Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Медный лоб Владимир Васильевич Перемолотов


        Если ты прямо с дня рождения неизвестно каким образом попадешь непонятно куда, это неприятно. Если вдобавок ко всему, местный король планирует использовать тебя в своих матримониальных планах - это тоже терпимо. Но вот когда ты понимаешь, что попал не в человека а в металлическую статую и теперь полностью бронзовый, а возвращение в свой мир зависит вовсе не от тебя... Вот тут поневоле задумаешься - что делать?

        Перемолотов Владимир Васильевич


        Медный лоб

        Глава 1

        ...И это называется день рожденья!
        Тьфу...
        Да если б не Машка - ноги бы моей тут не было!
        Я стоял на кухне около окна, прислушиваясь к завываниям, что неслись из комнаты. Что-то неразборчиво выговаривающие женские голоса сплетались с мужскими, брякали колокольчики, заглушая стеклянный звон...
        Господи! Ну что за идиоты!
        Я отхлебнул из бокала, отвлекшись от происходившего за дверью.
        Ну хочется вам острых ощущений - так идите на улицу, к ночному магазину, поговорите с теми, у кого денег на водку не хватает. Скажите им, что они лузеры... Хотя нет. Про лузеров алкаши могут не понять. Скажите им, что они просто дураки. Или Кутузовский проспект перебегите в том месте, где нет пешеходного перехода... Или вон - ночные электрички. Тоже масса адреналина, поверьте... За пантограф подержитесь...
        А этим друг перед другом выпендриться нужно... Интеллектуалы, блин...
        За дверью снова нехорошо завыли, возвращая мои мысли на кухню.
        Во что это, интересно, Макс вляпался? "Белое братство" или еще что-нибудь повонюче?
        Нет... До этого дня все днюхи у него нормально проходили, все было как у людей: и пива попить можно и с девчонками потанцевать и потрепаться. Нормальный, вменяемый парень. Только это все, оказывается, в прошлом.
        Вот уж, считай, полгода как связался Макс с какими-то сектантами что ли... Все разговоры у него о сакральных тайнах, о духах и тонких планах. Знаем мы этот план... Пробовали по молодости.
        Спрашивается, почему я сюда пошел, раз знал? Ответ прост как мычание. В этой куче сумасшедших вишенкой на торте присутствовала Маша... Моя Машенька.
        Эх, если б не Машка!
        Из-за тюлевых занавесок виднелся двор. Там стоял грустный столб, облепленный опавшими кленовыми листьями. Осень. Вот и я точно также грустил, пока её не встретил, Машу мою... И угораздило её попасть в такую компанию!
        Я снова отхлебнул из бокала и качнул его, глядя, как пузырчатая белая полоска волной прокатилась по тонкому стеклу.
        Во дворе проехала машина. Свет фар пробежался по стенам, высвечивая микроволновку, выключенный телевизор, кофемолку. Цивилизованный же человек! Не в деревне живет - в столице нашей Родины! Но - дурак... Дуракам тоже где-то нужно жить...
        Это ж надо же придумать! Обязательное условие - вечеринка безалкогольная. Ни вина, ни пива, потому как самое главное в культурной программе - вызов духа для исполнения желаний именинника. Халявщики, короче. У этих сектантов даже правило такое - обязательно прийти без подарков и трезвым, а то, мол, ничего не получится.
        Только я не из этих. Я и подарок принес и, поскольку в этом шабаше участвовать не собирался, то сделал для себя исключение - принес себе полторашечку пивка. Они - как хотят, тем более что магазин внизу все еще работает, а я - выпью за его здоровье. Оно даже дураку не лишнее.
        Блин, да что ж они опять-то завыли...
        Под вой из комнаты накатила тоска.
        Спиритуалисты чертовы! Совсем они там умом двинулись.
        Песни надо на дне рождения петь, да хоть частушки матерные, а не мантры стонать!
        Видел я, как они готовились.
        Тридцать шесть свечей, три из них - черного воска. Стол, расчерченный меловыми линиями... Идиоты. Понятно, что ничего не получится, но ведь искренне верят дураки, что получится! И что они тогда будут делать, если из мечты вдруг все-таки что-то да выйдет? Ну, идиоты и все тут... Лучше б на эти деньги телефон новый имениннику купили - все пользы было бы больше.
        Я покачал головой, отхлебнул пива и только сделал шаг с кухни в комнату, чтоб посмотреть, чем там детишки балуются, как тут оно и случилось...
        В разбившем тишину крике человеческого и на пол мизинца не набралось бы. Не могло человеческое горло выдать тот звук, что в меня вошел как шпага. Мозги отрубились и включились инстинкты.
        В два шага я влетел в комнату.
        Ребята, сидя вокруг стола с закрытыми глазами, покачивались, в такт какой-то неслышной мелодии. Что они там видели сквозь закрытые глаза - не знаю, а я - видел. Сквозь черноту лака, сквозь линии, только вот что белые, а теперь оранжевые, налитые огнем, на столешнице проступает чьё-то лицо...
        Глаза сразу выхватили Машку. Она стояла в стороне и визжала. На белом лице глаза смотрелись угольно-черными провалами в никуда. Её клонило вперед, как раз к этим глазам, к огненным линиям...
        Ах, чтоб вас всех четыре раза! Заработал клятый столик! Довызывались гады!
        Я бросился к ней, не разбирая дороги. Прямо через людей, через стол, через свечи. Чтоб закрыть собой, защитить...
        Тут меня и накрыло...


        Оказывается, есть еще где-то в непознанных мирах неученые жизнью, те, кто хочет сесть кому-то на шею и свесить ножки. Пусть кто-то на него работает... Дураки.
        Кто бы ни были эти сущности из иных миров, а что нахальства, что глупости им не занимать. Что ж... Впредь будут умнее.
        Имперский маг Йорг усмехнулся, припомнив свою молодость. Сам ведь был таким когда-то, так чему удивляться? Кстати, надо будет присмотреться к этому многообещающему миру. Если там много таких, доверчиво ищущих контактов, то это чудесное место, где можно будет разжиться десятком-другим душ для своих дел. Такие всегда пригодятся.
        Маг посмотрел на заполненную туманом пирамидку, встряхнул её. Внутри прокатилась волна жемчужного света. Чья-то душа теперь была в его полной власти, а это означало... Улыбка стала еще шире. Много чего означало, а в первую очередь - новые возможности. Вот наберет он еще десятка три таких вот заблудших и можно будет предложить их на обмен. Что говорить - товар хоть и не редкий, а всеж спросом пользующийся.
        Вон у кого-то и арские талисманы хранятся, и амулеты древнего мага Щернцвотера Азалийского по сундукам рассованы, и Изойская Рукопись, а у него - ничего. Ну, почти ничего. Точнее кое-что, конечно, имеется, но как здорово, если б было всего и побольше.
        Он завистливо вздохнул.
        По всему судя, близились трудные времена, а значит, следовало проявлять осмотрительность и запасливость. Запас, как говориться, карман не тянет.
        Он снова встряхну пирамидку и снова свет пробежал по его лицу.
        Неспокойно было в мире.
        Маги чувствовали, что там, среди богов, их покровителей, делящихся с ними силой, что-то происходит. То ли Небесные дела отражались тут, внизу, то ли Земные страсти как-то долетели до Неба, не понять было.
        Если б были Боги простыми людьми, можно было бы сказать, что делят власть. Такое уже случалось несколько столетий назад, во времена юности нынешних королевств. Тогда одних богов сменили другие. Йорг вспомнил фрески Императорского дворца, рассказывающие как раз об этом времени. И вот, похоже, пришло время появиться новому порядку. Грядет передел силы, передел влияния. Каждый из магов, в конце концов, сделает выбор и примет чью-то сторону. Правильный выбор обещал преференции от того кто вскоре станет называться Единым. А всем остальным достанется меньше сил и возможностей. Если вообще что-нибудь достанется...
        Зеркало в углу стола засветилось мягким желтым светом.
        Аккуратно отставив пирамидку в сторону, он шагнул к нему.
        Кому-то он понадобился.
        Йорг поставил зеркало так, чтоб в нем отражалась пустая стена - нечего посторонним знать, что тут у него и как и коснулся завитка на раме. Мгновение - и в стекле проявилось знакомое лицо.
        - Здравствуй, Йорг!
        - И тебе долгих лет, - степенно отозвался имперский маг. Из зеркала на него смотрел старый знакомец - маг Гвидор.
        "Как к месту, - подумал Йорг, незаметно для собеседника потирая ладошки, - вспомнишь лучик - вот и солнышко..."
        То, что маг Шивергского сатрапа вскоре станет искать встречи с ним, он знал. Точнее предугадывал - все шло к тому.
        Объяснялась его прозорливость просто. Сестра Императора совсем недавно вошла в тот возраст, когда её молодость и прелесть уже можно было поменять на политические выгоды. Империя, конечно, оставалась сильна, возможно, так сильна как никогда, но кто из властителей откажется стать еще сильнее? А возможность к этому имелась. В соседних с Империей землях расположились несколько королевств, герцогств и княжеств, но два выделялись особо: королевство Асмал и сатрапия Шиверг. Эти покрупнее и посильнее иных, а, породнившись с Императорским домом, так и вовсе увеличили бы свое могущество многократно. Так что для любого из них роль младшего брата при Империи могла показаться очень интересной. Да и сама Империя от этого тоже только выиграла.
        Очевидно ведь, что став родней Императору, король Герк попробует прижать сатрапа Шереха, а Империя наверняка поможет своему новому родственнику, взяв за помощь землями или золотом. Итог тут ясен.
        Однако с той же уверенностью можно будет говорить, что если принцесса окажется замужем за сатрапом Шерехом, то плохо придется королю Герку.
        Это отлично понимали и король и сатрап, но сатрап, точнее его маг, оказался проворнее королевского мага Моригана. Этот тоже наверняка станет искать встречи, чтоб заинтересовать мага помочь своему королю, но он будет только вторым, а в этой ситуации, надо понимать - последним.
        То, что первым оказался Гвидор, устраивало Йорга даже больше. Именно у Гвидора хранилась такая нужная ему Изойская Рукопись. Многое бы Йорг дал зато, что заглянуть в неё, а уж, если б удалось переписать...
        Йорг зажмурился мечтательно, но быстро пришел в себя.
        Нет таких добряков на этом свете.
        - Ты как, по делу ко мне или просто о здоровье справиться? Если о здоровье, то все у меня в порядке.
        Он выжидательно замолчал, пряча в уголках губ улыбку взрослого, распознавшего детскую хитрость.
        - Дело. Конечно дело! Ты человек занятой. Не стал бы я тебя по пустякам беспокоить.
        - Слушаю тебя.
        - Дошло до нас, что твой Император подумывает о замужестве своей сестры. Это так?
        - Да. Все верно. Ваши шпионы донесли до вас правду.
        -Так зачем же дело стало?- бодро спросил Гвидор. - Давай-ка поженим сестру Императора на моем повелителе.
        Несколько мгновений они смотрели друг на друга через стекло.
        "Что ж, посмотрим, сколько ты готов заплатить за то, чтоб сатрапия продолжила существовать", - подумал Йорг, а вслух сказал, спокойно глядя поверх зеркала.
        - А почему на твоем? У соседей тоже женихи есть. Не хуже. Вот король Герк, например. Или герцог Вонсейн. Каждый из них твоего сатрапа ничуть не хуже.
        Уголок рта у мага дернулся.
        - Император, вот раздумывает. Взвешивает. Совета спрашивает.
        Главное он сказал.
        - Ну а ты сделай так, чтоб выбор на нас остановился. Поставь свою гирю куда нужно.
        Вот пошел нужный разговор.
        - А какая мне от этого выгода?
        Йорг нужное слово выделил голосом.
        - Самая прямая, - не стал юлить гость. - Изойская Рукопись. Прав ты конечно. Женихи-то другие есть, может быть и не хуже, а вот Изойской рукописи у этих женихов нет. По нынешним временам - хорошее... Нет! Просто отличное приобретение.
        - Между прочим, у асмальского королевского мага Моригана тоже, по слухам, хватает любопытных вещиц, которым, лучше бы лежать в моих сундуках.
        - И что с того?
        - Ничего, - пожал плечами Йорг и замолчал.
        Гвидор не выдержав многозначительного молчания, выразил свою мысль недвусмысленным обещанием.
        - Ладно. Если ты Императору поможешь правильное решение принять, то будет тебе Рукопись.
        Не удивил, надо сказать. Все к тому шло... Политика - она такая. Безжалостная. Так что либо - либо. Хорошо, что в сатрапии это поняли. Получалось, что на Изойскую рукопись Гвидор сейчас выменивал существование сатрапии, как независимого королевства. Тут даже не ясно кто продешевил.
        - Рукопись штука хорошая, - протянул Йорг, прикидывая, что еще под это дело можно стрясти с гостя. Это так явственно нарисовалось у него на лице, что Гвидор махнул рукавом халата.
        - Не наглей. И этого тебе за глаза.
        - За такую-то работу? Уговорить Императора? Для этого особенные слова понадобятся.
        - Можно и без уговоров. И Императора уговаривать не придется...
        -Это как? - удивился Йорг. У него мелькнула мысль, что его соперник предлагает сделать принцессу сиротой, но маг объяснил все по-своему.
        - Я тут за тебя уже подумал, -признался гость из зеркала. -Там тебе, по большом счету, не так много и делать-то нужно.
        Маленький человечек в зеркале принялся загибать маленькие пальчики.
        - Первое - можно самого короля Герка прирезать. Нет жениха - нет и свадьбы. Верно ведь?
        - Стой, стой, стой! - остановил его Йорг, сообразивший, что после первого неизбежно последует второе, не менее дикое. - Я тебе что, наёмный убийца?
        - Зачем? Ты - маг, которому нужна Изойская рукопись, - пожал плечами маленький человечек. Гвидор, увидев согласие Йорга, сразу успокоился. - Остальное не важно. Это я просто прикидываю, что бы я на месте такого мага сделал.
        Имперский маг почесал затылок, а Гвидор продолжил, так и не услышав более возражений.
        - Второе - ну если первое не получится - рыцарей у него перебить. Всех.
        - Как?
        - Не знаю...
        - А зачем?
        - Да так. На всякий случай.
        Голова за стеклом подмигнула.
        - Вдруг на него кто войной идти захочет? Войска нет, значит, и королевства нет. А кому нужен жених без королевства? Ну и третье - выкрасть принцессу и выдать замуж за моего владыку.
        Маг потряс для наглядности ладошкой, на которой осталось целых два не зажатых пальца, словно предлагал придумать еще несколько хороших способов решить это дело к общей выгоде.
        - Ну, вот хоть одна здравая мысль, - прокомментировал имперский маг. - А сами этим заняться не пробовали?
        - Тебе рукопись нужна?- поинтересовался Гвидор. - Вот ты и займись.
        - Ладно. Я подумаю. Покушение учинить? - задумчиво протянул хозяин, не откладывая дела в долгий ящик. - Покушение это трудно. Во дворце у него чужих людей нет, да и про Моригана забывать не стоит. А вот в...
        Он покусал нижнюю губу. Гвидор полагал себя хитрецом, предлагая все сделать ему, а самому остаться в стороне... Ничего у него не выйдет. Надо с него хоть какой задаток стребовать.
        - Есть мысль у меня,- начал он. - Можно попробовать. Только мне для этого две вещи нужно: душа и заклинание из пока еще твоей Рукописи.
        Он примолк, ожидая возмущения гостя, и получил его.
        - Не жирно ли будет? Еще ничего не сделал и Рукопись тебе...
        - Ну, это тебе решать, - пожал плечами Йорг. - Жирно или нет. Это просто нужно.
        Гвидор в зеркале возмущенно тряхнул головой.
        - Ты Рукопись можешь получить только тогда, когда принцесса станет нашей королевой. Не раньше.
        - В этом случае я могу её вообще не получить...
        Гвидор напустил на себя оскорбленный вид.
        -Ты говоришь о задаче. Я предлагаю решение. Ты отказываешься. Я все верно говорю?
        Йорг наклонился вперед, чтоб лучше слышать. Гость в зеркале не ответил.
        - В таком случае принцесса вполне может стать не вашей, а соседской королевой... А потом, ну если это случиться, обязательно найдется кто-нибудь, кто скажет твоему сатрапу, что все могло бы быть иначе, что если б не твоя жадность... - прищурившись, хозяин посмотрел на человечка в зеркале. Молчание тянулось словно мед - тоненькой струйкой и неясно, прервется оно или нет.
        - Рукопись не отдам, - наконец решительно сказал Гвидор.- Скажи что тебе нужно - покажу. Одним глазом посмотришь.
        - Хорошо.
        Это слово разбило какую-то стену меж ними.
        - С душой-то сам разберешься? Или может одолжить тебе?- заботливо поинтересовался Гвидор.
        Йорг презрительно выпяти губу. Ныне пойманная душа вполне годилась в дело. Как же все удачно получилось! Все один к одному!
        - Ничего. Найду.
        Теперь, когда решение нашлось, он стал деловит и спокоен.
        Гость кивнул. Он тоже остался доволен разговором.
        Зеркало замигало, свет в нем растаял.
        Йорг поднялся потирая спину, прошелся по комнате. Что говорить - плату ему посулили более чем щедрую, но ведь и задачка стояла не из простых - одного властителя женить, другого - упокоить...
        К сожалению, присутствовали нюансы.
        У короля Герка, как повелось, имелся свой маг. Сильный. Ничуть не слабее его самого.
        Маг вздохнул, в который уж раз пожалев о несовершенстве мира. Что ж... Если друзья несовершенны, то и противники не лишены этого качества. Мир - как все вокруг - штука несовершенная.

        Глава 2.

        ...Когда я очнулся, то...
        Это оказалось нечто вроде беспамятства, когда ты даже не понимаешь кто ты. Мысли водили хоровод вокруг одного и того же: кто я и где я.
        Я не имел ни рук, ни ног, ни глаз. От неприличной паники меня спасла мысль, что если у меня есть память, значит, есть и я сам. Я мыслю, следовательно, я существую...
        Через страх и злость я попытался понять, что тут вокруг меня.
        Окружающая реальность начала проявляться как изображение на старинной фотобумаге - из темноты, из ничего с тихим шорохом, словно что-то осыпалось. Так. Уже хорошо. Значит и глаза есть и уши. Головы, правда, не чувствовал, но я был я и все-таки чем-то мог видеть и слышать. А раз так, то голова тоже есть. Только я её отчего-то не чувствую. Но ведь не может же так быть?
        Секунда-другая и вот мир обрел плотность. Разумеется, ни Маши, ни комнаты. Хотя я, честно говоря, надеялся хотя бы на второе. Мысли побежали резвее. Я принялся искать объяснение случившемуся. Неужели умом двинулся или у меня горячка? Не-е-е-е-т. С полторашечки пива горячки не случается. Отравился? В пиво мне что-нибудь намешали? Не слыхал про такое. Пиво из конопли? Это в нашем-то магазине и за такие деньги? Смешно...
        Я отбрасывал предположение за предположением, боясь дать волю фантазии.
        Больничный наркоз? Да и не похоже это все на больничную палату. А на что это, кстати, похоже? Ни на что не похоже. Ничего не видно - темнота. А может быть это все сон? Ночь и я сплю?
        Эта мысль примирила меня с действительностью.
        А что я вообще помню?
        Разум метнулся в прошлое. Машу помню... Вечеринку эту странную... Стол этот чертов помню, рожу на нем... Вот! Внутри похолодело. Неужели у них и впрямь получилось? Черт! Точнее Господи! Что-то все так-то... Получается, что действительно у них все вышло. Не так, но получилось!
        Я припомнил рожу, что лезла в комнату через столешницу. Нет. Они точно дураки. Допрыгались. Довызывались. И я тоже дурак не меньше. Не знаю, кого они там вызвали духа или демона, а расхлебывать-то мне. Ладно. Собраться. Слезы и сопли вытереть. Потом как-нибудь поплачу, когда точно пойму во что вляпался.
        Ну да ничего. Разберемся. Вот ночь кончится...
        Словно услышав мои мысли, темнота передо мной стала вроде бы реже.
        В ней засветились точки, похожие на далекие звезды. От этого мысли мои забились, словно рыбы в сети. А может быть, меня куда-нибудь в космос закинуло, и лечу я сейчас по круговой орбите?... Волна страха снова накатила и схлынула.
        - Это мы еще посмотрим, - непонятно кому с вызовом сказал я. - Поглядим еще по разным дыркам.
        Мысль о космосе так и не вышла из головы. Я попытался сложить огоньки в созвездие. Так, эдак... Все-таки школьный курс астрономии в голове еще где-то болтался, но никак огоньки не складывались во что-то читаемое. Ни ковш, ни птица.
        Я хотел ущипнуть себя, но не успел - огоньки приблизились, послышались голоса, шаги...
        Света стало больше. Впереди заколыхалось живое пламя. Его отсвет резанул глаза. Все-таки глаза! Есть у меня глаза! Вижу! Я не успел сообразить, на что похоже пространство вокруг меня как увидел краем глаза свою руку.
        Не моя это рука.
        Я ведь ни капельки не негр?
        На этом открытия не кончились.
        Я смог повернуть голову и смог увидеть большую часть себя - ноги, живот... Господи! Что это еще такое? Руки, плечи, живот... Все бугрилось рельефными мышцами. Культурист да и только. Молодой Арни Шварценегер. Кино снимают? Да какое, блин, кино...
        Где я? Сейчас это интересовало меня более всего. Очень уж это все не похоже на квартиру, в которой празднуют день рождения. Колонны за спиной...
        Храм?
        Удивление от того что я попал неизвестно куда сменилось страхом от понимания того каким я стал.
        Есть же в архитектуре такое слово... Забыл... Нет! Вспомнил! Каракатица! Нет! Кариатида! Получается я кариатида?
        Страх стал еще острее.
        Боясь, что эта мысль подтвердится, машинально опустил руку вниз... Слава Богу! Кариатида это женщина, а я, получается - атлант. Скосив глаз на руку, я полюбовался мрачной, даже на первый взгляд прочной как камень кожей. Хотя... Атлант-то стоит около стены и что-то там подпирает, а я стою просто так. На постаменте. Статуй? Может быть Геракл? Нет. Не он. Видывал я Геракла в музее.
        Когда светом издали плеснуло на меня я, наконец, понял, что я - стальной или бронзовый. Чтоб удостовериться в этом я щелкнул пальцами и раздался мелодичный звон, словно камертон брякнул. Если кто-то видел скульптуру "Булыжник оружие пролетариата", то вот я был примерно то же самое.
        "Стальной нарком Каганович! - подумал я. - Ой-вэй! Попадос!"
        Свет факелов стал ярче, в воздухе поплыл дымок от горелого масла.
        Несколько человек шли по длинному проходу, останавливаясь около каждой статуи. Секундная задержка и движение дальше. Когда они подошли ко мне, я не торопясь слез с постамента. Думал, удивлю пришельцев, но ошибся. Насторожились, но не удивились. Получается, такие как я, им не в диковинку. Уже хорошо. Один из них - старший, что одет побогаче - остался на месте, а другие, числом с полдюжины, с чем-то похожим на бердыши в руках, окружили меня.
        Старший предостерегающе вскинул руку.
        -Ты кто? - спросил он.
        Я смотрел на них, не зная, что отвечать. Тем более что и у меня самого имелись к ним вопросы. Я вгляделся в него, вспоминая то лицо, что видел через линии на столе. Нет. Не он. Другое лицо... Что это значит? А ничего это не значит.
        -Теперь и не знаю, - честно ответил я, пожимая плечами.- Только вот что был человеком. А теперь какой-то железный дровосек...
        Как же это все у них получилось?
        Вопрошальщик обошел вокруг меня с опаской, но без угрозы. Ну да... Я же действительно железный. Ну, возможно, бронзовый. Как начну руками махать... Полетят клочки по закоулочкам... Боятся, поди.
        Я приободрился, усмехнулся.
        Он поводил руками, словно я стал костром, а он - пришедшим с мороза путником.
        - А-а-а!... - протянул человек, что-то явно для себя решив. - Неприкаянная душа. Как ты тут оказался? По чьему велению?
        - Кто бы мне самому это объяснил, - зло сказал я. - Я б тому быстренько бы морду начистил. Где я вообще? И почему такой?
        Я снова звонко щелкнул пальцами. Мой визави замолчал, решая какую-то задачу.
        - Я на тебя веночек надену. Не возражаешь? - вкрадчиво предложил он.
        - А что можно возразить? - мрачно поинтересовался я, глядя на мужиков с топорами. - Тут, я так понимаю, твои правила.
        Веночек оказался красивой металлической поделкой. Где-то по краю мелькнула мысль, что у нас такие на кладбищенские оградки вешают, но я отбросил эту глупость. Красивая штучка уснастилась на моей голове. Мысли тут же сделались ясными, четкими, словно даль, рассматриваемая в просветленную немецкую оптику.
        -Ты такой, потому что кто-то запихнул твою душу в эту статую. Человек это тело и душа. Обычно тело из мяса, а душа...
        Я махнул рукой.
        - Ладно. Дальше... Давай без этих подробностей. Как и когда меня обратно переправить можно?
        - А назад ты вернешься только тогда, когда сделаешь то, что тебе твой хозяин поручил.
        Вот это меня удивило больше всего. Хозяин! Какой хозяин? Собака я ему что ли?
        - Хозяин? Откуда у меня хозяин?
        Глядя на меня с все возрастающим интересом старший объяснил.
        - Хозяин это тот, кто тебя сюда дернул, твоей душой распорядился...
        - Сюда - это куда? На Марс что ли? - мрачно усмехнулся я. - Или тут Венера?
        Узнавать правду было страшно, чувствовал я, что дело нечисто, но куда деваться-то? Если хочу попасть домой, то надо, хотя бы приблизительно представлять в каких местах гостевать приходится.
        - Это королевство Асмал. Королем тут преславный Герк.
        Он говорил это так спокойно, так буднично, что я не мог ему не поверить.
        От этих слов в голове какая-то странная пустота образовалась. Какой-то своей частью я понимал, что он не лжет, но правда оказалась настолько запредельной, что верить в неё разум отказывался. Очень хотелось вскипеть, обозвать его лжецом, может быть даже подраться, но... Что-то меня остановило.
        - Это где? - спросил я, не желая терять связь со своей действительностью. - Европа? Азия? Африка?
        Он посмотрел на меня более внимательно, как целился.
        - А-а-а-а! Так ты, милок, даже нездешний!
        Руки снова взлетели, словно погладили меня. Видел я, как по телику экстрасенс какой-то ауру человеку диагностировал. Очень похоже. Глаза прищуренные, ладони как бабочки летают...
        - Да.... Точно нездешний... И откуда же ты?
        - Из Москвы.
        Он наморщил лоб.
        - Это королевство так называется?
        - Столица страны.
        - Империя? Королевство?
        - Республика!
        Мужчина головой покачал, словно говорил - "так я и знал". Он надолго задумался. Я осторожно тронул его рукой.
        - Я назад хочу. Домой...
        Надеюсь, это не жалобно прозвучало. Ноги мои подогнулись, опуская меня на постамент. Венок на голове, показалось, зашевелился. Я попробовал снять его, но дяденька остановил.
        - Домой он хочет... Непросто это будет. Как тебя звать-то?
        Я замешкался всего на мгновение, огляделся. От факелов хватило света, чтоб понять, что мы находимся не то в храме, не то в музее. Скорее всего, все-таки в храме. В темноте виднелись несколько постаментов, на которых стояли подобные мне фигуры - атлетического вида мужики. Кто-то с оружием, кто-то без. Если этот мужик не врет - а с чего бы ему врать - мир новый. Похоже, что магический. Очень может быть, что все, что напридумывали наши писатели о таких мирах, является как правдой, так и враньем. Однако зачем понапрасну подставляться? Кто-то там писал, что знание настоящего имени человека дает знающему власть над ним. Ну, а раз мир новый, а я в нем не такой как всегда, да еще и железный, то пусть тогда все начнется с нового листа. Если начнется... Кагановичем что ли назваться? Железным Наркомом? Хотя нет. Длинно слишком. Надо что-нибудь покороче... Оп-па! Нашел!
        - Феликс. Зовите меня Феликс. Железный Феликс...
        - Врешь, - мгновенно раскусил меня собеседник. - Ну да ладно. А меня Мориганом зовут. С возвращением тебе в любом случае придется подождать.
        - Чего ждать?
        - Вспомни, кто тебя так. Ты должен помнить. Не можешь не помнить...
        Неожиданно голос его стал сверлом, ввинтившимся в мой мозг. Прозрачная ясность и холод, как в ледяном ручье. Мысли четкие, картинки ясные. Губы сами собой заговорили.
        - Маг Йорг послал, чтоб убил я здешнего короля.
        - Ты его знаешь?
        - Нет.
        - Ты этого хочешь?
        - Нет.
        - Это все, что ты долен тут сделать?
        - Я должен еще разбить все алтари кроме алтаря Винсуса!
        - Ну, понятно... Как ты тут оказался?
        - День рождения у друга отмечали. Так там несколько уродов стали магией баловаться - демона вызывать, а я вмешался.
        Несколько долгих секунд он смотрел на меня, перебирая объяснение случившимся странностям.
        - А ты, часом, не пьян ли был?- спросил дядька. По говору очень он нашего участкового напомнил. Степана Михайловича.
        - Да какой - пьян?- Я пожал плечами. -Так... Выпивши слегка. Полторашка пивка.
        Он облегченно откинулся назад. Я видел, что у него в голове сложилась нужная картинка, он все понял и решение принял.
        - Ну, тогда всё ясно. Окажись бы ты в тот момент трезвый...
        Он покачал головой так, что понятно стало, что ничего хорошего трезвость и воздержание мне не принесли бы, что тут же и подтвердилось.
        - Пришлось бы мне тебя убить...
        Я ему поверил. Этот дядька вообще внушал доверие, да и те, что с топорами за спиной маячили, не зря там стояли.
        - И ведь кого выбрал... - продолжил он.- Ничего не скажешь. Хитро придумал. Храм Всех Богов, а кто короля убил? А вот он и убил. Кто алтари разрушил? Вот он и разрушил. Как только рука поднялась...
        На моих глаза настроение его дошло до отметки "радость". Явно любуясь, он обошел вокруг меня.
        -Тогда так, - он пришел к решению. - Сейчас тебе немножко больно будет. Но ты потерпи.
        - Э! Э!- я попробовал отодвинуться. - С чего это вдруг?
        Он не ответил, а меня скрутило так, что я со звоном повалился на пол и потерял сознание.
        Пришел в себя, правда, довольно быстро.
        - Ну, ты гад, папаша... - выдавил из себя я. Боль отпускала, уходила куда-то, растворялась. Это доставляло невыносимое наслаждение - освобождение от неё. Он снял с моей головы венок, бережно завернул в тряпицу.
        - Слушай, а флористика-то эта зачем?- я кивнул на украшение только что бывшее на моей голове.
        - А он спалил бы тебя, если б ты всерьез врать начал,- спокойно объяснил новый знакомый.- А так - уверенность есть, что не врешь.
        Мне стало немного обидно, но тут чужой монастырь. В него, как известно, со своим уставом не ходят.
        - Ладно... Ты теперь про меня что-то знаешь. Хотелось бы и мне про себя кое-что узнать.
        - Спрашивай. Что смогу - отвечу.
        Я уселся обратно на постамент, оставив его стоять. Получилось нечто вроде маленькой мести.
        -Так один вопрос всего меня интересует. Как мне отсюда выбраться? Ну, кроме как убив вашего короля.
        Мориган нехорошо усмехнулся. Эдак самоуверенно.
        - Короткий ответ прост - тяжело.
        Я внутренне усмехнулся. Знал бы этот волшебник, сколько мне пришлось по магазинам работать, не стал бы связываться. Все эти уловки я наизусть знаю. Это ведь классическая работа с "тяжелым" клиентом.
        - Но можно?
        Чтоб не длить разговор сразу сделал следующий шаг.
        - И не удивлюсь, что ты знаешь как. И даже догадываюсь, что ты предложишь мне отработать как-то, своё возвращение. Я прав?
        Мой напор сбил его самоуверенность.
        - А ты как думал? Там такие заклятья! Там только жемчугу полведра требуется. Караваном куда идти - и то деньги караванщику отдашь, да за верблюда... А я тут для тебя и верблюд и караванщик! Вот и считай...
        Вот это уже лучше. Конкретика пошла. Раз предлагают считать, то значит, есть что именно.
        - Придумаю я тебе как отработать. Есть у меня на этот счет мысли.
        "Ну, шевели извилинами, - подумал я. - Я вот тоже подумаю..."
        Вокруг нас стояли колонны, уходящие в темноту. Там, за стенами и колоннами, простирался новый мир. Неизвестный. Тот, в котором все можно было начать с чистого листа, забыв про работу охранником в универсаме, про неудачные попытки начать собственный бизнес и много чего другого. А тут, наверное, интересно... Если это не розыгрыш, то передо мной целый мир. Новый мир! И стать тут можно кем угодно. А уж потом вернуться. Я встряхнул головой. Э-э-э нет. Тут надо успокоиться и особенно рот не разевать. Знаю я такие места: вход бесплатно, выход - рупь.
        Человек передо мной что-то сказал - я не расслышал.
        - Кем? Кем отработать?
        Тот обошел вокруг меня пальцем потрогал.
        - Уж больно у тебя тело подходящее, - задумчиво сказал он.
        - Подо что подходящее? Что за работа? - повторил я вопрос. - Огородным пугалом? Могу.
        Он понял мою нервную иронию.
        - Ну, во-первых, ты не пугало. Ты - статуя бога Ринхаса. А во-вторых...
        Он задумался и думал довольно долго. По лицу у него, сменяя, бродили выражения от: "Вот оно!" до "Нет, ни в коем случае!"
        - Ладно.
        Наконец пришел он какому-то решению.
        - Наш король скоро собирается за море ехать. Свататься. Поедешь с ним. В свите...
        Я пожал плечами. За море - так за море.
        - А я людей там не перепугаю? Или у вас такие как я - норма?
        - Не перепугаешь.
        Он, наконец, решился похлопать меня по плечу.
        - Я тебе хорошее волшебное колечко выдам. А вот когда все выполнишь - отправлю обратно.
        С моего бронзового сердца словно гирю сняли.
        - Мамой поклянись, - пошутил я, обрадованный такой перспективой.
        Он меня не понял, посмотрел с недоумением, но сказал:
        - Мамой клянусь...

        Глава 3

        Служба моя в этом мире началась со следующего утра.
        Не успели тутошние петухи продрать глаза и проорать побудку, как меня взяли в оборот.
        О вояже за море пока разговора не шло и никакой иной пользы, кроме как от источника информации, от меня не было, так что пришлось мне все это время рассказывать Моригану о своем мире, о том, как все у нас устроено, как работает. Думаете легко? А вы попробуйте объяснить, как устроен двигатель внутреннего сгорания человеку, который не представляет что такое цилиндр и камера сгорания, да и про электричество вообще ничего не знает.
        Мужик этот, Мориган, к счастью, оказался не злым и любопытным. Правда, любопытство его было э-э-э-э... несколько необычным. Первые три дня он производил надо мной какие-то магические опыты. Я по своей врожденной наивности думал, что мое хождение туда-сюда по расчерченному меловыми линиями полу имеет цель забросить меня обратно в мой мир. Глядя на его исследовательские потуги, я провел аналогию с детскими играми на расчерченном на квадратики асфальте и показал старцу, во что у нас играют школьники младших классов, но ошибся.
        К сожалению его внимания это не привлекло, но потом уже я сообразил, что тут, как и у нас, все чего-то стоит, за все приходится платить, а люди, также как и у нас, не отличаются необоснованной щедростью.
        Этот мир, как я уже понял, как-то добрался до позднего средневековья и достаточно комфортно застрял в нем. Перемен тут не ждали, да и кому они нужны, в крепко сложившемся сословном обществе?
        Техника практически не развивалась. Вовсе не из-за козней злых волшебников, а оттого, что никто в ней попросту не нуждался. Жителям хватало магии и когда-то кем-то в незапамятные времена изобретенных колеса и рычага. Все остальное техническое "изобилие" было простенькое производное от первого и второго. Вместо выверенных веками формул нашего мира о взаимоотношении массы, скорости, энергии тут пользовались иными закономерностями. Магическими...
        Перемены отмечались только в сфере религии. Многобожие потихоньку вроде бы уступало место единобожию. Это было особенно забавно, потому как, по уверению моего хозяина, боги тут действительно существовали. Что это были за сущности, я не понял, но они были такой же реальностью этого мира, как я и Мориган. То есть, походило это все на Древнюю Грецию, если воспринимать её мифы с полным доверием и пониманием. Там, если вы помните, боги шлялись туда-сюда по Греции, творили чудеса, общались с женщинами и плодили героев.
        Он рассказывал мне о своем мире. Я - о своем. Концепция "мира науки" его не очень заинтересовала.
        Мне же этот мир также показался неинтересным. Оказалось, что жить тут человеку, не имеющему магических способностей и не имевшему счастья родиться в каком-нибудь из высоких сословий, достаточно неудобно.
        У меня же, как мы быстро разобрались, магической составляющей, без которой как я понял, ни один маг обойтись не мог, не нашлось. Так сказать совершено не одаренный в магическом плане ребенок. Возможно, сказалось рождение в совершено немагическом мире.
        Мы разговаривали, а меня все сильнее и сильнее грызло нетерпение. Мне-то хотелось спрашивать не об устройстве здешнего общества и взаимоотношениях между Императором и окрестными корольками, а о том, когда и каким образом меня планируется перебросить мой мир, но я сдерживался, понимая, что как только начну клянчить, то тут же дам этим своему собеседнику возможность влиять на себя. Нетерпение - опасная, ненужная вещь. Там где решались вопросы высокой политики, где схлестывались интересы империй и королевств мои личные интересы уходили даже не на второй, а на бог знает какой план, в голубую даль, в эмпиреи, где жили только бесплотные надежды. А этот маг считал, что решает проблемы глобальные. Можно сказать геополитические.
        Хотя с какой стати мне смеяться над ним? Для них это был реально серьезный вопрос.
        Множество раз в прочитанных книгах по нашей, Земной истории, мне подавалась под разными соусами мысль, что монарх не принадлежит себе. Он принадлежит королевству, династии и, следовательно, на официальном уровне у него нет своих эротических интересов. Любовницу завести - это пожалуйста, это сколько угодно, хоть в каждой комнате по штуке, а вот жениться по своему желанию... Ну все у нас, наверное помнят веселую песню про короля и пастушку, которая "у стен дворца пасла гусей"?
        Так вот здешний король сумел как-то устроиться так, что его личный эротический интерес совпал с интересом государственным. Сколько в его отношениях с зарубежной принцессой было настоящей любви, а сколько настоящей политической выгоды неясно, но факт есть факт - что-то там такое похожее на настоящее чувство у короля Герка и имперской принцессы Феллы завязалось. Об этом рассказал мне, тужась от гордости, сам маг, как я понимаю, приложивший к этому руку и ожидавший от своего посредничества преференций.
        Так вот, намечалось сватовство. Король собрался ехать в Империю просить руки принцессы, и нам с Парликапом предстояло сопровождать короля Герка. Маг на меня очень рассчитывал. Во всяком случае, телохранитель из меня - первый сорт - не убить, не отравить. Только расплавить. Помыслы мои в отношении короля чисты - это показал тот самый веночек, ну и обязательная морковка перед носом - переброска в свой мир по окончании свадьбы.
        Короля ждали через несколько дней, а пока в город начали пребывать королевские дружинники - самые знатные рыцари королевства хотели сопроводить своего короля за море, пораспускать там свои павлиньи хвосты перед зарубежными дамами.
        Потом подъехали купцы, почуявшие наживу, следом - простые рыцари, разбойники и прочая шелупонь, а вот сам король все никак не радовал нас своей персоной.
        Я жил в доме Моригана, стараясь не показываться на людях, коротая время в разговорах с волшебником о своей жизни и наблюдениях за чужой.
        Ожидание короля перестало быть скучным, когда в окрестностях города начало появляться какое-то странное зверьё, походившее на чрезмерно разъевшуюся лягушку с крокодильей мордой.
        Первую тварь принесли в город два рыцаря королевской дружины, уложивших напавшую на них тварь где-то в лесу, в окрестностях города. Вторую приволокли селяне, забившие её в своей деревне. Тварь, как они утверждали, вылезла из колодца и перепугала половину деревни.
        Мориган насторожился, но разобраться так вот, с наскока, не мог. Остатки тварей, куски шкуры да раскроенные черепа, доставленные в город, его не устраивали. Тварь нужна была целиком, а еще лучше - живой.
        Сперва он предложил деньги всякому, кто притащит ему такого зверя, но желающих не нашлось. Все уже знали, чем может закончиться встреча с тварями.
        Как выяснилось, "лягушки" эти оказались не без мозгов. Что-то у них там было в головах, что позволяло принимать осмысленные решения, особенно если это было нужно для того, чтоб нанести побольше вреда.
        И вот тут я дал маху. Черт меня дернул пойти в тот момент к Моригану с вопросом когда же он, наконец, займется моей судьбой а тот, разумеется, не преминул воспользоваться моей слабостью и выбора мне не оставил - если я хочу вернуться домой, то должен помогать. Во всем. Даже в ловле чудовищ. Что мне оставалось делать?
        Пришлось соответствовать...
        Так что каждый день после нашего разговора, с утра пораньше, мы вместе с полурыцарем Парликапом уходили в лес и шлялись там, рассчитывая повстречать одну из тварей.
        Частично нам повезло уже на третий день. Едва мы зашли в лес и тут - на тебе! Хороший, крупный экземпляр прямо из кустов, но мимо меня, прямо на беднягу Парликапа!
        Честно скажу - испугался. Хотя в современных фильмах и не такую дрянь показывают, но это-то реальная мерзость, а не компьютерное моделирование! Морда длинная, кожа пупырчатая как у огурца, а зубы - с палец длинной...
        Короче психанул я, да так отделал зверя, что исследовать Моригану стало нечего.
        Пришлось идти за добычей сызнова.
        Ловить тварь я решил на живца. Как я уже успел проверить, сам я для них никакого интереса не представлял. Что я им? Железка - она и есть железка, даже если и из бронзы. Ни укусить, ни съесть, ни понюхать в удовольствие, а вот Парликап гастрономическую ценность в их глазах имел. Этим я и решил воспользоваться. Теперь мы каждый день выходили в лес, а там, выбрав деревце повыше, забирался я наверх, оставляя Парликапа бродить вокруг, приманивать тварей.
        Получалось это у него похуже, чем у нашего Деда Мороза. У того хоть "...трусишка зайка серенький под елочкой скакал...", а тут - вообще никого!
        Ну вот не получалось у нас. Точнее не получалось четыре дня, а вот на пятый день получилось.
        И как здорово получилось!


        ...С верхушки дерева я смотрел на то, что происходило внизу. Там в пределах видимости топтался полурыцарь, подавая время от времени голос, а шагах в двухстах от него осторожно двигался на звук такой нужный мне монстр. Второй также прятался рядом, осторожно подходя со стороны солнца. По итогам охоты монстры явно рассчитывали на сытный обед, а я - на благосклонность колдуна.
        Теперь главное не спугнуть! Я на удачу, как меня бабушка учила, сжал в кулаках большие пальцы. Пусть они только поближе подойдут...
        Монстры шли осторожно, а Парликап передохнув, запел какой-то аналог тутошних матерных частушек, поглядывая на меня. Я успокаивающе покачивал рукой. Твари его еще не видели.
        Когда от моего дерева до зверей осталось метров пятьдесят они не только услышали, но и учуяли Парликапа. В тот же момент обе гадины бросились вперед. Наперегонки. Кусты мешали полурыцарю видеть, но треск он услышал и вскинул голову, глядя на меня.
        Пришел мой черед.
        - Давай! - заорал я, перестав скрываться.- Двигайся! Шевели булками!
        В два прыжка Парликап добрался до дерева. Дерево мы выбрали хорошее, удобное, с низко расположенными ветками, так что мой товарищ белкой заскочил наверх.
        Наступила моя очередь, и я вступил в игру!
        Толстенный канат, привязанный к соседнему дереву, натянулся и я, словно мартышка в джунглях или, если угодно, Тарзан из древнего фильма, полетел навстречу первой твари. Эта мерзость уже выпустила когти, но тут появился я. Мы встретились в воздухе как раз на середине поляны.
        Та-дам!
        Хорошо быть целиком из металла!
        Когти скрежетнули по мне, не оставив следа, а я, перехватив уродину за лапу, дернул к себе.
        В прошлый раз, напомню, я такую расплющил, а вот с этим экземпляром придется быть поосторожнее.
        Точнее этот экземпляр придется бить поделикатнее.
        Я сунул руку в пасть и глаза твари выпучились. Ага! Не нравится! Пришлось затолкнуть кулак еще глубже. Тварь взвыла, плюнула пеной. От этого моя железная кожа зазудела. Хреновая рукавичка получилась. Обхватил животину другой рукой, чтоб поднять, но эта мерзость хлестнула меня хвостом по ногам. Меня опрокинуло и вбило в дерево. Неслабо приложило.
        Стволик немаленький, в обхват, но он не выдержал напора, подломился. А вот спина моя сдюжила, спасибо мастерам-литейщикам. Тварь, взревев, навалилась сверху. Рядом заорал Парликап. Хороший мужик оказался, душевный. Только бы помогать не бросился, помогальщик хренов...
        - Не мешай, - крикнул я. - Сам справлюсь.
        - Там второй, со спины...
        Я повернул голову. Длинными прыжками, подминая под себя кусты и подлесок, вторая тварь спешила принять участие в развлечениях. Что ж мы гостям всегда рады.
        Опершись рукам на лягушачьи плечи, я подскочил и ногой наотмашь хлестнул прямо по морде подлетевшей со спины твари.
        Сил я не пожалел, и с сожалением понял, что снова перестарался: голову вместе с частью туловища от такого удара снесло, превратив зверя в кучу мяса. Нет, Моригану это не понравится. Придется с этой тварью поаккуратнее...
        Морда, еще не понявшая как ей повезло, наклонилась надомной, дыхнув какой-то дрянью. Я в ответ от души врезал ей кулаком. Крокодилья пасть поехала в сторону, а я, завернув лапу, оказался у твари за спиной. Эта гадюка опять попробовала достать меня хвостом, но я, уже ученый, просто наступил на него, а другой рукой хрястнул зверюгу по черепу. Хорошо так. От души. Но не слишком. Потому как тварь обмякла у меня в руках, я понял, что все. Аут.
        Зверь еще шевелил лапами, но не боец это уже, не боец... Надеюсь, что именно такой Моригану сгодится. Пусть теперь попробует придраться к чему-нибудь. Живой, лапами шевелит и глаза даже смотрят. Ну, хоть и в разные стороны, а смотрят же?
        - Здорово ты его!
        Это Парпликап. Уже спустился.
        - Веревку быстро!
        Глядя на меня влюбленными глазами, он убежал и вернулся со связкой веревок.
        Мы с Парликапом свою часть дела сделали. Осталось поработать Моригану.
        Взвалив зверя на плечо, я побежал к городу, где нас ждал волшебник.
        Еще не до конца погрузившись в их жизнь, я мерил расстояние и время привычными мерками - метрами, километрами, часами и минутами. Единственная разница, которая у меня отложилась, так это то, что неделя тут насчитывала девять дней.
        До города было недалеко - километра два. Я преодолел их едва ли не быстрее, чем Парликап на лошади. Я бы и сам не прочь прокатиться, но, во-первых, мой вес, а во-вторых - тварь на плече. Лошади от неё шарахались ничуть не хуже людей. Какое-то изначально отвращение эти лягушки внушали всем местным организмам.
        Лес заканчивался почти под городскими стенами. По всему выходило, что построили все это недавно, и свести лес еще не успели. Или берегли для чего-то. Каменные стены. Башни... Не Московский кремль, но тоже неплохо...
        Подъемный мост раскрытой ладонью приглашающе перекинулся через ров.
        Народ на площади, увидев, что я несу, шарахнулся в стороны, появилась стража, но Мориган, ждавший у ворот, только рукой махнул. Мол, этих не трогать - эти ко мне.
        Двенадцать шагов по уложенной камнем площади и вот я у ворот дома.
        - Где у тебя тут прозекторская?
        Колдун переспрашивать не стал. Нам обоим понятно, что сейчас последует, так что, каменный стол нашелся на задворках у конюшни. Я сбросил едва шевелящееся тело на столешницу. Колдовство мне все еще было в диковинку - это вам не цирковой номер с распиливанием человека. Тут все реально, так, что не стыдно признаться, что я его слегка побаивался и скрывал страх за бравадой.
        - Ну давай... Колдуй баба, колдуй дед. Трое сбоку ваших нет... Приступай.
        Отошел в сторонку, присел у стены.
        То, что я увидел, оказалось покруче цирка.
        Там, в наших цирках, фокусники - торговцы иллюзиями, а тут - тут все по-настоящему. Тварь под сокрушительными заклятьями дергалась, пыталась вырваться, но Мориган не зря королевский хлеб ел. Укрощенный зверь оставался на столе, ревел непотребно, и даже пытался что-то говорить, но видно не то, что магу от него нужно было. Тут Мориган, слабину в звере почувствовав, в раж вошел: достал какие-то старинные бутыли, начал брызгать на зверя, да порошки сыпать.
        Только что вроде успокоившаяся животина вмиг вернулась к жизни, да так бойко, что я диву дался!
        Тварь соскочила - никто и понять ничего не успел. Цепи разлетелись, из распоротого брюха посыпались внутренности, но это зверя не остановило. Когтистая лапа мелькнула перед моригановым носом - тот едва успел отшатнуться, но тут вторая лапа подгребающим движением уже ухватила его за полу халата, потянула к себе.
        - Ай-й-йя! - заорал маг.- Феликс!!!
        По-настоящему заорал. От ужаса! Видно все колдовство из башки выбило. Тут бы ему и конец, но я себя не пожалел. Одним прыжком перелетел от лавки до стола, плечом сбил обоих на землю. Там, ворочаясь в общей куче, Мориган выскользнул из халата, оставив меня один на один со зверем, но мне это не в беду, а в удовольствие. Дальше все пошло просто. Пинком я отбросил зверя к стене, там, пока чудо-юдо ворочалось, с разворота пару раз приложил его лавкой. Та, конечно в щепки, но и зверю поплохело - осел на заплетающихся лапах, за бошку схватился, глаза в кучку свел. Я его тогда подхватил и снова на стол... Другой лавкой прижал, но тварь в момент расползлась болотной жижей, так более и не сказав ни слова стекла на землю.
        Что Мориган, что Парликап сморщились - шибануло какой-то гнилью или застоявшимся болотом.
        Мориган медленно опустил воздетые руки, молча отошел от стола, присел рядом. Так и не произнеся ни слова, по плечу похлопал, благодарил вроде. Парликап под его хмурым взглядом вылил на стол несколько ведер воды, тряпкой прошелся.
        - Не вышло?
        Маг вздохнул, развел руками. Еще бы не вздыхать - ему, как я понял, перед королем отчитываться.
        - Магия в них странная какая-то. Мрут, сволочи.
        Обида в голосе совершенно детская.
        -У нас такая штука называется самоликвидация.
        Маг с интересом посмотрел на меня.
        - И у вас тоже такое есть?
        - Не совсем такое, но принцип общий. Чтоб враги не узнали того, чего им не нужно...
        Мориган посмотрел на меня каким-то новым взглядом. Просветленным что ли.
        - Враги! Точно! Враги!

        Глава 4

        Я смотрел на него и только сейчас понял, что никак эта вот дрянь у него, до моих слов, в голове не соотносилась с врагами. Просто считал это странным природным явлением, вроде зимы или дождя со снегом. Неужели он по своей простоте думал, что такое само собой в нашем королевстве завелось? Я поймал себя на мысли, что уже считаю эту Тмутаракань своим королевством.
        Собственно и сам я хорош - за деревьями леса не вижу. Может быть тут не единичные случаи, а система... Я вспомнил остатки своего высшего образования - статистика нужна, массивы данных - и потребовал.
        - Карту неси.
        Мориган поднял брови.
        Ну, если у них тут еще и карт нет...
        - План королевства у тебя есть? Ну, где города стоят, где реки текут...
        - Есть! - закивал он.- Конечно, есть!
        - Покажи.
        Он как-то по-особому повел рукой, И над мокрым столом возникла карта. Ну не карта, конечно, а так... План. Походило это на то, как если б на пяльцы натянули кусок марли и вышили на нем приблизительный план местности. Когда дети в "Зарницу" играют или идут клад откапывать, то у них примерно такой же план имеется.
        Я не смог скрыть пренебрежительной усмешки. Он увидел её и спросил.
        -У вас другие карты?
        - Другие... Покажи-ка где иных чудовищ видели...
        Он начал пальцем касаться карты то тут, то там. От его касаний загорались яркие точки. Выглядело все это беспорядочно - там огонек, сям огонек - но так не могло быть.
        - Кому-то ведь это нужно? - спросил я сам себя, мысленно соединяя точки дугами. Нет. Часть окружностей уходила далеко в море. Твари, оказывается, нападали и на корабли. Нет. Не ясно...
        Попробовал, как Мориган, соединить точки рукой. Да у него тут что-то вроде сенсорного экрана! Ай, молодец! Попробовал так, сяк... Вроде что-то есть. Что-то начало вырисовывается...
        Не зря у нас была военная кафедра! Мой палец елозил по карте туда-сюда... В итоге получилось нечто вроде половинки мишени с очень кривыми кругами. В центре её, в том месте, где располагается пресловутое "яблочко" торчало несколько точек, обозначавших что-то. Скорее всего, поселения. В местной географии я оставался еще слаб.
        - Что у вас тут?
        Ответом мне стало сосредоточенное молчание. Я обернулся. Мориган стоял с задумчивым видом.
        - Там у нас.... - наконец сказал он и снова умолк.
        - Хочешь, угадаю?
        Я выжидательно замолчал, подпустив морщин на лоб.
        - Ну....
        В памяти быстро закрутились сюжеты наших попаданческих бестселлеров. По логике там должны быть либо здешний Хогвартс, либо сокровищница, либо резиденция короля.
        Хогвардс? Вряд ли. Профессура она везде одинакова - наверняка привыкла к удобствам, которые только в столицах. Резиденция королевская? Возможно... Только почему на краю земли, у моря? Так что, скорее всего там свалка всяких магических вещей. В смысле склад. Хотя опять же с какой стати?
        -Там порт, - не дождавшись моей догадки, сказал колдун. - Самый близкий к Империи Трех Золотых Наконечников порт. Он тут рядом совсем.
        - Ну, я так и подумал. А в порту...
        - А в порту сегодня должен появиться король Герк... - продолжил маг - ...чтоб пойти в тот самый храм, в котором я тебя нашел.
        - Это его я должен был?... - я кашлянул деликатно. - Хорошо, что мы с тобой раньше встретились. Кто-то вашего короля сильно не любит.
        Мориган кивнул.
        - Конечно. Если наш король женится на принцессе Фелле, то многим вокруг придется плохо...
        В недоговоренном явственно слышалось, что эти самые "многие" готовы постоять за себя самыми разными способами, включая те, которые мне и в голову прийти не могут. Только зачем такие изыски? Вполне могут и тем обойтись, что в моей голове уже есть.
        - Геополитика, - многозначительно пробормотал я, совершенно не интересуясь, поймут меня тут или нет.
        - А ведь мы наверняка не всех чудовищ вывели... - продолжил я задумчиво, разглядывая карту.- Вот приедет наш король...
        Нам, по-моему, обоим представились равнина, по которым брели эти непонятно откуда появившиеся в стране чудовища. Они собирались, словно кучевые облака перед дождем, для того, что бы... А и вправду для чего?
        "Вот я и патриотом стал, - подумалось мне с небольшой толикой гордости. - "Наш король...". Воздух тут такой, что ли? Способствующий..."
        - И что?
        Я вылетел из задумчивости.
        - Что?
        Он смотрел на меня, ожидая откровения.
        - Боюсь, что это все не просто так. Это ж-ж-ж-ж - неспроста!
        Я щегольнул цитатой, понимая, что никто тут моего остроумия не оценит.
        - Что? - в третий раз переспросил маг. - Какое "ж-ж-ж-ж"?
        - Ничего. Никакое.
        - Ты думаешь о том, о чем думаю я?
        Мысль-то вообще-то лежала на поверхности.
        - Похоже, что так.
        Я кивнул на карту, где все пути сходились около соседнего городка.
        - Очень кому-то надо вашего короля задержать. Или вообще на ноль помножить.
        - Как это?
        - Соберутся скопом... - я сжал пальцы в кулак. - А потом ка-а-к прыгнут....
        Пальцы с тонким звоном раскрылись опять в ладонь, словно два с половиной камертона.
        Я и не ожидал, что эти простые слова так на него подействуют. Он бросился от меня, словно я превратился черт знает во что.
        - Куда? - крикнул я в удаляющуюся спину и припустил следом. Не объясняя ничего, Мориган взлетел по ступеням и помчался по коридору. Я не отставал. За моей спиной топал сапогами Парликап тоже ничего не понявший, но готовый к нехорошему.
        Вот дверь нараспашку, стол, опрокинутое кресло. Вот и королевский маг...
        Пританцовывая от нетерпения перед зеркалом, Мориган бормотал, щепотью бросая какой-то пахучий порошок на блестящую поверхность. Наши отражения в стекле затуманились, покрылись рябью, словно ветер по воде пролетел. Миг - и вместо наших лиц там появилась какая-то комната. Ветер через открытое окно колыхал занавеси, пол расчерчивали четкие линии оконных переплетов.
        - Государь! Государь!!!
        Голос улетел за стекло и пропал там, сожженный светом. Я тронул хозяина за плечо.
        - Тихо!
        Он попытался еще что-то сказать, но я не постеснялся, ухватил его за горло.
        -Тихо, говорю. Слушаем...
        Сквозь тишину, сквозь ласково-ленивый солнечный свет до нас доносился приглушенный звук битвы- крики, звон железа, взвизгивания...
        - Опоздали! - взвыл колдун. -Туда!
        Голос его осенним ветром высыпал мурашки на моей бронзовой спине.
        Хорошо сказать - туда! А как? Меня не выдержала бы ни одна лошадь, ну, может быть, рыцарский тяжеловоз сдюжил бы, но я еще не пробовал. Так что мне пришлось бежать бегом. Бегущий статУй - это, конечно, еще то зрелище, тем более что за мной оставалась цепочка вдавленных в землю следов. Ноги в утоптанную землю уходили по щиколотку. Слава Богу, бежать пришлось недалеко. Наш городок оказался всего в нескольких километрах от порта и мы - я имею в виду себя и лошадей - управились в четверть часа, успев к развязке.
        В городе чувствовался ветер с моря - свежий, словно посыпанный крупной солью. Но тут и кровью пахло. Большой кровью. Вместе с запахом в воздухе носились вопли.
        Сразу за городскими воротами лежало несколько трупов. Там же дергалось чешуйчатое туловище с отсеченной головой.
        От ворот веером расходилось несколько улиц. Мориган, привстал в стременах, всем существом своим, олицетворяя нетерпение, выбрал одну, взмахнул рукой, задавая направление.
        -Туда! Король там!
        Не оглядываясь на нас, маг поскакал к порту.
        Ветер бил в лицо соль на губах казалось вкусом недавно пролившейся тут крови. Мачты нескольких кораблей, торчащие над крышами, показывали направление. Под звон подкованных лошадиных копыт и моих ног, одинаково высекающих из брусчатки острые искры, мы устремились в сторону порта.
        Я бежал, поглядывая по сторонам. Народу на улицах не было. Город заливал страх.
        Зеленых тварей в городе, казалось, было никак не меньше жителей. Люди попрятались - где уж горожанам воевать против этой мерзости.
        Время схваток на этих улицах уже прошло - четыре или пять трупов зеленых тварей отчётливо говорили, что люди не сдавались без борьбы, однако - тут не поспоришь - им пришлось отступить. Гости теснили хозяев.
        Неожиданно улица кончилась. Мы выскочили на площадь. С одной стороны там стояли дома, а с другой тянулся каменный пирс, дававший начало морским путям.
        Да. Мы были там, где нужно, но слишком поздно.
        Схватку жители города уже проиграли. Это стало понятно после первого же взгляда на площадь. Убитых людей там лежало куда больше, чем зеленокожих чудищ.
        Размен в этом обменном пункте в формате "жизнь на жизнь" оказался почестнее чем в моем мире рубль к доллару, но все-таки, все-таки... За каждую убитую тварь приходилось платить чуть не десятком человеческих жизней.
        Этим людям с такими тварями не тягаться.
        Теперь те, собравшись в кучу, нахрапом навалились на горстку воинов, отступавших к сходням, перекинутым на единственное судно. Широкие доски с поперечинами соединяли берег и довольно большой корабль. По палубе метались люди, якорная цепь медленно тащилась вверх, отцепляя кораблик от земли, чтоб отдать его во власть ветра и волн...
        И тут вопль!
        - Король на корабле! Спасайте короля!
        Ох, как эта весть проняла королевского мага!
        Мориган рывком сбросил халат, оголяя руки. Меж сведенных вместе ладоней сверкнула искра и превратилась в шар. От колдуна во все стороны раскатился грозный гул клокочущего пламени. Мгновение и шар влетел в кучу тварей, столпившихся у сходней. Я заранее поморщился - представив запах паленой кожи, печеного мяса и вид обугленных тушек и белые-белые кости, с которых выгорело все мясо...
        Ах, как не оправдались мои ожидания! Мориганов огонь только коснулся мокрых шкур и стек по ним в землю. Моригана это удивило поболее моего. Я уже представлял его возможности - кое в чем пришлось уже убедиться. Он мог организовать и выиграть маленькую войну, а вот теперь... Теперь ничего у него не получилось.
        Он ударил молниями, но те пролетели сквозь тварей и ударили в солдат. Люди на сходнях заорали, отнюдь не воинственно. Кто-то там упал в воду.
        Маг еще сделал какие-то движения руками, но тварям от этого было, ни жарко и не холодно. Порченым оказалось его колдовство... Жалким и ненужным...
        А вот нападавшие оказались сообразительными.
        Чтоб добраться до короля, они полезли на корабль с другой стороны - благо деревянные борта давали когтистым тварям такую возможность. Несколько мгновений и они оказались на палубе. Между мачт и надстроек закипел новый бой. Вопли, скрежет металла, молодецкое уханье...
        Твари сбрасывали людей с палубы в воду, но и люди отвечали храбростью и сталью. Короля и впрямь окружали те, кто готов был сложить за него свою голову.
        Защитники прикрыли его со всех сторон. Спасение виделось в одном - пробиться с судна обратно на берег. Шестеро впереди, четверо сзади... Ап, уже пятеро... Плохо им сейчас будет...
        Мориган все шевелил руками, управляя стихиями, что-то выкрикивал на непонятном языке, а у меня из приличных слов осталось одно - капец! Еще чуть-чуть. Самую малость и - все.
        - Феликс, давай!
        Мориган выдохнул эти слова из себя как последнее дыхание.
        Его колдовство на них не действовало, но вот никто не отменял моего бронзового кулака. Как там у Брюса Ли было? "Железный кулак"? Так ведь бронзовый ничуть не хуже в таком деле...
        Твари не сообразили, что все изменилось. Они, конечно, были куда как живучи, но я уже знал их слабое место.
        В два прыжка я подскочил к пристани. Там лежала якорная цепь - хороший кусок металла, хоть и изъеденный временем, но вполне годный, чтоб проломить голову любому из незваных гостей. Подхватил и пошел махать! Якорная цепь - это вам не интеллигентное волшебство!
        Ту кучу, что не давала королю сойти на берег, я снес тремя ударами. Кого-то убил, кого-то попросту смел в море. Королевская гвардия на сходнях от меня шарахнулась, но Мориган проорал из-за спины.
        - Сюда! Сюда! Он защитит!
        Колдовство свое он бросил, как вещь совершенно не нужную. Руками не махал, не ругался, а только подпрыгивал нетерпеливо, показывая, что нужно прятаться за мою спину.
        Еще в школе, уча наизусть былины про наших богатырей, всегда восхищался фразой "махнул налево - улица, отмахнулся - переулочек". Понимал, что это преувеличение, но... Так вот тут без малого точно так и пошло. Налево машу, направо машу... Только брызги летят, да черепа потрескивают. Падают зеленокожие, разлетаются. Налево, направо, налево, направо... Зеленая кровь вместе с кишками разлетаются, словно кто-то поливает нас из гигантского шланга зеленой краской.
        Твари, встретив отпор, отошли немного назад, перестроились.
        Пятерка вместе с королем тем временем бросились вперед. Боязливо оббежав меня, они бросились к Моригану, но тут откуда-то из переулка выскочила еще одна группа, особей в двадцать... Королевская охрана не подвела, ополовинив нападающих, но и оставшихся хватило. На короля налетело сразу двое. Растерявшийся Мориган снова закрутил руками, но Герк оказался не паркетным шаркуном и не мыслителем на троне. Мечом он владел отменно!
        Раз, два и на одну тварь стало меньше. Три четыре, и еще одна голова покатилась по камням... Только воинское счастье штука переменчивая. Он толи поскользнулся, то ли кто-то хвостом его задел, но король упал, покатился по земле. Твари взревели, и совсем бы плохо пришлось самодержцу, но тут в его жизни снова возник я.
        Крутанувшись на ноге, я сшиб всех, кто тянулся к нему. Кувырок и я оказался между ним и разъяренной тварью.
        Для твари это кончилось совсем плохо. Удар ногой, еще раз. Теперь рукой по хребту. В лицо брызнуло зеленой кровью.
        - Отходите! - взревел я в раздражении. - Уведи их маг, постойте в сторонке...
        Возникла секундная передышка.
        Король поднялся и после короткого колебания, не опуская меча, отбежал в сторону, к Моригану. Тварей там уже не было, и я перестал за него беспокоиться. В конце концов, рядом с ним шестеро неслабых воинов и маг. Сам же я обратил внимание на оставшихся тварей.
        Сообразив, что на корабле уже никого нет, они повылезали на пирс.
        О! Да они умнеют на глазах! Могут даже о чем-то договариваться и нападать не поодиночке, а слаженно! А вот я тебя ногой за это... Здорово-то как получилось-то! Этот аж в воду улетел, болезный. А вот царапаться не надо. Лишнее это. Ну если ты так, то я вот так... Подхватываю одного и бросаю его под ноги остальным. Там заминка, кто-то из них падает, а я от души по все этой куче, без разбору, где кто и куда попадет, охаживаю незваных гостей цепью. Видел я в деревне - показывали как в ранешнее время снопы обмолачивали. А хорошо у меня получается! Это я уже по голосу Моригана понимаю. Он у меня штурманом работает - подсказывает что слева, а что справа. Покрикивает и аж взвизгивает от удовольствия. За спиной орут, болеют. Ладно. Лишь бы помогать не полезли.
        Когда тварей поубавилось, солдатики, что у меня за спиной стояли, воодушевились, вперед пошли, сбивая тварей в воду, только мне их помощь и не нужна вовсе. Так, декорация к полному разгрому вроде "и мы пахали". А король? Король-то где? Оплот самодержавия. Вон, стоит мной любуется, глаза вытаращив, а Мориган ему что-то на ухо нашептывает.
        Я встал у сходен, поглядывая, не мелькнет ли где в волнах лягушачья голова.
        - Есть там кто? - подошел со спины Мориган.
        - Не вижу, - признался я. - Только посматривать тут по сторонам не мешает. Поставь кого-нибудь, от греха подальше. Мало ли...
        - Да уж не на кого тут смотреть, - улыбнулся маг. - Здорово ты их...
        Он даже рукой взмахнул, зажав в ней воображаемую цепь. Словно на себя эту роль примеривал.
        - Пойдем. Покажу королю, кто ему жизнь спас...
        Король стоял, опираясь на меч, и смотрел на нас благосклонно. А ничего. Симпатичный малый. Лицо мужественное, бородка маленькая, румянец. Если и впрямь все дело в его женитьбе, то можно понять товарищей, что его грохнуть собрались. Такие вот женщинам нравятся.
        Получается, кто-то мыслил тут исключительно по-сталински: "Есть жених - есть проблема. Нет жениха - нет проблемы".
        Мориган не преминул представить меня его величеству, намекая на свое участие во всем этом, типа "если б не я и не мои люди, то..."
        Королевских милостей ждать долго не пришлось. Совершенно неожиданно как для меня, так и для королевского мага король меня даже обнял и сгоряча в кого-то произвел.
        Как объяснил мне Парликап в кого-то, вроде здешних баронов.
        А потом им всем стало не до нас.
        Мы с Парликапом остались, а все остальные разбрелись кто куда. Король ушел в каменный дом начальника порта. Как объяснил мне полурыцарь, сюзерен пошел слушать отчеты тех, кто готовил его предсвадебное путешествие. То, что только что произошло, никак его не отменяло. Серьезное все-таки дело затевалось - пару дней в море, да пешком еще сколько, да обратно, если все сложится - с молодой женой. Понятно, что забот полон рот. И враги вот не дремлют.
        Понятно ведь, что этой малостью - нашествием зеленых - дело никак не ограничится. Грядет что-то серьезное, а возможности у врагов должно быть не маленькие. Так что и Мориган, позабыв про нас, умотал куда-то предотвращать очередные неприятности.
        Оглядев кучу зеленых внутренностей на пристани, я отошел в сторону.
        И десяти минут не прошло, как повылазил откуда-то местный народ, начал тыкать в кучу копьями, словно это как-то присоединяло их к моей победе. Ей-богу, если б у них имелись фотоаппараты, они бы все перед кучей этой убоины перефотографировались бы. Только в эти отсталые времена...
        Сообразив, что начинаю брюзжать, перестал умничать и сел на ступени какого-то большого каменного дома, задрал голову вверх, пересчитывая этажи.
        Эту каменную громаду и домом то назвать было сложно. Дворец! Три этажа, камень. На верхнем - окна, в которых мелькали силуэты и слышались раскаты хохота. Теперь там настоящий праздник - король Герк со товарищи, ну кто живой или несильно раненый, мою победу празднуют. Вполне их понимаю - после такого пожрать да выпить - самое то. За свое здоровье, за удачу, за жизнь, малознакомым дядей подаренную...
        Я вздохнул, представив заставленные яствами столы, и хлопнул себя по бронзовому животу. Есть совершенно не хотелось. Ни есть, ни пить. Правда, как оказалось что-то человеческое во мне пробивается - вот запахи чувствовать начал более отчетливо.
        Неожиданно подумалось, что вот придет сейчас Мориган, выполнит свое обещание, переправит меня обратно в мой мир и что? Само собой никто не поверит, но ведь и самому обидно - никаких впечатлений от путешествия не останется. Даже какой вкус у здешней еды даже сказать не могу, потому, как не знаю, ибо ни поесть, ни выпить не могу.
        Я зажмурил глаза, представив, как скоро выскользну их этого мира, чтоб вернуться в комнату, к этим идиотам-демоновызывальщикам. Машка там... Невольно улыбнулся. Соскучился... Ничего....
        - Чего лыбишься? - ткнул меня в бок Парликап, прихлебывающий из фляги. От него вкусно пахло пивом, и я почувствовал, что хочу назвать его Поликарпом.
        - Да так. Ничего. Где Мориган-то? Опаздывает?
        - Придет. Куда он от короля денется?
        Додумать мысль до конца мне не дали.

        Глава 5

        Вода перед пристанью словно вскипела, и из неё полезли все те же зеленые твари. Давно не виделись....
        Я заорал, привлекая внимание, но бойцов на берегу практически не осталось. Все, кто мог сейчас сидели в доме и провозглашали здравицы королю Герку, а те, кто туда не влез, разбрелись по окрестным кабакам праздновать победу над неведомым врагом. Только вот победа, как выяснилось, оказалась тактической. Твари, или те, кто стоял за ними, обвели всех вокруг пальца. Не обращая внимания ни на нас с Парликапом, ни на каких других людей, зеленые ящерицы кучей навалились на дом, в котором шло веселье. Я молотил кулаками, но у них все оказалось отрепетированным на совесть. Пока я плющил одних, другие, как в цирке стали заскакивать друг другу на плечи облепляя дом. Я не успел сокрушить черепа десятку тварей, навалившихся на меня, как дом, в котором пировал король со своей дружиной, оказался затянут сеткой их ящериц. Словно неведомый враг закинул его в авоську.
        А потом...
        Сетка из тварей поменяла цвет. Из зеленой стала синей-синей, а через мгновение - малиново-красной....
        Никто ничего не понял, но все уже свершилось. Я хлестанул уже проверенной цепью, но из-под неё словно электросваркой брызнуло, и проверенное в недавнем бою оружие разлетелось звеньями.
        Все, кто успел прибежать из других домов, встали вокруг. По группке людей прокатился несвязанный ропот. То, что видели все, называлось чудом. Но - плохим чудом. Настолько плохим, что верить в него не хотелось.
        Твари обнимали дом, а за окнами невидно было никакого движения.
        - Колдовство, - наконец кто-то выдавил из себя. В голосе не слышалось страха, только недоумение. - Это же колдовство. Где Мориган?
        Воины хоть и не умели колдовать, но колдовства на своей жизни уже повидали, понимали, что к чему. Кто-то выхватил меч и, не раздумывая, рубанул ящерицу. Все получилось как с цепью. Сталь лезвия коснулась марева, но, не коснувшись тела когтистой твари, каплями стекла на землю.
        Люди разом выдохнули... Вот оно как!
        Народу тут осталось немного - десятка два разнокалиберных солдатиков. Кто-то стоял, не веря своим глазам, кто-то вертел головой, выискивая чьему бы приказу подчиниться. Каждый хотел действовать, только никто не знал как.
        Над ухом взревело:
        - Всем назад!
        Зычный голос раскатился по двору, сдвигая людей с мест.
        Незнакомый голос. Обладатель его оказался крепок, ладен. Такого хоть сейчас на обложку рыцарского романа. Девы млели бы...
        Я наклонился к уху Парликапа.
        - Кто еще это?
        - Энгель-Суфат. Опальный рыцарь...
        Воины собрались в кучу, не отрывая рук от рукоятей мечей и не спуская глаз с дверей и окон, словно надеялись, что кто-то оттуда сейчас выскочит и либо все станет ясно, либо начнется хорошая рубка.
        Я и сам ждал чего-то такого. Отчего-то казалось, что враг затаился где-то внутри и вот-вот покажет свои когти. Только ничего такого не случилось. Ожидание длилось и длилось. Бежали секунды. Оторопь с окружавших меня аборигенов постепенно сошла. Они зашумели, заорали "Герк! Герк!".
        Под этот шум во дворе появился Мориган. Увидев "авоську" он бросился к ней, но я, помня, что случилось с мечом, перехватил его. Теперь он у меня в долгу.
        Он дернулся несколько раз, но куда там. Несколько секунд никого не спрашивая, маг рассматривал то, что ящерицы сделали с домом. По мрачности, что пропечаталась на его лице, понятно стало, что понимает он во всем не больше всех нас.
        Он перестал разглядывать дом, перевел взгляд на рыцаря, потом на меня.
        -Что тут было?
        Я пожал плечами. А что тут ответишь?
        - Что видишь - то и было. Твари вылезли из моря, облепили дом. А потом...
        Рыцарь замялся и вступил я.
        - А потом они вспыхнули одним цветом, потом другим. И все это застыло.
        Дружинники закивали, подтверждая, что все так и было. Энгель-Суфат тронул мага за плечо.
        - Сделай чего-нибудь. Можешь?
        Отвечать Мориган не спешил. Подошел поближе. Вытянув перед собой ладони, обошел вокруг. За ним потянулись все, кто еще оставался во дворе. Люди словно боялись остаться одни. Хоть и сложно прочесть на бесстрастном лице мага что-нибудь кроме досады, но я чутьем уловил, что дело не просто плохо, а плоше некуда. Он водил руками, бормотал что-то, потом подобрав какую-то палку, ткнул ей в марево. Все кончилось также, как с мечем и с цепью. Морщась, оглянулся на замерших в ожидании людей.
        - Ну, что? - спросил сразу за всех Энгель-Суфат.
        За его спиной люди разом вздохнули. Он тут, похоже, стал старшим.
        - Плохо дело...
        По своей прошлой жизни я очень хорошо представляю себе, что такое имидж, знаю, что никак нельзя терять лицо перед подчиненными, потому и смог оценить и тон и слова. Не ждали такого от, как я понимаю, самого сильного мага королевства. Его поняли бы, если б он сказал что-нибудь вроде, что тяжело будет или наоборот - раз плюнуть такое колдовство перешибить, а чтоб вот так вот - нет. Слишком простой ответ - по-другому никак не понять, не истолковать. Плохо... Это в его устах звучало так - могло бы хуже, только уж хуже-то некуда.
        Прищурив глаз, он пересчитал тех, кто остался во дворе.
        - Если жизнь дорога - внутрь не соваться.
        Я хотел спросить, что будет со мной, но он меня не понял.
        - И тебе не советую. Думать буду...
        Он развернулся и, не говоря ни слова, не прося помощи, пошёл прочь.
        После ухода королевского мага те, кто остался во дворе пересчитались. Их осталось двадцать шесть человек. Тут стояли и оруженосцы, и рыцари, и полурыцари. Мы с Парликапом остались в сторонке, вроде как пришлые, не местные. Таким тут не доверяют.
        А далее начался цирк в младшей детской группе.
        Рыцари и их прислуга, оставшись без присмотра, повели себя как дети - долго спорили, чуть не подрались, меряясь заслугами, древностью рода и личными качествами, но толку не вышло. Все хотели дела, но даже те, кто рвал глотку и требовал, чтоб прямо сейчас все начали что-то делать, не преуспел. Авторитета, которому бы все поверили и к которому бы прислушались, начни он говорить кому, как и что-то надо делать не находилось.
        Хотелось бы, чтоб таковым стал Мориган. Этот, по крайней мере, точно умный.
        Я наблюдал, как вокруг меня резвятся и меряются всем, чем можно, обладатели раздутых средневековых самомнений и прикидывал, что же в сложившейся ситуации станет со мной. Вряд ли Мориган прямо вот сейчас озаботится моей персональной судьбой. Не до меня ему - тут король в мышеловке. У королевского мага теперь своих забот полон рот, а тут я с претензиями... Нет. Скорее всего, он не моим возвращением заниматься станет, а встроит в какую-либо свою комбинацию по освобождению короля очень заметным винтиком. Зря я что ли такой неубиваемый?
        Мориган вернулся не скоро.
        С приходом королевского мага все встрепенулись, споры оборвались. От него ждали ясности, но мне сразу стало ясно, что её не будет. Уж больно неприветливое лицо у него.
        - Парни, у нас проблема... - пробормотал я, представив, что сценарий сего действа написал кто-нибудь из голливудских сценаристов.
        Мориган сценаристов превзошел. Он промолчал. Просто смотрел на нас, что-то прикидывая. Взгляд его оказался неожиданно долгим. Под ним остатки королевской дружины замерли как кролики перед удавом. Сообразили - не просто смотрит, а прикидывает что-то, вроде как приценивается, а Мориган все смотрел на бледные лица, на сердитые усмешки.
        Кто-то из кучи недовольно выкрикнул:
        - Чего делать-то надо? Знаешь?
        Маг пожал плечами, пребывая в задумчивости.
        - Придумай чего-нибудь!
        - Что тут можно придумать?
        Тонкости никого из собравшихся тут не интересовали.
        - Дело говори! Есть способ заклятье снять? - спросил Энгель-Суфат.
        Маг кивнул.
        - Способ-то есть.
        Во дворе радостно зашумели - понятно какие камни с души попадали. Все-таки они отлично представляли, что такое жизнь без короля.
        - Только вот моих сил чтоб эту заразу снять не хватит.
        Голос мага оставался тускл, безрадостен. Я почувствовал, как неприятно это мгновение для него - перед всеми показать, что не всесилен, а значит не так уж и страшен. После таких слов можно дождаться, что всякая шелупонь панибратски по плечу похлопывать будет да припоминать: "...а помнишь как мы тебе помогли..."
        - Так ты скажи, а мы поможем. Придумаем как, - несколько свысока отозвался кто-то тоже, видно, почувствовавший нечто похожее. Самый здоровый из рыцарей вроде бы как-то даже подбоченился. - Покороче... Так чтоб мы все суть ухватили.
        - Ну да. Кто руками, кто головой, кто - преданностью, - напомнил я о себе и о могуществе колдуна, оживившего бронзовую статую. Все-то ведь именно так и считали. Помогло. Притихли.
        Маг с благодарностью посмотрел на меня.
        - Ну, если совсем коротко... Магия тут древняя. Чтоб её разрушить, талисман особенный нужен. Колдовская вещь. Против этакой вот особой магии.
        За моей спиной тяжело вздохнул Парликап.
        - Эх... Не наше это дело с колдовством возиться.
        Это я и сам сообразил, увидев как гаснут лица воинственной оравы. Кровь бы пролить, порубить кого - это их, а вот что-то иное...
        Взгляд Моригана потяжелел. Он посмотрел на людей с печальным пренебрежением. Пальцем ткнул себе за спину.
        - Что б вы знали: твари эти называются шерлипсы. Порождение магии настолько древней, что знатоков её, до сего дня считалось, и вовсе нет. Однако вот, оказывается... Это прислужники сгинувшего бога Пензея. Сейчас могу сказать, что чтоб подчинить эту дрянь, нужна плоть этого самого бога. А где брать её - не знаю...
        Не дав взрасти недоуменному ропоту, вскинул руку, поправился.
        - Пока не знаю... Но разберусь.
        Он умолк, задумался. Народ вокруг стоял, не решаясь нарушить его размышления. Прошло пару минут, где-то с краю снова забурлил разговор о древности рода, и я тогда пощелкал пальцами.
        - Эй! Очнись! Я по делу спросить хочу.
        Мориган поднял голову.
        - Ты вот скажи нам, чтоб эти чары разрушить, нужны или сила или искусство?
        Маг кивнул.
        - Так и так можно. Как с замком. Или ключ или кувалда...
        - А что может быть ключом?
        - Заклинание. Специальное, для этого созданное заклинание. Может быть талисман....
        С этим ясно. Если и было заклинание, то когда-то, и кто его сейчас вспомнит?
        - А в качестве кувалды?
        Маг посмотрел на меня. Озадаченно посмотрел. Какие-то у него в башке стрелки переводились, драйвера перезагружались. Не думал он в эту сторону. Потом все-таки неуверенно сказал:
        - Что-то, чему эти твари подчиняться. Лучше всего кусок плоти Пензея подойдет. Или талисманы таких же древних богов или героев.
        - Кровь Тармариза! - внезапно охнул Парликап. Я даже не успел спросить, чем прославился этот человек в их истории, как у него глаза выкатились еще больше.
        - Или...
        Он пальцем показал на меня. Палец крупно дрожал.
        - Тело Бога...
        Глазищи у Парликапа нехорошо вспыхнули, но я остановил его.
        - Остынь. Я не настоящий бог. Ни мяса, ни крови. Я же бронзовый.
        - Да... Плоть Бога - это здорово, - мечтательно протянул Мориган, не обративший на слова Парликапа внимания. - Её бы может быть единого кусочка хватило бы... Только вот, где её взять? Это в твоих краях, возможно боги табунами ходят, талисманами бросаются, а у нас тут...
        Голос его стал скучен, словно рассчитывал он, что пригласят его на рок-тусовку, а билеты выдали на концерт самодеятельности.
        - Сам видишь...
        - Что это за край, где боги бродят? - спросил с интересом Энгель-Суфат. Я оставил вопрос без ответа.
        - Племен много - богов много. Племена воевали, боги им помогали. Наверняка друг другу морды били.
        - Не без этого.
        - И что?
        - Ну а раз так, то и вытирались чем-то. Рукавом, тряпочкой... Все вам как детям объяснять надо.
        Я смотрел на них с улыбкой превосходства. Дикие люди! До такой простой вещи не додумались. Хотя для них чужие боги, скорее всего демоны, а с демонами знаться - себя не уважать.
        Точно.
        Парликап оказался выше этой клерикальной склоки и спросил самое, на мой взгляд, главное.
        - А вот, кстати, плоть чужих богов может их не почитающему пользу принести?
        Мориган задумался. Ну пусть подумает... Может быть действительно тут чужих богов приплетать не стоит? Ладно. Там видно будет...
        Обернулся к Моригану.
        -Ты вот что скажи... Сильные талисманы в королевской сокровищнице есть? Почему бы их не попробовать?
        - Потому что не выйдет ничего. Тут своя, древняя магия нужна,
        - Да что ты заладил "древняя-древняя!". А ты другой магией пробовал? - поднапер я. - Может быть, если к этим древностям новую магию приложить, может ни от магии, ни от лягушек мокрого места бы не осталось?
        Он пожал плечами, но как-то неуверенно. Тогда я зашел с другого бока.
        - А что, этот ваш Пензей. Могучий человечище был?
        - Человечище? Тогда уж скорее божище. Да уж не слабый был.
        - А почему тогда "был"? Кто-то ведь его окоротил? Улики скрыл, ножик выбросил. Наверняка тело куда-то спрятал, а то и расчленил.
        Маг юмора не понял и просто пожал плечами, показывая, что до сих пор его никак не интересовала биография давным-давно позабытого бога. Вот что значит ограниченность и отсутствие широкого кругозора. Все его надо подталкивать. Но уж поскольку я сам лицо заинтересованное придется подталкивать, ведь понятно же, что за меня он возьмется только после того со своими лягушачьими заморочками разберется, не раньше.
        - То есть первое - разобраться надо кто его и каким образом упокоил. Без этого - никак. Второе. Талисманы в королевской сокровищнице перетрясти. Третье...
        Тут я сообразил, что маг меня не слушает. Ему хватило того, чем я его загрузил.
        Он стоял молча. Никто из нас не решился прервать его.
        - Мысль интересная, - сказал он, наконец. - Будем думать... Посидите тут. Подумайте. Может быть, еще что-нибудь полезное в голову взбредет.
        Вслед за магом потихоньку разбрелось и остальное воинство. Понятно ведь, что о древности рода лучше всего спорится под хорошую закуску.
        По двое, по трое аборигены разбрелись по улицам, вытекавшим из площади, обсуждая происшедшее на их глазах. Тут, по-моему, за один день столько событий случилось, сколько и за десять лет не происходило. И какие события!
        Явно ведь по тутошним ресторанам наладились. Как они тут называются? Так ведь и не успел выяснить... Кабаки? Пивные? Харчевни? Парликап наверняка знает. С такой-то рожей и не знать? Спросить что ли? Я покосился на аборигена. Тот сидел, задумчиво покусывая травинку, продолжая глядеть на плетение из ящериц. Ну, узнаю и что? Зачем мне это?
        Я вздохнул. Есть то все равно не хочется да и некуда... Я вздохнул, хотя и дышать-то мне незачем. Так... Все это делалось по привычке...
        А магу сейчас точно не до меня. На его месте я себя бы послал всех подальше куда-нибудь, чтоб под ногами не путался. Не до сватовства сейчас, точно. И уж тем более до моих личных проблем.
        Так что, похоже, все-таки, придется мне тут куковать какое-то время. Хорошо, что ни есть не пить не хочется.
        За спиной вздохнул Энгель-Суфат.
        Как-то очень легко он принял мою металлическую сущность. Без трепета. Хотя... Если магия в этом мире норма, чему ж тут удивляться?
        - Какой же гад нам это все подсунул? - спросил в пространство рыцарь.
        - Точно, - поддержал я разговор. - Какие-то гады поработали. Я тут человек новый, но и так сразу видно, что кто-то вашего короля тут сильно не любит.
        На слове "человек" Энгель-Суфат передернулся, но ничего. Сдержался.
        - Шиверг гадит - больше некому, - глубокомысленно выдал Парликап, решительно отбрасывая травинку. - Есть нам что делить.
        - В наших краях умные люди говорят: "Смотри кому выгодно". Так вот прикиньте что и как. Я в ваших политических раскладах не разбираюсь...
        Вряд ли они знали слово "политика", но переспрашивать не стали - сообразили.
        - Ну, так и так Шиверг выходит, - подумав, подтвердил рыцарь.- Что у тамошнего сатрапа, что у нашего короля один интерес - имперскую принцессу за себя взять.
        - Ну, если бабу не поделили, тогда точно, - сказал я. Моей иронии они не поняли.
        - Да не бабу - принцессу! За бабой горшки в приданое, а тут... Власть. Возможности.
        Они замолчали.
        Я разговор заводить не стал. За время присутствия в этом мире, я кое-что узнал, но до сих пор не совсем точно представлял тутошнюю жизнь. Основные расклады - возможно, а вот тонкости реальных взаимоотношений - нет. Вот, кстати, будет время разобраться.
        Несколько отстраненно я думал о произошедшем, считая все, что происходит вокруг звеньями одной цепи. Не могло быть по-другому...
        Кому-то очень нужно, чтоб местного короля не стало. В прямом или переносном смысле.
        Первым, по всему, должен был стать я. Король пришел в храм и остался бы, растерзанный богом Ринхасом. Очень достойная смерть для властителя. Не поладил с богом и - показательно помер. Кстати тем более интересно, что тут, в Асмале, Ринхаса-то и уважали поболее иных богов.
        Но со мной у королевских врагов не вышло, хвала той самой пивной полторашечке светлого нефильтрованного.
        Второй уровень атаки - эти зелененькие тварюшки. Как их... Шерлипсы. Не забыть бы... Они вполне могли заклевать короля, не подоспей мы с Мориганом на помощь. Хотя, скорее всего, эта задача перед ними и не ставилась. Скорее они должны были стать точкой сбора королевской рыцарской дружины в одном месте, где их и застал бы тот, другой, отряд тварей, что ждали своей минуты в море. Что, собственно, и получилось. Ну, почти получилось. Теперь вот сидят все эти грозные рыцари и даже не знают, во что попали и куда вляпались. Хорошо так вляпались, пока кто-нибудь не отыщет тот самый талисман. Вариант, конечно скверный, но не такой скверный, как первый. Тут хотя бы надежда есть.
        Высокое! Высокое искусство магии!
        Хорошо, однако, что у нас, на Земле, такого нет. Я на всякий случай постучал костяшками пальцев по деревяшке. Парликап посмотрел с недоумением, но я успокоительно махнул рукой - не хватало их еще в наши суеверия посвящать.
        Аборигены молчали - не о чем было говорить. Уж больно грустной оказалась тема обсуждения. Те, кто устроил эту гадость, отлично видели все невеселые выходы из этого положения и каждый из этих выходов их, негодяев, устраивал. Ну, или почти каждый....
        Но должен же быть хоть какой-то выход! Хотя бы почетная сдача на условиях противника. Это я, конечно, шучу, но в самом-то деле... Должен же найтись выход. Должен! Не бывает в природе безвыходных положений. Хорошо бы, Мориган нашел что-нибудь полезное в сокровищнице. Может быть, оно и сработает?

        Глава 6

        ...С дворцового подоконника мир внизу казался таким милым, таким справедливо устроенным, что хотелось поблагодарить Единого за то, что он позволил людям жить на этой земле и творить тут свои мелкие дела. Аккуратные белые домики, облитые солнечным светом, спускались по холму вниз к улицам, по которым бегали милые ушастые ослики. Устланные камнем улицы, окаймленные цветущими деревьями вели к
        площадям, на которых били фонтаны. Крики торговцев, собравшихся со всего света, ремесленники чинно сидящие около своих лавок... Какая же красота лежала перед ней!
        А над головой плыли облака, звали за собой в дальние страны...
        Конечно, она уже взрослая девушка и прекрасно знает, что этот мир бывает и груб и жесток, но именно сегодня не хотелось в это верить.
        Принцесса рассеянно смотрела на облака, отдав душу сладкой тоске. Как это прекрасно, когда знаешь, что сейчас все чудесно, но перемены обязательно придут и это будут перемены к лучшему. А она ждала перемен, ждала добрых вестей...
        Когда несколько месяцев назад из зеркала на неё глянул король Герк, она поняла, что такое любовь, и теперь каждый день она ждала бесед с тем, кого уже в мыслях давно называла своим женихом. Хотелось бы назвать мужем, но таинство брака свершается на небесах. Так что только женихом. Пока. Но скоро, скоро... Он обещал...
        Фелла уселась перед зеркалом, подперев голову ладошкой.
        В зеркале отражалось привычные вещи: окно, небо за ним, угол стола, изогнутая спинка изящной кушетки, ковер, изображавший схватку имперских воинов с какими-то бестленными, полупрозрачными сущностями. В тот раз именно через него она и увидела короля. Ах, какой это был миг! В мгновение, в единый вздох ты понимаешь, что это - Судьба. Та сила, с которой бороться не только невозможно, но и не нужно. Ей не противятся. Ей - следуют!
        Девушка вздохнула...
        Как хорошо бы посмотреть в зеркало и вновь увидеть его!
        Поддавшись непонятному порыву, она сдвинула в сторону пузырьки и коробочки.
        Вот так вот сесть, вот так вот коснуться стекла рукой...
        Легким движением, словно стирая невидимую пыль, она провела ладонью по зеркалу, страстно желая, чтоб чудо произошло.
        И оно случилось. В зеркале мелькнули глаза, подбородок...
        - Ты кто? - спросила она. - Ответствуй!
        - Ты не узнала меня, принцесса? Я - тот, кто соединяет сердца. Я - Мориган. Маг короля Герка.
        Вместо жениха маг? Почему?
        - Что случилось, маг? Где Герк?
        - Плохо, моя госпожа. Все плохо...


        Я стоял за спиной мага, наблюдая, как гаснет зеркало. Когда поверхность стекла успокоилась, я разглядел в нем вздрагивающее лицо Моригана. Хреново ему было. Ох, хреново... Девушка показала характер. Эта будет настоящей королевой, если я хоть что-то понимаю в королевах.
        Ощущая внутреннее неудобство, я кашлянул, напоминая о себе. Каким-то блеклым взглядом Мориган окинул меня, и отвернулся.
        Плохо ему было, ох плохо...
        Всегда и во все времена начальники одинаковы - поставит задачу, а как ты её выполнишь это твое дело. Но чтоб к сроку! И качественно! И хорошо бы с перевыполнением...
        Работал я с одной дамой-начальницей. Прёт как танк, аргументов не воспринимает, а все что нужно - вынь ей да положь. Двух месяцев мне хватило той нервотрепки, потом ушел. А этому некуда уходить.
        Мы помолчали.
        Надо что-то решать. Мориган отправил человека в столицу посмотреть, что там можно подыскать в сокровищнице, только по нему видно, что не верит он в великие находки в закромах родного королевства. Я так думаю, если б там что-то и лежало, то он первый бы об этом узнал. Хотя... Ладно. Пусть ищут.
        Если найдут - привезут, будем пробовать. А вот что делать, если не найдут? Вот это - задача.
        Так и хочется пойти и поспособствовать.
        Сидеть да ждать тут, когда все рассосется - скучно.
        К тому же я металлический. А что может случиться с металлическим болваном? Ну, честно говоря, наверное, что-то может. В пропасть можно свалиться или в жерло вулкана. Только вот к пропастям и вулканам я не собирался приближаться ближе, чем на километр. Звонко опустив ладони на колени, я поднялся. Помнится, в доисторические времена материализма в редакциях многих газет была рубрика "Письмо позвало в дорогу".
        - Тут мы ничего не высидим. Надо идти, искать реликвии.
        - Знать бы куда... - маг вздохнул.Совсем несчастный волю к борьбе потерял. Расстроился...
        - У нас так говорят: "Когда ни помирать - все день терять".
        Надежда всего королевства Асмал дернул щекой. Не понял.
        - И что?
        - И то. Один хрен, сидя тут ничего не высидишь, -объяснил я ему очевидную для меня вещь.
        За окном, за занавесками и цветочными горшками на повышенных тонах решали проблемы кто-то из оставшихся рыцарей. Я кивнул в ту сторону.
        - Разгонять эту свору надо, пока они тут не передрались прямо под окнами и власть делить не начали. Короля-то нет. Формируй-ка ты команды по три-четыре человека да посылай по стране за реликвиями. Что найдут - пусть все сюда, тебе тащат. Будешь разбираться.
        Маг не ответил.
        - Кому-то может повести, - я продолжил, понимая, что кругом прав и другого решения тут не примешь. - И я с Парликапом тоже на поиски двинусь. Может быть повезет.
        Я слегка подтолкнул мага плечом. Мол, не отчаивайся.
        - Ну не может же нам не повезти!
        Но маг меня вроде бы и не слышал, оставаясь наедине сам с собой.
        - Так... Хватит грустить. Если вы хотите остаться прежним государством - гони всех в шею.
        - А что ты сам-то собираешься искать?
        Я пожал плечами.
        - Я вашей истории не знаю. А в наших краях когда-то был бог, которого враги распяли на кресте, а перед этим, издеваясь, украсили его голову венцом из колючих веток. Кровь попала на одежду, на крест. Еще святых много было, у которых то ногу, то руку кто-то оттяпает. Вот что-то такое и тут надо искать. Как говаривал один мой приятель: война маневр подскажет... Там, где есть герои и боги, там где вера меняется мечем и копьем, кровь обязательно прольется. Люди везде жестоки. Так что кровь да боги в нарезке должны быть. Должны!


        ....Зеркало погасло. Только сейчас принцесса, наконец, смогла разжать судорожно сжатые кулаки. Кто-то посмел посягнуть на её любовь! Кто-то, кто очень скоро об этом пожалеет!
        То, что рассказал маг, ужаснуло её, но не парализовало воли. Любимый в беде! Но он жив, вот что главное!
        Принцесс в Императорском доме воспитывали правильно.
        Возможно, что именно в этом её личный интерес и интересы Императора расходились, но...
        Тем хуже для Императора!
        Девушка поняла самое главное - любимый в опасности и опасность никуда не денется. Где-то есть враги.
        Резко встав, она метнулась к окну. Теперь пейзаж там не казался милым. Запах гнили, вонь со скотобоен, навозный дух... Дух!
        Принцесса аж подпрыгнула. Перед глазами встала картина с ковра - воины, сражающиеся с какими-то зелеными тварями! Именно зелеными и именно тварями! Кто же это был? Надо расспросить старых воинов - они-то расскажут.
        Стоп! Где теперь эти войны? Надо брата попросить! Уж он-то знает, где есть такие герои... Шаг вперед и снова остановка. Не станет он помогать. Пока не решено, в чьи руки её отдать, он помогать не станет. А возможно еще и мешать примется. Она его понимала - что делать - политика. Так что все придется делать самой. Только вот что именно? Где решение? Где достать сильные талисманы, способные потягаться со старинным колдовством?
        Она села, сложив руки на коленях. Сердце бухало все реже и реже, успокаивалось. Беда, конечно беда. Только не бывает же так, чтоб никакого выхода не нашлось. Один - два обязательно найдутся. Надо посидеть, подумать.
        Итак... Что нужно? Сильные талисманы или что-то связанное со старыми богами-демонами. Тела ложных богов. Кровь ложных богов. Ну и что, что ложные? Богами-то они никак быть от этого не перестали?
        Империя, сколько она помнит уроки истории, всегда воевала. Страна разрасталась в стороны, присоединяя другие народы. А другие народы - другие боги. Побежденных не всегда обирали до нитки - это было бы неправильной политикой. Брали конечно кое-что, облагали налогами... Но то, что давало им возможность сплотиться против поработителей, отбиралось во всяком случае. Религии притеснялись, и реликвии изымались и увозились в Столицу, и где-то складывались.
        Она знала о внешнем мире немало. Она даже знала нечто такое, о чем при ней предпочитали не говорить - ни братья, ни учителя. Она даже знала, откуда берутся дети!
        Но вот где лежали реликвии побежденных? Это вопрос!
        Где-то должны быть реликвии. Должны быть! Иначе быть не может.
        Иначе это не справедливо!
        Взгляд её пробежался по стенам. Там висели картины, где одни воины побеждали других. Разинутые в крике рты, бешеные глаза, кровь, фонтанами бьющая из ран героев. Тут висела история Империи, с самого её начала, с того момента, когда...
        Она вскрикнула, от посетившего озарения. Есть! Есть!!
        В коридоре, в самом его начале, стену украшала огромная, рост на рост человека, фреска. Там художник изобразил зарождение империи Трех Золотых Наконечников: на переднем плане, рядом с обезглавленным трупом, девушка вытирала раны и поддерживала раненого героя.
        Где-то в подвалах дворца, в сокровищнице лежат, дожидаясь её, доспехи Эрвера. Того самого, который сражался с богом Пензеем и победил его. И платок дочери местного царя Опары - Хензы, по-женски утешившей героя после битвы и ставшей впоследствии, Первой Императрицей. В этой реликвии смешались и кровь старого бога, и кровь нового героя.
        Решения сестра императора принимала быстро и также быстро начинала действовать. Где лежат эти реликвии она знала...
        Перед сокровищницей она отпустила десятника дворцовой стражи. Теперь дело касалось только её. Тяжелые створки раскрылись, пропуская в зал, где каждая вещь имела свое тайное значение.
        Да, золото и драгоценности, да оружие, превращенное в драгоценность, что б подчеркнуть власть того, кто держал его в руке, но вот в дальнем углу, рядом с сундуками, полными золотых монет и драгоценных камней, за дверью, занавешенный ковром, пряталась еще одна маленькая комнатка. А там....
        Платок нашелся в ларе из бивней морских рыб, что жили в Западных морях. Кусочек материи с ладонь величиной, ставший от времени похожим на кору дерева - корявый, на первый взгляд ломкий, но отчего-то все еще остающийся целым. Осторожно она наклонилась над ларцом, приподняла крышку. Пряный запах ударил в лицо...
        Это было волшебно!
        Решение найдено. Кровь Бога и Героя! Осталось сообщить о нем магу.
        Она шла по коридору даже не думая, что кто-то захочет ей помешать.
        - Удачи и счастья тебе, госпожа...
        Она повернулась. Дворцовый колдун в своем халате смотрелся замухрышкой.
        - Могу я узнать, что светлейшей понадобилось в сокровищнице?
        Пока она раздумывала отвечать или нет, он объяснил свое любопытство:
        - Там ведь встречаются по-настоящему опасные вещи!
        Обеспокоенность в его голосе звучала самая настоящая. Принцесса задумалась. Могла бы и не отвечать, но не смогла удержаться.
        - Но иногда там можно отыскать решение своих вопросов.
        - Я бы мог сделать то, что тебе нужно, если ты приказала...
        - Спасибо. Я, как видишь, управилась сама.
        Она уходила, чувствуя спиной его взгляд.
        "Ну и пусть смотрит,- подумала девушка. - Что он сможет сделать, даже если и что-то задумал?"
        Под её ступнями пробежали каменные ступени. Поднимаясь к свету, она думала о том, как ларец доставить в замок её жениха. Не самой же ей, в конце концов, ехать? Это неприлично.

        Глава 7

        ...Йорг смотрел, как принцесса уходит, чуть покачивая бедрами. Дева шла от одного пятна света к другому. Пламя факелов выхватывало складки материи, облегавшие фигуру, в которой боги собрали все самое совершенное. Очевидно, девушка хотела подразнить его. Он улыбнулся наивности ребенка. Такой уж её создали Боги.
        Он спохватился этой крамольной мысли. Какие боги? Должен быть один Бог! Вот он и сотворил это совершенство. Это тело, которое брат её собирается, и никак не может собраться поменять на что-то более полезное для Империи.
        Материя хитона колыхалась туда-сюда, словно морская волна играла водорослями, а те лениво шевелились, облегая стан Феллы. Глупенькая.... Кому только все это богатство достанется? Неужели и вправду сатрапу Шереху?
        Маг покачал головой...
        Но это все так... Суета... Гораздо интереснее подумать над тем, что ей тут понадобилось? И что это за ларец несла она в руках?
        Раздумывая над этим, он вернулся к себе.
        Мысль не отпускала. Украшения? Неужели ей мало того, что у неё есть? Хотя, конечно женщинам всегда мало этих блестящих цацок, но самой лезть в подвал ради ожерелья или сережек? Нет. Она послала бы служанку. И даже если все-таки ей и впрямь понадобились украшения, то ни одна женщина в мире не пойдет за ними одна. Чтоб получить настоящее удовольствие от этого, им нужны подруги, которые станут восхищенно охать и ахать. Без этого удовольствие совсем-совсем не то...
        Все же зачем она тут сама, своим величеством...?
        Что-то там, в ларце было... Что-то такое, что он почувствовал. Какая-то сила. Прикрыв глаза, он погрузился в ощущения. Что-то там внутри хранилось такое, что заставляло его ощущать ларец наполненным раскаленными углями очагом.
        "Какой-то талисман? Наверное, хочет погадать на будущего жениха, - с усмешкой подумал маг. - Ох женщины, женщины... В любом возрасте это любопытство в сердечных делах и наивность... Ничего. Надо, кстати, будет подгадать, а когда она этим станет заниматься, намекнуть, что сатрап Шерех фигура для её Судьбы более предпочтительная, чем кто-то иной..."
        Во всяком случае, король Герк из любовного пасьянса выбыл.
        Он с удовольствием потер руки. Его задумка удалась, хоть и не полностью, но король сейчас пребывал в ловушке, разрушить которую не каждому по силам. Во всяком случае, у Моригана ничего не получилось.
        Йорг самодовольно улыбнулся. Послав туда птиц, он посмотрел и на сеть из ящериц, наброшенную на один из домов и попытки Моригана разрушить её. Жаль, конечно, что сам королевский маг не оказался в доме, но главное-то он сделал!
        Хоть и жаль ему было своих погибших тварюшек, но если Гвидор не обманет и он получит Рукопись, то все окупится...


        Зеркало стояло на подставке готовое откликнуться на волшебство. Отвечая на взгляд, оно замерцало, на поверхности вспыхнули и погасли разноцветные звезды. Несколько мгновений там бушевал снегопад, но вдруг, в единый миг, возникло лицо.
        - Приветствую тебя, Гвидор...
        - И тебе жить долго. Как наши дела? Получилось что-нибудь?
        - Разумеется, получилось. Правда, моим ящерицам сперва сильно досталось, но, в конце концов, они справились. Герк сейчас запечатан в одном из припортовых домов.
        - А Мориган?
        - Тут не могу тебя обрадовать. Этот уцелел.
        Лицо Гвидора помрачнело.
        - Жаль.
        - Почему? Ты получил, что хотел. О Моригане разговора не было, так что... А вот король с лучшими своими рыцарями, как ты и просил, сейчас добротно укупорен. Так что я думаю, пришло время поговорить о Рукописи?
        - Ошибаешься. О Рукописи можно будет говорить только после подписания брачного договора. Но работа, соглашусь, проделана недурно... Тут, правда, есть один моментик... Работа, конечно, сделана, но..
        - Но? Договаривай. Что тебе не нравится?
        - Оказывается, не до конца. Их можно освободить.
        - Конечно можно. Например, сам я могу это сделать в любой момент.
        - Не только ты это можешь. Это может сделать любой, у кого окажется кусок пензеевой плоти.
        - Разумеется, - усмехнулся Йорг. - Как же, по-твоему, я сам с ними управляюсь? У меня есть такой талисман.
        Гвидор молчал, словно ждал продолжения.
        - Такие талисманы - редкость, которой я уверен, нет больше ни у кого. А уж у Моригана его точно нет.
        Он засмеялся. Весело, открыто.
        - Я видел, как он пытался снять заклятье. Так что можешь не волноваться.
        - То есть ты уверен, что Мориган...
        Йорг стер улыбку с лица, задумался, потом пожал плечами.
        - Мы знаем, что мир несовершенен...
        Но остаться серьезным не удалось. Помимо воли он подпустил в голос ехидства.
        - И что любое заклинание можно развеять.
        Гвидор пожал плечами, словно говоря жизнь, есть жизнь.
        - Но у Моригана же нет Изойской рукописи? И талисмана также нет...
        - Твои слова, да богу в уши.
        - Какому богу?
        Маг отмахнулся.
        - Какому угодно...
        - Давай не будем загадывать... Я сделал то, что ты просил. Так?
        Гвидор нехотя кивнул.
        - Что бы ни случилось дальше, в любом случае они потеряют время, которым ты сможешь воспользоваться. Если хочешь, я стану приглядывать за ними.
        Гвидор посмотрел вопросительно. Йорг незаметно улыбнулся - мог бы и сам догадаться.
        - Я уже послал туда одну из своих птиц.
        Зеркало заколебалось, словно его подхватила волна, стало светлее. В нем показались вершины гор, яркая голубизна неба. Мир встал боком, вершины качнулись, выправляясь. Донесся далекий клекот и хрусталь заполнил водоворот образов. Зелень трав там мешалась с голубизной, коричневый цвет скал рассыпался от бело-голубых мазков неба. Однако не прошло нескольких мгновений, как птица выровнялась.
        Под крыльями мелькали дорога, несколько домиков... Широкая река, делая поворот, впадает в море. Берег покрытый домами. Широкие причалы, сараи. Около причалов несколько кораблей.
        Сокол заложил вираж. Небо и земля снова перемешались в глазах магов.
        - Вон! Вон! - радостно вскрикнул Гвидор. Он первым заметил сетку из ящериц на одном из домов, рядом с пирсом.
        Йорг, пользуясь настроением, быстро спросил:
        - Отдай мне Рукопись. Ты же сам видишь...
        - Погоди. Разберемся, - остыл маг.- Подождем немного. До свадьбы.
        - Ну, давай, разбирайся.... Мне сейчас немного не до этого...
        Он не стал говорить, чем собирается заняться, а просто погасил стекло.
        Разговор с магом оставил какую-то занозу в душе. Он посмотрел на происходящее с иной стороны. Ведь Гвидор прав. Действительно существовали способы освободить Герка из западни. Вдруг Моригану удастся...
        Он тряхнул головой, сбрасывая наваждение.
        Нет. Это невозможно. Он твердо, уже вслух повторил.
        - Это невозможно!
        И всеже... Изойская Рукопись заслуживала того, что он потрудился.
        Чтоб не дать неудаче даже мелкого шанса, придется действовать через принцессу.


        ...Свеча курилась, давая едва видимый свет. Маг смотрел на мерцающий огонек спокойно, понимая, что сейчас произойдет, как все это случится. Не первый и не последний раз.
        Аромат цветов накатился волной, схлынул, снова пришел. Шум текущей воды мелькнул, пропал...
        Йорг напрягся. Чувство страха метнулось, но он подавил его. Подхваченная чем-то не имеющим названия душа поднялась над телом, взлетела к потолку. Из любопытства маг хотел посмотреть вниз, на себя, но махнул рукой и потянулся вверх, к опочивальне принцессы. Мелькали колонны, мимо пролетали клочья тумана, недавно бывшие чьими-то снами, но до них ему не было дела. Комната принцессы ждала его, чтоб дать ответы на накопившиеся вопросы. Пора внушить ей, кого она теперь любит сильнее, чем брата, сильнее, чем Родину.
        Её комнату заполняли сны.
        Как и полагалось дворцовым распорядком, вместе с Феллой спали две фрейлины и теперь их сны и сны принцессы перемешались, словно игрушки в ящике, в детской комнате.
        "Дети, сущие дети, - подумал имперский маг, разглядывая идиллические картинки.- Все сказки в головах... Козочки, розочки, кавалеры..."
        Какие-то бесплотные фигуры там танцевали под беззвучную музыку, струились ручьи, сверкали водопады на лужайках... Ого! А это что? Как тут оказался конь? А рядом с конем - крепкий мужчина? Настоящий боец, рыцарь! Он обнимал деву, со всей галантностью лишая её одежды... В воздухе летали тряпочки, аккуратно укладывающиеся на изумрудного цвета траву не нарушая, а только добавляя полянке красоты.
        Чей же это сон?
        Йоргу стало интересно. Глядя на Феллу, он сосредоточился и другие фигуры, наполнявшие будуар девушки, растаяли. Танцоры, рыбки, птички и зайчики рассеялись, словно туман выдуло ветром. Остались только мужчина и женщина...
        Вот оно как! Это её сон? Принцесса-то оказывается влюблена!? В кого?
        Узнавание пришло довольно быстро. Конечно же, предметом чувств оказался король Герк.
        "Ого! - подумал маг. - Откуда же принцесса его знает?"
        Он не успел додумать мысль. Воображение принцессы явило ему новую картинку. Король Герк принимал из её рук ларец. Похоже, тот самый, что он у неё видел...
        "Клятвы и залоги любви, - ухмыльнулся маг.- Как в настоящем рыцарском романе..."
        Ну что ж... Влюбленность принцессы с одной стороны усложняет дело, однако с другой... Какая разница этой девчушке, еще не превратившейся в женщину, кого любить? Ей нужен образ рыцаря! Так она его получит. С другим лицом и обликом, но тоже - рыцаря, воина, защитника!
        Он пробовал поменять лицо одного короля на другое, но принцесса неожиданно жестко ответила таким посылом ненависти, что его отбросило в сторону. Маг встряхнулся. Еще чего не хватало... Какая-то девчонка... Он сосредоточился и осторожно-осторожно...
        Новая волна ярости настигла его, отбросила в сторону. Несколько мгновений он примеривался, как подойти еще раз, но не решился. Счел за лучшее оставить попытки.
        "Вот это да! Она его впрямь любит?" - растерялся маг. Он отступил, стараясь, чтоб девушка не почувствовала его. Получилось. Призрачные фигуры вновь закружились в танце под неслышную музыку... Любовь это или влюбленность - кто знает? Будет она любить или нет и кого - это все выяснится потом и, кстати, в какой-то степени зависит от него самого. Сегодня надо будет подумать, как заставить её полюбить сатрапа Шереха.
        Он вернулся в тело и несколько мгновений лежал, привыкая к тяжести рук и ног.
        Что же делать? Не полюбит она сатрапа. Занято сердце красавицы. И понятно почему - старик, дважды вдовец... А Герк - полный сил и нерастраченного пыла красавец мужчина. Герой. Боец. Видно она успела уже узнать его. А как? Кто?
        Он задал вопрос и в туже мгновение понял, что знает ответ. Ну, конечно же, Мориган!
        О! Это многое означало для имперского мага.
        Первое - и самое главное то, что Мориган не станет искать встречи с ним, чтоб чем-нибудь купить его расположение, как это сделал Гвидор.
        И второе. Он играет свою игру, и раз остался невредимым, то обязательно постарается отыграться.
        Неожиданно Йорга осенило. Мысль, возникшая в голове, поражала очевидностью.
        Вот он и ответ на загадку, что унесла из подвала принцесса! Как это он сразу не сообразил?
        Фелла уже знает, что случилось и конечно, там, в ларце, нечто, что должно помочь её любимому. Именно силу талисмана он почувствовал на расстоянии.
        Какого именно - теперь неважно!
        Принцесса знает, что произошло и знает, как помочь своему избраннику, а значит, наверняка скажет Моригану и тот пришлет сюда своих людей, чтоб забрать его у неё.
        А вот этому никак нельзя дать свершиться.


        ...Волны били в нос судна, поднимая тучи брызг. Холодный ветер гулял по палубе, только я вот этого не чувствовал. Не скажу, что это неприятно - рядом кутались в плащи Парликап и Энгель-Суфат - а мне окружающая температура по причине моей бронзовости была безразлична. Точнее даже пофигу. Глядя на них, я тоже, чтоб не выходить из образа, завернулся в плащ. Несмотря на то, что выглядел я точно также как и они, то есть нормально, нормальным я, в отличие от них, только казался. Я пощупал колечко на пальце. Хорошее колечко мне сделал Мориган. Полезное. В одну сторону повернешь - кажешься окружающим нормальным человеком, в другую - нормальной статуей бога Ринхаса.
        - Дас ист фантастиш! - пробормотал я, не решаясь однако, вертеть кольцо, хотя руки чесались. Корабельная команда не знала ничего и - слава Богу. Могли не понять.
        Наше присутствие на этой посудине объяснялось просто - путь решения навалившихся на королевство проблем мы нашли. Оставалось только пройти его от начала до самого конца, и маг решил, что лучшими спринтерами в этом забеге будет наша команда.
        Когда три дня назад зеркало в комнате Моригана осветилось и из череды вспышек соткалось лицо девушки, стало ясно, что появилась возможность отличиться.
        - Я нашла то, что нам нужно...
        Она поднесла к стеклу ларец и приоткрыла крышку. Ничего я там не увидел. Чернота...
        "Если б тут кино снимали, - подумал я в тот момент, - наверняка осветителю вставили фитиль. И подожгли бы".
        - Что там? - спросил маг, настораживаясь. Он также ничего не увидел.
        - Там кровь бога Пензея и героя Эрвера.
        Лицо мага вытянулось. А вот за это вполне могли "Оскара" дать. Не думал я, что такое возможно, но вот довелось наблюдать своими глазами. Слишком уж легко, можно сказать, походя, решалась проблема, которая только что стояла перед осиротевшим королевством.
        Так что теперь вроде бы оставалась всего-навсего доставить сокровище к нам, в Асмал. Вот этим мы сейчас и занимались. Задачу нам Мориган поставил простую - добраться до столицы Империи, найти там дворец. Во дворце отыскать принцессу Феллу, забрать её вместе с реликвией и доставить обратно. После этого мне обещано возвращение домой, а моим товарищам - разные средневековые радости.
        Как видите ничего сложного. Все понятно: добраться, найти, вернуться...
        Сложности, однако, будут поджидать нас сразу, после схода на берег.
        Во-первых, из нас троих в Империи ранее бывал только Парликап. Этот даже не просто в Империи, он и в столице городе Фелдин умудрился как-то отметится, только вот никто из нас не знал как нам туда добираться. Ну, с этим, я думаю, мы как-нибудь разберемся. Во-вторых очевидно же, что те, кто заварил эту кашу не оставит нас в покое, что в свою очередь означало, что ждут нас на неведомой дороге к неведомой столице разнообразные неприятности. Так что интересно будет наверняка, а вот будет ли приятно... Тут никто ничего обещать не мог.
        Одно хорошо - язык тут один и тот же, как я успел выяснить, что в Империи, что в королевстве.
        Собрались мы быстро, но тайно.
        Маскируя наш отход, Мориган, собрав всех, кто остался, разделил людей на команды по три-четыре человека, как я ему и советовал, и, озадачив всех поисками артефактов, распустил по стране. Надежды на успех, как я понял, он особой не питал, но сильно рассчитывал на то, что мельтешение этих отрядиков помешает врагам отследить нас.
        Наше ни о чем не подозревающее прикрытие восприняло все это с энтузиазмом! Как оказалось героев на этой земле хватало. Где-то лежали забытые временем и людьми реликвии, кто-то и вовсе отправился к дикарям, чтоб посмотреть - нельзя ли разжиться кровью тамошних богов. Рыцари били себя пяткой в грудь, клялись, грозились первыми добыть искомое...
        Вот так вот под всеобщую похвальбу мы и разъехались по своим маршрутам...

        Глава 8

        Глядя, как волны бьются о нос парусника, я все ждал неприятностей. Вероятно мои товарищи тоже испытывали сходное чувство - сложно поверить в то, что какие-то могучие маги закрутили всю эту карусель не побеспокоились о том, чтоб решение мы никогда не нашли бы, а если б вдруг нашли - то не по силам было бы нам добраться до ответа. Ну, просто не могло оказаться по-другому.
        Мы вертели головами, поглядывая на горизонт, на приближающуюся землю, на белые барашки волн, на птиц, крыльями режущих небесную синь. В каюте лежала поклажа - кроме разных мелочей так необходимых в дороге и денег, Мориган даже дал одно из своих волшебных зеркал, что б мы могли поддерживать связь с ним.
        Перебирая в голове наши приготовления, я никак не мог избавиться от ощущения, что что-то упускаю. Мысли крутились, неподвластные бушевавшему вокруг ветру.
        Тягостное ощущение неправильности происходящего злило. Поэтому я с облечением увидел, как над бортом поднимаются уже знакомые зеленые морды. Вот он ответ противной стороны! Значит мы на верном пути!
        Первая морда, надо признать, появилась над бортом так неожиданно, что я замешкался. А потом стало не до разглядываний - жабы лезли по всем бортам, выпрыгивали на палубу.
        - Жабы! - крикнул я. - Дави жаб!
        Это походило на недавнюю мою схватку с зелененькими, но с приятными изменениями в правилах - теперь никто не стоял над душой, не ныл, не стонал: только не до смерти, только не всмятку, только чтоб живые... Никаких моральных ограничений! Это ли ни счастье для полностью металлического человека в схватке с организованной протоплазмой? Ну, я и разошелся!
        Первые минуты как-то по инерции работал попавшейся под руки палкой - я уж не знаю, как она тут называется по военно-морскому. То ли бушприт, толи рея, но морды у земноводных оказались покрепче и через несколько секунд добрая палка превратилась в кусок дерева длинной не более черенка детской лопатки, а потом я сообразил - зачем дерево, если я сам себе покрепче некоторых веток? Вколотив остаток бревна в подходящую глотку, сжал-разжал пальцы.
        Я даже меч доставать не стал. Зачем мне железо, хотя бы и остро отточенное, если сам я бронзовый, а кулаки у меня о-го-го?
        Раз махнул, два махнул... И понеслось!
        Они лезли через оба борта, не думая ни о чем кроме как допрыгнуть до кого-нибудь из людей, чтоб порвать. Матросы, сперва опешившие, и оттого потерявшие в числе, собрались и, похватав кто что, принялись отбиваться. Не у всех это получалось - время от времени слышались крики: то кто-то улетал за борт, то брызгал фонтан крови из разорванного тела. Тварям тоже доставалось, но их одержимость окупала все... Красные, зеленые брызги разлетались веерами, хрипели порванные глотки, ревели напирающие зубастые пасти, но люди держались.
        Когда корабль повернуло боком к волне, я сообразил, что не так все уж хорошо у нас. Расплескав очередную зверюгу обернулся. У штурвала никого не нашлось. Колесо крутилось, и сквозь него я увидел в дальнем конце палубы остатки команды, собравшихся спина к спине и отбивающихся от обступивших их тварей.
        Мелькнула какая-то хоккейная мысль, что этот период мы уже проиграли. Биться с тварями стало некому. Хорошо хоть оба моих компаньона оставались целыми. Вот бы так и дальше!
        Плечом я сбросил вниз лодку.
        - Прыгайте, плывите к берегу...
        Шелестящий звук за спиной заставил отпрыгнуть. В прыжке я увидел, как сверху, с неба, на корабль падает что-то огромное, распахнувшее крылья. Только что бы там ни падало сверху, того, что происходило на палубе, никто не отменял. Локтем я заехал одной твари по голове, а ногой врезал другой, что подползала сзади к Парликапу. Переборщил. От удара тварь врезалась в борт, проломила его. Оттуда плеснула волна и унесла куски досок и тел.
        Гибнущий корабль проседал, терял устойчивость, погружаясь все глубже.
        Обрушившийся на палубу парус накрыл всех: и жаб и людей из команды. В тоже мгновение серая жесткая материя окрасилась изнутри зелеными и красными пятнами. Остался там кто или нет, я не знал.
        - А ты как?
        - Прыгайте. Я по дну доберусь...
        Я толкнул их и - вовремя. На меня навалились сразу четверо. Съесть они меня, конечно не могли. Даже поцарапать бы меня у них не получилось, но столпившись в одном месте, мы проломили палубу и рухнули в трюм. В темноте и тесноте схватка оборотилась толкотней. Пользу из всего этого извлек, разумеется, я. Хрясь, хрясь, хрясь.. Вой, брызги... Бочки какие-то, что тут стояли, разлетелись на клепки. Понимая, что своих в темноте нет, я по инерции подхватил попавшийся в руки столб и замахал им, как пожилой мастер кун-фу во цвете лет. Вой, рев, плеск... После одного из ударов в трюм хлынула вода. Я перестарался - корабельному борту досталось больше, чем тварям...
        Инстинктивно я по лестнице бросился наверх. Там вода уже плескалась на палубе. Одно хорошо - никто не бросился следом. Метрах в двухстах на волнах болталась лодка, море усеивали обломки такелажа, на которых волны качали кое-кого из команды, а еще дальше, в километре примерно, из воды поднимался берег. Негостеприимный берег чужого государства. Нам - туда...
        Я подождал, пока палуба не сравнялась с водой, и прыгнул вниз.
        Законы физики, даже в магическом мире, выполнялись неукоснительно. Каким бы хорошим я ни был, а раз тяжелее воды, то милости просим на самое дно. Туда меня и опустило. Стало ощутимо темнее. Давления я не чувствовал, но вода стала вроде бы плотнее, гуще. Руки двигались, но не так резво, как на воздухе. На песчаном дне попадались камни, обломки чего-то явно рукотворного и я тут же постарался запомнить направление. Это все-таки не лес, с какой стороны на камнях под водой растут водоросли, я не знал, а прошагать мимо ближнего берега по ошибке вполне смог бы...
        Так я прошагал с километр. Потом дно стало потихоньку подниматься, стало светлее, и через какие-нибудь четверть часа моя голова поднялась над водой в десятке шагов от берега. Внутренний компас не подвел: берег оказался на месте и лодка с моими товарищами тоже. Посудина болталась в нескольких сотнях метров от меня - лодку то я товарищам дал, а вот с веслами промашка вышла. Теперь все это болталось рядом с берегом в нехорошей компании - с одной стороны лодки торчала одна зеленая морда, с другой - другая. Верно, тварям оказалось присуще какое-то свое чувство юмора. Жабы раскачивали посудину и по кусочку разламывали её, отщипывая то тут, то там по щепочке. Люди бестолково метались, махали мечами, но жабы сидели в воде и легко уходил под лодку при малейшей для себя опасности.
        Добредя до берега, я подобрал несколько окатанных волнами каменных голышей. Теперь бы только не промахнуться. Цена промаха могла оказаться велика - разбей я ненароком лодку - утопнут мои новые друзья.
        Я размахнулся... У меня с меткостью всегда обстояло не очень, а вот посмотрим как у бога Ринхаса. Оказалось очень даже неплохо! Едва я про бога подумал, как камень в руке словно потеплел и ласково так заворочался. Ну и понеслось.
        Одна голова разлетелась после первого же броска. На второго уродца, правда, потребовалось целых три камня - тот сообразил, чем закончится противостояние со мной и попытался уплыть. Жаба ныряла, но это её не спасло - камень нырял значительно лучше.
        Пока я занимался ей, мои дружки кое-как подгребли к берегу и бегом-бегом ко мне.
        Пока они бежали, расплескивая воду оглядываясь, моё беспокойство наконец-то оформилось в слова. Если Мориган не обманул меня и тот самый имперский маг Йорг реально существует, то, скорее всего, он станет присматривать за своим творением. То есть за мной. Вероятно, именно поэтому жабки нас и нашли.
        Так. Что ж это получается? Выходит все это изначально против короля задумывалось? Со мной не получилось, тогда в дело жабки пошли. Богато они тут живут, но видимо дело того стоит.
        Вывод из этого следовал единственный - неприятности, начавшиеся на том берегу, а затем приключившиеся с нами в море, обязательно продолжаться и на суше.
        Один только плюс отсюда выводился - раз уж колдуны взялись за нас по-настоящему, значит мы на верном пути.
        В море виднелись головы спасшейся команды. Ждать её нам было недосуг. Выплывут. Это ведь моряки, а не сухопутные крысы вроде нас. Так что, хоронясь от довольно холодного ветра, Парликап и Энгель-Суфат, словно это само собой разумелось, побрели вглубь земли. Проваливаясь в песок, я пошел следом. Все бы хорошо, но мой вес давал о себе знать - песок под ногами осыпался, норовя съехать вниз. Я проверил кольцо на пальце. Все в порядке. Хоть вес остался, но человеческий облик я не потерял.
        Можно выходить к людям...
        Лес на берегу оказался не мрачным, ни веселым. Лес как лес. Только вот отчего-то казалось, что и в нем нас ждут приключения. Ели тот, кто натравил на нас лягушек, наблюдал, как мы с ними расправились, то, скорее всего, видел, что мы спаслись. С запоздалым раскаянием я подумал, что надо бы посидеть в воде подольше - вдруг подумает, что хотя бы я утонул. Хотя нет. Не поверит. Наверняка это Йорг умная сволочь.
        Я окинул взглядом полосу растительности.
        - Не хватает нам теперь еще заколдованного леса.
        - Что? - переспросил Парпликап.
        - Что за лес, спрашиваю?
        - А кто ж его знает? Лес - как лес.
        Парликап как-то совсем по-нашенски попрыгал на одной ноге, вытряхивая из ушей воду.
        - Надо людей искать. Дорогу спрашивать.
        В сапогах чавкало. Он сел в траву разуваться и выливать воду.
        - Что у нас есть? - спросил рыцарь, встряхивая плащ. Смотрел он почему-то на меня. Я только плечами пожал. Мог бы и не спрашивать. Ни у одного из нас в руках ничего не было. Оружие они, положим, не потеряли, а вот что-либо еще. Все наши пожитки, все, что нам собрали в дорогу, сейчас лежало на дне.
        - Деньги-то хоть есть?
        Каждый начал рыться в карманах. На троих мы наскребли с десяток монеток и только одну - золотую. Эта оказалась в моем кармане. Ни пить, ни есть мне нужды не было, так что монетку я взял исключительно из коллекционного интереса.
        - Все в вещах осталось, - словно извиняясь за всех, пробурчал Парликап.
        -Т-а-а-а-а-к, - сказал я. - Получается, мы на чужом берегу, без денег, без вещей...
        Я вспомнил колдовское зеркало в сундуке и выругался.
        -...и без связи.
        Товарищи не ответили. Энгель-Суфат, правда, грудь выпятил, показывая, что для настоящего рыцаря это не неприятности, а так... Семечки.
        Я только головой покачал. Дикие люди! Совершенно не понимали значения денег и связи! Все на силу да на доблесть ставят... Я вспомнил читанные в своем мире книги из серии "Военные приключения". Ничего. Их герои как-то справлялись со своими сложностями, и мы обязательно справимся.
        А потом подумал, что если Судьба хотела бы предоставить нам шанс, то смотрела бы она сейчас на нас и раздумывала - как сунуть нам денег? Подставить нам кого-нибудь простака, чтоб Энгель-Суфат его ограбил или обыграл в кости? Пожалуй... Только невидно что-то таких простаков. Наткнуться на купца, которому требовалась бы охрана, чтоб с ним добраться до столицы? Может быть. Но, сколько нам ждать такого доброхота? О том, чтоб кто-то просто отдал нам свои денежки Судьба даже не задумалась. Так что думать над этим пришлось мне. Благо у меня имелась домашняя заготовка. Надо только найти место, где люди собираются.
        - Что делать будем?
        Насладившись их молчанием я, несколько снисходительно, бросил:
        - Ладно, неумехи. Сейчас я научу вас как из рубля червонец делать.
        Они посмотрели на меня вопросительно. Понятно, что нашей денежной системе я их учить не собирался.
        - Ну ладно. Сейчас все сами увидите.
        Чтоб реализовать задуманное, мне нужно найти место, где собрались, если не богатые, то хотя бы обеспеченные люди. Богатые и азартные туземцы. Вот с этаким настроением я пошел вдоль берега. Товарищи двинулись следом. Километр молчания - и вот впереди показалась одна крыша, другая... Люди. Тут же ветер донес до нас запах еды. Где-то там, впереди должны быть голодные и сытые люди, а люди - это информация, это возможность реализовать свой план.
        Сперва, я хотел воспользоваться рецептом, подсмотренном в стареньком советском фильме "Сватовство гусара". Там Боярский весело развел старого ростовщика на хорошие деньги, но посчитал, что такой путь займет слишком много времени, да и переодеваться несколько раз придется... Лучше поступить иначе. Способ, которым я хотел воспользоваться, подсказал мне не веселый водевиль, а профессор математики, специалист по маркетингу.
        Крыши, которые мы разглядели с берега, оказались постоялым двором.
        Оживившийся Парликап назвал его едальней, пообещав, что там мы найдем и еду и людей. Так оно и оказалось - во дворе стояло несколько телег, лошади, бродили неказистые люди. Энгель-Суфат глядя на них, выпятил челюсть и танком попёр вперед. Следом вошли мы.
        Одного взгляда хватило, что понять, что попали мы именно туда, куда нужно.
        Тут не только ели, тут еще и играли... Сидели хорошо одетые и изрядно упитанные люди, ели, пили, решали свои проблемы. За разговорами бросали кости, кое-где на столах стояло что-то похожее на шахматы.
        - Эй, почтенные! - обратился я к гостям заведения, не откладывая важного дела. - Вот вы тут люди тароватые, цену деньгам знаете. Хочу вам золотой продать...
        - А продай! - откликнулся кто-то из ближних. - Я тебе за него серебряный дам.
        - А чего это сразу серебряный? Медяшку - И хватит!
        Вокруг заржали. От хорошего настроения, от сытости, да и просто от того, что день удачно начался. Ну и немного оттого, что у них тут на дурака с утра наткнуться - добрая примета...
        - Охотно, - поддержал я. - Но вот только на таких условиях продам: устраиваем торжище. Кто больше всех за золотой предложит, тот его и получит...
        - Он что, какой-то особенный? - подал голос торговец из зала. - Фальшивый?
        - Нет. Самый обычный... - повернулся к нему я. - Но! Я не договорил. Имеются два условия.
        Я подождал, пока в зале установится тишина.
        - Золотой получает тот, кто даст за него наибольшую цену. Но тот, кто перед этим предложит цену меньшую, эту цену отдаст мне.
        - Это как?
        - Объясняю.
        Я повернулся к тому, кто первый отреагировал на предложение.
        - Вот ты хочешь купить золотой за серебряный. Если твой сосед перед этим предложил за него медяшку, то ты получаешь золотой, а я - серебряный с тебя и медяшку с того, кто эту медяшку предложил. Понятно?
        - Понятно. Медяшка!
        - Две медяшки!
        - Три!
        Народ зашумел, выкрики послышались со всех столов. Настоящий аукцион! Эти люди знали цену деньгам, И желание купить на грош пятаков оставалось частью их натуры в любой ситуации. Сперва выкрики пробирались сквозь хохот, а чуть позже, когда осталось трое самых ярых, а стоимость разыгрываемого золотого улетела за его реальную пятикратную стоимость, они наконец-то поняли во что ввязались. Первый-то выигрывал, а вот второй терял. Собственно и первый терял - что ему мой золотой, если он давал за него пять - но лицо! Надо суметь сохранять лицо... Репутация-то подороже стоила!
        Они остыли на пороге двенадцати золотых. Народ вокруг разочарованно выдохнул, с людей словно оторопь спала. Головы сами собой повернулись в сторону мужичка, сидевшего рядом с входом.
        - Колдовства не было, - подтвердил он. - Все честно....
        А вот об этом я и не подумал. Как это? Он что меня не видит? То есть не чувствует? Ну, Мориган, ну умелец!
        - Конечно, не было... - пробормотал я так, что б услышали меня только товарищи. - Только жадность да гордыня...

        Глава 9

        Проигравший молча выгреб кучу монеток и, выругавшись, ущел. Победитель всеже сохранил лицо. Он торжественно расплатился и, подняв дорогую монету над головой, словно она превратилась в символ, сказал.
        - Вот как торговать-то надо! А у нас все по старинке...
        И повернувшись к нам, поинтересовался.
        - Вы кто такие? Откуда?
        - Из Асмала. Корабль разбился. Ну и...
        Энгель-Суфат развел руки, объясняя наше плачевное положение.
        -Ума у вас от этого не убавилось.
        После этих слов напрягшийся рыцарь рукавом смахнул крошки с табурета, приглашая купца присесть. Стало ясно, что не ругаться человек пришел.
        - Не жалеешь, что заплатил? - спросил я. Тот только усмехнулся.
        - За науку полагается платить - я и заплатил. Интересно у вас там дела делаются.
        Он рассматривал нас, что-то решая для себя.
        - Вы куда собирались?
        - В столицу, - осторожно сказал я. - Людей посмотреть, себя показать. Достопримечательности разные...
        Он кивнул, словно не ждал другого ответа.
        - Если хотите - езжайте со мной. Мечи, я смотрю, у вас есть. А мне охрана не лишней будет.
        - А сколько заплатишь?
        Я выступил вперед, как самый заинтересованный. Он улыбнулся во все свои тридцать два, или сколько тут у них полагается, зуба.
        - А я уже вам заплатил...
        Я решил, что соглашаться сразу как-то не комильфо и ответил:
        - Мы подумаем...
        - Ну, ну... Решайте. Возы во дворе.
        Рыцарь сел за ближний стол, взмахом руки подозвал хозяина. Глядя в угодливо склонившуюся спину, я рассеянно слушал перечисление блюд. Подельники с энтузиазмом помогали ему, ничуть не боясь заработать несварение. Драка и морской воздух разожгли аппетит. Да и запахи тут витали соответствующие... Я только вздохнул. Мне пока ни есть, ни пить, ни дышать не светило. Только запах остался на мою долю.
        Принесли все быстро. Пока товарищи занимали рты едой, я, воспользовавшись тишиной, спросил:
        - Что дальше? Предложение примем?
        - Думаю надо принимать, - кивнул Парликап. - Мы же тут чужие. Даже дороги не знаем.
        Изначально задумывалось-то все правильно: мы прибываем в столицу, связываемся с Мориганом, он, в свою очередь связывается с принцессой, рассказывает нам, что и как будет дальше. Теперь этот вариант даже не рассматривался. Волшебное стекло, что дал нам асмалский маг, лежало где-то в морских глубинах. С учетом этого, следовало как-то для самих себя обозначить, чем мы займемся в самое ближайшие время.
        - А дальше?
        - Странный вопрос. Придем в столицу и - к принцессе.
        - У вас так просто попасть к принцессе? - удивился я.
        - Это не у нас, а у них, - поправил меня Парликап.- У меня там, помнится, знакомый живет. Может быть поможет...
        - Может быть? - я пожал печами.
        - Не назад же возвращаться? -Энгель-Суфат отбросил кость, вытер руки салфеткой. - В любом случае, как не верти, думаю, действительно стоит принимать купеческое предложение.
        - Одно плохо - с возами медленно пойдем, - оторвался от куриной ноги Парликап.
        - Зато ни у кого дорогу спрашивать не придется.
        - И у нас никто ничего спрашивать не станет, - поддержал меня Энгель-Суфат.- И еще...
        Он припал к пивной кружке, заставив меня завистливо сглотнуть.
        - Даже если коней добудем, уважаемого барона Феликса все равно придется на телеге везти. Его не всякий конь свезет.
        - Ну что? Соглашаемся?
        Парликап посмотрел на рыцаря. Вытирая замасленный рот, тот кивнул.
        - Ну так что? Пойдем наниматься?
        Формальностей в деле найма на работу тут не существовало. Никаких бумажных договоров, никаких трудовых книжек. Энгель-Суфат и купец Барайдын ударили по рукам, и мы съехали со двора...


        ...Йорг наблюдал отъезжающие телеги с легким раздражением. Птица кружила над двором едальни, со всех сторон показывая, как его враги куда-то двинулись...
        - А он умен... - прошептал маг. - Ай да душонка мне попалась... Не душонка - душа! Душища! Просто прелесть! Такой ведь может и добраться...
        Рукав халата чиркнул по столу. Раскатились гадательные фигурки. В зеркале, стоящем рядом со светильником, со двора едальни съезжали последние телеги купеческого обоза.
        - Что ж... Так даже интереснее, - пробормотал маг. Тут он немного кривил душой. Во-первых, куда интереснее, отринув все мелочи, взять какую-нибудь древнюю рукопись и углубиться в её изучение, а во-вторых, тяжело магу бодаться со своим творением. Все-таки, как не скажи, а он наделил статую душой.
        А придется...
        Иначе не получить Рукопись.
        Правда и положительные стороны у этого имелись - понятно стало, что Мориган им сейчас не помощник.
        Следить-то за ними он, возможно, сможет, через птиц, а вот как-то помочь советом - вряд ли...
        Зато он сам... Маг почесал затылок, прикидывая свои возможности. В своей стране он мог сделать многое, но вот как отобрать из этого "много" самое лучше, хорошо бы такое, чтоб одним камнем нескольких птиц уложить.
        Ну, разумеется, сперва надо обезопасить себя от гостей из-за моря. Во-вторых, что-то следовало сделать с принцессой, как-то направить её интерес с короля на сатрапа.
        - Думай, голова, думай... - пробормотал маг. Взгляд его пробежался по комнате в ожидании подсказки. Иногда это помогало - вещи, что хранились в этих стенах, могли дать намек.
        Сундучки, ковчежцы, книги... Красиво, но для него бесполезно. Из открытого окна донесся крики грохот вывалившегося на землю груза. Сердясь на самого себя, он вышел на балкон.
        Низкий бортик огораживал его, удерживаемый толстыми столбиками с каменными шарами-навершями на них. Маг оперся на резной столб, заглянул вниз. Такие же столбики с шарами, только размером раз в двадцать побольше окружали двор.
        Во дворе стояли телеги. Одна из них потеряла колесо, и все что там лежало: какие-то ящики, мешки и с десяток ярко-оранжевых тыкв раскатилось по земле. Вокруг, спотыкаясь, суетились люди. Кто-то ругательно взревел и вмиг организовался порядок - рассыпанные вещи стали перебрасывать под навес - тыквы вереницей поплыли на императорскую кухню...
        Йорг усмехнулся, погладил камень.
        Вот она подсказка...
        Каменные шары внизу отсюда казались ниткой бус, аккуратно разложенной под синим небом. Что ж... Можно попробовать. Четырнадцать шаров... Это вам не тыквы! Посмотрим, посмотрим, как они справятся с этим, да и справятся ли...
        Не спеша он спустился во двор. В сухом воздухе пахло пылью. Глотнув из захваченного с собой кубка, он промочил горло.
        Смочив палец в вине, маг нарисовал на одном из шаров глаз. Несколькими выверенными движениями напитал его магией и отошел в сторону. Получилось хорошо. Правильно получилось. Можно начинать...
        Рука взлетела вверх, рукав халата всколыхнул воздух, в котором прозвучало несколько слов на никому тут неведомом языке.
        Забор вздрогнул, все четырнадцать шаров поднялись воздух и караваном, словно невидимая нить, только что удерживавшая их на столбах, не разорвалась, а еще крепче связала их и потащила вперед и вверх. Каменные шары, набирая высоту, поплыли прочь из города. Вернувшись, в зеркале маг увидел уменьшающиеся здания дворца и себя самого...


        ...Часа два Энгель-Суфат рассказывал нашему работодателю о том, как они там у себя жили, делился, так сказать, новостями из-за моря, а потом началось плохое....
        Возчики заорали, тыча кнутами в небо, а там... Прошивая облака, неслись к земле... Ядра? Камни? Метеориты? Круглые булыжники, размером никак не меньше хорошего арбуза, а то и поболее нависли над дорогой и в момент обрушились на нас.
        Я чувствовал, точнее, я точно знал, что целит эта неведомая сила именно в нас. Это не было никакой манией величия с моей стороны - убивать простых людей таким изощренным способом вряд ли кому пришло бы в голову. Другое дело - мы.
        Это сразу прояснило для меня ситуацию. Во-первых, сразу становилось ясно, что мы под колпаком у здешнего колдуна и...
        И надо что-то делать!
        Подхватив с земли бревно, я встал так, стояли бейсболисты в любимых мной голливудских фильмах. Первый шар попал в последнюю повозку. Земля вздрогнула, взвилось облако пыли. Лошади подскочили, словно испуганные кошки и, волоча сломанные оглобли, бросились в придорожные кусты и застряли там.
        Вторая каменюка точно предназначалась мне - я её даже не заметил - но ноги мои вроде как сами собой отнесли меня в сторону. Рядом свистнуло, и через мгновение все кончилось смачным, словно презрительный плевок, звуком. Шар вошел в мягкую землю более чем наполовину. На моих глазах он заворочался, словно хотел выбраться из земляной ловушки и продолжить свои игры со мной. Не пожалев бревна я обрушил его на подарок неведомого колдуна, вколотив тот еще глубже.
        - В лес! - крикнул я, не спуская с ворочавшегося в земле камня глаз. - Прячьтесь! Бегите под деревья!
        Легко сказать. А товар? А лошади? Возчики задергались, пытаясь съехать с дороги. Телеги сцеплялись, лошади ржали, люди кто ругался, кто молился...
        Под испуганное ржание и вопли, обоз растянулся - кто-то рванул вперед, кто-то - назад. А вот небесные камни - к нам. Видно, что и первую-то телегу разнесло по ошибке - в нас целили, а уж получилось как получилось.
        Это пришло в голову не одному мне. Чтоб не подводить хороших людей, мы бросились прочь, благо лес густой оказался и тому, кто за нами наблюдал, это обстоятельство должно помешать.
        Небесные камни валились где-то рядом тяжелыми каплями. От ударов, земля вздрагивала. В воздухе только и слышалось: шмяк, шмяк, шмяк. Мягкая лесная земля принимала небесные подарки словно глина - дождевые капли.
        Я несся первым, пробивая дорогу через сплетение лиан и кустов. Деревья, где получалось, оббегал, чтоб не обозначать наше положение. Товарищи бежали следом.
        - Чтоб ты сдох, колдун проклятый! - проорал набегу Парликап, грозя небу кулаком. Колдун его наверняка не услышал, но из врожденной вредности не остался в долгу - ему хватило сообразительности запустить свои шары параллельно земле. Теперь они летали где-то рядом, сшибая деревья и оставляя за собой просеки.
        Встречаться с ними совершенно не хотелось, только вот у напустившего их на нас сумасшедшего колдуна имелись на этот счет иные планы - совсем рядом, под напором камней, трещала зелень, рушились деревья. Наш враг не видел нас, но очень надеялся найти.
        Дважды камни пролетали в нескольких метрах от нас, заставляя падать на землю.
        И вдруг - тишина... Я встал, поднял руку. Мне в спину ткнулись два тяжело дышащих человека.
        - Что? - прохрипел в ухо Энгель-Суфат.
        - Слушайте!
        Первым в чем тут дело догадался Парликап.
        - Тихо... - с удивлением протянул он. - Куда камни подевались?
        Осторожными шагами я двинулся вперед. Ох, как это все походило на засаду. Вот сделаешь шаг, потом другой, а там... Первый шар я заметил через несколько шагов. Каменное ядро спокойно лежало на земле, не ворочаясь, всем видом своим показывая, что оно только камень и ничего больше. Глупое желание подойти и постучать его ногой я подавил.
        - Батарейки кончились, - сказал я.
        - Что?
        - Неважно... Похоже, этот уже не опасен.
        - Это я вижу, - Энгель-Суфат все-таки ткнул его мечом. - Почему он сдох?
        Я в ответ только плечами пожал. То, что я знал слово "батарейка" не делало меня всезнающим.
        Второй шар мы нашли через минуту. Как и первый тот лежал уткнувшись в дерево, а вот за стволом... За стволом все оказалось гораздо интереснее!
        Лес, что тут, что дома для меня всегда означал зелень. Зелень листьев, травы, цветов, а то, что я видел, зеленью не было.
        Эти висюльки, что раскачивались над головой, определенно были растениями, но вот только не зеленью они глаз радовали, а сверкали, словно выросли не из земли, а из чистого золота.
        - Агарбы! - восторженно пробормотал за моей спиной Энгель-Суфат. Он ладошкой проводил по листьям и те тихонько звякнули, словно благодарили за ласку. - Разрази меня гром агарбы!
        Восторг в голосе меня больше насторожил, чем обрадовал. Хотя больше насторожило то, что ни тот ни другой не стали обрывать листочки, чтоб набить ими карманы. Казалось бы, вот оно - хватай да беги, но ничего подобного. В самый раз поинтересоваться, чтоб ни в какую историю не вляпаться.
        - Это что еще такое?
        - Золото! - с восторгом выпалил из-за спины Парликап.- Живое золото! Где-то рядом древний храм, в котором недавно побывал Бог!
        - Не понял. Объясните.
        Если меня переполняло раздражение, то обоих моих приятелей - восторг. Да еще какой!
        - Да чего там объяснять? - с нескрываемой радостью продолжил Парликап, оглядываясь. - Где-то совсем рядом есть храм. Причем древний храм. Такое вот...- он кивнул на золотые ветки, - только боги могут делать. Они живые, но из золота. Так они свои храмы украшали раньше. Растут как обычные деревья. Теперь - редкость. Только там растут, где недавно бог побывал...
        - И камни попадали... - задумчиво напомнил Энгель-Суфат. - Неспроста.
        - Камни мог и Мориган уронить, - безо всякой уверенности в голосе сказал Парликап.
        Мы с Энгель-Суфатом пожали плечами. Никто из нас не знал дальнобойности мориганова колдовства. Тем более одно дело увидеть нас на таком расстоянии - это я еще мог как-то допустить, а вот отвести чужое колдовство так, чтоб оно нас не раздавило. Хотя кто его знает? Может он там, конечно, каких-то тайных корешков нажевался...
        - Ищем храм! - решил рыцарь.
        Его и искать-то, особенно не пришлось.
        Сооружение выглядело древним, но не заброшенным. То тут, то там виднелись следы присутствия людей.
        Из давешних разговоров я знал, что вера в Грядущего Единого, в Империи, укладывалась поверх старых верований. Если у нас князь Владимир искоренял старое, устанавливая на освободившееся место новое, то тут дело пошло иначе. Тут религии сливались, накладывались одна на другую. Наверное, вскоре какие-то Боги, как это произошло и у нас, на Земле, поменяют имена, функции, даже, возможно, обличье. Одна вера сплавлялась с другой. Иногда боги оставались, только менялся их статус - был Главным по чему-то там, стал Помощником Самого Главного по чему-то там. Чаще всего по тому же самому - не все же Грядущему Единому самому делать.
        В архитектуре храма присутствовало нечто такое, что увидь я это на Земле - не удивился бы. Сказал бы, что это что-то древнекитайское. Крыши как у пагод. Колонны. Танцующие фигурки... Честное слово не удивлюсь, если камасутру тут увижу. Кстати надо будет поинтересоваться как тут у них с этим. Ну, разумеется, чисто в просветительских целях.
        Постучав кулаком по колонне, спросил:
        - Чей это храм?
        - Твой! - хохотнул Парликап.

        Глава 10

        - Я серьезно.
        - И он серьезно, - поддержал его Энгель-Суфат. Рыцарь мечом отодвигал лианы, осматривал стены. - Это храм бога Ринхаса. Ну, а раз ты его воплощение, то, значит, твой.
        - Это хорошо...
        Я повернул волшебное колечко и предстал перед миром в своей металлической ипостаси - возможно настоящему хозяину это будет приятно. По-хозяйски прошелся по помещению. Не чужое все-таки - свое!
        - "И все вокруг колхозное все вокруг мое..." - продекламировал я, не представляя, что надо тут делать.
        Энгель-Суфат задумчиво посмотрел на меня и как-то неопределенно предложил.
        -Ты бы как-нибудь попробовал бы с Ринхасом поговорить. Помолись ему что ли...
        Я посмотрел на него с недоумением. Все-таки я считал себя атеистом. Хотя... В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Почему бы не попробовать?
        - Вон там алтарь... Туда иди.
        На алтаре лежали какие-то ветки настолько непрезентабельные, что никак не могли быть подношением богу. Я сбросил их, посмотрел по сторонам - что можно положить.
        - Не жмись, - шепотом посоветовал Парликап. -Положи золотой...
        Пожав плечами, я положил монету.
        - И?
        Тишина была мне ответом. Тишина... Прах... Тлен...
        "Не уважают тутошние меня, получается, - подумал я. - С камасутрой я, получается, погорячился. Ни жертв, ни прекрасных девственниц. Хотя зачем они мне, в моем-то состоянии?"
        Вспомнив о своей природе, я в досаде ударил кулаком по стене. Лучше б я этого не делал. Та зазмеилась трещиной, посыпались камешки...
        Товарищи отпрянули назад, а я остался. Мне-то, меднолобому, что будет?
        Шорох осыпавшегося камня сменился резким звуком удара.
        - А это что?- раздалось за спиной.
        - Это мое, - не оборачиваясь, сказал я. Обернувшись, увидел лежащую на полу шкатулку.
        Никто и не подумал поднять её.
        - Это ты сам себе подарок сделал...
        - Да ладно...
        - Безо всякого "да ладно..." - серьёзно ответил Парликап. - Такое иногда бывает.
        Я засмеялся.
        - Это что? Получается, Бог послал?
        - Ты не смейся, - не менее серьезно сказал Энгель-Суфат. - Ты посмотри что там. Всякое бывает.
        - А вот не буду, - уперся я.- Потом как-нибудь посмотрю.
        Из упрямства и нежелания потакать здешним суевериям я сунул ларчик в мешок до лучших времен.
        - Что тут еще?
        Визг обрушился внезапно, словно рядом включили циркулярку.
        За стенами что-то происходило, что-то страшное - ну не мог никто так орать просто так. Женщина и мышь, пришло мне в голову, но эту мысль я отбросил. А циркулярная пила женщину вряд ли так испугает.
        Потом храм содрогнулся от удара, словно кто-то огромный, со слона размером, задел боком ветхие стены. Сверху посыпался мусор, камни, потек песок...
        - Все вон отсюда! - заорал я, точно зная, что сейчас произойдет. Между прочим, первым кто последовал этому совету, был я сам. Прорвавшись через сплетение лиан, выскочил под деревья. Обернувшись, увидел, как все это ветхое великолепие хрустнуло, колонны подломились, и островерхая крыша придавила обломки к земле.
        - Все...
        - Не понял, - честно скал я, даже не разобрав, кто это подал голос.
        - Больше нам тут делать нечего. Этот храм дал тебе что-то и больше мы ему не нужны.
        Я не стал возражать - никакого желания с кем-либо спорить у меня не нашлось.
        Энгель-Суфат тоже спорить не стал - для него все было так же очевидно, как и для меня,- он попросту развернулся и пошел обратно.
        - Куда? - вопросил я удаляющуюся спину.
        - Назад, к Барайдыну...
        - А смысл?
        Я догнал, придержал его за плечо.
        - Нас уже нашли и чуть не убили. Пойдем с ним вместе - купцу тоже достанется.
        Рыцарь, молча, шевелил бровями. Думал.
        - Что предлагаешь?
        - А что тут предложишь? Уходить. В какую сторону идти теперь знаем. В столицу и без него попадем.


        ...Йорг пришел в себя не сразу. В первое мгновение он почувствовал себя рыбой, выплывающей из зеленой глубины омута - мир вокруг оказался мутен и неразличим даже на ощупь. Потом что-то в нем встало на свое место и он, боря слабость, сбросил закрывавшую лицо зеленую занавесь.
        Потолок... Стены... Кусок синего неба...
        - Ничего не помню, - сказал он сам себе.- Ни-че-го...
        В этом "ни-че-го" прозвучало недоумение, недовольство самим собой. Какая-то его часть понимала, что случилось, нечто такое, чем не стоит гордиться.
        С кряхтением поднявшись, он медленно вышел на балкон, огляделся.
        Во дворе ограждение без шаров-наверший смотрелось иначе, чем всегда. Зацепившись за эту мысль, он потихоньку вспомнил все что случилось. Кто ж меня так? Неужели они? Опять они... Опять и опять... А что теперь делать? До столицы им, похоже, идти три-четыре дня. И что потом? Ловить их тут?
        - Ай да Мориган... - прошептал имперский маг, дотягиваясь до кубка с вином. - На моей земле...
        Руки дрожали, но двумя руками удержав посудину он, по-хорошему к ней приложился. После глотка крепкого в голове посветлело, исчезла муть в глазах. Стерев ладонью бордовую дорожку в уголке рта, маг вернулся в комнату.
        Поражение? Он покряхтел, прижав ладони к лицу. Да какое же это поражение?
        Поражением все это станет только тогда, когда мимо пролетит Изойская Рукопись. Все остальное - так мелочи, на которые можно не обращать внимания.
        Да, незваные заморские гости идут и пока он не знает как их остановить... Поэтому надо готовиться к самому худшему. Хорошо бы, конечно, сделать так, чтоб они вообще не пришли в город, но это надо обдумать отдельно. Сейчас следует думать, что делать, если они все-таки придут. Мориган - серьёзный противник и не оставит их без помощи. Тут только один выход - не дать им встретиться с принцессой.
        Пришедшая мысль показалась ему забавной. Он улыбнулся и, усевшись, прикрыл глаза, обдумывая пришедший в голову ход еще раз. Нет. Все правильно. Так и следует поступить. Но сперва все-таки следует связаться с Гвидором и немножко ему наврать.
        Рука сама потянулась к зеркалу.
        Гвидор ответил быстро.
        - Ну?
        - Хочу огорчить. Мориган не просто уцелел. Он понял, как снять заклятье и отправил сюда своих людей. Те уже в Империи.
        Гвидор задумался.
        - Ты же говорил, что никто не сможет развеять твое колдовство?
        - А ты боялся, что кому-то это окажется по силам...
        - Как это могут сделать они, если у них нет твоего амулета?
        - Ну, допустим...
        Он замялся, не желая говорить о принцессе и её шкатулке.
        - Допустим, что они сумеют украсть этот амулет.
        - А такое возможно? - обеспокоенно спросил Гвидор. Стало видно, как озабоченно сошлись на лбу его брови.
        - Я бы хотел, чтоб даже это оказалось для них бесполезным. Я уберу повод.
        - Как?
        - Ты прибудешь сюда, и я передам тебе принцессу!
        Гвидор застыл с открытым ртом. Усмехнувшись, Йорг добавил, вернув шпильку назад.
        - Ну, если вы там со своим сатрапом не передумали....
        Когда зеркало погасло, Йорг уселся в кресло и задумался. Поглядывая на план Империи, он принялся прикидывать тот путь, которым эта неугомонная троица двинет в столицу. Паучий лес, горы, опять лес... Мелкие городки... Лес и снова горы...
        - Эх, если б не Мориган! - совершенно искренне вздохнул маг, сетуя на трудную жизнь.- Насколько все стало бы проще!
        Да. Заморский враг все усложнял, но все равно придется что-нибудь придумать. Хотя бы для того, чтоб задержать незваных гостей.
        Он понимал, что если он ничего не предпримет, то непрошеные гости прибудут в столицу раньше Гвидора. А это совершенно ни к чему.
        Мориган проявил неожиданную силу. Он сумел остановить его камни на таком расстоянии от себя! Это оказалось неприятным сюрпризом и, главное, кто знает, сколько таких гадостей он мог сделать далее? По всему видно, что для того, чтоб женить своего короля на имперской принцессе он готов пожертвовать очень многим. Получалось, что и ему, в противовес чужой силе, придется противопоставить свою силу.
        На самый крайний случай имелся договор предков с одним из духов земли. Если предки не ошиблись, то в горах можно будет устроить нечто такое, от чего этим наглым пришельцами и их колдуну точно не поздоровится.
        Но это на самый-самый крайний случай...


        За порогом едальни, не прошли мы и сотни шагов, как Паучий лес как-то сразу, в момент, разделился. Не сговариваясь, мы остановились как раз на границе. За спиной стояли нормальные зеленые деревья, а уже через несколько шагов, за невидимой границей, начиналось паучье царство. Деревья там, не каждое, но через одно - точно, укутывались в бело-серые паутинные полотнища. Ветер топорщил их, раздувал, заставляя воображение дорисовывать таящихся в засадах пауков. Совершенно, кстати, безвредных.
        Лохмотья паутины, да населявшие во множестве эти дебри пауки, как раз и дали название лесу - Паучий.
        Волей-неволей инсектам приходилось сосуществовать с людьми - дорогу, проходившую через лес, туземцы протоптали несколько сотен лет назад, и вела она к перевалу. Завернув к едальне, серая, утоптанная лента проходила через двор и снова устремлялась к деревьям.
        Другого пути в столицу тут не имелось, так что приходилось пользоваться тем, что само выкатилось под ноги. Утоптанная тысячами ног, укатанная тысячами колес дорога теперь ощутимо поднималась в гору.
        По сторонам - кусты, деревья и опять кусты, а вдалеке - горы. Нам следовало перевалить через них, чтоб добраться до столицы Империи.
        Зелень листьев вокруг как бы притухла. Теперь она пряталась за полотнищами паутины, висевшей, где только можно. Это было царство пауков.
        Некоторые деревья были от корней до верхушки укутаны полотнищами грязной ткани. То тут, то там она колыхалась, показывая, что за ней идет своя жизнь.
        - Это не опасно?
        Энгель-Суфат пожал плечами.
        - На людей они не нападают.
        Лес по сторонам жил своей жизнью добавляя нервотрепки в нашу. Даже мне, железному, жутковато смотреть, как пауки шныряют туда-сюда по веткам, а уж товарищам моим - и подавно. Но обходилось.
        Так мы шли до вечера, поднимаясь все выше и выше. Наступающая на пятки ночь не дала дойти до перевала, так что когда солнце коснулось горизонта, рыцарь скомандовал.
        - Ночлег! Тут ночь переждем...
        За время пути разделение обязанностей у нас сложилось такое: поскольку я не нуждался в отдыхе, на меня падала обязанность охраны лагеря. Я вообще-то не возмущался, понимая, что так будет лучше для всех.
        Наломав веток и побросав на них плащи, туземцы улеглись и со спокойной душой уснули. Какое-то время я любовался тем, как гаснет зарево за горизонтом, потом, уже борясь со скукой, следил, как в кустах движутся пауки. Казалось, что они стесняются выходить на занятую людьми поляну, а когда я сам приближался к ним, старались забраться подальше в кусты. Видимо, не только они внушали людям неприятные ощущения, но и мы им.
        Но вот примерно через час, шебуршание в кустах прекратилось, все куда-то пропали, так что делить свою скуку мне стало не с кем. Тогда я уселся на камень поразмышлять. Вот придем мы в столицу... И что дальше? Наверное, ни я, ни кто-то другой из нас, не представлял - ну, кроме общих фраз - что мы станем там делать. Найти дворец мы, конечно же найдем, но как туда попасть? Наверняка ведь режимный объект... Подавать прошение? Примут ли? Допустят ли до принцессы?
        Парликап говорил о своем знакомом в столице, но узнав Парликапа поближе, я засомневался, что этот его знакомый вхож в Императорский дворец. Для этого все-таки нужен другой уровень связей.
        Потом пришли мысли о том, кто запихнул меня в этот бронзовый футляр. Может быть, прямо сейчас сидит эта тварь и наблюдает за нами, готовя очередную гадость. Надо бы хотя б под деревья спрятаться... Тут не поймешь, что опаснее этот неведомый колдун или пауки.
        Из задумчивости меня вывело трясение земли.
        В недоумении посмотрел по сторонам. Небо уже напоминало о скором восходе. На его фоне отчетливо виднелись темные кусты, камни. Ничего нового. Но спустя несколько секунд стало заметно, что вокруг стало светлее, словно где-то недалеко едет автомобиль, фарами подсвечивая кусты. Обернувшись, я увидел, как верхушкой недалекой горы разгорается ритмичное зарево. Огонь там, то разгорался, то притухал, но пока я с открытым ртом разглядывал это все, верхушка с грохотом разломилась, оттуда вырвался сноп пламени. Вниз, по круче устремился лавовый поток...
        Будить никого не пришлось. От грохота все и так повскакивали. Ничего подобного мои товарищи, как я понял, в своей жизни не видели.
        Снизу ощутимо пованивало серой - словно где-то там не вулкан извергался, а разломали старинный солдатский нужник. Или свиноферму. То есть несло оттуда знатно. Там же пыхало огнем, и грохотали камни. Даже не заглядывая вниз, я мог представить, что увижу - огненную реку. Но я заглянул и убедился, что моя догадливость осталась при мне.
        Уходить отсюда в темноте мы не решились, а когда еще немного посветлело, стало ясно, что мы очутились в ловушке.
        Не имелось у нас пути ни вперед, ни назад. Наше пристанище - скала - превратилась в остров, омываемый лавовой рекой. Хуже того- уровень жидкого огня потихоньку повышался, заставляя вспыхивать новые группы кустов вокруг нас.
        Дым. Треск огня, свит ветра и запах серы...
        Для меня преодоление свалившихся на голову трудностей составляло проблему, а уж для моих товарищей выхода не было вовсе.
        Перейти по камушкам и их на себе перенести? Так, где те камушки?
        Перенести их на себе, перейдя огненную реку вброд? Это следовало оставить на крайний случай - я не знал, при какой температуре плавится бронза и что будет с моим телом, зайди я в поток поглубже. Перелететь? Крыльев ни у одного из нас не наблюдалось. Оставалось ждать, только вот к чему приведет ожидание, я не знал- огонь-то подступал все ближе и ближе.
        Ревизия того, чем мы располагаем, завершилась практически мгновенно и ничего не дала: в нашем распоряжении имелись трава, кусты, трупы десятка паучков, размером с корзинку для бумаг, из тех, кто не понял намека матери-Природы и не сбежал отсюда до извержения, и паутина. Последней хватало с избытком. Она-то и навела меня на нужную мысль.
        Я прошелся мимо кустов увешанных паучьими коконами.
        Неприятно было осознавать, что в этой парусине лежат завернутые покойники, сиречь трупы животных, но что делать? Ничего другого я друзьям предложить не мог, а сами они... Понурые фигуры говорили сами за себя. Ничего они сами не предложат. Были бы во врагах люди - мои товарищи непременно бы сражались с ними, но тут-то врагов нет.... Точнее враг - стихия. Необоримая стихия... Которую не побороть...
        Но, однако, её можно обхитрить... Вот в эту сторону мои товарищи вовсе не думали.
        Пауки ткали паутину прочно - на то она и паутина. Читал я где-то, что если из обычной паутины скрутить канат, то он по прочности превзойдет стальной такой же толщины. Конечно, это говорилось о паутине земных пауков, но эти-то оказались явно не хуже. Я вспомнил виденные вчера жвалы... Наверняка такими жвалами кушают хорошо.
        Огненная река под нами текла, набирая силы. Вулкан впереди вздрагивал, выплескивая из себя волны жара. Воздух над ним дрожал от рева, грохота и температуры. Казалось, его рвало магмой. Я чувствовал запахи, но эта вонь не вредила мне, а вот если не поспешить убраться отсюда, то спутникам моим грозило банальное отравление.
        - Слушать меня. Осторожно отцепляем коконы и разматываем их.
        - Зачем? - спросил Парликап. - Ничего уже не сделаешь...
        Дать бы ему в морду для поднятия духа, но - нельзя. Могу убить ненароком - я же бронзовый.
        - Покажу вам путь к спасению... - как мог проникновенно сказал я.
        - Ты хочешь, чтоб мы сгорели? - спросил Энгель-Суфат.- Так сразу и скажи.
        - Я хочу, чтоб мы спаслись...
        Я задумался, как им объяснить принцип действие параплана людям, не понимающим что такое разность температур, восходящий поток, разность давлений, но здравый смысл пришел на помощь.
        - Я немного поколдую - и вы пролетите над огнем.
        "Ну, если еще и повезет немного..." - подумал я, но мысль эту озвучивать не стал. Что людей даром пугать?
        - Полетите во-о-н туда.
        Я показал рукой на покрытый лесом холм, в стороне от разлившейся огненной реки. С него можно было выйти к настоящей реке, а там - там всех ждало спасение....
        - А получится? - воспрянул духом полурыцарь.
        - Ну, если и не получится, то хуже не будет.
        Воодушевившийся Парликап локтем ткнул товарища в бок.
        - Получится! Колдовство же ведь!
        Ну, прям, ребенок младшего школьного возраста.

        Глава 11

        Разговор о колдовстве как-то их окрылил.
        - Как ты это сделаешь? - Сказал кто-то у меня в голове. Я оглянулся. Мои подельники молча возились с коконами, выполняя распоряжения. На лице Энгель-Суфата читалось ясно видимое отвращение, а Парликап делал свое дело с лицом невозмутимым - обрезал ветки, кончиком меча, откатывая коконы в сторону.
        - Это кто? - Спросил я. Ребята мои посмотрели на меня, пожали плечами. Понял, что не они. Да и голос звучал иначе. Он словно сам собой возникал в голове.
        - Ты давай про себя говори, мысленно. А то тебя за дурака посчитают... - прозвучало в голове.
        Я послушался совета и мысленно поинтересовался.
        "Вопрос все-таки остается прежним. Ты кто?"
        "Я - это ты. Точнее ты - это я".
        "Я - это я", - осторожно подумал я, прикидывая, не надышался ли я тут серными газами или еще чем-нибудь. На всякий случай я присел и закрыл глаза. Или это от всего происходящего у меня крыша поехала?
        "Так было, - согласился со мной голос. - Пока ты не попал в меня".
        Эти слова объясняли сразу все. Я открыл глаза. Может быть, кто-то и не поверил бы в происходящее, а я, уже насмотревшись в этом мире всякого, поверил.
        "Так ты бог?" - догадался я, припомнив, кого изображала статуя до моего в неё вселения. Кто бы другой, возможно испугался бы, но мне-то чего бояться, бронзовому? Шизофрении? Ха-ха.
        "Я вот, даже ничего не понимая в твоей жизни, понял, что ты сказал это слово с маленькой буквы. Поднимай выше. Я - Бог!"
        "А ты попробуй, скажи слово с большой буквы, - иронично отозвался я. - Ты скажи, а я послушаю..."
        В голове у меня хмыкнуло.
        "Нахал. Ладно. Не уклоняйся от темы. Что станешь делать?"
        "Ты не поймешь".
        "Еще раз такое скажешь..."
        Он даже не сказал, что будет в этом случае, но я сразу понял, что лучше не спорить.
        "Объясняй, как сбежать собираешься?"
        "Ну как тебе объяснить..."
        Я действительно запнулся, прикидывая какие слова сказать, что б Ринхас понял, что я имею ввиду. Про восходящие потоки, про разность температур и давлений...
        "А ты не мучайся, - нетерпеливо напомнил о себе Бог. - Ты представь..."
        Я не стал кобениться перед соседом по черепной коробке и представил соревнования парапланеристов - парящие в небе разноцветные лепестки шелка, людей под ними, солнце, веселые взвизгивания девушек, вкус пива, свиных ребрышек... Лепестки кружились, подхваченные крымским ветром и то возносились вверх, то опускались к зеленой траве. В синем небе прочертил молочно-белую черту пассажирский самолет... Редкие облака... Лето... Жара... Кайф...
        "В интересном мире ты жил..."
        Я очнулся.
        "Надеюсь, что еще поживу..."
        "А они так смогут?" - несколько озадаченно спросил мой собеседник. Моя голова как-то сама собой кивнула на моих товарищей по несчастью.
        "А что нам еще остается? - ответил я. - Тут они задохнуться. Или сгорят. Мне-то, сам понимаешь, ничего. Точнее нам с тобой. А им - хана".
        "Да-а-а-а... Хорошее слово. Изящное - "хана"... Ну ладно. Действуй. Посмотрю, что у тебя получится..."
        "Эй, а помочь? - на всякий случай спросил я.- Слабо, что ли?"
        Только ничего из этого не вышло.
        "Обойдешься. Как-то без меня до этого обходился и тут, надеюсь, справишься..."
        В голове стало свободнее, словно жилплощадь, только что принадлежащая двоим снова стала моей и только моей. Товарищи, казалось, ничего не заметили. Они продолжали раскатывать коконы, выбрасывать оттуда хитиновые остатки, расправляли паутинные коконы. На наше счастье паутина хоть и высохла, но прочности своей не утратила. Выбеленные солнцем полотнища длиной метров по десять, пошевеливались от ветра, и я стал торопить товарищей. Времени на удивление у нас не осталось.
        - Так. Расправляйте это все, - принялся командовать я. - Складывайте полотнища друг на друга...
        Дальше все оказалось просто. Положив по три куска паутины, один на другой, я привязал к концам по несколько скрученных из паутины веревок. В итоге получилось два парашюта-параплана - кривых и уродливых, но...
        - Делаете так, - показал я. - Сжимаете эти веревки в кулаках. Бежите вниз под уклон. Материя позади вас поднимается вверх и поднимает вас. Вы поднимаетесь в воздух и летите вперед. Во-о-он туда.
        Блестящим пальцем я показал на плоскогорье левее и ниже нас.
        - Если вдруг начнете подниматься... Не трусьте. Аккуратно потяните за правую или левую веревку. Это вас развернет и вынесет куда нужно.
        - А ты?
        Я совершенно искренне вздохнул.
        - Тяжеловат я для этого. Выберусь, когда тут все закончится. Не может же это продолжаться вечно?
        Товарищи вместе со мной посмотрели на огненную реку под нами. Парликап передернул плечами, словно это ему предстояло прыгать по горячему.
        - Перелетите и, не дожидаясь меня - к принцессе... - продолжил я инструктаж. Они кивнули, принимая мои слова как должное.
        - Да чего там... Дольше ждать - больше расстраиваться. Пошли!
        Они переглянулись неуверенно. Следовало сказать что-то бодрое.
        - Бегом! Бегом! - заорал я. - Кто последний - тот какашка!
        Это ли или что-то другое подействовало, но Энгель-Суфат решившись, бросился вниз по склону. Стропы натянулись, ткань выгнулась, вздулась, поднялась у него над головой. Набегу он оглянулся, и я увидел, как от удивления выпучились глаза героя - ну вот не верил он мне. Не верил! Только времени ему на удивление не осталось.
        - Под ноги смотри! Под ноги!
        Но ему уже стало не до инструкций. Горячий ветер подхватил паутину и смел смельчака с косогора...
        Мимо, заглушая криком страх, с ревом пробежал Парликап. Этому легче - положительный пример на его глазах вопя, то ли от ужаса, то ли от восторга, поднимался вверх, подхваченный восходящим потоком горячего воздуха.
        У него тоже все получилось, не хуже чем у рыцаря.
        На моих глазах обе самоделки подхватил ветер и потащил их прочь от извергающейся горы и всего остального огненного безобразия. Правда в какой-то момент параплан Энгель-Суфата понесло назад, но это явно был управляемый полет.
        С криком - "А-а-а-а-а-а-а!" - он сделал круг над огненной бездной, развернулся и снова унесся прочь. Тут рыцарь точно получал личный адреналин пополам с удовольствием.
        "Вон он как! - порадовался я за рыцаря, чувствуя, что Ринхас снова появился в моей черепной коробке. - Покоритель воздушного океана, можно сказать. "Нам Сталин дал стальные руки крылья, а вместо сердца - пламенный мотор!"
        "Кто такой Сталин? Маг? - поинтересовался бог. - Что это он стальные руки раздает?"
        В божественных интонациях я ощутил ревность что ли...
        "Потом расскажу", - пообещал я, наблюдая, как первые парапланеристы этого мира опускаются на склон. Один из них - издали я не разобрал, кто именно - помахал рукой. Мол, все в порядке. Я взмахнул в ответ, провожая их в дорогу. Полдела сделано. Зато теперь осталась самая тяжелая половина - перебраться самому. Самое время придумать, как это сделать. Может быть и впрямь, по камушкам?
        Я наклонился над обрывом. Поток лавы далеко внизу продолжил огибать гору. По его берегам горели кусты. Свечи деревьев, объятых пламенем, пускали в небо столбы коричневого дыма.
        Неуютно там было.
        "А сам теперь как?" - раздалось у меня в голове.
        "Ну-у-у-у..." - протянул я. - Пока не решил, но как-нибудь выберусь. Мне-то огонь не страшен?
        "Ты в шкатулку заглядывал?" - ответил голос вопросом на вопрос.
        "Нет".
        "А зря. Так к моим подаркам не относятся... Посмотри".
        "Извини. Я ж не знал, что ты и на самом деле есть..."
        Я открыл шкатулку, которая тут же куда-то исчезла. Просто так вот взяла и растаяла в воздухе. Меня это так удивило, что на браслет, что в ней оказался, я особого внимания не обратил. Ну, браслет и браслет. Подумаешь... У меня вон и кольцо на пальце есть.
        "Ну, браслет..."
        "Не "ну браслет" а очень хорошая вещь. Теперь таких не делают".
        "И что мне с ним делать?"
        "А что с браслетами делают? - удивился Ринхас. - Одевай на руку и поверни".
        "Опять волшебное что-нибудь, - проворчал я. - Эка вас тут всех на колдовство-то пробивает..."
        "Поворачивай, давай", - прикрикнул Бог. Я послушался. Браслет легко повернулся и... Мир вокруг меня стал другим. Совсем другим. Камни стали больше, деревья - выше...
        "Еще раз".
        Мир снова увеличился. Только теперь я понял, что это не мир увеличивается, а я уменьшаюсь.
        "Здорово! - совершенно искренне восхитился я. - Как это ты делаешь?"
        "Магия, - ёмко ответил Ринхас. - Не поймешь..."
        Интонацию я узнал.
        "Уел", - согласился я с невидимым собеседником, любуясь браслетом. Поворот - и все вокруг увеличивается, еще поворот и все становится еще больше...С каждым поворотом вдобавок я становился все легче.
        "Еще немного и по воде можно будет скользить как водомерка", - подумал я. В этой фразе имелась малая толика вопроса к моему божественному покровителю - так это или нет - но тот исчез. Что ж... и на том спасибо. Теперь, по крайней мере, мне понятно, что и как нужно делать, чтоб сбежать отсюда.
        Я поступил как замшелый ретроград, решив, что нечего придумывать что-то новое, когда есть хорошо проверенное старое. Паутины у меня оставалось в достатке, и я точно знал, что смастерить еще один параплан труда не составит. К тому же где-то подспудно теплилась надежда, что мой новый друг, разбрасывающийся такими подарками - я потрогал браслет - ежели что - поможет.
        Раскатав несколько коконов, я, можно сказать, по старым чертежам соорудил параплан и, разбежавшись по склону, дважды повернул браслет на запястье.
        Это чуть не закончилось плохо - мгновенно став неохватной, паутина выскользнула из ставшей маленькой ладони, и я едва не выпустил её. От этой неловкости я потерял управление. Небо, гора, огонь, снова небо, камни на зеленом склоне. Все это крутилось, крутилось, пока я пытался управиться с непослушным парапланом.
        Наверное, меня кто-то сглазил!
        Порыв ветра подхватил аппарат и потащил прямо к жерлу вулкана.
        Неожиданно для себя я разозлился. Не могу сказать, что меня можно назвать искусным парапланеристом, но с десяток-то полетов у меня за спиной было, и уж если у аборигенов все получилось, и они в целости и сохранности спустились с небес на землю, то мне-то уж сам бог велел. Кстати, а где мой личный Бог? Несколько мгновений я ждал, сам не знаю чего, но в мельтешение предметов материального мира эта духовная личность влезать не собиралась. В голове у меня царила пустота, а перед глазами все более крупным планом прорисовывалась огнедышащая гора. Я понял, что ничего не потеряю, если рискну. Крутанув браслет я вернул себе вес и камнем... Даже не камнем, а тяжелой бронзовой тушкой полетел вниз. Подхваченное горячим ветром паутинное полотнище над головой рванулось ввысь - только я его и видел. Короткий полет, удар. Перед глазами замелькала трава, мелкие камни. Десяток оборотов, остановка. Боли не было, но я на всякий случай ощупал себя. Ни трещин, ни вмятин не нашел. Чем не повод для оптимизма?
        С довольным видом поглядывая по сторонам, поспешил вниз.
        В этот момент гора за моей спиной полыхнула, что-то в ней взорвалось и через несколько секунд вокруг загрохотали вулканические бомбы. Чувствуя себя персонажем фильма-катастрофы, я заскакал, уворачиваясь от каменных глыб. Справа, слева, впереди... Склон дрожал, выворачивался из-под ног, камни падали совсем рядом и катились, дымя, словно газовые бомбы.
        Где-то на середине склона меня догнала волна сернистой вони. Машинально задержав дыхание, я припустил вниз еще быстрее и удача от меня не отвернулась. Я бежал, бежал, бежал, стараясь не думать о том, что будет, если я все-таки упаду и сломаю ногу и я действительно упал... Только ничего трагического не произошло. Коряга, о которую я споткнулся, разлетелась щепками. Все-таки в том, что я стал памятником, имелись свои преимущества!
        Добежав до подножья, куда камни уже не долетали, я оборотился и с удовольствием показал своим неведомым врагам средний палец - логика развития событий требовала именно этого. Пусть они и не поймут, а мне - приятно.
        Кто бы там ни был, но за мной он наблюдал и меня понял: гора в уже бессильной злобе еще пару раз полыхнула огнем, плюнула камнями, только - напрасно.
        Гора осталась в прошлом, а сейчас пришло время настоящего.
        Я закрутил головой, осматриваясь. Дальнейшее казалось совершенно ясным - надо искать товарищей. Вряд ли те смогли за это время уйти далеко. Сколько там прошло-то? Полчаса?
        Прыгая горным козликом, я принялся спускаться вниз. Там, где склон превращался в обрыв, и вбок уходила тропинка, мне пришлось остановиться, задуматься, как стану спускаться. Теперь, когда я убедился в собственной прочности, можно было бы рискнуть спуститься напрямик, по камням, по осыпи. А можно было бы двинуться в обход, по тропке. И то и другое требовало времени, но напрямик - всегда короче, а значит - быстрее. Вот не верилось мне в то, что тот, кто устроил шоу из извержения огнедышащей горы, оставит нас своим вниманием. Не мог он не подумать о том, что нам может повезти, и мы живыми выберемся из его ловушки. Что-то должно быть отложено про запас.
        А вот и оно...
        Присмотревшись, далеко внизу, в том месте, где гора превращалась в слегка пологий склон, я углядел нескольких человек. В их руках, далекими искорками, блестела обнаженная сталь. Эти люди окружали большой камень, рядом с которым стояли еще две маленькие фигурки. По одежде я узнал своих и теперь точно знал, что внизу меня ждет банда... Возможно, катаклизм стронул с места одну из промышлявших тут разбойничьих ватаг, а может быть наш враг действительно оказался прозорлив и предусмотрел даже то, что мы сможем обмануть огнедышащую гору.
        Но предусмотреть все было выше человеческих сил.
        Порыв ветра зашвырнул в меня скомканной в комок паутиной. Я хотел отбросить ненужную вещь, но на всякий случай осмотрел повнимательнее то, что попало мне у руки.
        Это оказался один из парапланов - тех, на которых спускались мои товарищи. Может быть случай, а возможно это Ринхас снова вмешался. Ладно. Разберусь как-нибудь потом...
        Не раздумывая, я повернул браслет и бросился в пропасть. По-другому мне туда было не успеть.
        Воздушный поток понес меня вниз, к камням и людям вокруг них. Сверху я видел, как разговоры закончились - началось нормальное средневековое рубилово.
        Туземцы оказались так заняты друг другом, что моего прилета просто не заметили. Для одних он оказался приятной неожиданностью для других - напротив. Подгадав с ветром я, вернув себе нормальный размер и вес, влетел в кучу разбойников. В разномастно одетой и экипированной толпе я пробил просеку, повалив сразу троих. Никогда я не служил в десанте, но именно сейчас я почувствовал приобщенность к крылатому братству. С неба - на землю - в бой! Вернусь домой - обязательно в фонтан залезу!
        - Это еще зачем? - прозвучало в голове.
        - Все потом...
        Пока они не опомнились, подхватив из травы камень, я оглушил стоявшего спиной ко мне толстяка в шлеме, вырвал из его рук усеянную шипами дубину. Подбросил, прикидывая, как работать начну. Вот это по мне! Не стесняясь собственной силы, я двумя ударами разделил банду на две группки, выбив еще двоих из центра.
        - Кто такие? - спросил я, когда они сообразили, что расклад сил изменился.
        Видимо старший ответил со смешком:
        - Мы - ваше огорчение!
        Я с ответом не задержался. Пугать меня захотели? Меня? Железного Феликса? Барона? Того, у кого Бог Ринхас в приятелях? Фигушки!
        - А мы - ваша смерть!

        Глава 12.

        Слова их не испугали, и я перешел к рукоприкладству.
        Совершаю внешне неуклюжий выпад. Разбойники расходятся в стороны. В дубину врубаются два меча - это они так собрались меня обезоружить. Шесть раз "ха-ха". Я резко поворачиваю свой дрын, вырываю мечи из разбойничьих рук.
        Против моих бронзовых мускулов и нечеловеческой реакции разбойнички не сдюжили. Сделав пару шагов назад, я вытащил застрявшие мечи, превратив себя в газонокосилку. Проверяя баланс, крутанул отточенной сталью. Годится. И понеслось...
        Конечно, я не умел орудовать мечами столь искусно как мастера этого дела, только нападавшим проку от этого не было. Два меча и я - это три железки, а не две и неумелый кусок мяса между ними, как они ошибочно посчитали. Я махал отточенной сталью весьма собой гордый - от моих ударов улетали в сторону мечи и люди трясли отбитыми руками - патологической кровожадности я в себе не обнаружил.
        Рядом тоже идет жизнь - там звенит, хекают люди... Краем глаза я вижу, как Энгель-Суфат наседает сразу на двоих, успевая отбиваться еще и от третьего.
        Эта банда - не огнедышащая гора. Все они, конечно, ребята тертые, но против двух профессионалов полубога ничего им не светит.
        "Эка ты себя произвел... - прозвучало в моей голове. - Не слишком ли?"
        От неожиданности я вздрогнул, но быстро нашелся.
        "Ну, раз ты во мне, то значит половина меня это ты..."
        Удар. Отбиваю. Звон металла. Эта что за голова? Эта голова тут явно лишняя - вот как здорово покатилась...
        "Значит кто мы? Полубог-получеловек. Но, согласись, полубог звучит куда как приятнее чем получеловек. Однозначно".
        "Ну-ну..."
        Разбойничий предводитель уловив, что я отвлекся, не стал упускать удобный момент. Моё человеколюбие он посчитал слабостью, достойной наказания. Он рубанул небрежно. В глазах читался мой приговор - покойник. Только вот он не думал, что чудеса на этом свете все-таки бывают.
        Я подставил предплечье, и сталь звякнула о бронзу. Удивиться он не успел - другой рукой я отправил его в нокаут. Впрочем, "нокаут" это слишком слабо сказано. Рассердившись, я не рассчитал силы удара, и кулак снес ему полголовы. Висельника отнесло назад на подельников, он выронил меч, завалившись под ноги...
        А дальше все пошло еще проще. Без шефа разбойники только оборонялись, уже не думая о победе.
        Мы раскатали их, как бульдозер раскатывает консервную банку! Меня, правда, еще дважды от души рубанули, но как приятно было слышать радостный возглас очередного хулигана и металлический лязг, когда его металл встречался с моим металлом!
        Когда остатки банды разбежались, мы не стали никого догонять. Девять трупов вполне приемлемый итог происшествия. А вот теперь о наших потерях....
        Засучив рукава, я посмотрел на руки. Все-таки не уберегся, и на правой и на левой виднелись глубокие зарубки. Посмотрев на меня, Энгель-Суфат сообщил:
        - Хороший меч у этого, - рыцарь кивнул в сторону лежавшего ничком безголового атамана.
        - Забирай, - предложил я, ощупывая себя. Сейчас меня больше интересовал собственный внешний вид, нежели чужой меч. Рыцарь задумался, потом отрицательно мотнул головой.
        - Нельзя. Нечестно. Это твоя добыча, - ответил он неуверенно. Я понял, что ему очень хочется послушать меня, но принципы не дают. Я подержал железку в руках. Красиво - чего уж говорить. Лезвие голубое в разводах, будь я дома, сказал бы, что это булат и рукоять в цветных камушках. Богато. Только зачем мне-то это? Обойдусь уж как-нибудь кулаками.
        - Я думаю, что всем нам лучше будет, если его возьмешь ты, - решил я. - В руках умелого воина от такого меча, больше проку будет.
        На всякий случай я провел ладонью по кривой заусенице на предплечье, пытаясь загладить. Получилось! Получилось так легко, словно я на несколько секунд стал пластилиновым! Несколько движений и я стал как новенький! Точно из опоки только что вылез.
        "Спасибо, Ринхас, - подумал я - Твоих рук дело?"
        Он не ответил, но и так все было ясно.
        Посмотрев, нельзя ли нам взять с разбойников что-нибудь полезное - дорога хоть укоротилась, но в пути лишнего не бывает, мы продолжили путь через горы.
        Шли до вечера без приключений. Дважды переправлялись через горные реки. Один раз мне даже пришлось стать быком моста - река попалась довольно широкая с бешеным течением. Свалив парочку стволов, я встал посреди реки, связав через себя оба берега. Перебрались. Солнце постепенно занавешивалось сперва облачками, потом - тучками.
        Вечером погода вовсе испортилась. Хлынул дождь, но нам вовремя попалась пещера.
        Едва мы забежали внутрь, как небо обрушило на землю плотный водяной поток и серию грозовых разрядов.
        Сидя перед входом, я смотрел, как дождь зарядами обрушивается на камни. Шум падающей с неба воды пропадал, когда небо располосовывала молния.
        Мои бесстрашные товарищи вздрагивали и жались друг к другу - одно дело враги, а совсем другое - такая напасть как молния. Её тут, как я понял, считали каким-то демоническим копьем, а поди разбери что там в голове у демона.
        "Эй, Феликс..." - раздалось у меня в голове.
        "Что?"
        "Выйди-ка наружу..."
        Я посмотрел туда. Через отверстие входа виделись закутанные в туман горы, низкие, царапающие землю, облака. Гадко там было. Да еще наверняка ветер холодный...
        "Зачем? Там дождь, гроза..."
        "Тебе дождь не страшен".
        "По старой памяти неприятно. Ржаветь начну..."
        "Ты не ржавеешь".
        "Потом в мокром ходить", -нашелся я.
        Вот против этого он возразить не мог, поэтому помахал перед моим носом морковкой.
        "Да ладно тебе. Выйди. Я тебе подарок сделаю".
        Я уже понял, что от Бога не отвяжешься и поднялся. Все равно он своего добьется. Начнет, например, песни в моей голове распевать и что делать тогда? Пришлось подчиниться.
        Едва я поднялся, как мои товарищи напряглись, потянулись к оружию, но я успокоительно махнул рукой. Мол, ничего страшного.
        "Давай. Выходи, чтоб товарищей не пугать".
        "Все бы тебе забавляться", - вздохнув, подумал я. Ветер и дождь снаружи показались мне еще более мерзкими.
        "Руку подними..."
        А что делать? Не захочу это сделать я, так он сам овладеет своей статуей и сделает что нужно.
        "Встань, как ваша статуя Свободы".
        От неожиданности я даже руки опустил.
        "А ты откуда про неё знаешь?"
        "Картинки вы движущиеся хорошие делаете".
        "Кино это называется, - машинально поправил я соседа по черепной коробке. - Я смотрю, ты там у меня похозяйничал".
        "Вот-вот. Поставь руку, словно у тебя там факел..."
        Я поднял руку. А что оставалось делать? В туже секунду небо надомной раскололось, и в растопыренные пальцы ударила молния. Ощущение было, словно сквозь меня пролетел бутерброд из холода, жара и снова холода. Мысли выбило, словно пробки. Какое-то время я просто стоял, потом опустился в лужу. Слава богу, там не зашипело.
        "И что это?" - поинтересовался я, понимая, что мой сосед под черепной коробкой захочет ответить - ответит, а ведь может и не захотеть...
        "Это ведь у вас электричеством называется?" - спросил голос в черепной коробке.
        "Да. И что?"
        "Да вот я посмотрел в твоих мозгах про электрических рыб. Интересны твари! У нас тут таких нет... А чем ты хуже?"
        "Ничем, - подтвердил я.- Ну, разве только тем, что я не тварь..."
        "Ну, если тебя со мной сравнивать..."
        Я мысленно плюнул, а он заржал. Потом, правда, уже серьёзно, пояснил:
        "Так что ты теперь опасен, словно скат. Разряд такой, что... Я даже не знаю какой. Но если будет мало - я еще добавлю".
        "Ты там давай без энтузиазма. Дров не наломай".
        "Не учи ученого. Мне самому интересно аккуратно во всем, что у тебя в башке разобраться".
        "Да. - Я машинально коснулся головы. - Там у меня много всего".
        "Целый новый мир", - согласился он со мной. - "Совершенно не такой как наш!"
        Если правы наши ученые и человеческий мозг в самом деле хранит всю полученную за время жизни информацию, то скучно Ринхасу не будет. Столько я фильмов пересмотрел! Сколько книг перечитал! Одних высших образований целых две штуки получил!
        "А вот, кстати. Объясни-ка мне у вас там что, в Бога не верят?" - отвлек меня от моих мыслей Бог. Хороший вопрос. И как отвечать?
        "По-разному, - ушел я от ответа. - Религий много..."
        "Ну, а в твоем королевстве-то как?"
        "Многие верят. И заповеди знают".
        "Что за заповеди?"
        "Не убий, не укради, не возжелай жены ближнего своего... - перечислил я.- Там еще что-то имеется, но я забыл".
        "И что, соблюдают?" - удивился Ринхас, малость замешкавшись. Похоже этим набором я его удивил.
        "Скорее стараются", - как мог правдивее ответил я.
        "Ну, у вас там и режим..."
        Бог все лучше пользовался моим лексиконом.
        "Да вот живем как-то..."
        "Это я удачно зашел", - хмыкнул он. Я представил, как он хозяйничает в моей голове и снова попросил обеспокоенно сказал:
        "Ты давай поосторожнее. Голова-то не чужая..."
        "Да ладно. Не волнуйся. Дурнее, чем был не будешь..."
        Голос в голове пропал, и я вновь почувствовал себя одиноким.
        Кто знает, что у меня там в мозгах? Сейчас память представилась мне экраном монитора, который заполняли желтенькие папочки с надписями.
        Самая большая папка называлась "Кино".
        Я вздохнул, глядя на буйство стихий, и вернулся в пещеру. Дождь-дождем, а мне сегодня снова не спать, охранять моих охламонов.
        Дождь продолжал хлестать, занавешивая близкие горы серой, словно бы дерюжной пеленой. Кое что еще можно было разглядеть шагах в тридцати-сорока, но дальше все терялось за мутными струям. Вокруг также не лучше - под ногами, по камням, неслись потоки, собираясь в ручьи, пропадая где-то внизу. Без всякой радости я сообразил, что даже если завтра дождь закончится, нам придется месить эту грязь еще несколько дней. До столицы было не близко.


        ...Портшез с имперским магом Йоргом тихонько покачивался туда-сюда и в такт этим покачиваньям лениво перекатывались в голове мага самые что ни наесть благостные мысли. Поводов радоваться хватало. А чего бы и не порадоваться? Все опасности устранены, Гвидор вместе с Рукописью хоть и медленно, но неуклонно приближались к столице Империи. Принцесса сидит у себя, занимаясь своими делами и ничем не может помешать придуманной им блестящей комбинации. Еще пять - семь дней и её можно будет обменять на Рукопись.
        Настроение так и подмывало сделать что-то из ряда вон выходящее. У него уже оформилось желание слезть и пройтись ну хотя бы до фонтана, посидеть на парапете, посмотреть на простых людей. Он даже отодвинул занавеску, но замер, и все в нем замерло...
        Этих людей он знал.
        На площадь, вертя головами по сторонам, выходили те, кого он уже не чаял увидеть.
        - Ай-яй-яй.... - побормотал имперский маг. - Ай-яй-яй...
        Настроение, только что радужное, словно мыльный пузырь, поблекло и сдулось.
        Получалась, что верный вариант не сработал!
        Дух земли подвел его! Но как? Такого не могло быть?! Землетрясение, огонь! Там все рушилось и горело! Гарантированная смерть!
        Дважды он посылал туда птицу, чтоб своими глазами посмотреть на их гибель. Но не все пошло гладко - глазами первой птицы он увидел, как человечки мечутся по склону горы. Желая рассмотреть врагов поближе приказал птице опуститься, но жар, дым и вонючий воздух убили посланца. Пока он искал там другие глаза, гора взорвалась, дав ему уверенность в том, что живыми посланцев своего врага он более не увидит и вот - сюрприз. Живы и здоровы. Как они смогли?
        Он впервые почувствовал, что может не справиться. Это было очень неприятно чувство.
        Мысли побежали быстро, поскакали резво. Гвидор прибудет за принцессой только через несколько дней, а эти уже тут и что теперь делать?
        Он испытывал даже некую нехорошую растерянность. Идея с огненной смертью чужаков на горе настолько его увлекла, что он даже не думал, что будет делать, если та не сработает.
        Вот она и не сработала...
        Неприятный холодок скользнул по животу. Взяв себя в руки, маг постарался успокоиться. Выход наверняка имелся. Просто не могло быть так, что б его не нашлось. Его нужно только поискать. Прикрыв глаза, Йорг перебирал варианты, отбрасывая их один за другим. Убить не получилось, так может быть сбить со следа? Откупиться? Позвать стражу?
        Тем временем гости столицы озирались, что-то отыскивая.
        - Стоять! - негромко скомандовал маг. Носильщики встали. Ученые уже. Знали уже, что маг отлично дрался палкой. После недолгого раздумья Йорг покинул портшез и пошел следом за незваными гостями.
        Мало ли чего....
        Незваные гости шли, провинциально вертя головами. Он двигался следом, наблюдал, делал выводы. Тут и гадать нечего - есть тут кто-то, кто их примет, на кого понадеяться могут.
        Так оно и вышло. После недолгих хождений те пришли к воротам. Почему-то очень знакомым воротам. Порыв ветра бросил в лицо магу волну запаха, и все встало на свои места. Бывал он за этими воротами, и не раз. Тут жил мастер-зеркальщик. Сам Йорг неоднократно покупал у него зеркала для своих дел - на его работу хорошо ложились наговоры, делавшие простые зеркала волшебными.

        Глава 13

        ...Столица - это столица. Так я думал. Подсознательно ожидал чего-то грандиозного, не небоскребов, разумеется, но... В столицах земля всегда была недешева и дома тех столиц, что я видел, тянулись ввысь, но здешний столичный город Фелдин больше раздавался вширь, а не в высь. Дома, самое большое, в три этажа и заборы, заборы, заборы... Время от времени в них обнаруживались ворота. Нас они тоже интересовали - нам требовалось пристанище.
        Как-то странно, неуклюже все у нас получилось.
        С того берега все казалось простым и выполнимым - мы приходим в город, связываемся с Мориганом. Он, в свою очередь с принцессой. Договариваемся, где её подбираем с нужными реликвиями, хватаем и - дело в шляпе. Бегом-бегом в сторону моря. Там корабль, день-другой и вот - радостное воссоединение влюбленных.
        Понятно, что собирались наспех, но уверенность была в том, что имея колдовское зеркало, мы всегда могли рассчитывать на помощь Моригана, но все вышло, как вышло. Зеркало утопло, утащив с собой весь этот великолепный план.
        На наше счастье в столице Империи вроде бы жил какой-то старинный знакомый Парликапа. В этот момент он оказался единственным человеком, к которому мы могли тут обратиться. Это еще хорошо, что у Парликапа тут вообще нашлись знакомые! Представляю, что бы мы делали, если б и этого у нас не было.
        Хотя безумный план на самый крайний случай у меня имелся: те же парапланы. Материи в городе хватает, так что вполне... Перелететь ночью за стены, а там как получится.
        Но это уж на самый крайний случай. Надеюсь, что до него не дойдет.
        Парликап не рассказывал, как его знакомого занесло в столицу Империи.
        Я так и не понял, как они познакомились - наш товарищ был нарочито невнятен.
        Из его туманных объяснений я понял, что либо они вместе воевали против кого-то, либо воевали друг с другом. Кстати не удивился бы, если б выяснилось, что кого-то грабили совместно - тут этим никого не удивишь.
        Так что на ворота мы поглядывали с определенным интересом.
        Пока шли, Парликап несколько раз отбегал в сторону, чтоб поговорить с местными. Те махали руками, и мы двигались все вперед и вперед в сторону Императорского дворца. Тот нависал над городом, видимый из каждой его точки. Императоры тут, как и везде, любили жить на широкую ногу, позволяя при этом жить подданным. Те смотрелись не беднотой, а людьми с достатком. Ни нищих, ни оборванцев практически видно не было, да и город не скрывал своих богатств - красивых зданий, садов, статуй, фонтанов.
        Около одного из них мы остановились. Черпанув ладонью холодной воды, прозрачной струйки бившей из раскрытого рта какой-то рыбины, полурыцарь ополоснул лицо, принялся оглядываться с таким видом, словно был тут когда-то, только подзабыл.
        - Где-то тут, - наконец сказал он. - Вот помню что-то похожее...
        Энгель-Суфат тоже крутил головой, явно отыскивая отличия между Имперской столицей и родиной. Во взглядах его сквозило высокомерие...
        - В гостях хорошо, а дома лучше? - подначил я товарища.
        Он совершенно серьёзно ответил.
        - Лучше, господин барон. У нас так не воняет...
        Запашок тут впрямь присутствовал. Пахло откуда-то какой-то... техникой что ли? Точнее не пахло, а несло. То ли маслом горелым, то ли кислотой... Запахи витали такие, что невольно хотелось двинуть здешнее общество по пути прогресса и изобрести противогаз. Вдобавок где-то рядом скрипело, трещало...
        Мы разговаривали, лениво наблюдая за Парликапом. Он отбежал от нас, подошел к одним воротам, к другим...
        - Может быть, мыло варят? - предположил я. В том, что я ошибся, мы почти мгновенно убедились. Парликап нашел нужные ворота и постучал.
        Створки скрипнули. Полурыцарь несколько секунд подискутировал с головой охранника, потом махнул нам рукой, чтоб подходили.
        За воротами, во дворе, и впрямь кипела механическая жизнь: дымила печь, рядом с ней высилось что-то похожее на козловой кран. Чуть дальше колесо, с привязанным к нему ишаком, скрипело, отчерпывая воду. Народ бодро носился по двору и по их виду я видел, что это не показуха, а настоящая хозяйственная деятельность, производственный процесс, так сказать...
        Я уже говорил, что Парликапа и хозяина дома связывали какие-то старые отношения. Он нас в них не посвящал, и теперь я понял почему. Похоже было на то, что они действительно когда-то в одной шайке состояли. Только вот Парликапу не повезло подняться, а его старый товарищ удачу свою за хвост поймал. Звали его Барзай. Парликап как его увидел - обниматься бросился да попытался его каким-то Хистопулом обозвать, но тот руками замахал, головой закрутил, заозирался - не слышал ли кто?
        Сразу стало ясно, что человек перед нами с интересной биографией, в которую лучше не лезть. Но, надо сказать, как бы его в прошлой жизни не звали теперь, Барзай стал приличным купцом и владельцем мастерской. Зеркальной мастерской, между прочим, а это даже по моим меркам, ну по земным, то есть, значило, что он крепко стоит на ногах. Предприниматель. Поставщик двора! Об этом мне сказал рыцарь, с уважением осмотрев прибитую рядом с воротами бляху. Как это кстати!
        Когда возгласы, объятия и похлопывания по спине закончились, мы прошли в дом.
        Все это время я в уме занимался геометрией.
        Еще со школы я знал, что самый краткий путь между двумя точками есть прямая. Точки у меня имелись. Даже так. Точка и троеточие - принцесса и мы. Но вот отчего-то напрямую они никак не соединялись. Я честно пытался, но...
        На случай надеяться я не хотел. Оставалось надеяться на разведку или на бога Ринхаса. Этот-то я думаю, все сам так ловко устроит, что ни один смертный не сообразит.
        Спустя полчаса, когда вино было пригублено (и мне пришлось намочить губы, чтоб не обидеть хозяина) и друзья мои съели какую-то жареную птицу, Барзай выжидательно уставился на старого друга. Мол, чего это вас всех принесло?
        Парликап не стал юлить. Переглянувшись с Энгель-Суфатом, ответил честно, прямо, по-военному.
        - Нам нужно увидеться с принцессой Феллой. Я на тебя рассчитываю...
        Я кашлянул, и Парликап, оглянувшись, поправился.
        - Мы все на тебя рассчитываем.
        Не то что б хозяин оторопел, но удивился - это да. Он помолчал, перебирая в голове возможные причины такой странной просьбы, потом, похоже, самой последней отбросил мысль о том, что перед ним сидят три дурака.
        - Ты ничего не перепутал? Я не придворный. К императору так вот запросто не хожу.
        - Ты же поставщик двора. Или нет?
        - Или да, - раздраженно ответил хозяин, - и что с того?
        - То, что мы тут вообще чужие...
        - А чего тогда вас принесло?
        Он спрашивал без интереса, уже зная, что откажет в помощи. Видывал я такие лица, когда переговоры по закупкам проводил - везде люди одинаковые, оказывается. Такого надо не на патриотизм пробивать, а на коммерческий интерес. Ладно. Пусть пока Парликап работает, а там посмотрим.
        Но тут рыцарь тоже почувствовал неладное.
        - Нужда, - вставил слово Энгель-Суфат. - Нужда.
        - И повеление нашего короля, - вставил свои "пять копеек" я. - Не просто так ходим. Делать нам больше нечего, как таскаться тут...
        Слова про королевское повеление нашего хозяина как-то взбодрили.
        - Вы соображаете, чего просите? Как я это устрою?
        Никто из нас слова не сказал. Да и что тут скажешь? Не советовать же ему что и как делать, если сами не знаем.
        - Вашего интереса во всем этом я не знаю, а моего тут вовсе нет.
        - Я ведь, когда тебя на себе тащил, тоже интересу не имел. Однако тащил.
        Какая-то тайна связывала их. Такая, в которой Парликап был заимодавцем, а Барзай - должником. Они смотрели друг на друга исподлобья, бодались взглядами.
        - Ты вот о своей выгоде вспомнил... - отвлек их я.
        Хозяин как-то неуверенно посмотрел на меня, словно видел за человеческой внешностью мою металлическую сущность.
        - Я вот вижу хорошо у тебя тут все устроено, а могло бы быть еще лучше.
        Он поднял брови.
        - Хочешь стать поставщиком еще одного королевского двора? Я устрою...
        - Какого?
        - Ты же слышал - мы не сами пришли. Нас король Герк послал с принцессой поговорить.
        Хозяин молчал. Парликап плюнул на пол.
        - Пойдем отсюда...
        Он поднялся. Следом за ним поднялся и я. В душе плеснула злость. Возникло неодолимое желание повернуть колечко и, сперва напугать, а потом переколотить все зеркала в мастерской.
        - Стойте. Как вы себе это представляете? Так вот просто прийти и...
        - Не так вот просто, а ждет она нас.
        - Надо ей как-то записку передать, - сказал я.- Чай грамотная она у вас?
        - Грамотная, грамотная.
        Прищурившись, он посмотрел на меня. Похоже, что до него дошел мой посыл и отыскал он свой интерес в этой схеме. Вот она политэкономия средневековья.
        - Мы бы и сами это сделали, если б могли, - продолжил я. - Только вот как нам передать? Не придешь же так вот просто и не скажешь: "Лично в руки. Срочно. Секретно". Не поймут...
        - Не поймут, - подтвердил слегка воспрянувший духом Энгель-Суфат. Похоже, что и ему показалось, что хозяин мастерской свой интерес почувствовал. - Просто так нам туда не попасть.
        Хозяин все же принял нужное решение.
        - Попадете. Успели на свое счастье.
        - Что значит "Успели"? Куда?
        - Куда надо...
        Барзай пожевал губами, прищурился, что-то соображая.
        - Очень вы вовремя...
        - Слушай, Барзай...
        Так и подмывало сказать "не борзей", но сдержался. Товарищи меня бы не поняли, а объясняться... и без этого забот хватает.
        - Перестань загадками говорить. Можешь помочь?
        - Помогу. Вы же наших обычаев не знаете, а есть прелюбопытные.
        Он смотрел на нас с интересом. Во взгляде уважение мешалось с откровенным интересом.
        - Ну-ну... - протянул Энгель-Суфат.- Давай. Удиви нас.
        - Это называется "Припадение к стопам". Каждый житель Империи имеет право в праздник Славной Победы обратиться к любому члену Императорской фамилии с прошением.
        Он хмыкнул, словно собирался сказать о чем-то само собой разумеющемся.
        - Конечно, народ припадает все больше к Императорским стопам, но кто сказал, что в жилах принцессы Феллы течет не императорская кровь?
        - И что все так просто? Подойти и поговорить? - не поверил рыцарь.
        - Не подойти и поговорить, а подползти и молча передать писаную просьбу вместе с подарком. Если подарок будет хорош, то прошение рассмотрят, и возможно...
        Он покрутил в воздухе растопыренными пальцами, показывая, что в этом случае действительно возможно все.
        - Надо принцессе подарок какой-нибудь сделать.
        - Хорошо сказал. "Какой-нибудь".
        Я кивнул на дверь, подразумевается склад и те зеркала, что он изготавливал на продажу. Не станет же он жалеть такую малость ради открытия нового зарубежного рынка? Барзай меня понял и отрицательно покачал головой. Я запоздало сообразил, что раз он поставщик двора, то, разумеется, что его зеркалами заставлен весь здешний дворец, и еще малость зеркал прислуга держит в кладовках про запас.
        Тупик...
        Мы остановились в шаге от цели. Всего-то и осталось - придумать, как подойти к принцессе.
        В огорчении я легонько хлопнул себя кулаком по ладони... Тихий металлический звон пролетел по комнате и исчез.
        Я рассеянно смотрел по сторонам, отпустив мысли на свободную охоту. Вдруг возникнет какая-то ассоциация. Раньше мне такое помогало.
        Мой взгляд привлек блеск полированного металла.
        На верстаке - или это стол? - лежали обрезки, осколки стекла, куски разбитого зеркала. Весь тот хлам, который остается после работы в зеркальной мастерской. Я подошел, шевельнул кучку мусора бронзовыми пальцами. Судя по качеству полировки, тут и впрямь выпускались едва ли не самые лучшие зеркала Империи.
        Хозяин перехватил мой взгляд, озвучил, что так было ясно.
        - Думаешь, зеркало ей подарить? Так у неё этих зеркал...
        Обращаясь к Парликапу и Энгель-Суфату, он принялся рассказывать о том, какой он замечательный мастер и каким спросом тут пользуются его зеркала. Мы слушали молча, не перебивали.
        Хозяин бубнил - мы слушали.
        Если разобраться - у меня за спиной Цивилизация Земли, а тут - детский сад, штаны на лямках...
        Качели им сделать? Да нет. Наверняка такое есть у них... Это даже без извилин придумать можно. Велосипед? Самокат? Пожалуй... Это уже теплее... Только ведь принцессу учить кто-то должен ездить на нем, а кроме меня тут некому. Да и не ребенок она. Замкнутый круг...
        В тот момент, когда хозяин рассказывал нам о странных дворцовых обычаях, мол, есть разница между круглыми зеркалами прямоугольными: в круглые и овальные позволялось смотреть только членам императорской фамилии, а в прямоугольные - всем остальным - меня осенило!
        Пока Барзай жаловался, что у него после всего этого оставалась масса обрезков и осколков - никому ненужных обрезков и осколков - моя идея оформилась.
        Богатая идея!
        Решение виделось мне изящным и даже гениальным. Оно показалась мне настолько гениальным, почти близким к безумию, что я отодвинул его в сторону, понадеявшись, что может прийти еще одно, не хуже...
        Только ничего иного в голову не пришло.
        Я смотрел на зеркальную крошку, на кусочки цветных камешков, уже зная, что надо делать.
        - Будет вам подарок, какого еще ни у кого не было! - пробормотал я. - Записку пишите. Только чтоб без ошибок!
        Они посмотрел на меня с интересом.
        -Точно вам говорю. Такого у вас еще нет, и не было. Но через полчаса обязательно будет! Мне нужно три, одной длинны, с ладонь, зеркальные полоски шириной примерно в пару пальцев. Картон, клей... Нож!
        Моя уверенность передалась им. Барзай, выбрав из кучи стеклянных обрезков несколько полосок, толкнул их ко мне. Повертев зеркала в пальцах, я перестал морщить лоб и закончил:
        - А все что еще понадобится - попрошу.
        Я решил делать калейдоскоп! Хорошая, позитивная игрушка. Никакого колдовства одни законы оптики... и делать-то особенно ничего не надо. Я, конечно, не Михайло Ломоносов, но ничего. Справлюсь как-нибудь...
        Отметил полоски равной длинны, сложил из них призму. Для прочности связал конструкцию в двух местах.
        - Лучше склеить, - посоветовал мастер, поглядывающий на мою работу из-за спины. С мастером спорить - только его уважение терять.
        -Точно лучше. Но чем?
        - Смола!
        Правильное решение! Получившуюся конструкцию я обернул в несколько слоев бумагой. Нашел несколько стеклышек, чуть-чуть разного цветного мусора - бусин, кусочков цветного стекла, перышко... Когда все получилось я с гордостью протянул калейдоскоп рыцарю. Никакого понимании я в глазах. Я ухмыльнулся.
        - Глянь-ка в дырочку. Да на свет...
        Когда Энгель-Суфат оторвался от игрушки, в обоих его глазах горело восхищение увиденной красотой. Потом трубочка пошла по рукам. В неё посмотрели все и левым и правым глазом. Людям без телевизоров бесконечность узоров вполне могла снести мозги. Только поворачивай трубку и новых видов будет сколько угодно.
        - Эта штука называется "узорник", - объявил я, отбирая её, когда глядение пошло по третьему кругу. - Так вот и принцессе скажешь. Запоминай - подарок от короля Герка, которого такую штуку сам бог Ринхас надоумил сделать.
        Мысленно я обратился к своему соседу по черепной коробке - "Ты не против?" - но тот не ответил. Видимо, занят был - кино смотрел.
        - Внутрь записку положим. А принцессе скажешь, что самое главное - внутри...
        Пораженные моей изобретательностью товарищи смотрел на меня, явно ожидая чего-то еще.
        - Ну? - осторожно спросил я.- Записка-то где?
        - А теперь ты придумай, что мы ей в ней напишем...

        Глава 14.

        Йорг стоял на своем месте за спинкой Императорского кресла, посматривая, как народ припадает к стопам. Просматривал не без интереса - всякую мелкую шелупонь сюда, разумеется, не допускали, а глядя на обеспеченных имперских подданных можно было усмотреть кое-что полезное. По тому, как с ними обращался Император, знающий человек мог сообразить кто сейчас в опале, а кто попадет туда в самом скором времени. Это все касалось Императора. У принцессы ручеёк просителей был куда как жиже. Не ручеёк даже, а так, несколько человек... Знали люди, что мало чем принцесса может помочь, но вот в этот раз перед ней стоял, протягивая прошение знакомый зеркальщик.
        В голове у Йорга в один момент сложилась картина: принцесса, зеркальщик и посланцы короля Герка, остановившиеся в его доме.
        Внутри похолодело. Катастрофа. Сейчас они передадут ей записку, о чем-то договорятся и тогда... Он не будет знать о чем!
        Ощущение надвигающейся беды отодвинуло остальные чувства на задний план. В нарушение всех приличий он отошел от трона Императора к креслу принцессы.
        Она и проситель оживленно разговаривали о чем-то. Но вот о чем?
        Он успел поймать ухом только последнее слово.
        -...внутри.
        - Что внутри? - переспросил он.
        - Главное колдовство внутри... - отозвалась принцесса после недолгой заминки.
        Маг провел рукой над деревянной крышкой.
        - Нет там никакого колдовства. А что у тебя за просьба, зеркальщик?
        То, что он делал, лежало уже за гранью приличий, но он не смог с собой совладать. Не дожидаясь ответа, развернул свиток с прошением.
        - Я прошу выделить мне еще один участок под мастерскую, - все же ответил мастер. - Заказов все прибывает и прибывает.
        Зеркальщик не обманул. На пергаменте, с подобающим обращением, как и полагалось при подаче просьбы к особе императорской крови, красными чернилами, в золоченых завитках, излагалась просьба о выделении участка земли.
        - А почему к принцессе, а не к Императору?
        Мастер расплылся в улыбке.
        - Зеркала - это женское дело. К женщине и просьба. Она поймет, как это важно - хорошее зеркало!
        Йорг чувствовал, что его прямо сейчас обманывают, надувают как самого последнего деревенского дурака. Он встряхнул ларец. То-то там покатилось.
        - А там что? В ларце?
        - Там подарок, - быстро сказала принцесса, обменявшись взглядами с просителем.
        - Ты позволишь?
        И не дожидаясь ответа, открыл ларец. То, что он там увидел, сперва дернуло сердце радостью - свиток! Но уже через мгновение, взяв вещицу в руки, он понял, что ошибся. Всего лишь трубка из бумаги.
        Он покрутил её. Ни одной надписи. Трубка и трубка. Стеклышки какие-то по краям...
        - Что это?
        - Это подарок. Я следую обычаю...
        Он не успел ничего больше спросить, да и, положа руку на сердце, не знал о чем еще спрашивать.
        - Йорг!
        Изумленный голос Императора развернул его к трону.
        - Ты где?
        В несколько шагов он долетел до кресла, но даже этой временной малости хватило, чтоб сообразить, что вокруг принцессы что-то происходит. Но что именно?
        Церемония затянулась - просителей оказалось неожиданно много - и маг все это время искал ответ на вопрос - что ему делать? Раз они обнаглели настолько, что присылают человека прямо во дворец, то...
        "Не-е-е-ет. Надо торопиться... Или хотя бы выиграть время, - подумал маг.- Выиграть хотя бы несколько дней..." Он знал, что говорил - его Рукопись вместе с магом Шивергского сатрапа еще болталась в море.
        Что же делать?
        Не обращая внимания на то, что происходит вокруг, он перебирал варианты, отбрасывал ненужные... Он не хотел пускать в ход колдовство, но похоже все-таки придется. Не пойдет же она собственной волей в сатрапию, к старику и дважды вдовцу. Хотя...
        Он замер. В этом что-то крылось. Именно чтоб собственной волей!
        - А зачем уговаривать? - спросил он сам у себя, останавливая разбег своей фантазии.- Уговаривать её незачем!
        Он припомнил свою недавнюю попытку попасть в её сон и благородного рыцаря, занимающего девичьи мысли.
        - Да она сама побежит!
        Когда церемония закончилась, он вернулся к себе и, не откладывая, двинулся в покои Феллы. Его там не ждали.
        Фелла стояла у окна, рассматривая небо в подаренную проклятым зеркальщиком трубку. Что она могла там видеть? Рядом с принцессой суетились несколько фрейлин. Казалось, девушки подпрыгивают от нетерпения, стараясь хоть одним глазком заглянуть в подарок зеркальщика. Принцесса иногда восторженно ахала и давала кому-то из них заглянуть в неё одним глазком.
        На мага не обратили никакого внимания. Он немного постоял, накапливая желчь, а потом сообразил, что им просто не до него. Девушки получили новую игрушку.
        - Здравствуй, принцесса! - обозначил он свое присутствие в покоях. Принцесса обернулась на голос, и брови её удивленно поднялись
        - Зачем ты здесь? Я тебя не звала.
        Разглядывая трубку в её руках, он ответил:
        - Я пришел сам. У меня есть, что сказать тебе.
        Девушка пожала плечами, словно попыталась представить себе, что такое ей может рассказать придворный маг.
        - Но только тебе одной, - упредил её слова Йорг.- Только тебе одной.
        В глазах девушки зажглось любопытство. Она хлопнула в ладоши, привлекая внимание, и жестом отправила всех вон. Девушки восторженно щебеча, выпорхнули из комнаты. Маг подождал, пока за последней из фрейлин закроется дверь.
        - Слушаю твою тайну, Йорг.
        Маг усмехнулся началу разговора. Это оказалось даже лучше, чем он мог рассчитывать.
        - Это не моя тайна. Это скорее твоя тайна... Я знаю, что ты любишь короля Герка.
        Девушка вскинула голову, но колдун, останавливая её, поднял руку.
        - Также я знаю, что твой брат собирается отдать тебя замуж в сатрапию Шиверг, за тамошнего сатрапа Шереха.
        Тут он не успел остановить её. Принцесса вскочила, собираясь бежать к брату. Йорг встал у неё на дороге.
        - Остановись, принцесса. Дай мне договорить. Еще ничего не потеряно.
        Маг достал из-под полы халата маленькое зеркальце. Несколько пасов руками и за стеклом разлетелись цветные искры. Из-за них, как из-за пелены дождя проступили какие-то неясные фигуры.
        - Видишь этих людей?
        - Там сам король Герк? - замерев от счастья, спросила девушка.
        - Увы, нет... - совершенно искренне пожалел имперский маг. - Но это его люди. Их король Герк послал к тебе, чтоб они привезли тебя к нему в Асмал.
        - Я знаю. Мориган говорил об этом. Неужели и ты с ними?
        - Да, - не моргнув глазом, ответил маг. - Конечно! Только смотри не проговорись никому!
        - И если ты доверишься мне, - продолжил он, - то я сделаю так, что ты раньше встретишься с этими людьми, чем с людьми сатрапа Шереха.
        - Как? Они ведь...
        Йорг перебил принцессу.
        - У меня есть возможность отправить тебя навстречу этим добрым людям. Доверься мне, и я все устрою. Мы улетим и...
        - Улетим?
        Фелла постаралась не показать своего удивления, но ей это не удалось. Рот слегка приоткрылся, бровки удивленно поднялись.
        - Улетим, - подтвердил Йорг спокойно. - Нам только надо дождаться ночи. Вечером я жду тебя у себя. Постарайся сделать так, чтоб тебя никто не видел...
        Сделав шаг назад, он обернулся.
        - И еще. Никто. Ты слышишь? Никто не должен знать об этом. Даже наш друг Мориган.
        - Почему?
        Он посмотрел на неё как взрослый и умный смотрит на несмышленого ребенка, открывая тому прописные истины.
        - Потому что ни ты, ни я не знаем, кто на самом деле скрывается в зеркале за знакомым образом. Враг хитер и коварен. Мориган узнает все несколько позже, когда твоему счастью уже ничего не сможет помешать.


        ...Она пришла вместе со служанкой за несколько минут до полуночи. Проскользнула в дверь, и только увидев мага, выдохнула.
        - Там стражники...
        Вот о чем, о чем, а о стражниках в коридоре беспокоиться не стоило. Он позаботился о них загодя. Ни один их караульщиков не вспомнит, что видел принцессу и того, что тут сейчас произойдет, попросту не заметит. Каждый из них будет уверен, что все прошло как обычно.
        Совершенно искренне маг улыбнулся.
        - Ничего. Не беспокойся, принцесса... Я отвел им глаза...
        Облегченно вздохнув, Фелла с интересом пробежалась взглядом по жилищу волшебника. Ей еще не доводилось тут бывать. Столько интересного кругом, непонятного!
        Но она быстро взяла себя в руки. Главное сейчас совсем иное.
        - Когда мы полетим?
        - Скоро...
        - А на чем?
        Маг с поклоном отошел, рукой указав на балкон. Он решил ничего не выдумывать. Зачем? Антуража и так хватало - незачем переигрывать? Ночь. Луна. Звезды. Облака в небе. А на балконе - красивый ковер, с вытканным крылатым конем.
        - Ты не передумала?
        - Нет.
        Голос её чуть дрогнул. Йорг, усмехнувшись, успокоил девушку:
        - Никакой опасности для тебя нет. Но я все-таки, на всякий случай, перед полетом завяжу вам глаза...
        - Нет!
        - Мы полетим высоко. Очень высоко...
        - Я хочу видеть все своими глазами!
        Йорг пожал плечами. Служанка испуганно сжалась. Эта наверняка еще и спасибо сказала бы за то, чтоб ей завязали глаза, но не получится...
        - Хорошо, - решил он. - Вместо этого я дам напиток, который укрепит ваш дух!
        Она снова дернулась что-то возразить, но он поднял палец, останавливая слова.
        - Поверь мне это не простое дело смотреть на землю, которая на твоих глазах превращается в маленькую лепешку.
        Принцесса, довольная, что удалось настоять на своем, кивнула.
        - Напиток, - напомнил маг. Из узкогорлого кувшина он наполнил кубок. Рука принцессы, ухватившая витую ножку, дрожала.
        - Тебе страшно?
        - Я еще никогда не летала, - призналась Фелла. Она посмотрела на служанку и та затрясла головой, отбрасывая самою мысль, что колдовство хоть когда-то каким-либо боком касалось её.
        - Не беспокойся. Выпейте и все пройдет...
        Принцесса пригубила напиток. Маг пододвинул ей блюдо с ягодами. Чтоб отвлечь от страха спросил.
        - Ты хочешь взять что-нибудь с собой?
        Он провел рукой вокруг.
        - Боюсь, твоя разлука с этим дворцом будет длительной.
        - Нет. Все что нужно я уже взяла, - она качнула маленьким узелком. - Да и, я уверенна, что у короля Герка найдется все, что мне понадобится...
        Кубок опустел, и маг вздохнул с облегчением.
        - Чего мы ждем? - спросила принцесса.
        - Звезды должны встать, как следует, чтоб все получилось удачно...
        Поклонившись, он вышел на балкон. Взяв астролябию, принялся разглядывать звезды - вон их сколько. На всех не насмотришься...
        В дворцовом саду пересвистывались птицы, тонко, на грани слышимости звенели комары...
        Наконец за спиной тонко звякнуло. Он обернулся.
        Опрокинутый кубок лежал на столе, а принцесса сидела на стуле с закрытыми глазами. Рядом с ней, положив голову на колено госпоже, спала служанка.
        Йорг вернулся в комнату.
        Наполовину задача была решена.
        Осталось решить вторую половину, но это - проще.
        Подхватив уснувшую Феллу на руки, он открыл потайную дверцу и по винтовой лестнице начал спускаться во двор.
        Ковер - это для доверчивых девочек: всякий нормальный человек знает, что летают не на коврах, а на деревянных лошадках.
        Маг уходил вниз, размышляя об имеющемся в его распоряжении времени. Гвидор обещал быть только дней через десять. Срок не малый, но быстрее у него вряд ли получится. Оставлять принцессу во дворце было опасно, но он точно знал, где её никто не найдет.
        Ночь прошла в трудах, но причин быть недовольным она ему не дала. Все сложилось как надо и к утру, он вернулся во дворец. Он сделал свое дело. Теперь золото должно сделать свое.
        Тут как раз и был случай, когда благородный металл становился сильнее власти Императора.
        Дав немного передохнуть уставшему телу, он вышел из дворца.
        Он помнил дорогу и поэтому пошел пешком - нужно, чтоб как можно меньше народу знало о том, что он куда-то отлучался. Скверы, площади, фонтаны... Запахи цветов остались позади. Тут носами императорских подданных владели иные запахи - пахло пылью, торговыми лавками... Двор, куда его вела необходимость, ничем не отличался.
        Йорг повел носом.
        В этих стенах много работали... Тут пахло металлом, кислотой и нерадостным трудом.
        Никого не спрашивая, по старой памяти, через двор дошел до дома мастера, толкнул дверь. Тут его явно не ждали и не обрадовались...
        - Ты кто?
        - Я? - Йорг удивился. Он не привык к таким вопросам, да и к тону тоже. Впрочем, что еще ждать от людей, прибывших из-за моря?
        - Я имперский маг Йорг...
        - А-а-а-а... -сказал тот, что поздоровее. -Проходи, имперский маг. Заждались.
        Йорг не стал их разочаровывать и не только прошел, но и уселся без приглашения. Хотел налить себе из стоявшего рядом кувшина, чтоб уж совсем у них не осталось иллюзий на счет того, кто тут главный, но решил разговор не затягивать. Все, кто его интересовал, включая его неудачную бронзовую попытку убить короля Герка, сидели в комнате. Никто не вздрогнул, не дернулся.
        - Давайте сразу условимся. Я знаю, что вам нужно тут, и я вас во дворец не пущу...- спокойно объяснил маг.- Принцессу вы не увидите... Можете собираться и валить обратно. Если сделаете так, как сказано - уйдете живыми. Если станете противиться моей воле - или останетесь тут навсегда или уедите по частям.
        Он не стал дожидаться ответа. Главное сказано, а уж какое решение они примут - он обязательно узнает. Для него главное - день другой они проведут в замешательстве, а ничего иного ему не нужно.
        В дверях он остановился и, обернувшись, упершись в каждого глазами, повторил, раздельно:
        - Не-пу-щу...

        Глава 15.

        Во дворец мы шагали смело!
        Все-таки есть свои плюсы в колдовстве!
        Никаких телефонов не нужно и батарейка в неподходящий момент не сядет.
        К этой минуте все вопросы решились вроде как сами собой. Принцесса связалась через свое зеркало с Мориганом и тот, уже не числивший нас в живых, радостно подтвердил наши полномочия.
        Об этом нам рассказала служанка принцессы. Та прислала её с запиской, чтоб договориться по тонкостям похищения из дворца.
        Правда чтоб удостоверить наши личности мне пришлось повернуть колечко и показать свою металлическую ипостась. Присутствовавший при этом хозяин обалдел. Он теперь всерьёз принимает меня за самого Ринхаса по своей божеской прихоти вмешавшегося в жизнь простых людей. Я не стал его разочаровывать, тем более сам Ринхас в этот момент присутствовал во мне и, глядя на все это, похихикивал, так что все по-честному.
        В записке нашлось еще одно хорошее известие - бояться дворцового мага Йорга у нас причин нет - Фелла все обещала сделать так, что мы с волшебником никак не пересечемся. Честно говоря, это меня сильно успокоило. Силу имперского мага я себе представлял по тем неприятностям, что он сумел доставить мне.
        К счастью все обошлось.
        Хотя и не совсем так, как хотелось.
        Через назначенную принцессой калитку мы попали во дворец. Там действительно не обнаружилось стражи, а нашлась еще одна её служанка. Девушка оказалась вполне ничего. Пока мы шли я её, правда, толком не рассмотрел - она все прижимала пальчик к губам и делала страшные глаза.
        Я, раздумывая, какие бы глаза она сделала, покажись я ей в своем истинном обличье, больше смотрел по сторонам. Окрестности также оказались интересными: стены в коврах, колонны... Вазы и здоровенные стоячие светильники под золото, немного похожие и на цветы, и на вбитые в пол гвозди. Это я так думал "под золото" - уж больно массивны. Жалко на такое тупое украшательство настоящее золото тратить. Скорее всего, хорошо надраенная медь. Мрамор, как в плитах по стенам, так и в скульптурах, витражи... Красиво, короче.
        Мы вышли в довольно большой округлый зал, по стенам украшенный толстыми колоннами. Вроде тут, как в записке и говорилось.
        - Ждите... - шепнула девушка. - Мы сейчас...
        Энгель-Суфат отошел к входу и встал, поглядывая назад - нет ли там кого любопытного и вредного, а я молчал, разглядывая красоты местной архитектуры. Очень это походило на храм. Да наверно им и было - вон сразу несколько алтарей.
        И десяти минут не прошло, как девица вернулась вместе с принцессой.
        Ну, хоть стой, хоть падай....
        Необычное это зрелище- девушка собравшаяся бежать из дома.
        Принцесса, бегущая из дворца тоже зрелище не для слабонервных. Подсознательно я ждал неброско одетую девицу, облаченную во что-то такое, что тут позволит не выделяться из толпы, но у Феллы оказалось свое представление о том, что и как. Перед нами она появилась во всем блеске парадного платья. Похоже, что она думала, что сам король прибыл с нами, и она прям в этом своем наряде попадет в объятья любимого, а из них - в храм или ЗАГС или куда у них тут попадают после страстных объятий и поцелуев.
        Я машинально почесал голову.
        Моим мыслям положили конец люди, неожиданно выдвинувшиеся из-за колонн.
        На каждом хороший доспех - отличить хорошее от плохого я тут уже научился - мечи и короткие копья. Дворцовая стража. Все-таки лучше, чем маг....
        - Принцесса, назад...
        Она высокомерно вскинула голову, но я не стал ничего объяснять, а просто ухватил за руку и отбросил назад, к Энгель-Суфату.
        -Уходите! Я прикрою.
        Сцена получилась прямо как из военного боевика. Засада и кому-то надо остаться, чтоб прикрыть отход основной группы. Это, конечно, не фашисты, и пулемета у меня нет, но в чем-то, конкретно для меня они даже хуже...
        Хотя о чем это я? Я же железный. Это им надо меня бояться.
        Я совсем уж собрался повернуть колечко на пальце, чтоб перепугать этих, как вдруг понял, что не могу и пальцем пошевелить.
        Меня захлестнула паника, но голос в голове все расставил по местам.
        "Слушай, а кто такой Джеки Чан?"
        "Это-то откуда..." - начал я, но быстро сообразил откуда. Все оттуда же. Из моей головы.
        Незваные гости обходили меня со всех сторон, и не чувствовал я в их движениях никакого страха, только немного осторожности. Я их понимал: один человек, без оружия. Стоит как дурак вместо того, чтоб сбежать... Еще разок попытавшись дернуться я расслабился. Разумеется, у меня ничего не вышло. Бог держал меня крепко.
        "Есть у нас такой вид борьбы - кун-фу называется..."
        Голову повернуть я не мог, но и так видел, что враги подходят все ближе и ближе.
        "Слушай, они же сейчас на мне всю одежку посекут!"
        "Остынь..."
        Мое тело задвигалось само собой. Я превратился в марионетку в руках Ринхаса. Нет, я конечно знал, что не пожалею, но все-таки было неприятно - взрослый человек, а со мной так вот, как с котенком.
        А потом начались забавные вещи.
        Тело, в котором я сейчас сидел как зритель, зашипело что-то на китайском и, крутанувшись на пятке, снесло ближнего стражника. По полу загремел то ли шлем, то ли голова вместе со шлемом. Пара мгновений - и я почувствовал себя персонажем восточного боевика.
        То, что происходило, я ощущал как кинозритель на первом ряду. То есть почти участник, но во всем - если смотришь фильм в первый раз - приходится полагаться на фантазию режиссера и постановщика драк. Если они интересное что-то придумает - будет здорово, ну а если кое-как...
        Плохо было то, что Ринхас смотрел фильмы с Джекки Чаном, а дворцовая охрана - нет. Они просто хотели меня убить, а не порадовать зрителей, которых, кстати, и не было вовсе: Энгель-Суфат все сделал правильно - увел принцессу. Так что за моим балетом уже никто не наблюдал.
        После нескольких секунд экшена стало ясно, что Ринхас посмотрел многое и не только с Джекки.
        Подхватив с земли оброненную кем-то алебарду, я принялся экзотически танцевать с ней. Да... Пожалуй, именно танцевать. Плавные движения, исполненные явно мастером, повороты, приседания, замирания на месте. Воздух вокруг, казалось, жужжал и потрескивал, схлопываясь в тех местах, где его распарывало лезвие.
        Удар мечом... Отвожу его в сторону и ногой бью мечника. Слева движение... Подставляю лезвие, прокручиваю рукоять алебарды. Зажатый клинок вырывается из руки стражника и улетает в темноту. Приседаю. Рукоять алебарды улетает назад, за спину. Там кто-то булькает, захлебнувшись руганью. Получить тычок палкой в брюхо - удовольствие небольшое.
        Резкое движение. Я словно флюгер проворачиваюсь на одной ноге, заваливая сразу троих.
        Мне хватает времени на все - на отражение ударов, на нанесение их и даже на то, чтоб посматривать за только что порушенными врагами. Крови там практически нет, но те, кто лег - лежат и не шевелятся. Даже те, которых я просто ногой достал. Я забеспокоился. Неужели Ринхас в своем коварстве дошел до того, что сделал мне ядовитую ногу? Такого, вроде бы, ни в каком кино не было?
        "Эй, -подумал я, - Ты меня еще и ядовитым не сделал?"
        Ринхас не снизошел, промолчал. Не до этого ему было. Тело вертело какие-то кульбиты, прыгало по стенам. Оттуда летели вниз ковры, осыпались мозаичные картины, валились светильники...
        На грохот набежало еще несколько человек, но Ринхас, если я правильно ощутил его эмоции, только обрадовался этому.
        Мы с ним скакали, рубили, кидались вазами. Выдернув ковер из-под ног очередного прибежавшего подкрепления, мы завернули в него пяток контуженных и затолкали в щель между стеной какой-то статуей. Они дергались, орали, статуя качалась, пока не рухнула на кого-то их охранников.
        Надо сказать, что, в конце концов, и я начал находить в этом удовольствие - когда алебарда сломалась, мы подхватили один из упавших светильников и принялись отмахиваться им. Получалось вполне по былинному: в одну сторону махнули - улица, отмахнулись - переулочек. Прям как недавно в порту.
        К звону железа вскоре добавилось хлюпанье. Из упавших светильников на полу натекло масляных луж. Добавляя комизма ситуации, стражники скользили, падали, заставляя меня смеяться. Вот так похохатывая, я упустил светильник, служивший мне дубиной. Словно живая рыба он выскользнул из ладони и, зазвенев, укатился в сторону.
        "Да ну... Надоело, - сказал вдруг Бог в моей голове. - Давай сам теперь. Твоя очередь. Кстати, когда будешь с ними заканчивать, во-о-он тот крайний алтарь разбей".
        И я почувствовал, что снова могу управлять своим телом.
        Спросить ничего не успел - тут же, словно ждали момента, два стражника с двух сторон прыгнули ко мне. Я двумя ударами выбил мечи из рук и на мгновение задумался. Убивать их не хотелось. То, что делал Ринхас - делал он, а не я и вся кровь, что там пролилась, останется на его совести, а не на моей.
        И тут очень некстати появился третий.
        Видя, что руки заняты он, не раздумывая, рубанул меня по голове.
        Отпустив полузадушенных стражей, ладони мои само собой взлетели вверх и сомкнулись, сжав меч в сантиметре от головы.
        Дзынь!
        Вот этого-то они не ожидали!
        Все замерло в неустойчивом равновесии - меч над моей головой, человек передо мной, тужившийся опустить лезвие еще ниже, и сам я, стоящий на одной ноге...
        Я не стал ничего выдумывать. Зажатое между ладоней лезвие оказалось хорошим проводником. Я, словно маленький Днепрогэс, дал ток, и стража затрясло от высоковольтного разряда. Его товарищи справа и слева не поняли, что тут происходит. Пришлось для них повторить трюк Ринхаса - ногой отправить того, кто стоял слева в аут.
        Стоящих на ногах, ну, кроме меня, разумеется, тут не осталось. В темноте что-то возилось, пыталось подняться, падало, охало и ахало, но как-то нестрашно. Ах да! Алтарь! Странная все-таки ненависть у бога к культовым сооружениям. Но раз просят - почему не сделать? Хрясь... Получилось.
        Теперь - назад!
        На всякий случай я взвыл, как мог более угрожающе и бросился догонять рыцаря и принцессу.
        Наш расчет на ночь и неожиданность оправдался.
        А может быть вмешался еще какой-нибудь здешний Бог, который покровительствует разлученным влюбленным, которому вдруг стало интересно, а что еще может случиться с нами.
        Принцессу укрыли плащом, закоулками повели прочь от дворца.
        Нам повезло в том, что город - слишком уж он оказался велик - не окружала сплошная стена. Так что сперва мимо нас потянулись добротные дома, потом какие-то халупы, что и домом-то назвать нельзя, затем сараи и сараюшки... Сады и огороды мы преодолели при полной моей расслабленности - погони не обнаружилось. Каретой разживаться мы не захотели - зачем привлекать внимание? Но парочка простых возков нас вполне устроила - мы разместились там и понеслись прочь от столицы.
        Неожиданность успеха меня как-то размагнитила. Подсознательно я уже считал, что мы сделали самую сложную работу - добыли принцессу из дворца. Осталось самое простое - переправить её к жениху. А это ряд простых и понятных действий - добраться до порта, найти корабль, перевезти Феллу на другой берег. Надеюсь, что того, что она тащит в своем узелке, нам хватит, чтоб заплатить за это.
        Мы двигались всю ночь и за это время смогли достаточно отмахать. Перед рассветом, когда воздух наполнился птичьим пересвистом, меня что-то торкнуло и я остановил повозку. Справа и слева вдоль дороги стояли группы кустов. Что-то там мне показалось.
        - Что? Засада?
        Парликап потащил меч из ножен. Он как все мы ждал неприятностей. Все-таки слишком легко мы вытащили принцессу из дворца. Как морковку из песка. Потянули и - на тебе. Получите и распишитесь...
        Я только головой дернул. Сам еще не понял. Взгляд мой бегал по зелени кустов, пока я не сообразил, что смотрю на непонятный блеск в зеленой листве.
        - Живое золото.
        - Где? - оживился Парликап.
        - Что там? - спросил подъехавший сзади Энгель-Суфат.
        - Где-то рядом храм,- сказал я. - Как в тот раз. Помните? Свернем. Отдохнете.
        Мне - железному - что? А товарищи измотались. Лицо рыцаря покрывала пыль, Парликап с принцессиной служанкой тоже смотрелся не самым лучшим образом, а вот сама принцесса, какой была, такой и осталась. На неё не село ни пылинки, ни соломинки. "Вот это, наверное, означает, что благородной красоты ничем не испортишь" - подумал я, но озвучил другую мысль.
        - Сейчас по дороге народ поедет. Нам хоть немного подождать стоит. Подумаем, что дальше делать...
        Храм и впрямь оказался недалеко. Мы увидели его, едва миновали полосу кустов. Архитектура уже знакомая мне. Опять Ринхас.
        "Вы кого везете?" - раздался в моей голове голос Ринхаса. Я оглянулся. Моих товарищей он знал, так что неизвестными для него могли оказаться только две девушки...
        "Как кого? Принцессу и..."
        "Дураки вы все, - отозвался Ринхас и исчез из моей головы.- Какие же вы, люди, дураки!"
        Я его не понял. Пока соображал что к чему - услышал странный всхлип у себя за спиной.
        Энгель-Суфат судорожно дергался, пытаясь выпрыгнуть из телеги, подальше от принцессы...
        А с ней творилось что-то страшное.
        Её корежило, её гнуло и ломало, словно кто-то играл на ней как на гармони. По ней бежали волны, искажая лицо и фигуру. Но ни крика, ни стона...
        Девичье тело гнулось так, словно костей там не осталось и само оно превратилось в резинку, а вот лицо не выражало никаких чувств. Эта улыбающаяся маска показалась мне самым страшным. И не только мне.
        Завизжала девица. Первобытный страх давил её, выжимая из девичьего горла тонкий визг. Приходилось такое слышать, когда на даче соседская "болгарка" резала камень. Девушка визжала, словно это не принцессу, а её корёжило на наших глазах.
        Я бросился к Фелле, еще не зная, что стану делать, но желая защитить от неведомой опасности, однако не успел.
        Тонкий высокий звук оборвавшейся струны ударил по ушам. На наших глазах красивая девушка скрутилась в спираль и... исчезла. Шорох, словно что-то осыпалось и - пустота...
        Страх перед неестественностью исчезновения перебил страх перед тем, что дело, которое мы делали- пропало. Была принцесса - нет принцессы.
        Поперхнувшаяся своим криком служанка стояла рядом с пустым местом, закусив кулачок.
        Только что мы были победители, держали свою удачу за хвост и вот...
        - Где она? - наконец пришел в себя рыцарь. - Где?
        Соскочившие с телеги Энгель-Суфат и Парликап вертели мечами, отыскивая врагов. Я крутил головой, инстинктивно пытаясь найти взглядом Ринхаса. Понятно, что его ведь рук дело. Или нет? "После" это ведь не значит "вследствие".
        Мы не двигались. Все ждали чего-то, но ничего не менялось. Лес стоял, в просветах между стволов просвечивал старый храм моего сожителя. Почему он сказал, что мы дураки?
        - Что-то мы упустили... - пробормотал я, отвечая на собственные мысли.
        - Принцессу упустили, - заорал Энгель-Суфат. - Кто?
        Не дожидаясь ответа, он побежал к кустам в надежде отыскать там пропажу. Больше на поляне прятаться было негде, только я не думаю, что те, кто украл принцессу, украли её для того. Чтоб спрятать её в ближних кустах. Парликап остался стоять и тоже вертел головой.
        В кустах, рыча от бессильной злобы, ворочался рыцарь, так и не нашедший там ответа на вопрос "Кто?". Там летели ветки, куски дерна.
        Ответ, на висевший в воздухе вопрос, нашел Парликап.
        - Колдун проклятый... - зло выдохнул он.
        Я посмотрел с удивлением.
        - Йорг! Достал, сволочь.... -объяснил воин свою экспрессию.
        Я вспомнил взгляд Имперского мага, в тот момент, когда тот пришел к Барзаю. Хитрый такой взгляд...
        Он смотрел, словно прикидывал, сколько гвоздей смог бы наделать из меня. В тот момент я его не то чтоб узнал... Скорее, почувствовал. Только чуть позже в памяти всплыла рожа, глядевшая на меня с расчерченного меловыми линиями стола.
        "Правильно. Ты - его рук дело, - прозвучало тогда в моей голове.- Ты к нему приглядись. Он шалун..."
        Служанка, словно это имя все поставило на место у неё в голове, дрожащим голосом:
        - Вчера мы с принцессой были у Имперского мага. Он хотел куда-то отвезти нас с ней, но видно передумал и я не помню, как мы оказались у принцессы в спальне. Наверное, он в тот раз передумал.
        - Он не передумал. Он не успел, а мы - успели, - сказал Парликап.- А тут вот он нас нашел и...
        - И успел.
        Я не возразил. Все вроде бы было логично.
        На всякий случай, для успокоения нервов мы все-таки облазили кусты в окрестности храма. Пусто. Старые птичьи гнезда не в счет.
        Но почему все-таки Ринхас назвал нас дураками?

        Глава 16

        Когда страх отпустил - пришла злость. Когда ушла злость - пришло понимание, что мало чего-то хотеть, надо еще и знать, как достигнуть того, что хочется...
        Облазив окрестности, мы как-то остыли.
        Ощущение мерзкое, сродни того, что ощущаешь, что, не смотря на то, что ты вроде был готов и все хорошо припрятал, а все-таки унесли у тебя что-то крайне нужное. Довольно быстро мы сообразили, что рядом принцессы нет. В этот момент включился мозг, и заработала фантазия. Какие силы заставили её исчезнуть, что стоит за этими силами приходилось только гадать. Конечно, Йорг вполне мог оказаться этой силой, ну а если не он? Если вмешалась в наши расклады какая-то третья сила, кто-то еще? У меня не выходило из головы Ринхасовское хихиканье. Этот-то точно знал, что случилось. Во всяком случае, мог легко узнать, если б захотел, а нам оставалось только гадать и мучится извечными русскими, но как оказалось актуальными и в этой части Вселенной, вопросами: "Кто виноват?" и "Что делать?". Если б не бронза, в которую оказалась заключена моя душа, то и решать бы их я бы предложил по нашенски: через хорошие посиделки с пивом, водкой и чем-нибудь еще в качестве добавления.
        Но как оказалось в этой части Вселенной вопросы-то входу были, но способы поиска ответов на них отличались от российских.
        - Тут её нет, - озвучил Энгель-Суфат очевидное.
        - Разумеется, - согласился я.
        - И вряд ли она тут сама собой появится.
        Не рыцарь, а кладезь мудрости. Я кивнул - кто бы стал спорить. Не для того неведомые силы похищают принцесс, что вернуть их туда, откуда взяли. Рыцарь сунул меч в ножны, кивнул на возки.
        - Поехали. Надо где-то обосноваться и крепко подумать, что делать.
        - Что значит "крепко подумать"? Что значит "что делать"? Возвращаться надо, - возмутился Парликап. -Наверняка Имперского мага проделки. Брать его, гада, за хрип...
        Он даже показал, как собрался это сделать.
        - Брать его за хрип непросто. Вот он возьмет и сунет твою душу в...
        Я посмотрел по сторонам, выбирая что-нибудь пострашнее, и наткнулся на изумленный девичий взгляд. Служанка переводила круглые от случившегося глаза с одного мужчины на другого. Я вдруг понял, что за все это время мы так и не узнали, как её зовут.
        - Как звать-то тебя?
        - Гуйяль.
        - Ага... Вот например в Гуйяль.. Или в другую какую женщину...
        Парликапа передернуло. Он ухватился за рукоять меча, словно это могло его защитить от злых чар.
        - Или вообще в лошадь или в светильник какой-нибудь.
        - Так что сидеть-то... - вскинулся он.- Если он принцессу отсюда уволок, то знает где мы. Уходить в любом случае нужно.
        - Верно. Тут мы ничего не высидим...
        Помимо воли интонация у меня получилась вопросительная. Подсознательно надеялся я на помощь Ринхаса, но тот традиционно не отозвался.
        - Ладно! - решил за всех Энгель-Суфат. - Возвращаемся в столицу и там ищем мага.
        Он первым двинулся к повозкам.
        - Садись, Гуйяль, цветок душистых прерий... - предложил я служанке, увидев, как забавно передернулись от отвращения плечи Парликапа. Хорошее воображение у напарника.
        Мы уселись в повозки и, развернувшись, двинулись обратно.
        Энгель-Суфат гнал лошадей. Мимо проскакивали деревья. Я молча размышлял над словами Ринхаса о нашей глупости. Ни слова не говоря, сидя тихо как мышка под веником, сидела служанка. Парликап охал и мотал головой - переживал. А вот Энгель-Суфат в полголоса бормотал угрозы в адрес имперского мага. Для него все было ясно.
        Но все-таки что имел в виду Ринхас? Что?
        Вскоре показался редкий забор. За ним виднелось несколько низких строений, дымящаяся труба. Из-за забора потянуло хлебным запахом. Едальня....
        Мы свернули во двор. Оставив повозки, прошли внутрь.
        Большой зал, уставленный столами. Наверху несколько тележных колес, утыканных огарками оплывших свеч. Солнечные лучи врывались в зал через окна, окатывая светом столы и лавки. Людей немного, почти нет их. Так и не расплескавший злобы рыцарь оглядел их, выискивая на ком бы сорвать зло, но сдержался - никого даже отдаленно похожего на Йорга не нашлось. Замешкавшись в дверях, мы все же прошли внутрь.
        Видимо, наш вид говорил окружающим о нас больше, чем нам хотелось.
        - Чего грустные такие, господа хорошие? - спросил хозяин едальни, подошедший принять заказ. - Случилось чего?
        - Случилось.
        Говорил с ним я, поскольку был выше классовых предрассудков. Мне, железному, что король, что трактирщик...
        - Хороший человек у нас потерялся.
        - Как так?
        - А так. Был и - пропал...
        Хозяин задержался у стола. Новостей в окрестностях, наверное, было не так много, а мы люди свежие, да с какой-то тайной, с происшествием...
        - Много должен был? - понимающе прищурил глаза тот. Я в ответ только плечом дернул, мол из-за пустяков бы не искали..
        - Колдовство?
        - Не иначе... - подтвердил я.- Прямо на наших глазах. Раз - и нет никого...
        Он не поверил. Ухмыльнулся. Понятно, что чудеса если происходят, то где-то очень далеко. А вблизи если что происходит - то только недоразумения да гадости.
        Когда он ушел, рыцарь сквозь зубы спросил.
        - Зачем ты ему это рассказываешь?
        Я пожал плечами.
        - Ты всеже думаешь, что это Йорг?
        Энгель-Суфат кивнул.
        - Больше некому. Сам же слышал, как грозил нам.
        - А вот у меня твоей уверенности нет.
        Я не стал рассказывать про слова Ринхаса.
        - Почему?
        - Был бы он такой сильный, он бы и с нами разделался бы. Не может же он не понимать, что мы снова за ней к нему же и придем.
        Увидев, как сзади подходит хозяин едальни с подносом, уставленным едой я коснулся пальцем губ, прекращая разговор.
        Переставляя принесенное с подноса на стол, хозяин двора всеже попытался завязать разговор.
        - У соседей так вот корова в прошлом году пропала...
        - И что?
        - Нашли. Не сразу, но нашли. У нас тут рядом колдун неслабый живет, все что хочешь отыщет!
        Раннее утро, посетителей нет.
        Он бы и еще поговорил, но Энгель-Суфат погладил его таким взглядом, что тот поспешил уйти.
        Постепенно блюда перед нами пустели, кувшины ополовинивались. Мой аппетит так и не проявился, хотя, чтоб не выбиваться из общей картины, держал в руке кружку с вином. Как оказалось, думали все примерно об одном и том же.
        - Тот, про которого он говорил - корову нашел. А человека сможет ли? Сомневаюсь я...- задумчиво сказал Парликап.
        - Ты тоже что, думаешь, что это все же не Йорг, а кто-то другой?
        - Не знаю... - сказал полурыцарь.- Ты прав. Был бы он такой сильный, то поубивал бы нас или забросил бы куда-нибудь.
        Я кивнул. Про свои сомнения я рассказать мог, но вот что они подкреплены смешком Ринхаса вспоминать не хотелось.
        - Он ли, не он... В любом случае крадут, чтоб спрятать. Так что такой вот колдун вполне нам помочь может. Ну, если он правильный, конечно.
        - Значит надо правильного искать. Того, кто может человека найти, - подала голос девушка. Парликап вздохнул.
        - Все наши знакомые колдуны на другом берегу моря остались. Надо тутошнего искать да спросить.
        Энгель-Суфат грохнул кружкой о стол.
        - Только давайте без коровьего колдуна обойдемся.
        У меня в голове время от времени кто-то хихикал. Не кто-то, конечно, а Ринхас. Я бы мог сказать товарищам, что и искать-то не стоит, что один из тех, кто легко решит все наши проблемы, оккупировал мою голову, но сдержался. Поверить-то мои товарищи в это поверят, но вот смогу ли я дождаться помощи от Ринхаса - это большой вопрос. Я решил разобраться в этом не откладывая...
        "Хватит хихикать. Подскажи лучше, где принцессу искать", - подумал я.
        "Разберетесь. С вами так весело!"
        "Я серьезно. Помоги!"
        "Я же говорю - сами справитесь. Могу только подсказать, что следует делать".
        Вот это уже кое-что....
        "Что?"
        "Последуйте совету этого человека".
        Моя рука сама собой повернулась в сторону хозяина едальни.
        "Он вам дело советует..."
        Заметив, что я показываю на хозяина, Энгель-Суфат, не слышавший, разумеется, ни слова из внутреннего диалога, спросил.
        "Что ты?"
        "Он нам хороший совет дал, - повторил я вслед за голосом в моей металлической голове. - Надо искать того, кто нам тут может указать, где сейчас принцесса..."
        Когда мы вышли во двор едальни, Ринхас снова обозначил свое присутствие.
        "Ну как вы, разобрались?"
        "Нет. Только еще больше запутались".
        "То есть то, что с принцессой вашей случилось, вы не поняли?"
        "Почему же не поняли?- с достоинством возразил я. - Исчезла она. Теперь вот по твоему совету хотим поискать того, кто нам скажет где она, раз ты этого говорить не хочешь".
        "Исчезла? - повторил бог с удивлением. - Неужели..."
        Он хотел сказать что-то еще, но я перебил его.
        "Ну, точнее, украли её у нас..."
        "Точно дураки... - разочарованно сказал бог. - Не перестаю вами восхищаться..."
        Я разозлился.
        "Ты бы лучше сказал куда идти. Где тут приличного прорицателя найти?"
        Он хихикнул, словно в нашу с ним голову пришла какая-то дельная мысль. Я насторожился. Это хихиканье мне очень не понравилось. Все-таки это скверно, когда он может читать мои мысли, а я его - нет. Явно ведь он что-то задумал...
        "Обязательно скажу. Есть тут одно местечко..."
        Повозки выкатились со двора. Мы направились в обратный путь, к столице.
        Через несколько километров Ринхас приказал остановиться, оставить телеги, взять с собой моток веревки и идти вперед. Товарищам я не стал ничего объяснять, только сказал, что чувствую, что именно так нужно.
        Мне поверили и мы пошли...
        Вообще-то мне грех было жаловаться. Я - железный, ну ладно, не железный, так бронзовый. А вот людям, а особенно девушке, приходилось туго. Мы ведь не просто шли по лесу. Мы ломились сквозь него. Я двигался первым, прокладывая дорогу, а товарищи - следом. На мокрые от пота лица лип лесной мусор, труха, нити паутины.
        Когда впереди замаячил какой-то просвет в стене деревьев, я свернул к нему.
        "Ну, куда тут дальше?"
        Наверное, злости в моих мыслях было больше, чем нужно, но Ринхаса это не смутило. Что ж Бог есть Бог... "Так. Где вы? Ну-ка поверти головой".
        Я огляделся слева направо.
        "Хорошо. А теперь прыжками вперед".
        Я качнулся вперед, чтоб сделать шаг, но остановился.
        "Как-как?"
        "Как зайчик. Я видел, у вас так зайчики прыгают..."
        Спорить я не стал, и разочаровывать его тоже. Под взглядами товарищей я совершенно невозмутимым лицом сделал один прыжок, другой, третий... Где-то на пятом прыжке земля у меня под ногами разверзлась и я провалился вниз.
        За спиной ахнули три голоса. Разбросав руки в стороны, я удержался на поверхности. Мелькнула мысль, что Ринхас завел нас в болото и дальнейшие приключения нам придется преодолевать в мокром виде, но ошибся. Под ногами ничего не хлюпало, да и бросившийся мне на помощь Парликап остался стоять, как ни в чем ни бывало.
        "Это ты зря, - раздалось в голове. - В смысле держишься зря. Вам всем туда, во внутрь. Тут невысоко".
        Хотя ногами я ничего не мог нащупать, осталось только поверить Ринхасу на слово. Я сложил руки над головой и нырнул в темноту. Через мгновение ноги коснулись земли. Точнее камней. Это оказался какой-то поземный ход. Камень противно скрежетнул, когда я повернулся оглядеться. Ход тянулся в обе стороны и вперед и назад. Что там, что там, в темноте не мелькало ни единого огонька.
        "Куда мне?"
        "Товарищей подожди. Пусть спускаются".
        Над головой светлым пятном голубело небо. На его фоне - три головы. У одной головы глаза круглые от изумления у двух других - со злым прищуром в ожидании опасности.
        -Ты туда сам? Или тебя затянуло?
        Я подумал, что будь тут для нас реальная опасность, то Ринхас предупредил бы и поэтому спокойно сказал:
        - Сам. Спускайтесь. Чувствую, где-то тут есть прорицатель посильнее коровьего. Найдем его и все узнаем.
        Тот, кто строил этот подземный ход, обустраивались тут на совесть - сухо, пол чистый, стены обложены камнем. По мелким штрихам, которые не сразу углядишь, я почувствовал, что место это старинное, не сказать древнее, и люди тут ходят нечасто. Заброшенное местечко. Как раз для призрака или привидения.
        "Предупреждаю, - прозвучало в голове. - Ваш визит сюда может не понравиться хозяевам".
        "Не маленький. Сам понял, - отозвался я. - Как ты, однако, витиевато изъясняться-то начал... "Визит"... Подскажи лучше, где тут этот самый прорицатель живет.
        "Везде. К нему тут все пути идут. Ступайте вперед и непременно наткнетесь".
        Я махнул рукой, подзывая товарищей, и мы пошли.
        Мы старались не шуметь, но шум шагов выдавал нас любому у кого имелись уши. Попробуйте на железных ногах пройтись по каменному полу. Но на наше счастье коридор оказался пуст. Когда мы добрались до конца, стало ясно, почему им давно не пользовались. Ход оказался завален огромными глыбами.
        "И?"- подумал я.
        "Лезьте наверх. Там можно забраться".
        Между вопросом и ответом промелькнула только доля секунды. Мои товарищи не увидели заминки.
        Показывая пример, я по глыбам забрался наверх. Там свет от пробитого мной в потолке отверстия терялся в свете, сочившемся из-за груды каменных глыб. Новый свет отливал голубизной и становился то ярче, то темнее, словно по нему ходили волны. Расшатав несколько камней, я просунул голову.
        Внизу оказался огромный зал, в центре которого прозрачной до полной невидимости лежала огромная капля подземного озера. Диаметром эта красота была примерно метров тридцать, а глубину я определить не брался. Под непонятно откуда бравшимся светом, вода просвечивалась до самого дна.
        По берегу стояло несколько невысоких пьедесталов, на которых стояли мраморные фигуры. Я усмехнулся. Очень это все походило на кусочек нашего земного парка культуры и отдыха. Вон даже одна из фигур напоминает девушку с веслом. То ли копье, то ли действительно весло... Культпросвет какой-то. Пивного ларька не хватает, тетки с мороженым и лодочной станции.
        Машинально я принюхался, ожидая, что почувствую запах шашлыка или шаурмы, однако оборотистые восточные люди этот уголок еще не освоили.
        "Ты куда нас привел?" - мысленно спросил я, оставаясь в плену своих стереотипов.
        "Туда, куда вам нужно. Видишь, во-о-о-он там кто сидит..."
        Мой палец сам собой вытянулся в сторону далекой фигурки.
        "Это тот, кто вам нужен".
        Я прищурился, словно это чем-то могло мне помочь. Не помогло. Все-таки он сидел далековато. Не мог я различить, кто там сидит.
        "Нам туда?" - переспросил я Ринхаса.
        "Туда, туда... Алтарь видишь?"
        "Видно плохо, - окрысился я.- Точнее ничего не видно. Далеко..."
        "Ну.. Ничем помочь не могу, -отозвался Бог.- Подойдешь поближе, все рассмотришь. Да, кстати, не забудь алтарь осквернить, как все закончите!"
        "Ты что? - возмутился я. - Мы так не договаривались! Не стану я ничего осквернять!"
        "Ты же не станешь из-за такой малости обратно поворачивать?"
        Я посмотрел на товарищей. На лице у каждого читалась та степень надежды на лучшее, какую позволял природный оптимизм.
        "Первый и последний раз, - согласился я с божеством.- Мало, что у меня сильный колдун во врагах, так не хватало мне еще и Бога в тот же список".
        "Не трусь. Справитесь. Вон вас сколько, а он один".
        Я не ответил. Стал рассматривать подходы.
        Идти вслепую как-то не хотелось. Кто знает, что у них там? Конечно, на минное поле я там не наткнусь - технологии не те, однако можно нарваться на что-то не менее скверное, колдовское. Я задумался. Может быть, Ринхас просто не знает, как может помочь? Фантазии и нужных знаний у него нет? А вот у меня они есть. В голове, конечно.
        "Эй! Ринхас, слышишь меня?"
        "Ну?"
        "Думаю, что можешь помочь. Ты в моей памяти покопайся. Посмотри, как бинокль устроен или подзорная труба".
        "Ага...- через мгновение довольным голосом отозвался Бог.- Подожди немного..."
        Я, снова испытал что-то вроде легкого сквознячка в башке, а мгновением спустя стало понятно, что Ринхас узнал, что такое подзорная труба и бинокль.
        За спиной раздался вздох, когда оба моих глаза, в лучших традициях земных мультипликаторов, выдвинулись вперед. Страшен я, верно, стал, особенно в профиль, зато хорошо увидел того, кого мы должны были отсюда украсть.
        Старец... Хотя какой он старец - с таким приближением стало ясно, что это далеко не старый мужик. Бородатый и волосатый. Крепкий, хоть и седой. Сидел он как-то странно... Ладно. Разберемся.
        Глаза вдвинулись обратно в череп, делая картину мира привычной. Но не для всех.
        Я, обернувшись, увидел три пары выпученных глаз. На хороших людей такими глазами не смотрят.
        "Мог бы и предупредить, - подумал я.- Напугали мы их..."
        -Ты с кем там разговариваешь? - шепотом спросил Парликап, явно страшась моего ответа.
        - А что, заметно?
        Воин кивнул. Я не стал откровенничать - мало что. Кто знает, как они на это отреагируют.
        - Скажу - не поверишь...
        Он сделал рукой какой-то охранительный знак и оставшиеся двое повторили его.
        - И не говори тогда,- сказал Энгель-Суфат. - Нам спокойнее будет.

        Глава 17

        Пока мы спускались к озеру, рядом с прорицателем образовалось какое-то движение. Я шикнул, поднял руку, все замерли. Затаившись за камнями, мы наблюдали, как к далекому прорицателю подходят люди. Я снова "вытаращил" глаза. Нашу потенциальную добычу окружало неведомое старичье в каких-то вполне земных хламидах. За версту видно было, что это жрецы. Высокодуховные люди, которым на одежку наплевать...
        Я уже сообразил, что это какой-то храм. Пусть и подземный.
        Причем это не храм Ринхаса - стал бы он свои алтари осквернять. Что тут за Бог обитает мне неизвестно, однако в одиночку мне справиться с его служителями будет проще.
        Мне ли бояться чужой магии? Мало того, что я металлический, так во мне, как в танке, еще и Бог сидит!
        А вот моим близким... Оглядев компанию я приказал.
        - Останьтесь тут. Я позову, если понадобитесь.
        Уже не таясь, я прыжками спустился по глыбам вниз и направился к собранию. Из-под ног покатились камни, шурша поехала какая-то каменная мелочь.
        Такие звуки тут видимо были в диковинку Гости, пришедшие к провидцу, обернулись. Несколько секунд они смотрели на меня. Лиц я их не видел, но наверняка смотрели на меня с удивлением - непонятный человек непонятно как попал в святая-святых. Наследил, ногами натоптал. Хорошо, что не нагадил.
        Впрочем, все еще впереди.
        А потом один из них выступил вперед, повелительно махнув рукой...
        Я напрягся, ожидая, что меня шибанет какой-то неведомой силой, но вместо неведомой силы произошло другое - статуи соскочили с пьедесталов и двинулись ко мне. Немножко угловато и заторможено, но вполне узнаваемо они брали меня в кольцо.
        И на счет девушки с веслом я ошибся.
        Во-первых, не девушка, а мужик, а во-вторых - не весло он держал, а копье. Сами же жрецы всем собранием отбежали в сторону, чтоб не путаться у них под ногами.
        Похоже, они были уверенны в своих каменных истуканах.
        Я машинально огляделся по сторонам, но ничего подходящего не обнаружил.
        Хорошая штука - лом. Против него, говорят, и приемов-то не существует. Простота, эффективность. Только ведь и я ничуть того лома не сложнее. И крепкий, как забытый на полке пряник. Так что мои бронзовые кулаки тоже кое-чего стоят.
        Ожившие статуи стеной встали на пути к провидцу - знали, зачем сюда добрые люди приходят.
        "Ну, - спросил я мысленно своего покровителя. - Мне самому со всем этим разобраться или опять ты присоединишься?"
        Ответа я не дождался. Возможно Бог снова смотрел кино.
        Страха у меня не было. Только ворочался в голове интерес: что крепче - колдовская бронза или колдовской камень. Понято ведь было, что не заводные куклы вышли мне навстречу. В туже секунду этот вопрос разрешился к моему удовольствию.
        Первой фигурке, попавшейся мне под руку, я разбил голову. Она разом, словно из песка её сделали, рассыпалась. Мраморное крошево не успело осесть на пол, как шедший вторым в цепочке копьеносец размахнулся. В одно мгновение мелькнула мысль проверить себя на прочность - подставить грудь, узнать, что может сделать мне, металлическому, каменное копье?
        Но проверять не стал. Чуть отдвинулся и ребром ладони рубанул его в воздухе. Копье тоже рассыпалось крошкой и мелкой рябью взволновало поверхность подземного озера.
        Следующую фигуру я просто столкнул в воду. Бульк - и нет ничего кроме кругов на воде. Глубина тут начиналась у берега, и краем глаза я заметил, как каменный купальщик, взмахивая руками, уходит вниз. Значит и мне надо осторожничать.
        Двое следующих, напали на меня с разных сторон.
        Эти оказались из какого-то другого материала. Может быть гранита. Если первый рассыпался после удара мраморной крошкой, то эти оказались покрепче. Прижав меня к опустевшему постаменту, они принялись обрабатывать металл кулаками как хорошими молотами. Звон пошел, словно в кузне.
        Я сумел протиснуться между ними, отбежать в сторону. Один из них оказался проворнее другого и, обогнав товарища, подскочил первым. Этого-то мне и было нужно. Я ударил его в плечо. Возможно, мне повезло, а может быть я и впрямь оказался покрепче, но рука его отломилась по плечо и улетела к озеру. Его это не остановило, но что за боец - однорукий? Я не постеснялся подобрать отбитую руку, все еще шевелившую пальцами, и приложил ею по его же голове. Ему хватило. Получилось что-то вроде формального самоубийства - от удара своей же рукой, голова отломилась и укатилась в сторону.
        Можно было представить, что изваяние своей же рукой оторвало себе голову.
        Я малость замешкался - загляделся - и пропустил удар сзади...
        Звон получился впечатляющим - по всей пещере. Я столкнулся с такой же металлической тушей, как и я сам. Наши тела столкнулись и разлетелись в стороны. Этот статуй оказался никак не слабее меня. Может быть, даже повыше и в плечах пошире...
        Машинально вытерев несуществующую кровь с подбородка, я заорал, нагнетая боевую злость. Пока нагнетал получил еще раз.
        От удара я чуть не упал в воду, но хорошо устоял. Вот это было по-настоящему опасно. Глубины озера я не знал и как из него выбраться в случае чего - тоже. Попадать туда мне категорически не хотелось.
        Мой противник стоял, чуть пригнувшись, словно группируясь для прыжка. Ну уж нет. Прыгать - это мое! Разбег... Оттолкнувшись от валуна, я прямым ходом полетел к нему и плечом ударил по коленям...
        Стой там обычный человек - остался бы без ног, а так он только качнулся и сделал несколько шагов назад. Колдуны на том берегу завопили, поняв, что сейчас произойдет. Я перекувыркнулся через голову и снова, уже ногами ударил противника в грудь. Шаг, другой... Металлическая тварь, которую они натравили на меня, задним ходом вошла в озеро и через мгновение канула в глубину.
        Больше между мной и прорицателем никого не осталось. Не считать же мне за противников кучку ученых мужей, может быть и сведущих в колдовстве, если я и сам полубог?
        Убивать никого не хотелось. То, что я сделал со статуями, ведь убийством никак не назовешь. Это скорее можно назвать заседанием худсовета и утилизацией неудавшихся образцов местного творчества.
        Вандализм вообще-то, но они первые начали.
        Я не стал угрожать вербально, а затопал ногами и жрецы тараканами разбежались куда-то в темноту, освободив дорогу к прорицателю. Тот остался неподвижным - как сидел на своем месте, так остался.
        За спиной послышался шорох. Я резко обернулся, поднимая руку для удара. Но оказалось, что это подошли товарищи...
        - Эй, барон, ты как, остыл? - спросил Энгель-Суфат, держа руку на рукояти меча. Наверное, боязно ему было рядом со мной после того, что он тут увидел. От его слов мне почему-то представился электрический паяльник со струйкой канифольного дымка на жале, и я рассмеялся.
        - А я и не грелся.
        Глядя поверх голов, я пытался отыскать новую опасность, но её вроде бы не наблюдалось.
        - Пойдем, взглянем, что за трофей нам достался....
        До провидца мы дошли в несколько секунд - всем хотелось побыстрее уйти отсюда ... Мы окружили его и остановились в недоумении. Хоть я ждал всего от этого мира, но этот фрукт сумел меня удивить.
        - Как это он так?
        Выскочило это не у меня, а у Парликапа, а удивиться тут было чему.
        Мужик с закрытыми глазами не сидел, а, оказалось, висел в воздухе. На всякий случай я провел рукой под ним - мало ли какие тут встречаются оптические иллюзии? Нет. Не иллюзии. Я не стал охать и ахать, а просто ткнул его пальцем, и он поплыл! Медленно, словно облако, его понесло в сторону...
        - Я его руками трогать не буду, - хрипло заявил Парликап, убирая руки за спину. Остальные автоматически повторили этот жест. Знаю я такие голоса, когда внутри словно струнка подрагивает. Понятно, что они испытывают. Хотя, будь я местным и не будь во мне Ринхаса, я бы на их месте тоже поостерегся. Ринхас подхватил мою мысль, тут же, правда, её опровергнув.
        "Он безвредный,- сказал голос в голове. - Я бы даже сказал полезный, особенно для вас".
        "Точно?"
        "Точно. Вы его, смотрите, не потеряйте. И еще..."
        Моя голова описала полуокружность, оглядывая окрестности.
        "Пособирай тут всякого. Что-нибудь да пригодиться. Ты алтарь-то осквернил? Не забудь..."
        - Он безвредный, - повторил я для всех. Только напрасно. Трогать его никто не захотел. Я укоризненно вздохнул.
        - Ладно... Поищите тут чего-нибудь полезное, - скомандовал я, понимая, что после того, что я им тут показал, бразды правления точно сосредоточатся в моих руках. Энгель-Суфат с Парликапом пошли к алтарю и принялись сгребать в мешок приношения провидцу. Молча пошли. Никто даже не попробовал слово поперек сказать. Я усмехнулся, вспомнив собственное совсем недавнее магазинное прошлое. Видал бы старший смены, как я тут рыцаря с полурыцарем гоняю.
        Ладно. Мужики при деле. Чем бы девицу занять? Сейчас решим вопрос...
        Я дернул девичий пояс. Она ойкнула, словно я её стал раздевать на людях, и сделала движение руками, явно обозначавшее стыдливость, но, слава богу, ничего с неё не упало. Один конец пояска я сунул ей в руки, а второй привязал к щиколотке прорицателя.
        - Тащи его, красавица, туда, откуда мы пришли. Мы тебя догоним.
        В пещере, а особенно вокруг прорицателя, нашлось много чего интересного. Не разбираясь, мои товарищи нагребли два мешка разных разностей в надежде разобраться со всем этим попозже. Я не возражал. Подумал, что это прорицатель и цацки, что нашлись рядом вполне могут нам пригодиться, тем более у меня в голове такой консультант сидит.
        Вспомнились разные земные культы, когда колдунам несли самое дорогое. Может быть и тут так? А нам еще странствовать, до принцессы добираться... Не дай бог выкупать придется - кто знает какие тут нравы?
        При отходе я небрежно, рукой, расколол плиту алтаря, как и просила моя божественная половина.
        Обратный путь оказался чуть длиннее. Мы вышли в тот же коридор, что привел нас к алтарю, нашли дыру в потолке. Через неё я аккуратно выбросил всех наверх, выбрался сам.
        Перемена климата благотворно подействовала на нашу добычу. Попав на солнечный свет, прорицатель вынырнул из Нирваны. Едва он обрел сознание, как потяжелел и упал в траву. Лежа в цветах, экземпляр бездумно лупал глазами, соображая, что с ним такое происходит, но я решил не давать ему времени, дойти до чего-нибудь собственным умом. Приподняв провидца над землей, я сообщил ему, поглядывая, как смешно болтаются его ноги.
        - Мы тебя в кости выиграли у храмовников. Так что ты теперь наш с потрохами. Захотим-съедим, захотим - в тележку запряжем.
        Глаза у него сделались безумными.
        - Сотрудничать с нами собираешься или с тобой поступить...
        Я даже не стал уточнять, как собрался поступать. Он и сам сообразил, точнее, додумал все, что мне было нужно. "Доброго" следователя для уговоров нам даже не понадобилось. Ему хватило одного "злого".
        Он быстро-быстро закивал, но морковку я ему все-таки выдал.
        - Будешь хорошим - отпущу на все четыре стороны.
        Я отпустил его, и даже поправил хламиду, там, где мои бронзовые пальцы смяли её.
        - Что тебе нужно?
        Подтекст вопроса он понял.
        - Текучая вода.
        Он еще не вполне пришел в себя, но ответ получился разборчивым.
        - Будет тебе воды - хоть залейся....
        Через четверть часа мы прискакали к небольшому водопаду. Поток падал с высоты метров пять. Бурлящая вода клокотала, но уже чрез несколько шагов успокаивалась и медленно текла вдоль дикого берега.
        Место совершенно идиллическое - травка на лужайке, деревца, цветущие кустики. Разве что овечек и пастушек не было, но, наверное, и не полагалось?
        - Ну что ж. Давайте пробовать.
        Энгель-Суфат оглядел прорицателя долгим нехорошим взглядом. Безо всякого уважения. Тот подобрался. Наверняка ведь на него так никто никогда не смотрел.
        - Вон тебе вода, - рыцарь кивнул в сторону шумящей воды. Чтоб добавить провидцу проницательности, он вынул наполовину меч и пустил зайчик ему в глаз.
        Я смотрел на это, совершенно не беспокоясь: им тут лучше знать, как разбираться с провидцами. Как оказалось напрасно. Они оказались неспециалистами в этом вопросе.
        Это продолжалось довольно долго.
        Наша добыча водила руками, приплясывала, короче вела себя, на мой взгляд, странно.
        В конце концов, меня разобрал смех. Нормальный здоровый смех, когда умный человек смотрит на то, как дурак работая по своей технологии, хочет добиться каких-то результатов.
        Неужели Ринхас опять посмеялся над нами?
        Потуги нашей добычи ничего не давали, и моё веселье потихоньку стал превращаться в пессимизм. Часто ведь бывает так, что реклама не соответствует товару. Возможно, это тот самый случай. Я вспомнил старинную телепередачу из моего мира и фыркнул.
        - Ты чего? - напряженно спросил Парликап.
        - Он бы еще "ахалай-махалай" сказал или "культур-мультур"...
        - А что, это сильные заклинания?
        - Очень...
        Меня опять пробило на смех.
        - Эй, ты... А ну-ка новыми заклинаниями давай.
        - Какими? - робко спросил пленный. Ему было по-настоящему страшно, и голос едва слышался за шумом летящей сверху воды. Рыцарь оглянулся на меня.
        - "Культур-Мультур" и "Ахалай-Махалай". Да! И дунуть в конце не забудь. Вот так!
        Я сложил губы трубочной и дунул. Рыцарь грозно глянул на беднягу.
        - Слышал?
        Прорицатель съежился. Понимал, что раз прежние заклинания не работают, то сам он как бы ни особенно-то и нужен. А значит, мы можем его голову тут оставить, а тушку пустить вниз по течению. Поэтому он честно готов был ухватиться за любое предложение.
        Он снова закружил руками, забормотал "культур-мультур, ахлай-махалай"... Слова понеслись по кругу, цепляясь одно за другое.
        И чудо произошло!
        В потолке бегущей воды неясными контурами проступило изображение девичьего лица.
        - Она! - восторженно ахнул Энгель-Суфат.- Точно она! Помню!
        И девчонка радостно взвизгнула, узнав принцессу. Прорицатель от неожиданности затрясся и перестал бормотать. Только на качество картинки это никак не повлияло. Лицо принцессы становилось все четче, словно кто-то неведомый, заведовавший тут чудесами, работая трансфокатором, отъезжал назад и вверх, показывая сперва лицо, потом окно, потом дом.... Волшебная камера поднималась вверх до тех пор, пока мы не увидели дом и город с высоты птичьего полета.
        - Знаю где это! - сказал Парликап уверенно. - Точно знаю! Был там!
        На мой взгляд, слишком это все ненатурально выглядело. Не мог, не мог, а потом пара дурацких словечек из чужого мира и все получилось. Долго биться над загадкой не пришлось.
        "Твоих рук дело?" - мысленно спросил я у Ринхаса.
        "А то... - прозвучало в голове.- Этот прорицатель какой-то негодящий. Я-то думал..."
        Я немножко подумал, сложил два и два. Получалось четыре. Почувствовав, что он не прочь пообщаться, спросил:
        "А чего мы там тогда вообще делали?"
        " Прорицателя добывали".
        "Мы - да. Это понятно. Тебе зачем это надо было? Ты же мог и сам нам такую картинку нарисовать".
        Ринхас ничуть не смутился.
        "Мог. И что с того?"
        "Зачем мы тогда в храм полезли?"
        "Затем, что это храм бога Винсуса. Я ему давно хотел такое устроить. А тут вы подвернулись".
        Я вздохнул. Что тут поделаешь? Такое вот у него чувство юмора....
        "А теперь объясни, как она вообще туда попала? - мысленно поинтересовался я. - Опять ты развлекался"?
        "Ну ты совсем с ума сошел, - отозвался Бог. - Я-то тут причем? Это имперский маг вам фантом подсунул, а вы его за настоящую принцессу приняли. Говорил же вам - дураки вы, а вы не сообразили. Я его просто развоплотил".
        Он хохотнул.
        "Хороши бы вы были, если б с ней и дальше поехали..."
        "Спасибо тебе, - совершенно искренне сказал я. - Огромное человеческое спасибо!"


        ...Йорг шагал по длинному дворцовому коридору. За спиной брякали железом два стражника.
        Вокруг бушевала суматоха: принцесса пропала! Принцесса пропала! Во дворце имя Феллы было сейчас у всех на устах. Слуги со стражей метались по дворцу в надежде отыскать сестру Императора, но где она теперь, знал только он - маг Йорг.
        Принцесса сидела в одном из храмов Грядущего Единого и ждала своего короля. Или не своего. Тут как получится.
        "Не всегда такие ожидания оправдываются, - подумал Йорг, глядя, как под ногами проплывают каменные плиты, - но кто его знает, как будет в этот раз? Тем более никто не обещал, что все будет так просто..." Он уже связался с Гвидором. Тот клялся-божился, что окажется там, где нужно через несколько дней, а то и раньше и привезет Рукопись.
        Оставалось только надеяться, что не обманет. Йорг, конечно, предпринял кое-какие меры, чтоб обезопасить себя и принцессу, но они друг друга стоили. И по могуществу, и по коварству...
        Но все это будет несколько позже.
        Сейчас же, шагая по коридорам императорского дворца, он немного беспокоился. Он уже знал, какой вопрос ему зададут, и готов был удовлетворить любопытство Императора. Мало того! У него уже имелся ответ на все вопросы Императора! Он готов был даже предъявить самых настоящих похитителей! Даже показать их!
        Однако все не так просто. Кое-что пошло не так, как он рассчитывал, так что это и к лучшему, что в это дело вмешается сам Император. Его помощь тут будет очень к месту.
        Возможно, заморские гости и сами оказались далеко не дураками. Либо кто-то стоял за ними. Кто-то умный и умелый. Почти такой же умный и умелый, как и он сам.
        Ранним утром, узнав о побоище во дворце и исчезновении принцессы, он решил проверить, как дела у тех дурачков, что увезли с собой созданный им фантом. Если те еще не сообразили, что подкинутая им нежить не настоящая принцесса Фелла, а просто морок, то они должны сейчас двигаться к морю, везти "невесту" к жениху. Это означало дорогу на юг, к портам. Оставалось только посмотреть, кто там едет, а уж тех, кто хотел ему помешать, он наверняка узнает.
        Подхватив колдовством одну их птиц, что вертелись над дворцом, он направил её вдоль южной дороги.
        Зеркало затуманилось. Размытые контуры каких-то домов мелькнули в нем, и за стеклом распахнулось окно в мир. Птица мчалась над дорогой...
        На удивление, он обнаружил посланцев короля Герца движущимися не к берегу, а обратно, к столице, и что было еще более удивительным - принцессы с ними не оказалось. Йорг задумался. Своё колдовство он знал крепко. Морок должен был развеяться только через несколько дней, в море, чтоб там эти бездельники головы ломали - куда подевалась принцесса. А тут, получается, кто-то помог. Точнее помешал... Такое мог сделать только сильный маг. Никак не слабее его самого. Простому деревенскому колдуну такое не по силам.

        Глава 18

        Как оказалось, географическим кретинизмом Парликап не страдал. Не сказать что с особенным комфортом, но мы все-таки добрались до узнанного им города, в котором колдун спрятал принцессу. Хотя мне ли говорить о комфорте? Я даже портянок не перемотал.
        Городок оказался как городок. Ничего особенного. Стены как стены. Без особой ветхости. Стражи на воротах - не ленивые бездельники, но и не звери. Со стороны глядя, и не скажешь, что у них тут принцесса скрывается.
        - И где она? - спросил я у Парликапа, когда мы выехали к торговой площади за самыми воротами. - Выводи давай, очевидец.
        Полурыцарь сосредоточенно оглядывался, только это не помогало - он топтался на месте, не вспоминая, а скорее, соображая. Торговые ряды, прилавки, лавочки. Не то это место.
        Энгель-Суфат спросил:
        - Город этот?
        - Этот, - подтвердил Парликап.
        - Принцесса тут должна быть?
        - Должна...
        - Не вижу, - я развел руками.
        - А вот об этом у своего провидца спрашивай.
        Провидца мы отпустили - не таскать же его с собой, тем более что, как оказалось, и не прорицатель он вовсе, а так... Мелочь. У меня в голове свой прорицатель живет.
        "Эй, Ринхас, - мысленно воззвал я. - От тебя в этой ситуации что, никакой пользы нам не будет?"
        "Будет, - прозвучал у меня в голове голос Ринхаса. - Давай вперед и направо..."
        Ни слова не говоря, я пошел вперед, заставив товарищей сдвинуться с места. За спиной Энгель-Суфат негромко проговорил, видимо объясняя ситуацию Гуйяль.
        - Он прорицателя нашел, он и принцессу нам отыщет...
        Возражать я не подумал.
        Мимо потянулись стены, заборы.
        Я двигался, чувствуя себя игрушкой на радиоуправлении. В голове раздавалось: вперед, направо, налево... Хорошо, что хоть назад ни разу возвращаться не пришлось - знал Ринхас свое дело. Маленьким отрядом мы неуклонно приближались к центру. Вокруг становилось все многолюднее, и вскоре нас уже со всех сторон окружали люди, двигавшиеся в одном с нами направлении. В руках идущих то тут, то там виднелись гирлянды цветов, какие-то цветные тряпочки. Меня как-то не радовало такое скопление народ, а особенно то, что все они потихоньку втягивались на центральную площадь, куда, собственно, и мы двигались.
        "Нам точно туда?"
        "Точно..."
        Что-то мне не понравилось в его голосе.
        "Это вообще что такое? - подумал я.- Что там впереди?"
        "Это храм Винсуса. Точнее раньше был. Теперь храм Грядущего Единого, а раньше - Винсуса".
        В голосе Ринхаса сквозило скрытое веселье.
        "Так принцесса там?"
        "Надо слазить и выяснить".
        Слово "слазить" мне не понравилось. Какая-то неприятная перспектива от него вырисовывалась. От нее пахло сырой землей, пылью и старой паутиной. Но идти явно придется. И Винсус этот опять...
        Строение оказалось обширным. На площади, огороженной легкой решетчатой оградой стояло несколько строений, окружавших приземистое здание со шпилем на крыше. Как я понял, большая часть комплекса располагалась под землей. Какой-то мавзолей что ли?
        Народ потихоньку рассасывался, а мы группой двигались вперед под руководством моего внутреннего голоса. Несколько раз ныряли в темноту, спускаясь в какие-то подземные чертоги и, наконец, вышли в большой зал. Даже не просто большой, а огромный, ничуть не меньше того поземного, где мы уже бывали.
        Да и внешне это все очень походило на подземный храм, тот самый, где мы экспроприировали провидца. Даже озеро оказалось на месте, хотя, казалось бы, откуда тут быть озеру? Вокруг воды, как и в прошлый раз, стояли скульптуры. Вот в чем я нисколько не сомневался, так это в том, что и в этот раз они не останутся безучастными к нашему вторжению.
        Я уже догадался, на что рассчитывал Ринхас.
        Не смотря на это, я приблизился к скульптурам с самыми мирными намерениями. Даже руками не размахивал.
        - Эй, - крикнул я. - Люди! Тут у вас наша принцесса потерялась. Не подскажите где найти?
        Вместо членораздельного ответа в одном из углов появилось сияние. Сперва робко-робко, но потом ударило по глазам с силой солнечного света в погожий денек. Тут даже тени появились.
        "Оп-па! Извини".
        Это Ринхас.
        "Сейчас не до тебя...
        "Что там? - забеспокоился я. Я такого еще не видел и кто знает, что оно означает.
        "То, что надо..."
        "Точнее".
        "Винсус прилетел. Вы свое дело сделали".
        "И что теперь? - насторожился я.- и что значит "сделали"?
        "Со статуями разберитесь и все нормально будет. Если уцелеете".
        "Что значит "нормально", - уперся я. - Что значит "уцелеете"? Принцесса где?"
        Может быть, Ринхас и объяснил бы мне все, то тут также как в прошлый раз скульптуры соскочили с пьедесталов и двинулись к нам, заходя с двух сторон. Пришло моё время. Даже с первого взгляда у меня сложилось впечатление, что жизнь их уже чему-то научила.
        Тут же в одно мгновение по воздуху пролетел порыв холоднющего ветра. Секунда - и поверхность озера застыла, превратилась в лед. Точно ученые попались...
        Тем временем скульптуры с ближнего берега подходили все ближе и ближе, а те две с дальнего осторожно двинулись напрямик по замерзшей поверхности подземного озера.
        - Окружить хотят, - пробормотал Парликап поёживаясь.
        - Нечего их баловать, - отозвался я. - По нашим правилам драться будем.
        Четверо каменных, а вот один очень знакомо блестел. Наверняка металлический, как и я сам.
        Этот-то и показался мне самым серьезным противником.
        - И я поучаствую, - сказал Энгель-Суфат.
        У входа стоял какой-то столик, а на нем.... Я бы назвал это колотушкой - длинная палка с металлическим шаром на конце. Над ней висел медный круглый щит. Палка, скорее всего, предназначалась для того, что стучать по нему во время торжественных церемоний.
        " Гонг!- вспомнил я. - Что ж... Против каменных истуканов это самое то. Главное чтоб у рыцаря сил хватило!"
        - Я первый, вы - за мной, - скомандовал я. Гуйяль что-то пискнула.
        - А девочка пусть в сторонке постоит...
        Пару секунд поколебавшись, я шагнул влево и в несколько шагов сократил расстояния до первой фигуры. Каменный добрый молодец, бородатый и с дубиной в руках дернулся навстречу, но моего коварства не предвидел - я присел и подбил выставленную вперёд ногу. Хорошо так ударил, с чувством. Камень хрустнул, и нога по колено обломилась. Что теперь делать одноногому? Он повалился на спину, но как-то не по-человечески - не пытаясь взмахом руки восстановить равновесие. Не боец.
        Со вторым я поступил точно также. Глядя, как два каменных одноногих остолопа ползают по камням, я испытал мгновенную гордость за себя. Это бездушные камни, непонятно чьё творение, а я - одушевлен! Я - Железный Феликс! Гроза всяческой контрреволюции!
        "Кто такой?" - спросил Ринхас, перехватив мою мысль.
        "А ты посмотри у меня в голове-то... Про Феликса Эдмундовича Дзержинского. Надо будет, кстати, на досуге какое-нибудь название для нашей банды придумать, чтоб сокращенно можно было ЧК назвать. Барон Феликс и ЧК! Звучит же?"
        "А чего придумывать? Чудесная Компания! Или Честная Компания... Членовредительская Компания..."
        За спиной грохнуло. Я обернулся, успел увидеть, как распадается на части под ударом Энгель-Суфата каменное страшилище.
        "Нет. Не Членовредительская, а Членораздельная! - поправил я Ринхаса. От драчуна, напавшего на рыцаря, осталась кучка камней. - Так, пожалуй, поближе к истине будет..."
        Куски камня, словно сообразив, что ничего хорошего их тут не ждет, расползались в стороны от разошедшегося рыцаря.
        "Да и особенно честными я бы нас не назвал, - признал я.- Но надо подумать..."
        Энгель-Суфат отпрыгнул, своим билом касаясь каменной головы. От удара статуй рассыпался, потеряв голову.
        "Или Черепо-Крушителями..."
        "Хватит зевать. Вон тех успокой".
        Голова моя сама собой повернулась к замерзшему озеру, по которому двигались две фигуры. Двигались медленно, осторожно и я понял почему, едва вступил на лед. Скользко было до невозможности. За спиной стоял грохот. Но за товарищей я не боялся. Камню против металла не выстоять, а Энгель-Суфат своей бронзовой колотушкой работал как профессиональный отрясатель кедров - видел я, что такое колот в умелых руках.
        Я вступил на лед и едва не грохнулся. Скользко же, блин! Так скользко, словно на коньках. Ну, конечно же! Я и есть "на коньках" - пятки-то металлические. Осторожно я отошел обратно на берег, отступил еще шагов на двадцать. Прикинув, как пойдут мои новые противники, я разогнался и, как хороший бобслеист, животом скользя по замерзшей воде, полетел навстречу врагам. Из-под брюха летела ледяная крошка, я подруливал локтями. Целил я в каменного и его металлический товарищ мне в этом неожиданно помог - он им загородился...
        Видел я по телевизору как профессионалы играют в американский футбол. Вот примерно тоже самое я и сделал с каменным идолом - получилось плечом ударить по ногам. Тот опрокинулся, руками взмахнул, упал навзничь.
        Мелькнуло запоздалое, что вот сейчас как грянется он оземь, да как превратится во что-нибудь нехорошее... Но обошлось. Он всего лишь распался на несколько кусков - голова откатилась, отбитая рука отлетела в сторону к отколовшейся ноге. А вот с железным болваном ничего не случилось. Как стоял, так и стоит. Уцелел.
        Никогда не представлял что такое драка на льду. Нет, разумеется, видел я, как дерутся хоккеисты на площадке, но там реально - коньки, клюшки. Там - умельцы. Они там даже, кто заметил, задом наперед ездят! А я? Откуда у меня такой опыт? Но у моего противника даже такого не было! Он-то и телевизор не смотрел!
        Размах, удар... Колокольный звон, ледяная крошка в воздухе и мы разъезжаемся в разные стороны. Я попытался ухватиться за него, но хитрован увернулся. Сам взмахнул ногой... Упал, конечно. Жаль, что тут не вода. Утонул бы... Впрочем и мне тогда бы не поздоровилось.
        И тут я сообразил, что следует делать!
        Подтолкнув ногой к неприятелю остатки каменного изваяния я, вскочив обеими ногами на разбитый торс каменной скульптуры, ухватился за руки металлического болвана и дал напряжение. Меня затрясло, но ни боли, ни шока... А вот с моим противником все пошло в соответствии с замыслом и законами физики. Помните, что случится, с проводником, если по нему пропустить ток? Правильно. Он начнет нагреваться. А если пропустить Очень Большой Ток, то он нагреется очень быстро...Так оно и вышло. Магия оказалась не помехой физике и в этот раз. Лед под ногами моего противника начал таять, забил ключами талой воды и тот стал проваливаться вниз. Я тоже раскалился, однако держался на льду, благодаря тому, что стоял на каменном торсе.
        Под моим напором металлическая фигура дергалась, но потихоньку вплавлялась в лед.
        "Хорошее дело!- сказал в моей голове Ринхас.- А я и не знал..."
        Я не ответил, и только загнав своего противника поглубже, отозвался:
        "Век живи - век учись. У нас так говорят... А я тебя еще многому плохому могу научить..."
        Теперь можно было оглядеться.
        Поле боя, безусловно, осталось за нами. Парочка безногих, один безголовый и несколько просто непонятных кучек щебня украшали площадку. Светильники вокруг продолжали освещать побоище ровным, каким-то хирургическим светом. Чужого бога рядом уже не было. Я спохватился.
        "Ты-то свои проблемы решил?"
        "Отчасти..."
        "Хорошо. Давай теперь наши решать..."
        Колонны, за которыми явно никто не прятался, стены, в которых не виднелась ни одной двери, кроме той, через которую мы сюда вошли. Что за дела?
        "И где тут принцесса?"
        "А кто тебе сказал, что она именно тут?"
        "Парликап..."
        "Вот у него и спрашивай..."
        По смешинкам в божеском голосе я уже сообразил, что он нас опять обманул. Тягостное ощущение человека, которым воспользовались "втемную". Что ж этот гад делает...
        Я вспомнил эти самые "Ахлай-Махалай"...
        "Погоди... А ведь это ведь ты ему подсказал, что надо именно сюда идти!"
        Утвердительного в моем вопросе было куда больше чем вопросительного. Бог в моей голове только хохотнул. Черт! Он опять нас надул!
        "Ну и гад же ты..."
        "Ты полегче в выражениях-то. Забыл, с кем разговариваешь?"
        "А это что, суть твоего гадского поступка изменит? Ты-то, понятно, бессмертный. А мы?"
        "Ты тоже, кстати, не из мяса..." - огрызнулся Ринхас.
        "Да какая разница? Эти вот погибнуть могут. Эти-то из мяса..."
        "Погибнут. Я тебе новых друзей понаделаю".
        Я промолчал, не зная, что отвечать на это. То ли он реально это мог, то ли так, языком потрепал. Подначивать его, чтоб проверить, я не рискнул.
        "Ладно, - проворчал Ринхас. -Хватит разговаривать. Идите. В этот раз не обману..."
        "Ага, как же. Нет тебе веры".
        Все-таки обида не самое лучшее чувство. Тем боле на Бога...
        "Ну, смотри..."
        Странное ощущение изменения мира вокруг. Я глянул на руки. Это уже был не металл. Дерево. На поверхности рук, на предплечьях явственно виднелись шлифованные и залакированные годовые кольца... Он же, гад, меня в буратину превратил! Только что вот нос нормальный.
        Я не успел ни разозлиться, ни испугаться, как новое ощущение овладело мной. На руках более не видно было годовых колец, а только нежная зеленая шкурка... Я стал похож одновременно на жабу и на огурец - желто-зеленая пупырчатая кожа обертывала меня и даже запах... Нет, скорее все-таки огурец - пахло то огородом.
        В конце концов, пройдя еще несколько унизительных превращений, я снова стал металлическим, но теперь я смотрелся как реальный памятник Дзержинскому. С бородкой и в шинели.
        "Хочешь так до конца жизни ходить?"
        Намек я понял.
        "Верни как было".
        Мгновение и я снова ощутил себя богом. Внешне, разумеется...
        Мои товарищи смотрели на эти превращения с опаской. Я успокоительно махнул им рукой, и у самого на душе стало поспокойней. Не стоит мне с ним ругаться, а то хорош я буду в огуречной шкурке....

        Глава 19

        "Командуй, давай, - предложил я Ринхасу. - Раз уж завел нас, то и выводи".
        "Ничего-то вы, люди, без нас, Богов, не можете..." - с ноткой самодовольства отозвалось мое альтер эго.
        "Да ладно тебе. То-то ты сам без нас не обошелся. У нас вон, в моем мире, вообще вашего брата нет, и все-таки живем как-то..."
        "Вот именно что "как-то".
        Я слегка обиделся за свой мир.
        "А что, не весело? Претензии есть?"
        "Да нет... Действительно, есть у вас там на что посмотреть, - согласился со мной Ринхас. - Наведаюсь как-нибудь. Что, кстати, дальше делать собираетесь?"
        Я огляделся. Товарищи мои вертели головами, мучимые наверняка теми же вопросами, что и я сам. Жрецы местного божества куда-то подевались, нас никто не тревожил. Ни ветерка, ни звука, ни запаха. В смысле, что принцессой тут даже не пахло, правда, говорить товарищам об этом я не спешил.
        "Следовать твоим советам. Раз уж ты нас сюда завел, то объясни, как отсюда выйти и где нам все-таки принцессу найти".
        "Ничего вы без нас не можете..."
        Я его остановил.
        "Давай по второму кругу не пойдем. Покажи и помоги, если можешь..."
        "Сейчас я тебе скажу..."
        "Э-э-э нет,- остановил я наш безмолвный диалог. -Как я им объясню что тут к чему? Мне легенд не надо..."
        "Согласен..."
        Бог на мгновение "завис", придумывая какой-то фортель, но действительно лишь на мгновение.
        "Давай, иди к озеру и посильнее, сколько силы есть, ударь по льду кулаком... И скажи, чтоб во все глаза смотрели. Повторять не стану!"
        Я подошел к берегу, знаком подозвал товарищей.
        - Сейчас во все глаза смотрите, - предупредил я.- Смотрите и запоминайте.
        Я размахнулся и, как Ринхас и сказал, со всей силы грохнул кулаком по льду. Честно говоря, я не знал, что сейчас случится, но действительность превзошла все мои ожидания.
        От удара лед треснул. Трещины как живые змеи побежали по поверхности. Что-то неестественное во всем этом было. Бежали они как-то не так... Неправильно. В том смысле, что привычный мне лед, треснул бы как стекло - короткими прямыми лучами, а этот... Гулкие звуки ломающегося льда заметались под потолком. Трещины на наших глазах складывались в картину, точнее карту. Гуйяль ойкнула, прикусила кулачок, и я прикрикнул.
        - Смотреть! Внимательно! Смотреть и запоминать!
        Взобравшись на один из так кстати освободившихся постаментов я сверху наблюдал, как поверхность озера покрывается трещинами, которые в свою очередь складываются в карту с обозначениями рек, дорог, городов. В одном из ничем непримечательных мест, рядом с которым вроде бы ничего не было, вверх ударил водяной фонтан.
        - Вот нам нас ждет принцесса.
        Продолжалось это секунд десять. Вполне достаточно для того, чтоб запомнить все, что нужно. Я подумал, что это все сильно похоже на писающего из-под воды мальчика и рассмеялся. Ринхас, мгновением позже скачав с мозга информацию, тоже заржал. Наверное, поэтому лед в единое мгновение превратился в воду и все, что там лежало, кануло в бездну.
        Товарищи, не знакомые с моими ассоциациями, а потрясенные тем, что тут случилось, молчали, не решаясь нарушить тишину храма. Только волны бились о берег, постепенно успокаиваясь. Они смотрели то на меня, то на воду...
        - Кого благодарить-то за это? - наконец выжидательно прищурился Парликап.
        - Грядущего Единого благодари, - сказал я. - А в уме Ринхаса держи. Без него этой афере точно не провернуться.
        На обратной дороге из храма никто нам не попался. То ли Ринхас, снова руководивший мной вел нас верной дорогой, то ли служители поверженного разбежались, не решаясь вступить в схватку с нами. Той же дорогой - мимо колон, сквозь пыльные дворики и отдаленные вопли служек мы выбрались к своим возкам.
        - Дорогу знаем? - спросил Энгель-Суфат.
        - Не заблудимся, - гордо отозвался Парликап, шлепая вожжами по крупам лошадей.- Двинулись...


        ...Узоры складывали одна непохожая на другую и так - до бесконечности.
        То они походили на лесную лужайку, усыпанную желтыми цветами и красными ягодами, то на пригоршню драгоценных камней, пускающих во все стороны острые белые искры, то на зелено-коричневую чащу леса....
        Принцессе в этот миг никто не было нужен.
        Волшебная трубочка, подаренная мастером-зеркальщиком, занимала все её время. Чудо! Настоящее чудо! Сколько волшебства в неё вложено она определить не могла, ну уж никак не меньше, чем в того волшебного коня, на котором её сюда привез имперский маг. Удивительно, но она ничего не почувствовала. Сон сморил её так быстро и крепко, что проснулась она только тут. Одна. Увы, любимая служанка потерялась. Точнее не потерялась, а не удержалась на волшебном ковре, когда, как объяснил маг, он отбивался от могучих демонов неба, возжелавших похитить принцессу. Гуйяль упала и, наверное, расшиблась в лепешку.
        А может быть, до сих пор падает - настолько высоко они в тот раз залетели.
        Так, во всяком случае, сказал Йорг.
        Сам он улетел, велев ждать его, но принцесса втайне надеялась, что раньше мага вернется её избранник. В конце-то концов, любит-то её он, а не имперский маг. А раз так, то должен поспешить забрать её.
        Оторвавшись от волшебной трубочки он представила что сейчас там твориться, во дворце. Все бегают, носятся. Ищут её... Пыль столбом! Она хихикнула. Пусть поищут. Найдет-то её только тот, кто ей нужен.... Она вспомнила мага и нахмурилась. Куда это он запропастился?
        Новая служанка - хотя какая она служанка? Так. Прислуга в храме Грядущего Единого - нерасторопная, но хоть какая-то - старалась угодить ей, а она не обращала на неё внимания, увлеченная узорником. Ну и, конечно же, размышлениями о своем короле. Да. Теперь-то уж можно было точно можно сказать о том, что Герк - её король. Самое сложное свершилось - она сумела убежать из дворца. Из дворца! Осталось только дождаться любимого и переплыть море.
        Картинка перед глазами поменялась, став бело-синей, словно морские волны, украшенные пеной... Корабль короля Герка наверное сейчас перепрыгивает с одной волны на другую от нетерпения добраться до неё.
        Она отложила игрушку, задумалась. За окном в гущу листвы садилось солнце, но она не видела красоты заката. Перед ней встала совершенно новая проблема! Что одеть? Одеть-то ей нечего! В чем встречать жениха?


        ...Судя по ледяной карте, место заточения принцессы хоронилось в глухом лесу. Там стоял чей-то древний храм, но не брошенный, как те, что мы находили в лесах раньше, а живший обычной храмовой жизнью. Люди там молились, совершали ритуалы, принимали паломников, провожали паломников, обслуживали паломников... Бизнес, короче говоря.
        Я смотрел на это скептически до тех пор, пока не сообразил, что весь мой земной скептицизм тут не играет. Раз есть Ринхас, значит, может быть и еще кто-нибудь. То есть даже не "может быть", а наверняка кто-то есть - с кем-то бился же Ринхас в храме. Значит и эти ребята за стенами не балду гоняют, а занимаются чем-то полезным для тамошнего бога, а значит, могут иметь от него защиту..
        К воротам храма мы подъехали уже ближе к вечеру.
        В лесу темнело быстро, а лес оказался хорошим. В том смысле хорошим, что вполне заслуживал доброй лесосеки или леспромхоза - деревья здоровенные, матерущие... Кроны смыкались высоко над землей и когда мы выехали на поляну, где стоял храм, все облегченно вздохнули.
        Но, как оказалось, рано мы обрадовались....
        Нас встретили закрытые ворота. Похоже, что ложились служители с закатом местного светила, а то и пораньше. Жаль было откладывать задуманную авантюру на сутки... Я качнул головой в сторону ворот. Энгель-Суфат на всякий случай стукнул по ним кулаком.
        - Чего надо? - раздалось сверху. Оттуда выглянула голова в шлеме.
        - Угадай... - несколько раздраженно предложил рыцарь, глядевший, как солнце скрывается за пышной листвой. С каждой секундой вокруг нас становилось все темнее.
        "Может ты им чудо какое покажешь, - мысленно обратился я к своему сожителю. - Чего тебе стоит?"
        "Нечего вас баловать. Ты им, кстати, сам можешь чудо показать".
        "Это каким же образом?"
        "А сломай им ворота. Они и обрадуются..."
        Я прикинул, чем это может кончиться и не пошел на поводу.
        "Нет уж. Это я оставлю до другого случая. Мне ведь еще отсюда уходить придется и принцессу уводить..."
        "Тебе её еще отыскать надо".
        "Верно. Только я думал, что ты в этом поможешь".
        "Нет уж".
        Я просто ощутил, как он во мне ухмыльнулся.
        "Давай как-нибудь сам. У тебя это смешно получается. Кстати там тоже алтари расколоти, до каких достанешь".
        "Да ну тебя, привязался ты этим алтарям... Помоги лучше. Чего тебе стоит?"
        По пустоте в голове я понял, что помощи от него сегодня не дождусь.
        - В храм не пущу. Не положено, - прозвучало вместо этого сверху.
        Я хотел было вздохнуть, но - нечем. Вместо этого, задрав голову, сообщил:
        - Как это не пустишь? Мы, между прочим, не просто так едем. Мы тут вам статую бога Ринхаса везем.
        Гениальная мысль пришла в голову, как всегда туда приходят гениальные мысли - внезапно.
        - И что с того? До утра и она потерпит...
        Я тихонько толкнул товарища локтем в бок.
        - Я тебе дам "потерпит"! Это неуважение! - подхватил мою игру Парликап.- Если Ринхас разозлится, то плохо вам будет.
        - Да. Неуважения к себе боги не терпят... - подхватил рыцарь.- Они, если обидятся, такого могут натворить!
        Он покачал головой.
        - А тут - точно обидно. Очень...
        - Ладно, - согласился, подумав жрец. - Статую несите и оставьте во дворе храма, а сами - за стены. Потерпите до утра. Мы сейчас калитку откроем...
        - Принципиальный, - проворчал я. - Тоже хочет победителем выглядеть...
        Парликап кивнул.
        - Так она тяжелая, - сказал я. - Давайте-ка своих человек десять. У нас вон даже лошадки притомились....
        Я забрался в возок, сбросил одежду и повернул кольцо на пальце...
        Мир не изменился, только в голове кто-то хихикнул. Опять пришел. Ох, лишь бы помогать не начал, в Джекки Чана играть.
        Через несколько минут я услышал скрип открывающейся калитки, следом - короткий шелест откинутого полога.
        - Точно. Статуя. Кто прислал?
        Что нужно ответить на этот вопрос мы уже знали.
        - Её вам имперский маг Йорг прислал, для девушки, что у вас оставил. В подарок.
        А что еще говорить? Скажешь что-нибудь другое, и придется всю ночь мне таскаться по незнакомому храму, искать принцессу...
        Я почувствовал, как меня подхватывают несколько рук и тащат из повозки. Чуть не уронили. Ощущения накатили, словно у несправедливо низвергнутой исторической личности. Припомнил кинохронику, как снимали с постамента настоящего Железного Феликса. Ему, верно, тоже обидно было.
        - Ну, а мы тут, за воротами постоим, - громко сказал Энгель-Суфат, обращаясь явно ко мне. - Тут вот, слева...
        Неуважение к не вовремя прибывшему богу у местных не распространилось настолько, чтоб бросить меня под открытым небом. По изменившемуся звуку шагов понял, что внесли вовнутрь. Потом голова моя приподнялась - пошли ступеньки. Понятно. Все-таки принцесса. Такую на первом этаже не поселишь, а у них наверняка есть хорошие помещение для заехавшей знати. Ну, как в каждом монастыре, что там, что тут.
        "Эй! - я мысленно обратился к своему альтер эго. - Ты тут схлестнуться ни с кем не планируешь?"
        Ринхас молчал. Поворот, еще поворот. У одной из дверей они остановились, и кто-то почтительно постучал. В отполированный кусок металла, висевший над моей головой, я наблюдал, как в дверях появилась девушка. Не принцесса. Скорее всего, прислуга. Правильно угадал. Следующие слова все расставили по местам.
        - Передай госпоже, что её покровитель, имперский маг Йорг, прислал подарок,- важно сказал командир грузчиков.
        Кто же откажется от подарка даже самого ненужного? Так и вышло. Уже через пару минут я стоял в комнате. Стоял неподвижно, при этом стараясь рассмотреть, что тут где. Что ж... Достаточно скромно, но аскезой и не пахнет. Несколько зеркал, кровать, которую иначе чем ложе не назовешь. Тряпочки красивые разные висят, несколько подсвечников, зеркало...
        Грузчики, или кто они там, откланялись, покидая комнату
        Принцесса обошла вокруг меня хмыкнула, пожала плечами. Я бы на её месте тоже удивился. С какой стати магу делать ей такие подарки?
        Служанки рядом не было, и я, как мог более медленно подняв руку, прикоснулся пальцем к губам. Глаза у принцессы расширились. Казалось мгновение и она завопит, но девушка сдержалась. Хорошее воспитание дают тут принцессам.
        А с другой стороны я же не мышь? Это мышей женщины бояться до визгу, а статую-то чего опасаться? Я мельком представил себе земной музей, наполненный скульптурами и визжащими женщинами, хмыкнул. Это у нас, там, говорящая статуя явление из ряда вон выходящее - волшебство! А тут, где колдовство на каждом шагу, может быть и удивляться не стоит, а просто принять как данность.
        -Ты кто? - шепотом спросила она, не отсылая, впрочем, служанку из комнаты. Та возилась где-то у меня за спиной и даже тихонько что-то напевала, из чего я заключил, что в нашем разговоре она пока не участвует.
        - На самом деле я подарок короля Герка! - прошептал я.- Пусть служанка уйдет. Поговорить надо.
        Она помедлила, но все-таки приказала:
        - Эй, ты! Постой пока за дверью. Да далеко не отходи. Я тебя позову.
        Дверь скрипнула, оставляя нас наедине. Принцесса на всякий случай отошла от меня подальше, а я, повернув кольцо на пальце, превратился в обычного человека.
        - Ты кто?
        - Я - Феликс. Барон Феликс. Мориган послал нас за тобой...
        Она посмотрела на меня, прищурилась.
        - Да. Он говорил, что послал ко мне пятерых воинов...
        Я жестом остановил её.
        - Троих, принцесса. Троих. Ты с ним разговаривала, после того как мы прислали тебе вон ту трубочку. Её принес зеркальщик, которого ты знаешь.
        - Кстати, как его зовут?
        - Барзай.
        - А как называется эта трубочка?
        Она все еще не верила мне. Мне трудно было упрекнуть её в этом.
        - Узорник она называется. А хочешь, я скажу, что было написано в записке, которую тебе передали через зеркальщика? Она лежала внутри этой трубочки...
        Я кивнул на калейдоскоп.
        - Или, могу рассказать, как он устроен внутри.
        Кажется, она успокоилась, и поверила.
        - Йорг обещал, что Герк придет за мной. Почему вместо него пришли вы?
        - Король в беде. Ты же знаешь. Как он мог прийти?
        Она покачала головой. Не то чтоб с недоверием, но...
        - В конце концов, у тебя есть зеркальце,- сказал я. - Поговори с Мориганом.
        Она обрадовано улыбнулась найденному решению и бросилась к столу, на котором лежали какие-то вещи. Что-то там звякнуло, что-то рассыпалось. Я усмехнулся, подошел поближе. Шелест и звон не прекращались.
        - Что там? - уже догадываясь, что услышу в ответ, спросил я и угадал. Фелла подняла полные недоумения глаза.
        - Его нет. Оно было, но его нет!
        - Понятно, - ответил я. Мне действительно было все понятно. Имперский маг наверняка постарался. Спер полезную вещь. Не побрезговал...
        -У Йорга, хочу тебя предупредить, на тебя иные виды.

        Глава 20.

        Отослав девицу-служанку на кухню, она вопросительно посмотрела на меня.
        Доверие, которое принцесса сейчас испытывала, надо было срочно конвертировать в удачу.
        - Нам надо отсюда уйти и как можно скорее. За воротами нас ждут друзья.
        Она кивнула, ожидая продолжения, только вот его у меня не было пока.
        Выйти ночью из своего дома - не проблема. Есть ключи, знаешь где какой выключатель. А вот если дом чужой? Если не знаешь, где тут чего стоит из мебели и, вдобавок, наверняка есть скрипучие половицы... Короче, проблема. К тому же, хотя это и храм, а не тюрьма, но все-таки какая-никакая охрана тут должна быть. Сами понимают люди, в каком времени живут и иллюзий не испытывают. И грабят тут, и убивают... И на то, что тут храм не посмотрят. Так что стража должна бдить. Не зря же они после заката к себе никого не пускают.
        Я выглянул в окно. Во дворе никого не осталось, но в привратницкой будочке, что около калитки, горел чуть видимый свет.
        Замысел у меня имелся. Чтоб реализовать его, нужно было найти место, где стена была пониже. Хотя... Стараясь не шуметь я прошелся по комнате. Ковер - это хорошо, но мне нужна веревка или какой-нибудь шнурок.
        Пока я оглядывался, снаружи, в коридоре, послышались шаги и металлическое звяканье. Они близились и, наконец, остановились перед дверью. Я прыжком вернулся на место и повернул кольцо на пальце, возвращая себе божественный облик.
        За распахнувшейся дверью стоял старичок, бодрый и крепкий. Хитро улыбаясь - явно ведь знал что-то или вообще полностью был посвящен в маговы тайны - сказал:
        - Прекрасная дева! Маг Йорг прислал мне весть... Завтра те, кого ты ждешь, прибудут в монастырь.
        Она кивнула, и жестом отослал почтальона обратно.
        - Плохо дело, - сказал я. - У нас только одна ночь, а дел - и за две не переделать. Ты грамотная?
        Она фыркнула.
        -Тогда пиши... "Был... Видел.. Остался недоволен...".
        - Где писать?
        - Да вот на стенке.
        Пока она писала, я оглядывался, прикидывая, что еще отсюда можно забрать.
        - Что ты хочешь взять отсюда?
        Она показала на небольшой ларец. Нормально. Влезет.
        Почерк у принцессы оказался красивым. Надеюсь, что пишет она без грамматических ошибок. Проверить этого не мог, так как грамоте никто меня никто не обучил.
        Наступал самый щекотливый момент. Глядя на нее, я спросил, смущенно покусывая губу.
        - А что, принцесса... Ты когда-нибудь была участницей колдовства?
        - Как это?
        - Ну... Тебя кто-нибудь околдовывал?
        Она вздернула носик.
        - Не забывай, как я сюда попала. На волшебном коне! По воздуху!
        - Ну, тогда все просто. Смотри.
        Надеясь, что она не раскусила моего лицемерия, я снял с руки браслет.
        - Вот эту штуку мне подарил сам бог Ринхас.
        Она требовательно протянула руку, но я её остановил.
        - Вот как он действует.
        Я снова одел его на своё запястье и повернул. Мир вокруг рывком увеличился. Потом еще раз и еще... Голова принцессы с каждым поворотом возносилась все выше и выше. Дав ей несколько мгновений на то чтоб убедиться, что все это не обман зрения, а так и есть, я повернул браслет в обратную сторону, представ перед принцессой в нормальном виде.
        - Сейчас ты оденешь его, несколько раз повернешь и, когда уменьшишься, залезешь в свой ларец. Понятно?
        Я думал, что мне придется её уговаривать, но на удивление она только кивнула. Умница девочка...
        Оборот, оборот, оборот... Она стала маленькой, величиной с палец. Я приоткрыл крышку, помог ей забраться внутрь. Подумав, оторвал кусок материи от занавески и сунул туда же. Чувствую, придется мне тут козликом поскакать, так уж пусть будет ей помягче...
        Не стал я шуметь, выбивая двери. По-простому отворил окно, вылез наружу. Второй этаж - это невысоко. По выступу, тянувшемуся мимо окна, я дошел до угла. Там, помогая себе ногами, спустился вниз. К стене...
        На мое счастье та была сложена из бревен. Хорошие такие деревяшки. От одного взгляда на них появлялось уважение к строителям, сумевшим уложить их друг на друга - в обхват, не меньше! Легонько постучав по дереву, огляделся по сторонам. Во дворе пусто. Огонек перед воротами продолжал подмигивать, и в башнях, что стояли по обе стороны от центрального здания иногда что-то посверкивало. Похоже было, что курил кто-то на посту...
        "Слышишь, товарищ... - обратился я к Ринхасу. - Я сейчас за неуважение к тебе мстить начну..."
        Тот не ответил, предоставив весь этот мир в мое распоряжение. Я вздохнул. Что ж, значит, обойдемся без излишних разрушений.
        Припомнив, как альпинисты взбираются по ледяным горам, я, сложив ладонь дощечкой, медленно вдвинул её между бревен. С мягким хрустом бронза вошла внутрь дерева. Я подтянулся и вогнал вторую ладонь повыше... Между делом усмехнулся. Будут утром монахи ломать головы над тем, что тут такое произошло. Не знаю, что они подумают, но что-нибудь, да сообразят.
        Добравшись до верха, я оседлал бревно. За стеной меня уже ждали. Оттолкнувшись, я спрыгнул.
        - Где? - спросил рыцарь, едва я разогнулся. Увидев меня одного, он сильно удивился. - Принцесса где?
        - Момент...
        Я отошел за возок и наклонился над ларцом. Крышка скрипнула, откидываясь навстречу звездному небу.
        - Принцесса, выходи.
        Девушка выпрыгнула мне на ладонь.
        - Поверни браслет в обратную сторону...
        Пара секунд и принцесса появилась перед нами во всей красе. Картина "Железный человек и принцесса-лилипут" сменилась на "Девочка на ладони". Глаза моих товарищей едва не выпали. Чудо - другого слова тут подобрать было невозможно. Только вот что ничего не было и р-р-р-аз - живой человек!
        Я, словно цирковой артист, подержав Феллу на ладони, опустил на землю. Мы смотрели на неё, она смотрела на нас и тут заметила Гуйяль.
        - Ты жива? - взвизгнула, обрадовавшись, принцесса. - И демоны не утащили тебя?
        В порыве вспыхнувших чувств она обняла девушку. Та испуганно съежилась.
        - Я жива, госпожа. А о каких демонах ты говоришь?
        - О демонах, напавших на нас, когда мы летели сюда. Ты не помнишь?
        Девушка, оглянувшись на нас, неуверенно покачала головой.
        - Возможно, я огорчу тебя, принцесса, - сказал Энгель-Суфат, влезая в разговор, - но Гуйяль никуда не летела. Сюда она добралась на повозке вместе с нами.
        Чтоб у принцессы не оставалось иллюзий, добавил.
        - И уедет, вероятно, точно так же.
        Если у принцессы еще и были какие-то сомнения в том кто мы такие и откуда, то теперь они исчезли. Девушек посадили в возок, принцессе дали в руки её ларец и мы тихим ходом двинулись прочь от монастыря. В обступившей нас ночной тишине слышался голос Гуйяль, рассказывающей о наших приключениях да комариный звон. Девичьи тайны для меня ничего не значили. Подумаешь...
        Меня сейчас больше интересовало, какое лицо будет у Йорга, когда он сюда завтра заявится. Жаль, посмотреть не удастся.
        Хотя представить можно...
        Я глупо хихикнул. Если б они там друг друга поубивали бы, то это пошло бы нам на пользу. Только вот вряд ли выпадет нам такое счастье.
        - Ты чего? - спросил Парликап. Я махнул рукой.
        - Представил, что тут завтра будет...
        Полурыцаря это не развеселило. Ну, хотя это понятно. Я-то металлический, а он - из мяса. Хорошего свежего мяса, которое так легко протыкается всякими там железными наконечниками.
        - Пора убираться ...
        Он не договорил - и так все ясно. Утром, когда обнаружат пропажу принцессы, начнется паника. Все выбегут за ворота и бросятся искать её. Припомнят, что приезжали мы и начнут искать нас. А ведь могут и найти. Ну, без боя мы её, разумеется, не отдадим, так что моя мысль о мягком мясе моих друзей и острых наконечниках тут исключительно к месту.
        Так что все-таки лучше будет, чтоб её попросту не нашли.
        - Я первый. Вы - следом...
        Ухватив лошадь за ремешок, торчащий из морды, я потащил первую повозку по дороге. Вперед, подальше от гостеприимных стен. Правившей второй повозкой Энгель-Суфат развернулся, потрусил следом.
        Впереди нас ждал такой же лес, что мы уже прошли, но в той стороне стояло несколько городков, и дорога ветвилась между ними, давая нам возможность выбрать свою и стряхнуть преследователей с хвоста. А преследователи обязательно будут. Я это чувствовал.


        Управляли ли вы повозкой на чудесной лесной дороге? В то время, когда звезды робко проглядывают сквозь преддождевые тучи и легкий туман стелется над отяжелевшими от росы травами?
        Только попробуйте и сразу обнаружите все приложенные к сему прелести - корни, ямы, лужи. Все это лезло под ноги, цеплялось за повозку, гладило меня по голове, если я не успевал уворачиваться.
        Я шел, стараясь по возможности обходить препятствия, но даже моих выдающихся возможностей не хватало, для того чтоб набрать хорошую скорость. Темно было так, что местные мастера палитры и кисти могли начинать писать с натуры картину о битве местных негров в темной комнате, тем более тут еще новолуние. Во всяком случае, никаких естественных источников света в небе не висело. От такой дороги все внутри возков содрогалось.
        Я представил себе германский автобан, гладкий как натянутая скатерть, фонари по бокам дороги, светящийся поток машин... Понятно такой радости как нормальная дорога тут еще долго не будет, и надеяться нечего, а вот подсветить бы чем-нибудь...
        А почему бы нет?
        Бог мы или не Бог?
        "Эй, Ринхас, - я мысленно обратился к своему покровителю, - раз уж ты с электричеством разобрался, может быть дашь мне способность прожектором поработать?"
        "Это как?" - заинтересовался бог.
        "Ну, кто у кого в голове живет? - ехидно поинтересовался я. - Кто в моей голове как в библиотеке сидеть может? Посмотри там строение электрической лампочки и прожектора. Все доходчиво описано".
        Какое-то время в голове будто ветер гулял. Я уже привык к этому ощущению, знал, что оно означает, что бог что-то там ищет. Потом стало не до ощущений - пошли какие-то коряги, ветки едва не задевали за голову...
        "Стой!" - прозвучало у меня в голове. Я встал.
        "Упрись головой в дерево..."
        Странно было бы, если б я не послушался своего внутреннего голоса.
        "Приготовься".
        "К чему?"
        Ответ я не получил, зато когда очнулся, первое, что увидел - испуганные глаза принцессы и запах почувствовал. Запах горелого дерева. Я лежал, опрокинувшись навзничь, упираясь затылком в дерево. Дымок струился оттуда.
        - Что тут было? - спросил я сразу у всех.
        - Ты упал...
        Это Парликап. Мне это мало о чем сказало, и я перевел взгляд на принцессу.
        - И глаза у тебя теперь светятся, - сдавленным шепотом сообщила она.
        "Хорошая штука - электровоз", - прозвучало у меня в мозгу.
        "Это ты мне зачем сказал?" - мысленно поинтересовался я, на всякий случай оглядываясь, нет ли поблизости рельсов. А то вдруг он неправильно меня понял про автобан и сотворил железную дорогу?. Рельсов не увидел, и стало легче.
        Я поднялся. Меня немного пошатывало, но звенящая пустота в голове уже уступила место тяжести обычного металла.
        "Давай, разгони их всех и - вперед! Впереди нас ждут великие дела!" - прозвучала команда. Я махнул рукой, отправляя товарищей на повозки.
        Несколько секунд я стоял, отыскивая в себе изменения и ничего не находя. Я не удивился бы, если б все это оказалось шуткой, но шутки у Ринхаса обычно бывали другого качества.
        "Дерни себя за нос", - продолжил отдавать команды голос у меня в голове.
        "Зачем?"
        "Дерни, дерни..."
        Я дернул себя за нос и из моей головы ударили два снопа света. За спиной ахнуло несколько голосов. Я сдержался. Не повернулся, чтоб не повергать их в ужас. Разбегутся еще, и ищи их. Наверняка ведь я выглядел странно и страшно, зато проблем с видимостью на дороге просто не стало.
        "Раз дернишь - включишь. Другой раз дернешь - выключишь..."
        Я проверил, дернул второй раз. Темнота показалась мне еще более густой. Она упала так плотно, что я, казалось, услышал отзвук этого падения.
        Я снова коснулся носа, возвращая свет в этот мир.
        "Спасибо, - поблагодарил я товарища. - Теперь нам значительно веселее".
        Дорога впереди высвечивалась кривая, но понятная. Лучи, словно фары хорошего автомобиля с дальним светом раздвигали темноту вокруг меня, обнаруживая и корни и колдобины и низкие ветки. Первое время я опасался, что вот-вот, словно мотыльки на огонь к нам прилетят какие-нибудь удалые разбойники, но, подумав, успокоился. Дураков разбойничать ночью нет - ночью спят и те, кто грабит, и те, кого грабят. Такое уж волшебное это время - ночь...
        Восторженные разговоры за моей спиной потихоньку стихли, и я повел повозки прочь от монастыря. Лучи света выхватывали листву, стволики молодых деревьев. Монотонность дороги иногда нарушалась - в зарослях вспыхивали чьи-то глаза, но я не обращал на них внимания, как и их обладатели на меня. Там шла своя жизнь, в которой все эти лесные твари жрали друг-друга и делали разные гадости, но нас она не касалась.
        Наши неприятности ждали нас утром. Вряд ли раньше кто-то обнаружит, что принцесса исчезла...

        Глава 21

        Мы шли всю ночь, и к тому времени как рассвет сделал ненужным мою ночную иллюминацию, отмахали уже много здешних верст.
        Чтоб не пугать людей, едва развиднелось, габаритки свои я выключил. И не зря. Вскоре нам навстречу начали попадаться люди... Я переглянулся с Энгель-Суфатом, пересевшим на головную повозку. Раз есть люди, значит, где-то рядом должен стоять городок. А городок у реки это люди, все блага цивилизации от пива и жареного мяса для всех, кроме меня, до речного порта.
        План мы составили простой, как три копейки: добраться до городка, что стоял на берегу любой реки и, спустившись по ней вниз, выйти к морю. Ну а там... Там все было ясно. Корабль- море- жених- свадьба и мое отбытие из этого мира. Я так проникся близостью окончания нашего пути, что даже начал подумывать, что, мол, вот еще чуть-чуть и все...
        И сглазил.
        Когда лес кончился, уже совсем рассвело.
        Впереди дорога растекалась на три стороны. Я выбрал ту, что показалась мне более широкой и утоптанной.
        Она тянулась полями, вдоль реки. Небольшие кучки деревьев не загораживали горизонт. После картин ночного леса стало как-то повеселее. С реки, обещая скорое плавание, потянуло сыростью, запахло тиной и рыбой.
        Мы потихоньку двигались вперед, а из-за ближней рощицы стали появляться крыши домов недалекой деревеньки. Я в очередной раз позавидовал живым товарищам, тому, что сейчас они сядут где-нибудь и начнут набивать желудки какой-нибудь вкуснятиной...
        Пока я представлял себе куски жареного мяса и кувшины вина, со второй тележки нас негромко окликнул Парликап.
        - Кто-то нагоняет...
        Он смотрел назад. Остроты зрения хватало на то, чтоб отличить какого-нибудь землепашца от тех, кто мог представлять опасность для нас, но не более того.
        - Кто-то нагоняет... - повторил он.
        - Я даже догадываюсь, кто именно, - пробормотал я и, глядя на напрягшегося Энгель-Суфата, напел как сумел.
        - "Погоня, погоня, погоня, погоня в горячей крови..."
        На секунду я замешкался - как обращаться к принцессе - "сиятельство" или, может "светлость", но быстро отбросил свои комплексы. Я тут бог, ну, по крайней мере, его аватар, так что могу позволить себе фамильярность.
        - Эй, девицы! Обе бегом сюда...
        Фелла уже поняла, что со мной лучше не сориться, но её вопросительный взгляд все-таки остался высокомерен.
        - Прячьтесь в возке и сидите тихо, как мыши. Все, что нужно мы без вас сделаем.
        Принцесса вздернула нос, но послушалась, укрылась, а мы прежним порядком потрусили вперед.
        Возки нагнали трое вооруженных туземцев. Мечи, копья, хорошие щиты. На монахов, принимавших нас вечером, войны похожи не были. Они проскочили мимо нас, но, проскакав вперед, остановились. Несколько секунд разглядывали дорогу, совещались. А потом, когда мы подъехали поближе, взмахом руки остановили.
        - Вылезайте...
        Энгель-Суфат поправил перевязь с мечом и, сдерживая себя, поинтересовался.
        - Это еще зачем?
        - Это они, - сказал один из гостей, глядя по сторонам. - Точно они...
        - Вы в храме Грядущего Единого вчера были?
        - А какое тебе дело, где я вчера был? - спросил рыцарь, безуспешно скрывая загоревшуюся злость.
        - Поворачивайте. Обратно поедем...
        Энгель-Суфат не отвечая, хлестнул лошадок, направляя их так, чтоб объехать живую преграду, но всадники попятились, загородив проезд. Под напором коней треснула жердина забора, загораживающего чье-то поле.
        - По-хорошему вернитесь, - предупредил головной. - По-плохому будет только хуже...
        - Не были мы в храме, - влез я. - Вот те крест.
        - Врете, - убежденно ответил третий. - Были.
        Он подобрался сзади, заглянул в возок.
        - Вон и девка ваша тут.
        - Я девка? - взвилась оскорбленная принцесса.
        - Пропустите по-хорошему, - подал голос Папрликап из второго возка. - Некогда нам с вами разговаривать. Дела стоят, ждать не будут. У нас, у купцов, всегда так - чуть опоздал, так половины прибыли лишился...
        - Купцы они, - пренебрежительно бросил кто-то из преследователей. - С нами поедете.
        Мы переглянулись. Что ж... Они не оставили нам выбора.
        Я спустился и, не спеша, подошел к первому всаднику. Тот не ждал неприятностей от безоружного меня, но ошибся. Мне вполне хватило сил выдернуть его из седла. Неожиданность иногда позволяет делать такие вещи.
        Всадник выскочил из седла словно морковка из песка - легко и неожиданно для всех. Спиной он врезался в забор из жердей, огораживающих участок обработанной земли и поднялся оттуда хоть и грязным, но уже со сталью в руках.
        - Мой! - крикнул Энгель-Суфат. Что ж имеет право на выбор...
        А двое оставшихся пошли на меня.
        Все-таки фехтование это не мое. Пока, во всяком случае. Надо будет товарищей попросить, чтоб помогли как-нибудь, научили, что ли...
        Чтоб не выглядеть в глазах противников подозрительно или глупо, я поднял с дороги кусок изгороди - длинный, толщиной в руку шест. Другим кулаком зачерпнул горсть пыли.
        Дождавшись порыва ветра, разжал кулак...
        Такой подлости они от меня не ждали.
        Они хотели честной схватки по варианту "двое вооруженных против одного безоружного", но схватка получилась только для одного. Для начальника. За моей спиной Энгель-Суфат азартно рубился с ним, состязаясь в искусстве фехтования, а те двое, что достались на мою долю, ругались, бестолково размахивая мечами. Пару раз они задели друг друга, но все-таки сообразили, что не меня рубят и ограничились руганью, пополам обещаниями сделать со мной нечто удивительное страшное. Я заслушался, но сообразил, что время играет против нас.
        По грязным лицам нападавших текли слезы. Еще немного, они проморгаются и тогда простой палкой мне от них не отбиться.
        Я шагнул им за спины и поприветствовал шестом сперва одного, а потом - другого. Громко хрустнув, палка в моих руках разломилась, зато оба нападавших, где стояли, там и рухнули лицами в пыль.
        Притворства там не было ни на каплю. Хоть живы, но лежать им еще и лежать...
        Не желая затягивать схватку, я отломил кусок палки, прицелился, и по городошному подбил ногу оставшегося бойца.
        Он вскинулся, но тут Энгель-Суфат достал его мечом по шлему. Этого хватило, чтоб отправить в беспамятство и этого. Рыцарь тяжело дышал - противник ему достался умелый.
        - Как они нас нашли?
        - По следам....
        У Парликапа, в схватке не участвовавшего, было время сообразить, что тут к чему. Он кивнул назад, в сторону леса, из которого мы недавно выбрались. На утоптанной дороге мои следы выглядели ямками, в которые позабыли посадить деревца.
        "Все-таки есть у меня лишний вес", - подумал я с грустью, но ничего не сказал.


        Еще подлетая к храму, еще в воздухе, Йорг понял, что что-то тут произошло.
        Монахи очумело метались по двору, что-то тащили, сталкивались, разлетались в разные стороны, роняли вещи, за монастырские ворота устремлялись конные, а кто-то, напротив, врывался во двор и бегом поднимался по лестницам... Благопристойный совсем недавно монастырь, теперь напоминал скорее базар, а не крепость веры.
        Примерно тоже самое творилось сейчас и в императорском дворце, но там это было не так заметно - все же дворец был размером побольше, хотя принцессу искали и там, не смотря на то, что стражники, схватившиеся с похитителями утверждали, что тем удалось увезти принцессу
        Непотребная суета насторожила мага, но ему в голову не пришло, что это все из-за него. Скорее можно было подумать, что сам Грядущий Единый прибыл в храм, чтоб проверить твердость устоев веры запертой в стенах братии.
        От пришедшей в голову мысли, Йорг рассмеялся. Подумать только - всеми забытый монастырь и Творец всего сущего!
        Но как же он удивился, когда понял, что оказался прав в своих предположениях!
        Увидев мага, настоятель впал в экстаз, словно его появление как-то подтвердило его самые радужные надежды. Он, исполненный какой-то ожесточенной радости, бросился к нему, радостно выкрикивая слова благодарности. В этом словесном потоке причудливым образом сплелись принцесса, Грядущий Единый, Ринхас, радость настоятеля и великая честь, выпавшая этому храму и самому Йоргу.
        Был! Был тут Грядущий Единый! Но появился в обличье бога Ринхаса!
        Но не это оказалось самым главным для Йорга. Грядущий появился и пропал, но вместе с ним исчезла принцесса! Эта новость пробежала по ногам мага слабостью, заставила опереться на стену. Ему показалось на миг, что он что-то не расслышал, может быть, не так понял...
        - Что?
        - Её нет! Она ушла вместе с Грядущим Единым!
        Йорг спрашивал настоятеля, тряс его, но в ответ получал один и тот же ответ. "Она ушла вместе с Грядущим Единым! Он забрал её с собой!"
        Не дождавшись других ответов, Ринхас потащил настоятеля на башню. За ворот, за расшитые золотой канителью лацканы... Злоба бурлила в маге, заставляя сжиматься пальцы в кулаки. Он сделал все, что нужно и тут какой-то раззолоченный идиот... Что-то тут не так! Не свою ли игру задумал играть настоятель?
        Добравшись до самого верха, он ухватил его за горло, испытывая одно-единственное желание - сжать посильнее, чтоб разом избавиться от своей злости. Одно останавливало - следовало все-таки разобраться, что за бред он несет? Куда на самом деле подевалась Фелла?
        Разговор сперва не пошел - настоятель продолжал глупо улыбаться и нести восторженную чушь. Все говорил про милость Грядущего, про благодать, про всевидящее око, выбирающее из своих служителей самых достойных.
        В себя он пришел только под угрозой реальной смерти - пришлось Йоргу наклонить его над бездной. Шесть пролетов - он посчитал, пока тащил, а внизу выстланная каменными плитами земля. Страх попробовать собственной головой твердость дворовых плит выбил из монаха неуёмный восторг.
        - Где она? Последний раз спрашиваю, - прошипел Йорг, зло прищуривая глаза. - Если я не услышу того, что хочу услышать - сброшу тебя. А потом спущусь и буду прыгать на твоих останках, пока не вобью в землю!
        Слова еле-еле пролетали сквозь стиснутые в злобе зубы.
        - Хр-р-р-р-р... - сказал настоятель. Других слов он уже не выговаривал, а может быть, и вопроса-то не услышал. Трудно воспринимать окружающий мир, стоя на краю башни, при этом понимая, что летать ты не умеешь.
        - Её забрал с собой Грядущий Единый ... - сквозь кашель и хрип, сообщил настоятель, кося глазом вниз.
        - Я вижу, ты не хочешь жить, - сказал Йорг. - Улетай...
        Пальцы настоятеля вцепились в халат мага.
        - Нет! Пощади меня! Я не лгу! Вчера в монастыре явился Грядущий Единый в образе Ринхаса!
        Сейчас голос настоятеля лишился сладостного обожания, что только что переполнял его. Йорг слышал голос нормального человека, не фанатика.
        Подумав, что ослышался, Йорг ослабил хватку, втаскивая настоятеля на площадку и опуская на пол. Тот, хрипя, ползал в ногах, не решаясь подняться. Отдышавшись, откинулся спиной к бортику и, глядя снизу вверх, сказал:
        - Теперь-то я понимаю, что это не ты прислал нам статую, а ОН сам в обличье Ринхаса пришел проверить нашу крепость в вере...
        "Бредит?" - злость мага сменилась изумлением. - "Что он несет? Неужели умом повредился?"
        - Какая статуя? Кто забрал девушку? Какой бог?
        - Грядущий Единый! Да славится имя его в этом мире!
        - Говори, тварь, или я все-таки сброшу тебя вниз! - снова вскипел Йорг, увидев, как глаза настоятеля вновь начинает заполнять восторг фанатика. - Говори понятно! Объясни, что случилось!
        - Перед закатом прибыли две повозки, - поспешил продолжить хозяин. Злоба в глазах императорского мага грозила выплеснуться и обжечь его. - На одной из них - статуя бога Ринхаса. Возничие сказали, что это твой подарок той девице...
        - И?
        Рукавом халата настоятель вытер потное лицо. Его потряхивало, но видно было, что он потихоньку приходит в разум.
        - Ты просил обходиться с девицей бережно, угождать ей, и мы выполнили твою просьбу.
        - Мою?
        - Да. Нет! Не твою - Грядущего Единого! Он хотел попасть к девушке. Мы принесли статую в её покои, а утром там не оказалось ни ее, ни божественной статуи!
        Голос его вновь наполнился торжеством.
        - Ни статуи, ни девчонки, ни повозок, что привезли её...
        - И ты решил, что это Единый? Бронзовый истукан, две телеги и несколько человек стали для тебя воплощением Грядущего?
        Йорг отпустил халат, брезгливо вытер руки.
        - Ты сумасшедший!
        - Поначалу я решил, что это ты... - продолжил настоятель, поднимаясь с пола. - Что твоя магия заставила девицу исчезнуть...
        - Я? Зачем мне это, ты подумал? - по-настоящему удивился маг. - Зачем? Если я сам привез её к тебе?
        - Подумал. Чтоб не платить за то, что я для тебя сделал... Ты думаешь, что я не догадываюсь кто эта девица? А? Думаешь, не догадываюсь?
        В своих вопросах настоятель, казалось, черпал силы. Отряхиваясь, он осторожно поглядывал на имперского мага.
        - Дальше, дальше, - подстегнул маг монаха, оглядываясь по сторонам. Едва он услышал про исчезнувшую статую Ринхаса, то сразу все понял. После куцего рассказа, на который оказался способен настоятель, стало ясно, что опять на пути его встали Моригановы посланцы и его собственное недоделанное творение.
        Этим-то нахальства не занимать.
        Зная главное, он слушал в пол уха, думая, что нужно делать. Вскоре сюда прибудет Гвидор, за Феллой. Что он может ему предложить вместо неё?
        - Я, как подумал об этом - разослал людей по окрестным дорогам искать девицу и стал ждать... Ждал... Теперь-то это уже не нужно. Ты здесь, а значит, ты к исчезновению принцессы непричастен.
        Он с по-детски счастливой улыбкой покачал головой.
        - Я не могу понять... Разума не хватает... Как это Ему удалось? Хотя...
        Он развел руками, призыва мага в свидетели своего бессилия. И улыбнулся еще шире.
        - Какие могут быть запреты для НЕГО?
        - Единого?
        - А! Ты же не видел еще надписи на стене... Единый, забрав принцессу, оставил нам послание!
        Вот это уже было за гранью бреда.
        - Что ты несешь?
        - Всего одна строка. Он любит нас! И он хочет, чтоб мы усерднее служили ему...
        Магу захотелось взвыть от бессилия что-то изменить. Нет. Нет! Не может все произойти так глупо. Просто не может быть.
        - И ты поверил нескольким буквам на стене? Ты поверил непонятно кому?
        - Я поверил Грядущему Единому...
        - Ты дурак, если в это поверил.
        Настоятель неожиданно радостно спросил:
        - Когда в твоем храме появляется Грядущий Единый, хотя бы в одном из своих воплощений, как в это можно не поверить?
        - Ну, разумеется, - зло ухмыльнулся Йорг. - Пожертвования, паломники...
        Он нахмурился.
        - А алтари? Все алтари целы?
        - Нет. Но Грядущему Единому можно простить некоторую неуклюжесть, - отчеканил настоятель.
        Той радости, что сейчас он испытывал, не было в Йорге ни на самую мелкую монетку.
        Реальность не могла предложить ему ничего хорошего - принцесса пропала, разрушив этим все хитроумные комбинации. Это бы ничего - её наверняка еще можно отыскать, но вот то, что посланцы женолюбивого сатрапа подъезжали все ближе и ближе уже никак не исправить. Впору было впасть в самую черную меланхолию.
        Ничто не может отменить встречи с Гвидором.
        Поражение следовало обернуть победой. Для этого у него, правда, оставалось совсем немного времени, но наверняка это можно было сделать даже за ту малость, что осталась.
        Только вот как?
        Задумавшись о своих сложностях, он начал спускаться вниз. Ряды кирпичей плыли назад, не навевая никаких мыслей. Никаких... Мыслей... Никаких...
        В десятке ступеней позади него держась одной рукой за стенку, другой - за голову, спускался улыбающийся настоятель. Теперь-то ему все было совершенно ясно. Был тут вчера Грядущий Единый! Был! И пусть надпись на стене не особенно приятна для него, но что делать? Всем ведь известно, что человек не совершенен и слаб. Значит, это знак сделать устав строже.
        Он посмотрел вниз.
        Там носились братья еще не ведавшие благой вести о пришествии Божьем!
        Он уже знал, что и как кажет, выйдя во двор.
        Только не успел...
        У монастырских ворот соскочили с коней трое из тех, кого настоятель отправил на поиски пропажи. Дорога не прошла для них даром. Синяки под глазами, грязная одежда. Все трое хромают, словно побывали в схватке. Но произнесенные ими слова заставили его забыть о том, как они выглядят.
        - Мы нашли их...
        - Кого?
        Погруженный в свои светлые мысли настоятель сперва не понял, о чем идет речь.
        - Мы нашли статую и девку...
        Он застыл с раскрытым ртом.
        Все рушилось. Все гибло, не успев расцвести. Он не успел собрать даже первой жатвы, как все пропало. Единому, да славится его имя в этом и иных мирах, нет никакой необходимости ехать на какой-то телеге. Что ему стоило перенестись туда, куда нужно, а не глотать дорожную пыль.
        Настоятель опустил голову. Ему предстояло стать посмешищем, если только... Он повернулся к магу. Тот испытывал совсем иные чувства. Он подмигнул хозяину. Наклонившись к уху, прошептал.
        - Если ты сейчас все сделаешь по-моему, так уж и быть, промолчу о том, что тут случилось на самом деле. И отдашь мне на несколько дней своих охранников.
        Он хохотнул.
        -Ты все одно теперь под защитой Грядущего Единого...
        Повернувшись к новоприбывшим, спросил.
        - Где вы их видели?

        Глава 22

        ...Солнце не успело передвинуть тень башни от часовни к колодцу, как в монастыре объявились новые гости.
        Усевшись на краю фонтана, Йорг смотрел, как к нему степенно помахивая рукой со свитком, подходил Гвидор. Он улыбался свои мыслям, радовался тому, что скоро все закончится. От прогретого солнцем камня тянуло теплом. Маг уселся рядом, погрузив руку в воду. Плававшие в фонтане рыбки бросились врассыпную.
        - Ну, так как твои дела? - поинтересовался Гвидор, отряхивая руку.
        - Наши?
        - Нет. Твои. Мои-то хорошо. Вот у меня Рукопись есть.
        Маг покрутил перед носом Йорга свитком.
        - А у тебя есть что-нибудь для обмена? Например, какая-нибудь принцесса...
        Он с искренним любопытством заглянул в лицо коллеги.
        - Ты готов поменять одно на другое?
        - Мы же договорились, - отозвался Йорг. - Ты принес, а я привел.
        Гость как-то подобрался.
        - Ну и где же мой приз? Где моя будущая королева?
        Йорг кивнул в сторону башни.
        - Я решил не разрушать её иллюзий. Как всякая порядочная принцесса она ждет своего жениха в башне. Посмотри...
        На самом верху башни и в самом деле в окошке виднелся девичий лик.
        - Принцесса в башне! Это так трогательно! - он вдруг засмеялся, не скрывая настроения.
        - Конечно. Зачем ломать традиции? - спокойно отозвался Йорг. - Так что все по-честному. Отдавай Рукопись да иди, забирай принцессу. Она твоя.
        - Пойдем...
        - Нет, - твердо сказал Йорг. - Иди один... Я туда не пойду.
        Поднявшийся и сделавший шаг к башне, маг остановился.
        - Почему?
        - Сам подумай...
        Йорг даже не стал подниматься с бортика.
        - Она станет женой вашего сатрапа.
        - Да.
        - И вполне потом может отомстить мне, пожаловавшись брату-императору, рассказав, что я все это сделал.
        - А сейчас?
        - А сейчас ты волей Грядущего Единого оказался в этом монастыре раньше её избранника и обманом увез её в свою сатрапию. Я ничего не видел, ничего не знаю. Маг Йорг хотел сделать её счастливой, но Грядущий Единый решил иначе.
        Гвидор посмотрел на него, потом на башню, потом снова на него и вновь на девушку в окне башни... Йорг подергал его за рукав, отвлекая внимание к себе.
        - Кстати, я бы на твоем месте, чтоб все прошло без неприятностей, представился бы ей новым магом короля Герка, помощником Моригана.
        - А ты в стороне, - покивал сатрапский маг.- Умно...
        - Не завидуй, - ответил Йорг, тяжело вздохнув. - Я этим себе этим серьёзных врагов наживу...
        - Это кого же? - пренебрежительно отозвался товарищ.
        - Кое-кого из магов... Императора... Мне её искать поручили, как ты понимаешь, а я её не найду... Сразу не найду, конечно, а уж когда найду, то будет поздно... Вы там со свадьбой не затягивайте.
        - Надеюсь, это примирит тебя с действительностью, - бросил Гвидор, покачивая свитком. Имперский маг протянул руку.
        - Хочется на это надеяться...


        "Ну и что делать?" - спросил я сам себя не без тайной надежды, что Ринхас все же ответит мне. Я не ошибся. Он ответил, но вовсе не так как я рассчитывал.
        - "Сам, сам, сам, - прозвучало в голове.- Я тут, в твоей голове, отличную пословицу нашел, совсем по делу". "На бога надейся, а сам не плошай".
        Я только вздохнул - своенравный мне попался Бог. Я вспомнил, как совсем недавно его стараниями чуть не превратился в огурец и успокоился. Сам - так сам. В конце-то концов, действительно не маленький.
        Город, в который мы попали, показался мне городом только из-за того, что его окружала стена. На самом деле не город это был, а городишко. Чуть больше сотни домов, чей-то храм, несколько едален, однако все неприятности искупало то, что стоял он на берегу реки.
        Проехав скопище домов и домиков насквозь, мы въехали в порт. Ну как порт... Причал. Мокрые доски на сваях, уходящие в реку на несколько метров, запах рыбы и водорослей. Около причала покачивало мачтой единственное суденышко. Нда-а-а-а... Выбирать не приходилось.
        Парликап, переглянувшись с Энгель-Суфатом, пошел договариваться. Мы с берега видели, как он подошел к какому-то толстому дядьке у сходней. Через несколько секунд полурыцарь махнул нам рукой. Владелец корабля - наверняка это был он - увидев наше движение, принялся разводить руками. Пошло дело - спорят, договариваются. Хотелось надеяться, что договорятся, потому как если не получится добром, то придется захватывать эту посудину силой, а это наверняка означало кровь и погоню. Хотя о чем это я?
        Непонятно по какому душевному движению я не дал поубивать тех орёликов, что совсем недавно набросились на нас на дороге. Право слово затмение какое-то нашло. Наверняка Ринхас постарался. И слова нужные в голову пришли, когда объяснял товарищам свое человеколюбивое решение. А это уже означало, что своими руками я, возможно, посадил нам "на хвост" преследователей. Да чего там "возможно"... Наверняка посадил... Не тот человек здешний маг, чтоб терпеть такое унижение. Одна надежда убраться отсюда побыстрее, да следы запутать.
        - Надо было зарезать их, - недовольно пробормотал Энгель-Суфат. Он, разумеется, также имел ввиду тех троих, хотя глаза смотрели на торгующегося с купчиной полурыцаря. - Убили бы, так на душе как бы сейчас спокойно было.
        Похоже, что он, как и я, не понимал, что за приступ человеколюбия на него нашел.
        - Нельзя, - возразил я, стараясь не выглядеть дураком. - Мне видение было... Нельзя их было убивать...
        Хотя теперь, может быть, дело обернется по-другому. Не в том смысле, что захочу кровушку кому пустить, а в том, что придется...
        Заскрипели доски причала, и я вынырнул из своих мыслей.
        - Договорился?
        Полурыцарь кивнул.
        - Нас возьмет, а вот возки - нет. Некуда ему их там ставить... Мешками вся палуба завалена.
        Он как-то неопределенно крутанул головой.
        - Не нравится мне это всё.
        Кажется, его мучило то же самое, что и нас с Энгель-Суфатом.
        - И ладно. Нам ведь до моря плыть, а там уж по-всякому тоже кораблем, а значит без возков.
        Никто не возразил.
        - Когда отплываем?
        - Ближе к полудню... Только он, купецкая морда, денег вперед требует.
        Парликап похлопал ближнюю лошадку по крупу.
        - Значит, придется продавать все это, а не просто бросить.
        Развернувшись, мы двинулись обратно к едальне, что стояла почти у самого берега. Парликап пошел договариваться с хозяином, не возьмет ли тот все это задешево, а мы все, подхватив накопившийся за время скитаний скарб, расположились за столом. На всякий случай загородившись спиной от местных, я погрузил руки в мешок. Тут Ринхас снова почтил меня своим посещением. В голове повеяло, зазвучал голос.
        "Добра-то, добра..."
        Не добро там лежало, а всякая фигня, по моему мнению.
        "Да тут нашего нет ничего. Почти все, то, что ты приказал в храме забрать. Сам ведь просил",- отозвался я.
        Тут и в самом деле лежало много всякого, чему я даже названия не знал...
        Руки мои сами собой задвигались. Бог, куда лучше разбиравшийся в этом мусоре, взял дело в свои руки.
        "Дрянь, дрянь, дрянь.... Это вот отложи. Это вообще выброси. Тоже дрянь..."
        Он не радовал меня разнообразием.
        "Зачем мы вообще тогда туда полезли?" - возмутился я.
        "Ну... мало ли что там могло быть? - ничуть не смущаясь, сказал Ринхас.- Да и всегда мне хотелось побывать там, а тут такая оказия..."
        К тому времени, как я закончил разбираться в наворованном нами барахле, вернулся Парликап с просветленным лицом. На вопросительный взгляд Энгель-Суфата он брякнул мешочком с деньгами. Теперь оставалось ждать отхода корабля.
        Времени на это ушло немного.
        Мои товарищи не успели толком поесть, как в зал забежал мальчишка и, углядев Парликапа, призывно взмахнул рукой.
        - Пора, - подобрался Энгель-Суфат. - Госпожа, ты готова?
        Первым вышел Парликап, следом - девушки, за ними Энгель-Суфат. Он бросил хозяину золотой, но видно наша щедрость показалась хозяину недостаточной. Скорее всего, он ошибся и посчитал нас теми, с кого можно содрать побольше.
        - Мало. Добавить надо...
        Отрезая меня от двери, за спиной хозяина встали еще двое. У каждого по дубинке в руках. Я не стал противиться - каждый ведь зарабатывает, как может. Вернувшись обратно, я вытащил монетку побольше размером, положил её на стойку.
        Хозяин довольно усмехнулся.
        Зря он это сделал. Не люблю я таких улыбок.
        Пригляделся, как расположены волокна в дереве и, улыбаясь самым дружелюбным образом, начал вдавливать монету в доску. Медленно-медленно, голыми пальцами...
        С тихим треском та входила в дубовую столешницу, сгоняя улыбку с хозяйских губ. Я провел сверху ладошкой. Не подцепишь. Монетка держалась крепко, значит, память будет долгой.
        Согнутым пальцем я постучал рядом, оставляя в деревяшке глубокие вмятины. Мелькнула мысль разрубить стойку рукой, но я остановился - с монеткой на виду это будет смотреться убедительнее.
        - Нам для хороших людей ничего не жалко. Как свои кончатся - эту достанешь...
        Остановить меня они не посмели.
        Когда я подошел к берегу, наши уже устроились.
        Судно хозяева загрузили по полной. Даже удивительно, что нам там нашлось место - всю палубу заставляли тюки, корзины и несколько бочек не то с пивом не то с вином. С реки несло сыростью, но на корабле пахло чем-то еще мне незнакомым. Повсюду, щекоча ноздри, висел какой-то сухой травяной запах.
        Девушек посадили в единственную каюту, посреди палубы. Энгель-Суфат встал около двери, а Парликап принюхиваясь и морщась, пошел разговаривать с хозяином судна.
        Вскоре он вернулся. Брови хмуро сошлись над переносицей.
        - Запах. Запах чуете? Они же смех-траву везут.
        Я пожал плечами.
        - У нас за её хранение смерть полагается, - объяснил Парликап, видя, что я не понимаю о чем речь. - С отягчающими. Да и тут, верно, по головке не глядят.
        Энгель-Суфат дернулся к купцу, но сделав шаг, остановился, только выругался шепотом. Корабль уже отвалил, да и выбирать-то нам было не из чего. Местные коррупционеры, получив свое, оживленно переговариваясь, отправились к едальне. Они шли, оглядываясь на нас и ухмыляясь, словно рассказывали о нас гадости. Ну и ладно. Тьфу на них. Раз таможня дала добро... Может быть и обойдется?
        Я прошелся туда-сюда по небольшой палубе и принялся глазеть по сторонам. Мог бы сказать, что на сердце было как-то неспокойно, но вот беда - не было у меня сердца. А вот опасение какое-то имелось.
        Теперь, зная, что именно везем, мне казалось, что приходится путешествовать в каком-то плавучем притоне. В одном месте сошлись наркота, винище и принцесса. На Земле все это и по отдельности пользовалось нешуточным спросом, а тут все вместе, как комплексный обед. Ой, не к добру все это. Очень может быть желающие прихватить чужое найдутся и тут. Вон в Голливуде половина боевиков вокруг этой коллизии вертится: одни наркотики перевозят, а другие - отбирают.
        Думая об этом я, по еще человеческой привычке уселся на палубу и, прислонившись спиной к грузу, принялся разглядывать берега, мимо которых шли. Последние домики городка вскоре остались позади и теперь там проплывали то заводи, заросшие чем-то похожим на земной камыш, то спускавшиеся к самому берегу редкие деревья.
        Солнце уже поднялось над лесом и потихоньку выжигало туман над водой.
        Я поглядывал по сторонам не просто так - понимал, что, раз уж за нами идет охота, то вполне из-за деревьев или из камышей могут прилететь копье или стрела. Может быть, не так быстро это случится, но со временем - наверняка. Снова пришло удивление своим добросердечием. Прибили бы этих троих и голова бы сейчас не болела. Или хотя бы лошадей следовало у них отобрать да связать покрепче.
        "Так не интересно будет", - раздалось в моей голове.
        "Что?" - я опешил.
        "Не интересно!" - повторил Ринхас.
        "Да ты понимаешь что говоришь?"
        Только слушать меня уже было некому. Пропал мой покровитель. Зато теперь я точно знал, чем объясняется этот внезапно на нас накативший приступ человеколюбия. Хочется моему Богу посмотреть, как мы из очередных им организованных неприятностей выпутываться будем. Друг называется...
        Этот никому неслышимый разговор взбодрил меня. Теперь ясно, что нападение обязательно состоится. Остается не пропустить его.
        Несколько раз я привставал, пристально вглядываясь в зелень, но ничего там не происходило. Я даже хотел выдвинуть свои глаза, как меня научил Ринхас, но, подумав, что случится после этого с корабельной командой, поостерегся. Незачем оставлять после себя след из легенд.
        Глядя по берегам я не оставлял без внимания и небо. Несколько раз перед глазами мелькала в небе какая-то птица...
        Птица...
        Птица?
        Что-то нехорошее снова колыхнулось во мне. Или это паранойя проснулась и дала о себе знать?
        Я нашел точку в небе. Рука сама принялась искать что-нибудь ухватистое, вроде большой гайки, чтоб пугануть эту пернатую неприятность. Птица кружила чуть в стороне, выписывая большие круги в небе, но временами пролетая как раз над нашими головами. Под руку как назло ничего не попадалось, и только я пожалел, что недавно вколотил в дерево хорошую ухватистую монету, как по палубе пронесся крик:
        - Смотрите!
        Кто-то из команды, застыв столбом, указывал вперед...
        Я обернулся. Точно! Там было на что посмотреть!
        Волна накатывалась на нас, поднимаясь все выше и выше, и уже нависала над кораблем. Откуда она взялась, на только что спокойной реке я не понял, только это ничего не меняло - местное солнышко тускло просвечивало сквозь зеленоватую толщу нависшей над нами речной воды. Мне даже показалось, что внутри неё плещутся ничего не понимающие рыбы. Я такое еще мог видеть в телепередачах про отчаянных путешественников, а вот местные - вряд ли. Нет тут телевидения, а уж если кто ухитрился лично такое наблюдать, наверняка не выжил бы.

        Глава 23

        Вода рванулась вверх, словно её кто-то, как нашкодившего кота, ухватил за шкирку и поднял в воздух. Глаз невольно искал спускающихся по склону серфингистов, но откуда они тут?
        Гуйяль завизжала, но уже через секунду рев, обрушившийся на палубу воды, заглушил крик. Меня ударило в грудь, но я устоял. Удар был силен! Но корабль, хоть и вздрогнул всеми досками - выдержал. Кормчий у нас оказался - что надо!
        Нос кораблика, пронзив воду, выскочил вперед, однако там нас ждало еще одно испытание.
        Больше и круче. Такого даже я в телевизоре не видел - навстречу летела волна чуть не втрое выше первой!
        Теперь и купец завопил истошно. Девчонка-то орала, просто прощаясь с жизнью, а ему все это грозило потерей вместе с жизнью и судно и груз.
        "Шарик, цветной... Сейчас попробуем..." - прозвучало у меня в голове.
        Среди того, что Ринхас посоветовал оставить, оказался какой-то пестрый шарик. Явно не драгоценный камень, а какая-то кустарная поделка. Я еще, помню, подумал, когда в руки взял, что на раскрашенное пасхальное яйцо похоже и попробовал пожонглировать.
        Не расспрашивая для чего это все, я просто выхватил из сумки нужное.
        "Бросай в воду!"
        И какая б вдова ему молвила: "Нет!"?
        В смысле, попробовал бы я не послушаться!
        Мои руки на автомате выполнили божественную команду. Шарик - такой маленький и нестрашный - улетел навстречу валившейся на нас волне, ударился о неё и... Все кругом замерло. Повеяло лютым холодом. Веревки, паруса и даже борта нашего кораблика в момент обросли шубой из инея. А когда нос корабля все же коснулся волны, та в один миг разлетелась миллионами ледяных осколков. С грохотом, гулом, словно рядом рванул динамит или залпом выстрелили несколько пушек...
        - Ай! - пискляво вскрикнул кто-то за моей спиной. Только это был уже не крик ужаса перед неизбежной смертью, а тот крик, когда тебе за воротник попадает холодная льдинка. Нас окатило дождем ледяных осколков. Судно, пробив дыру в волне, выскочило на другую сторону. Едва мы выскочили, как все эта ледяная гора с шумом рухнула в реку. Я задрал голову.
        Тут и к гадалке не ходи - опять нашел нас имперский маг. И птичка эта мерзкая, и волна.
        В подтверждение этой мысли из воды, точнее из крошева льда на борт полезли уже знакомые нам зеленые твари. Только вот маг на этот раз перехитрил сам себя. Твари на этот раз они оказались не такими прыткими, как тогда, в море. Им словно что-то мешало... Неуклюже цепляясь лапами, они взбирались по обшивке, срывались и снова пытались влезть наверх. Получалось это не у всех. На моих глазах одна из тварей обрушилась вниз и приложилась спиной об изрядной величины льдину...
        "Черт побери, им же холодно!- дошло до меня. - Они же сейчас как лягушки после спячки!"
        - Сшибай их! Гладь по ребрам!
        Никакой особенной команды не понадобилось. Мы знали, что это такое, знали, что нужно делать, а команда, все десять человек, просто последовала нашему примеру. Мы прошлись по бортам, спихивая тварей в ледяную воду, где те вяло шевелились, скребя лапами по бортам. Ни сил, ни желания подниматься к нам у них уже не было. В соревновании магии и Природы побеждала Природа.
        - Вперед! Если поспешим - оторвемся от них!
        Это произвело впечатление на команду. Откуда-то появились длинные весла и люди заработали ими, спасая жизни. Весла гнулись, налетел ветер, наполняя парус, позади барахтались зеленые порождения магического мира. Даже птица, висевшая в воздухе над нами, куда-то подевалась. Я не сомневался, что и в этот раз этот сукин сын смотрит за нами и, подняв вверх руку, показал ему средний палец. Пусть подумает, что это означает. В конце концов, догадается- не в первый раз видит. Он умный....
        Он оказался даже умнее, чем я думал!
        Этот паразит не сдался. Ну не мог же сам собой загореться наш корабль?
        Огонь упал откуда-то сверху. Не молнией ударил в мачту, а сполз с неё медленно и неотвратимо. Видел я ленивца в живой природе... Так же вот тот огонь также спускался по мачте вниз - сперва неторопливо, а потом, вдруг, словно сорвался и рухнул на палубу.
        Я и так знал, что пожар в открытом море - вещь крайне неприятная. Теперь узнал, что и на реке он тоже не доставляет удовольствия. Правда, тут у нас было куда больше шансов спастись - берег проплывал совсем рядом. До ближнего и десятка шагов не оставалось - берега тут сходились...
        Вот уж, наверное, пожалел купец, что мы прикатили именно к нему. Правда, там для него выбора не было. Добром ли, силой бы, а мы на этой посудине уплыли бы.
        Ну, значит, Судьба у него такая...
        Под крики "Туши! Гаси! Заливай!" первыми загорелись сложенные вокруг мачты корзины. От них занялись ящики, следом - лыковые короба, наполненные травой. Купец уже со слезами в голосе завопил:
        - Спасайте груз! Тушите! Тушите его!
        Палуба в мгновение превратилась в базарную площадь - люди бегали с ведрами, метались, растаскивая груз в стороны, отделяя то, что горит от того, что еще можно спасти, шипела вода, борясь с огнем, летели искры и визжали обе наши девы.
        Я видел, как мечутся люди, пытаясь что-то сделать но - поздно. Суденышко окуталось плотным дымом и...
        Сперва захохотал один, потом- другой ... Несколько секунд - и палуба превратилась в какой-то притон наркоторговцев. Надышавшись дыма, люди валились на мокрые доски и хохотали, уже не обращая внимания на то, что творится на палубе. Ни огонь, ни дым, ни собственная жизнь... Ничего их теперь не интересовало.
        Энгель-Суфат, еще не потерявший рассудка, бросился к девушкам, но тут его тоже накрыло. Сев на палубу он басисто захохотал, пальцем показывая на Парликапа. Что-то они нашли друг в друге смешное.
        Я такому веселью даже позавидовал. Мне-то железному - все равно не дышать. Нечем.
        Дым клубами заволакивал палубу. Огонь взблескивал среди дыма, но тушить его было уже некому. Ну, кроме меня.
        Ухватив горящую корзину, я вышвырнул её в воду.
        Я успел выкинуть всего два тюка этой проклятой травы, как корабль дернуло, и он встал, словно кто-то из весельчаков, катавшихся по палубе, бросил якорь. От резкой остановки я не удержался на ногах, упал на палубу, а когда поднялся, то увидел, что в мачте торчат две стрелы.
        Приплыли...
        По счастью я ни сам не разбился, ни палубу не проломил.
        Не зная чего ждать, я постарался незаметно понять голову над бортом. Теперь, когда всем было не до меня, я "вырастил глаза", изогнул их наподобие перископов и выставил над бортом. Сработало. Меня там не видели. А я прекрасно все мог разглядеть. На берегу стояло несколько человек и призывно махали руками, мол, причаливай, присоединяйся к нам. Кто-то там уже лез в воду.
        Вернув себе подобающий вид я посмотрел на палубу, на берег... Надо было определиться где будет больше неприятностей - на корабле, который начинал гореть или на берегу, где нас ждали нехорошие люди.
        Я выбрал берег - с твердью под ногами как-то спокойнее.
        Ухватив горящий короб, я метнул его в кучу людей, что поджидала нас на берегу. Еще, и еще... Не думаю, что колдун их вывел на нас. Скорее всего, разбойнички сами ждали корабль с ценным грузом и канатом перегородили реку - в него-то он и ткнулся носом.
        Я вспомнил ухмылки портовой стражи. Вот оно что! На лицо преступный сговор!
        Короба один за другим летели на берег, фонтанами искр осыпая реку. Я знал, что делаю. Не прошло и нескольких секунд, как на песок повалились хохочущие люди. Я не разобрал слов команды, но там кто-то сообразил к чему все идет и те, кто еще мог двигаться, а не катался, захваченный хохотом по песку, выскочили из дымной пелены.
        Бандочка-то там оказалась небольшой - всего человек пятнадцать. Половина сейчас хохотала, не думая ни о чем вредном, а вот оставшиеся... Эти только о плохом и думали. Их-то нам могло хватить. Точнее мне - огонь на корабле продолжал полыхать, а наши люди заходились хохотом. Несколько мгновений я думал - если дать всему этому погореть еще минут пять, то займется обшивка и с кораблем можно будет попрощаться. То есть дальше - пешком. А идти не хотелось. Все-таки принцесса у нас...
        Задавив жабу внутри себя, я ринулся к бочкам. Мой кулак врезался в дерево, разбивая клепки, выпуская вино на палубу. Плеснуло раз, другой. Огонь на палубе зашипел, спрятался под поклажей, а вот разбойники никуда не делись.
        Приняв решение, я перемахнул через борт, подняв тучу брызг. На мое счастье дно в этом месте оказалось твердым, не илистым.
        - Иди к нам, - ласковым голосом позвал меня главарь, помахивая чем-то острым. - Иди купчишка, не охота нам портки мочить.
        - А придется, - отозвался я.- Сам не подойду.
        - Подойдешь...
        - А если подойду - жалеть не будешь?
        Мимо пролетело копьё. Я уклонился, черпанул из-под ног камень и бросил его. Там уклониться не сумели. Камень попал копьеметателю в лоб, и стало разбойников на одного меньше. Под хохот товарищей, висевший над рекой, безголовое тело опрокинулось в камыши. Я нехорошо ухмыльнулся, а джентльменов удачи это реально разозлило. Они двинулись ко мне.
        Трое заходили сбоку. Еще один держась чуть позади, судорожно нашаривал стрелу в колчане за спиной.
        - По-хорошему не хочешь, будет по-плохому...- пообещал вожак.
        Я даже не стал спрашивать, что это значит "по-плохому", а встал на руки и дал ток. Вода взбурлила, пузырьками, несколько коротких вскриков и - ни одной более угрозы. Только хохот...
        Встав обратно на ноги, я увидел, как вниз по течению плывут все семь тел. Уже не опасных и неинтересных.
        Люди на берегу и корабле захохотались до полусмерти. Устав радоваться жизни, они тихонько взвизгивали уже из последних сил.
        Подумав о птице, я поднял голову, но никого в небе не нашел. Все равно нужно заканчивать этот цирк. Выйдя на берег, я подобрал там еще дымящиеся кипы, сбросил их в воду. Течение подхватило все это и понесло вслед за покойниками, веселить народ до той минуты, пока не пойдет ко дну. Нда-а-а-а... Попал этот купчик под разорение и раскулачивание... Ну да ничего. Такие шустрые обязательно на чем-нибудь снова поднимутся.
        Взяв веревку, что разбойники натянули поперек реки, я оторвал от неё кусочек подлиннее и повязал эту братию, что ухохотавшись, наравне с моими товарищами, лежала пластом на берегу.
        Можно, конечно, было просто пошвырять их в воду, перетопить как котят, однако брать грех на душу не хотелось. А так - связал плотненько друг к другу, снопиком, уложил. Пока еще они сил наберутся, да сумеют развязаться... Мы к тому времени уж во-о-он где будем... Так что с этой стороны опасности я не видел.
        Завершив дела на берегу, я вернулся на корабль, чтоб залить остатки пожара остатками вина. Это я уже сделал на ходу. Отпихнувшись веслом от берега, я направился вниз по течению.
        Теперь на судне пахло не травой, а гарью и вином. Сочетание противное, словно кабак сгорел...
        Помощников сейчас у меня не имелось - что мои товарищи, что команда, отсмеявшись, лежали пластом. Точнее пластами. Мне оставалось только ждать, пока люди придут в себя.
        Медленно уплывали назад берега, деревья сменялись зарослями кустов. Я то задирал голову, разглядывая небо в поисках воздушных соглядатаев, то скользил взглядом по зелени... И каждое мгновение ждал ставшего уже привычного ощущения появления Бога в своей голове. Не мог же он меня бросить?
        Время, однако, шло, но мой напарник никак себя не проявлял. Оставалось самому начать отыскивать выход из положения.
        Река - это большая торная дорога, с которой не свернешь. Колдун наверняка видел, что произошло с нами, а значит и свою неудачу. Понимает, что если мы быстрее него доберемся до моря, потому и наслал на нас свои волны, чтоб разбить корабль, задержать. Главное для него задержать нас. Понимая это, он и ждать нас станет на реке, посчитав, что не такие мы дураки, чтоб отказаться от быстрой дороги к морю.
        Солнце только-только подползало к полудню. День еще будет длиться и длиться. Большой вопрос, что этому зловредному колдуну придет в голову. Свои возможности я знал, а вот его...
        В задумчивости я постучал пальцами по борту, выбивая из них щепки. Машинально оглянулся. Ничего страшного. Все еще лежат.
        А с другой стороны, сверни мы в сторону, что тогда? Где ему искать нас? На реке мы как на ладони, а в лесу? Поди нас найди...
        Наверное, самым верным решение с нашей стороны все же будет исчезнуть с реки. Тут мы - мишень. Пока колдун её видит, он будет пытаться достать нас, а уследить за каждой птицей я просто не в состоянии... Кто их поймет, какая по своим делам летит, а какая - по колдовским, по наши души?
        Лес по берегу густел, намекая и подталкивая к решению.
        Посмотрев на растрепанный пальцами кусок дерева, я выломал его и бросил в реку. Нужно скрыться.
        Я подошел к отсмеявшемуся хозяину корабля.
        Обессилевший купец полулежал, привалившись к разбитой бочке, и на страдальческом лице его явно читались понесенные убытки. Он уже не радовался, что приобрел жизнь. Он огорчался, что потерял часть товара и, как существо совершено неблагодарное, наверняка винит во всем меня. Только мне до его переживаний... У меня и своих немерено.
        - А что, любезный, сколько нам еще до ближнего города плыть?
        Не решаясь посмотреть мне в глаза, он покрутил головой.
        - Тут не плыть... Стопорить да чиниться... На таком далеко не уплывешь.
        Я отошел, а в спину мне донесся слезливо-болезненный стон:
        - Товару-то пропало! Товару!
        Нет... Ему не людей своих жалко, а наркоту. Этот добром помогать не станет.
        Я смотрел, как по берегам проплывает зелень дикого леса. Поднявшееся уже высоко солнце сверху било лучами по листьям, но под кронами ощущалась приятная мгла. Ни зной, ни человеческий взгляд не могли проникнуть под покров зеленых листьев.
        "Эй, сосед! - мысленно обратился я к Ринхасу. - Ты тут? Чего делать-то посоветуешь?"
        Конечно же, тот ничего не ответил.
        "Знак бы нам какой, - подумал я. - Что делать-то? Уходить? Дальше плыть?"
        Золотой блеск с берега ударил по глазам резко, словно луч отразился от полированного металла. Золотая искорка на зеленом горизонте вспыхнула и замигала. Я пригляделся. Прижав кулаки к глазам, немножко выдвинул их вперед. Верно. Вот и подсказка. Такое я уже видел перед храмом Ринхаса. Растительное золото! Как их там... Агарбы! Если это не знак, то что это может быть?
        Я усмехнулся, и, не спрашивая, повернул руль, направляя посудину к берегу. Противиться никто не посмел, так что несколькими минутами спустя мы уже высаживались на сушу. Команда бараньими глазами, в которых прятался еще невыплеснутый страх, вперемежку со смехом, приподнявшись над бортами, смотрела, как я сгружаю своих товарищей на песок, ставлю на ноги. Собрав пожитки, я оттолкнул судно. Не хватало еще оставить их тут, чтоб колдун сообразил, где мы сошли.
        Девчонок пришлось нести, а вот мужики довольно быстро оклемались. С заплетающимися от слабости ногами они брели за мной, иногда всхохатывая. Где-то через километр я снял с плеча служанку и передал её товарищам. Ничего. Хоть морды зеленые как у киношных гоблинов и пошатывает их, а должны справиться. Ну, а если не получится, так вдвоем понесут. Теперь бы определиться...
        Вот и холм подходящий.
        Оставив их отдыхать у подножья, я, поднявшись на холм, выдвинул глаза. Ах, какое классное ощущение! Спасибо тебе, боженька за модернизацию! Ухватившись за "объективы", я принялся осматривать окрестности, чувствуя себя словно вооруженный биноклем курсант, на занятиях по топографии. В глаза лезли голубизна неба и зелень леса - от нежно-зеленой до цвета застоявшегося болота, а вот золота что-то... Куда ж оно подевалось? Вот оно! Точно! Есть там золотой блеск. Можно было бы радоваться, вот только вместе с блеском увидел я несколько птиц, режущих крыльями небо совсем недалеко от меня. Пернатые ходили кругами, словно привязанные к одному месту. Кто знает, что они там делают? То ли червяков ищут, то ли нас...
        - Ну, мало ли, - успокоил я себя. - Птицы они ведь такие...
        Запомнив направление, я повел товарищей вперед. С каждым шагом становилось отчего-то все спокойнее. От реки уходили, но все-таки шли в сторону моря. Птицы? Да бог с ними, с птицами. Как-нибудь все образуется.
        И действительно образовалось.

        Глава 24

        Все получилось, как и тогда. Ориентируясь на золотой блеск, мы вышли к храму.
        Он казался не заброшенным, а как бы ненадолго забытым, отставленным в сторону до лучших времен.
        Когда-то тут кипела жизнь - до сих пор вокруг виднелись натоптанные тропинки, но теперь люди ушли. Кто-то наверняка тут еще куковал - я слышал, как стучит где-то за деревьями топор, но дорожки заросли, стены осыпались... Колодец, лишившись крыши, серел обветшалой дранкой и темными защепами на столбах.
        Запустение... Правильное слово для всего того, что видел вокруг.
        Имея на руках двух женщин и двух потрепанных жизнью героев лучше места, чем это, чтоб переночевать, нам не найти. Дождемся тут утра и - вперед... Куда-нибудь.
        Храм походил на пирамиду. Она ступенями уходила вверх, поднимаясь над окрестными деревьями. На самом верху храма блестел как золотой, приличных размеров кубик. Я смотрел на него с неудовольствием. Не потому, что вряд ли там был хоть грамм золота - слишком уж много его нужно было бы, чтоб покрыть всю поверхность, а потому, что хотел бы вместо надраенной со всем усердием меди увидеть там агарбы. Нет живого золота - значит и бог сюда не заходил...
        Ну и ладно... Что делать, раз ух пришли?
        Вокруг расположились несколько домиков, которые я назвал бы не иначе как тростниковыми хижинами. Их бедность вполне соответствовала общей запущенности места, а вот на меня снизошло какое-то душевное спокойствие. Уверенность, что ничего неприятного тут произойти не может. Все, что должно было случиться - уже случилось... Мысли о возможных опасностях растворялись в лесном воздухе, наполненном далеким тюканьем топора, скрипом ворота, чьим-то мычанием. Ощущение оказалось общим.
        - Спокойно тут, - определил из-за плеча Парликап. - Забытое богами место...
        Можно сказать с языка у меня снял. Энгель-Суфат соглашаясь, качнул головой. Только я промолчал, не желая рассказывать о том, как мы вышли к храму. Да, верно, нас окружала бедность и заброшенность. Обшарпанные стены, серая дранка крыш, прикрывавшая от дождей что-то вроде алтаря с входом куда-то под землю. Но Ринхас наверняка болтался где-то рядом.
        - Нам туда? - полувопросительно, полуутвердительно сказала принцесса. - Там должен быть алтарь.
        Рыцарь покосился на меня, мол, ты нас сюда привел, так давай, командуй далее.
        -Туда, - сказали мои губы. - И побыстрее...
        Появившийся в моей голове Бог знал больше, чем я.
        "Доберешься до алтаря - сломай его".
        Я не успел ни о чем спросить, как через разрушенную стену полезли люди. Разбираться, что это они тут забыли, я не стал.
        - Вниз!
        "К алтарю", - добавил голос в моей голове.
        Спираль хода широкими кругами спускалась все ниже и ниже. Преследователи отстали, то ли потеряв нас из виду, то ли накапливаясь для настигающего броска. Набегу я подумал:
        "Ринхас!"
        "Ну?"
        "Зачем ты нас сюда завел?"
        "Я?"
        "Ты. Твои агарбы..."
        "Мои?"
        "Твои. Я других не знаю..."
        "Ты же сам уже сообразил, что не было тут агарб. Ты, кстати, алтарь поломал?"
        Я не ответил - он и сам все видел. Мы спускались все ниже и ниже, но воздух не становился более влажным, а, напротив, в нем появились запахи каких-то благовоний.
        "Вот когда сломаешь - поговорим".
        Через минуту мы очутились в зале, из которого уже не было выхода.
        Энгель-Суфат пробежался по кругу, раз, другой, но Судьба в это раз не дала нам очевидных шансов. Он бы пробежался и еще раз - так велико в человеке желание выжить, что оно толкает его на глупые поступки, но я остановил бегуна. Отвечая на его безмолвный вопрос, я сказал.
        - Будем надеяться на чудо. Бывают же чудеса?
        "Алтарь, - напомнил Ринхас. -Имей ввиду: их тут два..."
        В центре зала, на возвышении, к которому вели две полукруглые лестницы, высился алтарь. В этом храме он походил на две большие раковины, в каждой из которых лежало что-то вроде сгустка жемчужного света.
        "Разбей!"
        "И не подумаю, - сердито возразил я. - Слишком много я не понимаю, чтоб так вот..."
        В одно мгновение мне указали мое место. Я лишился воли и права управлять собственным телом. В несколько шагов оно поднялось по лестнице, добралось до раковины и ударом кулака раскололо левую. Осколки салютом взлетели в воздух и разлетелись по залу, а сияние, что наполняло раковину, окутало мои руки и... пропало. Стало темно, только осколки алтаря, словно угольки костра, продолжали светиться в темноте.
        - Ты зачем? - ахнули товарищи, а меня отпустило. Я стал самим собой.
        - Если б я знал!
        Топот за нашими спинами возвестил, что преследователи в чудеса не верили, а верили в свои мечи и крепкие веревки для пленников. Ну и в свою силу. На наши надежды им было наплевать.
        Я крутил головой, но выхода не находил. Мысли мои скакали друг через друга. Подземный ход? Люк в полу? Может быть, лестницу в темноте не заметили?
        В отчаянии я крикнул.
        - Ринхас! Давай по честному. Раз привел - так и выведи!
        Ничего в ответ...
        Тут враги вбежали и навалились все кучей. Стало не до бога. Зазвенела сталь.
        Первые атаки мы отбили, но врагов становилось все больше и больше.
        - Отходите к лестницам, - крикнул я.
        Они оказались недлинными - каждая ступеней в пятнадцать. Ухватившись друг за друга, девушки встали там, где лестницы сходились, образуя небольшую площадку, где раньше стоял алтарь, а теперь лежали обломки. Рыцарь и полурыцарь прикрыли каждый свой вход, я встал за их спинами, чтоб в случае чего вмешаться и помочь или тому или этому, и начал мысленно звать Ринхаса. Ну не видел я другого выхода.
        Я звал, а тем временем тут все снова началась...
        Слева загремел железом Энгель-Суфат. Справа - Парликап. Рыцарь с самого начала встал хорошо - в середине узкой лестницы и его меч преграждал незваным гостям дорогу дальше. У его ног быстро образовалась куча тел, вниз полилась кровь, заставляя нападавших скользить по каменным ступеням. А вот полурыцарю пришлось плохо. На его долю пришлись более умелые фехтовальщики и его вот-вот должны были прирезать. Он ревел от отчаяния, поднимал себе воинственный дух. Жаль было терять такого товарища.
        Бросив взывать к Ринхасу, я подпрыгнул и рухнул на них сверху. Меча у меня не оказалось, но кулаков хватило. Не боясь дружественной стали, я молотилкой прошелся по головам нападавших. Меня рубили, но куда там. Кроме звона в ушах - ничего.
        Расставив в стороны руки, я собрал всех, до кого дотянулся в кучу, и спустил с лестницы.
        Они слетели лавиной, сталкивая тех, кто норовил подняться, роняя оружие, наполняя воздух бранью.
        Однако слишком уж я понадеялся на себя. Только вот что лежавшие, словно прибитые, у подножья лестницы солдатики поднялись и снова бросились вверх.
        Звон стали за спиной стал явственнее. Обернувшись, я увидел, что рыцаря все же оттеснили в сторону.
        Обходя его, четверо рванули к стоявшим за его спиной девушкам. Вот это было совсем плохо... Нужно было отрываться от своих врагов, чтоб заняться чужими. Подобрав с пола меч, я шагнул вперед.
        Те, кто пришел следом за нами, хотели честной драки, но я-то её не хотел.
        Сталь звякнула о сталь.
        Я напрягся, представляя, как ток бежит вперед по лезвию моего меча, и... ничего не случилось. Еще одно касание и еще... Я отступил. Меч пролетел рядом. Раз и еще раз.... Ничего. Мой Днепрогэс иссяк...
        Признаться, я такого поворота давно подсознательно опасался. Ну не бывает же вечных аккумуляторов! А я ночью светился, да с разбойникам поступил не гуманно.
        Мой же противник ожидания оправдал в точности - действительно ударил, как я опасался. Удара я ждал и поэтому успел увернуться. Задетый локтем каменный истукан загремел по полу, рассыпаясь осколками.
        "Согни руки в локтях", - прозвучало в мозгу. Голос бога лучился весельем. Было в его веселье что-то детское. Он словно предвкушал новое, необычное развлечение.
        Стражник размахнулся, но я снова отбил чужой меч. Некогда было слушать чьи-либо советы - уцелеть бы.
        "Ты что творишь!? Молнию мне дай!"
        "Делай, что сказано".
        Одна у меня надежда осталась на куски мрамора под ногами. Подхватил один и - как в городки или в кегли. Покатились, болезные.
        "Ничего с тобой не случится... Забыл, что ты непробиваемый? Сгибай руку!"
        Я швырнул обломок туловища, укладывая еще троих на пол. Ринхас, похоже, почувствовал мое отношение и сказал вполне с человеческими интонациями.
        "Поверь, так надо было. Это я про алтарь. Потом объясню. А сейчас согни руку и вытяни её вперед, словно стреляешь из этих ваших пистолетов..."
        Я протянул вперед руку, страстно желая, чтоб указательный палец каким-нибудь чудом действительно превратился в дуло револьвера и...
        Пок...
        Чудо произошло! Я забыл, в какой мир попал!
        Звук был еле слышен, но стражник, занесший над головой Парликапа меч, повалился на каменный пол. Во лбу у него кровенила лишняя дырка. В замешательстве развернув к себе указательный палец, я увидел, как отверстие потихоньку исчезает, оставляя вместо себя все ту же бронзу.
        - Не спи! Помогай товарищам!
        За спиной вновь звенели мечи. Я повернулся и, словно ковбой, вздергивая руку при каждом выстреле - отдачи никакой не было, так что это смотрелось чистым пижонством - расстрелял нападавших.
        Пок, пок, пок.... Минута - и целых врагов рядом не осталось. Несколько безголовых тел, отрубленные руки, располосованные тела... Кто лежал неподвижно, кто уползал, оставляя за собой кровавую дорожку. Парликап в азарте бегал за такими и пинками сбрасывал вниз. Я поморщился, хотя, что там чистоплюйствовать - сам ведь только что приложил к этому руку
        "Не забудь пули прихватить. И съесть..." - прозвучало у меня в голове. В тоне было веселое издевательство. Я понял так, что Ринхас остался доволен произошедшим. Еще один алтарь разрушен, вокруг - хорошая драка, а я превратился в игрушку с новыми возможностями. На какое-то время божественная скука рассеялась, меланхолию сменило оживление.
        "Зачем есть?"
        Ринхас не ответил. Я понял, что это - обязательное условие.
        "Противно же...- нерешительно возразил я, глядя на расползающуюся вокруг тел кровь.- Это у них в бошках надо ковыряться?"
        Меня аж передернуло от отвращения, когда я понял, что предстоит сделать.
        "А не сделаешь так - в следующий раз стрелять будет нечем..."
        Чем придется стрелять в следующий раз, интересовало меня сейчас меньше всего. С этими бы разобраться...
        Я, конечно, привык к божественным выкрутасам, но это и вправду было удивительно. Палец-пистолет. Удивил меня мой божественный куратор.
        "Но... Как?"
        Даже самому на мгновение показалось, что я - доктор Ватсон. Интонация подвела...
        "В твоей голове чего только нет. Какие у вас там толковые механики! Вот что значит мир обделенный волшебством!"
        В голосе бога явно слышалось восхищение человеческим разумом.
        "Про духовое ружьё слышал?"
        "Сам делал в детстве,- с гордостью доложил я.- Всего делов-то - трубка да поршень. Правда, пока материалы все найдешь..."
        "Вот и я сделал. Только мне было проще".
        Несмотря на свою злость, я чисто по-детски восхитился проделанной Богом работой.
        "Бли-и-и-н... Я теперь смертельно опасен! Электрифицирован и снабжен духовушкой!"
        Честно даже сердиться на него стал меньше, ну за то, что сюда затащил.
        "На счет электрификации - попозже поговорим. Сейчас опять веселье начнется. До чего вы, люди, настырные".
        "Ну, позже - так позже. Тогда объясняй, зачем ты нас сюда заманил?"
        "Ты не отвлекайся, - вильнул в сторону Бог. - Сейчас снова полезут".
        Я смотрел, как у подножья лестницы растаскиваются трупы, и собирается новая группа смертников.
        Ринхас знал что говорил! Новая волна накатилась на нас, чуть не захлестнув.
        Того, кто стоял у них за спиной и приказывал, они боялись больше смерти, потому лезли и лезли.
        А я стрелял, стрелял и стрелял, чувствуя, что с каждым выстрелом становлюсь меньше и меньше.
        Наконец и эта волна отхлынула, дав нам передышку.
        Моих спутников уже шатало от усталости - поди, помаши тяжелым мечом. Мне было куда легче. Я мельком подумал, что должен быть благодарен Ринхасу за то, что он не превратил меня в пулемет.
        Если б существовали духовые пулеметы, то я, наверное, уже съежился бы до совершенно неприличных размеров той-терьера. И так-то еле-еле душа в теле. Уже сейчас это превращалось в проблему - еще чуть-чуть и хода поршней в моих предплечьях перестанет хватать на то, чтоб сжать воздух с опасной для человека силой и тогда мои пульки из пальца не нанесут никому вреда. Ну, может быть, оцарапают. Выход я видел только один, тот, что подсказал Ринхас - вынуть пули из трупов...
        Но какже мне не хотелось этим заниматься! А что делать?
        Я оглянулся. Взгляд пробежал по телам, по брошенному оружию, по кускам камня, недавно бывшими статуями. В лужах крови лежали монеты - не то пожертвования, не то из кем-то оброненного и растоптанного в горячке боя кошелька.
        "Почему бы нет?" - подумал я. Оттирая медь с серебром от крови, я набрал горсть такого нужного мне сейчас металла, сжал ладонь...
        Когда я разжал пальцы, там ничего не оказалось. Монетки вошли в меня как пятачки в копилку. Получилось! И не пришлось ковыряться во всякой гадости.
        "Ну, или так,- сказал Ринхас. - Так тоже годится. Вы там приготовьтесь... Сейчас кое что может произойти".
        Я слушал его в пол-уха. Не скрывая радости, принялся бродить по площадке, прислушиваясь к тому, что происходит и собирая кровавые деньги. Монетки ожидаемо скоро кончились, но я не растерялся и приложился к чему-то вроде металлической подставки на три факела. Благородная бронза смялась под руками и словно вода в губку вошла в тело, возвращая мне уже ставший привычным вес.
        Только радость моя быстро улетучилась.
        Не победа это была, а передышка. Никто не знал, сколько врагов еще осталось. По тому, что я видел, точно мог сказать, только то, что в этом подвале сошлись монастырские стражники того храма, откуда мы умыкнули принцессу и какие-то совершенно незнакомые вояки. Откуда появились эти, я даже предположить не мог. Получается еще кому-то мы дорогу перешли, впрочем, это могли быть местные.
        Энгель-Суфат смотрел, как там растаскивают трупы и сожалеющее качал головой. Он тоже узнал форму нападавших. Он повернул голову, глянул укоризненно, напоминая, почему тут все так.
        - Добра не сделаешь и зла не получишь, - согласился я с ним.
        Правда, сам я сомневался, что дело в них. Не могли эти ребята знать, где нас найти. Кто-то нас банально сдал им. Тут либо Ринхас порезвился, либо Йорг отметился. В любом случае - магия.
        " Другой мешок с вами?"
        " Другой?"
        " Второй, из тех, что в первом храме Винсуса взяли с вами?" - оторвал меня от невеселых мыслей Ринхас.
        " Конечно".
        " Достань".
        Мешок нашелся между девушками. Мои руки опустились в него, принялись перебирали краденые артефакты. В голове только раздавалось:
        "Ух, какая штука. Ты смотри, где она, оказывается. А вот это вообще... В тот-то раз оказывается... Ну и попробую..."
        Мои руки показались из горловины мешка сжимая в пальцах синий камешек и ожерелье, больше похожее на нанизанные на веревочку перстни.
        "Скажи своим, чтоб приготовились".
        "К чему?"
        "А кто его знает. Что-то да будет. Бросай их вниз!"
        Камешек и ожерелье улетели к подножью лестницы. Пару секунд ничего не происходило, и когда я уж совсем было, собрался вопросить, что мы такое сделали, раздался сильный гул, словно кто-то могучий предупреждал о своем появлении и в темноте зала возник голубой проем портала. Я в кино такое видел.
        "Второй алтарь!"
        Еще один удар и каменная раковина рассыпается на куски, расплескивая вокруг себя радужное сияние. И темнота...
        - В портал! Живо! - заорал вместе со мной Ринхас. - Останемся - погибнем!
        Тут же, в одно мгновение со вспышкой света что-то вроде светящегося облака вылетело из развалин алтаря и закружило по залу...
        Те, кто пришел забрать у нас принцессу, замешкались. Не готовы они оказались к такому. Пока они решали опасно это или нет, я скатился вниз с лестницы, сшиб в сторону двух попавшихся на дороге воинов и встал около мерцающей голубым арки. Враги еще только поворачивали головы, чтоб посмотреть друг на друга, и решить что делать, а Энгель-Суфат уже летел ко мне.
        Их замешательство - вот что нас выручило!
        Первым в голубой туман ушел Энгель-Суфат, потом обе девушки. Мы с Парликапом ушли последними. Спиной я почувствовал, как меня словно что-то подбросило, добавив ускорения и тут же, через мгновение я словно завис в пустоте.
        Это оказалось похожим на ныряние в патоку. Портал, казалось, замедлил меня, превратив мой рывок вперед в плавное падение вниз. Время исчезло... Я ощутил, что меня несет, крутит и, наконец, выбрасывает вверх.
        Придя в себя, я увидел спину Парликапа. Тот стоял, словно превратился в статую, но не это оказалось тут самым интересным. Первое, что я испытал - облегчение. Грозивший смертью подвал куда-то исчез.
        Мы точно перенеслись - впереди голубело небо, залитое необычно ярким светом.
        Не дожидаясь, что кто-то прибудет сюда следом за мной, я толкнул полурыцаря, приглашая сделать шаг вперед.
        От моего толчка застывшие в узости прохода попутчики сделали по шагу вперед и всей компанией мы всё же вывалились из портала. Под ногами что-то сухо захрустело, но я не успел посмотреть, на что это я наступил - сообразил, почему все стоят, задрав головы вверх. Задрав голову в небо, я и сам остановился, не решаясь сделать следующий шаг. На небе сияли два солнца... Точнее даже не так. Там красовались голубое и желтое светила, и это было только во-первых, а во-вторых, на голубом фоне, четкий, словно белая нитка, стягивающая два облака, виднелся инверсионный след от явно реактивного самолета.
        - Дракон? - Донесся голос из-за спины. Как у меня за спиной оказался Парликап только вот что стоявший передо мной? Видимо полурыцарь хорошо знал, что такое дракон. Да и другие, похоже, тоже. Все напряглись. Прислонив ладошки козырьком ко лбу, они смотрели вверх.
        - Вряд ли... - успокоил я товарищей, оглядевшись по сторонам. Я действительно сомневался дракон ли там, в небе или нет. Может быть, конечно, это какая-нибудь из местных огнедышащих тварей, а не самолет, только тогда что означает во-о-о-он та конструкция, очень похожая на погнутую мачту ЛЭП? Наверное все-таки там, в небе, аэроплан... Попутно я представил себе Б-52 в стратосферном полете и покачал головой. С полной бомбовой нагрузкой такая штука может оказаться для нас пострашнее любого дракона.
        - Это что-то другое...
        Они повеселели, но я, посчитав, что расслабляться нам рановато, настроение им все-таки испортил.
        - Возможно даже нечто более скверное.
        Мои товарищи при этих словах как-то подобрались и закивали. Дракон для них штука понятная, почти родная. Чего его бояться, тем более, что тот далеко и, возможно, плохо видит, а вот неизвестных гадостей в неизвестном новом мире... Понятно ведь было, что просто так порталы не открываются, что занесло нас куда-то...

        Глава 25

        " О как! - раздалось в моей голове. - Это ж куда нас занесло? Неужели..."
        "Вот кто бы объяснил "куда", - сердито откликнулся я, заводя себя на скандал. После того, что сейчас случилось в подвале храма и того, что я увидел вокруг себя, очень хотелось наорать на нашего проводника - вот тут же и подходящий случай представился.
        "Что это вообще такое?"
        "Посмотрим..." - хмыкнул голос в голове.- Очень надеюсь, что занесло нас туда. Куда и нужно..."
        Я немного сбавил напор.
        "Объясни где мы. И зачем тебе нужны разбитые алтари?"
        "Дай оглядеться-то хоть..."
        Моя голова сама собой повернулась, обозревая окрестности.
        "Ну что? Хорошее место? - ядовито поинтересовался я. - До ближайшего храма далеко?"
        "Для кого как... - уклончиво ответил Бог, игнорируя вторую половинку вопроса. - Кого-то сюда ни за какие коврижки не заманить. А кому-то самое то, что нужно...".
        Его голос изменился. Он перестал быть безразличным. Мне показалось, что он понял что-то важное, но боится сглазить удачу.
        "Зачем ты нас сюда заманил?"
        "Не хотел сюда попасть - остался бы там, в подвале", - отбрехался он.- "Помолчи... Не до тебя".
        "Ты же нас в него и заманивал!"
        "Так ведь я вас оттуда и спас", - возразил он.
        "Зачем?"
        "Спас?"
        Он издевался.
        "Заманивал зачем?"
        "Все просто. Вы решаете свои проблемы. Они у вас есть?"
        "Есть, - признал я, немного остывая.- Есть у нас проблемы".
        "Я их знаю и помогаю вам как могу. Вы же помогаете решать кое-какие мои проблемы".
        Я взорвался. За кого он меня считает?
        "Какие? Какие проблемы решаются осквернением алтарей?"
        "Мои проблемы, - очень спокойно ответил Ринхас. - Вы их не знаете, но решать их помогаете. Я тебе помог, ты - мне. Это у вас кажется, зовется симбиоз?"
        Чужой бог все лучше и лучше пользовался словарным запасом из моей головы. Только более понятными его объяснения от этого не становились. Зато становилось ясным иное - к нашим врагам добавились и его враги. А какие враги могут быть у Бога, я догадывался.
        "Ты куда нас забросил? Мне тут тоже придется алтари расколачивать?"
        "Я вижу тебе понравилось... А оказались вы тут, кстати, не по моей вине, а по желанию Винсуса".
        Я всплеснул руками.
        "Господи! Ему-то это зачем?"
        "А не надо было чужие алтари колотить!"
        Голос его стал озабоченным.
        "Не ко времени этот разговор,- продолжил он. - Я на вашем месте не стал бы тут задерживаться".
        Я подскочил. Черт побери! Он же прав! Да еще как прав!
        Если уж та банда, что гоняется за нами в том мире, полезет сюда, то и в этом они не отстанут. Обязательно ведь кто-то бросится следом и тут вылезет. Я вспомнил, как они шли под наши мечи. За плечами тех людей стоял огромный страх, толкавший их в спину. Значит, он может вытолкнуть их и сюда... Интересно кто их послал? Хотя какая нам разница? Друзей в этой части Вселенной у нас нет и быть не может.
        "Ладно, - подумал я. - Потом поговорим". Я сжал свою злость в точку и отодвинул подальше. Сейчас следовало выжить самому и вытащить отсюда друзей.
        - Нечего стоять. Уходим отсюда, а то дождемся еще кого-нибудь на свою голову... - занятый теми же мыслями, что и мы с Ринхасом, высказался Энгель-Суфат. И действительно, хотя самого портала видно не было, но воздух в том месте подрагивал, словно над нагретой поверхностью. Какой-то процесс там шел... Я на всякий случай тронул дрожание рукой, но не тут-то было. Обратно портал руку сквозь себя не пропустил. Это снова был путь в один конец.
        - Портал диодного типа, - пробормотал я про себя. - Или нипель-портал.
        Мои не услышали, но вот Ринхас оживился.
        "Что?"
        "Туда дуй, а обратно ... Обратно, короче, не получается попасть", - объяснил я Богу прописную истину на Земле знакомую каждому мальчишке с велосипедом.
        Не дожидаясь божественных знаков, я пошел первым, расчищая дорогу. Кто бы нас сюда не забросил, стоять и ждать бессмысленно. Точнее - опасно.
        Городку этому - если это, конечно городок, а не деревня - крепко досталось. Руины, руины, руины... Обломки железа. Снова руины... Поваленные и сгнившие деревья. Картинка в голове складывалась кусочек к кусочку. Война. Точно война. В некоторых местах камни и железо покрывала не только ржавчина, но и белый налет то ли плесени, то ли какой-то распыленной химии.
        Едва я это увидел, как меня словно морозом осыпало. Я едва не заорал "Стоять!", но понял, что если что-то тут есть такое в воздухе, то уже поздно.
        Если тут впрямь кто-то баловался серьёзной военной химией, то моим товарищам так и так крышка. С химическим оружием шутки плохи.
        Стараясь не запаниковать, я присмотрелся к спутникам. Вроде бы ничего страшного. Никто не хрипит, не хватается за горло, не падает в корчах на обломки кирпичей. Хотя по лицам многого не увидишь. Этот мир едва ли гостеприимнее того, из которого мы пришли. Сколько мы отошли от портала - всего ничего, а лица товарищей уже покрыты пылью, у рыцаря, заляпанного кровью с ног до головы, на лице вообще корка грязи.
        Я вспомнил след самолета в небе. А вообще-то уже не опасная химия может оказаться не самой большой гадостью этого мира. В нашем положении не стоили забывать и об авиации. Мои мысли на счет стратегических бомбардировщиков могли оказаться очень к месту.
        Мысль о здешних неприятностях, зацепилась за мысль о неприятностях, оставшихся на той стороне портала - как они там? Обернувшись, увидел, как из марева невидимой межмировой дыры выскакивают и точно также, как и мы застывают на месте люди. Видимо у них два солнца над головой тоже вышибали из мозгов все чувства, кроме удивления. Хорошо, конечно, только ведь это ненадолго.
        - Быстрее! Догонят!
        Все припустили, как могли. Я расшвыривал загораживающий дорогу хлам, успевая и угадывать дорогу полегче и поглядывать по сторонам.
        Воевали тут основательно. На взгляд человека избалованного кинофильмами, именно так должен был выглядеть немаленький город, вроде Сталинграда, после боёв - развалины, горы щебня, на которых уже начала пробиваться травка и вставали тощие деревца. Тут хватало всего - железа, труб, камня. Этого, конечно было более всего. Это все лежало друг на друге, сплеталось, спутывалось... Но пока как-то находились пути обхода.
        Стараясь особо не высовываться я, время от времени, выглядывал из-за мусорных куч. Преследователи продолжали бестолково суетиться около портала, размахивали руками, взблескивали оружием. Страх, что нас вот-вот догонят, и снова придется драться, отступил. Для них тут была та же неизвестность, что и для нас. Я усмехнулся. Понятное дело тут не лес, след не возьмешь. В таких случаях только собачка поможет хорошо обученная.
        Нас разделяло метров четыреста, когда дорогу перегородило уж вовсе невозможное месиво из проволоки, проржавевших труб и кусков бетона на арматуре. Я прошел десяток шагов в одну сторону, в другую... Везде одно и тоже.
        Между двумя кучами щебня образовалось нечто вроде долины, в которой вместо реки или ручья лежали мотки перепутанной проволоки. Я там возможно пройду, но вот люди... Девицы точно застрянут. Завизжат... Нет, надо растаскивать это все.
        Ухватившись за толстую арматурину, точащую из колючего клубка, потащил её на себя. Ой, зря...
        Что там сверху заскрежетало, посыпалось вниз, и через мгновение лавина битого кирпича перемешенного с изржавленным кровельным железом потекла к подножью.
        - Назад!
        Мы блохами заскакали обратно. Слава богу, никого не задело, зато грохот и пыльный столб, поднявшийся вверх, показал преследователям, где мы. Высунув голову наверх, сквозь путаницу колючей проволоки и гнутого железа, я различил, как те встрепенулись и двинулись в нашу сторону.
        "Пулемётик бы? - просительно подумал я. - Пусть даже ручной... Пусть даже с калибром 5,5..."
        Но Ринхас не ответил, и баловать меня не стал. Даже не откликнулся.
        "Или штурмовичок какой-нибудь завалященький..." - модифицировал я свою просьбу, вспомнив след в небе - "Или броневик, пусть бы и вместе с Лениным на башне..."
        Тщетно.
        "Гад же ты, - не удержался я. - Какой же ты гад!"
        Вспомнив об аэроплане, я машинально поднял голову. Точка, бороздившая небо, развернулась и пошла на снижение, явственно приближаясь к нам. Неужели Ринхас!? Волна благодарности к божеству поднялась во мне, но я тут же сообразил, что если б это была его работа, то он бы не преминул похвастаться. А значит...
        Вряд ли именно мы интересовали пилота, но, как часто в этой жизни бывает, случайные прохожие легко могут оказаться крайними. Существует множество ситуаций, где свидетели нужны только милиции. Рев обрушился на нас сверху. Энгель-Суфат, похоже, и впрямь имевший дело с драконами, выставил вперед меч. Идиот.
        - Ложись! - заорал я, увидев, как от самолета отделяется какой-то предмет.
        То, что падало, оказалось огромным, как автобус, контейнером. Я видел, как он кувыркается в воздухе, приближаясь к земле. Метров за триста до поверхности он распался на части, словно растаял в воздухе. Вместо него в этом месте появилось какое-то рябое облако. Я вытаращил глаза, пытаясь понять, чем же нас встречает этот мир.
        Оказалось - воздушными шариками.
        Подобную картину я видел, когда на открытии нашего магазина сотни две шариков тожественно выпустили в небо, что-то там символизируя. Возможно, руководство таким камланием хотело обеспечить резкий взлет продаж. Кто знает? Тогда шарики подхватило налетевшим ветром и понесло в сторону мебельного, а тут все пошло иначе...
        Эти шарики не рвались вверх а, напротив, медленно скользили вниз, И под каждым висела какая-то штуковина вроде коробки из-под обуви. Первые мгновения они просто опускались, но уже через несколько секунд я сообразил, что не ветер управляет всем висящим в небе, а чья-то воля...
        Миг - и "коробки" изменив направление полета, двинулись к нам.
        Ветер нес их, а я просто чувствовал разинутые от удивления рты товарищей. В их бошках эти шарики-парашютики никак не ассоциировались со смертельной опасностью. Не дракон же? И не стрела...
        Я-то догадывался, чем это может оказаться - имел понятие о кассетных боеприпасах. Все, что тихонько подплывало к нам, должно упасть куда-нибудь и взорваться. Для чего, собственно, скорее всего, и подплывало.
        Не дожидаясь такого финала, я согнул руки в локтях, приводя в боевое положение свои стволы, и выстрелил в небо. Двумя выстрелами я прострелил один из шаров. Подвешенный под ним черный цилиндр устремился к земле и через мгновение подтвердил мою догадку, подняв на месте падения в воздух фонтан дыма, земли и щебня. Вдобавок нас ощутимо тряхнуло. Оставшиеся шарики, словно живые существа, почувствовавшие угрозу для себя, изменили скорость движения заспешили к нам.
        - Встать! Бегом отсюда! Вон туда...
        Принцесса и её окружение бросились прочь. На месте остался только я.
        Скрываться от преследователей теперь нужды не было.
        Они, перекликаясь, уже бежали к нам. Там тоже что-то обрушилось, всплыл столб пыли... Конечно. Это вам не по лесу бегать, по травке и песочку... Мой страх исчез вместе с принцессой и её окружением. Ничего. Поборемся. Этот мир ближе ко мне, чем к ним, а значит я тут сильнее.
        Влезши на какой-то бетонный обломок, я приготовился умножить минус на минус. На это у меня были вполне приличные шансы. Где они там? Также хорошо, как они теперь видели меня, видел их и я.
        Руки согнулись в локтях и вверх понеслись бронзовые пульки, заставляя шарики лопаться и обрушивать смертоносный груз на головы преследователей. Взрыв, взрыв, взрыв... Рядом взвизгнул какой-то шальной осколок.
        Не дожидаясь, что тот, кто управляет шариками, доведет их до меня, я перестрелял все, обрушив на головы наших преследователей не меньше двух десятков бомб.
        Два светила в небе не помешали им взорваться там, где нужно. Проверять насколько удачно у меня все вышло, я не стал. Просто выдвинул глаза и осмотрел все это с хорошим увеличением. Ничего живого. Удачно получилось. В книгах, я читал, что в таких случаях у профессионалов принято делать "контроль", но куда там мне лезть в профессионалы?
        Вместо этого, задрав голову, я исследовал небо. Самолет куда-то исчез, что меня совершенно устраивало - вряд ли он помогал мне от чистого сердца.
        Своих я догнал через полкилометра. Дальше им по тому ландшафту, что предложил этот мир, уйти не удалось. Найденный путь вдоль развалин - единственный из возможных - привел к полю, усеянному воронками. Те уже немного оплыли, осыпались. Кое-где даже пробивалась травка. Как человеку знакомому с подобным, мне стало ясно, что тут не так давно хорошо отметилась артиллерия.
        - Что там? - спросила Принцесса, чуть дрогнувшим голосом кивнув на тучу пыли, клубившуюся у меня за спиной.
        - Уже ничего, - успокоил её я. - Обрубили хвостик...
        Радость, только что игравшая во мне словно шампанское, поутихла. Поле, усеянное ямами шириной по два-три метра, тянулось до горизонта, да и там, вроде бы не заканчивалось. По нему змеились зигзагообразные углубления, которые иначе чем окопами я назвать не мог.
        Зато левее нас стояло несколько деревьев. Поле там заканчивалось, давая возможность лесу показать себя.
        Поначалу глаза искали трупы или хотя бы костяки, но я сообразил, что, скорее всего, бои тут закончились достаточно давно, павших похоронили с ненужными им почестями и на месте остались только воронки, да обломки машин, ненужные даже трофейщикам.
        Идти вперед не давало ощущение опасности - все-таки чистое поле. Случись что - ни убежать, ни спрятаться. Назад? Я оглянулся. На месте надоед из "того" мира поднималась туча земли, дыма и, кажется, отдельные фрагменты преследователей. Нет, туда точно не стоит. Получалось только вперед.
        - А это вон там... Это как?
        Усеянное воронками поле уходило к горизонту. Серо-черный ландшафт горбился провалами в земле и небольшими лысыми холмами. Было их несколько - один самый дальний, огромный, да три поменьше. Они тянулись цепочкой, наискось пересекающей поле. Так вот из-за дальнего холма выходил... Выходило... Черт его знает что оттуда выходило...
        Со всей присущей мне прямотой и правдивостью я ответил:
        - Не знаю.
        Оно ведь действительно выходило!
        Эта штуковина не ехала, не летела... Она шагала.... Длинные суставчатые ноги венчались чем-то похожим на бак в форме косо усеченного конуса. Походило это на марсианский треножник, как их рисовали в наших книгах, только ног было побольше - не то четыре, не то шесть и вместо щупальца с генератором теплового луча там было нечто вроде пушки. Каждое движение ног сопровождалось облачками пара. Шагоход, похоже, работал на паровом ходу. Фантастика...
        Я все пытался подогнать этот мир под привычные мне понятия и этим словом мне, кажется, это удалось.
        Я ухватился за пришедшее в голову слово. Точно! Фантастика! Фантастическая война! Если с бомбардировщиками мое любопытство еще могло примириться, то с шагоходами, да еще на паровом ходу - нет. Такого в реальном мире я не встречал, а вот у разных фантастов - случалось натыкаться.
        Значит, это все и было фантастикой! И не только для моих товарищей, но и для меня самого. Все это было фантастическим, непредсказуемым, а значит - по-настоящему опасным.
        Наконец эта громадина, сделанная из чего-то металлического, появилась из-за холма целиком. За ней вторая. Третья тоже не задержалась... Они развернулись после небольшой задержки и двинулись к нам.
        Мне не пришлось воевать в своей жизни.
        Я не сидел под обстрелом, не представлял себе, что такое танковая атака. Ну, разве что со стороны, когда играл в разные игрушки на компе или смотрел кино, но разве там страх? Так... В худшем случае мелкие неприятности. А тут на нас и явно именно за нами двигалась та штуковина. Мы ей были нужны и никто иной! Почему я так решил? Потому, что ничего кроме нас в этом поле сейчас не стояло. Ничего!
        "Зачем? - подумал я. - Кому мы тут-то нужны? Понятно там... Но тут? Четыре человека и живой статуй... Кому? Даже принцессы в этом мире вряд ли имеют то значение, какое они имеют в своем. И тем не менее -извольте. Не успели мы появиться как сразу и самолет, и эти твари... Зачем?"
        Первое, что пришло мне в голову - сбежать. Как можно быстрее и как можно дальше. Я завертел головой. Справа поле уходило до горизонта. Влево - там не так уж и далеко просматривалось нечто вроде чахлого леска. До него было километра два. Успеют они? Не успеют? Добегут? Не добегут?
        Пока я прикидывал шансы на удачу, родилась и другая мысль, куда как более своевременная.
        "Пушку бы сюда... - подумал я, цепенея от ужаса. - Или хотя бы противотанковое ружье..."
        В этом слове я почувствовал наше спасение. Ринхас поможет, обязательно поможет. Не может же у него не быть пушки!
        Желание получить хоть какое-то оружие было острым, словно предсмертное.
        "Пушка это...?" - прозвучало в моем мозгу.
        "Останови его! - взмолился я. - Он же нас сейчас растопчет!"
        "Что такое пушка?" - повторил Ринхас нетерпеливо.
        "Сам посмотри... - я имел в виду свою голову. - Это оружие..."
        Я не ошибся, понимая, что Ринхас догадается, что к чему. Объясняться времени просто не было. Эта железная тварь, покачавшись на тонких ножках, дернулась и ускорила движение. Что-то ей в нас не понравилось.
        А может быть наоборот...
        Думаю, тамошнему экипажу не часто приходилось видеть настоящих принцесс, да и гости из параллельных пространств тут наверняка были в диковинку, хотя, с другой стороны, откуда они могли про нас узнать? Ладно... Это все потом. Сперва надо уцелеть.

        Глава 26

        Движение машины приковывало взгляд. Хотелось смотреть и смотреть как ноги аккуратно, с какой-то математической точностью, находят свое место на земле и капсула кабины, практически не колеблясь, придвигается все ближе и ближе...
        "Ты это просил?"
        Передо мной упало противотанковое ружье, а рядом - ящичек с патронами. Я не стал раздумывать. Решил, что удивляться буду как-нибудь позже. Пушка сорокапятка подошла бы лучше, но из неё еще надо уметь выстрелить. Разумеется, и из такой штуки стрелять мне тоже еще не приходилось, зато я видел, как это делали бронебойщики в фильмах о войне. Все просто - затвор туда-сюда и на курок...
        Упав на край воронки, я раздвинул сошки, упер их в землю.
        - Боезапас! - скомандовал я вставшему за спиной Парликапу.
        - Чего?
        Если он и удивился ниоткуда появившемуся ружью, то не до паралича конечностей или онемения. Пришлось переходить на местный слэнг.
        - Ларец открывай и подай мне...
        Я замешкался, как обозвать почти 15-ти миллиметровый патрон, размером с огурец. Тут местного сленга мне уже не хватило.
        - Вот что там лежит, то и подай. Одну штуку.
        Ему хватило воображения понять, что от него требуется.
        - Рядом ложись. Так надо.
        Я вспомнил о принцессе и её друзьях.
        - Всем лечь!
        Они не легли, а присели на корточки, с интересом глядя на мои манипуляции. Ощущения опасности у них не было. Сарай-то остановился где-то далеко, откуда ни копьё не добросить, ни стрелой не дострелить.
        Клац-клац-клац...
        На мгновение я восхитился собой - у меня все получилось как в кино у артистов... Когда я об этом подумал, меня пронзило запоздалое прозрение. Там же были артисты! Кто его знает, как надо там все делать по-настоящему, а не для зрителя или режиссера.
        Я совместил целик с мушкой, а её с контуром приближающейся туши. Как там они делали, киногерои-то? И промахнуться никак нельзя. Нужно гасить этих пешеходов с первого дубля. Второго они мне могут и не предоставить.
        "Только бы оно выстрелило!" - взмолился я, прищуром выбирая место на шагающем монстре поуязвимее.
        И нажал на курок...
        Ох, как грохнуло! Плечевой упор лягнул меня, сбивая вниз, а Парликапа от грохота вообще снесло в глубину воронки. Я оглянулся. Рыхлая земля ручейками ползла по стенкам вниз. Все, кто тут был сидели на земле, трясли головами, разевали рты, выскребали песок из волос. Обе девчонки вообще смотрели круглыми глазами и вроде как собирались зареветь. Ничего... Обойдется...
        Быстро выглянул, выругался. Ничего там не изменилось. Первый как шел, так и продолжил двигаться в нашу сторону.
        "Что ж ты экономишь-то, экономист хренов? Пушку надо сюда, а не ружье!". Но Бог промолчал. Даже не обиделся...
        - Снаряд!
        Да какая разница снаряд или патрон? Мой крик привел остолбеневшего Парликапа в себя. Ничего разъяснять туземцу не пришлось. И доли секунды ему хватило, что б понять, чего я прошу.
        Дрожащими руками он вытащил новый патрон из ящика.
        Клац-клац-клац...
        Вверх рукоятку, назад, опустить патрон, задвинуть...
        Прищурив глаз, глянул поверх дула. Те, кто сидел в шагоходе, пока не поняли что к чему. На наше счастье не поняли. Я несколько раз по привычке вздохнул-выдохнул, успокаивая дрожащие руки. Промахиваться никак нельзя. В бак бы ему попасть, паразиту, или куда там еще полагается. Чтоб сразу. Чтоб костер...
        Бах!
        - Э! Э!- проорал Парликап.
        Закусив от напряжения губу, я смотрел на ближний аппарат, но все самое интересное, оказывается, происходило с тем, что шел следом, со вторым. Он покачнулся. Одна из ног подвернулась, и механизм повело в сторону - еще малость и рухнет... Как-то неуверенно он рыскнул вбок, но вскоре выровнялся... Нет, опять одна из ног подвела машину и та как-то боком пошла в сторону. Кто его знает- то ли я его подстрелил, а может быть, какой-то хитрый маневр задумали? Некогда размышлять. Спасаться надо...
        - Рыцарь! Уводи женщин. Парликап! Остаешься со мной...
        Энгель-Суфат выпятил челюсть, только на меня это не подействовало. Я кулак показал.
        В смелости своих спутников мужского пола я не сомневался. Только вот зачем они мне тут в двух экземплярах? Да и шума тут скоро станет не в пример больше, а добавлять в него три октавы парного женского визга не стоит.
        - К лесу. Пробирайтесь к лесу. Там встретимся.
        Конечно, в большей степени рисковали мы с Парликапом, но и Энгель-Суфат с девушками также рисковал. Кто знает, что там перед лесом, да и в нем самом? Может быть минное поле?
        Уже не обращая внимания на них, я дернул Парликапа за рукав.
        - Перебежками...
        - Это как?
        Он не возмутился, сразу сообразив, что уж в таких-то войнах я более сведущ, нежели он.
        -Увидишь. Я бегу - ты следом. Я упал - ты рядом.
        Из-за края воронки видно было, что второй "треножник", припадая на одну из конечностей, продолжает двигаться к лесу.
        - Ларец не забудь... - напомнил я товарищу. - Давай!
        Подхватив ПТР, я выпрыгнул из воронки. Руку сразу потянуло к земле. Черт! Какая же тяжелая штука! С такой не особо-то и побегаешь, хоть я сам железный... В смысле бронзовый.
        А придется, если жить хочется.
        Все же навык - великое дело! Не приходилось мне еще так-то вот бегать, с таким изделием. Неудобно же - И тяжело и длинно. К земле клонит, цепляется. Не-е-е-т. Так далеко не убежишь. Эти увидят - опять стрелять начнут. Убить, разумеется, не убьют, но оцарапают. Прятаться нужно.
        На бегу я вертел головой, отыскивая место для приземления. Воронок-то вокруг хватало - выбирай любую, но вот мелковатые они какие-то. Вдвоем не разместиться.
        Какой-то из треножников заорал сиреной. Звук навевал тоску и я прибавил. Топот за моей спиной стал чаще... Топот? Я оглянулся - все осталось, как и было. Туземцы бежали за мной - ни один не потерялся.
        Я выругался, но ругань моя закончилась падением. Я упал, но не огорчился.
        Траншея! Реальная траншея! Тут и впрямь по-настоящему воевали!
        Мы скатились туда исключительно вовремя.
        Впереди, где шествовали механические многоноги, раздался звук, словно осыпалось битое стекло. Для нас этот звон через мгновение обернулся грохотом в двух десятках метров правее. Там в небо полетели земля и камни. Звук ударил по ушам, а долетевший вихрь, словно хищной лапой огладил.
        Когда я проморгался, то первое, что увидел - несколько пар круглых глаз. Я подмигнул сразу всем.
        - Вот какие войны бывают... - объяснил я. - Привыкайте. Это вот зовется дальнобойная ствольная артиллерия.
        Траншея оказалась неглубокой. Я дополз до места, где её расширили три рядом случившиеся воронки. Мы упали, и снова воздух зазвенел битым стеклом.
        Бах! Бах! Бах!
        Когда звон в ушах прошел, я стряхнул землю с ружья и ощупал себя. Пока нам везло - осколки камней всего на всего царапнули мне щеку, Парликапу, правда, досталось сильнее, но все же... Он крутил головой. Там через весь лоб тянулась глубокая царапина, набухавшая кровью. Девицы тихонько попискивали, но вели себя прилично.
        - Ах вы ж сволочи.... - выдавили из себя я. - Давить вас....
        Моя злость откристаллизовалась во внезапное осознание того, что я бронзовый и ничего страшного со мной не случится, ну, если я, конечно, на серьезную мину не наступлю.
        Улегшись, расставил ноги. На кончике ствола пошатываясь, двигался первый механизм. Он был уже близко. Я не стал выцеливать суставчатые рычаги конечностей, а выстрелил в корпус...
        То, что произошло дальше, обрадовало как меня, так, надеюсь, и остальных. То ли Ринхас, то ли случай, но что-то в этом мире явно встало на нашу сторону. Механический паук вздрогнул и, вспухнув белым-белым паром, с грохотом развалился на части, словно подорванный киношными подпольщиками паровоз. Эффектно, зрелищно. С громом и разбрасыванием осколков вокруг себя.
        Плотное облако пара понеслось к деревьям, на несколько секунд загородив другой аппарат, тот, что плелся к лесу. Снова зарядив ружье и дождавшись хорошего порыва ветра, расчистившего видимость, стал стрелять...
        После третьего выстрела бредущая машина замерла. Она не взорвалась, не рухнула на землю, а просто застыла. Ноги замерли, а сам аппарат, неестественно накренившись, остановился, не подавая признаков жизни. Экипаж, если он там и был, даже не попробовал сбежать.
        Я обернулся. На лице Парликапа блуждала улыбка. Он прижимал ящик с патронами к груди, поглаживая оцинкованное железо. Думаю, что это он представил, что получится, если ПТР использовать против тяжеловооруженного рыцаря. Картина-то и впрямь получалась очень привлекательная!
        И тут меня удивил третий противник.
        Этот ногастый сарай каким-то невероятным прыжком перескочил поверженных товарищей, и его громада в момент выросла перед нами.
        Что там было у него на уме, да и был ли там ум, я не понял. Он бы мог просто затоптать нас ногами... Но я даже испугаться не успел.
        Земля за его спиной вспучилась и оттуда, из рыхлой черноты, выскочило что-то, очень похожее на наш земной автомобиль. Только вот вместо колес на нем было навешено нечто вроде фрез, так что вся конструкция напоминала угольный комбайн, как я, никогда его не видевший, мог представить такую штуку по рассказам.
        На секунду все остановилось - голубое небо, фонтан черной земли, блестящий бок механизма...
        Мгновение картинка оставалась неизменной, но уже через секунду вместо фрез-колес раскрутились какие-то огненные хлысты. Они оплели ноги бегущего к нам сарая, и тот грохнулся о землю в десятке метров от траншеи. Там что-то оторвалось, покатилось в нашу сторону, но подземный житель одним из хлыстов сбил ту штуковину и потащил к себе.
        Как не интересно тут было, а оставаться рядом ну никак не хотелось.
        - Бежим!
        За спиной хрустело и скрежетало, словно один стальной воин с наслаждением жевал другого. Оглянувшись, я увидел, что так оно и есть - подземный житель полосовал многоножку фрезами так, что только искры летели. Я не успел представить что будет, если эта тварь заинтересуется нами, и прибавил ходу. Туземцы благоразумно не отставали.
        - Давай, давай, давай!
        Кто знает что там на уме у экипажей? Может быть, после этого и мы их заинтересуем. Не хотелось бы...
        Я притормозил, пропуская их вперед.
        - Бегите!
        На всякий случай даже рукой махнул, показывая, чтоб они драпали к лесу. Парликап повторил мой жест, собираясь остаться.
        - И ты!
        - А ты-то....
        - В лес! Бегом! - гаркнул я. - Все объяснения потом...
        Снова ахнуло. Снаряд рванул где-то неподалеку. Мне в спину ударили осколки камней.
        Вовремя! Позади нас, на том поле, где мерились силами механизмы, вновь поднялись земляные фонтаны. Я упал на землю, машинально прикрывая голову руками. Артиллерия обрабатывала поле не жалея ни снарядов, ни техники. Самих орудий видно не было. Я с сожалением тряхнул ружьем - можно было бы пострелять, но подходящих для него целей не нашлось.
        Прошло минут десять и орудия успокоились. Возможно, они не посчитали меня важной целью. Поднявшись, я пошел по следам.
        Товарищей я нашел не сразу, но вовремя. Они сидели воронке, принцесса плакала, размазывая грязь по щекам. Она явно олицетворяла печаль это мира. Энгель-Суфат как мог, успокаивал девушку. Я сполз вниз, улыбнулся. Кроме улыбки ничего я им сейчас предложить не мог. Рыцарь посмотрел мне в глаза. Я незаметно покачал головой. Он прикрыл глаза. Ничего мы не понимали в здешних раскладах. Кто сражается? С кем? За что? И в этой неизвестности нам предстояло искать выход из этого положения. Причем выход в самом прямом смысле - где-то должен же найтись портал, который позволит нам сбежать отсюда. Все эти путешествия из одного мира в другой, конечно интересно, однако у каждого из нас есть свои дела в этой жизни. Хотелось бы их доделать и получить заслуженную награду.
        Странно, что Ринхас где-то затаился. Не до нас ему что ли?
        Где-то недалеко гулко ахнуло. Звук показался мне знакомым и не зря. Через мгновение возник свист, оборвавшийся взрывом. Позади, там, где выясняя отношения продолжали возиться механизмы, земля поднялась фонтаном и опала, оставив на месте взрыва очередную воронку.
        Следующий снаряд разорвался впереди...
        Не нравилось мне это. Точнее напоминало нечто скверное. Черт! Меня аж обожгло нехорошим предчувствием. Нас же брали в артиллерийскую "вилку"! Недолет, перелет и...
        А ведь не исключено, что при таком развитии техники у них и радар есть. И тогда вполне возможно, что они ориентируются на меня. Точнее на мой металл!
        От этих правильных мыслей меня оторвал звук далекого выстрела и нарастающий вой приближающегося снаряда.
        Подняв голову, я увидел как с неба, кажется прямо на меня, падает нечто...
        В один миг, выбив из головы все лишние мысли, голову заполнило понимание того, что если снаряд взорвется, плохо придется всем- людям, рыцарям, принцессам...
        А дальше все получилось все как-то само собой. В секунды... В мгновения...
        Это был инстинкт. Тот самый, который гнал меня в детстве к футбольным воротам, где я всегда занимал место голкипера.
        Время растянулось. Черная точка в небе медленно становилась все больше и больше. Время стало медленным, тягучим. Рев пробиваемого воздуха ушел в какие-то невозможно низкие частоты, и я видел, как снаряд вращается, словно собирался провернуть в земле дырку.
        Прыжок вверх, навстречу падающей смерти и я аккуратно обхватываю поросячью тушку крупнокалиберной смерти. Моя уверенность в том, что все как-то обойдется, основывалась только на доверии к Ринхасу, ну не такая же он сволочь, чтоб дать мне так бесславно погибнуть...
        "Я тебе дам "сволочь" - прозвучало у меня в голове. - Отвернуться нельзя. Что это такое? Как устроено?"
        "Снаряд, - мысленно проорал я. - В нем горит огонь. Погаси..."
        Удар оказался просто чудовищной, непредставимой силы... Меня вмяло, вбило, вплющило в землю. Мир вокруг в один миг стал темным. Спиной я чувствовал, что валюсь в какую-то бездну, пробивая что-то крепкое, вроде перекрытий из бревен или хорошего бетона. Вниз, вниз, вниз, туда, откуда небо казалось маленьким светлым пятнышком...
        Когда движение прекратилось, из моей головы выбило все, включая Ринхаса. Какое-то время я лежал, ощущая, как по мне стучат осыпающиеся сверху куски бетона и бревен.

        Глава 27

        Снаряд все еще лежал у меня на груди. Слушая, как гул уходит из ушей, сбросил железо с себя, стряхнул землю и раскинул руки. Над головой, высоко-высоко голубело небо. Ногой я почувствовал неудобство, но двигаться не решился.
        "И что теперь?" - вопросил я мысленно. Ждать ответа было бы с моей стороны глупостью, но я его неожиданно получил.
        "А что теперь? Вылезай, давай. Своим помоги..."
        От этих слов я аж подскочил. Попробовал подскочить.
        "Мои" шевелились рядом, сбрасывая с себя куски камней и стряхивая землю. Когда я провалился, то осевшая земля потащила их за мной. Всю честную компанию.
        "Вон ружье твое лежит, - продолжил бог, - Взял и вперед. Вам еще портал нужно отыскать, да и добраться до него надо..."
        "Что за портал?"
        "Ты назад вернуться хочешь?" - вопросом на вопрос ответил Бог. Я промолчал и уселся, рассматривая ружьё. Присыпанное землей, с согнутым стволом и расщепленным ложем, оно лежало шагах в пяти от меня, поперек груди Энгель-Суфата. Ошибался он. Не ружье это теперь было, а только половина ружья, но не это меня ввело в ступор. Я смотрел на искореженный ствол, и только сейчас в моей голове забрезжил, в общем-то, очевидный вопрос. Даже обидно стало, что он мне в голову раньше не пришел, и я его не задал. ПТР-то был из моего мира, с какого-нибудь армейского склада или музея. А это значило...
        "Так ты и меня в мой мир можешь так?... - Спросил я, ошеломленный открывшейся внезапно перспективой прямо сейчас очутиться на вечеринке. Пусть даже в полете над столом.
        "В принципе, да", - с заминкой признался Ринхас.
        Я не успел обрадоваться, как меня спустили на землю.
        "Только зачем ты там нужен в качестве куска меди? Пусть даже и живого".
        Мне показалось, что кто-то меня щелкнул по носу. До медного звона. Я сжал зубы. Бог словно бы почувствовал, что я могу ему сказать.
        "Ну, ты давай не расслабляйся".
        "Подожди, - остановил я его. - То есть ты можешь закинуть меня в мой мир? Я все верно понял?"
        "Когда-нибудь, да".
        "Когда-нибудь" это когда?"
        "Когда-нибудь - это когда-нибудь. Не знаю еще. Ты же не хочешь остаться там как скульптура?"
        Я погрустнел.
        "Да. Скульптурой не хотелось бы. Один Медный всадник у нас уже стоит в Питере".
        "Ну, вот сам видишь...Тут еще моментик есть,- он немного замялся. - Этот мир - не магический".
        "Как это? Ты-то тут чудеса творишь".
        "Только потому, что ты тут есть".
        "Как?" - мне показалось, что я ослышался.
        "Ты все интересовался, зачем алтари разбивать. Вот за этим самым..."
        "Не морочь голову, - я снова начал злиться. - Скажи прямо, чтоб понятно было!"
        "Чтоб понятно? Тогда так. Нужная для чудес магическая энергия - в тебе. Ты - моя батарейка! Если я тебя в твой мир отправлю, то друзей твоих придется тут оставить и самому остаться..."
        "Почему? Ты же портал строил..."
        "Не я. Винсус нам помог. Рассчитывал, что мы отсюда не вырвемся".
        "А мы вырвемся?"
        "Если ты не будешь сидеть, то выберемся".
        "Как?"
        "Не сейчас. Потом объясню... Двигайся давай."
        "Куда?"
        "А у тебя есть выбор? Вперед!"


        ...Я быстро шел по полузаваленному ходу, стараясь не задевать за стены.
        Следом за мной, покряхтывая и постанывая, двигалась моя банда. Оказалось, нам всем несказанно повезло, и мы могли двигаться своим ходом. Четыре царапины, ушибленная рука и бланш под глазом у принцессы как результат встречи с крупнокалиберным снарядом - это, согласитесь, не так страшно.
        Избавившись от надежды мгновенно оказаться дома, я снова сосредоточился на своем месте в этом мире.
        Одного воспоминания об "угольном комбайне" хватило, чтоб понять, что вряд ли тут страдают излишним человеколюбием - война идет, как-никак - а значит, разбираться с нами станут "по-взрослому".
        Вот попадем в чьи-нибудь руки, тогда и узнаем.
        Убить сразу, может быть, и не убьют, но куда-нибудь спрячут и начнут опыты производить.
        Не от хорошей ведь жизни у них такое - темнота да разруха...
        Позади загремел металл. Вполголоса ругнулся Парликап.
        - Под ноги смотрите, - прикрикнул я, не оборачиваясь.
        Для себя я опасности не чувствовал - какая тут может быть опасность для металлического человека?
        Я стукнул кулаком - со стены посыпались высушенные временем куски. Бетон или камень, которым строители коридорные стены облицевали, тут пошел трещинами. То ли старость, то ли материал не качественный. Как они тут живут? А может, не живут, а только проезжают мимо?
        Мысль показалась мне здравой. Я прикинул, не может ли все это походить на тоннель местного метро, и решил, что да, может. Рельсов, правда, нет, но может быть у них тут такое метро - безрельсовое?
        Рельсов-то не было, однако вдоль всего коридора, на крюках, как в технических тоннелях нашего метро, висели самые разные кабели. Кое-где они оборвались и провисли до земли, но где-то тянулись словно струны. Проверять есть ли там напряжение ничуть не хотелось.
        Подсказок от Ринхаса я не ждал - теперь понятно, что этот мир оказался для него такой же неожиданностью, как и для меня. Да и на какие подсказки можно рассчитывать, если иных вариантов, кроме как идти вперед, у нас не было - свернуть тут просто некуда.
        Вместо подсказок в голове сидела уверенность - кто бы тут ни жил, кто бы это все не выстроил, но строитель всего этого должен был предусмотреть и вход и выход.
        Я пошел быстрее, рассчитывая добраться до конца коридора и увидеть там если не дверь наружу, то хотя бы стену с металлическими скобами, ведущими к люку над головой. Сотня шагов, еще сотня... Конца коридора не видно. Вокруг - ничего нового. Куски железа, обрывки кабелей, щебень. Стали попадаться места, где стены были оплавлены, а кое-где и искрошены пулями. Повоевали тут... Только вот кто и с кем? Не дай бог, и мы под раздачу попадем. Я вспомнил "Б-52". Раздавать тут умеют.
        От недостатка информации я принялся фантазировать, что это все вообще может означать. Например, недавний наш бой с этими многоногами. Конечно, не мы первыми начали, однако нехорошо вышло. Больше всего меня сейчас занимало то, что из подбитых машин никто не вылез.
        Это меня сильно смущало.
        Вон, если вспомнить наши фильмы про войну - танк подбили, так экипаж вылезал и продолжал воевать, как мог, с личным оружием. И эти тоже вполне могли вылезти попробовать до нас добраться. Что ж они не видели что ли, что нас мало? Неужели испугались?
        Не поверю...
        "Подбитые танки, что в нашем, что в зарубежном кино, экипажи покидали поспешно, предпочитая не задерживаться в железных коробках, - продолжил я размышления. - Неужели тут все по-другому? Неужели тут экипажи предпочитают оставаться в подбитых машинах с риском сгореть или взорваться? Это не может быть стратегией. Очевидно же, что подготовить экипаж сложнее, чем создать еще один такой вот многоногий сарай, или я чего-то не понимаю... Может быть, я просто не заметил, как они выбрались?"
        Тряхнув головой, я отбросил никчемные мысли в сторону - перед нами появилось нечто более интересное.
        Нашлась-таки стена, со скобами. В конце коридора и стена и скобы.
        Только вот, увы, дыра там была не в потолке, а в полу, а значит, вела она не вверх, а вниз. Я ругнулся. Постучав кулаком по старому бетону, спросил у Ринхаса - ну вдруг ответит?
        "Что посоветуешь?"
        Снизошел. Ответил.
        "А что тут можно посоветовать? Иди куда можно. Я когда почувствую место, где можно портал к нам построить - скажу. Так что пока без меня обходись. Не расходуй магию".
        Я вздохнул. Что-то темнил боженька. Темнил... Свою игру играл...
        "Никакой от тебя, боже, пользы. Вот так люди атеистами и становятся".
        Оглянувшись на свою команду, головой показал, куда нам предстоит двигаться.
        Внизу оказалось даже посветлее, чем на моем уровне. И чистоты и порядка оказалось побольше. Словно разгневанные гости, громившие первый этаж, устали, или у них проснулась совесть.
        Мы очутились в зале, из которого в разные стороны уходили четыре тоннеля. Ни один не казался мне лучше других. На всякий случай я вопросительно оглянулся. Парликап сразу за всех пожал плечами. В ответ и я развел руки и выбрал тот, что находился поближе. Какая разница, куда идти? Что в этом, что в других стояли мощные двери, скорее всего за ними и хранилось что-то одинаковое.
        Высотой с меня, усеянная заклепками, словно юношеское лицо прыщами, дверь перегородила коридор, не пуская нас вперед. Клепаный металл внушал уважение. Я толкнул преграду плечом, потом с размаху приложил кулаком... Дверь загудела, чуть ли не добродушно, словно посмеиваясь над моими усилиями.
        Тут действительно преграда, сродни тем, что в нашем мире преграждают дорогу налетчикам в банковские хранилища или шпионам в секретные лаборатории.
        За спиной кто-то из девушек вздохнул. Кажется, принцесса. Её вздох показался мне каким-то повелительным, что ли...
        "И что будешь делать? - со смешинкой в голове спросил Ринхас. Даже в немагическом мире он не избавился от своих вредных привычек. - Принцесса в нетерпении..."
        Не знаю, хотел ли он надо мной поиздеваться - проскользнуло у него в голосе нечто такое, но вместо этого помог. Он, получается, видел выход из ситуации. Значит, и я его должен увидеть...
        - Нет таких крепостей, знаете ли... - пробормотал я, прикладывая руки к металлу. Надежность и неприступность. Этих слов дверь вполне заслуживала. Тронул браслет-уменьшитель. Нет. Это не выход. А что выход? Я постукивал кулаком по металлу, а в черепе ворочалась мысль. Есть же выход! Есть!
        Так вот же он - на виду!
        Стрелял я по воздушным шарикам? Стрелял! Металл свой тратил? Тратил! Восполнять как-то нужно? Нужно! Это как с жидкостью у нас - сколько вылилось - с потом и со всем остальным - столько и добавить надо. Так-то вот! Как в прошлый раз такое получилось? Просто сжал пульки в кулаке и - все... Авось и тут получится.
        Всем телом я прижался к преграде, надеясь, что и под землей волшебство сработает. И оно сработало. Словно погружаясь в неподатливую среду, я пронырнул, протиснулся сквозь металл. Сталь цеплялась за меня, отяжеляя собой, но я, хоть и с трудом, продавил себя сквозь неё. Оглянулся. Взгляд наткнулся на неровную дыру в металле, как раз в мой размер. Ни опилок, ни оплавленных капель по краям. Значит все верно - все, чего исчезло из двери - сейчас во мне... Хорошенькое дело! За дырой - четыре пары удивленных глаз.
        - Пройдете?
        А куда они денутся? Пройдут. Только вот девицам придется на выходе глаза лечить. Обратно заталкивать, а то выкатили, понимаешь...
        - Ты кто? - спросила Фелла.
        - Много будешь знать - скоро состаришься, - но она не приняла шутки. Глаза её сверкнули.
        - Кто ты?
        - Я посланец богов, и прислан, чтоб помочь тебе и Герку. Ты разве забыла?
        "Ну и не очень-то и наврал, по большому счету, - сказал Ринхас в моей голове.- Так... Совсем чуть-чуть..."
        Не раздумывая о том, как принцесса приняла мои слова, я двинулся вперед. Потом разберемся.
        Впереди меня ожидало нечто поинтереснее, чем удивленные глаза.
        Шагов через триста в тусклом свете, что разливали в коридоре стены, обозначилась груда обломков. Я остановился, поднял руку. Шаги за спиной смолкли.
        Присев на корточки, осмотрелся повнимательнее. То, что лежало прямо передо мной напоминало маленькую танкетку с куполообразной башней из которой торчали несколько тонких стволов, заканчивающихся... Более всего в знакомых мне терминах, это походило на исшарканную метлу или, возможно, радиолюбительскую антенну. Пучок тонких проволок, кое-где закрученных спиралью. При всей детскости картинки отчего-то понималось, что это - оружие, а не что-то иное. Несколько ржавых гусеничных траков, россыпь гильз... Ну, а что другого ждать от такого места? Семь розовых кустов?
        За кучей обломков, что я рассматривал, зиял дверной проем со свернутой дверью. Темноты там не было - все тот же фосфорический свет.
        Оставив товарищей в коридоре, я вошел внутрь.
        В сводчатом зале лежали обломки самых разных машин. Большие и маленькие, окрашенные в защитный цвет и ядовито-желтые. Тут лежали колеса, гусеницы, куски рам и торсионов. Свалка.
        Где ж тут выход-то?
        Осторожно двинулся вдоль стенки, похрустывая железками, попадавшими под ноги. Снова ощущение "ненастоящности" того, что нас окружало. Не могло такого быть! Нет. Это же не склад. Вон кресла разбитые лежат, человеческие, как раз под обычное седалище. Где же тогда хозяева всего этого безобразия? Где люди?
        Обломки, обломки, обломки и ни одного скелета, ни одного трупа. Очевидное несоответствие. Разбитое оружие было, а погибших людей я не видел. Мозаика не складывалась. Точнее могла сложиться, но только при одном условии.
        Неужели... Я даже сбился с шага.
        Неужели тут на моих глазах реализуется мечта всех фантастов - война машин?
        Эта идея мне понравилась. По крайней мере, она объясняла, почему тут нет трупов. Воюют машины, а люди где-то в другом месте просто пьют кофе... Неясным оставалось только одно - все-таки кто с кем тут воюет - праворульные с леворульными или гусеничные с колесными, сельскохозяйственные с городскими...
        В конце прохода нас снова ждали двери.
        Они оказались вполне человеческими - из пластика и стекла. Из разбитого пластика и оплавленного стекла. Война не пощадила и их, так что ничего выбивать мне не пришлось. С одного взгляда стало ясно, что тут когда-то была лаборатория. Сидели люди в белых халатах, что-то исследовали, рассказывали анекдоты, пили кофе и чай. А потом приехал кто-то на гусеницах и всех уволил.
        Я принялся открывать все двери подряд... Пустые комнаты, опрокинутые столы, битое стекло и оплавленный пластик, разрушение, кучи искореженного металла. Скрип четвертой двери слился с электрическим треском и вспышкой.
        Я отпрянул, едва не отдавив ногу Энгель-Суфату.
        - Засада? - обрадовано спросил он.
        Отвечать не стал. На засаду это не походило, но возможно тот, что там трещал, сможет ответить на самые острые наши вопросы.
        Треск повторился. Потом еще и еще...
        Свет за дверью то вспыхивал, то гас. Вот и теперь угас, потом снова вспыхнул. Снова послышался треск, словно ударила маленькая молния. Уже догадываясь, что увижу, распахнул дверь и заглянул внутрь. Ничего страшного. Там, шагах в десяти, с потолка свешивался кабель и его оголенный кончик искрил, чиркая по металлической трубе. Из-за моей спины товарищи по приключениям смотрели, как искрит провод, рождая маленькую молнию. Похоже, что напряжение там было приличным.
        - Что это? - спросила принцесса.
        - Электричество, - ответил я. - Волшебная сила этого мира.
        Услышав про силу, Энгель-Суфат качнул мечом, словно собрался что-то рубить.
        - Трубу не трогать! - скомандовал я, представляя, что получится, схватись кто за неё. - И кабель тоже...
        Едва я подумал об этом, как вспомнил, что мне-то, как раз такая неосторожность может пойти только на пользу! Та зарядка, что мне обеспечил в прошлый раз Ринхас молнией, закончилась, а вот новую я мог обеспечить себе сам. Наверное...
        - Отойдите-ка подальше...
        Послушались. Отошли...
        Магических талисманов тут как выяснилось нет, а вот динамо-машины присутствуют. Значит, попробую извлечь пользу из техники.
        Не зная, что сейчас произойдет, я взял провод в руки...

        Глава 28

        Ощущения попавшей в меня молнии в этот раз не было.
        В прошлый раз я почувствовал мощный поток, несущейся сквозь меня, а сейчас... Словно ручей чистой, бодрящей воды заструился по руками. От кистей и выше. Возникло странное ощущение - я почувствовал себя аквариумом с рыбками, мельтешащими внутри меня. Я вспомнил наш разговор с Ринхасом об электрических тварях.
        - И что же это там у меня внутри? Неужели электрические скаты, - сказал я и эхо пустого коридора откликнулось: "..ты..ты...ты..."
        Когда электрический треск утих, я почувствовал, что мою спину ощутимо царапают четыре взгляда. Получить нож в оцарапанное место я не боялся, но всеже имело смысл расставить все точки над нужными буквами. Уж слишком много чудес произошло за короткое время нашего пребывания в этом мире.
        Следовало поговорить, объяснить им, но место тут было неподходящее...
        -Так надо,- сказал я тогда, как мог внушительно. - Бог Ринхас велел...
        Мне показалось или я и впрямь услышал хихиканье?
        Недоверчивые взгляды продолжали сверлить мою спину, И я решил отвлечь их чем-то волшебным.
        Я подобрал с пола что-то очень напоминавшее лампочку. Не формой, разумеется - никакой привычной грушевидности. Просто матовый пенальчик с клеммами по бокам. Такое нам уже попадалось, но разбитое. Повертел-покрутил, прижал указательные пальцы к клеммам и...
        -Да будет свет!
        Коробочка полыхнула белым огнем, раздался треск. По глазам ударила вспышка. Фелла ойкнула. Перестарался с напряжением. Только с пятой попытки у меня получилось зажечь лампу ровным белым светом.
        Он нам обязательно понадобится. Впереди нас ждали неприятности.
        Ничего другого от этих подземелий я не ждал. Теперь, со светом, идти стало куда как веселее, и очередную дверь я заметил еще метров за двадцать. Как уже было не раз, я остановил товарищей, и первый сделал несколько шагов в темноту...
        Я не просчитался!
        Сперва простучала пулеметная очередь, потом ударил огнемет. Чисто машинально я отпрыгнул назад. Лампочку я, разумеется, благополучно выронил, но огненный плевок осветил недлинный коридор с дверью в торце. По бокам от неё что-то торчало. С первого раза не разобрал что именно, но потом, когда засветил новую лампу, увидел что-то вроде оружейных башенок. Оттуда и велся огонь. Пулемёт и огнемет...
        Волну запаха горящей огнесмеси погнало по коридору. Лица товарищей покривились от вони.
        А меня это обрадовало! О как! Наконец-то защитники объявились! Линия обороны! Вот вам и праздные рассуждения о машинной цивилизации.
        Так что это даже хорошо. Познакомимся, о жизни поговорим...
        Гостей не любите? Ничего. Это поправимо. Я вам привычки-то поменяю!
        Мои не понимали, что тут происходит, но им хватало ума сообразить, что грохочет тут не просто так. Что-то неприятное это для всех нас означает.
        - Стойте тут, - приказал я. - Сам справлюсь.
        - Помогу? - вопросительно предложил Энгель-Суфат уже с мечом в руке. - Там воины?
        Пускать его с мечом на пулемет и разменивать жизнь человека на три-четыре пули было бы с моей стороны слишком расточительно.
        - Сейчас разберемся кто там...
        Пулемет стрелял короткими очередями. А вот он и смолк.
        - На счет три, - приказал я сам себе....-Раз, два...
        Прыжок вперед, оттолкнуться от стены, перекатиться по полу, снова прыгнуть. Пулемет плюнул навстречу длинной очередью. Как я не старался, а пяток пуль в меня все же попало - все-таки, поглощая металл, я становился все больше и больше. Меня развернуло, отбросило в сторону, но я по-собачьи рванул к двери, и уже через пару мгновений оказался в непростреливаемой зоне.
        Пулемет, еще несколько раз плюнув короткими очередями, смолк. Два ствола, словно скошенные глаза, пытались разглядеть меня, но я и не собирался прятаться. Опираясь на обломки, приподнялся, ухватился за дуло и согнул его. До второй точки, до огнеплюя, я также дотянулся и, не пожалев сил, кулаком вбил гадскую конструкцию в стену. Дело сделано... Впечатление на стрелков я наверняка произвел.
        Прижавшись к двери, я несколько секунд ожидал чего-то, какой-то запасной каверзы, вроде брошенной сверху гранаты, но обошлось. Оглядев внимательно потолок, отошел на несколько шагов, провоцируя пулеметчика, но ничего не случилось. Мы выиграли этот поединок. Точнее я выиграл в присутствии судей и зрителей.
        Осталось открыть дверь.
        По солидности и основательности эта преграда превосходила все то, что я тут видел. Сразу стало понятно, что с наскока такую не возьмешь - придется повозиться. Тем более, что там, внутри, возможно сидит гарнизон.
        Я постучал в броню и, не рассчитывая на понимание, крикнул.
        - Открывай, Сова. Медведь пришел...
        Ни звука в ответ. Мультик, они, конечно, не смотрели, но могли бы просто полюбопытствовать, кто там к ним стучится и кто такие Сова с Медведем.
        Что ж. Не хотят добром, придется как всегда.
        Дверь стояла вроде бы несокрушимо. Но вот именно что вроде бы. Проходили уже это. Я прижался к поверхности и как мог, восстановил в себе ощущение, когда в прошлый раз впитывал в себя железо. Что-то похожее шевельнулось, но...
        "Ничего не выйдет", - произнес голос в моей голове.
        "Это еще почему? Раньше выходило и теперь".
        Я продолжил прижиматься к двери как к любимой девушке.
        "А теперь не выйдет".
        "Почему?"
        "Потому что входило много".
        "Ты не шути, а объясни по-хорошему".
        "Набрал ты металла столько, сколько полагается. Больше некуда. Точнее, если возьмешь, то в ход дальше не пролезешь".
        "Так браслет же есть.
        "А он тут не работает. Я же говорю - немагический мир".
        Я крутанул браслет. Ничего. Ринхас и в этот раз оказался прав.
        "А как же я сам?"
        "В тебе магия внутри, изначально. И с алтарей ты много чего забрал. А браслету - нужна та магия, что снаружи".
        Странная штука эта самая магия. Не всегда, когда нужно работает.
        "А ты мне мозги не крутишь?" - подозрительно спросил я. Ринхас не ответил. Ну и ладно. Значит, придется без магии обойтись, силой ума.
        Товарищи смотрели с надеждой, а за их спинами уходил пройденный путь, извилистый, словно ход земляного червяка. Что-то шевельнулось в памяти. Что-то я про них читал. Или рассказывали? В земле живут, землей питаются...
        Точно!
        "Думаешь, ты один такой умный? - спросил я Ринхаса. - Я так вот сделаю!"
        Впитывать всю дверь я не стал. Не получилось - и не нужно. Прикинув, где с той стороны могут быть замки или засовы, и какой кусок нужно вырезать, чтоб дверь отворилась, я прислонил к стене палец и повел его вверх. За ним оставалась кривоватая линия. Не прекращая этого занятия, я взвел пневматику на другой руке и принялся выстреливать пульки в коридор. Одну за другой, одну за другой... Металл входил в меня и улетал прочь.
        "Голова!" - одобрительно оценил мою придумку Ринхас.
        Дверной замок оказался именно там, где я предполагал. Навалившись, я немного откатил преграду в сторону, и, надеясь, что если что, то успею отскочить в сторону, сунул в образовавшуюся щель голову.
        Ну, где вы, братья по разуму?
        Никого там не оказалось. Тот же коридор, но чистый. Без привычных уже следов разрушения. Неведомые силы, превратившие все вокруг в труху обломки, тут еще не отметились.
        Убедившись, что опасности нет, я сдвинул дверь дальше и позвал команду.
        - Всех убил? - спросил Энгель-Суфат.
        - Некого там убивать было.
        - Как это? - спросила принцесса, высунув голову из-за плеча Парликапа.
        -Там некого было убивать. Нет там людей.
        - А перед кем ты прыгал тогда?
        Я прикинул, как ему объяснить действие автоматической системы охраны, а это, скорее всего, была именно она, но не решился даже попробовать.
        - Перед кем надо, перед тем и прыгал. Ринхас велел.
        Какая все-таки замечательная отмаза у меня тут есть - "Ринхас велел"! Вот бы на Земле что-то такое придумать и пользоваться...
        Подняв над головой лампочку, я осветил конец нового коридора. Там обнаружились большие застекленные двери. Не бронированные, не утыканные заклепками и засовами, как те, рядом с которыми мы стояли, Обычные двустворчатые. На удивление целые.
        За такими, просто не могло быть ничего опасного.
        - Давайте туда. Там и поговорим...
        За дверями я нашел очередное подтверждение присутствия людей в этом мире. Там обнаружился бассейн! По прозрачной воде плавали огромные зеленые листья, размером с большую тарелку, а под ними бороздили прохладную даже на вид влагу, рыбки. Рыбины. Каждая размером с хорошего карпа. Листья колыхались, когда какая-нибудь из них задевала за подводный стебель.
        Мою догадливость бросало с одного на другое: от войны машин между собой, до войны самой обычной, с участием людей. Только-только я смирился с тем, что людей тут нет, как факты показали иное.
        Судя по всему, тут было место отдыха неведомых хозяев подземелий - по краям бассейна стояли шезлонги, лежало несколько опрокинутых многоугольных столиков. Сюда просто просилось что-то вроде барной стойки и в довершение - веселой музыки для настроения. Роботам, даже если у них конструкцией предусмотрены нормальные человеческие задницы, все это ни к чему.
        Это могло быть приятным исключительно для человеческих глаз.
        Помню, отец рассказывал, что когда он работал в каком-то НИИ так вот у них во дворике помещался маленький скверик, где желающие могли покурить или подышать свежим воздухом, где не было ни начальников ни подчиненных. Похоже, что что-то вроде этого имелось и тут.
        На всякий случай я огляделся - не ловушка ли? Вроде бы нет. Никаких явных опасностей.
        Я кивнул товарищам на запылившиеся шезлонги, предлагая рассаживаться...
        После всех этих сражений и переходов, грязи мы уже не боялись.
        Усевшись, они уставились на меня - ждали объяснений. Я их понимал. Еще бы! Столько нового и необычного для людей из мира колдовства, попавших в нормальный технический мир! Если им сейчас не объяснить происходящего, то эти бедные люди, ничего в своей жизни не видавшие кроме Раннего Средневековья, попросту сойдут с ума. Магия? Что магия! Это она там на каждом шагу, а тут ничего привычного и знакомого - ни колдунов, ни жрецов, ни алтарей, ни волшебников, а, скорее всего, одни только инженеры. И целых два солнца! Так ведь с непривычки и умом тронуться недолго.
        - Значит так... - начал я, еще не зная, что скажу товарищам. Они смотрели внимательно, но разные чувства читались во взглядах. Кто-то смотрел с недоверием, кто-то - с надеждой.
        - Это, как вы, наверное, уже поняли, совершенно другой мир. Не ваш. Нам придется искать способ выбраться из него и вернуться назад.
        Я примолк, ожидая хотя бы одобрительного гула, но мои промолчали.
        -Тут все не так как у вас, - продолжил я тогда. - Так что руками лучше ничего не трогать. Если что непонятно - сразу спрашивайте.
        - Тут все непонятно, - проворчал Парликап.
        - Ты уже бывал тут? - подозрительно спросил Энгель-Суфат. Я пожал плечами.
        - Нет. Для меня тут тоже много неожиданностей, правда, поменьше, чем для вас.
        - Тогда почему мы должны тебя слушать?
        Челюсть рыцаря воинственно выехала вперед.
        Принцесса выразила эту мысль мягче.
        - Может быть это, все-таки, твой мир?
        - Нет, - покачал я головой, чуть было не сказав "увы". - В моем мире все иначе, но разница между моим миром и этим меньше, чем этим миром и твоим.
        - В твоем мире тоже нет людей? - удивился Парликап.
        - Есть. Там есть и люди и машины. Почему тут остались только машины, я не знаю.
        - Нам надо искать людей,- продолжил полурыцарь. - Кто-то же их сделал, эти машины?
        Я усмехнулся. Чтоб изготовить машину, не всегда нужны люди. В памяти всплыла картинка автомобильного конвейера, где механические лапы, брызгаясь огнями электросварки, варили кузова фордов и мерседесов.
        "О! - Раздалось в моей голове. - А я тут такое уже видел".
        "Где?"
        "Внизу. Еще парой уровней ниже".
        "А людей там нет?"
        Надежды в моем вопросе оказалось несколько больше, и Ринхас с удовлетворением заметил:
        "Ишь ты - легкой жизни захотел..."
        Он хмыкнул.
        "Может быть, тебе еще прям тут и портал найти? Ты имей ввиду, что я не только его ищу..."
        - Интересное место... - пробормотал я, не обращая внимания на божественную подначку. - Завод есть, а людей нет... "Через безалкогольную свадьбу и непорочное зачатие - к безлюдной технологии". Так у нас когда-то говорили.
        Ринхас юмора не понял, не переспросил, однако моя задумчивость не осталась незамеченной.
        - Ты чего? - насторожился Энгель-Суфат.
        - Задумался... - встряхнулся я. - Есть тут люди. Надо их найти! Они и покажут выход отсюда.
        - Где они, твои люди? Сколько ходим и - никого... - сказал рыцарь.
        - Найдем! Если не будем сидеть на месте - обязательно найдем! Отдохнете вот только и - вперёд.
        Я кивнул на устроившихся девушек. После таких приключений обе выглядели уставшими. Отличить принцессу от служанки можно было только по платьям. Те обрывки, что висели на Фелле смотрелись побогаче.
        Только вот рыцарь не захотел просто отдыхать.
        Подойдя к бассейну, он наклонился, жадно наблюдая за обитателями глубин. Надо сказать, что вид у них был очень аппетитный.
        На наше счастье в мешке Парликапа имелось кое-что из еды, но все понимали, что мешок-то не бесконечен, да и принцесса привыкла питаться несколько иначе, так что Энгель-Суфат изучал обитателей бассейна с живым интересом.

        Глава 29

        Рыбы ответили взаимным любопытством, не подплывая, однако, так близко, чтоб позволить до себя дотянуться. Ну да, конечно, их можно понять. Они хотели и впредь оставаться рыбами, а не превратиться в еду для четырех голодных путешественников. Сам-то я голода не испытывал, а вот мои спутники. Им нужно было есть. А что вы хотите? Несовершенная белковая форма жизни!
        С гордостью хлопнул в ладоши и прислушался к бронзовому гулу. На него обернулись все кроме рыцаря. Тот, занимался делом - улегшись на край бассейна, старался мечом, словно острогой, добыть пропитание. Плюх, плюх, плюх... Лезвие раз за разом вспарывало водяное зеркало, но рыбы уворачивались, не забывая возвращаться на место. В конце концов, неудачи разозлили достойного рыцаря так, что он принялся рубить воду. Вверх полетели брызги и ошметки листьев.
        - Дай-ка я...
        - Попробуй...-мгновение поколебавшись он протянул мне свой меч. Я отрицательно покачал головой. Не думаю, что строителей и жителей этих подземелий обрадует то, что я сейчас сделаю, но положение наше действительно было безвыходным. Нам нужна была еда и поэтому, погрузив руки в воду, я пустил ток....
        Через секунду во взбурлившей воде всплыло несколько рыбин...
        Они мне сразу не понравились.
        Видал я дохлых рыб. Только вот эти оказались совсем иные рыбы. Ведь приличной дохлой рыбе полагается всплыть брюхом кверху и ждать пока до неё у браконьеров дойдут руки, а эти просто всплыли и теперь, словно потерявшие управление дирижабли в безветренную погоду, висели у поверхности. Я удивился мимоходом, но, похоже, эта тонкость задела только меня. Увидев добычу, Парликап, с довольным урчанием, подхватил какую-то палку и зашлепал по воде, подталкивая добычу поближе к бортику. Секунда-другая и вот рыба на берегу.
        Рядом с полурыцарем засуетились девушки. Ну, тут все ясно: принцесса или нет, а кушать после наших приключений определенно захочется. Сообразив, что рыбу Парликап разделает без них, они принялись бродить по залу, отыскивая что-нибудь, что могло бы сгодиться для костра. Только вот - увы - вокруг лежало больше пластика и металла, чем дерева.
        С улыбкой человека, предвкушающего хороший обед, полурыцарь взмахнул ножом...
        Однако вместо мокрого хруста, с каким рыбья голова должна была бы отскочить от туловища, раздался металлический скрежет. Парликап застыл. Он даже не выругался от удивления.
        - Это как? - спросил он в полном недоумении. - Это что?
        Рыбы оказались вовсе не рыбами. То есть по внешнему виду они ничем не отличались от карпов, но внутри, вместо мяса кишок и всего того, что полагалось иметь настоящим рыбам, они имели что-то непотребное: провода, металлические полоски...
        - Ну, знаете, товарищи, - не менее удивленно откликнулся я. - Это уже ни в какие ворота не лезет...
        Полный нехороших предчувствий рыцарь вскрыл всех поднятых рыб. Везде было одно и тоже - провода да какая-то механика. Куда же мы все-таки попали? Рыбы оказались не то детскими игрушками, не то дорогим капризом миллионера.
        "Возможно робота-миллионера", - подумал я. Уверенность, что мы встретимся тут с людьми, становилась все призрачнее и призрачнее.
        - Надо уходить отсюда, - сказал Энгель-Суфат. - Не для нас это место...
        Он осторожно, лезвием меча, отодвинул остатки странных рыб, словно боялся замараться.
        "Да-а-а-а... Занесло нас..." - с каким-то удовольствием произнес голос в моей голове. - "Даже удивительно".
        "Чем издеваться, сказал бы лучше, куда нам идти. В какую сторону".
        В зале по разным сторонам имелось несколько дверей, так что теперь придется выбирать.
        "Так кто ж его знает? Я тут, как и вы, в первый раз. Сюда просто так не попасть".
        "А еще богом назвался", - неосмотрительно пошутил я. Язык мой побежал впереди здравого смысла, творя глупости.
        - Ты что застыл? - спросил рыцарь, подозрительно оглядываясь. Я махнул рукой, чтоб отстал.
        - Думаю. Дай подумать...
        Чтоб никто не лез с расспросами, я попросту закрыл глаза.
        "А вот это ты зря, - совершенно серьёзно и, к моему облегчению, безо всякой обиды ответил Ринхас.- Я и в своем мире не всемогущ, а уж про этот и говорить нечего".
        "Тут, что свои боги есть?" - насторожился я. Еще не хватало этого.
        "Откуда в немагическом мире боги, сам подумай? Нет их тут. Энергия магическая, конечно тут есть, но ничтожно мало. На поддержание жизни Бога не хватит. Говорил же уже, что и я-то тут существую потому что в тебе запас магической энергии есть. Она просто есть. Как электричество твое, как свет, как воздух. Она изначальна. Это - условие существования любого из миров".
        "А как же мой мир? Этот?"
        "Ну как тебе объяснить..."
        Перед моим мысленным взором нарисовался многоэтажный дом. Обычная такая многоэтажка.
        "Представь ваш многоэтажный дом. Каждый этаж - мир. Такой же мир, как и тот, из которого ты пришел, как тот, в котором мы сейчас находимся. А магическая энергия - это как вода. Она приходит с неба, и большая её часть достается тем, кто живет на верхних этажах... Мой мир - наверху, а твой, да и этот - где-то в самом низу. С магией все также... Она течет к нам из более "высоких" миров. У на, наверху, её много и мы живем. У вас её почти нет и нам нет места в ваших мирах. Та малость магии, что всеже добирается, до вас никому не нужна".
        "Мне почему-то кажется, что, не смотря ни на что, ты не так уж и недоволен тем, что мы сюда попали".
        "Угадал. Мне сюда и нужно было".
        "Да не угадал, а заметил. Ты изменился тут..."
        "Да. Не зря мы Винсуса злили. Без его злобы нам бы сюда не забраться. Считай, он нам хорошего пинка отвесил".
        Я опешил, услышав это признание. Я-то думал, что он веселится, играет нами, а он...
        "Так получается, мы все это время не принцессу спасали, а Винсуса злили? Бога Винсуса? Чтоб пинок получить?"
        "И что такого? Ты вот сейчас и меня злишь - и ничего".
        "Чем же я тебя злю?"
        "Тем, что на месте сидишь. Поднимайся и иди".
        "Ты не знаешь куда, я не знаю куда... Может быть в мешке что-то такое есть, что дорогу подскажет? Какой-нибудь путеводный клубочек? А?"
        "Какой клубочек?"
        Ринхас явно не понял о чем я, ну, понятно, сказок он не читал и детсаду не воспитывался.
        "У нас два мешка барахла, что мы с алтарей утащили. Может там что-нибудь есть? Они, кстати, ну магические вещи твоего мира, сами по себе, тут действуют?"
        "С тобой-то все в порядке. Значит и они тоже..."
        Он замолчал, задумался.
        "Хотя сейчас проверим. Это ты мне вовремя напомнил!"
        Уже привычным образом мои руки без моего участия принялись тормошить мешок. Снова оттуда посыпалось разное. В числе прочего выпало нечто вроде маленькой подводной лодки.
        "Вот. Это может подействовать. Бери, кидай в воду".
        Я послушался. Лодочка плюхнулась, посеяв вокруг разбегающиеся в стороны круги. Замерев на мгновение, она принялась совершать осмысленные маневры. Погрузилась, всплыла, несколько раз описал круг вокруг подплывших к ней рыб, всплыла и снова замерла, носовой частью указывая в сторону одной из дверей.
        "И что? - подумал я. - Что это означает?"
        "В той стороне есть что-то похожее на портал".
        "Портал?"- обрадовался я.
        "Нечто похожее на него, - ушел от прямого ответа Ринхас. - В любом случае вам лучше туда, чем в иное место. Там выше концентрация магической энергии".
        Зная расплывчатость советов своего друга, я уточнил.
        "Далеко?"
        "Не знаю. Я тут не был..."
        "Я тоже, а попробую выяснить".
        "Как?"
        - Триангуляция!!!
        Это слово я неосторожно произнес вслух.
        - Колдует! - прошептал девичий голос за спиной.
        А в голове снова сквознячок - Бог пошел узнавать, что это такое. Не обращая внимания на него, я несколькими обломками выложил линию, обозначавшую направление, в котором пребывала лодочка, и перешел к другому концу бассейна. Там я аккуратно положил артефакт в воду.
        Снова те же самые эволюции, снова любопытные рыбы.
        Застывшая лодочка показала еще одно направление, которое я обозначил ножками от сломанных столиков. Отойдя немного назад, я взглянул на линии, мысленно продолжив до соединения, присвистнул... Вторая умозрительная линия упиралась в стенку. Линии мне показались почти параллельными. Это обещало нам долгую прогулку. В любом случае, поскольку альтернативы не имелось, идти вперед в поисках таинственного портала явно имело смысл именно в ту сторону!
        - Я знаю куда идти. Пошли...
        За дверью оказался новый коридор.
        Мы шли по нему, нарушая тишину шагами да скрипом отбрасываемого в сторону металлического хлама. Мои спутники молчали, осмысливая новую для себя реальность, в которой рыбу нельзя есть потому как она железная. Они даже не спросили, куда я их веду! Молчал и я. Мои мысли также были невеселы, но по иной причине. Механические рыбы - ладно. Эка невидаль! Игрушка она и есть игрушка.
        Где изготовители таких игрушек? Где люди?
        Где прямоходящие двуногие без перьев с плоскими ногтями, те, кто подскажет нам выход отсюда? Не рыб же, в конце концов, расспрашивать?
        Хотя возможно только это нам и останется...
        Окружающие все больше напоминало какой-то постапокалиптический мир правда без инопланетян и зомби.
        Пусть даже мои предположения обоснованны и тут идет война машин, то не могут же механизмы воевать сами по себе. Кто-то ведь ставит задачи, кто-то отдает приказы. Они воюют за людей, но сами-то люди где-то есть. Тут есть! Должны быть!
        Жизнь, однако, подсказок не давала, потому я все больше склонялся к мысли, что нет в этих коридорах никого обладающего душой.
        Декорацию к фильму-катастрофе, вот что это все мне напоминало. Фильму, в котором герои бродят по непонятным закоулкам сгинувшей в огне войны цивилизации, то и дело натыкаясь на придуманные сценаристами ловушки. Единственно чего не хватало для полноты картины, так это трупов или хотя бы скелетов аборигенов.
        Это несоответствие продолжало меня реально напрягать.
        Дороги наверх нам так и не попалось, а вот вниз - пожалуйста.
        Как и обещал Ринхас, двумя уровнями ниже обнаружился новый коридор. Еще держась за скобы, я увидел, что тут все как-то иначе. Тут не лежали обломки, не было кучек из непонятно каких обломков. Мы словно попали совершенно в иные обстоятельства, а уж когда ноги коснулись пола. Едва ступив на бетон, я почувствовал, что рядом работает какой-то механизм. И даже не один. Ритм сотрясений, который я ощущал ногами, оказался сложен и складывался из нескольких ритмических рисунков.
        - Люди... Солдаты. Маршируют... - сказал Парликап, вытаскивая из ножен меч.
        - Наконец то! - пробормотал Энгель-Суфат.- Нашли все-таки!
        В этом "все-таки" странным образом смешались надежда на перемены к лучшему и опасение, что станет еще хуже. Я мог бы поспорить, но не стал. Странные тут должны обитать люди, если они так шумят. Более всего это походило на шум работающих механизмов. Ничего. Скоро узнаем кто из нас прав.
        Коридор заканчивался воротами. Вход в заводской цех вот что все это напоминало! Чем ближе мы подходили к ним, тем явственнее шум распадался на отдельные звуки. Там, то трещало, то солидно бахало, а иногда все перекрывал уже знакомый электрический треск.
        Слегка приоткрыв дверь, я заглянул в щель...
        Я оказался прав. За стеной нас ждал заводской цех. Едва я створки разошлись, как шум работающих машин скачком вырос и наша, ощетинившаяся двумя мечами, компания оказалась на площадке, поднятой над каким-то производством. Ринхас не зря так отреагировал на мое воспоминание об автомобильном конвейере. Тут было что-то похожее. Воздух наполнял треск, ритмичный грохот и капли расплавленного металла, подброшенные в воздух электросваркой.
        Одним взглядом охватить все, что тут происходило, я не мог. Величина цеха подавляла. Он начинался у нас под ногами, и уходил куда-то в глубину, где также что-то ухало и ахало, где продолжалось движение, начатое от нашей двери. Вдоль стены в эту неизвестность уходило нечто вроде длинного балкона.
        - Люди где? - спросила принцесса. - Есть они тут?
        За грохотом её расслышал только я. Наклонившись к сиятельному ушку, объяснил:
        - Нет тут людей. Тут одни машины делают другие...
        Разъяснять далее не потребовалось. Все всем стало настолько ясно, что мечи отправились назад в ножны. Здесь было царство движущегося железа, а не человека.
        Гадать, что нас там ждет, я не захотел. Повернувшись спиной к товарищам, я "выдвинул" глаза, посмотрел в конец цеха. Там также сверкали искры и что-то двигалось. Где все это заканчивалось, я не понял, зато стало ясно, для чего предназначалась вся эта механическая вакханалия. Все, что тут вершилось, происходило для того, чтоб постепенно, шаг за шагом, операция за операцией, превратить многочисленные железки в те самые уже знакомые нам шагающие сараи.
        - Что там? - напряженно спросил не обладавший моим зрением рыцарь
        - Ничего хорошего, - вздохнул я.- Враги, скорее всего.
        - Люди? - он даже обрадовался.
        - Людей не видно...
        Чтобы нас там не ожидало, а идти придется именно в эту сторону. Причин тому было две - "лодочка" в бассейне показала именно это направление, да и больше некуда было. Балкон, на котором мы стояли, тянулся вдоль стены, показывая, куда придется двигаться.
        Надеяться на помощь Ринхаса я не стал, и мы пошли вперед. Первые метров двести под нами происходило вроде бы бессистемное движение: стучало, гремело, вспыхивало, появлялись какие-то детали, а потом появился конвейер и все упорядочилось. Тут мои спутники увидели, что такое настоящее конвейерное производство.
        Мы как раз дошли до места, где к раме, уставленной какими-то ящиками, начали приставлять ноги.
        Почти собранная, во всяком случае, вполне узнаваемая кабина с ногами, но без верха плыла под нами, направляясь в неизвестность. Мы уже настолько освоились и поверили в необитаемость этого мира, что расслабились. Девушки, сперва старавшиеся оставаться позади мужчин, теперь иногда выбегали вперед. То, что происходило внизу, вероятно, напоминало им праздничный фейерверк - от точечной сварки вокруг летали горячие брызги. Страх первых минут постепенно растворялся в новых впечатлениях.
        "Вы там, я смотрю, вообще страх потеряли..." - прозвучал в голове голос Ринхаса.
        "Пожалуй. Заигрались девочки", - ответил я.
        "Вы там по сторонам посматривайте, а то мало ли что..."
        Я насторожился.
        "Ты что-то чувствуешь?"
        Он только хмыкнул.
        "Ничего особенного. Так..."
        "Портал где-то рядом?"
        "Портал где-то, а вот рядом или нет, мы еще посмотрим".
        "Неужели ты не чувствуешь его? Волшебная вещь в техническом мире..."
        Я не то чтоб не верил, но здравый смысл толкал к иным умозаключениям.
        "Он точно есть, но его надо искать. Ну как бы тебе понятно объяснить..."- задумался Ринхас. Я почувствовал уже знакомый сквознячок в голове и сообразил, что сейчас услышу что-нибудь наукообразное.
        "Только упрости, - попросил я. - Не надо мне лекцию читать".
        "Тогда все предельно просто, - обрадовался бог. - Про магическую энергию я тебе рассказал. Из мира в мир можно попасть не из всякого места. Тут либо, как в твоем случае, два мага пробиваются навстречу друг другу, либо искать особые места. Здешние ученые собирают ту малость энергии, что есть в этом мире и отыскивают места, где на переход из мира в мир нужно очень маленькое количество этой силы. Вот такое месть мы и ищем".
        "Особое место?"
        " Да. Есть места, где миры или подходят друг к другу поближе, или Мировая материя там более ветхая".
        "То есть, - переспросил я. - Когда мы им воспользуемся, то опять к себе вернемся?"
        "Думаю да..."
        "Ты давай хорошенько подумай", - надавил я. Очень мне не хотелось очутиться еще Бог знает где.
        "Точно, - убежденно сказал Бог.- Именно так. Только нам его еще найти..."
        Я отвлекся, занятый мысленным разговором, и не заметил, как принцесса, свесившись с ограждения балкона, показывала что-то внизу своей служанке. Та перегнулась, свесившись рядом, сверкая обтянутой тканью аппетитной попкой, стараясь разглядеть, что там такое появилось и от этого движения ограждение наклонилось в сторону.
        Девичий визг на мгновение заглушил все остальные звуки.
        Мы среагировали одновременно, одинаковым движением прыгнули вперед, спасть. Ограждение этого не смогло вынести. С неслышным в грохоте сборки хрустом металлическая ограда наклонилась и Фелла через них скользнула вниз. С воплем, перекрывшим уже ставший привычным шум, Энгель-Суфат рванулся следом за ней.
        Не успел...
        Кусок балкона плавно повело в сторону, наклонило и в несколько мгновений мы все плавно, словно с детской горки, съехали по нему вниз, прямо в цех.
        Я кувыркнулся. Мимо пролетели чьи-то ноги в сапогах, но ухватить я никого не успел - кто-то саданул меня сзади, И так вот в общей куче мы рухнули вниз. Я не успел осознать всю краткость полета, но понял, что упал на что-то жесткое и плоское. Не пол - слишком близко над головой висели обломки балкона. Да и не всели вовсе, а плавно отъезжали назад...

        Глава 30

        Это продолжалось пару секунд. Над головами плыл потолок, все мы еще лежали друг на друге и рыцарь хрипел подо мной что-то осуждающее, но тут откуда-то сбоку приблизилось что-то черное и громадное и накрыло нас... Стало тихо. Кто-то из девушек пискнул. Теперь грохот конвейера доносился глухо.
        - Все живы? - спросил Энгель-Суфат. - Принцесса ты как?
        Фелле хватило характера ответить спокойно.
        - Да все хорошо.
        - Хорошо, да не очень, - поправил я.
        Кто-то в темноте ойкнул, засучил ногами.
        -Тихо! - рявкнул я. - Сейчас будет светло...
        Свет в нашем положении точно не будет лишним. Я зажег свои "габаритки" и осветил ловушку. Кто бы её ни сотворил её, сделали западню на совесть.
        Под охи и ахи распутывающихся товарищей я прикинул, что мы имеем в этот момент. А имеем мы хитрых, расставляющих ловушки людишек. Неужели подловили сволочи? Шли-шли и вот на тебе... Если все так, то сейчас самое время гадикам этим показаться и начать условия выставлять.
        Захотелось злобно заорать, и начать выбираться наружу, прям сквозь предмет внеземной техники, но я взял себя в руки.
        Вход у нас получился бесплатным, значит, за выход придется заплатить. Сильно надеюсь, что платить будут те, кто нас поймал. Что ж, посмотрим, какой тут валютой долги платят. Спокойнее. Тут только на меня надежда, значит, будем разбираться.
        В конце-то концов, мы же хотели поговорить с кем-нибудь? Так почему бы не устроить встречу с хозяевами таким вот образом?
        Только ошибся я. Секунды бежали одна за другой, но никто так и не объявился. Никто не ставил условий, никто не требовал сдаться и выйти с поднятыми руками.
        Мысль про хитроумную ловушку потускнела и погасла. На её месте образовалась пустота, которую я никак не мог заполнить, чтоб начать строить планы.
        Мы все еще лежали тесным, перепутанным клубком: руки ноги, головы... Свободного пространства практически не оставалось
        Посветив туда-сюда, я понял, что вовсе не зря никто не требует сдаться. Не ловушка это, а самая настоящая боевая машина - уж больно функционально все тут внутри все сделано. Сиживал я в БТРе. Очень похоже, только эта оказалась куда как меньше размером, и рассчитана она была на двоих человек. Именно человек! Вот два кресла впереди.
        Все место позади них занимала наша куча-мала, а за креслами - только руку протяни и достанешь - что-то похожее на пульт управления. Вот вид этих темно-зеленых кресел, обтянутых чем-то вроде кожзаменителя, окончательно привел меня в чувство. Понятно теперь, что живые люди тут имеются, хотя мы их ни разу не видели.
        Кресла! Как же я раньше не догадался! Тормоз, а не человек. Даже не сам тормоз, а бронзовая рукоятка от настоящего тормоза!
        Раз есть кресла, значит, есть и ручное управление!
        - Я хочу сесть! - неожиданно подала голос принцесса.
        Она увидела тоже, что и я, но к счастью пульт её не заинтересовал. Не успела Фелла протиснуться к креслам, как я опередил её желание. Вырвав одно сидение из пола, я прислонил его к стене, подальше от управления. Мне-то кресло ни к чему, обойдусь, тем более не подходит оно для моего веса.
        - Все назад. Разбираться сейчас будем.
        Отодвинув товарищей от пульта, я начал присматриваться к тому, что тут наваяли здешние конструктора. Все верно. Именно тут и должно быть мое место. Это ничуть не наглость или нахальство с моей стороны. У меня хотя бы есть права на управление транспортным средством, а у них даже понимание того, что такое автомобиль, а тем более БТР, отсутствует.
        Пока все приходили в себя, жизнь за пределами ловушки продолжалась. Там что-то лязгало, гремело. Кабина вздрагивала, когда к ней что-то пристыковывалось, навешивалось. Мои попутчики вздрагивали и нервно озирались.
        - Как нам выбраться отсюда? - спросил рыцарь, отчего-то глядя на меня.
        - Попадать не надо было.
        Не устроил его этот ответ, но другого у меня сейчас не было. Когда немного остыл - добавил.
        - Не знаю еще...
        Стараясь в этой тесноте никого не задеть я, не жалея кулака, ударил в стену рядом собой. Все поморщились, девушки схватились за головы. Гул пошел, словно мы сидели внутри колокола. Ударил еще и еще... Понятно, почему я так с ними воевал. Броня... Во что это мы в очередной раз вляпались? Ну, доберусь я до местных... Можно, конечно, попробовать впитать этот металл в себя, но я тогда рискую, увеличившись в размере, передавить всех тут... Места-то практически нет. Нет. Это в самую последнюю очередь пробовать нужно. Что еще можно?
        "Ринхас?"
        "Ну что? Чуть что так сразу Ринхас... Говорил же чтоб не зевали, - вовсе без раздражения отозвался тот. - Чего тебе?"
        "Что делать подскажи?"
        "А я вот хотел у тебя узнать, что теперь делать. Подскажи!", - передразнил он меня.
        Я не ответил на колкость.
        "А чем помочь?" - снизошел Бог.
        Если б я знал! Я представил, как эта многоногая тварь с нами внутри, куда-нибудь направится и будет вместе с нами бродить по полям и лесам, пока мы не потеряем силы, и тогда бери нас голыми руками хотя бы и отрядом лилипутов... Или, того хуже, мы словно шпроты в банке обречены сидеть в ней, пока эти о нас не вспомнят. Меня аж передернуло всего.
        "Открой эту дрянь. Выпусти нас..."
        Он вздохнул. Я явно попросил чего-то не того, что он ожидал. Подвел, получается, божество потому и не получил "морковку".
        "Ты все сетовал, что нет у тебя броневика, нет пулемета. А вот это тебе сразу и броневик и пулемет. На своих ногах вам до портала идти и идти. Да и места дальше начинаются негостеприимные..."
        Ответа он не требовал - сам за меня все решил.
        Сквозняк в голове - и неожиданно для самого себя я понял, как надо управлять этой штукой. Наклонная плоскость передо мной действительно оказалась пультом управления. Здешние механики то ли не додумались, то ли уже успели позабыть такие простые вещи как рычаг с рулевым колесом, а возможно просто оказались техническими извращенцами. Они пошли своим, неординарным путем. Я зажег свет в кабине и выключил свою иллюминацию.
        Напротив вывороченного кресла в пульте обнаружились два отверстия. Я осторожно сунул туда сперва одну, потом вторую руку. За фальшпанелью, в глубине - я их не видел, но чувствовал - обнаружились еще отверстия, под пальцы. Для каждого по одной дырочке.
        Вот, собственно и все.
        Я пошевелил руками, заставив "сарай" встрепенуться...
        Народ за спиной сдержанно охнул. Оглядываться я не стал - не до того было.
        Через несколько секунд темнота вокруг нас растаяла. Я увидел, что вокруг по-прежнему цех и в нем кипит непонятная работа. Спустившиеся сверху лапы подхватили машину, понесли в сторону. Там стояли ряды таких же многоногов. Медленно и плавно нас понесло туда. Я уже видел место, приготовленное для нас. Тут, похоже, собиралась армия, и нам предстояло стать её частью. Никто нас не спрашивал, хотим мы этого или нет. Вспомнилась старинное слово "рекрутчина". Первым побуждением было открыть кабину и выпустить всех - теперь я знал, как это сделать. Потом пришла злость на тех, кто без спроса захотел распорядиться мой жизнью.
        - Ну, я вам покажу, - пробормотал я сквозь зубы.- Станете жизнь делить на "до" и "после".
        Потом я немножечко остыл и вернулся к логике и здравому смыслу. Живых аборигенов тут пока не видно, а значит убивать некого. Да и действительно кто знает, сколько нам еще придется ходить, а тут - дармовые ноги. Ринхас все-таки прав!
        Так что, встав в строй, я не остался там. Можно сказать, дезертировал, а можно - восстановил справедливость. Боком-боком я выдвинулся и пошел вдоль ряда механических сараев, высматривая хозяев этого машинного изобилия.
        Никого. Ни души. Никто не выскочил с радостными воплями "Попались голубчики!" Тишина. Попрятались, наверное,
        "Ничего, - подумал я. - Сейчас, если вы тут есть, вы у меня непременно появитесь..."
        Проверяя себя, я подошел к очередному ряду машин, замерших на полусогнутых ногах, и толкнул ближнюю. Звуков в кабину не проникало, но, судя по всему, "тарарам" вышел знатный. Ближний механизм от удара покачнулся, упал на следующего, тот в свою очередь передал мое недовольство происходящим дальше и так далее. Где-то на десятой машине волна падений остановилась. Над рядом замигала белая лампа, но никого из хозяев, чтоб успокоить хулигана, не появилось.
        - Прячетесь от народного гнева? - сказал я негромко и уже для всех добавил. - Они трусы. Боятся выйти к нам.
        Так и не дождавшись реакции, я двинулся вперед, размышляя, что теперь делать. Вывод напрашивался один. Вряд ли, при всей вычурности механизмов, у тутошних обитателей иная логика. Раз задницы у них человеческие, то и головы, скорее всего, тоже мало отличаются от наших, а раз они похожи на мою, то и логика со здравым смыслом должны там присутствовать. В глобальном смысле это означало, что раз за спиной у нас начало конвейера, где-то тут должен быть его конец и выход наверх. В поисках его я вертел головой и пропустил момент, когда мои товарищи настолько освоились, что попытались качать права.
        - Выпусти нас! - потребовал Энгель-Суфат.
        - Зачем?
        - Тесно.
        Он явно хотел сказать что-то иное, но я лишь усмехнулся. Не по себе рыцарю тут - мечом не помашешь, да и решат теперь не ему.
        - Лучше плохо ехать, чем хорошо идти.
        - Хорошо бы только знать куда именно... - подала голос принцесса. - Ты знаешь, что делаешь?
        Покопавшись в неизвестно откуда - хотя известно, конечно, Ринхас постарался, не пожалел своей магии - знаниях я перевел аппарат на автоматическое движение и, вынув руки из пульта, повернулся к товарищам. Смотрели они на меня без испуга, но с подозрением.
        - Помните, я лодочку в бассейн опускал?
        Кивки.
        - Так вот она показала, что до того места, куда нам нужно попасть, еще ой как далеко... Можно конечно, и пешком пройтись, но в этой штуке и быстрее и спокойнее будет.
        Прока мы дискутировали, аппарат самостоятельно добрался до очередных дверей. Они беззвучно разъехались.
        "Лифт, -сообразил я. - Похоже, нам везет... Теперь бы понять куда он нас вывезет если не помешают разные там..."
        Под ворчание рыцаря и полурыцаря о трусости местных воинов и их слабости, я потихоньку, складывая одно к одному, пришел к мысли, что местных тут вообще нет и некому нам мстить за обиды и поругание. Скорее всего, это завод-автомат. Такие, я знаю, уже и у нас на Земле появились, а уж тут сам Бог велел, они дальше нас пошли. Интересовало меня только одно - куда жители подевались? Были же они. Понятно, что тут идет какая-то война или местные разборки и очень некстати оказалось бы, если б пропали они все от какой-нибудь заразы или вообще от радиации. Мне-то ничего - я металлический, а вот здоровье товарищей вполне может пострадать, а принцесса мне вообще нужна в целости и сохранности.
        За дверью лифта нашлось довольно места, чтоб расположиться, как хотелось - он был рассчитан на десяток таких машин как наша. Пол под ногами дрогнул, стал подниматься наверх.
        Когда двери открылись, я увидел впереди все тоже, изрытое воронками, поле. Товарищи по несчастью прилипли к прозрачным стенам, разглядывая мир перед собой, и откровенно радовались небу над головами и солнцам, а я задумался. В отличие от них я догадывался, да чего там "догадывался" - я точно знал, отчего получаются такие вот дырки в земле, и потому, когда восторги чуть улеглись, жестко сказал.
        - Слушайте сюда...
        Две пары глаз уставились на меня, а Фелла что-то показывала Энгель-Суфату и не обратила на мои слова никакого внимания.
        - Принцесса! Вопрос жизни и смерти...- повторил я. Тут она отвлеклась от разговора с рыцарем.
        - Повторяю, чтоб получше запомнили и не переспрашивали. В этом мире идет война, но не такая как у вас, а ближе тем войнам, которые случаются в моем мире.
        Услышавший про войну, и оттого приободрившийся рыцарь, захотел высказаться, но я жестом остановил его.
        - Вы лучше меня знаете, как действует оружие вашего мира и как надо защищаться от него. Там я слушался ваших советов. В этом мире иное оружие и лучше будет, если вы прислушаетесь к тому, что стану говорить я... Целее будем.
        Посмотрев каждому в глаза, я дождался подтверждающего кивка.
        - А тебя, Фелла, я попрошу на время забыть, что ты принцесса.
        Она попыталась встать, но в этой тесноте не получилось. Я поспешил внести ясность.
        - Уж очень мне хочется довести тебя до жениха в целости и невредимости. Мы не знаем, что нас там ждет.
        Я показал рукой вперед на разбитое воронками поле.
        - Но прошу поверить, что разобраться в этом мне будет легче, чем вам и советы мои, если хотите уцелеть тут, придется воспринимать как королевские приказы. Готовы?
        Мог бы и не спрашивать.
        - Пока мы в этой коробке - ты главный, - ответил за всех рыцарь. - А дальше - разберемся...
        ...Я стоял перед распахнутыми настежь лифтовыми дверями не решаясь сделать первый шаг наружу. Отчего-то я был уверен, что едва я выйду отсюда, как начнется что-то такое, к чему ни я, да и никто из нас не готов. Что-то во всей этой развернувшейся передо мной картине было не так. Такое случается, если ты вообще ничего не понимаешь в происходящем. Глядя на равнину, которую нам предстояло пересечь, на безоблачное небо над ней, на вкрапленные в черноту земли островки зелени, мне пришла в голову странная мысль - а может быть тут и не война вовсе? Может быть это просто игровой полигон или того интереснее - тир? Недаром же нет тут ни одной живой души? Вот я сделаю сейчас шаг вперед, и примутся неведомые игроки нас убивать... Память тут же услужливо подбросила след бомбардировщика в голубом небе. Нет. Так даже думать обидно. Все же следует исходить из того, что тут война и, соответственно у таких чужаков как мы нет тут сподвижников, а кругом одни только враги, которых полагалось "гасить". А у меня было чем, и, главное, я знал как! Ринхас оказался хорошим учителем. Что ж... Пора решаться...
        Я просунул руки в отверстия.
        - Держитесь. И лучше если молча...
        Шаг... Другой... Десятый.... Мне показалось или действительно все вздохнули с облегчением? Я шевельнул пальцами, добавляя ходу.
        Приноравливаясь, я осторожно передвигал ноги. Не знаю, как это смотрелось со стороны, но я бы себя точно не похвалил бы. Местное ГАИ если оно тут существовало, наверняка обратило бы на меня внимание, посчитав нетрезвым водителем, и предложило бы подуть в трубочку. Это, кстати, возможно оказался бы не самый худший вариант. Только вместо ГАИ на меня обратило внимание нечто иное. Пока я ковылял, примериваясь к управлению, кто-то примеривался ко мне. Я это понял не сразу, а только тогда, когда откуда-то сверху голос прокаркал что-то непонятное, но явно озабоченное. Что и как ответить? Языка, не смотря на умение управлять, я не знал - такой мелочью Ринхас не озаботился.
        Я замер, не зная, что делать, и тут машина сама собой отпрыгнула в сторону...

        Глава 31

        Похоже, что она оценила мое неучастие во всем этом как слабость и приняла управление на себя. Чтоб не терять уважение в глазах товарищей, руки из пульта я не вынул. Мало ли что еще захочет сделать тутошний управленец? Может быть, он в плен нас хочет сдать? Выяснять это времени не нашлось.
        Моя многоножка оказалась хорошим бегуном.
        Сказать, что все это походило на бег с препятствиями - ничего не сказать. Вероятно, в машине существовала какая-то система безопасности, которая включилась, когда я показал себя не с лучшей стороны, как водитель. Все же одно дело досконально знать теорию, а я её знал всю: от устройства машины до приемов управления, и совсем другое - реальные навыки управления. Их-то мне как раз не хватало... Внутренний центр управления почувствовал это и, не принимая робкие попытки поруководить за оригинальную шаолиньскую школу движения, начал корректировать мои потуги. И спасибо ему за это!
        Ибо вокруг твориться черти что.
        Столб земли вздымается впереди, мы притормаживаем, бросаемся в сторону. Эти мозги знают чего тут можно бояться, но там где мы встали, земля тоже вздыбливается вверх. Внутри все сжимается от ужаса ... Многоног съеживается, но как- то боком проскальзывает между двумя очередными фонтанами земли. Прыжок, еще прыжок. Тут он больше походит на балерину... Но все напрасно - через несколько секунд мы съезжаем- таки в огромную воронку.
        Ему плохо, но и нам не лучше. Мне проще - я держусь за пульт, а мои пассажиры лежат друг на друге, стонут пополам с руганью. Я ору на них, но уже мгновение спустя мой крик становится криком ужаса: прямо из склона воронки высовывается такая же штуковина, которая помогла мне избавиться от нападавших многоногов - "угольный комбайн".
        Одним неимоверным прыжком многоног выпрыгивает из воронки, опережая огненные хлысты, выпущенные "комбайном" и припускает вперед по полю.
        Вперед, вперед! Подальше от всей этой дряни.... Позади орали товарищи, впереди земля наклонялась, грозя опрокинуться. Рядом несколько раз сверкнуло, пол под ногами дрогнул.
        "Чем-то серьезным лупанули, - подумал я, - не дай Бог по нам..."
        Звук прилетел такой, что остальное можно просто додумать, и мысли эти окажутся чем- то не особо приятным. На всякий случай я свернул с прямого пути. Если кто-то сдуру влупил по нам с правильным упреждением, то совершенно это не лишнее. К сожалению, я угадал. Похоже, что в этих местах люди, или кто тут у них, соскучились по подвижным мишеням.
        Несколько... Даже не знаю чего... Наверное снарядов, если они упали сверху... На моих глазах заостренные цилиндры врезались в землю метрах в пятидесяти от нас, но не взорвались. Я уж хотел проорать нечто обидное вроде "Стрелять научись, деревня!", но вовремя удержался. Упавшие снаряды раскололись. Из них, словно птенцы из яичек вылупились... Конечно, не птенцы это были. Никак они на птенцов не походили. Сперва я почему- то подумал, что они похожи на наши земные складные перочинные ножики. Швейцарские, многолезвийные, под гладкой оболочкой которых хранятся лезвия, пилочки, щипчики и шильца. В первый момент небесные гости также были округло- гладкие, но уже через несколько секунд началось преображение... Они начали раскладываться, доставать из себя начинку: свои лезвия и пилочки... Три секунды и перед нами появилось нечто, походящие на худых собак, а точнее на стальных зверей: хищных, быстрых, гибких, сверкающих желто- зелеными глазами индикаторов на блестящем металле.
        - Я такое же хочу, - сказал за моей спиной принцесса. - Надо взять...
        Глупенькая... Точнее дура. Ничего она не понимала. Если кто кого тут и планировал взять - то это они нас. А нам надлежало спасаться...
        Наш механизм имел свою базу данных, свои мозги, та кто он оказался умнее всех нас. Он сообразил, что там впереди такое. Спасая своих пассажиров от, похоже, нешуточной опасности, он резко стартовал в сторону и, не дожидаясь каких- то особенных команд, припустил в обход механических монстров. Наши небесные гости еще не отошли от жесткого приземления, зато потом, прочихавшись и приведя себя в надлежащий порядок, бросились за нами следом.
        В скорости они нам не уступали, но и не превосходили. Я наблюдал их в задней полусфере, не вмешиваясь в решения машины. Я хоть умнее её, однако, вполне доверял её выбору.
        Скорость, с которой мы куда-то летели, и потерявшиеся где-то позади механические хищники породили ощущение, что это я сам веду погоню. Непонятно откуда возникло ощущение, что еще чуть-чуть, еще самую малость, и я достигну неведомой мне цели. Представив с какой скоростью несут нас вперед к цели ноги этой безумной кибитки, я вовсю разулыбался. Какой-то частью мозга я чувствовал неправильность ситуации, но азарт! Азарт, черт его побери! Приятно было чувствовать себя рыцарем на лихом коне. А что? Мой многоног вполне годился на эту роль!
        Чуть левее из травы вздымался приличных размеров холм. Я еще подумал, что вот там самое место для замка, тем более его уже кто-то занял - над ним курился дым! Черно-рыжие клубы красиво подсвечивались солнцем.
        - Местные! - Разом заорали мои пассажиры. - Там кто-то есть! Туда давай! Туда!
        Я наддал. Звери позади уже никого не интересовали. Они отстали, не выдержав соревнования в скорости.
        От поворота пассажиров бросило на стенку. За спиной снова взвыли и завизжали. Я успел подумать, что после этого никогда не стать мне больше чем простой барон - припомнит мне такое отношение к своей особе принцесса, но уже через четверть секунды эти мысли вынесло из головы.
        Оказалось, что там нас ждали.
        Из земли выхлестнулось щупальце очередного "угольного комбайна", но то ли везение, то ли мастерство, позволили мне ускользнуть. Я метнулся влево, а "комбайну" досталась очередь из четырех маленьких шаровых молний, предназначавшихся наверняка мне. Что-то там позади нас появилось более серьезное, нежели чем отставшие механические собачки.
        Мне показалось, что ничего хуже уже быть не может, однако уже через пару секунд я понял, что ошибся.
        Может. И есть. И возможно это самое прямо сейчас на нас наступит...
        То, что мы приняли за мирный костер гостеприимных аборигенов, оказалось дымком над какой- то огромной военной машиной. С первого взгляда я вообще не понял что это такое. Со второго сообразил, что это "нечто" окружено стальной стеной высотой метров тридцать, а дым идет из торчащих над ней труб. Сигнализация внутри многонога что-то постоянно бубнившая просто взвыла дурным голосом. Вот все эти впечатления сплавились в моей голове в два слова - "сухопутный броненосец". Я не знаю, как это у меня получилось, но мой сарай мгновенно отпрыгнул назад. Звери, от которых я убегал, и метатели шаровых молний показались мне менее страшными чем- то, что ожидало нас на той стороне холма. Не прошло половины секунды, как жизнь подтвердила, что я прав! Едва мы соскочили с верхушки холма, как над ней словно косой взмахнули - полетели осколки камней, поднялась пыль, и вершина только вот что стоящая горбиком, стала плоской как стол. Догнавшая нас, но не удержавшаяся на ногах одна их гончих влетела в ту пыль и пропала там.
        Уже не глядя по сторонам, мы бросились в сторону. Снова рядом, совсем близко череда огненных шариков. Земля взрывается, но не разлетается в стороны, а повисает в воздухе, стоит стеной. Я прыгаю в сторону. Глаза замечают, что из-под какой-то кочки торчит ствол излучателя. Прыжок и всеми ногами я обрушиваюсь на эту поганую кочку. Там все проваливается вовнутрь... Постреляй вот теперь...
        Ишь ты стреляльщик нашелся!
        Только сейчас я осознал, что все-таки взял управление на себя. Я думал, я хотел, я мысленно ставил перед машиной задачи, а все, что было в кабине, просто подстраивалось под мои требования и выполняло их.
        Все тут в ближней округе настроены против меня, все хотят нас убить... Не страх, но злоба полыхнула адреналином! А вот хрен вам! Такой хрен, что в двух руках не унести! Какой только на сельскохозяйственной выставке показывать! Вырвемся! Уйдем! А с "броненосцем" я сейчас разберусь!
        Этот "броненосец" похоже и не броненосец вовсе, а какой- то укрепрайон, партизанский край в тылу врага.
        По моему "многоногу" начали гвоздить со всех сторон. Воздух наполнился трассерами, как пустынная городская улица - вспугнутыми голубями. И тут мой зайка додумался до того, что не пришло в голову мне! На плюющуюся опасными шариками огневую точку он приземлился одной ногой. Как балерина! Как Вольтер, повздоривший с католической церковью и призывавший "раздавить гадину"! Вместо того, как в прошлый раз, вмять её в землю, растоптать, он ударил ногой. Та, словно копье, пробила крышку дота, застряв внутри. Под девичий визг панорама в окне дважды поменялась.
        Он словно штопор вворачивал конечность поглубже в землю. Что там внутри происходило можно было только догадываться, но многоног не стал держать нас в неизвестности. Оттолкнувшись оставшимися при нем конечностями, он, словно ракета, рванул вверх, опередив скрестившиеся под днищем очереди чего- то трассирующего и... одну из собственных ног. Я охнул от жалости, пожалел эту безрассудно- смелую машину, так легко разбрасывающуюся своими ногами. Типа вот и первые потери, а ног- то у нас не так уж и много, но я ошибся. Не потеря ноги это было, а применение военной хитрости или нового оружия! Оставшаяся в крыше ДОТа потерянная нога вздрогнула, завибрировала...
        Мы медленно, словно сила тяжести перестала властвовать над нами, поднимались вверх, а под нами уже вспухало облако взрыва, разливалось море огня.
        Я мысленно возблагодарил всех, кого можно, что попавшиеся на нашем пути многоногие сараюшки, которых я усмирял с помощью противотанкового ружья, оказались не то недоделанными, не то просто бракованными. А потом пришла в голову мысль, что возможное и даже естественное отличие тех сараюшек от моей замечательной машины-убийцы состоит в том, что в ней сижу я. Отдельно друг от друга просто многоног и просто я проиграли бы в этих поединках, а вот наша сумма дала переход в иное качество! Не зря же тут есть два сидения! Экипаж! И чего можно будет ждать такой вот машины, если рядом со мной посадить второго человека! Я мельком представил рядом с собой Энгель-Суфата... И быстро передумал.
        - Нарекаю тебя именем собственным. "Вольтер"! - пробормотал я негромко, а в голос спросил:
        - Вы там живы, десант?
        В ответ услышал женские стоны и мужские проклятья.
        - А никто не говорил, что будет легко....
        Рассуждать на эту тему времени не было. Я не забыл про ту махину, что чуть не смахнула нас вместе с холмом.
        Пассажиры сыпали проклятьями, попробовали расцепиться, подняться, но я заорал:
        - Лежать! Цепляйтесь, сейчас....
        Я не успел договорить "начнется", как и впрямь началось. Земля под ногами "Вольтера" задрожала, горизонт задергался, И даже тут я почувствовал, как мы начинаем подниматься. На экране я увидел, как по земле резво побежала извилистая трещина. Мысль о землетрясении даже не пришла мне в голову - из трещины на поверхность выбиралось что- то механическое... Громадность предмета была такова, что я даже испугался. Тут начинали резвиться силы, которым даже мой заслуженный ПТР вместе с "Вольтером" нипочем. Умница "Вольтер" это и сам почувствовав, словно наскипидаренная лошадь, рванул подальше от намечавшегося тут действа...
        Насколько я помню настоящий, человеческий Вольтер, закончил свою жизнь в инвалидном кресле. Его новоназванный тезка, казалось, откуда-то узнал об этом и никак не хотел повторить его судьбу. Он улепетывал, унося нас от катаклизма так энергично, что можно было бы подумать, что в своей прошлой реинкарнации он был не просто лошадью, а лошадью скаковой.
        Хотя куда лошади до него!
        "Вольтер" не просто стрелой летел вперед, он еще умудрялся уворачиваться от всего того, что летело в спину: прыгал вверх, в стороны. От этой резвости был прок - впереди то, от чего мы уворачивались, взрывалось, рвало землю на части, поднимая облака земли и камней. Сквозь какие-то тучи он пробегал насквозь, и тогда в кабине темнело, а какие- то, видимо не простые, оббегал сторонкой, стараясь даже ногой не задевать. Это заставляло всех, кто лежал за моей спиной, вцепиться друг в друга. Мне-то еще ничего - я как уцепился за пульт управления, так и не отпустил его, а вот товарищам досталось полной мерой. Когда минут через десять этой гонки мы скатились в овраг и "Вольтер" просто побежал по дну, я нашел время оглянуться.
        Товарищи мои лежали с зелеными лицами.
        Они уже ничего не говорили - не ругались, не проклинали меня. Просто лежали и дышали... Хорошо хоть все шевелились, а значит, были живы. Энгель-Суфат, наверное, позавидовав моему бравому виду, что- то неразборчиво прохрипел, погрозил кулаком. Ход его мыслей, хоть он и не мог сейчас выражаться членораздельно, я вполне себе представлял. Мол, тебя бы к нам, уж ты б ....
        - Глупости городишь. Это вам повезло, что меня там с вами не было... - Оборвал я так и не начавшиеся проклятья. - Окажись я в вашей куче, осталось бы от вас только мокрое место. А меня бы даже не поцарапало бы.
        Усмехнувшись, добавил.
        - Как-нибудь я вам покажу, как у нас коктейли готовят...
        Но Энгель-Суфат не успокоился. Его неуемная натура не могла пока внятно разговаривать, но трясти кулаком сил у него хватало. Трясти и тыкать пальцем мне за спину. Спохватившись, я сообразил, что пока я тут общаюсь с товарищами, дорогу в этот момент выбираю не я, а кто-то другой. Эта мысль пришла исключительно во время. Оглянувшись, я увидел летевшую прямо на нас темноту, огромную как два, а то и три тоннеля метро. Эта дырища надвинулась, обняла нас и проглотила...
        Обрушилась темнота. Я попытался остановить движение, но "Вольтер" несся вперед, никак не реагируя на мои желания. Видимо у него появился много более серьезный командир, нежели я.
        - Куда? - просипел обретший силу голоса рыцарь. Я не хотел отвечать. Не признаваться же в бессилии? Но он был настойчив...
        - Мы уходим от погони, - произнес я. - Погоди малость. Не до тебя...
        Я угадал. Ждать нам пришлось совсем недолго. Бег "Вольтера" становился все медленнее и вот он остановился.
        Вспыхнул свет....
        Бело- голубой - сразу видно, что искусственный - свет облил моего отчаянного многонога и площадку, на которой он остановился. Под ногами дрогнул пол.
        "Опять лифт, - сообразил я. Попробовав шевельнуть руками, я убедился, что реакции нет. Опять заработала программа. Мы скользили вниз под кряхтение и стоны моих пассажиров.
        - Что это было? - плачущим голосом вопросила Фелла. - Что тут происходит? Скоро ли я увижу короля Герка?
        Каждая следующая фраза у неё выходила все грознее и грознее. Я не стал оглядываться - чувствовал, что смотрит она не на меня, а на рыцаря. Краем глаза я видел его. Тот молчал. Только рот разевал....
        Я пожалел товарища.
        - Мы, принцесса, уберегли тебя от ужасных опасностей. Здешние злые силы...
        Я не стал вдаваться в подробности.
        - ...захотели нам помешать доставить тебя к твоему жениху! Как ты, наверное, увидела они даже вывесили два солнца в небе, чтоб нас запутать, но как видишь, наша преданность тебе оказалась сильнее их гнусных происков и коварных замыслов...
        Рыцарь расправил плечи, орлом оглядел девушек.
        - Я не сомневаюсь, что вскоре мы вернемся туда, где тебя уже заждался коронованный жених.
        Во взгляде Энгель-Суфата, брошенном на меня я увидел нечто вроде благодарности.
        "Не сомневается он... - прозвучало в моей голове. - Что, интересно дает тебе повод для такого оптимизма?"
        "Наличие тебя! - обрадовался я. - С твоей же легкой руки мы тут очутились?"
        "С чего это ты решил?"
        Я почувствовал смешинку в голосе, и мне сразу стало легче. Однако Ринхас ничего более не сказал.
        "Ну и какие у вас планы в этом месте?"
        "А где мы вообще?"
        "В твоих терминах это военно-промышленный исследовательский центр".
        "Место, которое ты искал, тут?"
        Это сейчас волновало меня более всего.
        "Тут есть место, в котором портал можно устроить, - уклонился от прямого ответа Ринхас, - только вот куда он поведет, никто не скажет. Может быть к ним".
        Моя голова сама собой указала на принцессу с рыцарем.
        "...может быть к тебе... Или еще куда-нибудь... Тут ткань мироздания тут настолько ветхая, что..."
        Бог покачал моей головой.
        " Ладно. Не буду мучить, - голос бога переполняла снисходительность. - Я тут кое- чего посмотрю, а вы идите вперед по коридору".
        "Какому еще коридору?"
        "Вольтер" активизировался. Откуда-то из-под днища ударил поток света, высвечивая металлическую дверь.
        "Вам - туда. Ты все хотел со здешними хозяевами повстречаться. До сих пор хочется?"
        Я представил мудрых инопланетян, ученых построивших все это великолепие. Первый контакт с нечеловеческим разумом... Мои товарищи, конечно, тоже были инопланетянами, но воспринимались они мной как персонажи из сказки: волшебство, драконы, ожившие статуи... А тут - техническая цивилизация!
        "Спрашиваешь!"
        "Может быть, сейчас получится".
        На несколько секунд стало темно - погасли внешние экраны. Но не успел девичий визг повториться, как верхняя часть "Вольтера" откинулась, освобождая нас из дружеских объятий.
        Мне захотелось скомандовать: "Всем покинуть машину", но я обошелся одним словом "Выходим"...
        Мы стояли на металлическом полу.
        Я похлопал "Вольтера" по конечности, чувствуя себя командиром танка, вышедшим на рекогносцировку.
        - Мы вернемся. Жди...
        Очень не хватало пистолета.

        Глава 32.

        За дверью - короткий коридор.
        Остановившись на выходе, я хлопнул в ладоши. Через секунду звон вернулся эхом. Да это же какой- то ангар. Темно. Ничего не видно и не слышно. И вдруг - голубое сияние в глубине. Оно становилось ярче, переливалось оттенками.
        Стало видно, что там стояло... Стояли... Конструкции... Вспыхивающие какими- то неземными голубыми огнями, расплывчатые контуры словно давали приют ожившим молниям, они... Нет, слов не хватает. В них чувствовалось больше научно-фантастического, чем сказочного. Я, как человек грамотный, сразу сообразил что это - порталы. Не один, а сразу несколько! Порталы черт знает куда... Выглядели они так, что сразу становилось ясно, что не волшебство тут в основе, а законы физики. Не колдуны да волшебники над ними потрудились, а пришельцы какие-нибудь сделали себе Звездные Врата и.... позабыли про них.
        Ноги сами понесли меня в ту сторону.
        Чем ближе я подходил, тем сильнее разгоралось сияние, превращаясь в систему арок высотой под два метра. По какому-то капризу воображения, они напомнили мне мельбурнский оперный театр. Я смотрел на них и уже не воспринимал их частью внеземной техники, а просто гостеприимно распахнутыми дверями в лучший мир. Разумеется в лучший! После того, как нас тут встретили, любой мир кроме загробного, заслуживал такого прилагательного.
        Три, четыре... Пять штук!
        Не колдовство - наука!
        Грянувшие за спиной крики заставили меня вздрогнуть. Там звучали чужие голоса! Я метнулся назад - неужели и тут нас достали преследователи- храмовники?
        Вовремя!
        Моих окружало с полдесятка фигур в остатках камуфляжа. Вид у незнакомцев был какой-то не такой, не бравый... Больше всего они походили на заблудившееся воинское подразделение, в своих блужданиях растерявшее лоск и дисциплину.
        Дезертиры... Оборванцы... Осколки разгромленной армии. И явно автоматическое оружие.
        Все-таки есть тут, оказывается, люди-то, есть! Хоть и с автоматами.
        "Ну, вот все как всегда, - подумал я с облегчением.- Стоит приличным людям где- то очутиться обязательно местная гопота начнет в отношении их свои планы выстраивать".
        С другой стороны уже хорошо, что нет среди них ни одного волшебника. Волшебник с автоматом у меня в голове как- то не склеивается, а значит это приятный для всех нас факт - это не имперский маг из нашего мира нарисовался. Все-таки легче. Что можно ждать от простого пехотинца я представлял, а вот чего ждать от мага...
        "Ринхас!" - позвал я.
        "Не мешай!"- буркнул он.- "Все потом. Не до вас. Сам разберись".
        - Эй! - обозначил я себя, наконец.- Что тут у вас такого?
        Стоявшие крайними вояки, быстро обернулись. У двух ближних в руках что- то вроде "Томпсонов" с громадными дисками. Серьезно, если у них с патронами тут напрягов нет. Только делать нечего. Ринхасу не до нас.
        - Мне можно поучаствовать?
        Они не поняли меня. Колдовства, на которое я рассчитывал, не случилось. Договориться не получится из-за элементарного незнания сторонами языков. Обидно... Стволы, направленные на меня, не обещали ничего хорошего.
        Расклад мне казался не самым скверным - три человека, причем один из них неуязвимый... Лучше использовать этот шанс, чем покорно следовать за хозяевами. Такая покорность только в скверных книжках хорошо оканчивается. Во всех иных случаях - плохо... Концлагерем или даже ближайшей стенкой.
        Я уже прикидывал, что смогу сделать с двумя крайними, с учетом того, что на них наверняка есть бронежелеты, как от этих мыслей меня оторвал обрушившийся сверху стрекот...
        Разлапистая тень, похожая на взлетевшего в небо паука надвинулась на нас и зависла над завизжавшими девушками.
        - Квадрокоптер! - вскрикнул я более от неожиданности, чем для дела - кроме меня никто тут не знал, что это слово означает - но мой выкрик неожиданно помог делу. Мои ухватили главное - я с таким встречался, а значит, знаю, что нужно делать, чтоб эта напасть не превратилась в угрозу.
        Почти невидимый из-за темноты, покачиваясь в воздухе, он, глухо стрекоча, подлетал ближе. Я не увидел там никакого явного оружия, но темный контейнер под брюхом мог нести все что угодно.
        Вертушку я снес тремя выстрелами.
        После первого аппарат затрещал, потом взвыл разбитым мотором. завалился на бок... Вторым И третьим я попал во что-то важное. Тот ринулся к земле, но успел-таки сбросить сеть. Товарищи запутались в веревках, став похожими на скульптурную группу "Лаокоон и сыновья".
        - Эй, девушки, - проорал я. - Глазки закройте и падайте...
        Военные всеже сообразили, от кого для них исходит настоящая опасность, и оставили в покое рыцаря с его железкой. Я стал для них опасностью. Они развернулись ко мне. В полутьме, затягивающей зал, я уже знал, как поступлю. С криком "А теперь - дискотека!" я изобразил из себя стробоскоп и разразился серией ослепительных вспышек. Глаза, что дал мне Ринхас, вполне сгодились и для этого...
        Неожиданность ошеломляет. Войны неведомого мира, ослепленные вспышками, закружились по залу. Протрещало несколько хлипких очередей и все кончилось. Бедственность положения проявилась и в пустоте обойм и магазинов здешнего оружия. Они толкались, пытаясь добраться до кого-нибудь из нас, махали разряженным оружием, но больше попадали по своим.
        Пользуясь тем, что мои все еще боролись с сетью, я осторожно подошел к местным и принялся устранять опасность.
        Убивать я их не стал. Просто подхватывал одного за другим и бросал в портал. Каждого в свой. Надеюсь, в тех местах, куда они попали, им не будет плохо.
        Пока я трудился, Энгель-Суфат расправился с сетью. Он хотел что- то меня спросить, но я, почувствовав в голове уже знакомый ветерок, остановил его жестом.
        "Вижу, справились..."
        "Да. Куда нам?"
        "Не спеши. Теперь очень важное... - раздалось у меня в мозгу. - Оглянись..."
        Пришлось оглянуться.
        "Вот в том углу дверь. Зайди туда"
        Жестом оставив товарищей стоять где стояли я вошел внутрь.
        За дверью обнаружилась лаборатория.
        Ну что сказать - лаборатория лабораторией. Есть вещи связанные смыслом своего функционала. Какую бы форму не имела колба, в каком бы мире её не сделали тот, кто занимается наукой, всегда поймет, что это не бокал, не бутылка, а именно колба. И тут то же самое. Одного взгляда хватило, чтоб понять, что тут люди всерьез занимались наукой. Если человек видел одну физическую лабораторию, то он видел их все.
        "Что Богу нужно в лаборатории?"
        "Походи между стеллажами..."
        Я прошелся мимо стеллажей. Первый, второй, третий...
        "Тут! Ты ничего не чувствуешь?"
        Я остановился около стенда. В самой середине стояла конструкция больше уместная в оранжерее, чем тут. Это походило на букет цветов, при этом головой-то я понимал, что и это прибор, а не букет. Воздух вокруг него тлел огоньками, и казалось, был полон светлячков.
        "Я чувствую, точнее, думаю, что именно за этим ты сюда нас и привел..."
        "Ты не думай. Ты бери его и иди к своим. Возвращаться будем..."
        "Объясни, что тут произошло? Почему люди такие..."
        "Не знаю. Хочешь остаться и разобраться?
        "Нет. Не хочу. А это что?"
        Я качнул в руке "букет".
        "Здешние умные головы сумели понять, как устроен мир и сообразили, что для того, чтоб путешествовать по другим мирам, нужна магическая энергия. Ну а поскольку её тут почти нет, то они придумал машину, которая собирает доставшиеся этому миру крохи и пробивает порталы в другие миры. Вот эта штука мне и нужна.
        "А зачем, можно спросить?"
        "А ты представляешь, что получится, если кого- то сможет распорядиться такой штукой в мире насыщенном магией. Не теми крошками, а..."
        "Понял".
        "Вот с помощью такого аппарата мы вернемся к себе".
        Я, под это "к себе", вспомнил о "Вольтере".
        Мы уходили, а он оставался....
        Вспомнил, как погладил его и обещал вернуться. Он стоял такой жалкий, такой заброшенный... Чем- то напоминал щенка. Захотелось подойти погладить, успокоить. Вспомнилось, как, уезжая из пионерского лагеря, уже находясь в радостном предвкушении встречи с родителями, неизбежных подарков и разных вкусностей, мы также смотрели на остающихся в лагере скуливших от обиды и непонимания ситуации щенков. Что- то менялось в их мире, куда- то уходили добрые дети, а они оставались. Несправедливо... Это как бросить своего раненого товарища!
        "Что делать будешь?" - прозвучало у меня в голове. Голос у него был довольным, как у кота, обожравшегося сметаной.
        Это для Ринхаса все завершилось, а для нас - нет. Сомневался я, что получив в руки свою штуковину, он не позабудет о нас.
        Это меня и подтолкнуло к решению. Раз он нашел себе какой- то повод для радости, почему бы и мне не сделать то же самое? Раз ему можно, то и мне позволено!
        Мысль оказалась не то чтоб неожиданной. Скорее внезапной. Наверняка где-то в глубине черепа я её уже погонял туда-сюда, прикинул, что и как. У меня, конечно, нет, как у сказочной девочки Элли, помощника Страшилы или Трусливого Льва, но вот эта штука, которая спасла наши жизни, вполне может сойти за Железного Дровосека.
        Он, конечно не дровосек, но все-таки железный. Так что, почему бы не попробовать? Тут-то благодаря этому концентратору магии хватало!
        Я вернулся к "Вольтеру". Сняв с руки браслет, одел его на одну из конечностей, повернул. Получилось! Он словно съежился, усох. Чтоб он смог поместиться в портал я уменьшил его еще несколько раз. К концу превращений он напоминал уже не сарай, а собачью будку на паучьих ножках или улей.
        Когда я вернулся никто из моих даже удивления не высказал. Они были поглощены картиной работы портала. Тут уже вовсю старался Ринхас.
        "Приготовились!"
        По стенам бегали мимолетные сполохи не то огня, не то северного сияния.
        - Что там? - шепотом спросила принцесса, не отводя взгляда от сияющей голубизны.
        - Дорога отсюда, - сказал я.- Надо вот только разобраться, куда она ведет.
        - Не хочу, - внятно сказала принцесса. Её еще потряхивало после того, что только что случилось. - Не хочу!
        И даже головой затрясла. Только вот кто бы её спрашивал? Природа и Ринхас распорядились по-своему.
        В высушенном временем воздухе послышался шорох. Сейчас тут было так тихо, что невольно все повернулись на звук. В нескольких шагах от нас возник... мышонок. Только что его не было и вот - появился. Маленькая такая серая мышка. Сидела, смешно поводила усами, то ли разглядывая незваных гостей, то ли принюхиваясь к нам. Только я хотел присесть и протянуть руку, как принцесса оглушительно взвизгнула. Вот чего я не ожидал - так именно этого! Спокойно смотревшая как люди убивают друг друга, вида мыши она не перенесла.
        - Мышь!
        Как ветер подхватывает высохший лист и несет его в воздухе, так и принцессу подняло природным женским ужасом, бросив прочь. Прямо в голубое сияние портала...
        Первым среагировали Энгель-Суфат и Гуйяль. Едва не столкнувшись, они бросились следом. На мгновение мне показалось, что пасть портала даже раздвинулась пошире, чтоб вместить в себя сразу два тела... Ну, а нам с Парликапом и "Вольтером" не оставалось ничего другого, как броситься за ними.

        Глава 33

        Беспорядок на собственном столе Йорга ничуть не беспокоил. Это был правильный, рабочий беспорядок. Возможно, для кого другого это виделось полным бардаком: вперемежку стояли колбы, банки, горшки, зеркала, лежали птичьи перья, свитки. Но откуда бы тут взялся этот самый "другой"? Кого ни попадя Йорг к себе не приглашал. Даже слуга, проверенный и опытный, без двух пальцев на руке, и потому приученный не совать их куда не следует, не допускался сюда, в святая святых. Так что рассматривал свое новое приобретение Йорг в полном одиночестве с весьма довольным видом. Все-таки он её заполучил... Рукопись у него! Уж как не хитрил Гвидор, а все вышло, как вышло.
        Он счастливо вздохнул.
        И ведь как-то все само собой получилось. Сложилось так, словно Боги помогли...
        Он снова развернул свиток. Буковки побежали перед глазами, словно звенья драгоценной цепочки, ухватываясь одна за другую. Только вот были они черные, а не золотые, хотя ценность их от этого ничуть не уменьшилась. Изойская Рукопись стоила куда как дороже любого золота. Многократно дороже.
        Он удовлетворенно покачал головой.
        Двое суток. Две ночи и два дня. Две ночи без сна, когда перед тобой только кусок пергамента, перо и колеблемый дыханием лепесток свечного пламени. Поручать такое переписчику - нет уж... Дураков в других местах ищите! Работать пришлось, не отвлекаясь ни на что постороннее. Хотя нет... Один раз прерваться все же пришлось. Это когда Император потребовал его к себе, наорал, пригрозил и приказал вернуть сестру до вечера...
        Йорг невольно хихикнул.
        Дворцовый бардак вокруг него продолжался. Феллу искали везде. Во всех местах, где может даже не спрятаться, а просто поместиться человек. Ничего... Покричал, понервничал. Стоя перед Императором Йорг слушал крики, а сам представлял, как неотвратимо уменьшается время, отпущенное ему на обладание Рукописью. Оно, как свеча, истаивало с каждым мгновением, с каждым слетевшей с губ Императора угрозой. Его становилось все меньше и меньше... Император орал, а Йорг горестно поскрипывал зубами. Возможно, эта маска на лице спасла его, а возможно, что сообразил Император, что пока он орет и грозит ему, то дело-то стоит... Хвала Грядущему Единому отстал...
        Йорг снова полюбовался рукописью. Она искупала все возможные неприятности. Теперь он может столько... Он сладко зажмурился. Вот как пригодился "Скользящий огонь", которым он поджег корабль, на котором похитители хотели скрыться.
        Малую толику отравы в его счастье вносила мысль, что Феллу ему искать все-таки придется. И не просто искать, а обязательно найти.
        Как некстати иногда в жизни случается такое: делая одно, упускаешь другое. С одной стороны вот она Рукопись, а с другой стороны, где теперь искать потерявшуюся девчонку? А ведь искать придется ... Два дня как пропала в портале и ни слуху, ни духу.
        Могло ведь кончиться и совсем плохо.
        Бог Винсус мог не потерпеть такого непотребства у себя в храме и зашвырнуть их куда-нибудь... Ведь еще бы немного и взяли бы. Он вздохнул. Зачем им нужно разбивать алтари? Кто их просил? Ищи их теперь...
        Он снова вздохнул. Конечно, придется потрудиться...
        Йорг провел рукой по пергаменту, мечтательно глянул в потолок. Жаль, что в рукописи нет заклинания, подчиняющего тебе других магов. А то как здорово было бы разделить свой труд на несколько частей и заставить его сделать других... Тех же Моригана с Гвидором.
        Да еще стрясти с них что-нибудь за найденную принцессу...
        - Жаль, что она одна, - сказал он. - Было бы их две, можно было бы...
        В воздухе словно колокольчик звякнул, словно добрый демон пролетел... Маг остановился, побоявшись спугнуть мысль. Одна... Две... А почему бы и нет?
        Возбуждение подстегнуло мысли.
        Действительно, а почему бы нет? Почему с одним не может получиться то, что получилось с другим? У Моригана, ведь тоже хватает всяких разных интересных вещиц. Ему, кстати, можно будет отдать настоящую принцессу - теперь- то не жалко. А ведь действительно может получиться!
        Йорг вскочил, но снова уселся.
        Он пальцами прикоснулся к вискам, не давая мыслям разбежаться. Какое-то время он сидел, приводя мысли в порядок.
        Гвидор, скорее всего, уже разобрался, что ему подсунули не принцессу, а фантом. Не настолько же он легковерный человек, как те дурачки - посланцы Моригана? Может быть, на радостях, он и не сделал это в первый же день, но чуть позже обязательно разберется. Так что возможно, к настоящему моменту он уже понял, что поменял Рукопись на пустышку. Это его рассердит, а значит, сделает уязвимым. Тут он и попадется! И вот тут мне понадобится Мориган!
        Однако для начала новой хитрости надо завершить предыдущую...
        Одна кончится, а вот друга начнется.
        Йорг еще не знал, как назвать то, что произойдет потом, но очень надеялся, что сможет найти путь к примирению с обманутым магом. Теперь, когда у него есть Рукопись и копия Рукописи, ему оставалось только поизящнее соврать, а вот поверит ли Гвидор этой лжи или нет...
        Ринхас спросил сам себя и сам себе ответил.
        - Конечно же, поверит...
        А что ему еще остается делать? Его положение ничуть не лучше, чем положение Йорга. Принцесса должна быть найдена! Имперский маг вздохнул, набираясь спокойствия и мудрости. Пора...
        Зеркало затуманилось, по ободку заскользили золотые змейки. Из зеркальной мути, словно только и дожидался этого мгновения, выплыло лицо Гвидора.
        - Приветствую тебя, мудрый Гвидор. Как твои дела? Надеюсь, вы уже на корабле?
        Глаза мага выпучились, и из зеркала на Йорга обрушился поток проклятий. Словно струя нечистот выхлестнула из-за стекла в комнату...
        - Стой! Стой! Стой! - протянул, загораживаясь, ладони к зеркалу Йорг. - Что случилось?
        - Ты не знаешь, что случилось? Ты не знаешь? Ты...
        Гвидора расперло от злобы так, что его язык уже не мог говорить - столько брани в один момент он хотел вывалить на голову изменника. Слова в горле сплелись комком, не давая ни вдохнуть, ни выдохнуть. Он поневоле остановился.
        - Что с принцессой? Она жива?
        Маг, наконец, совладал со своим языком, обрушил новый поток ругани. Дождавшись момента, когда Гвидор остановился в перечислении его вредных привычек и кар, которые он обрушит на голову изменника, когда тот попадет в его руки, Йорг спросил.
        - Что случилось? Расскажи толком... Ничего не понял...
        - Ты не знаешь, что случилось?
        Он голосом выделил это "ты".
        - Я сейчас расскажу, что случилось! Ты подлый обманщик! Нарушитель клятв! Принцесса исчезла!
        - Ты её упустил? - ахнул Йорг со всем негодованием, на которое был способен. - Как ты мог!?
        - Как мог? Да её у меня вообще не было!
        Злоба, что клокотала в Гвидоре, выплескивалась кипятком.
        - Ты, мерзкий колдунишка обманул меня, подставив фантом вместо принцессы.
        - Ты ошибаешься. Я передал тебе принцессу Феллу.
        - Я ошибаюсь?
        Он снова сорвался и принялся ругаться как простой козопас, каким наверное был когда-то, пока не стал уважаемым человеком, магом.
        - Ты грязный урод отвечай! Где моя принцесса? Где Фелла? Иначе я доберусь до тебя и тогда...
        - Подожди, подожди... Я передал её тебе, как мы договаривались. Я выполнил свою часть договора. Ты выполнил свою - передал мне Рукопись.
        Йорг махнул рукой в сторону стола.
        - Вот она... А где принцесса?
        Голова в зеркале ворочала глазами. Обиженного мага распирало желание одновременно выплюнуть все ругательства, какие только существуют в этом мире. Чтоб даже самому распоследнему дураку стало ясно, что тут происходит.
        - Я доверил тебе сестру Императора, рассчитывая, что вскоре найду её у тебя женой твоего сатрапа, а ты... Куда ты её дел?- напряженно поинтересовался Йорг. Брови его сошлись над переносицей, выдавая озабоченность.
        - Куда дел? - прошипел Гвидор. Голос, наконец, вернулся к магу. - Куда дел? Не тебе спрашивать! Её у меня и не было! Верни Рукопись!
        - Верни мне принцессу! Не забывай, что я должен её найти, а если не найду....
        Он не стал договаривать. Гвидор не маленький - сам должен понять, что такое впасть в немилость. Оба замолчали, обдумывая ситуацию.
        - Почему ты не подходил к зеркалу, когда я тебя звал? Ты все знал и боялся!
        - Чего мне бояться?
        Он пожал плечами.
        - А не подходил...- Йорг серьёзно посмотрел на мага в зеркале. - Ты знаешь, у моего Императора огромные неприятности - сестра пропала, принцесса Фелла, а мне поручили её найти. Совершенно не было времени на что-то иное...
        Они смотрели друг на друга, не отводили взглядов. Словно хотели прочесть что-то друг у друга в глубине души.
        - Это оказалась не принцесса, - наконец почти спокойным голосом сказал Гвидор. - Она исчезла после первого же ночлега. Считай, что нашей сделки нет. Верни рукопись...
        - Как это произошло?
        - Очень просто и неожиданно... Вечером она ушла в шатер, а утром её там не оказалось...
        Йорг посчитал глупым спрашивать, как охранялась принцесса. Глупые и ненужные вопросы могут заронить ненужное подозрение.
        - Я знаю тебя очень давно, - медленно сказал он. - И до сих пор ты не давал поводов не доверять тебе.
        Он вздохнул.
        - Ты знаешь меня не меньше и я, кажется, не давал тебе поводов думать обо мне плохо...
        Гвидор пожал плечами.
        - У тебя её нет. И у меня её нет. Получается, кто-то украл у нас принцессу. Это могло произойти или пока она оставалась в башне, ожидая тебя, или в дороге.
        - В дороге? Невозможно. Я всегда был рядом...
        - Значит башня... И я знаю только двоих, кто мог попробовать это сделать...
        - Кто второй?
        - Мориган.
        - А первый?
        - Бог. Грядущий Единый или один из младших богов. Другим это не под силу.
        - Зачем ему Фелла?
        Гвидор не сдержал удивления.
        - Если б я был им, то сказал бы.... Не знаю. Что мы вообще можем знать о Богах?
        Оба замолчали. Наконец Йорг с явно видимой неохотой сказал:
        - Все в этом мире когда-нибудь да заканчивается. Мы взрослые люди и понимаем, что иначе в этом мире не бывает... Если ты считаешь, что нашей сделки нет, то её нет. Я верну тебе Рукопись. Но в обмен на неё ты все-таки поможешь мне найти принцессу. Это ведь в твоих интересах.
        - А когда мы её найдем? - приободрился Гвидор.
        - Тогда и начнем разговор о Рукописи заново.
        Маг кивнул, зеркало погасло.
        Йорг вздохнул, расслабляясь. Получилось. У него получилось!
        Теперь осталось договориться с Мориганом.
        Поглаживая пергамент с Рукописью, Йорг мыслью уже устремился к тайникам Моригана, где по слухам хранилось много всякого - разного. Например, поговаривали, что именно у него лежат сильные защитные амулеты из наследства Щернцвотера Азалийского. А они стоили того, чтоб попробовать надуть мага.
        Он решительно сжал кулаки. У него обязательно должно получиться!
        Но только нужно хорошенько подготовиться!
        Нужны доказательства. Бесспорные доказательства неудачи, постигшей его посланцев. Где они и что с ними он проверить не сможет - после того, как они провалившись в портал ушли из этого мира, найти их невозможно. А как славно было бы показать их асмальскому магу прикованными к стене. Но где ж их взять?
        А надо где-то взять!
        Он поднялся, заходил по комнате. Туда-сюда, туда-сюда... Потом снова уселся, застыв в неподвижности, не мешая голове работать в полную силу.
        Доказательства должны быть такими, что б у Моригана и капли сомнений не осталось в том, что он проиграл.
        Маг сидел неподвижно, пока его не осенило.
        - Знаю как! - сказал он сам себе. - Какой я молодец! Я - знаю!
        От нахлынувшей радости он даже вполне по-человечески хлопнул себя по коленям.
        Решение оказалось простым, подготовка не заняла много времени. Если у тебя есть Изойская рукопись, то расколошматить бронзовую статую так, чтоб её можно узнать и посочувствовать - несложно...
        То, что он хотел сделать могло показаться удивительным, непостижимым нахальством, но с другой стороны это самое нахальство и должно стать основой успеха. Ну не может же Моригану прийти в голову, что его враг... Да, да. Именно враг! Вряд ли после того, что он сделал с королем Герком, тот будет думать иначе, может обратиться к нему с таким предложением.
        Зеркало смотрело на него его же отражением. Ему показалось, что оно там, в глубине, подмигнуло ему и едва заметно качнуло головой - давай, мол... Чего ждать? И, правда. Нужно решаться.
        Йорг провел руками перед стеклом, произнес заклинание. Не прошло двух вздохов, как его отражение в стекле исчезло, неуловимо сменившись на физиономию Моригана.
        - Не ждал? - спросил Йорг, сразу беря инициативу в свои руки. Лицо Моригана, впрямь выражало удивление. Он покусал нижнюю губу.
        - Честно? Не ждал... Знал, что ты наглец, но что вот до такой вот степени...
        Он качнул головой не то в восхищении не то в негодовании.
        - Я собственно по делу, - не стал останавливаться на частностях Йорг.
        - Да... Дел ты натворил...
        Йорг немного самодовольно махнул рукой.
        - Да ладно тебе. Давай-ка сразу к делу. Я знаю, у тебя проблемы?
        - Твоими стараниями.
        - Так вот я могу снять их с тебя. Тебе ведь короля надо освободить, да еще и принцессой его облагодетельствовать?
        - Все-то ты про меня знаешь...
        - Конечно. Ты - хороший враг. Честный. Надежный.
        - Что ты предлагаешь?
        - Я освобождаю короля, а ты передаешь мне...
        Он умолк, нагнетая напряжение.
        - ...вещи из наследства Щернцвотера, те, что у тебя есть. Хороший обмен, не находишь?
        Мориган молчал.
        - Я думаю, ты надеешься на своих головорезов?
        Мориган поднял брови, обозначая недоумение.
        - Ну, тех самых, что ты послал мне гадить и украсть принцессу.
        Йорг покивал, словно что-то одобрял.
        - Рыцарь, полурыцарь и мой несостоявшийся королевский убийца.
        Он по-доброму улыбнулся.
        - А согласись, моя статуя - очень хорошая мысль, чтоб достать любого короля.
        - Она была бы хорошей, если б сработала.
        - Ты прав, ты прав...
        Он поднял руки, словно действительно признавал правоту собеседника.
        - Так что ты говоришь о моих людях? Я недавно говорил с ними и они...
        - Нет.
        - Что "нет"?
        - Ты не говорил с ними. Ты не мог говорить с ними, - медленно произнес Йорг. Что-то внутри него сжалось и замерло. Сейчас. Сейчас все решится. Если Мориган все-таки нашел их и действительно говорил, то он просто рассмеётся ему в лицо... Но Мориган промолчал.
        - Нет их. Ни первого, ни второго, ни третьего, - ничем не выдавая своего облегчения, продолжил Йорг.- Металл, конечно это...
        Он остановился, подбирая слово. Не подобрал - волнение не дало сделать это.- Это металл! Но и он не вечен, увы...
        Он качнул головой назад, словно там скрывалось подтверждение его слов.
        - Что там у тебя?
        - А ты сам погляди...
        Йорг повернул зеркало. За спиной имперского мага лежали бесформенные куски металла, но отчего-то с первого же взгляда становилось ясно, что не так давно они составляли единое целое. Статуя. Разбитая, расплющенная, растерзанная статуя бога Ринхаса. Казалось, над ней потрудился великан, разодравший её на части. Рука, половина ноги, часть туловища, сплюснутая голова. Глаза искали следы крови, настолько эти останки походили на человеческие.
        - Это то, что осталось от моего несостоявшегося королевского убийцы.
        Мориган молчал. Долго молчал. Йорг понял, что тот просчитывает ситуацию, но ошибся. Королевский маг, похоже, прощался со своими людьми. Его вопрос все расставил по местам.
        - Что с остальными?
        - Считай ничего... - Маг легкомысленно махнул ладошкой. - В смысле ничего не осталось. Они захотели выйти к морю через пещеры, но попали под обвал...
        - А принцесса? С ней что?
        - Её мне удалось спасти...
        - Как?
        - Она просто не попала под обвал, а этим троим не повезло...
        Йорг усмехнулся, чтоб враг сообразил, чьих рук это дело.
        - Чего ты хочешь?
        - Я хочу помочь нам. Тебе и себе.
        - Ты ничего не перепутал?
        - Ничего. И даже умом не тронулся. Тебе я помогу, освободив короля и передав принцессу, а себе подарю часть твоих амулетов. Или ты считаешь это несправедливым?
        Мориган молчал, удивленный не то нахальством, не то щедростью предложения.
        - Нам ли не знать что такое королевская щедрость? Сейчас ты отдаешь мне самую малость, а благодарный король вознаградит тебя сторицей.
        - Такой благодарности еще надо дождаться.
        Йорг понял, что ответа сейчас не получит. Враг станет думать. Взвешивать. Прикидывать.

        Глава 34.

        ...Йорга разбудил звук.
        На мгновение почудилось, что кто- то посмел войти к нему, но мысль исчезла едва появившись. Такое действительно могло прийти в голову только спросонья, когда голова еще наполовину в недавних грезах.
        Йорг сел на кровати настороженно оглядываясь. По ногам скользнул холодок от каменного пола. Что же его разбудило?
        Ответ нашелся почти мгновенно. На его глазах зеркало замерцало, по стеклу, как по спокойной воде в солнечный день, побежали блики. Подавив некстати вылезший зевок, маг уставился на блестящую поверхность, а там... Там его беглецы в полном составе стояли перед сияющей аркой портала. Наконец- то они появились в этом мире!
        - Хвала Грядущему! - произнес Йорг в благоговении. - Хвала Единому и всем его воплощениям!
        Не обращая внимания на холод камня, он бросился к столу, шепча нужные слова. Зеркало послушно откликнулось, показав, что находится в окрестностях портала. Глаза мага выхватывали приметы - изгиб реки, форму горной цепи. Осторожно пододвинув к зеркалу карту королевства, он следил за ярко- зеленым лучом света, ударившим из шара. Зеленое световое пятнышко показывало на карте, где сейчас беглецы.
        Зеркало погасло, а он, приплясывая от нестерпимой радости, продолжал водить пальцем по пергаменту, прикидывая как добраться до цели. Слава Грядущему Единому она у него появилась!
        Северо-запад Империи. Безвельские горы... Несомненно они пойдут к реке, а потом - к морю... Что там рядом? Наклонив набок голову, он прочитал "Оляй-Крейц". Прочитав, усмехнулся - надо же где люди живут... Ладно. Это все лишнее. Вряд ли они сейчас с девушками пойдут напрямую через горы - принцесса это не имперский скороход, для которого просто не существовало препятствий. Принцессы народ деликатный, привыкший пользоваться проторенными дорогами. Где она тут, кстати? Вот она! Очень хорошо!
        Он сумеет их догнать. И поймать... Его силы у него никто не отобрал.
        Сборы не заняли много времени. Сумка, разные мелочи, которые могли бы понадобиться в дороге, зеркало.
        Он подошел к двери остановился. Вот еще что... Нужен ли ему теперь Гвидор? Теперь, когда искать никого не надо. Зачем делиться? Чтоб соблюсти приличия ему оставалось только отдать Гвидору Рукопись, выказать свою обиду и разорвать соглашение. Он подхватил Рукопись, сунул её в сумку, копию же любовно погладил убирая со стола подальше в сундук.
        Мелькнула мысль связаться с Мориганом, обрадовать... Но он отбросил и её как несвоевременную. Вот когда принцесса окажется в его руках...
        В дверях он задержался. Неразумно так вот все бросив, бежать неизвестно куда.
        Император, во всяком случае, должен знать, что его верный слуга не бездельничает, а напротив, недосыпая ночей, выполняет его повеление.
        Добраться до Императора составило труда, но оно того стоило. Склонившись в поклоне, касаясь кончиками пальцев императорской мантии, Йорг усталым, но гордым голосом произнес:
        - Твое повеление выполнено! Я знаю, где Принцесса!
        Император вскочил.
        - Где...?!
        Все его вопросы были известны наперед. Не оттого, что Йорг пользовался магией, а потому что все это было настолько очевидно, что не нуждалось в объяснениях.
        - Она и её похитители сейчас по дороге к Оляй-Крейцу, что стоит на берегу Ликды.
        - Кто...?
        - Пока не знаю, но без колдовства тут не обошлось.
        Йорг значительно покачал головой.
        - Думаю, что там вмешался кто-то из сильных магов...
        - Когда...?
        - Я лечу туда прямо сейчас. Надеюсь, что никто из врагов меня не опередит!


        ...Пасмурное небо не смогло испортить его праздничного настроения. Тучи над ним не грозили дождем, а приветливо кучерявились, а солнце в их просветах радовало и Йорга, и землю под ним теплом и светом.
        Пока все складывалось просто замечательно!
        Две самых важных вещи он сегодня уже сделал - нашел Принцессу и расквитался с Гвидором. Душе от этого определенно стало легче. Она расправила плечи, принялась напевать что-то бодрое от такого облегчения. Все- таки действительно здорово быть честным! Изойскую Рукопись он вернул. Теперь он становился чист перед ним. Разумеется, он не стал огорчать его известием, что теперь существует дубликат этого раритета и тем, что уже знает, где Принцесса.
        Разговор получился коротким и честным. С полной серьезностью на лице он отдал Рукопись, наказав беречь до обмена на принцессу.
        Когда его руки отпустили пергамент, обязательства исчезли, остались только права и сжигающее изнутри нетерпение. Нужно было разобраться с похитителями Принцессы, забрать её. Фелла еще не понимала, что ждала именно его, Йорга, а не кого-либо иного.
        Успокаивая точившее нетерпение, он невольно бормотал время от времени:
        - Быстрее, быстрее...
        Хотелось мчаться, лететь, подстегивать воздушного коня, только ничуть это не помогло бы. Он и так резал воздух с наивозможнейшей скоростью.
        Летающий конь плавно нес его над землей туда, где его, как он надеялся, никто не ждал. Встречный ветер трепал котомку, дергал мага за полы халата, словно просил не спешить, задержаться, подумать... Только все уже было придумано.
        Память услужливо подсказала картинку, что видел в зеркале. Вот он изгиб реки, вот гора, вот ручей, около которого, прихорашиваясь, стояла принцесса. Кусты... Три дерева, растущие из одного корня... Нет, он не перепутал. Место точно это, только вот где тогда беглецы? Он покрутил головой, но на глаза ничего подходящего не попалось.
        Не прибегая к магии, он несколько раз прошел по поляне, разглядывая траву и песок. Да. Вот они следы. Точно... Маг довольно потер ладошки. Ну, теперь им никуда не уйти.
        Но следы закончились на участке взрытой земли. Меж камней он нашел несколько вмятин ничуть не похожих на человеческий след.
        "Ладно, - подумал Йорг, решительно поднимаясь с колен. - Найду...Тем более, что двигаться им имеет смысл только или к городу или к реке, чтоб перехватить лодку, чтоб опять таки приехать в город".
        Маг снова оседлал коня и взлетел....
        Он двигался "змейкой" по направлению к воде, все дальше отдаляясь от поляны, где так недавно видел портал, пока не наткнулся на нечто несуразное. То, что он увидел, показалось ему настолько чуждым этому миру, что он даже поёжился. По земле, немного в стороне от него, двигался темного металла котел на нескольких тонких ногах. Что- то паучье было в его походке, что-то противно-мерзкое... Ноги двигались плавно, с нечеловеческой точностью находя место на камнях, чтоб встать крепко и не оскользнуться. У мага сомнений не возникло на счет того, кто там, внутри. Только те, кто пришел в этот мир из другого мира мог притащить сюда это чудовище.
        Однако слова "большой" и "сильный" это не синонимы слова "непобедимый".
        Он не чувствовал жизни в этой коробке. Внутри - да. Кто-то там сидел, а вот сама коробка... Подлетел поближе. С облегчением вздохнул. Повозка... Всего лишь закрытая повозка, каким-то непонятным колдовством приводимая в движение. То же самое, что телега, а что такое четыре колеса против правильной магии, даже если тут не колеса, а ходули какие-то? Йорг, ничуть не сомневаясь в успехе, бросил заклинание, и ноги чудовища подломились...
        Он сделал над поверженным врагом круг, другой... Ящик неуклюже дергался, пытаясь преодолеть силу магии и встать на ноги, но колдовство не давало ему подняться.
        Все так просто...
        Йорг захотел торжествующе рассмеяться, но тут...
        От ящика к нему потянулись частые дымные полоски. Он даже не сообразил, что это такое может быть, как конь под ним разлетелся на части. Что-то жужжащее пролетело мимо, дернув за полу халата...
        Его перевернуло. Земля и небо поменялись местами. Солнце оказалось внизу, земля - над головой. Раскинув в стороны руки, он заклинанием задержал себя в воздухе. Обломки коня обогнали его, канув в неизвестность. Он не успел пожалеть старого товарища - времени на это ему не отвели: приходилось спасать самого себя. Собравшись с силами, он одновременно поставил воздушный щит и притормозил свое падение. Вот уж чего он не ожидал, так того, что получит такой отпор.
        А те, кто остался в низу о нем не позабыли. Воздушный щит вздрогнул, принимая на себя удар чего- то могучего. Вспышка, грохот, малиновый огонь в глазах. Имперского мага крутануло. От удара он, словно небрежно закинутая ненадобная палка, полетел в сторону. Хорошо, что хоть сознания не потерял - земля приближалась, грозя камнями и кривыми сучьями на там же лежащих деревьях. Покрытый валунами склон навалился на него, принял на себя и, закрывая от врагов, позволил скатиться. Враги остались по другую сторону, но никуда не исчезли. Оборот, оборот, еще оборот... Он приложился головой о камень и ненадолго выпал из этого мира.
        Придя в сознание, первым делом ощупал себя. Слава Грядущему Единому цел и мешок на месте, только вот одежда... Полу халата словно рвали злые собаки. Там висели длинные ошметки шелка, топорщились цветными нитками. Это наверняка от стрел, что метал в него этот металлический ящик, да и камни, что встретились на пути, также своего добавили. Мешок валялся рядом.
        Боясь увидеть, что случилось внутри, он раскрыл горловину мешка.
        Слава Единому зеркало не разбилось! Он выхватил его, протер рукавом. Как некстати! Сквозь стекло на него смотрел Мориган.
        - Вижу плохо тебе, - сказал он вместо приветствия. - Это хорошо...
        Йорг представил, как он выглядит в глазах заморского волшебника, И даже поёжился от огорчения.
        - Зато я их поймал! - сказал он.
        - Поймал? - не удивился отчего- то Мориган.- Что-то я никого не вижу...
        - Погоди немного. Я сейчас покажу.
        В несколько прыжков имперский маг поднялся на вершину склона, по которому только что скатился. Внизу лежала эта странная закрытая повозка. Ноги её продолжали шевелиться, явно пытаясь подняться.
        - Вот чудовина какая!
        - Я знаю что это, - донеслось из зеркала. - Это "Вольтер". В нем волшебства нет.
        - Ну, значит, совсем просто будет их из него выковырять.
        - Их?
        Йорг сообразил, что оговорился.
        - Её.... Она где- то там... Я чувствую...
        - Хорошо. Моя помощь не требуется?
        - Нет, - быстро отказался маг. - Спасибо. Сам справлюсь.
        - Жду от тебя вестей, - добрым голосом отозвался Мориган. - И не прощаюсь...
        Зеркало потемнело. Став обычным стеклом оно отразило небо за спиной Йорга.
        - Вот и славно, - пробормотал маг. - Не хватает нам тут свидетелей...
        Не приближаясь к обездвиженному врагу, он обошел вокруг "Вольтера". Тот шевелился, но ничего поделать не мог. Маг приободрился. Враг бессилен - пришло время мести!


        ...Сперва я не понял, что случилось - шли, шли и - на тебе! Что- то словно спутало ноги "Вольтера", не давая ему двигаться. Ноги дернулись раз, другой... Я видел, что он пытается идти вперед, но шагнуть у него не получалось. Его словно примагнитило к земле, остановив на пути к городу. Это оказалось только началом неприятностей.
        - Держитесь! - заорал я, увидев, как линия горизонта начала заваливаться. "Вольтер" накренился и не спеша завалился на склон.
        Несколько раз качнувшись туда- сюда, аппарат замер. Я увидел, как шевелятся манипуляторы, стараясь распрямиться и поднять нас.
        Раз за разом он пытался это сделать, но ничего не получалось.
        - Что случилось? - спросил Парликап.- Говорил же, что ногами быстрее получится!
        - Может и получится, - согласился я. - Вы остаетесь тут, а я вылезу, осмотрюсь...
        Я шевельнул пальцами, поднимая прозрачный колпак над нами. Ничего подобного. Прежде послушная машина даже не подумала выполнить команду. Раз, еще раз... Значит Ринхас опять вмешался.
        "Что случилось?" - мысленно обратился я к нашему покровителю.
        "Йорг до вас добрался... Во-о-о-он в небе болтается".
        Я присмотрелся. Точно! Немного в стороне висел в небе человек в ярком халате. Хорошая цель, между прочим. Небо чистое, голубое. Он яркий, заметный.
        "Сейчас я сам до него доберусь..."
        Это он зря с нами связался. Не такими уж и беззащитными мы были.
        - "Вольтер"! Фас!
        Почти неслышно застучал пулемет. На моих глазах фигурка в небе, восседавшая на игрушечном коне перевернулась и в окружении обломков полетела вниз. Он пытался задержаться, но мы с "Вольтером" добавили ему что-то вроде ракеты в корму. В небе полыхнуло, маг пропал, оставив воздухе грязную кляксу, растаскиваемую ветром.
        Через десяток секунд небо очистилось от грязи. Только вот "Вольтер" так и не смог подняться.
        "Что случилось? Мы же его вроде бы сбили?" - удивился я, припомнив камнем падающую вниз фигурку.
        "Точно. Только он, к счастью, уцелел... А пока цел колдун, то цело и его колдовство".
        "К чьему счастью?" - насторожился я, уцепившись за странную фразу. Пока мы разговаривали, пытались подняться, тот уже вылез из-за камней и закружил вокруг нас. Нас он не видел, а вот мы его - отлично видели.
        "К моему, конечно...- удивился Ринхас. - Вам-то чему радоваться? Сидите в коробке. Бантика только не хватает".
        Маг пошевелил руками, и полусфера над нами стала прозрачной. Судя по довольной улыбке, теперь и он нас видел. Незваный гость поманил пальцем, приглашая вылезать. Энгель-Суфат шевельнулся.
        - Сидеть! - скомандовал я, только через мгновение, сообразив, что тот собрался достать меч. Хотя, что одно, что другое, все это было лишним. - Сам порежешься да еще нас порежешь.
        Я смотрел, пытаясь угадать, что будет дальше - никто ведь тут не отменял ни ракет, ни пулеметов - но моя фантазия оказалась проще действительности.
        Торжество мага - сокрушителя "Вольтеров" быстро сошло "на нет".
        Пока имперский маг упивался своей удачей, откуда-то сбоку в него ударила струя воды. Не удержавшись на ногах, он покатился по мгновенно превратившейся в грязь земле. Его халат, мешок и все, что с ним, было, мгновенно пропиталось водой. Мы радостно вскрикнули.
        Приходилось мне видеть, как брандспойт пожарной машины рушит стены погоревших домов. Только тут мощности в водяном напоре было побольше.
        Бог его знает, откуда бралась вода, но её хватало с избытком. Мага немного покатало по земле, но потом подняло в воздух и какое-то время он, словно невесомый шарик на фонтанной струе, висел в воздухе. Напор то ослабевал, то набирался сил, а от этого тело имперского мага, то опускалось к самой земле, то подлетало вверх. Он ругался, вопил, заставляя мою команду весело скалить зубы.
        Так продолжалось несколько минут.
        "Он захлебнется!" - подумал я, и тут же обозвал себя идиотом. Какое мне дело до жизни того, хотел нашей смерти?
        "Верно!" - согласился со мной Ринхас.
        Струя опала. Маг шлепнулся в грязь и заворочался в луже, пытаясь подняться. Он хрипел, плевался. Ноги у него разъезжались, и он вновь плюхался в жижу. Я ухмыльнулся. Не его день был сегодня. Точно не его...
        "Я тут такое вот такое в ваших фильмах видел, - сказал Ринхас. - Оказывается действительно смешно..."
        Из-под днища "Вольтера" в мага полетели какие-то снаряды. Они били его в лицо, в грудь, но не причиняли особого вреда, разлетаясь на куски, размазываясь по одежде. Под градом снарядов маг отступал, оскальзывался, снова отступал, загораживая лицо руками.
        - Что это? - капризно спросила принцесса.- Почему он не умирает?
        - Потому что от этого не умирают, - сказал я, сообразивший уже, что там происходит. Трагедия переросла в фарс.
        "Пусть нажмет на красную кнопку", - посоветовал мне голос в голове.
        - На красную кнопку,- крикнул я, не отрывая глаз от колдуна: уж больно интересные процессы там происходили с его участием. - Нажмите кто-нибудь...
        Ничего плохого от советов Ринхаса я не ждал и оказался прав. Принцесса ударила ладошкой по кнопке, и перед ней появился торт. Большой, кремовый, в розочках, в мармеладных финтифлюшках. На такой даже смотреть было приятно не то, что есть.
        - "Вольтер" забрасывает его кремовыми тортами, - объяснил я товарищам с удивлением смотревшими на произведение кулинарного искусства. - Это можно есть. Это вкусно....
        - А зачем?
        Объяснить им, что Ринхас, наверное, насмотрелся в моей голове фильмов с Чарли Чаплином я не смог бы и поэтому ответил так:
        - Ему лучше знать, что против такого колдовства помогает...
        Я не стал умалять свое достоинство, объясняя, что все это происходит помимо моей воли. Просто погладил панель.
        - Он у нас умница...
        Через несколько минут унизительной бомбардировки все кончилось. Маг, воровато оглядываясь, отбежал за камни, и выглядывал оттуда, размазывая крем по лицу. Он был жалок и смешен одновременно.
        Неожиданно для всех "Вольтер" обрел способность двигаться. Качнувшись, словно лодка на волне, наш философ поднялся. Меня прижало к стене, пискнули позади девушки.
        Накренившаяся земля выпрямилась, принимая привычную форму горизонта. Неужели Йорг нас отпускал, поняв, что не может справиться? Он же жив! Неужели все закончилось?
        Но ничего еще не кончилось.
        Наш спаситель из безлюдного мира сам собой шагнул вперёд, подхватил мокрого мага двумя манипуляторами и подбросил вверх. Я видел, что тот в воздухе беззвучно шевелит губами, но, ни пользы ему, ни вреда нам эти пошептывания не принесли. Ринхаса пошептываниями не взять...
        "За что ты его так?" - поинтересовался я, глядя, как маг улетает в сторону реки.
        "Он подлец, статую моего воплощения разломал. Ты бы такое простил?..."
        Я только головой помотал.
        "Ладно... И так на вас времени тьму потратил, - сказал Ринхас. - Этот теперь не опасен, так что если хотите крови - сами с ним разбирайтесь...А аппаратик потусторонний я у вас забираю".
        "А мы?"
        "А вы давайте вниз по реке, к морю двигайтесь..."
        В голове потянул сквознячок. Мы снова остались одни.
        - Все целы? - спросил я, не оборачиваясь. Теперь приходилось присматривать за "Вольтером".
        - Все, - ответил Энгель-Суфат.- Давай дальше двигаться. Застоялся наш конь...
        Он наравне со мной почувствовал превосходство над магом.
        - Не вижу препятствий...
        "Вольтер" сделал шаг, другой...
        - Добить его надо, - неожиданно сказал Энгель-Суфат. - Пока он слабый...
        Я немного завис. Кровожадность соседа как-то напрягла. Так вот хладнокровно пойти и убить... В бою, в ожесточении - это понятно, это легко, а вот так вот хладнокровно. А с другой стороны и он, и я помнили, чем обернулось моё мягкосердечие на дороге, где нас догнали храмовые стражники. Не хотелось бы повторения...
        - Он нас не пожалеет, когда снова в силу войдет, - напомнил рыцарь. - А нам еще до-о-о-олго до родины добираться.
        Понимая, что он прав я с ненужным вздохом открыл крышу.
        - Где его теперь искать?...
        Вдвоем с рыцарем мы добрались до берега. Йорг и сам двигался к нам. Течение сносило его, но он, раздвигая воду, упорно шел к берегу.
        Мы вдвоем встали у обреза воды, показывая, что не пустим дальше.
        - Отвяжись, - предложил ему я и сам чувствуя, что выгляжу жалко. - Отвяжись от нас, а то плохо будет...

        Глава 35

        Мы не успели ничего сделать, как сверху в мага ударила молния. Наш враг замер. Вокруг него возник вихрь, и спустя мгновение он оказался заключенным во что-то вроде глыбы льда или хрусталя. Это получилось неожиданно. Я так не хотел его убивать, что даже обрадовался непрошенной помощи. Хорошо вышло - и колдун покойник и самим руки кровянить не пришлось.
        Но я ошибся...Он остался живым - я видел, что глаза "замороженной" фигуры жили своей жизнью, злобно поглядывая поверх наших голов.
        "Ринхас?" - спросил я мысленно, но Бог ничего не ответил. Значит не он... А кто тогда?
        Я стремительно обернулся. Вовремя! К нам подходил невзрачный человечек в чем-то похожем на длинный кожаный плащ, перепоясанный ярким кушаком.
        - Ты кто? - осведомился рыцарь, не опуская меча.
        - Ваш друг, - с улыбкой отозвался новый персонаж, поглядывая на Йорга. -Меня Гвидором зовут... Я тут мимо проходил, слышу - обижают кого- то... Вот и пришлось вмешаться.
        Он огляделся по сторонам, увидел возвышающегося над берегом "Вольтера".
        - Принцесса там?
        - А откуда ты про принцессу знаешь? - спросил я, уже догадываясь, что по-хорошему разойтись не получится. Слишком умный нам попался собеседник. Наверняка еще один волшебник на нашу голову.
        - Так кто ж про неё не знает? - показно удивился гость. - Пропала она, а все ищут, ищут... А вот я её нашел...
        Он бросил взгляд на другого мага.
        - Вот и друг мой, Йорг, тоже искал её, обещал меня с ней познакомить, как найдет, но слова собака, не сдержал. Пришлось все самому придумывать.
        Энгель-Суфат прыгнул к нему, но гость не стал придумывать ничего нового и снова над берегом прогремел гром, а хрусталя на берегу прибавилось.
        Мы остались один на один.
        - А могли бы по-хорошему договориться, - непонятно кому сказал Гвидор. Не мне. Скорее Йоргу. Во всяком случае, смотрел он на имперского мага.
        Ну, раз так получилось...
        Он повернулся ко мне спиной и направился к "Вольтеру". Этот паразит меня ни в грош не ставил. Настолько он упивался своей волшебной силой и удачей, что даже не оглянулся. Я подобрал с песка хороший булыжник и, не сомневаясь, что попаду, швырнул его в бошку залетному магу. Что с ним делать - убить или оставить в живых - в эту секунду передо мной даже не встал.
        Я бы попал. Точно попал бы, но камень до него не долетел - ткнулся в какую-то преграду, и рассыпался крупным песком.
        Тут же меня скрутило...
        Пришедшая извне сила опрокинула, принялась коверкать. То, что он не стал делать с живыми людьми, он принялся делать со мной.
        Я взвыл от бессилия. Помимо воли меня корежило и крутило. Я понял, что еще немного, и он может просто разодрать меня на части. Все-таки колдовство не моя стихия.
        - Эй, Ринхас, ты где? - взмолился я.
        - Чего тебе? - недовольно откликнулся мой кукловод. Понимая, что еще немного и силы сопротивляться напору у меня закончатся, я прокричал:
        - Сейчас этот поц еще одно твое воплощение поломает. Он тоже тебя не уважает, гад ползучий... Все они, колдуны, такие...
        - О! И правда...- удивился Бог. Какое- то время меня продолжало ломать, а он любовался действиями мага. - Ты смотри, какой бойкий. Сейчас ты с ним силой померишься.
        - С волшебником?
        Меня уже согнуло и, кажется, начало плющить. Медь стала сминаться как пластилин в умелых руках.
        - Да какой он волшебник? Р-р-раз и нет у него колдовства.
        Что-то изменилось в мире.
        Я почувствовал, что сила только что пробовавшая меня на прочность исчезла. И не только я это почувствовал. Этот дикий колдун тоже что-то понял. Он взмахнул руками, насылая на меня волну своей силы, потом еще и еще раз. В его лице я не видел страха. Только удивление - ну вот не было такого в его жизни и все тут...
        Чтоб не получить удар в спину я оглянулся. Йорг вместе с рыцарем продолжали стоять, упакованные в магические футляры. Красиво стояли. Словно манекены в витрине.
        Покачивая кулаком, я направился к Гвидору. Он, еще не понявший, что волшебству в этой части планеты пришел конец плевался заклинаниям, и прямо на глазах бледнел.
        Не сводя с него глаз, я подхватил с земли камень. Ну как камень? Так... Камешек... С бильярдный шар. Теперь, когда колдовство его не защищало, я мог поглумиться над ним вволю. Он еще на что- то надеялся, когда камень угодил ему живот. Он от удара попятился, споткнулся. Вытянув вперед руку с растопыренной ладошкой, он попытался меня остановить. А может быть просто просил милосердия.
        - Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи? - спросил я его голосом Тараса Бульбы из кино. Ружья у меня тут не было, но может быть это и к лучшему. Ничего он не понял, то есть не понял, что я иду его убивать. Оставшиеся в "Вольтере" воинство, увидев такую картину, не смогло усидеть внутри и вылезло на камни.
        Я уже мог дотянуться до колдуна рукой, как меня снова подняло и припечатало к земле. Силушки злодей не пожалел - камни под спиной захрустели, превращаясь в щебень.
        - Э! Что это?
        От неожиданности я так и остался лежать, глядя на обрадованного колдуна.
        "Схватка должна быть честной! - объявил Ринхас в моей голове.- Что хорошего будет, если я у него всю силу заберу? Ты ж его просто расплющишь. Кулачищи-то во какие отрастил... А так... Честная схватка. Будет мне на что посмотреть".
        Я поспешил обрадовать Бога и ударом кулака отбросил мага на камни. Он тряпкой отлетел назад, упал на валуны... Острое желание подскочить, прыгнуть сверху, чтоб уж вовсе закончить это все, я подавить не смог. Как "Вольтер"! Раздавить гадину!
        Прыжок...
        Колдовство снова вернулось.
        Меня спасло только то, что в этот момент "Вольтер" выстрелил по магу. Если б не это - маг бы меня убил. Жалеть меня у него не оставалось никаких причин. Он, услышав шум за спиной, мгновенно развернулся и бросил в машину свое колдовство.
        Огненный шар ударил в "Вольтера" и тот на моих глазах распался на куски. Развалился, словно подгнивший сарай, на несколько больших обломков. Куски металла легли неряшливой кучей железа, подпирая друг друга, словно еще могли встать и собраться воедино.
        - Что ты наделал!- ахнул я.
        "Ничего, - отозвался Ринхас. - Легкой жизни захотели? Не будет вам легкой жизни..."
        "Так не честно! Мы же тебе помогли!"
        "А кто тебе обещал честную игру?"
        Собрав всю свою злобу, всю ненависть к этому миру и его богам я опять бросил камень...
        Тот ударил, словно в подушку, крошась в мелкий песок.
        Маг ухмыльнулся, но тут случилось то, что и должно было случиться. Волшебство не отменяло физику...
        Он убрал воздушную подушку перед собой и удерживаемый колдовством песок обрушился на него. На голову, на лицо, в глаза...
        Гвидор замахал руками - резь в глазах не давала ему ничего рассмотреть, а я, не давая времени прийти в себя бросился, чтоб убить, но тот успел ничего не видя выставить щит перед собой. Я ударился об него, меня отшвырнуло. Тут рядом оглушительно грохнуло, словно взорвалось что- то... За спиной все еще протирающего глаза мага, на месте "Вольтера", уже не было обломков, но в воздух поднималось плотное облако пара. Он надвигался на нас как туман, заливая окрестности, скрывая детали пейзажа.
        - А-а-а-ай! - тоненько закричала принцесса. Я повернул голову. Прямо перед ней формировался портал, голубыми бликами подсвечивая лицо Феллы. Еще один... Развелось их, понимаешь...
        У нас не было ни минут, ни секунд. Только мгновения...
        Состязаться с Гвидором я уже не мог. Со всего маха я саданул ногой по "витрине", в которой стоял Энгель-Суфат и, подхватив выпавшее тело, метнулся к порталу.
        - Все сюда! - заорал я.
        Выбирать не приходилось. Сквозь плотный пар, мои подскочили ближе. Я даже не успел подумать, не ловушка ли все это? Уж больно кстати появилось перед нами это голубенькое марево.
        Впереди лежала неизвестность, однако за спиной оставался явный проигрыш. Бороться сразу с двумя магами никто из нас не смог бы, а вот, в неизвестном новом месте, куда нас забросит портал, нам еще могла улыбнуться удача. Там вообще могло не оказаться никаких проклятых волшебников, только люди, а уж с ними- то мы как-нибудь справимся...


        ...В новый мир я влетел спиной вперед. Там меня ждали каменный пол и темнота и еще почему-то запах керосина. Еще не отошедший от азарта схватки я рычал от бешенства и не сообразил, что все остальные лежат у меня под ногами. Портал за моей спиной поблек, истончился... В последних отсветах голубого огня я увидел какие-то занавеси. Отлично! Обитаемый мир! И тут люди живут! Лишь бы не волшебники... А что портал исчез, так это даже здорово! Это - гарантия, что никто не полезет следом, как в прошлый раз. А возвращаться все одно придется другой дорогой.
        Я присел, перестав изображать из себя мишень, стал вслушиваться. Вокруг висела тишина, и только где- то далеко что-то поскрипывало, словно крутился колодезный ворот. Неужели нас опять зашвырнуло в мир, где нет людей, и только бегают "Вольтеры"?
        Мыслей в голове не было, ничего я не успел сообразить, но тут снизу, из темноты, вылетел огненный клубок, на мгновение, осветив зал целиком. Людей там хватало. Даже с избытком.
        Светильник, попав мне в голову, раскололся, расплескивая огонь.
        Девушки завизжали, Парликап заорал и только отходящий от колдовства рыцарь, молча лежал у меня в ногах.
        Не знаю, на что там рассчитывал этот меткий пращник. Наверное, на то, что я взвою и побегу куда-нибудь тушить себя, однако все у них пошло не так. Глиняные черепки еще не успели соскользнуть с меня как я, пылающим факелом врубился в появившийся из темноты строй воинов. Люди шарахнулись в разные стороны - соседство со злым горящим человеком никому не понравилось.
        Желание убить, только что бушевавшее во мне я сумел укротить.
        Сделав несколько шагов, остановился, взял себя в руки. Мы же сюда не драться забрались, а просто случайно попали. Понятно, что Ринхас нас сюда зашвырнул, только вот с какой целью? Неужели опять повеселиться?
        - Сдавайтесь!
        Голос эхом метнулся по залу. Не-е-ет... Все не так просто. Похоже, что мы опять вляпались во что-то серьезное. Странное все-таки у моей Судьбы чувство юмора. И у Ринхаса тоже. Казалось бы: мы тебе помогли, так ответь тем же, помоги. Хотя кто их богов-то знает, какие у них принципы? Эх, Ринхас, Ринхас...
        - Если не сдадитесь, то мы вас просто перестреляем.
        Стоявший сбоку человек, похоже, самый главный, махнул рукой за спину, где быстренько перебегали, выстраиваясь в два ряда, один за другим, лучники. Даже в полутьме эти ребята выглядели опасно.
        - Я считаю до трех и выполняю обещанное..
        - Быстро мне за спину, - прошептал я. - И глаза закройте.
        А в голос крикнул:
        - А чего это до трех? Давай хотя бы до пяти...
        - Значит, жить не хотите, - подвел итог переговорам голос из мрака. - Ваши товарищи, там, за стенами, поумнее будут.
        Спокойно так сказал, словно для него это ничего не значило.
        - Ну... Если нет желания...
        Привыкшие к полутьме глаза все замечали. Он как-то по-особенному махнул рукой, и мечники разбежались, освобождая место для лучников.
        - Раз, два...
        Он старался быть честным. При таком соотношении сил он мог себе это позволить. А я - нет. На счете два я включил свои "фары"... Два потока света ударили по привыкшим к полутьме глазам нападавших. Стрелы сорвались с тетив, но в меня попало только пяток, не больше.
        - Прекратить!- прокатилось по залу. Старческий вроде голос, а чуялась в нем какая- то внутренняя сила. Воинственные вопли из темноты сразу прекратились, как отрезало. Занавески, опоясывающие место, где совсем недавно возник портал, еще горели. В отсветах пламени я увидел старичка с длинным не то посохом, не то копьем. Скорее все-таки с посохом - уж больно ветхим выглядел старичок.
        "Неужели еще один колдун?" - похолодело у меня в районе сердца.
        - Вы кто?
        - Те, кого Бог послал... - неосмотрительно ответил я.
        - Да!- восторженно взвыл он. - Я видел божественный свет!
        В глазах старика тоже что-то зажглось. Надежда, судя по всему. И даже не зажглась, а полыхнула нездешним огнем, пожаром. Я посмотрел на Парликапа - заметил ли? Заметил и вздохнул. Тоже понял, что тут что-то не так. Как бы не из огня да в полымя...
        Эта мысль оказалась близкой к действительному положению вещей.


        ...Проморгавшись, Гвидор понял, что в этот раз принцессы ему не достанется. Ветер уже снес невесть откуда взявшийся туман. На берегу остались только обломки странной машины да друг Йорг, по-прежнему скованный заклинанием. Тот глядел диким зверем. Его глаза, казалось, прожигали дырки на волшебнике.
        - Чего уж там...
        Гвидор щелкнул пальцами. Хрусталь вокруг имперского мага помутнел, рассыпался мелкой крошкой...
        - Надеюсь, что ты не совершишь глупостей? - быстро спросил он, на всякий случай, выстраивая вокруг себя щит. - Твоя хитрость и так обернулась против тебя.
        - О какой хитрости ты говоришь? - спросил маг, пряча горящие злобой глаза. Скрывая настроение, он принялся отряхивать халат, с сожалением разглядывая лохмотья.
        - О желании найти принцессу без меня.
        - Поиск принцессы - моя работа. Если б ты захотел, то мог бы попробовать её сам найти.
        - Я и попробовал, - не смущаясь, отозвался Гвидор. - И нашел.
        - Полетев за мной следом!
        - И что? Я же нашел её!
        - Я вижу, что ты её снова упустил!
        - Из-за того, что ты бесчестен!
        - Это еще надо посмотреть, кто из нас бесчестен, - спокойно возразил Йорг. - В чем ты меня обвиняешь? Я обещал тебе принцессу? Обещал! И отдал бы, коли поймал... А вот ты захотел сам её схватить, чтоб не отдавать Рукопись, и не получил ничего!
        - Ты хочешь сказать, что был честен со мной?
        - Что я хотел сказать, я уже сказал. Теперь я хочу спросить...
        Гвидор пожал плечами - мол, что тут с тобой поделаешь - спрашивай.
        - Мы все еще вместе или уже каждый по отдельности?
        Неожиданно для самого себя Гвидор засмеялся, и сквозь смех произнес:
        - По отдельности мы уже попробовали... Придется вместе.
        Став серьезным он продолжил.
        - Будет сложно... Им, скорее всего, помогает какой-то маг.
        - Он у них один, а нас - двое.

        Глава 37

        Вот бывают ситуации, когда не знаешь, что сказать, как реагировать. То ли обрадоваться, то ли огорчиться... Ринхас, спасибо ему, за то, что уберег их там, на речном берегу и позволил убраться... Но куда? Забросил бы сразу в этот самый Асмал - ну, что ему стоит? А он... Чувство юмора у него что-ли такое?
        Храм, в который мы вывалились из портала, стоял в лесу, однако ж, не в стороне от реальной жизни. Он оказался на спорной земле и когда местные бароны что-то не поделили, подвергся осаде дружины одного из баронов. Настоятелю было безразлично, чья дружина возится сейчас под стенами. Это все происходило не в первый и точно не в последний раз. Ничего из ряда вон выходящего. Очередная мелкая войнушка, когда сосед пробовал на прочность соседа, на предмет отщипнуть от того кусочек в свою пользу и поправить материальное положение. Однако иногда после таких вот дел храм приходилось отстраивать заново. Ну и храмовая сокровищница, разумеется, тоже подвергалась разграблению.
        - Что ж нам так не везет-то, - сказал Парликап. Придерживая рукой кубок, он смотрел в окно. Небо за стенами монастыря пачкали несколько дымов. Осаждавшие обустроились хорошо, и умело кашеварили.
        - Куда не сунемся - везде неприятности...
        Мы сидели в комнате с настоятелем. Девушкам выделили одну из келий и те приходили в себя после всего того, что обрушилось на их головы.
        - Так уж и неприятности, - проворчал Энгель-Суфат. Он уже пришел в себя и, жмурясь от удовольствия, прихлебывал из кубка. - Не знаешь ты настоящих неприятностей. Вот волшебников рядом нет - уже хорошо.
        - Если задержимся, то ведь и тут найти могут, - отозвался он.
        - Значит, не будем задерживаться, - отрезал рыцарь. Он повернулся к монаху. - Как нам уйти отсюда?
        - Никак, - пожал плечами настоятель. - Я ведь о том и толкую. Вокруг разбойники и чья-то дружина. Там в лагере человек триста. А братьев всего около полусотни и не всякий к воинскому делу привычен.
        - И давно это все?
        - Не так чтоб очень, но Грядущий Единый помогает держаться.
        - Как? - удивился я.
        - Да вот вас прислал.
        Я хмыкнул, но не стал рассказывать, что случилось перед тем, как мы тут оказались. После этих слов я подумал, что не посмеялся Ринхас над нами, а поступил дальновидно, забросив сюда, чтоб никто нас не нашел. Вот угадал...
        Настоятеля кто-то окликнул и наш разговор прервался. Мы же остались за столом. У каждого в руках было по кубку с вином, даже у меня, чтоб не выходить из роли.
        - "Вольтера" бы сюда, - с трудом выговорил заковыристое слово Парликап.
        Я помрачнел. Да. С "Вольтером" у нас проблем бы не стало. Немножко пройтись пулеметом по лагерю - благо компактно они встали, немножко ракет - парочки хватило бы и - на свободу, как говориться, с чистой совестью. Мы свободны, и монастырь свободен.
        С баронами разбираться не стали бы, хотя монах наверняка попросил бы. Он ведь действительно считает нас посланцами Грядущего Единого. Никогда у них тут не открывалось никаких порталов, тем более что место, где это произошло, оказалось казармой храмовой дружины. Потому тот портал резонно все посчитали за чудо. Выберемся - скажу Ринхасу спасибо.
        "Не за что", - раздалось в голове.- "Вы где?"
        "А то ты не знаешь..."
        Снова моя голова независимо от меня повернулась.
        "Вот вы где..." -несколько удивленно произнес Бог. "Однако...Ошибся я что ли?"
        Я насторожился. Что-то он недоговаривал. Последнее время для всех нас слово "ошибка" стояло совсем рядом со словом "неприятности".
        "Ну-ка поподробнее, пожалуйста... Какие у тебя планы в отношении нас?"
        "Да никаких. Очень тихо посидите тут, подождите, пока руки до вас дойдут... "
        "Ничего другого не предложишь?"
        "Только на выбор - или сидите тихо, как мышки или быстро-быстро оттуда уходите. Решайте сами".
        Я не стал рассказывать об осаде монастыря, а предложил самый надежный для нас вариант:
        "А что откладывать? Перебрось нас отсюда сразу в Асмал. Мы же тебе помогли. И ты нам помоги".
        "Помогу. Только не сейчас... А пока - либо-либо".
        И он снова исчез.
        Словно подслушав мой разговор с Богом, Энгель-Суфат сказал, покачав головой:
        - Нет. Не выберемся. Были бы втроем - я еще поглядел бы, что и как, а с прин...
        Я укоризненно постучал пальцем по лбу. Он воровато оглянулся. Мы никому не сказали, кого ведем с собой. Не хватало нам еще одного спасителя принцесс. Кто знает, помутится у здешнего настоятеля от жадности ум или нет, когда тот об этом узнает? Так что лучше без сопливых обойтись. Так что для настоятеля и братии мы оставались посланными им в помощь Грядущим Единым путешественниками.
        - ...с девушками ничего не выйдет. Да и опасно...
        - Может быть нам кто-нибудь поможет? - бросил Парликап, бросив взгляд на меня. - Ну, мало ли...
        После приключений в мире паровых шагоходов, он посматривал на меня с непонятным выражением в глазах. Взявшаяся ниоткуда, а точнее подаренная Ринхасом бронебойка, произвела на них впечатление.
        - Нет. На себя будем рассчитывать, - охладил я его.- Трое нас. Вот из этого и станем исходить.
        - И монахи-помощники, - напомнил полурыцарь со вздохом разочарования.
        - Да какие они помощники? Ткачи... - с пренебрежением высказался он.
        Про ткачей он сказал не зря - монастырь славился тканями, что ткали монахи. Те были настолько хороши, что покупать их приезжали со всех окрестностей и даже из-за моря. Вот и сейчас тут скопилось несколько купцов, кто за товаром, а кто просто остановившийся на ночевку перед нападением. Выходить им теперь было некуда - высунут нос наружу и амба, конец. Разбойники цацкаться не будут...
        Надежды на Ринхаса не оправдались. На монастырскую дружину также надеяться не стоило. Она, дружина, оказалась до смешного мала. Собственно практически всю её мы уже видели в казарме. Несколько лучников, несколько мечников... Да. Еще несколько метательных машин во дворе.
        Когда стемнело, и запах свежесваренной похлебки из разбойничьего лагеря перебил запах леса, мы пошли посмотреть на нападавших.
        Небо тут, кстати, не такое как у нас на Земле. В фантастических голливудских фильмах чужое небо всегда показывалось ярким, словно разбросанный на угольки костер - звезды крупные- крупные много их... Так вот режиссеры не ошиблись. Все так и было. Небо оказалось ярким, а его отражением в этот момент стала земля вокруг осажденного замка. Там, в сотне метров от стен, горело несколько десятков костров.
        Я подсчитал - у каждого четыре или пять человек. Да не просто человек - воинов. Лучников, копейщиков, пращников... Серьезная сила, с которой приходилось считаться и это против монахов-то с их ткацкими станками...
        "Пушку им изобрести что ли?... - подумал я безо всякого энтузиазма.- Пулемет?"
        И тут же самокритично себя осудил.
        "Чушь собачья..."
        Даже противотанковое ружьё, что попало мне в руки в мире "Вольтера" тут ничего бы не решило. Гранатомет если только...
        Я прикинул расстояние до лагеря. Да. Гранатомет бы мог помочь. АГС "Пламя", например.
        Ринхас не откликнулся, хотя эта мысль предназначалась именно ему. Я представил, как хорошо было бы пострелять по лесной опушке с шатрами и палатками, но...
        Значит, придется думать самому, как из подручных средств изобрести ни много ни мало, а оружие массового поражения. Три десятка воинов, что имелись в замке, не могли противостоять той орде, что уже по-хозяйски обжила окрестности. За стенами монастыря еще туда-сюда, можно было бы отсидеться, но вот победить врагов шансов у нас практически не имелось. А ждать... Нам-то ждать помощи уж точно не стоило. Отчего-то во мне крепла уверенность, что волшебники - не один, так второй, а то и оба сразу рано или поздно найдут нас. Так что можно было делать выводы...
        Чем мы тут располагали? Не так уж и многим... Луки со стрелами, камнеметы. И тридцать человек. Вот, пожалуй, и все. Я покачал головой.
        - Чего?
        - Да вот как раз ничего... - с досадой сказал я.- Ничего в голову не приходит.
        Здешняя военная мысль в лице Энгль-Суфата уже расписалась в собственной слабости. По всем законам нам полагалось сидеть за стенами в ожидании счастливого случая. Какого? Эпидемии какой-нибудь или когда закончится еда у осаждающих...
        На всякий случай осмотрели камнеметы. Я без интереса, а Энгель-Суфат одобрительно поворчал, ладонью метатель похлопал. Понравилось.
        - Хорошая вещь?
        - Неплохая. Наша, кстати работа. Асмальская.
        - И далеко бьют?
        Он, прищурив глаз, прикинул расстояние.
        - До лагеря точно достанут, только толку-то...
        Вот тут не возразишь. Понятно, что толку не будет при трех метательных шарах на камнемет. А что скажешь - ткачи они и есть ткачи. Верно Парликап говорит.
        Я смотрел на лагерь, смотрел, как там загораются новые огоньки. То тут, то там над кострами взлетали искры. Некоторые из них долетали до самого неба, сливаясь там со звездами, добавляя им огня.
        "Обрушить бы небо, - подумал я. - И выжечь бы тут все к чертовой матери..."
        Отчего-то образ горящего неба не исчез, а задержался в мозгах. Идея вертелась, словно хотела напомнить мне что... Это и навело меня на нужную мысль.
        Есть материя и запах керосина...


        ...На столе настоятеля горела ароматическая свеча, наполнявшая воздух запахом цветущего луга. Казалось, прикрой глаза и услышишь, как жужжат пчелы, стрекочут кузнечики. Сдвинув в сторону свитки пергамента, я навис над ним, опершись ладонями на столешницу:
        - Есть идея. Запас ткани тут у вас имеется?
        - Да.
        - Мне понадобятся камнеметы, все горючее масло, что есть в замке, и еще кое-что по мелочи...
        Реализовывали идею мы почти полночи.
        Со всего замка собрали рулоны материи. Брали все - и то, что наткали монахи, и старые занавеси, и тряпки, рясы, и занавески. Братья сшили их в несколько слоев, а получившиеся полотнища свернули в жгуты. Во дворе их обильно облили горючей жидкостью из амфор. Ткань потемнела, над площадью, разогнанный ветром, поплыл резкий запах керосина.
        Зажимая носы, слуги принесли еще несколько кувшинов, и опорожнили на свертки. Теперь те стали тяжелыми, хлюпали от напитавшей их горючей жидкости.
        Кто-то с факелом сунулся посмотреть. Я крикнул, погрозил кулаком, но монахи и сами сообразили, отойдя подальше. Рулоны вновь размотали и сложили так, что ничего не задержало бы их, если б пришлось быстро - быстро развернуть.
        Плотной длинной кипой их сложили во дворе, перед стеной с камнеметами. К краям крепко накрепко привязали веревки, а другие концы веревок - к каменным шарам, что ждали своего часа рядом с камнеметами.
        Я выглянул из-за стены. Разбойничий лагерь спал, но в темноте по-прежнему, курились дымки костров, тлели огоньки не загашенных углей. За моей спиной потихоньку собиралась монастырская дружина.
        - Твои готовы?
        Настоятель со своим неизменным посохом стоял рядом.
        - Готовы.
        Я решил подстраховаться.
        - Лучника сюда.
        Мне кажется, не только меня интересовало, чем все это закончится.
        - Заряжай!
        Камнеметы, что стояли в двух шагах от стены взвели. Двое монахов, из тех, что покрепче, уложили каменные шары в ложку метателя. Подтянутая веревками материя во дворе шевельнулась, приподнялась, словно змея перед броском на добычу. Я похлопал по круглому боку ближний камень.
        - Долетят?
        - Долетят. Не беспокойся, - уверенно сказал Энгель-Суфат.
        - Тогда не будем откладывать...
        Скрипнули зацепы, рычаги камнеметов щелкнули и два этих одновременных щелчка возвестили о том, что камни отправились вперед. Через мгновение за ними, разворачиваясь в воздухе, понеслось полотнище... Костры внизу пропали, загороженные им. Настоятель, наблюдавший за тем как сотканное за бог знает какую уйму времени дорогое полотно летит неизвестно куда, и неизвестно зачем, горестно вздохнул. Ему, разумеется, хотелось избавиться от разбойников, но жаль было переводить на это такой хороший товар, да и гарантий я ему никаких не дал....
        Я похлопал его по плечу. Терпение. От него сейчас требовалось терпение, впрочем, как и от меня самого.
        Камни долетели, и полотно опустилось, накрыв собой большую часть лагеря. Я начал считать про себя. Раз, два, три... Лагерь по-прежнему заливала темнота. Неужели не получилось?
        - Лучник...
        Лучник, что стоял рядом со мной с луком и зажженной стрелой наготове, напрягся, готовый послать её, чтоб поджечь наш подарок врагам, но обошлось. Сперва в одном, потом в другом, а потом как-то разом все полотнище, накрывшее чужой лагерь вспыхнуло. Яркое пламя разбежалось во все стороны, превращая лагерь в ад. Сразу стало видно, как под горящим полотном дергаются человеческие фигурки, стараясь выбраться из огня.
        - Стрелы!
        Все тридцать человек, что прятались за зубцами, подняли луки. Тетивы тренькнули, опуская на волю тридцать смертей. Раз за разом, пока тулы не освободились, тренькали луки, обрывая чьи- то жизни в лагере за крепостной стеной. Там что-то трещало, кричали люди. В бушующем пламени метались тени.
        Пока местные стреляли, я смотрел на пожарище. Отчего-то оно напомнило мне город, залитый огнями рекламы. Я грустно улыбнулся. Хороша реклама... Увижу ли еще?
        - Вперед!
        Ворота заскрипели, распахиваясь навстречу пламени, и дружина, молча, злобными волками, бросилась вперед.
        Темнота, перемешанная со страхом, стала нашими союзниками.
        Пятеро последних бежали безоружными, хотя основная надежда у меня была именно на них. Каждый из избранных как мог осторожно и аккуратно тащил по два ведра горючей смеси. Огнеметы тут еще не изобрели, а значит, приходилось применять смекалку. Там где огня окажется недостаточно, они добавят.
        В полминуты мы добежали до границы пламени. Запах керосина тут висел такой плотный, что казалось еще чуть и сам воздух вспыхнет обжигающим пламенем.
        Огонь тут уже разгулялся. От огненной смеси горело все - дерево, мешки, палатки, люди... На этом фоне бестолково метались какие-то тени. Паника - она паника и есть.
        "А ты хитрый!" - прозвучало у меня в голове с явно уважительной интонацией.
        "Нашлось время на нас?"
        "Нашлось", - ничуть не смущаясь моей язвительности ответил Бог.
        "Чем глядеть просто так, помог бы лучше...".
        "Ничего, ничего... Вы и сами недурно справляетесь".
        Но разговора дальше не получилось. Молчавшие до этого мгновения замковые дружинники заорали и принялись рубить врагов.
        Погубить всех не вышло, так оно и было понятно, что не получится, но сейчас перед нами стоял не воинский отряд, сплоченный дисциплиной и страхом перед командиром, а просто толпа испуганных людей. Огня ведь боятся не только звери, а тем более если пламя вокруг и выхода из него не видно.
        А сейчас главное - успеть! Разгромить их испуганных, беспомощных, ничего не понимающих...
        Но первые минуты ошеломления во вражеском лагере прошли. Люди поняли, что на кону стоит жизнь и приготовились защищать её.
        Там достаточно быстро стали появляться личности начавшие организовывать испуганную толпу. Вот эти были мне особенно интересны. Мне пришлось поработать снайпером. Братия рубила мечущихся разбойников, а я гасил намечавшиеся очаги сопротивления. Вот кто-то черный на фоне огня размахивает мечом, выкрикивает команды, выправляя положения. К ногтю его! Один выстрел - готов. На следующего я потратил целых две пульки, но оно того стоило...
        В те места, куда не успевал прибежать я, в те, где начинали сопротивляться, я посылал метателей ведер. Невидимая в свете пожара наша посылка влетала туда, где разбойники думали о чем- то еще, кроме спасения собственных жизней. Смесь загоралась еще в воздухе, и двух огненных плевков хватило, чтоб там заорали:
        - Дракон! Они привели дракона!
        Рядом заревел Парликап, добавляя вражьим крикам правдоподобности. Не хуже дракона ревел!
        Его меч взлетал и падал вниз, круша доспехи и тела. Треск, рев пламени, куски тел, горящее дерево.
        Чуть в стороне от общего пожара, там, где ярко полыхал какой-то уж очень затейливый шатер, копошилось несколько силуэтов. Я может быть и внимания на них не обратил бы, то там заржали кони. Кто-то тут хотел не драки, а спасения.
        - Лошади! - крикнул я Парликапу. - Лошадей берем!
        За побоищем наверняка наблюдал настоятель, однако его доброе отношение к нам я лучше прямо сейчас променяю на несколько лошадей. От нас уже мало что зависело. Битву мы, можно сказать, уже выиграли - враги бежали, и никто не помышлял о сопротивлении, потому мы рванули туда, предоставив храмовой дружине возможность самой отличиться на глазах своего начальства и добить остатки осаждавших.
        Трое бросились нам на встречу, а несколько верховых рванули в темноту. Стрелять я побоялся - не хватало еще подранить лошадь, так, что приходилось надеяться только на собственную меткость да на палку в руках.
        Словно прыгун с шестом я разбежался, мысля перепрыгнуть через этот жалкий заслон - сколь немного времени мы на него бы не потратили, а беглецы могли бы уйти - но деревяшка в руках меня подвела. Когда я вознесся вверх, она переломилась, уронив меня прямо на тех, с мечами. Кто-то из придавленных попытался оцарапать меня сталью, но я внимания на это не обратил. Едва коснувшись земли, словно городошную палку швырнул в темноту обломок, оставшийся в моей руке.
        Там словно почуяли, пригнулись, но одного я таки сшиб. Он упал в костер, из которого его достал подоспевший Энгель-Суфат.
        Пока жертва безвольной тушкой висела в руке рыцаря, он оглядел её и присвистнул от удовольствия.
        Добыча оказалась знатной. Скорее всего, нам попался один из баронов - уж больно богатой была одежка у негодяя. Думаю, что настоятель сможет кое-что вытрясти из него для себя, ну а мы под это дело сможем что-нибудь вытрясти из настоятеля - не пешком же нам идти. Принцессы пешком не ходят и ежедневно хотят кушать. Тут я заметил рядом возок и лошадку в оглоблях. Она трясла головой, явно не одобряя происходящего. Правильная, нормальная лошадь. Значит, без просьб с разговорами обойдемся...
        Разгром получился полный и окончательный. Из ворот, поняв, что страшнее того, что случилось, уже ничего не предвидится, повылезали монахи. Кто-то оказывал первую помощь своим, но большая часть, по-моему, мародерствовала.
        Воняло гарью, воняло дымом. Даже запаху горелого мяса тут нашлось место. Вокруг лежали трупы, оружие, несгоревшие остатки материи саванами укрывали мертвых.
        К этому времени уже посветлело, вершины деревьев зазолотились отсветами нового дня. Подхватив бесхозную повозку с двумя коняшками, мы подошли к воротам. Все встреченные уважительно кланялись нам, словно сами были не причем, а все это мы сделали втроем.

        Глава 38

        Во дворе, сунув в руки одному монашку поводья, я наказал стоять тут, никуда не уходить.
        - Мы быстро.
        Действительно оставаться в монастыре смысла не имело. Дорогу мы себе освободили, ну а если и монахам немного помогли, значит, это их счастье. Пока мы движемся нас сложнее отыскать.
        Я дернул дверь, за которой нас ждали девушки и... никого там не нашел. Вместо Феллы и Гуйяль там нашелся только долговязый монах.
        - Где девушки? - спросил рыцарь, оглядывая пустую комнату. Монах поклонился.
        - Настоятель отдал им свои покои.
        - Зачем? - насторожился Энгель-Суфат.
        - Как он мог поступить иначе? Это самое меньшее, что он сейчас в состоянии сделать для вас!- пылко воскликнул монашек. - Если бы не вы!
        Отчасти он, конечно, прав если б не мы, то неясно, что со всеми ими случилось, но это мне все одно не понравилось. Я дошел до окна, выглянул. Нет, все нормально. Повозка стояла там, где её и оставили и монашек держал лошадок под уздцы, как и было велено. Что ж... Уже хорошо... Бывает же так, что предчувствия обманывают?
        - Веди к настоятелю...
        Он встретил нас в маленьком зале, завешенном широкими полотнищами с вышивкой. Я настороженно пересчитал монахов вокруг. Всего пятеро, и все безоружны. Ну это нам не страшно.
        - Вот, бери... - Энгель-Суфат поставил перед настоятелем нашего пленника. - Ты все расстраивался, что полотно у тебя сгорело, так вот этот вот у тебя прямо сейчас все его купит.
        Настоятель улыбнулся, махнул рукой, и барона приняли у нас, освободив руки. Несколько мгновений хозяин разглядывал нас, переводя взгляд с одного на другого
        - Сейчас денег отсыпят, - прошептал за моей спиной Парликап. Прошептал с усмешкой, но я за ней ощутил надежду: вдруг да и вправду получится, вдруг и впрямь сыпанут!
        - Я хотел бы, чтоб вы остались... - мягко попросил настоятель. Голос его мне не понравилось. Так не говорят тем, кто совсем недавно спас твой дом, а возможно и твою жизнь.
        - Зачем? - спросил я, поглядывая по сторонам. Никого из монастырских воинов тут я не видел. Они остались во дворе заканчивать то, что так здорово у нас получилось ночью.
        - Ради справедливости...
        Мы переглянулись. Ни один из нас не сообразил, что это может значить.
        - Мне ночью видение было...- доверительно понизив голос, продолжил монах. - Младший бог Винсус просил вас задержать.
        - Это храм Винсуса? - удивился я, оглядываясь. Ничего похожего на разоренные нами ранее подземелья я не увидел.
        - Это храм Грядущего Единого, - поправил меня настоятель. - Но в воплощении Винсуса, он тут самый желанный гость. Я-то думал, вас Грядущий Единый послал, а вы, оказывается, нашего бога обидели - его алтарь осквернили!
        - Никого мы не обижали, - недоуменно сказал Парликап.
        - Верни девушек, - прорычал рыцарь, заканчивая разговор. Он положил руку на рукоять меча, обозначая край нашего терпения.
        Старичок покачал головой вроде бы как с сожалением.
        - Нет...
        - А что, оказанная услуга перестает быть услугой?- спросил я, рассчитывая на совесть субъекта.- Мы тебе монастырь спасли, а ты...
        - Ой, как правильно сказал! - разулыбался монастырский наставник. - Точно-то как! Я это запишу и другим передам. Точнее ведь не скажешь!
        - Если не вернешь - разнесем твой дом по камешкам, - снова обозначился Энгель-Суфат.
        Он бросил взгляд на меня. Я кивнул, расправил плечи - да, сможем.
        - Дом Единого нельзя разрушить...- с просветленным лицом отозвался церковник, слышавший сейчас только себя.
        - Сломать можно все, - возразил я ему. Для начала я наметил ближайшую колонну, задрапированную золотистой материей. Красиво и жалко, но что делать, если иначе не понимают?
        - Я остановлю вас...
        - И как же ты нас остановишь? - со смешком спросил Энгель-Суфат. - Многие пробовали...
        Подтверждая, что шутить не собираемся, я ударил. Куски камня покатились по мраморному полу с грохотом, сбивая светильники. Народ шарахнулся в стороны, ужаснулся. Бойцов среди них не оказалось, только настоятель не испугался.
        - Просто, - сказал он.- Грядущий дает не только дорогу, но и силы её пройти...
        Он свернул с верхушки посоха какой- то шарик, подбросил его на ладошке... Тот, на мгновение задержавшись в воздухе, взорвался радужными брызгами...
        Я почувствовал, как сквозь меня проходят разноцветные волны света - желтая, зеленая, синяя...
        И сил не стало. Веселый свет смыл их и унес куда- то.
        Мои товарищи не в силах сопротивляться слабости, повалились на пол. По залу пронесся общий вздох - мой человеческий вид, что давало Мориганово кольцо, исчез. Я превратился в того кем и был на самом деле - в медного истукана. Только вот для настоятеля это не оказалось потрясением. Он знал, что получится.
        - А за принцессу не беспокойся, мой медный. У нас она целее будет. Стены у нас крепкие, слава теперь грозная...
        Он потер ладошки в радостном предвкушении своих радостей.
        - Гонец к Императору отправлен...
        Мне показалось, что он подмигнул мне.
        - Так что все будет хорошо, не сомневайтесь.


        ...Нас несли на руках.
        Рыцаря и полурыцаря несли по двое монахов, а на мою долю почета досталось больше - меня тащили целых четверо. Это можно было бы назвать оказанием почестей героям защиты храма, если б не твердое убеждение, что ничем хорошим для нас это все кончиться не может.
        От навалившегося колдовского бессилия я ничего не чувствовал. Перед глазами проплывали стены, потолок, горящие факелы отмечали путь по подземному коридору куда- то вниз. Нас несли куда-то под землю.
        - Выберемся, - подумал я. Мысль снулой рыбиной шевельнулась в мозгу, ушла на глубину.
        - Быстрее! - торопил кто-то, кто шел позади всех.- Не успеете - плохо нам будет!
        Что это значит, я понял лишь, когда нас бросили на пол. Монахи чуть не бегом покинули комнату, а выкатившийся сбоку каменный жернов, загородил вход. В нем оказалось отверстие величиной с голову, через которое внутрь залетало немного света.
        Несколько секунд я продолжал лежать, а потом почувствовал, что силы возвращаются. Колдовство покидало тело, оставляя во мне все, что было раньше.
        Повернулся на бок. В двух шагах возвращаясь к жизни, ворочались товарищи. Колдовство отпускало и их, возвращая прежние силы.
        - Вот и делай после такого людям добро, - прокряхтел, вставая на ноги Парликап. - Поймаю - убью...
        - Кого? Тут всех убивать надо.
        - Вот кого поймаю, того и убью...
        - Наверняка они тоже так думают.
        - И что?
        - А то, что наверняка позаботились, чтоб мы отсюда не вылезли... - зло сказал Энгель-Суфат. В скудном свете, сочащимся из дыры я видел, как его рука ищет меч и не находит. А и нашла бы, что это бы изменило? Ничего... Камень кругом. Надежда у всех нас была одна - на меня. Точнее на меня и на Ринхаса... Может быть он сам проявится...
        Энгель-Суфат прошелся по нашей камере, подошел к двери, сунул руку в дыру.
        - Судя по всему, отсюда никого не отпускают.
        У стены и, правда, лежали груды костей. Черепа лежали, ребра, позвоночники...Там же на полу имелись окаменелые кучки чего- то такого, о чем даже думать не хотелось. По всему выходило, что мы тут не первые и прежние гости этого подземелья очень плохо заканчивали...
        - Запирают, а дальше сам как хочешь. Хочешь - живи. А хочешь - помирай. Ни воды, ни хлеба, ни зрелищ.
        Мысли Парликапа просто тютелька в тютельку сходились с моими - он покивал, соглашаясь.
        Камень, камень... Даже крысиных нор нет.
        Стены из камня, потолок из камня, пол из камня... Настоящий каменный мешок. Нашелся бы тут металл... Я прошелся вдоль стены, постукивая кулаком. Я не искал слабого места, вряд ли оно тут есть, но все-таки...
        - Эй!- мысленно обратился я к своему божественному покровителю. - Ринхас! Ты слышишь меня?
        Тишина. В раздражении я стукнул по стенке. Слышал или не слышал? Представил, как Ринхас устроился поудобнее перед большой "плазмой" и смотрит на наши потуги спастись...
        Ему-то что? С тем аппаратом, что мы привезли из параллельного мира, он наверняка станет тут Единым Богом. Вот тогда, может быть и вспомнит о нас...
        Мысль показалась мне гадкой.
        Почему я так плохо о нем думаю? Возможно, его колдовство тут просто не действует - все-таки не рядовое место, а храм чужого Бога? А, кстати, зачем он нас тогда именно сюда зашвырнул? Другого места не нашел? Я стукнул себя по медному лбу. Ах, блин! Он же говорил об ошибке!
        Нет. Раскисать нельзя. В любом случае надо рассчитывать на себя.
        Не та ситуация, чтоб надеяться на случай. Я-то, положим, просижу до тех пор, пока не сойду с ума от скуки, даже ржавчиной не покроюсь, а вот товарищи. Эти долго не протянут. Им пить-кушать надо.
        Что ж... Значит будем обходиться своими силами.
        Несколько секунд я смотрел на стену.
        Сейчас это не просто ряд камней. Сейчас это мой враг. Препятствие между счастьем и несчастьем. Два товарища за спиной и две девчонки, где-то тут. Если я не снесу её, девчонки останутся несчастными, а те двое просто умрут. И тот подленький настоятель будет похихикивать вспоминая что от нас осталось. Он ведь наверняка придет посмотреть на те кучки...
        Представив эту хитрую морду, я собрался и со всей мочи кулаком треснул по стене.
        Я уже представлял, что сейчас случится - грохот, фонтан каменной крошки, но жестоко обломался. Получился только грохот. Не камень уступил - моя рука согнулась. Кулак сплющился, превратившись в бесформенный комок меди. Боли я не испытал, но удивился, а еще больше удивились товарищи. Они ждали одного, а получилось совсем другое. Что тут было причиной то ли твердость камня, то ли божья воля... Не знаю. Вторую руку я пожалел, не стал пробовать камень на прочность.
        Глядя на дыру в двери, я испытал острый приступ жадности. Эх, остался бы со мной тот самый браслет, что подарил Ринхас, уж я б тогда... Только что толку сожалеть, пропала вещь, отобрали сволочи.
        Я распрямлял пальцы на руке и наблюдал, как товарищи осматривают каземат. Хотя, что тут осматривать - стены да кости. Да кучки...
        - Эй вы, там! - заревел Парликап. Никто не отозвался.
        Их руки все возвращались к поясам, к несуществующему оружию. Без него они, я чувствовал это, ощущали себя голыми.
        Только неизвестно помогли бы нам эти самые мечи с кинжалами, даже если б нам их оставили? Хотя в этом случае оставалась теоретическая возможность "процарапать" выход наружу. Или зарезаться, назло хозяевам.
        Так что единственным оружием, что у нас осталось, был я сам... Моя пневматика оставалась при мне, только вот стрелять было не в кого. Они нас забудут. Дверь откроют только тогда, когда понадобится посадить сюда кого-нибудь еще или глянуть на то, что о нас останется.
        Я присмотрел место на стене и, согнув руки в локтях, пару раз выстрелил. Пульки "дзинькнули" и отскочили. Не спеша подойдя, провел рукой. Ни-че-го. Ни единой щербинки... Хороший камень. Крепкий. Да еще, наверное, колдовство наложено какое-нибудь.
        На вопросительный взгляд рыцаря я отрицательно покачал головой. Он перестал ходить вдоль стены и уселся напротив.
        Подперев спиной стенку, я задумался. Кажется, в этот момент мы все осознали, что впереди - смерть. Не угроза смерти, а самая настоящая смерть. Мы перестали быть командой, отрядом, а стали тремя одиночками, примеряющими к себе мысль о неизбежной и неприятной смерти.
        И все же надежда на Ринхаса у меня еще оставалась.
        Привык я к тому, что в последний момент все как- то само собой, наверняка ведь не без его участия, разруливалось и устраивалось. Может быть, тут все пойдет как нужно?
        Я уселся медной задницей на каменный пол - простуды мне бояться было нечего - и продолжил размышлять...
        Подумаешь - дверь. Хоть нам её не открыть, но она же существует, а значит есть и выход.
        Превратил бы меня Ринхас в терминатора Т-1000, или в пожарный шланг, чтоб я смог просочиться то самое отверстие, что в ней, и дело в шляпе. Окажись я с той стороны так все проблемы сразу разрешил бы! На всякий случай я представил себя в образе жидкого терминатора, но ничего не произошло. Колдовства в нашей каморке не прибавилось.
        Я думал, думал, думал...
        И придумал!
        Поняв, что нашел выход, я засмеялся. Сперва тихо, а потом все громче. Верно говорят - нервы не железные. У меня они из хорошей бронзы, но тоже что-то чувствуют, наверное. Напряжение отпускало.
        - Умом двинулся, - сказал Парликап, привставая с корточек.
        - Нет.
        Энгель-Суфат, также привстав, смотрел мне в глаза.
        - Быть того не может... Он бронзовый. Там не ум - металл!
        Парликап глубоко вздохнул, боясь спугнуть удачу.
        - Неужели...
        - Да. Он придумал что- то. Ведь придумал?
        Я кивнул.
        И в самом деле, все оказалось просто. Решение лежало на виду, его нужно было только увидеть. Даже странно, что это не пришло мне в голову раньше - я ведь не раз "расстреливал" себя до уменьшения в размерах, а потом набирал прежнюю форму, вбирая в себя металл. Тут нужно было сделать тоже самое... Вот и весь секрет.
        Ждать иных озарений я не стал.
        Встав напротив дырки, я принялся стрелять в коридор, потихоньку уменьшаясь в размерах. Там "дзинькало", словно с той стороны жернова началась весна и сосульки весело расставались с запасенной с осени водой, словно метрономы отсчитывающие время до прихода лета.
        Я стрелял, стрелял, стрелял и мир вокруг меня делался все больше и больше. Через какое- то время я перестал доставать до окошка. Сперва вдвоем, а потом Парликап и в одиночку, держали меня перед отверстием, а я продолжал переносить себя из одного места в другое...
        Сравнявшись размерами с дырой, я осторожно протиснулся, выглянул наружу. Людей там, как я и рассчитывал, не нашлось. Огромный коридор в обе стороны тонул в темноте, факел в державке, словно огромное солнце нависал над головой, а внизу, у стены, лежала куча пулек. Целая гора! Моя плоть и кровь, и мозги, между прочим...
        Я распластался на ней и принялся приводить себя в форму.
        Время от времени из-за двери слышались нетерпеливые возгласы, но я помалкивал. А вот когда вобрал в себя все, до последнего атома, показался в дыре и ехидно спросил:
        - Соскучились?
        Оставаясь за дверью, товарищи еще не могли радоваться так, как радовался я.
        - Дверь открыть сможешь?
        Настроение у меня, по эту сторону стены, возникло преотличное, и я ответил строчкой из песни:
        - "Нет нам преград, ни в море, ни на суше..."
        Замка тут не имелось - да и был бы... Что мне теперь замки? Зато на двери имелся засов из хорошей бронзы.
        Я сперва пережег его электрической дугой - надо было проверить, действует или нет - а потом вобрал в себя. Цепь, что болталась рядом, впитывать в себя не стал. Расплавил одно из звеньев и превратил оба обрывка во что- то вроде нунчак - надо же еще и товарищей чем-то вооружить.
        Слыша, как те нетерпеливо перетаптываются по ту сторону, не стал их томить сверх необходимого. Навалившись плечом, сдвинул жернов, дав им выбраться наружу.
        ...Наше возвращение в зал, где нам сделали столько гадостей, оказалось для хозяев крайне неожиданным. Настолько неожиданным, что даже силу не пришлось применять. Внимание на нас обратили только тогда, когда Парликап ловко швырнул свой обрывок цепи, подбив ножку красивого кресла в котором сидел настоятель. Тот упал на пол. Поднявшись, он попытался взмахнуть посохом, но я, опасаясь волшебных гадостей, перехватил палку и сломал об колено.
        - Даже не думай, - сказал рыцарь. - Жить хочешь?
        Кивок.
        - Принцесса где?
        - Сейчас приведут...
        - Сам схожу, - оборвал его я. Мне не тяжело, а то кто их тут знает, возьмут принцессу в заложники, чтоб освободить своего патриарха. Подхватив кого-то из обслуги, я пошел за Феллой, а в спину мне понеслись слова:
        - Ну что смотрите? Где наше оружие? Где вещи? Повозку мы тут во дворе оставляли... Все найти сложить туда.
        Получасом спустя мы уже отъезжали со двора.
        Теперь настоятель боялся нас не меньше Грядущего Единого. У того еще можно было бы отмолиться, а вот у Энгель-Суфата - нет. Настоятель это увидел в глазах рыцаря. Для довершения впечатления я намекнул, что может быть, он не понимает, но как раз именно сейчас из всех богов, окормляющих Империю Трех Золотых Наконечников, ближе всех к настоятелю находится именно бог Ринхас, который, вполне возможно...
        - Я бы на твоем месте задумался, кому теперь следует посвятить этот храм. Догадываюсь я, кто станет Единым, и тебе намекаю. Так что сделай выводы.
        В голове в тот момент хихикнуло, и знакомый голос произнес:
        "Наглец, ты..."
        "С кем поведешься", - колкость не осталась без ответа.
        "Ладно... Двигайтесь дальше. Ты имей ввиду, что вас Йорг ищет и дружок его, Гвидор".
        "Но ты же за нас? Точнее Грядущий Единый за нас?"
        Он промолчал.

        Глава 39

        ...Так или иначе, мы вырвались и даже разбогатели немного. Лошадь, возок, деньги... Бегство оказалось хоть и интересным, но достаточно дорогостоящим занятием. Это я уже понял.
        Размышляя об этом, я шел рядом с телегой.
        Ехали весь день и даже ночью не стали останавливаться. Сейчас по случаю ночи бодрствовал я один. Вся остальная команда дрыхла в возке, набиралась сил для утренних неприятностей. Разумеется, ничего хорошего от утра никто из нас не ждал. Недоброжелателей у нас и так хватало, а теперь к старым добавились новые.
        Раз уж Ринхас не желает почему-то оправить нас прямиком в Асмал, под крылышко к Моригану, то следует позаботиться об этом самим.
        Лесная дорога стелилась под ноги натянутым полотном. Вбитые в землю сотнями, тысячами ног и колес корни и камни не чувствовались на ней. Ничто не отвлекало от невеселых мыслей, даже щебет просыпающихся птиц.
        Самый простой способ - водой.
        Точнее никакого иного способа возвращения не существовало. Империю и королевство разделяло море.
        Нужен корабль...
        Очевидность этого пути рождала сомнения. Если мы об этом знаем, то наши враги также. Корабль был и нашим спасением и нашей ловушкой. Наверняка поиски принцессы взбудоражили страну и велики ли были наши возможности незаметно оказаться на корабле? С кем плыть? С купцами? С контрабандистами? Деньги у нас теперь имелись...
        Ринхас решил бы все наши проблемы в два счета, но он не показывался. Может быть, следил за нами, получая удовольствие от наших приключений, а может быть, просто потерял к нам интерес. У него сейчас своих забот полон рот. Если мои догадки верны, то грядет нешуточный передел могущества и скоро, ну, если все сложится, он поменяет имя на Единый.
        Так что помощи ждать не откуда, а это значит, что все придется придумывать и делать самим...
        Переодеть девушек мальчиками? Или притвориться монахами, везущими статую в тот же Асмал? В прошлый-то раз со статуей прокатило все нормально...
        Голова пухла от вариантов, а остановиться следовало на одном. Самом безопасном.
        А если просто на лодке? Купить хороший баркас у рыбаков, поставить паруса... Кому ставить-то? Кто у нас тут морской специалист? Энгель-Суфат с Парликапом вояки сухопутные. Про меня тоже говорить нечего... Принцесса с подружкой?
        Был бы движок. Поставить его на любую лодку и - вперед. Я думал, фантазируя как здорово было бы, если б у нас оказался лодочный мотор и десяток канистр топлива.
        А, кстати, почему бы и нет?
        Я поймал промелькнувшую мысль за хвост и потащил обратно. Не так уж это и безнадежно...
        Все это вполне реализуемо. Нет, мотора, конечно тут не найти, но что, если вместо мотора буду... я сам.
        А что? Сил мне не занимать. Про усталость я знать не знаю. Буду крутить винт день и ночь. Так доберемся мы до другого берега как-нибудь. Тут и плыть-то всего день-другой...
        Я представил, как может быть реализована моя идея. А что? Вполне технически осуществимо. Металлический прут я в кузне у кого-нибудь куплю или отберу именем Ринхаса. Согну его, чтоб получился такой же формы, как простейший коловорот... Винт обычный двухлопастной выстругаю. Или опять же в кузне сделаю. Насажу, начну крутить...
        Сил мне, слава Ринхасу, не занимать, усталости я не чувствую. Я кручу, лодка плывет. День плывет, ночь плывет. Никаких парусов не нужно. А лодку, кстати, можно попросту украсть или купить. Если в порту контроль при посадке, то ничего другого, пожалуй, не останется...
        Полет фантазии остановила мысль, а что будет, если моя самоделка сломается? Где-нибудь на середине маршрута обломится и ... Корявый винт, гнутая железка... Или шторм...
        Идея, конечно хороша, но оставлю-ка я её на крайний случай. Вот если не найдем подходящий корабль, можно будет попробовать. Не оставаться же тут, когда нас со всем усердием ищет этот чертов Йорг с друзьями. Знаем мы его друзей. Встречались.
        В возке кто-то чихнул. Утро. Просыпаются.
        Послышалось мычание, полог отдернулся. Через секунду наружу выглянул рыцарь.
        - Ну как тут?
        - Было бы что интересное - разбудил бы...
        Несколько секунд он сидел на краю возка. Какой-то он был "не такой". Я почувствовал это и поинтересовался:
        - Что случилось?
        Немного смущаясь, он сказал.
        - Я Моригана во сне видел...
        Он явно не решался продолжить.
        - И что?
        - Он рассказал, как нам надо поступить. В порту есть судно "Огневик".


        Повешенный над головами светильник ровно освещал стол, и пергамент на нем, и две склонившиеся над ним головы.
        Йорг с Гвидором сидели каждый со своего конца. Их руки, сцепленные пальцами, обнимали карту Империи, по которой, подчиняясь древним заклинаниям, двигался яркий камешек. Оба мага молчали, но текущий по щекам пот показывал, что они заняты серьезным делом - поиском беглецов.
        Вот уже вторые сутки они не вставали из-за стола, пытаясь магией и удачей отыскать непонятно куда пропавшую принцессу. Каждая задержка камня на карте будила надежду, но каждый раз та обрушивалась прахом... Ни Феллы, ни посланцев Моригана.
        Портал! Чей-то портал все разрушил. Все комбинации, все расчеты! В единый миг все рассыпалось, обратив победу в поражение.
        Кто был этот третий, они не смогли понять и от этого винили в неудаче друг друга. Винили молча. У обоих в газах плескалась усталая злоба, но они ничего не могли поделать - нужно им было одно и то же, и отыскать это они могли только вдвоем.
        Все, казалось, было против них. Даже мелко граненый рубин никак не хотел им помочь. Что-то мешало ему указать на карте место, где скрываются беглецы. Что-то им мешало так, что даже страшно подумать о тех силах, что хотели вмешаться в поиски. Камешек крутился по пергаменту, веселыми бликами приводя обоих магов в бешенство. Впору было бросить все, но других способов у них не имелось, а беглецов нужно было найти...
        Гвидор не выдержал первым. Он качнул столик и все, что стояло на нем - карта, четки, амулеты, покатились на пол.
        - Я на двор, - пробормотал маг. - Сколько ж можно не вставая. Где это у тебя?
        Едва он отошел, как зеркало вдруг само собой осветилось, плеснув в комнату голубым светом. Несколько мгновений спустя там появилось лицо Моригана.
        - Чем порадуешь?- спросил королевский маг.
        - Пока ничем, - честно ответил маг имперский.
        - А что так?
        Объяснять не хотелось, да и нечего было говорить.
        - А у меня есть новости...
        Йорг устало потер глаза.
        - Какие новости?
        - Я знаю, где их надо искать...
        Имперского мага как конь копытом лягнул. Усталость ушла, словно ветром её выдуло.
        - Они уже в море. Плывут в Асмал на корабле "Огневик". Тебе их не достать. Так что договор наш считаю расторгнутым.
        - Это мы еще посмотрим... - медленно сказал Йорг потускневшему зеркалу. - В четыре глаза...
        Когда Гвидор вернулся, на столе уже лежала новая карта. На ней можно было найти не только имперские земли, но и море, и заморские страны.
        - Давай-ка попробуем так.
        - Они не могли туда добраться, - устало возразил маг.
        - Если бы им никто не помогал - нет. Но давай, все-таки проверим...


        ...В какой-то момент все изменилось. Я видел ветер, но перестал его чувствовать.
        В десятке метров от меня со всех сторон он срывал клочья пены с верхушек волн, а вокруг корабля раскинулась зона мертвого штиля. Хозяин корабля смотрел на это с плохо скрываемым ужасом. Вот только что вот корабль несся под парусами вместе с ветром и брызгами и вдруг...
        - Колдовство!
        Он, кажется, хотел обвинить меня в магии.
        - И что такого?
        Чтоб не тратить время на разговоры я повернул кольцо на пальце и показал себя в облике статуи.
        - Что ты там про волшебство бормочешь?
        Я ждал чего угодно от коленопреклонения до прыжка за борт, но тот, всего лишь молча повернулся, и ушел ни слова более не сказав. Говорить действительно не о чем. Это колдовство. Кто-то - я даже догадывался, кто именно - хочет остановить нас, не дать вернуться в Асмал... И тут достали.
        Не мешкая, я спустился в каюту. Там, в предвкушении уже недалекой земли сидела вся наша компания. Спокойные лица, веселые речи.
        - Я с бедой пришел, - сказал я - Достали нас колдуны...
        Я произнес эти слова и только сейчас сообразил, что моим товарищам не суждено понять вся глубину и верность этого выражения.
        - Вокруг нас штиль. Мы стоим на месте. Значит, скорее всего, маг скоро прилетит за нами.
        Никто не сказал ни слова, даже не выругался.
        - А если на веслах?
        - Увидят. Думаю, уйти не успеем. Нагонят.
        - Сражаться!
        Это Энгель-Суфат.
        Я не стал жалеть его самолюбия.
        - Много ты навоевал, когда с магом схлестнулся?
        Никто не сказал ни слова, переваривая услышанное. Положение скверное вырисовывается. Сбежать нельзя, спрятаться негде, драться... Не станет колдун с нами драться, проверенно. Ринхас? Этот бы, конечно все решил в один момент, только вот последние два дня его не видно и не слышно. Может быть, действительно в этих краях оказанная услуга перестаёт быть услугой?
        Пока я горько размышлял на эту тему, в темном закутке, рядом с койкой, на которой сидел, затеплился свет. Сначала легонько, словно кто- то невидимый закурил, а потом все ярче и ярче.
        - Горим? - всполошился Парликап.- Колдуны?
        - Нет!
        Обошлось. Я узнал свет. Не пожар там организовывался, а портал. Голубоватые отсветы я теперь узнавал по-любому. Вот он и выход! Или нет? Эта мысль мелькнула у всех, и мы как-то разом отодвинулись подальше.
        Энгель-Суфат вытащил меч. Хорошо, что он, что я думаем одинаково - в портал можно влезть, но и из него может разное вылезти. Вдруг этот из последних: как полезут оттуда колдуны неприветливые...
        В этот раз я ошибся только наполовину. Оттуда выглянул приветливый колдун.
        - Мориган!
        - Хватит орать, - грубо оборвал меня маг. - Быстро принцессу сюда.
        - Что случилось?
        - Пока ничего, но... Йорг с Гвидором вас нашли.
        Мы переглянулись. Все помнили, к чему ведут такие вот встречи с имперским магом.
        - А мы?
        - И вы. Но принцесса - первой. Давайте, нечего дожидаться...
        - А как это у тебя получается? - подозрительно напрягшись, спросил Энгель-Суфат.- В Империи ты нам помочь не мог, а тут вот - пожалуйста. А?
        - Да просто все. Где я был, а где Империя! А теперь вы у меня под боком. Вам до меня час хорошего хода остался. Только не дадут вам до берега добраться.
        - А-а-а-а-а!
        - Да не "а-а-а-а-а-а!" Фелла где?
        Принцесса вышла у меня из-за спины, где теперь пряталась, едва возникали какие-либо непонятки.
        - Ну же! - нетерпеливо вскрикнул маг. - Они уже близко...
        Шаг, другой... Из портала послышалась ругань.
        - Да быстрее же!
        Расплескивая голубые блики по каюте, из портала высунулась рука и втащила девушку внутрь. Её служанка нырнула в свет следом за ней. Но едва рыцарь шагнул к порталу, как над нашими головами грохнуло и стало светлее. Над моей головой возникла дыра с обугленными краями. Там, в небе, не так уж и высоко, висели два мага. В развевающихся ветром халатах они смотрелись как два флага на замковых флагштоках.
        "Вовремя", - подумал я, делая шаг к порталу. Точнее к тому месту, где только что был портал.
        Не успели...
        - Где? - растерянно спросил полурыцарь.
        Как хорошо, как просто было в прошлый раз, когда на пути в Империю на нас напали "лягушки". Бей, громи да в блин раскатывай. А вот теперь ставки стали выше и никому иному свою работу маг не передоверил. Сам. Все сам!
        - Не знал я, что Мориган порталы строить умеет...- начал Парликап, но его перебили.
        - Эй! На судне! - донеслось из воздуха. - Вы везете Имперских преступников! У вас три мужчины и две девушки. Выдайте их и уходите!
        Чтоб в головах тружеников моря не возникло неправильных мыслей, добавил.
        - Если станете упрямиться - сожжем корабль...
        Оба злодея реяли над головами, ощущая себя победителями. Что такое пожар на судне мне хватало воображения представить. Надо было что-нибудь делать, но что? Ничего в голову не лезло. Хотя....
        Как же все-таки здорово, что Мориган девиц отсюда выхватил!
        Все остальное у меня в голове сложилось как два плюс два. Им нужны мы и только мы. Мы исчезнем - и все закончится.
        Я поймал капитана за халат и скомандовал.
        - Команду в лодку и отплывайте. Отойдите недалеко и ждите. Как эти гады улетят - возвращайтесь. Ничего вам не будет - они нас ищут.
        Тот кивнул. Этот готов был поверить сразу во все.
        Теперь к своим. Они стояли у борта, сжимая бесполезные железки. Я удали их по плечам, привлекая внимание. Напротив них на верках висела лодка.
        - Лодку видите?
        - Видим.
        Я подхватил её и перебросил через борт.
        - Прыгайте рядом, переворачивайте днищем кверху, и подныриваете под лодку. И ждите там меня. А я пока их отвлеку.
        К счастью и тот и другой понимали, что умных способов спасения от этого у нас нет. Иначе бы пришлось потратить время на объяснения, зачем все это нужно.
        - Давай!
        Я отбежал, набегу обломив мачту. Парус опустился, скрывая моих товарищей. За спиной я услышал "плюх" и на душе стало легче. Они мне поверили - прыгнув в воду.

        Глава 40.

        Колдуны все еще висели над кораблем, надеясь, что нас им просто выдадут. Тем более, бурление и мельтешение на палубе шло полным ходом - люди бегали, воздевали руки к небу, что наверняка льстило их самолюбию.
        Я им все испортил. Подхватив с палубы бочонок с вином, что вынесли, чтоб отметить приближение конца плавания, я швырнул его в сладкую парочку. Кто-то успел поставить щит, и бочонок расплылся в небе огромной кляксой. Меня это не расстроило. Я не рассчитывал как-то навредить им. Мне всего лишь требовалось отвлечь их, что у меня и получилось. Пока они разбирались с вином, я нырнул под парус.
        Загороженный от лиходеев парусиной, примерялся как бы поудачнее прыгнуть. Не нырнуть, не кануть в морские пучины, а именно прыгнуть. Прыгнуть так, чтоб с первого раза одной рукой зацепиться за борт перевернутой лодки.
        Мне бы теперь не промахнуться. Промахнусь - камнем в воду и не найти меня. Утонуть не утону, мимо дна не промахнусь, есть, однако, шанс заблудиться, а значит, могу всю жизнь по морскому дну пробродить...
        Потому одна попытка у меня только и будет.
        Собравшись с духом, прыгнул...
        Не промахнулся. Плеснув волной, я уцепился одной рукой за борт и словно мартышка, перелетающая с лианы на лиану, поднырнул под лодку.
        Едва я ухватился за неё, как та ушла под воду. Вода стремительно поднялась почти до подбородка, сжимая воздух, но я вовремя вспомнив о браслете, повернул его, убирая свой вес. Это выручило нас - мы перестали проваливаться вглубь и зависли под водой.
        Я не видел, насколько она погрузилась, но очень хотелось бы чтоб полностью, чтоб эти двое не смогли нас заметить. Теперь только время могло показать видят нас колдуны или нет. Если видят, то обязательно постараются добить. Если нет - поживут еще мои друзья. Они в таком положении еще не бывали, и как только вода стала подходить к подбородкам, забеспокоились.
        - Если уж погибать, то с мечом в руке, а не тонуть как дохлой рыбе! - стараясь не потерять мужественного вида пробормотал рыцарь.
        - Много ты с мечом против двух магов навоюешь. Забыл как тебя тот, второй, "заморозил"?
        Рыцарь не ответил. Воспоминания были достаточно свежи.
        - А утонуть не бойся. Не утонем...
        Можно было, конечно, рассказать им про воздушный колокол, про то, как в наших краях некоторые императоры с его помощью свое любопытство удовлетворяли, но не стал.
        - Это - волшебство...
        - А! - с облегчение выдохнул Парликап. Он тоже нервничал. - Так бы сразу и сказал...
        Я, прикинув, в какой стороне берег, посоветовал.
        - Если скучно - ногами шевелите. Быстрее до дома доберемся...
        Потянулись минуты ожидания.
        Потихоньку напряжение опускало меня. Аборигены, ни тот, ни другой, не представляли, что может произойти, если колдуны до нас дотянутся, а я представлял. Вполне могли вскипятить море вокруг нас или заморозить... Так что лучше не высовываясь отплыть подальше.
        Мы все делали молча. Я - невольно стараясь уловить отзвуки какого-нибудь боя наверху. Ну не могло все завершиться так благостно. Мы пропали - они улетели...
        Когда под днищем стало душновато, лица товарищей побледнели, покрылись бисеринками пота, и моё любопытство сгрызло меня наполовину, я принялся себя уговаривать хоть одним глазком глянуть на то, что там происходит. Получалось, что задачку-то я решил, но временно. Не вынесут товарищи долгого путешествия в такой подводной лодке. Ну, насколько им еще тут воздуху хватит?
        Я приткнулся к краю и, поминая добрыми словами Ринхаса, выставил наверх глаза. Наверное, сейчас я походил на краба с его глазами на стебельках, а не на подводную лодку, ну да и ладно. Я увидел главное!
        Там, наверху, невидимая нам, разыгрывалась настоящая драма.
        Я даже рассмеялся. Там уже никто не занимался кораблем. Колдуны поняли, что он пуст и теперь разбирались между собой. В небе сверкало, громыхало... Пущенные в ход заклинания, расцветали в небе праздничным салютом. Под него сражающихся магов относило в сторону Империи.
        - Что там? - поинтересовался рыцарь, увидев мою улыбку.
        - Выгляни... Только осторожно!
        Еще через полчасика, когда громыхание стихло, мы вылезли и перевернули лодку.
        До берега пришлось добираться несколько часов, но всему в этой жизни приходит свое время.
        Выбравшись из лодки, встали на песке. Пахло людьми - дымом, навозом.
        - Родина... - сказал полурыцарь, с видимым удовольствием вдыхая этот коктейль запахов. - Тут даже воздух другой. Не такой, как в Империи. Чуете, мясом пахнет?
        - Это оттого, что мы в этот раз удачно выбрались, - спустил я его на землю, то есть на песок, конечно. - И деньги теперь на мясо есть.
        Я имел ввиду, что в прошлый раз мы выбрались на чужой берег мокрыми и почти без денег. Теперь, ученые, мы ушли с корабля более подготовленными к путешествию по суше. Были деньги, а значит и комфорт и еда для тех, кто в ней нуждается.
        - Осталось найти Моригана.
        Продолжение этой фразы каждый проговорил про себя. Для меня окончание было таким "...и вернуться домой...". У друзей в головах мелькнуло что- то не менее привлекательное - все улыбнулись.
        - Нечего время терять...
        До городка, где в окружении лягушек нас ждали Герк и Мориган, мы добирались два дня. За это время ничего с нами не произошло. Ни твари, ни разбойники, ничего нас не потревожило. Наверное, идея о посылке рыцарей по стране за артефактами, сыграла еще и в ту сторону, что под мечи странствующих героев попали и разбойничьи ватаги.
        Я лежал в телеге, предвкушая возвращение в свой мир и расправу с сектантами, Энгель-Суфат на лошади что-то даже напевал, любуясь открывающимися перед нами возможностями, да и Парликап не отставал, наверное, в своих фантазиях от нас.
        Вот в таком настроении мы и прибыли туда, откуда началось наше путешествие.


        Я считал, что мы придем к шапочному разбору. Принцесса там, ларец при ней... Возможно уже и свадьбу сыграли не дожидаясь нас. Кто мы для них так мелкие сошки, помощники, немножко поспособствовавшие принцессе добраться до Асмала, не более. И когда я с холма разглядел, что то самое здание около порта по-прежнему закрыто лягушками я забеспокоился. Не должно было быть так.
        Увидевший нас Мориган радостно подскочил и бросился к рыцарю.
        - Получилось?
        - Получилось, - несколько озадаченно ответил рыцарь.- А то ты не знаешь...
        - Где Фелла? Где талисман?
        Энгель-Суфат посмотрел на меня, словно искал поддержки.
        - Почему ты нас об этом спрашиваешь? Девушки у тебя. Ты их сам забрал...
        - Когда?
        - Не шути так, - рыцарь даже привстал.- Зачем ты так шутишь?
        Маг промолчал. Пришлось напомнить.
        - С корабля. Мы плыли, как ты и посоветовал, на "Огневике". Потом...
        - Я посоветовал? - удивление его было настолько естественным, что мне сразу стало все понятно. Вспомнилась и сомнение Парликапа в том, что маг мог делать порталы и то, что портал появился в тот момент, когда колдуны добрались до судна.
        - Проклятые колдуны!
        Все рушилось. Все планы, все надежды...
        - Э-э-э-э-э-э... - сказал рыцарь. Я повернулся к нему. На лице Энгель-Суфата вдруг возникло выражение удивления.
        - А это еще кто?
        Я посмотрел туда, куда он показывал и увидел... Еще одного Моригана.
        Этот спокойно стоял на месте и улыбался, словно не видел двойника.
        - А вот сейчас они нам все расскажут.
        Рыцарь ухватил Моригана за халат и приподнял над землей
        - Кто ты, колдовское отродье? Признавайся, пока головы не лишился!
        Мориган выкрикнул что-то непонятное и, выронив меч, рыцарь сел на землю. В одно мгновение мы потеряли для него всякую значимость. Перед ним явно стоял такой же маг, как и он сам. Кто бы из них ни был настоящим, а решить, кто из них сильнее придется прямо сейчас. Ничем иным эта встреча не могла закончиться.
        Мориган метнул в своего двойника огненный шар. Надо было все это заканчивать одним ударом. Но шар застыл на половине пути, зашипел и погас. Второй, третий... Все они остались лежать, похожие на пушечные ядра. Серия молний тоже ничего не решила. Они долетели до второго мага, но не причинили ему вреда.
        - Ну что? - просил второй Мориган свою копию. - Кончился?
        Он не стремился нападать. Только защищался.
        "Ринхас? - подумал я. - Ты?"
        "Молодец. Угадал..."
        Лже-Мориган расплылся и преобразовался в такую же металлическую статую, как я сам.
        Народ ахнул и сгрудился вокруг меня.
        "У нас принцесса пропала!"
        "Никто никуда не пропал. Она вон там за углом стоит".
        Бронзовая рука показала в сторону дома.
        "Я ей запретил выходить, пока с вами не наиграюсь..."
        "Так это ты её с корабля? Хороши у тебя шуточки... У меня сейчас сердце чуть не остановилось".
        "Нет у тебя сердца".
        " А если б было? Так это все твоих рук дело?"
        "Наших, наших... Давай иди сюда".
        Я оглянулся на своих.
        - Стойте тут. Моригана поднимите. И держите, чтоб не дергался. С Богом ему по-всякому не справиться.
        - Принцесса!
        Из-за дома показалась знакомая фигурка с ларцом. Сейчас в ней не было ни спеси, ни высокомерия. Она трепетала, но это состояние хорошо прятала, не показывала.
        - Нужен ли он? - спросил я, кивая на ларец. - Ты же теперь во плоти. Ты - бог. А тут достаточно плоти бога...
        - В принципе да, - согласился Ринхас. - Но тогда получится, что вы напрасно ездили и страдали. Страдали ведь?
        - Страдали...
        - И девочке приятно.
        Он усмехнулся.
        - Она ведь думает, что она жениха спасет, а не вы. Праздник у неё.
        Фелла подошла. Я видел, что ей страшно стоять рядом с двумя одинаковыми живыми изображениями бога, с Богом и полубогом, но она держится. Лицо хоть и бледное, но решительное, руки не дрожат, в обморок не стремится. Действительно, зачем девочке праздник портить? Вела себя хорошо, зачем огорчать?
        Ринхас видя все это, по-доброму улыбнулся.
        - Давай, принцесса. Освобождай жениха. Вся страна на тебя смотрит!
        Фелла откинула крышку и поднесла ларец к ближней лягушке и... ничего...
        Она побледнела, вскрикнула...
        "Ринхас!"
        "Ну что...!"
        "Хватит издеваться. Пожалей девочку!"
        "Да, пожалуйста..."
        Из-под приоткрытой крышки ударил луч света. Он разрастался, разрастался и вот окутал весь дом, от ступеней до крыши.
        А потом накатило волшебство... Свет, как метель закрутился вокруг дома, словно невидимыми щетками что- то счищая с него.
        Картина получилась странная. За моей спиной несколько голосов вскрикнули от ужаса, но мне стало смешно. Свет попритих, а лягушки, прикрепленные друг к другу так, словно были вырезаны из одной длинной бумажной ленты, начали сматывались с дома в один большой рулон. Казалось, хороший хозяин собирает ненужные уже обои или новогодние ленты серпантина. Оболочка из лягушек слезала с дома легко, и когда дом освободился от них, рулон вспыхнул и пропал.
        Вот и все...
        В тот момент, когда лягушки исчезли, сверху, оттуда, где пировал король с приближенными, ударил взрыв хохота. Словно остановленное там время вновь пошло, вернув людей в реальный мир. Те, кто там был не почувствовали течения времени.
        В тишине, установившейся после этого, громко прозвучал высокий и звонкий голос Феллы.
        - Господин мой король! Герк! Спустись ко мне!
        За моей спиной в две глотки взревели Энгель-Суфат и Парликап.
        - Да здравствует король Гек! Да здравствует королева Фелла!..


        ...Это было невыносимо. Крутой нрав своего владыки Гвидор знал и отлично представлял, чем обернется для него немилость сатрапа. Он не сделал того, что должен был. Был должен!
        От огорчения он зажмурился и покачал головой. И значит, все для него тут закончится. Зачем владыке неумелый и слабый маг? Ему ведь не объяснишь что и как и почему. В голову, которой думает, что все вопросы в мире можно решить ударом меча, не заронишь ничего полезного.
        Да, и сам он виноват - проявил слабость. Следовало сжечь тот проклятый корабль и не отвлекаться на борьбу с Йоргом, который этого вовсе не хотел. Если б у него получилось, то не было бы ни принцессы ни свадьбы. Ничего бы не было...
        Выход только один. Надо завершить недоделанное. Пусть ему будет плохо, но в его силах сделать так, чтоб врагам было еще хуже!
        Король Герк, издеваясь наверное, прислал сатрапу личное приглашение на свадьбу. Оно того так разозлило, что он чуть не убил своего мага.
        Что ж... Пришло время платить по счетам. То, что принцесса все-таки оказалась у короля Герка плохо для сатрапии, но еще есть возможность повернуть дело в совсем другую сторону.
        Гвидор огляделся. В храме Грядущего Единого стояли алтари всех богов, но сейчас он должен обратиться к Винсусу...


        ...На королевской свадьбе я присутствовал впервые. В кино видел, понравилось, а вот так вот "вживую" - первый раз. Инструкцию от Моригана получил только одну - присутствовать тут в виде живой статуи. Наверное, для того, чтоб произвести впечатление на гостей. Он даже кольцо свое у меня забрал. Думаю, что королевский маг намекнул, кому следует, что свадьбу почтил своим присутствием сам Бог Ринхас. Понимая, что ему еще общаться с братом Феллы и очень многое придется тому объяснять, моё присутствие можно было подать как благословление небес этому браку. Я не возражал. Ринхас, впрочем, тоже. Те четыре дня, которые готовилось бракосочетание, он себя никак не проявлял.
        Теперь я стоял в толпе, но рядом с женихом и невестой. Держась за руки, они что-то говорили старцу в белоснежных одеждах, ритуал катился своим путем.
        Столб пламени вырвался с одного из алтарей и в один миг огонь окутал всех, кто собрался в зале. В туже секунду я почувствовал, что не подчиняюсь себе. Сквознячок в голове подсказал, кто теперь хозяин этого тела. Огонь рванулся к нам, но не достиг людей. Он словно бы уткнулся в невидимую стену, что возникла вокруг меня. Мориган, что-то делал руками, но я-то знал, что от его рукомашества ничего не изменится. Тут схлестнулись силы, посерьезнее тех, что были подвластны магам-людям. Тут решалось иные задачи.
        Пламя было абсолютно бесшумным. Я услышал крики и топот ног тех, кто выбегал из храма. Тут теперь остались только жених с невестой, Мориган да парочка непонятно как затесавшихся в королевское окружение гостей.
        - Ринхас! Спасай людей!
        - А ты?
        - Я же железный... Как-нибудь... Они же сгорят!
        - Ну как скажешь.
        Мои руки что-то сделали, и вслед за движением в стене пламени образовалась голубая арка портала.
        Ничего разъяснять не пришлось. Принцесса, уже знакомая с тем, что это такое, первой бросилась туда, утаскивая венценосного жениха. Следом я выкинул Моригана и еще какую-то парочку королевских приближенных.
        Едва я сделал это, как портал исчез.
        Раз - и снова стена огня....
        Я ткнулся туда- сюда... Ничего. Только пламя.
        "Хорошо хоть эти ушли,- подумал я. - Мне-то все полегче будет.. Прорвусь как-нибудь..."
        Оглядевшись, я понял, что с оптимизмом переборщил. Ну и какие варианты? Море огня не переплыть, вброд не перейти...
        Нет выхода. Везде меня ожидало пламя. С ним я не мог бороться. Это уже не пожар, а стихийное бедствие. Выжить в таком - проблема...
        Огонь подбирался все ближе и ближе. Не простой огонь, а тот, в котором мой металл расплавится, растечется лужей, только вот не смогу я собраться из него заново, как это происходило у киношных роботов? Возможности у меня не те, да и времена иные...
        "Сможешь ли ты жить там, у себя, железякой?" - спросил Ринхас.
        - Один хрен тут погибну... - отозвался я, уже не боясь, что меня кто-то услышит. Страшно, конечно было, только выбора у меня не оставалось.
        - Перебрасывай меня обратно...
        - Мне без тебя скучно будет, - признался Бог. Жар вокруг еще не испарил во мне иронии
        - А ты, если что, заходи. Вдруг я возьму да уцелею...?
        - Ну и что ты там будешь делать?
        - Статуей стану работать. По музеям и выставкам прятаться... - проорал я. - В цирк устроюсь!
        Мне все больше и больше хотелось исчезнуть отсюда. Даже бронзовой статуей в моем мире мне быть интереснее, чем лужей расплавленного металла тут.
        - Ну? Можешь чего-нибудь сделать?
        Мне показалось или Ринхас действительно вздохнул? Я помотал головой. Все-таки слишком я его в глубине души очеловечил. Это - Бог, а я - человек, причем из совершенно иного мира. Нет у бога таких эмоций.
        Мне в лицо полыхнуло огнем. Я загородился и увидел, как пальцы на руке оплывают от жара. Капли металла срывались вниз, текли по предплечью. Почему-то представилось, что я сижу у костра, держу в руке кусок жареного мяса, а по предплечью стекает вниз горячий жир. Боли не было, но страх полоснул по нервам...
        - Быстрее давай! - заорал я. - Если меня так расплавит, то я ни в каком музее спрятаться не смогу...
        - Ладно. Готовься.
        Посреди огня меня осыпало холодом, как будто огонь только что жаркий, превратился в Северное Сияние.
        Мир вокруг меня стал тягучим, словно его окунули в мед или в клей. Языки пламени, только что мельтешившие перед глазами заколыхались, как водоросли в несильном течении.
        - Прощай!- донеслось до меня издалека. - Мне было интересно с тобой!
        - Прощай! - Взвизгнул я, увидев надвигающуюся на меня вспышку, яркую как сверхновая...
        Пролетело мгновение - и свет стал звуком.
        Треск ломающегося дерева, чей-то вопль, звон битого стекла, разбегающийся в разнее стороны топот.
        Несколько мгновений я лежал, соображая, что же произошло. Темнота вокруг меня не расцвечивалась пламенем, что означало только одно - из губительного огня я все- таки вырвался. Только вот куда? В свой мир? Какой он теперь свой для меня - медной статуи неизвестного тут бога? Я от отчаяния взвыл и только сейчас ощутил боль в руке и боку... БОЛЬ!
        Вытащив из-под себя руку, я уставился на неё...
        Нормальная рука. Рука из мяса и костей. Моя рука. ...
        Потихоньку привыкшие к темноте глаза видели, что тут такое твориться. Только что вот тут было обжигающее пламя и вот... Уже знакомая комната, расколотый столик, полураздавленные свечки, разбитая бутылка, выпученные глаза... Мне даже показалось, что я успел услышать эхо того визга, что позвал меня в эту комнату.
        Я остался самим собой, а время тут стояло, дожидаясь, когда я сюда вернусь. У меня перехватило дух. Радость пополам с благодарностью к далекому Богу полыхнула в сердце.
        "Спасибо тебе Ринхас! - подумал я.- Если б не ты..."
        Я коротко вздохнул, перехватывая подошедшие к глазам слезы. Всеже классный он мужик оказался! Поставлю ему свечку где-нибудь!
        "А поверил! Поверил! - зашелся хохотом в моей голове бог из чужого мира. - Он поверил! Он купился!"
        Я остолбенел, и только через несколько секунд придя в себя от потрясения, сказал:
        - Ну и паразит же ты. Что ж ты...
        Захотелось выругаться. Так выругаться, чтоб окалина посыпалась. Столько времени там провел! Такого натерпелся!
        - Ты же нами играл... - понял я, складывая в одну картину все нелепицы того, что происходило в том мире.
        - Ты ж нас подставлял...
        - И что?- удивился Ринхас. - А то ты сам никем не играл...
        - Я человек!
        - А я Бог! Чувствуешь разницу?
        - Ты ж ведь с самого начала мог меня сюда...
        - И что с того? - удивился Ринхас. - Такой подарок еще отработать надо было. Вот ты и отработал... Мы с вами из того, верхнего мира, отличную штуку к нам доставили!
        - Ах ты, паразит! - возмутился я, перестав следить за своим языком.
        - Сам паразит, - весело огрызнулся Пришедший Единый. - Хочешь, в глиста превращу?
        И я почувствовал, что превращаюсь в длинный-предлинный пожарный шланг...
        - Эй - эй! - заорал я, по- настоящему испугавшись. - Стой, собака!
        - Сам собака...
        Вот что значит ругаться с Богом. Всем своим существом ощутил, что теперь-то сил у него хватит на все. В том числе и на то, чтоб состряпать из меня хорошую собачку. Бронзового пса. Такого же, какой стоит рядом с пограничником на одной из станций московского метро. Этой картинки в глазах хватило, чтоб я мгновенно остыл.
        - Прости, погорячился...
        - Тот же...
        Желание высказаться по поводу его отношения ко мне я попридержал. Раз уж он смог перекинуть меня сюда, то и в другое место может легко перебросить... С него станется. Уж в чем, в чем, а в его могуществе сомнений у меня не было, так что учить Ринхаса жизни не стоило, а вот затейники все это придумавшие по- моему нуждались в серьезном вразумлении.
        За стеной слышались приглушенные испуганные вопли. Там ругались. Эти идиоты упрекали друг друга и, главное, меня, что все сорвалось.
        Я встал, и, хрустнув пальцами, пошел к двери.
        Дураков надо учить...
        За открытой дверью стояли растерянная компания, а именинник растерянно трогал хобот, что теперь торчал у него вместо носа.
        Я услышал удаляющийся смех Бога.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к