущения и напрягал глаза. Точно дверь. Та самая. С ручкой. Я нашел её и теперь я выживу.

* * *

        Это она. Дверь была не закрыта и я легко проник внутрь. Несмотря на темноту узнал обстановку.
        Небольшое помещение. Когда-то тут был склад или, может быть, дежурка оператора. Сейчас просто комната забитая хламом. В углу железный стол с кучей барахла на нем. На полу постелены маты, матрацы и рваные тряпки. Больше всего их посередине, это лежбище Мишени. Из потолка торчит провод, но лампочки не видать. Ни окна, ничего. Воняет горелым. Ничего себе тут запахи держатся.
        Я посмотрел в дальний угол, там где Мишень жарил свою добычу. Уголь, жир, перья так и лежали и если ближе подойти наверное воняли.
        Зажег спичку и посмотрел на потолок, осмотрел углы в поисках неожиданных гостей. Как ни странно ни одной угольной мыши здесь не было. Наверое запах горелых кишок сородичей отбивал всю охоту здесь спать. Вот куда выходил на секунду Мишень и куда стрелял своими молниями. Просто вышел и сбил пару мышей не сходя даже с порога.
        Хватит приключений на сегодня. Я прикрыл дверь и обернулся, чтобы найти чем подпереть, когда молния шарахнула в голову. Замелькал круговорот сообщений и я упал на колени, хватаясь за виски, пытаясь раздавить, задушить эту чертову боль, которая выдавливает глаза наружу.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ТРИНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Блин, какое несчастливое число! Как болит голова!
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» ПОЛУЧАЕТ ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. ПОЗДРАВЛЯЕМ ИГРОК!
        Ну, спасибо, блин.
        ПОДОЖДИТЕ НЕМНОГО ЗАГРУЖАЕТСЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УМЕНИЕ. УМЕНИЕ ЗАГРУЖЕННО НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        В голове начали сверлить чем то острым и длинным, причем изнутри. Я рухнул на пол мордой вниз и потерял сознание.

* * *

        ВРЕМЯ 21.26. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УМЕНИЕ «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УДАЧНО ЗАГРУЖЕНО. СКАЖИТЕ «АКТИВИРОВАТЬ», ЧТОБЫ АКТИВИРОВАТЬ ЕГО.
        — Активировать,  — простонал я, поднимая лицо с не самого чистого пола и пополз к покрывалам.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УМЕНИЕ «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» АКТИВИРОВАНО. ЖЕЛАЕТЕ ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ?
        — Отъебись,  — застонал я и заорал от новой волны боли.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        — Спасибо! Хватит!
        Боль усилилась и я задергался как на электрическом стуле.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        — Хватит!  — заорал я,  — Хватит, блядь! Остановись! Отмена! Стоп!
        ДАННЫЕ ОТПРАВИТЬ НЕ УДАЛОСЬ. ПРИНОСИМ СВОИ ИЗВИНЕНИЯ. СЛЕДУЮЩАЯ ПОПЫТКА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        — Извиняю,  — простонал я и перевернулся на спину.
        ИНТЕЛЛЕКТ УМЕНЬШЕН НА ЧЕТЫРЕ БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАШ ИНТЕЛЛЕКТ РАВЕН ПЯТИ. СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ОДИН БАЛЛ. ТЕПЕРЬ ВАША СИЛА РАВНА ЕДИНИЦЕ.
        — Наконец-то простонал я и потерял сознание.

* * *

        ВРЕМЯ 22.39. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        Очнулся я от холода, сразу вспомнил про бутылку, нащупал её рукой и поднял — пустая. Какая бездарная трата ресурсов, наверно падая уронил её и вода вся вытекла. В луже сейчас и лежал известный всему Городу «Я не Мишень. Я игрок»
        Вода растеклась по бетону большим темным пятном и собрать не было возможности. Можно было не знаю — полизать бетон, попить через трубочку но не настолько хмучает жажда.
        Кстати, что там с умениями и навыками. Неплохо меня вчера (или сегодня) колбасило, еле выжил. Следующий раз нужно быть осторожнее и пить-кушать чаще, не затягивать.
        Я отошел подальше от пятна к матрасам и лег, чтобы было удобнее изучать характеристики, как диафильмы на потолке. Как же хочется выпить. Душу бы отдал за просроченное винцо.
        СИЛА 1
        ВЫНОСЛИВОСТЬ 1
        ИНТЕЛЛЕКТ 5
        ЛОВКОСТЬ 4
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        ГОЛОД 50 %
        ЖАЖДА 40 %
        СТРАХ 0 %
        УСТАЛОСТЬ 0 %
        ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ 90 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ 8 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ХОЛОДУ 12 %
        НАВЫКИ:
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ 92 %
        БЕГ 50 %
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ 46 %
        ПРЫЖОК 13 %
        ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ (1 УРОВЕНЬ) 12 % УМЕНИЕ ПЕРВОГО УРОВНЯ — «СВЕТЛО, КАК ДНЕМ»
        ВНИМАНИЕ 68 %
        ОБЩЕНИЕ 36 %
        ПРИРУЧЕНИЕ 64 %
        ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ 15 %
        БРОСОК 9 %
        БЕСШУМНЫЙ 12 %
        Какие интересные изменения. Пристрастие к алкоголю меня не волнует, только постоянная жажда мешает и голова занята спиртным. Но пока есть чем заняться, я забываю о нем.
        С навыком «Хождение в темноте» явно что-то приключилось. Судя по всему он получил первый уровень и пошел отсчет на второй. Умение появилось какое-то. Надо разобраться, как его включать.
        Рукопашный бой, если немного потренироваться, тоже скоро станет первого уровня.
        Интеллект у меня забрали, да и фиг с ним. Не заметил я какого-то умняка со своей стороны — умер Вадим да и фиг с ним. Пятерочки мне вполне хватит.
        А вот лишняя единичка силы это уже хорошо. Двери выбивать плечом не смогу, но люк уже с места сдвину. Появилась новая устойчивость, к холоду. Наверное вчерашние купания подействовали. Нужно порядок навести в жилище.
        Я сел и на ощупь дополз до мокрого пола. Пошарил рукой и нашел бутылку. Швырнул её в угол, где блевал — там будет мусорка временная. Нашел пакет и подтащил к себе. Нужно посчитать свое добро, как то я его вчера сильно тратил, даже крыс кормил.
        Четыре полные бутылки с водой, булка хлеба (целая), четыре упаковки спичек, три шоколадных батончика. Зря я хлеб взял, нужно было батончиков набрать, зацветет он тут и пропали мои виртуальные денежки. Хотя правду говорил Мишень, их все больше и больше становится, а потратить некогда.
        В дверь что-то стукнуло и я замер на секунду. слышал шуршание крыльев и знакомый писк — еда сама пришла? Я еще не скатился до поедания этих мерзких тварей, но лучше научиться ловить их заранее.
        Кто-то крылатый сидел с той стороны, на двери и пытался войти. Что еще за новости? Я приложил ухо к двери и прислушался. Знакомое трещание. Угольные мыши в гости пожаловали. Да фиг я вам открою.
        — Дрёма, ты?

* * *

        Шуршание затихло и дернул ручку на себя, а сам отскочил, прикрывая лицо на всякий случай. Никто не выскочил и не выпрыгнул, но зашумели крылья и я заметил как мелькнула улетающая тень. Встал на пороге и прищурился. Ни черта не видно. Хотел было возвращаться за спичками, когда услужливо возник интерфейс.
        ХОТИТЕ АКТИВИРОВАТЬ УМЕНИЕ «СВЕТЛО, КАК ДНЕМ?» МЫСЛЕННО ВКЛЮЧИТЕ СВЕТ ИЛИ СКАЖИТЕ ВСЛУХ «СВЕТ».
        — Свет!  — сказал я и закрыл глаза ладонью. Включились невидимые прожекторы, лампы и осветилась комната, осветился коридор и сток посередине. Глаза не заболели от шока перехода из тьмы к свету, но рука так и осталась козырьком, на всякий случай.
        Мыши все так же висели гроздьями на потолке и свет им не мешал. Дрема сидел головой вниз на противоположной стене и смотрел в мою сторону, вывернув шею.
        — Что за,  — сказал я, когда вырубился свет.
        ДЕЙСТВИЕ НАВЫКА «СВЕТЛО, КАК ДНЕМ» ЗАВЕРШЕНО. ПЕРЕЗАГРУЗКА НАВЫКА ДЕСЯТЬ МИНУТ.
        Понятно. Активируешь навык и становится светло как днем примерно на три секунды. Следующий раз можно воспользоваться через десять минут.
        Дрема запищал и я понял, что уже узнаю его голос. И мне даже не противно.
        — Иди сюда, малыш!  — вслепую поманил его и прислушался к шорохам. Вроде бы не летит. Блин, не видно нихера опять.
        Я вернулся и дверь на всякий случай закрыл. Мало ли что вылезет из темноты. Нашел пакет, нащупал коробок спичек, подхватил еще булку хлеба и вернулся. Открыл дверь и зажег спичку. Мышонок сорвался с двери и полетел через воду на стенку. Подслушивал гаденыш.
        — Не бойся,  — я отломил от хлеба кусочек, отгрыз и с удовольствием съел корочку. Макиш положил на порог и отошел на шаг., - Иди, кушать подано, маленький урод.
        Гаденыш не спешил, но и мне пока спешить было некуда. Я сел на пол, готовый сорваться с места в любую минуту и ждал. Терпеть пришлось долго. Несмотря на вчерашнюю шоколадку друзьями мы еще не стали и монстрик определенно меня боялся. Но я был терпелив, сидел и вглядывался в темноту, прокачивая умение. НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ 1-Й УРОВЕНЬ» УВЕЛИЧЕН НА ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА.
        Навыки расти стали медленнее или мне показалось? Кстати уже десять минут точно жду. Свет! Комната осветилась и я по привычке поставил ладонь козырьком, хотя глаза не болели. Дрема висел в проходе вниз головой и смотрел на хлеб, который лежал прямо под ним. Выглядел он смешно и даже мило, когда таращился вниз. Я фыркнул и свет погас, навык пошел на перезагрузку. Через десять минут щелкнул еще раз. Мышонок сидел у хлеба и обнюхивал его. Еще через десять он сидел сам и смотрел на меня. «Еще хочешь?» — я отломал небольшой кусочек хлеба и прокатил по земле.
        Звереныш отшатнулся, но не взлетел и крылья даже не расправил на этот раз. Подтащил лапой корочку к себе и нагнулся, открывая зубастую пасть. Свет выключился. Я сидел и слушал, как он урчит и шуршит в темноте, заканчивая с угощением. У меня появился друг. Маленький, уродливый и мерзкий друг. Дрёма.
        ВРЕМЯ 23.49. ДЕНЬ 6. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 24 ДНЯ.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДВЕНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ШЕСТЬ ПРОЦЕНТОВ
        Чтобы добиться роста навыка и приручить крысеныша понадобилось пару часов без сна и целый шоколадный батончик.
        ВРЕМЯ 1.56. ДЕНЬ 7. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 23 ДНЯ.
        Не сказать, чтобы он уже меня полюбил, но последние кусочки аккуратно брал с ладони и даже осторожно лизнул палец, собирая сладкие крошки. Я вздрогнул от холодного прикосновения и включил свет, который как раз зарядился. Мышонок смотрел снизу вверх изучая мои глаза и отставив лапу назад, но крылья не расправлял.
        — Не бойся. Можешь забирать крошки,  — прошептал я.
        Звереныш наклонил голову и стреляя языком как из рогатки собрал всю шоколадную мелочевку с ладони и взлетел. Свет как раз вырубился и я видел только тень, которая с пронзительными криками облетела мою башку и умчалась в сторону выходу.
        Теперь он звучал по другому. Раньше это было шипение и противный непередаваемый скрежет — теперь летающий уродец кричал громко, намного громче но совсем не страшно.
        Я посидел немного, ожидая возвращения друга и пополз, ощупывая пол к двери, чтобы закрыть ее. Мало ли что может прийти из темноты.
        «Дрема?  — позвал последний раз друга, не знаю зачем — Дрема! Ну фиг с тобой.»

* * *

        Нормально поспать не удалось. Кто бы сомневался. Еще не задумываясь о том, как мне предстоит здесь жить и самое главное сколько я отполз подальше вглубь комнаты. Подгреб под себя матрасы помягче, да так не раздеваясь и прикорнул на пару часиков. На больше не получилось.
        В дверь ломились, двери вышибали и трясли мощными волосатыми руками. Сначала это был сон, потом это был грохот сквозь дрему а потом до меня дошло, что пора вставать, потому что плохи дела.
        Я выпрямился и прислушался к шуму, который не снился, уже не снился. Страшно хотелось есть, страшно хотелось пить, а еще было просто очень страшно. В двери с той, внешней стороны кто-то отчаянно бился, но кто-то не такой огромный, как казалось во сне. Скорее очень маленький, крылатый и противный. «Дрема» — подумал я и пополз вперед. Передвигаться на корточках в темноте становилось привычно и удобнее чем ходить держась одной рукой за стену.
        «Дрема? Ты чего ломишься!» — я подполз к двери и прислушался. Мышонок сидел с той стороны, я точно слышал скрежет коготков и тоже прислушивался.
        «Впустить тебя? Хочешь шоколадку? Ням-ням?» — я опять приложил ухо к двери и услышал писк перепуганного животного. Дрема бился о дверь, пытаясь прорваться внутрь и кричал истошно.
        «Еб твою мать, Дрема! Если это не ты, то я тебя убью».
        Я встал и нащупав затвор распахнул дверь впуская маленького хулигана. Это был он. Наверное. В темноте не разглядишь. По крайней мере влетевшая угольная мышь не бросилась меня грызть, кусать и убивать, а начала нарезать круги под потолком крича во все горло.
        «Дрема, заткнись!» — рявкнул я закрывая дверь и животное заткнулось. Точно он.
        «Чё там случилось, то?»
        Мышь висел где-то под потолком, я напряг зрение и разглядел его силуэт вверху, естественно свисающий вниз головой.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Дверь задрожала, вибрируя. А это еще что за нафиг? Землетрясение?
        Я приложил ладонь к двери, улавливая вибрацию. Ничего себе. Она дрожала мелко изредка подрагивая. Издалека нарастал непонятный шум. Я распахнул дверь и выглянул. Дрема запищал, не срываясь с места.
        — Да помолчи! Не слышно ни хрена!
        Умение «Светло как днем» уже активировалось и я включил его. На первый взгляд ничего не поменялось, только вода в стоке посредине шла небольшими волнами. Такого я не видел еще. Волны перекатывались и даже резкими толчками выплескивались на землю. Начало вонять нечистотами. Раньше этот запах тоже был конечно, но застарелый и такой далекий. Сейчас яркий, свежий, острый и вонючий, получивший новые силы. Что там плавало в воде я всматриваться не стал, зато посмотрел на потолок и стены. Успел посмотреть, пока свет не вырубился. Ни одной угольной мыши не осталось. Там где они висели пачками осталась только бетонная пустота.
        Наступила темнота и земля дрогнула под ногами. Я схватился за косяк двери и уже собирался закрыть когда услышал далекий топот, шелест и крики. Что-то приближалось и было уже совсем близко. И было их много судя по звукам. Дрема запищал и я захлопнул дверь: «Да слышу! Не кричи!»
        Грохот, шум, гам приближался уже со скоростью воздушного такси и шум стоял просто ужасный, прорывающийся сквозь толщу нашего укрытия. Шум оглушал и одновременно нереально пугал, морозец побежал у меня по спине — стукал градинами, таял и ледяными потоками стекал по позвоночнику к мягкому месту. Давно я так не трусил, сейчас бы бахнуть чего-покрепче.
        Пол дрогнул и я еле удержался на ногах, схватился за дверь для устойчивости и почувствовал чужое присутствие за спиной. Что это? На плече вцепившись когтями сидел Дрема и делал вид, что так и надо. Снаружи грохотало и тряслось. Неведомая сила шла мимо нас сплошным потоком ненависти. Маленький мышонок тоже чувствовал это и искал поддержку у единственного друга. У меня: безымянного алкоголика, напичканного микросхемами, прячущегося в канализации от всего мира и в частности от подростков, которые решили устроить на меня охоту. Хорошая парочка — две крысы. Но одна хоть летать умеет и зубки острые носит с коготками. Я без имплантанов всего лишь бомж.
        «Ну что, Дрема? Страшно? Мне тоже!»
        Я хотел услышать ответ, но и не только я. За дверью было тихо. Абсолютная тишина. Только что грохот, топот и гам — сейчас слышно как течет вода в канале посредине. Дрема молчал — я тоже. За дверью тоже молчали.

* * *

        — Че это было, Дрема?  — я первый решил прервать негласный обет молчания и вздрогнул. Мокрый ручеек пота побежал по спине. Не слишком ли громко? Не услышало ли меня нечто только что шумевшее за дверью?
        Мышь не отвечал и похоже вообще сдох от страха. Нет, не сдох. Висит в углу вверх лапами и закрылся крыльями как в коконе. Противная тварь, но начинаю к ней привыкать. Он что там дрожит или это я дрожу? Я дрожу.
        Тишина была монолитной, наполнившей воздух как нефть реку. Поглотившей и полностью подмявшей под себя, но страшна была не эта тягость. Страшно было ожидание того, что тишина может в любую секунду прерваться оглушительным грохотом. Страшный шум опять вернется, дверь вылетит ломая дверную коробку и наличники и в комнату ворвется несокрушимое Нечто. Ну блин и накрутил же я себя.

* * *

        ВРЕМЯ 4.56. ДЕНЬ 7. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 23 ДНЯ.
        Вскоре ждать надоело. Никакой реакции не последовало и тишина осталась тишиной. Чтобы там ни было оно ушло и под дверью не дышало. Никто не сторожил нас с другом. Или это был очень опытный и терпеливый охотник.
        Я осторожно встал и оглянулся на Дрему. Мышонок потягивался, растягивался снизу вверх вытягивая лапки и всем видом показывая расслабуху. Поверим животным инстинктам?
        Шаг, еще шаг и я осторожно приблизился к двери посекундно оглядываясь на зверька. Он вел себя спокойно и на меня почти не реагировал. Я взялся за ручку двери. Ноль реакции. Приложил ухо к двери. Тишина. Потянул на себя. Дрема зевнул.
        Поток свежего вонючего воздуха проник в помещение, пройдясь по щетине и я остановил движение. Зашуршали крылья за спиной и мышонок мягко осел на стене у двери. Пробежался по ней как по ровной дороге и нырнул в приоткрытый проем зашуршав сложившимися крыльями. Только ветерок прошелся.
        Я выждал пару минут и расширив проем высунулся наружу.
        — Активировать!
        Коридор осветился и я осмотрелся пока действовало умение, распугивая мокрых тараканов на стенах. Никого не было. Чтобы там ни было оно громогласно прошагало дальше и не вернулось. Дрема тоже пропал вместе со своими сородичами растворившись в темноте. Ну и ладно. Вернется. Я закрыл дверь и вернулся в убежище. Пришло время подумать.

* * *

        Пять утра нужно бы вздремнуть. Усталость уже девяносто процентов показывает интерфейс. Скоро лягу. Но пока не спится.
        Двадцать три дня здесь это много. Это практически вечность. Но и наверху ждет смерть и не факт, что быстрая. Эти ребята явно из садистов. Придется выживать внизу и пока мозги еще варят, интеллект не срубило под ноль внезапным глюком чипа нужно обдумать стратегию.
        Ключевое слово — Выживать.
        Что нужно для выживания в этом жутком и темном месте?
        Еда. Безопасность. Минимальный комфорт. Забота о здоровье.
        Еду нужно добывать и она должна быть как минимум не ядовитой и нормально усваиваемой организмом. Не хочу заболеть несварением или прочей ерундой. Организм у меня конечно потрепанный и видавший многое, но я по крайней мере внутренние органы постоянно проспиртовывал, уничтожал бедных микробов всякой дранью. А сейчас от алкоголя нужно держаться подальше. Кто знает, что мне взбредет на пьяную голову. Лучше голову держать трезвой. Обмыть победу успею на Островах или перед отправкой туда.
        Итак хорошая еда. Где ее достать? Точно не здесь. Здесь все пропитаной вонью и гавном, о какой еде можно говорить? Правда неплохо зашли пару попыток позавтракать, без последствий, но думаю что просто повезло. Еще пару съеденных тварей и фортуна повернется другим местом, а я буду выблевывать кишки и звать доктора, который не придет. Разве что доктор Конструктор.
        Вывод? Только выход на Нижние Уровни. Проще всего затариться в магазине за игровые денежки. Так я покажу Охотникам что в игре, и не нужно искать замену и затарюсь исключительно свежей едой и водой. Приток денег увеличиваются пропорционально прожитому времени, поэтому буду жировать со временем, как и намекал Мишень, упокой Остров его душу.
        Но есть в этом и свои минусы. То, что Игра не закончится это конечно хорошо, но и то, что Охотники будут знать, что я регулярно появляюсь именно в магазине Жирдяя это плохо. Засада будет обеспечена. Мишень именно так и попался. И несмотря на всю прокачаность и опыт его быстро успокоили. Не дожил всего пару дней, если память не изменяет.
        Вот и я со своей регулярностью могу закончить также. Этот вариант не проходит. Есть еще другие магазины, торгующие за игровую валюту, но мне нужно открыть их на карте, пока что в интерфейсе сведений об адресах нет.
        Можно поставить засаду и на всех магазинах, но это более затратно и скучно. В конце концов у охотников есть своя личная жизнь — там наверху, они учатся, сдают экзамены, общаются с родителями и друзьями, пьют дорогой коньяк и встречаются с женщинами. Они не смогут сутками сторожить все торговые точки. Если посещать магазины в случайном порядке и в непредсказуемое время, то шансы на попадание в ловушку резко уменьшатся.
        А почему Мишень так не сделал? Вспомнил. Он подставился из-за меня. Сбой системы. Два игрока одновременно в магазине. Толстяк вызвал Охотников. Никаких ловушек или засады не было. Просто не повезло, помогать новичкам равно не хорошо. Буду знать.
        Но теперь Охотники научены опытом и могут просчитать то, что я буду прятаться и выходить только в магазин. Не откидываем этот вариант развития событий.
        Где еще можно взять продукты?
        Реал и реальные деньги.
        Где достать денег? Обмен или продажа. У меня нет ничего ценного, чтобы я мог сплавить. Ну совсем ничего. Да и кому продавать вещи не знаю.
        Тогда деньги. Воровство или грабеж. Можно лезть в дома и пытаться искать там деньги по нычкам. Очень рисковано и очень сложно. Опыта у меня никакого. Как взламывать замки, как бесшумно передвигаться, как выбирать квартиры, как вычислять отсутствие хозяев внутри? На первом же ограблении провалюсь. Не подходит.
        Грабеж? Можно попробовать, но большие шансы попасться или полиции или Охотникам. Полиция у нас конечно не то, чтобы профессионалы но вот люди непуганные: могут шум поднять, а могут и сдачи дать. И хоть я рукопашный бой прокачал немного, зато нож потерял да и сила единица. Еще один плохой вариант. Думаю много игроков сгорело, применяя этот метод.
        Больше ничего придумать не могу. Попрошайничество? Так много не заработаешь, да и отследят быстро. Люди много все равно не дадут, сами нищие а конкуренты-попрошайки быстро на нож посадят. Я как-то видел такое в полупьяном состоянии. Познакомился с одним попрошайкой новеньким. Он накинул мне пару монет по доброте душевной и дал укрыться старым, дырявым но очень теплым пледом. Я обмотался им как мог и спал у стены напротив нового друга. Снилась мама, еще молодая и живая, снилась подружка из дома напротив, когда я услышал пыхтение и чмоканье сквозь сон.
        Когда я медленно и лениво приоткрыл глаза, то увидел группу людей в серых плащах. Они окружили моего друга и энергично махали руками, как будто морковку вырывали. При каждом рывке раздавалось чмоканье и попрошайка тяжело вздыхал и вздрагивал, только ноги тряслись.
        Я долго смотрел на эту сцену непонимающим взглядом спросонья. Понял только когда один из плащей обернулся и посмотрел прямо на меня. В правой руке что-то блестнуло и я понял что. Закрыл глаза и затаил дыхание, стараясь стать невидимым. Так и лежал очень долго, обливаясь то холодным, то горячим потом. А потом встал и не оглядываясь побрел покачиваясь подальше от места, оставив плед. Больше я друга и не видел.
        Так что связываться с попрошайками тот еще риск.
        Пока больше ничего в голову не приходит.
        Безопасность. Здесь уже сложнее, я нахожусь в Подземелье наполненном монстрами. Сюда не рискует заходить полиция и безбашенные подростки. Даже прокачанные имплантантами Охотники не заходят в это проклятое место. Тем не менее Мишень смог здесь продержаться почти месяц, а значит это реально. Ну и я еще жив.
        Три моих главных противника. Полиция. Охотники. Местная фауна.
        Полиция сюда не придет и поэтому не опасны. Остерегаться их стоит на поверхности во время вылазки за едой. Развешаны плакаты с моей фотографией и похоже ищут серьезно. Те же боты подают сигнал и сканируют местность. Как то я про это не подумал, когда планировал вылазки за едой. Опасность удваивается, если не больше. Но здесь безопастно. Даже если я на глазах полиции нырну вниз, они за мной не пойдут. Просто мысленно похоронят и попрошаются, а папку скинут в «Нераскрытые» или как она там называется.
        Охотники. Эти уже будут пострашнее. Во первых, они целеустремленные и радары нацелены исключительно на меня. Они меня знают, они меня ищут только с одной целью, в отличии от полиции. Они упоротые и это минус.
        Во вторых, они убивают. Они не арестовывают, не связывают, не допрашивают и не садят в камеру одиночного заключения. Они убивают и это огромный минус.
        От них не спрячешься внизу. Если они увидят куда я ухожу и где пересиживаю, то даже не знаю что будет.
        Или сюда полезут (что вряд ли) или спишут меня со счетов как прошлую Мишень. Даже не знаю, что лучше.
        Местная фауна. Очень в детстве страшные истории нам рассказывали про Подземные уровни и я до сих пор с дрожью вспоминаю воображаемых монстров. «Никто туда не ходит»,  — говорила мама. А я вот пошел и даже еще жив. То ли все монстры уже давно посдыхали от голода, то ли мне просто везет. Пока еще везет.
        А может быть именно этот участок в котором выживал Мишень и в котором сейчас я обитаю более менее безопасен. Если двигаться дальше можно нарваться и на безголовых детей, ползающих по стенам и на невидимых кровожадных крыс, которые нападают внезапно и нападаю одновременно с трех сторон. Одна вцепляется в яйца снизу и пока ты пытаешься оторвать бешенную невидимую тварь, вторая прыгает сверху на лицо и обхватывает тебя холодными лысыми лапами а третья вцепляется в спину и грызет-грызет. Блин, аж холод по коже. Нужно отойти от двери вглубь убежища и забыть про эти росказни. Так можно и чердаком поехать даже не встретив никого.
        Помню я одного местного сумасшедшего одноногого бродягу. Одни говорили, что он неудачно наступил на люк и тот перевернулся. Что- то дернуло его вниз, но бродяга (который был тогда вполне обычным непьющим рабочим) сумел вырваться и вытащил тело на поверхность и обливаясь кровью закрыл люк. Тело вытащил не полностью, ногу оставил в черноте подвала. По другой версии он что-то спрятал на Нижних уровнях. То ли деньги, то ли документы опасные. Короче прятал он их там. До поры до времени. Пока не вернулся полумертвый и без ноги. Больше он Вниз не возвращался. Сбухался и бродил по улицам с безумным видом.
        Много таких россказней ходило. Никто и никогда не совался сюда, только благодаря им и странным, жутким звукам иногда прилетающих снизу.
        А я все еще жив и все еще внизу.
        Что это? Чу! как говорится в старых сказках. Что за новые звуки?
        Я уже привык слушать местную плотную гробовую тишину, которая иногда прерывается или правильно сказать нарушается журчанием воды или шелестом крыльев очередной твари. Но на этот раз было другое. Совсем другое.
        Я присел и прислушался, замерев. Как будто от этого слух улучшался.
        Кто-то был рядом. Кто-то был в коридоре совсем рядом. Кто-то медленный и очень шумный. Неповоротливый и неуклюжий, чужой на этом празднике жизни. Я бросился вглубь убежища и замер, когда дверь распахнулась.
        Мелькнул луч света, прошелся по мне, не остановился и заскакал солнечным зайчиком по стенам. В комнату ввалилось двуногое существо. Темное, с огромными круглыми глазами и противно шурщащее резиной или чем то похожим. Я пригнулся еще ниже и на корточках пополз кругом, обходя существо.
        Луч света продолжал бегать по стене, существо тяжело дышало и я разглядел что в руке у него фонарь, а за спиной вползало еще одно. Двое против одного. Пропал.

        Глава 18

        ВРЕМЯ 5.42. ДЕНЬ 7. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 23 ДНЯ.
        «Сидел тихо как мышь» — это не про меня. Я перемещался бесшумно, как подводная змея. Подкрадывался к противнику как самый профессиональный в мире хищник.
        Двуногие существа не видели меня, но я их уже разглядел и почти догадался. За секунду до того, как они начали общаться.
        — Что там?  — дрожащим голосом спросил человек, который шел вторым.
        — Пустая комната,  — второй голос был более уверенный,  — Стой! Есть следы жизнедеятельности! Здесь кто-то был! Не входи!
        Он наткнулся фонарем на костер в углу, когда второй наткнулся лучом на меня.
        И тут я прыгнул.
        Это были люди. Не звери и не монстры. Странно одетые и неуклюже-неповоротливые, но все-таки люди. Это были не выпученные глаза, а странные большие очки. Не скорченные морды уродов, а что-то вроде противогазов, которые носят военные и полиция. Это не шорох волочащихся крыльев, а шелест кожаных плащей.
        На ощупь человек был холодный, сколький и даже толстый, но я все равно умудрился обхватить его руками и «уронить» на пол. Эффект неожиданности, вот и все преимущество. Напарник замер на месте подняв руки вверх, луч фонарика скакал по потолку, рисуя неожиданные узоры.
        Я колотил чмыря головой обо пол, пока он не вспомнил, что нужно сопротивляться. Сначала шло как-то мягко, но когда я сорвал с него маску и отшвырнул в сторону, то раздался более приятный хруст ломаемой кости. Пришли за мной? Да хрен вам а не Мишень.
        — Ро!  — булькнул персонаж в перерыве между ударами,  — По..!
        «Да хрен тебе, а не помощь» — думал я, но все-таки обернулся. Второй чудик отступил еще на шаг и дрожащей рукой направил луч. Опять не туда.
        Рывок и тело уходит из под ног. Я не ожидал такой активности и свалился на бок, а окровавленное чучело вскочило и воя ринулось к двери. С размаху влепилось в стену, отскочило на шаг назад и нырнуло издавая ужасный шум в проем двери.
        Черт, нельзя его выпускать.
        Я вскочил, системные сообщения мелькали перед глазами (потом посмотрю) и бросился за ним. Второй пришелец стоял не шевелясь и вжимаясь спиной в стену. Беглец пошатываясь брел, держась рукой за стену и чудом не падал в воду, когда я выскочил и зарычал. Кровь била в глазах, в висках пульсировал жар, издавать я мог только рычание. Адреналин хлестал из ушей. Нельзя его упускать. Никак нельзя. Даже ценой потери еды, оружия или еще чего. Нельзя упускать.
        Я побрел за ним, осторожно, стараясь не свалиться в желоб с водой посредине. Я чувствовал себя более уверенно здесь и лучше ориентировался. Догнал бы если бы меня не опередили.
        Что-то зашуршало, засвистело и мелькнуло в воздухе. Беглец упал и гулко стукнулся головой об пол. Я остановился. Что-то мелькнуло в воздухе и запищав бросилось на лежащего. Я пригляделся, стараясь разглядеть хоть-что-то в кромешной темноте, а сам сделал шаг назад. Кажется мне никуда гад уже не убежит.
        Еще звук и тело взлетело вверх. Дернулось и повисло над водой, бешенно дергаясь и выкручиваясь.
        «Свет!» — крикнул я автоматически, не соображая, что могут быть проблемы, но увидел то, что хотел.
        Беглец висел между небом и землей, опутанный чем-то вроде черной, блестящей паутины. Он висел вверх ногами и бешенно раскачивался, стараясь вырваться. Голову поджимал вверх и вбок, осознавая, что рухнуть желательно не на шею, которая легко ломается. Но паутина, хоть ее было и немного, держала крепко, как клещами. Он качался взад вперед и всхлипывая подвывал. Черт, я даже пожалел его и хотел уже бежать вперед, чтобы помочь, когда увидел тень.
        И-за поворота вылезало нечто огромное и страшное. Поток холодного воздуха появился из ниоткуда и прошелся сквозь меня, бросая в мелкую дрожь.
        Оно ползло по стене и появилась только передняя часть, огромная тень, когда я развернулся и побежал, спотыкаясь. Что-то свистнуло и воздух обжег щеку. Что-то липкое осталось на стене, я бросился вниз и влево, стараясь уйти от огня. Закончить жизнь в коконе под потолком? После всего, что я прошел? Да хрен вам.
        Распахнуть и так открытую дверь, забыв о том, что кто-то может ждать в засаде, залететь внутрь и захлопнуть ее за собой. Навалиться всем телом и замереть, прислушиваясь.
        Я слышал шуршание. Тварь точно бежала за мной, мечтая превратить в обед или ужин. Она ползла по стене, плюясь паутиной и целясь в меня, забыв про дергающуюся жертвы подвешенную позади. Она хочет закутать меня в черную гадость, потянуть за собой и подвесить к потолку, а потом прижаться всем холодным, мокрым слизким телом и разорвать кожу на шее, разбрызгивая кровь. Пить, пить и пить высасывая жизнь. Бля. Я прижался еще сильнее к двери и прислушался, напрягая все органы чувств. Тишина. Может она подкралась к самой двери и замерла, зависла выжидая жертву.
        А быть может она уже внутри, иначе что это за шипение за спиной. Кстати о спине. Я ведь оставил за спиной врага.
        Медленно оборачиваюсь ожидая нападения и совершенно не ожидая увидеть подобного.
        «Свет»,  — говорю ослабевшим голос и освещаю лучами фигуру. Второй беглец стоит лицом ко мне и не двигается. Он замер и даже руки подняты только на половину, на уровень груди. Он не нападает и даже не двигается с места. В чем причина? Да очень просто. В шипении и шелесте маленьких крыльев.
        Прямо перед лицом пленника висит в воздухе маленькое зубастое чудовище, называемое в народе «угольной мышью». Оно расправила крылья во всю длину, да так и зависло еле-еле шевеля кончиками. Почему не падает — непонятно, зато понятен источник шуршания. Теперь понятен.
        — Спокойно,  — бормочу я,  — Не двигайся. Дрема не трогай его.
        Мышонок продолжает жутко шелестеть и шипит.
        Способность перестает действовать и мы погружаемся в темноту. Я ориентируюсь на темный силуэт, стараюсь по звукам понять что происходит снаружи и в комнате.
        Шелестят крылья, шипит зверек и тишина за дверью. Ничего не меняется в этом мире ближайшие пару минут.
        — Дрема,  — шепчу я,  — Ко мне. Отпусти его.
        Дрема не реагирует и мне приходит в голову ужасная мысль. А если это неДдрема? Если это не тот монстрик с которым я смог наладить поверхностный контакт. Вдруг это другой, предводитель стаи или что-то вроде наводчика.
        Он служит чем-то вроде маячка и шурша крыльями распространяет на киллометры в стороны сигналы понятные только стае. Сейчас они летят со всех сторон подземелья направляясь в одну точку. Пикируют, кружатся, пищат и дерутся. Не задевают стены пользуясь идеальными локаторами. У них есть цель впереди. У них есть еда.
        Чертова фантазия, передавшаяся от папаши. По плечам прошел озноб и я уже слышал писки вдалеке. Туча приближалась…
        Нет. Показалось. Нет никого.
        — Дрема,  — зашептал я быстрее и настойчивее,  — Дрема, если это ты, докажи это. Я ведь не знаю какой ты. Может ты какой-нибудь Антоха, а не Дрема. Извини, не запомнил уникальную расцветку твоих крыльев. Старый я уже и пропитый насквозь. Пропитый и побитый. Ну так что?
        Монстр что-то пискнул, как будто отвечал. Случайность? Случайности не случайны? Фиг его знает, с места он не двинулся.
        — Пожалуйста, отпустите меня,  — раздался голос и я даже вздрогнул. Хорошо что темно, не видно.
        — Меня зовут Рагнар. Я очень хочу жить. Отпустите меня, я ничего не расскажу.
        Ну и погоняло. У них там наверху вообще, что ни имя то шедевр. Такое еще запомнить нужно.
        — Дрема, если не собираешься его отпускать, то повиси еще немного. Нужно поработать.
        Я хотел посмотреть на улучшения имплантантов, точнее на сообщение которые прилетали в последнюю очередь. Но перепуганному пришельцу знать не обязательно такие вещи.
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» УВЕЛИЧЕН НА ОДИННАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        И это все? А казалось, что тут целая рота цифр и буковок пробежала перед глазами за пару секунд.
        Что-то про новый навык пишет.
        — Дрема, посторожи его еще немного.
        Я полез в глубины буковок, чтобы почитать внимательнее. А, вот. Есть описание.
        УМЕНИЕ ПЕРВОГО УРОВНЯ «ЖЕЛЕЗНЫЙ КУЛАК». КУЛАК МОЖЕТ УДАРИТЬ С НЕРЕАЛЬНОЙ СИЛОЙ ОДИН РАЗ. ПРОБИВАЕТ ДАЖЕ ЖЕЛЕзО. КУЛДАУН 10 (5, 3) МИНУТЫ. ВНЕШНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ — КУЛАКИ СТАНОВЯТСЯ СТАЛЬНОГО ЦВЕТА.
        Шикарно. То, что может пригодиться. Правда слово незнакомое «кулдаун» не пойму, что значит. Что за минуты и почему в скобочках цифры?
        Дауны — это такая болезнь, насколько я знаю, а кулл… такой напиток? Ладно, черт с ними, как активировать умение?
        — Атака!
        Никакой реакции.
        — Удар!
        То же самое.
        — Суперсила!
        Ничего.
        Короче возился я минут десять нашептывая заклинания в самых разных вариантах, но подобрать ключ так и не удалось. Кулак не сжимался, не наливался силой, не краснел и не увеличивался. Пробовал говорить, как обычным тоном, так и кричал. Пленник заметно вздрагивал, а Дрема (если это был он) кажется даже оглядывался. Показалось, наверное, но было неудобно немного, да. Неудобно спать на потолке.
        Я пробовал говорить команды задом наперед, быстро и медленно, громко и тихо. Ничего. Тупорылые разработчики программного обеспечения для имплантов не смогли внятную инструкцию написать.
        — Блин!  — рявкнул я и врезал по притолоке. А вот этого делать не следовало. Как будто тысячи пружин тайно согнутые в локте распрямились одновременно жужжа и отдавая энергию для удара. Грохот было слышно даже на поверхности и это не хорошо.
        В стальной двери появилась нехилая вмятина размером с два кулака, а меня обсыпало штукатуркой, посыпавшейся сверху. За дверью послышался шум, писк и еще какие-то удаляющиеся звуки, как будто кто-то бросился врассыпную.
        — Однако,  — в наступившей тишине произнес пленник и Дрема пискнул из дальнего угла комнаты.

* * *

        Это был Дрема. Я уверен в этом. По крайней мере здесь, рядом со мной, он чувствовал себя как дома. Завис верх ногами в углу и затих, как будто заснул. А вот о пленнике такого не скажешь.
        Мои глаза уже привыкли к темное, как и его, наверное. Поэтому мы теперь стояли друг напротив друга и смотрели.
        Маску он уже приспустил с лица и она болталась на ремне, под подбородком. Молодой парень, судя по всему. Семнадцать лет. Еще не бреется. Выразительные, но испуганные глаза. Красивое лицо, девочкам нравится, я думаю. Тонкие брови, полненькие губы, ровный, чуть курносый носик, кожа должно быть ухоженная и без прыщей.
        Что это со мной? Засиделся под землей? На мальчиков потянуло?
        — Сними маску с морды, падла!
        Он непонимающе посмотрел на меня, но маску снял окончательно. Отстегнул ремешок и бросил ее на пол.
        — Мусорить в чужом доме нехорошо,  — я подошел ближе и толкнул его к стене. Парень отлетел, чуть не потерял равновесие, но вовремя схватился за стену.
        — Лицом к стене!  — крикнул я,  — Ноги расставил на ширине плеч, руки широко развел!
        Так, кажется, копы делают. Пленник послушался, не без паузы, но послушался. Положил руки на стену, расставил ноги и посмотрел на свисающего с потолка мышонка в другом углу.
        — Пожалуйста, не убивайте. Меня зовут Рагнар.
        — Да, похер, как тебя зовут. Заткнись, урод.
        Я как можно тщательнее обыскал его куртку, пошарился по карманам, прощупал грудь, подмышки. Потом пришлось переходить ниже. С отвращением (ну слава богу, нормальный) похлопал по заднице и скривившись, прощупал пах и карманы штанов. Ничего похожего на оружие не нашлось.
        — Что? Возбуждает?
        — Нет,  — ответил он глухо в стену.
        — А я думаю, да — и ударил его в бочину. Пленник скрючился и я ударил справа. Бил его руками, потом добивал ногами лежачего. Хорошо прошелся и сильно устал. Правда с моей единичкой силы избить по настоящему было трудно. Тут скорее напугать и предостеречь.
        Парень стонал и прикрывался от ударов руками, ладонями. Не умно, я бы мог переломать ему пальцы. Дрема встрепенулся, запищал и я остановился.
        — Не люблю голубятню. Хватит с тебя. Вставай. Лицом к стене.
        Нарушитель встал пошатываясь и держась руками за стену.
        — Где оружие спрятал?
        — Нет у меня оружия.
        — Врешь!  — я дал с ноги еще раз для профилактики, но осторожно, чтобы не дай бог новый навык не сработал. Хотя как он сработает, это же «Мощная рука» или «Мощный кулак». Как то так. Туплю в общем.
        — Ай, не бейте. Меня зовут Рагнар.
        — Да похер мне как тебя зовут. Какого черта ты полез сюда?
        — Я больше не буду. Отпустите меня и я больше сюда не прийду никогда.
        — Это точно. Ты и не выйдешь отсюда уже никогда.
        Малой резко заткнулся и наступила неожиданная тишина. Я сделал пару шагов назад, на случай если он надумает броситься в атаку. Паренек молчал и я отступил еще на шаг, чуть не споткнулся о лежащий рюкзак.
        — Это что?
        — Вещи наши,  — ответил пленник, оглянувшись через плечо.
        — Стой так и не дергайся. А то моя ручная угольная крыса быстро тебя порвет.
        — А разве они бывают ручными?  — начал было пленник, но я приказал ему заткнуться и сел у рюкзака. С пленника глаз не сводил. Ему уже терять нечего, может пойти напролом в атаку.
        Рюкзак хороший, тряпичный. Горловина по старинке перевязана шнурком. Я потянул за него и осторожно сунул руку внутрь. Мало ли что рюкзак может внутри хранить. Ручную змею или открытый острый нож или бритву для воров.
        — Это моё,  — мяукнул было парень, но испуганно замолк. Я ничего не ответил и приступил к обыску, не забывая поглядывать на худой силуэт и прислушиваться к звукам за дверью. Ну что, неплохой улов. Очень неплохой, эти ребята хорошо снаряжаются перед дурными вылазками.
        Первое, что я выудил был длинный фонарь, стального цвета. На батарейках, скорее всего. Я нащупал кнопку на рукоятке и нажал, направив на пленника. Яркий луч разрезал тьму и ударил ему в лицо, заставив зажмуриться. Он терпеливо закрыл глаза и ничего не сказал. Зато Дрема сорвался с места и громко возмущаясь и роняя слюни начал летать кругами.
        — Вещь,  — сказал я и выключил свет. Пригодится. Батарейки желательно не садить. Что там еще? Какая то пластмассовая коробочка, если не ошибаюсь красного цвета.
        — Дрема,  — вернись на пост!  — кинул взгляд на неподвижного пленника и нашел защелку. Дрема не возвращался, но и не улетал. Просто заныкался у себя в углу и продолжал там уже тусоваться. Паренек оказался без надсмотрщика.
        — Я не убегу,  — сказал он простительным тоном и ожидая ответа, но я не ответил.
        — Аптечка, что ли? В коробочке действительно лежали бинты, какие-то колеса и все в этом духе.
        — Да.
        Жгут для остановки кровотечения, бинты, марганцовка, перекись водорода, антибактериальный порошок, нашатырный спирт и еще по мелочи.
        — Спирт,  — заинтересовался я и начал перебирать баночки.
        — Его нельзя пить,  — осторожно промямлил парень, догадавшись,  — точнее можно, но только один раз.
        — Почему только один?
        — Второй вам уже не понадобится. Я захлопнул аптечку и он вздрогнул. Отодвинул ее в сторону и продолжил рыться в «волшебном» рюкзачке.
        — Посмотрим что там у тебя еще есть, только не дергайся пока дядя занят. Плохо кончится.
        Несколько упаковок спичек. У меня уже есть четыре плюс шесть от пленника. Итого десять. Богатство. Две свечи, если я правильно разглядел. Точно свечи. Пригодится. Я чиркнул спичкой о коробок и зажег одну свечку. Комната осветилась и стало намного приятнее. Такой себе интимный полумрак. Дрема пискнул возмущаясь, но больше драпака не давал. Продолжал висеть в своем уголке. Парень поначалу прикрыл глаза рукой, но посмотрел на меня и руку осторожно и медленно убрал.
        — Очень хорошо,  — сказал я и заглянул в рюкзак,  — что еще есть для папочки? А ты стой и не дергайся. Можешь осмотреться, только без лишних движений.
        Малыш кивнул.
        — Я бы не советовал часто спичками пользоваться,  — буркнул пленник.
        — Это еще почему?
        — Скопления газа могут быть здесь, особенно в таких закрытых помещениях. Так рванет, что мало не покажется.
        Я пожал плечами и глянул на дрожащее пламя свечи. Представил как волны пламени несутся по подземелью снося все на своем пути. Да черт с ним. Не рвануло, значит тут нормально. Дальше буду осторожнее.
        — Твоих советов никто не спрашивал чудак. Что там у нас еще
        Три бутылки питьевой воды. Неплохо. Совсем неплохо. Добавить к моим запасам и будет семь бутылок.
        А вот и еда.
        Четыре мясные консервы. Хорошо, портиться не будут, долго хранится. Печенье упакованное в герметичный пакет. Одна штука.
        — Хорошо вы запаслись, ребятки. Надолго собирались.
        — Мы диггеры, предусматриваем все,  — осторожно ответил малой.
        — Кто-кто?  — буркнул я, ковыряясь в бездонном мешке. Глядишь ты, а казалось, что небольшой рюкзачок.
        — Диггеры. Такое движение молодежное. Покоряем недоступные вершины или глубины. Ступаем там, где не ступала нога гражданина. Это не на Островах в эльфов и гномов играть — это настоящие приключения без имплантантов. Мы..
        — Понятно,  — прервал я его восторженную речь. Не без удовольствия.  — Прожигатели жизни. Мажоры. С жиру беситесь, когда здесь люди вкалывают на заводах, отвлекаясь только на сон и еду.
        Парень обиженно замолчал и не отвечал. Ничего, он у меня заговорит.
        — Что же делать с тобой? О, а это что?
        Я вытащил нож. Хороший, складной. С разными лезвиями, открывашками и шилом.
        — Вещь,  — я сразу сунул его в карман, предварительно закрыв. Для самозащиты не понадобится, но вот в хозяйстве пригодится, да.
        Пассатижи.
        — А эти кусачки зачем вам?
        Пленник пожал плечами и буркнул: «Пригодится в походе». Не желает разговаривать. Обиделся. Да фиг с ним. Что там еще?
        Что-то не больно кольнуло в рук и я прощупал дно осторожнее. Понятно. Сунул руку и достал отвертку.
        — Понятно. Тоже в походе пригодится. Вот хапуги. А это что?
        Потянул за целлофан и вытащил упакованную новенькую маску-респиратор. Желтый намордник, белая ткань и синие шнурки, чтобы натягивать на голову.
        Посмотрел на пленника.
        — Чего же не одел? Сам ведь без намордника. В маске какой-то.
        Парень промолчал и опустив голову пожал плечами.
        — Понятно. Ты хоть пассатижами умеешь пользоваться или взял потому что все берут?
        Он опять пожал плечами.
        — Понятно,  — повторил я и еще раз прошелся по дну. К сожалению все имеет свойство заканчиваться, как и содержимое сундучка. Но остатки сладки, ага.
        Еще лейкопластырь завалялся на дне.
        — Боковой карман,  — сказал пленник,  — там еще если вам интересно.
        Я сунул руку и с воплем отскочил в сторону.
        — Змея! Блин, змея.
        Но сразу успокоился уловив выражение лица пацана. Он улыбался. Скрытно, опустив глаза, но явно улыбался.
        — Это веревка, успокойтесь.
        Я то успокоился. Только подошел к ухмыляющемуся ублюдку и влепил ему красивую оплеуху. Он схватился за обожженную щеку и отвернулся, скрывая слезы.
        — Ничего смешного,  — я отошел на место и вытащил моток.
        Не надо на мной смеяться. Я нервный. И боюсь этих пресмыкающих…
        Неплохая веревка. Большой моток, на первый взгляд метров 10 -15.
        — Повесить тебя что ли на этой веревке?  — вслух подумал я и вытащил рацию. Старая, еще с того времени. Херня.
        Только спалиться можно. Бесполезная вещь. Рация полетела через всю комнату и врезалась в стену, вспугнув моего крылатого «Жорика». Не разбилась, стукнулась и с глухим стуком упала на землю. Ладно потом разберусь.
        Парень проводил ее взглядом, но осторожно не дергаясь. Боится.
        Что там еще осталось? Какая-то бумага. Я достал свернутый плотный рулон и поднес ближе к глазам. Сначала не понял, а потом дошло. Фыркнул и поставил на землю.
        — Хорошо, что взял с собой. Пригодится.
        Хотелось как то смешнее сказать и язвительнее, так чтобы дыхание перехватило у чудака и страх ледяным ветром прошелся по жилам… Но есть что есть. Пацан тупо молчал и смотрел в пол. Шутка про туалетную бумагу его не зацепила.
        Еще бумажка. Нашлась в боковом кармашке, упакованная в файл. Я разорвал пленку и кинул остатки на пол. Неплохо бы не сорить в своем доме, может быть потом поубираю. Мы манерам не обучены.
        Это оказались документы. Копия учетной записи и медицинской карты. Как это называется когда бумажки в пластик закатываются? Не помню. Лами-шмами. Что-то такое.
        Возня со шмотками закончилась. Пришло время решать, что делать с этим типчиком.
        — Ну, что же Вольдемар. Давай пообщаемся.

* * *

        Не Вольдемар. Рагнар. Да и какая разница. Судя по документам совсем малолетний. Проживает на Высших уровнях. Адрес такой-то. Бла-бла-бла. Безработный. Не учится. Образование низшее — первого уровня. Сейчас не учится.
        Шестнадцать лет. Совсем еще сопляк, не нюхавший жизни. Чего сюда поперся?
        — Чего поперлись вы сюда?  — спросил я, начнем хотя бы с этого.  — Чего вам уродам здесь надо было?

* * *

        Рагнар уже год как получил образование первого начального уровня и как раз собирался получать второе. Вот только его хотелки не совпадали с его возможностями. Или его способности с его хотелками. Короче говоря мир наверху тоже не однородный. Не все там пафосные, богатые и ходят в разноцветных колготках с бокалом шампанского в руках. Кому-то нужно эти бокалы мыть, наливать, подавать. Кому то нужно мыть туалеты и подметать окурки дорогих сигарет. Рагнар был из такой семьи. Простая рабочая семья, которой в своё время повезло поселиться не на Нижних уровнях. Довольные своей участью и не дорогим бытом. Папа работает на упаковке, мама — продавщица в мясном (только свежее мясо). Но вот Рагнар как и любой подросток с этим не согласен. Не согласен с предуготованной ему судьбой и поэтому решил не поступать в обычное заведение, то что предназначено таким как он.
        Рагнар хотел работать оператором на Островах и прикоснуться к той жизни хотя бы со стороны обслуги. Он не хотел мыть посуду или сортировать аккумуляторы сутками. Он хотел быть частью Игры. А там даст Бог и до НПС дорастет.
        Не судьба. Поступать в учебное заведение Островов может каждый, но поступить получается одному из тысячи. Парень не поступил с первого раза.
        Пробовать можно бесконечно и Рагнар собирался пробовать еще и еще, пока мечта не сбудется. Мама и папа почему-то не сильно возражали, хотя сестра уже давно работала горничной в отеле и ей никто поблажек не делал. Но Рагнару разрешили попробовать еще раз. И теперь он ждал.
        А тем временем. Конспекты все прочитаны, материалы изучены, работы нет и есть много свободного времени. Появляются друзья. У Рагнара появился Борис, который познакомил его с диггерами.
        Как я понял диггеры это что-то вроде молодежного движения и учавствуют там обычно дети не из богатых семей. Молодежь, которой наскучила тоскливая пресная жизнь, но они не могут купить себе билет на Острова. Пришлось делать свои Острова.
        Диггеры занимаются тем, что нарушая все возможные законы лазят по уровням. Предпочтительно вниз, но бывает и вверх. Они ловят кайф в том, чтобы пойти туда куда идти нельзя и остаться непоймаными. Неделями обдумывают и собирают снаряжение и спускаются вниз ходами, которые знают только они. Еще ни разу не попались. Ну все бывает в первый раз.
        На этот раз Рагнар и Борис решили сыграть по крупному. Они решили спуститься туда, где не ступает нога нормального человека. И они проиграли. Особенно Борис, который сейчас где-то там в луже лежит.
        — Да уж,  — сказал я и почесал башку,  — не сиделось вам дома, придурки. Одним скучно и они с чужими жизнями играются, а вы решили со своими пожонглировать. Вот один и валяется. Что же делать с тобой?
        — Отпустите. Меня зовут Рагнар…
        — Да заткнись ты. Пофиг мне как тебя зовут. Дай подумать.
        Дрема зашипел и расправил крылья в своем углу. Маленький злобный кожанный зонтик.
        — Съесть его мы всегда успеем,  — ответил я и почувствовал, как парень задрожал мелкой дрожью. Серьезно, почувствовал. Как вибрация в воздухе.
        — Не сейчас. Думаю не сейчас. Но и кормить его не выгодно.
        Парень покосился на дверь и я ухмыльнулся, хотя может он и не видел улыбки но почувствовал. Вибрацию.
        — И чего вас понесло сюда. Что теперь делать? Убивать тебя не хочется, я все-таки не убийца. Почему медицинского спирта с собой не взял? Тоже ведь может в дороге пригодиться. А я бы мозги прочистил.
        Пристрастие к алкоголю опустилась уже до сорока процентов, но выпить все равно хотелось. Не удержался бы.
        — Что?  — переспросил пленник.
        — Почему ты постоянно повторяешь как тебя зовут?
        — Что?
        — Меня зовут так, меня зовут так… что это за чухня? Зачем ты мне это втираешь?
        Я встал и шагнул к пленнику. Он шагнул назад. Я вперед, он назад. Угольный мышь запищал обеспокоенно, затрещал крыльями и пленник остановился как вкопанный.
        Я подошел ближе, почти вплотную внутренне ожидая атаки, бега или чего угодно, что может сотворить отчаявшийся пленник. Но он дрожал.
        — А вы не будете злиться?
        — Не выкай мне, не старик я еще.
        — Ну ладно,  — парень посмотрел на меня искоса и сделал еще один маленький шажок назад,  — Мы, диггеры, изучаем искусство выживания на уровнях и это в основном запрещенные издания, которые передаются из рук в руки. Но именно этой информацией, которой я воспользовался и которая вас так раздражает я видел по телевизору в какой-то научно-познавательной программе. «Час психолога» или что-то вроде того.
        Так вот там была передача про уличное насилие, про ограбления и маньяков всяких и я хорошо запомнил, что нужно назвать маньяку свое имя — это поможет очеловечить тебя в глазах монстра. Тогда маньяк увидит в тебе личность, а не кусок мяса для пыток. Может пожалеть, может отложить казнь и это даст тебе дополнительные шансы на выживание.
        — Хрень,  — сказал я,  — ты меня что ли за маньяка держишь? Думаешь буду тебя насиловать и резать по кусочкам?
        Парень вздрогнул и я отошел, повернувшись к нему спиной. Необдуманно, но он не нападал и не убегал.
        — Сядь!
        — Куда? Здесь некуда.
        — Вот прямо на пол и садись.
        Я показал пример и взгромоздился около своего богатства. Паренек тоже присел.
        — Хрень получается, но это работает. Что-то мне тебя уже и убивать не хочется. Не то чтобы я сильно хотел, но так нужно бы сделать. Черт побери.
        Я крутил веревку в руках и продолжал размышлять вслух.
        — Тут такое дело. Нельзя мне проиграть. Слишком я увлекся уже этой Игрой. Сначала было просто желание выжить, а если не выживу то и хрен с ним. Жизнь у меня собачья, потерять не жалко. А вот сейчас. Азарт появился, понимаешь? Чем дольше держишься, тем больше плюшек получаешь, тем сильнее становишься. Денег больше стало, оружие, еда, медикаменты. Даже туалетная бумага уже есть, могу посрать с комфортом. Уже и умирать не хочется. А всего то месяц продержаться, прикинь. Неполный.
        — Вы о чем говорите, извините?  — переспросил осторожно пацан.
        И я ему рассказал. Рассказал все. Как все начиналось, про первую драку, про интерфейс и роботов восстанавливающих плоть. Про девочку, которая предала и про Мишень, который почти смог. И про то, что я теперь вместо него. И про свое убежище, которое не сдает беглецов. Парень слушал внимательно и только кивал в такт моих слов.
        — Вот это да. Теперь я понимаю.
        — Теперь ты понимаешь, почему не можешь выйти отсюда живым.

* * *

        Никто не знал, что я здесь. Никто не знал про это убежище. Никто не знал, что здесь можно выжить, если очень захотеть. Никто не знал, что здесь сигналы не проходят. И никто не должен узнать.
        А Рагнар мог об этом рассказать. И он сто процентов расскажет, если выберется живым с этого уровня. Поэтому я не мог его отпустить, а он это понимал. И опустил голову.
        — Вы меня убьете?
        — Ты меня сдашь по любому, как ни крути. Если доберешься домой, то придется рассказать где ты был. Если удержишься, то к тебе придут родители друга и они захотят знать, куда он делся. Они ведь знают, что вы друзья или даже, что ушли вместе. Если ты выдержишь и это, то придут копы и опять твои родители. Где-то на этом этапе ты точно расколешься. А если нет, то копы заберут тебя с собой, в участок. И поверь, тогда ты точно расскажешь. Они умеют убеждать. Пальцы в двери или головой в бочку с холодной водой — ты все расскажешь. А потом тайна перестанет быть тайной. А потом за мной придут. Если не те, так эти. Поэтому ты должен умереть.
        Я встал и паренек сорвался с места. Где только силы взялись и смелость? Рванул как крысюк на подпольных скачках. Был один такой с кличкой «Быстрый и резкий». Вот и этот рвался к двери, как к спасательному кругу. Нет уж друган.
        Я оказался быстрее, так как ждал этой последней попытки.
        Успел схватить его за куртку, но беглец вывернулся как уличный бродяжка выворачивает ухо из пальцев торговки и оставив одежду схватился за дверь.
        Тут вступил в дело безумный от счастья Дрема и пацаненок никуда не ушел. Визжащая, пищащая черная кожаная шапка на голове вот и все что я видел, когда вопящий парень бегал по комнате махая руками и стараясь скинуть крылатую тварь. Шапка махала ушами, пищала, трещала, свистела и слезать не хотела. Я стоял у двери и следил, чтобы они не вылетели наружу по инерции, случайно. Заслонял телом выход. Кончилось все тем, что перепуганный и ошалевший от боли диггер влупился башкой со всей дури прямо в стену, надеясь прибить моего друга. Дрема среагировал моментально и уже кружил над головой дегенерата, когда тот летел в стену. Конец истории.
        Вверху летает противная угольная мышь, у стены скорчился подросток с разбитой башкой, вся морда в крови, посреди комнаты стоит бомжацкого вида мужик с очумевшим видом и озирается по сторонам. И тишина. Конец сцены.

* * *

        Когда Рагнар очнулся я сидел в противоположном углу и немного дремал. Мог себе позволить с таким сторожем. Но стоны паренька меня вывели из комы.
        — Проснулся, беглец чертов? Надо было тебя вальнуть, да рука не поднимается. А еще хищники на труп сбегутся, не отобьешься.
        Рагнар застонал и сел, опираясь спиной об стену. Скривился и схватился руками за башку. Отдернул руки и посмотрел на меня. Свечка уже выгорела, но наши глаза достаточно привыкли к темноте, чтобы перемигиваться.
        — Чего? Перевязал я тебя. Бинты твои же и потратил. Видишь? Пригодилась наука из запрещенных книжек.
        Рагнар застонал и пробурчал что-то.
        — Не за что. Перекись еще нахерачил сверху и остальных лекарств. Ну, чтобы заражения не было. А то у тебя там открытая рана, здорово ты башкой лупанулся.
        Рагнар опять застонал, но сказать ничего не сказал. Вот и спасай этих диггеров после этого.
        — Ты хоть память не потерял? А то будет как в бесконечных фильмах по ящику.
        — Помню я все,  — буркнул он,  — Где Борис? Его нельзя было спасти.
        — Нет, друг,  — махнул я рукой и открыл бутылку с водой. Нет здесь холодка, теплой она становится, как моча. Невкусной. Но пить нужно,  — Борис твой уже того. На самом высшем уровне, поверь мне.
        — Погиб?
        — Думаю да.
        Отвечал я уже с трудом, еле ворочая языком. Страшно хотелось спать и раскалывалась голова. Усталость, беготня, бессонница, нервное напряжение давали о себе знать.
        Я потряс головой отгоняя наступающий туман и встал. Пару раз присел и каждый подъем задницы был все тяжелее и тяжелее. Хотелось просто вытянуть ноги, опереться о стену спиной и закрыв глаза вырубиться. Что там характеристики говорят?
        УСТАЛОСТЬ 90 %
        Вам нужно отдохнуть и все такое. Я кряхтя поднялся и подошел к пленнику.
        — Повернись спиной, руки назад и в угол иди.
        Малой побелел, но молча повернулся и пошел. Я поднял веревку и старательно завязал узлы ему на запястьях, приказал сесть боком к стене и еще и ноги захватил. Не туго, чтобы кровь у него не застыла в жилах, кажется можно их потерять, если долго просидеть туго связанным.
        — Вроде бы все. Не бойся, я тебя не убью. Я не убийца. Думал об этом, честно, но не смогу.
        — Я знаю, что вы не убийца,  — пробормотал паренек,  — Вы хороший человек.
        — Это ты тоже в телешоу видел? Так нужно говорить маньяку?  — я отошел в противоположный угол и рухнул у стены.
        — Нет,  — буркнул паренек.
        Глаза слипались со страшной силой и зевота выворачивала челюсти. Мир вокруг начал окрашиваться в темно-красный цвет.
        — Я кемарить. Не вздумай бежать, убью. Дрема следи за ним.
        Сон обрушился внезапно, накрывая с головой. Последним что я видел было как пленник ворочался, стараясь устроиться поудобнее.

        Глава 19

        ВРЕМЯ 16.23. ДЕНЬ 7. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 23 ДНЯ.
        Спал долго и крепко. Вырубило как гантелей по голове врезали.
        Так можно и всех заложников проспать, а проснуться в руках Охотников. Обошлось. Он не избавился от моих простеньких узлов и похрапывал на своем месте.
        А вот Дрёмы не было. Летающий черт пропал, насколько я видел в темноте. Шепнул свое заклинание, активирующее лучи из глаз и прошелся по темным углам. Мыша не было нигде. Свалил. В голове метнулась перепуганная и дрожащая мысль — я посмотрел на дверь. Заперто. Но как он тогда вылетел?
        Фиг с ним. Голова немного побаливала, но кажется период ежедневных сообщений я прошел первый раз без боли. Что там у нас накапало?
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ДАННЫЕ ОТПРАВИТЬ НЕ УДАЛОСЬ. ПРИНОСИМ СВОИ ИЗВИНЕНИЯ. СЛЕДУЮЩАЯ ПОПЫТКА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        Отлично. Защита не пробивается.
        СИЛА УМЕНЬШЕНА НА ОДИН БАЛЛ. ТЕПЕРЬ ВАША СИЛА РАВНА НУЛЮ. ИНТЕЛЛЕКТ УВЕЛИЧЕН НА ДВА БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ИНТЕЛЛЕКТ РАВЕН СЕМИ.
        Вот такие изменения. Все чудесатее и чудесатее. Слабею на глазах. Зато умный.
        Парень застонал и я вздрогнул, испугавшись неожиданного звука в тишине.
        — Не спишь?  — голос гулко прозвучал в пустой квартире.
        — Нет. Больно лежать, поспишь тут.
        — Понимаю.
        Я встал и поводил руками. вверх-вниз. Пару раз присел разминаясь и освободил пацана. Веревки забрал с собой.
        — Сиди тут.
        Он и не уходил. Со вздохом облегчения сел у стены и начал растирать затекшие запястья.
        — Есть хочешь? Лично я голодный, как шахтер после двух смен.
        Парень кивнул и на всякий случай уточнил.
        — Хочу.
        Стараясь не поворачиваться к нему спиной я рылся в пожитках, размышляя в слух.
        — Немного у нас еды. Пару дней протянем, если будем экономить. А потом всё. Или испортится или съедим.
        Пленник молчал. Он понимал, что имеется в виду. Боливар двоих не увезет. Слишком много ртов.

* * *

        Поужинали, хотя какой это ужин в пять часов. Но здесь всегда была ночь. Допили вчерашнюю бутылку воды на двоих и я вскрыл первую мясную консерву. Вот честно, как будто в рай попал. Такого удовольствия от еды не получал очень давно. Мясные кусочки таяли во рту, жир стекал по пальцам, но мы (и студент тоже) с удовольствием слизывали его. Ну а что? Нельзя же дать добру пропасть.
        Опустошенную пластиковую банку, я хотел швырнуть в угол, в кучу мусора, но передумал. Пригодится.
        — Хорошо, но мало. Да? Как там тебя, Ростислав?
        — Маловато,  — согласился он а я прошелся по комнате, не забывая посматривать за пленником и спрятав нож в рукаве. На всякий случай.
        — Вы два рюкзака несли с другом своим? Ну с этим, как его чертом…
        — С Борисом?
        — Точно. Борис тоже эти ваши вещи собирал? Нёс с собой лекарства и хавчик?
        — Ну да. У всех свои наборы вещей. Хотя принцип один. Выжить в непростой ситуации.
        — C собой у него мешок был?  — перебил я.
        — Да.
        — Ну тогда, поворачивайся к стене.
        Опять пришлось брать веревку и старательно упаковывать студента. Я не профессионал в этих вопросах, поэтому немного вспотел, ага. Но получился нормальный сверток.
        — Лежи смирно, скоро вернусь.
        Подергал за узлы и вышел за дверь.

* * *

        Чем больше живешь под землей тем больше приспосабливаешься ночной жизни. Я стал лучше видеть в темноте, лучше з ориентировался и уже меньше боялся неизвестных подземных монстров. Пора менять кличку с Мишени на Крота.
        Привычно огляделся и прислушался. Вроде бы никого, только еле-еле журчит вода. Фонарик я с собой не брал, незачем привлекать внимание.
        Пошёл касаясь влажной и холодной стеночки рукой, чтобы не забрести в воду. Считал шаги, чтобы вернуться без проблем, поворотов запоминать не требуется, по прямой нужно идти. И недалеко, десяток метров, если не меньше.
        Труп я различил издалека, он висел неподвижно не покачиваясь, продолговатый вертикальный силуэт.
        Я остановился и осторожно присел, не отпуская спасительную мокрую стену. Пальцами зацепил тонкую холодную трубу, проходящую над землей. Жужжание. Какие-то звуки все-таки были и были они довольно неприятные. Я на корточках пошел дальше не отводя взгляда от висящего силуэта. Какой-то он был неправильный, неправильной формы. Где ручки, ножки, круглая голова? Цельный силуэт без человеческих перегибов.
        Если хорошо подумать и вспомнить, что я видел — это скорее кокон. А спеленал жертву огромный подземный монстр а-ля паук. А следовательно Борис может еще быть жив, хоть мне от этого толку ноль, а возни ужасно много. Но вот такой я человеколюбец вдруг стал. Мама хорошо воспитывала.
        Кокон качнулся легко, еле заметно и я приостановился. Живой или просто сквозняк? Не терпелось воспользоваться своим уникальным навыком, но это было бы нереально глупо. Я сидел и всматривался в темноту, пытаясь понять что происходит когда из-за поворота появился монстр.
        Сначала дыхание. Тяжелое, мрачное и громкое. Сопение большого станка или старого автомобиля из кино. Потом из-за поворота в нескольких метрах от кокона вылезло оно.
        Я не смог хорошо разглядеть из-за темноты и из-за того что оно было невероятно огромное, занимало практически весь обзор и с трудом протискивалось в проход. Оно пыхтело, сопело и медленно сокращало расстояние. А я кстати был совсем недалеко и пора было валить. Но ноги, как это и принято в дешевых книжках онемели и не слушались. Я сел на задницу, не отпуская руку от стены. Как будто только это прикосновение могло защитить остатки разума. По руке что-то проползло, холодное и склизкое, но я не закричал. Не успел потому что что-то на сорока колючих ножках пробежало по ладони. А потом что-то с теплым пузиком прошлось. И еще и еще. Десятки мелких тварей струились по стене, не обращая внимания на мою руку, целеустремленно шли туда же куда и монстр.
        Босс (так я его прозвал) добрался до кокона и остановился. В паре метров от меня. Я затаил дыхание и молился, что оно не видит в темноте и не реагирует на липкий человеческий пот, который с меня лился ручьями. Хотя по хорошему нужно было отсюда сваливать как можно быстрее. За монстром были еще монстры и их было много. Они вели себя тихо, но я видел силуэты. Летающие, ползающие по стенам, ходячие на полусогнутых конечностях и передвигающиеся по потолку с помощью тонких ниточек. Не будем забывать про подводных тварей. Там плескалось какое-то многочисленное дерьмо, но я заглядывать не стал. Простите, пацаны, не до вас.
        Вся эта дружная толпа сгрудилась за спиной монстра и выжидала. Под потолком шелестели крыльями угольные мыши, этих я уже узнавал по звукам.
        — Будут жрать чувака,  — подумал я и не ошибся. Монстр затрубил, громогласно, отражаясь эхом на километры и пиршество началось.
        ХАРАКТЕРИСТИКА СТРАХ УВЕЛИЧЕНА НА 30 %
        ХАРАКТЕРИСТИКА СТРАХ УВЕЛИЧЕНА НА 10 %
        ХАРАКТЕРИСТИКА СТРАХ УВЕЛИЧЕНА НА 40 %
        Спасибо, блин. Я знаю, что напуган до усрачки. Монстры облепили тело огромным плотным ковром и я слышал чавкание. Меня била дрожь и рука наконец-то оторвалась от стены, утратив связь с психическим равновесием. Они жрали человека может быть живьем, одурманенного ядом а может недавно умерший труп. Какая нафиг разница. Теперь он точно раскачивался под весом насевших монстров: взад вперед и влево-вправо. Капли и куски падали вниз в воду где его подхватывали и рвали местные жители. Я упал на спину и опираясь локтями о землю пополз назад. Если они не наедятся, если они сейчас обернутся и увидят еще одного человечка, то игре конец. Жизни моей непутевой конец.
        Правой ладонью влез в воду и резко выдернул назад, всплеск. Приступ паники. Я заблудился и ползу не в ту сторону? Я потерял ориентир в темноте и ползу в воду? Где моя стена, бл?
        Вот она моя родимая. Холодненькая, с трубочкой внизу. Монстры чавкали все громче и быстрее. Начали пищать, подвывать и противно щелкать. Увидели меня? Обсуждают какой этот чудик на вкус? В какую сторону идти? Я немного заблудился. Соображай быстрее! Подальше от трупа и будет то, что надо, тут же по прямой. Я развернулся и мелко-мелко засеменил домой, ощущая спиной взгляды монстров или это был мой страх? Он смотрел мне между лопаток и подгонял, заставлял переставлять онемевшие ноги?
        Над головой пролетела угольная мышь и запищала. Дрема? Или чертов монстр указывает на то, что жертва бежит? Я ускорился и споткнулся. Потерял равновесие и упал на колено. Встал и побежал уже не скрываясь. Да ну вас нахер, ребята! А-а-а-а!

* * *

        Рагнар лежал лицом к двери и подозрительно дернулся, когда я ворвался внутрь. Сбежать хотел? Не до тебя сейчас.
        Я навалился на дверь и максимально плотно прижал её и закрыл. Чуть не выдавил наружу с перепуга.
        — Ммм,  — замычал перепуганный студент и я рявкнул чтобы он замолчал. Он замолчал.
        — Тихо! Там чупакабры, которые твоего друга сожрали могут и нас сожрать. Так что тихо мне тут. Дрема есть?
        — М?
        — Да ладно,  — я махнул рукой и прислушался.
        Тишина. Никто не преследует и не кричит «Держи его!». Никто не чавкает под дверью и не дышит там же.
        — Повезло,  — выдохнул я, когда в дверь с размаху врезалось тело.
        Гулкий грохот, стук и не такая уж непреодолимая преграда вздрогнула.
        — Ой, ой!  — закричал я, добавив еще кучу грязных выражений и уперся плечом в дверь.
        — Ай, ай!  — заорал пленник и попытался отползти подальше в угол. Еще удар и я уже почувствовал его плечом. Не так сильно, как показалось вначале. С ног не сбивает, дверь с петель не срывает и грязь, штукатурка, оббивка на голову не сыпется. Еще удар.
        — Отвали!
        Еще удар, уже тише. Плечо подставлять было совсем не обязательно, ломившийся с той стороны не мог пробить преграду с такими нищебродскими усилиями. Десять таких таранов нужно. Но на всякий случай плечо я не убирал.

* * *

        Вскоре грохот прекратился и остался только быстрый стук моего перепуганного сердца. Слышно на весь Уровень. Руки дрожат мелкой дрожью, сосредоточишься на одной ладони, даешь ей приказ успокоиться и не дергаться — работает. А в это время вторая трясется в два раза быстрее. Хорошо меня торкает, датчики имплантантов зашкаливают. Два-три глубоких вздоха. Медленно впускаем, медленно выпускаем. Повторить. Прислушаться к молчащей тишине за дверью. Все нормально, там никого нет. Все нормально. Нормально.
        — Кто там был?  — простонал Рагнар из темноты,  — Кто бежал за вами?
        — Хрен поймешь,  — устало ответил и я сел прямо у двери, прижавшись спиной к ней,  — Наверное тот, кто сожрал твоего друга.
        Рагнар молчал.
        — И не подавился,  — пробурчал я,  — вот только рюкзак жалко. Еда пропала.
        В дверь еле-еле стукнуло и зашуршала бумага, поскребли ногтем. Мы молчали. Из-за двери пискнули и опять шуршала бумага или крылья. Поскреблись.
        — Нет, Дрёма — отрезал я,  — ты это, или не ты — хрен поймешь. Дверь я не открою.

* * *

        Время 20.02. День 7. Осталось играть 23 дня.
        Через два часа мы опять проголодались. Не знаю, как пленник но я точно устал сидеть под дверью и слушать свой бурчащий живот. Больше ничего не происходило, звуки извне уже давно затихли и никто не прорывался, хотя не исключено, что ждали в засаде. Эти хищники умеют сидеть тихо.
        — Жрать хочешь?
        — Да,  — прозвучал жалобный голосок из темноты и я осторожно, стараясь не шуметь, пополз на звук. Страшно было отпускать дверь, но пусть они ждут и думают, что я еще сторожу, а мы перекусим тем временем.
        Развязать Рагнара оказалось сложнее чем ожидалось, узлы крепкие — перестарался. Пацан лежал смирно и выполнял все указания, помогал как мог. Когда справились я приказал ему сесть, достал нож, булку хлеба и консерву. Хлеб испортится, нужно в первую очередь уплетать.
        Консерва удобная из дорогих, такая что открывается, когда потянешь за колечко. Поделили на двоих и молча чавкали. Я нифига не наелся и открыл вторую. Дал пацану еще хлеба, а большую часть консервы умял сам. Ну вот это уже совсем другой разговор. Давно так не обжирался, аж в сон клонит.
        Рагнар доел хлеб и закинул все крошки с рук и одежды в рот.
        — Мда. Хорошо пакуешь. Невыгодный ты, паренек. Пей.
        Я открыл бутылку воды и дал ему напиться, а потом добил остатки сам. Минус бутылка.
        — Надолго нам не хватит. Как думаешь, стоит свечу зажечь?
        — Не стоит,  — осторожно сказал паренек,  — отблески будут видны за дверью. Могут привлечь внимание монстров.
        — Это правда,  — я отполз подальше и сел у двери на всякий случай,  — и так много шума наделали, а нам тут еще жить.
        Почему я сказал нам? Да эта чертова доброта, человечность и мамино воспитание. Не могу я этого парня убить просто так, беззащитного. Нужен хотя бы повод. Попытка к бегству или нападение. Просто так не могу. Не по людски. Но и отпустить нельзя и кормить-поить двоих накладно выходит.
        Пленник тоже услышал это, но благоразумно молчал. Не стал рассыпаться в благодарностях и ползать на коленях, целуя ноги. Он просто понял, что еще поживет, хлеб пожует. Мой хлеб, между прочим. Который, между прочим, кончился.

* * *

        Так мы и сидели. Я у двери, подавляя сон и потирая глаза. Пленник дальше, выпрямившись и не произнося не звука.
        — Что делать будем?  — спрашиваю от нечего делать, чтобы не заснуть хотя бы. Пленник промолчал и я продолжил.
        — Не буду тебя убивать, если не попрешь буром. Не могу беззащитных убивать.
        Пауза. Тишина. Пленник сглотнул слюну и только.
        — Чего молчишь?
        — А что сказать вам? Спасибо?
        — Ну типа того.
        — Ну спасибо.
        Опять тишина. Не люблю это неловкое молчание. Часто так бывает когда остаешься неожиданно наедине с незнакомым человеком. О чем говорить, фиг знает вот и тупишь.

* * *

        Время 20.40. День 7. Осталось играть 23 дня.
        Темнота в подземелье изменилась. Раньше она была легкой и ненавязчивой, как черный платок, а теперь стала гуще, грязнее и плотной-плотной как грязная болотная жижа. Вот загнул, так загнул.
        — А что там было?  — голос из темноты напомнил о пленнике.
        — Где?
        — Ну, вы, бежали сюда. Кто-то гнался, шум был такой неприятный.
        Я молчал. А чего рассказывать? Не очень я рассказчик.
        — А?  — подал голос новый сосед.
        — Черт его знает,  — пришлось выдавить,  — твари местные. Жуткие, как моя жизнь. Даже похуже я бы сказал. Еле ноги унес.
        — А Борис?
        — Мертв, я же говорил. Отстань.
        Не хотелось рассказывать подробности. Друзья они были все-таки. А тут такая мерзкая смерь, которая и нас поджидает. Может сразу за дверью.
        Парень вздохнул. О чем он думает? Готовит план побега, вспоминает Бориса или просто жрать хочет?
        — Я бы хотел, чтобы вы выиграли.
        — Чего?
        — Ну Игру эту. С охотниками. Независимо от того, как я отношусь лично к вам, такие вещи нужно пресекать. Охота на человека — это слишком, даже на такого..
        Он запнулся, но я уже мысль уловил.
        — На какого?
        — Извините..
        — На бомжа, алкаша, неадеквата? Даже на такого как я нельзя охотиться? Я польщен, благородный недоучка. А на кого можно? На сумасшедших? Или на смертельно больных? Им же все равно подыхать.
        — Я не хотел…
        — На самоубийц еще можно. Они ведь сами этого хотят, не? А так еще пользу народу принесут.
        — Извините.
        Я махнул рукой.
        — да плевать на твое мнение и таких, как ты. Избалованные ублюдки, благодаря усилием родителей, получившие местечко на уровнях повыше. Деды за вас воевали, бля. А кто их просил воевать и делить людей на благородных и не очень? Ты в курсе, дурак, что раньше все были равны и никто не охотился на бомжей от скуки? Раньше не было богатых и бедных, все были равны и получали столько денег, сколько могли заработать, а?
        — Это где вы читали, в запрещенных книгах?  — голос звучал язвительно. Неожиданно, но у пленника проснулась гордость.
        — Молчи,  — махнул я рукой,  — не читал я такого, мама рассказывала, а она от деда слышала.
        — Ну да, а еще люди жили на одном уровне,  — хмыкнул парень,  — и все вместе. Ерунда все это. Каждый должен быть на своем месте и там, где приносит максимальную пользу.
        — То есть я гожусь только на роль бомжа и игрушку для охреневших детей? Ты правда так думаешь?
        — Не говорил я что так думаю,  — огрызнулся парниша, но как-то неуверенно.
        — Да вообще мне похрен, что вы думаете о нас,  — закрыл я тему и замолчал. Но в темноте сидеть было скучновато. На дворе вечер, желудки полные, организмы расслабленные после вспышки адреналина. Первый не выдержал попутчик нежданный.
        — А вот эта тварь летучая куда делась?
        — В смысле тварь?  — я сначала не понял, о чем он спрашивает, но Рагнар моментально испугался, чувствовалось по голосу. Подумал, что сболтнул лишнего.
        — Угольная мышь, которая была в комнате. Вы её, кажется, называли Дрема.
        — Не знаю, отрезал я,  — Прилетит, когда жрать захочет.
        — А двери закрытые, как она попадет внутрь.
        — Отстань, не пропадет.
        Помолчали. Сильно хотелось пить и я открыл еще бутылку воды. Распили молча на двоих, прислушиваясь к звукам внешнего мира. Хорошо было, но недолго.

* * *

        Время 21.52. День 7. Осталось играть 23 дня.
        Шуршание пришло издалека. Я только собирался расспросить чудака, как они с друзьями пходят между уровнями, когда появился этот звук. Шелест, шуршание — издалека и очень тихо, еле слышно. Но с нашей акустикой и гробовой тишиной было не сложно заметить. Вот только определить направление и источник не удавалось.
        — Что это?  — прошептал Рагнар.
        — Тихо,  — звук приближался. Медленно нарастая, по прежнему еле слышно, но приближался — это точно.
        — Ну?  — опять прошептал пацан, уже испуганным и нетерпеливым голосом. Приближающиеся звуки вызывали дрожь в поджилках не только у него. Все громче и громче шелест… крыльев? А еще добавилось царапанье тысяч коготков и мягкие удары. Много… много коготков.
        — Беда,  — сказал я уже не шепча и повысив голос до крика. Впереди что-то метнулось, маленькое и юркое — я взмахнул бутылкой и комок черной плоти улетел в угол издавая противный, но до боли знакомый писк,  — Дрема, ты?
        Дрема кинулся на руку, вцепился когтями, обхватив предплечье и запищал от удовольствия и предвкушения. Пришлось бросить бутылку на пол и оторвать его вместе с кусками одежды, бросить в стену. размазывая кишки по стене. Парень кричал, когда я использовал свой навык «Хождение в темноте».
        Теперь все стало намного понятнее. Дрема был не один и даже не два. Их были десятки. Они заполонили наше убежище, летали над головами, пикировали, сидели вверх головами на потолке и наблюдали за дракой. А один чертов недоразвитый сын дракона нырнул к рюкзаку скользнул внутрь и вылез наружу держа шоколадный батончик в зубах.
        — Дрема, положи!  — крикнул я и прыгнул наперехват. Мышонок не успел расправить крылья, так как запутался в горловине рюкзака и только злобно смотрел на меня, как на нежданного гостя в бедном доме. Я схватил за край шоколадки и дернул на себя, зверь запищал и взлетел не отпуская приз.
        — Отвали, отвали, отвали!  — кричал студент-неудачник, сбрасывая летучих пиявок. Они разлетались в стороны, делали несколько кругов по комнате и опять прыгали ему на плечи, голову, руки разрывая одежду.
        Я потянул упаковку на себя, а Дрема поднимаясь выше на себя. Приз завис между голодным зверем и сытым человеком, который делится не собирался. Второй (или третий?) Дрема нырнул вниз, прямо в рюкзак. Я пнул сумку и он с писком вылетел. Летающий Дрема попытался ударить меня по пальцам, когтистой лапы, но промахнулся — хитрая сволочь.
        — Мы же были друзья,  — укоризненно крикнул я и рванул на себя, преодолевая сопротивление хищника. Еще одна летучая сволочь нырнула вниз и я пнул ее, целясь в голову. Промахнулся, но и она изменила курс, взлетела почти вертикально вверх и временно затерялась в толпе братьев и сестер.
        Оболочка конфеты затрещала и я чуть не выпустил свой край из рук, опомнился и треснул мышь свободной. Еще раз и еще пока она не оторвалась и ринула в сторону вместе с половинкой добычи. Я сунул вторую половину в карман и бросился выручать диггера.
        Отшвырнул в сторону еще одну тварь и начал отрывать братьев Дремы от пацана. Он уже еле двигался и сопротивлялся чисто механически.
        «Не сдаваться!» — крикнул я.
        — Диггеры не сдаются! ААА!
        Он тыкал пальцами мне за спину и кричал, вытаращив глаза. Что-то темное висело между землей и потолком, ощерившись крыльями. Я прищурился и понял.
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» УЛУЧШИЛСЯ НА ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Это мой рюкзак. Угольные мыши пытались украсть мой рюкзак со всеми продуктами. Облепили его и подняли в воздух, то ли поделить не могут, то ли работают сообща.
        — Сволочи!  — крикнул я, отдирая очередную тварь, когда появился новый персонаж. Существо с красными, светящимися как лампы продуктового лифта глазами прыгнуло на меня и вцепилось в тварь, сидящую на плече. Рвануло в сторону и полетело, забирая нечисть. Взлетело вверх и разорвало собрата на куски. Это было не существо, это был Дрема. Мой Дрема. На этот раз точно он. Помощь подоспела.
        Что-то бахнуло и я обернулся, одновременно пытаясь зажечь свет своим умением, но время еще не пришло, умение было на откате. Тем не менее я разглядел, как лопнула бутылка с водой и упала на землю разбрызгивая драгоценную воду по унылому полу. Рюкзак рухнул вслед за ней, теряя вещи.
        — Сволочи!  — крикнул я и бросился спасать снарягу, которую растаскивали шустрые монстры. Дрема рвал их на лету, но он все равно не успевал справиться с каждым, слишком много было бешеных родственников в этом замкнутом пространстве. Мыши разлетались в стороны, растаскивая драгоценные продукты и инструменты. Мы дрались как могли, они почувствовали это и отступили, но вещи, те, что мы не смогли отобрать они тащили с собой.
        После боя сели зализывать раны и подсчитывать убытки. Дрема остался с нами и завис на своем любимом месте. Пол, как ковром покрывался трупами убитых: разорванных, затоптанных и раздавленных тварей.
        — Четыре упаковки спичек из десяти.
        — фонарик с разбитым стеклом и треснувшей ручкой. Не факт, что уже рабочий.
        — аптечка на месте и цела
        — Одна свеча, одна улетела
        — Печенье на месте
        — нож на месте
        — пассатижи на месте, немного поцарапаная ручка.
        — отвертка пропала
        — респиратор пропал
        — лейкопластырь пропал
        — веревка на месте
        — бесполезная рация на месте, наверное слишком тяжелая чтобы утащить
        — туалетной бумаги нет, валяются только мелкие клочки пара штук.

* * *

        ВРЕМЯ 22.21. ДЕНЬ 7. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 23 ДНЯ.
        Инвентаризация проведена. Потери терпимые, но неприятные. Студент молча сидел рядом и наблюдал, как я сортирую оставшиеся вещи.
        — Возьми перекись в аптечке, кусочек бинта и обработай раны. Только экономно, без шика. Тут тебе не дома.
        Он кивнул и взялся за дело молча, нечего тут кровоточить. Без его крови хватает грязи. Я упаковал вещи в рюкзак и плотнее его завязал. Студент тихо шипел, но терпеливо обрабатывал укусы, боялся заразиться. Потом передал аптечку мне. Дрёма с любопытством наблюдал из своего угла, по крайней мере не пищал и не летал.
        — Надо Дрёму пометить как-то,  — буркнул я,  — а то сомневаюсь уже во всем. Не хочу чтобы попал под горячую руку в следующем бою.
        — В следующем бою?  — переспросил подросток, замерев.
        — А ты прислушайся.
        Тишина и спокойствие. Не было шуршания крыльев и не царапали коготки стены. Было только ощущение приближающейся беды. Еще это можно назвать предчувствием. Я знал, что вторая волна будет.
        — Не слышу.
        — У меня два вопроса,  — задумчиво произнес я,  — Как мне определить Дрёма это или нет в конце концов? И откуда лезут эти твари?
        Длинная тень спустилась с потолка бесшумно и почти незаметно.
        — Свет!  — крикнул я и на этот раз команда сработала, освещая комнату, полную червей. Длинные, как змеи они спускались с потолка и ползли по стенам, сгрудившись в правом дальнем углу, там их было особенно много. Даже Дрема не заметил нападения и взлетел испуганной курицей вверх.
        Червь, спускавшийся сверху, промахнулся, потому что Рагнар успел нырнуть вниз и ускользнуть от тени.
        — Дави их!  — крикнул я и выхватил нож.
        Мы резали их, давили, разрывали и душили. Беззубые черви сплетались в клубки и разматывались пружинами стараясь удушить противника, но выходило плохо. На этот раз мы были готовы. Я резал червей наотмашь, разрывал на куски и разбрасывал в стороны. Рагнар стягивал их с потолка, чуть не блюя от отвращения, кидал на пол и давил ногами. Сдирал тех, что прыгали на него, а я помогал уничтожать ползающую липкую нечисть. Мы подстраховывали друг друга и спина товарища была прикрыта и каждый был уверен в безопасности тыла. А вот Дрема показал себя абсолютно бесполезным союзником и борцом против живых шнуриков. Он летал по комнате, пищал с безумными интонациями и наводил панику как мог.
        Скоро ползучие противники закончились, а на полу получился второй слой. Тот еще мертвый ковер.
        Я прикрыл глаза на секунду и прочитал россыпь сообщений от внутреннего компьютера.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ОДИН ПРОЦЕНТ.
        СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ
        ВЫНОСЛИВОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА ТРИ ПРОЦЕНТОВ
        ВЫНОСЛИВОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА ДВА ПРОЦЕНТА
        ЛОВКОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА ТРИ ПРОЦЕНТОВ
        ЛОВКОСТЬ УВЕЛИЧЕНА НА ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТОВ
        «Вот откуда они лезут!» — я пошел на голос и «нащупал» напарника в правом дальнем углу. Там действительно было отверстие: заржавевшее, заросшее, но явно искусственного происхождения. Может быть это была вентиляция или что-то подобное. Теперь это было наше уязвимое место. Дыра в нашей обороне.
        Рагнар уже осматривал, ощупывал другие углы, а я пошел к двери. Дрема кружил над головой, любопытствуя. Да уж. Эту хлипкую защиту вынесет любой здешний монстр гигантских размеров, а такие тут точно обитают. Мы висим на волоске и скоро вся оборона может рухнуть к чертовой бабушке.
        — Ну что там? Есть еще дыры?
        В ответ послышался только сдавленный еле слышный хрип и я рванул на звук. На этот раз червяк поймал Рагнара и червяк на этот раз был помощнее и толще. Парень болтал ногами в воздухе и придушенно хрипел, а вытянувшийся червяк толщиной с небольшое деревце тискал его «в объятиях».
        Дрема пискнул и бросился в противоположную сторону. Разбираться пришлось самому.
        Быстрый рывок и одновременно достаю ножик. Хватаю одной рукой за червя и тащу на себя, ослабляя натяжение у горла полусдохшего парня. Лезвие уже выскакивает наружу и я вонзаю клинок в плохо пахнущее тело Каа. Червь конвульсивно дергается и я взлетаю в воздух, одной рукой цепляясь за открытую рану а второй погружая лезвие все глубже.
        Рагнар с шумом вдыхает воздух и орет, как новорожденный. Такой же красный, мокрый, противный и со слизью в горле. По правилам его сейчас нужно перевернуть вверх ногами и пошлепать по голой заднице, чтобы очистить горло. Червь отшвыривает меня через всю комнату и я падаю на мягкое место не отпуская оружие. Пацан летит в другую сторону, не переставая вопить. Угольный мышь облетает дергающегося червя по широкой траектории и летит ко мне. Хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам.
        Это я про себя, а не про Дрёму. Он буквально прячется у меня за спиной и не собирается вступать в бой. Червь тянется прямо из той дыры в стене и все не собирается заканчиваться, ну ладно. Нож поудобнее и вперед. Иначе оно тут нас точно передушит.
        Внезапно Дрема вырывается вперед, молча, без криков и слышен только грубый шелест кожаных крыльев. Хочешь сделать хорошо, сделай сам? Питомец тоже так думает и цепляется червю где в район воротника, если бы это был человек. А может в район горла?
        Монстру это не нравится и он начинает метаться, пытаясь сбросить злого мышонка, грызущего плоть, но бесполезно. Я бросаюсь на помощь и беспорядочно бью ножом, разрезая плоть монстра. Сильного эффекта незаметно, толчок телом и я улетаю в сторону. Дрема продолжает борьбу, Рагнар отползает в сторону и забивается подальше в угол. Из отверстия наконец-то выскакивает окончание тела монстра — длинный, сужающийся блеклый хвост и начинает метаться по комнате, раскидывая и сминая и так неприятные трупы. Но это ему уже не помогает.
        Маленький убийца завершает свое благородное дело и успокаивает пришельца на всегда. Туша лежит посреди комнаты, свернувшись пожарным гидрантом и распространяя вонючий запах.
        — Я уже практически вижу в темноте, как днем,  — говорит Рагнар поднимаясь.
        Молчу, потому что нет сил говорить. Живот болит от удара, спина и руки болят от падения, ноги болят… Все тело болит. Но я тоже лучше стал видеть в темноте, еще пару дней взаперти и навык «Светло, как днем» мне уже не понадобится. Активирую его и осматриваюсь. Печальное зрелище. Пол завален тварями в два слоя, а сверху еще и самый большой червячок распластался. Воняет хуже чем на помойке. Рагнар грязный, побитый и заляпанный гадостью по самые уши с вопросом смотрит.
        — Поговорим об это потом,  — отвечаю,  — есть у меня смутные сомнения.
        — Следующая атака?
        — И это тоже.
        Я сажусь на пол, раздвигая щупальца, тела мышей, отвратительные раздавленные тела червей отбрасываю в стороны, подальше. Делаю чистое пространство вокруг себя. Дрема и Рагнар с любопытством наблюдают не комментируя.
        Хватаю рюкзак и тащу к себе, прямо по переворачивающимся трупам. Ставлю его перед собой и развязываю горловину. Засовываю руку внутрь и ищу нужный предмет. Рагнар усаживается напротив и вытягивает шею. Дрёма кружит над ним, но не решается сесть ему на плечо. Что достанет, наш бомж имплантантный, думали они.
        Я достал коробок спичек и легонько потряс, чтобы спички зашуршали погромче. Дрема насторожился и опустился на землю, напротив Рагнара, не замечая его.
        Я поставил коробок на ребро и пощелкал по его картонной спинке. Мышонок вытянул шею и сделал пару шагов вперед. Я вытянул указательный палец и осторожно подтолкнул коробок к нему. Коробок пошатнулся, накренился и начал падать, когда Дрёма (да, это точно Дрёма) протянул лапу и остановил его. Посмотрел на меня.
        — Привет, Дрёма.
        Да, это он. Теперь я уверен, маленький негодник пришел на выручку. Оставив его играть со спичечным коробком мы с парнем разгребли срач на полу, по-быстрому, как могли и пошли прощупывать стены в поисках потайных ходов. Дыра была только в одном углу, та что мы видели. Подобрали тряпье с пола и постарались поплотнее ее заткнуть. Вышло плохо, но мелких червей могло остановить. Здоровый конечно вынесет с одного удара хвоста. Кстати о здоровых, вонял он просто непереносимо, а из дырки в углу скорее всего поступал свежий воздух и мы опасались, что притока больше не будет. От мысли об закупоренной комнате в которой мы сидим даже уши заложило.
        Рагнар пнул труп большого червя и посмотрел на меня вопросительно.
        — Не знаю. Я не знаю, что делать. Чувствую, что ждут нас снаружи.
        — И там сожрут и тут сожрут,  — пробормотал паренек и вздохнув посмотрел на забитую тряпками дыру, как на окно в другой, добрый мир.
        — Или сами друг друга сожрем, когда еда кончится,  — добавил я.
        — Или Дрёма нас..
        Мышонок довольно пискнул, как будто узнал свое имя. Бросил коробок и взлетел под потолок, сделал пару кругов и завис в углу, над заделанным отверстием.
        — Когда еда закончится,  — закончил я фразу.

* * *

        Время 23.03. День 7. Осталось играть 23 дня.
        — Спать хочется,  — пожаловался Рагнар. Разговорился он в последнее время, расслабился уже и не вспоминает, что пленник, наверное. Нельзя ведь быть в плену у пленника,  — Сейчас я бы дома уже ложился спать с полным желудком еды.
        Я молчал.
        — А у вас есть свой дом? То есть был до этой игры?
        Я вспомнил про палатку на двоих, про соседей, которые могли ввалиться к тебе без стука, потому что у тебя и дверей то не было. Про редкие, но очень неприятные полицейские рейды. Про трупы и отрезанные части тела, которые иногда появлялись между палатками. Некуда мне возвращаться и не за кем скучать. Разве что за мамой и беззаботным детством, но это было так давно.
        — Не хочу говорить.
        Но словесный фонтан скучающего студента было уже не остановить.
        — Не понимаю, почему вы не выйдете и не раскидаете этих тварей. Какого вы уровня?
        — Что?  — о каких уровнях он говорит.
        — Ну прокачаны вы до какого уровня?
        — Не знаю, отстань.
        «Отстань!» — как будто пискнул Дрема и сделал круг над нашими головами, как предвестник беды.
        — У вас же имплантанты вшиты по правилам игры. Не знаете какие? Какой модификации?
        Я пожал плечами, черт их знает.
        — Не задумывался над этим.
        Малой хмыкнул и возбужденно заходил по комнате, раскидывая мусор ногами.
        — Я не очень с историей создания имплантантов знаком, но там более восьми версий возникало. Черт, жаль что плохо читал. Если бы мы знали точно, что на вас одето, то можно было бы продумать стратегию прокачки и максимально эффективное использование. Судя по вашим успехам пока с этим не очень.
        Интерфейс в вашей версии есть?
        — Ну, конечно,  — удивился я,  — А разве без него можно?
        — Еще как можно. Раньше управлять данными можно было только через карманный компьютер, подключенный напрямую к игроку. Остановился, достал из кармана лептом, включил его и раскидал очки характеристик после повышения уровня. Спрятал устройство назад, под латы и продолжаешь играть дальше. А потом были кажется очки дополненной реальности, интерфейс уже выводился на линзы перед глазами, закрывая обзор. Не очень удобно, особенно в бою, но уже лучше чем с пультом от телевизора ходить. Управляли нажатием на дужки очков, если не ошибаюсь.
        — Зачем ты мне эти лекции читаешь? Будешь на вступительных экзаменах рассказывать, если выберемся.
        — Я просто чтобы напомнить, вы ведь могли застать эти времена.
        — У нас на Нижних Уровнях вся эта ваша дополнительная реальность была не по карману. Так что, видел только по телевизору в детстве и то, не увлекался.
        Рагнар, кажется покраснел, но продолжал упорно гнуть свою линию. Ухватился за свою любимую тему, ага. Перед смертью не наговорится.
        — Да, я понимаю, что здесь люди с такими дорогими игрушками не играли никогда, но Острова сделали псевдо-виртуальные развлечения более доступными. Люди с низких уровней получили возможность попасть в Игру, хотя бы в качестве НПС. Те, кто показал себя великолепными помощниками — остаются там навсегда. Разве нет?
        — Не знаю ни одного, кто попал бы на Острова. За всю жизнь ни одного не встретил, хотя по ящику рассказывают постоянно.
        — Ну из вашей среды,  — начал парень и запнулся.
        — Да понятно, не продолжай. Кто возьмет алкоголиков и бомжей обслуживать богатеньких клиентов. Эльф-торговец с запахом перегара изо рта это не по канону. Но орки могли бы из нас получиться неплохие, упускают создатели отличные характеры. Я бы им такую атмосферную банду сколотил бы, что на них рейды собирали бы постоянно.
        — Ага. Вечно пьяные, у костра, с бутылками эльфийского самогона. Настоящие орки.
        — Босс мочился бы огненным дождем на игроков, а подручные закидывали танка комьями грязи, плюс аура вони снимает по сорок хп в секунду. Хилам пришлось бы поднапрячься, чтобы отхилить группу.
        — Да,  — засмеялся паренек и я вместе с ним,  — было бы круто.
        Опять наступила эта тишина, которая на этот раз не была неловкой. Мы молчали, как старые друзья, которым не скучно вместе даже когда нечего сказать. Дрема тоже молчал, если еще не улетел. А может просто заснул, там у себя в углу.
        — Интерфейс какой у вашей программы?
        — Что?
        — Ну буковки, те, что появляются перед глазами,  — парень замолчал и вдруг уточнил,  — А читать вы умеете?
        Я нарочито громко и как можно более презрительно фыркнул. Малолетка думает, что все здесь тупые и малограмотные. Сюрприз, сюрприз. Он понял мою реакцию правильно и не стал ждать ответа.
        — Интерфейс может быть черно-белым, может быть цветным. Может быть прозрачным и таким, что кажется тебе в нос суют лист с огромными буквами перекрывая обзор. На ходу что-то менять совершенно невозможно и нужно останавливаться. Со стороны это выглядит немного по дебильному. У вас точно не такой, замечал, что взгляд немного стекленеет и зрачки расширяются, но вы не теряете курса. Три Де интерфейс или простой?
        — Слушай,  — сказал я и встал потягиваясь,  — Не грузи меня. Оно тебе надо?
        — Если трехмерный, то буковки и картинки у вас летают прямо в окружающем пространстве и вы можете управлять кнопками просто дотрагиваясь пальцем в воздухе.
        — Картинки?  — вырвалось у меня. Что-то я не замечал никаких изображений в своем «интерфейсе».
        — Да ладно, неужели нет хотя бы иконок. Аватарка есть?
        — Нет,  — хотя я и не знал такого слова, но был уверен, что такой фигни у меня в голове нет.
        — Странно,  — разочарованно сказал парень,  — дикая эра какая-то. У вас что первая экспериментальная модель? Это где же охотники такой антиквариат нарыли? Понятно, почему у вас шансов на выигрыш нет практически. С таким-то интерфейсом. Ой, извините.
        Я отмахнулся.
        — Жив еще, как видишь. И с такими буковками можно играть.
        — Жаль, что рядом нет моего дядьки, он наладчик интерфейсов на заводе. Представляешь, готовят имплантанты почти в промышленных масштабах. Он каждую модель сам, вручную настраивает. Если нужно и под конкретного человека затачивает. Профессионал. Он бы сразу определил какая у тебя, у вас модель.
        — А не все ли равно?  — махнул я рукой,  — Какая мне разница. Интерфейс за нас эти останки разгребать будет? Кормить меня будет внутривенно, поить или драться с Охотниками? Без картинок и Три Де я обойдусь.
        — Не понимаете,  — отрезал парень,  — в управлении имплантами, в развитии своего перса, точнее самого себя с помощью интерфейса есть тысячи нюансов и десятки тысяч способов.
        — И что?
        — Если вы откроете для себя все эти мелочи, сможете понять внутреннюю логику своих программ и внутренних процессов, то охотники будут разлетаться по щелчку пальцев. Утрирую, конечно, но у вас точно появится шанс на выживание. Вот такую телегу он мне расписывал, пока я не перебил грубо и резко.
        — Ты был на Островах?
        Рагнар задумался вспоминая и отрицательно покачал головой.
        — Лично я не был. Один раз наш класс водили поиграть в «песочнице», я как раз болел тогда и пропустил все тогда. Не был.
        — Я понял. Только по ящику видел?
        — Да. Онлайн-трансляции не пропускал никогда.
        — А из твоих знакомых кто-то побывал в Игре?
        Опять задумался и тот же ответ.
        — Нет. Никому не повезло.
        — Так почему ты уверен, что Острова существуют?
        — Так ведь показывают по ящику, отборы туда идут, на работу берут, обучают.
        — Ни никто и никогда там не был. Из моих знакомых кстати тоже. Странно, не?
        — Ну не знаю. Слишком тупо было бы раскручивать такую тему непонятно для каких целей.
        Так мы и говорили целый вечер. Дрема молча висел в углу, не издавая не звука а мы с Рагнаром вполголоса спорили об Островах, обсуждали несправедливость жизни на уровнях и варианты правильной прокачки организма имплантантами. Говорили пока не уснули, прямо там где сидели, на полу, между начинающими гнить трупами гигантских червей и мертвых крыс.

        Глава 20

        ВРЕМЯ 10.55. ДЕНЬ 8. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 22 ДНЯ.
        Ночью не снилось ничего, абсолютно. Провалился в черную глубокую яму, а под утро из нее вылез. Но и там оказалась темнота. Глаза все лучше привыкали к вечной ночи или просто где-то свет пробивался, но мне уже не нужно было щурится, разглядывая силуэты. Вон та кучка мяса подвешенная к потолку — это Дрёма спит. Вон та на полу скрюченная это Рагнар, мою юный друг-пленник дрыхнет. Забыл его связать на ночь, вот тебе и семибальный интеллект. Легко мог уйти или меня зарезать моим же ножом. Почему-то не решился. Или такой же дугодум, как я или боится Дрёму, что более вероятно.
        Живот громко и настойчиво подал сигнал о своих хотелках, хотелось пить и есть одновременно. Я взглянул на внутренние часы и даже было подумал, что они непонятным образом сбились или заглючили. Десять часов проспать это не шутки. При этом никто меня не убил, не съел и не подвесил в коконе «на потом». Необычайное везение.
        — Вставай!  — я легонько ногой толкнул пацана, спящего в страшно неудобной позе,  — Шею себе свернёшь. Ты живой?
        Он вставал медленно и неохотно. Зевая, загребал руками и ногами трупы червей и крыс, не замечая этого.
        — Что?
        — Что, что. Так выкручиваешься, что мне неудобно с тобой в одной комнате сидеть. Думал, что ты сам себя ртом удовлетворяешь.
        Пацан не понял, о чём я толкую, но встал, протер глаза.
        — Есть будешь?
        — Да, пожалуйста.
        — Пожалуйста, интеллигенция какая. Сейчас глянем что у нас осталось.
        Смотреть было уже не на что. Припасы практически закончились, два рта это вдвое больше затрат.
        — Шоколадный батончик на потом оставим, а сейчас печеньем добьём и водой запьём.
        Разделили упаковку на двоих и открыли еще одну бутылку. Молча жевали сладкое, но уже не вкусное печенье и запивали огромными глотками воды. Помогало плохо.
        Дрема проснулся и облетев Рагнара приземлился у меня за спиной. Я сидел ровно и не дергаясь, стараясь не спугнуть малыша. Как же его все-таки пометить?
        Вытянув шею и мягко ступая он выглянул у меня из-за плеча и крикнул требовательно.
        — Чего хочешь? Шоколадку? У нас самих мало, иди лови жучков светящихся, жирно для тебя батончики. Самим надо.
        Он запищал громче и пронзительнее. Животик черный и свисающий мешочком дергался вверх-вниз вместе с горлышком.
        — Дайте ему кусочек,  — вступился студент,  — жалко. Смотрите какой худой. А какие глаза жалостливые.
        — Эта прелесть с удовольствием от тебя кусочек откусит,  — ответил я, но кусочек батончика достал, как раз оставался в бумажке после последнего перекуса,  — Может фокусы, какие покажешь, Дрёма?
        Фокусы он показывать не стал, но на еду смотрел с обожанием и с жадностью набросился на батончик.
        НАВЫК ПРИРУЧЕНИЕ УЛУЧШЕН НА 5 ПРОЦЕНТОВ
        — Кушай, мы не жадные. Вот только нам кушать скоро будет нечего.
        Дрёма кушал не обращая внимания на мои причитания, зато студент помрачнел и улыбка ушла с лица в сторону подальше отсюда. Может на супер-подземные уровни, если они существуют.
        Несмотря на мрачное настроение, я не удержался, чтобы не поприкалываться над и так перепуганным пацаном.
        — Бутылка воды и шоколадный батончик на двоих, а прожить надо двадцать два дня. Что делать будем?
        Рагнар молчал, а Дрёма хрустел моей шоколадкой.
        — Придется крыс этих жарить и есть, а после них червей будем учиться готовить. Мишень, тот что до меня здесь жил именно так и питался.
        Рагнар молчал, а Дрёма ел.
        — Песня такая была в старину. Как там? «Бутылка кефира пол батона…. Я сегодня дома один». Ты знаешь что такое кефира полбатона?
        — Нет.
        — Вот и я не знаю. А звучит очень вкусно. Наверняка кефира полбатона хватило бы дней на десять. Не пришлось бы червей жрать.
        Я задумался. Правда вслух.
        — Крыс заставлю тебя свежевать и повесим под потолком, разделим на двадцать дней, а с червями что будем делать? Они ведь испортятся, наверное.
        Дрёма заглотнул последний кусочек и посмотрел на меня, как будто слушал. Рагнар тоже ждал.
        — Будем есть мясо,  — закончил я,  — вот только не понятно чьё.
        Дрёма презрительно каркнул и натужно взлетел, унося мой батончик в желудке. Отправился в свой угол — переваривать. Рагнар молчал и еле заметно дрожал.
        — Да шучу я, не бойся. Нужно на поверхность идти за хавчиком.

* * *

        Эти чертовы имплантанты заставляют меня постоянно размышлять и что-то анализировать. Превратился в чертова философа, но иногда хорошо подумать не повредит.
        Крыс мы есть не будем. Тем более двадцать дней. Так действительно дойдет до каннибализма и еще неизвестно кто кого съест. Если выживу, то вылезу отсюда обезумевшим, полуслепым с испорченным желудком и каннибалом вдобавок. Скорее всего пристрелят меня как бешеную собаку еще на подлете к Островам. Так что эту идею сразу отметаем. Охотиться на других местных существ? Кажется мне, что они не вкуснее и не приятнее этих полуразложившихся червей. И можно добавить как и в прошлой мысли. Еще неизвестно кто на кого станет охотиться и кто кого съест.
        Ну а в третьих вода у меня кончается. Еще две бутылки и всё. Пить из местной лужи, даже проточную я не рискну. Сначала понос и плохое настроение, а потом мучительная смерть без отпевания.
        Воду нужно пить свежую, дистиллированную, не из под крана — из магазина. Из магазина. От продавца. Продавец… Нужно выходить на поверхность.

* * *

        ВРЕМЯ 12.16. ДЕНЬ 8. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 22 ДНЯ.
        — На поверхность?  — студент встал и возбужденно заходил по очищенному от трупов пятачку. Пока я спал он тут превратился в хозяина и поразгребал мусор на две большие вонючие кучи по углам. Вонь шла от них невыносимая, в горле резало и першило, но мы еще не задохнулись как ни странно.
        — Да. Нужно припасами запастись, потому что мы совсем пустые, понимаешь?
        — Понимаю, можно с вами?
        Он задал этот вопрос как можно более невинным и спокойным тоном, но явно нервничал в ожидании ответа.
        — Нет. Ты останешься здесь.
        — Я не убегу, обещаю вам. Даже помогу всем, чем нужно. Продукты куплю сам, нести их буду, прикрывать буду вас и не убегу, обещаю.
        — Нет. Прости, но не верю. На твоем месте я бы свалил при первой возможности, опасный я сосед. Я бы тебя и отпустил с удовольствием, ты только мешаешь и жрешь много, но не могу себе позволить так рисковать. Двадцать два дня до выигрыша осталось, а это большой срок.
        — Но меня тут сожрут. Если эти монстры вернутся… мы двоем еле справились.
        Об этом я не подумал. Вчерашняя бойня вспоминается как сцена из плохого фильма, а вонючая трупарня под ногами, как часть интерьера.
        — Они ведь вернутся,  — печально сказал студент,  — обязательно вернутся. Хотя бы отомстить за своих сородичей. А еще они могут проголодаться и тогда эти двери не устоят.
        Это проблема, да. Можно вернуться и не найти студента, только косточки. А можно не вернуться (мало ли что там на поверхности) и он умрет здесь от голода, пожирая остатки угольных мышей. Есть ещё и третий вариант, все пройдет как по маслу. Я вернусь с пакетами продуктов, Рагнар будет жив и даже повыносит вонючий мусор за двери. Мы встретимся уже почти друзьями, поужинаем, пообедаем а через несколько дней дверь взорвется внутрь пропуская тысячи кровожадных и очень голодных монстров. «И охотники не узнают, где могилка твоя». Пропал без вести очередной игрок, нужно придумывать новое развлечение — это уже надоело. Например будем готовить блюда из бомжей, а потом кормить ими рабочие кварталы. Назовём себя «СВолонтеры». В качестве бреда.
        — Интерфейс читаете?  — неуверенно спросил мальчик.
        — Нет. Задумался.
        — Кстати, а доступа в сеть нет у вас?
        — Нет. Он же не доступен на наших уровнях. А, что должен быть?
        — Ну, конечно, давайте проверим.
        — Стой,  — я махнул рукой, отгоняя речи назойливого диггера, как комара,  — Не сейчас. Надо подумать, что дальше делать.
        — А что тут думать, вам нужно дислокацию менять.
        — Чего?
        Парень улыбнулся, но быстро спрятал улыбку, я могу быстро его сарказм назад ему забить в глотку, он это знает.
        — Эта комната уже прощупана местными «жителями», рано или поздно они нас достанут. А это будет похуже встречи с охотниками.
        — Ты просто охотников не видел,  — буркнул я раздумывая. Не думалось.
        — Собирайте рюкзак, уходим,  — парень встал и пошел к двери,  — есть у меня план.

* * *

        ВРЕМЯ 13.14. ДЕНЬ 8. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 22 ДНЯ.
        Мы с ним немного поговорили, потом съели еще один батончик и опять поговорили. Парень предлагал совершенно неожиданную штуку. Он предлагал провести меня на свой уровень и там спрятать. Есть у банды-диггеров своя квартира, там меня могли на время поселить. В чем его мотив, я понять не мог. Жажда приключений? Похвастаться перед друзьями другом-андроидом? Чувство справедливости, наивная молодость? Или он просто хочет меня сдать охотникам, спасая шкуру?
        — Спрячем вас, накормим, напоим и спать уложим. Пересидите двадцать дней и явитесь на раздачу призов. Получите свой билет на остров.
        — Заманчиво, только вот в правилах четко расписано — территорию Нижнего Уровня не покидать.
        — Проблема,  — сказал парень и задумался на секунду, но потом его осенило,  — Так вы ведь уже нарушили это правило, спустившись сюда.
        Он был прав. Но это ничего не меняло.
        — Об этом они не догадываются, а если я поднимусь выше, то имплантанты быстро расскажут, где я нахожусь. Но и тебя здесь держать нет смысла больше.
        — Ладно,  — я мысленно махнул рукой с отчаянием и подошел к парню, взял его за плечи и посмотрел в глаза,  — Обещаешь, что не сдашь охотникам?
        Он не отвел взгляд и смотрел прямо, серьезно, без улыбки.
        — Обещаю. Что я крыса что ли.
        Дрема обиженно пискнул,  — Извини, мышонок.
        — Хорошо. Аккуратно выходим на поверхность и ты возвращаешься на свой уровень. Заодно покажешь мне как вы это проделываете. Примерно через полчаса у меня сработает имплантант и придут деньги. Придется подождать. Выходим, я провожаю тебя домой, ты уходишь и забываешь о моем существовании по крайней мере на двадцать два дня. Потом делай что хочешь. Встретимся на Островах.
        — Хорошо,  — заулыбался паренек и мне стало так приятно, как будто с мамой поговорил, как будто она еще жива и все еще читает мне старинные книжки на ночь,  — Но у меня есть дополнение. Как говорят в играх адд-он. Или приятный бонус. Или дополнительная миссия. Или дейлик — ежедневное задание.
        — Не понял.
        — Когда вернусь домой то регулярно и абсолютно без риска для себя могу передавать вам свежие, вкусные, сочные и не портящиеся продукты с нашего уровня. Как вам такой бонус? Могу передавать инструменты, недорогую одежду, батарейки, ваши любимые батончики — все что можно позволить на карманные деньги. Это и будет ваш дейлик, каждый день в определенное время пройти к определенному месту, забрать пакет и вернуться домой. Если нужно будет что-то особенное — оставите записку, вы ведь умеете писать, я уверен.
        — Несмотря на то, что я бомж.
        — Уверен в этом. И как вам? Вы будете обеспечены едой, инструментами, одеждой и немного лекарствами (они дорогие очень, много не смогу). Вот с оружием не помогу.
        — Для этого у меня есть личные продавцы и своя валюта. Заманчивое предложение.
        — И самое главное, что вы не нарушите правил игры, никак не подкопаешься. И выходить будете только когда сигнал не срабатывает. Мы все рассчитаем. Например ранним утром или поздним вечером, когда на улицах пусто.
        Это повышало мои шансы на победу. Очень сильно повышало. Я должен согласиться.
        Я должен был согласиться. Но сначала…
        Мы сидели молча, предвкушая каждый свое. Я — выход на поверхность, первый глоток свежего воздуха и свет уличных фонарей. Рагнар — возвращение домой, встречу с друзьями, домашний обед с родителями и расспросы «А где ты был?».
        — Кстати, а что ты скажешь про своего друга? Куда пропал Борис?
        Мальчик помрачнел, но ответ он знал.
        — Мы сильно не распространялись куда идём и когда. Сам понимаешь незаконная деятельность, лишние свидетели не нужны. Поэтому он скорее всего никому не сказал о вылазке, как и меня учил. Поэтому буду строить из себя дурачка «ничего не вижу, ничего не знаю» — они и отстанут.
        Он помолчал, чувствуя мое сомнение и продолжил:
        — Не выдам я вас. Это же не в моих интересах. Затаскают по судам и тюрьмам, еще и обвинят в неоказании помощи.
        Помолчали опять.
        — Ну так что?  — выдавил он,  — Мы будем идти?
        Волна боли вернулась и я дернулся, выгибая спину но старался сидеть вертикально.
        ВРЕМЯ 13.50. ДЕНЬ 8. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 22 ДНЯ.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА СОРОК ВОСЕМЬ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ СОРОК ВОСЕМЬ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        СБОЙ ПРОГРАММЫ ДАННЫЕ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ. ДЕЛАЕМ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.
        — Больно?  — крикнул паренек, прорываясь сквозь море боли. Я затряс головой, разгоняя наваждение. Еще немного потерперть, еще чуть-чуть. И боль уйдет из головы, уйдет из мышц и пальцы станут нормально сгибаться-разгибаться, а не торчать в стороны, как у артритника. Эту боль можно пережить, главное штаны не намочить. Пока получалось.
        ДАННЫЕ ОТПРАВИТЬ НЕ УДАЛОСЬ. ПРИНОСИМ СВОИ ИЗВИНЕНИЯ. СЛЕДУЮЩАЯ ПОПЫТКА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        — Не надо мне ваших извинений. Давай, что там по характеристикам.
        ИНТЕЛЛЕКТ УМЕНЬШЕН НА ДВА БАЛЛА. ТЕПЕРЬ ВАШ ИНТЕЛЛЕКТ РАВЕН ПЯТИ
        ИНТЕЛЛЕКТ УВЕЛИЧЕН НА ОДНУ ЕДИНИЦУ. ТЕПЕРЬ ВАШ ИНТЕЛЛЕКТ РАВЕН СЕМИ.
        Ежедневная процедура закончена. Сигнал не прошел и можно выходить без опаски. Охотники не знают где я.
        — Пошли,  — я вскочил и схватил рюкзак,  — Подышим свежим воздухом.

* * *

        Мы приложились ушами к холодному плечу двери и внимательно слушали. «Спешка важна только при ловле блох»,  — говорила моя мама и она была права. Не стоило замечтавшись о будущем забывать о прошлом. Толпа голодных тварей могла сидеть под дверью, жадно вдыхая запах человечины и ожидая только щелочки открывшейся двери, за которую можно схватиться, дернуть на себя и с воем ворваться во вкусную, ароматную комнату с двумя перпуганными вкусняшками. Хотя может и «маленький сторож» сидеть под дверью или висеть вниз головой или лежать в вонючем ручье, выставив только ноздри. А когда мы выйдет уйдёт под воду, взлетит или помчится по твердой земле стараясь как можно быстрее принести благую весть шефу-пауку. Добыча вылезла наружу!
        — Никого?  — неуверенно прервал мои фантазии Рагнар.
        — Не слышно ни зги,  — пробормотал я цитату из какой-то старой книги,  — Попробуем аккуратно выйти.
        Я открыл нож и осторожно потянул дверь на себя. Рагнар сжал кулаки, как будто это могло чем-то помочь ему. Дрёма молчал и не трепыхался за спиной.
        Никого. Я осторожно выглянул и глазам, привыкшим к темноте, способность «Светло как днем» была уже ненужной. Стоило бы включать для прокачки, но так спокойнее. В полной темноте, канализационные невидимки против местной фауны.
        НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» УВЕЛИЧЕН НА ТРИ ПРОЦЕНТА.
        Ок. Я шагнул за дверь и осмотрелся. На потолке вроде никого, на воде и под водой тоже не видно. Ни одного всплеска, ни малейшего. Над дверью и на стене — никого.
        Рагнар правильно понял мой знак и медленно, аккуратно вышел наружу. С видимым удовольствием медленно и протяжно вдохнул свежего воздуха без примесей гниющих животных.
        Я показал кивком направление движения и пошел к выходу. Медленно и осторожно. Медленно и осторожно. Шуршание за спиной. Резко обернулся поднимая нож. Рагнар сел, прикрывая голову руками. Дрема, как самая противная на свете змея полз по стене, зачем-то расставив крылья веером. Вот они и производили эти пугающие звуки.
        Я приложил палец к губам и у Дрёмы расширились глаза от напряжения, так внимательно он наблюдал за мной.
        — Тихо, Дрема,  — шепчу,  — сдашь всю контору.
        Разворачиваюсь и иду вдоль стенки. Крылья с легким шелестом сворачиваются и мышонок продолжает свой путь уже почти бесшумно. Ключевой слово «почти».
        Так и шли. Я впереди: в левой руке открыт ножик, правая по стене — привычка. За мной Рагнар в полуприсяди тоже правой рукой стену щупает, так спокойнее что ли. Замыкает троицу Дрёма, перпендикулярно полу и против всех законов физики ползет по стене, спрятав крылья под тельцем. Чего увязался за нами?

* * *

        Дорогу я не забыл. Да и чего здесь забывать, пиндуй по прямой и уткнешься прямо в лестницу в небо. Остановились и я взялся рукой за нижнюю ступеньку. Подёргал.
        Люк наверху обозначался светлым полукругом, там где прорывался дневной свет.
        — Пришли,  — говорю,  — последний рывок. Люк этот тяжелый, собака, насколько помню. Наверху что-то гулко громыхнуло, как будто гром после вспышки молнии поздней осенью. Но после молний люк весом под сто кило не трясется и с места не двигается.
        — Ого,  — прошептал Рагнар,  — А чего это?
        — Не знаю. Основательно взорвалось.
        Застучало, зарокотало и я прислушался. Вверху, где-то вдалеке.
        — Что это?
        — Не понимаю, похоже на выстрелы. Там у них война что ли?
        Ранпар хмыкнул чуть громче, чем следовало и прикрыл лот ладонью.
        — Какая война, вы что. В наше то время.
        — Люди и раньше так думали. Поверь мне, война приходит когда её не ждёшь.
        Конечно, я его не убедил. Молодо-зелено. Да и кто поверит в опыт старого, пропитого бомжа, на которого охотятся улюлюкающие малолетки. А бомжа в детстве мама много читать заставляла и книжки разные давала.
        — Будем прощаться. Дрёма лети домой.
        Мышонок пискнул и пополз по стене, остановился напротив меня и пискнул еще раз и как будто в глаза смотрел, как будто прощался. Дела.
        — Лети,  — говорю,  — мы на поверхность. Там тебе места нет.
        Дрема не хотел уходить и продолжал преданно смотреть мне в глаза.
        — Иди, малыш, еще встретимся.
        — Прямо домашний питомец,  — прокомментировал студент,  — не представляю, как вы его приручили.
        — Сила шоколада,  — ответил я и полез наверх.
        — Пи-пи,  — жалобно и очень печально запел мышонок.
        Он лез по стене вертикально вверх, лез за мной. Рагнар стоял, держась за ступеньку и наблюдал снизу вверх.
        — Уходи, Дрёмка, иди домой. Иди к своим.
        Я опять начал подниматься наверх и остановился через пару секунд. Мышонок не двигался и только смотрел.
        — Брысь,  — сказал я и махнул ногой, пугая зверька,  — Уходи.
        Улетел он или нет — не знаю. Я поднимался вверх не оглядываясь. Студент за мной. На душе было тяжело, привык я к своему маленькому противному другу. Прощай, Дрёма. Еще обязательно увидимся.

* * *

        ВРЕМЯ 14.34. ДЕНЬ 8. ОСТАЛОСЬ ИГРАТЬ 22 ДНЯ.
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» УВЕЛИЧЕН НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ
        Рагнар полез за мной и за крышку люка мы взялись вместе.
        — Не забудь,  — напомнил я, когда мы уже приготовились к рывку,  — адаптация к свету будет очень болезненной. Поэтому открываем, зажмурь глаза и жди пока боль пройдет. Думаю несколько минут хватит, спустись на пару ступенек вниз для привыкания. Лучше полумрак чем яркий свет.
        — А сколько сейчас времени?
        — Полтретьего. День в самом разгаре. Так что нам пора, поехали.
        Я повис на лестнице с одной стороны (одной рукой держусь, а вторая упирается в люк), а Рагнар с другой. Я слышал его дыхание и даже чувствовал тепло тела, напряжение мышц, когда мы двинули люк вправо и через секунду он скользнул вниз. Я закрыл глаза и опустив голову тоже спустился. Боль уперлась в глаза, но не скользнула горячим лезвием дальше к глазному яблоку и глубже. Заболели виски, но в принципе терпимо. Адаптация началась.

* * *

        На поверхности было тихо, что в принципе ожидалось, люк выходил в глухом заброшенном районе. Я вылез наружу: сначала лег на живот, потом подтянулся весь. Перевернулся на спину и с удовольствием вдохнул свежего уличного воздуха. Как хорошо-то после затхлого подземного кислорода. Парень тоже выбрался и сел рядом. Не ложится, осматривается с любопытством. Молодежь, силы у них не кончаются.
        — Где это мы?
        — Площадь Независимости. Заброшенная часть уровня. Нравится?
        — Не очень,  — признался парень,  — Жутковато. Пустынно и одиноко здесь. Мурашки по коже бегают.
        — Пусть отдохнут твои животные, еще набегаются. Жути у нас полно, особенно после рабочих смен, когда рабочие напиваются. Страшнее любого кошмара попасть под горячую руку.
        — Шутите? У нас такого добра тоже хватает. Ничего, справляемся.
        — Давай уже на ты, раз мы почти напарники.
        — Не,  — засмеялся студент и лег рядом со мной,  — меня родители не так воспитывали. Я со старшими только на «вы» могу.
        — Та же фигня. Мама воспитывала, ну выкай если так тебе легче. Извини, что я тебя колотил пару раз. Нервы, стресс, сам понимаешь.
        — Ничего, здоровее буду. Пойдем уже? А то наткнется кто, случайно.
        — Полежу еще немного. А ты посторожи, если так боишься.
        Лично я устал бояться и просто устал, а впереди еще двадцать два дня выживания и пряток.
        — Волнуетесь?
        — Чего?
        — Скоро все изменится и в лучшую сторону. Вы боитесь как бы чего не случилось и не сорвало планы я прав?
        — Почему должно что-то случиться?
        — Обычно все так и происходит, стоит расслабиться и начать радоваться жизни… Вот так образно говоря лежать кверху пузом, когда на тебя сверху выливают ушат дерьма.
        Я засмеялся, глядя в наше не очень доброе и совсем не яркое небо. Откуда тут взяться помоям? Хотя я понимал его сравнение.
        — Так то моя жизнь и есть ушаты дерьма один за одним. Мне удивляться нечему.
        — Вот это и плохо,  — серьезным тоном сказал юный философ,  — Нельзя привыкать к дерьму. Нужно стремиться к лучшему.
        — Ребёнок,  — вздохнул я и перевернулся на живот,  — моя жизнь сплошное дерьмо.
        — Хватит ругаться, вы сами себе карму портите и настраиваете свою жизнь на черную полосу, а вам нужно идти по белой полосе.
        — Друг мой…  — начал я и замолчал. По площади неслась полицейская машина, не касаясь земли. Очень низко, очень быстро и бесшумно.
        — Черт,  — только и успел сказать я,  — попандос.
        Машина подлетела и резко развернулась, раскрывая крылья. Изнутри посыпались полицейские. Шесть человек я успел посчитать, перед тем, как получил пинком в нос. Малыш испуганно сел, но удар сапогом в грудь опрокинул его на спину, обратно. Мы оказались в центре вооруженного круга, замыкала круг машина. Я лежал лицом в низ, держась обоими руками за разбитый нос, а Рагнар на спине, осторожно поднял обе руки вверх. Еле-еле над животом.
        — Кто такие?  — один из военных подошел и встал над парнем. Пол лица его закрывала маска, экипировка камуфляжная, какой-то ствол в руках, автомат, наверное.
        — Простые жители,  — пробормотал парень. Руки его дрожали.
        — Из нижнего уровня вылезли простые жители? Придумай еще что-то.
        Я скосил глаза и точно, люк так мы и не закрыли. Загорали прямо около него.
        — Не. не. не знаю,  — пробормотал заикаясь парень,  — простые жители.
        — Неправильный ответ!  — грохнула очередь и Рагнар умер. Дернулся пару раз и раскинул руки в сторону, как парящая птица. Кровь ручьями потекла в разные стороны из под спины. Больше он не двинулся и смотрел остекленевшими глазами вверх.
        — Кто такой?  — стволы переключились на меня. Все шесть смертоносных дырок смотрели в мою сторону.
        — Эмм…  — сказал я и замолчал.
        — Кончай его, времени нет совсем.
        Я поднял руки в защитном жесте и грохнула очередь. В живот разрывая плоть и перемешивая кишки ударила пуля, в грудь ломая кости ударила пуля, в лоб, пробивая лобовую кость и заливая выскочивший интерфейс кровью влетела пуля.
        Было больно, было страшно но также было безразлично. Проиграл и черт с ними. Надеюсь там, по ту сторону жизнь повеселее, чем та что мне не повезло прожить. Пацана жалко, он не успел пожить, надо было ему лезть сюда, дураку.

* * *

        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 46 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 48 ЧАСОВ.
        Глаза не работали, зрачки не двигались и перед глазами ничего кроме черного экрана с красными буквами, бегающими по нем.
        ВНИМАНИЕ СБОЙ! ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОРВАНО. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕ УДАЛОСЬ! СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ.
        ПРЕДПРИНИМАЕТСЯ ВТОРАЯ ПОПЫТКА!
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 56 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 51 ЧАСОВ.
        ВНИМАНИЕ СБОЙ! ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОРВАНО. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕ УДАЛОСЬ! СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ.
        ПРЕДПРИНИМАЕТСЯ ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА!
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 71 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 57 ЧАСОВ.
        ВНИМАНИЕ СБОЙ! ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОРВАНО. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕ УДАЛОСЬ! СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ. ЗАДЕЙСТВУЮТСЯ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВНУТРЕННИЕ РЕЗЕРВЫ. ВВОДИТСЯ МЕСТНЫЙ НАРКОЗ ДЛЯ УСТРАНЕНИЯ БОЛИ. ВВОДИТСЯ СНОТВОРНОЕ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ОРГАНИЗМА.
        Изображение перед глазами зарябило и текст превратился в нечитаемые каракули, а потом исчез вовсе. Я провалился во тьму.
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЗАВЕРШЕНО НА ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ. ЗРЕНИЕ ИГРОКА ВОССТАНОВЛЕНО НА СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я снова видел табличку интерфейса и не только. Появился задний фон, иногда там двигались странные люди, иногда звери и даже машина пролетела. Я безразлично наблюдал за суетой вокруг ничего не испытывая. Ни страха, ни удивления, ни любопытства. Мне просто было все равно, только анализ. Холодный и безучастный.
        Появился человек в форме, посмотрел на меня сверху вниз и что-то сказал. Не слышу. Хотел сказать, но губы не двигались, языка я тоже не ощущал. Просто наблюдал за картинкой с вытаращенными глазами. А смотреть было на что.
        Человек наклонился надо мной заняв своим бесшумно говорящим лицом весь экран. Что-то пытался сказать, достучаться и вытянув руку подергал мня за плечо — изображение военного прыгало вправо-влево.
        Он не дождался моей реакции а я видел, как его лицо очертило квадратом и на мгновение замерло — получилась фотография. Фотография уменьшилась, оставляя лицо настоящее в покое и скользнула в правый верхний угол. Там остановилась и застыла, не мешая движущемуся изображению на главном экране (военный что-то еще говорил отвернувшись). Под неподвижным фотом мелким шрифтом пошла набираться надпись. Имя и фамилия этого военного, его звание и дальше много звездочек, которые показывали как я думаю еще неизвестную информацию, которая должна здесь быть.
        По мере того, как монолог военного продолжался, то звездочки менялись буквами, докидываю нужную и не нужную информацию. Она обновлялась и сохранялась. Шикарная штука, особенно для таких дугодумов, как я. Показывало даже основную реакцию собеседника на меня и мои ответы. Сейчас превалировало отвращение.
        Военный ушел, даже кажется обыскал меня напоследок (иначе чего бы наклонялся?) и ушел. Картинка пошла рябью и я опять впал в забытье.
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ — ЗАВЕРШЕНО НА СЕМЬ ПРОЦЕНТОВ. СЛУХ ИГРОКА ВОССТАНОВЛЕН НА ПЯТЬДЕСЯТ СЕМЬ ПРОЦЕНТОВ.
        К картинке прибавился звук. Еле слышный, с пробелами, с глухим эхом, но понять можно. Стреляли. Грохотало автоматическое оружие. Где-то вдалеке шли некислые бои. Вряд ли это галлюцинации или телевизор с военным фильмом у меня под ухом включили. Стреляли по настоящему и если бы я мог двигаться, то вздрагивал бы при каждом взрыве. Да, были и взрывы. Разной громкости и степени отдаленности. Наверное и гранаты были и другим оружием лупили типа гранатомета. Я не силен в этом, не увлекаюсь.
        Иногда мимо пролетали машины, пробегали вооруженные люди. Военные перестали появляться, зато появились более бандитского вида существа. Местные, наши. В масках на головах, с оружием в руках. Столько народу с оружием я не видел еще никогда, только в теле-шоу. Может это и есть телешоу или мои посмертные кошмары? Или я уже этого… того? Размышляю как будто ничего и не случилось, не чувствую боли. «Убитый философов, пулей опрокинутый в пыль лениво размышляет о смысле жизни под сапогами солдат.» Как будто обо мне это стихотворение.
        «Мы побеждаем»,  — говорили они. «Победа будет за нами»,  — говорили они. «Нет у Революции конца» — говорили они. «Это чей трупак?» — спрашивали они. «А почему у него глаза открыты и зрачки двигаются?» — уточняли они.
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЗАВЕРШЕНО НА ДЕВЯТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ. СЛУХ ИГРОКА ВОССТАНОВЛЕН НА СТО ПРОЦЕНТОВ.
        Я умирал и возрождался десятки раз. Просыпался и засыпал десятки раз. Имплантанты жужжали и боролись за мою жизнь, пока я видел сны и рассматривал проходящие картинки.
        Вот пробежал отряд, отстреливаясь и падая. Один из «масок» упал прямо на меня, заливая интерфейс кровью, второй бандит закричал, называя его по имени и стащил с меня. Закинул на плечи и упрямо пошел. Его друг болтался на спине, как мешок с отходами. Голова некрасиво свесилась вниз и вывалился язык. Друг не признавал очевидного и не верил, что друг мертв, пока не скрылся из виду. Дальше я их не видел, но догадывался о дальнейшей судьбе. Пробежали солдаты, гремя берцами и один наступил мне на лицо, подскользнулся чуть не упал и злобно пнул. Куда не знаю, я боли не чувствую.
        ВВЕДЕНА ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ДОЗА ОБЕЗБОЛИВАЮЩЕГО. ЕСТЬ ОПАСНОСТЬ ПРИВЫКАНИЯ!
        Военных было много и они стреляли, стреляли. стреляли. Я чуть не оглох от пробегающей пальбы и вынужден был читать десятки сообщений про восстановление слуха, который приходилось восстанавливать снова и снова.
        Потом стрельба прекратилась, а кто выиграл непонятно. Быстрее бы восстановили мне конечности (если это конечно не мой персональный ад), тогда я бы в сторону отошел от этого движения. Попал на войнушки, начинаю скучать за моим уютным подземным мирком с тысячами злобных монстров. Там было безопаснее.
        ВВЕДЕНА ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ДОЗА ОБЕЗБОЛИВАЮЩЕГО. ЕСТЬ ОПАСНОСТЬ ПРИВЫКАНИЯ!
        Проваливаюсь в сон, опять ввели снотворное и обезболивающее. Одна мысль крутится «Как бы никто не раздавил пока я сплю. Или не раздели из-за одежды». На всякой войне есть мародеры, мне нужно очухаться, пока они не пришли.
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ — ЗАВЕРШЕНО НА ТРИДЦАТЬ ТРИ ПРОЦЕНТА. ВЕРХНИЕ КОНЕЧНОСТИ ИГРОКА ВОССТАНОВЛЕНЫ НА ПЯТНАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Я не успел оценить новые возможности, но зато успел испугаться. Земля дрожала. Я не чувствовал ее телом, только догадывался зато чувствовал кончиками пальцев, которые уже вернули чувствительность. Что-то большои тяжелое шло и приближалось все ближе.
        Сначала я чувствовал только дрожь земли, но потом и услышал шаги. А потом появился он.
        Огромный гигант, как будто только сошедший с мультфильма про супер-роботов шагал на меня, постепенно закрывая своей тушей небо. Здоровенный как строительный кран и широкий как дом, если бы он наступил на мня, то уже никакие имплантанты бы не помогли. Но мне повело. Огромный робото-человек прошел мимо даже не заметив тряпочку на земле. Тряпочка это я с высоты его взгляда.
        Здоровенный стального цвета а в руках оружие или не знаю, поливатель газонов. Оружие робот несет в руках, а здоровенный шланг тятнется от оружия и по земле еще дальше.
        Шланг прошелся по мне, задел, подхватив протащил немного и уложил на спину на живот. Робот наклонился и рукой стряхнул меня, как куклу в сторону. Пока я катился, интерфейс сходил с ума и датчики выдавали всякое. Ничего, с главной дороги убрали, главное что не раздавили. Огромный человек двинулся дальше, а я опять получил свою дозу успокаивающей наркоты.
        ВВЕДЕНА ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ДОЗА ОБЕЗБОЛИВАЮЩЕГО. ЕСТЬ ОПАСНОСТЬ ПРИВЫКАНИЯ!
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ — ЗАВЕРШЕНО НА ПЯТЬДЕСЯТ ТРИ ПРОЦЕНТА. ВЕРХНИЕ КОНЕЧНОСТИ ИГРОКА ВОССТАНОВЛЕНЫ НА СОРОК ПРОЦЕНТОВ. НИЖНИЕ КОНЕЧНОСТИ ИГРОКА ВОССТАНОВЛЕНЫ НА ДВАДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Теперь я чувствовал свои ноги. Шевелить мог только пальцами на них, вставать и ходить рановато, зато руки уже двигаются, хоть и дрожат. Можно приподняться и лучше осмотреться по сторонам.
        Пустынно. На дороге ни души. Движение прекратилось, хотя вдалеке еще стреляют, но реже и в разных точках. Война заканчивается? Темнота вокруг, ночь и ни одного искуственного источника света. Понятно, что я сечас не всамом оживленном районе, но сюда доходят отблески света из окон домов с других улиц, уличных фонарей. Но вот так, чтобы хоть в глаз дай?
        Я уже хотел применить свою фирменную способность, когда увидел бесшумно спускающиеся с неба ленты или трубы. Они как огромные змеи пробивали Свод и тянулись вниз к земле. Одна упала просто рядом со мной. Размером с три моих ноги, полая внутри. Я дотронулся и ощутил неживое. Это не змея, не монстр с Подземного уровня — это что-то вроде шланга.
        Я погладил его одним пальцем и сел. Ноги еще не работали, но руки более-менее вели себя. Дрожали, но выдерживали напряжение тела. Не знаю, что они собираются сливать с помощью этого шланга, но ничего хорошего ждать нельзя, учитывая дерьмо, что творится вокруг. Шланг судорожно дернулся и я пополз в сторону, подальше от него. Черт, да я напуган. Шланг глотнули рыгнул выдавая на поверхность дымок, как от сигареты. Еще чего. Я ускорился, а шланг начал дергаться. Судорожно подпрыгивал вправо-влево, вверх-вниз. Дергался исполняя какой-то свой безумный танец «змея танцует на горячей сковородке».
        Отцепись!  — крикнул я и заработал руками. Змея рыгнула громко и нагло, а потом из пасти повалил мощный и очень стойкий дым. Повалило как из крана.
        Я закашлялся и руки подогнулись, земля пошла юзом и подогнулась, ломаясь внутрь. Я рухнул теряя контроль и в очередной раз разбил нос. Сколько раз я его уже ломал за последние семь дней? Кажется, что много.
        Перевернулся на спину и сил хватило только чтобы устроиться поудобнее перед смертью или очередным беспамятством.
        ОТКРЫТА НОВАЯ СПОСОБНОСТЬ. «УСТОЙЧИВОСТЬ К ЯДАМ».
        СПОСОБНОСТЬ УСТОЙЧИВОСТЬ К ЯДАМ УЛУЧШЕНА НА ДЕВЯТЬ ПРОЦЕНТОВ.
        Смерть опять отменяется.
        ВВЕДЕНА ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ДОЗА ОБЕЗБОЛИВАЮЩЕГО. ЕСТЬ ОПАСНОСТЬ ПРИВЫКАНИЯ! ВЕДЕНА ДОЗА ПРОТИВОЯДИЯ. ОПАСНОСТИ ПРИВЫКАНИЯ НЕТ.
        ВОССТАНОВЛЕНИЕ ОРГАНИЗМА ПРОДОЛЖАЕТСЯ. ПРОГНОЗ ПОЛНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ ОРГАНИЗМА ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ПЛЮС ЧАСОВ. ДЛЯ УСИЛЕНИЯ ВНУТРЕННИХ МОЩНОСТЕЙ ОРГАНИЗМА И СТАБИЛЬНОЙ РАБОТЫ ИМПЛАНТАНТОМ ОРГАНИЗМ ВРЕМЕННО ОТКЛЮЧАЕТСЯ И ПЕРЕХОДИТ ПОД УПРАВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ.
        ВНИМАНИЕ! ОРГАНИЗМ БУДЕТ ПОЛНОСТЬЮ ОТКЛЮЧЕН ЧЕРЕЗ ПЯТНАДЦАТЬ, ЧЕТЫРНАДЦАТЬ, ТРИНАДЦАТЬ, ДВЕНАДЦАТЬ, ОДИННАДЦАТЬ, ДЕСЯТЬ
        Безжизненные буквы перед глазами жестоко отсчитывали последние секунды. Черт побери, монотонный голос не был бы так страшен, как эти ряды символов.
        Три… два…один…

        Глава 21

        УСИ БУДЕТ ЗАПУЩЕНА ЧЕРЕЗ 10…9..8..
        3…2…1…
        УСОВЕРШЕНСТВОВАННАЯ СИСТЕМА ИМПЛАНТАНТОВ УСПЕШНО ВКЛЮЧЕНА.
        (Где я?)
        СКАНИРОВАНИЕ ОРГАНИЗМА ЧЕРЕЗ 5..6..
        СКАНИРОВАНИЕ ОРГАНИЗМА НАЧАТО.
        Сила 0 37%
        Выносливость 1 24%
        Интеллект 7 2%
        Ловкость 4 24%
        Характеристики
        Голод 50%
        Жажда 90%
        Страх 10%
        Усталость 0%
        Пристрастие к алкоголю 30%
        Устойчивость к электричеству 8%
        Устойчивость к холоду 12%
        Навыки
        Рукопашный бой (1 уровень) 103 % Умение первого уровня «Железный кулак»
        Бег 50%
        Восстановление 46%
        Прыжок 13%
        Хождение в темноте (1 уровень) 47 % Умение первого уровня — «Светло, как днем»
        Внимание 68%
        Общение 36%
        Приручение 90%
        Холодное оружие 15%
        Бросок 9%
        Бесшумный 15%
        СКАНИРОВАНИЕ ЗАВЕРШЕНО
        (Вспомнил. Меня же вроде как того… Убили… И студента тоже… Что творится? Непонятно)
        АНАЛИЗ ПОЛУЧЕННЫХ ОБЪЕКТОМ ХАРАКТЕРИСТИК ЧЕРЕЗ 10…9..8..
        (Что со мной? Где я? Почему ничего не видно кроме интерфейса? Але? Есть тут кто?)
        АНАЛИЗ ХАРАКТЕРИСТИК НАЧИНАЕТСЯ…
        ЗАВЕРШЕНИЕ АНАЛИЗА ПРИМЕРНО ЧЕРЕЗ 04 МИНУТЫ 18 СЕКУНД.
        (Чего они у меня в голове роются? Кто это клацает и настройками играется? Алё? Включите свет что ли… У меня сейчас эта… как её… клаустрофобия начнется, боязнь замкнутого пространства. Ну я жду.)
        АНАЛИЗ ХАРАКТЕРИСТИК УСПЕШНО ЗАВЕРШЕН. СОСТОЯНИЕ НАСТРОЕК НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЕ. АНАЛИЗ УЛУЧШЕНИЙ НАЧИНАЕТСЯ ЧЕРЕЗ 5…4..3…2..
        (Вообще то я себя чувствую как в гробу заживо похороненным. Но не страшно ни капли. Ни пота, ни адреналина, ни дрожания рук или голоса. Никакой паники. Вот всегда бы так.)
        ЗАВЕРШЕНИЕ АНАЛИЗА ПРИМЕРНО ЧЕРЕЗ 04 МИНУТЫ 34 СЕКУНД.
        (Хотя если бы включили зрение и прочие чувства было бы еще лучше)
        АНАЛИЗ УЛУЧШЕНИЙ И ИЗМЕНЕНИЙ УСПЕШНО ЗАВЕРШЕН. ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ РАБОТА ВЫПОЛНЕНА УСПЕШНО НА СТО ПРОЦЕНТОВ.
        (Ну я рад за вас)
        НАЧИНАЕМ ПОШАГОВОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ И ПОДКЛЮЧЕНИЕ ОРГАНИЗМА К СИ. ЧАСТИЧНОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАЧНЕТСЯ ЧЕРЕЗ 10…9…8…7…
        (Вот это уже другой разговор. Восстанавливай меня, кто бы ты ни был)
        УЛУЧШЕНИЕ НАСТРОЕК И РЕМОНТ ИМПЛАНТАНТОВ НАЧНЕТСЯ ЧЕРЕЗ 10…9…8…7…
        ОРГАНИЗМ ВОССТАНОВЛЕН НА 20 %
        ОБНАРУЖЕНА ВРЕДОНОСНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТРИЦАТЕЛЬНО ВЛИЯЮЩАЯ НА ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИМПЛАНТАНТОВ.
        НАЧИНАЕТСЯ ПРОЦЕДУРА УДАЛЕНИЯ ХАРАКТЕРИСТИКИ «ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ»
        (Эво как..)
        ВРЕДОНОСНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА «ПРИСТРАСТИЕ К АЛКОГОЛЮ УСПЕШНО УДАЛЕНА»
        ОРГАНИЗМ ВОССТАНОВЛЕН НА 40 %
        (Вот так. Стоило отвлечься немного и я не заметил, что экран или попросту зрение включилось на полную катушку. Пока скачут цифры и опять что-то анализируется и улучшается осмотрюсь вокруг. Серый пасмурный Свод, впрочем как всегда. Голова не поворачивается, нет поворачивается но с трудом. Эй, аккуратнее!)
        — Эй, аккуратнее! Ты жмуру чуть башку не раздавил колесом!
        — Ему все равно.
        — Зато мне потом собирать по дороге все ошметки. Точнее нам, думаешь ты раздавил и будешь за рулем труповозки сидеть?
        — Да не раздавил я ничего. Пока. Успокойся уже. Тебе не кажется, что он дернулся когда я его чуть не переехал?
        — Как же он дернется? Он же мертвый.
        — Так мозги включи! Может притворяется.
        — Не, после Зачистки тут живых не осталось. Только эти в масках нашпигованные имплантантами смогли скрыться. Может у него судороги посмертные или еще чего?
        — Какие? Ну ты выдал. Под умного косишь? В инструктаже что было? Проверять всех, особенно подозрительных. Вот давай и проверяй, раз ты тут главный.
        — А ты чего?
        — А я водила труповозки. Это не моя работа.
        — Ну и ладно. Проверю, тоже мне. Давай мне этот, как его, щуп, который электрический.
        (Нехорошо. Это нехорошо. Нельзя показывать что я жив, чувствую мягким местом добивают они живых. Что это за светящаяся палка у него? На удочку похоже и совсем не больно. Ио пять не больно. И все равно не больно. Спасибо СИ кто бы ты ни был.)
        НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЕ АКТИВИРОВАН. УРОВЕНЬ НАВЫКА — 1. ПРОГРЕСС НАВЫКА — 0 % ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПОВРЕЖДЕНИЙ С УЧЕТОМ УРОВНЯ НАВЫКА — 11 МИНУТ.
        — Не реагирует никак. Мертвый он. Я ему щуп уже во все места засовывал, никакой реакции.
        — Точно во все? А-ха-ха!
        — Да пошел ты, юморист. Давай платформу, будем его в кузов двигать.
        (Ну что там с восстановлением? Надоело мертвеца изображать. Сейчас заведут непонятно куда. К патологоанатому, например. А я могу только яростно глазами вращать)
        УЛУЧШЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК НАЧНЕТСЯ ЧЕРЕЗ 10…9…
        (Быстрее! Быстрее! Что-то открылось в машине и с жужжанием встало за головой. Даже глаза скосить боюсь, чтобы не выдать себя.)
        — Чего он таращится? Не могу когда мертвецы смотрят, жутко. Закрой ему глаза.
        На секунду появился на экране один из участников разговора. Рыжий мужчина с избыточным весом, небритый и кажется год не стриженный. Протянул волосатую и потную лапу, закрыв обзор и оставив тьму. Я мысленно вздохнул с облегчением. Несмотря на то, что тело не реагировало боль, тем не менее веки устали держать глаза открытыми. Хорошо. Хоть и не видно ни черта, но судя по звукам и ощущениям меня тащат куда то.
        — Закрыл. Помоги на платформу положить его.
        — Да сам справишься. Я водила всего лишь и таскать трупаки не нанимался, прости. Они холодные и все такое.
        — Ладно попросишь у меня тоже чего.
        НАЧИНАЕТСЯ КАЛИБРОВКА ОСНОВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК.
        СИЛА = 0. СИЛА +3 СИЛА = 3
        ПРОГРЕСС УЛУЧШЕНИЯ УВЕЛИЧЕН НА 50 % ПРОГРЕСС РАВЕН 87 %
        ВЫНОСЛИВОСТЬ = 1 ВЫНОСЛИВОСТЬ +2 ВЫНОСЛИВОСТЬ = 3
        ПРОГРЕСС УЛУЧШЕНИЯ УВЕЛИЧЕН НА 50 % ПРОГРЕСС РАВЕН 74 %
        ИНТЕЛЛЕКТ = 7 ИНТЕЛЛЕКТ — 4 ИНТЕЛЛЕКТ = 3
        ПРОГРЕСС УЛУЧШЕНИЯ УВЕЛИЧЕН НА 50 % ПРОГРЕСС РАВЕН 52 %
        ЛОВКОСТЬ = 4 ЛОВКОСТЬ — 1 ЛОВКОСТЬ = 3
        ПРОГРЕСС УЛУЧШЕНИЯ УВЕЛИЧЕН НА 50 % ПРОГРЕСС РАВЕН 74 %
        (Че творят то? Всё блин нажитое непосильным трудом меняют. Зачем Интеллект срезали? А ловкость?)
        ОРГАНИЗМ ВОССТАНОВЛЕН НА 50 %
        (Руки внезапно как будто потеплели и начали жаром дышать. Пальцы свело судорогой и я вздрогнул. Не заметили случайно трупотаксисты? Открываю глаза. Один глаз. Блин не видно не фига. Опять зрение пропало? Руки вернули, а зрение забрали демоны? Нет. Это я просто в багажнике или типа того. Вон лучики света пробиваются сквозь щели сбоку. Похоже меня скинули в какой-то большой контейнер и везут в морг. Руки? Шевелятся. Поднимаю первую. Поднимаю вторую. Разминаю пальцы, сжимаю и разжимаю кулаки, терплю появившуюся боль. Равномерно гудит мотор машины. Хочу осмотреться по сторонам, но голова все еще не хочет поворачиваться. Шейные мышцы до сих пор не работают. Медленно восстановление идет. Попробую рукой пощупать на чем я лежу. Аккуратно чтобы не напороться ни на что острое и не порезаться. Мало ли что можно здесь в кровь занести, а у меня чувствительность еще нормально не восстановилась).
        (Что-то мягкое и холодное. Понял. Нет лучше не думать об этом. Я понял на груде чего лежу. Не буду углубляться в эту тему, нельзя сейчас нервничать. Холодный как камень, стальной как трос, недвижимый как труп. Вот какой я должен быть пока организм не восстановится).
        ОБНАРУЖЕН НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ ДОПУСК И МОДИФИКАЦИЯ УСИ. ТРЕБУЕТСЯ БЛОКИРОВКА И УСТРАНЕНИЕ.
        (Это еще что за фигня? Что за модификация и допуск? Это они о себе? Или о ком?)
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА СОРОК ВОСЕМЬ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ СОРОК ВОСЕМЬ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА 480 ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ 480 ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА 48 000 ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ 48 000 ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА 48 000 000 ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ 48 ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА НОЛЬ ЗОЛОТЫХ. НА СЧЕТУ НОЛЬ ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ПОЛУЧЕНА ОШИБКА. НА СЧЕТУ *** ЗОЛОТЫХ. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ СУТКИ.
        ОШИБКА ПРИ ОБРАЩЕНИИ К ПАМЯТИ. НА СЧЕТУ ОШИБКА. СЛЕДУЮЩАЯ НАГРАДА ЧЕРЕЗ ***
        ОШИБКА ПРИ ОБРАЩЕНИИ К ПАМЯТИ. ОШИБКА ПРИ ОБРАЩЕНИИ К ПАМЯТИ. СЛЕДУЮЩАЯ ОШИБКА ЧЕРЕЗ ОШИБКА.
        ОШИБКА. ОШИБКА. ОШИБКА.
        НЕЗАКОННАЯ МОДИФИКАЦИЯ УДАЛЕНА ИЗ СИСТЕМЫ. ВСЕ ДАННЫЕ, ТЕРМИНОЛОГИЯ, КОД УДАЛЕНЫ ИЗ ПАМЯТИ ОБЪЕКТА.
        (Нифига себе изменения! Режут прямо по живому. И за что мне теперь жить?)
        ОБНАРУЖЕНА НЕЗАКОННАЯ МОДИФИКАЦИЯ. НАЧИНАЕТСЯ ПРОЦЕДУРА УДАЛЕНИЯ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ АКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        ЧИП СЛЕЖЕНИЯ ДЕАКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ ОХОТНИКАМ.
        (А-ха-ха!)
        ОШИБКА ДЕАКТИВИРОВАН. ДАННЫЕ О ВАШЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ НЕ ОТПРАВЛЕНЫ ОШИБКА.
        ОШИБКА ОШИБКА. ОШИБКА НЕ ОТПРАВЛЕНЫ ОШИБКА.
        (Блин мне это слово сниться будет)
        НЕЗАКОННАЯ МОДИФИКАЦИЯ УДАЛЕНА ИЗ СИСТЕМЫ. ВСЕ ДАННЫЕ, ТЕРМИНОЛОГИЯ, КОД УДАЛЕНЫ ИЗ ПАМЯТИ ОБЪЕКТА.
        (Вот это я понимаю. Вот это отладка. Звездочка, ау? Кто не спрятался я не виноват?)
        ОРГАНИЗМ ВОССТАНОВЛЕН НА СЕМЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ.
        (Чувствую силу! Прям как в фильмах по ящику. Щас как встану, да как выйду. Да как размахнусь. Дыру в Своде пробью)
        СИСТЕМА ПОЛНОСТЬЮ ОЧИЩЕНА ОТ ВРЕДОНОСНОГО И ШПИОНСКОГО ПО. НАСТРОЙКИ ХАРАКТЕРИСТИК НАЧНУТСЯ ЧЕРЕЗ 20… 19….18…
        (Остановились. Как не вовремя. Не могу еще полноправно управлять своим телом и родными имплантантами. Врезать могу по мордасам, но вот убежать или от пули уклониться рановато еще… Дайте еще пару минут, чертовы могильщики)
        5… 4… 3…
        — Ну что, выгружаем жмуров? Иди, открывай Ворота, я пока освежу носик.
        — Таракан, чертов. Потерпеть не можешь?
        — Не твои проблемы. Иди, работай.
        — Проблемы как раз у тебя. После зачистки Уровня барыг здесь осталось ноль целых ноль десятых. Все у нас в кузове лежат с простреленными бошками. Интересно, что ты дальше делать будешь, когда запасы кончатся?
        Продолжительная, выразительная, красочная многословная ругань и безумный, почти идиотский смех собеседника.
        (Не, лучше бухать чем тараканом быть)
        АПГРЕЙД И УЛУЧШЕНИЕ ВТОРИЧНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК
        (Давай, детка, быстрее. Времени у нас в обрез)
        ДОБАВЛЕН НОВЫЙ НАВЫК «УСТОЙЧИВОСТЬ К ГОЛОДУ» (ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ). ЖЕЛАЕТЕ ПРОЧИТАТЬ ОПИСАНИЕ?
        (Да, желаю. Чего завис. Давай быстрее!)
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ГОЛОДУ. ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. ТЕПЕРЬ ОРГАНИЗМ УПРАВЛЯЕМЫЙ СИ НУЖДАЕТСЯ В ЕДЕ В ДВА РАЗА МЕНЬШЕ ЧЕМ В ОБЫЧНОМ РЕЖИМЕ. ГОЛОД НАСТУПАЕТ В ДВА РАЗА МЕДЛЕННЕЕ, А НАСЫЩАЕТСЯ ОРГАНИЗМ ЕДОЙ БЫСТРЕЕ В ДВА РАЗА. СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ — ДВА.
        ДОБАВЛЕН НОВЫЙ НАВЫК «УСТОЙЧИВОСТЬ К ЖАЖДЕ» (ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ). ЖЕЛАЕТЕ ПРОЧИТАТЬ ОПИСАНИЕ?
        (Я понял принцип, да. Давай быстрее).
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЖАЖДЕ. ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. ТЕПЕРЬ ОРГАНИЗМ УПРАВЛЯЕМЫЙ СИ НУЖДАЕТСЯ В ВОДЕ В ДВА РАЗА МЕНЬШЕ ЧЕМ В ОБЫЧНОМ РЕЖИМЕ. ЖАЖДА НАСТУПАЕТ В ДВА РАЗА МЕДЛЕННЕЕ, А УТОЛЯЕТСЯ ЖАЖДА БЫСТРЕЕ В ДВА РАЗА. СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ — ДВА.
        ДОБАВЛЕН НОВЫЙ НАВЫК «УСТОЙЧИВОСТЬ К СТРАХУ» (ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ). ЖЕЛАЕТЕ ПРОЧИТАТЬ ОПИСАНИЕ?
        (Нет. Ну ладно, давай)
        УСТОЙЧИВОСТЬ К СТРАХУ. ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. ОРГАНИЗМ ЛУЧШЕ КОНТРОЛИРУЕТ ЭМОЦИИ, РЕАГИРУЕТ БЫСТРЕЕ, ЭФФЕКТИВНЕЕ ОЦЕНИВАЕТ ОКРУЖАЮЩУЮ ОБСТАНОВКУ. В КРИТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЯХ СИ АНАЛИЗИРУЕТ ПРОИСХОДЯЩЕЕ И ДАЕТ МАКСИМАЛЬНО ЭФФЕКТИВНЫЕ СОВЕТЫ ИСХОДЯ ИЗ ОБСТАНОВКИ. УРОВЕНЬ АДРЕНАЛИНА В КРОВИ РЕГУЛИРУЕТСЯ ПРОГРАММНО. СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ — ДВА.
        ДОБАВЛЕН НОВЫЙ НАВЫК «УСТОЙЧИВЫЙ» (ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ). ЖЕЛАЕТЕ ПРОЧИТАТЬ ОПИСАНИЕ?
        (Интересно)
        УСТОЙЧИВЫЙ. ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. ТЕПЕРЬ ОРГАНИЗМ УСТАЕТ МЕНЬШЕ ПРИ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗКАХ. В КРИТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЯХ СИ АНАЛИЗИРУЕТ НАГРУЗКУ, УСТАЛОСТЬ И ОКРУЖАЮЩУЮ ОБСТАНОВКУ И ПРИ ВЫСОКОМ УРОВНЕ ОПАСНОСТИ ДЛЯ ОРГАНИЗМА ПОДКЛЮЧАЕТ КРАТКОСРОЧНЫЙ НАВЫК «ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ». ПОЗВОЛЯЕТ БЕЖАТЬ, ДРАТЬСЯ, ПЕРЕНОСИТЬ ТЯЖЕСТИ И ПРОСТО ИДТИ НА ОГРОМНЫЕ РАССТОЯНИЯ ЕЩЕ НА 50 % БОЛЬШЕ/ДОЛЬШЕ.
        (Шикарно. Просто Чемпион по Выживанию с Островов четвертого уровня. Железный человек или как его там зовут).
        — Заедает что-то дверь!
        — Так иди открой! Чего пришел?
        — Не указывай чего мне делать, чертов таракан!
        — Отвали!
        — Сам отвали! Так чего… поможешь открыть?
        — Вот ты урод. Сначала обзываешь и все равно на коленях приползаешь.
        — Да пошел ты!
        — Сам пошел!
        — Поможешь или нет?
        — Пошли. Надо бы тебя наказать за твой вонючий язык, но я уже вонь жмуров не могу больше переносить. Быстрее справится с работой и домой к мамке.
        (Ушли. Давайте уже неведомые настройщики моего внутреннего пианино, заканчивайте работу.)
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ — 8 % ХАРАКТЕРИСТИКА УЛУЧШЕНА НА 30 % УСТОЙЧИВОСТЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ — 38 %
        УСТОЙЧИВОСТЬ К ХОЛОДУ — 12 % ХАРАКТЕРИСТИКА УЛУЧШЕНА НА 30 % УСТОЙЧИВОСТЬ К ХОЛОДУ — 42 %
        ДОБАВЛЕНА ХАРАКТЕРИСТИКА «УСТОЙЧИВОСТЬ К ОГНЮ». ХАРАКТЕРИСТИКА УЛУЧШЕНА НА 50 % УСТОЙЧИВОСТЬ К ОГНЮ — 50 %
        ДОБАВЛЕНА ХАРАКТЕРИСТИКА «УСТОЙЧИВОСТЬ К ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ РАНЕНИЯМ». ХАРАКТЕРИСТИКА УЛУЧШЕНА НА 10 %. УСТОЙЧИВОСТЬ К ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ РАНЕНИЯМ — 10 %
        ДОБАВЛЕНА ХАРАКТЕРИСТИКА «УСТОЙЧИВОСТЬ К РАНЕНИЯМ ОТ ХОЛОДНОГО ОРУЖИЯ». ХАРАКТЕРИСТИКА УЛУЧШЕНА НА 30 % УСТОЙЧИВОСТЬ К РАНЕНИЯМ ОТ ХОЛОДНОГО ОРУЖИЯ — 30 %
        (Шикарно! Просто шикарно. Я киборг. Я неуязвим!)
        АНАЛИЗ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК. ОТКРЫТИЕ И УЛУЧШЕНИЕ СКРЫТЫХ ХАРАКТЕРИСТИК БУДУТ ЗАВИСЕТЬ ОТ ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЙ ОРГАНИЗМА.
        ОРГАНИЗМ ВОССТАНОВЛЕН НА ДЕВЯНОСТО ПРОЦЕНТОВ.
        (Чувствую свое тело. Практически целиком. Запахов все еще не ощущаю и это хорошо. Ничего себе меня нашпиговали характеристика как таракана иголками. Но скрытые возможности тоже не сильно стремятся показать. Ничего дайте мне выбраться отсюда, а там уже разберусь).
        АНАЛИЗ И УЛУЧШЕНИЕ НАВЫКОВ НАЧНЕТСЯ ЧЕРЕЗ 10… 9… 8…
        (Возвращаются гробовщики недоразвитые. Слышу голоса вдалеке. Интересно слух мне тоже улучшили?)
        АПГРЕЙД И УЛУЧШЕНИЕ НАВЫКОВ НАЧИНАЕТСЯ
        НАВЫК «РУКОПАШНЫЙ БОЙ» (1 УРОВЕНЬ) — 103 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 30 %
        РУКОПАШНЫЙ БОЙ (1 УРОВЕНЬ) — 133 %
        НАВЫК «БЕГ» — 30 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 50 % БЕГ — 80 %
        НАВЫК «ВОССТАНОВЛЕНИЕ» — 46 %. НАВЫК УЛУЧШЕН НА 50 % ВОССТАНОВЛЕНИЕ — 96 %
        НАВЫК «ПРЫЖОК» — 13 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 40 %. ПРЫЖОК — 53 %
        НАВЫК «ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ» (1 УРОВЕНЬ) — 47 %. НАВЫК УЛУЧШЕН НА 10 % ХОЖДЕНИЕ В ТЕМНОТЕ (1 УРОВЕНЬ) — 57 %
        НАВЫК «ВНИМАНИЕ» — 68 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 40 % ВНИМАНИЕ — 108 %
        ПОЛУЧЕНО УМЕНИЕ ПЕРВОГО УРОВНЯ «НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТЬ».
        НАВЫК «ОБЩЕНИЕ» — 36 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 60 % ОБЩЕНИЕ — 96 %
        НАВЫК «ПРИРУЧЕНИЕ» — 90 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 20 % ПРИРУЧЕНИЕ — 110 %
        ПОЛУЧЕНО УМЕНИЕ ПЕРВОГО УРОВНЯ «ПРИЗЫВ ПИТОМЦА».
        НАВЫК «ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ» — 90 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 10 % ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ — 100 %
        ПОЛУЧЕНО УМЕНИЕ ПЕРВОГО УРОВНЯ
        НАВЫК «БРОСОК» — 9 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 50 % ПРИРУЧЕНИЕ — 59 %
        НАВЫК «БЕСШУМНЫЙ» — 15 % НАВЫК УЛУЧШЕН НА 60 % ПРИРУЧЕНИЕ — 75 %
        АПГРЕЙД И УЛУЧШЕНИЕ НАВЫКОВ ЗАВЕРШЕНЫ УСПЕШНО.
        (Ну наконец то. Куда едем? Кладовщики молча сели в кабину, я и внимания не обратил)
        ЖЕЛАЕТЕ ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ СИ?
        Красненькая надпись недвусмысленно намекала, что было бы неплохо клацнуть по ней, но мне сейчас не до этого. Надоело лежать куклой среди горы мертвых тел, пора брать управление своей жизнью в свои же руки. Погнали.
        Не желаю.
        ВЫ УВЕРЕНЫ? БОЕВОЙ РЕЖИМ СИ СЛОЖЕН В ОСВОЕНИИ.
        ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ОБУЧЕНИЯ? ДА, НЕТ?
        Ну черт с тобой. Время еще есть. Нет.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ОБУЧАЮЩИЙ РАЗДЕЛ СИ.
        ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА НОВУЮ СИСТЕМУ ВКЛАДОК СВЕРХУ, ОТКРЫВАТЬ И ЗАКРЫВАТЬ КОТОРЫЕ БОЕЦ СПОСОБЕН СИЛОЙ МЫСЛИ.
        НАПОМИНАЕМ, ЧТО В СИ ДОБАВЛЕНА СИСТЕМА ИГРОФИКАЦИИ ДЛЯ МОТИВАЦИИ УПРАВЛЯЮЩЕГО СИСТЕМОЙ. НЕ СТОИТ ОТНОСИТЬСЯ К ЗАДАНИЯМ СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНО, ВЫПОЛНЕННЫЕ ЗАДАНИЯ ИЛИ КВЕСТЫ БУДУТ ЗАСЧИТЫВАТЬСЯ АВТОМАТИЧЕСКИ. СИСТЕМА НАГРАЖДЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ И БУДЕТ МЕНЯТЬСЯ СО ВРЕМЕНЕМ.
        ПОЛУЧЕНО ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ «ОЗНАКОМИТЬСЯ С УЛУЧШЕННЫМ ИНТЕРФЕЙСОМ СИ». ВОЙДИТЕ В ПЕРВУЮ ВКЛАДКУ «ХАРАКТЕРИСТИКИ».
        (Очень интересно. Примерно так и играют на Островах, насколько я знаю. Ну попробую открыть Характеристики мысленно. Вышло. А это то что и раньше было, мои характеристики. Просто красивее и обновилось все. Куча всяких новых фишек появилась, не терпится опробовать. Точно, как на Островах.)
        ВЫПОЛНЕНО. АКТИВИРУЙТЕ ВКЛАДКУ «ЗАДАНИЯ».
        (Делаю. Есть место для огромного списка заданий, но сейчас только одно светится «Ознакомиться с улучшенным интерфейсом СИ» и несколько под заданий. Еще кнопка Сканировать в углу. Также есть дополнительные вкладки по которым можно переходить, явно пустые. «В процессе», «Выполненные», «Проваленные», «Сомнительные». Интересно.)
        ВЫПОЛНЕНО. НАЖМИТЕ КНОПКУ «СКАНИРОВАТЬ» ДЛЯ ПОИСКА ЗАДАНИЙ В СИ.
        (Попробовать? Не люблю я кнопки всякие нажимать, особенно у себя в голове. А эта прям вызывает недоверие. Никакой причины нет, но вот подозрительно и всё).
        СКАНИРОВАНИЕ НАЧИНАЕТСЯ. БУДУТ НЕБОЛЬШИЕ БОЛЕВЫЕ ОЩУЩЕНИЯ. ПОТЕРПИТЕ.
        (Ах вы, мрази! Больно же! Ай, больно! Ах, еб твою мать. Ой, мамочка, хватит! Помогло? Это все? Больше не будете делать мне больно?)
        СКАНИРОВАНИЕ ЗАВЕРШЕНО.
        ЗАДАНИЕ ВЫПОЛНЕНО. ПОХОДИТЕ ПО ВКЛАДКАМ ЗАДАНИЙ И ОТСОРТИРУЙТЕ ПО ВОЗМОЖНОСТИ. ПОСЛЕ ЗАВЕРШЕНИЯ ПЕРЕХОДИТЕ НА ВКЛАДКУ КОНТАКТЫ.
        Все поменялось теперь. Десятки если не сотни заданий теперь висело во вкладках. Особенно последние три. «В процессе» не сильно разрослись.
        — Ознакомиться с улучшенным интерфейсом СИ — это понятно. Это я сейчас выполняю.
        — Похоронить друга
        — Вернуть Дрёму.
        — Уничтожить охотников
        Второе и третье задания делились на подзадания. Я копаться пока не стал и залез в «Выполненные». Черт, да там их было сотни.
        — Закончить начальную школу
        — Найти работу
        — Помочь матери по дому
        — Заниматься зарядкой неделю без перерывов
        — Заниматься зарядкой месяц без перерывов
        — Получить хорошую оценку
        — Познакомиться с девочкой из окна напротив
        — Начистить ведро картошки
        — Дать отпор тараканам
        И много… много чего еще было там. Вся моя жизнь расписанная в скупых строчках. Вся жизнь, все детство и юношество разделеное на выполненые задания, квесты. Настоящая реальная Игра. Компьютер просканировал мой мозг и вытащил на свет божий воспоминания. Время остановилось, а я все читал и читал, пока настойчиво не замигала другая вкладка, напоминая, что и ее нужно посмотреть. Ну посмотрим что там. По ощущениям проваливал я задания в два раза чаще, чем исполнял. Все местные квесты были перечеркнуты черной линией. Провалено, очень наглядно, ага.
        — Закончить среднюю школу
        — Неделю не хамить маме
        — Победить Скрипку в кулачном бою (помню этого гада)
        — Бросить курить
        — Отказаться от выпивки
        — Устроиться на работу
        — Не хамить начальнику
        — Вылечить зубы
        — Поступить на курсы повышения квалификации
        — Прочитать книгу
        — Изучить справочник
        — Сходить к телемастеру
        — Выиграть Игру
        — Спасти Рагнара
        И много-много чего еще. Чертов имплантант вытащил все грязное белье из моей головы и аккуратно разложил на полочке невыполненных заданий. Даже последние происшествия аккуратно занес. Страшная штука. Хорошо, что он еще мою подростковую половую активность не расписал на удачи и неудачи, а то я бы совсем упал духом. Это такую доказательную базу можно собрать о человеке, начальнике любом — закачаешься. Этот СИ — рай для шантажистов. Ладно, потом покапаюсь, а то и поудаляю все воспоминания к ебеням. Нужно заканчивать с обучением, машина кажись приехала уже.
        Сомнительные.
        — Узнать тайну Охотников
        — Найти штаб Охотников
        — Узнать тайны пропажи матери
        — Уничтожить всех Охотников
        — Отыскать отца
        — Отправиться на Острова
        А вот это уже интересно. В смысле отыскать отца? А он разве не умер? А что с мамой? И почему я не помню, как она пропала?
        ВЫПОЛНЕНО. АКТИВИРУЙТЕ ВКЛАДКУ «КОНТАКТЫ».
        Давай, скидывай их и поехали!  — прервали размышления голоса. Крышка вагона в котором я лежал со своими мертвыми попутчиками поехала в сторону, а сам кузов вверх. Что за дела? Отменить.
        Хорошо, что интерфейс больше не задавал глупых вопросов.
        ОРГАНИЗМ ВОССТАНОВЛЕН НА 100 % ЖЕЛАЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ПОЛНОЕ УПРАВЛЕНИЕ?
        Трупы находящиеся ближе к краю, покатились вниз переваливаясь и принимая страшные позы. Мое тело чуть съехало вниз, но нога застряла где между чьих то ног и не давала рухнуть. Кузов дрогнул и первые жертвы вылетели наружу. Нас выгружали, просто перевернув кузов как ведро.
        ПОЛНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВКЛЮЧИТСЯ ЧЕРЕЗ 5..4…3..2..1.
        ДОБАВЛЕНО НОВОЕ ЗАДАНИЕ «ВЫБРАТЬСЯ ЖИВЫМ ИЗ ТРУПОВОЗКИ»
        Замелькали перед глазами столбики цифр и вернулись все ощущения. Я почуствовал вонь. Сначала была вонь — этот непередаваемый трупный запах, запах от которого несет могилой и разложением. С ним перемешивался другой запах более резкий и острый, запах кислоты, он шел снизу, там куда летели мертвые тела.
        Потом пришла боль в мышцах, я почувствовал ее и вырвал ногу из мертвой ловушки. Подобрал под себя вторую и цепляясь руками за стенки полез наверх. Дыхание не сбивалось, как обычно бывало и при меньших нагрузках. Одновременно два тела перевалились через борт и я услышал плеск. Воняло все сильнее и становилось уже невыносимо.
        «Включить режим ночного видения?» разобрал одну надпись и сразу согласился. Все вокруг стало ярко-зеленым и четким. Тела продолжали катиться вниз, переваливаясь друг через друга и падать. Я держался за стены и переступал вверх, по мере того как гора трупов становилась меньше. Никаких окон и отверстий в крыше не видно, сплошной металл.
        Фургон вздрогнул, как будто потряс выкидывая зацепившиеся тела, но я схватился за ручку вмонтированную в стену и удержался, практически стоял уже на одних носках — половина груза вылетела наружу.
        Воняло кислотой так, что можно потерять сознание.
        Я почти рухнул вниз вслед за «товарищами» и висел, распластавшись как паук почти на идеально ровной поверхности. Внизу приветливо мигала кислота и вылетали как поломанные куклы мертвые жители этого проклятого города. Все. Больше нет сил.

        Глава 22

        Голова кружилась от воздействия паров кислоты, я уже был на грани потери сознания, а последний труп только что улетел в бездну растворителя, или что там такое булькало. Положение мягко говоря безнадежное, но где мы алкаши не пропадали. Черт, да я выжить смог в этой проклятой Игре, где меня отслеживали безжалостные убийцы, я выжил там, куда боятся ступать полицейские и ни одного поражения. Черт, я даже имплантанты умудрился взломать… Я не умру, не сейчас.
        ЖЕЛАЕТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ОБУЧЕНИЕ?
        Погоди, чувак-интерфейс, не сейчас. Я как бы немного занят.
        ДОВОДИМ ДО ВАШЕГО СВЕДЕНИЯ, ЧТО ПОСЛЕ ПОГРУЖЕНИЯ В КИСЛОТНУЮ СРЕДУ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ОБОЛОЧКА НЕ БУДЕТ ВОССТАНОВЛЕНА, ВАШ НАВЫК ВОССТАНОВЛЕНИЯ СЛИШКОМ МАЛ. ЖЕЛАЕТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ОБУЧЕНИЕ?
        Руки начали скользить и я медленно поехал вниз, в разверзшуюся пасть кислотного монстра. Нет! Нет! Нет!
        ПРОДЕМОНСТРИРОВАТЬ ВОЗМОЖНОСТИ СИ НА ПРИМЕРЕ ВЫПОЛНЕНИЯ КВЕСТА «ВЫБРАТЬСЯ ЖИВЫМ ИЗ ТРУПОВОЗКИ?»
        — Да!  — закричал я, ускоряясь под воздействием силы тяжести,  — Да! Быстрее!!!
        ДЕМОНСТРАЦИЯ СИ ВКЛЮЧЕНА.
        Что-то изменилось. Я почувствовал это всем телом, почувствовал сознанием, которое ушло в сторону освобождая место чуваку из другого мира. Меня отодвинули на второй план и мне не понравилось чувствовать себя взаперти, чувствовать себя посторонним наблюдателем. Но, блин, это было шикарно. То, что он творил.
        Зрение изменилось. Я все еще видел в темноте, но видел более четко, хоть и в привычном зеленом свете. Мускулы налились кровью и затвердели. Слух. Черт, я стал богом слуха.
        Рука пятерней к стене, да так и прилипла. Вторая рядом и ступнями прилипаем тоже. Я висел как какой-то бабуин из старых передач, оттопырив задницу между стеной грузовика и кислотой внизу, а потом полез вверх по ровной поверхности. Как чертов Дрёма.
        — Вроде все!  — крикнул голос снаружи,  — кажется всех утилизировали.
        — Так иди и посмотри!
        — Так поставь нормально, я кислотой дышать не собираюсь.
        Загудели моторы, кузов дернулся и тихо начал подниматься, занимая прежнее положение. Перебирая конечностями я (не совсем Я) полез по стенке, сотрясаясь в ритм, когда трясся фургон. Со стены плавно перескочил на крышу и уже как паук, вверх конечностями, завис вниз головой.
        Двери фургона медленно открывались. Вид вверх ногами тот еще, ни черта не понятно, но голова не кружилась и кровь в голову не стучала, глаза не лезли из орбит. Может потому что я был сейчас чужим в этой оболочке и не должен был воровать ощущения. Проем расширился и бородатый чмошник в тельняшке, морда вся в угрях заглянул внутрь. Меня, повисшего практически над головой, он не заметил, но стоило только бы поднять взгляд и он бы интересную картину увидел.
        — Всё пусто!  — гаркнул он вызвав железное эхо,  — Ни один жмур не зацепился!
        Интерфейс работал как заводной и он изрядно изменился. Чувака сфотографировали, фото улетело в «Контакты» сложенным конвертиком, замеряли фигуру, рост, цвет, глаз, примерный вес, еще кучу информации включая предполагаемую нечистоплотность и предполагаемый развод судя по пальцу, на котором недавно еще было обручальное кольцо.
        Вся эта инфа моментально обрабатывалась и улетала в глубины моего мозга, или в глубины СИ.
        Оценивалась температура окружающей среды, Си следил за направлением взгляда врага и оценивал по неуловимым признакам куда он будет смотреть вскоре. Черт, какая удобная система. Мне нравится, начинаю подсаживаться. Дайте только мне управление в руки.
        За секунду до того как тельняшка повернул голову и встретился со мной глазами система это предугадала и выдала красным пояснение. Мишень нужно уничтожить.
        — Стой!  — закричал я из глубин подсознания, как в бочку пукнул, честное слово. Закричал… Разве так кричат? Подумал, что закричал.
        Глаза угристого уничтожителя мертвецов медленно расширились и рот только начал открываться, когда существо висящее внутри его машины отлепилось и прыгнуло. Замелькали сообщения, не заслоняя вид на убийство, так, скромненько по уголкам столбиками.
        Обоими руками в полете я схватил за шею жертву и дернул.
        Хрустнули шейные позвонки и я мягко опустился на нижние конечности, придерживая рухнувшее, потерявшее жизнь тело.
        «Что ты наделал!» — кричал я на самого себя,  — «Что ты, Бл… творишь?!»
        Но Мне было пофиг. Оставался еще один. Водила. Потенциальная угроза.
        СИ уже вёл поиски, сканировал окружающую обстановку, водил моими глазами, что-то там искал тепловизором. Только одно живое существо было рядом и пока меня оно не видело.
        «Хоть его не трогай!» — кричал я внутри,  — «Выруби если нужно. Но убивать не надо. Это не червяка раздавить. Это человек! Але!»
        Я не слышал себя. Я готовился к бою. Система вывела в правый верхний угол не заслоняя обзора небольшую фотографию мужика, которого я видел раньше. Рыжий, полный, небритый и т. д. Сейчас его не было видно, судя по всему сидел в кабине этого грузовика, трака или как он правильно называется. Фургон мертвецов? Си сканировала его и что-то писала. Потом почитаю, разберусь. Если отдадут управление, конечно. Что-то у меня уже большие сомнения появились на этот счет.
        «Эй! Ты что там застрял! Не провалился?» — рявкнул знакомый голос. Рыжань скучал за другом, которого я только что скинул в бассейн с кислотой. «Не трогай его!» — просил я — «Стоп! Остановись! Выключить! Передать управление! Активировать ручной режим!»
        Бесполезно. Труп напарника водилы растворился в кислоте, а я крался вдоль машины, обходя жертву со спины. «Але! Да где ты делся?» — он вылез из кабины и пошел вдоль кузова, я догонял его сзади. Крался бесшумно, но уверенно. Прицел уткнулся в голову жертвы, постоянно оценивая обстановку. Никого вокруг. Только я, он и искусственный интеллект. Безжалостный хладнокровный убийца. «Не трогай! Остановись! Фу! Брысь! Плохой компьютер! Назад!» — все мои крики уходили в молоко. Расстояние стремительно сокращалось. Рывок и он даже не почувствовал боли. Хрустнули шейные позвонки и перевозчик трупов рухнул к моим ногам. Кончено. «Ну и что ты наделал?» — обругал я СИ последними словами, но уже без ярости и злобы, устал, невозможно пробить лбом каменную стену. Невозможно жителю Нижнего Квартала попасть выше. Невозможно выиграть Охоту.
        ЗАДАНИЕ «ВЫБРАТЬСЯ ЖИВЫМ ИЗ ТРУПОВОЗКИ ВЫПОЛНЕНО». ЖЕЛАЕТЕ ВЫЙТИ ИЗ ОБУЧАЮЩЕГО РЕЖИМА?
        Да. Желаю.
        ПЕРЕХОД В РУЧНОЙ РЕЖИМ. АКТИВИРОВАТЬ ОБУЧЕНИЕ СНОВА, ВЫ МОЖЕТЕ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ.
        Спасибо. Больше не понадобится, чертов убийца.
        Такие вот диалоги крутились у меня в голове когда возвращалось сознание на место, в черепную коробку. Возвращались ощущения, возвращалась моторика и запахи. Фу, бл… Запах кислоты и трупный запах из машины вперемешку. Я повернул голову вправо-влево, работает. Шея чуть затекла или так кажется? Поразминал запястья, покружил руками вверх-вниз. Система не переставала что-то подсчитывать и код лился маленькой строчкой по экрану, не бросаясь в глаза. Что с этим? Может жив еще? Я присел и попробовал нащупать пульс на шее. Сразу отдернул руку, холодная как камень кожа, аж передернуло. Мертв, окончательно мертв. Система тоже это подтвердила промелькнувшим сообщением. Нужно уходить, пока здесь никто не появился, но сначала… Хоронить я его не буду, а вот утилизировать придется, чтобы не разлагался разнося микробы. Пересиливая отвращение и страх я схватил холодное тело под руки и потащил пятясь к вонючему бассейну. Тяжело. Система взвесила его и выдала до кучи и эту бесполезную информацию, а еще подтвердила что я хочу есть. И сам знаю.
        Чуть не оступился и сам чуть не улетел в местный растворитель. Задумался. Говорили мне друзья, что много думать вредно. Бывший когда то живым человек улетел в кислоту, а я отвернул взгляд. Не хочу смотреть на это. Но так все равно лучше.
        Теперь к делу. Где я нахожусь? «Найти выход»,  — услужливо поднесла квест система. Хватит сканировать мой мозг на предмет заданий, мне это не очень нравится. Улучшения конечно шикарные, но эти игры в реале пугают, хотя кажется меня уже ничем не удивишь.
        Запрыгиваю в кабину. Воняет дешевым освежителем и мужским потом. Система сканирует обстановку и указывает на бардачок, который я раньше не заметил. Буквально выделяет красным ободком, чуть ли не красную стрелку рисует на нем. Дергаю, открыто. Наладонник, круто. Это не из нашей оперы. Как миниму рабочие кварталы. Урезанная версия, только для определенных функций, но все равно продвинутая электроника. Как он включается? Спасибо СИ, я бы и сам разобрался. Что мы имеем? Список поручений и отметки о выполнении. Связь по сети, отчеты практически мгновенно уходят наверх к вышестоящим. Чем же они тут конкретно занимались?
        — Утилизация на Банковой. Готово.
        — Сбор на Центральной улице. Готово.
        — Сбор на Правом переулке. Готово.
        — Отчетность в 12.00 Готово. -
        Отчетность в 15.00. Готово
        И все в таком духе. Ребятки работу выполнили практически всю, это была последняя выгрузка.
        Отчетность в 21.00 — Не готово.
        Не успел рыжань сдать отчет, засомневался. А тут и голова «закружилась». Я полистал заметки, дав компьютеру прочитать и сохранить всю информацию, а потом отложил бесполезный девайс в сторону. Хотелось жрать. Не спрашивая СИ открыл сиденье и достал бумажный пакет. Так и есть, жена приготовила одному из водил тормозок в дорогу. Быстро поесть пока не появился никто и сваливать. Что у нас тут? Не тронутый горшочек с картошкой и мясом, бутерброд с жареной яичницей и зеленью, пакетик чая. Парни точно не из нашего района. Где то должен быть термос. Я полез под второе кресло и нашел железную кружку и кипятильник. Кипятильник работал от сети, черт его знает как его тут включать. Я поискал глазами розетку (мысленно попросил помощь зала, но СИ тоже был не в курсе) и так и не приготовив швырнул кружку и чай под ноги. Наверное где-то в офисе греют воду, придется хомячить всухомятку. Картошечка еще теплая из-за того, что хорошо держала тепло, обернутая в ткань и бумагу, была восхитительно вкусной, бутерброд полетел следом. Черт, я даже растягивал удовольствие под конец и откусывал кусочек за кусочком уже
холодной, но все-таки вкусной яичницы. Так увлекся, что не заметил появление нового персонажа. Хорошо, что СИ не подкачал, начал верещать во всю.
        Темный силуэт появился из глубин склада, в котором мы находились. Здоровенный такой ангар и новенький появился на горизонте, медленно увеличиваясь в размерах. Я пригнулся и наблюдал из своего укромного места в кабине, надеюсь он не слишком глазастый. Хотя опасностью веяло за километр. И-за приборной доски моего самосвала не очень разглядеть, но это был точно человек. Две конечности а-ля руки, две ноги, туловище и голова посередине. Человек? Человек. Да вот ни хрена не человек. Такой парадокс. Я не видел его лица не разглядел глаз, не видел губ и зубов. Стального цвета, как будто облитый белой краской с ног до головы он шагал неестественной походкой робота из старых фильмов. Остановился, оглядываясь и я нырнул еще ниже испугавшись до полусмерти. Глаза были. Красные горящие точки на положенных местах, теперь я разглядел точнее. Лицо испещрено красно-синими полупрозрачными линиями похожими на провода. Ну и хрень, жутко выглядит.
        ОБНАРУЖЕН НОВЫЙ СИ. СИ ЗАНЕСЕН В КОНТАКТЫ. ЖЕЛАЕТЕ ПРОЙТИ ОБУЧЕНИЕ «СВЯЗЬ»?
        Вообще-то не до этого, но давай, ага.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ «СВЯЗЬ». НАУЧИТЕСЬ УСТАНАВЛИВАТЬ СВЯЗЬ СО СТОРОННИМ СИ.
        Короче я вчитался в описание квеста и понял в чем прикол. Все, кто носят имплантанты могут общаться друг с другом невербально. На Островах это называют писать в приват или писать в личку. Для того чтобы написать человеку достаточно получить его контакты. Это можно сделать, как договорившись с игроком, так и просто находясь рядом и оцифровав его СИ занести себе в контактную книгу. Конечно писать без разрешения все равно не получится. Будущий собеседник должен занести тебя в контакты и разрешить приват. Иначе это просто стук карандашом по кирпичной стене — ждите ответа. Цена защиты от рекламы внутри игры. Сам навык тоже развивается по мере использования. Сначала можно писать только текстовые сообщения, типа письма. Хорошо то, что связь эта без границ и мгновенная. Где бы ни находился твой собеседник и в каком состоянии ни был он получит весточку мгновенно и ответит так же быстро, если захочет. По мере развития навыка обещают его улучшить, но как не написано. Даже не знаю, что лучше может быть. Писать будет компьютер вместо тебя? Так ведь и так пишет, стоит только подумать. Ну посмотрим потом.
        Следуя инструкциям на экране я открыл окно с контактами и увидел его. Среди списка имен сразу выделялось имя из цифр — 1318. Хотя понял я конечно по фото. Шустрый СИ успел сфотографировать и приложить картинку рядом с именем. Хотя скорее всего цифры заменяли то, что СИ и я не знали имени собеседника. Соответственно разрешения на приват он тоже еще не давал. Кстати в списке Контактов у меня он был не один…Блин, показалось? Позже с этим разберусь, нужно пройти обучение. Следуя подсказкам я нажал «Запросить разрешение» рядом с безымянным красноглазым СИ и стал ждать. Ничего.
        Осторожно выглянул из кабины и сердце екнуло. Зловещий собеседник остановился совсем рядом и замер, как таракан под кайфом. С таким же пустым и безжизненным взглядом. Правда эти красные глаза жуть наводили непередаваемую. Почему он стоит? Решает дать мне разрешение или нет? СИ подсказывает, что можно отправить небольшое сообщение вместе с запросом и я нажал кнопку еще раз. Точно, есть небольшое поле для текста, которое я не заметил.
        — Привет. Добавь меня в контакты.
        Нормально. Без лишних слов. Пусть теперь решает. Я осторожно выглянул. Стоит. Решает. Тугодум какой-то. Хотя если это робот, разве он может общаться на уровне? Может он и читать не умеет, поэтому и тупит сейчас. Может завис из-за меня? А-хаха-ха! Я взломал систему. Супер Хакер из Нижних уровней.
        — ЗАПРОС ОТКЛОНЕН.  — ЗАПРОС ОТКЛОНЕН.
        Ответил на оба моих запроса и судя по звукам зашагал дальше. Я опять выглянул и увидел удаляющуюся стальную спину, раскрашенную красно-синими проводками.
        Да как же я задание сделаю. Тыкаю на кнопочку опять и пишу сообщение.
        «Привет. Я твой друг. Если нужна помощь — обращайся».
        Запросить разрешение. Вижу, что он опять останавливается и жду с нетерпением ответа. Стоит, тупит.
        ЗАПРОС ПОДТВЕРЖДЕН.
        Класс!!
        ЗАДАНИЕ «СВЯЗЬ ВЫПОЛНЕНО».
        ОБУЧЕНИЕ ЗАВЕРШЕНО.
        Мне еще немного рассказывают о том, как пользоваться вкладкой Контакты и Связью, а потом освобождают экран. Новый друг удаляется и пропадает вдали. Даже мое новое острое зрение уже не помогает.
        Оказывается, что список контактов уже заполнялся ранее, я ведь контактировал с носителями имплантантов и система занесла их без спроса. Интересно.
        Вот Мишень. Тот самый. Первый игрок, тот который меня научил основам выживания на охоте. Ну да, я с ним достаточно долго контактировал. Тут и фоточка его.
        В темных очках, с железной рукой — еще живой. Жалко, что нельзя уже поговорить. А вдруг?
        Я убедился в том, что стальной человек окончательно ушел и сел на сиденье с комфортом. Ну что, пороемся? Интересно как это я я за несколько недель из алкоголика превратился в продвинутого пользователя, жизнь сложная штука.
        ЗАПРОСИТЬ РАЗРЕШЕНИЕ
        Прошу разрешения поговорить с покойником. Ну а вдруг он выжил?
        Ответа нет, что и следовало ожидать. Отклонения запроса тоже нет. Если такая уж супер система то могли бы мертвецов удалять из телефонной книги. Буду мысленно называть телефонной книгой или записной книжкой, так проще.
        В телефонной книге есть еще десяток контактов и меня заинтересовал один. Этот я точно идентифицировал. Звездочка. Красивая убийца в маске. Точеная фигурка и точеные кинжалы. Помню-помню. Помню, как ты поставила острый каблук мне на грудь и проворачивала его, медленно и больно. А потом пожалела, потому что убить беззащитного было бы слишком просто. Тогда она выбрала не меня — моего друга Мишень. Теперь он только запись в телефонной книге, а она может быть ищет новую жертву и уж точно не забыла про меня. Встретимся, сучка.
        ЗАПРОСИТЬ РАЗРЕШЕНИЕ
        Сладострастно думаю над сопутствующим сообщением. Столько хочется сказать этой твари. Интересно тут есть ограничения на количество символов?
        «Привет, Звездочка. Не ждала? Добавь меня в свой список для друзей. Пообщаемся, подружка. Игрок, не Мишень».
        Отправляю сообщение и улыбаюсь. Хорошо то как.
        Запрос подтвержден. Долго не думала.
        «Кто это?»
        «Здороваться не учили?»
        «Мишень, ты что ли?»
        «Передумал. Я не Мишень и не Игрок уже. Я Свободный Человек»
        «Как ты подключил Связь, Мишень?»
        «У меня встречный вопрос. Не пойти ли тебе ***** Вот черт, СИ не печатает нецензурные выражения. Очень жаль. Хотелось бы назвать эту ***** так, как он заслуживает. Эй, хватит мои мысли печатать и отправлять сообщениями. Стоп! Хватит! Отмена!»
        «Тормоз))) Чего ожидать от алкаша. Свободный Человек)) Как ты Связь подключил? Как мои контакты нашел, *******? Откуда ты знаешь, что такое СИ?»
        «Слово „Тормоз“ уже не считается ругательным? Хорошо тормознутая ****, это не твое дело, как и что я узнал»
        « — (((Злой алкоголик. Как страшно, подуйся еще. Кстати, Игра еще не закончена и мы тебя ищем. И обязательно найдем. Жду с нетерпением встречи, Пупсик»
        «Игра закончена, *****. Я больше не участвую в ваших развлечениях и не советую меня искать, встреча может тебе не понравится, *******»
        « — Пу-пу. Киса обиделась и не хочет играться. Зато Звездочка очень хочет и ее друзья, жди меня и я вернусь, только очень жди. Жди когда наводят грусть — дожди. Подожди секундочку, сейчас я отойду.»
        Я посмотрел на часы. Поздно. Наверняка убийца спала дома в тепленькой постельке, родители в соседней комнате, завтра в школу, а тут такие волнительные разговоры. Побежала в туалет, наверное.
        СВЕН ПРОСИТ РАЗРЕШЕНИЯ ДОБАВИТЬ ЕГО В КОНТАКТЫ
        Разрешаю.
        ЗВЕЗДОЧКА ДОБАВИЛА СВЕН В ПРИВАТНЫЙ РАЗГОВОР.
        «Однако».
        Это уже Свен. Старый добрый водила охотников. Даже на фотке держит в зубах сигарету. Зеленые волосы. В ушах серьги. Одет пестро, как попугай. Старый знакомый.
        «А как это?»
        «А вот прикинь))) Нашлась пропажа. Да еще и обнаглеть успел»
        «Наглее чем раньше стал?»
        «Ты даже не представляешь, насколько»
        «Эй, ничего что я тут? Привет, Свен.»
        Пауза.
        «Здравствуй, Мишень»
        «Я не Мишень. Я Свободный Человек»
        пауза
        «А-хах-ха!» (это от Звездочки)
        «Однако.»
        Пауза.
        «Ты в курсе, что нарушил все правила Игры, что можно было нарушить?»
        «Да на*****»
        «Откуда ты знаешь, что такое СИ?»
        «Звездочка, иди на ***!!»
        Разговор не удался. Скоро в наш уютный чатик присоединилось еще пара охотников и все толпа была в сборе. Я разошелся и издевался над ними как мог наслаждаясь своей безнаказанностью. Откуда ты знаешь про СИ? Пошел на ***! Как ты получил доступ к чатам? Пошел на ***! Где ты сейчас находишься? Трижды Пошел на ***!
        Да, фантазией я не блистал и словесными импровизациями Охотников не покорил. Чистое тупое хамство, говорила мне мама, читай больше книжек. Я и читал. Только забыл уже. Пропил мозги.
        Собеседники пытались узнать где я, задавали наводящие вопросы. Только меня так просто не возьмешь, не на того напали. Пошли на ***! Пошли на ***! Пошли на ***!
        Чип отключен. Пишите письма ровным почерком. Если с отслеживанием не смогли меня найти, то сейчас тем более. Нервничайте, злитесь, хитрите все равно у вас ничего не выйдет.
        СВЕН ДОБАВИЛ 1318 В ПРИВАТНЫЙ РАЗГОВОР.
        Оба-на. Проверяю телефонную книжку. Точно. Это тот андроид, которого я видел. А он уже тут каким боком?
        «Господа, прошу вас потише. (Это Свен) Посмотрите, кто тут у нас».
        Общение в чате замерло. Всех заинтересовал ответ. Так как добавил его Свен, то фотографии рядом с контактом не было, не встречались они прежде. Только анонимный набор цифр висел в чате, перед глазами охотников.
        «Ты кто?» — написал Македонский.
        «Я — твоя смерть»
        «Опа! Попался, двуручник)))» — это Звездочка так шутила. Но аноним не шутил.
        «И твоя тоже, девушка с кинжалами»
        «Выкинуть его из чата?» — написал в общий чат Свен.
        «Свен. Ты мне нравишься. Тебя я убью последним.»
        «Чего? Отведаешь моего ****!»
        «Свен, ну так совсем некрасиво, я же все-таки девушка»,  — отписалась Звездочка.
        «Так закрыто же звездочками, слово. Откуда ты знаешь? А… понял»
        «Я же Звездочка. И звездочки мне не страшны, шутка»
        «Вы все будете уничтожены в процессе выполнения квеста „Месть“»
        «Да кто ты ***** такой?» — вставил свое некий Брюс.
        «Но сначала мне нужен Мишень или Игрок. Поэтому я здесь»
        Тишина. Если бы все сидели в одной комнате, то сейчас все взгляды обратились в мою сторону. Сюрприз.
        «Как мне найти последнюю Мишень? Наводчику будет гарантирована быстрая и легкая смерть».

        Глава 23

        «А ты не слишком нагл?» — написал в чате один из охотников.
        «Да»,  — поддержали его другие. «Какой страшный тип». «Мы прямо дрожим» «Уже побежали сдавать всех своих».
        «Кто ты вообще такой, друг?» — задал самый главный вопрос Конструктор. Собеседник молчал и кажется даже вышел из чата. Потом из чата выкинули или исключили меня. Этого следовало ожидать. Я сидел в кабине заброшенной машины, хозяев которой недавно своими руками убил и размышлял.
        Мне досталась большая сила, которой управлять сложно и я не умею, если быть честным. СИ — это моё большое преимущество и машина, свалившаяся с неба. Так кажется это называется в старинных книжках? Что-то там про бога из машины. Когда тебе падает с неба на голову огромная удача и все меняется в лучшую сторону. Только что ты был на дне, а уже выбрался на солнышко. СИ — это мой бог из машины. Вот только пользоваться им я не умею. Беда. Так только, по поверхности.
        Имплантанты теперь не глючат и это второй плюс. Стабильность — наше всё. Никаких скачков от суперсилы до суперинтеллекта. Стабильный середнячок из которого можно слепить что-то нормальное.
        Никакой передачи данным охотниками — это третий огромный плюс. Я ушел с их радаров.
        Пойдем по минусам.
        Первое. СИ я пользоваться не умею. Можно конечно дать ему управление, но заканчивается это обычно плохо. Больше экспериментировать не буду никогда. Мне и так, судя по всему, мало осталось, так что лишними убийствами душу не замажу.
        Второе. Охотники знают о моем существовании и будут искать. Пусть попробуют и желательно по одиночке. Я уже не тот перепуганный беглец, что был раньше. Вы мне еще за парня ответите и всех остальных, погибших в этих адских играх.
        Третье. Анонимный обладатель имплантантов тоже ищет меня и желает убить. Кто это и почему я так ему не нравлюсь — без понятия. Встречаться с ним хочется еще меньше чем с Охотниками. Жуть почему-то наводит его стальная фигура.
        И четвертый минус. Что тут вообще происходит на нижнем уровне? Безлюдно, трупы вывозят вагонами и растворяют в кислоте. Нас никогда тут за людей не считали, но не до такой же степени? Кажется засиделся я под землей вместе с монстрами. Чтобы выживать эффективно нужно хотя бы ориентироваться в ситуации. Этим и займусь в ближайшее время. Но сначала…

* * *

        Нет, не кушать. Желудок подавал знаки, конечно, но не сейчас. Потерпи. Видел я в своей менюшке один знакомый значок в виде черепа и очень хотел проверить свою догадку. Пока в меня еще никто не стреляет можно уделить время самообразованию. Черт, да я со школы не видел МеждуНета.
        МеждуНет- это компьютерная беспроводная сеть. Сразу после Раскола не было абсолютно никакой связи между Уровнями из соображений безопасности. Длилось это очень много лет, даже мама моя застала тот период но потом появился МеждуНет. Люди изнывали в своих запертых мирках от недостатка информации, недостатка общения и дороговизне получения всего этого. Зрели бунты и элитники решились. МеждуНет открылся широким массам.
        Раньше эта сеть использовалась спецслужбами для общения между собой — быстро, дешево и между Уровнями. Потом ее адаптировали для населения и открыли. Правда не для всех. Естественно на Нижнем уровне сети не было вообще. Кому она тут нужна? Наркоманам и забулдыгам? А обслуживающий персонал типа полицейских, охранников в тюрьме, начальников цехов пользоваться сетью могли и на работе.
        Так все потихоньку и шло. Пара-тройка верхний этажей чатились между собой. Знакомились, общались, ссорились и мирились. Менялись фотографиями, которые проходили строгую цензуру, да Между Нет был совсем не свободным. Выкладывали книжки, фильмы и записи последних боев с Островов. Писали заметки, которые можно было выделить среди прочих нажав кнопочку Хорош! Хорошисты висели в топах (вершины хитпарадов заметочников), пользовались огромной популярностью и даже зарабатывали деньги. Что интересно, самые сильные игроки на Островах сражались на Аренах против монстров или других игроков, проходили головокружительные кампании и миссии добивались популярности огромным трудом, рискуя всем. А заметочники организовывали видео или текстовые трансляции этих самых боев и приключений, комментировали по ходу действия (иногда очень ехидно) и зарабатывали денег в десятки раз больше чем сами игроки. Такие вот паразиты. Еще в МеждуНете была встроенная энциклопедия (очень строго модерируемая спецслужбами) и по мелочи что-то ещё. Не помню. Это и убивало её — цензура и недоступность на низших уровнях. Тогда и появился
Черный Траффик или нелегальный МеждуНет.
        На каждое действие всегда находится противодействие и на каждый запрет — свой нарушитель.
        Компьютерные специалисты не любили решеток, зато любили экспериментировать и организовали свой Между Нет, с блек джеком и с чем-то там еще. Основаный на МеждуНете Черный траффик был доступен для всех, на всех уровнях и совершенно бесплатно. А разрешено там было практически всё. Все, что не запрещала элементарная человеческая мораль. Никаких записей убийств, изнасилований и схем по изготовлению оружия, например. Антиполицейские заметки, приветствовались, а порнография блокировалась. Не очень удачно, но большая часть. Так и жили совмещая приятное с полезным.
        Вот именно значок Между Нета я и заметил в своем интерфейсе одним глазком, а теперь вспомнил. Пора идти в сеть.
        Так, где он был? Где-то в правом углу. Значок в виде многоэтажного дома, крыша которого уходит в облака и держит барашки как шапку.
        Зашел без проблем. Пару секунд жизнерадостной голубой заставки и еще минута рекламы. Молодые парень с девушкой сидят мрачные в однокомнатной квартире на обшарпаном диване и судя по всему чувствуют себя не очень. Но тут им приходят приглашения на «Острова». Обоим. И в следующих кадрах они уже в Игре. Сражаются с монстрами, летают над удивительными пейзажами на грифонах и торгуют на аукционах. Квартира преображается и наполняется дорогими вещами, появляется ремонт и полный холодильник. Пара улыбается и расцветает.
        Пошлая, попсовая рекламка продвигающая и так популярные Острова в массы. Сам бы сейчас туда отправился, вместо того, чтобы тут дёргаться, пытаясь выжить изо всех сил.
        Еще в нормальной жизни заколебали этой навязчивой фигней. В бегах уже и забыл про эти игры.
        Ладно, не за этим я шел.
        Все общение в МеждуНете происходит на так называемых досках. Доски бывают публичные, скрытые, приватные, доски организаций и фирм. Естественно доски бывают разных уровней. Контроль — он и здесь контроль. Зачем быдлу из Нижних уровней знать, как живут работяги из Рабочего уровня. А зачем работягам читать о том, что кушают хмыри еще выше.
        Мама говорила, что иногда лучше не знать, чего ты лишен. Потому что если знаешь, то страдаешь. А если не знаешь, то и не надо. Все равно нам там не жить.
        Конечно были доски на которых все царапали, но они строго «наблюдались» так называемыми «наблюдателями» и смелые или глупые сообщения быстро удалялись, а провинившийся отправлялся в виртуальную ссылку. Ненадолго, на пару часиков. Если писал совсем уж крамольное мог и навсегда доступ к доске получить или в дверь постучли бы вежливые полицейские, тогда можно и про свободу забыть на парочку лет.
        Список досок впечатлял. Я покрутил его немного и заметилцифру. 167 активных. Значит сейчас общаются одновременно в 167 досках, а на деле их намного больше — огромное количество. Читать можно сутками, но я и так засиделся. Что тут у нас выделено красным?
        Красным цветом выделяются названия особенно важных досок: объявления от городской власти и особенно популярные темы, там где сообщения сменяются ежесекундно. Ну ладно, почитаем. Доска «МЕЖДУЭТАЖНЫЕ СПЛЕТНИ».
        Ни фига себе тут движняк, еле успеваешь следить.
        — Не правда это!
        — Говорю тебе! У меня там кум работает полицейским.
        — Так ты же говоришь их вырезали всех.
        — Всех, да не всех.
        — Заврался ты чудила. Брысь с доски.
        — Говорю тебе! Кум мой там служил и все видел, что там творилось! Массовая резня!
        — Имя, давай имя.
        — Не могу. Это по секрету он рассказал.
        — По секрету всем этажам, да. Иди в ссылку, пока.
        — Постой, не надо ссылки.
        — Зачем ты его? Он же правду говорил!
        — Наблюдательный произвол!
        — Наблюдателя в ссылку!
        — Тихо вы или самих отправят!
        — Мне плевать я в ЧТ буду сидеть, если здесь будут в ссылку кидать ни за что.
        — Молодец, аноним! Всех не вычислят!
        Начался очередной МежНетовский срач и я вышел из доски. Чтобы что-то понять, нужно сквозь тысячи таких сообщений продраться, нет столько времени у меня.
        Что у нас тут еще из красненького?
        «Важно! Читать всем пользователям с Нижнего Уровня!»
        Интересная доска, ещё и прикрепленная. То есть она не падает вниз и не пропадает, если в ней не общаются, а всегда висит наверху. Важная информация и важные люди ее поддерживают. Поглядим.
        «Внимание! Всем жителям Нижнего Уровня прочитать, ознакомиться и по возможности передать родным и знакомым. Особенно важно донести информацию до тех, кто не пользуется МеждуНетом».
        Внимание! На Нижних Уровнях введено военное положение!
        Что это означает?
        1) Все мирные жители должны пройти в полицейский участок, идентифицировать свою личность и получить пропуск, без которого нельзя передвигаться по городу.
        2) Передвижение по городу без пропуска разрешается только в сторону полицейского участка для получения соответствующего документа.
        3) При встрече с сотрудником полиции или ЭСБ предъявлять пропуск по первому требованию.
        4) Лица, не предъявившие пропуск, не желающие пройти в участок для идентификации и лица вызвавшие подозрения у сотрудников полиции могут быть уничтожены на месте. Если вы считаете, что вызвали необоснованные подозрения у сотрудника полиции медленно поднимите обе руки вверх и сообщите полицейскому своё имя или предъявите пропуск.
        Важно! Не совершайте резких движений. Не пытайтесь убегать!
        5) На Нижних Уровнях введен Комендантский Час. После 19.00 на улицах появляться нежелательно, после 22.00 строго воспрещено.
        6) По улицам курсируют патрули, как пешком, так и на других средствах передвижения. Препятствовать работе патруля строго воспрещается.
        7) Всем мирным жителям рекомендовано вечером оставаться дома. Закрывайте двери, не держите открытыми окна и не ходите по гостям. Не впускайте в дом посторонних.
        8) Комендантский Час продлится неопределенное количество времени. Об окончании КЧ всех оповестят дополнительно.
        И тут же комментарии летят, как мухи на мусор.
        — Почему мы должны оставаться на Нижнем Уровне во время КЧ?
        — Если меня не переведут на уровень выше — моя сестра будет жаловаться, а она сидит очень высоко.
        — И кто же твоя сестра?
        — Не могу открыть имя, это навредит человеку.
        — Если она так высоко, то ничто ей не навредит. Ты просто лгун.
        — Сам ты лгун.
        — Балабол!
        — Почему нашу семью не переводят на уровень выше? Я считаю, что мы достаточно отработали, чтобы получить защиту Правительства.
        — Да всех вас там задушить газом нужно, еще лезут сюда.
        — Молчи, сейчас в ссылку улетишь.
        — Да чего молчать? Все знают, что там одни отбросы там живут. Наркоманы, алкаши, преступники, чернорабочие. И те, кто их обслуживает такое же мудач….
        — Ну вот. Предупреждал его.
        — За правду человек улетел на пять часов в ссылку. Беспредел!
        — Произвол!
        — Наблюдателя вон с доски!
        — ССылки не пройдут!
        — У себя на Нижнем будете командовать!
        — Народ тише, сейчас из-за разжигателей вас всех в ссылку пересажают. Поговорить не с кем будет. Это же просто Междунетовские тро…
        — Самого и отправили. Докудахтался.
        — Народ молчите! Есть и другие доски, где можно свободно говорить.
        — Ты что про Мертвый траффик? Народ, жалуйтесь на него! Совсем оборзели, к честным людям на доски лезут.
        — А типа ты там не был никогда?
        — Не был. И никто из наших не был! Народ напишите кто на Черном Траффике был.
        — Я был. Не говори никому.
        — А я два раза был.
        — Народ, не пишите вы ему. В открытой доске, совсем тупые что ли? Сейчас все в ссылке будете.

* * *

        Вот такого бреда я успел начитаться и если честно ничего не понял. Комендантский час. А по какой причине? Что тут случилось вообще?
        Надо бы по новостным доскам порыться, но сил уже нет читать. Да и засиделся я. Комендантский Час в самом разгаре, а я не знаю где буду ночевать.
        Правда есть еще одна вкладка. Все хотел посмотреть, что там скрывается. Одним глазком гляну на вкладку «Питомцы» и все.
        Одна строчка. Один питомец. Одна картинка.
        ПИТОМЕЦ ЛЕТУЧИЙ МЫШЬ. КЛИЧКА — ДРЕМА.
        СОСТОЯНИЕ — ЖИВ. МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ — КАНАЛИЗАЦИЯ. ОТНОШЕНИЕ — ДРУЖБА.
        СИЛА — 2
        ЛОВКОСТЬ — 1
        ИНТЕЛЛЕКТ — 1
        ВЫНОСЛИВОСТЬ — 3
        ЗДОРОВЬЕ — 1
        Умение первого уровня «Призыв питомца».
        Оказывается раз в сутки я могу одним нажатием кнопки призвать питомца и он примчится из любой точки. Шикарно.
        Затаив дыхание нажимаю кнопку. Кнопка активировалась и все. Тишина. Правда под ней написано «В пути». Шикарно. Дрёмочка, возвращайся.
        Хватит на сегодня исследований. Закрываю глаза и мысленно сворачиваю все папки, убираю за «экран» элементы интерфейса и открываю опять. Ничего кроме интерфейса. Какое облегчение.
        Правда легче все равно не становится. Нужно что-то решать. Положение у меня мягко говоря не очень. Военное положение, комендантский час. Вокруг рыщут вооруженные люди, которые ищут и меня в том числе. Из знакомых только угольная мышь. Остальные или сдадут куда следует или сами убьют. Жилья тоже нет. Возвращаться под землю совсем не хочется, да и сдохну я там от голодухи или буду съеден друзьями Дремы.
        Итак начнем по порядку.
        Еда. Где её взять? Желудок предательски бурчит и показывает недовольство. Скоро начнет резать тупым ножом изнутри. Нужно туда положить вкусненького и желательно жиденького.
        Купить в магазине денег нет, да и после всех заварух тут и магазинов нет. Найти продавца связанного с Охотой — автоматически спалиться перед охотниками — большой риск. Где то же здесь люди питаются? Может столовки открыли общественные или еще что? Нужно разведать в МеждуНЕте — по любому есть вариант.
        Жилье. Тут совсем плохо. Вообще без понятия, где можно переночевать. По подвалам шляться — быстро поймают, да там и замочат, разбираться не будут, военное положение. Домой не вернешься, там охотники ловушек наставили. Назад под землю не хочу.
        А еще нужно не попасться охотникам и желательно уничтожить их по одному. Звучит страшно — это всего лишь дети, но дети безумные и с окровавленными по локоть руками. А еще они скорее всего мстительные и обидчивые, такие не отцепятся. Будут искать меня пока не найдут. Так что или они или я. Вырезать нужно всех, кого я знаю и уточнить сколько их всего, а потом вырезать остальных. Или я или они.
        Есть еще третья и четвертая силы. Полицейские, которые меня очень усиленно ищут, может и военное положение ввели из за меня и те, с кем они тут воевали. Неизвестная четвертая сила.
        Много всякого и как я до сих пор жив не понимаю. Везунчик? Всем бы так везло — лучше сдохнуть.
        Я высунулся из кабины и осмотрелся. Никого. На удивление пустынное место. Безопасное. Пока не начали этих двоих искать, тех, что я в яму выкинул.
        Как же мне добыть еды, найти жилье и не попасться патрулю при этом? Незадача. В голову ничего не лезло. Пустота и переливание из одного полушария в другое одинаково тоскливых мыслей.
        Живот опять забурчал, напоминая что нужно поторопиться. Нужно включать СИ.
        Помнится, что он писал мне, «если хотите продолжить обучение бла-бла-бла включите что-то там». Что включить? В правом верхнем углу услужливо появилась кнопочка «помощь». Ну ладно. Жму.
        ПОМОЩЬ ВКЛЮЧЕНА. СИ ПЕРЕВЕДЕН В АВТОМАТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ.
        Советуем держать СИ в полуавтоматическом режиме. Так вы сможете принимать помощь от СИ в автоматическом режиме и даже передавать ему управление не теряя контроля над организмом. Помощь СИ неоценима, что протестировано десятками бойцов и тестеров в различных мирах.
        Появился условно нарисованный палец и мягко перевел кнопочку «авто» в положение «полуавтомат».
        Компьютер начал листать вкладками и шуршать страницами в моей голове, как будто искал что то важное. Потом все позакрывал вернув чистоту на место и задумался.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ ВЫЖИТЬ.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ НАЙТИ ЖИЛЬЕ.
        ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ НАЙТИ ЕДУ.
        Задания автоматически себя приняли и улетели в папку «Квесты» — «В работе»
        СИ проанализировал всю доступную на данный момент информацию и предлагает несколько вариантов решения проблемы. Показать? Да/Нет.
        Показывай, чего уж там.
        Вариант первый. Уровень красный. Необходимо обнаружить одиноко живущую семью далеко от центра, проникнуть незаметно в жилище, нейтрализовать всех жителей и по возможности соседей, собрать продукты и устроить там временное убежище. Сложность — низкая.
        Вариант второй. Уровень желтый. Пробраться в полицейский участок и завладеть пропуском Может потребоваться обезвредить охранников или взять заложников. Позднее ликвидировать заложников и всех остальных свидетелей. Используя пропуск найти пропитание и временное жилье для беженцев. Использовать волонтеров. Сложность — высокая.
        Вариант третий. Уровень зеленый. Вернуться на Нижние Уровни и продолжать обустраивать свой быт там. Сложность — низкая.
        Больше вариантов тупой компьютер не предлагал. Слабовато прямо скажем и не нравится мне ни один. Убивать всех подряд я не намерен, мало что ли крови уже на моей совести? Начну своих же соседей валить из-за еды? Не зверь я еще, человек.
        Пробраться в полицейский участок? Как он это себе представляет? Я же там был: куча летающих дронов, полицейских, камеры-шмамеры. Как можно незаметно пролезть и что-то сделать? Они же там не спят круглые сутки, тем более во время Военного положения. Дурь, короче и невыполнимо. Сложность — высокая. Ха! Да там нужно статус — невыполнимо — ставить.
        И опять же ликвидировать всех заложников и полицейских требует. Что я серийный убийца? Я конечно копов не люблю, но не до такой же степени.
        И третий вариант вернуться на Подземные Уровни. Вообще ошизел туда ни ногой. Питаться червяками и мертвыми крысами не для меня, лучше тут в бою быть убитым.
        Тупой СИ. Нет нормального варианта. Нужно делать по другому. Логика железа здесь не подходит, тут нужно думать на инстинктах. К черту рационализм. Нужно действовать не шаблонно. Откуда только слова такие знаю?
        Грустные мысли были неожиданно прерваны летучей тварью с холодными конечностями, которая появилась неожиданно и начала кружить вокруг моей башки издавая противные писки. Если бы был пистолет — пристрелил бы к чертовой матери.
        — Дрема, блин! Напугал твареныш, мелкий. Как же я рад тебя видеть.
        Судя по всему гаденыш тоже успел ко мне привыкнуть и это не имплантанты заставляли его кружить рядом, делать виражи и петь на своем дурацком языке. Мышонок был рад меня видеть, не меньше чем я его.
        — Успокойся! Не шуми! Сейчас полицию со всего уровня соберешь. Давай приземляйся или одно из двух.
        Мой зверь хоть и неприятный внешне тупым не был никогда. Он резко замолчал, сделал круг над машиной и вернулся ко мне. Бесшумно сел на плечо и вздрагивая всем телом, когда я шевелился постарался сидеть спокойно, как фарфоровая статуэтка. Не выходило.
        — Не мучайся,  — посоветовал ему я и протянул руку,  — залазь сюда.
        Он подозрительно глянул и мягко, шажками, один за одним перебрался ко мне. Сложил крылья и замер уже более уверенно. Уставился в одну точку мимо меня. Маленький гордец. А если? Я пальцем осторожно провел по грудке животного, снизу вверх. Он отстранился на секунду, но сдержался. Я ласкал его пальцем преодолевая отвращение. Холодная как у мертвеца кожа с невидимыми, но ощущаемыми пупырышками. Влажные изнутри крылья и острые коготки, которые сейчас обхватили мою руку, но при желании могли ее разрезать до мяса.
        Дрема подчинялся мне, не боялся меня и пока не хотел меня кушать и это хорошо.
        Лысая голова. Маленький лысый чмырёныш. Я поднял палец и Дрема настороженно следил за ним маленькими, красными как с перепоя глазками. «Не бойся»,  — мысленно внушал я ему, ожидая, что он сейчас резко вцепится в палец маленькими острыми как ножи зубами, обхватит его крыльями и когтями и будет рвать, рвать, рвать расшвыривая ошметки кожи и мяса в сторону. Брр. Но Дрема не шелохнулся и только присел и зашипел, когда я погладил его по маленькой лысой головке.
        Система что-то выдала про рост навыков по приручению, но я уже не читал все это дерьмо. Надоело. Надоело быть рабом этого чертового костюма. Я сам знаю когда угольная мышь приручена и я сам знаю, когда хочу есть и когда хочу срать. Хватит напоминать мне об этом чертова система! Если из меня выудят эти чертовы имплантанты, я буду только рад. Но пока они есть я буду пользоваться всеми преимуществами. И это будет свобода, а не рабство. Я уже давно не Мишень. Я Игрок. Игрок на равных с остальными мажорными подростками.
        — Поиграем, Дрема? Поиграем с этими придурками?

* * *

        Ночной город впечатлял. Я видел его тысячи раз, но обычно в пьяном угаре или в детских воспоминаниях что-то сохранилось. И все равно он изменился. Ночной город стал совсем другим. Это как рассказы мамы о давно произошедших событиях. Революция. Раскол. Война. Все эти непонятные и страшные слова они вернулись. Теперь я понял о чем она говорила. Здесь было страшно. Здесь стреляли и стреляли не на шутку много. Везде следы произошедшей бойни. Пахнет смертью, но трупами улицы не завалены. Тем не менее они пусты, магазины закрыты, в окнах домов не светится свет, да и большинство окон разбиты и на распашку открыты. Везде следы от пуль, Си замеряет их и подкидывает мне калибры. Мне это ни о чем не говорит и он просто сохраняет инфу. На всякий случай. Пусть собирает хомяк в норку, когда нибудь пригодится. Тут и мелкий калибр и большой и осколки от гранат, черные следы от бутылок с горючей жидкостью. Славно здесь повеселились пока я под уровнями прохлаждался.
        Везде запустение и грязь. Здесь явно ничего не убирали кроме трупов, потому что мертвецов реально нет ни одного. Впрочем я видел куда они деваются. В яму с вонючей кислотой вывозят целыми грузовиками. Из района ближайшего к свалке похоже всех вывезли, только запах остался. Трупный еле-еле но еще такой неприятно кисловатый. Так пахнет туман, который стелется сейчас по улицам. Неприятный, искусственный запах. Да и тумана я уже давно не видел.
        — Дрема!  — прошептал я и зверек, кружащий поблизости опустился вниз и сел мне на плечо,  — Ты ничего плохого не чувствуешь? Ты же дикарь? У тебя должен быть животный инстинкт выживания. Ничего в этом тумане ядовитого нет?
        Мышонок непонимающе глянул на меня и улетел. Значит нет. Буду надеяться, что нет. Противогаза у меня тоже нет.
        Конечно у нас и раньше было не супер, но сейчас это даже не бомжарня. Это необитаемая умирающая территория.
        Хотя не такая уж необитаемая, парочку патрулей мы встретили по дороге. Я вжимался в стенки или прятался в подъезде, Дрема приклеивался к подоконникам и неподвижно висел вниз головой. В патруле ходило по пять-шесть вооруженных человек, активно светящих фонариками. Но искали они не очень усердно, иначе точно бы увидели мою ногу в луче или пролетающего Дрему и тень от него. Не заметили. Расслабились, этот район давно очищен и здесь никого не ждут. А я вот он, сижу и смотрю за вами, проверяю на наличие имплантантов. Патрульные ходят без СИ, странно. Но мне же лучше.
        Иногда звучат сирены и я вздрагиваю, а Дрема пищит и летит строго вертикально вверх или вниз, спасаясь от пронзительного воя. Звуки действительно страшные. Длинная пронзительная воющая сирена, которая замолкает когда ты уже собираешься закричать. Жуть. Хорошо, что вдалеке и не часто. Иначе мы бы с Дремой не оценили.
        Жуткий заброшенный район. Одно хорошо, теперь мы нашли жилье. Здесь и поселимся. Здесь мало кто появляется, тихо и спокойно. Можно пересидеть. Осталось только выбрать хату.
        — Ну что, птенчик? Какой тебе подъезд больше нравится?
        Вопрос риторический. Дрёме все одно. Он себя комфортно с братанами чувствовал в темном подземелье. Странно, что до сих по со мной и не свалил назад. Магия СИ. Подъезд я выбрал методом тыка, как и квартирку на втором этаже. Ну почти. Вошел в очередной переулок: разрушенная баррикада посреди двора, следы смерти повсюду. Неотмытая кровь на асфальте, закрытые и забитые картоном окна, выбитые стекла на первом этаже. Баррикада из двуногих стульев, разорванных диванов, поломанных табуреток и столов. Вон даже автоматы валяются, если верить СИ то поломанные. Среди одинаковых серых дворов, дверей и окон этот подъезд ярко выделялся. Кто-то из местных жителей явно был художником и раскрасил двери.
        Буду считать, что это знак. СИ просканировал тишину и никаких подозрительных звуков не выявил. Дом пустой, как и двор, как и остальные дома в округе. Идеальное место для временного ночлега.
        Я открыл дверь подъезда и подпер ее стулом, она норовила скакнуть назад. Наступая на стекло, отбрасывая ногой мусор зашел внутрь и сразу пошел наверх. Первый этаж доверия не вызывает, я конечно не спец, но кажется, что на втором безопаснее будет: какие-то секунды для маневра и можно вовремя заметить приближающегося врага. А на первом сразу кокнут, не успеешь, проснуться. Ну ладно. Я вернулся и закрыл дверь. Осмотрелся, вроде бы ничего не выдавало моего присутствия.
        Подъезд изнутри тоже раскрашенный. Детский сад какой-то. Рыбки плавают среди водорослей, разноцветные угольные мышки, улыбающиеся тараканы. Сплошное ми-ми-ми. Очень позитивный художник здесь обитал или просто недоразвитый. Девочки прыгают через скакалки, я такое в книгах видел на иллюстрациях. Машины открытые и ездят по земле, а не летают над головами. В машинах люди а не полицейские. Интересный сюр. Это, наверное, так он себе представляет мир до Раскола.
        Разрисованы были все стены на первом этаже, проход в подвал и дальше рисунки тянулись наверх. Хорошо постарался. Я шел и разглядывал эти чудеса и даже как-то потеплело в душе, как будто стакан навернул. Ох уж эти артисты, умеют за душу цепляться. Вот даже жить приятно в окружении разрисованных стеночек. Может потом надоедает и раздражает, но сейчас я счастлив. Жалко поговорить не с кем. Дрема не понимает нифига, да и на улице он остался, летает там, мошкару ловит. А я передать не могу что чувствую, даже мысленно. Может бы собеседник подсказал, но нет его.
        Рисунки как будто вели меня и указывали на нужную квартиру. На третий этаж разноцветная волна уже не шла, но второй еще был ярким. Что интересно одна дверь как будто концентрировала все краски и персонажи вокруг себя. Над ней как разноцветная бомба разорвалась или мешок со сказочными персонажами. Дверь ведет в сказку или на Острова. Откроешь, а там солнце, свет, чистая вода, улыбающиеся люди и всегда хорошее настроение.
        Я взялся за ручку и толкнул. Ничего. Повернул и еще раз толкнул. Ничего. Заперто. Ну вот, а я так хотел внутрь попасть. Постучал три раза — медленно и громко. Помолчал прислушиваясь — ничего. Точнее никого внутри. Ну ладно, Си уже ненавязчиво рисовал точку над замком, подсказывал куда бить надо. Не хотелось бы этого делать. Я заглянул под коврик и не нашел ключей, чего и стоило ожидать. Кто в своем уме будет оставлять ключи для удобства грабителей, пусть хотя бы постараются. Раз уж я тут грабитель, то постараюсь. Да понял, я понял! Хватит тут стрелки рисовать.
        Дверь хрустнула с первого удара ногой и замок повис с той стороны квартиры, щепки попадали на пол. Я заглянул в образовавшуюся дыру, ничего подозрительного не заметил и вошел внутрь. Вот где ты жил удивительный художник.
        ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ «НАЙТИ ЖИЛЬЕ».
        Мало того что ты талант в рисовании, так еще и детей делать умел. Внутри стояло три двухъярусные кровати буквой П. Большое окно на противоположной стене и две двери: одна на кухню, а вторая наверное в спальню родителей. Да, детей у него было не меньше шести, судя по койко-местам. Я прошелся по комнате разглядывая валяющиеся тут и там детские одёжки, игрушки, бумагу, фломастеры, часы, книжки, открытки, рекламка Островов и прочей хрени. А еще тарелки с начинающей подгнивать кашей, детские духи, шампуни, диски с играми, альбомы с наклейками, ножницы и даже набор детских инструментов. Бардак, конечно. И кто додумается наплодить столько детей а потом притащить детей на Нижний Уровень. Как соседи выдерживали шум, который тут стоял сутками. Черт, да как ему жена разрешала детей делать, она же знала где они живут и какое у них будущее. Или она тоже «художница»?
        Дверь справа вела в гостиную и одновременно мастерскую. Ярко раскрашенные стены: на этот раз улыбающиеся маленькие лошадки с крыльями и коронами. На боку у каждой татуировка. Лошадки очень симпатичные и веселые, похожи на людей чем-то. У окна мольберт с начатым рисунком еще одной лошадки, только постарше и банки с красками и кистями сгрудились вокруг. Зато посредине комнаты огромный диван и на стене не меньший телевизор. Тут семья собиралась на вечерние просмотры, а отец семейства спокойно работал. Понимаю, мама когда хотела меня успокоить давала новую книжку и я затыкался пока не дочитал до конца. Сейчас включают телевизор, время течет. Конечно смотреть мультики под этот запах то еще удовольствие.
        Я протянул руку чтобы открыть окно и немного проветрить, как что-то с силой ударило в него с той стороны. Твою мать!
        — Дрема! Напугал!
        Зверь с размаху влетел в стекло и смешно распластался на нем, заглядывая беспомощно внутрь.
        — Минус семь тебе к интеллекту, летучий. Ты что, никогда стекла не видел?
        Он не видел и продолжат тупо таращиться своими тупыми глазенками. Лапы он смешно растопырил квадратом, да так и висел.
        Я осторожно потянул за ручку и открыл форточку. Дрёма беспомощно заехал внутрь, в панике вертя головой и оглядываясь по сторонам.
        — Расслабься, это я. А это наш новый дом. Нравится?
        Он осторожно осмотрелся, попробовал лапой воздух и взлетел. Я закрыл следом форточку и отошел от окна.
        — Темно, да? Скоро вообще будет ни черта не видно. Тебе самый кайф, да?
        Дрёма ничего не отвечал, но явно получал удовольствие. А я искал чем бы посветить. Не нашел ни спичек ни фонарика, зато на кухне обнаружилось добротное кресло, наверное мамино, которое я перетащил в гостиную и поставил у окна. Так, чтобы за улицей следить. А еще на кухне в шкафчиках обнаружилось детское питание. Да, художник тратился не только на краски. Здесь и кашки и пюрешки и детские соки. Все свежее и не распечатанное, забрать с собой еду они не успели или не захотели. Спасибо, творческая семейка.
        ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ «НАЙТИ ЕДУ»
        — Дрёма! Налетай!  — крикнул я и опомнился. Собрал продукты и потащил их к креслу, принёс столик из детской комнаты и разложил на нём.
        — Дрёма. Садись сюда,  — уже шепотом. Так он среагировал лучше и моментально приземлился на плечо,  — Пахнет, да? От запаха пюрешки у меня самого живот крутит и слюни, как у оборотня текут. Попробуем?
        Я отодрал одноразовую ложечку от банки и открыл пюрешку. Ел её запивая детским соком из железной бутылочки, кайфовал одним словом. Дрёма запротестовал и пришлось вылавливать кусочки яблока и кормить его с ложечки. Он фыркал и брызгался, но есть не отказывался, а даже начал царапать и шею покусывать, чтобы я ускорился. Нашлось печенье и он замечательно ловил его в полете, потом тащил в угол комнаты и зависал там, кушал и ронял крошки на пол.
        Вот так мы и сидели. Дожидались рассвета. Завтра новый день, новые проблемы. Завтра все изменится. У меня есть план. Я больше не Игрок. Теперь я Охотник.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к