Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Возвращение Владимир Геннадьевич Поселягин
        Четвертое измерение [Поселягин] #4
        Цель достигнута, Михаил Солнцев путешествуя со своими детьми оказался в родном мире. Вот только встретили его отнюдь не ласково, но это уже проблемы не Михаила и жители планеты содрогнулись в ужасе и страхе, осознав, что он действительно сделает всё, чтобы с его детей не упал ни один волос, как бы они не старались.

        Владимир Поселягин
        Четвёртое измерение 4. Возвращение.

        ***

        Выскочив из фойе отеля я сходу рухнул в декоративный неглубокий фонтан, смывая с себя кровь, которой был забрызган с ног до головы. А вы попробуйте распилить живого человека мотопилой, то поймёте о чём я. Портье за звонок своё получил, он признался во всём ещё когда я ему руку смахнул, которую тот выставил вперёд в защитном жесте. Да я и сам видел по ауре что тот не врал. Так что отомстил ему за кражу детей. После этого убрал все инструменты обратно в За Пазуху, активировал ядерный заряд, дав себе чуть больше времени, не три а четыре часа, и запустил таймер. После этого разбил молотком панель управления, теперь не остановишь и вот покинув фойе, проводил водные процедуры. Только недолгие, нужно поторопится.
        Поначалу я хотел достать флаер, чтобы быстро догнать детей, увозили их на машине, если судить по скорости перемещения, а то и мех с полным обвесом и с группой Лейтенанта в качестве боевой поддержки, но всё же взял свою злость и ненависть под узду, чего местных убивать, они и так умрут, поэтому выскочив из фонтана, весь мокрый, розовая от крови вода с меня стекала ручьём, выскочил к дороге где у обочины рядом с отелем парковались машины такси. Там просто выкинув одного водителя из машины, и устроившись на водительском сиденье, с визгом тормозов стронувшись с места, зацепив при выезде впередистоящую машину, и вклинившись в поток, из-за чего произошло ещё два мелких столкновения, оставив оба ДТП позади, рванул по следам детей, отслеживая их местонахождение по их маячкам. Гнал на пределе, как-то не обращая внимания на красный свет светофора. Проскакивая потоки так чтобы не таранить машины, а вот моя езда на грани фола вызвала у местных сигналы возмущения и возможно маты. Не слышал. Да и столкновения от моей манеры езды хватало.
        Догнать похитителей я всё же не смог, у тех была фора и они добрались до места назначения быстрее. Пусть на минуту, но всё же быстрее. С боковым заносом остановившись у достаточно крупного здания какого-то министерства, финского языка я не знаю, но вроде так было написано на табличках. Да и флаги ясно показывали, что это государственное учреждение, и мои дети были внутри. Укрывшись за корпусом машины, она была универсалом марки «Ауди», и быстро переоделся, заодно вооружившись. Судя по аурам народу в здании хватает, так что боезапаса я с собой взял солидно. Дальше я рванул к дверям, из которых выходило две женщины. Они мне были не нужны, так что проскочив мимо я влетел в фойе и сразу открыл огонь. При этом особо не опасаясь, что детей зацеплю. Они были на втором этаже, так что зачистка первого этажа хоть и затянулась, неожиданно много народу тут оказалось, три с половиной десятка, живых не оставлял, по аурам видел кто где. Потом начал и со второго этажа этого монументального здания. Кстати, оно и быто двухэтажным. Зачищая так кабинет за кабинетом, судя по аурам, некоторые хозяева помещений покидали
кабинеты через окна, не всегда без травм, я добрался до того где находились мои дети. Там какая-то необъятная в талии жутко перепуганная бабища, затолкав их под стол, пыталась прикрыть своим телом. Глупая попытка спрятать от меня моих же детей. Врезав по челюсти этой сотруднице, не вырубил, но та поплыла, по одному доставал детей из-под стола, поднимал за воротник и отвешивал крепкий шлепок по попам. За что, те прекрасно знали, я им сколько раз говорил не уходить с незнакомыми людьми. Причём Кира так крутилась что никак хороший шлепок нанести не получалось. Ещё и руками с ногами прикрывалась. Опытная. Пришлось так ставить на пол и подзатыльником отправлять в коридор. Потом накажу. Маленькие этой отцовской науки избежали.
        Только после этого я обратился к молодой так же перепуганной паре что пряталась за шкафом:
        - Вы ещё кто?
        Русский те хоть и плохо, но знали, точнее женщина, парень совсем не знал. Она мне и пояснила что они приёмные родители на моих детей. Не на всех, эти на Киру с Алисой, остальные в дороге. Всем уже успели позвонить и сообщить что можно взять на попечение очередных бесхозных детей за которые государство отваливало сумасшедшие бабки. Дав две короткие очереди, я положил этих скажем так, приёмных родителей. Потом выпустил остаток магазина в бабу-киднепера что, всхлипывая, продолжала лежать у стола, пытаясь остановить кровь из носа. Это я ей добавил после того как кулаком отблагодарил за похищение детей, а по носу уже носком ботинка добавил после её падения.
        Перезарядившись я вышел в коридор, и хмуро посмотрел на повесивших голову детишек. Знали чья тут вина. Ну сколько ведь учил? Потрепав Алису по макушке проходя мимо, я посмотрел в окно коридора, да и по звукам сирен было слышно, что полиции у здания уже много, но та всё пребывала и пребывала. У фургона шла подготовка спецназа к штурму. Медлить я не знал, помнил, что время тикало. Вызвав Лейтенанта, отдал приказ на жёсткую зачистку всех, кто находился у здания в радиусе километра. А это без малого несколько тысяч человек и не все из них относились к правоохранительным органам этой страны. Пять десятков боевых штурмовых дроидов были заточены под подобную работу, так что не подвели. Здание для местных и свидетелей, включая уже прибывшую прессу, как будто взорвалось изнутри брызгами стёкол всех своих окон и наружу выпрыгнули боевые дроиды, в прыжке открывая огонь из пулемётов, гранатомётов и плазменных пушек. Спецназ как самый опасный, Лейтенант так посчитал, был уничтожен сразу, залпом плазменных пушек трёх дроидов, только пепел остался и расплавленное озеро металла от машины, а остальные зачищали
свои сектора.
        Покинул здание я без детей, достал со склада и подогнал фургон к крыльцу. Не хотел, чтобы дети видели, что происходит вокруг, и так с закрытыми глазами провёл по коридорам, лестнице и завёл в машину. В самом здании тоже крови хватало, так что нечего им это видеть. Сам фургон был бронированным, для перевозки денег и других ценностей, их в Штатах использовали. Инкассаторские. У меня в запасе с десяток таких было. Вот на нём, в сопровождении дроидов, я и рванул подальше. Там подобрал место для вертолётной площадки, это был пустой стадион, убрал в За Пазуху фургон и дроидов, после чего достав вертолёт, усадил детей, и поднявшись в воздух на максимально скорости рванул прочь, вскоре оказавшись над водами залива.
        Заряд рванул, когда мы уже час находились на территории России. За десять минут до подрыва ядерного заряда, а я отслеживал по часам, нашёл взглядом подходящую площадку для посадки, к сожалению, вокруг были сплошные болота, но рядом проходилась насыпь железной дороги, вот на запасной путь и сел, рядом с основной веткой где как раз проходил скорый поезд Питер-Москва. Заглушив все системы, хотя я и был уверен, что электромагнитный импульс до нас не достанет, мы были уже далеко, и мы с детьми выйдя наружу, посмотрели, как встаёт гриб взрыва. Не визуально, слишком далеко, шестьсот семьдесят километров без малого до уничтоженного города, где правило государство-похититель. Нет, над городом летало три дрона, вот с картинок что они передавали, мы за всем и наблюдали. Так что взрыв мы на огромном экране видели, для нас не такой и большой, и страшный. Правда на детей это всё равно произвело впечатление, зря что ли те всё снимали на свои планшеты. Переждав с полчаса, пока дроны не догнали нас, заодно покормил детей. До обеда ещё далеко, так лёгкий полдник из стакана кефира и булочки, вернул их в салон
вертолёта, до нас даже ударная волна не дошла, ещё бы, такое расстояние, убрал дронов в За Пазуху и устроившись в кресле пилота, подняв вертолёт в воздух, полетел к Москве. Сами дроны не пострадали, что им подобный взрыв с их то защитой, включая магическую, да и скорость не сопоставима с вертолётом, потому и догнали.
        Причина, почему я направлялся к Москве была веской. Меня беспокоило то что я так и не смог дозвониться до родителей и сестры, номера вне доступа. А Питер в стороне остался, смысла посещать его уже не было. Тем более тёща сама мне отказалась верить, а рейс, который я ей сообщил, вряд ли вылетел из Хельсинки, взрыв произошёл раньше. Главное те о внуках знают, дальше уже не мои проблемы, обещание своё я выполнил и перед Ольгой долгов у меня не осталось. Вот и летел в Москву, начну с сестры что жила в столице. Нет, на самом деле, куда все запропастились?
        Держа штурвал одной рукой, вертолёт летел на высоте трёхсот метров, я попытался ещё раз набрать то родителей, то сестру. Всё так же, номера вне доступа. Я уже хотел позвонить своему знакомому хакеру, что-то от него нет сообщений, да и данные по шестилетней истории Земли с момента моей пропажи пока не поступили, однако не успел. Наушники были на голове и сканер сработал, выявил сообщение, которое явно шло мне. Похоже воздушный контроль приграничных зон России не сплоховал и засёк всё же нашу машину. Убирая телефон в нагрудный кармашек разгрузки, я отдал штурвал от себя, спускаясь на минимальную высоту. Похоже, погранцов я уже насторожил, как и диспетчеров гражданской авиации, мол, откуда тут взялся неизвестный борт, что может угрожать безопасности разным полётам. Саму границу мы на бреющем пересекли, не должны были нас засечь, а тут машинально поднялся повыше, и пошла засветка на радарах. Надо было амулет на вертолёт навесить, специальный, что скрывал нас от радаров, но я торопился и не стал этим заниматься, а когда взрыв пережидали, банально об этом забыл, да и поднялся на большую высоту чем
нужно.
        Дети позади затеяли перепалку, так что ор стоял в салоне ещё тот, даже рёв мотора умудрялись заглушать, такое бывает, я бы даже сказал обычное дело, хотя дети у меня как раз спокойные, но если найдут какую-то общую тему… Всё, уши можно отстёгивать. Видимо и сейчас также произошло.
        Сам я на это особо не обращал внимания, привычный, так что продолжал пилотировать. Тут ещё Марина, сопя, начала перебралась между передних сидений, пришлось её перехватить, не то ей пришлось бы перебираться через блок со множеством тумблеров, которые она могла нажать своим весом, а это могло закончиться не совсем хорошо для нас. Старших я предупреждал ничего не трогать в вертолёте, иначе упасть можем, те осознали это, но малые другое дело. Я правда старшим велел за ними приглядывать, но тут из-за перепалки контроль ослаб и вот та решили перебраться ко мне. А так я перехватил Марину и посадил на колени куда она стремилась, так что поглядывая вокруг, размышлял, нужно сменить технику, раз засекли, стоит пересесть на машину, вот и искал трассу, а также удобнее место для посадки. С этим тоже могла быть проблема. Снова болота пошли, водой блестели при стоявшем в зените солнце.
        Подходящее место я нашёл. Второстепенная дорога с разбитым асфальтом что вела к одному из посёлков Московской области, фактически на границе с Тверской. Да и участок тут удобный рядом с дорогой был, а то сплошные леса вокруг, местность такая попалась. Совершив посадку, та прошла благополучно, я вызвал привычный «Форд-Транзит» и пока дети или бегали вокруг, или лазили по машине, разминая ноги, заправил вертолёт, провёл ему лёгкий технический осмотр, этим дроид занимался, в памяти которого была вся спецификация по этой машине, потом убрал обоих, устроился за рулём микроавтобуса, и покатил по ухабам дороги к федеральной трассе. Развить большую скорость не позволяло ужасное состояние покрытия дороги, правда в одном месте, аж целый километр, мы попали на участок нового асфальта, свежего, но дальше до самого поворота так и был разбитый асфальт. А куда деваться, климат такой. Я это тоже понимал и философски относился к состоянию дорог, особо не ругая дорожников.
        Перед отъездом я отправил ближе к орбите дрона-разведчика. На орбиту тот подниматься не мог, не предназначен, чисто атмосферный аппарат, но просканировать её вполне в состоянии. Так что, когда я выехал на федеральную трассу и разгоняясь начал нагонять фуру, она как раз пролетела мимо, когда я к перекрёстку подъезжал, получил от дрона сигнал и картинку с данными. Есть богомолы на орбите, снова два корабля, правда типы другие, два крупных торговых, но хорошо вооружённых. И снова они висели над Африкой. Может ещё есть где суда богомолов, дрон сканируя, покрывал половину орбиты планеты, но главное этих засёк. Нужно с ними разобраться, опыт есть, тем более мне известно, что уровень технологий и вооружения у нас разный. Я использовал куда более совершенный боевой корабль, которому эти космические жуки противопоставить ничего не могли. Если скопом не наваляться. Обогнав фуру, я отдал приказ дрону на возвращение, копия результатов его сканирования у меня имелась, он на мой прибор связи наведётся, и я его уберу в За Пазуху, а сам достав телефон, позвонил хакеру. Тот снял трубку не сразу, но всё же снял:
        - На связи, - сонным голосом, явно зевая, ответил тот. - Извини, материала много, никак не успеваю. Кстати, выкладку по генералу из Питера сделал. Выслать?
        - Пока терпит, попридержи у себя. Мне нужна другая информация и она имеет для меня важные значение. Значит умывайся, приводи себя в порядок и немедленно выясни всё по хозяевам трёх мобильных номеров, почему отключены, когда, ну и вся другая информация. Жду всё что найдёшь через полчаса.
        - Понял, жду номера.
        - Угу. Я постоянно на связи, так что не медли, если что звони.
        После этого, действуя одной рукой отправил по СМС хакеру номера родителей и сестры. То, что я фактически раскрываюсь, меня не особо заботило, не видел опасности для себя. Даже если все на Земле ополчатся на меня, то я имею такие силы, что раскатаю местных жителей катком. Так что боятся мне просто нечего, и Хельсинки тому подтверждение. Тронули меня, вот и получили ответку от всей широты души. Вон, после короткого шока по всем каналам эта информация идёт, вооружённые силы всех ближайших стран, и почему-то США, приведены в полную боевую готовность. До Питера так и не дошла ударная волна после взрывов. Хотя ветерок мог и быть, видимо на него местные жители и указывают. Так слушая радио, особенно новости, перехватив и отправив в За Пазуху дрона-разведчика, я продолжал на ста километрах в час гнать к Москве. Можно и быстрее, но я с детьми. А это самая нормальная скорость для микроавтобуса, тем более благодаря имплантам я сильнее и реакция у меня повышенная. Так что, чтобы попасть в аварию это постараться нужно.
        Сам микроавтобус был особой сборки, отчего дети его и любили. Это был не просто автобус с рядами сидений, а скорее авто представительского класса с дорогой эксклюзивной отделкой. Широкий кожаный диван, напротив со стороны кормовых дверей висел большой экран плазменного телевизора, пара кресел, столики между ними, бар, в котором соки для детей и разные бутерброды, ну и возможность подключать к телевизору игровую приставку. Так что пока мы выезжали на федеральную трассу, дети уже достали из шкафчика «Плейстейшен» и сейчас рубились в какую-то игру. Судя по длинным пулемётным очередям, в стрелялку. Скорее всего это Лёня с Геной, девчата по бродилкам с ума сходили, хотя и в стрелялки бывало играли. Видимо для разнообразия. Я не запрещал, смысла не видел. Конечно для них подобные игры что из каменного века вылезли, особенно после того что они в Империи попробовали и на что подсели, но им и это нравилось. Кстати разные игры у них и на планшетах были, да и я комплекты разного игрового оборудования в За Пазухе хранил, о чём дети прекрасно знали, я им выдавал для игр, так что обеспечены те были всем.
        Видимо дети так увлеклись, одни участвуют, а другие сопереживают, что я впереди сидел один. Обычно кто из малых всегда ко мне перебирался, а сейчас нет, чем-то другим увлеклись. Я же подыскивал какой-нибудь съезд, что-то вроде той второстепенной дороги с которой сам на трассу выехал, мне не нравились богомолы на орбите, нужно избавиться от них, как на связь вышел хакер.
        - Да, Антон, я на связи, - сразу ответил я на вызов, крикнув детям чтобы вели себя по тише, а то я собеседника не слышал. Что-то больно раздухарились.
        Те особо громкости не убавили, так что слушая хакера я сбросил скорость и прижавшись к обочине, остановился. Потом включив аварийки, покинул кабину и стал прогуливаться у передка машины, хмурясь всё больше и больше. Мимо пронеслась фура и несколько легковых автомобилей, а я всё стоял и слушал. Конечно полную информацию тот добыть не смог, мало времени я ему дал, но кое-что найти ему удалось. Например, на сестру было совершено покушение и та уже второй год не выходит из комы. Черепно-мозговая. Сейчас находится в одной из больниц Москвы. Ведомственной, того района где проживала сестра и была прописана. По родителям ему удалось узнать из старых полицейских сводок. Дом сгорел, подозревают умышленный поджог. Родители обращались в полицию с заявлениями об угрозах. Сейчас живут у бабушки, со стороны мамы. Телефоны видимо сгорели в доме, потому и номера в сети отсутствуют. Это пока всё. Я велел Антону рыть дальше, бросив все силы на это дело, мне нужно знать кто. А сам убрав телефон в кармашек, скосил взгляд на машину «ДПС», что так не кстати проезжала мимо. Да уж, я в чёрной униформе, да в спецназовском
обвесе и с оружием привлекал взгляд, правда сами сотрудники полиции не остановились, посмотрели конечно, проезжая мимо, а ехали они навстречу, и не снижая скорости двинули дальше. Видимо посчитали что в микроавтобусе ещё есть бойцы, ну а то что я невысокий и худощавый. Что ж, бывает. Ну в одном они правы, бойцы в машине были, звуки их боёв даже снаружи слышались. Шумные у меня иногда детки бывают, особенно когда перевозбудятся.
        Вернувшись в кабину, я выехал на дорогу, благо возможность была и разогнавшись, поехал дальше. Правда достаточно быстро пришлось эту скорость сбрасывать, промелькнул указатель поворота к какой-то деревне. До Москвы немного оставалось, километров сто, но я всё же решил разобраться с богомолами, ну вот не нравилось мне что они там наверху могут контролировать часть орбиты и помешать исполнению моих планов. Пока ещё не знаю каких, но чужую силу я рядом терпеть не намерен.
        Найдя подходящую поляну, я оставил там под прикрытием деревьев машину, дети играли тут же под деревьями под присмотром дроидов Лейтенанта, а сам достал челнок, активировал режим маскировки и поднявшись на орбиту, а потом уйдя за Луну, сменил маломерное судно на большой и мощный боевой крейсер. То есть я действовал также, как и в прошлый раз своей встречи этих прямоходящих жуков, ну или насекомых, не знаю, я не ботаник. Моё появление стало для них полной неожиданностью, значит дрона и челнок их сканеры не засекли, уступая на порядок в технологиях, что не могло не радовать. Вот дальнейшее мне не очень понравилось, оказалось силы наши двух судов, практически равнозначны. Неожиданностью мое появление конечно для богомолов было, но как позже я понял, проанализировав их действия, видимо они затарившись человечиной из Африки, как раз собирались покидать орбиту Земли, поэтому экипаж был на местах, от того мне и стали так быстро отвечать. Ладно хоть первым залпом я накрыл один вооружённый транспорт отчего тот уменьшился на треть, но не смотря на то что я срезал ему корму с разгонными двигателями, повредив
трюм, маневрировать тот мог, да и стрелять тоже. Причём полновесным залпом, что и делал. Так что пришлось покрутится под их огнём. Защита держалась, да у меня вторая ещё была, магическая, пока не задействованная, я добил подранка, а потом и за второго всерьёз взялся. Тут абордажей не было, чисто космический бой. Вышел он в мою пользу, крейсер был цел, защиту мне так и не пробили, но держалась та на крохах, ещё немного и сбили бы. Помню я про вторую, дополнительную, но всё равно результаты боя мне не понравились. Честно говоря, в таком бою должна участвовать полноценная команда на крейсере, а не один пилот-универсал, хотя и хорошо натренированный благодаря гипнограммам и тренажёрам, но я просто не успевал за всем. Ладно хоть победа осталась за мной.
        Пока абордажные дроиды с двух ботов изучали обломки, я просматривал новостные сайты России. Теперь на первых полосах были не Хельсинки, а бой в космосе, который был виден даже невооружённым взглядом днём. Это я про вспышки полновесных бортовых залпов. Богомолы так стреляли, у моего крейсера артиллерия была на «спине», хотя быстрота моих залпов равнялась ответному огню обоих судов богомолов. В общем секретность летела к чёрту. Ну кто бы сомневался, когда это я себя незаметно умел вести?
        Не знаю, что за маскировка была на судах богомолов, но даже в оптическом спектре их нельзя было рассмотреть. Что-то типа хамелеона. Говоря о маскировке, я имел ввиду технологии Земли, для меня их суда как на ладони. На Земле много любителей полюбоваться в телескопы за звёздами, но такая маскировка вполне прикрывала чужаков. В прошлый раз богомолы ничего подобного не имели, вот меня и заинтересовала технология оборудования подобной маскировки. По рубакам я старался не бить, примерные схемы подобных судов мне были известны, понятно, что часть богомолов уцелели, вот я шесть их спасательных судов уничтожил что устремились к Земле, и три упустил, ну очень верткие. Также где-то в Африке сели. Потом найду, тем более атмосфера Земли им слабо подходит. Но рубки целые и абордажники сейчас к ним продвигались. Сопротивления особо не было. Одна группа проникла через трюм, там было множество клеток с погибшими от декомпрессии неграми, белые были, но редко, другая влезла в целый обломок через пробоину. Второе судно я залпами развалил на три крупных куска. Ладно хоть не взорвался.
        Как я уже говорил, рубки были целыми, так что после зачистки на оба борта были переправлены технические дроиды, что и начали заниматься под управлением искинов крейсера снятием нужных блоков и модулей для дальнейшего изучения. По факту снимали всё, полностью разукомплектовывая рубку. Потом изучу, технологии богомолов, хоть и не полностью те мне всё же были знакомы, разберусь. Так вот, пока дроиды работали, несколько собирали уцелевшие туши богомолов для меня, в чучела их также превращу, или просто заморожу для местных, пусть исследуют, я общался по телефону. Связь благодаря оборудования крейсера была отличная. Сначала на меня Аня вышла, жаловалась, что я надолго пропал, дети заскучали, так что минут двадцать с ней общался, так просто, поболтали. После неё до меня хакер дозвонился. У Антона были дополнительные сведения по родителям. Кто именно устроил поджог и угрожал им было не известно, как и по нападению на сестру, но он смог найти новые номера родителей. Хоть пообщаюсь с ними.
        Время ещё было, так что почему бы и нет? Получив файл на телефон со списком номеров, я сперва не понял, что это, а потом разобрался. Антон не только номера выслал, но и распечатку их звонков за последний месяц. Надо сказать, не так и много их было. Медлить я не стал, хотя надо признаться секундная заминка после набора номера у меня была, но я встряхнулся и нажал на кнопку вызова. Телефон у меня простеньким был, без сенсорного экрана. Такой брать я не стал. Брал для разового применения, сейчас уже и не важно. Вон сколько мучился пока меню с финского на русский перевёл. Дети были в курсе что тут у нас есть родственники, мои родители и сестра, для них бабушка с дедушкой и тётка, так что они уже давно желали с ними встретиться, но когда мы оказались в этом мире, меня всего задёргали когда и когда, поэтому и стоит побыстрее возобновить контакты. Нервы и терпение у отца не бесконечны, дети всё же иногда бывают жутко настырными и не выносимыми.
        Гудки звучали долго, видимо в огороде были. Всё же начало лета, конец весны пора посадок, а мама у меня завзятая дачница, тем более дом со своим участком. Вернее, как оказалось, они его лишились путём поджога, но и бабушки есть огород, тоже в частном доме живёт. Судя по голосу трубку взял отец.
        - Папа? Это я, Михаил, я вернулся…
        Горло неожиданно сдавил спазм, но я смог продолжить и узнал, как у наших дела. Против ожидания вполне неплохо. Да, живут они пока у бабушки, потому как дом строят новый, из бруса, всё же счета у них не пусты были, делал я переводы, так что строить было на что. Уточнил как здоровье у бабушки, ну и сестры коснулся, тем более родители всего недели две назад из Москвы приехали, навещали Лену. Без изменений, к сожалению. Естественно вовремя начала нашего общения отец уточнил почему у меня такой молодой голос. То, что я это я он уже был уверен, я выдал несколько историй из своего детства о которых мы знали только вдвоём, так что подтвердил ему что звонит сын.
        - Сложно объяснить бать, но прими к сведенью что мне теперь на вид пятнадцать лет. Это не шутка, я омолодился. Это и вас ждёт. Когда доберусь до вас, тогда и пообщаемся более предметно на эту тему. Мне ещё с орбиты на поверхность спустится надо.
        - Подожди, эти вспышки в небе?..
        - А, так ты их видел? Ну да, я тут повоевал немного. На Землю повадились разумные жуки летать, богомолы…
        - Это насекомые.
        - Ну не хай насекомыми будут. Очень человечину любят, у них тут как шведский стол. Слышал, что по подсчётам в год пропадает пара миллионов человек? Во, это их работа. Я оба их судна раскатал, обломки сейчас дрейфуют. Мои абордажники их зачистят, оставлю крейсер на орбите чтобы контролировал систему, я уже проверил, тут больше никого нет, и спущусь вниз. На крейсере отличная медсекция, положу вас в капсулы, хочу подлечить, здоровье восстановить. В общем на этом всё. Ах да, забыл совсем. Вы теперь дедушка с бабушкой, тоже примите к сведенью, я прилечу не один.
        - Вот как. Внук-внучка?
        - Три внука и четыре внучки. Не удивляйся, у меня три жены было. Потом объясню.
        - Ясно. Так когда ждать?
        Было слышно, что заканчивая разговор со мной, отец выходит из дома, видимо решил в огород выйти ведь. Не только он желал со мной пообщаться, но и мама. Да и сам отец умел разговаривать и выводить беседу в нужное ему русло, но особо я старался не раскрываться, прилечу тогда нормально и поговорим, но кое-что всё же выдал. Была причина для этого.
        - Или завтра утром, или вечером. За Леной залечу, хочу её также в медсекцию переправить, больше шансов после восстановления вывести её из комы. Кстати, по поводу нападения и поджога отчего дома, не волнуйся, работа уже идёт, лучше хакеры работают. Найдут кто за всем этим стоит, живьём закопаю. Причём вместе с семьями, это принципиально, чтобы уроды не плодились. Я сейчас на это дело совсем злой.
        - Ты изменился.
        - Изменишься тут, - хмыкнул я. - Вон в Хельсинки попал, так представляешь суток не прошло, как у меня детей украли. Причём само государство, их люди. Там у них это повсеместно, киднепинг на государственном уровне. В общем детей отбил, хорошо так пострелял, а потом наказал, по жёсткому.
        - Так тот взрыв?..
        - Да, это моя работа. Ещё какая падаль моих детей тронет я с орбиты это государство в лавовое озеро превращу. Ты меня знаешь, я это сделаю… Ладно, что-то я разговорился, давай маму, слышу, как она на заднем фоне трубку у тебя отобрать пытается.
        Ещё около десяти минут я общался с мамой, в подробностях описывая своих детей, сообщая как каждого зовут. Тут пошёл вызов по второй линии. Судя по номеру, это был планшет Киры. Попросив маму включить громкую связь, чтобы они с отцом могли поучаствовать в общении, велел Кире сделать тоже-самое, сообщив что я связался с их бабушкой и дедушкой, и они сейчас с ними поговорят.
        - Какой такой деда Гена? - с жутким подозрением поинтересовалась Кира. - Это который меня описал?
        - Нет, тот который тебя описал, он маленьким дедой Геной был, - немного сумбурно, слушая хмыки со стороны второй линии, пытался объяснить я. - Тут деда Гена взрослый, он пока не писается.
        - Точно? - уточнила дочурка.
        - Точно-точно. Ладно, общайтесь я если что на связи.
        - Я тебе это «пока» ещё долго припоминать буду, - услышал я от отца.
        Пока дети общались с дедушкой и бабушкой, особо не давая им ничего сказать, вываливая побыстрее ворох тех новостей что у них был, сам я работал с оборудованием связи крейсера. Причина такой откровенности с отцом была веской. Мы ещё когда только общаться начали, опознавались, я подключил телефонную линию к аппаратуре связи и дешифрования и искин корабля включившись в дело, быстро засёк что на линии был жучок. То есть, нас слушали. Искин проверил, а у него все необходимые программы имелись, так же и русский тот знал, так что взломав сервера телефонной компании тот выяснил как давно на телефоне стоит жучок. Через пару дней повесили с момента приобретения нового номера. Вот я и решил выдать информацию. Подозрения, что жучок повесили не государственные службы, а частники, например, те кто заказал поджог, переросли в уверенность к концу нашего с отцом общения. Это работали частники и начали всплывать первые фамилии. Так как я не прерывал подслушивание, то надеялся, что информация быстро дойдёт до нужных людей. А пускай бояться и знают, что им осталось немного, я ведь не только заказчиков собирался
зачистить, но и исполнителей. С гарантией. Око за око.
        Изредка вмешиваясь в общения стара и млада, в основном притормаживая детей, эти всё выложат, я параллельно общался с Антоном, сбросив ему данные добытые с помощью жучка. Сам тот был отключён ещё до того, как трубку взяла мама, нечего посторонним слышать наши семейные тайны, основное я им сообщил, а тема про Хельсинки касалась именно их, и хватит. Пусть пока потрясутся. Если поверят конечно, слишком всё фантастично звучало. Сам Антон активно включился в дело, да и я тоже проверял как пашет искин, вскрывая переписку разных людей. Он держал связь с Антоном и отправлял ему копии взломанных скаченных переписок, чтобы тот проанализировал всё и сложил в общую кучу, связал разрозненные факты воедино.
        Остановив общение, похоже наговорится не могла ни та ни другая сторона, пообещав, что завтра они встретятся лично и наговорятся всласть, познакомившись, разорвал вызовы. Родители мой номер теперь имели и знали, что я теперь в любое время на связи. Причина прекратить общение имелась, дроиды закончили, распотрошили оба остова на интересные ништяки, переправив всё это в трюм крейсера, так что закончив общение, я принял их на борт, расстрелял остатки обломков, превратив их в оплывший металлически мусор и сменив стоянку, перебрался к месту где оставил детей, зависнув прямо над ними. Оставив крейсер в активном боевом режиме, пусть и автоматическом, теперь искины корабля будут следить за безопасностью Солнечной системы, сам прошёл на лётную палубу, тут было свободнее место, извлёк челнок, он мне больше нравился по части управления, два штурмовых бота что были приписаны к крейсеру, мне казались излишне большими, а челнок в разведывательной комплектации подходил куда больше для моих дел. Так что как тот появился на лётной палубе и встал на опоры, я прошёл на его борт, потом в рубку и вылетев наружу,
створки лётной палубы тут же начали закрываться, стал спускаться вниз. Слегка возбуждённые дети уже ждали, не успел я покинуть челнок, отправляя его в За Пазуху, как те меня оружии, Кира и Марина ещё и на руки пытались забраться. Ладно хоть импланты на силу есть, иначе подними попробуй этих крох. Нормально, поднял и так нёс, пока те щебетали, сообщая новости.
        В этот раз использовать машину я не стал, раз уж из-за богомолов так громко заявил себе, то стоит продолжать шокировать. Как это сделать я ещё на орбите успел придумать и прикинуть со всех сторон. Дело в том, что в Империи, куда я чуть позже собирался окончательно перебрался, это там где стал герцогом, мной была закуплена разная техника и транспорт. В Империи имелись круизные атмосферные лайнеры, летали они ниже или выше облаков, не важно, главное корпус как у настоящих океанских лайнеров, великолепные белоснежные красавцы. На фоне облаков фееричное зрелище. Мне они откровенно нравились. Я помниться прикупил три таких новеньких только недавно сошедших со стапелей лайнеров, а также яхту. Всё новое, муха не сидела. Доставать яхту я не стал, размер семьдесят метров, красавица конечно, но для впечатлений, по-моему мнению, мало подходит. Летает разве что. Вот один из круизных, вполне. А что, четыреста шестьдесят метров длины, половина днища стеклянная, там аквапарк, купающиеся видят внизу поверхность планеты. Трубы для спуска, бассейны, взрослый и детский аквапарки, всё как полагается. Есть ещё
примочки с современной техникой, детям, когда мы жили в Империи, очень нравилось, это всё там тоже есть. Сам лайнер для особо обеспеченных, поэтому кают для пассажиров там не так и много для такого красавца, едва сто пятьдесят штук. Даже не каюты, а апартаменты из нескольких комнат. Только обслуживающий персонал около полутысячи человек должен быть, да плюс около сотни команды. Наверху солнечные палубы, пара открытых бассейнов, игровые площадки, даже спортивный комплекс с тренажёрами есть. Посадочная площадка для флаера тоже имелась. Кафе на борту судна, несколько ресторанов. В общем, чего только нет. Да всё.
        Управление у судна автоматизированное, так что я и в одиночку справлюсь с управлением, даже рубку посещать не надо, из любой точки лайнера дотянусь. Ну а вместо обслуживающего персонала дроиды-стюарды, которые вполне справятся с поставленной задачей. Так что если землян, а если конкретнее россиян, шокировать, то только так. Это будет тот шик, которого я хочу добиться. Так что убрав дроидов Лейтенанта и машину обратно в За Пазуху, я вызвал лайнер. Через мгновение он завис наверху. К сожалению лайнер не мог опускаться ниже ста метров от киля до поверхности планеты, программные запреты в управлении, но особых проблем я в этом не видел. Лифтом пользоваться не стал, потому достал флаер, мы с детьми уселись, те уже в предвкушении были, этот лайнер, а точнее его детский аквапарк испробовать они успели ещё в Империи, потому и находились в ожидании.
        Поднявшись наверх, я повёл флаер к посадочной площадке лайнера. Трасса с боку привлекла мой внимание, там постепенно возникал затор, останавливались машины и шокированные водители, да и пассажиры, выходили и рассматривали моего красавца. А машины всё пребывали и пребывали, так что свидетелей хватало. Совершив посадку, я заглушил все системы флаера, и оставив его на месте, мы с детьми направились сначала в ВИП-каюту. На лайнере было десять апартаментов которые стоят очень и очень дорого, а одна вообще считалась императорской, а та так на схеме судна и обозначена. Вот мы в императорскую и заселились. Опять-таки не в первый раз. Как уже говорил, когда я принимал лайнеры и изучал их, дети занимались тем же, так что те сразу разошлись по своим комнатам. Тут у каждого ребёнка была своя, я тоже проверил свою спальню и кабинет. После этого вызвал трёх дронов-нянек и отправил их с детьми в аквапарк. Те уже в купальниках и плавках были, у дочек на головах шапочки, пацаны так, они в отличии от сестёр даже полотенца не взяли. Все комплекты из запасов, что хранились в их комнатах. Дети убежали, а я направился
в рубку.
        Приняв командование лайнером, сразу запустил управление, и на ручном подняв судно ещё на сто пятьдесят метров на ста километрах в час направился к Москве. Да тут лететь меньше часа. Пробки-то не страшны. Поглядывая на экран сканера, я взял чуть в сторону чтобы не быть помехой самолётам, всё же Москва была изрядно окружена разными аэродромами, включая военных. Вот так устроившись в хорошем, роскошном даже, кресле, я и управлял судном, перейдя на дистанционное управление. На несколько экранов выходили картинки с камер в детском аквапарке, так что за детьми не только дроны присматривали и искин судна, но и я сам. Норма, веселятся так что только шум стоит. Даже Марина, которая до этого так боялась воды, как и все каталась с горок. Хоть так, на попе, хоть на баллонах. Причём радостного визга от неё было больше всех. Найдя несколько сборников детских песен, я включил их им чтобы через динамики слушали, фоном будет, и продолжил управление. Когда окраины Москвы остались позади, послушал сканер. А в эфире царил настоящий бум вызовов, и мат от военных стоял, угрожали ракеты выпустить если не остановлюсь, и
других воплей хватало. Даже группа энэлошников выходила на связь, приветствовала инопланетных дорогих гостей на их родной планете. Ну-ну. Ха, эти фанатики на одном из небоскрёбов сейчас плакат пытались повестить с надписью: «Добро пожаловать». Их там полиция прогнать пытается. Шум по этому поводу тоже стоял изрядный. Я изредка вычленял в эфире интересное для себя, а так большинство пропускал. Ничего, искины всё пишут, можно будет позже прослушать. Все каналы пишут, уточню.
        Так вот оставив позади окраины Москвы я сближался с центральными районами. Тут неподалёку дом где находиться моя квартира, да вон он, я этот высотный дом и отсюда вижу, а не долетая будет район сестры и больница где её держат. Больницу я через оптику крейсера нашёл, он сверху видел всё, вот и навёлся так, что сбрасывая скорость, я завис над улицей, и опустился на пятьдесят метров ниже. До поверхности осталось все двести. Всё судно стабилизировано и в порядке, проблесковые маячки на бортах работают, они стояночные, должны работать. Военные по нам огонь так и не открыли, хотя я и ожидал этого. Почему и нет, они в своём праве? Защиту натянул на судно, сложно, но смог. Магическую естественно, атмосфера не космос, на лайнере другой защиты не было. Да и щиты, которые отлично работают в космосе, в атмосфере бывает дают сбои, поэтому их на планетах особо и не применяют. Есть конечно специальные, для атмосферы, в изготовлении очень дорогие, но на лайнере такого оборудования не было. Ну а военные не открыли огонь по той причине, что на них из Кремля рявкнули, так что все замерли, ожидая что будет дальше. Ну
и по паре каналов предлагали выйти на связь убеждая меня в дружественных намереньях. Штатовских фильмов они что ли насмотрелись, как по сценарию действуют. Наверное, других нет, вот и ухватились за то, что в голову пришло.
        Беспокоить детей и уж тем более самому покидать рубку я не стал. На борту судна был медбокс, прекрасно оснащённый, хотя и уступал медсекции крейсера, всё что нужно там было. Поэтому я прямо из рубки вывел двух меддронов на палубу к взлётной площадке и те загрузились в грузовой отсек маломерного судна. Так же подумав вызвал десяток дроидов Лейтенанта с ним самим во главе и отправил в качестве группы усиления. Дальше флаер под моим дистанционным управлением чуть приподнялся, уходя в сторону и буквально рухнул во двор больницы, где хватало народу, сразу прыснувшему в разные стороны. Вот в этой неразберихе дроны отлично сработали. Не только нашли отдельную палату сестры, но и вынесли её на носилках подключив своё оборудование. Причём меддроны просканировали сестру и данные что они выдавали вполне меня порадовали, есть шанс. После погрузки на флаер, они вернулись на борт судна, и вот только после этого я покинул рубку. Правда на палубу не выходил, прошёл по внутренним коридорам к взлётной площадке, вызвал туда свой челнок, он встал рядом с флаером, места волне хватало. Мог бы и сразу использовать
челнок, но места во дворе больницы мало, и флаер едва вместился. Сестрёнку перенесли в него, и я, оставив дроидов и дронов на борту лайнера, стал подниматься вертикально вверх. Вскоре челнок пробил облака и направился к крейсеру где уже начали открываться бронированные створки лётной палубы, а заранее предупреждённые корабельные искины заканчивали подготовку медсекции к приёму пациентки. У медсекции был свой искин, крейсер хорошо оснащённый, так что тот получив все данные, готовил нужные препараты. Я и сам врач, так что знал, что делать. Ещё и магией подстрахуюсь. Всё хорошо, но меня бесила большая замусоренность орбиты Земли разными обломками и станциями. Наверное, придётся чистить, ну очень много.
        В медсекции я задержался на более долгое время чем рассчитывал, закончив ближе к вечеру. Сейчас сестра лежала в реаниматоре и велись восстановительные процедуры. Все последствия травмы я уже убрал, дня три полежит в капсуле, ну а дальше будем вводить препараты чтобы вывести её из комы, сначала в искусственную кому, а потом выведем уже из неё. Таковы процедуры при подобных травмах. Магией я тоже воспользовался, но единожды, «малое исцеление». Да особо и не требовалась. С родителями, как и с детьми я был постоянно на связи. Детей с помощью дроидов выводил в кафе, поужинать, после чего те снова унеслись в аквапарк, между прочим, снизу за их играми наблюдало изрядно народу. Как я уже говорил, дно было прозрачное. Между прочим, не все пассажиры подобных лайнеров это любили, поэтому изнутри дно могло стать непрозрачным. Управляемое оно из рубки, даже цвет может менять по желанию. При этом зеваки всё равно видели, что происходит внутри, для них днище оставалось прозрачным. Оно всегда прозрачное, это что-то вроде фишки у той компании что строила эти лайнеры. Вот у моих детей это проблем не вызывало, они
ещё и рожицы корчили зевакам внизу. Мне главный искин лайнера пожаловался на их поведение. А чего там жаловаться, больницу и всех жителей окрестных домов давно эвакуировали и внизу находились подразделения армии, ФСБ и полиции. Им можно. Интерес к лайнеру нарастал, но за границы пока не переходил, так что я не беспокоился. Три вертолёта разных новостных каналов крутилось, но тоже не приближались, за этим спецслужбы следили, предупредили. Искин на их волне находился, слушал. Боевые вертолёты, да и самолёты тоже вертелись в воздухе, но вдали, не сближались.
        Ничего сейчас сам вот-вот спущусь, если что разрулю. Пора уже пообщаться, а то правительство, и особенно военные, уже нервничать начинают. Тут ещё пресса нагнетает, узнала как-то что в больнице пациентка пропала. Особых предположений не строят, видят же, что на лайнере люди и особенно дети, но недоумение проскальзывает. Мои родители были вкурсе по вывозу Лены и этапов её лечения. Узнав, что я закончил и дальше будем ждать результатов, порадовались. С детьми у них связь тоже частая была, как сервер использовали оборудование связи крейсера. Всё же планшеты детей, это немного другой уровень технологий, а так хоть стало возможно общаться. Те планшеты на шезлонгах держат, в аквапарке, если слышат звонок, отвечают. Так что общение есть. Вон, Алиса сделала видеозапись как они проводят время купаясь и играя, в режиме онлайн, и отправила родителям. Хм, зря конечно, телефоны у них кнопочные, не принимают такие сообщения. Но у отца есть ноут, так что искин через оборудование связи отправил видеофайл ему на электронную почту. Вот так и провели все это время.
        Оставив крейсер всё также на орбите, я спустился вниз. Челнок убирать не стал, как стоит тот на посадочной площадке, так и остался стоять. Да и с местными общаться тоже не стал. Мне детей уложить надо, сказку на ночь прочитать. В общем, времени не имелось. На завтра оставлю это дело.

        Утром, когда я совершал утреннюю пробежку, то приметил неподалёку вертолёт. Я поначалу принял человека в открытой двери за снайпера, но потом разобрался что это оператор. Опять телевизионщики работают. Ведь рассвело только, а уже здесь. Так что не обращая на них внимания, с наушниками на голове, под рок я продолжал бег. Мне кругов десять надо по беговой дорожке пробежать чтобы десять километров было. Потом и на тренажёры можно.
        Когда дети проснулись, я уже закончил, даже голышом поплавал в бассейне, и назойливое внимание телевизионщиков, четыре вертолета неподалёку крутилось, мне нисколько не мешало. После завтрака, тут же на открытой палубе, я оделся по-боевому, проверил оружие и прямо из каюты перегнал лайнер поближе к своему дому, что подняло изрядный переполох у военных и спецслужб. Ха, там рядом ещё одна больница, видимо решили, что ещё больные пропадать будут. Ну это вряд ли, родственников у меня тут больше не было, а так решил проверить что там с квартирой. Антон прислал файлы с добытой информацией, но я её пока не просмотрел, некогда было, посещу квартиру, там же можно время выделить. Да и самого хакера предупредил чтобы к обеду ждал, перекину его на борт крейсера перед полётом к родителям, пора лечиться. Тот уже разобрался кто я такой, так что норма, общались по-прежнему.
        После того как лайнер замер на новом месте стоянки, я собрал детей и вывел их на палубу. Что делать дальше те знали и не раз уже делали, так что Кира первой прошла через открытый проём фальшборта, тут был стыковочный узел, и прыгнула вниз с двухсотметровой высоты, при этом оглушая окрестности радостным визгом. Вертолёты поближе подлетели всё это снимая. За ней последовали Кира с Аней держась за ручки, парни, и Марина с Алисой. Я последним. В этот раз подталкивать никого не пришлось всё сами. А чего бояться, амулеты-парашюты работают, при приближении к поверхности земли, за десять метров падение притормаживается, и дети мягко опускаются на асфальт на ноги без каких-либо для себя последствий. Ну кроме удовольствия от свободного падения. Прыгать им нравилось. Так же было и со мной, так как схожий амулет у меня имелся.
        Можно было и на флаере спустится, но раз уж шокировать местных, так продолжим. Когда я опустился на одну из улиц, за перекрёстком виднелся угол здания где находилась моя квартира, то обнаружил что между домами торопливо выстраивается оцепление из спецназа, схоже обмундированные и оснащенные со мной, а дети собрались кучкой и присев что-то рассматривали. Подойдя я сам посмотрел, что их так привлекло. Ага, открытый люк коллектора без ограждения. Смотрели как долго плевок летит вниз. Очень интересное занятие. Дети, что ещё скажешь.
        Забрав их, я энергичным шагом направился к нужному зданию, дети торопливо следовали за мной, почти бегом, при этом непрестанно крутя головой. Их всё интересовало. Сам я в маске был и в шлеме с опущенным забралом. Один автомат на спине закреплён, второй свободно висел на плече, я его локтем придерживал, пистолетов в кобурах было три. В общем, нормально экипировался, про гранаты и говорить не стоит. Улица была ожидаемо пустой, видимо перекрыли, так что не глядя на светофор перешёл на другую сторону, по бокам следовали бойцы спецназа, и открыв тугую дверь фойе, пропустил в перёд сначала детей, а потом и прошёл сам.
        - Добрый день, Марфа Андреевна, - весело поздоровался я с консьержкой. -Как ваше ничего?
        - Простыла немного. А вы кто, что-то не припомню?
        - Михаил я, Солнцев. Из сто третьей квартиры, - подняв забрало и приподняв маску чтобы та рассмотрела, пояснил я. - Вот, вернулся из-за границы, с детьми. Хочу квартиру свою показать, ну и проверить её.
        - Ой, действительно Мишенка, а помолодел как же. И одет как военный. Только как ты в квартиру попадёшь? Там уже четыре года другие люди живут. Адвокат Силантьев с семьёй.
        - Чего? - не понял я. - Что за хмырь?
        - Всё законно, я документы видела.
        - Ага, сейчас.
        Позвонив матери, я узнал, что ни они ни сестра мою квартиру не продавали, они вообще ожидали, когда я вернусь, не веря в мою пропажу. Да и я им часто говорил, что на несколько лет могу исчезнуть, мол, переживать не стоит. Причём о продаже квартиры они знали, но были уверены, что это я совершил, да и риелторы были убедительны, даже предоставили видеозапись как я сам посещаю их контору.
        - Значит захват?! - зло прошипел я. - Посмотрим умеют ли новые жильцы летать, пятнадцатый этаж всё-таки. А потом и риелторов навестим…
        - Это чего, отобрали квартиру получается? - удивилась старушка.
        - Ага, я ему тоже кое-что оторву, - криво усмехнулся я, успокаиваясь. - Так, дети, за мной.
        - Стой! - тут же воскликнула Марфа Андреевна. - Извини Миша, но ты тут не живёшь и пустить я тебя не могу. Только с разрешения, или по приглашению жителей дома.
        - Поверьте, мне разрешения не нужны. У нас с вами тут есть два выхода. Я спокойно иду к лифту и поднимаюсь на свой этаж. Или вы останетесь сидеть связанная, и я всё равно поднимусь на свой этаж.
        - Это преступление.
        - Ну вы же пенсионер МВД, должны в этом понимать, - легко согласился я.
        За что я и уважал Марфу Андреевну так за боевой характер, та набычилась, показывая, что без боя дальше не пропустит. Упорства ей не занимать, да и особо страха у неё не было. Характер такой. Та уже вышла из конторки и встала передо мной расставив руки. Уступать я тоже не собирался. Планировал аккуратно отключить её, усадить на стул и пообщаться с новыми и временными хозяевами моей квартиры, прежде чем отправить их летать. До последнего может и не дойти, если выясниться что этот адвокат не причём и, левый человек, и то что ему продали квадратные метры чёрные риелторы тот мог и не знать. Я же не отморозок какой валить всех направо и налево. Поговорю, ауру вижу, соврёт - замечу. Так что дальше уже по факту нашего общения. Хоть узнаю у каких риелторов он мою квартиру купил. А вообще свои двести квадратов и пять комнат я никому отдавать не собираюсь. Да, когда я был Стрелком, то активно пользовался арендованными квартирами, а это честно была моя и зарегистрирована на меня. Приобрёл её после развода. Квартира мне очень нравилась, я переделал её под себя, оставив одну комнату как гостевую спальню,
родители бывало заезжали, а тут какой-то мужик, да ещё не один, поселился в моей квартире. Нет, понимаю, что всё равно покину Землю, и не сказать, что долго этого дня ждать придётся, однако я никогда не уступал своё, махнув рукой, мол, забирайте. Если сам отдам, это одно, но своё я всегда возвращаю.
        В общем, никаких действий ни я ни Марфа Андреевна провести не успели. Дети затихли и держа планшеты наготове собирались снимать битву титанов, что-то те в последнее время завзятыми операторами стали, не нравиться мне это, но причиной стали не они. Заскрипела тугой пружиной наружная дверь и в помещение вошли двое мужчин в костюмах, от которых за километр несло спецслужбами. Дети тут же сменили объект интереса, снимая их. Хм, и что я на их любовь к съемкам взъелся, вполне нормальный интерес? Пусть снимают.
        Вошедшие быстро осмотревшись, оценили обстановку и тот что постарше представился:
        - Константин Нестеров, представитель администрации президента Российской Федерации. Мой помощник, Юрий Платонов. Нам бы хотелось поговорить с вами.
        - Герцог Михаил Солнцев. Путешественник. Это мои дети. Сыновья - граф Леонид, граф Геннадий и граф Денис. Дочки, графини Анна, Кира, Алиса и Марина. По какому поводу ваш интерес ко мне?
        - Это ведь ваш корабль висит над столицей нашего государства?
        - Мой-мой. Что парковка там запрещена? Не волнуйтесь, после обеда я покину вас. Кстати, это круизный лайнер, судно, а не боевой корабль. Крейсер у меня на орбите висит. Вот он как раз и есть боевой корабль. Относиться к классу артиллерийских мониторов.
        - Нет-нет, что вы, ваша светлость, судно нам не мешает, - показывая, что знает, как обращаться к герцогам, ответил Нестеров. - Нам бы хотелось знать причину вашего появления и что в данный момент происходит.
        - Хорошо. Если в двух словах, то я бывший Стрелок. Помните мои действия шесть лет назад? Тогда меня майор Васильев взять пытался. Получилось так, что путешествовал по разным мирам, вот детей заделал с тремя жёнами. Вернулся за родителями и сестрой, это её я вывез из больницы, о чём так пресса трубит. Сам вылечу, у нас медицина ушла далеко вперёд по сравнению с Землёй. Планирую вернуть в один из миров, там высокотехнологично развитая страна. И дворянство с землёй я там же получил. В космос уже вышли, не один десяток планет заселили. В Хельсинки я был. Наказал финнов за кражу моих детей. Тут моя квартира, только что узнал, что её чёрные риелторы умудрились продать какому-то типчику за время моего отсутствия. Думаю, объяснять не нужно что я с ним сделаю, как и с этими риелторами. Только сначала через эту старушку прорвусь.
        - Неожиданно, - медленно проговорил представитель администрации президента РФ. - А вспышки в небе? Тоже ваша работа?
        - А, это? Да, моя. Там разумные насекомые повадились людей таскать, едят они землян. Вот два транспорта и расстрелял. Бой у нас был. Кстати часть снарядов легла где-то у Гавайев, промахи, причём не мои. Вроде сейчас там цунами. Ну да ладно, богомолы уничтожены, орбита чистая. Про крейсер на орбите я уже говорил. Вы только фанатикам-энэлошникам про перебитых богомолов не говорите, а то в траур уйдут. Они ведь их так ждали. Пусть людоеды, но ведь инопланетяне.
        - Смеётесь?
        - Конечно. Кстати, держите, подарок вашим учёным.
        Я взмахнул рукой и в фойе появился труп трёхметрового богомола, хитин которого начал парить в тепле. Он же вакуумом после боя заморожен был, пока его мои дроиды не нашли и не присовокупили к трофеям. Не мумия, можно препарировать, когда растает. Тот завалился набок, но не разбился, просто похрустел всеми своими сочленениями, и замер. Зрелище ещё то. Даже мёртвыми те внушали уважение своим видом и даже страх. Не Чужой из фильмов, конечно, но какая-то схожесть есть.
        Ну детки то чучела этих инопланетян уже видели, даже не поморщились, а оба гостя вытаращились на тушу, да старушка стала заваливаться в обмороке. Ну я на это и рассчитывал. Реакция у меня была отличная, успел рвануть к ней и не дал упасть, отнёс и усадил на стул за конторкой, помогая прийти в сознание. Пока та нюхала ватку, пропитанную нашатырём, а оба гостя общались с кем-то по рациям, довольно нервно, мы с детьми воспользовались ситуацией и прошли в лифт. Бросать свои планы на полдороге я даже и не думал, ещё чего. Поднявшись, к счастью лифт не отрубили, видимо не успели, ну или не догадались, мы вышли на нужной площадке, и я осмотрел дверь своей квартиры. Вот она новой была, бронированная. Поначалу я хотел спокойно пообщаться с новыми жильцами, даже каску с маской снял, убрав на пояс, там крапление было, постучался, и когда из-за двери ответил мужской голос, сразу, видимо не спали с теми событиями что происходили снаружи, я пояснил всё с квартирой, на что был грубо и нагло послан. А вот это уже хамство, да и не понравилось мне что тот при детях материться. Я себе такого не позволяю.
        - Так, дети, спуститесь ниже на лестничную площадку. Папа сейчас будет шуметь.
        Те послушно отошли, я вызвал три штурмовых дроида и Лейтенанта, которые легко вскрыли дверь, выносить я её не стал, самому пригодится и разбежались по квартире, фиксируя жильцов. Их пятеро было. Я это ещё на выходе из кабины лифта рассмотрел. По аурам. Кстати, а створки лифта я блокировал, если кто к нам захочет подняться, то ножками, ножками. К сожалению экспресс-допрос семьи адвоката ясно дал понять, что они левые и об афере с квартирой до этого момента и не подозревали. А вот сам адвокат не то что не подозревал, он об этом прекрасно знал, так как получил её в качестве оплаты за одно из благополучно проведённых уголовных дел. Кстати, по чёрным риелторам. Он-то вопя и выдал весь расклад, даже фамилии риелторов, их трое было и одна из них женщина. Вопил тот с испугу, да ещё и обмочиться успел. А держали его за ногу, так что самому досталось, стекая к голове. Ещё бы не орать, один из дроидов его держал на вытянутом манипуляторе над бездной, высота пятнадцатого этажа, а я через второе открытое окно балкона задавал вопросы, и если тот темнил, тыкал, дотягиваясь до него, обычной детской указкой. В
рёбра тыкал, эта похожая на хряка туша, ещё и щекотки боялась. По-моему, он на массаж указкой отвечал правдивее и охотнее действиям дроида. Похоже щекотки он больше боялся, чем высоты.
        Тут наконец в квартиру влетел Нестеров, один, хотя на лестничной площадке судя по аурам, находилось группа захвата. Тот сразу заорал:
        - Немедленно прекратить! Отпустите уважаемого человека!
        - Отпусти, - кивнул я и дроид отпустил.
        Быстро стихающий крик закончился шумом падения внизу, на что Нестеров просто глотал воздух, сил что-либо выразить у него не было. Какого-то мне нервного переговорщика прислали, зря я дал добро дроиду на входе пропустить его. О детях я не беспокоился, после того как опросил семью адвоката, то поместил их в одной из комнат под охраной, потом завёл детей на кухню и отдал им её на разграбление. А холодильник полон был. Помню я про ГМО, с ними Лейтенант, он и сканирует что дети берут из еды или питья, так что всё вредное отбирает. Судя по рёву, что-то отобрал у Киры. Её голос ни с кем не спутаешь.
        - Вы убили его?!
        - С чего бы это? Детей моих тот не трогал, для чего мне переходить в режим отморозка? А то что «МЧС», пока мы общались, успели надуть внизу спасательную подушку, я видел. Так что, если кто и пострадал, так это кальсоны адвоката. Да они и раньше пострадали, ещё во время допроса. И ещё, если снова попытаетесь наорать на меня, зубы выбью. И своим скажите, что я желаю общаться с другим представителем президента, вы излишне нервны, и слишком близко к сердцу принимаете судьбу криминального адвоката. Не личное ли для вас это? А вообще, я решил пока прекратить общение с администрацией президента, да и вообще с любыми представителями правительства. Прошу покинуть мою квартиру. Вы в неё в уличной обуви вошли.
        То, что я сам в берцах был, это виртуозно обошёл вниманием. Говорил я всё больше не Нестерову, а тем, кто стоит за ним. Как и в первую нашу встречу, я не стал блокировать микрофоны на нём и пару микрокамер в виде пуговиц, так что начальство его всё слышало в режиме онлайн. Дальше выставив Нестерова, я мельком заглянул на кухню. Пираты в действии, разруха полная. Марина, забравшись на высоту моего роста, чуть не сидя на шпагате, используя для опор полки навесных шкафов доставая с верхних полок печенье и передавала его остальным внизу. Покачав головой, прошёл в зал к семье адвоката. Обратился я к жене адвоката:
        - Забирайте документы, вещи что сможете вынести на руках, и прошу покинуть мою квартиру. Заняли вы её незаконно и меня не волнует, что будет с вами дальше. Ваш муж внизу, я его спустил на скоростном лифте. У вас две минуты.
        Справились те за четыре минуты, пришлось дать дополнительное время. Наконец незваные гости в моей квартире покинули её, дальше я провёл консервацию, выключил свет, перекрыл газ и воду. Всю еду из холодильника, вернее её остатки, выкинул в мусоропровод. Лестничная площадка была пуста, хотя снизу был слышен шум и виднелись ауры двух десятков крепких парней. Мне не помешали закрыть дверь, один из дроидов её просто приварил к косяку, всё равно замки вырезаны, и мы с детьми направились на крышу. Видимо нас ожидали внизу, а мы провернули другой финт. Там нас забрал флаер на дистанционном управлении, мы вернулись на борт лайнера, после чего судно направилось к окраине Москвы где в «однушке» проживал Антон. Забрать его и отправить на орбиту, проблем не составило. Я на час задержался, ставя задачу компу реаниматора на восстановление и общего лечения, и вернувшись, мы полетели в Татарстан. С учётом того что максимальная скорость у лайнера девятьсот километров в час, мы были на месте уже через тот же час. Летели на высоте трёхсот метров. Вполне безопасная высота. Пролетев над Камой, я подлетел к Алексеевску
со стороны реки. Благо дом бабушки стоял рядом с берегом. Нас уже ждали, родители были предупреждены. Оставив судно висеть над пляжем, мы спустились вниз, воспользовавшись в этот раз флаером, и наконец, произошла долгожданная встреча. Я вернулся.

        Утром следующего дня, пока все спали, я совершил привычную пробежку по беговой тропинке на палубе лайнера, а ночевали мы с детьми на его борту, что уж говорить, и родители были тут, поселил их в соседних апартаментах с нашими. Вчера нас ждал накрытый праздничный стол, так что пока мы сидели, дети сытые были, играли во дворе, я и описал родителям свою эпопею. Особо ничего не скрывая. То, что крови на мне много, они видели, но эта самая кровь в основном пущена мной по праву. Ответ всегда нужно давать. Наутро я договорился что подниму всех родичей на орбиту и помещу в капсулы медсекции для восстановления, те обновят и слегка омолодят их, позволив протянуть ещё изрядно лет. Родителей это тоже касалось, хотя я планировал забрать их с собой, тогда они омолодятся до пятнадцати лет. Вот так после тренировки, после общего завтрака, мы все вместе, дети были с нами, поднялись на челноке на орбиту. Кстати, за ночь в Алексеевск прибыло изрядно народу. Тут и военные и пресса. Да и просто зевак хватало, из той же Казани. Дальше уложив родителей и бабушку в капсулы, последнюю общими уговорами взяли собой, вот она
лететь не хотела. Дальше капсулы начали работу, я проверил сестрёнку, работа шла, и поднял из капсулы Антона. Выбрался тот сам, осторожно, как будто у него не ноги, а протезы, но сам. Позвоночник я ему восстановил.
        - Хожу, - широко улыбаясь с некоторой неловкостью покрутившись, сказал Антон.
        - Это точно. Идём за мной. Тут рядом боевой тренажёр, там есть процедура для восстанавливаемых раненых. Облегчённая тренировка чтобы вернуть рефлексы. Там все виды занятий, от пробежки до прохождения упрощённой полосы препятствий. Тренажёр-то военный. Он поможет тебе восстановить двигательные функции, а то ты вон ходишь как корова на льду.
        - Идём, - легко согласился хакер, о чём потом сильно жалел.
        Придерживая его за локоть, я сопроводил всё так же обнажённого после реаниматора Антона в соседний бокс, где стояло с десяток разных тренажёров, и подвёл к одной из капсул, та стояла вертикально и уже была готова, стояла открытой. Разместив парня в капсуле, я на экране управления компа проверил данные пациента, это были данные из реаниматора, прежде чем выпустить Антона, капсула провела процедуру диагностики после восстановления. Я их перекинул сюда и по этим данным поставил тренажёру задачу. Сам Антон горы знал, там и получил боевую травму, всё же в горячей точке служил, так что сейчас тот бежал по горной тропинке. Да и вообще тренировка будет вся в горах, ему понравится.
        Выйдя из медсекции, я прислушался, шум доносился со стороны казарм и направился туда. По пути связавшись с корабельным искином, запросил информацию по крейсеру. Всего на борту было два искина. Это корабельные искины, основной, линкорского класса, и вспомогательный, на котором вся периферия. Имена им я пока не давал, да и этот крейсер откровенно говоря имя не имел. Было ещё два искина, в медсекции и в реакторном отсеке. Думаю, не стоит пояснять их предназначение. В данный момент я к основному обратился, на самом корабле всё было в норме, в системе тоже. С лайнера поступает информация что рядом с ним летают геликоптеры, практически заходя в зону безопасности судна, но без попытки совершить посадку на площадке. Хотя попыток выйти на связь не прекратили, сканеры всё это улавливают. По самому кораблю, искин перечислил количество ранбольных и людей, проходящих лёгкое омоложение и восстановление. Ну и коснулся того что в казарме находиться семеро детей. Последнее я уже и сам видел семь вихрей носилось по койкам, забирайся на самые верхние. Тут было три уровня. Похоже дети играли в «Воду». Только зачурать
требовалось не рукой, то есть касанием, а броском небольшого мячика. Попаданием, то есть. Поэтому думаю не стоит и говорить какой шум и гам стоял в казармах, где должна была размещаться десантная рота полного состава, а это без малого двести бойцов.
        - Так, банда, за мной, мы улетаем.
        Антону бегать по ландшафтам тренажёра ещё пять часов, туда включено и прохождение полосы препятствий, вот я и решил не тратить время зря, смотаться на Землю по одному делу. Должен успеть вернуться, а если и нет, то после тренировки Антона встретит искин, отправит сначала в душ в казармах, потом выдаст одежду, в которой он прибыл, и сопроводит его в столовую. Ничего, если задержусь, подождёт. В столовой и визор есть и диваны, вернусь и спущу хакера вниз. Кстати, он уже сообщил что всё нашёл по поджогу дома родителей, даже смог добыть интересную информацию по нападению на сестру. Всё это в том файле что он прислал вчера утром. Вот блин, а я так и не просмотрел его, совсем времени не было. Единственно что я узнал у него, то что оба случая взаимосвязанные, после этого отправил в тренажёр, но сделал заметку себе в памяти обаятельно просмотреть добытые им сведенья и проанализировать их. По ним и буду отталкиваться. Ещё и информационную подборку по этим шести годам моего отсутствия он тоже сделал, и её следует изучить.
        Разгорячённые игрой дети с охоткой последовали за мной, да ещё обогнав. Дорогу к лётной палубе, где стоял челнок, они знали. Дрон-нянька что приглядывал за ними во время игр, тоже ускорился чтобы не терять детей из виду. Ну это его работа, а вот я шагал спокойно, размышляя. Дело в том, что когда мы разговаривали с отцом, тот посоветовал пообщаться с прессой. Сейчас я пока загадка, причём овеянная мрачной славой, страсти ещё не сильно кипят, но скоро из меня сделают злодея мирового уровня, если уже не сделали. Мне как-то всё равно на этот счёт, но… Лучше самому пригласить представителей прессы, можно устроить пресс-конференцию, и пообщаться, чуть ли не на пальцах объяснить все мои действия. Ну и свою историю частично можно выложить, или полностью. Тут по желанию. Отец это советовал совершенно серьёзным тоном, да и я понимал, что тот прав. У меня у самого мелькали подобные мысли, но я их пока откладывал. А отец плохого не посоветует, он вообще если советы давал, то конкретные и в нужные моменты. Хорошие советы.
        Дети уже были в челноке, ещё подходя, я дистанционно открыл им шлюзовую створку, так что проверив как те устроились, прошёл в рубку и пилотируя челнок, вылетев с борта крейсера, стал спускаться вниз. Чтобы сэкономить время, я отправил вызов одному из ведущих каналов России. На тот, где президент РФ делает официальные обращения. Нужный номер найти не составило проблем, в интернете всё есть. Сначала мне конечно не поверили, что я это я, но разобравшись, переключили на ведущих специалистов, и мы с ними договорились о встрече с представителями их канала. Всё же пресс-конференцию устраивать я не стану. Их люди уже были в Алексеевске, прибыли недавно и успели сделать одну передачу, показывая висевший над посёлком лайнер. Вот их репортёр, оператор и старший группы, в общем вся команда, приглашается на борт лайнера, где в главном развлекательном зале и устроим эту встречу. Главного этой съёмочной группы предупредят. Кстати, репортёром была девушкой - репортёрша. Как я понял, новичок на канале, меньше года работает.
        Сообщив детям что нас ждёт, а они уже участвовали в разных телевизионных передачах, ещё в Империи, то сразу стали подготавливаться, обмениваясь мнением что одеть. Если сыновья ещё ничего, то дочки требовали предоставить им гардероб, так как в том в чём они сейчас, они не пойдут. Успокоив, все переоденемся, стал опускать челнок на посадочную площадку. Дальше отправив детей с дроидом-нянькой в их комнаты, пусть переодеваются, празднично, сам я связался со съёмочной группой, нужный номер мне дали. Так что я просто с челнока пересел на флаер и слетал за журналистами, они меня ждали у своей машины, оборудованной разными антеннами. Забрал со всей аппаратурой и пока те готовились в зале, разворачивали оборудование, искин с помощью дроидов им помогал, я прошёл к себе. Оделся легко, то есть без официоза. Светлые брюки, белая рубашка и лёгкая куртка, тоже светлая. Причесался. Потом прошёлся по комнатам, детей осмотрел. Гену отправил переодеваться, мне его костюм не понравился, пятно посадил, у остальных норма. Лишь дочек поторопил, те ещё не закончили наводить красоту. Как подумаю, что повзрослев, они ещё
дополнительное время на косметику будут тратить, так вздрогну. И сейчас много времени уходит. Марину и Дениса дрон одел, а остальные сами. Наконец, когда мы были готовы, то направились в зал, где тоже закончили с подготовкой. Мне искин сообщил. Даже наладили связь. Я думал всё будет идти в записи, но оказалось нет, прямой эфир. Неожиданно, но ладно. Видимо канал решил воспользоваться эксклюзивом на полную. Так я и не против.
        Командовал оборудованием импровизированной студии старший в съёмочной группе. Было видно, что тот знает в этом толк, мне понравилось. Используя искина, тот всё же помогал, тот так расставил мебель и оборудование, что вид на заднем фоне был вполне отличным. Чуть сбоку висел большой экран. Перед одной из двух установленных на штативах камер, стоял диван, это для меня и моего семейства. Позади нас и находится огромное панорамное окно с видом на волны Камы и противоположный высокий берег, где раскинулось другое село. Сорочьи Горы. Рядом с диваном стояло кресло, его займёт ведущая, репортёрша. У неё на заднем плане сам огромный зал многочисленным рядом окон. К обеим камерам встанут оператор и этот старший, чтобы попеременно давать разные картинки. Если репортёрша будет задавать вопросы, её Инной звали и, если я отвечаю. Управлять кадром сразу в прямом эфире будут из Москвы. В принципе оператор и не нужен, тот и так всё расставил как необходимо. Он пока проверял качество связи общаясь с Москвой, а старший и помогающая ему Инна, рассадив нас на диване, я в центре был, крепили всем микрофоны. Да уж,
древняя техника. Вон дети нашли канал и подключили микрофоны к своим планшетам, с которыми никогда не расставались, теперь говорили что-нибудь, весло смеясь, и через динамики всё это повторялось. Оператор начал жаловаться, они помехами каналы забивали. Пришлось шикнуть на них, чтобы не баловались. Это старший попросил, Олегом его зовут, а оператора Пётр.
        Наконец до начала прямого эфира остались мгновения, оператор с наушниками на голове начал показывать пальцы, отсчитывая последние секунды и показал сжатый кулак, всё мы в эфире. Перед этим канал дал рекламную вставку, сообщая о том, что будет встреча со мной в прямом эфире.
        - Доброго дня, уважаемые телезрители, - сказала, глядя в камеру, Инна. - Сегодня мы в гостях у того, кто взорвал умы сотни миллионов, граждан не только нашей страны, но и всего мира. Владелец того красивого воздушного судна, которые многие могли наблюдать над крышами зданий нашей столицы сейчас тут, и он решил с нами встретиться. Разрешите представить вам Михаила Солнцева, гражданина Российской Федерации и нашего земляка. С ним его дети. Здравствуйте, Михаил. Здравствуйте, дети.
        - Здравствуйте, - спокойно кивнул я, дети тоже в разнобой поздоровались, однако я сам продолжил. - Разрешите вас поправить, но вы неправильно сказали. Я уже не являюсь гражданином Российской федерации, так как получил другое гражданство. Об этом чуть позже, как я понимаю за время нашей беседы мы ещё не раз вернёмся к этому вопросу.
        Так как дети знали, как себя вести в подобных ситуациях, то сидели спокойно, ожидая, когда до них дойдёт очередь. Было видно, что Инне нравиться поведение детей, их прямые спины, спокойные внимательные лица. Сама ведущая, кивнув, принимая мои слова, продолжила вести передачу. Причём достаточно уверенно, тут не только маленький динамик в её ушке, через него и вели передачу спецы из Москвы, но и сама та не терялась.
        - Михаил, опишите пожалуйста, что вообще происходит. Как нам стало известно, вы пропали около шести лет назад и появились только сейчас, причём сильно помолодели, ведь вам тридцать семь лет судя по документам. Оттуда у вас это судно, на борту которого мы находимся? На каких принципах вся эта масса держится в воздухе? И не имеете ли вы отношение к тем непонятным вспышкам в небе? Свидетели, у которых есть телескопы, сообщают что видели космический бой, хотя никаких доказательств этого нет. Ни одной записи. И эта страшная катастрофа в Финляндии. Не имеете ли вы информации по этой трагедии?
        Тут случилось то, что не планировал ни я, ни журналисты. Денис, которого незаметно подтолкнула Кира, спрыгнул на пол и сделав два шага вперёд, чётко протараторил короткую, но достаточно яростную матерную тираду. В прямо эфире. И всё это с гордым видом. Реакция моя была мгновенной, причём в тоне было огромное количество возмущения:
        - Нет, запомнить где левый или правый ботинок, это он не может, а как я полено на ногу уронил четыре месяца назад, всё запомнил. До последней запятой, - глубоко вздохнув, я погладил по голове вернувшегося Дениса и усадил его рядом, пояснив ведущей. - Дети, что тут ещё скажешь?
        Как ни странно, но вот эта вся не запланированная неожиданность, даже сыграла нам на руку, дальнейшая беседа уже прошла заметно легче и можно сказать непринуждённее. Отвечая на вопросы Инны, я без особых подробностей описал как жил, как стал Стрелком, эту информацию удерживать я не видел смысла, и спокойно выдал её. Журналисты конечно напряглись, ещё бы такой материал, ещё и Стрелок, ну а я рассказывал дальше, как случайно пытаясь оторваться от спецназа ФСБ и оказался в другом мире. Встретился там со своей землячкой Ольгой из Питера, как жил, как с тремя жёнами народили шестерых детей и что получилось в результате.
        Инна тут же не могла не поинтересоваться родственниками Киры с Алисок и Дениса в Питере:
        - Как я понимаю они в курсе что у них появились внуки?
        - Да, конечно. Я пояснил их это позвонив на домашний телефон. Насколько я понял, трубку взяла мать Ольги и бабушка наших детей. Правда она мне не поверила и бросила трубку, но это уже не мои проблемы. Обещание Ольге я сдержал, и я не имею привычки во второй раз стучаться в закрытую дверь.
        - Но вы можете снова позвонить, думаю теперь вас выслушают внимательно.
        - Одной из моих черт, она мне и самому не нравиться, в том, что я никогда не делаю что-то дважды. Дело сделал, позвонил и сообщил, зачем мне второй раз звонить? Родственники Ольги знают, что у той остались дети, этого достаточно, дальше не мои проблемы. Если бы сразу выслушали и обговорили место встречи, она бы прошла, я не собирался отказывать родственникам Ольге встречаться с нашими детьми, сейчас причин для этого я не вижу. Сами отказались, значит не нужно. А то что это дети Ольги, видно невооружённым глазом, дочки полные её копии. Правда на кого похож Денис, не знаю, не на нас с Ольгой точно. Я даже думал, что он и не мой сын, Ольга ещё той оторвой была, проверил по ДНК, нет, мой.
        - Красивые у вас дети, не сложно одному с ними управляться?
        - Да я уже привык как-то. Да и дети обычные, как все. Вечером не уложишь - утром не поднимешь. Ничем от других детей не отличаются.
        - Оставив эту тему, что вы скажите?..
        Ответив на вопрос Инны, я продолжил описывал до чего дошла в долине наша семейная жизнь, и как расстреливал реактивными системами залпового огня Сан-Франциско, уничтожая жителей, укрывших у себя убийц моих жён, и не желавших их выдать. Более того пытавшихся меня обвинить и линчевать по ложному обвинению. В общем, хорошо так прошёлся. Про За Пазуху без подробностей, хотя о подобных своих умениях сказал, мол есть, и всё. Списав всё на магию коей владел. При этом продемонстрировал это умение. Крутнул кистью и на ладони оказалось свежая мытая груша, которую тут же сцапала Марина, большая любительница этого фрукта. Пришлось ещё доставать чтобы до драки не дошло. Потом описал, как оказался с детьми на станции, как общался с искинами, как встретил и спас Марину, ну и дальнейшие путешествия. Когда я представил Марину, то дальнейшее вызвало шок у журналистов и как подозреваю, у зрителей тоже. Дело в том, что моя самая младшая дочурка всегда носила красную шляпку, с тех пор как мы оказались в моём родном мире. Ушки прикрывала по моей просьбе. Родители через этот шок уже прошли, да и эта приёмная внучка им
нравилась не меньше родных, которых встретили с отрытыми объятиями, а тут я удивлял всех.
        Дочка спрыгнула с моих колен, на которых сидела, и покрутившись, отчего подол платьица взметнулся, и сняла шляпку, показывая ушки. Она умела шевелить ими, что и продемонстрировала. А я, описывая её спасение, добавил:
        - Вот так в нашей семье и оказалась девочка-эльва.
        - Какая прелесть, - улыбаясь сказал Инна. - Может эльфа, а не эльва?
        - Нет, эта раса называется именно эльвы. Тут ошибки нет.
        Ещё немного поговорив о Марине, мы продолжили общение, а точнее описание наших приключений. Остальные не ревновали, о них в подробностях было описано в середине повествования, где они вставали с дивана и слегка кивали, это парни, дочки делали книксен. Дети между прочим тоже в стороне от рассказа не остались. Они смогли подключиться к огромному экрану, это из штатного оборудования лайнера, и прокручивали разные короткие ролики, сделанные в разных мирах. Инна, узнав, что у них огромные записи наших приключений в этих мирах, загорелась идеей всё это показать, сделать как фильм из нарезок. Правда оставила эту идею на потом. Ну а я рассказал, как мы побывали в Империи и как мы стал местными дворянами и приняли гражданство, лайнер оттуда, крейсер на орбите тоже. Так я и дошёл до помощи нашим в сорок первом, и как вернулся в свой родной мир. Вот тут и описал что было в Хельсинки, добавив:
        - Про финнов в данном случае можно сказать: совсем страх потеряли. Я им на примере показал, что им есть что бояться. Любые преступления всегда будут наказаны, особенно если эти преступления совершает государство. Нельзя у матерей отбирать детей чтобы другие на этом горе зарабатывали. Осуждаете меня? Не стоит, я за детей любому глотку порву и финны в этом пример. Тормозов у меня в подобных случаях не имеется. Намекну, у меня таких ядерных зарядов с полторы тысячи и как вы видите, особых моральных терзаний я не испытываю, применяя их. Любые мои моральные терзания идут в задницу, если беда касается моих детей, за них я и планету легко уничтожу, тем более есть чем.
        - Но там было много наших?
        - Финляндия - это часть РФ?
        - Нет, но?..
        - Тогда к чему это словоблудие? Если приняли гражданство, к своим их причислять не стоит. Жители столицы? Раз поддерживали политику государства, за то и получили. Дети? Они вырастут и тоже будут поддерживать политику своего государства. Кого тут жалеть? По-моему мнению, не кого. Да и активировал я подрыв заряда с холодным и трезвым рассудком, показывая что я хоть и временно, но вернулся. Будут враги, отвечу полной мощью, а враги у меня есть… Ладно, оставим эту тему, вернёмся к описанию моего возвращения…
        Описав как уничтожил суда богомолов, взял и достал из За Пазухи чучело богомола, махнув щедрой рукой, сообщая что дарю его телеканалу, пусть забирают, я ещё сделаю, да и запас имеется. Оператор тут же навёл камеру на чучело, показывая насекомое во всей своей хищной и страшной красе. Действительно посмотришь, и дрожь пробирает. Пока оператор занимался съёмкой, я описал в подробностях что это за раса и каков их интерес на планете. При этом ничуть не смущаясь заявив, что три маломерных судна успело уйти от меня и село где-то в районе Африки. Искин скоро определит где и уничтожит их. Потом я описал как достал лайнер и на этом закончил. Хватит. Тут прозвучал вопрос Инны о моих планах на ближайшее время, видимо время прямого эфира ещё не истекло. Та как раз взяла со столика чашечку с приготовленным мной заранее жаснином и сделала глоток, округлив глаза в изумлении и тут же невольно причмокнула в удовольствии, сама испугавшись этого. А вот я, пожав плечами, спокойно ответил:
        - Я собираюсь готовиться к уходу, ведь вскоре покину Землю, чтобы вернуться в Империю. Но перед этим выясню кто виноват в нападении на сестру и, кто поджёг дом моих родителей. Интересуют как исполнители, так и заказчики. У меня в планах их уничтожить. Возможно с семьями, это зависит от степени вины. Так же хотелось бы уточнить, что если эти люди попытаюсь скрыться, я их всё равно найду. Даже заграницей. Причём мои действия как в РФ, так и за рубежом будут иметь разные границы дозволенного. Если на территории России я буду использовать боевых роботов для захвата этих людей, то за границей заморачиваться подобной проблемой не собираюсь. Просто нанесу удары с орбиты. Погибнет ли ещё кто при уничижении моих врагов, меня не волнует. Это в РФ я буду действовать скажем так, более мягко. А этими недругами завтра с утра и займусь. К тому же меня не было шесть лет, хотелось бы изучить подборку с информацией по этим годам. Хочу знать, что у вас тут происходило.
        - Но законы России?.. - осторожно начала Инна.
        - А причём тут законы России? В сфере моих интересов действует один закон - мой. И у меня нет тюрем, наказание одно - смерть. Я вообще жалею, что в РФ отменили смертную казнь. Вон как маньяки вздохнули с облегчением и с азартом принялись за свои делишки в тройном размере. Я уничтожал маньяков бытность свою Стрелком. Сейчас меня эта тема не сильно интересует, планы изменились. Да и сайт мой, насколько я в курсе, сейчас закрыт. Заблокировали. Пора бы уже и другим россиянам становиться такими Стрелками, свято место пусто не бывает, да и работа для них всегда найдётся. Сам я этим заниматься больше не буду, скажем так сейчас для меня это как игры в песочницы, уже не мой уровень. Это можно считать благословением на хоть и грязную, но необходимую работу, если появиться такой желающий.
        Инна, заметив мою заминку, поставив бокал на столик и тут же воспользовалась этим, задав следующий вопрос:
        - Удары с орбиты по городам других государств, не слишком ли это?
        - Да нет, не слишком. Это толерантную толпу я за людей не считаю, толпа потребителей со своими червячками в голове. Чего с ними цацкаться?
        - А если весь мир встанет против нас?
        - А вы тут причём? Я сейчас выступаю как отдельное частное лицо, не зависимое от России, и ни как её не касаюсь. Но если всё же ополчатся, взять то же США, то ничего страшного не вижу. Я могу обещать, что отомщу за вас, уничтожив ту нацию с звёздно-полосатым флагом, что первой откроет ядерные арсеналы. К тому же крейсер на орбите, поэтому я могу гарантировать что даже при массовом залпе ни одна ракета не долетит до территорий России. Артиллерийский монитор - это сильно, а он стоит на охране не только системы, но и территории России, такие установки я ему дал сразу. Да, кстати, отвлекусь на мгновение. Я знаю, что скоро западные журналисты и политики начнут поливать меня грязью, если уже не начали. Искин на борту крейсера мониторит все линии связи и прессу, если где подобное появиться, медлить я не стану. На территории России подобные кляузники будут уничтожатся дроидами, за границей ударами с орбиты, не смотря на возможные случайные жертвы. А они точно будут, но пусть тут родственники этих погибших винят не меня, а тех, кто открыл свои грязные рты. Пусть эти политики и журналисты подумают прежде
чем открыть рот, пострадают не только они.
        - Как вы говорите: совсем страх потеряли? - грустно усмехнулась Инна. - Хотите напомнить им, что все мы смертны?
        - В точку.
        В общем на этом мы начали заканчивать нашу передачу. Инна ещё с детьми пообщалась, интересуясь их точкой зрения в некоторых вопросах, приятно удивляясь их обдуманными ответами, ну а потом мы попрощались с читателями. Правда закончить передачу не успели, на меня вышел искин крейсера, который действительно мониторил все сети и линии связи. С его вычислительными возможностями это не вызывало особых трудностей. Вот тот и сообщил о двух случаях, когда в прямом эфире, ещё во время нашей передачи, несколько журналистов в новостях начали описывать эту нашу встречу, делая вставки с нарезками нашего эфира. Быстро сработали. Причём описывали меня в самых грязных тонах. Меня назвали воинствующим фашистом, а детей потомками Гитлера. Вот это уже крайность, нужно наказать.
        - Одну минуту, - поднял я руку. - Только что мне стало известно, что в Берлине и Лондоне проходят новости, где меня и детей поливают грязью. Крейсеру не нужно менять орбиту, оба города находятся на дальности прямого выстрела.
        - Вы собираетесь уничтожить их? - широко открыла глаза Инна.
        - Ну вообще-то уничтожил секунду назад. Искину не составило труда определить где находятся студии, из которых идут передачи в прямом эфире, и нанёс удары. Кстати, жертвы не так много, не смотря на то что выстрелы были произведены главным калибром, а него километр туда-сюда, промахом не считается, всё равно накрывает. Так вот в Берлине погибли всего около шести тысяч человек, это можно судить по погасшим источникам сигналов их телефонов, сгоревших вместе с хозяевами. Тут местным повезло, студия находилась на окраине столицы Германии. А вот в Лондоне погибло больше, около тридцати тысяч. Ладно хоть район не жилой, офисы одни, оттого и подобные немногочисленные жертвы.
        - Вы считаете это немного?! - аж задохнулась ведущая. - Но это?!.. Я даже не могу описать что это.
        - А что не так? Мне бывало приходилось до нескольких сотен тысяч уничтожать за раз. Я же описывал. Взять те же Хельсинки с пятью сотнями только официально признанными погибшими за эти сутки, а ведь разборы завалов ещё продолжаются. Десятком тысяч туда, десятком тысяч судя в счёте, какая разница? Всё равно они когда-нибудь умрут, почему и не сейчас. Кстати, ещё в Киеве меня грязью поливать начинают. Но по этим я стрелять не буду, свои всё же. Дроидов пошлю.
        - Свои? - удивлённо нахмурила лобик Инна. - Там вообще-то бандеровцы власть взяли. Настоящие нацисты, и Россия у них главный враг. Так и молодёжь свою воспитывают.
        - Да?! - искренне удивился я. - Не знал. Спасибо за подсказку. Всё, телецентр в Киеве уничтожен, ещё я нанёс удар по Раде. Это так, на всякий случай. Всего двенадцать тысяч уничтожено. Ювелирно я поработал, да?
        Глядя на мою усмешку, Инна только развела руками, сказать что-либо она просто не могла, настолько в шоке была. Чтобы подсластить её пилюлю, похоже та виноватой себя считала, подсказала, что можно обстрелять Киев, я добавил:
        - Мне тут искин скинул краткую аналитическую справку по Украине. Так я ему дал задание найти ППД карательных батальонов и уничтожить их. Сейчас тот этим и занимается. Потом начнёт за одиночками охотиться, когда подразделения уничтожит. Найти их совсем даже не проблема… О, только что были уничтожены две роты карательного батальона «Азов». Две других рот находятся в другом месте, но и до них очередь дойдёт.
        Инна вздохнула и тут же встрепенулась, видимо ей спецы через динамик накачку дали, и та стала завершать передачу, но всё же я решил оставить последнее слово за собой:
        - Разрешите ещё кое-что сообщить? Даже скорее предложить?
        - Надеюсь тут будет меньше крови? - усмехнулась та.
        - Да уж скорее наоборот. Я бы пользуясь случаем хотел бы обратиться всем участникам боевых действий, ко всем бывшим военнослужащим России, пострадавшим за время своей службы. Про канал из мира в мир, описывая я рассказывал, что возраст сбрасывается до четырнадцати-пятнадцати лет, то есть до полового созревания. Однако каналы ещё и лечат, полностью восстанавливают. Дело в том, что у меня имеется схожее по действию медоборудование, способное не только лечить, но и восстанавливать, отращивая внутренние органы и утраченные конечности. Легко. То есть это медоборудование способно снова сделать вас здоровыми мужчинами. Лечить буду бесплатно. Но, снова это неприятное дал меня слово - но. Лечить буду только бывших военнослужащих пострадавших во время служения своей родине. Полицейских и представителей спецслужб это тоже касается. Левые нахлебники не интересуют. Ну и добавлю, что время ограничено, ровно через сорок семь дней я со своей семьёй покину этот мир. Первый пациент у меня есть, его зовут Антон, бывший десантник, он неплохой программист. Восстановление закончено, и он уже ходит после повреждения
позвоночника, осколком зацепило. Он, вернувшись к себе на квартиру откроет сайт под именем Стрелка и все желающие пройти процедуры по восстановлению, смогут записаться туда. Забирать будут прямо из дома, возвращая на место. Ещё добавлю, что возможно государство снимет с вас инвалидность. Ведь вы снова станете совершенно здоровыми. Надеюсь сайт заработает к шести часам вечера. На этом всё, я прощаюсь с вами до следующей встречи.
        Олег показал, что всё, эфир закончен и Инна вздохнула с облегчением.
        - Никогда ничего тяжелее не вела, - вздохнула она. - Ну вы и монстр.
        - По жизни?
        - По общению, тяжело вас направлять на нужные темы. Хотя и так монстр тоже.
        - Отрицать не буду, - засмеялся я. - Ладно, мне на орбиту пора, Антона нужно на Землю спустить, так что сворачивайтесь. Если понадобится ещё эфир, позвоню. Ну или сами звоните, номер знаете.
        - Кстати, а можно будет с Антоном пообщаться? - сразу уточнил Олег.
        - Я ему дам ваш номер, захочет сам свяжется.
        Оставив журналистов сворачиваться, я отвёл детей к себе. После того как гости были мной отправлены обратно к их спецмашине, я стал подниматься на челноке на орбиту. Дети на борту лайнера остались, опять в аквапарк убежали, а у меня дела, мне веселится некогда.
        Антона я обнаружил в столовой, где тот устроившись с удобствами на диване, такая поза называется развалился, и попивая тонизирующий сок, с интересом наблюдающий за дебатами на одной из передач. На экран визора видимо транслировались земные новости. Кстати, темой являлся я. Но всё корректно, не придерёшься. Умеют, когда нужно. Между прочим, пока я выпроваживал журналистов и поднимался на орбиту, искином крейсера было произведено двадцать шесть выстрелов. Даже орбиту менять пришлось, девять выстрелов пришлось делать по территории Америки и одно на территории Канады. После чего как отрезало. Уничтожение трёх десятков студий с ведущими и разными политиканами, наконец, разошлась по миру и потоки грязи резко, как будто выключили кран, прекратились. Я же говорю, страх потеряли. Если показать таким людям что их жизнь не стоит и копейки, сразу мозги включают и начинают вести себя нормально. Для меня синоним нормально, это - порядочно. То, что при этом ещё пострадали люди, виноватым я себя не считал, честно предупредив об этом вовремя передачи в прямом эфире. Да уж, почти двести тысяч, многовато даже на мой
взгляд. Штатовская пресса, привыкшая плевать на всех и вся, после этих акций не разразилась проклятиями и угрозами, а засунула язык в задницу и пока не отсвечивала, ожидая что будет дальше. Вообще весь мир затих, переваривая то что только что произошло. Даже Хельсинки были под забыты, хотя это самая та тема что мусолили все каналы. Теперь не знали, сочувствовать и ругать матом того, кто взорвал бомбу, или молчать. Пока выбрали второе. Кстати, только что на меня вышел искин, один известный скандальный политик, между прочим махровый либерал, вышел на одну из улиц Парижа и стал в прямом эфире облаивать меня, сообщая что я не посмею выстрелить по ним. Вокруг него собрались его сторонники, под сотню, журналистов хватало и не меньше зевак. Искин запрашивал что ему делать. Что делать? Пусть тот урод и прикрылся простыми людьми, своего решения я не изменил и прозвучал выстрел что стёр часть квартала. Почти сорок тысяч, и всё это кровь на одном уроде, что работал на зарплате Госдепа. Искин выяснил что он выполнял приказ из США, те обещали ему, твёрдо, что его не тронут. Мол, нужно поднять волну. Вот и поднял.
У половины Парижа окна ударной вольно выбило. Ладно, это их дела.
        - Ну как себя чувствуешь? - проходя в зал столовой, поинтересовался я. - И кстати, как ты визор включил?
        - А что, разрешение нужно? - удивился Антон. - Попросил искина корабля, тот мне и включил. Между прочим, на концовку эфира с твоим участием попал, когда каналы листал. По сайту в курсе, как спущусь, сразу займусь. До шести должен успеть. А по состоянию, то после тренажёра, как новенький. Кстати, а ты сам в нём бывал?
        - Нет, я другими пользовался, боевыми, этот восстановительный после травм. А что не так?
        - Да я, когда этот квест проходил, часто тебя не самым добрым словом поминал.
        - А что не так?
        - По моему мнению тренировка - это лёгкая пробежка на открытом воздухе, отдых и даже в чём-то развлечение, а не когда за тобой гонится два десятка бородатых ваххабитов, вооружённых с ног до головы, а у тебя ничего нет, только армейский комбез и ботинки. Свист пуль, взрывы гранат, хлебнул андреналинчику по самое не могу. В общем, по тропинке я пробежал с погоней на хвосте. Комп зафиксировал рекорд, восемнадцать километров горных троп за три часа. Потом уже была полоса препятствий. Ты мне скажи, вообще кто сказал, что она лёгкая? Я за два часа ни разу до конца её не прошёл.
        - Сейчас свяжусь с искином медсекции и уточню, это он курировал твоё восстановлении и тренировки… - на всё про всё мне потребовалось около минуты, после чего отмерев, я весело посмотрел на Антона. - А чем ты не доволен? Искин прислал доклад, с данными твоей тренировки и убедительными доводами что сам процесс прошёл штатно и вполне в духе подразделений десанта. Ты не забывай, что на корабле должна быть расквартирована десантная рота. Это её столовая. У офицеров отдельная кают-компания. Так вот, по докладу искина, стало ясно, что у тебя имеется психологическая травма, полученная после ранения. Ты боишься горы и опасаешься неожиданностей. Скажи, много этих неожиданностей было пока ты бежал по горным тропкам?
        - Да постоянно. То из-за одного валуна боевик, то из зелёнки цепь выбежит, отжимая к противоположному склону. Пришлось покрутится.
        - Именно так искин и сформировал твоё восстановление. Не только физическое, но и психологическое. По физическому, сколько тебе пришлось побегать, поскакать и поуворачиваться вовремя столкновения с боевиками? Ни один земной тренажёр тебе подобного не даст, только реальные схватки или погони с максимальным выбросом адреналина. Так что в физике ты полностью восстановлен, даже боевые качества вернулись тебе в рефлексах. До рукопашной у тебя ни разу не доходило, так был скомпонован этот квест, ты его правильно назвал. Ну и постоянные такие внезапные нападения, выбили у тебя эту психологическую травму. Напрочь. Всё так устроено было, что хоть сейчас автомат в зубы и в горы.
        - Техника, - вздохнул Антон. - Ладно, претензии сняты, раз искин-мозгокрут поработал.
        - Тогда отправляемся вниз, у тебя ещё работа есть. Держи аппаратуру для связи.
        - Планшет? - осмотрел прибор, поинтересовался тот.
        - Да, только технологии на порядок выше и возможностей у него больше. Не подслушаешь и не взломаешь. Через него связь с корабельным искином, отправляешь данные по зарегистрированным на сайте, тот подготавливает бот, их два, каждый может взять пятьдесят лежачих, собирает и поднимает на борт. Я уже отдал приказ свернуть казармы, и развернуть на освободившихся метрах боксы под дополнительные капсулы. Резерв есть на складах. Через два часа всё будет готово. Медсекция сможет принимать за раз около двух сотен инвалидов. Восстановление по срокам у каждого будет индивидуально, искин будет держать тебя в курсе. Как освободится десять капсул, спускает одних и поднимает следующих. Тут восстановление без тренажёра, времени мало.
        - Сам лечить будешь? Справишься с тем потоком? Народу будет о-го-го сколько, со всех уголков страны.
        В это время крейсер едва слышно вздрогнул, это был выстрел одной из башен главного калибра. Антон вопросительно поднял бровь, вот я и пояснил:
        - Ещё кто-то на меня ушат грязи вылить решил. Получил ответку. Искин теперь стреляет без разрешения, не делая мне запрос. Это по заграничным государствам. По нашим дроиды работают, уже десятка два порвали манипуляторами. Честно говоря, мне плевать по кому он стреляет, главное за дело, всё протоколируется.
        - Круто берёшь. Одобряю. Давно пора навести порядок в этом курятнике. Многие из наших с ностальгией вспоминают времена Стрелка, тогда вся страна сидела у телевизоров или искала информацию в инете по новым его делам. Со временем всё вернулось на круги своя. Внезапно ты пропал, мы так желали твоего возвращения… - вздохнув Антон напомнил. - Так что там с лечением. Справишься?
        - Нет, я этим заниматься не буду, медицинский искин вполне справиться. Тем более установки по восстановлению будут усреднённые. Всё автоматика, боты будут пилотироваться дистанционно искином корабля, он и будет забирать покалеченных парней по адресам и развозить обратно, ну и лечение также. Присутствия людей не требуется, всё искины и дроиды.
        - Техника, - вздохнул Антон.
        Мы пока общались прошли с ним к лётной палубе, где тот смог с интересом изучить оба бота и четвёрку космических истребителей так же приписанных к крейсеру. Потом мы прошли на борт челнока. Вспомнив о просьбе журналистов, передал её Антону. Тот отмахнулся, его это не интересовало, правда номер всё же записал, я его по памяти сообщил. Родителей, бабушку и сестру навещать в медсекции я не стал, тем более они в разных боксах находились, сестра в хирургическом лежала, а родители с бабушкой в лечебном. Да и искин постоянно держал меня в курсе дела, где бы я не находился так что не видел причин заходить в медсекции для праздного интереса.
        Так общаясь с Антоном, я совершенно спокойно, прямо днём совершил посадку на улице рядом с его домом, там удобное место было, ни машин, ни проводов, высадил его и сразу пошёл на взлёт. Понятно, что его найдут, если уже не знаю кого я вывез вчера, так же днём. Связавшись с искином, он и связь спецслужб контролировал, подтвердил свои предположения. Ещё вчера спецслужбы выяснили из какой квартиры два дроида вынесли мужчину на носилках. Сбросив сообщение Антону на планшет, почти сразу получил подтверждение, его уже ждали, как раз сейчас с давлением пытаются усадить в машину. Тут связь оборвалась, видимо прибор у моего хакера отобрали. Я уже развернулся и рванул обратно, готовясь с высоты сбросить ударную боевую группу из шести штурмовых дроидов.
        Антона те вытащили прямо из наглухо затонированного минивэна, причём просто отодрав крышу, разорвав металл стоек. Сотрудники ФСБ, действующие между прочим, были в отклчюке, Антон тоже, излучение «подавителя» по всем прошлось. Тело Антона извлекли, перенесли на борт, тут сесть было негде, так что поднял я всех с помощь десантного лифта на нанотросах, это такая площадка, отделяющаяся от днища и опускающаяся вниз. На двести метров между прочим лифт может опустится. А мне и тридцати не требовалась. Вот так поднявшись я полетел в Татарстан. Антон со мной поживёт, на борту лайнера, там и будет работать, всё нужное оборудование ему предоставим. К сожалению, забрать что-либо из квартиры не представлялось возможным. Как сообщил искин крейсера, оттуда уже всё вывезли, ещё ночью. Придётся новое покупать, иначе с аппаратурой Империи Антон взаимодействовать не сможет, да и языков не знает, а времени учиться не было.
        - Чем это меня? - пошатываясь и держась за голову, пробормотал тот проходя в рубку и плюхаясь на небольшой диванчик у входа.
        Он детским был, для детей и поставлен если кто из них захочет со мной быть. Обычно всегда кто-то сидел. Ну или ко мне на колени забирались, размеры кресла и высота пульта управления это позволяли. Сейчас же Антон, морщась, сидел и массировал виски.
        - «Подавителем» тебя обработали, когда отбивали от спецов ФСБ. Очень уж желали они с тобой пообщаться. Последствия работы «подавителя» тебе убрали, меддрон, что в трюме челнока находится, ввёл под кожу спецсредство. Так что ты в порядке должен быть, в отличии от тех, кто ещё попал под «подавитель». Им ещё часов семь спать. К тому же те тебя чем-то обработали, может от этого и реакция с головной болью?
        - Прыснули чем-то в лицо, и я уже на борту твоего судна проснулся.
        - Химию какую-то применили. Я дрона вызвал сейчас посмотрит. В прошлый раз диагностику он тебе не проводил, по моему приказу. Кто же знал, что ты ещё и под химией. А планшет я твой забрал, там в пассажирском салоне лежит, на столике.
        - Ага.
        Тут вошёл дрон и быстро поработал над Антоном, было заметно как тот порозовел, быстро пришёл в себя и осмысленно осмотрелся. Дрон убрал последствия действий химии. Её даже можно считать безопасной, видимо взаимодействие с излучением «подавителя» дало такой эффект.
        - Кстати, твою квартиру подчистили, всю аппаратуру вынесли. Есть там в ней за что зацепиться?
        - Обломаются, - хмыкнул тот. - У меня там не только программка удаления стоит, но и химический заряд на жёстких дисках поставленный на неизвлекаемость, выжжет всё напрочь при снятии компов. Двойная страховка, так что никакую информацию те точно не получат… Хм, а как мы сайт создадим? Уверен, сейчас многие мониторят инет, ожидая его появления.
        - Ага, догадался. Искину такое не поручишь, тут ты прав. Мы к Казани подлетаем, сейчас сядем в окрестностях, сменим судно на машину и метнёмся в город. Сам подберёшь что тебе нужно, налички хватает. Устроишься на борту лайнера, выделю каюту, и работай. Кстати, на борту лайнера тоже есть медсекция. Конечно не такая навороченная, но человек двадцать за раз принять может, а это тоже неплохо.
        - Это о-го-го как неплохо, - сразу загорелся идеей Антон. - Надо будет её включить в схему восстановления парней… А что случилось?!
        - Да не шагайся. На посадку идём. Вдали окраины Казани видны. Давай топай к выходу, и планшет не забудь, я за тобой.
        Сменив челнок на машину, это был «крузак», давний трофей со времён моих похождений Стрелком, мы рванули к городу. Кстати, тачка засвеченная, но какая теперь разница, не правда ли? Выбравшись на дорогу, а мы сели на опушке леса, полян не попадалось, и вот по полевой дороге добравшись до автострады, разгоняясь, понеслись к столице Татарстана. Антон сидел рядом, на пассажирском сиденье, я же за рулём. Машина была проста в управлении, коробка-автомат, так что мы общались, подробнее обговаривая работу сайта и медсекций корабля и лайнера.
        Найдя подходящий магазин электроники, мы задержались там почти на час, так как Антон если проще, дорвался. Почти полностью загрузили машину разными коробками. Потом заехали в магазин мужской одежды, достаточно дорогой и качественной, а то у хакера сменки не было. Купили всё, в магазине даже чемоданы в продаже были, вот в два таких его обновки и вошли. Тот даже халат для ванной купил и тапочки. Последние не в самом магазине, в соседнем, это торговый центр был, всё есть. Потом покинув Казань, перегрузили всё на челнок и полетели к лайнеру. Зашедший в рубку Антон покрутился, проверяя как на нём сидит куртка, а заметив ярлык, оторвал его, поинтересовавшись:
        - Мих, тебя сегодня все видели на экранах телевизоров, это не оспоримый факт, вон как в магазинах трубили, и при этом тебя никто не опознал, хотя ты даже переодеться не удосужился, ходишь в своей форме милитари, особо не скрывая оружия, и никто на это не обращает внимание. Как так?
        - Амулет «Отвода глаз». Удобная штука. Забыл, что я ещё и маг? Специализация - артефактор. Я правда ещё учусь, но вполне могу создавать такие вещи. Кстати, мы прилетели, уже на посадку захожу.
        - Ничего себе, я думал ты просто глумился. Правда маг?
        Выходя из рубки, а мы уже совершили посадку, я зажёг над ладонью простейший светлячок, ещё больше удивив Михаил. Пока мы покидали борт судна, дроны с лайнера все покупки перенесут в каюту Антона, её уже подготовили к проживанию, тот всё расспрашивал о магии. Его эта тема очень сильно заинтересовала:
        - А на Земле одарённые есть?
        - Мало, но есть. Я вот десятка два видел, у которых есть Дар. Между прочим, ты один из них. Ещё сегодня, когда передача была, с оператором познакомился, Петром звали, он тоже одарённый, но гораздо слабее тебя? Где-то восьмой уровень.
        - А я сильный?
        - Ну так прям наверняка никто не скажет. Результаты сканирования всегда отличаются до и после инициации. Плюс-минус одна единица. Обычно при инициации выброс бывает, и после него, когда одарённый возьмёт свои возможности под узду, для этого обычно детские сетки используют, то уже можно точно сообщить. А ты силён, гораздо сильнее меня. Четвёртый уровень если так прикинуть.
        - По какой градаций?
        - От десяти до ноля. Десятый уровень самый слабый. Их даже в магические Школы или Академии не принимаю, смысла не видят. На факультеты Алхимии если только, да и то при сильном недоборе.
        - Слушай, Мих, а мне можно провести эту инициацию?
        - Да без проблем. Вечером после того как сайт сделаешь, на верхней палубе у второго открытого бассейна сделаем, там удобная площадка и места хватит. Только знай, опыта у меня в этом дела маловато. Правда и само дело простейшее.
        - Отлично. Тогда до вечера.
        - Давай, дерзай. Но поторопись, у тебя работы полно.
        Купаясь в верхнем открытом бассейне, я обнаружил что дети поднялись из аквапарка и сидят на лавочках у бассейна, наблюдая за мной. Проголодались, но не ужинали, меня дожидались. Приятно. Во время ужина, Антон тоже был, но быстро похватал с задумчивым видом, он только-только закончил сборку всего что закупил и уже начал работать в инете. Так что покинул нас быстро. Я хотел поработать с той информацией что он прислал, но дети попросились на горки, покататься хотели. Одно из их любимых занятий. Делать нечего, отказывать им я не видел причин, так что мы запаслись зимней одеждой, и на челноке улетели на Урал, поближе к одному из горнолыжных курортов. Там дроиды сделали две горки и пока дети с уже давно привычным мне визгом, криками и воплями скатывались на баллонах, надувных матрасах и ледянках, я просматривал информацию на своём планшете. И чем больше я листал страницы, тем больше хмурился.
        Всё дело оказалось в той тетрадке что я оставил сестре. Это я про формулы лекарств о СПИДе и раке. Как оказалось, та подумала, что это просто шутка, стёб с моей стороны и просто забросила её на дальнюю полку. Когда года через четыре убираясь та снова её нашла, и чёрт дёрнул сестру пойти в одну из частных лабораторий, проверить выкладки из тетрадки у специалистов. Там не сразу, но поняли, какая это бомба. Лаборатория принадлежала одной из крупных европейских фармацевтических компаний. Информация ушла наверх, тетрадь сразу изъяли и отправили за бугор, а сестру решили убрать как опасного свидетеля. Мало ли попытается подать права на эту информацию. В общем её подстерегли и проломили голову, исполнителя спугнули, тот должен был убить. Но и так неплохо получилась, та впала в кому. С родителями обошлись по той же теме, их контролировали, и когда те вспомнили про тетрадь, они знали о ней, и куда сестра её отнесла тоже были в курсе, сразу пошли угрозы и возник пожар. Достать моих родителей не смогли, те и сами кого угодно достанут, но предупреждению они вняли, потому как среди угроз была и та, что добьют
дочь, так и было написано, а терять дочь родители не хотели.
        Всю эту информацию искин нашёл на личном компе директора той лаборатории, запароленную конечно, но он легко пароли вскрыл. Отправил информацию Антону, а тот сообразив какая это бомба, приложил информацию к своей аналитической записке. Между прочим, первые образцы лекарств уже были выведены и сейчас активно патентуются за бугром. Ну-ну.
        Когда начало темнеть я стал собирать детей, отлавливая их под визг и хохот. Уходить с горки те не хотели, пришлось побегать. Однако ничего, отловил, тем более обещал завтра всё это повторить. Любят они ледяные горки, с хорошим накатом и долгим скольжением, а с поворотами так совсем хорошо. Когда мы вернулись уже стояла глубокая ночь. После того как уложил детей, то направился к Антону, тот о нашем возвращении знал и находился у себя в каюте. Трёхкомнатных апартаментах.
        - Что уже? - повернулся тот ко мне.
        - Не торопись, - проходя в каюту и усаживаясь в кресло, сказал я. - Мне ещё защитную пентаграмму нужно собрать, благо нужные блоки и амулеты имеются. Ты лучше сообщи что успел сделать. Как сайт?
        - Заработал тот не в шесть, а семь вечера, пришлось извиняться перед всеми ожидающими, пояснив это вмешательством спецслужб.
        - Не любишь ты их.
        - Химию забыть не могу. Я вообще думал у меня голова лопнет.
        - Так что там по сайту?
        - За четыре часа с момента открытия сайта успело зарегистрироваться порядка трёх тысяч человек и счётчик крутится, да даже сейчас. Скорость не сбавляется, не смотря на ночь. Я анкету простейшую написал, которую каждый соискатель должен заполнить. Нормально, сбоев нет, всё чётко.
        - Левые есть?
        - А то, с две сотни. Где мажор на тачке разбился и в инвалидном кресле сидит, где алкаш под поезд попал на четвереньках прибираясь через пути. Без ног остался. Все хотят на халяву. Искин твой пробивает по открытым базам и всех таких левых отсеивает. Правильно, не хрен ими заниматься. Времени и так мало, и для наших парней, повоевавших времени не хватит. Было бы больше времени поставили бы в третью очередь, а так, без шансов…
        Антон задумался, хмуря лоб, поэтому я спросил:
        - Осуждаешь меня?
        - Ты о чём? - удивлённо тот посмотрел на меня
        - О выборе. Я чётко сказал кого буду лечить, кого нет.
        - Да я не про это думаю, всех не вылечишь. Про инициацию, каково это.
        - А-а-а, я-то думал. Да не волнуйся. Там ситуация такая, я помогаю тебе раскрыть твой Дар, но из пентаграммы не выпущу, иначе ты мне половину лайнера сожжёшь… Вот что, слетаем на флаере в лес и там всё проведём. Рисковать не хочу. В пентаграмме тебе придётся связать магическую сеть, это просто, я помогу, вслух подсказывая что делать. Накинешь её на себя, та сама обожмёт тебя со всех сторон и возьмут твою Силу под контроль. Это всё до тех пор, пока ты сам её без сетки не сможешь удерживать. Тут по-разному. Кто за неделю справляется и без сетки обходится, а кто и два месяца может с ней ходить. Всё по индивидуальным особенностям одарённого… Это что?
        Снаружи был слышен гул и лёгкая дрожь лайнера. Пояснил мне Антон:
        - Бот садиться. Всех из первых сотен, кто сегодня записались, уже начали забирать из домов. Там их родственники провожали, соседи. Народу хватает, все свидетели. Две сотни на крейсер подняли, большая часть уже в капсулах, другие готовятся. Вот и нам привезли двадцать человек. Один из них женщина, пострадала на службе. Меддроны сейчас их принимают на верхней палубе. Бот сесть не может, рядом завис, и штурмовой трап выдвинул, по ним на носилках всех и переносят. Дроидов хватает. Я через планшет к бортовой сети крейсера подключён, там вся информация в реальном времени.
        - Понятно. Ладно собирайся, пора лететь, инициацию тебе проводить, - вставая из кресла, сказал я.
        - Пора так пора, я разве против?
        Антон выглядел спокойно, это внешне, но по ауре было заметно, что тот волнуется. Успокаивая его, сопроводил до флаера и, мы вылетели к лесу. Подобрать там подходящее место не составит труда.

        Когда я совершал свою привычную утреннюю пробежку, в такое же привычное время, то обнаружил что к мне присоединился Антон в спортивном костюме. В отличии от него, бежал я босиком, в лёгких жёлтых шортах и майке алкоголичке белого цвета. Нарабатывал подошву, чтобы жёсткой была. Бежали мы молча, наворачивая круги вдоль борта от кормы к носу и обратно. Закончив с пробежкой, Антону она далась тяжело, восстановление конечно прошло хорошо, но и в форме себя держать надо. Тренажёр, напомню, проверял ещё его возможности, вот от этого у того во время забега и появлялись дополнительные силы, да ещё про адреналин не стоит забывать. После бассейна я занялся силовой тренировкой, это комплекс занятий для разработки всех мышц и укрепления позвоночника. Антон, наблюдая за всеми моими движениями, лёжа на шезлонге, поинтересовался:
        - Мих, а когда это истинное зрение заработает?
        - У всех индивидуально, у кого-когда. А что?
        - Да так. Ещё кожа по всему телу чешется, но легко, едва чувствуется. Из-за этого рано так вставал. Ты сам-то спал?
        - Нет, я в обучающей капсуле лежал. Учусь я. А кожа у тебя чешется, это нормально, у меня так же было, - разогнувшись, и прищурившись, я осмотрел Антона. - Сетка на тебе крепкая, держится хорошо.
        - Ты вчера говорил, что линии магические толстые. Это плохо?
        - Ну, артефактором тебе точно не стать, вот боевиком вполне, у тебя к этому все данные, - вернувшись к занятиям, пропыхтел я ответ. - Тем более третий уровень по силе Дара, а это серьёзная мощь, можешь мне поверить.
        - Значит, амулеты делать не смогу? - не особо расстроившись, проговорил тот и взяв со столика только что принесённый стюардом стакан с пивом, сделал глоток, и причмокнув от удовольствия, добавил. - Классное тут пиво, никогда такого не пробовал. Вот что значит иномирное.
        - Это вообще-то наше пиво, под Питером заводик, - разгибаясь и беря полотенце, вытирая пот на груди, усмехнувшись, сообщил я. - Если иномирное хочешь, в баре целая коллекция.
        - Облом.
        - Кстати, что там по сайту?
        - Норм. Из первых пациентов что доставили вчера вечером, пока капсулы никто не покинул, идёт восстановление. Причём почем-то аварийное. Это что значит?
        - Аварийное применяют в бою, среднего качества, но очень быстрое. По факту при нормальной регенерации тканей и конечностей на это нужно от трёх дней до недели, в зависимости от травм. В аварийном случае, больше суток никто в капсулах не пролежит, даже кому нужно ноги отращивать от ягодиц.
        - И чем это среднее от лучшего отличается?
        - Да фактически ничем. Якобы может произойти отторжение новых тканей, но таких случаев ни разу зафиксировано не было.
        - А что так долго, до суток? Бой к этому моменту закончиться.
        - Ты на пиво не налегай, сейчас малых подниму и завтракать будем, аппетит испортишь. А насчёт времени боя, то он может и неделю идти. Это не мгновенное столкновение и отход, с выявленным победителем, такие сражения долго идут, то одному командиру кажется, что у него позиция не выгодная и он начинает маневрировать чтобы подобрать более удобное размещение для боя, то у другого, так что маневрирование занимает больше всего времени. Встретились обменялись ударами и отход зализывая раны, вот тогда такое аварийное лечение очень нужная штука, потом новые стычки. Бывает победителей так и не остаётся. Или расходятся, или оба погибают. Всякое бывает.
        - А у тебя с богомолами? Я видел запись, искин крейсера скинул копию. Получается внезапный удар, и после перестрелки лишь обломки кораблей противника.
        - Ты тут правильно сказал, внезапный удар, что и обеспечило победу. Не ждали меня насекомые из-за Луны. И кораблей у них нет, богомолы воинствующая раса торговцев, поэтому все их суда транспортные, хотя и хорошо вооружённые. Боевых кораблей по факту у них нет. Так что их транспортники кораблями называть не стоит… Ладно, идём. Встречаемся через полчаса в малой обеденной зале на третьем этаже.
        - Где ужинали вчера?
        - Да, там обзорные окна хорошие, нам нравиться там принимать пищу.
        - А, забыл сказать, - остановился Антон на лестничном фойе, ему нужно было направо к свей каюте, мне налево. - Со мной через сайт связались ветеранские организовали, пока только двое председателей, но это явно первые ласточки. Почву прощупывали. Хотели предложить свой список для лечения в первую очередь.
        - Имеют свой интерес? Своих людей в первую очередь? Список тебе выслали?
        - Да, искин его проверил, нормальные, многие награды имеют. Опустившихся нет, а ты сам вчера слышал доклад искина, таких процентов десять от общего числа что мы вчера набрали.
        - Я в курсе, как раз их через тренажёры будут прогонять. А насчёт списка ветеранских организаций, ставь в очередь.
        - У нас на все сорок дней всё наперёд забито, я уже закрыл набор заявлений.
        - Отсеивай лишних, вроде этих алкоголиков. Причину всегда можно найти.
        - Чёрт, так и знал, что ты это скажешь. Самое тяжёлое на меня.
        - Ну а на кого? Инициатива наказуема, сам знаешь.
        - Да уж знаю.
        Антон направился к себе, а я после душа, переодевшись, начал поднимать детей. Когда мы прошли в обеденный зал, это был небольшой ресторанчик, который мы превратили в личную столовую, я закончил рассаживать детей, дрон уже сервировал стол, и уселся во главе стола. Сидевший по правую руку Антон, все дети по левой стороне сидели, наклонился ко мне и тихо шепнул:
        - Слушай, а чего это они такие?
        - Ты о чём? - посмотрел я на детей, не замечая ничего необычного. - Нормальные, как всегда.
        - Они вроде явно недовольные?
        - А-а-а. Тебя бы утром в самый сладкий сон подняли, тоже бы так выглядел. Это нормально для детей, от других не отличаются. Вечером не уложишь - утром не поднимешь, как у всех, - повторил я свои слова, сказанные репортёрше.
        После завтрака дети убежали с Антоном, тому нужно было заняться сайтом, дети с ним, интересно им было, а я направился в свой кабинет, пора заняться недругами. Сколько им ещё жить можно? Только вот не успел, едва устроился за столом, активировав настольный комп, на который была выведена вся нужная информация, как зазвенел телефон. Искин лайнера пробил номер по местной базе телефонных компаний, и выяснил, что звонила Инна, та репортёрша. Ответив на вызов, я сказал:
        - Слушаю.
        - Доброго утра, Михаил.
        - Утро добрым не бывает. Не думал, что вы такая ранняя птаха. У вас что-то важное?
        - Можно сказать и так. Помните вы обещали помочь с записями ваших детей, чтобы сделать фильм?
        - Я обещал?! Нет, я слышал о ВАШИХ планах, но сам я в них не участвовал. Просто принял к сведенью.
        - Значит нет?
        - Вот что, вы сами справитесь?
        - Думаю да.
        - Судя по пеленгу вашего телефона, вы внизу, на пляже среди того автопарка машин, что там находиться. Давайте я вам спущу лифт, вы подниметесь и сами пообщаетесь с детьми. К тому же на борту имеется профессиональный программист, он вам со всеми этими делами поможет. Я сейчас немного занят. Решать буду кому жить и кому умереть. Нашлись кто на сестру напал и родителям угрожал.
        - Ясно. Хорошо, я буду ждать.
        Нажав кнопку отбоя, я приказал искину лайнера принять на борт журналистку и сопроводить её к Антону, дети были ещё там. Как искин сообщил, они поражали хакера в своих познания в программировании. Ну да, детские гипнограммы детишки у меня освоили и могли ещё многих удивить разными своими познаниями. Если купить им такой же комплект оборудования, что собрал себе Антон, то тоже будут зависать в интернете. В принципе они и без помощи Антона справятся с монтажом фильма. Только там столько часов записей, что получиться целая серия фильмов. По лифту, так это штатный способ принять и высадить пассажиров. Лифтовые кабины находятся под днищем, их две, у носа и в центре судна, у сектора где размещаются аквапарки, как взрослый, так и детский. Как и у челнока, у которого на нанотросах выдвигается десантная платформа, опускаясь, также и тут, разве что были закрытые кабины. Две пассажирских и одна грузовая в каждом холле. Вот сейчас на носу, а нос судна возвышался над берегом, начала опускаться такая пассажирская кабина. Сам же я отвлекаться не стал и начал плотно работать. Долги нужно отдавать.
        Оба свободных бота набрав на борт боевых дроидов, начали спускаться над Россией. Их задача взять всех причастных к этому дело, лабораторию так совсем уничтожить. Понимаю, что смысла в этом не было, но это скорее показательная акция. Всех пленных будут доставлять на борт крейсера, карцеры уже готовились. Набьют как селёдок в бочку, но должны все войти. Хм, между прочим услышав моё вчерашнее выступление, да и запись моего разговора с отцом, директор этой лаборатории уже свалил заграницу. Ночью улетел. А я сделал свой финт, с помощью искина создал свой сайт, счётчик посещения тут же стал мигом крутится, комментарии любопытные оставить не могли, заблокировал, но просмотреть всю информацию, что я выложил, легко. А информация была такова, я в подробностях, с предоставлением доказательств и записей директора лаборатории, его архива, описал что было с моей семьёй, и как причина, так и следствия, посетовав что лекарства от СПИДа и рака из-за жадности частной компании до сих пор отсутствуют на рынках. Да и выложил планы этой компании выпускать их малыми партиями, и только для обеспеченных слоёв общества.
Кстати, нисколько не лгал, лечить наркоманов и других не богатых жителей нашей планеты, те не собирались. При этом я открыто разместил полный список всех, кто к этому делу причастен, двести двенадцать фамилий, причём половина за рубежом. Местоположение каждого было известно и это можно посмотреть на карте на сайте в режиме реального времени. Для чего это было нужно, а чтобы жители забугорья знали что там где находятся эти люди, будет небезопасно, так как я не изменил привычкам заграницей задействовать оружие главного калибра. В России дроиды работали. Между прочим, искин, когда того или иного фигуранта брали, ставил отметку об этом на сайте. У него доступ был. Сам сайт я разместил на одном польском сервере, оплатив абонемент за год. То, что я поляков с подобными делами подставлял, они были в курсе, но сайт я разметил свободно, претензий с их стороны так и не поступило. Также я позвонил на канал, с которым уже сотрудничал, и сообщил о сайте, попросив распространить эту информацию, во избежание лишних жертв заграницей, пообещав придержать обстрел на двенадцать часов. Ну проявил милосердие, казните меня
теперь.
        Я настолько всем этим увлёкся, что чуть не пропустил обед. Если бы Марина с Денисом не забежали в кабинет, точно пропустил бы. Напоминание я не ставил. Даже не подумал, что до подобного дойдёт. По самому делу, по России, за три часа всё было закончено, все фигуранты взяты, как те не прятались, искины и дроиды справились. При этом боты параллельно спустили на Землю первые десять пациентов, что закончили лечение. Ещё один остался, в тренажёре находиться, гоняют его там по горам. Ну или ещё где, медискину виднее. Причём, родные этих восстановленных парней и мужиков, прекрасно знали, когда те вернуться. После диагностики медискин подключался к сайту Антона, у него был доступ, и активировал таймер, причём сюда включалось время, которое будет затрачено на спуск выздоравливающего к дому. Именно поэтому на месте ожидали не только родные, но и куча разной прессы, включая иностранную. Таймеры-то любой, по любому пациенту, мог посмотреть и приехав посмотреть, как всё происходит. То, что боты работают в автоматическом режиме на сайте тоже было указано, так что им не мешали. А помешать было кому. Да
правительство РФ. После того как я отрубил все связи в высотке, где моя квартира находится, я ещё дополнительно отдал приказы искинам игнорировать все попытки связаться или попытаться встретиться, и те отлично поработали. Это конечно не может длиться вечно, но то что с президентом придётся встретиться в скором времени, это неоспоримый факт. Только я это сделаю после того как врагов своих уничтожу, а то я этого жука в Кремле знаю, тот ещё психолог, может на слове поймать и взять на этом, ну чтобы по тише себя вёл. С такими политическими монстрами мне бодаться не с руки, опыта пока маловато чтобы играть на равных. Обычно если меня загоняют в угол, такие политические оппоненты, я сначала бью по лбу, и ногами, а тут мне вряд ли дадут подобное сделать. А в угол не надо загонять.
        Хмыкнув своим мыслям, я вышел на сайт администрации президента и оставил просьбу с предложением встретится с президентом через пять дней в Кремле. Время любое, пусть сами назначают. Сделав это дело, я потянулся, и подхватив на руки обоих малых, которые остались тут и уселись мне на колени, и направился в малую ресторанную залу. Антон, Инна и остальные оказалось уже были там, но к обеду не приступали, нас ждали. Это так и должно быть, я и детей так приучил. Обедать всегда вместе.
        Во время приёма пищи, мне приходилось Денису и Марине ещё отбивную разрезать ножом, те не справлялись. Это мог и стюард сделать, но мне и самому подобные дела были приятны, своя кровь всё же. Так вот, во время обеда я слушал как тараторила Инна, сообщая мне как у них двигаются дела. Та уже устроилась в каюте, которую ей временно выделили, я же не знаю сколько работа с фильмами будет длиться, и всё время она проводила в каюте Антона, дети были там же, принесли все карты памяти и помогали монтировать первый фильм. Правда их записи не могли взаимодействовать с аппаратурой нашего хакера, но тут проблемы решил искин лайнера, прогнал через себя всю информацию, со всех карт памяти, изменяя их, и перекинул на сервера Антона в каюте. Причём информации было столько, что памяти едва хватило в компах хакера.
        Вот так слушая, я изредка кивал, не забывая продолжать приём пищи, зорко отслеживая чтобы дети, съели всё что им положили. Обычно съедали, так как я не свирепствовал и тарелки у них тазики не поминали. Сколько дети съедят, столько и накладывали им. Так что, когда у них опустели тарелки после второго, я кивнул, десерт заслужили. Дети были довольны ожидая что сейчас вынесет им стюард, это всегда сюрприз, а вот Инна сидела грустная. Ей дети уже успели сообщить наши правила, съешь, будет десерт, но ей принесли как нам с Антоном, двум здоровым мужикам, вот та сидела и грустно ковырялась ложечкой в пюре. Судя потому как та кидала взгляды на тарелки детей, она бы предпочитала чтобы ей приносили столько же. Учтём. В общем, Инна явно в пролёте насчёт десерта, а как я понял, не смотря на тонкую фигуру, та была сластёной на уровне моих детей. Те сейчас уминали с чаем редкий вид пирожных.
        Попивая жаснин, я старался не улыбаться, а когда не получалось, закрывался стаканом, поведение журналистки меня изрядно забавляло. После чая, это я про жаснин, всё же тот относился к нему, мы разошлись. Все направились к Антону, там монтаж фильма в самом разгаре, а я к себе в кабинет. Устроившись в кресле, вывел на экране последние сообщения, включая аналитическую справку от искина с крейсера, и начал всё просматривать. Выяснилось, что администрация президента дала добро. Жалела, что нельзя провести встречу пораньше, но обозначила время. В три часа дня. По основному делу, запланированному на сегодня. Всех по России, как я уже говорил, отловили и доставили на борт крейсера, а по другим государствам пока работать рано, сам время дал. И счётчик тикал обратный отсчёт. Между прочим, информация начала распространятся. Искин отметил, что переводы с моего сайта уже начали звучать в телеэфирах разных государств, вместе ссылками. Там можно посмотреть кто из фигурантов находить в их стране, и где, чтобы ни в коем разе не находить вблизи. Особенно когда счётчик отсчитывает последние секунды. Пошла волна, это
хорошо. Да и сами фигуранты просто в жуткой панике были, бросались в крайности. Один вообще взял в заложники свою семью, застрелив двух полицейских, там сейчас к штурму готовятся. Блин, как бы не грохнули его. Владельцы компании, олигархи поступили куда как мудро, спустились на самую глубину противоядерного бомбоубежища, оно в центре Мадрида находится, и думают, что всё, укрылись. Искин, схулиганил, отметил на сайте где они, толщину бетона, и сколько ему понадобиться выстрелов чтобы наверняка уничтожить обе семейки олигархов, что на пару владели той компанией. Это вовремя обеда было. Сейчас мэрия Мадрида и премьер-министр Испании очень убедительно просят обе скамейки покинуть их город, причём как можно быстрее, а лучше вообще страну. Пока не смогли уговорить, те заперлись изнутри, а счётчик тикал, заставляя нервничать испанцев всё сильнее. Скоро до эвакуации столицы дойдёт. Ведь как, расчёты искина показали, что когда они доберутся до виновников всего что случилось с моей семьёй, от города даже окраин не останется. Там не меньше двух десятков выстрелов понадобится, а тогда от города точно ничего не
останется.
        На сайте Антона всё шло, как и прежде. Таймеры разных пациентов крутились, когда они замирали, то через некоторое время все эти пациенты оказывались дома. Причём счётчики на сайтах были не только у них, но и у тех, кто находился в очереди ожидая дома. Тоже шёл обратный отсчёт с примерным временем, когда их заберут для лечения. Поэтому, когда боты спускали вылеченных, то по пути завозя других, в разных точках страны всё же жили, забирали других, на лечение. Те уже ждали, таймеры у них остановились, и согласно инструкции с сайта, в это время желательно уже находиться на улице. Если это сложно или невозможно, не страшно, дроиды и из кроватей заберут. Это я про лежачих, у которых нет родственников что способны их вынести.
        Так я и работал, мониторя все сводки и разные сайты. К Антону тоже заходил. Дети, что удивительно, так заинтересовались монтажом фильма, что про свою поездку на горки забыли, не до того им. А так это будет полудокументальный фильм, поэтому Инна по очереди сажая их на стул, брала интервью. Причём снимала больше всех Марину. Ну это точно, очень фотогеничная. У меня все дети на фото или на видео хорошо смотрятся, но Марина обгоняет их в этом на целую голову. А так сценки с этими интервью будут вставляться в фильме в нужное время. Чтобы пояснять некоторые моменты в той или иной записи.
        Тут пришло срочное сообщение от искина. Изучив информацию что тот сообщил, я от злости аж зубами скрипнул. Один из первых пациентов, которому вернули обе ноги, одна была отрезана ниже колена, вторая выше, на мину тот наступил в Афгане, пообщавшись с одним иностранным журналистом, тот из Штатов был, решил, что сумма, которую ему заплатили, стоит того, и сейчас в прямо эфире тот сообщал, как его без его на то желания выкрали из квартиры, и вывезли в неизвестном направлении. Ноги есть, но они болят, если так выбирать, то он остался бы каликой коим был. Ну и остальное, при этом меня не касаясь, тут учёные. Всё что ему проплатили, то и сообщал. Прямо на улице у своего дома при свидетелях, родственниках и соседях. Причём, те сами видели, как его увозили, и никто бы не сказал, что против воли везли. Мне эта сценка не понравилась, так не понравилась что я отдал приказ искину. Доставить этого восстановленного обратно на борт крейсера, и вернуть всё на место. Жил без ног, и дальше проживёт. Тот так и поступил. Не успело закончиться интервью, как сверху ухнул бот, зависнув на пятнадцатиметровой высоте,
дроиды спеленали вопящего мужика, тот пока его поднимали орал, что он берёт все свои слова назад, и рассыпал над всеми зрителями вечно зелёные тридцать серебряников, что как листья стали разлетаться. Ловили все, включая вопящих родственников, а бот поднялся на орбиту. Через час он вернулся и высадил этого мужчина в прежнем виде. Без ног. Тут проще было, отрезать и зарастить места разрезов, сшивая вены. Даже реаниматор не потребовался, лечебной камеры хватило. Урок? Допустим, но и неблагодарными скотинами тоже не нужно быть. Этот из запойных был, сломался давно. А сейчас его дальнейшая судьба меня не интересовала. Журналиста я тоже наказал, но узнает тот только когда вернётся домой.
        Антон об этом уже знал и дал информацию с видеосюжетом его интервью. Особенно денежный водопад хорошо смотрелся. Комментарий этому случаю хватало, но как ни странно, моё решение поддерживали многие. За что боролся, на то и напоролся.
        Вечером я поднимался на орбиту, проверял как там всё проходит, после чего спустившись, играл с детьми в аквапарке, те передышку взяли. Инна с Антоном тоже решили отдохнуть, оставив монтаж фильма на завтра. Завтра и должно закончить и выложат его в сеть. Рекламный ролик с врезками из будущего фильма Антон уже выпустил в сеть, так что ожидают. Распространять они его хотели через интернет, но на Инну из её канала вышли, предлагали лучшее время у себя, но они должны быть первыми. Умно. А сейчас они с нами тут же были. Антон, накатавшись, его приводили в восторг прозрачные трубы для спуска, что выходили наружу, возвращаясь обратно в бассейн. Он так и катался в потоке воды, а сейчас отдыхая устроился на качелях, попивая коктейль.
        - Ой, а что это? - закрутил головой Антон, быстро моргая.
        Повернув к нему голову, я на шезлонге лежал, положив под голову свёрнутое полотенце, уточнил:
        - Снег перед глазами?
        - Точно.
        - Ну это нормально, истинное зрение развернулось. Быстро у тебя. Придётся потерпеть, тебе так ходить от нескольких часов, до суток. Нужно научиться сворачивать, переходя на обычное зрение и возвращать.
        - Слушай, а вокруг твоей головы свечение, и вокруг тела тоже, только тонкое. Это аура?
        - Аура вокруг головы, у тела это ты плёнку защиты амулета увидел. Она у меня всегда активна, как и у детей.
        - А чёрные ауры бывают?
        - Конечно, у маньяков, у уродов для которых убийство смысл жизни, у упырей разных. У них ауры такого протухшего вида, сразу заметно, не спутаешь.
        - А у тебя светлая. Почему?
        - А почему она у меня будет тёмной? Я же не маньяк какой.
        - Да? Если бы я не знал, что ты за несколько последних дней совершил, я бы подумал, что ты глумишься надо мной, но аура у тебя светлая. Не солнечная как у детей, серая, но чёрных пятен у неё нет.
        - Факт, - согласился я, устраиваясь на шезлонге подробнее. - Я же говорю, что я не нелюдь какой?.. Кстати, Инна, подойди!
        Девушка купалась в бассейне с искусственными волнами, услышав меня та выбралась на берег и подошла. Купальник имперских стандартов ей очень шёл, пришлось подарить, своего у той не было. Не догадалась взять.
        - Тут такое дело. Я сегодня вечером буду казнить тех, кто виновен в нападении на сестру и в угрозах родителям. Хотелось бы проделать это в прямо эфире. Хотя бы записать. Через час нормально?
        - Где съёмка?
        - На высоте семи тысяч метров, на открытой аппарели бота. Будет светло.
        - Успеем, - уверенно кивнула та и отошла к сумочке, беря телефон.
        - Вот и хорошо.
        - Да-а-а, - только и протянул Антон. - А чёрных пятен нет.

        Мельком посмотрев на край аппарели, внизу был обрыв в семь тысяч метров, я спокойно общался с Инной, а Петр нас снимал на свою камеру. На заднем плане находилась почти сотня мужчин и женщин, которых удерживали дроиды. Я ещё на борту крейсера объяснил, что их ждёт, когда навестил. За нападение на мою семью, да и вообще в участии её травли наказание одно - смерть. Исполнение путём сброса с семи тысяч метров. Хотят жить, пусть руками побыстрее машут. Так что те прекрасно знали, что их ждёт. Сам сброс снимать вряд ли будут, репутация канала не позволяет подобные ужасы снимать и в эфире показывать. Пока же пользуясь возможностью, Инна брала у меня интервью, проясняя мотивы, побудившие меня так поступать, что я чувствую и остальное. Вот сейчас та показывала свой профессионализм. Мы ещё только начали, но та уже нащупала горяченькое, ничуть не смущаясь задавать каверзные вопросы. Я ей дал на это добро, так что та сразу запрыгнула на интересующую её тему. С учётом того, что снова был прямой эфир, директор канала решил повторить тот успех с ажиотажем просмотра передачи на их канале в прошлую нашу встречу,
стоит анализировать свои ответы. Хотя я всегда говорил то что думаю.
        - Скажите, Михаил, не кажется ли вам, что перед населением России, показывать себя вот так, стоявшим над законом, слишком вызывающе?
        - Хм, забавный вопрос, - усмехнулся я. - Знаете, тогда я спрошу. А кто те мажоры, что нагло гоняют по улицам и тротуарам Москвы, снимая это на телефон и выкладывая на своих страничках в сети, зная, что им за это ничего не будет? Скажите они тоже не над законом? Или бизнесмен, отец, потерявший ребёнка, что заказывает поиски убийцы и оплачивает его заказ на ликвидацию? Он тоже действует по закону, или считает, что ему закон не писан? Или какой-нибудь пьяный урод, сынок высокопоставленных родителей, сбивающего насмерть прохожего и которого откупают родители. Разве он не над законом? Я вам таких историй тысячи могу описать. А про себя скажу так, я не скрываюсь как они, вот он я, и я прямо говорю, что живу по своим моральным принципам, которое не всегда сочетаются с какими-либо законами любого государства. Я нормальный человек, увижу старушку, переведу через дорогу, кому помощь нужна, помогу, лечение военных инвалидов тому пример, но если кто меня тронет, накажу. Помниться в бытность мою Стрелком, я переходил через «зебру» в столице, имеющую все положенные дорожные знаки, и чуть меня не сбив, пронёсся
на красный свет мажор, или мажорка, до сих пор я это не знаю. У меня автомат был под плащом и помниться я весь магазин тогда выпустил. Машина этого мажора весело полыхала. За дело ли тот получил ответ? Я бы понял если бы он гнал, сигналил и мигал фарами, показывая, что спешит, в больницу или ещё куда по важному экстренному случаю, но тот просто показывал кто он и кто мы, простой народ. За это и получил. Если бы историю повернуть вспять и вернуться к тому моменту, я бы поступил так же. Уродов надо учить. В данном случае казнь, которую я сейчас буду проводить, также мной принята с трезвым и холодным рассудком. За своих я любому глотку перегрызу. Этим я и отличаюсь от россиян. Когда я жил в России, я старался жить по её законам, бывало нарушая, пока меня не довели, и я не стал Стрелком, сейчас же я тут временно и нахожусь над любыми законами. Но при этом через свои моральные рамки я переступать не хочу. Именно поэтому, когда через несколько часов крейсер будет наносить удары по оставшимся моим врагам, виновных в нападении сестры, я сделал так чтобы жители других государств имели возможность спастись. Вся
информация по местам нанесении ударов есть на моём сайте. Хотя, честно говоря, мне и тогда на них плевать было, и сейчас, просто я считаю, что у каждого должен быть шанс на жизнь и, если кто спасётся, что ж, можно только позавидовать его удачливости. Или предусмотрительности, тут как посмотреть.
        - А если одна из просвещённых стран двинет к России флот?
        - О, это было бы просто замечательно. Флот мне пригодится, обязательно с авианосцем. Пускай отправляют, отберу. У них всё равно флотов много, не обеднеют.
        - Ваша позиция нам ясна, - воспользовавшись моментом, тут же продолжила интервью Инна. - Ваш сайт с той информацией, что была выложена сегодня днём, как бы возвращает нас во времена Стрелка и это привлекло множество внимания как у нас, так и за рубежом. Позвольте поинтересоваться, в прошлом нашем интервью несколько раз мелькало, что вы считаете себя магом, даже демонстрируя это, но особо мы тему о магии не развивали. Неужели она действительно есть и это не обман как с разными колдунами и экстрасенсами?
        - Да, это все шарлатаны, хотя и бывают сильные природные ведьмы, что даже неинициированные способны лечить наложением рук. Только они этим пользоваться не любят, стареют быстро. У мужчин никаких способностей просто нет, обычные шарлатаны. Кстати, я проводил сканирование Москвы и окрестностях, так вот, на её территории почти шесть тысяч неинициированных одарённых, и три сильные ведьмы.
        - Нам поступила информация, что вы уже провели инициацию, так ли это? - спокойно улыбнувшись, Инна вопросительно подняла бровь, мол, давай отвечай.
        - Это так, провёл другу. В остальном это закрытая тема.
        - Хорошо. Последняя просьба. Вы можете продемонстрировать магию на деле, чтобы у скептиков пропали все сомнения?
        - Я конечно не клоун чтобы развлекать зрителей, но тут можно будет пойти у вас на поводу. В данный момент мы находимся над водами Финского залива, и после того как я закончу с тем делом что привело нас сюда, то мы отправимся к Москве. Все жители столицы, что желают увидеть магию лично, а я решил использовать её отдельное и надо сказать редкое направление иллюзии, могут выйти на улицы. Уже почти стемнело, и когда мы прибудем, окончательно стемнеет. Я думаю зрителям моя иллюзия на фоне ночного неба очень понравиться. Сейчас почти девять часов вечера, мы будет над Москвой ближе к десяти, сюрприз я устрою ровно в десять.
        Дальше Инна, задав ещё несколько вопросов, быстро закончила эту передачу, и Пётр подтвердил, что прямой эфир закончен. Даже не ожидал что снова дадут его, но вот дали. Дальше я поступил так, мы прошли внутрь бота, а дроиды стали выдавливать всех моих задержанных приговорённых смертной казни к открытой аппарели. Рёв и крики стояли ещё те, те что были прижаты к дроидам, пытались за них цепляться, перелезали через головы друг друга, быстро теряя человеческий облик, но это мало помогало. Сперва самые слабые под душераздирающие крики стали падать вниз, их сталкивали другие, как уменьшалось пространство между дроидами и краем аппарели, и так очередь доходила до следующих. Инна все пять минут пока звучал ор, стояла с закрытыми глазами и ушами. Я смотрел без особого удовольствия. Просто как на нужную работу, которую сделать просто необходимо.
        Когда последних сбросили, пусть вода им будем камнем, гады, я отдал приказ на закрытие аппарели и направился в рубку, пока Инна с оператором устраивались в пассажирском салоне. Они после увиденного были слегка на нервах. Стронув бот с места, где тот висел, я увеличил скорость, нужно поспешить. Полёт к столице много времени не занял, прибыли вовремя. Снова заставив бот зависнуть на семи тысячах метров, мы вышли к аппарели. Ветра тут не было, я поставил магический щит, судовой бота в атмосфере сильно сбоил. Кому хочется быть сброшенным вниз внезапным порывом прорвавшегося ветра? Вот и мне не хотелось. Сам амулет иллюзий, как это ни странно, не смотря на то что это направление действительно считается слабо изученным и малоинтересным, мной постоянно использовался. Да для детей. Очень они любили разные мои задумки, воплощённые в иллюзии. В данный момент ничего подготавливать не нужно, я собирался показывать детям битву трёх русских богатырей с трёхголовым Змеем Горынычем, как раз всё сделал, но показать не успел, мы вернулись в мой родной мир, и всё не до этого было. Так что почему бы не показать
иллюзию жителям столицы, демонстрируя возможности магии в этом направлении? Не думаю, что на Земле кто-то сможет это повторить.
        Вот так встав на аппарели, Пётр это всё снимал, я и запустил иллюзию. Длился ролик всего шесть минут, и мне пока не известно, произвёл тот впечатление или нет. Внизу слепили огни улиц, ничего не видно, не понятно. Поэтому отключив амулет после окончания показа небольшой записи иллюзии, правда очень подвижной, я вернулся в рубку. Когда мы подлетели к лайнеру, тот продолжал висеть на прежнем месте, то как бот завис у борта судна, мы все трое покинули его борт, и тот в автоматическом режиме стал пониматься на орбиту. Бот был нужен, то восстановленных вывозить, то будущих пациентов привозить. Пётр на лифте спустился вниз, а Инна пошла в свою каюту. Дети ещё не спали, Антон ими занимался, или они им, тот ничего не видел, никак не мог отключить режим истинного зрения, так что ходил как слепой, нащупывая стены. Это в первое время, потом, когда привыкнет и пообвыкнется, с истинным зрением сможет спокойно ходить ни спотыкаясь.
        Уложив детей, убедившись, что те уснули, я направился к Антону. Тому всё равно делать нечего, за комп не сядешь, вместо него за администратора сейчас искин лайнера, вот он потихоньку и накачивался пивом, благо дети больше не мешали. Он меня ждал, знал, что я приду. Устроившись в кресле напротив, я подробно описал казнь, а также сообщил что до остальных искин крейсера доберётся ночью, сам я буду уже спать в капсуле, но утром обязательно просмотрю записи. Заодно нужно всё же изучить историю последних шести лет. А то постоянно замечаю, что люди говорят о тех событиях о которых мне ничего не известно. Описал что над Москвой было, ну и сообщил планы на будущее.
        - Мих, а что за учёба в капсуле? Всё хотел спросить, да как-то повода не находилось. Да и времени тоже, - поинтересовался Антон.
        - Это гипнограммы. Что-то вроде баз знаний, если тебе понятно это словосочетание. Я так стал пилотом, артиллеристом, врачом, спецназовцем и корабельным техником. Быстро и качественно. Ещё хотел изучить инженерную специальность, начал да недоучил, другой интерес появился.
        - Фантастику почитываю, тему знаю. Значит импланты?
        - Они у меня тоже есть, на силу, скорость реакции. Разные. А так я использую гипнограммы. Загружаешь с помощью обучающей капсулы прямо в память и в тренажёрах осваиваешь. Небыстрое это дело. Только с магией так не получается, после определённого этапа, нужно искать место и всё что изучил испробовать в применении, чтобы закрепилось в памяти. Мне совсем не много до пятого уровня в артефакторике осталось. Много работы предстоит, надо будет магическую лабораторию развернуть в техсекторе лайнера, заготовки делать. Придётся много амулетов и артефактов создавать, навык нарабатывать.
        - Значит так и магию можно изучить?
        - Ну это уже моё ноу-хау. Маги учатся по-другому, старый, но действенный способ, учитель-ученик. Бывает ещё учебные магические заведения. А я использовал совмещении высоких технологий космической цивилизации и магии. В общем скачивал память мага, преобразовывал её в гипнограммы и вот так учу. Неплохо получается.
        - А со мной так получиться?
        - А почему нет? Только не сейчас.
        - Почему?
        - Метод не испробованный, но после анализа и своего опыта, я могу сказать, что стоит сначала получить первоначальный личный опыт. Я так прикинул, сначала нужно научиться использовать истинное зрение, хотя бы с банального, включать и выключать, чего у тебя пока не наблюдается. Дальше ты должен научиться закачивать ману в накопители. Это обычные природные камни, самые массовые это кварц, для учёбы самое то, ну и драгоценные. Это уже когда опыт наработаешь. Научишься заправлять их маной не разрушая, приступим к изучению пяти детских плетений. Изучил, тебе хватит пары дней, хоть поверхностно сможешь понять и манипулировать своей силой, тогда добро пожаловать в капсулу. Иначе, когда ты из неё выйдешь и отправишься в какую пустынную местность, пробовать использовать выученное, то ты такой Армагеддон устроишь, падение Тунгусского метеорита покажется детским лепетом.
        - Всё так серьёзно?
        - А ты думал маги-боевики - это такие романтические юноши? Обычно битвы выигрываются с перевесом хотя бы в одного боевика. Правда есть одна проблема?
        - Что-то не так?
        - У меня есть три гипнограммы, что тебе подойдут, только вот уровень их не высок, для мага у которых я их скачивал они были второстепенным направлением. Правда, на Земле тебе всё равно никто противопоставить не сможет.
        - А что за направления?
        - Одно, это маг-боевик, основная твоя тема, как ты понимаешь. Третий уровень. Вторая погодник, тут второй уровень, и третье направление, бытовика, третий уровень. Так же есть лекарское, оно в шестом уровне, артефакторика, тоже шестого уровня, но она тебе не нужна, и выучить не успеешь, и всё равно воспользоваться не сможешь.
        - А если я стану учителем-теоретиком по этому направлению?
        - Э-э-э… Уел. Об этом я не подумал. Тогда да, артефакторику тебе тоже стоит учить, но не выше четвёртого уровня. Больше просто не успеешь. Хотя если постоянно учиться, не покидая капсулы, лишь изредка, чтобы освоить выученное, то может и успеешь. Это я с детьми только по ночам свободен и учу… А ты что, решил школу магии открыть?
        - Чем-то же нужно заниматься, почему не этим? Тем более мне очень интересна магия. Стану первым магом на Земле. Ты не считаешься, ты тут проездом. Может моё имя впишут в анналы истории?
        - О, да ты не лишён тщеславия, как я посмотрю?
        - Почему и нет? Стоит подумать об этом к старости. Мне уже сорок лет скоро, через два года исполнится.
        - Тут я тебя разочарую, старость тебе не скоро грозит. Маги они дольше живут, обычно около трёхсот лет, но и до пятисот доживают. Последнее это лекари, но для них это норма, могут поддерживать жизнь в своих телах и омолаживаться.
        - Да, омолодится сейчас было бы неплохо, снова молодость почувствовать.
        - Знаешь, а почему нет? Мне тут с твоей репликой отличная идея пришла. Давай дней через десять рванём в какой-нибудь соседний мир, с условием быстрого возвращения, дня через три, ну или край через неделю. Родители уже будут в порядке, за детьми присмотрят, если повезёт, то и сестру подниму. Мне тут на Земле, честно говоря, уже поднадоело, в Империю хочу, а так хоть развеюсь. Да и ты из капсулы выйдешь, испробуешь боевые навыки что получишь к этому времени. Как тебе?
        - А что, я не против, охотно даже за.
        Мы ещё немного поговорили, и распрощались до завтра. Я направился к медсекции, куда как раз доставили очередную группу для восстановления, я даже успел с ними пообщаться, а сам пройдя в обучающий бокс поставил параметры обучения и лёг в капсулу. Сам обучающий бокс на борту лайнера был небольшим, всего четыре капсулы, всё же клиенты на подобных лайнерах предпочитают отдыхать, чем учиться. Но они всё равно есть, некоторые могут учиться по ночам. Есть и такие. Крышка капсулы не успела закрыться, как Аня прислала сигнал, страшно ей, хочет видеть папу. Так что с обучением этой ночью вышел облом, ночевал в своей спальне, с прижавшейся дочуркой под боком. Ну это обычное дело, жизнь можно сказать такая.

        Утром следующего дня у меня также вышел облом с планами подняться на орбиту. Инну срочно отозвали в Москву и, хотя у Антона зрение пришло в норму, тот научился управлять истинным зрением, всё же без журналистки монтаж фильма был остановлен. Вот дети и вспомнили о горках. До обеда время было, так что я решил, что ничего страшного. А вообще я хотел утром подняться на орбиту и посмотреть, как там сестра, если в норме, стоит попытаться поднять, если нет, медикаментозно ввести её в искусственную кому из которой выводить куда легче. Родителей буду поднимать вечером, а бабушку завтра днём, у неё процедуры идут дольше.
        Отправились мы прямо на лайнере, ни флаер, ни челнок брать я не стал. Сам Антон тоже решил развеется, тем более он получил от меня горстку камней из кварца и активно учился зарядке. Пока ничего не получалось. Ещё бы, это в отличии от проявления истинного зрения не быстрое дело. Добравшись до места мы на лифте спустились на уже опробованную вершину, склоны детям тут были знакомы, они тут в прошлый раз катались. Дроиды подправили трассы и пока дети катались, один из дроидов буксировал сани поднимая их наверх обратно, мы с Антоном завернувшись в шкуры лежали на шезлонгах и попивая жаснин, общались. В основном я пояснял ему основы магии. Создавая простенькие детские схемы плетений прямо при нём, и показывая, как это всё работает. Антон, используя истинное зрение, с интересом наблюдал за всем этим.
        Потом наш программист занялся зарядкой. У него даже пот потёк из-под меховой шапки, настолько тот напрягался, хотя я и пояснил как это должно происходить, а сам достав планшет и связавшись с обоими искинами, изучив их доклады, стал просматривать разную информацию. Пока дела во всех сферах шли нормально. Врагов у меня не сталось, трупы одних, разбившихся с семи километров о воду, вылавливали финские рыбаки, другие были уничтожены на месте. Мадрид был стёрт с лица земли, олигархи бомбоубежище не покинули, но жертв было не так и много, успели провести эвакуацию испанцы. Лаборатории где шли разработки вакцин против СПИДа и рака тоже были уничтожены. Я уже выложил копии этих формул на своём сайте, сообщив что его могут производить все, кто пожелает, пусть лекарство станет общим и бесплатном. В общем, гневных нот хватало, почему-то все их направляли правительству России, но на личности никто не переходил. Искин крейсера продолжал работать в автоматическом режиме, уничтожая таких публичных наглецов, так что хаять меня в эфире или прилюдно, прекратили. У жителей Земли, в основном заграничных государств,
уже рефлекс выработался, если где какой крикун начинает публично ругать меня, рвать оттуда когти. Бывает и такое. Уже не раз затаптывали других людей во время панического бегства. Хотя немцы, вот их я даже зауважал. Есть такие люди что пытаются привлечь внимание, даже если могут этого не пережить. Вот и в Берлине было пара случаев, ругать меня начали в общественных местах, собирая толпу. Реакция всегда была одна. Сломанная челюсть у таких крикунов. Немцы первыми осознали, что в таких случаях можно и не успеть убеждать, если искин посчитает что меня оскорбляют и выстрелит. А прямой в челюсть, это гарантия, и выстрела никогда не следует. Постепенно и жители других государств начали перенимать этот опыт. Вот так вот и возможно учить это толпу, называемую жителями планеты Земля.
        Закончив с чтением одной информации, я наконец, перешёл на ту, что приготовил Антон, это по истории за последние шесть лет. Так что я и тут углубился в чтение. Антон устав, отдыхал, потом решил вспомнить детство и теперь катался с детьми, его задорный смех честно отвлекал меня от чтения. В самих горах, если поначалу мы были одни, то часа через полтора пролетал вертолёт, пилот издалека изучил что у нас происходит, махину лайнера трудно не заметить, и улетел. Судя по эмблемам тот был из «МЧС». То, что именно Госдеп виновен в перевороте на Украине, и тому что к власти пришли бандеровцы и их люди, было видно невооружённым глазом, да и доказательства были предоставлены в изучаемой мной информации. Да американцы и сами особо не скрывали что это их работа. В Сирии так же.
        Закончив изучать эту выкладку, скоро обед, я почесал за ухом. Беспардонная и наглая привычка американцев лезть во все дыры и вмешиваться в чужие дела, сообщая что это их государственные интересы, откровенно бесила. Снова почесав за ухом, я улыбнулся. Нужно их наказать. Но неявно, как обстрелом с орбиты, тем более их прессе, тоже досталось. Нет, я буду действовать их методами. Например, в Сирии множество очень воинствующих боевиков. Можно провести акцию, у меня имеется в За Пазухе достаточное количество десантных средств доставки, это боты, а так же дроиды. Ночью отправлю две тысячи судов, нужно ещё пару кораблей на орбите развернуть, чтобы искины могли ими дистанционно управлять, как и дроидами на борту. Дальше заранее выявив позиции самых отмороженных боевиков, усыпляем и ночью доставляем на территорию Северной Америки, высаживая разных местах. Думаю, пара миллионов хорошо вооружённых боевиков, покажут амерам кузькину мать. Как там говорится? Чтобы на Земле прекратились войны, необходимо один раз повоевать на территории государства, которое их спонсирует. Думаю, количество войн сразу снизится.
Проверим на практике. Надеюсь в Сирии наберётся такое количество боевиков. Да, ещё надо бы и бронетехнику их также перекинуть, чтобы было с чем в магазины ездить за едой. Если вообще боевики американцам что сделают, всё же ИГИЛ это карманная собачка Госдепа, но всё равно от двух миллионов вооружённых беженцев Штатам будет кисло. Или сделать по-другому, всех сирийцев, потерявших кров, оправить в Штаты. Тогда им точно стоит вешаться. О, или иракцев, это вообще жесть.
        Вот так строя планы мести, я дождался детей с Антоном, они подкатили на санях, и мы на лифте поднялись на лайнер. Обед уже был готов. Потом Антон с детьми продолжат покатушки, а я смотаюсь на орбиту, надо проведать сестру, уже можно. Время подошло.

        Пройдя в хирургический бокс, я подошёл к пульту управляющего компа капсулы, где лежала сестра и вывел на экран диаграмму лечения, просматривая все этапы. А всё не так и плохо, как оказалось, даже убрали последствия долгого лежания, мышцы ослабли. Я решил не ждать, и активировал процедуру пробуждения пациентки. Вот это уже может затянуться. В обычных больницах похлопал по щекам, не очнулась, ждёшь дальше. Тут капсула может выводить пациента из комы до нескольких часов, так что проследив за первым этапами пробуждения, шансы сделать это с первого раза были довольно высоки, и убедившись, что процедура началась, я покинул бокс, лишь на минуту зайдя к родителям, проверив как там они и бабушка, после чего направился в кают-компанию. Там посижу, подожду пока хоть какие-то результаты с сестрой будут. Сама медсекция была полна, как раз выводили вылечившихся, уже подвозили следующую партию, на подходе была, так что гул голосов стоял приличный. Меня узнавали, я тоже с людьми пообщался, пояснил некоторым почему не все идут через тренажёры, ну и покинул медсекцию. Если таких пациентов привозили и укладывали в
капсулы дроиды, то дальше те всё делали на своих двоих. Сами вылезали из капсул, если кого шатало, то дроид поддерживал, и их направляли на лётную палубу. Всё сами, первые шаги после восстановления. Свернуть те никуда из коридоров не могли, всё перекрыто боевыми дроидами, шли сами, но только целенаправленно к боту на лётной палубе. А им на встречу носилки со следующими пациентами. Конвейер. Мы настолько уменьшили время между пациентами, что капсулы только и успевали провести чистку после прошлого, как им закладывали следующего. И вот так всё это шло. Пока ресурсов хватало и по докладам искинов на эти сорок с копейками дней точно хватит.
        Попивая сок, сидя на диване в кают-компании, я просматривал новости на большом экране визора. Новости были, много и разные. Что-то другие государства, сильно задёрганные частыми обстрелами с орбиты, которые уже почти прекратились к слову сказать, начали потихоньку угрожать карами. Опять России. Вечно она у всех виновата. Вот так и сидел, пока медискин не сообщил, что процедура пробуждения сестры подходит к благополучному завершению. По факту та уже проснулась, просто искин не открывает крышку, пока та приходит в себя и начинает хоть что-то соображать. После долгой комы мысли как в облаках, или вате, трудно что-либо делать, нужна практика. Постав стакан на столик, стюард, что обслуживает кают-компанию, уберёт, я направился к выходу. Спустившись на лифте ниже, быстрым шагом направился в медсекцию. Сейчас пока было тихо, до поднятия следующей партии пациентов ещё рано, поэтому и новичков не было. Тех что привезли при мне, уже уложили по капсулам. Пройдя в хирургический бокс, я подошёл к капсуле и посмотрел через прозрачную крышку на сестру. Та в сознании была, несколько пусто смотрела вперёд. Видимо
движение сверху и чуть с боку привлекло её внимание, так как та перевела взгляд на меня. Уф, мыслит, это хорошо, последний камень упал с души. Не овощ.
        Быстро моргнув несколько раз, та неуверенно улыбнулась, вроде узнавая, и вроде нет. Активировав открытие, не обращая внимание что сестрёнка обнажена, я сказал, облокачиваясь о край капсулы у неё в ногах:
        - Мыслишь, значит существуешь.
        - Михаил?
        - Всё верно, это не бред, это действительно я, и я снова подросток. Глаза тебя не обманывают. Ты находишься в медсекции, в реанимационной капсуле. Тебе голову проломили. Ты хоть что-то помнишь?
        - Не особо, - так же слабым голосом ответила та.
        Заметив, что та смущена из-за того, что обнажена, я отошёл и взяв одноразовый халат с полки, накинул его на сестрёнку, сказав:
        - Лежи пока. Минут через пять сможешь сесть. Ещё минут через десять, попробуем встать, я помогу. Кстати, тебе одежда нужна… Искин, доставить с вещевого склада в хирургический бокс комбинезон размера «Е» с автоподгонкой и встроенным автодоктором.
        - Приказ принят. Какой категории комбинезон?
        - Медицинский, офицерский.
        - Принято.
        - Это кто? - тут же спросила Лена, закрутив головой.
        Точнее медленно поворачивая её, резкие движения ей пока противопоказаны. Через пару дней это уже будет неважно, всё можно будет, а пока пускай не напрягается.
        - Это искин. Искусственный интеллект. Мы на борту космического корабля находимся. Это мой крейсер, на нём есть совершенное медицинское оборудование, которое земное превосходит на несколько поколений. Тебя восстановили, да что это, рядом в капсулах родители и бабушка лежат, я их восстанавливаю и провожу лёгкую степень омоложения. Если полную, это на пару недель.
        - Тебя похитители инопланетяне?
        - Уже смотрю соображаешь потихоньку? Почти угадала. Позже расскажу, сейчас тебе это рано знать. Самое главное ты должна знать, что я вернулся и что теперь всё будет в порядке… А сейчас давай сядем.
        Я помог сестре принять сидячее положение, тут как раз меддроид зашёл, оставив комплект комбинезона, после чего покинул бокс. Сестра большими глазами рассматривала дроида. Я накинул на неё халат чтобы та запахнулась и услышал, как та пробормотала:
        - Действительно космический корабль.
        - Это боевой крейсер, жаль, что тут нет обзорных окон, хоть на звёзды бы посмотрела. Зато есть лётная палуба, откроем створки, встанешь у защитного поля и любуйся сколько хочешь.
        - Хорошо. А кто меня ударил?
        - Те, кто это сделал, уже наказаны, я наказал, нашёл и… А причина была в той тетрадке что я тебе оставил. Не тем ты её отнесла, они поняли, что это золотое дно и пошли на крайние меры. Хотели убить, да исполнителя спугнули. Ты между прочим полтора года в коме лежала.
        - Разве можно вываливать такие новости, когда я ещё в себя не пришла? - с некоторым возмущением, но силы в голосе уже было больше, спросила Лена.
        - Как раз нужно. Капсула, с которой ты ножки свесила, сейчас работает в режиме диагноста и фиксирует все твои показатели. Медицинский искин, что тебя лечил и с которым я сейчас на связи, советует дать тебе побольше стрессовой информации, чтобы встряхнуть. Так ты быстрее придёшь в себя, осознаешь, что всё вокруг реальность. Правда этот искин военный и больше специализируется на боевых травмах, но на мой взгляд все его советы дельные.
        - Есть хочу, - прислушавшись к себе, сказала та.
        - Ну это нормально. Сейчас закончим диагностику, и прогуляемся до кают-компании. Конечно ничего вычурного ты не получишь, кашу и сок, но думаю ты и этому будешь рада. Пойдёшь сама, уже можно будет.
        - Думаешь справлюсь?
        - Уверен. Я всё-таки врач, и обучен использовать всю ту медтехнику что вокруг нас. Кстати, я тебя поселю в одну из офицерских кают на борту, пару дней тебе нежелательно покидать борт корабля, дальше как сама захочешь, противопоказаний уже не будет. Я тебе полный допуск дал, сможешь гулять где захочешь, кроме арсенала и особо опасных помещений, конечно же. Советую гулять как можно больше, если устанешь, сил вернуться не будет, громко прикажешь искину отправить тебя в каюту. Он платформу пришлёт, и отвезёт. Сейчас давай помогу тебе одеться. Ты сиди, так справимся.
        Взяв принесённый дроидом пакет, я порвал плёнку и достав облегчённые ботинки, комбез был женским, развернул сам комбинезон. Белья к нему не было, да и не носят его. В комбезе была функция скафандра, если вдруг внезапно вокруг возникнет вакуум, это будет шанс спастись. Сначала продели ноги в штанины, потом приподняв, я подтянул его, и потом уже верх надели и застегнули. Следом обувь пошла. Взяв сестру под руки, я поставил её на напольное покрытие медбокса и велел походить и по приседать. Голова у той всё же немного кружилась, но с моей помощью та всё проделала, и комбез к восторгу сестры сел по фигуре, так что я снова устроил её на краю капсулы. Пусть пока посидит.
        - Какой сейчас день, год? - поинтересовалась та, ощупывая голову. Похоже то что она не обрита налысо, только волосы на затылке заметно короче, её порадовало.
        - Двадцать шестое мая, семнадцатый год. Сейчас полдень, четвёртый час пошёл.
        - А?.. - задать следующий вопрос та не успела, у меня на бедре, в креплении, завибрировал планшет.
        - Подожди, похоже кто-то из детей звонит.
        - У тебя и дети есть?! - удивилась та, и замолчала, когда я поднял палец, прося тишины.
        - Да, Лёнь, слушаю.
        Планшет не телефон, поэтому я общался по громкой связи, так что сестра могла слышать всю тему нашего разговора. На заднем фоне был слышен шум, детские вопли, и играла какая-то мелодия.
        - Пап, тебя долго не будет?
        - Часа два ещё? А что, кататься надоело?
        - Ага, мы на лайнер поднялись, сейчас в аквапарке. Дядя Антон с вышки прыгал. Упал животом и он у него теперь красный, - захихикал сынишка. - Пап, тетя Инна звонила, она прилетела, а нас нет. Нам работать надо, фильм закончить хотим.
        - Ясно. Нужно подождать, я только через два часа буду.
        В это время видимо отобрав у брата планшет, в канале появилась Кира:
        - Пап, меня Денис в бассейн сталкивает, скажи ему.
        - Я же тебя учил, удар в солнечное сплетение, потом подсечка.
        - А ты говорил в семье так делать нельзя.
        - Тогда сама столкни, тебе шесть ему четыре.
        - Я пробовала, он крутится, у меня не получается.
        - Тогда позови его.
        Поговорив ещё и с Денисом, сделав внушение, я отключил связь и повесил планшет на место.
        - Знаешь, когда ты с детьми разговаривал, у тебя такая улыбка была, добрая.
        - Улыбка? - рассеянно удивился я.
        - Ты даже её не замечаешь, сразу видно, что любишь своих детей. У тебя их сколько, трое?
        - Семеро. Одна приёмная дочка.
        - Ого, а я вот не успела.
        - Всё в твоих руках, - вздохнув, ответил я. - Ладно, пора прогуляться, я тебя до твоей каюты сопровожу, но сначала в кают-компанию.
        На выходе из бокса мы застали привычную для меня картину, одних пациентов выпускали, других готовились уложить в капсулы. Вот для сестры, которую я придерживал за локоть, хотя заметно что та лучше держит равновесие, по сравнению с первым разом, это стало шоком. Она думала, что кроме нас и родителей тут никого нет.
        - Это кто? - почему-то шёпотом поинтересовалась та.
        - А, забыл сказать. Медсекция большая, капсулы могут не только омолаживать, но и утерянные конечности отращивать. Вот я и предложил восстанавливать бывших участников разных вооружённых конфликтов. В России естественно. Те что заграницей живут, меня не интересуют, хотя и от них просьбы поступали на лечение. Ещё не хватало на чужаков ресурсы тратить, они не бесконечны.
        Меня узнавали, поэтому приветствовали, многие подходили расспрашивая, или задавая вопросы. Сестра молчала, я же, остановившись спокойно и в подробностях на всё отвечал. Так что выйти сразу нам не дали, но пообщались, и потом вышли из медсекции вместе с большей частью тех, кто уже прошёл через капсулы. Мы направились в жилой отсек корабля, а восстановленные парни и мужики к лётной палубе. Там на полу стрелочки мигали, показывая куда идти. Сестра ещё в медсекции устала стоять, пока я общался с восстановленными, ничего, ей полезно, так что я вызвал платформу, и мы полетели в кают-компанию. Заказ уже был сделан, и сестра сразу приступила к каше и налегла на сок. Пищи было немного, да и соку смех один, но много есть в первый раз не стоит. Через двое суток и этот запрет спадёт. После этого мы с сестрой полетели на лётную палубу. Та пуста была, бот только что улетел. Вот так сидя в пассажирских креслах платформы, мы и любовались казалось так близкой планетой, что можно рассмотреть города. Те что крупные.
        Дальше Лену сморило, видимо каша повлияла, но она ещё в сознании была, когда я её на кровать уложил, только обувь снял. Накрыл одеялом и вышел. Ничего, проснётся, пообщается с искином, она знала как, ну и каюту изучит. Если надо искин со мной свяжется, та об этой возможности тоже знала, ещё на лётной палубе обсудили. Я же всех проверив, потом вернусь родителей поднимать, а сейчас на челноке спустился на взлётную площадку лайнера, что продолжал висеть у гор. Когда я улетал на орбиту, дети ещё катались. Вот так направив судно обратно к Алексеевску, Инну нужно забрать, да и родителей спущу, лучше чтобы судно было там, я переоделся, что-то поплавать захотелось, и направился к детям. Взрослый и детские аквапарки там были совмещены, невысокая оградка лишь, так что вместе будем.

        Инна нас ждала, так что сразу на лифте поднялась на борт. Мы её не встречали, поэтому та переоделась и присоединилась к нам. Сам я, накрутив круги в бассейне, не меньше пяти километров проплыл, лежал на шезлонге и лениво разговаривал с Антоном, когда к нам впорхнула журналистка в минибикини. Хм, сейчас на ней был земной купальник, более откровенный. Заметив нас, та направилась к нам. Алиса, которая лежала у меня на животе, обняв, хандрила девочка, даже головы не повернула, так что я лишь поглаживал её кудри.
        - Доброго дня. Как слетали? - приподнял я стакан с соком.
        - На ковре у начальства была, - вздохнула та, и велела дрону-стюарду, стоявшему неподалёку в ожидании. - Малинового соку… Кстати, меня на выходе из телецентра одна дамочка отловила, бойкая такая. Вот, просила тебе передать.
        Инна достала откуда-то из купальника визитку и протянула мне.
        - Кто это? - беря тонкую картонку поинтересовался я.
        - Как я поняла, одна из бабушек твоих детей. Очень просила позвонить. Она внизу, кстати.
        - Бородина что ли? - несколько недоумённо пробормотал я, перевернув карточку, и прочитав данные владельцы, лишь кивнул. - Ну точно Бородина. Что ей надо? Мы уже пообщались, на мой взгляд вполне ясно, и никакого желания повторять всё во второй раз у меня нет.
        - А по-моему, ты просто не хочешь ни с кем своими детьми делиться, - зевая, протянул лежавший неподалёку Антон. - Отец-собственник.
        - Точно-точно, я это тоже заметила, - закивала Инна, и приняв стакан с заказанным соком сделала глоток. - Свеженький… Сам говорил, что надо давать второй шанс.
        - Напали с двух сторон, - пробормотал я обиженным тоном. - Ладно, позвоню… Искин, готовь гостевую каюту, у нас скоро ещё один постоялец будет. Женщина за пятьдесят.
        - Ха, а она хорошо выглядит, на вид лет сорок, не больше. Пластика, наверное.
        - Кстати, проверь личность чтобы левый никто не прорвался, - отреагировал я, а сам взяв планшет набрал тот номер что был указан на визитке.
        - Алло, я слушаю.
        Номер на телефоне Бородиной не должен был отображаться, потому как, честно говоря, никакого номера и нет. Тут всё просто, искин лайнера взломал сервера одной из телефонных компаний, и я теперь пользовался их связью совершенно бесплатно, да ещё отследить мои звонки не представлялось возможным.
        - Здравствуйте, Ирина Владимировна. Мы уже разговаривали не так давно, я вам из Хельсинки звонил. Правда вы меня тогда всерьёз не восприняли.
        - Михаил?
        - Он самый. Я тут решил вам второй шанс дать увидеться с внуками… - показав кулак Антону и Инне, что одновременно хмыкнули на мои слова, и продолжил. - Подходите под нос судна, туда спуститься лифт, можно с вещами, их примут. Потом вас разместят в каюте и сопроводят в бассейн где мы находимся. Извините, лично встретить не могу, дочка хандрит, тут только лично познакомимся.
        - Ничего что я не одна? Со мной младшая дочь.
        - Хорошо, я отдам приказ подготовить соседнюю с вашей каюту.
        - Спасибо, Михаил. Ещё извините, а какая из дочек хандрит?
        - Вы правильно беспокоитесь, одна из ваших внучек, та что Алиса. Кстати, сегодня советую общаться с ней в минимуме. Настроение у дочки плохое и есть острое желание испортить его другим, но завтра отойдёт, снова хорошей девочкой станет.
        Дочка подняла голову от моей груди, с укоризной посмотрела на меня, и снова положила, только уже на другую щёку.
        - Хорошо, мы уже собрались и идём. А вот и лифт вижу опускается.
        Дав отбой, я отправил приказ искину готовить вторую гостевую каюту и продолжил общении с Антоном и Инной. Те обсуждали какие-то свои моменты по монтажу фильма. Мои, скажем так родственники, да и то седьмая вода на киселе, прошли в аквапарк в купальниках минут через двадцать. Это значит они пятнадцать минут обустраивались в каютах и переодевались. Поверьте, это очень быстро. Те поначалу замерли у края пола, дальше шло стекло и ходить по нему это нужно иметь привычку. Мысленно хмыкнув я отдал приказ и от них стекло потемнело, превратившись в ковровую дорожку зелёного цвета с красным обрамлением по бокам.
        - Благодарю, Михаил, - подходя поблагодарила Ирина Владимировна, сообразив кто им так помог. - Честно говоря, увидев пропасть в сто метров, стало не по себе. Это Алиса?
        - Да, это она.
        Дочка даже головы не повернула, да хандрит она, это сразу заметно. Остальные дети, увидев незнакомцев тут же подбежали, собираясь вместе, так что я всё также лёжа, не хочу Алису тревожить, сообщил что это бабушка и тётя Киры, Алисы и Дениса. Когда я увидел сестру Ольги, моей третьей жены, то даже в удивлении покачал головой, как та была на свою старшую сестру похожа, фактически один в один. Сейчас ей семнадцать. Искин доложил, когда сверял их со своим архивом у лифта. Там и возраст указан был. Ничего так, вполне спелая и красивая девчонка, всё при ней. Звали её Ингой. А посмотрев на Ирину Владимировну, я понял в кого пошли Ольга с Ингой, да и мои дочки тоже, в бабушку они пошли.
        Честно говоря, в первые минуты обе гостьи были несколько ошарашены тем напором детских вопросов, что на них обрушился. Пока они обдумывали и отвечали на первые, звучали уже третьи вопросы. Антон с Инной с понимающими улыбками за всем этим наблюдали, они через подобное уже прошли. Заводилой была Кира, она всегда за атаманшу, если что случается, можно с уверенностью сказать, что там торчат её ушки. Вторая в плане заводилы, это Марина, но она ещё маленькая, заматереть не успела. Через некоторое время освоившись и познакомившись с детьми, гостьи уже поувереннее себя чувствовать начали. Ирина Владимировна поставила Дениса между ног, а она на соседнем шезлонге сидела и с непонятной улыбкой крутила его.
        - Что-то не так? - насторожился я, услышав её бормотания.
        - Я видела вашу передачу, вы там недоумевали на кого похож Денис. На деда он похож, отца Ольги. Полная копия.
        - Вон оно что, значит ваши Бородинские гены пересилили?
        - Похоже, что так, - согласилась та.
        В это время Антон и Инна засобирались, часть детей с ними, с фильмом нужно было продолжить, мне тоже скоро пора будет на орбиту, поужинаем только, так что я решил оставить детей на их бабушке. А что, пусть привыкает. Инга, дочка её, с завистью поглядывала на оснащение аквапарка, явно хочет покататься, но пока опасается. Пугает её высота под стеклянным полом. Дети мои не обращают внимания, остальные тоже привыкли, и они привыкнут. Дети стали водить гостий по судну показывая, что у них тут и как, где кто живёт, наверняка и к Антону зайдут, ну а я, подхватив на руки дочку, та вцепилась и покидать меня не хотела, направился к себе.
        Поработав немного в кабинете, с Алисой на коленях, я переоделся, дочкой тоже заняться нужно было, и пошёл в обеденный зал, наступило время ужина, что уже было объявлено по судну. Алиса так и сидела со мной, я её с ложечки кормил, ладно хоть ела, похоже у дочурки тяжёлая форма хандры. После чего оставив детей под присмотром Ирины Владимировны, те всё равно всё время проводили у Антона, активно помогая с фильмов, а сам поднялся на челноке на орбиту. Не один, Алиса истерику устроила, пришлось брать с собой. Так я и ходил с ней в обнимку. На сгибе левой руки сидела, положив голову мне на плечо, а я работал. Проверив как идут работы над бабушкой, потом над родителями. Нет, поднимать их ещё рано, около часа подождать нужно, потом ещё лекарства из крови выводиться будут, поэтому я направился к каюте сестрёнки.
        Проснулась та, когда мы вошли к ней в спальню. Каюта была старпомовская, из двух комнат, гостиной и спальни, вот через гостиную и прошли в спальню. Та от шороха двери, хотя он едва слышен был, дёрнулась и села.
        - Ой, это племянница да? - сразу сонным голосом спросила та, протирая глаза.
        Дочка задёргала ногами, и я опустил её на пол. Та осторожно, как будто ей тут ничего и не нужно подошла к постели, и проведя пальцем по покрывалу, сделав сложный рисунок, не уверенно спросила:
        - Вы моя тётя?
        - Хм, ну вот и хандра прошла, - хмыкнул я.

        ***

        - Ну что, готов? - также раздеваясь, спросил я у Антона. - Поторопись, до активации портала осталось меньше минуты.
        - То, что на ветку Земли уходим, я в курсе, - быстро раздеваясь, пробормотал тот. - А в какой год?
        - В самый подходящий. Тебе понравится. Специально подбирал, из всех каналов этот на мой взгляд самый интересный. Любимое время разных альтернативщиков.
        - Сорок первый что ли? - передавая мне ком одежды, чтобы я убрал в За Пазуху и ботинки, пытался угадать программист.
        - Почему сразу сорок первый? Что это за стереотипы? Мы в тысяча девятьсот сорок первый отправляемся. Не смотри так на меня, шучу я… Всё, канал сработал, за мной!
        Быстро пробежав канал, я сделал шаг в сторону схватив несущегося мимо Антона за руку, останавливая его. Передо мной стоял вихрастый высокий паренёк что растерянно улыбался, осматривая себя и округу.
        - Не спеши, всё, мы на месте.
        - Хм, лето, - осматриваясь, пробормотал тот более тонким голосом. - Точно не сорок первый? Очень местность белорусские земли напоминает. Приходилось бывать.
        - Они и есть.
        Достав два комплекта формы и нательного белья, я протянул один Антону и стал спокойно одеваться. Форма была наших размеров, свой я знал, а Антону подобрал на глазок.
        - Ладно, не томи, я уже весь извёлся от нетерпения. Что за квест выбрал?
        - Даю намёк. Через три дня Нахимов погибнет.
        - Крымская что ли?.. Так-так-так, Нахимов помниться погибнет в пятьдесят пятом году, да ещё летом. Июль?
        - Сейчас да. А погибнет он тридцатого июня по местному времени и двенадцатого июля по-нашему.
        - Так сегодня девятое значит.
        - Ага, утро если по солнцу судить. Ты закончил? Давай, броник получай и оружие.
        Экипировались мы по серьёзному, форма из старой партии «Флора», бронники поверх, каски-сферы. «АКМы», «Стечкины», по десятку гранат, у Антона «РПГ», я нёс сумку с запасными гранатами. Разгрузки набиты боезапасом. Попрыгав и поправив амуницию, мы подошли к челноку которой я вызвал из За Пазухи, и прошли на его борт.
        - Я не понял, чего мы так экипировались как будто до Крыма пешком пойдём по вражеским территориям, а не мигом домчимся до полуострова?
        - А что бы было. Мало ли что.
        - Ну-да, узнаю хомяка что сейчас в кресле пилота челнока устроился. И вообще ты же обещал, что будет практика в боевом применении магии. Я готов, аж руки чешутся.
        - Чтобы тебя до нормального уровня подучить, пришлось задержатся ещё на пятнадцать дней, видишь, через канал перешли не через десять дней, а через двадцать пять. Вот, мне ещё двадцать дней, и отправляемся в Империю.
        - Кстати, я не понял, а что, Бородины тоже все идут?
        - Да, уговорили. Не хотят с внуками расставаться. Тем более вот генерала со службы уволили. В общем, сделали так чтобы сам ушёл. Сейчас все Бородины на лайнере живут, с моими родственниками перезнакомились, уже как свои стали. Оказались нормальными, сам же с ними общаешься, без заскоков. Генерал во внуке души не чает, начал из него мужчину воспитывать своими методами, как будто я сам не справляюсь.
        - Да, ни чё так. Но тебе то что печалиться, это ты прохлаждался, а я вон из капсулы не вылезал, зато гипнограммы бытовика, погодника и боевика полностью выучил, да ещё лекаря и артефактора до третьего уровня, последнего всего четыре процента не успел до четвёртого.
        - Я прохлаждался?! Ты президента видел?! Как с ним переговоры вести?! После таких встреч выжатым как лимон себя чувствую. Обещал оборону в системе возвести и передать управление России. Я правда там так нахимичу, что иностранных специалистов не будет. Есть одна идея. А вообще, как эти дни прошли, даже вспоминать не хочется. Одна радость, родители помолодели до сорока лет, бабушка вон как отплясывала на день рождении Киры с Алисой. Все согласны со мной уйти, уговорил. Знал бы ты сколько на это сил ушло. Внуками шантажировал, но уговорил, привыкли они к ним, постоянно вместе время проводят.
        - Да, покрутиться тебе пришлось.
        - Ладно хоть только с нашим президентом общались. С иностранными, да их послами я отказался. Так и послал их, пусть через Россию переговоры ведут, всё равно они во всех бедах её винят.
        - Ага, и за пропавший американский флот, с десятком подводных ядерных подлодок кто-то ответить должен.
        - Пусть спасибо что я пару миллионов боевиков со всех точек Земли к ним не забросил, как планировал. Вот бы повеселились.
        - Так флот значит твоя работа?
        - Ну моя.
        - А моряки? Убил?
        - Не-е, скачал у всех знания по специальностям, и высадил на одном необитаемом островке в Тихом океане без средств связи. Они там за три дня на пляже камнями такой огромное слово с криком о помощи выложили, до сих пор понять не могут как их со спутников не рассмотрели. Ха, а ищут то их в Атлантике где они исчезли со всех радаров.
        - И почему не видят?
        - А эти спутники и не увидят, они под контролем моих искинов. Пусть на свежем воздухе поживут, свежей рыбой по питаются. Всех птиц, что поймать смогли, они уже сожрали.
        - И всё-таки. Как ты флот увёл?
        - Это дело техники. У меня там аж два авианосца и один из них с ядерным реактором. Ещё почему-то ледокол был, тоже с ядерным реактором. Между прочим, единственный у американцев, экспериментальный прототип, новенький. Наверное, на ходовых испытаниях был. Президент мне в тот же день звонил, как пропал флот. Сразу понял чья работа. Кроме меня подобными способностями никто не владеете. Да и любой догадается.
        - Наш президент?
        - Ну а чей ещё?
        - И что хотел?
        - Просил передать слова штатовского президента, чтобы вернул всё. Угрожать уже не смеет, после того случая как я в Белый дом своих боевых дроидов отправлял, учёный. Просил вернуть хотя бы людей. Я так подумал, вернуть можно, но не за просто так.
        - И что попросишь?
        - Я ещё сам не решил, думаю вот. Может Аляску?
        - Ага, он тебе за Аляску ещё пару флотов подкинет.
        - Да, верно.
        Лететь недолго осталось, но наша беседа заглохла, каждый задумался о своём. Эти двадцать пять дней действительно прошли для меня тяжело, и три встречи с президентом РФ, ещё и звонки были, и другие разные дела, сильно вымотали меня, так что вот так прогуляться в соседний мир, было просто необходимо. Сейчас в Солнечной системе разворачивались боевые станции, это ещё на неделю, дети под присмотром, сестра училась, так что свободное время было, почему и не отдохнуть? Пусть отдых получиться очень активным, но главное он будет. Мы с Антоном договорились, действуем только магией. Нам была нужна обширная практика и мы надеялись её тут получить. Конечно современное оружие или боевых дроидов задействовать аж рука чесалась, но практический опыт, нам был нужен практический опыт и вот его были все надежды получить.
        Никто из моих родственников, ну кроме детей, не имел магического Дара, сестра погоревала конечно, очень уж ей пример Антона понравился, поэтому полазив по крейсеру, та захотела стать пилотом. Импланты ей после восстановления ставить рано, но учиться она вполне могла, и поднимала пятнадцать дней пилотские базы. Уже на челноке в ручном режиме летала. А три дня назад, как раз когда я амерский флот прибрал, установил ей импланты. Боевые и пилотские. Теперь чтобы ударить сестру по голове, это постараться нужно, тем более она учила спецназовские гипнограммы, специальные, для женщин, и проходила практику в боевых тренажёрах.
        В общем, если бы «вариатор» не показал самый быстрый путь к Империи, всего пять миров, я бы и не стал ждать столько времени. Прочухав, что меня можно выдоить, нажав на жалость, и вот старались. Мне действительно было жалко оставлять Россию ни с чем, и я решил пойти на встречу просителям. На этом всё, я стал обрывать контакты и занимался своими делами, учился в капсуле, работал в магической лабораторий, я всё же доучил до пятого уровня знания лекаря и артефактора, и создавал амулеты и артефакты. Я взял с собой изрядный запас, надеясь всё это тут использовать, испытать. Главное, чтобы хватило камней, залитых маной, и я и Антон все эти дни сливали всю ману из внутренних источников, заготавливая этот «боезапас». Занимался детьми, но очень мало, попросту не давали, окружённые со всех стороны бабушками, дедушками и тётями, у тех просто не было свободного времени. Правда, спать ко мне ходили, если что страшное присниться, тогда учёба откладывалась. Дети для меня важнее. С Антоном и Инной дети выпустили аж четыре фильм, которое имели очень высокий успех. Земляне видели, как живут люди в других мирах,
включая Империю, куда я собирался возвращаться. Дошло до того, что Марину стали приглашать на разные телевизионные передачи, расспрашивая её. Та русский за год хорошо выучила, лёгкий акцент был, но он лишь придавал ей очаровательности. Тут тоже был свой интерес. Разных ролевиков не только в России хватало, и когда весь мир узнал о существовании эльфов, доказательство все видели, то по этой теме начался бум, Марина стала чуть ли не символом этого движения. Правда, без перегибов. Так что я не возражал если представители ролевиков общались с младшей дочуркой. Тут для меня главным было её мнение, а та охотно каталась на разные мероприятия, купаясь в том внимании что был на неё обращён. А что, нашёл хорошее охранное агентство и куда бы Марина не отправлялось, её сопровождало пять «шкафов» в костюмах. Правда в последнее время она охладела к этим мероприятиям, предпочитая оставаться с братьями и сёстрами. Да ещё эта история с неудавшимся нападением, тоже повлияло на её решение.
        Вот так и жил, на мой взгляд нормально. На лайнере побывали в разных местах, но основная стоянка у Алексеевска. Отдыхали и готовились к отправке. Родители участок с недостроенным домом пытались продать, я свою квартиру и сестры. Бабушка не продавала, отдала дом дальним родственникам. Сейчас те уже въехали, а бабушка с нами жила.
        Вздохнув, я осмотрел экраны и толкнул ногой задремавшего на диванчике Антона, тот всхрапнул, но быстро пришёл в себя.
        - Что, заснул?
        - Ага, похрапывал только так. Прилетели мы, на посадку иду.
        - В самом Севастополе будет садится? - потягиваясь, уточнил тот.
        - Нет, не хочу, чтобы нас заметил неприятель. Я тут в двадцати километрах от Севастополя обнаружил санитарную колонну наших войск, что уходит куда-то в тыл, и драгун. Драгуны неприятельские, они движутся им навстречу. Тут лесок, сядем за ним чтобы нас не увидели, кроме разъездов никаких войск тут нет, и пёхом пробежимся до противоположной опушки. Там уже первые ряды можно занять.
        - Понятно, - подхватывая каску с дивана, вставая, кивнул тот.
        Мы уже сели, так что покинув челнок, я его убрал в За Пазуху и попрыгав по привычке, побежали по лесу к противоположной опушке. Несмотря на большой вес нагруженный на нас, всё для тренировок, чтобы в форме быть, добежали мы нормально. Дыхание Антон чуть сбил, но не сильно. Да и что тут, едва два километра, хоть и по лесу, и по буеракам. Ладно хоть на местные высокие холмы подниматься не пришлось. Оказавшись на опушке, мы сняли защиту с прицелов, а у наших автоматов были прицелы, простые «ПСО-1», и всмотрелись вдаль. До дороги метров двести было, и та хорошо видна, но прицелы тоже пригодятся. Стоявшие повозки были как на ладони.
        - Раненых грабят, - сразу зло выдохнул Антон. - Смотри что творят, офицера с телеги на землю сбросили.
        - Позиция неудачная, половина в мёртвой зоне, - сообщил я и быстро осмотревшись, добавил. - Поднимаемся.
        Подкинув Антона на дерево, мне с имплантами труда это не составило, я забрался на соседнее дерево и разобрав цели, у нас рации были с гарнитурами, подстраховывали друг друга, ну и открыли огонь. Драгун было с три десятка при офицере. Тот вначале колонны стоял, о чём-то общался со стариком, вроде врачом, и миловидной девушкой в одеждах сестёр милосердия. Я как раз готовился открыть огонь, когда этот офицер наклонился и ударил плёткой по лицу старика. Так что пулю тот от меня сразу словил, после чего меняя цели, я делал по одному выстрелу. Мы с Антоном договорились, половина его, оставшаяся моя. Мне чтобы уничтожить шестнадцать драгун, каюсь, Антону пятнадцать осталось, потребовалось шесть секунд. А вот Антон только двоих завалить успел. Уточнив у него, не нужна ли помощь, и получив добро, добил остальных драгун.
        - Но как?! - ошарашенно спросил тот меня. - Я такой уровень стрельбы и не видел никогда, хотя нас в десанте разные профи имеются.
        - Импланты, - пожал я плечами. - Всё, слезаем, идём знакомиться с аборигенами.
        Когда мы по открытой местности прошли половину, у повозок бегали возницы и санитары, нас заметили, но враждебности не проявляли, Антон вдруг остановился и спросил:
        - А почему мы магией не пользовались. Собрались же?
        - Блин! Это называется профессиональная деформация. Забыл. Мог бы и напомнить.
        - У меня также, из головы всё вылетело, руки цевьё автомата сжимают, что ещё надо?
        - Вот я и говорил, практику надо, опыт личный нарабатывать.
        - Не могу с тобой не согласиться.
        - Зато сейчас практика будет.
        - Раненых полечим?
        - Ага. Начни с «малого исцеления», потом переходи на «среднее». Там по степени ран разберёшься.
        Когда мы подошли совсем близко, вперёд вышел тот же старичок, имеющий на лице след удара плетью. Вот девицы уже не было. Кстати, некоторые возницы вооружились трофейными штуцерами. Судя по форме, драгуны английские были, я перед отправкой просмотрел историю этой войны и какую форму кто тут носил. Легко запутаться, поэтому на планшет слил эту информацию, но форму английских драгун запомнить всё же смог, раз сходу вот так опознал их.
        - Молодые люди, потрудитесь ответить почему вы расстреляли драгун? - начал с наездов старик.
        - Ты охренел, старче? Что нам с ними цветочки нюхать? Они враги, их нужно уничтожать.
        - Но не так же подло, в спину из укрытия.
        Мы с Антоном переглянулись, и я покрутил пальцем у виска, на что тот согласно кивнул. Мы сразу потеряли интерес к старику, похоже кто-то умный отправил его к англичанам, типа у нас тут раненые, а старший весь больной на голову, может и не тронули бы. Оттолкнув плечом старика в сторону, он мне путь заступил, я буркнул:
        - С дороги, юродивый.
        Пройдя к повозкам, Антон пробежался и добил всех раневых англичан, их шестеро оказалось, и всем шестерым оказывали медицинскую помощь, так вот куда та дивчина запропастилась. Причём то, что тот провёл контроль, у них вызвало настоящий шок, ступор даже. Я же громко осведомился:
        - Есть тут врачи, или медики? Мне нужно знать где находятся самый тяжелые раненые.
        - Я врач, - услышал я за спиной.
        Не обратив внимания на старика, я продолжил:
        - Я собираюсь вылечить всех раненых, за несколько минут. Покажите мне их. И не нужно мне клоунов присылать, я с ними принципиально не общаюсь.
        - Я старший врач. Молодой человек, потрудитесь обернуться.
        Отмахнувшись от этого блаженного, он уже выпал из моего интереса, просто стал обходить и сам искал раненых. Нашёл такую повозку, остановившись, я посмотрел у кого какие ранения, и сплёл перед собой плетение «малого исцеления», запитывая его маной. Учёба началась. У меня и амулеты были, с ними работа быстрее бы пошла, но и личный опыт нужно нарабатывать. Тем более тяжёлые есть, но умирать пока никто не собирался, так что время было. Тем более Антон, закончив, пообщался с несколькими возницами что отлавливали лошадей драгун, и присоединился ко мне, взявшись за соседнюю повозку.
        - Мих! - окликнул меня тот. - Представляешь, этот старик действительно врач.
        - Дебил он, а не врач. Всякая либеральная чепуха в голове… О, смотри он начал осмотр трёх раненых что я восстановил.
        - Ого как они похудели, похоже много внутреннего материала было задействовано на восстановление, - не отрываясь от работы, сказал Антон.
        - Так тяжёлые же, у двоих ног не было, поэтому и скелеты… Всё, с этой повозкой закончил, у меня следующая офицерская.
        Так мы и работали. На возбуждённо прыгающего и чего-то лепечущего врача мы не обращали внимания, противен тот стал своей либеральной чепухой, но вылечили за два часа всех. У меня маны не хватило, всё задействовать прошлось, поэтому доставал накопитель и подзаряжался от него, а вот у Антона источник был больше и его ему вполне хватило. Так что первую обильную практику мы получили, а вот раненые, которые непросто хотели есть, а жрать, подчистили все запасы не только в повозках, но и чересседельных сумках трофейных коней. Не скажу, что на всех хватило, но хоть основные острые приступы голода погасили. Возницы вон, забили одну из лошадей, плакали, но сделали, отобрав самую старую. Так что на вертеле поджаривалась туша, сейчас кормёжка продолжиться. Я бы мог помочь с этим, но был плотно занят, а сейчас и смысла не было, туши хватит.
        Дальше мы поступили так, решили отправиться в Севастополь с группой офицеров верхом. Мы уже успели познакомиться с офицерами, те штуцера разобрали и лошадей, одежда на их исхудавших фигурах болталась как на вешалках, но они были в порядке. Лошадей хватало на всех, даже нам, сам караван вернётся обратно, доставив рядовых солдат и матросов. Старший, подполковник Швецов, что возглавил всех вылеченных, а они возвращались в Севастополь, подошёл к нам. Мы уже пояснили откуда мы и для чего, так что за предложенную нами помощь тот был благодарен, и даже отправил гонца к Нахимову. Поправив фуражку, тот сообщил:
        - Пора.

        ***

        Отбросив пустую болванку, бывшую ранее амулетом «среднего исцеления», из-за интенсивного использования основа амулета начала разрушаться, и дальше к применению уже была не пригодной, я потянулся, расправляя затёкшую в одном положении спину. Вытянули мы всё-таки этого тяжёлого, последнее потратили, но теперь молоденький матрос точно выживет. В Севастополе мы находились пятый день. Что с учётом того что у нас всего их было шесть, достаточно приличный срок. По прибытию в Севастополь, после уничтожения английских драгун и восстановления всех раненых, безнадёжных в повозках не было, везли только тех, у кого был шанс, нас сразу распределили в работе по специализациям. Так как Антон был чисто боевиком, то на нём помощь обороняющимся по этому направлению. Я же взял на себя поддержку со стороны медицинского обеспечения с вводом их встрой. Ну и я же обеспечил обороняющихся припасами, тем же продовольствием, так как с ним было всё достаточно сложно. До нашего появления. Ох и казнокрадов тут хватало. Именно что хватало, озверевший Антон, видя по аурам, когда ему врут устроил целое расследование хищений, ну и…
Нет у России в Севастополе больше воров, а сжёг он их плазмой. Почти всех, остальные, зашуганные до ужаса не только вернули всё что наворовали, но и своё отдали.
        Я же впервые сутки по безнадёжным работал, чтобы ни один не ушёл за кромку, трое ушло, я просто к ним не успел, но к счастью остальные будут жить. Потом двое суток занимался легкоранеными и ранеными средней тяжести. То есть теми, кого можно быстро вернуть в строй, так как силы обороняющихся таяли с каждым обстрелом. То есть до нашего появления эти обстрелы были.
        Откровенно говоря, применять боевую магию мне до сих пор не пришлось, тут всё на Антоне, у меня же на это просто времени не было с тем количеством раненых требующих моего постоянного присутствия. Даже спал мало, накопители с запасами маны стремительно таяли, как и продовольствие, восстановленные поедали его в огромных количествах, хорошо рыбаки спасали своим свежим уловом, но около трёх полнокровных батальонов встрой я вернул. Такое стало возможно, только именно интенсивному лечению до разрушения основ амулетов, и огромным запасам маны, которое, между прочим, тоже подошли к концу. Как бы мы их не запасали, всё же они оказались не бесконечны. Я и сам с момента после инициации заполнял камни маной и составлял свой резерв. Они у всех магов есть. И его я тоже задействовал, но всё когда-нибудь заканчивается. Закончился и он. Между прочим, я со всеми ранеными успел поработать, когда заметил, что запасы маны заканчиваются, убирал кризисы, чистил раны от посторонних предметов и заражений, так что все раненые восстановятся сами естественным путём, толчок к этому я дал.
        Был уже вечер, когда я снял кожаный фартук выходя на открытый воздух. Все врачи в них ходили, как и в халатах, он у меня тоже был, я и его тоже снял, и вышел из каземата наружу. В этом каземате был самый большой пункт сбора раненых и первичной обработке ран на Западном бастионе. В остальных я уже поработал. Сил не было, столько часов на ногах, даже ел по-быстрому, чуть ли не на ходу. Так что устроившись на валуне, хотя нет, это было вражеское ядро, и задумался, немного уйдя в апатию из-за усталости.
        Очнуться меня заставило вежливое покашливание рядом. Подняв голову, я посмотрел на Пирогова, с которым мы за эти пять дней настолько освоились в совместной работе, что успели хорошо узнать друг друга. Не подружится, времени мало, но уважать друг друга заставили.
        - Тяжело?
        - Есть немного, Николай Иванович. Укатали меня крутые горки. Маны всё, ёк. Нету больше.
        - Мне уже доложили. Как насчёт испить чайку? Моя горничная приготовила просто замечательные эклеры.
        - Почту за честь.
        Пирогов отдал несколько распоряжений, и мы на коляске направились к домику, где тот снимал комнату, и который на эти ночи приютил меня. Сидя в беседке, отсюда открывался отличный вид на бухту, мы обратили внимание, что туда входят три боевых корабля. Их как-то провели через места затопления линейных судов Черноморского флота, видимо был фарватер. Все паровые, судя по дымам, но с мачтами и парусами. Причём зная состояние Черноморского флота, от которого мало что осталось в бухте после ухода основной эскадры, вхождение в бухту этих кораблей заставляло насторожится. Тут загрохотали пушки как крепости, так и с кораблей, и замелькали флаги, вводя нас с Николаем Ивановичем в ещё большее недоумение. Мы даже отправили служанку в порт, чтобы та узнала причины подобной шумихи. Дело в том, что после нашего прибытия, осада вообще была снята, и причин стрелять из пушек не было. Ну кроме этих трёх кораблей в которых Пирогов уверенно познал английские пароходо-фрегаты. А всё благодаря Антону, не рассчитавшего свои силы, и на личном опыте убедившегося что без практики овладеть теми званиями, что он получил от
другого мага, проблематично. Самому можно пострадать, если не туда куда нужно подать излишне больше магии и так взорвать плетение.
        А дело было так, прибыли мы в Севастополь ближе к обеду. Антон совсем не имел навыков езды на лошадях, у меня же опыт был, и я мало отличался от офицеров, что нас сопровождали. Именно благодаря подполковнику мы быстро попали к Нахимову и пообщались с ним. После демонстраций своих возможностей, мелких иллюзий, узнав, что у нас всего шесть дней, через это время сработает канал в наш мир, тот преисполнился отличного настроения и энтузиазма, и быстро распределил наши роли, Антона на бастионы, раз он боевик, то туда, а меня помогать медикам, слишком много раненых, что очень беспокоило адмирала. Вот так я и застрял в госпиталях, став одной из клистирных трубок, заодно познакомившись с так же знаменитым Пироговым. Я ему целую медицинскую энциклопедию подарил восьмидесятых годов издания. Тот в свободное время не отрывался от них. Конечно алфавит сильно отличался, но тот быстро освоился, одобрив его, по его мнению, тот удобнее был, и вот так со всей внимательностью читал, делая заметки на полях и вкладки. Иногда находил и свою фамилию, лучась от удовольствия. В общем, Антона я после нашей встречи с
Нахимовым больше и не видел. Как расстались, так и не встречались более. Правда общались постоянно, я ему мощную переносную радиостанцию дал, до пятисот километров берёт, поэтому пообщаться, пусть и не с глазу на глаз, мы могли. О делах Антона я узнавал от свежепоступивших раненых, из слухов, ну и от него самого. Нахимов узнав о моей радиостанции, вытребовал себе такую же, чтобы с Антоном общаться и со мной, мы для личного общения просто на запасную шифрованную частоту переходили, а так спокойно работали.
        Если у меня было болото что затягивало, то Антон развлекался вовсю. Даже завидно стало, и с ворами повоевал и с войсками Коалиции. Тот похоже вообще раздухарился, и с экспедиционным корпусом, который сформировал с помощью Нахимова, по численности тот был как две бригады, зачистил за эти дни весь Крым согнав с насиженных земель захватчиков. Количество пленных уже за сто тысяч зашкаливало. А осаду тот снял просто, вышел на бастион, с которого виден самый крупный из воинских лагерей противника, и решил испробовать достать их одним мощным заклинанием, бьющим по большим площадям. Сколько раз ему говорил, что даже крохи маны влияют на результат, мало дал, нужного эффекта нет, больше, и закапывать некого будет. В общем, тот влил в плетение столько маны, что со слов Антона, он мне потом рассказал по рации, её аж распёрло. Как не взорвалось, не понятно, но хакер всё же решился и активировал. К беде войск Коалиции. Более тридцати тысяч погибших, около пяти просто с ума сошли от увиденного, остальных можно было брать голыми руками. Их и брали. Поначалу не решались, но когда Антон не совсем увернём тоном
сказал, что прикроет, уже активно стали покидать бастионы охватывая остатки двух воинских лагерей кольцом. Нахимов там командовал. Потом Антон и от остальных осаждающих помог избавиться. Против его боевых плетений осадные мортиры не плясали. Трофей зашкаливали все самые радужные мечты местных офицеров, особенно дальнобойным штуцерам радовались, вооружая ими лучшие части. Утром следующего дня часть войск направилась по берегу, остальные погрузились на все оставшиеся боеспособные боевые корабли и транспортные суда, и покинули бухту, двигаясь вдоль побережья. Антон шёл на флагмане эскадры, которой командовал лично Нахимов. Не мог тот такую пляску пропустить. В крепости остался за старшего её комендант. А эскадра за эти дни изрядно повеселилась. Тех что с воды не доставали, брала бригада, двигающаяся по суше. Фактически это была кавалерийская бригада, всех лошадей туда отдали, даже тех что мы у драгун отбили. Да и трофейных теперь хватало. По табунам Антона не попал, те в стороне на пастбищах находились.
        Причём в открытом море и в портах удалось захватить несколько английских транспортных судов, в трюме которых вывозились сокровища из разграбленных поместий и городов Крыма. Все команды повесили, так как среди трофеев были и рабы, точнее рабыни, русские, татарочки, гречанки. Разные. Нахимов лично распорядился, разбираясь с этим делом. Пару раз были стычки с боевыми кораблями Коалиции, закончившихся их полным поражением, тут Антон постарался. С его слов с каждым днём его мастерство и квалификация росли, он это сам видел, и подтвердил, что чем больше практикуется, нарабатывая личный опыт, тем легче ему видеть свои прошлые ошибки. Я также мог сказать, за эти пять дней моё мастерство в лекарском деле скакнуло ой как высоко вверх. Я подтвердил выученный пятый уровень лекарского дела, освоив его. Если бы я впервые дни работы с ранеными имел сегодняшний опыт, то я и ману меньше тратил и с ранеными быстрее заканчивал. Вот такой он опыт, нарабатывается со временем. Правда опыт по боевым ранениям, узконаправленный, но тоже неплохо. Вчера был бой с общим флотом Коалиции, и насколько я в курсе закончился он
полным их разгромом. Сейчас русские боевые корабли гоняли осколки былой боевой мощи Коалиции по Чёрному морю, почти все линейные корабли адмирал отправил к проливу, блокировать его, хотя бы на виду постоять, ну а остальные зачищали акваторию. Антон знал где по всему Чёрному морю какая посудина находится. Это я ему помог, поднял спутник на орбиту, так что управляя через Нахимова эскадрой, тот отправлял на перехват тех, кто способен справиться с неприятелем. Причём так чтобы перехватить его на пути к спасению. Пока получалось, хотя некоторые и уходили, слишком большая фора у них была. Не догнать. А по спутнику, он ещё и связь с Антоном теперь обеспечивал, как ретранслятор если тот далеко. Так откуда эти англичане, если флот Коалиции разбит? Может трофеи и это салют в их честь? А почему нас не предупредили?
        Тут прибежала служанка радостно возбуждённая. Оказалось, это перегонные команды пригнали три трофея. Их вообще много оказалось, просто людей для перегона было мало, проблема решалась, но это первая ласточка. Ещё и бухту чистить от блокирующих её затопленных боевых кораблей. Всё-таки не предупредили, тут можно и обидеться, только я не буду, лень. Пирогов начал расспрашивать служанку, я же, делая мелкие глотки чая, крутой кипяток, наблюдал как маневрируют все три фрегата, направляясь к причалам где их видимо ждала толпа.
        Тут пискнул сигнал рации, висевшей у меня на поясе, надев гарнитуру, я буркнул:
        - Чего надо?
        - Ты чего? - удивился Антон.
        - Не судьба была нас предупредить, что трофеи в Севастополь идут? Я себе чай расплескал на штаны с неожиданности, когда салют грянул. Между прочим, крутой кипяток.
        - Залечи «малым исцелением» и всего делов. Нашёл проблему.
        - Какой ты умный да? А я вот не догадался. Только как мне залечить, если я ВСЁ использовал, совсем всё? Прана только осталась, но я своей жизненной энергией пользоваться не буду, не идиот. Проще потерпеть пока первые крохи накоплю естественным путём, тогда и залечу.
        - У тебя значит тоже всё? - расстроенно вздохнул Антон. - Я надеялся, что хоть у тебя что-то есть.
        - Тоже всё до последней крохи энергии использовал?
        - Да… А мы тут с адмиралом ещё план как отбить проливы придумали, тот войска собирает, да транспорты. Трофеев хватает. Я бы быстро зачистил их, оборону проливов, транспортом долго идти, мы за это время уже уйдём в наш мир, но хоть облегчу работу. Может и Стамбул захватят. А теперь как, если энергии нет? А мы уже на полпути по выполнению этого плана, основной костяк из боевых кораблей и одной бригады в шестнадцати часах пути от проливов. Я тут ветерок вызывал чтобы попутный был, поэтому так быстро и «добежали», даже линейные корабли обогнали. Удерживал ветер пока мана не закончилась и всё, пуст.
        - А подождать это не могло?
        - Да на азарте всё, тем более все офицеры, что морские, что армейские, нас поддержали. Молодёжь в основном. Да и старички решили тряхнуть стариной. Не навоевались ещё.
        - Чувствуешь, что это такое, профессиональная деформация?
        - А что не так?
        - Когда мы технику использовали, для нас это нормально, а когда на магию перешли, забыли о технике.
        - Ты предлагаешь?..
        - Да, я тут совсем скис, хотя опыта наработал хоть попой ешь. В общем, я тоже хочу повеселится и вскоре нагоню вас. Сейчас передам рацию местному коменданту, пусть Нахимов отдаст распоряжения собрать как можно больше боеспособных подразделений, я их к вам перекину. Будут захваченные крепости удерживать. Может быть даже будущими гарнизонами станут… Что? Подожди Антон, тут Николай Иванович что-то хочет сказать… Ага, Антон, у вас будет медицинская поддержка, Пирогов и часть его подчинённых летят со мной.
        - Нормально, развернут на берегу госпиталь. В одной из крепостей. А можно на борту одного из транспортов. Всяко лучше, чем ничего.
        - Тоже верно. Ну всё я на связи, как с генералом переговорю, покажу ему как с Нахимовым связаться.
        Дальнейшие два часа были заняты беготнёй и суетой. Генерал уже получил распоряжения от адмирала и сейчас находился в цейтноте, как и его штаб. Генерал даже про болезнь свою забыл, так торопился всем обеспечить и всё успеть к сроку. Всё же времени мало выделили. Также у Пирогова, тот подготавливал свои службы, нарезая кто останется здесь и, кто отправиться с ним. Узнав, что можно взять несколько повозок с лошадями, то стал загружать их всем необходимым, тем более благодаря моей помощи, с медикаментами, причём достаточно качественными, особых проблем не было, даже запас успели сделать на одном из складов. Сам я выделил десять ботов, которое могли взять по триста человек или до трёх десятков повозок. Ну или табун в сотню голов. Так что были и кавалеристы, и пехота, и артиллеристы и вот медики. Сам я расставил боты в разных местах крепости, ну и за её территорией, туда уже медленно двигались ветреницы солдат, повозок и даже батареи лёгких полевых пушек. Полки, которые Нахимов перекидывал к проливу, полковую артиллерию практически не имели, только корабельную, но далеко вглубь суши стрелять та не могла
и такие лёгкие полевые пушки, которые легко развернуть и быстро открыть огонь, им были необходимы. Два бота ими загружали. Это адмирал попросил. А так я собирался лететь колонной, первый бот буду пилотировать лично, остальные на автоматическом управлении, будет стоять автопилот, с приказом следовать за впередиидущим. Нормальная практика, я её использовал, когда грузил амерских моряков и вывозил их на остров. Интересно, как они там? Хотя нет, не интересно.
        Медики и полурота, что летела с нами как дополнительный груз, а то у нас не догруз был, летели со мной. Под вечер этого же дня, когда всё было готово и боты загружены, я отдал приказ на закрытие всех аппарелей, теперь остался двадцатиминутный полёт до проливов. Связь я держал со старшими офицерами на всех ботах, отвечающих за высадку и дисциплину во время полёта. А общался через громкую связь ботов, то есть те находились у передатчиков на стене и знали на какую сенсорную кнопку нажать чтобы ответить. Волновались конечно, больно уж всё тут необычно, но ничего, приказ есть приказ, крепились.
        Когда мы прилетели, корабли эскадры Нахимова мелькнули внизу, а мы первыми успели, уже окончательно стемнело. Однако ничего, сбросив привязку автопилота с ботов, чтобы те за мной не летели, а зависли в ожидании на одном месте, я облетел все крепости и обработал их «подавителем». После чего высадил в самой крупной крепости как медиков, так и полуроту. Причём я всё объяснял солдатам и офицерам на бортах других ботов, что всё подготовлено, турки спят и их задача только связать их и встать к захваченным пушкам. То есть, занять оборону. Привёз я даже больше чем планировал, почти четыре тысяч солдат, но думаю хуже не будет. Возглавлять их будет офицер в звании полковника, вот он и командовал, находясь со мной в рубке, куда кого. Распределив всех солдат, артиллеристов и пехотинцев, по крепостям, всё они захвачены, всех турок прямо в постелях вязали, те ещё не скоро очнуться, ну и оборону готовили. Но это что, у пролива на якорной стоянке находился большой линейный корабль под британским флагом, с парусным и паровым вооружением, его я тоже обработал «подавителем». Как и три транспортных судна рядом, шлюп
под французским, и старый паровой корвет под турецким флагом. Солдаты прямо с аппарелей ботов переходили на палубы судов и кораблей, и офицеры, знающие что их ждёт, сходу командовали всех вязать и готовить шлюпки чтобы всех пленных моряков свезти на берег. В общем, судами те управлять не могли, но удержать их до прихода моряков Черноморского флота, вполне. Тем более этот линейный корабль, по местным меркам, новейший, прародитель броненосцев, пригодится нашим.
        В полночь и эскадра подошла. Я уже убрал все боты обратно в За Пазуху, и отдыхал под лёгким ночным ветерком на площадке артиллерийской башни одной из крепостей, откуда открывался отличный вид на небольшую бухту, где стояли захваченные суда и боевые корабли. Всё происходило в таком режиме, что не смотря на спешку, в близком Стамбуле так ничего и не заметили. Доставленные мной солдаты спали в крепостях, офицеры выставили дежурные смены, подготовили пушки, если кто вдруг попытается прорваться через проливы из Чёрного моря в Средиземное, ну и дали отбой. Дальше, когда прибыла эскадра и на берег сошёл Нахимов, уже он принял общее командование, а на берег сходили солдаты бригады и двух полков. Тут уже были размещены лёгкие батареи полевых пушек. Как и обещал, я доставил их для обеих бригад. Вторая ещё в пути. Кстати, полковнику, командующему крепостями, Нахимов сходу обещал похлопотать генеральское звание. Тут тому скорее повезло, вся свита адмирала, генералы и адмиралы отправились с ним в рейд, надеясь на звания и награды. Остался один больной генерал, его на коменданта крепости и поставили, так что
выбора кого со мной отправлять, не было. А свита в пролёте. Нет, конечно и они тоже чего-то достигли, славных дел у них хватает, но извините, захват проливов - это захват проливов, и имя полковника Семенова навсегда впишут в анналы истории. Если не иностранной, то нашей точно. Вот те и поздравляли его, смущённо улыбающегося. Поздравляли с искренними улыбками и доброжелательностью в голосе, но меня не обмануть, столько зависти и злобы в аурах. Ох не просто будет будущему генералу. Не удивлюсь, если ему допустят гибель в бою, например, от удара табакеркой в висок.
        Я сам тоже находился на берегу, дожидался, когда Антон прибудет, он со второй партией высаживался, что-то его задрожало. Поэтому обратив внимание как свита адмирала крутится вокруг полковника, я спрыгнул с дырявого днища старой перевёрнутой лодки, на которой сидел, и направился к ним. На месте, оскалив зубы в хищной усмешке, прошипел, очень громко:
        - Что ухари, на измену подсели?! Если с полковником что случиться, я вас уродов найду и накажу, виноваты вы или нет.
        Те мой сленг не особо поняли, если откровенно, то вообще не поняли, кроме последней фразы. Испуг и недоумение так и бродили по аурам, поэтому, когда Антон соскочил на берег, не замочив ботинок, то весело поинтересовался:
        - Чего это ты эту генеральскую муть напугал?
        - А, - отмахнулся я. - За дело.
        - Это правильно. Я их сам заколебался шугать. Такое впечатление, что у них на уме не служение родине, а чтобы урвать и какую кознь устроить. Достали. Причём ещё и хвастаются этим друг перед другом. На них посмотришь, и понимаешь, что правильно красные революцию провели, свергнув императора. Надо было как воров, сжечь к чёрту и всё.
        Особо голоса мы не понижали, так что слышали нас многое, но мы на их интерес также наплевательски относились. Дальше попрощавшись с адмиралом, рацию свою я у него забрал, нечего такими высокотехнологичными игрушками разбрасываться, ну и отойдя, нас десяток кавалеристов сопровождало, это я их доставил, ну и вызывав челнок. Мы сразу погрузились и улетели. Действительно улетели. До открытия обратного канала осталось семнадцать часов. Правда отслеживать что будет дальше у проливов, не прекратили. Особенно это Антона интересовало, да и я не остался в стороне.
        - Адмирал собирает свои силы в кулак, чтобы двинуть на Стамбул, - не отрываясь от экрана планшета, спутник исправно транслировал нужную местность, сообщил Антон. - Рассчитывает войти в него с первыми лучами солнца, когда самый сладкий сон. Молодчага, у него есть все шансы атаковать казармы и уничтожив кадровые части начать захватывать город. Тем более скоро подойдут суда второй линии с пополнением. Узнав о захвате Стамбула, турки запаникуют, и возможно фронт рухнет, особенно если нажим усилить. Тогда наша Кавказская армия двинет вперёд.
        - Это всё мечты и как будет, точно предсказать мы не можем. А узнать не успеем, у себя в мире к этому моменту будем.
        - А что войска Коалиций разбиты, все англичане и французы с их союзниками, в Крыму захвачены. Правда мало, я особо их в плен не брал, недолюбливаю, как и ты. Кстати, я про тот случай слышал, слухи среди офицеров ходили. Не скажу, что тебя хвалили, даже пару раз по морде пришлось дать.
        - Про английского офицера?
        - Да.
        - Было такое, - хмыкнул я.
        Случай действительно занимательный с точки зрения местных, а с моей - показательный. Всё же полтора века между нами, и это много, что для нас естественно тут это позор, что для нас позор, тут это естественно. Я ведь под доктора тут был, причём мага, который лечит и восстанавливает всех. Когда Антон разбил первые полки Коалиции, то пошли раненые и с той стороны. Я сразу сказал, плевать мне на их клятвы Гиппократа, я её не давал и руководствуясь своими моральными принципами, лечил только своих. А тут офицера английского принесли, и потребовали вылечить. Вот я сформировал шарик фаербола и прожёг им дыру в виске у того. После чего попросив эту тухлятину в мундире майора убрать от меня подальше. Ведь русским языком говорил, не буду я их лечить, как будто в колодец аукнул, а как на прямом примере продемонстрировал, то всё, больше не приносили. Пирогов потом пояснил, оказалось они думали, что это касалось простых солдаты, вроде как офицеры и дворяне над всем этим и различия между своими и офицерами противника для них не было. Меня по-другому учили, враг есть враг и только так. Тем более англичане.
        Тот случай с врачом из каравана, Пирогов прокомментировал по-своему. Сначала удивился что англичане там появились, всё же обе стороны старались придерживаться норм ведения войн и не трогать раненых, а потом уже спокойно описал действия своего подчинённого. То есть, по мнению обычного армейского офицерства, пластуны, разведчики и еже с ним, относятся к подлым войскам. То есть удар со спины, обычная для меня современная засадная тактика, для них подло. По правилам ведения военных действий, с врагом нужно встречаться в плотном пехотном строю и обмениваться залпами. Эти офицеры даже и не здороваются с теми, кто служит в подлых войсках, держа с ними границу. Видимо и нас приняли за солдат из этого подразделения, раз я получил такую отповедь. Правда я с тем врачом так и не общался, а тот всё рядом крутился, пока я его так не шуганул, пообещав брюхо вспороть, отчего Пирогов его отослал подальше. В Евпаторию, кажется. А вообще на мнение местных офицеров мне было плевать, подивился конечно какая огромная пропасть лежит между нами, но особо комментировать это не стал. Кроме Пирогова, вот ему всё что думаю
выложил. Тот тоже признавал, что за такое время всё могло изменится. А на счёт манеры ведения войн, особенно в подлых делах, так англичане впереди планеты всей. Да, я тоже в исторических справках не встречал информации, чтобы те вели себя по отношению к ранеными таким образом, как было в случае с санитарным караваном. Так ведь и историю пишут победители, а в той войне победили именно они и доверять информации скаченной из земного интернета, у меня не было никаких оснований. Как в этом мире пойдёт история, я не знаю, но нужный толчок всё же дал.
        - А чего это я лёгкой вибрации не ощущаю. Мы что, не летим? - уточнил Антон, отрываясь от экрана планшета.
        Особых изменений там за двадцать минут с момента нашего отлёта ещё не было, полки только начали движение к окраинам Стамбула. Летучие отряды казаков и кавалеристов стали охватывать Стамбул чтобы перекрыть дороги беглецам.
        - Нет, над Средиземным морем висим.
        - Так канал, как ты говорил, в Антарктиде?
        - Тут караван английских судов, раз пошла такая пьянка, хочу прихватить их. Время на это есть. Трофеев там достаточно, да и тебе понадобятся. Тебе же жизнь с чистого листа начинать. Капитал понадобится.
        - Думаешь под старыми данными лучше не появляться?
        - Это сам решай. Или громко заявить о себе как о маге, или с нуля, но всё тихо, без шума.
        - Да понятно, что мне лучше с шумом. Но средства понадобятся, это ты прав… Так, я сейчас спутник переведу, посмотрим, что под нами.
        - Не нужно, просто подключись к оборудованию челнока, тут вся информация есть. Я сканеры судна использовал для поиска этого каравана.
        Подключиться тот теперь мог, имперский тот хоть и не знал, но я поработал над этим планшетом, и теперь в меню имелся и русский алфавит, коим Антон и пользовался.
        - Ты о нём от пленных узнал? - проявил догадливость хакер.
        - Ну да, допросил того капитана, что линейным кораблём командовал, пока вы к нам телепали. От него всё и узнал. Караван три боевых английских корабля сопровождают. Я их тоже прихватить решил. Так, вдруг пригодятся.
        - Ага, вижу… А капитан тебе наврал, или не договорил, тут ещё два француза, линейные. Не они ли от нас сбежали после боя что три дня назад прошёл?
        - Нет, не успели бы до этих мест дойти, это другие. Похоже что-то особо ценное везут. А французов тоже прихватим, почему и нет, если сами предлагают. Сколько там посудин всего?
        - Сейчас, считаю. Я ещё и типы хочу определить. Чистых проходов тут нет, видимо не прошла ещё концепция в этом деле. Парусники или совмещенные с паровым ходом. Даже боевые.
        - Так время какое, что ты хотел.
        - Ага. Ну всё, я закончил. Значит так, двадцать шесть транспортных судов, из них восемнадцать и имеют дополнительный паровой ход. Общий тоннаж почти восемьдесят семь тысяч. Крупные суда по местным меркам. Имеется восемь боевых кораблей сопровождения. Это два линейных француза, потом три новейших английских параходо-фрегата, один бриг двадцати двух пушечный, и два шлюпа, оба под французским флагом. Три последних корабля паровых машин не имеют. Кстати, как делить добычу будем?
        - Вот ты интересный, ты чем занимался эти пять дней пока корсарствовал на море с Нахимовым?
        - Да я вообще о трофеях не думал, так, мешочек с драгоценностями прихватил из награбленного французами, и всё. Кто же знал, что ты и морские суда будешь брать.
        - А я буду. Что хотел то?
        - Я сначала на бриг поглядывал, но тому лет двадцать, походил уже. А тут рассмотрел один из шлюпов, года три ему, свеженький. Я бы его взял, а в трюмы и каюты трофеи с других судов. Потом, когда вернёмся, и я выйду на сцену, сообщая о себе, то выправлю документы, то есть новый паспорт по старым данным получу, куплю в Крыму особняк и там мне его вернёшь. Яхтой моей будет. А может продам кому. Фильмы же исторические снимают, а тут настоящий парусник.
        - Ясно всё с тобой. Мечтатель.
        - Это точно. С чего начнём?
        - Ты сиди, я сам всё сделаю.
        В трюме челнока уже были боевые дроиды, я успел подготовиться, поэтому в ночной мгле, догнав крайний парусник, последний можно сказать и облучил «подавителем». Челнок военный, разведывательной версии, и всё необходимое оборудование у него на борту имелось. Дальше зависнув у левого борта, выдвинул боковой штурмтрап по которому дроиды перебрались на сам парусник. Дальше французов за борт, заниматься мне ими было некогда, да и не звал их сюда никто, грабителей хреновых. Потом снова облучил сканером поиска биологических объектов бриг. Ведь я не смогу убрать его в За Пазуху, пока на его борту есть хоть одна живая душа. Крысы сюда тоже относятся. Они были, целый выводок из полутора десятка штук. Дроиды отловили их и тоже отправили за борт. Пока челнок сопровождал бриг на автопилоте, я спокойно пробежал к шлюзовой и пройдя по тонкой вибрирующей доске трапа, коснулся натянутых канатов корабля, отправляя его в свой схрон. Дроиды уже в трюме были, так что продолжим работу.
        Потом я прихватил оба шлюпа осуществляющих боковые дозоры. Паники со стороны каравана пока не было, видимо их вперёдсмотрящие всё ещё не заметили наших действий. Хотя небо чистое, луна имелась, но маскировка «хамелеон» спасала, не заметили. Разве что могли едва слышный шум движков услышать, да и то вряд ли. Это я им вплотную подлететь должен. В общем, крайние или отставшие корабли я взял, но дальнейшую мою работу точно обнаружат, не могут не обнаружить. Значит как-то нужно так сделать, чтобы не заметили. Обогнав караван, я завис прямо над волнами и технический дроид из штатного ремонтного оборудования челнока, спустил дыммашину, которую я слепил за пару минут на коленке. Небольшой плотик закачался на волнах, и стал подавать дым. Я так разместил его, чтобы ветром дым полосой сносило на караван.
        Через два часа, когда караван вошёл в странный густой туман, то чуть не потерялся, а когда вышел, охрана не досчиталась двенадцати транспортных судов. Они снизили скорость чтобы подождать отставших, обнаружив так же пропажу брига и обоих шлюпов. Даже сигнальные ракеты начали пускать, но глухо, как сгинули. А мы переместили дыммашину дальше, и продолжили издеваться над противником. Антон изрядно повеселился, наблюдая за моими действиями. А когда мы и во второй полосе тумана оставшиеся транспортники взяли, предложил шандарахнуть по боевым, у него мол маны полтора процента накопится успело, должно хватить.
        - Чем тебе мои трофеи не угодили?
        - До сработки канала осталось не так и много, и рассвет вот-вот наступит.
        - Успеем.
        Мы действительна успели, просто нагло подлетели и облучили все корабли «подавителями». И вот так нагоняя каждый, все же те на полном ходу шли, избавлялись от команд, другой живности, и отправляли боевые корабли в За Пазуху. С линейными мне повезло, оба сто пушечные. Только после этого поднявшись повыше, оставляя за собой инверсионный след, мы полетели к Антарктиде. Сначала в Крым залетели, оставили там пять десятков девушек, найденных на транспортниках, на окраинах Севастополя высадили в спящем состоянии, а потом уже рванули куда нам нужно. Правда по пути всё равно по безобразничали, встретив три судна под британским флагом. В этот раз моряки остались в живых, в шлюпках очнуться, эти с нами не воевали, хотя и всё равно относятся к самой подлой нации Земли. Хотя если быть совсем откровенным, то один из трёх чайных клиперов, а именно они меня заинтересовали, нёс амерский флаг. Но особо между этими нациями я различий не видел. В общем, все три клипера, идущих с полными трюмами из Китая, уместились у меня в За Пазухе, а мы полетели дальше. Кстати, надо будет чуть позже всеми парусниками заняться. А то
как же, я же их забирал под полными парусами, их ещё спустить нужно. А то так решу подарить кому подобное судно, ну или продать, достану, паруса наполняться ветром и фьють, нет его, только вдали кормой мелькнул. Оно мне надо? Вот и я думаю, что нет.
        Наконец вот она, Антарктика, а до появления канала меньше часа оставалось. Приходилось мне в этих широтах бывать, не самое приятное место для путешественника что собирается воспользоваться каналом. Мы стояли на шкуре медведя, завернувшись в одеяла, уже промёрзли насквозь, совсем посинели, когда канал сработал и бросив одеяла мы перешли в наш мир.
        - Мы где? - тут же осмотрелся Антон, пока я делом занимался. - Это что за фильм ужасов вокруг?
        - А это по иронии судьбы, Хельсинки. Вернее, то что от осталось от города. На, возьми амулет, он защитит от возможной радиации.
        Тоже надев амулет на шею, я стал распаковывать футболки и джинсы. Натянув бельё, мы быстро надели одежду, сверху лёгкие куртки, а на ноги кроссовки и я достал челнок. Нас уже заметили рабочие из поисковых групп, разборы завалов ещё шли, в защитных костюмах, всё как полагается. Вертолёт в стороне пролетал. Но мы на это всё не обращали внимания, спокойно устроились в креслах, я в пилотском, и подняв машину, стал подниматься выше, уходя на территорию России. Добравшись до лайнера что продолжал висеть в Татарстане над родным посёлком, я был неприятно удивлён тем что на борту был ещё и президент РФ. Сутки тут находился. Ну да, не предупредил о пропаже, но с какой стати вообще должен предупреждать? Родители знают и хватит. Отец имевший статус на борту не ниже моего, определил его как дорогого гостя в лучшие апартаменты, вот тот и отдыхал, воспользовавшись возможностью, ну заодно и меня ждал.
        С президентом мы разобрались достаточно быстро и тот через четыре часа, где-то под вечер, улетел. Антон лишь порадовался что тот на борту был, наконец-то можно легализоваться. Пообщался, описал кто он, и получил обещание полной поддержки от президента. Тот попросил время на обдумывание этого направления магии, просмотрел кадры наших действий в Крыму, где мы шесть дней пропадали, и надумал создать министерство магии. Правда, именно это он и будет обдумывать, или создаст, или засекретит всё, сделав магию секретным оружием России. И там и там есть свои плюсы-минусы. Сам Антон начал собираться, как бы то ни было, но вскоре нужно будет ему покинуть лайнер. Набирать первых учеников, открывать возможно тайную, возможно открытую школу магии, и вперёд. Пока он будет единственным преподавателем, но в будущем это всё выправится.
        Сам я пообщался с детьми, которые искренне порадовались моему возвращению, я ещё никогда не покидал их на такое длительное время, что заставило их забеспокоиться, бабушки еле успокоили. Я конечно учился в капсуле на станции Искинов, но там крышка прозрачной была, и дети могли подходить и видели, что я с ними, хоть и за стеклом. Учился тогда плотно, а тут меня нет и нет, волей-неволей запаникуешь. Эту ночь я спал не один, все со мной были.
        Сразу не уснул, так что лёжа в постели, стиснутый со всех сторон, размышлял. С амерскими моряками, у которых я угнал флот, теперь ничего не выйдет, ещё дня три назад нашли, уже организовали спасательную операцию, вывезли половину, остальные на очереди. По поводу Стражей тоже размышлял. То, что такого тут нет, теперь было видно, иначе давно бы вышел на связь или попытался убить. Зря что ли я охрану держу в параноидальном режиме? Атак пока не было, но я не расслаблялся. Насчёт просьб президента, я конечно же помнил и обещал их выполнить, раз покидаю Землю. Я не говорю, что навсегда, вполне возможно такие путешествия будут продолжатся, мне они нравились, и вернуться в свой родной мир у меня имеются все шансы. Только вот оставить их тут безоружными не хотелось. Поэтому развернул боевые платформы, следом станцию, где российские военные будут обучаться всему тому оборудованию что получат от меня. Подкину пару ботов, истребителей, может и корабль какой, вроде фрегата. Дальше пусть сами строят, технологии я тоже дам. Ещё перед отлётом изыму у всех кроме России ядерные арсеналы, мне так спокойнее будет.
Так что за послание дни перед нашим уходом предстоит много поработать и как я вижу, эти шестидневные приключения назвать передышкой никак нельзя. Грязь, кровь, гниение и стоны раненых завели меня ещё больше. Да, поскорее бы покинуть Землю. С каждым днём я желал этого всё больше, уже став похожим на дембеля, считавшего дни до приказа.
        Тут поступил сигнал от искина крейсера. У нас гости, четыре корабля богомолов. Вот гады, поспать не дали. Ну что ж, сами виноваты. Теперь можно и повоевать, сестру в пилотское кресло, а сам за пульт оператора артиллерийских систем. Конечно наш тандем будет не полноценной командой, но всё легче. Это не как я один, всё разом делал вовремя боя с двумя судами насекомых. Справимся.

        ***

        Проходили мы через канал быстро, но уверенно. Хотя наши старички это делали с никоторым испугом. То, что они омолодятся до малолеток, то есть до подростков, им было прекрасно известно, на нашем с Антоном примере. Вот немного нервишки и шалят. А переходили мы таким способом, сначала я с детьми, те гурьбой бежали за мной голенькие, вполне привычные к каналам, потом и остальные. А это женский пол, и оба деда, то есть мой отец и Бородин. Всего со мной было не так и много родичей, только самые близкие. Сестра с родителями и бабушка, со стороны Бородиных, он сам с женой и последняя дочка, Инга. Правда сам я пустил слух что с нами идёт порядочно народу. Это чтобы отвадить желающих, которых хватало. Да и если честно, наша группа самая оптимальная по численности чтобы проходить быстрые каналы. Если бы было больше народу, кто-то успел бы пройти, а остальным что делать в чужом мире? Вот я так провёл расчёты и понял, что больше и не надо.
        Эти оставшиеся пятнадцать дней я провёл как в угаре, спеша всё закончить и как не спешил, я всё же… закончил. Успел. Потом сутки просто лежал в капсуле, одновременно учась. Бой тот с насекомыми до сих помниться отчётливо. Хорошо мы повоевали с сестрой. А вспомнили что у нас в капсулах люди лежат, только когда уже начался сам бой. В общем, нас засекли сразу, да и такая суета на орбите планеты, трудно её не заметить. Богомолы заметили. Когда мы пошли к ним, те выслали нам на встречу своё судно, одно. Остальные наблюдали издали. Один полновесный залп и судно насекомых превратилась в сверхновую, исчезнув во вспышке. Остальные развернулись и молча решили свалить. Однако скорости у нас тоже были разными. Догнали. Те развернулись и довольно грамотно прикрывая друг друга, выстроив оборону, попытались дать бой. Не вышло, я просто воспользовался дальнобойностью своих пушек. Появилось два остова с огромными дырами, и обломки четвёртого. После зачистки, Лена на буксире отволокла их к Луне. Потом земляне посмотрят на наши ратные труды, пусть учёные исследуют технологии насекомых, там довольно много
оборудования уцелело. Да и вооружения тоже.
        А вот координаты сработки канала, всем любопытным, я сообщил другие. А сам, когда подошло время, собрал своих и где надо мы вот так перешли. С Антоном расстались по-дружески. Его тему всё же полностью засекретили, но тот стал тайным советником президента, не сообщая по какому направлению. Я помог провести ему инициацию десяти учеников, трое станут в будущем хорошими артефакторами, подарил изрядно амулетов и артефактов, а также два комплекта блоков для пентаграмм инициации одарённых. Дальше сам справится. Подготовит смену, будущих преподавателей своей секретной школы, и пойдёт по-тихому развивать это направление. Я ведь омоложением стал заниматься, как в капсулах, так и магией. Больше последней, капсулы постоянно были заняты. После всех ветеранов, а мы успели вылечить большую часть, пациентами на крейсере стали дети. Парализованные, после аварий и всего остального. Немного, но почти семь сотен через капсулы пройти успели. Да и сейчас проходят в оставленных мной капсулах, медики учились и уже могли отслеживать параметры. Так что справятся. Антон провожал нас и сейчас остался с той стороны канала.
Шлюп его я ему передал, как тот и хотел в Крыму, где успел купить у какого-то олигарха неплохую виллу с причалом в небольшой бухте. А купил за свою долю в моих трофеях, за бриг и одно торговое судно. Пустое, трюмы я освободил. Олигарх ушлым оказался, тут же организовал круизную компанию, и стал возить обеспеченных туристов на парусных судах. А цены там ой как кусались. Да и пока по Чёрному морю, набранные команды учились, а потом будут и кругосветные круизы. Вложения минимальные, отделки кают и так великолепны, так что начал стричь бабло, как говорят современные россияне. Меня можно включить в их число, так как вредные словечки нет-нет да прорывались.
        Вот и получилось, я всё закончил, всё подготовил, и смог спокойной душой покинуть Землю. Вот только из лета, при переходе, мы оказывались в снежной вьюге, дети запищали от холода, и жались к моим ногам чтобы защитится. Острые льдинки впиваясь в тело стремительно таяли. Это был самый короткий маршрут в Империю, пришлось делать достаточно сложный выбор. Пока переходили остальные, я взмахнул рукой и вызвал автодом, что сел по брюхо в глубокий снег, но зато салон был прогретый, поэтому открыв двери я загнал внутрь сначала детей, что кутались в выданные мной одеяла, а потом и остальных, дорожавших от холода. Мороз был минус двадцать, не меньше, это не так страшно, но этот ветер что выдувал всё тепло, вот он очень неприятен. Я тоже накинул на плечи плед, приплясывая на снегу, после чего заскочив в автобус за последними, закрыл дверь и запустил движок, включив отопление на полное.
        Дамы наши отправились в спальню, пока дети сидели, укутавшись в одеяла на диванчиках обеденной зоны. Деды их, достав из верхнего шкафа бутылку водки и два стакана, разлив, хлопнули. То, что они теперь стали пацанами, они уже успели отметить, и теперь то ли отмечали благополучный переход, то ли праздновали вторую молодость. Остальные также превратились в девушек-подростков. Из всех, наверное, одна Инга этим обстоятельством была недовольна. Только вышла из этого периода, и нате вам, снова подросток. Чему тут радоваться? Вот так хлопнув водки, деды взяли сумки и стали одеваться. Сам я лишь трусы натянул и тёплую рубаху накинул, после чего найдя сумки сыновей, стал доставать одежду и одевать их. Дочек не требовалось, они в спальню ушли что находилась в корме автодома, их там одевают. Всё как положено, утеплённое бельё, и домашняя одежда. Для улицы отдельно висела в шкафу. А вообще с этим проблем не было. Ещё с той стороны, зная какая тут погода, через «вариатор» высчитал, я и одежду подготовил соответствующую. Правда для взрослых, что скинут старость, подобрать комплекты одежды сложно, фигуры-то
уменьшатся, стройнее станут, но те помнили какими были в подростковом возрасте. У нас с отцом фигуры фактически одинаковые, подобрать несложно было, так и остальным. Теперь у каждого, включая моих детей, была своя сумка с одеждой. Мы эти сумки в автодоме и оставили, поэтому, когда прошли внутрь, сразу разобрали их и стали одеваться. Вот так и получилось, что помогая детям, деды чуть позже на помощь пришли, я оделся самым последним.
        Зашедшая мама прошла к кухне и проверив, сколько воды в электрическом чайнике, включила его. А потом второй, чтобы на всех кипятка хватило. Мощный бензогенератор тарахтел под брюхом, движок я заглушил, так что энергии хватало на всё. Когда мы полностью собранные, и с приведёнными нервами в порядок, это бабушка ревела, снова превратившись в девчушку, с некоторым трудом устроились в обеденной зале, все дети на коленях сидели, пили чай, прогоняя изнутри ту стужу, которую смог нагнать ветер, то четырнадцатилетний генерал, сделав глоток жаснина, на который все мои успели подсесть, поинтересовался:
        - А что это за мир, я всё не успевал уточнить? Да и тебя практически не видели. Всё на орбите находился, как и сестра, что на буксире чистила от мусора орбиту планеты.
        - Я вам предлагал пройти обучение? Сами говорили, некогда да некогда. Могли и прямо сказать, что боитесь этого дела, я же ауры вижу, а в них эмоции не спрячешь.
        - Я ничего не боюсь, - сразу открестился от моего наезда генерал. - Просто времени не было, всё внуки занимали. Так что за мир?
        - Ветка Земли. Плохой мир в том смысле, что тут каналы на пересчёт, бедный он на них, скудный. А находимся мы где-то во временах раннего Петра. Я почему о нём вспомнил, тут в двадцати километрах Нева и вскоре будет заложен стольный град Петербург.
        - Часовых нет, не опасно? Вдруг какие местные древляне подкрадываются, а у нас даже оружия нет?
        - Оружие в том шкафу, пара «калашей», гранатомёты и «РПК-16». Пяток пистолетов ещё и боекомплекты ко всему перечисленному. А насчёт охраны не стоит беспокоятся я, когда последним заходил, выпустил боевую группу Лейтенанта, это дроид-искин, так что нас охраняет три десятка штурмовых бойцов из композитных материалов. Никому не прорваться.
        - Не замёрзнут?
        - Они в космосе могут действовать, а там куда холоднее. Не волнуйтесь, не замёрзнут. Даже если снегом задует, для них это не проблема, снизу атакуют, внезапно для противника.
        - Хорошо, какие наши дальнейшие планы? А то мы кроме даты и времени, когда перейдём через сегодняшний канал, ничего не знаем.
        - Нам нужно пройти всего несколько миров. Тут нам откровенно повезло, редкость чтобы на другую ветку, да ещё космическую, был прямой путь, всего несколько миров пройти потребуется. В этом мире мы просидим шестнадцать дней. Сейчас оденусь, выйду и достану лайнер, к которому вы все привыкли, отправлю вас на лифте наверх и следом поднимусь, там вы по своим каютам разойдётесь, и отправимся куда-нибудь в тропики отдыхать на золотистых пляжах. Да на тех же Карибах или на Кубе, а потом перейдём в нужный нам мир. Как видите всё просто, переходим в новый мир, ищем безопасное место, где пережидаем, и уходим в следующий. Таким вот способом добираемся до Империи. А там уже норма, свои. Теперь свои. Кстати, на борту лайнера я проведу вам гипнообучение имперскому языку. Ну кроме Лены, она его и так знает, изучила, когда на пилота училась. Вот, ещё один момент, раз коснулись этой темы. В империи бездельников нет, там даже император имеет гражданскую специальность. Лены это не касается, та уже вторую специальность изучает, корабельного техника, и хочет развить её в инженера, а вот вам хотя бы одну нужно изучить
пока мы путешествием к Империи. Это нужное дело. Список по специальностям я вам дам, думайте сами. При желании, а я очень советую, поставлю всем боевые импланты и обучу боевым искусствам, вы все станете очень опасными противниками. Лена подтвердит. Сможете защитить себя и детей в случае нужды.
        - Угу, - кивнула та и снова уткнулась носом в кружку, делая глоток жаснина.
        Сидевшая у неё на коленях Аня, поставив на столик пустой стакан, откинулась той на живот, используя его как сидушку, отчего сестра чуть не поперхнулась, закашлявшись, но лишь погладила племянницу по голове, и продолжила чаепитие.
        Закончив пить чай, пока генерал вооружался, ему было неспокойно, чужой мир и ничего на руках, а так повесив кобуру с «Макаровым» на пояс, успокоился. Сейчас тот отсел отдельно, к нему сыновья убежали, и стал его чистить. Сестра тоже вооружилась, только двум пистолетами, а отец взял «калаш» он ему привычнее. Я же накинул тёплую пуховую куртку и вышел на улицу. Мама крикнула чтобы я поберёгся, так ведь у меня ещё и амулет на куртке, так что защита фактически не давала ветру добираться до моего тела. Вот так вызвав лайнер, я спустил кабину лифта, грузовую, чтобы все поместились, и отправил всех наверх. Там дальше сами разберутся, всё же за полтора месяца изучили его с носа до кормы. Потом заглушил генератор, отправил автодом в За Пазуху и поднялся следом за нашими.

        Спустя четыре дня, когда мы отдыхали на Кубе, выбрав пустынный пляж, детям там очень нравилось, найдя свободную минуту, я решил проверить «вариатор». Трижды тот пересчитывал маршрут и трижды показывал, что канала, которой мы ждём через двенадцать дней нет. Совсем нет. Он как будто испарился. Такое бывает лишь в двух случаях. Если канал схлопнулся ещё не образовавшись, или если мир, или сама планета погибли. И почему-то мне казалось, что верным будет второй вариант. В общем, если это не неприятности, то очень близко. Мир тухлый насчёт каналов, как из него выбираться не понятно, если за два месяца всего ТРИ КАНАЛА, причём одного из него не будет. Это тот что был наш. Похоже придётся выстраивать новый маршрут, ориентируясь по этим двум каналам. Вот же жесть. Два канала, и оба мне не по нраву, а выбирать нужно. Вот и сижу, ломаю голову.
        Да уж, ситуация. Два канала из ничего. Причём один дальний, откроется через полтора месяца, вернёт нас в родной мир. Надо мне туда? Да боже упаси. Значит, забываем. Ближайший канал, между прочим через пять дней срабатывает, выходит на ту же Земную Ветку, но в тысяча девятьсот восемнадцатый год у города Томска. В том мире тоже с каналами туго оказалось, заражаются они этим что ли друг от друга? Однако можно попытаться уйти на другую Ветку. Правда магическую, но это даже хорошо, может ещё какие знания о магии добуду, а то я откровенно говоря пока слаб в этом, знаний маловато. Из того мира два перехода по мирам и будет ход в одну из космических Ветвей. Оттуда я уже смогу уверенный маршрут до Империи построить. Это пока по всем моим расчётам самый удачный и лучший шанс. Хотя нет, самый лучший ход мы потеряли по неизвестным причинам, а этот правильнее оптимальным из всех назвать.
        Вот так после анализа я откинулся на спинку кресла в своём кабинете на борту лайнера, что висел в ста метрах над волнами красивого залива, это чтобы на пляж тень не бросать, там сейчас купающихся хватает. Дети и двое сторожей, это Ирина Владимировна и моя сестра. Пора собрать всех наших и сообщить что планы меняются, по независящим от меня обстоятельствам. Возможно даже придётся поднимать людей из капсул. Да, после того как мы попали в этот мир, то пройдя в конференц-зал на борту лайнера, поговорили насчёт того, что те будут делать в Империи. Ну то что я беру на себя их обеспечение, конечно же, не обговаривается, всем приобрету квартиры или домики, по желанию. Им будут даны пожизненные рентные отчисления, не велики, но на жизнь хватит. Захотят, со мной будут жить. Дворец, обещанный мне сдать под ключ, уже должны отстроить, или на данный момент ведутся окончания работ. Когда прибудем, тот точно должен быть готов. Могут со мной и детьми жить, но свои жилище у каждого должны быть.
        Так вот, поговорили мы тогда в конференц-зале о будущем моих родственников. Конечно, заботится я о них буду и пополнять личные счета тоже, без проблем. Вопрос в другом, законы Империи таковы, что там бездельников и тунеядцев нет совсем. Даже слово это считается самым оскорбительным - тунеядец. Не стоит думать, что все жители Империи такие вот прям жадные до работы. Да разные. Есть те, кто уже на пенсию вышел, по сроку или по службе, есть те, кто занимается предпринимательством. Аристо Империи имеют свои ходы. Вроде как работать, и ничего не делать. Всё очень просто, они поступают на службу во Флот и в Армию, но не проходят службу, а находятся в действующем резерве, даже имеют право носить форму. То есть зарплату не получают, пока их не призовут. А когда призовут, тогда отвертеться от участия в каком-нибудь конфликте вряд ли удастся. Оргвыводы и уже тем более санкции за это влупят жесточайшие, вплоть до лишения гражданства. Вот я и предложил своей семье такой выход, они как ближайшие родственники герцога, я всё же непростой человек в Империи, также получат дворянские титулы. Возможно в самом низком
ранге, а возможно чуть выше. Но главное, при получении воинской специальности, и сдачи экзамена на офицерское звание, они спокойно могут выйти в этот самый действующий резерв и заниматься собой или внуками. Правда, раз в год в течении месяца потребуется подтверждать квалификацию, там что-то вроде сборов будет.
        Тогда генерал, внимательно слушавший меня, уточнил:
        - А ты сам где находишься в Империи, Флот или Армия?
        - После принятия гражданства, я прошёл квалификационную комиссию и получил семь подтверждённых специальностей. Это врач-универсал, погонщик боевых дроидов и дронов, офицер десанта, пилот малых и средних кораблей. А также корабельный техник, инженер и специалист по взлому кибернетических систем. Это подтверждённые специальности, но определили меня в действующий резерв. В штаб Флота. Звание полковник, числюсь за флотской разведкой на должности зама аналитического отдела.
        - Семь специальностей? - покачал головой генерал.
        - На самом деле это не так и много. Некоторое офицеры, особенно закончившие Звёздную Академию, элитное флотское учебное заведение, где учатся аристо, может иметь и до пятнадцати специальностей. Кстати, все мои дети уже записаны туда, и по достижению десяти лет отправятся в Академию… Не делайте таких лиц, в выходные они могут бывать дома. Учиться будут в течении семи лет, но покидают стены Академию настоящие профессионалы, уж поверьте мне.
        - Они станут военными?
        - Не обязательно. По желанию, но пять лет отслужить обязаны.
        - Хорошо, сынок, - вздохнув, сказал мама. - Мы всё поняли, ты хорошо объяснил. И что нам лучше выбрать? Посоветуй.
        - Выбор вы должны сделать сами. Но я вам не советую изучить те специальности, которые особо часто требуются на передовой. То есть лучше если вы изучите профессии, которые востребованы в войсках обеспечения. Врачи, техники, администраторы и иже с ними. То есть выбор есть, и он довольно обширен. Правда я должен предупредить, что вас всё равно заставят, то есть уговорят получить дополнительную воинскую специальность. Можно сказать, смежную. Вдруг вы на какой тыловой базе подвергнетесь нападению флотом неприятеля. Что вы будете делать со своими профессиями врача или администратора при абордаже? А имперцы в плен не сдаются. Поэтому и требуется выучить что-то такое, с помощью чего вы сможете дать хоть какой-то отпор противнику, проникшему внутрь. Обычно это такие боевые специальности: оператор боевых дроидов и дронов, сапёр, боец противоштурмового подразделения, снайпер, оператор меха, наводчик переносных ракетных комплексов, ну и, пожалуй, связист-дешифратор.
        - И что из этого безопаснее? - уточнила мама.
        - В бою безопасных мест нет, но я бы вам порекомендовал оператор боевых дроидов, сапёра, и связиста. Выбрать что-то из этого. Обычно эти специалисты держатся в тылу и являются второй линией обороны. Причём оператор дроидов, находясь в тылу, может вести бой с помощью своих бойцов прямо на передовой.
        - Хорошо, мы выберем. А по основным специальностям что скажешь?
        - Тут, мам, уж извините, сами выбирайте.
        - Да мы уже выбрали. Только тут специальность непонятная есть. Вот, вычислитель потоков. Что это такое?
        - Это интендант, если проще.
        - Хорошо. Мы тут посовещаемся.
        Я пока водички из графина попил и ноги размял, поиграв с детьми, что тут же присутствовали, но сидели на мягких диванах у стен. Не хотели пропустить интересное дело, да и в пути мы ещё были, летели к Кубе. Когда сородичи определились, я вернулся к столу, и вот что мама, явно взявшая роль старшей, даже генерал не возражал, сообщила:
        - Тогда мы вот что выбрали. Мама с Ириной Владимировной будут учиться на врачей. Бабушка твоя педиатром решила стать, а Ирина Владимировна хирургом.
        - Я всегда мечтала хирургом быть, - улыбнулась та. - А стала учителем музыки.
        - Да, - подтвердила мама. - Дополнительные воинские специальности, это операторы боевых дроидов и дронов. Мы с мужем хотим осваивать знания инженеров. Вот, тут есть отдельная строчка специальности, инженер-станционщик. Станции будем ремонтировать и собирать. Дополнительные воинские специальности, это оператор меха и сапёр. Сапёром я буду. Инга в пилоты, как и Лена собралась идти, причём желает стать капитаном боевого крейсера. Ты отметил что по этой профессии у тебя есть нужные гипнограммы. Вторая специальность оператор боевых дроидов и дронов. А вот наш генерал решил вернуться на службу. Тут он пусть сам скажет.
        - Начну с чистого листа, - кивнул тот. - Или полиция, или СБ.
        - В Империи ИСБ. Не вижу ничего сложного, устроим. У меня есть гипногарммы по обоим направлениям. Только вот поучиться вам придётся, чтобы всё это освоить.
        - Раз надо, будем учиться, - ответил генерал и остальные согласно кивнули.
        Когда мы прибыли к Кубе, то уже успели раскидать учёбы на смены, ведь с детьми должен кто-то оставаться, минимум двое, а я тоже собирался учиться, и вот так написав график дежурства с детьми, остальные как в омут бросились в учёбу, благо гипнограммы имелись. Специально отложил. Отцу, генералу, маме и Инге были установлены боевые импланты, приживление уже закончилось. При этом все должны выучить профессию пилота малых кораблей, чтобы уметь управлять как малой космической техникой, так и атмосферной. Это уже было моим условием, нужные знания. Возражали мало, да и то в основном бабушка, которая робела и боялась даже одной мысли что будет управлять теми монстрами, на которых я привык летать. Потом я напомню ей этот испуг, вместе посмеёмся.
        Вот так и учились все. Легли на все десять суток плотной учёбы, осталось двое, как я уже говорил. Это Ирина Владимировна и моя сестра, которая с учёбой могла и подождать. И так полтора месяца плотно училась и имеет нужные знания в разных областях. Тёща, тоже решила подождать, пусть остальные участья, а она пока со внуками повозится. Причём если раньше она явно выделяла границу между своими внучками и внуком, то сейчас этого не было, для неё все стали общими. Ну да ладно, я не о том, а о дальнейших своих действиях. Всё же поднимать людей из капсул не стоит, есть у нас до канала пять дней, пусть учатся, это тоже нужное дело. А вот с сестрой и тёщей поговорить обязательно нужно, пусть будут в курсе.
        Встав из-за стола, «вариатор» я уже убрал в За Пазуху, покинул кабинет и направился к носовому лифтовому холлу. Там спустился вниз, нос лайнера находился над косой, удобно покидать судно. Внизу я оставил два электромобиля, что-то вроде тех что на полях для гольфа используют. Одного сейчас нет, дальше где пляж стоит, но вторым я не воспользовался, решил проветрится, достал со склада квадроцикл, и разогнавшись по берегу, поднимая кучу брызг, рванул к своим. Тут почти два километра нужно проехать по косе, а потом начинался пляж бухты. Ещё километр и вот они, мои. Надувные круги, матрасы, автодом стоит, чтобы если хотели поесть и попить, было где. Да и для других дел внутри есть биотуалет. Тёщи не видно было, внутри автодома, судя по ауре, а сестра, укрывшись под пляжным зонтиком, спала на шезлонге. Вот она как за племянниками и племянницами следит? Ну-ну.
        Дети перестали прыгать и скакать в волнах и собрались на берегу, ожидая, когда я подъеду. К тому моменту и Ирина Владимировна из автодома вышла, и поставила на столик графин с соком. Судя по тому как стенки сразу запотели, только из холодильника. Понятно, детям, чтобы остужались вовремя игр под солнцем. Сам столик стоял у правого борта автодома, тут тент поднят и стулья стояли, четыре штуки. Рядом под тремя пляжными зонтиками четыре шезлонга было. Один занят. В общем, кто захочет отдохнуть, есть на чём. Полотенец тоже хватало, больших, пляжных. И полежать можно и капли морской воды с себя стряхнуть. Да что это даже открытый душ имелся, если кто хочет смыть с себя морскую воду.
        Подъехав к лагерю, я подбородком указал Гене на тётку, велев ему:
        - Разбуди её.
        Заглушив двигатель квадроцикла, я спрыгнул на мягкий, но обжигающий песок, прокалённый жарким тропическим солнцем, и загребая его сандалиями, направился к автодому. Марину я на руки подхватил, та первой успела, но и остальных приласкать не забыл. Устроившись за столиком с младшей дочкой на руках, я услышал визг со стороны шезлонга, где лежала сестра, как казалась действительно спавшая. Гена поступил по-своему. То ли подсмотрел где, то ли сам решил применить такой способ, он зачерпнул ведёрком, из которого Марина лепила куличи, воду, и просто плеснул её на тётку. Пусть та и не ледяная, но неожиданно и Лене хватило. В общем, догнала сынишку и отшлёпала его. Уже без злобы, так для порядка, чтобы место своё знал. Со старшими так поступать нельзя. Мы уже успели поговорить с Ириной Владимировной на общие темы, когда подошла сестра.
        - Такой сон шикарный видела, а тут ты, - садясь сказала та, и взяв протянутый ей полный стакан с соком, сделала несколько глотков. - Уф-ф, хорошо… Так что случилось? Я проверила, охрана по периметру в норме, никаких проблем. Дроиды бдят. Лейтенант постоянно со мной связь через имплант держит, если бы что было, я бы сразу узнала.
        - Да не части, слово вставить не даёшь, - остановил я ту, и отослав детей купаться, нечего им тут подслушивать, добавил. - У нас небольшая проблемка.
        - Какая? - насторожено посмотрела на меня Ирина Владимировна.
        - Тот канал что должен был отправить нас в следующий мир, он исчез.
        - Такое бывает?
        - Да. Большая редкость, но возможно. Тут две версии, или канал схлопнулся до своего появления, или что вероятнее, мир в который мы должны были перейти, его нет. Уничтожен.
        - Уничтожить мир можно по-разному, но главное, что можно, - задумчиво протянула сестра. - Только не говори мне что у тебя нет выхода?
        - Есть, пройдём через четыре мира и выйдем в мир космической Ветки. Не наш, но там быстрее сориентируемся и доберёмся до Империи. В общем наш путь удлинится. Пока не могу сказать насколько, но время в пути будет затрачено больше. Есть и плюсы, выучиться успеете.
        - Ага, и много миров повидаем. Не волнуйся, братишка, мне это только в радость. Знаешь, я только тут поняла насколько я была заперта в клетке под названием Земля, и я тебе завидую, по-доброму, но завидую. Путешествия, мне они нравятся, и чем больше мы будем в пути, тем прекрасно. Когда отправляемся?
        - Вот тут и вся проблема. Через пять дней открывается канал. Тоже Россия. Охваченная Гражданской войной страна. Томск. Восемнадцатый год. В этом мире ещё одиннадцать дней придётся пробыть и перейдём в следующий. Там уже будут магические миры. В общем побродить придётся изрядно, но главное у нас есть путеводитель что не даст сбиться с пути.
        Я достал «вариатор», собираясь показать маршрут, если те разберутся конечно. Как тот сам вылетел у меня из руки и повис в воздухе, и там же материализовалась фигура молодого парня в облегающем комбинезоне, ответивший на мой взбешённый взгляд широкой улыбкой.
        - Ну вот видишь, он всё равно стал нашим, - помахав в воздухе прибором, сказал неизвестный парень.
        - Страж, - прошипел я.
        - Он самый, - нагло раскланялся тот. - А сейчас извините, но я спешу.
        Развив немыслимую скорость тот скрылся вдали. Сестра вскочила на ноги, придя в себя от неожиданности, а вот я остался сидеть совершенно спокойно. Только достал пульт и вдавил кнопку. Вдали не страшно и почти негромко встал грибок взрыва. С пяток дроидов, устроившись на платформе, помчались туда, если тот уцелел, их задача добить Стража, а я, закинув ногу на ногу, спокойно пояснил на вопросительные взгляды обеих девушек. А теперь их так легко можно называть. Всё так и есть.
        - А что? Я его ещё вчера засёк и никак не мог придумать как выманить. Постоянно места лёжки менял, даже артиллерией или управляемыми ракетами не накрыть. А тут такой шикарный повод, подсунул приманку, начинённую взрывчаткой, и отправил его следующий мир изучать. Они вроде как после смерти снова воплощаются в своём теле. Только в другом мире. Хотя конечно забавно было бы посмотреть на его рожу, когда тот понял, что разобраться с «вариатором» не сможет. Если бы тот настоящий украл.
        - Почему?
        - Построен по другим принципам. Другая физика, другие законы. Про язык управления уж и не говорю.
        - Подожди, ты знал и рисковал детьми? - не поверила тёща.
        - Не рисковал, - поправил я Ирину Владимировну. - Вся оборона в активном состоянии, а на всех детях индивидуальные амулеты защиты, и помимо них, в любой момент их мог накрыть силовой экран защиты, класса «Купол». Вы тоже, кстати, под защитой, так что я ничем не рисковал. С такими амулетами в эпицентре ядерного взрыва можно выжить, что там этот Страж. Зато мы можем совершенно спокойно отдыхать тут эти пять дней, не беспокоясь о подобных Стражах. Неприятные личности, надо сказать.
        - Всё равно это как-то?.. - та не могла подобрать подходящее слово.
        - А что, прятаться на борту и бегать от них?
        - Хотя бы. На борту судна тоже отличные условия.
        - Солнцевы от противника не бегают. Подловил бы нас Страж у канала раздетыми, вовремя перехода, чтобы вы тогда делали? То-то. Кстати, а ауру я запомнил, у прошлого была чем-то схожая. Значит их можно опознавать по аурам. Учту.
        - И что, теперь будем ждать пять дней?
        - Мы будем, с сестрой, - поправил я Ирину Владимировну. - А вот вы отправляетесь в капсулу, будете учиться. На врача, как и решили. Посудите сами, я учусь только по ночам, сестра также делает, днём мы спокойно можем заниматься детьми, так что вы ляжете в капсулу на пять дней и, хотя бы по низам изучите свою будущую специальность. Основы так сказать поднимете.
        - Знаете, я тут посмотрела на вашу встречу с этим Стражем. Я бы хотела поставить боевые импланты и получить специализацию боец противоштурмовых подразделений.
        - У меня есть гипнограммы командира отделения, поэтому направлению. Сержантская должность, к сожалению, офицера нет. Закончились.
        - Пойдёт.
        Ещё немного поговорив, от Лейтенанта поступил доклад что Страж ликвидирован, мы оставили сестру и детей отдыхать на пляже и покатили к лайнеру. Я на квадре, а Ирина Владимировна на электромобиле. На встречу нам попался такой же автомобильчик, управляемый стюардом. Тот вёз термосы с обедом, время-то обеденное, мы-то наверх поднимемся, там поедим, а детям и их воспитателю на пляж доставляют. Ещё и столики сервируют.
        Дальше пообедав, мы направились в медсекцию лайнера, где я положил тёщу в хирургическую капсулу. Комплекты имплантов уже были подготовлены, так что проведя проверку на совместимость, один имплант пришлось убрать, не прошёл проверки, тот отвечал за связь с разной аппаратурой и оборудованием, включая дроидов и дронов, но я нашёл аналог, и установил его, совместив его со всеми остальными имплантами. Операция длилась шесть часов, плюс ещё два на реабилитацию.
        К тому времени когда Ирина Владимировна поднялась из капсулы, был уже вечер. Детей как раз пора укладывать, те уже были на борту, ужинать их Лена привела сюда. Дальше после ужина, я уложил тёщу в обучающую капсулу, и постановил ей на изучение комплект гипнограмм на сержанта противоштурмовой роты. А там и сам лёг, оставив сестру ночевать в своей каюте. Из-за детей кто-то должен находится в их прямом доступе, следующую ночь уже сестра будет учиться. У нас такая взаимозаменяемость.

        Следующие пять дней так и прошли. Бухту мы не покидали, детям она не надоела, вон как загорели до черноты, новый загар ложился на старый. Утром я поднял и собрал всё имущество с пляжа, и направил лайнер в сторону Африки, где должен сработать канал. По времени успеваем. Поднимать никого из капсул я пока не спешил, пусть учатся до предела, за два часа и подниму. Даже сестра училась, пользуясь возможностью. Мне не сложно и одному с детьми заниматься, сколько лет это делал, а сейчас не доверяют, не оставляют одного с ними. Глупость какая. А то, что именно за два часа нужно некоторых поднять, так генерал и его супруга, ну и остальные, кроме бабушки, изучали боевые гипнограммы, и их нужно подтверждать в тренажёрах, практику и личный опыт получить, нарабатывая рефлексы. Даже если минимум получил, и то на пользу тренажёры пойдут. Часа вполне хватит для начала. Им ведь нужно учиться пользоваться имплантами. Вон как осторожно шагала Ирина Владимировна к обучающему блоку, когда импланты заработали, опасалась неосторожным движением повредить себе или окружению. Есть такое, у меня тоже самое было после
установки имплантов.
        Наконец мы добрались до места, канал откроется как раз под нами. Час назад я поднял всех, кому установил импланты и те находились в тренажёрах, а сейчас пора поднимать и бабушку. Что и сделал. Когда все посетили свои каюты, привели себя в порядок и собрались в конференц-зале, я взял слово. Всем, кто был не в курсе, я пояснил изменившуюся ситуацию, подтвердив, что новый канал сработает через полчаса. Новость в принципе приняли нормально, главное путь есть, да и доверие ко мне было полное. Мы собрались, опустились вниз и я убрал лайнер. У всех на плечах висели сумки. За пять минут все разделись и убрали в них одежду. А сумки я отправил в За Пазуху. Особо стыдливости от обнажённости не было, Инга разве что только прикрывалась и краснела если кто на неё бросал взгляд, это из-за возраста, а так на это действительно мало кто обращал внимания.
        Наконец канал сработал, и мы быстро стали его пересекать. У нас было всего девять секунд. Я уже обозначил ветками его границы. Тут тоже было лето, даже скорее конец лета, август, согласно моим расчётам, так что тепло, ну и комаров хватало. Оказалось, вышли мы неподалёку от болот. Лягушек было слышно, а так лес вокруг, тайга. Машинально, мысленно пытаясь зайти в За Пазуху, чтобы достать сумки и оружие, мы с генералом и отцом собирались в камуфлу обрядится и снаряжение уже всё подготовили, однако я чувствовал склады, вот они, но взять ничего не мог.
        - Странно, у меня отсутствует доступ на склады, - растерянно прошептал я, и сделал ещё несколько попыток.
        Сколько бы я не пытался, однако результат был тот же, доступ отсутствовал. Быстро проанализировав ситуацию, пытаясь понять, как это могло случиться, я даже застонал от ярости.
        - Страж-ж, скотина! Когда обманку у меня отбирал, что-то сделал с аурой. Скорее всего жучок подсадил.
        - Это надолго? - поинтересовался настороженный генерал.
        - Нет, влияние ауры, тем боле мага, выжжет любой жучок. Но когда? - развёл я руками. - Проблема временная, но нам от этого не легче. Хм, магией я тоже не могу пользоваться, и похоже это тоже временно.
        - Но делать что-то нужно. Мы же не будем так ходить? - указала мама широким жестом на всю нашу обнажённую группу.
        Да уж, засада. Однако ничего, не стоять же и роптать на судьбу, мы с генералом быстро распределили роли, и после рекогносцировки местности, просто визуально осмотрелись, решили двигаться к опушке. Хорошо, что лето, зимой, да даже осенью или весной мы бы могли и не выжить. Да что мы, дети. Ну всё, со Стражами у меня теперь война, на полное их уничтожение. А оказались мы в лесу, на прогалине. Не поляна, а скорее всего пожар в лесу этот язык создал, и рядом с болотами. Тут не только лягушки, но и мох, да и земля влажная. Кое-где в ямах вода стояла. Поэтому мы и решили отойти подальше от болота. Определимся где Томск, а дальше уже сориентируемся. И одежду добудем и всё что нужно. Всё же семь боевых модификантов, это что-то да значит. Правда кроме нас с Леной имплантами пока пользоваться остальные могли осторожно, им бы ещё несколько тренировок, сейчас они шагали, контролируя каждое своё движение, что показывало, времени им для адаптации импланатов в тренажёрах, не хватило, нужно ещё. Они и так освоят импланты, и без тренажёров, со временем, но именно что со временем. Но при этом пользоваться могли, и
при нужде даже Ирина Владимировна может на вытянутых руках удерживать ту же телегу. Не гружённую правда, но может.
        До следующего канала было всего одиннадцать дней и довольно приличное расстояние, которое нам ещё нужно преодолеть. Главное я знал, когда он сработает и где. Должны успеть, если добудем или найдём подходящий транспорт, об оружии и одежде я уж и не говорю. Тут генерал, что находился в головном дозоре, появился из-за деревьев и подбежав, сообщил:
        - Там дальше опушка и дорога.
        - Это хорошо, - с одобрением пробормотал я, и прибавив громкости в голосе, спросил, обращаясь ко всем присутствующим. - Кто-нибудь помнит, Томск сейчас у красных или у белых?
        Все стояли молча, хлопая по бокам, по плечам или спинам, убивая кровососов, все уже были заедены комарами, но никто так и не озвучил свою версию. Детям лучше, я им веток вроде лёгких веников нарвал, обрывая голыми руками, и те помахивая отгоняли их. Предложил остальным таких комаробоек сделать, отказывались. А чуть позже так же поступили бабушка и мама, остальные решили, что им и так сойдёт, терпели. Генералу проще, пользуясь молодостью и силой, благодаря имплантам, он носился вокруг и, пожалуй, единственный кто ещё не был нормально атакован комарами. Правда, нужно признаться, что чем дальше мы уходили от болота, почва суше стала, тем меньше было комаров. Сейчас так совсем не видно и не слышно. Вот дети это тоже заметили, ветки разбросали.
        - Двоечники, историю они не знаю, - с укоризной покачал я головой.
        - Так когда это было?! - пожал плечами генерал. - Давно уже, всё из памяти выветрилось.
        - Белые сейчас в Томске, их власть. Я в планшете информацию прочитал, прямо перед переходом. Только в следующем году их большевики из города выбьют. Но нам что одни, что другие, до лампочки, мы тут по своим делам. Значит так, нужно добыть одежду, оружие, транспорт и продовольствие. Через одиннадцать дней в окрестностях Одессы откроется канал на другую Ветку, уже магических миров. Если поторопимся, и перейдём, то поискав мага, мы сможем быстрее вернуть меня в строй и продолжить комфортабельнее путешествие. Приключения конечно у нас интересные оказались, но я всё же предпочёл бы вернуться к старому способу путешествовать.
        - Это да, - вздохнула мама.
        - Ладно, вы остаётесь тут, бать, присмотри, а мы втроём прогуляемся к дороге. Конечно, как грабители на большую дорогу выходить не хочется, но делать нечего. У нас мало времени и дети на руках, так что придётся.
        Дальше мы с сестрой и генералом побежали к дороге. Да уж, близко. Генерал видимо так быстро пробежал этот километр, что для него такое расстояние показалось небольшим. Сама дорога хоть и была укатанной, но пустой. Осмотревшись, я скомандовал:
        - Генерал направо, я налево. Лена, ожидаешь здесь. Если будет что интересное встретимся тут и решим, что делать. Всё, разбегаемся.
        Что любопытно, это интересное, попалось почти сразу. Я поначалу скрип услышал, и выбежав за поворот лесной дороги практически лоб в лоб столкнулся с тремя телегами, на которых сидели солдаты, и пара унтеров. Вроде офицеров не было. При погонах. Хотя что мне, у меня там дети не кормленные. Не останавливаясь я атаковал. Движения мои были так быстры и смазаны что сопротивления никто не оказал, не успели. Пара вскриков и всё. Мне лишь старательно приходилось дозировать удары, чтобы никого не убить. На телегах сидело шесть солдат и унтер с ефрейтором, которого я за унтер-офицера принял. Вот так вырубив всех, быстро пробежался по телегам. Хорошо гружённые. Ощупав мешки, некоторые шевелились из-за живности внутри, похрюкивая, я лишь кивнул своим мыслям. Ну понятно, продовольствие по деревням собирали и в город свозили, куда там большевистским продразвёрсткам. Вот мне такая группа и встретилась. Что-то маленькая, наверняка ещё должны быть. Я прислушался, но нет тихо, никаких посторонних шумов. Кроме телег и продовольствия мне досталось восемь комплектов формы из которых без особой нежности я вытряхнул
бывших хозяев, исподнее тоже снял. Так же было пять винтовок и три карабина, у унтера и ефрейтора по «Нагану» в кобурах дополнительно. Было ещё четыре вещмешка, явно с вещами кого-то из солдат. А вот форму не помешало бы постирать, разило от неё потом. А так даже повезло, это надо же, нас восемь взрослых, и солдат восемь. Понятно, что по плечу подобрать вряд ли получиться, но главное есть одежда, а в одном из мешков я видел иголку с ниткой. Бабушка у меня рукодельница, перешьёт форму по размеру.
        Разложив вещи по телегам, привязав задние к задкам впереди идущих, и ударив по спинам двух коней, впряжённых во впереди стоявшую телегу, и пошёл рядом с телегой наблюдая за лесом. Когда до места, где я оставил сестру, осталось не так и много, то вышел вперёд, чтобы те меня видели и помахал левой рукой. Генерал и сестра тут же рванули ко мне, с любопытством изучая трофеи. Сестра сразу умчалась за нашими, а мы стали более подробно изучать доставшиеся трофеи.
        - Эти точно долго не очнутся? - уточнил генерал, примеривая форму. То, что её и исподнее нужно стирать он тоже был согласен.
        - Гарантия. Это и обидно.
        - А что так?
        - Да я, когда их вырубил, вспомнил что не оставил одного для допроса. Неожиданно всё произошло. Нам чтобы до Одессы добраться, к слову занятой австрийскими войсками, железная дорога нужна. Она сейчас самое быстрое средство передвижения. Вот и узнал бы где ближайшая станция.
        - А, насчёт этого можешь не беспокоится. Эта дорога ведёт к полю, а за ним река и Томск. Там железка, как ты понимаешь.
        - А вот идти туда нам не стоит, быстро арестуют. Эти из Томска, я документы посмотрел. Комендачи.
        - Понял, поищем какую-нибудь пригородную станцию.
        - Это точно. Тем более у нас есть чем заплатить за провоз, сейчас продовольствие в цене. Проблема только в том, что придётся постоянно менять поезда. Доберёмся до передовой, там дальше на своих двоих. Окажемся на территории большевиков, снова на поезд и так до следующей передовой, потом снова переходим передовую и до Одессы. Там точно не скажу как, вряд ли поезда ходят, хотя чем чёрт не шутит… Тихо!
        Мы оба замерли, вслушиваясь, вот послышалось лошадиное всхрапывание, звяканье уздечки и перестук лошадиных копыт.
        - Верховые, - тихо прошептал генерал, вслушиваясь в шумы.
        - Да. Почти три десятка.
        - Возниц не найдут?
        - Я их подальше в лес оттащил и замаскировал, очнуться, сами выберутся. Берём верховых, нам всё равно в ту сторону нужно, и если бы они на нас не наткнулись, то мы бы на них.
        - Справимся?
        - Да. Работаем.
        Мы рванули вперёд и выскочив прямо на передовых, занялись делом. Генерал сходу подпрыгнул, явно не ожидая от самого себя что сможет взвиться на три метра, обрушившись на обоих всадников, достав их. Я же, проскочив мимо дозора, атаковал оставшихся. Чуть позже и генерал ко мне присоединился, да и сестра тоже, прибежавшая на шум драки. Трое всадников пытались ускакать, нахлёстывая лошадей, но сестра не дала. Бегать не стала, сняла из «Нагана», что вытащила из кобуры офицера. Если бы это были не обычные строевые солдаты, которых усадили на лошадей, а казаки или кавалеристы, мы бы так легко их не взяли, но повезло, теперь у нас в трофеях вооружение, тридцать два коня под сёдлами, ну и пленные. А офицера я легонько оглушил, можно и пообщаться.
        Чуть позже остальные наши подошли и телеги привели. Сестра там помогала. Теперь формы было достаточно, жаль конечно, что отсутствует женская одежда, но нам главное, чтобы было чем прикрыть нагону. Дальше раздев всех пленных, женщины осмотрели форму и стали подбирать маломерки, как и обувь. Когда мне принесли комплект, подобранный под меня, я быстро оделся. Сначала влажное исподнее, его постирали тут, недалеко, в роднике, его Инга нашла, потом офицерские бриджи, гимнастёрку, застегнул пояс с подсумками и кобурой, и убрал за спину карабин. У нас все карабинами вооружились. Отец вот, пулемёт себе забрал, настоящий «Льюис», вроде того что у товарища Сухова был. Ну и патроны, как и запасные барабанные диски.
        Одеться успели все, кроме детей, те сидели на телегах, завернувшись в лишние гимнастёрки, с любопытством поглядывая по сторонам. Пока остальные возились, трофеи собирали, особенно денежные средства, или ювелирку, она нам пригодится в пути, я общался с офицером, которого с помощь лёгких оплеух вернул в сознание. Этот офицер имел звание поручика, но на фронте не бывал, не фронтовик. Тот запираться не стал, а когда узнал, что никого убивать мы не хотим, а те три солдата лишь случайные жертвы, охотно пошёл на контакт. Я узнал всё про железку, а она свободно действует, до Оренбурга. Правда там казаки Дутова, но власть пока держат крепко и поезда ходят.
        - Да, за десять дней добраться до Одессы, - иронично произнесла сестра. - Четыре тысячи километров по прямой. Мы так переплюнем самого Фогга с его восьмьюдесятью днями вокруг света.
        - Доберёмся. Больше половины пути можно по железке проехать, - вставая, сказал я.
        Офицера я уже вырубил, хорошо и надолго, оттого сестра и подала голос. Уже можно было.
        - Возможно. Только ведь насколько я помню, даже в наше время, пассажирский поезд добирается до Ростова на Дону за двое суток, и это из Казани, две тысячи километров. А тут что за скорость движения?
        - Не стоит плакаться. Должны успеть. Уходим
        Пока я вёл допрос, остальные закончили сбор трофеев, даже гранаты были, сложив всё оружие на третью телегу. Вдруг продать удастся, должны быть желающие на подобное дело. После этого ведя табун за собой, мы направились дальше. Судя по положению солнца, полдень, скоро наступит вечер, поэтому и хотелось бы поторопиться. Объехав одну деревню, судя по раздраю, именно эту деревню посещали интенданты, и отправились дальше. Вот следующее село, с маковой небольшой церквушки, мне приглянулось. Я сам прогулялся до него. Снял с себя всё, это я про оружие и погоны, застегнул пустой ремень и лёгкой походкой направился к окраине. За солдата меня не принять, но за младшего брата, что донашивает форму, вполне. Пообщавшись с местными жителями, а те были насторожены, узнал адреса двух купцов, серьёзных. Сначала с одним поговорил, тот меня внимательно выслушал и обещал подъехать к опушке леса, как и договорились, и привести то что я перечислил. Второй спустил собак. Когда я их схватив за холки, повизгивающих, закинул на крышу сарая, уже наступил конструктивный диалог. У этого я сделал другие заказы. Тот забирал обе
телеги, всё продовольствие и оружие. Платил золотом, точнее самостоятельно отлитыми слитками из золотого песка. Меня это устраивало, золото должно иметь большой ход, в отличии от банкнот, которые тот поначалу хотел втюхать.
        По иронии судьбы, оба купца с помощниками подъехали одновременно. Кто же знал, что у них неприятие друг к другу, врагами окажутся, но ничего, утихомирили, бороды почти целыми остались. Те доставили наши заказы, оплатили приобретения, и их помощники повезли покупки куда-то в лес, наверное, по местам схронов, кто же такое показывать будет. Уже совсем стемнело, но задерживаться мы не стали. Купцы троих видели, меня, генерала и отца, остальные не показывались, а когда те скрылись, мы объехали село и углубившись на лесную дорогу направились дальше. У нас кроме телеги осталось трое верховых коней. Вполне хватало. Я, генерал и сестра верхом, проводя разведку или охранение. Остальные на телеге устроились. А заказы я сделал простые, казан на десять человек, с треногой, круп разных, нормальных. Два мешка с картошкой у нас и так было. Ещё было немного американской тушёнки, купец сам предложил, взял, почему нет. Но главное не это, четыре комплекта мальчишеской одежды с обувью, и три для девочек. Размеры и фасон я сообщил. Всё доставили и, хотя Аня недовольна была, ей платье не понравилось, да и обувь жала, но
в основном купцы угадали. Точнее они сделали так, доставили ворох новой и ношеной детской одежды, видимо из своих лавок и личных запасов, дети у обоих были, и предложили на выбор, вот я и выбрал. Помимо этого, удалось достать два взрослых платья нужного размера, больше не было, и один костюм, вроде одежд приказчиков купцов. Мой размер. И стоит добавить, что было десять одеял. Ночевать-то на открытом воздухе придётся. Мы конечно оставили от солдат пять шинелей, больше не было, но одеяла всё равно нужны. Ещё у нас было четыре вещмешка, и всё из вещей. Оружие было у всех, пулемёт, пять карабинов и шесть «Наганов», а также «Маузер» в деревянной кобуре. Его тут же забрал себе генерал, судя по тому как тот ласково поглаживал кобуру, это была его давняя мечта.
        Замерев, натянув поводья, я поднял вверх руку со сжатым кулаком, означающий - внимание. Телега, отставшая метров на пятьдесят, остановилась, отец натянул поводья. Лена с генералом тоже замерли, вслушиваясь. Нет, не показалось. Отойдя к обочине лесной дороги, я накинул поводья на ветку и пробежался по лесу к источнику шума. Ну я так и думал, шестеро явных охотников, и до чужого добра в том числе, и один из приказчиков купца, что у меня оружие и телеги забрал. Хм, и оружие у охотников моё, винтовки. Хорошо мы им пулемёт не продали, да и не знали те о нём.
        Скосив глаза, там сестра подкрадывалась, генерала тут задействовать не получится, низко выученные боевые гипнограммы, и тихо ходить по лесу, в отличии от нас, тот не умел. Сестра, указав подбородком на засаду, вопросительно подняла брови. Молча покачав головой, я провёл по горлу, показывая живых брать не будем, бандиты есть бандиты. Потом достал из кобуры «Наган», и приготовил его. У меня самовзводный был, офицерский. Карабин, как и у сестры, оставался за спиной. Курки мы не взводили, чтобы не выдать себя шумом, который охотники точно услышат, так что пальцами показав кому кто, мы одновременно открыли огонь. Четыре выстрела у меня и три у сестры. Всех наповал. Так-то неплохо было бы сбегать к тому купцу, явно засаду устроили не без его ведома, предъяву ему кинуть, но уже стремительно темнело, а нам ещё искать место для ночёвки, так что мстю я просто отбросил, не до того. На выстрелы прибежал генерал и убедившись, что всё в норме, мы обыскивали убитых, возвращая себе оружие и подсумки, после чего неспешно направился обратно. Мы вынесли все трофеи на дорогу и сложили их у одного из бортов телеги.
Оружие перед этим разрядили. Место для ночёвки искать мы не стали, а так и двигались, потому как судя по карте, через два километра будет железнодорожная станция.
        Добравшись до неё, я оставил всех в лесу и снова превратившись в обычного паренька, форму сменил на гражданскую, и с одним из сынишек, прогулялся на станцию. Гена семенил у правого бока, держась за мою руку. Пообщавшись с местным железнодорожным начальством, точнее с обходчиком, больше никого не было, ночь, узнал, что утром будет эшелон, прямо на Оренбург, войска повезут, паровоз тут водой заправляться будет, но возьмут нас или нет, тот не знал, всё же воинский эшелон, да и в сторону передовой идёт. Правда добавил, что тот скорый, войска нужно перекинуть как можно быстрее. Меня это тоже устроило, хотя и позабавила такая осведомлённость и разговорчивость обходчика. Не пуганный край для шпионов.
        Когда мы вернулись, наши уже организовали лагерь, вырыли небольшой лопаткой ямку, развели костёр, генерал откуда-то воду в казане принёс и её поставили на треногу, женщины картошку чистили. Похоже скоро похлёбка будет. Сообщив что есть шанс покинуть Томский край, также сообщил что решил продать всё оставшееся оружие и имущество, что нам не пригодится, оставив только револьверы и гранаты. Ну и пулемёт, завернём его в тряпки, никто и не разберётся. Вот так женщины быстро определили, что возьмём, а что нет, погрузили на телегу и мы с генералом покатили обратно к селу, ведя на поводу верховых лошадей. До него километров пять было. В общем, всё продали первому купцу, хотя и разбудили его, а потом навестили и второго. Ох как он испугался, когда обнаружил нас в спальне. Сам всё отдал, совсем немного бить пришлось. Зато в гардеробе его жены платьев набрали, да и себе обновок присмотрели. У купца сын добровольцем в армию ушёл, а его костюм отлично подошёл генералу, как и штиблеты. Вот так покинув дом купца с тяжёлыми тюками за плечами, мы и побежали обратно. Полчаса и пять километров за спиной. А когда мы
приблизились к лагерю, то уловили просто шикарные запахи готового супа. Отдав трофеи, мы сели есть, а женщины разбирали добычу. Потом определят, что себе возьмут, а что тут бросят. Свой костюм с картузом я отдал отцу, ему гражданской одежды по комплекции не нашлось, а сам так и ходил в армейском. Да тут многие так ходят. Ладно хоть по возрасту за дезертира не примут, да и не призовут. Наверное. Сестра больше всего не хотела в платье влезать, но всё же пришлось.

        Утром меня разбудила сестра, именно ей выпало утром стоять на часах. Кивнув, показывая, что проснулся, я аккуратно отодвинулся от Ани, что прижималась ко мне, накрыл её шинелью и выбрался из общего спального места. Потом быстро поел остывшего супу, хлеба мало, пол каравая после вчерашнего осталось. А так поев, я оставил спавший лагерь, и направился к станции. Только-только начало светать, а уже со стороны Томска был слышен шум приближающегося состава. Отлично. Махнув сестре рукой, чтобы поднимала всех, пусть поедят, и подготовятся, я уже неспешно направился дальше. Время пока есть. Хотя нет, стоит поторопиться. Зная, что тут ходят воинские эшелоны, а у солдат воющей страны денежки должны водиться, все крестьянки из окрестных деревень и сёл собираются тут, зная расписание маршрутов не хуже самих железнодорожников. Вот я и заторопился, а то солдаты действительно всё раскупят. Сначала я приобрёл два вещмешка, потом четыре килограмма свежего солёного сала с чесноком, семь караваев, варёных яиц, свежего луку и зелени, солёных огурцов, и даже варёной курицы. Всё это в мешки убрал. А приметив женщину,
что молоком торговала, я выпил стакан на пробу, купил трёхлитровую крынку детям. Ну и пирожков пять десятков, с картошкой, капустой и яйцом. Ехать долго, сало с хлебом под конец. Сначала скоропортящееся съедим.
        Тут, когда из вагонов посыплись солдаты, расходясь по перрону, и мои подошли. Вручил им оба мешка, описав что в них, высыпал мелочь женщинам, те тоже решились пройтись, и покрутив головой, направился к голове эшелона, где находилось два мягких вагона, видимо для офицеров. А крестьянки торговать торговали, но к царским деньгам относились насторожено, другое дело серебро или золото, к счастью благодаря жадности купца, что устроил на нас засаду, таких монет хватало, он сам делал их запас, вот я и выделил нашим, пусть походят, может действительно что купят нужное. А если что, с ними сестра, она посторожит.
        Найти старшего по этому воинскому эшелону не составило труда, им оказался офицер в звании ротмистра. Это что-то вроде майора. Поначалу, когда я со стороны его рассматривал, в окружении дымящих папиросами и даже трубками офицеров, принял за служаку. Этому деньги предложи, крайним окажешься, но после недолгого осмотра, тут работали гипнограммы по психологии, я решил, что шанс есть. Только нужно всё правильно сделать, чтобы мотивация была. Поправив гимнастёрку, согнав складки назад, я быстрым шагом направился к офицерам. Те сразу меня не заметили, молодой, в диком сочетании формы, без погон, с непокрытой головой, да и форма явно с чужого плеча, но стояли и смотрели молча, с немалым интересом.
        - Господин ротмистр, разрешите поговорить с вами наедине. У меня очень важные сведенья.
        - Молодой человек, откуда у вас эта форма? - поинтересовался один из офицеров, кажется артиллерист.
        - Моя костюм сгорел, искры из костра. Было поздно спасать, но в селе мне предложили это по размеру. Офицерские бриджи и солдатскую гимнастёрку. Сапоги уже мои, они не сгорели. Не обнажённым же мне ходить. Не хочу смущать дам и мадмуазелей.
        - Что вы хотели сообщить? - пыхнув трубкой, поинтересовался ротмистр.
        - Боюсь, что, если я это озвучу, вам придётся избавиться от всех ваших офицеров. Лучше наедине.
        - Что ж, пройдёмте в вагон.
        Поднимаясь в вагон, я успокаивающе махнул своим рукой, очень тревожно те смотрели в мою сторону. Зайдя в одно из купе, сразу видно, что тут едут одни мужчины, ординарцы у них растяпы, ротмистр повернулся и заперев дверь, вопросительно посмотрел на меня. Говорить что-либо смысла не было, тот меня просто выкинет из вагона, точнее попытается выкинуть, поэтому я достал из кармана галифе тяжёлый свёрток, не меньше полутора килограмм и откинув края платка, показал лежавшие на ладони слитки золота, и монеты. Специально отбирал чтобы колец и других украшений не было, иначе окрысится, откуда взяли, не ограбили ли кого. Эти монеты и золото можно к местным золотодобытчикам приписать, как бы серое оно, не имеющее лица.
        - Что это? - прямо спросил ротмистр, не отрывая взгляда от жёлтого металла.
        - Это золото, и оно станет вашим если вы меня и моих родственников с друзьями довезёте до Оренбурга. Там нас ждут наши родители. Довезти с комфортом, выделив пару схожих купе.
        - Это воинский эшелон.
        - Но дамы есть, я видел, и что будет если их станет немного больше? Питаться мы сами будем, выходить из купе редко, только по естественным надобностям.
        - Мы до Оренбурга не идём, высадимся раньше, - уже слабым голосом добавил ротмистр и я понял, что тот всё, согласился.
        - Сколько останется километров?
        - Около полста.
        - Подходит, мы доберёмся на перекладных. Берите, это не будет уроном вашей чести, вы просто поможете молодым людям с детьми добраться до их семей, а это благородный поступок.
        - Ещё и дети?!
        - Не волнуйтесь, они очень спокойны.
        - Хорошо.
        Золото ротмистр взял, и мы скрепили договор рукопожатием. Дальше мы вышли, и я махнул своим, что нагруженные как волы сразу заторопились к нам. Ротмистр, увидев сколько у нас детей только скрипнул зубами, но сдавать назад не стал. Более того развил некоторую деятельность, идущую нам на пользу. Освободил во втором вагоне два соседних купе, там в одиночку офицеры ехали. А так уплотнил их, и проследил как мы вселяемся, со своими узлами и мешками. Я у купца удочки составные забрал, редкие, бамбуковые, вот из длинного тюка и торчали эти улочки, а то что там ещё и пулемёт, сходу так и не поймёшь. Конечно это рискованно, но штука очень нужная, особенно в такое время, так что пусть будет.
        Сам ротмистр ушёл, мы разложили вещи по багажным полкам, еду поближе, и стали ждать, когда эшелон направится дальше. Кстати, я узнал, что наши женщины купили на стихийно образовавшемся рынке на станции. Разную мелочёвку, вроде маникюрных ножниц, полотенец и приправ, но главное, детский ночной горшок и ведро с крышкой и с ковшиком. Да, про это я не подумал. Вещь нужная, тут они были правы. После того как мы устроились, я забрал ведро и побежал за питьевой водой, а возвращаясь, заметил, как состав дрогнув, и дав гудок, тронулся с места, медленно набирая ход. Так что пришлось поспешить. Ничего страшного не произошло, догнал, поднялся на площадку и направился к своим. Там уже обеспокоились, но я успокоил всех своим появлением. Нормально, вот мы и едем. Со слов ротмистра, через четыре дня они должны быть на месте, но как сложится в действительности, посмотрим.

        Ехали мы не четыре дня, это ротмистр слишком загнул, а все шесть. Причём было видно, что наш эшелон действительно имеет зелёный свет, без очереди его заправляют водой и углём. Иногда меняют паровозы. Из подслушанных мной разговорах в тамбурах, за нами её несколько эшелонов шло. Говорили во множественном числе, но сколько точно, неизвестно. Возможно те и сами не знали. Ехали в принципе спокойно, хотя неудобства, в основном житейские, конечно имелись. Слишком много нас было на два купе, но три бы мне не дали, хорошо ещё два удалось выбить. Спали на койках, да даже на полу накидав одеял. Дети обязательно с кем-то из взрослых. Вот им тяжелее всего было, не побегаешь, не порезвишься. Шесть дней с минимум движения, это кошмар, но дети терпели, хорошие они у меня.

        На станциях я обязательно брал их с собой, чтобы развеялись. Свежим воздухом подышали. За кипятком там сбегать, за водой с ведром, питьевая быстро уходила, прикупить съестного, пирожки или ещё что, они всегда сопровождали меня. В общем, выбор был. Я даже чай с сахаром и чайник приобрёл. Чай это достаточно дорогая вещь, если продавали, то после неоднократных использований, думаю не стоит и говорить, что выходит в результате. Добавляли немного чернил, те и красили. А я заварку купил у официанта с чёрного входа ресторации небольшого городка, где мы почти два часа стояли. Все офицеры в этой ресторации заседали, спиртное рекой текло. А я купив заварки, поискал и приобрёл трёхлитровый чайник, вот с ним и бегал за кипятком, ну или кто из наших, так что мы при чае были. А сахар колотый, то есть я купил пятикилограммовую сахарную голову, и мы её кололи. Для всех такое путешествие было в новинку, но недовольства я не замечал, мне даже казалось, что все терпя неудобства, просто наслаждались всем тем что они видели, вживались в роль. Даже бабушка. Это она, ловко работая щипчиками, показывая немалую сноровку,
раскалывала небольшие куски сахара, и учила как с ними пить чай. Тоже оказываться непростое искусство. Дети быстрее всех им овладели, а что, сахар за щёку и пьёшь, им нравилось. Не жаснин конечно, но тоже неплохо.
        Офицеров в вагоне хватало, и они не могли не заметить, что едут с девушками, причём достаточно красивыми, но то что их охраняют трое парней, это я о нас, заставляло их быть осторожными. Правда девушки наши ясно показывали, что желания у них общаться с посторонними нет, так что конфликтов на этой почве, как ни странно, удалось избежать. Хотя офицеры, по-моему, вообще не просыхали. Да и другие дамы были в вагоне, что и заставляло их вести себя прилично. А так у нас одно купе было женским, сестрёнка спала на полу, остальные на койках, а мы с детьми в своём купе. Дети спали на койках, а мы с отцом на полу, тесно, но умещались. Один генерал, лучась довольством пропадал в офицерских купе, в карты играл, и надо сказать неплохо, в минус ни разу не ушёл, и вообще общаясь с ними. Как он сказал, вливался в местное общество.
        Как бы то ни было, но мы благополучно добрались до места. От ротмистра прибегал ординарец, сообщив что через полчаса будет станция, там их, а значит и наша конечная. То, что Оренбург близко, мы и так знали, уточняли на каждой станции сколько осталось, поэтому вещи собраны, мы тоже. Сидели наготове. Поэтому, после того как ординарец ушёл, понесли все вещи в тамбур. Желательно первыми покинуть вагон и затеряться на станции. Не знаю, есть у неё какой населённой пункт или та в открытой степи находится. Вот на месте и узнаем. Когда мы, обдавая паром перрон медленно подкатили к вокзалу, и двери были открыты, то сначала я покинул вагон, приняв всех детей, следом вещи и только тогда вышли остальные. Потом офицеры с вещами и их дамы. Ну или другие попутчики. Дальше разобрав мешки, мы направились к выходу. У станции располагалось село. Продовольствия у нас не так и много осталось, килограмма два сала, хлеба нет совсем, да и остальное всё подъели, даже чаю не осталось. Так что нужно тут закупится всем необходимым, но главное транспорт. Напомню, у нас четыре с половиной дня осталось, и две тысячи километров
перед нами. Стоило бы поторопится.
        Верхом добраться до Одессы шансов нет, как и по железке, поэтому я стал прикидывать возможности транспортной системы России. Была одна идея, но если учесть ту разруху и безвластие что царит вокруг, шансы найти самолёт, что нас вместит, были не то что не велики, можно сказать ничтожны. Но как ни странно, в этом помог как раз генерал. Именно его новообразовавшиеся связи среди офицеров, позволили получить наиценнейшую в нашем случае информацию. Дело в том, что один из офицеров, что ехал в нашем вагоне, месяц назад участвовал в штурме Оренбурга с казаками, из которого были выбиты красноармейские части Блюхера. Он там ранен был и санитарным эшелоном отправлен в Томск, а сейчас вот возвращался. Не долеченным, но не суть. На краю Оренбурга находился аэродром, часть самолётов разбиты, часть повреждённые и среди них стоял гигант, «Илья Муромец» в пассажирской версии. Состояние неизвестное, но на вид вроде в порядке. Хотя что там пехотному офицеру разбираться в самолётах. Внешний вид не суть, главное начинка. Однако прикинув, мы решили, что если будет топливо, то мы с сестрой, будучи корабельными техниками,
сможет привести эту допотопную машину в порядок. А управлять сможем оба, что я, что сестра. Это был тот шанс, что позволяет нам успеть, и не стоит его упускать. Офицер говорил, что аэродром остался вне боёв, белые его захватили легко, тот брошен был, и двинули дальше, так что вся техника должна быть на месте. К чему казакам самолёты?
        Найти транспорт оказалось легко, хоть и дорого. Однако средств я не жалел, всё равно с собой взять не удастся, канал не даст, поэтому мы приобрели пролётку, и двух верховых коней у местного зажиточного крестьянина. Тот продавать не хотел, лошади и пролётки справные, но не устоял, когда я удвоил цену. У него же и продовольствие купили, хлеба, варёной картошки, ну и разных свежих овощей. Время тянуть не стали, полчаса назад сошли с поезда, и уже покинув село, заторопились в сторону Оренбурга. Поезд подошёл к станции в три часа дня, не успеть нам в Оренбург до наступления темноты, никак не успеть. При этом мы спешили как могли, пусть ночью, но мы должны были пребыть в Оренбург, а точнее на аэродром. Генерал смог узнать где тот находится, к счастью город обходить не потребуется, с левой стороны он.
        Дети хотели со мной или с дедом ехать, генерал занимал седло второй лошади, но мы были в дозоре и держать рядом детей опасно, так что те обиженные сидели в пролётке, на коленях тёть и бабушек, или на тюках. Да уж, пролётка была переполнена, но главное, что была. Останавливались мы трижды за весь путь, что с учётом детей, если не подвиг, то невозможное точно. Дважды по естественным делам, а в третий поужинать. Ну и дальше гонки. Дважды мы проезжали мосты через речушки, но в третий раз, когда вот-вот стемнеет и вдали уже были видны окраины Оренбурга, нас остановили. На мосту был пост, и нам велели выворачивать карманы. Вот прям так и приказали. По форме казаки, мы их уже видели, разъезды встречали, а тут расхристанные, наглые. Платить не стали, сплавали тела по реке, а два коня под седлом, больше не было, забрали с собой, как и пять винтовок с боекомплектом. Почему-то карабинов не было. Одно седло заняла Лена, второй конь двигался за пролёткой. Желающих занять седло не нашлось. Дети - эти конечно, но пусть как сидели в пролетке, так и сидят.
        Аэродром всё же находился под охраной, причём не казаков, а каких-то армейских, по виду из нестроевых, но с оружием. Три винтовки у них забрали. Здание вокзала сожжено было, но уцелела сторожка, деревянная вышка и мастерская совмещённая с пустым складом. На вышку отправили Ингу, пусть смотрит вокруг, остальных спать в сторожку, детей обязательно, а мы с сестрой подсвечивая масляным фонарём, там же в сторожке нашли, стали изучать «Илью». Сразу же первый сюрприз. Двух двигателей не было, сняты.
        - Ищи двигатели, - велел я сестре. - А я пока саму машину посмотрю, может она и в воздух подняться не сможет, рассыплется на взлёте.
        - Ага.
        Фонарь сестре особо не требовался, если только детали какие-то рассмотреть, а так импланты позволяли видеть и в полной темноте. Самолёт, как ни странно, оказался в порядке, правда из салона выдрали всю обивку, видимо дорогая была, но конструкция не пострадала, в хвосте даже туалет был, с опорожненным баком. Можно пользоваться. Когда я заканчивал, где-то под полночь, подбежала сестра.
        - Топлива на аэродроме нет, - огорошила та меня новостью. - Точно нет, я всё обыскала и сторожей опросила. Один развязаться пытался, так получил по голове от Инги, которая в своей башне ещё и их стережёт. Двое других сообщили что топливо есть, но в городе на складе.
        - Двигатели?
        - Один нашла, там мастерская, полуразобранный на верстаке стоит, судя по слою пыли, к нему месяца два никто не подходил. Ещё один, вроде новый, стоит на том биплане у вышки. Кстати, когда тот офицер описывал этот аэродром, говоря, что самолёты тут находятся в разном состоянии, разбитые и разобранные, похоже он имел виду, что их всего два, один разбит, другой разобран. «Илью» я не считаю.
        - На аэродроме три самолёта?
        - В точку. Вон тот что разобран, у него хвост снят и крыло с левого борта, и имеет новенький двигатель той же модели что и на «Илье».
        - Понятно. Самолёт в порядке, тяги рулевые были ослаблены, но я их уже подтянул. Осталось поставить движки, залить топлива и масла, и можно летать.
        - Да, только нам его всё равно не хватит. Один из солдат, раньше тут работал, многое знает. У «Ильи» дальность мизерная. При скорости в сто тридцать километров час, этот гигант в состоянии держаться в воздухе всего четыре с половиной часа. Даже шестисот километров не пролетим, как топливо закончиться, а это едва четверть пути.
        - Почти треть, полетим по прямой, а это сократит маршрут. Значит так, будем брать топливо с собой, заправляться вовремя посадок и так дальше лететь. Другого выхода не остаётся. Пожалуй, что так. Тем более дополнительный груз мы можем взять, тоннаж позволяет. Значит вот что, я пробегусь до склада, разведаю там всё, топливо будем брать за час до вылета, чтобы никого не насторожить. Ты займись тем двигателем что в мастерской. Разбери его до конца, проверь, ну и собери полностью. Справишься?
        - Руководство к двигателю нашла, инструменты полностью не разворовали, справлюсь.
        - Хорошо. Как закончишь, идти отдыхай. Завтра после обеда, как проснёмся, снимем двигатель с биплана и установим оба на «Илью». Вечером добудем топлива, заправляемся и улетаем, вот такой план. Да, сторожей, когда хватятся?
        - У них тут по три дня дежурства, только еду привозят из города раз в сутки. Утром. У нас ещё двое суток.
        - Это хорошо, удачно. Время у нас есть, а с посыльным, что продовольствие доставит, разберёмся.
        Сестрёнка убежала к мастерской, а я прогулялся к башне. Там пообщался со сторожами. Особенно с тем что тут был старожилом, он больше знал, а второй вообще был не местным. Выяснив где находится склад и довольно подробный маршрут, я оставил их. Проверив как Инга, та вполне бодрой была, с имплантами на посту уснуть невозможно, поставил задачу на охрану, и они не дадут заснуть. Однако всё равно насиловать организм не стоит, поэтому та разбудит к пяти утра моего отца. Остальную смену уже он отстоит.
        Проверив за сторожкой коней, они стреножены и даже обихожены были, в том смысле что им воды попить принесли, остальное завтра сторожа сделают, когда мы улетим, после этого я побежал по окраинам в сторону одной из центральных улиц города. Сторож постарался описать мне такой маршрут чтобы я точно не заблудился, он был чуть удлинён, но зато я вышел к нужному складу. Охрана была, пара казаков с карабинами на плече прогуливались у длинного пакгауза. Похоже что-то ценнее на складе, раз парную охрану поставили. Трогать я их не стал, не хотел насторожить, поэтому осмотрев склад, осторожно забрался на крышу, а крыт тот был железом, отчего при движении хрустел. На месте осторожно отогнул лист, вырвал доску, тут же пришлось замереть на пару минут, охрана услышала и забеспокоилась. Подождав пока те походят вокруг, и когда успокоятся, закончил дело. Я сразу проник на склад, спрыгнув на один из стеллажей. По нему спустился, и осмотревшись, направился искать то что мне нужно. Уже через пять минут я понял, что часть склада явно авиаотряду отдана, тут и двигатели в смазке были, новенькие, и разные ремкомплекты, ну
и бочки с топливом. Канистры разные. Нашёл и моторное масло. В общем, всё что нужно тут было. Даже клей, обшивку латать. Осталось придумать, как это всё вывезти. Телега не вариант, тут грузовик нужен. Вон вторая часть склада была очищена и забита разным продовольствиям. Теперь понятно почему такая охрана. Я тоже осмотрел ящики и коробки, и найдя консервы, решил обязательно взять, когда будет машина, и их тоже.
        Запомнив, что где стоит, при загрузке каждая секунда на счету, я слил в одну пустую канистру бензину, во вторую моторного масла, прихватив их с собой, после чего покинул склад, вернув всё на место, чтобы не засекли взлом, и отправился обратно. С машиной пока проблема, я не знал есть ли они в городе, и если есть, где гаражи? Была надежда что тот сторожил и по этой теме в курсе. Услышав шумы нескольких моторов, я понял, что помощь сторожа не потребуется. Укрывшись за углом, пронаблюдал как по улице проехало четыре автомобиля, одна легковая с офицерами, и три грузовых, похожих на «полуторки», набитых солдатами. Одна машина остановилась у какого-то здания, из кузова солдаты сбросили несколько связных молодых парней и поволокли в здание, а остальные покатили дальше. За ними я и последовал, с канистрами в руках. Вот так мне стало известно где находятся гаражи. Даже количество машин пересчитал, впечатлён, почти десяток. Охрана серьёзная, но я уже определил где посты и шансы видел неплохие.
        Вернувшись, узнал от Инги, что сестра с мотором закончила. Оказалось, там один поршень пробит был, и она его заменила на другой, не новый, но целый. Должно нам его хватить до конечного маршрута. Канистры оставил там же, в мастерской, после чего оправился спать.

        Разбудили меня утром, когда вдали показалась телега с посыльным. Он вёз охране пищу на весь день. Отец, который стоял на посту, об этом был предупреждён, вот и поднял меня. Я же развязал того сторожила, и показав ему золотую монету, сообщил, она станет его, если тот подрыгает нам, чтобы посыльный ничего не заподозрил. Иначе придётся убить обоих. Тот вник, и мы вышли к посыльному. Тот конечно поинтересовался кто я такой, так наш помощник пояснил что я дальний родственник, из деревни приехал, а остальные, кто спит, кто на посту. Тот оставил там две корзины и укатил, а мы вернулись в сторожку. Сторожа снова связали, но монету я ему вручил, тот её честно заработал. Причём этот мой жест изрядно его удивил, видимо не думал, что я выполню свою сторону договора.
        Все спали, кроме нас с отцом, пока мы всё это провернули. Сторож был отправлен обратно под охрану отца, тот и в туалет их по очереди выводил, и даже покормил. Причём пленные видели, что убивать мы их не собираемся, не нужно нам это, и вели себя спокойно. Я уже в общем-то выспался, поэтому решив не будить сестру, занялся мотором в мастерской, поискал инструменты, они в мастерской нашлись, и отнёс двигатель к «Илье». Тяжело, если бы не импланты, вообще бы не поднял. Надо было на пролётке. Не додумал сразу. Всё на силу надеюсь. Стремянку высокую нашёл там же в мастерской, и подняв двигатель, чуть ступеньки не поломал, хрустели под моим весом, но двигатель установил, закрепил, и всё подсоединил что нужно. Потом принёс винт, именно от «Ильи», они у него другие, не как у одномоторных. Ненамного, но больше. Со вторым двигателем я возился меньше, тут опыт с первым сказывался. Наши уже все встали, готовили завтрак. Сестра умывшись поспешила помочь мне. Так что мы на верёвке подняли двигатели на крыло, и дальше совместно установили. Да, вдвоём куда лучше работать чем в одно лицо.
        Потом мы проверили все четыре двигателя. Не ночью же этим заниматься. Той канистры, что я принёс, для этого вполне хватило. Пробный запуск показал, что все двигатели вполне нормально запускаются и ревут, прогреваясь и выходя на режим работы. Я проверял как греются цилиндры, но вроде температура нормальная. Жалко топлива мало, пришлось заливать прямо в карбюраторы, как и масло заливать прямо в маслопровод, однако ничего, главное проверка прошла хорошо. Да, аэродром находился недалеко от окраин, но мы всё равно рискнули. Если кто и слышал звук работы моторов, надеюсь не обратит на это внимание. А если обратит, у нас пулемёт, и достаточно места куда связанных пленных определять.
        После обеда, завтрак три часа назад был, мы стали распределять груз по салону самолёта, чтобы не нарушать центровку. К тому же кто-то и сиденья снял, поискали замену, оригинальных не нашли и сделали проще, взяли обычную лавку, и накидали на пол шинелей, можно лететь лёжа. Кому как захочется. Пока было спокойно, никаких особых телодвижения от местной власти в сторону аэродрома замечено не было, поэтому, когда начало темнеть, поужинали и мы направились в город. Мы, это я и сестра, остальные оставались на аэродроме. Кто на посту, кто за детьми приглядывал, а генерал осматривал взлётную полосу. Сообщит что с ней, когда мы вернёмся, раньше мы о ней и не вспоминали.
        Угнать машину оказалось проще просто. Сняли часовых, их трое было, оставив их в одном из гаражей, топлива в машине полный бак, и так вот поехали к складам. Там не доезжая, я оставил сестру в кабине, это она машиной управляла, и пробежался к складам. Часовые были на месте, это другие, вырубил их, и взломав ворота, побежал за сестрой. Подъехав задним ходом, мы открыли борт и стали носить всё что нужно. Бочки катили, а потом по доске также накатом поднимали в кузов, ставя их там на попа, сколько примерно топлива понадобится, я уже прикинул, так что загрузили машину изрядно. Моторного масла взяли, один движок оказался прожорливым, сестра немного инструментов поискав, взяла, но чего не было, так это топливного насоса. Ни ручного, никакого. Прошлось вёдра брать, их тут с три десятка, новеньких было. Вёдрами будем заправлять самолёт. Воронки тоже не забыли. С широкими горловинами. По продовольствию тоже взяли, но без фанатизма.
        Когда мы вернулись, дважды встречные ночные патрули лишь уступали дорогу, не останавливая нас, мы узнали, что полоса чистая, можно взлетать. Дальше часть бочек отправили в салон, благо те хоть и с трудом, но дверной проём проходили. Работали так, для экономии времени. Две бочки стояли у левого и правого крыла, мама и Ирина Владимировна на крыльях, горловины баков в крыльях открыты. Они вёдра спускали на верёвках, генерал и отец заливали бензин, те поднимали вёдра и сливали их в бак. Медленно, да, ещё частично проливалось, но никуда не деться. Дети, бабушка и Инга в стороне находились, ожидая пока мы закончим, заодно за окрестностями наблюдая. Мы с сестрой затаскивали бабочки с топливом в салон, проверяли чтобы пробки были крепко закрыты, не хватало ещё надышатся парами. Расставляли так же, чтобы устойчивости самолёт не потерял.
        Когда закончили, то помогли остальным. Подняли полупустые бочки на крылья, сунули в них шланги и бензин самотёком зазвенел в баках. Потом подняли ещё бочки. Делали так же, сливали из полных бочек в пустые половину, их так легче поднимать, и дальше самотёком заливали баки. Те тут были приличного размера, пришлось поработать. Когда они наконец наполнились, слили остаток с двух бочек в одну и затащили салон. Дальше я запустил все четыре двигателя, погоняв их на разных оборотах. Проверил рули. Остальные стояли в стороне, ожидая эту дополнительную проверку. Норма. Дальше все загрузились и после долгого разбега, воздушное судно было перегружено, оторвались от взлётной полосы, и ревя всеми четырьмя моторами, начали подниматься. Поднявшись на километровую высоту, я передал управление сестрёнке и, взяв карту из держателя, указал ориентиры, по которым той следует держатся. Карту мы нашли тут же, в кабине. Дальше я просто уснул на шинели, как и остальные, бодрствовали только сестра, и Инга. Последняя нужна если что случиться. Например, поднять меня. Сестра отпустить штурвал не могла, автопилота тут не было.
В общем, мы летели, что не могло не радовать. Главное теперь вовремя посадок на необорудованные поля, не поломать шасси, иначе всё насмарку. А там заправка, новый взлёт и дальнейший полёт, уже на заметно облегчённой машине. Топлива меньше будет, и от части опустевших бочек избавимся.

        Когда Инга коснулась моего плеча, я сразу открыл глаза, спросив:
        - Что случилось?
        Прислушавшись, я определил, что все четыре мотора работают штатно. Значит дело в другом.
        - Топливо на исходе, пора совершить посадку, дозаправиться, - сообщила Инга. - Лена тебя зовёт.
        Поднявшись со своего места, которое тут же заняла Инга, мне кажется она уснула даже раньше, чем легла, и направился к кабине. Та открытой была, поэтому пройдя через узкий дверной проём, и поинтересовался у сестрёнки:
        - Сколько у нас времени?
        - Минут пятнадцать и двигатели встанут. Я устала, тут управление дубовое, смени меня.
        - Давай.
        Мы поменялись местами, и привстав, я стал изучать окрестности. Сестра занималась тем же, более того даже вышла в салон и открыв одну из дверей что выходили на крылья, да, была такая возможность, выбралась наружу. Она очки лётные надела и с помощью них стала изучать окрестности. Сверху ей оттуда лучше всё было видно. Потом та на правом крыле побывала. Своими выходами та проветривала салон, а то всё-таки пары бензина имелись. Ну и разбудила многих, сообщив что мы идём на посадку. Чтобы готовились, даже Ингу растормошила, пусть ближайшую бочку держит, иначе при резком торможении те по салону летать будут. Они как ни странно, не закреплены были.
        Сестра всё же углядела место для посадки. Неплохое на вид поле. Конечно, что там сверху увидишь, но больше подходящего та не увидела. Посадка прошла хоть и с тряской, но самолёт выдержал, и ревя моторами даже развернулся, после чего я их заглушил. Дальше устроив детей в стороне от самолёта на одеялах, пусть досыпают, с ними Инга и бабушка были, а мы все ворочали бочки. Жаль проёмы узкие, так бы сразу подали на крылья, но пришлось через пассажирский люк вытаскивать наружу и поднимать оттуда на крылья. Вчетвером мы это делали легко. Там дальше меняя бочки, залили баки. Оставили пустые на месте, забрали пассажиров, и я снова поднял машину в воздух. Моторы остыть не успели и тянули неплохо. Почти два часа мы пробыли на земле, тут и поели, и сходили до ветру, в общем, ноги размяли, после чего взлетели. Сестра спала, управлял я.
        Когда рассвело, где-то в восемь утра, когда топлива в баках оставалось едва на час полёта, я заметил вдали точки мало похожие на птиц. Взяв бинокль, наш трофей с офицера-интенданта, и всмотревшись, отправил Лёню, что сидел у меня на коленях, в салон. Поднимать наших. К нам приближались два боевых истребителя-биплана, и почему-то ничего хорошего я от них не ждал.
        - Что? - заглянула в кабину сонная сестра, которая ещё явно не пришла в себя полностью после дрёмы.
        Лёня, протиснувшись мимо неё, тут же занял мои колени, пока кто другой не успел, все его мысли у него на лице были написаны, а я же ответил на вопрос сестрицы:
        - Два истребителя по правому борту. Бери пулемёт, и чтобы я их больше не видел.
        - А если это наши?
        - Наши все в салоне, - спокойно пояснил я. - Или ты имеешь другое мнение?
        - Да нет, - пожала та плечами.
        Пока мы общались она уже пришла в себя, и смотрела в данный момент трезвым взглядом стрелка. Пришлось слегка потеснится, чтобы та, взяв бинокль, осмотрела в боковые обозные окна истребители, о которых я говорил. Почти сразу та выдала:
        - Ага, вижу. Вооружены двумя спаренными пулемётами, установленными на капотах перед пилотами. Не вижу какие у них эмблемы, принадлежность не понятна. Где мы летим?
        - Примерно район будущего Волгограда, сейчас Царицын. За спиной остался. Кажется, там бои идут, дымы видел и трассеры перестрелок.
        - Значит, передовая. Тут белые с красными рубятся? Или какие интервенты?
        - А я знаю? Я историю прочитал только по Томску и Одессе.
        - Эх, двоечник, я ещё нас укорял, что мы ничего не знаем.
        Я сделал вид что последняя фраза относилась не ко мне. Нет, я не возражаю, что историю надо знать, но в эти времена я в России ещё не был и не пытался освежить память по поводу Гражданской войны. А когда учился, особо историю не любил. Да и зачем она, столько лет прошло. Сейчас, я конечно понимаю, что на прошлых ошибках учатся, для того история и нужна, но что есть то есть.
        Сестрёнка, хмыкнув, на моё молчание, вернула бинокль и потянувшись, сказала:
        - Пойду накажу тех, из-за кого меня разбудили. Должен же кто-то за это понести наказание.
        Я снова промолчал, как будто это не ко мне относилось, не смотря на улыбки Лёни, который вполне разобрался в нашем разговоре. Ребёнок ещё, не умеет делать вид что это его не касается, а тут извертелся весь, чтобы нас послушать. Сестра покинула кабину, и сынишка убежал за ней. Через минуту тот вернулся, судя по посвежевшему салону, дверь уже открыли, из дверного проёма Лена и будет стрелять. Она одна это сможет сделать, с её уровнем баз. Точнее лучше всего я, так как у меня опыта больше и гипнограммы я поднял выше, но пусть и сестрёнка развлечётся. Поэтому я ей штурвал и не передавал, будучи уверен в полном успехе. Собьёт она их, точно говорю, и думаю самолёты принадлежат белым, сомневаюсь, что у красных они вообще есть.
        Лёня сообщил, что тётку обвязали верёвкой, её держит дед, тот что с моей стороны, и та, приготовив оружие, как раз собралась стрелять. Тут, когда Лёня заканчивал рассказывать что видел, как раз прозвучала первая короткая пулемётная очередь, потом вторая. На этом всё. То, что сестрёнка попала, я видел. Бинокль под рукой, видимость отличная, поэтому и рассматривал бипланы в окуляры, пока Лёня трещал без умолку. Сестра стреляла не по пилотам, а по двигателям. Рисковала, я бы в пилотов целился. Но проявленная сестрой гуманность спасла пилотов, один, дымя мотором пошёл на вынужденную, второй поступил так же. Только не дымил, хотя мотор остановился, было видно вставший винт. Надеюсь, посадка будет благополучной.
        Через минуту заглянула сестра, сообщив что оба противника прихлопнуты. Укорив её за излишний риск, ведь если та промазала, истребитель могли открыть огонь, а у нас на борту дети, но та лишь беспечно отмахнулась, что мне сильно не понравилось. Та сообщила что оба истребителя были на прицеле и промахнуться она не могла в принципе. В общем, сестрёнка ушла досыпать, а я обдумывал её слова. Всё равно мне не понравилось, как та себя вела. Силу почувствовала, с этой её беспечностью можно и влипнуть, когда та не рассчитает свои силы.
        А вот с отсутствием наблюдения пришлось рисковать. Хорошо я поглядывал по сторонам и заметил истребители, а если через мёртвую зону подкрадутся и в упор расстреляют? Больше рисковать так не хотелось, пришлось отправить к иллюминаторам наблюдателей. Раньше это не требовалось, ночью летели, а сейчас день. Да ещё летим мы на такой высоте что нас из любого оружия можно поразить, даже из «нагана», я уж не говорю про винтовку. Не зря же я, заметив дымы, ушёл в сторону облетая Царицын, иначе обстреляли бы, что те что другие. Я бы повыше поднялся, но баки пусты, снизился чтобы найти подходящее место для посадки. Хм, время есть, сядем для дозаправки и дождёмся наступления темноты, так лететь безопаснее. А для наблюдения детей использовали, а то те уже откровенно скучали и от этого начинали капризничать. Вот уж не знал, что те так ныть умеют, с новой стороны для меня открываются. Нет, они и раньше капризничали, но не в подобных масштабах, а так нашли им дело и всё, тишина, только гул моторов стоял.
        Отметив что топлива осталось совсем немного, мы до пустых баков старались держатся в воздухе, чтобы прихватить двадцать-тридцать лишних километров. Всё ближе к Одессе. Мало ли самолёт пострадает при посадке, меньше идти будем. Вокруг раскинулась степь, снизившись, через сынишку предупредив чтобы все держались, иду на посадку, я подобрал подходящее место, ровное, и совершил посадку. В этот раз трясло куда меньше, действительно ровное ни разу не знавшее плуга поле попалось. Целина. Были ямки, норы суслиные, но они фактически не привлекли моё внимание, как я уже говорил, трясло не сильно. Развернув и заглушив машину, взлетать лучше по проверенному месту, я несколько секунд сидел, привыкая к оглушительной тишине вокруг, и потянувшись, направился к выходу. Дверь уже была открыта и как раз крайние выходили, я последним и оказался. Дальше, пока женщины готовили обед, у нас канистра с питьевой водой была, мы занялись заправкой. Обед должен быть, вот только дров вокруг не наблюдалось, а запас мы не делали, и так всё шло на снижение веса. Выход нашёл генерал, нашёл старый высохший кизяк, и показал его
женщинам. Горел тот хорошо. Делать нечего, и пока дети бегали и собирали вокруг кизяк, над разгорающимся огнём висел казан с водой. Пару литров оставили на чай, и всё, больше воды не было. Пустынная местность. В следующий раз нужно совершить посадку рядом с каким-нибудь источником воды. Волгу пролетели, но тут было пусто. К сожалению, прикинув, я понял, что придётся делать третью посадку, не долетим мы с двумя, ещё восемьсот километров оставалось.
        «Дров» оказалось не так и много, детям пришлось изрядно побегать вокруг, уходя до километра, но при нашем наблюдении со стороны. Натаскали конечно прилично, но мало, прогорал тот быстро. Хватило приготовить обед, а на чайник едва-едва. Женщины наши не мудрствуя особо, взяли и сварили макароны по-флотски. В тех коробках что я прихватил на пробу, оказались макароны, ну а тушёнка в двух коробках тоже была. Вот и сварили, быстро, аппетитно и сытно. Пока готовился обед, мы втроём, Инга была на посту, вытащили часть бочек с топливом наружу. После этого подняв бочки на крыло, самоливом слили горючку в баки. Когда мы закончили, то в салоне осталась стоять одна полная бочка, и во второй было едва литров сорок. Хватит. Вот с маслом проблема, один движок действительно его изрядно жрал, больше ожидаемого, но вроде должно хватить. Главное, чтобы сам не отказал, всего ничего остаюсь. Ещё сестрёнка, пока мы заправлялись, углядела что бензин подкапывает, нашла утечку, жгут разболтался и устранила её. Потом та занялась техническим осмотром самолёта, где нужно подтягивая.
        После плотного и хорошего обеда, или ужина, я уже и сам запутался, мы все устроились в тени, под крыльями самолёта, и спокойно уснули. Часового выставили, после Инги отец, потом генерал, а дальше ночь и дальнейший полёт.

        Выспаться мне не дали, отец поднял, тряхнув за плечо, и бормоча:
        - Вставай, сынок, беда.
        Вскочив на ноги, я тут же схватился за голову, крыло загалдело, а самолёт за качался.
        - Ой! - воскликнул батя.
        - Нельзя так людей поднимать, - почёсывая макушку на которой стремительно росла шишка, проворчал я. Судя по стоявшему солнцу, проспал я часов шесть, уже было пол четвёртого дня.
        Вокруг остальные шевелились, отец не только меня разбудил. На мой вопросительный взгляд тот подал бинокль и указал в сторону горизонта, как раз в ту сторону откуда мы прилетели и куда был направлен нос самолёта. Всмотревшись в окуляры, я только выругался. Отец, прогуливаясь по крылу, с него лучше видно, умудрился рассмотреть вдали группу всадников и, если я прав, у нас очень мало времени. Те тоже должны уже были рассмотреть самолёт. Это не иголка в стогу сена, на фоне горизонта очень отчётливо виден и без бинокля.
        - Все быстро в салон! - немедленно скомандовал я. - Лен, поможешь мне движки запустить.
        - Но у нас тут вещи, - пыталась возразить мама.
        - Бросаем, иначе не уйдём, там сотня всадников. Перебить мы их перебьём, но возможны потери, а они мне не нужны.
        Всё же мама есть мама, пока остальные грузились, она бегала и подавала вещи. Успели, я за это время все четыре мотора запустил с помощью сестрёнки, и когда мама с отцом принесли казан с остатками ужина, не всё съели, самолёт уже начал катится, разворачиваясь, так что они забрались на ходу. Развернув машину, я дал полного газа движкам и начал набирать скорость. Всадники уже близко были, сестрёнка выбралась на крыло и короткими очередями притормозила нёсшуюся на полном скаку в нашу сторону сотню. Не удивлюсь если узнаю, что их отправили именно на наши поиски. Тех обидчиков, что сбили их аэропланы. Лётчики наверняка сообщили что дальность у самолёта невелика и дальше тот уходил со снижением, возможно искал место посадки, ну или повреждён.
        В общем, ушли, я так подозреваю всадники по нам тоже стреляли, но движки тянули ровно, рули слушались, датчик в норме, а семьёй всё в порядке. Инга пробежалась, даже Лена вернулась в салон с пулемётом, целые. Ушли, повезло. Уточнив у кого как дела, я передал штурвал Лене, и как только прошёл в салон, получил завтрак на руки. В середине салона, сидя кружком вокруг казана, работая ложками, дети доедали вчерашние немного холодные макароны с тушёнкой. Причём ели так, что за ушами трещало. Остальные вскрыли банки с тушёнкой, и пачки галет, и завтракали ими. Вот и мне такой же паёк вручили. Ничего, вполне вкусно и питательно.
        Беду усмотрела Аня после завтрака, что подойдя к иллюминатору, изучала небо вокруг. Умненькая девочка, да и задание смотреть вокруг и сообщать что увидит, вполне выполняла, вот она, увидев струю что вырывалась из-под правого крыла и подняла переполох. Оказалось, мы теряли топливо. Всё-таки попали! И возможно были ещё попадания.
        - Починить можно? - поинтересовался генерал, встав рядом и глядя поверх моего правого плеча на крыло.
        - Не в воздухе, пробоина снизу крыла, не подобраться. Садится нужно. У нас топлива и так впритык, а тут потеря идёт.
        Пройдя к дверце, я открыл её и крепко удерживаясь за дверной косяк, посмотрел где там всадники. Шанс нас обстреливать, даже когда мы поднялись в воздух, у них был. Да, мы два раза быстрее, но, если так галопом скакать за нами обстреливая, то шансы сбить были. Но те так поступать не стали, а были уже очень далеко. Вот так я изредка выглядывал, и когда минут через пятнадцать те скрылись за гарнизоном, я сменил сестрёнку за штурвалом. Та опасалась сажать самолёт, а у меня всё же опыт был. Сели нормально. Дальше прогнав подальше пассажиров, мы с Леной занялись повреждениями. Сначала заделали пробоину, пуля натворила дел, попала в топливопровод, повредив его, потом ту закрутило, и она повредила часть бака. Шланги у сестрёнки в запасе были, так что топливопровод починили, управ течь, но сам бак дал трещину, узкую, но сочилось. Даже такой потере топлива я был против, и мы обдумывали что делать дальше. Щель была сантиметров десять по шву, с вмятиной от пули посередине, очень сложная штука для ремонта. Было бы оборудование уровня космической цивилизации, проблем бы не было, даже топливо сливать не
потребовалось, так бы заделали, а тут что делать? Да ещё трещина снизу бака, всё давление на неё, может увеличиться.
        Пока я раздумывал, поглядывая на трещину, сестра осмотрела весь самолёт, нашла ещё шесть пробоин, но никакого вреда они не причинили. Вернувшись, та поинтересовалась:
        - Ну что, есть идеи?
        - Клин тут не поможет. Хотя это была бы неплохая идея, вбил, тот разбух и заткнул течь.
        - Разбух, усилил давление на трещину, и та расширилась, отчего потеря топлива только увеличиться, - задумчиво пробормотала Лена.
        - Именно.
        - Да, не подходит. Думай ещё.
        - Жаль клея для ремонта обшивки не прихватили, это было бы временное решении проблемы, но нам бы хватило.
        Неожиданно сестрёнка широко улыбнулась, сообщив:
        - Это ты у нас недогадливый, а я, когда по складу искала запчасти, одну килограммовую банку со смолой прихватила. Самолёт деревянный, сколько простоял под дождями. Сейчас принесу.
        Вернулась та быстро, мы приготовили смолу, и дальше, несмотря на течь, я стал вдавливать ту внутрь щели, и удерживая щепкой, её тоже сестрёнка принесла чтобы я этой едучей смолой не перемазался, стал ждать пока клей не засохнет. Минут двадцать пришлось простоять с поднятой рукой, которой прижимал щепку к трещине. Однако сработало, смола подсохла и течь прекратилась. Щепку я оставил на месте, не отодрать.
        Пока шёл ремонт, всадники так и не появились, если офицер не дурак и видел бочки, то поймёт, что заправившись, мы улетели, и ему нас не догнать. Так что закончив ремонт, мы задумались, оставаться на месте, или лететь дальше. У нас едва сутки оставались, поэтому решили, что всё же полетим, пусть и днём, но сблизимся до нашей цели на минимальное расстояние. Уже через пятнадцать минут мы были в воздухе и поднимаясь на максимальную высоту, две тысячи метров, это чтобы с земли в нас трудно было попасть, полетели дальше. Передав штурвал сестре, я устроился в салоне. Спать уже не хотелось, и несмотря на то что остальные кто дремал, кто уже уснул, кто в карты играл, это отец с генералом, сам я устроился на лавке и прикрыв глаза ушёл в себя, медитируя. Пока выдалась свободная минутка, хотелось бы разобраться что у меня там за проблемы с аурой. Да, я не мог сейчас манипулировать энергией, истинное зрении мне не доступно, как и За Пазуха, но медитацией я могу попробовать взаимодействовать с аурой, подавая на неё энергию. Энергию жизни, а не маны, к которой у меня доступа не было. Я надеялся такими
всплесками, точнее волнами, сбить или растворить жучок.
        Видимо я так хорошо медитировал, что уснул. Очнулся, когда упал с лавки, никто не успел меня подхватить, хотя отец и дёрнулся. Ничего, не ушибся. Так что перебравшись на одеяла, заняв место с краю, там дети играли, быстро уснул.

        Дозаправка прошла штатно. Сели мы за час до начала наступления темноты, рядом с небольшой речушкой. И место для посадки хорошее и водоём имеется, нормальный источник воды. Пока женщины под охраной генерала ходили к реке, и сами купались, уже чесались все, грязные, запашок пошёл, мы с Леной и отцом заправляли самолёт. Да что там бочку одну слить. Быстро. После чего оставили эту бочку, откатив подальше, и также направились к речке. Вот отец не пошёл, он у самолёта остался, с винтовкой на плече, охранял. А так и сами накупались, и одежду постирали. Не хотелось бы в грязной ходить. Пока моё исподнее и форма сохли на ветках кустарника, я лежал на одеяле, рядом Кира с Аней голышом сидели, они уже накупались, и сейчас ждали пока высохнет их отстиранная одежда. Их бабушки и тёти находились в воде, сами купались, купали остальных детей, пока прабабушка достирывала остатки. Понятно, что меньше суток осталось, и сбросим всё это, но ходить в грязном, когда есть возможность постирать? Ну уж нет. Пусть и в сыроватом, но чистом.
        В полночь мы поднялись в воздух и полетели дальше. На полёте к Одессе, когда оставалось километров сто пятьдесят, нас обстреляли, причём непросто из винтовок или пулемётов, а облачка шрапнели били. Ночь была лунная, видимо самолёт рассмотрели в ночном небе и открыли огонь. Если первые разрывы легли довольно близко, перепугав нас, то остальные уже были далеко. Как я понял, вспышки выстрелов ослепили не только наводчиков, но и корректировщиков, и дальше те стреляли на слух. Однако радости от того что сбить нас не смогли, было мало. Был ранен Гена, и серьёзно, осколок фактически перебил ему руку. Лена сменила меня за штурвалом и я, рванув в салон, тут же захлопотал над сыном. Оказалось, не только рука, осколок разворотил бок. Большая кровопотеря, но к счастью внутренние органы не были повреждены, что давало шанс вытянуть сына. Первым делом я остановил кровь, а перевязочный материал у нас был, я вообще запасливый, потом наложил лубок на руку и крепко перебинтовал. С боком легче, тут я тоже справился быстро.
        - Всё серьёзно? - с хмурым видом спросил генерал пока мне поливали на руки из ковша, чтобы смыть кровь.
        - Да, очень. Нужна операция, а у меня ни нормальных инструментов, ни анестезии. Разве что кулаком по голове, - вздохнул я, посмотрев на Гену, который лежал без сознания, остальные дети забились в угол у кабины и оттуда с испугом поглядывали на нас, это я на них рявкнул чтобы не мешались. - Есть одна возможность спасти сына, это портал. Пройдём, у того и шрама не останется. Проверенный способ. Только вот до портала одиннадцать часов, выдержит ли он это время? Это и есть тот вопрос, что меня беспокоит.
        - Будем надеется. Что портал поможет, и Геннадий выживет, - за всех сказал генерал.
        Дальше я практически всё время проводил с сыном. Поил его. С той кровопотерей что была, ему нужно было много жидкости. Так как ещё во время обстрела я уже искал место для посадки, топливо подошло к концу и двигатели вот-вот встанут, стало понятно, что как только я закончил с Геной, сестра пошла на посадку. Она и лететь старалась так чтобы нас не болтало. А тут сразу два мотора стали работать с перебоями, задыхаясь без горючего, а чуть позже и третий к ним присоединился. А вот тот, что так на масло был прожорлив, тянул ещё ровно, что и позволило нам сеть. Видимо на масле и работал. Ну как сеть, плюхнулись, пропоров носом длинную борозду, когда стойка шасси подломилась. Я удерживал сына от тряски, но всё равно стало кровить сквозь бинты. Плохо. Да и то что тот в сознание не пришёл, также добавило мне седых волос. Да и остальные все очень переживали.
        Выходя из самолёта, тут удобно стало, не так высоко, я громко проворчал:
        - Когда способности вернуться, а вас доставлю в Империю, вернусь сюда, узнаю кто нас обстрелял, и уничтожу. Причём не просто тех, кто стрелял, а всю нацию, ядерных зарядов у меня хватает, - остановившись у крыла и осмотревшись, луна хорошо подсвечивала, я с некоторым уважением сообщил испереживавшейся такой посадкой сестрёнке. - А ты молодец, с этими валунами на поле и я бы лучше не сел. Живы, уже хорошо, а теперь собираемся и уходим. Быстро, у нас каждая минута на счету.
        Все тут же засуетились. Если первоначально торопились убраться подальше от самолёта, прижимая к себе детей, пожара боялись, то теперь оставив их в сторонке, стали занимается сборами. Брали минимум, то что может понадобится в течении этих десяти часов, остальное бросили. Дальнейший марафон по пресечённой местности даже вспоминать не хочется. Я всё так и нёс Гену, всё это время. Обнаружив первый ориентир, я смог разобраться что до портала осталось около сорока километров. Тут мы, наконец, вышли на первую дорогу и побежали по ней. Так как все были молоды, то темп поддерживать могли достаточно долго. А те, у кого стояли импланты, так вообще не уставали. На дороге у моста, перекинутым через глубокий овраг, мы обнаружили пост неизвестной принадлежности. Оставив Гену на попечении моей мамы, та начала поить его, хотя сынишка находился без сознания, но жив, жив, я собрал совет.
        Атаковать я решил сходу, времени мало, а на посту были лошади, они нам понадобятся. Пошли мы той же боевой тройкой, Лена, я и генерал. Отец остался с остальными, их тоже кто-то должен прикрывать. Взяли мы пост легко, ни о какой дисциплине там и речи не шло. Оказалось, два десятка самостийников, воины Центральной Рады, как они себя называли, под командованием гетмана Скоропадского, отстаивали интересы этой самой Рады. Вот эти удоды и стояли на посту. Допрашивал я их жёстко, очень жёстко, пока сестрёнка и генерал занимались лошадьми. Нашлось три телеги и пролётка на рессорном ходу. Вот пролётку и запрягали, а также трёх верховых. После допроса я всех отправил вниз, под мост, свернув шеи. Я сейчас в таком настроении был, что будь у меня возможность использовать За Пазуху, достал бы одну из четырех бомб класса «Уничтожитель планет» и поставил её на таймер, уйдя в другой мир. А в этот я вернусь, номер мира запомнил, кто обстрелял нас узнал, зенитные пушки были только у австрийских войск, которые заняли Одессу по приглашению Рады. И именно они стояли на передовой на которой нас обстреляли. Вернусь,
уничтожу Австрию, в крови утоплю и ядреном пепле. И самостийникам достанется, это ведь они пригласили врагов.
        Дальше я осторожно подал Гену сидевшей в пролётке маме, тот на пару минут пришёл в себя, позволив себя напоить, это вселило в нас надежду. Дальше мы рванули в перёд. Да, у нас раненый ребёнок, но мы постарались развить максимальную скорость, наше спасение оставалось не так и далеко. Что плохо, со слов самостийников, на дороге пост за постом. То австрийцев, то их камрадов. Так и оказалось, три вырезали, пока не оказались неподалёку от портала. На дороге сынишку растрясло, и тот почти всё время стонал от боли, но время, время. Сердце кровью обливалось слушать эти стоны. Однако мы были на месте, определили где портал, и дальше стали ждать, раздевшись. Все стояли за моей спиной, а я обломанной веткой кустарника водил перед собой. Как только часть ветки упала срезанная, отец обозначил край, воткнув палочку. Уже было девять утра всё видно. Потом определив другую сторону портала, я первым шагнул, за мной мама с Геной на руках, который почти сразу пошевелился после перехода, и подняв голову, удивлённо осмотрелся. А за мамой и остальные переходили с детьми на руках. Канал быстрый, семь секунд. Успели. Я
же, подхватив сынишку на руки, тут заметно похудел, и подкинув его, ловко поймав, сам засмеявшись под радостный смех сынишки и других детей. В моём тоне, как и в смехе других, было хорошо слышно облегчение. Жив. Успели.
        Осмотр ран показал, что их нет, и рука в порядке. На месте где были бинты, сами они исчезли после перехода, было чисто. Пока я сыном занимался, генерал и отец осматривались, разойдясь. Нужно найти источник воды, и вообще понять где мы оказались. То, что в лесу это и так понятно, крохотная лесная полянка, это всё что мы смогли понять. Лето вокруг. Разве что деревья один в один средняя полоса России. Если бы мы не знали точно, что оказались в магическом мире, то решили бы что это Земля. Ничего странного я в этом не видел, было в моих приключениях такое, а вот остальные удивлялись.
        Тут подошла Ирина Владимировна, что помогала маме и бабушке усаживать детей, что достаточно сложно. Да и Гена ещё тот живчик, вырвался и сейчас бегал по поляне. Это ненадолго, мы снова оказались в новом мире без одежды и без всего, и как он нас встретит, ещё непонятно. То, что солнце ласково светит, птички поют и бабочки летают, за которыми дочки бегают, это всё ширма, а я хотел знать изнанку этого мира. У нас нет воды, продовольствия, мы конечно поели за несколько минут до перехода, чтобы продержатся как можно дальше, всё равно продукты с собой забрать не сможем, но это максимум что мы могли. Скоро захочется пить, а Гене так быстрее всех, после той кровопотери что он перенёс. Поэтому, когда я убедился, что с сынишкой всё в порядке, канал его восстановил практически в первозданном виде, лишь лёгкая худоба намекала что на восстановление были затрачены его собственные ресурсы, я тоже занялся делом, оставив детей на попечении женщин.
        Лену, не смотря на её желание прогуляться по округе, я оставил на поляне. Она одна боец не слабее меня, точнее не сильно слабее, тогда как остальные только недавно получили импланты и всё ещё учившиеся не то что вести бой, а просто ходить. Генерал из-за обширной практики стал заметно лучше двигаться, но всё равно не фонтан. Однако его я брал, слишком большой жизненный опыт у того, а сестру оставил в лагере. Она даже дикого зверя может разорвать голыми руками, оставшись при этом невредимой, так что пусть будет. Ей я своих детей доверю, и уверен, что она их защитит в случае опасности, пока остальные замрут с открытыми ртами.
        Первая задача, которая вскоре станет острой проблемой, была решена через пятнадцать минут. Отец нашёл речушку что протекала по лесу метрах в трёхстах от полянки, где мы разбили лагерь. Я же смог загнать и забить камнем небольшого кабана. Потом, когда мы вручную развели костёр, генерал нашёл и сломал крепкую палку на вертел. Разделав кабана, я прокалил щепку, укрепив её и остриём резал. При некоторой сноровке это возможно. Правда дело шло туго, поэтому набрав камней с мою голову, прокалил их в костре и стал бить один камнем о другой. Тут тоже без опыта никуда. Было много огрехов, лишние осколки отлетали, но пяток каменных ножей с острыми кромками сделать удалось. Ими я и закончил разделку кабана, а потом, когда на вертеле было готово мясо, срезал куски и раздавал своим. За это время все успели проголодаться. Да что это, в дупле местного дуба я нашёл дикий мёд и благополучно избежав мести пчёл, донёс до лагеря. А генерал случайно обнаружил солончак, так что кабана мы ели с солью, а потом пили воду с мёдом. Женщины наши из больших листьев, что-то вроде папоротника, сделали передники, и теперь все
щеголяли в них, даже я. А верёвки на передники, что заменяли ремни, сплела Инга. Она нашла умершее дерево, вернее это Марина привела её к нему, та чувствовала лес как никто другой, и вот отодрав кору, набрав высохшей лозы второго слоя коры, длинные полосы, и сплела. А я из них рукоятки всех пяти ножей сделал. Теперь два у женщин, столовые, а три боевых у меня, у генерала и у Лены.
        В этот мир мы вышли где-то в полдень, поэтому поужинали уже когда почти стемнело. Сидя у костра мы размышляли о дальнейших планах. Да, я знал где сработает следующий канал, в такой же магический мир, по-моему, даже этой Ветки. Уже из него был ход в мир космической Ветки. Так вот, мне было известно где откроется канал, вплоть до мелких деталей, и даже время, до его открытия аж полтора месяца. Однако есть другая проблема. Канал откроется на другом континенте этой планеты. Как-то я тут прикинул, не успеем мы. Никак, если ко мне не вернутся способности в магии и возможности пользоваться своим личным складом с его запасами. В общем, нужно искать местных магов, как-то договорится, всё же местных языков мы не знаем, если всё получиться, маг меня восстановит. Там уж разберёмся. Так что завтра идём к людям. Точнее поищем поселения, остальные подождут, а я прогуляюсь к аборигенам. Там по ситуации. Вот такой план.
        Погасив огонь, заново развести его проблемой не было, мы начали устраиваться спать. Ложи собрали наши женщины, нарвали того же папоротника и сделали несколько лежанок, укрываться требовалось им же. Проще говоря, закопаться в листьях и так спать. Но про часовых мы не забыли. Со всеми взрослыми спали дети, вот и со мной были. Парни, Димка и Гена, остальные кто где.

        Утром, когда уже почти рассвело, стоявший на часах генерал поднял меня. Очень срочно поднял. Он успел развести костёр и подогревал остатки туши кабана, мы вчера не всё съели, когда заметил краем глаз движение. В небе. Посмотрел и застыл в полусогнутом положении и в шоковом состоянии, после чего бросился будить не только меня, всех. Мы стояли и открыв рты от изумления, смотрели в небо, где примерно на двухкилометровой высоте, под всеми белоснежными парусами плыл боевой трёхмачтовый парусный и явно деревянный корабль. Это было такое красивое и прекрасное зрелище, что зачарованы были все, даже дети, недовольные ранним подъёмом.
        - Тридцатидвухпушечный, - сказала стоявшая рядом Лена.
        - Да, - согласился я. - Военный кораблик. Пушечных портов с левого борта, шестнадцать. Хм, а я думал, что белые паруса у таких судов только у новеньких, обычно жёлтые или серые. У тех парусников что я захватил, когда Нахимову помогал, белоснежных не было, ни разу. А тут смотри какие белоснежные, аж глаза болят.
        - Видимо каким-то специальным отбеливающим средством отбеливают, - пробормотала Ирина Владимировна.
        - Эй! - окликнул всех генерал. - Вы не о том думает. Летучие корабли есть, значит, и маги водятся. Шанс есть, главное выйти к людям. А этот корабль, конечно, красивое зрелище, только я сомневаюсь, что моряки снизойдут до нас, даже внимания не обратят, пролетая мимо.
        - Согласен, - сразу же кивнул я в согласии головой. - А также теперь у нас есть шанс добраться до соседнего континента, если добудем такое летучее судно, или купим билеты. Как я успел определить, этот фрегат, а по парусной оснастки, вроде фрегат, шёл не меньше чем на ста километрах в час, видимо на той высоте приличные потоки ветра… Будет возможность, узнаю, как они летают. Ладно, фрегат скрылся за деревьями, уже не видно, теперь разбегаемся, девочки направо, мальчики налево, позавтракаем и как можно быстрее двигаемся к людям. Раз есть шанс, то не стоит терять ни минуты. Если выиграем время, то там у портала подождём. Может мне тут не помогут, так в следующем есть шанс.
        После завтрака, мы собрались, хотя чего там собираться, даже кабана доели, а мёд ещё вчера закончился, детишки и бабушка оказались до него жутко охочими, и мы направились дальше. В принципе куда идти, не имело значения, мы всё равно не знали где люди. Даже когда мы с Леной поднимались к самым верхушкам высоких деревьев, то никаких дымов не рассмотрели, лишь две точки летучих судов в разных направлениях. Похоже этот транспорт тут вполне себе широко распространён, а раз так, то есть все шансы получить одно такое судно. Не важно добровольно, или нет. А направлялись мы вдоль ручья. Люди всегда у водоёмов селятся, и наверняка тот втекает в какое озеро или реку, там поселения и найдём. Да и вода постоянно рядом будет, снимая эту проблему. Вот так и шли, время от времени то я, то Лена поднимались на верхушки деревьев, выбирая те что возвышаются над остальными, и осматривались. Во все подъёмы обязательно мы видели одно или два судна, а однажды так сразу пять. Да и вообще движение тут изрядное. При этом я бы не сказал, что мы находимся на какой-то трассе, все летали в разные стороны по своим делам, просто
много тут судов. Каких мы только судов не видели, от небольших одномачтовых лодок, в которые всей семьёй даже вместится не сможем, до огромного пятимачтового левиафана тонн так под десять тысяч, что шёл на трёх тысячах под всеми парусами. Судя по пузатости, явно торговое судно, причём тоже вроде как вооружённое. Снизу не видно, есть ли на палубе пушки, просто проёмы для стрельбы были, но порты отсутствовали.
        Я на них уже слюни пускал, такой шанс заполучить подобное судно, и не взять с собой, аж волком выть хочется. А то что мы заполучим, этот летучий корабль, я уже был уверен, да все на это были настроены, кроме, пожалуй, Ирины Владимировны, та высоты боялась, но это всем было известно. Ничего, номер мира мне известен, вот сюда я точно вернусь, обязательно. Упускать возможность заполучить подобный воздушный транспорт, ну уж нет, мимо подобного я не пройду. Это если За Пазуха в этом мире не заработает. Не-е, точно вернусь, и возможно сразу, как отправлю всех своих в Империю, убедившись что те там нормально устроились. А может сделаю круг перед Империей, снова посетив этот мир, набрав нужное количество подобных судов и боевых кораблей. Кстати, тот фрегат был единственным боевым кораблём, остальные явно гражданские и частные суда. Как я понял по разнотипной одежде, а два судна вблизи проплыло, владеть ими могли любые слои общества, можно сказать - транспорт для всех. У богатых дорогая отделка, у бедных простые лодки. Это как шлюпки и лодки в портовых городах, есть почти у всех, у богатых яхты или
прогулочные катера, так и тут.
        Когда Лена ближе к середине дня быстро взобралась на самую верхушку, прозвучала наконец-то хоть какая-то новость. Та рассмотрела лёгкий столбик дыма, и не так и далеко. Примерно километра три. Возможно он и раньше был, но из-за приличного расстояния мы его не заметили, он и сейчас прозрачен, как уж сестрица его углядела? Значит люди. Вот попробуем пообщаться, хотя бы жестами. То, что кто-то там может скрываться, а дым явно в лесу был, я не думал. Просто подкинули в печь или костёр сухих дров, от того и дыма так мало, а не из-за попыток скрыть своё присутствие. Правда, на всякий случай, я попросил всех быть внимательными. Мы в чужом мире и местные порядки не знаем.
        По пути в сторону дыма, мы поели лесных яблок. Их птицы клевали, я попробовал, вкусовые рецепторы были подключены к импланту и тот определил, что плоды вполне спелые и съедобные. На груши вкусом похожи. Мы не только наелись, но и с собой взяли. Жаль тары не было, набрали на сгиб локтя, и так несли. Когда я унюхал запах дыма, а у меня обострилось обоняние в лесу, да и имплант использовал, то оставил всех на месте, вот пусть плодов поедят, и побежал в сторону источника запаха. Рядом бежал генерал, а Лена осталась в лагере, с остальными. Дальше мы действовали очень осторожно, и шансов что нас обнаружат, было мало, но нас обнаружили. Вдали раздался хлопок, и рядом со мной в дерево впилась пуля. Хлопок странный, не огнестрельный, но главное по нам открыли огонь, и мы были вынуждены улепётывать. Причём в другую от наших сторону. При этом стрелявших мы так и не видели. Я лишь унюхал. Вроде мужчины, давно не мылись, потом от них так и несёт. Ещё вроде кровью попахивало, только старый запах. Может охотники, сторожка у них тут, добычу разделывали? Вот поди пойми. Лишь одно объясняло, как нас обнаружили,
среди неизвестных явно был маг. Или амулет использовали, что тоже как версия вполне звучала.
        Когда рядом начали хлопать небольшие взрывы, оставляя в воздухе расплывающиеся белые облачки, я понял, что нас решили взять живыми. Поэтому лишь скомандовал генералу:
        - Падай, мы парализованы и без сознания.
        Мы упали там, где бежали, перекувыркнувшись. Генерал тут же зашептал:
        - Как уйти в боевое сумеречное сознание? Я этот раздел по управлению имплантами ещё не изучил.
        - Меню - управление имплантами - боевой режим - сумеречное сознание, - быстро зашептал я. - Там три типа сумеречного сознания, выбирай третий, в нём сознание у тебя будет практически погашено, но импланты в полном боевом, меньше секунды, и ты готов к бою. Сигнал к атаке моё покашливание.
        - Понял. Делаю.
        После этого напарник замолчал, и мы якобы потеряли сознании. Я уже через рецепторы обоняния анализ воздуха с примесями этих белого газа сделал, и анализ дал понять, что это парализующее снотворное. Очень мощное, неизвестной природы. Причём наши импланты вполне легко боролись с ним, нейтрализуя, но я решил, что раз нам таким способом сами предлагают заглянуть в гости, почти добровольно, то почему нет? Проблемы охотника медведя не волнуют.
        Ждать долго не пришлось, не смотря на то что по всем показателям мы плаваем на краю сознания, в действительности это было не так. Мы были в осознании и ощущали всё что происходило вокруг, оттого это состояние и называлось - сумеречным. Вроде как на краю двух чувств. Я лежал на спине, генерал на животе, глаза мои были чуть приоткрыты, и я мог видеть трёх крепких бородачей, в частично кожаной, частично холщовой одежде. Но крепкой и явно на такую потребуется изрядно времени чтобы сносить. Одеты те были как флибустьеры, кафтаны до бёдер, у кого кожаная жилетка, или штаны. Ботфорты, с широкими голенищами. Пояса с двумя, а то и тремя пистолета, плюс тесаки. У двух короткие, вроде карабинов, одноствольные ружья. Но не привычные, хотя рычаг затвора имелся. Было ещё двое неизвестных, слышал их тяжёлые шаги и хруст сухих веток у генерала.
        О чём разговаривали неизвестные, мы понять не могли, языков не знаем. Да и общались те недолго, перекинулись несколькими фразами, с явным удивлением в голосе, видимо не ожидали тут встретить двух обнажённых подростков, у меня передник слетел, когда на мох падал. Да и задерживаться бородачи не стали, меня просто закинул один себе на плечо, и направился к лагерю, похоже также поступили и с генералом. Нормально, пока всё идёт как надо. Можно и тут с ними разобраться, но я предпочёл оказаться в самом логове. То, что эта пятёрка принадлежит к охотникам, я уже сомневался, скорее всего бандиты. На это и многочисленное оружие показывало, рапиры и абордажные сабли на поясах, стиль поведения, и разнотипная одежда, явно снятая с чужого плеча. Точно бандиты, а раз так, можно особо с ними не церемонится.
        Видно было плохо, голова моя болталась в районе поясницы носильщика, мелькали разные эпизодические картинки, но выстроив их, я понял, что это действительно тайный замаскированный с воздуха лагерь. То летучее судно тут посадку не совершит, даже небольшие, лодка если только, ломая ветки сможет сеть, да и то ободрав борта. Хотя может это какие наземные бандиты? А то у меня сразу сложилось впечатление, что это настоящие флибустьеры, только воздушные, но никакого судна вокруг не было. С пяток хижин, яма с решёткой, явно местный зиндан, и, пожалуй, всё. Кстати, со всех сторон лагерь был окружён кустарником, с острыми и длинными шипами. В лесу он нам встречался, а тут явно высажен специально. Когда мы подбирались к лагерю, то не успели дойти до него, нас раньше обнаружили, и судя по направлению нашего движения, мы выходили как раз к воротам, увитым тем же кустарником. Их просто поднимали и переставляли, давая путь этой пятёрке внутрь. А стреляла вскоре всего в нас охрана. Наверняка внутри есть маги, а раз так понять, что я тоже маг, им не составит труда. Посмотрим, что из этого выйдет.
        Судя по запахам, идущим из зиндана, он пуст, свежей вони отхожего места не было, именно застарелые. Значит, пленников у бандитов пока нет, видимо мы первые. Нас понесли к самой большой хижине, и бросили у крыльца, безвольных. Хм, а хижин было больше, чем я рассмотрел от ворот, не пять, а все пятнадцать штук, выстроенных не полукругом, что было бы логичнее в плане обороны, а длинным языком, причём со спуском вниз. Тут был явный склон. Видимо там был берег какого-то водоёма. Начал доноситься запах свежей воды. После этого из хижины вышло ещё двое бородачей, причём явно командиры, слишком дорого одеты и все в золоте, да и оружие всё отделано как золотом, так и камнями. Они о чём-то долго беседовали с бородачами что нас принесли. Потом подошёл худой жилистый тип… Хм, даже не знаю как его описать. Если оба командира были невысокими, плотными мужчинами с брюшками, только бороды у одного рыжая, у другого чёрная. Один плешивый. Другой непонятно, треуголка на голове. То есть командиры в образ вполне вписывались, но что делало тут это закомплексованное чмо, понять я не мог. Разве что это маг. Да, странные у
него были представления о магах. Полуголый, тощий как Кощей, вместо одежды одна грязная набедренная повязка, зато весь в перьях. На голове у того находилась шляпа из перьев, на груди вроде кирасы, ещё какая-то конструкция из перьев. А когда тот обернулся, показывая настоящий петушиный хвост, что торчал откуда-то из поясницы, как-то закреплённый, то чуть не заржал.
        Дальше поговорив с командирами, этот перьеносец, склонился надо мной и взяв мою голову обеими руками, начал явно манипулировать энергией, так как имплант завопил о внешнем воздействии. Похоже, меня принудительно приводили в сознание. Интересно, что он за плетение использовал? Решив не сопротивляться, раз хотят пообщаться, то почему и нет, я и сам был не против, поэтому отдал приказ импланту выйти из сумеречного сознания, и вышел, открыв глаз и удивлённо захлопав ими, осматриваясь. Мага сложно обмануть, но я не играл, мне действительно было любопытно, я тут всему удивлялся.
        Вставал на ноги я самостоятельно, мне никто не помогал. Бородачи тут же стали задавать вопросы один за другим, нетерпеливо ожидая ответа. Похоже те не любят, когда игнорируют их приказы, и не дожидаясь, когда те прикажут одному из пяти амбалов, что меня принесли, придать мне желания ответить на вопросы, я сам спросил:
        - Что надо, чухонцы?
        Мой, казалось бы, простой вопрос, вогнал всех присутствующих в ступор. А с момента нашей доставки набежало приличное количество народа, порядка четырёх десятков. Все такие же как амбалы, что нас принесли, бандит на бандите. Командиры первыми оправились, что-то поспрашивали у мага, но тот видимо и сам понятия не имел, о чём вообще говорить. Пока те были заняты друг другом, я стал говорить, негромко, и всё генералу, что лежал у меня в ногах:
        - Это бандиты. Похоже пираты, правда визуально я летучий корабль не наблюдаю, и судя по двум командирам, очень похоже капитанам, тут две команды. Вижу около четырёх десятков пиратов, но думаю их больше. Тут деревушка, укрытая сверху кронами деревьев, склон идёт вниз к какому-то водоёму. Это всё что я вижу. Тут есть маг, чудо в перьях, но привести меня в сознание, он мог, пришлось самому выходить из сумеречного сознания. Пока лежи, ты мой джокер. Сигнал к действию тот же.
        Тут маг и командиры заметили моё бормотание и удивлённо посмотрели, насторожившись. Потом видимо решили, что я молюсь своим богам, и рыжий рявкнул на мага, требовательно указав на меня. Тот подошёл и взяв снова мою голову в ладони, оттолкнуть его не позволил стоявший за спиной пират, сразу зафиксировал, и маг что-то сделал. Я мог бы их раскидать, но решил подождать, посмотреть, что будет дальше. А в голове как будто бомба взорвалась, и я потерял сознание. Уж лучше бы перебил их всех, шансы были и без помощи генерала.

        Как мне показалось, очнулся я почти сразу, обнаружив себя лежащим на той же влажной земле у ступенек крыльца. Оба бородача на повышенных тонах общались с этим хреновым магом, который что-то лепетал в ответ. Ну всё, ещё не хватало чтобы со мной что-то сделали. Значит, будем работать. Мгновенно оказавшись на ногах, я возник за спиной мага, и схватив его за подбородок и затылок, резко повернул. Под хруст позвонков, я проорал:
        - Генерал, встаём! Кашляю, блин!
        Генерал вскочил, как мне показалось, задыхаясь от смеха, и мгновенно отработал тех пятерых бородачей, что нас принесли, они были ближе, после чего врубился в остальную толпу пиратов. Валил наглухо. Я же вырубил обоих командиров, что рванули внутрь хижины и застряли в проёме, после чего побежал на помощь напарнику. Минут пять потребовалось, да ещё маятник качать, очень уж пираты быстро в себя пришли, вот и уходил от выстрелов, сближаясь. Генерал проще поступал, закрывался телами других бандитов и потом швырял их мёртвые тушки в стрелявших, добивая. Да, пираты были опытные, отпетые, не боялись крови, и неплохо держались, но против нас шансов у них не было.
        - Заканчивай тут, - велел я напарнику, который ходил среди тел и добивал раненых, а сам я пробежался как по хижинам, так и по округе, не выходя за ограду.
        Охраны на воротах и на трёх вышках уже не было, мы их уничтожили вместе со всеми. Отлично, выживших не было, всех положили, сбежать никто не смог. Кстати, а внизу лесное озеро было, совсем крохотное, но снабжать водой эту деревню вполне в состоянии. Закончив осмотр, я подбежал к зиндану и подняв решётку, осмотрел темницу. Пойдёт. Потом за шкирку ухватил обоих командиров и отнеся их к темнице, полностью раздел, снял всё, и в одном исподнем по одному аккуратно сбросил вниз. Пришлось нагибаться, держа их на втянутой руке, и отпускать. Пять метров, разбиться могут. Но нет, упали на ноги и мягко повалились на бок. В общем, вроде травм избежали. Вернув решётку на место, я направился к напарнику. Тот уже закончил и занимался оружием. Держал в руках ружьё вроде того что я у бородачей видел, но с широким раструбом на конце ствола.
        - Представляешь, у них всё оружие, даже пистолеты, пневматически. Чуть мозги не сломал, пытаясь разобраться как они устроены… У тебя между прочим кровь под носом.
        - Да, этот маг хренов, какие-то манипуляции со мной проводил, - беря ружьё и с интересом его изучая, пробормотал я, с явной неприязнью в голосе. - Чуть мозг мне не сжёг, скотина.
        - А что делал?
        - Представления не имею, я пока манипулировать магической энергией не могу, чтобы определить, что он сделал. Надеюсь никаких последствий его действий не будет.
        - Он что так плох?
        - Да мясник, - подойдя к бочке с дождевой водой, умываясь, подтвердил я. - Действует грубой силой, как я понял по двум его работам. Или новичок, или интуит. Но последнее сомневаюсь, не-е реальный мясник, а ими интуиты не бывают. Для примера, тебе нужно открыть встроенный ящик в столе, ты берёшь ключ, открываешь замок и тянешь за ручку на себя, открывая ящик. Такой маг действует по-другому, берёт за столешницу и с хрустом её отрывает. Или топором порубает отверстие и берёт что нужно. Обычные маги работают как ты, ключ и ручка ящика, а такие мясники только грубой силой.
        - Понятно, - задумчиво протянул генерал. - А интуиты кто?
        - Сложно объяснить. Маги, которым обучение не требуется. Они занимаются манипуляцией магическими потоками на основе своей интуиции и надо сказать сто очков вперёд дадут обученным магам. Правда я о них только слышал, живьём не видел… За нашими нужно сходить, но сначала прибраться. Не нравиться мне что пиратов тут так мало.
        - А капитанов зачем живыми взял, мы же языка не знаем?
        - Добрым словом и кулаком можно обо всём узнать. Рисунками изъяснятся будем. Значит так, ты снимай с тел всё что на них есть, а я подальше буду относись, чтобы дети не увидели.
        - Работаем, - кивнул напарник.
        Дальше я забрасывал на плечи по две туши тел пиратов и бегал, относя их метров на сто подальше от изгороди. Много бегать пришлось, пятьдесят три тела, но минут за сорок мы справились. Тело мага я тоже за ограду выбросил и на этом всё, все охапки одежды обуви и оружия мы с генералом занесли в большую хижину, ту самую капитанскую, после чего я остался в лагере, нужно присматривать за имуществом, а генерал ушёл за нашими. Сам я одеждой не занимался, придут женщины подберут по плечу, опыт есть и глаз у них намётан, поэтому сидя на крыльце капитанской хижины, положив рядом целый арсенал я изучал его. Начал с сонных гранат. Интересные штуки в упаковке похожей на пластиковую. Давишь и бросаешь. Срабатывают через три секунды, и если наловчиться, то можно подрывать гранаты прямо перед носим убегающей дичи, как это делали те амбалы. Да и как работают ружья, разобраться было не сложно. Оригинальная конструкция из двух поршней. На мой взгляд она немного усложнена, но работает, и убойная сила ружей при прицельной дальности до двухсот метров вполне высока. Убить можно. У пистолетов метров пятьдесят прицельная
дальность, убойная сила до тридцати. Я делал несколько пробных выстрелов по стволу одного из деревьев и проверял глубину раневого канала.
        Когда между деревьев замелькали наши, отвечая на условный свист, я как раз заканчивал отбирать себе оружие из того что мы смогли добыть. А много его всё же было. В основном пули у всех были круглыми, свинцовыми, но круглыми. Что у ружей, что у пистолетов. То есть стволы были гладкоствольными. Но среди коллекции одного из капитанов, не знаю какого, имелось винтовальное ружьё. С нарезами, если проще. Оно тоже пневматическое, но не скорострельное, каждую пулю нужно наворачивать на нарезы. Однако и убойная сила остаётся на трёхстах пятидесяти метрах, тем более пуля коническая. Это ружьё дальнобойное по местным меркам и однозарядное. Зато другие ружья, пусть и гладкоствольные, но многозарядные. То есть, знай в приёмник суй пулю одну за другой, столбиком они там, а дальше, резко взводи затвор и стреляй. В приёмнике обычно умещалось десять пуль, но я нашёл три ружья, явно другой модели, там уже пятнадцать пуль. Теперь нужно найти пулелейку, и всё что относится к уходу за таким оружием. По ружью, я взял пятнадцатизарядное, новое на вид, и дальнобойный карабин. Я их уже описал, теперь о пистолетах. Они
были трёх, и пятизарядными. Схема та же что у ружей, после каждого выстрела требовалось взводить затвор. Я выбрал четыре пятизарядных, и два трёх, у последних убойность выше, и калибр больше. А причина выбора этих пистолетов была в том, что на одном из пиратов была кожаная сбруя и пистолеты находились в небольших кобурах на груди. Легко их выхватывать и стрелять. Удобно, мне эта схема понравилась, и я решил её применить на себе, так что сбруя моя.
        Вот так отобрав оружие, я как раз откладывал его в сторону, туда же отличный пояс одного из капитанов с рапирой, когда подошли наши. Что дети, что взрослые активно крутили головами разматывая всё вокруг. Генерал им уже пояснил что мы захватили деревню, убежище пиратов. Есть добыча. Правда по захвату без подробностей. Дальше мы разбились на группы, сестрица осматривала оружие, быстро в нём разобравшись, но судя по бросаемым ей взглядам, явно нацелилась на моё. Мама и Ирина Владимировна ворошили то тряпьё, что осталось после пиратов. Бабушка и Инга возились на местной кухне, продукты были, более того на огне клокотало какое-то варево, вот те и пробовали, копаясь в продухах. Скоро полдень, а мы обедали одними лишь яблоками-грушами, так что горячая похлёбка нам бы не помешала. Отец стоял на часах на воротах, дети носились кто-где, или у решётки зиндана сидели, выливали из ковшиков воду на пленных. Это я велел, чтобы побыстрее в чувство их привести, а то что-то я их крепко приложил. Когда одежда была для всех подобрана, между прочим открыв сундуки в хижине капитанов, наши дамы обнаружили явно дорогие
женские одеяния, разных фасонов и отделки. Даже примерили некоторые, они по фигуре им были. Так что женщины себе отобрали, нам тоже из пиратской, но они всё понесли стирать, грязное. Кстати, сестра от платья отказалась, ей нашли неплохой пиратский костюм с кожаными штанами и пошли стирать. Ха, кожаные штаны, упреет. Я вот нормальные холщовые нашёл, и шёлковое нательное бельё моего размера. Уже одел. У пиратов моей комплекции никого не было, в сундуке чистое валялось, мама моя нашла. А с самой одеждой, если наши женщины смогли подобрать себе по размеру, для детей сошьют, материи хватает, иголок и ниток тоже, то для нас, нужного размера не было вообще. Всё перешивать нужно, иначе на нас одежда как на пугалах болтаться будет. И почему пираты молодых дворянок раздевали, а не молодых стройных дворян? Может и нам бы что тогда подошло?
        С обувью было ещё хуже, только генералу одна пара подошла, у него стопа большая и всё, для остальных эти ботфорты, что галоши, болтаются, быстро пойдёшь, слетят. И вроде как громил не так много было, вроде тех пяти, видимо личной гвардии одного из капитанов, разные были. Высокие, низкие, совсем карлики и толстяки. Весь возможный сброд, а подобрать ничего не смогли. Точнее подбирать-то подобрали, но вся одежда требовала переделки. Придётся подождать, первыми на очереди были дети, эти вообще голенькими бегали, особо на это не обращая внимания. Вот обувь перешить не получится, нет у нас в этом опыта. Да и инструментов в прочем тоже. У женщин наших обуви тоже не было, и чего пираты, отбирая одежду, не забирали и обувь тоже?
        Сестра сидела рядом на крыльце. Она закончила с подбором оружия для себя, и сейчас осматривала пояса и кошели, убирая в один общий все наличные средства, была в основном медь, меньше серебра и совсем мало золота. Закончить мы с осмотром трофеев не успели, нас позвали полдничать, или поздно обедать. У длинного навеса стояли не менее длинные столы и открытая летняя печь, между прочим это она дымила, что и засекла Лена. Нам разлили по отмытым плошкам похлёбки и дали крупные куски ржаного хлеба, ложки тоже трофейные и отмытые. Похоже какого-то столового набора, все одинаковые и, между прочим, серебряные. Оказалось, в хижине капитана нашли. Я только успел раз пять зачерпнуть ложкой похлёбки, а вкусная, мне понравилась, да и другие за обе щеки наворачивали, когда меня торкнуло. Я задёргался, и чтобы не упасть, ухватился за столешницу. Под носом снова стало мокро.
        Все тут же загалдели, не понимая, что происходит, пытаясь расспросить у меня в чём дело. Лена первой среагировала и уже подскочила с влажной и холодной тряпицей и приложила её ко лбу. А потом ею же дала мне вытереть лицо, когда я полностью пришёл в себя.
        - Похоже на откат, - с трудом выталкивая из себя слова, ответил я на вопросы всех приустающих, и только генерал, похоже, понимал о чём я.
        В себя я стал быстро приходить, вернувшись к прежнему состоянию, да и медицинский имплант помогал в этом. Потерев затылок, я посмотрел, как мама выплеснула похлёбку из моей тарелки, туда кровь попала, и омыв её, налила свежей. Пока я ел, то размышлял, остальные тревожно поглядывая на меня, тоже продолжили обед, а когда мы приступили к травяному настою, его тоже заготовили, на чай чем-то похож, но вкусно, я поставил пустую кружку и сказал:
        - Теперь понятно, что делал тот маг со мной. Разобрался.
        Генерал пока мы ели, уже описал как маг работал со мной, а то что это его работа, теперь были уверены все.
        - Что-то страшное? - испугано поинтересовалась мама.
        - Я мог умереть, - откровенно ответил я. - Не волнуйтесь, если раньше этого не случилось, теперь уже точно ничего не будет. А то что со мной недавно случилось, это последний откат.
        - Так что он с тобой сделал, ты понял? - поинтересовался теперь уже генерал, успев опередить остальных.
        Инга, которая, как и все, навострила уши, была жуть как недовольна, когда её отец отправил к воротам. Она уже поела, а там на часах мой отец стоял, он тоже есть хотел. Та ушла, подхватив ружьё что ей выдали, явно планируя расспросить мать что было дальше, ну а я ответил на вопрос:
        - Этот маг явно собирала передать мне свои знания, но не смог справиться и вбухал в меня часть своей памяти, причём с языком и письменностью, я их теперь тоже знаю.
        - А кем он был? - задала вопрос Лена, сбивая меня с мысли.
        - Он? Он был местным мажором, довольно высоко его родители сидели в одном из многочисленных королевств этой планеты. Тот был прожигателем жизни, дворянин, шпагой неплохо владел, мне это тоже передалось, но главное, он был призёром гонок на «шелхах». Теперь нам известно, как называются эти летающие суда и корабли. В независимости от размера, хоть лодка, хоть огромный торгаш, это «шелх». То есть мне передались также его знания, и я теперь отличный рулевой по разным типам судов.
        - И как он оказался здесь? - поинтересовался отец, он уже пришёл от ворот, сидел обедал и с интересом слушал мой рассказ. А что происходит ему мама описала.
        - Его память не разом, а постепенно всплывает у меня, да и не всё похоже загрузилось… Хотя вот, нашёл нужную информацию, всплыла в моей памяти. Оказывается, в этом мире свободных магов нет. Магия под запретом, за применение одарённым только одно наказание - смерть. Их отлавливают, сразу как определяют, что тот одарённый, и несмотря на возраст, отправляют в тюрьму, под названием Остров Магов. Оттуда никто никогда не возвращается и с Острова идут жуткие слухи о пытках магов. В общем, когда у этого мажора поздно определил Дар, тот и сбежал. Прятался от ловцов на магов у бродяг, нищих и откровенных бандитов. Когда он опустился на самое дно, это сломало его, перебился к пиратам, тут его инициировали, воспоминаний в памяти как это происходило нет, и вот, не имея никаких знаний, практически наугад и работал, пытаясь доказать хозяевам свою полезность. Уже полгода у того рыжебородого капитана служит. Тот обещал ему после года службы отправить учиться к пиратскому магу другого картеля, который хоть что-то знает, но с обязательной отработкой в его, рыжебородого, команде. Жалкий человечишка, мне его даже
жалко стало… Это было секундное помешательство, видимо старая память этого одарённого повлияла. Магом его называть нельзя, он не обученный одарённый… О, ещё воспоминания пошли… Чёрт, нужно как можно быстрее убираться отсюда. Пиратов действительно тут много, оба старших помощника захваченных нами капитанов, устроили охоту на лесных оленей, взяв с собой чтобы выстроить цепь, около сотни человек, и они в любой момент могут вскоре вернуться. Стоянка обоих судов пиратов недалеко, три километра. Там охрана, около двух десятков, но мы справимся. Быстро собираемся, и уходим, пока нас на горячем не прихватили.
        Новость, которую я сообщил, конечно не могли никому понравиться, но поспешить действительно стоит. Женщины обыскивали хижины, было найдено четыре заплечных мешках, обычно пираты сундучками для личных вещей пользовались, но нам мешки нужны были, вот и искали ещё. Мы с генералом и Леной отбирали оружие. Отец помогал женщинам, если где сундук требовалось взломать, дети охраняли пленных, которые пока так в сознание и не пришли. В общем, все при деле. Да и пленные теперь уже не нужны, так что стоит от них избавиться. Мне было известно, что на стоянке стоят два судна, шлюп, бывшие патрульное судно, отбитое у военных, оно принадлежало рыжебородому, десять пушек в бортовом залпе, экипаж около сотни пиратов. Второе чисто гражданское судно, бывшая яхта какого-то богача, имевшую так сконструированную парусную оснастку и узкость корпуса, что ни один военный корабль не мог его догнать. Очень скоростное судно. Не особо большое, но полсотни пиратов на борт принимало. Было оно вооружено слабо, одна большая пушка на носу, главный калибр, и две поменьше на корме. Да в принципе больше и не надо, маг не раз в рейдах
участвовал, что в захвате «шелхов», что в нападении на поселения, и часто это происходило совместно с другими пиратами, включая яхту чернобородого. При захватах торговых судов, тот пользовался скоростью, а не пушками, успевая подойти в мёртвой зоне так, чтобы не дать возможность организовать обороту. А дальше броски кошек и абордаж. В основном при захвате «шелхов» использовался именно абордаж. «Шелхи» всё же оказались не такими и дешёвыми, и не являлись общедоступным транспортом. Точнее являлись, но денег приобрести такое судно, не у каждого имелись. Правда шлюпки, лодки и небольшие баркасы, как раз стоили немного и их могли приобрести, подкопив десяток лет, и люди с малым достатком. Копили и покупали. А потом встречали таких вот пиратов и всё, ни «шелха», ни жизни. А то и в рабство продают. Рабство тут было не то что повсеместно, но в некоторых местных государствах имелось, причём официальное.
        Одежда была влажной, но я надел её, лишь лёгкий кафтан, фактически куртку, повесил на сгиб локтя, оставшись в одной рубахе и штанах с закатными до колен штанинами. На поясе висела рапира и небольшой кошель. Загружены мы были прилично. Тут и провизия, и одежда, в мешках всё было сложено, оружие несли все, пулелейку я всё же нашёл, подготовил, поэтому один мешок забрал себе и всё в него уложил. При этом не смотря на мою загруженность, я сбрую и надел, подогнав по фигуре, ладно хоть ремешки можно было надтянуть, и оба ружья, и мешок, это груз, но проводить дозор я не забывал. Подобраться к охране на стоянке оказалось не сложно, вообще мух не ловили, да и мага тут не было, и это он по свечению аур обнаружил наше приближение, и не только показывал куда стрелять, но и куда бросать газовые гранаты. У меня они тоже были, пяток в подсумке на ремне. В общем, загруженный до предела, я бегал впереди, разведывая дорогу. Генерал замыкал, поглядывал, будет нас кто нагонять по тропинке, или нет.
        Обоих капитаном убил я. Лично. Зная, что это за люди, даже скорее нелюди, очень мстительные, оставлять такую проблему за спиной, я на стал. Они будут мстить, искать пока не найдут, для них это что-то вроде дела чести, поэтому подошёл и пустил в голову каждого по свинцовой круглой пуле. Сделал так, чтобы дети не видели, они в конце поселения, у тайной калитки стояли, ожидали с остальными, когда мы к стоянке корабля и яхты пойдём. Вот так сделав это дело я и возглавил нашу процессию. Казалось бы, мы эти три километра не прошли, а пролетели, так быстро оказались на месте. Оставив остальных метрах в двухстах, за деревьями, мы сняли с себя всю поклажу, ну кроме оружия, и по-тихому осмотрели со всех сторон стоянку. Мы, это я, Лена и генерал. Дальше парочка атакует шлюп, там было восемь человек на охране, в кости на бочонке играли, а я вторым судном займусь. На борту яхты было всего пятеро. Жаль аур не вижу, сейчас бы посмотрел и определил, есть ли ещё кто внутри. Мне почему-то казалось, что есть. Проблема стояла только в том, что вахтенные шлюпа и яхты видели друг друга, и если атаковать, то только
одновременно.
        Шлюп висел на высоте трёх метров от киля до земли, и наверх шёл канат, по которому уже быстро подминалась Лена, используя только руки. Яхта чуть повыше, там четыре метра было, и каната вниз, к большому кольцу в земле, не тянулось. Он был привязан к площадке на дереве. Ветви тут вырублены. Только на макушке остались, и судно как бы находилось в укрытии. Сверху точно сложно рассмотреть. Зато к площадке по стволу дерева поднимались плашки в виде лестницы. Поэтому я мигом поднялся. Вы видели, как бегут вверх по дереву? Вот и я раньше не знал, что так возможно, но ведь смог. Поэтому, когда вахтенные заметили сестру и генерала, было уже поздно, прозвучал тревожный крик, но я был на палубе, и быстро отработал пятёрку. Бил сжатым кулаком в область сердца. Гарантия. Мельком посмотрев в сторону шлюпа, там тоже почти всё кончено, прозвучал вскрик и одно тело перелетев через фальшборт ухнуло вниз. Раздался хруст. Остальные тоже долго не продержатся, не смотря на то что схватились за тесаки. Даже то что из внутренних помещений шлюпа выскочило ещё два пирата, я не посчитал это проблемой. Поэтому я решил
посмотреть, что находится внутри яхты. Только открыл дверь, как на рефлексе хлопнул ладонями, как будто аплодисменты делал. Только вот между ладоней у меня было зажато лезвие рапиры, а кончик едва-едва не коснулся одежды в районе солнечного сплетения. Тут худощавый пират с претензией на изысканность в одежде, вроде бедного дворянина, одновременно со мной вытаращил глаза. Рапира, которую мы удерживали с двух сторон - исчезла. Взяла и просто исчезла и если я захохотал от радости, то пирату стало совсем кисло. Его труп я скинул вниз следом за товарищами. Раздел и скинул.
        Поработав с манипуляцией, я снова расстроился, нет, ни с магией, ни с За Пазухой я всё также работать не мог. Напрягаясь, удавалось отправить на один из складов оружие, или другую мелочь для проверки, но это всё что я мог. Думаю, и один из «шелхов» отправлю, иначе сжечь бы пришлось, это радует, а то что восстановился не полностью, нет, не радует.
        - Что случилось? - услышав, как я ругаюсь, уточнил генерал.
        Он как раз закончил осматривать внутренней помещения шлюпа, пока Лена спустилась и убежала за нашими. Нужно убираться отсюда как можно быстрее.
        - Часть способностей вернулась. Похоже этот одарённый из пиратов, когда мои мозги чуть не сжёг, заставил сбоить жучок.
        - А что к тебе вернулось? Полезное?
        - У меня всё полезное. Я снова могу вещи убирать на свой склад. Брать обратно пока нет.
        - Так это отлично. Давай убирай яхту, я сейчас веревочную лестницу спущу и полетим. Тут хоть и парусный корабль, а есть как бы рубка со множеством рычагов. Справишься?
        - Справлюсь, но возьмём яхту, она скоростная. На шлюп у нас людей нет, там только для парусов минимум восьмерых нужно, у нас столько нет.
        - У нас импланты.
        - С ними и считал, а так минимум пятнадцать простых людей нужно. Заменить мы их не сможем, сразу несколько рук в разных местах нужно. А яхта небольшая, восемь кают, кубрик матросов, камбуз и небольшой трюм. Тут часть матросов на палубе спали. Для нас яхта самое идеальное средство для бегства от возможной погони. Да и для парусов нужно троих. Справимся.
        - Полностью с тобой согласен. На этом конечно пушек побольше будет, но ты прав. Больно уж мне этот шлюп понравился.
        - Так забирай себе. Прибудем в Империю, достану со склада и владей.
        - Ловлю на слове. О, наши подходят.
        Генерал спустился по канату вниз, и оттащил тела в сторону, чтобы дети не видели. Да и женщины наши подождали в сторонке, пока мы не закончим. Я ему в этом активно помогал. Дальше, как и я ранее поднимался, все взрослые поднялись на площадку и с неё по трапу на борт яхты. Дети остались внизу, поэтому сажая их на шею, веля держатся по крепче, стал по одному поднимать их на борт яхты, передавая нашим с рук на руки. Так и бегал вверх и вниз пока всех не поднял. Женщины сразу стали хозяйничать, прибираться, палуба была грязная, уборку ещё надумали в каютах делать, заодно инспектировали запасы, сложив вещи что мы принесли в уголочке на палубе у носа. Я же немного поднапрягся и отравил шлюп в За Пазуху, что вызвало вопли одобрения у свидетелей этого. Однако это ещё не всё, у пиратов тут не только стоянка была, но и схрон с захваченными судами. Мы с генералом прошли дальше по просеке, где возможно провести небольшие суда вроде шлюпок и действительно обнаружили две шлюпки и небольшой баркас. Все малые суда были одномачтовые, в отличии от шлюпа и яхты, шлюп имел три мачты, а яхта была двухмачтовой, так что
я немедленно отправил их на склад следом за шлюпом, и мы побежали обратно, так как были слышны крики отца. Он, пока мы работали на стоянке и в схроне, стоял на тропинке, охраняя нас, и судя по крикам, пираты наконец появились, вот мы и рванули из-за всех сил. Как-то сражаться с сотней разъярённых пиратов нам не хотелось. Хотя если потребуется, то сделаем.
        Когда мы выбежали из лесного туннеля на поляну, то увидели, как отец, подбежав к дереву, начал подниматься на площадку, поэтому не останавливаясь устремились следом за ним. Туннель, из которого мы выбежали, выходил на стоянку шлюпа, я даже через швартовочное кольцо перепрыгнул, слева была тропинка по которой пришли от деревни. Пробегая я посмотрел сторону тропинки, да, отец поднял тревогу вовремя, там бежала орущая и размахивающая саблями толпа. До выхода из туннеля тропинки на стоянку им оставалось метров двадцать. Удобно для обороны, что тропинка тут прямая метров двести, из ружей или даже пушек можно хорошо встретить нападающих. Может так специально и сделано, маг про это не знал, позже появился в команде рыжебородого. А напрямую по лесу не пройти, стоянку окружали такие же густые заросли кустарника, что были у деревни. Ну да, мы прошли, но по-пластунски, используя единственную звериную тропку через кустарник, о которой видимо пираты не подозревали. Поэтому и прощёлкали наше появление и атаку. А звериная тропка действительно была одна, мы обходили кустарник и только Лена углядела её, что и
обеспечило успех нашей операции.
        Пробегая, я выхватил два пятизарядных пистолета и выстрелил в толпу, после чего сунув оружие обратно в кобуры и выхватив трёхзарядные, тут нужен крупный калибр, и снова разразился залпом. Пистолеты у меня были взведённые и приготовленные к бою. Вот сейчас результат был. Если после первых выстрелов в толпе возникла заминка, кто-то упал и его затоптали, то две более мощные пули, сбили с ног двух впереди бегущих пиратов, отчего следующие за ними споткнись о тела и кубарем покатились, мешая остальным. На тропинке образовался тот затор, на который я рассчитывал. Генерал тоже произвёл выстрелы из двух своих пистолетов, заткнутых за пояс, между прочим, попал, пусть и одной пулей, а я разрядил третью пару по толпе. Перезаражать не было времени, так что сунул оружие в кобуры и только прибавил ходу.
        Это позволило мне обогнав генерала, а мне нужно было успеть первым, добраться до дерева и взлететь наверх по плашкам. Генерал так не смог, и понялся хоть и быстро, но с нормальной для человека скоростью. Я уже отвязывал канаты, отец и Лена стояли с длинными шестами наготове. Мы с напарником присоединились, и вытолкнули яхту из-под прикрытия деревьев, в узкое место, но с открытым небом, после чего я уселся в кресло рулевого и опустив два рычага и потянув на себя третий, управляя яхтой, стал поднимать её. Тут стоит описать саму стоянку, как она выглядела. На мой взгляд, идеальное укрытие которое с воздуха практически невозможно обнаружить. Так вот, стоянка имела вид кувшина с длинным вытянутым горлышком. Там, где пузатые бока, слева и справа стоянки судов, по моим прикидкам тут могли свободно встать четыре судна вроде яхты или шлюпа. Но было два. Более того, внизу был широкий овраг, а деревья росли на верху, что давало дополнительно высоты, и возможность увести суда с их длинными мачтами в сторону под кроны, не цепляя их. Всё что могло помешать было срублено. И вот так вытолкнув яхту в середину, я и
стал подниматься наверх к горлышку. Сложная наука, но получалось
        Внизу хлопали выстрелы, но причинить проблем яхте такой мелочью невозможно. Сестра и генерал на корме стреляли в ответ, отец перезаряжал и подавал им ружья, но это так, шалости. Левым бортом мы притёрлись к веткам кроны одного из деревьев, но слегка, прошуршали только и всё. Несмотря на то что яхта поднялась над деревьями, я продолжил подъём.
        - Так, все слушаем меня! - громко сказал я всем, кто находился на палубе. Детей не было, их загнали в одну из кают, оставив под присмотром бабушки. - Мне нужны очки. Это магический амулет, без которого управлять «шелхом» не то чтобы невозможно, а очень трудно. Ищите. Это что-то вроде закрытых очков на резинке с чёрными на вид непрозрачными линзами.
        Все тут же засуетились, начали искать, по-настоящему, перерывая «шелх», но пока результат был нулевой. Тут я тоже прощёлкал, думал очки находятся на своём месте, а это небольшой встроенный бардачок в рубке, но тот был пуст. Проверили и капитанскую каюту и ту где жил рулевой. Возможно и он, а может кто другой. Всё обыскивали. Похоже, капитан не доверял своим матросам и забирал очки с собой, другого объяснении у меня не было, вот только в хижине и на телах капитанов я их не нашёл. Память мага тоже ничем помочь не могла, он был не в курсе по этому вопросу, да и состоял в другой команде.
        Когда яхта поднялась на пять тысяч метров, я изредка поглядывал вниз и помогал в поисках, то остановил судно на этой высоте. Управление было настроено так чтобы мы зависли на месте. Был устойчивый боковой ветер, от которого судно дрейфовало. Наконец поиски были закончены, мы обыскали действительно всё судно, случайно найдя два тайника кого-то из прошлой команды, и всё на этом. Однако очки найдены не были. Обычно на каждом судне их по две пары, а то и три, но тут пусто. И в личных вещах команды ничего.
        - Без этих очков что, совсем никак? - спросил отец, когда мы собрались в капитанской каюте, самой большой на судне, вся корма ей принадлежала. Остальные от неё шли к середине судна, там камбуз, на носу кубрик и небольшой трюм.
        - Очень сложно управлять, - со вздохом пояснил я. - И о скорости можно забыть, максимам пару парусов поднимем.
        - Поясни что это вообще такое и для чего оно нужно? - попросила мама.
        Я сидел на диване, слева от больших обзорных окон и согнав с колен Гену, попросив его принести воды, где она находить дети уже знали, пояснил:
        - Очки - это магический амулет. На разных высотах дуют разные ветра, в разные стороны, даже от поверхности планеты или наоборот к ней. С помощью таких очков можно увидеть поток ветра в нужном направлении, судно поднимается на эту высоту, подрабатывая вбок или в другую сторону, где рулевой видит нужный ветер. Там матросы ставят паруса и ветер наполняя их, гонит судно в нужную сторону. Причём, достаточно быстро. До ста пятидесяти - ста семидесяти километров в час, если ветер сильный и устойчивый, и мачты крепкие. Гоночные «шелхи» куда быстрее.
        - Всё достаточно понятно объяснил, а что это так опасно лететь без очков? - поинтересовалась Инга, баюкая на руках хихикающую от щекотки Киру.
        - Да как сказать? - задумчиво пробормотал я, потирая шею. - Тут как посмотреть. Если медленно лететь, то не особо опасно. Просто ветра часто меняют направление и придётся искать попутный поток наугад, что очень затратно по времени и несёт массу проблем. Но мы не пострадаем. А пострадать можем если поставим все паруса. Например, разогнались и летим, рулевой контролирует полёт. Такие ветры, а они не прямые, пусть и попутные, но где опускаются, а где поднимаются, рулевой это видит и с помощью управления контролирует судно, направляя согласно потоку. А если не видеть, то как? Судно ведь летит на одной высоте? А очень просто, можно влететь в соседний поток на полной скорости. А если он встречный, что бывает изредка, то этот встречный ветер, просто сложит мачты, ломая их у основания, на корму. Судно повреждено, и нам останется только вверх или вниз на посадку. Одно радует, разбиться на «шелхе» очень и очень трудно, практически невозможно, и всё благодаря камням, которые используются для подъёмов и спуска. Между прочим, производятся они на Острове Магов, как и очки рулевых, что заставляет задуматься.
        - Сложная наука, - пробормотала Инга.
        - На самом деле нет, просто очки нужны.
        - Купить у капитанов других судов? - пожевав губами, поинтересовался генерал.
        - Так они к себе и подпустят, - хмыкнул я. - Если только в населённых пунктах или портах. Пираты в этом мире одно из тех бедствий, с которым борются уже несколько веков и результат вы видите. В общем, я тут подумал. Будем искать ветер старым способом, послюнявил палец, нашёл, поставил парус и потихоньку полетим. Приметив где поселение, лучше всего городок, или крупный город, там спустимся и купим всё что нужно, деньги есть. Небольшие поселения следует исключить, там все подозрительные, друг друга знают, тот одарённый-пират от них шарахался, пока к пиратам не прибился. Ещё решат вдруг проверить меня на Дар, спалимся. Вот одарённый пиратов сразу понял, что у меня Дар имеется. А идти мне нужно, я один язык знаю. Ну или с напарником.
        - Что же, решено. Ну что, летим? - хлопнул себя по коленям генерал.
        - Согласен. Тогда так, женщины, давайте убирайте весь тот бардак что мы устроили во время поисков, каюты распределите между собой, обустраивайтесь, кока на камбуз определите, или дежурства распишите, печка, между прочим, там дровяная, а мы на палубу. Будем управлять судном.
        Все задвигались, кто куда направился, а вот Ирина Владимировна попридержала меня за руку у выхода из каюты:
        - Михаил, мы тут подумали и решили эту большую комнату тебе с детьми отдать. Вот только окна, боюсь я за детей. А если окно откроют и вываляться, или выдавят? Может заколотить их досками?
        - Вы просто высоты боитесь, не волнуйтесь. А окна можно шторами закрыть.
        - Пыльные, надо будет снять и постирать, хорошо бак на камбузе полный, только вот его не хватит на полноценную влажную уборку.
        - Понял, учту. Будет какой водоём, спустимся и наберём воду. Тем более ведро на длинной верёвке есть. И да, яхта полностью оборудована, тут два гальюна, то бишь туалета, и три душевых. Не поломанных как ни странно, хотя пираты этой яхтой года два владеют.

        - Отмоем, а Гена если что починит, - ответила тёща, тут она права, отец у меня рукастый.
        Отправив Ирину Владимировну заниматься уборкой и наведением порядка, это надолго, взбежав наверх по деревянной лестница я осмотрелся, после чего с некоторым весельем в голосе спросил:
        - Ну что товарищи матросы, приступим к начальному обучению парусному делу?
        Вот так мы и приступили. Достаточно быстро матросы, а их было четверо, оба деда и обе тётки, разобрались в парусной оснастке и действовали уверено под моим управлением. А вот к рубке я их пока не подпускал. Тут более сложное управление, дня за три научу. Для начала пришлось опустится ниже, Ирина Владимировна очень просила. Ничего страшного опустились ниже и поймав первый же попавшийся ветер, а всё равно куда лететь, карт в шкиперской тоже не было, мы под двумя парусами полетели на скорости примерно сорока километров час куда глаза глядят. По факту так, но направление наугад мы выбрали и постараемся следовать ему. Когда мы, опустились на километровую высоту, с пяти тысяч метров, то поставили косой парус на бушприте, чтобы развернуть судно по ветру, оно нам в скулу било, и когда ветер задул в корму, поставили два прямых марсовых паруса на фок и бизань мачтах. Причём косой парус на носу не убирали, он не давал судну рыскать на курсе. Убедившись, что судно уверенно стоит на курсе, я зафиксировал штурвал. А тут была оригинальная конструкция руля. Под кормой открываясь вроде веера, складывался при
посадке. На судне был стоячий такелаж, четыре моих матроса по началу трусили, поднимаясь по вантам наверх, однако как ни странно справились со страхом и спустили паруса, натянув канаты и закрепив. В общем для первого раза отлично, можно сказать великолепно, что я им и сообщил. После этого подозвал всех четверых и стал учить как управлять судном по подъёму и спуску.
        - Сложно, - отметил генерал. - Но освоим. Меня другое беспокоит. А если дети? Они маленькие, не понимают, подёргают за рычаги. Рухнем?
        - Тут есть блокировка против дурака, или как раз против детей. Нужно довести до автоматизма что, покидая рубку, следует опустить вот этот рычаг. Он блокирует управление и, если остальное трогать, ничего не будет. При стоянке рычаг запирается. Вот видите, замочная скважина? Ключ у меня есть, нашёл в поясе чернобородого капитана. К счастью, мы его прихватили.
        - А если они его подёргают и опустят?
        - Может и такое быть, но для этого существуют вахтенные. Между прочим, стоило бы нам разбиться на вахты. Тут удобный лист бумаги в шкиперской нашелся, я сейчас расчерчу. Вахты по восемь часов, вы по двое, я один справлюсь. Если что, кого подниму. Ещё нужно определить кто чем будет на судне заниматься. Лена пусть станет моим старшим помощником, и старшим вахты. Василию Петровичу предлагаю заняться артиллерий, старшим третьей вахты, ну и взять оборону на себя. Остальные в помощь. Нужно потренироваться заряжать пушки, да и вообще посмотреть где заряды и метательные снаряды хранятся. Займитесь этим. Я же пока расчерчу вахты.
        Генерал кивнул, соглашаясь, и общаясь с остальными матросами, тот направился вниз, инвентаризацию проводить, раз пока есть время и солнце не зашло. В поисках очков были и свои плюсы, мы теперь знали яхту от киля до кончиков мачт, и где находится арсенал нам тоже известно. Вовремя поисков мы его внимательно осмотрели. Ключ от него был у того франта, что чуть меня на клинок не насадил, и который помог выяснить что я могу снова убирать на склад предметы.
        Я успел расчертить вахты и повесил график внизу входа, с указанным временем начала дежурства, благо часы на судне имелись, на стене висели в шкиперской и каюте капитана, как барометр. Так вот, я как раз повесил график, когда почувствовал, как судно замедляет ход и скрипят мачты. Мы попали как раз в ту ситуацию, когда выскочили из своего потока и влетели в чужой. Ладно хоть не встречный, боковой. Послышался шум от внезапно торможения, звон посуды, ругань, было, что уж там. Я же подбежал к рубке и откинув стопор приподнял судно уходя выше. Потом матросы убрали паруса, и я развёл руками, сообщив:
        - Вот так мы будем летать, с постоянными дёрганьями примерно раз в час. С очками такого бы не было. Любой вахтенный мог сидеть в рубке и управлять судном, обходя опасные участки. Главное держатся потока. Он его видит в очках, а мы нет.
        - Да поняли мы уже, поняли, что без этих очков никуда, - махнул рукой генерал. - Давай лучше спустимся, раз вышла такая оказия, внизу лесное озеро, хоть воды наберём.
        - Сделаем, - согласился я. - Почему и нет, от пиратской базы мы километров на сто удалились… Хм, а обширный тут лес, не вижу где заканчивается.
        Со спуском тоже пришлось повозится, нас то в одну сторону сносило, то в другую, но поработали парусами и оказавшись прямо над озером, так и спускались, пока до кромки воды от киля не осталось три метра. Ниже такие суда опускать нельзя.
        - Думаю тут и заночуем, - осмотревшись, решил я.
        Лена сразу стала бросать вниз вёдро, поднимая его полным и сливая сначала в бочку на палубе, это для технических работ, палубу мыть, а потом начнёт носить вниз, на камбуз, да и стирка и уборка шли на всех порах. Много воды требуется, благо теперь она есть. Дети искупаться начали просить, так я их в бочку с технической водой отправил, пусть купаются. Визгу теперь стоит. Всю палубу вокруг намочили, расплескав. Мы тоже занимались делом. Как таковых у «шелхов» якорей нет, они всегда страхуются вовремя стоянок с помощью туго натянутых канатов. Мы сбросили такие канаты в воду, и просто прыгнули в озеро с борта яхты. Генерал поплыл в одну сторону, я в другую. Озеро небольшое, отлично подходит для стоянки. Отец сверху травил канаты, чтобы те намокнув, не тянули нас вниз. На берегу я привязал канат за ствол дерева, потом пока генерал возился со своей стороны, ему плыть дольше нужно было, поймал кинутый отцом другой конец и привязал с третьи стороны, получилась такая трёх лучевая звезда. Потом вернувшись на борт судна, а поднялись мы по верёвочной лестнице, натянули канаты. Ну вот и всё, «шелх» надёжно
привязан, можно провести тут ночь. Дальше, Лена и я занимались оснасткой, чуть позже Инга подошла, парус нужно прошить, шов разошёлся, когда мы внезапно ветер из другого потока словили. Потом уборкой на палубе занялись, разложив имущество и бухты канатов по техническим помещениям и шкиперской. Ну вот, теперь судно уже напоминает то, за которым следят, все чистенько и в порядке. Завтра борта помоем, пыль смоем.
        После ужина, сытный получился, когда я сидел на палубе, немного устал, играл с детьми, сюда же вышел и генерал. Каюту с женой они уже освоили, прибрались, и теперь обживают. У Инги отдельная была. Да все получили. Пары по одной, одиночки свои персональные, обживаясь в них. Даже одна осталась стоять пустой, её как склад решили использовать.
        - Что интересного увидел? - поинтересовался тот, потягиваясь.
        Оторвал тот меня от неплохого телескопа что я нашёл в каюте капитана. Тот стоял на треноге на палубе, и я рассматривал небо.
        - Три «шелха» на разных высотах идут в разные стороны. Только интересует меня не это. Вон, смотрите на небосклон, как раз темнеть начало, можно рассмотреть.
        Генерал небо рассматривал недолго, минут пять, после чего отовравшись от окуляра телескопа, и с удивлением поинтересовался:
        - «Шелхи»?
        - Они самые, недавно всплыла новая часть памяти того одарённого пирата. Оказалось, на большой высоте, где практически невозможно дышать, висит довольно много «шелхов», скопились за столько веков использования.
        - Какое искушение, - пробормотал генерал, снова изучая небо.
        - Это точно.
        - Почему же не делают попыток снять их?
        - Ну почему не делают, только смертность таких ловцов за удачей очень большая. Не всякий «шелх» может подняться на те высоты, чем больше камни, которые и удерживают судно в воздухе, тем выше подминается такой неуправляемый корабль. Когда он останавливается на предельной высоте, дальше камни просто не в состоянии поднять судно, то в живых из команды никого нет, умирают от недостатка воздуха. И средств спасения нет, до парашютов тут ещё не додумались, а спасательные лодки-«шелхи» никто не возит. Иначе придётся и в лодку рулевого сажать чтобы синхронизировать полёт. Сложное дело. Только тут, визуально я вижу почти три десятка «шелхов» и с пяток из них крупные, возможно даже боевые.
        - Как же так получается?
        - Разные случае бывают, вплоть до того, что клинит управление на набор высоты. Так и погибают, если починить не успевают.
        - Значит суда не такие и безопасные.
        - На самом деле нормальные в плане безопасности, и то что мы видим, это следствие нападений пиратов или воздушных сражений. Попадания ядер и картечи, в результате повреждения и то что получается можно видеть в небе. Так что опасаться нам нужно обстрела, в остальных случаях «шелхи» абсолютно безопасны.
        - Кроме случая с дураками.
        - Ну да, это тоже надо учитывать.
        - Нет, я всё же не понимаю, есть же шанс спустить их. Поднялся на борт, опустил нужные рычаги и судно опускается, - всё никак не мог успокоиться генерал, видя такие богатства. Уверен и у других моряков, что бороздят воздушные пространства планеты, такие же мысли.
        - Нет шансов. Маги могли бы помочь, сделали бы амулеты-защиты вроде скафандров и спокойно поднимайся, не опасаясь умереть от удушья, но где эти маги? Вот и висят суда и боевые корабли там наверху… Хм, хотя есть у меня одна идея, времени у нас достаточно, «шелхи» я смогу убирать в За Пазуху, значит, можно рискнуть.
        - Я в деле, что придумал? - сразу заинтересовался генерал. Как я его понимаю.
        - Я помню суть плетения такого защитного амулета. Смогу нарисовать его на бумаге, и договорится с местным одарённым из пиратов. Пусть будет магом, чтобы он мне этот амулет сделал, ну и накопитель зарядил. А лучше несколько чтобы почаще подниматься, и не пару судов забрать, а с десяток, а может и больше. Там наверху такие холода, суда отлично сохранились, промёрзнув насквозь, любое бери, оттаивай и используй. Не зря же команды ловцов всё никак не переведутся.
        - А они как работают?
        - Всё что по низу давно уже подчистили, вроде гарпунами работают. Поднимаются до максимума, где уже теряют сознание от недостатка воздуха, стреляют в борт и опускают. Там перебираются на борт и берут управление, ну и дальше понятно. Только эти суда, где гарпуном можно достать, уже подчищены, остались те, которые без магии, ну или без скафандров, не достать.
        - Мне нравиться твоя идея. Амулета два нужно?
        - В точку, один на трофее опускается, второй наше судно спускает. Два амулета нужно заказывать.
        - У пиратов значит?
        - Маги прячутся и только пиратам в радость такая поддержка. Я ещё думаю, насчёт этого. Кстати, ваша вахта началась, так что мешать не буду, а сам детей пойду укладывать, вон носами уже клюют, что-то припозднились мы, и бабушки не напоминают.
        - Это я сказал, тут ночь позже наступает чем мы привыкли, а привыкать нужно.
        - Это точно. Ну всё, до завтра. Ночью особое внимание на канаты, по ним можно подняться на борт, что хотелось бы избежать.
        - Присмотрим.
        - Тогда лады. Эй, мелочь пузатая, за мной, спать идём.

        Следующие три дня, мы медленно летели над лесом, который закончился всего пару часов назад. Было много случаев, когда мы вырывались из одного потока ветра и попадали в другой. Для яхты это бесследно не проходило, так что приходилось часто ремонтировать оснастку и такелаж, благо запас канатов имелся, как в прочем и парусов. Одно хорошо, всего три дня, но с такими приключениями все успели получить изрядный опыт. В том же парусном деле, а вот управлять судном из рубки я их всё ещё учил, сложно им давалось это искусство, но давалось, уже могли заменить меня в случае нужды. Дети учились путешествовать на подобном типе судов, с трудом смог убедить их не подходить к фальшборту. У меня же дети привыкли с амулетами ходить, которые помогали избегать трагедий, даже амулет-парашюта имелся. То есть, они могли сидеть на перилах спиной к бездне и легкомысленно болтать ногами. Я чуть не посидел, когда это увидел, всем попало, особенно вахтенному что не уследил. В общем, убедить детей что пока нет амулетов так больше не делать, мне удалось. Женщины, на которых была уборка и готовка, тоже втянулись. В общем, на
третий день всем это путешествие уже начиналось нравиться, даже Ирина Владимировна начала привыкать. Лишь одно нас поторапливало, чтобы совсем было хорошо, найти наконец нормальный населённый пункт и купить очки рулевого. Сейчас даже дети знали насколько они нужны, из наших разговоров поняли.
        Последние три часа чуть выше и с левого бока нас сопровождал небольшой десятипушечный кич с двумя мачтами и латинской парусной оснасткой. Я сам поглядывал на него не без интереса. С соседнего судна иногда сверкали линзами две подзорные трубы. Нас явно рассматривали. Возможно это были пираты, а возможно патрульные. Хотя вряд ли, у последних большими буквами на днище это написано. У частников боевые корабли практически не встречаются, только у пиратов, так что особо гадать кто это не стоило, и так понятно. Ловцы магов. Однако атаковать нас, или хотя бы подойти ближе и досмотреть, те не могли, им была неизвестна наша возможная реакция на это. Мало ли что. Тем более у нас за кормой развивался флаг одного очень воинственного местного государства, да и жители были не прочь подраться. Разные флаги я нашёл в сундуке, в арсенале, пригодилось вот. Если яхта и находилась в розыске, то особые приметы мы изменили. Сутки висели над тем озером и сначала помыли борта, а потом и покрасили. Теперь у нас яхта небесно-голубого цвета с золотой полосой по центру бортов. Видимо бывший хозяин яхты, тот пират что имел
чёрную бороду, сам такой маскировкой частенько пользовался, поэтому бочонки с краской в трюме у яхты имелись. Правда, двух цветов, в шести голубой, в одной золотой. Я даже пушку на носу убрал в За Пазуху, для частников это слишком большой калибр, а одну из двух что находились на корме, мы перенесли на нос. Теперь с виду у нас обычная частная яхта, красивая, но всё же частная. Вся команда даже обрядилась в матросскую форму, нашли её в кладовых, видимо капитан иногда команду одевал, чтобы казалось, что у него мирное судно. Перешили по размеру и у меня теперь форма старшего помощника, у остальных матросская, что тоже играло в нашу пользу.
        - Что-то долго рядом идут, и двух километров до них нет, - подойдя, проворчал генерал, и в подзорную трубу стал рассматривать соседний кич. - Кто же они такие? Военные?
        - Нет, это ловцы. Те ловцы что охотники на магов, а не за «шелхами» что на орбите. Также и против пиратов работать не брезгуют. Я думаю по обводам они определили, что у нас за яхта и что такое же судно имеется в поисковых листах. Вот только их смущает новое название на корме и обоих бортах на носу. Название другое.
        - Да любой может изменить.
        - Это точно, только у пиратов детей нет, а у нас вон сколько носиться, в догонялки играют. Ха, опять опрокинули ведро со шваброй. Сейчас от получат от Инги.
        - Я потом уберу… А проверить?
        - По своду законов транспортного движения планеты Прана, во время полёта из пункта «А» в пункт «Б», любое судно имеет личную полуторакилометровую зону безопасности. В случае если какое судно, за исключением маневрирования на территории порта любого населённого пункта, имеет право отразить это вторжение любыми средствами. Это правило приняли, когда пираты совсем распоясались, маскируясь под патрульных, военных или пассажирские суда. Да и под ловчие команды тоже. Их вообще трудно отличить друг от друга. К тому же у нас флаг королевства что любит воевать со всеми, жители такие же воинствующие. На любое вторжение сразу открывают огонь, не любят переговоров, и ловцы об этом знают. Идут они практически на границе нашей зоны безопасности, но всё же её не пересекают, и как вы видите, с интересом за нами наблюдают. Смущаем мы их.
        - Это чем же?
        - Не тем что похожее судно есть в поисковых списках, а возможно и не одно. Таких яхт должно хвать, интересует их то что мы на одном из самых скоростных судов нашего тоннажа, извините, не летим, а тащимся с минимум парусов. Вот это их и беспокоит. Думаю, ещё немного потерпят и флажковыми сигналами будут запрашивать что у нас случилось. Наверняка и к борту попросятся подойти для досмотра. Но это ближе к порту, чтобы на виду было.
        - А подпускать их нельзя?
        - Именно. Точно не скажу какие у них тут сканирующие амулеты, какова дальность, но вблизи они наверняка определят, что я маг. А вот этого допустить никак нельзя, если вспомнить какое тут отношение к магам. Ещё и вы пострадаете. Дети у меня одарённые, на них амулет тоже сработает.
        - Что делать будем?
        - Ловцы не дёрнуться, пока не попадётся хоть один населённый пункт. В зонах контроля за которые отвечают службы порядка этих населённых пунктов, они смогут подойти и попросить принять на борт досмотровую группу. Это по правилам, ранее не сунуться. Подождём, может надоест нас сопровождать, видят же, что тут путешественники, дети в матросских костюмчиках, команда и дамы. Всё с виду в порядке.
        - Может вниз пойдём, вроде как пикник у нас?
        - Я тоже об этом думал, до вечера ещё пять часов, подождём часа три и, если те не уйдут, пойдём вниз, встанем на стоянку.
        - А если и потом не уйдут?
        - Значит мы их чем-то очень сильно заинтересовали, и они теперь не отцепятся. Ночью придётся пошуметь. Те на стоянку встанут так же в полутора километрах от нас, за дальностью стрельбы из пушек по прямой траектории. Поработаем. Ещё одно неплохое и боевое судно нам не повредит. А ловчих вырежем, не нравятся они мне.
        - Ха, и очки добудем.
        - О, точно. Вот это как раз неплохая причина чтобы отправить их в бездну, а имущество прибрать. И рисковать не потребуется, заходить в какой-нибудь город.
        Стоявшая неподалёку Лена, облокотившаяся о кормовую пушку, внимательно нас слушавшая, лишь согласно кивнула на мой взгляд. Остальных не было, кто отсыпался после ночной вахты, кто своими личными делами занимался. Ещё немного поговорив мы разошлись, Лена в рубке сидела, это она контролировал полёт, генерал убрался на палубе и пушки проверял, а я прогуливался у борта, нет-нет да бросая взгляд на кич.
        После ужина, когда я отдал приказ идти вниз, можно сказать на посадку, кич ловцов тоже начал спускаться неподалёку, ну а когда мы закрепились на канатах, то помедлив, те начали подниматься, и чуть позже под полными парусами пошли дальше по своим делам.
        - Сорвалось, - вздохнул я, не зная радоваться или печалится. Всё же, наверное, печали было больше, ушли трофеи.

        Утром следующего дня мы отправились дальше. Только не следом за ловцами, ещё не хватало. Пусть они так дальше и полетели по тому маршруту, который мы старались придерживаться, но сейчас уже не стоит этого делать. Встретимся в каком населённом пункте и те могут инициировать проверку, которую я не пройду. Оно мне надо? Вот и я думаю, что нет.
        К счастью, долго лететь не пришлось, уже к обеду вдали показался достаточно крупный город, раскинувшийся на двух берега довольно широкой реки. Тут даже имелся каменный мост через реку. Причём не заметно чтобы были пролеты для речных судов. Да и не могло их быть, лодки рыбачьи есть, а всё остальное доставляется на «шелхах», так что на Пране речные суда не существуют как факт. Они тупо никому не нужны, слишком сильно привязаны к реке. Пока мы летели с места стоянки, то чем дальше, тем чаще нам встречались разные небольшие деревушки, а однажды видели крупное село, видимо уездный поселок. Я не рискнул там садиться, хотя видел десятка два судов разного тоннажа, стоявших у швартовочных тумб. Поэтому мы полетели дальше, три часа и вот, этот город. На глазок тысяч на семьдесят жителей. По местным меркам достаточно крупный город, не столица конечно, но всё равно прилично. Знания того мага, которые мне внедрены в память, касались континента на другом полушарии планеты, где он и родился, а тут разве что мог перечислить какие государства имеются, не то что города.
        Летели мы под одним прямым парусом и двумя косыми для удерживания на курсе, иначе боковой дрейф может быть, на километровой высоте. Лена в рубке, а мы с генералом стояли у бушприта и облокотившись о перила фальшборта, общались и осматривали город, что поначалу медленно приближался, а потом скрывался под судном.
        - Вон ещё причальная тумба свободна и горит сигнальный огонь свободного места, - указал генерал.
        - Эта тумба явно принадлежит тому отелю, встанем на швартовку, придётся номера брать. Оно нам надо так палится? Там усилена безопасность и наверняка магические сканеры у них имеются. Я же говорил, на Пране один общий язык, и группа людей которые его не знают, для местных что инопланетяне, подозрительны и опасны. С чужаками не говорите, совсем. Лучше используем мой план, мне он кажется наилучше подходящим.
        - Наём лодки? Ну смотри сам. Кто с тобой идёт?
        - Лена, она отлично маскируется под подростка-матроса, под этим видом и пойдёт, её можно принять за девушку, мама подобрала ей костюм матроса, чтобы тот мешком висел и скрадывал формы. Должно получиться. Она меня прикроет если что. Ну или отобьёт, если будут неприятности.
        - Подходит. Смотри, не рискуй особо.
        - Лады.
        Сходив в шкиперскую, я взял сигнальный шнур, и подойдя к борту бросил его вниз. Медленно дрейфуя, благодаря широким полосам из-за которого тот так заметен, шнур устремился вниз. По всеобщим правилам воздушного движения Праны, это означает, что команда нашего судна просит подойти к борту частную лодку. Если проще, то наёмную лодку, чтобы спустить команду или кого-то из членов команды с борта судна на поверхность земли. Бросал я так, чтобы шнур падал неподалёку от причальных тумб больших судов, где кучковалось с десяток таких наёмных лодок. К шнуру устремилось трое, но успел один, на лёгком и скоростном малом баркасе. Он же в стороне и сопровождал нас пока мы не уйдём за окраину города и не встанем на стоянку. А тут бесплатно. Так, между прочим, многие делали, генерал подтвердил, с три десятка судов рассмотрел стоявших на стоянке у полевых дорог и в полях. На берегу реки ещё много было.
        Когда мы стабилизировали судно, и закрепили его, Лена и отец уже были внизу, вязали канаты, два к деревьям, и один к крупному валуну. Причём, когда отец поднялся на борт по верёвочной лестнице, то сообщил что кора у деревьев характерно ободрана, сестрёнка тоже кивнула, на валуне так же имелись следы верёвок. Значит не мы одни встаём на этом месте. Ещё бы, за столько времени, чего тут только не было, и кто не стоял по округе.
        Лодочник на баркасе так и сопровождал нас, это был одиночка. Он совершенно спокойно дождался, когда генерал махнёт рукой, подзывая его и сделав полукруг, чтобы лёгкий ветерок подвёл его судёнышко к борту нашей яхты и кинул канат, пришвартовавшись к нашему борту. Мы уже были готовы, я в одеждах старшего помощника гражданского и транспортного флотов, они были едиными, и сестра в форме моряка гражданского флота.
        - Куда, нур? - поинтересовался пожилой мужчина лет за сорок, по выправке явно из бывших военных.
        Нэр - это уважительное обращение к людям, стоявшим выше по сословию, и офицеров торгового флота, тем более старпомов, можно отнести к ним. Нур, это уже уважительное обращение к дворянам. Любым, не смотря на титул. У меня на поясе была рапира, значит я дворянин и тот не ошибся, обращаясь ко мне. Так что я лишь слегка благосклонно кивнул, старясь не замечать удивления лодочника тем фактом, что старпом так юн, как и его матрос, и спокойно сообщил:
        - Нам с пиратами довелось повстречаться, много денег на ремонт ушло. Нужно припасы прикупить, поэтому отвези нас на рынок где идёт продажа имущества для «шелхов».
        - Будет исполнено, нур, отвезу на самый крупный рынок Гаарда.
        - Отлично. Пока с нами поработаешь. Подождёшь, когда мы вернёмся. Загрузим твоё судно до верха бортов.
        - Так точно, нур, - довольно кивнул лодочник, оплата доставки была в зависимости от массы груза.
        Примерные расценки я знал, поэтому, когда мы подлетели к нужному месту, внизу действительно колыхал и шумел рынок, то лодочник, спустившись на швартовочную лодочную площадку, получил оплату, и остался нас дожидаться. Оплачивать аренду площадку, то есть стоянку баркаса, придётся мне, но я об этом и так знал, общепринятая практика. Мы же спустились по лестнице с деревянной башни где было пришвартовано судно, и наконец ступив на землю, энергичном шагом направились мимо рядов в сторону магазинов и лавок. Именно там продавали всю дорогую оснастку, в том числе и очки для рулевых, а покупки я собирался начать с них. Остальное не так критично, но тоже нужно. За три дня мы извели все запасы парусов и ниток. Даже иголки поломали, медными и бронзовыми были. В общем надо много что прикупить, включая припасы. А то продовольствие тоже на исходе было, дня на три-четыре, да и то при некоторой экономии.
        Поглядывая на некоторые вывески лавок и магазинов, мы шли всё дальше и дальше. Как вдруг Лена меня остановила, и взглядом показала на прилавок, уложенный целыми рядами очками рулевых. Пришлось склонится к её уху и сообщить:
        - Это массовый ширпотреб, разовая хрень, а нам нужна фирма. Та что не на год использования, а на десятилетия. Дорого, но качественно. Идём, я уже вижу фирменный магазин, эмблема качества на вывеске. Туда простые люди не заходят, только очень обеспеченные.

        Сестрёнка молча кивнула, и всё также с интересом закрутила головой, матросская шапочка на голове скрывала её роскошную шевелюру и уложенную кольцами косу, так что она действительно напоминала подростка, только довольно красивого. Причём мне пришлось шугнуть её:
        - Кончай бёдрами кутить, внимание привлекаешь. Иди вразвалочку как я.
        - Как будто я специально, - так же тихо и по-русски шепнула та.
        Мы уже подошли ко входу магазина поэтому я открыл дверь, кстати нарушая традиции, Лена, как подчинённый матрос, должна была передо мной это сделать, ну да ладно, не развалюсь, я прошёл в зал магазина и сестрёнка следом. Магазин был пуст, дороговизна отпугивала многих покупателей, поэтому единственный продавец, между прочим в хорошем и дорогом костюме, благодаря памяти мага я в этом разбирался, обрадованный, тут же рванул нам на встречу, однако я притормозил его энтузиазм:
        - Скидка за крупную покупку будет?
        - Смотря какая покупка, - сразу ответил тот, показывая, что договорится можно, и мы кивнули друг другу.
        Дальше я сначала узнал цены, пока сестрёнка стояла у двери с мешком на плече, в смысле лямками мешка. Оружия у той на виду не было, да и в городах запрещено носить оружие на виду, лишь у меня была рапира на поясе, а их носили только дворяне, это давало понять местным как я получил место старшего помощника, мелкий дворянин, а также закрытая уставная кобура с трёхзарядным пистолетом. У сестры оружие было, но скрытое, а в мешке ещё пара тар, ну и деньги. Когда я закончил изучение выставленного товара и его расценок, то начал сообщать что желаю купить. А желал я три комплекта оборудования связи, оно блочное, расстояние до пяти сотен километров, но магическое, обычными средствами не прослушать. Похоже, маги на Острове всё же работают не только спустя рукава, и выдают неплохие поделки. Потом закупил пятьдесят три единицы очков рулевого. Причём тридцать семь одной модели, остальное другой. Взял бы больше, но в магазине и на его складе, он находился в следующем помещении, просто больше не было. Потом с десяток подзорных труб, семь из которых имели магические плетения, чтобы видеть в ночной темноте. Карты
Прана, разных континентов три комплекта. Мне больше как-то не нужно было, два комплекта это так, запас. Потом штурманских инструментов тоже три комплекта. Все покупки сестрёнка убирала в мешки, отчего получилось три полных мешка. После этого мы подбили общую цену, мне сделали восьмипроцентную скидку, и я расплатился. Ого, дорого вышло, почти половина наличности ушло.
        Ну да ладно, всё что нужно приобретено, один наплечный мешок взял я, два несла сестрёнка. Покинув этот фирменный магазин, у тех сегодня удачный день был, мы стали ходить по лавкам и рядам, делая заказы и оплачивая их на месте. Все заказы должны были доставить к баркасу, номер стоянки и имя лодочника я сообщал, чтобы не напутали с доставкой. И тут я заметил магазин, товар у него специфически, только работа магов, амулеты и артефакты. Опасно? Ещё как. Но рискнём.
        - Замри, - шепнул я сестрёнке, и наклонившись ближе, сообщил. - Тут рядом специализированный магазин, продают магические девайсы. Мне нужно кое-что прикупить, но это может быть опасно.
        - Могут понять, что ты одарённый?
        - Именно.
        - Печалька. Жаль языка я не знаю, а так могла бы ходить узнавать, что есть, цены смотреть, потом сообщать тебе, и брать что ты скажешь.
        - Да, жаль, что ты языка не знаешь. Только ведь продавцы не носят постоянно магические девайсы на голове, или амулеты что определяют одарённых или применение магии. Видишь, мы находимся в зоне любого сканирующего амулета уже больше часа, а пока тревоги не было. Кто же заряд будет тратить попусту? Так что спокойно заходим, как обычные покупатели, интересуемся, и всё что нужно приобретаем. И ещё, возможно на входе есть амулет что непосредственно работает по входящим. Заходи первой, проверь. Если есть, дашь мне сигнал.
        - А как я его увижу?
        - У тебя в одном из мешков подзорные трубы с плетениями магии, да и часть очков рулевого тоже. На них должен среагировать.
        - Ага. Я ещё немую буду изображать.
        - Немого, клуша.
        - Сам такой.
        Подправив лямки мешков на плечах, сестрица лёгким шагом, как будто и не несла довольно солидный груз, направилась ко входу в магазин, на который я ей указал. Та прошла нормально, сигнала не было, да и продавец не заинтересовался, так что подав мне знак, сестрица стала осматривать полки с выставленными образцами амулетов, как будто её что-то могло заинтересовать, и она что-то могла понять. Подойдя ко входу, я сразу прошёл внутрь. И тут же раздался звон колокольчиков у продавца. Тот удивлённо посмотрел на меня и его глаза начали расширятся, но что-либо сделать тот не успел, сестра, аккуратно сбросила оба мешка на пол, уже оказалось возле него и сломала тому одним ударом шейные позвонки.
        - Он тут к какой-то кнопке тянулся. Наверное, тревогу хотел поднять, - пояснила та.
        Я же поглядывал через окна наружу, но никто не заметил суеты в нашем магазине, и тревогу не поднял, да и сигнал амулета, который всё же оказался встроенным в дверной проём, тоже явно не был услышан, иначе тут была бы куча враждебно настроенного народа. Как не одарённые жители Праны относились к одарённым жителям, мне уже хорошо было известно. И на вилы могут поднять.
        - Возможно амулет в дверном косяке также соединён с местным участком полицейских, и сюда уже направляется группа захвата, - озвучил я своё предположение. - Такого исключать нельзя, так что быстро затариваемся и уходим.
        - А почему на меня амулет не сработал?
        - Наверное какой-то специализированный, только по аурам работает, а не по магии вообще.
        Общаясь, мы работали по магазину. Я зашёл в заднюю комнату, именно тут хранилось всё самое дорогое, взломал голыми руками сейф, согнув дверцу, и найдя у вешалки большой кожаный кофр, вроде портфеля, стал в него убирать все находки. Сестра часть экспонатов с полок заносила. Этот саквояж мы заполнили доверху, после чего покинули магазин. Прикрыв дверь, я повесил табличку «Закрыто» и мы направились к лодочнику. Тот ждал нас в переполненном доставленными заказами баркасе, но к счастью груз судно вполне тянуло и отшвартовавшись, мы полетели обратно к нашей яхте. Лена немного нервно поглядывала назад, видимо ожидая тревоги, но всё было тихо. Не обнаружили пока продавца. Да и ограбление магазина тоже. А дальше мы уже улетели за городскую черту и понять поднялась тревога или нет, стало невозможно.
        Наше приближение заметили, так что на палубе появился отец и Инга, генерал и так был, дежурил. Осмотревшись, вокруг было тихо, я обратился к лодочнику:
        - Скажите, уважаемый, за какую сумму вы готовы уступить своё судно?
        - Изживите, нур, мой тендер не продаётся. Слишком много желающих его приобрести, но я не продаю. Всё же это бывшее военное малое посыльное судно, укреплённый корпус, отличный такелаж. Только пушек нет, сняли. Я вот его купил разбитым в хлам и отремонтировал.
        - Качественно?
        - Пока не жалуюсь, хотя конечно обслуживания он требует больше чем у остальных.
        - Понятно.
        У меня была мысль, всё равно шухер начнётся, увести и судно лодочника, мне понравилось, как оно маневрирует под едва чувствительный ветерок, но брать восстановленное судно как-то не хотелось. Да и я уже внимательно осмотревшись, приметил следы ремонта. Да уж, такого нам не надо. Однако идея набрать в крупном городе приличное количество «шелхов», мне понравилось. А что, подходи, касайся и оп-па, он в За Пазухе. Если конечно никого живого на борту нет. Пока шум в связи с пропажами не поднимется, успею несколько десятков прихватить. А если ночью действовать, да и вообще желательно, то и до сотни количество «шелхов» может дойти. Даже можно будет махнуть рукой на те что висят в стратосфере. Хотя не стоит, бум с кражами в крупном городе, это оставим как запасной вариант. Начнём с тех что наверху висят, там мы сможем поработать тихо и незаметно, а то кражи «шелхов» так взбудоражат армию и патрульных, что ноги быстро придётся уносить. А вообще набрать столько «шелхов» стоит за два или три дня до перехода в следующий мир, тоже на планету Прана. В общем, посмотрим, чего уж гадать. В Империи я их продам за
такие деньги… У-у-у… О, надо тут семенами и фруктами с овощами затарится, обещал ведь министру сельского хозяйства Империи набирать разные образцы.
        После швартовки моя команда молча разгрузила баркас лодочника, я с ним щедро расплатился, явно оставив того довольным, и пока лодочник маневрировал неподалёку, поднимаясь к попутному потоку, чтобы вернуться обратно в город, мы, оставив покупки на палубе, быстро начали проводить снятие судна со стоянки. Лена быстро всё развязала и поднявшись по верёвочной лестнице стала помогать с парусами. Поднявшись на двухкилометровую высоту, тут были отличный попутный ветер, и там поставив все паруса на очень большой скорости, не зря эти яхты очень скоростными считались, направились обратно к лесу, тому самому гигантскому где так легко теряются пираты и где я наделся так же спрятаться. Да и всё равно нам этот лес нужен, раз с пиратами решили пообщаться.
        - Никого, - опустив подзорную трубу и отойдя от кормы, подошёл к нам генерал. - Что за спешка? Что случилось.
        - Пришлось зайти в магазин, торгующий магическими амулетами. В общем, на меня сработал дверной амулет, показывая, что я одарённый, пришлось продавца наглухо валить. Что на вид поценнее мы покидали в тот портфель и дали дёру. Наверняка тревога уже поднялась, нужно уйти как можно быстрее, - пояснил я, не отвлекаясь от полёта. - Надо бы покупки разложить. Часть я уберу в За Пазуху, это запасы очков рулевых и подзорных труб, остальное по шкиперской и в кладовые. А портфель ко мне в каюту, в шкаф что запирается уберите, вот ключ, а то дети залезут, а тут амулеты, мало ли что.
        Лена и отец тоже надели очки и сейчас восхищённо ахая наблюдали за буйством ветров вокруг. Тут была нужна привычка работать с очками, чтобы высмотреть нужный поток, но это даётся только практикой. Кстати, у нашего потока идёт плавный поворот. Матросы тут не нужны, я просто довернул и чуть поработал рукоятками, спускаясь вместе с ветром чуть ниже, а потом поднимаясь сразу метров на пятьдесят, двигаясь дальше. При этом скорости полёта мы не потеряли, отец и сестра смогли оценить всю красоту изящности прохода этого сложного участка.
        - Норма. Километров на пять поток ровный. Давайте с вещами разбираться, - вставая из кресла рулевого и на автомате поставив управление на стопор, указал я на мешки и тюки.
        Наши женщины уже поднялись на палубу, даже детей выпустили, так что мы стали разбираться с покупками. Ингу я поставил на нос, вперёдсмотрящей, также выдав ей очки рулевого. Да и вообще у всех матросов они теперь были свои личные. Остальное всё убрал себе За Пазуху. Всё что нужно убрал, остальное распределили по кладовым и каютам. Кстати, обувь которую я под присмотром Лены приобрёл, подошла как остальным нашим, так и женщинам. Даже детям купили. Так что все разбирали покупки. Большую часть заказов найти и приобрести нам вполне удалось.
        Поглядывая вокруг, нам соглядатаи не нужны, мне вообще кажется пираты, чтобы не засветить своё убежище, покидают его или прилетают исключительно ночью с отключением ходовых огней, хотя память мага ясно показывала, что и днём споро летают. В общем, мы снизились и убрали практически все паруса, медленно под одним парусом двигаясь над верхушками деревьев. Нам нужно убежище, мы и сейчас стали практически незаметными на фоне леса, если только присмотреться, но всё равно хотелось бы надёжно укрыться.
        Подходящее место углядела Инга что поднялась на мачту и сверху осматривалась. Это был овраг, тут деревья чуть расступались, что позволило нам зависнув над этим местом, медленно опустится, скребя ветвями по бортам. Однако скрылись, даже верхушки мачт ушли ниже верхушек деревьев. Точнее практически вровень были. После этого генерал и отец спустились на поверхность планеты и хорошо нас привязали. Вот теперь и делами можно заняться, тем более время ужина уже прошло, нас порадовали новыми блюдами, и вот-вот стемнеет.

        - Что скажешь? - на следующий день, ранним утром подошёл и поинтересовался генерал. - Есть что интересное?
        - Барахло, - коротко известил я.
        Рано утром, пока дети спали в нашей каюте, Лёни только не было, наверное, снова спать к моим родителям ушёл, я взял портфель поднялся на палубу и вот устроившись на носу, высыпав все трофеи, взятые в магазине торгующим магическими поделками, и изучал, пытаясь привести их в действие и понять, что это такое. Мне, наверное, повезло, по незнанию ничего с собой не сделал, и где-то на двадцатом амулете я понял, что это сканер, но единственное на что он реагировал, на магию в других амулетах, ну и на меня. Наверное, такими амулетами ловцы пользуются. Потом проведём эксперимент, буду отходить подальше, а кто-нибудь будет проверять на каком расстоянии тот работает. Это нужно знать. Дальше, я случайно активировал совместный блок работы амулета и очков рулевого. Как? О, это действительно произошло случайно, и я даже и не думал их совмещать. Просто на высоте километра пролетели два патрульных судна, явно нас искали, но к счастью не заметили, мы веток нарубили, палубу и всё что можно замаскировали. Вот я и надел очки чтобы посмотреть каким потоком они идут, и случайно бросил взгляд на амулет-сканер, что как
раз в это время держал в руках в активном состоянии. Оказалось, при совместной работе сканер высвечивал магические линии плетений, которое я мог видеть с помощью очков, помогая мне разобрать что за амулеты я взял. Получилось этакое слабенькое подобие истинного зрения мага, да и то неполное. Очень слабое подобие. Большая часть действительно откровенное барахло, магов недоучек, например, амулеты, отпугивающие насекомых, очищающие и озонирующие воздух. В общем большинство бытовой хлам. Ни лекарских, ни погодных, как будто в этом мире магическое искусство совсем не развито. Откуда же тогда «шелхи»? Это я и пояснил генералу.
        - А это что за рубаха с вышивкой? - поинтересовался тот, беря висевшую на леерах красивую белоснежную рубаху.
        - О, кстати да. На мой взгляд этот амулет единственный, что смог на меня произвести впечатление.
        - Так это амулет? - о-о-очень аккуратно вернув рубаху на леера, поинтересовался тот настороженным голосом. - Опасен?
        - Нет. Это вышивка копирует вполне недурственную личную защиту, накопитель в воротнике. Активируется, когда надеть и застегнуть на все пуговицы. Оригинальное решение. В общем, это рубаха и защитный амулет одновременно. А я ещё удивился, обнаружив её в сейфе, озадачился чего это продавец её там держит, да ещё в дополнительном запираемом на ключ ящике. Ленке хотел подарить?
        - Почему?
        - Так она же женская.
        - Да-а? - задумчиво протянул тот. - Может быть, действительно по фасону похожа.
        - Она и есть. Уж поверьте, я в местной моде, благодаря знаниям мага, хорошо разбираюсь.
        - С остальным что делать будем?
        - Боевых тут и защитных кроме рубахи нет, возможно такой редкий товар что только по заказу. Из всего я отобрал лишь восемь амулетов. Это два однотипных сканирующих, потом три амулета для очистки воды, рубаха эта самая, амулет виденья…
        - А это что такое?
        - А вон та трубка. Используется вроде подзорной трубы. Действует всего метров на десять, но можно видеть пустоты или тайники. Слабый амулет, дрянь откровенно говоря, но за неимением другого. Восьмой амулет можно отнести к лечебных, хотя как раз лечением он не занимается, лишь отправляет пациента в лечебный сон, вот и всё. Часа на два. Для тех, кто страдает бессонницей отлично подойдёт, никаких последствий… Ладно, пока ещё все спят, это я вахтенного сменил, давайте сканирующий амулет проверим. Патрульные уже улетели, так что можно.
        - Лучше ты оставайся на борту, а я буду отходить и время от времени проверять, когда сигнал затихнет, значит, таково расстояние. Я шаги буду отсчитывать.
        - Здравая идея.
        Обучив генерала как пользоваться одним из двух сканирующих амулетов, хотя тут управление одинаковое, и отправил подальше в лес. Генерал быстро скрылся среди деревьев, долго его не было, я занимался своими делами и изредка слушал лес. А когда тот вернулся, то сообщил:
        - Четыреста шагов и всё, не реагирует, возвращаюсь, пищит.
        - Совсем слабенький, едва на триста метров получается, - скривился я. - Ладно, что есть, то есть. Хоть что-то как говорится… У нас тут между прочим проблемка образовалась, всё же оказалось патрульные отлавливать пиратов умеют, выработали тактику за такое-то время.
        - В чём дело? - поднимаясь по верёвочной лестнице на борт, поинтересовался генерал.
        - Да пока вы ходили, я на верхушку мачты поднимался, проводимому эксперименту это не помешало, и в подзорную трубу осмотрелся. В пределах видимости висят три судна. Один вблизи, другие едва рассмотрел. Просто висят в линию и со спущенными парусами дрейфуют.
        - Они так могут неделями висеть, - задумчиво пожевал губами генерал, после чего взял из открытой бочки свежее яблоко и откусив, добавил. - Мы не сможем взлететь пока они там висят. Одни отслеживают сверху всё, другие по низу над верхушками гребёнкой пройдут. Нас могут быстро обнаружить.
        - Ну не думаю, что над верхушками, но на высоте метров сто наверняка.
        - Что делать будем. Затеряться среди людей? Я видел по карте, тут недалеко лесное село. Километров сорок, завтра к обеду будем там, если пешком отправимся.
        - Не думаю, что успеем, те более населённые пункты в особой зоне риска, там наверняка в курсе о поисках и не успеем выйти, тут же сдадут. Я вот думаю, что совершил ошибку с этой посадкой в лесу.
        - Дальше нужно было лететь? Ночью не опасно?
        - И ночь яхта вполне послушна. Нет, я не о том. Я отметил что патрульные отслеживают только поверхность земли, не глядя наверх…
        - Подняться предельно высоко и отсиживаться там, маскируясь под один из потерявших управление «шелхов»? - сходу догадался генерал. - Неплохая идея.
        - Точно. Не думаю, что я один это придумал, но на мой взгляд, «шелх» лучше прятать там, где много «шелхов», а тут видно, что всё небо в этих судах и кораблях… Пока дёргаться не будем, подождём, и ночью рванём на максимальной скорости на прорыв.
        - Обнаружат.
        - Конечно обнаружат, наверняка у вахтенных имеются подзорные трубы с возможностью видеть ночью. Но пока поднимут команду, пока с помощью магической связи передадут информацию, мы сможем уйти. Если конечно тут сети нет. Наши координаты и направление передадут, но мы свернём, когда нас потеряют вдали. В общем, поиграть придётся в прятки.
        - Подходит. Ладно, я на мачту, буду поглядывать что вокруг происходит, а ты подними наших сонь, утро уже давно, а завтрака нет.
        - Да вчера много приготовили, разогреть только вот и ужин. Сейчас разбужу.
        Собрав все магические амулеты и убрав их в портфель, я отнёс его в свою каюту, старясь двигаться бесшумно, и убрал шкаф, при этом невольно скрипнув створкой, после чего так же тихо покинув каюту. Постучался нашим женщинам сообщая что уже девять утра. Конечно утренний сон самый сладки, но и совесть надо иметь. Лена и Инга меня проста послали, сообщив что ещё часок вздремнут, а остальные ничего, завозились, и стали собираться. Пока было время я отправился учить генерала пользоваться теми амулетами, которые планировал оставить. Там всё просто, ручное управление.

        После завтрака, тут и дети присутствовали, что в тарелки сонно носами клевали, когда я уже собрался прогуляться по окрестностям, осмотреться, с мачты раздался тревожный крик и вниз скатилась Инга, была её очередь дежурить.
        - Там много лодок, между каждой около километра, летят невысоко, цепью, - сообщила она. - До нас около десяти километров.
        - Не успели уйти, - пробормотал я, понимая, что это всё, конец.
        Даже если мы сейчас рванём, шансов уйти не было, нагонят, слишком хорошо работали загонщики, выдавливая нас на охотников. Нет, точно не уйти, значит придётся их отвлечь, всё же с нами дети. Похоже генерал пришёл к схожим выводам.
        - По земле уйдём? На яхте не дадут, загонят и расстреляют.
        - Вы уйдёте, - коротко сообщил я. - Обнаружив мага, весь интерес будет ко мне, вы за это время уйдёте. Мне нужно собрать на себя всех загонщиков, дать им понять, что я один и прекратить поиски. Если их сканирующие амулеты засекут ауры детей, они сделают всё чтобы их захватить, а я этого допустить не могу. С собой я возьму портфель с амулетами, взятыми из магазина, когда меня возьмут то поймут, что в магазине был именно я. Вряд ли поиски продолжат, хотя и могут, но я постараюсь их запутать чтобы не допустить этого. Я скажу, что сбежал с борта яхты с добычей, а та улетела дальше и где её сейчас носит, уже не узнаешь. Яхту уберу в За Пазуху, иначе её обнаружат. Иду один. У вас своё дело, спасти детей, берите карты, и идите к тому поселению. До него чуть ближе, около тридцати километров. Устроитесь в километре от села, край два, и ждёте пока я вас не найдут. Срок пусть будет двое суток начиная с этого утра, если не вернусь за это время, значит никогда не вернусь. Быстро, цепь приближается. Время не теряем, иначе не уйдем. Берите всё что вам потребуется. Быстро-быстро. Генерал, бери амулеты, пригодятся
вам…
        Мама всё же всплакнула у меня на плече, но как и остальные работала быстро, собрав всё что нужно. Тем более предполагая, что возможно придётся быстро покинуть судно, ещё когда мы захватили яхту, я всем велел держать вещмешки и кофры с личными вещами и провизией наготове, чтобы быстро покинуть борт судна и свалить. Так что уже пять минут и все спустились вниз, тяжело нагруженные, кроме меня. Сбрую свою я оставил сестрёнке, как и рубаху с рисунком плетения. За старшего остался генерал, сейчас лучше, чтобы он командовал, опыт всё же у того есть, замом всё также Лена будет. Себе я оставил только рапиру и один пистолет, не забыв портфель. Дальше отправив яхт в За Пазуху, быстро со всеми обнялся и попрощался, после чего побежал навстречу цепи, нужно чтобы те меня быстро обнаружили, пока кучкуются и охотятся на меня, собирая все силы вокруг, мои как можно быстрее уйдут к селу, и для сканеров останутся как бы группой сельчан работающих в лесу. Главное, чтобы ауры детей отсвет не дали, тогда хана. Ну и я их там же буду искать. К тому же была ещё одна причина, почему я искал место для скрытой стоянки
неподалёку от этого села. А там не только были контакты рыжебородого капитана, где служил одарённый-пират, поделившийся частью своей памятью со мной, но и другие пираты мелькали. Вот через эти контакты я и надеялся выйти на местных пиратских магов. Может всё же моя идея сработает, не смотря на ту ситуацию, в которую мы попали, бросать вот так ни с того ни с сего отличную идею по добыче «шелхов», я не собирался. А то что в плен попаду, подумаешь, выкручусь. Главное, чтобы дети и родичи не пострадали.
        Я и шести километров не успел пробежать, как меня обнаружили. Через верхушки деревьев я видел днище одного из судов загонщиков что меня сопровождало. Ещё кажется с него взлетали сигнальные ракеты, вроде фейерверков. Всё понятно, засекали, сопровождают и подают сигналы. Выдохнуться мне, имея импланты, не то что трудно, невозможно фактически, так что я и бежал без отдыха. Когда наткнулся на реку, то побежал по берегу. Приходилось часто менять направление, но только не туда откуда я бежал. Понимая, что определив направление моего движение, будет не трудно впереди высадить группу захвата, вот я и сбивал со следа. А наверху если меня теряло из виду одно судно, не успевая изменить направление, то перехватывало другое. Порядочно я, похоже, собрал вокруг загонщиков. Изрядно их тут было.
        Боевую группу всё же высадили, но тут оказалось была своя тактика, просто сверху теми самыми газовыми гарантами начали забрасывать. И если от первых я уходил, постоянно меняя направление, если они впереди рвались, то от следующих, когда они стали рваться вокруг, уйти не мог. То есть мог, но это уже было бы подозрительно. Сонный газ действовал не только через дыхательные пути, но и через поры кожи. Так что сделав вид что я задержал дыхание, пробежал ещё метров сто, и упал, как будто сонник подействовал через кожу. То есть, играл понятное дело, тот на меня не действовал, однако сработало. Я и пяти минут не пролежал, как вокруг на верёвках, вроде спецназа начали спускаться вооружённые бойцы, в кожаных, а некоторые даже в железных кирасах. Ещё с полтора десятка бойцов, загнанно дыша, появились с той стороны откуда я прибежал.
        Один из тех что спустились в сверху, с аккуратной бородкой, сразу забрал у меня портфель и открыв его, довольно хмыкнул. А вот старший из прибывших на своих двоих, со знаками различия сержанта патрульных сил, неожиданно съездил мне по рёбрам носком сапога. Больно было, но повреждений я не получил, не тот удар и не та физическая форма с моей стороны.
        - Эй-эй, - поднял руки бородач. - Этот маг наша добыча. Нужно было шустрее ногами шевелить. Снова ловчие обогнали в ловле патрульных, ха-ха. У нас сегодня вообще удачный день. Неделю ничего, а тут сразу четыре мага. Ха. Хорошо, что наш капитан услышал ваш клич и успел присоединится, ушли бы премиальные.
        - Ты Крис смотри, до смеёшься, - зло сказал сержант. - Мы будем присутствовать при допросе. Нужно узнать где остальные пираты и кто убил уважаемого Анаруса Ибо Кира, хозяина магической лавки.
        Пока два командира общались, бойцы бородача разоружили меня и связали, между прочим, ещё ботфорты сняли. Один из солдат тут же стал примерять их.
        - Ну добыча, взятая в этой лавке, у меня, нужно будет по спискам сверится. А где остальные сейчас узнаем. Барк, подними эту сволочь.
        Меня подняли за шкирку и дали понюхать какую-то гадость и пришлось изображать возвращение в сознание, а то больно трясли энергично и оплеухи отвешивали солидные, чтобы привести в чувство. Привели и начали проводить на месте дознание. Я назвался именем мага, память которого частично заимел, тут обрадовались оба и патрульный и бородач, оказалось тот уже четвёртый год в поисковых листах и с каждым годом цена за его голову только повышалась. Ну а потом допрашивали где яхта, как я смог сбежать с неё и всё остальное. Врал я похоже убедительно, раз повторно не допрашивали, лишь изредка переспрашивали то что им было интересно. Сержант уточнял где у меня вещи, не с одним же портфелем я бегал. Ответил ему что котомку с провизией сбросил, избавляясь от излишков веса, а с собой забрал всё самое ценное. Вроде поверили.
        Выяснив, что мои дружки-подельники улетели, причём на полном ходу, не обнаружив мою пропажу, поругались, но к счастью начальство, с которым они связались, просто орали друг другу, начальство наверху находилось, приказало свернуть поиски, но передать дальше, чтобы искали яхту с определёнными внешними описаниями. В общем, решили ориентировки на поиск разослать. Кстати, у меня спрашивали описание подельников и уточняли откуда дети. Ответил, что дети с захваченных судов, мы их уж прирезали и сбросили за борт, раз маскировка ни к чему, то зачем они, и так ушли. А мне удалось сбежать с добычей, кинув подельников. Хотел свою банду организовать.
        Потом привязали к верёвке и мою тушку стали понимать на борт какого-то судна. Я, когда покрутился, разглядывая его, даже сам удивился. Это был кич ловцов, тот самый что нас сопровождал пару дней назад. Когда меня подняли на борт, грубо бросив палубу, я так же быстро осмотрелся. На палубе находилось с десяток матросов, боевая группа внизу, ещё не поднялась. Можно и сейчас поработать, но уж больно вокруг разных судов и кораблей хватало, лучше когда все разлетятся, тогда спокойно и поработать. Мне этот кич тоже по нраву, двенадцатипушечный, неплохое боевое судёнышко. А ловцов на борту я так думаю не больше трёх десятков, справлюсь.
        Меня развязывать, понятное дело, не стали, только верёвку отвязали с помощью которой подняли наверх, и подошедший офицер, я думаю, что это офицер, перевернул меня на спину, с сомнением осмотрев, видимо внешность была мало похожа на ту, что была в ориентировках, и приказал бросить в трюм. Судя по дальнейшей беседе между офицером и каким-то матросом, меня доставят в ближайший город, там допросят, и отправят на Остров Магов. Именно ловцы имели свободных ход в эту запретную зону. Только они. Можно сказать, боевые охотничьи собачки, которых держит на зарплате охрана Острова.
        Дальше меня донесли до запертого на замок люка и открыв его, бросили вниз, особо не беспокоясь о сохранности моего тела. Ладно, я не злопамятный, я просто злой и память у меня хорошая. Ещё аукнется вам это. То, что я не разбился, думаю, говорить не стоит, мягко приземлился на ноги и перекатом погасил скорость, после чего броском ушёл к ближайшему шпангоуту и прижался к нему, вслушиваясь в полную тишину что стояла вокруг. Так как люк наверху закрыли, то источников освещения не осталось, вот я и полагался на слух. Хм, не такая уж и тишина. Значит бородач не врал и не оговорился, он где-то отловили трёх одарённых и те сейчас содержались тут же, в трюме что и я. Двое сидели с одной стороны, один с другой, я как бы между ними оказался.
        - Ты кто? - услышал я со стороны молодой ломкий басок явного подростка.
        - Айн, - представился я чужим именем.
        - Ты одарённый?
        - Вроде так.
        - Он одарённый, - услышал я грубый голос явно взрослого мужчины, с другой от себя стороны. - Только такой же неинициированный, как и вы. Я это вижу.
        - Чего? - только и мог вымолвить я в шоке. Я и неинициированный?! Как такое вообще может быть?!
        - Э-э-э, уважаемый, - подал я голос. - Вы не ошиблись, говоря, что я не инициированный?
        - Это сразу видно, не спутаешь. Точно неинициированный.
        Вот тут я и загнул такой пёрл, приходясь по всем, по Стражу, по магам Прана, по ловчим. В общем всем досталось. Не знаю как, но Страж не забирал у меня возможность магичить, он просто как-то смог меня вернуть в неинициированные одарённые. Закладка сработала вовремя перехода через канал в окрестности Томска. Вернул в исходное. Я и не знал, что такое возможно, да и сейчас уверен, что невозможно, но факт остаётся фактом, тому мужику-одарённому я поверил. Похоже всё что он сообщил, так и есть. Многое подтверждало его слова.
        - Не совсем понял такой всплеск эмоций за такую простую информацию, но впечатлил, - прозвучал из темноты тот же грубый хриплый голос соседа по камере. - Чего разнервничался то? То, что к ловцам в руки попал? Бывает, я вон в третий раз с Острова Магов бежал, в третий раз меня и отловили.
        - Расскажи мне об Острове Магов.
        - Не был там никогда? - с догадкой в голосе уточнил тот.
        - Постараюсь не бывать, - хмыкнул я, и поднапрягшись, порвал верёвки, после чего помассировав руки и ноги, уселся поудобней и повторил. - Расскажи.
        Остальным видимо тоже было интересно, так что затихли и только громко сопели, слушая рассказ мага. Да уж мрак. Ну хоть теперь я разобрался в непонятках. Тут не маги властвовали, а алхимики в полном понятии этого слова. Теперь понятна та странная деградация в магическом искусстве. Но я слушал дальше, мрачнея всё больше и больше. Нельзя так с магами обращаться, ой нельзя. Мага звали Обин, ему уже было за сорок и всё время, даже родился, тот провёл на Острове. Ну креме тех попыток побега. Самый длинный из которых длился на протяжении двух месяцев. Там его отливали местные жители, нашли спящим в стоге и сдали ловчим. За премию естественно. В общем, на Пране маги, это натуральный скот, другого понятия не было. Полезный в чем-то, но скот. Его вяжут как скот, используют в том деле что хотят, и в случае нужны уничтожают. Обина не убьют, хотя за три попытки обычно назначается казнь, а не удары плетьми как это обычно бывает, он один из ценнейших специалистов в своём деле. В общем, такие вот дела. По остальным двум одарённым, один к пиратам решил прибиться, узнав, что имеет Дар, да отловили на дороге, а
второго сдали свои сельчане, когда тот не прошёл обязательную ежегодную проверку. Вызвали ближайшую команду ловчих и сдали. Тоже за премию.
        - Понятно всё с вами, - пробормотал я, сам особо не откровенничая. - Скажи, Обин, а ты можешь меня инициировать? Как ты понимаешь, самостоятельно я это сделать не смогу.
        - Честно говоря, сам я этим никогда не занимался, на Острове есть специальная команда, это их работа и в этом они специалисты. Помниться, когда мне было четырнадцать, меня завели в какой-то зал, было больно, но я смог обуздать свою силу.
        - Понятно. Значит, помощи от тебя ждать не стоят.
        - Я слышал, что не которые маги пиратов умеют проводить эту инициацию. Жаль, что не удастся обратится к ним.
        - Ну почему же, летим мы уже часа два. Надеюсь вокруг минимум судов, значит, можно попробовать сбежать.
        - Ты так в себе уверен? - в голосе Обина явно была слышна насмешка.
        - Конечно. Ждите тут, я быстро.
        Подойдя к перегородке, за которой находилось какое-то другое помещение, и размахнувшись, кулаком сломал её, вырвал обломки и сломал соседнюю. Шум похоже услышали, наверху забегали, однако я протиснулся в помещение, это оказалось кладовая, значит не обмануло меня обоняние запахом свежего бекона, свиной копчённый окорок висел на крюке. Подойдя к двери, ногой выбив запор, я выскочил в небольшой коридор, в который уже спускались двое, один явно матрос, другой из бойцов, он спешно надевал кирасу, застёгивая ремешки, но не успел. Сдёрнув их с лестницы за ноги вниз, сразу вырубил. После этого выскочив наружу, отметив боковым зрением как с пяток бойцов открыв люк в темницу, бросают туда сонные гранаты, и вихрем пробежался по палубе. Кстати, в пределах видимости я наблюдал шесть двухмачтовых «шелхов», пять трёхмачтовых и с два десятка одномачтовых лодок, видимо из загонщиков. Вдали ещё были, но я это отметил лишь краем сознания. Чёрт, я думал будет меньше. И что неприятно, один из «шелхов», корвет военных, заметив суету на борту кича, тот чуть выше летел, подавая сигналы другим командам, направился к нам.
Хм, а есть у меня одна идея, надеюсь выгорит.
        Ни одного из ловцов я не убил, всё судно осмотрел, двадцать восемь ловчих было, сложил их связанных у фальшборта, у пушек с обеих бортов. Когда все пришли в чувство, я уже поднял наверх все трёх одарённых из трюма. Между прочим, в трюме было помойное ведро, его забирали, когда то наполнялось и возвращали пустым. Также в корзине спускали съестное. Ту я тоже нашёл, чуть в стороне, с объедками. Подняв всех трёх одарённых, я нашёл склянку у бородача и дал им понюхать, приводя в чувство.
        - Ну вот видите, - обратился я к ним, указывая на ловчих, артистично не замечая корвет, что под полными облаками парусов спешил к нам чуть ниже, там был попутный поток в нашу сторону. - Не такие они и опасные. И опаснее видали. А сейчас извиняет. Око за око. Так, кто там меня в трюм бросал? Не помните, вот и я не помню.
        Дальше хватая по одному ловчих и стал бросать их вниз. Всё также связанных, но живых. Я же говорил, око за око. Отправив последнего, я подобрал с палубы очки рулевого, и подскочив к рубке управления, стал поднимать кич, командуя одарёнными. Откровенно говоря, те были плохими матросами, один из одарённых, тот что сельчанин, ещё что-то знал, остальные были откровенным барахлом, балластом. Как вообще Обин смог сбежать с Острова, раз не умеет обращаться с «шелхом»? Вплавь что ли? В общем, как я не маневрировал, но паруса заполоскало, и те провисли. Вот так мы и потеряли ветер. Ну это действительно была моя работа, ещё нужно постараться, чтобы так вышло, и у меня получилось. С левого борта подходил баркас, но ему ещё минут пять маневрирования, не успевает, с другой стороны на нас уже наваливался корвет и летели крюки кошек.
        - Нас берут на абордаж, быстро в трюм, - приказал я.
        - Я с тобой, - беря абордажную саблю, встал рядом Обин, двое других, помедлив, поступили так же.
        - Во-он! - рявкнул я, и тех сдуло с палубы.

        Следующие два часа прошли для меня в быстром мельтешении картинок, разных оскаленный ртов, свистов клинков, выстрелов пневматических пистолетов, и звона сабель. Я быстро перебил команду корвета, да-да, в этот раз пленных я не брал, или они меня или я их. Но раз за разом с каждой минутой к бою присоединялись другие суда, летели абордажные крюки, и с рёвом лезли на палубы размахивая разным колюще режущем оружием загонщики и помощников ловцов. У них даже топоры были. Когда те что не успели к основной схватке сообразили, хотят выжить, лучше не присоединяться, было поздно, большую часть судов и боевых кораблей я захватил, перебив без малого голыми руками и саблями, которых подхватил во время схватки, порядка тысячи человек. Даже импланты мигали, намекая о предельной загрузке, они перешли на аварийную работу. Но к счастью я их не сжёг. Авариная работа хоть и нештатная, но в принципе не опасная. Скоро можно будет выйти из этого режима.
        Когда я заметил, что только что пришвартовавшийся большой двухмачтовый люгер собрался отчалить, команда с ужасом смотрела как я добиваю их товарищей, которые только что пришвартовались, но не успели. Я сам бросил кошки и подтянув их, припрыгнул к ним на борт. Эти тоже быстро закончились. Осмотревшись, я посмотрел на оставшихся улепётывающих «шелхов», никто не остался, все были в ужасе от того что они видели. Потом осмотрелся, и оглядел свои одежды старшего помощника, полностью покрытые несколькими слоями корок крови, которая успевала высохнуть и получала новую порцию, и сплюнув, пробормотав:
        - Повоевал, блин. Ну что ж, сами желали.
        Результаты с моего боя, были налицо. Заваленные трупами палубы двух военных корветов, трёх шлюпов, одного тендера, двух люгеров и одного кича ловцов. Это те которое относились к военному флоту государства, в воздушном пространстве которого мы находились. Помимо них было шесть баркасов, причём пять двухмачтовых и один малый с одной мачтой. Восьми десятиместных шлюпок, плюс две шестиместные, двух явно спортивных «шелхов», я их сразу узнал по обводам, да и были те двухместные. Хозяев я тоже помнил, дворяне, всё зубочистками своими размахивали, пока я их за борт не выкинул. Тушки их. И вот помимо всего причисленного ещё была одна каравелла и две шхуны. Общее число захваченного транспорта исчислялось сорока восемью «шелхами», от самых маленьких спортивных «шелхов», до крупного пассажирского судна. Это я про четырёхмачтовую каравеллу, она была даже больше корвета военных. Остальные меньше. И никого живого. Ну кроме трёх одарённых.
        Встряхнувшись, я уже осмысленно осмотрелся, выходя из боевого режима, из моих глаз исчезла ярость безумия боя, так что можно включить голову. Да, время терять нельзя, если я хочу освоить все эти трофеи и на невольных зрителей, трёх одарённых, мне наплевать. Снова перепрыгнув на палубу только что захваченного люгера, я стал быстро обыскивать тела и сбрасывать их вниз. Как только корабль оказалось свободным, сразу убрал на склад, даже на окровавленную палубу не обратил внимание. Вернётся возможность полноценного пользования За Пазухой, достану и отмою, приведя судно в порядок. Вот так отправив первый трофей, занялся остальными. За три часа, тут и одарённые вылезли, помогали мне, я прибрал большую часть судов. Осталось всего шесть единиц. За помощь маги вытребовали себе «шелх». Поначалу те хотели каждому по одному, но я спокойно сообщил, что мне их на поверхность проще отправить, самостоятельным полётом, так что договорились что дам один, десятиместную шлюпку на троих. Спортивные и все малые «шелхи» я отправил первыми, потом и крупными судами занялся. Ну очень торопился, не у всех были спущены
паруса. Поэтому крутило связку судов под разными ветрами только так. Но по мере отправки судов и боевых кораблей на склад, их становилось всё меньше и меньше, соответственно и парусность уменьшилась. Однако я не остановился, скоро беглецы сообщат об увиденном, и сюда пришлют… Хм, не знаю кого пришлют, но кого-то точно, будет новое сражение, а я, откровенно говоря, от прошлого ещё до конца не отошёл. Вон даже помыться не когда, кровь высохла, и кожа жутко чесалась.
        Так вот осталось пять судов, которые ещё не прибрал, когда, занимаясь палубой корвета, того самого что первым пришвартовался к кичу, который я тоже пока на склад не отправил, заметил, как вильнули глаза второго парнишки и резко подался в сторону. Мимо пролетел тот сельчанин с занесённой саблей. Клинок едва не задел меня, успел в последний момент. Вот оно как, жадность взыграла. А ведь боялись меня, очень боялись, видели, что я смог сделать, но рискнули. Что же, по делам творимым. Взяв его за шкирку, ох тот и визжал, просто выкинул за борт, а следом и второго. Не сообщил и не предупредил. Пусть руками активнее машут, глядишь и не разобьются с двух километровой-то высоты.
        - Что случилось? - показалась голова Обина. Тот на соседнем баркасе очищал палубу.
        - Напали, видимо решили прибрать оставшиеся трофеи.
        - Вот как? Значит шлюпка теперь моя?
        - Ты знал об их плане? - прямо спросил я и по тому как вильнул взгляд у мага, понял, знал. - Бери шлюпку и вали, не люблю недругов за спиной. Или тоже полетать хочешь?
        - Нет-нет.
        Тот запрыгнул в шлюпку, она одна осталась, причём прихватил плотно набитый чем-то мешок, ружьё и пару пистолетов. Отчалив, тот не совсем умело надел очки, поднялся выше и поставив парус полетел прочь, а я вернулся к работе. Надо поторопиться, вдали я видел несколько «шелхов» висят. Просто висят, дрейфуя, видимо ждут, когда я закончу или просто следят что я делаю. А может и помощи ждут. Отправив последнее судно, я оставил только кич, довольно неплохое и ходкое судно, конечно это не яхта, но и не сильно уступает в скорости. Те очки что я ранее на борту кича подобрал, я ещё в бою потерял, в схватке их просто затоптали, так что на корвете я взял вполне неплохую флотскую модель. Дальше спустив паруса, просто развязав канаты, отчего часть полотен заполоскали, а другие упали на реи, и осмотревшись, подойдя к рубке стал поднимать судно как можно выше. Там был отличный поток. Дальше встав в него, сильный ветер уже толкал корабль в корму, заставляя набирать скорость, ну а я постепенно по одному поднимал и натягивал паруса. Когда я это закончил, то кич уже шёл под всеми парусами в сторону Острова. Да, я
летел на Остров Магов, если инициировать меня могут только там, то отлично, пусть делают. Ну а это судно внесено в реестр свободного доступа к Острову, вот этим и воспользуемся. А когда магия ко мне вернётся, можно уже будет спокойно дождаться время сработки портала, занимаясь своими делами, и перейти дальше.
        Только когда корабль встал на курс, а кич всё же был полноценным боевым кораблём, хоть и небольших размеров, я наконец смог заняться собой. Содрав одежду, она аж хрустела, и выбросил её за борт. Да всё с себя снял. Время от времени опуская очки со лба на глаза, я посматривал как там стоит корабль на курсе. За следующие полчаса вмешиваться приходилось всего раз, да и то поворот лёгкий был, если бы не то, что кич шёл под всеми парусами, то мог и не вписаться. А преследователи были. Я поглядывал, но постепенно те отстали. Дольше всего держался спортивный «шелх», явно отслеживая мой полёт. Только и так было понятно куда я лечу, менять курс было не в моих планах. Кстати, поток стал уходить в сторону, пришлось снова спускать паруса, опускаться с пяти километров до трёх, там был другой попутный поток, ставить паруса и лететь дальше.
        Ну а потом я вынес на палубу сначала одно ведро с водой из камбуза, а потом ещё три. Мылся до скрипоты кожи, к счастью в каюте капитана нашлось мыло, так что нормально помылся. Одежду подобрал из рундуков моряков, я на Остров лечу, шастать там в камзоле или другой одежде не стоит, чем проще, тем лучше. Рубаха конечно была свободной, но ничего, сидя у рубки, я до самой темноты перешивал по своему размеру как рубаху, так и штаны. Сапоги по размеру не нашёл, поэтому закатав штанины до колен, подшил их и так ходил. Остальные вещи убрал в кладовую. Да и вообще до темноты успел прибраться.
        О еде я вспомнил только когда наступил ужин, как-то не хотелось, а как вспомнил, то чуть не скрутило, так хотелось есть. Вот я и покромсал окорок, лепёшек явно утрешних нашёл и поел, запивая вином. Воды не осталось, всё на помывку пустил. Да и чан оказался практически пустой. Сам не ожидал. Ужиная, поглядывая с помощью очков за полётом я размышлял. О семье я помнил, ещё бы не помнить, я им дал двое суток, мол, если не вернусь, значит не вернусь никогда. Однако рисковать, отправляться сначала за ними, а потом на Остров, я не мог. Слетаю на Остров в одиночку, пройду инициацию, и вот тогда вернусь. Надеюсь уложится в эти самые два дня.
        Спать я ложится не стал, тем более с той скоростью полёта, на которой шёл кич, до острова осталось часов семь, ночью там буду, скорее даже утром, ещё до рассвета, дальше сориентируюсь. Войдя в управление имплантами, я задал режим бодрствования, так что у меня сна не было ни в одном глазу. Так и летел, контролируя полёт даже ночью. Время от времени я подходил к корме и наблюдал за спортивным «шелхом». Тот нашёл попутный поток километрах на полутора ниже, и продолжал сопровождать меня, не смотря на ночь. Тоже наверняка подзорная труба имелась, с режимом ночного зрения, как у меня. Ну-ну. Проверив кормовую пушку, я опередил что в ней была картечь, пушка была заряжена, дальше прикинув на глазок где летит «шелх», и щёлкнул курком, выбивая искры. Те ударили по запальному отверстию, и заметно наклонённое вниз дуло пушки, полыхнуло струёй огня, но вертлюга выдержала, и сноп картечи унёсся вниз. Я не попал, расстояние большое, рулевой успел отреагировать и увёл судно в сторону. Однако то, что я планировал, мне добиться удалось. Паруса заполоскали и его развернуло, жаль, что тот встречный ветер не поймал,
мачты бы лишился, но и так неплохо, пока тот вернётся на курс, я уже скроюсь.
        То, что меня могут ждать, в этом я нисколько не сомневался. Должны были предупредить охрану, так что проверил и пушки, и ружья, которые я поставил стоймя у бортов, почти пять десятков набралось. Ну и клинки проверил, несколько даже сел и заточил, благо было чем. Однако я уже давно летел над волнами океана, но никакого противодействия так и не заметил. Ну мелькнул вдали какой-то «шелх», вот и всё. Вот, наконец, показалась береговая линия Острова, такая характерная с высоты, что не спутаешь, так что я понял, мне дают добро на прибытие. Вот только вряд ли разрешат покинуть Остров.
        Ан нет, а вот и охрана. Заметив три боевых корабля что поднимались от небольшого городка на побережье, я только криво усмехнулся. Один вырвался вперёд по подъёму, явно собираясь подняться выше, у кого выше и того и преимущество, но мне было пофиг, я не собирался принимать бой и не смотря на попытку остановить меня, пришлось выдержать полноценный пушечный залп, благо не дотянулись, расстояние велико было, скорее всего с отчаянья полыхнули огнём, так что проскочил и устремился вглубь Острова, а позади распуская паруса начала преследовать погоня. Рисковать я не стал, спустил парус и стал спускаться. Преследователи поступили так же, до поверхности я достиг первым, и скинув вниз верёвочную лестницу повис на ней и коснулся днища корабля, отправляя его в За Пазуху. Вот так с мешком с припасами за спиной и обрывком лестницы я и упал на землю, покрытую хвоей с трёхметровой высоты. Перекатился и рванул вглубь хвойного леса. Охрана Острова не зря ела свой хлеб и умела искать беглецов. Возможно их и поразила пропажа кича, который я не собирался оставлять им, но дело те не бросили.
        Мне же, зная дальность сканеров, было нетрудно держатся за зоной их работы, и судя по метаниям на кораблях, те меня потеряли. Усмехнувшись, я опустил подзорную труб ночного виденья, удобная вещь, и убрав её в мешок, побежал прочь. Судя по точкам в небе, к охране прибыла помощь ещё на четырёх кораблях, и зона поисков расширилась, только я всё равно уже ушёл за неё. Правда небольшой шлюп всё же встал у меня на пути, меня с него ещё не заметили, похоже, просто перекрывали возможные пути отхода, поэтому я решил рискнуть и атаковать. Всё равно до рассвета, до которого осталось меньше часа, мне этот шлюп не обойти, тут высокие холмы были, с сильным уклоном, много времени потрачу. Проще шлюп захватить. К тому же это трофей, что тоже благотворно подталкивало к этому решению.
        Быстро раздевшись, не хотел снова искать одежду по размеру. Сложил её на мешок, и рванул на прямую по явной дороге к шлюпу, зависшему на сорока метрах между холмами. Можно сказать, в ущелье. Развить я постарался максимальную скорость, поэтому тревожный крик раздался, когда до корабля осталось метров сто. Да, сорок метров до киля, это очень высоко и как не прыгай, я даже до половины не поднимусь, однако было одно но. У шлюпа висел длинный канат, метров пяти до земли не доставал. И именно на него я и нацелился. А кому предназначался этот канат я знал, не увидел, унюхал, чуть дальше на склоне засело трое, похоже им пришлось изрядно попотеть, так что ядрёный дух мужского пота разлетался по округе. Я, наверное, его и без имплантов бы учуял.
        Со склона тоже раздался крик и хлопки выстрелов, только стрелки неправильно брали упреждение и пули свистели позади, а я, подпрыгнув и ухватившись за канат, на максимальной скорости стал подниматься. Со склона орали чтобы те наверху резали канат, и те успели всё же, только когда я почувствовал, когда каната касаются, с помощью рук оттолкнулся и повис на рулевом пере. Канат длинной змеёй, перерезанный, опал вниз, а я же, скрывшись за корпусом корабля от стрелков, быстро поднялся к корме, у бортов меня уже ждали с ружьями и саблями, и проник не по верху, а в капитанскую каюту через открытое окно. Вот растяпа. Внутри было пусто, только на столике парила полная чашка горячего чая. Открыв дверь, я неожиданно для команды оказался на палубе и дальше завертелась карусель рукопашной. От моих ударов моряки из охраны Острова, просто перелетали через фальшборт и устремлялись вниз. Те, кто пережил мои дробящие кости удары, вряд ли переживёт падение на камни с такой высоты. Те что валялись на палубе я сам скинул. Подобрал пару ружей и прицельно отстрелял оба по стрелкам. Гарантия. Потом обыскал корабль, спустил
как можно ниже, и также с лестницы отправил его в За Пазуху. После этого сбегав за вещами, оделся и оббежав пятно на камнях, плотно заваленное телами людей, и рванул дальше. Теперь охотники будут знать в какую сторону я ушёл, но было уже поздно, я оказался на окраине крупного промышленного комплекса под названием Цхинала, где одарённых что у дурака махорки и затеряться среди них плёвое дело. На это я и рассчитывал.
        Уже рассвело и на улицах этого промышленного города показалось множество людей. Вот так добежав я и затерялся в толпе. Дальше я шёл и рассматривал одарённых что шли на работу, у многих было не то чтобы подавленное настроение, но радости в них заметно не было. Приметив одного явно со злыми глазами, похоже, мой клиент, я подошёл к нему и прямо сказал:
        - Извини, что обращаюсь к тебе, ты не можешь мне помочь? Я тут охрану изрядно побил, нужно спрятаться.
        - Беглец? - тут же оживился тот.
        Задумавшись на несколько секунд, да уж побегать мне пришлось изрядно, поэтому согласно кивнул, добавив:
        - Побегать мне пришлось немало. И ещё, я неинициированный одарённый, как ты, наверное, видишь, - на эти мои слова парень согласно кивнул, отчего я мысленно с облегчением вздохнул. - Нужно как-то незаметно провести инициацию. Это возможно?
        - Тут я тебе помочь не смогу. Я подумывал тебя в своём цехе укрыть пока шумиха не уляжется, но инициация — это совсем в другом месте. Подожди.
        Парень активно закрутил головой и судя по тому, что чем дальше, тем больше тот хмурился, нужного человека не находил. Однако тут лицо его просветлело, и он махнул рукой девушке что шла нам навстречу:
        - Мари, подойди.
        Та протиснулась через толпу, и мы вместе отошли в сторону, где можно было пообщаться. Правда парень махнул рукой, сказав:
        - Нам нельзя вот так собираться, оштрафуют или плети назначат. Мари, помоги парню.
        После этого парень скрылся в толпе, а я посмотрел девушку, которой было лет восемнадцать максимум. А красивые у неё глаза, зелёные. Видимо ведьминские корни имеет, а раз одарённая, тогда точно. Только у ведьм зелёные глаза. Именно такие, ярко салатового.
        - Ну что красавица, помощь нужна, сейчас и быстро. Очень быстро, иначе будет поздно.
        - И что тебе нужно? - поинтересовалась та с не меньшим интересом изучая меня.
        - Провести инициацию. Сможешь?
        - Думаю да, у нас сегодня группа молодых одарённых проходит инициацию, обычно всегда кого-нибудь не бывает, вот по его данным я тебя и проведу. Ты из беглецов?
        - Теперь уже да, - вздохнул я. - Идём?
        - Да, не стоит опаздывать на работу.
        Мы так по обочине и направились в сторону рабочего места девушки. Как я обратил внимание, ещё несколько работников-одарённых двигались в том же направлении. А вот в небе над городом одарённых начали появляться «шелхи», много «шелхов». Указав на них, я посоветовал поторопиться, и мы поспешили побыстрее достичь нужного места. На бег пока не переходили, но всё же торопились.
        «Шелхи» явно пошли на посадку, высаживая боевые группы, похоже, готовиться процедура прочёсывания. При этом корабли, а были только боевые, снова взлетали и висели над городом. Оттуда наблюдатели изучали всех, кто находился на улице. Свой мешок я передал девушке и отстав шёл метрах в десяти от неё, как будто мы не в месте. Это помогло, до места работы Мари мы добрались благополучно, хотя на улицах появились патрули что проверяли всех подряд, но к счастью нам удалось избежать их внимания. Мне кажется те сами не знали, чего, а вернее кого искать, по метаниям понял.
        На месте выяснилось, что Мари хоть и одарённая, но очень слабая и в здании, где располагался зал по инициации, точнее три зала, но два были законсервированы, работала на должности администратора. Она это объяснила, когда мы быстрым шагом вошли в фойе не такого и большого здания. Оказалось, на поверхности находятся приёмная, администраторская, комната директора и ещё несколько кабинетов, а вниз вела лестница и уже там находились эти залы инициации, специально изготовленные, со специализированными амулетами. Подбежав к конторке, само помещение было пустым, девушка стала перебирать карточки тех одарённых, которые должны пройти инициацию, и та торопливо объясняла, что делает, когда вдруг замерла, и посмотрела на меня:
        - Скажи, ты возьмёшь меня с собой? Я уже тут не могу. Одному уроду из охраны понравилась и к нему меня уже два года возят, я больше не выдержу его издевательств. Он считает, что маги не люди и нужно обращаться с нами соответствующе.
        - Без проблем, - пожал я плечами, внимательно прислушиваясь к происходящему снаружи, кажется стало заметно шумнее. - Только какой тебе смысл прятаться от всех, скрываясь, вздрагивая от каждого шороха?
        - Лучше уж там, чем здесь. Свобода она пьянит, и свобода - это самое сладкое слово для магов.
        - Магов на Пране нет, - спокойно произнёс я.
        - Но как же, у нас огромное количество магов. Я сама маг.
        - Ты не маг, ты одарённая… Шевелись, ищи побыстрее то что нужно.
        - Я уже нашла, и ты не ответил на мой вопрос.
        - Да, я могу тебя взять. Довольна?
        - Да, - счастлива улыбнулась та, и предъявила карточку. - Вот, паренёк очень похож по описанию на тебя. Приём начнётся через пятнадцать минут, успеем. Если вообще инициация, с тем что снаружи происходит, состоится.
        Тут девушка замерла, увидев что-то у меня за плечом. Смотрела та на дверь, стремительно бледнея. Быстро обернувшись, досадуя на себя что не засёк чужого присутствия, и посмотрел на статную даму лет сорока. Интересно где та так научилась тихо двигаться? Это большое мастерство.
        - Директриса, - выдохнула девушка. - Сотрудничает с охраной и администрацией Острова. Уже двух парней что сбежать хотели, сдала.
        - Она тебе нужна живой? - коротко поинтересовался я, поворачиваясь к дверному проёму всем телом, где стояла директриса и спокойно смотрела на нас.
        - Убить?
        - Я за радикальное решение вопроса.
        - Не стоит, - едва заметно улыбнувшись, подняла руку директриса. - Я ничего не сообщу.
        - Врёт, - сразу ответила Мари, с юношеской категоричностью.
        - Вижу.
        Ауру я не видел, больше по мимике и движениям тела понял. Действительно врёт. Мой рывок та проморгала. Схватив женщину за шею, я поднял её одной рукой и резко повернул, отчего разделился хруст шейных позвонков. Отшвырнув тело в сторону, я кивнул девушке на выход, но та застыла в ступоре и большими глазами смотрела на изломанное тело директрисы. Пришлось хватать её за локоть и самому вести к лестничному пролёту. Дальше та оклемалась и уже сама повела меня.
        - А почему я не маг? - задала та вопрос, когда мы пробежали первый пролёт, дробно стуча её каблучками и моими голыми пятками.
        - Думаешь сейчас самое время?
        - Маги что внизу находятся, увидят, как умерла директриса, аура не сразу гаснет и могут поднять шум. Я их успокою, но придётся взять и их тоже. Всех троих.
        - Это шантаж.
        - Ты поживи тут, сам на крайние меры пойдёшь.
        - Хорошо. Мага и одарённого различает только то, что маг обучен магии. На Пране куча необученных одарённых, но магов тут нет.
        - Мы много что делать умеем, - возмутилась та.
        - Это называется Алхимия, и к настоящей магии она имеет очень слабое отношение, поэтому алхимиков магами не называют, учти это. Алхимики - это алхимики, а маги - это маги.
        - Но?..
        - Ты умеешь за пять минут уничтожить армию, повернуть русло реки, вырастить лес в голой степи или призвать дождь?
        - Нет.
        - Так какой ты к чёрту маг? Одарённая, и всё. Запомни это.
        - И кого я слушаю? - как будто говоря сама себе, пробормотала та. - Сам неинициированный, а ещё учит.
        Мы наконец спустились вниз, шестнадцать лестничных пролётов, как будто магических лифтов не могут сделать, и направились по коридору к ближайшему залу. Девушка обогнала меня, первая вбегая в зал через открытую дверь, где двое парней и солидный мужчина с бородкой что-то яростно обсуждали.
        - Парни, со мной беглец. Настоящий. Он обещал, что если мы проведём ему инициацию, он заберёт нас с Острова. У него есть корабль.
        - Ты с ума сошла? - поинтересовался тот что с бородкой. - Я только что пришёл и видел, что твориться снаружи. Мы даже не выйдем.
        - Это моё дело, - уже я вперёд выступил. - Поторопитесь, у нас очень мало времени. Пока я сюда добирался, то уничтожил команды двух «шелхов» и меня очень серьёзно ищут.
        - Директриса? Я видел, как гаснет её аура, - сказал тот же бородатый.
        - Моя работа.
        Пока мы общались со старшим зала, два других парня быстро, я бы даже сказал шустро, готовили пентаграмму, вставляя на концах новые накопители. Подойдя к той, я её осмотрел и лишь покачал головой:
        - Ну и убожество. Значит вы с помощью этого инициируете? Смертность небось процентов семь?
        - Почти восемь, - насторожено ответил бородатый. - А что, можно обойтись без гибели одарённых?
        - Можно, только объяснять долго. Приступаем.
        Когда я уже прошёл в пентаграмму. Мари вдруг щёлкнула пальцами, на её лице проступало озарение, и та воскликнула:
        - Я поняла. Ты маг. Настоящий. Только почему ты неинициированный?
        - Попал под заклинание другого мага, - криво усмехнулся я. - Приступайте.
        Инициация прошла достаточно быстро, никакую сетку мне накидывать не пришлось, я сразу взял Силу под контроль и вышел из пентаграммы, чем видимо окончательно подтвердил уверенность Мари в том, что я настоящий маг, которого ввергли в детство. Причём она была уверена, что я из пиратов, что и озвучила другим ударенным.
        - Я не пират, - подходя к ней и забирая мешок, хмуро сообщил я. - И я не подросток, мне почти сорок лет. Ко всему я ещё и лекарь, а сильные лекари способны проводить омоложение… Ладно, вы свою сторону договора выполнили, теперь моя очередь.
        Причина моего недовольства был не в инициации, да и не одарённые тоже, а в том, что выйдя из пентаграммы, я первым делом проверил За Пазуху. Да уж, не всё так просто и легко, та всё так же не отзывалась. То есть, я её чувствовал и видел, мог отправлять на склад вещи, но забирать пока не мог. Как-то подозрительно избранно та работала, это и бесило.
        - Я не пойду, у меня жена и двое детей, - со вздохом сказал бородатый.
        - Уважаю за это решение, мужик, - кивнул я тому. - Я сам отец и понимаю ваши чувства. Могу и тут помочь. Сразу город мы не покинем. Вы должны найти самое высотное здание, на крышу которого у вас есть доступ и подняться туда с детьми. Я вас заберу.
        - Крыша общежития привлечённых работников, - сразу предложила Мари и тот кивнув, быстро покинув помещение.
        - Ну а вы за мной, - осмотрев оставшихся, велел я.
        Быстро взбегая по лестнице, я уточнял у них некоторые вопросы, и поинтересовался, нет ли у тех каких амулетов, а лучше заготовок.
        - У директрисы в сейфе есть амулеты, - вспомнила Мари. - Только он заперт, а где та ключ держала, я не знаю.
        - Проверим.
        Когда мы выбежали наверх, то застали замершую картинку. Все на нас смотрели. Все - это я о бородаче, что пытался что-то объяснить солдатам, и два десятка солдат при одном унтере. Пришлось действовать молниеносно. Не останавливаясь, я рванул к ним, сержант что-то пытался рявкнуть, но упал со сломанной шее. Я просто хотел ему по гортани ударить, чтобы замолчал, но удар сильнее оказался. Ну или шея излишне хрупкая. Десять ударов сердца, и все лежат.
        - Все мертвы, - ошарашенно глядя на гаснущие ауры, пробормотал бородач.
        - Не уходи пока, - остановил я его. - Сейчас пяток боевых амулетов сделаю, пара минут работы, возьмёшь с собой, пригодятся. Только заряжать сам будешь… А вы чего стоите? Снимайте броню, и разбирайте оружие. Шевелитесь, нужно сделать так, чтобы вас нельзя было отличить от настоящих солдат. Мари, веди в кабинет директора.
        Мы с девушкой и бородачом прошли в кабинет, пока парни подбирали по размеру кирасы, форму, шлемы и оружие. Дверцу сейфа я также сломал, просто согнув в трубочку. После чего достав разные амулеты, и бормоча что это барахло называть амулетами, это излишне преувеличивать, и быстро рассеяв плетения, стал вязать новые и внедрять их в основы. В сейфе было шесть амулетов, из их основ я сделал уже нормальные амулеты. Пять защитных пятого уровня, накопители из простого кварца у амулетов были полные, подзаряжать не нужно, и раздал их. Бородачу выдал две защиты, ему и жене. Активируются те магом, я показал как. Все тут же надели, активируя в работу. Также я выдал бородачу единственный боевой артефакт, того же пятого уровня. Мощнее так быстро, я просто не успею сделать. Тот выпускал фаерболы, и я сразу научил бородача его использовать. При этом предупредив что у него десятка три выстрелов средней мощности до разрядки накопителя. Да, и то благодаря самому мощному среди всех других основ накопителю, и только после этого отпустил того.
        Надо сказать, оба одарённых огромными глазами наблюдали, за моими манипуляциями с плетением заклинаний и внедрений их в основы. Причём я всё так быстро делал, тут и личный опыт и полученный при изучении пятого уровня гипнограммы артефакторики, что они просто не могли ничего понять, только в одном разобрались, им до такого далеко. В общим, высший шик был мной показано, и те это оценили. Оба парня, уже переодевшиеся и вооружённые, застали только конец моей работы, но и они впечатлились. В общем, бородач убежал, а я, осмотрев одетых под солдат парней, и кивнул, сказав:
        - Пойдёт. Будете делать вид что конвоируете нас к ближайшему «шелху». Дальше я его захвачу. Теперь скажите мне, откуда в сейфе вот эти камни? - показал я пять довольно крупных изумрудов и один рубин, заполненные маной, ещё с десяток камней были пусты, но я их тоже взял.
        - Это накопители, - сказал один из парней. - Их вставляют на острия пентаграммы. Когда происходит инициация, идёт выброс маны, и чтобы не терять её, вся мана собирается в эти камни. Чего ею попросту разбрасываться? Видимо директор не успела их сдать.
        - Понятно. Оригинально придумали. А куда она их сдаёт?
        - В хранилище. Не здесь, это в соседнем квартале, далеко идти.
        - Всё же придётся прогуляться. Жаль такие запасы оставлять противнику.
        - Они так нужны? - осторожно уточнила Мари.
        - Ещё как. Со своим внутренним источником я смогу уничтожить ну максимум пару отрядов в сто солдат каждый, если у них магическая защита имеется, конечно. Примерно такого уровня как у вас сейчас. А вот с такими накопителями я смогу долго воевать, примерно… примерно… Всю охрану Острова точно смогу уничтожить и в пепел сжечь, но камни все опустошу. Думаю, вы теперь понимаете какая сила в том хранилище и оставлять её противнику не стоит.
        - Годами там накапливаются, - ошалело пробормотал один из парней.
        - Ну это вряд ли. Оставить камни с маной рядом с одарёнными, которые постоянно бунтуют? В администрации не идиоты сидят. Скорее всего хранилища как такового нет, это лишь слухи, а то что внутри якобы хранилище, не более чем накопительный и пересыльный пункт в уже настоящие хранилище и вряд ли оно на Острове. Однако накопленные за пару недель запасы маны, это тоже неплохо. Поэтому я так и загорелся побывать в этом месте. Всё что есть заберу. На этом всё. Сейчас тела всех солдат по комнатам распихаем, лучше в те, которые запереть можно, и идём к хранилищу. Всё, приступаем.
        Мы спрятали тела солдат, я ещё раз проверил как на парнях сидит амуниция, и подтвердил, норма. После чего мы с Мари вышли из здания центра инициации Острова Магов, и направились в сторону хранилища. Мари незаметно меня вела, едва уловимыми жестами подсказывая куда повернуть и куда двигаться дальше. Солдат в городе хватало, причём не только солдат, а и боевых групп из ловчих команд. Похоже, охрана свистнула всех, кто был ближе всего и те присоединились к поискам.
        - Ой, - только и услышал я от Мари, и заметил, как та косится в сторону.
        Посмотрев в ту же сторону, заметил статного офицера из охраны Острова, тот тоже заметил девушку и задумчиво прищурился, после чего скомандовал одному из парней-конвоиров:
        - Солдат, ко мне!
        Тот подбежал и кинул руку к шлему, всё как я учил, ладно хоть докладывать не нужно, номер подразделения был вычеканен на кирасе. Сам офицер был из другого подразделения, у него тоже был номер, и тот стал у конвойного о чём-то расспрашивать, иногда кивая в нашу сторону. Обоих парней я на всякий случай объяснял, что отвечать. Мол, те ведут девушку, что укрывала возможного беглеца, к сержанту Потчу, распространённое имя, который находится в хранилище. Мол, там ещё одна ячейка беглецов выявлена.
        - Он? - коротко поинтересовался я.
        - Он, - так же тихо ответила та, и передёрнулась.
        Мы стояли и ожидали пока офицер расспросит парня, я уже думал всё, спалили нас, но тот его отпустил, и мы под охраной направились дальше.
        - Спрашивал куда ведём девушку и к кому, - шепнул тот конвойный, что шёл за мной.
        Я обернулся и пристально посмотрел на офицера, запоминая. Надеюсь наши дорожки пересекутся. Тот это заметил, его лицо тут же перекосила гримаса злобы и ярости, и он рявкнул:
        - Стоять!
        Вместе с десятком солдат тот направился к нам, оба конвойных уже тряслись, Мари, впрочем, тоже, а я лишь закатывал рукава, с брезгливой улыбкой наблюдая как группа охранников подходит к нам. Похоже моё внешнее описание так и не было распространено, его просто никто не знал, иначе солдаты бы так себя небрежно не вели.
        - Да как ты смеешь червь, так смотреть на офицера?! А ну целовать мне сапоги, иначе на дыбу…
        Тут я вдали услышал шипение, такое знакомое и родное, это была работа боевого артефакта, и судя по крикам заживо сгораемых людей, бородач использовал минимальный режим, чтобы помучились. Для меня всё это было как спусковой крючок, подскочив к офицеру, я схватил его и поднял над головой. После чего поднапрягся, и просто порвал пополам, швырнув соединенные кишками половинки на заставших в ужасе солдат, и рванул к ним, убивая голыми руками. Можно было и магией, но на такой пустяк ману тратить не хотелось. Ещё будет куда потратить. Да и просто руками хотел этих клопов давить.
        Вот дальше без магии никак, мы бежали к хранилищу, и я запускал в разные стороны, в основном в солдат, стекающихся к нам, разные боевые плетения и заклинания. Более того сплёл три управляемых фаербола и запустил вверх, где пороховые погреба у боевых «шелхов», мне было известно. Всегда в районе носа. Так что три корабля взорвались над нашими головами, а то разбомбить нас хотели. Я вам покажу что такое контрбатарейная борьба. Остальные «шелхи» тоже были в прямой зоне моего открытия огня, но я их не трогал, возможно вскоре какой-то из них станет нашим трофеем. Мы же должны на чём-то убраться с Острова. Парни стреляли из ружей, но видимо не разобравшись как перезарядится, тут я прощёлкал, нужно было показать, бросили их и стреляли из пистолетов.
        Как-то незаметно к нашему бегу присоединялось всё больше и больше народу из местных одарённых, поэтому, когда мы добежали до хранилища, нас уже было порядка двухсот человек. Быстрые местные на подъём. По нам тоже стреляли. Ну я-то просто возводил силовой щит перед собой, который пули не брали, и сам бил в ответ заклинаниями, а вот у парней и у Мари защита уже сдохла. Многие одарённые падали сраженные, другие дрались как львы, если дело доходило до рукопашной. Для меня шоком было, что Мари до сих пор не умеет самостоятельно заряжать камни, с её девятым уровнем никто не посчитал нужным её учить. Оттого, в отличии от парней, амулет у неё так и остался с пустым накопителем.
        Само хранилище напоминало мавзолей, похоже тут тоже есть подземные уровни, никто из ближайших одарённых это подтвердить не мог, никто там кроме начальства не бывал. Бронированные створки, продержались не долго, точнее совсем не продержались. Монолитные и надёжные на вид, железные, кованные ворота, рухнули внутрь от одного моего удара сложенными для усиления удара руками. Тут стоит уточнить, что голыми руками я бы долго по воротам бил, и кроме звона ничего бы не добился, поэтому усилил удар магией, оттого ворота не только выбило из пазов, но они ещё метров десять скользили по коридору, такую инерцию я им придал ударом.
        Первым рванув внутрь я стал осматривать помещения, толпа вбежала за мной, и хранилище всех вместило. На первом этаже ничего офисные кабинеты, и мы стали спускаться на нижние уровни, а там… Клетки с одарёнными, полные и пустые. Кто прутья стал ломать, кто в рукопашной с охранниками по полу катался. Гул по подземельям стоял немалый. Пока другие одарённые освобождали своих собратьев из клеток, я опросил одного что тоже сидел в клетке, где хранятся запасы камней и за это выпустил его. Тот знал. Дверь на третьем подземном уровне оказалась крепкая, но я легко выбил её и стал отправлять с десяток небольших ящиков полных камней с маной, беря их с полок, в За Пазуху. Лишь горсть себе оставил, пригодится в прорыве, а остальное мои трофеи. Да и поздно уже, обратно не вернёшь, на склад была пока только одна дорога.
        Всё время пока я бегал по хранилищу и добывал необходимое мне, Мари и оба парня постоянно были со мной, явно опасаясь потерять меня из виду. Последние только форму скинули, чтобы их не побили, приняв за настоящих солдат. Правда из одарённых защиту надели многие, да и вооружились тоже. После этого мы побежали наверх. Дело сделано, пора валить с этого Острова Магов. Не правильное название. Кто со мной, возражать не стану. Наверное, зря я это Мари сказал, пока мы бежали та приводила активную агитацию. Просто орала что мы бежим с Острова и у нас есть корабль. Так что за нами бежали и те что были освобождены из клеток.
        Снаружи нас уже ждали, перед входом торопливо собранная баррикада. В городе и на предприятиях были видны дымы, видимо одарённые воспользовались моментом и жгли всё что можно. На выходе, не обращая внимания на три пушки, что были направлены на вход, я пустил вперёд огненную волну и все, кто стоял за баррикадами, просто сгорели заживо. Тут близко понятие, их испепелило. Остались стоять в разных позах закопчённые чёрные скелеты. Остальное всё сгорело и оплавилось. Пушки выстрелить успели, но я защитой отрекошетил картечь вверх, да и сам стал стрелять вверх. Так как шесть королей, встав полукругом, стали сбрасывать на небольшую площадь у входа в хранилище, бомбы. Пришлось прыжком уходить в сторону. Правильно я велел остальным, чтобы подождали внутри, сейчас бы всем досталось. А так сформировал шесть фаерболов и запустил в корабли. После чего, пока у меня за спиной падали горевшие обломки и крупные куски кораблей, я забежал в дверной проём и крикнул одарённых. Можно выходить. Да уж, выскакивали те ошалевшие, но сейчас проблема не это, а то что нам нужен корабль, и, хм, побольше. Вот только я не видел,
чтобы хотя бы один «шелх» висел низко, все оставшиеся на высоте крутились и изредка их борта задымлялись облачками одиночных и явно прицельных выстрелов. Или вниз падали капли бомб. Тут ещё увидев нашу ораву и что стало с ещё шестью боевыми кораблями, те предпочли отойти подальше.
        Быстро по стене взлетев на крышу трёхэтажного здания, оно из камня было выложено, подняться не трудно, и осмотрелся. Нет, все «шелхи» в воздухе и мне до них не добраться. Поразмыслив, я пустился к толпе внизу, уже порядка полутысячи было, и громко сообщил:
        - Господа одарённые. Вон «шелхи» на которых мы можем улететь. Уничтожить команды труда не составит. Проблема одна, я летать не умею и подняться на такие высоты не смогу. У нас остаётся лишь один шанс, уйти в леса, и когда по пятам пойдёт погоня захватить несколько «шелхов» и на них покинуть Остров. Это пока всё.
        - Разрешите? - вперёд вышел парень, чуть позже вперёд ещё трое протолкнулись и встали рядом с ним. - У нас есть лодка, мы сами её сделали. Хотели бежать на днях.
        - Отлично. Гоните. Погоняем военные корабли в небе. Хэх. Кстати, а испытании проводили?.. Нет? Что ж, проведём.
        Парни убежали, а я, осмотревшись, сел на обломок корпуса «Шелха», и с некоторым облегчением вздохнул. Не то чтобы я на подобное рассчитывал, просто прикинул, одарённые с Острова часто бегут, значит, лодки есть, наверняка у кого-то из полутысячи заныкано воздушное транспортное средство, нужно лишь так подать информацию, что с Острова мы вот так быстро уйти не сможем, потому что «шелхи» в небе недостижимы, и гляди, сработало. Причём я приметил ещё несколько групп, что переглядывались, наверняка у них тоже есть какие-нибудь самоделки. Только те спешить не стали. Может не готовы лодки были, поди знай.
        Долго я не просидел, парней и след простыть не успел, как я рванул на шум боя. Солдат, крупными группами, и малыми, хватало, вот я и занялся их уничтожением. Мана в камнях-накопителях стремительно утекала, я особо её не экономил, но и солдат за те полчаса изрядно отправил на тот свет. Фактически это были мои первые сражения с применением боевой магии, ранние эпизодические случае считать не стоит. Только тут я воевал на полную и от всей души, радуясь, что у меня солидные резервы маны. Мне удалось выдавить остатки солдат на окраины. Точнее те сами бежали, а одарённые что меня везде сопровождали, их только добивали, собирая оружие и защиту. Вот тогда нас и нагнали парни, толкая несуразную лодку, но всё же полноценный «шелх».
        - Два камня? - быстро окинув судно взглядом, понятливо кивнул я.
        - Два, - понурившись, ответил один из владельцев транспорта.
        - Три человека не больше. Один на корму, один на нос и третий в центре. Иначе опрокинуться может, да и корпус больше людей не выдержит. Вы двое со мной, я в центре, кто знает как управлять, к рычагам, - быстро велел я и повернулся к остальным. - Вы все направляйтесь в центр и займите там оборону, захваченные «шелхи» я будут подгонять туда для погрузки. Сразу определите кто капитаном будет, кто в команду, а кто в пассажиры, чтобы не мешали. Грузитесь на полную, хоть стоя лететь, но забрать нужно как больше одарённых. Не забывайте о женщинах и детях, будьте мужчинами. Всем всё ясно? Бегом.
        Лодку уже подготовили, поэтому устроившись в центре, кивнул, и мы стали быстро подниматься. Да уж, чудо, такую самоделку в музей «шелхов» нужно отдать, если он вообще существует. Это надо же было додуматься установить два камня. Обычно даже на самому маленькую лодку, тот же ялик, так все спортивные «шелхи» называют, ставятся три камня. На носу и корме и на вертушке мачты, что даёт ему полную устойчивость. Но видимо парни смогли добыть только два, и собрали то что смогли, один на верхушке мачты, другой в центре судна на киле. Качели не качели, но штормить на такой лодке должно изрядно. И что удивительно, оно летало. Тут хоть один плюс был, эта лодка оказалась очень легка на подъём. А когда мы поднялись на нужную высоту, у парней очков рулевых не было, моими пользовались, именно их отсутствие от бегства и задерживало, а тут парень, надев их, уверенно правил. Хотя и признался, что делает это впервые в жизни. Так вот когда я поставил парус, тот паренёк что на носу ничем помочь мне не мог, он противовес, я и захохотал. Парус был тяжёл и явно сшит из старых рубах. Правда ветер вполне успешно надувал
этот кусок латинского паруса, и мы, набирая скорость, направились к ближайшему «шелху», двадцатипушечному шлюпу. А вообще шлюпы самые распространённые военные корабли на Пране. Команда не могла не видеть наше приближении, готовила пушки, другие бросились к парусам. Ещё не хватало. Я мог сплести плетенье и направить его на них, только дальность велика, не достаю.
        Повернувшись рулевому, я крикнул ему:
        - Лети на площадь, я там буду!
        Тот и рта не успел раскрыть, чтобы задать вопрос, до шлюпа мы не долетели, что я вообще имел ввиду, как я просто перемахнул через борт и ухнул вниз. Тут дело в том, что направляясь к шлюпу, мы пролетали над фрегатом. Вообще лодка поднялась на шестьсот метров, тут был попутный поток к шлюпу, который усмотрел рулевой, но дело в том что под нами пролетал трёхмачтовый сорокапушечный фрегат, часть парусов стояли, команда работала. Некоторые, уроды и по нам палили из ружей, два расчёта готовили две мортиры на корме, чтобы поразить лодку. Пули дно не брали, только шлепки были, вот я, приняв решение, и ухнул вниз. До верхушек мачт было метров десять, но целился я в парус, и по нему, как с горки просто съехал на заднице до самого низа, и спрыгнул на палубу. Думал штаны задымятся, от скорости скольжения. Жёстко спрыгнул, скорость всё же приличная была, пришлось гасить её перекатом через правое плечо. Правда, места для переката было мало, и я врезался в группу офицеров, сбивая их с ног. Вскочив на ноги, я перепрыгнул через ограждение вниз, на общую артиллерийскую палубу, и завертелся в рукопашной схватке.
Причём, я не только уничтожал команду и сбрасывал её вниз, но ещё успевал развязать канаты, чтобы паруса заполоскало, не хватало ещё чтобы меня далеко унесло. Тут надо порядочно матросов. Итак от центра уже на окраину снесло.
        Двадцать минут и почти сотня человек приказали долго жить. Это ещё хорошо не было солдат на борту, все внизу. Я, когда закончил руками махать, аж застонал от досады, ведь хотел «Параличом» воспользоваться, но так своими руками этих гадов на тот свет возжелал отправить, что не сдержался. А ведь время шло, оно не резиновое.
        Сбрасывать тех, кого ещё не скинул вниз вовремя схватки, я не стал, новая команда приберётся. Найдя в рубке очки рулевого, тут они правильно хранились, в бардачке, нашёл попутный поток, поднялся и меня стало сносить на центр, где стал уже опускаться. Когда до низа осталось метра три до киля, я заблокировал управление, сбросил вниз верёвку и крикнул волнующейся толпе внизу:
        - Приберитесь тут.
        По сброшенной мной верёвочной лестнице уже поднималось несколько крепких мужчин, остальные были в очереди, а молодцы, и женщины и дети тоже были, а сам я скатился вниз по сброшенному канату. Тут дело в том, что те парни на лодке управлять парусом не могли, они и места свои покинуть так же не могли, до опрокидывания может дойти, не такая лодка и надёжная, поэтому на месте захвата те просто опустились вниз, и на земле толкая лодку, пригнали её к площади. Так что пока шла погрузка, а народ только пребывал, я протискивался через толпу подальше от фрегата. Тут меня отловила Мари и парни, они уточняли насчёт них. Подумав я их отправил на крышу к бородачу с семьёй, вот оттуда их и заберу, добавив, что я своих не бросаю, а в этом деле они свои. Так дальше добравшись до лодки, забрался в неё и велел подниматься. Да, очки, которые нашёл на борту фрегата, я вернул на место. Надеюсь среди тех, кто поднимется на борт, найдутся те, кто сможет управлять такими кораблями. Всё же некоторые из одаренных это отловленные пираты-одарённые, они должны уметь пилотировать и научат остальных. Хотя бы основы дадут.
        В этот раз с захватом корабля могли возникнуть проблемы. Все видели из команд оставшихся «шелхов», шлюпа в том числе, что произошло на борту фрегата, и не хотели чтобы я попал к ним. Это уже всем было ясно, моё появление у них на борту означает верную смерть.
        - Уходят твари, - пожевав зубами нижнюю губу, пробормотал я. - Давай поднимайся на максимальную высоту и ищи подходящий поток к той тройке что уходят компактной группой. Поднимись не меньше чем на километр над ними.
        - Я боюсь, - промямлил рулевой. - Высоты боюсь.
        - Выполнять! - рявкнул я.
        Этого ещё не хватало. Вон на шестьсот метров поднимался, скулил, дрожал как осенний лист, но поднимался, а тут на пять или на шесть километров не может подняться, хлюпик. Может высоты тот и боялся, но внутренний стержень у него был, поднялся до пяти с половиной, и мы начали нагонять три указанных «шелха».
        - Чего это трещит? - вдруг спросил парень, сидевший на носу.
        Сам я, перегнувшись через борт, поглядывал вниз на «шелхи» под нами. Те начали маневрировать, видимо думая, что мы собираемся на них бомбы сбрасывать. Или может на всякий случай. Сев я осмотрелся, и только выругался, сообщив:
        - Ваша поделка разрушается. Сейчас камень из крепежа выскочит и всё, до поверхности быстро доберёмся. Руками быстро махать умеете? Плохо, очень нужный навык, - немного нервно хохотнул я, и быстро посмотрев вниз, продолжил. - Ладно, слушаем меня, сейчас по моему сигналу одновременно бежите ко мне и цепляетесь, повиснув на мне, после чего вместе прыгаем вниз. Не дергайтесь, летать я не умею, но планировать вполне. Всё, готовность… Давайте!
        Те подскочили, и мы одной общей группой перевалившись через борт, вопя, стали падать вниз. Вопили парни, я молчал и проверял плетение парашюта. У меня и план такой был, подняться над «шелхами» и прыгнуть, спланировав на один из кораблей. Желательно покрупнее, а это корвет. А раз такая оказия вышла, пришлось делать это втроём, на что я не рассчитывал, и вот пока мы падали, чуть усилил плетение, увеличив общую массу. Делая её, я одновременно управлял планированием, так что мы падали прямо на корвет, на десяти метрах мы стали притормаживать. Так как плетение действовало и на парней, то от рывка те не сорвались, и мы общей группой опустились на ванты корвета.
        - В сторону! - рявкнул я им, чтобы отцепились, и как толкло те с трудом разжали сведённые судорогой пальцы, ну и я помог, то сразу спрыгнул вниз.
        Тут мне особо сопротивление не оказывали, да я на всех плетение «Паралича» наложил, после чего велев парням спускаться и помогать, сбрасывая тела вниз, а сам добежав до рубки, содрал очки с рулевого, сбросив его на палубу, и найдя нужный поток стал возвращаться к городу. Парни мне и с телами помогали, хотя после пережитого стресса их изрядно шатало, как только не поседели, но ничего, постепенно отошли. Когда корвет снова завис над площадью Цхинала, неподалёку от фрегата, там ещё погрузка шла, то раздался крик, кричали с крыши где была небольшая крупка одарённых, те самые, которых я обещал вытащить. Те увидели более сотни боевых «шелхов». На помощь охране Острова шёл флот одного из ближайших государств.
        - Одарённые! - крикнул я толпе внизу. - Берите этот «шелх», грузитесь и улетайте как можно быстрее, остальным советую укрыться или уйти в леса. Сам я тоже остаюсь на Острове. Уступлю своё место женщине или ребёнку. Поторопитесь, времени мало.
        Мы с парнями скинули вниз не только лестницу, но и канаты, чтобы по ним можно было подниматься. Дальше я скатился вниз по одному из них, и неожиданно оба парня последовали со мной.
        - Пусть побольше детей уберутся с Острова, - пояснили те на мой вопросительный взгляд.
        - Молодцы, - кивнул я с одобрением, и выбравшись из толпы, махнул рукой тем, кто находился на крыше, чтобы спускались. Облом с «шелхом» для нас.
        Дождавшись что те спустятся, осмотрел их. С бородатым одарённым была его жена, между прочим тоже одарённая, и двое детей. Маленькие, пока не понятно, есть у них Дар или нет. Смотрели те на меня с испугом, ещё бы, в окровавленных одеждах, но я на это не обращал внимания, лицо и руки омыл в бочке на фрегате и ладно. Потом забрал свой мешок у Мари и махнул рукой:
        - Уходим из города. Есть шанс укрыться в лесу, тут в пяти километрах есть крупный массив. Если те военные лохи и сунуться за нами, может и кораблик подберём по нраву. Ну всё, детей на руки и побежали.
        Мы и побежали, причём не одни, ко мне как магнитом тянуло людей, и постепенно к нам присоединялись одиночки или небольшие группы одарённых. Так что, когда мы выбежали из города, за мной бежало порядка шестидесяти человек, и женщины с детьми были. Некоторые из молодых мужчин брали детей на руки и бежали с ними. А вообще понимая, что им за мной просто не угнаться, я перешёл к способу применяемым в прошлом римскими легионерами. Километр бежать, километр идти быстрым шагом отдыхая, и снова бежать. Так что, когда к городу подошли «шелхи» военных, а их было больше чем мне первоначально показалось, около полутора сотен, мы уже достигли опушки и скрылись под деревьями. Оба захваченных корабля, фрегат и корвет уже улепётывали полные беглецов на борту, давно в мелкие точки превратились. Правда то, что нас не заметили, можно и не надеется, наверняка видели, значит или бомбить будут, или солдат пошлют. Это если новички-лохи, как я говорил, а как им охрана Острова объяснит суть дела, ниже двухсот метров ни один «шелх» не опуститься и будут только бомбардировками и обстрелами заниматься. Бунт им нужно задавать
на корню и привести оставшихся одарённых к покорности.
        Дальше мы уходили подальше от опушки, пока я не подобрал удобное место для лагеря, это был глубокий овраг, прикрытый сверху деревьями и приказал объявить привал. Люди устали, многие с надеждой смотрели на меня, так что пришлось брать командовании на себя, других лидеров особо не было. Точнее может они и были, только в этой ситуации добровольцев не сыскалось, уверен чуть позже, когда ситуация стабилизируется, сразу сыщутся. Это людская сущность, что у простых людей, что у одарённых. Всегда такое было и будет. Никуда от этого не денешься.
        Вот так взяв над всеми командование, я отправил в разные стороны четырёх парней, что успели отдохнуть, с наказом найти воду, питьевую. А сам отдал Мари свой вещевой мешок, сообщив что там еда, пусть детям разделит, а мы до вечера потерпим. Чуть позже, когда парни вернулись, двое с информацией что нашли ручей, видимо один и тот же в разных местах, я собрал всех, кто ушёл с нами из города. Причём стариков не было, молодые или среднем возрасте мужчины и женщины.
        - Я не буду вас обнадёживать, скажу так. Ночью я добуду «шелх», поэтому спать ляжете пораньше. Часов в семь вечера. Потом как некоторым придётся помогать мне вести ночью корабль. Со мной за кораблём отправятся четверо, молодые парни. На этом всё, лишь добавлю, что сам сейчас ложусь спать, я уже вторые сутки на ногах. За старшую в лагере остаётся Мари, с любыми вопросами к ней. На этом всё. Советую взять ножи, если у кого нет обратитесь к Мари, я ей отдал свой, нарубите лапника и сделайте лежанки. Только ветки не с одного дерева, прореживайте, чтобы сверху вашу деятельность не засекли. Как вы можете видеть, если присмотритесь через листву, над нашим лесом висит три «шелха», это по нашу душу. Поэтому никаких костров и передвигаться медленно, быстрые движения можно засечь. Всё, отдыхаем.
        Когда я нагрёб прошлогодней листвы, подошла Мери. Наблюдая как я укладываюсь, она лишь поинтересовалась:
        - Когда разбудить?
        - Не требуется, я сам поднимусь, когда нужно. Ещё, отбери парней что со мной пойдут, пусть тоже спать лягут, выспятся. И опроси, чтобы высоты не боялись.
        - Хорошо.
        Я же прикрыл глаза и почти сразу провалился в сон, так как действительно устал и мне нужно было отдохнуть. Времени достаточно, почти десять часов, должно хватить.

        Проснулся я сам, будильник импланта поднял. Открыв глаза, я сел. Мальчишка лет двенадцати что, прислонившись к дереву сидел неподалёку, явственно вздрогнул, похоже моё такое резкое пробуждение стало для него полной неожиданностью. Осмотревшись, вот-вот стемнеет, я велел ему:
        - Через пять минут я ухожу. Приведи парней что идут со мной и Мари.
        - Ага.
        Подросток убежал, а я встал на ноги и стал делать лёгкую разминку. Голод чувствовался, я давно не ел, но терпимо. Будет «шелх» - всё будет. Отобранные парни прибежали быстро, своим топотом будя некоторых из тех, кто спал вокруг. Да и Мари вскоре подошла.
        - Мы уходим, - сообщил я ей. - Собирай людей и двигайся к опушке, к тому месту где мы вошли в лес. Там мы вас и подберём. Это будет место встречи. Всё, расходимся.
        Забрав парней, двое из них были уже знакомыми мне лодочниками, у одного так и остались поднятыми на лоб очки рулевого, я побежал к опушке. На месте, осторожно выглянул, наложил на парней и на себя плетения «Отвода глаз», продержатся около часа, и мы побежали дальше. «Шелхов» вокруг хватало, на разных высотах висели. Редко кто ночью под парусами куда-то шёл. Я всего два таких засёк, но мы возвращались в город, именно там я и планировал добыть корабль.
        Пока бежал к городу, я размышлял. О своих я не забыл, да о чём тут можно говорить? Я постоянно о них думал и то что указанный мной срок в два дня подходил к концу, бесил меня неимоверно. Понятно же что мои переживают. Поэтому я твёрдо намеревался добыть у местных военных корабль, забрать беглецов и уйти к своим. Подберу их, корабль отдам одарённым, а себе ещё найдут. На самом деле не такое и сложное это дело. Или с помощью захваченного корабля добуду любой из тех что наверху. Сейчас, с моими вернувшимися возможностями в магии, это плёвая задача. И рисковать не понадобится, когда пришлось бы пользовать не понятно как сделанные, непонятно каким пиратским одарённым амулеты. Могут и отказать в самый неподходящий момент. Так что кровь из носу, добываем «шелх» и сразу летим. К утру я должен быть на месте, у того села, это крайний срок. Вот такие планы. А то что родные мои сейчас без моего присмотра, меня очень беспокоило. Дети-то у меня одарённые, рано в ауре появились всполохи. Так что амулеты ловцов и поисковиков могут их засечь, генерал и остальные об этом знали, и я надеялся сделают всё, чтобы дети
были в безопасности.
        В городе было пусто. Не в том смысле что народу не было, как раз шастало их порядочно, город военные уже отбили и восстанавливали статус кво, работали пыточные и дыбы, уже около сотни одарённых было казнено. Кулаки сжимались, когда мы смотрели на главную площадь где всё это происходило, но шуметь нельзя, нужно дождаться посадки хотя бы курьера. Да и пытки закончились, согнанных на площадь одарённых под конвоем разводили по баркам где те жили и оставляли под охраной, а тела оставили на месте до утра, утром видимо решили убрать. Наконец мы дождались. Заметив, что группа офицеров направляется к причальной башне где было пусто, я в третий раз обновил на себе и на парнях плетения «Отвода глаз» и пользуясь темнотой мы направились за ними. Надеюсь плетение поможет, и наблюдатели на «шелхах» ничего не заметят.
        Наконец я заметил движение в небе. К башне направлялся «шелх», это был двухмачтовый скоростной посыльный люгер. Дальше дело техники, я усыпил не только офицеров, но и команду люгера, как только тот причалил. Дальше пока парни закалывали подобранными клинками как офицеров, так и команду, это в них ненависть на хозяев зашкаливала, лютая, сам я проверил корабль и осмотрев остальные «шелхи» наверху, через подзорную трубу, позвал парней на борт.
        - Поднимаемая, - сообщил я им. - Этот корабль нам не подходит, слишком мал, максимум человек тридцать в тесноте взять на борт сможет. Пока вы там исполняли свои мечты, махая саблями, я осмотрелся. Берём вон тот корвет. Судя по оснастке и корпусу, очень неплохой ходок. Двадцать шесть пушек, неплохо защищён. Там мы уместимся со всеми удобствами. Экипаж больше сотни.
        - А этот корабль? - поинтересовался один из парней, похлопав по фальшборту люгера.
        - Забудь, - коротко сообщил я. Этот корабль я также собирался прибрать на свой склад.
        Захват корвета тоже произошёл без проблем, я усыпил команду. Для наблюдателей с других кораблей мы спокойно подошли, и причалили к борту. Что там смотреть, и другие места для изучения имеются, так что если кто и заметил исчезновении люгера, то единицы. Дальше мы сняли корвет со стоянки, сбросив все тела в трюм, из тех что были на палубе, и оставили тех что находились в матросском кубрике или в каютах, на местах. Будет подозрительно, если мы их сейчас начнём сбрасывать на поверхность планеты. Это вызовет ненужный нам переполох. Ну а дальше спустившись к лесу и стали принимать на борт беглецов, Мари всех привела. Мужчины и женщины поднимались по лестнице, а мам с детьми с помощью скамейки на верёвке, переброшенной через блок. Парни отчаянно старались, те кто поднимался, тут же начинали нам помогать. Чтобы подъём происходил быстро, мы сбросили канаты с навязанными узлами, некоторые парни пользовались ими. Ладно хоть лестницы было две, по одной с обоих бортов, сбросили и понимались по обеим. Очень быстро все двигались, да и мы поторапливали, каждая секунда на счету. Беглецы тоже это понимали, оттого
погрузка так быстро и происходила.
        Понятно, что это не могло не вызвать вопросов на других кораблях. Сначала запросы шли, а потом и тревогу подняли. Быстро они среагировали. Вот только мы уже поднимались, всех приняли, а я стал запускать управляемые фаерболы один за другим, расчищая нам путь. Шестнадцать «шелхов» взорвались, так что найдя отличный поток на двух километрах, с крепким ветром, мы вошли в него и поставив все паруса, направились прочь от Острова. Мы уходили. Два десятка кораблей пытались нас преследовать, но случилось тоже-самое. Я взорвал одиннадцать, остальные отвернули. Преследовать нас уже не пытались, я доказал, что для меня любое расстоянии достижимое и попадания точные. Шансов уцелеть не было. Вот так мы и ушли. И сейчас под полными парусами, а корвет действительно оказала ходким, направлялись к тому месту где я оставил своих. Пора нам воссоединится.
        Сформировать из мужчин команду не составило труда. Пока мамы с детьми и часть женщин устраивались в каютах, мы их все им отдали, парни выносили тела бывшей команды и сбрасывали за борт. Никого не волновало, что те ещё были живы. Слишком большая трещина была между одарёнными и простыми людьми, и первые жалеть вторых не собирались. Память у них крепка. Часть женщин возились на камбузе, готовя ужин. Есть хотели все, пришлось попоститься до вечера. Мари с одной из женщин осматривала кладовую, она должна подсчитать сколько у нас припасов и сообщить мне. Детей уже уложили, так что я разбивал команду на вахты, и велел изучить корабль от носа до кормы. Вахты две будет, одной я командую, второй Янус которого я на ходу учил управлять «шелхом», тот парень лодочник, что всё так и ходил с очками. По факту единственным штурманом на борту был я, но решив, что пока можно положиться на Януса, сообщил ему направление маршрута, и оставил на вахте вторую группу. А сам со своими отправился спать в матросский кубрик, сразу после ужина. Ничего утром будем на месте, там и сориентируюсь, а если кто нас будет преследовать,
я приказал будить меня.

        Проснувшись от сигнала, будильник и тут я поставил чтобы не проспать рассвет, потянулся и резко выдохнул. После чего выбравшись из гамака, тут всё же требуется определённая сноровка, осмотрев парней из своей вахты, да и других пассажиров из мужчин что спали на гамаках и на койках у стен, и стал делать лёгкую разминку, стараясь никого не задеть. Вот так делая зарядку, одновременно вслушивался в привычную работу двигающегося корабля, скрип корпуса, такелажа, и закончив, направился к выходу из кубрика. Взбежав по трапу на палубу, я приветливо кивнул полусонному и уставшему Янусу, поинтересовавшись, когда будет завтрак. Тот будет чуть позже, уже готовится, но подобие бутерброда и горячего настоя, местного чая, могут принести хоть сейчас. Дав добро, я подошёл к борту и осмотрелся, пытаясь определить где мы уже находимся. Замерев, я повторно быстро осмотрелся и рванул в шкиперскую, где достав карты, сразу нашёл и определил наше местонахождение. Ошибки быть не может, ориентиры точные, вот гора, а вот и озеро характерное, не спутаешь. Получается мы были далеко от места где находились мои родные, более
того мы продолжали от них удаляться. Кто-то изменил маршрут. Урою.
        Выскочив наружу, отмахнувшись от вахтенного, что протягивал мне стакан с чаем и тарелку с бутербродами, я схватил Януса за шиворот и с силой встряхнул, зашипев:
        - Какого хрена мы летим в противоположную сторону от нашего курса?! Почему ушли с маршрута?!
        - За нами шло два фрегата, мы решили изменить маршрут. Какая разница куда лететь?
        - Кто это мы?
        - Общество, - указал тот на собирающийся народ, привлечённые нашей перепалкой.
        - Идиоты, если я дал маршрут, значит мне очень важно оказаться на месте. Меня там дети ждут, сегодня утром крайний срок моего возвращения, - резко выдохнув, успокаиваясь, ну не убивать же этих идиотов, хотя очень хотелось, я взял с тарелки вахтенного бутерброд, и покачав головой, добавил. - Мне больше с вами не по пути. Дальше сами, раз такие умные.
        После этого откусив от бутерброда солидный кусок, просто перемахнул через борт, и стал падать вниз. А наверху возник шум из криков, меня вроде пытались остановить, да поздно, да и не слышал я их уже, а доедая бутерброд, заканчивал создавать плетения «Парашюта». Надо амулет сделать, если прыгать с километровой высоты, то успеваю сплести, но если ниже, то не факт, есть все шансы разбиться. В данном случае корвет летел на трёхкилометровой высоте, так что время было и с плетением закончить, и червячка заморить, и прикинуть где лучше посадку совершить.
        Своих попутчиков я отпустил, вон, корабль задарил, хотя и остался у меня неприятный осадок на душе от их действий. Ну дауны, что ещё скажешь? Дальше теперь сами, раз такие умные и приказы не выполняют, или распоряжения капитана, а я был капитаном, так что наши пути дорожки разбегаются. А причины покинуть борт корабля были веские. Внизу раскинулось крупное село, и там имелись «шелхи», подберу себе скоростное судёнышко, и рвану к своим. Всё же лучше на себя полагаться, или на свою семью, исполнители не надёжны, как я в этом только что убедился. Но ладно, сейчас о другом думать надо, что было то прошло. Само село мы уже пролетели, вот и пришлось поторопится, чтобы покинуть борт корвета, однако планируя, я понял, на территорию села не смогу сесть, край неподалёку от околицы у деревянного тына. Ничего, и на своих двоих пробежимся.
        Пустая полевая дорога мягко ткнулась в мои босые ноги, за последние двое суток, с тех пор как с меня стянули ботфорты, я всё так и не подобрал себе обувь, да и не успел, если уж откровенно говорить. Так что оказавшись на поверхности планеты я сразу рванул к воротам, которые стражники, ставшие свидетели моего приземления, поспешно закрывали. Фугасный фаербол вынес ворота вместе с защитниками. Уничтожив охрану, я сформировал плетение «Паралича» и отправил его на всех, кто стекался к воротам, кто как вооружённый, на звон боевого колокола. Широким веером отправил, убирая их с дороги. Дальше пробежавшись, отправил в За Пазуху восемь «шелхов», военных не было, все гражданские, ещё три успешно поднимались. Успели уйти. А себе оставил малый одномачтовый баркас, по виду вполне неплохой ходок. Дальше сбегав в трактир, набрал в найденные тут же мешки и корзины припасы, из готовых блюд, мясо копчённое, хлеба, ещё горячего, пирогов, и пару бочонков с соком и вином, ну и с водой прихватил. Пока я бегал и запасался, корвет которой я так неожиданно для команды и пассажиров покинул, уже спустился ниже и на всех
парусах, другим потоком, двигался к селу. Только пока те маневрировали, я закончил, поднялся на борт баркаса, отшвартовался и поднявшись на полуторакилометровую высоту, поставил все паруса, подняв их, тут латинский парус был, паруса поднимались, и на максимально скорости направился к своим. Надеюсь они ещё на месте, ожидают меня, хотя и вряд ли. Я обычно держу слово, нет двое суток, значит, уже не вернусь. Найду. Хм, а корвет всё также и преследовал меня, да ещё делая редкие пушечные выстрелы чтобы обратить моё внимание на себя.
        Что хотят беглецы с Острова для меня секретом не было, Мари уже делала намёки. Как я понял, сами беглецы в открытом мире никогда не были, проживая своей общиной, к чужому миру не привычны, им нужен был тот, кто позволит им освоиться мире простых людей и выбор, как я понял, пал на меня. Однако, думаю, не это было причиной такого упорства в преследовании. К сожалению баркас и корвет имели фактически одну скорость, и я никак не мог оторваться. Причина была в другом. Я маг, единственный в своём роде, и беглецы это прекрасно знали. Ещё у меня как-то вырвалось в разговоре с Мари, что я чужак в их мире и мои знания получается, эксклюзив на Пране, что та не могла не понять, да и поняла. Как раз намёки Мари и касались того чтобы я взял их в ученики. Я уводил разговоры в сторону, так как брать кого-либо в ученики не собирался категорически, у меня вообще были другие планы. А тут, после такой подлости, ведь сознательно увели корабль в другую сторону, я решил всё, хазер. С Острова помог бежать и всё, наши пути дорожки расходятся. Каждый сам по себе. Своими вы для меня теперь перестали быть, я эту подлянку
долго помнить буду. Да, у меня мелькнула мысль, просто спалить их к чёртовой матери, настроение подходящее было, всё же всё что встаёт между мной и детьми я сношу, не смотря ни на какие потери, но не стал этого делать. Подарил жизнь, а те этого не поняли и летели за мной. Палить из пушек правда уже перестали, поняли, что бесполезно, и если возможно со мной пообщаться, то только догнав, так что у нас шли гонки кто быстрее.
        Я так и так торопился просто невмоготу, отчего постоянно искал попутные потоки где ветры ещё сильнее и меняя их, постепенно отрывался. Правда Янус, а я уверен, что корвет ведёт он, постепенно тоже стал набираться опыта, и показал, что их корвет всё же чуть-чуть, но быстрее моего баркаса. Похоже у Януса имеется врождённый дар рулевого, это его. Да просто парусность выше, это и даёт знать. Причём парусность не только самих парусов, но и широкой кормы, в которую также подталкивает ветер, что даёт преимущество. Всё равно уйду, те километров на пять отстают, постепенно сокращая расстояние, но до темноты догонят. Надо будет что-то придумать, тем более до места, где должна была ждать меня семья, я доберусь до наступления темноты. Где-то в полдень, но доберусь.
        Сидя в небольшой рубке баркаса, для тучных людей та не подходила, они тут просто не устроятся, а для меня, худенького паренька, рубка самое то. Так что поглядывая по сторонам, изредка опуская очки на глаза, хотя можно и без них, используя истинное зрение, но с очками просто удобно, я вырезал из куска бруса заготовки под будущие амулеты. Брус я нашёл не на баркасе, сразу подумал, чем буду заниматься вовремя полёта раз есть свободное время, вот и вырвал, сломав, кусок от причальной башни где было пришвартовано судно. Правда специально подготовленных камней у меня для них не было, то есть те что оставались, с запасами чужой маны, слишком крупными для них будут. Однако, когда я парализовал множество жителей села, то приметил у некоторых женщин украшения с камнями, вот и снял их. Серёжки, кольца и у одной красивое ожерелье было, правда из кварца, но для меня наоборот хорошо, тем более их на ожерелье было много. Судя по дорогому и чистому платью, женщина шла, или возвращалась из гостей, может и с сопровождением, когда её настигло моё излучение, так что выковыряю камни, подключу к амулетам, солью ману из
трофейных камней, и амулеты готовы. Хочу сделать несколько штук пока лечу к месту. Амулеты защиты и того же «Парашюта» просто необходимы, ну и боевые, амулет сигнализации и нормального сканера. Понятно, что такие основы ненадолго, но на месяц жизни на Пране хватит, до ухода в следующий мир, а там новые сделаю.
        Нож у меня оказался крепкий, из отличной стали, сколько с деревом работаю, а так и на затупился, да и подтачивал я его перед начало работы плетением заточки из бытовой магии. Сам нож я снял вместе с поясом и рапирой с офицера в селе, и украшен хорошо и сталь у клинков отличная. Тем более на ремне была кобура с табельным пистолетом и подсумок с пулями. Ремень бросил на палубу, пока не до него, а когда улетая отрывался от корвета, я ещё и нормально позавтракать успел, нарезав себе рыбного пирога и попив соку. Уже потом, вытер нож вот и начал резать основы для амулетов. Опилки падали на палубу, потом смету. Кстати, если кто-то считает, что во время такого полёта по судну гуляет ветер, то разочарую. Вовремя набора скорости ещё возможно, как и при входе в поток, а потом, когда скорости ветра и судна уравниваются, а как иначе, такое впечатление что стоишь в пустоте, ветер совсем не ощущается, позволяя комфортно путешествовать. При этом если влетишь в другой встречный поток, то тебя легко сможет сдуть с палубы, мы этого к счастью избежали, когда пользовались яхтой без очков рулевого, но такое всё же
случается.
        Сам баркас как я уже говорил относился к малым. С одной мачтой, с двумя парусами, плюс ещё носовой, палуба не сплошная, крыты две части, на носу и на корме. На носу что-то вроде кладовой, забитой тюками, ещё не смотрел подробно что там, похоже владелец судна мелкий торговец, а на корме две каюты. Одну я занял, во вторую снёс взятое продовольствие, а так судёнышко хоть и небольшое, но мне нравилось. Тем более всех моих вполне вместит. Тесно конечно будет, но вместит. Только вот оно не вооружённое, или денег не хватало на пушку, или прошлый хозяин решил, чтобы сбежать сможет, ну или пронесёт.
        Подправив полёт, поток делал изгиб, и пройдя его, я снова поднял очки на лоб, дальше на несколько километров прямой участок, и стал кончиком ножа аккуратно вырезать в одной из заготовок паз для накопителя. Заготовил я пока двадцать два основания под будущие амулеты. Пока хватит, всё равно не успею все в амулеты превратить пока лечу, если только половину, да и то работая не отрываясь. Мельком глянув назад, я был неприятно удивлён как сблизился корвет. На километр расстояние сократил, невооружённым взглядом уже можно было видеть фигурки на носу. Сам корвет летел метров на шестьсот выше, но фигурки я рассмотрел. Ещё и руками махают, наглые какие. Лететь за мной корвет беглецов просто не мог, в небе нет такого понятия как кильватерный строй, или кильватерный ход, когда два судна идут друг за другом. На воде такое возможно, а в воздухе нет. Всё дело в том, что, двигаясь по потоку, «шелх» фактически разрушает его, позади буря ветров, это если поток небольших размеров, позже всё возвращается на круги своя, но факт остаётся фактом. Идти за другим судном смерти подобно, это сравнимо с вылетом из своего
потока в соседний встречный на полной скорости. Поломает и закрутил. Поэтому преследование всегда ведётся по параллельным потокам, выше или ниже. Ну или в стороне на той же высоте. Янус мог этого и не знать, но на борту корабля находилось двое одарённых, которые раньше жили среди простых людей до проявления Дара, и приходилось им летать, темой владели. А это всё же основы. Они и могли пояснить тому подобные нюансы. Похоже Янус нашёл более сильный поток, и тот позволил ему постепенно сокращать расстояние. Ничего, у меня дальше поток сужался, а значит скорость ветра увеличиться чуть ли не вдвое, и я рывком увеличу расстояние. Надо подумать, может амулет погодный сделать? Тот что ветер призывает. У меня в памяти схемы шести подобных амулетов были, разной направленности по ветру, но управляемого всё же.
        Отвернувшись, я вернулся к работам над амулетами. После обеда, когда утолил голод и все заготовки были готовы, я делал крепления для накопителей, ковыряя их из драгоценностей. Крепежи этих самых драгоценностей и пошли у меня для этого. Около часа возился, очага на борту не было, как и горелки ювелира, пришлось в глиняной тарелке разводить небольшой очаг из стружек, магией раздувать его и плавить серебро и золото драгоценностей, чтобы сделать крепежи на амулеты. Однако сделал, на всех заготовках, причём с уже вставленными камнями. Из золота были ободки по краям амулетов с кольцом для ношения сверху. То есть, у меня на руках было двадцать две основы, осталось внедрить плетения, залить ману в накопители, подключить к ним плетения, и готово. Часть амулетом придётся делать управляемыми, то есть с ручным управлением. Остальные на автоматическую работу настроить, такие как защиту и «Парашюты».
        До места встречи осталось не так много, часа два, вдали показались здания того города, где мы с сестрёнкой магазин магического товара ломанули, пролечу и дальше направлюсь, там уже будет близко. В общем, медлить я не стал, сразу взял первую болванку в руки, и мысленно перед собой стал плести часть плетения, внедряя его в заготовку. Потом ещё часть и ещё. То есть схема этого плетения была составной, слишком сложно и долго всё разом делать, а так и удобно, и быстро. Понятно, что делать амулеты пятого уровня я не стал, слишком слабы, для студентов поделки, а если брать быстро и качественно, то третий уровень самое то. Это конечно дольше чем четвёртый, но лучше, куда лучше. Ещё желательно, совместить амулет защиты и «Парашюта», но это уже второй уровень сложности, и создаётся не за час как я с третьим уровнем возился. Так что закончив с первым амулетом защиты, начать я решил с них, и отложил в сторону. Этот амулет достаточно сложный, с привязкой на хозяина, кто первый наденет его, на ауру того он и настроится, для других он останется обычной болванкой. Сразу заряжать его накопитель я не стал, времени
мало осталось и на мой взгляд на второй амулет остаётся впритык, вот и приступил к работе, торопясь, но делая всё качественно.
        Город я всё же облетел, взяв в сторону, мало ли патрульных или местную охрану заинтересую, корвет как привязанный повторил мои движения. За последние пару часов я даже смог немного оторваться от него. Пусть на пару сотен метров, но и это неплохо. Мы никого не заинтересовали, может ориентировки не дошли, может не до нас было, так что летели как летели. Баркас шёл на двух километрах, отличный тут поток был, я как раз успел закончить со вторым амулетом, и отложил его, когда впереди показалось нужное мне село. Сближаясь с ним, я достал один из камней, ману из него я уже тратил, так что в нём осталось примерно две трети. Поэтому залил ману сначала в один накопитель, а потом и во второй. Ну вот и всё, два полностью готовых к работе амулета. Сейчас они в спящем режиме, но как наденешь, активируются, и настроятся на ауры. Всё, дальше будут нести службу в пассивном режиме, в случае чего защищая хозяина сферической защитой. Эта защита потому так и называлась «Сфера», и считается самой универсальной, то есть от всего. У меня у детей такая же раньше была, и эти для них делаю. А то, что в качестве крепления на
бечёвке будут, так ничего страшного, кольца я сделал, а крепкую нитку найдём.
        Спустив парус, когда село оказалось практически подо мной, я стал снижаться. Сразу ветра показали кто тут хозяин, оттого рулевым и положены куртки с высоким меховым воротником. На борту ничего подобного я не нашёл, видимо владелец не любил высоту и ходил только на малых, а всё же холодно. Вот так активировав спуск, стал достаточно быстро спускаться. То есть не падать, но спуск был быстрым. Их тоже можно регулировать, как и скорость подъёма. Хотя, как раз последнее зависит от степени загруженности того или иного судна. Опустился практически к самым макушкам, в паре километрах от села, сплёл схему сканера, и запустил его широким фронтом, давая задачу на поиск одарённых. На километр вокруг, предельную дальность подобного сканера, никого. Ладно, будем искать. Вот так, не обращая внимания на корвет, который тоже спустился и приближался, я стал время от времени запускать сканер, совершая облёт села. Пусто. Ушли.
        Корвет совсем сблизился, уже и крики стали слышны, было понятно, что ко мне обращаются, но как уже говорил, я на них не обращал внимания, но поглядывать поглядывал. Всё же корабль боевой, могут и боевым зарядом встретить. Раз сознательно изменили нужный мне маршрут, могут и до другой подлости докатиться. Может сжечь их к чёрту? Так ведь дети на борту. Так что только махнул рукой, для меня они теперь полный ноль, нет их для меня, и занимался поисками. Уже через час стал ясно, у села моих родных не было. Сельчан видел, но не своих. Тут было несколько версий, начиная от того что они ушли, а крайний срок всё, вышел ещё утром, или их схватили, во что особо не верится, но исключать подобное я не мог. Нужно проверить последнее предположение. В село я соваться не стал, но оно само не всё было окружено лесом, восточная часть на пару километров была свободна в качестве посевного поля, и там работало несколько крестьян, шла обработка овощей, копия капусты, да и по вкусу тоже. Вот так снизившись к ним, и зависнув над обочиной полевой дороги, нырявшей в лес, сбросил вниз лестницу, там уже привязав баркас к
корню кустарника, вроде крепко, и пока тот висел на двух метрах, я быстрым шагом направился к крестьянам. Что примечательно, корвет тоже совершал посадку, но чуть дальше, метрах в пятидесяти от моего баркаса.
        Рубашку свою я выкинул, окровавленная, в каюте стоял бак с питьевой водой, медный. Вот так вовремя полёта черпая из него ковшиком, обмылся, и постарался отстирать штаны, ни них крови меньше было, не сильно переспел. Особо одежды на баркасе я не нашёл, рубаха есть, старая, видно сменка, но размер не тот, двух меня можно завернуть. Так что я накинул ремень, с рапирой, застегнув его, проверил пистолет, и только после этого был готов к общению с крестьянами, да, в одних штанах, закатанных до колен, с обнажённым торсом, а может я загораю, но вооружённый. С учётом того что в село залетают пираты, у них там свои контакты, не думаю, что меня встретят враждебно, скорее нейтрально, приняв за пирата.
        - Доброго дня вам, - подходя поздоровался я с парой, пареньком старше меня на пару лет и мужчиной в годах, что опёрлись на мотыги и смотрели как я подхожу. - Не подскажите ли путнику, не было ли у вас гостей в селе за последние пару дней? Мне тут встречу назначили, вот не встретил и решил в селе спросить и увидел вас.
        Между моими пальцами завертелась серебряная монета, намекая что вопросы не останутся без благодарностей.
        - Да было пару торговцев, - почесав шею подбородком, с хрустом скребя по щетине, ответил пожилой. - После недавней Охоты сейчас мало кто летает, распугали всех. А кроме них, и не припомню ничего.
        - Подожди, дядьку, - воскликнул паренёк. - А Панас, которого побила какая-то девка?
        - Враки это всё, он же сам говорит что в овраг свалился, оттого и синяки.
        - Ага, а соседки что в лес за кореньями ходили, видели, что его девка в костюме матроса отделала.
        - Да слушай… - начал было мужик ворчливым тоном, но я коротко спросил у паренька.
        - Давно?
        - Что давно.
        - Побили твоего дружка?
        - Какой он мне дружок? Так, знакомый.
        - Мне это ровно параллельно, когда это было?
        - Так вчера вечером.
        - Где?
        - Соседки говорят там на дороге на опушке всё происходило, - вытянув руку, указал паренёк.
        Развернувшись я побежал было к баркасу, но вспомнив, развернулся и метнул монету мужику, который её ловко поймал. Парень может и заслужил, но своими тупыми ответами и не нужными подробностями бесил. А то что монета серебрённая, так у меня других и не было, подобные трофеи я не собирал, а эту случайно нашёл в щели в каюте. Сверкнула привлекая внимание. Видимо тайник хозяина. Может там ещё есть, одну монету я выковырял ради интереса, но мне и её на оплату хватило.
        У лестницы, ведущей на борт баркаса, выстроилась группа беглецов с корвета, ещё двое на земле у самого корабля, остальные, включая детей, на борту. Видя, как я надвигаюсь на них, явно недобро поглядывая, а за что мне их благодарить? Вперёд вышла Мари. Ага, нашли миротворца. Увидев, как у меня у правой руки загорается шар фаербола, а я по серьёзному собирался их уничтожить, они стояли между мной и моими детьми, я сейчас был в таком состоянии, что и корвет смогу сжечь, зная, что там дети, довели, поэтому та поторопилась заговорить, протараторив:
        - Прости нас. Объясни, почему ты за ошибки одних, караешь всех?
        Такой, казалось бы, простой вопрос заставил меня остановиться. В чём-то девушка была права, но всё же не во всём.
        - Когда ваш новый капитан говорил, что это было общее решение, он имел ввиду всех.
        - Не всех, - тихо ответила та, опустив глаза.
        По ауре я видел, та была искренней и ничего не знала о той подлянке что другие беглецы собирались совершить. Более того, все кто с ней был, мужчины и женщины, похоже тоже были не в курсе. Пришлось глубоко вздохнуть и быстро проанализировать ситуацию. Блин, ну нет у меня времени ими заниматься, совсем нет. Это я и сообщил:
        - У меня нет времени с вами разбираться. Следуйте на своём корвете за мной, после поговорим. Из-за тех уродов что решил поиграть со мной, я опоздал, и пусть молятся богам, если я до наступления темноты не найду своих родичей, издевательства охраны Острова им покажутся щекоткой. Всё, пошли прочь.
        Пройдя через строй беглецов, я отвязал канат и быстро поднявшись по лестнице, подтянув и её тоже, беглецы уже бежали корвету, видно, что у себя на борту никого из них я терпеть не намерен, злость у меня на них, виноваты те или нет, не прошла. Так что подняв судно чуть выше, я направился в ту сторону куда указал парень с поля. Чуть отстав, за мной последовал и корвет, двигаясь в стороне. Мне часто приходилось спускать парус, и раз за разом формируя плетение сканера, отправлять его, активируя. Я даже пожалел, что вместо двух амулетом защиты не сделал амулет-сканер.
        Оказалось, найти своих получилось быстро, да и не трудно. Я просто подсчитал сколько взрослые с детьми на руках смогут пройти, зато время, прошедшее с утра, прикинул примерное направление, скорее всего рядом с дорогой пойдут, начал проверять, и готово. Семь аур подростков и семь одарённых детей. Даже не представляете какое облегчении я испытал, когда их обнаружил. Между прочим, на берегу лесной речки находились, отдыхали и купались. Дети плескались на песчаном мелководье, генерал стоял по пояс в воде и голыми руками ловил рыбу, выбрасывая редкую добычу на берег, где практически не дымил небольшой костерок, на котором закипала вода. Кто чем занимался, но Инга, стоявшая на часах, вернее сидевшая, на ветке сидевшая, обнаружив меня, незаметно подкравшегося, узнала и тут же взвизгнула, и радостно заорала всем что я вернулся. Ну вот, и сюрпризца не вышло, а ведь плетением «Отвода глаз» накрылся. Наверное, корвет выдал.
        Помахав своим ладонью, я спустил парус, с помощью которого и приближался к месту стоянки родичей, и появившись над речкой, стал спускаться вниз, гася инерцию другим потоком. Инга поймала канат и стала вязать его к ветке. При этом вопросительно кивнула на корвет, на что я только скривился и махнул рукой, пояснив:
        - Прилипалы. Беглецы с Острова Магов. Потом с ними решим вопрос. Помоги им пришвартоваться.
        Пришлось загнать баркас к деревьям, прижав к ним, иначе туша корвета просто бы не поместилась у ручья, но ничего снизился, скрывшись в лесу, и его мы тоже пришвартовали, натянув три каната. После этого я сначала обнял всех присутствующих, да и явно счастливых моим возвращением детей приласкал, а на самых младших сразу надел амулеты. Бечёвка у Инги нашлась, хорошая, крепкая. Может что и на борту баркаса было, но я искал поверхностно, а нужно всё перевернуть. Привязал я амулеты так чтобы не снять было, теперь случайно не скинут. Амулеты, пока я возился с узлами, уже настроились и всё, младшие мои, Денис и Марина, были под защитой. Пока часть беглецов, сбросив вниз лестницу, спускались, генерал приглядывал за ними, закинув ружьё на плечо, я коротко описал всё что со мной происходило. Новость о том, что магические способности ко мне вернулись, родичей порадовала. За беглецов тоже порадовались, что сбежали, но как и я, были слегка раздосадованы тем, что те как репей следовали за мной. Нам и одним хорошо, на черта нам ещё такой балласт на шею сажать?
        - Что делать будем? - после того как я закончил рассказ, особо не понижая голоса, всё равно русского языка одарённые-беглецы не знали, поинтересовался генерал. - Этот табор теперь всегда за нами будет следовать?
        - Да, я тут пока последний час вас искал от села, прикинул. Они не отстанут, я единственный маг на Пране, они все алхимики или подручные, необученные одарённые, магами называть их нельзя. В общем, они явно хотят, чтобы я их обучил, всему что знаю.
        - Это сложно? Успеешь до нашего перехода в следующий мир? - поинтересовалась моя мама.
        Дети, видя чужаков, жались к нам, те их пугали. Да и то что туша корвета закрыла их крохотный пляж, наведя на него тень, им тоже не понравилось. Марина снова показала свой фокус и забралась мне на руки, сверху с интересом изучая беглецов. Те не подходили, в сторонке стояли, ожидая пока мы закончим.
        - Ну-у… - задумался я. - Нужно сделать амулет сканирования памяти и внедрении чужой памяти другому клиенту. Такой амулет у меня будет только через неделю работ, да и то если отброшу всё остальное. Просканирую себя и буду учить. Тут одна сложность имеется, выше третьего уровня учить подобным способом нежелательно. Мозги можно сжечь из-за большого объёма знаний. Тут как у гипнограмм нет разделения по знаниям, выучил первый, приступаешь ко второму, а учить сразу всё нельзя. Тут или в слюнявого идиота превратишься, или вообще, как я говорил, гикнешься. Не выше третьего. Зато широкий сектор знаний у меня имеется. Дальше те уже сами освоятся, будут учить других и развивать теперь и магическое направление, ну и сбросят с себя ярмо рабства. Они уже станут сильными. Свои маги-боевики будут.
        - Неплохо, мне нравиться, - одобрил генерал. - А что тебе не нравиться?
        - То, что те меня кинули. Пусть и не все. Не хочу я их учить. Если бы не совершённая ими пакость, я бы ещё утром с вами был, столько сил и времени зря потерял. Узнаю кто это сделал, сожгу живьём к чёрту. И то что учить их не буду, факт. Не достойны.
        - Ну это в тебе злость говорит. Пройдёт со временем.
        - Когда пройдёт, мы уже в Империи будем. Я так думаю, раз постепенно способности восстанавливаются, то и возможность использования За Пазухой вернётся. Тогда и «вариатором» смогу пользоваться. Главное путь до космической Ветки есть, а там подождём.
        - Хм, ладно. Кстати, у нас уха почти готова, будешь? - поинтересовалась мама, родичи уже расходились, выяснив всё что надо.
        - У меня там в баркасе овощи есть, корзина разных, в трактире прихватил, и ещё я этот трофей не осматривал. В моей каюте вроде тайник есть, монету в щели нашёл. А судно вроде торговца. Пусть женщины на борт поднимутся и осмотрят. Вдруг что интересное подберут.
        - Это легко, отца твоего отправлю, пусть тайник найдёт, вскроет, и овощи спустит. Разберёмся, - кивнула мама и отошла в поисках отца.
        - Ага, а пока ужин готовится, я пойду с беглецами пообщаюсь.
        - Карать или миловать? - хмыкнул генерал что один остался со мной.
        - Точно.
        Передав ему на руки Марину, я направился к напряженно ожидающей толпе беглецов, по аурам было видно. Что-то нужно с ними решать, но и просто так делится знаниями я не хотел. У нас чуть больше месяца, как те смогут отработать моё обучение? Надо подумать.

        ***

        Потянувшись, я снова расслабился, наблюдая за стоявшим как вкопанный поплавком. Уже полчаса сижу и ни одной поклёвки, хотя и прикармливал и место разведанное, тут генерал рыбачил вчера вечером, и удачно, полное ведро рыбин похожих на карасей. Утром на жарёху очень хорошо пошли. Через три часа у нас сработка канала, и я очень желал хотя бы одну рыбину поймать. Притихшие рядом Гена с Лёней, молча смотрели на свои поплавки. Да уж, только выдалось свободнее время, и не рыбалка получилась, а не пойми, что. Может магией приманить? Тряхнув головой от таких мыслей, где тут рыбалка? Ну уж нет, честно рыбачить будем, я задумался.
        Этот месяц и неделя сверху пролетели как один миг. Всё же я нашёл чем озадачить беглецов за обучение. Восемнадцать человек из них были пролёте. Те самые что мне ту подлянку устроили, они решили, что у меня убежище, где я спрячусь, бросив их, вот и решили оставить меня при себе таким бесхитростным способом. Детская отмазка, но по аурам не врали. В общем, не используя кулаки в полную силу, я отработал по рёбрам тех двух что решили, что я их бросаю, и подбили остальных. Урок те признали справедливым, больше проблем от них не было. Пусть спасибо скажут, что вообще не прогнал. По чести сказать все тут были, никто не ушёл и не сбежал, и правильно сделали. Хотя и их я тоже перед уходом обучил. Да отработали они свой косяк, хорошо отработали, так что знания я им решил передать.
        А использовал я их на той работе, которую мы собирались с генералом провернуть сами. «Шелхи» на высоте. Я сделал десять амулетов-скафандров и беглецы, разбившись на три команды, генерал всеми руководил, и спускали суда и корабли с высоты, выбирая не битые, а целые с виду. Часть пришлось прямо там на высоте ремонтировать, но после ремонта те были в порядке. Работали команды и днём, и ночью, мы часто меняли место стоянки, очистим один участок неба, перебираемся на другой, занимаясь им. Причём спускали едва половину судов и кораблей из найденных, остальные излишне битые, даже на запчасти смысла нет пускать, так что интересовали нас только те что будут требовать минимального ремонта или совсем без ремонта.
        Как генерал с ними общался? Да я всех магов русскому обучил, и тот стал их внутренним магическим языком, на вроде латинского у медиков. Также я сделал знания рулевого «шелха» и ремонтника, и внедрил эти знания не только всем своим, кроме детей, но и беглецам, сделав их профессионалами в работе с воздушными кораблями. Получалось примерно десять судов или кораблей в сутки. Ремонтировали те что этого требовали, тоже они, так что на склад я отправлял только исправные и проверенные суда и боевые корабли. Находились мы тут уже сорок два дня, вчера была последняя партия из пяти судов, я обучил последних восемнадцать одарённых и всё, мы наконец распрощались. Те станут основателями магического искусства на Пране, будет Школа Магии, и те вернут свой статус в порядок. Да и мы не просто так отдыхали и путешествовали, практики было хоть отбавляй. Находили нас, и когда к нам прибывали флоты, были скажем так, бои. Причём мы не потеряли ни одного судна. А у меня половина магов обучена была, и те уже тоже работали, что боевики, что лекари и что артефакторы. В общем, облучили всех «Параличом», сняли команды с
«шелхов» и передали их мне. Что с командами те сделали, меня не волновало. Пусть хоть геноцид устраивают, местные это заслужили. Так что с теми четырьмя сотнями что мы спустили сверху, было ещё семьсот единиц военных и транспортных кораблей. А вот гражданских мы больше не обирали. Зачем, наверху есть, ещё и военные сами флоты к нам гонят. Есть что брать. Так что вот этой службой одарённые и заработали знания магов. А сейчас они отправлялись на Остров, после той практики и обучения что получили от меня, когда знания освоились, они на шести своих «шелхах» полетели освобождать своих собратьев и я был уверен на все сто, что они справятся и освободив, сделают остров настоящим Островом Магов. Жаль, что те два корабля, фрегат и корвет что раньше нас покинули остров, мы так и не нашли, где-то они прятались, было бы больше обученных магов. Ну и ладно, задел есть, теперь сами справятся.
        Сам я только в сражениях участвовал, а в основном находился семьёй, собрав самодельную лабораторию и создавая амулеты. Боевые, защитные, тот же блок скачивания памяти сделал в первую очередь, так что мои амулеты и артефакты разошлись не только по родичам, но и по беглецам. Всё же у меня уровень знаний выше и те такие амулеты делать пока не могут, от пятого до четвёртого, некоторые и на третий уровень замахиваются, но не выше, тогда как мне и первый был доступен. Когда я скачал свою память, то собрав всех беглецов и начал их проверять. У кого какие способности. Те, кто мог плести тонкие магические линии, в артефакторы, бытовиков или погодники, остальных кого в лекари, а кого и в боевики. В последние отправлял самых сильных в плане Дара. Таких собралось семеро, они чистые боевики и их задача охрана остальных.
        Генерал, когда узнал, что я начал их учить, аж возрадовался, я же ещё и русскому их обучил, а то до этого первую неделю работы, тот с ними только жестами мог общаться, или через меня. А теперь, когда те язык изучили, стало куда проще. Тех восемнадцать, про которых я говорил, обучил только языку, пока не отработали обучение магии. Но сейчас уже всё, те ещё вчера улетели, я так понимаю уже находились на Острове. Оборудование обучения я передал Мари, и обучил её использованию его, так что после освобождения, настоящих магов, станет на Острове сразу очень много, а с учёта того как те злы на простых людей, что держали их за рабов… Да, не завидую я им. Долго маги это им помнить буду и не удивлюсь если те ситуацию повернут в обратную сторону, маги - господа, а простые люди - рабы. Ну не знаю, я лично только за. Сами виноваты, за дело их низвергнут по социальной лестнице вниз.
        Ладно это дело прошлого, главное время подходит, можно сворачивать удочки, всё равно никакого клёва нет. Так мы и сделали, с явным недовольством в душе, что у меня, что у детей, я собрал удочки и мы отправились обратно к «шелху», где ожидая открытия канала, находились родичи. А что, им на земле ожидать открытия? Зачем, если есть оборудованные каюты и все блага цивилизации на борту яхты? Её я увёл у одного адмирала и с тех пор, уже три недели, жили мы только на ней, очень тут удобства хорошо сделанные, да и кают на всех хватало.
        - О, рыбаки идут, - встретила нас моя сестрёнка, перегнувшись через фальшборт судна. - А где улов?
        - В реке, - ответил я, а сыновья прошли молча, под постоянные насмешки о великих рыбаках, которые вернулись с таким уловом. А, она всегда такая.
        Убрав всё в кладовую на «шелхе», похоже, адмирал был рыболовом-любителем, вот мы его снастями и пользовались, я сообщил всем что до открытия канала осталось около часа, можно собираться. Все этим и занялись. Мы тут на этой стоянке со вчерашнего дня находимся, оттого генерал и нашёл то «рыбное» место, так что собрались быстро. Раздались догола, одежду всю в каютах яхты оставили, спустились, и я отправил судно в За Пазуху.
        - Все помнят, что дальше делать? - осмотрел я всех и Инга за всех ответила.
        - Все амулеты в рот и держать их там при переходе, а потом снова надеть.
        - Да, так. Этот способ ещё не проверен, надеюсь он сработает. Так хотя бы сразу будем иметь при себе защиту и оружие, что может пригодится немедленно. Однако амулеты нужно убирать в рот месте с бечёвками, а то при переходе те исчезнут, чем амулеты держать? В руках носить? Так что развязываем узлы.
        Так как у всех амулеты висели на связке, то мы помогали друг другу снимать бечёвки. При мне было три амулета, как и у всех взрослых, а вот у детей по два. Защита и «Парашют». У взрослых такой же комплект, плюс боевой артефакт «Фаербол». Только у двоих третьи амулеты имели другие функции. У Лены не «Фаербол» как у всех, а «Ледяное копьё». В отличии от огненных шаров, эти копья бесшумные и если где нужна тишина, то артефакт сестры самое то. Ещё у бабушки был амулет «малого исцеления». Даже у детей эти небольшие амулеты легко умещаются в полости рта. Сами амулеты не те временные поделки, что я на борту баркаса вырезал, другие, с укрепленными основами, которое от воздействия магии быстро не разрушатся. Года два спокойно можно будет ими пользоваться, поэтому и не хотел ничего не бросать, хотя я солидный запас амулетов и артефактов передал беглецам, им пригодятся.
        Дальше, дождавшись сработки канала, к счастью это произошло штатно, держа на руках детей, мы перебежали на другую сторону. Из лета в лето. Только в этот раз, если мы переходили с опушки леса, то оказались в открытой степи, куда не брось взгляд, чистый горизонт, ни гор, ни леса, ни других возвышенностей. Да что это, небо от «шелхов» было пусто, что совсем невозможно, если это Прана, а это Прана. В общем, голубое небо и только зелёная высокая трава вокруг колышется, и никого. Вот так оказавшись в новом для нас мире, пока дети отплевывались от амулетов, я аккуратно выплюнул свои, и стал навязывать саму бечёвку на своей шее, завязывая узелок. При этом я был жуть как доволен, сработало. Подошедшая мама помогал мне, а я чуть позже ей. Когда мы закончили, канал уже не работал, можно его не опасаться, а все амулеты находились на своих местах, мы стали совещаться.
        - Ну что, новый квест? - с усмешкой поинтересовался генерал. - Всё тоже самое, только степь и амулеты с нами. Хоть что-то новое.
        - Это точно, - согласился я. - Меня больше другое настораживает. Куда не взгляни, ни одного «шелха» не вижу, что не может быть. Мы точно на Пране.
        - Может просто попали в такое место, вот сейчас никого и нет? - пожала плечами мама. - Ты лучше скажи, после перехода твоя За Пазуха заработала?
        - Нет, я сразу проверил. Да и сказал бы если бы все способности вернулись. Ладно, оставаться на месте не стоит, нужно выходить к людям. Нужно же где-то добыть одежду, оружие и судно. В какую сторону пойдём?
        Мы осмотрелись, всматриваясь в горизонт и в небесную голубую и такую чистую даль.
        - А что, есть разница? - наконец озвучил очевидную мысль отец.
        - Судя по солнцу, сейчас близкий вечер, хотя по времени к которому мы привыкли, сейчас едва обед. Покушали только-только перед переходом, так что думаю лучше идти в этом направлении, - указал я.
        - А почему туда? - задумчиво покосилась на меня Лена.
        - Оттуда солнце встаёт. Солнце постоянно или над нами, или в спину бить будет. Так что лучше всего если посмотреть, именно туда.
        - А почему не туда или туда? - указала сестра. - Тогда солнце будет или по правому боку, или по левому.
        - Тут мы с пути не собьёмся. А если серьёзно, на этом континенте мы ни разу не были, за всё время пребывания на Пране прошлого мира. Тут мы на нём впервые. И хотя он считается самым маленьким материком, на вроде Австралии, это всё же материк. Следующий портал открывается всего через пять дней, и именно в той стороне откуда встаёт солнце, и находится нужный нам материк, на котором и откроется канал. Если всё равно куда идти, то почему не туда?
        - Логик… Да, времени мало, - согласилась сестрёнка. - Идём по этому направлению, что Мишка указал, находим местных, отбираем судно и летим. Должны успеть.
        - Главное местных найти.
        - А чего их искать, вон они, - указал генерал в противоположную сторону от той куда мы все смотрели.
        Мы обернулись, даже дети что играли в траве, возясь, насторожились, а Инга, тут же воскликнула:
        - Облаки двигаются.
        - Это не облаки, - настороженным и озадаченным тоном пробормотал я. - Это верха повозок. Караван по-видимому идёт. Торговый.
        - А разве на Пране они есть? - удивился генерал. - Тут же всё по воздуху доставляется. Волы и лошади только для пашни используются, ну и для сообщений между близлежащими деревнями и сёлами.
        - Это в том мире где мы были, а тут я уже начинаю сомневаться... Нужен язык, добудем его в караване. Василий Петрович, Лена, со мной, остальные остаются тут. Бегом.
        Пока мы бежали, стараясь не порезаться о молодую траву босыми ногами, а это легко было сделать, я мысленно плёл амулет «Паралича». В прошлом мире у меня таких три амулета было, но всё оставил местным обученным мной магам для создания Сопротивления и освобождения других одарённых. Думал не пригодиться, да и вот так временно можно самому плести схему, она не сложная, а вот гляди понадобилась. Когда мы сблизились, пригибаясь, чтобы не заметили, то я активировал плетение и отравил его вперёд.
        - Готов. Идём, - сообщил и скомандовал я.
        При приближении я осмотрел ауры спящих людей, сообщая своим спутникам:
        - Одарённых нет, простые люди. Амулетов или чего-то подобного тоже нет. Всего шестьдесят три караванщика разных полов и три ребёнка. Сейчас быстро всё обходим и собираем всё что нам нужно. И остальных позовите, пусть помогают, караванщики ещё часов пять без движения лежать будут.
        - Так они в сознании? - насторожилась сестрица.
        - Ну да. А что, тебе это помешает?
        - Да нет, просто уточняла.
        Генерал подал сигнал нашим и пока те приближались, они с Леной осматривали повозки и тела караванщиков, подбирая себе одежду по размеру, но главное обувь. Всё же пробежка по траве сказалась, изрезали ноги, я конечно же залечил «малым исцелением», но не постоянно же им пользоваться. Да, надо и амулеты лекарские сделать, «малый» есть, нужен «средний», я все отдал одарённым в прошлом мире. Тоже высокого качества выделки, до которых их лекарям ещё далеко.
        Ладно, пока родичи мародёрили, остальные, когда подошли, тоже присоединились, оставив с детьми бабушку. Та ещё и по сторонам поглядывала. Караван мы на тракте остановили, мало ли кто появиться. Так вот, пока родичи были заняты я тоже работал, информацию добывал. Обнаружив более комфортную повозку, подобие дилижанса, где сидело шесть пассажиров, в довольно дорогих одеждах, я вытащил наружу старика, если кто знает нужное мне, то точно он, всё же жизненный опыт больше. Так что сняв с него состоянии паралича, тот сразу стал ругаться, и задал первый вопрос. Тот не отреагировал, тогда я дал крепкую пощёчину, и повторил вопрос. Старик с удивлением посмотрел на меня, как я посмел его ударить, тут и возраст, и всё же благородное звание, а старик оказался дворянином, пусть и в самом низшем звании, но всё же. Однако было не сантиментов, разговорить он мне себя позволил, так что нужные сведения я у него добыл. В общем, информация нам конечно пригодится, но что с ней делать непонятно.
        Остальные подошли на мою ругань. Старика я уже всего выжал, так что вырубил, нажав на пару точек на шее.
        - Что произошло? - подошёл первым отец. Он уже был в штанах и сейчас держал в руках рубашку, по виду его размер.
        - Подождём остальных… Эту повозку берём себе, она для дальних путешествий собрана, только пассажиров нужно вытащить и кучера с козел скинуть, - сообщил я отцу, а когда все собрались, пояснил. - По сравнению с тем миром которой мы покинули, тут прошлое.
        - На сколько? - тут же сориентировался генерал, также нахмурившись.
        - На семьсот лет.
        - Вот чёрт, - ругнулся тот. - Это что, «шелхов» нет? Они вроде в эти времена создаваться начали.
        - Да нет, «шелхи» уже есть. Лет тридцать как первый в воздух поднялся. Сейчас во всю производятся.
        - Всё, я понял, можешь не продолжать, - сразу поднял руку генерал. - Сырые и мало, только на государственной службе? Я прав?
        - Всё верно. Однако всё не так и плохо, тут в ста километрах находится город и там есть причальная башня для курьерского судна. Почту уже вовсю переводят на «шелхи». Это единственный наш шанс, который я вижу.
        Родичи согласились, другого выхода точно не было. Пять дней всего. Дальше пока мы с отцом вытаскивали пассажиров этого дилижанса, а Инга успокаивала лошадей, запряжённых в них, я так же осмотрел багаж. Тут нашлась разная одежда, и женская, в повозке было две дамы, и мы их положили с всеми удобствами. В общем, ещё полчаса и мы были готовы. Не только оделись, а я между прочим под дворянина, очень одежда в пору была, рапира на боку, остальные кто как. Отец и генерал на козлы, у них одежда по проще, и мы выехав из каравана, по обочине проехали и вернувшись на тракт стали набирать скорость. Не знаю почему эти шестеро ехали с караваном, но без него явно было быстрее.

        Выяснили почему те с караваном передвигались, мы достаточно быстро. Уже часа через два, когда мы подъехали к границе степи, на нас напали бандиты. Ну в общем, отец и генерал разрядили накопители боевых артефактов, но засаду полностью уничтожили, мы даже вмешаться не успели, так что не останавливаясь наша повозка проследовала дальше. Родичи передали артефакты мне, источник мой был полон, и я зарядил один накопитель до полного, второй до двух третей, полностью опустошив запасы. Вернув артефакты, я так и сидел с закрытыми глазами, пока мы ехали дальше, медитируя. Останавливались мы раз пять, тут и детей на улицу сопроводить, и пообедать, точнее по местному времени поужинать, ну и двигались дальше. Однако не проехав и шестидесяти километров, пришлось искать место для ночёвки, начало стремительно темнеть.
        Детей мы одели не так хорошо как сами, всего три ребёнка было в караване, да и то старше моих детей, но среди багажа удалось подобрать немного по размеру, и дети были хоть не обнажены. Пусть и босиком, но не обнажены. Пока женщины наши готовили ужин, котелок и припасы у нас тоже были, дети играли на расстеленных одеялах, пока мы с отцом занимались четвёркой лошадей, распрягали, протирали, у кучера в ящике всё нашлось, и водили на водопой. Мы съехали с тракта и встали лагерем на берегу реки. Из неё и на приготовление ужина воду брали. Вот так все делами и занимались.
        После ужина, я занялся амулетами и артефактами. Камни мы насобирали в караване, для накопителей, так что я вырезал из деревяшек амулеты, отец сидел рядом и делал тоже самое, детей спать укладывали, остальные кто чем занимались. Ну а сестра на часах стояла, охраняла нас. Надеюсь завтра всё получиться. Я собирался сделать три амулета, один сканера, и два «Паралича», если мы дождёмся курьерское судно, они нам пригодятся. До полуночи я успел сделать только основы, но сами амулеты решил закончить завтра, вовремя поездки. К обеду мы должны быть в городе. Успею.

        - Что скажешь? - кивком указывая на спускающееся судёнышко, спросил генерал.
        - Хлам, но у нас есть выбор? - пожал я плечами, также изучающе рассматривая через окно номера в гостинице, спускающееся судно.
        Мы уже вот как вторые сутки находились в городе, повозку бросили за городом, между прочим её нашли, покупая провизию на рынке, слышал об этом, да и караван сегодня утром прибыл, караванщики сообщили о странном нападении и ограблении. У кого что-то взяли, у кого нет, но это нас не особо волновало. Главное, эти два дня нетерпеливого ожидания закончилось, почтовое посыльное судно опускалось к причальной башне. Сестра и Инга, те кто привлекает меньше всего внимания, ну и от которых не ожидаешь неожиданностей, стояли в толпе и терпеливо смотрели как судно швартуется. Потом они отработают пассажиров и команду амулетом «Паралича», ну и толпу вокруг. Наши защитные амулеты это излучение выдержат, ну а пока те захватывают судно и освобождают его от посторонних, мы берём детей и спешим к причальной башне, после чего беспрепятственно улетаем. У нас ещё два дня оставалось до момента открытия канала, а лететь порядочно. Надеюсь успеем.
        С того дня как мы провели ночь у реки, действительно прошло два дня. Добрались до города мы нормально, больше никто не пытался на нас напасть. Спрятали в кустарнике повозку и пешком, смешавшись с потоком крестьян, прошли в город, ну ещё я прикрывал нас плетением «Отвода глаз». Дальше нашли гостиницу с окнами, выходящими на площадь где находилась причальная башня, оплатили за три дня, выкупив четыре номера и вот проживали. Выходили редко, если только сопровождая меня, например к рынку где мы запасались продуктами и продовольствием что может долго хранится, допустим следующие до перехода два дня. Оделись нормально, детей приодели неплохо. Всё успели сделать до полной растраты всех наличных средств. И вот наконец долгожданное ожидание закончилось.
        Быстро взбежав по лестнице причальной башни с Кирой и Мариной на руках, причём с вещевым мешком за плечами, я ступил на палубу судна и опустил малышек, велев им не бегать и не безобразничать. Остальные тоже разместили детей и разложили поклажу, включая корзины с едой. Дальше мы отшвартовались, в рубке Лена сидела, ворча что такого дубового управления в жизни не видела, однако мы поднимались, и найдя нужный поток, полетели в нужную нам сторону. Кстати, очки рулевого на судне отсутствовали, они ещё просто не существовали, но были подзорные трубы рулевого. Жутко неудобная штука, но деваться некуда, альтернативы не имелось, пришлось пока этим амулетом пользовать. Вот так и летели. Надо будет по пути нормальные очки сделать, упростив управление, не такая и сложная работа. Часа на три работы.
        А летели мы почти двое суток, потому как я ещё ласково называл это судно хламом, барахлом и лоханкой. В общем, по поводу устойчивости ещё ничего, никто не вывалился, хотя мы чуть в шторм не попали, едва успели приземлится, больше пяти часов ожидая пока непогода не закончится. Под прикрытием одного погодного амулета ожидали, который я наспех сделал. Ладно хоть буря была короткой, как шквал пролетел. Ветер сильный был, когда мы снова поднялись наверх, тянул хорошо, но по поводу хода, даже в приличных потоках, это совсем дурное судно, очень медлительное. Мы конечно сделали из запасных рубах дополнительный парус, но скорости эта самоделка не так и много прибавила, да и парус этот самодельный пришлось снять, мачта трещать начала, не рассчитанная на дополнительную нагрузку.
        Главное, что до открытия канала часа два осталось, а мы наконец прибыли на место, где сразу разгрузились. Ориентиры я видел и уже определил где портал и примерно отметил его ветками, детям там бегать было запрещено. Те носились как угорелые, ещё бы столько летали с минимум движения.
        - Будешь забирать? - похлопав «шелх» по борту, отчего судно слегка повело в сторону, поинтересовался генерал.
        - Почему и нет? Само судно полное ноль, но камней тут аж шесть, хотя на подобные суда и четырех хватает, да даже трёх, можно будет потом переделать. Возьму.
        Сразу убирать судно я не стал, на нас одежда, вещи вон в стороне лежат, женщины ранний ужин готовят, не бросать же это тут? Поедим, разденемся, уложим всё на борту «шелха» и можно будет переходить. Да и то если портал сработает. Только после этого я отправлю судно в За Пазуху, пока остальные переходят, ну и последую за ними. Исключать, что портал может не сработать, я не мог, не оставаться же снова без всего с голым задом в таком случае. Я сам об этом как-то не подумал, всегда знал рабочий канал или нет, благодаря «вариатору», а тут мама и задала вопрос, что будет, если мы канала не найдём. Вот так я призадумался и решил переходить последим, перед этим отправляя имущество на склад. Не то чтобы всё это пригодится, но может и куда-нибудь понадобится.
        К счастью, когда мы уже были готовы и ожидали в течении нескольких минут, канал сработал штатно. Дальше как обычно, пока отец и генерал проверяли края канала и втыкали палочки пропуская через канал первых, я сбегал к «шелху», мы его вблизи закрепили, метрах в пяти и отправил того вместе с вещами и оставшимися припасами на склад, после чего со всех ног рванул к каналу. Всё же тот хоть и считался быстрым, но было всё же девять секунд. Поэтому видя, как исчезает при переходе спина генерала, я был замыкающим, успел-таки пробежать через канал. Ух и сердце колотится. Теперь знаю, что чувствуют замыкающие, проходя канал. Такое впечатление как будто канал закрылся в тот момент, когда ты едва успел пройти, даже ощущение дуновения в спину и вроде даже срезана чуть кожа на ягодицах и на пятках.
        - Миша, свежей кровью запахло, - выплюнув амулеты, воскликнула сестрёнка.
        Тоже освободив полость рта, да все это делали, мельком осмотревшись, увиденное меня удивило, я проверил что со мной. Не показалось, свежей кровью тянуло и именно от меня. Канал схлопнулся, когда я проходил через него, почти успел. Была срезана кожа на ягодицах и на правой пятке, левая в норме. Фигово, кожа с пятки до мяса срезана, можно подвижности лишиться. У мамы, бабушки и у Ирины Владимировны среди дополнительных амулетов, что я сделал в прошлом мире, имелись амулеты «малого исцеления», так что те поспешили ко мне. Я зажёг пару светляков чтобы они хоть что-то могли видеть, вокруг стояла полная ночь, про такую говорят: хоть глаз выколи. На ягодицах сразу заживили, новая кожица наросла и ничего не заметно, а вот с пяткой пришлось поработать, пока не нарастили толстую корку. Тут я сам работал, настраивая амулет на тонкую работу. Кстати, пока остальные вязали бечёвки на шеях с амулетами, а меня лечили, я уже внимательно осмотрелся. Как я уже сообщил, в этот раз мы оказались в чужом мире, а это космическая Ветка, ночью. Тепло было, ветерок обдувал прохладный, но для ночи нормально. Только вот
мусорные кучи, и вонь разложения разных отходов показывали, что мы находились на свалке. На самой обычной такой городской свалке. Я ещё и светляки погасил на всякий случай, мало ли ими внимание к себе привлечём.
        - Лен, осторожно, там справа от тебя какая-то пузырчатая зелёная хрень, вроде медузы, гель вроде, не наступи.
        - Пап, - послышался голосок Ани. - Воняет.
        - Я знаю доченька, волей не волей мы оказались на свалке и надо с неё убираться.
        - Хорошо же нас этот мир встречает, - хмыкнул генерал. - А по вони на городскую свалку похоже.
        - Она и есть, только я во все стороны смотрю и не вижу никаких следов мегаполиса, а он должен быть. Судя по свалке где-то рядом большой город.
        - Может просто далеко?
        - Может быть. Я так думаю нам отсюда поскорее нужно выбираться. Ладно, вы меня видите?
        - Только тень.
        - Значит выстраиваемся гуськом и идём за мной, я буду предупреждать если что на пути будет, а если что покажется опасным, будем обходить. Детей на руки. Ну всё, потопали.
        У меня на связке, которую я уже навязал на шею, теперь было шесть амулетов, а больше в полость рта не помещалось. Это три, о которых я сообщал ранее, защита, «Парашют» и «Фаербор», но теперь их прибавилось, а именно, амулет-сканер, потом «Паралич» и последний, шестой, это амулет «Ночного зрения». Он у меня один был, отчего я был зрячим, в отличии от родичей и мне приходилось прокладывать дорогу с Димой и Мариной на руках, женщин мы постарались освободить от груза, по двое детей взяли. Я первым иду, мне младшие достались, всё полегче. Пока шли, то обсуждали планы. Для начала нужно выбраться со свалки. То, что она вполне возможно обитаема, отбрасывать со счетов не нужно, значит можно или работников отловить, или местных жителей, те что бомжи, и снять слепок памяти. Правда пока снимать нечем. Нет, я помимо прочего готовил заготовки для блока снятия памяти, пока мы в гостинице прибытия почтового судна ждали, их дети во рту переносили, у остальных тоже по пять-шесть амулетов или боевых артефактов было. У кого лекарские, у кого дополнительные боевые. В общем, нужные. А дети принесли сами основы. Так что
можно будет сделать из них блоки для амулета скачивания памяти и у нас уже будет знание языка. Дней через пять, именно столько мне понадобится времени на изготовление амулетов при наличии уже сделанных основ.
        Ладно, это дело будущего, а сейчас изредка используя сканер, есть жизнь на свалке, мы шли к выходу. Пока сканер границ свалки не видел, но когда-то же она закончится, главное направления придерживаться и со временем выйдем. Вот так и шли, обходили опасные на мой взгляд места и поглядывали по сторонам. Точнее это моя работал была. Первыми не выдержали и взмолились дети, три часа на руках, затекли уже все. Пришлось поискать площадку, нашёлся подходящий кусок отделочного пластика размером метров пять и шириной около двух, пока дети разминали ноги, женщины тоже устали, мы начали совещаться, границ не видно, скоро рассвет, судя по просветлению, и ночная жизнь на свалке не сказать, что активная, скорее всего днём и будет сама активность. Причём я рассмотрел вдали как несколько судов сбрасывали мусор. Даже не судна, а мусорные контейнера, к которым приделали двигатели, сделали простенькую управляющую программу и те летают на автопилоте. Люди тут есть, мой сканер с два десятка их засёк в зоне нашего движения, в основном одиночек, но были пары и однажды трое бродяг. Спали в какой-то норе.
        Остановив обсуждение, я предложил пока временный выход:
        - Давайте поищем убежище и переждём день, хоть выспимся, тем более у нас как раз ночь, вон дети спят на ходу. А дальше двинем, завтра с наступлением темноты.
        - А пища, одежда и еда? - тут же поинтересовалась Ирина Владимировна, остальные её поддержали возгласами.
        - Мы на свалке, - развёл я руками, стало чуть светлее уже было видно движения. - Тут всё можно будет найти. И не делайте такие лица, тоже мне баре. Найдём и поесть, и одеться. Вон, бомжей разденем, у них наверняка запасы одежды есть, не обеднеют.
        - Уж лучше в куча поковыряться чем с бомжей снимать, - проворчала та.
        - Ну вот, вы уже на мусор согласны, - засмеялся я. - Не волнуйтесь, со сканером коп будет целенаправленным, а значит быстро добудем всё что нужно. Идём, мы там чьё-то пустое убежище проходили, сканер пустоту засёк, метров триста отсюда, в нём и укроемся. Тем более убежище в несколько помещений.
        - Все в нём поместимся? - уточнила Инга.
        - Да. Убежище в корпусе какого-то флаера местной постройки. Его с горкой завалило и получился отличный скрытый домик. Кто-то этим воспользовался. Идём, рассветёт уже вот-вот.
        Когда мы добрались до места, вход я нашёл легко, причём был ещё и чёрный выход, отлично замаскированный, но первым через основной вход пошёл я, так как там были хорошо укрытые ловушки. От волчьей ямы до боевой гранаты, постеленной на растяжку. Всё это я убрал и зажёг внутри магические светляки, пустив остальных внутрь. Сейчас убежище было безопасно.
        - Вот повезло-то, - радовался я. - Похоже хозяина давно нет и вряд ли тут появиться. Там в закутке пару упаковок пива, возможно просроченного. Я попробовал и проверил, нормально, пить можно. Ещё пайки. Так что на первое время еда и питьё у нас есть. Для детей соки, тоже я думаю просроченные. Я пробовал, нормальный вкус. У сканера моего режим анализатора есть, вся еда вполне годна. Правда анализатор также показал, что постоянно это употреблять не стоит. Ещё, мам дай мне амулет «малого исцеления», я настройку тонкую сделаю и проведу дезинфекцию всех помещений. Мало ли что тут есть.
        - Он все почистит?
        - Даже то ложе где явно спал бывший хозяин. Не постирает, а микробы уберёт и разную заразу которой, между прочим, на свалке хватает. Ещё в том помещении, где явно у флаера был трюм, целый склад барахла. Видимо ценного для хозяина, там отдельными стопками одежда лежит и обувь. Я пока не смотрел, вам оставил, но излишки одежды можно использовать вместо лежанок. Спать-то на чём-то нужно. Давайте идите, я светляки там подвесил, вполне всё видно, а мы пока тут в общем салоне будем устраиваться.
        Детей бабушка на лежанку укладывала, если поперёк, то всем места хватало, те сонные почти сразу вырубались, так что пришлось понижать голос пока мы общались с отцом и генералом. Даже Лена убежала на склад, искать себе подходящую одежду, мало ли что найдётся по размеру. Нам тоже поищут. А так мы обсудили ближайшие планы. До момента пока не будем знать языка, покидать свалку нам нежелательно, тут мы и оденемся, и освоимся в мире, узнаем вообще где находимся, что за планета и какому государственному образованию подчиняется. Пока никакой информации по этому поводу не было, но то что это именно космическая Ветка, видно не вооружённым взглядом. Тут не только корпус флаера, но и множество мелких деталей из разного бытового оборудования. Даже в углу сломанного ремонтного дроида приметил. Понятно, что все модели мне незнакомы, но основа то одна, я даже уверен был что при наличии инструментов и запчастей что-то смогу вернуть к жизни. А то что пока останемся тут, факт. После этого обсудив что в ближайшее время покидать убежище не будем, я стану заниматься созданием блока для скачивания памяти, а дальше уже
определимся.
        Пока отец помогал женщинам, там ему комбинезон нашли по размеру, мы с генералом внимательно изучили само убежище, обнаружили отхожее место, уже требовалось, ну и несколько тайников нашли. Были там непонятные вещи, вроде информационных кристаллов, явного считывателя, не рабочего планшета, похоже зарядка закончилась, несколько девайсов, пара коммуникаторов, несколько чипов, мне кажется банковских, из оружия самодельной арбалет, но качественной выделки. Болтов только всего восемь было. Потом пяток ножей из отличной стали без ножен, все одинаковые как близнецы и явно самодельные. Ещё два игольника, но тоже в нерабочем состоянии и пол ящика гранат вроде той что я со входа снял. По виду рабочие, а проверить только активацией можно. Ясно что не стали этого делать, вернули лишь всё на место.
        Мы ещё час шебуршили, к счастью дети спали так что и из пушки не разбудишь, но лежанки сделали из остатков одежды и завалились спать. Кстати и мне тоже подобрали одежду, отличный комбинезон тёмно-синего цвета со встроенным, но пустым поясом. А выкинули комбез всего лишь из-за пятна краски на боку и рваной штанины, дыра у правой коленки была. Судя по эмблеме на спине, или фирма какая или компания, языка не знали. Обуви в комплекте к комбинезону не имелось, но по размеру подошли отличные спортивные кеды. Правда разной модели и цвета, но зато по ноге. Остальные оделись примерно также. Даже для детей что-то по мелочи нашли. Потом лежанки сделали и всё, день нерезиновый и выспаться нужно. А всей одежде я тоже дезинфекцию провёл, ещё не хватало чтобы какую заразу подцепить. Тот же грибок на ногах.

        ***

        Осторожно пошевелив рукой, я уже знал, эти мохнатые зверьки, что живут на свалке и имеют очень вкусное мясо, на зайчатину похоже, очень пугливы и уносятся при первых же подозрительных шорохах. Местные жители считают этого зверька самой лакомой добычей. Мои дети распробовали и теперь считали также. Я не говорю, что его нельзя взять амулетом «Паралича», у зверька оказался иммунитет к магии, неполный, вырубить можно только узконаправленным воздействием из амулета, вот только для этого ещё нужно подкрасться, что я и делал. Генерал и отец замерли чуть позади, стараясь пореже дышать, ожидая результатов моей охоты. Кстати, в третий раз мы на зверьков выходим за последние девять дней с момента перехода в этот мир.
        Что с нами было за это время? Да особо и ничего, даже не вижу смысла подробно описывать. Жили, искали в кучах ценные вещи, амулет-сканер тут был просто бесценен, мы труп мужика в бронекостюме откопали с лучевой винтовкой в зажимах на боку, до сих пор не знаем, как он оказался на свалке, ну и постепенно осваивались тут. За шесть ней я закончил с блоками амулета скачивания памяти, и мы отловили местного. О нас пока не знали, сканер показывал если кто приближался, и мы укрывались. Так что вырубив «Параличом» аборигена, заросшего мужика в разномастной одежде, я поставил блоки и скачал память, а именно знания языка и письменности. Теперь встал вопрос кому вводить информацию. Мне нежелательно после того что тот вивисектор из одарённых в пиратской бригаде сделал. Вызвались генерал и Лена. Пока поставил генералу. Когда язык освоился, мы пробудили мужика и начали допрос. Как потекла информация, особо тот ничего и не скрывал, стало ясно что свалку лучше не покидать. Планета находиться глубоко в Диких системах, и является пиратской. Бомж этот, бывший раб что смог сбежать и спрятаться здесь. То, что тут живут
беглые, пираты и хозяева планеты знали, иногда устраивают облавы, увозя беглецов в неизвестном направлении. Пока ещё никто не возвращался чтобы рассказать куда. А крупный город находился километрах в ста, далеко от него свалка была. Это пока вся информация что мы получили, вот и решили не покидать свалку, а от облав скроемся, магия поможет, я уже амулет «Скрыта» делаю, сложная штука, ещё и закрыть целую толпу должна. Лену я тоже местному языку обучил, абориген сообщил что это универсальный язык сразу нескольких местных государств, письменность и счёт тоже. Сам абориген в прошлом был корабельным техником, считался средним техническим специалистом, то есть знания подходили, не инженер конечно, что заканчивает высшее учебное заведение, простой трудяга, но и это неплохо.
        Наконец расстояние подошло, и я узконаправленным лучом поразил зверька, тот дёрнулся и завалился на бок. Вскочив я указал на добычу. Мимо пронёсся генерал, топая своими ботинками от бронекостюма, который мы смогли привести в порядок и подогнать по его фигуре, так что у нас теперь был тяжеловооруженный боец, да и винтовка была в порядке. У аборигена мы спрашивали насчёт подобных находок, но тот лишь махнул рукой. Бывает, вовремя облав загонщикам тоже достаётся, вот может и этого засыпало лавиной с кучи, с тех пор и лежит, в мумию превратившись. А может и с мусором привезли.
        - Упитанный, - приподняв тушку, сообщил генерал, тряхнув зверьком, после чего достав нож вскрыл горло давая стечь крови, а потом занялся разделкой, отец ему помогал.
        Я же направился к убежищу. Уже третий день амулет «Скрыта» делаю, всё же второй уровень, сложная штука. Ещё дней пять работы, надеюсь за это время облав не будет, очень на это надеюсь. А если всё же загонщики появятся, нам будет чем ответить, повоюем, просто так сдаваться не будем. Надо с Леной при возвращении пообщаться, она планшет смогла оживить, язык-то знает, подключила шнур к зарядным блокам бронекостюма и запустила. Перед тем как мы ушли на охоту, она вышла на местную информационную сеть, слабенькую, но она есть и лазила по сети. Вот и хочу узнать, что та накопала.
        Дойти я просто не успел. Как будто свет выключили, вот он есть, тропинка между куч крутится, и вот раз, темнота. Хм, даже странно, амулеты же были, неужели защита не справилась или меня так внезапно завалило что я ничего не услышал и не почувствовал? Не понятно.

        Очнулся я от мелкой дрожи лёжа на палубе какого-то судно. По этой самой дрожи и было понятно, что мы летим. Чуть приоткрыв глаза, моя голова безвольно покачивалась, да и продолжала покачиваться, нельзя показывать, что я очнулся, смог осмотреться. Лежал я действительно на ребристом полу какого-то армейского флаера или глайдера, но не космического судна. У стен на лавках сидели бойцы в таких же бронекостюмах, что мы сняли с трупа. Рядом я видел лежащую Лену. Если есть ещё кто, то за ней я не видел, закрывала. Тут я заметил, как шевельнулся у неё зрачок и понял, что та в сознании, как и я, более того в руке у той был зажат амулет «малого исцеления». Так это значит она привела меня в сознание. Понятно.
        Тут по характерным движениям воздушного судна я понял, что мы идём на посадку. Похоже мы прибыли на место. Это плохо. Чуть прикрыв веки, показывая, что я тоже очнулся стал мысленно искать все амулеты, не только свои. Часть была у солдат, остальное на телах лежавших в салоне родичей, а тут были все, включая детей, но в сознании только трое, я, Лена и Ирина Владимировна. С учётом того что только у неё, у мамы и у бабушки были такие амулеты, то скорее всего она первой пришёл в себя, пробудила Лену, а та меня. А то что Ирина Владимировна так быстро очнулась, так это воздействие амулета на её ауру, там автоматом стояло, если хозяйку кто-то внешне вырубил, привести её в чувство, и видимо привёл. А с мамой и бабушкой так не получилось, потому что с них амулеты сняли. Скорее всего пираты приняли их за национальные украшения или что-то вроде этого. Или камешки-накопители внимание привлекли, часть из них драгоценные. Теперь поди знай. Но действовать надо, причём сразу как сядет судно, не раньше.
        Причины в таком решении были тщательно продуманными. С меня амулеты тоже сняли, у одного из пиратов были, включая «Паралич», и я от сюда с пола мог амулетом управлять. Ладно вырублю этих солдат, ну и пилота, так судно на посадку идёт, пилоты сознание потеряют, кто поведёт? Рухнем ещё. Конечно комп или искин может перехватить, но вдруг не перехватит? Рисковать так я не мог, а вот как совершим посадку, так сразу и можно будет вырубить всех. Дальше уже по ситуации. Долго ждать не пришлось, как только судно совершило посадку, пираты радостно задвигались, я активировал амулет и широким фронтом прошёлся по солдатам в боевом десантном отсеке, где мы находились, но ещё и пилоту в рубке досталось. По аурам ясно, те парализованы, ха аптечки в пилотском кресле и бронекостюмах тут не помогут. Воздействие магическое. Сам я сознания не потерял, хотя по идее должен был, ведь амулет защиты с меня сняли, но я тем и занимался, пока мы шли на посадку, что мысленно плёл схему защиты. Успел едва-едва, так что, когда работал «Паралич», я остался в сознании. А вот сестра нет, её вырубило. Лишь я и Ирина Владимировна
остались в сознании, у неё тоже защита была.
        Резко сев, я сразу велел тёще:
        - Ирина Владимировна, берите у Лены амулет и приводите всех в сознание. С сестры начините.
        Вскочив на ноги, я подбежал к дверце в рубку и попытался отрыть. Фигово, заблокирована. На полу уже Лена и генерал с отцом зашевелились, как я подбежал к солдатам. Сейчас уже видно, что к профессиональному военному подразделению те имеют опосредственное отношение. Бронекостюмы разнотипные, как и оружие, всё потёртое и явно давно используется. Однако найти старшего по значку на груди смог, там эмблема нарисована, офицер или сержант, не важно. Кликнув своих, отец с генералом подскочили, мы вытряхнули чела из бронекостюма и подтащили к дверце, где я приложил его руку к сенсору. Сработало, дверца открылась. Дальше я оставил сестру работать в рубке, та и сама знала, что делать, проверил как остальные, дети уже тоже возились на полу, там бабушки и прабабушка суетились, Инга убежала в рубку. Отец с генералом работали с пиратами, подбирали броню чтобы хотя бы примерно по размеру были и снимали. Свою броню тесть нашёл в стороне, в углу, в куче разного барахла, кстати частично из нашего убежища. Значит пираты в нём побывали, вон и ящик с гранатами. Пива не было, его отец с генералом под уверения что то
вскоре испортится, выхлебали в два рыла. Потом тоже давились тем соком, которой быстро всем надоел.
        - Как у вас? - убедившись, что у наших всё в норме, уже оклемались, свои амулеты забрал, и вернувшись в рубку, я поинтересовался у Лены. - Получается?
        - Нет, управление заблокировано.
        - Пилотский пульт сенсорный, положи на экран ладонь пилота. Должно сработать, тут в большинстве ручное управление как я понял.
        - Сейчас попробую… О, сработало, есть выход на внешние датчики… Так… Ага, вокруг норма, интереса не вижу, и… к нам катит шестиколёсный транспортёр, видно за пиратами и за нами, там клетка на корме.
        - Открой внешнюю створку. Я амулетом его отработаю, пусть полежит парализованный, мы за это время свалим.
        - Сейчас сделаю.
        Отец и генерал ещё возились, натягивая на себя броню, мне они тоже приготовили, как и Лене, но я пробежал мимо и когда сестрёнка крикнула, предупреждая меня, то створка стала открываться, и я выстрелил в водителя транспортёра. Тот уже стоял, так что пилот просто осел на водительском месте в парализованном состоянии. Дальше были торопливые сборы. Кстати, генерал, ничуть не смущаясь, всех пиратов отправил на тот свет, а с пилотом сестра разобралась, судя по гаснущей ауре. Мы бы ещё тела вытащили и это судно я забрал, трофеить так трофеить, но времени не было, да и не нужное внимание с исчезновением флаера, а это всё же был военный флаер, привлечём. Вот так одетые под пиратов, мы устроились на сиденьях транспортёра, а женщин и детей посадили в клетку, после чего стали изучать местный космопорт. Пираты тут конечно развернулись, плиты специальные, вдали здание администрации и полётная башня с диспетчерской, строй разнотипных судов и даже боевых кораблей, судя по пушкам. Причём одни корабли явно заводской постройки, другие самоделки, переделанные гражданские малые суда. Похоже средние и большие
совершать посадки не могли и если они есть у пиратов, а это вполне возможно, то явно находятся на орбите.
        Вот так отъехав от флаера, у его борта осталось лежать тело водителя транспортёра со свёрнутой шеей, мы покатили к строю кораблей. Я решил покинуть планету на одном из этих кораблей. Что было благоприятно для этого, особо в космопорте движения заметно не было, как будто вымерло всё. У здания администрации тройка в комбинезонах возились у джипа, загружая в задний отсек какие-то коробки, их охранял часовой с винтовкой, видно рабы, вот и всё. Такое впечатление что был выходной. Другого объяснения пустующему космопорту у меня не было.
        - Смотри, двое у того грузовика возятся, - показал я сестре на нужное судно, та сидела в кресле водителя и управляла техникой.
        И действительно, в строе судов и боевых кораблей, отдельно ещё несколько стояло, но именно в строе в линеечку, у одного из судов, по виду малого грузового судна, работало двое, один у открытой аппарели стоял, наблюдал как та закрывалась, а второй поднимался по лестнице судового трапа внутрь грузовика. Так что при приближении я облучил не только этих двоих, но и по судну прошёлся. Вдруг кто на борту есть, обшивка тут не мешала. Да, я помню, что не использовал амулет через обшивку флаера, когда водителя транспорта облучал, ждал открытия створки, но там я действовал чтобы наверняка.
        - Быстро внутрь, - скомандовал я своим.
        Когда все поднялись, я осмотрелся, убрал транспортёр на склад и быстро поднялся по сходням. Оказавшись внутри шлюзовой, сразу вручную активировал сворачивании этого трапа. Тут простейшая механика была, несложно было разобраться. Тот сложился и ушёл под шлюзом в нишу, после чего створка закрылась, я прошёл внутрь судна, проводя закрытие внутренней створки. Сестра находилась в рубке, там уже привели в чувство пилота, что сидел в кресле, но тот лишь засмеялся, сообщая что угнать судно не получится. Тогда сестра врезала ему кулачком по лицу, сломав нос, просто схватила за руку и прижала ладонь к сенсорному экрану пилотского пульта. Почти сразу активировалась система управления. Вырубив возмущённого и шокированного действиями сестрёнки пилота, та вышвырнула его из кресла, а подскочившая Инга ухватила того за ворот комбинезона и волоком потащила в коридор. С её имплантами это было несложно, та и сама могла скрутить пилота в бараний рог.
        - Там дальше у трюма есть клетки для рабов, тащи туда, - велел я Инге, добавив. - Я сейчас подойду, разберусь как там система запоров действует.
        - Ага.
        Инга, шурша ногами вырубленного тела, потащила пилота дальше, а я прошёл в рубку и устроился в кресле оператора защитных систем. Мельком обернувшись, сестрица, что изучала судно, поинтересовалась:
        - Как там наши?
        - Мама и Ирина Владимировна осваивают три каюты, включая капитанскую, чистят от прошлых хозяев, дети с бабушкой в кают-компании, смирно сидят в креслах, а генерал и отец окончательно осматривают судно.
        - Ты же говорил, что кроме пилота тут никого нет. Аур не видишь.
        - На судне не вижу, - легко согласился я. - Они саму конструкцию судна изучают, чтобы не заблудится по пути. Это отец нашёл камеры, по рации сообщил, Инга пилота туда потащила. Может пригодится. Генерал в трюме, говорит, что тот полный, изучает что внутри. А у тебя что? Разобралась с управлением?
        - Да, по сравнению с крейсером что ты на орбите Земли оставил, небо и земля. Тут всё оборудование и технологии на несколько поколений ниже.
        - Насколько?
        - На десятки. Представляешь, дистанционного управления судном тут нет, только ручное, и для космоса автопилота нет. Ладно хоть прыжковый двигатель имеется. Рубку покинуть можно только когда в прыжок ушёл, а до этого только в рубке сидишь.
        - Мрак, - в изумлении покачал я головой. - Как в каменный век вернулись.
        - И я о чём. Вон, работаю с меню компа. Тут даже не искин, а хоть и усиленный, но комп. Ну всё, разобралась… Внимание по судну, держатся за всё что хорошо закреплено, взлетаем.
        Пилот, которого сестрица так беспардонно вышвырнула из пилотского кресла, успел провести все процедуры подготовки судна к вылету, поэтому, когда сестрица разобралась, это мне меню не доступно, языка не знаю, то мы стали подниматься ввысь. Довольно ровно поднимались, без обещанной тряски, и оказавшись на орбите, нас из космопорта не запрашивали, это судно было в списках что покидают планету, вот и проводили спокойно. На орбите судов и разных кораблей хватало. Почти сотня по всей орбите распределена была, и средние и больше. Похоже местный пиратский клан действительно был одним из самых крупных, как и говорил тот абориген со свалки. Лена скинула мне информацию с радаров и сканеров на экран оператора защитных систем, всего в рубке было три кресла и три пульта, и я смог «осмотреться», поэтому заметив, как часть судов и кораблей задвигались, сразу сообщил:
        - Похоже наше бегство обнаружили, вызывай Василия Петровича, пусть занимает пульт оператора защиты. С меню он разберётся, а я за пульт оператора артиллерийских систем пересяду, на авось буду работать.
        - Не дёргайся, тут что-то другое, - хмуро сообщила сестрица, но тестя всё же вызвала и тот уже через минуту влетел в рубку, устраиваясь за пультом оператора защиты. Пересесть я успел.
        - Что случилось? Погоня? - тут же поинтересовался он, работая со своим пультом.
        - Нет, слушайте… - вывела та на динамик в рубке канал, на котором раздавались панические вопли.
        - Вот чёрт, - почти сразу с чувством сказал генерал.
        - Проблема, - согласилась с ним Лена.
        - Да что случилось, о чём вопят? - поинтересовался я. Быть не в курсе дел мне жуть как не понравилось.
        - Ближние дозоры на краю системы атакованы кораблями Пожирателей. Их целая армада приближается к планете, - пояснила сестрица, отбрасывая чёлку со лба. - Мы летели прямо на них, я уже развернулась и на форсаже жгу двигатели. Что будем делать?
        - Идём на планету, - сразу отреагировал я. - Атака с одной стороны, самая распространённая тактика выдавить беглецов на засады, на планете у нас хоть какой-то шанс есть… Подожди, это те Пожиратели о которых рассказал тот абориген со свалки? Что людей едят? Так это же сказка, вы сами говорили?
        - Эта сказка уже поглотила дозоры, вопят теперь только те что сходят с орбиты и те что поднимаются с планеты, пытаясь спастись бегством… Кстати, теперь понятно почему космопорт пустой, и куда отвозят всех беглецов со свалки. Тут бои без правил, все там были. Надеюсь не успеют добежать до своих кораблей, уроды… Мы к планете подходим, куда садится будем?
        - На границу свалки давай, укроемся в привычном месте. Сообщи нашим, чтобы держались, сажай на максимальной скорости спуска. Нужно успеть затеряться в отходах.
        - Нас будут искать, - прокомментировал генерал, поглядывая на экран пульта, для него работы пока не было, как, впрочем, и для меня.
        - Не сразу, если амулет мой недоделанный до сих пор в убежище, может успею закончить, тогда нас никакими техническим сканерами не найдут. Василий Петрович, быстро на местный склад, берите как можно больше продовольствия и воды, чтобы вылазки не делать. Ингу и отца прихватите, пусть помогают.
        Пошатываясь, его качало при ходьбе, мы уже стремительно опускались на планету, тот покинул рубку, а сестра, как я понял, сажала судно поближе к нашему убежищу, примерно в двух километрах, сосредоточилась на управлении. Сам я за всем следил. К счастью посадка прошла штатно, из-за мусора судно наклонилось немного на бок, опоры провалились, но ничего. Трап штатно разложился, и я стал выпускать родичей, пока Лена бегала к трюму, забрать пилота из клетки. Тот в себя так ещё и не пришёл, она его волоком притащила. Тут генерал с отцом и Ингой загруженные баулами показались, так что заперев судно, я отправил его на склад. Сестрица собралась пилота отправить в мир иной, но я остановил её, хотя та уже схватила того за голову чтобы свернуть шею. Что-то в последнее время та все легче и легче это делает, как я стал замечать. Руку набила.
        - Подожди. Эти Пожиратели могли засечь нашу посадку. Насчёт пропажи судна объяснение найти можно, отлетело в сторону и те это не засекли, но если будут искать, пусть его найдут. Поймут, что это пилот с того судна. Могут дальше и не искать, успокоившись.
        - То есть как отвлекающий фактор при поисках? - задумалась Лена. - Что ж, пусть живёт.
        Обработав пилота «Параличом», чтобы раньше не очнулся, мы загрузились баулами и детьми и побежали в сторону убежища. Заметив в стороне одного из местных, что наблюдал за нами, значит, прошлую облаву кто-то пережил, и велел сестре крикнуть тому, предупреждая что на планете Пожиратели. Новость мигом разнесётся по свалке, и обитатели зароются так, что найти их можно будет только с помощью сканера. Хотя, даже от сканера защита есть, вроде плёнки. Интересно нечто подобное в этом мире имеется? Всё же высокие технологии. Этой плёнкой контрабандисты любят пользовать. Хотя ладно, стоит ли об этом думать, лучше быстрее ногами шевелить.
        Без отдыха мы добежали до убежища, часть разгромлено, основной вход засыпан, видно, что гранатой рванули, но запасной не тронут. Вот через него мы и проникли в убежище. Пока женщины прибирались, а генерал с отцом выйдя наружу, наблюдали за небом, там разгорались бои, переходящие в отдельные схватки, я нашёл детали амулета, они тут же на полу валялись, видимо не заинтересовав пиратов, и предложил работы. Сестрица аптечку с судна прихватила, там стимуляторы есть, и описание использования, похоже, сутки, а то и двое, сколько нам времени дадут, спать я не буду. Вот так и работал.

        Пираты на орбите сражались отчаянно, несмотря на то что их фактически застали со спущенными штанами, неожиданно напав, похоже дальние дозоры тревогу передать просто не успели, отбивались те с отвагой обречённых. Почти полутора суток, днём и ночью непрестанно в небе были видны вспышки выстрелов, или взрывы взрывающихся кораблей, там добивали последних пиратов. На планету падали обломки, к счастью далеко от нас. А я работал, сидел на стимуляторах, но работал. Главное, за эти полутора суток, я сделал амулет «Скрыта». Теперь нас ни один радар и не один сканер не возьмёт. Хм, правда я ориентировался по сканерам с кораблей Империи или Центра, проводил ранее проверки, у меня на складе несколько таких защит есть, только взять не могу. Насчёт местных технологии у меня были некоторые сомнения. Вырубили меня, когда я с охоты к убежищу шёл, явно «подавителем». Так ведь я защиту настроил и против него тоже. Видимо в этом мире «подавители» имели какое-то другое излучение что так легко проходило через защиту. Нужно дорабатывать её, но когда? Я вот с амулетом «Скрыта» работал. Как закончил, то сразу разместил
детали блоков по всему убежищу на равных расстояниях, теперь всё что находиться внутри этих блоков, то есть в убежище, под защитой. Активировав её, я вышел наружу и проверил. Нет, аур родичей в магическом зрении не вижу, значит, работает.
        Покосившись на Лену, что стояла рядом, она осуществляла внешний контроль за периметром, то есть просто стояла и крутила головой, чтобы нас врасплох не застали, как Пожиратели пиратов, я спросил:
        - Какие новости?
        - Час как стихло, на орбите много следов садившихся кораблей, да и инверсионных следов хватает. Посадки вроде у пиратского города происходят, точно в той стороне.
        - Победили значит?
        - Похоже что так, эфир чист. Есть шифрованные передачи, сканер улавливает, но кто это работает, я не знаю. Ты закончил?
        - Да, думаю с внешним контролем можно заканчивать, идём, я покажу где у нас находится граница работы блоков амулета. Пересекать их не желательно, могут обнаружить. Кстати, склько у нас запасов?
        - Если не экономить, пайков на месяц, воды на неделю. Есть ещё офицерские, я читала инструкцию, на них ещё около недели протянуть можно, в комплект входит и жидкость.
        - Понятно. Ну ладно, вы тут командуйте, а я спать. Не кантовать, а при пожаре выносить первым. Чувствую, что вот-вот вырублюсь. И ещё, как усну, поработай по мне «малым исцелением», надо убрать последствия работы стимуляторов. Не хватало ещё почки и печень посадить.
        - Хорошо, сделаю.
        Дальше показав сестрёнке где находятся блоки амулетов, трогать их нельзя и, если всё же тронули немедленно поднимать меня, а сам завалился на пустую лежанку и завернувшись в одеяло, мы пачку с судна взяли, сразу уснул, уже не чувствуя, как сестра обрабатывает меня амулетом, очищая организм от последствий работы стимуляторов.

        Казалось бы, что очнулся я почти сразу как уснул, но сестра сообщила что я почти двенадцать часов проспал, все наши были тут, и бодрствовали, причём Гена, сидел рядом со мной, прижимаясь спиной, и играл в какую-то игрушку на планшете, что Лена забрала у пилота угнанного нами судна. Подзаряжать их можно было от блоков питания бронекостюмов. Свой я снял, когда её начинал работать с амулетом, и тот всё ещё находился в углу, подвешенный на загогулине.
        - Есть какие новости? - поздоровавшись со всеми, и получив ответ, сел я, протирая глаза.
        На мой вопрос ответил генерал, что разобрав винтовку, явно знакомясь с её конструкцией, это была кинетическая, а раньше лучевая, и она генералу не нравилась, занимался её чисткой:
        - Там шум какой-то снаружи, похоже на работу движков глайдера. Долго шумел как будто судно висело на одном месте. Потом стихло, вот теперь гадаем, то ли обнаружили то ли что-то своё проверяли, а выйти нельзя.
        - Ждёшь нападения и винтовку разобрал? - потрепав по макушке Аню, что кинулась ко мне, когда я проснулся и устроилась на коленях, гладя меня по груди.
        - Моя вон стоит, а это твоя. Так что делать будем?
        - Сейчас сканером проверю.
        - А можно? Мы тоже хотели, но не рискнули. А глайдер явно где-то рядом крутится, шум двигателей то стихает, то пропадает.
        - Думаю можно. Излучение сканера местное оборудование не должно фиксировать.
        Оставив детей на своей лежанке, я взял нужный амулет, и просканировал округу на километр. Генерал был прав, глайдер крутился недалеко, метрах в шестистах. Причём я засёк что тот чем-то выстрелил в кучу мусора где виднелась одиночная аура местного жителя, и после выстрела кривляясь, фигура беглеца стал подниматься к глайдеру. Захватом, значит, выстрелили. В трюме у того уже находилось с десяток местных, а вот в кабине и отсеке было пяток аур, в которых я без сомнений опознал как Пожирателей. Приблизив картинки аур всех пяти, я стал их изучать, после чего уверено сказал:
        - Теперь понятно кто такие Пожиратели. Их ауры…
        - Ты лучше скажи, тут они?
        - Да, местных отлавливают. О, только что девятого загарпунили. По кругу работают, похоже наш квадрат уже осмотрели и нас не обнаружили. Значит, работает «Скрыт».
        - Это хорошо, - ощутимо расслабился генерал. - Так что там с Пожирателями?
        - Пятеро их в глайдере, пилот, стрелок и трое бойцов силовой поддержки. Видимо боевая группа, в отсеке находятся для непредвиденных случаев… Хм, они из отсека с рабами одного достали… О, они его едят…
        - А что ты там про их ауры говорил? - поинтересовалась Лена, ей как и остальным явно не хотелось слушать что там Пожиратели с пленными делали.
        - Ах, да. По факту, если судить по их аурам, Пожиратели животные. Работают только животные инстинкты, пожрать, спариться и помучить кого.
        - Так они же управляют кораблями, воюют? Разве животные могли разбить отнюдь неслабый картель пиратов?
        - Всё на грани рефлексов и остаточной памяти реципиентов. А по поводу боевых возможностей, то тут действует метод муравьёв или пчёл.
        - Коллективный разум? - щёлкнул пальцами генерал.
        - Именно, Пожиратели телепаты. Слабые, но жить и существовать как рой они в состоянии. Остальное инстинкты и рефлексы. Как не удивительно, но это факт. Я сам лекарь, как вы знаете, однако даже я с трудом понимаю, что намешано в их исковерканных аурах. Тут научные исследования нужны чтобы в этом разобраться. Кстати, водички можно, горло пересохло.
        - Сейчас принесу, - отбежала в сторону Инга и вернулась с полным пластиковым стаканчиком, что мы также взяли на борту судна. Это уже женщин работа.
        Попив воды, я вернул стакан и продолжил разговор, тем более Ирина Владимировна поинтересовалась:
        - Это чьё-то сознательное вмешательство или они сами стали такими?
        - Без сомнения вмешательство извне. Но целенаправленное или случайное, я сказать не могу.
        - Не поняла.
        - Они могли влететь в Чёрную дыру, и эта аномалия своим излучением совершила с ними это, или какой маг-исследователь сам изуродовал их, проводя какие-то исследования. Версий много, ауры их нужно изучать чтобы понять, что с ними делали и кто.
        - Ужасно. А вылечить их возможно?
        - Я же простой лекарь, а работать с аурами могут только целители. Это природный дар, у меня его нет. Думаю, целитель смог был. Я сохраню запись аур Пожирателей и, если встречу целителя, посоветуюсь. Мне самому интересно что это такое. О, ещё один глайдер подлетает. Что-то Пожиратели задумали. Василий Петрович, вы мою винтовку собрали?.. Ну а что?
        Быстро подойдя к висевшему бронекостюму, я облачился в него, остальные глядя на меня тоже всё проверили, а генерал быстро собрал винтовку. То есть, в броне было четверо, просто остальные насторожились, а мы готовились к возможному бою. Не совсем ясно что тут делает второй глайдер. С помощью сканера я видел, что в его трюме тоже сидело порядочно наловленных людей. Хм, там ещё аура знакомая, того пилота с судна что мы угнали. Отловили значит, это хорошо.
        Когда я закончил облачаться, то вдруг захохотал, отчего все с удивлением посмотрели на меня, а Марина заплакала, так, на всякий случай, слишком неожиданно я это сделал, да и обстановка не позволяла.
        - Миша, что случилась? - тут же осведомилась мама.
        - Яблоко не хотите? - поднял я руку ладонью кверху и на нём трансформировалось зелёное яблоко, которое тут же сцапала Марина.
        Вот шустрая и хитрая девчонка, пока остальные глазами хлопали, успела подбежать и подпрыгнув, ухватившись за мою руку, сцапать яблоко, немедленно в него вгрызаясь. Вообще-то та больше груши любила, но на местных пайках, и яблоко становилось чуть ли не вершиной мечты. Остальные дети хоть и чуточку запоздали, но были мной одарены грушами и яблоками. Отец, получив арбуз, уже нарезал его на дольки.
        - Значит вернулось, - улыбаясь, сказал генерал. - Что делать будем? Надо как-то выбираться. Пробьёмся на орбиту или тут зачистку дроидами проведём?
        - Ни то ни другое, - также раздаривая родичам фрукты, сообщил я и устроившись на лежанке, пояснил. - Пожирателей на орбите слишком много, нанесут орбитальные удары, кровью умоемся. Ещё и нас могут достать, пусть по случайности, но могут. Захват так же, не успеем очистить орбиту как планету в лунный пейзаж превратят. Не хочу рисковать.
        - Но план у тебя есть, я так понимаю?
        - Есть, как не быть. Используя «вариатор», нахожу ближайший тоннель и, мы уходим в другой мир, там уже осмотревшись, будем искать прямой ход до Империи.
        - А здесь как? С жителями планеты? - попыталась уточнить Ирина Владимировна, но на неё все так посмотрели, включая дочь и мужа, что та смущённо опустила глаза.
        - Ладно, начнём искать следующий мир, что-то задерживаться тут нет никакого желания.
        - Это точно, - согласилась мама, и погладила Киру что стояла, прислонившись к её бедру, и уминала очередной кусок арбуза, сплёвывая семечки на ладошку.
        Дети у меня были обучены культуре поведения, сплывать на пол в жилище те не приучены. Даже в таком убежище, которое назвать жилищем с трудом поворачивался язык, хотя мы уже начали привыкать к свалке и к постоянной вони.
        - О, есть канал! - воскликнул я, изучая данные с «вариатора». - Совсем скоро и не так далеко, километрах в пятидесяти. Минут за пять долетим. Канал сработает через полчаса… О, мир параллельный этому, та же Ветка, но из него идёт прямой канал в Империю. Всего неделю подождать придётся. Всё, собираемся и уходим, этот канал нам пропустить ни в коей мере нельзя.
        Собрались мы быстро, что я в За Пазуху убрал, что просто бросили, барахло, я едва успел снять блоки амулета защиты с жилища, как оба глайдера насторожились, разворачиваясь в нашу сторону, но сделать ничего не успели. Оставляя дымные шлейфы им в борта впились ракеты, превратив оба глайдера в кучу обломков. Пока на тех местах, где они упали, разгорались пожары, я дождался, когда родичи пройдут на борт флаера, сюда же загнал десяток дроидов Лейтенанта, это они сбили суда Пожирателей, и прошёл сам. Флаер сразу же стал подниматься, за штурвалом сидела Лена, и рванул по координатам. Та знала куда лететь, я сбросил ей данные по маршруту на комп флаера.
        То, что за нами началась охота было замечено сразу, с обиты на нас падало два челнока, и с двух сторон сканеры засекли движение, нас окружали. Однако добраться до канала, раздеться и всё убрать в За Пазуху, мы успели. Суда Пожирателей уже можно было видеть невооружённым взглядом, когда канал сработал и мы перешли в соседний мир этой же Ветки. Когда я уходил замыкающим, то слышал, как сработали одноразовые пусковые установки, мой сюрприз на прощание. Ракеты управляемые, думаю все шесть судов не переживут попаданий. Да точно не переживут.
        Осмотревшись в следующем мире, вокруг находилась пустыня, я сразу вызвал четыре автодрома, и десяток дроидов для охраны. Вызывать лайнер я пока не стал, слишком заметен, но и с тем что появилось в степи, наши женщины, со стонами облегчения: О-о-о, цивилизация, сразу заняли душевые. Да и детей туда же затащили, отмывать. Мы на второй очереди были.
        Пока генерал и отец поглядывали вокруг и заливались пивом, при этом не убирая оружия далеко, мы с Леной поднялись на орбиту на разведывательном челноке. Уже через полчаса стало ясно, пиратов тут нет, видимо мы были глубоко в прошлом относительно прошлого мира, и они просто ещё не захватили эту планету. Сбросив с пяток следящих спутников, мы вернулись обратно, и я уже сменил автодома на нормальный лайнер. Дети сразу рванули в аквапарк.
        - Нет, вот она цивилизация, - проходя на борт судна, сообщила Ирина Владимировна. - Меня до вечера не беспокоить, я в джакузи.
        - Да ладно, - хмыкнул её муж. - Только не говори, что у нас приключения выдались неинтересными?
        - Очень интересными, - сказала мама, отсмеявшись. - Только важно тут не это, а то что мы за время этих испытаний и что уж говорить, лишений, стали настоящими родственниками, узнав друг друга с хорошей и плохой стороны. Наша семья окрепла и цементирующие средства нашей семьи сейчас веселятся и шумят в детском аквапарке.
        - Это верно, - согласилась Ирина Владимировна. - Всё вы сказали верно, а сейчас отдыхать.

        Эпилог.

        Десять лет спустя. Мир одной из магических Веток Оси Миров. Опушка леса, старый постоялый двор.

        Выйдя из леса на дорогу, я осмотрелся. Да уж, за столько времени ничего не изменилось. Тот же постоялый двор, ограждённый простым забором, та же дорога. Одиннадцать лет назад именно здесь я и заполучил свою младшую дочурку, Марину. Столько времени прошло, а как будто всё вчера произошло. Честно говоря, я бы сюда и не вернулся, сама Марина попросила, в последнее время у той участились сны-воспоминания, видимо после инициации её Дара это всё сказалось, и она захотела повидать родных, если они у неё остались. Тем более в Звёздной Академии Империи как раз были летние каникулы после практики и вот мы вместо того чтобы провести время в кругу семьи, отправились в этот мир. В данный момент на опушке я находился один.
        Что я могу сказать о последних десяти годах? Да много что, но если всё описывать, тут целый сборник интересных рассказов получиться, но не буду, желания нет. Так, кратко опишу. Да и что рассказывать? У меня всё хорошо, с родными и детьми всё в порядке, а для меня это главное. Да, наше возвращение тогда вызвали огромную шумиху и разные информационные бомбы в Империи. Всё что у меня было снято о приключениях в других мирах, я передал телеканалу, с которым ранее заключил договор и те начали монтаж фильмов, почти на семьдесят серий растянулось. А музей? Куда я отправил часть моих запасов, чтобы граждане Империи могли посмотреть, да своими руками пощупать экспонаты. Это не возбранялось. Там десятки разделов, разного вооружения, бытовых вещей или транспортов, но что тогда и что сегодня «шелхи» главные экспонаты музея. Там были выставлены экземпляры с начала строительства «шелхов», до зари, чтобы было видно, как те усовершенствовались с каждым веком. Несмотря на то что эти парусные воздушные суда уже достаточно распространены не только на столичной планете Империи, но и на других, желающих их приобрести
было немеряно, и приобретали, я порадовал. Даже с десяток раз ходил на Ветку Праны, в разные времена и где покупал, а где просто отбирал «шелхи», особенно если в этих мирах магов держали в роли рабов. Наказывал так простых жителей, собирая практически всё. Так что потребности в «шелхах» если я не закрыл, то серьёзно снизил. Даже сейчас этот музей считается самым посещаемым в Империи. Тем более я нет-нет, но пополняю экспонаты возвращаясь из очередного путешествия.
        Да, меня ещё пытались сделать министром магии, но тут я сам отказался. Бывая на Пране или в других мирах, я собирал добровольцев, Император очень просил, и приводил их в Империю. Тут магов практически не было, мизер, так что была организована как Школа, а также само министерство и в данный момент на территории Империи находилось порядка трёх тысяч обученных магов, работающих по своим направлениям, было и боевое крыло как в Армии, так и на Флоте. Однако меня интересовали путешествуя, так что я если не отдыхал, то отсутствовал, поэтому пост министра не для меня, что сейчас что в будущем. А дети мои все инициированные, по возрасту, лично инициировал и обучал, Марина последней была, два месяца как детскую сетку скинула. А обучал, используя амулеты. Пусть только до третьего уровня, но по всем направлениям, дальше после Академии при желании в Школу Магии поступят и подучатся естественным способом.
        Я женился на кузине императора и у нас двое детей, близнецов, дочек народили, три годика им, в общем, породнился. Или меня породнили, так будет вернее. Дети учатся в Звёздной Академии, родители передаются неге и заботятся о младших внучках, изредка в выходные и со старшими занимаются. Инга и Лена уже выскочили замуж, свои семьи и дети. Генерал дослужился до полковника, тут протекций не было, в Империи пост можно занять только своими достижениям, а не тем какое положении занимает отец или другие родственники. Так что генерал пахал и пахал и ему уже светило кресло регионального управляющего ИСБ по столице и области, а это уже генеральская должность, к которой тот так стремился. Тем более было известно то тот в моём мире уже был генералом. Мы жили, я изредка путешествовал по другим мирам, вот так и прошли эти десять лет. Коротко слишком получилось? Да уж, я старался.
        Сейчас же выйдя на опушку и осмотревшись я неторопливым шагом направился к постоялому двору, где была видна суета. Похоже карета со свитой подкатила, шло обслуживание клиентов. Одет я был точно также как десять лет назад, да и выглядел тоже, каналы постоянно меня омоложивали. Хм, интересно, хозяин постоялого двора тот же? И если да, то узнает тот меня или нет? А вообще я решил начать с этого места чтобы узнать о том, что тут произошло десять лет назад, и узнать кто такая Марина, может и родственников так найдём. А дети, кромке двух трёхлетних малышек, все были со мной, находились наверху. Если присмотреться, то можно рассмотреть, как те бороздят небесные просторы на своих гоночных «шелхах». Через два месяца начинается всеимперская воздушная парусная регата, в которой участвуют студенты всех учебных заведений, включая Звёздную Академию, и мои дети были записаны как участники, вот и пользовались моментом хоть чтобы немного потренироваться. Там было две эстафеты, одиночные гонки и командные, на шлюпах, всё дети были записаны как одиночные гонщики. Тем более небо пустое, клад это для моих гонщиков,
над столицей или в окрестностях разве такое бывает? То-то и оно. Грех не воспользоваться, вот те и гоняли под парусами. Хм, а ведь если местное время считать, то сегодня ровно одиннадцать лет с того момента как я спас Марину. Да уж, получилось так. Это не подсчёты и подбор времени, просто совпало так.
        Когда я прошёл к знакомой веранде через дворик, то половой, что выскочил изнутри, а я его помню, повзрослел, погрузнел, но это он, увидев меня, даже вытаращил глаза, замерев. После чего отмерев, мигом юркнул внутрь строения. Я же, поглядывая на два десятка всадников, видно, что бойцы не из последних, они видимо сопровождали карету и сейчас спешивались, беря округу под контроль, и поднялся на открытую веранду, заняв один из столиков. Мне никто не мешал, я выглядел так же как десять лет назад, даже кираса была та же. Удобная кстати. Могут возникнуть вопросы, почему я не изменился внешне, но как-то мне на них наплевать и отвечать я не собирался.
        Через минуту выскочил хозяин постоялого двора, ха, и тот низко склонившись в глубоком поколе, в прошлый раз тот так низко не нагибался, уточнил что я желаю. Сделав заказ, пока на себя только, я осмотрелся. Ауры троих местных шли волнами узнавания, это были свидетели того как я одиннадцать лет назад поработал из пулемёта. Но что меня интересовало, у шестерых внутри здания ауры были немного другими, чем-то с Мариной схожи были. Наверное, клиенты. Между прочим, владелец постоялого двора подошёл к ним и что-то шептал, и эта шестёрка заволновалась. Они вышли также на веранду, и я ничуть не удивился, увидев эльвов. Не родственники Марины, это сразу заметно, просто та же раса. Причём устроились те с другой стороны веранды, бросая на меня заинтересованные взгляды, было две дамы и четверо мужчин. Все красавцы и красавицы что привлекали взгляд. Они же подозвав пару бойцов из охраны, вот это уже были простые люди и что-то прошептали им. Тот час посыльный умчался в сторону… Хм, куда-то умчался. Однако особо я не обеспокоился, у меня дроиды оборону на опушке заняли, замаскировавшись. Если что, вмешаются.
Проводив посыльного задумчивым взглядом, я только хмыкнул, похоже просьбу Марины я выполню куда быстрее чем думал сам.
        Посмотрев наверх, я задумался и решил, что пора их спускать. Взяв со столешницы рацию, вызвал их на общей волне, у тех тоже рации были:
        - Эй, банда наверху. Спускайтесь. Кстати, что вам заказать, чтобы не ждали?..
        Быстро записав заказы, я вызвал хозяина харчевни, и попросил мой заказ принести вместе с этими. Эльвы в шоке наблюдали за моим общением с детьми, слыша из маленькой коробки голоса других людей. Но ещё больший шок они испытали, когда дети, шалуны такие, внезапно показались над харчевней, появившись со стороны леса, что и позволило им подкрасться так не заметно, и спуская паруса, опуститься во дворе. А вот эльвы ещё больше заволновались, хотя по внешнему виду это не было заметно, и буквально впились взглядом в Марину, пока она спускала судно, швартовалась, и достав из «шелха» Пача, её кота-ленивца, повесив его не шею в виде воротника, она привыкла его так носить, направлялась вместе с остальными к нам на веранду. Причём Марина волновалась, да и видела сородичей, но сделала вид что не замечает их. Не самой же бросаться к ним, сами подойдут, или нейтрального переговорщика отправит, вроде меня. Сами эльвы одарёнными не являлись и изучали Марину чисто внешне. Видимо осмотр их порадовал, значит, опознали.
        Дети после гонок были возбуждены, говорили несколько громко, руками размахивали, румянцы на щеках так и играли. Гурьбой протопав по ступенькам, те расселись вокруг меня и тут же стали требовать заказы. Их молодые организмы хотели пищи и зрелищ. Так что двое половых стали нас быстро обслуживать. Дети по привычке, на рефлексе, проверяли пищу и приступали к еде. Звучала классическая музыка из динамиков магнитофона, а мы, не отвлекаясь, лишь изредка обмениваясь репликами, обедали. У нас обед по внутренним часам. Кстати, одеты они все были одинаково, в чёрную, с синими вставками, форму курсантов Академии, так что видно, что учились те в одном заведении. У Марины и у Гены были шевроны старших курсов. Помимо этого, на поясах висели кортики курсантов. После окончания Академии они получат настоящие офицерские кортики, а пока нарабатывают привычку носить это церемониальное оружие.
        Марина артистически не замечала интереса к себе, даже села спиной к сородичам. Больший шок у шестёрки вызвало не всё происходящее, а то что Марина ела мясо. Ещё как ела, за ушками трещало. У тех вся пища, как я видел со своего места, была скажем так, вегетарианской и насколько я понимал, мясо те не употребляли. Ну да, если вспомнить сколько Марину к мясу приходилось приучать, не удивительно.
        После того как все поели, та достала из своей безразмерной сумки электрогитару. Кстати да, все выпускники Звёздной Академии получают вместе с офицерские кортиками такие сумки, что уже стало традицией. Специальные, причём по заказу, кому женские сумочки, кому армейские рюкзаки, а кому и такие котомки как у меня или у детей. Ну а так как дети у меня свои, то те безразмерные сумки получили ещё до поступления в Звёздную Академию и уже привыкли ими пользоваться. Ну а Марина помимо всего прочего и должности старшей курса, ещё и была главой музыкальной рок-банды. У неё своя группа была, в неё только Алиса входила, барабанщица, остальные дети к музыке нейтрально относились. То есть послушать всегда за, они кстати тоже от рока балдели и были на всех концертах сестёр, но самим музыкой заниматься желания не высказывали. Достав остальные принадлежности, дочка надела наушники и стала наигрывать. Что именно мы не слышали, та себе это наигрывала, да и у нас магнитофон продолжал работать. Недолго, Дима выключил его и толкнул младшую сестричку локтем в бок, так что та отключила наушники и выдала класс. Судя по
виду эльвов, те не знали, как реагировать на эти необычные звуки, ну а, по нашему мнению, это было что-то, у Марины был явный талант, хотя та выбрала тяжёлый рок и ни о чём другом слушать не хотела, но ту же классическую музыку вполне уважала и даже слушала. Обе дамочки из группы эльвов от всего увиденного уже собирались в обморок хлопнуться, да не успели, появились новые действующие лица.
        Карета на полкой скорости мчалась к нам по тракту и судя по посыльному что её сопровождал, за ними тот и отъезжал. Да не далеко, раз так быстро с сопровождением смог вернутся. Судя по полусотне воинов-эльвов, что сопровождали карету, там важные шишки, да и знакомая эмблема на дверце на это тоже намекала. Ту простыню, в которой Марина была закутана, когда её спас, я вернул девочке, и та её хранила. А когда те сблизились, я понял в карете родители Марины, по аурам, не спутаешь. Они. Выжили значит. Когда те выскочили из остановившейся кареты, Марина сначала опешила, внимательно их рассматривая, явно узнавая из своих снов, после чего отложив гитару быстро сбежала по ступенькам к ним и подойдя, просто прижалась головой к груди матери. Отец стоял и приобняв их, гладил дочку по спине. А я, гладя на них, понимал, теперь точно хорошо, всем хорошо. Хм, а за дочку придётся побороться, да та и сама тут не останется, что ей извините за тавтологию в деревне делать и коровьи хвосты крутить, когда в Империи вся столица её и там её жизнь. Похоже ушастых родственников у меня в Империи прибавиться. Ничего страшного,
привыкнем.
        А рядом стоял хозяин постоялого двора и рассказывал. После того случая с пропажей принцессы эльвов, месть не заставила себя ждать. Как эльвы не боялись воды, но прислали целый флот и в течении недели захватили это государство истребив всю королевскую семью. Да и крови пролили немало. С тех пор государство под пятой эльвов, а сюда раз в год приезжают родители пропавшей принцессы. Они наделялись… Вот так я стоял и слушал, наблюдая за воссоединением семьи… О-о-о, похоже меня зовут знакомится. Пора.

        Конец четвёртой книги.
        Серия закончена.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к