Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Поляков Влад / Техномаг: " №02 Тени Скарлайга " - читать онлайн

Сохранить .
Тени Скарлайга Влад Поляков

        Техномаг #2
        Скользящие… Люди, способные перемещаться из привычного мира в созданные игровые вселенные. Этот феномен не мог не заинтересовать крупных игроков, контролирующих в том числе и сферы высоких технологий. И вот Корпорация начинает охоту за техномагом по имени Макс, скрывшимся в виртуальности. Директорат Корпорации, настроенный на получение сверхприбылей, хочет добыть ключ к самому эффекту «скольжения». Сам же Скользящий стремится полностью овладеть своим необычным даром. И нет уже реального мира и виртуальности — есть лишь два мира со своими законами.

        Влад Поляков
        ТЕНИ СКАРЛАЙГА

        ПРОЛОГ

        Корпорация. Научно-исследовательский центр по изучению виртуальных миров.
        Местоположение засекречено


        — Наши изыскания продвигаются… недостаточно быстро.
        Произнесенные спокойным тоном, без особого накала эмоций, эти слова тем не менее произвели впечатление на собравшихся в помещении. Хорошее такое впечатление, сопоставимое с ушатом ледяной воды за шиворот. На всех, кто тут присутствовал. Разве что стоящая за спиной говорившего тень осталась безучастной. Ну так этот человек и был тенью — той самой тенью, которая должна обеспечивать безопасность охраняемого тела. Что же до интеллекта… Он в данном случае не входил в круг основных обязанностей, хотя и присутствовал.
        — Я жду объяснений.
        Трое мужчин и одна женщина, сидящие по обеим сторонам стола, переглянулись, словно выбирая, кто первый примет на себя удар начальственного гнева. Наконец один из них тяжело вздохнул и заговорил:
        — Все не так просто, мистер Степлтон. Люди, умеющие переноситься в виртуальные миры ПОЛНОСТЬЮ, уникальны. Кроме того, почти все они не горят желанием обнародовать свои таланты. На сегодняшний день нам известны… Мануэлла?
        — Четырнадцать достоверных случаев полного переноса в тот или иной виртуальный мир. Всего таких миров три, наибольшее количество, а именно восемь из перенесенных, оказались в Тенях Скарлайга.
        — Остановимся на этой восьмерке.
        — Как пожелаете, лорд Пэмсборо. Личности троих установить пока не удается, хотя работы в этом направлении ведутся. Двое абсолютно нам подконтрольны, находятся на полном содержании и разделяют наши взгляды.
        Доселе молчавший мужчина саркастически хмыкнул в ответ на такое заявление, чем вызвал вопрос со стороны Мануэллы:
        — Я что-то упустила, мистер Лехман?
        — Эти двое обладают минимальным интеллектом и полным отсутствием фантазии, поэтому пригодны быть лишь ограниченными исполнителями нашей воли. Удручает отсутствие способности адекватно и гибко реагировать на изменения в окружающей обстановке. А это, в свою очередь, влечет ошибки. Нам нужны более талантливые исполнители. И у нас был один такой…
        — Который сбежал и теперь только рад при удобном случае устраивать нам каверзы в меру своих сил. Одну за одной. Я уверена…
        Дзин-нь! Звон колокольчика пресек разгоревшуюся было склоку в мгновение ока. Председатель этого собрания обвел взглядом своих подчиненных, словно прибивая скандалистов к креслам крупнокалиберными гвоздями. Но ничего не сказал, лишь дал отмашку продолжить разговор.
        — В общем, я почти закончила. Помимо перечисленных остаются еще двое. Их имена нам известны, но как-либо воздействовать не представляется возможным. Другой мир нравится им больше нашего, да и крепких связей здесь не наблюдается, надавить на них мы просто не в состоянии. Поэтому я предлагаю сконцентрироваться на уже имеющихся двух… хм, инструментах и планировать действия исходя из их возможностей. Фронт работ весьма широк. Ну а ограниченность этих двоих можно скомпенсировать. Надеюсь…
        — Это нельзя скомпенсировать. Говорю вам как человек, который больше всех остальных тут собравшихся понимает в развитии искусственного интеллекта и прогнозировании воздействий на виртмиры изнутри.
        — Мы слушаем вас, профессор Тормасов,  — благосклонно кивнул Степлтон.  — Никто даже не думает сомневаться в ваших способностях.
        — Еще бы вы сомневались,  — самодовольно усмехнулся тот, подергав себя за кончик уса.  — Без моих алгоритмов виртмиры так и не достигли бы нынешнего уровня, да-с. Правда, не удалось учесть их склонность к самостоятельному развитию, но это тоже дает серьезные перспективы и исходящие оттуда возможности. Ах да, я отвлекся.
        — Заметно…
        — Не язвите, лорд, вы тоже в этом замечены. Особенно когда дымите своими кубинскими сигарами. Но к делу. Люди-уникумы, сумевшие оказаться внутри виртуальных конструктов, этих зародышей новых миров, для полноценного влияния должны обладать высоким интеллектом и гибкой психикой, способной принимать иную, порой очень сильно отличную от привычной реальность. Принимать не в качестве игры, а именно в качестве другого, но столь же полноценного мира. Двое же наших… объектов, при помощи которых мы пытаемся воздействовать на Скарлайг, этими качествами как раз не обладают. И никакая «личная преданность» не способна компенсировать. Не хмурьтесь, мистер Степлтон. Вы хоть и глава нашей корпорации, но этот пост все равно не позволяет добавить ума и сообразительности тем, у кого он генетически не заложен. Увы-с, но это есть факт.
        На какое-то время в помещении воцарилась тишина. Впрочем, всего на несколько секунд. Заметно помрачневший председатель, которого ткнули носом в аспект бытия, в коем деньги не способны добавить подчиненным ни ума, ни кругозора, выцедил полстакана виски, закусил несколькими орешками и проворчал:
        — Проф, я давно вас знаю. Наверняка есть идеи.
        — Есть. Мануэлла должна сконцентрироваться на поиске тех трех, о личностях которых нам пока ничего не удалось узнать. Особенно насчет того из троицы, кто перенесся в Скарлайг совсем недавно.
        — Причины?
        — Его поведение в новом для него мире. Он воспринимает виртуальный конструкт именно как новую реальность, тому примером является завязывание крепких отношений не столько с другими игроками, сколько с порождениями искусственного интеллекта. Независимыми уже порождениями! Он как-то сумел это осознать и теперь действует исходя из их самостоятельности. Задел на будущее, если можно так выразиться.
        Впервые за все время этого собрания на лице председателя появилась слабая, но все же улыбка. Впрочем, он быстро ее стер, вернул на лицо привычное выражение властного полубезразличия ко всему, что ниже его положения. Маска, она давно стала привычной.
        — Мистер Лехман… попробуйте приказать своим специалистам проникнуть в базу компании «Мир Скарлайга» с целью отследить данные этого нового объекта интереса корпорации. Вдруг да получится.
        — Не получится, к моему сожалению,  — развел руками тот,  — при соскальзывании тела из реального мира в виртуальный конструкт рвутся все связи и невозможно отследить канал просто по причине его отсутствия. Конечно, я проверю, но мы всего лишь в очередной раз подтвердим уже сформировавшуюся закономерность.
        — Тогда будем искать более традиционными способами.  — Степлтон не выглядел, да и не являлся опечаленным, говоря это.  — Надо подвести агентов влияния к объекту, войти в доверие, а потом, узнав кое-что о его жизни за пределами вирта, найти рычаги влияния. Кстати, профессор, вы наверняка уже собрали имеющуюся информацию.
        — Бесспорно. Похоже, что его игровой ник соответствует реальному имени. Макс, а точнее — Максим. Славянин, это бесспорно. Похоже, образование высшее, возраст от двадцати с небольшим до тридцати лет. Судя по всему, имеет или имел отношение к силовым структурам. Все, больше нам ничего узнать пока не удалось. Он скрытен.
        — Все понятно. Тогда ставлю перед вами задачу. Форсировать разработку объекта как наиболее перспективного, переведя поиск двух других на вторичный уровень приоритета.  — Немного помедлив, Степлтон добавил: — Двух наших Скользящих использовать в прежнем режиме, пока не будем пытаться поручать им то, к чему они, по уверениям как Тормасова, так и Лехмана, просто непригодны. А теперь перейдем к перераспределению финансовых потоков в зоне S…



        ГЛАВА 1

        Город Карах, ночь… и хорошее настроение. Несмотря на то что лежу в кровати и смотрю в потолок, потому как для отдыха трех часов сна оказалось более чем достаточно. Три часа — ничтожно мало для отдыха в реальном мире, но тут, в вирте, ставшем для меня местом постоянного и единственного на данный момент обитания, этого более чем достаточно. Вот я и лежу, хотя отнюдь не в пошлом бездействии. Я думаю…
        А мыслей много, и все они пытаются претендовать на место главных. Тут и планы по прокачиванию себя любимого хотя бы уровня до сорокового — пятидесятого в кратчайшие сроки, и вытекающие из этого возможные пути этой самой прокачки. Простые мысли, откровенно говоря, если сравнивать их с остальными, куда как более серьезными. Рост в уровнях для моего виртвоплощения — это же не самоцель, а всего лишь средство. Средство для того, чтобы Макс, ставший в мире Скарлайга тифлингом-техномагом, смог скользнуть еще раз, на сей раз из мира вирта во внешний, то есть в тот, который для большинства есть первая и единственная реальность. Для большинства, но не для Скользящих — людей, способных жить как в телесной форме внешнего мира, так и в энергетической здешнего.
        Сложно все… Впрочем, я на иное сроду не рассчитывал. Напротив, из всех путей всегда старательно выбирал наиболее перспективные, но вместе с тем рискованные. А уж в последнее время события и вовсе пустились во весь опор. Перестрелка с террористами и образовавшиеся многочисленные трупы во время опупеи с захватом заложников. Затем сведения, что я для их горных и не очень собратьев являюсь желанной мишенью, и подготовка к побегу… И совет моего друга Славки, откопавшего городскую легенду о Скользящих. Все это было, причем по календарным меркам — совсем недавно.
        Ну а в настоящий момент? Ага, мне и в стимпанковской атмосфере Скарлайга спокойно не сиделось. Союз с одними влиятельными игроками, а именно с Кругом, где основную роль играли тифлинги; искренняя ненависть других, а именно Гильдии Равновесия и клана Ледяных Убийц. Ну да, я основательно потоптался на их мозолях, да еще отпуская ехидно-циничные комментарии по сему поводу. Зато в результате — определенный уровень известности. Да и репутация, пусть весьма специфического характера. Как я уже упоминал — тихо жить не умею, да и учиться как-то не тянет.
        Мирно спящее рядом тело прекрасной леди слегка зашевелилось, переворачиваясь с одного бока на другой, но оставаясь все так же рядом. Вот и еще одна… причина. Лаира, девушка-драконида, ненаследная покамест принцесса клана шер Нект; порождение не внешнего мира, но непосредственно Скарлайга. Девушка, с которой у меня многое связано. При первом знакомстве мне довелось вытащить ее из лап работорговцев, а потом помочь отправиться в родные края. Ну а затем, спустя некоторое время, я оказался в ее клановой цитадели — и просто навестить, и по своим шкурным интересам. Вот из-за излишней въедливости и угораздило меня раскопать серьезный змеиный клубок дворцовых интриг, где Лаире отводилась роль или разменной фигуры, или просто жертвы без всяких прикрас.
        Результат? Очередная заварушка с трупами, довольно туманные перспективы получить серьезный приз, а заодно вполне реальные враги. Правда, вряд ли они будут за мной охотиться. Там своя специфика. Им просто куда как выгоднее сидеть некоторое время и не отсвечивать. Компромат, который я сумел достать на брата Лаиры, официального наследника клана, дюже вонюч и убоен. Он мог попытаться — да и пытался; чего тут скрывать — уничтожить и меня, и сестру, да только не получилось. Вот мы и здесь, в городе Карах, одном из сложных, неспокойных, но центров Скарлайга, где сталкиваются интересы множества кланов игроков-Тенерожденных и местных аборигенов всех мастей и оттенков.
        Лаира… Термин «принцесса» к ней, признаться, подходит не так чтобы очень. Воительница, авантюристка, беспокойное создание — это да. Хотя при необходимости прорезаются и те черты, которые обязаны быть у настоящей аристократки: благородные манеры, здравый ум, упорство в достижении поставленных целей. Что есть, то есть.
        Что же до меня, то я к ней просто привязался: уж больно редко попадается такое необычное, живое, оригинальное создание, да к тому же действительно красивое. И даже не надо пытаться намекнуть, что это всего лишь программа. Нет, тут все гораздо сложнее. Если человек перемещается в виртуальный как бы мир в форме чистой энергии, то… Догадываетесь? Ах нет! Что ж, мне и подсказать не столь сложно. Энергии всех игроков, их чувства и эмоции — они на протяжении довольно долгого промежутка времени как бы «выдували в пустоте» новый мир. Совсем новый, вырастающий из изначально неодушевленного каркаса. Ну а бывшие болванки, порождения искусственного интеллекта, постепенно приобретали черты индивидуальности, получали ту искру, что делает из манекена личность.
        Теория? ПОКА — да, особенно практически для всех находящихся в Скарлайге игроков. Но вот для Скользящих, к числу которых я имею полное право себя относить, все по-иному. Впрочем, это не к спеху, у меня на повестке дня другие проблемы.
        Я вернулся в Карах… В город, где мне бы по-хорошему еще длительное время появляться не стоило, потому как охота, объявленная на тифлинга по имени Макс, испаряться в никуда не собиралась. Тогда — зачем? Лаира, однако. Мне нужно было ее забрать из родового замка не в никуда, а в какое-то конкретное место. Вот и забрал, предварительно договорившись со знакомым мне представителем клана Мьельнир.
        Хотя какой там, к ангельской бабушке, договор! Сигурд, при всем моем к нему неплохом отношении, был не главой клана и не высокоуровневым игроком. Так, почти что начинающий по здешним меркам, хотя и знакомый по реалу тем, кто входил в верхушку Мьельнира. Вот на одного из них он меня и вывел, устроив встречу буквально через пару часов после нашего с Лаирой прибытия в Карах, а точнее — в гостиницу «Танцующий гхол».
        Да уж, встреча была действительно интересной и взаимовыгодной. Мысли сами собой скользнули в недавнее прошлое, заставив вспомнить достигнутые договоренности…


        Вечером минувшего дня


        Нервы… они все же дают о себе знать, как бы я ни стремился держать себя в руках на все сто процентов. Вот и сейчас, в этой комнате на втором этаже «Танцующего гхола», ожидая одного из заправил клана Мьельнир, я немного беспокоюсь. Не столько за себя, сколько за Лаиру, находящуюся в соседней комнате, отделенной от этой лишь непрочной дверью. Второго входа нет, разве что через окно, но ломиться туда никто не намеревается, это было бы просто бессмысленно во всех отношениях.
        Драконида хотела сначала присутствовать, но мне удалось убедить ее, что подобная идея совсем неразумна. Убедить массой доводов, при этом не высказав главного. Какого? Не воспримут ее, скорее всего, а от этого и на меня часть настроя рикошетом отразится. Подобное можно будет игнорировать чуть позже. Но не в случае первого разговора и возможного договора, нужного мне гораздо больше, чем клану.
        Стук в дверь — и через пару секунд на пороге появляется Сигурд. Физиомордия довольная, а это значит только одно — его слова не просто выслушали, но к ним еще и прислушались.
        — Привет, Макс. А мы к тебе в гости.  — Сигурд посторонился, пропуская впереди себя человека явно высокого уровня в типичном облачении Говорящего с Духами.  — В общем, представляю тебе своего друга по реалу и одного из лидеров нашего клана, Харальда. И он хочет с тобой поговорить.
        — Скорее уж «не возражаю»,  — хмыкнул Говорящий, проходя в комнату и усаживаясь в кресло.  — Хочет твой новый знакомец, у него к нашему клану интереса куда больше, чем у клана — к нему. Ну а клан в моем лице будет слушать, внимательно взвешивать все плюсы и минусы. А потом уже и решение примем, исходя из услышанного и обдуманного.
        — Ну тебе виднее…
        — Ты прав, Сигурд, МНЕ как раз и виднее. А ты пока последи, чтобы случайные гости уши возле двери не грели. И не делай обиженную морду лица, я же не говорю, что с другой стороны. С этой, друг мой, с этой…
        М-да, серьезный тип, как ни посмотри на него. И я даже не про уровень и экипировку, хотя последняя может вызвать непроизвольное слюноотделение как у игроков одного с Харальдом класса, так и у охотников за трофеями. Глаза. Они ощупывали пространство, выискивая теоретически возможную угрозу, остановившись сначала на моей персоне, а потом на двери, что вела в смежную комнату. И вот первый уточняющий вопрос:
        — Там эта драконида, которую ты из ее клана умыкнул?
        — Да, она самая. Лаира шер Нект.
        — Понятно. Что имеешь предложить, Макс? За тобой, как шавки за мопедом, несутся члены Гильдии Равновесия и Ледяные. Ты умеешь наживать врагов, а прикрывать тебя от них без веской причины не вижу особого смысла. Я Мора и Кампанеллу к любимым авторам не отношу, а все утопии связаны со словом «утопили». Понимаешь, к чему разговор смещаю?
        — Понял, не дурак. А вот дурак бы не понял,  — слегка усмехнулся я, потому как разговор пошел по вполне разумному пути, к которому я был подготовлен.  — И уверяю, что ответ на вопрос вроде «а нахрена ты нам нужен» у меня имеется.
        Харальд, довольно осклабившись, откинулся на спинку кресла, скрестив руки на груди. Он не спрашивал ни о чем, просто смотрел на меня и ждал продолжения. Дескать, тебе надо — вот ты и надрывайся, убеждая меня в своей правоте. Мля, а ведь действительно чуть ли не лучший выбор из всех возможных вариантов поведения. Уважаю. Ну а сказать… Сейчас и незамедлительно получишь ты у меня часть расклада. Надеюсь, что ум Харальда позволит ему оценить предлагаемую авантюру.
        — Да, у меня есть враги, это так. Но часть из них, пусть и меньшая — и твои враги тоже. Я про Ледяных Убийц. А коли так, то открываются определенные… перспективы.
        — Внимательно слушаю, продолжай.
        — Я сейчас действительно, для Гильдии — в меньшей степени, а для Ледяных — в большей, ассоциируюсь с чирьем на заднице. Вроде ничего опасного, зато раздража-ает… слов нет. А такую ситуацию можно и даже нужно обыграть. Только вот один я с подобным не справлюсь, это занятие отнюдь не для одиночки.
        — Интересно излагаешь.  — Харальд оставался недвижим, но в глазах начал разгораться интерес.  — Только нашему клану совсем не нужен конфликт с Гильдией Равновесия. Разный калибр. Да и предпосылок для вражды пока не наблюдается. А ты, уж прости, даже на самый маленький повод не тянешь.
        Я посмотрел на переминающегося с ноги на ногу Сигурда. Мой приятель явно и хотел бы что-то добавить, но несколько… тушевался перед клановым начальством. Что ж, это меня вовсе не расстраивало. Здесь же не благотворительная организация, а вполне трезвый расчет. Я же пытаюсь продать определенного рода «товар», расхваливая его достоинства и скрывая недостатки.
        — Разве говорилось, что мой план включает в себя риски для вашего клана поссориться с Гильдией? Вовсе нет.
        — Риск — само принятие тебя в наши ряды,  — слегка скривился Харальд.  — Мы стараемся защищать каждого из своих. Поэтому…
        — А вот чтобы не возникло «поэтому», я предлагаю действовать более тонко. В плане, который мне удалось разработать, с нашей стороны прямо буду задействован лишь я один. А вот косвенная помощь — дело другое. Проверка места действия, предварительные расчеты, кое-какое оборудование, без коего никак не обойтись. ЭТО одному не вытянуть.
        — Не тяни мантикору за хвост, она ядовитая…
        — Не буду, Харальд. Я хочу стравить между собой Ледяных убийц и наемников Гильдии Равновесия. Стравить нагло, жестко, да к тому же опозорить что тех, что других. Если все пройдет гладко, они некоторое время с энтузиазмом будут вредить друг другу, тем самым давая возможность знающим о сути хорошенько погреть руки. Думаю, что лишним это не окажется.
        — Далеко не всегда реальность совпадает с планами.
        Тут я широко улыбнулся и развел руками:
        — Уважаемый, а что теряет Мьельнир? Ни-че-го! Пусть даже Гильдия и Ледяные Убийцы сцепятся единовременно — это все равно поможет. Поднимете последних на смех сразу, а не спустя некоторое время, только и всего. Что же до меня, так Гильдия еще очень сильно подумает, стоит ли им позориться дальше, уподобляясь бешеному носорогу, гоняющемуся за укусившим его за яйца комаром.
        — Хм… Мне это начинает становиться интересным. Немного, самую малость… Но в любом случае, Макс, я не собираюсь выделять тебе большое количество финансов в расчете на возможную окупаемость.
        — Этого и не потребуется. Минимум вложений, максимум эффекта. Но есть одна необходимая деталь.
        — Слушаю.
        — Моя спутница, Лаира.  — Я на мгновение стрельнул взглядом в сторону смежной комнаты.  — Серьезных неприятностей в ближайшее время ей ожидать не стоит, но вот от обычных избавить ее хочется. И опять же от клана не потребуется ничего сложного. Достаточно разрешить ей нахождение в вашей зоне влияния и оградить по возможности от любителей прокачаться за счет местных. Это реально?
        Харальд слегка склонил голову, словно рассматривая меня с другого ракурса. Видимо, мало-мало, но я сумел его удивить. Никак не вязались мои предыдущие дела — о коих ему, вне всякого сомнения, успели доложить — и вот эти прозвучавшие слова. Вот и пытался один из лидеров Мьельнира упорядочить имеющиеся у него факты обо мне, таком странном. А ведь упорядочил, по глазам вижу!
        — Значит, планы строишь насчет принцессы не самого мелкого клана драконидов. Индивидуальная линейка заданий, возможные тайники клана Нект? О нет: я не задаю вопросов тебе, и уж точно не требую ответов. Так, мысли вслух.
        — И?
        — И я соглашусь выполнить твою просьбу. Более того, предоставлю выбор между обычным членством в клане и статусом «гостя клана». Для тебя. Твоя же… спутница в любом случае получит лишь последний.
        В этом я даже не сомневался. Местные персоны, в отличие от игроков, априори не могли состоять в кланах, образуемых Тенерожденными. Да туда их никто и не пригласил бы. Правила, наложившиеся на психологию, от коих ни спрятаться, ни скрыться. Что же до выбора…
        — Я предпочту статус гостя, Харальд.
        — Вот видишь, Сигурд,  — слегка улыбнулся тот, разворачиваясь в сторону стоявшего возле двери соклановца,  — человек выбирает то, что ему в настоящий момент более выгодно. Не пойму, правда, чего здесь больше, осторожности или хитрого расчета, но оно не столь важно. Учись азбуке интриг, пригодится. И здесь, и в реальном мире.
        — Но почему…
        — …Макс выбрал статус «гостя клана»?  — завершил до конца не озвученный вопрос Харальд.  — Ему был дан выбор. Один вариант предусматривал меньший риск, но вместе с тем — ограничение свободы действий. Он же предпочел риск, но с сохранением почти полной свободы. Проще говоря, он или не любит подчиняться вообще, или хочет всегда быть во главе, а не под управлением. И это хорошо согласуется с тем, что ты мне про него рассказывал.
        — Сложно тут все,  — махнул рукой Сигурд,  — мозги у меня наизнанку вывернутся от всех твоих штучек в стиле Макиавелли.
        — Значит, так и останешься бойцом клана,  — философски подметил Харальд,  — хорошим бойцом, это я тебе и сейчас могу сказать, но не больше. А вот если надоест находиться в этой «экологической нише», тогда придется научиться высокому искусству интриг, оно же — политика. Ну а с тобой,  — тут он вновь сконцентрировался на моей персоне,  — с тобой мы сейчас во всех деталях обговорим тот самый план, который ты хочешь предложить…


        Выплыв из воспоминаний, я вновь напомнил себе, что все прошло успешно. Статус гостей клана Мьельнир для меня и Лаиры, одобренный план по стравливанию между собой Гильдии и Ледяных. Правда, поработать над последним придется ой как серьезно, ну так я и не возражаю. Плюс есть еще одна деталь, которую клану Мьельнир знать совсем не требуется.
        Какая именно? Мои тесные связи с Кругом, само собой разумеется. Непременно свяжусь в самое ближайшее время непосредственно с Аффометом. На кой? А чтобы попробовать вытрясти поддержку Круга в моем конфликте с представителями Гильдии Равновесия. И еще…
        Лаира опять заворочалась, явно решив на какое-то время выплыть из сонных грез. Интересно, я случайным движением ее побеспокоил или простое совпадение? Ну да не столь важно.
        — Не спишь,  — констатировала она очевидное.  — Что-то случилось или?..
        — Ничего, чудо ты мое крылатое. Просто думаю. Ты же знаешь, нам, Тенерожденным, спать очень мало требуется. Вот и смотрю в потолок, обдумывая планы на ближайшее время. А их у меня много.
        — А у меня?
        — Не меньше,  — подмигнул я дракониде.  — Непременно устроим твоим недругам массу неприятных сюрпризов. Фантазии и хитрости на эти дела — в достатке. Ну а насчет средств и возможностей постараюсь решить в скором времени.
        — Ну тогда ладно. Я — дальше спать, а уж поутру поговорим… Или чуть позже…
        Сладко зевнув, Лаира устроилась поудобнее, и уже через минуту-другую ее дыхание стало ровным. Спит. Вот и отлично. Я же, чтобы не потревожить сон девушки, аккуратно переместился из кровати в кресло, после чего озаботился стаканчиком прохладительного из местного аналога холодильника, а заодно и сигареткой. Пришла пора не просто набросать предварительный скелет плана, но и придать ему полную завершенность. Ту самую, о которой людям из Мьельнира знать как-то и не следует.
        Для удобства снимаю стимкомп с руки, кладу его себе на колени и начинаю печатать сообщение Аффомету:
        — ПРИВЕТСТВУЮ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ШЕСТОГО КРУГА. ГРИМАСЫ ДЕМОНОВ СУДЬБЫ ВНОВЬ ЗАНЕСЛИ МЕНЯ В ГОРОД КАРАХ, ГДЕ ПО МОЕМУ СЛЕДУ НАВЕРНЯКА ПОЙДУТ ОХОТНИКИ ГИЛЬДИИ РАВНОВЕСИЯ. НО ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ УСТРОИТЬ ИМ ВЕСЕЛЫЕ СЮРПРИЗЫ. БУДЕТ ЖЕЛАНИЕ ПОСПОСОБСТВОВАТЬ?
        Отправляю послание и жду. Добил первую сигаретку, прошелся по комнате, остановившись полюбоваться видом на ночной город. Вот и вторая курительная палочка в дело пошла. Только я уже был готов констатировать, что Аффомету сейчас не до моих посланий, как вибрация техномагического устройства доказала обратное. Что ж, тем лучше.
        — И ЧТО ЖЕ ТЕБЕ НОЧЬЮ-ТО НЕ СПИТСЯ?! И ЗАЧЕМ, ВО ИМЯ ЛООС, ТЫ ПОЛЕЗ ТУДА, ГДЕ ЗА ТОБОЙ ИДЕТ ОХОТА?  — Эмоции в этих напечатанных словах били фонтаном.  — НО ЕСЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ ПЛЯСАТЬ В ЖЕРЛЕ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ВУЛКАНА, ТО НЕ ВИЖУ СМЫСЛА ТЕБЯ ОСТАНАВЛИВАТЬ. БОЛЕЕ ТОГО, ПОПРОБУЮ ПОДУМАТЬ ОТНОСИТЕЛЬНО ПОМОЩИ. ЧТО ТЕБЕ НУЖНО?
        — УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ К ГИЛЬДИИ РАВНОВЕСИЯ. НЕ ГРУБАЯ, А ТАКАЯ, ЧТОБЫ ТОЛЬКО УМНЫЕ ЛИЧНОСТИ МОГЛИ ПРОСЕЧЬ СИТУАЦИЮ И СДЕЛАТЬ НУЖНЫЕ ВЫВОДЫ. Я СКИНУ НЕСКОЛЬКО МЕСТ В КАРАХЕ, ГДЕ Я МОГУ УСТРОИТЬ ЗАПАДНЮ, ТАК ЧТО НУЖНО БУДЕТ ВЫВЕСТИ НА КАКОЕ-ТО ИЗ НИХ. ВРЕМЯ СВОБОДНОЕ, НО МЕНЯ О НЕМ ПРЕДУПРЕДИТЬ НАДО НЕ В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ.
        — БУДЕТ РЕШЕНО. КРУГУ ВЫГОДНО ПОДОБНОЕ ОТВЛЕЧЕНИЕ ВНИМАНИЯ НЕКОТОРЫХ ПЕРСОН ИЗ ГИЛЬДИИ. НУ А ТЫ, МАКС, ПОЛУЧИШЬ В СКОРОМ ВРЕМЕНИ НОВОЕ ЗАДАНИЕ. БОЛЕЕ ТОГО, СМОЖЕШЬ ВЫБИРАТЬ ОДНО ИЗ НЕСКОЛЬКИХ. ДА, ЮНЫЙ ТИФЛИНГ, ТЫ УЖЕ УСПЕЛ ПОДРАСТИ ДО ТАКОГО УРОВНЯ. ЖДИ СООБЩЕНИЙ.
        Вот и поговорили. Продуктивно, ничего не скажешь; жаловаться грешно. Разве что… А, нет, вопрос снимается. Стимкомп отплевывается системным сообщением насчет поступившего задания:
        «ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ ОТ ПОСВЯЩЕННОГО ШЕСТОГО КРУГА АФФОМЕТА. УСТРОИТЬ ЛОВУШКУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ГИЛЬДИИ РАВНОВЕСИЯ И НАНЕСТИ ПОПАВШИМ В НЕЕ МАКСИМАЛЬНЫЙ УЩЕРБ. ВРЕМЯ ВЫПОЛНЕНИЯ СТАНЕТ ИЗВЕСТНО ПОСЛЕ ПОСТУПЛЕНИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ. УСЛОВИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ — ВАРИАТИВНЫ. НАГРАДА: ОПЫТ, ДЕНЬГИ, ВОЗМОЖНОСТЬ В ДАЛЬНЕЙШЕМ ВЫБИРАТЬ ЗАДАНИЯ ОТ КРУГА ИЗ НЕСКОЛЬКИХ ВАРИАНТОВ».
        Серьезные бонусы угрожают выдать в случае успеха. А значит, и дело предстоит не из легких. Ничего, я еще и с Мьельнира стрясти «на бедность» постараюсь. Не жадности ради, а скорее предусмотрительности для. Ну а пока — надо разобраться с накопившимися единицами умений и характеристик. Их у меня мно-ого благодаря рискованной эскападе с похищением моей дракониды из родных мест.
        Характеристики, числом двадцать четыре. Раскинуть получится быстро и без особых раздумий. Восприятие и ловкость мне, как Скользящему, не сильно критичны. И не потому, что не важны, тут совсем иное. Я те особенности, за которые они отвечают, в реале хорошо развивал, а оказавшись в мире Скарлайга ЦЕЛИКОМ, «скользнув» в него, утащил за собой и умения внешнего мира. Так что до поры до времени старыми запасами обходиться могу. Ну а дальше видно будет.
        Итак, пять единиц в Выносливость, ибо толщина тушки необходима любому из нас. Затем семь единиц в Интеллект, ну а остаток — в Волю, ибо для техномага энергии много не бывает, бывают лишь импланты, жрущие ее в немереных количествах. Угу, отлично. Теперь переходим к сложным процедурам, сиречь к умениям.
        Умения… Развиваю я две основные для меня ветви: Повелителя Духа и собственно линейку имплантов. Новые полезности откроются на тридцатом, то есть на следующем рубеже. До которого мне осталось не так и далеко. Значит, часть из одиннадцати единиц зарезервируем. Зато другую вложим сейчас, ведь дело планируется не абы какое.
        Думай, Макс, шевели соображалкой! До новых, интересных имплантов пока не добраться, их не открыли. Остается либо открыть возможность усовершенствования уже имеющихся, либо… Есть тут одна штучка под названием Песня Сирены. Как следует из названия — имплант этот действует на голосовые связки, давая возможность очень серьезно видоизменять собственный голос. Обычно техномаги не особенно его замечают на низких уровнях, а потом, когда прокачиваются до серьезных высот, им просто не с руки вкладывать массу единиц умений. Ну а мы пойдем другим путем.
        Песня Сирены на первом уровне всего-навсего позволяет усилить голос. Полезно разве что для тех, кто нуждается в способности громко орать. Сферический пример в вакууме — сержант на плацу, дрессирующий новобранцев. Пустышка. Как ни крути. Второй уровень умения расширяет диапазон звуков, которые способно издавать человеческое — или там эльфийское, что не суть важно — горло. Тоже пустышка с точки зрения полезности? Не совсем, это ведь промежуточная модификация, потому как третий уровень Песни Сирены выводит на действительно важную способность. Ну не считать же мелочью возможность подражать голосу любого из тех, чей голос ты слышал на протяжении некоторого времени. Затраты же тут — активация 20 единиц, для поддержки 5 единиц в минуту.
        Вот сюда три единицы умения и вбухиваю. Ничуть не жалко, если честно признаться. Умение мало того что само по себе полезное, так ведь дальнейшее развитие приведет к еще более серьезным плюшкам. В том числе и боевым, как бы парадоксально это ни звучало. Осталось лишь купить да установить, ну да это пока терпит.
        Дальше к работе с духовной энергией переходим, а именно усиливаем активную защиту и еще более активное нападение. Иными словами, две единицы в Шоковую Петлю, да столько же в Разящий Доспех Духа. Все; для моего нынешнего уровня развитие этих двух заклятий упирается в потолок.
        И… хватит. Оставшиеся четыре единицы в резерве, ведь тридцатый уровень вот-вот ожидаемо нагрянет. Остается, пожалуй, прилечь рядом с мирно спящей девушкой и просто расслабиться. Подремлю малость, а затем по полной включусь в подготовку к важным событиям.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Аналитический отдел Корпорации


        Мануэлла, откинувшаяся на спинку дивана в личной комнате отдыха, чувствовала себя разбитой. Дела; их было слишком уж большое количество, а время в сутках так и оставалось ограниченным 24 часами, из которых часть требовалось выделять на еду, сон, красивых мальчиков. Иначе и свихнуться недолго. Да, были помощники, порой небесталанные, но особо важные поручения все равно приходилось держать под личным контролем. Особенно последнее, связанное с поиском этого Макса, новообразовавшегося Скользящего, которым так сильно заинтересовался Степлтон.
        Лехман и Тормасов, гори они в геенне огненной! У Мануэллы Гонсалес всегда были проблемы во взаимоотношениях с этими двумя членами совета директоров Корпорации. Разные подходы к решению проблем, стычки в борьбе за влияние, да и личные мотивы присутствовали, чего уж там. Но слово председателя, то есть Степлтона, было законом. Власть и деньги, деньги и власть — вот то, что олицетворял этот человек. А заодно — и серьезные планы относительно возможностей этих самых Скользящих.
        Насчет возможностей она была согласна, но методы… Жесткость и еще раз она же. Был бы человек, а принудить его к сотрудничеству всегда можно. И лучше уж туповатый, но исполнительный инструмент, чем те, кто стремится сохранить свободу действий, которую им по статусу иметь не подобает.
        Нет, надо расслабиться… Помассировав виски, женщина потянулась в маленькой золотой коробочке, где хранились таблетки, над которыми в свое время изрядно поработали химики из научного отдела. Те, относительно кого она была уверена, что они не имели тесных связей с профессором.
        Добыв оттуда одну маленькую таблетку насыщенно-желтого цвета, Мануэлла положила ее под язык, как и предписывалось по инструкции. Теперь надо было как минимум на минуту попробовать отрешиться от всего окружающего, пока стимулятор сделает свое дело.
        Не смотреть, не слушать, даже по возможности не думать. И тогда… Мягкая волна подхватила ее разум, ласково дотрагиваясь до самых потаенных уголков подсознания. Наполняя энергией и уверенностью. И схлынула… правда, оставила кое-что после себя. Гонсалес улыбнулась, вспоминая, что разработчики этого препарата советовали принимать его не больше чем раз в два-три дня. Она хоть и следовала этому, но вот сейчас ей придется нарушить традицию. Ненадолго.
        Значительно взбодрившись, Мануэлла потянулась за материалами, которые ей недавно доставили. В них говорилось об окружении Макса в Скарлайге, равно как и о том клане, с которым у него явно намечались хорошие отношения. Итак, клан Мьельнир… А у парнишки хороший вкус! Женщина попробовала прикинуть иные возможные варианты — и убедилась, что по первому впечатлению выбор был оправдан.
        АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА. КЛАН МЬЕЛЬНИР.
        ЛИЧНЫЙ СОСТАВ: ОКОЛО 250 АКТИВНЫХ ЧЛЕНОВ, ЕДИНАЯ КУЛЬТУРНАЯ ГРУППА (СЛАВЯНСКАЯ), ЯДРО КЛАНА ЗНАКОМО В РЕАЛЬНОМ МИРЕ.
        ЛИДЕР: ХАРАЛЬД. В РЕАЛЬНОМ МИРЕ АЛЕКСЕЙ НЕЧИПОРУК, 33 ГОДА, ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ «ПРИМА-БАНКА». ФОРМАЛЬНО УПРАВЛЯЕТ КЛАНОМ ВМЕСТЕ С ЕЩЕ ДВУМЯ СВОИМИ ЗНАКОМЫМИ ПО РЕАЛЬНОМУ МИРУ, НО ПО ФАКТУ РЕШЕНИЯ ПРИНИМАЕТ ЕДИНОЛИЧНО, ХОТЯ И УЧИТЫВАЯ МНЕНИЯ «СОПРАВИТЕЛЕЙ».
        МЕСТО БАЗИРОВАНИЯ: ГОРОД КАРАХ. В ДРУГИХ ГОРОДАХ КЛАН ПОСТОЯННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА НЕ ИМЕЕТ, ПРЕДПОЧИТАЯ БЫТЬ СИЛЬНЫМ В ОДНОМ МЕСТЕ, А НЕ РАСПЫЛЯТЬ СОСТАВ, ОСЛАБЛЯЯ УДАРНЫЕ ГРУППЫ.
        ЗОНА ВЛИЯНИЯ: КЛАНОВЫЙ КВАРТАЛ РАЗМЕРОМ 1/5 ОТ СТАНДАРТНОГО. ДОЛЯ ПРЕСТИЖА ПРИНЕСЕНА В ЖЕРТВУ ИЗ-ЗА БОНУСОВ, ПОЛУЧАЕМЫХ В ЗАЩИТЕ. КЛАН ВЛАДЕЕТ НЕСКОЛЬКИМИ ТРАКТИРАМИ И ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ ГОСТИНИЦАМИ, ИМЕЕТ ИНТЕРЕСЫ В ДОСТАВКЕ ЗАПРЕЩЕННОЙ ПРОДУКЦИИ ЗА ПРЕДЕЛЫ КАРАХА. ЧЛЕНЫ КЛАНА ВЫСТУПАЮТ В РОЛИ НАЕМНИКОВ, ОБЕСПЕЧИВАЯ КАК ОХРАНУ И СОПРОВОЖДЕНИЕ, ТАК И ЛИКВИДАЦИЮ ЦЕЛЕЙ ШИРОКОГО КРУГА.
        СОЮЗЫ: ДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ОТСУТСТВУЮТ, НО ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ ЗАКЛЮЧАЮТСЯ ТАКТИЧЕСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ. ЭТО СВЯЗАНО ВСЕ С ТЕМ ЖЕ СТРЕМЛЕНИЕМ К САМОДОСТАТОЧНОСТИ, КУЛЬТИВИРУЕМОЙ ЛИДЕРОМ КЛАНА.
        ВРАГИ: ЛЕДЯНЫЕ УБИЙЦЫ, АНГЕЛЫ ВОЗМЕЗДИЯ, ПЕРЕВЕРТЫШИ. НАИБОЛЕЕ МОЩНЫМИ ЯВЛЯЮТСЯ ПЕРВЫЕ.
        РЕКОМЕНДУЕМЫЕ МЕРЫ ВЛИЯНИЯ: ПОДКУП ЖЕЛАТЕЛЬНО ПРИМЕНЯТЬ ЛИШЬ К РЯДОВЫМ ЧЛЕНАМ КЛАНА. ХАРАЛЬД И ЕГО ОКРУЖЕНИЕ ДОСТАТОЧНО ОБЕСПЕЧЕНЫ, К ТОМУ ЖЕ ПИТАЮТ СИЛЬНУЮ НЕПРИЯЗНЬ К ПОПЫТКАМ ПОДКУПА. СЛЕДУЕТ УЧИТЫВАТЬ ОСОБЕННОСТИ ЭТНОСА, К КОТОРОМУ ОНИ ПРИНАДЛЕЖАТ. ВОЗМОЖНО ВОЗДЕЙСТВИЕ ЧЕРЕЗ РУКОВОДСТВО «ПРИМА-БАНКА». ПРИНЕСЕТ ЭФФЕКТ, ЕСЛИ К ТОМУ ВРЕМЕНИ ОБЪЕКТ «МАКС» НЕ СТАНЕТ ДЛЯ ХАРАЛЬДА НЕ ПРОСТО ПРИЯТЕЛЕМ, НО И ЦЕННЫМ КАДРОМ. В ПОСЛЕДНЕМ СЛУЧАЕ — СИЛОВЫЕ МЕТОДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ИЛИ УГРОЗЫ ДРУЗЬЯМ И РОДСТВЕННИКАМ.
        ПРИМЕЧАНИЕ. ОСТОРОЖНО! ПОПЫТКИ СИЛОВОГО ДАВЛЕНИЯ СПОСОБНЫ ПРИВЕСТИ К НЕПРЕДСКАЗУЕМЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ. «ЗАГАДОЧНАЯ РУССКАЯ ДУША» — ЭТО НЕ ПРОСТО ВЫРАЖЕНИЕ.
        — Какие вы сложные, загадочные русские мальчики!  — промурлыкала Мануэлла, отбрасывая в сторону докладную.  — Перевести, что ли, эту проблему на Тормасова? Или все же нет… а то слишком большое влияние получит. Ведь тоже оттуда, потому и непредсказуем в некоторых областях. Хотя гениален, это даже я признаю.
        Ответа конечно же не последовало. Поскольку в комнате больше никого и не наблюдалось. Но вот была у женщины такая привычка — разговаривать как бы с пустотой, выводя особо важные мысли на поверхность. Так лучше думалось. Разумеется, она позволяла себе так расслабиться лишь после тщательной проверки на тему подслушивающе-подглядывающей аппаратуры.
        Впрочем, решение уже было принято. Сначала золотой дождь, а только потом, если не получится, в ход пойдут угрозы. И плевать на предупреждение аналитиков ее команды. Сломить можно любого. Главное — надавить с достаточной силой и не оставить объекту шанса спрыгнуть с разогнавшегося поезда. А все неудачи в подобных случаях — всего лишь огрехи исполнителей и планировщиков. Сама же идея слабых мест не имеет, независимо от того, к кому применяется. Одиночка бессилен перед системой, так было всегда.
        Встав и потянувшись с грацией уже немолодого, но сытого и холеного хищника, Мануэлла подошла к встроенному в стену зеркалу и внимательно посмотрела на свое отражение. Пусть первая молодость была уже позади, но косметика, а в последнее время и пара подтяжек поддерживали ее красоту на вполне себе высоком уровне. Да и стиль, совмещавший в себе элементы бизнес-леди и женщины-вамп, действовал на кавалеров немногим слабее ударной дозы «Виагры».
        Достав из кармана мобильник и набрав привычный номер, Мануэлла бросила короткую фразу-приказ:
        — Буду дома через полчаса. Через час пригласите ко мне Фреда.
        — Но…
        — Никаких «но». Если ему будет лень отрывать от сиденья гоночного авто свою накачанную в спортклубах задницу, то напомни, что стоит мне пошевелить пальцем… В общем, сам поймет.
        — Будет исполнено, сеньора.
        — Я и не сомневалась,  — усмехнулась Гонсалес, уже нажав клавишу отбоя.  — И только попробуй опоздать, мальчик… «Мамочка» желает развлекаться. А работа подождет до завтра.



        ГЛАВА 2

        Да, нелегкая это работа — во болото тащить бармаглота… Особенно если в качестве болотной трясины выступает полузаброшенный склад, на котором из относительно ценного имущества — лишь случайно залетающие сюда гарпии да прокапывающиеся сквозь грунт монстрики, мило называемые «скульпторами». Прозывают их так по той причине, что умеют, паразиты, распылять на небольшой области очень клейкую гадость, делающую из попавших под раздачу этакие живые скульптуры. Правда, живыми они остаются недолго: ровно до того момента, как удачливый «скульптор» не решит выпить из своей жертвы все соки. А решает он это быстро, максимум через полминуты после удачного плевка.
        Почему именно это место? А удобное оно, вот в чем нюанс. Опасное для совсем уж низкоуровневых Тенерожденных и местной мелкой гопоты, высокоуровневые товарищи сюда не полезут, ибо толку ноль. А остальные? Могут, но весьма нечасто, потому как спуск в норы «скульпторов» могут найти лишь те, кто предварительно выполнил определенную цепочку квестов. Только вот не пользуется она особой популярностью, ибо времени уходит много, а толку, как говорилось в популярном мультике, маловато будет.
        Так или иначе, а место было выбрано, время тоже назначено. Оставались лишь последние «штрихи к портрету». В частности, последние проверки установленного на месте будущей ловушки оборудования, а заодно и путей отхода. И вот с этим могли возникнуть некоторые сложности. Одна из сложностей сейчас стояла рядом и сверлила меня не самым добрым взглядом.
        — Ну и что ты, Лаира, так эмоционируешь по столь малозначимому поводу? Я же в двадцатый раз тебе повторяю, что проблем особых ожидаться не должно, почти все подготовлено, а форс-мажорные ситуации… тут уж как карты лягут.
        — Вот, Макс, и я о том же! Одному тебе идти неразумно, а я пригодиться могу.
        — В любой другой ситуации — нет вопросов. Но тут вряд ли это уместно. Ты воин, а магических возможностей — ровно ноль без единой палочки. Я поневоле буду отвлекаться, а это недопустимо.
        Чувствуя, что разговор вот-вот может выйти на нежелательную стадию откровенной разборки «кто есть ху», усиленной чисто девичьими особенностями, я только и мог, что обнять разволновавшееся чудо с крыльями и пообещать:
        — Следующим номером займемся одной из твоих проблем. А тут уж без твоего самого непосредственного участия никак не получится. Договорились?
        — Угу…  — кивнула Лаира. Мигом переходя от взвинченного состояния к расслабленному.  — Просто тут все чужое, а хочется чем-то важным заняться.
        — Так займись. Здесь проблемы нет. Даже более того, я буду очень рад, если ты во всех подробностях распишешь те планы, которые сейчас если где и находятся, то только в твоей прелестной головке. Ну что, договорились?
        — Буду работать. Только ты постарайся поскорее вернуться.
        — Все возможное сделаю, но не в ущерб сегодняшней затее. Кстати, она и тебе помочь может,  — почувствовав, что на меня вот-вот вывалят ворох вопросов, я добавил: — И об этом — тоже после возвращения. Не стоит рассматривать шкуру неубитого дракона. Если что срочно понадобится — связывайся с Хель или Хельги — этим двоим можно верить. Не абсолютно, но и это в нынешнем раскладе неплохо. Все, не пропадай тут.
        И все равно покинуть комнату мне удалось лишь минуту спустя. Лаира не упустила возможности расцеловать «на дорожку» да пообещать, что честно-честно будет работать в поте лица за ради скорейшего составления важных планов. Тут я ей верил — планы у девушки наверняка были наполеоновские. Наверняка еще успею задолбаться, воплощая в жизнь хотя бы определенный процент от их общего числа.
        Выйдя из «Танцующего гхола», я без малейшего удивления обнаружил поблизости стоящий на обочине незанятый экипаж. Уж о такой мелочи точно позаботились. Может, аффометовские помощники, а может — и народ из Мьельнира. В любом случае мне сейчас надо ехать по заранее обговоренному маршруту, причем так, чтобы не спровоцировать возможных шпиков на активные действия раньше намеченного момента времени.
        Итак, первый пункт маршрута — небольшая алхимлаборатория, адрес которой мне дал Урзалл. Ругался, конечно, что Аффомет озадачил его этим заданием неожиданно, из-за чего пришлось напрягать своих подчиненных. Ну да это дело житейское. Тем более старый техномаг и алхимик всегда любит ворчать. Зато распоряжения своего начальства выполняет и надежно, и в срок.
        Командую водителю остановиться и говорю, чтобы тот ждал. Плата внесена авансом, причем с солидным запасом, поэтому могу кататься хоть до морковкина заговенья.
        М-да, место, скажу я вам — так себе. Район средней руки, само заведение выглядит бедновато. А уж зайдя внутрь, я удостоверился, что ЗДЕСЬ вряд ли производят действительно ценные и качественные алхимические составы. Зато работать в качестве посредников — иное дело.
        Вот и он. Посредник. Простой на вид человек в возрасте, приближающемся к пожилому, и не выглядящий опасным противником. А вот что таится под маской этакого добродушного торговца среднего пошиба — это разве что боги ведают, да Урзалл, который сие место назвал. По крайней мере, наведя осторожные справки, я не слышал, чтобы в этом месте пытались пакостить клиентам. Следовательно, есть на то серьезные причины. Это же Карах, а не эльфийская богадельня для убогих на голову, тут для нормальной жизни нужно иметь или силу, или связи.
        — Позвольте проверить ваш стимкомп, почтенный,  — пробормотал человек, дотрагиваясь до девайса чем-то вроде присоски.  — Ага, вот как… Что ж, это действительно вы. Сейчас я передам вам посылочку от известного вам лица.
        — Я вам что-то должен?
        — Нет-нет, все уже оплачено,  — улыбнулся посредник, извлекший из складок своего бесформенного одеяния небольшой запечатанный сверток.  — Проверьте сохранность, дабы к моему респектабельному в наших кругах заведению не было претензий.
        Кивнув, я двинулся в сторону ниши, специально предназначенной для подобных целей. Оказавшись внутри, дернул за рычаг, и спустя несколько секунд от остальной части помещения меня отгородила силовая завеса, прозрачная с моей стороны, но абсолютно непроницаемая снаружи. М-да… действительно серьезная посредническая контора под ширмой захудалой лавчонки, производящей и торгующей второсортной алхимией.
        Разворачиваем, смотрим… Отлично! Все по предварительной договоренности, ничего не забыто. Эликсир отвращения внимания, который мне сильно понадобится, когда потребуется уходить. Причем эликсир не в склянке, а в одноразовом инъекторе, который приклеивается к телу и срабатывает по команде.
        Активатор установленных на месте засады ловушек. Они не абы какие, а настоящий эксклюзив. Причем упор тут сделан не на мощь, а на скрытность, чтобы ни одна любопытная зараза не смогла обнаружить. И настройки у них… Мм, просто прелесть; как раз под условия задачи, перед нами поставленной. И, само собой разумеется, мне они вреда нанести не должны, это приоритетным пунктом оговорено.
        Ну и на десерт — кристалл-идентификатор, который занимает важное место в плане. Но ценность имеет равную нулю. Почему так? А вот сейчас появится повод удостовериться…
        Убрав защиту с ниши, я вышел в комнату и, поблагодарив посредника за услуги, покинул сие гостеприимное и однозначно полезное заведение. Экипаж был на том же месте, где я его и оставил. Теперь залезть внутрь и отправиться к следующему месту, мимо которого никак не проехать. Вот только…
        Сильно не понравились мне две личности в пределах видимости. Казалось бы: стоит орк в кожаной, усиленной руническими письменами броне. Ну смотрит он на девочек, рекламирующих свои услуги, так это и нормально, против физиологии не попрешь: у местных все реакции — абсолютно естественные. Ан нет, не все так просто. Заметно, что взгляд его то и дело притягивается к полуорчанке, а он его отводит, усиленно разглядывая менее интересных жриц любви, но расположенных ближе к моему экипажу. Непорядок, однако!
        А вот еще один, на сей раз тангар. Табачку ему для трубки прикупить захотелось. А сортов много, а все попробовать надо. Вот и гоняет бедного лоточника на предмет попробовать всего и помаленьку. Видно, что ведет себя пристойно, финансы наверняка неплохие засветил, раз торгаш перед покупателем так и стелется. Идеальная «прикрышка» для длительного времяпрепровождения. И все бы ничего, да только расположение идеальное, чтобы полностью контролировать все сектора. Не слишком удобные для орка. В паре работают, причем ой ли не как дети малые. Профи, млин. И явно не Ледяные. Не-эт, это Гильдия, тут и к гадалке визиты наносить не стоит.
        Сбрасывать хвосты? А на кой? Только так, минимально необходимые меры предосторожности, дабы не вызвать у шпиков подозрения как раз излишней для меня беспечностью. И вообще, я еду в банк! Не абы какой, а весьма солидный, работающий с серьезными финансами, а также славный самой высокой в Карахе защитой индивидуальных сейфов.
        Что за шуточки такие странные? Ведь у меня просто не успели образоваться ценности настолько серьезные, чтобы нести их в банк на сохранение. Так-то оно так, но это еще вопрос, потому как о прихваченном Лиарой из родового замка добре позаботиться в ближайшее время ой как стоит. Только это ЕЕ вещи, я тут могу лишь советовать.
        А советовать придется. При всех своих немалых достоинствах прелестная драконида не слишком раньше заморачивалась финансовыми вопросами. Совсем не слишком… Да и прихваченные ею в спешке вещи надо на досуге рассортировать: что продать сразу, что оставить в резерве, что продавать не стоит ни при каких раскладах. Ну а на полученные средства красотку экипировать следует, да по высшему разряду. Да, именно так. Я, хоть и считаю себя джентльменом, с моими нынешними средствами никак не потяну еще и ее амуницию. Тут бы со своими тратами разобраться.
        Траты… Глядя в окно экипажа на проплывающие мимо особняки, я поневоле улыбнулся. Дело тут не в том, что Карах — дорогой город. Нет, тут дорогие лишь земля и недвижимость, но это чисто клановые дела, я от них пока ой как далек. Остальные же цены одинаковы по всему Скарлайгу. Тут иное. Дорог и сложен сам класс техномага. Импланты надо не только изучить, но еще и купить, а потом установить. А все это стоит немалых средств. Вот они, те самые проблемы при прокачке, и чем выше уровень, тем больше средств приходится вкладывать.
        Дисбаланс? Вовсе нет. Есть определенные профессии, позволяющие, после долгого и упорного их развития, производить самому некие полуфабрикаты, из которых более развитые спецы и делают те самые импланты. Только для меня подобный путь совсем нерадостен. Я никак не впаду в энтузиазм насчет долгих часов и дней, потраченных на развитие чисто профессиональных навыков, хотя некоторые и находят это интересным. Не мое — и все тут. Да и цели у меня… специфические, по любым меркам. Вот и кручусь юркой змейкой, выискивая рискованные, но перспективные пути. И пока получается, что не может не радовать.
        «Техно-банк». Массивное, далекое от изящества здание, возле которого вечно толпится народ, на платной стоянке дожидаются хозяев экипажи неистребимо стимпанковского колорита. Возле некоторых из них стоят личные водители, порой и охранники, что дожидаются возвращения хозяев.
        Мне тоже надобно туда. Не так чтоб надолго. Пройти в одно из сейфовых помещений, открыть с помощью стимкомпа и кристалла-идентификатора один из них — из разряда тех, где принято хранить рубино-сапфировые россыпи, забрать все имеющееся, да и отправиться восвояси. Только никому не ведомо, что кристаллы в мешочках — всего лишь аметисты, то есть наименее ценная платежная единица в мире Скарлайга. А вот сами упаковки — из-под рубинов.
        Обманка. Спектакль, разыгрываемый специально для Гильдии Равновесия. Я, если быть откровенным, понятия не имею, какую легенду для меня придумали и реализовали деятели из Круга. Зато ее успешность уже очевидна. Хвосты из числа ревнителей Равновесия присутствуют, настроены они серьезно, а отсюда можно делать выводы. Ну а в реальность они оформятся чуть позже, когда я окажусь на месте, на территории того самого полуразвалившегося склада. Значит, туда и отправляюсь, не теряя зря времени.


        Ай да молодцы, ай да красавцы! Тех двух личностей, которых я засек возле посреднической конторы, уже не наблюдалось. Слились грамотно, наверняка уступив почетные должности хвостов другим, еще не примелькавшимся. Флаг вам и в руки, и в задницы, родимые вы мои. Вы уже успели заметить мои визиты в банк и к посредникам, наверняка доложили и о том, что из сейфа были извлечены мешочки, в коих банк обычно помещает кристаллы рубина. Вывод тут ожидается довольно стандартный: тифлинг Макс, связанный с Кругом, тащится на встречу с целью оплатить нечто важное. Место встречи Аффомет наверняка слил тонко, но однозначно, время тоже. Примерное, конечно, но и этого более чём достаточно.
        Интересно, Ледяные Убийцы уже там? Должны быть, ведь лидеры Мьельнира просто обязаны спровоцировать своих давнишних врагов. Ведь «ледышки» — народ довольно простоватый, с интригами у них всегда кисло было, как говорил Сигурд и подтвердил минувшим вечером Харальд. А им врать резона нет. Тут же не похвальбы ради говорилось, а исключительно для более четкого планирования серьезного удара по репутации конкурента.
        Все. Приехали. Добавляю к уже внесенной плате неслабые чаевые. Не то чтобы оно надо, просто вот захотелось — и все тут. Выхожу из экипажа и, приведя в полную готовность оружие, активировав необходимые сейчас импланты, двигаюсь вперед. Склад не слишком далеко, всего пару минут неспешным шагом, но здесь уже возможны нападения тех же гарпий. Тут уж зевать не стоит, а то будет крайне обидно, если даже не убьют, а просто покусают.
        Накаркал! Едва только подошел практически к входу — точнее, одному из нескольких — как откуда-то сверху спикировали две пернатые тушки этих полуптиц. Значит, пришла пора заняться браконьерством, то есть изничтожением довольно редких в Скарлайге монстриков.
        Активируется заранее начитанное заклятие Шоковой Петли, а вместе с магическим оружием вступает дело и стрелковое. «Кувалда» в руке отплевывается железными подарочками, грохоча на всю округу, но исправно делая дырки в тварях. Мало того, тут еще и отбрасывающее действие, про него тоже забывать не след.
        Хорош этот несколько устаревший по меркам местных, но оченно мощный револьверного типа метатель. Краем глаза вижу системные сообщения о том, что гарпиям наступил окончательный кабздец. Оно и неудивительно, ведь эти комки перьев и изломанных костей унесло далече, а шариться в мусоре за ради сбора скромного лута… В другой ситуации я не упустил бы и этой добычи, ибо мое, с бою взятое, но только не сейчас. Нынче я играю роль в спектакле. Где сам являюсь одним из режиссеров. А роль эта не предусматривает такого поведения. Так что на всякий случай осмотримся на предмет других тварей, а заодно перезарядимся. Ведь «Кувалда» у меня восьмизарядная, не более того.
        Захожу внутрь, прислушиваясь к любому шороху. Уверен, что меня давно и с энтузиазмом ждут, но «комитет по встрече» от клана Ледяных Убийц шуметь до поры до времени не станет. Напротив, будет сидеть аки мышь под метлой, ожидая подходящего момента. Они же из-за прогнанной мьельнировцами дезы тоже думают, что я здесь встречаюсь насчет переговоров по контрабандной доставке алхимического сырья в Карах.
        Иду… Поднимаюсь по лестнице на второй этаж, затем двигаюсь по коридору, который и должен привести меня в обширное помещение, заставленное начинающими разваливаться ящиками да контейнерами. Пустыми, само собой разумеется, ибо все ценное отсюда давно вывезли.
        Захожу, пару секунд осматриваюсь, после чего вроде бы совершенно случайно подхожу к одному из ящиков, на который и присаживаюсь, положив метатель на колени. Надеюсь, что все получилось более чем естественно, переиграть сейчас может оказаться опаснее, чем недоиграть. Теперь еще набрать короткое сообщение на стимкомпе и отправить его на заранее названный адрес. На всякий случай; вдруг каким-то образом на малых расстояниях могут отследить нажимаемые клавиши. Нет, не взломать, ибо это никому не под силу, кроме совсем уж крутых хакеров и админов, а всего лишь последить чисто визуально. Магия, она в Скарлайге многое может, в этом я неоднократно убедился.
        Проверяю активатор поставленных ловушек… Хм, все замечательно. Стоят, готовы к действию, а заодно показывают присутствие в самом помещении и поблизости множественных целей.
        А мне сейчас надо самую малость подождать. Надеюсь, что агенты Круга пошлют на стимкомп сигнал насчет момента, когда спектакль должен перейти в следующую стадию. Тогда и только тогда надо будет провоцировать невидимых, но присутствующих здесь врагов.
        Минута, другая, пятая… Тянуть время так сильно вряд ли стоит. Если не поступит сигнала, я начну действовать на свой страх и риск! Прямо сейчас, и ни мгновением позже.
        Сигнал. А он означает только одно — гости из Гильдии Равновесия начинают стягивать кольцо вокруг этого склада. Хорошо еще, что не стали рисковать и устанавливать тут заклятия подслушивания-подглядывания. Наверняка в условиях дефицита времени сочли риск раскрытия своего интереса слишком большим. Ну так на то у нас и был расчет.
        Итак, поехали… Не вставая с ящика, заявляю:
        — Ну что, почтенные господа и возможно — дамы. Мне как-то уже надоело сидеть тут и ждать, пока проявитесь. Понимаю, конечно, что прежде чем получить аванс за поставки, надо проверить, а не привел ли курьер на своем хвосте всяких нехороших субъектов. Так уже несколько минут прошло, можно было два раза все вокруг прощупать и просканировать заклятиями многочисленными. В общем, «всем выйти из сумрака»!
        Купятся? Если да, то просто замечтательно. К тому же у меня есть чем подогреть возможный нездоровый энтузиазм представителей «ледышек». Харальд упоминал, что у представителей этого клана жадность частенько превозмогает рассудок. Попробую обыграть это столь полезное мне качество.
        Воздух пошел рябью, как это случается в раскаленном климате пустынь. И из этой самой ряби появились двое. Люди. Один из которых явно скаут, другой… темплар-храмовник. Угу, спецы по скрытности, причем один явно работает на магии. Другой же — на немагических умениях, усиленных эликсирами или же амулетами. К тому же появились тут явно не представители тупого силового подхода. Те наверняка остаются на своих местах, готовясь вступить в игру позже. Сейчас будет попытка разговора. Наверное.
        — Ты должен нам кое-что передать,  — не спрашивает, но утверждает скаут, недвусмысленно взирая на мою сумку. Играет, конечно, но делает это убедительно.  — Ты прав, мы проверяли, не привел ли ты за собой тех, кому о встрече знать не стоит. Все спокойно. Теперь… давай сюда.
        — Само собой,  — улыбаюсь я и достаю из сумки два немаленьких мешочка банковского образца. Изображение рубина на боках, как бы банковская и как бы неповрежденная упаковка усиливают эффект.  — Ровно столько, на сколько мы и договаривались. Две тысячи приятных рубиновых кристалликов как авансовый платеж. Уверен, что клан Танцующих с Туманом выше странных игр… Репутация — она многого стоит.
        Ложный след, а заодно и выигрыш времени. Танцующие с Туманом — сильный клан, любящий проводить серьезные операции за гранью законов Скарлайга. Контрабанда, аферы с финансами, молниеносные силовые операции за большие деньги. Имеют дело со всеми, кто может принести прибыль, но ни к кому серьезно не привязаны. Своеобразный народ. Вот упоминанием их клана я и прикрылся на минуту-другую. Теперь пытаться меня хватать сейчас они не станут. Обождут, в срочном порядке отсылая сообщения своему начальству. Требуя в экстренном порядке прояснить мутную ситуацию. А тем временем бойцы Гильдии подбираются все ближе и ближе.
        — Давай сюда рубины, тифлинг…
        Само собой, храмовник, само собой. Только прежде всего мне хочется получить образцы товара. Тут важно оценить качество еще раз. Мало ли, вдруг цену скорректировать потребуется. Впрочем… проверять буду не я, а те добрые и приветливые парни, которые находятся поблизости от этого склада. Находятся так же скрытно, как и ваши коллеги, само собой.
        — Какие еще…  — начал было возмущаться скаут, но бросил быстрый взгляд на стимкомп и спустя пару секунд процедил: — Траханый ты урод, Макс! Парни, он привел сюда боевую группу, они берут нас в кольцо.
        — Берут, «ледышка», ой как берут, причем аккурат за твои промороженные яйца. Но пока всего лишь с целью поговорить. Или хочешь по-быстрому отправить меня на точку возрождения, получив сомнительную пользу и массу проблем? Не, не хочешь, ибо не дурак. Так что постарайся избежать неадекватных реакций со стороны своих людей. Дай моим пройти для последующих разговоров, не делай того, о чем пожалеешь.
        Ну же, неродное сердце, сделай так, как подсказывают тебе осторожность и чувство здравого смысла. Ведь вполне реально принять наемников Гильдии Равновесия за тех, кто стоит за малозначительным покамест тифлингом по имени Макс, используя того как фигуру в своих играх. Почему я упоминаю наемников? Просто Гильдия Равновесия любит использовать Тенерожденных, так изначально у них в повадках было заложено. Масса квестовых линеек на этом завязана, поэтому сильно сомневаюсь, что сей случай окажется из ряда вон выходящим. А мне это только на руку.
        Жду… Как только наемники просочатся в помещение, придет время. О время, как же неторопливо ты тянешься!



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Корпорация. Кабинет Лехмана


        Лехман сидел в окружении доброго десятка мониторов, на каждом из которых отображались графики, таблицы, участки программного кода и просто видеозаписи, способные помочь в работе. Информационная безопасность, взлом чужих серверов, подключение к спутникам (легальное и не слишком)  — все это было завязано на возглавляемые им структуры. Именно к нему, сидящему в центре сети пауку, стекались мириады мегабайт информации, из которой требовалось выбирать нужное и вновь отсылать помощникам для дальнейшей проработки. Ну а редкие жемчужины придерживались или для собственного применения, или же передавались председателю Степлтону.
        Но сейчас Лехман по прозвищу Паук ждал гостя. Пусть отношения у них были далеки от дружеских, но и врагами их считать было нельзя. Скорее уж — вынужденные союзники в определенных областях. Иногда и соперники, но не заходящие слишком далеко в своем противостоянии.
        Раздался стук в дверь, и сразу же она открылась, пропуская внутрь профессора Тормасова. Он не слишком утруждал себя церемониями, сводя их к необходимому минимуму. Как сейчас.
        — Ты хотел меня видеть, Эйб?  — поинтересовался он, смахивая с понравившегося ему кресла какие-то бумаги прямо на пол и устраиваясь поудобнее.  — Я тут, ты тоже. Поэтому предлагаю не тянуть кота за яйца и переходить к делу.
        — Мануэлла.
        — Что именно? Ты наконец решил попробовать ее соблазнить? Или она тебя… хотя нет. Последняя маловероятно: наша горячая сеньора предпочитает молоденьких мальчиков, а не плешивых хакеров с расплывшейся фигурой.
        — Профессор! Я порой удивляюсь, как можно быть одновременно гением и неуправляемым бабником; и просто некультурным человеком.
        — Я стараюсь, Эйб, я сильно стараюсь, но… как и говорил — много дел, поэтому не отвлекайся.
        Лехман в очередной раз удостоверился, что переделать Тормасова невозможно, равно как и призвать к благоразумию. Приходилось принимать его со всеми специфическими чертами характера. Благо они не оказывали почти никакого влияния на эффективность работы как его самого, так и доверенной его подразделению области работ.
        — Наша общая знакомая доложила, что сумела подвести агентов достаточно близко к его нынешнему месту обитания. Город Карах, таверна «Танцующий гхол».
        — Забавное название… навевающее мысли о хорошей выпивке.
        — Открой уже бар, профессор, налей нам обоим и не изводи меня своими высказываниями.
        — Полностью согласен. Только насчет последнего, сам понимаешь, никак не получится.
        Лехман лишь обреченно махнул рукой, наблюдая за тем, как Тормасов резво и вполне привычно управляется с его запасами спиртного. Два толстостенных стакана. Порции льда, собственно виски. Правда, себе он плеснул значительно больше, но тут уже играла свою роль различная устойчивость к спиртному.
        — Я продолжу, если позволишь,  — процедил Лехман, позволив себе небольшой глоток выдержанного в течение двадцати лет напитка.  — Пара членов Мьельнира оказались падкими на деньги и стали нашими глазами и ушами.
        — Результаты?
        — Объект поддерживает связь с реальностью. Очень осторожно, на грани паранойи. Точнее, внимания заслуживает единственная связь. Поскольку остальные не представляют из себя ничего интересного — обычные сообщения другим игрокам, с которыми он познакомился уже в виртмире. Мы можем поймать редкого зверя, Профессор.
        — Каждый Скользящий — уникум, из-за своих особенностей, позволяющих ему переходить в форму чистой энергии и рвать границу между реальностью и виртом. Тем, что мы привыкли называть виртом, если быть точным. Или он и в реальном мире отличился?
        — Еще как. Вот досье. Краткое. Но заслуживающее внимания. Я перебрасываю его на экран. Читай и постарайся не очень сильно удивляться.
        Тормасов и не удивлялся. Эта эмоция за долгие годы у него практически атрофировалась, равно как и страх. Многое повидал, кое в чем поучаствовал, да и просто природные особенности психики. Все это по сути и помогло Александру Тормасову стать тем, кем он являлся сейчас — одним из директоров Транснациональной Корпорации, что в последние годы упорно пробивалась не просто наверх, а на САМУЮ вершину пирамиды.
        Читал он недолго, минуты три. Опять же привычка в кратчайшие сроки воспринимать и анализировать огромные объемы информации. Наследство того времени, когда он работал в одном очень закрытом НИИ, связанном со спецслужбами. Там порой приходилось обрабатывать огромные массивы научной информации за микроскопически малое время, при этом еще и делая правильные выводы. Вот и пользовался с тех пор натренированной способностью, поражая даже ко многому привычных коллег.
        — Поня-атно… Значит вот ты какой, объект по имени Макс. А ты, Лехман, друг мой ситный, понимаешь, что Мануэлла может наломать дров и в результате получить не полезный инструмент, а врага?
        — Уже прочитал,  — хмыкнул Эйб, не вопрошая, а лишь констатируя факт.  — Завидую. Мне бы минут десять потребовалось, а я к медлительным людям никогда не относился. Наша же Гонсалес… С ней поговорим не мы, а САМ. До его личного распоряжения — никакого психологического и тем более силового давления на окружение объекта.
        — Хорошо.
        — Еще лучше станет, если выскажешь свое мнение по поводу прочитанного. В каком направлении посоветуешь двигаться?
        — Парень не боится крови, он в ней по маковку искупался. Здраво оценивает свои силы, поэтому семья — вне зоны доступа его врагов. Сам он временно — заметь, Эйб: именно временно — спрятался там, где его никто не сможет достать, как он считает.
        — Надолго?
        Тормасов задумался, машинально вертя в руке стакан с остатками вискаря. Лед уже практически растаял, но и в таком варианте оставшееся содержимое было даже не вылито, а просто выплеснуто в глотку. В уже пустую емкость была налита новая доза. На сей раз даже без льда. Вот только пить ее профессор покамест не стал, решив для начала ответить на вопрос.
        — Нет. У него сейчас должна быть одна цель — научиться возвращаться в реальность. Вот к этому он и будет стремиться. Если же процесс застопорится, то на этом можно будет сыграть.
        — Смысл?
        — Он будет обязан. Для человека с подобным профилем это многое означает. А на случай, если парень окажется прытким, нам следует отследить не родных и близких, а врагов. Он ведь объект кровной мести для тех дикарей с гор.
        — Ты на удивление неполиткорректен…
        Профессор гомерически заржал при одном лишь упоминании этого слова. Силясь успокоиться, опрокинул в себя как минимум половину содержимого стакана… Помогло, хотя и не до конца.
        — Эйб, приятель, ну ты иногда и скажешь! Это же я, а мне всегда были безразличны все ваши шаманские пляски вокруг упомянутой политкорректности и прочих странных слов. Сами себе создаете проблемы, а потом даже не представляете, как выбраться из собственноручно выращенного змеиного клубка. Ну да я не о том. Пусть наши люди отследят — сами или через наемников, это непринципиально — дикарей-террористов, мечтающих о мести своему кровному врагу. А там по ситуации решим, как именно будем действовать.
        — Ты что, хочешь объекту их головы на золотом блюде преподнести в знак дружеского расположения?
        — Как вариант.
        — Ну знаешь, это уже слишком! Ты сам — настоящий дикарь…
        Лехман, пылая негодованием, вскочил с кресла и забегал по комнате, помогая словам еще и жестикуляцией, также довольно экспрессивной. Ну а Тормасов лишь наблюдал за этим выплеском эмоций, забавляясь не столь часто видимой картиной.
        — Кончай бегать, мозоли набьешь… А что до голов на златых блюдах, так наша Корпорация стоит на котловане со скелетами, куда попадает все новый и новый материал. Только почему-то многие из нас стыдливо этого не замечают. Я же не склонен к ханжеству и называю вещи своими именами. Надо будет сделать Скользящему подарок в виде дохлых врагов? Организуем. Понадобится исподволь натравить уже их на родную кровь и друзей? Тоже будет исполнено. Но в любом случае нам пригодятся эти не лучшие представители рода людского. Так что прекращай нервничать, Эйб, и давай грамотно формулировать запросы. Хочется, чтобы все лавры достались нам, а не Гонсалес, этой мляди не первой свежести.



        ГЛАВА 3

        Вот и они, представители Гильдии Равновесия. Боевая группа, работает слаженно и на зависть многим. Первая пятерка ворвалась в помещение практически одновременно, и сразу же пространство затрещало от используемой магии. Магии не атакующей, но срывающей маскировку с тех, кто притаился от посторонних взглядов.
        Не скажу, что вокруг стало тесно, но чуть меньше десятка Ледяных вырвало из комфортной невидимости на всеобщее обозрение. Пора!
        — О, вы уже здесь! Приятно было встретить, очень приятно. И вот что я хочу сказать…
        Сразу два сигнала: инъектору, впрыскивающему в жилы отвращающий внимание алхимический состав, и вместе с тем — активатору установленных ловушек. Одновременно, потому как сейчас нельзя было терять ни мгновения. Ледяные видели гильдейцев, те видели «ледышек», а значит — все готово к взаимной резне. Но для нее нужен был повод. А что может быть надежней магического залпа, причем заклятиями, основанными на ледяной основе? Той самой, которую так бережно пестует у своих магов клан Ледяных Убийц.
        Краем глаза вижу, как замораживающая и разрывающая мощь льда накрывает наемников Гильдии. Вот только «накрывает» и «убивает» — отнюдь не слова-синонимы, тут все сложнее. Ледяной панцирь пытается сомкнуться вокруг их тел, воздух отдает содержащиеся в нем молекулы воды, что превращаются в маленькие, но очень острые ледяные иглы. Ну а что может сделать такая игла, попав в легкие… Или сотни таких игл. Думаю, объяснения излишни. Плюс не были забыты и более простые заклятия — обычные таранные ледяные копья и град из больших ледышек, обрушивающихся прямо на головы. Четко так, избирательно, как по инструкции.
        И мгновенный ответ наемников Гильдии. Им не было никакого резона стоять под ударами, да и плата шла совсем не за то, чтобы быть мальчиками для битья. В общем, началось то, чего я и добивался. А раз так, то мне надо было уходить. Благо и путь отхода заранее подготовлен.
        Смываться лучше всего и тихо, и под землей, куда далеко не все готовы сунуть нос. Ага, я про подземные ходы «скульпторов». Амулет, открывающий тайный проход — один из этих ходов, если быть совсем уж точным,  — у меня имеется. Клан Мьельнира в лице Харальда выдал этот предмет без особого скрипа. Ну а что? На аукционах он стоит не так уж и много, спроса особого тоже нет. Вот и получилось, что покупка произошла как-то буднично, не привлекая лишнего внимания. А мне так и нужно было.
        Алхимическая гадость, впрыснутая инъектором в кровь, действует хорошо, качественно. Она ведь не невидимость, против которой есть стандартные заклятия, амулеты, импланты техномагов… Нет, тут все сложнее. Меня вроде бы и видят, но разум отказывается принимать это видение за нечто важное и нужное. Переводит внимание смотрящего на другие объекты. Вот если бы я был в помещении одним из недружественных объектов — тогда да, действие препарата оказалось бы не столь эффективным. Ну а в толпе, да посреди разгорающегося боя… самое оно!
        Дыра в полу. Остается лишь спрыгнуть вниз, на первый этаж. Ай! Неприятно, однако… Никогда не любил прыгать с высоты. Хотя порой и приходилось на тренировках.
        Искренне надеюсь, что мое исчезновение еще какое-то время останется незамеченным. Ну нет у меня никакого желания рисковать пусть и воскрешаемой по условиям Теней Скарлайга, но все ж не совсем такой, как у обычных Тенерожденных, шкурой.
        Грохот снарядов из метателей, заклятий, откровенного мата и просто криков немного отдаляется. Там идет война на уничтожение, да и другие тоже заняты взаимным истреблением. Сейчас каждая из сторон убеждена, что в ловушку их заманила другая, пусть и с помощью одного мелкоуровневого тифлинга. Думайте так и дальше, неродные мои! Пока вы думаете и делаете друг в друге дырки для вентиляции потрохов, я ищу и нахожу вход. Найти его сложно, но с доставшимся мне от мьельнировцев амулетом в виде яшмовой призмы очень даже легко. Надо лишь смотреть как бы сквозь нее, а потом, завидев тайный лаз, сильно сжать камень в руке.
        Вспышка… Неяркая, не мешающая зрению, но зато снимающая не то иллюзию, не то руническую печать, мешающую пройти. Временно, конечно, ведь уже через полминуты все восстановится, а вторично использовать амулет нельзя. Увы, но он рассыпался невесомой пылью, которая осела на захламленный пол, скользя меж пальцев.
        Проскальзываю в потайной лаз — тесный и оставляющий впечатление, что он вот-вот обрушится. Все! Большая, толстая и громко хрюкающая свинья Гильдии и Ледяным Убийцам подложена, насчет этого сомневаться не приходится. Ну а дальше…
        Дальше был стимкомп, выдавший мне на прочтение очередное послание:
        «ЗАДАНИЕ ОТ АФФОМЕТА ВЫПОЛНЕНО. ПРЕДСТАВИТЕЛИ ГИЛЬДИИ РАВНОВЕСИЯ ПОПАЛИСЬ В УСТРОЕННУЮ ЗАПАДНЮ И ПОНЕСЛИ СЕРЬЕЗНЫЙ УРОН. ТЕПЕРЬ ВАМ НЕОБХОДИМО СВЯЗАТЬСЯ С АФФОМЕТОМ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ НАГРАДЫ И ДАЛЬНЕЙШИХ ПОРУЧЕНИЙ».
        Хорошо. Опыт получен, тридцать первый уровень взят, и до тридцать второго осталась примерно половина шкалы опыта. Два уровня… Да, в начале моего тут пути они, уровни то есть, давались легко и непринужденно. Теперь все сложнее. Ну а перевалив через рубеж пятидесятого, каждый новый уровень будет доставаться после долгого и упорного труда. Про сотку и вовсе молчу — там хоть стой, хоть вешайся. Хотя есть в Скарлайге и те, кто перешагнул за рубеж двухсотого — этакие хтонические чудовища в гуманоидном обличье. Эти люди полностью посвятили себя виртуальному миру, порой искренне забив на внешнюю реальность. Но тут уж каждому свое, правильно древние подметили.
        За тридцатый уровень я перевалил. Очень хорошо. Открываются возможности изучить новые импланты, да и некоторые заклятия Духа. А значит… Еще одно сообщение!
        — ЭТО УРЗАЛЛ. ОСТОРОЖНО, МАКС! КОЕ-КТО ИЗ ЧЛЕНОВ ГИЛЬДИИ РАВНОВЕСИЯ ЗАМЕТИЛ ТВОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ СО СКЛАДА И ПОНЯЛ, ЧТО ИХ ЗАМАНИЛИ В ЛОВУШКУ. СЕЙЧАС ОНИ ВЗЛАМЫВАЮТ ПРОХОД. У ТЕБЯ ЕСТЬ НЕБОЛЬШАЯ ФОРА, НО СЛЕДУЕТ ПОТОРОПИТЬСЯ.
        — ОТКУДА ТЫ ЭТО ЗНАЕШЬ?
        — ТЕХНОМАГИЯ ПОЗВОЛЯЕТ МНОГОЕ. ТЫ ЛИШЬ В НАЧАЛЕ ПУТИ,  —приходит ответное сообщение, которое я читаю на ходу, продвигаясь по тесному лазу в неизвестном направлении.  — НАЕМНИКИ ГИЛЬДИИ — ТАКИЕ ЖЕ ТЕНЕРОЖДЕННЫЕ, КАК И ТЫ, ПОЭТОМУ ЗНАЮТ, ЧТО ИХ ЦЕЛЬ МОЖЕТ УСКОЛЬЗНУТЬ, ДОБРОВОЛЬНО ОТПРАВИВШИСЬ НА ПЕРЕРОЖДЕНИЕ. НО… ТОГДА ТЫ ОСТАВИШЬ КОЕ-ЧТО ВАЖНОЕ ДЛЯ НИХ, ТАКОВЫ ЗАКОНЫ НАШИХ БОГОВ, НЕЗРИМО ПРИСУТСТВУЮЩИХ РЯДОМ. ЭТОГО НЕЛЬЗЯ ДОПУСТИТЬ. ПРИЛОЖИ ВСЕ УСИЛИЯ, МАКС, ЧТОБЫ НЕ ПОПАСТЬ ИМ В РУКИ И ДАЖЕ НЕ ОСТАВИТЬ КАКОЙ-ЛИБО ВЕДУЩЕЙ К НАМ НИТИ. УДАЧИ ТЕБЕ!
        Новое задание повисло заметным грузом на плечах. И ведь не обязательное, а самое что ни на есть бонусное. Дополнительное. Вот только не выполнить бонусное поручение порой может оказаться более плачевным событием, нежели неудача с основным. Почему так? Просто дополнительные поручения, как правило — лишь первые звенья в цепи. Той самой, на конце которой маячит приз совсем уж невообразимой цены. Цены не в финансовом смысле, а куда как более важном. Для меня важном. Я… уже не смогу без магии, которая стала доступна здесь. И почему-то уверен, что ее можно перетащить и во внешний мир.
        Потом. Это все потом. Сейчас же надо уйти от охотников, что вот-вот упадут мне на хвост. А тут лишь нитка узкого подземного лаза — и ничего больше. Ни карты, ни понимания того, куда ведет этот ход. Хотя… «Скульпторы» быстро роют ходы, но они никогда не живут в них. Твари предпочитают комфортабельные условия и… много воды. А значит, тут обязаны быть подземные водоемы. А где у нас водоемы, там у нас гроты и прочие открытые пространства. Мне же говорил Харальд, когда инструктировал насчет путей отхода! Блин, голова моя садовая — чуть не позабыл от избытка эмоций столь важную деталь!
        Ускоряюсь, ощущая себя этаким пещерным троглодитом. Весь полусогнутый, порой еще и пальцами рук от земли отталкиваюсь, чтобы поддерживать равновесие. Земля осыпается сверху, вызывая нехилое раздражение и слабую опаску того, что меня тут и замуровать может. А тогда или долго и нудно откапываться, или… на перерождение. И тогда швах, потому как преследователи все равно доберутся до оставшихся на месте моего первого в Скарлайге упокоения так нужных им трофеев.
        Есть! Вот и развилки начались, теперь можно будет хоть немного запутать след. А-а, кому я пытаюсь морочить голову? Заметать следы в таких условиях очень сложно. Магия у меня не той направленности, да и про отсутствие способностей скаута не премину напомнить. Разве что… Верно! Все еще действует алхимическая дрянь, отвращающая внимание. Вот только действие состава начинает затихать, оно вообще не рассчитано на долгий период времени.
        Негромкий треск… Вот он, тот звук, который однозначно свидетельствует о приближении «скульптора». А это не есть хорошо. Здесь, в этих узких, очень узких ходах, та клейкая гадость, которой он плюется, обладает повышенным эффектом. Не в том смысле, что лучше действует, просто уклониться он нее куда как сложнее. Практически невозможно уклониться. Хорошо действует огонь, но вот чего у меня нет в арсенале, того нет. Заклятия Духа под такое вовсе не заточены, а до способных работать со стихиями имплантов мне еще сорок верст п…м паром.
        Ничего, справимся. Внимательно слушаю, откуда именно идет звук. Вперед и влево, именно там. Бежать назад? Не вариант, слишком далеко до последней развилки и к тому же риск навести на себя преследователей. Тогда… вперед.
        Резкий рывок, и столь же резкая остановка. Теперь затаиться на несколько секунд. Больше вряд ли потребуется, «скульптор» слишком близко от меня, да и скорость не снизил. Еще немного…
        Вот оно, существо странного вида, но очень опасное. Я не без некоторого внутреннего уважения наблюдал за тем, как из хода показывается та форма «скульптора», что предназначена для перемещения по этим ходам, вида «мечта глистов». Шар, обычный шар цвета чуть влажной земли. Только покрытый множеством чешуек. Разных чешуек, ведь их размеры варьировались от мельчайших, которые и разглядеть сложно, до матово поблескивающих пластин размером с тарелку. Броня, при необходимости — мимикрия, а заодно и средство передвижения. Чешуя цеплялась за любую поверхность и помогала твари двигаться. Быстро двигаться, если необходимо.
        А мы по тебе Аурой Ужаса вдарим, да так, чтобы проняло. А параллельно — с двух рук из «Шершней», после чего лезем в контактный бой и одновременно начитываем Шоковую Петлю. Шаблонный для меня вариант, но для тупых монстриков — самое оно.
        «Скульптор», отхвативший всю отведенную на него «благодать», возмущенно скрежетал и разворачивался в атакующую форму. Готов был отплюнуться своей клейкой гадостью, но тот самый плюющийся хобот, выдвинувшийся из-под отодвигающихся чешуек, мне удалось укоротить ударом когтей. Повезло!
        Ай… Больно! Очень больно. Это отрастивший пару рук-крючьев «скульптор» одной из них словно впрессовал меня в рыхлую земляную стену. А второй так качественно пропорол бок, что мало точно не показалось. Хорошо еще, что он не ядовитый. Автоматически сработавший инъектор впрыснул целебный эликсир, что уже само по себе свидетельствовало о серьезных проблемах.
        Добивать… Здоровье «скульптора» уже очень сильно просело, требовались лишь несколько ударов и… Последней каплей стала Шоковая Петля, сейчас самое мощное средство в моем атакующем арсенале. Все, монстр издох, оставив после себя в качестве добычи ту самую чешую. Хорошая вещица, может идти на элементы брони. Да и на другие цели пригодна. Я же устремляюсь вперед, сильно жалея о потерянном времени. Погоня наверняка совсем близко, они даже могли услышать отголоски схватки. Или все же не услышали? Ведь из «Кувалды» я не стрелял, а все остальное было не таким громким. «Скульптор» так и вовсе тихо помер, он вообще лишен возможности громко орать, иное строение организма, тут уж ничего не поделать.
        И вот он, выход… На поверхность, в столь безопасный сейчас в сравнении с подземельями Карах? Фигушки! В просторную пещеру, где камень соседствует с водой, а в воде нежатся «скульпторы». Много «скульпторов», чтоб им крысиной желчью подавиться!
        Моим первым желанием было отпрыгнуть обратно, в переплетающийся лабиринт, с потолков которого падает земля, а по пятам идут наемники Гильдии. Но… взбрыки инстинктов удалось подавить. Что кастетом по башке, что башкой о кастет — сотрясение мозгов гарантировано. Проще говоря, опасности всюду, а выбираться все равно надо.
        Осматриваюсь. Внимательно, стараясь не упустить ни единой мелочи. Пещера, вода, «скульпторы»… и их жертвы. И многие из них живы, если ЭТО можно назвать жизнью. Твари, обездвижив свой обед, изволят трапезничать со вкусом и… по частям. Они прокалывают кожу и впрыскивают в скованное клейкой гадостью тело адский коктейль, вызывающий выброс организмом огромных порций гормонов. Не знаю их названия, но они повергают разум в состояние дикого ужаса, безнадежности, в пучину безумия.
        Страшно… Даже мне, хотя ни одному из игроков подобное не грозит. А вот местные… Пытка может длиться сутки-двое, а иногда и больше, тут все зависит от крепости организма. И безумие, что способно за такое время окончательно поглотить рассудок. Потому для существующих лишь в Скарлайге попасть к «скульпторам» — и, надо отметить, что еще к некоторым тварям,  — большой риск более не возродиться. Местные боги — они не возрождают тех, кто лишился рассудка. Лишился того, что делает груду костей, мяса и энергии собственно личностью.
        Вот они — жертвы-«скульптуры», в некоторых из коих наверняка еще теплится жизнь, хотя и приправленная липкими нитями безумных кошмаров. Их не так много, как могло быть, но и не слишком мало. Порой укрывища «скульпторов» выжигают каленым железом местные, но твари очень уж хорошо умеют скрываться и быстро плодятся. Механизмы, заложенные в Скарлайг изначально, они всегда рядом. Да и редко когда в сети «скульпторов» попадают те, из-за кого будут действительно переворачивать все вокруг. Редко… а значит, они еще долго будут таиться даже в пределах крупных городов, таких как Карах.
        Вот парочка живых консервов для монстров совсем недалеко от меня. И, судя по отсутствию к ним интереса, содержимое уже умерло. А ведь это, пожалуй, идея…
        По стеночке, изо всех сил стараясь не привлечь внимания нежащихся в воде или проносящихся по своим делам «скульпторов», я пробираюсь к намеченной цели. Вот и оно. В смысле — тело, вокруг которого серая оболочка, уже не вязкая, не клеящаяся, но довольно твердая. И видно, что внутри — до последней капли выпитая оболочка, в которой нет ни ни малейшего проблеска жизни. Когтями вскрываю «упаковку», причем сзади, чтобы извлечь высохшее тело и одновременно не повредить твердую скорлупу. Ну… не повредить сильнее максимально допустимого.
        Да-да, именно это я и задумал. Где ни прячься — найдут либо «скульпторы», либо преследователи. Уж простейшие заклятия обнаружения жизни или тепловое зрение наверняка есть у всех них без исключения. Но как, КАК они смогут отличить меня от консервов «скульпторов»?
        Работая на максимуме, мне буквально за минуту удалось не только вскрыть кокон, но еще и по частям вытащить оттуда бренные останки невезучего орка. Затем оставалось только притопить их в ближайшей луже, а заодно создать ощущения, что я сам пошел через воду, чтобы сбить погоню со следа. Фокус этот старый, но от этого эффективности не теряющий. Вот пусть этот испытанный приемчик послужит ширмой для моих истинных действий.
        А теперь занять место внутри кокона «скульптора», но при этом оказаться вплотную к каменной стене пещеры. Иначе нельзя — могут увидеть нарушенность тюрьмы для жертв, что создают здешние монстры.
        Жди, Макс… Только во всеоружии. Перезарядив наручные метатели, приготовив атакующее заклятие и уж тем более — не отключая импланты. Жди. И надейся, что принятых мер для маскировки окажется достаточно, а ложный след, оставленный для преследователей, сработает как надо.
        Минута, полторы… Коротаю время тем, что теперь уже во всех деталях рассматриваю обстановку пещеры. «Скульпторы» интересуют не слишком, я уже давно успел понять, что в Скарлайге всякой твари по паре. Причем каждая разновидность по-своему уникальна. Вот и эти пожиратели всего живого в извращенной форме… По сути, «скульпторами» их прозвали не только за способность обездвиживать жертв экзотическим способом. Тут еще и особенности строения их тел. Они пластичны. Нет, не так… Они ОЧЕНЬ пластичны, способны принимать любые, хотя и грубо воплощенные формы. Мимикрировать под кого-то другого не в состоянии, но принять наиболее годную для боя в конкретных условиях форму — это за милую душу.
        А ну их к бесам и ангелам одновременно! Лучше уж посчитать число их жертв, среди которых наверняка есть живые. Интересно… Мое тифлинговское зрение, обычно не подводившее, сейчас пасует. Скорее всего, коконы обладают экранирующими свойствами, пусть далеко не идеальными. Да, не идеальными, ведь если сконцентрироваться и немного подождать, то все же можно понять: живое внутри клетки существо или уже мертвое. И вообще… Была бы возможность — выжег бы это поганое место дотла. Или заморозил, или растворил в потоках кислотного тумана. Ну а на крайний случай сгодилась бы простая аннигиляция всей этой похабени.
        Если бы…
        Свернувшие в сторону мысли мигом оказались отброшены. Вот и те, кто шли за мной. Четверо, всего четверо. Или целых четверо? М-да… даже один из них в открытом бою разорвет меня, аки тузик тряпку. Особенно во-он тот человек-техномаг, не только напичканный под завязку имплантами, но еще и в сопровождении маго-технического нетопыря, не летящего, а скорее зависшего рядом, за левым плечом. Компанию ему составляли двое классического вида вояк, а еще магичка, явно с уклоном в демонологию. Эльфы, млин. Оно и неудивительно, ведь в Гильдии Равновесия именно эта раса занимает очень солидный процент членов.
        Та-ак, посмотрим. Что же вы все тут делать будете… Идут по оставленному мной ложному следу, ведущему к воде. Внимательно что-то изучают, а потом техномаг цедит сквозь зубы:
        — Ушел по воде. Теперь придется осматривать всю эту пещеру, выискивая пути, по которым он мог скрыться. А их тут… немало.
        — Ты о чем, Роланд?  — хихикает магичка.  — Этого недодемоненка давно уже «скульпторы» сожрали. Или сейчас жрут.
        — Ох, Рионна, никогда-то ты не научишься правильно оценивать противника,  — удрученно вздохнул техномаг, видимо уже давно знакомый с собеседницей и отчаявшийся донести до нее некие важные мысли.  — Этот тифлинг не только хитрозадый, но и умный. Устроил нам засаду, разведя на однозначно ложных сведениях. Даже в банк заехал, мешочки с «рубинами» оттуда забрал. А в итоге что?
        Рионна недовольно засопела, явно не желая вспоминать нечто для нее неприятное. Вот только Роланд, усмехнувшись, выпустил «парфянскую стрелу» в ее адрес:
        — Было забавно смотреть, с каким пылом ты разорвала ткань банковской упаковки, а внутри… жалкие аметисты, вместо столь чаемых тобой рубинов. Так что к тифлингу стоит относиться серьезно, он уже не единожды всех… наколол. Потому сильно сомневаюсь, что его подловили «скульпторы». Так что сначала прошерстим выходы.
        — А если…
        — А если он все же попался к ним в лапы, то все равно его тело никуда не денется. У нас задание, а в таком случае сам он может возродиться на любой из точек привязки, зато на трупе останутся нужные нам записи. Те самые, о связи его с Кругом.
        — Да помню я… Связь с этим вездесущим Аффометом, интриги насчет наших недавних проблем в Ллойне. Везде наследил, хотя в игре без году неделя. Ладно, пошли уже искать. Только вот «скульпторы» могут зашевелиться, придется вчистую все выжигать. И хорошо бы…
        — Это почему?
        — Будет повод устроить им тут локальный прорыв Инферно…
        — Гильдия не одобряет использование подобного рода заклятий без крайней нужды.
        О, а это один из двух воинов рот открыл. Впервые за все время. Ну по крайней мере не немой, а то я уж удивляться начал, чего это те двое такие малоразговорчивые. Впрочем, девица лишь насмешливо фыркнула. Но потом все же соизволила ответить:
        — Мне на это ваше одобрение… Впрочем, за дополнительную плату я готова обдумать и этот вопрос. И вообще, чего вы оба строите из себя невесть что? Гильдия эта, одобрение… А вы по сути такие же наемники, как и мы, только загадили себе головы теми дурными идеями. Скоро вообще…
        — Ри… спокойно.
        — Да ладно тебе, Роланд,  — отмахнулась девушка от техномага.  — Сам знаешь: не люблю, когда требуют не только выполнения работы, но еще и хорошего поведения. Вот достанут окончательно — разорву контракт или просто продлять не стану, он и так через неделю заканчивается. А хороших наемников везде ценят.
        — Может, ты и права,  — хмыкнул техномаг,  — скучно в Гильдии становится. Но… Я включаю импланты, которые замаскируют присутствие, а мой летающий спутник растянет эффект на всю группу. Попрыгали!
        Слова у него не разошлись с делом. Сначала замерцал и превратился в смутную тень силуэт техномага, а затем то же самое произошло и с остальной троицей. Не невидимость, а нечто вроде того, чем и я сам не так давно воспользовался. Если бы не смотрел на них так пристально и не отслеживал — мог бы и полностью потерять из виду. А так… Местоположение отслеживать могу, а большего сейчас и не требуется.
        Хорошо… Я смотрел, как четверо наемников удаляются от моего местоположения, а заодно прокручивал в голове то немногое, что удалось узнать. Оказывается, среди наемников Гильдии Равновесия есть разные личности, там не все так однородно, как мне казалось поначалу. Фанатики есть, в том числе и среди игроков. Со всем пылом и страстью включившиеся в поддержку приглянувшейся идеи. Но есть и подобные Рионне — личности совсем иного склада. Эх, вполне возможно, порадую на досуге того же Урзалла одной открывающейся возможностью. Пусть мелочь, а все равно может оказаться приятной. Сейчас же еще немного выждать, пока эти четверо гарантированно покинут пещеру, и…



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Маркус Шульц, лидер группы № 16 силового воздействия Корпорации. Россия, город N


        Маркус Шульц, сидя в автомобиле, припаркованном на соседней от местного «полицейского участка», именуемого тут ОВД, улице, изволил скучать. Порученное ему дело само по себе было не из неприятных, скорее наоборот, но вот необходимость долгого выслеживания объектов его порой напрягала. Ведь прежде чем отловить объекта и жесткими методами выбить из него информацию, сначала требовалось отследить связи. Найти место залегания…
        Эх, если бы цели группы были из числа находящихся на свету, не прячущихся по укромным норам. Тогда все было бы гораздо проще. И малоинтереснее, если честно. Воздействовать на примерных и законопослушных граждан — пресное времяпрепровождение. Впрочем, тут многое зависело от страны, в которой приходилось работать. Одно дело — какие-нибудь законопослушные Португалия или Великобритания, а совсем иное — родная Германия или вот эта Россия. Тут и честный обыватель порой способен «озадачить» незваного гостя картечью из обреза или разрядом шокера, если будешь ушами хлопать, как любят говорить эти русские.
        Взгляд профессионала автоматически выцепил появившегося из-за угла Генриха. Подчиненный был собран, но спокоен, сразу видно. Ну а по выражению лица становилось ясно, что поручение было выполнено. Эту же мысль подтвердил и развалившийся на заднем сиденье Вильгельм:
        — Сияет. Значит, и поручение выполнил, и денег мало потратил. Можно будет этим воспользоваться.
        — Рано. Потом, когда общий итог затрат будем подводить, тогда и раскидаем.
        Мысль о подтасовке оперативных расходов уже давно не вызывала у этой троицы никаких моральных терзаний. Пусть терзаются те, кто работают за идеалы. Но где идеалы, а где Корпорация? Эти два понятия никак не состыковывались, даже в самых безумных фантазиях. А наемники, каковыми и являлась группа, любят деньги. И чем больше денег, тем сильнее эта самая любовь.
        — Бинго!  — радостно воскликнул Генрих, оказавшись в машине и потрясая небольшим планшетником.  — Всего полторы тысячи — и нам передали весь пакет информации о той банде террористов и им сочувствующих.
        — О банде? Их же всех вырезали во время того инцидента в университете. Остались лишь несколько недобитков и сообщники, но и те — по тюрьмам. Слишком большой был резонанс, откупиться диаспоры не смогли.
        — Прости, Маркус, я неточно выразился. Нам передали информацию о тех самых лидерах диаспоры, которые не то чтобы напрямую стояли за тем терактом, но направляли общий вектор происходящего. И именно они объявили кровную месть объекту интереса Корпорации, равно как и большую награду за его голову или целую и живую личность.
        Шульц был доволен. Кивнув в знак признательности, он протянул руку, в которую тут же вложили планшет с уже выведенной на экран информацией.
        — Так-так, посмотрим, чем порадуют базы местных полицаев. Это общие слова, это вдовы и детишки террористов, большую часть которых уже распихали по другим семейкам. Многоженство у них в крови, пусть официально тут и не разрешено…
        — А у нас они совсем распоясались. Бедная Германия.
        — И не говори, Генрих. Тут хоть немного получше. Пока получше,  — тяжко вздохнул Шульц.  — Но я отвлекся. Дальше, еще дальше… Оно! Адреса так называемых бизнесменов, они же старейшины диаспоры в городе. Те самые, кто нам нужен. Четверо приоритетных, а заодно сведения об их охране.
        — Силовая акция с предварительным устранением боевиков?  — поинтересовался Вильгельм, но в его голосе прослеживались нотки скептицизма.  — Придется привлекать местных или запрашивать другие группы. Это нерационально, нам в плюс не поставят.
        Лидер группы сначала улыбнулся, а потом и вовсе расхохотался. Нечасто бывало. Чтобы его помощники не понимали замыслов! Но на сей раз с одним из них это все же произошло.
        — О чем ты, друг мой? Силовые акции, дополнительные люди… Лишний шум, ненужные хлопоты. Благодарю, но подобное не в моем стиле. Да и не в твоем, как я надеюсь.
        — Прошу прощения, но что же тогда?
        — Ты либо невнимательно просмотрел досье, либо просто не полностью понимаешь специфику тех, кого мы будем работать. Вильгельм, это ты у нас просматривал особенности специфических банд?
        — Точно так, командир. Телохранители любого из четырех старейшин — это в той или иной мере его родственники. Такую работу поручают там только родной крови. А раз так, то они знают многое, если уметь правильно спрашивать. Нам остается лишь выбрать нужный вариант. Для начала посмотрите на экран, выведя страницы с информацией на самих лидеров диаспоры. А потом я изложу свои гипотезы.
        Маркус не стал медлить. Вильгельм был по сути штатным аналитиком их группы, а одновременно и боевиком, как и все остальные. Поэтому его суждениям стоило доверять.
        Первым в списке был Шамиль Дайкаков. Самый почтенный по возрасту, но наиболее влиятельный. Основа этого самого влияния — контроль над «Альтер-банком», через который шли деньги в обе стороны — как из города в родные для диаспоры края, так, при необходимости, и обратно. А деньги эти попахивали всем: от поступлений с блошиных рынков до выручки от продажи наркоты и работорговли.
        Ваха Гаджиев, самый молодой, но хитрый и повадками напоминающий шакала — трусливый, но жестокий и умеющий бить ослабленного врага, а то и союзника. Самый большой контроль за боевиками, помешанность на собственной безопасности. Впрочем, Шульца это не удивило — все имеющие отношение к наркоторговле тем или иным образом похожи друг на друга. И мало кто из них живет долго. Специфика «профессии», если можно так выразиться.
        Казбек Табаев, давно и прочно присосавшийся к теме проституции и к торговле людьми — как классической, так и к похищениям. Родной племянник Шамиля, но далеко не столь влиятельный, как его дядюшка.
        Ну и в завершение короткого списка — Мустафа Бакаев. Этот плотно подсел на перегоне из родных краев контрафактного спирта, плохо очищенного бензина и сигарет мусорного качества под фальшивыми наклейками. Все в перечисленной четверке были тесно связаны друг с другом, а заодно и с несколькими уже чисто боевыми структурами. Правда, подчинялись те другим лидерам, находящимся на исторической родине, но вот финансирование шло через тот самый «Альтер-банк», пусть и по многоходовым, крайне запутанным схемам.
        — Слушаю твои соображения, Вильгельм.
        — Тут вот такое дело, шеф. Напрашивается вариант тряхнуть наркоторговца, тем более он наиболее глубоко погряз в различных проблемах. Но это стандартный вариант. А значит, не самый лучший. Да и его слишком плотная охрана способна помешать. Его можно было бы избрать целью при более многочисленной группе, но ведь ты не захочешь вызывать усиление?
        — Не захочу,  — однозначно отмахнулся даже от такого рода мыслей Шульц.  — Торговца смертью — в сторону. Пока в сторону. Дальше.
        — На банкира выйти можно, его охрана расслабилась и зажирела, но после выполнения миссии возможен слишком большой резонанс. А он может затронуть и интересы Корпорации. Нас и за самую малость не похвалят, тут очень уж легко сделать что-то не то. Поэтому остаются торговец спиртом и горючкой, а за компанию с ним — любитель денег от похищений и просто продажи живого товара. И я бы предпочел второй вариант.
        Как такового вопроса от Шульца не прозвучало. Но Вильгельму было достаточно и вопрошающего выражения лица.
        — Людокрады всегда наживают себе множество врагов. Невозможно понять, откуда придет удар. То же самое, что у наркоторговцев, но меньший шум. И сам Казбек Табаев — фигура не того масштаба.
        — Тогда я переключаюсь на его телохранителей.
        — Внизу досье на Табаева есть ссылка «телохранители». Нажми на нее. Ах уже? Тогда вот они. Все как на подбор, числом восемь.
        — Всего? Или это особо доверенные?
        — Именно, шеф,  — злорадно оскалился аналитик, потирая руки в предвкушении интересной работы.  — Все восемь досконально знают обо всем грязном белье и даже о «потаенных скелетах» в особо защищенных сейфах ублюдка. Мне только и остается, что часок-другой посидеть над их импровизированными досье и выбрать. Критерий — чтобы не хватились отсутствия или чтобы смерть была совершенно естественной и где-то даже ожидаемой. Ну там наркоман со стажем, или имеющий кровных врагов, или находящийся под прицелом конкурирующей группировки… Вариантов много, но надо думать.
        Шульц повернул ключ в замке, и мотор тихо заурчал. Нога вдавила педаль газа, и серебристый «мерседес», набирая скорость, понесся по улицам города. Предстояла работа, но теперь ее контуры были четко обрисованы. Выбор осведомленного человека из банды, его форсированный допрос, отфильтровка информации и зачистка следов. Потом же останется лишь запросить дополнительные инструкции. В конце концов, кто платит, тот и заказывает музыку.



        ГЛАВА 4

        Не люблю изображать из себя статую в полный рост. Изображать ее долгое время не люблю еще больше. А вот пришлось, да еще в месте, полном откровенной гадостью в лице… то есть омерзительных харях «скульпторов».
        Сбрасываю маскировочный «наряд» и с удовольствием потягиваюсь, разминая малость затекшие мышцы. Простым игрокам хорошо, у них такие полные реакции далеко не всегда, да при необходимости и в настройках подкрутить можно. У меня же иное. Положение Скользящего кроме массы плюсов имеет и некоторые минусы. Законы равновесия. Не того, которое чтит нелюбимая мной структура, а равновесия в целом, компенсирующего одно за счет другого. И вот с этим ничего полностью не сделать, можно лишь до определенной меры смягчать последствия разными, порой весьма сложными способами.
        Итак, что мы имеем? Все ту же пещеру, полную тварей, энное количество их жертв, а заодно и временно потерявшую мой след группу преследователей. То есть не потерявшую, а скорее — пустившуюся по ложному следу.
        Сколько у меня времени? Одни боги могут знать. Что будет лучшим вариантом для меня? Загадка. Можно, конечно, метнуться туда, откуда пришел, попробовать именно таким образом найти новый путь. Вот только, оказавшись на том самом складе, есть серьезный риск наткнуться на тех же Ледяных Убийц. Они люди простые и могут с упорством, достойным лучшего применения, ждать меня в самом неподходящем для этого месте.
        Попробовать пересечь всю эту пещеру? Опасно. У меня, в отличие от того же Роланда, и в помине нет необходимых для маскировки имплантов. И о вещах вроде зажигательных гранат алхимического принципа действия я на сей раз не позаботился. Возможно, это мое упущение. В следующий раз постараюсь учитывать и подобные форс-мажорные обстоятельства. В следующий раз…
        Черт бы вас всех побрал, до чего же не хочется провалить то самое бонусное задание! А значит, рисковать все же придется, хоть по первому варианту, хоть по второму. Однако… есть одна сумасшедшая идея.
        «Скульпторов» жертвы интересуют исключительно в гастрономическом смысле, но точно не в качестве добычи с них трофеев. Значит… реально, хотя и не слишком. Найти нечто полезное сейчас.
        Принимая решения, я всегда начинаю действовать быстро, не откладывая дела в долгий ящик. Тем более что первая из жертв, пусть и успевшая умереть, находится рядом. Стараясь шуметь по минимуму, разламываю кокон и проверяю внутренности на предмет наличия чего-то полезного. Неплохой кинжал, пригоршня изумрудов… и на этом все. Не повезло, ну да я и не рассчитывал на легкое решение проблемы. Будем искать дальше.
        Хм, легко сказать, а вот сделать — далеко не так просто. Дело все в том, что надо было сильно постараться, чтобы подобраться к жертвам «скульпторов». А то привлеку внимание тварей — и… ничего хорошего точно не выйдет. Так что по стеночкам, да без шума. Да четко рассчитывая траектории перемещения: своего и тварей. Хорошо еще, что монстры местные мозгами особенно не отличаются.
        Та-ак, тут уже по стенке не проскользнуть, придется по воде. Глубина… это хорошо. Ныряю — и, уже скрывшись таким образом от возможных взглядов тварей, плыву к заранее намеченной точке. Теперь вынырнуть на секунду, все так же страхуясь от поднятия шума. Тихо… Только одинокий «скульптор» почесал куда-то по своим делам. Вроде бы меня не видит, но лучше все же нырнуть еще на десяток секунд.
        Нет, показалось. Проскочил мимо, направившись совсем к другой группе жертв. Питаться собирается, тварь позорная! Эх, будь моя воля и будь силы… Стоп. Макс, охолони немного. У тебя сейчас другая цель. Для начала. Вот до этих трех жертв добраться.
        Прокрадываюсь к первой из них и вижу, что бедняга еще жив. Вот только в глазах у него боль и безумие, ни капли осмысленности уже и не осталось. Право слово — скорейшая смерть для него станет лучшим выходом. Может, хоть она поможет ему возродиться, а не кануть в неведомой бездне, куда отправляются те обитатели Скарлайга, которым не повезло.
        Откованный из мифрила кинжал входит в глазницу бедолаги, освобождая того от непрекращающихся страданий. Возрождения тебе… А если и нет, то быстрая смерть — уже подарок в твоем недавнем состоянии.
        Проверяю… Алхимия! Не то… Эликсиры ночного зрения, стимуляторы, позволяющие двигаться в повышенном темпе, парочка восстанавливающих составов. Хорошо, полезно, а другое сбыть легко и просто. Но все же не то, а значит — идем дальше. Мертвец, вскрыть кокон, найти очередную порцию вроде и не хлама, но все же и не нужного сейчас барахла. Ну вот на кой мне амулеты Говорящего с Духами? Я этой магией в принципе не владею и даже использовать не смогу. А было бы неплохо…
        — Подойди…  — Еле слышный шепот врезается в уши не хуже истошного крика, столько в нем боли и страдания.  — Освободи меня…
        В таком месте отказывать в помощи можно разве что злейшему врагу. Поэтому у меня не было и тени сомнений насчет того, что необходимо сделать. Уже с определенной сноровкой вскрываю очередной кокон. Получилось, да и «содержимое» не повредилось, всего лишь три небольших поверхностных раны да местами содранная кожа. Все равно в сравнении с тем, что он испытывал… Мля, а как же он рот-то освободить ухитрился? Или повезло, или… Очередной Говорящий, но с уклоном в легкий метаморфизм собственного тела, а не специализирующийся исключительно на работе с духами и тотемными живностями.
        Оттаскиваю вроде не окончательно истощенное, но и отнюдь не пышущее здоровьем тело в темный и малозаметный уголок, после чего первым делом заливаю в него содержимое недавно добытого здесь же флакона со стимулятором. Вредно? Бесспорно, но особо миндальничать с этим полуэльфом нет никакого интереса. Он мне не брат, не друг и даже не знакомый. Никто; просто ситуация так сложилась, что не помоги я ему — себя бы уважать перестал.
        — Тише ты…  — едва слышно шиплю я, не слишком сильно, но все же тыкая индивида пальцем в солнечное сплетение. А то его слишком активные, пусть и непроизвольные движения могли привлечь излишнее внимание.  — Стимулятор уже действует, потом, в случае чего, еще один получишь, в дальнейшем видно будет, как да что. В общем, как оклемаешься, так и будешь выбираться, или самозарежешься, на твой выбор. По крайней мере, теперь у тебя шансы лучше, чем были минуту назад.
        — А если…
        — Неродное сердце, ну на кой ты мне сдался? Я тебе не темплар какого-то милосердного бога, а к числу тех, из-за кого есть смысл рисковать, ты точно не относишься. У меня свои дела. Умей довольствоваться уже оказанной тебе услугой, полуэльфийская ты личность.
        Полуэльф на мгновение прикрыл глаза. Видимо, ему действительно стало гораздо лучше, ведь стимуляторы и еще парочка составов подействовали, не сняв, но облегчив симптомы. Сама же отрава «скульпторов» будет выводиться из организма как минимум в течение суток.
        Ну а насчет его шансов… Они есть, потому как амуниция у него хорошая, причем не типовая, явно больших денег стоящая. Возможно, некоторые бы польстились на возможные трофеи, но мне самолюбие не позволяет ТАК поднимать свое тут благосостояние.
        — Я тебе благодарен, тифлинг. Уже за само спасение. Но если поможешь выбраться отсюда, то благодарность умножится…
        — Хм?  — посмотрел я на полуэльфа уже с некоторым интересом.  — Пока что множить приходится на ноль, если быть честным. А вытаскивать тебя через эту ораву «скульпторов» мне не улыбается. Должной экипировкой я не обзавелся, потому как не рассчитывал на подобную прогулку в опасном окружении.
        — Это поможет. Держи…
        Я автоматически схватил недлинный жезл из мрамора, который тут, в Скарлайге, бывал и насыщенно-красного оттенка. Жезл был теплым, хорошо лежал в руке, а присмотревшись, можно было увидеть тонкую резьбу. Линии складывались в руны, понимать которые я не мог, но пару знакомых символов все же уловил. Нечто связанное со стихией огня и в то же время далекое от широко распространенных поделок.
        А теперь посмотрим внимательно… Твою же мать с пробоем в центр безумия рода человеческого! Да это же Поцелуй Саламандры — серьезное заклятие, на сей раз запрессованное в жезл. Многозарядный жезл, что радостно. Перезаряжающийся жезл, отчего аж слюнки чуть не закапали. Хочу! И уже взял. И отдавать не собираюсь!
        — Он частично разряжен,  — отметил полуэльф то, что я и так видел. Всего девять выбросов огненной стихии из пятнадцати максимально возможных.  — Зато я знаю выходы из этого места. Те, которые менее опасны… Помоги выбраться, а Гиаллон, хоть и всего наполовину эльф, а отблагодарит достойно. Даже тифлинга.
        Я лишь усмехнулся. Спесь эльфийского народа и даже тех, кто лишь частично был к нему родственен, стала в Скарлайге притчей во языцех. Этим они привлекали одних Тенерожденных и напрочь отталкивали других. Ну а третьим было просто плевать на эти закидоны, изначально заложенные создателями в модели поведения длинноухой расы.
        Сейчас меня куда больше интересовали возможные действия по прорыву из этой большой и однозначно опасной пещеры. Ставку придется делать исключительно на Поцелуй Саламандры, поскольку иначе этого замученного ядом «скульпторов» страдальца я никак не вытащу. Поэтому…
        — Рассказывай про твой путь, который мало-мало, но безопасный в сравнении с остальными. А там уже и прорываться станем.
        — Так ты принял мое предложение?
        Едва я кивнул, в очередной раз подтверждая вроде бы очевидный факт, как стимкомп отплюнулся новым сообщением. Очередное задание, что и неудивительно. Совсем неудивительно. Ведь я сюда вообще проник классическим образом. Да с использованием амулета, пусть и купленного на аукционе. Вот и запустился один из механизмов, управляющих этой реальностью.
        Что же до задания, так оно вполне себе классическое. Мне надо было помочь Гиаллону выбраться из подземелий, а за это получить соответствующую награду. И один из пунктов, заранее объявленный, меня сильно заинтересовал. Этот полуэльф оказался не самым последним винтиком в сложном механизме структуры контрабандистов, базирующейся в эльфийских и частично человеческих секторах. А это для меня кое-что значило. Для личных целей.
        Ласково погладив теплый камень жезла, я улыбнулся, представив, как спустя несколько секунд тут разверзнется филиал Инферно. И никакая вода не сможет помешать, это уж я гарантирую! Направление нашего пути известно, остается только выдохнуть, сконцентрироваться и…
        Большим пальцем с хрустом вдавливаю небольшую выпуклость на жезле, и тот отплевывается первым Поцелуем Саламандры. Как раз в центр особо уютного участка водной глади, где нежатся многие из присутствующих «скульпторов». Им не миновать огненной купели… А если вдруг попытаются спрятаться под водой… Что ж, «скульптор», сваренный в собственном панцире,  — тоже неплохой результат. Сгори или сварись! Пожалуй, этот лозунг мне нравится, есть в нем нечто необычное, равно как и радующее душу. Конечно же — тогда, когда он применяется к должным целям.
        И сразу же, пока другие твари не успели опомниться, рассредоточиться, попытаться добраться до нас с разных секторов — новые три удара, по другим. Не столь крупным, но все же группам врага. Ну а дальше мои расчеты — на то, что это не разумные личности, а всего лишь злобное зверье, у коего инстинкты самосохранения и выживания общей популяции превалируют над жаждой крови.
        Пять зарядов в жезле. Ну а я, поддерживая полуэльфа, медленно продвигаюсь в указанном им направлении. Пока «скульпторы», сумевшие уцелеть, разбегаются в разные стороны, но скоро могут очухаться, а это не есть хорошо.
        Медленно идем… А быстрее никак, хоть ты тресни! И все же почему Гиаллон во что бы то ни стало стремится вырваться именно таким образом? Тут не вопрос выживания, местные далеко не всегда боятся смерти, ибо она тут обратима очень и очень часто, возрождение развито сильно. Ну как сильно… У заметных персон, тех, кто на виду у богов Скарлайга, шансы воскреснуть гораздо больше. Знаковые фигуры. Иначе нельзя, иначе не было бы того баланса, который запланировали создатели мира.
        И все же? Думая над вопросом, я без особых эмоций спалил троицу тварей, бросившихся к нам наперерез. Ну а еще на одного удалось подвесить Ауру Ужаса, чего оказалось достаточно. Хорошо легло заклятие, удачно — «скульптор» метнулся совсем в противоположную сторону, сбивая все на своем пути.
        Четыре заряда осталось. Мало, ведь мы и половины пути не прошли. К тому же я еще не все сделал, что необходимо.
        — Попробуй сам ноги переставлять…
        Бросив это замечание Гиаллону, я затыкаю жезл за пояс, а сам беру в руки «Кувалду». Б-бах! Дальний кокон опрокидывается от попавшего в него снаряда, а я перевожу прицел на другой объект. Выстрел, еще один, еще… Вот уже весь барабан высажен, а я двигаюсь, опекая полуэльфа и одновременно перезаряжая метатель.
        А вот мои последние действия «скульпторам» оч-чень сильно не понравились. Я ведь уничтожал их любимые консервы — запас жратвы, столь им нужный и важный! Вот и доуничтожался… Как только был расстрелян второй барабан, на нас набросились с новой силой. «Скульпторы» ломанулись не только через все еще кипящую местами воду, но и по стенам, по потолку… Вот где им пригодилась пластичность тел, способных принимать множественные боевые формы.
        — Зачем?  — взвыло полуэльфийское недоразумение, пытаясь хоть немного увеличить скорость своего передвижения, то и дело спотыкаясь о малейшие неровности под ногами.  — Они никто, тут почти все — местная чернь, которым что жить, что не жить…
        — Молчи, чмо, а то ведь брошу,  — оскаливаюсь я, вновь вооружившись жезлом и выпуская мощь огненной стихии сначала в сторону передвигающихся по потолку «скульпторов», а затем попотчевав и выбравших вариант передвижения по стене пещеры.  — Сдохнуть в коконах тварей никто не заслуживает…
        Два заряда… Зато один из уже выпущенных краем задел и часть коконов, уничтожив их содержимое с гарантией, без вариантов. Уже легче. Вновь стреляю из «Кувалды», одновременно не забывая потчевать то Шоковой Петлей, то Аурой Ужаса. Иногда срабатывает по полной. Иногда лишь частично, но все лучше, чем ничего. Да и слишком много «скульпторов» уже попередохло.
        Уровень… Неудивительно, я много тварей прикончил. Но сообщение насчет этого я пропускаю мимо глаз, ибо в упор занят совсем другим делом. Выживанием.
        Немногие из оставшихся отворачивают прочь, но две твари таки да несутся прямо на меня. Одна нормальным манером, ну а другая бежит по потолку. И все это — практически в полном молчании. Лишь легкий шорох от задевающих за камень чешуек. И мое прерывистое дыхание: ведь нервы — они не железные, а я слишком часто их напрягаю.
        Выстрел, выстрел… Курок щелкает вхолостую, а значит — барабан пуст. Откидываю метатель и «Шершнем» с левой руки угощаю тварь по очереди всеми четырьмя стрЕлками. Ну а в «скульптора» на потолке летит Шоковая Петля. В точку: скотина мотает головой — точнее, тем, что ее сейчас заменяет — останавливаясь на некоторое время. Ну а я полностью переключаюсь на того противника, который уже совсем рядом. Уйти в сторону, причем в самый последний момент, чтобы враг проскочил мимо, не успев затормозить, да еще полоснуть по боку когтями. И вдогонку еще пара стрелок, на сей раз с правой руки. Аура Ужаса уже начитывается, но до конца не сформирована. Вот и пришлось…
        Сдохла! Едва успеваю порадоваться сему обстоятельству, как становится не до посторонних мыслей. Сверху на меня падает… «скульптор», сучий потрох! Аура Ужаса летит в цель, но действие ее явно далеко от максимума. Что до тех двух стрелок, оставшихся в наручном метателе… они конечно же летят в цель, но их мало, слишком мало.
        Туша придавливает меня к полу, ну а я изо всех сил полосую тварь когтями на левой руке. Правая намертво заблокирована, ну а псевдоконечности «скульптора» пытаются сделать из меня помесь отбивной и строганины по-самоедски. Проще говоря, покромсать мелкими ломтиками и отбить все потроха. Уже получив пару серьезных ран, спускаю с цепи Шепот Химер… Удача, монстр теряется в пространстве — и я ухитряюсь выскользнуть из-под его туши. Ну а дальше — перекат в сторону, жезл из-за пояса и… пламя поглощает живучую, очень живучую тварь.
        Больно… и одновременно ярость застилает глаза, я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не запустить боевым заклятием в полуэльфа. Эта тварь даже не подумала попытаться помочь. Гиаллон довольно резво ковылял в направлении выхода, остановившись лишь сейчас. И взгляд у него был… испытующий такой, хитромордистый.
        — Ах ты ж, сучонок остроухий…  — шепчу эти слова исключительно для себя, ну а полуэльфийской морде достаются иные. Не столь откровенные.  — И куда бежим, Гиаллон? На свежий воздух поскорее захотелось или штанишки сменить возжелал в кратчайшие сроки? Молчишь… Ну и бес с тобой, молчи на здоровье.
        Поняв, что опасности иной, кроме как с моей стороны, не предвидится, Гиаллон принял вид оскорбленной невинности и терпеливо ждал. Ну а я… Не так уж сильно меня подранили, да к тому же инъектор уже сделал свою работу, впрыснув заживляющий эликсир, который в довольно быстром темпе восстанавливал здоровье. Можно было и убираться отсюда куда подальше. А вместе с тем…
        Нет, рисковать, обшаривая выпадающие из уничтоженных коконов трофеи, я не рискну. «Скульпторы» перебиты далеко не все, да и наемники Гильдии Равновесия могут вернуться в этот зал. Обойдусь уже имеющимся, да вон с той пары уже мертвых тел плюшки соберу. Ну и про перезарядку метателей не забуду, это уж без вариантов.
        И-иэх, фортуна! Иногда она улыбается во все сорок четыре зуба, а порой откровенно зевает, не испытывая к твоей персоне ни малейшей симпатии. Это я сейчас про то, что никаких особых трофеев мне перехватить не удалось. Немного кристаллов, стандартная бронька, чуток алхимии. И все, с остальным не сложилось. Остается другая надежда, относительно того, что я смогу вытрясти с этого скользкого типуса по имени Гиаллон.
        Полуэльф все так же тормозил, передвигаясь лишь самую малость быстрее, чем беременная эстонская черепаха. Я же, как и полагается охране, был готов в любой момент огрызнуться огнем и заклятиями по любой представляющей опасность цели. Хотя их, целей то есть, сейчас не особенно и наблюдалось. Все же популяцию «скульпторов» мне в большом зале удалось существенно проредить, а оставшиеся разбежались. И сильно сомневаюсь, что даже здесь, в этом искусственно созданном мире, звериные инстинкты исчезнут ни с того ни с сего. Все ж создатели Скарлайга не зря изначально заложили в базу максимальную достоверность и естественность поведения всех тут обитающих. А если прогрессируют — причем уже достигнув крайне высокого уровня — персоналии, то и у неразумной живности прогресс идет. Не в сторону интеллекта конечно же, а в направлении естественности той самой звериной природы. Каждому — свое.
        Вот такие вот мысли приходили в мою голову, пока мы с полуэльфом выбирались на поверхность. Выбирались тем самым скрытым ходом, который он мне показал. Конечно же эта откровенность была обусловлена исключительно страхом за собственную шкуру и… чем-то еще. Зато у меня теперь появился еще один крохотный элемент мозаики. Той самой, собрав которую, можно было говорить, что ты теперь знаешь древний город Карах. ВЕСЬ город, со всеми потайными ходами, свернутыми участками пространства, заброшенными секторами и подземными полостями, которые порой куда важнее величественных дворцов и крепостей местных кланов аборигенов Скарлайга и собратьев Тенерожденных. Когда-нибудь я увижу весь этот пазл целиком, но точно не сейчас. Ведь сейчас в моих руках лишь несколько крохотных осколков из сотен, а то и тысяч…
        Земля под ногами становилась иной, и это радовало. Скоро, совсем скоро мы выберемся на поверхность — и вот тогда… А что будет «тогда»? Однозначно, наметится разборка с Гиаллоном, мирная или не слишком. В любом случае, уж я расслабляться не собираюсь, а в случае чего просто спалю скотину из жезла. Благо оставшейся пары зарядов однозначно хватит для этой благородной цели.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Маркус Шульц


        Гостиничный номер из четырех комнат, хороший ужин в компании сговорчивых девочек, плавно переходящий в приятную ночь. Все же здесь хорошо: нет тех глупых правил, к которым пытаются призывать поборники толерантности в той же Франции или Голландии.
        Маркуса аж передернуло при воспоминании о том, как в голландской гостинице к нему пытался клеиться один из многочисленных гомосеков. И проблема заключалась не в самом факте, а в том, что нельзя было выбить ему все зубы. Хотелось это сделать, сильно хотелось, поскольку прямой посыл нецензурной лексикой не действовал на обкурка, воспылавшего страстью к его блондинистой спортивной фигуре.
        Да, так погано он себя редко когда чувствовал. И память о том ну о-очень длинном получасе, в течение которого был вынужден слушать и ничего не делать, останется навсегда. Зато тут, если б такое случилось, паршивца можно было не только пнуть, но и сдать секьюрити, которые и сами с удовольствием добавили бы ему, как здесь говорят, нехилых люлей.
        Шульц задумчиво игрался с кудрявыми волосами рыжей красотки, уютно устроившейся у него под боком. Было хорошо. Хорошо во всех смыслах, ведь помимо телесного отдыха душу грел и факт того, что Вильгельм нашел наиболее подходящую цель. Только вот КАК он это делал…
        «Мозги у меня лучше работают во время постельных утех,  — так и звучал в ушах ехидный голос аналитика команды,  — и чем жарче утехи, тем быстрее и качественнее идет анализ».
        Паршивец. Это не к самому факту стимулирования Вильгельмом процесса мышления, а к некоторым вторичным аспектам. В частности, привычке завязывать девушкам в таких случаях глаза, а самому читать инфу с планшетника. Зачем такие сложности? А чтобы очередная красотка даже краем глаза не увидела то, что ей знать не положено. Мало того, сегодня тот еще бешеным кабаном чуть ли не вынес дверь в его комнату ударами кулаков. Рвался срочно, ну просто очень срочно доложить информацию, то есть показать выбранное им из списка имя. Чуть было весь кайф не испортил.
        Немного подумав, Маркус решил в очередной раз плюнуть на экстравагантность коллеги. В конце концов, главное — результат, а не побочные мелочи. Хотя… порой они напрягают, чего уж там скрывать.
        Но сейчас куда важнее их первоочередная цель, столь тщательно выбранная. Вагиф Табаев, родственник Казбека Табаева в бог весть каком колене. Но из доверенных, а это и есть самое важное. Место проживания, марки и номера автомобилей, которыми тот пользуется, сведения о местах, где любит бывать.
        Так, постоянно носит с собой оружие. Неприятно, но ничего необычного. Курит травку. Замечательно, хотя и предсказуемо. Среди этой разновидности бандитов многие сидят если не на игле, то уж на более «легких», но не менее вышибающих мозги видах отравы. Значит, снижается адекватность, объект сильно тупеет, и агрессивность порой подскакивает до полного срыва планки.
        Методы изъятия? Шульц с полминуты погонял мысли по извилинам, после чего решил, что не стоит искать лучшее, отказываясь от привычного хорошего. Достаточно перехватить объект, когда тот будет возвращаться из бара или ночного клуба. Ну или при его перемещениях по рабочим делам, но без компании. Свидетели никогда не нужны, а их устранение в этом случае — не самое лучшее решение. Значит, так и будет сделано. Пару деньков последить, а потом сработать, как и подобает профессионалам.
        Он уже собирался вздремнуть еще пару часиков, как раздражающее гудение телефона на виброзвонке заставило выскользнуть из объятий девушки. Чертыхнувшись и влезая в брюки, Маркус подхватил телефон и вышел на балкон. Повезло еще, что ночь сегодня была безветренной и относительно теплой.
        — Слушаю вас…
        — Это Мануэлла,  — представилась та, чей голос он и так никогда бы не забыл.  — Надеюсь, задание, вами полученное, будет выполнено на должном уровне…
        — Не сомневайтесь, сеньора. Мы всегда выполняем то, за что беремся. Дело идет по намеченным планам.
        — Хорошо, но я не о нем хочу поговорить. Возможно, потребуется провести дополнительную работу, уже с другими объектами. Она вторична по очередности, но также необходима.
        — И вновь я превратился в одно большое ухо…
        — Я вышлю досье на нескольких людей. Их нужно… склонить к сотрудничеству с неизвестным лицом. Ты понимаешь меня, Шульц?
        — Да, сеньора.
        Тут все было очевидно — Корпорация не желает светить свое имя в делах, далеких от благопристойной легальности. Так было всегда, да и изменений не предвидится.
        — Им нежелательно угрожать, давить силой. Золото для некоторых более надежный ключ к сердцу. Проще найти нужного из колеблющихся, попавших в сложную ситуацию. Или сам создай ее. Не жалей средств.
        — Кто они? Я имею в виду статус, этнос, психотип. И уровень содействия. Русские хорошо мне знакомы, они очень не любят «стучать».
        — Куда стучать?  — слегка опешила Гонсалес.  — Стучат в дверь и молотком по гвоздю…
        — Еще одно русское выражение. «Стучать» — значит предавать кого-либо, доносить на него. Очень позорное занятие во многих социальных группах. И степень позора зависит от того, о чем именно информируют. Потому прошу уточнения, какая именно информация нужна.
        — Дикая страна,  — прорвалось недовольство на другом конце линии,  — если им так хочется знать заранее, то придется лишь информировать о происходящем внутри виртуального мира. О делах того «клана», в котором они состоят.
        — Игровой мир… Это невеликий «косяк», даже если и вскроется. Думаю, хотя бы одного-двух мне уговорить удастся без особых проблем и тем более без угроз. Приоритеты целей?
        — От верхнего в списке и ниже. Не перепутаешь. И прекращай использовать чужой сленг, твоего положения это не украсит. Понадобятся ресурсы, подкрепление — обращайся без промедлений.
        Прежде чем Шульц успел заверить начальницу в благоприятном исходе дела, та уже успела отключиться.
        — Потасканная сучка!  — с чувством высказался он в пространство, жалея лишь о том, что в глаза это ей точно никогда не выскажет.  — С Тормасовым работать куда спокойнее, даже надутый индюк лорд Пэмсборо более адекватен и не настолько закоснел в мании собственного величия.
        — Тихо, мой давний и немного невыдержанный друг. Она платит деньги, как и прочие. А что до ее манеры общения… Когда-нибудь, может быть, это сослужит ей дурную службу.
        — Ты веришь в лучшее, Генрих. Несмотря на все те годы, которые варишься в адском котле наемничества.
        — Меня не исправить. И тебя тоже, и Вильгельма…
        — Это верно. Но какого лешего ты тут оказался? Неужели девочка вымотала до такой степени, что ты от нее скрылся?
        Генрих лишь по-доброму усмехнулся на естественную подколку приятеля. Лениво махнул рукой, словно говоря, что он автоматически появляется при любом эмоциональном взрыве. Мало ли что стряслось… Ну а что до девочек, так это совсем иное, в настоящий момент совсем незначительное.
        Они давно привыкли при необходимости понимать друг друга почти без слов. Слишком часто возникали ситуации, где на то, чтобы разговаривать, секунды лишней не было. Вот и в обычную жизнь переползло.
        — Что, Маркус, хочешь сдать Мануэллочку профессору? Рискуешь…
        — Потому и промолчу до поры. Просто запись пойдет в мой личный архив, а там, глядишь, и выйдет на свет божий.
        — Если дамочка пошатнется?
        — Именно. Корпорация — один большой террариум. Мы с ней слишком часто работаем, вот и стали посвящены в часть неприглядных тайн. Боюсь, теперь уходить, если что, придется с проблемами, сбрасывая кожу.
        — Справимся, и не из таких переделок выходили. Ты лучше дай запись прослушать, а я, глядишь, что и посоветую. Вильгельма пока не трогай, он, умаявшись на девочке, спит сном праведника.
        Пока Генрих прослушивал не столь длинный разговор и пробовал выцепить оттенки смысла и прочие малозаметные нюансы, Маркус курил, стряхивая пепел с балкона и время от времени стараясь выпускать дым не абы как, а ровными колечками. Получалось так себе, но сам процесс был забавен. Отвлекал от мыслей о делах рабочих. Жаль, что долго отвлекаться не вышло.
        — Корпорация и виртуальные миры… Слышал я кое-что краем уха, причем в связке с профом. Туда идут большие деньги, особенно в последнее время.
        — Нам-то с этого что?
        — С денег — ничего. Зато можно сделать вывод, что директора Корпорации изволят покусывать друг друга за пятки, стремясь достичь успеха один раньше другого. Прослушанный мной разговор, Маркус, это только подтверждает. Гарантий нет, это только мое мнение, но…
        — Мне его достаточно,  — отрезал Шульц, щелчком отправляя окурок полетать с высоты седьмого этажа.  — Если там, наверху, начинаются игры пираний в аквариуме, то нам придется быть очень осторожными, чтобы угадать победителя.
        — Значит, придется побольше выяснить насчет области интересов в виртмирах наших нанимателей.
        Шульц кивнул соглашаясь. Как-никак именно он лидер группы, ему и принимать решение. И он его принял. Уйти в тень они успеют, а вот сыграть по-крупному стоит хотя бы попробовать. Чуть позже, после выполнения основной миссии.



        ГЛАВА 5

        Ну вот и все, закончилось не столь длинное по времени, но сильно выматывающее путешествие под землей. Гиаллон действительно знал, куда идти, а главное, как именно выбраться из ведущего на поверхность отнорка. Нет, никакой магии, всего лишь механика, но зато она была сильно уж замысловатая. Найти нужные места на вроде бы монолитной каменной поверхности, затем с нужной силой ударить по каждому из них… Мудреное занятие, но в данном случае край как необходимое.
        Хорошо! Право слово, не мог даже подумать, что до такой степени буду радоваться атмосфере обычного подвала в доме какого-то обывателя, проживающего в не самом хорошем квартале города.
        Запахи хранящихся в этом подвале овощей, местами явно подгнивших, и то радовали, особенно если сравнивать их с теми, которые витали в той пещере, где обосновались «скульпторы». Да и тяжелый земляной запашок в узких проходах долго еще будет напоминать о себе. Решено: как только возвращусь в «Танцующего гхола», так сразу же стребую себе горячую ванну, да не простую, а непременно ароматизированную. Так-то я не большой поклонник подобного рода мытья, но сейчас это лучший и наиболее приятный вариант. А если мне еще одна крылатая особа компанию составит…
        Стоп, Макс, хватит растекаться мечтами по лабиринтам своего разума! Хватит! У тебя тут под боком один мутный типус, которого однозначно следует как можно быстрее растрясти на награду да пинком отправить куда подальше. Чует моя интуиция, что с ним иначе обходиться не стоит, ибо хлопот от общения с подобными созданиями бывает очень уж много. А вот польза… ее из глотки вырывать приходится, а то и прямиком из задницы.
        — Ну что, Гиаллон, здесь наши пути явно расходятся. Разве что на улицы Караха вместе выйдем, а там… у каждого свои дороги.
        Полуэльф лишь кивнул, занятый в настоящий момент тем, что пытался привести свой облик хотя бы к минимуму приличий. Получалось у него, доложу я вам, крайне хреновенько. От роскошной некогда шевелюры, столь ценимой в эльфийской среде, остались лишь неприличные остатки. Частью пряди блондинистых волос были просто выдраны с корнем, оставив пусть затянувшиеся, но все же раны; частью же просто перепутались так, что разлепить все это без помощи магии было сложновато. Вот полуэльф и вздыхал печально и тяжко, рассматривая морду лица в извлеченном из кармана зеркальце в богатой оправе.
        Одежда… Право слово, если бы ее предложить нищему, тот бы с большой вероятностью побрезговал подобным подаянием. Некогда дорогая ткань была разорвана, местами превращена в нечто непонятного цвета и неопределенной структуры… Что поделать, ведь выплевываемая «скульпторами» гадость — она штука такая… Вот и выходило, что придется полуэльфу перемещаться короткими перебежками до ближайшего магазина, развлекая городских зевак своим экзотическим видом.
        — Кстати, Гиаллон, ты остатки верхней части одеяний пустил бы на прикрытие нижней. А то мало ли кто по улицам бродит…
        — А?
        — Бэ!  — усмехнулся я, видя, что пациент не совсем в адеквате от своего внешнего вида.  — Задницу, говорю, прикрой малость, равно как и «передницу». А то вызовешь внимание как извращенцев, охочих до «голубых мечт» с участием эльфов, так и приступы вожделения у некоторых женщин разного возраста, что могут проникнуться неземной любовью к твоим острым ушам, и не только.
        Полуэльф наконец убрал зеркальце обратно и соизволил критическим взором оглядеть иные части тела. Очередной тяжкий вздох, воззвание к божеству красоты и… разумные действия. Из остатков того, что раньше явно было дорогим камзолом, была сооружена эдакая набедренная повязка, прикрывшая то, чем светить не рекомендуется.
        — Ты выполнил порученное тебе, тифлинг,  — с забавной для меня смесью высокомерия и презрения произнес Гиаллон, пытаясь принять по возможности горделивую позу. В его обносках получалось — так себе.  — Я могу отсыпать тебе кристаллов, могу и рекомендацию дать. Но такие наемники, как ты, предпочитают незамедлительно получить свое, а потому…
        — А поэтому ты сейчас скажешь, какие именно рекомендации можешь дать…
        Полуэльф на пару мгновений замер. Его рука, уже нырнувшая в кошелек и показавшаяся оттуда с доброй толикой рубинов, зависла в воздухе, в глазах же плескалось искреннее удивление. Бедняга явно не сразу врубился в ситуацию, что мне может быть интересна не прямая, но косвенная выгода. Тем не менее я мог его понять. Тифлинг, пусть и с рекомендациями, не сильно уютно будет чувствовать себя на эльфийских территориях. Но я все же попробую.
        — …есть и связи среди торговцев живым товаром. Тебе наверняка понравится, тифлинг,  — попытался укусить меня этаким забавным образом Гиаллон, не представляя, что очередное его предложение попало аккурат в яблочко.  — Там всякого народа хватает, даже орки, тифлинги и прочие огры с троллями могут пристроиться на выгодное местечко, если талантами блеснут.
        — Считай, что заинтересовал. Слышал я, что даже не столь далеко отсюда, в Ваэлноре, крупный узел у этих дельцов расположен,  — закинул я удочку.  — Только не совсем верится…
        — Это почему?
        — Так ведь не самая дохленькая эльфийская крепость. Слышал, что там служба хорошо поставлена. Вряд ли даже чьи-то рекомендации помогут мало того что проникнуть внутрь, так еще и заработать.
        — Зачем внутрь?  — искренне изумился полуэльф.  — Основные дела — вокруг крепости. Там и домишки, и заведения определенного рода. Военные дела отдельно, а другие тоже не вместе. Смотри, я тебе сейчас дам амулет-опознаватель, а заодно рекомендательное письмо к Ривинэллю, одному из заправил. Появишься поблизости от Ваэлнора, спросишь любого из Перворожденных или таких, как я, лишь наполовину древней крови. Покажешь амулет, тебя и отведут. А вот письмо — лично в руки. Все понял, тифлинг?
        Эх как заговорил! Такое впечатление, что… А ведь точно, этот типус уже всерьез начинает считать меня одним из будущих своих подчиненных. Непрост ты, Гиаллон, совсем непрост.
        Я наблюдал за тем, как спасенный мной от «скульпторов» полуэльф быстро и уверенно пишет то самое рекомендательное письмо, и пытался окончательно составить мое о нем мнение. Аристократ? Несомненно. Привыкший командовать? Да, но вместе с тем это не явный, а скорее теневой лидер, хотя и с определенной долей мании величия. Полукровка, а это среди эльфов закрывает пути на верхние ступени в официальной иерархии. Неудивительно тогда, что у этого самого Гиаллона связи с контрабандистами, наемными убийцами и торговцами живым товаром. Здесь ему легче подняться, а та самая аристократичность и прилагающиеся связи тоже на дороге не валяются. Эльфы, они такие эльфы…
        Ну вот и все. Амулет и рекомендательное письмо у меня, теперь можно и распрощаться. Правда, Гиаллон попробовал было намекнуть относительно жезла с Поцелуем Саламандры… Получил в ответ ехидную ухмылку и напоминание о милых зверушках в подземелье, после чего решил не искушать судьбу и слился в неизвестном направлении.
        Млять! А слился прямо сквозь стену, не утруждая себя поиском выхода. Заклятие? Нет, не похоже. Скорее всего, задействовал какой-то амулет. Ну да и бес с ним, мне оно до полной параллели, свои дела со всех сторон обступили.
        Осматриваюсь сам, оценивая, что с моей амуницией произошло. Печаль… Это я насчет того, что Плащ Хамелеона прочностью ушел в ноль и теперь его гораздо сподручнее выбросить, нежели платить неслабые денежки за восстановление. Сапоги хоть и сделаны были из кожи скальных варанов, но тоже на ладан дышат. Восстанавливать? Пожалуй. Ну а с остальным — ничего так. Чинить можно, но покамест некритично.
        Пора и мне отсюда выбираться. Ударом когтей сношу с двери подвала замок и открываю ее. Мерзкий скрип наверняка привлекает к себе внимание всех обитателей дома, а значит… Вот и первый, то есть первая. Орчанка, довольно молодая. Одета в обычную для женщин их расы одежду. Судя по всему, или служанка, или… Нет, все же не служанка, а просто одна из проживающих в доме. Одежда бедноватая, в глазах страх, а ротик готов исторгнуть из себя вопль ужаса. А оно мне надо?
        — Тихо, симпатичная ты моя,  — доброжелательно улыбаюсь, демонстрируя руки с открытыми ладонями в знак мирных намерений,  — уж прости за вторжение. Просто настройка телепорта сбилась, и оказался я в твоем подвале. Ну а поскольку заряд в кристалле закончился, да и дороговато будет перемещаться на десяток-другой метров, то я твой замок того… порушил.
        — Я все сделаю, только не убивай меня, демон.
        Девица чуть не расплакалась, ну а я первые две-три секунды искренне не врубался, чего это меня — и вдруг демоном обозвали. Сколько живу, никогда такой реакции… Идиот! Это во внешнем мире было, а здесь я все же тифлинг, то есть частично действительно демон, просто иногда об этом забываю. А видок сейчас тот еще. По крайней мере, на благородного дона точно не тяну, вид больно грязный и потрепанный, да и морду лица умыть было бы ох как неплохо.
        — Да какой из меня демон. Пока всего лишь тифлинг. И душу забирать не собираюсь, и даже на тело не претендую. Разве что поцеловать тебя, такую напуганную,  — пытаюсь немудреной шуткой успокоить девушку-орчанку. Ан нет, видок такой, что все девочки пугаются. Печаль, да и только. Потому остается лишь вручить немного изумрудов за беспокойство и сломанную дверь. Ну и попросить проводить до выхода из дома.
        Во-от, совсем хорошо. Несколько кристаллов, улыбка, доброжелательный тон порой способны на многое. Например, в такой вот необычной для меня ситуации. Девушка пролепетала нечто малоразборчивое, но уже не была такой испуганной. Мало того: тихо, как мышка, показала мне дорогу к выходу из своего дома. Приняла награду «за беспокойство» и, почему-то озираясь по сторонам, выпроводила меня на улицу. Муж дома, что ли, или любовника боится потревожить? А, не мое это дело. Главное, что выбрался тихо, без лишнего шума, да и вообще — жизнь прекрасна и охренительна.
        Ну а что? Задание по вызволению этого надменного полуэльфа выполнено от и до. И пусть опыта, собственно, за него я не получил, равно как и финансовых вливаний в свой кошелек, зато у меня появилось нечто более важное — возможность проникнуть в Ваэлнор. На кой оно мне? Ну тому много причин, одна из которых, лежащая на поверхности,  — месть. Не за себя, а за мою подругу и спутницу в мире Теней Скарлайга. Интересно, какова будет степень ее воодушевления на сей счет?
        Ну и с Урзаллом есть о чем поговорить, стоит ему выйти со мной на связь. Как-никак я сумел выскользнуть из сжимающейся вокруг ловушки, ухитрился оставить наемников Гильдии с носом. В общем, фортуна улыбается тем, кто нагло скалится в ответ на появляющиеся вокруг проблемы и пытается смести их со своего пути. А дальше… Посмотрим, как ляжет очередной расклад.
        Взмахом руки остановив проезжающий мимо пустой экипаж, я обрушился на мягкое кожаное сиденье, сообщил адрес доставки меня, после чего впал в легкую дрему. Вроде бы за окнами экипажа проносились дома, улицы, спешили по своим делам люди и прочие расы этого мира, но мне было не до них. Совсем… Хотелось просто раствориться в наплывающем тумане сна и какое-то время совсем ни о чем не думать, не напрягаться, не прилагать все свои силы…
        Жаль! Не дали как следует поспать. Остановившийся экипаж, громкий голос водителя — эти факторы и следа не оставили от той нирваны, в которой я пребывал. Беззлобно обругав шофера, я передал ему должную плату, после чего буквально вывалился наружу и побрел к дверям «Танцующего гхола».
        Спать и еще раз спать… Или мыться? Нет, все же спать, потому как для мытья надо раздеваться. Распоряжаться насчет ванны… Не, лениво!



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Город N, рядом с клубом «Веселая сирень»


        — Крепко сидит, шеф, в хорошем темпе напивается и укуривается,  — хмыкнул Вильгельм, подпиравший стену в заплеванном переулке и слушающий цель — то есть Вагифа Табаева — посредством заблаговременно прилепленного к его куртке микрофона.
        — Нам только лучше. Брать объекта в таком состоянии — просто праздник.
        Двое наемников торчали поблизости от «Веселой сирени» уже полтора часа, терпеливо дожидаясь, пока Вагифу надоест отдыхать и тот решит поползти или домой, или в другое место. Был, конечно, риск того, что он не выйдет, а будет вынесен оттуда в состоянии тела, но очень уж маленький риск. О таком поведении родственничка могли донести лидеру бандгруппы, и тогда провинившийся мордобоем бы не отделался. Телохранитель — явление особое, ему не прощается то, что с другими наверняка бы проскочило.
        — Официанта подзывает… грубо, матерно. О, деньги, по звуку — веером швыряет, от своей примитивной жажды покуражиться.
        — Угу, видел я таких «гостей» в Мюнхене. Понаедут, на своем гортанном наречии лопочут, много мнят, а даже срать в сортире не приучены. На улицах кучки раскладывают,  — прошипел Шульц и сплюнул на и так загаженный асфальт.  — Что у нас, что тут, только называются по-разному.
        — И не говори… Хотя сегодня он если и будет гадить, то только под себя и последний раз в своей пустой и никчемной жизни,  — ободрил Вильгельм своего товарища и командира.  — Готовность… Он идет к выходу. Только бы по дороге не заблудился, укурок.
        — Понял. Генрих, Генрих… Будь готов нас подхватить.
        — Уже,  — откликнулся тот, подсоединенный к общей для троих связи по мобильникам в режиме конференции.  — Жду команду.
        Сконцентрировавшийся на прослушивании Вильгельм щелкнул пальцами, привлекая внимание.
        — Что?
        — Шлюшку снимает, зараза. Дополнительный фактор.
        — Мелочи. Еще одна доза снотворного — и высадить в глухом переулке. Такая цыпа в состоянии пьяной амебы — картина привычная. Никто серьезно не обидит, в худшем случае попользуют по прямому назначению.
        — Обидится потом на весь белый свет,  — хохотнул Вильгельм.  — Обычно за процесс платят, а тут такое огорчение… Тс-с, вот оно, существо наше, в млядском сопровождении.
        И верно. Из дверей ночного клуба появились двое, один из которых полностью соответствовал фотографии цели. Вагиф, однако. Черноволосый, смуглый, серьезной степени небритости и сильной — опьянения. Шрам на лбу, полученный от контакта черепушки с бутылкой. В досье на него было отражено, что так его отоварила девушка, к которой он пытался приставать. А потом парень этой девушки, не чуждый боевых искусств, долго пинал ногами обнаглевшего хама, попытавшегося общаться с приличной девицей как со шлюхой. Но позже, после нескольких рискованных ситуаций, парень был вынужден переехать в другой город. Полиция не желала связываться с обнаглевшими и крышуемыми на верхах бандосами южных диаспор, поскольку от них тоже подкармливалась.
        Так что Вагиф Табаев, как и многие его соплеменники, чувствовал себя тут почти по-королевски. Была бы у него развита интуиция, мог бы понять, что ничто не длится вечно, если не предпринимать страхующих мер. Но… не тот психотип. Не тот уровень разума. Потому и несся на всех парах к не ожидаемому им самим, но вполне логичному концу. И сей конец лично для него воплощался в лице команды из трех наемников высокого класса. Для них он был не врагом; всего лишь объектом для получения информации.
        Принимать клиента прямо на выходе наемники Корпорации даже не думали. Охрана, пусть с ленцой, но все же бдит, да и место слишком освещенное. Шум мог подняться. Для них нежелательный. А вот с парковки изымать — милое дело. Несколько десятков машин, охрана как таковая отсутствует, есть лишь камеры наблюдения. Конечно же тревога поднимется, и все же однозначно будет хоть и небольшое, но время на отход без столкновений. Да и то далеко не факт, что безопасники клуба станут рвать задницы на британский флаг из-за этого конкретного персонажа. Хамское поведение клиента могут терпеть, но восторгаться — точно не обязаны.
        Стоило только находящемуся в тумане наркотного кайфа Вагифу подойти поближе к своему черному «Паджеро» и нажать кнопку на брелке сигнализации, как два скрывавшихся до этого момента в тени силуэта рванули вперед. Шульц, действуя в своей манере, то есть максимально жестко, ткнул шокером в шею объекта. Вильгельм же по отношению к девице лёгкого поведения ограничился зажиманием рта и вкалыванием ударной дозы снотворного из шприц-тюбика. Та потрепыхалась пару-тройку секунд, но потом обмякла в его руках. Подхватив ее совсем не тяжелое бессознательное тело, наемник взглянул на шефа.
        Все было в порядке. Главная цель в отрубе, народу совсем уж близко нет. А Генрих, выполняя поступившую команду, уже несется сюда на своем потрепанном сером «фордике» — расходной машине, которую предстоит бросить в самом скором времени.
        Семь секунд, десять… Достаточно оказалось, чтобы, будучи отягощенными грузом, добежать до точки встречи. И вот он, транспорт. Тела — на заднее сиденье, туда же и Вильгельм, но своей волей. Маркус же ввалился на переднее и коротко приказал:
        — Гони!
        Рев мотора. Визг протестующей против такого резкого набора скорости резины. И немое удивление на лицах тех, кто видел все происходящее. Все же клуб «Веселая сирень» не был местом, возле которого происходят такие серьезные разборки. Ну мордобой, ну порой скандалы, стрельба из травматики, чаще в воздух, но чтобы похищение, да еще на виду у камер наблюдения… Такое если и было, то давненько.
        Охрана же, как и предсказывалось одним из наемников, появилась тогда, когда «фордик» с похитителями и похищенными уже исчез в неведомых далях. Репутация склочного и хамящего клиента сыграла с Вагифом злую шутку. Ну а номера, заляпанные грязью, камера не запечатлела. Равно как не получилось бы опознать и Шульца с Вильгельмом — капюшоны курток и знание положения камер позволяли профи и не попадать в кадр, и не вызывать подозрения случайных людей. Все прошло так, как ими и планировалось.


        — Хорошо сработали, парни,  — радостно осклабился Генрих, двигаясь к квартире, снятой для «потрошения» клиента, по наименее оживленным улочкам.  — Хвоста за нами нет. А телефон страдальца…
        — Уже за окном,  — доложился Вильгельм.  — Никаких маячков на нем нет. Не удивлен, потому как у этого народа технические изыски не в чести. Не понимают их пользы, если по большому счету. Так, по верхам плавают.
        — Нам же и лучше. Сейчас останавливаюсь, сбрось шлюху.
        Автомобиль, медленно сбросив скорость, остановился на обочине, рядом с небольшим сквериком. Вздохнув, Вильгельм вышел из авто, вытащил находящуюся в глубоком сне девицу и, держа ту на руках, двинулся в сторону лавочки. Сгрузил туда свою ношу. Расположил поудобнее, после чего окинул результат критическим взглядом и направился обратно к машине.
        — Ласковый ты наш,  — саркастически хмыкнул Генрих, как только стронул «форд» с места.  — Я понимаю — нормальные, а эта…
        — Да знаю. Но ведь какая ни есть, а все же женщина.
        — Разве что…
        Почти весь оставшийся путь царило молчание. Лишь в самом конце Генрих уточнил:
        — Машину совсем бросаем или для вывоза тела еще сгодится?
        — Лишнее. С трупом по городу передвигаться — не самое лучшее решение. Лучше он у нас в слив стечет. Кислота уже на квартире, как ты помнишь.
        — Противно, шеф…
        — Потому тебя и не дергаю. Сами справимся. А ты тем временем начинай работу по второй линии. Той, которую нам Мануэлла подбросила. Отслеживание, изучение ситуации, выбор. Потом все это передашь и обскажешь Вильгельму, он завершит подготовку.
        — Понял. Встреча?
        — Гостиница «Топаз». Из прежней уходим, не стоит долго задерживаться на одном месте.
        — Все понял. Тогда… до скорого.
        Подождав, пока коллеги с ценным грузом выйдут из машины, и удостоверившись, что к ним не приковано чье-то назойливое любопытство, Генрих вновь стронул «фордик» с места. На сей раз путь лежал на окраину города, в один из далеко не престижных кварталов. Если это место и было чем славно, то только большим количеством автомастерских, часть из которых была давно облюбована угонщиками для сдачи своих трофеев. Часть из них продавалась после смены и перебивки номеров, другая разбиралась на запчасти.
        С большой долей вероятности та же судьба разбора на составляющие ожидала и серый «фордик». Особенно если его бросить с открытыми дверями. Что ни говори, а это был лучший вариант избавления от засвеченного транспорта. Уж всяко лучше поджога или утопления в пригородных водоемах.



        ГЛАВА 6

        Хорошо лежим… Совсем хорошо. Рассчитывал просто обрушиться на диван там или кровать, избавившись лишь от доспехов, а получил процедуру блаженного отмокания в той самой ароматизированной горячей ванне, о которой мечтал незадолго до этого. И за это отдельная благодарность Лаире.
        Просто умница она у меня, ничего не скажешь. Заметив, что я прибыл совсем в измотанном состоянии, организовала и эту вот ванну, и малость стимулирующие травяные настои, а заодно и свое ненавязчивое общество. Ненавязчивое в том смысле, что беглая принцесса шер Нект не собиралась тешить свое любопытство прямо здесь и сейчас. Вовсе нет, она всего лишь создавала приятный звуковой фон, делясь со мной некоторыми своими впечатлениями от этого конкретного места и о народе, тут обитающем. Не анализ во всех подробностях, который мог оказаться важным и тем самым заставить меня насиловать уставший организм, включая мозг на полные обороты. Нет, обычные «светские сплетни», которые можно слушать расслабившись, но и не вызывающие отторжения высоким уровнем глупости и никчемности.
        Изысканное владение словом и возможностью находить нужный спектр под конкретную ситуацию. Видимо, обучение аристократии у драконидов хорошо поставлено. Что ж, спасибо за это неведомым воспитателям, они очень многого добились. Как бы мне самому не пришлось брать у нее некоторое количество уроков. А что, я могу. Учиться полезным вещам не только можно, но и нужно при предоставляющихся возможностях. Ну а если «учитель» — еще и близкая тебе прекрасная дама, процесс становится еще и крайне приятным.
        Даже и не знаю, сколько я провалялся в горячей купели, благо температура воды поддерживалась на необходимом уровне без малейших проблем. Обычное заклятие, встроенное в амулет, располагающийся в специальном гнезде. Просто, удобно, на порядок качественнее существующего во внешнем мире. Лепота! И вообще, чем хорош Скарлайг, так это тем, что создатели основ этого мира озаботились насчет гармоничного сочетания магии и технологии. А заодно и возможности их дальнейшего гармоничного развития заложили. Кхм, вот только насчет последнего пока еще и сами не догадываются.
        Эх, тут хорошо, но уже поднадоело. Вылезаю из ванной, облачаюсь в лежащий рядом халат и шествую в одну из двух комнат нашего с Лаирой гостиничного номера. Хорошо еще, что в «Танцующем гхоле» не было особых проблем с дефицитом номеров для гостей. Ведь не одно это заведение находилось под контролем Мьельнира. Ой, не одно…
        Устраиваюсь на диване — чистый, малость отдохнувший и весьма довольный собственными достижениями. Рядом устраивается Лаира в одном из своих мало что скрывающих домашних нарядов. По мелькающим в глазах искоркам видно, что девушка не прочь и поприставать, но покамест сдерживается, понимая, что усталость — не лучший помощник в подобного рода делах. И я ей за это благодарен. Вот чуть позже — иное дело. Пока же лучше расскажу ей про все то, чего удалось достичь, и главное — как все это происходило.
        Люблю душевные разговоры в тесной компании, которая вполне может состоять и из единственного человека. А если еще и темы интересные, так тем более. Сюда бы присоединить еще парочку людей из тех, кому можно будет доверять, тогда и вовсе хорошо станет. И кандидатуры уже просматриваются. Главное, еще перепроверить, а уж потом и начинать активные действия. Все же в некоторых случаях одиночке не справиться. Нужна маленькая, но верная команда, которой легко доверишь прикрыть свою спину. А мне это прикрытие нужно куда больше, чем всем другим игрокам. Таков уж расклад Скользящего, тем более делающего на этом пути первые осторожные шаги.
        Едва я перешел к тому, какую награду удалось стрясти с Гиаллона за его спасение и что в связи с этим можно будет предпринять в дальнейшем, как в дверь постучались.
        — Кто стучится в дверь моя?
        — Толстой сумки на ремне не имеется,  — раздавшийся в ответ голос Сигурда был весел и бодр.  — Я тут с Харальдом, у нас к тебе приятный разговор есть. Пустишь?
        — Обождите немного… Сейчас.
        В ответ — лишь негромкий смех. Видимо, оба-двое понимали, что в таких ситуациях требуется определенное время для приема гостей. Как раз такое, чтобы прекрасная половина привела себя в тот вид, в коем можно визитеров принимать. Хотя взгляд Лаиры, вынужденной в резвом темпе изъяться в соседнюю комнату и переодеваться, пылал чем угодно, но не доброжелательным отношением к двум моим собратьям по «тенерожденности».
        Мне же оставалось лишь встать, сменить халат на более пристойное для этой ситуации облачение, не спеша приблизиться к двери и открыть ее. Ну и поприветствовать двух мьельнировцев, от одного из которых зависело очень многое в моих взаимоотношениях с кланом.
        — Привет, Сигурд! И тебе, Харальд, всяческих благ,  — пожал я каждому из них руки, после чего двинулся обратно к мягкому и уютному дивану, обронив: — Дверь за собой на задвижку лучше закрыть. А в целом, располагайтесь со всеми возможными удобствами. Ведь это вы тут больше дома, а я скорее в гостях.
        — Все удобства несем с собой!  — радостно оскалился Сигурд, демонстрируя бутылки и закуски.  — Сейчас все это разложим, тяпнем от широты души нашей, да поговорим о делах наших хороших.
        — А что…
        — Почему не свистнули обслуге? Привычка, Макс, она штука такая… от нее просто так не отвязаться. Это в ресторанах пусть нас обслуживают. А в таких сабантуйчиках в квартирах и номерах мы и сам с усам. Ща все нарежем-откупорим — и совсем хорошо станет.
        Не откладывая дела в долгий ящик, темплар Хоррана быстро и привычно устраивал все для небольшой пирушки по поводу… А вот по поводу чего, он наверняка сейчас и объявит. Или же уступит сию почетную обязанность Харальду, тут уж как ему в голову придет. Ну а мне оставалось только скорректировать одну важную деталь в его хлопотах:
        — На четверых.
        — Хм… Как два пальца об асфальт. Да и женское общество лишь украшает мужскую пьянку. Да, ты вообще уверен, что при ней стоит говорить?
        — Успокойся, Сигурд, ты уже должен был понять, что Макс к ней и многие планы привязывает, и вообще серьезно тут все. С «местными», Харальд специально выделил это слово, избегая уничижительного «непись» в знак доброй воли и уважения к моему праву вести себя по собственному выбору,  — имеются определенные тонкости, ну да и мы с тобой не от сохи произошли и лаптем щи хлебать не склонны.
        — Ты тут босс, тебе и решать. Тебе и мудрить, тебе и последствия на себя принимать.
        Харальд, сидевший в придвинутом поближе к дивану и столику кресле, лишь отмахнулся от своего друга. Видимо, подобные разговоры были ему настолько не в новинку, что не вызывали совсем никаких эмоций. Он даже не пытался ни пропесочить Сигурда, ни побудить его работать мозгами, а не только силовыми методами. Не удивлюсь, если во внешнем мире все то же самое. Или… наоборот, только здесь Сигурд строит из себя этакую груду мускулов, не склонную напрягать мозг. Все может быть, ведь миры типа Скарлайга — возможность выстроить маску сколь угодно высокой сложности. Ну а ее достоверность зависит лишь от носителя, равно как и успешность аватара в целом.
        — Господа…  — звучный голос Лаиры шер Нект, принцессы клана драконидов, заставлял обращать внимание на его обладательницу, и только на нее,  — для нас честь принимать в этом скромном помещении главу известного и успешного клана Тенерожденных Харальда и его без сомнения не обделенного силой, храбростью и иными талантами друга.
        Да уж… Появление Лаиры при полном параде впечатляло даже меня, уже имевшего опыт общения с этой личностью. Что уж говорить о тех, кто видел ее в, скажем так, официальной обстановке, первый раз. А меж тем драконида довольно мило улыбнулась со своеобразной высоты своего мировосприятия пусть находящейся в бегах, но принцессы:
        — Я вижу, что тут несколько… неофициальная обстановка. И ничуть не возражаю. Но на правах хозяйки застолья, если никто не против, позволю себя сделать атмосферу более непринужденной. Например, из этих фруктов, как говорила одна из моих кузин…
        Вот бестия! Сначала показалась во всей ледяной красе принцессы, затем искусно, буквально несколькими словами, перевела ситуацию на относительно неформальный уровень. А ведь у того же Сигурда легкий первичный шок остался, чем она сейчас и пользуется. Милая, непринужденная беседа с одним из гостей, а в итоге — понижение критического восприятия, которым смогу пользоваться уже я, в собственных целях. Блеск да и только.
        — У тебя необычная спутница, Макс.  — Харальд изобразил подобие улыбки, глядя в сторону Лаиры и ничуть не стесняясь обсуждать девушку в ее присутствии.  — Кажется, что достоверность местных реалий порой приближается к немыслимым высотам. Но от этого лишь интереснее становится.
        — Большие возможности, а заодно хороший способ автоматической окоротки тех, кто априори ни черта из себя не представляет, но много о себе думает.
        — Точно подмечено. Но речь не о том. Наши противники, Ледяные Убийцы, будут чувствовать себя очень невесело, получив проблемы с Гильдией Равновесия на пустом месте. И в этом немалая часть твоих заслуг.
        — Я всего лишь исполнил свои обещания…
        Вновь искусственная улыбка, на сей раз более ярко выраженная. И очередные слова:
        — Мы оба игроки. Не в смысле, как тут говорят, Тенерожденные, а в том, что привыкли рассматривать любую ситуацию как возможность добиться чего-то важного для себя. Для меня Скарлайг — средство отдохнуть и заработать, для тебя тут тоже есть нечто важное. Не спрашиваю что именно, все равно или не скажешь, или уйдешь от прямого ответа.
        — Да…
        — Правильно, Макс, мне врать не надо, это было бы нерационально. И вообще, уважающий себя шулер честно играет краплеными картами.
        Я поневоле расплылся в улыбке, едва только услышал давно известную мне поговорку. Карты, а особенно преферанс и немного покер, были для меня не пустым звуком. В универе и вовсе удавалось серьезно облегчать карманы сокурсников и не только, добавляя себе денег на мелкие и не слишком расходы. Правда, никакого шулерства. Руки на него не были заточены.
        — Хочу тебя спросить о другом. О том, какую пользу моему клану ты можешь принести, формально не входя в него?
        — Ту пользу, которая и мне была бы полезна?  — не столько предположил, сколько констатировал я. Надеюсь, что наши мысли движутся параллельными курсами.
        — Так дела и обстоят. Сегодняшними событиями ты закрыл аванс за нашу «крышу» от прошлых твоих дел и за пригляд сам понимаешь за кем. Теперь можно поговорить о других делах.  — Харальд пригубил красного вина из бокала, который до сего момента задумчиво вертел в руках.  — Только поаккуратнее тебе придется себя вести. Ледяные унижены, оскорблены… в очередной раз. Ходить по улицам Караха можно, но оглядываясь. Правда, заходить в контролируемый ими или их союзниками сектор я бы не советовал.
        Мне тут только и оставалось, что понимающе оскалиться. Дескать, идиотом сроду не был и учиться сему также не собираюсь. В квартал клана Ледяных Убийц я рискну сунуться лишь в составе мощной ударной группы, да и то не в первых рядах. Да и планы у меня на ближайшее время совсем другие. И ориентированы они не столько на прокачку как таковую, сколько на еще один важный для меня как Скользящего нюанс. Вот насчет него и хочу кое-что прощупать.
        — Я, конечно, могу и ошибаться, но…
        — Договаривай давай,  — не повелся на довольно примитивный прием Харальд.  — Это ты с моим прямолинейным приятелем можешь пытаться крючки во все стороны разбрасывать, ловя рыбку в мутных водах. Со мной не стоит, лучше без прелюдий обходись.
        — Хорошо, пусть так. Клан Мьельнир считает своим покровителем Хоррана. Да и солидная часть его членов тоже завязана на плюсы этого бесспорно сильного божества Скарлайга.
        Сигурд тут почему-то довольно воровато оглянулся по сторонам. Не знаю уж, чего его так вставило, что он стал остерегаться… Надежное место, под полным контролем мьельнировцев, да и Харальд не стал бы сюда заявляться вина распивать, не будь оно таковым. Лаира же понимающе улыбалась, явно поняв то, что от меня покамест ускользало. Что же до Харальда, то его покерфейс мог держаться при любых ситуациях, а уж про нынешнюю мелочь и говорить не приходится. Впрочем, он все же вытащил из одного из своих карманов нефритовую статуэтку какого-то чудища. Активация — и вот фигурка-амулет уже стоит на столике, среди бутылок и закусок, явно работая на отсечение возможного внимания.
        — Не думал, что затрону нежелательную тему. И готов принести извинения, хотя они и были бы… не совсем уместными вследствие обычной неинформированности.
        — Лишнее,  — небрежно отмахнулся представитель верхушки клана.  — Обычная привычка не говорить ничего сверх минимума без защиты от прослушивания. В целом ты прав. Хорран для нашего клана — основной небесный покровитель, именно его храмы считаются единственно важными для основы клана.
        — Но…
        — Хорран — покровитель воинов, его поддержка идеальна для, к примеру, пути развития Сигурда. А вот у магов все не так просто, поэтому приходится выкручиваться.
        Я вновь не совсем понял и хотел было поинтересоваться насчет прояснения ситуации. Как-никак не слишком сильно я рылся в скрытых возможностях мира Скарлайга. Сначала вообще не интересовался виртмирами, потом не было времени на иную подготовку помимо базовой. Ну а потом вопросы божественных особенностей не особо и требовались. А вот оно как! Очередное доказательство того, что лишних знаний насчет получения силы не существует, бывают лишь те, что еще не успели пригодиться.
        Но на сей раз мой авторитет спасла Лаира. Да-да, именно авторитет, поскольку я нутром чуял, что со столь серьезным человеком, как Харальд, не стоит показывать неосведомленность даже в мелочах. Специфика ситуации, млин.
        — Перекрестные обеты,  — мило улыбнулась драконида, немного поправляя платье. Да так, что декольте стало показывать самую малость больше, чем пару секунд назад.  — Не думаю, что все, но часть ваших воинов, а особенно магов — лишь отчасти под взором Владыки Клинков. Но у него не самые лучшие отношения с большинством богов. Разве что Найтари, хранительница песочных часов вечности, наблюдающая за бесповоротным течением времени. Она относится к войнам и потокам крови как к естественному миропорядку. Еще есть…
        — Не она одна, есть и другие среди не столь и великого числа местных богов. Гадать не стоит, я и сам назову имя. Лоос.
        Драконида кивнула, соглашаясь с подобным вариантом. И сразу же, не скрывая интереса, стала интересоваться, какие именно получаются от подобного сочетания преимущества. Не то чтобы рассчитывала на ответы, скорее уж напротив. Цель была в другом… параллельно в эти вопросы, остававшиеся практически без ответа, вплетались те детали, которые стоило знать лично мне. В частности, о теоретических возможностях подобного двойного божественного покровительства для рискнувших отважиться на подобное. Ведь помимо плюсов присутствовали и минусы. Впрочем, об этом я непременно прочитаю во вполне доступных справочниках, благо возможности стимкомпа и в моем нынешнем состоянии никуда не делись.
        Лаира… Неудивительно, что она знает особенности этого мира, в том числе и эту. Меня радовало иное — девушка явно тренировала свою способность работать на пару со мной, причем без каких-либо сомнений и колебаний. Такое видно сразу. И это очень хорошо. Еще немного, и я действительно буду готов доверить этому необычному созданию свою спину.
        Хм. А вот разговор пора прекращать. Сейчас все гладко, но вдруг принцесса шер Нект нечаянным манером свернет на нежелательную тропинку посреди разговора. Именно поэтому я и перевел внимание Харальда на себя. Да это было и не сложно, он вообще разговаривал с Лаирой лишь из вежливости ко мне. ПОКА для игроков все местные — лишь сложнейшие, изощренные и практически не отличимые от людей, но все же программы. И это хорошо, пусть до поры заблуждаются. Ведь очень сложно для обычных любителей игр (и не только для них, если быть совсем честным) представить себе возможность перехода мира из чисто виртуального в иную форму. Сложно понять и принять сам акт ТВОРЕНИЯ новой реальности. Реальности зачаточной, еще не совсем устоявшейся, делающей первые шаги и намертво связанной с материнским миром. Но все же, но все же…
        — Значит, Хорран, и вторым слоем — покровительство Лоос…  — задумчиво протянул я.  — Хорошая связка, большие плюсы из этого извлечь можно. И, как я успел узнать, почти все боги любят, когда у их соперников появляются пусть мелкие, но проблемы.
        — Не буду отрицать очевидное.  — Рука Харальда зависла над несколькими сортами сыра, он явно не был в состоянии быстро определиться с тем, чего именно ему сейчас более хочется.  — Ну а ты, Макс, похоже, решил присоединиться к числу почитателей божества воинов, которое столь любит жестокие войны и реки крови, проливающиеся в любом крупном сражении.
        — Вот и я, по твоему примеру, также не стану отрицать. Добавлю только, что не будь этого перекрестного покровительства, пришлось бы сильно думать. А так… все устраивает.
        Харальд наконец ухватил приглянувшийся ломтик сыра и сейчас вдумчиво его пережевывал. Поэтому и следующие слова прозвучали довольно невнятно:
        — Я всегда люблю хорошо спланированные операции. Но здесь будь особенно осторожен и предварительно изволь посоветоваться. Это не рекомендация, это приказ. Я понятно выразился?
        — Абсолютно. Я не дурак, потому и понимаю, что статус друга и гостя клана вкупе с принятием покровительства от Хоррана создадут определенную, хотя и тонкую, связь. А хорошее отношение выбранных кланом жрецов дорогого стоит, особенно учитывая сложную обстановку в Карахе. Кстати, а наш брат Тенерожденный так до сей поры и не получил возможность пробиваться в это сословие?
        Сыр явно утратил некоторую долю привлекательности для моего собеседника. Да и вино тоже. Вместо этого Харальд нацедил себе в небольшую рюмку вишневого ликера и залпом жахнул. Видимо, вот она, одна из больных мозолей. А на больных мозолях не надо топтаться, с ними надо поступать несколько иным способом. Каким? А вот сейчас и попробуем произвести рекламу операции по их удалению.
        — Что, Харальд, творцы мира Скарлайга все столь же уперты насчет своего нежелания допускать нам подобных в касту жрецов и еще в некоторые места? Боятся перекоса влияния, как я полагаю?
        — Так и есть. Будь оно по-другому… многие бы обрадовались, у кого голова должным местом к организму пристроена. А то некоторые в нее только едят да красивые уборы на ней таскают.
        — «Многие» — это не совсем правильное слово… Вот если «немногие», то тут откроются совсем другие горизонты. Особенно если эти самые немногие заранее узнают о возможности изменения своего статуса с тех же темпларов-храмовников или темпларов-жрецов до полноценных адептов культов, обладающих иным уровнем возможностей. Совсем иным.
        Умным людям два раза повторять не надо, они любой намек разложат на составляющие. Оценят и выстроят дальнейшую линию поведения с учетом всех факторов. Ну а в уме одному из лидеров Мьельнира отказать было нереально.
        — Инсайд?
        — Не до такой степени,  — сразу снизил я планку того, что собирался сказать.  — Точная информация не известна в полной мере, особенно что касается конкретной даты. Вместе с тем можно со всей уверенностью сказать, что у нас, Тенерожденных, появятся шансы стать полноценными адептами местных богов.
        — А вот с этого момента разговор наш выходит на другой уровень.  — Харальд демонстративно поставил бокал на стол, переплел пальцы рук в замок и пристально уставился на меня. Угрозы в его взгляде не было, да он и не собирался так грубо работать.  — Я и другие добившиеся кое-чего люди часто слышим треп на самые различные темы, но редко обращаем внимание на все это.
        — Собака лает, ветер носит…
        — Верно, Сигурд. Но порой бывают и жемчужины откровений, попадающиеся среди пролетающего мимо нас мусора. Ты вроде не похож на любителя прихвастнуть за ради красного словца и дешевой популярности. Но это лишь средство делать слова более весомыми. Как в случае истины, так и в случае заведомой лжи. А подобное не принято прощать…
        — Сомневаться в словах благородного мужчины…
        — Да ты уж вообще…
        Сигурд, явно без малейшего пиетета относившийся к порождениям Скарлайга, явно хотел поставить на место вмешавшуюся в разговор Лаиру, но был одернут Харальдом. Одернут сразу и жестко:
        — Тихо! У нас тут не блошиный рынок, так что все ведут себя прилично. Выпивай, закусывай, слушай, но по пустякам не стоит создавать напряженность.  — Поставив на место своего приятеля, он приструнил и мою спутницу: — А вам, принцесса, тоже посоветовал бы больше узнать о нас, Тенерожденных. Заодно и про некоторые особенности отношений между вашим Скарлайгом и нашей… реальностью. Макс, если его попросить, наверняка не откажет. Сейчас же не мешайте важному разговору, всей сути которого просто не можете понять.
        Жестко, но вежливо. Хотя Лаира явно надулась, аки мышь на крупу. Мало того, насколько я успел узнать эту красотку, непременно замучает меня теми самыми вопросами, насчет взаимоотношения миров. И что тут отвечать? Ох, вляпался я в мелкую, но неприятную ситуацию, из которой надо аккуратно выскользнуть, не потеряв ни толики из нашего с драконидой отношения друг к другу.
        Пока же… есть разговор с Харальдом, и его надо довести до конца. Точнее, до промежуточной точки, с которой начнем потом, в среднеотдаленном будущем.
        — Никакого трепа, Харальд. У меня слишком далекоидущие и серьезные планы. Менять аватара я точно не намерен, а для этого стоит с большим тщанием относиться к той репутации, которая у меня складывается.
        — Репутация у тебя… местами гнуснопрославленная,  — радостно заржал Сигурд.  — Тут долго думать надо насчет ее нужности.
        — Зато она УЖЕ складывается. Ну а быть милыми для всех получается только у природных холуев и откровенных посредственностей. Впрочем, кому я это говорю… Тут таких точно не имеется.
        Самую малость лести, аккурат в аптекарской дозировке. Оно полезно, если не выходить за рамки того самого минимума.
        — Даже умный человек склонен считать обращенную к нему толику лести истинной хотя бы наполовину,  — понятливо кивнул Харальд.  — Хорошо. Пусть ты уверен в своих словах. Но твоя уверенность и истинное положение дел могут разниться. Стоит ли мне прислушиваться?
        — Твое дело,  — хмыкнул я, пожав плечами и демонстрируя некоторую отстраненность.  — Мои слова останутся словами до тех самых пор, когда придет время их подтверждения. Хотя… Я ведь точно не стал бы тратить свое время на то, чтобы получать покровительство Хоррана и кое-кого еще просто так, без далеко идущих планов.
        — Это… надо… обдумать.
        — Так я всячески за и ничуть не против. И буду вдвойне не против, если мне будет позволено принять покровительство Хоррана не просто так, а по рекомендации одного из лидеров клана Мьельнир.
        — Поня-атно… Что ж, в ближайшее время я тем или иным образом решу вопрос,  — хлопнув себя ладонями по коленям, Харальд поднялся и движением головы показал Сигурду на дверь.  — Оставляю тебя, Макс, отдыхать в компании красивой девушки. Ну или сначала в компании, а потом — в нашей реальности. До завтра.
        Сигурд тоже пробормотал нечто вроде наилучших пожеланий и двинулся на выход вслед за другом-командиром. Правда, Лаиру он и мимолетным взглядом не удостоил. Явно решил просто игнорировать, раз уж помешали на место поставить.
        Захлопнулась дверь, оставляя меня наедине с драконидой и кое-какими нюансами, которые не стоило игнорировать. Ну да ничего, сейчас мы их… на запчасти разбирать будем.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Маркус Шульц


        Маркус стоял и с интересом зоолога-любителя рассматривал форму жизни, находящуюся в бессознательном пока еще состоянии и спутанную по рукам и ногам, а также с заткнутой кляпом пастью. Зрелище было, конечно, нелицеприятное, но не лишенное доли интереса.
        — Все еще в отключке. Не слишком ли сильный ты, шеф, разряд на шокере выставил?
        — Стандартный,  — покривился Маркус, глядя на бессознательный результат дела рук своих,  — но, видимо, не учел сочетание шокера с немалой дозой наркоты. Вот он и не пришел еще в себя. Хотя… Можно стимулятор вколоть или просто нашатырь пусть нюхнет. Пинок-то по ребрам мы уже пробовали. Не помогло.
        — Лучше с нашатыря начать. А то химия на химию… чертям тошно станет, и результат непредсказуем. А инструменты для допроса я уже приготовил. Вон, на столике лежат. Просто, но со вкусом.
        Как правило, группа работала по одному из двух вариантов: допрос при помощи химии или же используя более древние способы воздействия. Многое зависело от того, нужен ли потом был объект, или его следовало списать с концами. В первом случае следы вытаскивания информации могли заметить, что способно было повредить в дальнейшей работе. Ну а во втором можно было не церемониться. Как сейчас.
        Нашатырь сработал, как ему и полагалось. Даже находящийся под воздействием наркоты и последствий удара током организм не выдержал этой знаменательной вони и решил быстренько прийти в сознание. Но было ли это для него лучшим выходом? Сомнительно.
        Для Вагифа Табаева, привыкшего к совсем иным пробуждениям, ощущение спутанного тела было не столь в новинку — при всех способностях диаспоры отмазывать бандитствующих элементов он неоднократно знакомился с дубинками штурмовых групп, да и с контактом «приклад-зубы» и «берец-яйца» приходилось познакомиться. Но вот кляп явственно свидетельствовал, что сейчас он не в наручниках в отделении и не в КПЗ, а в совсем ином месте. Когда же как следует открылись глаза, то, увидев обстановку обычной среднестатистической квартиры, он начал кое-что понимать и протестующе замычал сквозь кляп. Но почему-то в этом мычании была скорее угроза.
        — Музыку, Вильгельм. Желательно «металл», он так хорошо заглушает ненужные звуки. А когда устроишь это, извлеки кляп из пасти нашего объекта. Пришла пора поговорить.
        Спустя минуту комнату заполнили звуки весьма уважаемой наемниками музыки, а Вагиф получил возможность членораздельно изъясняться. Правда, использовал он ее в привычной для себя манере:
        — Я твой мама имель, я тебя иметь буду, а потом горло как баран рэзать…
        — Примитивная лексика, отвратительный акцент, непонимание ситуации. Язык бы тебе отрезать, но… тогда ты не сможешь говорить нужные нам вещи. Вильгельм!
        — Да, шеф.
        — Два уха минус одно ухо… Делай.
        Наемник Корпорации беззвучной тенью переместился в удобную для себя точку, взмахнул появившимся в левой руке ножом… В общем, от уха допрашиваемого осталась в лучшем случае треть.
        Такого Табаев не ожидал. До момента ушного усекновения он все еще чувствовал себя если и не хозяином жизни, то обладателем силы, одного слова из уст которого достаточно для разрешения всех проблем. Ну или звонка, после которого проблемы как-то испарялись в никуда. Ну зубов поменьше станет или там синяки… Но так! Так было нельзя, только он сам и его соплеменники имели право резать и пытать, а все остальные — нет. Это было настолько неправильно, что ситуация просто не укладывалась в его голове. Зато укладывались боль, ручеек крови, текущий по шее и проникающий под ворот рубашки, а также медленно вползающий в душонку страх.
        — Вай, за-ачем беспредэл тваришь, тэбя Казбек живьем в земля закопаэт! Я родствэнник его, он за мэня мазу дэржит! Есть что, с ним базарь, да…
        — С ним потом разговор будет. А сейчас нам нужен ты, такой весь похмельный и напуганный. Ты сейчас будешь говорить, много и по делу. Расскажешь про своего родственничка Казбека, про все его делишки с похищениями с целью выкупа и торговлю людьми. Заодно про уязвимые места в охране и финансы… Но насчет последнего сомнительно, тупому мясу такое не рассказывают.
        — Ты покойник… Казбек нэ простит!
        — Вильгельм, будь любезен…
        После того как у объекта отвалились второе ухо и кончик носа, тот окончательно «поплыл». Говорил он много, охотно, сдавал всех и вся, причем делал это с классической восточной экспрессивностью. Ну и постоянно порывался то ботинки облобызать, то визгливо давить на жалость.
        В целом Шульц оказался удовлетворен результатами, хотя в некоторых вопросах пленник оказался совсем не информированным. Например, в делах финансовых, а также насчет связей охраняемого тела с другими лидерами диаспоры. То есть знания были, но совершенно бесполезные, доступные всем и каждому. Зато про тайные дела и делишки Казбека Вагиф знал практически все.
        И это был успех. Адреса отстойников, где содержали живой товар, методы получения выкупа, доверенные лица в полиции и административных структурах, прочие полезные нюансы. Вагиф раскололся аж до самой задницы, вываливая все новые и новые подробности. Впрочем, все заканчивается, закончился и объем полезной информации в «сосуде». Следовательно, нужно было переходить к последнему этапу.
        Жест, приказывающий Вильгельму перейти к устранению объекта… Тот перемещается за спину без пары секунд трупа и наносит удар в основание черепа. Тихий хруст — и тело, ранее бывшее жестоким и беспринципным бандитом, оседает на пол. Теперь это всего лишь без малого центнер мяса и костей — никому не страшных и не способных к причинению больших и малых гадостей окружающему миру. Ну а в качестве эпитафии послужил комментарий все того же Вильгельма:
        — И жил примитивно, и помереть толком не сумел. Все же в последние минуты испражняться как словесно, так и в штаны — гадко.
        — А то ты в первый раз такое видишь…  — хмыкнул Маркус.  — Мали, ЮАР, Пакистан, будь он неладен…
        — Верно. Но вот когда с той каталонской группой пришлось отношения выяснять…
        — Нашел с кем сравнивать, Вилли. Потомки конкистадоров все еще ценят честь превыше боли. Но… закончим дело. Тело в ванную, кислоту на тело. Думаю, что часа или двух хватит с избытком.
        — Бесспорно.
        — И чего стоишь? Работай давай, а я доложусь начальству, а заодно попробую прощупать наши дальнейшие перспективы.


        Гостиница «Топаз»


        Генрих, дав своим товарищам отдохнуть после прибытия в номер лишь пару часов, буквально пылал энтузиазмом. Ну а справиться с ним в таком состоянии было практически нереально. Вот и пришлось Маркусу с Вильгельмом, зевая и поминутно поминая приятеля нелестными словами, отпаиваться крепким чаем и пытаться настроить себя на деловой лад.
        — И чего тебе от нас надо, садист?
        — Есть результаты. Хорошие, хотя и предварительные. И нечего тебе, командир, делать недовольное лицо,  — обвиняюще ткнул пальцем в сторону Шульца ретивый коллега,  — я тут не только информацию по объектам изучил, но еще и сумел разгадать смысл всей затеи Корпорации, в которой и мы участвуем самым прямым образом. Интересует?
        Ответ на вопрос был очевиден. До этого растекшиеся в креслах и чем-то напоминающие амеб наемники воспряли духом. Им не надо было объяснять, что подобная информация лишней не бывает. Порой, если игрища нанимателя особо важные и секретные, так и вовсе может стать единственной гарантией на благополучный исход для себя, родимых.
        — Все люди из списка, присланного Мануэллой Гонсалес, играют в виртуальную игру «Тени Скарлайга» и состоят в одном клане под названием Мьельнир. Я, не будь дураком, пошарил по форумам, нашел раздел именно этого клана да и пошарил в том секторе, который открыт для гостей.
        — И что нарыл?
        — Ты не поверишь, шеф, как много можно узнать из открытых источников в сети, если пробежаться по разным сайтам и страничкам. Там упоминание, в другом месте слух, в третьем гипотеза.
        — А в результате…
        — Совсем недавно в городе Карах, ну в игре который, где располагается тот самый клан, интересные вещи стали твориться. Наряду с прочими, конечно, нас совсем не интересующими. Не буду вдаваться в чисто игровые подробности, но суть в том, что появился некий персонаж по имени Макс, прибившийся к клану на непонятно каких правах.
        Шульц неопределенно взмахнул рукой. Дескать, пока еще ничего убедительного не прозвучало. Однако Генрих не унывал, потому как высказал далеко не все из запланированного.
        — Он новичок в игре, а некоторые особенности его поведения позволяют предположить, что в жизни это человек не просто жесткий, но привыкший убивать, имеющий отношение к военному делу. Еще одно предположение — он кардинально не перестраивал внешность игрового персонажа, использовал в качестве базы свой реальный облик. Теперь сложим все это, прибавим то, что известно нам изначально. Приправим полученными вами от Вагифа Табаева сведениями насчет того теракта в университете и кровной мести. Вот и результат — Корпорация желает плотно обложить объект своего интереса по имени Макс. Того самого.
        — Что тут скажешь… Молодец, Генрих. С такими темпами скоро Вильгельма догонишь. Будут у нас аж два аналитика, а значит — станет легче выпутываться из сложных ситуаций. Что же до наших действий, то тут я предпочту сначала услышать мнение Вилли.
        Упомянутый тем временем все еще продолжал отпаиваться крепеньким чайком, заодно позволив себе немного коньяка для стимулирования умственных процессов. Равно как и сигарету, поскольку к никотину, вопреки различным пугалочкам, особого страха не испытывал.
        — Уже думаю… И полагаю, что незнание аспектов игр, в которые влезла Корпорация, не спасет нас от возникающих проблем. Боюсь, что грызня директоров может рикошетом ударить и по нам. Проф Тормасов приказ на нашу зачистку вряд ли отдаст, не то воспитание. Да и ценит он проверенных наемников. А вот от Гонсалес можно ожидать… всякого. Сам факт, что она пытается отдавать нам приказы без предварительного уведомления о них Тормасова,  — не радует.
        — Она в своем праве.
        — Формально — да. А вот с точки зрения неписаных правил отношений между директорами… В лучшем случае — дурной тон. В худшем — не мне вам объяснять…
        Шульц так сильно сжал руками подлокотники кресла, что аж пальцы побелели. Перспективы его не радовали. К тому же слишком долгая работа на Корпорацию повышала риск для команды. Тех, кто слишком много знает, порой устраняют, не давая перейти из разряда «в далеком будущем потенциально опасные» в разряд «уже потенциально опасные». Оставлять же ситуацию на волю случая и чужих настроений он не был приучен. Вот и думал, сворачивать ли все дела сейчас, ложась на дно, или попробовать играть дальше, но уже с иными целями…
        — Ситуация начинает нехорошо пахнуть, ребята.
        — И не говори, шеф,  — согласился Вильгельм, одновременно примораживая взглядом попытавшегося пискнуть что-то оптимистичное Генриха.  — Мы или сворачиваем все дела, предварительно уведомляя семьи о необходимости заметать следы и уматывать в заранее известных направлениях, либо…
        — Либо пункт насчет семей остается в силе, но становится более тонким, аккуратным. Сами же мы пробуем рискнуть, дергая Корпорацию за усы,  — подхватил мысль Шульц.  — Я соглашусь рискнуть, но только при высоких шансах, что дело, которым мы занимаемся,  — не мелочь, а действительно серьезная затея.
        — Процентов на восемьдесят пять, шеф. Генрих своими поисками и их результатом меня в этом убедил. Я тут параллельно с нашим разговором сам порылся в добытых им сведениях и подтверждаю сделанные выводы. Директора Корпорации мелочовку под личный контроль не берут, да и на конфликт друг с другом идти не рискуют. Но я был бы против риска, если бы не одно «но».
        Слова Вильгельма для лидера группы были понятными. Он практически согласен рискнуть, он будет рисковать, если другие двое не окажутся против. Но вместе с тем он стремится полностью показать мотивы принятого им решения. Аналитик, и этим все сказано.
        — Корпорация хорошо нам платила, поручала важные задания. Мы могли бы еще работать, только ни одна структура не остается неизменной слишком долго. И время изменений вот-вот настанет. Директора, которые проиграют, могут отделаться просто отстранением и потерей всего влияния и части капитала. А вот находящиеся в тени спецы по делам на той стороне закона… Нас или продвинут, или устранят. Для второго, ненужного для нас варианта нужно быть в курсе кое-чего. Для первого — в курсе всего. Увы, но к категории доверенных лиц кого-то из директоров мы не относимся.
        — Но если Тормасов…
        — Если он останется на вершине — нас не тронут в любом случае. Он понимает таких, как мы. Но если проиграет… Тогда лишь знание важных тайн станет страховым полисом, Генрих. Я за риск, сейчас он оправдан. Шеф тоже «за», хотя еще не озвучил. Ты будешь тянуть до последнего или до момента, когда согласится он. Поэтому предлагаю не тратить время и перейти к разработке плана с учетом новых деталей. Тех, что выгодны нам.
        Шульц проворчал нечто неразборчиво-одобрительное. Генрих же, находясь в несколько расстроенных чувствах, процедил:
        — Гад ты, Вилли, змей подколодный! Никакой иллюзии не оставляешь, знаешь, что я решу, еще до того, как я сам это понять успею.
        — А ты сам учись этому. Шеф ведь не зря тебя как будущего аналитика рассматривает. Вот я тебя и буду натаскивать. База есть, а вот с глубиной пока проблемы…
        — Хватит вам обоим!  — хрястнул кулаком по столу упомянутый шеф.  — Вилли, на тебе выбор объекта вербовки, лучше даже двух, проработка общего плана. А ты, Генрих, займешься изучением окружения этого самого Макса. Я не я, если Мануэлла не отрядила на это кого-то еще. Она хоть и сука, но умная и расчетливая, никогда не поставит на единственную лошадь. Поняли? Тогда работаем.



        ГЛАВА 7

        Боги, за что?! Ну почему всегда удовлетворить женское любопытство, особенно агрессивного характера, настолько сложно? Лично я не знаю ответа на сей вопрос. Да и знает ли кто-либо вообще. Сильно сомневаюсь.
        Вот и сейчас Лаира, выждав небольшую паузу, принялась выпытывать у меня то, о чем я не очень-то и хотел распространяться — насчет отношения Тенерожденных к тем, кто был порождениями Скарлайга. И проблема была в том, что это очаровательно-стервозное создание мне доверяло. А где доверие, там необходима существенная доля откровенности. Много тайн — совсем не выход, они постепенно подтачивают основы той самой гармонии, которую я уж точно терять не собирался.
        Я сидел на диване, а на моих коленях вольготно расположилась драконида, успевшая привести свой наряд в этакий эротично-растрепанный вариант. Ну а довольно острые коготки девушки то очень нежно проходились по моей шкуре, то усиливали нажим. В те самые моменты, когда задавался очередной вопрос, а я медлил с ответом.
        — Мы ведь знаем многое о вас, Тенерожденных,  — ворковала Лаира, на пару мгновений прижимаясь ко мне совсем уж тесно, так, что тепло ее кожи становилось немного сводящим с ума.  — Другой мир, особое отношение ко всем, родившимся на землях Скарлайга. Мы привыкли, хоть раньше никого из вас и не было, но теперь вы есть. Разные есть… И никчемные и жестокие, приходящие лишь убивать. И другие. Более сложные. И совсем непонятные.
        — Ну а я тогда какой?
        — Ты необычный… и мой.
        — Знаешь, такое твое мнение меня полностью устраивает. А на Сигурда постарайся внимания не обращать. Он нормальный, куда лучше многих. Только для того, чтобы понимать суть мира, в котором он оказался, ему потребуется значительно больше времени, чем, к примеру, мне. Или Харальду, который, как ты видишь, сильно отличается от своего друга-соклановца. Да и ты девушка умная, понимающая.
        — Понимающая что?  — хитро прищурилась драконида.  — Отношение Тенерожденных к нам, родившимся здесь? Это и многое другое я понять пытаюсь, хотя и сложно все это. Мы изучаем вас. Вы, кто умный, изучаете нас, решая какие-то свои задачи. Такова воля богов, которым захотелось создать наш мир и провести в него вас.
        Воля богов… Я с некоторым трудом удержался от улыбки, представляя этих самых богов… за клавиатурой и мышкой. Программный код — именно он лежит в основе Скарлайга. Правда, теперь все совсем по-иному, но факт остается фактом — демиургами этого мира были простые программеры и спецы в области искусственного интеллекта. А вовсе не существа необоримой мощи. Парадокс, однако.
        — А лицо у тебя стало… немного хитрое. Но я у тебя выпытывать причину не буду. Пока…
        — Вот и хорошо,  — кончиками пальцев я провел по бархатистой спине красотки, там, где был переход в крылья, столь интриговавшие, несмотря на не первый день знакомства,  — когда-нибудь я тебе все это расскажу. Вместе улыбнемся, это я обещаю. Ну а пока… есть у меня одна новость на ближайшую перспективу. Уверен, что тебя она порадует.
        Внимание в глазах Лаиры. Что ж, разочаровывать девушку я однозначно не намерен. В общем, пора выложить на стол очередную карту. Надеюсь, что козырной масти.
        — Если все сложится удачно с моим визитом в храм Хоррана, если я получу возможности хоть краем ассоциировать себя с целями Владыки Клинков… Тогда можно будет наведаться в Ваэлнор, в котором с недавних пор у меня появилась нить. Та нить, дернув за которую, реально зацепить господ работорговцев.
        — Неужели!  — задохнулась от радости Лаира, а в ее прекрасных глазах разгоралось пламя. То самое, которое требует крови и смерти врагов.  — Я хочу даже не столько смерти, сколько крушения всех их целей, всего благополучия. Хочу, чтобы они прочувствовали страх, отчаяние, всю ту глубину, куда можно свалиться по чужой воле. Ту глубину, которую они готовят всем, кто попадает в их мерзкие лапы, благоухающие безумно дорогим парфюмом.
        — Меня радует твоя целеустремленность. Меня огорчает потеря контроля, дорогая ты моя красавица. Никто ведь не собирается мчаться туда верхом на драконе, что пышет пламенем во все стороны света,  — поспешил я остудить излишний энтузиазм девушки.  — Нет, для начала мы будем вежливо им улыбаться, представляясь вовсе не теми, кем являемся по сути своей. Бить, как ты знаешь…
        — …лучше в спину и отравленным кинжалом. Да, Макс, прости за горячность, но наболело. Память никуда не денется, а я, принцесса клана Нект, очень трепетно отношусь к своей чести.
        Я покрепче прижал к себе Лаиру, чувствуя крепкое, но одновременно нежное тело. Сейчас ей явно было нужно чувствовать, что рядом есть тот, кто не только не предаст, но и поможет в любой ситуации.
        — Разберемся. Постепенно, шаг за шагом. Времени у нас на это будет предостаточно. Главное — не лезть на рожон и быть не только умными, но и хитрыми. А пока… Ну ее к черту, эту круговерть интриг. Кажется, есть и повод и желание заняться чем-то более интересным.
        Судя по тому, что мои руки шаловливые не встретили никакого противодействия, сама Лаира тоже была за подобное продолжение. Так что утро вечера мудренее, как говаривали еще с древних времен.


        Кто ходит в гости по утрам, то поступает мудро. То тут сто грамм, то там сто грамм… на то оно и утро. Примерно так если и не пел, то уж точно думал про себя один сварливый медвежонок. Он же по совместительству «первый русский рэпер» по прозвищу Винни-Пух. С этим явно были солидарны некоторые личности из верхушки Мьельнира. Особенно сам Харальд, что приперся спозаранку, вырывая меня пусть уже и не из объятий сна, но уж из легкого расслабления — точно.
        Чем я был занят всю ночь? Ну помимо, собственно, сна и активного отдыха в приятной компании… Ничем. Отдыхать — оно тоже необходимо, иначе можно и головой подвинуться, это я со всей ответственностью заявляю. Зато теперь вполне себе бодр не только в физическом, но и моральном плане. А это ой как важно.
        — Ну утро тебе доброе, Макс.  — Вошедший в сопровождении двух незнакомых бойцов — алхимика с уклоном в боевку и Говорящего с Духами — Харальд был серьезен и деловит.  — Мы обсудили высказанное тобой предложение и согласны. Сейчас отправимся в храм Хоррана, где ты получишь посвящение с рекомендацией от нашего клана. И я очень надеюсь, что не представится повода пожалеть о решении.
        — Я тоже на это рассчитываю. Тогда мы собираемся?
        — Не «мы», а ты в единственном числе,  — изобразил улыбку глава Мьельнира.  — Твоя принцесса тут мимо проходит. Мы, если за кого и вписываемся, то за Тенерожденных, сам понимать должен. А очень веских аргументов относительно нее ты не припас. Для себя — да. Для нее… увы. Без непоняток?
        — Без них. Но она останется здесь, в безопасных условиях.
        — Упоминать было даже лишним. Заключенные кланом в любой форме договоры всегда соблюдаются. Репутация, знаешь ли. Собирайся, Макс, через пять минут у выхода жду.
        Едва закончив говорить, Харальд развернулся и покинул помещение. Следом за ним безмолвными тенями выскользнули и телохранители. М-да, серьезно у него тут все: одно дело — как бы приятельские посиделки вчера и совсем иное — сегодняшняя чисто деловая атмосфера. Разный он, Харальд, но это и понятно. Для каждой ситуации — своя грань личности, причем одна другой ни капли не противоречит. Это ж не Сигурд, простая душа, с этим индивидом игра, если и возникнет, будет вестись на куда более высоком уровне.
        Собраться здесь — дело нехитрое. Все свое ношу с собой, если откровенно. Быстренько попрощаться с Лаирой, упомянув, что не шибко надолго отлучаюсь, причем по делам ей известным. После этого я был коротко, но с чувством расцелован и информирован, что в случае чего она непременно сообщением на стимкомп озадачит.
        Да я, собственно, и не возражаю.
        Уже спускаясь по лестнице на первый этаж, я мельком подумал, что, получив посвящение от тех же жрецов Хоррана, можно будет и к прокачке подойти чуток в ином ключе. Или не рисковать? Ладно. Там разберемся. В любом случае имеющиеся сейчас единицы умений вложу в дело потом, после возвращения, да еще предварительно обдумав свое положение, в том числе и финансовое.
        Харальд с телохранителями ждали даже не у входа, а в экипаже. Не общественном, а личном, что характерно. Впрочем, чему я удивляюсь? Стоимость подобных штучек запредельна лишь для начинающих в мире Скарлайга, Тенерожденный высокого уровня вполне в состоянии позволить себе и не такие плюшки. Другое дело, что далеко не всем нужен собственный транспорт. Вне города он слишком уязвим, в городе же достаточно и того, которым управляют местные.
        Впрочем… порой просторы Скарлайга бороздят та-акие конструкции, оснащенные по последнему слову техномагических изысков, что и некоторые драконы обзавидуются. Только стоят они как бы не больше солидной резиденции в престижном квартале Караха, да и на обслуживание немалая сумма улетать будет. Так что тут еще бабушка надвое сказала, стоит ли вообще даже крутому народу заморачиваться. Ведь есть и другие способы перемещения: например, телепортация и рейсовые дирижабли.
        И все равно: неплохой экипаж! Это я понял сразу, как только оказался внутри, в салоне. Снаружи-то что? Обычный корпус. Таких множество по улицам Караха снует, развозя пассажиров в разные углы города. Зато изнутри была совсем иная картина. Я не об убранстве, тут наоборот, все просто и без особых изысков. Просто экипаж оказался не только неплохо защищен от возможных атак, но еще и вооружен. Несколько тотемов, в которых бесновались духи животных, ждали лишь команды. Вот заточенный под алхимика метатель, способный отплевываться капсулами с разнообразным содержимым на все триста шестьдесят градусов. Ну а чтобы это сделать, как мне кажется, достаточно нажать вон тот рычаг. Думаю, что тогда одно из кресел и, собственно, метатель выдвинутся наверх, образуя этакую турель. Ну а защита тут — чисто магического характера.
        Все? Фигушки. В качестве крайнего средства имелась одиннадцатилучевая звезда, начертанная демонологом не с кривыми руками. Уж не знаю, какие сюрпризы она может из себя исторгнуть, но точно не белые и пушистые. Демоны и прочие обитатели миров Инферно вообще не склонны к белопушистости, а уж попавшие в иной для них мир — и вовсе злобные и раздраженные. А то и голодные…
        — Нравится машинка?  — усмехнулся Харальд, заметив мое искреннее любопытство.  — Не удивлен. Такое редко когда встретишь.
        — Это верно. Защита, ход мягкий. Даже не чувствуется, хотя скорость немалую набрали. Ну а про воображение я и вовсе молчу. Только вот…
        — Ты про законы города Караха насчет недопущения боевых техномагических и просто магических конструктов? Подпункты и сноски внимательнее читать надо. Тут дело в том, что для кланов — ну тех, что повлиятельнее, само собой,  — есть некоторые поблажки. А глава клана отдельной строкой прописан. Главное условие — запрет на особо мощные образцы вооружения и внешняя неотличимость от обычных, мирных моделей. Как видишь, тут все в ажуре. Ни один юрист-крючкотвор не придерется.
        В этом я не сомневался. Дальше разговор пошел в другую сторону, скатившись на различные мелочи вроде архитектурных красот Караха и нюансов из жизни руководимого Харальдом клана. Я слушал с удовольствием, вставляя в нужных местах отдельные слова и короткие фразы. Всегда полезно побольше знать о жизни тех, кто может стать или уже является союзником. Знания — это действительно сила, если уметь грамотно их использовать.
        Изучал ли Харальд меня? Вполне вероятно. В таком случае это была этакая двойная игра, каждый участник которой преследовал собственные цели. И все же мне это нравилось. Парадокс, но этот новый, зарождающийся буквально из ничего, из программного кода мир представлял пришедшим в него куда более серьезные возможности, нежели внешний, в котором я родился и вырос. И я даже не о потенциальном бессмертии, а о другом. О самой атмосфере, пока еще избавленной от бледных червей, заползших на вершину и оттуда отравляющих все вокруг.
        Хм, что-то мысли не совсем в ту сторону свернули. Сейчас куда как более важно сосредоточиться на ближней перспективе. Храм Хоррана, договоренность, возможное получение заданий и… Ваэлнор. Тот самый город-крепость эльфов, где появится возможность решить многие задачи. Но для этого придется озаботиться серьезными козырями, иначе игру можно и проиграть. А оно мне точно не требуется.
        — Приехали!  — Голос водителя окончательно вернул меня в реальность.  — Какие указания будут, Харальд?
        — Сидишь, ждешь. Храмовое подворье — не то место, где рискнут напасть. Разве что кто-то совсем отморозится или куш запредельный возникнет,  — саркастически хмыкнул глава клана, открывая дверцу и вылезая на свежий воздух.  — Сворм, Грендель, сопровождаете. Макс, а тебе что, отдельное приглашение требуется?
        — Нет. Уже иду.
        — Вот и топай. Ведешь себя прилично, никакой инициативы не проявляешь. Когда с тобой будет говорить один из жрецов — отвечай четко, кратко, убедительно. Последователи Владыки Клинков это любят и ценят. Вперед.
        Сказано — сделано. Я направился следом за Харальдом, а по обе стороны от меня шествовали его охранники, не блещущие особой душевной теплотой просто по природе своей. Да и пусть их. На объект их я покушаться точно не намерен, у меня на Харальда иные, хоть и далеко идущие планы. Лучше уж посмотрю на окружающую меня мрачную, но величественную красоту. Ту красоту, которая буквально пропитывала подворье храма, посвященного Владыке Клинков.
        Дорога, вымощенная грубым камнем… Точнее — несколько дорог, которые в конце концов сливались воедино. И уже та единственная вела к широко распахнутым воротам храма.
        Множество статуй. Стоящие как по обеим сторонам дорог, так и просто в произвольных точках, они были разными. Совсем разными. На периферии статуи изображали простых воинов, вооруженных простенькими мечами, топорами, практически без доспехов или в простенькой, зачастую кожаной броне. Но чем ближе к самому храму, тем более опытными и заматеревшими представлялись высеченные в камне персоналии. Оружие становилось более грозным, броня словно вышла из-под рук истинных мастеров. А главное — выражение лиц… Неведомые скульпторы словно показали процесс трансформации недавнего ополченца сначала в неопытного, но узнавшего суть крови и смерти воина, а затем… Затем на его место рвался прошедший десятки и сотни битв ветеран, умеющий не только убивать, но и не умирать, оставаясь целым и почти невредимым даже в центре безнадежных схваток.
        Талантливо. Нет, скорее даже гениально! Мне стало даже немного печально. Нет, не по той причине, о которой можно сразу подумать. Было обидно, что обладатель столь выдающегося таланта так и остался практически неизвестным там, во внешнем мире. Ему бы выставляться во всемирно известных картинных галереях, делиться талантом с несомненно способными оценить его глубину людьми… Да вот не было такого художника среди известных. Наверняка чем-то он не устраивал устроителей выставок.
        Чем-то! Ха и еще раз ха! В нашем дурном мире у рулящих в искусстве в почете закосы под примитив, абстракции и натюрморты, написанные кистью, вымазанной собачьим дерьмом, или скульптуры, слепленные из него же или иных отходов. А нормальные картины… считается, что это дело совсем прошлое. Тьфу на них, блин — на извращенцев и конъюнктурщиков поганых.
        Успокойся. Макс, успокойся. СЕЙЧАС это тебя не должно волновать. Лучше смотри на нормальное искусство, наслаждайся и думай. Думай о своих личных планах и перспективах.
        — Внутри еще красивее,  — мимоходом обронил идущий впереди Харальд, не убавляя шаг.  — Наверняка ты видел интерьер храмов в Скарлайге на видео, но поверь более опытным людям — это все мелочи в сравнении с личными впечатлениями.
        Верю. Ответил я лишь в своих мыслях, потому как слова тут совсем не требовались. Иная ситуация.
        А вот и вход. И две особо филигранно выполненные скульптуры мечников, вооруженных на сей раз однотипными полуторниками. Скрестившись друг с другом, клинки перекрывали свободный доступ в храм всем. И почему-то я уверен, что пытаться миновать их, перепрыгнув или пригнувшись — не самая лучшая затея.
        — Делай, как я,  — обронил Харальд.  — Слова сейчас будут не нужны.
        Положив правую руку ладонью на место скрещения мечей, он надавил. Видно было, как остро заточенная сталь порезала пусть не совсем для него реальную, но все же плоть. Кровавые ручейки побежали было вниз, но внезапно засветились, впитываясь в глубину оружия. Хоть Харальд и стоял ко мне спиной, но чувствовалось, что тут отдается не только кровь, но и боль. А еще звучали слова:
        — Кровь не вода, но всегда готов пролить ее во славу своего клинка. Боль не пустота, но могу перешагнуть через нее. Цель — всегда передо мной, всегда к ней стремлюсь. Хорран, мои клинки верны твоим заветам.
        Магическая вспышка — и вот уже со скрежетом клинки начинают раздвигаться, пропуская лидера Мьельнира внутрь храма Владыки Клинков.
        Интересно, а нас пропустят без подобных… процедур? Ага, щаз! Стоило только тому сделать пару шагов, как острая стальная преграда вновь оказалась на своем месте. Значит, кровопускание… Извольте, этим меня напугать сложно будет.
        Шаг вперед, руку на клинки, нажать… Два стальных, заточенных от души лезвия входят в плоть легко, словно раскаленный гвоздь в масло. Боль! Сильная, терпеть которую не так уж и просто. Вот оно, полное погружение в иной мир. Впрочем, это же и один из способов заработка для создателей, ведь отсутствие подобных ощущений — услуга платная. Но не моя, не того, кто «скользнул» в эту новую реальность.
        Голоса. Появились сразу, как только первые капли крови стали поглощаться магическим оружием. Они шептали со всех сторон, принадлежа всем и одновременно никому, пугая, пытаясь заставить отдернуть руку, отойти назад. Пустое… Слышал я о таких пугалочках, хоть и в совершенно иных источниках, а именно в фэнтезийных книгах, коих прочитал неслабое количество. Ошеломить, закружить голову, заставить бессильными фантомами отказаться от цели.
        А вот накося-выкуси! Я вдавил руку чуть ли не до кости, делая рану более глубокой, понимая, что вылечиться тут — дело не столь и сложное. Голоса в голове протестующе взвыли, словно пугая меня своими призрачными карами. И вдруг их словно вымело шипованным веником, оставив лишь напор нейтральной, непредставимо сильной воли. Воли, действительно способной ломать большинство преград. Волей истинного стража дверей, ведущих в одну из твердынь Владыки Клинков. Этот истинный страж деловито и бесстрастно считывал мои эмоции, устремления, проверяя на твердость. Аккуратно, зар-раза, причем даже не пытаясь влезть в мысли.
        Интересно, а остальным Тенерожденным то же самое приходится испытывать или же сия процедура — лишь для порожденных Скарлайгом? И до чего же я был удивлен, услышав ответ:
        — Они еще не часть этого мира — часть другого. Ты — уже да. Однако и связь с миром Теней так же крепка. Но…
        — Что «но», незнакомец?  — спросил я у голоса, лишенного эмоций.  — И кто ты, знающий так много?
        — Часть Владыки Клинков, как называют меня здесь. А твой вопрос… Мир Теней закрыт для того из вас, кто слишком тесно связал судьбу с нашим, но недостаточно силен. Попробуешь вернуться к Теням сейчас — грань миров сожжет хрупкую душу.
        — Подскажешь путь, несущий в себе силу оружия?
        — А ты и так его знаешь,  — послышался мне слабейший намек на улыбку.  — Где ты собираешься получить силу?
        Прежде чем успевает оформиться мысль, лишь по ее отблеску беседующая со мной сущность ухватывает суть.
        — Ваэлнор, значит. Хорошо. Знаю, что тебе не нужна заемная сила, поэтому дам нечто иное, подходящее таким, как ты — одиноким хищникам, грызущим опоры миров. Пройди внутрь, дотронься до трона и получишь дар, который останется при тебе.
        — Благодарю…
        — Еще посмотрим…  — нотка задумчивости в мыслеречи сущности.  — Любой дар одновременно и проклятие, ведь у всего есть минимум две стороны.
        Клинки раздвигаются, давая пройти. Ну а рана на руке — она затягивается практически моментально, на моих глазах. Но вот что не исчезает — это удивление на лицах телохранителей Харальда. Да и сам глава клана тоже… заинтересован. И не столько моей задержкой, не столько волной магии. Тут иное, куда более зримое. Туманный ореол вокруг скрывал мое лицо от любого возжелавшего проявить любопытство. Ну а при попытке присмотреться особо пытливый взгляд увидел бы кого угодно, но только не меня истинного. Идеальная, млин, маскировка!
        Зачем, почему? Вопрос не ко мне: я не могу полностью спрогнозировать мотивы подобных сущностей. Боги… что с них взять. Здесь они вполне зримы, не то что во внешнем мире, который они словно давно и окончательно покинули.
        Харальд пытается что-то спросить, но осекается на полуслове. Или почувствовал, что сейчас не время, или… ему толсто намекнули. Ну а я шаг за шагом приближаюсь к стоящему в огромном зале трону.
        Теперь понимаю, почему Хоррана величают Владыкой Клинков. Достаточно взглянуть на стены этого зала. Красиво и жутко, когда из каменной толщи вдруг всплывают мечи, алебарды, кинжалы, прочие орудия прекращения жизней разумных и не слишком существ. И чувствуется, что это отнюдь не парадные образцы. «Жертвы Владыке Клинков, взятые у побежденных»,  — всплывает явно не принадлежащая мне мысль. Я принимаю ее к сведению, продолжая идти и смотреть вокруг.
        Немногие люди, находящиеся в храме, не обращали на меня никакого внимания, словно помимо маскировочного ореола присутствовал еще и отвод глаз. А что, вполне возможно. Как я успел понять, Хорран небольшой любитель помпезности, явно предпочитающий словам и пышным ритуалам реальные дела. Вот уж действительно бог воинов, идущих своим путем.
        Стальной лязг под ногами. Естественно, не могу удержаться и не посмотреть туда. Мля! И тут сюрпризы, впрочем, вполне себе в общей стилистике этого места: теперь уже не оружие, но доспехи, по фрагментам которых я и иду. И ведь не хлам какой, а вполне себе качественная защита. Жутковато и красиво, сюрреалистично и притягивающе. Если это стиль покровителя воинов, то становится интересно, какие интерьеры в святилище тех же Лоос или Найтари? Ну да это еще успею узнать.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Город N, кафе «Джульетта»


        — Но почему вы пришли с подобным предложением именно ко мне?  — недоумевал один из двух мужчин, сидевших за столиком в отдельном кабинете.  — Я вообще не понимаю, кто вы и от кого. Перевертыши, Ангелы Возмездия? Нет, Ангелы отпадают, они жадные, а предложенная сумма внушает. Да, внушает… Но если от Ледяных, то можете уходить сразу или повышать сумму вдвое.
        — Успокойтесь, Павел, я не имею чести принадлежать к перечисленным вами кланам. Признаться честно, это вообще не будет влиять на игровой процесс всех ваших приятелей, да и отрицательных последствий не планируется. Просто мне необходимо кое-что знать о Скарлайге, знать это изнутри, знать творящееся вокруг вашего клана.
        — Но… Мьельнир — молодой клан, интересный только для своих врагов…
        — А разве я говорил, что мне интересен ТОЛЬКО Мьельнир?  — собеседник Павла загадочно улыбнулся.  — О нет, не уговаривайте меня ограничиться столь малым сектором интересной информации. Предложения, подобные этому, получили или в скором времени получат еще несколько десятков игроков. Это исследование компании «Скайфолл лимитед», которая только начинает выходить на рынок виртуальных миров. Я даже готов подписать с вами контракт. Настоящий, заверенный. Как и положено, один из экземпляров останется у вас, так что всегда можете объяснить наличие полученных денег. Обычные услуги по консультации, только и всего. Комар носа не подточит, как говорят у вас в стране.
        Генрих, пользуясь своей склонностью капитально выносить людям мозг, именно этим и занимался. Получив от Вильгельма имя наиболее перспективного кандидата для вербовки, он принялся за дело со всем присущим ему размахом. Стандартная тактика — не угрожать, не давить, а для начала осыпать золотым дождем, обещаниями, а заодно и создать иллюзию того, что оказываемые вербовщику услуги либо безвредны, либо не столь неприемлемы, как могло бы показаться.
        Впрочем, объект на сей раз достался… неплохой. Да и требующиеся услуги были насквозь специфичными, не подпадающими для большинства под понятие предательства или доноса. Хотя назвать их обыденными тоже не получилось бы, особенно в России, где вообще считалось «в падлу» передавать хоть какие-то сведения о приятелях на сторону. Перед глазами Генриха на какое-то мгновение словно бы материализовалась краткая выписка из подготовленного Вильгельмом досье на этого человека:
        ПАВЕЛ ЛИШЕНКОВ, ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ ЛЕТ, МЕНЕДЖЕР, МЕСТО РАБОТЫ — ХОЛДИНГ «АРГО». РОДИТЕЛИ ПОГИБЛИ В ДТП, НЕ ЖЕНАТ, НО ЕСТЬ НЕВЕСТА, ОТНОШЕНИЯ С КОТОРОЙ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ СЛОЖНЫЕ. ПРИЧИНА — МАТЕРИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ СО ВЗЯТЫМ КРЕДИТОМ НА ПОКУПКУ ЖИЛЬЯ.
        В КЛАНЕ МЬЕЛЬНИР ОКОЛО ТРЕХ МЕСЯЦЕВ, ПОПАЛ ТУДА ИЗ-ЗА ЗНАКОМСТВА С ЯРОСЛАВОМ БОЙКОВЫМ ПО ПРОЗВИЩУ СИГУРД, РАБОТАЮЩИМ В ТОМ ЖЕ ХОЛДИНГЕ НА ДОЛЖНОСТИ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.
        ИНТЕРЕСУЮЩИЕ ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА: ЭНЕРГИЧЕН, СЧИТАЕТ СЕБЯ СПОСОБНЫМ ИНТРИГОВАТЬ, ХОТЯ ПЛОХО ПОЛУЧАЕТСЯ, ЛЮБИТ ВЕСЕЛЫЕ МНОГОЛЮДНЫЕ КОМПАНИИ. ЗАВЫШЕННАЯ САМООЦЕНКА. НУЖДАЕТСЯ В ДЕНЬГАХ, ИЩЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОДРАБОТКИ НА СТОРОНЕ. КРЮЧОК — ПРОЦЕНТЫ ПО КРЕДИТУ И СВЯЗАННЫЙ С ЭТИМ РИСК УХОДА НЕВЕСТЫ, КОТОРАЯ ИЗНАЧАЛЬНО БЫЛА ПРОТИВ ПОДОБНОГО ВАРИАНТА ПОКУПКИ ЖИЛЬЯ.
        Именно этим Генрих и руководствовался, назначая Павлу встречу. Выбранный на роль курьера случайный человек передал тому конверт, где помимо записки и номера телефона находились пять стоевровых купюр. Просто так, в знак доброжелательного отношения и серьезности намерений.
        Подействовало, потому как ближе к вечеру раздался звонок. Недолгий разговор и вот оно — назначение встречи в небольшом, но приличном кафе «Чародейка». А уж к ней Генрих подготовился. Поддельный контракт от «Скайфолл лимитед», ну и банальный диктофон — записи разговора ради. Больше ничего и не требовалось, дело по сути было простенькое. Ах да, еще аванс будущему агенту Корпорации, в чьей длинной и счастливой жизни лично у вербовщика уверенности не было. Хотя кто его знает — Мануэлла не питала страсти к бессмысленному устранению не знающих ничего важного пешек.
        — Вот и контракт, уважаемый Павел. Вы можете сколько угодно внимательно его изучать, это говорит только о вашей осторожности и здравом смысле. А как только подпишете — аванс в размере пяти тысяч евро, что прописано в документе. Ну и по три тысячи ежемесячно. Это без премий, которые будут выплачиваться в зависимости от успешной работы. Карточка или наличные — оставляется на ваш выбор.
        — Вроде бы типовой контракт, хотя и на необычные услуги,  — немного сомневаясь, протянул Павел.  — Надо бы посоветоваться…
        Генрих лишь улыбнулся, показывая свое полное безразличие к подобному решению. А вместе с тем извлек из кармана конверт с теми самыми пятью тысячами. Вид наличных денег… он совершенно особый для некоторых людей. Помогает принять решение, нужное тому, у кого эти деньги сейчас в руках.
        И на сей раз тоже помогло. Павел решительно протянул к ним руку, хотя и пытался выдержать нейтральное выражение лица. Но внимательному взгляду видно было, что маска держится слабо. Вот-вот сползет окончательно.
        — Подпись, мистер Лишенков.
        — Подпись? Ах да, конечно, подпись…
        Павел послушно взял из руки Генриха фирменный «паркер», бодро черканул сначала на двух экземплярах контракта, а потом на миг остановился, глядя на два экземпляра уже другого документа:
        — А это что? На контракт не похоже: маленький, и в иной форме…
        — Это? Всего лишь ознакомление с порученным заданием. Первым из многих. Тут игровой ник человека, который нам интересен. Нужны сведения о его перемещениях, общении с членами Мьельнира, прочих мелочах. Ничего особенного, обычная бюрократия, без которой ни в одной серьезной компании, увы, уже не обойтись.
        — Нехороший документ. Не хотелось бы…
        — Чтобы он попал к тому же Сигурду, так?  — сделал доброе лицо, как бы посочувствовал, вербовщик.  — Понимаю. Но никто не собирается его показывать. К чему? Вы нам нужны, Павел, вы нам полезны.
        — Зато я могу сейчас…
        Правая рука Лишенкова автоматически сжалась в кулак. Сам он напрягся, явно будучи готовым врезать ставшему неприятным собеседнику от всей души. Только подобный вариант был ожидаемым. Следовательно, и модель поведения также прорабатывалась. И без физического воздействия, оно в таких раскладах всегда оставалось самым крайним средством, к тому же свидетельствующим о плохом уровне профессиональной подготовки. Вербуемого агента «нагибать» надо нежно, а не варварски ломать о колено. После публичного и окончательного унижения некоторые, особенно тут, могут затаить такую ненависть… А потом порушить все планы агентурной работы самым непредсказуемым образом.
        Вот и выходило, что бить морду агенту — глупость, способная аукнуться. А вот повлиять словами — дело другое.
        — Хотите дать мне по лицу, заодно взять деньги и уйти? Можете это сделать, поскольку не уверен, что человек моих кондиций способен справиться со столь накачанной и тренированной личностью.  — Имея худощавое и на вид не опасное тело, Генрих любил разыгрывать из себя этакую смазливую канцелярскую крысу.  — Но вы уже подписали договор, от этого никуда не деться. Да и к тому же одноразовое финансовое вливание не спасет ваши финансы. Зато ежемесячное… Подумайте, как ваша Елена будет рада изменившемуся финансовому положению. Да и коллеги по отделу поумерят свои высказывания о… не полной финансовой состоятельности и невеликом статусе нового сотрудника.
        — Гр-р…
        — Эмоционально. Но неразумно.  — Иронически прищурившись, Генрих посмотрел на ручку, которую вербуемый просто сплющил двумя пальцами. Правда, предварительно подписав и дополнение к контракту.  — И что вы так переживаете? Могу даже обещать, что клану будет если не польза, то полное отсутствие вреда. А для вас лично… Хм, а почему бы и нет? Думаю, что эксперимент окажется лишь эффективнее, если вы попробуете продвинуться вверх.
        Огонек интереса в глазах уже завербованного был неплохой наградой профессиональному мастерству. Раз агент стал заинтересованным, то и работать будет не спустя рукава, а с энтузиазмом.
        Генрих накачивал Лишенкова довольно шаблонной для себя дезой, но старался, чтобы она выглядела достоверной… В конце-то концов, если Гонсалес понадобится именно что долговременный источник информации, то легче продвинуть уже задействованного агента, чем вводить нового. Да и вообще, останется и личный контакт.
        — А вот, кстати говоря, адрес того, кто будет получать от вас отчеты и передавать новые задания. Равно как и принимать решения о премиях за успешную работу,  — закруглил разговор Генрих, передавая агенту флешку с данными.  — Тут находится все необходимое и даже сверх того. Ну а сейчас позвольте попрощаться, у меня действительно много дел.
        Улыбнувшись напоследок, Генрих поднялся из-за столика и вышел из кафе. Естественно, не забыв прихватить подписанные документы. Хоть они и были пустышками, не имеющими юридической силы, но вот на роль «крючка» подходили идеально. Предъяви их в нужном месте — и все, репутация изгажена раз и навсегда.
        Удалившись на достаточное расстояние и убедившись, что завербованный точно не пытается играть в шпиона и неумело повиснуть на хвосте, Генрих набрал номер Шульца:
        — Ну?
        — А все в порядке. Агент куплен, немного придавлен, но не раздавлен, то есть будет работать. Если потребуется, то еще и на нас; к тому же я ему жучок зарядил в одежду, сможем, при удаче, некоторое время отслеживать инфу с его компьютера.
        — Прослушивать тоже можно?
        — Нет, два сразу впаривать не рискнул. Хоть невелик риск, но лучше без него. Зажим на бумагах он «проглотит», а вот прочее… Нет, оно того не стоит.
        — Допускаю. Теперь вроде как можно докладывать Гонсалес, что мы выполнили задание…
        Генрих сразу уловил скрытый смысл во фразе и поинтересовался:
        — Появились какие-то результаты? Так быстро?
        — А почему бы и нет? Вилли внимательно отследил весь круг знакомств и родственников основной цели в этой игре — Макса. Родители скрылись хорошо. Вряд ли в пределах этой страны. Заочно могу выразить ему свое уважение: судя по всему, он отвлекал внимание на себя, демонстративно оставаясь на виду кровных врагов. А вот друзья… тут есть зацепки…
        — Кто именно и какие вероятности?
        — Высокие, Генрих. Сначала были три варианта, три действительно близких друга. Кому он, не склонный к простодушию, мог доверять. Только двое из них никаким образом не связаны с виртуальными мирами. Зато третий…
        — Геймер?
        — Нет, но связанный чуть ли не со всеми интересными социумами города. Своего рода фрилансер, привыкший брать все отовсюду. Были и связи с компьютерщиками… С хакерами, если быть точным.
        — Закрытое сообщество. К ним не прорваться, не выяснить. Каждый уважающий себя хакер в этой стране сейчас не только держит серьезную охрану, но и абсолютно параноидален.
        В голосе звучало только и исключительно сожаление. Шульц же не возражал против правильной оценки, высказанной коллегой, но вот общее направление…
        — А зачем нам хакеры?  — По связи донесся искренний смех.  — У нас и свои есть ничем не хуже. К тому же нам нужен тот человек, а не его связи, являющиеся второстепенными. Поэтому в ритме танго танцуй до гостиничного номера. Думать будем. Делать будем… И надо спешить. Жду.
        В то время как Генрих выискивал взглядом свободную машину, Маркус, бросив телефон на диван, прикрыл глаза. Мысли у него были… не самые веселые.
        Слишком хорошо лидер группы знал особенности мышления таких, как Мануэлла Гонсалес. А она просто не могла бы пройти мимо столь шикарной возможности получения информации. Значит…


        Корпорация. Кабинет Мануэллы Гонсалес


        Похожая на охотящуюся тигрицу женщина металась взад-вперед по кабинету, прокручивая в голове возможные варианты действий. Казалось, если бы у нее был хвост, то она хлестала бы им себя по бокам. И еще сильнее, чем тело, метались мысли в голове, пытаясь сложиться в устраивающую ее картину.
        Полученные недавно сведения от Маркуса Шульца ее порадовали. Агент был завербован, мотивирован и уже начал присылать очень полезную информацию о делах игрового клана. Еще немного, и можно будет пускать по следу объекта более укоренившихся в Скарлайге. А потом, если понадобится, и главные инструменты — прирученных Скользящих. Пусть они и тупы, что много раз подчеркивал Тормасов, но это мелочи, пустяки. Главное, что крепко, очень крепко связаны с Корпорацией.
        Шульц и его команда… Мануэлла признавала, что они хорошо справились с поручением. Как с данным ею, так и с первоначальным, полученным от профессора. И дальше, скорее всего, будут все так же хороши. Однако…
        Рывком отворив балконную дверь, Мануэлла вышла на свежий воздух, подставляя лицо ветру. Его порыв растрепал уложенные до этого в сложную прическу волосы, заставляя вспомнить давно прошедшие дни. Те дни, когда она еще только начинала путь, что привел ее через многие годы в кресло одного из директоров Корпорации. Тогда она еще не успела пожертвовать многим. Только начинала меняться, становясь тем, кем была сейчас.
        Ветер… Он напоминал порой даже о том, что она давно и упорно пыталась забыть. Но не могла, потому что память всегда была с ней, была неотъемлемой частью сложной, противоречивой души. Порой именно эти противоречия помогали найти решение, сделать очередной шаг по невидимой лестнице. Но иногда они же становились палачом, медленно вытягивающим жилы.
        Встряхнувшись, Мануэлла заставила себя думать о делах. В частности, о том, чтобы решить проблемы с объектом «Макс» раньше Тормасова и прочих. А для этого требовались шаги, о недопустимости которых ее предупреждали. Воздействие на ближний круг объекта. Рискованно, авантюрно, но… иначе никак. Только запрещенные свыше действия приносили победу. Принесут, как и в других случаях.
        А для этого… Аналитики уже доложили ей имя того из друзей объекта, кто наверняка знал, как с ним связаться. Даже больше: через кого можно было внушать определенные мысли! Давний друг, чуть ли не лучший друг по имени Слава. Похоже, что пора было посылать группу нанести ему визит. Тот самый, помогающий убедить выполнять то, что нужно ей, Мануэлле, и только ей.
        Приняв решение, Гонсалес зашла обратно в кабинет, с треском закрыв за собой дверь. Достать телефон, набрать нужный номер и дождаться ответа было делом десятка-другого секунд.
        — Да?
        — Узнал, котик? Тогда слушай задание и не перебивай… Оплата по высшей категории, но и качества ожидаю соответствующего.
        — На таких условиях, сеньора, готов обрывать перья с крыльев ангелов и отстреливать задницы президентам…  — раздался сухой смешок.  — Только если для меня риск не слишком высок.
        — Как будто у тебя мало расходного материала, Луккино… «Солдаты» всегда были дешевы. Слушай и запоминай…



        ГЛАВА 8

        Вот и трон. Нет, пожалуй — Трон, больно уж величествен. Думаю, что никто из властителей не рискнет использовать его в качестве пластыря для коронованной задницы. Аура величия и силы сожжет такого «оптимиста» быстрее, чем тот успеет протестующе пискнуть. Зачем же он вообще тогда нужен? Для самого Хоррана? Сильно сомневаюсь, ведь не его это стиль, как я думаю. Тогда…
        — Идеал силы, к которому надо стремиться, но маловероятно достигнуть?
        — Правильно думаешь, Тенерожденный,  — звучит в голове голос уже знакомой сущности: — А теперь дотронься до трона, чтобы я сумел передать тебе те дары, которые ты сможешь принять… или не принять.
        Делаю то, что говорит малая частица сущности Владыки Клинков, то есть прикасаюсь к Трону из черной стали, украшенному грубой резьбой. Пару секунд ничего не происходит, чувствуется лишь арктический холод зачарованной стали. Но потом…
        — Любой дар имеет свою цену. Или зависимость от моих сил, на которую ты можешь согласиться…
        — Благодарю, но предпочту иной расклад,  — вежливо, с максимальным уважением, но твердо отклоняю я такой вариант.  — Любая поддержка может быть заблокирована или вообще исчезнуть. Лучше не привыкать к заемной силе, чтобы потом не разочароваться самым горьким образом.
        — Гордый…  — констатировала сущность.  — Что ж, тогда дары будут иного рода, за них нужно платить. А есть ли у тебя?.. Есть. Ты раскачал резерв энергии, техномаг, а значит, оплата будет принята. Выбирай.
        Прозвучало последнее слово, и перед глазами возник… Ангелы меня раздери, да это же список новых имплантов или усовершенствования уже имеющихся! Однозначно брать, ведь бонусные варианты просто так на дороге не валяются. Да и сюрприз врагам будет — ох какой мощный. Общие принципы развития техномагов заинтересованному народу известны, здесь же иное. Вот и воспользуюсь; одна только проблема…
        — Материалы для имплантов и их установка. Где их можно будет найти и кто в состоянии активировать?
        — Все прилагается.  — Едва заметное самодовольство сущности обдает мой внутренний мир холодным порывом ветра.  — Бери, пользуйся. Но за это я возьму у тебя ВСЕ кристаллы, которые только есть. Проверка на жадность, юный пришелец из мира Теней.
        — Договорились.
        Прячу эмоции, чтобы не дать понять сущности насчет истинного положения дел. Финансы если и не поют романсы, то вот-вот начнут это делать. Так что я в двойном выигрыше. Теперь же надо быстро утащить к себе в закрома все, что только под руку подвернется. Ну все не все, а хотя бы самое лучшее из имеющегося.
        Оружие. То, которое всегда со мной, способное игнорировать защиту, даваемую божествами своим последователям. Такой вот своеобразный довесок к моим Когтям Демона. И еще одна особенность, с ними же связанная. Когти теперь можно использовать в качестве дистанционного оружия. Того, которое потом все равно к тебе возвращается, но использовать его можно снова лишь через пару часов. Вообще использовать, а не в качестве бьющего на расстоянии. Подобная прелесть восстановится лишь через сутки.
        Все сложно и мудрено? Возможно и так, но я уверен, что подобный туз в рукаве лишним никогда не будет. Мое! Беру и точно никогда не отдам.
        Оружие — это хорошо, но не им единым силен техномаг. По-иному думают лишь недалекие люди, решившие пойти этим путем достижения силы. Что нужно тому, кто впутывается в игры, где замешаны божественные сущности? Правильно, необходимо знание. Знание о тех, кто находится на вершине пирамиды, понимание и умение чувствовать силы как союзные, так и вражеские. Именно поэтому мое внимание никак не могло пройти мимо Печати Пустоты.
        Странное название на первый взгляд, учитывая тот факт, что данный имплант мог ощущать присутствие предметов, связанных с богами, а также с ходу распознавать личностей, тесно связанных с этими могучими существами. Ан нет, все логично, все правильно. Печать, встраиваемая в лобную кость и похожая на мифический «третий глаз», давала возможность видеть мир в «пустом», то есть свободном от вторичных магических проявлений виде. Оставались лишь сигналы от энергий более изначального порядка, то есть от связанных с богами. Правда, на первом уровне нельзя было определить конкретную принадлежность, но вот второй это уже позволял. Что мне и надо было.
        Но и это было еще не все. Третий уровень Печати Пустоты, дающий уже по-настоящему серьезное преимущество, если только удастся воспользоваться. Возможность встраивать подобные предметы в качестве имплантов. Да, теряя большую часть их силы. Да, используя охрененно дорогие материалы для собственно имплантов. Но все равно это еще одна козырная карта, пусть и рассчитанная на очень далекую перспективу. И «стОящая» в три раза дороже остальных.
        — Не самый ожидаемый выбор,  — откомментировала сущность мое решение.  — Особенно последний. Но это твое право. Дар ты получил, за него расплатился.
        — Еще раз благодарю.
        — Не время. От материального к духовному. К информации. Ты, Тенерожденный, такой не один. Есть и другие. Немного, но есть. И почти все они ведут свои игры. И часть этих игр касается тебя. Запомни это.
        — На память жаловаться не приходится. Да… Просто интересно стало: неужели все, желающие попасть в твой храм, проходят подобную кровавую процедуру?
        — Забавный вопрос. Нет, им достаточно преклонить колено, признавая превосходство стражей входа, или просто поклониться. Кровь и боль — тем, кто хочет быть наравне.
        — Мне важно было это узнать. И приятно, что ты, частица сущности Владыки Клинков, понимаешь не желающих преклонять колено или гнуть спину.
        — Не говорю «прощай», Тенерожденный. Иди своим путем. Если достигнешь своих целей — приходи. Тогда, когда сумеешь попасть в мир Теней и вернуться обратно.
        Порыв магии — и мое тело отбрасывает от Трона на несколько метров. Хорошо еще, что остаюсь на своих двоих, ведь один из жгутов силы аккуратно поддерживает меня первые мгновения, а затем исчезает, выполнив свое предназначение. Аудиенция у сущности закончена, дары получены. Да, получены, поскольку ощущаю изменения в Когтях, да и Печать Пустоты, имплантированная в лоб, слегка чешется. Кстати, что самое забавное, эти приблуды божественного характера не жрут мою энергию. Как я понимаю, они способны извлекать ее из окружающего мира, что есть большой плюс. И уверен, что если удастся разжиться крутыми артефактами, то при переделке их в импланты можно достичь если и не подобного идеала, то хотя бы частично скомпенсировать энергозатраты.
        Иду к выходу, ну а следом двигаются Харальд с телохранителями. Эх, чую печенкой, что сейчас он мне устроит сеанс благожелательного допроса, от коего ну никак не получится отвертеться. Ничего, у меня есть чем запудрить ему мозги. Да с гарантией!
        Снова экипаж, снова дорога, но в этот раз уже обратно в таверну. До того момента, как мы оказались в этом вполне защищенном месте, Харальд практически ничего не говорил, выжидая. Пусть. Маскировка, повешенная на меня божественной сущностью, уже успела слететь, исчерпав свою необходимость, так что теперь глава Мьельнира мог видеть еще и новополученный имплант. Только вот видеть и понимать суть — две огромных разницы.
        — Погнали!  — рявкнул Харальд на шофера, после чего обратился уже ко мне: — Ну и что это было такое?
        — Принятие покровительства от Владыки Клинков,  — пожал я плечами, самую малость прикидываясь шлангом.  — Ну а если серьезно, то немного поговорили с частицей сущности Хоррана, придя к взаимовыгодному и обоюдоинтересному соглашению. Так что, получив необходимую поддержку, я скоро покину наш славный Карах, где мою шкуру так мечтают повесить на стену в качестве трофея.
        — Не только здесь…
        — Жизнь такая,  — оскалился я, поневоле вспоминая то, что успел натворить во время короткого тут пребывания.  — Надеюсь, наши договоренности в силе?
        — Несомненно.
        — Тогда?
        Харальд около минуты смотрел в окно, наблюдая то за пешеходами, то за проплывающими мимо зданиями.
        — Можешь отправляться. Клан поддержит тебя в той степени, которая не помешает иным, более важным делам. Но учти — место, куда ты направляешься…
        — Ваэлнор.
        — Да, Ваэлнор,  — собеседник словно попробовал название на вкус. И оно при этом не слишком ему понравилось.  — В этом эльфийском заповеднике нет наших людей. Надежных людей, если ты понимаешь, о чем я.
        — Тут тупых не водится,  — улыбнулся я, действительно понимая насчет завуалированного упоминания о простых агентах. Работают на того, кто больше платит и предоставляет гарантии безопасности их тушек.  — Мне большего пока и не потребуется.
        — И еще. Вокруг клана начались неприятные шевеления.
        Харальд испытующе посмотрел, но тут мне сказать было просто нечего. Ну где я — и где чисто клановые дела? Правильно, мы на разных сторонах почти всех игровых досок, которые только можно себе представить. За исключением той парочки, на которых порезвился лично я. Но тут промолчу, ибо упоминать о них — лишь вредить только-только устанавливающимся отношениям.
        — Молчишь. Правильно делаешь. Это не Ледяные и даже не Гильдия. Совсем левые ребятки, из числа наемников, причем не из дешевых. Сначала грешил на драконидов, ведь клан Нект на тебя большой зуб имеет. Ан не то, ошибка вышла. Интересуются местные, но вроде и не они. Туман вокруг тебя, Макс, странный туман.
        — Предупрежден — значит хоть как-то вооружен.
        — Вот именно, что «как-то»,  — фыркнул Харальд.  — Слишком высокий уровень заинтересованности тем, кто в Скарлайге без году неделя. Или копают в другом направлении, а ты — лишь удачная ширма… Но это не твое дело.
        — Как скажешь. Не мое так не мое, я на себя лишние хлопоты без веской причины взваливать и не собирался.
        Беседа постепенно соскользнула на более нейтральную тему, так что остаток пути провели без потрясений и откровений. Признаться, мне их на сегодня и так хватило. Ну а по прибытии в «Танцующего гхола» у меня появились совсем иные дела. В частности, подготовка к переброске в Ваэлнор.


        Сборы в дорогу — дело всегда хлопотное. И не сильно большую роль играет то, что в Скарлайге вовсе не требуется собирать сумки, рюкзаки и прочие чемоданы. Вещи-то все равно надо отбирать из существующих, а это… тоскливо. Не в моем, конечно, случае: я большим количеством хурды не обзавелся: оружие, доспехи, чуток алхимии и некоторое количество книг по теоретически непригодной для техномага магии: те самые трофеи из замка клана Нект.
        Зато Лаира… Принцесса моя драконидская пребывала в состоянии «когнитивного диссонанса», когда все хочется, а в то же время не получается. Вот и выбирала, что придется оставить. Хорошо еще, что хватило девичьей решимости отказаться от торжественных платьев, равно как и от большей части нарядов иного стиля.
        — Макс, ты — настоящий садист!  — Красотка довольно сильно ткнула мне в грудь пальчиком. Только всем было очевидно, что это она так пар выпускает.  — Для нормальной принцессы расставаться на долгое время с большей частью гардероба — страшное испытание.
        — А кто сказал, что ты — нормальная принцесса? Тише, тише… Прелесть моя! Потому тобой так и восхищаюсь, что от нормальности ты довольно далеко ушла. К тому же… Что мешает нам не отлучаться от нежно любимого тобой гардероба и прочих милых сердцу мелочей на длительное время?
        — Обстановка! Ваэлнор — не то место, в котором все может получиться быстро и хорошо. Я помню… и с трудом нахожу силы вновь там оказаться. Только из-за желания отомстить всем тем тварям, только потому…
        Драконида как-то сразу поникла. Казалось, что из нее одним махом извлекли большую часть жизненных сил. Слегка ссутулившись, свернув до этого почти развернутые крылья, она шаркающей походкой добралась до кровати, куда и упала. Лицом вверх, отсутствующим взглядом взирая на потолок.
        Мне оставалось лишь одно — присесть рядом. Положить ее голову себе на колени и, перебирая пряди волос, шептать ласковые слова, да к тому же не скатываясь в откровенные и невозможные глупости. Лаира всегда была и будет сильной девушкой, но у всего есть предел. А она некоторое время назад подошла к нему вплотную.
        Бегство из родовой твердыни, предательство родных, начавшаяся за ней охота… Ей тяжело. И единственное лекарство от всего — месть. Она, только она сама способна затянуть какие-то из самых глубоких ран на душе. Тогда и только тогда можно будет двигаться дальше, используя более приятные и яркие средства, чувства, эмоции.
        Вз-з-з-з! Ну привет, стимкомп хренов, что-то ты совсем уж не вовремя. Хотел было его послать на… время, но тут Лаира, явно малость придя в себя, уверенно произнесла:
        — Ответь. Я уже поняла, что тебе по пустякам редко сообщения приходят.
        Ладно, пусть так и будет. К тому же, как я думаю, действительно важный абонент пытается выйти на связь.
        О, точно так дело и обстоит. Аффомет прорезался. Давно жду. С интересом жду. Нажимаю клавишу — и на экране стимкомпа высвечивается сообщение:
        — ЗДРАВСТВУЙ, МАКС. ТОЛЬКО ТЕПЕРЬ Я С УВЕРЕННОСТЬЮ МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО СЛУГИ ГИЛЬДИИ РАВНОВЕСИЯ НЕ ВЫШЛИ НА НАС ЧЕРЕЗ ТЕБЯ. ПОЗДРАВЛЯЮ, ТЫ ЗАСЛУЖИВАЕШЬ НАГРАДЫ.
        — БЛАГОДАРЮ,  — набираю в ответ, при этом зная, что любопытствующая девушка читает мою переписку. Но это ничего, я ей уже доверяю. Сильно доверяю.  — К ТОМУ ЖЕ ХОЧУ ЗАМЕТИТЬ, ЧТО ТЕ ЗАДАНИЯ, КОТОРЫЕ ДАЕТ КРУГ, ВЕСЬМА ИНТЕРЕСНЫ, А ЗАОДНО ПОМОГАЮТ РАСТИ НАД СОБОЙ.
        — ЭТО КРУГ ТЕБЕ ОБЕЩАЕТ. А ПОКА — ВРЕМЯ ДЛЯ ТВОЕЙ НАГРАДЫ. ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ ПОЛУЧИТЬ: КРИСТАЛЛЫ ИЛИ ЖЕ ИНОЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ? ВЫБОР ЗА ТОБОЙ. ДУМАЙ И РЕШАЙ.
        В довесок к сообщению Аффомета пришло иное, на сей раз системное. А вот в нем уже был выбор, причем довольно гибкий. С предварительным пояснением, что подобная опция стала доступной из-за моих крепких отношений с Кругом в целом и Аффометом, в частности.
        Кстати, что немаловажно, Лаира текст от админов как бы и не воспринимала. По крайней мере, удивления у нее он не вызвал, из чего я и сделал сей вывод. Хм, забавно. Но вполне предсказуемо.
        Каравай-каравай, кого хочешь убивай… то есть — выбирай. И вечно отсылки к жадности финансовой, потому как энная сумма кристаллов — первым пунктом. Да еще и подсвечена в качестве рекомендуемой. А вот гхыр вам, любители классических решений! В любом мире опыт, знания и необходимые средства для достижения целей стоят куда больше, чем деньги, как бы те ни выглядели. С ходу выбираю увеличение опыта, а второстепенной наградой — получение необходимого импланта. Это удалось за счет выполнения дополнительного задания. Ну того, по поводу обвода вокруг пальца охотников-наемников Гильдии Равновесия…
        Щелк… Плюс уровень, а заодно нужно будет озаботиться получением импланта Песня Сирены. Ну и искать средства на установку оного, поскольку сейчас мой капитал равен абсолютному нулю.
        — КУДА ПРИСЛАТЬ ИМПЛАНТ, ЮНЫЙ ТИФЛИНГ?
        — ЕСЛИ ВОЗМОЖНО, ТО В ФИЛИАЛ ЛЮБОГО БАНКА В ВАЭЛНОРЕ. ТАМ МНЕ БУДЕТ УДОБНЕЕ ВСЕГО ЕГО ПОЛУЧИТЬ.
        — ВАЭЛНОР?  —Я словно бы услышал нотки недоумения в голосе Аффомета.  — ЦЕЛЬ ВИЗИТА В ЭТОТ НЕ САМЫЙ ЛУЧШИЙ ГОРОД-КРЕПОСТЬ?
        — ВЕРНУТЬ ДОЛГИ. К ТОМУ ЖЕ В КАРАХЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТАЛО ЖАРКО. РИСК СЛИШКОМ ВЕЛИК, А У МЕНЯ ПОЯВИЛАСЬ ТА, КОТОРУЮ ПОДВЕРГАТЬ ОПАСНОСТИ СОВСЕМ НЕ ХОЧЕТСЯ.
        — ЧТО Ж, Я ТЕБЯ ПОНЯЛ. Я ОБСУЖУ С ПОСВЯЩЕННЫМИ, НЕТ ЛИ У НАС СРОЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ В ТОМ МЕСТЕ. ЕСЛИ ДА, ТО БУДЬ ГОТОВ ПОЛУЧИТЬ ЗАДАНИЕ. ЕСЛИ НЕТ… ТОГДА ПОДОЖДУ ТВОЕГО ОТБЫТИЯ ИЗ ОПЛОТА ВРАЖДЕБНЫХ НАМ СИЛ. ЖДИ МОИХ ПИСЕМ, УСПЕШНО ИДУЩИЙ ПО ПУТЯМ КРУГА.
        Связь прервалась, ну а я посмотрел в глаза Лаиры. Говорить ничего не требовалось…
        — «…которой не хочется рисковать»,  — мурлыкнула драконида.  — Ты умеешь поднять девушке настроение. Даже в сложных случаях. Сейчас я бы тебя… Ух-х, как бы развлеклась… Но ведь мы не хотим тут долго задерживаться, так?
        — Увы. Чем раньше отсюда исчезнем, тем легче будет и нам, и клану Мьельнир. Они все же не так мало сделали для меня. Одна проблема…
        — Какая?
        — Финансовая,  — скривился я.  — Говорил же про особенности моего договора с частицей сущности Владыки Клинков…
        Лаира, вновь положившая голову мне на колени, лишь улыбнулась. Понимала, что в том случае для меня были одни лишь плюсы и ноль минусов. Что же до отсутствия средств — так это настолько мелкое неудобство, что его можно сравнить разве что с жужжанием комара над ухом. Только ведь и комар может заставить чувствовать себя неуютно…
        — Забудь. Все же я не изнеженная девочка — знаю, что когда планируешь побег, пусть в отдаленной перспективе, полезно иметь при себе кое-что из ценностей.
        — Я не хотел бы…
        — Сказала же тебе: забудь.  — Коготки дракониды довольно чувствительно, хоть и не грубо, прошлись по моей спине.  — Я тебя знаю. Вскоре после нашего появления поблизости от Ваэлнора ты придумаешь, как убедить местных эльфов поделиться частью своих богатств.
        — Уговорила. Значит, осталось лишь отправиться к ближайшему пункту телепортации…
        — К тому, который под контролем этого клана…
        — Он и есть ближайший. И вот еще что… Ты не знаешь, правдивы ли слухи, что черный рынок в Ваэлноре действительно серьезен и там можно достать все необходимое?
        Лаира подтверждающе кивнула, показывая, что слухи и реальность в данном случае совпали.
        — А что тебя интересует, Макс?
        — Зарядка твоего телепорта и Поцелуя Саламандры. Оба этих предмета словно созданы для того, чтобы помогать выпутываться из очень сложных и неприятных ситуаций.
        — Там есть почти все, что может прийти в голову,  — невесело улыбнулась девушка.  — Оружие, книги по магии, причем последние — самые разные. Даже те, которые переносят знания прямиком в разум прочитавшего их. Только и сами при этом осыпаются серым пеплом. Драгоценности, рабы, контракты наемников и даже призыва созданий из инфернальных миров. Ты сам убедишься.
        — Это хорошо. А убедимся мы с тобой вместе. Сейчас же, вольно одетая красотка, приводи себя в вид, более соответствующий суровой деве-воительнице. И лицо придется закрыть полностью. Думаю, найдешь способ. Нам ведь совсем не нужно, чтобы один из уже знакомых уродов узнал тебя.
        Драконида не возражала. Но поскольку ее броня в области защиты головы ограничивалась лишь кольчужным капюшоном, пришлось импровизировать. И тут как раз помог ее обширный гардероб. Довольно быстро девушка соорудила этакое подобие маски, закрывающей лицо и оставляющей открытыми только глаза. Теперь узнать Лаиру было весьма проблематично… тем, кто не был близко знаком. Я-то опознаю при любом раскладе, но тут совсем иная ситуация. Зато для других сойдет.
        Сборы были завершены, оружие и амуниция проверены. Ну а оставшиеся вещи будут находиться здесь, в этих комнатах, которые от щедрот Мьельнира зарезервированы за мной на относительно длительное время. Если в переводе, то ровно до того момента, пока у нас с кланом взаимные дела. Если же они закончатся, то вещи просто сгрузят в какой-нибудь чулан и предложат в течение пары дней забирать манатки и катиться в любом из нецензурных направлений. Дело житейское.
        Сейчас же нам только и оставалось, что покинуть «Танцующего гхола», пройти всего ничего по клановому кварталу да подойти к портальной плите.
        Порталы… Общие и частные, для переноса небольших групп и чуть ли не целых подразделений. Они были разными, но неизменно не самыми дешевыми для обитателей Скарлайга. Это для игроков-Тенерожденных все обстояло значительно проще. Скидки на подобные перемещения для нас достигали чуть ли не трех четвертей от общей стоимости. Политика партии… то есть администрации игрового мира. Пусть сейчас они уже не могли влиять на его основы, сами о том толком не подозревая, но вот в подобных вопросах структура мира им подчинялась. Ну а в дальнейшем… кто знает.
        Здесь платить не требовалось. Охрана в лице двух воинов и одного мага-стихийника пропустила нас, лишь мимоходом сверившись со списками тех, кому было разрешено пользование телепортом. Только легкий интерес к Лаире, вполне объяснимый. Редко, очень редко в область интересов любого из кланов входили местные. А тут вдруг такое явление дракониды народу… Но дисциплина у мьельнировцев была на уровне. Никто даже не пискнул неуместным вопросом в наш адрес. Чего там. Даже шепотков между собой не было… в нашем присутствии. Вот потом однозначно все кости перемоют. В том числе и лидерам клана, особенно Харальду.
        Управляющий работой портала — член клана, а не уроженец Скарлайга, как это встречалось в других случаях — довольно меланхолично поинтересовался пунктом назначения, буднично пожелал успеха и активировал портал. Нам осталось только шагнуть в пределы засветившейся малиновым светом пентаграммы, замереть на пару секунд и…
        Перенос. Быстро, без особенных ощущений, доказывающих: портал порталу рознь. Но в любом случае, теперь мы были там, где и стремились оказаться. Ваэлнор. Окрестности крепости; то место, начиная с которого, можно было добиться поставленной цели. Ну а рекомендательное письмо от полуэльфа Гиаллона нам в этом поможет.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Маркус Шульц


        Найти дружка Макса оказалось несложным делом. Он ведь особенно ни от кого и не скрывался. Жил привычной ему жизнью, работал, отдыхал, причем порой весьма активно и в шумных компаниях. Весь вопрос был в том, как именно к нему подобраться. И вот это являлось более серьезной задачей.
        Казалось бы, нет ничего проще: появиться, запугать, выбить сведения из деморализованного объекта. Но не все так просто. Психологические методы устрашения работают не всегда, особенно здесь. Подкупить? Тоже не факт, что удастся. Но и это было не главным.
        Требовалось проделать все скрытно, незаметно, таким образом, чтобы остаться вне поля зрения людей Мануэллы, которые наверняка тоже работают над задачей получения информации.
        Тут и возникал порочный круг, разорвать который было сложной задачей. Выбивать информацию ДО них? Тогда те, другие, сразу поймут происшедшее и немедленно доложат своей нанимательнице. Обождать и получить уже не уникальные сведения, а их дубль? Теоретически возможно, но тут имелись два подводных камня: обычный и критический для всего плана. Первый состоял в том, что «знают двое — знает свинья», как издревле говорили в фатерланде. Но с этим нюансом можно было смириться, если бы не было второго. Кто сказал, что люди Мануэллы вообще оставят этого Станислава живым после того, как он перестанет быть нужным? В конце концов, посылать текстовые сообщения можно и от его имени, да и программы модулятора голоса имеются качественные. Что же до риска разоблачения… Чихать сеньора Гонсалес на это хотела; были прецеденты, причем в немалом количестве.
        Оставался единственный вариант — следить за объектом, попутно пытаясь аккуратно так установить приятельские отношения. И ждать. Того самого момента, когда на Станислава выйдут люди Гонсалес. Тогда и только тогда сработать на нейтрализацию. Полную, чтобы никаких хвостов. Ну а свалить потерю другой группы наемников найдется на кого, тут Шульц был мастером своего дела.


        Станислав Рокотов


        Тревога. Вот что за чувство в последнее время было всегда рядом с ним. Тревога смутная, ни на что конкретно не направленная, но от этого не становящаяся менее выматывающей. И нельзя сказать, что все началось тогда, когда он помог своему другу скрыться от преследующих того врагов.
        Да, началось все действительно не в тот момент. Ведь нельзя сравнить легкие опасения и то, что доставало его вот уже пару дней. Сначала мелькнула мысль, что охотящиеся за Максом представители диких горных народов могли что-то пронюхать и попытаться прояснить ситуацию. Но нет, вокруг не вертелось никаких абреков, а их ни с кем не перепутать. Да и правоохренители никакого внимания не проявляли, а ведь это максимум интеллектуальных потуг диаспор — забашлять людям в погонах, чтобы те все за них сделали.
        Немного отвлекали знакомые девушки, да и последний полученный заказ позволял не только хорошо заработать, но еще и с чувством глубокого удовлетворения закопаться в тему, которая в последнее время стала интересной. А заказали ему, как известному журналисту-фрилансеру, подробный обзор-статью о вовлеченности молодежи с высшим образованием в игровые виртуальные миры.
        Он не был легковерным, потому при подписании договора проверил, нет ли тут подвоха. Такового не обнаружилось. Напротив, компания, от лица которой действовали агенты, оказалась весьма солидной и уважаемой, причем действующей сразу в нескольких странах Старого Света. Так что с этой стороны сомнений не возникало.
        Да и вообще, эти самые парни оказались весьма компанейскими, особенно для иностранцев. Несмотря на небольшой акцент, языком владели на высоком уровне. Легко понимали даже сленговые выражения и адекватно на них реагировали. Ну а их предложения по поводу совместных посиделок с коньяком и девочками в недешевых заведениях и вовсе воспринимались на ура. К тому же именно в неформальной обстановке прозвучали мысли о дальнейшем сотрудничестве на постоянной основе, если первый раз окажется удачным.
        Но тревога не унималась. Вот и сейчас, по пути домой, она настойчиво вворачивалась тупым сверлом в душу, требуя пристального к себе внимания. И рука поневоле тянулась к карману куртки, в котором покоился травматический револьвер. Официальный, но такой недостаточный, если по большому счету… Он ведь не Макс, умеющий убивать и не чувствовать от этого никаких особых терзаний. И временами самую чуточку, но завидовал своему другу.
        Интересно, что с ним сейчас творится? Вячеслав был почти уверен в надежности используемой им связи, поэтому решил именно этим вечером вновь связаться с другом, рассказать последние новости в мире, а заодно и узнать, не нужно ли чего… Да и обещанная возможность протянуть нить связи к его родителям тоже дорогого стоила. Все же реальность и виртуальный мир — совсем разные понятия. Пусть он и далек от виртуальных конструктов, но там уж долго сидеть — явно плохо, особенно для такой деятельной натуры, как Макс. Хотя ничего удивительного, если он и там начнет переворачивать все с ног на голову.
        Мысли текли своим чередом, а ноги уже успели донести до родного подъезда. На автомате Станислав приложил электронный ключ к двери и вошел внутрь. И сразу же мелькнувшая справа-сзади смутная тень вытянула руку, а в лицо ударила струя ледяного, словно промораживающего саму душу газа. «Странно все это…» — пожалуй, именно эта мысль оказалась последней в уплывающем сознании.


        Маркус Шульц


        Приятно было видеть, как тщательно выстраиваемый план начинает воплощаться в реальность. Это Маркус понял сразу, едва только Генрих, слушавший объекта, радостно махнул рукой и произнес:
        — Есть! Они все же решили брать его жестко. Причем прямо в подъезде сработали, ничего не опасаются.
        — Это Россия, друг мой. Тут всего десяток лет назад киллеры по подъездам сотни целей отстреливали и спокойно уходили. Свидетелей не найдешь, все сразу становятся слепоглухонемыми. Да и не любят тут с полицией связываться по весомым причинам.
        — Это почему?
        — Потом тебе все расскажут,  — процедил Вильгельм, проверяя, хорошо ли сидит на «беретте» нашлепка глушителя.  — Квартиру надо вскрывать, иначе его быстро выжмут и прикончат. Резкие мальчики работают, нам под стать.
        Подумав несколько секунд, Шульц согласился. Действительно, рисковать тут не стоило. Пусть подсаженный Станиславу «жучок» пока ничего важного не передавал, но рисковать точно не стоило. Значит…
        — Генрих, остаешься тут. Не в машине, а под окнами. Этаж третий, мало ли что… Да и вообще: держать все вокруг, а главное — слушать. Задание ясно?
        — Понял, босс. Но все же, постоянно ты так. Если есть возможность, меня — на подстраховку, а Вилли — в активные действия.
        — Цыц, молодой! Вот когда будешь лучшие результаты на полигоне показывать, тогда и поговорим. Вилли! Двинулись.
        Он знал, что делал, оставляя Генриха вне самых опасных действий. Каждый должен заниматься тем, к чему у него самая большая склонность. А получить ранения или и вовсе погибнуть из-за взыгравшего гонора — такого он, как командир, не мог позволить ни одному из своих подопечных. К тому же и снаружи может начаться что угодно.
        Ключ от двери подъезда давно был сдублирован. Невелика проблема — вытащить его из кармана подвыпившего объекта заодно с ключами от квартиры, да и скопировать. Последние — на специальной пасте, первый же — с помощью сферы более высоких технологий. Но результат был один — успех.
        Насчет отхода Шульц также не беспокоился, ведь камеры наблюдения, и так не слишком многочисленные на этом пятачке, были либо выведены из строя, либо им скармливалась дублирующая информация прошлого дня. Не так уж и сложно, если иметь соответствующую аппаратуру и людей, умеющих грамотно с ней обращаться. У его команды все это наличествовало. Оставалось лишь разобраться с теми, кто хотел перехватить их добычу. Грубо, топорно, без тонких планов на будущее.
        Вильгельм, готовый в любой момент открыть огонь из своей «беретты», знаками показывает, что в подъезде тихо и спокойно, никого из возможных противников не наблюдается. Похоже, все они просочились собственно в квартиру. Маркус аж поморщился от подобного. Не страхуются ребятки, нагло работают. Впрочем…
        Очередной жест — и Вилли левой, не «стрелковой» рукой достает из внутреннего кармана куртки сканер, переключает что-то, после чего кривится и семафорит в ответку. Не зря все это делалось, не зря! Пусть в подъезде неведомые пока противники не оставили человека, но вот веб-камеру прикрепили, а то и не одну, на всякий-то случай. Только кто предупрежден, тот и вооружен. Теперь достаточно будет запустить помехогенератор. Он слабенький, но на расстоянии нескольких метров сработает в лучшем виде. Пожалуй, стоит начать уже. Стоп!
        — На улице спокойно, босс,  — вышел на связь Генрих.  — А вот внутри оживились, парой интересных фраз обмолвились. Любопытно?
        Комбинация щелчков по микрофону, выданная в ответ Маркусом, приказывала не умничать и говорить по теме.
        — Как скажешь, босс. Эти, в квартире, упомянули «испанскую стерву» и ввернули несколько итальянских ругательств, хотя разговаривали между собой на русском. Это о чем-то говорит?  — услышав единственный щелчок, означающий согласие, Генрих довольно заметил: — Ну вот, это хорошо. Так что жду дальше, вдруг еще о чем проговорятся. Надежды на то, что они из окна, как кокосы с пальмы, падать будут, у меня нет.
        Шульц ухмыльнулся, понимая эмоции приятеля, но сейчас его мысли были заняты совсем другим. Знающие директора Гонсалес — профи, итальянцы. Особых вариантов не было — это заработали ее связи среди итальянского криминалитета. Парочка находящихся на подкормке мафиозо средней руки всегда готовы были сдать сеньоре в аренду нескольких своих «солдат» за приемлемое вознаграждение. Их молчание гарантировалось законом омерты, ну а мастерство итальянских наемников из этой криминальной структуры никем не оспаривалось.
        Хорошо. Известный враг — враг, лишенный части своих преимуществ. А как привыкли вести себя в подобных случаях итальянцы, Шульц знал. И его опасения могли сбыться. Школа мафии не предусматривает тонких психологических игр с захваченным источником ценной информации. Форсированный допрос, доклад начальству, после чего, если все устраивает верхи, зачистка и отход. А этого нельзя было допускать. Значит — штурм.
        Пока он коротко объяснял напарнику план предстоящих действий, вновь оживился Генрих, доложивший:
        — Пленник пришел в себя. Попытался было возмутиться, но качественно получил по морде. Вот-вот начнут с ним работать. Если хотите получить его с целым комплектом ушей и пальцев, то советую поторопиться.
        Совет был услышан, принят к исполнению и начал воплощаться в жизнь. Мало того, был скорректирован вариант проникновения в квартиру. Вместо отключения веб-камер, выставленных итальянцами, Шульц решил устроить наглый сценарий. Ведь наемники Мануэллы никак не имели возможности полностью изучить соседей Вячеслава по подъезду. Ну а тот, в свою очередь, в случае узнавания своих знакомцев, не должен был вести себя глупо, то есть впадать в ступор и тем паче признаваться в чем-то захватившим его. Субъект, конечно, не самой большой храбрости, но и не размазня. Из этих предпосылок Шульцем и был выстроен общий сценарий. Ну а как все будет развиваться, тут уж только действия покажут. Одно плохо — Вильгельму придется задержаться внизу, сразу двух стучащих в дверь соседей будет слишком много, подозрительно много.
        С сожалением убрав обратно в кобуру свой «вальтер», Маркус достал из кобуры на щиколотке резервный ствол — револьвер-коротышку марки «смит-вессон»: маленький, бескурковый, но снаряженный мощными, раскрывающимися в ране «цветком» пулями. Самое то для стрельбы, когда держишь руку в кармане — и гильзы не выбрасываются, как у любого револьвера, и курок за ткань не зацепится.
        Вот и дверь. Хорошая, стальная, с не самыми простыми замками. Ну да он вскрывать их и не собирался. Достаточно постучать и крикнуть:
        — Славка, открывай!  — замолотил он кулаком в дверь, пытаясь максимально достоверно изобразить раздраженного знакомого.  — Как коньяк вместе в клубе глушить, так это ты всегда готов, а как на старого приятеля счет километровый за собственные косяки навесить… Открывай, гад!
        Какое-то время ничего не происходило, но Шульц чувствовал, что его сейчас внимательно рассматривают через веб-камеры. Беспокоило ли это? Практически нет, поскольку в качестве своей актерской игры он был уверен, а лицо… Ну что лицо? Чуток грима, силиконовые вкладыши за щеки — этого более чем достаточно, чтобы изменить внешность до неузнаваемости. Особенно если учитывать парик и контактные линзы, меняющие цвет глаз.
        Зашевелились. Следовательно, особых подозрений подобный визитер не вызвал. Ну так, в пределах стандартной осторожности, не более того. Прислушавшись, Маркус услышал неуверенные шаги лишь одного человека… Нет, еще и второй, но тот передвигался почти бесшумно. Значит, сам хозяин квартиры и один из противников.
        — Чего тебе надо, Алекс?  — Голос у Станислава спокойный, хотя он наверняка узнал находящегося по ту сторону двери.  — Расплатиться я и потом могу.
        — Зато я не могу! Открывай, а то сейчас или весь подъезд на уши подниму, или вообще друзей позову. А некоторые из них в органах работают, так что сначала головой думай, а потом говори. Ну понял ты, жмот беспамятный?
        Вариант был неплохой. Ну не нужен был находящимся внутри скандал, да еще с возможным привлечением полиции. Гораздо проще втянуть склочного приятеля их пленника внутрь, а там уж — по ситуации… Но на то и был расчет.
        Звук открывающихся замков… а вот и дверь отворяется. Счет шел не на секунды, а на мгновения, за которые надо было успеть много и вовремя.
        Едва только щель оказалась достаточной, Маркус втиснулся внутрь, одновременно стреляя дважды прямо через куртку. Первая пуля печально прошелестела чуть в стороне, но вторая влетела аккурат в бедро смуглому коренастому брюнету, державшему под прицелом не столько хозяина квартиры, сколько дверь.
        Крика не было… Болевой шок от используемых Шульцем пуль при попадании в определенные области тела был практически гарантирован, да и выжить после такого ранения без быстрой и квалифицированной помощи было… проблематично.
        Но выстрелить тот успел… Маркуса ударило так, словно кувалда впечаталась в и так многострадальные по прошлому ребра. Он с трудом удержался на ногах, но сумел выхватить револьвер, и следующая пуля пошла точно в голову упавшему на пол итальянцу.
        Бронежилет. На сей раз он спас, но до чего же явственно смерть прошелестела поблизости, задев его самым кончиком своего призрачного бледного крыла…
        Боль. Она как дворовая шавка была отброшена в сторону, а вот с остальными находящимися в квартире так просто это явно не могло получиться. И уж точно не с помощью наполовину разряженного револьвера. Слышно, как оставшийся в подъезде Вильгельм рвется вверх по лестнице, наверняка уже готовый стрелять во все, что движется и даже не очень. Сейчас же Маркусу надо было держать позицию: другие итальянцы, числом трое, однозначно все слышали и поняли.
        Шорох — и сразу в дверь одной из комнат отправляются несколько пуль. Не с целью попасть, а так, заградительный огонь. Дескать, не суйтесь, а то совсем плохо будет.
        — Есть, снял его!  — раздается радостный вопль Генриха.  — Он к окну подошел, раскрыл, в руке ствол… тут я его и дернул. В грудь, но на результат: если броник и был, все равно прошиб.
        — Контролируй дальше. При признаках опасности перегоняй машину на другое место.
        — Яволь!
        Хорошая новость оказалась. Если Генрих, стреляя из машины, попал в одного из них, то это их окончательно вывело из разумного состояния. Думают, наверное, что обложили со всех сторон, и станут… прорываться!
        — Вилли! Прорыв… Сейчас!
        И верно, вот они. Рывок на скорость, шелест длинных очередей из бесшумных коротышек-«штайров». Прижать, заставить шарахнуться в сторону, а там уж добить и вырваться на оперативный простор. Они здраво полагали, что, вырвавшись на улицу, смогут уйти. Особенно если там ждет транспорт.
        Перестрелка в квартире всегда скоротечна, особенно если одна из сторон во что бы то ни стало желает прорваться на выход. Несколько секунд — и все, остается лишь подсчитывать потери и раны.
        Исключений почти не бывает. Не случилось и сейчас. Хозяина квартиры заблаговременно отбросили в дальний угол, рыкнув, чтоб сидел там и не шевелился. Сами же успели хоть немного, но настроиться на отражение атаки. Только вот их пистолеты против автоматического огня противника были все же не самым лучшим вариантом. Это называется — подстраховались менее, чем оно того стоило. Вот «солдаты» мафии этими вещами не собирались озадачиваться, им важно было лишь выполнить приказ.
        Очередь проходит на четверть метра выше… Не зря Маркус бросился на пол, игнорируя дикую боль в ребрах. И тогда же, в падении, выстрелил в мелькнувший силуэт. Тот складывается, хрип доносится до ушей как-то смазанно, оставаясь на периферии восприятия.
        Вилли? Слышна его ругань, он жив. А вот противник… Мертв, хотя в последнем броске сумел-таки вывалиться на лестничную площадку, пятная ее кровью и мозгами из пробитой башки.
        Все? Нет, надо еще проверить комнаты: пусто… пусто… равно как и в кухне и ванной с туалетом. А вот в последней неосмотренной комнате — труп. Две раны: в груди и посреди лба. Добили, чтобы и источник сведений не оставлять, и просто «во избежание». Обычные повадки мафии, Маркусу они были хорошо известны. Доводилось сталкиваться, причем как в качестве временного союзника, так и наоборот.
        Назад. И приказать, правда не Вилли, который пытается с ранами разобраться, а Вячеславу:
        — Труп — в квартиру. Кровь подтереть, дверь закрыть. И быстро!
        Будучи явно в ошеломленном состоянии, Вячеслав не задавал лишних, да и вообще вопросов. Ему пока хватало осознания того, что похитители мертвы, сам он вроде как свободен. Ну а в дальнейшем… У Маркуса были свои планы. Пока же…
        — Это снова я,  — прорезался голос Генриха.  — Из переулка выскочил и уходит на большой скорости «лендкрузер» черного цвета с тонированными стеклами. Еще могу пустить пару пуль из винтовки. Мои действия?
        — Пропустить! Не нужно привлекать внимание полиции.
        — А…
        — Подчищаем. От основных отходов чуть позже избавимся. Пока жди.
        — Все хорошо?
        — Пленник жив и здоров, у меня пуля в бронежилете, а наш общий друг пару пуль поймал. Не смертельно, но неприятно. Хорошо хоть врач не обязателен пока, своими силами справимся. Но на всякий случай…
        — Сделаю,  — вздохнул Генрих,  — в случае чего — подлечится у надежного человека.
        Закончив разговор, Шульц с тревогой взглянул на творящееся вокруг. Хозяин квартиры вроде как в темпе сделал все, что от него требовалось: затащил тело в прихожую, набрал воды в ведро и в быстром темпе замывал следы крови на лестничной площадке… И вообще все вроде было тихо. Соседи либо не озадачились шумом, либо их и вовсе не было дома. Ну а что — всего две квартиры на этаже, так что шансы велики. Зато Вильгельм…
        Две пули, одна из которых попала в плечо, все же пробив броник, ну а вторая «укусила» за ногу. Ее он сейчас и старался перевязать, предварительно вколов себе необходимый комплект лекарств из полевой аптечки, которая была у каждого из членов группы.
        Оказав напарнику всю возможную в данной ситуации помощь, Маркус решил приняться за Станислава. Как ни крути, а тот был теперь сильно обязан за свое спасение. Зная особенности русской психологии, лидер группы намеревался по полной разыграть эту карту. Но не безрассудно, а осторожно, ни в коем случае не заставляя что-то выдавать. А вот сыграть на противоречиях — дело иное. Но сначала…



        ГЛАВА 9

        Разбаловал меня Карах своим величием и мощью. Действительно разбаловал, чего уж там скрывать. Потому, оказавшись в окрестностях Ваэлнора, я ожидал увидеть нечто похожее. И обломался, пусть и не в полный рост, но все же вполне чувствительным образом. Мои эмоции не остались незамеченными. Лаира, едва только осмотрелась вокруг, взяла меня за руку и вымолвила:
        — Неужели ты так разочарован?
        — Да не то чтобы… Просто Карах, Ллойн — действительно запоминающиеся города. А это… Крепость — да, хорошая, большая. Но вот поселения возле нее — они если и не откровенные трущобы, то близки к этому определению. Неужели тому же коменданту настолько неочевиден факт, что контраст огромен?
        — Очевиден, более чем очевиден. В крепости — эльфы и некоторое число полукровок. Вне крепости — все остальные. Зримое разделение могучих Перворожденных и иных, с грязной кровью «младших» рас.
        — А с логикой у ушастиков плохо,  — мрачно усмехнулся я,  — ты, к примеру, несешь в себе частицу крови драконов. Которые всяко древнее эльфов.
        — А ты — частично демон. Только это ясно всем, но не тем, кто сидит за стенами Ваэлнора и в других местах. Поэтому эльфы нравятся далеко не каждому.
        Это верно подмечено. Снобы они те еще. Но и недооценивать их было бы неразумно, на этом многие погорели. Несмотря на мерзкий характер и манию величия, они серьезно продвинулись в некоторых областях магии, да и мастерство эльфийских стрелков и разведчиков всем известно и неоднократно подтверждалось. Плюс их феноменальное родство почти со всеми растениями и большей частью фауны. Серьезные козыри, причем используемые на полную катушку.
        Ближе к делу… делам. Телепорт выбросил нас чуть в стороне от поселений возле эльфийской крепости. Идти до них — минут десять, может, пятнадцать. Но вот куда идти — более интересный вопрос. Его я и пытался разрешить во время этой прогулки, озвучивая мысли вслух, чтобы Лаира не просто была в курсе, но и могла что-то полезное подсказать. Это я тут в первый раз, но не она.
        — В саму крепость соваться пока даже не собираемся…
        — Само собой, Макс. Зато у тебя есть письмо. Рекомендательное. К этой влиятельной среди работорговцев мрази.
        — К Ривинэллю, красавица ты моя крылатая. Лучше пока даже между собой называть его так, чтобы случайно не сорвалось крепкое словцо в неподобающее время.
        — Хорошо. Тогда это слово на некоторое время станет одним из самых грязных ругательств.  — Хотя я и видел только глаза спутницы, но в них горело действительно адское по накалу пламя мести.  — А искать таких, как он,  — просто. Достаточно зайти в любой бордель и поговорить или с бандершей, или с начальником охраны. Они по должности знают всех работорговцев этих мест.
        Вот как! Выходит, что даже тут, под самым боком у коменданта крепости, работают бордели не простые, а пользующие в качестве персонала рабынь. Ор-ригинально. Что ж, давненько я не был в борделях, а точнее — вовсе никогда. Покупать внимание девушек — удел разве что тех, кто собственными усилиями не может его добиться. Ну или различных извращенцев, которому оно и вовсе не светит из-за специфических особенностей психики.
        — Чему улыбаешься?
        — Иначе не могу, Лаира, уж прости. Первый раз в жизни окажусь в сем экзотическом заведении!
        — Серьезно?!  — как совсем юная тинейджерка взвизгнула драконида. Радостно так и с ба-альшим энтузиазмом.  — Макс, я даже и поверить с трудом могу. Думала, что все мужчины, хоть наши, хоть рожденные в Тенях, с борделями не понаслышке знакомы. А как же тогда…
        И пошло-поехало… В течение тех пятнадцати минут, которые потребовались, чтобы добраться до оживленных мест, Лаира со всем усердием выпытывала из меня подробности околоинтимного характера. Наподобие того, как проходил процесс перехода из «мальчиков в мужи». Любопытная… Естественно, всего я говорить не собирался, но общие понятия родного для себя внешнего мира изложил. Не совсем обычные по меркам Скарлайга, они заинтересовали дракониду, порой весьма тяготившуюся довольно консервативными обычаями Скарлайга. Да, именно что консервативными, ведь она была не абы кем, а принцессой одного из влиятельных драконидских кланов. Но необычной принцессой, что и привело ее к тому состоянию психики, которое было сейчас. И оно, состояние, мне очень даже нравилось.
        — Эх, хотелось бы мне посмотреть на мир Теней, откуда пришел ты и приходят другие Тенерожденные…  — Мечтательные нотки в голосе девушки были ничем не прикрыты.  — И до чего жаль, что это невозможно.
        — Кто знает… ведь невозможное — всего лишь то, для достижения чего требуется приложить большее количество усилий.
        — Сказочник…
        — Нет, я реалист, а потому и сам стремлюсь к невозможному. И когда-нибудь — надеюсь, в относительно скором времени,  — я попробую показать тебе это самое невозможное. Разное невозможное.
        Лаира посмотрела на меня, пытаясь увидеть и понять — была ли это шутка или же я говорю серьезно. Не увидев и не почувствовав какой-либо иронии, драконида откомментировала:
        — Дерзай. Говорят, что боги любят совершающих безумства, ведущие к вершинам.
        — Непременно. Только не сейчас. Ведь безумства около борделей и рядом с ними — не то, что я от себя ожидаю. Да и одна моя красивая спутница явно не одобрит.
        Увернувшись от шуточного подзатыльника, я ткнул пальцем в вывеску, переливающуюся всеми цветами радуги. На ней, как и водится, был изображен «товар лицом». Хм. Не совсем лицом, поскольку основное внимание смотрящих приковывали совсем иные прелести, достигающие ну о-очень больших габаритов. На грани фантастики.
        — И кто только назвал заурядный бордель — «Тайна принцессы»!  — возмущенно прошипела Лаира.  — Оторвать бы выдумщикам все их хозяйство. Тихие станут, смирные, фантазия сдуется.
        — Может, случай и представится. Только делать это надо не в лоб, а пользуясь посторонними поводами. Ну к примеру, если какой-нибудь раздражающий урод прямо нахамит или попытается обжулить. И вообще: мы с тобой сейчас — двое неразборчивых в средствах заколачивания денег наемников, имеющих четкие планы.
        — Рекомендательное письмо?
        — Натурально, оно! И еще. Имя надо видоизменить. Будешь не Лаира, а Лайар. Ненадолго, лишь на время нашего пребывания тут.
        — Это ведь не пустяки для нас, драконидов…  — погрустнела девушка, но тут же отбросила предрассудки своего народа: — Хорошо, я все понимаю. Да и я сейчас… в изгнании, могу оставить правила на очень долгое время, если не навсегда. Лайар так Лайар. И созвучно, и отторжения не вызывает.
        Сказав это, моя спутница положила ладони на рукояти коротких парных сабель, которые выбрала для себя в качестве основного оружия. Со стрелковым, как она сама признавалась, у нее были давние проблемы. Проще говоря, «косорукость обыкновенная»: пули, выпущенные из всевозможных метателей, летели куда угодно, только не в цель. Ну а с магией у нее было — вообще никак. Такое вот получилось у принцессы клана Нект одностороннее развитие. Боец на холодном оружии… и все! Зато, в чем я успел убедиться, разминаясь с крылатой красавицей, клинками та владела виртуозно. А это радовало. Будет кому прикрыть в ближнем бою.
        Возле входа с обитель разврата, как и положено, скучал вышибала, частично огр. Типичный такой, то есть косая сажень в плечах, туповатое выражение лица, потертый кожаный доспех и моргенштерн у пояса. Им ведь так удобно вбивать зачатки здравого смысла в головы перепившихся и буянящих клиентов. А при грамотной дозировке «лекарства» трупов, как правило, не бывает.
        Я прошел мимо него спокойно, не вызвав ни малейшего интереса, а вот Лаира удосужилась толики внимания.
        — Девка?!  — рыкнул было вышибала. Но последующие слова застряли у него в глотке.
        — Не девка, а дева-воительница. Тупой кусок огрского мяса!  — Мгновенно извлеченная из ножен сабля расположилась в опасной близости от мужской гордости полуогра. Ну а наточена она была так хорошо, что штаны уже прорезала.  — Разницу осознал, ощущениями проникся?
        — Уже, госпожа… Прощенья просим…
        — Хорошо. Работай дальше, но без лишнего рвения.
        Вышибала нервно сглотнул, ну а землистый цвет лица, чую, еще на некоторое время с ним останется. И штаны зашивать или вовсе менять придется. Но мужик по крайней мере не обделался, что уже есть определенный плюс.
        Лаира, довольная как паук, преисполненная чувства собственного достоинства, прошествовала внутрь, слегка покачивая бедрами. Так, не особо вызывающе, но все же приковывая к себе внимание. Одергивать не стал: многие девушки из наемников ведут себя именно так. Один из поведенческих шаблонов, вот его пусть и развивает. Самое то для наших целей.
        В холле, если его можно было так назвать, было шумно, многолюдно и весьма оживленно. Клиенты выбирали «товар», персонал суетился, присутствующие в немалом количестве вышибалы пресекали то и дело вспыхивающие конфликты. Работал бар с очень симпатичной полуэльфийкой, которая мило улыбалась, но матерно отшивала тех, кто пробовал распускать руки. На помосте, вокруг шестов, сладострастно изгибались сразу три девицы, медленно освобождаясь от полупрозрачных кружевных одеяний. В общем, процесс привлечения внимания и завлечения клиентов на большие траты кипел, бурлил и срывал гормональные планки.
        — Не засматривайся!
        — Чисто с эстетической точки зрения,  — подмигнул я ревнивой дракониде и добавил: — Смотри, наблюдай, особенно не разговаривай. Мне легче вести эту партию.
        — Угу… И все равно не надо раздевать их глазами. На них и так мало что надето!
        О, женщины… Понимая, что тут сделать что-то просто нереально, я решил не обращать особого внимания. Лучше уж направиться к барной стойке. Заказать чего-нибудь, да и между делом поговорить с барменшей. Из таких разговоров легче всего выжать первоначальную дозу информации.
        — Вишневый сок со льдом мне, даме глинтвейн,  — сделал я заказ, едва только мы с Лаирой устроились на высоких стульях у стойки.  — Ну и от беседы не откажусь.
        — Заказ сейчас будет,  — привычно кивнула полуэльфийка, отчего один из локонов платинового оттенка съехал вниз, мешая обзору. Девушка на автомате вернула его на место и заметила: — А вот «беседы» посоветую проводить с теми, кто для этого предназначен. Выбор большой, а я тут только работаю. Барменом!
        — Я умею разделять понятия «секс» и «беседа». Частенько сочетаю, но не путаю. Поэтому прожигающие насквозь взгляды в мой адрес совершенно не по адресу.
        — Вот ваш заказ…
        Платиновая блондинка малость смягчилась после моего пояснения, хотя настороженность все же никуда не делась. Видимо, клиенты пристают не просто часто, а очень часто. Понимаю, ведь внешность у нее очень даже, а полуэльфийки в качестве бордельных работниц тут не встречаются. Или встречаются, но очень редко. Специфика, однако.
        — Оживленно у вас тут,  — отмечаю я, попутно пригубив сок: и правда холодный. А к тому же вкусный.  — Только шумно: порой даже слишком.
        — Как и везде вне самой крепости,  — пожала плечами полуэльфийка,  — не зря же говорят: «веселый дом».
        — И какие виды веселья за подобающую плату?
        — Девочки всех рас и разного облика, возраста, умения. Есть даже парочка девственниц, если клиент пожелает. За порчу «товара» — штрафы, но с теми, у кого нет ошейника, запрещается обращаться жестоко.
        Ошейник? Ах да… тут же рабынь более чем достаточно. Я ощутил, как напряглась сидящая рядом Лаира, но, к счастью, она все же держала себя в руках, хотя усилия прилагала неслабые. Больная мозоль, отягощенная недавними воспоминаниями, чтоб им пусто было…
        Девушек в ошейниках тут было много, гораздо больше половины. И я бы не сказал, что их лица выражали радость. Нет — они, конечно, изображали энтузиазм, но получалось так себе. Зато, если присмотреться, то можно было увидеть всю гамму их переживаний: страх, ожидание в любой момент неприятностей, желание скрыться, исчезнуть… Обычная для таких случаев ситуация. К сожалению, изменить что-либо тут нельзя. Таков здешний мир, в котором я всего лишь новичок, пусть и Скользящий. Да и то… только ставший на этот своеобразный путь.
        — Я бы еще посоветовала вашей спутнице…  — неловко замялась барменша,  — понимаете ли, клиенты часто выпивши, может быть всякое. Лучше сразу заказать отдельную комнату и там развлекаться. Девочек доставят прямо туда.
        — Благодарю, мы подумаем.
        Улыбнувшись, я взглянул на дракониду. Кажется, она уже должна была понимать — мне желателен именно что конфликт. Не сильно серьезный. Зато достаточный. Чтобы на нас обратили внимание. А для этого моей спутнице стоило вести себя поразвязнее, но в то же время пренебрежительно в отношении местных искателей удовольствий. Случай же скоро представится. Тут я не сомневался.
        — Кажется, тут есть столики ближе к помосту с танцовщицами,  — проворковала она, взяв меня под руку.  — Они… красивые. Хочу посмотреть.
        Ай чертовка! Точно то, что сейчас требовалось. Привлекает к нам внимание, причем делает это так, что не подкопаешься. Тут главное — без грубости обойтись, чтобы были виноваты все, кроме нас. Интересно только, кто первый поведется: какой-нибудь местный, или собрат-Тенерожденный?
        Попавших же из внешнего мира тут было не то чтобы сильно много, но и не один-два. Бордели — они пользуются популярностью у некоторых игроков. Тут и дешевле, и болячки «интересные» не подхватишь. И возможных отмазок лепить на порядок меньше приходится. Правда, есть среди клиентов и такие, кто ищет не просто легких развлечений, а тяжелых извращений. И мразей хватает.
        Хорошо, что тут заведение не совсем того профиля. Очень хорошо, иначе я мог бы и сорваться. Просто на дух не переношу уродства душ человеческих.


        Свободных столиков было мало, да и все они находились в не самых лучших для обзора секторах. Что ж, мне не привыкать отвоевывать приличные места; была практика, проверенная временем. Посмотрим, оценим… Тут не стоит, компания буянистая. Тут Тенерожденные развлекаются, перекидывая с одних коленей на другие радостно визжащую пухленькую орчанку без ошейника. Не стоит людям кайф обламывать. А вот этот вариант годится!
        Всего двое, укушавшихся в дрезину; эльф и полуэльф. Одеты довольно богато, явно из собственно Ваэлнора, наверняка появившиеся тут в поисках развлечений подальше от любопытных глаз. Жены, невесты или просто свеженьких девочек им захотелось — этого я не знал, да и не стремился. Главное то, что полубесчувственные организмы легче всего вышвыривать. Но с определенной толикой вежливости.
        — Господа… Мне кажется, вы своим совсем уж не трезвым видом опошляете красивые танцы полуобнаженных прелестниц. Ну а мне хочется их посмотреть. Поэтому…
        — Провались в Инферно, демоническое отродье,  — сведя глаза в кучку, процедил эльф, не сильно даже и заплетающимся языком.  — А свою крылатую шлюшку можешь нам оставить. Да, Сиаллиен?
        — Ага… Драконидок редко попробовать удается. А тут такая прелесть… Крошка, дай я тебя сначала расцелую, а потом… Ух, что будет потом, это мы посмотрим.
        Бордель, однако. Плюс отрицательное отношение ушастых к тифлингам, да пристегнуть слабую вменяемость… Так что я был бы в своем праве, получив карт-бланш на многие варианты. Однако все лучше делать постепенно.
        Захожу им за спины, на что они практически не обратили внимания, поскольку одновременно пытались глазеть на танцовщиц и мою спутницу. Теперь — руками схватить за волосы и от души приложить дурными головами о столешницу. Ай… Раздавшийся двойной стук поневоле наводил на мысль, что головы местных эльфов-полуэльфов состоят не то что из сплошной кости, а из особо звонкого дерева.
        — Тук-тук, это я, пришел в гости к вашему разуму!  — ехидным, а главное — громким голосом обратился я к потерявшим сознание пьянчугам.  — Что, такого тут не обитает? Жаль. Тогда освободите место и возвращайтесь, когда пропажа найдется. Эй, почтенный!
        Ближайший вышибала, к которому я обратился, мигом подбежал, сверля меня глазами и напряженно думая, как тут поступить. А поводов я давать точно не собирался:
        — Мешали. Хамили, воительницу с продажной девкой попутали. Пришлось немного успокоить. Их как, на пол пнуть или персонал оттащит куда-нибудь?
        — Мы сами все сделаем,  — вздохнул вышибала, весь вид которого заставлял вспомнить выражение «вселенская печаль».  — Только, милсдарь тифлинг, шли бы вы в другой бордель… Едва вошли, а уже важную персону побили.
        — У тебя или кого-то еще здесь претензии к моему праву?
        Тот переминался с ноги на ногу, думая, как бы выразить мысль в словах. Понимал, что я, изображающий вольного наемника, да еще и Тенерожденный, в полном праве поступать именно так, но все не так просто, как принято считать. И главное тут было в важном статусе тех, о стол ударенных. Ну так на то я и рассчитывал, затевая склоку.
        — Я хозяина кликну, с ним поговорите.
        — Хорошо. Ну а пока это…  — показал я на начавших ворочаться эльфов,  — да, это вот явление природы в количестве двух штук — уберите. А мы посидим, посмотрим на девочек, выпьем чего-нибудь освежающего…
        — Ваш выбор, милсдарь… Скоро подойдут, не уходите. Хозяин не любит сорванных встреч.
        Делай, что должен — свершится, что запланируешь. Именно так звучала древняя мудрость применительно к нашей ситуации. Сидя за освободившимся столиком и попивая принесенные нам напитки, мы с Лаирой беседовали обо всем и ни о чем, избегая любых мало-мальски серьезных тем. Ждали… И вот спустя минут двадцать я заметил, что в направлении нашего столика движется холеный, но отнюдь не изнеженный эльф в сопровождении двух охранников. Именно охранников, а не каких-то вышибал. Разница тут есть, и причем существенная.
        — Вот и хозяин здешнего гадюшника нарисовался,  — хмыкнул я, взглядом показывая дракониде объект.  — Всех помостов тут начальник и рабынь он командир… Как ощущения?
        — Хладнокровен, опасен; к нам, похоже, нейтрален. Но если посчитает нужным, отдаст команду атаковать. И будет плохо.
        — Сам так думаю. Поэтому будет разговаривать вежливо. Упор на рекомендательное письмо. Все, замолкаем.
        В самый раз успели. Эльф был уже слишком близко, мог и услышать. А так…
        Поприветствовав нас едва заметным кивком, он приземлился на стул, заботливо пододвинутый одним из охранников. Оба они, кстати, безмолвными статуями застыли по бокам не то клиента, не то хозяина, цепкими взглядами отслеживая обстановку вокруг. Наверняка высокоуровневые, не чета нынешнему мне. Если что, уйти можно будет, лишь окончательно разрядив Поцелуй Саламандры, а этого делать не хочется. Другие, понимаешь ли, планы.
        — Поговорим, Тенерожденный?
        — Несомненно…
        — Эллариэн,  — представился эльф.  — Хозяин этого заведения и еще нескольких доходных мест.
        — Макс, вольный наемник. Это моя подруга и спутница Лайар, занимается тем же. Работаем в паре, так что куда я — туда и она. Во всех смыслах.
        Эллариэн извлек из кармана богато расшитого золотом камзола стеклышко в оправе из серебра и каменьев и долго, с полминуты, изучал меня с Лаирой. Хм, похоже, идентифицирует как шмотки, так и наличествующие активные чары. Ну у меня только Зонтик Беса активен да Печать Пустоты. Только последнюю фиг ощутит, она не просто имплант, а продвинутый, чисто божественная плюшка. Понимать надо. А вот оружие с броней наверняка считал. Не зря, морда хитрая, улыбается этак многозначительно, поняв, что особой угрозы я для него не представляю. Ничего, это мы легко перетерпим.
        — И зачем ты, наемник, в моем уважаемом заведении шум поднял? Солидных посетителей побил, вел себя… нагловато. Нехорошо. У них заступники есть, которые сюда придут, выяснять будут. Мне легче тебя отдать или вот на эту дракониду их интерес перевести.
        — А стоит ли? Было бы… нелогично.
        — Это почему?  — неподдельно удивился эльф, не ожидая такого встречного вопроса.
        — Другой уважаемый тут эльф оскорбится, к которому я по делам важным и взаимовыгодным приехал.
        — Неужели? Тогда просвети отставшего от последних веяний Перворожденного, тифлинг, кто из действительно уважаемых моих соплеменников может быть заинтересован в невоспитанном и проблемном отродье Инферно?
        — Ривинэлль. Знаком тебе этот малоизвестный персонаж?



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Маркус Шульц


        Приятно, когда объект твоего профессионального интереса так легко и охотно идет навстречу пожеланиям. Пусть не всем, но и это большой плюс. Вот и сейчас Станислав охотно, с энтузиазмом помогал ему сначала в маскировке скоротечного боя и по части медицины, а теперь и осмотреть трупы с последующей ликвидацией возможных технических средств связи и подслушивания с подглядыванием.
        Собрано, нейтрализовано. Теперь оставалось перейти к делам на перспективу. В частности, к психологической обработке объекта.
        — Ну что, Станислав, кому-то ты очень сильно не нравишься, раз к тебе такие серьезные люди пришли. Идеи есть?
        — Н-нет, Алекс,  — ошалело помотал головой тот, стоя у приоткрытого окна и жадно смоля уже вторую за пару минут сигарету.  — Те, кто мог бы, явно не подходят. Это же не представители южных диаспор, совсем не они. Но ты меня выручил. Сильно выручил, век не забуду. Только вот другу твоему в больницу надо. И вообще — трупы, с ними тоже надо что-то… сообщить о них надо.
        «Алекс», а именно под этим именем Маркус Шульц представился объекту, только усмехнулся на столь наивные слова. Но ответил без тени иронии, как и полагается в подобных ситуациях:
        — Ну сообщишь ты полиции — и что в итоге получится? Поверят ли они тебе или, наоборот, станут выискивать в твоих и наших действиях целый букет статей, по которым можно нас отправить далеко и надолго?
        — Но может, у вас есть какие-то документы, позволяющие… Вы так ловко с ними расправились, прямо как один мой друг.
        — Кое-что есть,  — неопределенно ответил Шульц, благоразумно «до поры» пропустив упоминание объекта «Макс» мимо разговора.  — Сами, может, и выскользнем, хотя с большими трудностями, но нас за это не похвалят. Скажут, что нечего было привлекать к себе такое внимание, когда все можно было сделать тихо и скромно.
        — Но трупы, с ними тихо не получится! Кровь можно замыть, дырки от пуль… Ладно, пули извлечь, поменять обои, часть мебели. А тела на мусорку не вывезешь, долго не передержишь, они же разлагаться начнут…
        Сразу был отмечен важный нюанс. Вячеслав уже начал прикидывать способы сокрытия происшедшего, сама идея пустила корни и активно приживалась в его мыслях. Оставалось лишь предложить вариант решения проблемы и свою в том помощь.
        — Избавиться от трупов можно. Если уж мы и сами вляпались в такое вот недоразумение, то приложим часть имеющихся сил и времени для его разрешения. И вообще нужно выяснить, кто эти трупы и чего они хотели при жизни. Вдруг как-то связано с делами нашей компании? Промышленный шпионаж порой приобретает и такие вот дикие формы.
        — Ну… может быть. А документы у них смотрели? Не только паспорта и прочие удостоверения личности, а другие. Блокноты, записи в телефонах, в других электронных устройствах?
        — ПОКА нет. Но сейчас займусь. При твоем посильном участии, Станислав. Все же для нас русский язык не родной, можем допустить ошибку. А ты легче поймешь.
        — Так и они… не русские.
        — Это не так важно. Они — тут; значит, могут иметь нечто чисто русское, в том числе и записи. Твое мнение лишним не окажется, ты здесь живешь давно. А мы лишь в гостях. Ну что, как у вас говорят — начнем помолясь?
        И начали. Да и несложно быть уверенным в благополучном исходе дела, если сам заранее подбросишь в вещи одного из итальянских наемников Мануэллы прямые доказательства связи с «Альтер-банком».
        — Документы с печатями «Альтер-банка». Неожиданно,  — пожал плечами обнаруживший их Станислав.  — А может, просто так?
        — Не может «просто так»,  — эхом отозвался Шульц, активно пользующий планшетник.  — Вот, внимательно сюда посмотри.
        В следующие несколько минут Станислав озадачивался тем, что внимательно читал статью о том, кто есть кто в «Альтер-банке» и вообще для чего он такой нужен. Ну а узрев слова «Шамиль Дайкаков» и гипотезы о связи его не только с диаспорами, но и с финансируемыми ими террористическими группами, сильно загрустил. Теперь его можно было брать почти что голыми руками. Но нежно, без грубостей.
        — Лицо у тебя очень обеспокоенное стало. Почему, Станислав?
        — Почему? Случилось то, чего я опасался!  — чуть было не сорвался на крик тот, но, немного взяв себя в руки, продолжил в более спокойном тоне, хотя эмоции, весь их спектр, все так же отображались на лице: — Все началось с одного террористического акта в нашем городе. Не так уж и давно, но слишком многое с тех пор случилось…
        Шульц отлично знал, что именно тогда происходило и к чему привело, но изображал пристальное внимание и сочувствие к проблемам. Так было надо. А попутно выискивал неизвестные пока что мелочи, которые могли впоследствии пригодиться.
        Истинный рай для специалиста в подобных делах. Объект сам рассказывает ему все, причем не под давлением, не из жажды денег или иных бонусов, а искренне считая его не просто союзным элементом, но вовлеченным в ту же историю, пусть и в другом ракурсе. Прелестно.
        Вместе с тем Шульц отметил, что его собеседник ни словом, ни намеком не проговаривался, как именно его дружок Макс скрылся от своих кровников. Точнее, намеки были. Но касающиеся «далекого медвежьего угла», где мало кто искать будет. Обычный ложный след, но он отдавал Станиславу должное. Стресс, потом спасение, надежды на новых знакомых, но молоть языком сверх меры репортер-фрилансер и не собирался. Да он и сам не собирался пока форсировать события. Скоро они и так двинутся в нужную сторону. Особенно учитывая возможность поставить необходимое количество «клопов» как в квартиру, так и шмотки объекта.
        — Интересно живешь.
        — Не то слово, Алекс,  — вздохнул Слава, закончив рассказ о минувших событиях.  — Вот теперь и не знаю, что делать. Может, тоже придется менять место жительства. Но вот как и куда… Туман в голове.
        — Любой туман рассеивается. Да и нашей компании может пригодиться ценный сотрудник, умеющий не паниковать в сложных ситуациях. Не стрельбой единой ценен человек…
        Станислав неуверенно кивнул, а вот Шульц в это мгновение привычно удержал себя от проявления радости. Все! Теперь объект будет полностью в его руках, если только он сам не сглупит. Через Славу можно будет выйти и на его друга, Макса, а там… Там простор, причем не оперативный, а стратегический. Только отдавать его Мануэлле Гонсалес он точно не станет. Подавится она, сука! А вот через профа можно закинуть удочку на предмет или хорошей, сильно хорошей суммы, или иных полезностей. Ведь если директорат Корпорации сцепится друг с другом за власть, то прислониться к одному из них окажется удачной затеей.



        ГЛАВА 10

        Гейм, сет… вот только еще не матч. Но и этого достаточно для одного словесного удара, нанесенного по слишком раздувшемуся от осознания собственной важности Эллариэну. Лишь только услышав прозвучавшее имя, он переменился в лице. Всего на пару секунд, но полностью; так, что стало очевидно — Ривинэлля он если и не до поросячьего визга боится, то вроде того.
        — Ривинэлль, значит…  — восстановив душевное равновесие, протянул эльф.  — А может, ты просто врешь, тифлинг? Так часто бывает, когда уважаемыми именами прикрываются всякие голодранцы.
        — Верить или нет — твое дело. Меня это не слишком интересует.
        — И такие слова часто говорят в похожей ситуации…  — Эллариэн призадумался, но ненадолго. Его лицо озарилось злорадной усмешкой от пришедшей на ум мысли.  — Думаю, я могу себе позволить побеспокоить уважаемого в Ваэлноре Перворожденного. Вместе с тобой, тифлинг.
        — Да не вопрос. Только в гости пойдем без всяких дешевых трюков вроде сдачи оружия. Я вам тут не кукла на веревочках!
        Нельзя сказать, чтобы бордель-мастеру понравился мой ответ, но и возразить по существу было нечего. Я ведь вовсе не отказывался посетить Ривинэлля. Напротив, высказал свое согласие, только вот уточнил, что являюсь не зависимым от всяких там странных желаний вроде полного или частичного разоружения. Будь я местным… а так нет, не прокатывало. А с Тенерожденными даже самые буйные обитатели Скарлайга обращались иначе. По крайней мере, в черте условно цивилизованных мест.
        Проворчав нечто вроде обещания вернуться в скором времени, Эллариэн встал из-за стола и покинул нас. Правда, охрану свою «позабыл». Теперь эти мрачные личности переключили внимание на нас, будучи готовы костьми лечь, но не допустить нашего побега.
        — Бдят!  — подмигнул я Лаире, тоже находящей в ситуации немало забавного.  — Охраняют тех, кто бежать вовсе не собирается.
        — А нам-то что? Пусть развлекаются, а мы тоже отдохнем. Место — не очень, но за неимением лучшего…
        Порой я переставал понимать, где Лаира играет, а где просто живет. Слишком уж своеобразное мышление оказалось у этой девушки. Да, девушки, я в этом убеждаюсь снова и снова. Обитатели Скарлайга окончательно перестают быть марионетками, управляемыми сложными алгоритмами, превращаясь в полноценных личностей. У кого-то этот процесс только начался, а у других практически завершен.
        Смотрю на людей, думающих, что они игроки в виртуальном мире, а губы непроизвольно кривятся в довольно циничной ухмылке. Интересно, а когда о происходящем в Скарлайге станет известно не считаным единицам, а мало-мальски большему числу Тенерожденных — что произойдет в результате? Нутром чувствую, что будет много шума, много воплей, но вот сделать с этим миром уже ничего не смогут. Даже доступ ограничить — и то не выйдет. Просто вход будет не официально разрешенным, а нелегальным, только и всего. Да и то — при самом плохом для любителей необычных ощущений раскладе. А вот если…
        От философских размышлений и неспешного разговора с Лаирой отвлекло возвращение Эллариэна. Хм, прошло всего двадцать минут. А он уже бьет копытами, желая поскорее повидаться с Ривинэллем. Причина? Наверняка — собственные интересы. Сильно я сомневаюсь, что он писает кипятком, желая во что бы то ни стало наказать залетного хама в моем лице. Не тот размах; этот бордельеро — деловой человек… то есть эльф, ему деньги важнее мелких уколов в область самолюбия. Впрочем, насчет эльфийской психологии я могу и ошибаться.
        — Макс, Лайар… Я настоятельно рекомендую составить мне компанию в прогулку по окрестностям крепости,  — с холодной вежливостью заявил эльф.  — Персона, имя которой вы упомянули, готова встретиться. Несколько неожиданное решение. Но предупреждаю: он очень не любит, когда его обманывают.
        — Похвальная черта. Я тоже не питаю любви к подобному. Впрочем, не о том разговор. Когда идем, куда идем?
        — Сейчас. А ответ на второй вопрос вам обоим знать и не положено. Следуйте за мной.
        Даже так? А где же серьезная охрана, которая не даст нам и прыгнуть на месте, посчитав за попытку побега посредством полета? Обидно как-то, право слово! Или, может, все не так грустно, и конвой ждет на входе… Подмигнув эльфу, отчего тот малость прифигел, я, согласно правилам хорошего тона, подал руку поднимающейся со стула Лаире. Пора покинуть не слишком понравившееся мне место. Да, хороши тут только девочки, но вот ошейники им совсем не к лицу.
        На свежем воздухе нас действительно ждали. Боевая пятерка, на сей раз состоящая из тех, в ком текла кровь Перворожденных, пусть иногда и разбавленная. Значит, это не просто охрана, но еще и представители. Ведь один эльф не будет уважать другого, коли тот заявится к нему, охраняемый кем-то из представителей других народов. Дурной тон, спесь не подпишет! А следовательно, при случае это реально использовать в своих целях. Возможно…
        — Всегда приятно прогуляться по незнакомым, но своеобразным местам,  — озвучил я свое мнение.  — Надеюсь, что топать будет не так далеко, чтобы мне это успело надоесть до розовых ангелов.
        — Говори-говори, отродье бездны, пока еще получается. Через четверть часа по-другому запоешь.
        Можно было попробовать пнуть, но я все же не стал раздувать на ровном месте серьезную склоку. Одна уже была, а вторая стала бы явным перебором. Ограничился презрительным взглядом в сторону одного из эльфов-охранников. Дескать, что это такое, из-под ног шмыгнуло и заквакало получленораздельным голосом?
        — Ничья,  — проворковала Лаира, которой сия короткая мизансцена доставила удовольствие,  — и перерыв до следующего раунда. Лучше пройтись в тишине, атмосфера только способствует.
        Тут драконида была права. Солнце медленно садилось за горизонт, окрашивая все вокруг в ало-багровые тона. Дул легкий ветер, дающий приятную прохладу и не поднимающий в воздух мусор и клубы пыли, которой в окрестностях Ваэлнора, к огромному моему сожалению, хватало.
        А сама крепость впечатляла особенно. Башенки, зубчатые стены, выносные укрепления — все они казались еще более хрупкими и воздушными. Ложное, но такое навязчивое ощущение, на которое частенько ловились даже некоторые рисковые кондотьеры, пытавшиеся со своими отрядами попробовать на зуб старую эльфийскую крепость. И пробовали неоднократно, ломая те самые зубы.
        Жаль, что нас сопровождали совсем не туда, хотя и в схожем направлении. Как я успел узнать, ближе к крепости располагались более престижные строения. Относительно престижные, само собой, но все же. Гостиницы, трактиры, магазины, конторы ростовщиков. Банков не было, не то место. Все высокого пошиба находилось по ту сторону стен и никак иначе.
        Та-ак, и что мы имеем в качестве объекта притяжения? Распивочная, причем из самых низкосортных. Все дешево, сердито и совершенно непрестижно. В основном там тусуются лишь маргиналы из местных, Тенерожденные же появляются только в случае получения заданий. А что там иначе делать? Но порой под ширмой дешевого и полупрогоревшего заведения может скрываться нечто куда более интересное. Как и сейчас, в нашем случае.
        Зайдя внутрь, я отметил высокий уровень тех, кто отвечал за декорации. Обстановочка соответствовала, актеры тоже. Да-да, именно актеры, поскольку собственно маргинальных забулдыг тут было немного. Зато присутствовали те, кто достоверно их изображал. Только вот при должном внимании их все же можно было засечь. Вот у этого из-под затрапезной одежки краешек перевязи с алхимическими склянками высунулся. Второй очень специфическим образом играется с ножиком… Вот и глаза спиртосодержащими жидкостями залиты, и щетина трехдневная, и фингал под глазом — а ножик в руке за себя говорит. Равно так и твердая хватка, личности в выпившем состоянии мало свойственная.
        И все равно — полный зачет. Если не подозреваешь, то обманешься. Ну а отсекать особо подозрительных тут наверняка по-иному привыкли.
        — Весь мир — театр!
        — Главное, чтобы не дешевый балаган,  — фыркнула моя красотка, обладающая приличной толикой стервозности.  — Их хочется отправить мыться, бриться и переодеваться. Не впечатлили!
        — Кого как. Для этих мест уровень неплох.
        — Разве что…
        М-да, любит Лаира позлить тех, кто ей изначально антипатичен. Вот и сейчас она делала это с небрежной ленцой, присущей исключительно аристократии в гхыр ведает каком поколении. «Кровь!» — как верно говаривал один демон из бессмертного произведения. Она действительно всегда возьмет свое.
        Прочь из этого предбанника, тамбура между показным и настоящим! Во-он в ту дверь, которая еще пару секунд назад была незаметной, а теперь лишилась наложенной на нее иллюзии. Мы пройдем, она вновь скроется от чужих глаз, лишь хороший маг сможет определить ее местоположение. А вот проникнуть внутрь и ему будет сложно. Охрана. Ловушки, сигнализация, механическая и магическая одновременно.
        — Здешний хозяин очень трепетно относится к своей безопасности,  — не могу удержаться от комментария, когда в коридоре вижу метатель на турели.  — Если так встречают всех гостей, то не удивлюсь, что они не стремятся захаживать.
        — Дурной тон,  — в унисон вторит Лаира, учуявшая возможность постебаться еще разок.  — В приличных и умных организациях такое оружие прячут в стенах, ну или под иллюзию прячут, если от бедности или плохой фантазии. Деревня… хоть и Перворожденная.
        Сопровождение Эллариэна нервничает, сам он пытается держать классический покерфейс, но вот что у него внутри — тут сказать не могу. Местные и вовсе смотрят, как дракон на старую бабку, кою ему подсунули вместо обещанной юной принцессы — злобно и с нехилым раздражением. Пусть бесятся, это полезно. Ожидая от объектов наблюдения новых шпилек, в итоге можно получить нечто иное: например, пару снарядов из метателя или коварное заклятие. Не то чтобы я расценивал силовой вариант как высоковероятный, но лучше уж просчитать прорыв заранее.
        Коридор закончился, дверь в его конце открылась, выводя в куда более приличное помещение, подходящее по статусу высокопоставленному эльфу. Собственно, именно он нас там и ждал.
        Ну да, а как же иначе! Идти неведомо куда, предварительно не озаботившись получить портрет интересующего субъекта? Помилуйте, это явно не в моем стиле. Тем более если достать такие сведения не то чтобы легко, но не столь сложно. Все же Ривинэлль — персона известная, но вместе с тем не сильно таинственная, в отличие от некоторых.
        Осторожен… Сейчас, к примеру, изображал из себя советника, стоящего за левым плечом одной из своих шестерок, изображавшей его.
        — Ковры из Элдарета,  — прошептала мне на ухо Лаира,  — дорогие, да еще и антикварные, что цену на порядок поднимает. Посуда из «поющего хрусталя», только пара малых тангарских родов такую делают. Резной паркет, ароматические свечи… Тут все просто вопит об огромных деньгах. Какие мне видеть почти не доводилось. Роскошь за пределами разумного.
        — Я понял. «Понты эльфийские обыкновенные». Но и о возможностях говорит. Впрочем, ближе к делу…
        Присутствующие не обратили особого внимания на наш короткий обмен репликами. Странно, ведь терпеливость к чужакам тут не сказать чтобы в моде. Прощупывают? Пожалуй. Тогда и я. То же самое, только более резко. Тенерожденный, что с него взять, тут к этому привыкшие.
        — Привет тебе от старого твоего дружка Гиаллона, Ривинэлль. Письмо опять же передать просил. Только вот… мне его как отдавать?
        — Письмо заберут,  — отозвалась марионетка в резном кресле, напоминающем трон. Эта кукла уже пыталась величественным жестом отдать приказ, но не срослось…
        — Интересный у тебя подход к делам, Ривинэлль. Сам хочешь документ взять, но почему-то тщательно это скрываешь. И вообще, на кого маскарад рассчитан? Если на меня, то пора бы и сворачивать, я тебя в лицо знаю, хотя и заочно. Ну а коли на кого-то из других тут присутствующих, то принимай извинения за порушенную игру.
        — Опытный, отродье Инферно,  — без особого раздражения проворчал маскировавшийся под прислужника работорговец.  — Эй ты, хватит мое место занимать. Пшел прочь!
        И это эльфы, «великие и могучие» Перворожденные. Перед всеми превозносящие свои манеры и элегантность.
        От моего шепота Лаира тихо хихикнула. Ей тоже пришлось сильно по душе подобное несоответствие рисуемого эльфийского образа и его реального воплощения. Впрочем, ничего необычного. Вся велеречивость и помпезность — лишь для подобающих случаев или в присутствии других остроухих из высших слоев. А перед нижними они церемониться не собирались, если только это не случаи официальные и влияющие на общее мнение об их расе. Тут же… шайка работорговцев, народ криминальный по самое не балуйся, к тому же обработанные маникюршами руки — в крови по локоть. Эти церемониться без веского повода не собирались, тем паче перед наемником.
        Но вот в мою сторону Ривинэлль зыркнул не так чтобы дружелюбно. Видимо, догадался если не о произнесенных словах, то об их смысле — точно. Затем отдал приказ — и вот уже разряженная в золото и шелк шестерка берет у меня из рук письмо и передает своему хозяину.
        Треск разрываемого конверта, недолгое время на прочтение текста от Гиаллона. Развалившийся на троноподобном кресле торговец живым товаром лениво цедит сквозь зубы:
        — Мой знакомый пишет, что ты можешь мне пригодиться. Техномаг, в нужной степени беспринципен, готов выполнять любые задания, если хорошо платят. Прибыл сюда из Караха… А почему в моих владениях буянишь, тифлинг?
        — Не мы такие, жизнь такая… А заодно и те, кто себя вести не умеет и воительниц со шлюхами ухитряется спутать. Так что пусть спасибо скажут, что без яиц не остались.
        Эллариэн, стоящий чуть в стороне от нас с Лаирой, открыл было рот, но тут же его закрыл. Хм, для этого оказалось достаточно лишь косо брошенного взгляда Ривинэлля. Серьезный дядя, что тут сказать…
        — Гонора в тебе много, Тенерожденный. Во всех вас его слишком много,  — указательным пальцем правой руки эльф чертил на подлокотнике кресла ведомые лишь ему узоры.  — С вами сложно, без вас не проще… Остается лишь использовать это желание богов, приведших вас в наш мир.
        — И хорошо платить за это самое использование,  — оскалился я в лучших традициях «псов войны».  — Гиаллон упоминал, что ты насчет платы щедр, если работа выполнена хорошо.
        — Если она ХОРОШО выполнена,  — выделил нужное слово работорговец.  — Но рекомендация от Гиаллона будет твоим шансом проявить себя. Сразу на серьезной работе.
        — Заплыв в пруду с мальками левиафанов?  — радостно хмыкнул я.  — Выплыву — мое везение. Нет… так вы ничего и не теряете.
        — Что-то не нравится?
        — Вовсе нет, Ривинэлль, вовсе нет. Просто теперь буду знать, за что именно просить прибавку к оплате.
        Эльф, не выдержав, тоже улыбнулся. Уголком рта, так, что улыбка более походила на гримасу. Возможно, ею она и была, но это все так — мелочи, и не более. Главное то, что он готов был принять мои «услуги» в работе по найму. Хорошо…
        Термин «хорошо» относился более к тому, что в Скарлайге все еще работала система получения миссий. На полную работала, без ограничений и даже более того. Миссии генерировались по ходу событий, оценивались, отслеживались искусственным интеллектом на предмет выполнения. Вот что будет после окончательного осознания миром самого себя? Не знаю и даже не решаюсь пока представить. Впрочем, это дело будущего, а я нахожусь в настоящем. Очень насыщенном событиями настоящем. А значит…
        — Получишь свое задание, наемник. И плата за него будет подобающая. Есть тут поблизости один бордель. Гиблое место, там только орки, тангары из внекастовых и прочий мусор собирается. Называется «Любые причуды», и название соответствует действительности.
        — Слишком… чудят?  — поинтересовался я.  — Понимаю.
        — НЕ понимаешь, тифлинг. Мне и моим партнерам безразличны действия клиентов подобных заведений, если они не используют для этого никого из моей расы. Но вот перехватывать денежные потоки и переманивать охотников за рабами — это неприемлемо.
        — Хорошо. В чем именно заключается моя работа?
        Ривинэлль призадумался. Щелкнув пальцами, подозвал к себе слугу и велел принести один из блокнотов с занесенными туда донесениями информаторов. Долго листал его, явно освежая в памяти информацию о беспокоившей его проблеме, сопровождая процесс недовольным ворчанием. Наконец блокнот средней степени потертости был отброшен в сторону, а на лице эльфа появилось понимание того, что он собирается сделать.
        — Сначала я думал, что стоит устроить неприятность при передаче денег или поступлении новой партии товара, но сейчас вижу, что для этого придется долго ждать. Три дня не срок, но отвечать на неуважение надо быстро…  — Эльф не договорил, но окончание фразы я себе представлял. И верно: не ответишь сразу, так другие сочтут слабым и воодушевятся в стремлении занять твое место.  — Но эти планы терпят. Ты же должен будешь оказаться в «Любых причудах» и устроить там беспорядки. Настоящие беспорядки, а не их подобие.
        — Трупы?
        — Можно,  — ни секунды не колебался наниматель,  — несколько подрезанных шлюх обоего пола особой цены не имеют, но клиенты ходить реже станут. И сигнал поступит. Это ты правильно сказал, насчет трупов. Хвалю, тифлинг.
        — Потом похвалишь. Плата?
        — Задание простое… Восемь рубинов.
        Жмот, да и только. Я едва успел прихватить за локоток Лаиру, которая уже хотела высказаться со всем отпущенным ей ехидством. Не та сейчас ситуация, чтобы сверх меры раздражать объект нашего интереса ядовитыми комментариями, тем более женскими. Но и спускать с рук явное занижение цены не следовало. Наемники, тем паче из Тенерожденных, так не поступают. Или поступают очень редко.
        — А говорят, что у эльфов закрома от рубинов и даже сапфиров ломятся. Врут, канальи… И все равно, ты же свой народ меньше уважать станешь, если предложишь честному наемнику меньше двадцатки…
        — Ломятся у тангаров, а мы разумно инвестируем в выгодные дела. Да и «честный наемник» — это нереально. Десять…
        — Да, реального в честном наемнике мало. Но вот о мудрых, а главное — щедрых Перворожденных слухи ходят. Семнадцать.
        — Мы потому и мудры, что не путаем щедрость и транжирство,  — уже по полной включился в торг Ривинэлль.  — Одиннадцать.
        Мне удалось еще чуток взвинтить цену, но остановился я на чертовой дюжине рубинов, не став упорствовать далее. И все равно жмот он, вот и все, что можно о нем сказать. Большинство наемников просто послало бы его в далекое порнографическое за такое предложение, а оставшаяся часть была бы слишком непрофессиональной для выполнения порученной работы. Хотя… устроить бузу в низкопробном борделе — дело простое, ума для этого не требуется. Вот только одновременно устроить действительно серьезные проблемы его владельцам и суметь унести ноги — это уже совершенно иная задача. Именно ею мне и предстоит заняться.
        — По рукам!
        Едва я произнес эти слова, как поступившее на стимкомп сообщение подтвердило, что я таки да обзавелся новой миссией.
        — ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ «РАЗГРОМ БОРДЕЛЯ „ЛЮБЫЕ ПРИЧУДЫ“». СРОК ИСПОЛНЕНИЯ — ДО ЗАВТРАШНЕГО УТРА. НАГРАДА: ОПЫТ, 13 РУБИНОВ. УЛУЧШАТСЯ ОТНОШЕНИЯ С РИВИНЭЛЛЕМ.
        Ну вот и чудненько. Нас с драконидой ждет не самое интересное, но и отнюдь не противное времяпрепровождение. Вот только времени на него отвели не бог весть. Ну да ладно, лично мне к трудностям не привыкать, ей тоже. Так что прорвемся. Оставалось только коротко кивнуть работорговцу в знак прощанья да и отправиться на свежий воздух. Конечно же не вдвоем, а в сопровождении его охранников.
        Обратный путь и вовсе ничем не запомнился. Нас буквально вышвырнули из здания, а дверь маскировочного прикрытия, этой дешевой забегаловки, с треском захлопнулась за нашими спинами.
        — Хамы… А еще Перворожденными называются.
        — Так хамство вперед эльфов и родилось,  — лениво отшутился я, особенно не изощряясь в формулировке,  — потому и Перворожденные. Ночь…
        — Ты же вроде любишь темное время суток?  — слегка удивилась Лаира внезапной смене темы.  — Или ночь именно тут вызывает не самые лучшие мысли? У меня — так вызывает. Есть что вспомнить.
        — Да нет, просто — ночь, и без всяких там… И время хорошее, и настрой боевой. Да и наводить шорох в борделе самое время.
        Драконида поморщилась. Видно было, что ей поперек горла и вообще это место, и тем более — бордели с рабынями. Если в предыдущем заведении все было относительно пристойно, то в «Любых причудах» наверняка окажемся в атмосфере откровенной грязи и подлости. Впрочем, я вполне мог бы…
        — Даже и не думай идти туда один!  — с ходу уловила течение моих мыслей девушка.  — Мои эмоции не помешают, я уже давно пережила случившееся и хочу лишь отомстить, а вовсе не проливать девичьи горькие слезы. Только не хочется причинять вред тем, кто не более чем жертвы.
        — Девочки?  — спросил я и, дождавшись еле заметного кивка, продолжил: — Так и я не изверг, чтобы включать в понятие «разгром борделя» этих несчастных. А вот несколько мертвых охранников и возможное обрушение стен — дело иное. И полезное, и приятное для обозрения, чего нельзя не учитывать. Исходя из всего этого и сработаем. Согласна?
        — Еще бы! Тогда пойдем, нечего время терять.
        — Конечно, пойдем. Только сначала чуть подготовимся. Как говорится, минимум затрат и максимум результата. Полагаю, какая-никакая лавка с алхимией тут найдется?
        Лаира подтвердила, и мы направились именно туда. Ненадолго, ведь визита ждал очередной, второй по счету бордель. И там я уж точно не собирался себя сдерживать. «Любые причуды», не так ли?



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Мануэлла Гонсалес, директор Корпорации


        Знойная латинская красотка любила плотские радости. Сильно любила и предавалась подобным забавам почаще многих. Вот только телефон для экстренной связи всегда был при ней. Этому ее научил пример одного из бывших директоров, который лет семь назад потерял и положение и почти все деньги из-за небрежности. Простительной на первый взгляд, но ставшей роковой.
        Девочки… Ушел в загул почти на пару суток, а за это время другие директора провели завершающий этап многоходовой интриги. А был бы на связи, вовремя ответил на тревожные сигналы своих консультантов — мог бы если не полностью вывернуться из ловушки, то хотя бы сохранить определенную часть влияния и средств. Да… Вот с тех пор Мануэлла накрепко усвоила урок, и при ней всегда были как средства связи, так и оружие. Да, оружие. Причем не только пистолет, но и несколько телохранителей, контролирующих обстановку за пределами комнат, где она находилась.
        Звонок… Резкая, немелодичная трель заставила ее плывущий по волнам моря наслаждений разум мгновенно переключиться. Сбросив с себя очередного мимолетного любовника, Мануэлла дотянулась до мобильника и, нажав клавишу приема звонка, рявкнула:
        — Да!
        — Это Луккино. Все плохо…  — Голос мафиозо был кислым, что и понятно. Он никогда не любил признавать, что по тем или иным причинам не смог выполнить обещанное.  — Отправленная группа перебита, уйти удалось лишь одному человеку.
        — Кто?
        — Непонятно. Есть изображения, но лица и голоса явно изменены, я уже пробовал поискать по различным базам. Явно профессионалы. Я могу выслать новую группу, но только если будут приказ и дополнительные деньги.
        — Я сообщу тебе о своем решении. Жди.
        Прервав связь, обнаженная красавица от избытка чувств чуть было не запустила мобильником в стену. Одумалась, потому как аппарат уж точно не был виноват в неудаче. Затем пристально посмотрела на любовника, который вел себя тихо-тихо, как и полагалось порядочному альфонсу.
        Новость о провале группы заставляла не только досадовать на невезение, но и сильно задуматься. Ясно, что это не случайность. Неясно другое — кто именно решился помешать ей? Станислав Рокотов сам по себе никому из сильных мира сего нужен не был. Так, обычный человек, и не более того. Значит, все дело в его связях с Максом. А Макс — это интерес Корпорации. Впрочем, за ним гоняются еще и эти… террористы. Но в таком случае Луккино не стал бы говорить, что не сумел опознать ликвидаторов его людей.
        Нет, это точно Корпорация! Но кто? Председателя можно смело исключать, он лишь корректирует общий вектор и не стал бы вмешиваться напрямую. А вот один из директоров-конкурентов мог бы действовать именно так. Но кто именно — это ей только предстояло выяснить.
        Лорд Пэмсборо? Этот может. Кичливый английский аристократ с родословной, восходящей к Вильгельму Завоевателю, способен разыграть карты исключительно в своих интересах, с потрясающим безразличием наплевав на остальных. А его тесная связь с председателем Степлтоном поможет, в случае чего, избежать последствий за самоуправство.
        Эйб Лехман… Это даже не смешно. С его привычками проверять и перепроверять малейшие риски и склонностью искать как можно больше сильных союзников — самостоятельная игра на грани фола исключена по определению. А сейчас самым сильным он считает председателя, потому против его линии и в страшном сне не пойдет.
        И наконец, профессор Тормасов. Этот гений со странным и необычным образом мышления действительно способен преподнести любой сюрприз. Да и связи в России ему устанавливать не надо, они в большом количестве имеются. Вот только с ним ясно лишь то, что ничего не ясно…
        Проблема… А значит, придется искать заказчика не прямо, а через исполнителей. Уже через них пробовать выяснять имена нанимателей, раскручивая цепочку до самого верха. Долго, хлопотно, но порой приходится поступать именно так. Мануэлла потянулась, после чего приказала любовнику:
        — Серхио, набрось на себя что-нибудь, хотя бы халат, и приготовь крепкого кофе. Не растворимого, а нормального. Потом возвращайся…
        Не удостоив засуетившегося парня и толикой интереса, Мануэлла вновь призадумалась. В России, да еще в том самом городе, у нее уже была проверенная группа. Не сказать, что верная именно ей, ибо свободные по сути наемники, но высокопрофессиональная и находящаяся в курсе интересов Корпорации. Это было хорошо. Да и Луккино гарантировал в случае необходимости пригнать других «солдат». Они были хороши тем, что с Корпорацией вообще не связаны, да и к ее доверенным и ценным кадрам не относились. Тоже наемники, но играемые втемную.
        Но и тут были сомнения… Шульц и его двое напарников — люди, вне всякого сомнения, опытные. И от этого не становящиеся теми, кого нельзя подозревать. Их можно было перекупить. Тот же Тормасов мог подсуетиться, тем более они с ним давно и хорошо знакомы. Тогда что делать? Вызывать их сюда и спрашивать? Нельзя, потому как сама пошла против прямого приказа главы Корпорации — не работать с Рокотовым жестко.
        Может, попробовать захватить и выбить правду силами тех же мальчиков Луккино?
        — Твой кофе, милая,  — раздался приторный голос Серхио, который, оказывается, не только вернулся, но и стоял в шаге от кровати с подносом в руках.  — Все как ты и любишь.
        — Хорошо… сюда его давай. А сам посиди пока, а лучше — полежи рядом. Да, и массаж ступней мне понравится…
        Сеньора Гонсалес улыбнулась: молодой мужчина беспрекословно выполняет все, что она пожелает, и даже намеки на желания. С такими никогда хлопот не возникнет. Они послушны, податливы. Никогда не взбрыкивают. И все же слишком пресны подобные «отношения». Потому и возникает эта бесконечная череда любовников, имена которых и лица тускнеют в памяти уже через неделю-другую после расставания.
        Но кофе Серхио варить, как оказалось, умеет. И ножкам приятно, когда его сильные руки их массируют. А значит, первый отбор… ну то есть второй, после утех постельных, он прошел. Можно переводить из «партнеров на пару ночей» в категорию «пока не надоест».
        Профессионалы. С ними сложно. Они бывают слабоуправляемы, но без них нельзя. Поэтому пока она воздержится от того, чтобы жестко действовать с Шульцем и его друзьями-подчиненными. И вообще переключит внимание на директоров Компании. На всех. А «солдаты» Луккино, ее скрытого источника профессиональных убийц, пригодятся для организации других акций. В конце концов, Корпорация уже несколько лет оставалась статичной насчет руководящего состава. По ее мнению, подобное стоило… исправить.
        Ну а Макс… А что Макс? Она уже получила агента среди членов клана, в котором он не то прямо состоит, не то косвенно. И этот самый источник уже начинает давать информацию. Пока скудную, но должным образом простимулированный, начнет копать глубже и энергичнее. Деньги любят все, и этот агент тоже не исключение.



        ГЛАВА 11

        Бордель борделю рознь. Это я хорошо знал в теории, а теперь выпал случай убедиться и на практике. Если говорят, что любой театр начинается с вешалки, то применительно к борделю фраза несколько видоизменяется. Любой бордель начинается с вывески. Особенно магической, как было в нашем конкретном случае. Магия иллюзий — штука великая, позволяющая изобразить что угодно и с любой степенью достоверности.
        У «Любых причуд» вывеска была действительно интересная. Делал ее явно специалист. Во-первых, на дальних расстояниях клиенты видели лишь название заведения, правда, переливающееся всеми яркими цветами. Во-вторых, лишь подойдя поближе, народ видел, как буквы смещались вверх и уменьшались в размерах, основное же внимание привлекали совсем иные картинки. Живые картинки, трехмерные, похабные по самое не балуйся. И именно что относящиеся к любым, самым нетрадиционным причудам. Тьфу на них!
        — Мерзость,  — передернулась Лаира, увидевшая образ, где слились в замысловатых позах змеелюд, орк и два юных мальчика человеческой расы.  — Теперь я начинаю сильно жалеть, что ты не так много купил в той лавке алхимика.
        — Тише, эмоциональная ты моя… Улыбаемся, ведем себя как и положено двум наемникам с не самыми толстыми кошельками, но жадным до экзотических удовольствий.
        — Легко тебе говорить…
        — Не так и легко. Сам на дух не выношу подобное. А насчет улыбок… Тут средство простое и надежное — представляй рядом с реальной картиной желаемую тебе и напрямую с реальностью связанную.
        — Например, картину того, как рушится одно…
        — Именно так. Поэтому: улыбку на очаровательное личико, пусть по большей части скрытое под слоем ткани,  — и вперед.
        Охрана в дверях «Любых причуд» была не в пример более вышколена, чем в предыдущем заведении. Они не отпускали комментариев, даже не позволяли себе нескромных или ехидных взглядов. Вовсе нет. Единственное — отслеживали платежеспособность клиентуры по ее внешнему виду. Оно и правильно, ведь откровенных маргиналов, которых в окрестностях Ваэлнора вполне хватало, пускать в недешевое заведение точно не следовало. Для них были предназначены обычные уличные шлюхи высокой степени потасканности, и не более того.
        Зайдя внутрь, лично я немного удивился. Никаких сцен с обнажающимися танцовщицами, никаких официанточек любых рас, разносящих напитки, и прочего антуража. Просто кресла да столики, на которых лежали листы бумаги с картинками-«фотографиями» да кристаллы, представляющие собой амулеты, создающие трехмерные образы. Впрочем, был и живой персонал.
        Красивый персонал, стильный. Но одетый хоть и шикарно, однако в более деловом стиле. Вот одна из этих элегантных дам подходит к нам с Лаирой, сопровождает к креслам за свободным столиком и предлагает:
        — Устраивайтесь поудобнее. Вы ведь вместе, да? Тогда и ознакомиться с нашим ассортиментом удобнее будет вдвоем. Что более интересует?
        — Мы же в месте, где исполняются любые причуды,  — слегка улыбаюсь я местному менеджеру в юбке, уже усадив Лаиру и сам уютно устроившись,  — вот из этого и будем исходить. Только никаких мальчиков: интересует исключительно прекрасный пол.
        — Тогда — вот это…
        Со столика убрали часть листов и кристаллов, оставив примерно половину.
        — И еще вопрос. Комнаты — нормальные?
        — Разумеется. Есть обычные, есть и со специальными дополнениями вроде оформленных в изящном стиле уголков для наказаний и прочего.
        — А соседние «номера»?  — заинтересовалась Лаира.  — Ведь может случиться, что или им, или нам будет не очень удобно слышать посторонние звуки. Тут не очень большое здание, все наверняка вплотную расположено…
        — Звукопоглощающие чары. Комнаты хоть и рядом, но никто никому не помешает. Вы тут впервые, я понимаю. Но если станете постоянными клиентами, то никаких сомнений не останется.
        — Я надеюсь, что так и будет. А сейчас оставьте нас, я со своим кавалером хотела бы внимательнее изучить выбор, предоставляемый заведением.
        Повелительный жест — и работница борделя отходит на почтительное расстояние. Отходит, но все же остается поблизости. Чтобы прийти по первому зову. Мы же начинаем выбирать объекты для развлечений, хотя на самом деле…
        Алхимическая лавка. Не зря же перед тем, как появиться в «Любых причудах», мы зашли туда. О нет, никаких взрывающихся или исторгающих облака яда штучек. Кто знает, ведь такие поделки могут быть отсканированы на входе соответствующими чарами… Зато есть другие. Относящиеся к категории совершенно безобидных составов. Только безобидность в классическом смысле и бесполезность для диверсанта — вещи совершенно разные.
        Вот сейчас я прикрепляю под столешницу простейшую дымовую шашку, пусть и в магическом исполнении. Правда, она куда мощнее обычной, знакомой по внешнему миру, но это не суть как важно. И активировать ее можно на расстоянии, что тоже сильно радует. Остальные же… О, они тоже займут свои места, в этом можно не сомневаться. А пока — выбираем.
        Шиковать сверх меры нет смысла, я ведь всего лишь играю роль, а не являюсь поклонником секса с извращениями в стиле БДСМ. Обычная девушка. Человек, ничем особенным среди прочих не выделяющийся. Но вот в комплект услуг обязательно входят пункты, согласно которым эту рабыню — а она именно рабыня, об этом ясно свидетельствует ошейник — можно бить, калечить, но не убивать. За смерть — штраф в размере ее пятикратной стоимости. Видимо, таким образом заведение страхуется от излишне ретивых клиентов, желающих убить шлюшку за неподобающую цену. Уроды… больше мне сказать нечего.
        Смотрю на Лаиру, а та в ответ кивает. Значит, с выбором согласна, цена тоже приемлема. В том смысле, что это если и не номер-люкс будет, то явно в верхнем сегменте. Именно это нам и надо, чтобы оказаться по соседству не абы с кем, а действительно с солидными клиентами, практикующими разные извращения. Так и эффект от предстоящего погрома больше будет, и кое-что еще можно получить.
        Подзываю прикрепившуюся к нам работницу «Причуд», показываю ей наш выбор, после чего спрашиваю:
        — Как скоро можно будет переселиться из этого места в более уютное и соответствующее нашим планам?
        — О, незамедлительно!  — расцветает та, получив половину суммы в качестве аванса. Я провожу вас. А девушку приведут через несколько минут. Понимаете, надо же позаботиться о ее одежде, макияже, да и препараты…
        — Какие препараты?  — не выдерживает Лаира.  — Если она будет невменяема…
        — Нет-нет, не подумайте ничего плохого. Некоторые пользуются заклинаниями подавления воли. Но мы предпочитаем алхимию, она более надежна и позволяет сохранить в неприкосновенности все ощущения и эмоции нашего законтрактованного персонала.
        Законтрактованного! Ага, только у большинства этот «контракт» — вечный и заключенный без желания одной из сторон. Плавали, знаем… Хотелось отвесить лощеной стерве душевную такую оплеуху, но приходилось кивать и понимающе улыбаться. Мало того, я еще и высказал свое одобрение подобным действиям, отметив не самую высокую надежность заклятий подчинения в сравнении с алхимическими аналогами. Устанавливал, так сказать, контакт с собеседницей.
        Кстати, успешно получилось. Когда она сопровождала нас до отведенного номера, Лаира под шумок установила еще парочку «дымовух» — на лестнице и в начале коридора второго этажа, куда мы свернули. Бояться, что их заметят, не стоило — модуль иллюзий, находившийся на каждом из устройств, должен был проработать как минимум три часа. А больше нам точно не требовалось. Что же до поиска… Сомневаюсь, что тут постоянно проводятся ПОЛНЫЕ проверки. А активная защита установлена лишь от напрямую вредящих штучек да от шпионских приблуд. Наши же закладки к вышеперечисленному точно не относятся. Так на то и расчет!
        Комната. Наконец! Нас проводили до нее, открыли дверь, кратенько описали все достоинства, после чего пообещали скорого прибытия заказа и лишь тогда оставили в покое. Уже хорошо.
        Но место и впрямь было если не люксовым, то близко к этому. Шелк, атлас, ароматические курения, набор выпивки и легких закусок, заставивший бы порадоваться любого гурмана. Ну так и цена была соответствующей, надо признать. Ха, цена! Ее пришлось платить из средств Лаиры, как ни прискорбно это осознавать. Моей красотке это глубоко параллельно, но вот лично у меня подобное вызвало определенный душевный дискомфорт. Ну не привык я одалживаться у девушек, и все тут!
        — Скоро…
        — Да, Лайар,  — отвечаю я, используя ее несколько переделанное имя, как и уговаривались,  — скоро повеселимся.
        Только веселье будет вовсе не того рода, какое тут принято. Нет, будет боль, наверняка трупы, но только не местных рабынь, а клиентов и, вероятно, кой-кого из персонала. Но выборочно, все выборочно. Сейчас же просто ждем.
        Недолго пришлось ожидать. Всего через пару минут в дверь постучали, и на пороге появилась та самая девушка, которую мы выбрали среди множества прочих. Хрупкая такая блондиночка с фигуркой подиумной модели, ростом около метра семидесяти и накрашенная по последней скарлайговской моде. Ах да, наряд… Вот уж действительно, кто-то из изначально программировавших нюансы создаваемого мира серьезно был в БДСМ-теме. Классический наряд рабыни, предназначенной для утех раскрепощенных садистов. Ну и уголок в занимаемой нами комнате этому мог очень даже поспособствовать.
        Да-а… и это все неподалеку от стен Ваэлнора — крепости эльфов, которые так любят трындеть о своем благородстве и высокой морали. И хозяева у всех этих борделей — все те же ушастики. Либо прямо, либо через подставных лиц, как в случае этих самых «Любых причуд». Все кому надо знают, что большой и внешне внушительный орк Зартханк — всего лишь символ, за которым прячется кто-то из влиятельного эльфийского рода. Деньги-то от этого борделя очень сильно попахивают, напрямую их грести нельзя. Вот и используются зиц-председатели, этакие Фунты.
        Что же тогда Ривинэлль? О, этот тип репутацию испортить не боялся. Но и он наверняка был не полностью самостоятельной фигурой. Резвиться с таким размахом прямо под носом власть имущих эльфов и коменданта Ваэлнора? Нереально, если только не отстегивать кому-то очень большой процент от прибыли. Ну да не мое это дело — отслеживать эльфийские коррупционные связи. Другая проблема имеется, более насущная.
        Пальцем поманив рабыню к себе, я не без интереса разглядывал ее ошейник. Штучка, однако. Стоило до него дотронуться, как проявилась привычная подсказка о свойствах предмета. Плохих для этой девицы свойствах. Это была не просто полоска металла, обтянутая для красоты черно-красным бархатом. Нет, туда еще встраивалось заклятие маяка, по которому можно было отследить местоположение возможной беглянки. Ну а «на десерт» — своего рода болегенератор для наказания строптивых. И материал не портится, и эффект достигается соответствующий. Ну просто прелесть, какая гадость!
        А в глазах вот этой девули страх. Воля действительно подавлена, но эмоции бушуют. Смотрю — и обычное желание прикончить мразоту, хозяйничающую здесь, в особо извращенной форме, становится просто непреодолимым.
        — Тише, несчастье ты перепуганное… Никто тебя тут на куски резать не собирается. Да и вообще делать что-нибудь страшное и болезненное.
        Не верит. Оно и понятно: наверняка память о прошлых мытарствах доверию к миру вокруг не способствует. А пытаться смыться отсюда особо хитрым или жестким способом — не та личность. Эта слишком мягкая, ведомая, таких ломать проще всего, психология гарантирует.
        — Лайар, будь ласка, успокой это чудо. Настоечки там налей или иными способами, на свое усмотрение. А то стоит и вибрирует, как заячий хвост, сил моих на нее нету!
        Девушка девушку быстрее успокоит — это ясно. А мне это дрожащее чудо нужно было для небольшого, но продуктивного разговора на интересующие темы. Но лишь после того, как я удостоверюсь насчет отсутствия здесь ненужных для приватного разговора чар.
        И опять же алхимия. Вытащив пробку из недавно купленной склянки, я распылил бурый порошок по комнате. Большая часть, повисев в воздухе с пяток секунд, осела на пол, но вот остаток притянулся к одному участку. На потолке, что характерно. Типичное место. И слушать удобно, и смотреть, если только конструкт под такое вообще приспособлен. Ничего, мы ему сейчас устроим технические неполадки, пусть он и насквозь нематериален, на чисто энергетическом уровне работает.
        Подозрения возникнут? Увольте! Многие особо подозрительные клиенты в подобных заведениях страхуются от подсматривания с подслушиванием. Вот и выходит, что все опять же идет по плану. Нашему плану. А других «клопов» тут быть не должно: невелики мы персоны, чтобы нечто эксклюзивное устанавливать. Эксклюзив — он же дорог…
        Меж тем Лаира успела не только малость успокоить присланную нам девушку, но и, усадив ее на кровать-сексодром, разговорить. Правда, попутно влив не менее полбутылки сладкой и зверски крепкой настойки, но это уже мелочи. Кстати, лично я не удивлюсь, если этому помогли препараты обезволивания, которыми девчонку напоили и без нашего участия.
        — Много тут случается «особых» клиентов?
        — Да, много,  — утирая набежавшие слезы, всхлипнула носительница ошейника.  — «Причуды» — очень известный…
        — Можешь не произносить столь плохо действующее на тебя слово,  — утешающе погладила блондиночку по волосам драконида.  — А что сейчас, такой же наплыв, как и всегда?
        — Да. Все как всегда. И то и дело кто-то из нас не возвращается. Но им некоторые завидуют, ведь есть шанс, что боги будут милостивы и дадут переродиться. А мы и этого не можем.
        — Это почему?
        — Однажды я хотела… покончить с этим. Но рука… она не поднялась провести по венам. И почти ни у кого это не получилось. А потом ошейник, боль…
        Блондиночка вновь расплакалась, а я в очередной раз скрипнул зубами. Нет, относиться к этому миру как к игрушке нельзя, даже если не представляешь себе истинную суть уже произошедших с ним перемен. А ведь некоторые… да что там некоторые, очень многие из клиентуры — игроки-Тенерожденные. Подменяют суррогатными извращениями те, которые хотелось бы воплотить в реальном для них мире. Ну-ну… Слякоть рода человеческого.
        — Лайар… Пожалуй, начали!
        Принцесса в изгнании отрицательно качает головой, показывая на ошейник девушки. Хм, а она в чем-то права. Кто знает, вдруг я чего-то не смог разглядеть в его скрытых характеристиках. Может, их нет, а может — все совсем наоборот. Так что…
        Выпускаю Когти Демона, которые теперь способны резать практически все… ладно, с некоторыми исключениями, но это не так и важно. Короткая вспышка ужаса в глазах блондинки тут же сменяется недоумением, а потом искренней, незамутненной радостью. Кажется, она готова была завизжать от радости, но рука Лаиры зажала ей рот.
        — Тихо, девочка,  — шипит драконида, а разрезанный ошейник уже успел упасть на пол.  — Проводницей поработаешь по соседним номерам. Особенно по тем, которые занимают господа с особыми причудами. Понимаешь, о чем толкую?
        Та несколько раз кивнула, весьма энергично, с энтузиазмом. Вот и хорошо. Уж кому как не местной работнице, хоть и подневольной, знать не только углы-закоулки, но и частично — клиентуру сего богонеугодного и демононенавистного заведения.
        — Время?
        — Его немного, Лайар, но справимся. Да и вот это растрепанное и зареванное создание поможет.
        — Тогда…
        — Выходим и действуем.


        Необходимые импланты активированы, оружие тоже готово к бою. Даже Поцелуй Саламандры с оставшейся парой зарядов, но он — на самый крайний случай. И вот первая дверь, на которую указывает уже лишенная ошейника блондинка.
        Слава местным богам, что двери в «Причудах» хлипенькие, элементарно высаживаются даже не добротным пинком, а просто давлением в область внутренней защелки. Понимаю, это для удобства местной охраны, на случай если клиенту заплохеет. Но вот и нам пригодилось. А клиентам — совсем наоборот, заплохеет уже от нас, а не от собственных странных излишеств.
        Номер раз… Твою же ж мать! С корабля да на бал… лесбийский. Домина с плеткой в руках охаживает ею распятую на кровати девчонку. Тенерожденная, по стимкомпу на руке и сдвинутым на лоб очкам-блюдцам видно. Это чисто наша фишка, у местных не наблюдается, за редчайшими исключениями.
        М-да… Была бы местная, я бы сильно подумал. Все же прекрасный пол, а с ним у меня связаны определенные принципы. А так… Перезагрузка — и все.
        Будучи крайне увлеченной поркой и связанным с ней садистским кайфом, дамочка меня даже не услышала. Ну а потом когти двух рук вспороли ей шею и вонзились в основание черепа. Нападение сзади, криты, прочие бонусы… Итог — оседающее на пол тело с хлещущей из ран кровью. Дотронуться до него, покамест даже не глядя на доставшийся хабар. Ну а Лаира меж тем контролирует обстановку, а заодно освобождает исхлестанную девицу, говоря той:
        — Ошейник сейчас снимут. Сидеть тихо, пока шум не начнется. Что дальше будешь делать — это от тебя зависит. Макс!
        — Снимаю.
        Опять задействую Когти — и вновь никаких проблем. Дальше…
        И понеслось. Мы врывались в очередной номер, наводили там страх и ужас, освобождали девицу — а порой и паренька, ибо вкусы у местных были разные — после чего переходили к следующему этапу. А та, первая блондиночка еще считала своим долгом кратко комментировать особенности поведения устраняемых клиентов:
        — Расчленитель. Больше всего любит смотреть на умирающих…
        — Огонь — это фетиш. Мучает долго, а особых следов на теле и не остается. Говорит, что слишком любит красоту огня и целостность женского тела…
        — Чем моложе выглядит мальчик, тем лучше. Большие деньги заведению приносит, почетный клиент…
        И так далее, и все в том же духе. Я практически не слушал ее, но вот стимкомп поставил на запись звука, а заодно и делал своего рода скриншоты, которые можно было пересылать обладателям таких же устройств. На будущее пригодится… возможно. Но лишним и вредным это точно не окажется.
        Я сильно спешил. Только… один раз пришлось задержаться, прикончив не только любителя мальчиков, но и последних тоже. Педерасты — они педерасты и есть, ведь тут их не совсем чтобы насиловали, все по добровольному согласию, хоть одна из сторон и носила рабские ошейники. На вопрошающий взгляд блондиночки я коротко бросил:
        — Вообще-то полезно было бы раскаленных прутьев в задницу, но и отрезанные голова с нижней анатомией неплохо пойдут.
        Что до Лаиры, то она против явно не была. Воспитание драконидской принцессы категорически не воспринимало подобных уродств. И это радовало.
        Время… оно подходило к концу. Вот уже раздались крики, наверняка охрана спохватилась, спустя аж четыре с лишним минуты после начала веселья. Значит, пришло время переходить к следующему этапу. Достаю из контейнера кристалл и сдавливаю его в кулаке. Жалобный хруст — и вот все установленные мной и драконидой дымовухи активируются, погружая солидную часть борделя в состояние крайне плохой видимости.
        А сейчас — активировать амулеты. Простые заклятия, но они позволяют видеть именно в этой ситуации, нейтрализовать действие дыма, который сам по себе не рассеется, а сдувать его порывами ветра бесполезно. Почему? Да просто алхимические поделки выпустят новые порции, как только «почувствуют», что концентрация снижается. Единственный выход помимо очень специфических или весьма мощных индивидуальных заклятий — уничтожить сами источники задымления. Прежде обнаружив их, что тоже не самое простое занятие. Да, ловушка была устроена без излишних сложностей, но с высоким эффектом. Аж на душе приятно стало!
        — Дальше шерстим клиентуру?
        — Нет,  — отрицательно мотаю головой,  — они сейчас всполошились, не хочется зря время терять. Есть и охрана.
        — Думаешь?
        — Чем демоны не шутят… когда боги дрыхнут,  — усмехаюсь я, заранее представляя возможный итоговый результат.  — А запасной амулет — девчонке. Пусть попробует своих товарок вывести.
        — Поняла?  — спрашиваю у блондинки. Та часто кивает. Выражение лица, пусть и плоховато различимое в густом дыму даже через заклятие-фильтр, полно надежды и… обожания. Наивная девочка. Она не понимает, что помощь ей и ее сестрам по несчастью для меня дело хоть и приятное, но вторичное. Однако… пусть и дальше не знает.
        — Не пытайся по лестницам, лучше всего разбивайте окна и бегите, куда сочтете возможным. У эльфов остаться не пытайтесь, тут работорговцев слишком много. Циничный совет — попробуйте прибиться к Тенерожденным. Некоторые могут или так, или за определенные услуги малость помочь красивым девушкам. Так шансов больше будет до спокойных мест добраться. Ах да, одежду поскромнее, понеприметнее найдите в комнатах. Все, теперь бегом!
        Одобрительный взгляд Лаиры. Мелочь, а все равно приятно. Ведь из подобных мелочей складывается основа взаимоотношений, как ни крути.
        — Охранники. Пара,  — информирует меня Лаира,  — ближний бой.
        — Вижу. Я расстреливаю, а ты прикрываешь. Потом пробиваемся на первый этаж и уходим через технические помещения.
        Лучший для нас вариант, честно говоря. В дыму это сделать вполне реально, если только не пытаться вступать в бой со всеми подряд. Но эту парочку изничтожить надо. И свои силы испытать, и просто для пущего шума. Мало порезать клиентов и освободить нескольких девочек, надо еще и цепным псам хозяев кровь пустить. Так они куда глубже прочувствуют. Гарантия.
        «Кувалда» грохочет, выплевывая снаряд за снарядом, вплоть до полного опустошения барабана. Что ж, теперь эти двое ориентируются на слух, бросаясь к нам. Только не невредимые, а малость продырявленные. Перезаряжаться некогда, поэтому метатель вновь отправляется за спину, а атака материальная сменяется на энергетическую.
        Ловите Ауру Ужаса, охранники рабынь! Бежать не станете и в обморок не хлопнетесь, но ориентироваться по звукам вам станет совсем невесело. А раз так, то…
        Лаира, энтузиастка, чтоб ее! Сочла ситуацию подходящей для сольного выступления и рванула к словившим заклятие врагам. И взяла их в клинки, грамотно полосуя сначала одного, а затем и другого своими парными саблями. Вот я и увидел ее в деле, а не на тренировке. Скоростная, гибкая, но на силу ставку не делающая, что и неудивительно, учитывая гендер и просто особенности телосложения.
        Минус один… Во второго отправляю сначала Шоковую Петлю, а потом и сам сближаюсь, задействуя Когти.
        Все, амбец зверенышу. Дотронуться до тел, рассыпающихся снопами разноцветных искр — и вперед. То есть назад по коридору, направляясь к лестнице на первый этаж. А попутно отметить, что охранники, в отличие от клиентов борделя, оставили после себя и еще кое-что помимо денег. И, что особенно интересно — бомбочки, предназначенные для оглушения противника. Всего пара досталась, но лишними не окажутся. Особенно сейчас.
        Движемся резвой рысью, по дороге уворачиваясь от мечущихся вокруг клиентов заведения и девочек, никак не ориентирующихся в дыму. Лаира жестом предлагает прикончить еще кого-нибудь, но получает отказ. Как-то не хочется мне резать обычного любителя девочек или любительницу мальчиков без всяких там извращений. Все что естественно, то не безобразно!
        Массовка. Она штука полезная, помогает тем, кто хорошо ориентируется в обстановке, и мешает всем прочим. А массовка, практически ничего не видящая,  — просто великий кайф, если только быть максимально осторожным. А то ведь могут и затоптать, ироды.
        Лестница. И по ней поднимается троица, которая мне очень не нравится. Хотя бы тем, что у каждого из них есть возможность нормально видеть. Один смотрит через массивный монокль, в котором что-то гудит и ритмично пощелкивает. Второй держит в правой ладони энергетическую сферу и смотрит сквозь нее. Ну а третий… вокруг него вьются несколько духов, ему не нужно видеть, надо лишь настроиться на прием передаваемой ими информации.
        Техномаг, просто маг и Говорящий… Похоже, сюда послали тех, кто способен ориентироваться в дыму. Прояснить ситуацию? Наверняка. Устранить причину? Опять же весьма вероятно. Но вот насчет того, что это специальная ударная тройка — сильно сомневаюсь. Не выглядят они слаженной группой. Каждый сам по себе, а остальные — всего лишь временное добавление, не очень и желательное. Тогда…
        — Работаем тройку!
        Возглас не остается неуслышанным как девушкой, так и собственно теми, кого мы выбрали в качестве цели. Разряд Духа… Хорошее заклятие, но разовое, ибо два часа на восстановление закончатся явно не в этом бою.
        Но зато как хорошо действует! Говорящего с Духами буквально отшвырнуло в сторону, тело подергивается от сетки расходящихся змеевидных молний; он хоть и жив, но явно ошеломлен и деморализован. Про призванных духов я и вовсе не говорю — лишенные управления, они бестолково метались, ничего толком не предпринимая.
        Укол — и введенный инъектором состав восстановления энергии начинает свою работу. Ну а я сам уже стреляю с двух рук из «шершней». Парализующие, разрывные: все как и обычно, да по двум целям.
        Техномаг «поплыл», его движения стали прерывистыми, а череда энергетических разрядов, мне предназначенная, большей частью ушла в сторону. Понимая это, противник оскалился и шарахнул чем-то мне незнакомым, бьющим по площади. Вокруг нас на мгновение возникла бледно-серая сфера, внутри которой стали зарождаться энергетические конструкты, рикошетящие от стен и беспорядочно мечущиеся в поисках цели.
        Высокоуровневый? Так и есть. Подобное заклятие мне пока недоступно, значит, враг попался солидный. Наряду с прочими. Но ведь со смертью действие чар спадает, а значит…
        Бросаюсь вперед, одновременно кастуя Шоковую Петлю и начиная готовить Ауру Ужаса. Сейчас дезориентировать важнее, чем нанести вред. Последнее будем через обычный бой устраивать, а не с помощью дистанционки. Краем глаза вижу, что чуть очухавшийся Говорящий явно оценил положение дел не в свою пользу и ретировался с поля боя экзотическим образом. Каким? Опять воззвал к духам, и верные бестелесные слуги протащили его прямо сквозь стены в неизвестном направлении.
        Временная бестелесность? Од-на-ко! Серьезное умение Говорящих, но редко применяемое, потому как энергии много требует, и появляется снижение основных характеристик на некоторое время. А вот для бегства — самое оно.
        Лишившаяся одного врага Лаира метнулась к другому, который пока никуда бежать не намеревался. Напротив, желал подраться. Только вот обзор у мага хромал. Смотреть через энергетический конструкт в руке можно, но сам при этом двигаешься медленно, а в ближнем бою это очень важно. Так что стихия воды, которую он использовал, столкнувшись со скоростью мастера парных сабель в лице дракониды, супероружием не стала. Ему бы дистанцию разорвать, да кто ж позволит!
        Но сейчас это не ко мне вопрос. Другая проблема, такая же техномагическая, как я сам, стоит в полный рост, хоть и заметно покачиваясь. Высокоуровневый техномаг, местный уроженец, неплохо экипированный. Только уклон у него, как я понял, в работу с энергетикой, а не в использование имплантов. А раз у него это сильная сторона, то мимо нее играть будем.
        Задействованы импланты Сеть Отражения, Адреналиновый Взрыв, ну а заклятие Разящего Доспеха Духа и так на мне висит. Ну и когтями его, исключительно в ближнем бою, чтобы ничего делать не мог. Он же на энергетику свое развитие завязал, а это дело такое… специфическое. Подобный техномаг — не одиночка, не универсал, он в поддержке нуждается. Только она, поддержка то есть, если и имеется, то не рядом с ним. Дымовая завеса — вот тот изначальный козырь в нашем рейде, который с трудом бьется.
        Клинч. Именно таким термином можно назвать то, что сейчас творилось. Несколько необычно для схватки двух магов, пусть и с приставкой «техно», но зато мне подобный расклад был в масть.
        Меня пытались поджарить энергоразрядами разных вариаций, пробовали воздействовать на разум… Но последнее большей частью шло мимо: собственное сопротивление менталу и Зонтик Беса работали, размывая угрозу до уровня статпогрешности или чуть большего, но все так же малоопасного. А собственные заклятия я бросал в противника Лаиры, которого подобные подарочки сбивали с концентрации. И тут… маг начал отступать вниз, лишь отбиваясь от атак дракониды, но уже не переходя в контратаки. Если так, значит…
        — Помогай!
        Вот что моя красотка понимает, так это приказы. Не теряет голову в бою, а это умение важное. Мигом оставила в покое мага и рванулась ко мне на добивание подранка. А ее бывший противник дал деру с повышенной скоростью, подтвердив мое мнение о противостоявшей нам троице как об одиночках. Не стремятся друг другу помогать, ибо не просто наемники, а наемники сами по себе, ничем друг с другом не связанные. А значит…
        Именно удар Лаиры оказался решающим. Клинок вошел в спину, второй с оттягом полоснул по боку техномага — и тот обмяк, заваливаясь всем весом прямо на меня. Я на автомате подхватил, ощутил всю тяжесть тела и… в следующее мгновение была лишь пустота. Вру, не совсем пустота; мне досталась разная мелочовка и тот самый навороченный псевдомонокль, через который теперь уже покойник смотрел в дыму.
        Хороший трофей, который обязательно проверю. Потом, после того как выберемся отсюда. Пока же показываю жестом дракониде, что осталось преодолеть холл — и там уже затеряться среди подсобных помещений вроде кухни, кладовок и прочих.
        — Дым, Макс… он исчезает.
        А ведь и точно. Он не испарился, но с каждой секундой становился пусть ненамного, но слабее. Похоже, кто-то из магов или алхимиков подобрал нужное противодействие и запустил. Успешно, надо заметить. Тогда надо мазать пятки салом еще быстрее, чем планировал совсем недавно. К тому же сверху слышны были не только крики неорганизованной толпы, но и несколько командных возгласов. Похоже, охрана бдит и ищет виновников устроенного в борделе беспорядка. А нам с ними сталкиваться не резон, и без того достаточно пошумели.
        Вниз. Туда, где дым значительно поредел и где видно уже не пару-тройку вояк, а гораздо больше. Проскользнуть мимо них реально, если только не щелкать клювом по пустому месту.
        Есть у меня две шумовых гранатки… точнее — были, потому как они уже весело летят по направлению к находящимся в холле. И активируются, не нанося прямого вреда, но опять же дезориентируя тех, кто мог бы нами заинтересоваться. Сами же мы проскальзываем мимо, к тем самым служебным помещениям. Да и дыма там почти нет, лишь легкая пелена, как обычный туман ранним лондонским утром. И перепуганная челядь, опасливо выглядывающая из дверей и охающая, когда мы проносимся мимо.
        Драконида на ходу прихватывает одного из неосторожно высунувшихся за шиворот, хорошенько встряхивает и шипит:
        — Дорогу показывай. И не дай тебе боги завести не туда — на тонкие ремни порежу и кислотой прижгу!
        Вот и проводник — необязательное, но полезное дополнение. Можно было и без него выбраться, но с ним быстрее. И никакой охраны тут нет. Хорошо.
        Не было ее и у одного из служебных выходов, через который мы покинули бордель. Ну а подневольного проводника пришлось наградить хорошим ударом по голове. Ничего, голова у таких крепкая, сплошная кость, потому полежит без чувств сколько-то времени — да и воспрянет. Главное в другом — мы выполнили то, что от нас требовалось. Ну а для окончательного подтверждения законченной миссии осталось доложиться Ривинэллю. И сделать это лучше всего прямо сейчас, не откладывая дела в долгий ящик. А то шум пойдет гулять приливной волной по всем окрестностям… Волну же лучше всего пережидать в спокойном месте. Хотя бы несколько часов, а то и чуть поболее.



        ГЛАВА 12

        Мы с Лаирой уже практически подошли к той дешевой распивочной, под которую маскировалось одно из убежищ Ривинэлля, как чертов стимкомп опять завибрировал. Не думая, что это нечто важное, я с ленцой взглянул на экран и…
        — Стой! Пошли куда-нибудь присядем. Думаю, какая-то из скамеек под деревьями найдется, чтобы была свободной.
        — Конечно… А что стряслось?  — недоумевающе спросила меня драконида, но тут же все поняла: — Вызов. Хорошо… Ты ни о чем не беспокойся, я в случае чего дам знать о проблемах.
        Ну что тут скажешь? Только и смог, что приобнять это очаровательное и вместе с тем опасное для своих врагов крылатое создание. Повезло мне. Действительно повезло, ведь мне удалось найти эту принцессу не в привычном мире, а тут, на стыке реального и невозможного. И жалеть об этом точно не собираюсь!
        Присев на лавочку под раскидистым деревом и под надежной охраной дракониды, я мог полностью сосредоточиться на разговоре. Разговоре с тем, кто сейчас был моей единственной надежной связью с внешним миром. Со Славкой… А его сообщение было тревожным:
        — МАКС, ПОХОЖЕ, ЭТИ ЧЕРТОВЫ ТЕРРОРИСТЫ НА МЕНЯ ВЫШЛИ. МНЕ ПОМОГЛИ СПАСТИСЬ, НО БОЮСЬ, ЧТО ЭТИМ ДЕЛО НЕ КОНЧИТСЯ. СЕЙЧАС Я ОПИШУ БОЛЕЕ ПОДРОБНО, ЕСЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ.
        — КОНЕЧНО, ХОЧУ,  — быстро набирал я ответ,  — И ОСОБЕННО НАСЧЕТ ТОГО, КТО ТЕБЕ ПОМОГ.
        Пришлось чуток подождать, пока друг наберет текст. А потом отправит его. Хорошо хоть читал я быстро, равно как и осмысливал прочитанное. А осмыслить там было что. Мысли насчет причастности горных абреков были понятны, но вот являлись ли они единственно верными — большой вопрос. Слишком они предсказуемы, шаблонны. В то же время выход на моего друга, его захват с помощью совершенно посторонних наемников, да еще и другой религии, да еще совсем иностранных и технически подкованных… Нет, что-то тут не то. Наверное…
        Второй вызывающий нехилое подозрение аспект тоже присутствовал. Те самые друзья-приятели, которые помогли Славке освободиться. Новые приятели, совсем новые, он и сам это упомянул. Жаль, что критически относиться к ним он сейчас не в состоянии — сказываются эйфория и автоматическое доверие к спасителям.
        Твою же мать, как все это не вовремя! Ну а кто говорил, что будет легко?
        — ТАК ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ, МАКС? БУДЬ ЧЕСТЕН, ИЗ-ЗА ТЕБЯ ВСЕ ЭТО ЗАВЕРТЕЛОСЬ, ВОТ ТЕПЕРЬ И СОВЕТУЙ.
        Не поспоришь. Славка помог мне серьезно, мог и подставиться. То есть однозначно подставился, только непонятно, под чей именно интерес. Получается, что я без дураков обязан ему помочь как минимум выпутаться из сложившейся ситуации. Сейчас могу только советами, но и этого порой бывает достаточно, если у человека голова на плечах и руки не совсем из задницы произрастают.
        — ЕСЛИ ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ГОРНЫЕ АБРЕКИ ПОПЫТАЛИСЬ ЧЕРЕЗ ТЕБЯ НА МЕНЯ ВЫЙТИ, ТО ПОПРОБУЙ ПРИСЛОНИТЬ К ТЕМ, КТО ТЕБЕ ПОМОГ. КСТАТИ, ОНИ ОТСЛЕЖИВАЮТ ТВОЙ КОНТАКТ?
        — НЕТ… ТОЧНО НЕТ! Я В КОМНАТЕ ОДИН, А ЧТОБЫ ПЕРЕХВАТИТЬ НАШ С ТОБОЙ РАЗГОВОР, НАДО ОБЛАДАТЬ ЦЕЛЫМ ХАКЕРСКИМ ЦЕНТРОМ.
        — ХОРОШО ЕСЛИ ТАК. НО ВЕРНЕМСЯ К ОСНОВНОМУ ТВОЕМУ ВОПРОСУ. ЕСЛИ ЭТО НЕ ГОСПОДА ТЕРРОРИСТЫ ИЛИ ИМ СОЧУВСТВУЮЩИЕ, ЕСЛИ ЕСТЬ ХОТЬ МАЛЕЙШЕЕ В ТОМ СОМНЕНИЕ — НЕ ВЕРЬ НИКОМУ, КТО ПЫТАЕТСЯ ТЕБЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ В ТЕХ ИЛИ ИНЫХ ЦЕЛЯХ.
        — ДА КОМУ Я НУЖЕН!
        — НУЖЕН Я, А О ПРИЧИНАХ ТЫ САМ ДОГАДАТЬСЯ В СОСТОЯНИИ. В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ДЕРЖИСЬ ПОБЛИЖЕ К ТЕМ, КТО ТЕБЕ ПОМОГ, НЕ ВАЖНО ПО КАКИМ МОТИВАМ. И БОГОВ РАДИ, НАЧИНАЙ ИЗБАВЛЯТЬСЯ ОТ ПРИСУЩЕГО ТЕБЕ НАЛЕТА ГУМАНИЗМА. НЕ ТО СЕЙЧАС ПОЛОЖЕНИЕ. И ЕЩЕ… ВОЗМОЖНОСТЬ СВЯЗИ С РОДИТЕЛЯМИ ДЛЯ МЕНЯ ОЧЕНЬ ВАЖНА, НО ЕСЛИ ЕСТЬ ХОТЬ МАЛЕЙШИЙ РИСК — НЕ ВЗДУМАЙ, ЛУЧШЕ БУДЕТ ТОГДА ОГРАНИЧИТЬСЯ ПЕРЕДАЧЕЙ ПОСЛАНИЙ. И ЧТОБ НИКТО, ВКЛЮЧАЯ ТВОИХ НОВЫХ ПРИЯТЕЛЕЙ… ПОНЯЛ?
        — ДА. НО ТЫ ЯВНО ВПАДАЕШЬ В МАНИЮ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ…
        — СКАЗАЛ ТОТ, КОГО ТОЛЬКО СЕГОДНЯ ПЫТАЛИСЬ ЗАХВАТИТЬ И КТО ВЫБРАЛСЯ ЛИШЬ ЧУДОМ ИЛИ НЕПОНЯТНО ЧЬЕЙ МИЛОСТЬЮ… — Хоть текст и не передавал в полной мере эмоций, но ирония все равно прямо-таки сочилась из него.  — БУДЬ ОСТОРОЖЕН, ЭТО НЕ МАНИЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ С ТОБОЙ ОБЩАЕТСЯ, А ЗДОРОВАЯ ОСТОРОЖНОСТЬ В МОЕМ ЛИЦЕ. НЕ ЗАБУДЬ НАМЕРТВО СТЕРЕТЬ ЭТОТ НАШ РАЗГОВОР, РАВНО КАК И ЕГО СЛЕДЫ. ЖДУ ВЫХОДА НА СВЯЗЬ.
        Славка, Славка… Хороший человек, давний и надежный друг, но местами вера в то лучшее, что порой встречается в людях, превалирует над его здравым смыслом. А мне есть о чем серьезно задуматься. КТО? Кому я понадобился и по какой именно причине? Ну ладно, причина как раз понятна — наверняка Скользящие на дороге не валяются, но вот личность интересующегося остается большой загадкой. Или все же террористы проявили не свойственные им ум и сообразительность?
        Мало сведений. Слишком мало. А значит — не дергаемся, но и ни в коем случае не расслабляемся. Цель все та же — прокачаться и дойти до того порога, который позволит «скользить» во внешний мир и обратно. Для этого же, в свою очередь, придется сосредоточиться на местных интригах.
        — Плохие новости?
        — Ничего, справлюсь,  — несколько криво улыбнулся я Лаире, которая с искренней заботой смотрела на меня.  — Из мира Теней кое-какие новости. Не сказать что сильно плохие, просто тревожащие, способные стать проблемой в будущем, если оправдаются пессимистичные прогнозы.
        — Тогда сделай все, чтобы этого избежать. Ты сможешь.
        Приятно слышать, что в меня настолько верят. Честно!
        Остается лишь оправдывать эти надежды и даже пытаться научиться прыгать выше собственной головы.
        — Пойдем. Ривинэлль нас вряд ли ждет так скоро, но вот мы точно спешим.
        — У этого эльфа нет ни крупицы чести в душе,  — скривилась драконида, что было заметно даже через ткань, скрывающую нижнюю часть лица.  — Он расплатится, но его дальнейшие действия могут быть любыми.
        — Я это учитываю. Но есть нюанс… Пока что ему подобные не позволяют себе напрямую конфликтовать с Тенерожденными. Могут отправить на задание-ловушку, могут попробовать кого-то нанять, но только не в непосредственной близости от своей территории. Думаю, ты должна была заметить подобное как очень неглупая девушка, умеющая не только смотреть, но и понимать увиденное.
        Принцесса клана Нект, малость поразмыслив, согласилась. Но вопросы у нее появились, да в немалом количестве. По лицу видно. И я даже догадываюсь, какие именно. А я всего лишь попытался иносказательно выразить факт, что в настоящем, да и в ближайшем будущем Тенерожденные будут оставаться тут совершенно особой кастой. Отношение к нам вбито в местных с момента их сотворения из «великого ничто», как сказали бы местные жрецы. Правда, на самом деле это самое «ничто» — всего лишь программный код неимоверной сложности и базы знаний искусственного интеллекта, но результат все равно один: все враждебные действия относительно нас довольно стандартны, и некоторые угрозы — просто нереальны. Ну до тех самых пор, пока местные не научатся обходить крепкие блоки в своем подсознании. А сделать это ой как сложно, потому что сначала надо осознать их присутствие, а уж потом что-либо предпринимать. Нельзя бороться с тем, о чем ничего не знаешь,  — это аксиома.
        Размышляя одновременно о вопросах и практических и глубоко философских, я оказался в той самой распивочной низшего пошиба. Хорошо хоть на этот раз представляться не пришлось, да и сопровождение не требовалось. Нас узнали, а значит, и проводили к Ривинэллю без проволочек. Тот же коридор, те же охранники, та же комната, обставленная с вульгарной роскошью. Только ряженого прислужника на сей раз не было. Это хорошо.
        — Уже вернулись?  — Задавая сей риторический вопрос, эльф-работорговец забавно приподнял бровь, вызывая у меня невольную усмешку.  — Наверное, и поручение выполнили?
        — От и до. Бордель «Любые причуды» разгромлен с особым цинизмом. Нанесен солидный материальный вред, ну а про моральный и говорить нечего. Немногие клиенты продолжат захаживать в заведение, которое обещает конфиденциальность и спокойствие, а на деле не только заставляет клиентов носиться в дыму как угорелых, но и дает шанс заиметь вместо полноценного оргазма кинжал в спину.
        — Кхм, хр-р…  — закашлялся эльф. Странно, вроде все как есть сказал и ничего не преувеличил…  — Это не тот разгром, которого я ожидал. Думал, устроишь массовую потасовку, прикончишь пару шлюх, ну… охранников из окна повыкидываешь и следом за ними туда же вылетишь… А в итоге?
        — Для тебя в итоге полный ажур, Ривинэлль.
        — Люблю оптимизм… но в меру. Ты устроил не разгром, которого можно ожидать от недовольного клиента. Нет, ты как диверсионная группа себя вел. Девять убитых клиентов, из которых шесть — Тенерожденные. Двенадцать рабов сбежали, и найти их никто так и не может. Точнее — пару поймали, но и только. Трое убитых охранников, паника, напрочь изгаженная репутация заведения, которое теперь только продавать, причем не под бордель, а под что-то совершенно иное. Или оставлять борделем, на который только городская шваль и степные орки с горными ограми позарятся.
        Слушая этот эмоциональный монолог, я сначала просто стоял с безразличным видом, а потом пробило на зевоту. Ску-учно… Так со мной всегда, еще с позднешкольных времен, когда эта привычка доводила до белого каления некоторых учителей. Потом привычка перекочевала в универ, на работу… и так далее. Не бесила она лишь нестандартных личностей или же людей, которым было просто пофиг. Здесь же был несколько не тот случай.
        Эльф посмотрел на меня, как Сталин на врага народа, но от дальнейших комментариев воздержался. Уже плюс. Только поэтому я и счел необходимым немного прояснить свои действия. Самую малость, да к тому же в искаженном преломлении. Главное тут — не правда, а кажущаяся логичность комментариев.
        — Вот ты чего заказывал? Разгром. А в моем понимании, равно как и в любом военном трактате, это нанесение максимального урона цели. Вот я и устроил все согласно классическим источникам знаний. Мало того,  — тут я наставительно поднял палец вверх,  — теперь ты можешь воспользоваться ситуацией в своих интересах и додавить конкурента. Ну или свалить все происшедшее на каких-нибудь эльфов-радикалов, недовольных присутствием поблизости крепости Ваэлнор таких… разносторонних борделей. Да и личность хозяина… огр вроде или полуогр — не столь важно. У вас тут другие народы не слишком жалуют, так что можно и на сей факт многое списать. Мне продолжать или хватит?
        — Хватит, давно уже хватит,  — замахал руками Ривинэлль, как будто пытаясь изобразить из себя гибрид ветряной мельницы с обычным вентилятором.  — Признаю, что ты задание не только выполнил, но и перевыполнил. А значит…
        — …мне полагается премия.  — Люблю шокировать несимпатичных мне личностей. Вот как сейчас. Остроухий чуть было воздухом не подавился от такого наглого заявления.  — Сам же сказал, что задание перевыполнено. А это не пустые слова. Впрочем, я ж не говорю, что премиальные обязательно деньгами выплачивать надо…
        Жмот, как и все подобные личности, перед поручением задания торговался, аки бабка на базаре, а теперь вот просветлел ликом, узнав, что не деньгами возьму. А мне и правда нужны не деньги, а более ценное — информация.
        — Чего тебе тогда, тифлинг?
        — Информацию.
        — Она иногда очень дорого в сапфирах весит. Какая?
        — Информация о тех в Ваэлноре и окрестностях, кто по ту сторону закона дела делает.
        — Вот как!  — прищурился эльф.  — А зачем тебе это? Если на меня работать будешь, то и сам все со временем узнаешь.
        — То-то и оно, что «со временем». А желательно знать общие расклады изначально. Тогда и задания лучше выполняются, и по глупости да недомыслию в переплет не попадешь. Да ты не думай, я очень мало от каких заданий отказываюсь, а порой и более ожидаемого исполняю. Ну так?
        — Назойливое отродье Инферно… уговорил. Будет тебе информация. Но только общая!
        — Договорились. Когда?
        — В течение часа. Тебе ее перешлют на тот железный мусор, что на руке носишь.
        Ривинэлль с нескрываемой брезгливостью взирал на мой стимкомп. Как говорится, народные эльфийские закидоны во всей своей красе. Ну не любят остроухие высокие технологии. Используют по возможности лишь магию. Теряют на этом кое-что, спору нет, но пока никаких критических отставаний нет. Единственное исключение, которое они терпят и принимают,  — те самые стимкомпы, но исключительно у Тенерожденных эльфийской или полуэльфийской принадлежности. Так им сказали их боги, вердикт которых сомнениям не подвергают.
        М-да, вспомни про стимкомп, а вот он и прорезался… Ага, сообщение о выполнении задания и причитающейся награде. Опыт и деньги да улучшение отношения заказчика к моей персоне. Годится, на то изначально и рассчитывал. Теперь, получив новый уровень и деньги, можно чуть выдохнуть. С чего? Да просто можно втихаря вернуть то, чем одалживался у девушки, и самому ощутить в кошельке хоть какую-то тяжесть.
        Ха, какую-то! Признаться, с тушек клиентов борделя я снял немалое количество кристаллов. Никаких ценных штук тамошние постояльцы обычно не носят. Не та категория, они вообще в Скарлайг не ради развития аватар спускаются, а исключительно телесных забав ради. Вот и имеют при себе только деньги да понтовые прикиды. Зато денег, как и упоминал, у них много.
        Итого, у меня двадцать восемь рубинов с мелочью — хорошая сумма, особенно для Ваэлнора, где все же товары подешевле, чем в Карахе. Ну и массивный и до конца непонятный мне «монокль» убиенного техномага, с которым еще придется разобраться. Живем! А чтобы жить еще лучше, попробую раскрутить Ривинэлля еще и на следующее задание, но в пределах стен крепости. Надеюсь, что затея моя пшиком не окончится.
        — Хочешь получить новое задание, наемник?
        — Естественно, Ривинэлль. Ну сам посуди. Стал бы я тащиться в Ваэлнор из-за единичного контракта стоимостью всего в тринадцать рубинов? А этого для нас двоих не то что мало, а и вовсе недостаточно. Как ты мог убедиться, мы с Лайар стоим гораздо большего. Зато и работу делаем так, что позади все горит, а впереди все разбегаются.
        — Самомнение…
        — Сам себя не похвалишь — от других не всегда дождешься. Да и скромность у нас, тифлингов, не в почете,  — парировал я.  — Так что жду от тебя нового задания, более весомого на кристаллы. Хотя я и редкими имплантами могу взять, и мощным оружием, если по моей направленности подходит.
        — Наглость и Тенерожденные идут рука об руку,  — пытаясь казаться еще более значимым, чем он есть, хотя уровень и так был солидным, процедил Ривинэлль.  — Хорошо. Гиаллон рекомендовал тебя, проверку ты… прошел. Будет тебе задание. Свернешь на нем себе шею — я не заплачу. Выполнишь — получишь настоящие деньги, надолго хватит и тебе и этой… Лайар.
        Нехороший промельк в глазах дракониды. Не привыкла принцесса к пренебрежительному к себе отношению. А оно в словах эльфа четко проскочило. И не как к наемнику, а как к женщине-наемнику, что для нее было особенно оскорбительно. Ох, Ривинэлль, я тебе сильно не завидую, если ты хоть краем причастен к ее не столь давним проблемам!
        — Говори, мы оба внимательно тебя слушаем.
        — Думаю, для ушлых наемников не секрет, что вне стен крепости Ваэлнор крутятся большие деньги, но все нити управления все равно сходятся внутри этих неприступных стен.  — Ривинэлль лениво махнул рукой куда-то в сторону оных.  — Все подробности скоро придут на твою богами не одобряемую железяку, поэтому повторяться я не стану. Обойдусь основными вехами. Ты знаешь ту область, в которой я веду дела…
        — Торговля рабами, особенно рабынями, молодыми и симпатичными. Плюс собственно бордели, немного — наркота, но не в качестве основного источника дохода.
        — Осведомленный,  — слегка напрягся в своем кресле-троне Ривинэлль. Хотя это у него так, инстинктивные телодвижения. Он наверняка привык, что Тенерожденные знают больше остальных. А раз привык, то и реагировать будет адекватно.  — В Ваэлноре основные дела, особенно неофициальные, делаются представителями трех родов: Лунной Росы, Терновника и Перистых Облаков. Я отношусь к первому из них, а вот те, кто стоят за владельцем «Любых причуд», они из Терновника.
        Я кивнул в знак того, что принял сказанное к сведению. Только затем внимательно посмотрел на эльфа, давая понять, что присказка — это хорошо, но дальше и сказка должна быть.
        — Трем родам принадлежит более трех четвертей всего, что только можно купить и продать в Ваэлноре и около него. К сожалению, большая часть от всего — собственность рода Перистых Облаков. Старый род, влиятельный, связанный в числе прочего и со жречеством Валлиэль. В Ваэлноре находится ее храм, поэтому если не глупец, то поймешь, как это им помогает.
        Да уж точно не дурак! Валлиэль, эльфийская богиня, госпожа лесов и того, что в них растет и по ним бегает. А если род связан со жречеством, то и помощь гарантирована по многим вопросам. Не удивлюсь, если Ривинэлль спит и видит, как судьба дает шанс ослабить могущество конкурентов если не везде, так хотя бы тут, в зоне его личных интересов.
        — Ты хочешь подвинуть их, но сил недостаточно. Это ясно. А комендант крепости?
        — Из того же рода! Потому все мои желания так ими и остаются. Это если действовать в лоб. Но после твоих недавних действий появляется возможность подставить Терновнику в качестве источника их проблемы наемника Перистых Облаков. Тебя!
        — Процесс займет не день, не два. Гораздо больше времени…
        — Что-то мешает?
        — Только оплата, которую придется брать частями, за выполнение этапов твоего несомненно большого и сложного замысла,  — ухмыльнулся я.  — Ну и постоянно буду консультироваться по поводу того, кто есть кто в этом вашем Ваэлноре. Необходимо, чтобы понадежнее столкнуть лбами два доселе не слишком враждебных рода.
        Выслушав, Ривинэлль взял со стоящего рядом низенького, инкрустированного яшмой столика золотой колокольчик и трижды им звякнул. Через десяток секунд в комнату вбежал слегка запыхавшийся полуэльф.
        — Смотри, тифлинг, это Агриолл, он будет как поставлять тебе нужные сведения, так и являться посредником между нами. С этих пор и до выполнения основной цели я тебя не знаю, ты меня тоже никогда не видел и не слышал. Деньги, снаряжение — все это через моего порученца. Вопросы?
        — Во-первых, общая цена и первый этап плана. Во-вторых, как мне попасть внутрь крепостных стен? Без этого все усилия не будут иметь смысла. Надо с самого начала покрутиться, разведать ситуацию. С чужих слов я не узнаю и десятой части необходимого. И разумеется, все это относится к моей напарнице тоже. По отдельности мы давно не работаем.
        — Если все получится, то двадцать пять сапфиров будут твоими. Это общая цена, которую я и правда могу выплачивать частями.  — Тут я постарался изобразить искреннюю радость корыстолюбивого наемника, озабоченного прежде всего оплатой. Судя по выражению лица Ривинэлля, это мне удалось.  — Внутрь крепости попадете, у меня достаточно влияния. И уж разлучать во время выполнения работы вашу парочку я не собираюсь…
        Сальная ухмылка на лице остроухого говорила о многом. Наверняка сейчас ляпнет какую-нибудь не слишком приятную для Лаиры фразу, и бедняжке в очередной раз придется усмирять естественные душевные порывы. Те самые, когда очень хочется кого-то проткнуть, поджарить до хрустящей корочки или просто пинать подкованными сапогами, пока тот хрипеть не перестанет…
        — Твоя напарница — драконида, а девушки этой расы — редкие гости в нашем городе, равно как и змеелюды. А это значит лишь то, что девушки этих народов для торговцев — редкий и ценный товар. Сам я с экзотикой почти не работаю, у меня другие интересы, зато другие…
        — Ты ничего не перепутал? Это моя напарница, воительница, а не шлюха, которую желают продать в бордель, да подороже.
        Тут играть почти не пришлось. Всего-то и надо слегка смягчить мою искреннюю неприязнь к этому эльфу да перевести чуток в иное русло. Вуаля, готова шаблонная реакция наемника, способного легко озвереть в ответ на категорически неприемлемое для него предложение.
        На самом же деле этот хитрозадый и далеко не глупый людокрад и повелитель многих борделей наверняка имеет в виду несколько иное, и сейчас, полностью довольный моей эмоциональной вспышкой, будет смягчать свои слова. Верно…
        — Я не это тебе предлагаю, тифлинг Макс. Но два таких наемника, как вы, могут обоснованно вызвать подозрение. Дело в том, что я, как правило, не сотрудничаю с женщинами, которые торгуют рабами. Всем известно, что они ненадежны из-за порой не предсказуемых эмоций. А в нашем деле это верный путь к разорению, а то и чему похуже.
        — Уточняй… Далеко от темы.
        — Сейчас будет близко.  — Тембр голоса и успокаивающие жесты Ривинэлля свидетельствовали, что он купился на мою игру. И это было замечательно!  — Ты представишься заинтересованным представителем крупного поставщика, действующего поблизости… Скажем, поблизости от Ллойна. При тебе будут необходимые вещи, показывающие истинность твоего положения.
        — Фальшивые.
        — Конечно же!  — Эльф засиял, как начищенный медяк.  — Но для установления фальши придется очень сильно постараться, чего никто делать не будет. Беглая проверка покажет, что такая персона существует, имеет дела со многими уважаемыми торговцами и пользуется определенным доверием. Твоя же напарница временно избавится от видимого оружия, облачится во фривольные одеяния и будет играть роль твоей наложницы. Иначе нельзя, иначе никто не поверит. Торговцы девочками никогда не будут использовать в качестве помощницы или телохранительницы другую женщину.
        Последнее говорилось исключительно для Лаиры. Попытка просто по-хорошему убедить — или же проверка ее способности держать эмоции под контролем? Я бы поставил на последнее, но тут играет роль врожденная и благоприобретенная подозрительность.
        Лаира посмотрела на меня, кивнула в знак согласия и снова превратилась в живую статую. В глазах же Ривинэлля мне привиделся промельк досады. Неужто рассчитывал на сцену выплеска эмоций? Не похож он на любителя скандала ради скандала. Но тогда должна быть цель, которую я не улавливаю. Плохо… Не люблю, когда вероятный враг оказывается недочитанной книгой. Ладно… хорошо хоть не вовсе закрытой. И то хлеб!
        — Тогда пусть этот твой Агриолл проводит нас в гостиницу, где и клопы с потолка не падают, и где безопасно в свете творящихся в пригороде беспорядков. Это возможно?
        — Конечно же!  — всплеснул руками работорговец.  — Агриолл, проводи ценных гостей. Устрой в НАШЕМ заведении за наш же счет и проследи, чтобы им доставили необходимую информацию и снаряжение. Ах да, тифлинг… Само задание на ближайшие дни придет на твой богопротивный инструмент. Ведь так у вас, Тенерожденных, принято.
        — Везде свои обычаи, Ривинэлль. Если мы все обсудили, то до встречи. Уверен, что она будет не слишком уж удалена во времени.
        Загадочная улыбка на лице эльфа… Она и была последним впечатлением от этой скользкой, неприятной, зато не шибко ординарной личности. Теперь я его действительно не увижу или некоторое время, или совсем. Ведь если он непричастен к бедам Лаиры, то на гхыр он мне покамест не нужен. Следовательно, и встречаться с ним нечего, потому как полученное от него задание я выполнять не собираюсь. Оно лишь прикрышка для истинных планов. Ну а если причастен… Тогда, я думаю, все и так понятно. Ванна с кислотой — меньшее, что ему пожелаю как я, так и моя принцесса крылатая.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Станислав Рокотов


        Разговор с Максом получился несколько не таким, каким он его себе представлял. Подозрительность сверх меры, тревога. Нет, Станислав понимал, что его друг доверием к людям не страдает, но чтобы так сильно. Зато доверять или не доверять кому-либо — это уже ЕГО личное право, от которого Славка отказываться не собирался. Тем более Алекс и его друзья серьезно помогли, причем один из них получил не самые легкие ранения. Жизни не угрожают и, как сам пострадавший высказался, «к обычным докторам в таких ситуациях одни дебилы обращаются», но все равно…
        А сейчас Алекс избавляется от трупов. Мерзкая процедура. Он только краем глаза глянул на происходящее, после того как помог занести тела в ванную, так и то сразу в кухню побежал — через раковину ихтиандров пугать.
        Беспокоит же больше всего заказчик всего произошедшего. Шамиль Дайкаков, глава «Альтер-банка», кошелек террористических движений и просто редкий подонок. Только скрыться от его внимания очень сложно. Бежать куда глаза глядят и бросить все? Это даже не путь, которым пошел Макс… Но что он может сделать?


        Маркус Шульц


        Растворяющиеся трупы можно было уже и оставить в покое. Пусть идет себе химический процесс, потом останется лишь слить отходы, в последний раз выдернув затычку из ванной. Это дело привычное, умственной работы не требующее. Генрих успел отвезти Вилли на резервную квартиру, где имелся не экстренный, а чуть ли не полный набор необходимых лекарств. Потом еще и врач появился, вопросов не задающий. Нет, тут все будет хорошо. Иначе Генрих бы не вернулся сюда и не сидел в машине под окнами, контролируя возможное изменение обстановки.
        Основная… нет, проблемой это назвать сложно. Основной интерес сейчас сидел с очень бледным видом, периодически пытался курить, но бросал очередную сигарету, сделав всего пару затяжек. Нервы! Сложно было герру Рокотову психологически подстроиться под так быстро изменившуюся реальность. Сначала захватывают его, потом освобождают, затем возня с трупами, и под конец — краем глаза увиденная процедура их утилизации в его собственной ванне… Тут у многих нервишки шалить начнут.
        А над головой угроза, сведенная умелым манипулятором к тем, кто ко всему происходящему никакого отношения не имел. Если бы можно было действительно списать все на них не перед этим обывателем, а перед сеньорой Гонсалес! Но эта фурия не поверит, она и сама неплохо разбирается в тактике действий малых боевых групп. И профессор в этом не полный ноль…
        Да, как же он мог упустить из виду столь важную деталь! Тормасов — это не просто один из директоров Корпорации, это директор с амбициями, которых никогда не скрывал. Только далеко не все всерьез принимают его нарочитые высказывания насчет желания залезть на самый верх пирамиды. Даже Степлтон как-то легко это выслушивает. На самом же деле…
        Мануэлла Гонсалес, Петр Тормасов. Вот те двое, кто недоволен своим подчиненным положением и рано или поздно попробует его изменить. А ему, скромному Маркусу Шульцу, желательно остаться целым, невредимым, а еще немного заработать. Первая козырная карта у него уже есть — дружок объекта «Макс», сидящий поблизости и не могущий окончательно прийти в себя. Знать бы еще, какой это козырь — валет или жалкая двойка?
        Сложные дела, запутанный узелок! И сразу же, по ассоциации, вспомнилась проблема «гордиева узла» и ее решение небезызвестным Александром Македонским. Любую проблему можно решить быстро, резко и неожиданно для окружающих. Так и с нынешней. Беспокоит Мануэлла? Сделай так, чтобы она отвлекалась на иные проблемы, с тобой напрямую не связанные. Ну а одна из проблем знойной сеньоры связана с личностью профессора Тормасова. Ему и стоит позвонить. Повод для этого имеется — возможная корректировка планов в связи с временным затишьем.
        Шульц невольно прикинул, что — в очередной раз — выброс адреналина во время схватки с сильным противником на длительное время обострил мышление, придал ходу мыслей углубленную резкость. Стимулятор напрочь необычный и не признаваемый официальной наукой, но людям вроде него знакомый. И используемый в меру сил, как же без этого…
        — Пора звонить,  — выдохнул он и, выйдя на кухню, вне пределов слышимости Рокотова, потянулся за «кирпичом» спутникового телефона. Набор номера, недолгое ожидание — и вот уже знакомый голос на другом конце линии.  — Профессор? Это Шульц.
        — Чего звонишь? Вроде никаких сложностей у тебя не было по данному поручению.
        — Их и не появилось. Я же вам докладывал еще тогда… Но сеньора Гонсалес с ее активностью начинает вызывать подозрения. Более того, даже опасения. К тому же мои информаторы сообщили, что в городе видели итальянских наемников, а вы знаете, кто и для чего использует «солдат» парочки мафиозных кланов.
        — Занятно…  — протянул Тормасов. Шульц чуял, что сейчас его собеседник быстро прогоняет услышанные сведения, встраивает их в свои планы.  — Получается, она начала свою игру без ведома председателя. Ну а ты зачем мне это сообщаешь? Только не надо о преданности интересам Корпорации. Вольному наемнику они чужды.
        — Я и не собирался притворяться перед умным человеком. Пользы от этого не получу, а подозрительность с вашей стороны мне не нужна. Просто с вами моя группа работает давно, а репутация ваша — на должном уровне. О Мануэлле этого не скажешь. Она угроза не только для врагов, но и для своих союзников и подчиненных.
        — Ты сказал, Шульц, а я все услышал. И не забуду. Теперь о новом деле. Ты готов в сжатые сроки подготовить ликвидацию тех лидеров южной диаспоры в городе?
        — Да. Одного из четверки — вообще легко, для остальных надо приложить некоторые усилия, но тоже сложностей не вижу. Прикажете начать?
        Маркус не преувеличивал. Он всего лишь хорошо представлял себе истинный уровень дилетантской по сути охраны данной группы криминалитета. Такой еще худо-бедно годился для защиты от им подобных, но против профессионалов это не смотрелось. Единственное — не с его раненым напарником сейчас стоило замахиваться на быструю и качественную ликвидацию. Только использовать других наемников. Это было бы несложно — диаспоры достали здесь всех, но без приказа он не собирался взваливать на себя лишние хлопоты.
        — Пока рано. Макс еще не найден, контакт с ним не установлен. А уже оказанная услуга мало стоит. Теперь насчет вас…
        — Слушаю, профессор.
        — Я отзываю вас из России. Сейчас такие специалисты нужнее тут, рядом со мной. Надеюсь, вы намерены продолжать сотрудничество?
        Для Маркуса это был очень неудобный вопрос. Он был сыт по горло нынешней ситуацией, в которой опасаться нужно было и Мануэллу, и ее наемников, и саму Корпорацию в целом. Потому и решил начать свою игру, перехватив ценного объекта в затеваемой директорами партии. К сожалению, работать с этим Станиславом надо будет далеко не один день, а результаты — они тоже могут варьироваться.
        Согласиться на предложение Тормасова и одновременно с этим продолжать вести свою игру? Опасно… Корпорация — не сборная солянка из идиотов, особенно если учитывать аналитический и научный отделы. Их же соответственно как раз и курируют Гонсалес с Тормасовым.
        Пускаться в бега? Но тогда выходит, что недавние действия оказались лишены перспектив. Обидно будет, дьявольски обидно. А пауза в разговоре вот-вот станет заметной. Упс, уже стала…
        — Сомневаешься в Корпорации, Маркус? Правильно, я бы на твоем месте тоже задумался о сборе вещичек и эмиграции на далекие тропические острова.
        — Вы любите читать чужие мысли, проф? Сами научились или хитрый приборчик изобрели? И вообще, с чего…
        — С того, что считаю тебя умным человеком,  — не дал договорить Тормасов.  — И еще я думаю, что ты начал собирать или компромат, или еще какие-то материалы, позволяющие чувствовать себя в большей безопасности. Имелись звоночки, только я им хода давать не стал.
        — Допустим… И что?
        — Все то же предложение. Только я — не Корпорация. Предлагаю уйти из общего подчинения директорату и перейти в мою личную структуру. Вне штатов, на консультативных началах в сфере интересов научного отдела.
        Вот тут Шульц не просто удивился, а серьезно призадумался о том, находится ли он в здравом уме или все вокруг есть одна большая галлюцинация. Или… все в Корпорации действительно так далеко зашло? Если да, то упускать шанс нельзя. Прозвучавшие из уст Тормасова слова были по сути явным предложением занять его сторону в грядущем переделе сфер влияния внутри структуры.
        — Я бы согласился без лишних слов,  — начал заводить шарманку Шульц,  — только меня с детства отучили верить в бесплатный сыр и отсутствие гарантий… Вот если бы добавилось уверенности, что работа на вас, профессор, будет долгой и выгодной…
        — Разумно. Я ожидал чего-то подобного. Будут гарантии. Вы не в церкви, вас не обманут!



        ГЛАВА 13

        Идентифицировать трофеи — дело одновременно и полезное, и занятное. Вот и мы с Лаирой, разместившись в одной из сдававшихся внаем комнат в заведении среднего пошиба, этим занимались. Место было не сказать чтобы спокойное в общепринятом смысле, но под патронажем Ривинэлля, а это многое значило в Ваэлноре и окрестностях.
        Заняться было чем… Тут и сброшенные мне на стимкомп материалы под названием «Кто есть кто в криминальном мире Ваэлнора», и сведения о трех эльфийских родах, имеющих здесь особое влияние. Про Перистые облака и Терновник поболее, про Лунную Росу поменее, как и ожидалось. Да, Агриолл, приведя нас сюда и устроив, обещался через некоторое время прорезаться. Но первым делом все же трофей. Тот самый, техномагический!
        — Как думаешь, что это такое?
        — Монокль, Лаира, всего лишь монокль. Есть такое устройство, позволяет исправлять зрение, правда только на один глаз.
        Реплика в стиле Капитана Очевидность привела к предсказуемым последствиям — легкому подзатыльнику от любопытной дракониды, в вольготно-эротической позе распростершейся на кровати рядом со мной. Ну и от комментария она не удержалась:
        — Вот возьму, оскорблюсь за проявляемое невнимание… и устрою тебе страшное наказание! Того самого характера, которого все парни боятся.
        — Упс. Осознал, раскаялся и готов деятельно сотрудничать,  — подмигнул я Лаире и тут же изобразил намерение сграбастать ее в свои руки загребущие. Мигом раздался короткий протестующий взвизг.  — Ладно-ладно, шучу. Будет тебе подробное описание этого предмета. Вот только еще чуток материалы по подобным вещицам просмотреть надо.
        — Понятно. Слушай, Макс, а где вы, Тенерожденные, все знания о Скарлайге, всех его землях и обитателях берете? Тени рассказывают через эти вот штуковины? Я со своим, как вы говорите, стимкомпом пыталась что-то сделать. А ничего не получается. Нет, он хороший. Полезный, особенно после того, как ты меня подучил с ним работать, но все равно твоему не чета. Почему?
        Вот он, один из числа «проклятых вопросов» для обитателей Скарлайга. Не объяснишь суть, если не рассказывать про искусственность их мира по отношению к внешнему, не проводить ликбез по тому, как они из неодушевленных болванок, программного кода, стали превращаться и частью уже превратились в полноценных разумных существ.
        А ведь это важный сигнал. Если кое-кто уже дорос до таких вопросов и желает получить ответы — это же полное, без всяких ущербностей осознание себя как состоявшейся личности. Не зря же почти во всех религиях именно с осознания перволюдьми самих себя и начиналась история.
        — Разные устройства, принцесса… И то, что получается делать с моего, на твоем никак не выйдет. И дать его тебе попользоваться не выйдет. Не станет работать — и все тут.
        — Но я могу и на твой посмотреть. Дашь?
        — Попробуй. Вот, к примеру, то, что я просматриваю,  — показал я на экран стимкомпа. На нем же был лишь адрес ссылки и не более того,  — видишь?
        — Там же ничего нет!
        — Там — нет. Зато у меня перед глазами возникает как бы висящая в воздухе картинка, видимая лишь мне.
        — Ух ты! Хорошо быть из мира Теней…
        Восхищение и легкая зависть в глазах Лаиры. Эх, девочка ты моя красивая, талантливая, местами жесткая, но порой такая наивная… Нет ничего особо хорошего в нынешнем внешнем мире. Было бы там все как тут в плане властей и персонажей, его населяющих… да тогда бы и Скарлайг не возник. Равно как и другие подобные миры. Миры, где еще есть понятия братства по оружию, чести, а нет продажных политиканов, толерастии, легко путаемых с бандюками правоохерителей и прочей мразоты.
        — Я говорил тебе раньше, крылатая моя прелесть, повторю и сейчас. Если возможность появится, то обязательно покажу тебе мир… кхм, Теней. Тогда и посмотрим, что о нем может сказать тот, кто раньше его не видел. Пока же…
        — Что?
        — Нашел я эту вещицу. Артефакт, кстати, хотя и не из числа отмеченных божественной силой.
        — Конечно же не отмеченный!  — воодушевилась Лаира, явно настроившаяся просветить меня относительно какой-то темы.  — Ты же техномаг, и монокль этот у техномага как трофей забрал. Ваша ветвь магии — она особенная, на богов не ориентированная даже косвенно. Берете энергию и работаете или напрямую, к стихиям и воплощениям не обращаясь, или используете как топливо для механизмов, на вас привязку имеющих. Нет здесь места для богов. Техномагия сама на себя замкнута, влиять невозможно.
        — Это… ты меня обрадовала.
        — Серьезно?  — удивилась Лаира.  — Но ведь это гораздо сложнее, чем если бы была возможность чьим-то покровительством постоянно пользоваться или «якорь» иметь. Я не маг, обучение способностей не выявило, но теорию все равно мне рассказывали. Так о техномагах говорили, что они становятся опаснее со временем, а поначалу довольно уязвимы. Поэтому немногие рискуют долгим периодом уязвимости.
        — Так надежнее, Лаира. Лично для меня.
        — Для тебя…  — призадумалась девушка.  — Именно что для тебя с твоими сложными планами, о которых, как я поняла, ты даже наедине с собой не проговоришься. Нет, я все понимаю и нисколько не жалуюсь. Просто хочу, чтобы время, когда будет можно говорить о них, пришло поскорее.
        — Сделаю все, что реально, и даже чуточку нереального…
        — Но ты начал рассказывать о трофее. И?
        Ах да, трофей… Вновь переключив часть внимания на выкопанный из открытых форумных справочников по Скарлайгу текст, я начал рассказывать своей спутнице о том, что удалось приватизировать в свои закрома.
        Око Ратена — вот как назывался этот предмет. Полезнейший артефакт, по мифологии Скарлайга пришедший из далеких веков в довольно ограниченном количестве. Древние техномаги, дескать, умели делать подобные штуки, но технология изготовления была утеряна во время упадка магии и технологии. А название получено по имени того мага, который и создал технологию производства многих предметов амуниции для этого направления искусства.
        Я первый раз сталкивался с такой штукой, как самоподстраивающийся под пользователя девайс. В том смысле, что в зависимости от уровня техномага-пользователя Око давало тому доступ все к новым и новым своим возможностям. На начальных уровнях оно разве что чуть улучшало обзор, но вот с двадцатого появлялась первая относительно полезная способность — дально- и инфравидение. То есть сочетание бинокля и прибора ночного видения. Лично мне они на фиг не требовались по причине особенностей тифлинга, но не о том речь. Тридцатый уровень и новый бонус, а именно возможность смотреть сквозь стены. Не все стены, к сожалению, а лишь не защищенные заклятиями. Но и то хлеб. Вот дальше, увы… В свободном доступе информации просто не было. Надо шерстить закрытые платные сайты или копать среди знакомых игроков. Вести — не за спасибо, а за звонкую реальную монету, что мне сейчас точно не светило. Да и не нужно было, по большому-то счету.
        — Впечатляет,  — медленно, очень медленно проговорила Лаира, когда я закончил рассказывать ей про особенности заполученного трофея.  — Есть в нашем клане несколько похожих вещей… Тех, которые чем больше изучаешь, тем больше нового открывают. Только они у моего отца либо брата, другие доступа не имеют. Глава клана и наследник. Всё. А тут такое… Хотя это Око только техномагам полезно будет.
        — Ничего. Если найдется что-то под тебя — сама понимаешь, грешно будет не предоставить. Или вернуть тебе ту часть наследия клана, что в руках братца находится. Получится — так вместе с руками, вырванными под самый корень.
        — Знаешь, я приму от тебя этот подарок. Вот такая неправильная принцесса тебе досталась,  — невесело улыбнулась драконида.  — Другим дарят редкие каменья, красивые наряды и произведения искусства. Им посвящают победы и рассказывают о них вечерами за бокалом вина. Ну а я…
        — А ты участвуешь в тех самых победах, причем не как простой свидетель. А вечером за бокалом вина можно как вспомнить о собственных делах, так и послушать других. Зато ты сразу отличишь правду от фантазий самовлюбленных хамелеонов, принимающих выгодную им окраску. Так что…
        «Сложно с ней, и все же интересно; и скучать не приходится»,  — именно это я подумал, обнимая прижавшуюся ко мне девушку. Ну а несколько позже мы уже изучали вариант, который был нам предложен, чтобы не только оказаться внутри Ваэлнора, но и внедриться в интересующую среду торговцев живым товаром.


        — Авантюра, Макс! Ты всегда пытаешься пройти по кромке, балансируешь с веселой улыбкой на лице, словно не понимаешь весь риск.
        Вспомнив эту фразу Лаиры, которую она так или иначе произносила раз …дцать, я невольно улыбнулся. Все получилось; по крайней мере — на начальном этапе. Мы в Ваэлноре, внутри крепостных стен, причем проскользнули туда легко и непринужденно.
        Первый раз тот самый возмущенный возглас раздался, когда к нам в номер прибыл Агриолл, порученец Ривинэлля. Он, помимо готовности отвечать на множество вопросов, принес с собой неплохой ассортимент нарядов, в которые Ривинэлль счел возможным обрядить Лаиру, выставив в качестве моей наложницы. Тогда я для виду согласился, но… То самое вечное «но», от которого свихиваются мозги у друзей и врагов.
        Окончательно идея оформилась, когда я увидел среди принесенных нарядов полупрозрачный комплект, ало-черной расцветки, сразу привлекающий к себе внимание. А завидев, тут же потащил его из общей кучи со словами:
        — А вот этот комплектик тебе, Лайар, идеально подойдет. Особенно если к нему добавить два твоих клинка, рукояти которых будут обмотаны красной тканью.
        — Наряд Танцующих на Крови?  — ахнул полуэльф.  — Тифлинг, ты сошел со своего невеликого ума! Прикидываться служительницей Владыки Клинков — навлекать на себя очень большие проблемы.
        — Мое дело — и проблемы соответственно тоже мои. Зато подобный вариант с ходу отсекает все неправильное поведение случайно встреченных хамов по отношению к ней. К тому же никого не удивит оружие и умение девушки им пользоваться. А напоследок — самое интересное. Танцующие на Крови могут шляться где угодно, сопровождать кого угодно, если на то есть согласие их спутника. А я сразу подтвержу, что оно есть. Ну не может залетный торговец экзотическими девушками отказаться от подобного сопровождения, не желая оскорбить столь… опасную персону.
        Агриолл пошипел, поплевался, но по сути крыть ему мое предложение было нечем. Ну разве что словами матерными, но тут и в рыло получить реально. Смирился. Потом мы с Лаирой его стали по другим вопросам пытать, он и отвлекся. Правда, успокоения нервов ради полбутылки крепкого вина высосал и нетвердыми ногами ушел, ну да то его личные сложности.
        И началась «вторая часть Марлезонского балета», если вспомнить меткое выражение классика. На сей раз попало уже мне — относительно того, что стоит поберечься, пытаясь использовать высшие силы для прикрышки собственных авантюр. Отбрехался, припомнив, что получил от части сущности Хоррана если и не карт-бланш для рискованных операций, то нечто очень на него похожее. Потом добавил, что Лаира и красавица, и умница, и клинками великолепно владеет. А раз так, то чем она не Танцующая на Крови? Хотя бы на временной основе, за ради выполнения дела, против которого Хорран точно возражать не станет.
        Поняв, что я не шучу насчет положительного отношения божества, драконида несколько подуспокоилась. Вот только «несколько» и «полностью» — разные понятия. Продолжать обзывать мои планы авантюрными принцесса не перестала. Зато как миленькая переоделась в весьма фривольное одеяние, повязала алые ленты на рукояти клинков, да и лицо закрыла черно-алой густой вуалью. Последнее, кстати, широко использовалось Танцующими, ведь далеко не все из них хотели раскрывать свою личность. Ну или не везде ее раскрывать.
        Затем… Затем был разговор с теми, кого я мог привлечь в качестве помощников на завершающем этапе своего плана. Те самые трое временных напарников: Хель с Хельги да эльфийка Алиэнэль. Разноплановые бойцы, к тому же вместе мы с ними уже работали. Да и опасаться насчет вероятного кидка они не будут. Опыт, знаете ли.
        Скинув каждому из них по краткому сообщению, где писал о срочной необходимости собраться в групповом чате, я стал ждать, рассчитывая на скорый, хоть и не моментальный ответ. И не прогадал. Сначала отозвалась Алиэнэль, заявившая, что «до вторника она совершенно свободна». Немного попикировавшись на тему, что эльфийка все же волк-оборотень, а не боевая форма плюшевого медведя, неплохо скоротали время. А потом прорезалась и неразлучная парочка.
        Сначала Хель пыталась было вяло отбрыкиваться, упирая на возможную загруженность клановыми делами. Ага, в Мьельнире-то, куда их приняли совсем недавно и пока ничего важного не поручали! Пришлось уверить, что предлагаемая халтурка как бы и собственно клану в плюс идет. В общем, в какой-то мере так оно и было, да и Харальд при необходимости мог подтвердить. Другое дело, что я не хотел его вмешивать, желательно было еще чуток проверить степень нынешней самостоятельности всей веселой троицы.
        Согласие было получено. Просто Хель, как и положено по ее психотипу, любила малость поотнекиваться, тем самым подчеркивая свою незаменимость. Да и ладно, мне несложно, а ей приятно! Зато дальше пошел более предметный разговор:
        — ТАК ЧТО ТЕБЕ ОТ НАШЕЙ ТРОИЦЫ НАДО, МАКС?  — вопрошала Хель.  — Я ЗА ЛЮБОЙ КИПЕШ, КРОМЕ ГОЛОДОВКИ, ОСОБЕННО ФИНАНСОВОЙ. ТОЛЬКО ГОТОВИТЬСЯ НАДО НЕ К ЧЕМУ-ТО АБСТРАКТНОМУ, ЧТОБ ПОТОМ В ГЛУБОКОМ АНУСЕ НЕ ОКАЗАТЬСЯ.
        — ТАК НИКТО И НЕ СПОРИТ. ВОТ ЧТО ПЕРВЫМ ДЕЛОМ ПОТРЕБУЕТСЯ… БУДЬТЕ ГОТОВЫ В БЛИЖАЙШИЕ ПАРУ ДНЕЙ ОКАЗАТЬСЯ В ВАЭЛНОРЕ. АЛИЭНЭЛЬ У НАС НЕ АБЫ КТО, А ЭЛЬФИЙКА, ПОТОМУ НЕ ТОЛЬКО САМА ПРОЙТИ БЕЗ ПРОБЛЕМ СМОЖЕТ, НО И ПАРОЧКУ ГОСТЕЙ ИНОЙ РАСЫ ПРОТАЩИТЬ. ТО ЕСТЬ ВАС ДВОИХ, ПАРОЧКУ НЕРАЗЛУЧНУЮ. КСТАТИ, Я НАДЕЮСЬ, ЧТО У ТЕБЯ НИКАКИХ ПРОБЛЕМ С ЭТИМ ГОРОДОМ-КРЕПОСТЬЮ НЕ УСПЕЛО ВОЗНИКНУТЬ?
        — НЕТ! ВСЕ НОРМАЛЬНО… ТО ЕСТЬ Я ВООБЩЕ ТАМ ПОБЫВАТЬ НЕ УСПЕЛА,  — мигом отписалась эльфийка.  — ТАК СЕБЕ МЕСТО, КАК МНЕ УСПЕЛИ РАССКАЗАТЬ. ТАМ КЛАССИЧЕСКАЯ ЭЛЬФИЙСКАЯ РАСКАЧКА ПОДОШЛА БЫ, НО НЕ МОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВОИНА-УЛЬФХЕДНАРА. НАСТАВНИКОВ НЕ НАЙТИ, ОТНОШЕНИЕ К ПОДОБНОМУ ТОЖЕ НЕ САМОЕ ЛУЧШЕЕ.
        — ПОНЯТНО. ГЛАВНОЕ, ЧТО ПРОБЛЕМ НЕТ. ТЕПЕРЬ НАСЧЕТ ЦЕЛЕЙ. ИХ БУДЕТ ДВЕ ИЛИ МАКСИМУМ ТРИ. ОБЩИЙ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ — РЕЗКИЕ УДАРЫ, УНИЧТОЖЕНИЕ ЦЕЛЕЙ И ОТСТУПЛЕНИЕ. ЗАТЕМ ОТХОД ИЗ КРЕПОСТИ ПО МОБИЛЬНОМУ ТЕЛЕПОРТУ.
        — А КТО ЦЕЛИ?
        — ХОРОШИЙ ВОПРОС, ХЕЛЬ. ЗАВЯЗАННЫЕ НА КРИМИНАЛ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЭЛЬФИЙСКИХ СТАРШИХ РОДОВ, А ТАКЖЕ МЕСТНЫЕ СЛУЖИТЕЛИ КУЛЬТА ВАЛЛИЭЛЬ.
        Небольшая пауза. Троица явно переваривала прочитанное. Что сказать; я подписывал их не на легкий набег, а действительно на серьезную акцию. Опасную, но тем более значительную как в плане опыта, так и относительно…
        — КАКОВ НАШ ИНТЕРЕС?  — четко уловил главное доселе молчавший Хельги.  — НА АМУНИЦИЮ И РАСХОДНИКИ ПРИДЕТСЯ ПОТРАТИТЬ ЧУТЬ ЛИ НЕ ВСЕ, ЧТО В КАРМАНАХ ЗАВАЛЯЛОСЬ. ХОЧЕТСЯ ДОЛЖНОГО ПРИБЫТКА.
        — ВСЕМ ХОЧЕТСЯ, А МНЕ ОСОБЕННО. И ТУТ У НАС СРАЗУ ДВА ВАРИАНТА, ПРИЧЕМ ОДИН НЕ ИСКЛЮЧАЕТ ДРУГОГО. ЕСТЬ СЕРЬЕЗНЫЙ ШАНС СРУБИТЬ НЕКОТОРОЕ КОЛИЧЕСТВО САПФИРОВ, ЧАСТЬ ИЗ КОТОРЫХ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОТОЙДЕТ ВАМ ТРОИМ. НО ЕСЛИ ЭТОТ КУСОК ПРОЛЕТИТ МИМО НАШИХ РУК, ТО ОСТАЮТСЯ ТРОФЕИ. ХОРОШИЕ ТРОФЕИ, НАСЧЕТ ЭТОГО ДАЮ ГАРАНТИЮ.
        — ДОПУСТИМ. ПУСТЬ МЫ СОГЛАШАЕМСЯ НА ТО, ЧТОБЫ СЦЕПИТЬСЯ С ВАЖНЫМИ ЭЛЬФАМИ, ЕСЛИ ВСЕ БУДЕТ БЫСТРО И БЕЗ НЕРАЗУМНОГО РИСКА. НО ВОТ ЖРЕЦЫ ВАЛЛИЭЛЬ — ЭТО СОВСЕМ ДРУГОЕ. ПОЛУЧАЯ ЕЕ СИЛЫ, ОНИ ПРОСТО СМЕТУТ ЛЮБУЮ МАЛУЮ ГРУППУ БЕЗ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО БОЖЕСТВЕННОГО ЖЕ СОПРОВОЖДЕНИЯ ИЛИ НЕ УПАКОВАННУЮ В РЕДКИЕ ШМОТКИ. ЧТО НА ЭТО СКАЖЕШЬ, МАКС?
        — СКАЖУ КРАТКО, ХЕЛЬГИ. ЕСТЬ ПАРА КОЗЫРЕЙ В РУКАВЕ. САМ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО РАСКРЫВАТЬ ИХ Я НЕ СОБИРАЮСЬ. ДОСТАТОЧНО И ТОГО, ЧТО ОНИ ЕСТЬ. РАВНО КАК И ОБЕЩАНИЯ, ЧТО ПОЛЬЗА ДЛЯ ВСЕХ УЧАСТНИКОВ ПРОИСХОДЯЩЕГО БУДЕТ БОЛЕЕ ЧЕМ СУЩЕСТВЕННОЙ. ИТАК?
        Народ думал. Я не видел их, но мог представить себе, как все трое сейчас взвешивали аргументы за и против. Оставалось надеяться, что первые перевесят. Благо и предпосылки имелись благодаря недавнему прошлому. Алиэнэль и вовсе могла записать в свой актив аж двойной опыт успешного сотрудничества со мной. Следовательно…
        — Сбиваемая тобой группа не будет очень уж сильной,  — дотронулась до моей руки Лаира.  — Может, будет лучше использовать если не наемников, то кого-то из приближенных Харальда? Он, я думаю, не откажет, если его заинтересовать.
        — Тактически ты предложила верный ход, но вот с точки зрения стратегии это неправильно.
        — Почему?  — живо поинтересовалась драконида.  — Есть цель, есть варианты ее достижения. Естественным будет выбрать наименее рискованный…
        — И наименее полезный, не забудь… Для начала Харальд попробует наложить лапы на те вещи, которые нужны мне и только мне. Ну а во-вторых, люди Харальда — это люди Харальда. Зато эти трое пока что ближе ко мне, чем к нему. И я хочу эту ситуацию не только сохранить, но и развить. Теперь понимаешь?
        — Вот теперь — да. Ты готовишь задел на будущее и проверяешь в бою тех, кто может стать рядом. Прости, Макс, я ошибалась…
        И личико стало такое грустное-грустное. Ч-черт, надо это быстро исправлять!
        — Все нормально. Я учусь одним вещам, ты — другим. Никто не в силах объять необъятное, не так ли, красавица?
        — Но ведь хочется! Я просила отца учить меня умению принимать верные решения в том, что называют политикой, но мне отказали в этом. Не дело принцессы — и всё. А моего презренного братца учили всему… Только Трегор учил, но он воин, а не правитель,  — драконида чуть не всхлипнула, вспомнив про своего наставника.  — Как он там? Надо бы попробовать узнать…
        — Ну тихо, тихо. Времени прошло — всего ничего. Да и не случится с ним плохого, не та ситуация. Сам потом проявится, по прошествии времени. И пока отодвинь все мысли о доме в дальний уголок памяти. Сейчас ты сама выбрала себе цель. И шансы воплотить ее в жизнь довольно высоки. Кстати, вот и мои приятели о себе напоминают. Смотри, ответ дали. Хорошо!
        Действительно, все было хорошо. Все трое приняли решение. То, что меня более чем устраивало. Ну а их пожелание обратить пристальное внимание на трофеи и учинить справедливый раздел оных — так тут все правильно, я и не собирался оставлять их без добычи. Зато амуницию обязались приобрести по мере сил и возможностей, ориентированную как раз на поставленные мной задачи. Ну и быть готовыми сорваться с места по сигналу в течение ближайших нескольких дней. Только уведомить надо было заранее, на случай форс-мажорных обстоятельств.
        И вот мы внутри крепостных стен Ваэлнора, а за нашими спинами осталась несколько удивленная, но все же адекватно воспринявшая наше появление стража у главных ворот. Что ни говори, а Танцующие не столь часто появляются в эльфийских крепостях, да еще такие необычные. Дракониды — не такая многочисленная раса; хотя, надо отметить, почитателей Хоррана среди них предостаточно. Ну а на фоне Лаиры моя персона как бы уходила в тень, смазывалась в памяти всех попадающихся на пути. И вот это было действительно хорошо.
        Насчет же узнавания себя родимого я не беспокоился. Ну… почти не беспокоился. Создаваемая магами, идущими по ветке работы с искусственными органическими существами, псевдоплоть натягивалась на лицо в качестве маски и была довольно надежной защитой от узнавания… со стороны местных. И полноценно работала лишь у Тенерожденных. Один из бонусов, делающих приключения в мире Скарлайга еще более захватывающими для игроков. Конечно, заклятия должного уровня могли засечь обманку, но кто сказал, что их будут использовать направо и налево? Сложные, затратные, не для всех доступные. Не-эт, их использовали лишь в конкретных ситуациях. Стационарные же амулеты, проверяющие всех и вся, стояли лишь на стратегических, особо охраняемых объектах вроде резиденции коменданта Ваэлнора или храма Валлиэль, госпожи лесов.
        — Куда теперь?  — поинтересовалась драконида.  — Сразу по оставленному адресу или у тебя другие планы?
        — Сначала познакомимся с местными воротилами, а вот потом и по магазинам пройтись полезно будет. Жезл зарядки требует, телепорт твой, да и другие полезные мелочи лишними точно не окажутся.
        — Хорошо…
        Вот и договорились. Осталось только добраться до места дислокации интересующего нас в первую очередь эльфа. Пешочком добраться. Да, именно так, потому что привычных по Караху наемных экипажей тут не водилось. Эльфы и технологии. Точнее, их неприятие. Вместо транспорта со стимпанковским колоритом тут использовались или классические экипажи, влекомые по улицам лошадьми, либо портшезы. В последних движущей силой выступали особи человеческого, орочьего и прочих народов, что в моих глазах выглядело и убого, и печально.
        Особенно печальным все становилось, когда взгляд перескакивал на стены крепости и строения внутри оной. Они были изящными, на вид очень хрупкими. Практически воздушными, а вместе с тем неимоверно прочными. Магия — она, родимая! Если уметь ею пользоваться, то внешний вид и внутреннее содержание могут очень сильно не совпадать. Ну а если, как у собственно эльфов, развито понимание живой природы, то не стоит удивляться сочетанию в постройках камня и дерева.
        Но одно дело архитектура, а другое — населяющие это место. Эльфы, млин! Их лица выражали такую надменность ко всем другим, такое превосходство и даже брезгливость, что хотелось совместить свой кулак и парочку особо важных физиономий. Жаль, что нельзя поддаться этому естественному душевному порыву.
        Оставалось лишь делать рожу кирпичом и идти по чистым улочкам, любуясь красотами этих мест и напрочь игнорируя обитателей с острыми ушами. К счастью, подробная карта Ваэлнора у меня была, равно как и отметки на этой карте, обозначающие те места, которые для моих целей особенно важны. И первая из них — особняк Кристинэлля. Сам посредник не принадлежал ни к одному из трех вовлеченных в работорговлю родов, но авторитетом пользовался немалым. Этакий нейтрал, при участии которого и переговоры проводились, и гарантии можно было получить.
        Зачем потребовалась наша с ним встреча? Ривинэлль рассчитывал заинтересовать этого эльфа выгодными перспективами от моего лица, после чего перевести стрелки относительно недавнего погрома в «Любых причудах» на род Перистых Облаков. Ну а там должно было последовать праведное возмущение Терновника со всеми вытекающими. Конфликт — штука очень полезная, если он происходит между твоими конкурентами. К тому же большая часть риска — на мне, а сам Ривинэлль и его род остаются практически не при делах. Все претензии — к борзому наемнику, если что.
        Добрались. И даже без вполне реальных в пределах Ваэлнора конфликтов с местными. Писали на форумах игроки, что если ты не эльф, то нарваться на мелкие конфликты с местными — как два пальца об асфальт. А последствия могли быть разными: изменение отношений с местными от неприязни до полного неприятия, штрафы от властей, выдворение за пределы Ваэлнора, временное или окончательное… В общем, весь спектр неприятностей. Почему ко мне это не пристало? А вот она, причина. Рядом со мной идет, руки на эфесах клинков держит. Пусть среди эльфов мало кто почитает Владыку Клинков, но по мелочам приставать к способной ответить ударом клинка и быть в полном праве Танцующей немного желающих. Из простых обывателей и рядовых воинов, я имею в виду. Другие же… Ну да и на этот случай заготовки имеются.
        — Хороший особняк отхватил себе Кристинэлль,  — произнес я, внимательно осмотрев трехэтажное великолепие, украшенное статуями, колоннами и затейливой резьбой.  — Как много, оказывается, зарабатывают посредники…
        — В делах, от которых несет несравненным ароматом помойки! Самые прибыльные сделки — это рабы и редкие магические товары. И если последнее в почете у всех, то первое… И почему же так много желающих приобщиться к такой грязи?
        — Все просто, принцесса,  — хмыкнул я, вспомнив наркобаронов из собственного мира, являвшихся такой же или еще большей мразью.  — Максимальная прибыль, а ума для подобных дел сильно много и не требуется. Точнее — требуется, бездари и там не выживают,  — но очень уж ограниченный сектор его используется. Да к тому же всегда можно получить компромат на влиятельных персон. Которые, боясь огласки, будут прикрывать подобных деловаров.
        — Просто все… и противно.
        — Не без того, крылатая. А сейчас эмоции в сторону. Мы идем в гости.
        Дотянувшись до витого шелкового шнура, я дернул за него, и сразу же где-то внутри особняка раздался хрустальный мелодичный перезвон. Спустя полминуты дверь отворилась. Возникший на пороге слуга-полуэльф почтительно поклонился и предложил следовать за ним.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Профессор Тормасов, директор Корпорации


        Разговор с Маркусом Шульцем еще в самом начале показался ему перспективным. Этот наемник и два его друга-напарника быстро и качественно выполняли задания, не оставляли после себя следов, не боялись крови и, что самое любопытное, были вполне приличными людьми по меркам своей профессии. А еще обладали развитым интеллектом, который помог им понять, что в Корпорации не все ладно.
        Едва он предложил им вернуться из России для личной встречи, как почуял четкое нежелание выполнять приказ. А раз возникло такое ощущение, то отмахиваться от него не следовало, равно как и пытаться давить на ценный человеческий ресурс. Это не клерки, не менеджеры в дорогих галстучках. Почуют угрозу или даже намек на нее — начнут рубить концы, а там и сами исчезнут, спрячутся в заблаговременно отрытых норах так, что годы искать будешь, и не факт, что получится.
        Пришлось ему играть на обострение и самому поднимать тему насчет недоверия Корпорации. Не обвиняюще, просто как факт. А заодно и выдвигать предложение работать не на нее, а на себя лично. А это само по себе многое значило. По сути — прямое предложение войти в личную его команду, команду директора Тормасова. Помимо прочего, подобное предложение подстраховывало Маркуса и его людей от неадекватных действий со стороны Гонсалес, а то и кого иного, равного ей по положению.
        Тогда, во время разговора, Шульц не отверг идею, но с ходу выдвинул одно условие. Наглое, конечно, но свидетельствующее о том, что не зря ему вообще предложили войти в личную, а не корпоративную структуру. Гарантии. И вот тут Тормасову пришлось поломать голову.
        Просто так, одной наглостью, подобное предложение не объяснить. Следовательно, были у Шульца на руках некие козыри, позволяющие показывать клыки. Но что именно? Лично он ни на какие секреты Корпорации его команду не выводил и даже не собирался. Тогда? Оставалось лишь одно разумное предположение — нынешняя операция, к которой и привязали Шульца с командой. Пришлось озвучить гипотезу в разговоре. А заодно дать намек насчет гарантий, если договаривающиеся стороны правильно поймут друг друга.
        — Я могу дать тебе интересные документы о просчетах аналитического отдела и махинациях людей из финансового. Их обнародование будет большой неприятностью для кое-кого,  — сказал он тогда.  — Но сначала ответь — что из тайн по реализуемой сейчас операции «Скользящий» ты узнал?
        — Друг вашего главного фигуранта. Он со мной и, что самое главное, верит мне и моим людям. Это тот фундамент, на основании которого можно строить любое здание. Любой вариант выхода на этого «Макса». Выбор за вами, если не глупить и не поддаваться соблазнам грубого давления…
        Таков был ответ Шульца. Ответ, данный после пересылки тому первой части компромата на весомых персон Корпорации, и неслабо поразивший Тормасова. Этот наемник сделал то, от чего они на совете директоров решили воздержаться. Только сделал это по-иному, получив впечатляющий результат. Значит, он не ошибся, предлагая Шульцу должность и перспективы. Ну и для дружков последнего места найдутся.
        — Тогда ваше присутствие здесь становится тем более необходимым. Вместе с вашим живым трофеем, готовым добровольно сотрудничать…
        — Не с Корпорацией, а лично со мной.
        — Это я уже понял,  — лениво отмахнулся от и так понятного нюанса профессор.  — Деньги под названием «аванс» получите. Если необходимы документы для него — тоже не возникнет сложностей.
        — Документы нужны. Но еще важнее — официальное предложение работы в нашей структуре. И особенно те документы, которые покажут ее как вышестоящую: относительно той фальшивки, под видом служащих которой мы ему представились. И скажите: он просто важен или ОЧЕНЬ важен?
        Тормасов решил не скрывать то, что потом все равно выплывет на поверхность.
        — Второе.
        — Тогда нам придется менять настоящие имена на используемые сейчас псевдонимы. Перешлите комплекты документов в срочном порядке. Объект не поймет, если у его спасителей окажутся множественные личности. Подозрения — не то, что сейчас требуется. Тогда остается лишь проблема с Мануэллой.
        — Конкретнее. Или эти итальянские мафиозо, которых она любит использовать, сунулись к прихваченному вами объекту?
        — Да. Цель — полевой допрос и, скорее всего, последующее устранение.
        — А вы — устранили их… Знаешь, Маркус, это дает простор для дальнейших действий. Поэтому слушай, что будешь делать. В течение суток получишь полный комплект документов для себя, своих парней и объекта. Затем отправишься первым же удобным рейсом ко мне. Тебя прикроют.
        — Не стоит привлекать внимание. Я сделаю это лучше и надежнее.
        — Ладно. Тогда жди посылки. Скоро увидимся.
        Неплохо все сложилось. Дополнительная информация от близкого друга Скользящего, слаженная боевая группа, которой в его планах также найдется место. И Мануэлла, точнее — ее интриги. Чужие интриги могут быть полезны, если только направить их в нужное русло. Например…
        Кто сказал, что Станислава Рокотова вырвали из рук итальянских наемников сеньоры Гонсалес Шульц с группой? Да никто, боже ж ты мой! Это могли быть и совершенно другие люди, хотя и связанные с Корпорацией. Например, с лордом Пэмсборо или, чего тут мелочиться, лично с председателем Степлтоном. Хотя нет, лучше подставлять лорда. Поскольку укусить председателя Корпорации Мануэлла может и побояться.
        Решено. Наличие живого и разговорчивого Рокотова до поры будет скрыто, а вот создать иллюзию его смерти как раз надо. Да такую, чтобы привела пытливый ум Мануэллы прямиком к подставленной ей фигуре. И если получится… Всегда приятно делать грязную работу чужими руками.


        Мануэлла Гонсалес


        Мануэлла любила, когда утро начинается с новостей. Само собой, если эти новости — хорошие. Впрочем, плохие она тоже выслушивала, никогда не позволяя себе от них отмахиваться. Но когда одновременно обрушиваются ДВЕ важные новости, плохая и хорошая — это уже чересчур.
        Сначала все было хорошо. Завербованный группой Шульца агент вышел на связь и, настойчиво намекая на дополнительное вознаграждение, слил планы Скользящего насчет чего-то очень важного, связанного с находящимся в виртуале городом Ваэлнор и храмом эльфов. Плюсом были и данные на трех членов клана Мьельнир, с которым Макс явно поддерживал хорошие отношения. Пригодится.
        Впрочем, агент, этот Павел Лишенков, получил не только немного денег помимо обычной ставки информатора, но и втык по поводу недостаточного количества информации. Кнут и пряник — этот метод Мануэлла за долгие годы работы в Корпорации освоила в совершенстве. Впечатлившийся ее нажимом агент быстро отписался насчет приложения максимальных усилий, после чего поспешил прервать переписку. Наверное, испугался… Знойная дамочка лишь желчно усмехнулась — в очередной раз человек доказал свою уязвимость и слабость, которые она так презирала в любом разумном существе. Однако, презирая, использовала от и до. Ведь если не она, то другие озаботятся, но уже не в ее интересах, а совсем в противоположных.
        Хорошо… Теперь можно было срочно собирать присутствующий директорат и получать для себя любимой карт-бланш на операцию в виртуальном пространстве. Заодно, при необходимости, задействовать наконец двух прирученных Скользящих Корпорации. Нечего им жировать за казенный счет!
        Короткий звонок председателю Степлтону с предложением обсудить новости и дать ей возможность активизировать действия в виртмире… Благожелательная реакция, поддержка внеочередного собрания, причем назначенным оно оказалось буквально через несколько часов. Ну и замечание, что остальной директорат будет оповещен им, Степлтоном, лично. Подобный нюанс Мануэллу даже обрадовал — пусть коллеги подергаются, как черви на крючке. При удачной обстановке лишь она одна будет вне критики. А дальше…
        Дальше было хуже. Ее человек, отвечающий за сбор информации по России из относительно доступных источников, огорошил новостью. Дескать, сегодня рано утречком был найден труп Станислава Рокотова со следами физического и химического воздействия. Проще говоря, обычный допрос третьей степени, отягощенный использованием химии для совсем уж полной гарантии.
        Первым делом сеньора Гонсалес чуть было не спустила всех собак на Шульца с его группой, но вовремя остановила себя. Вместо яростного порыва решила пораскинуть мозгами и проверить.
        Очередной запрос, теперь уже по поводу Маркуса Шульца и двоих его напарников. И быстро пришедший ответ — вылетели из России. Сверить время с приблизительным временем смерти Рокотова… Пустышка! За три часа до упомянутого события самолет уже распростер крылья над облаками. Значит, эти точно ни при чем. Теоретически можно было предположить участие кого-то нанятого Шульцем, но она довольно хорошо изучила характер Маркуса. Недоверчивость, осторожность, стремление не оставлять следов, даже косвенных. Нет, этот никогда бы не поручил ключевую ликвидацию посторонним. Посторонними для него были все, за исключением семьи и двух проверенных временем напарников.
        Тогда кто? Выбор был невелик: Тормасов, Лехман, Пэмсборо. Первый… он бы не оставил труп вот так вот валяться — нарочито, напоказ. Вставший у него на пути — как правило, просто исчезал. Да и не любил профессор убивать того, с кем можно договориться и получить определенную выгоду в дальнейшем. Плюс соотечественник как-никак, к этому проф тоже был чувствителен. Толика сентиментальности порой проявлялась у него именно таким образом.
        Лехман. Трусоватый повелитель всемирной паутины и компьютерных технологий мог просто запаниковать и начать рубить хвосты. Да, именно таким образом: грубо, быстро, поддавшись вечно преследующему его страху разоблачения. В чем именно оно состояло бы? Кто знает… Эйб Лехман мог любую мелочь, по меркам Корпорации, в воображении своем раздуть до циклопических габаритов. Загнанная в угол, ну или посчитавшая себя таковой, крыса способна больно укусить.
        Лорд Пэмсборо. Этот человек с подчеркнутым аристократизмом тоже мог устроить подобное. Устранить помеху и даже не озаботиться тем, чтобы прибрать за собой. Цель? Показать, что он тут главный, лишь чуть менее, чем Степлтон, а остальные должны сидеть тихо и даже не пытаться возразить.
        Пэмсборо или Лехман, Лехман или Пэмсборо? Нет, гадать Мануэлла не собиралась. Лучше уж она внимательно понаблюдает за поведением этих двоих во время грядущей встречи. Там уж и решит, кого стоит осадить первым делом. А заодно сейчас наберет несколько известных ей номеров и закажет срочное расследование смерти приятеля Скользящего. Вдруг убийцы что-то пропустили, не подчистили за собой до конца? Она ведь не суд, ей и малейшего намека хватит, чтобы начать принимать контрмеры.
        Зато потом… Звонок Луккино она сделает в самом скором времени, запрашивая не парочку наемников, а куда большее их количество. Пусть пока побудут в пределах близкого доступа, а там станет понятно, на кого именно их натравить. Кровь, пролитая на благо своего восхождения,  — достойное дело, воистину благое…



        ГЛАВА 14

        «Интересно, а где эльфы зимуют?» — Вот такая вот глупая мысль мелькнула у меня в тот момент, когда мы следовали за слугой Кристинэлля внутрь особняка. И сразу пришла уверенность, что зимуют (и не только зимуют) они очень даже неплохо, особенно в таких вот роскошных хоромах. Логово Ривинэлля вне стен Ваэлнора как-то поблекло на этом фоне. И дело было не в концентрации роскоши на квадратный метр, а в общем стиле ее использования. Здесь он был, а там… Это примерно как если бы я сравнивал безвкусное оформление новорусского коттеджа на Рублевке и интерьер усадеб русской аристократии.
        — Хозяин этого места знает толк в красоте,  — отметила Лаира и сразу же спросила у сопровождающего: — Любезный, это подлинные гравюры Тар-Саргата или новодел?
        — Здесь нет фальшивок. Последний, кто пытался продать их господину, ушел на своих ногах, но без кожи.
        — Серьезно… Макс, этот художник славится во многих уголках мира, за любой его набросок дадут хорошую цену на аукционах или просто купят с рук. А тут их так много… и все выдержаны в общей теме. Невероятно!
        — У господина много предметов старины. Они напоминают ему о молодости,  — снизошел до объяснений слуга, не снимающий с лица маску чопорности. Ну вылитый английский дворецкий из классических фильмов!  — Извольте следовать за мной.
        Дальнейший путь обошелся без восторженных высказываний дракониды и уж тем более без вопросов. Но восторг в ее глазах, само собой, никуда не делся. Да-а, принцесса чувствительна к прекрасному. Всему прекрасному, начиная от мрачной красоты оружия и заканчивая вот этими воздушными творениями. Уверен, что если ей удастся получить власть над кланом, то, помимо прочего, она и особо изысканным убранством клановой цитадели обеспокоится.
        Невольно улыбнувшись череде возникающих в голове картин, я чуть было не пропустил момент, когда мы дошли до цели — помещения, в котором находился хозяин особняка. Присаживаться нам никто не предложил, ну да и ладно, невелика потеря. Постоим, чай не развалимся на запчасти.
        Вот это ни хрена себе! Все мои предположения насчет личности Кристинэлля не учитывали одного-единственного факта — его травмы. Эльф восседал в живом кресле, которое явно могло перемещаться как по земле, так и по воздуху. А вот сам он без помощи оного передвигаться на ногах не мог. По причине их отсутствия. М-да… это чем же должно было приложить болезного, если вся сила магии так и не смогла вырастить ему новые конечности? Чем-то крайне серьезным, тут и к гадалке не ходи. Ну а обратиться к техномагам на предмет помощи — это не судьба. Эльфы и понты, понты и эльфы. Равно как и дурные традиции. Хотя мне до этого точно нету дела.
        А вот само кресло… Редкая прелесть, если смотреть на это творение с точки зрения эффективности и эффектности проведенной работы. Золотистого оттенка древесина в качестве основы, живые зеленые побеги по ней, украшенные цветами. Цветочки явно непростые, их подрагивающие лепестки «смотрели» на нас двоих и нехорошо так трепетали. Разноцветные, причем цвет наверняка имеет значение. Яд там, или скрытые внутри иглы, или еще что-то столь же неприятное — кто знает… И элементаль воздуха, дающий возможность Кристинэллю перемещаться по этому самому воздуху. Судя по интенсивности — шустрый и накачанный стихийной мощью по самое не могу. Про остальное сказать я ничего не мог, ибо не видел. Только нутром чую — здесь многое скрыто от посторонних глаз, но в нужное время проявится, на страх врагам.
        — Меня предупредили о твоем визите уважаемые мной Перворожденные, тифлинг.  — Голос обезноженного эльфа оказался неожиданно звучным, да и общий цветущий вид не напоминал об увечье, если только не смотреть на место, где должны быть ноги.  — Ты хочешь наладить канал поставки необычных девушек в бордели в самом Ваэлноре и его окрестностях?
        — Да, были такие мысли. Поэтому и обращаюсь к вам, как к наиболее известному посреднику Ваэлнора. С прейскурантом я знаком, поэтому можете не сомневаться в том, что получите от заключенной сделки установленный процент.
        — Я и не сомневаюсь, тифлинг. Мне платят все. Участь тех, кто не сдержал свое слово, печальна, будь то эльф, человек или дитя иной расы. И не важно, появился он на свет здесь или в таинственном мире Теней. Но что именно ты хочешь от меня услышать?
        — Для начала — всего лишь совет. Не хотелось бы оказаться в глупой ситуации, когда предлагаешь уважаемому эльфу то, что он и без того имеет.
        — Это разумно для новичка в наших краях,  — слегка наклонил голову Кристинэлль, подчеркивая свое удовлетворение прозвучавшими словами.  — Ты прав, к нам попадали девы из народа драконидов и змеелюдов. Правда, многие из них тут не задержались, пройдя транзитом к вождям степных орков и в подземелья тангаров. Красота нужна даже им.
        — И кто же из значимых торговцев Ваэлнора держит эти пути? Сами понимаете, почтенный Кристинэлль, мне к нему соваться с предложениями нет никакого резона. Только на смех поднимут. А если над продавцом ценного товара посмеются, то репутацию выправить сложно. Разве что методами кардинальными. Только не хотелось бы ТАК начинать дела в вашем красивом городе.
        Намек на поединок вышел довольно прозрачным. А быстрый взгляд в сторону изображающей из себя Танцовщицу на Крови Лаиры уже более тонко намекал на то, что при определенных раскладах и собственно дуэли не понадобится.
        — Кх-ха… Это излишне, гость из далеких краев,  — старый, хотя и молодо выглядящий эльф клюнул на блесну, решив заранее исключить поводы для конфликта.  — Шэнноар из рода Перистых Облаков рассудителен не по годам и не позволит себе насмехаться над деловым предложением, пусть оно ему и неинтересно. Это невыгодно, а он умеет считать даже аметисты, не говоря о кристаллах поценнее.
        — Это хорошо. Тогда я бы попросил вас организовать мне встречу с теми, кто действительно будет заинтересован в поставках товара указанных мной категорий. Клянусь силами Инферно, мне найдется чем их удивить.
        — Неприятная клятва,  — поморщился Кристинэлль.  — Но как раз поэтому я верю. Существа с демонической кровью стараются ее не нарушать. Клянись ты именем Валлиэль, Найтари или там собственной честью… я бы и треснувшего аметиста за эти слова не дал. Зато так… Хорошо, я устрою тебе эту встречу. Жди, тифлинг.
        — Связь?
        — Ривинэлль уже дал мне ее. Техника… Госпоже лесов она неугодна, но богиня простит верному слуге, что он иногда пользуется такими устройствами.
        Вроде бы эльф больше ничего не сказал, но его слуга появился как по экстренному приказу. Мы оба народ понятливый, сразу осознали намек. Я пожелал хозяину особняка бодрости и здоровья, после чего откланялся, проследовав за молчаливым слугой. Лаира так и вовсе обошлась без слов.
        На всякий случай мы хранили молчание до тех пор, пока не отошли от особняка Кристинэлля на крайне приличное расстояние. И первым, что сказала принцесса, было требование показать ей этого самого Шэнноара.
        — Смысл, красавица ты моя сердитая? Ну посмотришь ты на него, разнервничаешься, не будучи уверенной, он это или не он. И что в результате?
        — Не-эт, тут другое. Нас, захваченных пленниц, держали под какой-то отравой, да и чарами не побрезговали сначала. Я тебе не говорила, слишком это все… больно.
        — Понимаю. Но сейчас…
        — Любые воспоминания возвращаются. Иногда сами по себе, а иногда под действием сильных эмоций или чего-то определенного, как спусковой крючок метателя. Ты у меня умный, должен знать…
        Уж это я точно знал! Равно как и то, что специалист по ментальным воздействиям мог с большей гарантией и в краткие сроки вытащить из головы пациента все доселе скрытое в подсознании. Но понимал я и то, что такому менталисту нужно доверять, иначе наряду с собственно задачей можно получить массу неприятных закладок. У Лаиры же заслуживающих доверия менталистов точно не было. Да и у меня тоже, чего уж тут!
        Портрет Шэнноара, где же ты? Вроде в числе переданных Агриоллом материалов были и графические файлы. Память у моего стимкомпа большая, в отличие от стимкомпов местных, так что я смело сваливал туда все мало-мальски полезное.
        Ага, вот оно. Лица, лица… К сожалению, портреты были свалены бессистемно, навести порядок порученец Ривинэлля явно не позаботился, сочтя, что залетному наемнику и так сойдет. Ничего, это мелочи, на суть не влияющие. Ну посижу за перебором лишние минуты, так не более ж того…
        Нашел! Выведя картинку на экран, я повернул руку так, что экран стимкомпа стал хорошо виден Лаире.
        — Смотри, это он? Или пока что наши поиски…
        — Это он. Тварь. Убью! Буду убивать долго!
        Узнала. И это очень хорошо. Если цель обзавелась узнаваемым лицом, уже легче. Есть лицо, его можно найти, поймать и сделать так, чтобы оно больше никогда не напоминало о себе. Мертвые вообще плоховато это умеют. Хотя… Скарлайг, чтоб его… Но и тут есть свои особенности, позволяющие добиться окончательного убиения врага. И идея присутствует — безумная, но способная сработать как должно.
        Пока же, взяв под руку кипящую от праведного гнева Лаиру, я направился в одну из двух гостиниц высшей категории, имевшихся в Ваэлноре. Положение обязывало остановиться именно там, и ни в каких иных местах.
        Хорошо… Это я к тому, что стимкомп порадовал новым сообщением. Насчет того, что первая часть задания «Месть принцессы» выполнена. Теперь надо было не найти и уничтожить, а просто уничтожить. Да и имя виновника появилось. О награде тоже не позабыли. Насчет денег тут речи не шло, да и не взял бы я их по причине близких отношений с драконидой. Зато опыт — он лишним не бывает. Так что поднял еще один уровень, а до достижения следующего осталось лишь четверть полоски пройти. Лепота!
        Сама же принцесса… Пусть пока пышет огнем и ядом на окружающий мир. Я под горячую руку лезть точно не собираюсь. Зато к концу нашей пешей прогулки выпустит пар, придет в более-менее адекватное состояние, вот тогда и будем с ней говорить по существу.
        Плохо, когда время пропадает зазря. Исходя из этого наблюдения, я прямо на ходу активировал стимкомп и стал набирать сообщение, адресованное Аффомету:
        — ПРИБЫЛ В ВАЭЛНОР. ЕСТЬ ИНТЕРЕСНЫЕ ПЛАНЫ НАСЧЕТ ХРАМА ВАЛЛИЭЛЬ, ГОСПОЖИ ЛЕСОВ, КОТОРЫЕ ЕЕ ЖРЕЦАМ ОЧЕНЬ НЕ ПОНРАВЯТСЯ. ИНТЕРЕСУЕТ ЛИ ЭТО КРУГ?
        — КРУГ В ЦЕЛОМ ЗАИНТЕРЕСОВАН ОСЛАБИТЬ ВРАЖДЕБНЫЕ ЕМУ СИЛЫ,  — пришел ответ уже минуты через три.  — ОДНАКО НИКАКОЙ ПРЯМОЙ ПОДДЕРЖКИ МЫ ОКАЗЫВАТЬ НЕ СТАНЕМ. ТОЛЬКО КОСВЕННУЮ.
        — ПОЯСНИ?
        — НАШИ ЛЮДИ. ЛЮДИ, НАНЯТЫЕ ОТ НАШЕГО ИМЕНИ. ИНФОРМАЦИЯ, НАЛИЧИЕ КОТОРОЙ У ТЕБЯ УКАЖЕТ НА КРУГ. НАСЧЕТ ОСТАЛЬНОГО МОЖНО ПОГОВОРИТЬ.
        — УСТРАИВАЕТ,  — быстро набрал я, пока Аффомет не передумал. Вот понимал, что это крайне маловероятно, а все равно…  — НУЖНЫ ДАЖЕ НЕ НАЕМНИКИ, А СРЕДСТВА НА ПРИОБРЕТЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ВЕЩЕЙ, БЕЗ КОТОРЫХ ПЛАН СЛИШКОМ РИСКОВАН.
        — ДА БУДЕТ ТАК, ЮНЫЙ БРАТ ПО КРУГУ. ПРИСЫЛАЙ СУТЬ ТВОЕГО ПЛАНА И СПИСОК ЖЕЛАЕМЫХ ПОКУПОК. ПОСМОТРИМ, ЧТО ИЗ НЕГО МОЖНО БУДЕТ ОПЛАТИТЬ ИЗ КАЗНЫ КРУГА. БУДУ ЖДАТЬ.
        И отключился. Немногословен сегодня мой самый первый тут знакомый. Ну да и Инферно с ним, главное — что не отказал. Напротив, обнадежил относительно финансовой поддержки моих планов. А их хватало: заряды к Поцелую Саламандры, телепорт энергией залить, алхимических гранат подкупить тоже желательно, да и еще что-нибудь можно, особенно если с Лаирой посоветоваться и на форумах пошарить. Призадумавшись над этими вопросами, я чуть было не пропустил момент, когда Лаира выплыла из густого тумана нерассуждающей ненависти и спросила:
        — С кем переписывался?
        — Как раз по делам нашим общим Аффомета беспокоил. Вот, почитай мою с ним краткую беседу…
        Общее направление моего разговора с Посвященным шестого Круга принцессе понравилось. Особенно насчет оплаты затрат на амуницию. Правда, сначала она не поняла, что я так к храму Валлиэль прицепился. Пришлось пояснить, что это та самая точка, в которой должны будут собраться все заинтересованные лица.
        — Но все же: почему именно это место?  — продолжала выпытывать ход моих мыслей крылатая.  — И вообще, если он тебе и нужен, то Шэнноар и жрецы храма не очень хорошо вместе сводятся…
        — Наоборот. Если заинтересовать твоего врага и предложить ему встретиться, вряд ли можно найти менее опасное в его представлении место, чем храм госпожи лесов. Ну не принято у местных в нем бузить. Череповато может получиться. Жрецы — они не только прямыми своими делами занимаются. При необходимости способны так божественной магией по смутьянам приложить, что мало никому не покажется.
        — Так нас первыми и приложат.
        — Обломятся в полный рост. Есть наметки, как действовать надо. И вообще, давай сейчас в гостинице расположимся, благо до нее почти добрались. А там, в уютной обстановке, выпьешь рюмочку успокоительного хорошей выдержки да заодно попробуешь накатать список необходимых покупок. Я его отошлю известному тебе персонажу… Все не все, но часть точно оплатит. Заинтересовался он моей идеей, это очевидно.
        — Да?
        — Точно. А краткость разговора — это у него бывает. Деловая личность, а то и вовсе я его от чего важного оторвал. Например, от какой-нибудь роскошной красотки. Кстати, о красотках…
        Перевел тему. Ф-фух, а то зациклившаяся исключительно на мести Лаира опасна прежде всего для себя самой. Тут ей не абы что, а город эльфов, которые при первом же случае обломают нам все великие планы. Нет уж, тут себя надо вести тихо, до того самого момента, как все будет готово. Так что пусть драконида со своей ехидной усмешкой величает меня озабоченным развратником и охальником, которого даже родичи в Инферно постыдятся на постой определить. Пусть… и ей приятно, и мне забавно.


        Понты — штука дорогая, порой даже слишком. Это я понял еще в тот момент, когда оплачивал номер в гостинице «Парящий лист» на трое суток вперед. Не простой номер, а из верхней части спектра. А что делать? Уважающий себя торговец, прибывший в Ваэлнор для встречи с представителями верхушки Перворожденных просто обязан соответствовать ожиданиям. Результат — действительно хороший номер и минус шесть рубинов, по два за сутки. Жаба давит — просто слов нет! Наверное, как раз по причине недовольства этого представителя водной фауны, долго в номере задерживаться не стали. Так, всего несколько часов провели отдыха ради и душевного здоровья для. Вино, приятная компания, расслабляющая музыка и роскошная обстановка — все это помогло принцессе клана Нект прийти в себя после серьезного душевного потрясения и припадка лютой ненависти к, пожалуй, самому главному из своих нынешних врагов.
        Волевым усилием отправив квакающее земноводное в глубины своего внутреннего мира, я переключился надела насущные. Сейчас на повестке дня стояли визиты к торговцу широкого профиля, которого рекомендовал Ривинэлль, а после этого лично я намеревался забежать в храм госпожи лесов. Один забежать, без Лаиры. Ну не хотелось мне светить там ее присутствие, и все тут! Могли жрецы обеспокоиться, едва только завидев дракониду в облике Танцующей на Крови. А нам не нужны беспокойные служители культа, таких будет куда сложнее на ноль множить.
        А вот Аффомет меня частично обломал, выделив карт-бланш лишь на покупку действительно необходимых, по его личному мнению, вещей и расходников. Список был короткий: заряды для жезла и телепорта, плюс атакующая и отвлекающая алхимия. Ну а насчет заточенного под убиение служителей Валлиэль оружия был дан однозначный ответ: «Для корявых рук и великие творения оружейников и магов впрок не пойдут. Если же они, руки, подобающим концом к телу приставлены, то и простыми средствами можно совершить многое». В общем, отмазался, старый хитрец. И ничего не возразишь, ибо и без того во многом посодействовал. Телепорт и Поцелуй Саламандры — удовольствия очень дорогие, потому и используются редко, по большим, серьезным поводам.
        — Этот Ривинэлль — обычный пройдоха,  — ворчала драконида, выдав очередную нелестную характеристику конкретному эльфу и всему их народу за компанию.  — Вот чего бы ему не поделиться с нами толикой амуниции из собственных запасов, как это делают нормальные наниматели? Так нет, надо отправить закупаться за свои кровные, да еще в какую-то сомнительную лавчонку… как она там называется?
        — Ломбард «Ветер прошлого», он же по совместительству антикварный магазин,  — уже в третий раз озвучил я конкретную информацию.  — Хозяином является Дарайлла, полуэльфийка. Слишком давно занимается продажей всего и вся, поэтому сразу же бежать и стучать на клиентов ей нет никакого резона. В общем, условно безопасная персона — максимум, что можно ожидать от местной обитательницы. Что до скупердяйства Ривинэлля…
        — Ага, именно оно и есть!
        — Так мы для него не обычные наемники, а «мясо», которое должно сдохнуть и самим фактом этого помочь ему провернуть парочку мелких интриг.
        — Что?! Да тогда…
        — Тихо, буйная ты моя принцесса, тихо.  — На сей раз мне несколькими словами и иронией в них удалось затушить вспышку эмоций спутницы.  — Его желания ничего не значат, хотя и учитываются при разработке планов. Всегда приятно жестоко разочаровать подобных… энтузиастов. Причем наивысшая жестокость для него будет выражаться в потере немалого количества денег, что я и рассчитываю обеспечить. Потом. В самый последний момент. А из вредности тебе скажу об этом не сейчас, ибо нечего посреди эльфийского города эмоциями отсвечивать.
        — Бука!
        И вот это — за все хорошее на две недели вперед… Непосредственная душа, моя Лаира, и ничего с этим не поделаешь. Вот и сейчас притворно надулась, а сама то и дело бросает короткие взгляды. Хитро так бросает, уверенная, что эту ее фишку я еще не просек.
        Добравшись до указанного на карте места, я в очередной раз слегка офигел от эльфийского представления о ломбардах. То, что у других ассоциируется с весьма неприглядным занятием, да и оформлено соответствующим образом, у них выглядело прямо как элитный салон по продаже ювелирки и прочих предметов искусства. Нет, оно само по себе неплохо, но тогда смените вывеску, демоны вас живьем сожри! Оставьте надпись «Антикварный салон», но уберите слово «Ломбард». Так нет же — мирно соседствуют, раздражая до чрезвычайности.
        — Что угодно…  — подбежавший к нам, едва мы зашли внутрь, полуэльф ненадолго замялся, подбирая нужное слово,  — посетителям?
        — Хозяйка твоя угодна, морда полуостроухая,  — спускать хамские нотки в голосе какого-то там прислужника я точно не собирался.  — Пара минут тебе на это, иначе твоим шелковым лакейским нарядом с тобой внутри этот пол подотру. Побежал!
        Холуй-с, а это понятие из нутра не вытравить. Хамят. И дико тушуются, едва лишь понимают, что сильно ошиблись в оценке дозволенности своего хамства. Вот и сейчас — бесстыжие глазенки потупил, носком сапога пол ковырнул и… умчался в неизвестные дали на крейсерской скорости. Под аккомпанемент заливистого хохота дракониды. Ей явно понравилось это мини-представление в полуэльфийско-лакейском исполнении.
        — Слуги… они такие слуги,  — отсмеявшись и украдкой смахнув выступившие от избытка веселья слезы, выдавила из себя девушка.  — Все это так знакомо и до того предсказуемо… Но вот у тебя — хорошие задатки.
        — Для чего?
        — Для управления всем этим малополезным, но обязательным для высокого положения скопищем. О, Макс, вот и наш быстрый и порой робкий слуга… Не один.
        Факт. Открыв дверь, в нашу сторону медленно двигалась женщина, обладавшая куда как большим достоинством. Ну а этот… он семенил чуть сзади, что-то ей нашептывая и даже пару раз ткнув пальцем в мою сторону. И выражение морды лица было такое плаксиво-обиженное, что мне даже захотелось подать ему. На бедность там или на флакончик валерьянки для успокоения расшатанной нервной системы.
        — Дарайлла, если не ошибаюсь,  — слегка кивнул я приближающейся женщине и, уловив согласие с моей догадкой, продолжил: — Собственно, я сюда прибыл не для рассматривания стандартных товаров и тем более — не для того, чтобы продавать ценные вещи по причине стесненных финансовых обстоятельств. Зато на статуэтки тангарских мастеров из лунного оникса посмотреть не откажусь.
        — Редко они попадаются. Но вам повезло, есть у меня одна такая. Пройдемте.
        Ну все, пароль-отзыв прозвучали, никаких нестыковок. Если бы они были, это могло значить наличие нездорового внимания со стороны городской стражи. А так… Я получу желаемое, особенно если в цене сойдемся.
        Проходя мимо оставшегося стоять в помещении с товарами слуги, я шутки ради изобразил попытку резкого движения в его сторону. М-да! Порой шутки оказываются… слишком успешными. Бедняга отпрыгнул в сторону с таким энтузиазмом, что врезался в один из стендов, чуть не повалив на пол его и не рухнув сам.
        — Нервный персонал пошел,  — хмыкнул я.  — Может, одержимость или еще какая хворь приключилась? Говорящему с Духами показать не вредно будет, или…
        — Оставьте несчастного Олиенна в покое,  — грустно откликнулась Дарайлла.  — Он уже не первый раз пытается грубить клиентам. Когда-нибудь я его все-таки выгоню.
        — Это уж дело добровольное. С другой стороны, этот надутый индюк, изображающий шута, лично меня только развеселил. Он так забавно прыгает…
        — Иногда мне и такое говорят… Но мы пришли. В этой комнате можете разговаривать на любые темы, она отсечена от всех попыток прослушивания.
        Охотно верю. В этом помещении царил стиль делового минимализма, но вот в защитных амулетах недостатка не ощущалось. Из обстановки был круглый столик и поставленные возле него стулья с жесткой спинкой, обтянутые веселенькой зеленой материей. На них мы все и примостились, аки птицы на жердочке. Значит, пора переходить к делам.
        — Итак, что бы мне хотелось получить… Зарядный блок к Поцелую Саламандры, заполнить энергией кристалл телепортации для начала. Затем — по боевой алхимии… Десяток зажигательных гранат, пять дымовух, столько же с парализующе-сонным составом. Именно совмещенка, чтобы сложнее было нейтрализовать. Вопросы?
        — Все есть. Но вам нужен именно зарядный блок, а не просто процесс заполнения жезла?
        — Именно,  — подтвердил я,  — предпочитаю иметь возможность заполнять зарядку нужной энергией, а не бегать в поисках довольно редких специалистов, обладающих собственно блоком заправки. Перейдем к цене. Сколько?
        Хозяйка ломбарда подвинула к себе листок бумаги и карандаш. Немного расчетов, и вуаля: готовый итог. Посмотрев на цифру под чертой, я невольно покачал головой. Да-с, от скромности дамочка не помрет, поскольку цена оказалась чуть ли не на пределе того, что я готов был заплатить. Не из своих денег, из выделенного мне на это Аффометом. Вот ведь демоническая его душа! Ни в жизнь не поверю насчет незнания цен на черном рынке Ваэлнора, даже если он будет бить себя тангарским боевым молотом в грудь. Практически под расчет выделил финансы.
        — Что ж, меня все устраивает. Оплата пойдет вот с этого счета,  — взяв отложенный Дарайллой карандаш, я написал номер счета в одном из банков Караха.  — Если хотите, покажу баланс.
        — Я бы посмотрела.
        — Извольте…
        — Почти вровень. Вы хорошо осведомлены; признаю, не ожидала. Тогда осуществим процедуру перевода денег на мой счет, после чего я принесу заказ?
        По всем прикидкам можно было и согласиться, но все же я хотел закупиться еще кое-чем. И это «кое-что» лучше Аффомету до поры не разглашать. Сам он не спрашивал, я же в таких случаях инициативу проявлять не спешу. Союзникам нельзя врать — это для меня дело принципа. Зато умолчать о некоторых деталях уже вполне позволительно. Приемы иезуитов и софистов, да будут они благословенны во веки веков!
        — Обождем. Есть амулеты с благословениями от Владыки Клинков?
        — Редкий товар…
        — Согласен. Но многие ли Перворожденные его купят, тем более здесь, в Ваэлноре?  — резво отреагировал я на попытку взвинтить цену.  — К тому же я возьму не единственный экземпляр, а мелким оптом.
        — У меня их всего… шесть. Даже до мелкого опта не дотягивает,  — закручинилась Дарайлла.  — Вот если бы вы подождали два-три дня, я могла предоставить вам куда большее количество.
        — Не то чтобы меня обрадовал такой мизер, но за неимением лучшего… Несите, буду смотреть.
        — Обождите минутку, Сейчас все будет.
        Ждать, конечно, пришлось не одну минуту, а более пяти, но все это внимания не стоило. Ради ценного товара можно и посидеть в тишине. Даже на таких неудобных для казенной части туловища предметах мебели, как эльфийские стулья.
        Принесли заказ. Я внимательно проверил зарядку к Поцелую Саламандры и сразу же прикрепил ее к жезлу. Отлично, процесс пошел. И осталось до его завершения… Смотрим. Ага, три часа и сорок минут. А вот кристалл телепорта в этом отношении еще «круче» — на напитку его энергией требовалось аж пять часов, и ни минутой меньше. Ну я имею в виду конкретную модификацию. В целом же встречались и более скоростные по зарядке разновидности.
        Алхимгранаты я лишь бегло окинул взглядом, считывая их характеристики. Доверяй, но проверяй — этот принцип работает как во внешнем мире, так и здесь, в Скарлайге. Ну и на десерт остались амулеты. Благословленные силой Владыки Клинков. Шесть штук, как хозяйка этого скрытого от посторонних глаз магазина и говорила. Качество… так себе. Чуток повышали основные характеристики, добавляли количество хитов, да плюс сопротивление физическому воздействию кое-как поднимали. И длился эффект всего двадцать минут.
        Вот уж действительно «осетрина второй свежести». Дамочка не постеснялась вынести откровенный хлам, который смотрелся особенно бледно по сравнению с другими товарами, которые мы у нее приобрели. Только это значения не имело. Нужен был сам факт использования сил Хоррана, этакая демонстрация. И именно что амулетами. Чтобы потом гадали, истинное ли направление ухватили, или всего лишь ложный след, специально брошенный, как кость дворовой шавке.
        — Однако качество… Ладно, сойдет. На остаток со счета пойдет.
        — Маловато…
        — За ХОРОШИЕ амулеты — действительно, а за это их подобие… Не смешите саламандр, почтенная, они от этого раскаляются и проплавляют пол.
        — Ладно. Договорились,  — обреченно махнула рукой Дарайлла.  — Приятно было с вами работать. Если что-то еще понадобится — заходите.
        — Обязательно. Могу даже друзьям порекомендовать. А сейчас разрешите откланяться. Целую ручки.
        Сгрузив товар в свою постоянную безразмерную сумку, я вместе с драконидой наконец покинул несколько напрягавшее меня место. Не знаю уж почему, но оно вызывало легкое неприятие, причем усилившееся с течением времени.
        — И что теперь?  — поинтересовалась Лаира, как только мы отошли от покинутого заведения.  — Мне возвращаться в гостиницу или невдалеке от храма тебя подождать?
        — Лучше невдалеке. Посидишь, местными красотами полюбуешься.
        — В ярком огне я их видела. Красоты!
        — Значит, полюбуешься через призму представляемой иллюзии,  — пожал я плечами, не сильно озадачиваясь такими мелкими нюансами.  — Если что, связь через стимкомп.
        — Это как всегда, я не забуду. Возвращайся поскорее. На жриц не засматривайся. У них из всех выдающихся качеств — одни уши.
        О женщины! Во всех мирах вы едины по присутствию хоть малой толики, но вечной ревности. Только в нашем случае она была ну совершенно излишней. Я это знал, Лаира знала, но подсознание — оно все равно где-то рядом. Меня ждало первое из двух запланированных посещение храма, а ее — ленивое ожидание. Недолгое, но все же утомительное для ее энергичной натуры.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Мануэлла Гонсалес


        «Ну наконец, вот и он!» — пронеслось в голове Мануэллы, а затем она произнесла про себя несколько особенно грязных, граничащих с богохульствами, ругательств. Все четверо директоров сидели за круглым столом из редкого вида черного дерева и ожидали только того момента, когда соизволит появиться Степлтон. Председатель порой любил опаздывать на две-три минуты, но при этой своей привычке изволил проявлять недовольство другими опаздывающими. Это раздражало, пожалуй, всех, даже невозмутимого лорда Пэмсборо. К сожалению, раздражением все и ограничивалось: спорить с председателем в открытую никто не решался. Слишком многое в Корпорации оставалось под его личным контролем, включая самые серьезные финансовые потоки и особо опасные тайны. В том числе и касающиеся личных грешков любого из директоров.
        — Наше сегодняшнее собрание довольно неожиданное,  — начал Степлтон после того, как уселся в свое кресло председателя и коротко поприветствовал собравшихся.  — Но возникло обстоятельство, которым мы должны воспользоваться. А для этого придется санкционировать действия как в виртуальном мире Теней Скарлайга, так и здесь.
        — Операция «Скользящий»!
        — Да, лорд. Не стоит напоминать, какие перспективы возникнут перед Корпорацией после того, как мы сможем понять механизм этого редчайшего эффекта и распространить оный на большое количество доверенных лиц.  — Степлтон изложил ставшие известными сведения, полученные от находящегося на связи у Мануэллы агента, и добавил: — Увы, двое имеющихся сейчас у нас Скользящих… малопригодны для выполнения действий, отличных от простейших. Не ухмыляйтесь, профессор, сознавая свою правоту. Мы тоже ее признаем, но трудностей от этого меньше не становится.
        Тормасов даже и не подумал стереть с лица ехидную ухмылку. Напротив, встал и раскланялся, напоминая о своем присутствии. Затем демонстративно достал из мятой пачки сигарету. Прикурил, заставив поморщиться не выносящего табачного дыма Степлтона и бросившего курить лорда Пэмсборо. Лишь после этого плюхнулся обратно в кресло и выдал:
        — Я тут еще раз подумал… Если не хотите завалить любое дело в Скарлайге, не отправляйте туда тех двух дебилов, лишь по ошибке природы ставших Скользящими. Имбецил, какой бы силой он ни обладал, к выполнению нормальной работы не приспособлен. А если кто отплюнется тут политкорректностью, то я ему ее в задницу затолкаю! И утрамбую, чтоб обратно не полезло.
        Стандартная выходка этого русского гения слегка развеселила Мануэллу и серьезно огорчила остальных трех присутствующих. Все же слишком разное воспитание было у привыкшего плевать на нормы «цивилизованного мира» славянина, темпераментной латины и трех других, словно бы отстоящих от них на многие и многие мили. А ведь всего полсотни лет назад…
        Мысль Гонсалес была прервана словесным шквалом от Лехмана и Пэмсборо, забывшего про свою как бы невозмутимость. Степлтон поддерживал молча, но выразительно. Только метать в Тормасова громы и молнии… все равно что стыдить пробравшегося в курятник скунса. В лучшем случае проигнорирует, в худшем — обратит внимание и выдаст такую струю «внимания», что мало не покажется.
        А после появилась другая мысль. Оставшиеся трое даже вопреки здравому смыслу пошлют на выполнение поручения именно тех двух никчемных кусков органики, пусть и в иной, нематериальной в виртмире форме. И это будет крах всей затеи.
        Тут Гонсалес увидела, как Тормасов ей подмигнул. Намеренно, не с целью постебаться, поскольку лицо его на секунду стало предельно серьезным. И очень выразительным… Кивок в сторону трех остальных присутствующих, мина брезгливости и выражение недоумения. Говорящая пантомима, нечего сказать. Переводя в слова, это можно было выразить примерно так: «Они только мешать будут, но сейчас противоречить им не стоит. Пусть вляпаются в дерьмо опоссума, да понадежнее. Потом мы двое, мозги не потерявшие от излишней толерантности, останемся в выигрыше».
        Вопли закончились, не принеся никакого результата. Глумливая рожа Петра Тормасова и безразличное к происходящему лицо сеньоры Гонсалес не поменялись. Потому директорат вновь вернулся к обсуждению проблемы. И снова заговорил Степлтон на правах председателя:
        — Пусть прозвучавшие грубые и неправильные слова окажутся на совести профессора… Тихо-тихо, господа, не будем начинать заново. Есть место, нам известное, примерное время… О цели Скользящего мы догадываемся. Этого достаточно. Пусть мистер Хью Ондгсури и мистер Питер Хилл займутся проблемой. Их задача — захватить объект нашего интереса во время суматохи, которая непременно поднимется, доставить его в спокойное и защищенное место, после чего побеседовать с ним, изложив все плюсы сотрудничества. И минусы, если таковое не состоится.
        — При всем уважении лично к вам, мистер Степлтон, какой смысл в том, чтобы натравить двух оболтусов на того, с кем мы хотим договориться?
        — Они и будут договариваться, директор Тормасов. Им никто не поручает угрожать объекту или пытать его!
        — Неужели?  — хмыкнул тот в ответ на прозвучавшие слова.  — А что бы вы подумали, если бы к вам, во время важного дела, вдруг ввалились двое незнакомых, но хорошо вооруженных и явно опасных громил с желанием куда-то вас потащить? Раскинули бы руки в радостном приветствии и пошли с ними пропустить стаканчик-другой в их любимом баре?
        — Не прикидывайтесь клоуном, профессор!
        — Позвольте, мистер Степлтон,  — тут уже вмешалась и Мануэлла, не в силах переносить надругательство над здравым смыслом,  — это не клоунада, а всего лишь прием философской школы софистов. Он называется «приведение к абсурду».
        Председатель, за отсутствием молотка, постучал ребром серебряной ложки по стоящему рядом хрустальному графину.
        — Они будут вежливы… по возможности. И у этого беглеца в виртуальность не то положение, чтобы показывать свой паршивый характер. Я так решил. Поэтому извольте оповестить наших Скользящих, поставить перед ними задачу и проследить за выполнением. Вы поняли, Тормасов?
        — Единственное, что обещаю,  — приволочь перед очи любого из вас этих существ. И выдать им задание, в письменном виде. Если они только буквы различать не перестали. А контролировать можете поручить Пэмсборо или Лехману. Сеньору Гонсалес я бы от этого избавил. Она и так добыла информацию. Ей будет слишком больно и обидно видеть, как вы ее профукиваете.
        Тормасов просто нарывался — специально, намеренно. Природной склочностью подобное поведение не объяснялось, здесь виден был трезвый расчет. Лично ей виден, как начальнику аналитического отдела, привыкшей к разным интригам и умевшей распознавать большинство из них.
        Казалось, он специально хоронит любые, даже небольшие шансы успешного окончания операции. Можно было подумать, что старый противник валит ее, но не получалось. Напротив, Тормасов всячески выводил ее из-под удара. Подчеркивая значимость доставленной Мануэллой информации «неправильное использование оной другими». Тайна!
        Гонсалес еще долго мучилась неизвестностью. Закончилось обсуждение, если его вообще можно так назвать, данной операции; были отданы необходимые приказы. Затем прошлись всем директоратом по делам финансовым, научным, организационным. И лишь после всего этого ей удалось отловить профессора в коридоре и, схватив за руку, оттащить в один из небольших кабинетов. Там она врубила постоянно носимый с собой генератор помех, сводящий с ума «жучков», и прошипела:
        — Что это было и зачем?
        — Нормальная реакция на глупость, Мануэлла. Я предпочитаю ум глупости. Лучше уж выносить твой несносный характер и излишне прямолинейные и жесткие методы, чем вопиющую некомпетентность других… Один сегодняшний спектакль многое расставил по своим местам. Логика принесена в жертву невнятным химерам.
        — Это ты про привлечение двух наших дурачков. Неизбежного провала можно было избежать, будь ты менее ядовитым в речах.
        Тормасов одной лишь гримасой показал, что его такой вариант совершенно не интересовал.
        — Лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Надо менять подход, а не оттягивать неизбежное. Осмотрись вокруг, Мануэлла, а потом и решай, что следует делать. Если появятся мысли — звони или приходи. Неделя у тебя есть… И будь умной, не лезь в то дело, которое так тщательно пытаются завалить наши коллеги. Пусть нырнут поглубже в собственные отходы прогрессивной жизнедеятельности.
        Произнеся свою короткую речь, профессор вышел из комнаты, лишь коротко кивнув в знак того, что разговор был ему не полностью безразличен. Ну а сама Гонсалес…
        Накрыло ее после того, как она вернулась к себе домой. Именно тогда ей пришел подробный отчет о происшествии в России. Всплыли следы. Те самые, указывающие на причастность одного из членов директората к убийству Станислава Рокотова.



        ГЛАВА 15

        Второй храм, в котором я оказался за время пребывания в Скарлайге. И признаюсь честно: первый, принадлежащий Владыке Клинков Хоррану, мне понравился куда больше. Там чувствовалась сила воинов, здесь же все было по-другому. Совсем.
        Сила? О, ее было в избытке. Валлиэль щедро оделяла своих жрецов и темпларов. Особенно в местах силы, где они накачивались бонусами по самые уши. Тут все боги Скарлайга были единодушны: своих последователей надо привлекать, ценить и беречь. Ну а особо отличившихся в нелегком деле борьбы за превосходство награждали даже не по-королевски, а именно что по-божественному. Но не зря создатели Скарлайга предупреждали игроков еще с самого начала: «Выбирайте в игре того из божеств, который ближе вам по духу. Искусственный интеллект считывает ваш психологический портрет и при попадании на территорию того или иного храма показывает схожесть или несхожесть вашего „я“ с одним из культов Скарлайга».
        Изменилось ли что-то с момента, когда марионетки, слепленные из нулей и единиц, превратились во вполне разумных существ, а боги стали тоже разумными, пусть и на более высоком энергетическом уровне? Да ни черта не поменялось по сути своей! Только из алгоритмов оценки совместимости это перекочевало в чисто энергетическую приязнь или неприятие. И у меня было именно последнее при нахождении на территории госпожи лесов.
        В чем все это выражалось? Ни в чем серьезном. Меня не крутило, не било в ознобе, головной боли и прочих прелестей тоже не было. Просто имелось четкое ощущение: «Это все — не мое!»
        Вместе с тем чувство неприятия самой Валлиэль и ее культа не мешало мне оценивать красоты храма. Действительно он как нельзя лучше соответствовал природе госпожи лесов. Хотя бы потому, что был в полной мере живым. Дерево, причем не мертвое, а живое, уходящее корнями глубоко в землю и раскинувшее укрепленную магией крону на большой площади. Дерево-дом, дерево-храм. Дерево-крепость, во многом еще и магическая.
        Никаких каменных статуй и оружия с доспехами, как в храме Хоррана. Лишь живые двух- и трехмерные картины из переплетения ветвей, листьев, разных цветов. Цветы, от обычных и привычных до совершенно невероятных. Ну и источаемые ими ароматы, способные воздействовать на сознание, подсознание и самые скрытые инстинкты. Эльфы всегда знали толк в подобных вещах.
        Жрецы, жрицы, темплары Валлиэль, простые верующие. Причем некоторые — не относящиеся к народу эльфов. Много их, не счесть. Но меня они интересовали слабо. Куда важнее было самому пройтись по храму, прочувствовать атмосферу, в которой предстоит сражаться совсем скоро. Ну и заранее составить план перемещений боевой группы во время боя в нескольких вариантах тоже необходимо. Конечно, мало шансов, что все будет идти хотя бы по одному из планов, но определенную пользу прокачка вариантов все равно принесет. Это мне надежно вбил въедливый майор на военной кафедре универа. И низкий ему за то поклон. Если бы не он — не факт, что я смог бы выжить в той мясорубке с террористами.
        Да, майор… Сразу после тех событий я купил ящик эксклюзивного виски, пару Златоустовских кинжалов и арбалет в подарочном исполнении. В подарок, конечно, причем лично добрался до его дома, вручил и посидел с бывшим учителем по военному делу пару часов за душеспасительным разговором. Заодно и повинился за разгильдяйство серьезное многих из своей группы и за свои частичные небрежности насчет тактики малых групп.
        Было такое. Было. Зато теперь я ни одно из его наставлений не забуду. Он ведь старый и опытный вояка, прошедший не одну горячую точку, готовил юную поросль на совесть, учитывая любые теоретические вероятности. Вот и я теперь стараюсь исходить из того же. Следовательно, все члены моей группы перед началом боя в храме получат пусть чрезвычайно краткий, но все же курс общей тактики и взаимодействия между собой. Лишним не будет, а пригодиться может.
        Но у любого действия должна быть цель. У меня она присутствовала, как же без нее. Заманивание сюда обидчика Лаиры — это да, это хорошо, но всего лишь стыковка в единую задачу сразу двух. Ведь именно в этом храме госпожи лесов хранился важный и весьма интересный мне артефакт.
        Стрела Радаэлля: именно так называлась эта вещь. Конечно, не стрела в классическом понимании этого слова, а всего лишь стилизованное изображение стрелы, обвитой плющом, висящее на свитом из травы шнурке. Главное в ней — материал, из которого ее сотворили. Меллорн. Здесь, в Скарлайге, этот вид дерева был действительно уникален, то есть существовал в единственном экземпляре, в главном святилище Валлиэль. Ну а поскольку дерево было небольших габаритов и крайне плохо относилось к процедурам отпиливания от него кусков… вывод очевиден.
        Только в крупных храмах госпожи лесов имелись такие вот артефакты. Только главный жрец или жрица храма носили их по особо важным случаям или же при крайней необходимости. Именно эта вещь была нужна мне ну просто до зарезу.
        Здесь она, родимая. Прямо сейчас я смотрю на нее, лежащую на подушке из слабо шевелящихся листьев, под колпаком магической защиты. Защита, кстати, так себе — прошибается без особых проблем. Это радует. Двое стражей по бокам реликвии… Не радует, но особо и не огорчает. Справимся.
        Пожалуй, это все. Нужное я увидел, предварительный план, точнее — несколько вариантов оного, в голове имеется, можно уходить. Хотя нет, лучше еще немного тут пооколачиваться, посмотреть за поведением охраны и жрецов при каких-либо не слишком штатных ситуациях. Подобные ведь то и дело происходят. Стоит, к примеру, одному из почитателей богини сунуться куда-то не туда и…
        Стимкомп. Сообщение, да еще и от Лаиры. И что там такое?
        — НЕБОЛЬШАЯ НЕПРИЯТНОСТЬ. КОМПАНИЯ ЮНЫХ ЭЛЬФОВ, ВЫПИВШИЕ. ВЕДУТ СЕБЯ НЕАДЕКВАТНО, ПРИСТАЮТ.
        — ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ИСЧЕЗНУТЬ?  — набираю в ответ, одновременно в резвом темпе пробираясь к выходу.  — ЕСЛИ НЕТ, СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ В ЗАПАСЕ?
        — СЛИШКОМ МНОГО ЗЕВАК. МИНУТ ПЯТЬ, ЗА БОЛЬШЕЕ НЕ ПОРУЧУСЬ. ПОТОМ БУДУ ДЕЙСТВОВАТЬ ЖЕСТКО И ОТРЫВАТЬСЯ.
        — ТЯНИ ДО ПОСЛЕДНЕГО. Я СПЕШУ…
        Вот уж не было печали! Но тут я сам хорош — забыл, что озабоченные нижней головой идиоты не только во внешнем мире присутствуют. Здесь этого добра тоже как грязи. А облачение Танцующей на Крови оболтусов не остановит по единственной причине — они просто понятия не имеют о некоторых особенностях культа Владыки Клинков.
        Бегу. Теперь, когда вышел из храма, это можно делать, не вызывая подозрений. Ну несется себе по улицам Ваэлнора какой-то чужак, так и что с того? В крайнем случае, смерят лениво-любопытствующим взглядом, отпустят какой-то уничижительный комментарий и забудут. На фиг я никому тут не нужен и не интересен.
        Местоположение Лаиры известно. Она ведь его от меня не скрывает, вот и включен ее стимкомп для моего так, чтобы постоянно отслеживалось нахождение. Ну и в обратную сторону то же самое. Близко, уже совсем близко. Вот оно!
        Все было именно так, как я и ожидал, слабые надежды на более легкий вариант испарились, как капля воды на раскаленном асфальте. Нехилая группка эльфийской «золотой молодежи»: озабоченные, подвыпившие, наглые до полного офигения и не привыкшие слышать слова отказа, особенно от тех девушек, что не принадлежали к числу Перворожденных. И конечно, присутствовало разделение на три подгруппы: собственно зачинщики в числе двух остроухих рыл, четверо или пятеро подпевал и массовка, которая просто собралась поглазеть на забавное зрелище. Знакомо по внешнему миру. Следовательно, и действовать надо аналогично, с поправкой на имеющиеся здесь средства и возможности.
        Ситуация еще не дошла до крайней точки. Значит, не зря я перешел с бега на быстрый шаг, чтобы не привлекать к себе внимания совсем уж раньше времени. Оружие давно готово, импланты активированы, Шепот Химер тоже подготовлен к использованию, как самое подходящее против толпы заклятие.
        Уже будучи совсем рядом, догадываюсь посмотреть на собравшихся с точки зрения Тенерожденного, и… Твою же мать с перебором в печенки эльфийских старейшин! Заводилы и прихлебатели — игроки и лишь толпа любопытствующих — местные. Хорошо или плохо? Заранее ничего нельзя сказать, все от конкретных людей зависит. Что ж, начнем. Растолкав со своего пути тех, из массовки, и ужом проскользнув между парочкой прихлебателей основных «виновников торжества», я оказался рядом с драконидой.
        — Чего шумим, чай не в ночном клубе на бесплатной тусовке?
        — Отвали, чел,  — вякнул один из зачинщиков, доказывая, что я правильно определил его принадлежность. «Золотая молодежь», завсегдатаи тусовок, знакомый народ.  — Если и тебя цыпа зацепила, то встань в очередь. Хотя нет, пошел в задницу, тут чисто для эльфов, а тифлинги идут лесом сосать у инферналов.
        Не подготовлены к бою, никакого оружия и заклятий в готовом к применению состоянии, самоуверенны до невозможности. Плюс оскорбления в адрес того, кто находится в Ваэлноре с деловым визитом к очень, очень серьезным персонам. Осталось лишь закрепить сей факт. Хорошо, что массовка есть, она сейчас будет весьма полезна.
        — Она со мной. И она — отмеченная Хорраном, Владыкой Клинков. Орден Танцующих на Крови, имеющий право чувствовать кровь во имя величия того, кого они чтят… Нападение на нее — карается.
        — Вот пусть она и покарает… после того, как я сам ее покараю — и обычно, и не очень, по всем позам и по всему кругу,  — заржал жизнерадостный хам и болван.  — Да, челы? Покажем детке жесткое порно на природе?
        Все, этого достаточно. Хорошо, что у тифлингов всегда при себе когти — холодное оружие, которое не надо доставать из ножен. Достаточно лишь желания их выпустить. А у меня они еще имплантами усилены. Удобно их использовать, особенно когда противник расслаблен и не ожидает подобной пакости.
        Когти левой руки вонзаются прямо в глазницы говоруна, ну а правая аккуратно вскрывает глотку его прихлебателю, только что угодливо заливавшемуся дурным смехом. Минус два, остаются пятеро. Краем глаза вижу, как Лаира обнажает клинки, одновременно делая рывок к выбранной жертве. Значит, об этом можно не беспокоиться, его уже просто нет, пусть сам он еще ничего не успел понять. Я же уже надрываюсь в крике:
        — Дело Тенерожденных, нападение на служителя Хоррана, всем посторонним — прочь!
        Делать несколько дел сразу — то самое умение, известное по талантам Гая Юлия Цезаря,  — жизненно необходимо для тех, кто привык убивать. Вот и сейчас, раскрывая рот в надрывном крике, я еще и продолжал бой. Нельзя было терять ни единого мига — слишком велико численное преимущество, да и вообще не факт, что все эльфы из массовки соизволят прислушаться к словам тифлинга, по умолчанию чужака из числа наиболее презираемых Перворожденными.
        Доставать «Кувалду», подвешенную на ремнях за спиной, времени нет, но есть наручные «Шершни». Те двое, кого я ударил первыми, уже мертвы — неожиданный удар, да в критические точки, да усиленный магией… Тени Скарлайга изначально создавались как максимально приближенный к реальности конструкт. Потому и ТАКИЕ повреждения, то есть нанесенные неожиданно и коварно, приравнивались к «золотому снаряду». Ну тому самому, который способен в силу обстоятельств уничтожить крупный корабль противника. Хороший нюанс, не дающий никому из Тенерожденных забывать про осторожность. Если же забыл… Что ж, каждый сам себе Буратино, этого не исправить.
        Жаль, что на сей раз в «Шершнях» простые боеприпасы, только по одному парализующему дротику из четырех заложено, а разрывных и вовсе ноль. Но что есть то есть, вздыхать все одно бесполезно.
        Спаренный удар. Да, сразу из двух метателей по одной цели. Все восемь дротиков. Прямо в лицо, с минимального расстояния. Крик, кровь, смерть… Второй из зачинщиков всего этого просто не успел активировать защитное заклинание. Замешкался, опешил, выдавая и так очевидный факт, что не приходилось ему ни воевать, ни даже участвовать в серьезных уличных потасовках. А они, несмотря на кажущуюся бесполезность, с подросткового возраста дают опыт. Тот самый, воспитывающий жесткость реакции, скорость ее же и умение абстрагироваться во время боя от всех посторонних эмоций вроде страха и неуверенности в себе.
        Минус… И часть массовки шарахнулась, отступила, не желая связываться с бешеным тифлингом и такой же дикой драконидой в одеяниях Танцующей. Зато раздались крики, призывающие городскую стражу. Ну да это пусть… нет, даже хорошо, потому как она, стража то есть, сперва требует остановить побоище, а уж потом бьет не подчинившихся на поражение.
        Расправившаяся со своим противником Лаира была уже рядом, встала сзади, спиной. Прикрывая от возможных атак с тыла. Боевая двойка, причем единственный приемлемый сейчас вариант.
        С треском лопнула плитка под ногами, и из-под земли полезли корни, стремясь ухватить за ноги, лишить мобильности. Уход из зоны поражения и Шепот Химер по возможным целям. На кого-то демон пошлет, кто-то избежит воздействия, но лишним точно не будет. Молния, пылевой смерч, дождь ледяных игл — начинается закидывание нас магией, причем с разных секторов, от всего этого не скрыться. Имплант активной защиты конечно же работает, но возвращаемый им урон от дистанционных атак слаб, противников сильно не обеспокоит. Значит… рывок вперед, к случайной цели — и Когтями ее, не забывая готовить следующее заклятие по площади. Лаира — на подстраховке. Она должна не срываться в стороны, а защищать.
        Уклониться, принять на собственную тушку предназначенный ей разряд молнии, затем перетянуть хлестким ударом Когтей оказавшегося очень уж близко эльфа, да левой — в паховую область. Боль, временный вывод из строя гарантирован. И новые чары, на сей раз Круг Копий. Тоже хорошо пошло… срабатывает инъектор. Серьезно задели, с-суки, крит прошел!
        — Стража города! Прекратить бой!
        И все застывает. Лишь пара особо плохо слышащих или просто безбашенных эльфов еще пытаются до нас дотянуться, но… Парализующие и шоковые заклятия выбивают подобные делания не только быстро, но и весьма болезненным образом. Финита. Активная фаза этого форс-мажорного боя закончилась, теперь предстоит разобраться на «дипломатическом» поприще.


        — Я, как и моя спутница, были полностью в своем праве на самозащиту. Для начала, конфликт начался между Тенерожденными. Как вы знаете, у нас имеются определенные права в любом месте Скарлайга, особенно на выяснение отношений между собой. Идем дальше. Приставание, оскорбления и последующее нападение на Танцующую, хотя я им, глупцам, говорил, кто она и что может в результате приключиться.
        Высказавшись, я внимательно посмотрел на старшего патруля городской стражи. Именно он сейчас проводил первоначальное дознание, как и полагалось в подобных ситуациях.
        — Необходимо подтверждение ваших слов, тифлинг Макс из Тенерожденных. Ваши слова немногое значат для Перворожденных.
        — Да сколько угодно,  — недобро усмехнулся я.  — Вот прямо сейчас спросите любого из бывших здесь эльфов. Только местных, а не пришедших, подобно мне, из мира Теней. Здешние уж точно не рискнут врать, когда дадут клятву именем госпожи лесов. Минусов для них окажется куда меньше плюсов, право слово. Так что дерзайте; только услышите ровно то же, что я вам уже сказал.
        Старшему патруля это сильно не понравилось, но поделать ничего не мог. Пожевав губами, процедил:
        — Если даже твои байки будут верными, тифлинг, расследование все равно начнется. И я сейчас же распоряжусь, чтобы на тебя выставили стоп-лист на всех воротах. И на эту… Танцующую — тоже.
        — Да и гордо реющий флаг тебе во все места, ушастик. А сейчас давай, работай. При мне, как заинтересованном лице, допросишь нескольких из свидетелей в моем присутствии. Второй кристалл с голосовой записью мне оставишь. Имею право.
        Эльф промолчал, хотя смотрел на меня с ненавистью. Смотрел, но на большее его возможностей не хватало — он не был дураком и понимал, что у меня выигрышное положение по всем позициям. Ну а единственную пакость, по его личному мнению, он мне уже сделал. Иными словами, запретил выход из города под угрозой больше никогда сюда не вернуться. Дальше же вынужден был исполнить служебный долг и опросить свидетелей. А затем выдать копию записи на кристалле. И все это под взглядом Лаиры, которая вложила туда все ехидство и брезгливость, данные ей от природы. Прелестно, право слово!
        Да и мне плюс от самой схватки весомый выпал. Тут и трофеи, и взятая наконец планка очередного уровня, и кое-что менее очевидное, но не менее значительное. Преувеличенно вежливо попрощавшись с патрульными, мы с драконидой направились прямиком к гостинице. Правда, хвост за нами все же присутствовал. Ну да, а как же иначе! Один из стражников, которому правила слежки были ведомы так же, как маргиналу — этикет на великосветских приемах.
        — Балаган!
        — И не говори,  — согласился я с принцессой.  — Зато, как ни странно, нам от этого форс-мажора большая польза.
        — Неужто?
        — Трофеи. Пять рубинов с мелочью на дороге не валяются, да и амуниции по мелочи тоже прихватить удалось. Что себе, что на продажу.
        — Тенерожденные… Все вы такие, на добычу жадные.
        Не поспоришь. Скарлайг же практически для всех — изощренная компьютерная игра с эффектом максимального присутствия. А получаемая с тел местных и монстров добыча — основа основ. Так было, есть и еще какое-то время будет.
        — Пойми, крылатая, эльфы развязали нам руки этой глупой выходкой. Теперь при разговоре с Шэнноаром можно давить на то, чтобы провести встречу прямо на территории храма: дескать, у вас в Ваэлноре эльфы такие дикие, что бросаются даже на деловых людей и адептов Хоррана во всей форме. Возразить он ничего не сможет.
        — А он вообще на встречу согласится?
        — Конечно, иначе он будет не деловой эльф, а так, шушера мелкая. Я ведь ему хорошую наживку приготовил — усилить имеющийся у него под контролем трафик своими вложениями товара.
        — Трафик?
        — Прости, ввернул все же неизвестное слово. Нечто вроде количества полезного груза, проходящего по каналу. Теперь ясно?
        Лаира думала недолго.
        — Скажешь про разговор с Кристинэллем и предложишь альтернативу? Тогда он действительно заинтересуется и прибежит торговаться за выгодные для себя условия. Коварно, расчетливо, эффективно. Я такая впечатленная… Так и хочется тебя расцеловать на виду у этих надутых эльфов!
        — Э, лучше не здесь, а в гостинице.  — В шутку я сделал отталкивающий жест, словно бы обороняясь.  — Завидовать будут ушастики, тоненькие штанишки по шву от избытка зависти треснут. Представляешь, какие в Ваэлноре неоднозначные воспоминания от нашего визита останутся?
        Фантазия у дракониды была хорошая, так что звонкий, заливистый смех разносился далеко. И хорошее настроение было надолго обеспечено. Ну а мне следовало продумать разговор с Шэнноаром, а заодно и момент назначения встречи в храме. Такой, чтобы там смогли оказаться и еще трое приглашенных: Хель с Хельги и Алиэнэль.
        Да, вот еще что. Надо будет отправить этой троице четкие указания насчет дополнительной амуниции, которую они должны будут притащить с собой. Все деньги, на нее потраченные, я вне всякого сомнения компенсирую, тут и говорить не о чем. А покупать тут, в Ваэлноре — это ни при каком раскладе. Специфические предметы, хотя и довольно дешевые. Какие? Респираторы, фильтрующие в течение некоторого времени типовые эльфийские яды. Те самые, которые могут источать представители флоры в храме Валлиэль. Тут они, скажем так, продаются исключительно нелегально, а продавцы частенько постукивают. И даже через данный Ривинэллем адрес закупаться ими не хочу — этот хитрый крыс тоже не должен знать. Ибо нефиг!


        — Какая же это зануда!  — взвыл я, с размаху обрушиваясь на кровать под ироничным взглядом Лаиры.  — Ты совершенно права в своих желаниях убивать это существо долго, затейливо и экстравагантно. Он не просто работорговец и мразь, он еще и совершенно скучный эльф. И на конкурсе зануд занял бы почетное второе место.
        — Это почему?
        — Да потому что это такая ЗАНУДА!
        Не знавшая этого бородатого анекдота Лаира, что было естественно, покатилась со смеху. На какие-то секунды даже ее ненависть к обидчику отступила в сторону, что уже было большим достижением. Вот только мне не до смеха, чертов эльф меня и вправду достал. Встреча, будь она неладна, куда я решил пойти один. Лаиру не взял — побоялся, что могут узнать в ней одну из пленниц, которую отловили по заказу и запродали в далекие края. Неудачно, но не в том суть.
        Шэнноар. Мелочность, торгашество, занудство — в нем было все, что способно вывести из себя практически любого, кто с ним общается. Зато имелась и деловая хватка. Не удивлюсь, если все свои поганые черты характера он намеренно развивал, чтобы использовать их для вывода партнеров из равновесия, когда это ему особо выгодно.
        Просчитался в главном, зараза. Я, после торга, отступал по тем позициям, что казались ему ключевыми. Он был этому рад. Хотя на лице не отражалось ровным счетом ничего. Только за всеми предварительными уступками Шэнноар из рода Перистых Облаков не заметил главного уже для меня.
        Место встречи — храм Валлиэль. Сопровождение — минимальное, не более двух телохранителей. Тайна встречи — по максимуму, насколько это возможно в таком месте. Но скольких нервных клеток мне стоил этот разговор…
        — Он тебя сильно вымотал,  — на лоб легла прохладная ладонь дракониды.  — Я понимаю, ты устал. Просто закрой глаза. Отдохни. А я буду рядом, охраняя твой отдых. А потом снова будут дела. Но они будут потом…
        Провалившись в крепкий сон, я выплыл из него совершенно отдохнувшим. И первое, что увидел,  — та же самая картина. Лаира сидела рядом и о чем-то думала. Едва заметно улыбаясь. Только хотел сказать ей пару слов, как она опередила:
        — Ты вовремя проснулся. Скоро сюда прибудут твои друзья.
        — Не сюда…
        — В Ваэлнор, это одно и то же. И нам надо будет с ними встретиться. Ненадолго, мимоходом.
        Это принцесса верно заметила. За нами могут следить, и не стоит давать шпикам лишний повод для подозрений. Случайно прошлись по одной улице, мимоходом получили нужные вещи и разошлись до поры. Совсем ненадолго, ведь храм будет ждать нас.



        ГЛАВА 16

        И снова храм. Только теперь я здесь не один. Рядом стоит Лаира, прячущая одну маску под другой. Алая ткань на рукоятях клинков остается, но все скрывает просторная накидка изумрудного цвета. Находящимся здесь не следует до поры видеть маску, что находится под иной маской.
        Хель, Хельги, Алиэнэль… эта троица также тут, изображают из себя знатную эльфийскую даму с двумя телохранителями. Девушка очень хорошо подобрала наряд эльфийки из провинции, совершающей вояж по значащим для народа Перворожденных местам. Грамотно выбраны платье, украшения, косметика. Наверное, не одну тему на форуме подняла, не пару минут в конструкторе образов посидела, прежде чем найти подходящий вариант. Зато теперь прикрытие не вызывает ни малейшего сомнения. Просто прелестно!
        Стоит заметить, что респираторы, долженствующие защищать от всего диапазона храмовой отравы, мы с Лаирой получили без проблем. Хель, как кендер, да еще и выбравшая класс скаута, быстро и незаметно проскользнула мимо нас по ведущей к храму улице. Проскользнула и… оставила те самые подарочки, числом два. Было заметно, что прокачалась она в скрытности неплохо. Ну да, здесь и сейчас это ох как пригодится! Полезное умение — исподтишка резать особо опасных из жреческого сословия. Ну и темпларов-храмовников тоже стоит проредить. Хельги сработает массовыми заклятиями, особенно излюбленным из них — Цепной Молнией.
        Что же до Алиэнэль… увы, ей сложнее остальных придется. Если меч достать из имеющегося у каждого Тенерожденного внепространственного контейнера — дело быстрое, то вот с броней подобное не пройдет. Нужно время, которого ей никто не даст. А с другой стороны… Алиэнэль у нас не просто так, а воин-ульфхеднар, к тому же упоминала, что на нынешнем этапе вполне способна перекидываться в боевую форму. Да, до совершенства еще ох как далеко, но и то, что есть,  — уже плюс. Сам же процесс перехода займет максимум пару секунд, есть такая фишка, сокращающая время трансформы.
        Ну а нам прежде всего предстоит короткий, но насыщенный разговор с Шэнноаром. Его надо не просто убить, а убить в подобающем месте, иначе всего это так, пыль на ветру, а не полноценная месть.
        — Он здесь!  — прошипела принцесса клана Нект.  — Пора начинать.
        Вопросов нет. Я сделал пару шагов, выходя на открытое место, чтобы объект меня заметил. Ну и про приглашающий жест забывать не стоило. Вот теперь пусть подходит. Удивление с его стороны? О, вовсе нет. Заранее, во время нашего первого разговора, было упомянуто о нечаянно возникших проблемах с некоторыми особо буйными Перворожденными. Озвучены опасения, что в обычных местах встречу проводить не стоит, лучше всего подойдет заведомо безопасная территория — храм госпожи лесов. Ну а в нем, что логично, спокойнее всего поблизости от алтаря. Именно там мы с Лаирой и стояли.
        Ну что, Шэнноар, враг мой через Лаиру! Привет тебе еще раз. И надеюсь, что сейчас ты доживаешь последние несколько минут в Скарлайге. А дальше… Пусть, если хочет, тебя твоя богиня к себе в неведомо куда забирает. А мы поможем, зуб даю!
        Типичный эльф из старшего рода. Причем из его верхушки. Лощеный, с туманной поволокой в глазах, играющий амплуа уставшего от череды веков аристократа. Хорошая маска, на многих действует. Дорогие, но стильные одеяния, парадное оружие в виде длинного кинжала, ножны которого украшены изречениями, приписываемыми посланникам госпожи лесов в Скарлайге.
        И охрана… У этих оружие — самое что ни на есть настоящее, да и амулетами они себя не обделили. Только одна проблема — подопечный их явно считал себя выше того, чтобы лично носить большое количество амулетов. Да и маг, как мне говорили, он слабенький. Вот с оружием обращаться его учили, но где оно, то оружие? Один кинжал погоду редко когда делает. Только в руках Мастера, но это не наш случай. Шэнноар по сути своей делец, а не воин.
        Подходит. Лицо ничего не выражает, но слова приветствия лишь уверяют меня в том, что он ни о чем не догадывается, ничего не подозревает:
        — Да пребудет с вами милость госпожи лесов, Макс. Верно говорят, что ее величие ни для кого не закрыто. Вот и мы встречаемся здесь для заключения крупной и важной для обоих сделки. Но все же место не совсем подходит…  — эльф едва заметно поморщился,  — жрецы могут быть разочарованы.
        — Понимаю. Но здесь мы только обговорим детали. А уже потом подпишем договор, и я внесу определенный залог, свидетельствующий о прочности намерений. Конечно же в присутствии влиятельных свидетелей с моей и вашей стороны. Все как и полагается в подобных ситуациях.
        Шэнноар согласно кивнул. При таком раскладе ему и впрямь не о чем было беспокоиться. Меня же он воспринимал соответствующим образом — как крупного не то торговца, не то посредника из дальних краев. И с рекомендациями от нескольких важных персон — самого Ривинэлля и еще нескольких лиц. Правда, они в основе своей были или связаны определенными обязательствами с вышеупомянутым, или же просто знали совершенно другую личность. В общем, мой как бы наниматель обеспечил мне хорошую легенду. Еще раз мысленно говорю ему «спасибо», хотя это ни к чему меня не обязывает. По сути, он такая же пакость, как и тот, кого я сейчас буду убивать. И может, несколько позже удастся прикончить и его. Жалеть точно не буду, напротив, только обрадуюсь.
        — А пока, перед тем, как начнем последние обсуждения, у меня будет одна небольшая просьба. Раз уж судьба, а то и воля богов, забросила меня сюда, в это дышащее силой и величием место…
        — Вы хотите, чтобы я рассказал вам о нем?
        — Представьте себе,  — развел я руками и несколько смущенно улыбнулся.  — Просить кого-то из младших жрецов для меня неприемлемо, а соответствующие мне по положению этого не сделают — для них я чужак. Вот и остается попросить вас об этой небольшой услуге.
        — И что больше всего интересует?  — позволил себе слегка надменную улыбку эльф.  — Здесь много достопримечательностей. Для полного их описания и суток не хватит.
        — Конечно. Я в этом вопросе буду скромен. Слышал много завораживающих историй про алтарь этого храма и про Стрелу Радаэлля. Уже успел убедиться, что они прекрасны, но вот просто посмотреть на них и сделать то же самое, но в сопровождении знающего о них Перворожденного, способного рассказать про особо важные моменты, с ними связанные…
        Лесть. Как ни парадоксально, но она воистину страшное оружие. Если выдержать ее в разумных дозах. Слишком мало — не обратят внимания. Много — почуют ее, и ничего не станут делать, да и отношения могут ухудшиться. Зато если попал в нужный диапазон, то у тебя в руках как минимум одна нить, за которую можно дергать.
        Сейчас мне это удалось. Сработал контраст с первой встречей. Тогда лести не было вообще. Здесь же она была по совершенно левому поводу, маскировалась под обычную блажь залетного Тенерожденного из деловых. Ну захотелось гостю в качестве маленького бонуса к очень выгодной сделке еще и мини-экскурсию по храму. И что с того? Выполнить легко, понты эльфийские сей факт ничуть не оскорбляет. Напротив, можно вывалить ублюдку-тифлингу на уши ушат выспренних словес насчет величия госпожи лесов и ее почитателей.
        Мы неспешно шли к тому участку, на котором находились как главный алтарь, так и интересующий меня артефакт. Разумеется, они отстояли друг от друга десятка на полтора метров, но это были уже малозначащие детали. Два телохранителя Шэнноара и Лаира двигались рядом, прикрывая и оберегая. Но если первые оберегали хозяина и от всего вокруг, то драконида была сосредоточена исключительно на двух целях — собственно телохранителях.
        Остальные трое из группы? Ага, вот они. Алиэнэль, играющая знатную персону, Хельги в естественном для него амплуа мага-стихийника. А вот Хель… Она только сейчас сдвинулась в сторону, изображая крайний интерес к одной из второстепенных реликвий храма. Для нее смысл был в том, что с этой точки очень удобно будет поддержать в бою Лаиру, когда все начнется.
        — На этом алтаре в качестве даров нашей мудрой и благой госпоже лесов были принесены символы власти ныне сгинувшего объединенного орочьего ханства. Особенно ярко смотрелась корона хана Гырымха Второго… и последнего. Потом ее отправили в Элдарет, где она заняла достойное место в ряду трофеев нашего народа. Но здесь было ее первое выставление напоказ, как символа мощи эльфийских воинов!
        Шэнноар вещал, сам постепенно впечатляясь минувшими деяниями его соплеменников. На какую-то толику ослабили внимание даже телохранители. Ошибка? Бесспорно. Но здесь, по мнению почти всех Перворожденных, было одно из наиболее безопасных мест. На то я и рассчитывал… Сигнал на атаку. Поехали!
        Хель, получив отмашку, разворачивается лицом к охранникам Шэнноара, и буквально прыгнувший ей в руки сдвоенный арбалет плюется болтами прямо в голову одного из них. Болты явно не простые, судя по тому, что брызги крови летят во все стороны. Шоковый удар. Телохранитель еще жив, через пару секунд выплывет из состояния грогги. Но кто ж ему даст это самое время. А во второго вонзаются клинки Лаиры. То есть один клинок. Второй он смог отбить. Отбил бы и первый, но посчитал, что тот направлен в его хозяина… и просчитался. Хорошо… Ведь на обоих лезвиях ядреная отрава, которой драконида не забыла смазать оружие, причем без малейших напоминаний с моей стороны. Неблагородно, противоречит чести. Для моей принцессы эти слова здесь и сейчас не значат ровным счетом ничего. Есть враг, тот самый, которому она поклялась отомстить. А месть — она многое спишет, тем паче такую мелочь, как использование «не соответствующего нормам благородных боев» оружия.
        Ну а у меня была совершенно иная цель. Шэнноар! Лаира доверила исполнение мне, я же, в свою очередь, просто не мог ее подвести. И выложился по полной. Бес с ними, с заранее включаемыми имплантами, сейчас куда важнее нанести максимальный урон. А сделать это можно при помощи заклятия Разряд Духа. Да, оно пожирало всю имеющуюся энергию, но и отдача была ох какая хорошая! Сама по себе, без дополнительных бонусов. А они, бонусы то есть, тоже должны случиться. Те самые, за неожиданность нападения и прочее.
        Разряд… И вдогонку — Когтями его. Крит, еще крит… И все же маловато выходит. Видимо, амулетов слишком много защитных или же повышающих уровень жизни. Плевать! Войти в клинч, попутно заметив ошалевшие глаза эльфа, и продолжить разделку работорговца на составляющие, сконцентрировавшись исключительно на цели. Об остальном пусть заботятся мои напарники в этой миссии.
        Взрыв, взрыв… И заодно дымовые облака начинают затягивать все вокруг. Ай да Алиэнэль с Хельги, ай да красавцы! Четко рассчитали, четко выполнили первую часть своего предназначения. А вот и Цепная Молния проходится по толпе, создавая панику среди одних, мешая организоваться другим, заставляя попытаться сгруппироваться и сконцентрироваться на этой парочке третьих. Да, сейчас двое моих союзников — лишь отвлекающие цели, заранее брошенные на… нет, не на смерть, такое я бы не сделал. Для них это всего лишь перезагрузка игры. Дело житейское и привычное.
        Огонь… Шэнноар задействовал не то амулет, не то заклятие, и сейчас его тело окутывал огонь, опасный лишь для пытавшихся напасть. Видимая лишь мне полоска жизни резво катилась вниз, а я только и мог, что работать Когтями на максимальной скорости. Быстро, еще быстрее… А заодно с каждым ударом, не разрывая клинч, оттеснять эльфа к алтарю.
        Инъектор. В спину прилетает серия ледяных игл, но защитный имплант уже можно активировать, накопилось достаточно энергии. Теперь хоть немного легче. Есть, прошел очередной крит на Шэнноара!
        — Прикрываю!  — возглас Лаиры, сумевшей, как я понял, одолеть своего противника.  — Делай…
        Дым, полная неразбериха, крики вокруг. И новые взрывы. Ну да мне это неприятностей особых не доставляет. Респиратор на лице, правый глаз смотрит через Око Ратена, а левый просто прикрыт, чтобы рассинхрона воспринимаемой информации не произошло.
        Алтарь… Обрушить Шэнноара на него, и уже там нанести пару завершающих ударов. Есть! Оно все же соизволило подохнуть. Не где-то там, а непосредственно на алтаре храма госпожи лесов, пятная эту вычурную деревянную тумбочку своей кровью. Теперь остается отсечь ему голову и еще кое-что, располагающееся несколько ниже. Бросить кровавые трофеи в сумку, а заодно дотронуться до тела, переправляя ВСЕ его вещи к себе. Да, именно все, потому как Шэнноар подох окончательно и бесповоротно. А коли так, то победитель получает все, а собственно тело не во всех случаях рассыпается ворохом искр. Например, сейчас оно служит символом осквернения алтаря в храме.
        Позволяю себе осмотреться по сторонам, оценить обстановку. Хреново, однако! Паника, на которую я рассчитывал, уже заканчивается. Жрецы, быстро сориентировавшись, активировали один из уровней внутренней защиты. Теперь те самые цветы, которые я тут приметил при прошлом посещении, источали в воздух нечто, способное превратить паникующую толпу в этаких расслабленных болванчиков. Естественная реакция, сочетающая в себе как плюсы, так и минусы для жрецов. К плюсам однозначно относилось воцарившееся спокойствие, моя группа теперь не могла укрываться за массовкой. Вот только нам самим было пофиг, респираторы рулят, особенно когда их заранее подбираешь под определенный класс отравы. Ну а минус, он тоже присутствовал. Часть успокоенных могла бы помочь в нашей нейтрализации, а вместо этого блаженная улыбка и витание в наркотических облаках.
        Дым, кстати, тоже улетучивался, новые взрываемые дымгранаты практически не помогали. И жрецы, вкупе с храмовой стражей, вот-вот должны были обрушить на святотатцев такой удар, что мало бы никому не показалось. Поэтому…
        — Прикрывать нас с Лаирой! Хоть костьми лягте, а задержите…
        Хотя относился этот приказ всего лишь к двоим — Алиэнэли в ее полузвериной форме, и Хельги, на обоих боевых жезлах которого змеились разряды молний, готовые ударить в подходящую цель. Его же подруга, Хель, уже была вне игры. Выстрелившие из стены древесные копья истощили и так невеликий запас здоровья скаута, спеца по атакам из засад и скрытным перемещениям. Или же она чуть забыла об осторожности, подойдя близко к источнику угроз… А, не суть!
        Что-то вибрирует стимкомп, но сейчас мне на него наплевать. Есть более важная цель — артефакт, тихо и мирно возлежащий на подушке из травы и листьев. О его безопасности не беспокоятся, он ведь прикрыт магическим барьером, в основе которого лежит то самое божественное благословение Валлиэль. Ну не подумали жрецы, что на каждую хитрую… рожу найдется кастет с винтом!
        У меня он таки да имелся. Тот самый, полученный от Хоррана в подарок апгрейд Когтей Демона, позволяющий игнорировать божественную защиту как таковую. Разумеется, если она не на самих богах либо их аватарах в Скарлайге.
        Удар, еще один… С печальным шелестом защита слетает, и я быстро хватаю Стрелу Радаэлля в свои лапы загребущие.
        — Лаира, телепорт!
        А на нас обрушивается шквал магии со стороны жрецов. Поняли, что дело пахнет керосином,  — подлый враг добрался до храмовой реликвии! Храмовые стражи также рвутся вперед, стремясь снести все преграды на своем пути. А еще…
        Что за хреновина тут вообще творится? Со стороны входа движутся двое, причем уровни у этих… Тенерожденных, однозначно, явно весьма высокие. И мне подобное активно не нравится.
        Не успеют, точно не успеют! Драконида уже вытащила телепорт с заранее внесенными настройками. Теперь лишь чуток продержаться…
        Именно «чуток» и может оказаться проблемой. Вот бьющий молниями во все стороны Хельги оказывается накрытым сразу несколькими удачно пущенными связками заклятий. Земля, природа, воздух… Его буквально выкручивает наизнанку, лопается кожа. Кости вылезают из суставов, прорывая кожу. Боль… наверняка адская, даже учитывая прикрученные болевые фильтры.
        Алиэнэль, бросив последние алхимгранаты, бросается вперед, желая просто своим телом задержать накатывающуюся волну храмовых стражей. На что расчет? Режим безумия ульфхеднара. Волка-оборотня, способного малое время не чувствовать боли, обладать повышенной скоростью. Ну и толщина шкуры с повысившимся запасом хитов — это тоже не мелочи.
        Еще пару секунд она выиграет. А я? Мне стоять в позе роденовского мыслителя тоже не подобает. Есть одна… фишка.
        Когти Демона теперь не только контактное оружие. Они могут и отстреливаться. Вот и рискнем испробовать новый режим. И не на абы ком, а выцелим главного жреца храма — благообразного эльфа с жестким взглядом фанатика. Вот он, стоит, воздев руки кверху, а губы шевелятся, готовя заклятие. Позади две жрицы-эльфийки, положившие руки ему на плечи. Не то делятся силой, не то так и нужно в таких случаях — атаковать именно триадой. Остальные жрецы держатся несколько поодаль: похоже, просто не желают мешать старшим повергнуть обнаглевшего святотатца, покусившегося на реликвию. Уверенность на лицах, почти полное отсутствие беспокойства. Почему, ну почему же это так? Я уже сумел добраться до Стрелы Радаэлля. Или заклятие…
        — Телепорту мешают!  — вскрикнула драконида.  — Колпак! Надо сбить концентрацию!
        Ага, вот оно что! Значит, не зря я прицеливаюсь именно в эту троицу. Спокойную, потому как все жречество прикрыто аж несколькими слоями магической защиты, видимой даже простым взглядом, а не только через используемое мной Око.
        Прицеливаюсь… И — залп. Мля, собственными когтями стреляю, вот такой экзотический «маникюр» получается! И болезненный, надо отметить, ведь они вырываются прямо из тела, а смягчить боль лично для меня просто нереально. Особенности бытия Скользящего, чтоб их…
        Короткий полет, и… слои магической защиты не то чтобы лопаются, скорее — продавливаются. Первые несколько когтей из десятка несколько теряют скорость, а значит — и эффективность, но вот остальные… Хорошо пошли! Оказывается, они могут хоть немного, но корректировать свой полет. Почему вдруг проявилась столь приятная особенность? Не уверен, но возможно, сыграло роль то, что «снаряды» оставались частью меня самого и через некоторое время вернутся на законное место.
        В любом случае, они долетели. И попали. А заодно «попали» и жрецы, словив столь неожиданные подарочки, нарушившие так важную сейчас концентрацию. Нам с Лаирой оставалось лишь «помахать ручкой» оставшимся с носом эльфам и пожелать долгих и мучительных терзаний по поводу похищенного из-под носа артефакта. Ах да, еще и того, чтобы нанесенные когтями раны оказались максимально болезненными.


        Портал телепорта отплюнулся двумя нашими тушками неподалеку от дверей «Танцующего гхола» в славном городе Карахе. Собственно, именно это место, то есть территория клана Мьельнир, была для нас с Лаирой сейчас наиболее выгодной. Дела, ради которых мы отправлялись в Ваэлнор, пришли к своему логическому завершению. Что же до остального… ну, это время еще не пришло. Все надо делать постепенно. Шаг за шагом, тщательно просчитывая следующие свои действия.
        — У нас… все… получилось!  — налетел на меня крылатый торжествующий вихрь по имени Лаира.  — Шэнноар мертв. Совсем мертв! И никакое благоволение богов не поможет ему воскреснуть.
        Эт точно. Нету больше обидчика принцессы клана Нект. Совсем нет в этом мире. Сгинул, оставив после себя… Нет, гнусную память после себя он еще оставит, а я в этом помогу в меру своей извращенной фантазии. Не зря же определенные части дохлятины в качестве трофеев приволок. Обрадовать, что ли, дракониду еще и тем, что даже мертвому врагу можно порядочно напакостить? А что, оно можно, пусть девушка еще сильнее порадуется.
        — Враг умер, но… ты уничтожила его жизнь, но вот хочешь ли, чтобы еще и память о нем была навеки изгажена? Так, чтобы сам факт его смерти вызывал не сочувствие, а глумливые смешки?
        — Хочу!  — прекратив сжимать меня в объятиях, драконида даже крылья расправила от избытка эмоций.  — А что для этого надо сделать?
        — Да почти ничего. Просто зайти в любую лавочку, где занимаются экспресс-доставкой во все уголки Скарлайга, ну и посылочку отправить, как без этого…
        — Тогда что же мы стоим? Хочу-хочу-хочу…
        И кто бы сомневался! Уж точно не я. Так что потопали мы с девушкой в сторону ближайшего подобного заведения. Только Лаира просто прогуливалась, буквально тая от счастья, мне же приходилось еще и обдумывать дальнейшие планы. Те самые, которые поневоле возникли, стоило прочитать выведенные стимкомпом сообщения.
        Во-первых, выполнено задание «Месть принцессы». Мертв Шэнноар, а это и было главным условием выполнения. Опыт плюс отношение с ее стороны, как было написано. Первое было ой как к месту, что же до второго… На кой гхыр мне все эти надписи — это очевидно и так, причем в обе стороны.
        Во-вторых, собственно похищение эльфийского артефакта и осквернение храма. Довольный Аффомет прислал сообщение, заставляющее порадоваться и одновременно обеспокоиться по поводу новых миссий, которые на меня, вне всякого сомнения, вывалят:
        — Я РАД, ЮНЫЙ БРАТ ПО КРУГУ. ТАКИЕ ВЕСТИ, КАК ОСКВЕРНЕНИЕ ХРАМА ВАЛЛИЭЛЬ И ПОХИЩЕНИЕ СТРЕЛЫ РАДАЭЛЛЯ, РАЗНОСЯТСЯ ПО МИРУ ОЧЕНЬ БЫСТРО. ПУСТЬ ВСЕ ВЫШЛО НЕМНОГО ШУМНО, НО ТЫ ПРОШЕЛ ЛИШЬ МАЛУЮ ЧАСТЬ ПУТИ В КРУГЕ. СО ВРЕМЕНЕМ ПРИДЕТ И ДОЛЖНОЕ ИЗЯЩЕСТВО ПРИ РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ. ПОКА ЖЕ ПРИМИ МОИ ИСКРЕННИЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ И ПЯТЬ САПФИРОВ, ПОЛАГАЮЩИХСЯ В КАЧЕСТВЕ ПРЕМИАЛЬНЫХ.
        НО ЭТО ЛИШЬ ЧАСТЬ НАГРАДЫ. КРУГ ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ ПРОИЗВЕСТИ ТЕБЯ В ПОСВЯЩЕННЫЕ. ТАК ЧТО ТЫ ТЕПЕРЬ НЕ ПРОСТО НАШ БРАТ, А ПОСВЯЩЕННЫЙ ПЕРВОГО КРУГА МАКС. ПРИМИ ЭТО ЗВАНИЕ ЗА УЖЕ СОВЕРШЕННЫЕ ТОБОЙ СЛАВНЫЕ ДЕЛА И НОСИ ЕГО С ГОРДОСТЬЮ, КАК И ПОЛАГАЕТСЯ ТОМУ, В ЧЬИХ ЖИЛАХ ТЕЧЕТ КРОВЬ НАРОДА ИНФЕРНО.
        СКОРО МЫ ВСТРЕТИМСЯ С ТОБОЙ, НАМ ЕСТЬ О ТЕМ ПОГОВОРИТЬ, ДА И ВРУЧИТЬ ТЕБЕ ЗНАК ПОСВЯЩЕННОГО МОЖНО ТОЛЬКО ТАКИМ ОБРАЗОМ. УВЕРЕН: ТЕБЯ ЗАИНТЕРЕСУЮТ ТЕМЫ, КОТОРЫЕ БУДУТ ЗАТРОНУТЫ.
        АФФОМЕТ.
        И опять же — опыт. Деньги и опыт, опыт и деньги… Плюс звание, которое тоже не абы что. Схватка в храме и совершенная от имени Лаиры месть принесли три уровня, от щедрот Аффомета еще пять привалило. Офигеть, дайте два! Я уже давно знал, что каждый новый уровень с течением времени придется выгрызать упорными трудами. А тут вдруг такая прелесть. Хотя и то, что я сотворил — не рядовое явление. Поэтому был повод если и не раздуться от гордости, то уж точно оценивать собственные достижения как очень и очень достойные.
        Но и это было не все. Вскорости надо будет «порадовать» Ривинэлля, заглянуть в храм Владыки Клинков, чтобы собрать урожай со всех окучиваемых полянок. Ну и с полученными трофеями разобраться, чего уж скромничать. Правда, насчет последних был немаловажный нюанс — дележка. Алиэнэль, Хель и Хельги работали не за красивые глаза, а за достойную долю добычи. Их тоже предстоит порадовать вкусной толикой полученных плюшек. И ни при каком раскладе не жадничать, эта троица мне действительно помогла. Без них ни черта бы не получилось. Сейчас они в ауте, даже связаться со мной напрямую не могут. А вот пройдет время промежутка между перерождениями Тенерожденных, так сразу и пойдут обоснованные вопросы насчет скорейшей встречи.
        Ну и последнее на нынешний момент…
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ «ОСКВЕРНИТЕЛЬ» ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ЭЛЬФИЙСКОЙ БОГИНЕ ВАЛЛИЭЛЬ. ПОДОБНАЯ НАГРАДА ВЫДАЕТСЯ ЗА ДЕЙСТВИЯ, ВЫЗВАВШИЕ НЕДОВОЛЬСТВО ЖРЕЦОВ ТОГО ИЛИ ИНОГО БОЖЕСТВА. ТЕПЕРЬ ПОЧИТАТЕЛИ ВАЛЛИЭЛЬ, ГОСПОЖИ ЛЕСОВ, ЗНАЮТ О ВАС. ВЫ ДЛЯ НИХ — ЖЕЛАННАЯ ЦЕЛЬ. В ТО ЖЕ ВРЕМЯ МОЖЕТЕ РАССЧИТЫВАТЬ НА ПОДДЕРЖКУ СТОРОННИКОВ ВРАЖДЕБНЫХ ПО ОТНОШЕНИЮ К ВАЛЛИЭЛЬ БОГОВ. ДОСТУПНЫ ЗАДАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ВРАЖДОЙ БОЖЕСТВЕННЫХ СУЩНОСТЕЙ СКАРЛАЙГА. ДЛЯ ИХ ПОЛУЧЕНИЯ ОБРАЩАЙТЕСЬ В СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ХРАМЫ.
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ «ИСТОРЖЕНИЕ ИЗ МИРА». ВЫ ОКОНЧАТЕЛЬНО УНИЧТОЖИЛИ ОДНОГО ИЗ ЗНАЧИМЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ СКАРЛАЙГА. ТЕПЕРЬ ШАНС ПОВТОРИТЬ ПОДОБНОЕ ВОЗРАСТАЕТ НА 2 %. ИТОГОВЫЙ ПОКАЗАТЕЛЬ — 2,5 %.
        Круто! Возможность раскручивать на серьезные задания жрецов, для начала хотя бы из числа служащих Владыке Клинков, уже дорогого стоит. Ну а уж второе достижение вообще заставляет слюнки пускать. Особенно если есть возможность его дальнейшего развития. На первый взгляд жалкие два с полтиной процента на полное устранение противника не играют, это так. А вот если повнимательнее присмотреться к перспективам… Два выстрела из сотни станут «золотыми» — а это, как снова припомнилось, был хороший процент попаданий в морской артиллерии. Так что не ворчим, а напротив, радуемся привалившему счастью. И стараемся его преумножать…
        — Как думаешь, это место нам сгодится?  — дернула меня за руку драконида, показывая в сторону вывески «Вандель и сыновья. Крылья над миром».  — Вид у него достойный, район не трущобный.
        — Да мне и без разницы. Контора как контора. Не лучше и не хуже прочих. Главное, чтобы время не тянули и чтобы некоторые дополнительные услуги оказывали. Прошу…
        Открыв дверь, я, как и подобает джентльмену, пропустил прекрасную даму вперед, лишь после этого зайдя внутрь сам. Почтовое отделение, чтоб разработчикам двадцать пять раз икнулось, как после новогоднего похмелья! Сразу повеяло воспоминаниями о дли-инных таких очередях, когда хочешь отправить заказное письмо или получить посылку. И ведь парадокс — Советского Союза давненько нет, а очереди на почте как были, как и остались.
        Встряхнувшись и сбросив с себя нахлынувшее наваждение, я заново осмотрелся. Нет, все действительно похоже, но в то же время отличается в лучшую сторону. Нет атмосферы запущенности, очередей тоже, слава богам, нет. Зато есть идущая в нашу сторону предупредительная девушка-тангар, мило улыбающаяся.
        — Чего желают почтенные клиенты?
        — Самой быстрой отправки, само собой разумеется. Адрес — город-крепость Ваэлнор, эльф Кристинэлль. Туда пойдет посылка. И еще несколько адресов, но тут уже для доставки писем, тоже максимально скорой.
        — Это в наших силах,  — улыбнулась девушка.  — При отправке по высшему тарифу послания окажутся у адресатов максимум через два часа. Что-нибудь еще?
        — Да. Мне необходимо будет сделать снимки и перевести их на бумагу. Надеюсь…
        — Конечно, наше заведение готово предоставить вам все необходимое,  — мило улыбнулась служащая, даже не дав договорить.  — Вторая комната, там будет все необходимое. Извольте проследовать.
        Сервис, однако! Будь так во внешнем мире, я бы был весьма признателен. Увы и ах: там подобной атмосферы даже за большие деньги редко когда добиться получается.
        Зайдя в указанную комнату и закрыв за собой дверь, мы с Лаирой и впрямь обнаружили все необходимое. Сплав магии и технологии, заменяющий фотоаппарат и средство для печати фотографий, был громоздок, по-стимпанковски своеобразен. Но работал, как мы убедились, качественно. Значит, пришло время начать процедуру. Усмехнувшись, я расстелил на столике местный аналог целлофана и вытащил из закромов отрезанную голову Шэнноара и его нижнюю анатомию.
        — Ф-фу! Зачем ты сюда эту гадость приволок?  — скривилась драконида, брезгливо тыча пальцем в сторону отрезанного эльфийского «хозяйства».  — Голова может быть символом, это я понимаю, но другое…
        — А другое будет именно что позорным символом,  — уточнил я, доставая в довесок к уже извлеченному клей для органики, несмываемую светящуюся краску и закрепитель.  — Та-ак, сейчас мы кое-что наклеим. Добавим. Закрепим. Ну и надпись забывать не следует. Вот, готово. Как думаешь, после вот такого вот подарочка с надписью и поясняющей запиской хоть кто-то сохранит память о сдохшей твари как о нормальном эльфе?
        — Нет. Точно нет! Тут или брезгливость с отвращением, или злобный смех, или просто выбросят из памяти, чтобы не позорить род таким членом.
        — Причем во всех смыслах, что характерно…
        — Ох, Макс, я и не думала, что у тебя ТАКАЯ фантазия… Не завидую я твоим врагам.
        — Я вдобавок ко всему создаю себе репутацию, прелесть ты моя,  — счел я необходимым пояснить, делая снимки, а потом запаковывая получившуюся «композицию» в посылочный ящик.  — Теперь, в довесок ко всему прочему, местные типусы сильно подумают, прежде чем делать мне гадости. Кстати, для принцессы клана нелишне будет уметь сочетать полезное с полезным, пусть это не всегда приятно.
        Лаира, как следует подумав, признала верным подобный подход. Правда, заметила, что тут главное — отсутствие любви к подобным делам. А тут уже согласился я, добавив, что необходимость — это одно, а вот извращенность — иное.
        Отправили. Посылку — Кристинэллю, как посреднику и координатору всех деловых эльфов Ваэлнора, плюс лично для него послание с поручением. Выполнит или нет — это уже его личные проблемы. Ну а местные аналоги фотографий отправились чуть ли не всем значимым персонам города-крепости и его окрестностей. Работорговцев и сочувствующих надо пугать. За исключением тех, кто принадлежит к роду Терновника, для них у меня своя пакость заготовлена.
        Да, именно пугать. Не зря же нижняя анатомия Шэнноара была вмертвую приклеена ему же на лоб, а чуть ниже сияла надпись: «Был эльф, стал слон». Ну а что хобот специфический — так по делам и заслужил. Ибо нечего девушек насиловать и торговать ими, как картошкой на рынке. И записочка прилагалась. Там были всего несколько слов, но они могли продрать адресатов до глубины души: «Он был первым… Кто следующий, господа торговцы живым товаром?»
        — Отпразднуем событие?  — умильно захлопала ресницами драконида, прямо намекая на свое ну очень сильное желание расслабиться на всю катушку.  — Обещаю много нового и изысканного…
        — Я только за, чудо мое, но осталось еще немного дел.
        — Интересно. Я думала, что все уже позади… на некоторое время.
        — Почти так все и обстоит,  — согласился я, взмахом руки подзывая к себе экипаж, стоящий неподалеку,  — но у меня есть еще Стрела Радаэлля, которую надо использовать по самому выгодному мне варианту. Плюс последующий за всем этим разговор с Владыкой Клинков. Ну не с ним, до подобного внимания мне как по ту сторону океана пешком по дну, а с частицей его сути.
        Впечатленная подобными планами драконида согласилась, что откладывать такие дела и впрямь не следует. Забравшись в салон экипажа и указав желаемую точку маршрута, мы на солидной скорости поехали… к техномагу по имени Урзалл. Да, сначала именно туда. Боги, они ведь порой такие боги… Вот будет у меня собственно эльфийский артефакт под названием Стрела Радаэлля, так уважаемый Хорран может поддаться искушению и лапу наложить. А если вместо Стрелы увидит лишь встроенный в одного склочного тифлинга-техномага имплант, то все его претензии идут глухим эльфийским лесом. Поэтому сначала к Урзаллу, и только к нему.
        Примерно такими словами я объяснил сложившуюся ситуацию Лаире. Та добавила еще несколько ехидных комментариев по поводу божественной жадности к артефактам, да к тому же привела несколько легенд из прошлого. Схожих, млин, по сути. Действительно, не зря я перестраховываюсь, совсем не зря.
        Демоны Инферно! Чуть не забыл, что моего эльфийского знакомого Ривинэлля надо кое-чем заранее озадачить. Как-никак задание я от него получил, а двадцать пять сапфиров на дороге точно не валяются.
        А как с ним связываться? Только через Агриолла, порученца, потому как сам объект изволит напрямую стимкомпом не пользоваться, хотя возможность такую и имеет. Вызываю, требую срочно соединить меня с его хозяином, после чего остается только ждать. Впрочем, мне не так чтобы к спеху. Проявится во время нашей поездки к Урзаллу — хорошо. Ну а если несколько после — так оно тоже неплохо. Тогда малость поскучает, побесится, ожидая момента, когда уже я соизволю обратить на его остроухую морду свое драгоценное внимание.
        — ЭТО РИВИНЭЛЛЬ. ЧЕГО ТЕБЕ, ТИФЛИНГ?
        — ВСЕГО СЕМЬ МИНУТ УШЛО НА ПРОЦЕСС ПРИБЕГАНИЯ К ТЕБЕ ПОРУЧЕНЦА. ПОЛЬЩЕН, ЧТО ТЫ НАСТОЛЬКО РАД МОЕМУ ПОЯВЛЕНИЮ…
        — Я НЕ ДЛЯ ТОГО ОТВЛЕКАЮСЬ ОТ ВАЖНЫХ ДЕЛ, ЧТОБЫ ВЫСЛУШИВАТЬ ПЛОСКИЕ ОСТРОТЫ ОТРОДЬЯ ИНФЕРНО. ГОВОРИ, ЧТО ХОТЕЛ, И НЕ ЗАНИМАЙ МОЕ ВРЕМЯ, ОНО СТОИТ В РАЗЫ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТВОЕ.
        Хам, однако. Значит, придется разговаривать с ним в более жестком варианте.
        — ТВОЕ ЗАДАНИЕ ПО СУТИ УЖЕ ВЫПОЛНЕНО. ДОШЛИ ДО ТЕБЯ СЛУХИ ПРО СЛУЧИВШЕЕСЯ В ХРАМЕ ГОСПОЖИ ЛЕСОВ?
        — ДА!!!  — Отсутствие возможности орать при переписке эльф компенсировал восклицательными знаками.  — ЗАЧЕМ ТЫ ВСЕ ЭТО СДЕЛАЛ, БЕЗУМНЫЙ ТИФЛИНГ? ТЕПЕРЬ ВСЕ ИЩУТ ТОГО, КТО УСТРОИЛ ВСЕ. ОСКВЕРНЕННЫЙ АЛТАРЬ, ПРОПАВШАЯ РЕЛИКВИЯ, МНОЖЕСТВО УБИТЫХ В ХРАМЕ И ВОКРУГ НЕГО. ЗАЧЕМ?!
        — ЗА НАДОМ. И ВООБЩЕ, УСПОКОЙСЯ И ПЕРЕСТАНЬ ПЛЕСКАТЬ ЭМОЦИЯМИ В ТЕКСТ. МНЕ-ТО БЕЗ РАЗНИЦЫ, А ВОТ ЕСЛИ ТЫ СЛОВИШЬ СЕРДЕЧНЫЙ ПРИСТУП… КТО МНЕ ЗАПЛАТИТ? ТВОЙ СТИМКОМП В СОСТОЯНИИ ПРИНЯТЬ КАРТИНКУ?
        — ДА, НО ТОЛЬКО НЕБОЛЬШУЮ. Я НЕ ТЕНЕРОЖДЕННЫЙ, ЧТОБЫ ЛЕГКО ДОСТАТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ХОРОШЕЕ УСТРОЙСТВО.
        — ТОГДА ПРИНИМАЙ,  — отправил я эльфу как фото декорированной башки дохлого Шэнноара, так и тексты записок Кристинэллю и обычным адресатам. Подождав, пока придет сигнал успешной доставки приложений, продолжил: — ТЕПЕРЬ СМОТРИ. РАССЫЛКУ ПОЛУЧАТ МАКСИМУМ ЧЕРЕЗ ПАРУ ЧАСИКОВ ПОЧТИ ВСЕ РАБОТОРГОВЦЫ И СОЧУВСТВУЮЩИЕ. ВКЛЮЧАЯ ТЕБЯ, НО ИСКЛЮЧАЯ ЭЛЬФОВ ИЗ РОДА ТЕРНОВНИКА. ВЫЯСНИТЬ ПОДОБНОЕ БУДЕТ НЕ СТОЛЬ И СЛОЖНО. ТЕПЕРЬ ПОНЯЛ СУТЬ ПРОДЕЛАННОЙ РАБОТЫ?
        Ривинэлль, как к нему ни относись, дураком не являлся. Ответ пришел практически мгновенно:
        — ПОНЯЛ. ЕСЛИ КТО-ТО, НЕ ИМЕЮЩИЙ ОТНОШЕНИЯ КО МНЕ, НАМЕКНЕТ НА ПРИЧАСТНОСТЬ ТЕРНОВНИКА… ИМ ПРИДЕТСЯ ТРУДНО. ДОКАЗЫВАТЬ НЕПРИЧАСТНОСТЬ ОНИ БУДУТ ДОЛГО.
        — А В ЭТО ВРЕМЯ ТЫ МОЖЕШЬ УСПЕШНО ЛОВИТЬ ПИРАНИЙ В МУТНОЙ ВОДЕ. СОБСТВЕННО, Я ВЫПОЛНИЛ ЗАДАНИЕ.
        — СВЯТОТАТЕЦ!
        — ЭТО К ДЕЛУ НЕ ОТНОСИТСЯ. ПЛАТИ. ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ САПФИРОВ. ВПРОЧЕМ, МОЖЕШЬ ДОБАВИТЬ, Я В ОБИДЕ НЕ БУДУ.
        Добавлять он ничего не стал, но и увильнуть тоже не пытался. Понимал, что в противном случае его роль во всем случившемся выплывет наружу, и тогда… Роль беглеца Ривинэллю явно не улыбалась. В общем, двадцать пять сапфиров рухнули мне в кошелек, а заодно еще один уровень поднять удалось. Такие вот дополнительные бонусы за одно и то же деяние. Красота, да и только!
        Распрощавшись с эльфом, я внимательно посмотрел на Лаиру, на лице которой мелькнула легкая тень. Не недовольство, а скорее тоска по тому, что не получилось сделать. И я вроде бы даже догадываюсь, по какой именно причине.
        — Печально брать у одного работорговца деньги за убийство другого, и при этом не иметь возможности прикончить и его в придачу?
        — Точнее и не сказать, Макс… Я не глупая девочка, все понимаю, а на душе все-таки нелегко.
        — Все со временем проходит. Один подох, многие другие сильно призадумаются, осторожность усилят на какое-то время. Хоть немного, а поток рабынь, идущий через Ваэлнор, снизится. Ну а если они попробуют на меня охоту организовать — флаг им в задницу и голодного дракона навстречу.
        Успокоил. Вместо тени на лице широкая улыбка, а глаза задорно блестят, явно предвкушая массовую резню несимпатичных ей остроухих работорговцев и оравы им сочувствующих. Что ж, какова девушка, таковы и мечты. Но тем она мне и нравится.
        Прибыли. Лавка Урзалла. Пора серьезно ошеломить старого и умудренного техномага. Думаю, ему нечасто доводилось работать с божественными артефактами…



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Мануэлла Гонсалес


        Случай появиться в гостях у профессора Тормасова представился Мануэлле гораздо раньше, чем она ожидала. Да и спусковых крючков оказалось аж два сразу. Сначала был тот самый доклад…
        Станислава Рокотова неведомые специалисты устранили тихо и профессионально, следов не осталось. Зато ее аналитики сумели вытащить из-под покрывала тайны одну второстепенную, но о многом говорящую деталь. Денежный перевод. Не абы какой, а предназначенный структуре, руководитель которой давно и прочно «лежал» под лордом Пэмсборо. Внеочередной перевод. Каковые выдаются лишь за хорошо выполненную работу в качестве премиальных. А что произошло в последние дни из действительно значимых событий?
        Нет, она тщательно все проверила и перепроверила, не желая возводить напраслину на одного из директоров. Но тщетно! Был лишь один вариант, самый неприятный, но в то же время реальный. Лорд Пэмсборо влез в ее дела руками и ногами, да еще насвинничал, устранив ее наемников, нарушив далеко идущие планы. Такое не принято было спускать на тормозах.
        И второе. Полностью, с треском провалившаяся операция в Скарлайге. Не было даже самой маленькой детали, которая бы заставила подумать, что вся предварительная работа проделана не впустую. Но об этом следовало говорить с Тормасовым, он был более осведомлен. Сама Мануэлла решила воспользоваться советом и самоустраниться даже от отголосков постигшего план Корпорации провала.
        Поэтому, только поэтому она сидела в гостиной этого чокнутого русского гения, любезно принимая бокал коллекционного белого вина и выслушивая вполне себе пристойные комплименты по поводу собственной внешности и выбранного сегодня образа.
        — Я польщена и словами, и оказанным мне приемом. Но…
        — Любопытство всегда сильнее. Поэтому дама желает перейти к делам,  — понимающе улыбнулся Тормасов.  — Извольте. Полагаю, вы желаете из уст осведомленного источника узнать, что произошло в виртмире Скарлайга: в известном нам месте во вполне определенное время.
        — Точно так.
        — Все просто и примитивно. В качестве преамбулы скажу, что два кретина, Хью Ондгсури и Питер Хилл, как вы знаете, выбрали игровыми персонажами воина-человека и эльфа-скаута. В таком состоянии и «соскользнули», поэтому менять что-либо у нас не получилось бы при всем желании. Отвратительная прокачка игровых аватар, стандартно выбранные цели развития, упущенные возможности для гибкого взаимодействия с окружающим их миром… Хотя чего можно было ожидать от мистера «йоу, я крутой чел, любящий слушать суровый гангста-рэп с черными братьями» Ондгсури и мистера «типичного американского обывателя, представляющего вместо своей расплывшейся от пожирания фастфуда туши изящное эльфийское тельце, привлекающее одновременно девочек и мальчиков» Хилла.
        Гонсалес невольно улыбнулась, выслушав ядовитые, краткие, но очень четкие характеристики, данные двум их, если можно так сказать, бесценным работникам.
        — Тебе весело. Рад, что хотя бы этим они оказались полезны. Смогли улучшить настроение ледяной латинской красавице…
        — Я не ледяная! Не всегда ледяная.
        — Случая проверить как-то не представлялось,  — оценивающе прищурился Тормасов.  — Но двинемся дальше. Двое, один из которых эльф, то есть априори свой в Ваэлноре, попав туда, ведут себя совершенно не так, как надо.
        — Поясни!
        — Они могли попасть в храм эльфийской богини без проблем, могли оказаться ближе к жрецам, могли сделать многое… Если бы дали себе труд подумать, то вообще способны были косвенным образом облегчить Максу процесс завладения артефактом. Полагаю, тебе не надо напоминать, ЗАЧЕМ он нужен ему, а заодно и нам, но опять же в его руках?
        Гонсалес порылась в своей памяти насчет особенностей развития Скользящих. К ее удовлетворению, эти сведения еще не покрылись пылью, а напротив, сразу всплыли из невидимых хранилищ.
        — Прорыв обратно в реальный мир. Это возможно или при достижении высокого уровня, или чуть раньше, при источнике энергии в виртмире. Вещи тамошних богов подходят неплохо.
        — Умная девушка… приятно не только посмотреть, но и побеседовать,  — похвала от Тормасова все равно была щедро сдобрена иронией.  — Так вот, ЭТИ не сделали ничего из вышесказанного. Вместо этого они дожидались снаружи храма. Спохватились, лишь когда там началось сражение. Рванулись туда с грацией носорогов в лавке антикварной посуды, стали пробиваться вперед, расшвыривая всех вокруг в меру своих больших, но неправильно применяемых сил. Результат печален. Кого-то они убили, потом прикончили их. Макс ушел, получив желаемое. Возможно, обнаружил не просто интерес к своей персоне, но и идентифицировал этих двух недоразвитых. А саму парочку болванов отныне и весьма надолго вышвырнули за пределы Ваэлнора. Кстати, Ондгсури и Хилл до сих пор не появились.
        — Это серьезная проблема?
        — Лично для меня будет большим благом, если оба они исчезнут раз и навсегда. В конце концов, основные тесты мы провели, а для остальных нужны более интеллектуальные подопытные. Впрочем, я горячусь, признаю это. Даже от таких болванов есть польза, но лишь в лабораторных условиях и при простейших вводных.
        — Но я не получила ответ…
        Профессор тоскливо воздел глаза к потолку. Впрочем, быстро взял себя в руки, вспомнив, что не все в окружающем его мире столь же свободно ориентируются в высоких научных материях. Нет, точнее было бы сказать — почти никто не ориентируется…
        — Эффект «скольжения» до конца не изучен. Но там есть не только плюсы. Дело в том, что, умирая в мире игры, Скользящий переносит это не как простой игрок. Тот просто «просыпается» в своем «саркофаге», ждет пару часов и возвращается. Или списывает со счета некоторую сумму и возвращается гораздо быстрее.
        — А со Скользящими все иначе,  — мрачно констатировала Мануэлла.  — Неужели они могут действительно умереть там, в цифровом мире?
        — Могут, в том-то все и дело. А если не умирают, то исчезают из поля зрения на срок от нескольких часов до месяца, причем ничего не могут про это рассказать. Совсем ничего, даже под препаратами и при воздействии высокопрофессиональных гипнотизеров и спецов по ментальной коррекции. Кстати, тем двум болванам про это неизвестно. Поэтому я стараюсь пореже выпускать их «на травку» в Скарлайге. Риск хорош, когда он приносит пользу, но не в остальных случаях. Будь добра…
        — Поняла. Мог бы и не сомневаться. Есть еще что-то, что мне требуется знать?
        — Да. Пока двое наших Скользящих после проваленного с треском задания отдыхают то ли в вечном, то ли пока временном ничто, Степлтон на пару с нашим напыщенным лордом готовятся ко второй попытке прихватить Макса. Пользуясь, кстати, теми же сведениями, тобой добытыми.
        — Нет!
        — Да,  — с дьявольской улыбочкой отозвался Тормасов.  — Карах, территория Мьельнира, враги клана, уязвимые места обороны… Все то, что сливал тебе агент. Этим обязательно воспользуются: грубо, коряво, нерационально. И преимущества обратятся в пыль, и слабости придут на их место. Это я так, библиями балуюсь, интерпретируя по своему разумению. Кстати, а что ты переживаешь? Сама ведь всегда была, есть и будешь сторонницей самых жестких методов…
        Тут Мануэлле было сложно ответить… кратко. Лично по ее мнению, предпочитаемые ею методы могли быть жестокими, аморальными по всем признакам, но они никогда не были нерациональными. Здесь же все было словно специально нацелено на то, чтобы полностью лишиться шансов подмять под себя нового Скользящего. Это она и попыталась объяснить Тормасову.
        — Я хотела напугать объект разработки, взять его под контроль, устранив малую часть привязанностей из числа менее значимых. Показать ему наше превосходство по всем фронтам. Он же победитель, привыкший убивать и выходить целым из адского пламени. А эти… они не напугают, но окончательно озлобят. Это бесполезный для наших целей поступок!
        — Продолжай, Мануэлла, ты меня уже заинтересовала своими словами. Всегда хотел поглубже разобраться в твоих мыслях и поступках.
        — А, не это сейчас главное… Я не скрываю: сейчас другое ценнее. Макс этот — он как серфингист, поймавший волну. Бой с теми террористами, успешный побег от них, удачи в виртуальном мире, осознание себя как Скользящего… Если он уйдет от попытки захватить его… А он уйдет, я не сомневаюсь! Он же начнет искать виновников… Проклятье! В реальном мире он тоже не беззащитен. Даже более того…
        — Что тебя волнует?
        — Мы тогда не сможем взять его под контроль!  — взвизгнула Гонсалес как девчонка.  — Страх, заложники из числа близких… Он почувствует свою силу, а ненависть при таком варианте пересилит все остальное — даже страх и инстинкт самосохранения, присущие любому хомо сапиенс. И даже если мы в дальнейшем воздержимся от агрессии, от нас он уйдет, никакой пользы от всего проделанного ранее… Надо это остановить во что бы то ни стало!
        Немного несвязный, но понятный поток сознания со стороны Мануэллы действительно впечатлил профессора Тормасова. Мысленно он в очередной раз отдал должное своей гостье. Она действительно была умной. Да, со своими странностями и весьма неприятными чертами характера, но все же. Ум — редкое качество, а уж способность грамотно его использовать — тем более.
        — Поздно. Председатель утвердил план операции. Лорд Пэмсборо его инициировал изначально. Лехман… этот трусоватый человечек поддержит все и всех. Мы можем лишь сгладить ущерб. Для себя лично.
        — И что для этого надо предпринять?
        — Ничего. Нам не надо ничего делать. Смириться с потерей агента, которого обязательно вычислят. Принять как факт, что Скользящий по имени Макс еще долгое время не подпустит к себе никого из Корпорации, если только узнает, кто мы такие и что из себя представляем. Принять стратегию непрямых действий за основную и идти к цели долгим и кружным путем. А он, путь, у меня уже намечен.
        — Сложно…
        — Привыкай. А для твоего утешения предлагаю предварительно рассмотреть улучшение нашего положения в Корпорации. Кардинального улучшения… Того самого, для которого ты могла бы использовать своих итальянских друзей, а я — некоторые структуры, упирающиеся корнями в мою историческую заснеженную родину.
        Гонсалес впечатлилась. Даже залпом выпитый бокал вина лишь самую малость помог сгладить эмоциональный шок от полученного предложения. Отказываться от него женщина не собиралась. Пусть временный, но союзник такого калибра ей точно не повредит. До определенного этапа, как оказалось, цели у них общие. А дальше… будет видно. В конце концов, даже гении смертны.



        ГЛАВА 17

        Знакомое место. Все тот же доспех с вмонтированной в грудину стреляющей штуковиной, тот же механический паук… Хм, а вот подобие нетопыря, свисавшее с потолка, куда-то исчезло. Теперь вместо него там подвешены две драконоподобные конструкции, также на вид весьма небезобидные.
        Но я-то ладно — не первый раз появляюсь в лавке странного тифлинга-техномага, зачем-то привыкшего прикидываться относительно безобидным и скрывать от всех свое истинное положение в иерархии Круга, а вот Лаира была впечатлена.
        — И это все — техномагия?  — удивленно вымолвила она, медленно осматриваясь вокруг. Ей понравилось тут многое, начиная с простейших имплантов, выставленных на продажу, и заканчивая помощниками-автоматами, особенно вот этой боевой четверкой.  — Как жаль, что я так и не смогла пробудить в себе талант к магии… особенно техномагии.
        — Похвальное желание приобщиться к тайнам,  — раздается знакомый и донельзя циничный голос.  — Здравствуй, мой беспокойный юный собрат. С новым повышением тебя, сам знаешь, о чем я. Рад познакомиться, Лаира шер Нект, принцесса в изгнании.
        — Откуда…
        — Этот тифлинг знает очень многое, порой даже чересчур,  — ухмыляюсь я,  — так что позволь представить тебе Урзалла, того самого техномага и мастера по всевозможным имплантам и усовершенствованиям техномагического плана, о котором я не раз тебе говорил.
        Принцесса… За какие-то несколько секунд Лаира полностью пришла в себя и поприветствовала техномага так, как и было положено по самым строгим правилам этикета. В ответ же… аналогичный этикет. Да-а, не просты вы, Посвященные Круга, более чем не просты.
        — Только давайте отставим в сторону церемонии. Не до них.
        Урзалл пожимает плечами. Дескать, я могу хоть так, хоть эдак. Драконида тоже не горела желанием продолжать официоз. На том и порешили — разговаривать без излишних реверансов, но и без панибратства. На уровне неплохих знакомых, если так можно выразиться. Ну и не здесь, а в рабочей комнате техномага.
        — Так с каким делом ты ко мне пришел, беспокойный и слишком известный в последнее время Тенерожденный? Наверняка тебе нужны новые импланты. Я готов помочь, у меня неплохой выбор, признаюсь честно. Новые поставки, последняя партия только вчера прибыла.
        — Новые импланты я возьму, тут даже не сомневайся. И телепорт заряжу, поскольку с ним всяко уютнее, чем без него. Но первым делом от тебя, как от действительно ценного и проверенного специалиста, нужно другое. Ты наверняка слышал про имплант под названием Печать Пустоты?
        Искра интереса в глазах Урзалла, стандартная при появлении у него перспективного клиента, переросла в яркое пламя. Техномаг напрягся, чуть дернулся вперед, даже пара из его многочисленных имплантов загудели и заскрежетали сильнее, чем обычно.
        — Ты у МЕНЯ это спрашиваешь, юный брат? Я знаю о всех имплантах, которые только существуют, и даже о некоторых из числа тех, которые существовали ранее, пусть их и не в силах повторить нынешние мастера. А Печать даже видеть доводилось, хоть и редко. Это произведение искусства ощущает присутствие предметов, связанных с богами, распознает личности, с ними напрямую связанные. Позволяет определить, к какому из божеств относится замеченная энергетика. Говорят, раньше их умели делать, сейчас же только боги в состоянии дать его тем, кто привлек частицу их внимания и благосклонности.
        — Тогда посмотри,  — откинул я волосы со лба, демонстрируя собственно предмет разговора.
        — Интересно. Очень интересно. Сейчас я его внимательней рассмотрю, а то он отличается от виденного мной ранее.
        Процесс рассматривания растянулся минут на пять и сопровождался восхищенными возгласами, причудливо перемешанными с отборными ругательствами. Уверен, родичи в Инферно с удовольствием послушали бы своего потомка. Да и мне пара оборотов понравилась, чего уж там.
        — Значит, ты не только можешь видеть особым образом, но еще способен встраивать в виде имплантов переработанные артефакты,  — вынес свой вердикт Урзалл.
        Я был этому рад. Ведь если он прочувствовал возможности доставшегося мне импланта, то имеется немаленький шанс, что и переделать артефакт в приемлемый для меня вид сможет. Поэтому, достав из сумки Стрелу Радаэлля, я покачал ею в воздухе и произнес:
        — Вот эту вот эльфийскую штучку надо переделать в имплант. И чем скорее, тем лучше. Не хочу, знаешь ли, светиться с такой приметной вещью. Не хотелось бы говорить, но в данной ситуации срочность наступает на пятки качеству. Уж прости, Урзалл, за такие обидные Мастеру слова.
        — От ситуации зависит, Макс. К тому же не уверен я, что этот артефакт будет первым и последним, что ты принесешь старому техномагу на переделку. Только одно спрошу… А не жалко?
        — Ходить и отсвечивать такой штучкой у всех на виду?  — саркастически хмыкнул я.  — Уволь от такого. Признаться, я даже его характеристики не проверял, чтобы от сожаления поменьше страдать.
        — И это понимаю,  — услышав эти слова Урзалла, моя драконида тяжко вздохнула. Она уж наверняка успела внимательно изучить раритет.  — Сейчас я встрою тебе получившееся из Стрелы Радаэлля в организм. Место… Наверное, ближе к шее. Самому интересно, что в итоге получится…
        Под такой «успокаивающий» говор техномага я постарался расслабиться. Идти никуда не требовалось, меня попросили всего лишь откинуться на спинку стула, предварительно сняв как броню, так и вообще оголив торс. Дело не дюже сложное. А вот хирургическо-магические инструменты в руках техномага вызывали не самые приятные ассоциации. Вроде не в первый раз подобная процедура надо мной проводится, а все равно… Инстинкты — они не просто так даны, сами по себе не испаряются.
        Ледяной укол обезболивающего состава, хитрые манипуляции над телом… А вот и уже сильно изменившийся кусок древесины священного для эльфов вида приближается к месту будущего расположения. Хм, да теперь он весь в металлических окантовках и украшен какими-то странными кристаллами. Забавно…
        Резкий укол боли, затем волна ледяного холода, потом огонь… Бр-р, жуть! И это сквозь анестезирующий состав! Серьезное дело, ничего не скажешь.
        — Все, пациент, можешь одеваться,  — радостно оскалился Урзалл, удаляя следы крови и убирая свой набор палача-любителя.  — Имплант я тебе установил, но с тебя два сапфира.
        — Сколько?!  — взвыла пароходной сиреной Лаира.  — Такие деньги за полчаса работы… побойтесь богов, Мастер!
        — А чего их бояться, они далеко, до меня им дела особого нет,  — мгновенно парировал тот.  — А дешевле никак. Материалы слишком дорогие. Редкие, совсем нелегальные. К тому же в Карахе только трое, кто может провести подобную операцию. А двое мгновенно заложили бы подобного редкого клиента всем заинтересованным сторонам.
        — Ну а вы?
        — У меня свои интересы к этому юному собрату. И свои клятвы.
        Пока эти двое препирались по не слишком значимому сейчас вопросу, я быстро взглянул на список доступных мне имплантов и… Сразу же выскочило системное сообщение:
        ВНИМАНИЕ. ВЫ УСТАНОВИЛИ ИМПЛАНТ ИЗ РАЗРЯДА НЕ ВХОДЯЩИХ В ЧИСЛО СТАНДАРТНЫХ, ПОД НАЗВАНИЕМ «СТРЕЛА РАДАЭЛЛЯ». НА ДАННОМ УРОВНЕ РАЗВИТИЯ ОН УВЕЛИЧИВАЕТ ЖИЗНЕННЫЕ СИЛЫ НА 100 % И ЭНЕРГИЮ НА 50 %. ТАКЖЕ НА 150 ПОВЫШАЕТСЯ СОПРОТИВЛЕНИЕ ПРИРОДЕ. ПО ДОСТИЖЕНИИ ПЯТИДЕСЯТОГО УРОВНЯ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИМПЛАНТА ВНОВЬ ПОВЫСЯТСЯ.
        ВНИМАНИЕ. СЕЙЧАС ИМПЛАНТ НАХОДИТСЯ В ДЕЗАКТИВИРОВАННОМ СОСТОЯНИИ. ДЛЯ ЕГО АКТИВАЦИИ ВАМ НЕОБХОДИМО ВЛОЖИТЬ 3 ЕДИНИЦЫ УМЕНИЙ.
        Не вопрос! С легкостью жертвую ими, и — вуаля, готово. Упомянутые значения рывком повышаются, ну а я чувствую себя просто великолепно как в физическом, так и моральном плане.
        Кстати, я перешагнул порог сорокового уровня, а значит — меня просто-таки ждут новые заклятия и импланты. Самое время, да и место идеальное. Но для начала…
        — Хватит спорить по не столь уж и существенным мелочам,  — мягко пытаюсь успокоить все еще препирающихся по поводу цены Урзалла и Лаиру.  — Вот ваши два сапфира, Мастер, это невысокая цена за получившийся шедевр. Но мне понадобятся и иные импланты наряду с установкой оных.
        — Мой товар и мои руки к твоим услугам…
        Драконида смотрит чуток укоризненно, но вместе с тем полна любопытства. Понимаю ее. И насчет первого, и насчет второго. Но только деньги сейчас не столь важны, как-никак из-за последних событий образовалась солидная «подушка безопасности».
        Я же, с целью освежить память, просматриваю доступный теперь список новинок для самосовершенствования. Только для начала — характеристики проапгрейдим, ибо давно пора. Сначала догоняем до десятки Восприятие и Ловкость. А то совсем тоскливо они смотрятся. Хоть мое положение Скользящего и позволяет пользоваться естественными их аналогами из внешнего мира, но проверим кое-что и в таком раскладе.
        Десятку в Выносливость, за-ради универсальности в контактном бою, которого при одиночных боях или же с единственным постоянным напарником… напарницей не избежать. Интеллект… Для самых вкусных улучшений потребуется догнать до сорока пяти. Что ж, охотно жертвуем. И остаток — в Волю. Энергии для техномага может быть только мало, но никак не много.
        Готово. Теперь и к умениям перейдем, их у меня тоже достаточно скопилось. Установить Песню Сирены — это само собой. А заодно улучшить до четвертого уровня. А дает нам это волну инфразвука, способную напугать или просто вызвать неприятные ощущения от попавших под ее действие. Дальность действия — до 10 метров. Хм, неплохо само по себе, хотя во многом это дубликат имеющихся заклятий. Тогда на кой? Все ради следующих уровней, все ради последующего получения возможности убивать звуком, причем массово, что характерно. Долгий путь, но достойный приз в конце.
        Имплант с говорящим названием Хамелеон… Берем! Дает возможность при активации слиться с поверхностью, с которой соприкасаешься. Процесс маскировки будет занимать 5 секунд, энергии для активации потребует аж 150 единиц и по 60 в минуту поджирать будет. Плюс при передвижениях хамелеонистость частично спадает, вновь становясь эффективной при неподвижности. Ну и посреди открытого пространства не спрятаться — до уровня подстраивания под воздух имплант пока не дотягивает.
        И все же — мое! Не отдам. Опять же штука на вырост. Дальше смотрим… Левитация. На начальном уровне собственно и летать, то есть левитировать, не выйдет, но вот замедлить падение и плавно спланировать — это за милую душу. Тоже энергии жрет немерено — 200 активация и 150 в минуту для поддержки, но оно того стоит. Особенно если столкнут с края обрыва или с дирижабля вывалишься, да не по своей воле.
        Из новенького и интересного — всё? По имплантам — да, зато заклинание полезное нарисовалось однозначно: Духовная Жизнь, однако. И вовсе не религиозная мутотень, а всего лишь возможность использовать в качестве источника энергии жизненные силы организма. Активация, как и логично предположить,  — 0 единиц.
        Поднять на уровень Шоковую Петлю и Круг Копий и… остается три единицы умений. Пожалуй, на этом я и остановлюсь. Ведь в ближайших планах у меня попробовать совершить рывок во внешний мир. А если все получится, то после возврата сюда придется зайти к Хоррану в гости. Буду, кхм, пробовать раскулачить его еще на пару божественных плюшек, куда без этого! А их тоже предстоит оплачивать, за просто так боги ничего не дают. Или дают. Но заемное. Которое мне на фиг не сдалось. Всегда рассчитывай лишь на те силы, которые с тобой и останутся — таково мое кредо, еще ни разу не подводившее.
        Пока же надо было расплатиться с Урзаллом за покупки имплантов и их установку. Не столь и дорого, кстати. По нынешним моим капиталам недорого, все же 86 рубинов как виверна языком слизнула.
        Напоследок — просто посидели. Поговорили — о творящемся в Карахе и грызне всех против всех — под крепкий чай и домашнюю настойку, что пришлась Лаире по вкусу. Получили приглашение заходить еще, особенно в свете последних событий. Хм, понятно. Это ж я теперь не просто один из объектов интереса Аффомета, а полноправный по сути член Круга. Пусть и без подтверждающего сей факт амулета-опознавателя. Отсюда и отношение совсем другое, как и во всех подобного рода тайных орденах и прочих структурах.
        Честно признаться, я посидел бы и еще малость, но вызов на стипкомп вынудил меня отвлечься. Поговорить желали трое: Хель с Хельги, а также Алиэнэль. Оно и понятно — доля трофеев нужна всем. Томить их излишним ожиданием я не собирался, а посему набрал и отослал однотипное сообщение:
        — ВСЁ В СИЛЕ. ЧЕРЕЗ ПОЛТОРА ЧАСА В «ТАНЦУЮЩЕМ ГХОЛЕ» СОСТОИТСЯ «МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ ДУХОВ И РАЗДАЧА СЛОНОВ» В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ. А ЕСЛИ КТО НЕ ПОНЯЛ, ТО ЧИТАЙТЕ КЛАССИКУ. В ОБЩЕМ, НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫМ.
        Как оказалось, классику читали все трое — как «Золотого теленка», так и вечную книгу про Зону и бродящих по ней сталкеров. Так что встреча была назначена, и хотя времени имелось более чем достаточно, я стал сворачивать разговор. К счастью, Урзалл был тифлингом тертым, догадливым, заявив с ходу:
        — Партнеры требуют доли внимания и трофеев. В этих случаях не задерживаются.
        — Времени с избытком. И его хватит на то, чтобы получить у тебя пару советов насчет того, как лучше работать с божественными имплантами.
        — Брать — и работать…
        — Нет-нет. Как НАИБОЛЕЕ эффективно пробуждать скрытые в них возможности?  — уточняю я заданный ранее вопрос.  — Пусть ты и не использовал такие импланты, но теоретические основы быть должны. По крайней мере, установка не вызвала у тебя ни малейших затруднений. Значит, работал не наобум, а руководствуясь чем-то надежным, вроде передававшейся из рук в руки инструкции. Все так?
        Понявший, что отделаться от меня и впрямь сложновато будет, Урзалл вздохнул и начал монотонно рассказывать. Тут было много интересного, начиная с простейших упражнений на концентрацию и заканчивая комплексами энергетического воздействия на любые высокоуровневые и особенно связанные с божественными сущностями импланты.
        Спасибо памяти! Новой памяти, которая у меня очень сильно улучшилась с момента «соскальзывания» в Скарлайг и до сих пор продолжавшей совершенствоваться. Не удивлюсь, если со временем она станет близка к идеальной. И как бы то ни было, я параллельно со словами обучающего меня техномага пробовал применить все его наставления на практике. Если получалось с ходу — временно откладывал в сторону с заметкой в памяти вернуться позже для дальнейшего совершенствования. Ну а если что-то стопорилось, тогда Урзалл получал серию уточняющих вопросов. Этот краткий «курс молодого техномага» закончился минут через сорок, оставив после себя чуток плывущее от усталости сознание, улучшенное понимание работы имплантов и… неожиданное достижение, о коем я узнал от поступившего на стимкомп сообщения:
        — ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ «СУТЬ МЕХАНИЗМА». ЭФФЕКТИВНОСТЬ РАБОТЫ ИМПЛАНТОВ ПОВЫШАЕТСЯ НА 5 %. В СЛУЧАЕ НЕСТАНДАРТНЫХ ИМПЛАНТОВ ЭТОТ НАВЫК ОСОБО ПОЛЕЗЕН, ДАВАЯ ПРИРОСТ К ЭФФЕКТИВНОСТИ ДО 15 %.
        — Тайные знания, юный брат,  — ухмыльнулся Урзалл, явно подметив на моем лице удивление.  — Думаю, ты еще не раз удивишься, так много интересных знаний сокрыто в потаенных углах, а также в тех местах, где углы отсутствуют по определению.
        Я лишь кивнул, показывая, что великолепно понял прозвучавший намек на секреты Круга. Думаю, что при росте уровня посвящения будут открываться новые и новые бонусы. И это радовало. Как ни крути, но структура эта по сути своей одна из двух являющаяся доброжелательной к моей персоне. Вторая… клан Мьельнир, но тут все «шрайбен вилами по вассер», ибо зависит от Харальда и собственно интересов клана. Да и не столь велики возможности отдельного и не самого сильного даже в Карахе клана Тенерожденных…
        Время. Теперь уже точно распрощавшись на ближайшее время с Урзаллом, мы с Лаирой покинули его заведение и снова оказались на улицах Караха. Буквально на пару минут. Именно этот промежуток времени максимален, прежде чем стоящих в ожидании транспорта подхватит какой-то из свободных экипажей.
        — Мы успеваем?  — поинтересовалась драконида, бросая быстрый взгляд на стимкомп. Теперь именно высвечивающееся там точное время стало для нее заменой браслету, в который был встроен кристалл кварца, показывавший те же цифры.
        — Более чем. А уж учитывая склонность некоторых дам хоть немного, но опаздывать к месту встречи… и это я не про тебя!
        Довольная эти замечанием, Лаира изобразила на лице превосходство над «всякими там красотками из мира Теней». Ну а я, пока она развлекалась столь нехитрым образом, попробовал реализовать пробный «подход к снаряду». Ну выражаясь более конкретно, проверить на прочность границу между Скарлайгом и внешним миром.
        Сконцентрироваться, выбросить из головы все посторонние мысли, почувствовать протекающую сквозь тебя энергию. Вот она, та сила, которая везде в этом мире — могучая, всеобъемлющая, способная много дать умному и лишь ехидно посмеяться над идиотом, выдав фальшивый блеск ограненного ювелиром-мошенником страза вместо настоящей красоты драгоценных кристаллов. Теперь — выделить течение энергии через имеющиеся импланты, отследить работу каждого из них.
        И это получилось! Просто прелестно. Вот Хамелеон, Скороход, Зонтик Беса, прочие встроенные механо-магические штуковины, столь важные для уважающего себя техномага. А вот и самое важное для моей цели: когда-то бывший эльфийским артефактом особенный, очень редкий имплант. Целиком сосредоточиться на нем, на его силе, связанной с высшими сущностями этого мира. Создать своего рода гарпун, способный пробить дыру и дать возможность «скользить» во внешний мир и обратно. Иначе какой же я, к ангельской матери, Скользящий?
        Пробую прочувствованный мной в полной мере именно сейчас барьер на прочность и понимаю, что действительно способен его преодолеть. А заодно приходит и понимание — скакать туда-обратно часто не получится, по крайней мере сейчас. Должно пройти время, минимум пара дней, чтобы восстановился запас особенной энергии. Пригодной только и исключительно для перехода.
        — Макс?..
        Слышу обеспокоенный голос Лаиры и автоматически, на чистых инстинктах словно бы захватываю ее в кокон, предназначенный для перехода. И сразу же отпускаю, поняв, что еще немного — и я действительно вернусь в знакомый с детства мир. Пока же слишком рано, тут еще кое-что доделать нужно, прежде чем предпринять новые шаги. Да и назначенную встречу срывать точно не стоит. Слово всегда надо держать!
        Выплываю из того особого состояния инсайта, в которое загнал себя. И… изумленные глаза дракониды, полные непонимания происходящего. И срывающиеся с ее губ слова:
        — Что это было? Меня как будто схватили и попытались куда-то зашвырнуть.
        — Ничего, крылатая. Все уже закончилось,  — ласково приобнимаю девушку, но вот расспросить ее все равно надо: — А что ты вообще почувствовала… точнее, на что были похожи ощущения?
        — На… телепорт! Ощущение другое, но близкое. Ну как обычный кинжал и дагу многие путают, а на самом деле… Но и общего у них все равно много. Ты меня понимаешь?
        Еще бы. Для простого кинжала не редкость простенькая гарда и вообще почти полное ее отсутствие. Дага же явление особое, под вспомогательную руку заточенная. Ею можно коварно контратаковать или вовсе работать двумя дагами в ближнем бою, но основное назначение не в том. Защита — активная и пассивная, вот в чем конек этого оружия. Пассивная — это просто прием на глухую или сложную форму гарды ударов противника. Активная… тут уж в дело вступают ловушки для перехвата клинка врага. Можно задержать его там на некоторое время, а при удаче и сломать. Ага, особенно когда ловится ближе к острию.
        Ладно, не о том речь сейчас. Слова Лаиры мне понятны, ощущения тоже. А вот результат опыта особенно радует. Получается, что я могу не просто сам на некоторое нужное мне время вернуться во внешний мир, но и с собой спутника, точнее — спутницу прихватить. Интер-ресно! И логично, учитывая то, с чего началось мое знакомство с миром Скарлайга. Увиденный мной в единственной тогда существующей для меня реальности монстр. Он ведь, как я теперь точно знаю, игроком-Тенерожденным не являлся. Обычное творение местных, не более того. А вот выполз же неведомым образом… То есть — может, неведомым, а может, с помощью подобного мне Скользящего.
        Одно дело догадываться, а совсем другое — быть полностью и нерушимо уверенным. Так вот сейчас я был именно уверен. Значит…
        — Что ты замолчал? Что-то случилось… неприятное?
        — Наоборот. Я тут одну интересную гипотезу пробовал проверить. Помнишь, ты неоднократно вздыхала по поводу своего искреннего желания посмотреть на мир, как ты выражаешься, Теней?
        — Да, помню,  — с печалью в голосе отозвалась Лаира.  — Возможно, когда-нибудь… Буду ждать и питаться надеждами, которые, вместе с твоими рассказами, способны лишь частично удовлетворить жгучее любопытство.
        — Хм…
        Уже успевшая хорошо изучить мои интонации, драконида оч-чень заинтересованно на меня посмотрела. Вопроса как такового не прозвучало. Но порой слов и не надо для полного взаимопонимания.
        — Да, красавица. То, что ты сейчас ощущала, и было пробным подходом насчет возможности не только самому временно покинуть Скарлайг, но и тебя с собой прихватить. Разумеется, при твоем на то желании.
        — И он еще спрашивает!  — притворно возмутилась моя спутница в этом мире.  — Когда?
        — Несколько дней, возможно — неделя. Надо как следует подготовиться, завершить кое-какие дела. А там уже и отправимся во всеоружии. Сама должна помнить, что…
        — …твой мир вовсе не столь привлекателен, как кажется нам, появившимся на свет в Скарлайге,  — заученно оттарабанила Лаира, успевшая наизусть выучить эти мои слова.  — Я и так девушка не беззащитная, а уж на пару с одним своеобразным тифлингом и тем более.
        Эх, не понимает она пока. А я не рассказывал, что в привычном мне с детства мире и тифлинги, и дракониды с эльфами, да и сама магия как таковая считаются по большей части лишь сказками. И вообще, атмосфера… довольно затхлая и ядовитая, особенно для тех, кто обладает совсем иным мировосприятием. Так что не уверен, что экскурсия по моему родному миру доставит дракониде столь уж большое удовольствие.
        Тогда зачем я планирую тащить ее за собой? Напарник. В одну физиономию будет очень уж сложно справиться со всеми возможными неурядицами. А где я найду того, кто способен будет и прикрыть мне спину, и недрогнувшей рукой вонзить нож или выпустить пулю не то что в лицо, а скорее всего — в спину моему врагу, не задавая при этом лишних вопросов… или уж если и задавая, то не в самый неподходящий момент. Ну где? Вот так-то. Здесь же к этому относятся гораздо проще. Другое общество, не испорченное веяниями XX-XXI веков.
        Мы же… приехали. Экипаж остановился возле «Танцующего гхола», шофер, получив плату за проезд и щедрые чаевые, не поленился выскочить и открыть нам дверцу, да еще и в поклоне согнулся.
        — Ванну! Я за нее многое отдам. А еще за возможность сменить кольчужное одеяние на более приличествующее принцессе шер Нект, пусть и в изгнании.
        — Никто и не мешает,  — пожал я плечами, после чего открыл дверь трактира-гостиницы, пропуская даму вперед, как и подобает,  — только, учитывая время прибытия сюда гостей, я бы рекомендовал заменить ванну душем, а переодевание именно переодеванием, а не вдумчивым перебором всех твоих, вне всякого сомнения, роскошных нарядов.
        — Да что ты… А впрочем, все верно. Ванну и потом принять можно. И не в одиночестве. Чуть подожду, фантазию подстегну. Ты у меня, милый, много чего увидишь нового и незабываемого…
        Выдав эту многообещающую фразу, драконида, зазывающе покачивая бедрами, направилась в сторону второго этажа. Ну а мне оставалось в одну физиономию оккупировать столик получше, поприветствовать несколько смутно знакомых мьельнировцев и поджидать появления троицы коллег по минувшей битве. А заодно заказать прохладительного плюс легкую выпивку и закуски. Уж от чего иного, а от качественного перекуса народ редко когда отказывается. Особенно прекрасные дамы, здесь покамест не обязанные блюсти жуткую вещь под названием диета.



        ГЛАВА 18

        Первой появилась Алиэнэль — радостная такая, одетая в странное сочетание вечернего платья и брони. Кольчужные элементы, но в то же время прикрытые кружевной тканью, да и про декольте довольно откровенное не забыла, и ножки при ходьбе чуть не до попки видны. Красиво, однако. Я еще не успел задать вопрос, как она тут же на него ответила:
        — Один рывок — и вся нижняя часть срывается, переставая мешать при перемещениях. А броня остается, хотя до полноценной защиты далеко. На крайний случай — про боевую трансформацию я всегда помню. А вот противники могут и позабыть.
        — Это верно. От такой разодетой красотки новички пакостей редко ожидают. Грамотно легенду проработала!
        — Ты виновен… частично. С момента нашего совместного путешествия в Ллойн над таким задумывалась. Результат — перед тобой.
        — Хватит знаки внимания оказывать и глазками своими девушку раздевать! Я девушка сложная, делиться не любящая…
        Лаира. Вот тут уж действительно недобрым словом помянешь то самое женское чутье. Способное обнаружить даже абсолютно невинный флирт. Мало того, его обладательница еще и оказывается за твоей спиной в самый удобный для себя момент. Слава богам, что сейчас и впрямь ситуация была безвредной для всех троих участвующих. Так, легкие подколки, не более того.
        Обменявшись несколькими позволительными между приятелями колкостями, мы только и могли, что ждать оставшихся двоих, попутно коротая время за вполне себе светской болтовней. Разве что небольшой намек эльфийке я сделал, дабы не заставлять нервничать:
        — Расчет будет здесь. Такой, что хватит не только на красивые вещи, но и на полезные, которые просто так не достать. Дам один канал…
        Я не шутил. Урзалл, помимо прочего, намекнул, что пришедшие от меня покупатели могут рассчитывать на кое-какие услуги. Не на сниженные цены, но на больший ассортимент, включая тот, который в открытой продаже найти сложно. Так сказать, аналог аукциона для Тенерожденных, устроенного в мире Теней Скарлайга с самого начала. Тогда, когда администрация игры действительно была администрацией. Сейчас же они переставали быть вершиной пирамиды, сами не подозревая об этом.
        Но тут упомянули аукцион… Обычное явление в крупных городах, причем чисто для Тенерожденных и ни для кого больше. На торги выставлялись как добытые нами трофеи, так и лоты от имени администрации. Не совсем уж эпической редкости — этого сначала избегали, чтобы не внести в игру дисбаланс, а потом уж и неписаное правило появилось — но весьма качественные. Цены же, что и неудивительно, порой взлетали просто до небес. Аукцион, мать его так: конкуренция стаи акул за брошенные в воду консервные банки, пусть зачастую и не пустые. А у Урзалла и ему подобных можно было достать то же самое, но дешевле. Зато исключительно по рекомендации.
        Вот я и не удивился, когда глаза Алиэнэль радостно сверкнули. Уверен, что и у неразлучной парочки подобное предложение вызовет прилив энтузиазма. Кстати, вот и они, легки на помине.
        — Раз все мы, участвовавшие в недавней операции, снова здесь, то предлагаю для начала выпить за ее успешное завершение.
        А что, все нормально. Опасаться кого-то здесь, на клановой территории Мьельнира, точно не стоило. Вернее — не стоило опасаться чрезмерно. Форс-мажорные обстоятельства — их никто не отменял. Вот эльфы в своем храме расслабились, а в результате получили неприятностей, хлебнули полной столовой ложкой, да аккурат из выгребной ямы. Я про такие ситуации не забывал… и не забуду.
        Мне пофиг, но некоторых ощущение в организме бокала вина или рюмки коньяку настраивает на мирный лад. Самое оно для разговора, от которого я ждал исключительно плюсов.
        — Не буду ходить вокруг да около, перейду сразу к результатам нашей миссии. Финансовым результатам, поскольку с иными и потом разобраться можно. Согласны?
        — А то!
        — Абсолютно…
        — Не вопрос.
        Трогательное единодушие. Особенно насчет тех самых ощутимых финансов, которые стоит потрогать прямо здесь и сейчас. Именно это я и планировал — выложить на стол в буквальном смысле долю каждого. И фактически ничего не скрывать.
        — Общая сумма, которую согласны были заплатить заинтересованные лица за случившееся, составляет ровно двадцать пять сапфиров. Число равноправных участников, как вы помните, также равняется пяти. Поэтому вот это ваше.
        На стол легли три группки кристаллов синего цвета, числом по пять в каждой. И это, надо признаться, слегка удивило моих напарников. Они явно не ожидали столь равного распределения дохода. Хель, оправдывая выбранный кендерский аватар, напрямую спросила, не совладав с любопытством, правда, предварительно прибрав выделенную долю:
        — А что так щедро? Я думала, что как минимум треть уйдет в «организаторскую часть».
        — В других условиях могло быть и иначе. Но здесь свои нюансы. Во-первых, были личные мотивы убрать главную цель. Во-вторых, есть не только материальная выгода, но и репутация в определенных кругах. Кстати, вы трое тоже можете ею воспользоваться, хотя и в меньшей степени.
        — Если надо, то непременно,  — улыбнулась Алиэнэль, перекатывая на ладони дорогие кристаллы.  — И вот что, я хоть от себя говорю, но и в них тоже уверена. Будут новые дела — ты нас обязательно приглашай.
        — Ну а клан?  — задал я провокационный вопрос.  — Мало ли как его руководство отнесется…
        — Тебя мы дольше знаем. И не пожалели об этом.
        Такой вот ответ со стороны еще недавно скромной и пытающейся смущаться, по поводу и без, эльфийки. Неразлучная же парочка лишь кивнула, безмолвно, но явно обозначая свое согласие. Приятно было это слышать. Я не я буду, если не воспользуюсь прозвучавшими только что словами на полную катушку. Прямо сейчас же лучше закинуть удочку с дальним прицелом:
        — Будут дела, в этом не сомневайтесь. Возможно, для группы такого же состава, а может — и для большего. И тут уже свои тонкости. Может, самолично решаемые, а может…
        — Мы поговорим,  — отозвалась шебутная кендерша.  — Знакомые всегда найдутся, если хорошо поискать.
        — Однако…
        — Непременно! Все кандидатуры — на твое рассмотрение, как руководителя и координатора. И вообще: рука у тебя легкая, хорошо темы искать умеешь. Да и планы не корявенькие. Выпьем?
        Хорошо договорились. Неплохо выпили, и большинство присутствующих увлеченно это дело продолжали. А что, им было что отметить. По пятерке сапфиров получить — это не абы что, хватит и на подходящую для их уровней развития экипировку, и «подушка безопасности» на будущее останется. Мои интересы также учитывают их скорейшее развитие. Следовательно…
        В планах было посидеть в тесной компании еще пару часиков, а потом перенести празднование наверх. Но совсем уж в узком составе, включающем только меня и дракониду. Я как раз обдумывал предстоящие развлечения, параллельно выслушивая очередную байку, рассказываемую Хель, как ситуация резко изменилась.
        — Красная тревога!  — ворвавшийся в зал темплар-храмовник Хоррана из числа мьельнировцев проорал это во всю свою неслабую глотку.  — Всем посторонним настоятельная просьба выместись из заведения. Иначе клан не гарантирует безопасности! Основе прибыть в цитадель. Здание закрыть щитами. Выполнять!
        Ни… чего себе! Красный уровень тревоги — это не обычный набег на территорию клана, это гораздо хуже. По умолчанию превосходящие силы противника, причем не одного, а коалиции. Плюс отсутствие надежных союзников, готовых вписаться за клан. И что в таком случае делать лично нам, мне и Лаире? Только одно — смазывать пятки салом.
        — Лично мы сматываемся,  — процедил я, поднимаясь из-за стола.  — Официально в клане не состою, а рисковать Лаирой для меня нет никакого резона. А как вы?
        — Развлечемся по мере сил,  — криво улыбнулся Хельги.  — В клане недавно, надо авторитет зарабатывать. То есть — и клановый авторитет тоже. Удачи.
        — Того же. Пошли, крылатая, наверх. Соберешь что поценнее из оставшегося. Если сюда прорвутся… сама понимаешь, не факт, что захоронки клановые в целости останутся.
        Лаира понимала. Поэтому, перед тем как направиться к лестнице, злобно посмотрела куда-то в сторону, откуда, скорее всего, должны были появиться враждебные Мьельниру силы.
        Уже оказавшись внутри нашего временного жилища, она с остервенением, но крайне быстро, бросала к себе в сумку что поценнее, попутно и меня к этому припахав. Как всегда все на грани возможного, чуть ли не с уходом в перегруз. Но я ее понимал — не так уж и много ей удалось взять с собой из родного дома. К тому же рассчитывала на относительно длительный промежуток покоя, а тут вон оно как сложилось.
        А что я? Я смотрел в окно, пытаясь понять, почему именно здесь и сейчас началась очередная буза. Заодно высматривал тех, кто вот-вот должен был появиться по души мьельнировцев.
        Ага, есть! Вот он, классический «невод», который организуют в случае необходимости блокировать противника в определенной области. Впереди идут малые группы по три-пять воинов и по паре магов, а затем… затем появятся и остальные.
        — Пора!
        — Сейчас, уже готово,  — отзывается Лаира, во мгновение ока оказавшаяся у меня за спиной. Отрезанные эльфячьи уши, опять! Телепорт блокируется… Мы не можем отсюда исчезнуть!
        Плохо. Нет, это ОЧЕНЬ плохо. Блокировка транспортной магии посреди Караха. Пусть и в пределах клановых кварталов. Уже само по себе это сулит серьезные разборки с герцогской стражей, подобное могут позволить себе далеко не все. Только самые глупые, отмороженные по уши или… достаточно сильные, чтобы надеяться свести неприятные последствия к минимуму.
        — Вниз, спускаемся!
        Буквально кубарем скатываемся вниз по лестнице в надежде, что удастся упасть на хвост оказавшимся в «Танцующем гхоле» членам клана. И что же видим? Они все тут. Все те, кто к моменту объявления тревоги оказался здесь. Все, включая того темплара-храмовника, принесшего новость. Кстати, почему принесшего, ведь стимкомпы… Нет, надо выяснять, и срочно.
        — Слушай, парень,  — обращаюсь к нему, отмахиваясь от парочки стоящих рядом с ним незнакомых клановцев,  — тут явные проблемы. Телепорт не работает, а это совсем плохо пахнет.
        — Не только, тифлинг, друг ты нашего клана, чтоб тебя шпалой по хребту отоварило! Тут полная задница наступила, глубокая да печальная. Стимкомпы берут лишь внутри, со старшими не свяжешься, а наших внутри — раз-два, и обчелся. Купол вокруг, полный. Понятно тебе?
        — Слышал.
        И в самом деле слышал. Полная блокада. Подобное проворачивают в тех случаях, когда надо исключить возможность переговоров между отдельными очагами сопротивления, а также для блокировки возможности призыва помощи. Дорого, не слишком долго действует, требует очень серьезной магической поддержки. Значит… превосходство в магических силах весьма серьезное, оборона мьельнировцев будет продавлена. Или…
        — Харальд наверняка должен был…
        — Потом. Дан, переводи на оборону! Сейчас!
        — Делаем…  — раздался преисполненный энтузиазма голос откуда-то сверху.  — К амбразурам! Отражение атаки!
        Вот так эдак. Оказывается, руководство Мьельнира даже подконтрольный им трактир превратило в какой-никакой, а опорный пункт. По прозвучавшему приказу окна изменились, превратившись в самые настоящие бойницы. Из «закромов родины» тащили стационарные метатели, алхимические тоже, да и сразу ощутился заработавший «генератор» энергетического поля! Вряд ли артефакт, скорее очередное творение алхимиков, требующее, помимо прочего, накачки энергией непосредственно от магов. Что же до превращения окон в бойницы — так тут чистая механика. Бронепластины скрывались до поры в толстых стенах. А сейчас они выдвинулись, руша стекло, с печальным звоном осыпающееся вниз.
        — Занять позиции. Огонь по приказу, а пока только прощупывать. Покажем ублюдкам!
        Я вместе с Лаирой предпочел оказаться рядом с нашей троицей. Нормально. Отдельный участок обороны, два ранее больших окна, переделанные в узкие бойницы. Обычные стационарные метатели типа «Рокот» с барабаном на сорок снарядов. Перезаряжать их очень муторно, но, как говорится, жить захочешь — еще не так раскорячишься. Угу, прям как та легендарная корова в бомболюке.
        — Хельги, уступи место у «Рокота»,  — попросил я знакомца.  — Польза будет.
        — Ну да?
        — Я больше по обычным автоматам, но и этот родственник станкового пулемета для меня не совсем чужой.
        — О как бывает!  — с нотками уважения в голосе изрек маг.  — Видишь, Хель, не зря я на будущий год хочу в военное поступать.
        М-да, дела. Оказывается, эта парочка — еще дети, если по большому счету. Ну не совсем, но все равно не совсем взрослые. А потенциал есть, это и к гадалке не ходи. Но радовало другое — парень сейчас вполне осознанно приоткрыл частицу своего истинного «я» из реального для него и единственного настоящего внешнего мира. Знак доверия, который надо оценивать. Пока же я просто подмигнул, сказав:
        — Прорвемся, будущий «гроза врагов народа».
        Что-то около минуты у нас еще было. Передовые группы противника покамест развлекались стрельбой по случайным мишеням, а маги осторожными касаниями пробовали защитный купол вокруг «Танцующего гхола» на прочность.
        — Кто?  — спросил я у Хель, как наиболее осведомленной по всякого рода каверзам.  — Не поверю, что ничего не сказали.
        — Предположили,  — скривилась кендерша в презрительной гримасе.  — Ледяные Убийцы, Ангелы Возмездия, Перевертыши. Все враги клана, но чтобы они выступили сообща… И они не стали бы ставить блокировку переговоров.
        — Почему?
        — Харальд «политинформацию» для принятых в клан проводил,  — отозвался вместо своей подруги Хельги.  — Эти три клана — хоть и враги, но не настолько влиятельные, чтобы своими силами, без поддержки конфликтовать с герцогом Караха. Долбаный непись слишком большим войском рулит. В общем, сами бы они не решились; им или заплатили, или пообещали что-то ценное. Всем трем, потому как друг дружку они тоже не выносят.
        Наемники? Но нанять сразу три клана Тенерожденных… это надо иметь гигантское влияние внутри Теней Скарлайга или нехилые бабки во внешнем мире. Такие, чтобы компенсировать проблемы, что возникнут после, или… блин, если верно то самое «или», то станет совсем кисло. От герцога Караха реально откупиться. Не обычными деньгами, а местными. Твою же мать, как все запутано! Прямо гордиев узел, разрубить который у меня просто нет сил.
        Первые выстрелы. Пока именно выстрелы, поскольку это был лучший способ проверить защиту наступавших. Пустое… Противник был защищен. Частично — идущими в составе групп магами, частично — носимыми каждым амулетами. Нет, так их не проймешь. В ответ они столь же лениво постреливали, а выпущенные снаряды метателей и арбалетные болты сгорали во вспышках, лишь коснувшись защитного купола.
        Нагловато ведут себя наступающие, с ленцой. Наступают спокойно, словно заранее зная, что на помощь осажденным никто приходить не собирается. И новая команда темплара:
        — Снятие купола. Три… два… один. Дан!
        Суровые ребятки в Мьельнире. И наглые, как я понял только сейчас. Они сами сняли защиту, но не просто так, а чтобы на полную мощность задействовать установку Ледяного Ада — творение, выходящее из-под рук мастеров-артефакторов и буквально пожирающее энергетические кристаллы, стоящие больших денег в Скарлайге.
        Зато эффект того стоил. Ледяной Ад сорвался, лупя по площади, не выбирая целей. Выбирать это заклятие просто не могло, оно било превращающими все в лед жгутами, вымораживая людей, предметы, мостовую. Даже сам воздух. Спасти от него могла исключительно защита против заклятий льда высшего порядка. Ну или полностью изолирующая сфера, пригодная даже против прорывов из астрала или Инферно.
        Вот одна из групп застывает ледяными статуями, памятниками самим себе. Другая… Маг успевает поставить защиту, но исключительно для себя… Один из прикрывающих его воинов оказывается замороженным в прыжке, в отчаянной попытке уйти из-под удара. И падает прямо на булыжники мостовой, тоже ставшие кусками льда. Лед ударяется об лед. Видели ли вы когда-нибудь разбитые ледяные скульптуры? А скульптуру человека «в разрезе», где кишки и прочий ливер, промороженные до кристаллов, выходят погулять на дневной свет?
        Ну, лично я видел, было дело, а вот кто-то в стороне явно почувствовал себя плохо, пытаясь расстаться с содержимым желудка. Успешно попытался, в очередной раз доказав… Нет, не свою чувствительность, это и у опытных, много повидавших случается, не говоря уж о пока еще случайного в мире крови и смерти народа. Тут иное. Реальность мира выходит на новый уровень для всех. Для тех, кто считает себя всего лишь игроками, но на деле становится полноценным участником жизни Скарлайга. Именно ЖИЗНИ, а не ИГРЫ. Прозревайте, закрывшие глаза. Кто сделает это раньше, получит больше… или убежит, испугавшись. Но нужны ли тут робкие? Нет, они не нужны, они лишние. «Скрипач не нужен»,  — как говорили в одном воистину запоминающемся фильме.
        Алиэнэль… Ничего, привыкай, девушка эльфийского облика. Оно полезно будет, за ради укрепления и так имеющегося стержня. Надеюсь, что ты не сломаешься, останешься в обойме тех, на кого я хочу сделать ставку. А пока…
        — Огонь!
        Находящаяся за соседним «Рокотом» Хель радостно исполняет отданный мной приказ. И почти сразу же он дублируется тем темпларом, который принес весть о нападении. Правильные мысли. Они умному народу в головы одновременно приходят. Именно сейчас было самое время проредить состав атакующих. Не основу, а массовку, слабые звенья. Невелика для них потеря, но если этого не сделать, будет совсем худо.
        Понеслось… Короткими очередями я пытался выщелкивать тех, кто избежал попаданий отработавшего свой пик Ледяного Ада и при этом не был под магической защитой. Другие делали то же самое. Вот упал один мной приконченный. Вот второго, здоровенного полуогра, буквально разорвало пополам, аж брызнуло кровью на снег и лед вокруг. А вот…
        Ответный удар. Страшный, практически невероятный. Атакующие тоже не стали мелочиться, зайдя со старших козырей.
        Невозможная, практически нереальная атака двумя заклятиями. Сверху на «Танцующего гхола» обрушили Паутину Света. Атакующее заклятие, оно вообще-то предназначалось для уничтожения больших групп живой силы противника. С неба упало то самое подобие паутины, центром для которого было здание, где мы находились. Сверкающие нити вцепились во вновь выставленный защитный купол — мьельнировцы среагировали молниеносно, честь им и хвала, а заодно и временно прервали работу установки Ледяного Ада — и стали упорно проплавляться внутрь. И было очевидно, что им это удастся, мощности купола просто не хватит против воздействия такой мощи. Однако… Паутина должна была ослабнуть настолько, что ее удар по зданию обернется пшиком, хоть и угробит купол.
        Но сработало второе заклятие — Прорыв Инферно. Тоже боевое, но предназначенное специально для доставки диверсионных групп внутрь обороняемых крепостей. С предварительным ударом огнем, будь он неладен.
        Прямо в полу стали открываться своего рода «люки» — провалы, ведущие в огненные озера Инферно. И оттуда уже рвалось расплавляющее все и всех пламя, от которого просто не могло быть спасения. Чувствуя это, я сосредоточился на уходе во внешний мир, но…
        Опять наработка Мьельнира дала отсрочку обороняющимся. Оказывается, внутри здания Ледяной Ад был хоть немного, но управляемым. Понизившаяся на одну жалкую секунду до уровня значительно ниже нуля температура сработала как ингибитор (замедлитель в химических процессах), а потом… Потом осторожные, с трудом управляемые магом-оператором щупальца энергии льда проползли в «люки». И уж там разрядились.
        Столкновение огня и льда — это, доложу я вам, одновременно и круто, и пугающе. Две буйствующие стихии, в результате чего ни одна не обладает достаточной силой. Нас окатывало холодом, припаливало жаром, но чувствовалось, что ситуация под контролем. Почти…
        Ч-черт! Пламя было не простым, которое способно исключительно жечь, разрушать все на своем пути. Тут было именно пламя Инферно, обжигающее лишь чуждых его природе, но щадящее своих. МЕНЯ, как тифлинга, то есть родственного по крови. А обычно этот компонент исключают, ставят определенного рода фильтр, снимающий изначальный опознаватель «свой-чужой».
        Плохо. Совсем плохо. Теперь я был на девяносто девять процентов уверен — это ловушка, в том числе и на меня. Или исключительно на меня, как бы претенциозно ни звучало подобное заявление. Кому я так понадобился? Без понятия. Но просто так подобное не происходит.
        Поэтому я готовился к переходу. Неспешно, концентрируясь на артефактном импланте. Прикрепляя энергетические потоки не только к себе, но и к Лаире, которую тут точно оставлять не собирался. И предупреждение ей:
        — Будем уходить…
        — Телепорт же не работает! Бесполезно…
        — Другим способом. Тем самым. Иначе никак. Ловушка — на меня…
        Понимание в глазах дракониды. Недоумение в глазах однозначно союзной лично мне троицы, но оно меня сейчас мало волновало. А вот атака сильно беспокоила, уж больно не нравятся мне подобные совпадения. Еще там, в храме, кто-то явно хотел вмешаться, но банально не успел. Здесь же, судя по всему, успели. Причем вовремя.
        Прорыв! Только случился он без предварительной «артподготовки» огненным штормом. Если бы тот был, ворвавшимся осталось бы лишь добить уцелевших, но немногочисленных защитников. Сейчас же не получится.
        — Алиэнель, к «Рокоту»!  — гаркнул я.  — Треть боезапаса есть. Отсекай, если подойдут.
        Самому мне сейчас стрелять было не в масть. Из метателя, само собой. А вот извлеченный Поцелуй Саламандры — самое оно. И позиция хорошая — можно как через бойницу заряды выпускать, так и в пределах помещения покуролесить.
        Привет, группа захвата! Скауты, Говорящие с Духами и темплары-храмовники. Никаких обычных вояк, алхимиков, даже магов поддержки. Только ориентированные на быстрое вырезание боевики, скоростные или же обладающие возможностями максимально эффективного боя в таких условиях.
        А магов-стихийников не было, равно как техномагов или демонологов. Ошибка, однако. Они могли бы противостоять контратаке, выставить качественные щиты против Поцелуя Саламандры и ударов Цепными Молниями Хельги. А так…
        Жезл отплевывается первой порцией огня, затем второй, уже для контроля. Ну а Хельги добавляет воздушной стихии в довесок к огню. Это хорошо, это правильно. Если кто-то ставит щит против одного, то от другого сложнее увернуться. А оставшихся добивают бойцы-контактники, каких тут тоже было около десятка.
        Трофеи собирать некогда, атака идет и снаружи. Паутина Света окончательно прогрызла купол, теперь на здание обрушиваются менее сильные, но тоже неслабые заклятия, единой защиты от которых нет. Работают лишь амулеты, создающие барьеры против обычного нападения, но не этого массированного нашествия.
        Вспышка… И облако мороза распространяется вокруг нас. Хаотически распространяется, не представляя угрозы, но свидетельствуя, что установке Ледяного Ада пришел окончательный абзац.
        Отбросить в сторону и забыть. Сейчас я выпускаю заряд за зарядом, останавливая группы штурмующих. Поблизости достреливают остатки боезапаса стационарные метатели. Перезаряжать их будет некогда. Хоть и есть чем. Вот замолкает один метатель, второй… Все, отстрелялись! А амулеты защиты здания тоже дышат на ладан.
        — Пожалуй, долго уже не продержимся,  — цедит сквозь зубы Хельги, перебирая склянки стимуляторов.  — Жаль, что во время боя не выйдешь.
        Это да, это он прав. Чтобы избежать «слива» игроков посреди боев, в Тенях Скарлайга игрокам изначально блокировали подобную лазейку. Нет, если хочешь — милости просим, но тогда аватар падал в виде трупа, оставаясь источником трофеев для первого нашедшего. И опыт за «дезертира» тоже давался. Так что… беглецы тут не котировались.
        А вот мне надо было уходить. По-любому. Но до чего же неожиданно все это… не готов я, не полностью готов оказаться во внешнем мире в таком вот виде. Хотя… можно и помощи попросить.
        — Хель, Хельги, Алиэнэль, помощь нужна,  — затараторил я, выпуская еще два заряда, на сей раз в успешно выбиваемую дверь.  — Все эликсиры на маскировку или там амулеты… Внакладе не останетесь. Ложись!
        Запущенный ушлым магом Невод пронесся над нашими головами, а вот парочку мьельнировцев зацепил. Теперь им долго предстоит бороться с клейкой астральной гадостью, приковывающей их к месту, не дающей передвигаться. А времени как раз и нет. Бросаю в сторону невидимого, но ощутимого мага Шоковую Петлю… Не пробьет, так хоть прыти поубавит. С крыши веером дубасят заклятиями и боевой алхимией, слышен воодушевленный рев Дэна — того самого оператора Ледяного Ада, явно алхимика с уклоном в боевку. Звон клинков… это уже безымянный храмовник Хоррана прикрывает своего соклановца. Наверняка есть и еще народ, но не в том суть, не в том…
        — К лестнице! И скидывайте все, что по этой теме, Лаире…
        Мне сейчас было не до того. Десять зарядов в жезле, девять… Помогало Око, ведь с его помощью я мог видеть гораздо лучше, чем без него. Поэтому огненные конструкты при необходимости били прямо в полуразрушенные стены, доставая и тех, кто был за ними. А вот в нашу группу старались не стрелять чем-то действительно мощным. Не-эт, наступающие явно получили приказ нейтрализовывать, а не уничтожать. И это шло на руку защитникам, а нам — так особенно.
        Дракониде в сумку отправлялись всякие мелочи, сколь-либо имеющие отношение к маскировке. Особенно старалась Хель, ведь она, как скаут, да еще и кендер, просто должна была иметь подобные штучки. Ну а я…
        Атака! Но уже со второго этажа, сплоченной группой. Парализующее заклятие накрывает нашу группу и… большей частью поглощается Зонтиком Беса. Ментальное воздействие, оно для атаки на меня плохо работает. Зато Алиэнэль накрыло. Замирает с бессмысленным взглядом. Растормошить, привести в чувство нет времени.
        — Прорыв!
        И сразу же очередной заряд с жезла ударяет в эту группу. Близко, слишком близко, задевает и нас. Но какой выход? Слишком разные уровни, а значит… Хель и Хельги, сильно уже пораненные, продолжают бой, я же… Для меня это давно не игра. Концентрация на импланте. На процессе перехода во внешний мир, уже была на максимуме. Осталось только сделать последнее усилие…
        Мир вокруг замирает. Стены становятся полупрозрачными, позволяя увидеть всю картину целиком, оценить ее.
        В «Танцующем гхоле» все кончено. Штурмовые группы добивают немногих уцелевших. Выведен из игры руководивший обороной темплар, алхимик Дэн получил свое — его рвут на части пара десятков призванных каким-то Говорящим духов. Добивают бойцов в зале… И если бы мы с Лаирой не ушли, нас бы тоже… точнее, «тоже» бы — ее, а по мою душу были однозначно приготовлены иные «методы вразумления».
        А вот цитадель клана… На пределе усиленного Оком Ратена зрения я видел, что ее не штурмуют. Совсем. Просто обложили со всех сторон, заблокировали, создавая сначала иллюзию штурма. Разводка… Харальд не мог не попасться на нее, он никак не ожидал, что главная цель операции — какой-то трактир, одно из подконтрольных клану заведений, вспомогательная точка обороны. Но теперь будет копать, гарантия. Он поражений не прощает, будет рыть, ища цель происшедшего. И найдет. Да я и сам подскажу — не прямо, так косвенно.
        Все вокруг гаснет, тьма закручивается безумным хороводом из сотни оттенков черного и… рассыпается алым пламенем. Вокруг знакомый с детства мир, единственная родная страна, и мы с Лаирой — чужие здесь по определению. Чужие в мире, где само понятие магии до сей поры было только легендой. Здравствуй, мир, я ненадолго вернулся к тебе. Вернулся, чтобы опять уходить и опять возвращаться. Такова уж та игра, в которую я с треском врезался. Игра, доступная лишь Скользящим. И сообщение на стимкомпе, который все также продолжал работать:
        — ВАМИ ВЫПОЛНЕНО СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ПРОРЫВ В МИР ТЕНЕЙ». СОБРАВ НЕОБХОДИМУЮ ИНФОРМАЦИЮ, ДОНЕСИТЕ ЕЕ ДО ТЕХ СИЛ, КОТОРЫМ ПОСЧИТАЕТЕ НУЖНЫМ. НАГРАДА ВАРИАТИВНА.
        Нити… Те самые, что связывают миры между собой. Сейчас я ощутил, в чем одно из истинных предназначений Скользящих. Они, и только они могут или разорвать связь этого мира и Скарлайга, или же накрепко связать их, пробуя установить свои правила игры.
        Осталось проверить последнее… С моих пальцев сорвалась простенькая Игла Духа и врезалась в кирпичную стену дома, осветив темный переулок на какое-то мгновение.



        ИНТЕРЛЮДИЯ

        Мануэлла Гонсалес


        Новая встреча с Петром Тормасовым. Да еще на одной из собственных тайных квартир, да еще через столь короткое время после предыдущей… Нет, подобное событие было не из тех, что способны поднять сеньоре Гонсалес настроение. А учитывая новости, которые он захотел ей сообщить… Мануэлла смотрела на нужного, но неприятного ей союзника, развалившегося на обтянутом плюшем диване и попивающего дорогой, настоящий шотландский виски как воду, и сдерживала свои истинные эмоции.
        — Ну ладно уж, милочка, не старайтесь сдерживать «души прекрасные порывы», как говорил один наш поэт.  — Тормасов покачал на треть наполненный стакан, прислушиваясь к звукам ударяющихся друг о друга и о стенки кубиков льда.  — Я вам совершенно антипатичен. Что же, я покорно принимаю этот нелестный для меня, любителя хорошеньких женщин, факт.
        — Не паясничайте.
        — Мне так жить веселее,  — на миг посерьезнел профессор, но тут же снова расплылся в улыбке.  — Я поднимаю свой бокал за великую глупость человеческую, о которой писал еще знаменитый Эразм Роттердамский! А говоря проще — за тех троих идиотов из директората, умудрившихся феерически и с великой помпой публично упасть в лужу и во время второй попытки. Вот, читайте, тут краткая выжимка, фото и кое-какие пояснения экспертов. МОИХ экспертов.
        Мануэлла протянула руку и взяла планшетник, на который указывал профессор. Ей даже файл открывать не пришлось, он и так был на экране. Ссылки, видеофайлы, таблицы и прочая работа, в которой она, как руководитель аналитиков, знала толк.
        Предварительная подготовка сама по себе выглядела внушительно. Опираясь на полученные от ее агента данные, руководящий операцией в целом лорд Пэмсборо, малость проникшись особенностями виртмиров, решил нанять всех трех основных соперников и врагов клана Мьельнир. Выдать, так сказать, запланированное за классический среди игроков межклановый конфликт. Ну а уж что подумают потом, его точно не волновало. А зря.
        — Пэмсборо упустил из виду, что эти три клана и друг с другом грызлись. Ледяные Убийцы ненавидели Перевертышей, Ангелы Возмездия — их обоих… А тут вдруг взаимная ненависть обращается на Мьельнир столь резко и неожиданно,  — вставил комментарий Тормасов.  — Это было первой ошибкой. Теперь о стратегии проводимой операции. Посмотри на расстановку сил и на местоположение именно что ударных групп.
        Гонсалес посмотрела и ахнула:
        — Зачем так подставляться? Теперь главе Мьельнира и его советникам станет очевидно, что целью нападения был этот «Танцующий гхол». Нет, это же надо — штурмовать только его, а основную крепость, где все самое ценное для игроков, просто блокировать! Надо искать новых агентов…
        — Которые, узрев провал предыдущего, не факт, что вообще захотят сотрудничать. Разве что за большие деньги. И то… Эти игроки в Тени Скарлайга часто просто помешаны на виртмире, порой такие службы безопасности создают, что и в реальности не грех использовать их мастерство. А теперь смотри на сам штурм.
        Снятое видео… впечатляло. Хорошо организованная атака, великолепно выстроенная защитниками оборона. Даже несмотря на подавляющее численное и качественное преимущество штурмующих, осажденным удалось не только поубавить их количество, но и продержаться довольно долгое время.
        Что же до их главной цели — он сражался буквально до самого последнего момента, лишь в ситуации, когда пленение становилось неизбежным, ушел, «скользнул» в открытую им щель между виртом и реальным миром. Причем не один, а прихватив с собой еще кого-то.
        Включив идентификаторы, Гонсалес протянула:
        — Спаси нас, мадонна… Он же утянул с собой местного персонажа! Как?!
        — Я тоже хочу это узнать. Подобное случилось впервые. Хотя «городские легенды» говорили о странных существах, похожих на игровых монстров, что гуляли по ночным улицам некоторое время. Очевидно одно — Макс и его «спутница» теперь здесь, в реальности.
        — Будем искать?
        — Конечно нет! Пусть ОНИ ищут. Ты же смотрела прогнозы, сделанные профайлерами по поводу дальнейших действий Макса. Он понял, что за ним продолжается охота, но не знает, кто именно ее начал. Поэтому он будет искать, его будут искать. Мы же останемся в стороне и лишь по дорожке из трупов будем отслеживать его кровавый путь.
        Предлагаемое Тормасовым бездействие не вызывало у Мануэллы положительных эмоций. Однако она признавала правоту своего союзника. И все же…
        — Но мы не можем просто сидеть и смотреть. Пассивность всегда вела к поражению!
        — Здесь ты права… союзница. Пока все внимание остальных директоров сосредоточено на попытках поймать или хотя бы остановить Макса, мы обрушим сложившийся в Корпорации баланс. И начнем с лорда Пэмсборо. Да, ты уже вызвала сюда головорезов Луккино? Они нам пригодятся.



        ПРИЛОЖЕНИЕ

        Характеристики героя, его амуниция, используемые заклятия, импланты, полученные достижения


        ХАРАКТЕРИСТИКИ 45-Й УРОВЕНЬ
        Сила — 46
        Выносливость — 35
        Восприятие — 10
        Ловкость — 10
        Интеллект — 45
        Воля — 100
        222 хита (+100 % от Стрелы Радаэлля)
        538 единиц энергии (+50 % от Стрелы Радаэлля)
        0 свободных характеристик
        3 свободных умения


        СОПРОТИВЛЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯМ
        Сопротивление огню +50
        Сопротивление тьме +25
        Сопротивление заклятиям демонологов — 50
        Сопротивление свету — 25
        Сопротивление воде 0
        Сопротивление воздуху 0
        Сопротивление земле 0
        Сопротивление физическому воздействию 0
        Сопротивление ментальному воздействию +20
        Сопротивление природе 0 (+150 от Стрелы Радаэлля)
        Сопротивление ядам +10


        Примечание. Характеристики, единицы хитов и энергии, уровень сопротивляемости указаны без учета амуниции и имплантов в активном режиме.


        ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ЗАКЛЯТИЯ
        ИГЛА ДУХА — время на активацию — 1,5 секунды. Требуемая энергия — 5. Урон — 7 единиц.
        ШЕПОТ ХИМЕР — время на активацию — 3 секунды. Требуемая энергия — 8. Время действия — 10 секунд. Радиус действия — 5 метров.
        АУРА УЖАСА — время на активацию — 3,5 секунды. Требуемая энергия — 12. Время действия — 13 секунд. Радиус — 5 метров. Враг боится вас и либо может убежать, либо его удары становятся слабыми и неточными.
        ШОКОВАЯ ПЕТЛЯ — время на активацию — 1,7 секунды. Требуемая энергия — 25. Урон — 38-44 единицы для органических целей, 13-26 для неорганических или призрачных. 15-процентный шанс шокировать и обездвижить цель сроком на 5 секунд. Радиус Шоковой Петли — 2,0 метра.
        КРУГ КОПИЙ — число Копий — 10. Время активации — 2,2 секунды. Требуемая энергия — 306. Урон от каждого Копья — 18-32.
        РАЗЯЩИЙ ДОСПЕХ ДУХА — время на активацию — 3,9 секунды. Требуемая энергия — 90. Поглощение урона — 125. 32 % наносимого урона в ближнем бою и 19 % — в дальнем возвращаются атакующему вас.
        РАЗРЯД ДУХА — время активации — 1 секунда, использует всю имеющуюся энергию. Урон — число единиц энергии, умноженное на два. Время перезарядки — 2 часа.
        ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ — дает возможность использовать в качестве источника энергии жизненные силы организма. Активация — 0 единиц. Время активации — 1 секунда.


        ИМПЛАНТЫ
        СИМБИОНТ,уровень 2 — позволяет использовать механические импланты и к тому же не наносить вред здоровью при их активном использовании.
        АДРЕНАЛИНОВЫЙ ВЗРЫВ — умение, активируя которое, вы начинаете двигаться быстрее, а мощь ударов в ближнем бою ощутимо подрастает. Действующий определенное время, после чего требуется пауза для перезарядки.
        КОГТИ ДЕМОНА — учитывая расовый бонус, установка импланта осуществляется не с нуля, а на имеющуюся основу. В результате величина урона возрастает на 30 %.
        АПГРЕЙД: длина увеличивается вдвое, но не материальная их часть, а энергетическая. По длине сравнимо с кинжалами. Затраты энергии — 25 активация и 8 — за минуту. Плюс увеличение урона поднимается с 30 до 35 %.
        АПГРЕЙД: способны игнорировать защиту, даваемую божествами своим поклонникам. Можно использовать в качестве дистанционного оружия, которое потом возвращается. Снова использовать отстреленный и вернувшийся Коготь можно через 2 часа. Использовать как стрелковое оружие — через сутки.
        СЕТЬ ОТРАЖЕНИЯ — немного защищает от физического урона. Основное назначение — поглощение энергетических разрядов. Первичная активация потребует 40 единиц энергии, и по 15 — каждую минуту. Дает +40 защиты от физического воздействия и +20 от всех стихий. Если пассивна, то защита снижается до +20 и +10 соответственно.
        ЗОНТИК БЕСА — прикрепляется к затылку. Короткие лапки держатся за голову, а две длинные прокалывают кожу рядом с ушами, позволяя владельцу импланта слышать больше, чем обычно. Основное назначение — служит генератором защиты от ментального воздействия. Вспомогательное — улучшает слух. Первичная активация потребует 70 единиц энергии, и по 22 — каждую минуту.
        СКОРОХОД — имплантируется в ноги. На первом уровне помогает бегать со скоростью примерно на треть быстрее обычной. В неактивированном состоянии толку от него ноль, а расходы энергии: 60 единиц — активация и 30 — в минуту.
        ПЕСНЯ СИРЕНЫ — имплант действует на голосовые связки, давая возможность значительно видоизменять собственный голос. На первом уровне позволяет усилить голос. Второй уровень умения расширяет диапазон звуков, которые способно издавать горло. Третий дает возможность подражать голосу любого из тех, чей голос звучал на протяжении некоторого времени. Четвертый — волна инфразвука, способная напугать или просто вызвать неприятные ощущения у попавших под ее действие. Дальность действия — до 10 метров. Активация — 40 единиц, для поддержки — 15 единиц в минуту.
        ХАМЕЛЕОН — дает возможность слиться с поверхностью, с которой соприкасаетесь. При передвижениях эффект частично спадает, вновь восстанавливаясь при неподвижности. Не позволяет маскироваться на открытом пространстве. Процесс маскировки занимает 5 секунд, 150 единиц энергии — для активации, 60 в минуту — для поддержки.
        ЛЕВИТАЦИЯ — на начальном уровне нет собственно полета, но возможно планировать. 200 единиц энергии — для активации, 150 в минуту — для поддержки.
        ПЕЧАТЬ ПУСТОТЫ — имплант ощущает присутствие предметов, связанных с богами, распознает личности, с ними напрямую связанные. Позволяет распознать, к какому из божеств относится замеченная энергетика.
        АПГРЕЙД: возможность встраивать подобные артефакты, пусть и с потерей существенной части их сил.
        СТРЕЛА РАДАЭЛЛЯ — на данном уровне развития увеличивает жизненные силы на 100 % и энергию на 50 %. Также на 150 повышается сопротивление природе. По достижении пятидесятого уровня характеристики импланта вновь повышаются.


        ДОСТИЖЕНИЯ
        СМЕРТЕЛЬНЫЕ ЧАРЫ — отныне шанс нанести критический урон с помощью заклятий увеличивается на 2 %.
        ОТРАВИТЕЛЬ — долгое время, проведенное за составлением ядов, и успешное их применение не только помогли вашему организму распознавать ситуации, когда кто-то намеревается отравить вас, но и повысили сопротивляемость к воздействию всех без исключения ядов. +20 % к вероятности определить отраву и +10 к сопротивлению ядам.
        ДУЭЛЯНТ — вы победили в поединке превосходящего вас более чем на пять уровней противника и получаете эту особенность. Теперь в боях с другими Тенерожденными ко всем вашим атакам добавлено +5 % урона, физического и магического.
        КОВАРНЫЙ УДАР — теперь наносимые вами удары со спины становятся на 5 % сильнее. На столько же повышается вероятность критического удара в данных условиях.
        НАЧИНАЮЩИЙ ПОЛИТИК — в некоторых случаях вы сможете видеть варианты выполнения задания, не предусмотренные изначально теми, кто вам его выдает.
        БЕЗЖАЛОСТНЫЙ УБИЙЦА — дает легкую ауру страха, видимую игроками и ощущаемую обитателями Скарлайга.
        ОТБЛЕСК ИНФЕРНО — подобная награда выдается за жестокие убийства, устрашающие окружающих. Теперь к вам будут относиться с долей опаски. Доступны некоторые задания, требующие жестких путей решения и умения устрашения.
        ОСКВЕРНИТЕЛЬ(применительно к эльфийской богине Валлиэль)  — подобная награда выдается за действия, вызвавшие недовольство жрецов того или иного божества. Теперь поклонники Валлиэль, госпожи лесов, знают о вас. Вы для них — желанная цель. В то же время можете рассчитывать на поддержку сторонников враждебных по отношению к Валлиэль богов. Доступны задания, связанные с враждой божественных сущностей Скарлайга. Для их получения обращайтесь в соответствующие храмы.
        ИСТОРЖЕНИЕ ИЗ МИРА — вы окончательно уничтожили одного из значимых персонажей Скарлайга. Теперь шанс повторить подобное возрастает на 2 %. Итоговый показатель — 2,5 %.
        СУТЬ МЕХАНИЗМА — эффективность работы имплантов повышается на 5 %. В случае нестандартных имплантов этот навык особо полезен, давая прирост к эффективности до 15 %.


        АМУНИЦИЯ
        УСИЛЕННАЯ КОЛЬЧУГА КЛАНА ШЕР НЕКТ С КАПЮШОНОМ —прочность 81/90, броня +57.
        СТАЛЬНЫЕ НАРУЧИ ДРАКОНИДА — прочность 30/35, броня +14.
        СТАЛЬНЫЕ ПОНОЖИ ДРАКОНИДА — прочность 38/40, броня +18.
        ПЛАЩ ХАМЕЛЕОНА — прочность 0/20, броня +1, Ловкость +1.
        ЦЕРЕМОНИАЛЬНЫЙ КИНЖАЛ ИЗ МИФРИЛОВОГО СПЛАВА — урон 22-26, прочность 110/110 (2 штуки).
        ПОЦЕЛУЙ САЛАМАНДРЫ,жезл — 2/15 зарядов. Самовосстанавливается прочность, пока есть хоть один заряд. Урон 50-80 в секунду на протяжении 5 секунд. Площадь поражения — 10 кв. м.
        САПОГИ ИЗ КОЖИ СКАЛЬНОГО ВАРАНА — прочность 8/55, броня +20, сопротивление огню и кислотам +40.
        «ШЕРШЕНЬ»,наручный метатель четырехзарядный — возможность раздельной и залповой стрельбы. Урон стандартным боеприпасом 14-21, прочность 40/45, Восприятие +3 (2 штуки).
        «КУВАЛДА»,метатель револьверного типа — урон стандартным боеприпасом 20-24, прочность 11/50, прицельная дальность — 10 метров.
        СЕРЕБРЯНОЕ КОЛЬЦО ЖИЗНИ — прочность 10/10, Выносливость +2 (4 штуки).
        МЕДНОЕ КОЛЬЦО ТВЕРДЫНИ — прочность 10/10, Сила +1, Выносливость +1 (2 штуки).
        МЕДНОЕ КОЛЬЦО УПОРСТВА — прочность 10/10, Сила +1, Выносливость +2 (2 штуки).
        СЕРЕБРЯНОЕ КОЛЬЦО УПОРСТВА — прочность 10/10, Сила +1, Выносливость +3.
        МАЛАЯ ОПОРА МАГА,кольцо — прочность 10/10, Воля +3.
        АМУЛЕТ ДРУГА КЛАНА ШЕР НЕКТ — прочность 15/15, +30 к сопротивлению стихиям и +35 — ментальному воздействию.
        ОКО РАТЕНА,самоподстраивающийся амулет — в зависимости от уровня техномага-пользователя дает доступ к новым возможностям. На начальных уровнях чуть улучшает обзор. С двадцатого — дально- и инфравидение, то есть сочетание бинокля и прибора ночного видения. Тридцатый уровень — возможность смотреть сквозь стены.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к