Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
По дороге могущества. Книга третья: Падение. Том II. Алан Нукланд
        По дороге могущества ("ПДМ") #4 Охваченные бешеной яростью силзверы окружили Рэйтерфол и вознамерились убить всех жителей города, не щадя ни женщин, ни детей. Желая остановить их, мы рискнули всем, но сами же и загнали себя в смертельно опасную ловушку, из которой нет выхода.
        Мы хотели прекратить войну, но лишь стали предвестниками её начала.
        По дороге могущества. Книга третья: Падение. Том II
        Глава 1.
        ГЛАВА 1.
        Лютер Рич сидел на пожухлой листве, привалившись спиной к трухлявому стволу поваленного дерева и раз за разом мрачно осматривал шипастые ветви, что раскинулись над его головой и едва пропускали лунный свет. Затем взгляд скользнул ниже и вновь прошелся по окружившим небольшую поляну густым, непролазным кустам. С виду ничего необычного, вот только он уже опытным путём выяснил, что стоит только попытаться приблизиться к этой изгороди, как она моментально оживает и подбирается к броску, подобно змее. Так что в лобовую не прорваться, разве что магией попытаться спалить. Да вот только есть одна загвоздка - все магические проводники у него забрали, а без них заклинание выше первого такта не активируешь.
        Вот же Лядь… Обложили со всех сторон…
        Внезапно растения пришли в движение и с шелестом образовали широкий проход, из глубин которого на поляну ступил Кальмуар. Не сводя глаз с пленника, он неторопливо пробороздил корнями землю и занял место напротив него. Смотря снизу вверх на молчаливо возвышающегося пастухара, Лютер не выдержал и первым нарушил тишину:
        - Я выполнил уговор.
        Голые ветви древня согласно колыхнулись.
        - Это действительно так. Легратос мёртв. Хотя, признаюсь, на мгновение мне показалось, что вы не справитесь. Но я рад, что не ошибся в тебе.
        Рич сжал губы и сдвинул брови.
        - Раз так, то и ты должен выполнить свою часть сделки.
        - А я разве этого ещё не сделал?  - удивился Кальмуар.  - Ты ведь получил шар, благодаря которому смог нанести последний удар и заграбастать себе всю силу Легратоса. Хотя нет, не всю, а лишь часть - у тебя ведь ещё не очень сильно развито “Хищение”, верно?
        В груди у мага похолодело и он стиснул задрожавшие руки в кулаки.
        - Не увиливай!  - процедил он сквозь зубы.  - В условия награды входил не только шар, но и снятие осады с Рэйтерфола! Ты ведь получил, что хотел - занял место павшего владыки. Так что будь добр собрать свою блохастую шайку и отвалить от города!
        Древесные веки пастухара приопустились и его рот сложился в подобие улыбки.
        - О, не стоит так переживать, Лютер. Я и не собираюсь тебя обманывать - истребление будет прекращено. Для этого всего-то и нужно толкнуть речь о том, что в этом ужасающем кровопролитии мы потеряли слишком много, и наш умерший царь не желал бы, чтобы его верные собратья и дальше отдавали свои жизни, удобряя кровью земли предателей. Поэтому мы должны вернуться домой, почтить павших, а затем созвать Архон Ша-Гриард, всеобщее собрание глав звериного мира, чтобы понять, какую политику нам отныне стоит вести с людской расой. Естественно, старые договора придётся аннулировать, а вот на каких условиях будут заключены новые,  - он хмыкнул,  - уже большой вопрос. Не все, конечно же, поддержат такое решение, но они будут вынуждены подчиниться.
        Кальмуар замолчал, а потом со скрипом наклонился вперёд.
        - Вот только какой тебе со всего этого толк, Лютер, если ты будешь мёртв?
        Смотря в желто-оранжевые глаза пастухара, Рич сглотнул и разлепил пересохшие губы.
        - Меня казнят?
        - Конечно. Причём будут убивать медленно и изощрённо, растягивая твою погибель на целые дни, если не недели или месяцы. Поверь, мы настоящие мастера в этом деле. Ты же цареубийца, Лютер, судьбе таких, как ты, сложно позавидовать.  - Кальмуар положил ветвистую руку на своё туловище, в попытке изобразить человеческий жест.  - Мне тебя очень-очень жаль, и это искренне. Мы ведь с тобой одного поля ягоды, друг мой, и меня невообразимо сильно печалит смерть такого перспективного союзника.
        Плечи мага поникли и он опустил взгляд, и поэтому не видел, как у нависшего над ним Кальмуара насмешливо сверкнули глаза.
        - Хотя, конечно, мы можем заключить и новый договор.
        Рич вскинулся.
        - Это какой?
        - О, гарантирую, он будет выгоден нам обоим. Для начала, мы не будем снимать осаду с Рэйтерфола, а наоборот - направим на этих людишек всю звериную ярость, дабы они почувствовали на себе отмщение за смерть Легратоса. Я ведь заключал условие о прекращении истребления с тобой, а не с Драйторном, а значит, ты и волен отменить его.
        Бледный маг скептически усмехнулся.
        - О да, ты прав, это решение действительно лядски выгодно для меня! Прям слепну от открывшихся перспектив, представляешь?
        Кальмуар хмыкнул и его гибкие голые прутья зашевелились, словно клубок змей.
        - Ты делаешь слишком поспешные выводы, Лютер. Ведь я не сказал самого главного,  - пастухар улыбнулся.  - Дело в том, Лютер, что ты будешь жить. И даже более того - не только оставишь у себя всю силу, забранную у Легратоса, но и приумножишь её в десятки, если не сотни раз!  - Он хохотнул.  - И это ещё не говоря о том, что зверосилпаты будут считать тебя героем.
        Рич непонимающе нахмурился.
        - И как ты это устроишь?
        - На самом деле в этом нет ничего сложного - всё, опять же, будет зависеть от той точки зрения, которую мы преподнесём зверосилпатам. Тебе лишь нужно призвать Уаргрода Справедливого в свидетели каждого слова, что прозвучит из твоих уст, и рассказать всем красивую сказку о том, как ты сражался бок о бок с самим Легратосом против вероломных убийц Рэйтерфола. Ты бился против своих, защищал прародителя изо всех сил, но,  - Кальмуар “печально” вздохнул,  - увы, враги оказались сильнее. И тогда, предчувствуя свою неизбежную гибель, мудрый Легратос добровольно позволил тебе нанести последний удар, дабы передать свою силу достойному силпату, а не одному из прихвостней Драйторна. А потом ты бросился бежать, спасаясь от тех, кого когда-то считал друзьями. И не твоя вина в том, что силзверы, они же зверосилпаты, приняли тебя за цареубийцу. Ты был вынужден защищать свою жизнь от разъярённых хищников, и это твоё законное право, которое никто не сможет оспорить. А в подтверждение истинности всего рассказанного наши чтецы извлекут из твоей памяти всю сцену последнего сражения Легратоса. Естественно, качественно
мною подретактированную.  - Пастухар ухмыльнулся.  - Поверь, я мастер в создании подобных вещей.
        Рич провёл дрожащей рукой по лицу и помассировал висок. Кусая губу, он нервно усмехнулся.
        - Всё дело ведь не только в Рэйтерфоле, верно? Ради одного города ты бы не стал так заморачиваться. Здесь что-то большее…
        Кальмуар довольно кивнул.
        - Ты прав, Лютер. Одним Рэйтерфолом дело не ограничится.  - Глаза пастухара хищно сверкнули.  - Мы используем убийство добрейшего и всеми любимого Легратоса, как повод для начала полномасштабной войны силзверов против людей и всех остальных силпатов. И ты, друг мой, возглавишь армию перебежчиков и наёмников. Думаю, и тех и других у нас будет превеликое множество, особенно после того, как в наших руках окажутся богатства захваченных городов и деревень. Новые земли, золото, артефакты и униары будут литься рекой, и мало кто устоит против искушения обладать всем этим. Так что, Лютер, одно твоё согласие отделяет нас от глобального передела всего Древнира.
        Маг облизнул искусанные губы, покачал головой и сдавленно пробормотал:
        - Ты предлагаешь мне сохранить жизнь, но взамен предать своих друзей и развязать войну, в жернова которой попадут все без разбора…
        Кальмуар презрительно фыркнул.
        - Друзей?! Каких друзей? Уж не тех ли, которые едва не разорвали тебя на части за полученные с Легратоса униары?! Ведь если бы я не спас тебя, то ты бы сейчас переваривался в брюхе у Саргона!
        Рич вздрогнул и опустил глаза.
        - Ты должен понять, Лютер, что дружбы в Древнире не существует.  - Пастухар стал говорить мягким голосом, словно объясняя ребёнку общеизвестные вещи.  - В наших реалиях это лишь миф и ничего более. Имеет значение только одно - путь по дороге к могуществу. И на этом пути нет друзей. Чем быстрее ты это осознаешь, тем лучше для тебя.
        Лютер Рич долго молчал, сидя без единого движения и размышляя над сделанным предложением, а затем поднял голову, посмотрел исподлобья в глаза Кальмуару и спросил:
        - А Уаргрод Справедливый не обидится на то, что я солгу, поклявшись его именем?
        Кальмуар со скрипом улыбнулся.
        - Не обидится. Я договорюсь.
        Глава 1. Часть 2

***
        Пронзительный визг бьёт по ушам. Бешеная крылатая гарпия врезается в мой бок и её острые когти пытаются разрезать чёрную чешую, а стая её верещащих товарок вьётся вокруг, нападая с разных сторон. Реву от ярости и хватаю пастью не успевшую вовремя отлететь гадину. С силой сжимаю челюсти, впиваясь клыками в податливую плоть, хрустят кости и рот наполняется свежей кровью…
        - Она здесь!  - Раздаётся крик, полный жестокой радости, и тёмная фигура затмевает собой солнечный свет, льющийся из входа в нору.  - Попалась, тварь!..
        Широкие взмахи крыльев разгоняют меня всё сильнее, в ушах свистит ветер, внизу проносятся блестящие при лунном сиянии пышные шапки деревьев, а в лапах дёргается свисающая добыча. Сочная, вкусная, мясистая. Но уж слишком живучая.
        С гортанным рычанием вонзаю когти глубже, льётся кровь и еда с хрипением испускает последний дух…

…Длинные острые палки втыкаются в тело со всех сторон и вызывают жгучую боль. Мне страшно, мне очень страшно. Я пытаюсь убежать, но лишь раз за разом ударяюсь о крепкие стенки решетки…
        Темнота. Логово. Безопасность.
        Дриарилловые когти с лёгкостью разрывают тушу на куски и я с наслаждением урчу, заглатываю кусок за куском. Нежное, кровавое, лакомое мясо.
        Есть. Надо много, очень много есть, чтобы затянулись раны, восстановилась и укрепилась чешуя. А ещё спать. Непременно надо поспать и набраться сил.
        Непременно…
        - Огня! Несите огня!
        Крики. Гомон. Смех. Пляшущие на стенах тени двуногих монстров. Они заливают в нору какую-то резко пахнущую жидкость и хохочут от радостного предвкушения.
        Лапы становятся мокрыми, я начинаю задыхаться от едкой вони, забивающей ноздри. А затем вдруг от входа несётся волна яростного пламени, в мгновение ока жадно охватывающая всё тело, от лап до хвоста.
        Больно! Больно!! БОЛЬНО!!!
        Из глотки наружу рвётся вопль страдания и нестерпимой боли.
        Мама! Мамочка!! ПОМОГИ МНЕ, МАМА!!! МАМОЧКА-А-А-А!!!

***
        Всё тело скрутило судорогой и я захрипел, дрыгаясь в припадке. Взгляд широко распахнутых глаз мечется по сторонам, а перед внутренним взором мелькают бессвязные образы из обрывков чужих воспоминаний, наполненных болью, отчаянием, злобой и ненавистью. Особенно ненавистью Она буквально пропитывает всё моё естество, сжимает в тиски сознание и требует мести. Лишь кровь гуатов, этих двуногих выродков, может ненадолго утолить мою вечную, неутолимую жажду отмщения.
        Я обхватил себя дрожащими руками, свернулся в комок и застонал.
        Это не я! Это не мои воспоминания! Не моя жизнь! Не моя ненависть! Это не я… Это не я… Это не я… ЭТО НЕ Я!!!
        Холод. Везде один только холод. Он сковывает каждую мышцу, словно вся кровь в жилах превратилась в лёд. Но именно его острые иглы, проникающие в плоть и кости, в итоге помогают мне отвлечься и прийти в себя. С большим трудом сосредоточившись, я наконец склеил осколки собственной личности и вернул контроль над сознанием. Было хреново, очень хреново, но с каждым мгновением слабость отступала и я всё больше и больше чувствовал, что могу вновь управлять телом.
        Борясь с мышечными спазмами, я поднял руку к глазам.
        Человеческая. Никаких когтей и кожистых крыльев. Тело тоже моё, причём почему-то абсолютно голое.
        Что ж, это хорошие новости. Выходит, что бы со мной не произошло, сейчас я в более привычном для себя человеческом обличии, и, в случае опасности, не придется привыкать ни к чему новому.
        Стараясь не совершать резких движений, делаю серию успокаивающих вдохов и осторожно осматриваюсь вокруг, при этом тщательно прислушиваясь. Вокруг было темно, да и зрение ещё не очень хорошо работало, но я всё же смог разглядеть валяющиеся кости с ошметками плоти и неровные каменные стены, забрызганные кровью. Видимо, нюх мне тоже отшибло, раз я не чувствую тошнотворного запаха гниения и смерти. Сглотнув, медленно перевернулся на спину и уставился на высокий потолок, с которого местами свисали корни и паутина.
        Пещера. Меня занесло в какую-то пещеру. Хотя… Странное ощущение… Чем дольше смотрю, тем спокойнее становится, словно вернулся домой из долгого путешествия…
        По наитию повернул голову вправо и увидел выход - уводящий за угол проход, от которого исходит тусклый уличный свет. Мои зрачки расширились от внезапной догадки и мой взгляд метнулся к большому валуну у стены. В сознании тут же раздались приглушенные удары и металлический лязг, а дыхание участилось.
        Костяная гора.
        Я облизнул пересохшие губы.
        Я в логове рыпохвиста.
        Закрыв глаза, попытался расслабиться. То, что я знаю, где нахожусь, уже само по себе очень хорошо, а вот что плохо, так это моё состояние. Моторика и восприятие, конечно, понемногу восстанавливаются, но, вздумай заявиться сюда сейчас незваные гости, вряд ли я им окажу достойный приём. Так что остаётся надеяться, что вон те окровавленные кости принадлежат новому владельцу горы и некоторое время меня никто не будет беспокоить.
        Так, а теперь надо разобраться в том, что же со мной всё-таки произошло после убийства виверны.
        Медленно выдохнув, я потянулся мыслью к дриару и окунулся в ворох новой информации.
        Да твою ж Лядь…
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ЖАЖДЕТЕ УБИТЬ СУЩЕСТВО “ЧЁРНАЯ ВИВЕРНА”! МЕТКА ЛИМРАКА АКТИВИРОВАНА!..
        ВНИМАНИЕ! СУЩЕСТВО “ЧЁРНАЯ ВИВЕРНА” ПОГИБЛО ОТ ВАШЕЙ РУКИ! МЕТКА ЛИМРАКА ИСПОЛЬЗОВАНА! ВЕСЬ НЕСГОРАЕМЫЙ И РАСХОДНЫЙ ЗАПАС УНИАРОВ ЖЕРТВЫ ПЕРЕХОДИТ К ВАМ! СПИСОК МЕТАМОРФА ОБНОВЛЁН!
        Так вот оно в чём дело. Я бессознательно активировал на виверне лимрачную метку и, убив её, произошло автоматическое поглощение и трансформация. Неожиданный сюрприз. Выходит, мне теперь доступно обращение в крылатую бестию?
        СПИСОК МЕТАМОРФА:
        Раса: Лимрак.
        Изначальная подраса: Человек, северянин (сопротивление естественному холоду 50 %).
        Инициированная подраса (25 % от количества доступных пустаров, возврат из этого образа бесплатен): Страген (чёрная крыса)  - Положительные аспекты: естественное оружие (клыки, когти), острый нюх, способность к лазанью и плаванию, гибкость, ловкость и выносливость, улучшенная скорость и сила прыжка, хорошие показатели выживания и приспособляемости, чувство яда, малая потребность в воде; Негативные аспекты: чужак, отсутствие языка, повышенная уязвимость к ментальным, психическим и магическим воздействиям, вечный голод.
        ПОГЛОЩЕННЫЕ СУЩЕСТВА:

1 - Чёрная виверна.
        Положительные аспекты: естественное оружие (клыки, когти, хвост), естественная броня (чешуя), способность к полёту (крылья), острый нюх, острое зрение, способность к лазанью, повышенная сила и выносливость, волшебный левый глаз.
        Негативные аспекты: большие размеры (по крупной цели легче попасть), штраф к скрытности (сложнее остаться незамеченным), неумение плавать, плохой слух, долгое насыщение (требуется больше воды и еды), боязнь огня, ненависть к людской расе.
        Любопытно. А что за волшебный глаз? Это ярко-синий, с рунами в зрачке, который у неё появился взамен того, который я ей выколол мечом во время осады?
        НЕИЗВЕСТНЫЙ ВОЛШЕБНЫЙ ГЛАЗ.
        РАНГ: ВАРЛЕОНТОВЫЙ.
        СТАТУС: ТРЕБУЕТ ИДЕНТИФИКАЦИИ.
        Ну прекрасно. Называется у меня есть то, не знаю что. Этого ещё не хватало.
        Я раздраженно переключился на новые оповещения. Так, что тут у нас? Полученные униары и достижения? Давайте, может хоть вы меня порадуете.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ СПОСОБСТВОВАЛИ УНИЧТОЖЕНИЮ СУЩЕСТВА “ПАСТУХАР ЛЕГРАТОС”!
        НАГРАДА: 5007 БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРОВ ЗА СТУПЕНЬ ВРАГА И 50 000 БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРОВ В КАЧЕСТВЕ БОНУСА.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “ЦАРЕУБИЙЦА”!
        ВМЕСТЕ С СООБЩНИКАМИ ВЫ ЛИШИЛИ ЖИЗНИ ПОВЕЛИТЕЛЯ ЗВЕРОСИЛПАТОВ - ПАСТУХАРА ЛЕГРАТОСА. ТАКИЕ ДЕЯНИЯ НЕ ПРОХОДЯТ БЕССЛЕДНО - ОНИ ОСТАЮТСЯ В ИСТОРИИ, СТАНОВЯСЬ ЧАСТЬЮ ЛЕГЕНД И СКАЗАНИЙ. ПРИЧЁМ ДАЛЕКО НЕ ВО ВСЕХ ВЫ БУДЕТЕ ВЫСТУПАТЬ В РОЛИ ГЕРОЯ. КАК НИ КРУТИ, СЛОЖНО ОТНОСИТЬСЯ С УВАЖЕНИЕМ К ТОМУ, КТО ПРОКРАЛСЯ ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ И БЕСЧЕСТНО УБИЛ ВЫДАЮЩУЮСЯ ЛИЧНОСТЬ. ДЛЯ МНОГИХ В ЭТОМ НЕТ СЛАВЫ.
        НАГРАДА: ГЛОБАЛЬНАЯ РЕПУТАЦИЯ ПОВЫШАЕТСЯ НА +1 ДО +13 ПУНКТОВ (ВАШЕ ИМЯ ИЗВЕСТНО В УЗКИХ КРУГАХ), +10 ОЧКОВ АТРИБУТОВ, ИЗЪЯН “ЦАРЕУБИЙЦА” (ЕСЛИ О ВАШЕМ ДОСТИЖЕНИИ СТАНЕТ ИЗВЕСТНО, ТО СЛОЖНО ПРЕДСКАЗАТЬ, КАК НА ЭТО ОТРЕАГИРУЕТ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ. В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ РАЗУМНЫХ ВЫ БУДЕТЕ ПОЛУЧАТЬ ПЛЮСЫ ИЛИ МИНУСЫ К ХАРИЗМЕ, ВЛИЯЮЩЕЙ НА ПЕРСОНАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВАШЕЙ ЛИЧНОСТИ).
        Я дёрнул щекой. Всего пятьдесят пять тысяч семь униаров за Легратоса. Л-лядь. Ну и подгадил же ты мне, Лютер. Скрысил последний удар и забрал то, что полагалось мне.
        Обидно, конечно, до зубового скрежета обидно, но да время вспять не обратишь. Да и в ярости нет смысла - ну убил он его, и что? Получил я меньше униаров, делов-то. Если так подумать, то Рич вообще-то получил это задание от Кальмуара, добыл яд кромакса и потребовал, чтобы мы с Вильяром участвовали в операции. Поэтому даже вполне справедливо, что сила царя зверей досталась именно ему. Да и где гарантия, что мой удар добил бы пастухара? А так была подстраховка, ведь главной целью для нас было убить Легратоса, а вот то, кто именно совершит последний удар, уже вторично…
        Я недоуменно нахмурился.
        Что за хрень я сейчас несу?! Почему оправдываю откровенно скотский поступок Лютера? Да и пастухар был на волоске, мой удар без сомнений оказался бы завершающим!
        Но… он ведь мой друг, мы знакомы с самого первого дня в Древнире…
        Я скривился.
        Друг? Да он вечно только о себе и думал, только о собственном благополучии и пёкся! Он ведь даже ни слова не сказал о наличии у него той артефактной сферы! Утаил такое мощное оружие! Не-е-ет, это самое что ни на есть настоящее предательство с его стороны! Так друзья не поступают!
        Предательство? А разве я не предал его, попытавшись убить после обращения в виверну?
        Это иное! После трансформации я не контролировал себя!
        Но Лют ведь этого не знает! Так что кто бы говорил про предательство! И вообще…
        СТОП!
        Я распахнул глаза и настороженно прислушался к себе.
        Что-то не так. Это уже не похоже на обычный спор с самим собой. Такое ощущение, словно на мои мысли кто-то или что-то влияет… Ментальное воздействие? Возможно. Но если это так, то намёк на него наверняка должен был сохраниться в дриаре.
        Я вновь слился с артефактом, кропотливо просеивая каждую запись за последние часы. И вскоре нашел то, что привлекло моё внимание.

…ОТМЕЧЕНА РАЗВИЛКА ВЫБОРА:

1 - СПАСЕНИЕ БИБОПА И РОКСТЕДИ;

2 - СПАСЕНИЕ ЛЮТЕРА РИЧА;

3 - ОСТАТЬСЯ НЕЗАМЕЧЕННЫМ, БРОСИТЬ ВСЕХ И СБЕЖАТЬ;

4 - ИНОЕ РЕШЕНИЕ…
        ВНИМАНИЕ! УЧТЕНО НАЛИЧИЕ ИЗЪЯНА “ВЕРНЫЙ ДРУГ”!
        ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ - СПАСЕНИЕ ЛЮТЕРА РИЧА…
        Твою ж лядь! Вот теперь всё встало на свои места! Изъяны - это не просто черты характера, это ментальные якори! Они воздействуют на личность и диктуют определённую линию поведения, формируя и корректируя её на подсознательном уровне! А я-то ещё, помнится, удивился в самом начале, чего это “Верный друг” считается изъяном! А оказывается он ускоряет привязанность к союзникам и, без оглядки на здравый смысл, заставляет доверять, поддерживать и выгораживать того, кто в таком спешном порядке занесён в “друзья”! Следуя этой системе, я и закоренелого маньяка буду защищать до последнего! Лядь!
        Изо рта вырвалось рычание. С самого первого дня мной манипулировали, причём я собственноручно дал на это согласие! И что, вот таким вот эффектом влияния обладают вообще все полученные изъяны или только изначальные? Хотя какая, к Феру, разница?! Что меня сейчас действительно интересует, так это способ избавления от этой падали!
        Дриар словно почувствовал клокочущую во мне ярость и услужливо предложил:
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЖЕЛАЕТЕ УДАЛИТЬ МЕЛКИЙ ИЗЪЯН “ВЕРНЫЙ ДРУГ” ЗА 300.000 УНИАРОВ?
        Я злобно ухмыльнулся. Смотрю, Древние всё предусмотрели. Причём каковы хитрецы, а! Хочешь получить бонус на старте? Примени Особые Пункты. Как их получить? Возьми изъяны. Что, теперь хочешь избавиться от них? Ну тогда потрать триста тысяч униаров на удаление того, что когда-то дало тебе преимущество всего в тысячу униаров максимум! Сволочи!
        Выпустив пар и немного успокоившись, я уже более хладнокровным взглядом оценил создавшуюся ситуацию. То, что надо удалять изъяны, по крайней мере изначальные, сомнению не подлежит, но вот хватит ли у меня на это очков силы?
        КОЛИЧЕСТВО УНИАРОВ:
        Расходный запас - 601 776.
        Несгораемый запас - 1 320 795.
        Так, полное поглощение виверны принесло мне 501 166 униаров, с Легратоса досталось 55 007, и убийство силзверов при побеге принесло ещё… 30 493??? Не понял, почему так мало?!
        Полез разбираться, и, отыскав причину, выпучил глаза и чуть было не задохнулся от возмущения.

…Вы убили существо “Суровая утка” 186 ступени.
        Наличие грани “Хищение” 20 такта. С Несгораемого Запаса убитой получено…
        ВНИМАНИЕ! В СВЯЗИ С ПЕРЕХОДОМ НА НОВЫЙ РАНГ “ВЕТЕРАН” У ГРАНИ “ХИЩЕНИЕ” МЕНЯЕТСЯ СТАТУС С “ЛОЯЛЬНОЙ” НА “СТАНДАРТНУЮ”, В СВЯЗИ С ЧЕМ ГРАДАЦИЯ РАЗВИТИЯ МЕНЯЕТСЯ.
        ХИЩЕНИЕ.
        ТРЕБОВАНИЯ: ДОСТИЖЕНИЕ "СИЛАЧ".
        ОСОБАЯ ГРАНЬ, ПОЗВОЛЯЮЩАЯ ПОГЛОЩАТЬ УНИАРЫ ИЗ НЕСГОРАЕМОГО ЗАПАСА УБИТОГО СОПЕРНИКА. КАЖДЫЙ ТАКТ ХИЩЕНИЯ РАВЕН 0,1 ПРОЦЕНТУ ПОГЛОЩЕНИЯ.
        Пересчёт…
        С Несгораемого Запаса “Суровой утки” получено 3 478 униаров (2 % от общего Несгораемого Запаса)…
        Это невозможно! Как такое может быть?! Двадцатый такт “Хищения” теперь приносит не 20 %, а всего 2??? Да чтоб вас всех Лядь отлюбила где можно и нельзя!!!
        Так. Ладно. Надо успокоиться. Вдох… Выдох… Вдох… Выдох… Что ж, я всё ещё в бешенстве, но уже немного лучше. Продолжим.
        Что мы имеем? Система Древних работает в некоем “лояльном” статусе до тех пор, пока силпат не достигнет 500 ступени и не получит ранг “Ветеран”, после чего переходит в “стандартную”, что моментально усложняет восхождение: во-первых, повышается прокачка у грани “Хищение”, а во-вторых больше не будет полета по уровням - до этого за активное участие в осаде я получил прирост на 200 -300+ ступеней, а теперь за это же количество убитых мне светит максимум повышение лишь на десятки уровней, а отнюдь не на сотни, что существенно снижает скорость развития. Это чертовски злит, но, если здраво рассудить, то прокачаться до пятисотого было не так уж и нереально, особенно когда вокруг бушует война, и, в принципе, не вижу проблем и дальше двигаться также бодро. Да, 2 % это не 20, но тоже очень неплохо. В среднем, чтобы прокачаться на одну ступень, мне сейчас требуется убивать по три-четыре противника не младше 150 ступени, что вполне реально. Плюс, если я буду регулярно использовать способность лимрака и периодически поглощать существ, обновляя список метаморфа, то смогу устроить себе весьма неслабые рывки
вверх. Так что всё не так уж и страшно, прорвёмся.
        Я вновь задумчиво переключился на изъяны и, поразмыслив ещё мгновение, решился.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЖЕЛАЕТЕ УДАЛИТЬ МЕЛКИЙ ИЗЪЯН “ВЕРНЫЙ ДРУГ” ЗА 300.000 УНИАРОВ?
        - Да.
        ВНИМАНИЕ! МЕЛКИЙ ИЗЪЯН “ВЕРНЫЙ ДРУГ” УДАЛЁН!
        Я вздохнул с облегчением. Вот так, теперь я сам буду решать, кого считать другом, а кого нет, без всякого тлетворного влияния извне. И “Мстительность” туда же - чует моё сердце, с ним тоже не всё так просто. Полагаю, будет иметь место чистейший абсурд - не поздоровались с тобой первым, ты и затаил обиду, а потом отомстил "обидчику", совершив какую-нибудь пакость и злорадствуешь при этом. Или вон, из недавнего - Вельхорк назначил главным по операции Харуда, а у меня душу червь стал подтачивать, намекая, что надо бы потом как-нибудь им это припомнить, поставить на место за прилюдное унижение и сомнение в моих способностях… Лядь, что я несу?! В топку "Мстительность"!
        ВНИМАНИЕ! МЕЛКИЙ ИЗЪЯН “МСТИТЕЛЬНОСТЬ” УДАЛЁН!
        Отлично. А что делать с “Последнее желание - встреча с Древними”? Если учесть всё, что я только что узнал, то, получается, если у меня будет выбор между встречей с Ушедшими и спасением города от уничтожения, я выберу первое и буду считать, что принял верное решение? Ну уж нет! К Феру этот изъян! С Древними я как-нибудь встречусь и без него!
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЖЕЛАЕТЕ УДАЛИТЬ КРУПНЫЙ ИЗЪЯН “ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ - ВСТРЕЧА С ДРЕВНИМИ” ЗА 600.000 УНИАРОВ?
        От Л-лядь! Видимо, крупный изъян удалить намного дороже. А вообще какая градация выкупа?
        УДАЛЕНИЕ МЕЛКОГО ИЗЪЯНА:
        - НА РАНГЕ “НОВИЧОК” - 100 000;
        - НА РАНГЕ “ОПЫТНЫЙ” - 200 000;
        - НА РАНГЕ “ВЕТЕРАН” - 300 000;
        - НА РАНГЕ “ГЕРОЙ” - 400 000;
        - НА РАНГЕ “ЛЕГЕНДА” - 500 000.
        УДАЛЕНИЕ КРУПНОГО ИЗЪЯНА:
        - НА РАНГЕ “НОВИЧОК” - 200 000;
        - НА РАНГЕ “ОПЫТНЫЙ” - 400 000;
        - НА РАНГЕ “ВЕТЕРАН” - 600 000;
        - НА РАНГЕ “ГЕРОЙ” - 800 000;
        - НА РАНГЕ “ЛЕГЕНДА” - 1 000 000.
        О как. По возрастающей, значит. Ну ладно, тогда немного отложим избавление от “Последнего желания”. И вот особенно радует то, что потраченные на удаление униары не исчезли бесследно, а пошли в Несгораемый Запас и подняли меня на 106 ступеней. Да, грани, навыки и специализации я не прокачал, но зато хотя бы получил 328 Очков Атрибутов, включая те +10, что достались за достижение “Цареубийца”.
        Расставлял я их недолго: “Разум” и “Выносливость” повысил до 465, “Силу” до 490, “Ловкость” до 620, и всё оставшееся в “Силу Духа / Характер”, добив его до 626. В общем, следую своему плану - основные характеристики это “Ловкость” и “Сила Духа / Характер”, а остальное на подхвате. До ранга “Герой” ещё можно не особо экономить Очки Атрибутов, их сейчас с каждой ступенью прирастает по три единицы, так что по возможности надо развиваться во всех направлениях - это ведь напрямую влияет на мои ментальные, интеллектуальные и физические данные.
        Так, с этим закончили, а теперь займёмся вопросом, который не слабо так меня интересует - почему я голый? Неужели при трансформации в виверну все мои вещи были уничтожены? Если честно, то сердце в страхе сжимается, едва подумаю о том, что Халдорн, схроновые сумки и вообще все артефакты потеряны…
        Глава 1. Часть 3


        Нервно покусывая губу, вновь обратился к дриару, и через несколько напряженных секунд вздохнул с облегчением. Превращение разрушило броню и снаряжение, изготовленное кузнецами Драйторна, а вот все предметы, которые находились также и во втором боевом комплекте, потеряли половину запаса прочности, но всё-таки уцелели. Кольца, обувь, пояс, амулет, схроновые сумки и даже топоры, застрявшие в теле виверны - благодаря грани “Вторая кожа” всё удалось сохранить.
        Узнав всё необходимое, разорвал единение с дриаром и почувствовал бодрящую волну, которая вдохнула силу в ослабевшие мышцы. И, возможно, мне показалось, но возникло ощущение, словно с моего сознания слетели невидимые оковы.
        Я глубоко вздохнул.
        Свобода. Наконец-то.
        Я поднялся на ноги, активировал “Вторую кожу” и тщательно проверил снаряжение. Так, отлично, всё на месте. Не доверяя в полной мере приподнятому настрою после поднятия ступеней, закинул в рот капсулы с лечением и бодростью, и лишь после этого вытащил Халдорн и направился к выходу из логова. Аккуратно перешагивая через разнокалиберные кости, прильнул к стене и выглянул за угол. С момента нашей битвы с рыпохвистом здесь мало что изменилось: просторная пещера, по всему периметру которой нависает козырёк второго яруса, стены со скальными выступами и насыпи камней. Взгляд невольно упал на дальний угол, где на полу были выложены плотно подогнанные друг к другу булыжники, а рядом виднелось старое костровище. А вот и наши “кровати”. Даже не верится, что после сражения с рыпохвистом прошло так мало времени. Ощущение, словно минуло как минимум пара лет…
        Я хмуро посмотрел в сторону входа, откуда доносился тихий, монотонный шелест, что едва заметным эхом разлетается по пещере. А снаружи-то, оказывается, дождь идёт. Я подошел к зубастому выходу и запрокинул голову к небесам. Возможно, частично именно благодаря этому дождю звери потеряли мой запах и мне удалось скрыться. В любом случае, сейчас непогода тоже играет на руку, ограничивая обоняние врага.
        Подготовка не заняла много времени: извлечь из Коллапса руниры верховных рангов и поменять на комплект послабее, надеть шлем и свериться с картой. Повезло, что я улетел недалеко от города, да и дорога известна. Если повезёт, доберусь до Рэйтерфола незамеченным. А если повезёт вдвойне, то осада с него будет снята.
        Поудобней перехватив меч, я активировал рунир отвода глаз и сорвался с места. Мёртвое поле удалось преодолеть достаточно тихо, не наступая на погрязшие в грязи кости - сказался весьма высокий показатель Ловкости и развитое Внимание. Но едва над моей головой сомкнулись ветви деревьев, как я спрятался за ближайшим стволом и весь обратился в слух. Шлем слепого мастера неплохо помогал своими бонусами на бдительность и я мог сравнительно точно определять происхождение окружающих звуков, а также их удалённость от меня. Дождь, конечно, изрядно искажал картину, но хотя бы приблизительные данные я получить смог.
        Прокрался к следующему дереву и вновь замер, оценил обстановку и медленно двинулся дальше, держа наготове клинок. Скрытность у меня не особо большая, но, надеюсь, её и отвода глаз хватит, чтобы проделать весь путь незамеченным. А ведь всё было бы намного проще, имей я сейчас возможность обратиться в страгена. Хотя рунир невидимости тоже был бы не лишним.
        Подозрительный звук слева. Не рискую и аккуратно забираю вправо, предпочитая обойти опасное место по кругу. Но смутное беспокойство не отпускает, и спустя несколько минут нарастает ещё сильнее. Останавливаюсь, внимательно осматриваюсь, а затем приседаю и прижимаю дриарилловую руку к мокрой земле. Плохо, осязание в дождь совсем отвратно работает, слишком много вибраций вокруг. Радует лишь то, что врагам меня обнаружить тоже непросто.
        Делаю ещё несколько шагов и прячусь за кустами. Нет, всё-таки что-то не даёт мне покоя. Сложно объяснить… Это можно назвать интуицией, чуйкой или шестым чувством, но вне зависимости от названия предчувствие буквально вопит о приближающейся опасности.
        Я приблизился к дереву, положил на него руку, осторожно выглянул из-за широкого ствола и замер. Что-то неуловимо изменилось. Вот только что? Не понимаю…
        И тут мои зрачки расширились.
        Дерево! Вибрация прошла по стволу дерева!
        Вскидываю голову и вижу спрыгнувшую на меня худощавую тварь с длинными лапами. Краткого мгновения до столкновения мне хватило, чтобы осознать, что я не успею даже вскинуть меч. И тогда я сделал единственное, что ещё оставалось - активировал перстень Вальтасара.
        Пространство в радиусе двенадцати метров словно загустело, а потом время повернулось вспять - ненамного, всего на 0,8 секунд. И это было необычно, возвращаться назад во времени: голова опускается, тело меняет положение, рука вновь ложится на ствол дерева, капли дождя уносятся обратно в небеса, а тварь отлетает на место и готовится к прыжку. А потом всё вновь возвращается в привычный ритм.

0,8 секунд. Этого мига мне хватит с лихвой.
        Крепко перехватив рукоять двумя руками, резко выпрямляюсь и вскидываю Халдорн. Разогнавшаяся в полёте туша монстра с хрустом нанизывает себя на острие меча до самой рукояти и этот удар болью отдаётся у меня в мышцах. Зарычав сквозь плотно стиснутые зубы, тут же с силой сбрасываю визжащую тварь с клинка в грязь, а затем подскакиваю к ней и с размаха бью дриарилловым кулаком в оскаленную морду. Трещат черепные кости, хлещет зелёная кровь, ломаются острые зубы и оглушенная гадина падает спиной на землю. Не дожидаясь, пока она придёт в себя, прижимаю её ногой, хватаю стальными пальцами за нижнюю челюсть и одним рывком отрываю от тела. Продолжая удерживать дрыгающееся, истекающее кровью существо, я внимательно осмотрел верхушки ближайших деревьев.
        Трое сородичей умирающего монстра, больше напоминающие жутких древесных чудищ с длинными лапами, тонкие пальцы которых заканчиваются острыми когтями, не сводили с меня глубоко посаженных глаз. Они не спешили нападать, тщательно оценивая сильного противника, удерживающего их менее удачливого собрата.
        Не переставая смотреть на них, я медленно поднял над головой вырванную челюсть и надавил ногой на едва шевелящуюся тварь, отчего она мгновенно захрипела и заскребла по моим поножам когтями. Монстры в ответ гортанно застрекотали, но с места не сдвинулись. Обведя их взглядом, я убрал ногу с умирающего создания и направился дальше, отшвырнув по пути челюсть. Древесные чудища не долго пялились мне в спину, обратив всё своё внимание на дрожащего собрата.
        Вскоре за моей спиной раздалось голодное рычание и звуки разрываемой плоти.

***
        Удалившись от грянувшего пиршества на солидное расстояние, я ускорился и удвоил бдительность, при этом не переставая прокручивать в голове произошедшее.
        Как они меня заметили? Почему не сработал отвод глаз? Нет, мне, конечно, известно, что это заклинание не маскирует звуки, но ведь они смотрели прямо на меня! Я был виден для них, и потому возникает вопрос - почему? Или дело в их зрении? Возможно, оно у них инфракрасное или что-то типа того. Лядь! Надо обязательно подтянуть свои знания в бестиарии! Одно только радует - эти твари явно интеллектом не блещут, иначе кинулись бы докладывать обо мне остальным силзверам.
        Я настороженно замер.
        Уже второй раз мне в голову приходит это название. До этого я его ни разу не слышал, это точно, так что объяснение только одно - это отголосок памяти виверны. Да и с этими древесными чудищами всё было не так просто, ведь я был абсолютно уверен в том, что они не набросятся, если им наглядно продемонстрировать, что со мной не стоит связываться. Так что от пробуждения знаний рептилии есть свои плюсы, хотя грядущая закрепляющая трансформация особой радости не приносит.
        Я двинулся было дальше, но вдруг краем глаза заметил мелькнувший в вышине росчерк тени. Мгновенно напрягшись, вскинул голову и, присмотревшись внимательнее, различил знакомые худощавые силуэты, стремительно прыгающие по верхушкам деревьев. Да вот только их было уже не трое, а как минимум с десяток!
        Я яростно зарычал.
        Вот жеж жадные твари! Мало им таки оказалось мяса собственного родича!
        Срываюсь с места и бегу сквозь лес, уворачиваясь от веток, огибая деревья и перепрыгивая корни. Подошва утопает в грязи и предательски скользит по размокшим от дождя листьям, я едва не падаю на поворотах, но продолжаю упорно мчаться вперёд. Звуки погони с каждым мгновением становятся всё ближе, но я прекрасно понимаю, что если остановлюсь сейчас и приму бой, то с высокой долей вероятности стану кормом для этих выродков, ведь нападение сразу всей стаи, даже с полным Коллапсом, будет сложно пережить. Но вот есть их растянуть и заставить атаковать по отдельности…
        Начинаю накапливать в кулаке пустарную энергию и тут в отражении лезвия меча замечаю стремительно нагоняющего прыгуна. Резко торможу, оборачиваюсь и оттягиваю руку назад, прицеливаясь. И когда вырвавшаяся вперёд тварь радостно взревела в предвкушении и прыгнула на меня, вытянув когтистые лапы, я активировал уже ставшее родным плетение:
        - Валклазар!
        Волшебный сгусток срывается с выброшенного в ударе кулака и врезается в прыгуна. Гадина словно налетела на стену, раздался мерзкий хруст и она рухнула наземь изломанной куклой. Однако, несмотря на серьёзные повреждения, древесный монстр тут же попытался подняться, но я не дал ему этого сделать.
        Рывок к твари, стремительный выпад мечом и клинок входит прямо в шею. Придавливаю визжащую гадину ногой к земле, хватаю дриарилловой рукой за голову, оттягиваю её назад и с силой выдергиваю Халдорн, разрезая горло и разрубая позвонки. Хлещет зелёная кровь, ещё живой монстр скребёт по грязи котями, я же просто тяну его башку на себя, отрываю от тела и отшвыриваю в сторону. Мгновенно забывая об убитом сопернике, бросаю взгляд вверх и вижу ещё троих прыгунов, одновременно метнувшихся ко мне.
        Резко приседаю и прижимаю ладонь к земле. Щёлкает схроновый барабан и изо рта рвётся наружу словесный активатор:
        - Хларахон!!!
        Из земли вокруг меня вылетают длинные земляные копья и насаживают на себя прыгнувших с деревьев монстров, насквозь прошивая податливую плоть. Разрубаю голову ближайшему из них и хочу отступить, но понимаю, что быстро покинуть круг из кольев не выйдет, ибо придётся прорубаться сквозь них.
        Сам же загнал себя в ловушку! Лядь! И как назло в быстром доступе нет ни одного прыгающего заклинания!
        Оставшиеся шесть древесных тварей спускаются вниз и окружают мою "клетку". Одна особо умная особь практически сразу прыгает на стонущего собрата, насаживая его ещё глубже на шипы, и тут же перепрыгивает ко мне. Щит Светочи соскальзывает с плеча и трансформируется в полноразмерный, я делаю шаг навстречу и с размаху ударяю им проворного монстра, впечатывая клыкастую морду о неразрушимую сталь. Тварь отлетает в сторону и бьётся о земляные древки копий. Перехватываю рукоять Халдорна двумя руками и, не давая оглушенному противнику опомниться, приближаюсь к нему и одним мощным движением отрубаю часть черепа. Отступив назад, смотрю на рыскающих за кольями тварей и лихорадочно проверяю следующий заряд Коллапса.
        Губы кривит злорадная усмешка и я вытягиваю руку в сторону ближайшего монстра.
        А как вам такой трюк, шхайратовы бестии?!!
        Треск ломаемого рунира и сияние ярко-синих рун на чёрном дриарилле.
        - Вьюгорац дубоган!
        Из ладони вылетает поток истинного холода, от которого металл Коллапса и брони начинает моментально покрываться ледяной коркой, а падающие капли дождя обращаются в сотни сверкающих зимних бриллиантов. Луч проходит сквозь земляные колья и ударяет в почти успевшего отпрыгнуть в сторону прыгуна. Но именно “почти”: магический удар пришелся на нижние конечности гада и буквально превратил их в лёд. Завизжавшая от боли тварь рухнула на землю, но голосила она недолго - используя заклинание на полную, я с усилием повёл рукой в сторону и сделал круговую атаку так быстро, насколько позволял напор хладного луча. А когда плетение иссякло, тяжело дыша и выдыхая пар, я изумлённо осмотрел плоды трудов своих.
        Всё в радиусе нескольких метров превратилось в ледяной сад, украшенный скульптурами замёрзших заживо древесных монстров, часть из которых висела на острых льдинах, когда-то бывших земляными кольями, сейчас утопающих в блестящих льдинках дождя.
        Зябко передёрнув плечами, я облизнул потрескавшиеся от мороза губы и, поудобней перехватив рукоять меча окостеневшими пальцами, шагнул вперёд и несколькими ударами прорубил себе путь наружу. Выбравшись, на всякий случай разбил голову каждой скульптуре прыгуна, и лишь после этого торопливо двинулся дальше, молясь Древним, чтобы никого не привлёк шум разразившейся схватки.
        Напряженно потянувшись мыслью к дриару, сверился с картой и облегченно вздохнул.
        До города осталось совсем недалеко.
        Глава 1. Часть 4

***
        Последние несколько десятков метров до кромки леса я проделал крадучась, практически не разгибаясь и замирая за каждым деревом на пути. И на это были свои причины.
        Шум боя. Крики, рёв, далёкие взрывы и запах гари. По мере приближения они становились всё отчётливей.
        Добравшись до пригорка, заросшего буйными кустарником, лёг на мокрую от дождя землю и медленно пополз вверх. Скрывшись в переплетении веток и листвы, я осторожно выглянул наружу и стиснул зубы.
        Силзверы не сняли осаду. И даже более того - они прорвали оборону, взяли внешнее кольцо стен и теперь, судя по всему, основной бой идёт на улицах города.
        Изо рта вырвалось рычание.
        Кальмуар не выполнил обещание! Хотя этого стоило ожидать - все мы прекрасно осознавали, что при перевороте заговорщик редко оставляет в живых исполнителей, и уж тем более не выполняет их условий. Есть, конечно, исключения, но не в нашем случае - мы заранее были в проигрышной ситуации и целиком зависели от честности пастухара. Что ж, при выборе между ничего не делать или сделать хоть что-нибудь, мы рискнули и потерпели фиаско. Но, по крайней мере, против нас теперь воюет на одно великое древо меньше.
        Я прошелся взглядом по усеянному трупами выжженному полю, когда-то бывшему Пепелкой, и наметил маршрут, наиболее свободный от противников. Не все силзверы ещё перебрались через стену, а часть и вовсе не собирается этого делать, стоя в резерве или помогая раненым. По всему выходит, что если я хочу пробраться обратно в Рэйтерфол, то схватки вряд ли удастся избежать. На отвод глаз особо не надеялся - как показала практика, это не невидимость, и шанс остаться незамеченным не очень высок. Так что выход только один - идти на прорыв.
        Несколько минут ушло на наблюдение и обдумывание плана. На самом деле меня могут принять за перебежчика или наёмника, который спешит вступить в бой, но на это вряд ли стоит рассчитывать. Наверняка ведь они как-то отмечают своих союзников, так что банально снять рэйтерфолский котдарм и пройти по полю не выйдет. А значит, буду опираться на более радикальные методы, хотя котдарм всё же уберу в сумку.
        Влив в себя новую порцию долгоиграющих зелий исцеления, бодрости и обезболивающего, я почувствовал лёгкое головокружение и тошноту. Недомогание вскоре прошло, но заставило задуматься над тем, что в последние дни я очень сильно злоупотребляю алхимией. Я хоть и силпат, но вряд ли организм скажет мне за это спасибо. Ещё хорошо, что выспаться и поесть была возможность, а то бы совсем погано чувствовал себя.
        Самыми последними выпил пузырёк с ускорением и увеличением силы. Сердце тут же забилось сильнее, мышцы напряглись, а диапазон зрения словно расширился. Тяжело дыша, я вложил Халдорн в ножны, приподнялся и на мгновение замер, не сводя глаз со зверей, находящихся на пути моего маршрута.
        Пора!
        Я рванул с места быстрее, чем чемпион мира по бегу! Вот это ускорение! Да я мчусь не хуже племенного скакуна!
        Увы, моё внезапное появление не осталось незамеченным. Несколько наиболее сообразительных силзверов кинулись наперерез, и первым до меня добрался похожий на демона монстр. Мы бежали навстречу друг другу, стремительно сокращая расстояние, но перед самым столкновения я резко упал на левый бок, проскользил по грязи между его ног и крепко схватил дриарилловой рукой за правую лапу. Не ожидавший этого хищник с рёвом рухнул на землю, а я стремительно поднялся и с полуоборота швырнул его, подобно снаряду, в тройку приближающихся врагов, снеся их, словно кегли. Не теряя ни мгновения делаю рывок к следующему противнику, сплошь закутанному в броню, и едва успеваю пригнуться от широкого размаха секирой. Пропустив острое лезвие над головой, пружинисто выпрямляюсь и наношу сильнейший удар стальным кулаком в челюсть, от которого силзвер покачнулся и сделал шаг назад. Тут же врезаюсь в него плечом, сношу на землю и бегу дальше, прямо на черную пуму, которая через несколько мгновений прыгнула на меня, вытянув когтистые лапы. Положившись на свою ловкость и начальную акробатику, тоже прыгаю вперёд с перекатом -
земля крутанулась перед глазами, левое плечо коснулось спины кошки, пролетающей подо мной, а секунду спустя я приземляюсь на ноги и вновь спринтую что есть сил.
        Быстрее, быстрее, быстрее!!!
        Лёгкие начинают гореть, но отфильтрованный шлемом воздух охлаждает их и позволяет не снижать темпа. Вот только впереди слишком большое скопление зверосилпатов, так просто их уже не раскидаешь. Но да этого и не требуется.
        Снижаю скорость и напряженно отсчитывая последние метры до первых рядов хищников, и когда остаётся не больше десяти, резко торможу и вскидываю правую руку к небесам.
        Активация способности “Тёмное пространство”!
        Наруч Живой Тени окутало мраком, а через мгновение от него во все стороны ринулся вихрь тьмы, погружая всё в радиусе сорока метров в непроглядную черноту. Тут же отпрыгиваю вправо, одновременно с этим врубая вторую способность наруча “Око тьмы”, которая позволяет видеть в воцарившейся темноте. С вернувшимся зрением едва успеваю уйти от столкновения со всадником на коне и бегу дальше, лавируя между попавшими в слепую зону противниками. Стремительно достигаю границы действия заклинания, вырываюсь наружу и под оглушительный рёв врагов направляюсь прямо к одной из осадных земляных плит, конец которой достигает самой вершины рэйтерфолских стен. Вот только вряд ли силзверы у её подножия пропустят меня просто так…
        Слева!!!
        Щит Светочи трансформируется в полноразмерный и огненный шар разлетается об него опаляющими волнами. От удара меня относит назад, но мне удаётся сохранить равновесие и я борозжу ногами грязь. Тут же подключаются вражеские лучники и остальные маги, стремясь уничтожить наглого врага, но я не собираюсь, подобно агнцу, покорно ждать гибели.
        Пустарный щит - Бромиагон!!!
        Под магической защитой начинаю мчаться зигзагами, сбивая прицел противникам и стараясь держаться невдалеке от зверосилпатов - это служило небольшой гарантией того, что по мне не пальнут чем-то более масштабным, ведь иначе им придётся задеть своих.
        Плита! Почти добежал!
        Хищники впереди взяли оружие наизготовку и приготовились к жаркой встрече.
        Не сводя с них глаз, я оскалился в усмешке и зарычал.
        А вот теперь попробуйте на вкус “Вечный страх”, твари!
        Мой нагрудник вспыхнул и пространство вокруг прорезал жуткий, леденящий душу рёв. Все звери в радиусе сорока метров вдруг замерли, их зрачки расширились и они с всепожирающим душу ужасом узрели, как бегущий на них силпат вдруг стал воплощением самого страха. Это могущественное создание было кем угодно, но только не жалким гуатом, которое они способны победить. Сам Баглорд только что ступил в Древнир, и отныне никому не спрятаться от его ледяного прикосновения. И когда понимание этого захватило всё их сознание, они дрогнули, бросили оружие и кинулись бежать, стремясь спасти свои никчемные жизни в самой глубокой и темной норе, дабы хоть на мгновение отсрочить приход вечного ужаса, что крадётся за ними по пятам.
        Пораженный зрелищем разбегающихся с визгом силзверов, я тем не менее быстро взял себя в руки и ринулся вверх по плите. “Вечный страх”, увы, не передвижная аура, а стабильная точка с сорокаметровой зоной влияния, и поэтому на меня тут же обрушилась ярость тех, кто не попал под её действие: шквал стрел и магических снарядов разбивались о пустарный щит, вспарывали землю под ногами и стремились добраться до плоти, дабы разорвать её на мелкие кусочки. И если бы не промахи по столь быстрой цели и капсулы с восстановлением пустарной энергии, от меня давно бы остался лишь истерзанный труп.
        Вершина! Почти добрался!
        И тут раздается резкий приближающийся свист и удар. Весь участок земляной плиты впереди взрывается и огромные каменные осколки взмывают в воздух. Едва успеваю закрыться руками и пригнуться, как волна горячего воздуха ударяет меня в грудь.
        Ну уж нет! У вас не получится остановить меня! Перстень Вальтасара, способность “Откат времени” и “Замедление времени”!!!
        Всё мгновенно останавливается, а затем поворачивается вспять на 0,4 секунды: раздробленные булыжники немного отдаляются ближе к моменту самого взрыва, огонь чуть угасает, взрывная волна сжимается, а я сам опускаю вскинутые руки, выпрямляюсь и делаю полшага вперёд. И потом всё вновь замирает.
        Стремясь использовать на полную доступные мне восемь секунд замедления, я с усилием направляюсь вперёд, раздвигая телом загустевшее пространство, и начинаю со всей доступной скоростью бежать прямо по обломкам земляной плиты, зависшим в воздухе. И когда последняя секунда замедления подходит к концу, я с криком отталкиваюсь от очередного камня и прыгаю прямо к вершине крепостной стены.
        Время резко возвращается в обычный ритм и взрывная волна ударяет меня в спину, оглушая и отшвыривая в нужную сторону. Парапет с зубцами проносится мимо и я падаю на пол, перекатываюсь через плечо и вонзаю дриарилловые пальцы в камень, оставляя на нём длинные тормозные борозды. Едва остановившись, выхватываю Халдорн и обрушиваю сверкающее синевой лезвие на ближайших врагов, рассекая плоть и разрубая кости. И тут же, не давая противникам опомниться, активирую Кольцо Сокрушения, способность “Небесная кара”, и следующий удар мечом вызывает разрушительную волну, которая позволяет немного расчистить пространство вокруг, осмотреться и оценить обстановку.
        Дело дрянь - на стенах куча силзверов и мне их всех не перебить, а ближайшая лестница со спуском слишком далеко. Что ж, тогда используем план “Б”. Причём в моём случае “Б”, значит “Безумие”.
        Мои губы растянулись в усмешке.
        Пора оправдать наличие у меня изъяна “Ты точно полный псих!”
        Закинув Халдорн в ножны, проверяю нужный ли рунир заряжен в Коллапсе, а затем разворачиваюсь, бегу к внутреннему парапету стены и прыгаю вниз. Сердце ухнуло в груди и кровь мгновенно прилила к голове. Изо рта вырывается непроизвольный крик, перед глазами мелькают крыши домов и приближающаяся земля, и в этот момент я вытягиваю руку и раздаётся щелчок схронового барабана.
        - Виюгорац дубога-а-а-ан!!!
        Вырвавшийся из ладони мощный ледяной поток отбрасывает меня назад и я с силой ударяюсь спиной в стену. Дыхание перехватывает, раздаётся противный скрежет железного доспеха о камень, и я, прижатый к стене, с высекаемыми искрами продолжаю нестись вниз. С трудом удерживая в нужном положении ледяной поток, мне удалось ещё немного снизить скорость скольжения и сосредоточиться на одной из покатых крыш малоэтажного дома напротив. И когда до неё оставалось совсем немного, я с усилием опустил дриарилловую руку под ноги, а затем резко оттолкнулся от стены и развернулся, направляя в неё хладный луч. Последних секунд заклинания хватило, чтобы отшвырнуть меня как можно дальше, словно пробку из бутылки. Переворачиваюсь в воздухе, вижу стремительно приближающуюся крышу, сбрасываю с плеча Щит Светочи и сжимаюсь в ожидании удара.
        Треск черепицы буквально взорвался в ушах, в глазах вспыхнули разноцветные круги, боль пронеслась по всему телу и вдруг возникло необычное чувство невесомости. Лишь мгновение спустя мозг осознал, что меня отпружинило и перекрутило в воздухе. А затем вновь удар, уже слабее, и я скольжу вниз с крыши. В бессознательном страхе падения пытаюсь зацепиться за черепицу, но она лишь ломается и крошится. Внезапно под ногами вновь ощущается пустота, край крыши мелькает перед глазами и я смотрю на то, как он стремительно уносится вверх, а потом замечаю на границе зрения слева какие-то прутья и хватаюсь за них дриарилловой рукой.
        Резкий рывок в плече, пронзительная боль, металлический скрежет. Несколько секунд я ничего не понимал, лихорадочно дыша и осматриваясь, и только потом до меня дошла суть происходящего: я вишу на четвёртом этаже, вцепившись стальными пальцами в кованую решетку балкона, основательно погнутую и искореженную, но ещё продолжающую удерживать мой немалый вес. Узнаю имя изготовившего её кузнеца, руку ему от всей души пожму да мешок золота подарю…
        Бросив взгляд вниз, облизываю пересохшие губы и, задержав дыхание, отпускаю решетку. Мгновение нового падения и я хватаюсь обеими руками за перила балкона третьего этажа. Левое плечо вновь вспыхивает болью, но я с рычанием терплю. Скорее всего вывих, но сейчас с этим ничего не поделаешь. Вновь разжимаю руки и перемещаюсь на балкон второго этажа, а затем спрыгиваю на землю, бросаю быстрый взгляд по сторонам и сразу же бегу вглубь подворотен. Поворот проносится за поворотом, пробегаю через дворы и мелкие улочки, при этом всегда забирая немного влево - мне нужно выбраться к центральной улице, а от неё уже достичь внутренних стен донжона. Пусть внешний периметр и пал, но не думаю, что силзверы смогли прорваться и за второй.
        По крайней мере, я на это очень надеюсь.
        Заворачиваю в коридор между домами и вдруг вижу впереди чью-то рогатую тушу. Не останавливаясь ни на мгновение несусь прямо на неё. Зверосилпат оборачивается, но слишком поздно - я со всей скорости врезаюсь в него и с ним в обнимку проламываю забор, стоящий на пути. Падаю на землю, отпускаю противника, стремительно переворачиваюсь через плечо на живот и вскакиваю на ноги. Правой рукой выхватываю из поясных ножен разящий топорик-клевец и с размаху вгоняю стальной клюв пытающемуся встать козлорогому в голову. Оружие с треском проламывает толстую черепную кость и застревает в ней, не позволяя мне быстро выхватить его для нового удара.
        Раненный силзвер не стал покорно ждать смерти - он с рёвом ломанулся вперёд, врезался мне в живот и повалил в грязь. Ловко взобравшись на меня, его цепкие пальцы тут же сомкнулись у меня на шее под шлемом и я захрепел в попытке вдохнуть в лёгкие хоть немного воздуха. Дрыгая ногами, схватил ублюдка дриарилловой рукой за кисть и что есть силы сжал стальные пальцы. Послышался хруст и зверосилпат закричал от боли, ослабив хватку. Не теряя времени беру его за грудки и резко тяну на себя, ударяя шлемом в морду. Оглушенный козлорогий заваливается на бок и я быстро забираюсь на него, прижимаю коленом к земле и хватаю рукоять торчащего в его голове клевца, рывком вытаскиваю наружу и тут же наношу несколько новых ударов.
        Когда силзвер перестаёт сопротивляться и его сила вливается в моё тело, я, тяжело дыша, поднимаюсь на ноги, возвращаю окровавленное оружие в ножны и перевооружаюсь на щит/меч. Переведя дыхание, бросаю последний взгляд на павшего врага и бегу дальше. Миновав несколько улочек и подворотен, мысленно сверился с картой в дриаре - она у меня хоть и не полная, открыты только те места, где мне удалось побывать и пройти, но сейчас как раз и нужна уже известная портальная улица, до которой осталось пройти ещё несколько домов.
        Заворачиваю за угол дома и замечаю сидящую на земле перед мертвецом фигуру, которая при моём появлении резко вскидывает руки. Мозг ещё не успел понять увиденное, а тело, подчинённое рефлексам, уже действовало - стремительно вскидываю щит и летящая в голову стрела со звоном отскакивает в сторону. Приподнимаю глаза над щитом, чтобы видеть противника, и, пригнувшись, начинаю бежать к нему, но тут же резко останавливаюсь.
        - Берта, стой! Это я, Саргон!
        Уже наложившая новую стрелу и приготовившаяся к стрельбе охотница замерла, натянув тетиву до самого уха и прицелившись мне в ногу.
        - Сейчас я уберу щит и покажу своё лицо, хорошо? Только не стреляй.
        Не делая резких движений опускаю Светоч и поднимаю забрало. Напряженная охотница выдыхает и ослабляет тетиву, направляя острие стрелы в землю.
        - Прошу прощения, милорд. На вас нет котдарма, вот я и отреагировала.
        - И правильно сделала.  - Я развернулся, подошел к тому повороту, из которого вышел, и осторожно заглянул за угол - чисто.  - Что ты здесь делаешь?
        Едва я задал вопрос, как за спиной раздался стон. Вскидываю щит и оборачиваюсь, но увидев, как девушка присаживается рядом с мертвецом, недоуменно сдвигаю брови. Лишь через мгновение до меня доходит, что труп рэйтерфолца на самом деле таковым не является. Подойдя поближе, наблюдаю за тем, как охотница перевязывает ему раздробленную ногу.
        - На тролля нарвался,  - пояснила Берта.  - С такой раной он сам идти не сможет, а зелья лечения у нас кончились.
        Мужчина с обескровленным лицом поднял на меня взгляд глубоко запавших глаз и просипел:
        - Я говорил ей бросить меня, милорд. Но… как видите…
        - Ага.  - Я внимательно осмотрелся вокруг.  - Вижу.
        Подойдя к ближайшей двери пинком выламываю её и прислушиваясь - вроде тихо. Затем возвращаюсь обратно, склоняюсь над раненым и осторожно беру его на руки, при этом поморщившись от боли в плече.
        - В дом, живо!
        Берта без лишних вопросов взяла на изготовку лук и вбежала внутрь. Я вошел следом, миновал небольшой коридор с комодом и вешалкой, заглянул в первую комнату, оказавшуюся кухней, и направился дальше. За поворотом оказался вход в довольно обширную гостинную, в которой я и остановился, опустив раненого на диван. В это время появляется Берта и сухо докладывает:
        - Здесь никого нет. Дверь я заперла.
        Я кивнул.
        - Хорошо. Теперь иди сюда.  - Вытащив из отсека на поясе две склянки с зельем исцеления и одну с обезболивающим, протягиваю их ей.  - Держи. Обработай его раны.
        Берта принялась за лечение, а я быстро обошел занавешенные шторами окна и осторожно выглянул наружу. Как оказалось, это жилое здание идёт прямо параллельно портальной улице, по которой сейчас носятся силзверы, то группами, то одиночками. Сверяюсь с картой - до внутренних ворот рукой подать. Вот только стоит ли туда идти?
        - Берта, сколько дней прошло с момента первого нападения зверосилпатов на город?
        Охотница вскинула брови, но ответила без запинки:
        - Сегодня идёт третий день, милорд.
        Я задумчиво склонил голову. Третий… Значит, после обращения в виверну прошли лишь целые сутки.
        - Кратко расскажи мне обо всём, что случилось после того, как звери напали во второй раз.
        Берта вновь удивилась, но задавать лишних вопросов не стала. Немного помолчав, она собралась с мыслями.
        - Они атаковали вчера, на рассвете, и с тех пор их атака ещё ни разу не останавливалась. А ближе к полуночи лорд Драйторн отдал приказ уводить всех жителей за внутренние стены замка, причём каждому было поручено взять с собой столько еды, сколько могут унести, а из имущества ограничиться только самым ценным. Я вроде слышала, что отдельным отрядам ещё было поручено вывозить какое-то снаряжение, но о чём именно шла речь не знаю. Я в переправе людей не участвовала, стояла на стенах, но потом узнала, что даже целой ночи не хватило, чтобы увести к замку всех. А на рассвете мы потеряли стены и лорд приказал отступать, по пути по возможности спасая и помогая отставшим жителям. Я как раз шла к внутренним вратам, когда нашла его,  - она кивнула на тяжело дышащего солдата.  - Это всё, что мне известно, милорд.
        Нахмурившись, я более внимательно присмотрелся к Берте: вялые движения, заплетающаяся речь, её слегка покачивает, под глазами потемнела кожа. Она в бою с самого вчерашнего рассвета… И как только на ногах ещё держится?
        Я вытащил колбу с бодрящим зельем и протянул ей.
        - Выпей, станет легче.
        - Благодарю, милорд.
        Глава 1. Часть 5


        Устало привалившись спиной к дивану, она маленькими глотками принялась пить эликсир. Я же вновь слегка отодвинул штору, выглянул в окно и задумался. Выходит, моя первоначальная оценка оказалась верна - основные бои сейчас идут на улицах города. Вернее, они уже наверняка заканчиваются, ибо оставшиеся в живых защитники Рэйтерфола отступают за стены замка. А это значит, что вскоре вся эта орава силзверов ринется осаждать донжон и пробиться за внутренние врата будет довольно проблематично.
        - Здесь нельзя оставаться.  - Я повернулся к Берте.  - Если мы хотим попасть в замок, то надо идти сейчас, пока зверосилпаты не контролируют все подходы.  - Мой взгляд упал на раненого.  - Сможешь его тащить?
        - Смогу,  - уверенно ответила охотница, поднимаясь на ноги.
        Положив руку на схроновую сумку и мысленно прокрутив её содержимое, нашел нужный волшебный свиток и вложил его в руку девушки.
        - Держи, это заклинание на снижение веса, но время действия у него не очень большое, поэтому используй в самый последний момент, когда уже пойдём на прорыв. Я буду вас прикрывать, поэтому сосредоточься на том, чтобы как можно быстрее оказаться в безопасной зоне.
        - Поняла.  - Берта убрала свиток, а потом, немного поколебавшись, всё же спросила: - Что у вас с левой рукой, милорд? Я заметила, что вы стараетесь не шевелить ею, а когда это приходится делать, то болезненно морщитесь.
        Я хмыкнул. Ишь, какая внимательная.
        - Да вывихнул плечо, по ходу. Но не переживай, я под обезболивающими, так что вполне сносно им орудовать способен.
        - Если разрешите, то я могу его вправить.  - Берта подняла голову.  - Но вам нужно присесть и снять броню.
        Хотел было пожать плечами, но скривился от прострелившей ключицу боли.
        - Да разрешаю, конечно. В бой ведь лучше идти без увечья, чем с ним, верно?
        Я сел в кресло и активировал “Вторую кожу”, убрав боевой комплект. Заметив взлетевшие брови Берты и торопливо отведённый взгляд, непонимающе опустил глаза и едва не выругался. Я же голый, блин! Схватив с кресла подушечку, поспешно закрыл свои причиндалы и виновато улыбнулся.
        - Извини. Забыл, что в бою мой второй комплект был уничтожен.
        - Ничего, всё нормально.  - Берта шагнула ко мне и осторожно коснулась плеча. Сильные девичьи пальцы помассировали его, ощупывая и проверяя кости, а потом она взяла дриарилловую руку, опустила её с подлокотника кресла и прижала к себе. Я невольно отметил довольно приятные ощущения, как вдруг охотница дёрнула повреждённую конечность вниз и вверх. Послышалось два отчётливых щелчка и в глазах вспыхнуло. Я зарычал и стиснул кулаки, но через несколько мгновений боль начала стихать. Переведя взгляд на плечо, всё ещё крепко фиксируемое Бертой, посмотрел ей в глаза и выдохнул, расслабляясь.
        - Теперь вам нужно выпить зелье исцеления, чтобы укрепить кости.  - Она отпустила меня и шагнула назад.
        - Спасибо,  - благодарно кивнув, облачился в броню и опустошил пузырёк с эликсиром моментального действия, после чего не спеша поработал рукой и убедился в полном отсутствии какого-либо дискомфорта.  - Словно новенькая. Ты молодец.
        Берта робко ответила на мою улыбку.
        - Отец меня научил. Я как-то раз тоже себе его вывихнула и знаю, как это ограничивает движения.
        Помрачнев, я отвёл взгляд в сторону.
        - Хорошим он был учителем, твой отец. Тебе повезло с ним.
        - Да.  - Её голос стал тише.  - Так и есть.
        Неловкое молчание затянулось, и чтобы нарушить его, я поднялся на ноги.
        - Ну всё, нам пора выдвигаться.
        Берта подошла к задремавшему раненому и мягко разбудила.
        - Эй, ты как?
        Солдат вздрогнул и разлепил опухшие глаза.
        - Аа… Это вы… Жить буду, наверное.
        - Надо идти. Давай, перекидывай руку через шею.
        Она помогла ему подняться и, придерживая за талию, выжидающе посмотрела на меня. Кивнув, я вытащил меч и направился к выходу. Медленно приоткрыв дверь, внимательно осмотрелся, а потом тихо вышел наружу. Настороженно прислушиваясь к отзвукам не столь уж и далёкого рычания и воплей, дождался спустившейся следом Берты и негромко спросил:
        - Лучше двигаться прямо, параллельно портальной улице, или есть какой-то более надёжный путь?
        - Есть,  - раздался из-за спины шёпот охотницы.  - Если свернём направо, то потом можно по переулкам добраться до улицы Четвекольца. Там стоит здание, целый комплекс, который тянется вдоль стены донжона чуть ли не на четверть от её общей длины, и один из его концов как раз доходит почти до самых ворот.
        - То есть оно сплошное?
        - Да.
        - А внутри? Если заберёмся в него, то можно пройти из одного конца в другой?
        - Только если будем ломать стены. Но по крыше это вполне можно сделать.
        - Годится. Тогда двигаем туда.
        Скинув с плеча Щит Светочи, мы направились вдоль стены дома, стараясь держаться тени и не сильно шуметь, хотя последнее, учитывая подволакивающего ногу раненого, сделать было довольно сложно…
        Глава 1. Часть 6


        Скинув с плеча Щит Светочи, мы направились вдоль стены дома, стараясь держаться тени и не сильно шуметь, хотя последнее, учитывая подволакивающего ногу раненого, сделать было довольно сложно. Я хотел было применить оставшиеся зелья или руниры отвода глаз, но передумал - они не гасят звуки и запах, а силзверы на эти чувства не жалуются, поэтому траты бесполезны.
        Нырнув в тёмную подворотню, подал знак Берте спрятаться за лестницу заднего выхода, а затем прокрался до следующего угла и осторожно выглянул: небольшая улочка, несколько окровавленных тел, разбросанная по мостовой капуста из перевёрнутой тачанки, выбитые окна окружающих домов. Сам путь кажется относительно свободным, хотя укрытий здесь нет, будем как на ладони…
        Едва заметное движение на крышах. Обратившись в камень, поднимаю взгляд и поначалу не замечаю ничего подозрительного, но чем дольше я смотрел, тем более странным мне казался рисунок выложенного камня. Шов идёт не ровно, а словно преломляясь в одном месте. Глаза скользнули по остальным стенам домов и выделили ещё четыре подобных несоответствия. Медленно скрывшись за углом, убрал Халдорн и щит, вызвал из схрона лук неотвратимости и стрелу. Посмотрел на Берту, показал ей один палец, указам им на неё и махнул рукой. Охотница тут же оставила раненого и бесшумно подкралась ко мне, по пути сняв собственный лук и приготовившись к стрельбе. Кивнув ей, я присел на колено, вновь подался наружу и с тихим скрипом натянул тетиву, коснувшись оперением щеки и прицелившись в необычное место. Промахиваться не планировал, поэтому для надёжности применил способность лука “Истинная Цель”, “съевшая” пятьдесят пустаров, но зато гарантирующая мне стопроцентное попадание.
        Стрела сорвалась с места одновременно с выдохом. Тихий свист и гудение тетивы, и через мгновение окутанный синей дымкой снаряд вонзается в нечто взревевшее от боли. Хамелеон спал, явив вцепившуюся в камень ящероподобную крылатую тварь, воплю которой тут же вторили глотки взъярённых товарок. Тут же выскакиваю из укрытия, стремительно призываю из схрона новую стрелу и оттягиваю древко к самому уху. Найти взглядом скрытую камуфляжем тварь, выдавшую себя слишком быстрым перемещением по стене, и выстрелить - наконечник впивается в поясницу и бестия теряет маскировку.
        Берта, в отличии от меня, не теряет время на призыв стрел, и потому практически мгновенно достает из колчана стрелу за стрелой, отправляя их в всполошенных монстров.
        Кувырком ухожу в сторону, уворачиваясь от летящей твари и посылаю ей вдогонку ещё один снаряд, угодивший гадине прямо между лопаток. Тут же прячу лук обратно в схрон и перевооружаюсь, сбрасывая с плеча щит и выхватывая Халдорн. Закрываю собой охотницу и начинаю накапливать в кулаке пустарную энергию. 6.72 секунды требуется на то, чтобы сформировать магическое плетение, вот только ящеры за это время добираются до нас - на лету уворачиваясь от пущенных Бертой стрел, твари на всей скорости врезаются в щит и цепляются за него когтями, за несколько мгновений налипнув на нём большим, оглушительно верещащим комком. Стараясь не потерять концентрацию на сотворение заклинания, колю их мечом, но без особого успеха - здесь бы идеально подошел короткий клинок или нож, но уж никак не полутор.
        Плетение завершено!
        Не обращая внимания на приземлившихся на спину гадин, прижимаю кулак сбоку едва удерживаемого на весу щита и ору активатор:
        - Валклазар!
        Волшебная волна сметает часть облепивших Светоч хамелеонов, отрывая конечности и разбрызгивая кровь, а от остальных избавляюсь трансформацией щита в наплечный тарч и обратно - нескольких раз хватило, чтобы не ожидавшие этого крыланы попадали на землю, где их глотки тут же нашла сталь Халдорна. А в это время ползущая по спине тварь добирается до моей головы и оттягивает в сторону шлем, собираясь вонзить когти в открывшуюся за воротником нагрудника шею, но отстреливающая выродков Берта не дала ей этого сделать, вогнав стрелу в глотку вскинувшей лапу уродине. Захлёбывающаяся кровью ящерица по инерции свешивается вперёд и я моментально насаживаю её на острие меча. Коротким взмахом сбросив хамелеона с лезвия, вытягиваю дриарилловую руку и активирую Коллапс.
        - Мьёльниави Цепирадо!
        Пальцы окутывает веер разрядов и цепная молния срывается с них, с треском пронзая одно тело монстра за другим. Крылатые ящерицы валятся в судорогах, парализованные сверкающими электрическими нитями, и мы с охотницей поспешно добиваем их, разрубая головы и пронзая сердца. Расправившись с последней, напряженно осматриваюсь, силясь разглядеть искажение воздуха и отразить очередное нападение, но шли секунды, а новой атаки так и не последовало.
        - Берта?  - оборачиваюсь к вскинувшей лук девушке, скользящей взглядом по стенам домов.
        - Никого не вижу.
        - Я тоже. Куда нам дальше?
        - Вон в тот переулок,  - она кивнула на узкий просвет между домами.
        - Хорошо. Дуй за раненым и уходим.
        Присев у перевёрнутой тачанки, дождался появления Берты и мы спешно покинули место побоища. Но через четыре дома нам вновь пришлось замереть - за поворотом толпа силзверов лакомились убитым горожанином. Вот Лядь! А ведь нам всего-то и надо, что перебежать на противоположную сторону! И, в принципе, есть шанс проделать это незаметно, главное чтобы нас хромоногий не подвёл. Хотя это как раз решаемо.
        Повернувшись к своим, я убрал оружие и приложил палец к губам, после чего взял стиснувшего челюсти раненого на руки, а охотница заняла моё место. Ожидая её сигнала, я не сводил глаз с её фигуры, но девушка спешить не собиралась. Несколько секунд понаблюдав за хищниками, она вытащила из сумки пустую склянку из-под зелья и привязала её к стреле, которую наложила на тетиву, а затем подгадала удобный момент и, подняв лук к небу и слегка подавшись вперёд из укрытия, выстрелила и тут же спряталась обратно за угол. До моих ушей донёсся тихий звон разбившегося стекла и резко затихшее урчание, которое через несколько мгновений сменилось рыком и клацаньем удаляющихся когтей. Берта вновь выглянула наружу и сразу махнула рукой, сорвавшись с места и перебежав улицу. Я немедля помчался следом, краем глаза отметив отсутствие тварей - отвлекающий манёвр сработал.
        Остаток пути до улицы Четвекольца я проделал с раненым на руках, поменявшись с Бертой ролями. Минуя один темный переулок за другим, мы внимательно рассматривали крыши окружающих домов, чтобы не угодить в новую засаду хамелеонов, и тщательно прислушивались к отзвукам бушующей битвы на рэйтерфолских улицах, обходя опасные места стороной. Отлично ориентируясь в хитросплетениях городского лабиринта, охотница вскоре вывела нас к нужному зданию.
        - Высоковато лезть.  - Остановившись рядом с девушкой, я задрал голову и прошелся взглядом по многочисленным окнам.  - Лестницы здесь случаем нигде нет?
        - Не помню такой, милорд.
        - Эт плохо. Тогда нам сейчас придётся немного поднапрячься. Лазаешь хорошо?
        - Да. Люблю высоту.
        Я натянуто усмехнулся.
        - А вот про себя я бы такого не сказал…
        Вот Лядь. В форме страгена забраться туда проблем бы не составило, а вот в человеческой… Да и специализаций на лазанье, как назло, у меня нет. Хотя, конечно, грани акробат и атлет должны помочь, да и наше единое с крысом сознание уже привычно подмечает удобный маршрут для подъёма, но ведь будет ещё и балласт в виде раненого. Скинуть бы его Берте, как более опытной скалолазке, да вот только она не силпат, с таким весом не справится даже после применения свитка на лёгкость. Есть ещё, конечно, вариант оставить парня здесь, но это равносильно смертному приговору. Так что выхода нет, всё делать самому.
        Я положил раненого на землю, глубоко вздохнул и потянулся мыслью к грани “Вторая кожа”. В голове тут же пронеслась информация обо всех вещах, которые числятся в активном комплекте, а также о доступной второй форме, которая сейчас пустует. Вот она-то мне и нужна.
        Вытянув руку, я принялся движением ладони “скидывать” во-второй комплект подкольчужную сорочку, простые штаны, сапоги и пояс с топорами, а после активировал его - через мгновение вся тяжелая боевого броня исчезла, оставив меня в отобранной обычной одежде. Избавившись от лишнего веса, я достал из схрона ещё один свиток со снижением веса и, развернув испещренный магическими символами пергамент, несколько секунд читал витиеватые слова заклинания на магразийском языке. С последним словом волшебный предмет вспыхнул и рассыпался пылью, которая обволокла бледного солдата и погасла.
        - Вставай.  - Я помог ему подняться на ноги, а затем повернулся спиной и немного присел.  - А теперь цепляйся сзади за шею и держись крепко. Берта, помоги ему забраться и привяжи ко мне как следует.
        Парень повис на мне сзади и охотница обвязала нас верёвкой. Я немного попрыгал на месте и убедился, что его вес не доставляет мне особого дискомфорта - не тяжелее нагрудника, в общем-то.
        Осмотревшись вокруг в последний раз, сделал несколько глубоких вдохов и ринулся вперёд. Достигнув подъёмной лестницы, прыгнул на перила и с силой оттолкнулся от них, вытянув руки вверх и схватившись за высокий оконный отлив второго этажа. Дриарилловые пальцы крепко вонзились в камень и я, переведя дух, принялся осторожно ползти вверх, цепляясь за рамы, трещины и стыки. Бросив быстрый взгляд вниз, убедился, что Берта вполне успешно следует за мной, и больше не отвлекался от восхождения, подтягиваясь к следующему уступу и краем уха прислушиваясь к тихо матерящемуся солдату у себя на спине. Проблема появилась уже у самой крыши - до неё осталось метра полтора, но схватиться больше было не за что. Можно попытаться, конечно, пробить новую дыру при помощи стальной руки, но уж слишком неудобно я вишу, того и гляди сорвусь.
        Прикинув возможные варианты, правой рукой осторожно достал из ножен разящий топор, продел ладонь в петлю на рукояти и перевернул его клевцовой ударной частью. Затем, как следует уперевшись согнутыми ногами в стену, немного размял затёкшие мышцы, раскачавшись вверх-вниз, и через мгновение резко подтянулся и прыгнул вперёд, оттолкнувшись ступнями и вытянув руки. Этого рывка не хватило, чтобы дотянуться до края крыши пальцами, но зато длина клевца это сделать позволила - короткий замах и стальной клюв буквально самым кончиком удерживает меня от падения. Не испытывая удачу, быстро хватаюсь за край каменного блока Коллапсом и подтягиваюсь, перекидывая себя на плоскую крышу здания. Тяжело дыша, отвязываю от себя раненого и вновь свешиваюсь вниз, протягивая руку Берте и помогая ей забраться наверх.
        - В укрытие, живо!  - отдаю команду хриплым голосом и волоку хромого к какому-то строению, при приближении оказавшемуся голубятней. Не обращая внимания на встревоженное хлопанье крыльев, напряженно всматриваюсь в небеса, силясь увидеть если не гарпий и виверн, то хоть какую-нибудь летающую нечисть. Соглядатаи Кальмуара могут быть повсюду, и попасться перед самым финишем было бы чертовски обидно. И лишь убедившись, что мы в относительной безопасности, я бросил короткое: “Ждите здесь”, и подбежал к противоположному краю крыши, принявшись изучать не очень-то и далёкую стену замка, по которой сновали защитники Рэйтерфола. Рискнув, я всё-таки встал во весь рост и замахал руками, привлекая внимание. Мои действия не остались незамеченными и вскоре один из лучников поднял вверх стрелу, а затем показательно наложил её на тетиву и выстрелил. Проследив глазами за снарядом, вонзившемся в крышу в десятке метров от меня, я подбежал к нему и снял с древка примотанную записку. Быстро пробежав взглядом по второпях написанному тексту, показал рэйтерфолцам большой палец и поспешно вернулся к своим.
        - В общем, дело дрянь, братцы и сестры,  - огорошил я их не радостной новостью.  - Воздушный мост на крышу нам перекинуть не могут, потому что сейчас стены защищены сплошным барьером, в который невозможно проникнуть извне, но изнутри которого можно вести атаку. К нашей удаче, один вход для отступающих они всё-таки оставили, так что наш первоначальный план не меняется,  - мысленным усилием активировав “Вторую кожу”, я облачился в боевой комплект,  - мы идём на прорыв через главные ворота.
        Глава 1. Часть 7


        Дав им пару секунд переварить услышанное, указал на дымоходы и возвышающиеся будки, служащие выходом на кровлю.
        - Долго на открытом пространстве не задерживаемся, передвигаемся от укрытия к укрытию. Берта, если заметишь птицу или ещё какого летучего зверя, постарайся снять его, если не успеем спрятаться, хорошо?
        Охотница кивнула и наложила на тетиву новую стрелу.
        Я перевёл взгляд на дрожащего и покрытого потом раненого.
        - Обезболивающее ещё действует?
        Он облизнул пересохшие губы и кивнул:
        - Да…
        - Потерпи ещё немного, приятель, нам немного осталось.  - Перекинув его руку через шею, помог ему подняться.  - Тебя как зовут-то?
        - Даймин, милорд.
        - А я Саргон. Ну, двинули.
        Из-за растекшейся по крыше дождевой воды каждый наш шаг сопровождался громким шлепком, и хотя вряд ли кто-то внизу услышит нас, это всё равно довольно сильно давило на нервы и заставляло озираться вокруг. Плохо, что дождь закончился, он хорошо маскировал лишние звуки и затруднял птицам перелёты, а теперь нашими союзниками остались лишь хмурые тучи, скрывающие солнце. Хотя нет, не только они.
        Скрывшись за очередным дымоходом, я бросил взгляд на стену донжона.
        Рэйтерфолцы внимательно наблюдали за нашим забегом и по мере сил перетягивали внимание наземного противника на себя, отстреливая чересчур ретивых и криками перебивая слух особенно внимательных. Если бы не они, кто знает, как долго нам бы удалось оставаться незамеченными.
        Чем ближе был конец здания, тем громче становился шум сражения. Кровожадное рычание, ожесточенные крики, взрывы и клубы поднимающегося над крышами горячего дыма, забивающего лёгкие - мы добрались до самого эпицентра захлестнувшей улицы города вакханалии. Кашляя и прищуривая слезящиеся глаза, мы подбежали к последней оставшейся на нашем пути кирпичной будке и выломали дверь, укрывшись на лестнице. Опустив Даймина, я поспешно вернулся ко входу, прижался к стене и стал внимательно наблюдать за защитниками Рэйтерфола, что стояли по всему периметру надвратных стен, яростно пуская вниз зачарованные стрелы и заливая всё вокруг разрушительной магией.
        Лядь! Отсюда оценить всю картину происходящего не выйдет!
        - Даймин - ты остаёшься здесь! Берта, за мной!
        Пригнувшись, мы добежали до края крыши, спрятались за парапет и осторожно выглянули вниз.
        Твою ж мать! Это ещё что за страхолюдина?!
        Я предполагал, что силзверы сейчас пытаются во что бы то ни стало взять штурмом единственный вход в замок, не защищенный барьером, но увиденное меня несколько обескуражило. Просто я-то ожидал увидеть орды хищников, не считаясь с потерями бросающихся на врата, а уж точно не одного единственного монстра!
        Во все глаза я смотрел на огромную тушу серокожего великана, чей рост достигал четверти крепостной стены. Длинными могучими руками, перевитыми жгутами напряженных мышц, он обхватил подъёмный мост и медленно тянул его вниз, стоя под градом стрел и смертоносных магических снарядов. Если на нём и была какая-то броня, то она уже давно сгорела в волшебном пламени, не выдержав обрушившегося на неё урона. Но великану на это было плевать - низко опустив голову и не обращая внимания на десятки вонзающихся в его толстую кожу наконечников, он продолжал неумолимо опускать мост, по сантиметру выдвигая удерживающие его толстые цепи.
        - Горный тролль,  - выдохнула пораженная Берта.  - Никогда не думала, что увижу такого вживую…
        Я нервно усмехнулся.
        - Мечты сбываются.
        С трудом оторвав взгляд от тролля, я прошелся глазами по малой привратной площади. А вот и отряды силзверов - сидят под защитой постоянно обновляемых магических куполов и терпеливо ждут падения врат. Причём к их и так немалой толпе постепенно присоединялись остальные зверосилпаты, подтягиваясь со всех улиц захваченного города.
        Внезапно со стороны противоположной боковой улочки раздался оглушительный взрыв и волна пламени разметала небольшую группу хищников, а следом за этим на площадь ворвалось несколько десятков выживших защитников города, тут же с криками вступивших в ожесточенную схватку с застигнутыми врасплох противниками. Но как только рэйтерфолцы увидели тролля и с отчаянием осознали тщетность своего самоубийственного прорыва, то сразу попытались отступить обратно в переплетение городских улиц, вот только силзверы не позволили им этого сделать, накинувшись на солдат озверевшей толпой.
        Стиснув зубы, я смотрел с вершины на сражающихся людей, и вдруг моё тело скрутило резкой судорогой боли. Согнувшись, я схватился за бока и зарычал. Зрение помутилось, а потом внезапно стало настолько острым, что от него не укрылась ни одна из снующих внизу человеческих фигур. Я почувствовал, как зрачки сужаются, превращаясь в вертикальные…
        Ринуться с крыши… Расправить крылья и напасть! Схватить когтями мерзких гуатов и рвать, рвать их плоть клыками! Дробить кости, жрать и убивать! Убивать до тех пор, пока в живых не останется ни одного!!!
        Мышцы стали нарастать, позвоночник вытянулся, плечи разошлись в стороны и броня едва слышно заскрипела от натяжения…
        - Милорд? Вы в порядке, милорд?
        Кто-то взял меня за плечо и развернул к себе. Перед глазами возникло встревоженное женское лицо.
        ГУАТКА!!! УБИТЬ!!!
        Я с рыком ринулся на неё, схватил за шею и повалил на землю. С ненавистью смотря ей в глаза, с силой сжимаю дриарилловые пальцы и она начинает хрипеть, извиваясь подо мной со слезами на глазах…
        СТОЙ!!!
        Отрезвляющий вопль ворвался в сознание и вернул мне контроль над телом, оттеснив алчущего крови монстра обратно во тьму. Разжав руки, я в страхе отпрянул от Берты и с расширившимися глазами смотрел на то, как она, сжавшись в комочек, кашляет и с сипением вдыхает пропитанный гарью воздух.
        Что же это… Как… Как я мог…
        Я опустил взгляд на дрожащие ладони. Голова работала с трудом, мысли путались.
        Виверна. Неужели это была виверна? Но как такое возможно? Закрепляющая трансформация ведь занимает несколько дней или недель! Тогда какого..?!
        Мои зрачки расширились.
        Неужели с повышением граней лимрака и большим количеством поглощенных жертв время закрепления нового образа для превращения снижается? И как я мог забыть про то, что в описании “Метаморфа” точно говорилось, что на это также влияет и значение атрибутов? Лядь! Тогда сколько же у мне остается до обращения?
        - М-милорд?
        Вздрогнув, я поднял голову и посмотрел на напряженно замершую Берту, сжимающую одной рукой распухшее горло. Мне с трудом удалось разлепить пересохшие губы:
        - Прости меня, Берта. Я не знаю, что со мной произошло. Наверное, задело каким-то заклинанием… Прости.
        Девушка, продолжая внимательно наблюдать за мной, покачала головой.
        - Со мной всё в порядке, милорд. Только говорить больно, а так всё нормально. Не переживайте.
        Сглотнув, я сжал кулаки и вернул самообладание.
        - Возвращаемся.
        Вернувшись к Даймину, я вытащил из пояса склянку с зельем исцеления и протянул охотнице.
        - Держи, тебе необходимо восстановиться.  - Немного поколебавшись, Берта всё же взяла эликсир. Наблюдая за тем, как она снимает крышку и прикладывает к губам алхимический напиток, я задал очень интересующий меня вопрос: - Что ты знаешь об этом горном тролле?
        - Не очень много.  - Девушка нахмурилась.  - Они очень живучи, выносливы и сильны, но довольно неповоротливы. Кожа у них очень толстая и крепкая, сама по себе является естественной бронёй. Но главная их особенность не в этом. Отец рассказывал, что они обладают просто чудовищным сопротивлением к магии. Вот только тот тролль, которого мы там видели,  - она хмуро закусила губу.  - Он не должен так просто стоять под таким количеством заклинаний. Думаю, его поддерживают маги.
        Я откинул забрало шлема и провёл ладонью по залитому потом лицу. Она права, сколь бы не был силён этот великан, от такой концентрации урона он давно должен был свалиться замертво. Скорее всего вражеские колдуны безостановочно защищают его магическими щитами и барьерами, тщательно охраняя свой живой таран. Плюс во всём этом только один - если у твари большой процент сопротивления к магии, то прямые заклинания исцеления работают на него либо совсем плохо, либо вообще никак. Так что надо лишь сбить щиты, а потом… а что потом?
        - У него есть слабые места?
        Берта мрачно кивнула.
        - Немного. В основном это глаза, уши, ноздри и рот, но там везде защитные наросты, лёгкой целью они не являются. Пах и сухожилия тоже уязвимы, хотя и они отлично бронированы. Ещё отец упоминал, что защитой от магии обладает лишь их кожа, поэтому магический урон хорошо проходит в любую открытую рану. Вот только у них регенерация бешеная и всё быстро затягивается. Горные тролли страшные противники, милорд.
        - Это я уже понял.
        И как же мне уничтожить этот ходячий танк?! А ведь уничтожить его нужно обязательно, иначе он выломает ворота за считанные минуты. Хотя…
        Я задумчиво посмотрел на Коллапс.
        В любую открытую рану, говоришь?
        - У меня есть идея, но действовать придётся очень быстро.  - Я вытащил из схроновой сумки рунир и отдал Берте.  - Это рунир телепортации, у меня такой только один, берёг на самый крайний случай, поэтому будь с ним поосторожнее. План действий простой - сидим у парапета и ждём, когда тролль опустит мост. После этого я атакую, а вы сразу же телепортируетесь на мост, поближе к подъёмной решётке. На меня внимания не обращаете, спасаете свою шкуру, поняли?  - Я посмотрел Берте в глаза и дождался её кивка.  - Хорошо. Активируй на Даймине свиток снижения веса и готовьтесь к выходу.
        Быстро перебрав полученные от барона руниры, нашел нужные и зарядил их в Коллапс в нужной последовательности. Напоследок выпил зелья увеличения ловкости и силы, долгоиграющее исцеление, а также активировал пустарный щит - скорее всего он слетит в первые же секунды, но мне их должно хватить с лихвой.
        Опустив забрало, я кивнул Берте и мы выбрались наружу, достигли парапета и принялись напряженно изучать обстановку внизу. Удивительно, но группа рэйтерфолских солдат ещё держалась, отчаянно сражаясь с окружившими их хищниками. Хотя им вряд ли бы удалось простоять столь долго, если бы со стен им не оказывали огневую и магическую поддержку. Но, увы, несмотря на это силзверы почти закончили расправу над ними.
        Я перевёл взгляд на тролля. Великан, не отвлекаясь, продолжал своё черное дело, и прямо на моих глазах, стоя по пояс во рву, переместился влево и поудобнее перехватил мост, а затем поднапрягся, окончательно опустил его и навалился всем весом, удерживая в таком положении. Ждавшие этого момента крупные бронированные хищники и монстры тут же ринулись вперёд, к решётке, дабы поднять её и добраться до последней преграды - крепких двустворчатых ворот.
        Пора!
        Сделав несколько шагов назад, я разбежался и спрыгнул с крыши, изо всех сил оттолкнувшись от парапета. С замершим от падения сердцем, активирую в воздухе Коллапс и кричу вспыхнувшие в голове слова на древнем магразийском языке:
        - Разъебариус Бухтрахамон!!!
        Дриарилловая рука загорелась яростным пламенем и меня камнем потянуло к земле. Всё, что мне оставалось, это вытянуть кулак и направить его в гущу бегущих к мосту зверосилпатов. Падение вдруг резко ускорилось и я врезался кулаком в каменную мостовую, разлетевшуюся от удара на куски, и одновременно с этим грянул оглушительный взрыв. Волна жгучего огня ринулась во все стороны, играючи снося и силзверов, и людей. Стены ближайших домов были разрушены, магические щиты пали, а в месте моего падения зиял небольшой кратер. Но самое главное было в том, что потоки наполненного жаром воздуха заставили тролля покачнуться - сделав шаг назад, он замер вполоборота и оглушенно тряс головой, но его левая рука продолжала удерживать мост.
        Не теряя времени, я выбежал из кратера, развернулся лицом к горящим зданиям, у которых толпились не задетые взрывом силзверы, и вновь активировал Коллапс. Щёлкнул схроновый барабан, треснул очередной рунир и на чёрном металле снова загорелись раскалённые докрасна руны.
        - Стэнабраш Агно!
        Из руки хлынул поток жидкого пламени, и там, куда падал его конец, вздымалась огненная стена. Я быстро создал полукруг, от одного края рва до другого, отрезав зверосилпатов от моста, но при этом оставив в защитном круге нескольких выживших защитников Рэйтерфола. И только после этого обернулся к троллю, и, смотря на его морду, вытащил из ножен Халдорн, перехватил его обратным хватом, лезвием к земле, и ринулся вперёд. Домчавшись до моста, стремительно пробежал по туго натянутой цепи несколько метров вверх и прыгнул прямо на задравшего голову великана. Приземлившись на его лицо, я крепко вцепился дриарилловой рукой в какой-то нарост, а затем с размаху вогнал лезвие меча в тонкую щель приоткрытой пасти и надавил что есть силы, раздвигая могучие челюсти. И едва рот заревевшего от боли тролля немного распахнулся, я тут же сунул в него стальной кулак и активировал Коллапс.
        Хруст рунира, яркая кроваво-красная вспышка и раскалённый огненный шар взрывается прямо в пасти горного тролля. Потоки пламени вырываются из его рта, ушей, ноздрей и глаз, и волна горячего воздуха ударяет меня в грудь и отбрасывает назад, словно пушинку. С криком падаю на землю, дыхание перехватывает от жесткого удара и меня несколько раз переворачивает по разбитой мостовой. Борясь со звоном в ушах и головокружением, сплёвываю заполнившую рот кровь и с усилием приподнимаюсь, смотря на то, как тролль с горящей головой медленно падает в ров с водой.
        Что за чёрт? Почему я не чувствую поглощенной силы? Этот выродок что, ещё жив?!
        Полный бешеной ярости рёв раздался за спиной и я резко обернулся - большой чёрный волколак прыгнул прямо через огненную стену и падал прямо на меня, разведя в стороны лапы с острыми длинными когтями. Не задумываясь ни на мгновение я скинул Щит Светочи и нанёс им встречный удар, отшвырнув в сторону обрушившегося зверя.
        Халдорн! Где мой меч?!
        Вылетевший во время падения клинок валялся невдалеке, и я тут же ринулся к нему, схватил и встал в стойку, держа рукоять двумя руками, а щит вернув на плечо - он против этой ловкой твари не помощник, будет лишь мешать следить за его движениями и использовать дриарилловую руку.
        Волколак в несколько прыжков сократил разделяющее нас расстояние и размашисто атаковал. Подобно лезвиям кинжалов сверкнули когти и я резко отступил назад, отбивая их в сторону мечом и тут же контратакуя в правый бок. Но хищник умело увернулся и вновь перешел в атаку, нанося стремительные и невероятно сильные удары лапами. Безостановочно уходя в сторону и блокируя их, я отвечал колющими и рубящими выпадами в открывшиеся части тела, вот только безуспешно - волколак бился просто отменно, пресекая любую возможность нанести ему даже царапину.
        От столкновения Халдорна и когтей слышался непрекращающийся звон стали, а мышцы гудели от напряжения. С каждым мгновением наша схватка становилась всё яростней и ожесточённей, мы жаждали смерти друг друга и кровь в жилах буквально кипела от бурлящей в ней энергии. И вот, наконец, волколак совершает ошибку и выставляет правую ногу чуть дальше, чем следовало. Я тут же подаюсь вперёд и с силой бью по ней ступнёй - зверь с рёвом падает на колено и я вздымаю Халдорн, с победным криком обрушивая его на голову врага. Но хищник вдруг резко вскидывает левую лапу и отбивает предплечьем лезвие меча в сторону!
        Мои зрачки расширились.
        Какого..?! Его шерсть что, обладает дополнительной бронёй?!!
        Волколак стремительно подпрыгивает и наносит молниеносный удар правой лапой сверху вниз, разрезая когтями стальной воротник нагрудника и вспарывая мне шею. С криком боли отшатываюсь назад и едва успеваю подставить дриарилловую руку под распахнутую пасть - клыки тисками смыкаются на предплечье и до твари не сразу доходит, что он кусает чистую сталь, и я сразу же пользуюсь моментом и бью его гардой по морде, разрывая железным лепестком губу и бровь. Волколак разжимает зубы и с рычанием отпрыгивает, ослеплённый на один глаз хлещущей кровью. Не давая зверю опомниться, делаю рывок вперёд и изо всех сил впечатываю дриарилловый кулак ему в челюсть, опрокидывая черную тушу на землю.
        Кривясь от боли и зажимая железной ладонью разрезанную шею, разворачиваюсь к пытающемуся встать противнику и…
        Оглушительный гул рога призывно разноситься по округе и я оборачиваюсь в сторону ворот.
        Мост! Они начинают поднимать мост!
        Со стороны слабеющей огненной стены раздаётся кровожадное рычание и я перевожу на неё взгляд - мечущиеся за ней размытые фигуры вдруг резко увеличиваются и превращаются в силзверов, достаточно осмелевших, чтобы перепрыгнуть через постепенно исчезающую преграду.
        Опускаю напоследок глаза на приподнявшегося волколака, а затем резко срываюсь с места и бегу к мосту. Слыша за спиной стремительно настигающую погоню, ускоряюсь из последних сил и на последних метрах отталкиваюсь от края и с криком прыгаю, проношусь надо рвом и цепляюсь дриарилловой ладонью за бревна быстро уходящего вверх моста. Сцепив зубы, закидываю Халдорн в ножны, хватаюсь уже двумя руками и с усилием подтягиваюсь, переваливая себя на ту сторону и тут же соскальзывая вниз, ногами вперёд. Крепостная решетка барбакана была приподнята и я пронёсся прямо под ней, вывалившись внутрь защитного сооружения, где меня, захлёбывающегося кровью, тут же подхватили под руки защитники Рэйтерфола и выволокли во внутренний двор замка. Практически мгновенно я почувствовал, как по телу растекается волна животворящего лечения и, наконец, смог немного расслабиться.
        - А ну расступитесь, остолпы!  - Раздался возмущенный женский крик.  - Какого шхайрата вы мелкосортную магию исцеления в ход пустили, а? Совсем сбрендили? Не видите, что у него рана на шее? А если сосуды неправильно срастутся? Что тогда прикажете делать, а, дурни?!
        С головы стянули шлем и надо мной склонилось озабоченное лицо алхимика.
        Вейри.
        Я улыбнулся и закрыл глаза.
        Ну всё, теперь уж точно нечего бояться - выживу и буду как новенький.
        Слава Древним…
        Глава 1. Часть 8


        - Эй, эй, Саргон! Сейчас не время терять сознание! Слышишь?
        - Да с вами отрубишься, как же…  - хмыкнув, прохрипел я и поморщился от боли.
        - Вот и не стоит этого делать, пока осмотр не закончу.  - Вейри облегченно вздохнула и надела волшебные очки, принявшись изучать рану.  - Так, с виду всё неплохо, обойдёмся несколькими зельями, натру мазью, а ребятки закрепят всё магией, пусть даже и простой. А то, знаешь ли, ранения в критические зоны всегда намного опаснее обычных, поэтому даже для силпатов они могут стать проблемой. Проглоти и запей.
        Тёплый напиток приятно растёкся по желудку, а прохладная мазь сняла болевые ощущения, но окончательно прийти в себя помогло заклинание исцеления. Вот только вставать страшно не хотелось, и я бы с удовольствием полежал ещё, если бы мне это позволили.
        - Как он?  - раздавшийся надо мной знакомый командирский голос заставил открыть глаза и найти говорившего взглядом.
        Нахмурившись, мастер Сидиус как-то странно смотрел на меня, при этом держа расслабленной ладонью рукоять висящего на поясе меча, и ничего хорошего его вид явно не предвещал.
        - Если бы не воротник нагрудника, всё было бы намного хуже.  - Вейри устало поднялась на ноги.  - А так рана страшная только с виду, хотя крови он потерял довольно много, но больше ничего серьёзного. Я бы попросила тебя дать ему немного отдохнуть, но ты вряд ли послушаешь.
        - Позже отдохнет,  - жестко отрезал мечник.  - Саргон, поднимайся! Тебя ждёт лорд.
        Вздохнув, я с кряхтением встал, забрал протянутый мне шлем и собрался уже было идти за мастером, но резко остановился.
        - Подождите!  - Вскинув голову, я заозирался вокруг.  - К воротам должна была телепортироваться женщина с раненым солдатом! Она была там? Вы запустили их внутрь?
        Ответом мне послужил громкий женский крик:
        - Я здесь, милорд!  - Я с облегчением увидел поднявшую руку Берту, с усталой улыбкой стоящую рядом с лежащим на носилках Даймином и ещё несколькими воинами из того отряда, которым повезло выжить в мясорубке.  - С нами всё в порядке, не беспокойтесь!
        Кивнув ей, повернулся к мастеру Сидиусу, внимательно наблюдающему за мной. Не сказав ни слова, он направился к замку, и я, также молча, пошел следом. И с каждым шагом моё лицо становилось всё мрачней от того, что я видел вокруг: привалившиеся к стенам усталые солдаты смотрят себе под ноги пустыми взглядами, везде лежат раненые, отовсюду раздаются стоны боли, крики и плач, а каждый свободный метр когда-то красивых садов заставлен палатками беженцев, ради размещения которых отряды рабочих безжалостно вырубили кустарники и декоративные деревья. Радует, что барон не из тех, кто будет печься о внешней красоте, когда на кону стоят человеческие жизни. Вот только…
        - Неужели это все, кого удалось спасти?  - Не веря, спросил я идущего впереди мастера.  - А как же остальные жители города? Территория замка ведь при всём желании не вместила бы всех горожан, тогда где остальные?
        Сидиус бросил на меня взгляд через плечо.
        - Женщин, детей и стариков разместили в подземельях замка. Их специально построил на случай осады и захвата города ещё отец Дэриора. Перепись населения велась регулярно и площадь подземелий при нужде расширяли, чтобы можно было вместить всех.
        Вот оно как.
        Я невольно посмотрел себе под ноги.
        Рэйтерфол действительно был готов к атаке. Держу пари, в ближайшие месяцы и с провизией тоже проблем не будет. Но что-то мне подсказывает, что никто не рассчитывал на столь быстрый прорыв первого кольца стен и захват городских улиц. Силзверы смогли всех неприятно удивить, это уж точно.
        Мне вспомнился волколак у ворот. А ведь мы сталкивались с ним раньше - именно он, с наполовину оторванным левым ухом, поделился со мной едой, когда я в форме страгена пробирался к Генриетте арн Рэн. Сильный противник, ничего не скажешь. Именно битва с ним и с троллем заставила меня понять одну вещь, которую до этого я тщательно гнал от себя прочь.
        Я проводил задумчивым взглядом пробегающих мимо воинов Рэйтерфола.
        Несмотря на то, что у барона ещё достаточно солдат для успешной обороны, в долгосрочной перспективе Рэйтерфолу не выстоять. Признавать это тяжело, но необходимо - обстоятельства не на нашей стороне. Если вспомнить карту на стене у капитана Водлара, то Рэйтерфол является самым восточным городом Объединённого Архиона, да ещё и расположенным глубоко в Глухолесье, и если раньше это было тактически выгодной позицией, то теперь, после разрыва Единого Договора “Аравеса” с Пастахурами, всё изменилось. И ведь самое поганое в том, что помощи ждать неоткуда, потому что ближайший территориальный сосед баронства это графство Афилем, принц которого не так давно пытался устроить здесь кровавый переворот.
        Мы зажаты в тиски врагами, и если ничего не изменится, то город падёт.
        Пройдя мимо охраняющих ворота гвардейцев “Чернознамень”, мы вошли внутрь и поднялись в зал совещаний, двери которого привычно охранял фаргранд Викториан Граз. Приветственно кивнув, он впустил нас и я сразу же отметил усталые взгляды, которыми меня встретили все присутствующие: капитан Водлар, магистр Харлен Кривглазиан, главнокомандующий Вельхорк, сам барон и, что наиболее важно, кот Харуд, возглавлявший нашу операцию по убийству Легратоса.
        Я скользнул по нему задумчивым взглядом.
        Значит, он выжил и вернулся обратно… Выходит, им всем известны подробности произошедшего. Хотя… все ли? Что именно ему удалось увидеть и рассказать?
        Стараясь внешне оставаться спокойным, я остановился на почтительном расстоянии от стола и поклонился сначала барону, а затем и всем остальным.
        - Лорд. Милорды. Рад видеть вас всех живыми.
        - А мы удивлены увидеть в живых тебя, Саргон,  - произнёс барон и, смотря мне в глаза, указал на стул по ту сторону стола, стоящий напротив него.  - Садись.
        Я занял указанное место и на всякий случай положил руки на столешницу, чтобы их все видели. Дэриор Драйторн некоторое время молча изучал меня, а затем кивнул на кота.
        - Харуд рассказал нам о том, как умер Легратос. Тебе есть что добавить к его словам?
        Я пожал плечами и покачал головой.
        - Вряд ли. Легратоса убил Лютер Рич, а так как я его среди вас не вижу, то, думаю, во время нашего отступления он, скорее всего, погиб. Что же касается лично меня,  - я обвёл глазами собравшихся, а затем вновь посмотрел на барона,  - то мне повезло спастись и силой прорваться в город. Мастер Сидиус был этому свидетелем.
        - Да, про это мне уже доложили. Тот тролль изрядно потрепал нам нервы. Мы не были готовы к его появлению, уж слишком редкий противник.
        Нахмурившись, я потянулся мыслью к дриару и изучил записи прошедшего боя.
        - Мне жаль об этом говорить, милорд, но убить его мне не удалось.
        Дэриор досадливо поморщился.
        - Это печально. Но даже в этом случае на его восстановление у них уйдёт немало времени, а это плюс.  - Барон тяжело вздохнул.  - А вот минус, господа, в том, что Кальмуар не сдержал своего слова. И даже более того,  - он взглянул мне в глаза,  - он использовал смерть Легратоса и объявил войну всему Объединённому Королевству Архион.
        Я вскинул брови.
        - Всему Архиону? Вы серьёзно?
        - Увы, но да. Пока что это только на словах, конечно же, для официального объявления войны у него не хватает полномочий, ведь его ещё не избрали на место Царя Зверей. Но, учитывая поддержку радикально настроенных зверосилпатов, это лишь вопрос времени.
        - Масштабная война против хищников,  - с горечью произнёс Вельхорк и сокрушенно покачал головой.  - Как мы могли не предвидеть эти последствия, отец?
        Дэриор промолчал, и вместо него заговорил я, не сводя глаз с барона.
        - Вы не правы, господин Вельхорк. Лорд Драйторн как раз и предвидел подобное развитие событий.
        Главнокомандующий сдвинул брови и холодно спросил:
        - Что вы имеете в виду?
        - Лишь то, что вы услышали.
        Сын барона помрачнел и хотел было сказать что-то ещё, но Дэриор поднял руку.
        - Прошу тишины.  - Выждав несколько секунд, он сцепил пальцы в замок и обратился ко мне: - Саргон, не будешь так добр поделиться своими соображениями.
        - Как вам будет угодно, лорд. Я и сам не так давно думал об этом и пришел к выводу, что силзверы изначально планировали начать крупномасштабную войну. Им нужен был лишь повод, и они бы его получили в любом случае, вне зависимости от наших действий. Возможно, о настоящих планах было известно не всем хищникам, а лишь некоторым, но сути это не меняет. Я даже подозреваю, что сам же Легратос и спланировал покушение на самого себя, и по первоначальной задумке мы все должны были там умереть, а царь зверей выжить. Вот только он не учёл Кальмуара, который снабдил нас ядом и использовал для того, чтобы мы убрали его главного конкурента с дороги к трону. И если всё это действительно так, как я думаю, то у нас просто не было выбора: либо умереть, ничего не сделав, либо рискнуть, доверившись Кальмуару в надежде на то, что он выполнит уговор и даст нам время покинуть город. Но войну Архиону объявили бы в любом случае, вне зависимости от нашего решения.
        Зал Совещаний на несколько мгновений погрузился в тишину, которую нарушил барон.
        - В большинстве своём Саргон прав. Я тоже считаю, что истинной целью всего этого… “спектакля”, было получение формальной причины для объявления войны против королевства. Поэтому всё, что нам оставалось в данном случае, это попытаться выжить, дав зверосилпатам то, что им было нужно - эту самую “причину”. Но, увы, Кальмуар слова не сдержал. Единственное,  - он поднял палец,  - с чем я не согласен в суждениях Саргона, так это с ролью Легратоса. Он был очень умным и мудрым существом, многие десятилетия поддерживающим шаткий мир между нашими расами, и я уверен, что он не стал бы собственными руками рушить то, что сам же и создал. Думаю, ему стало известно о планировании этой провокации и он вмешался. Но, скорее всего, было уже слишком поздно…
        - Потому что к тому времени мы уже убили Пастухара Энкелада,  - мрачно догадался я.
        Дэриор кивнул.
        - Именно. Состоящий из кровожадных хищников Ша-Гриард требовал крови, и Легратосу ничего не оставалось, кроме как принести нас в жертву миру. Ведь согласитесь - пусть лучше на растерзание будет отдан один город, чем грянет война против всех силпатов.
        - Старый как мир принцип меньшего зла,  - хмыкнув, протянул Кривглазиан.
        - Но, как бы там ни было, Кальмуар всех переиграл,  - скривившись, сказал Сидиус.
        - Может, и переиграл, но мы-то всё ещё живы,  - возразил капитан Водлар.  - И, Древние мне в свидетели, он кровью умоется, но Рэйторфол на блюдечке не получит!
        - Всё верно, капитан.  - Дэриор слегка улыбнулся ему.  - Сдаваться никто и не собирается. Но и жертвовать жизнью ради города не вижу смысла.
        Его слова поразили присутствующих, особенного его родного сына.
        - Мы собираемся сдать город?!
        Барон кивнул.
        - Да.
        - Но ведь за всю историю своего существования Рэйтерфол никогда не был взят врагом! Да и зачем отступать, если у нас достаточно сил, чтобы держать оборону ещё долгие месяцы?! Надо лишь продержаться до тех пор, пока не придёт подкрепление от кронмаршлалла, и всё!
        - Ммм.  - Поглаживая бороду, Кривглазиан состроил кислую мину.  - Мне жаль тебя разочаровывать, Вельх, но подкрепления не будет.
        Молодой главнокомандующий вскинул брови.
        - Что? Но почему?!
        - Потому что что-то глушит любую дальнюю связь. Мы не можем пробиться сквозь магические помехи и позвать на помощь, увы. Так что абсолютно никто даже не в курсе нашего щекотливого положения. Думаю, в этом деле тоже не обошлось без ветвистой лапы Кальмуара.
        Вельхорка эта новость обескуражила.
        - Но… как же так…
        - Достаточно!  - Дэриор сдвинул брови.  - Я уже принял решение. Спасение жизни нашего народа - вот что является главным приоритетом! И именно поэтому мы оставляем город, но оставляем его не навсегда. Клянусь вам Ушедшими Древними, мы очень скоро вернёмся сюда и отвоюем наши родные земли обратно. Но сейчас мы должны спасти как можно больше людей. Это - важнее всего. Понятно?
        Он обвёл всех внимательным взглядом.
        - Хорошо. А теперь давайте обсудим детали.
        Барон махнул рукой и на столе появилась магическая проекция Рэйтерфола со всеми тактическими обозначениями, известными на данный момент.
        - Действовать нужно быстро, пока…
        - Милорд?  - перебил я его, и Дэриор с лёгким удивлением посмотрел на меня.
        - Да, Саргон?
        Я тяжело вздохнул и покосился на молчаливо сидящего Харуда.
        - Прежде, чем вы продолжите, я бы хотел рассказать вам всем ещё кое о чём. Это важно, поверьте мне.
        Барон задумчиво откинулся в кресле.
        - В таком случае внимательно слушаем тебя.
        Заглянув каждому из сидящих за столом в глаза, я остановил взгляд на Драйторне, собрался с духом и произнёс:
        - Милорд, вы должны знать, что я не совсем человек.
        Краем глаза замечаю, как мастер Сидиус опускает руку на рукоять меча и переглядывается с Водларом и Вельхорком. Кривглазиан хмурится и складывает руки на груди, в то время как барон и Харуд остаются совершенно спокойны.
        - Да? И кто же ты?  - с интересом спрашивает Драйторн.
        Смотря на него исподлобья, уверенно отвечаю:
        - Я лимрак.
        С мгновение ничего не происходило, но затем, как только до них дошел смысл сказанного, Сидиус, Водлар и Вельхорк вскочили со своих мест и обнажили оружие. Лишь огромным усилием мне удалось заставить себя не дёрнуться и не вытащить Халдорн, оставшись недвижимо сидеть на месте.
        - Всем стоять!  - рявкнул барон, ударив кулаком по столу. Пригвоздив каждого железным взглядом, он вновь внимательно посмотрел на меня.
        - Как давно?
        - С самого моего возрождения в Колыбели, милорд.
        - И почему же ты решил признаться именно сейчас?
        Я пожал плечами.
        - Не хотел лгать вам, милорд. К тому же,  - я кивнул на Харуда,  - он видел, как я слился с виверной и превратился в неё. Да и мастер Сидиус заподозрил что-то неладное. Так что я всего лишь хотел избежать лишнего напряжения в нашем с вами сотрудничестве, вот и всё.
        Барон усмехнулся.
        - А после этого твоего признания мы будем чувствовать себя абсолютно не напряженными, так что ли?
        Я вернул ему усмешку.
        - Я не являюсь вашим врагом, милорд. И даже более того - я не отношусь к тому поколению лимраков, с которыми вы воевали в Многоликую Войну.
        - Поколению?  - он нахмурился.  - Что ты имеешь в виду?
        - Он хочет сказать, что не может создавать собственные копии после поглощения жертвы,  - со вздохом ответил за меня магистр Кривглазиан.
        Драйторн медленно повернул голову к магу.
        - А ты об этом откуда знаешь, Харлен?
        Он развёл руками.
        - Я очень долго изучал лимраков, Дэриор. И даже более того - моя первая жена была одной из них.  - Он ненадолго замолчал.  - Ну-у, и если уж совсем начистоту, то и сын тоже.
        Барон тяжело вздохнул и устало помассировал глаза.
        - В таком случае не просветишь нас насчёт этих… поколений?
        - Тут всё просто. Всего три поколения: первое - после поглощения цели могут превращаться в неё; второе - сожрав жертву могут создавать ограниченное количество своих копий, грубо говоря размножаясь таким образом. Ну а третье… был известен только один представитель, и его удалось уничтожить. Так что, по факту, имеем только два поколения, и Саргон как раз-таки относится к первому. А в упомянутой Многоликой Войне сражались против…
        - Лимраков второго поколения,  - задумчиво закончил за него Драйторн.
        - Именно так,  - подтвердил магистр.
        - Хм. Ты знал об этом, Сидиус?
        Старый ветеран покачал головой.
        - Никак нет. Но сегодня я заметил, что он стал выше ростом и выглядит крупнее, чем перед отправкой за Легратосом.
        Я улыбнулся мастеру.
        - Это потому что я поглотил виверну и теперь у меня идёт медленная трансформация в неё.
        Харуд поднял лапу и впервые за встречу подал голос:
        - Подтверждаю. Он убил виверну, затем превратился в неё и улетел. Но в тот момент я думал, что каким-то заклинанием его жизнь использовали, чтобы воскресить рептилию, поэтому до сегодняшней встречи был уверен, что он мёртв.
        - Хм. Вот всё и встало на свои места.  - Дэриор побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.  - А почему ты не поглотил Легратоса?
        Я горько усмехнулся.
        - Не поверите, но я именно это и собирался сделать. Вот только паскуда Лютер меня опередил и нанёс последний удар.
        Барон кивнул.
        - Понятно. А кто ещё знает о том, кем ты являешься на самом деле?
        - Об этом известно только четверым моим близким друзьям и больше никому.
        - Четверым…  - Он несколько секунд молчал, напряженно размышляя и покусывая губу.  - Харлен, так ты считаешь, что он не опасен?
        - Почему же?  - Кривглазиан улыбнулся.  - Ещё как опасен. Но только для своих врагов.
        Дэриор хмыкнул, а затем хлопнул ладонью по подлокотнику, принимая решение.
        - Тогда так тому и быть!  - Барон посмотрел мне в глаза.  - Саргон, клянёшься ли ты Ушедшими Древними, своей душой и честью, мне, баронству Драйторн, граду Рэйтерфол, а также всем его жителям в беспрекословной верности?
        Не отводя взгляда и ни капли не сомневаясь я тут же ответил:
        - Клянусь всеми Богами до последней капли крови беречь и защищать жизнь и свободу каждого достойного подданного баронства Драйторн! Можете во мне не сомневаться!
        Барон удовлетворённо кивнул.
        - Как твой лорд я принимаю твою клятву, легранд Саргон. И раз мы покончили с формальностями, то попрошу всех опустить оружие и вернуться на места, дабы мы могли продолжить.  - Он выжидающе уставился на Сидиуса, Водлара и Вельхорка, и продолжил говорить лишь тогда, когда они не опустились обратно в кресла.  - Вот и чудно. Дальнейший план, на самом деле, весьма прост.  - Дэриор указал рукой на проекцию города.  - Пока зверосилпаты ещё не собрались с силами и не взяли нас в плотную осаду, мы ударим на опережение и прорвёмся к портальной арке, установим безопасный коридор от неё до барбакана и переправим через портал всех жителей Рэйтерфола.  - На его лице появилась весёлая улыбка.  - Как видите, нет ничего сложного.
        Оценив расстояние от барбакана до портальной площади, я хмыкнул.
        Ага. Нет ничего сложного. Как же. Да это будет самая настоящая кровавая бойня!
        А ещё меня здесь называют психом… Хотя…
        Я оскалился в ухмылке.
        Мне нравится! Самоубийственный прорыв как раз в моём стиле!
        Глава 2.
        ГЛАВА 2.
        Я стоял на одном из искусственных садовых холмов и наблюдал за тем, как спешно формируются и инструктируются отряды из солдат и горожан. Драйторн мобилизовал все силы и рассчитывал на молниеносную атаку: острие прорыва будет состоять из сильнейших силпатов вместе с ним во главе, а сопровождающие их маги и воины второго эшелона установят заграждения по обе стороны от главной улицы, обезопасив на некоторое время дорогу, по которой сразу же после открытия портала на повозках и лошадях двинуться гражданские вместе с оставшимися военными силами, целью которых будет защита людей. В общем, заварушка грядёт знатная, поэтому к ней следует хорошенько подготовиться.
        Я устало присел под деревом на колени и потянулся мыслью к дриару.
        Что тут у нас? С прошлого раза получено ещё 448 085 униаров? Весьма недурно. Теперь вопрос лишь в том, как их лучше всего распределить… Хм. Думаю, для начала стоит развить то, что следует развивать при любом удобном случае:

“Хищение”: +1 такт до двадцать первого, 21 000 униаров;

“Бугай”: +1 такт до одиннадцатого, 11 000 униаров;

“Метаморф”: вкладываем 1 999 униаров, чтобы до нового такта оставался ровно 1 униар;

“Мощь Лимрака II - Грани”, “Мощь Лимрака III - Навыки” и “Мощь Лимрака IV - Специализации” получают по +1 такту до пятнадцатого, на это уходит 45 000 униаров;

“Схроновая Рунирная Система”: +1 такт до семнадцатого, 17 000 униаров;

“Лидерство”: +1 такт до шестого, 6 000 униаров;

“Сквозь огонь и воду (личное именное оружие “Халдорн”)” и “Сквозь огонь и воду (личное именное оружие “Коллапс”)” по +1 такту до третьего, 100 000 униаров.
        Так, теперь пройдёмся по навыкам:

“Аркану Волшебство” и “Ближний Бой” добиваем до максимального пятого такта, на первый уходит 22 500, а на второй 17 500 униаров;

“Дальний Бой”: +1 такт до третьего, 5 000 униаров;

“Внимание”: также до максимального, 22 500 униаров;
        Собственно, с навыкам всё, теперь специализации:

“Длинные мечи”: +15 тактов до сорокового, 49 500 униаров;
        В “Слух” и “Зрение” уходит по 20 500 униаров, чтобы добить их до двадцать пятого такта;
        Плетение “Волшебный кулак”, немного поразмыслив, прокачал на пять тактов до тридцатого, вложив 14 000 униаров.
        А вот теперь переходим к самому интересному.
        Планируя дальнейшее развитие, я не могу не учитывать ограниченность в ресурсах. То есть, если сосредоточиться на развитии Коллапса, то я неизбежно сталкиваюсь с постоянным пополнением снарядов - руниров, которые улетают просто с бешеной скоростью. А так как на изучение рунирологии для самостоятельного изготовления волшебный таблиц у меня банально нет ни времени, ни знаний, ни даже материалов, то пополнять запасы можно только покупкой оных. Вот только средства на это, опять же, отсутствуют. Всё это заставило меня вернуться к первоначальному плану - развитию магических искусств. Но уже имеющихся заклинаний из арканы “Волшебство” недостаточно: во-первых, я всё ещё не могу их применять, потому что не изучил формулы применения, а во-вторых, атакующих плетений там чертовски мало.
        Но выход есть.
        За убийство Легратоса мне так или иначе полагалась награда, и я взял её рунирами на плетения от первого до третьего круга из пяти школ магии: волшебство, магия огня, магия воздуха, магия земли и магия воды. Тактика проста - я прокачаю каждый навык с этими арканами стихий до третьего такта, потратив на это 34 000 униаров, а затем возьму на первом такте все их заклинания от первого до третьего круга, по порядку, на сколько хватит униаров. Этот финт позволит мне выбрать несколько атакующих и оборонных плетений с высокими показателями урона и защиты, но с малым временем сотворения. С “Волшебным кулаком” я сглупил - его время сотворения уже 3,55 секунд, а урон 3 083. Слишком долго идёт каст, тогда как если бы оно сейчас было на первом такте, то с моими показателями атрибутов выходило бы 2 774 урона при времени сотворения в 2,4 секунды. Да, выигрыш небольшой, но это существенно, когда каждая доля секунды на вес золота. И именно поэтому новые заклинания я буду держать на первом такте, а прокачивать буду только грани на уменьшение пустарной стоимости заклинаний и на мгновенное сотворение, чтобы в итоге
сократить время произнесения до почти мгновенной активации, и уже только потом буду повышать такт самих плетений ради ещё большего урона. Ну а выучить новые заклинания будет проще простого - надо лишь зарядить в Коллапс полученные в награду руниры и использовать их на обильном разнообразии врагов.
        Итого:

“Пустарная стоимость”: +3 такта до четвёртого, 9 000 униаров, минус 3 % к затратам;

“Мгновенное сотворение”: +3 такта до восьмого, 21 000 униаров,  - 0,8 % ко времени сотворения. Пока что это мизер, конечно, по -0.1 % за такт грани, но в итоге можно дойти до -99 % ко времени сотворения, а ради этого стоит постараться.
        И теперь заклинания…
        На двадцать заклинаний первого круга уходит 2 000 униаров;
        На тридцать заклинаний второго круга 6 000 униаров;
        И остатков расходного запаса хватает только на двенадцать заклинаний третьего круга - это ещё 3 600 униаров.
        На этом распределение униаров закончено, переходим к очкам атрибутов, коих вышло 207 единиц. Здесь стратегии придерживаюсь прежней - основной упор на “Ловкость” и “Силу Духа / Характер”, затем на “Разум” и “Выносливость”, и в последнюю очередь “Силу”:
        Сила: + 40 до 530;
        Ловкость: +50 до 670;
        Разум: +35 до 500;
        Сила Духа / Характер: +47 до 673;
        Выносливость: +35 до 500.
        Данное усиление возвело меня на 688 ступень, что весьма и весьма неплохо. Это медленнее, конечно, чем если бы у меня было 20 % “Хищение”, но тоже ничего. В любом случае убить меня теперь становится ещё сложнее.
        УТВЕРДИТЬ ТЕКУЩУЮ КОНФИГУРАЦИЮ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ УНИАРОВ И ОЧКОВ АТРИБУТОВ?
        - Да.
        Стоило только это сделать, как дриар тут же взорвался новыми оповещениями:
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “АРХИМАСТЕР”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 3 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР” И 3 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        ВЫ ТВЁРДО РЕШИЛИ ДВИГАТЬСЯ ПО ПУТИ ИЗУЧЕНИЯ МАГИЧЕСКИХ ИСКУССТВ, И ВАШЕ РВЕНИЕ ДОСТОЙНО ПОХВАЛЫ. ПРЕОДОЛЕВ НАЧАЛЬНЫЕ РУБЕЖИ, ВАМ УДАЛОСЬ ДОСТИЧЬ ПОЧЁТНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ АРХИМАСТЕРА! ГОРДИТЕСЬ ЭТИМ!
        НАГРАДА: +15 К АТРИБУТУ РАЗУМ; ГРАНЬ “МОЩЬ МАГИИ III” (ЛЮБЫЕ МАГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ БУДУТ УСИЛЕНЫ НА 5 %).
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “МАГИСТР”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 4 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР” И 4 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        СОТНИ ВЛОЖЕННЫХ УНИАРОВ ДАЛИ СВОИ ПЛОДЫ И ВЫ ШАГНУЛИ НА ОДНУ ИЗ ВЫСШИХ СТУПЕНЕЙ ОСВОЕНИЯ МАГИИ! И ХОТЯ ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ЭТО ЛИШЬ МАЛАЯ ТОЛИКА ИЗ ТОГО, ЧТО ЕЩЁ ПРЕДСТОИТ СДЕЛАТЬ РАДИ ПОКОРЕНИЯ ВЕРШИНЫ, НАГРАДА ЗА ПРОДЕЛАННЫЕ ТРУДЫ ГРЕЕТ ДУШУ, А ПОЛУЧЕННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ “МАГИСТР” НЕ МОЖЕТ НЕ РАДОВАТЬ.
        НАГРАДА: +20 К АТРИБУТУ РАЗУМ; +20 К АТРИБУТУ СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР; ГРАНЬ “МОЩЬ МАГИИ IV” (ЛЮБЫЕ МАГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ БУДУТ УСИЛЕНЫ НА 7 %).
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “АРХИМАГИСТР”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 5 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР” И 5 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        АРХИМАГИСТР МАГИЧЕСКИХ ИСКУССТВ - В СООБЩЕСТВЕ МАГОВ ЭТО ДОСТИЖЕНИЕ ВЫЗЫВАЕТ УВАЖЕНИЕ И ПОДТВЕРЖДАЕТ, ЧТО МАГИЯ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ СТОИТ ДАЛЕКО НЕ НА ПОСЛЕДНЕМ МЕСТЕ. И ПУСТЬ ЭТО НЕ НАСТОЯЩЕЕ ЗВАНИЕ, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ ВОЛШЕБНИКАМ ПРЕДСТОИТ С ВАМИ СЧИТАТЬСЯ И ПРИЗНАТЬ ВАШЕ ПРАВО НА ВСТУПЛЕНИЕ В ИХ РЯДЫ. ТАК ЧТО НЕ РАССЛАБЛЯЙТЕСЬ - ДАЛЬНЕЙШИЙ ПУТЬ БУДЕТ НЕВЕРОЯТНО СЛОЖЕН, НО У ВАС ЕСТЬ ВСЕ ШАНСЫ ДОСТИЧЬ ВЕЛИЧИЯ.
        НАГРАДА: +25 К АТРИБУТУ РАЗУМ; +25 К АТРИБУТУ СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР; ГРАНЬ “МОЩЬ МАГИИ V” (ЛЮБЫЕ МАГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ БУДУТ УСИЛЕНЫ НА 9 %).
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПОДГОТОВКА ЗАКЛИНАНИЯ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 3 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”, 3 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        СТОИМОСТЬ: 100 000 УНИАРОВ.
        ПОЗВОЛЯЕТ З АРАНЕЕ ПОДГОТОВИТЬ И УДЕРЖИВАТЬ ЗАКЛИНАНИЕ С ПОСЛЕДУЮЩЕЙ МГНОВЕННОЙ АКТИВАЦИЕЙ. НА ЭТО ДЕЙСТВИЕ ТРАТИТСЯ ПОЛНОЕ ВРЕМЯ СОТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЯ, ДВОЙНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПУСТАРОВ, А ВРЕМЯ УДЕРЖАНИЯ ПЛЕТЕНИЯ В ПОДГОТОВЛЕННОМ СОСТОЯНИИ РАВНО ПОКАЗАТЕЛЮ “СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР”, ГДЕ ЕДИНИЦА СД РАВНА ОДНОЙ СЕКУНДЕ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ДВОЙНОЕ ПЛЕТЕНИЕ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 4 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”, 4 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        СТОИМОСТЬ: 200 000 УНИАРОВ.
        ВСЛЕД ЗА СОТВОРЕННЫХ ЗАКЛИНАНИЕМ МГНОВЕННО ВЫЛЕТАЕТ ИДЕНТИЧНОЕ.
        ТРАТА ПУСТАРОВ Х4.
        А вот это радует! 60 дополнительных очков атрибутов в “Разум” и 45 в “Силу Духа” будут как нельзя кстати.
        Ну, думаю, на этой счастливой ноте и закончим.
        После разрыва связи с дриаром тело и сознание, как обычно, наполнило мощью, вот только всем этим ощущениям было чертовски далеко до тех, когда я вложил миллион униаров перед походом на Легратоса. Но и это, в принципе, неплохо - волна бодрости, силы и ясности ума. Готов к новым подвигам и свершениям, как говориться.
        Глубоко вздохнув и открыв глаза, я тут же почувствовал, как холодная острая сталь прижалась к моему горлу. Дыхание перехватило, зрачки расширились, а в голове пронеслись десятки предположений и вытекающие из них варианты дальнейших действий. Практически мгновенно пришло осознание, что сразу убить меня не смогут - единиц жизни уж слишком многовато для моментальной смерти, так что я ещё побарахтаюсь. Сейчас же меня интересовало другое - раз не убили сразу, значит, им что-то нужно…
        Убийца прижался ко мне сзади и правое ухо опалило жаром дыхания.
        - Ммм. Ты так мило напрягся, что я даже передумала тебя убивать.
        Мои губы растянулись в ухмылке. Резко хватаю руку с ножом, наклоняюсь вперёд и перекидываю девушку через себя, тут же подхватывая её правой рукой. Смотря в фиолетовые глаза весело улыбающейся Шейди, удобно улёгшейся в моих объятиях, я хмыкнул:
        - Прости. Не хотел тебя будить.
        Она подняла бровь.
        - И именно поэтому ты решил сбежать среди ночи не просто из моей постели, но и из города?
        Я виновато скривился, уличённый в проступке.
        - Мм. Честно говоря, я не думал, что мой тайный уход будет столь продолжительным. Я-то планировал вернуться в течение часа и продолжить наше…  - я невольно скользнул взглядом по её телу,  - приятное общение.
        - А вместо этого я просыпаюсь одна и первые пару часов наивно жду романтичный завтрак в постель. Потом решаю терпеливо подождать ещё часика два, а то вдруг мой рыцарь заблудился в поисках кухни или наоборот, готовит какую-нибудь эпичную вкусняшку.  - Шейди проводит пальцем по лезвию ножа.  - А после этого я не свожу прищуренного взгляда с двери ещё два часа, так, чисто на всякий случай.
        Я во всех красках представил себе лежащую на кровати обнаженную Шейди, скрестившую на груди руки и отбивающую пальцем по плечу злобный ритм.
        - Уфф. Ну, что я могу сказать,  - я с улыбкой пожал плечами,  - наш лорд не дал времени на завтрак. Но я обещаю устроить тебе шикарный ужин и угостить чем-нибудь вкусненьким.
        Девушка сморщила носик.
        - Так уж и быть, приму твоё приглашение. Но впредь оставляй хотя бы записку, чтобы у меня уходило меньше времени на поиски.
        - Я постараюсь.
        Она улыбнулась.
        - Ну вот и славно.
        Шейди встала на ноги, вложила кинжал в ножны и подошла к краю холма. Поднявшись следом, я подошел к ней и мы некоторое время молча наблюдали за снующими внизу людьми.
        - Долго меня пришлось искать?
        - Не очень. Когда за тобой пришли, я слышала, что это люди барона. Потом мне оставалось лишь найти Водлара, он-то мне и сообщил прискорбную весть о твоей смерти.
        Я изумлённо взглянул на неё.
        - О моей смерти? Но… Ах да… Некоторое время меня действительно считали мёртвым. Хм. Нехорошо получилось.
        - Ага. Я даже успела по тебе совсем немножно поскорбеть.
        Мы посмотрели друг другу в глаза.
        - Прости. Мне действительно ничего не мешало отправить записку через гонца.
        Шейди улыбнулась.
        - Да ладно тебе. Чтобы ты знал, я не из тех, кто пилит по подобным пустякам. Мы ведь с тобой свободные люди и друг другу клятвы в вечной верности не давали, так что можешь и дальше уходить среди ночи куда вздумается.  - Она игриво прищурилась.  - Это я к тому, что если нас вдруг раскидает по Древниру, то даже не рассчитывай на то, что я буду хранить целомудрие.
        Я широко усмехнулся и поднял руки.
        - Древние упаси!
        Она смерила меня насмешливым взглядом.
        - А чего это ты так обрадовался, а? Ты учти, что это работает только до тех пор, пока мы с тобой официально не начнём встречаться.
        - Официально? А, это когда розочки там, конфетки?
        - Пф! Сам себе покупай розочки да конфетки! Винишко и сочное запечённое мясо в сладком соусе! На меньшее я не согласна!
        - Обязательно учту на будущее.
        Я уже собрался было подойти и обнять её, но меня отвлёк зычный оклик:
        - Твою ж за ногу, вояка! Какого лысого шхайрата мы должны искать тебе по всему замку?!
        Я удивлённо опустил взгляд вниз и увидел направляющуюся к нам толпу, которую возглавляла рыжеволосая Беара. Да и остальные участники шествия мне были прекрасно знакомы: Вильяр Тэк и Берта, жаброид Сиэрд, хмурый Вирхем, возвышающийся над всеми Мордубей, наигрывающий что-то на лютне Зубоскал, облачённая в полные латы Кэра, хромающий Даймин и подпрыгивающий квадрозубый Гобля с развевающимися ушами, упоенно вопящий: “Саргошка-а-а-а!”
        Я почувствовал, как мои губы сами собой растягиваются в широкой улыбке.
        - Неужто вся банда в сборе?  - поприветствовал я их, делая шаг навстречу и крепко пожимая руки и приобнимая друзей.
        - Нужно же нам было своими глазами увидеть восставшего из мёртвых,  - пробасил Мордубей.
        - И между прочим ты должен мне эпичную балладу!  - воскликнул Зуб.  - А то ведь баллада о твоей смерти-то теперь не актуальна!
        - Саргошка-а-а-а!  - Тыждак обнял меня изо всех сил и покрутил задом.  - Моя знать, что Саргошка так просто не подыхать!
        - Такого завалишь, ага!  - криво ухмыльнулась Беара.
        Я хмыкнул.
        - Естественно! Чтобы меня убить одной пятитысячной деревяшки будет маловато!
        - Значит, это правда?  - Кэра нахмурилась, сжав рукоять висящего на поясе меча.  - Царь Зверей мёртв?
        Я обвёл взглядом притихшую команду и вздохнул.
        - Да, мы уничтожили его. Вот только город это не спасло,  - кивок в сторону готовящихся к наступлению солдат.
        - А Лютер?  - напряженно смотря на меня, спросил Вильяр.
        Я покачал головой.
        - Не смог выбраться. Но мёртв он или жив мне точно неизвестно.
        Сдвинув брови, Тэк опустил глаза.
        - Хм. Убить Легратоса наверняка было довольно сложной задачей,  - задумчиво проговорил Сиэрд.  - Как вам это удалось?
        Я перевёл взгляд с Вила на жаброида.
        - Нам помог яд некоего Кромакса. Знаешь о таком?
        Сиэрд приподнял бровь и его дреды слегка зашевелились.
        - Редкая и очень сильная субстанция. Смею предположить, что она досталась вам не из рук барона. Хотя, её происхождение уже вряд ли имеет значение, ведь сейчас мы готовимся к отступлению. Что, надо сказать, в данном случае я не совсем одобряю.
        - Посему это?  - Тыждак задрал голову и выпятил вперёд квадратный зуб.  - Дазе Гобля понимать, что сисяс нада драпать во все ласты!
        - Поясню - едва закончена эвакуация внутрь замка, в связи с чем общий моральный дух и стрессоустойчивость понижены, особенно если учесть потерю крепостных врат и жилых кварталов, всеобщую усталость, гибель соратников, родственников и друзей. И хотя я понимаю необходимость действовать быстро, всё же считаю ошибочным решение лорда отступать в спешке, без предварительной на то качественной подготовки. В нынешнем же состоянии подавленности неизбежны ошибки и обширные потери.
        - Это да,  - Мордубей сплюнул.  - Кровавый выйдет забег, как пить дать.
        Лица друзей помрачнели и мы некоторое время просто молчали.
        - О, кстати, насчёт отступления.  - Шейди встрепенулась и обвела нас заинтересованным взглядом.  - Вы, ребята, как я понимаю будете держаться все вместе?
        Мы все удивлённо переглянулись.
        - Если честно, то я даже как-то не думала об этом,  - Беара пожала плечами.  - У нас с Вирхемом и Гоблей сработанная тройка, да Сар с Сиэрдом разве что ещё временами вливаются в состав. Но я так-то только за то, чтобы действовать одним единым отрядом.
        Вирхем кивнул.
        - Поддерживаю.
        Гобля оскалился.
        - С друзьяшками оно ведь всяко веселуха, ага!
        - Да мы тоже не против с вами плечом к плечу порубиться,  - пророкотал Мордубей, тыкая локтём Кэру и переглядываясь с Зубоскалом.  - Надо же кому-то спасать ваши задницы из лядского пекла!
        Поднялся гомон одобрения. И наблюдая за тем, как на лицах друзей стали появляться весёлые улыбки, зазвучал смех и начались безобидные подтрунивания, в моей голове внезапно вспыхнула шальная идея и, положив руку на схроновую сумку, я привлёк к себе внимание:
        - Эй, голодранцы! А как насчёт того, чтобы официально зарегистрировать наш кружок бешеных энтузиастов?
        С этими словами я с ухмылкой вытащил небольшой тубус, стальной замок в центре которого представлял собой печать с символом Рэйтерфола.
        - Как обладатель титула легранд я имею право сформировать собственный отряд, выбрать ему название и личное знамя.
        Гобля отреагировал быстрее всех, вскинув к небу кулак.
        - Моя хотеть!
        Всем остальным потребовалось больше времени, чтобы переварить услышанное.
        - Ты легранд?  - вскинув брови, удивилась Беара.  - Твою ж медь! Да ты полон сюрпризов, пламенный вояка! Не знаю, как другие, но меня в список можешь смело вносить! Хотя погодь - это ты теперь моим кэпом будешь? Хах! Вот веселуха!
        Хмурый Вирхем состроил кислую физиономию и недовольно произнёс:
        - Куда Беара, туда и я.
        Сиэрд не сводил задумчивого взгляда с тубуса.
        - Хм. Создание официального отряда несёт немало преимуществ. Взять хотя бы бонусы за лидерство вне зависимости от расстояния. Хм. Я согласен на поступление на службу в отряд под твоим началом, Саргон.
        Вильяр пожал плечами.
        - Мой ответ ты и так знаешь, дружище.
        Берта сделал шаг вперёд и в почтении поклонилась.
        - Если вы не против, милорд, я бы хотела войти в ваш отряд.
        - И нашу троицу вписать не забудь,  - вскинув голову, хмыкнула Кэра.  - А то если откажусь, то Мордубей меня в лепёшку раскатает, а Зуб чего доброго лютней задушит!
        - Интере-е-есный поворот,  - протянула Шейди с лёгкой улыбкой.  - Ну раз все такие единодушные, то и моё имя черкни в своём списке. Обещаю быть полезной.
        - О да, куда уж я без тебя!  - весело оскалился я, мысленно внося очередное имя в командирский свиток.
        - Милорд.  - Доселе молчавший Даймин робко склонил голову.  - Если разрешите, то можно и меня принять на службу?
        - С радостью, приятель! Добро пожаловать на борт!
        Последнее имя огнём вспыхнуло на белоснежном листе и я продемонстрировал свиток улыбающимся товарищам.
        - Что ж, поздравляю, друзья - наш отряд официально состоит из двенадцати человек. Теперь дело за малым - выбрать название и знамя. Есть идеи?
        - Яйцерезы!  - взревел Гобля, выхватывая топорики.
        Его предложение вызвало новую волну веселья.
        - Я уже представляю себе знамя на отряд с таким названием!  - громко хохоча, пробасил Мордубей.
        - Может, “Дети Ночи”?  - высказал свой вариант Зубоскал, проведя пальцами по струнам.
        Кэра хмыкнула.
        - Не, тогда уж “Неспящие” какие-нибудь - мы же нормально спали в последний раз незнамо когда! Только на бодрилках и держимся. Самое то будет - “Неспящие”! Будем угнетать всех своим сонным видом и красными глазами.
        - А я бы предпочёл что-то более интеллектуальное,  - вмешался Сиэрд.  - Например, “Кориолис” - в честь разрушительной бури Кориолиса.
        - В принципе, вариант с Кориолисом довольно неплох…  - Краем уха слушая новые названия, я скользнул задумчивым взглядом по окрестностям, задержал его на величественном замке, а затем медленно опустил к подножию холма, где жители города испуганно грузились в телеги, готовясь покинуть родные дома. И, смотря на них, я вдруг понял, какое название хочу для своего отряда.
        - Рэйтерфол,  - сказал я и, повернувшись к притихшим друзьям, уверенно повторил: - Отряд “Рэйтерфол”.
        Мои товарищи невольно развернулись к краю холма и опустили глаза на солдат и горожан, жизнь и воспоминания которых являлась истинной душой этого славного города.
        - Рэйтерфолцы, значит,  - Вильяр улыбнулся.  - А что, лично мне нравится.
        - Не имею ничего против,  - кивнула Беара.
        - Это будет довольно символично,  - согласился Сиэрд.
        Дождавшись, когда каждый выскажет своё одобрение, я вновь взял слово:
        - Что ж, если всех всё устраивает, то тогда так тому и быть.  - Я вытянул кулак с зажатым в ней командным артефактом.  - Отныне мы - отряд “Рэйтерфол”, и знамя наше - “Чёрная башня, которую обвивает рычащий рыпохвист”!
        Тубус вспыхнул, подтверждая наше решение.
        Глава 2. Часть 2

***
        - Отряд “Рэйтерфол”… Оригиналы, ничего не скажешь.  - Капитан Водлар поднял глаза от свитка и задумчиво посмотрел сначала на меня, а затем мне за спину, где в отдалении столпились члены новоиспечённого отряда.  - Хм. А они это, ну, не такие, как ты?
        Я хмыкнул.
        - Если вы о том, нет ли среди них лицеделов, то нет.
        - Ну и славно.  - Водлар ещё некоторое время буравил взглядом свиток, а затем нехотя сказал: - Когда тебе всю жизнь твердят о том, что от одной из рас не стоит ждать абсолютно ничего хорошего, очень сложно поверить в обратное.
        Вздохнув, он приложил к бумаге печать, утверждая название, знамя и первоначальный состав “Рэйтерфола”, и отдал мне командный артефакт.
        - Ты уже определился с вашим местом в строю?
        Я покачал головой, убирая тубус в сумку.
        - Ещё нет. А есть предложения?
        - Есть - идти вместе со мной прямо за отрядом лорда.
        Его слова меня удивили.
        - Почти на острие прорыва? Вы уверены?
        - Да, уверен. Пусть твоё происхождение мне лядски не нравится, но воин ты толковый и быть в гуще сражения тебе не впервой. И я очень надеюсь, что, также как и лорд, принял верное решение.  - Он шагнул вплотную ко мне и не мигая уставился в глаза.  - Но если ты дашь мне хоть малейший повод усомниться в тебе, Саргон, то клянусь Древними, ты умрёшь в тот же момент.
        Я выдержал его взгляд и капитан отступил назад.
        - Забирай своих и идите к воротам, сейчас будет сигнал к построению и выдвигаемся.
        - Есть, капитан.
        Вернувшись к товарищам, я передал им приказ Водлара и мы влились в поток солдат, направляющихся к барбакану. По дороге друзья о чём-то активно переговаривались, выстраивали будущую тактику, но я их слушал с трудом. Скользя рассеянным взглядом по сторонам, мои мысли вновь и вновь возвращались к разговору с Водларом. Резкие перемены в его отношении ко мне не только удручали, но и наводили на мрачные размышления о том, что если уж так реагирует человек, знающий меня с самого возрождения в Колыбели, то что говорить об остальных? Думаю, узнай сейчас все эти люди вокруг о моём истинном “я”, они бы не мешкая попытались убить и сжечь “Героя Пепелки”, даже не вспомнив о былых заслугах. И, если уж говорить откровенно, то нет гарантии, что после того, как мы выберемся из города, меня не попытаются тихо убрать - я помню слова Камбиса о том, что лимраков считают быстро распространяющейся заразой, для избавления от которой не гнушаются уничтожать подчистую всё население тех мест, где был обнаружен лицедел. И что-то я сомневаюсь, что Драйторн будет рисковать с таким трудом спасёнными людьми - проще задавить
проблему в зародыше.
        Мрачно нахмурившись, я тяжело вздохнул.
        А это значит, что как только мы попадём в Афилем, мне следует исчезнуть до того, как дело запахнет жареным. За друзей я не волнуюсь - им вряд ли что-то сделают, хотя несколько малоприятных вечеров допроса и проверок наверняка устроят. Но в любом случае надо будет их предупредить, а дальше пусть решают сами.
        Погрузившись в себя, я не сразу осознал, что мы уже добрались до площади перед барбаканом, на которой столпился ударный отряд Драйторна, и лишь громогласно загудевшие трубы помогли мне вырваться из глубины собственных мыслей.
        - Ну всё, мальчики и девочки!  - Встрепенувшись, я обернулся к своим.  - Готовимся! Как и обсуждали, самый здоровый и крепкий Мордубей будет впереди, я слева, Кэра справа, стрелки Берта и Зубоскал за нашими спинами, Вильяр и Даймин на защите тыла, Вирхем, Сиэрд и Гобля на магической поддержке в центре. Шейди и Бера,  - я посмотрел на воительниц и ухмыльнулся,  - вы вольные пташки, ваша задача резать всё живое вокруг нас, добивать недобитков, ранить врагов и бить в спины. Напоминаю - наша задача не завязнуть в сражении, а как можно быстрее прорубиться до портальной арки, взять её под контроль и удерживать позиции! Всё остальное - установка “коридора” и сопровождение гражданских - не наша задача! От нас требуется лишь не дать зверосилпатским выродкам прорвать оборону и добраться до их тонких тушек! Это всем понятно?
        - Да, кэп!  - не удержавшись ввернула усмехающаяся Беара и остальные весело поддержали её.
        - Тогда по местам!
        Перестроившись, мы двинулись вдоль спешно формирующегося строя солдат и остановились лишь перед гвардейцами отряда “Чернознамень”, где фаргранд Викториан Граз раздавал указания другим командирам. Подав своим сигнал остановиться, я подошел к ним и почтительно кивнул.
        - Приветствую вас, рэи.  - Я перевёл взгляд на фаргранда.  - Милорд. Согласно приказу капитана Водлара я прибыл со своими людьми, чтобы занять место в подконтрольном ему втором ударном отряде.
        - А, легранд Саргон.  - Викториан смерил меня внимательным взглядом.  - Примите мою благодарность за спасение пепелчан и ликвидацию тролля. Вы оказали нам огромную услугу, убрав эту тварь от ворот.
        Я досадливо поджал губы.
        - Увы, милорд, но убить его так и не удалось. Остаётся лишь надеяться, что его ещё не подняли на ноги и мы не встретимся с ним во время прорыва.
        Граз нахмурился.
        - Твои слова да Древним в уши. Хотя у зверей и без него хватает больших гадин, так что на вашем месте, господа, я бы помолился Эмере, чтобы нам не встретилась ни одна.  - Прозвучал двойной сигнал рога и он бросил взгляд в сторону.  - Так, на этом всё, свободны. Легранд Саргон, вон там стоит ваш второй ударный, становитесь в строй.
        Я коротко кивнул и мы направились к указанному отряду, где заняли место на левом фланге. И, осматриваясь вокруг оценивающим взглядом, меня не покидало сравнение нашего построения с многоголовыми гидрами: клинообразный отряд воинов барона был своего рода первыми тремя головами монстра, ощетившими клыки в центр и по флангам, а дальше его “тело” переходило уже в двуголовых отпрысков, главными ударными направлениями которых уже являлись в основном левый и правый фланги. Тактически в данной ситуации это было верно - прорыв по центру улицы должен вгрызться в предполагаемый строй врага и разделить его надвое, а затем каждая последующая шеренга рэйтерфолцев будет наносить урон строго по противникам в зоне досягаемости на своей стороне. Главное в этой тактике, чтобы никто не завяз и не затормозил остальных, ведь стремительная атака - это наше главное преимущество.
        Внезапно я почувствовал, как все звуки вокруг стали почти не слышимы, подавленные громким голосом, зазвучавшим словно прямо у меня в ушах.
        - Всем соблюдать тишину! К вам обращается лорд Дэриор Брантар Драйторн!
        Я устремил заинтересованный взгляд вперёд и вскоре увидел барона на вершине барбакана, положившего руки на парапет и наблюдающего за защитниками Рэйтерфола, поднимающими на него глаза. И когда ропот окончательно стих, он заговорил голосом уверенного в себе и в своих людях правителя:
        - Я понимаю, что все вы устали, измотаны боями, потерями и ранами, но я прошу вас собраться с силами, ибо сейчас, за этими воротами, нас ждёт последний рывок к свободе! Да, цена этой свободы велика - мы оставляем нашу родину, наши дома и могилы отцов и матерей врагу. Это тяжело. Но мы делаем это ради того, чтобы спасти тех, кто ещё жив и находится рядом с нами: жен, детей, родителей и друзей. А земля… мы покидаем её не навсегда! Впитавшая кровь наших предков, она будет ждать нас! И стоя сейчас здесь, перед вами, я клянусь Ушедшими Древними, что мы вскоре вернёмся сюда и вырвем Рэйтерфол из когтистых лап выродков, посягнувших на то, что наше по праву!!!
        Вдохновлённые речью предводителя солдаты вскинули оружие к небесам и издали победный рёв. И, поддерживая их раж и бурлящий в крови адреналин, Драйторн отдал последний приказ:
        - А сейчас давайте пойдём туда и покажем им, какова мощь защитников Рэйтерфола!!!
        Ну вот и всё. Началось.
        Перепроверив порядок заряда руниров в Коллапсе, поочередно выпил стандартный пак зелий на бодрость, усиление атрибутов, обезболивающее и долгоиграющее исцеление, а после надел шлем, извлёк из ножен Халдорн, скинул с плеча щит Светочи и принялся ждать сигнал к атаке.
        - Ну что, народ!  - Широко улыбающийся Мордубей взял наизготовку свой гигантский топор-молот и окинул нас весёлым взглядом.  - Зададим зверятам жару!
        - Усё как зададим!  - вскричал Гобля.
        - Нам бы кто не задал…  - буркнул сзади Вирхем, напряженно колдуя на нас защитные плетения.
        И тут прозвучал пронзительный гул рога.
        С лязгом цепей и оглушительным грохотом рухнул подъёмный мост и ворота барбакана широко распахнулись, и в этот же момент армия лорда Драйторна с рёвом бросилась вперёд. Окунувшись в омут бешеной ярости мы в стремительном рывке миновали врата и с громогласным стуком сердец врезались в толпу кровожадно оскалившихся хищников, рубя их плоть и кости острой сталью клинков и сшибая наземь щитами. По глазам ударили вспышки первых заклинаний, оглашая пространство десятками взрывов и треском разрядов, волна жара от которых хлынула прямо в лицо. Разлетелись каменные осколки разрушенных зданий, потянуло гарью, раздались крики боли, через мгновение оборванные свистом разящего меча.
        Не в силах сдерживать охвативший меня раж, я тоже не стал препятствовать рвущемуся из груди воинственному воплю, отдавшись на волю неистовым эмоциям разверзшегося кровопролитного сражения. Я крошил зубы врагов ударами щита, разрубал глотки сверкающим Халдорном и безостановочно активировал Коллапс, посылая в яростно бьющихся силзверов заклинание за заклинанием: огненные шары разбивались об их тела, охватывая огнём податливую шерсть; от попадания молнии они падали наземь, корчась в судорогах; бьющие по малой площади иглы пламени играючи прошивали броню, а ледяные стрелы и осколки застревали в конечностях, дробя кости и причиняя адскую боль. Но каким бы смертоносным не было каждое новое плетение, какой бы ужасной не была очередная рана, зверей это не останавливало - они упорно лезли вперёд даже под градом стрел, наседали на воинов и разрывали когтями, зубами и разнообразным оружием всех, до кого могли дотянуться. И если бы не маги, возводящие барьеры из всех стихий и магических школ, нас бы непременно замедлили и навязали бой от обороны.
        С разбега бью кромкой щита в голову очередному зверю и замечаю облаченного в полную броню силзвера, прущего прямо на меня. Резко останавливаюсь, вскидываю щит и упираюсь ногами в землю - сильнейший удар шестопёром едва не вбивает меня в разбитую мостовую, мышцы трещат от напряжения, а звон столкнувшейся стали гудит в ушах. Л-лядь! Не будь у меня неразрушимого щита и дриарилловой руки, этот удар переломал бы мне все кости!
        Раздался оглушительный свист и над головой проносится топор-молот Мордубея, вминая шлем моего противника ему в лицо. Зубоскал и Берта тут же стреляют в сочленения доспехов на его ногах, а Сиэрд и Гобля швыряют кислотные зелья ему в голову, и когда он наконец оступается и падает на колени, Беара подпрыгивает к нему со спины и вонзает короткие клинки в шею, а подскочившая следом Шейди обрубает его жизнь взмахом сабель по горлу. Это всё я уже вижу краем глаза, вновь срываясь с места и мчась дальше по улице.
        Увернуться, закрыться щитом, парировать и контратаковать, тут же зарычать от пропущенного болезненного удара с другой стороны, но не останавливаться и бежать вперёд, лишь крича через плечо назад:
        - Лечение!!
        Напряженный и сосредоточенный Вирхем моментально накладывает на меня исцеляющее плетение, затягивая кровоточащие раны и восполняя запас единиц жизни. Большая часть из выпитой в начале алхимии давно перестала действовать и на её обновление не было времени, так что я сейчас полностью зависел от быстроты реакции молодого мага, умудряющегося в этой свалке следить за состоянием каждого из членов группы и оказывать помощь по мере необходимости.
        - Центральная площадь!  - внезапно кричит Кэра, вытянув окровавленный клинок.  - Барон занимает портальную арку!
        Тяжело дыша я разрубаю лохматую грудь псоглавца и смотрю вперёд - гвардейцы рассредотачиваются по площади, оттесняют с неё неприятеля и берут в кольцо щитов центр с порталом, оставляя к нему лишь один свободный подход - со стороны нашего установленного “коридора”.
        - Формируем круговую оборону!  - зычно приказывает откуда-то из гущи сражения капитан Водлар и я стремительно добегаю до солдат лорда, вставая с ними плечом к плечу и вскидывая щит. Следом подбегает Вильяр, Кэра и Даймин, а все остальные занимают места за нашими спинами.
        - Щит выше! Твёрже в коленях! Строй не дай сломать!  - громогласно командует донельзя знакомый голос и я вижу покрытого как своей, так и чужой кровью мастера Сидиуса.  - Стоять насмерть!
        И мы стояли. Стиснув зубы отражали волну за волной, поднимали мечи одеревеневшими мышцами и кололи, рубили и резали врагов до тех пор, пока маги не установили барьеры по всему периметру, на некоторое время прикрыв нас от новых нападений и дав возможность немного передохнуть. И, используя появившееся время на полную, я откинул забрало шлема и спешно влил в себя разнообразные эликсиры, борясь при этом с нахлынувшим головокружением. Лядь! Слишком много выпито зелий за последние дни, организм уже не выдерживает! Но да это ничего, осталось ведь совсем немного - сейчас активируют портал и буквально в течение часа мы окажемся за десятки тысяч километров отсюда. Ради этого стоит ещё немного потерпеть.
        Так, теперь Коллапс.
        Быстро заряжая в схроновый барабан новые руниры, я не прекращал нервно наблюдать за тем, как от яростных ударов хищников покрывается трещинами и разлетается вдребезги один магический барьер за другим. Не выдержав, оглянулся назад - чего они там так долго возятся?!
        Лорд Дэриор с двуручным мечом в руках стоял рядом с широкоплечим магом Демонариумом, который поместил уже знакомый мне магический жезл с большим шарообразным навершием в специальное отверстие в центре портального круга. Навершие распустилось, превратившись в символогический диск, руны которого загорелись прямо в воздухе ярко-синим светом, и придворный колдун тут же принялся набирать на проекции нужную комбинацию для активации портала. И когда Дэм наконец опустил руку на диск и вдавил его вниз, я мысленно сжался, приготовившись к вспышке.
        Синие потоки пустарной энергии хлынули от жезла во все стороны, наполняя мощью каждый высеченный в камне магический глиф, а затем, подобно дикорастущему плющу, они оплели высокую арку и сошлись на её вершине, зажигая ярким сиянием многочисленные руны и линии, сложившиеся в многогранные символогические конструкции. И внезапно от неё вниз устремился пульсирующий луч и ударил прямо в центр портального круга, и через несколько мгновений от него начала расползаться ясная синева, словно лёд на воде, и покрывать плёнкой всё свободное пространство возвышающейся арки.
        Последняя вспышка прошлась по поверхности волшебного излома, подтверждая устойчивость созданного коридора.
        Портал был открыт.
        Драйторн тут же отдал приказ и Демонариум вскинул руку, отправляя в небеса огромный магический шар, который взорвался высоко в облаках бесчисленными сверкающими осколками. И ответом ему буквально через миг стал точно такой же взрыв со стороны замка.
        Я глубоко вздохнул, сжав покрепче рукоять меча и подняв щит выше.
        Всё. Фуры с гражданскими стали покидать донжон и начали движение в сторону портала. Теперь главное держать “коридор”, в который превратилась центральная улица, до тех пор, пока последняя телега не скроется в мареве излома.
        Смотря на оскаленные морды силзверов и готовясь к схватке, я не сразу понял, почему вдруг всё потемнело, а в ушах перестало раздаваться непрерывное гудение. Но когда по рядам солдат пронёсся удивлённый ропот, а затем за спиной прогремел оглушительный треск и загорелось бешено мигающее сияние, я резко обернулся и мои глаза расширились - устойчивая мгновение назад плёнка портала сейчас буквально разрывалась на лоскуты, то исчезая, то вновь зажигаясь и напряженно растягиваясь в пространстве грязной кляксой.
        КАКОГО ФЕРА ПРОИСХОДИТ?!!
        И внезапно всё прекратилось. Сияние померкло и накопленная в символогических фигурах пустарная энергия рассеялась, на долю секунды погрузив всё вокруг в громогласную тишину.
        Портал захлопнулся.
        - Демонариум!!!  - взревел барон, повернувшись к магу, лихорадочно набирающему координаты на рунном диске.
        - Сигнал исчез!  - в изумлении вскинув брови, заорал в ответ волшебник.  - Афилем внезапно оборвал установившиеся пустарные связи! Он заблокировал нас!!!
        Демонариум в бешенстве обрушил кулак на портальный жезл.
        - Они пошли против закона Кронмаршалла… Предательство…  - пораженно пробормотал Дэриор Драйторн, но затем всё же взял себя в руки и, с перекошенным от ярости лицом, развернулся и закричал, вскидывая двуручный меч: - Отступаем обратно в замок! Остановите гражданских! Разверните их телеги назад!!!
        Одновременно с его приказом сотни корней выскочили из земли и ринулись на магические барьеры. Звон стекла ударил по ушам и волшебная защита пала, открывая путь приготовившимся к броску силзверам, и десятки кровожадных хищников сорвались с места в едином стремлении - убить всех силпатов. Их свирепое нападение моментально внесло хаос в наши ряды, и начавшееся было отступление быстро превратилось в безумную мясорубку, задача в которой лишь одна - выжить!
        Отбросив ударом щита особо прыткую тварь, я обернулся к своим сражающимся товарищам и взревел:
        - Не стойте на месте! Держитесь центра и прорубайтесь вперёд! Живее!!
        Повторять приказ не требовалось: Мордубей с рычанием ломанулся в самую гущу, словно могучий ледокол вспарывая орду врагов и отвоёвывая дорогу к отступлению. Остальные сразу же ринулись следом за ним, прикрывая его с боков и тыла, а я взял на себя роль замыкающего, дабы защищать спины друзей и иметь хоть какое-то представление о происходящем вокруг. И именно это спасло мне жизнь.
        Резко обернувшись на клацанье когтей, я заметил мчащуюся на меня пуму и выбросил вперёд клинок, насаживая прыгнувшую бестию на острие и откидывая её в сторону. Взвизгнувшая кошка упала под ноги бегущим солдатам и я сделал было шаг к ней с целью добить, но моё внимание привлёк мелькнувший в толпе полосатый черно-белый хвост. Мгновенно напрягшись, я лихорадочно заскользил взглядом по сражающимся силзверам и, наконец, нашел его - вооруженный двумя кинжалами енот стремительно мчался на двух ногах по правой стороне площади, огибая сцепившихся врагов. Проследив за направлением его движения, я с рычанием сорвался с места и ринулся ему наперерез.
        Этот полосый ублюдок бежит прямо к бьющемуся на портальном круге барону!!!
        До арки мы добежали практически одновременно, но енот всё же опередил меня буквально на доли мгновения - взлетев по каменным ступеням, он прыгнул на стоящего к нему спиной лорда, вскинув над головой клинки. Не сдерживая рвущийся из груди яростный вопль, я изо всех сил оттолкнулся от земли и тоже взмыл в воздух - миг полёта и мой щит врезается в зверя, отшвыривая его подальше от вожделённой цели.
        Упав на землю и перекувыркнувшись через плечо, я на несколько секунд теряю енота из виду, но, едва вскочив на ноги, нахожу вновь - прижав уши к голове и оскалившись, поганец собирается обогнуть меня и вновь ринуться на барона. И тогда я кричу что есть мочи:
        - Твой противник я, тварь!!!
        Встопорщив уши, енот резко повернул ко мне голову и, посмотрев прямо в глаза, вновь прижал их к голове, оголив клыки и зарычав. Узнал, сволочь!
        Ещё сильнее подросший с нашей последней встречи полоскун ловко крутанул кинжалы, перехватив их из обратного хвата на стандартный, лезвием от себя, и опалил меня горящим взглядом, полным незамутнённой ненависти. Он жаждал убить всех мерзких людишек, и в особенности меня, убийцу своего друга - секача.
        И в этот момент ко мне пришло твёрдое понимание.
        Его ни за что нельзя оставлять в живых. Нельзя позволить ему стать сильнее.
        Стиснув рукоять Халдорна, я оскалился.
        Он должен умереть здесь и сейчас!
        Миг - и мы устремились друг к другу. И едва енот оказался на расстоянии атаки, я подогнул колени, нагнулся и ударил по дуге, стремясь разрубить надвое его ноги. Но полосатый ловко перескочил пронёсшееся лезвие, эффектно перевернувшись в воздухе, а затем оттолкнулся от сражающегося рядом воина задними лапами и стрелой устремился ко мне, метя лезвием в прорезь шлема. Реакция не подвела и мне удалось отбить опасный удар - наши клинки с лязгом столкнулись. Но енот на этом не остановился, продолжая осыпать меня градом ударов, постоянно меняя их траекторию и выискивая слабые места. Пользуясь тем, что моё зрение было ограничено шлемом, он уворачивался от ответных атак и стремительно менял своё местоположение.
        - Ах ты маленькая скотина!  - ревел я в бешенстве, пытаясь попасть по юркому противнику.
        Просчитав движения врага, я подловил его на очередном торможении и растянулся в молниеносном выпаде. И мой колющий удар почти достиг своей цели, но еноту каким-то непостижимым образом удалось парировать его кинжалом - лезвие Халдорна со скрежетом прошлось по стали звериного оружия у самой полосатой морды. Не хватило буквально сантиметра, чтобы пронзить ему голову!
        Воспользовавшись моей неудачной позицией, полоскун бросился вперёд, проскочил у меня между ног и воткнул кинжал во внутреннюю сторону колена. Нога тут же подогнулась и я с криком боли и ярости припал на неё, рухнув на разрушенную мостовую. Не теряя момента енот быстро запрыгнул мне на спину и с рёвом вонзил клинок в шею. Внутренний кожаный воротник частично погасил удар, но боль от засевшей в горле стали всё-равно была адской. Но я не растерялся, резко выбросив руку назад и успев схватить не успевшего отпрыгнуть мерзавца. Со всей силы я несколько раз ударил его об землю, а затем прижал к ней, навалившись всем весом. Чувствуя, как хрупкие кости моего заклятого врага трещат от напряжения, и видя, как он задыхается, я занёс над ним меч, чтобы положить конец нашему противостоянию.
        И тут на меня налетело что-то сильное, схватило и отшвырнуло в сторону. Кувыркаясь по земле, мне с трудом удалось не выпустить из рук меч. Прекрасно понимая, что каждая секунда промедления может стоить жизни, я вскочил на ноги и повернулся к новому сопернику.
        Огромный черный волколак с наполовину оторванным левым ухом и свежими шрамами на губе и брови, растопырив могучие лапы, угрожающе взревел. Смерив меня сузившимися зрачками, он повернул морду к тяжело дышащему еноту и что-то прорычал. Полоскун приподнялся и вяло огрызнулся, на что волколак прижал уши и громко гаркнул. Енот бросил на меня полный злобы и ненависти взгляд, схватил выпавший из лапы кинжал и, развернувшись, засеменил прочь, вскоре скрывшись за спинами атакующих.
        Я с досадой смотрел вслед удаляющемуся зверьку, пока его обзор не загородил собой волколак. В усмешке оскалив клыки, он поднял лапы, из которых мгновенно выросли длинные, смертоносные когти.
        Я прищурился и рывком убрал щит на плечо, а затем крутанул меч, чтобы расслабить затёкшую кисть, и приготовился к схватке со свирепой тварью.
        Раненная енотом нога предательски подгибалась, а проколотая шея адски пульсировала, заливая кровью горло и грудь. К тому же то и дело приходилось сплёвывать наполняющие рот алые сгустки, чтобы не наглотаться. Судя по всему артерию не задело, да и лезвие вошло не глубоко, так что сейчас об этом можно не беспокоиться - “Амулет Кровавой Герцогини” немного восполнит единицы жизни за счёт поглощения крови, да и “Выносливости” у меня много, переживу.
        Если, конечно, волколак не загрызёт раньше.
        Огромный черный волчара запрокинул голову и завыл, а потом сорвался с места и кинулся в атаку. Пользуясь опытом нашей прошлой схватки, я уже был готов к его размашистым ударам и ловко ушел в сторону, тут же обрушив меч на открывшееся правое плечо. Шерсть и шкура хищника хоть и дают ему дополнительную естественную броню, но и она не совершенна - лезвие рассекает плоть и из пасти твари вырывается яростный рёв. Развивая появившееся преимущество делаю шаг вперёд и наношу колющий в горло, но он отбивает этот выпад когтями и сразу пытается вонзить их мне в бок. Ожидая чего-то подобного мгновенно отшатываюсь и бью дриарилловым кулаком по его летящей лапе.
        О, да! Какое же это упоение, слышать хруст и следующий за ним вопль боли и негодования своего врага! Так тебе, волчонок! И уж поверь - это не единственный сюрприз, который тебя сегодня ждёт!
        Широким взмахом меча заставив волколака разорвать дистанцию, я оскалился окровавленным ртом, вытянул в его сторону магическую руку и активировал Коллапс.
        - Палмазорг Архд!
        Огненная вспышка на секунду слепит глаза и объятый пламенем шар летит прямо в широкую грудь волка. Но я сильно недооценил выродка - резко отпрыгнув влево, он присел на все четыре лапы и, словно выпущенный из арбалета снаряд, в молниеносном прыжке устремился ко мне. Врезавшись своей тяжеленной тушей, он обхватил меня лапами и опрокинул на землю. И не успел я опомниться, как этот бешеный монстр навалился всем весом и сомкнул полную острых зубов пасть на моей голове. И сила сжатия волчьих челюстей была настолько велика, что шлем начал медленно сминаться, с каждым мгновением сильнее и сильнее вдавливаясь в мою голову.
        Чувствуя, как металл всё глубже вгрызается в плоть, я с криком обхватил правой рукой голову волка и изо всех сил прижал к себе. Дёрнувшись, черный волколак стал терзать меня когтями, пытаясь вырваться и освободить застрявшую пасть, но я держал крепко. Нашарив дриарилловой рукой рукоять набедренного кинжала, вытащил его и стал с остервенением втыкать лезвие в шею монстра, не остановившись даже тогда, когда густая кровь хлынула мне в шлем, залив лицо и затекая в горло. Захлёбываясь вязкой жидкостью со стальным привкусом, я глотал её и безостановочно наносил удар за ударом до тех пор, пока рывки волколака не стали становиться всё слабее и слабее, и, в конце концов, не прекратились совсем. Лишь тогда я наконец ослабил хватку и скинул с себя окровавленную тушу мёртвого зверя.
        С усилием приподнявшись, немного отдышался и, спрятав кинжал обратно в ножны, нащупал плохо слушающимися пальцами под подбородком застёжку ремешка и едва смог расстегнуть её. Затем, ухватившись поудобнее, с трудом стянул искорёженный шлем с головы, при этом расцарапав лицо железными сгибами. Тряхнув головой и стараясь не обращать внимания на бешеный стук в ушах, я закинул шлем в схроновую сумку и поспешно сорвал с пояса бутыль с эликсиром исцеления, опустошив его до дна за пару глотков. Спустя пару секунд изрядно полегчало и ко мне наконец вернулась ясность сознания, а с ней и понимание творящегося вокруг хаоса, в котором я всё ещё нахожусь.
        - Саргон!
        Кто-то схватил меня за плечо и я рефлекторно дёрнулся, но, вскинув взгляд, узнал тяжело дышащего лорда Драйторна, чьё оружие и доспехи были залиты кровью и несли многочисленные отметины бушующего сражения.
        - Приходи в себя, парень! Надо уходить отсюда как можно скорее, коли шкура дорога!
        - Я уже в порядке, милорд!  - Моя рука метнулась к плечу, но вместо привычной рукояти меча ухватила лишь пустоту. Лихорадочно осмотревшись, я нашел взглядом выпавший при падении клинок и едва успел дотянуться и взять его, как вдруг раздался пронзительный визг и с крыши на нас спрыгнул огромный паук, одним мощным ударом длинных лап отшвырнувший барона в сторону. И как только лорд рухнул на землю, эта многоногая тварь ринулась к нему и в неистовом бешенстве принялась раз за разом вонзать гигантские хелицеры в его тело.
        С воплем вскочив на ноги, я оттянул руку с Халдорном и метнул его, словно копьё. Лезвие клинка почти по самую рукоять вошло в многочисленные глаза твари и она с омерзительным воплем выгнулась и стала неуклюже пятиться назад, скребя пузом по разрушенной мостовой. Я же подскочил к двуручному мечу барона, схватил его и бросился на паука. Чувствуя вливающуюся в меня мощь двуручника, я размахнулся и одним ударом снёс твари переднюю лапу. Во все стороны брызнула зелёная кровь. Не останавливаясь, я сделал разворот вокруг себя и опустил острое лезвие на вторую лапу, отсекая и её тоже. Паук забился в конвульсиях, вопя и пытаясь отползти, но, быстро забежав ему в бок, я с разбегу воткнул клинок прямо в туловище, нанизав выродка на сталь, а затем в ярости приподнял над собой и отшвырнул в сторону вместе с застрявшим мечом.
        Едва с пауком было покончено, я ринулся обратно к стонущему лорду и, окинув его взглядом, крепко выругался: доспехи во многих местах пробиты, всё вокруг залито кровью, но самое ужасное в том, что хелицеры твари оторвали барону левую ногу прямо посередине бедра. Не теряя времени быстро осматриваюсь и подскакиваю к ближайшему трупу гвардейца, срываю с него пояс и тут же возвращаюсь к Драйторну, склоняюсь над обрубком и, не обращая внимания на вопль барона, что есть силы затягиваю на нём ремень, останавливая толчками хлещущую кровь. После плохо слушающимися пальцами вытаскиваю из схроновых отсеков несколько пилюль исцеления и обезболивающего и, приподняв Дэриору голову, насильно заталкиваю их ему в рот.
        - Жуйте, лорд! Жуйте и глотайте, Лядь вас подери!!!
        Резко оборачиваюсь на раздавшийся сзади звериный вопль, но с величайшим облегчением вижу Вельхорка и Викториана Граза с остатками чернознаменцев, прорвавшихся к нам.
        - Твою ж Лядь!  - вскричал Вельх, безумным взглядом смотря на отца. Но, стоит отдать ему должное, он быстро взял себя в руки.  - Уноси его отсюда, Саргон! Мы вас прикроем!
        Вскочив на ноги, бросаюсь к телу паука и рывком выхватываю из его головы Халдорн, закидываю в ножны и тут же вытаскиваю из брюха твари двуручник барона - сделанный из какой-то необычной стали, он был легче своих собратьев и наносил намного больше урона, чем мой собственный клинок, а это сейчас было важнее всего.
        Бегу обратно, хватаю барона дриарилловой рукой, взваливаю его себе на плечо и что есть мочи мчусь прочь от портальной площади, оставляя позади отчаянно сражающегося Вельхорка Дэриора Драйторна, старого фаргранда и горстку гвардейцев, непоколебимо вставших на пути орды зверосилпатов.
        Центральная улица превратилась в ад, в котором силзверы и силпаты беспощадно рвали друг друга на части, пуская в ход всё: острую сталь, голые кулаки, хвосты, клыки и когти. И в этой мясорубке не осталось места для честной схватки - на бегущих нападали со спины или валили толпой на землю, в кровавом безумии забивая несчастных до смерти и вгрызаясь в горячую плоть. Но, несмотря на захлестнувшую разум отступающих вакханалию страха, защитники Рэйтерфола отчаянно бились за свою жизнь, выцарапывая её из хищных лап смерти.
        Я бежал сквозь весь этот хаос, огибая сражающихся, перепрыгивая через трупы и разрубая двуручником рискнувших встать на моём пути врагов. Сцепив зубы, я изо всех сил старался не обращать внимания на боль в раненой енотом ноге, но делать это становилось всё сложнее - с каждым мгновением колено немело и предательски подгибалось всё сильнее.
        Нужно срочно что-то делать, иначе мы оба погибнем!
        Оглушительный визг сверху. Резко вскидываю голову, вижу падающую на нас тварь и с затрещавшими от усилия мышцами взмахиваю двуручником, разрубая её надвое размашистым ударом. Тут же краем глаза замечаю бегущую на нас толпу силзверов и не задумываясь направляю на них Коллапс.
        - Разэрон!
        Хруст рунира, вспышка магических символов и следующая вслед за этим отдача. Тугой поток ветра вырывается из артефакта и сносит зверосилпатов, расшвыривая их во все стороны.
        Дальше оставаться на центральной улице нельзя! Здесь слишком много врагов, и с каждой секундой их становится всё больше!
        Придерживая барона и отчаянно хромая, забегаю за ближайший поворот, лихорадочно осматриваюсь в поисках укрытия и нахожу глазами полуразрушенную стену дома. Сцепив зубы, плетусь туда и с трудом забираюсь внутрь. Из-за усталости и обильной кровопотери глаза дольше обычного привыкают к полумраку, но вскоре мне удаётся различить заваленный обломками второго этажа коридор и торчащие сверху остатки лестницы. Решаю не углубляться внутрь, а иду вдоль пострадавшей стены направо, по короткому коридору в угол, недалеко от которого находится зашторенное окно. Присев, осторожно снимаю с плеча лорда и прислоняю его спиной к стене.
        Дэриор Драйторн был бледен, тяжело дышал, но был всё ещё жив. Сняв с пояса склянку с самым сильным своим зельем лечения, я осторожно приподнял ему голову и он, вздрогнув, медленно открыл глаза и посмотрел на меня затуманенным взглядом, в котором тем не менее, горела искра сознания.
        - Сарго-он…  - просипел он разбитыми губами.
        - Это я, милорд. Вот, выпейте это.  - Я приложил горлышко флакона к его губам.  - Вам сразу станет немного легче.
        Он приоткрыл рот и я влил в него целебное снадобье, часть из которого потекла по бороде. Теперь настало время заняться собой - закинул в рот горсть разнообразных алхимических пилюль, запил их эликсиром исцеления, а затем вытащил ещё одну бутылку и плеснул из неё сначала на проткнутое горло, а потом остатки вылил на колено. Единицы жизни это потихоньку восстановит, вот только, к сожалению, сами раны быстро не затянутся, особенно если не остановить кровотечение. Поэтому я оторвал от занавески несколько лоскутов, смочил их в новом зелье и перевязал ими в первую очередь обрубок застонавшего барона, и лишь после этого принялся за свои раны.
        Наблюдая за тем, как я перематываю колено, Драйторн неожиданно прохрипел:
        - Убей меня, Саргон…
        Вскинув брови, я поднял изумлённый взгляд на барона.
        - Убей…  - Дэриор сглотнул.  - Пусть мои у… униары достанутся тебе, а не им…
        Я нахмурился и жестко отрубил:
        - Не говорите чепухи, милорд! Я вытащу нас отсюда во что бы то ни стало! Так что даже и не думайте в ближайшее время отправиться к Баглорду, ясно?
        Поднявшись на ноги, я наклонился над ним, поднял и вновь закинул себе на плечо.
        - Дурак ты…  - пробормотал Драйторн.  - Но благородный дурак…
        Мои губы скривила усмешка.
        - Ага. Есть такое.
        Подойдя к окну, я осторожно выглянул наружу - оно выходило на заднюю сторону дома, как раз туда, куда нам и требовалось. Вот только через окно вылезти не получится, поэтому придётся искать обходной путь. Направляюсь к двери дальше по коридору, открываю её и оказываюсь в прихожей, которая, судя по всему, до разрушения стены и обвала верхних этажей была сквозной.
        Я повернул голову вправо и улыбнулся.
        И, что важнее, она выводила к нужному нам запасному выходу.
        Взявшись за ручку, я покрепче сжал рукоять двуручника и, собравшись с духом, резко распахнул дверь, выскочил наружу и сразу же ринулся бежать, вновь окунувшись в горнило ожесточенной войны. Минуя переулок за переулком, я планировал добраться до знакомого мне маршрута, которым мы шли вместе с Бертой и Даймином, а там уже по улице Четвекольца не составит особого труда добраться до барбакана.
        Напряженно прислушиваясь к бушующему через один дом сражению на центральной улице, я уже почти добежал до конца длинного здания, как вдруг раздался громкий скрежет металла, словно от удара молота по доспехам, и из-за угла вылетело несколько кричащих воинов Рэйтерфола, а буквально через мгновение следом за ними, в прыжке, выскочила огромная туша какого-то монстра, приземлившаяся ногами прямо на пытающегося отползти спиной вперёд солдата.
        Это ещё что за дрянь?!!

“ОДНОРОГИЙ ЦИКЛОП” - услужливо подсказала система Древних.
        Лядь! Вот только его мне и не хватало!!!
        Зарычав, ускоряюсь изо всех сил и пытаюсь пробежать мимо, но обладатель массивного, растущего из башки куска скалы, повернул морду и уставился прямо на меня своим единственным глазом. Не долго думая он размашисто бьёт рукой, но я на бегу пригибаюсь под летящую ладонь и с криком наотмашь взмахиваю двуручником, рассекая лезвием толстый, словно бревно, мизинец. Я не стал оборачиваться, чтобы посмотреть на яростно взревевшего циклопа, вместо этого помчавшись вперёд ещё быстрее.
        А через мгновение за спиной раздался грохот ног бегущей многотонной туши.
        Шхайрат!!! Беги! Беги, беги, беги!!!
        Мчусь с бешено бьющимся сердцем и лихорадочно смотрю по сторонам, пытаясь отыскать путь к спасению.
        Вот, вот оно! Поворот в переулок!
        Ревущий циклоп набрал скорость и стремительно сократил разделяющее нас расстояние.
        Мои глаза расширились.
        Ну же! Совсем немного!!!
        С криком делаю последний рывок и вбегаю в узкий просвет между домами, а позади вопит однорогий монстр, врезавшийся на всей скорости в угол дома. Раздался оглушительный грохот, хлынули каменные осколки и поднялась волна пыли. Не выдержав, всё же оборачиваюсь и вижу большую лапу циклопа, которую он затолкал внутрь переулка в попытке достать меня.
        Увиденного было достаточно.
        Выскочив из проулка на центральную улицу, я вновь было броситься бежать со всех ног, но дорогу мне неожиданно преградил какой-то визжащий силзвер. Не останавливаясь, выставляю вперёд лезвие двуручника и со всей скорости насаживаю на него зверосилпата, затем делаю резкий разворот вокруг себя, сбрасываю вопящего хищника с клинка и мчусь дальше.
        Барбакан! Вижу барбакан с опущенным мостом! Я почти добежал!
        И тут часть стоящего справа дома оглушительно взрывается и прямо на дорогу выскакивает проломивший его насквозь однорогий циклоп, который тут же поворачивает голову и находит меня взглядом.
        Да твою ж Лядь!!!
        Стремительно бегу к ближайшей двери только что разрушенного дома, вышибаю её плечом и мчусь через гостиную, а в ушах стоит грохот приближающихся шагов. Бросаю взгляд в сторону окон и вижу лапу циклопа, которая одним махом сметает их вместе со стенкой и близстоящей мебелью. Звон стекла бьёт по перепонкам, но я не останавливаясь пру дальше, выламываю очередную дверь и попадаю в комнату, передняя стена которой была сметена обезумевшим монстром. Выпрыгиваю из разлома наружу, быстро взбираюсь на вершину завала из обломков и вновь оказываюсь на центральной улице.
        Слева раздаётся бешеный рёв и я невольно поворачиваю голову - растопыривший лапы и оскалившийся в ярости циклоп смотрит прямо на меня. Срываюсь с места вниз с завала, но уже у самой земли надо мной пролетает огромная туша и перепрыгнувший кучу гигант приземляется посреди дороги.
        Да что ж ты будешь делать!!!
        Придерживая тело барона рукой с мечом, направляю на однорогого Коллапс и активирую артефакт.
        - Фарбласт!
        Вспышка пламенных рун, лёгкая отдача и небольшой огненный шар вылетает из ладони, проносясь рядом с головой монстра.
        - Сбальдарс!!
        Испещрённый символами дриарилл покрывает морозная наледь и вырвавшаяся ледяная стрела разбивается вдребезги об широкую грудь идущего на меня великана.
        - МЬЁЛЬНИАВИ!!!  - отчаянно рвётся из груди очередной активатор плетения и ярко-синие жгуты разрядов обвивают черную сталь, а через мгновение сверкающая молния ударяет прямо в глаз циклопу.
        Однорог вскинул руку к лицу и громогласно заорал от боли, а всё его тело забилось в судорогах от высокого напряжения, пронзившего каждую мышцу. Не теряя времени, я ломанулся вперёд и, пробегая между ног гиганта, размахнулся двуручником и рубанул его по внутренней стороне колена, рассекая связки. Циклоп покачнулся и с рыком рухнул на подогнувшуюся ногу, а я помчался дальше, надеясь, что эта рана его задержит хотя бы на несколько секунд.
        Сердце бешено билось в груди, лёгкие горели, а ноги древенели от напряжения, но я упорно гнал себя к барбакану, до которого оставалось уже не более нескольких сотен метров. Я уже даже видел столпившихся там людей и различал сияние защитного купола, прикрывающий опущенный мост!
        Внезапно над моей головой проносится кувыркающаяся телега и падает впереди, разбиваясь вдребезги. Тут же торможу и резко разворачиваюсь как раз в тот момент, когда циклоп, подняв над головой большой каменный обломок, с натугой бросает его в меня. И, видя неотвратимо приближающийся, вращающийся в воздухе булыжник, я абсолютно чётко осознал, что не смогу ни отбить его, ни увернуться. Тогда я потянулся мыслью ко всем своим артефактам в отчаянной попытке найти спасение, и вдруг получил неожиданный отклик от одного из них.
        Щит Светочи молниеносно сорвался с плеча, увеличился до полноразмерного и повис в воздухе прямо передо мной. Вот только на фоне летящей в нас огромной глыбы он выглядел столь незначительной и слабой преградой, что я невольно сжался в ожидании удара и приготовился быть раздавленным всмятку.
        Вот только об одной вещи я забыл.
        Щит Светочи - неразрушим.
        Обломок со всего маху обрушился на чёрный стальной треугольник и разлетелся в каменные клочья. Но так как щит был привязан ко мне каким-то магическим полем, то инерция от этого страшного удара отнесла меня спиной вперёд и я пробороздил ногами несколько метров.
        Всё ещё с трудом веря в произошедшее, я несколько мгновений изумлённо таращился на висящий передо мной “Светоч” и пришел в себя лишь тогда, когда раздался грохот вновь начавшего бежать ко мне циклопа.
        Вот же неугомонная тварь! Подволакивает правую ногу, но всё же бежит, зараза! Да ещё и не один - вместе с ним мчится целая гора перебравшихся через завал силзверов!
        Зарычав, моментально теряю к щиту интерес и снова вступаю в гонку со смертью, при этом всё же краем глаза отмечая, что “Светоч” с лёгким стуком вернулся на плечо.
        Однорог позади бешено ревёт и с каждой секундой грохот его шагов становится всё ближе. Я же уже буквально выдавливаю из себя последние силы, не отрывая глаз от явственно различимой и приближающейся цели - столпившихся у подъёмного моста людей.
        Неужели эти идиоты не видят меня?!
        - Помогите нам!!!  - надрывно реву я во всю мощь гудящих лёгких.  - Помогите, вашу ж Лядь!!!
        Не знаю, расслышали ли они меня, но как только силзверы вошли в зону поражения, стоящие на стене барбакана лучники и маги стали безостановочно пускать в них лавину за лавиной из стрел и заклинаний. И, судя по воплям боли и ярости, их атака была вполне эффективна, но оборачиваться и проверять это я не стал, полностью сосредоточившись на беге.
        Последние двадцать метров!
        Ноги подкашиваются и заплетаются, но усиливающийся позади рык как никогда мотивирует и подталкивает в спину, за краткие мгновения выветривая из сознания даже намёк на усталость.
        Ещё десять!
        Ну же!!! Поднажми!!! Осталось ведь совсем чуть-чуть!!!
        Однорогий циклоп вырывается вперёд и протягивает руку, чтобы схватить меня и раздавить в кулаке, но в этот самый миг я делаю последний шаг и пересекаю границу защитного барьера.
        Всё. Мы наконец в безопасности.
        - Лекаря!  - Хрипло кричу я, расталкивая кинувшихся поддержать меня воинов.  - Позовите лекаря! Лекаря, Лядь вас задери!!!
        Миновав подъёмный мост, я вбежал во внутренний двор.
        - Лекаря!!!
        - Саргон! Саргон, я здесь!
        - Вейри!  - Я резко развернулся и кинулся к выскочившей мне навстречу целительнице.  - Вейри, у меня лорд! Лорд Драйторн!
        Бросив двуручник, я осторожно снял с плеча бесчувственного барона и уложил его на землю. Древние, только бы он ещё был жив!
        Вейри поспешно достала из сумки какую-то ампулу, сломала крышку и сунула её под нос Дэриору. Несколько долгих секунд ничего не происходило, но затем барон вдруг сделал глубокий вдох и широко распахнул глаза, тут же закашлявшись.
        Живой! Он живой!! Древние, спасибо!!!
        - Кто это сделал?  - услышал я вопрос алхимика, но не сразу понял, что она обращается ко мне.  - Саргон! Кто это сделал с ним?!
        Я вздрогнул и посмотрел на женщину.
        - Паук. Огромный чёрный паук.
        Лицо Вейри помрачнело и она поджала губы.
        - Значит, в крови наверняка яд… Ясмер!  - Из стоящей вокруг толпы вышел испуганный парень.  - Колдуй поддерживаемое плетение исцеления с тактом восстановления “ежей” по одной раз в три секунды! Нам надо понять, как быстро он теряет жизни. Все остальные сюда! Осторожно поднимаем его и несём в замок!
        Неожиданно лорд крепко схватил меня за предплечье и прохрипел:
        - Вельхорк? Вельх?..
        - Нет, милорд.  - Я положил поверх его руки свою.  - Это я, Саргон.
        По сигналу Вейри барона поднимают и он стонет от боли, не переставая метаться в бреду.
        - Сын! Вельхорк! Где Вельх, где мой сын? Почему его здесь нет? Где он? Где?!..
        Ладонь Драйторна соскользнула и я остался стоять, наблюдая за тем, как его уносят. А когда они скрылись среди толпы, я, чувствуя внутри полную опустошенность, отвёл глаза в сторону. Мой взгляд медленно скользил по плачущим лицам людей, останавливался на окровавленных мёртвых телах, чьи очи тьмы смотрели в тёмные небеса, а в ушах стояли непрекращающиеся крики боли и страданий. Смотря им в глаза, я понимал, что только что у всех этих людей отняли самое дорогое, то, что поддерживало в них хрупкие силы.
        У них отняли надежду.
        Я опустил голову и не отрываясь уставился на валяющийся у ног двуручный меч барона. Затем всё же наклонился и поднял его, сжав потёртую рукоять и смотря на залитую засохшей кровью гарду, в центре которой был выгравирован герб Рэйтерфола. И чем дольше я смотрел на него, тем сильнее крепло во мне принятое решение.
        Стиснув зубы, я резко развернулся и направился обратно к барбакану. Подходя к нему, увидел устало стоящих у выхода Сидиуса, Водлара и Демонариума, и свернул к ним.
        - Больше никто не вернулся?  - спросил я, встав рядом и бросив взгляд на открытые ворота.
        Водлар покачал головой, перемотанной кровавой тряпицей.
        - Нет. И уже вряд ли кто-либо вернётся.
        Моё лицо помрачнело.
        - Значит, будете закрывать врата?
        - Да.  - Сидиус тяжело вздохнул.  - Как только у магов кончатся силы на поддержание последнего барьера, мы поднимем мост.
        Я повернулся к Демонариуму.
        - Сколько до этого осталось времени?
        Маг слегка пожал плечами.
        - Не знаю. Может, ещё несколько минут.  - Он провёл дрожащей рукой по бороде.  - Среди магов слишком большие потери и оставшиеся выжаты досуха. Восстанавливающие пустарную энергию эликсиры уже перестают давать эффект из-за постоянного применения.
        - Ясно.  - Я опустил задумчивый взгляд на двуручник в своей руке, а затем шагнул к Водлару и отдал ему клинок.  - Держите, капитан. Это меч барона.
        Развернувшись, я пошел к распахнутым вратам и на ходу прокричал, не оборачиваясь:
        - Если я не вернусь до того, как маги прекратят поддерживать барьер, то поднимайте мост и не ждите меня!
        - Эй! И что же ты собрался делать?!  - бросил мне вслед мастер Сидиус.
        Моё лицо скривилось в яростной решимости.
        - Исполнить свой долг!
        Пройдя мост, я выхватил Халдорн и остановился у самой границы магического барьера, отделяющего нас от орды бешеных хищников и монстров. Я стоял и смотрел каждому из них в глаза, а они скалились окровавленными клыками и рычали, с капающей из пасти слюной.
        Звери. Безмозглые, кровожадные выродки. Вот, кем все они казались, и вот те, кого я видел перед собой.
        Видел, потому что хотел видеть только это.
        Но ведь это всё был обман.
        Я закрыл глаза, глубоко вздохнул и опустил меч. А где-то глубоко внутри меня заворочалась пока ещё спящая виверна, делясь со мной своими воспоминаниями.
        Они отнюдь не безмозглые твари. И даже более того, они ничем не отличаются от нас - у них есть разум, есть эмоции, есть друзья, семьи и собственная система общества.
        Но самое главное - у них есть Честь.
        В голове зазвенел голос Легратоса:
        - Наш род не запятнает себя в бесчестии, подобно вашему!
        Я открыл глаза и уже абсолютно спокойным взглядом вновь прошелся по лицам зверей, на мгновение задержав его на возвышающимся над ними однорогом циклопе. Затем я поднял Халдорн вверх, направив сверкающее лезвие к небесам, и среди силзверов пронёсся ропот предвкушения.
        Сейчас! Сейчас этот силпат ринется в атаку! Убьём его! Разорвём на части! Уничтожим!!!
        Они не сводили с меня пытливых глаз. И тогда я сделал то, чего никто из них не ожидал.
        Я вложил Халдорн в ножны, а затем слегка развел руки в стороны и активировал “Вторую кожу” - моя окровавленная броня медленно испарилась, оставив меня перед ними в обычной одежде, полностью безоружным. И тогда я сделал шаг вперёд, переступив границу и выйдя за барьер.
        Рычащие вокруг силзверы тут же угрожающе надвинувшись на меня, но я не сделал ни единого движения, не дёрнул ни единым мускулом, оставшись непоколебимо стоять на месте.
        Крупная ящероподобная тварь приблизилась ко мне вплотную, уставилась прямо в глаза и вытащила из зубастой пасти длинный язык, проведя им практически у самого моего лица. А потом, со стучащим шипением, она вдруг отошла в сторону, давая мне возможность пройти. Проводив ящера взглядом, я медленно шагнул вперёд, и другие звери передо мной внезапно тоже подались немного назад и чуть разошлись, пропуская дальше. Угрожающе рыча и плотоядно скалясь, они нехотя расступались, но не делали ни малейшей попытки напасть. Даже циклоп не стал преграждать мне дорогу, лишь наклонившись и громогласно заревев, когда я проходил мимо него.
        И я шёл по лужам крови, переступая через трупы силзверов, силпатов и обычных людей. Шёл по когда-то прекрасному городу, ныне разрушенному войной, причина которой была до банального проста.
        Месть.
        Зверьё наконец получило возможность отомстить за века угнетения своих собратьев и вероломное убийство царя Легратоса, выплеснув столетиями копившуюся ненависть не только на воинов, но и на обычных жителей Рэйтерфола. Хотя вряд ли люди в аналогичной ситуации поступили бы иначе, ведь что у них, что у зверей точка зрения была одна: наши враги - кровожадные ублюдки, убивающие всех и каждого ради удовольствия и мяса, поэтому никому из них нет пощады! Руби, коли, убивай! Женщина, старик или ребёнок - без разницы! Отправим к Баглорду всех и каждого!!!
        Мы похожи. Такова жестокая реальность.
        Я ступил на центральную площадь, сплошь усеянную телами погибших, дошел почти до самого портального круга и остановился перед лежащим на земле Викторианом Гразом. Глаза старого фаргранда застыли в неподвижности, постепенно наполняясь разливающейся тьмой загробного мира, подтверждая, что отныне его место в Гладархоне, обители Баглорда.
        Я поднял голову и скользнул взглядом дальше, туда, где в самом центре портального круга, на коленях замер Вельхорк Дэриор Драйторн, сжимая в одной руке меч, а в другой развевающееся знамя Рэйтерфола. Его подбородок пал на окровавленную грудь, глаза были закрыты, а вокруг лежали павшие товарищи, гвардейцы отряда “Чернознамень”, отдавшие свои жизни за родной город, за семьи, и за своего лорда.
        Вот только сегодня погибли не только они, но и чужие друзья и соратники.
        Я взглянул направо и не смог оторвать глаз от спины енота, который сидел у тела волколака, спиной ко мне, скорбно опустив голову и понурив плечи, положив лапу на плечо погибшего силзвера. Почувствовав мой взгляд, он встрепенулся, медленно повернулся и увидел меня.
        Мгновение ничего не происходило, но затем енот с яростным оскалом поднялся на ноги, выхватил из ножен кинжалы и направился ко мне. Подойдя практически вплотную, он остановился и зарычал, прижав уши к голове и смотря мне прямо в глаза.
        Пришедшая следом за мной толпа зверосилпатов, взявшая в плотное кольцо портальный круг, затихла, и вся площадь погрузилась в напряженную тишину.
        Мы же стояли напротив друг друга, два заклятых врага, прекрасно понимая, что когда-нибудь одному из нас придётся умереть.
        Когда-нибудь, но не сейчас.
        Я разлепил пересохшие губы и тихо попросил:
        - Прошу, дай мне забрать его тело.
        Енот слегка прищурился и сдвинул брови, а затем повернул голову и бросил взгляд через плечо на Вельхорка. Через несколько секунд вновь посмотрев на меня, он неожиданно подался вперёд, вытянул морду и зарычал, оголив клыки, но я не шелохнулся.
        А потом енот вдруг просто отошел в сторону, пропуская меня.
        Тяжело сглотнув и расслабив стиснутые от напряжения кулаки, я, с бешено бьющимся сердцем, поднялся по каменным ступеням на портальный круг и подошел к стоящему на коленях сыну лорда. Склонившись над ним, я осторожно взял его на руки, и знамя Рэйтерфола выскользнуло из мёртвой ладони, с гулким стуком упав на землю.
        На мгновение задержав взгляд на окровавленном и грязном полотнище, с изображением города на фоне гигантского пышного дерева, я развернулся и пошел обратно к замку, с телом Вельхорка на руках. А следом за мной шла толпа силзверов, в абсолютной тишине сопровождая меня до самого барбакана.
        И вот, остановившись у границы сияющего из последних сил магического барьера, я обернулся и окинул взглядом молчаливую толпу хищников, в центре которой стоял енот и сжимал лапой цепочку на груди, с висящим на ней большим кабаньим клыком.
        Немного помедлив, я слегка кивнул ему, а затем миновал подъёмный мост и за моей спиной громко захлопнулись ворота барбакана.
        Глава 3.
        ГЛАВА 3.
        Ненавижу…
        Сузившимися зрачками я обвожу взглядом смеющихся гуатов и их мелких выродков, безудержно хлопающих в ладоши и радостно вопящих. Они с ужасом и восхищением смотрят на меня, даже не подозревая, как сильно мне хочется броситься на них и разорвать в клочья…
        Ненавижу…
        Вновь клетка. Толстые, железные прутья решётки, которые не раскусить моим зубам, и деревянный пол. Когда-то давно я пыталась расцарапать его когтями, но внизу оказались всё те же прутья. Прошло много времени, прежде чем я, наконец, смирилась и прекратила попытки сбежать из этой тюрьмы, в камере которой едва хватает места, чтобы сделать несколько шагов…
        Ненавижу!..
        Мерзкие, раскрасневшиеся от усталости, удовольствия и дурно пахнущего пойла лица тех, кто называет меня своими хозяевами. Они вновь и вновь приходят ко мне с другими двуногими гуатами, пьют, скалятся в улыбках и звенят мешками, доверху наполненными сверкающими плоскими кругляшами. А потом их встречи всегда заканчиваются одним и тем же - болью. Ужасающей, нестерпимой болью. Они вырывают мне чешую, когти и зубы, кромсают плоть и изымают органы. Но эти звери не дают мне забыться в забвении или умереть. О, нет! Их шаманы поддерживают во мне жизнь, а после, когда истязания, наконец, заканчиваются, моё изуродованное тело бросают обратно в клетку и меня отпаивают вкусной водой, от которой восстанавливаются кости, вновь появляется мясо и органы, растёт новая чешуя, когти и зубы.
        А потом круговорот страданий неизменно повторяется вновь…
        Ненавижу!!.
        Покорность. Раболепие. Подчинение. Я научилась всему этому. Научилась быть тихой, безобидной, и даже ласковой.
        И я научилась выжидать.
        А потом… потом всё внезапно изменилось.
        Сила. Она просочилась в моё тело, словно глоток свежего воздуха, и сознание прояснилось. Пелена тумана перед глазами спала и тогда я, наконец, поняла.
        Время пришло.
        Ненавижу!!!
        Крики мечущихся в страхе людей проникают в голову и пьянят так сильно, что не хочется, чтобы они когда-нибудь заканчивались. Мои клыки вгрызаются в горячую плоть, хвост протыкает тела и дробит кости, а когти разрывают на части всех, до кого могут дотянуться. Повсюду была кровь и ошмётки трупов, а воздух буквально звенел от воплей раненых.
        Они больше не смеялись. В их застывших в ужасе глазах больше не было веселья - только страх и боль. Но мне этого было мало! Они заслужили в сотни, в тысячи, в миллионы раз больше!! Они ответят мне за каждое мгновение тех пыток, которым бесконечно подвергали меня!!!
        Запрокинув окровавленную пасть к небесам, я неистово взревела.
        НЕНАВИЖУ!!!

***
        Вздрогнув, я с трудом открыл опухшие глаза. Поначалу не было видно ничего, кроме тонущих во тьме размытых очертаний, но с каждым мгновением, проведённым в сознании, зрение прояснялось и картинка становилась всё чётче.
        Рука. Моя дриарилловая рука. Она недвижимо лежит на пыльной, вымощенной камнем земле ладонью вверх, и она вся покрыта засохшей кровью. Сглотнув, скольжу взглядом дальше и упираюсь им в стену, которая буквально через несколько десятков сантиметров уходит за угол, а дальше виднеются мелькающие ноги проходящих мимо людей. Плохо работающий мозг нехотя выдаёт предположение, что я сижу внутри Z-образной выемки, привалившись спиной к стене здания и безвольно опустив подбородок на грудь. Облизнув пересохшие губы, медленно поднимаю голову и кривлюсь от боли в затёкшей шее. Стукнувшись затылком о холодный камень, я равнодушно стал наблюдать за плетущимися по мостовой горожанами и помогающими им солдатами, чей путь снова лежал в глубины подземелий замка. Мой взгляд переходил от одного измученного лица к другому и практически везде отмечал одну и ту же картину: плечи идущих поникли, а глаза отрешенно смотрят в землю, стараясь не замечать груженные ранеными и умершими телеги, от скрепящих колёс которых ледяной холодок страха пробегает по спине и вызывает в руках неконтролируемую дрожь.
        - Не очень-то радостное зрелище, верно?  - раздаётся тихий голос.
        Слегка поворачиваю голову направо и вижу сидящего рядом Вильяра. На несколько секунд задержав на нём взгляд, я вновь отвёл глаза, а затем тяжело отлип от стены и сел, устало свесив руки между колен.
        - Наши все спаслись?  - глухо спросил я.
        Тэк кивнул.
        - Да. Все. В отличии от многих, нам повезло отделаться только лёгкими ранами.
        - Мм. Это хорошо.  - Чувствуя странный, разгорающийся в дриарилловой ладони жар, я перевернул её и не мигая уставился на кончики дрожащих пальцев. И чем дольше я смотрел на них, тем больше казалось, что ногти начинают едва заметно удлиняться…
        - Саргон?
        Вздрогнув, я посмотрел на Вила.
        - А?
        - Я видел Лютера.
        До меня не сразу дошел смысл сказанного, но потом моё лицо прояснилось.
        - Где?
        - Во время отступления.  - Вильяр помрачнел.  - Он… он был на стороне зверосилпатов, Сар. Вместе с ними гнал и убивал отступающих. А под его командованием были и другие перебежчики.
        - Вот оно что.  - Я глубоко вздохнул.  - Переметнулся, значит.
        Вильяр сложил руки в замок и стиснул их так сильно, что они они побелели.
        - Я должен тебе ещё кое о чём рассказать.
        Я вновь взглянул на друга.
        - О чём?
        - О Ледии.
        Я удивлённо вскинул брови и невольно переспросил:
        - О Ледии? Ты о той девушке из нашего похода на рыпохвиста?
        - Да, о ней.  - Было видно, что каждое слово даётся Вилу с трудом.  - Помнишь, как она умерла? Закрыла собой Лютера?
        Я кивнул, прогоняя перед глазами тот ужасный момент, когда рыпохвист пробил хвостом грудную клетку девушки, а затем размозжил о землю.
        - Дело в том, что…  - Тэк споткнулся и сглотнул.  - Дело в том, что она не делала этого. Она даже не собиралась отталкивать его или, тем более, жертвовать собой… Это всё Лютер. Он схватил её и закрылся ей, словно живым щитом. Я сам видел это. Своими собственными глазами. Но… но тогда я думал, что он сделал это просто из-за паники, и поэтому промолчал.
        Я крепко сжал стальную руку в кулак и закрыл глаза, с трудом сдерживая рвущуюся наружу ярость.
        Лютер-р! Ублюдок! Клянусь Древними, где бы ты ни был, я тебя достану и ты мне ответишь за все свои прегрешения! Я стану твоим карателем и именно в моём лице ты найдёшь палача!
        - Понимаю.  - С трудом выдавил я, подавив клокочущую в груди ненависть.  - Не ты один доверял ему и верил, что даже с таким гнусным характером он никогда не переступит черту. Но мы оба ошибались.
        - Да. Ты прав.  - Вильяр тяжело вздохнул и несколько минут мы полном молчании подавленно смотрели на бредущих мимо людей. А потом он вновь заговорил, и голос его был полон искренней печали: - Просто, знаешь, я никак не могу забыть её глаза в тот момент. В тот самый последний момент. В них словно бы переплелось удивление, отчаяние и ужас. Она ясно и отчётливо понимала неизбежность приближающейся смерти, но до последнего не хотела её признавать. Она не хотела умирать, Сар. Но самое страшное, что я сейчас отчётливо вижу этот её взгляд на лицах всех этих людей. Они тоже не хотят умирать, и при этом полностью осознают, что сейчас Баглорд находится к ним ближе, чем когда-либо…
        Тэк был прав. Они все боятся смерти и не знают, как им быть и что делать, чтобы выжить самим и спасти своих родных и близких. И вся эта неопределённость особенно давит и страшит именно сейчас, когда сын лорда погиб, а о судьбе раненого барона пока абсолютно ничего неизвестно. Увы, как бы ни было тяжело это признать, но стоит взглянуть правде в лицо - жизни всех жителей Рэйтерфола ныне целиком и полностью зависят не от них самих, а от чужой воли, в чьей сомкнувшейся мёртвой хваткой руке туго переплетены нити их судеб.
        Зависят не от них самих…
        Я нахмурился.
        Странно… Почему всё это кажется мне столь знакомым?
        Она не хотела умирать… Рука… Мёртвая хватка… Глаза, полные безмерного удивления, отчаяния и ужаса… Отказ признавать неизбежность смерти…
        Туманные образы и обрывки слов отчаянно вертятся в голове, но в самый последний момент ускользают от понимания и отказываются складываться в единое целое…
        Что это? Воспоминания страгена? Или, быть может, виверны? Как бы то ни было, с абсолютной точностью могу сказать только одно - я однозначно уже где-то видел подобное…
        И тут мои зрачки расширились в догадке.
        Я стремительно вскочил на ноги, выбежал на середину наполненной людьми улицы и, осмотревшись вокруг безумным взглядом, сориентировался и бросился бежать.
        - Эй! Ты куда?  - долетел мне в спину крик Вильяра, и я прокричал в ответ, бросив на него взгляд через плечо:
        - Мне срочно нужно кое-что проверить!!! А ты собери наших и идите к замку!
        Лихорадочно огибая и расталкивая бредущих впереди меня людей, я яростно оскалился и зарычал.
        Л-лядь! Как я мог сразу не обратить на это внимания?! Идиот!!!


        Глава 3. Часть 2


        За считанные минуты домчавшись до замка, я вбежал внутрь и ринулся к лестнице, у которой стояли баронские гвардейцы. Благо, объяснять им ничего не пришлось - меня узнали и безмолвно расступились в стороны, пропустив дальше. Взлетев по ступеням и миновав несколько коридоров, сориентировался с помощью карты в дриаре и вскоре добрался до нужной мне овальной двери, которую тут же резко распахнул.
        - Где оно?!!  - взревел я, едва оказавшись в кабинете подпрыгнувшего от неожиданности казначея.
        - Где что??  - выпучив глаза, испуганно вжался в кресло Мыфан.
        - Тело!  - я опёрся кулаками о стол и навис над бледным толстяком.  - Тело племянника! Где оно?!
        Казначей изумлённо вскинул брови и захлопал глазами, в которых застыло непонимание. Потом он нахмурился и осторожно уточнил:
        - Моего племянника? Фергюса?
        - Да!
        - Эээ, ну, оно здесь, в замке, в мертвецкой, куда сейчас вообще всех умерших уносят. Хотя его потом должны будут перенести в баронский могильник для прислуги, но сейчас же никого толком не похоронишь, вот и…
        - Вставай и пошли! Отведёшь меня туда и покажешь его!
        - Д-да… конечно, сейчас, только не надо так нервничать, право слово…
        Сглотнув, Мыфан поднялся и мы вышли из кабинета. Озираясь через плечо, он семенил впереди, а потом всё же набрался смелости и спросил:
        - А что случилось-то? Зачем вам…
        - Затем!  - злобно огрызнулся я.  - Веди давай!
        - Понял, понял,  - он поднял руки.  - Молчу и веду, веду и молчу.
        На первом этаже мы влились в ряды горожан и спустились в подземелья замка, пол, стены и потолок которых был надёжно выложен камнем. Оказавшись в коридорах, освещённых настенными кристасветами, я невольно напрягся, настороженно осматриваясь по сторонам и силясь услышать эхо от рычания монстров или клацанье их когтей. Даже толпа солдат и беженцев вокруг не дала мне ощущение спокойствия. Часто дыша, я сглотнул и облизнул пересохшие губы, силясь загнать в глубины сознания вспыхнувшие перед глазами жуткие картины из подземелий Кривглазиана. Но в тоже время что-то внутри меня наоборот, потянулось вперёд и почувствовало себя в безопасности…

…когти вонзаются в податливую землю и тянут чешуйчатое тело вперёд по узкой норе, а длинный хвост бьёт по каменным стенам.
        Нора. Берлога. Спокойствие.
        Дом…
        Что-то врезается в меня и я вздрагиваю всем телом.
        - Простите,  - произносит какой-то парень, задевший меня плечом, и идёт дальше.
        Тяжело дыша, смотрю ему вслед и не могу вспомнить, где я нахожусь…
        - Рэй Саргон?  - поворачиваю голову к толстому мужчине в круглых маленьких очках и деловом костюме, озабоченно смотрящем на меня.  - С вами всё в порядке?
        Воспоминания вдруг вернулись и я напряженно выдохнул.
        - Да. Идём дальше.
        Нахмурившись, Мыфан окинул меня недоверчивым взглядом и отвернулся.
        - Да пришли уж почти.
        Следуя за ним, я улучил момент и опустил глаза на дриарилловую руку.
        Кажется, она стала больше…
        Сжав ладонь в кулак, вытер выступившие на лбу капли пота и уставился в спину казначея.
        Лядская виверна. Прошло всего чуть больше суток с момента её поглощения, а она уже настойчиво просится наружу. Похоже, в этот раз закрепляющая трансформация пройдёт намного быстрее…
        Мы миновали большие двустворчатые двери и оказались в длинном, плохо освещённом зале, конец которого терялся в темноте. Везде, покуда хватало глаз, лежали тела, большинство из которых были завернуты в похоронный саван, и подле них стояли и плакали их родственники и друзья. При этом в склеп продолжали вносить всё новых и новых погибших, после чего ими уже занимались бродящие от мертвеца к мертвецу лекари, фартуки которых были красны от крови.
        - Куда дальше?  - выдавил я из себя, с трудом переводя взгляд на зажавшего рот и нос рукой казначея, но тот лишь помотал головой.
        - Н-не знаю. Я не спускался сюда. Знаю лишь, что он здесь, и всё.
        Я мрачно осмотрел ряды мертвецов, лежащих на полу и в специальных нишах. И как же нам его найти?
        - Саргон!  - я обернулся на голос и увидел идущую к нам Вейри, устало вытирающую руки о фартук.  - Как ты?
        Я вымученно улыбнулся.
        - Более-менее. А вы?
        - Ну, как тебе сказать.  - Алхимик окинула взглядом зал.  - Могло быть намного хуже. Нам повезло, что многие родственники погибших соглашаются на передачу органов тем, кто ещё жив.  - Она вновь внимательно посмотрела на меня.  - Что ты здесь делаешь? Лекарь нужен?
        - Не совсем. Дело в том, что мы ищем тело одного погибшего, которое должно находиться где-то здесь. Есть здесь кто-нибудь, кто может с этим помочь?
        - Я его знаю?
        - Вряд ли. Его имя Фергюсон, он племянник Мыфана,  - я кивнул в сторону бледного казначея.
        - Значит, служил здесь, при дворе?
        - Именно так, уважаемая милея,  - подтвердил толстяк.
        - А умер он когда?
        - В день нападения на город Баллиса Брассела,  - ответил я.
        - Ну, тогда всё намного проще - у входа лежат только одни из последних, а места для слуг находятся в другом конце похоронного зала, в отдельном помещении. Пойдёмте, я провожу.
        Чем дальше мы шли, тем меньше работало кристасветов, но света оставшихся вполне хватало, чтобы разглядеть дорогу. Наконец мы остановились у одной из окованных сталью дубовых дверей и Вейри с небольшим усилием приотворила её, но, едва из образовавшейся щели потянуло запахом гнили, целительница тут же замерла, подобно статуе.
        Заметив настороженность алхимика, я тут же активировал вторую кожу, облачившись в боевой комплект, и потянулся к рукояти меча.
        - Вейри?  - тихо позвал я женщину.  - Что-то не так?
        - Запах,  - чуть повернув голову, также тихо бросила она через плечо, не отводя глаз с темноты за приоткрытой дверью.  - А ведь похоронные саваны препятствуют разложению…
        Я тут же вытащил из ножен Халдорн, скинул с плеча щит и шагнул к двери. Дождавшись, пока Вейри встанет мне за спину, я шепотом проговорил выученное недавно заклинание “Свет”.
        - Свайр!  - слетело с губ последнее слово заклинания, являющее его активатором, и меня тут же окутал ореол мягкого желтого сияния. Жаль, его яркость стандартна и её нельзя регулировать, как шарики ручного кристасвета.
        Подняв щит и положив на его кромку лезвие клинка, я открыл дверь пошире и, невольно задержав дыхание, перешагнул порог.
        Вот жешь Лядь…
        Разорванные и гниющие куски того, что не так давно было телом Фергюса, были разбросаны по всей усыпальнице. Жаль, что не догадался чем-нибудь перевязать лицо, а то от тошнотворного запаха становилось дурно и слезились глаза, а к горлу подступал ком. Стиснув зубы, я осторожно прошелся по всему помещению и убедился, что здесь больше никого нет. Убрав клинок и щит, я повторно применил вторую кожу и закрыл нос рукавом рубахи.
        - Можете заходить!  - прокричал я в сторону двери.  - Только нос прикройте.
        Вейри зашла первой, держа в руках небольшую плоскую баночку. Осмотревшись, она подошла и протянула её мне.
        - Помажь внутри носа и под ним, поможет.
        Я безропотно подчинился, захватив пальцами из баночки немного мази. Гнилостный запах разложения тут же перебил чудесный аромат апельсина и свежей дыни.
        - Боги!..  - просипел едва вошедший Мыфан и тут же выскочил наружу, опустошив содержимое желудка. Но до казначея мне уже не было абсолютно никакого дела, всё моё внимание поглотило изучение разбросанных останков.
        - Что скажешь?  - спросил я алхимика.
        Вейри присела на корточки и осторожно приподняла то, что когда-то было грудной клеткой.
        - Скажу, что кто бы это не сделал, он был лядски силён,  - наконец мрачно ответила целительница.  - Мёртвое тело разорвали просто голой силой, не обращая внимания ни на связки, ни на кости.
        Я тяжело вздохнул.
        - Как думаешь, как давно это произошло?
        Она пожала плечами.
        - Судя по степени разложения прошло не больше двух-трёх дней.
        Я скривился.
        - Ясно…
        - А это… это точно мой племянник?  - выдавливая из себя слова, спросил дрожащий Мыфан, стоя у двери и зажав рот и нос рукой.
        Я нашел взглядом голову и шагнул к ней, перевернув её сапогом.
        - Это он, Мыфан. Лицо знатно изуродовали, но это он.
        - Боги!  - простонал казначей.  - Но зачем кому-то совершать такое зверство? Это что, месть за его предательство или что?
        - Не думаю, что всё так просто,  - едва слышно пробормотал я.  - Вейри, можешь сказать, все ли части тела на месте? Ничего не пропало?
        - Хм.  - Вейри закусила губу и прошлась цепким взглядом по каждому лежащему куску.  - А ну подожди-ка.  - Она подалась вперёд и бережно подняла оторванную голову, а затем внимательно и долго изучала её.  - Саргон, нам надо тщательно здесь всё осмотреть и найти его глаза. Это должны быть два довольно твёрдых чёрных шара с ниткой зрительного нерва или без неё.
        Нахмурившись, я принялся за поиски. Мы на два раза прошарили всю усыпальницу, но глаз Фергюса так и не нашли.
        - Глаза, значит,  - Вейри устало привалилась к стене и задумчиво нахмурилась.
        - Это что-то значит?
        Она кивнула.
        - Да. И довольно много. Дело в том, что глаза, покрытые очами тьмы, не подвержены разложению. И именно глаза являются важной составляющей во многих ритуалах, в основном, некромантских.
        Я напрягся.
        - Некромантских ритуалов, говоришь… а среди таких случайно нет вызова души для допроса?
        Вейри внимательно посмотрела на меня.
        - Есть. Без глаз вызвать душу не получится. Это известно всем, кто хоть мало-мальски разбирается в вопросе. Да и совершить проверку, чтобы выяснить, какие заклинания воздействовали на умершего, тоже теперь нельзя.
        - Понятно,  - процедил я и прошелся взглядом по останкам.  - Но ведь исчезли не только глаза, верно? Ещё у него пропала правая рука.
        Целительница удивлённо вскинула брови, а затем ещё раз всё тщательно осмотрела и на её лице появилась глубокая задумчивость.
        - Ты прав, у него действительно нет правой руки. И если бы не ты, я бы и не заметила этого.
        Я стиснул зубы и скривился, едва сдерживая разгорающееся в груди пламя.
        Глаза, полные безмерного удивления, отчаяния и ужаса. Я уже видел этот взгляд, взгляд, в котором ясно читался отказ признавать неизбежность приближающейся смерти. Видел у Фергюса. Поэтому-то он и показался мне столь знакомым.
        Я опустил глаза и посмотрел на дриарилловую ладонь.
        Он мёртвой хваткой вцепился в тот нож. Несмотря на все усилия, он продолжал упорно тянуть острейшее лезвие к своей шее, вгоняя его в плоть раз за разом. Захлёбывался кровью, но не останавливался.
        Я сомкнул ладонь в кулак.
        Не останавливался, потому что не мог остановиться.
        Фергюс не хотел умирать, но чужая воля всё решила за него. А ведь я ещё тогда, помнится, удивился тому, что столь хилый парень оказался так силён. А выходит, всё дело было в руке… В той самой правой руке, которой он себя и убил, и пропажу которой хотели скрыть, разорвав его тело на куски…
        - Глаза и правая рука?  - озадаченно переспросил Мыфан - И что это всё значит?
        - Это значит, Мыфан, что твой племянник не покончил с собой.  - Оторвавшись от ладони, я посмотрел на казначея.  - Его убили.
        В последний раз окинув взглядом усыпальницу, я вышел наружу и направился к выходу.
        Тело Фергюса уничтожили всего несколько дней назад, скорее всего тогда же, когда началась осада города.
        А это значит, что тот, кто это сделал, всё ещё может находиться внутри замка.
        Глава 3. Часть 3

***
        - Вот такие дела,  - подвёл я итог своему рассказу, обводя взглядом товарищей.
        Вильяру удалось найти и привести к замку не всех членов отряда, а только Беару, Шейди, Вирхема, Мордубея и Зубоскала, которые сейчас напряженно молчали, переваривая всё услышанное.
        - Выходит, кто-то разорвал на части тело этого Фергюса, чтобы скрыть то, что он забрал у него руку?  - уточнил Зубоскал.
        Я кивнул.
        - Да. При осмотре останков, не зная, что искать, пропажу бы вряд ли обнаружили.
        - Ну, глаза-то понятно, но на кой фер ему сдалась рука, а?  - продолжала недоумевать Беара.
        - Возможно, убийца обладает очень специфической магией,  - задумчиво предположил Вирхем.  - А учитывая, что у нас сейчас все маги наперечёт, то, при изучении руки, выйти на него не составило бы особого труда.
        - Дельная мысль,  - согласилась Шейди.  - Вот только всё это нам ничего не даёт, ведь в сложившихся обстоятельствах найти его просто нереально. Можно, конечно, попытаться просканировать останки на предмет воздействующих плетений, но вряд ли что-то удастся обнаружить.
        - Значит, у нас нет ничего, кроме туманного описания?  - пробасил Мордубей, сложив на груди руки.  - Невероятно сильный маг, вроде как голыми руками разорвавший труп на куски, и у которого в трофеях лежат глаза и рука?
        - Если он такой умный и осторожный, то, скорее всего, от трофеев он уже избавился,  - покачала головой Беара.  - Благо, во время войны сделать это можно без особых проблем.
        Здоровяк шумно выдохнул.
        - Н-да. Не густо, прямо скажем.
        Я задумчиво прижался затылком к стене и посмотрел в темнеющие небеса.
        Они правы. Убийца настолько грамотно замёл за собой следы, что отыскать его сейчас будет просто невыполнимой задачей. Тогда выходит, что есть только одна возможность разгадать эту загадку - узнать обо всём у самого Баллиса Брассела Афилемского.
        Если, конечно, он имеет ко всему этому отношение…
        Дриар на запястье сковало холодом.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “УБИЙЦА ВО МРАКЕ”!
        ВАМ УДАЛОСЬ ВЫЯСНИТЬ, ЧТО ФЕРГЮСОН, ПЛЕМЯННИК КАЗНАЧЕЯ МЫФАНА, НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ, А БЫЛ УБИТ. К СОЖАЛЕНИЮ, КОГДА ВЫ ДОГАДАЛИСЬ ОБ ЭТОМ, БЫЛО УЖЕ СЛИШКОМ ПОЗДНО - УБИЙЦА ТЩАТЕЛЬНО ЗАМЁЛ СЛЕДЫ, УНИЧТОЖИВ ТЕЛО ПОГИБШЕГО И ЗАБРАВ С СОБОЙ ЕГО ГЛАЗА И РУКУ, ЧТОБЫ НИКТО НЕ МОГ ВЫЗВАТЬ ДУШУ ДЛЯ ДОПРОСА ИЛИ ПОНЯТЬ, ПРИ ПОМОЩИ КАКОЙ МАГИИ БЫЛО СОВЕРШЕНО УБИЙСТВО.
        ЧТО ЖЕ ТАКОГО БЫЛО ИЗВЕСТНО БЕДНОМУ ПАРНЮ, РАЗ С НИМ ПРИШЛОСЬ ТАК ЗВЕРСКИ РАСПРАВИТЬСЯ? ТЕПЕРЬ ВЫЯСНИТЬ ЭТО МОЖНО ТОЛЬКО У ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА - У БАЛЛИСА БРАССЕЛА АФИЛЕМСКОГО.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: РАЗГАДКА ТАЙНЫ ФЕРГЮСА; НЕИЗВЕСТНО.
        Я несколько раз прогнал в мыслях полученное задание. Интересно, система Древних тоже считает это убийство очень значимым событием, или она просто выделила то, что я сам считаю важным? Н-да. Вопрос, на который вряд ли когда-нибудь будет получен ответ…
        - Тыждак же вроде к нам идёт, да?  - задумчиво спросил Мордубей.
        Вынырнув из размышлений, я повернул голову в ту сторону, куда смотрел здоровяк, но увидел лишь идущего по дороге Харуда.
        - Где это ты заметил Тыждака? Я не вижу.
        Воин удивлённо покосился на меня.
        - Эт как это не видишь? Вон же он, по дороге идёт,  - он кивнул в ту же сторону, но Гобли я там так и не обнаружил, как бы ни всматривался. Может, на фоне закрепляющей трансформации у меня что-то со зрением случилось?
        - Всё ещё не видишь?  - продолжил допытываться Мордубей, а остальные уже начинали тихонько подхихикивать, наблюдая за нашим разговором.
        - Не-а.
        - Да ну как его можно не видеть-то? Он тут один хвостатый на дороге, да ещё и к нам топает!
        Я недоумённо нахмурился.
        - Хвостатый? Ты про кого сейчас вообще говоришь?
        - Да про кота этого двуногого, про кого же ещё-то?  - не выдержав, он ткнул пальцем в Харуда.
        Я вскинул брови и захлопал глазами.
        - Погоди, ты хочешь сказать, что Харуд - это Тыждак?!
        - Уж не знаю, как зовут этого кошака, но то, что он тыждак, это факт! Этж так на древнеархионском котов да котят называли! Собственно, сама их раса тоже так и именуется: “тыждак”!
        Осматривая ошалелым взглядом ржущих друзей, до меня, наконец, дошло.
        Это что же получается, имя Гобли в переводе с древнеархионского означает “котёнок”?! То есть, родители ушастого назвали его “котёнком”?
        Я почувствовал, как мои губы растягиваются в широкой улыбке.
        Котёнок Гобля! Во дела! Так вот почему он так внимательно наблюдал за моей реакцией во время нашей первой встречи! Думал, что я буду смеяться над ним!
        Не выдержав, я весело захохотал.
        Котёнок Гобля! Ушастый, мелкий, безбашенный, квадрозубый Котёнок Гобля! Да это самая лучшая новость за последнее время!
        - Я думала, ты знаешь,  - утирая слёзы, выдавила сквозь смех Беара.
        - Да если бы! Ж-жесть, блин!
        - Саргон, Шейди!  - громко окликнул нас подошедший Харуд.  - Дуйте за мной! Барон вызывает.
        - Д-да, конечно, сейчас.  - Я окинул взглядом развеселившихся товарищей.  - Соберите остальных и ждите нас здесь. Наверняка после разговора с лордом появятся какие-то очень важные новости.
        Дождавшись утвердительных кивков, я повернулся к Харуду и сделал глубокий вдох и выдох, пытаясь унять веселье и взять себя в руки. Но, стоило мне опустить взгляд на его покачивающийся в нетерпении хвост, как на моём лице вновь появилась широкая улыбка.
        Котёнок Гобля, чтоб его!
        Глава 3. Часть 4

***
        Дэриор Брантар Драйторн сидел в кресле-каталке рядом с кроватью, на которой лежало тело Вельхорка, и держал его за руку. Лицо лорда осунулось и болезненно побледнело, глаза запали и под ними набухли тёмные мешки, на лбу блестели капельки пота, а его тело периодически сотрясала дрожь.
        Тихо скрипнула дверь и в комнату кто-то вошел. С трудом оторвав взгляд от мертвенно-белого лица сына, барон слегка повернул голову и посмотрел на гостя.
        - Я тебя ждал,  - хрипло произнёс лорд.
        Глаза вошедшего скользнули вниз и на несколько мгновений замерли на окровавленных бинтах, которыми был перемотал обрубок левой ноги. Затем он подошел к изножью кровати и взглянул на погибшего.
        - Я не мог не прийти.
        Барон кивнул и, морщась от боли, откинулся на спинку кресла и тяжело выдохнул.
        - Это всё неправильно,  - после некоторого молчания проговорил Дэриор, смотря перед собой пустым взглядом.  - Не так всё должно было закончиться…
        - А как?
        Он качнул головой в сторону умиротворённо лежащего сына.
        - Должны были спасти его, а не меня. Я уже достаточно долго топчу эту землю, а он был молод и мог прожить долгую, счастливую жизнь.
        - Если бы ему удалось выжить,  - мягко возразил собеседник.  - Ведь, как ты знаешь, у нас здесь сейчас довольно плачевная ситуация. И, ты уж прости мою прямолинейность, но, сколь бы хорош не был Вельхорк, он ещё не был готов стать королём и повести за собой людей. К тому же, никто и не думал, что он погибнет при отступлении.
        - Королём,  - Дэриор криво ухмыльнулся.  - Опять ты за старое…
        - Мы с тобой об этом уже не раз говорили,  - гость улыбнулся.  - Если хочешь продолжать именовать себя бароном - дело твоё. Я же предпочитаю называть все вещи своими именами. Рэйтерфол - это ведь не просто город.
        Глаза лорда вдруг затуманились болью и он сжал рукой обрубок бедра. А когда спазм утих, он облизнул пересохшие губы и расслабился, опустив веки и глубоко дыша.
        - Король… это что-то недосягаемое для простого народа. Отец не хотел, чтобы о нём думали, как о небожителе. И я с ним в этом… согласен. Так что титул барона вполне себе подойдёт.
        - Как я уже сказал - дело твоё.
        Дэриор открыл глаза и долго смотрел на свою искалеченную ногу.
        - Ты знаешь, что меня ждёт.  - Он поднял взгляд на человека, которого знал с самого его рождения.  - Ты должен перенять власть и стать новым владыкой Рэйтерфола.
        Ответом ему был тяжелый вздох и печальная улыбка краем губ.
        - Брат, ты же знаешь - я не выйду из тени. Наш отец был королём, ты - король, а я вот нет. Никогда им не был и никогда не стану.
        - Но ты - последний из Драйторнов. Больше некому.
        На лице брата появилась ироничная усмешка.
        - Не мне тебе говорить о том, что это далеко не так, Дэриор.
        Барон нахмурился.
        - Отказываешься, значит.
        Он кивнул.
        - Да. Отказываюсь.
        - Хорошо… Тогда будь добр, передай мой приказ о том, что я желаю видеть малый совет… И ещё,  - Дэриор взглянул брату в глаза,  - сбор будет у Светочи.
        Ирония собеседника улетучилась, сменившись глубокой задумчивостью.
        - Ты всё-таки решил её использовать?
        - Не хотел бы, но другого выхода у нас нет.  - Драйторн наклонился к кровати и вновь сжал руку умершего сына.  - Иначе Рэйтерфолу не выстоять.
        Ещё немного постояв в молчании, брат барона развернулся и направился к выходу, но, уже открыв дверь, вдруг остановился и слегка повернул голову к плечу.
        - А что насчёт Саргона? Распорядиться о том, чтобы и его тоже пригласили?
        Несколько мгновений Дэриор молчал, поглаживая большим пальцем холодную ладонь Вельха, но потом всё же ответил:
        - Насколько я знаю, он принял клятву служения ордену. Так что рано или поздно он бы всё равно узнал.
        Коротко кивнув, последний из Драйторнов покинул комнату и закрыл за собой дверь.
        Глава 3. Часть 5

***
        Войдя в замок, к моему удивлению мы направились не в малый зал совещаний, а стали спускаться вниз, в глубины подземелий. И чем ниже мы погружались, тем более разветвлённой становилась система коридоров, напоминая лабиринт. И если бы не кристасветы, горящие только на нужных стенах и указывающие нам путь, заблудиться здесь не составило бы особого труда.
        Интересно, а вся эта сеть тоннелей - она рукотворна или имеет природное происхождение? Хотя Сидиус и сказал, что отец барона создал их специально на случай осады, в это как-то верилось мало. Ведь, насколько я помню, у Кривглазиана был именно второй вариант. Но если это так, то что же здесь было в прошлом? Кто прорыл все эти ходы и зачем? В чём их истинное предназначение? Вопросы любопытные, особенно если учесть наличие недалеко от города Колыбели, а также астральной бреши, которую скрывает один таинственный Великий Пространственный Мастер.
        Мы погружались всё ниже и ниже, минуя одну галерею за другой. Далеко позади остался десятый подземный уровень, и сейчас мы спускались по покрытым толстой пылью ступеням уже на пятнадцатый. Помимо наших следов я заметил и другие, но и они были свежими. Видимо, эти ярусы простояли закрытыми не один год.
        Куда бы мы не шли, это место явно посещают не очень часто.
        Семнадцатый подземный уровень…
        Я расстегнул несколько верхних пуговиц рубахи и невольно покосился на потолок. Страшно себе представить, сколько тонн земли сейчас над нашими головами. Но особенно на психику давит жуткая тишина, которую нарушает только лёгкое эхо шагов. Сейчас как никогда ярко горели воспоминания о погибших от рук Нагльфаара “Проглотах” и “Водяных”: суровый Хэдвиг, ворчливый Кухд, весёлая Шанни, нервная, часто курящая Саберс, любящие выпить близнецы-гринорцы Дуран и Далбал, мутный, вечно себе на уме Леос, с усталой улыбкой баюкающая младенца Джулия, всех ненавидящий Никс, умный собрат Гобли Кикки Тикки Паф, задумчивый Камбис и… и прекрасная Хоули… А ведь я даже не спросил у Кривглазиана, где он её похоронил…
        Восемнадцатый этаж…
        Странно, но если подумать, то именно в пещерах и подземельях я потерял большинство товарищей. И самыми первыми были Лопач, Рогач, Серп и Молот, чьих настоящих имён я, к своему стыду, даже не могу вспомнить… А Ледия… бедная девушка, погибшая по вине Лютера… А ведь если бы я тогда настоял на отступлении и найме гильдии “Жало”, они все были бы живы…
        Девятнадцатый.
        - Ну вот и пришли,  - спустя ещё несколько минут брожений по запутанным коридорам известил Харуд, смотря на стоящих у стены людей.
        Вынырнув из мрачных размышлений, я осмотрелся. Знакомые все лица: магистр Харлен Кривглазиан, мастер Сидиус, капитан Водлар, Демонариум и сидящий в кресле-каталке Дэриор Брантар Драйторн. Итого всего восемь человек, если считать нас троих. Держу пари, что здесь сейчас собрались только проверенные временем люди, своего рода личный доверенный круг барона, в который мы с Шейди только что удостоились войти. И, на самом деле, не вижу ничего удивительного в подобном решении - всё-таки я спас барона и вернул ему тело сына. А Шейди… есть у меня подозрение, что она со всеми присутствующими знакома далеко не первый день.
        - Рад вас всех видеть,  - негромко поприветствовал нас тяжело дышащий Дэриор. Затем, взглянув на меня, он добавил: - Саргон… Прими мою искреннюю благодарность за всё, что ты сделал для меня и Вельхорка. Поверь, я этого не забуду и награжу тебя, как должно.
        - Это не обязательно, милорд,  - я покачал головой.  - Я лишь выполнял свой долг, как и все мы здесь.
        Слабо улыбнувшись, он кивнул, а потом взглянул на стену, рядом с которой мы стояли.
        - Что ж, тогда начнём. Дэм, будь добр.
        Демонариум взялся за ручки кресла-каталки и подвёз Дэриора вплотную к стене. Подняв дрожащую руку, барон сжал её в кулак и приложил перстень к грязному, пыльному камню, не отличающемуся от всех прочих в этих подземельях. Сначала ничего не происходило, но через мгновение от кольца разошлась круговая волна, словно оно коснулось поверхности гладкого озера. И спустя всего несколько секунд стена, казавшаяся незыблемой преградой, полностью растаяла, исчезнув без следа, будто её никогда и не было.
        Я украдкой бросил взгляд на лица присутствующих: по кошачьей морде Харуда ничего сказать было нельзя, а вот все остальные, кроме Сидиуса, были задумчивы и явно заинтригованы.
        - Дэм?  - чуть повернув голову, позвал Драйторн.
        - М?  - встрепенувшись, отреагировал маг.
        - Вперёд, пожалуйста.
        - А, да. Конечно.
        Каталка с лёгким скрипом и шелестом колёс покатилась по тайному коридору, и мы, переглянувшись, двинулись следом за Демонариумом и бароном. По мере нашего продвижения кристасветы на стенах медленно пробуждались, наливаясь магическим сиянием, а когда мы дошли до высокой входной арки, нашим глазам открылся огромный зал, потолок которого был едва различим в свете волшебных фонарей. По форме он больше напоминал амфитеатр: овальная площадка в центре, вокруг которой возвышается несколько десятков рядов каменных ступеней, заставленных сотнями разнокалиберных сундуков, в то время как весь периметр стен занимают стеллажи с книгами, бронёй, оружием, зельями, артефактами и различными магическими расходниками.
        - Я так понимаю та сокровищница, которая находится на первых уровнях подземелий, не является основной?  - протянула Шейди, кружа вокруг себя и с любопытством осматриваясь.
        - Верно,  - подтвердил барон.  - Это - истинная сокровищница Рэйтерфола.
        Сокровищница, значит…
        Я перевёл задумчивый взгляд в центр зала, где стояло нечто, похожее на большой куб, накрытый чёрной тканью.
        Если это так, то самый ценный предмет в ней находится в самом её сердце.
        Интересно, что бы это могло быть? Хотя, чего гадать - мы наверняка скоро это узнаем.
        Интуиция меня не подвела - мы действительно спустились вниз и остановились на самой площадке, в нескольких метрах от таинственного куба, и замерли в ожидании.
        - Как вам всем должно быть известно, нашему положению сейчас вряд ли можно позавидовать.  - Дэриор устало ссутулился и сцепил в замок дрожащие ладони.  - Силзверы захватили город, а наша попытка отступить через портал потерпела полное и безоговорочное фиаско. И мне интересно, что вы думаете по поводу этого, безусловно, вероломного предательства Афилема?
        Я недоуменно нахмурился.
        - Простите, а что тут думать? В этом ведь нет абсолютно ничего удивительного, если вспомнить о том, что организатором недавней попытки переворота был именно Баллис Брассел Афилемский. Я просто не понимаю, зачем в таком случае, если об этом было прекрасно известно, пытались открыть портал именно в Афилем, а не куда-то в другое место, более безопасное?
        - Боюсь, ты не в курсе особенностей работы порталов, Саргон,  - ответил Кривглазиан.  - Дело в том, что подобный портал нельзя построить, где душе угодно. Это сложная символогическая конструкция, установить которую можно лишь на особом месте силы. И суть в том, что после возведения портала он оказывается связан с другими порталами, но только ближайшими. Допустим, есть портал один, два и три, и чтобы попасть из первого в третий, надо сначала прыгнуть во второй, и уже потом в третий. Аналогично, если нужно попасть из третьего в первый.
        - То есть избежать второго никак не получится.  - Я задумчиво закусил губу.  - Выходит, существует сеть взаимосвязанных порталов, и ближайший к нам находится в Афилеме…
        - Именно,  - мрачно сплюнул Демонариум.  - Вот только эти ублюдки отважились нарушить закон Кронмаршалла.
        - Что за закон?  - тут же заинтересовался я.
        - Нельзя блокировать портал, если между королевствами нет официального объявления войны,  - пояснил барон.  - Но даже если война всё-таки идёт, обе стороны обязаны снять запрет, если был послан экстренный запрос на открытие.
        - А у нас был именно такой и Афилем проигнорировал его,  - догадался я.
        - Именно.
        - И это чертовски странное решение,  - подала голос Шейди, сложив на груди руки.  - Ведь если об этом узнают и донесут в столицу, огромные проблемы им обеспечены. Лядь его знает, с чего они удумали так рисковать.
        - Значит, они рассчитывают на то, что никто не узнает,  - сказал Сидиус и посмотрел на Харуда.  - Это вообще возможно?
        - Ну, мы-то об этом нарушении точно рассказать никак не можем,  - протянул кот, пожав плечами.  - А если Брассел со своей стороны оперативно заткнёт всех, кто был свидетелем нашего экстренного сигнала, то у них вполне всё может и выгореть.  - Он поднял палец вверх.  - Особенно, если из Рэйтерфола не выберется ни одного живого разумного.
        Барон прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
        - На этом можно сыграть.  - Он вынырнул из размышлений и посмотрел на меня.  - Саргон, ты ведь способен превратиться в виверну и добраться до ближайшего города северо-западного королевства, с которого уже можно будет сообщить о предательстве Афилема и войне с силзверами, запросив подкрепление. Это возможно?
        - Хм. Это возможно, но только через несколько дней - я не могу обратиться, пока не закончится закрепляющая трансформация, а она обычно не особо быстрая.
        Драйторн нахмурился и стал тихо бормотать.
        - Несколько дней на превращение, потом несколько дней на перелёт… и это ещё если он пройдёт удачно… После время пути гонца, проверка, сбор подкрепления… А если Афилем так и не откроет портал даже на запрос Кронмаршалла, то и того дольше…  - Барон тяжело вздохнул.  - Нет, тогда нам это точно не подходит. По времени выходит чуть ли не месяц, а мы столько не простоим.
        - Так, а теперь погодите!  - вдруг вмешалась Шейди и повернувшись ко мне.  - Закрепляющая трансформация в виверну? Что это ещё за виверна? Ты ведь страген, разве нет?
        Я покосился на неё.
        - Ну, не совсем…
        - Саргон является лимраком, который принёс присягу Рэйтерфолу и отныне сражается на нашей стороне,  - опередил меня с ответом Дэриор.
        Вот, блин, спасибо! Кто вас просил-то??
        - Лимрак?!  - Девушка удивлённо вскинула брови.  - Во дела! И когда ты собирался мне об этом рассказать?
        Я скорчил виноватую гримасу и развёл руками.
        - Ну-у… когда-нибудь.
        Она тут же возмущенно ударила меня по плечу.
        - Ну ты и задница!
        Я усмехнулся. Кажись, пронесло.
        - Лимрак, значит,  - протянул Демонариум, с прищуром смотря на меня.  - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Дэриор.
        - Знаю. И это больше не подлежит обсуждению,  - холодно отрезал Драйторн.  - А если тебе будут нужны подробности, обратись к Харлену.
        Кривглазиан тут же улыбнулся и помахал рукой.
        - Раз мы с этим разобрались, то объясните мне - почему мы не простоим месяц?  - задал я интересующий меня вопрос.  - Вокруг замка ведь нерушимый купол, изнутри которого мы может атаковать, и нам, по сути, требуется лишь оборонять ворота, разве нет?
        - Ошибаешься,  - покачал головой всё ещё хмурый Демонариум.  - Купол работает за счёт охранной сети артефактов, и у неё есть один существенный недостаток - перезарядка, которая занимает двенадцать часов. После купол работает также двенадцать часов, а потом вновь уходит на перезарядку.
        Я помрачнел.
        - И сколько времени у нас осталось до его планового отключения?
        - Сейчас сколько, девять? Значит, три часа, и в полночь купол отрубится. Но это будет его первое отключение и оно продлится всего лишь до трёх ночи, а вот уже потом, в полдень, он уйдёт на полную перезарядку до полуночи.
        Я задумался. Выходит, с двенадцати дня до двенадцати ночи придётся сдерживать атаку силзверов, а уже с полуночи и до полудня у нас будет время немного восстановить силы после битвы… Барон прав - вряд ли мы сможем выдержать такой темп хотя бы с неделю, не говоря уже о месяце и дольше. Н-да, новости явно не из радостных.
        - Если здесь есть такие подземелья, то и тайный выход из города наверняка имеется, верно?  - нарушил молчание капитан Водлар, внимательно оглядывая зал.
        - Верно,  - подтвердил Дэриор.
        - Так почему бы нам просто не увести всех через лес? Накачаем всех зельями, свитками да рунирами невидимости и выйдем во время работы купола. У нас будет фора в несколько часов, пока зверосилпатские выродки не поймут, что к чему.
        - Не выйдет,  - ответил Сидиус.  - Раненые, женщины, старики, дети - все они будут сильно тормозить отступление. Да и скрывать такую толпу долго не получится. Как бы далеко мы не ушли, силзверы быстро сократят это расстояние. Не забывай - они ведь хищники, они быстрее нас, не говоря уже о том, что лес является их родной стихией. Мы не сможем нормально сражаться на их территории и нас быстро перебьют.
        - Но можно ведь малыми партиями!  - Не сдавался Водлар.  - Спасём хоть кого-нибудь!
        - Вы забываете ещё одну деталь,  - неожиданно добавила Шейди.  - Мы имеем дело с пастухарами, а они уж наверняка держат под пристальным присмотром весь окружающий нас лес. И если они поймут, что где-то в окрестностях есть тайный ход…
        - Они найдут его и проникнут через него в замок,  - закончил за неё я.  - Шейди права - тайный ход придётся оставить только как самую крайнюю меру.
        - Не совсем.  - Мы все обернулись к заговорившему Кривглазиану, который не отрывал задумчивого взгляда от дальнего стеллажа с книгами.  - Мы можем его использовать, чтобы небольшой, хорошо подготовленный отряд смог улизнуть, в то время как мы будем отвлекать силзверов и перетягивать всё их внимание на нас.
        - И куда же отправится этот отряд?  - сузив зрачки, спросил Харуд.
        - В Афилем, конечно же.  - Кривглазиан с кривой улыбкой посмотрел на него.  - И цель у него будет одна - проникнуть в город и активировать портал.
        - Бред!  - фыркнул Демонариум.  - Даже если им удастся вставить портальный жезл, им потребуется время на взлом управляющих плетений и на накопление энергии для открытия перехода. Как? Как они это сделают? Вот как, скажи мне пожалуйста?
        - Взламывать управляющие плетения не обязательно, также, как и не обязательно устанавливать сам переход.  - Магистр Харлен вновь устремил взгляд на стеллажи.  - Нам хватит лишь секундной вспышки массового телепорта.
        - Вспышки массового телепорта?  - Дэм вскинул брови.  - Но для этого ведь требуется просто гигантское количество пустарной энергии! Где ты её возьмёшь-то?
        И тут мои глаза расширились и я, наконец, понял.
        Кривглазиан смотрит не на стеллаж! Он смотрит на СТЕНУ!
        - Астральная брешь,  - пораженно проговорил я.  - Астробломир! Мы можем использовать астробломир, верно?!
        Харлен с одобрительной улыбкой повернул ко мне голову.
        - Именно. Его мощи вполне хватит для этой задумки.
        - Оу-оу! Погодите-ка!  - Демонариум поднял руки.  - У тебя есть астробломир? Здесь, в городе?
        Пространственный мастер кивнул.
        - Если быть более точным, то он находится на пятом уровне подземелий моей башни, в Зале Преобразования.
        - И ты молчал об этом?! Эм… Погоди! Ты сказал: “на пятом уровне подземелий”??  - Маг вытаращил глаза.  - У тебя под башней ПЯТЬ УРОВНЕЙ ЛИЧНЫХ ПОДЗЕМЕЛИЙ?!
        - Ага,  - Кривглазиан не мог сдержать широкую усмешку.
        - Эт как так-то?!!

“Это ты ещё не знаешь, что он является Великим Пространственным Мастером” - с ухмылкой подумал я.
        - Дэриор, ты знал об этом?!
        Барон с лёгкой улыбкой кивнул.
        - У Харлена был договор ещё с моим отцом,  - он прищурился,  - но вот про астробломир я, если честно, слышу впервые.
        Кривглазиан развёл руками.
        - Могут же быть у старого волшебника свои маленькие тайны?
        - Ну охренеть не встать!  - всё ещё не мог прийти в себя Демонариум.  - Личный астрабломир! Шоб мне так жить!
        - Главное, что теперь мы можем воспользоваться этим козырем,  - не обращая внимания на обескураженного мага, сказал Харлен.  - Я настрою два жезла на нужные координаты, чтобы использовать потоки пустарной энергии своего астробломира, и всё, что нам остаётся, это одновременно вставить их в наш портал, и в портал Афилема. Надо лишь вернуться на пятый уровень и прорыть оттуда ход до моих подземелий, чтобы иметь доступ к бреши. С помощью Дроко мы сделаем это за несколько часов. Но даже если не успеем, не страшно - жезлы я настрою и без неё. Благо, я прекрасно помню нужную символогическую последовательность, хотя доступ позже всё равно нужно будет обеспечить, чтобы исключить вероятность ошибки и перекинуть все потоки астробломира на нужные направления.
        - Допустим, у нас получится,  - тон Сидиуса был полон скептицизма.  - Мы покинем город, проберёмся через лес, тайно проникнем в Афилем и даже сможем пробиться к портальной арке. Но как, чёрт возьми, нам вставить жезлы одновременно? Любая дальняя связь ведь не работает.
        - Вот как раз с этим я могу помочь,  - подняла руку Шейди.  - Сделаю шесть небольших куколок - три останутся здесь, а три будут у группы. Функция у них будет самая простая - активировав одну, активируется и её пара, и это послужит сигналом. Допустим, первую включат, когда успешно покинут город, вторую - когда проникнут в Афилем, а третью, когда нужно будет вставить портальный жезл.
        Мы все стали молча обдумывать сказанное.
        - Это может сработать,  - слегка помахивая хвостом, высказал Харуд всеобщую мысль.  - Вопрос лишь в том, как отвлечь внимание пастухаров так, чтобы они гарантированно не заметили наш отряд?
        - Сегодня с полуночи до трёх наверняка будет битва, можно этим воспользоваться,  - болезненно поморщившись, сказал барон.
        - Этого недостаточно,  - возразил Водлар.  - Желательно ещё чтобы они активно наблюдали за другой стороной леса, противоположной от той, где расположен выход из тайного хода. Кстати, а где именно он находится?
        - На северо-западе,  - ответил Дэриор.  - Где-то в километре от города.
        - Значит, надо перекинуть их внимание на юг или восток. Может, используем левитацию и изобразим попытку зайти им в тыл?
        Я в задумчивости склонил голову.
        В тыл… Перетягивание внимания на другую сторону леса…
        - Неплохая идея,  - кивнул Драйторн.  - Вот только вряд ли кто-то из участников этой вылазки выживет.
        - А людям умирать и не обязательно,  - сказал я, поднимая взгляд и осматривая всех присутствующих.  - В тылу у нашего врага есть небольшая армия, которая вполне способна очень знатно пошуметь.
        - Армия?  - Сидиус сдвинул брови и подозрительно прищурился.  - Какая армия?
        - А вот об этом лучше спросить у неё,  - я перевёл глаза на Шейди.
        Все устремили взгляды на девушку, которая сначала недоумённо насупилась, но зато потом её глаза расширились в догадке.
        - Марионетки!..
        - Именно,  - я с улыбкой кивнул.  - Гомункулы Генриетты арн Рэн.
        - И много их у неё?  - тут же поинтересовался Кривглазиан.
        - Несколько сотен,  - ухмыльнулась Шейди.  - Она долго их копила. Хотя сильных там не очень много, но в нашем случае это и не так важно, ведь мы получим главное - массовость.
        Мы понимающе переглянулись друг с другом.
        - А теперь можно помедленнее для тех, кто совсем не в курсе?  - скривившись, попросил Демонариум.
        - Недалеко от города, на востоке, есть пещера, в которой жила Генриетта арн Рэн, мастер искусственной плоти,  - ответил я.  - Не так давно она скоропостижно скончалась, но оставила после себя несколько сотен гомункулов - механических боевых марионеток, над которыми Шейди как раз-таки может получить контроль, ибо она сама является мастером-гомункулятором.
        - И это ещё не всё.  - Шейди внимательно посмотрела в глаза Дэриора Драйторна.  - Я могу сделать больше гомункулов, если вы отдадите мне своих мертвецов.
        Появившееся было воодушевление мгновенно испарилось и лица присутствующих помрачнели. Все молча перевели взгляды на осунувшегося барона и ждали его слова.
        Через несколько долгих минут Дэриор тяжело вздохнул и с трудом, насилу выдавливая каждое слово, начал говорить:
        - Ужасные времена требуют ужасных решений…  - Он закрыл глаза.  - Я даю тебе своё разрешение на использование тел. Но возьми сначала Посланников и силпатов, у которых ещё нет семей и родни. Их должно хватить…
        Это решение далось ему нелегко, но, как и подобает правителю, который заботится о спасении своего народа, он отдал предпочтение живым, а не мёртвым.
        - Будет в точности исполнено,  - Шейди слегка склонила голову.
        Повисшее напряженное молчание отважился нарушить Сидиус.
        - Кх-кхм. Что ж, раз с этим разобрались, то пора решить вопрос с составом отряда на Афилем. Я считаю, что в нём точно должны быть я и Харуд.  - Мастер посмотрел на меня.  - Что насчёт тебя, Саргон?
        Я кисло скривился и виновато покачал головой.
        - У меня идёт медленная трансформация в виверну, я стану лишь обузой. Но из моей группы Вильяр и Берта являются довольно неплохими следопытами, их помощь может пригодиться.
        - Я подтяну ещё нескольких своих,  - запрокинув морду к потолку и задумчиво шевеля усами, сказал Харуд.  - И, думаю, этого будет вполне достаточно.
        - Я тоже иду с вами,  - вдруг вызвалась Шейди, тут же пояснив своё решение: - Куколки, которые я сделаю для связи, придётся подстраивать с учётом расстояния. Так что без меня никак.
        Сидиус кивнул.
        - Хорошо. А теперь главная проблема,  - он взглянул на Драйторна.  - Дорога до Афилема займёт не одну неделю, и всё это время вы будете под беспрестанными атаками силзверов. Вы уверены, что сможете выстоять?
        - А у нас нет другого выбора,  - пожав плечами, ответил за барона Водлар.  - Да, в строю осталось не так уж чтобы много силпатов, но, в крайнем случае, мы сформируем отряды ополченцев и вооружим всех от мала до велика как минимум рунирами. Конкуренцию они зверосилпатам особо не составят, но дополнительное время мы всё же выгадаем.
        Сидиус никак не отреагировал на слова капитана, продолжая смотреть на барона. Дэриор же немного помолчал, а затем, медленно обведя глазами сокровищницу, стал рассказывать:
        - Всё, что вы видите пред собой, собрано ещё моим отцом, Брантаром. Причём это далеко не все богатства Драйторнов: часть находится у монетизаторов, часть во второй сокровищнице наверху, а всё остальное лежит в инвестициях по всему Архиону.  - Облизнув бледные, пересохшие губы, он хмыкнул и улыбнулся.  - Рэйтерфол - это не просто город. Официально мы считаемся королевством, а мой титул - король. Барон же это так, самозванное обращение, к которому все давным давно привыкли, да и мне оно нравится больше. Без показной напыщенности, знаете ли.
        Владыка Рэйтерфола остановил взгляд на накрытом чёрной тканью кубе.
        - Когда мой отец впервые попал в эти подземелья, он наткнулся в их глубинах на нечто, о существовании чего умолчал от всех, доверив эту тайну лишь нескольким близким людям. Позже, поговорив с членами некоего Ордена Хранителей Светочи, ему всё-таки удалось узнать, чем именно является его находка.
        При этих словах я напрягся, весь обратившись в слух.
        - Доверившись ордену, он согласился и дальше хранить молчание. И даже более того - Светоч помогла ему основать Рэйтерфол, а взамен несколько членов братства остались жить в городе, чтобы гарантировать сохранность этого ценного предмета.
        Дэриор посмотрел сначала на Сидиуса, а затем на Харуда.
        - Но, как вы должны понимать, выбора у нас не осталось,  - его взгляд вновь устремился к кубу.  - Мы должны использовать Светоч, иначе нам не выжить.
        Все присутствующие повернулись к кубу.
        - Орден это понимает и даёт своё согласие.  - Глаза Сидиуса похолодели, губы сжались в тонкую линию.  - Разрешите?
        Барон кивнул и Сидиус шагнул вперёд, резко сдёрнув чёрную ткань.
        Нашим глазам открылась квадратная витрина из толстого стекла, внутри которой ровным синим светом сиял кусок большого, необработанного кристалла, один конец которого был вытянут и заострён.
        - Члены моего ордена называют этот кристалл “Светочью”, - глухо сказал мой мастер.  - Мы почитаем его как священную реликвию, которая помогает нам противостоять мраку Ночи.
        - Из него что, можно создать какое-то супероружие?  - нахмурившись, спросил Водлар.
        - Можно сказать и так,  - мрачно усмехнулся Дэриор.  - Светоч способна в обход мандрима проводить инициацию в силпаты абсолютно любого существа, какого бы возраста то ни было. Достаточно просто прикоснуться к ней.
        Его слова были подобны грому среди ясного неба.
        - Твою ж Лядь.  - У Демонариума отвисла челюсть.
        Надо сказать, мы все сейчас единодушно поддерживали его мнение.
        Абсолютно любое существо может стать силпатом, просто коснувшись какого-то кристалла… Просто немыслимо…
        - А если его коснётся тот, кто уже встал на Путь Силы?  - спросил Кривглазиан, не отрывая взгляда от синего камня.
        - Тогда он словно бы прилипнет, и Светоч начнёт вытягивать сначала униары из его расходного запаса, а затем и из несгораемого,  - ответил Харуд.  - И так до тех пор, пока ему не удастся разорвать физический контакт с кристаллом.
        - Любопытно,  - Шейди сощурилась.
        - Насколько нам известно, Светоч также собирает рассеянные в пространстве блуждающие униары и передаёт их силпатам в награду за Достижения или выполненные задания,  - добавил Сидиус.  - Чем ярче и насыщеннее сияние Светочи, тем сильнее оно наполнено униарами.
        - А если его разбить?  - задумчиво поинтересовался Водлар.
        - Если Светоч не наполнен, то разбивший получит только определённый процент от общего числа хранящихся внутри униаров. А вот если разбить полный кристалл…  - Харуд оскалил клыки в ухмылке и слегка склонил голову набок.  - Существует легенда, что тогда Светоч исполнит любое твоё желание.
        Завороженный, я не мог отвести взгляд от сияющего чистейшей синевой кристалла.
        Любое желание…
        - То есть вы хотите инициировать в силпаты всех жителей Рэйтерфола при помощи этой штуки?  - Шейди повернулась к барону и указала на Светоч большим пальцем.  - Я правильно вас понимаю?
        Дэриор кивнул.
        - Всё верно. Я обращусь к народу и объясню ситуацию. А затем…  - Он закрыл глаза и сглотнул.  - Затем мы завяжем им глаза и подведём к кристаллу. Саму же инициацию спишем на мандрима, который скрытно пришел в замок и согласился провести её. Таким образом мы сохраним тайну Светочи.  - Барон поднял веки и обвёл нас тяжелым взглядом.  - Вы согласны с таким решением?
        Шейди пожала плечами.
        - Не вижу в этом ничего плохого, так что я “за”.
        Я, наконец, оторвался от созерцания Светочи и взглянул на Драйторна.
        - Я поддерживаю ваше решение, милорд.
        Демонариум покачал головой.
        - Мне это всё не по нраву, но другого выхода действительно нет.
        - Орден в нашем лице своё разрешение тебе дал,  - сказал Сидиус.
        - Несколько тысяч новых силпатов,  - задумчиво протянул Кривглазиан.  - Страшная сила, особенно если их удастся быстро накачать силой и знаниями…  - Он усмехнулся.  - Благо, на войне их легко можно обеспечить и тем, и другим.
        - Верно сказано,  - согласился капитан Водлар и повернулся ко мне.  - Саргон, ты легранд, так что, если лорд Драйторн не будет против, я хотел бы, чтобы после инициации ты возглавил ополчение из бывших жителей Пепелки.
        Барон улыбнулся.
        - Я не против. Также я повышаю тебя, Водлар, до фаргранда, а Саргона до капитана с сохранением дворянского титула “легранд”.
        Бывший капитан поклонился.
        - Почту за честь, милорд.
        Я последовал его примеру.
        - Благодарю, милорд.
        После этого я выпрямился и дал ответ Водлару:
        - Хорошо, фаргранд Водлар.  - Я посмотрел ему в глаза.  - Я согласен возглавить пепелчан и принять их в свой отряд “Рэйтерфол”.
        Он слегка улыбнулся.
        - Я в этом и не сомневался.
        - Что ж… Значит, решено,  - обведя нас всех усталым взглядом, подвёл итог Драйторн.  - Так давайте же приступим.
        Глава 4.
        ГЛАВА 4.
        Сразу после завершения совещания с бароном я поднялся наверх, нашел свой отряд и известил их о приближающемся сражении, а также велел Вильяру и Берте поговорить с Сидиусом - нами было решено не объявлять во всеуслышание о готовящемся тайном прорыве, поэтому мастер сам займётся инструктажем собранной группы. И вскоре после завершения моего краткого пересказа итогов собрания, в ушах зазвучал голос Дэриора Драйторна.
        - Граждане Рэйтерфола. Увы, нам не удалось покинуть город через портал, однако я прошу вас не терять надежду. Да, наш противник силён, это правда, но и мы не слабее! Несмотря ни на что мы заставили силзверов умыться кровью. Они надеялись сломить нас, рассчитывали на быструю победу, но Рэйтерфол сдаваться не намерен! Эти твари могут штурмовать стены нашего замка сколь им будет угодно - если потребуется, мы будем месяцами стоять недвижимыми титанами, защищая жизни наших родителей, жен, детей и собратьев! Но чтобы продержаться до подхода подкрепления, необходима ваша помощь - помощь всех жителей города.  - Барон тяжело вздохнул.  - Дело в том, что в строю осталось чуть больше трёх тысяч силпатов, а остальные четыре тысячи - это обычные миряне. Не мне вам говорить, что мы воюем не против обычного зверья, а против силзверов - зверосилпатов, чей интеллект не уступает нашему. И их намного больше нас, и с каждым днём их становится всё больше. Не буду от вас скрывать - придётся пойти на крайние меры и принять очень непростое решение, ведь чтобы противостоять хищникам и выстоять до прихода подкрепления, все
вы, от мала до велика, должны участвовать в обороне города.
        Стоящая недалеко от нас женщина с мужем и детьми зажала рот ладонью и с ужасом в глазах посмотрела на своего мрачного супруга и двух мальчиков, девяти и тринадцати лет. Нестройный, испуганный ропот прошелся и по остальным мирянам, рассеянно переглядывающимся друг с другом.
        - Вам страшно, я понимаю. Сейчас вы наверняка думаете над тем, что вы, обычные люди, сможете противопоставить сверхсильным монстрам. Я же отвечу - вы противопоставите им собственную силу, ибо Древние на нашей стороне! И в доказательство этому я сообщаю вам, что нам удалось связаться с мандримом, и он дал согласие на инициацию в силпаты всех мирян, населяющих Рэйтерфол, вне зависимости от их возраста.
        Эта новость вызвала смешанную реакцию: удивление, недоверие, сомнение, недоумение, растерянность, радость и задумчивость - все эти чувства можно было прочесть по лицам окружающих меня людей. Для некоторых это был шанс встать на Путь Силы, не дожидаясь шестнадцати лет и минуя все предъявляемые к кандидату жесткие требования, а вот всех остальных, тех, кто и не собирался никогда становиться силпатом, эта новость повергла в ступор.
        - Однако,  - продолжал вещать Дэриор Драйторн,  - данная процедура не будет насильственной. Вы вольны не проходить инициацию и участвовать в обороне как обычный человек - для этого мы обеспечим вас всем необходимым вооружением для дистанционной атаки. Но вы должны понимать, что в случае прямого столкновения с силзвером ваши шансы на выживание практически равны нулю. Поэтому, делая свой выбор, я прошу вас помнить всего одну вещь.  - Барон сделал тяжелую паузу.  - Помните - на кону не только ваша жизнь, но и жизни всех, кто вам дорог. И если вы хотите защитить их, вам надо стать сильнее. И как бы я ни хотел дать вам больше времени на принятие этого важного решения, но, к сожалению, именно времени у нас и нет - в полночь магический купол, защищающий замок, уйдёт на перезарядку на три часа, и всё это время нам нужно будет держать оборону. Силзверы не знают об этом, и мы можем использовать их незнание для упреждающего удара. Это - идеальная возможность новым, инициированным силпатам повысить свой уровень силы. Поэтому я прошу вас принять решение как можно скорее, чтобы вы могли пройти инициацию,
получить вооружение и занять своё место на стене. И если вы согласны встать на Путь Силы, у входа в замок вас встретят архимаги Демонариум и Кривглазиан, которые объяснят, что от вас требуется. На этом всё. Удачи всем нам. Амирус, Древниар.
        Вокруг повисла гнетущая тишина, а несколько мгновений спустя рэйтерфолцы пришли в движение. Я видел, как отец стоящего неподалёку семейства обнял жену, затем младшего сына, а после вместе со старшим они направились к замку. Но женщина внезапно вышла из ступора, догнала его и взяла за руку. Тепло улыбнувшись, что-то сказала и они вчетвером решительно пошли навстречу своей судьбе, которая вскоре будет неразрывно связана с Путём Силы.
        - Неужели мадрим пошел на такой шаг?
        Отведя задумчивый взгляд от идущего семейства, я посмотрел на недоумевающего Даймина.
        - Ты о чём?
        - Ну, просто мандримы же всегда подчёркивали свой нейтралитет и никогда не вмешивались в мирские дела. Что же сейчас заставило его передумать?
        - Возможно, это решение продиктовано стремлением к честному бою?  - предположил Сиэрд.  - Чтобы равный бился с равным. Да и Рэйтерфол ведь не просто город - он город при Колыбели. Значит, и правила здесь должны быть отходящими от нормы.
        - Возможно, вы и правы,  - задумчиво нахмурился воин.
        - Не надо никаких “вы”, Даймин,  - мои губы тронула улыбка.  - Все мы здесь в одной упряжке, так что привыкай к тому, что мы добрые друзья.
        Я обвёл взглядом остальных.
        - Для упреждающего удара маги барона выдадут всем атакующие руниры, свитки и зелья, так что найдите Водлара и получите их на весь отряд. Также присмотрите нам удобное место на стене, желательно поближе к барбакану.  - Я осмотрелся и нашел глазами Сидиуса.  - На этом всё. Идите, а я чуть позже вас догоню.
        - Есть, кэп,  - приставила два пальца ко лбу Беара.
        - Сделаем,  - кивнула Кэра, сжимая рукоять меча на поясе.
        - Шматри, не пропусти всю веселуха!  - оголил зубы в широкой улыбке Гобля.
        Проводив взглядом свою команду, я направился к Сидиусу, который о чём-то тихо переговаривался с тройкой незнакомых мне воинов.
        - Мастер,  - Сидиус повернулся ко мне,  - мы можем поговорить?
        Он немного помедлил, а затем кивнул.
        - Да, конечно. Пойдём.
        Мы отошли с ним в сторону от идущих ко входу в замок людей и начали разговор, лишь убедившись, что нас никто не услышит.
        - Слушаю.
        - Понимаете в чём дело, мастер, у меня не сходятся некоторые детали, и я надеюсь, что вы поможете мне в них разобраться.
        Он нахмурился.
        - Какие детали?
        - Ну, например, если задачей ордена является защита кристалла, который считается для них святыней, то почему Хэдвиг, который передал мне этот щит,  - я дотронулся до тарча на плече,  - ничего не знал о том, что Светоч находится здесь?
        Сидиус слегка прищурился.
        - С чего ты это взял?
        - С того, что он не знал и о том, что в городе живёте вы и другие “Хранители”. А вы, в свою очередь, после того, как увидели мой щит и узнали о принятой клятве, были очень обеспокоены появлением здесь других членов ордена. И знаете, что я думаю?  - Я выдержал паузу, смотря ему в глаза.  - Я думаю, что ордену “Хранители Светочи” неизвестно о существовании кристалла в Рэйтерфоле, а вы же, Харуд и остальные, являетесь дезертирами.
        Старый воин помрачнел и сложил на груди руки.
        - Это очень серьёзные обвинения, Саргон.
        - А это и не обвинения, это - попытка разобраться в том, почему я поклялся во что бы то ни стало сохранить сияние Светочи, как бы ни был силён мрак Ночи.  - Я выдержал его давящий взгляд и не отступил.  - Не расскажите мне о том, что это вообще значит?
        Сидиус некоторое время молчал, а затем тяжело вздохнул.
        - Свалился же ты на мою голову, Саргон… Что ж. Да, ты прав - “Хранители” действительно не знают о том, что Светочь в Рэйтерфоле. Также они уверены, что мы с Харудом и остальными мертвы,  - он скривил край губы,  - а погибли мы во время раскола ордена.
        - Раскола?  - я вскинул брови.  - И что послужило его причиной?
        Мастер внимательно смотрел на меня, тщательно взвешивая, стоит ли вообще посвящать меня, да ещё и лимрака, в щепетильные детали его прошлого. Но, в конце концов, он рискнул довериться.
        - Вмешательство Кронмаршалла в дела ордена. Он в течении многих лет сеял сомнения у нашей молодежи и подтачивал их веру в правильность нашего пути. В конце концов всё вылилось в переворот и старая ветвь “Хранителей”, верная своим убеждениям, проиграла новой, чьи умы были извращены новой доктриной, продиктованной Кронмаршаллом. Но наш магистр был мудрым человеком, он предвидел подобный исход, и когда он узнал от Брантара Драйторна о том, что тот нашел Светоч, то сохранил это в тайне и помог создать здесь наш тайный оплот.  - Сидиус нашел глазами ярко горящую на тёмном небосводе путеводную северную звезду и в задумчивости устремил взгляд в сторону севера.  - Что же касается самой Светочи - её задача не только в сборе блуждающих униаров и свободная инициация, но она также служит барьером, который не позволяет исчадиям Ночи преодолеть рубеж и уничтожить весь мир.
        - Что??
        Его слова повергли меня в растерянность. Какие ещё исчадия ночи? О чём он?
        - Ты не ослышался,  - с усмешкой сказал Сидиус.  - Далеко за границами обжитых земель стоят башни, построенные ещё во времена Древних. Но это не просто башни - это могущественнейшие магические конструкции, способные использовать силу Светочи и создавать барьер, сдерживающий создания Ночи. Вот только проблема в том, что не во всех башнях есть кристалл,  - голос мастера странно изменился он едва заметно ссутулился,  - и в таком случае башня использует жизненную силу Хранителя, дабы защитное сияние свеч отпугивало мрак Ночи… Но теперь,  - его лицо ожесточилось,  - теперь всё иначе. Орден отринул своё прошлое и отныне служит Кронмаршаллу, цели которого далеко не столь благодетельны, как может показаться на первый взгляд.
        Осмысливая всё услышанное, я задумчиво дотронулся до своего щита.
        - А Хэдвиг?  - я взглянул на мастера.  - Он был из старой ветви ордена или из новой?
        Сидиус покачал головой.
        - Не знаю,  - честно ответил он.  - Клятва, которую он попросил тебя произнести, относится к нашей изначальной, а не обновлённой. Но он ведь не был стариком, верно?
        - Да.  - Я нахмурился, вспоминая северянина.  - На вид лет тридцать пять, сорок.
        - Силпаты долго не стареют, а Хранители Светочи и подавно. Так что скорее всего он из молодой ветви. Но, опять же, некоторые башни остались под нашим контролем и об их местонахождении Кронмаршаллу ничего неизвестно. И если Хэдвиг был одним из нас, из падших Хранителей, то… то даже страшно представить себе причину, которая побудила его пуститься на наши поиски.
        Сидиус устало вздохнул и окинул меня взглядом.
        - Ты не думаешь отказаться от своей клятвы служения ордену?
        Поразмыслил несколько секунд, я дал твёрдый ответ:
        - Нет. Но я хочу узнать больше.
        Мастер усмехнулся.
        - Понимаю. Вот только сейчас совсем не время для подобного разговора.  - Он осмотрелся вокруг.  - Давай так - если мы выживем после всего этого, то я обещаю дать тебе все ответы.
        Я недовольно нахмурился.
        - А если я выживу, а вы, Харуд и другие - нет?
        Сидиус задумался, а затем сделал шаг и встал вплотную ко мне, понизив голос до шепота.
        - Тогда найди башню. Она находится на крайнем западе, в Крастарии. Я отмечу её в твоём дриаре.  - Он на долю мгновения прикоснулся к моему браслету.  - Но будем надеятся, что этого не потребуется и всё для нас всех завершится благополучно. А теперь извини, но нашей команде пора готовиться к вылазке.
        Мастер обогнул меня и направился к замку. Я же поднял руку и посмотрел на браслет, внутри которого клубился магический туман.
        - Удачи вам, мастер,  - сказал я, отведя взгляд от дриара и взглянув вслед уходящему.
        Сидиус на миг остановился.
        - И тебе, Саргон.
        Глава 4. Часть 2

***
        - Ты уверен, что это здесь?  - Кривглазиан с сомнением посмотрел на дорогую картину, висящую на стене коридора, напротив которой остановился каменный гигант. Он-то думал, что на поиски нужного места у них уйдёт не меньше получаса, но как только они с Дроко спустились на пятый уровень подземелий замка, кузнец сразу же целенаправленно двинулся вперёд и буквально минут через пять остановился у вот этой картины.
        Вместо ответа Дроко аккуратно снял дорогое полотно, принадлежащее кисти художника Виаредиана Странствующего, и приложил руку к стене.
        - Ммммм. Всё так. С этой стороны твой Зал Преобразования ближе всего.
        - Это хорошо. Тогда сейчас сниму защиту с камней.
        Харлен достал из сумки стальной диск с рунами и магическим камнем посередине, выданный ему Дэриором, и приложил к выбранному гигантом участку стены. Покрутив подвижные круги с символами, выставил их в нужной последовательности и тут же вспышка волшебного камня, а затем и появившаяся на стене символогическая рунограмма подтвердили правильность активации.
        - Всё,  - выдохнув, Кривглазиан отступил,  - можно копать. Сколько примерно уйдёт на создание тоннеля?
        Дроко шагнул к стене и вытянул руку - пол под ногами тут же слегка завибрировал, а в середине стены камни стали вминаться внутрь, образуя медленно увеличивающуюся дыру.
        - Ммммм. Часа два. Быть может, три. Отсюда рыть не очень далеко.
        - Постарайся управиться за два,  - Кривглазиан запрокинул голову и посмотрел на потолок,  - тогда мы как раз успеем к началу бойни.

***
        - Это все?  - склонив голову набок, Шейди окинула оценивающим взглядом несколько десятков тел, которые были отобраны от остальных мрачными целителями.
        - Пока да,  - поджав губы, с явной неохотой ответила Вейри.  - Здесь те, у кого точно нет родственников или друзей, которые были бы против того кощунства, что вы собираетесь устроить.
        Шейди наклонилась над трупом и убрала с его лица саван.
        - С вашей стороны это кощунство, а с моей,  - она провела пальцами по бледной щеке,  - это искусство.  - Шейди с улыбкой посмотрела на алхимика.  - Что плохого в том, чтобы падшие помогли живым спастись от смерти, которая постигла их самих? Или вы предпочитаете, чтобы живые пополнили их ряды?
        Вейри стиснула зубы.
        - Я понимаю необходимость всего этого, но не принимаю, какой бы благородной не была цель. Мертвым место в могиле, они заслужили покой.
        - Так душу я и не буду трогать,  - гомункуляторша усмехнулась и вновь повернулась к трупу.  - Мне нужны только их тела…

***
        Стоя на крепостной стене, я напряженно смотрел поверх зубцов на бродящих внизу силзверов, которые, ничего не опасаясь и словно бы дразня нас, садились прямо на дорогу и, запрокинув оскалившиеся морды, не мигая пялились на нас в ответ.
        - Рассредоточьтесь по всей линии стен, не кучкуйтесь, будьте наготове и ждите приказа.
        Я перевёл взгляд на Кэру, Мордубея и Беару, сопровождающих и раздающих указания новоинициированным силпатам, которые буквально полчаса назад были обычными жителями уничтоженной Пепелки. Из тысячи с небольшим деревенских отважились встать на Пусть Силы девятьсот восемьдесят пять человек - практически все мужчины, старики, женщины, подростки и даже дети, включая младенцев, чьи родители решили принять новые реалии Древнира и покориться судьбе, раз выдалась такая возможность. Непосредственно в бою же от них будут участвовать восемьсот тридцать девять человек. Возможно, желающих было бы намного меньше, но как только пепелчане узнали, что их капитаном будет никто иной, как Герой Пепелки, они с непоколебимой решительностью вступили в мой отряд “Рэйтерфол”, оставив за своими спинами лишь женщин с младенцами да детей до семи лет. Даже калеки и тяжелораненые вызвались встать на стену или занять место под ней, дабы участвовать в упреждающем ударе и последующей обороне замка после падения купола.
        Восемьсот тридцать девять человек в отряде “Рэйтерфол”… Вместе с первоначальным составом выходило восемьсот пятьдесят. Получив чин капитана, я теперь мог набирать до пяти тысяч воинов в свой отряд, а также мог свободно назначать внутри него своих собственных десятников, сотников и командоров, не согласуя в обязательном порядке их назначение перед вышестоящим начальством. Правда, будучи леграндом я тоже мог без проблем назначать их, но, даже обладая младшим дворянским титулом, я был ниже ступенью, чем воинский чин капитана. Теперь же всё иначе и старше меня лишь фаргранд, маршалл и трогранд - не учитывая обладателей старших дворянских титулов, разумеется. В общем, в любом случае такой оравой только оперившихся силпатов в одиночку мне было не справиться, поэтому я первым делом назначил Кэру командором - с этим воинским чином она имела право командовать до пяти сотен солдат и даже выдать им своё собственное наименование, а также назначать своих собственных десятников и сотников, разумеется, согласуя их назначение со мной. Беару же, а также Мордубея и Сиэрда повысил до сотников. А дальше всё отдал на
отмашку Кэре - военного и командного опыта у неё побольше, благо, она рассказала, что уже была и десятником, и сотником, так что разберётся. Но всё это, конечно, первоначальная расстановка, после будущего ночного боя всё может сильно поменяться.
        Услышав над собой шорох, я невольно поднял взгляд.
        Птицы. Их скрытые в ночи силуэты непрестанно летают вокруг стен замка и внимательно наблюдают за нами, и мы ничего не можем с этим поделать, слыша лишь тихий шелест крыльев. Ещё хорошо, что они не летают прямо над нашими головами - всё-таки барьер, окружающий замок, является не совсем куполом, хотя его так и называют, а имеет цилиндрическую форму, высота которого не позволяет пернатым лазутчикам проникнуть внутрь. Хотя твари всё равно кружат вокруг, словно стервятники, шпионя и докладывая своим главарям о наших действиях. Вот только многое им было недоступно - на время подготовки обороны Кривглазиан с остальными магами пустили скрывающую завесу, которая должна была до поры обезопасить нас от чужих глаз.
        Я вздохнул и устало помассировал виски. Как же быстро летит время - до ночного сражения осталось каких-то жалких десять минут. Успел ли мастер Дроко прокопать тоннель до Зала Преобразования? Все ли миряне прошли инициацию? Завершила ли Шейди создание гомункулов? И, наконец, готовы ли мои новобранцы к тому потоку силы, который обрушится на них после атаки на силзверов? Война обеспечит им быстрый взлёт по ступеням, а они ведь ещё даже не представляют, каково это - поглощать униары убитых врагов. Как бы им крышу не снесло от эйфории… Будем надеяться, что всё обойдётся. Главное, что мои новобранцы получат существенное усиление за счёт моей грани “Лидерство” и будут хоть немного, но сильнее начинающих силпатов.
        Я потянулся мыслью к дриару и ещё раз прошелся по результатам своего недавнего усиления - сразу после разговора с Сидиусом и раздачи указаний внутри отряда, я отошел в сторону и принялся за распределение униаров, которые получил после неудачного прорыва к порталу. Хотя, с этой стороны всё как раз-таки было удачно - получено 837 248 униаров, что не может не радовать.
        Распределял их я не очень долго: отдельное внимание уделил “Лидерству”, увеличив его до двадцатого такта; немного развил все связанные с “Лимраком” расовые грани, не затронув лишь “Метаморфа”; до 25 такта поднял “Хищение”, добавил чуток в “Схроновую Рунирную Систему” Коллапса; повысил по такту Личное Именное Оружие (оно же “Сквозь огонь и воду”) у Халдорна и у дриарилловой руки, а также до пятьдесят второго такта прокачал специализацию “Длинные мечи”. Помимо этого всего наконец решил взять второй такт грани “Вторая кожа”, чтобы иметь возможность составлять третий комплект обмундирования, и рискнул усилить “Стальные нервы”, которые помогут игнорировать 15 % боли. По мелочи повысил также “Бугая”, “Комбинированную атаку”, “Акробата”, “Атлета”, “Бесстрашие”, “Уязвимость”, “Хладнокровие”, “Увеличение пустарного запаса”, “Мгновенное сотворение”, “Пустарную стоимость”, “Бой со щитом”, а ещё “Слух” и “Зрение”. Вот так незаметно и улетучилось чуть больше восьмисот тысяч униаров.
        В общем, всё это вкупе возвысило меня на ровно восьмисотую ступень могущества и дало 336 Очков Атрибутов, которые я распределил следующим образом:

60 в Силу;

80 в Ловкость;

44 в Разум;

82 в Силу Духа / Характер;

70 в Выносливость.
        Весьма неплохо, я считаю. Также я стал обладателем одного оповещения:
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СТАТИСТИКА ПОТЕРЬ”!
        ДВАДЦАТЫЙ ТАКТ ГРАНИ “ЛИДЕРСТВО” ОТКРЫВАЕТ ВАМ ВОЗМОЖНОСТЬ УЛУЧШИТЬ ВАШ КОМАНДНЫЙ АРТЕФАКТ ГРАНЬЮ “СТАТИСТИКА ПОТЕРЬ” - ОНА ПОЗВОЛИТ ВАМ ВИДЕТЬ, КТО ИЗ ЧЛЕНОВ ВАШЕГО ОТРЯДА ЖИВ, А КТО МЁРТВ. В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ ПОДОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НОСИТ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, И ЕЙ НЕ СТОИТ ПРЕНЕБРЕГАТЬ.
        СТОИМОСТЬ: 10 000 УНИАРОВ.
        И двух новых Достижений:
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “НОВЫЙ РУБЕЖ V”! ПРЕОДОЛЕВ МНОЖЕСТВО ОПАСНОСТЕЙ, ВЫ СМОГЛИ ПРОЙТИ ПУТЁМ СИЛЫ И ДОСТИЧЬ НОВОГО ЗНАЧИМОГО РУБЕЖА - 750 СТУПЕНИ! НЕ ОТКЛОНЯЙТЕСЬ ОТ НАМЕЧЕННОЙ ЦЕЛИ, СТРЕМИТЕСЬ К ЕЩЁ БОЛЬШЕМУ МОГУЩЕСТВУ И, ВОЗМОЖНО, ИМЕННО ВАМ БУДЕТ ОТКРЫТА ДОРОГА ДРЕВНИХ! НАГРАДА: +10 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “МАСТЕР ДЛИННЫХ МЕЧЕЙ”! ПЯТИДЕСЯТЫЙ ТАКТ ЛЮБОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ - ЭТО ВЕРШИНА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ. ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ПОДОБНОГО УРОВНЯ ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК ОТТАЧИВАЕТ СВОЁ МАСТЕРСТВО ВСЮ ЖИЗНЬ, ПОСВЯЩАЯ ЭТОМУ КАЖДУЮ СВОБОДНУЮ СЕКУНДУ - ПОМНИТЕ И ЦЕНИТЕ ЭТО, ВЕДЬ ВАМ, В ОТЛИЧИИ ОТ МИРЯН, ЭТО ДАЁТСЯ НЕСРАВНЕННО ПРОЩЕ И БЫСТРЕЕ.
        НАГРАДА: +10 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ.
        С учётом этих приятных бонусов итоговая картина моих атрибутов сейчас выглядела так:
        СИЛА: 610;
        ЛОВКОСТЬ: 770;
        РАЗУМ: 624;
        СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР: 820;
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 590.
        Эти прибавки были весьма своевременны, учитывая будущее сражение. Также радовало и то, что бодрящий эффект после повышения ступеней на некоторое время отогнал усталость и прибавил энергии, которой так не хватало. Хотя догоняться зельями, конечно, всё равно придётся - организм уже против алхимии, но что поделать? Надо будет узнать у Вейри, вдруг есть какой-то нейтрализатор негативных эффектов от долгого приёма эликсиров…
        Я усмехнулся.
        Да уж, пить одни эликсиры чтобы нейтрализовать пагубное влияние других. Весёлые нынче реалии, ничего не скажешь.
        - Внимание всем защитникам Рэйтерфола!  - зазвучал в ушах голос Водлара.  - Приготовьтесь - до падения защитного барьера осталась одна минута!
        Блин, как они это делают? Это какое-то заклинание или грань? Для общения со своим отрядом мне бы такая чертовски не помешала в будущем.
        Так, время!
        Кривлюсь, но выпиваю пак уже порядком надоевших зелий: бодрость, обезболивающее, долгоиграющее исцеление, и, вдогонку, несколько разнообразных усилений. И, хоть я и собираюсь в первых залпах использовать набор ручных руниров от первого до третьего уровней, на всякий случай всё равно перепроверяю схроновый барабан - битва предстоит долгая, так что без коллапса мне всяко не обойтись.
        - Десять секунд до падения купола!
        Так, и чем же мне угостить этих тварей в первую очередь? Хмм… Думаю, “молниеносный поток” будет в самый раз! Мне как раз для разучивания этого заклинания требуется применить пяток руниров!
        - Внимание! Пять… четыре…
        Я, как и сотни людей вокруг меня, напряженно сжал в ладони волшебную табличку.
        - Три…
        Взгляд находит врага и я невольно задерживаю дыхание…
        - Два… Рунирный залп!!!
        Скрывающая нас завеса пала, исчезнув вместе с защитным куполом, и миг спустя тьма ночи на мгновение отступила под натиском нескольких тысяч заклинаний, одновременно вырвавшихся на свободу в ярчайшей разноцветной вспышке. Атакующие плетения практически всех школ магии единой волной слетели со стен и устремились к силзверам, а затем…
        А затем большая часть этой мощи с оглушительным грохотом была блокирована вырвавшимися из земли каменными блоками и магическими барьерами, а местами и вовсе плетения были отзеркалены обратно в атакующих, так что уже нашим магам пришлось защищаться. И лишь малая доля активированных руниров прорвала оборону врага и смогла нанести хоть какой-то урон их живой силе.
        Какого шхайрата?! Они что, были готовы к нашей атаке?! Но как они, Лядь их задери, узнали о ней??! Неужели в замке находится их шпион??
        Я зарычал.
        Не время предаваться догадкам! Повторная активация! Нельзя сбавлять натиск и позволить силзверам перейти в наступление! Сейчас преимущество на нашей стороне!
        Один рунирный залп следовал за другим, яростно вгрызаясь сверкающими заклинаниями в защиту зверосилпатов и медленно сминая её. Силзверы пробовали перехватить инициативу, но тщетно - бушующий вокруг хаос сводил на нет все их попытки. А когда рунирный поток стал иссякать, в расход пошло всё остальное: катапульты во дворе со скрипом выплюнули волшебные разрывные шары, громко щёлкнули баллисты на стенах, со свистом пустив в тварей смертоносные снаряды, зазвенела тетива сотен луков, взметнув в небеса рой стальной гибели, а в воздухе зазвенели крики магов, заканчивающих сотворение могущественных плетений. Стоящие напротив замковой стены здания стали рушиться, заваливая обломками не успевших отбежать хищников, а земля под их ногами прямо на глазах начала трескаться и вырвавшиеся наружу каменные шипы насадили на себя вопящих от боли зверей. Но убитых противников всё ещё было мало, катастрофически мало…
        Не знаю, сколько длился весь этот хаос. В какой-то момент я просто потерял нить времени, ибо всё сплелось воедино: крики, стоны, взрывы, ослепительные вспышки, рёв и оглушающий звон в ушах. Новоинициированных силпатов уже давно отправили в тыл и их сменили опытные воины, но легче от этого не становилось - силзверы, следуя своей проверенной тактике, беспрестанно возводили земляные и каменные осадные плиты, подводя их вплотную к защитным стенам и перебираясь по ним.
        Подскальзываясь на окровавленных камнях, я носился по всему периметру с Халдорном в руках, отражая нападения прорвавшихся силзверов. Мой голос охрип от приказов, лёгкие горели, ладонь едва сжимала потяжелевший меч, но я не мог позволить себе ни мгновения отдыха, вновь и вновь разрубая плоть врагов уже иззубрившимся лезвием.
        Сбрасываю с клинка очередного врага и пинком отправляю в полёт со стены следующего, и тут слышу вопль в небесах. Вскидываю голову и вижу вынырнувшую из тьмы летучую тварь, оскалившую зубастую пасть и мчащуюся прямо на меня. Всё, что я успеваю сделать, это выставить перед собой щит и приготовиться к удару, как внезапно в бок гадине вонзаются две парных сабли и сносят её в сторону. Взревев от боли, бестия падает прямо на стену и подминает под себя не успевших отбежать воинов, раздавливая их своей тушей. Тут же срываюсь с места и бегу к ней, краем глаза замечая сверкающие нити, идущие от рукоятей пронзивших её тело клинков, которые через мгновение натягиваются и вырывают оружие наружу, утягивая его куда-то назад, вероятно, возвращая обратно своему владельцу. Я же подбегаю к твари и с разбега прыгаю, секундой спустя приземляясь прямо на морду монстра и всем весом вгоняя Халдорн прямо ей в голову. Вопящая бестия рухнула на землю, ударившись башкой о камни, но даже со сталью в черепе сдаваться была не намерена. Вот только я не дал ей больше подняться - навалившись сверху и мёртвой хваткой вцепившись в
гадину дриарилловой рукой, я раз за разом извлекал клинок из раны и вновь вгонял его обратно, прокручивая лезвие в кровоточащей плоти до тех пор, пока тварь, наконец, не издохла.
        - Саргон!  - прорвался сквозь шум сражения звонкий голос и я обернулся к бегущей ко мне лилововолосой девушке, сжимающей в руках две окровавленные сабли.
        - Шейди!  - реву я, шатаясь поднявшись на ноги и делая шаг к ней на встречу.  - Гомункулы! Ты закончила их?!
        Безумная гомункуляторша запечатала мой рот страстным поцелуем, а затем ответила со сверкающими от восторга глазами и счастливой улыбкой на устах:
        - Да! Я создала из кучи трупов смертоносные игрушки и взяла под контроль гомункулов в пещере мамочки!
        Моё лицо исказила злорадная ухмылка.
        - Тогда чего же мы ждём? Выпускай малюток на волю! Пора им порезвиться!
        Шейди кивнула, одним движением надела на пальцы рунические напёрстки, с игл которых сверкнули сотни магических нитей, и закрыла глаза.

***
        Гиена Кораш неспешно шел по лесу, патрулируя вверенный ему участок. Опираясь на копьё, его взгляд лениво скользил по влажной, усеянной опавшими листьями земле в поисках чужих следов, уши слегка шевелились, улавливая доносящиеся отовсюду звуки, а нос подрагивал, разбирая на составляющие разлитую в воздухе палитру разнообразных ароматов. Но всё было вполне обыденно и ничто не нарушало спокойствие прохладной ночи: свет почти полной луны пробивался сквозь редеющие кроны деревьев, сверкая в воде небольшого ручейка, журчащего по левую руку, а свежий ветерок, приятно развивающий шерсть, доносил со стороны города гуатов едва слышимое эхо бушующего сражения. К нему невольно прислушиваешься, хотя Кораш был уверен, что, несмотря на все свои отчаянные попытки, двуногие выродки были обречены. Их жалкие потуги абсолютно бессмысленны, особенно после того, как этих тварей порвали на портальной площади - теперь гуатам не на что надеяться и только и остаётся, что зализывать раны и злобно огрызаться время от времени, ведь им ни за что не прорвать оцепление и не вырваться из замка. Так что можно немного расслабиться
и насладиться прогулкой.
        Тук-тук-тук-тук.
        Кораш внезапно замер, навострив уши.
        Что это? Похоже на быстрый топот маленьких ног…
        Вот оно! Снова лёгкий шелест придавленных листьев!
        Гиеноподобный расширил зрачки и выставил перед собой копьё, держа его двумя руками и чуть пригнувшись для атаки. Неслышно ступая по земле мягкими подушечками лап, он осторожно двигался между деревьев в направлении странных звуков.
        Тихий скрип впереди, прямо за теми кустами.
        Силзвер прищурился.
        Это явно не похоже на скрип дерева.
        Кораш взял немного влево и стал медленно огибать толстый ствол, напряженно всматриваясь в любую подозрительную тень. И как только он выглянул из-за дерева, тот тут же резко остановился, словно обратившись в недвижимую статую.
        Лунный свет падал на изгибающиеся корни, возле которых сидела, безвольно опустив голову на грудь, довольно большая фарфоровая кукла.
        Что это? Игрушка детёныша гуата? Значит, кто-то всё-таки выбрался из города и рискнул прорваться через лес. И они сейчас спрятались где-то неподалёку…
        Не сводя глаз с куклы, Кораш приблизился к ней, при этом пытаясь учуять человеческий запах, но его, почему-то, не было. Тогда он поддел острием копья голову игрушки и чуть наклонился, чтобы обнюхать её и взять след владельца.
        Но кукла вдруг запрокинула голову и посмотрела прямо на него своими искусственными глазами.
        - Ты будешь моей мамочкой?  - вместе с этими жуткими словами из её двигающегося рта вылетел маленький шарик.
        Кораш ударил без раздумий в первые же мгновения и острие пронзило шею куклы, но одновременно с этим шарик разбился о его грудь и в лицо хлынуло облако фиолетового дыма. Зажмурившись и отдёрнув голову, он с рычанием отскочил назад, вот только в лёгкие всё равно попала эта вонючая дрянь. Оскалившись, Кораш быстро проморгался и метнул взгляд на куклу.
        Вот только кукла исчезла.
        Где она?! Куда она делась??
        Быстрый стук ножек справа. Гиена резко развернулась, но никого не увидела.
        Шелест за спиной.
        Кораш приседает и делает круговой удар, но пронзает лишь пустоту.
        - Ты хочешь поиграть со мной?
        По загривку силзвера пробежал холодок.
        - Ха-ха-ха-ха!
        Эта тварь здесь точно не одна! Кажется, словно они бегают вокруг него, прячась в кустах и наблюдая за ним десятками искусственных глаз.
        Внезапно становится тяжело дышать, руки дрожат, перед глазами начинает всё плыть. Одна ладонь соскальзывает с древка и ставшее тяжелым копьё ударяется острием в землю.
        Вот жеж… Лядь…
        Кораш покачнулся, но удержал равновесие.
        И тут его ногу пронзила резкая боль. Вскрикнув, он всё-таки упал, и в падении заметил безглазую лысую куклу, держащую в маленьких ручках длинный нож с окровавленным лезвием.
        - Ты моя мамочка?  - с щёлканьем прохрипело это создание.
        - Давай немного поиграем,  - тут же произнесла другая кукла с ржавыми круглыми лезвиями вместо ладоней, выйдя из-за дерева.
        - Мы хотим поиграть.
        - Ты нам нравишься.
        - Ты меня любишь?
        Одна за одной они выходили отовсюду, взяв отчаянно пытающегося уползти силзвера в кольцо. Их голоса перебивали друг друга и сливались в жутко адскую какофонию, от звучания которой сердце билось в неистовом ужасе.
        Чья-то тень закрыла собой луну и Кораш поднял взгляд.
        Фарфоровая кукла с разорванной шеей нависла над ним, держа в руках тонкую стальную спицу.
        - Давай играть!  - радостно прокричала кукла и воткнула спицу ему в лицо.
        Глава 4. Часть 3

***
        Накрытый тканью кусок мёртвой плоти дёрнул пальцами. По искусственному сердцу, расположенному в самом центре груди, прошлась волна магических разрядов, и по венам медленно заструилась голубая эссенция, заменившая этому существу кровь. С протяжным хрипом гомункул сделал свой первый глубокий вдох и его ожившие лёгкие расширились. Разрезанный от уха до уха рот приоткрылся, выпуская воздух сквозь заточенные зубы, а затем глаза его резко распахнулись и неестественно яркие зелёные зрачки воззрились на этот мир, в который он явился благодаря своей Королеве.
        Чувствуя зов приказа, гомункул поднялся на ноги и ткань, покрывавшая телегу, стоящую на привратной замковой площади, пала к его изменённым ступням. И одновременно с ним на ноги поднялись и десятки его оживших собратьев.
        Зов повторился и существо резко дёрнуло головой, с хрустом поворачивая её под неестественным углом в сторону стены, и его глаза устремились к вершине, в мельчайших подробностях охватывая всю панораму бушующего там сражения.
        Именно оттуда шло слово Королевы. Создавшая их требовала сеять смерть и уничтожение, и гомункулы безропотно подчинились, сорвавшись с места и бросившись к стене. Не обращая внимания на разбегающихся в страхе людей, они достигали её и прыгали, вонзая в камень острые когти, своей прочностью не уступающие стали, и стремительно ползли вверх. А затем, молниеносно взобравшись на вершину, зеленоглазые создания неукротимой волной напали на замерших в ужасе силзверов и с жуткими, потусторонними визгами смели их вниз, обхватывая зверосилпатов лапами и падая вместе с ними в ров с водой. Не обращая внимания на сопротивление, никак не реагируя на раны, они разрывали податливую плоть клыками и когтями, дабы пролить кровь во имя своей Создательницы.
        Во имя Королевы Гомункулов.

***
        Несколько напряженных минут ничего не происходило, а затем я видел, как со стоящих во внутреннем дворе телег стали спрыгивать похожие на людей создания. Эти твари с неестественно вытянутыми конечностями с бешеной скоростью бежали к стене и с лёгкостью взбирались по ней, преодолевая её высоту за считанные мгновения.
        - Назад!  - взревел я, отступая от зубчатого парапета и невольно бросая взгляд на замершую с закрытыми глазами Шейди.  - Никому не атаковать этих существ! Они наши союзники! НИКОМУ НЕ АТАКОВАТЬ!!!
        Зеленоглазые гомункулы перелезли через край и с ужасающими воплями ринулись вперёд, обтекая нас, как река камни.
        Мы не были их целью - сегодня у них другая добыча.
        С бешеной яростью вернувшиеся к жизни трупы, чьи тела были изувечены древней магией, кинулись на силзверов и в миг оттеснили их. Подобно рою они облепливали врагов и увлекали их за собой в пропасть, но потом, выбравшись из алых вод рва, они продолжали атаковать, безжалостно расправляясь с не ожидавшими такого напора хищниками.
        - Уфф!  - Шейди открыла глаза и тяжело выдохнула.  - А это было не так просто, как я думала!
        Привычным движением она вернула рунирные напёрстки на свои места в поясном отделе и шагнула ко мне. Я тут же притянул её к себе одной рукой и крепко поцеловал.
        - Ты ведь знаешь, что ты у меня умничка, да?
        Она улыбнулась.
        - Я догадывалась.  - Она ещё раз поцеловала меня и с неохотой отступила.  - Ну всё, малыш, мне пора! Развлекись тут хорошенько за меня! И не вздумай помирать, понял?
        Я криво усмехнулся.
        - Уж постараюсь! Ты тоже там смотри ласты не склей!
        - Не дождешься!  - уже сбегая вниз по лестнице, весело прокричала Шейди.
        Хмыкнув, я развернулся обратно, и, поудобнее перехватив Халдорн, шагнул навстречу новой волне силзверов.

***
        Рагнар вынес плечом дверь очередного магазина и оценивающе осмотрелся. Было довольно темно, да и его рогатый северный шлем немного мешал обзору, но, когда глаза наконец привыкли к мраку помещения, он довольно улыбнулся.
        Одежда! На многих из манекенов даже надеты выставочные образцы! Это он удачно зашел - качественную ткань всегда можно выгодно продать, особенно сейчас, когда зима с каждым днём всё ближе.
        Воровато выглянув на улицу, он затворил за собой дверь и принялся рыться в хозяйских закромах, выбирая товары подороже и краем уха прислушиваясь к не столь далёким отзвукам битвы. Рагнар был там, когда рэйтерфолцы обрушили со стен шквал разномастной магической дряни, и своими глазами видел, как стоящие в первых рядах собратья наёмники и поганые перебежчики превратились в куски дымящегося мяса, едва только силзверские волшебные щиты дали слабину. И именно тогда он решил - к Ляди всю эту войну! Подыхать он не вербовался! Он вольный наёмник и сегодня пора взять расчёт и свалить с этих клятых мест куда подальше!
        За спиной раздался едва слышный скрип петель.
        Рагнар отточенным до автоматизма движением выхватил из поясных ножен меч и резко развернулся. Дверь была приоткрыта буквально на две ладони, из разъёма сочился лунный свет, и всё, казалось, было без изменений. Выждав несколько секунд, наёмник тихо подошел к окну и осторожно выглянул наружу.
        Ничего и никого.
        Рагнар шагнул к двери и задумчиво закрыл её.
        Странно. На улице ведь нет ветра…
        Ведомый внутренним чутьём, он внимательно огляделся, медленно скользя глазами по стеллажам с тканью и по недвижимым фигурам манекенов. И тут его взгляд остановился на одном из них.
        Рагнар прищурился.
        Этот отличался от остальных: одет в чёрный лакейский костюм, из кармашка которого свисает цепочка, и опрятную белую рубашку со стоячим воротником, поверх коего повязан элегантный галстук, а его лицо… оно было слишком человечным.
        Рагнар шагнул вперёд, не отрывая от него глаз.
        Нет, сомнений в том, что оно искусственное, нет абсолютно никаких, но, тем не менее, оно выполнено настолько качественно, что практически неотличимо от настоящего человеческого…
        Когда до манекена оставалось не более трёх шагов, тот внезапно повернул к нему голову и открыл рот, громко спросив:
        - Я могу вам чем-нибудь помочь?
        - Лядь!!!  - Рагнар вздрогнул всем телом и выхватил клинок, пригнувшись и приготовившись к нападению.
        Но заговоривший манекен, вопреки ожиданию, нападать не спешил, продолжая всё также стоять на месте и смотреть на него недвижимыми зрачками.
        - Эй, ты!  - не выдержав, рявкнул наёмник.  - Что ты за хрень такая?!
        - Меня зовут Чакки.  - Говорящий манекен слегка повернул голову набок и моргнул искусственными глазами.  - Вам что-нибудь подсказать?
        - Подсказать?! Чего ты несёшь??
        - Вы хотите, чтобы я донёс ваши покупки до кареты?
        - До кареты?  - Рагнар нахмурился, а потом его лицо озарилось догадкой.  - Ты голем-помощник что ли?
        - Всё верно,  - согласился манекен.  - Этот рад услужить всем.
        - Твою ж мать!  - Воин выпрямился и подошел вплотную к голему, рассматривая его с головы до ног.  - Я чуть портки не загадил, когда ты взболтнуть решил!
        - Я не понимаю вопроса,  - ответил на это вновь моргнувший манекен.  - Можете сформулировать чётче?
        - Да тыж наверняка туеву кучу баблища стоишь,  - пробормотал Рагнар, обходя говорящую диковину по кругу.  - Опа! Так тыж ещё и весь здешний ассортимент знаешь, верно ведь?
        - Вам что-нибудь подсказать?
        - Ооо, ещё как! Покажи-ка мне здесь всё самое дорогое и особенное! Самые лучшие товары!
        - Вы желаете, чтобы я помог вам?  - уточнил голем.
        - От жестянка тупая!  - Хмыкнув, он вложил меч в ножны.  - Да, я желаю, чтобы ты помог мне!
        - Ваше желание будет исполнено,  - проговорил манекен.  - Для начала позвольте дать вам нож.
        - Какой?  - Воин заинтересованно подался вперёд.
        - Вот этот.
        В руках манекена блеснула острая сталь и через мгновение лезвие вошло в левую щеку Рагнара и вышло из правой. Наёмник взревел от боли и инстинктивно отдёрнул голову назад, отшатнувшись, и наточенный нож играючи разрезал плоть, оставив на лице воина ужасную “улыбку” от уха до уха. Рагнар хотел было вытащить оружие, но его сзади внезапно словно бы крепко обхватили десятки маленьких лапок и прижали руки к туловищу.
        - Позвольте снять вашу кожу,  - пробирающим до мурашек голосом проговорили за спиной и в тело впились многочисленные острые крючки, заменявшие неведомому существу когти.
        Заорав от боли и ужаса, Рагнар не стал вырываться, а просто наклонился вперёд и помчался к ближайшему окну, выпрыгнув в него боком, чтобы удар пришелся на захватчика. Треск дерева и звон стекла ударил по ушам, а следом за этим последовал жесткий удар землю. Но своего воин добился - тварь ослабила хватку и он смог освободиться, тут же вскочив на ноги и бросившись бежать.
        - Куда же вы?  - раздалось из тьмы магазина.  - Позвольте помочь вам.
        Зажимая одной рукой окровавленное лицо, Рагнар нёсся по петляющим переулкам до тех пор, пока лёгкие не стали гореть от усталости, а ноги подкашиваться от слабости. Вытащив меч, он остановился и резко развернулся, направив подрагивающее лезвие в сторону врага.
        Вот только врага не было.
        Никто не преследовал его, никто не гнался следом. Видимо, жуткие монстры отстали и потеряли его из виду. Слава Древним…
        За его спиной внезапно раздался тихий звук, словно монстр открыл пасть и из неё вылетело жуткое шипящее рычание.
        Рагнар замер и перестал дышать.
        С трудом сглотнув, он медленно развернулся и с расширившимися от ужаса глазами увидел в конце переулка человекоподобное создание с длинными конечностями, на лице которого горели неестественно яркие зелёные глаза.
        Боги… Что же это…
        Гомункул сорвался с места и бросился на завопившего Рагнара.

***
        Шейди сбежала по ступеням на очередной уровень замковых подземелий и помчалась вперёд по коридору. Вскоре она наконец достигла нужной развилки и завернула за угол, но тут же резко остановилась, нос к носу столкнувшись с напряженным Сидиусом. Девушка хищно пригнулась и инстинктивно схватилась за рукояти клинков, наполовину вытащив лезвия из ножен, но, узнав старого воина, тут же расслабилась и вернула их обратно.
        - Твою ж Лядь, Сидиус!  - Шейди выпрямилась.  - Ты в курсе, что твоя голова только что чуть не стала моим новым трофеем?
        - Как и твоя моим,  - ухмыльнувшись, парировал мастер.
        - Как идут дела наверху?  - заинтересованно спросил у него из-за спины Харуд.  - Получилось отвлечь внимание силзверов?
        - Думаю да.  - Шейди с улыбкой окинула взглядом стоящих у тайного прохода Вильяра, Берту и ещё четверых крепко сбитых воинов.  - Я активировала мамочкиных марионеток и оставила совсем уж малюток проказничать в лесу, а игрушки посильнее добрались до города и уже вовсю-ю резвятся с остальными гомункулами.
        Сидиус мрачно нахмурился.
        - Ясно. Тогда раз все в сборе, не будем терять время.
        Накинув на голову капюшон маскировочного комплекта, он первым шагнул во тьму тайного прохода.
        Глава 4. Часть 4

***
        - Купол активирован!  - Загремело в ушах магическое оповещение, посланное Демонариумом.  - Купол активирован!!! Бой завершен! Завершен!!!
        До меня, как и до многих распалённых битвой, не сразу дошел смысл услышанного. И лишь когда перед глазами мелькнула уходящая вверх линия защитного барьера, отрезавшая нас от силзверов, неожиданно пришло осознание - трёхчасовое сражение за город окончено. Мы отстояли стены замка.
        - Добивайте отступающих зверей!  - хрипло закричал я, закидывая Халдорн в заплечные ножны и выхватывая из схроновой сумки новые руниры.  - Мы можем атаковать сквозь барьер, а они нет! Убейте сколько сможете!!!
        Подскочив к зубчатому парапету, я лихорадочно зарядил в схроновый барабан волшебные таблицы и активировал Коллапс, принявшись безостановочно пускать в толпящихся на осадных земляных мостах зверосилпатов одно усиленное артефактом заклинание за другим. Я не жалел свои самые сильные руниры, стремясь уничтожить как можно больше врагов за один раз, пока они еще не осознали, что к чему, и при этом не прекращал кричать призывы к атаке.
        Мой приказ подхватили и вскоре силпаты ринулись к краю стены, разряжая в хищников всё, что только возможно: магию, стрелы, болты, метательные копья и ножи, огненные смеси, разнообразную алхимию, баллисты, требушеты и катапульты. Всё пошло в ход, лишь бы нанести отступающим как можно больше урона.
        Первые несколько секунд нашей внезапной атаки собрали кровавый урожай, но командиры силзверов, не ожидавшие подобного, быстро пришли в себя и вскоре бегущих зверосилпатов окружили волшебные щиты и доспехи, а отряды поддержки выдвинулись с тыла, чтобы помочь защитить спины отходящим и вытянуть из разверзшегося пекла раненых.
        И тут пространство потряс прощальный сюрприз Шейди арн Рэн.
        У всех павших гомункулов внезапно распахнулись глаза и зрачки, под с каждым мгновением усиливающийся писк, стали наливаться ярко-зелёным светом. Искусственное сердце в их груди тоже засияло, и буквально через миг, когда сияние и писк достигли своего апогея, все они разом взорвались. Серия оглушительных взрывов прокатилась по всей линии атаки, и некоторые были видны даже в глубине города. Зелёное магическое пламя залило ров, осадные плиты и большую часть улицы, а взрывная волна разметала ряды беспорядочно бегущих силзверов.
        Но не обошлось и без проблем - некоторые из гомункулов умерли на стене либо их трупы находились слишком близко к ней, по нашу сторону защитного барьера. Жаркое пламя прокатилось по периметру, убивая и калеча ничего не понявших рэйтерфолцев, но на нашу удачу большинство созданных Шейди гомункулов всё же погибли за куполом и наши потери, в отличии от зверосилпатов, были минимальны.
        Вот жеж Лядь, Шейди! Могла бы и предупредить…
        Я осторожно выглянул из-за каменного зубца - звери продолжали спешное отступление, и, даже несмотря на творящийся вокруг хаос, смогли сорганизоваться. Вытащив из схрона лук и стрелы, я ещё некоторое время стрелял им вслед и добивал стонущих раненых, пока они окончательно не скрылись за домами или магическими щитами.
        Тяжело вздохнув, я устало опустил лук.
        Вот теперь действительно всё - ночное сражение за замок окончено.
        Проведя дрожащими от напряжения пальцами по отсекам на поясе, к своему удивлению обнаружил, что они совершенно пусты. Надо же, потратил все капсулы с лечением и восстановлением пустаров… Разве что немного обезболивающего и бодрости осталось… В схроне, правда, ещё осталось немного запасов, но лучше сейчас попью зелья.
        Ограничившись опустошением склянки с эликсиром исцеления, я осмотрелся: повсюду кровь, трупы и стонущие раненые, среди которых, словно тени, бродят выжившие. На стену уже поднимаются лекари, а также помогающие им миряне вместе с наименее уставшими воинами, и вскоре всем, по мере возможности, будет оказана помощь.
        Я прошелся по стене, выискивая членов своего отряда. Во время сражения новоинициированных силпатов, включая моих пепелчан, сменили подготовленные воины, поэтому наше будущее подкрепление, в основном, осталось нетронутым - ведь главной задачей было максимально возможно прокачать новичков за счёт рунирной атаки, чтобы потом закрепить их обращение через поднятие ступеней. Так что эта цель была достигнута, и даже больше - мы смогли хорошенько потрепать врага даже несмотря на то, что он оказался готов к нашему первоначальному нападению.
        Среди толпы солдат я увидел Кэру, ныне своего командора, и подошел к ней.
        - Кэра.
        - Да, капитан.  - В своём помятом от ударов и окровавленном доспехе воительница выглядела не менее уставшей чем я, но, тем не менее, она тут же выпрямилась и расправила плечи.
        - Рад, что ты выжила,  - я слегка улыбнулся разбитыми губами.  - Пожалуйста, сообщи остальным, чтобы собрали всех воинов из нашего отряда на девятом уровне подземелий замка - там нам отвели место для жилья и тренировок.
        Я потянулся мыслью к дриару и приобрёл открытую недавно полезную грань “Статистика потерь”, а затем достал тубус и пробежался напряженным взглядом по появившемуся там списку умерших, и через секунду с облегчением выдохнул - благо, Беара и друзья были живы.
        - Если верить командному артефакту, то мы потеряли шестнадцать человек и нас теперь осталось восемьсот тридцать четыре. Выясни, в каком они состоянии.  - Убрав тубус, я посмотрел в сторону города, в переулках которого скрылись силзверы.  - Сегодня в полдень купол вновь падёт, до этого времени мы должны помочь новоинициированным силпатам поднять ступени и выбрать нужные грани, навыки и специализации, а также начать их тренировать. Барон говорил, что его воины окажут нам в этом поддержку, так что, думаю, мы уложимся в срок.
        Я задумался.
        - Хотя, конечно, стоит учитывать и то, что после битвы и первого поднятия ступеней всем ещё нужно будет хоть немного поспать и восстановиться… В общем, собирай всех в подземелье, а там разберёмся.
        Кэра коротко кивнула.
        - Будет выполнено, капитан.
        Проводив её взглядом, я устало спустился со стены и направился в замок, по пути ознакамливаясь с новыми оповещениями дриара. И, надо сказать, они были весьма приятны: по итогам сражения мне удалось убить сорок два силзвера и получить в общем 1 547 243 униара, из которых десять тысяч уже ушло на приобретение однотактовой грани “Статистика потерь”. Наверняка получилось бы убить ещё больше врагов, если бы они не были готовы к нашему нападению, однако и данная статистика давала надежду на то, что новоинициированные силпаты получат отличные стартовые преимущества за счёт большого количества униаров. Благо, всем было строго-настрого приказано после первого же рунирного залпа приобрести открывшуюся грань “Хищение” и прокачать её на все имеющиеся униары. Плохо только то, что не все могли сообразить, как это делается - выданных людьми барона дриаров на всех не хватило. Немного спасли положения трофейные дриары, забранные с тел погибших, но и их было недостаточно для всеобщего обеспечения. В общем, будем надеяться, что хотя бы половина моего отряда смогла обзавестись “Хищением” - чем больше униаров они
получили, тем выше будет их ступень и тем больше шансов на выживание у них появится. Что же касается меня, то поднимать ступени сейчас я не буду, а приберегу это на полдень, чтобы получить бодрость от повышения силы.
        Поглощенный этими мыслями я незаметно для себя достиг замка и спустился на девятый уровень подземелий. Насколько я знаю, первый уровень был отведён под малые потребительские склады, чтобы иметь к ним постоянный и, что важно, быстрый доступ; второй этаж занимали различные лаборатории и мастерские; на третьем была сокровищница и различные комнаты досуга и отдыха; четвёртый был отведён под общий некрополь для прислуги и личную династическую усыпальницу Драйторнов, в которой хоронили прах членов семьи и родственников. Пятая и шестая подземные галереи полностью состояли из складов с продовольственными запасами, которые хранили под сложными и постоянно обновляющимися защитными заклинаниями, чтобы не дать еде и воде испортиться; на седьмом была расположена оружейная, в которой помимо стали и доспехов держали различные артефакты и алхимию, а вот все уровни ниже уже служили убежищами на случай осады.
        Моему отряду отвели двадцать третью секцию этажа, в которую я и вошел, оценивающе осматривая обширные помещения. Что ж, вполне неплохо: заправленные койки, небольшие столики, компактная и удобная кухня, место под тренировки, нужник и наличие водопровода. Ничего лишнего, всё просто и функционально. У Драйторнов было время и средства, и они не пожалели их, чтобы отстроить свой город максимально эффективно.
        Я устало присел на ближайшую койку и широко зевнул. Потом, не выдержав, всё же убрал боевой комплект и завалился на кровать, с наслаждением вытянувшись и полностью расслабившись. После нескольких дней кровопролитных сражений простая постель казалась величайшей из наград.
        Мои глаза закрылись сами собой. Думаю, пока все собираются, у меня есть немного времени на отдых. Видят Древние, я выжат досуха. Постоянное напряжение, полученные раны и непрерывное поглощение алхимических снадобий вымотало меня настолько сильно, что просто чудо, что я до сих пор стоял на ногах. Каждая мышца ноет от усталости, порезы, ушибы и ожоги саднят, а в заложенных ушах до сих пор стоит шум сражений.
        Час… Мне нужен хотя бы час сна…
        Моё дыхание выровнялось и стало глубоким.
        Всего лишь один час… Это всё, чего я прошу…
        С этими мыслями я провалился в глубокий сон.
        P.S
        В главе 4 часть 2 добавлено системное оповещение:
        " ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СТАТИСТИКА ПОТЕРЬ”!
        ДВАДЦАТЫЙ ТАКТ ГРАНИ “ЛИДЕРСТВО” ОТКРЫВАЕТ ВАМ ВОЗМОЖНОСТЬ УЛУЧШИТЬ ВАШ КОМАНДНЫЙ АРТЕФАКТ ГРАНЬЮ “СТАТИСТИКА ПОТЕРЬ” - ОНА ПОЗВОЛИТ ВАМ ВИДЕТЬ, КТО ИЗ ЧЛЕНОВ ВАШЕГО ОТРЯДА ЖИВ, А КТО МЁРТВ. В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ ПОДОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НОСИТ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, И ЕЙ НЕ СТОИТ ПРЕНЕБРЕГАТЬ.
        СТОИМОСТЬ: 10 000 УНИАРОВ."
        Глава 4. Часть 5

***

…Я спрятался за машину и напряженно осмотрелся: железные двери гаражей слегка поблескивают в лунном свете, причем некоторые из них распахнуты настеж. Зная о творящемся в городе абсолютно не удивительно, что кто-то в спешке решил забрать машину и свалить куда подальше. И если у меня всё получится, то и я вскоре поступлю также.
        - Ну что там?  - нервно спросил практикант, судорожно сжимая ржавую трубу, кусая губы и постоянно озираясь по сторонам.
        - Вроде чисто.  - Я ещё раз осмотрел подходы к гаражам, но ничего подозрительного не заметил. Но наличие рядом многоэтажек давало чёткое понимание - твари могут быть совсем рядом.
        Я невольно скользнул глазами по нескольким горящим окнам ближайшего бетонного муравейника и задержал взгляд на развевающихся сквозь выломанные стекла окровавленных занавесках.
        - Пошли,  - проговорил я севшим голосом, с трудом оторвавшись от этой леденящей кровь картины.
        Согнувшись, словно это поможет нам остаться незамеченными, мы перебежали через дорогу и достигли гаражного комплекса. Прильнув к левой стене здания, мы быстро добрались до его угла и спешно миновали несколько десятков дверей, при этом с напряжением заглядывая внутрь распахнутых створок, словно в нутро притаившегося зверя.
        Невольно задержав дыхание, я осторожно выглянул за поворот и замер.
        В одном из открытых гаражей горел свет.
        Ч-чёрт! Как назло, чтобы добраться до моего собственного, надо пройти мимо него. И ведь не обойдёшь…
        Я взял монтировку в другую руку и вытер вспотевшую ладонь о штанину.
        Рано паникую. Возможно, там будет также пусто, как и в остальных.
        Стиснув сталь инструмента, я медленно вышел из-за угла и стал красться вдоль стены, не сводя глаз с открытой двери с противоположной стороны. И когда до неё оставалось ещё несколько метров, я резко замер, словно вкопанный.
        Тень! Я видел мелькнувшую тень! Внутри точно кто-то есть…
        Сглотнув, облизнул пересохшие губы и тихо двинулся вперёд, благодаря удачу за то, что под ногами асфальт, а не щебенка. И вот, распахнутая дверь практически напротив, делаю последний шаг, оказываюсь в ореоле света и тут же застываю без единого движения.
        Прямо на меня смотрел неестественно голубоглазый мужик под два метра ростом, который представлял собой настоящую широкоплечую гору мышц. Одет он был в рабочий джинсовый комбинезон, в руках плоскогубцы. И всё было бы нормально, если бы его одежда, руки и инструмент не были были заляпаны кровью, а на рабочем столе лежало тело женщины с выломанными наружу рёбрами и вспоротым животом, из которого начали доставать внутренности.
        Я почувствовал, как к горлу подкатываем ком тошноты и отвёл взгляд, который упал на стоящую в гараже машину.
        Вот жеж дерьмо…
        На месте водителя сидел откинувшийся в кресле мужчина, чьи глаза были плотно закрыты, и лишь по двигающимся под веками зрачкам и мерно вздымающейся груди можно было понять, что он жив.
        Амбал не делал резких движений - он переложил окровавленные плоскогубцы в левую руку и начал медленно идти в нашу сторону. Стиснув зубы, я выпрямился и молча поднял монтировку, но маньяк вдруг остановился у границы гаража, а затем, продолжая всё также смотреть мне в глаза, взялся за ручку двери и неспешно закрыл её с противным скрипом несмазанных петель. И когда раздался щелчок задвинутого засова, я выдохнул скопившийся воздух и опустил монтировку.
        - Это же был фант, да?  - дрожащим голосом спросил Алекс, прижимая к себе ржавую трубу.
        С трудом отведя глаза от запертой двери, я глухо бросил:
        - Пошли.
        Оставшийся путь мы проделали без малейших проблем, добравшись до нужного гаража. Невольно озираясь по сторонам, я достал ключи и открыл замки: врезной и навесной. Мои петли, в отличии от прочих, были надежно смазаны и не произвели ни звука.
        - Внутрь, живо!
        Саню долго уговаривать не пришлось - он мигом прошмыгнул в темноту. Двинувшись следом, я закрыл за собой вход и привычно потянулся рукой в правый верхний угол к выключателю. Щелчок - и часть помещения затопило тёплым, немного тускловатым светом ламп. Врубать всё освещение на всякий случай не стал, и этого будет вполне достаточно.
        - Нифига ж себе!  - протянул потрясённый практикант, осматриваясь вокруг большими глазами.  - Это что, всё твоё?
        Покосившись на него, я обвёл взглядом стены и столы, на которых лежали и висели разнообразные мечи, топоры, ножи, кинжалы и прочее холодное оружие.
        - Да, моё.  - Я прошел мимо паренька и принялся подбирать нам удобное оружие. В своём выборе опирался на то, что мы люди не приученные долго орудовать мечами, поэтому стоит взять короткие клинки наподобие гладиусов. Для тварей покрупнее же прихватим по лёгким топорикам с обухом в виде молота. Из обязательного ещё необходим нож и короткое копьё - некоторых выродков лучше держать на расстоянии. Что ещё, кроме ножен, может потребоваться? Что-нибудь из метательного? Щит, к слову, тоже бы желательно взять…
        - Когда ты сказал, что нам потребуется много оружия, я думал, ты говоришь о чём-то более…  - Алекс взял со стола кинжал с волнистым лезвием и с сомнением осмотрел его.  - Ну, не знаю… Огнестрельное, что ли.
        Я нахмурился и пояснил:
        - Дарноки чертовски устойчивы к пулям, но при этом все они почему-то уязвимы к холодному оружию. Я не знаю, с чем это связано. Быть может, имеет значение то, что сталь находится в руке при атаке, а у огнестрела такого контакта нет… Не знаю… Но стволы на всякий случай нам тоже будут нужны.
        Парень непонимающе нахмурился, возвращая клинок на место.
        - Дарноки? Это ещё что за хренотень?
        Бросив на него взгляд, я нервно усмехнулся и наполовину вытащил меч из ножен, осматривая сверкающее лезвие.
        - Вы, далтакронцы, называете их “фантами”, в народе же придумали название покруче.  - Резким движением вложив клинок обратно в ножны, я взглянул на практиканта.  - Дарноки…
        Глава 4. Часть 6

***
        Видение оборвалось внезапно. В голове всё перемешалось и я не сразу осознал, что лежу на спине и меня кто-то тормошит за плечо, при этом что-то тихо говоря:
        - Капитан. Капита-ан.
        Я рывком приподнялся на кровати и попытался собрать мысли в кучу, вернув себе способность к анализу ситуации.
        - М? Что случилось? Вновь атака?
        Кэра придержала меня за плечо.
        - Всё в порядке. Просто мы уже полностью завершили подготовку и теперь ждём только вас.
        - Завершили подготовку?
        Я опустил ноги с кровати, растёр лицо ладонями и сонно осмотрелся: большинство коек заняты спящими стариками, мужчинами, женщинами и детьми, но и на ногах находилось немало людей, которые ели, тихо переговаривались или изучали выданное им снаряжение. В руках у многих я также заметил воплощенные дриары: книги, свитки, блокноты, кристаллы, зеркала и кучу других приспособлений, удобных подсознанию новоиспеченных силпатов.
        - Сколько сейчас времени?
        - Девять.
        - Девять?  - я удивлённо посмотрел на Кэру, а потом нахмурился. Если я заснул около четырёх, то проспал целых пять часов! Непозволительная роскошь в создавшейся ситуации.  - Почему не разбудили раньше, как только все собрались?
        Я поднялся на ноги и перед глазами всё тут же поплыло. Если бы не подхватившая меня под руку воительница, то я бы наверняка свалился на землю.
        Л-лядь… Во всём теле слабость, сердце бешено колотится, мышцы ноют и невообразимо хочется пить… Глубоко дыша, я осторожно выпрямился и посмотрел на свою дрожащую ладонь. Смею предположить, что алхимия в моей крови ещё вовсю гуляет.
        Я сжал руку в кулак.
        А может, и трансформация в виверну вносит свою лепту. И мой сон… то видение из прошлой жизни. Странное имя практиканта, название организации и эти непонятные “дарноки” - что всё это значит? В Древнире я пока такое название не встречал. Хотя многое ли я знаю об этом мире, в котором оказался? Я здесь уже несколько месяцев, но вряд ли могу похвастаться обширными познаниями в его истории. В любом случае, эти новые образы - зацепка к моей старой жизни. Стоит при случае их обязательно проверить…
        - Капитан?  - Кэра напряженно всматривалась в моё побледневшее лицо.
        Вздрогнув, я вынырнул из размышления.
        - Всё в порядке, Кэра.  - Я покачал головой и достал из схрона флягу с водой.  - Посвяти меня в курс дела, пожалуйста.
        На самокопание нет времени - сейчас важно создать из пепелчан достойные боевые единицы и позаботиться о том, чтобы они не померли в первые же дни. А со своим прошлым я разберусь позже, когда над головой не будет нависать неизбежная гибель.
        - Мы собрали всех членов нашего отряда.  - Начала отчитываться мой командор, пока я утолял жажду.  - Провели опрос и отделили тех, кто смог приобрести “Хищение” после первого рунирного залпа от тех, кто этого не сделал. После отправили обе группы спать, но при этом стали вызывать к себе членов первой группы и вести разъяснительную беседу по их дальнейшему развитию, а после её окончания отправляли их на сон, вызывая следующих. Но более подробно вам следует расспросить об этом Сиэрда - именно он занимался общей консультацией.
        - Ясно.  - Я убрал флягу и взглянул на её усталое лицо.  - Ты хоть сама спала?
        - Да, три часа удалось урвать. Сиэрд настоял. Он же распорядился не будить вас.
        Я кивнул и нашел глазами жаброида, сидящего за столом вместе с остальными командирами отряда и что-то обсуждал, смотря в раскрытую книгу и вертя в пальцах самопишущую палочку, заменяющую обычное перо и чернила.
        - Понятно. Ну, тогда пошли к нему.
        Когда мы приблизились, Даймин тут же встал со своего места и выпрямился по стойке смирно.
        - Амирус, капитан Саргон!
        Я болезненно поморщился от его громкого голоса, ударившего по ушам.
        - Даймин, прошу, не стоит так пылко меня приветствовать. Все ж свои.
        - Вообще-то, если позволите сказать, то он прав в своем отношении,  - неожиданно не согласилась Кэра.  - Вы наш капитан, а мы назначенные вами командиры. И ваши воины,  - она обвела взглядом пепелчан,  - должны видеть, что мы относимся к вам с уважением, как и положено к вышестоящему по званию.
        - В словах командора присутствует логика.  - Жаброид задумчиво посмотрел на меня своими необычными глазами с оранжевым ободком.  - Панибратские отношения это, бесспорно, хорошо, но, насколько мне удалось узнать, дисциплина в человеческом обществе зачастую зиждется на статусе силы и лидерских качеств управляющей личности. Если же все будут думать, что мы ваши друзья, то это может повлечь за собой ощущение более широкого круга дозволенности, чем положено. Так что я бы рекомендовал прислушаться к рекомендации Кэры и следовать ей, по крайней мере будучи у всех на виду.
        Я с тяжелым вздохом опустился на скамью. Алхимик, как всегда, прав, поэтому не вижу смысла не воспользоваться его мудростью
        - Все слышали Сиэрда?  - я с ухмылкой осмотрел своих улыбающихся товарищей.  - Чтоб все с сегодняшнего дня на людях приветствовали меня как положено!
        - Есть, кэп!  - Беара с усмешкой приложила два пальца ко лбу.
        - Будь исполнено!  - тут же активно затряс башкой Гобля, так что уши захлопали.  - Гобля уважатико Саргошку, а если кто не уважатико, тот узнает, почему Гоблю называют "Великий яйцерез"!
        - Так, спокойно!  - Я поднял руку, едва сдерживая улыбку и останавливая подхихиканивание остальных.  - Думаю, всем всё понятно, поэтому сейчас давайте займёмся нашими новобранцами. Так что рассказывайте, что вы тут без меня с ними намудрили.
        - Позволите мне обрисовать ситуацию, капитан?  - Дождавшись моего кивка, Сиэрд стал говорить, периодически сверяясь с раскрытой на столе книгой.  - Общий состав отряда “Рэйтерфол” 834 человека. За вычетом нас, двенадцати членов первоначального состава - 822. Ещё 38 нуждаются в восстановлении после прошедшего сражения. Итого на данный момент в строю 784 человека в возрасте от семи лет. Из них 523 силпата успешно приобрели грань “Хищение” после первого рунирного залпа, ещё 48 смогли осуществить это в течение дальнейшего сражения, остальные же 213 гранью так и не обзавелись. Среди раненых семеро с “Хищением”, остальные без. После завершения сбора статистики была проведена индивидуальная беседа с каждым новоинициированным с целью выяснения индивидуальных предпочтений каждого для выстраивания стратегии по дальнейшему распределению униаров. В сухом остатке мы имеем 178 воинов ближнего боя, 233 дальнего, 172 мага разной направленности, 77 целителей, 25 алхимиков, и оставшиеся 137 являются разнообразными ремесленниками. Но, учитывая военный фактор, мной было принято решение дополнительно развивать всех в
становлении боевыми магами, чтобы повысить выживаемость и общую эффективность. С учётом этого итоговая картина выглядит следующим образом: 224 боевых мага ближнего боя с основами в дальнем бою, 598 боевых магов дальнего боя с основами в ближнем бою. Все от десятой до восемьдесят девятой ступени могущества.
        Я нахмурился.
        - От десятой до восемьдесят девятой? Почему так мало? Я рассчитывал на существенно больший взлёт по ступеням.
        - А откуда ему взяться-то?  - удивился Мордубей.  - В среднем они после выбора получили пятый такт “Хищения”, а это даёт лишь 0,5 % поглощения.
        - А средняя ступень убитых была около двухсотой, а их количество порядка двадцати,  - добавил Сиэрд.  - И 244 силпата “Хищение” во время боя не выбрали.
        - Почему всего 0,5 %?  - Я вскинул брови.  - А как же лояльный статус новичков? Разве должно было быть не 5 %?
        - А, вот ты о чем,  - догадался Зубоскал.  - Лояльный статус редко выдаётся и ещё реже кто-то может продержаться на нём достаточно долго. Обычно все начинают либо сразу без него, либо система быстро заменяет его на стандартный. Всё зависит от стартовых сложностей - если тебе активно помогают, то, видимо, Древние считают, что дополнительная помощь тебе не нужна, а вот если ты настолько “везучий”, что тебя на каждом шагу прихлопнуть желают, то в таком случае есть шанс прожить с лояльным довольно длительное время.
        Я склонил голову набок. Понятно, значит, так как мы помогли новоинициировнным силпатам рунирами, они сразу были лишены лояльного статуса. Что ж, весьма печальные известия.
        - А сколько длился твой лояльный статус?  - с нескрываемым любопытством поинтересовался Зуб.
        - До 20 такта “Хищения”.
        - Ухтыж! Да ты везунчик!
        Я криво усмехнулся, вспомнив енота, белок убийц, кабана, рыпохвиста, маньяка, подземелье с лимраками, пастухара, начавшуюся войну и нападение на Царя Зверей. Да уж, повезло так повезло, ничего не скажешь…
        - Вернёмся к нашим новобранцам.  - Я откинулся на спинку скамьи.  - Я так понимаю, мы будем обучать всех основам ближнего и дальнего боя, а также магии. Всё остальное - уже частности, которые будут играть роль только после более детального распределения наших солдат по отрядам. Поэтому вопрос - если с первыми двумя направлениями всё предельно ясно, то как быть с магией? Чтобы обучить одному заклинанию первого круга надо минимум пяток руниров, не говоря уже про обязательное наличие артефакта, который играет роль проводника пустарной энергии. А нам, в идеале, необходимо обучить каждого двум плетениям: атакующему и защитному. Где же мы возьмём столько волшебных табличек? И это ещё не говоря о том, что у нас недостаток в дриарах, поэтому всех сразу обучить не получиться при всём желании.
        - Предлагаю сделать упор на 578 силпатах с гранью “Хищение”, - тут же предложил Сиэрд.  - Они показали наибольшую эффективность в стрессовой ситуации. Оставшиеся же 244 вольются в общий состав после дополнительного обучения и полной доукомплектацией дриарами. Собственно, я уже сделал запрос фаргранду Волдару на выделение нам из городских запасов 2890 руниров согласно списку требуемых нам заклинаний, которые мы составили с рэем Вирхемом: 1445 штук атакующего эффекта, и столько же оборонного. Это позволит нам обучить 289 силпатов плетениям на урон, и такому же количеству плетениям на защиту.
        Я взглянул на уставшего от проделанной работы Вирхема, который кисло, но довольно улыбнулся.
        - И что Водлар на это ответил?
        - Изначально я запросил у него 5780 руниров,  - на лице Сиэрда мелькнула лёгкая улыбка,  - а когда он устал со мной спорить, я снизил запрос до 2890 плюс проводники-артефакты и он согласился. Так что нам предоставят всё согласно поданному списку. Поставки уже начались, так что Вирхем и Гобля займутся приёмом, сортировкой и распределением.
        - Гобля?  - я удивлённо воззрился на выпрямившегося гоблина.  - Тыждак, так ты ж читать не умеешь, как ты будешь всем этим заниматься?
        - Моя хорошо запоминать значки на колдовских штучка!  - гордо выпятил квадратный зуб ушастый.  - Я великий швырагонщик и барабахатель, так шо без труда выучу какая штучка чем барабахает! А Вирхем будет по тихой вдалбливать в Гоблю ваше писагонство.
        Я хмыкнул.
        - Понятно. Тогда даю добро. Что у нас дальше?
        - Я запросил и свёл воедино общую статистику по всем оставшимся защитникам замка в связи с глобальной инициацией жителей. Возможно, эта информация вам будет интересна.  - Сиэрд вновь склонился над своей книгой.  - По старым данным, в Рэйтерфоле доля силпатов составляла едва ли не половину города из-за близости Колыбели, но многоступенчатых среди них было не особо много. Если по цифрам, то с учётом постоянной миграции новых Посланников из Рэйтерфола в Пепелке до восстания брассилистов проживало 1502 человека, а в самом городе 8090. Такое большое количество обусловлено началом хуября и близостью сбора урожая, вследствие чего увеличилась активность торговли и шла постепенная подготовка к зиме. Итого общее количество жителей Рэфтерфола на начало месяца составляло 9592 тысячи разумных. Восстание брассилистов хорошо проредило численность Пепелки и немного затронуло солдат, в то время как горожане, преимущественно, не пострадали - таким образом в городе на момент атаки силзверов осталось 9012 человек, из которых половина - силпаты разного уровня силы, а остальные - миряне. Далее - во время сражений за
город за все время вплоть до сегодняшнего дня погибло 2917 разумных. Со включением в расчеты всех новоинициированных, итоговая картина на сегодняшний день выглядит так:
        Силпатов на данный момент - 5436;
        Мирян на данный момент - 154.
        Всё это уже за минусом пятьсот пяти малых детей, не способных сражаться.
        Собравшиеся за столом погрузились в тягостное молчание. Мы не знали, как реагировать на столь сухо изложенную статистику потерь, где все умершие представали лишь как цифры на бумаге. А ведь совсем недавно все эти люди были живы, и у многих были семьи, друзья, родственники. Теперь же от их истории не осталось ничего, кроме пометки о смерти рядом с именем, которое помнят только те из выживших, которые их знали…
        - Спасибо за информацию, Сиэрд,  - нарушив тишину, поблагодарил я жаброида.  - Она даёт понимание о силах, которые есть в нашем распоряжении. Будь добр, предоставь потом эти данные фаргранду Водлару. Они могут ему пригодиться.
        - Разумеется,  - жаброид кивнул.  - Хотя, думаю, ему они уже известны. Но вы правы, перестраховаться не помешает.
        - Конечно.  - Слегка улыбнувшись, я оглядел товарищей.  - Кто ещё что скажет?
        - Есть одна проблема,  - подала голос Беара.  - Сиэрд составил поименные списки наших новобранцев, но вот в лицо их обладателей мы при всём желании не запомнили. Нам нужна будет помощь кого-то из пепелчан, кто хорошо всех знает.
        Я побарабанил пальцами по столешнице.
        - Рэй Дардай,  - уверенно сказал я.  - Он старейшина Пепелки и состоит в нашем отряде. Ему наверняка известны все жители. Он ведь сейчас здесь?
        Я пробежался глазами по спящим и бодрствующим пепелчанам.
        - После завершения нашего собрания я его найду,  - вызвался Даймин.
        - Хорошо.  - Я прикрыл глаза, задумчиво прогоняя в голове всю услышанную информацию.  - Сиэрд, я так понимаю, вы уже всем подняли ступени, распределив униары и разобравшись с атрибутами?
        - Не всем,  - покачал головой жаброид.  - Только целевой группе - 578 силпатам. По остальным ждём доукомплектации дриарами для упрощения дальнейшей работы по их развитию. Запрос на дриары я уже также отправил, но пока безрезультатно.
        Я кивнул и обвёл взглядом своих командиров.
        - В общем, думаю никто не будет против, если я назначу Сиэрда ещё одним командором, в ведении которого будет также разработка тактики, общий учёт и статистика, алхимия, а также управление нашим общим бюджетом, которого пока что нет.
        - Фактически я буду являться командором, алхимиком и казначеем с полномочиями советника по тактике?  - уточнил жаброид, пошевелив дредами.
        - Верно. Что скажешь? Справишься?
        - Могу попробовать. Данные обязанности близки мне и я пока что не вижу особых трудностей в их углубленном освоении.
        - Тогда договорились.  - Я улыбнулся.  - А теперь не менее важная тема - через два с половиной часа нас, скорее всего, вновь ждёт битва, поэтому немного поспать нужно обязательно. Поэтому вопрос - всем ли удалось вздремнуть?
        - Сиэрд отправил нас всех спать и будил по мере необходимости,  - ответила Кэра.  - Так что с этим проблем нет.
        Я посмотрел на жаброида.
        - А что же ты сам, Сиэрд? Совсем не спал?
        - Моя раса может обходиться без сна довольно продолжительный период времени, так что можете не беспокоиться. Главное не доводить до крайнего телесного и эмоционального истощения, чтобы не было нужды погружаться в длительную спячку.
        - Тогда приказываю тебе не доводить себя до такого состояния и отдыхать при первой же возможности.  - Сиэрд кивнул и я обвёл взглядом остальных.  - В таком случае ещё какие-нибудь вопросы для обсуждения есть?
        Ответом стало дружное молчание.
        - Вот и славно.  - Хлопнув ладонями об стол, я поднялся.  - Тогда давайте разобъём новобранцев на отряды, распределим их между собой и начнём гонять по основам ближнего боя. Нам ведь предоставили болванки для тренировок?
        - Да,  - ответил Мордубей.  - Я лично помогал таскать эти бандуры. Хватит на всех.
        - Тогда давайте не будем терять времени и приступим сейчас же. Сиэрд - командуй.
        Глава 4. Часть 7

***
        Опустив глаза, я скользил взглядом по лужам засохшей крови, которой был залит камень крепостной стены. Алая эссенция пропитала собой каждый уголок, забила собой щели и зазоры, смешалась с грязью, что принесли с собой сотни ног выживших, и душила нас отвратительно терпким запахом прошедшей ночной бойни.
        Стараясь дышать ртом, я поднял голову к хмурым небесам, по которым тяжело перекатывались массивные туши облаков. Боги, вот бы сейчас пошел дождь и хоть ненадолго избавил нас от вида всего этого безумия. Хотя…
        Я посмотрел на залитый грязно-коричневой водой ров, в котором плавали раздутые тела погибших ночью людей. А чуть дальше, на разбитой дороге улицы Четвекольца, опоясывающей крепостную стену замка, среди обломков зданий и осадных плит валялись и остальные погибшие, а также то, что от них осталось.
        От всего дождь избавить не сможет.
        Налетел пронизывающий ледяной ветер, проникая под броню и заставляя плотнее закутаться в тёплый осенний плащ, накинутый поверх доспеха. Зябко поёжившись и накинув капюшон, я отвернулся от зубцов и присел под ними, привалившись спиной в угол между стеной и бочкой со стрелами.
        - Плесни ещё чаю,  - проворчал я, потирая озябшие ладони друг о друга и разогревая пальцы паром изо рта.
        - Похоже, зима нынче будет суровая,  - заметил Зубоскал, наполняя кружку горячим травяным настоем из походной кастрюльки.
        - Так вроде первый месяц осени только.  - Шмыгнув носом, я взял протянутый чай и отхлебнул обжигающий губы напиток, который тут же растекся по груди тёплой волной.  - Да и вчера вполне сносно было. А сегодня такой дубак, что даже меня, северянина, пронимает. И это с пятьюдесятью процентами сопротивления к холоду.
        - Этж Хуябрь. Да и это тебя не из-за погоды пронимает, а из-за алхимии.  - Зуб подлил себе кипятка и вернулся на ящик, с которого он, надежно скрытый каменным зубцом, мог наблюдать за улицей.  - Слишком много ты её в себя влил, вот организм и трясёт. Выспаться надо бы да кровь хорошенько почистить, а то совсем загнёшься.
        - Ага, кто бы мне ещё время на это дал,  - хмыкнул я, тут же зевнув от одной только мысли о мягкой постели. И даже ужасающее прикосновение Баглорда, неизменное в момент погружения в сон, отошло на второй план. Хотя учитывая степень моей вымотанности, в этом, на самом деле, нет абсолютно ничего удивительного.
        Оторвав усталый взгляд от кружки, я прошелся глазами по измученным лицам завернувшихся в плащи людей, сидящих у стены, лежащих на щитах или нервно замерших у парапета в ожидании атаки противника. По всей линии обороны солдаты спали, играли в кости, тихо переговаривались, тренировались или в молчании следили за врагом, что притаился где-то в глубине города, который буквально совсем недавно принадлежал им.
        Я тяжело вздохнул и сделал ещё глоток быстро остывающего чая. Собственно, беспокоиться было о чём - прошло вот уже почти три часа после падения защитного барьера, а от силзверов ни слуху ни духу. Не то чтобы все были не рады внезапно появившейся отсрочке, просто отсутствие врага в прямой видимости сильно напрягало. Нет, летали, конечно, птицы, да и в развалинах и на крышах нет-нет да мелькнёт какая-нибудь тварь. Но помимо этого всё было тихо, словно город за стеной полностью вымер. С чем это связано? Зверосилпаты решили набраться сил и перегруппироваться? Или они ждут подкрепление, чтобы хлынуть волной и одним рывком продавить нашу оборону? Хотя не стоит сбрасывать со счетов подготовку к какому-нибудь глобальному заклинанию, ибо в то, что хищники просто взяли и ушли, верится слабо…
        Я прикрыл глаза и прижался затылком к стене. Одно предположение сменялось другим, изматывая и так ноющую от боли голову. Жаль, что телесный и духовный подъём от распределения униаров уже сходит на нет, ведь вновь глотать бодрилки и обезболивающие нет совершенно никакого желания. А ведь умный ход со стороны силзверов, ничего не скажешь - не нужно быть великим тактиком, чтобы понять, что перед боем мы поднимем себе ступени, так что зверям оставалось лишь выждать, пока эффект усиления развеется, и уже потом нападать.
        Версия складная, но одна деталь её опровергает - силзверы до сих пор так и не атаковали.
        Я потянулся мыслью к дриару и прошелся по своему усилению, которое сделал перед отключением барьера.
        За ночную осаду мне достался 1 547 243 униара, и самые крупные вложения у меня пошли всего в несколько граней:
        За 171 000 поднял до 31 такта “Хищение”, и теперь оно будет поглощать 3,1 % с Несгораемого Запаса убитых врагов;

115 000 ушло в “Лидерство”, сделав его 25 тактом;
        По 100 000 потратил на “Личное именное оружие/Сквозь огонь и воду - Халдорн” и на “Личное именное оружие/Сквозь огонь и воду - Коллапс”. Теперь эти грани развиты на максимум и дают мне дополнительные +250 % к урону;

50 000 в общем ушло на грани “Регенерация” и “Пустарное восстановление”, чтобы я мог восстанавливаться не за стандартные десять часов, а за шесть;

50 000 также ушло во “Вторую кожу”, добавив мне один дополнительный слот для быстрого облачения в выбранный комплект одежды, и 50 000 в “Стальные нервы”, дабы повысить сопротивление к физической боли до 25 %;
        Приобрёл также за 50 000 однотактовую грань “Амбидекстр”, чтобы уметь одинаково пользоваться двумя руками, так что отныне потеря одной из рук мне будет не страшна;
        В “Бугая” вбухал 45 000 ради бонуса к Единицам Жизни в 16 %;
        Поднял на один такт, до восемнадцатого, все расовые грани лимрака, за исключением “Метаморфа”, угрохав на это в общей сложности 90 000 униаров;
        Немножко досталось и “Схроновой Рунирной Системе” - 20 000 очков, поднявшие эту грань на один такт;

“Комбинированная атака”, “Акробат”, “Атлет”, “Вуаль”, “Бесстрашие”, “Хладнокровие” и “Дикую атаку” поднял лишь на один такт, ухлопав на это дело 25 000;

“Уязвимость” прокачал на два такта за 15 000.
        С навыками было попроще: я прокачал до максимума дальний бой, а также магию огня, воды, земли и воздуха. До кучи также поднял на один такт “Выживание” и “Маскировку”. Всё это встало мне в кругленькие 92 500 униаров. Но я ничуть не жалею.
        В специализациях я добрал оставшиеся заклинания третьего круга всех стихийных школ, а вот прокачивать ничего из заклинаний, согласно намеченному ранее плану, не стал. К слову, даже захоти я повысить “Волшебный кулак”, я бы не смог этого сделать - пропускная способность моего зачарованного Кривглазианом дриара составляла плетения вплоть до тридцатого такта, а “кулак” как раз достиг этой границы. Так что вздумай я его прокачать, то пользоваться им бы не смог, не приобретя другой артефакт. Хотя такие артефакты у меня в загашнике были, спасибо всё тому же Кривглазиану и его подземельям, “ВК” я трогать не стал - меня вполне устраивает его нынешнее время сотворения и урон. Вместо этого я сосредоточился на других специализациях:
        За 76 700 униаров “Длинные мечи” обзавелись 65 тактом, что не может не радовать;

“Бой со щитом” и “Владение луком” стали 25 тактом суммарно за 47 500;
        Вложился в “Скрытность”, повысив его за 34 500 до 30 такта;

“Слух” и “Зрение” отныне стали 50 тактом “всего” за 162 000 очков силы;
        Ну и напоследок поднял по одному такту “Дробящее оружие” и “Секиры и топоры” за 2 200.
        Разобравшись со всем этим, я взялся за основные грани, касающиеся магии:
        В первую очередь это “Мгновенное сотворение” - в него я недрогнувшей рукой влил 208 000 униаров, повысив до 22 такта, и теперь время сотворения заклинания сокращено на 2,2 %. Пусть это и кажется малым значением, но каждая доля секунды неимоверно важна. К тому же, в будущем прокачка этой грани принесёт мне 99 % сокращения времени сотворения, так что это вложение в будущее;

“Пустарная стоимость” - сокращение затрат на заклинание. Развил его до восьмого такта за 21 000 униаров со всё тем же рассчётом - чем меньше пустаров будет уходить на создание плетения, тем больше заклинаний я смогу создать. Собственно, по этой же причине я поднял на три такта, до пятого, “Увеличение пустарного запаса” - +5 % к магической энергии будет нелишним.
        На этом с распределением униаров было покончено и я стал обладателем двух достижений:
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “МАСТЕР СЛУХА”!
        ПЯТИДЕСЯТЫЙ ТАКТ ЛЮБОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ - ЭТО ВЕРШИНА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ. ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ПОДОБНОГО УРОВНЯ ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК ОТТАЧИВАЕТ СВОЁ МАСТЕРСТВО ВСЮ ЖИЗНЬ, ПОСВЯЩАЯ ЭТОМУ КАЖДУЮ СВОБОДНУЮ СЕКУНДУ - ПОМНИТЕ И ЦЕНИТЕ ЭТО, ВЕДЬ ВАМ, В ОТЛИЧИИ ОТ МИРЯН, ЭТО ДАЁТСЯ НЕСРАВНЕННО ПРОЩЕ И БЫСТРЕЕ.
        НАГРАДА: +10 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “МАСТЕР ЗРЕНИЯ”!
        ПЯТИДЕСЯТЫЙ ТАКТ ЛЮБОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ - ЭТО ВЕРШИНА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ. ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ПОДОБНОГО УРОВНЯ ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК ОТТАЧИВАЕТ СВОЁ МАСТЕРСТВО ВСЮ ЖИЗНЬ, ПОСВЯЩАЯ ЭТОМУ КАЖДУЮ СВОБОДНУЮ СЕКУНДУ - ПОМНИТЕ И ЦЕНИТЕ ЭТО, ВЕДЬ ВАМ, В ОТЛИЧИИ ОТ МИРЯН, ЭТО ДАЁТСЯ НЕСРАВНЕННО ПРОЩЕ И БЫСТРЕЕ.
        НАГРАДА: +10 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ.
        Вполне ожидаемый бонус.
        И, как обычно, финалом поднятия ступеней стало распределение Очков Атрибутов, коих у меня набежало 522. Отклоняться от выбранной позиции не стал - в первую очередь поднимаю “Силу Духа/Характер”, затем “Ловкость”, и уже после всё остальное.
        Сила: 630 + 50 = 680;
        Ловкость: 790 + 135 = 925;
        Разум: 644 + 86 = 730 (Количество Пустарной энергии - 7665);
        Сила Духа/Характер: 840 + 185 = 1025;
        Выносливость: 610 + 66 = 676 (Количество Единиц Жизни с учётом артефактов - 8770).
        Результатом всего этого развития стала 974 ступень и превосходное ощущение всемогущества, которое, увы, сейчас уже почти иссякло. Печально, но что поделать - лучше так, чем вновь идти в бой и вырывать свою жизнь из клыков врага.
        Я разорвал связь с дриаром, отхлебнул из кружки и устало выдохнул.
        - Слушай, Зуб, раз уж мы всё равно здесь застряли в ожидании, то, может, расскажешь что-нибудь интересное о Древнире? Ты ведь, как-никак, сказитель.
        - Это всегда с радостью,  - бард улыбнулся.  - О чём хочешь узнать?
        Я пожал плечами.
        - На твой выбор. Ты, небось, весь мир обходил, а я с момента воплощения в Колыбели и Рэйтерфол-то не покидал. Несколько месяцев только в городе да в окрестностях.  - Я хохотнул.  - Будет совсем печально, если ещё и умру здесь.
        - Зато мало у кого такая богатая история с возрождения, как у тебя.  - Зуб почесал бровь.  - О твоих похождения уже можно сочинять баллады, чего не скажешь о большинстве других Посланников и силпатах. У нас здесь, знаешь, всё больше не рискуют лезть на рожон, а предпочитают по тихому записаться в армию к какому-нибудь лорду, войти в гильдию или тихушничать по одиночке. Мало кто идёт напролом, как когда-то Кронмаршалл и его столпы.
        - Столпы?
        - Его верные товарищи, прошедшие с ним всю Дикую Эпоху. По сути, именно они и были одними из первых силпатов Архиона.
        - В смысле, первых?  - я непонимающе нахмурился.  - Разве силпаты не существовали на протяжении всей истории Древнира? Это же, вроде как, дар Ушедших Древних будущим поколениям, нет?
        - Дар, чтобы вставшие на Путь Силы нашли Дорогу Древних и отыскали Врата, через которые они ушли неведомо куда… Поэтично и красиво, вот только появление Колыбелей, воплощение Посланников и инициация в силпаты событие не столь уж и древнее. В течение столетий на этих землях никто и слыхом не слыхивал ни о каких силпатах.  - Зубоскал опустил задумчивый взгляд на лежащую у ног лютню.  - В общем, если рассказывать обо всём по порядку, то история Древнира берёт своё начало с Эпохи Древних. О ней мало чего можно рассказать, ведь не сохранилось чётких свидетельств того, какая же раса появилась первой и откуда началось расселение народов. Найденные же письменные источники и артефакты, которые удалось хоть приблизительно перевести с древнорийского языка, пусть и относятся ко времени существования Древних, но в них катастрофически мало информации о быте той эпохи. Известно лишь, что Древние были могущественными существами, которые отыскали какой-то неведомый Путь, Дорогу, и покинули Древнир, совершив Исход и оставив после себя кучу загадок, странные артефакты и погребённые в забвении руины пустых городов. В
наше время активно ведутся раскопки да поиски, а учёные бьются над разгадками и выдвигают множество гипотез о той эпохе, но, к сожалению, как оно было на самом деле мы сможем узнать только от самих Древних, если посчастливится отыскать эти неведомые врата.
        После Эпохи Древних следует Эпоха Освоения. В данную эпоху, после Исхода, шло освоение мира всеми расами Древнира. В то время животные были обычными животными, а необычайных рас хватало и без Посланников. У каждого была своя система летоисчисления, друг с другом пересекались мало, ведь земель было непаханое поле, так что стычек именно межрасовых было немного, в основном либо внутренние междуусобицы, либо борьба против различных хищников да монстров. Магия же в те времена была больше проявлением шаманизма и ритуалогии, методологического научного подхода тогда ещё не было. Хотя в старых сказаниях и сохранились упоминания о разумных, обладающих некими сверхсилами, но неизвестно, существовали ли они в реальности. Возможно, они лишь герои фольклора.
        Не выдержав, Зубоскал отставил в сторону почти опустевшую кружку с чаем, нагнулся и взял в руки лютню. Нежно проведя пальцами по струнам, он улыбнулся раздавшейся мелодии и продолжил рассказ:
        - С течением времени древнориане - как их назвал один из историков - плодились и застраивали всё больше земель. Возводились деревни и первые города, формировались общества, законы, потихоньку развивалась индустрия и наука. В частности большим толчком в освоении всего этого, включая магию, служили найденные артефакты Древних. Не говоря уже о том, что города зачастую строились на месте старых руин, которые где сохранились лучше, где хуже, в зависимости от того, насколько беспощадно было время и погодные условия. Собственно, именно оставшееся наследие Ушедших и стало отправной точкой всего, что произошло впоследствии.
        Один из народов людей, который осознал бесценное значение найденных артефактов, носил название “артанийцы”. Выстроив внутри своего общества жесткую клановую систему управления, они быстро смекнули, что обладание наследием Древних приносит силу и власть. И сильнее всех это понимал жаждущий могущества и славы сын простого землепашца по имени Крастар. Прекрасно понимая, что ему никогда не подняться в артанийской иерархии, он собрал пожитки и бежал из Артании в поисках возможности стать сильнее, дабы взять от жизни причитающееся.
        Боясь пошевелиться, я молча слушал историю мира, в котором воплотился несколько месяцев назад, и перед моим внутренним взором разворачивалось ожившее полотно происходивших когда-то событий.
        - Доподлинно неизвестно, где именно побывал Крастар и сколько именно лет или десятилетий он отсутствовал, но однажды он вернулся в родную Артанию, но вернулся не один, а во главе армии нежити.  - Бард поднял голову и посмотрел поверх крепостной стены, устремив пронизывающий время взгляд куда-то в глубины прошлого.  - Именуя себя Крастаром Арн Гон Булдом, он явился с Мёртвого Запада, земли которого испокон времён были вотчиной ужасающих монстров, и неумолимой волной прошелся по всей Артании, поставив на колени все до единого кланы, заставив выживших принести ему клятву верности, а несогласных убил и обратил в своих верных мёртвых слуг.
        Но Крастар Арн Гон Булд, получивший прозвище Повелитель Смерти, после покорения Артании на тех землях не остался. Разграбив города и пополнив свою армию новыми мертвецами, он собрал всех захваченных рабов и погнал их далеко на запад. И, приведя их к горе Велистрод, вскрылось то, что Крастар служит могущественной твари, что живёт в самых глубинах горы, и кою он именует Императором. И именно это чудовище наделило его силой управлять мёртвыми, и оно же дарует силу тем, кто будет служить Повелителю Смерти.
        Крастар слово сдержал. Назначенные им верховные главы новосформированных кланов, ставшие именоваться “коггиторами”, обрели различные способности. И тогда он начал создавать новое общество - вокруг горы Велистрод рабами и мертвецами был построен город, который нарекли в честь былой родины - Артания. И когда Арн Гон Булд взошел на престол, он объявил себя Владыкой новой Империи - Крастарии, столицей которой будет город Артания, а Императором её является та тварь в недрах Велистрода.
        Я вскинул брови. Выходит, Зуб сейчас рассказывает историю не просто о прошлом Древнира, а о прошлом своей родной страны. Он вырос на этих сказаниях, и, возможно, именно они и вдохновили его выбрать путь сказителя, собирающего легенды и мифы со всего света.
        - Артания… Да…  - Бард заиграл тихую, грустную мелодию.  - После этого знаменательного события Крастария начала экспансию во все стороны света. Армия наделённых сверхспособностями крастарцев вместе с разнообразной нежитью завоевывала одно селение за другим, город за городом, страну за страной. За несколько десятилетий империя разрослась вплоть до тогдашней черты Глухолесья и довольно солидно продвинулась на север и на юг.
        Зубоскал тяжело вздохнул.
        - Так закончилась Эпоха Освоения и началась Имперская Эпоха.  - Его губы изогнулись в горькой усмешке.  - Эпоха, ставшая эрой Крастарии. В то время вся центральная территория, которая является нынешним Объединённым Архионом, была полностью под властью империи. Дальний север же был не особо интересен Владыке - большая часть поселений там просто сдалась, вступив под его знамена, а упрямые горные кланы было слишком долго выкорчёвывать. Поэтому, отдав эти земли одному из коггиторов, Арн Гон Булд попытался захватить юг, но Эльсандрат Тризар неожиданно оказался крепким орешком. Среди темнокожих воинов этой страны, которой управляли верховные эльсандры, были опытные заклинатели, магразы, которые, как оказалось, обрели свою силу благодаря изучению артефактов Древних. Своё умение они именовали магией, и именно она помогла Тризару отбросить от своих границ крастарские армии.
        Восток тоже не дался Владыке. Глухолесье оказалось заселено расами, уверенно чувствующими себя в этих непроходимых местах: жаброиды, тыждаки, кроколодоны, роршаны, гоблины, гринорцы и десятки других. Предположительно, именно в те времена Пастухар по имени Легратос объединил все населяющие восток народы, стал их Царём и защитил от Арн Гон Булда.
        Владыка же, казалось, потерял тягу к завоеваниям. В то время из-за постоянных занятий некромантией - так он именовал своё искусство управления мёртвыми - он уже был не совсем человеком. Конечно, временами происходили стычки с Тризаром, Легратосом и различные волнения в самой Крастарии, но всё это уже было без непосредственного участия Владыки, мысли которого устремились к истории.
        Наигрывая тихую мелодию, Зубоскал склонил голову набок, словно бы прислушиваясь к чему-то.
        - Построив сильнейшую империю в мире с суровыми законами и жестким управлением, Крастар, осознавая свою смертность, желал оставить память о своей личности в веках. Для этого, помимо развития всеобщей грамотности и образования, он ввёл на завоёванных землях единое летоисчисление, отсчётом для которой выбрал некий объединяющий всех фактор. Таковым стал Исход Древних.
        Так появился первый год от Исхода. Но так как летописцы Владыки при всём желании не могли за короткое время свести воедино все даты остальных рас, то в итоге датирование стали вести от тысяча первого года от Исхода, приблизительно выяснив, что после Исхода прошло порядка тысячи лет.  - Зуб улыбнулся.  - На том и порешили, обозначив 1001 годом от Исхода Древних провозглашение о создании Крастарианской Империи в день воцарения на престоле Первого Владыки Крастора. Впоследствии данное летоисчисление распространилось далеко за пределы империи вместе с летописями и трудами крастарианских историков. Помимо летоисчисления к заслугам Владыки относится и разделение времён года по месяцам.
        Улыбка на лице барда внезапно погасла, а взгляд помрачнел.
        - Но всё изменилось. Крастар, казалось, полностью ушел в себя и утратил всяческий интерес к творящемуся в империи. Никто точно не знает, какова была причина этого, но известно одно - он безвылазно пропадал в своей лаборатории, полностью посвятив себя созданию новых видов нежити. И однажды случилось немыслимое - по всем землям Крастарианской Империи пронёсся предсмертный крик павшего Владыки.
        Зубоскал на мгновение перестал играть и опустошил чашку с давно остывшими остатками чая, а затем продолжил:
        - Неизвестно, что послужило причиной его гибели, но смерть некромансера Крастара Арн Гон Булда в 1129 году от Исхода Древних считается днём завершения Имперской Эпохи и началом Дикой Эпохи.
        Считается, что ещё при жизни Крастара Тризар вёл подрывную деятельность внутри империи, финансируя радикальные группировки, тайно обучая магии способных к ней крастарцев, а также подкупая аристократов. У них было достаточно времени, чтобы подточить лояльность к Арн Гон Булду и взрастить жаждущих единоличной власти лордов, что и сыграло в итоге свою роль.
        Колесо закрутилось именно после смерти Владыки Крастора, ведь случилось немыслимое - вся созданная им нежить потеряла связь со своим создателем и ополчилась на всё живое. На всех землях Крастарии в одно мгновение воцарился хаос. И в это же время ситуацией воспользовались главы кланов - предав верховный совет коггиторов, заседающий в Артании, они заявили о независимости от империи своих земель, нарекли себя владыками и принялись отхватывать самые жирные куски у территориальных соседей. Различные радикальные сообщества тоже возжелали урвать своё и включились в общую кровавую делёжку забившейся в конвульсиях Крастарианской Империи.
        Зубоскал нахмурился.
        - Десятилетия смуты и непрекращающихся войн сделали своё дело - к 1173 году от Исхода Древних от Крастарской Империи остались лишь западные территории, на которых коггиторам кланов удалось подавить восстание и сохранить власть. К этому вёл долгий путь крови и страданий, по которому шел человек по имени Вестабиан Тайвер.
        Сказитель прикрыл глаза, его пальцы на миг замерли, а потом вновь прошлись по струнам, заиграв совершенно новую мелодию.
        - И чтобы рассказать историю Кронмаршалла, стоит сначала вернуться к Эльсандрату Тризар. У этого народа с тёмной кожей в обществе существовала каста уважаемых людей, которые могли повелевать духами и с их помощью управлять сверхъестественными силами - таких именовали “магразы”. Этим привилегированным магразийцам были открыты любые двери и доступно всё, что они только вздумают попросить - ведь правители, эльсандры, боялись этих посланников Духов, чья сила и обеспечивала эльсандрам процветание и власть. Как уже было упомянуто, магразы обрели свою силу благодаря изучению артефактов Древних и именовали своё умение магией. Впоследствии всех, кто занимался магией, звали сначала “магразами”, потом “маграми”, а ныне просто “магами”.
        Тризар вряд ли можно назвать радушной страной - джунгли, раскалённые пески, а также строгое классовое деление, на вершине которой были древние рода эльсандров и магразы, а в самом низу рабы, коих тризарцы захватывали в войнах или скупали у торговцев на обширных невольничьих рынках. И именно на одном из таких рынков когда-то купили одну женщину, крастарианку, которая через несколько лет, в 1100 году от Исхода Древних, родила сына, даровав ему имя Вестабиан.
        Увидев безмерное удивление на моём лице, Зуб довольно улыбнулся произведённому эффекту.
        - Именно так - Вестабиан был рабом. И даже то, что его отцом был один из эльсандров, ничего не значило - в Тризаре не выделяли детей, рожденных от рабынь, и прав они не имели. Поэтому Вестабиан, заклейменный как тайварк, сын раба, служил своему хозяину. Его мать же была образованной женщиной, умела читать и писать на нескольких языках, и передала эти знания сыну, рассчитывая на то, что в будущем благодаря этому тяжелую физическую работу ему заменят на управление бумагами.
        Так и случилось - благодаря своей поразительной способности к языкам в возрасте одиннадцати лет Вестабиан поступил в услужение магразу Крикану, где стал изучать древнорийский язык, дабы потом участвовать в расшифровывании артефактов Древних. Известно, что он участвовал во множестве поисковых экспедиций, и результатом одной из них даже было обнаружение погребённой в толще песков пирамиды. Именно эта находка сильно возвысила обычного тайварка даже несмотря на его статус раба. И не всем это понравилось.
        Глаза барда сощурились.
        - Никто доподлинно не знает, что в действительности произошло в день, когда Вестабиану исполнилось шестнадцать, но итог в любом случае был печален - юного парня обвинили в убийстве эльсандра и велели схватить. Но Вестабиану удалось бежать в пески. Оставаться в Эльсандрате он более не мог, ибо там ему была уготована казнь, и единственным спасением для него было бегство из Тризара. В итоге ему всё же удалось сбежать в Крастарию, где начался новый этап его жизни.
        Зубоскал облизнул пересохшие губы.
        - Будучи умным парнем, Вестабиан осел в небольшой северной провинции под названием Архион, в городе Морвиндэйл, устроившись впоследствии на службу к молодому лорду Бартолару Фард Хамильгроту. Примерно в это же время в Древнире стали появляться странные существа, которые называли себя Мандримами - слугами Ушедших, и сообщили о том, что они ищут Колыбели, из которых должны явиться Посланники Древних. К их словам мало кто прислушивался всерьёз, считая мандримов проповедниками какого-то нового учения, ведь появление подобных групп поклонения Древним не было редкостью. Некоторые проявившиеся странности же тонули в неверии: где-то мандрима заточили с целью допросить, а он неведомым образом исчез из запертой камеры, а в другом месте кто-то решил напасть на такого паломника ради наживы, но потерпел поражение, лишившись в бойне всех товарищей. Ходило много баек и историй, но из-за того, что мандримы вели себя безобидно, тихо и спокойно, никто не обращал на них должного внимания. Говорят, что уже в то время по всему миру стали происходить спонтанные инициации, но они пока что были настолько редки, что не
привлекали всеобщего внимания. По крайней мере, в Крастарии - рассказывают, что в Тризаре мандримам поверили и всячески помогали как со спонтанно инициированными, так и с поиском Колыбелей.
        Так получилось, что первое письменно задокументированное появление Колыбели и воплощение первых Посланников совпало со смертью Крастара Арн Гон Булда в 1129 году от Исхода Древних. Сложно представить себе творящийся в те времена хаос - нападение сорвавшейся с цепи нежити, восстания городов, внутренняя грызня за власть и повсеместное появление Посланников и силпатов. Страшная эпоха глобальных изменений в мире, которая, тем не менее, открывала отличные возможности для таких людей, как Вестабиан.
        Добившись у своего лорда назначения его маршаллом, Вестабиан сделал всё, чтобы укрепить позиции Морвиндэйла, который он стал считать родным домом. Ради этого он даже рискнул принять силу и пройти инициацию в силпаты, став одним из первых идущих по Пути Силы. И во время начала грызни за территории бывшей Крастарианской Империи Архион уже являлся одной из самых сильных и влиятельных стран севера. Но Вестабиан не собирался ограничиваться севером и останавливаться на достигнутом. Используя всю мощь армии, влияние и золото, маршалл Архиона вступил в войну и стал захватывать город за городом. Итогом его многолетнего шествия стало покорение и объединение под едиными знамёнами всех земель, которые можно увидеть на сегодняшних картах.
        Вот только было одно “но” - несмотря на все свои заслуги Вестабиан оставался лишь маршаллом на службе у лорда Бартолара, что сидел на троне Морвиндэйла и не мог нарадоваться на успехи своего воеводы.
        И вот, в день, когда военная кампания Вестабиана подошла к концу, он вернулся в Морвиндэйл и принёс весть о завоевании всех земель от северного Завирана до границ Тризара, от нынешней границы Крастарии до Глухолесья. Это означало, что Бартолар Фард Хамильгрот отныне провозглашается королём и правителем всех захваченных территорий. В честь этого знаменательного события стали готовить пышную церемонию коронации Бартолара.
        Вот только не всё в новом королевстве было гладко.
        В кулуарах замка плелась паутина предательства. Множество ненавидящих влиятельного Вестабиана личностей жаждали прибрать к рукам всё им завоёванное, поэтому было задумано его убийство. Заговорщики планировали убить Бартолара и Вестабиана, обставив дело так, словно маршалл, ослеплённый жадностью и съедаемый страхом потерять власть, возжелал избавиться от законного правителя и узурпировать власть.
        Запланировав свершение своих гнусных планов на день коронации, убийцы затаились. И когда наступил этот долгожданный день, то всё шло, как и было задумано, и ничто не вызывало беспокойства.
        Но заговорщики очень сильно просчитались, недооценив Вестабиана.
        Будучи закалённым в сотнях сражений силпатом, маршалл отправил к Баглорду всех подосланных к нему убийц, но, увы, спасти короля Бартолара не смог. Прекрасно понимая, чем смерть правителя на день коронации грозит кровопролитной борьбе за власть, Вестабиан решил пресечь её и взять ответственность за новое королевство в свои руки. Используя лояльную ему армию, маршалл пленил всех аристократов, участвовавших в заговоре, после чего возложил на голову корону и провозгласил себя Вестабианом Тайвером, Кронмаршаллом Объединённого Архиона, и 1178 год от Исхода Древних вошел в историю как год создания этого великого королевства. И именно этот год считается годом окончания Дикой Эпохи и началом Эпохи Силы, которая является эпохой правления Кронмаршалла Вестабиана Тайвера и временем активного воплощения в Древнире Посланников и появления силпатов. В связи с этим феноменом общество активно менялось, принимая новые реалии, и вместе с ним менялся и сам мир…
        Мелодия, которую играл Зубоскал, становилась всё тише, пока не угасла совсем. Нежно проведя ладонью по лютне, бард с улыбкой взглянул на меня.
        - Это официальная версия, ставшая историей, но, как ты сам понимаешь, как оно было на самом деле не знает никто, кроме самих участников тех событий.
        - Да уж,  - я потрясённо покачал головой и усмехнулся.  - Аж голова кругом идёт… А сейчас какой год идёт?
        - 1229 год от Исхода Древних, месяц Хуябрь, число двадцать пятое.
        Я задумался. Выходит, я воплотился в Древнире летом 1229 года, либо в Эмере, либо в Бухаире. Надо будет потом выяснить у Водлара, в какой именно день он оформил моё появление в городе… А, собственно, зачем мне Водлар, если у меня есть регистрационные документы!
        Достав из схрона тубус с документом, удостоверяющим личность, я извлёк свиток, развернул и заинтересованно скользнул глазами по дате выдачи: “19 Эмера, 1229 год от И.Д.”
        Я выдохнул скопившийся в груди воздух. Девятнадцатое Эмера, мой день рождения в Древнире. Хотя, может, и восемнадцатое, я ведь провёл ночь у Знамиира. Но ладно, пусть будет официальное девятнадцатое.
        Я убрал свиток в тубус и вернул его в сумку. Странно это, знать о дне своего рождения, но при этом не помнить ни отца, ни матери. В Древнире у меня появились друзья, женщина, с которой, возможно, у нас что-нибудь сложится в будущем, но при этом я понимаю, что с появлением здесь я оказался лишен своего прошлого, в котором остались те, кого я когда-то по настоящему любил, о ком заботился, и кто в ответ любил меня. Теперь же мне остались лишь обрывки воспоминаний о лучшем друге по имени Варп и о практиканте Алексе, а также вечные размышления о том, что же там произошло на самом деле. Порой мне кажется, что лучше бы ничего этого не было. Просто обычный белый лист вместо памяти о прошлой жизни, чтобы всё можно было начать с самого начала.
        Вновь прижав затылок к стене, я скользнул взглядом по солдатам.
        А ведь множество Посланников разделяют мои чувства, ведь и им порой снятся сны о том, кем они были раньше. Да, возможно, многие не осознают этого, но есть и те, кто задаётся теми же вопросами, что и я: откуда мы явились? Кем были когда-то? Что произошло в нашем родном мире? Какова цель нашего появления здесь? Это лишь малая толика тех загадок, которые гложут наш разум.
        Один из сидящих недалеко солдат поднялся на ноги, сонно потянулся, подошел к зубчатому парапету и выглянул наружу. И тут раздался резкий свист вспарываемого воздуха и в глаз парню вонзилась стрела, почти наполовину уйдя глубоко в голову. Секунду молодой воин стоял, от удара запрокинув лицо к небесам, а затем его мёртвое тело с оглушительным стуком рухнуло на камни крепостной стены.
        - Силзверы!!!  - взревел я, вскакивая на ноги и хватая лук.  - Всем к стенам! Силзверы атакуют!
        Наложив стрелу на цевье, я на мгновение выглянул через узкую прорезь бойницы и увиденное меня мало обрадовало. Зверосилпаты действительно были, вот только, судя по всему, ни о каком штурме речи не шло - пушистые гады поменяли тактику на выжидательную и теперь, видимо, собираются заливать стены стрелами и магией, прячась за щитами, руинами и магическими барьерами.
        Наметить противника, натянуть тетиву, задержать дыхание, вскинуть лук и быстро выглянуть между зубцами - выстрел! Тут же нырнуть обратно в укрытие, спасаясь от огненного шара, взрыв которого заложил уши и опалил лицо жаром.
        - Лядь! Сгоните на стены всех магов!  - заорал я, вытаскивая новую стрелу.  - Пусть ставят защиту! И, врата! Укрепите врата барбакана, мать вашу!
        Сцепив зубы, я вновь натянул тетиву, приготовившись к выстрелу.
        Похоже, это будет долгая битва.
        P.S.
        КАК СКАЗАЛ ЗУБОСКАЛ: "ЭТО ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ, СТАВШАЯ ИСТОРИЕЙ, А КАК ОНО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ ЗНАЕТ НИКТО, КРОМЕ УЧАСТНИКОВ ТЕХ СОБЫТИЙ")
        ХОТЕЛИ БЫ ВЫ УВИДЕТЬ В БУДУЩЕМ НОВЫЕ КНИГИ ЦИКЛА ПО ДРЕВНИРУ С ДРУГИМИ ГЕРОЯМИ, ПОМИМО САРГОНА? ПИШИТЕ В КОММЕНТАРИЯХ))
        Глава 5
        ГЛАВА 5.

…пальцы нежно гладят мои волосы, а ноздри щекочет сладкий аромат малины с клубникой, переплетающийся с запахом тела. Губы невольно растягиваются в улыбке и я открываю глаза…
        - ПРОСНИСЬ!  - бьёт по ушам безумный вопль.  - ПРОСНИСЬ, МАТЬ ТВОЮ!!!

***
        Рывком вернувшись в сознание, я поднял опухшие веки.
        Запахи из рассеивающегося сна ещё несколько мгновений преследуют меня, но, как и гаснущие образы, они с каждым мигом неумолимо испаряются, пока не исчезают совсем. В эти секунды в груди всегда чувствуется сосущая пустота, словно из меня вырвали все чувства, забрав всё яркое и светлое, что когда-либо существовало в моей жизни, оставив лишь грусть и печаль.
        Я сел на кровати и опустил ноги на холодный пол. Сгорбившись, я не отрывал недвижимого взгляда от свисающей с колена руки, кожа которой огрубела, пальцы и ладони покрылись далеко не первыми мозолями, а разбитые костяшки едва затянулись новой плотью.
        Не знаю, почему этот сон вновь и вновь приходит ко мне каждую ночь. Я даже не знаю, кому он принадлежит - мне, страгену или виверне. Всё спуталось в голове, мысли словно оплело туманом, а события каждого прошедшего дня сливались в единую линию.
        С трудом оторвав глаза от руки, я поднял голову и осмотрел зал: большая часть членов моего отряда “Рэйтерфол” сейчас спали, вымотанные каждодневными сражениями, а другие, также, как и я сам, медленно пробуждались и готовились заступать на двенадцатичасовую смену, которая начиналась в полдень и заканчивалась в полночь.
        С полудня до полуночи… С полудня до полуночи… С полудня до полночи…
        И так день за днём.
        Поднявшись на ноющие ноги, я активировал “вторую кожу” и облачился в гражданскую одежду. Немного размяв затёкшие мышцы и хрустнув позвонками, подошел к бадье и немного освежился, умывшись холодной водой. В это время позади меня, по левую руку, встал один из двух моих личных помощников, младший воинский чин которого звучат как рэйрант, и терпеливо ожидал окончания моего каждодневного ритуала.
        Вытерев лицо полотенцем, я вздохнул и, запрокинув голову к потолку, коротко бросил:
        - Докладывай.
        - Так точно, лорд командующий.  - Рэйрант расправил плечи.  - Ночь прошла спокойно, среди двадцати четырёх раненых в прошлом бою умер один солдат, шестеро вернулись из лазарета и остальные ещё там. Тренировка проходит в штатном режиме. Ваше снаряжение пришло от кузнецов, всё починено. Командор Сиэрд также просил передать, что доукомплектация отряда дриарами завершена на сто процентов. Сейчас одиннадцать часов, завершается общая побудка. Погода пасмурная, весьма холодно.
        Я нахмурился. Один умер, значит. Не вытянули бойца, жаль. Итого за все эти дни, даже несмотря на все старания, мы потеряли сорок два воина и общий состав отряда “Рэйтерфол” сократился до 789 человек, из которых ещё двадцать восемь на лечении - выходит в строю 761. Неплохо, хотя учитывая нынешнюю активность нападающих могло быть и лучше.
        - Спасибо, Август. Займись завтраком, пожалуйста.
        - Так точно, лорд командующий.
        Сходив в нужник, я прошел за офицерский стол и приступил к еде, краем глаза наблюдая за тем, как специальный человек будит всех силпатов и они приводят себя в порядок, а затем разбиваются на заранее сформированные пары и приступают к разминке, после которой следует быстрый завтрак и выход наружу. В полдень, как обычно, падёт барьер и начнётся новый этап нашего противостояния с силзверами. Будем надеяться, что и сегодня они ограничатся магией и дистанционным оружием.
        Закончив с завтраком, я опрокинул в себя выдаваемый всем силпатам очищающий кровь эликсир, который мы пьём утром и перед сном, чтобы хоть немного нейтрализовать побочные действия алхимии, затем облачился в восстановленный кузнецами боевой комплект и направился на выход из подземелий, по пути вяло кивая на приветствия солдат.
        Покинув замок, я некоторое время, щурясь, рассматривал идущих на свои боевые посты защитников Рэйтерфола, которые, реагируя на мой командирский котдарм, прикладывали кулак к груди и произносили стандартное “милорд!”. Поначалу было довольно непривычно слышать подобное приветствие в свой адрес, но за всё это время я уже привык не реагировать.
        Вдохнув полной грудью морозный воздух, я, зевнув и хрустнув пальцами рук, направился к барбакану, по дороге изучая выданный мне рэйрантом свиток, в котором дотошный Сиэрд отразил прогресс повышения профессиональных навыков каждого воина в нашем отряде. Скрупулезно собранные данные он обновлял каждодневно, не забывая предоставлять копию мне. Пока что приходится пользоваться этим способом, ибо, увы, выбор грани “Развёрнутая статистика” в командном артефакте откроется только на пятидесятом такте “Лидерства”.
        Ну что ж, рост весьма неплох: минимальная ступень сейчас уже сороковая, а максимальная дошла до сто шестой. Это за какой срок?
        Я задумался.
        Сколько уже прошло со дня инициации рэйтерфолцев? Чуть больше двух недель? Вроде бы что-то около шестнадцати дней. Учитывая нынешний дистанционный характер боёв, это нормальные показатели - силзверы умирают, юные силпаты качаются. Так что тактика врага нам только на руку.
        На подходе к барбакану я закончил со свитком и свернул к одному из костров, у которого, словно соблюдая ежедневную традицию, уже собрались почти все мои товарищи, за исключением ещё не подошедшего Даймина, по совместительству бывшие офицерами моего отряда. Но едва я взял на них курс, как вдруг все они внезапно зашлись в громогласном хохоте. Я притормозил, с интересом скользя по их лицам и пытаясь понять причину столь бурного веселья. Всё стало ясно, когда мой взгляд упал на Гоблю - ушастый прохвост виртуозно изображал, как он что-то смачно целует, а затем отбрыкивается и в одном образе прижимает к сердцу руку, а в другом замирает в полуприсяде с выпученными глазами на ошарашенном лице. И чем дольше квадрозубый продолжал рассказывать, тем в большую истерику впадали слушатели, размазывая по лицам слёзы и едва не катаясь по земле от смеха.
        Мои губы невольно растянулись в широкой улыбке. Надо же, всё-таки Гобля, несмотря на неведомую забывайку-повторяйку, решился рассказать про нашу с ним первую встречу в подземельях Кривглазиана, когда он принял меня за женщину. Ну и правильно сделал - народу не помешает немного повеселиться и расслабиться в нашем положении. В схватку лучше идти с улыбкой оптимиста, чем с настроением смертника.
        Я не стал торопиться, встав у одной из построек и дав гоблину рассказать историю до конца. И пусть я не слышал её, зато мог прекрасно следить за ходом повествования по его живой мимике - сейчас он как раз изображал облизывание пола и отчаяние от свершенного поступка. Эхх, этому прирождённому комику бы в цирке выступать да народ веселить. Уверен, он наверняка стал бы всемирно известным. Хотя, если выживем, можно его и надоумить на подобную деятельность.
        Хмыкнув, я отлип от стены и пошел к немного успокоившимся друзьям.
        - Всем здравия!  - криво ухмыляясь, окликнул их я.  - Как жизнь, как настроение?
        Моё появление, как и ожидалось, вызвало новый взрыв хохота.
        - Вижу, что хорошее. Ну вы пока просмейтесь, а я чайка себе горячего налью и в сторонке подожду, когда к вам дар речи вернётся.
        Взяв кружку и зачерпнув поварешкой из котла травяной настой, я немного отошел от костра и, прихлёбывая обжигающий напиток, принялся наблюдать за рассредотачивающимися по стене воинами. Пока я шел, Гобля за моей спиной наверняка что-то изобразил, судя по очередной волне веселья. Усмехнувшись, я решил пока никак не реагировать, а потом, вернувшись обратно, добавить красок в рассказ гоблина и ещё немного позабавить народ перед битвой.
        Позади раздались приближающиеся шаги и рядом встала Кэра с блестящими глазами и порозовевшими то ли от смеха, то ли от холода щеками и кончиком носа.
        - С… Саргон.  - Девушка, как ни старалась сдержаться, улыбку с лица убрать так и не смогла.
        - Кэра,  - я улыбнулся в ответ и сделал глоток из кружки.
        Мне удалось добиться, чтобы она называла меня по имени, без всякого официоза, хотя бы наедине и среди друзей, поэтому её наконец отступившая серьёзность весьма радовала.
        Воительница несколько секунд молчала, а затем всё же не удержалась и спросила:
        - А можно задать личный вопрос?
        Я протяжно вздохнул.
        - Кэра, мы ж с тобой друзья, так что валяй и спрашивай о чем угодно.
        - Это правда?  - тут же выпалила девушка, закусив губу и кивнув в сторону костра.  - То, что Гобля рассказал? Про вашу первую с ним встречу в подземельях?
        Я усмехнулся и отсалютовал кружкой.
        - Ага. Самая чистейшая и незамутненная правда. То было страшное время, которое местами стыдно вспоминать.
        Кэра хохотнула, на мгновение отвела глаза в сторону и машинально провела рукой по волосам, поправляя выбившуюся из-за уха прядку.
        - Этж насколько ты в этих подземельях одичал, что задницу гоблина за женскую принял?  - она вновь посмотрела на меня.
        - Ага.  - Я поднёс было кружку к губам, но тут же замер с распахнутыми глазами и резко повернулся к девушке.  - А? В смысле?
        Кэра честно хотела ответить, но вырывающийся из неё смех не дал сказать и слова, поэтому она подняла чуть расставленные руки на уровень лица и изобразила поцелуи.
        - ЧЕГО-О-О-О???  - я выпучил глаза.
        Л-лядь! Гобля что, рассказал эту историю, поменяв нас местами??!
        - ГОБЛЯ-Я-Я-Я!!!  - взревел я, развернувшись к костру.  - Иди сюда, засранец мелкий!!! Я тебе уши надеру!!!
        Я ринулся на гоблина, но этот прохвост ловко избежал поимки и принялся с криками бегать вокруг костровища, отчаянно маша руками.
        - АААА!!! Спасай Гоблю! Саргошка охотца за зопой Гобли! АААА!
        - Да тыж паразит!!!  - я затормозил и ткнул в него пальцем.  - Я же сейчас всем расскажу, как было на самом деле!
        - Не рассказес!  - Тыждак упёр руки в боки и с хитрющим прищуром довольно оскалился.  - Ты клястца Забывайкой-Повторяйкой в той кладовка! Забыл? А Гобля не кля-я-ястца!
        У меня на мгновение пропал дар речи и я только и мог, что хлопать ртом и моргать.
        - Ах ты хитромордая пакость!!!  - Я перепрыгнул через костёр и вновь ринулся в погоню за улепётывающим со всех ног карликом.  - А ну иди сюда юморист недоделанный!!!
        Наблюдающие за нашей перепалкой и безбожно при этом ржушие товарищи бросились защищать зелёного сорванца, всячески препятствуя моему продвижению. Надо сказать, что я в конце концов тоже не выдержал всеобщего веселья и зашелся в безудержном хохоте.
        А когда мы немного пришли в себя, в наших ушах раздался голос Водлара с до боли привычным оповещением:
        - Внимание всем защитникам Рэйтерфола! Приготовьтесь - до падения защитного барьера осталась одна минута!
        Всё ещё едва справляясь с улыбкой на лице, я отряхнул котдарм, поправил плащ и повернулся к своим.
        - Так, время! Все по местам и чтобы…
        - Капитан!
        Я удивлённо повернулся к запыхавшемуся солдату из моего отряда.
        - Капитан,  - солдат указал рукой на стену,  - там что-то не так! Рэй Дардай велел срочно позвать вас!
        Всё веселье разом улетучилось.
        - Веди!
        P.S.
        ВСЕМ ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК!
        СЛЕДУЮЩАЯ ПРОДА ДАЁТ СТАРТ ФИНАЛЬНЫМ ПРОДАМ, КОТОРЫЕ ПО НАРАСТАЮЩЕЙ ПРИВЕДУТ НАС К КУЛЬМИНАЦИИ ВТОРОГО ТОМА ТРЕТЬЕЙ КНИГИ)
        ДА, ФИНАЛ НЕ ЗА ГОРАМИ) ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ПРОД БУДЕТ МАЛО, НО ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ОНИ БУДУТ УВЕСИСТЫМИ ПО ОБЪЁМУ И СЮЖЕТНЫМИ. ТАК ЧТО ЗАПАСАЕМСЯ ПОПКОРНОМ В ОЖИДАНИИ ЭПИКА)) ВЕДЬ ВЫ ЖЕ НЕ ДУМАЕТЕ, ЧТО Я НЕ ПРИПАС ДЛЯ ВАС ПОРЦИИ НЕОЖИДАННЫХ И ЖЕСТКИХ ПОВОРОТОВ, ПРАВДА?))
        Глава 5. Часть 1


        Мы взлетели по ступеням на вершину крепостной стены, миновали ряды спешно расступающихся перед нами воинов и остановились рядом с напряженно замершим старейшиной Пепелки, который после вступления в отряд “Рэйтерфол” получил чин сотника.
        - Что у тебя здесь, Дардай?  - я осторожно выглянул из-за зубца, но на улице перед барбаканом врагов в зоне видимости не заметил. Прячутся пока, сволочи, ждут падения купола.
        - Сам в толк не возьму,  - покусывая губу, посетовал старик.  - Глаз да слух у меня уж ныне не то, шо раньше, вот и понять не можу, чего творится. Глянь-ка на тучи да скажи, странные они, иль это уж я совсем рехнулся?
        Ну, со слухом и зрением Дардай уж точно лукавил - когда он стал силпатом, у него после развития атрибутов улучшилось общее состояние здоровья, а после поднятия тактов в специализациях навыка “Внимание” проблем с органами восприятия у него точно быть никак не могло. Так что когда-то сухопарый старейшина ныне казался жилистым и матёрым ветераном, чей жизненный опыт уже не раз и не два выручал нас во время битв со зверями.
        Я внимательно всмотрелся в тяжело перекатывающиеся тёмные небеса, силясь увидеть в них то необычное, что привлекло внимание Дардая, но, как ни старался, зацепиться за что-то так и не смог.
        - Внимание! Защитный барьер ушел на перезарядку! Готовьтесь к нападению противника!
        Услышав последнее оповещение, я невольно отвлёкся и вновь шагнул к зубцу, чтобы мазнуть быстрым взглядом по подходам к барбакану. А вот и они, голубчики - выходят из переулков и развалин домов, занимают позиции и под прикрытием магии и щитов готовятся заваливать стены стрелами и заклинаниями.
        Не дожидаясь ливня разномастных снарядов я нырнул под защиту стен и покачал головой.
        - Не вижу ничего странного, Дардай.  - Я поморщился, когда по ушам резанул яростный вопль силзверов и тут же послышался звон тетивы, который мгновенно потонул в грохоте первых выпущенных врагом заклинаний, разлетевшихся о поставленную нашими магами защиту.  - Тучи идут по ветру, выглядят стандартно и похожи на дождевые.
        - По ветру-то да, к энтому вопросов нет,  - громко проворчал старик, не обращая внимания на начавшуюся битву и продолжая стоять с запрокинутой головой.  - Но вот будь они дождевыми, то чернота поплавнее растекалася бы, и холодком мерзко-студёным уже бы повеяло, так шо косточки мои старые заломилоб хорошенько, эт как пить дать.  - Дардай поёжился.  - Странно это. Непонятно.
        Нахмурившись, я вновь поднял взгляд к небесам и уже более внимательно принялся за их изучение.
        Плотные грозовые тучи, что в них может быть странного?
        Я прищурился, сдвинул брови и потянул носом воздух.
        Разве что то, что я не чую ни малейших признаков приближающейся грозы!
        Оскалившись, я отлип от стены и шагнул на середину площадки, стремительно осмотревшись вокруг.
        Нет молний, нет грома, нет звуков дождя, нет стужи и запахов свежести! ЭТО НЕ НАСТОЯЩИЕ ТУЧИ!!!
        Яростно зарычав, я резко обернулся к своим.
        - Вирхем! Защитный купол на всех, быстро! Остальным собраться вокруг него!
        Маг не стал задавать вопросы и отреагировал мгновенно - пространство затрещало, замерзая, и сверкающие ледяные кристаллики собрались вместе и окружили нас, превратившись в прозрачный ледяной купол. Я же в это время пытался перекричать шум разразившегося сражения и предупредить ближайших солдат:
        - Всем, кто может - активируйте защитные заклинания! ЭТО ПРИКАЗ!!! Известите всех - удар ожидается с неба! С НЕБА!!!
        Поздно…
        Облака неожиданно пришли в движение и чёрной волной низвергнулись вниз. Мы словно оказались в эпицентре зарождающегося торнадо, который стремительно нёсся к земле.
        За одним исключением - это была не воронка торнадо.
        - Вот дерьмо!… - выдохнула Беара, крепче сжимая рукояти коротких мечей.
        Сцепив зубы, я выхватил клинок и скинул с плеча щит, хотя прекрасно понимал, что против этого врага они будут абсолютно бесполезны.
        Плотный рой крупных насекомых обрушился на стены, погребая под живой волной закричавших от ужаса защитников Рэйтерфола. Оглушительно жужжащие твари вгрызались острыми жвалами в незащищенную плоть, заползали внутрь нагрудников, залезали в уши и рот, проникали в щели шлема и добирались до глаз. Сотни вездесущих шипастых лапок находили дорогу сквозь защиту и иглоподобные хоботы вонзались в кожу, вытягивая кровь вопящих от нестерпимой боли жертв, пожираемых заживо. Одни солдаты в отчаянии катались по земле, в попытке раздавить облепивших тело гадов, а другие бросались со стен, потеряв всякую ориентацию в пространстве. И лишь немногим удалось взять себя в руки и сохранить ясность ума, ринувшись под защиту магов, успевших сколдовать оборонные заклинания, через которые насекомые не могли пробиться.
        - Всем магам переключиться на охрану войск!  - прогремел в ушах приказ Водлара.  - Творите мобильные щиты, огненные доспехи, накладывайте на оружие пламенные и ледяные эффекты! Делайте что угодно, но очистите пространство!!! Отряды поддержки - прячьтесь! Бегите под защиту строений или костров!
        Мгновение затишья и тут же следует новый приказ:
        - ВСЕМ БОЕСПОСОБНЫМ СОЛДАТАМ НА ЗАЩИТУ СТЕН! ВРАГ ПОШЕЛ НА ПРОРЫВ!!!
        Л-лядь! Силзверы использовали насекомых для внесения хаоса и ринулись на штурм стен!!!
        Я лихорадочно начал прогонять в мыслях выученные за последнее время заклинания, дабы найти нужное, и одновременно с этим раздавал указания своим офицерам:
        - Осуществить сбор всего отряда “Рэйтерфол” во дворе замка, организовать круговую оборону и приготовиться к отступлению в случае потери стен! Применить для сдерживания противника все доступные средства: от алхимии до руниров и магии! Пустите в ход ВСЁ!!!
        Едва последнее слово слетело с моих губ, как я тут же начал бортомать слова заклинания, а ладони начали порхать, складывая пальцы в требуемых жестах. За мгновение до активации я вышел из-под защиты ледяного купола, шагнув прямо в рой бушующих насекомых и разведя руки в стороны.
        - Аргиатион Митлан!!!
        Миг яркой вспышки и пламенный доспех обвил всё моё тело, сжигая в огне десятки ринувшихся на меня плотоядных гадов, оглушительно запищявших от боли. Кинув это заклинание на самоподпитку от моей пустарной энергии, я подбежал к каменным зубцам и тут же обрушил лезвие Халдорна на показавшуюся в проёме оскаленную звериную морду. Рёв хлестанул по ушам, брызнула кровь и противник, закрыв лицо лапами, оступился и рухнул с осадной земляной плиты, через мгновение исчезнув в мутной воде рва. Но его место моментально занял новый хищник - закрывшись от моих ударов щитом, он выбросил вперёд короткое копьё, острие которого я едва успел отпарировать Светочью. Дождавшись нового выпада, я трансформировал Светочь в наплечный щиток и одновременно с этим стремительно перехватил древко копья, тут же опустив клинок на лапу зверя и отрубив её у самой кисти. Зверь не сразу понял, что же на самом деле произошло, но я не дал ему опомниться - крутанув копьё, подкинул его в воздух, перехватил правильным хватом и нанёс колющий удар прямо в голову врага. Наконечник пронзил глаз и накрепко засел в черепе, но я и не думал его
доставать - шагнув в сторону, надавил вперёд и отправил зверя вниз вслед за первым.
        Прекрасно понимая, что проход мне в одиночку не удержать, я отпрыгнул назад, направил на пол дриарилловую ладонь и активировал Коллапс.
        Щелчок схронового барабана и хруст ломающегося рунира.
        - Вигитор олдмат!
        Дно площадки усеялось вырвавшимися на свободу каменными шипами, острия которых устремились к оборонным зубцам, разбиваясь о камень стен и насаживая на себя бросившихся в проход силзверов. Вряд ли я кого-то убил, но вот поранил уж точно! Главное, что здесь они уже не прорвутся!
        К сожалению, мои старания были подобны попытке остановить щитом селевой вал - твари прорвали нашу оборону на этом участке стены и теперь пёрли со всех сторон, яростно вгрызаясь в неплотный строй защитников и тесня их к парапету. Это была настоящая бойня: они набрасывались и валили на землю солдат, разрывали павших клыками и когтями, рубили ноги острыми лезвием хищных орудий, стреляли в упор из арбалетов и запускали разрывные заклинания прямо в толпу. Вертясь бешеным волчком и принимая на щит десятки ударов, сыплющихся на меня буквально отовсюду, я, рыча от боли в разрубленной плоти таки доставших меня своим оружием выродков, всё яснее и яснее осознавал - из-за атаки насекомых наше преимущество потеряно и надо отступать во двор для перегруппировки.
        Взревев, я рывком отбросил от себя противников и вновь выстрелил из Коллапса - в воздухе на мгновение сформировались магические фигуры со сверкающими рунами, а секундой спустя из их сплетения вылетела большая шаровая молния, взорвавшись в толпе врагов, тут же забившихся в конвульсиях от мощнейших электрических разрядов.
        - Все отступаем со стен!  - взревел я, силясь перекричать рёв силзверов и оглушающее жужжание насекомых, чьё количество, казалось, вовсе и не думало уменьшаться.  - Отступаем со стен!!!
        Я ринулся к лестнице вместе с остальными, но, едва миновав несколько ступеней, резко обернулся и вскинул щит, заорав:
        - Щитоносцы! Держим оборону на лестницах и прикрываем отступающих! Создаём коридор для своих!
        Из-за моего пламенного доспеха я не мог держать строй вместе с остальными бойцами и был вынужден стоять чуть впереди, чтобы огонь не задевал союзников. И некоторое время наша тактика работала - рэйтерфолцам удавалось пробиться к лестнице, а дальше уже мы непрошибаемой стеной вставали на пути нападающих, защищая спины товарищей. Но всё пошло прахом, когда зверосилпаты начали спрыгивать на нас сверху. Пользуясь преимуществами своей звериной ловкости, эти твари удерживали равновесие после падения и вносили кровавый хаос в ряды отступающих.
        Быстро поняв, что здесь у нас нет ни единого шанса на сопротивление, я закинул слишком длинный для этого места Халдорн в ножны, выхватил кинжал и с рёвом помчался вниз, вогнав узкое лезвие в подбородок ближайшему ублюдку.
        - Все вниз! Вниз!  - вопил я, не переставая наносить удары дриарилловым кулаком и кинжалом.  - Уйти с лестниц и двигаться в сторону барбакана! Всем к барбакану!!!
        Не знаю, помогли ли кому-то мои приказы, но мы, тем не менее, постепенно спускались всё ниже. А когда до земли оставалось метров десять, я раскрошил челюсть стоящему у меня на пути хищнику и сиганул вниз. Мгновение падения и ноги больно ударяются о смешанную с кровью грязь. Не будь мои показатели Выносливости и Ловкости настолько высоки, вряд ли бы я смог спокойно пережить последствия такого падения, да ещё и в полном доспехе. Так что остаётся только поблагодарить Древних за то, что я силпат и мои возможности намного выше человеческих.
        Быстро потянувшись мыслью к дриару, ознакамливаюсь с оставшимся количеством единиц жизни и пустаров, после чего вытаскиваю пилюли с восстановлением того и другого, откидываю забрало и забрасываю их в рот. Мгновением спустя вкладываю кинжал обратно в ножны, разворачиваюсь к стене и принимаюсь раз за разом швырять во врагов на лестнице огненные шары, заклинание которых выучил благодаря рунирам. Ситуацию они не спасут, зато дадут время большинству солдат спуститься и приготовиться к обороне.
        Как только ситуация хоть немного выравнивается, я закидываюсь новой порцией пилюль, срываюсь с места и бегу в сторону площади перед барбаканом - Водлар со своими людьми был как раз на его вершине, а значит, большая часть оставшихся в строю сил наверняка будет брошена на защиту ворот. Ведь сомневаюсь, что силзверам удалось прорвать оборону по всему периметру стен, поэтому они наверняка будут стремиться взять контроль над воротами. А этого нельзя допустить ни в коем случае, иначе мы потеряем второе кольцо стен и нам придётся отступать в замок!
        Верить же в то, что стены мы уже потеряли, я отказывался наотрез.
        Привратная площадь превратилась в настоящее адово пекло: тысячи насекомых вились над сражающимися силзверами и силпатами, в кровавом безумии яростно разрывающих друг друга железом и магией, без малейшего сомнения убивая врага и отправляя его к Баглорду, чей тёмный лик, казалось, бесстрастно наблюдает за нами с тёмных небес, которые пронзают сверкающие ветвящиеся молнии. Сжав в руке выхваченный Халдорн, я запрокидываю голову вверх и нахожу взглядом стоящего на вершине барбакана Водлара, чьё оружие и доспехи покрыты кровью врагов, а шлема и вовсе уже не было. Фаргранд, не смотря ни на что, с верными бойцами продолжает отчаянно сдерживать рвущихся к ним хищников, и при этом ещё как-то умудряется держать в поле зрения полотно развернувшейся битвы и раздавать приказы всем остальным.
        Я стиснул рукоять клинка. Надо прорваться к ним! Думаю, если я подбегу вплотную к барбакану, а затем применю рунир на силовой прыжок, то этого должно хватить, чтобы запрыгнуть прямо туда.
        Приняв решение, я зарядил Коллапс нужным руниром, выставил перед собой щит и ломанулся вперёд, по дороге беря на таран противников и атакуя мечом наиболее подставившихся под удар. Но не останавливаюсь, чтобы добить раненых - сейчас имеет значение только прорыв к Водлару. И когда до барбакана оставалась примерно четверть пути, я сфокусировал взгляд на фаргранде и приготовился к скорой активации Коллапса.
        Водлар, в очередной раз обернувшись к привратной площади и осматривая поле сражения, увидел мой прорыв и у меня в ушах тут же зазвучал его голос:
        - Саргон! Тролль жив и сейчас пытается опустить мост, чтобы дать циклопу возможность с разбегу вынести ворота! Очень надеюсь, что у тебя есть что-нибудь убойное для этих ублю…
        - Господин Водлар!  - внезапно прерывает его чей-то голос и фаргранд оборачивается.
        Я вижу одного из рэйтерфолских солдат, который стремительно вскидывает многозарядный арбалет к плечу и спускает курок. Мгновение - и стальной болт вонзается в лицо Водлара, а миг спустя арбалетчик одним движением рычага перезаряжает оружие и отлаженный механизм вставляет в паз новый болт, который тут же летит в голову фаргранда вслед за первым. А затем следует третий выстрел… Четвёртый…
        Пятый…
        Последний болт пронзает подбородок уже падающего с барбакана Водлара. Не веря своим глазам, я не отрываясь смотрю, как он, раскинув руки, несётся вниз, а затем с оглушительным грохотом смятого железа обрушивается на землю.
        - Не-е-е-е-ет!!!  - вырывается у меня из груди неконтролируемый рёв и я мчусь к нему, не обращая внимания больше ни на что вокруг. Рухнув рядом с ним, я приподнимаю его пронзенную железными стрелами голову и пытаюсь влить в рот выхваченный с пояса эликсир исцеления, но ничего не выходит. Тогда я вытаскиваю из схрона рунир восстановления и дрожащими пальцами кое-как вкладываю его в безвольную ладонь фаргранда, насильно сжимая её и ломая волшебную табличку - волна магии тут же прошлась по телу Водлара, но всё было тщетно.
        - Лядь! Лядь!! Лядь!!! ЖИВИ, ТВОЮ МАТЬ!!! ЖИВИ!!!
        Но мой крик лишь понапрасну сотрясал воздух, ибо фаргранд Водлар, человек, которого я могу с уверенностью назвать своим другом, был мёртв. И этого уже было не изменить.
        - Мне жаль, что ты стал свидетелем его смерти,  - вдруг раздался надо мной спокойный голос.
        Силой оторвав взгляд от лица Водлара, я поднял голову и посмотрел на вершину барбакана, на которой стоял хорошо знакомый мне человек, держа в левой руке разряженный арбалет, а в правой окровавленное копьё с длинным, широким и обоюдоострым лезвием, по которому шла вязь рун, продолжающихся и на древке.
        - Даймин?  - проговорил я с расширившимися глазами.  - Ты… Неужели, ты…
        - Да. Всё верно.  - Он слегка склонил голову набок.  - Всё именно так, как ты думаешь.
        Он отбросил арбалет, а затем обернулся и окинул равнодушным взглядом убитых им бойцов фаргранда, после чего вновь посмотрел на меня. Я же, скривившись в яростном оскале, осторожно положил голову Водлара на землю и поднялся на ноги.
        - Даймин-н! Ты, лядский предатель!
        Я стиснул рукоять меча и активировал Коллапс, тут же в молниеносном прыжке устремившись к не сдвинувшемуся с места ублюдку. Я видел его лицо, на котором не дрогнул ни единый мускул, видел его равнодушно наблюдающие за моим приближением глаза, и всем сердцем жаждал разрубить эту поганую морду сталью! И мгновение спустя моё желание сбылось - сверкающее лезвие Халдорна опустилось выродку на голову и…
        И со звоном отскочило в сторону, наткнувшись на сияющую стенку идеально круглой защитной сферы. Взревев от досады, я полетел обратно на землю, приземлившись на ноги.
        - Дерись со мной, предатель!!!  - в бешенстве заорал я, вперив взгляд в абсолютно равнодушного Даймина.  - Дерись со мной!!!
        - Мне жаль тебя разочаровывать, но я не предатель,  - неожиданно сказал Даймин, и с этими словами его тело вспыхнуло, на мгновение ослепив всех вокруг. А когда через миг зрение вернулось, то надо мной, всё также окруженное защитной сферой, на недвижимых, сияющих магических крыльях парило человекоподобное существо с длинными, белоснежными волосами, перехваченными у лба руническим обручем, а его жилистые ноги заканчивались большими, словно у хищной птицы, лапами с саблевидными когтями. Оно было облачено в тёмные доспехи, а в руках всё также находилось руническое копьё. От того человека, которого я знал, осталось только безэмоциональное лицо и абсолютно равнодушные глаза, которыми он сейчас смотрел на меня. Несколько стрел и заклинаний рэйтерфолских защитников ударили в сверкающий барьер, но ни одна атака так и не смогла пробить его прочность.
        - Теперь ты меня понимаешь, Саргон?  - спросил Даймин, не обращая внимания на бесплодные атаки солдат и на жужжащих вокруг насекомых.
        - Да,  - выдавил я из себя, оскалившись.  - Ты с самого начала был шпионом силзверов, потому что сам являешься одним из них.
        - Всё так,  - он медленно кивнул.  - Ты хороший человек, Саргон, и ты не должен винить себя в том, что благодаря тебе я проник в замок. Вы с Бертой поступили правильно, рискнув жизнью ради спасения того, кого считали своим товарищем. Поверь, с твоей помощью или без, так или иначе я бы всё равно попал сюда.
        Скривившись, я яростно задышал, едва сдерживая сжигающую меня изнутри ненависть.
        - Клянусь Древними, чего бы мне это не стоило, я во что бы то ни стало убью тебя, Даймин!
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ИНИЦИИРОВАНО ПОЛУЧЕНИЕ ИЗЪЯНА “ЛИЧНЫЙ ВРАГ 3!”…
        ВНИМАНИЕ! ИНИЦИАЦИЯ ПОЛУЧЕНИЯ ИЗЪЯНА “ЛИЧНЫЙ ВРАГ 3” ОТКЛОНЕНА!
        - Прости, Саргон,  - Даймин слегка покачал головой,  - но для активации изъяна “личный враг” требуется наличие чувства глубокой ненависти с обеих сторон, я же не испытываю по отношению к тебе ничего подобного. Поверь, я сейчас прекрасно понимаю твои эмоции, а также то, что ты жаждешь убить меня. Это вполне естественное желание. Но мои задачи здесь уже выполнены, поэтому мне нет никакого смысла сражаться с тобой.
        Я зарычал и подался вперёд.
        - Да неужели?! А может ты, пернатый лядский птенец, всё-таки передумаешь и мы закончим наши дела прямо здесь и сейчас??
        Даймин никак не отреагировал на провокацию, и его лицо осталось всё таким же бесстрастным.
        - Барон умирает, ресурсы повреждены,  - он бросил короткий взгляд на мёртвого Водлара,  - командующий убит. Хотя, ты хороший лидер, Саргон,  - он посмотрел мне прямо в глаза,  - и, возможно, стоило бы убить ещё и тебя, но твоя жизнь или смерть уже не изменит конечного результата, поэтому в этом нет необходимости. Наш же с тобой разговор сейчас, это просто дань моей вежливости по отношению к тебе - тому, кто недолгое время был моим капитаном. Ты заслужил это. Теперь же прощай, капитан Саргон. Надеюсь, что ты сможешь сдержать собственную клятву и когда-нибудь мы действительно сойдёмся в схватке. Амирус Древниар, Саргон.
        Развернувшись, он улетел в стремительном рывке и стена барбакана скрыла его из виду. Я же продолжал стоять, смотря ему вслед и лихорадочно прокручивая в голове все наши с ним разговоры.
        Что он знает? Какие важные обсуждения поднимались при нём? Какие двери были открыты для него? Известно ли ему об отряде, отправленном в Афилем?? И что, Лядь его подери, означают его слова?!
        Я обернулся и опустил взгляд на Водлара.
        Командующий убит… Барон умирает… Ресурсы повреждены…
        Неожиданно вонзившаяся мне в бок стрела рывком выдернула меня из размышлений, напомнив о том, что я нахожусь в эпицентре сражения. Зарычав от боли, я молниеносно повернулся в сторону, откуда прилетела стрела, рухнул на одно колено и вскинул щит, отразив новый снаряд. Найдя взглядом стрелка, накапливаю в кулаке пустарную энергию и резко выбрасываю вперёд руку:
        - Валклазар!!!
        Тугой пучок волшебной энергии вонзается в грудь стрелка и сносит его на землю. Не дожидаясь, когда он придёт в себя, я обновляю на себе слетевшее заклинание пламенного доспеха, вырываю из бока засевшую стрелу, наконечник которой лишь частично пробил броню и кольчугу, на вид нанеся минимум повреждений, и мчусь сквозь ряды сражающихся, теряясь среди бойцов и не позволяя стрелку вновь выбрать меня своей целью. И во время бега у меня в голове по кругу звенели всего несколько слов:
        Барон умирает!!! Ресурсы повреждены!!! Умирает!.. Повреждены!..
        БАРОН УМИРАЕТ!!! РЕСУРСЫ ПОВРЕЖДЕНЫ!!!
        - ЛЯ-Я-ЯДЬ!!!  - рвётся у меня из груди отчаянный вопль и я сношу ударом щита в голову вставшего на пути врага, тут же продолжая нестись вперёд, но рана от стрелы всё же даёт о себе знать, болью отдаваясь по всему боку. Видимо, повреждения всё же оказались серьёзнее, чем я думал, поэтому приходится сбросить темп, чтобы закинуть в рот очередные капсулы с исцелением, пустарным восстановлением и обезболивающим. Но, Лядь, как же много здесь силзверов! Напрямую быстро не прорваться, значит, чтобы добраться до замка, придётся потерять время, сделать крюк и обойти все горячие точки…
        - Саргон!  - вдруг доносится до меня чей-то крик.  - Мы здесь!
        Быстро осматриваюсь бешеными глазами и нахожу взглядом окруженных ледяным вихрем Беару, Вирхема, Гоблю и Зубоскала. Резко сворачиваю к ним, прорубаюсь сквозь ревущих в кровавой ярости силзверов и преодолеваю границу снежной защиты, которая защищает моих друзей от роя кружащих насекомых.
        - Вирхем, исцеления на меня!  - хриплю я, стараясь держаться от них подальше, чтобы не задеть окружающим моё тело магическим пламенем.  - Слушайте меня внимательно - нам во что бы то ни стало необходимо прорваться в замок! Там нам требуется срочно проверить барона и склады с припасами! Всё ясно?!
        Волна магии исцеления прошлась по моему телу, и одновременно с этим со стороны барбакана раздался оглушительный грохот. Невольно оглянувшись, я увидел ревущего во всю глотку одноглазого циклопа, следом за которым сквозь выломанные врата мчалась основная волна нападающих силзверов.
        Я почувствовал, как отчаяние сдавливает мою грудь.
        Всё. Это конец. Стены окончательно потеряны…
        И тут мой взгляд упал на тело Водлара и я замер, не в силах пошевелиться.
        Рядом с павшим фарграндом сидела облачённая в тёмный плащ фигура, чьё лицо было скрыто накинутым капюшоном. И вдруг, словно почувствовав устремлённый на себя взгляд, незнакомец поднял голову и посмотрел мне прямо в глаза.
        Мои зрачки расширились, а сердце будто сжало холодными когтями.
        Хоули - беззвучно прошептали мои губы.
        Но этого просто не может быть…
        На красивом лице кицеи появилась легкая улыбка и она медленно поднялась на ноги, продолжая смотреть на меня своими изменившимися глазами - левый был необычайно глубокого, выразительного оттенка, каким я его и запомнил, а правый же наполняла абсолютная тьма.
        Хоули вновь опустила взгляд на Водлара, а затем направила на него руку и из её пальцев заструился чёрный туман, который стал вливаться в мёртвое тело. Мгновение ничего не происходило, но потом фаргрард вдруг дёрнулся. Ещё через секунду его затрясло в конвульсиях, которые вскоре прекратились так же резко, как и начались.
        Моё дыхание испуганно участилось, когда Водлар неожиданно стал медленно подниматься на ноги. Я не мог отвести от него глаз, не моргая наблюдая за тем, как он оборачивается…
        Пронзенный арбалетными болтами фаргранд Водлар стоял рядом с Хоули и смотрел прямо на меня полностью чёрными глазами.
        И тут краем зрения я заметил, как странный чёрный туман проникает в тела остальных мертвецов, вне зависимости от того, силпаты это или силзверы, и они начинают биться в конвульсиях. Именно видение этого наконец вывело меня из оцепенения и я в ужасе взревел:
        - Всем отступать в замок! Трубите отступление! Немедленно всем в замок! В ЗАМОК!!!
        Мой крик потонул в грохоте сражения, которое вдруг резко начало стихать, ибо вокруг стали восставать трупы. Бьющиеся друг с другом противники прекращали битву и в страхе оглядывались, не понимая, чьё заклинание вызвало мертвецов с того света и какой из сторон они в итоге окажут поддержку.
        Я вновь устремил взгляд на Хоули и Водлара. Несколько ударов сердца мы смотрели друг на друга, а затем фаргранд медленно наклонился, поднял свой меч и резко сорвался с места, побежав прямо ко мне, а вместе с ним в атаку ринулись и все остальные мертвецы, набросившись на ближайших к ним защитников Рэйтерфола.
        Слегка повернув голову назад, я хриплым голосом отдал приказ стоящим позади меня товарищам:
        - Бегите в замок. Узнайте, что с бароном и проверьте склады.
        Беара сжала рукояти клинков и подалась вперёд.
        - Но, Саргон…
        - Это приказ!!!  - рявкнул я, взглянув ей прямо в глаза.  - Уходите отсюда и уводите всех, кого сможете! Живо!!!
        Рыжеволосая воительница тяжело сглотнула и всё же заставила себя кивнуть.
        - Хорошо…
        Я отвернулся, поднял Халдорн и ринулся навстречу фаргранду.
        Другие черноглазые мертвецы попробовали заступить мне дорогу, но я в холодной ярости разрубал им головы, сносил наземь щитом и отсекал руки, что они тянули ко мне.
        Вогнав клинок в живот одного из визжащих восставших, я сделал резкий оборот вокруг себя, сбрасывая тело с лезвия, и оказался практически лицом к лицу с Водларом. За пару ударов сердца мы преодолели последние разделяющие нас метры и с криком столкнулись щитам, и в это мгновение оглушительный гул рога, трубящего отступление, ударил по ушам. Я же словно налетел на скалу и меня дёрнуло назад, а в левом плече что-то отчётливо хрустнуло. Но боль пока что была вполне терпимой, хоть и медленно нарастающей - видимо, обезболивающее ещё продолжало действовать, а адреналин ему активно при этом помогал.
        Мне удалось удержать равновесие и я лишь чудом смог отреагировать на рубящий удар сверху, применив скользящий блок и тут же контратаковав. Но, увы, до мастерства фаргранда мне было далеко - опытный мечник ловко подставил щит под летящее лезвие и вновь перешел в атаку.
        Судя по тому, какой мощью обладал каждый удар восставшего, Водлар явно превосходил меня в силе - уже после нескольких стремительных атак моя рука, сжимающая меч, почти полностью онемела, а мышцы свело от напряжения. Будь у меня возможность, я бы перекинул Халдорн в левую ладонь, вот только плечо у меня теперь повреждено, так что и щитом-то сейчас орудую с трудом.
        Один стремительный росчерк стали следовал за другим, звон металла закладывал уши, а от силы ударов летели искры. Я рычал от бурлящей в крови энергии и использовал все свои навыки, пытаясь уследить за каждым движением Водлара, но всё было тщетно - мне удавалось заблокировать едва ли половину атак, а все мои собственные попытки перейти в наступление были задушены в самом зародыше. С каждым мгновением нашей ожесточенной схватки с мёртвым фарграндом на моём теле появлялось всё больше ран - противник находил малейшую брешь в обороне и безжалостно использовал любую возможность, чтобы нанести как можно больше повреждений и убить меня. Казалось, будто он просчитывает каждое моё действие, внезапно исчезая с линии атаки и нанося удар с совершенно неожиданного ракурса.
        Но во всей этой ситуации были и свои плюсы - чем дольше длилась наша битва, тем больше я переставал ассоциировать своего соперника с тем самым Водларом, которого считал командиром, наставником и другом. Загнав все чувства глубоко внутрь, я заставил себя отринуть эмоции и видеть перед собой сильнейшего и опытного врага, которого любым способом нужно отправить обратно в мир мёртвых. Но я также прекрасно понимал, что в честном бою мне столь умелого ветерана не одолеть, поэтому в битве с ним следует использовать все мои козыри до последнего.
        Сделав вид, что вскидываю щит для защиты, тут же активирую Коллапс и направляю на восставшего.
        Всё произошло в мгновение ока - хруст рунира, вспышка рун на чёрном металле и молниеносный удар Водлара.
        Меч фаргранда с силой ударил по щиту, отводя мою дриарилловую руку в сторону, и вырвавшийся из неё поток сверкающих молний обрушился на толпу оживших мертвецов. Тут же отпрыгиваю вправо, уходя от тарана щитом, и блокирую рубящий удар подпрыгнувшего с разворота ветерана. Используя мгновение паузы, вновь врубаю Коллапс, но воин моментально срывается с места и начинает оббегать меня кругом, уворачиваясь от бьющего из моей ладони огненного потока.
        А потом случилось то, чего я никак не мог предугадать.
        Не переставая бежать, Водлар скинул с руки щит и швырнул его, словно снаряд. Крутящийся в воздухе диск тяжелой стали пролетел сквозь пламя и врезался мне в грудь, выбив из лёгких весь воздух и заставив пошатнуться. В глазах на мгновение потемнело и я пропустил момент, когда фаргранд ринулся в атаку.
        Резкий удар с разбега и миг боли - лезвие вражеского меча прошило мой левый бок и вышло со спины. Захрипев, наношу удар гардой в нашпигованное стальными болтами лицо, но Водлар перехватывает руку, сжимает её стальной хваткой и до хруста выворачивает в сторону.
        Долю мгновения мы смотрим друг другу в глаза, а затем он резко отпускает мою руку и ударом ноги сбивает меня на землю, рывком вытаскивая лезвие из раны. Со стоном рухнув на спину, я поднимаю дриарилловую руку и через миг плетение отравленной стрелы вспыхивает зелёной вспышкой и несётся к черноглазому фаргранду, но тот лишь делает шаг в сторону и она пролетает мимо.
        Водлар одним плавным движением оказывается рядом и с размаху бьёт мечом, но я успеваю вскинуть оружие, перехватив у острия клинок Халдорна искусственной ладонью и подставив его под летящее смертоносное лезвие. Вот только фаргранд ни на мгновение не ослабляет натиск, давя на скрещенные мечи сверху и с каждой секундой опуская окровавленную сталь всё ближе к моей шее…
        Но неожиданно сбоку раздаётся яростный боевой крик и восставший из мёртвых ветеран вскидывает голову, а затем стремительно отпрыгивает назад, уворачиваясь от просвистевшего над моей головой огромного лезвия топора-молота.
        - Саргон!  - Кэра рухнула рядом на колени и приподняла мою голову, положив её на сгиб локтя, и тут же сорвала с пояса склянку с зельем исцеления и влила живительный эликсир мне в рот, в то время как Мордубей незыблемой скалой встал между нами и Водларом.
        - Кэра, хватай капитана и быстро валите отсюда!  - напряженно проговорил воин, не сводя внимательных глаз с фаргранда.
        - Мы можем помочь!  - протестующе захрипел я, зажимая дриарилловой ладонью истекающий кровью бок.
        - Сейчас вы способны помочь только себе!  - резко ответил Мордубей.  - Так что бегите и не волнуйтесь.  - Он поднял своё огромное оружие.  - Я справлюсь с ним.
        Побледнев, Кэра сжала губы, но спорить не стала. Вложив меч в ножны, она перекинула мою руку себе через шею и подняла меня на ноги. Застонав от боли, я едва удержался и чуть было вновь не рухнул обратно на землю, но, сцепив зубы, пересилил слабость и через силу заставил себя шагать вперёд.
        И уже почти покинув привратную площадь, я обернулся и увидел широкую спину Мордубея, вступившего в схватку с вернувшимся с того света фарграндом.
        Глава 5. Часть 2

***
        Да твою тож Лядь!
        Зарычав, я сильнее прижал дриарилловую ладонь к ране на боку, из которой продолжала хлестать кровь. Каждый шаг на одеревенелых ногах давался с большим трудом, меня качало, в глазах периодически темнело, а левую сторону тела от желудка до бедра разрывало так, словно туда насыпали толченое стекло, которое впивалось в плоть и органы с каждым движением. Что-то похожее я испытывал, когда у меня происходила медленная трансформация в страгена, но тогда меня не прошивали насквозь мечом и я не истекал кровью.
        Огненная вспышка разрывного заклинания ударила по глазам и на мгновение ослепила, а отряд солдат справа от нас разметало на куски. Грохот заложил уши и я споткнулся о чьё-то тело, но Кэра не дала мне упасть, с несгибаемым упорством продолжая тащить меня дальше. Тяжело дыша, я застонал сквозь зубы и, повернул голову, посмотрел на её грязное лицо, на алую струйку, вытекающую у неё из уха, и на погнутый стальной воротник.
        Л-лядь… Да что ж я делаю…
        Едва пробиваясь сквозь красный туман, заполнивший сознание, я активировал “Вторую кожу” и убрал боевой комплект, заменив его гражданским. Исчезновение нескольких десятков килограмм стальной брони немного облегчило ношу девушки, а также позволило мне с большей эффективностью зажимать рану, которая не закрылась после применения исцеляющего эликсира. И это было плохо - значит, повреждения серьёзны и без остановки кровотечения или применения магии восстановления я буду терять единицы жизни до тех пор, пока не умру от кровопотери.
        - Почти добрались!  - пробивается сквозь какофонию хаоса крик Кэры и я на мгновение отвлекаюсь от сосредоточенного бега, поднимая глаза на возвышающуюся над нами громаду замка.
        Ворота уже близко.
        - Ты только держись, слышишь?! Держись!
        Заполнившая рот кровь не дала мне ответить. Закашлявшись, я сплюнул и поднажал, выкладываясь на весь остаток сил. Прикрывающие наше отступление воины отчаянно сдерживали поток рвущихся следом силзверов, а маги, сгруппировавшиеся у ворот, отводили вражеские заклинания в сторону. И на последнем отрезке этого бешеного прорыва нам навстречу бросились солдаты со щитами, взяли нас в кольцо, сотворили волшебный барьер и подхватили меня под вторую руку, помогая Кэре.
        Когда меня заволокли внутрь, ноги окончательно отказались слушаться. Я потерял всякую ориентацию в пространстве, урывками отмечая тонущие в головокружении образы: потолок, окна, какие-то крики, звон стали и лица что-то говорящих людей. И вдруг всё это вытеснила резкая боль, ворвавшаяся в мозг и скрутившая мышцы.
        - А-а-а-а-а!!!
        Бешено дыша, я выпученными глазами уставился на напряженного Сиэрда, заливающего в отогнутые синими пальцами края моей раны какое-то зелье. Мельком скосив на меня взгляд, он коротко бросил:
        - Держите его крепче!
        Кэра и Беара понадёжнее ухватили меня за руки, а остальные солдаты навалились на ноги. И тогда Сиэрд вновь опрокинул свой эликсир.
        - С-С-С-ЛЯЯЯЯДЬ!!!  - вновь реву я, чувствуя, как жидкое пламя разносится от раны по всей кровеносной системе. И когда всё закончилось, я, урывками хватая ртом воздух, обмяк и осел на полу.
        - Ты был ранен явно не простым оружием,  - объяснил Сиэрд, откупоривая пузырёк за пузырьком и обрабатывая пульсирующий порез.  - Кровотечение бы не остановилось, а внутренности рядом с раной уже начали медленно разрушаться. Я купировал распространение и запустил процесс регенерации, но для его завершения тебе требуется несколько минут покоя.  - Он посмотрел на Кэру и Беару.  - Осторожно отпустите его, пусть полежит.
        Опустив мою голову на холодный пол, Кэра уже было отпустила руку, но я крепко схватил её за кисть и прохрипел:
        - Все должны отступить в замок! Слышишь?!.. Ыыхх!… - Я скривился от новой вспышки боли, но усилием воли подавил её.  - Проследи!
        - Есть!
        Командор убежала к распахнутым воротам, из которых продолжали прибывать всё новые и новые солдаты. Проводив её взглядом, я повернулся к Беаре.
        - Что с бароном? С ресурсами? Вы выяснили?!
        Она лихорадочно кивнула.
        - Барон жив, с ним всё нормально. Я предупредила его стражу. А что с ресурсами я не знаю - на склады убежали Вирхем и Зуб. Но я сейчас к ним…
        - Хреново всё с ресурсами!  - внезапно прервал её донельзя озлобленный Зубоскал, направляющийся к нам в дымящейся одежде.  - Кто-то поджог магическим пламенем запасы с едой и там сейчас горит всё! Кривглазиан и Вирхем с остальными магами сейчас пытаются его потушить, чтобы спасти хоть что-то!
        Сжав губы, я закрыл глаза.
        Даймин… Чтоб тебя сожрал Баглорд, паскуда ты крылатая…
        Так, спокойно. Нужно собраться.
        Усилием воли очистив разум от гнева, я сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, успокоив бьющееся сердце, а затем открыл глаза и уставился в потолок.
        Забудем о Кривглазиане - ему я сейчас помочь ничем не могу.
        Барон жив и предупреждён о возможном нападении.
        Водлар… Водлар мёртв и сейчас его тело и умения на стороне врага, а это значит, что прямо в этот момент руководят всеобщим отступлением остальные капитаны и легранды. Однако центрального командования на поле битвы, не считая лорда Драйторна, больше нет, и я даже боюсь себе представить, какая сумятица в данное время творится в рядах защитников Рэйтерфола, в которых сейчас преобладают юные силпаты лишь с недельным опытом! Не стоит даже и надеяться на то, что офицерам удалось организовать грамотное отступление вчерашних землепашцев, пекарей и овцеводов, по пятам которых несутся кровожадные силзверы и ожившие мертвецы.
        Нужно что-то делать…
        - Сиэрд!  - я посмотрел на жаброида.  - Мои ежи восстановились на половину - этого достаточно?
        Синекожий с прищуром прошелся глазами по моему телу.
        - Для закрепления действия лекарства было бы желательно достичь ста процентов, в противном случае неизбежны неприятные, пусть и поправимые, осложнения. Но, учитывая обстоятельства, активные действия уже возможны.
        - Вот и отлично!  - Кривясь от боли, я поднялся на ноги и активировал “Вторую кожу”, вновь облачившись в броню. Затем, повернувшись к воротам, я вытер выступивший на лбу пот, обвёл глазами десятки столпившихся растерянных солдат и рявкнул во всё горло: - Всем слушать сюда! Я, капитан Саргон, беру общее командование на себя!
        Глава 5. Часть 3

***
        Тяжело опираясь на рукоять массивного топора-молота, окровавленный Мордубей жадно захватывал ртом воздух, не отрывая взгляда от лезвия своего оружия, которое почти полностью торчало в грудной клетке лежащего у его ног фаргранда Водлара.
        Этот бой однозначно был одним из самых тяжелых в его жизни - шутка-ль в деле, две тысячи семнадцатая ступень против три тысячи пятой у противника! Жуть… И вряд ли бы ему удалось победить, если бы не стальные болты в лице воскресшего - Водлар не учёл длину торчащих из его головы оперений и он несколько раз смог хорошенько их задеть, нанеся благодаря этому неплохой критический урон.
        Переведя дыхание, Мордубей поднял взгляд и мрачно осмотрелся.
        Победа, конечно, дело славное, но вот как теперь прорваться сквозь толпу зверосилпатов и мертвяков? В их бешеный бой с фарграндом никто не лез, но вот сейчас…
        Огромный воин рывком выдернул лезвие топора-молота и приготовился вновь пустить его в ход, не сводя глаз с оскаленных клыков приближающихся хищников и бледных лиц восставших, на которых непроглядной тьмой горели чёрные очи.
        Сейчас все эти твари начинают проявлять к нему интерес.
        Смотря исподлобья, Мордубей отступил на шаг назад, ни на секунду не прекращая напряженно обдумывать план побега. Собственно, до замка не очень-то и далеко, есть хороший шанс прорваться с боем до своих. Главное, чтобы хватило единиц жизни.
        Он мысленно потянулся к дриару и скривил губу.
        Не густо. И склянок с исцелением нет, как и зарядов способностей в артефактах - всё спустил в других боях и на фаргранда. Остаётся лишь надежда на то, что многим из этих ублюдков не пробить его броню…
        На краю зрения мелькнула едва заметная тень и Мордубей резко повернул голову - доли мгновения хватило, чтобы увидеть падающую сверху фигуру зверя и стремительно взмахнуть топором, но ловкая мелкая тварь ударила о лезвие парными кинжалами и отскочила в сторону, пробороздив лапами землю в нескольких метрах от него.
        Енот с вертикальным шрамом на левом глазу зарычал, хищно оголив клыки и крутанув в лапах изогнутые клинки, перехватив их правильным хватом. Остальные окружающие их противники тоже ринулись было в атаку, но полоскун вдруг вскинулся, поджал уши и яростно заревел на приближающихся. Удивительное дело, но звери, и даже черноглазые, сразу же затормозили, а потом и вовсе развернулись и умчались в поисках другой добычи.
        Мордубей напряженно подобрался, наблюдая сквозь прозрачные изнутри стенки зачарованного шлема за выпрямившимся силзвером, облаченным в кожаную броню с металлическими вставками из драгоновой стали. Этот полосатый явно не так прост, раз имеет влияние на остальных животных. Также плохо и то, что его ступень так и осталась скрытой для него. Слишком высоки показатели “Вуали” и Силы Духа? Если так, то у него упор в ней и в Ловкости, Сила и Выносливость же не очень велики. Хотя…
        Он внимательно прошелся по телу противника.
        Будь это так, его рост и комплекция были бы намного меньше. Значит, уверенность пока что только в высокой Ловкости…
        Енот вдруг резко сорвался с места и устремился к его правой ноге. Реакция была мгновенной - с гудением мышц огромное лезвие длинного топора-молота рухнуло на зверя, но тот моментально затормозил и отпрыгнул в сторону, перевернулся через плечо и тут же бросился к левой ноге. Но хитрёныш абсолютно не ожидал, что в следующий миг утонувшее в земле оружие врага с лёгкостью вспорет землю, подобно плугу, и ринется ему наперерез. Стремительно затормозив всеми четырьмя лапами, енот отвернул голову и врезался плечом в летящую сталь, лишь чудом избежав столкновения с острым лезвием. Вместе с комьями грязи силзвера отшвырнуло на полметра, а затем его накрыла огромная тень шагнувшего вперёд Мордубея и вскинутый топор опустился, с гудением рассекая воздух. Полоскун ловко отскочил назад, пропуская смертоносное железо буквально в сантиметре от себя, а затем с силой оттолкнулся лапами и прыгнул вперёд, приземлившись на навершие поднимаемого молота, а с него сиганул к горлу воина, выставив вперёд кинжалы. Вот только клинки лишь бессильно проскрежетали по плотной кольчужной бармице, надежно защищающей всю шею
противника.
        Пытаясь достать столь опасно подобравшегося к нему соперника, Мордубей крутанул топор в прямой руке, с силой потянув рукоять, но круговой удар лишь чиркнул по его спине, слегка распоров кожанку отпрыгнувшего зверя.
        Так, урона этого пушистого гада недостаточно, чтобы пробить его броню. Это уже хорошо. Плохо то, что после сражения с фарграндом в снаряжении появилось слишком много брешей, которыми столь юркий силзвер наверняка воспользуется. А от нескольких десятков кровоточащих ран не спасёт даже раскаченная Выносливость.
        Осознавая это, Мордубей ринулся в атаку, жертвуя обороной ради непрерывной череды могучих ударов, дабы хоть одним из них попасть по бешено уворачивающемуся еноту.
        Один удар! Нужно попасть по хвостатому хотя бы одним ударом, чтобы снять большую половину ежей! Его Ловкость не столь уж и высока, а моя Выносливость поможет не прекращать наступательные атаки! Он гарантированно не выдержит такого дикого темпа, быстро выдохнется и обязательно совершит ошибку!
        Уши глушило от грохота ударов и лязга сталкивающегося металла, во все стороны летели вырванные куски земли и брусчатки, а вокруг ревели зверосилпаты, сражающиеся с отступающими к замку рэйтерфолцами. Гремел гром, сверкали магические молнии и яростным огнём горели глаза оскалившегося енота, схлестнувшегося в смертоносной схватке с могучим силпатом.
        И тут в очередной раз увернувшийся енот вдруг вложил правый кинжал в ножны, и одновременно с этим резко выбросил вперёд левую лапу. Сверкнуло лезвие брошенного кинжала и Мордубей, словно в замедленной съёмке, увидел стремительно летящее прямо ему в голову оружие.
        Предчувствуя неизбежное попадание, он невольно зажмурился в ожидании удара.
        Долю секунды длился лёгкий, едва заметный толчок и звон стали, столкнувшейся со шлемом. Ещё миг ушел на то, чтобы вновь распахнуть глаза.
        Этих жалких мгновений хватило, чтобы енот ринулся к нему, запрыгнул на левую руку, ухватился за воротник нагрудника правой лапой и запустил левую в мешочек на поясе.
        Мордубей повернул к нему лицо и уставился в столь близкие чёрные бусинки глаз.
        Миг - и енот вскидывает левую руку ко рту и резко выдыхает, сдувая с ладони какой-то порошок, залетевший внутрь шлема сквозь прорези. В глаза Мордубея тут же словно бы впились тысячи игл и он вскричал, отдёрнув голову. Не контролируя себя, он невольно вдохнул и в его язык и горло моментально вгрызлась жгучая боль. Дыхание перехватило и он зашелся в кашле, при этом рефлекторно пытаясь сглотнуть слюну.
        Слюну с металлическим привкусом.
        Страшная догадка пронзила мысли и морозом прошлась по всему телу.
        Пыль! Ублюдок использовал стальную пыль!
        Взревев угодившим в ловушку зверем, Мордубей с безумно слезящимися, налитыми кровью глазами, которые едва мог держать чуть приоткрытыми, принялся крушить всё вокруг в попытке попасть по размытой фигуре енота. Но юркий противник вовсю использовал его полуслепое зрение себе на пользу - забежав ему за спину, он воткнул лезвие кинжала во внутреннюю сторону колена и, оставив оружие в ране, отпрыгнул в сторону. Зарычав, Мордубей устоял на дрогнувшей ноге и замер, вовсю напрягая слух и силясь восполнить другими органами восприятия ослабшее зрение.
        Енот подхватил с земли свой второй кинжал и осколок брусчатки, после чего с силой швырнул обломок в голову врага - камень с глухим стуком попал в шлем, оглушив воина. И пока противник с криком ярости совершал круговой удар, полоскун повторил манёвр - оказавшись у него за спиной, он с разбегу воткнул клинок под второе колено.
        И вот тогда гигант со стоном рухнул на колени.
        Тяжело вдыхая воздух, Мордубей одной рукой взмахнул огромным топором в одну сторону, а затем проволок по земле упавшее навершее в другую. С трудом различая вставшую в нескольких метрах впереди фигуру зверя, он напряг последние силы и швырнул топор-молот прямо в него, но шелест вспарываемого крутящимся оружием пространства удалялся всё дальше и дальше.
        А потом енот с разбегу вонзил ему в шею острие подобранного стяга с испачканным в кровавой грязи рэйтерфолским штандартом.
        Захрипев, Мордубей ухватился за древко, вырвал сталь из горла и взял это оружие в руки. Пересиливая давящую на плечи слабость и преодолевая боль, он стал медленно подниматься на ноги.
        Не сдаваться… Никогда… не… сдаваться!!!
        Встав на одеревеневшие, практически полностью онемевшие ноги, захлёбывающийся кровью Мордубей выпрямился и гордо расправил плечи.
        И в этот самый момент енот с размаху ударил его моргенштерном по голове.
        Дёрнувшись от удара, воин Рэйтерфола рухнул на землю, подобно павшей скале.
        Енот неспешно подошел к лежащему противнику, и, нагнувшись практически к самому шлему, с ненавистью прорычал:
        - Эт-то!.. Ммеесть!!!
        Выпрямившись и занеся моргенштерн над головой, енот с силой опустил его, и наступила тьма.
        Глава 5. Часть 4

***
        - Саргон!  - голос Драксана Аблагарда пробился сквозь оглушающий шум, а секундой спустя лидер отряда “Безродные” стоял передо мной, растолкав окруживших меня рэйрантов других леграндов и капитанов.  - Я и мои ребята здесь, что треб…
        - Оставляй одного рэйранта с распером от вашего отряда здесь и одного держи рядом - они нужны, чтобы передавать мне сообщения!  - оборвал я его.  - Твой отряд нужен на втором этаже, правое крыло! Некоторые твари лезут через окна!
        - Понял!
        - Доклад!  - рявкнул я, даже не взглянув в сторону убежавшего легранда.
        Моя голова готова была взорваться - не имея граней на быструю связь со всеми подразделениями пришлось быстро осуществлять обмен посыльными с расперами от каждого отряда ради хоть какой-то организации. В воцарившемся хаосе это помогло систематизировать поступающую от каждой группы информацию и хоть немного составить представление об оставшихся в строю силах и их возможностях. Всё было бы намного проще, если бы второй фаргранд, который должен был принять командование после Водлара, тоже выжил, но, к сожалению, связь с ним была потеряна сразу вскоре после воскрешения черноглазых. Оставался, конечно, ещё сам лорд Драйторн, но он, по какой-то причине, на связь со своими воинами не выходил, так что пришлось плясать от того, что имеется.
        А ситуация наша, прямо скажем, не из лучших: по примерным подсчетам из всего состава, воевавшего сегодня на стенах, вернуться в замок удалось примерно процентам сорока - и это в лучшем случае. И самое печальное в том, что многих жертв удалось бы избежать, если бы из-за потери контроля грамотное отступление не превратилось в банальное паническое бегство. Поэтому пришлось изрядно попотеть, чтобы немного исправить положение: наорав и приведя в чувства растерянных офицеров, я всё же организовал довольно качественную оборону за воротами из наиболее сильных гвардейцев Рэйтерфола, чтобы обеспечить защиту пробивающихся к нам союзников, а также перекинул к окнам второго и третьего этажа магов для их поддержки. Это также помогло разобраться со второй основной проблемой - из-за того, что замок был большим, нападали на него сейчас практически со всех сторон, и распределение силпатов по всему периметру первых этажей, а также и на крыше, позволило сдержать атакующих. Повезло ещё, что на приступ шли пока что в основном небольшие группы врагов, а основная их масса завязла в локальных битвах вокруг самого замка.
        - Саргон!  - вынырнув из напряженных размышлений, я поднял глаза на приближающегося Демонариума.  - Почему ты взял общее командование на себя?! Где Водлар??
        - Водлар убит, второй фаргранд на связь не выходит, лорд Драйторн молчит.
        Лицо мага помрачнело.
        - Лядь!.. Так, ладно, слушай - на замке тоже аналогичная защита - после активации мы будем окружены непроницаемым барьером до полуночи. Если даёшь отмашку, то я включаю её прямо сейчас.
        Нахмурившись, я тут же уточнил:
        - Система та же - мы можем атаковать и выходить наружу, а к нам никто не пройдёт?
        - Да, всё тоже самое. За одним исключением - граница купола будет в десяти метрах от стен замка.
        Наличие барьера - несомненный туз в нашем рукаве, и весь вопрос лишь в том, стоит ли его разыгрывать прямо сейчас?
        Сдвинув брови, я быстро осмотрелся вокруг, оценивая обстановку и прикидывая возможные варианты действий в свете новой информации. И, кажется, кое-что дельное мы всё-таки сделать способны.
        - Повремени с активацией. Мы мобилизовали все силы, какие у нас есть, и эти твари при всём желании замок с налёту не возьмут. Так что сейчас сконцентрируемся на помощи отступающим - спасём, кого сможем, а потом я дам тебе сигнал по расперу и ты врубишь барьер. Пока же помоги остальным магам.
        - Договорились,  - Демонариум кивнул, взял камень связи и каждый из нас принялся за своё дело.
        Я вновь окунулся в хаос с головой: анализ поступающей информации, раздача сотен приказов, равномерное распределение сил по этажам и всеобщее снабжение. Радовало разве что то, что автоматизировав процесс и назначив на каждое направление ответственных, я снимал с себя часть нагрузки и мог перекинуть внимание на более кризисные участки обороны. До держащего всё в ежовых рукавицах Водлара мне было, конечно, далеко, но я старался. Очень сильно старался.
        Не знаю, сколько прошло времени после нашего с Дэмом разговора, но в какой-то момент Сиэрд сообщил новость, которую я ждал уже давно:
        - Капитан Саргон - поток отступающих ослабел, а интенсивность локальный боёв вне охраняемого периметра снизилась до минимума. В течение ближайшего времени стоит быть готовыми к массированной атаке силзверов и восставших на стены замка.
        Вот и всё.
        Стиснув зубы, я отдал приказы рэйрантам:
        - Рэйранты всех внешних отрядов! Свяжитесь со своими командирами и передайте приказ к отступлению в замок и переквалификации их во внутренние отряды! Ворота за ними закрыть!!! Рэйранты же всех внутренних отрядов, слушай мою команду!  - Я облизнул пересохшие губы.  - Свяжитесь со своими командирами и передайте мой приказ сгруппироваться плотнее, но ослабить оборону! Слышали? Ослабить! Пусть позволят забраться внутрь стольким противникам, скольких смогут без проблем удержать! И как только они достигнут этого предела, пусть сообщат сюда и ждут активации барьера, который отрубит врага от подкреплений! Всё ясно?! Передавайте!
        Нервно кусая губы, я сжал в руке распер и стал напряженно ждать первых сигналов от командиров. И вскоре один за одним они стали поступать - но я всё ждал и велел им стоять дальше, сохраняя позиции. И когда количество отрядов, достигших своего предела в сдерживании тварей, приблизилось к отметке в пятьдесят процентов, я, наконец, поднёс камень связи ко рту:
        - Демонариум, активируй защиту!
        - Врубаю!  - тут же раздался из артефакта ответ мага.
        Несколько секунд ничего не происходило, а затем стены замка ощутимо дрогнули и по каменным блокам пронеслась волна пустарной энергии.
        - Рэйранты!!!  - взревел я.  - Передайте командирам приказ атаковать! Горнисты - трубите в рог! Сигнал ко всеобщей атаке!
        Два коротких гудка и один длинный пронеслись по заполненным солдатами залам, где их подхватили остальные горнисты и понесли дальше. Я же сам опрокинул в себя склянки с зельем лечения и обезболивающим, сбросил с плеча щит, взял в руки Халдорн и ринулся в бой.
        Как я и думал, наши противники, опьянённые кровью и адреналином, не сразу сообразили, что они отрезаны от подкрепления. Когда же до них это дошло, уже было слишком поздно - мы с успехом вырезали большую часть выродков и ударили в спину отступающим. Одновременно с атаками в ближнем бою наши дистанционные и магические силы принялись осыпать градом стрел и заклинаний столпившихся у границы барьера силзверов, не успевших вовремя убежать.
        Разрубив спину последнего зверосилпата, пытающегося выбраться в окно, я устало опустил меч и, пошатнувшись, отступил назад. Вернув щит Светочи на плечо, с трудом стянул шлем и облегченно выдохнул - я чувствовал, что нахожусь на пределе и лишь чудом ещё держусь на ногах, преодолевая слабость и головокружение. Действие обезболивающего уже заканчивалось и обещанные Сиэрдом негативные последствия ранения настигали меня, требуя скорейшего вмешательства лекарей. Но уйти просто так я не мог. По крайней мере, сейчас не мог.
        Скользнув взглядом по стонущим раненым, валяющимся вперемешку с телами погибших друзей и врагов, я охрипшим голосом отдал новый приказ:
        - Выбросить все трупы за барьер. И своих, и чужих.  - Перед моим внутренним взором возникло лицо прекрасной Хоули, чьи красивые губы сложились в очаровательную улыбку, и я в ярости стиснул зубы.  - А затем соберите магов и пусть они сожгут их дотла!
        Чувствуя нарастающее в теле бессилие, я отошел к стене и сел на пол, привалившись к ней спиной. Что ж, думаю, что несмотря на полное поражение и потерю второго кольца стен, нам удалось хотя бы немного выровнять потери с обеих сторон.
        Я закрыл глаза и помассировал ноющую голову. Из разбитых окон потянуло запахом горелой плоти.
        Да уж… Выровнять… Л-лядь… Даже боюсь себе представить, скольких мы сегодня потеряли… И это если ещё не вспоминать о том, что я и сам едва чуть не умер…
        - Я присяду, если ты не против.
        Открыв глаза, я поднял взгляд на осунувшегося Кривглазина, который, казалось, постарел лет на десять. Усевшись рядом, он устало сообщил:
        - Пламя на складах с провизией удалось погасить, но уцелело там немного. Не надоумь нас твои ребята на их проверку, сгорело бы всё подчистую.  - Харлен посмотрел на меня.  - Как ты узнал?
        - Перекинулся парой слов с тем, кто их поджог,  - я безрадостно усмехнулся.  - Как раз после того, как он убил Водлара.
        Маг отвёл глаза в сторону.
        - Вот оно как. И кто это был?
        - Один из членов моего отряда. Оказывается, он не был человеком.
        Кривглазиан напрягся и негромко спросил:
        - Лимрак?
        Я покачал головой.
        - Нет. Какая-то другая раса. Магические крылья, лапы, как у птицы, но лицо человеческое.
        Харлен помрачнел.
        - Орлин. Это плохо. Я бы даже сказал - ужасающе плохо.
        - Почему? Что это за раса?
        Магистр тяжело вздохнул.
        - Этих тварей называют…
        - САР-ГООН!!!
        Мы замерли, а затем повернули головы в сторону распахнутых наружу дверей замка, на которых трепетали отблески полыхающего снаружи огня.
        - САР-ГООН!!!  - повторился громогласный крик, переполненный яростью и лютой ненавистью.
        Все разговоры вокруг стихли и солдаты потянулись к окнам и дверям, чтобы выглянуть во двор. Мы же с Кривглазианом поднялись на ноги.
        - Голос непростой,  - заметил магистр,  - явно усилен магией.
        Ничего не ответив, я пошел к выходу. И, выйдя на ступени перед замком, я увидел окруженного магической сферой енота, стоящего в пламени горящих трупов у самой границы барьера.
        Наши взгляды встретились и я почувствовал, как сердце стало биться сильнее.
        Мои губы сами собой растянулись в оскале и я направился к нему сквозь строй расступающихся солдат. С каждым шагом огонь полыхающих тел опалял моё лицо всё сильнее, но я не замечал этого, не отрывая глаз от своего старого врага. Но когда я, наконец, остановился напротив него, то вдруг понял, что уже не желаю этому зверю смерти, как было прежде. Да, он был и остаётся моим врагом, но теперь… теперь он был лишь одним из сотен силзверов, с которыми я воюю. Ведь мне, по сути, не за что его ненавидеть, и даже более того - после смерти Водлара я прекрасно понимал чувства этого енота, его стремление к мести. Ведь это я убил секача, его друга, и я же убил волколака, который спас полосатого, не позволив мне его добить. Да что там - это ведь я, а не кто-то другой, участвовал в убийстве его Царя - Пастухара Легратоса. А енот… а что енот? Что лично он мне такого сделал? Укусил меня за руку в первый день появления здесь? Или, быть может, я не собирался его убить в тот день, когда погнался за ним в лес и угодил в ловушку с секачом?
        Я криво усмехнулся.
        Какое переосмысление былому иногда преподносит нам жизнь… Смешно…
        Смотрящий мне в глаза енот вдруг широко ухмыльнулся, обнажив острые клыки, а затем поднял окровавленный мешок, запустил в него лапу и вытащил отрубленную голову Мордубея.
        У меня в груди всё похолодело, дыхание перехватило, а глаза не могли оторваться от разбитого лица моего друга.
        Держа голову в вытянутой руке, енот дал мне время хорошенько рассмотреть её, а после швырнул к моим ногам. Не в силах пошевелиться, я только и мог, что стоять и смотреть, как голова с влажным стуком бьётся о брусчатку, подкатывается к стенке барьера и замирает.
        С трудом оторвав взгляд от налитых кровью глаз Мордубея, я поднял его на енота.
        - Сар-гоон!  - прорычал енот, а затем прижал лапу к своей груди.  - Флодигарт! За… Запомни!
        Развернувшись, енот ушел прочь, вскоре растворившись в бушующем огне и исчезнув из вида.
        - Флодигарт,  - прошептал я, смотря на обжигающие кроваво-красные языки, скрывшие силзвера с моих глаз.
        Наклонившись, я осторожно поднял голову Мордубея и направился в замок, чувствуя, как вновь взметнувшееся пламя ненависти с новой силой вспыхнуло внутри меня, отравляя душу ядом.
        Когда-нибудь я убью этого енота!
        Глава 6
        ГЛАВА 6.
        В глубинах Глухолесья, под сводами почти опавших ветвей, некое существо по имени Даймин преклонило колено и в почтени опустило голову перед пастухаром Кальмуаром, который не сводил с него своих жутких тёмно-зелёных глаз.
        - Я, может, совсем тупой,  - раздражённо заговорил стоящий неподалёку Лютер, кривя губы,  - но я вот в упор не понимаю, почему ты добился столь малого за всё то время, пока был в замке? Ты ведь мог как минимум открыть нам ворота, а как максимум не только уничтожить съестные припасы, но и отравить воду, или подсыпать снотворное в еду перед сном, чтобы потом всех прирезать. Ну, или, в конце концов, выяснить, где у них расположен поддерживающий купол артефакт и вывести его из строя. Лядь, да можно было придумать просто гору всего полезного! А что ты? Просто поджег их склады, убил одного из главнокомандующих и даже не озаботился избавиться от барона! Тоже мне, шпион, гений маскировки.
        Даймин спокойно отреагировал на его выпад, выпрямился и скользнул по нему равнодушным взглядом.
        - Мне требовалось время, чтобы втереться в доверие и, не вызывая подозрений, выяснить местонахождение намеченных целей. Осуществив всё это, я составил план и реализовал его в подходящее время. Что же касается ваших замечаний, то моей задачей не являлось упростить взятия замка - я лишь сократил сроки осады и приблизил победу силзверов. Выполнять же за вас всю кровавую работу и преподносить замок на блюдечке не входило в мои планы.
        Лютер скривился и уже было хотел выплюнуть на это что-то едкое, но его остановил елейный голос Кальмуара:
        - А вы весьма интересное создание, Даймин. Я вполне ожидал, что вы не будете в полной мере облегчать нам задачу, но увидеть орлина в деле было довольно… познавательно. До вашего появления все мои попытки внедрить в стан врага шпиона терпели крах, так что я благодарю вас за помощь. А то ведь и вправду взятие Рэйтерфола немного затянулось, потому ваше содействие было как нельзя своевременным.
        Лютер фыркнул.
        - Как по мне, так появление черноглазых на нашей стороне было более весомым событием, чем все потуги этого пернатого.
        Улыбка на лице пастухара погасла и глаза едва заметно потускнели.
        - Что сейчас делают все эти… воскресшие?  - спросил он странно изменившимся голосом.
        - Ничего,  - Рич пожал плечами.  - Они не проявляют к нам абсолютно никакой агрессии и просто выполняют все наши указания. Так что это лядски полезный прирост к нашим силам. Думаю, можно будет пускать их в первых рядах атакующих и…
        - Нет,  - вдруг резко оборвал его Кальмуар.  - Уничтожьте их.
        Лютер вскинул брови.
        - Но… почему? Это ведь бесполезная трата ресурсов. К тому же…
        - Ты не расслышал мой приказ?  - Кальмуар посмотрел ему прямо в глаза.  - Черноглазых убить. Убить всех до единого.
        Глава 6. Часть 2

***
        Покинув лазарет, я в полном одиночестве брёл по полутёмному коридору, при этом морщась от блуждающей по телу боли и прижимая руку к левому боку. Я специально спустился поглубже, на необжитые подземные галереи, чтобы побыть в тишине и хорошенько подумать, но даже здесь с трудом удавалось сосредоточиться - голова буквально раскалывалась от мыслей, криков и образов, что роились в взбудораженном мозге.
        Час… Всего какой-то час назад мы все едва не погибли. Нас спасло только то, что замок обладает своим собственным защитным барьером. Не будь его, наши потери были бы намного существеннее. Хотя, о чём это я - они и без этого просто ужасающе катастрофические. Чего уж тут говорить, если я и сам жив только благодаря вмешательству Кэры и Мордубея. Не будь их - моя душа уже бы пополнила собой коллекцию Баглорда.
        Я оскалился и в ярости ударил кулаком по стене.
        Л-лядь! Всего этого можно было если не избежать, то хотя бы подготовиться к подобному исходу! Но нет же - мы слишком расслабились! Стали чересчур беспечны и пошли на поводу у силзверов, понадеявшись на долгую осаду! Нельзя было предаваться рутинной тренировке новоинициированных силпатов! Нельзя!
        Закрыв глаза, я сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, и через несколько минут полностью подавил злость и загнал её поглубже в недра разума, очистив сознание и вернув себе ясность мысли.
        Я открыл глаза.
        Ну уж нет, я не совершу ещё одну ошибку и не стану стенать о том, чего уже не исправишь. Наоборот - прошлые ошибки станут для меня ценнейшим, обагрённым кровью опытом, который я поставлю на службу и никогда не позволю себе совершить их вновь. И первое, что мне стоит намертво вбить в голову, так это знания о том, каким способом в Древнире можно выявить предателя, деятельность которого намного губительнее доброй стали. А ведь такие способы наверняка есть, их просто не может не быть. Хотя, в таком случае возникает закономерный вопрос - почему Драйторн или Водлар не применили их и не обезопасили себя от лазутчиков? Хм. Тут наверняка не всё так просто, пусть я и уверен в том, что должна существовать как минимум какая-нибудь клятва, наподобие клятвы Уаргроду Справедливому. Но в любом случае мне стоит подробнее расспросить об этом барона или Кривглазиана.
        Я невольно вспомнил о Даймине, прогнав в голове разговоры с ним. А ведь этот ублюдок был лядски хорош - сейчас, даже зная о том, что он был предателем, я не могу ни за что зацепиться ни в его словах, ни в его мимике, ни в его действиях. И это несмотря на то, что у меня хорошо развиты атрибуты “Разум” и навыки “Внимания”. А ведь у меня ещё и достижение “Интриган III” есть… Как только появится возможность, надо будет хорошенько изучить искусство обмана и манипуляции, чтобы научиться видеть тех, кто пользуется подобными приёмами.
        Левый бок неожиданно пронзила резкая боль и мышцы стянуло судорогой. В глазах потемнело и я, зарычав, привалился плечом к стене. Дрожащая дриарилловая рука забилась о каменную плиту, а позвоночник и кости в груди заныли и затрещали, словно собираясь разорвать натянувшуюся плоть. Приступ длился несколько секунд, а потом прекратился также внезапно, как и начался.
        Тяжело дыша, я прижал потный лоб к холодной стене коридора.
        Виверна. Эта гадина с каждым днём даёт знать о себе всё чаще и чаще. По словам Кривглазиана злоупотребление алхимией сильно затормозило и без того медленную трансформацию, и теперь нельзя даже приблизительно спрогнозировать, когда именно произойдёт превращение. Но одно ясно точно - оно может наступить в любой момент. А это является ещё одной проблемой.
        Облизнув губы, я поднял взгляд к невысокому потолку.
        Здесь слишком тесно для виверны. Обратись я прямо сейчас, то могу элементарно переломать себе кости или и вовсе задохнуться. Нет, с этой ящерицей нужно что-то решать, ибо оставлять её в таком подвешенном состоянии опасно.
        Я нахмурился.
        Лимрак. До завершающей стадии мои способности тоже надо будет хорошенько прокачать, особенно синхронизацию памяти - после того, как я полностью поглощу сознание рептилии и трансформируюсь, нужно чтобы как можно больше её знаний стали мне доступны. Мне жизненно необходима любая полезная информация об армии силзверов, и если для её извлечения мне придётся разобрать сознание этой твари по кусочкам - что ж, так тому и быть.
        Я не для того явился в Древнир, чтобы быть тупым солдафоном и слепо следовать приказам. Дабы добиться своих целей, я должен стать умнее не только своих врагов, но и своих союзников.
        Едва различимый звук коснулся границы моего слуха.
        Я замер и перестал дышать.
        Мне не показалось - эхо вновь принесло отголоски какого-то шума, источник которого скрывался дальше по коридору. Уверен, не будь моя специализация “Слух” прокачана до пятидесяти процентов, я бы ничего не услышал.
        Проверив заряды Коллапса, я отлип от стены и, используя всю свою ловкость и скрытность, двинулся вперёд, бесшумно скользя вдоль неё. Через несколько десятков метров звон, грохот падения и дребезг стали легко различимы, больше не оставляя сомнений в их происхождении - кто-то явно что-то крушил.
        Свернув за угол и сделав ещё несколько шагов, я увидел приоткрытую дверь, за которой и скрывался источник этих звуков. Вот только теперь я чётко различал и кое-что ещё…
        Плач. Надрывный, прерывистый, сдавленный плач.
        Помрачнев, я осторожно заглянул в дверную щель и увидел Кэру, которая в порыве ярости разносила небольшую кладовку. Она с криком рушила мебель и разбивала утварь, в отчаянной попытке хоть немного заглушить ту боль, что опутала её сердце после скорбного известия о гибели лучшего друга. И я прекрасно понимал и разделял её чувства, её боль, потому они разрывали и меня тоже - невообразимо тяжело осознать, и ещё труднее принять то, что рядом больше не будет большого, басовито хохочущего Мордубея, который без малейших колебаний подставлял плечо в трудную минуту и никогда не оставлял друзей в беде.
        А теперь он умер. Умер, защищая меня.
        Я открыл заскрипевшую дверь и шагнул внутрь. Кэра резко обернулась и мы несколько мгновений смотрели друг на друга. А затем я медленно подошел к ней и молча обнял, крепко прижав к себе.
        Прости меня, Кэра, но сколь бы сильными мы ни были, никто из нас не должен оставаться наедине со своей болью.
        Кэра обняла меня в ответ, задрожала, словно осиновый лист на ветру, а затем перестала сдерживаться и заревела, разделив со мной своё отчаяние. И от этого нам обоим становилось легче.
        Выплакавшись, Кэра уткнулась влажным носом мне в шею, а затем прижалась мокрой щекой к моей щетине. Чуть отстранившись, она, тяжело дыша, заглянула мне в глаза. Не отрывая взгляда, я поднял руку к её лицу и вытер пальцами сверкающую дорожку слёз. На долю мгновения девушка прижалась к моей ладони, а через миг мы устремились друг к другу, жадно впившись в губы. И с каждой секундой наши поцелуи становился всё яростней, а руки всё в большем нетерпении скользили по разгоряченному телу. Зарычав, я приподнял её и усадил на стоящий рядом стол, а после тут же разорвал на ней рубашку и прильнул к упругой груди. Прерывисто дыша, Кэра застонала и с силой, через голову, стянула с меня сорочку, и потянулась расстёгивать пояс.
        Смерть и горе сблизило нас, и накопившееся за долгие дни напряжение и стресс наконец нашли выход. Мы с яростью отдались друг другу, как два человека, которые понимают, что могут умереть в любой момент, ибо смерть стала нашей верной попутчицей.
        Которые понимают, что завтра может не наступить никогда.
        Глава 6. Часть 3

***
        Зов осторожно коснулся разума и разогнал пелену опутавшего меня сна. Нехотя пробудившись, я хмуро оглядел разрушенную кладовку и остановил взгляд на приоткрытой двери - из коридора лился мягкий, пульсирующий желтый свет, который требовательно манил к себе.
        Я обреченно вздохнул и опустил глаза на спящую на моём плече Кэру. Смотря на её умиротворенное лицо, невольно улыбнулся и провёл пальцами по мягким волосам, коснувшись маленького ушка.
        Как же быстро пролетел отпущенный нам срок мира и покоя. Но в такие моменты, когда времени катастрофически не хватает даже на элементарный отдых, начинаешь ещё сильнее ценить и дорожить каждой свободной минутой, не тратя их попусту и наслаждаясь ими, как утопающий наслаждается последними глотками живительного воздуха.
        Когда я начал аккуратно высвобождать руку из-под девушки, она глубоко вздохнула, открыла глаза и сонно посмотрела на меня.
        - Нам уже пора?
        - Нет. Ещё нет.  - Я с улыбкой погладил её по щеке.  - Тебя никуда не вызывают. Только меня.
        - Куда?
        Я бросил взгляд на дверь.
        - Пока не знаю. Но, наверное, к барону. Так что не торопись - спи, пока есть такая возможность.
        - Хорошо.  - Кэра закрыла глаза и подтянула колени к груди.  - С радостью выполню этот приказ, капитан.
        Хмыкнув, я тихонько поднялся, подошел к шкафу и вытащил ещё несколько найденных нами плотных скатертей, а потом вернулся и укрыл свернувшуюся калачиком Кэру. После этого собрал свою одежду и бесшумно вышел в коридор, плотно закрыв дверь и с усмешкой подумав о том, что уходить вот так вот уже становится вредной привычкой. Главное теперь не пропасть на длительный срок, как было в прошлый раз.
        С прищуром покосившись на парящий в метре от меня шарик света, я быстро оделся, а затем коснулся магической сферы. Коротко мигнув, оповещающее заклятие передало мне сообщение от Кривглазиана, приглашающего меня срочно явиться на военный совет в личных покоях барона.
        Не тратя времени, я быстро выбрался из подземелий в замок, поднялся по лестнице и вскоре уже стоял у двери в опочивальню лорда, которую бдительно охраняли гвардейцы. Постучавшись и дождавшись разрешающего войти окрика, я прошел внутрь и тут же поморщился от странно знакомого запаха, который едва ощущаясь витал в большой комнате, освещенной притушённым светом кристасветов в виде свечей. Быстро обведя взглядом собравшихся, увидел барона и остановился - Дэриор Брантар Драйторн полусидел на подушках в своей кровати, кожа его лица одрябла, а под глубоко утонувшими глазами синели мешки. Его руки лежали поверх одеяла, которым он был укрыт по пояс, и выглядели они тоньше обычного, словно лорд немного похудел. Но, в целом, он выглядел намного лучше, чем когда сидел в кресле-каталке, и явно шел на поправку.
        - Здравствуй, Саргон,  - Дэриор невольно улыбнулся, окинув глазами мои мятые одежды и отдельно отметив искусанные губы и лиловые пятна на шее.
        Ни мало не смутившись своему виду, я почтительно кивнул.
        - Приветствую вас, милорд.
        - Познакомься,  - лорд указал на стоящего у стола мужчину с резкими чертами лица, на верхней губе которого виднелся старый, грубо сросшийся порез,  - это Эртлит. Один из новых фарграндов.
        Неодобрительно разглядывающий меня командующий слегка склонил голову.
        - Амирус, капитан Саргон.
        - Амирус, фаргранд Эртлит.  - Я нахмурился, пытаясь вспомнить, где же слышал это имя.  - Скажите, не вы ли сегодня руководили внешним отрядом, который удерживал коридор для отступающих у врат замка?
        - Да, это был я.
        - В таком случае примите мою благодарность - вы стояли до последнего. Вы по праву достойны полученного титула.
        - Спасибо, капитан.
        Я взглянул на остальных и мы обменялись приветственными кивками.
        - Харлен, Дэм.  - Я вновь перевёл взгляд на Драйторна.  - Это все или мы ждём кого-то ещё?
        - Нет, это всё,  - ответил барон.  - Можно начинать. Располагайтесь.
        Я прошел к столику, взял бокал и наполнил его вином из кувшина, после чего выдвинул стул и, развернув его к кровати барона, уселся и сделал глоток прохладного напитка, который тут же согревающей волной растёкся по груди.
        - Каково наше положение?  - задал первый вопрос Дэриор.
        - Разрешите доложить по погибшим, милорд?  - Эртлит сделал шаг вперёд и выпрямился.
        - Разрешаю,  - чуть поморщившись, дал добро лорд.
        - Мне доложили, что на данный момент наши потери составляют тысяча сто шестьдесят четыре человека. Итого, за вычетом мирян и детей, в строю остаётся три тысячи девятьсот пятьдесят два силпата, из которых порядка четырёхста тяжело ранены, остальные же отделались средними и лёгкими ранениями.
        На несколько мгновений повисла гнетущая тишина.
        Больше тысячи убитых… И это всё за один день… Хотя, что там день - буквально за пару-тройку часов. Немыслимо…
        Я потянулся мыслью к командному артефакту, пробежался по списку умерших в моём отряде и помрачнел. Сто семьдесят один человек. Итого у меня осталось шестьсот девять бойцов, с учётом меня, раненых и первоначального состава. Вернее, выжившего первоначального состава… Но, хвала Древним, Беара, Вирхем, Гобля, Сиэрд и Зубоскал уцелели в этой резне.
        - Что с припасами?  - Дэриор посмотрел на Кривглазиана.
        - Почти всё съестное уничтожено магическим пламенем.  - Магистр, понурив плечи, устало сидел в кресле, облокотившись о колени и свесив между ногами сцепленные в замок руки.  - Мыфан говорит, что оставшегося, даже с учётом потерь, нам хватит примерно на неделю. Может, и дольше, если будем экономить и использовать алхимию.  - Харлен кивнул на меня.  - Но если бы не Саргон, у нас бы не осталось даже этого.
        - Да, я слышал об этом.  - Мы встретились с Драйторном глазами.  - Тот, кто поджег склады и убил Водлара, был ведь из твоих рядов?
        Я кивнул, не отводя взгляда.
        - Да. Его зовут Даймин. И это благодаря мне он попал в замок.
        Брови барона взлетели, а все остальные уставились на меня в изумлении. Эртлит схватился за рукоять висящего на поясе меча, Демонариум стиснул зубы и сжал кулаки, а Кривглазиан нахмурился. Я же продолжил спокойно сидеть, расслабленно откинувшись на спинку стула и свесив с подлокотника руку, в которой удерживал бокал с вином.
        - Неужели? Довольно интересная информация.  - Голос Дэриора был ровным, а лицо вновь обрело прежний бесстрастный вид.  - Не поделишься подробностями?
        - С радостью. Но только не бесплатно.
        Мы не мигая смотрели друг на друга.
        - И что же ты хочешь взамен?
        - О, мне нужна одна довольно необычная вещь, которую мне можете дать только вы, милорд.  - Я медленно, не делая резких движений, наклонился вперёд, положил локти на бёдра и обхватил бокал обеими ладонями.  - Мне нужна правда. Расскажите мне то, что вы скрываете от нас.
        Дэриор слегка прищурился и чуть поджал пальцы, едва заметно натянув ткань одеяла. В комнате воцарилось напряженное молчание.
        - О чём ты, Саргон?  - осторожно спросил Харлен, переводя внимательный взгляд с меня на барона.  - Что ты имеешь в виду?
        - О том, что наш лорд утаивает от нас одну очень ценную деталь.  - Склонив голову, я взглянул на магистра.  - Имеющую важное стратегическое значение. Верно ведь, милорд?
        Я вновь переключил внимание на молчащего барона.
        Демонариум недоумённо сдвинул брови.
        - Дэриор, о какой такой стратегической херне он сейчас говорит?
        Драйторн проигнорировал вопрос, полностью сосредоточившись на мне.
        - Как ты догадался?  - спросил он ничего не выражающим голосом.
        - По запаху.  - Я поднял руку и постучал пальцем по виску.  - Страген в моей голове уже чуял подобное, а его воспоминания - это мои воспоминания.
        - Что за запах?  - тут же насторожился Кривглазиан, в свою очередь тоже перестав отводить глаза от лорда.
        - Гнили.  - Я скривил губы, смотря исподлобья.  - Милорд Драйторн медленно гниёт заживо.
        - Чего??  - Вырвалось у Демонариума.  - Что за бред??
        Харлен предпочел промолчать, задумчиво нахмурившись. Эртлит так же недвижимо стоял, выжидающе замерев.
        Дэриор Брантар Драйторн глубоко вздохнул и на мгновение опустил веки.
        - Саргон прав. Скрывать правду и дальше не имеет никакого смысла.  - Владыка Рэйтерфола обвёл всех глазами.  - Я умираю. Тот паук, который напал на меня у портала, был мещеракским гробовщиком. Его яд пожирает моё тело.
        - Твою ж Лядь…  - пораженно выдохнул Дэм, а Кривглазиан помрачнел.
        Я же вновь откинулся на спинку стула, сделал глоток вина и сухо поинтересовался:
        - От этой дряни можно раздобыть противоядие?
        Барон безрадостно усмехнулся.
        - Отрава каждого отдельного мещеракса уникальна, и приготовить антидот можно только из яда того же самого гробовщика, который тебя и укусил. Помимо этого помочь может только эликсир, свиток или заклинание божественного исцеления Виясна, но во всём Древнире их обладателей можно пересчитать по пальцам одной руки.
        Я нахмурился.
        - Тогда почему вы сразу не рассказали об этом? Мы бы снарядили группу и притащили сюда труп этого паука.
        Дэриор с улыбкой покачал головой.
        - Думаешь, я не сделал этого, как только узнал о происхождении яда? Увы, всё намного сложнее - я послал за мещераксом своего самого опытного и проверенного человека, и он сообщил мне, что его тело исчезло. Скорее всего, о нём позаботились силзверы, ведь они же не идиоты, верно?
        Несколько секунд никто не решался нарушить тягостную тишину.
        - Сколько у тебя осталось времени?  - глухо спросил Демонариум.
        Драйторн пожал плечами.
        - Немного. Я продержался так долго только благодаря эликсирам и переливаниям крови, но и они уже медленно, но верно перестают помогать. Пагубное влияние яда стало нарастать, и я уже не могу поддерживать ментальную связь с воинами.

“Барон умирает” - пронеслись в моей голове слова Даймина. Так вот что этот ублюдок имел в виду…
        - Надежда есть,  - вдруг поднял голову Кривглазиан.  - Если мы попадём в Афилем, то оттуда порталами можно добраться до столицы Архиона, Морвиндэйла, и там мы попросим аудиенции у Кронмаршалла. Уж у него-то наверняка найдётся Благодать Бога.
        - Да, ты прав,  - не стал спорить лорд.  - За исключением одного - дорога в Афилем откроется, только если нашему диверсионному отряду удастся открыть портал.
        Магистр поджал губы.
        - Кстати о нём,  - я невольно напрягся,  - есть какие-нибудь новости?
        - Увы, всё по старому.  - Дэриор повернул голову и посмотрел на стеклянный ящик, стоящий на комоде, в котором стояли четыре жутких, созданных Шейди куклы, одна из которых держала свою оторванную голову в вытянутой руке, нанизанную на лезвие, заменяющее ей обе ладони.  - Первая кукла активировалась спустя несколько дней после их отбытия и… хм… подала сигнал. Значит, группа успешно удалилась от Рэйтерфола и взяла курс на Афилем. Если у них не было задержек в пути, то где-то через неделю они уже должны будут прибыть на место.
        - Ключевое слово “если”, - подвёл я мрачный итог.  - Так-то через неделю у нас теперь и припасов не останется.  - Я усмехнулся.  - Хотя до их окончания ещё нужно дожить.
        - У тебя есть какие-то конкретные предложения или ты и дальше будешь балаболить?  - раздражённо огрызнулся Демонариум.
        - Есть.  - Я взглянул на барона.  - Начнём с того, что нам нужно больше фарграндов и офицеров, чтобы при гибели одного из них была замена каждому. Вы потеряли слишком многих своих главнокомандующих и их заместителей за один раз, а так как вы теперь, по вашим словам, не имеете ментальной связи со своей армией, то всё это привело нас сегодня к хаосу и неразберихе. И чтобы этого больше не повторилось, необходимо назначить как можно больше командиров.
        Эртлит кивнул.
        - Поддерживаю эту рекомендацию.
        - Далее - мне требуется точно знать, какая именно грань отвечает за ментальную связь с членами своего отряда и что нужно прокачать ради её достижения. Эту информацию также нужно будет передать всем новоназначенным офицерам.
        - Её быстро не приобретёшь.  - Драйторн задумчиво скрестил на груди руки.  - Эту грань могут получить только те, у кого есть “Лидерство”. Она открывается для выбора на его восьмидесятом такте.
        - Лядь,  - я дёрул щекой.  - И вправду дорогое удовольствие. А что насчёт шпионов? Есть какой-нибудь способ их выявления, чтобы история с Даймином не повторилась?
        - На территории замка работает система плетений, которая деактивирует любую маскировку или личину,  - ответил Демонариум,  - а также позволяет без труда отслеживать силзверов и всех, кто не является гражданином Рэйтерфола.
        - Но это не работает на орлинов,  - мрачно возразил Харлен.
        - Орлинов?  - удивлённо переспросил барон.
        - Да. Даймин был орлином.
        - Ты в этом точно уверен?
        - Описание Саргона и нескольких других очевидцев не оставляет сомнений.
        - Лядь…
        Драйторн погрузился в раздумья, а я не упустил момента узнать информацию о том, кем являлся мой бывший “товарищ”.
        - Кто такие эти “орлины”?
        Кривглазиан тяжело вздохнул и помассировал глаза.
        - Покорители - так их именуют. Они пришли с мёртвого севера в Дикую Эпоху, и их лидером по сей день является орлин по имени Ингар. Эти существа искуснейшие воины, умеющие летать на магических крыльях, которые также используются ими в качестве оружия. А ещё они могут трансформировать своё тело и становиться похожими на обычных людьей.  - Магистр устало посмотрел на меня.  - И проблема в том, что Ингар и его элитные Покорители служат только одному человеку в Древнире - Кронмаршаллу Вестабиану Тайверу.
        Я изумлённо вскинул брови, а через пару мгновений, обдумав услышанное, недоуменно свёл их.
        - Но тогда в этом же нет абсолютно никакого смысла. Зачем Кронмаршаллу посылать своего элитного воина в подкрепление силзверам? Чтобы помочь им развязать войну?  - И тут меня пронзила догадка.  - Или же…
        - Или же орлины предали Кронмаршалла,  - закончил за меня Дэриор Драйторн.  - Саргон, ты сказал, что помог ему проникнуть в замок. Это так?
        - Да,  - я кивнул.  - Когда я прорывался в город, то встретил Берту с раненым солдатом, которого она тащила на себе. Я думал, что он обычный воин, к тому же на нём была броня Рэйтерфола. Так что я самолично помог ему пробраться сюда под видом одного из нас.
        - Но как тогда ему удалось избежать разоблачения на территории замка?  - хмуро спросил Эртлит.  - Ведь господин Демонаирум сказал, что здесь бы сразу стало ясно, что он не является гражданином Рэйтерфола?
        - Ингар один из столпов, и он возглавляет разведку Кронмаршалла,  - мрачно пояснил барон.  - Одно из преимуществ его положения в том, что он способен даровать гражданство любого королевства Архиона тому, кому посчитает нужным.
        - Да уж,  - я залпом выпил остатки вина.  - Не очень-то весёлые новости.
        Дэриор хмыкнул.
        - И не говори. Лучше просто не бывает.
        Немного подумав, я поставил бокал на стол.
        - Ладно. Хорошо. С этим мы уже всё равно ничего сделать не сможем, пока не окажемся в Афилеме, поэтому вернёмся к обсуждению нашей стратегии. Много у нас в клетке перебежчиков и падальщиков, которые добивали своих же ради униаров?
        Мне ответил Эртлит:
        - Под сотню может наберётся. Я как раз хотел предложить в следующем же сражении вручить им оружие и отправить биться в первых рядах. Ведь загнанный в угол зверь, ненавидимый и гонимый всеми, будет яростно пытаться выжить во что бы то ни стало. К тому же, еды у нас и так мало, а они - лишние рты. Так что для нас это двойная выгода.
        - О нет, что вы! Для них есть более полезное применение, чем дарить униары нашим врагам.  - Я посмотрел на фаргранда.  - Всё будет в точности наоборот - мы определим одного или нескольких офицеров, у которых есть “Лидерство”, и они казнят их, чтобы использовать полученные униары для развития грани и разблокировки умения ментальной связи. Но это ещё не всё.  - Мои губы скривила жесткая усмешка.  - Тела убитых мы освежуем и бережно зачаруем, чтобы наше припасённое на чёрный день мясо ни в коем случае не вздумало испортиться. Тоже двойная выгода, как видите.
        Командующий вытаращился на меня и приоткрыл рот, потеряв дар речи. Я же перевёл взгляд на пристально смотрящего на меня барона и добавил:
        - Происхождение этого мяса, разумеется, нужно будет держать в тайне. Дадите добро на этот приказ?
        Дэриор медленно покачал головой.
        - Не имеет смысла. Потому что право отдать этот приказ я поручаю тебе, новый трогранд Рэйтерфола.
        Все собравшиеся удивлённо воззрились на лорда, я же вопросительно поднял бровь.
        - Трогранд?
        Драйторн усмехнулся.
        - Именно так, Саргон. Трогранд, что значит: “при троне”. Это высший дворянский титул из младшей группы, и одновременно высшее воинское звание, которое даже старше маршалла королевства. По сути, ты становишься моим ближайшим советником, также, как и Демонариум, обладающий этим же титулом. Но, в отличии от него, ты назначаешься главнокомандующим армией Рэйтерфола, который может иметь в своём подчинении более пятидесяти тысяч человек. У тебя теперь, как трогранда, есть возможность получить в своё распоряжение дворец в городе, либо обширный земельный надел, на котором можно заложить собственный донжон с дальнейшим его развитием в замок либо город. Ещё, конечно, можно ходатайствовать о получении сразу готового замка, если таковой бесхозно стоит на балансе королевства, ну или нескольких донжонов на таких же условиях. И не забывай,  - барон насмешливо улыбнулся,  - ты обязан платить налоги.
        - О, ну это всенепременно,  - ответил я с сарказмом.  - Кстати, а кто был трограндом до меня?
        Улыбка на лице Дэриора погасла.
        - Мой сын. Вельхорк.
        Мы несколько секунд молча смотрели друг на друга, а потом я поднялся со стула и в почтении поклонился.
        - Благодарю вас за оказанное мне доверие, милорд. Я почту за честь принять дарованный титул и обязуюсь верно служить на благо Рэйтерфола.
        Драйторн коротко кивнул.
        - Другого я и не ожидал. И раз с этим мы разобрались, то теперь давайте перейдём к планированию тактики следующего сражения. Как вы помните, защитный купол с замка падёт сегодня в полдень, так что не будем терять время и начнём…
        Глава 6. Часть 4

***
        Совещание длилось ещё около часа, по окончании которого был заверен ряд кандидатур на повышение в капитаны и фаргранды, в число которых вошли рекомендованные мной Драксан Аблагард, Беара, Кэра и Сиэрд. Дальнейшие назначения новые офицеры должны были осуществить уже сами внутри групп своей ответственности. Также, помимо стратегии битвы, было решено ввести отдельные отряды потрошителей, задачей которых являлся сбор и обработка убитых в бою силзверов - так как они относятся к животной расе, то и мясо их более чем приемлемо к употреблению, в том числе и с психологической точки зрения. В этом случае мы, помимо пополнения съестных припасов, ещё и частично предотвращаем повторное подъятие черноглазых. Полностью это проблему не решит, но других вариантов обезопасить себя от этого явления мы не нашли, ведь экзорцистов, увы, у нас не было.
        По плану обороны же всё было предельно ясно - удерживаем замок сколько сможем всеми возможными способами, а потом отступаем в подземелья. Магия, артефакты, жидкий огонь, алхимия, симвология, ловушки - всё пойдёт в ход без всякого сожаления. Если потребуется взорвать часть замка вместе с противниками - взорвём; вынуждены будем активировать массовые заклинания, что разрушат большую часть города - что ж, так тому и быть. Конечно, силзверы наверняка заблокируют подобные глобальные плетения и какого-либо значимого ущерба они им не нанесут, но хотя бы время мы таким образом выиграем.
        Наша задача - выжить до того момента, когда диверсионный отряд проникнет в Афилем и откроет портал. Вся надежда только на них…
        Едва мы вышли из покоев барона, я подошел к Кривглазиану и кивнул в сторону.
        - Отойдём? Нужно кое-что обсудить.
        Мы двинулись дальше по коридору и остановились у перил, после чего магистр сделал несколько пассов рукой и сотворил какое-то заклинание.
        - Можешь говорить,  - он посмотрел на меня,  - под сферой тишины нас никто не услышит.
        - Дело касается твоих подземелий.  - Я взглянул ему в глаза.  - Ты спускался туда после того, как мы вышли из них?
        - Как “плавно” мы перешли на “ты”, - Кривглазиан хмыкнул.  - Думается, эта виверна внутри тебя не особо-то меня жалует, что и сказывается на характере. Что же касается твоего вопроса, то нет - я вновь запер туда вход сразу после того, как вы покинули их, и сам не был там с тех пор. Разве что в Зале Преобразования, когда Дроко пробил туда путь. А почему это так важно?
        Я покачал головой.
        - Не здесь. Чтобы всё объяснить, нам нужно пойти туда. Причём прямо сейчас.
        Маг нахмурился, но задавать новых вопросов не стал. Мы спустились по лестнице, дошли до входа в подземелья и отправились на пятый ярус, и по дороге я решил воспользоваться моментом и прояснить несколько важных для себя деталей.
        - Нет ли в Древнире какой-либо нерушимой клятвы верности, с помощью которой можно обезопасить себя от предательства?  - спросил я, не отрывая взгляда от спины впередиидущего старика.
        - Такое есть только в репертуаре магов крови,  - ответил Харлен.  - Узы верности. Действует как смертельное проклятие для того, кто нарушил договор. Давать свою кровь кому-либо вообще опасная вещь, и спасает лишь то, что одной капли недостаточно для серьёзных ритуалов членовредительства. Но “Узы верности” тоже не панацея. Любую магию можно побороть другой магией, либо обойти условия договора хитростью, если знать как.  - Он на мгновение обернулся.  - Так что предатели, увы, были и остаются проблемой всех времён и народов.
        Я хмуро кивнул.
        - Ясно. А что насчёт лимраков? Как их можно выявить? Ты же как-то понял, кем я являюсь, а я тогда даже ни в кого не превращался.
        - Молодых лимраков выявить как раз-таки проще всего. Ты этого не замечал, но твои зрачки всегда расширялись больше обычного, когда ты на кого-нибудь смотрел. Отвёл взгляд - вернулись в норму, вновь посмотрел - чуть расширились. Это потому что лимрачная метка, она же жертвенная, блуждала в поисках цели для поглощения, чтобы тело прошло расовую инициацию. Потом чем дальше, тем сложнее становится обнаружить лицеделов - мастера перевоплощений, как никак. Хотя в первое время, особенно если лимрак выбирает путь слияния с жертвой, а не её полное порабощение, в какой бы форме он не находился, остаточные привычки от трансформации в другие существа оставляют свой след - например, ты вот чуть горбатишься, как страген, нюхаешь воздух, водишь ушами и можешь с удовольствием съесть плохо прожаренный кусок мяса. Не говоря уже о том, что ты постоянно озираешься в поисках хвоста.
        Услышав это, я резко выпрямился и невольно бросил взгляд на свой зад. Заметив это краем глаза, Харлен усмехнулся.
        - Именно. Для тех, кто знал тебя до инициации, эти детали без труда бросаются в глаза. Другое дело, что не все на них обращают должное внимание. Нам сюда.
        Он подошел к одной из картин, приложил к ней ладонь и чётко произнёс: “Варалот Хист”, после чего полотно и большая часть окружающей стены потускнели и стали прозрачными, открыв проложенный Дроко проход. Сотворив шар освещения, парящий над нашими головами, мы двинулись дальше и Кривглазиан продолжил говорить:
        - Собственно, моя Мияра объяснила мне, что слияние выбирать крайне опасно - ведь в этом случае существует намного большая вероятность, что не ты поглотишь свою жертву, а она тебя. Поэтому вполне естественно, что мало кто шел на подобный риск. Хотя она упоминала, что это приносит и свои преимущества.
        - Какие именно?
        - Более комфортный симбиоз сознаний, синхронизации памяти, чуть более ускоренное превращение и снижение времени на последующие закрепляющие трансформации, весьма приличное использование навыков поглощенного в первичной подрасе даже при отсутствии их развития, ну и определённые бонусы защиты от псионического воздействия - ведь в твоей голове отныне слияние нескольких разумов, а это затрудняет действие некоторых заклинаний этой… малоприятной школы магии. Должна появиться вроде ещё какая-то особая боевая форма, но о ней Мияра ничего не знала. Но я скажу тебе так,  - Кривглазиан со всей серьёзностью посмотрел мне в глаза,  - слияние в конечном итоге лишает человечности, Саргон. На твоём месте я бы поостерёгся развивать это направление и просто стирал личности пожранных жертв. Никакие преимущества не стоят того, чтобы расплачиваться за них потерей самого себя.
        Я кивнул.
        - Я это учту. Спасибо.
        Мы дошли до конца туннеля и оказались прямо в Зале Преобразования, в котором на полу ярким синим пламенем горели линии огромной символогической фигуры астрабломира.
        - Ну, вот мы и здесь,  - проговорил Великий Пространственный Мастер, мрачно осматривая свою мастерскую.  - Что дальше?
        - Нам нужно на второй уровень.  - Я невольно скользнул глазами по огромной чёрной кляксе, похожей на застывшую лаву, в которую превратилось тело Нагльфаара, а затем остановил взгляд на том месте, где мы предали огню Хэдвига, и моё сердце словно сжали когтями. С усилием отвернувшись, я направился к разрушенному выходу.  - Пошли.
        Поднявшись на вторую подземную галерею, мы прошли по извилистым коридорам и остановились у массивной, магической двустворчатой двери, ведущей на базу “Проглотов”, которая долгое время была не только надёжной крепостью, но и домом для всех выживших после нападения тёмной орды. Немного помедлив, я активировал “Вторую кожу” и облачился в боевой комплект, после чего шагнул к воротам, взялся за ручку и осторожно потянул - тяжелые створки с громким скрипом начали открываться, заставив меня внутренне сжаться в напряжении и потянуться к рукояти Халдорна.
        Прошло несколько мгновений тишины, и сколько бы я не прислушивался, с той стороны не донеслось ни единого звука. Разве что нос забивал застарелый запах горелой плоти.
        На всякий случай всё же вытащив меч из заплечных ножен, я переступил порог и вошел внутрь склада. На первый взгляд, здесь ничего не изменилось с тех пор, как мы покинули это место: горка костей и пустые кувшины у порога, оставшиеся после нашего последнего привала; пепелище от пожара, устроенного помутившимся рассудком Леосом, и разруха после сражения с инсектоидом-Камбисом и лимраком-Шанни. Но было и кое-что ещё.
        Следы. В чёрной саже были отчётливо видны следы, множество следов. Я точно помню, что после нас их оставалось намного меньше. Сейчас же здесь протоптана практически небольшая тропка, ведущая от ворот и сворачивающая за дальний левый контейнер, откуда по коридору можно попасть в кухню Кухда.
        Стиснув зубы, я пошел вперёд, и предусмотрительно молчащий позади Кривглазиан двинулся следом. Свернув за угол, мы вскоре дошли до широкой, приоткрытой двери. А вот и ещё одна странность - я лично её закрывал, в этом готов поклясться кровью и отдать руку на отсечение.
        Взяв меч на изготовку, я прижался к стене и осторожно заглянул внутрь. И увиденное мне не понравилось.
        Дав магу сигнал оставаться на месте, я тенью проскользнул в освещённое едва горящим кристасветом полутёмное помещение и быстро осмотрел дальние кладовки с остатками провизии, а также для надёжности заглянул во все ящики и шкафы, в которых мог спрятаться небольшой человек. Но мои опасения оказались напрасны - я так никого и не нашел.
        - Всё чисто,  - позвал я мага,  - можешь заходить.
        Первым на кухню проник шар освещения, позволив мне осмотреться вокруг более тщательно: столы завалены грязными чашками и тарелками, везде валяются тщательно объеденные кости, корочки сухарей, скомканные полотенца и пустые бутылки из-под вина, разбросанные у лежащего рядом с печью матраса.
        Я скользнул взглядом по полу и остановил его на окровавленной простыне, одиноко брошенной на камнях.
        Простыне, под которой никого не было.
        - Значит, выжившие возвели себе на этом складе убежище,  - задумчиво проговорил Кривглазиан.  - А как они добывали воду? Насколько я помню, здесь её было мало, в основном только запасы алкоголя.
        - Ещё одна группа выживших обустроилась в оранжерее, и между ними и нами шли караваны с едой и водой,  - глухо ответил я, а затем обернулся и посмотрел магу прямо в глаза.  - Не имеет больше смысла притворяться и прятаться, Нагльфаар. Я знаю, что это ты.
        Магистр вскинул брови и мои губы искривились в усмешке.
        - Несложно, знаешь ли, было догадаться, что как только ты обретёшь свободу, то тут же направишься к своему отцу, дабы поглотить его. О! Представляю, как ты был счастлив, когда он сам явился в Зал Преобразования. Но теперь тебе конец!
        Я рванул к нему и сверкнувшее лезвие Халдорна устремилось к старческой шее, но уже было коснувшаяся плоти сталь со звоном отлетела в сторону, ударившись о вспыхнувшую синевой плёнку магического барьера. Во все стороны разлетелись быстрогаснущие голубые искры, а затем Кривглазиан резко выбросил вперёд руку и мне в грудь словно врезался таран, отбрасывая назад. Я снёс спиной стол и с оглушительным треском врезался в шкаф - воздух вырвался из лёгких, но я устоял на ногах. Вот только не смог сделать и шага - проломив деревянный настил, из пола выскочили каменные штыри и взяли мои ступни в захват, намертво сковав их. А следом за ними над головой вспыхнула сложная символогическая фигура и мне на плечи словно обрушилась гора, придавив неподъёмным весом к земле.
        - Хорошая попытка, Саргон,  - с улыбкой похвалил меня Кривглазиан.  - Если бы я действительно был Нагльфааром, то наверняка бы купился на твой блеф и не упустил такой удобной возможности, чтобы напасть и поглотить тебя. Особенно если бы думал, что ты раскрыл меня.  - Оскалившись и зарычав, я едва стоял в полусогнутом состоянии внутри поля усиленной гравитации, и, обливаясь потом, исподлобья смотрел на магистра.  - Но, к счастью для нас обоих, я - это я.
        Взмахнув рукой, он развеял все удерживающие заклинания и я с хрустом выпрямился, расправив плечи. Несколько мгновений мы испытывающе смотрели друг на друга, а затем я мрачно спросил:
        - Есть ли хоть какая-то вероятность того, что Нагльфаар мог выжить?
        Маг покачал головой.
        - Исключено. Если бы он был жив, то подземелья остались бы запечатанными и вы бы не выбрались отсюда.
        Нахмурившись, я вложил меч обратно в ножны, подошел к валяющейся на полу простыне и присел рядом с ней.
        - А ты бы и вправду снёс мне голову?  - с интересом спросил Харлен.
        - Я бы остановил клинок у самой шеи, если бы понял, что вы не будете защищаться.
        - И на том спасибо.  - Он невольно потёр шею.  - Так почему ты подумал, что Нагль мог уцелеть?
        - Потому что во время сегодняшней битвы я видел Хоули.  - Я поднял окровавленную ткань и смял её в ладонях.  - Это могло бы быть радостным событием, если бы не одно “но”.  - Я поднял взгляд на магистра.  - Беара перерезала ей горло прямо на этой кухне, а я укрыл её хладный труп вот этой самой скатертью.
        - Хоули? Кицею?  - Он на мгновение задумался.  - Она была частью Нагльфаара?
        - Нет, насколько мне известно.  - Я поднялся на ноги и окинул взглядом помещение.  - Но, как видите, она как-то смогла отыскать выход из Мира Умирающего Солнца и всё это время провела здесь, один на один со своими мыслями.  - Я медленно скользил взглядом по грязным чашкам и пустым бутылкам.  - Одинокая, испуганная и всеми забытая.
        Кривглазиан пораженно покачал головой.
        - Я слышал легенды о том, что после смерти из Гладархона можно выбраться самостоятельно, но… но я ни разу не встречал человека, кому бы это удалось.
        Я горько усмехнулся.
        - Что ж, похоже, теперь мы знаем одного такого. Но я не перестаю думать о Нагльфааре… Он ведь пытался создать что-то вроде Ретранслятора Баглорда.  - Я взглянул на мага.  - Быть может, у него всё-таки получилось это сделать?
        Магистр поджал губы.
        - Будем надеяться, что ты ошибаешься.
        - Это да… Вот только есть и ещё кое-что.  - Я бросил скатерть обратно на пол и развернулся к нему.  - У Хоули было Око Тьмы.
        - Как и у Нагльфаара.  - Великий Пространственный Мастер помрачнел.  - Метка Баглорда.
        Я кивнул, поморщившись от стянувшей левый бок боли.
        - В точку. И это именно кицея реанимировала трупы и подняла черноглазых мертвецов. А учитывая, что она перед смертью даже силпатом не была…  - Мне стало трудно дышать.  - То… даже не знаю, она ли это на самом деле… или уже кто-то иной…
        Голова вдруг резко закружилась и пол стал уходить из-под ног, но магистр, вовремя заметив что-то неладное, стремительно бросился вперёд и успел подхватить меня, не дав упасть.
        - Дыши глубже, Саргон, дыши глубже!  - забормотал Харлен, перебросив мою руку себе через голову и обхватив за талию.
        Но в следующее же мгновение кости моего позвоночника затрещали, растягиваясь и деформируясь, и я завопил от боли. Сцепив зубы, Кривглазиан крепко удерживал меня до тех пор, пока приступ не затих.
        - Здесь… слишком тесно,  - сплюнув кровавый сгусток, выдавил я из себя.  - Нужно спуститься в Зал Преобразования…
        - Сам знаю!  - огрызнулся старый маг.  - Примени “Вторую кожу” и убери к Ляди всю одежду!
        Как только я активировал грань, он вытащил меня наружу и поволок к выходу со склада. Я неуклюже переставлял одеревеневшие ноги, которые распухали буквально на глазах, покрывшись сетью вздувшихся чёрных вен. Каждый шаг отдавал жгучей болью, но это было ничто по сравнению с тем, что творилось со всем остальным телом. Казалось, словно с меня заживо сняли кожу и обсыпали солью оголённую плоть, а вместо крови залили расплавленную сталь.
        Коридор сменялся коридором, мелькали повороты и лестницы, но едва ли можно сказать, что мой взгляд концентрировался на этой реальности - перед глазами мелькали тысячи образов, а в ушах стояло рычание бушующего внутри меня зверя, стремящегося вырваться из клетки и обрести свободу.
        Тяжело дыша, Харлен перешагнул порог Зала Преобразования и потащил меня в самый его центр, уложив прямо в середину горящей фигуры астрабломира.
        - Вот и всё, Саргон.  - Магистр заглянул в мои змеевидные глаза и ободряюще сжал вздувшееся плечо, из которого, порвав натянувшуюся кожу, торчала трансформирующаяся кость.  - Теперь всё зависит только от тебя.
        Поднявшись, Кривглазиан покинул преобразоваторскую, оставив меня один на один со своим демоном, жаждущим поработить тело и пожрать душу. И он будет биться до конца, ведь иначе это я сожру его.
        Или он, или я.
        Наша битва началась.
        Закрыв глаза, я потянулся к разуму пробудившейся чёрной виверны.
        Глава 7
        ГЛАВА 7.
        В хаосе бесчисленных обрывков видений и отголосков ни на мгновение не стихающих мыслей, моему истерзанному сознанию, наконец, удалось создать островок спокойствия, в котором правила абсолютная тишина. Чтобы достичь этого состояния и сотворить мир, в котором не было ничего, кроме ровной водной глади и кристально чистого голубого неба, мне пришлось медленно продираться сквозь трясину неестественно ярких, разрывающих в клочья эмоций и бессвязных воспоминаний.
        И мне пришлось убить их все.
        Шаг за шагом, чувство за чувством, секунду за секундой я убивал каждое мгновение чужого прошлого, наполненное эонами голосов, и обращал его в пыль ради сохранения своего истинного “Я”, чтобы в конечном итоге отсечь и отрешиться от всего, что делает меня человеком, и окунуться в пустоту, лишенную былой жизни.
        Уничтожив само время, я слился воедино с новосотворённой реальностью и расслабленно сидел в медитативной позе посреди безбрежной синевы, в ожидании своего убийцы.
        И он явился.
        Позади сгустилась тьма и вместе с мощным взмахом крыльев из неё вырвалась огромная чёрная виверна с магическим ярко-синим правым глазом, в зрачке которого горели волшебные руны. Она ринулась к сидящему к ней спиной противнику, рассчитывая в одно мгновение покончить с ним. И когда рептилия распахнула зубастую пасть и уже приготовилась сомкнуть клыки на вожделённой добыче, в воздухе неожиданно мелькнул стремительный росчерк и в чешуйчатую морду врезался дриарилловый кулак прыгнувшего страгена. От мощного удара виверну отбросило в сторону и она со всего маху упала на землю, взметнув тучу водяных брызг.
        Оскалившись, оглушенная бестия встаёт и мотает головой, а потом поворачивает её к поднявшемуся на ноги гуату, который остановился напротив чёрного крыса и сейчас смотрел на неё.
        - А ты думала, что я один?  - раздался в её голове слитный голос гуата и страгена, словно бы они заговорили синхронно.  - Ты ошиблась! Я - это страген, Я - это человек, и вместе МЫ - Саргон!
        Мои слова эхом пронеслись в окружающем пространстве и набатом прозвенели в мыслях крылатого монстра, и в следующее мгновение мы со страгеном сорвались с места. Виверна же резко оттолкнулась от земли и в длинном прыжке устремилась к нам на встречу, но в момент падения извернулась телом на сто восемьдесят градусов и ударила шипастым хвостом. Я моментально рухнул на спину и едва успел проскользить под ним ногами вперёд, а крыс прыгнул вверх, на миг коснулся чешуи передними лапами, а затем сделал сальто вперёд и приземлился прямо на спину рептилии. И пока он ловко бежал вдоль хребта, я вскочил на ноги и помчался к голове твари.
        Страген в очередной раз взмыл в воздух, обхватил правой лапой дриарилловый кулак, вскинул его над головой и камнем рухнул вниз, изо всех сил обрушив его на затылок ревущей гадине. От удара башка виверны ухнула к земле и врезалась челюстью в землю, взметнув водяную волну, в которую я влетел секундой позже. Не давая бестии опомниться, я подскочил к уже поднимающейся морде и крепко обхватил её руками, намертво сцепив вместе челюсти, и с рычанием поволок тварь вперёд. Едва пришедшая в себя виверна инстинктивно упёрлась лапами в землю, сопротивляясь и пытаясь отползти назад, но именно это нам и нужно было - страген молниеносно отбежал обратно на спину, а затем развернулся и вновь с разбегу подпрыгнул, тут же уйдя в падение и, повторяя свою атаку сверху, снова обрушив Коллапс на череп рептилии. После этого я тут же расцепил захват, оббежал слева её морду и, собрав всю свою мощь в дриарилловом кулаке, с криком ударил монстра в висок рядом с глазом - голова виверны дёрнулась в сторону и она со стоном обмякла, оглушенная нашими атаками.
        В это время в когтистых лапах страгена пространство скомкалось и исказилось, и устилающая землю вода потянулась к нему, превращаясь в толстую, кристально синюю цепь. Одновременно с ним я создал свои собственные цепи, которые, подобно паутине, стали обхватывать и затягиваться на массивном теле виверны, и когда тварь пришла в себя, она уже была надёжно обездвижена.
        Попытавшись подняться и мгновенно осознав, что её удерживают цепи, рептилия взревела и стала яростно дёргаться во все стороны в бесплодных попытках обрести свободу. Но с каждым новым рывком цепи затягивались всё сильнее, прижимая её к земле.
        Подойдя вплотную к её морде, я, не отрываясь, внимательно смотрел ей в глаза, в которых плескалась чистая и незамутнённая ненависть, сдобренная ненасытной жаждой крови, мщения и убийства.
        Но было в её глазах и кое-что ещё. То, что всё это время было скрыто от всех, похороненное в самых недрах души, но теперь вырвавшееся из тьмы забытья.
        И вот, всматриваясь в глубь расширенных звериных зрачков, ко мне, наконец, пришло понимание…
        Это был Страх. Глубинный, потаённый страх. Теперь, зная о его существовании, я чувствовал его всеми фибрами своей души, и видел, что виверна сейчас тяжело дышит и дрожит всем телом отнюдь не от ярости. И именно осознание этого заставило меня остановиться и повременить с полным уничтожением её личности.
        Мысленно использовав дриар, я вложил 294 000 униаров в грань “Синхронизация памяти” и развил её до 30 процентов, после чего протянул руку и прижал ладонь к её шершавой, чешуйчатой морде, слившись со звериным разумом и устремившись к самым древним, причиняющим боль воспоминаниям.
        Чего ты боишься? Покажи мне…
        Покажи мне настоящую себя.
        Глава 7. Часть 2

***
        Мягкий, шершавый язык ласково прошёлся по моей груди и лицу, встопорщивая ещё слабые чешуйки и заставляя повизгивать от щекотки. Ворочаясь на спине, я пыталась оттолкнуть лапками огромный мамин нос, который каждый раз выпускал в меня на выдохе порцию тёплого воздуха, но все попытки были тщетны - она продолжала облизывать и массировать мою ещё неокрепшую броню как ни в чём ни бывало. Но, наконец, мне удалось перевернуться на спину и, цепляясь коготками за огрубевшую чешую, залезть на большую руку и скатиться с неё, кувыркаясь, по полотну крыла.
        Оказавшись внизу, вскочила, развернулась и ощетинилась в сторону вытянувшей ко мне голову мамы. Замахав хвостом, я угрожающе зарычала и запрыгала из стороны в сторону, при этом пытаясь ухватить зубами её нижнюю губу, но она ловко уворачивалась и сама хлопала ртом, щёлкая клыками и стараясь укусить. А затем вдруг резко подалась вперёд и высунула язык, облизнув меня чуть ли не на всю его длину и перевернув на спину. Повизгивая и крутясь, я не успела быстро подняться и мама тут же зачерпнула меня лапами вместе с землёй, притянула к себе и, уткнувшись носом в животик, принялась быстро-быстро дышать. Но неожиданно она прекратила веселье, вскинула голову и настороженно посмотрела расширившимися глазами на вход в нашу нору. Ничего не понимая, я забралась ей на руку и тоже вытянула лицо в ту сторону, но мне быстро надоело туда глазеть и я стала было кусать мамину чешую, как вдруг она рыкнула на меня, велев угомониться и сидеть спокойно.
        Я тут же пригнулась и притихла.
        Внимательно прислушиваясь к чему-то ещё несколько ударов сердца, мама велела мне лежать и не издавать ни звука, а затем поползла к выходу и исчезла в узком для неё лазе, ведущим наружу.
        Сначала долго ничего не происходило, но потом внезапно раздался страшный грохот и стены норы задрожали. Испуганно сжавшись, я лихорадочно заметалась глазами по осыпающемуся потолку, и тут снаружи донёсся громогласный мамин вопль.
        Мои зрачки расширились.
        Что там происходит? Мама с кем-то дёрется?
        Взрывы, треск и рёв практически слились воедино, и я задышала чаще.
        А вдруг маме нужна помощь? Что если враг слишком силён? А ведь пока папы нет, ей могу помочь только я!
        Не выдержав напряжения, я рванула к выходу, сосредоточившись лишь на яростных криках, в которых мне слышалась нестерпимая боль.
        Я помогу! Подожди немножко, я сейчас помогу!
        Выскочив наружу, по глазам тут же резанула яркая вспышка ветвящейся молнии, прочертившая безоблачный небосвод и ушедшая к земле. Гул от её попадания сплёлся воедино с бешеным звериным рёвом, и я помчалась по камням вверх. Забравшись на пригорок, кривой осколок под левой лапой вывернулся и едва не уволок меня с собой вниз по земляному склону, но мне удалось удержаться.
        И тогда я увидела то, что творилось у подножия нашего скалистого холма.
        Отряд двуногих гуатов окружил огромную чёрную виверну, крылья которой были покрыты слоем плотного, искрящегося на солнце льда, и с криками атаковал её всем доступным оружием и магией. Прикрываясь защитными барьерами от мощных ударов когтями и хвостом, они наседали, словно стая шакалов, на израненную, истекающую кровью добычу, предвкушая скорую победу. Хотя охваченная безумием рептилия люто оборонялась и уже отправила на встречу с Баглордом немало бойцов, всё равно конец её уже был предрешен: плотная чешуя не спасла силзвера от смертоносных заклинаний и зачарованной стали силпатов.
        Один из широкоплечих гуатов ринулся вперёд, подпрыгнул и крутанул в воздухе огромным сверкающим молотом вокруг себя, собирая в навершии магическую энергию, и в сокрушительном ударе обрушил его на голову рептилии. С протяжным стоном виверна дёрнула головой и отлетела назад, рухнув и пробороздив землю до самого подножия холма. Затрещал ломающийся на крыльях лёд, но даже это не смогло заглушить для матери вопль своего дитя, в ужасе смотрящего на неё с вышины. В страхе распахнув залитый кровью глаз, виверна устремила взгляд вверх и увидела дочь, нависшую над скалистым краем их былого дома.
        - ПРЯЧЬСЯ!!!  - взревела она из последних сил, оглушив окруживших её силпатов.
        И в этот момент гуат снова прыгнул, занеся над головой молот, и понёсся вниз, с силой опустив покрытое сияющими рунами оружие на зверя и с ужасающим хрустом проломив ему череп.
        - МАМАААА!!!  - вырвался из моей груди отчаянный крик, и именно его отголоски услышал стоящий на теле матери убийца.
        Резко вскинув голову, он поднял окровавленный молот и указал на меня.
        - Там ещё одна тварь! Мелкая! Похоже, это её выродок!
        - Ловим её!  - азартно взревели остальные, кинувшись взбираться по склону.  - Не упустите из виду!
        Я в страхе бросилась бежать обратно в нору. Поскальзываясь на рыхлой земле заплетающимися лапами, домчалась до дна и быстро обернулась.
        - Она здесь!  - Раздался крик, полный жестокой радости, и тёмная фигура затмевает собой солнечный свет, льющийся из входа в нору.  - Попалась, тварь!
        Внутренности словно окатило ледяной волной и я, дрожа всем телом, ринулась к замаскированному мамой узкому лазу, который она заставила меня вырыть самостоятельно сразу же, как только мои лапы достаточно окрепли. Едва протиснувшись внутрь, доползла до самого низа и свернулась клубочком, боясь даже громко дышать и не отрывая глаз от кажущегося таким близким входа в укрытие.
        Забравшиеся же в наш дом гуаты не переставали громко переговариваться.
        - Да кудаж она подевалась, дрянь!
        - Сюда свети, сюда! Здесь нора!
        - Да тут до Ляди этих нор! Везде дыра, куда ни ткнись!
        - Виверны учат свой молодняк рыть норы с самого детства,  - вдруг произнёс сосредоточенный голос убийцы моей мамы. Пусть я не понимала, о чём они говорят на своём языке, но его голос мне теперь не забыть никогда.  - Причём в родовом гнезде много обманок, а настоящий только один, и он чаще всего сквозной и ведёт прочь. Но судя по размеру той твари, она ещё мелкая и не способна создать такую, так что она где-то здесь, в одной из этих нор.
        - И как мы её найдём, Аршер?
        Собеседник усмехнулся.
        - Выманим. Тащите сюда пламенку.
        Крики. Гомон. Смех. Пляшущие на стенах тени двуногих монстров. Они заливают в нору какую-то резко пахнущую жидкость и хохочут от радостного предвкушения.
        Лапы становятся мокрыми, я начинаю задыхаться от едкой вони, забивающей ноздри.
        - Огня! Несите огня!
        Яркая вспышка и вдруг от входа несётся волна яростного пламени, в мгновение ока жадно охватывающая всё тело, от лап до хвоста.
        Больно! Больно!! БОЛЬНО!!!
        Из глотки наружу рвётся вопль страдания и нестерпимой боли.
        Мама! Мамочка!! ПОМОГИ МНЕ, МАМА!!! МАМОЧКА-А-А-А!!!
        Охваченная безумием я стремительно ползу по огненному ручью наверх, вываливаюсь наружу и практически сразу меня отшвыривает ужасным ударом по рёбрам к самой стене. Рухнув на землю, я загребаю лапами землю, пытаясь сделать хоть малейший вздох…
        - Ща я её кончу!
        - Притормози!  - одёргивает его Аршер и, присев на корточки, внимательно присматривается к горящей рептилии.  - Да она не зверосилпат! Простое животное… А ну, давай-ка, погасите пламя и колданите на неё исцеление, чтоб не подохла! Возьмём живьём…
        Ужасающая боль на мгновение стихла, наступила тишина и со всех сторон хлынула тьма, потопив моё сознание, но она вскоре развеялась и я оказалась в тесной клетке, а вокруг столпились горячо спорящие гуаты.
        - Древние с тобой, Аршер!  - скривился толстяк в дорогих одеяниях и в небольшой, искусно вышитой шапочке на голове.  - Ты шибко много загнул за эту зверушку! Даю половину от озвученной цены!
        - Кончай ломать комедию, Магнус,  - буравя его тяжелым взглядом, ответил воин.  - Схватить живого дитёныша чёрной виверны большая удача, и мы оба понимаем, что ты выжмешь её по максимуму и поднимешь в сотню раз больше тех монет, что я запросил. Поэтому если не хочешь, чтобы я пошел со своим предложением к Ларсу, развязывай кошель.
        - Да ты глянь на неё!  - сделал последнюю попытку сбить цену Магнус.  - Онаж обжаренная и еле живая!
        Словно ожидая подобного вопроса, Аршер кивнул своим людям и они нависли надо мной. Длинные острые палки втыкаются в тело со всех сторон и вызывают жгучую боль. Мне страшно, мне очень страшно. Я пытаюсь убежать, но лишь раз за разом ударяюсь о крепкие стенки решетки.
        - Видишь, вполне резвая малютка,  - жестко усмехнулся убийца моей матери.  - А её внешний вид и здоровье поправишь уже сам, кудесников для этого у тебя куча. Но так как ты меня достал, я ещё в четверть увеличиваю цену за неё.
        - В четверть?!!  - взвыл Магнус.
        - А теперь в половину,  - прищурившись, холодно процедил Аршер.
        - Хорошо, хорошо!  - вскинул руки толстяк.  - В четверть так в четверть…
        Когда торги завершились и Аршер покинул шатёр, хозяин подозвал вечно пахнущего алкоголем дрессировщика Капица.
        - На полное восстановление эту крошку. Потом найди ей крепкую клетку и начинай обучать послушанию. Я хочу, чтобы со следующей недели она уже выступала с остальным зверьём. И Живодёра ко мне позови. Узнаем, что в тебе самого ценного и наладим продажу.  - Магнус шагнул к клетке и нагнулся, с улыбкой рассматривая своё новое приобретение.  - Древние храни магов да алхимиков, способных восстановить любой вырванный орган…
        Глава 7. Часть 3

***
        Тьма. Тьма, страх и ненависть заполонили собой всё моё естество, и моё сознание захлебнулось в них.
        Ненавижу…
        Сузившимися зрачками я обвожу взглядом смеющихся гуатов и их мелких выродков, безудержно хлопающих в ладоши и радостно вопящих. Они с ужасом и восхищением смотрят на меня, даже не подозревая, как сильно мне хочется броситься на них и разорвать в клочья…
        Ненавижу…
        Вновь клетка. Толстые, железные прутья решётки, которые не раскусить моим зубам, и деревянный пол. Когда-то давно я пыталась расцарапать его когтями, но внизу оказались всё те же прутья. Прошло много времени, прежде чем я, наконец, смирилась и прекратила попытки сбежать из этой тюрьмы, в камере которой едва хватает места, чтобы сделать несколько шагов…
        Ненавижу!..
        Мерзкие, раскрасневшиеся от усталости, удовольствия и дурно пахнущего пойла лица тех, кто называет меня своими хозяевами. Они вновь и вновь приходят ко мне с другими двуногими гуатами, пьют, скалятся в улыбках и звенят мешками, доверху наполненными сверкающими плоскими кругляшами. А потом их встречи всегда заканчиваются одним и тем же - болью. Ужасающей, нестерпимой болью. Они вырывают мне чешую, когти и зубы, кромсают плоть и изымают органы. Но эти звери не дают мне забыться в забвении или умереть. О, нет! Их шаманы поддерживают во мне жизнь, а после, когда истязания, наконец, заканчиваются, моё изуродованное тело бросают обратно в клетку и меня отпаивают вкусной водой, от которой восстанавливаются кости, вновь появляется мясо и органы, растёт новая чешуя, когти и зубы.
        А потом круговорот страданий неизменно повторяется вновь…
        Ненавижу всех в этом отвратительно жестоком мире!!!
        Всех, кроме неё…
        Я помню, как ноздрей впервые коснулся нежный, ореховый запах тела. Он чем-то напомнил аромат скорлупы и родной чешуи мамы, в которую впиталась свежесть зелёных гор. Глубоко вдохнув и задержав дыхание, я открыла глаза и увидела сидящую у своей клетки девочку. Сначала я напряглась и подумала было, что это гуатка, но, присмотревшись внимательнее, поняла, что это не так: хоть она и напоминала человеческое дитя, её глаза были подобны моим, с вертикальным зрачком, только песчаного цвета; кожа была серая, не как у гуатов, уши слегка заострены, тёмные волосы по плечи, а на лбу несколько небольших наростов, вроде маленьких рожек, как у ящеров, и покрытый крохотной серо-серебряной чешуёй хвостик. Одета она была в мятое, безрукавное платьице болотного цвета, больше похожее на рубище, которое было ей явно велико и смотрелось на худеньком теле как обвисший мешок.
        Мы долго рассматривали друг друга, а потом она вдруг улыбнулась, оголив клыки, и сказала:
        - Привет! Меня зовут Ралия, а тебя?
        Мои зрачки расширились - она говорила на понятном мне языке! От изумления я даже не нашлась, что ответить, и лишь продолжала безмолвно смотреть на неё. Девочка же безбоязненно прильнула к решеткам клетки и посмотрела на гору нетронутой пищи у самого входа.
        - А почему ты не ешь? У тебя что-то болит? Или здесь всё невкусное?
        Я покосилась на полные деревянные миски. Не говорить же ей, что я решила ничего не есть, чтобы быстрее помереть? Хоть мне и пытались заливать в глотку воду и пищу, но я всё упорно выблёвывала, а когда они после кормёжки сразу скрутили мне пасть верёвками, едва не задохнулась - к своей великой радости - при попытке её выплюнуть. Гуаты сразу испугались и теперь лишь приносили мне еду и ждали, когда я сама начну питаться.
        - Хотя мне тоже не нравится их еда,  - продолжала говорить Ралия, усевшись на пол.  - Совсем нет фруктов, а мясо слишком жёсткое. Но мне его хотя бы готовят, а тебе совсем сырое кидают. Думаю, оно точно вкуснее твоего. А знаешь - я тебе принесу маленько, сама попробуешь. Хорошо? Вдруг понравится.
        - Вот ты где, лядское отродье!
        Мы обе вздрогнули, услышав злобный крик Капица. Подвыпивший дрессировщик подошел к Ралии, схватил её за кольцо ошейника, плотно облегающего шею девочки, рывком поднял на ноги и поволок за собой.
        - Я за тебя шоле репетировать номер буду? Учти, засранка, кто не работает, тот не ест! Ежели провалишься, взгрею тебя хлыстом и заморю голодом!
        Просунув нос сквозь прутья решётки, я следила за ними до тех пор, пока они не скрылись из виду, после чего коснулась пальцами своего собственного ошейника.
        Это что же получается, она такая же, как и я?..
        Глава 7. Часть 4

***
        На следующий день Ралия вернулась.
        Держа в руках небольшую котомку из грязной ткани, она плюхнулась на пол перед клеткой и заулыбалась, тут же поморщившись от боли в левой щеке, на которой вспух от удара большой синяк.
        - Привет! Прости пожалуйста, вчера больше не смогла к тебе прийти. Ты не подумай, я не забыла о тебе!  - Воровато оглянувшись, она наклонилась поближе и прошептала.  - Просто воняющий дядька Капиц совсем меня загонял, а потом перепил из своей баклажки, разорался и набил меня. Меня потом чем-то сладким напоили и я проспала всю-ю ночь. Но зато теперь почти ничего не болит! Вот, смотри - даже порез от кнута затянулся!
        Она вытянула руку и показала длинный розовый рубец на левом предплечье.
        - Ой, чуть не забыла!  - словно бы опомнилась Ралия.  - Я же тебе мяса запеченного принесла!
        Девочка развернула котомку и взяла кусочек принесённой еды.
        - На!  - Она без единой капли страха протянула руку через решетку внутрь клетки, держа на раскрытой ладони тонкий пластик жилистого мяса.  - Кушай. Запеченное оно вкуснее пережареного, как они тут обычно делают.
        Замерев на несколько мгновений, я вытянула лицо и настороженно принюхалась - пахло действительно приятно и аппетитно, так что в моём пустом желудке призывно заурчало. Наконец, решившись, я подалась вперёд и аккуратно взяла зубами гостинец, тщательно прожевала, долго катая на языке вкусный кусочек, и только затем проглотила.
        - Неплохо, да?  - тут же радостно спросило это улыбчивое создание, и я, немного помедлив, тихо и робко промычала в согласии.  - Я тоже так думаю! А у тебя есть имя?
        Я хотела было ответить, назвав то имя, которым меня нарекла мама, но так и не не смогла заставить себя его произнести, поэтому лишь отрицательно покачала головой, опустив глаза. Любое воспоминание о маме приносило мне нестерпимую боль, и мне претила мысль, что кто-то будет называть меня именем, которое она мне даровала…
        - Правда нету? Это пло-о-охо,  - протянула Ралия, запрокинув голову и теребя краешек котомки.  - Мама говорила, что без имени совсем нельзя. Вроде бы имя должно быть хорошим, правильным, чтобы помогать, приносить удачу и силу. Моё, например, означает целеустремлённая, упорная и никогда-никогда не сдающаяся.
        Она задумчиво замолчала, а потом её лицо вдруг засияло от пришедшей в голову неожиданной идеи.
        - А можно, я дам тебе имя? Обещаю выбрать самое лучшее из лучших!
        Я удивлённо уставилась на неё, но затем, немного подумав, всё же согласно кивнула, и девочка засветилась от счастья.
        - Здорово! Тогда сейчас, надо хорошенько подумать! Хмм… Как же тебя назвать…  - Наморщив лоб, она долго и усиленно размышляла, разглядывая меня. И спустя несколько минут Ралия озорно улыбнулась, оголив клыки.  - Дэйра! Я дам тебе имя Дэйра! Умная, красивая и сильная! У моего народа такое носят лишь самые могучие и прекрасные осарии - владыки из верховного рода, драконорожденные, которые могут превращаться в истинных драконов! А ты очень-очень похожа на дракона!
        А затем, нахмурив носик, она с прищуром осмотрела меня и вынесла вердикт:
        - Только тебе нужно очень хорошо кушать, чтобы вырасти большой, сильной, умной и красивой!  - Вытащив из котомки последний кусок мяса, она требовательно протянула его мне.  - На, Дэйра, ешь и набирайся сил! Надо соответствовать такому важному имени!
        Зачарованная её словами и оптимистичным напором, я вновь приняла из её рук еду и принялась усиленно жевать.
        - Прости, что так мало,  - искренне извиняясь, с горечью проговорила Ралия, скомкав опустевшую тряпочку и наблюдая за тем, как я проглатываю мясо.  - Просто я и сама была голодная, поэтому принесла то, что смогла…
        - Ну и ну!  - мы практически подпрыгнули от громкого вопля.  - Неужто жрёт, скотина?!
        Капиц подошел к клетке и присел на корточки, и я тут же припала к полу и зарычала, забившись в угол и с ненавистью смотря в его покрасневшие глаза.
        - А мы уж думали её окончательно разделать да распродать потроха! Ралька, ты чем её потчивала, а? А ну, говори живо, пока затрещину не получила!
        Он угрожающе замахнулся рукой и девочка испуганно сжалась.
        - Запеченным мясом, господин Капиц! Просто запеченным мясом…
        - Запеченным, гришь.  - Дрессировщик задумчиво поскрёб пожелтевшими ногтями щетину на шее, внимательно рассматривая меня.  - Это что ж, тебе, гадина, ещё и кушанья приготовленные подавай? Ну и ну! Но ладно, ежели жрать будешь, то и обжаркой прихватить недолго, делов-то.
        Кряхтя, он поднялся на ноги и слегка покачнулся, но устоял на месте и восстановил равновесие.
        - А ты, Ралька, молодец! Ежели она жрать будет, то и тебе вкуснятины перепадёт. А сейчас ну пшла на арену! Муштровать тебя ещё, неуклюжую овцу, да муштровать! Пшла говорю!
        Ралия поспешно вскочила на ноги и понеслась вперёд, увернувшись при этом от взметнувшегося сапога дрессировщика, удар которым едва не прилетел ей под зад. Капица при этом едва не упал, но, ругаясь, успел ухватиться за клетку.
        Выпрямившись, он поправил штаны и, проводив бегущую девочку плотоядным взглядом, печально вздохнул, едва слышно пробурчав себе под нос:
        - Эхх, жаль, что тебя не велели трогать, а тоб я тебя пощипал… Но да ничего, подрастешь чуток, продадим бутончик тому, кто больше отвалит, а уж потом мы с тобой развлечёмся, экзотика ты нашенская.  - Он отлип от клетки и зашагал за Ралией.  - Как пить дать развлечёмся…
        Глава 7. Часть 5

***
        С момента нашей встречи я отказалась от мыслей о самоубийстве. Страшно подумать, но я даже смирилась со своей судьбой, ведь мы всегда были вместе - на сцене и за сценой, девочка и виверна, драконорожденная и рептилия, Ралия и Дэйра. Я принимала еду только из её рук, позволяла без малейших опасений подходить к себе, садиться верхом, выполняла её команды, говорила с ней. Мы стали настоящим гвоздём программы в цирке Магнуса Хаберханда, всегда собирая толпы восхищенного народа и раз за разом срывая кассу, чем очень радовали жадного хозяина. Сейчас, вспоминая то время, я могу с уверенностью сказать, что была счастлива и даже не отказалась бы жить такой жизнью до конца своих дней, смирившись со своей участью - лишь бы Ралия всегда была рядом со мной.
        Но Магнус слишком сильно любил деньги.
        Он не переставал разрывать моё тело на ингридиенты сразу же, как только на горизонте появлялся очередной клиент или когда старые запасы показывали дно, а моя чёрная чешуя уже давно стала продуктом экспорта для кузнических артелей. Но судьба стать товаром ждала не только меня.
        По рассказам Ралии, жена Магнуса, Хайна Хаберханд, не менее жадная стерва, чем её толстый муженёк, занималась своим собственным бизнесом - работорговлей и проституцией. И теперь Хайна терпеливо ждала, когда найденная ими в лесу малютка войдёт в самый цвет, став уже не совсем юной девочкой, но и не девушкой.
        Девочка-дракон… Они рассчитывали много выручить с продажи её невинности. Тем более, что похотливых покупателей было всегда предостаточно даже в то время, когда она была совсем ещё ребёнком. Но хитрая Хайна не торопилась и всё выжидала, демонстрируя недоступный экзотический товар и набивая ему цену.
        Мы же с Ралией готовились к побегу.
        Глава 7. Часть 6

***
        Столь желанное обретение свободы… Побег…
        У нас были все шансы осуществить его, ведь у моей названной сестры было неоспоримое преимущество - она могла вполне свободно передвигаться по лагерю, а в тот день…
        - …будет аншлаг!  - смотря горящими глазами, прошептала Ралия, делая вид, что перепроверяет и подтягивает на мне ремни сценической сбруи.  - Этот барон Хорлаф подтвердил своё присутствие, да ещё сказал, что будет с каким-то послом из Тризара, так что все гарантировано будут носиться туда сюда, чтобы им угодить. А ещё все наверняка знатно напьются! Это наш шанс, Дэйра!
        Она едва сдерживала охватившие её эмоции, раскраснелась и улыбалась, оголив белоснежные клыки, и я невольно залюбовалась ею - даже ещё будучи подростком, Ралия уже превратилась из милой девочки в изящную девушку с красивой, подтянутой постоянными тренировками фигурой, собранными на северный манер в косичках тёмными волосами, которые от затылка распускались и струились по спине и плечам. Её необычная внешность, песчаного цвета глаза с вертикальным зрачком, небольшие рожки и россыпь отростков, загнутых по линии лица, так и притягивали восхищенные взгляды. Без сомнения, Ралия была прекрасна. И именно это заставляло нас торопиться всё сильнее день ото дня.
        - Значит, сбежим сегодня,  - уверенно ответила я.
        Ралия кивнула.
        - Да. Жди меня вскоре после нашего выступления…
        И я ждала.
        Наш номер был просто превосходен. Мы выступили так, как не выступали никогда в жизни, выложившись на полную - ведь сегодняшняя ночь была нашей последней в цирке Магнуса Хаберханда. Как бы это ни казалось по детски наивным, но мы хотели сделать наш уход эффектным.
        И когда уже изрядно выпивший Капиц вновь запер меня в клетку, я спокойно улеглась на потрескавшиеся доски своей камеры и принялась терпеливо ждать.
        Покорность. Раболепие. Подчинение. Я научилась всему этому. Научилась быть тихой, безобидной, и даже ласковой. И всё это благодаря Ралии.
        Секунда шла за секундой, постепенно превращаясь в целые минуты ожидания. Поначалу я утешала себя тем, что я слишком тороплю сестру, что в этом опасном деле нельзя спешить, ведь ей нужно осторожничать, взять всё приготовленное к побегу и дожидаться удобного момента…
        Но когда минуты превратились в часы, я начала беспокойно ходить по клетке, провожая цепким взглядом проходящих мимо гуатов.
        Где же она?! Все выступления уже давно завершились, чуть ли не каждый двуногий сыт и пьян, а её всё нет!
        Что-то не так… Что-то явно пошло не так…
        У входа в звериный шатёр загремели опрокинутые ящики, полные каких-то жестянок, а следом за этим последовала отборная ругань. Я тут же стала настороженно следить за приближающимся кругом света от ручного фонаря, и вскоре к моей клетке вышел Капиц, покачиваясь и держа в руке полупустую бутылку.
        - Ну шо, ящерюга,  - он тяжело привалился плечом к прутьям решётки, посмотрел на меня и заулыбался, оголив желт-черные зубы,  - вот и свершилось. Улетел наш бутончик в чужие лапцы-то.  - Он сделал глоток из бутылки и подался вперёд.  - Барончик этот изрядно отвалил, чтобы ублажить своего черножопого дружка из Тризара. Хэ-хэх. Так что сегодня у Ральки та ещё ночка будет. Слыхал, что жёстко они своих девок дерут.  - Капиц облизнул губы.  - Но ничо, завтра и я своего красавца к ней пристрою, давно эта лядовка напрашивается… Будет знать, как задом крутить…
        Он продолжал что-то говорить, а меня всю трясло. Сцепив клыки, заскребла когтями по доскам, оставляя на них длинные, глубокие полосы, и часто задышала, задыхаясь от разгоревшегося в груди яростного бешенства.
        О да, я понимала, что говорит этот ублюдок! Ралия обучила меня и этому паршивому, гуатскому языку!
        Ралия… Моя бедная Ралия… Мы не успели… не успели убежать, и эти выродки всё-таки сделали это!
        Взревев, я в безумии бросилась на дверь своей клетки, обрушившись на неё шипастой шеей и плечом, и от удара приложившийся к бутылке Капиц оступился и рухнул спиной на землю, выпучив глаза.
        КАК ОНИ ПОСМЕЛИ?!!!
        Не переставая реветь, я раз за разом кидалась вперёд, врезаясь телом в стальные прутья, и с каждым новым ударом они гнулись всё сильнее, с каждым новым ударом деревянная основа трещала всё громче.
        Я вела себя спокойно и покладисто многие годы, не делая попыток сбежать и испортить клетку! Я росла и росла, и одна клетка сменялась другой, и сейчас эта жирная сволочь пожнёт плоды своей жадности, продешевив и не изготовив последнюю клетку целиком из железа!!!
        Собрав всю свою силу и обильно сдобрив её ненавистью и яростью, я сделала очередной рывок и выломала двери своей тюрьмы, вывалившись наружу! Глубоко дыша распахнутой пастью, я подняла голову и уставилась суженными зрачками на отползшего и сжавшегося Капицу, в страхе закрывшего голову руками. А когда он отважился, наконец, открыть глаза и взглянуть на меня, я бросилась на него и воплотила в реальность свою давнюю мечту, впившись зубами в его плоть. Но я не торопилась. О нет! Я смаковала каждое мгновение, наслаждаясь воплями дрессировщика, оторвав ему сначала руки, затем ноги, и лишь после я позволила ему отправиться в бездну, разорвав надвое!
        Но едва последние крохи жизни покинули тело ненавистного гуата, я почувствовала, как что-то внезапно изменилось.
        Сила. Сила, которую мне ещё не доводилось ощущать, просочилась в моё тело, словно глоток свежего воздуха. Она наполнила каждую частичку моего естества, проникла в сознание и даровала Могущество, о котором я не могла и мечтать! И когда пелена эйфории отступила в тень, появилось стойкое чувство, что кто-то Великий обратил на меня свой взор.
        И тогда ко мне снизошло понимание.
        Оскалившись, я запрокинула голову и выпустила на свободу кровожадный рёв, пропитанный всепоглощающей ненавистью.
        ПРИШЛО ВРЕМЯ ОТМЩЕНИЯ!!!
        И тогда меня поглотило безумие. Отдавшись вырвавшейся на свободу злобе и ярости, я убивала всех, кто встречался мне на пути. Крики мечущихся в страхе людей проникали в голову и пьянили так сильно, что не хотелось, чтобы они когда-нибудь заканчивались. С упоением мои клыки вгрызались в горячую плоть, хвост протыкал тела и дробил кости, а когти разрывали на части каждого, до кого могли дотянуться. Повсюду была кровь и ошмётки трупов, а воздух буквально звенел от воплей раненых.
        Они больше не смеялись, с восхищением наблюдая за моим выступлением. В их застывших в ужасе глазах больше не было веселья - только страх и боль. Но мне этого было мало! Они заслужили в сотни, в тысячи, в миллионы раз больше!! Они ответят мне за каждое мгновение тех пыток, которым бесконечно подвергали меня и мою драгоценную Ралию!!!
        Ралия… Моя Ралия… Где же ты?! Где ты, сестра?!!!
        Даже опьянённая кровью, я звала её раз за разом, захлёбываясь от отчаяния. В моих глазах стояло пламя вспыхнувшего пожара, пожирающего цирковые шатры и разрушенные постройки, а в ушах стояли крики разорванных гуатов, но среди всего этого хаоса не было того единственного голоса, который я так жаждала услышать.
        Но зато я услышала другой!
        - Лежать, грёбаная тварь!!!  - бешено заорал раскрасневшийся от ярости Магнус Хаберханд, вскинув в мою сторону руку, в которой что-то крепко сжимал.  - Лежать, я сказал!!!
        Толстяк активировал артефакт и ошейник на моей шее буквально взорвался искрящимися молниями. Взревев от нестерпимой боли, я рухнула на землю и стала метаться из стороны в сторону, поднимая столпы пыли и пламенных искр от пожара.
        - Вот так, Лядь!  - злорадно завопил Магнус, обхватив двумя ладонями артефакт и вжимая кнопку активации до упора.  -
        И когда пелена тьмы уже стала сковывать мои глаза, в моём угасающем сознании вспыхнул образ озорно улыбающейся девочки с песчаными глазами.
        Ра… лия…
        Я распахнула глаза.
        Ралия!
        Стиснув зубы, напрягла судорожно сокращающиеся от ударов молний мышцы, и, вернув себе контроль над руками, подтянула их к себе.
        Ралия!!
        Оглушительно заревев, я, превозмогая боль, встала с земли и подняла голову.
        Неважно, что со мной будет! Неважно, какие преграды встанут у меня на пути!! Ничто более не имеет значения, кроме одного - я должна, во что бы то ни стало должна спасти мою Ралию!!!
        Схватив лапой искрящийся и жалящий жгучими молниями ошейник, я с воплем потянула его изо всех сил. Затрещавшие мышцы руки и шеи едва не рвались от напряжения, но я ни на мгновение не ослабляла давление, и толстая сталь медленно согнулась, а затем со звоном разлетелась на куски.
        Глубоко и яростно дыша, я опустила взгляд на застывшего в ужасе Магнуса, продолжающего с перекошенным ртом бездумно вжимать кнопку артефакта. Оголив клыки, я неотвратимо двинулась на него, и когда жиртрест с воплем упал на землю, запутавшись ногами в своём цветастом, бархатном балахоне, с непередаваемым удовольствием вонзила когти в его пузо, подтащила к себе и принялась рвать зубами на части, откусывая окровавленные шматы плоти и вытягивая кишки из захлёбывающегося криком владельца живодёрского цирка. А когда с выродком было покончено, я отправилась вглубь полыхающего лагеря, нашла его огромный фургон и ударом хвоста снесла хлипкую крышу.
        Но вот когда я заглянула в его тёмное нутро, мои зрачки мгновенно расширились.
        - Ралия!!!
        Моя названная сестра была там: нагая, окровавленная и избитая, лежала на полу, словно брошенная кем-то кукла.
        - Ралия, ты меня слышишь?!
        Протянув лапу, я осторожно сомкнула пальцы на хрупком тельце, вытащила его наружу и положила на смешанную с пеплом землю.
        - Ралия?  - Склонив голову к недвижимо замершей девушке, я ткнула её носом в мягкое плечо.  - Это я, Дэйра. Прошу тебя, ответь мне, Ралия.
        И тут. к моей великой радости, её веки дрогнули и она чуть приоткрыла глаза. Подняв на меня ничего не видящий взгляд, её разбитые губы едва слышно прошептали:
        - Дэйра…
        - Да, да! Это я, Ралия! Я здесь, я пришла! Я пришла спасти тебя! Теперь мы улетим отсюда, слышишь? Улетим! Магнус мёртв и мы, наконец, свободны!
        Но Ралия никак не отреагировала. Её взгляд потух, и последнее, что я услышала, прежде чем её глаза закрылись навсегда, было:
        - Убей их, Дэйра. Убей их всех…
        На несколько долгих мгновений я замерла без единого движения, не переставая смотреть на лежащую сестру, а когда тело вновь стало подвластно мне, я снова коснулась её плеча носом, не в силах поверить, не желая мириться…
        - Ралия?.. Ралия, прошу… Ралия…
        У меня из груди словно вырвали сердце.
        Не сводя с неё глаз, я, дрожа от разрывающих душу эмоций, выпрямилась.
        Гуаты… Ублюдочные гуаты… Всё из-за них… Всё…
        Ненавижу…
        Ненавижу…
        НЕНАВИЖУ!!!
        Запрокинув окровавленную пасть к полыхающим небесам, я неистово взревела.
        Я УБЬЮ КАЖДОГО ГУАТА В ЭТОМ НАСКВОЗЬ ПРОГНИВШЕМ МИРЕ!!! КЛЯНУСЬ ТЕБЕ, РАЛИЯ!!! Я УБЬЮ КАЖДОГО ИЗ НИХ!!!
        - Любопытная история,  - вдруг раздался за моей спиной полный непоколебимого спокойствия голос, услышав который мои зрачки моментально расширились.
        Резко развернувшись, я увидела того самого черноглазого гуата, который вместе с крысой заковал меня в цепи. Он стоял в нескольких метрах от меня в накинутом на голую грудь просторном, безрукавном, широкоплечем светлом балахоне, и не отрывал внимательного взгляда от лежащей на земле Ралии.
        Оскалившись, я угрожающе зарычала и приготовилась к атаке.
        Что он тут делает?! Хотя это не важно - я убью его прямо здесь и сейчас! Я ни за что не позволю ему прикоснуться к ней!!!
        Взревев, я в стремительном рывке бросилась вперёд, но когда мои зубы уже были готовы вонзиться в него, он резко взмахнул левой рукой, ударив меня наотмашь по лицу, тыльной стороной дриарилловой ладони.
        В меня словно врезалась скала. Удар был такой невероятной силы, что моё огромное и тяжелое тело, будто пёрышко, отшвырнуло в сторону и, перекручивая в воздухе, протащило по земле несколько метров. Но едва я остановилась, как тут же попыталась подняться вновь, даже несмотря на ужасающий гул в голове, боль и слабость, сковавшую мышцы.
        Вот только он мне не позволил.
        Из-под моих ног вырвались сотни толстых, чёрных цепей, которые в мгновение ока оплели всё моё тело и прижали к земле. Я сделала было попытку подняться и порвать их, но, как бы я не напрягалась, всё было тщетно.
        В бессилии рухнув в искрящийся пепел, я, тяжело дыша, повернула голову и посмотрела на гуата, который медленно подошел к телу Ралии и недвижимо замер, всё также не отрывая от неё взгляда. И, сделав это, я пораженно задержала дыхание.
        Я не заметила этого раньше, но теперь, разглядев его тщательнее, я отчётливо видела - передо мной стоял не совсем тот гуат, которым он был раньше.
        Теперь он был совершенно иным.
        Широкоплечий, чуть сгорбившийся, с острыми когтями, хвостом и длинными, словно у волколака, заострёнными и отогнутыми назад ушами, а в его чёрных глазах горели отливающие серебром вертикальные зрачки.
        - Весьма любопытная история,  - вновь повторил он, и у него во рту мелькнули острые, аккуратные клыки.  - А что было дальше?
        Он поднял голову и я, проследив за направлением его взгляда, с расширившимися глазами увидела саму себя - огромную, черную виверну! Мой двойник прекратил полный горя и ненависти рёв, опустил голову и, замерев ещё на несколько мгновений у тела Ралии, развернулся и ринулся вглубь объятого пламенем цирка.
        - Ясно,  - задумчиво проговорил Саргон.  - Ты помчалась убивать всех разбегающихся в ужасе людишек, которые ещё остались живы. А после…
        Он посмотрел вверх и я тоже подняла глаза - мы увидели, как огромная чёрная виверна улетает прочь, тяжело взмахивая крыльями, и вскоре растворяется в ночи.
        - После ты улетела, оставив тело Ралии здесь.  - Гуат перевёл взгляд на девушку.  - Ты не могла за ней вернуться, ведь на место пожара уже подоспели отряды барона Хорлафа. А ты была умна и понимала, что тебе нельзя рисковать, ведь необходимо выжить, чтобы исполнить клятву и убить как можно больше гуатов, отомстив сполна за её смерть. Что ж, теперь всё стало намного яснее.
        Он повернул голову и долгим, холодным взглядом посмотрел мне в глаза.
        - Знаешь, что я тебе скажу, Дэйра,  - когда он произнёс дарованное мне Ралией имя, я дёрнулась, словно меня огрели огненным хлыстом.  - Ты ненавидишь гуатов и всех, кто им помогает или защищает: мирян, Посланников, силпатов, магов, и даже силзверов. Вот только ты боишься признаться самой себе в том, что тебе их всех никогда не победить.  - Гуат скривил губы.  - Дэйра, ты никогда не сможешь исполнить свою клятву, потому что ты слаба.
        - Неправда!  - взревела я, рванувшись вперёд так, что натянувшиеся цепи затрещали от напряжения.  - Я сильна! И я убью каждого из них!
        - Неужели?  - Саргон вскинул бровь.  - Дэйра, я четырежды победил тебя и дважды заковал в цепи. Даже сейчас я без труда могу стереть твою личность и уничтожить сознание, чувства, боль,  - он взглянул на тело Ралии,  - воспоминания. Ты слаба, Дэйра, и тебе прекрасно известно об этом, но ты заставила себя загнать эти мысли поглубже во тьму, замаскировав ненавистью свой страх.
        - Нет!  - Я замотала головой и обмякла, в бессилии рухнув обратно на землю.  - Нет… Я не слаба… Это всё неправда…
        - Неправда?  - Гуат усмехнулся.  - Если это действительно неправда, то как же тогда я смог убить тебя, Дэйра?
        Мои зрачки расширились.

…Острый ледяной шип крошит крепкую чешую и разламывает мой череп, прошивая голову насквозь и выходя с другой стороны. Я делаю по инерции ещё несколько шагов, а затем с последним вздохом падаю на землю, скребя по ней когтями…
        - Нет…  - Я задрожала и зажмурилась, не в силах принять жестокую правду.
        - Я не только убил тебя,  - его голос звенел у меня в мыслях.  - Я поглотил тебя, Дэйра! Поглотил твоё тело, твоё сознание, твои воспоминания и твою душу.
        - Заткнись!!!  - закричала я.  - Заткнись, заткнись, заткнись!!!
        И он неожиданно замолчал.
        Несколько минут мы провели в тишине, слушая лишь треск полыхающего пожара, а затем он тихо заговорил:
        - Но не это самое страшное, Дэйра. Самая страшное заключается в том, что ты ошиблась.
        - И в чём же?  - глухо спросила я, не открывая глаз.  - В том, что выбрала тебя своим врагом?
        Саргон едва заметно усмехнулся.
        - Не совсем. Твоя ошибка в том, что Ралия жива.
        Я распахнула глаза и резко вскинула голову.
        - О чём ты говоришь?!
        - Ты не ослышалась.  - Он медленно кивнул.  - Ралия действительно жива.
        - Жива?!  - Мой взгляд метнулся к недвижимо лежащему у его ног телу сестры.  - Это невозможно! Зачём ты так жестоко играешь со мной? Хотя, о чём это я,  - я оскалилась,  - вы, гуаты, любите причинять другим боль и страдания! Но с меня хватит твоих игр - убей меня окончательно и покончим с этим!
        - С радостью,  - гуат в ухмылке оголил клыки.  - Но для начала внимательно прислушайся…
        Он обошел тело Ралии, опустился на корточки позади неё, и, прикрыв глаза, повернул голову боком.
        - Слышишь?  - тихо проговорил он.  - Дыхание…
        Я невольно перестала дышать, жадно обратившись в слух и не сводя глаз с Ралии.
        Мгновение ничего не происходило, но затем стих треск пламени, а после постепенно исчез и шум ветра, раздувающий разорванные полотнища уцелевших шатров. Все звуки умерли, и среди абсолютной тишины было слышно лишь дыхание… Ровное, глубокое, размеренное дыхание…
        - И сердце,  - произнёс Саргон, протянув руку и слегка коснувшись пальцами едва заметно вздымающейся груди.  - Ты слышишь стук её сердца?
        Да, да, я слышала его, слышала! Слабый, тихий, но всё же стук!!!
        Я замерла, боясь отвести зачарованный взгляд и произнести хотя бы слово. Я боялась, что всё это может оказаться неправдой…
        Ралия жива… Моя сестрёнка жива…
        - Она просто потеряла сознание, а ты её бросила.
        Его слова резанули меня сильнее самого острого меча и причинили ужасающую боль. И самое страшное было в том, что он был прав.
        - Представь, каково ей было, когда она очнулась здесь одна и узнала, что ты улетела без неё,  - продолжал говорить жестокую правду Саргон.  - И знаешь, кто ей об этом рассказал? Люди барона и изнасиловавший её тризарец, которые наверняка и схватили её, вновь пленив и лишив свободы!
        С каждым мгновением я дышала всё чаще и чаще, вонзая когти всё глубже в землю и дрожа всем телом.
        - Я… Я всё исправлю! Я найду её! Найду и спасу!
        - Исправишь? Найдешь и спасёшь?  - Гуат скривился.  - Как? Какой толк тебе от знания о том, что Ралия жива, если я уничтожу твою личность, стерев все чувства и воспоминания?
        - Что?!  - Я в ужасе посмотрела ему в глаза.  - Нет! Ты не сделаешь этого!!!
        - Сделаю!  - жестко отрезал он, поднявшись на ноги и обойдя тело Ралии.  - И после от тебя останется лишь тело, пустая оболочка, которой я буду пользоваться!
        - Ты не посмеешь!!!
        - Не посмею?  - Саргон прищурился.  - А что ты можешь сделать? Как ты остановишь меня? Ты ведь слаба! Лежишь здесь, скованная цепями! Разве такая слабачка, как ты, способна победить меня и спасти Ралию?! А? Ответь мне!!!
        Бешеный рёв вылетел из моей груди, я рванулась вверх и выпрямилась, изо всех сил уперевшись ногами в землю. Натянувшиеся цепи вонзились мне в плоть, но я была счастлива ощущать эту безумную боль, ведь вместе с ней в каждую клеточку моего тела вливалась Сила! Мой правый глаз загорелся синим огнём и в нём запылали руны, а левая рука и часть крыла вдруг покрылись чёрной сталью практически до самого локтя, обратив в металл чешую, жилы и кости! Сжав ближайшую цепь в кулаке, я рванула её на себя - на блестящем дриарилле засверкали магические символы и толстые звенья лопнули, разорванные в клочья. А вместе с цепями я выдрала с корнем проросший в сердце страх, уничтожила свою клетку и обрела, наконец, свободу!
        Запрокинув голову к небесам, я дала волю чувствам и заревела во всю мощь лёгких, а затем, опустив взгляд на гуата, подползла к нему и вытянула морду, приблизив её к самому его лицу и оскалив клыки.
        Саргон же, без единой капли страха, продолжал спокойно смотреть ей в глаза.
        - Поздравляю тебя, Дэйра, ты всё-таки смогла побороть свой страх и обрела силу. Поверь, я безмерно рад этому. Вот только,  - он криво усмехнулся и, слегка прищурившись, поднял дриарилловую руку и помахал ладонью,  - это моя сила. Я лишь позволил тебе на время ощутить и воспользоваться ею. Но,  - он опустил Коллапс и его улыбка погасла,  - она может стать твоей. И даже более того - ты вернёшься к жизни и сможешь найти и спасти Ралию.
        Я несколько мгновений вглядывалась в его немигающие глаза, а затем медленно выпрямилась.
        - Что мне нужно для этого сделать?
        - Невозможное,  - ответил Саргон.  - Тебе придётся разделить со мной одно тело, одни мысли, одни эмоции, одни стремления,  - он опустил взгляд на Ралию,  - одни воспоминания. Мы должны стать единым целым.
        Я невольно сделала шаг назад.
        - Я… перестану быть собой…
        Гуат кивнул.
        - Да. Мы оба перестанем. Наши души сольются, и ты, я и страген по имени Севирот станем единым, более сильным существом. Уже не собой, но чем-то иным.
        Я с трудом оторвала взгляд от его серебристых, вертикальных зрачков, и посмотрела на спокойное лицо Ралии.
        - Ты поможешь мне найти её?
        - Да,  - без малейшей тени сомнений ответил Саргон.  - Твоя семья - это моя семья.
        И тогда я приняла решение.
        Закрыв глаза, я очистила сознание и открыла Саргону свою душу.
        Я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы отыскать тебя, Ралия. И моя душа - слишком малая цена за твоё спасение.
        Тела Саргона и Дэйры окутали сверкающие сферы, сотканные из чистейшего света, и подняли их в воздух. Их глаза были закрыты, руки перекрещены на груди, а колени поджаты к животу. Медленно набирая скорость сферы стали вращаться друг напротив друга, и мир вокруг них начал рушиться, рассыпаясь пеплом и вплетаясь в этот танец жизни и смерти, в котором сливались в одно целое судьбы трёх разных существ.
        И вот, когда в ярчайшей вспышке сферы сошлись воедино, в пустоте осталось парить лишь одно существо, похожее на человека: всё его тело, включая длинный хвост, было покрыто чёрной, блестящей чешуей, пальцы заканчивались острыми когтями, во рту белели аккуратные клыки, уши заострены и отогнуты назад, а в его чёрных глазах горели отливающие серебром вертикальные зрачки.
        Просеивая сквозь свою душу чужое прошлое, полное боли, страданий, радости и искреннего счастья, каждая секунда которого становилась частью его собственного, Саргон в очередной раз убил себя, чтобы переродиться вновь и стать кем-то новым.
        Глава 8
        ГЛАВА 8.
        Я сделал глубокий вдох, на несколько мгновений задержал дыхание, позволяя себе почувствовать напрягшиеся мышцы собственного тела, а затем медленно выдохнул и открыл глаза.
        Потолок. Полуразрушенный, искусно разрисованный рунами потолок Зала Преобразования. Я чуть повернул голову и скользнул взглядом по книжным стеллажам, на которых играли отсветы от яркого синего пламени, которым горели линии символогической фигуры астробломира, в центре которого я сейчас лежал на спине.
        Похоже, мне всё-таки удалось вернуться в реальность.
        Кривясь от блуждающей по всему телу боли, я тяжело приподнялся и сел, внимательно прислушиваясь к себе. Странное ощущение - я словно стал меньше… и шея какая-то короткая…
        Я поднял руку к лицу и удивлённо вскинул брови. Надо же, у меня теперь обычные, гуатовские руки. Даже когтей нет. И крыльев. Это так… непривычно.
        Я нахмурился. Нет, неправильно мыслю. Ведь это тело мне знакомо - именно в нём я возродился в Колыбели, воплотившись в Древнире. Оно человеческое, и имя мне - Саргон.
        Я усмехнулся и перевёл взгляд на дриарилловую левую руку.
        Да, всё верно. Я - Саргон, и я - лимрак. Видимо, после слияния со вторым существом после страгена мне потребуется чуть больше времени на адаптацию. Но вот что странно - если я сейчас в своём человеческом обличии, то что же за тело было там, в глубине моего подсознания? В нём словно было всё от поглощённых мною существ… Быть может, дриар даст на это ответ?
        Я потянулся мыслью к артефакту и ознакомился с последними оповещениями:
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “СЛИЯНИЕ II”!
        ВЫ РИСКНУЛИ ПОСТУПИТЬСЯ СОБСТВЕННЫМ “Я” И ПОШЛИ НА НЕОБРАТИМОЕ СЛИЯНИЕ СОЗНАНИЙ УЖЕ ВО ВТОРОЙ РАЗ. ЛИМРАКИ РЕДКО ИДУТ НА ПОДОБНЫЙ ШАГ, ПРЕДПОЧИТАЯ ПОДАВЛЯТЬ ВОЛЮ ПОГЛОЩЕННЫХ ЖЕРТВ И ПОЛНОСТЬЮ СТИРАТЬ ИХ ЛИЧНОСТЬ. НО ВЫ ПОСТУПИЛИ ТАК, А НЕ ИНАЧЕ, И ЭТО ВАШ ВЫБОР. К ТОМУ ЖЕ, КАК ГЛАСЯТ ЛЕГЕНДЫ, ИДУЩИЕ ПО ПУТИ СИМБИОЗА ЛИМРАКИ В БУДУЩЕМ СПОСОБНЫ ПРИНИМАТЬ ОСОБУЮ БОЕВУЮ ФОРМУ, КОТОРАЯ ЗАВИСИТ ОТ ПОГЛОЩЁННЫХ ИМ РАНЕЕ СУЩЕСТВ - И ЕСЛИ ЭТО ПРАВДА, ТО ВАШ РИСК ВПОЛНЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОПРАВДАН.
        НАГРАДА: +2 РАЗУМ, +2 СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР, +2 % СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ К АСПЕКТАМ “ПСИОНИКИ”.
        Боевая форма…
        Я задумчиво склонил голову.
        Выходит, когда боевая форма разблокируется, я смогу превращаться в то существо? Любопытно. И со сколькими, интересно, мне надо слиться, чтобы открыть такую способность?
        Ладно, оставим это на будущее. Сейчас же меня интересуют результаты последнего слияния.
        СПИСОК МЕТАМОРФА:
        Раса: Лимрак.
        Изначальная подраса: Человек, северянин (сопротивление естественному холоду 50 %).
        Инициированная подраса (25 % от количества доступных пустаров, возврат из этого образа бесплатен): Страген Севирот(чёрная крыса)  - Положительные аспекты: естественное оружие (клыки, когти), острый нюх, способность к лазанью и плаванию, гибкость, ловкость и выносливость, улучшенная скорость и сила прыжка, хорошие показатели выживания и приспособляемости, чувство яда, малая потребность в воде; Негативные аспекты: чужак, отсутствие языка, повышенная уязвимость к ментальным, психическим и магическим воздействиям, вечный голод.
        ПОГЛОЩЕННЫЕ СУЩЕСТВА:

1 - Чёрная виверна Дэйра.
        Положительные аспекты: естественное оружие (клыки, когти, хвост), естественная броня (чешуя), способность к полёту (крылья), острый нюх, острое зрение, способность к лазанью, повышенная сила и выносливость, волшебный правый глаз.
        Негативные аспекты: большие размеры (по крупной цели легче попасть), штраф к скрытности (сложнее остаться незамеченным), неумение плавать, плохой слух, долгое насыщение (требуется больше воды и еды), боязнь огня, ненависть к людской расе.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “РАЛИЯ”!
        СТАВ С ВИВЕРНОЙ ДЭЙРОЙ ЕДИНЫМ ЦЕЛЫМ, ВМЕСТЕ С ЕЁ ВОСПОМИНАНИЯМИ ВЫ ТАКЖЕ ВЗЯЛИ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ОТЫСКАТЬ И СПАСТИ ЕЁ НАЗВАННУЮ СЕСТРУ - ДРАКОНОРОЖДЕННУЮ РАЛИЮ. ВАМ ТОЧНО ИЗВЕСТНО, ЧТО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД ОНА ВЫЖИЛА, НО ВОТ О ЕЁ ДАЛЬНЕЙШЕЙ СУДЬБЕ АБСОЛЮТНО НИЧЕГО НЕИЗВЕСТНО. ВОЗМОЖНО, ВСПЛЫВШИЕ В ПАМЯТИ ИМЕНА ПОМОГУТ ВАМ В ПОИСКАХ: МАГНУС И ХАЙНА ХАБЕРХАНДЫ, БАРОН ХОРЛАФ.
        НАГРАДА: РАЛИЯ ЖИВА - СКРЫТО, УНИКАЛЬНО; РАЛИЯ МЕРТВА - СКРЫТО.
        ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ ЗАДАНИЯ: РАСКОЛ ДУШИ.
        Нда. Что-то мне совсем не хочется проверять, что такое “Раскол Души”.
        Мой взгляд невольно вновь скользнул по имени сестры и моё сердце тут же заныло, когда я вспомнил её маленькое тело, беспомощно лежащее на земле.
        Я найду тебя, Ралия. Клянусь Древними, я тебя разыщу во что бы то ни стало…
        Сглотнув, мне с трудом удалось взять себя в руки и продолжить изучение дриара.
        А это что такое? Неужели мне теперь доступны свойства волшебного глаза, которым я обладала? А ну-ка…
        АРТЕФАКТ “ГЛАЗ ВСЕВИДЯЩЕГО ОХОТНИКА”.
        РАНГ: ВАРЛЕОНТОВЫЙ.
        ПРОЧНОСТЬ: 10 000.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) ВЛАДЕЛЕЦ АРТЕФАКТА ПОЛУЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫБРАТЬ И РАЗВИВАТЬ ГРАНЬ “МЕТКА ОХОТНИКА”;

2) ВЛАДЕЛЕЦ АРТЕФАКТА ПОЛУЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫБРАТЬ И РАЗВИВАТЬ РЕЖИМ “ВИДЕТЬ НЕЗРИМОЕ”;

3) ВЛАДЕЛЕЦ АРТЕФАКТА ПОЛУЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫБРАТЬ И РАЗВИВАТЬ РЕЖИМ “ДАЛЬНОЗОРКОСТЬ”;

4) ВЛАДЕЛЕЦ АРТЕФАКТА ПОЛУЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫБРАТЬ И РАЗВИВАТЬ РЕЖИМ “НОЧНОЕ ЗРЕНИЕ”.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА УНИКАЛЬНАЯ СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “МЕТКА ОХОТНИКА”!
        КАЖДЫЙ НОВЫЙ ТАКТ ГРАНИ ПОЗВОЛЯЕТ ОТМЕЧАТЬ НОВУЮ ЦЕЛЬ ОСОБОЙ МЕТКОЙ, КОТОРАЯ ПОДСВЕЧИВАЕТ ЕЁ ДЛЯ ВАС, А ТАКЖЕ ПОЗВОЛЯЕТ ОТСЛЕЖИВАТЬ ВСЕ ЕЁ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В РАДИУСЕ, ЗАВИСЯЩЕМ ОТ РАЗВИТИЯ ГРАНИ - КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ РАВЕН +10 МЕТРАМ К РАДИУСУ. АРТЕФАКТ РАБОТАЕТ ПО ПРИНЦИПУ ДРИАРА, ТАК ЧТО ВАМ НЕ НУЖНО ПОСТОЯННО СЛЕДИТЬ ЗА ОТМЕЧЕННОЙ ЦЕЛЬЮ - ДАННЫЕ О НЕЙ И ЕЁ ДЕЙСТВИЯХ БУДУТ ПОСТУПАТЬ НАПРЯМУЮ В ВАШЕ СОЗНАНИЕ. ЕСЛИ ЖЕ ЦЕЛЬ ПРИМЕНИТ ЗАКЛИНАНИЕ ИЛИ АРТЕФАКТ СО СВОЙСТВОМ “НЕВИДИМОСТЬ”, ТО ЕЁ ОБНАРУЖЕНИЕ ВОЗМОЖНО ПРИ ПОМОЩИ АКТИВАЦИИ РЕЖИМА “ВИДЕТЬ НЕЗРИМОЕ”.
        ВНИМАНИЕ! ПРИ АКТИВАЦИИ РЕЖИМА ПРОИСХОДИТ СРАВНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ “СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР” + %, РАВНЫЙ ТАКТУ РАЗВИТИЯ РЕЖИМА, ДЛЯ ЗАКРЕПЛЕНИЯ ОТМЕТКИ НА СУБЪЕКТЕ. ЕСЛИ ЖЕ ВАШИ ПОКАЗАТЕЛИ СЛАБЕЕ, ЧЕМ ПОКАЗАТЕЛИ ЦЕЛИ, ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ УСТАНОВИТЬ МЕТКУ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАН ДЛЯ ВЫБОРА И РАЗВИТИЯ СТОТАКТОВЫЙ РЕЖИМ “ВИДЕТЬ НЕЗРИМОЕ”!
        ДАННЫЙ РЕЖИМ ПОЗВОЛЯЕТ ВИДЕТЬ МАГИЮ, НЕВИДИМОЕ И СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ, СКРЫТОЕ ОТ ОБЫЧНЫХ ГЛАЗ. КАЖДАЯ СЕКУНДА АКТИВАЦИИ РЕЖИМА НА ПЕРВОМ ТАКТЕ ОБХОДИТСЯ В 100 ПУСТАРОВ, ДАЛЕЕ КАЖДЫЙ ТАКТ СНИЖАЕТ СТОИМОСТЬ НА 1 ПУСТАР, ВПЛОТЬ ДО ОДНОГО ПУСТАРА ЗА СЕКУНДУ АКТИВАЦИИ НА СОТОМ ТАКТЕ РЕЖИМА.
        СТОИМОСТЬ РАЗВИТИЯ КАЖДОГО ТАКТА ИДЕНТИЧНО ЦЕНЕ РАЗВИТИЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ.
        ВНИМАНИЕ! ПРИ АКТИВАЦИИ РЕЖИМА ПРОИСХОДИТ СРАВНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ “СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР” + %, РАВНЫЙ ТАКТУ РАЗВИТИЯ РЕЖИМА, ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЕ СКРЫТЫХ ОБЪЕКТОВ. ЕСЛИ ЖЕ ВАШИ ПОКАЗАТЕЛИ СЛАБЕЕ, ЧЕМ ПОКАЗАТЕЛИ ЦЕЛИ, ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ ЕЁ УВИДЕТЬ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАН ДЛЯ ВЫБОРА И РАЗВИТИЯ СТОТАКТОВЫЙ РЕЖИМ “ДАЛЬНОЗОРКОСТЬ”!
        ДАННЫЙ РЕЖИМ ПОЗВОЛЯЕТ УВЕЛИЧИВАТЬ ДОСТУПНУЮ ДАЛЬНОЗОРКОСТЬ, ПОПРОЦЕНТНО УВЕЛИЧИВАЯ ПОКАЗАТЕЛИ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ “ЗРЕНИЕ” - НА +1 % ЗА КАЖДЫЙ ТАКТ РАЗВИТИЯ РЕЖИМА. КАЖДАЯ СЕКУНДА АКТИВАЦИИ РЕЖИМА НА ПЕРВОМ ТАКТЕ ОБХОДИТСЯ В 100 ПУСТАРОВ, ДАЛЕЕ КАЖДЫЙ ТАКТ СНИЖАЕТ СТОИМОСТЬ НА 1 ПУСТАР, ВПЛОТЬ ДО ОДНОГО ПУСТАРА ЗА СЕКУНДУ АКТИВАЦИИ НА СОТОМ ТАКТЕ РЕЖИМА.
        СТОИМОСТЬ РАЗВИТИЯ КАЖДОГО ТАКТА ИДЕНТИЧНО ЦЕНЕ РАЗВИТИЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАН ДЛЯ ВЫБОРА И РАЗВИТИЯ СТОТАКТОВЫЙ РЕЖИМ “НОЧНОЕ ЗРЕНИЕ”!
        ДАННЫЙ РЕЖИМ ПОЗВОЛЯЕТ ВИДЕТЬ В ОБЫЧНОЙ И МАГИЧЕСКОЙ ТЬМЕ. КАЖДАЯ СЕКУНДА АКТИВАЦИИ РЕЖИМА НА ПЕРВОМ ТАКТЕ ОБХОДИТСЯ В 100 ПУСТАРОВ, ДАЛЕЕ КАЖДЫЙ ТАКТ СНИЖАЕТ СТОИМОСТЬ НА 1 ПУСТАР, ВПЛОТЬ ДО ОДНОГО ПУСТАРА ЗА СЕКУНДУ АКТИВАЦИИ НА СОТОМ ТАКТЕ РЕЖИМА.
        СТОИМОСТЬ РАЗВИТИЯ КАЖДОГО ТАКТА ИДЕНТИЧНО ЦЕНЕ РАЗВИТИЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ.
        Надо же, какое полезное приобретение. Жаль только, что работать оно будет лишь когда я окажусь в форме виверны. Но артефакт, без сомнений, замечательный.
        Все остальные оповещения касались полученных за битву униаров. А накопилось их у меня в расходнике уже немало - целых 1 110 971 униар, из которых, правда, 294 000 уже ушло в “Синхронизацию памяти”, что повысило её до тридцатого такта. Так что, по факту, у меня остаётся 816 971 униар.
        Оторвавшись на мгновение от дриара, я покосился на сверкающие шары оповещений, зависшие в воздухе на самой границе астробломира. Думаю, ещё несколько минут, которые у меня уйдут на распределение очков Силы, они могут и подождать.
        Что ж, приступим.
        В первую очередь поднимаю до сорокового такта “Хищение”, чтобы поглощать 4 % с Несгораемого Запаса убитых врагов - на это уходит 324 000.
        В “Лидерство” тоже хорошо вложился - 305 000, чтобы поднять его до 35 такта.
        В “Бугай” ушло 74 000, подняв его до 20 такта - +20 % к Единицам Жизней мне не помешает.

“Схроновая Рунирная Система” повышается всего на один такт, до 21, за 21 000 униаров.
        Синхронизацию атрибутов, граней, навыков и специализаций у лимрака тоже разовью на плюс один такт - по 19 000 униаров на каждый, и итого потрачено 76 000 в общем.
        Немного подумав, всё же прокачал “Метку охотника” на 2 такта за три тысячи униаров - это позволит мне отмечать две цели и следить за ними в радиусе двадцати метров. Лишним не будет.
        Остаток униаров влил в Специализацию “Длинные мечи”, повысив их на два такта до 67 - итого минус 13 300.
        Хм. Вот, собственно, и всё. Подтверждаю распределение.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ДОСТИГЛИ НОВОГО РАНГА - “ГЕРОЙ”!
        ВАМ НАЧИСЛЕН ОДИН ОСОБЫЙ СГОРАЕМЫЙ ПУНКТ - РАСПРЕДЕЛИТЕ ЕГО ДО ОКОНЧАНИЯ РАБОТЫ С ДРИАРОМ, ИНАЧЕ ОН БУДЕТ УДАЛЁН!
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “НОВЫЙ РУБЕЖ VI”!
        ПРЕОДОЛЕВ МНОЖЕСТВО ОПАСНОСТЕЙ, ВЫ СМОГЛИ ПРОЙТИ ПУТЁМ СИЛЫ И ДОСТИЧЬ НОВОГО ЗНАЧИМОГО РУБЕЖА - 1000 СТУПЕНИ! НЕ ОТКЛОНЯЙТЕСЬ ОТ НАМЕЧЕННОЙ ЦЕЛИ, СТРЕМИТЕСЬ К ЕЩЁ БОЛЬШЕМУ МОГУЩЕСТВУ И, ВОЗМОЖНО, ИМЕННО ВАМ БУДЕТ ОТКРЫТА ДОРОГА ДРЕВНИХ!
        НАГРАДА: +15 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ; +1 ОСОБЫЙ ХРАНИМЫЙ ПУНКТ.
        А вот этого я, признаться, уже давно ждал с нетерпением. Теперь, когда у меня есть один Сгораемый и один Хранимый особый пункт, я, наконец, мог взять самые дорогие грани, которые были в моём списке.
        Да, в прошлый раз, когда был получен новый ранг “Ветеран”, я нещадно сглупил, потратив ОСП и ОХП на, по сути, дешевые грани, вместо того, чтобы вложиться в дорогостоящие. Теперь же я такой ошибки не допущу.
        ВНИМАНИЕ! ЗА ОСОБЫЙ СГОРАЕМЫЙ ПУНКТ ПРИОБРЕТЕНА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СОМАТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 3 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.
        СТОИМОСТЬ: 500 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ АКТА ТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ СОМАТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ. ОТНЫНЕ ВЫ МОЖЕТЕ КОЛДОВАТЬ НЕ ПОЛЬЗУЯСЬ ЖЕСТАМИ.
        ВНИМАНИЕ! ЗА ОСОБЫЙ ХРАНИМЫЙ ПУНКТ ПРИОБРЕТЕНА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ВЕРБАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 4 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”, НАЛИЧИЕ ГРАНИ “СОМАТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ”.
        СТОИМОСТЬ: 750 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ АКТА ТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ ВЕРБАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ. ОТНЫНЕ ВЫ МОЖЕТЕ КОЛДОВАТЬ НЕ ПОЛЬЗУЯСЬ СЛОВОМ.
        Вот так одним махом я сэкономил себе 1 250 000 униаров и получил возможность колдовать без жеста и словесного активатора. С тактической точки зрения просто нереальное преимущество. Теперь бы ещё сократить время сотворения того же телепорта, а то сейчас его активация занимает аж 21,07 секунд и стоит 965 пустаров на один прыжок. Да меня сто раз убить успеют, пока я его плести закончу…
        Ладно, это всё лирика. По факту я теперь владелец 1082 ступени и у меня сейчас 241 Очко Атрибутов ждут распределения. Вот ими я сейчас и займусь.
        Сейчас, вспоминая свою жизнь виверны, я понимаю, что мой “Разум” был хоть и весьма неплохо развит, но вот “Сила Духа / Характер” была невообразима слаба. Именно поэтому я была легко подвержена страстям, слабо контролировала себя, а значит, была обречена на вечное поражение. Так что сколь бы я не была умна, но ярость и ненависть поглотили мой разум, мешая трезво мыслить. Ведь в тот день, когда был уничтожен цирк Хаберханда, я отдалась кровавому безумию, которое так сильно затмило мой взор, что из-за него я и не заметила, что Ралия всё ещё жива. Теперь же как таковой проблемы не было - будучи Саргоном я как раз делал упор на “Ловкость”, “Разум” и “Силу Духа”, поэтому не буду пока отходить от данной тактики.
        СИЛА: 695 + 25 = 720
        ЛОВКОСТЬ: 940 + 75 = 1015
        РАЗУМ: 747 + 82 = 829
        СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР: 1042 + 30 = 1072
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 691 + 29 = 720
        Заверив изменения, я разорвал связь с дриаром и отдался новой волне трансформации, которая перестроила моё тело в соответствии с новыми Атрибутами. Боль смешалась с неземным удовольствием и блаженством, сладостной истомой растёкшейся по мышцам. Усталость мгновенно отступила, сознание очистилось и я с улыбкой вскочил на ноги. С хрустом потянувшись, потратил несколько мгновений на осмотр самого себя и отметил, что моя человеческая форма стала выше и шире в плечах, не говоря уже про увеличившиеся мускулы. Приятное ощущение всесилия будоражило и вдохновляло, но я также понимал, что мою броню, скорее всего, придётся всю переделывать и подгонять под новые размеры. Но это всё потом, сейчас же у меня совершенно другие заботы.
        Подойдя к парящим сферам оповещения, протянул руку и они, одна за одной, влились в неё, передавая напрямую в моё сознание записанную в них информацию.
        Глава 8. Часть 2


        - Лядь!  - вырвалось у меня, едва последний шар исчез в яркой вспышке, оставив после себя облачко сверкающих искр. Я тут же активировал “Вторую кожу” и, облачившись в гражданский комплект, ставший мне довольно тесноватым, быстро достал из схроновой сумки распер и активировал его.
        - Говорит трогранд Саргон! Офицеры старшего звена, доложите обстановку на поле боя!
        Несколько мгновений тишины, а затем из волшебного камня связи раздаётся донельзя раздраженный голос Демонариума, приглушенный звоном стали и грохотом бушующего сражения:
        - Да вы шутите?! Неужели до нас снизошел сам великий трогранд?! Этж чудо из чудес, не иначе!
        Не успел я отреагировать, как в разговор вмешался Кривглазиан:
        - Расслабься, Дэм. Просто нашему трогранду нужно было время, чтобы переварить одну весьма здоровую виверну.
        - Переварить кого???
        - Отставить!  - рявкнул я.  - Каково положение на данный момент?
        В ответ раздался чёткий и спокойный голос Сиэрда:
        - Осада замка длится уже пять часов. Потери терпимые. Пока что нам удаётся вполне успешно отражать агрессивные атаки врага, хотя и имеются отдельные случаи прорыва обороны. Но на данный момент наше положение осложнено вмешательством тролля - он достиг главных ворот и сейчас осуществляет их взлом. Силзверские колдуны поддерживают его магической защитой, которую мы нивелируем собственной волшбой - это противостояние привело к тому, что участок перед вратами недоступен ни для нас, ни для врага. Троллю же хватает собственной брони, регенерации и малого лечения, которое ему предоставляют противники. Так что если всё будет так продолжаться и дальше, то мы потерям врата. Также, согласно специальному приказу, отряды потрошителей по мере возможности ведут сбор и обработку тел убитых силзверов.
        Пока я переваривал услышанное, Демонариум проворчал:
        - Всё именно так и есть. Эта тварь меня бесит своей сопротивляемостью к магии! Где они вообще его откопали? Ах да! Это же ты, Саргон, не добил этого выродка в прошлый раз! Некачественно работу выполняем, батенька, некачественно! Может, ты сделаешь нам всем одолжение и закончишь начатое?
        Я замер, а затем поднял взгляд к потолку.
        - Магистр Кривглазиан, а вы можете удалённо открыть мне выход из подземелий в свою башню?
        Из распера вырвался неразборчивый шум, а затем маг прокряхтел:
        - Слушай, Саргон, не так давно ты без всякого напряжения называл меня на “ты” и звал по имени, так что давай оставим подобное дружеское обращение и дальше. Что же касается твоего вопроса - да, могу. Каков план?
        Я сорвался с места и помчался в сторону выхода из Зала Преобразования, ответив уже на бегу:
        - Возвращаться в замок по тоннелю слишком долго, поэтому я выберусь наружу отсюда, обращусь в виверну и избавлюсь от тролля! Так что когда увидите большую чёрную виверну с дриарилловой левой лапой, то постарайтесь не сбить её на подлёте!
        - Добро! Дверь разблокировал. Ждём.
        Закинув распер обратно в сумку, я побежал по хорошо знакомым коридорам и вскоре достиг первой лестницы.
        Выходит, если бой за замок идёт уже столь продолжительное время, то слияние с виверной заняло больше двенадцати часов. Это плохо - если так будет продолжаться и дальше, то весь процесс закрепляющей трансформации является моим самым уязвимым местом. И пока что вижу только один выход - нужно усиленно развивать способности лимрака и атрибуты, чтобы сократить время своей беспомощности. Ведь это здесь, в скрытых подземельях Кривглазиана, я мог безопасно переждать обращение, но что будет, когда подобное произойдёт за пределами Рэйтерфола? Не очень-то хочется попасться в эти мгновения тому, кто ненавидит лицеделов…
        Добравшись до первой подземной галереи, миновал пропитавшуюся горелой плотью и духами столовую, и спустя несколько минут остановился у массивной магической двери, ведущей в башню колдуна. Удивительно, но после столь стремительного забега я даже не запыхался - возросшие показатели выносливости продолжают давать свои плоды, что не может не радовать.
        Приоткрыв дверь на длину пальца, внимательно прислушался. Не услышав ничего подозрительного, принюхался было, но потом сообразил, что в облике человека вряд ли удастся учуять врагов. Не став больше медлить, покинул подземелья, плотно закрыл за собой вход и поднялся по винтовой лестнице на первый этаж. Вокруг всё было также заброшено и захламлено, повсюду властвует пыль, а входная дверь распахнута и сиротливо висит на одной петле. Пригнувшись, крадусь к окнам и осторожно выглядываю - моему взгляду открылся пустынный двор, да и по другую сторону улицы тоже никого не было. Видимо, почти все силзверы сейчас в бою. Это хорошо.
        Более не таясь, я выбежал наружу, быстро осмотрелся и выбрал самое высокое здание из ближайших, с плоской крышей. Через миг уже привычная боль сковывает всё тело, за секунды вырастает чёрная шерсть, с хрустом перестраиваются кости черепа, руки и ноги. Едва трансформация в страгена завершается, делаю стремительный разбег и прыгаю на стену дома, отталкиваюсь лапами от подоконника первого этажа и цепляюсь когтями за подоконник второго. Взгляд цепко замечает любой полезный выступ или щель, а дальше тело действует само - подтянуться, ухватиться, упереться ногами и перераспределить вес, активно помогая себе при этом хвостом. За считанные мгновения я достиг края крыши и залез на неё, тут же растянувшись на животе и пристально осматриваясь.
        Надо признаться, зрелище довольно завораживающее: над возвышающимся в центре города замком клубятся чёрные тучи, в которых сверкают разноцветные магические вспышки и ветвятся ослепительные молнии, грохот от которых доносится даже досюда. Во всём этом хаосе были также едва различимы фигуры летающих врагов, но дать им оценку и понять кто есть кто сейчас было практически невозможно.
        Поднявшись на ноги, я прошел на середину крыши и начал своё первое сознательное обращение в виверну: как только рассеянная в пространстве пустарная энергия начала вливаться в меня, становясь свежей плотью, ужасающая боль скрутила каждую мышцу. Шея, лапы, морда и хвост стали вытягиваться, грудь раздалась вширь, кости затрещали и я с криком рухнул на пол. Позвоночник удлинялся, причиняя неимоверные страдания, шерсть стекала чёрными чернилами, заменяясь на плотно подогнанную чешую, когти росли вместе с пальцами, а вместо выпадающих крысиных клыков в новой челюсти появлялись большие острые зубы. И когда между боком и лапами окончательно сформировались плотные перепонки кожистых крыльев, я запрокинул морду к небесам и из глотки вырвался оглушительный, протяжный и полный торжественного величия рёв.
        Шумно выдохнув воздух, я опустил голову и посмотрел суженными щелками зрачков на возвышающуюся над крышами громадину замка. Что ж, пора совершить визит вежливости и помочь защитникам избавиться от одного незваного гостя, что ломится к ним в дом.
        Ощерившись, я сделал было несколько шагов к краю крыши, но вдруг в задумчивости остановился.
        А, собственно, зачем мне им помогать? С какой стати? Пусть эти жалкие гуаты справляются сами! У меня же есть куда более важные заботы.
        Я повернула голову и устремила взгляд в сторону леса.
        Ралия… Вот кому по настоящему требуется моя помощь. Моя семья, моя маленькая сестричка, чья надежда на спасение умирала с каждым днём все эти годы! Разве я могу позволить себе отвлекаться от её поисков ради помощи каким-то жалким людишкам? Нет! Пусть пожинают плоды своей жестокости и умирают в страданиях! Такова истинная справедливость!!!
        Я развернулась к замку спиной и уже расправила крылья, готовясь покинуть этот город силпатов раз и навсегда, как мою голову пронзила резкая боль. Завопив, я схватилась за неё лапами и упала, не в силах устоять на ногах.
        Это… это всё неправильно! Да, гуаты заслужили страдание и смерть за свою кровожадность и неуемную жажду наживы, но и среди силзверов таких ублюдков не меньше! Но разве это повод равнять всех под одну гребёнку?! У каждой расы есть выродки, недостойные дышать и топтать землю! Неужели так сложно понять, что неимоверно глупо обрекать на гибель сотни тысяч невинных за деяния жалких единиц агрессоров?! Когда до тебя дойдёт, что строить своё мнение о целой нации по поведению одного их представителя является ужасающей ошибкой?!
        Боль стихла и я медленно поднялась на ноги.
        И ты забыл кое о чём ещё, Саргон - Ралия отныне моя сестра, но и там, в замке, сейчас сражаются за свои жизни и жизни своих близких те, кто стал за эти месяцы самыми дорогими мне людьми, стал моей семьёй. И я не брошу их, поддавшись слепой ненависти!
        Оскалившись, я ринулся вниз с крыши, расправил крылья, пронёсся над самой землёй и взмыл в небо. Новые мышцы затрещали от напряжения, ветер хлынул в лицо, а сердце радостно забилось от забурлившего в крови адреналина. Чувство свободы и силы будоражили душу, а сознание впервые за долгое время очистилось от сомнений и страха. Достигнув абсолютного единения сознаний и душ с Севиротом и Дэйрой, мне казалось, что отныне любая задача мне по плечу и нет более врагов, способных противостоять нам.
        Несколькими мощными взмахами я поднялся в небеса и полетел в сторону замка. Подо мной мелькали крыши опустевших домов и тянулись вереницы разрушенных улиц, по которым мчались отряды силзверов - кто-то спешил вернуться в бой, а кому-то требовалось лечение и он спешно отступал в тыл. И сейчас, пользуясь удобным моментом, я внимательно наблюдал за врагом с высоты, огибая осаждённый донжон по кругу и с каждым витком медленно приближаясь к его пронзающим чёрные облака шпилям.
        Всё пространство вокруг замка кишело силзверами: они стреляли из луков, выпускали сотни смертоносных заклинаний, пытались пробиться в окна и лезли на стены, а крылатые монстры раз за разом атаковали крышу и верхние этажи. Но зверосилпаты, несмотря на всю свою первобытную ярость, не могли сломить оборону и прорваться сквозь отчаянно сражающихся защитников Рэйтерфола, которые в ответ выливали из разбитых окон потоки пламени и закидывали врагов огненными шарами, волшебными стрелами, молниями и ледяными иглами. Повсюду стоял гул от сотен творимых заклятий, магия сталкивалась с магией, каждое мгновение загорались и гасли разлетающиеся в клочья магические щиты, звенела сталь и воздух сотрясали крики умирающих.
        И посреди всего этого хаоса остался нетронутым единственный клочок свободного пространства - территория перед главными воротами подвергалась усиленной магической атаке с обеих сторон, сверкали стихийные барьеры и горела сама земля, на которой, не обращая внимания на творящееся вокруг безумие, стоял серокожий великан. Его могучие, перевитые мышцами мускулистые руки неустанно поднимались и со всей силы обрушивались на двустворчатые врата, так что от огромных кулаков по дереву расходилась паутина глубоких трещин. Но чародеи Рэйтерфола трудились в поте лица, восстанавливая повреждённые участки после каждого удара. Пока что им удаётся сдерживать натиск живого тарана, но если его не остановить, то рано или поздно ему всё-таки удастся пробиться внутрь.
        Не отрывая взгляда от тролля, я использовал “Глаз всевидящего охотника” и активировал “Метку охотника” - руны в моём магическом зрачке вспыхнули и фигуру гиганта тут же обволокло синее сияние, и пока он был в радиусе действия артефакта, я точно знал обо всех его действиях и мог отслеживать каждое движение. Но едва я удалился дальше двадцатиметровой зоны, как дриар сообщил мне о том, что горный тролль пропал из сферы влияния и работа метки возобновиться, когда отмеченный противник в неё вернётся.
        Вот оно как! Выходит, я могу отметить врага и забыть о нём, пока он вновь не окажется в радиусе действия артефакта! Чертовски полезное свойство. Хотя не стоит забывать, что противник может скинуть метку, если его атрибуты будут превышать мои или если он применит невидимость. А может, есть и ещё какие-то способы избавиться от подобной слежки, пока мне неизвестные…
        Я ещё раз облетел замок по кругу, избегая столкновений с летающими силзверами, чтобы рэйтерфолцы уж точно меня заметили и передали приказ не атаковать, а поддерживать. Парящие же вокруг враги, опьянённые кровью и азартом сражения, не сразу поняли, что появившаяся чёрная виверна не является одной из них, а когда до них это дошло, уже было слишком поздно.
        Обогнув горящую башню, я вновь увидел тролля, сложил крылья и в стремительном пикировании ринулся прямо к нему. Из моей глотки вырвался бешеный рёв, прокатившийся по полю битвы, и услышавший его горный гигант перестал ломиться в двери замка. Повернув голову и на отрывая от меня взгляда, он отошел от врат, а затем грузно сдвинулся с места и побежал мне навстречу.
        Миг - и мы сшиблись с оглушительным грохотом, словно две нерушимых скалы. Я врезался в серую тушу тролля плечом, вложив в удар весь свой вес и силу разгона. От столкновения из груди моментально выбило воздух, кости затрещали, а в глазах помутилось. Несколько мгновений вцепившегося в меня великана волокло назад, а потом он завалился на спину, взметнув кучу земляных ошметков, и я, перекувыркнувшись, полетел дальше, тяжело рухнув в нескольких метрах от него. Меня протащило по разрушенной брусчатке, перекручивая и подбрасывая от ударов, а когда эта безумная карусель прекратилась, я приподнялся на дрожащих лапах и оглушенно потряс головой. Моё зрение ещё не до конца восстановилось, но даже без него я, благодаря метке охотника, точно знал, что тролль сейчас находится недалеко от меня и ему уже почти удалось встать на ноги.
        До чего же ты живучий Лядский сын!!!
        Чтобы опередить его и нанести упреждающий удар, мне пришлось полностью довериться магическому глазу.
        Зарычав, делаю рывок вперёд и со всего маху атакую хвостом поднявшегося врага - длинное острие с хлёстким звуком вспарывает левую щеку тролля, разрубая скулу, верхнюю челюсть и носовые кости. Хлынула кровь и ревущий гигант отшатнулся, схватившись ладонью за изувеченное лицо. Ни медля ни мгновения я совершаю молниеносный прыжок и моя дриарилловая лапа со свистом разрезает воздух, вонзается в грудь горного великана и разрывает бронированную плоть от плеча до пояса, оставляя после себя длинные кровавые раны.
        Однако, несмотря на жуткую боль, тролль не отступает и не теряет самообладания - он сжимает громадную ладонь в кулак, делает шаг навстречу и с силой бьёт меня в морду. От удара мою голову отбрасывает в сторону, в ушах селится оглушающий гул, но я невероятным усилием заставляю себя прикрыться полудриарилловым крылом и благодаря этому блокирую следующий удар сверху сцепленными в замок руками. Яростно кричащий великан успевает совершить атаку ещё раз, а затем я отталкиваюсь задними лапами и делаю стремительный бросок вперёд, обрушиваюсь на противника всем телом и падая вместе с ним на землю.
        С кровожадным предвкушением я поднимаю над троллем голову, оскаливаюсь и в резком рывке пытаюсь сомкнуть клыки на его горле, но гигант вдруг хватает меня за вытянутую морду одной рукой. Не успел я опомниться, как его вторая ладонь крепко вцепилась в нижнюю челюсть и он тут же с усилием стал тянуть руки в разные стороны, стремясь разорвать мою затрещавшую от боли пасть.
        Ну уж нет, тварь! Так просто ты меня не одолеешь!!!
        Я сжал его правый локоть дриарилловой лапой и вонзил в него стальные когти. Из глотки тролля вырывается вопль боли и он на мгновение ослабляет хватку - я тут же высвобождаю челюсть и впиваюсь клыками в шею великана, наслаждаясь хлынувшей в рот кровью врага. Но упорный гигант сдаваться не спешил - в отчаянной попытке освободиться он нашарил ладонью мой волшебный глаз и вдавил в него большой палец.
        Мне повезло - будь на месте артефакта настоящий глаз, боль была бы во сто раз сильнее. Сейчас же я просто посильнее сжал челюсти и резко рванул их на себя, вырывая из глотки кусок плоти. С удовольствием проглотив кровоточащее мясо, собираюсь вновь вгрызться во врага, как меня неожиданно что-то хватает за хвост и тащит назад, стягивая с тролля. Вспарывая землю когтями в тщетной попытке остановиться, я с рёвом поворачиваю голову и вижу вцепившегося в меня однорогого циклопа. Не успел я опомниться, как этот монстр вдруг напряг мышцы и сделал стремительный рывок, полуоборачиваясь вокруг себя и волоча меня следом - мои лапы внезапно отрываются от земли, я взмываю в воздух и через мгновение со всего маху врезаюсь в стену замка, а затем падаю на землю.
        Оглушенный и дезориентированный болью, я трясу башкой и стараюсь лихорадочно прийти в себя, но циклоп не даёт мне этого сделать, с разбегу нанося удар коленом в голову и впечатывая её в стену. Потом этот выродок продолжает бить меня кулаками и ногами, но моё поплывшее сознание почти не замечает их, лишь изредка посылая в мозг болевые команды от истязуемого тела. И лишь каким-то чудом мне удалось резко приподняться и врубиться во врага боком, оттолкнув его в сторону и получив несколько столь желанных мгновений передышки.
        Увы, я слишком поздно заметил вернувшегося тролля - теперь уже он схватил меня за хвост и рывком подтащил к себе, а затем наклонился, крепко сжал моё горло своей широченной ладонью и с рёвом поднял повыше, с силой приложив спиной к стене.
        С трудом втягивая воздух в горящие лёгкие, я скосил взгляд на его лицо и увидел, что оставленные мной раны уже почти затянулись.
        Лядь! До чего же бешеная регенерация у этого монстра!
        Пытаюсь достать до ещё открытой раны на шее правой лапой, но тролль грубо перехватывает её и тоже прижимает к стене. Тогда я втыкаю ему в подмышку дриарилловые когти - горный великан ревёт от боли, но захват не ослабляет.
        И тут я замечаю второго противника - взявший разбег циклоп несётся прямо на меня, наклонив голову и нацелившись рогом. Я отчаянно пытаюсь вырваться, но тщетно - через мгновение разогнавшийся гигант достигает цели и острый костяной шип пробивает мою грудь, прошивая чешую и кости. Я завопил от жуткой боли, чувствуя, как острие рога проломило защитный костяной панцирь, в котором заключено моё сердце, и теперь торчит в нём, с каждым мигом погружаясь всё глубже.
        А эти подонки явно знали, где расположено сердце виверны, и что так просто до него не добраться… Ублюдки…
        Циклоп напряг мышцы и вдавил рог дальше, уперевшись лапами в землю и приподнимая голову, а тролль ещё сильнее сжал руку на моём горле, перекрывая остатки воздуха.
        Захрипев, я стал бить Коллапсом по голове и шее одноглазого монстра, но дриарилловые когти оставляли на его естественном пластинчатом панцире лишь глубокие борозды.
        Лядь… Крепкий, зараза… Ладно бы один, но против двоих таких страшил я явно не сдюжу…
        И тут я ощутил, как в меня вливается ручеёк живительного лечения. Видимо, кто-то из замка решил помочь и его заклинание исцеления пробилось сквозь барьеры… Спасибо, конечно, но сейчас это вряд ли поможет и лишь продлит агонию - ведь с раной в сердце долго не живут…
        Агония… Боль… Смерть…
        Один на один… Но против двоих… один…
        Мои закрывшиеся было глаза резко распахнулись.
        Ну уж нет, лядские выродки! Так просто я вам не дамся! Бойтесь, ибо теперь у меня есть ПЛАН! Абсолютно безумный, но полностью в моём стиле, ур-роды!!!
        В сознании вспыхнул активатор выученного за эти недели заклинания и ярко-синие жгуты разрядов начинают обвивать дриарилловую сталь, а через несколько мгновений сверкающий электролуч вырывается на свободу и ударяет прямо в циклопа, отшвыривая его на несколько метров назад. Я же отвернул голову в сторону и взревел от прожигающих чешую молний, чувствуя, как спина вжимается и с треском ломает стену позади меня.
        Как же больно, твою ж Лядь!!!
        Но заклинание задело не меня одного - тролля отбросило в сторону и я, наконец освободившись от захвата, рухнул на землю, оставив после себя глубокую выбоину в стене с расходящимися вокруг неё трещинами. Меня всего трясло, каждая мышца бешено сокращалась от электрических разрядов, а в груди бушевал самый настоящий пожар. Но медлить было нельзя - нужно во что бы то ни стало успеть завершить процесс до того, как циклоп придёт в себя!
        Жадно заглатывая окровавленной пастью воздух, я невероятным усилием преодолел нахлынувшую слабость и пополз к троллю, оставляя за собой окровавленный след из раны. Серый великан уже начал подниматься и встал на колени, когда я собрал все оставшиеся силы и сделал последний бросок, сомкнув клыки на его горле. Оглушительно возопивший гигант попытался оторвать меня от себя, но я лишь сильнее сжал челюсти, а затем встал на задние лапы и навалился на врага, обрушивая его обратно на землю и погребая под собой. Не оставляя ему ни малейших шансов выбраться, я крепко обхватываю дриарилловой лапой его лицо и вонзаю стальной коготь прямо в глаз, вызывая новые крики боли, а потом принимаюсь ожесточенно терзать толстую шею, разрывая тугие жилы и вены.
        Сопротивление захлёбывающегося собственной кровью великана становится всё слабее и слабее, и когда его движения почти замедляются, я вкладываю ровно один униар в “Метаморфа”, развивая его до третьего такта, и активирую появившуюся “Лимрачную Метку” на умирающем тролле.
        А затем я вгрызся в обагрённое кровью горло в последний раз и рывком вырвал клыками шейные позвонки, наслаждаясь при этом хлынувшей в меня силой убитого монстра.
        Заметив краем глаза бегущего к нам однорогого циклопа, я повернул к нему голову и оскалился в зловещей ухмылке.
        А вот теперь мы с тобой развлечёмся, погань! Как следует развлечёмся!
        Бьющееся подо мной в конвульсиях тело начало оплывать и расползаться клейкой чёрной жижей, которая стала тут же медленно и неумолимо, сантиметр за сантиметром, обволакивать и поглощать мои лапы. Я же не стал сопротивляться, полностью отдавшись перевоплощению и погрузившись в бурлящую субстанцию.
        Подбежавший циклоп резко затормозил и стал пораженно наблюдать за тем, как тело виверны оплетают тысячи смолянистых жгутов и она с громогласным, вибрирующим рёвом жуткого монстра сливается с булькающей плотью тролля, превратившегося в истекающий чернильными потоками отвратительный липкий комок.
        А несколько мгновений спустя из этой дряни начало формироваться новое тело - тело горного тролля. Его словно высекал из камня неведомый зловещий скульптор, соединяя несоединимое, а затем придавая этому поначалу несуразному безобразию образ могучего существа, которое он создавал из новой плоти, костей и крови. Подобно истинному художнику он мастерски воплощал в реальность свою кошмарную фантазию, а затем вдохнул жизнь в своё ужасающее творение.
        И когда метаморфоза подошла к концу, его детище, наконец, открыло глаза.
        Огромный горный тролль с дриарилловой левой рукой исподлобья посмотрел на замершего циклопа, и миг спустя его губы медленно растянулись в жуткой ухмылке, от одного взгляда на которую в страхе замирало сердце. А в следующее мгновение великан вдруг срывается с места и с разбегу бьёт стальным кулаком в лицо однорогого врага, низвергая его на землю. Оглушенный противник пытается подняться, но нога бывшего напарника врезается ему в живот - от ужасающего по силе удара циклопа отшвыривает далеко назад и кувыркает по выломанной брусчатке, но ему удаётся перевернуться на живот и упереться лапами в землю, оставляя за собой длинные борозды.
        Окончательно остановившись, бронированный монстр оглушительно взревел и бросился на горняка, принявшись осыпать его градом яростных ударов. Пусть он и был меньше размером, но упорства и силы ему было не занимать, не говоря уже про более прочную броню и повышенную маневренность.
        Они стояли, как две непоколебимые скалы, и обрушивали друг на друга мощнейшие удары, способные ломать многометровые стены, а вокруг них разверзся настоящий ад, сверкали магические молнии, рушились волшебные барьеры, ревели сражающиеся насмерть силзверы и силпаты. Война собирала свою кровавую жатву и Баглорду не было разницы, что защищают и за какие идеалы отдают свои души смертные, наделённые могуществом Древних.
        Тролль ударил стальным кулаком противника в живот, а когда тот невольно согнулся, резко атаковал правым в лицо. Циклоп отшатнулся, но мгновением спустя вновь ринулся в бой, склонив голову и направив рог во вражеское сердце. Великан же как будто именно этого и ждал - стремительно развернувшись боком, он увернулся и острый шип прошелся вдоль груди, оставив кровавую полосу, а затем быстро взял голову циклопа в крепкий захват правой рукой, зажав его между плечом и предплечьем. Рычащий монстр попытался вырваться, бешено дёргаясь и нанося по сопернику хаотичные удары, но тролль, сцепив зубы, не обращал на них внимания. И тут он вдруг хватается дриарилловой ладонью за рог, и в следующее мгновение со всего маху бьёт по нему коленом, вложив в этот удар всю свою немалую мощь.
        Раздаётся оглушительный треск и в руке горного великана остаётся обломок рога, который он без долгих раздумий втыкает в глаз ошарашенного циклопа. От безумного рёва моментально закладывает уши, ручьями хлещет кровь, но продолжающий крепко удерживать бьющегося в агонии бронированного монстра тролль и не думает останавливаться, с каждым мгновением погружая острие всё глубже в голову врага, пока оно, наконец, в финальном резком рывке не проламывает череп и не достигает мозга.
        Когда оставшиеся единицы жизни покидают тело циклопа, его движения замедляются и он обмякает в руках тролля, испуская последний вздох. Но даже после этого могучий великан ещё несколько секунд не отпускал его, а затем перехватил мёртвого врага за голову и одним сильным движением свернул ему шею.
        Тело однорогого циклопа рухнуло под ноги тяжело дышащему горному троллю, который с торжествующей яростью победителя смотрел на поверженного врага.
        А потом вдруг что-то неуловимо изменилось.
        С глаз великана, казалось, спала пелена, он часто заморгал и недоуменно заозирался. Его взгляд в поисках чего-то хаотично метался из стороны в сторону, а затем скользнул вниз и замер на трупе циклопа.
        Пораженный увиденным до глубины души, он стоял чуть приоткрыв рот и не делая ни единого движения. И лишь спустя несколько долгих мгновений он медленно, словно не веря в произошедшее, поднял покрытые кровью ладони к глазам.
        Зрачки тролля расширились, руки охватила дрожь, а лицо перекосилось. А затем из его глотки вырвался пронзительный вопль и он схватился за голову, которую стало буквально разрывать от нестерпимой боли. Он сделал несколько шагов, но его ноги подкосились и великан рухнул на землю. Неконтролируемые конвульсии скрутили его тело, а на серой коже с бешеной скоростью начали выступать многочисленные тёмные волдыри, которые с омерзительным звуком лопались, разбрызгивая вокруг вязкую, маслянистую жижу. И не прошло и нескольких минут, как вся плоть горного тролля превратилась в истекающую чёрной субстанцией гору, которая, тем не менее, пыталась куда-то ползти. Но неожиданно из самого её нутра вылезла человеческая рука, вонзившаяся в землю скрюченными пальцами, и, загребая ногтями грязь с обломками камней, невероятным усилием стала вытягивать из этой огромной булькающей груды своего владельца - сначала появилась вторая, дриарилловая рука, а затем, преодолевая сопротивление цепляющейся за него липкой дряни, наружу вырвалась голова Саргона. Замерев на долю мгновения и жадно глотая ртом воздух, он через миг
скривился от напряжения и упорно пополз дальше, и не останавливался до тех пор, пока в нескольких метрах позади не остался пульсировать медленно растекающийся холм, совсем недавно бывший телом горного тролля.
        И лишь обретя, наконец, свободу, Саргон выгнулся, запрокинул голову к громыхающим небесам и закричал от боли. А затем силы покинули его и он упал на землю, дрожа всем телом и в полубессознательном состоянии наблюдая за яркими магическими вспышками, сверкающим пламенем и бушующими вокруг оглушительными взрывами. И, казалось, он лежал так целую вечность, до тех пор, пока до его слуха, словно преодолевая толщу воды, не пробился далёкий голос:
        - Са..! Держ..! Сарг… он!!!
        Я болезненно нахмурился, всматриваясь в быстро растущее тёмное пятно, от которого доносились резкие, вибрирующие в ушах звуки.
        Что это?.. К… кто?.. Н-не подходи… Не надо…
        Вскоре эта непонятная чернота приблизилась вплотную ко мне и заполонила собой почти всё видимое пространство. Я застонал, пытаясь отползти, но горящие от боли конечности практически не слушались меня.
        Уйди… Сг-гинь… Прошу… Оставьте… Прочь… про…
        - Саргон!  - вдруг ворвался в мою голову пронзительный вопль и поселившийся в ней туман в страхе взметнулся, а потом это странное нечто схватило меня за руку и потянуло куда-то. Я рванул в сторону и застонал, а затем поднял голову и уставился на своего мучителя. И тут, к моему безмерному удивлению, его контуры с каждым мгновением стали проступать всё чётче, пока не оформились в ожесточенное и решительное лицо Кэры, которая пыталась перекинуть мою руку себе через голову и ухватиться за скользкую талию.
        - К… Кэра,  - прохрипел я, расслабившись и скривив губы в улыбке.  - Кэра…
        - Это я, Саргон, это я!  - закричала она, наконец рывком поднимая меня на ноги и хватаясь поудобнее.  - А теперь переставляй ноги к воротам, переставляй! Ну же, давай!
        Сцепив зубы, я заставил себя сделать первый шаг, а затем ещё один, и ещё! С каждым новым движением силы уверенно возвращались в новосформированные мышцы, боль отступала, а течение мыслей становилось всё яснее. Ещё немного, и я бы пришел в себя окончательно, но в следующий миг Кэра вдруг резко остановилась и отпустила мою руку. От неожиданности я споткнулся и, лишенный её поддержки, со стоном рухнул на землю.
        - Кэра!  - тут же закричал я, и, стремительно обернувшись, посмотрел на замершую девушку.
        Она стояла, недоуменно нахмурившись, с ощутимым трудом вдыхая воздух и опустив руки. Так продолжалось несколько долгих секунд, а потом она опустила взгляд, и мы встретились с ней глазами…
        А затем Кэра дёрнулась, раздался скрип металла и отвратительный чавкающий звук. Её лицо на миг исказилось болью, изо рта невольно вырвался глухой вскрик, а в следующее мгновение она пошатнулась, сделала неуверенный шаг вперёд, и неожиданно упала рядом со мной.
        По ушам резанул лязг ударившихся о землю доспехов и стук рухнувшего тела. Я же до сих пор не мог осознать, что же сейчас произошло, и продолжал в ступоре пялиться в стекленеющие глаза Кэры. И лишь когда мне удалось оторвать от них взгляд, я перевёл его на окровавленную дыру в её спине. Странную, донельзя странную дыру - ведь как так может быть, что края проломленного стального нагрудника торчат наружу, а не вовнутрь?
        Тук-тук.
        От этого тихого перестука у меня перехватило дыхание.
        Тук-тук.
        Сердце… Удары всё ещё живого сердца… Прекрасный, вселяющий надежду звук, который виверна Дэйра когда-то не услышала…
        Вот только сейчас он вселял в меня самый настоящий ужас.
        Тук-тук.
        С расширенными зрачками я скользнул взглядом вправо и поднял его на стоящую с вытянутой рукой Хоули, в ладони которой всё ещё продолжало биться окровавленное сердце Кэры.
        - Нет,  - едва слышно прошептал я и вновь посмотрел на спокойное лицо Кэры.  - Нет. Нет-нет-нет-нет… Кэра,  - я подполз к ней, протянул дрожащую ладонь и коснулся холодной щеки, а затем провёл пальцами по мягким волосам, дотронувшись до маленького ушка.  - Не надо… Прошу…
        Но ответом мне было лишь молчание и медленно наполняющиеся тьмой глаза.
        Баглорд получил причитающуюся ему душу.
        По моей щеке скользнула слеза. Тяжело сглотнув, я взглянул в лицо Хоули и тихо спросил:
        - Зачем?
        Её красивые губы сложились в мягкую улыбку.
        - Чтобы ты страдал.  - Она чуть склонила голову набок и с нежностью посмотрела на затихшее в ладони сердце.  - Чтобы лишился всего, что тебе дорого. Чтобы ты остался абсолютно один в кромешной тьме, брошенный всеми.
        Она опустила руку и усмехнулась.
        - Я умерла по твоей вине, Саргон. Твоя лядская рыжеволосая сука убила меня именно из-за тебя. И теперь,  - она подняла взгляд и устремила его на замок,  - теперь я убью их всех. Мужчин, женщин, стариков, детей, силпатов, силзверов, и даже простых животных. Каждого из живущих.  - Губы кицеи в ненависти скривились и её глаза встретились с моими.  - И ты будешь видеть всё это и знать, что они умерли по твоей вине. Только по твоей.
        Мгновение мы смотрим друг на друга, а в следующий миг Хоули исчезает в туманной дымке, словно её никогда и не было.
        Ещё несколько секунд я ничего не выражающим взглядом равнодушно пялюсь в пустоту перед собой, а затем поднимаюсь на ноги, осторожно беру Кэру на руки и медленно бреду в сторону осаждённого замка, впервые в жизни смирившись с бушующим вокруг ликованием смерти.
        Глава 8. Часть 3

***
        Ворота замка с громким стуком закрылись за моей спиной. Скользя тяжелым взглядом по лицам расступающихся людей, я прошел сквозь образовавшийся живой коридор до центра зала и остановился, взгядываясь в лица окруживших меня рэйтерфолцев. И чем дольше я смотрел в их глаза, тем яснее осознавал - что-то явно было не так…
        - Саргон!  - расталкивая толпу, вперёд протиснулась Вейри. Целительница уже хотела было броситься ко мне, но прогремевший над нашими головами голос заставил её резко затормозить:
        - НЕ ПРИБЛИЖАЙТЕСЬ К НЕМУ!!! ИМЕНЕМ ЛОРДА ДРАЙТОРНА ПРИКАЗЫВАЮ ВАМ ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТЕ!!!
        Мы все вскинули взгляд к лестнице и увидели замершего у перил фаргранда Эртлита: его окровавленный меч слегка подрагивал в руке, а на искривлённом оскалом лице застыла жесткая решимость вкупе с неподдельным ужасом.
        Мы встретились с ним глазами и я крепче прижал к себе тело Кэры.
        - Госпожа, отойдите в сторону,  - напряженно процедил Эртлит.  - Всем остальным воинам рэйтерфола приказываю обнажить оружие и направить его на Саргона.  - На мгновение всколыхнувшая ряды волна замешательства и непонимания была пресечена новым рыком, не терпящим возражений: - Немедленно!!! Это приказ вашего фаргранда!!!
        Отдавая распоряжения, командующий не отрывал от меня пристального взгляда, готовясь среагировать на любое подозрительное движение. Вейри испуганно попятилась. Я же не шевелился, застыв подобно каменному изваянию и лишь наблюдая за тем, как сталь десятков клинков, копий и наконечников стрел неуверенно поднимается в мою сторону.
        - Отставить!  - внутрь окружения прорвалась Беара с короткими мечами в обеих руках, загородила меня собой и яростно взревела: - Вы совсем что ли сбрендили, долбоящеры?!! И какого хрена вообще происходит?!
        Следом за ней выбежал бледный Вирхем, который быстро встал рядом со мной и вскинул волшебный посох с сияющим навершием.
        - Не лапать Саргошка!!!  - завопил Гобля, проныривая между ног окруживших нас солдат и занимая место по правую сторону. А затем, сжимая в ладонях разноцветные склянки, выпятил квадратный зуб и, сверкая недобрым глазом по сторонам, зловеще добавил: - Сделайте тока шаг и усем яйца поотрываю, шхайраты очешуевшие!
        Хмыкнув, я покосился на гоблина - этот как всегда в своём стиле. Собственно, как и сама Беара.
        Эртлит устремил мрачный взгляд на рыжеволосую воительницу.
        - Милея Беарнисса, приказываю вам отойти в сторону и не мешать!
        - А то что?  - она вскинулась.  - Я, вообще-то, тоже фаргранд, если вы не забыли! А вот Саргон, на минуточку, ваш трогранд! Так что у меня вполне закономерный вопрос - а не много ли вы на себя берёте, Эртлит??
        Ноздри командира стали раздуваться от бешенства, а на лице заиграли желваки. Он поднял клинок и указал его острием на меня.
        - Это не Саргон! Это - тварь, что приняла его обличье! Мерзкий Лимрак, что сейчас притаился прямо за вашими спинами!!!
        Его слова заставили большую часть рэйтерфолцев вздрогнуть и вперить в меня полный ужаса взгляд. Остальные же, в основном возродившиеся в Колыбели Посланники, продолжали всё также недоумённо хлопать глазами.
        Губы Беары искривились в ироничной усмешке.
        - И что с того? Нам прекрасно известно о том, что Саргон является лимраком.
        - Ага, эка удивляшка,  - поддакнул Гобля, а затем с прищуром посмотрел на фаргранда.  - И есля эта вся претензия, то я ща подойду и те зопу надеру.
        Эртлит изумлённо вскинул брови, а затем помрачнел ещё больше.
        - Ясно,  - он стиснул зубы и склонил голову.  - Значит, и вы тоже уже лимраки… Слушайте все! Перед вами стоят не люди! Больше - не люди! Отныне они не те, кого вы знали раньше! Их убил и скопировал лимрак, способный превращаться в пожранных им существ! Поглотив одного, он размножается и их становится двое!  - Его голос звенел в привратной зале, заглушая даже шум бушующего снаружи сражения.  - Все вы видели, как Саргон выполз из тролля! Такой процесс обращения возможен только у одного существа в Древнире - у лимрака! И я точно знаю об этом, потому что мой дед и отец участвовали в “Многоликой войне” против этих исчадий зла! Поверьте - лимраки в тысячу раз опаснее даже армии силзверов, ведь они прямо здесь, среди нас! И нам нужно убить их, пока этих выродков не стало ещё больше, пока они не добрались до наших беззащитных жен и детей!
        Народ согласно зароптал, а в конце речи фаргранда так и вовсе заорал, смотря на меня со всё сильнее разгорающейся в глазах ненавистью и в решимости стискивая разномастное оружие.
        - А ведь это он с дружками пастухара убил!  - вдруг выкрикнул кто-то из толпы.  - Не сделай они этого, никакой войны бы вообще не было!!!
        - Лядь меня задери!  - ошарашенно ответили ему.  - А ведь так и есть!
        - Точно, точно!  - поддержал крикунов вмиг “прозревший” народ.
        - А затем ещё из леса эти гады вернулись живые да целёхонькие! Небось, заодно со зверьём поганым были с самого начала!!! Предатели!!!
        - Разорви меня Древние! А я же видел одного из них на стороне силзверов! Мага того щуплого! Выходит, это заговор что ли?!
        - Заговор!
        - Предатели!!
        - Смерть звериным прихвостням!!!
        Смотря на яростный оскал кровожадной толпы, я горько усмехнулся. И это их-то я хотел спасти? Всех этих неблагодарных гуатов, готовых вопреки былым заслугам распнуть меня только за один факт моего существования? Паршивая человеческая природа - подвергать гонениям тех, кто хоть немного отличается от них…
        Я опустил взгляд на Кэру.
        Надо было сразу улетать, пока была возможность… Хотя, кого я обманываю - если бы я улетел и все погибли, то в этом случае меня бы всё равно съедало чувство вины…
        - Саргон,  - Беара обвела напряженным взглядом надвинувшуюся толпу,  - надеюсь, у тебя есть план на подобный случай? А то подыхать, знаешь ли, как-то совсем не горю желанием. Да и резать этих идиотов тоже не хотелось бы.
        - Поддерживаю,  - буркнул Вирхем.
        Я не успел ответить - поднявшийся гул был неожиданно подавлен полным стали и холода голосом:
        - Всем немедля прекратить!
        Крикуны мгновенно замолчали, устремив взгляды на Дэриора Брантара Драйторна, сидящего в кресле-каталке на противоположной от Эртлита лестнице, а рядом с бароном замерли Демонариум, магистр Харлен Кривглазиан и подошедший к ним Сиэрд, сжимающий в руках распер. Посмотрев на меня, жаброид едва заметно кивнул.
        - Милорд Драйторн!  - Эртлит сделал шаг вперёд.  - Я обязан сообщить вам, что Саргон, и, вероятно, стоящие рядом с ним сообщники, являются лимраками! И, выполняя единые законы Кронмаршалла, я сразу же приказал лишить обнаруженных тварей жизни!
        Барон хмуро посмотрел на него.
        - В этом нет необходимости, фаргранд Эртлит.  - Он сдвинул брови.  - Хвалю вашу внимательность, предосторожность и рвение к справедливости, но я отменяю ваш приказ.
        - Отменяете?  - Фаргранд явно был обескуражен.  - Но почему? Это ведь лимраки!
        - Не “лимраки”, а “лимрак”, - мягко поправил его Дэриор, сцепив пальцы в замок.  - Им является лишь Саргон. И да - мне и остальным членам совета Рэйтерфола уже давно известно о его истинном происхождении.  - Он слегка повернул голову, указывая на стоящих по обе стороны от него магов.
        - Вам… было об этом известно?  - Глаза Эртлита расширились от изумления.
        - Да,  - барон кивнул.  - И даже более того - Саргон принёс клятву служить Рэйтерфолу и оберегать его жителей ценой собственной жизни, и я принял его присягу. И, дабы успокоить вас, магистр Кривглазиан, являющийся специалистом по лимракам, прояснит вам некоторые детали об этих существах.  - Он поднял руку.  - Харлен, будь добр.
        - Да, милорд.  - Старый маг поклонился и шагнул к перилам, окинув глазами притихших людей.  - Среди лимраков, как и у множества людей и животных, существует внутреннее разделение на отдельные виды и народности. В “Многоликую Войну” шло противостояние с лимраками так называемого второго поколения, которые могли хаотично размножаться, поглотив жертву и полностью скопировав её. Саргон же относится к первому поколению, и в его способностях нет ничего сверхнеобычного - он также может превращаться в существо, которое поглотил, но не способен размножаться подобным образом. Так что он больше похож на обычного оборотня, от которого его отличает лишь возможность превращаться не в одно существо, а в несколько. На этом, собственно, и всё.
        Кривглазиан вернулся на своё место.
        - Благодарю, Харлен.  - Драйторн улыбнулся Эртлиту.  - Ну вот, как видишь, причин для беспокойства нет.  - Он перевёл взгляд на собравшихся защитников Рэйтерфола.  - Зная о происхождении Саргона, я назначил его трограндом Рэйтерфола, и всё, что вам нужно знать, так это то, что его полезные способности отныне служат единственной цели - защите и спасению всех жителей Рэйтерфола!
        - Но закон Кронмаршалла чётко гласит, что ЛЮБЫХ лимраков необходимо немедленно убивать!  - яростно возразил фаргранд, злобно сверкая глазами и стискивая рукоять меча.  - Они стали виновниками гибели сотен тысяч не только людей, но и бесчётного количества других созданий!
        - Ты живёшь прошлым, Эртлит,  - внезапно вмешался я, спокойно выдержав его полный ненависти взгляд.  - Поверь, мне искренне жаль всех погибших в “Многоликой Войне”, но я не участвовал в ней. И знаете,  - я обвёл взглядом окруживших меня воинов,  - буквально недавно я убедил одно… разумное существо, которое мучили и пытали люди, что глупо и неправильно ненавидеть и мстить всему народу за то, в чём повинны их предки. Ведь и среди людей, бывает, появляются кровожадные выродки - вспомним хотя бы уничтоженного мной маньяка по имени Лаксус, который убивал в городе силпатов. Вы же не ненавидите за его деяния всё человечество или всех без исключения силпатов, верно? Так почему тогда вы обвиняете меня в том, что сотворили мои сородичи больше пятидесяти лет назад? Не все из лимраков поддерживали ту войну, и не все из нас в ней участвовали! Но, тем не менее, клеймо ненависти пало на весь мой род! И вот, теперь я стою здесь, среди вас, в чьих душах полыхает ненависть, среди вас, готовых кинуться и растерзать меня!  - Я повысил голос и скривился.  - Но за что? За то, что я сражаюсь за вас? За то, что я спас
раненого милорда Драйторна, вытащив его с поля битвы?! За то, что я возглавил оборону и отстоял замок, когда силзверы прорвали стену и убили фаргранда Водлара?! За то, что я сейчас уничтожил тролля и циклопа, выламывающих ворота?! Или, быть может, за то, что дорогие мне люди погибают ради вас?!!  - Я сделал шаг вперёд и поднял тело Кэры.  - Неужели вам мало той крови, что я пролил во имя вашей защиты и выживания?! Так ответьте же мне, за что вы так ненавидите меня и желаете моей смерти?!!
        - Не обесценивай наш вклад!  - едва сдерживаясь, зарычал Эртлит.  - Мы бы защитили Рэйтерфол и без твоей помощи, мерзкая тварь! Ты спрашиваешь, за что мы ненавидим тебя? За то, что ты насквозь пропитан ложью и смертью! Подобные тебе всегда обманывали и били в спину, принимая обличье своих жертв! И сейчас люди правильно заметили, что это именно ты с дружками убил пастахура, из-за смерти которого началась война с силзверами! И это я ещё не вспоминаю про Даймина! Поэтому что бы ты не говорил, как бы ты себя не вёл и что бы не совершал, мы никогда не поверим в благие намерения такого лядского выродка, как ты!!!
        - Довольно!  - рявкнул Драйторн, ударив кулаком по подлокотнику кресла.  - Я скажу только один раз и повторяться больше не буду! Саргон - ваш трогранд и он служит мне и всему Рэйтерфолу! Он является моей правой рукой, его поддерживает весь совет и его приказы не обсуждаются и не подлежат сомнению! Точка!
        - Так вы нарушаете законы Кронмаршалла, милорд?  - скривившись, он бросил сверкающий злобой взгляд на барона.
        - В Рэйтерфоле властвуют только те законы, которые провозглашены его правителем!  - Дэриор, не мигая, смотрел в глаза яростно дышащего Эртлита, и тот, наконец, отступил, опустив взгляд.
        - Будь так! Я подчиняюсь вашей воле, милорд Драйторн.
        Лорд кивнул и устало откинулся на спинку кресла-каталки.
        - Демонариум, будь добр…
        - А? Ах да.  - Дэм кашлянул и вышел вперёд.  - Ну, раз мы во всём разобрались, то теперь настало бы время напомнить вам, что вы все здесь полнейшие тупицы и идиоты! У нас сейчас, вообще-то, вовсю идёт осада замка! И пока вы тут прохлаждаетесь, спорите и грызётесь, на всех этажах бушует сражение! Это вам здесь сейчас повезло, что маги всё ещё продолжают удерживать привратную территорию, очищенную Саргоном от тролля и циклопа - не делай они этого, к вам бы уже давно ломились толпы силзверов! Так что фаргранды, офицеры и воины - вернитесь в бой, мать вашу!!!
        Опомнившиеся и осознавшие его слова воины уже собрались было разбежаться по своим позициям, но их остановил мой голос:
        - Не имеет смысла защищать замок и дальше, Демонариум.
        Изумлённые взгляды всех собравшихся скрестились на мне.
        - Что? Чего это ты несёшь?  - вскинул брови Дэм.
        - Увы, но это правда.  - Я перевёл взгляд на Драйторна.  - Когда я летел к замку, то смог в полной мере оценить мощь нашего врага. К сожалению, силзверы не только во много раз превосходят нас численностью, но и вскоре получат существенное усиление - вокруг замка почти созданы какие-то окутанные корнями алтари в центре сложных символогических фигур. Благодаря воспоминаниям виверны и доставшимся мне обрывкам информации от тролля я знаю, что они будут источать какую-то ауру, увеличивающую мощь всех силзверов. Но, помимо этого, мне удалось узнать и то, что в ближайшие часы к ним прибудет новое подкрепление. Так что как бы тяжело не было это признавать, но замок мы до полуночи не удержим. Поэтому я предлагаю нам срочно переходить к запасному плану - переместить всех в подземелья замка и завалить вход.
        Повисла тягостная тишина. Я же продолжал мрачно смотреть в задумчивые глаза барона.
        Другого выбора действительно не было. Да, пусть силзверам всё равно удастся в конечном итоге пробиться в подземелья, но на это у них уйдёт какое-то время, которое мы используем для подготовки. К тому же, численный перевес противника в тесных коридорах не будет являться явным преимуществом, а для отступления у нас будет ещё целых девятнадцать этажей. Это решение более стратегически верное, чем оставаться в замке, открытом со всех сторон для нападения врага.
        И Дэриор Брантар Драйторн это всё прекрасно понимал.
        - Фаргранды,  - барон выпрямился и слегка наклонился вперёд,  - свяжитесь со всеми офицерами и отдайте приказ отступать в подземелья согласно плану. Харлен, Демонариум - приготовьте всё к блокировке входа сразу же, как только последний воин перешагнёт их порог.
        Тяжело вздохнув, я кивнул Дэриору, и, развернувшись, направился в подземелья - здесь справятся и без меня.
        Никто не рискнул преградить мне дорогу, а мои товарищи лишь проводили долгим взглядом.
        Не обращая внимания на бегущих людей, я спустился на четвёртый этаж, крепко прижимая к себе тело Кэры, и направился в личную династическую усыпальницу Драйторнов. Вход в неё был закрыт большими двустворчатыми дверями, на которых был искусно выгравирован герб Рэйтерфола - город на фоне гигантского пышного дерева. Остановившись перед ними, я несколько мгновений рассматривал работу неведомого мастера, а затем в ярости ударил по дверям ногой.
        Створки со скрипом распахнулись, выпуская наружу затхлый запах некрополя, окутавший меня с головой. Казалось, словно передо мной открылись врата в сам Гладархон, Мир Умирающего Солнца, обитель Баглорда.
        Вдохнув в себя поглубже запах смерти, я перешагнул порог и направился к “Храму Героев” - усыпальнице легендарных воителей, коим позволено покоиться рядом с владыками Рэйтерфола.
        Пройдя мимо величественных статуй мужчин и женщин, я поднялся по каменным ступеням в храм, миновал массивные колонны и вошел внутрь помещения, освещённого сияющими магическими урнами. Обведя их взглядом, я направился в дальний конец могильника, к пустому каменному ложу, над которым в стене лучшими скульпторами Древнира был изображен сам Уаргрод, Бог Воинов и Чести. Достигнув его, я опустил взгляд на Кэру, и, чуть помедлив, всё же заставил себя бережно опустить её тело на широкую плиту, украшенную древними символами. Вытащив из ножен клинок воительницы, я вложил его рукоять в её скрещенные на груди руки и склонился над ней.
        Взглянув в её мертвенно-бледное лицо, я в последний раз нежно провёл пальцами по её холодной щеке и мои губы едва слышно прошептали:
        - Прощай, Кэра.
        Я отступил на шаг назад и через несколько мгновений неведомые символы на ложе ожили и засверкали, а затем медленно взмыли в воздух и обвили тело Кэры. Тысячи волшебных знаков сплелись воедино, образуя магический узор, а через миг яркая вспышка ослепила меня.
        Когда зрение вновь вернулось, Кэра исчезла, а в Храме Героев зажглась ещё одна погребальная урна.
        Сжав кулаки и стиснув зубы от терзающей душу боли, я резко развернулся и направился к выходу из храма.
        Обещаю тебе, Кэра - твоя смерть не будет напрасной.
        Я во что бы то ни стало спасу Рэйтерфол.
        Глава 9
        ГЛАВА 9.
        Я рывком распахнул глаза…
        Оглушительный взрыв потряс стены подземелий, с потолка посыпалась пыль, а с дальнего конца коридора хлынула волна каменных и деревянных осколков от разлетевшихся ворот, ведущих на первый этаж замка.
        - Щиты!  - рявкнул я усиленным магией голосом, вскидывая Светоч.  - Магические барьеры! Оружие к бою! Действовать согласно плану!
        Я стоял в первых рядах, стискивая рукоять тяжелой булавы с широкими тупыми шипами - увы, хоть эти коридоры и довольно просторные, но Халдорном в них всё равно эффективно не помашешь, а с этим, по сути, моргенштерном, в грядущей давке можно переломать немало костей…
        - Пригнуться!  - я резко опустился на одно колено.  - Стрелять!!!
        Вооруженные арбалетами солдаты во втором ряду выпустили залп стальных болтов в приближающихся хищников, а затем также пригнулись, позволяя выстрелить третьему, потом третий дал выстрелить четвёртому, и так до тех пор, пока я не проорал новый приказ:
        - Убрать арбалеты! Подняться!
        Большая часть снарядов разбилась о волшебные щиты, и лишь малая доля болтов пробилась к плоти врагов. Но это было ожидаемо, поэтому целью нашей атаки было снижение прочности их магических барьеров, а не убийство.
        - Готовьсь!  - проревел я, смотря сквозь забрало шлема на бегущих силзверов.  - Готовьсь!.. ДАВАЙ!!!
        Когда лавина зверей оказалась достаточно близко, солдаты позади нас подняли лежащие у ног копья и просунули их древка между нами, ломая остриями истончившуюся колдовскую защиту и насаживая на сталь не успевших остановиться зверосилпатов. Некоторые враги, конечно, прорвались, но тут уже мы преградили им дорогу щитами.
        - В АТАКУ!!!  - я в бешенстве опустил шипастое навершие булавы на ключицу человекоподобного барана с витыми рогами и он с криком боли повалился под ноги своим собратьям. Не обращая на него более внимания, я нанёс ещё несколько хаотичных ударов по ногам, рукам и головам силзверов, а затем подался назад.  - Отступить! Не вязнуть в бое! Шаг назад и атака! Шаг назад и атака!
        Мы яростно сражались, постепенно отступая вглубь коридора. Твари пытались обойти нас по стенам и потолку, но стрелкам и магам в тылу пока что удавалось успешно пресекать эти прорывы. Благо, мелких гадов, норовивших пробраться под ногами, было немного - в образовавшейся давке менее ловкие ублюдки становились жертвами своих же союзников. Были проблемы и от вражеских колдунов, но на блокирование их заклинаний были брошены уже силы наших собственных отрядов волшебников. Всё-таки, в отличии от силзверов, нам было проще - мы могли не распаляться на атаку, полностью переключившись на глухую оборону и контратаку.
        Спустя несколько долгих минут бушующей битвы я рявкнул:
        - Смена!!! Смена, лядь вашу!!!
        Уставшие воины из первых рядов сменялись на свежих бойцов из задних, и после бой закипел с новой силой. Я же остался на острие обороны, продолжая раз за разом поднимать окровавленный моргенштерн и опускать его на орды врагов - мой высокий показатель “Выносливости” позволял стоять дольше остальных, а направленные на меня целительные потоки магии гарантировали быструю регенерацию ран.
        Атака… Отступление… Атака… Смена… Атака… Отступление… Атака… Смена… Атака… Отступление… Атака…
        Спустя несколько десятков смен я, тяжело дыша и истекая потом, уже и сам готовился перегруппироваться и уйти в тыл, но тут оживает камень связи, прикреплённый специальными ремнями на спине с правой стороны, ближе к шее:
        - Саргон, вы достигли нужной точки!  - Рвётся из распера громкий вопль Демонариума, который следил за ходом нашего передвижения из командного пункта.  - Вы на месте! Повторяю - вы на месте!!!
        - Держать позицию!!!  - Вырывается из моей груди вибрирующий от мощи крик и я ударом щита отшвыриваю от себя очередного монстра.  - Не отступать! Стоять и ждать Барабаха! Ждать БАРАБАХА!!!
        Моя булава врезается в голову прыгнувшего пса, больше похожего на демоническую гончую, и с хрустом сворачивает ему челюсть. Я успеваю нанести ещё несколько ударов по напирающим силзверам, и тут, наконец, из распера до моего слуха пробивается голос Кривглазиана:
        - “Барабах” через три… два… один!
        Заложенные в стенах и потолке по всей длине коридора ловушки разом сдетонировали, разрывая на части ревущих зверосилпатов. Колья, шипы, сдвигающиеся плиты, скрытые арбалетные болты, магические печати с разнообразной смертоносной начинкой, летящие им навстречу выдвижные острые лезвия, хлещущий изо всех щелей жидкий огонь - в ход пошло всё, чем было богато подземелье Драйторнов, и что мы успели заготовить сверх этих сюрпризов. Добавляя свою нотку разрушения в воцарившийся хаос, я вытянул дриарилловую руку и активировал Коллапс, обрушивая на умирающих усиленную цепную молнию.
        Когда всё закончилось, я опустил руку и сухо бросил через плечо:
        - “Потрошители”! Соберите столько тел, сколько сможете! Поддержка - помогите выжившим! И магов сюда! Пусть начинают воздвигать преграды, пока не грянула вторая волна!
        Позволив окровавленной булаве вольно повиснуть на охватывающей запястье перевязи, я снял с пояса флягу с водой и сделал несколько больших глотков.
        Что ж, план “Барабах” выполнен, теперь дело за магами - воздвигнув защиту, они воплотят в реальность следующий план - “Трясина”…

***
        Я распахнул глаза…
        - Почему выбрали меня?  - сухо поинтересовался я у Сиэрда.
        - Это очевидно,  - пожал плечами жаброид.  - Ты трогранд, у тебя хорошо развито “Лидерство”, имеется “Харизма” и “Хищение” на приемлемом уровне. Также тебя поддерживает барон, второй трогранд и большая часть фарграндов, не говоря уже о лояльности некоторой части рэйтерфолцев. Исходя из моих расчетов, отдать твоей личности приоритет в этом деянии представляется наиболее рациональным, практичным и верным решением.
        - Вот оно как,  - безрадостно усмехнувшись, я окинул взглядом стоящих на коленях людей, испуганно смотрящих на меня.  - А тебе не кажется, что в долгосрочной перспективе это может повредить? Ведь мало того, что ты отдаёшь их своему непосредственному командиру, так ведь вдобавок я ещё и лимрак.
        Услышав это, пленные в ужасе воззрились на нас, но сделать ничего не могли - стоящие позади них солдаты жестко пресекали любую попытку неповиновения.
        - Всё верно,  - легко согласился Сиэрд.  - Учитывая, что среди людей уже ходят слухи о том, что всё твоё окружение является лицеделами, включая даже самого барона, то в ближайшем будущем передача тебе этих пленных явно не сыграет нам всем на руку. Но ради всеобщего выживания нам нужны результаты прямо здесь и сейчас, поэтому придётся отринуть в сторону мнение меньшинства. Так что будет явной ошибкой руководствоваться демократией в принятии этого решения.
        Я устало вздохнул.
        - Что ж, звучит разумно.  - Я извлёк Халдорн из ножен, подошел к залепетавшему о пощаде первому падальщику, обвинённому в добивании раненых, и подал сигнал солдатам - они тут же грубо схватили пленного за руки и наклонили вперёд, открывая шею для удара.
        Резкий свист стали и лезвие моего меча отсекает голову бьющемуся в отчаянии человеку, и вместе с затихающими судорогами обезглавленного тела в меня вливается сила убитого силпата. Мёртвого сразу же оттаскивают назад, где за него уже принимаются “потрошители”…
        Ты прав, Сиэрд.
        Молниеносный удар и голова второго приговорённого к казни катится по окровавленным камням.
        Ради всеобщего спасения мне придётся стать ещё большим злодеем в чужих глазах.
        Шаг вперёд и новый взмах Халдорна.
        Это неизбежно.
        Следующим падальщиком была женщина…

***
        Я медленно открыл глаза…
        Пальцы на правой руке раздулись, кожа посерела, а сетка черных вен уже почти перебралась с запястья на ладонь. Я пустым, равнодушным взглядом рассматривал свою деформированную конечность, скользя глазами по непропорционально увеличившимся мышцам, которые временами сводила ужасающая судорога.
        Но я держался. За все эти дни я не сделал и глотка обезболивающего, не применял абсолютно никакой алхимии. В моменты же, когда боль в медленно изменяющемся теле становилась нестерпимой, а голова разрывалась от образов из прошлого поглощенного великана, я уходил во мрак подземелий и кричал в кромешную тьму, оглушенный звуками медленно трансформирующихся костей. И всё это было необходимо лишь ради того, чтобы ускорить обращение в горную тварь. Единственное, что я позволял себе делать, чтобы хоть как-то облегчить свои страдания, это поднятие ступеней…
        Распределение униаров… Подтвердить…
        Сила… Блаженная Сила облегчающей волной скользит по венам, успокаивая мысли и расслабляя истерзанную плоть…
        Боль ненадолго исчезает и я проваливаюсь в сон, в глубинах которого меня терпеливо поджидает Баглорд…

***
        Вздрогнув, я едва смог поднять тяжелые веки и открыть опухшие глаза.
        Они нас раскусили. Это конец.
        Привалившись спиной к стене, я скользил донельзя усталым взглядом по худым телам лежащих вповалку людей. Мужчины, женщины, старики, дети… Все они кутались в одеяла и тряпьё, жались друг к другу, чтобы сохранить драгоценные крохи тепла и рассыпающейся в крах надежды.
        Силзверы… Они, наконец, поняли, что мы вступаем в схватки не только чтобы замедлить их продвижение, но и затем, чтобы нам достались их тела. Возможно, они заметили действия наших “потрошителей”, или, быть может, им достался живой пленник, из которого они вытрясли информацию… Не знаю. Да это более и не важно.
        Я натужно закашлялся и прижал ладонь к пустому желудку, который пронзил короткий и острый спазм. Дождавшись его окончания, я, тяжело дыша, вновь выпрямился и прижал затылок к холодному камню.
        Еда. Несмотря на все наши старания и экономию имеющихся запасов, её почти не осталось. Всё-таки прокормить три тысячи человек, к тому же силпатов, которым требуется больше пищи после поднятия ступеней, лядски непростая задача. Приходится до последнего вываривать кости ради хоть какого-то бульона и готовить студень из ремней. Алхимические добавки, травы, некоторые зелья и заклинания, конечно, помогают, но они также и наносят вред и так истощённому организму. Уже сейчас некоторые из мирян и силпатов со слабым показателем “Выносливости” еле передвигались или и вовсе теряли сознание.
        Как бы мы не оттягивали этот момент, но с каждым днём, проведённым в изолированных подземельях, массовый голод становился всё неотвратимее. Пока что мы ещё могли поддерживать вполне сносное питание у старших офицеров и у отдельной ударной группы солдат, но такое положение не вечно. И, казалось, этого было мало, так силзверы ещё сильнее усугубили наше положение, установив на подконтрольных им галереях вытягивающие тепло магические печати. Они и ядом пытались нас травить, но Вейри, Сиэрд и Харлен с Демонариумом смогли защитить нас от его смертоносного влияния.
        Я с ненавистью уставился в потолок.
        Эти твари хотели вынудить нас спуститься ещё ниже и забиться как можно глубже, но, увы, мы не могли этого сделать. Они захватили с первого по четвёртый этажи, но пятый отдавать нельзя было ни в коем случае - ведь именно здесь расположен скрытый тоннель до “Зала Преобразования” в башне Кривглазиана. Если потеряем его, то потеряем последнюю надежду на спасение.
        Я закрыл глаза.
        Если диверсионная группа Сидиуса всё-таки выжила и добралась до Афилема, то после активации портала нам нужно как-то добраться до портальной площади Рэйтерфола. И именно из-за опасения раскрыть перед силзверами этот проход мы были вынуждены отказаться от попыток отправить через него на поверхность отряды для добычи пропитания. Если же у нас не останется больше другого выхода, то в этом случае придётся пойти на крайние меры…
        Я помрачнел.
        Крайние меры… Два варианта действий…
        Первый - нам повезло и пяти силзверам удалось выжить. Мы вылечили их, но теперь их судьбе вряд ли можно позавидовать… Как бы мне не нравилось это решение, но если массовая гибель от голода окажется неизбежна, то нам придётся пустить погруженных в беспамятство пленных зверосилпатов на частичную мясопераработку, а потом с помощью высокоранговой алхимии вновь восстанавливать их в кратчайшие сроки… Да, это мерзко и ужасно, пусть даже они и являются нашими врагами, но если они вынудят нас пойти на этот шаг, то мы без колебаний сделаем его. Да, это не прокормит всех, но хоть ударные отряды мы будем способны поддержать в относительно боеспособном состоянии. Что же касается остальных… То для них есть второй вариант - добровольное пожертвование.
        Мои губы искривила горькая усмешка.
        Я был бы счастлив, если бы дело касалось взноса в обычных монетах. Но, увы, “пожертвовать” надлежало часть самого себя. И пусть потерянное тоже можно восстановить, но в моральном плане решиться на такое смогут лишь сильные духом. По крайней мере, это позволит нам избежать убийств и последующего каннибализма среди осаждённых.
        Я плотнее закутался в плед и под гнётом мрачных мыслей погрузился в беспокойную полудрёму, стараясь при этом не обращать внимания на ползущий по ногам ледяной холод от прикосновения Баглорда…
        И вдруг из сгустившейся тьмы раздалось мелодичное звучание женского голоса:
        - Ммм…Герой придёт… Ммм… Геро-ой… Герой придё-ёт…
        Вынырнув из сна, я открыл глаза, скользнул взглядом по толпе людей и замер, наблюдая за покачивающейся девушкой, убаюкивающей маленького, исхудавшего мальчика. Смотря на него усталым взглядом глубоко запавших глаз, она с нежностью прижимала к себе хрупкое тельце, и по притихшему залу разлеталась тихо напеваемая ею древняя песнь:

“Герой придет, средь дыма и бед
        Повергнет врагов твоих,
        В руке верный меч и дан им обет -
        Сражаться во имя живых.
        Так барды поют, героя зовут
        И веришь ты в этот зов -
        Но в страхе и боли влачишь свою жизнь
        Под властью Древних богов!

“Будь же храбрей и в спасение верь,
        Ведь за шагом шаг,
        Герой всё ближе - открой ему дверь,
        Узри во тьме его флаг!”
        Он вступит в наш бой, разгонит туман
        И цепи твои собьёт.
        Но в схватке неравной, под бременем ран
        На землю сырую падёт.
        Его верный конь - лишь дым на ветру,
        А сталь его - ржа и тлен…
        Древнир продолжает свою игру -
        И не щадит легенд…
        Будь же храбрей среди вражеских орд,
        И помни - за шагом шаг
        Ступает могучих дорогой Баглорд
        И души уносит во мрак.
        Над павшим вновь флаг его подыми
        Здесь пламень борьбы не угас!
        Сквозь шлема забрало убитый глядит
        Глазами любого из нас.
        Вдыхай же глубже, живи
        Бей - и сдаваться не смей!
        И в час свободы нашей пролей
        Кровь Вечного Зла Королей.
        Что поступь рока? Что ложь королей?
        Один на один ты с судьбой.
        Иди и оковы их страха разбей -
        Своей, не геройской, рукой…
        Ммм…
        Своей, не геройской, рукой…
        Голос её медленно стих, и на нас вновь опустилась гнетущая тишина…
        - Красивая песнь, не правда ли?
        Вздрогнув, я поднял голову и посмотрел на подошедшего Зубоскала.
        - Да.  - Мой взгляд снова устремился на девушку.  - Хорошие слова. Заставляют задуматься над их смыслом.
        - Это верно.  - Зуб со вздохом присел рядом.  - Автор этой баллады некий менестрель по имени Анлич, живший во времена Дикой Эпохи. От него осталось множество баллад, стихов, рассказов и романов, вошедших в историю Древнира. Но никто не знает, был он мирянином или силпатом, и жив ли до сих пор. Ведь идущие по Пути Силы живут дольше обычных людей, а то и вовсе считаются потенциально бессмертными.
        - Анлич, говоришь,  - я усмехнулся.  - Знаю одного кожевника с таким же именем. Он сделал мне мой самый первый кожаный комплект брони. Да и второй тоже.
        - Ну, кожевничеством тот менестрель вроде бы не увлекался. Но совпадение забавное, не поспоришь. А название у этой баллады: “Лик Героя”.
        Я кивнул.

“Лик Героя”. Вполне неплохое название…
        Герой…
        Я нахмурился, пытаясь уловить мелькнувшую на границе сознания мысль, а через мгновение мои глаза расширились.
        Герой! Ну конечно же!
        Я с трудом поднялся на ноги и со всей доступной скоростью захромал к выходу.
        У проблемы с пропитанием есть ещё одно решение! Пусть временное, но оно позволит полностью изменить весь первый вариант и оттянуть начало второго! И как же я раньше до этого не додумался!
        Я на ходу активировал камень связи:
        - Сиэрд! Ты мне нужен! Подходи к выходу на четвёртый этаж!
        P.S.
        БАЛЛАДА СОЧИНЯЛАСЬ ДОВОЛЬНО ДОЛГО, НО Я ДОВОЛЕН ЕЁ СОЗДАНИЕМ) К ТОМУ ЖЕ, СКОРО ПОЯВИТСЯ ОТДЕЛЬНЫЙ ТРЕК С ЗАПИСЬЮ БАЛЛАДЫ "ЛИК ГЕРОЯ")
        СОБСТВЕННО, ДУМАЮ, НА ФОНЕ ЭТОГО МОЖНО ОБЪЯВИТЬ КОНКУРС!
        НАПИШИТЕ СТИХОТВОРЕНИЕ, БАЛЛАДУ, ПЕСНЮ ИЛИ РАССКАЗ ПО ДРЕВНИРУ И ПОЛУЧИТЕ ПРОМОКОД НА СЛЕДУЮЩУЮ КНИГУ ЦИКЛА, А ТАКЖЕ ЛУЧШИЕ РАБОТЫ БУДУТ ВКЛЮЧЕНЫ В ТЕКСТ КНИГИ ИЛИ В ОТДЕЛЬНЫЙ СБОРНИК С УКАЗАНИЕМ АВТОРСТВА) ВОЗМОЖНЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ НАГРАДЫ) РАБОТЫ ОСТАВЛЯЙТЕ В КОММЕНТАРИЯ К ЭТОЙ КНИГЕ ИЛИ ВОТ К ЭТОМУ БЛОГУ - POST/51685, ПОСВЯЩЕННОМУ КОНКУРСУ)
        УДАЧИ)) С НЕТЕРПЕНИЕМ БУДУ ЖДАТЬ ВАШЕГО УЧАСТИЯ В ЭТОМ ТВОРЧЕСКОМ КОНКУРСЕ ПО МИРУ ДРЕВНИРА)
        Глава 9. Часть 2

***
        - Флодигарт!  - взревел я, не сводя глаз с ворот.  - Я, Саргон из Рэйтерфола, хочу поговорить с Флодигартом!
        С той стороны не раздалось ни единого звука, но я был уверен, что дозорные силзверов всё прекрасно слышали и непременно доложат еноту о моём прибытии.
        - На их месте я бы просто пленил нас,  - подал голос стоящий позади меня Сиэрд.  - Пусть это и сложнореализуемо, но шанс взять в плен трогранда и фаргранда стоил бы этого риска. После оглашения наших условий они наверняка поймут, что, во-первых, наше пленение приведёт к ещё большей деморализации и, следовательно, к неизбежным ошибкам в дальнейших действиях, а во-вторых это позволит им без ущерба для себя выполнить наши же требования.
        Я чуть повернул голову к жаброиду.
        - Ты сегодня не в меру пессимистичен. Неужели мой план настолько плох?
        - Отнюдь. Он логичен. Просто я слабо ознакомлен с поведенческим мышлением силзверов и потому сомневаюсь в их согласии. К тому же, нам не стоило приходить сюда вдвоём - это слишком рискованно. Следовало вести переговоры под защитой магии и вооруженной охраны. И так как ты не учел столь очевидных мер предосторожности, я делаю вывод о том, что данное решение обусловлено изнеможением твоего тела и психики. Собственно, я делаю эти же выводы относительно и самого себя - я ведь тоже не учёл этого сразу и не внёс необходимые коррективы.
        Я обернулся и задумчиво посмотрел сначала на Сиэрда, а затем во тьму коридора за его спиной. Н-да, тут он прав - я сглупил и не взял с собой группу поддержки… Я вновь развернулся к вратам. Но откатывать назад уже нет времени, так что будем плясать от того, что есть, и надеяться на благоприятный исход. К тому же, силзверы вполне могут не поверить в нашу кажущуюся беззащитность и думать, что у нас есть какой-то туз в рукаве. Всё же переоценка противника вполне распространённая ошибка.
        Створки перехода на четвёртый этаж дрогнули и со скрипом разошлись, ломая образовавшуюся на металле ледяную корку. Я поджал губы и стиснул кулаки, исподлобья наблюдая за тем, как по ступеням медленно спускается енот с вертикальным шрамом на левом глазу. Сократив разделяющее нас расстояние, он остановился в метре от меня и с ненавистью оскалился.
        Флодигарт. Енот, ставший моим персональным врагом.
        Я окинул его задумчивым взглядом. А этот гад неплохо так раскормился на этой войне - вымахал ещё сильнее с прошлого раза и теперь почти достаёт макушкой мне до шеи. Но вот ступень, увы, я его увидеть так и не мог - либо слишком большой такт у грани “Вуаль” и солидное значение “Силы Духа”, либо у него есть какой-то блокирующий артефакт. А, быть может, и то и другое. Чем Шхайрат не шутит.
        - У нас в плену пятеро ваших зверосилпатов,  - не став ходить вокруг да около, проговорил я, смотря еноту прямо в глаза.  - И так как с едой у нас туговато, скоро мы пустим их на мясо. Вот только благодаря восстанавливающей алхимии кормить они нас своей плотью будут довольно долго.
        При этих словах Флодигарт напрягся и зарычал, схватившись за рукояти висящих на поясе клинков. Позволив ему ещё несколько секунд обдумать услышанное, я продолжил:
        - Но этого можно избежать. Сиэрд.  - Я протянул руку назад и жаброид передал мне бумаги.  - Мой друг произвел некоторые подсчёты и выяснил, сколько мяса таким способом могут нам дать твои соплеменники. Держи, ознакомься.
        Немного помедлив, енот всё же взял документы и пробежался по ним глазами, а затем вновь посмотрел на меня и слегка кивнул - продолжай.
        - Моё предложение заключается в следующем - мы передаём вам пленных в целости и сохранности, вы же выдаёте нам съестных припасов втрое больше того, что мы могли бы с них получить.  - Я указал взглядом на бумаги в его лапах.  - Всё же, даже несмотря на то, что мы враги, это не повод вести себя подобно кровожадным монстрам. Вполне можно и договориться, ты так не думаешь?
        Флодигарт перестал скалиться и некоторое время задумчиво молчал, после чего, наконец, ответил:
        - Есть… встречное… предложение,  - тщательно подбирая слова, прогортанил он.  - За своих,  - енот ткнул себя в грудь большим пальцем, а затем указал на меня,  - дам втрое твоих. Согласен?
        Я мрачно нахмурился.
        Пленные рэйтерфолцы… Я могу вырвать из лап врага целых пятнадцать человек…
        Я стиснул зубы. Нет, нельзя. Если мы это сделаем, то добавим себе ещё пятнадцать голодных ртов, из-за которых будем обречены начать терзать друг друга, ведь проблему с продовольствием их спасение не решит… Л-лядь…
        - Нет.  - Я заставил себя смотреть еноту прямо в глаза.  - Нет гарантии, что среди переданным нам пленных не будет ваших лазутчиков. Так что условия прежние - силзверы в обмен на еду.
        Флодигарт криво усмехнулся.
        - Как пожелаешь, Саргон. Но еды будет не втрое,  - он поднял бумаги,  - а вдвое больше. И это не… Хм…
        Он сдвинул брови, подыскивая подходящее слово в ещё плохо знакомом для него архионском языке.
        - Не обсуждается,  - закончил я за него и кивнул.  - Хорошо. Я согласен на это. Только у меня есть одно важное уточнение.
        Полоскун качнул головой и я пояснил:
        - В вашем зверином лагере мне довелось попробовать необычайно вкусный фрукт: красный, волокнистый, в готовом виде похож на мясо форели. Вот именно этими фруктами мы выкуп и возьмём.
        Флодигарт прищурился, но спорить не стал. Даже более того - он неожиданно протянул мне лапу в беспальцевой перчатке для рукопожатия.
        - Договор?  - едва разборчиво прорычал енот.
        Чуть помешкав, я всё же крепко пожал предплечье вражеского командира. А то, что он является одним из силзверских лидеров, у меня больше не возникало сомнений.
        - Договор.
        Енот проводил задумчивым взглядом мою распухшую от закрепляющей трансформации руку, а потом развернулся и направился к выходу. Но когда перед ним открылись двери, он на мгновение замер и бросил через плечо:
        - Здесь через час.
        Когда за ним с громким лязгом захлопнулись бронированные створки, мы с Сиэрдом поспешили убраться оттуда подальше, пока силзверам не взбрело в голову всё же попробовать на зубок нашу оборону.
        - Это было опасно,  - высказался Сиэрд, когда мы уже подходили к первому посту наших солдат.  - Возьму на заметку, что отныне надо обязательно расспрашивать тебя о деталях любого разработанного плана. Всё же мы неоправданно сильно рисковали, отправившись туда лишь вдвоём. Но, стоит признать, условия ты выторговал нам вполне достойные. Особо отмечу момент с уточнением состава положенных по соглашению припасов - до меня только сейчас дошло, что таким образом ты обезопасил нас от включения в выкуп человеческого мяса.
        Я тяжело вздохнул. Сиэрд был прав - теперь они не убьют пленных и не передадут нам их останки под видом выполнения договора. Хотя, кто знает - быть может смерть для них была бы избавлением…
        - Через час произведите обмен и проверьте на отраву каждый фрукт,  - глухо сказал я и направился вглубь тёмного коридора.
        - Тебя не будет?
        - Нет. У меня есть одно незаконченное дело.
        Хромая, я добрался до скрытого прохода в башню Кривглазиана и через несколько минут оказался в Зале Преобразования. Выйдя на середину полыхающего магическим пламенем астробломира, я коснулся закреплённого на броне камня связи и мой голос эхом отозвался от каменных стен:
        - Всем офицерам старшего звена - я погружаюсь в сотворение магического ритуала, и потому до его окончания все возникающие вопросы согласовывайте с трограндом Демонариумом. Харлен, Дэм - если что, вы знаете, где меня искать.
        Выслушав несколько сухих отчётов о том, что сообщение принято, я активировал “Вторую кожу” и избавился от всей одежды, после чего сел на пол, подогнув ноги, и закрыл глаза.
        Что ж, тролль, хватит нам мучать друг друга.
        Пришло время узнать, кто ты такой.
        Глава 10
        ГЛАВА 10.
        Тьма. Непроглядная тьма окружала меня, и она была столь непроницаема, что невозможно понять, открыты или закрыты мои глаза…
        Глаза? А есть ли они у меня? И что значит “меня”? Кто или что я? Кем я являюсь, как выгляжу, почему умею думать? Всё так странно и необычно…
        Странно. Необычно.
        Кажется, я начинаю понимать, откуда во мне все эти чувства. Да… да, всё верно. Именно так. Это Тьма. Это она делится со мной своим теплом и безграничными знаниями. Она бережно окутывает формирующееся сознание и с величайшей осторожностью допускает его до доселе неведомых ощущений и эмоций: радость от дуновения прохладного ветра, наслаждение от нежно припекающих солнечных лучей, счастье от насыщения вкусной едой, меланхоличная задумчивость от растекающихся по телу дождевых капель и беспокойство из-за наступающих сильных холодов. Но чего я никогда не забуду, так это безумный, разрывающий душу страх перед всепожирающим пламенем. И пусть я не видел всего этого, но тьма заботливо делилась со мной буквально всем своим естеством благодаря бесчисленному количество жгутиков, через которые она наделяла моё медленно растущее тело силой и закаляла его перед грядущими опасностями, что уготовили Древние любому оказавшемуся в Древнире существу.
        Мы были связаны. Тьма и я. Но мне хотелось большего. Я жаждал лично ощутить все те чувства, что она испытывала, а не просто слушать рассказы о них. Я неистово желал обрести зрение и увидеть солнце, небеса, луну, звезды, тучи, деревья, траву и вообще весь окружающий мир; хотел слышать журчание ручьёв, шелест листьев, завывание ветра; мечтал о том, как буду наслаждаться растекающейся по груди ледяной водой и вкушать спелые плоды с необычайно сладким соком.
        Я грезил полноценной жизнью…
        И однажды она была мне дарована.
        В те судьбоносные мгновения тьма нежно сжала меня в своих объятьях и я почувствовал невообразимо глубокую печаль, но одновременно с этим и величайшую радость. Эти два столь разных чувства яростно боролись, при этом необычайно органично сочетаясь и дополняя друг друга. А в следующий миг моего слуха коснулся лёгкий треск и впереди появилась длинная вертикальная трещина, сквозь неровные края которой внутрь стал проникать мягкий, тёплый свет, а следом за ним в моё обиталище хлынул свежий, прохладный воздух, наполненный бесчисленным количеством запахов. Завороженный происходящим, я с бешено бьющимся в груди сердцем наблюдал, как трещина становится всё шире и шире, а потом, в одно мгновение, всё неожиданно замирает.
        Я смотрю вперёд, в неизведанный новый мир, в котором так жаждал оказаться, и не отваживаюсь сделать первый шаг. И тогда Тьма нежно подталкивает меня в спину, помогая ступить дальше, и провожает любящим взглядом.
        Сверкающий солнечный диск ударил ослепляющим светом и заставил зажмуриться, но когда я вновь открыл глаза, то перестал дышать от открывшейся взору невообразимой красоты: блестящая водная гладь небольшого озера отливала небесной синевой с вкраплениями отраженных в вышине белых облаков, а со всех сторон его окружали высокие деревья, чьи листья мелодично трепетали от дуновения лёгкого ветра. Пораженный до глубины души, я поднял взгляд на возвышающиеся исполинские пики зеленеющих гор и меня переполнили эмоции от осознания того, как же всё-таки прекрасен этот мир, и до чего счастливым можно быть, просто любуясь цветущей природой, при этом чувствуя босыми ступнями рыхлую землю и зарываясь в неё пальцами, словно в песок. Песок… А я ведь даже не знаю, что это такое! Но я узнаю, обязательно узнаю!
        Но вместе с величайшей радостью приходит и опустошающая горечь потери.
        Неожиданно приходит понимание, что я больше не чувствую тьму, тьму, которая, сколько я себя помню, всегда была рядом, согревая любовью и разделяя со мной даже самую малую крупицу счастья или печали. Теперь же, без неё, внутри словно поселилась сосущая пустота, зияющая на теле открытой раной.
        Я обернулся и увидел возвышающееся над горной долиной дерево, массивные корни которого уходят глубоко в землю, а ветви с пышной серебристой листвой раскинулись во все стороны и нависли над краем озера. В центре же поистине необъятного ствола толстая серая кора разошлась, являя взору огромную нишу, наполненную ныне безвольно свисающими изумрудными прутиками. Не отрывая взгляда я смотрел на место своего рождения, место единения с любящей матерью, и спустя несколько мгновений кора вдруг пришла в движение и её края устремились навстречу друг другу, и через миг срослись, запечатав двери моей колыбели.
        Обуреваемый гнетущей тоской, я подошел к древоматери и с нежностью обнял её, прижавшись щекой к шершавой, изрезанной морщинами коре. Несмотря на всё своё величие, теперь, в моих крепких объятьях, она казалось такой хрупкой, такой ранимой и необычайно уязвимой, что сердце сжималось от боли.
        Троллиария. Таково было её имя, имя моей матери. И прижимая её к себе всё сильнее, я делился с ней своей благодарностью и любовью, обещая во что бы то ни стало хранить и беречь её, также, как и весь окружающий мир: горы и землю, деревья и травы, ручьи и озера, и всех животных, что будут нуждаться в моей помощи.
        Ибо я - горный тролль, хранитель природы.
        Серебряные листья тихо зашуршали в вышине и я почувствовал, как мои губы растягиваются в улыбке, потому что вместе с ветром моя мама прошептала моё имя.
        Таллиар.
        Глава 10. Часть 2

***
        Я помню тот день.
        День, навеки изменивший мою судьбу.
        Помню до мельчайших подробностей…
        Очередная сверкающая молния прочертила чёрный небосвод, грянул оглушительный взрыв раскатистого грома и наземь хлынули потоки ледяного ливня. Бушующий ветер срывал листву со стонущих деревьев и ломал толстые ветви, практические прижимая своей мощью древесных исполинов к дрожащей земле, а охваченное ужасом зверьё в панике стремилось убежать как можно дальше от скалистого пика, где над горной долиной нависли непроглядные тучи, полыхающие вспышками огневеющих росчерков.
        Я же, наклонив голову, упрямо бежал вперёд, невзирая на бешено ревущий ураган. Разрезая грудью яростные потоки воздуха, я мчался к вершине, торопясь добраться до озера, ставшего эпицентром невиданной доселе вакханалии безумства и хаоса.
        Озера, на берегу которого росла даровавшая мне жизнь Троллиария.
        Ворвавшись в лоно родной долины, я оказался под сенью гудящего леса и ломанулся напрямик, едва ориентируясь в кромешном мраке и с трудом выискивая знакомые тропы.
        Быстрее, быстрее, быстрее! Оглушительный стук сердца отдавался в висках, лёгкие горели от изнурительного бега, но я упорно гнал себя вперёд, и чем ближе была цель, тем сильнее нарастал в глубине души всепоглощающий ужас.
        Я смогу, я успею! Обязательно успею и спасу тебя, мама! Иначе просто и быть не может! Ты только дождись, прошу! Дождись!!!
        Ступни скользят на мокрой листве и камнях, я падаю на спину и лечу вниз по покатому склону оврага, но мне чудом удаётся схватиться за торчащую из земли корягу. Загребая пальцами комья грязи, я раз за разом подтягивал своё грузное тело всё выше, пока, наконец, вновь не выбрался на тропу и не ринулся дальше.
        Мне… осталось совсем немного…
        С силой оттолкнувшись от земли, я перепрыгнул бушующий ручей, у противоположного берега едва не рухнув в ревущие воды.
        Дождись… Ещё чуть-чуть…
        Подхваченный ветром поваленный ствол дерева полетел прямо на меня, но я, не останавливаясь ни на мгновение, в ярости ударил по нему кулаком и развалил надвое.
        И я…
        Взревел от напряжения, я сделал последний рывок.

…уже здесь!!!
        Выбежав на берег озера, мой взгляд тут же оказался прикован к оглушительно гудящей древоматери, над которой в небесах сформировалась настоящая всепоглощающая воронка, словно бы сотканная из истинной тьмы, втягивающей в своё жадное нутро даже самое малое проявление жизни.
        И тут серая кора древоматери с ужасающим треском взорвалась изнутри и Троллиария с криком боли и отвращения выплюнула из своего чрева нечто тёмное и склизкое. Покрытые жижей гибкие, шевелящиеся жгуты существа стелились по земле, длинные пальцы с острыми когтями вгрызались в грязь, а покрытое чёрной корой извивающееся тело мерзко трещало, разрабатывая новые мышцы и суставы.
        А затем оно вдруг замерло, и в следующее мгновение резко развернуло голову и посмотрело прямо на меня своими горящими во тьме желто-оранжевыми глазами.
        Небосвод прочертила сверкающая ветвящаяся молния, но едва следом за ней грянул гром, как я сорвался с места и бросился на эту тварь. Я не сомневался ни единой секунды, ибо всё моё естество буквально вопило, что следует как можно быстрее убить этого монстра. И ещё я чувствовал оглушительный зов Троллиарии, в ужасе молившей меня во что бы то ни стало уничтожить вышедшее из её недр создание, даже ценой собственной жизни.
        Если же этого не сделать, то всё повториться вновь!
        Это нужно остановить!!!
        Мой огромный кулак влетел в лицо поднявшейся твари, лицевые кости хрустнули, из образовавшихся трещин хлынула фосфорирующая зелёная кровь, но выродок устоял на ногах, успев запустить многочисленные корни в землю. Но я не останавливался и продолжал с криком обрушивать на существо удар за ударом. Я бил, бил и бил его, раздрабливая костяшки в мясо о покрытое чёрной корой тело, крушил его в щепки и вырывал с корнями гибкие прутья, оставляя после особо сокрушительных атак кровоточащие зелёной жижей трещины. И когда мне уже стало казаться, что победа близка, из его глотки вырвался мерзкий, гортанный смех, с ужасающими звуками которого мою душу сковал ледяной ужас.
        Из правой руки твари вдруг вырос острый отросток и он с размаху вонзил его мне в плечо, с лёгкостью прошив насквозь мою толстую, бронированную шкуру. Взревев от боли, я с размаху сломал шип кулаком, а затем вырвал его из плоти, шагнув вплотную к желтоглазому созданию и вогнал его ему в грудь.
        Но приближаться к нему оказалось ошибкой.
        Выродок распахнул пасть и изрыгнул мне в лицо зелёное пламя, которое затем хлынуло на грудь и растеклось по ногам. Пусть с огромным трудом, но оно всё же медленно стало пожирало мою плоть. Но это было неважно - Троллиария наделила меня высоким сопротивлением ко множеству физических и магических проявлений, а быстрая регенерация поможет справиться с ранами. Поэтому, не обращая внимания на ревущее пламя, я с рёвом бросился вперёд, обхватил тело создания и повалил его наземь. Подняв над головой сцепленные в замок ладони, я с силой опустил их на противника. А затем ещё раз. И ещё.
        Но потом вдруг гибкие прутья на его голове ожили и ринулись в стремительном броске, подобно клубку ядовитых змей. Их острия глубоко вошли в мою грудь и живот, а неожиданно вырвавшиеся из земли корни позади меня практически моментально оплели руки и шею. Резкий рывок назад - и я падаю спиной в грязь, вцепившись пальцами в стягивающие глотку корневища. Хрипя, я изо всех сил пытался высвободиться, но вместо одного вырванного жгута появлялись десятки новых, и они не оставили мне ни единого шанса, надежно затягиваясь на горле, коленях, локтях и животе. И когда они обездвижили меня окончательно, похихикивающее создание забралось на меня и заглянуло прямо в глаза.
        - Надо же, какая горячая встреча!  - Он провёл острыми когтями по моей щеке, вспарывая кожу и наблюдая, как стягиваются края порезов.  - Что это? Ещё один прощальный подарочек от старых друзей?  - Создание повернуло голову и посмотрело на Троллиарию.  - И этим они хотели остановить новое Восхождение? До чего же наивные идиоты!
        Трясясь от хохота, оно вновь взглянуло на меня.
        - А ведь ты тоже прошел через Троллиарию!  - С его разбитых в крошево древесных губ, растянувшихся в жуткой улыбке, потекла зеленая кровь.  - Получается, мы с тобой своего рода родственники! Ну здравствуй, братишка.  - Оно надавило мне на грудь ладонью и склонилось почти к самому лицу.  - Как ты смотришь на то, чтобы стать моей верной игрушкой?
        Десятки хлынувших из его руки гибких отростков пронзили плоть и расползлись по телу, оплетая внутренности и причиняя неимоверную боль. Мой бешеный вопль вплелся в прогремевший гром и слился с безумным хохотом желтоглазого мучителя.
        - Сопротивление! Как много сопротивлений! Физика, пустария, яды, и даже кислота! А они постарались на славу и ничего не пожалели при твоём создании!  - кричал он, восторженно наблюдая за извивающимся троллем.  - Но этого всё равно будет недостаточно, чтобы противиться моей воле.
        Через его отростки в мою кровь влилась какая-то жидкость и разум словно разлетелся на тысячи осколков, не в состоянии выдержать ту адскую боль, которая обрушилась на тело. Но древоматерь была мудра и наделила меня не только силой, но и даровала надежную защиту, и потому сколь бы ужасны ни были причинённые мне страдания, я ни за что не покорюсь этому выродку!!!
        Посмотрев существу прямо в глаза, я, с трудом выталкивая слова из сдавленной глотки, прорычал:
        - Я!.. Никогда!.. Не буду!.. Служить тебе!!!
        Над горной долиной сверкнула яркая молния.
        Тварь скривилась в усмешке.
        - Неужели ты ещё не понял? Не имеет ни малейшего значения, сколь хороши твои сопротивления или как высок болевой порог. Физическая боль не единственное средство, благодаря которому можно сломить волю и обратить тебя в покорного раба.  - Он мерзко захихикал.  - Ведь ты эмпатический разумный, братишка, а это значит, что то, что даёт тебе великую силу, является и твоей же великой слабостью!
        Выпрямившись, он запрокинул голову к тёмным небесам и из его рта вырвался оглушительный вопль. По длинным гибким прутьям на его голове пронеслись сверкающие зелёные разряды, глаза налились ярким светом, а в следующее мгновение из пор и трещин на его покрытом чёрной корой теле вырвался столп ослепительно-изумрудного потока силы, который ударил прямо в бушующие недра урагана. Нависшие над горной долиной тучи, полные беспроглядного мрака, полыхнули изнутри и наземь вместе с ливнем обрушились тысячи магических молний, от которых во все стороны хлынуло всепожирающее зелёное пламя. Практически за считанные мгновения цветущая горная долина превратилась в объятые пламенем адские пучины. Горело буквально всё, и даже водная гладь забурлившего, словно кипящая смола, озера.
        И тут, среди всего этого разверзшегося хаоса, разнёсся гул пожираемой неистовым пламенем Троллиарии, полный ужасающего страха и боли.
        - МАМА!!!  - взревел я, в безумии смотря на в агонии качающуюся древоматерь, чьи горящие серебряные листья опадают на землю сверкающим звёздным водопадом.  - НЕЕТ!!! НЕТ!!! НЕЕЕЕТ!!!
        Я яростно бился в путах, но моей силы было недостаточно, чтобы обрести свободу. И всё, что мне оставалось, это лишь беспомощно наблюдать за тем, как в буйствующем огне гибнет всё, что я поклялся защищать.
        - Останови это!  - не выдержав, закричал я.  - Не убивай её! Не убивай, молю тебя! Я сделаю всё, всё что ты хочешь! Только не убивай её!!!
        Сияние в глазах древесного создания погасло, а вместе с ним погасло и зелёное пламя, убивающее древоматерь. Повернувшись ко мне, мучитель зловеще оскалился.
        - Ты будешь покорно и раболепно служить мне, Владыке Кальмуару, или я сожгу все леса этого мира, высушу каждый водоём, а в конце вернусь сюда и на твоих глазах сгною каждый кусочек столь дорогой тебе Троллиарии! Ты понял меня, раб?
        Удерживающие меня в заточении корни ослабли и расползлись в стороны. Обретя свободу, я с трудом приподнялся и обессиленно рухнул на колени, покорно склонив голову.
        - Да, мой хозяин…
        Над горящей горной долиной пронёсся полный невыразимого страдания глас Троллиарии.
        Глава 10. Часть 3

***
        Опустив голову, горный тролль недвижимо сидел на коленях посреди раскинувшегося вокруг поля абсолютно серой пустоты. Его плечи поникли, ладони беспомощно свисают между бёдер, а устремлённый вниз взгляд лишен даже малейшей тени мыслей и эмоций.
        - Таллиар.
        Услышав своё уже было давно позабытое имя, тролль вздрогнул и медленно поднял взгляд на стоящего перед ним человека, который с печалью смотрел на него вертикальными, отливающими серебром зрачками.
        - Таллиар, ты знаешь, кто я такой?
        - Мой новый хозяин,  - равнодушно произнёс горный гигант.  - Тело раба готово служить хозяину Саргону.
        Саргон с грустью смотрел в глаза великана, чья воля была окончательно сломлена, а разум разрушен и порабощен. От когда-то могучего хранителя природы осталась лишь оболочка, покорно выполняющая приказы хозяина. Кальмуар настолько сильно искалечил его сознание и душу, что теперь он воспринимает себя не как личность, а лишь как тело, которое обязано служить и безропотно подчиняться.
        Но, возможно, не всё ещё потеряно…
        Саргон шагнул вплотную к горному троллю и положил руку на его огромную ладонь.
        - Нет, Таллиар. Ты больше не раб. Отныне ты член нашей семьи.
        - Семьи?  - гулко переспросил великан, а затем вдруг почувствовал окатившее его горячее дыхание. Подняв голову, он увидел нависшую над правым плечом голову чёрной виверны. Моргнув глазом, могучая рептилия приоткрыла пасть и, что-то тихо пророкотав, слегка боднула его в плечо, а затем легла на землю, и, обвив тело сидящего гиганта хвостом, положила морду ему на бедро.
        Следом за виверной появился чёрный страген, который ловко забрался ему на левое плечо и безмятежно устроился там, свесил лапы и дружелюбно оскалившись.
        - Именно так, Таллиар.  - Саргон мягко улыбнулся.  - Я, Дэйра и Севирот принимаем тебя в свою семью, и отныне ты наш любимый брат.
        - Брат,  - эхом повторил тролль. Дэйра шумно вздохнула на его коленях и шевельнула головой, уткнувшись носом в ладонь. Таллиар поднял руку, несколько мгновений подержал на весу, а потом неуверенно положил её на голову виверне, проведя пальцами по чёрной чешуе.
        - А ты знаешь, что делают члены семьи, Таллиар?  - Тролль вновь посмотрел на Саргона.  - Они помогают друг другу. Вот и мы, твоя семья, поможем тебе защитить нашу мать. Защитить Троллиарию.
        Зрачки горного великана расширились и в их глубине стали появляться отблески постепенно пробуждающегося самосознания.
        - Мама… Защитить… маму?..
        - Да, Таллиар. Мы сделаем это.  - Лицо Саргона ожесточилось и он крепче сжал ладонь тролля.  - Ты ведь поможешь нам? Поможешь своей семье защитить Троллиарию и убить Кальмуара?
        Таллиар сдвинул брови и его прояснившееся лицо искривилось в ненависти.
        - Даа!!!  - яростно пророкотал он.  - Я жажду убить Кальмуара! Я готов помогать!!!
        Саргон медленно кивнул, смотря ему прямо в глаза.
        - Тогда стань же с нами единым целым, брат Таллиар.
        Сначала глаза, а следом и тела Саргона, Дэйры, Севирота и Таллиара стали наливаться всевозрастающим ярким сиянием, а через несколько мгновений они все растворились в ослепительной белой вспышке.
        Глава 10. Часть 4

***
        Преодолевая трясину из гула непрекращающихся голосов, моё усовершенствованное сознание постепенно вернуло контроль над обновлённым телом и я, окончательно пробудившись, окунулся в спокойствие абсолютной пустоты.
        Лёжа на спине с открытыми глазами, я несколько минут прислушивался к ровному биению собственного сердца и пытался понять, что же меня в нём смущает. А потом на меня снизошло озарение.
        Одно. Теперь у меня лишь одно сердце и я больше не слышу привычного задвоенного стука. Это так странно и необычно…
        Странно. Необычно… Конечно, а как же может быть иначе? Это ведь моё новое перерождение…
        Я поднял руку к лицу и с удивлением пошевелил пальцами.
        Они такие маленькие… Прямо как у белок. Или енотов. Хотя нет - они больше похожи на гуатовские.
        Я удивлённо вскинул брови.
        А ведь и верно. Я же теперь гуат. И вторая рука у меня - я поднял левую, испещренную рунами руку - дриарилловая. Чувствую, что в ней даже вены металлические. Но по ним всё также течет кровь, а кожа способна передавать отголоски ощущений. Удивительно… Хотя, если честно, отсутствие когтей, хвоста, крыльев и бронированной чешуи, ну или, на худой конец, толстой кожи, является существенным недостатком. У тела гуата вообще очень много недостатков. Вот взять хотя бы внешность - как мне теперь произвести впечатление на симпатичную страгеншу с такой уродливой мордой? Или покрасоваться перед виверном? Хм. А у троллей есть свои женщины? И как они выглядят? Было бы интересно встретить одну из них… Нет, в принципе, некоторые гуатки тоже вполне себе ничего. Вот взять хотя бы Шейди - довольно красивая женщина, но, конечно, тоже не без изъянов. А вот будь она с хвостиком, мордочкой вытянутой, лохматенькой, да с чешуйчатой кожей… Ммм… Сказка, а не самочка! Хотя вот хороший такой агрегат от выдающегося самца ей бы тоже не помешал… А ещё бы сосков побольше и тело поплотнее! А то ну что за недоразумение - кожа да
кости, ухватиться не за что…
        Мои зрачки изумлённо расширились и челюсть ошарашенно упала на грудь.
        Это, Лядь, что ещё за выверты сознания?! Какая, к бесовскому шхафрату, лохматенькая мордочка??!! Какие, нафер, восемь сосков?? Какой ещё выдающийся агрегат???
        По телу пробежала волна страха и ужаса, от которого волосы встали дыбом, а кожа мгновенно покрылась гусиной кожей.
        Эээ, нет-нет-нет-нет! Так дело не пойдёт! Совсем не пойдёт! Я - Саргон! И мне нравятся вполне обычные, классические гуатовские женщины! Никаких крыльев, вытянутых мордочек, хвостов и агрегатов! Особенно агрегатов!!!
        Я резко сел и принялся лихорадочно грызть ногти.
        Не, ну, конечно, если так подумать, то крылышки и хвостик ещё можно допустить… Да и чешуйчатая кожа тоже вроде вполне ничего… Да и чем плохи девушки с вытянутой мордочкой? Расы же разные бывают, большинство, к тому же, антропоморфны по большей части, а уж эталоны красоты у каждой из них свои… Да и я таки лимрак, а не чистокровный гуат… ДА ЧТО ЭТО ВООБЩЕ У МЕНЯ ЗА МЫСЛИ ТАКИЕ?!!
        Застонав, я схватился за голову. Так, надо успокоиться. Вдох - выдох… Вдох - выдох…
        Вдох…
        Выдох…
        Полностью успокоившись и уняв паническую дрожь, я сел в позу лотоса и с грустью подумал, что мне бы сейчас не помешал свежезаваренный чай из горных трав, что произрастают в родной долине. Ну, или на худой конец, тонизирующий напиток, изготовленный по старинному рецепту клана “Кровавых камней”.
        Я тяжело вздохнул.
        Уместить в себе привычки четырёх существенно различающихся друг от друга существ, включая меня самого, будет той ещё задачкой. Особенно учитывая их разную половую принадлежность. И это ещё хорошо, что у меня хорошо развит “Разум” и “Сила Духа”, иначе последствия слияния были бы ещё хуже, и, наверняка, привели бы к помешательству или капитальному сумасшествию. Теперь-то мне вполне понятно, почему лимраки предпочитают стирать чужие личности, а не ассимилироваться с ними - ведь если меня так корёжит всего лишь от трёх поглощенных созданий, то что будет, когда их будет полная сотня? Страшно себе даже представить…
        Но отныне такова реальность. Я больше не просто Саргон, Я - результат слияния четырёх душ и сознаний. Совершенно новое существо, которое несравненно лучше и совершеннее того, кем я был изначально, когда только ступил в этот новый мир.
        Мои губы искривились в усмешке.
        Раз так, то почему бы мне не дополнить своё имя? Скажем… Саргон Дэйсевталлиор из Рэйтерфола. Объединение имён Дэйра, Севирот и Таллиар.
        Я хмыкнул. А что, вполне звучит. Мне нравится.
        Ладно, пора узнать, что за особенности скрывал в себе горный тролль.
        Я переключил внимание на выполненный из синего кристалла браслет, словно бы наполненный туманом, и потянулся к нему мыслью.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “СЛИЯНИЕ III”!
        ВЫ РИСКНУЛИ ПОСТУПИТЬСЯ СОБСТВЕННЫМ “Я” И ПОШЛИ НА НЕОБРАТИМОЕ СЛИЯНИЕ СОЗНАНИЙ УЖЕ В ТРЕТИЙ РАЗ. ВЫ СТАЛИ ЕЩЁ НА ШАГ БЛИЖЕ К РАЗБЛОКИРОВАНИЮ СПОСОБНОСТИ ПРИНИМАТЬ ОСОБУЮ БОЕВУЮ ФОРМУ.
        НАГРАДА: +3 РАЗУМ, +3 СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР, +3 % СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ К АСПЕКТАМ “ПСИОНИКИ”.
        Особая боевая форма всё ещё заблокирована. Печально, но ничего не поделаешь.
        СПИСОК МЕТАМОРФА:
        Раса: Лимрак.
        Изначальная подраса: Человек, северянин (сопротивление естественному холоду 50 %).
        Инициированная подраса (25 % от количества доступных пустаров, возврат из этого образа бесплатен): Страген. Имя - Севирот.
        Положительные аспекты: естественное оружие (клыки, когти), острый нюх, способность к лазанью и плаванию, гибкость, ловкость и выносливость, улучшенная скорость и сила прыжка, хорошие показатели выживания и приспособляемости, чувство яда, малая потребность в воде.
        Негативные аспекты: чужак, отсутствие языка, повышенная уязвимость к ментальным, психическим и магическим воздействиям, вечный голод.
        ПОГЛОЩЕННЫЕ СУЩЕСТВА:

1 - Чёрная виверна. Имя - Дэйра.
        Положительные аспекты: естественное оружие (клыки, когти, хвост), естественная броня (чешуя), способность к полёту (крылья), острый нюх, острое зрение, способность к лазанью, повышенная сила и выносливость, волшебный правый глаз.
        Негативные аспекты: большие размеры (по крупной цели легче попасть), штраф к скрытности (сложнее остаться незамеченным), неумение плавать, плохой слух, долгое насыщение (требуется больше воды и еды), боязнь огня, ненависть к людской расе.

2 - Горный тролль. Имя - Таллиар.
        Положительные аспекты: ускоренная физическая регенерация плоти и кожного покрова, ускоренное восстановление органов, ускоренное восстановление слабо поврежденных костей, естественная броня (толстая кожа), повышенное сопротивление боли, повышенное сопротивление страху, повышенное сопротивление естественным болезням, повышенное сопротивление ядам, повышенное сопротивление ко всем негативным проявлениям пустарной энергии, повышенное сопротивление жаре и холоду, повышенная сила и выносливость.
        Негативные аспекты: большие размеры (по крупной цели легче попасть), штраф к скрытности (сложнее остаться незамеченным, шумный), долгое насыщение (требуется больше воды и еды), агрессивный защитник природы (легко поддаётся провокациям на данной почве), склонность к подчиняемости, уязвимость к псионическим воздействиям, неповоротливый (штраф к ловкости), толстые пальцы (штраф к работе с мелкими предметами), ненависть к Кальмуару.
        Нейтральные аспекты: вегетарианец (в зависимости от ситуации легче или тяжелее добыть пропитание).
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “УБИТЬ КАЛЬМУАРА”!
        СТАВ С ГОРНЫМ ТРОЛЛЕМ ТАЛЛИАРОМ ЕДИНЫМ ЦЕЛЫМ, ВМЕСТЕ С ЕГО ВОСПОМИНАНИЯМИ ВЫ ТАКЖЕ ВЗЯЛИ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА УБИТЬ ПАСТУХАРА КАЛЬМУАРА, КОТОРЫЙ В ПРОШЛОМ ОБРАТИЛ ВЕЛИКАНА В РАБА И УГРОЖАЛ УБИТЬ ДРЕВОМАТЕРЬ ТРОЛЛИАРИЮ. ОТОМСТИТЕ ВЫРОДКУ ЗА ПРИЧИНЁННУЮ БОЛЬ И ОБРЕТИТЕ ДУШЕВНЫЙ ПОКОЙ!
        ВАЖНЫМ УСЛОВИЕМ ЯВЛЯЕТСЯ СОХРАННОСТЬ ТРОЛЛИАРИИ.
        НАГРАДА: СКРЫТО, УНИКАЛЬНО.
        ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ ЗАДАНИЯ: РАСКОЛ ДУШИ.
        Ну, получение данного задания было ожидаемо. Задача, безусловна, сложна, но в связи с войной силзверов против силпатов, думаю, у меня будет возможность её выполнить.
        Что ж, раз с Таллиаром разобрались, то теперь пришло время распределить накопленные ещё со времён битвы с троллем и циклопом униары, ведь до этого я был вынужден ничего не тратить по нескольким важным причинам: во-первых - после поднятия ступеней телу требовалось очень много еды для закрепления изменений в связи с прокачкой атрибутов, а во-вторых - если судить по записям Кривглазиана о лимраках, которые я всё-таки прочёл, вложение униаров ещё сильнее растягивало время завершения закрепляющей трансформации. Теперь же, когда со слиянием покончено, пришло время распределить лядски огромную сумму - целых 9 005 558 униаров. Основная сумма - 6 177 150 униаров - досталась мне после поглощения тролля, у которого была 1111 ступень. На втором месте был циклоп 1116 ступени - с него досталось 250 430 Очков Силы, на третьем силзвер 997 ступени, убитый во время обороны подземелий, даровавший мне 199 998 единиц, ну а дальше по мелочи - девятнадцать зверосилпатов и ещё пятеро падальщиков, отданных мне на казнь Сиэрдом, из которых у самого младшего была 279 ступень.
        Что ж, приступим к распределению…
        В самую первую очередь повышу “Лидерство” до восьмидесятого такта - ухх, минус 2 610 000 униаров!
        Дриар тут же отозвался вереницей оповещений:
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “ПРЕДВОДИТЕЛЬ”!
        ПЯТИДЕСЯТЫЙ ТАКТ ЛЮБОЙ ГРАНИ - ЭТО ВЫДАЮЩАЯСЯ ВЕХА В ВОЗМОЖНОСТЯХ ЛЮБОГО СИЛПАТА, И ДЛЯ ВАС ИМЕННО ГРАНЬ "ЛИДЕРСТВО" СТАЛА ЭТОЙ ВЕХОЙ. ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ПОДОБНОГО УРОВНЯ НУЖНО ВЛОЖИТЬ НЕМАЛО УНИАРОВ, ПОЛУЧЕННЫХ КРОВЬЮ И ПОТОМ. НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ВЕСЬ ПРОЙДЕННЫЙ ВАМИ ПУТЬ И ЦЕНИТЕ ДОРОГУ ДРЕВНИХ, КОТОРАЯ ДАРОВАНА НАМ УШЕДШИМИ, КОТОРЫЕ ПОЗВОЛИЛИ ВСЕМ СУЩЕСТВАМ ОБРЕСТИ МОГУЩЕСТВО И СВОБОДУ В ВЫБОРЕ СОБСТВЕННОГО ПУТИ.
        НАГРАДА: 50 СВОБОДНЫХ ОЧКОВ АТРИБУТОВ; ОСОБЫЙ БОНУС - +5 % КО ВСЕМ ПАРАМЕТРАМ СОЮЗНИКОВ В РАДИУСЕ ДЕЙСТВИЯ ГРАНИ "ЛИДЕРСТВО".
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СОСТОЯНИЕ ОТРЯДА”!
        ТРЕБОВАНИЕ: НАЛИЧИЕ ГРАНИ "СТАТИСТИКА ПОТЕРЬ".
        СОРОКОВОЙ ТАКТ ГРАНИ “ЛИДЕРСТВО” ОТКРЫВАЕТ ВАМ ВОЗМОЖНОСТЬ УЛУЧШИТЬ ВАШ КОМАНДНЫЙ АРТЕФАКТ ГРАНЬЮ “СОСТОЯНИЕ ОТРЯДА” - ОНА ПОЗВОЛИТ ВАМ ОТСЛЕЖИВАТЬ ЖИЗНЕННЫЕ И ПУСТАРНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ БОЙЦОВ ВАШЕГО ОТРЯДА В РАДИУСЕ ДЕЙСТВИЯ "ЛИДЕРСТВА". В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ ПОДОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НОСИТ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, И ЕЙ НЕ СТОИТ ПРЕНЕБРЕГАТЬ.
        КАЖДАЯ СЕКУНДА АКТИВАЦИИ ГРАНИ ОБХОДИТСЯ В СТО ЕДИНИЦ ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ.
        СТОИМОСТЬ: 50 000 УНИАРОВ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “РАСПОЛОЖЕНИЕ ОТРЯДА”!
        ТРЕБОВАНИЕ: НАВЫК "КАРТОГРАФ" 1 ТАКТА И СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ "КАРТОГРАФИЯ" 10 ТАКТА.
        ШЕСТИДЕСЯТЫЙ ТАКТ ГРАНИ “ЛИДЕРСТВО” ОТКРЫВАЕТ ВАМ ВОЗМОЖНОСТЬ УЛУЧШИТЬ ВАШ КОМАНДНЫЙ АРТЕФАКТ ГРАНЬЮ “РАСПОЛОЖЕНИЕ ОТРЯДА” - ОНА ПОЗВОЛИТ ВАМ ОТСЛЕЖИВАТЬ РАСПОЛОЖЕНИЕ БОЙЦОВ ВАШЕГО ОТРЯДА НА КАРТЕ В РАДИУСЕ ДЕЙСТВИЯ "ЛИДЕРСТВА". В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ ПОДОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НОСИТ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, И ЕЙ НЕ СТОИТ ПРЕНЕБРЕГАТЬ.
        КАЖДАЯ СЕКУНДА АКТИВАЦИИ ГРАНИ ОБХОДИТСЯ В ДЕСЯТЬ ЕДИНИЦ ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ.
        СТОИМОСТЬ: 100 000 УНИАРОВ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СВЯЗЬ С ОТРЯДОМ”!
        ВОСЬМИДЕСЯТЫЙ ТАКТ ГРАНИ “ЛИДЕРСТВО” ОТКРЫВАЕТ ВАМ ВОЗМОЖНОСТЬ УЛУЧШИТЬ ВАШ КОМАНДНЫЙ АРТЕФАКТ ГРАНЬЮ “СВЯЗЬ С ОТРЯДОМ” - ОНА ПОЗВОЛИТ ВАМ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ СЕАНСЫ ПЕРЕГОВОРОВ С БОЙЦАМИ ВАШЕГО ОТРЯДА В РАДИУСЕ ДЕЙСТВИЯ "ЛИДЕРСТВА". В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ ПОДОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НОСИТ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, И ЕЙ НЕ СТОИТ ПРЕНЕБРЕГАТЬ.
        КАЖДАЯ СЕКУНДА АКТИВАЦИИ ГРАНИ ОБХОДИТСЯ В ПЯТЬДЕСЯТ ЕДИНИЦ ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ.
        СТОИМОСТЬ: 500 000 УНИАРОВ.
        Надо же, какие “вкусные” грани. Без сомнений, берём их все за ещё 650 000. Дорого, но необходимо.
        Так, что там у нас дальше? Думаю, стоит сразу повысить “Хищение” до пятидесятого такта, чтобы получать с убитых уже 5 % Несгораемого Запаса - на это уходит добрых 455 000.
        Также в обязательном порядке стоит повысить расовые грани лимрака: “Синхронизацию памяти” до 50 % освоения (810 000 униаров), “Мощь Лимрака Атрибуты”, “МЛ Грани”, “МЛ Навыки”, “МЛ Специализации” до 30 % - на каждый ушло по 275 000. Ну и в “Метаморфа”, по классике, вложил 2999, чтобы до следующего такта хватило всего одного униара.
        Следующим пунктом стала не менее важная “Схроновая Рунирная Система” - также развил до 30 %, потратив 234 000. И едва я это сделал, как дриар обновил информацию:
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПУСТАРНЫЙ НАКОПИТЕЛЬ”!
        ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ ТАКТ ГРАНИ “СХРОНОВАЯ РУНИРНАЯ СИСТЕМА” ПОЗВОЛЯЕТ РАСШИРИТЬ ВОЗМОЖНОСТИ "КОЛЛАПСА" И СНАБДИТЬ ЕГО ПУСТАРНЫМ НАКОПИТЕЛЕМ, БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ ВЫБРАННЫЙ РУНИРНЫЙ ЗАРЯД БУДЕТ УСИЛЕН ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИЕЙ, ЕСЛИ ТОГО ПОЖЕЛАЕТ ВЛАДЕЛЕЦ. ТАК, КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ "ПУСТАРНЫЙ НАКОПИТЕЛЬ" РАВЕН 1 % ОТ ДОСТУПНОЙ ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ, КОТОРАЯ БУДЕТ ИСПОЛЬЗОВАНА ДЛЯ УСИЛЕНИЯ ЭФФЕКТОВ РУНИРА.
        СТОИМОСТЬ: 100 000 УНИАРОВ.
        Что ж, весьма недурственно. Берём и сразу повышаем эту грань до первого такта.
        Что дальше? Хмм… Думаю, стоит повысить “Бугая” до тридцатого такта, чтобы получить +30 % к Единицам Жизни. Сказано - сделано. Ещё минус 255 000.
        Ну, тогда немного и в “Увеличение Пустарного Запаса” кинем - немного, всего 40 000, чтобы поднять до десятого такта и увеличить количество пустаров до +10 %.
        Ну, и раз пошла такая пьянка, “Мгновенное сотворение” тоже как следует прокачаем - до тридцатого такта за 212 000, сократив таким образом время сотворения плетений на 3 %.
        И, коли уж мы так плавно перешли к магии, то не буду скупиться, выдохну и, зажмурившись, приобрету за 1 000 000 униаров заветную грань “Предметный компонент”.
        ВНИМАНИЕ! ПРИОБРЕТЕНА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПРЕДМЕТНЫЙ КОМПОНЕНТ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 5 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”, НАЛИЧИЕ ГРАНИ “ВЕРБАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ”.
        СТОИМОСТЬ: 1 000 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ АКТА ТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ ПРЕДМЕТНЫЙ КОМПОНЕНТ. ОТНЫНЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ КОЛДОВАТЬ, ВАМ НЕ ТРЕБУЕТСЯ ФИЗИЧЕСКИЙ ПРОВОДНИК ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ - ТОЛЬКО ВАШ СОБСТВЕННЫЙ РАЗУМ, ТЕЛО И ДУШУ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПРОВОДНИК ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: ГРАНЬ “ПРЕДМЕТНЫЙ КОМПОНЕНТ”.
        ЧИСЛОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ТАКТА ГРАНИ СООТВЕТСТВУЕТ ТАКТУ ПЛЕТЕНИЯ, КОТОРОЕ ВЫ МОЖЕТЕ СОТВОРИТЬ БЕЗ ПОМОЩИ СТОРОННЕГО АРТЕФАКТА-ПРОВОДНИКА ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ, ИСПОЛЬЗУЯ В КАЧЕСТВЕ КАТАЛИЗАТОРА СОБСТВЕННОЕ ТЕЛО И ДУШУ.
        СТОИМОСТЬ: СТАНДАРТНАЯ СТОИМОСТЬ РАЗВИТИЯ СТОТАКТОВОЙ ГРАНИ.
        Я вытаращил глаза.
        Что за Лядь?! Мало того, что чисто психологически было тяжело расстаться с целым миллионом униаров, так теперь ещё и выясняется, что мне нужно развивать отдельную грань, чтобы расширить свои пустарные каналы и колдовать заклинания без артефакта! Что за облом?!
        Изо рта вырвалось рычание.
        Ладно, Лядь с ними. Прокачаю новую грань на три такта за шесть тысяч, толк от неё всё равно есть, как ни крути.
        Что дальше? Хмм… “Вторая кожа” зарекомендовала себя просто превосходно, поэтому стоит обязательно добить её до максимума. Да и “Стальные нервы”, обеспечивающие сопротивление боли, тоже стоит развить на полную - 75 % защиты лишними не будут. Решено - по 175 000 униаров в каждый.
        И раз уж я дошел до пятитактовых граней, то и “Регенерацию Единиц Жизни” и “Пустарное восстановление” по одному такту подниму - на это уходит в общем ещё 100 000.
        Униаров остаётся всё меньше… В таком случае, будет правильным довести до финала “Длинные мечи”, чтобы стать мастером в обращении с ними. Ради этого и 277 200 Очков Силы не жалко.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “ОПЫТНЫЙ МАСТЕР ДЛИННЫХ МЕЧЕЙ”!
        СОТЫЙ ТАКТ ЛЮБОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ - ЭТО ОДНО ИЗ ВЫДАЮЩИХСЯ ДОСТИЖЕНИЙ СИЛПАТА. ОБЫЧНОМУ ЧЕЛОВЕКУ НИКОГДА НЕ ДОСТИЧЬ ПОДОБНОГО УРОВНЯ - ПОМНИТЕ И ЦЕНИТЕ ЭТО.
        ТЕПЕРЬ ВАМ ДАРОВАНА ВОЗМОЖНОСТЬ СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ И ДАЛЬШЕ СВОЁ МАСТЕРСТВО БЛИЖНЕГО БОЯ ПРИ ПОМОЩИ РАЗВИТИЯ БОЕВОЙ ГРАНИ "ОПЫТНЫЙ МАСТЕР ДЛИННЫХ МЕЧЕЙ" ("ОПЫТНЫЙ МДМ").
        НАГРАДА: РАЗБЛОКИРОВАНИЕ ГРАНИ "ОПЫТНЫЙ МДМ".
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОСОБАЯ СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ "ОПЫТНЫЙ МАСТЕР ДЛИННЫХ МЕЧЕЙ"!
        КАЖДЫЙ ТАКТ ЭТОЙ ГРАНИ БУДЕТ ПОПРОЦЕНТНО ПОВЫШАТЬ ВАШЕ УМЕНИЕ СРАЖАТЬСЯ НА МЕЧАХ ВЫШЕ УЖЕ ДОСТИГНУТЫХ 100 %. КАЖДЫЙ ТАКТ РАВЕН 1 % (ТАКИМ ОБРАЗОМ ПЕРВЫЙ ТАКТ БУДЕТ ОЗНАЧАТЬ 101 % В МАСТЕРСТВЕ, ВТОРОЙ ТАКТ - 102 % И Т. Д).
        СТОИМОСТЬ: СТАНДАРТНАЯ СТОИМОСТЬ РАЗВИТИЯ СТОТАКТОВОЙ ГРАНИ.
        Я склонил голову набок.
        Ндааа. И здесь, получается, ещё есть куда расти. Следуя этой логике, и 200 % мастерства может быть далеко не пределом для силпата. Плохо только, что специализированных граней на особые приёмы не дают. Хотя, может быть, со временем откроются и они, кто знает. Но в новую грань одну тысячу вложу, а дальше буду развивать по надобности.
        Не стоит забывать и про специализации “Внимания”: “Слух” и “Зрение” прокачаю до 75 %, потратив на каждый 157 500 униаров. И, пока есть такая возможность, докуплю и остальные: “Обоняние” и “Шестое чувство” до 11 такта за 6600 в каждый, и по одному такту в “Осязание” и “Вкус” за 200 единиц в общем.
        И на этом с большими тратами, увы, всё. Остальные униары пущу на необходимые мелочи. К примеру, учитывая, что в лимрачных формах пользоваться обычным оружием довольно затруднительно, стоит обратить внимание на навыки рукопашного боя - профессиональное владение этой дисциплиной позволит получить неоспоримое преимущество в бою. Так что в навык “Рукопашный бой” одну тысячу, а в специализацию 5 500, чтобы поднять до 10 такта. Глянем, что из этого выйдет.
        О! Чуть не забыл про “Скрытность”! До 50 такта обязательно повышу - для этого надо сначала навык “Маскировка” до максимума развить, и уже затем саму специализацию. Итого минус 103 500.
        И вообще, навыки “Кузнечное дело”, “Выживание” и “Симвология” тоже до финиша доведу, чтобы не думать о них - всего-то 62 500 униаров… Хнык…
        А вот теперь пришло время новых навыков: “Следопытство”, “Ораторство”, “Исследователь”, “Целительство” и “Военное дело” - 5000 за всё это на первом такте. И сопутствующие им специализации тоже сразу возьму:
        ЗАПУГИВАНИЕ - до 11 такта за 6600;
        КРАСНОРЕЧИЕ - до 1 такта за 100;
        ПРОВОКАЦИЯ - до 1 такта за 100;
        ЧТЕНИЕ СЛЕДОВ - до 1 такта за 100;
        Знание - Медицина (включает анатомию людей)  - до 10 такта за 5500;
        Знание - Бестиарий (включает анатомию животных)  - до 10 такта за 5500;
        Знание - Другие расы (включает анатомию других рас)  - до 10 такта за 5500;
        Знание - Монстролог (включает анатомию монстров)  - до 1 такта за 100;
        ВОЕННОЕ ДЕЛО - до 9 такта за 4500;
        ЛЕКАРЬ - до 10 такта за 5500;
        ВЕТЕРИНАР - до 10 такта за 5500;
        УНИЛЕКТОР (лечит особых и потусторонних существ, а также представителей иных рас)  - до 10 такта за 5500;
        Учитывая, что превращаться я могу не только в человека, познания о собственном самолечении будут весьма полезны.
        Далее немного поднимем ещё несколько нужных позиций:
        Грань “Уязвимость” - до 10 такта за 19 000;
        Грань “Вуаль” - до 7 такта за 7000;
        Грань “Метка Охотника” - до 3 такта за 3000;
        Специализация “Бой со щитом” - до 30 такта за 14 000;
        Специализация “Владение луком” - до 30 такта за 14 000;
        Специализация “Метательное оружие” - до 11 такта за 6500;
        Специализация “Выживание в лесу” - до 11 такта за 6500;
        И на этом с распределением униаров покончено. Страшно только подумать - из 9 005 558 остались жалкие 459 единиц силы. Жесть. Но зато теперь я гордый обладатель 1724 ступени могущества и отправить меня на тот свет будет ещё сложнее.
        Пришло время перейти к финалу и пристроить 1334 Очка Атрибутов. Но здесь всё довольно просто - действуем по старой схеме и отдаём приоритет “Ловкости”, “Разуму” и “Силе Духа / Характеру”, причём второму в этот раз достанется чуть меньше, чем первому, потому что новые грани требуют для работы пустарную энергию.
        Итого получаем такую картину:
        СИЛА: 720 + 110 = 830;
        ЛОВКОСТЬ: 1015 + 510 = 1525;
        РАЗУМ: 829 + 349 + 3 (Бонус за “Слияние III”) = 1181;
        СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР: 1072 + 255 + 3 (Бонус за “Слияние III”) = 1330;
        ВЫНОСЛИВОСТЬ: 720 + 110 = 830.
        Всё… Закончил…
        Но связь с дриаром разрывать пока ещё рано - сначала хочу вспомнить, какие ещё задания и обязательства, помимо убийства Кальмуара и личных врагов в виде енота и Баллиса, на мне “висят”.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ИСТИННАЯ ЦЕЛЬ ИЗ ПРОШЛОГО”!
        ЕДВА ВОПЛОТИВШИСЬ В ДРЕВНИРЕ ВЫ УЖЕ ТОЧНО ЗНАЛИ, ЧТО В ВАС ПРИСУТСТВУЕТ СТОЙКОЕ ЖЕЛАНИЕ ЧТО-ТО ИЛИ КОГО-ТО НАЙТИ В ЭТОМ ОГРОМНОМ МИРЕ, И ЭТО КАК-ТО СВЯЗАНО С ВАШЕЙ ПРОШЛОЙ ЖИЗНЬЮ. ЧТО ЭТО? ОБЕЩАНИЕ? ПРЕДМЕТ? ИНФОРМАЦИЯ? ИЛИ КОНКРЕТНЫЙ ЧЕЛОВЕК? НА ДАННЫЙ МОМЕНТ ВАМ ЭТО НЕИЗВЕСТНО, НО ВРЯД ЛИ ВЫ ОТСТУПИТЕСЬ ОТ ПОИСКОВ…
        ЗАЦЕПКА 1: ВОЗМОЖНО, ЕСЛИ ВАМ УДАСТСЯ ПРОЙТИ ПО ТАИНСТВЕННОЙ ДОРОГЕ ДРЕВНИХ И ВСТРЕТИТСЯ С УШЕДШИМИ, ТО ОНИ ПОМОГУТ ВАМ НАЙТИ ОТВЕТЫ НА ВАШИ ВОПРОСЫ;
        ЗАЦЕПКА 2: ВОЗМОЖНО, ВАШИ ПОИСКИ СВЯЗАНЫ С ЗАДАНИЕМ “НЕЧТО III”.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: ЦЕЛЬ.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “НЕЧТО III”!
        ВЫ НЕ УБОЯЛИСЬ СТУПИТЬ НА ТРОПУ МРАЧНОЙ ТАЙНЫ, ЧЕЙ АРЕАЛ ОПУТЫВАЕТ ВСЁ, ЧТО СВЯЗАНО С ПОСМЕРТНОЙ ЖИЗНЬЮ. В ПОПЫТКЕ РАЗГАДАТЬ ЕЁ, ВАМ СТАЛО ИЗВЕСТНО, ЧТО ПОСЛЕ СМЕРТИ ГЛАЗА МЕРТВЕЦОВ НАПОЛНЯЮТСЯ ТЬМОЙ, А ИХ ДУШИ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ГЛАДАРХОН - МИР УМИРАЮЩЕГО СОЛНЦА, ОБИТЕЛЬ ПОВЕЛИТЕЛЯ КОШМАРОВ ПО ИМЕНИ БАГЛОРД, ЧТО БРОДИТ СРЕДИ ТЕЛ ПОД ЛУЧАМИ МЁРТВОГО СВЕТИЛА. НО КАК ЭТОТ МИР МОЖЕТ БЫТЬ СВЯЗАН С ВАШИМ ПРОШЛЫМ? ПОКА ЧТО У ВАС НЕТ ОТВЕТОВ, ЧТО МОГЛИ БЫ ПРОЛИТЬ СВЕТ НА ПРОИСХОДЯЩЕЕ - ЛИШЬ СМУТНЫЕ ДОГАДКИ И РАЗРОЗНЕННЫЕ ОБРАЗЫ, НАВСЕГДА ЗАПЕЧАТЛЁННЫЕ В ВАШЕЙ ПАМЯТИ. НО ВЕДЬ ВЫ ЕЩЁ ТОЛЬКО НАЧАЛИ РАСПУТЫВАТЬ ЭТОТ ЗЛОВЕЩИЙ КЛУБОК. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ - ПУТЬ К ИСТИНЕ НАЧИНАЕТСЯ С ПЕРВОГО ШАГА.
        И КТО ЗНАЕТ, КУДА ОН ВАС ЗАВЕДЁТ…
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: ИСТИНА.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ТАЙНА КОСТЯНОЙ ГОРЫ”!
        БЛАГОДАРЯ ВСПЫШКЕ ВОСПОМИНАНИЙ УБИТОГО РЫПОХВИСТА ВЫ УЗНАЛИ, ЧТО В НЕДРАХ КОСТЯНОЙ ГОРЫ ОБИТАЕТ НЕКТО ИЛИ НЕЧТО, ЧЕГО БОЯЛСЯ ДАЖЕ СВИРЕПЫЙ ЯЩЕР. ОТВАЖИТЕСЬ ЛИ ВЫ СТУПИТЬ ВО ТЬМУ, ДАБЫ РАСКРЫТЬ ТАЙНУ КОСТЯНОЙ ГОРЫ? ВЕДЬ ПО ТУ СТОРОНУ РАЗГАДКИ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ НИЧЕГО, КРОМЕ СМЕРТИ…
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: СКРЫТО.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ЯЗЫК ОГНЯ”!
        ДАЛЕКО НА ЮГЕ, В КОРОЛЕВСТВЕ ЭЛЬСАНДРАТ ТРИЗАР, СТРАНЕ ЗАСУХИ, ПЕСКОВ И КАМНЕЙ, РАСПОЛОЖЕНА ЗАСТЫВШАЯ ДОЛИНА. ТАМ, В СЕРДЦЕ ФАРАГОРА, ОТЦА ВСЕХ ВУЛКАНОВ, НАХОДИТСЯ ОБИТЕЛЬ ИСТИННОГО, ПЕРВОРОДНОГО ПЛАМЕНИ. ЕСЛИ ОНО ПРИМЕТ ВАС, ТО ВЫ СМОЖЕТЕ ПОЗНАТЬ СЕМАРГЛ - ЯЗЫК ОГНЯ, И ОН СТАНЕТ ЧАСТЬЮ ВАШЕЙ ДУШИ.
        ЕСЛИ ЖЕ ОНО ВАС НЕ ПРИМЕТ, ТО ОТ ВАС НЕ ОСТАНЕТСЯ ДАЖЕ ПЕПЛА.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: СЕМАРГАЛИЙСКИЙ ЯЗЫК.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ВОСХОЖДЕНИЕ”!
        ВАС ПОСЕТИЛИ ТАИНСТВЕННЫЕ ВИДЕНИЯ, КОТОРЫЕ МОГУТ ОКАЗАТЬСЯ КАК БРЕДОМ, ПОРОЖДЕННЫМ ВАШИМ ПОМУТИВШИМСЯ РАССУДКОМ, ТАК И КЛЮЧЕМ К ЧЕМУ-ТО БОЛЬШЕМУ, ЧТО ПОКА СОКРЫТО ЗАВЕСОЙ НЕИЗВЕСТНОСТИ.
        БУДЕТЕ ЛИ ВЫ УДЕЛЯТЬ ВРЕМЯ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ПУСТЫШКЕ, ЗАВИСИТ ТОЛЬКО ОТ ВАС. НО РАЗГАДКА “ВОСХОЖДЕНИЯ”, КАКОЙ БЫ ОНА НИ БЫЛА, В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ПРИНЕСЁТ ВАМ ОПРЕДЕЛЁННЫЕ ДИВИДЕНДЫ - ВЕДЬ ДАЖЕ НЕУДАЧНЫЙ ОПЫТ, ЭТО ТОЖЕ ОПЫТ, ВЕРНО?
        ЗАЦЕПКА 1: НЕКОЕ СУЩЕСТВО В ПОСЛЕДНЕМ ВИДЕНИИ СООБЩИЛО, ЧТО: “КОЛЫБЕЛЬ ПУСТА И ВОСХОЖДЕНИЕ БЛИЗКО”. ЧТО ЭТО ОЗНАЧАЕТ ВЫ ТОЧНО НЕ ЗНАЕТЕ, НО, ВОЗМОЖНО, ЗНАЕТ МАНДРИМ ЗНАМИИР?
        ЗАЦЕПКА 2: ПАСТУХАРУ КАЛЬМУАРУ ЯВНО ИЗВЕСТНО, ЧТО ТАКОЕ “ВОСХОЖДЕНИЕ”, ВЕДЬ В ВОСПОМИНАНИЯХ ГОРНОГО ТРОЛЛЯ ТАЛЛИАРА ОН ЧЁТКО И ЯВСТВЕННО ПРОИЗНЁС: “ И ЭТИМ ОНИ ХОТЕЛИ ОСТАНОВИТЬ НОВОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ?” ЭТО ПРОИСХОДИТ НЕ В ПЕРВЫЙ РАЗ? ПОЧЕМУ ЕГО ПЫТАЛИСЬ ОСТАНОВИТЬ И КТО? ПО ВОЗМОЖНОСТИ СТОИТ РАССПРОСИТЬ КАЛЬМУАРА. ЕСЛИ, КОНЕЧНО, ОН ЗАХОЧЕТ ОТВЕЧАТЬ…
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: СКРЫТО.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ГОБЛИНЫ”!
        ВЫ ПООБЕЩАЛИ СВОЕМУ ТОВАРИЩУ ТЫЖДАКУ ГОБЛЕ НАЙТИ И ВЫЗВОЛИТЬ ИЗ НЕВОЛИ ВСЕХ ГОБЛИНОВ, С КОТОРЫМИ ОН ПРИБЫЛ В РЭЙТЕРФОЛ, А ПОСЛЕ ЭТОГО ПОМОЧЬ ЕМУ СПАСТИ ЕГО НАРОД ОТ НЕКОЙ “ЗАБЫВАЙКИ-ПОВТОРЯЙКИ”.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: ПЕРСОНАЛЬНАЯ РЕПУТАЦИЯ С РАСОЙ “ГОБЛИНЫ” +100 (МАКСИМАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ - “АБСОЛЮТНОЕ ДОВЕРИЕ”); БЛУЖДАЮЩИЕ УНИАРЫ; СКРЫТО.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ХРАНИТЕЛИ СВЕТОЧИ”!
        ВЫПОЛНЯЯ ПОСЛЕДНЮЮ ВОЛЮ УМИРАЮЩЕГО ТОВАРИЩА, ВЫ ПРОИЗНЕСЛИ СЛОВА КЛЯТВЫ И, СУДЯ ПО ВСЕМУ, ВСТУПИЛИ В РЯДЫ ОРДЕНА, НАЗЫВАЮЩЕГО СЕБЯ “ХРАНИТЕЛЯМИ СВЕТОЧИ” - ТАИНСТВЕННЫЙ, РАСКОЛОВШИЙСЯ НА ДВЕ ВЕТВИ ОРДЕН, ОХРАНЯЮЩИЙ НЕКИЙ КРИСТАЛЛ ПОД НАЗВАНИЕМ “СВЕТОЧ”, КОТОРЫЙ, ПО ЛЕГЕНДЕ ХРАНИТЕЛЕЙ, ПРИ ПОМОЩИ БАШЕН, ЯВЛЯЮЩИХСЯ МОГУЩЕСТВЕННЕЙШИМИ МАГИЧЕСКИМИ КОНСТРУКЦИЯМИ, ПОСТРОЕННЫМИ ЕЩЁ ВО ВРЕМЕНА ДРЕВНИХ, ЯКОБЫ ЗАЩИЩАЕТ ЭТОТ МИР ОТ ОРД ИСЧАДИЙ НОЧИ. БОЛЬШЕГО ВАМ, УВЫ, УЗНАТЬ НЕ УДАЛОСЬ, НО МАСТЕР СИДИУС ПООБЕЩАЛ ОТВЕТИТЬ НА ВСЕ ВАШИ ВОПРОСЫ, ЕСЛИ ВАМ УДАСТСЯ ВЫЖИТЬ ПОСЛЕ ОСАДЫ РЭЙТЕРФОЛА.
        ДОПОЛНЕНИЕ: ЕСЛИ СИДИУС ИЛИ ХАРУД НЕ ВЫЖИВУТ, ТО ВАМ СЛЕДУЕТ ИДТИ В БАШНЮ, РАСПОЛОЖЕННУЮ ДАЛЕКО НА ЗАПАДЕ, В ДИКИХ ЗЕМЛЯХ КРАСТАРИИ. ТОЧКА НАХОЖДЕНИЯ БАШНИ ОТМЕЧЕНА НА КАРТЕ В ВАШЕМ ДРИАРЕ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОРДЕНЕ; СКРЫТО.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “УБИЙЦА ВО МРАКЕ”!
        ВАМ УДАЛОСЬ ВЫЯСНИТЬ, ЧТО ФЕРГЮСОН, ПЛЕМЯННИК КАЗНАЧЕЯ МЫФАНА, НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ, А БЫЛ УБИТ. К СОЖАЛЕНИЮ, КОГДА ВЫ ДОГАДАЛИСЬ ОБ ЭТОМ, БЫЛО УЖЕ СЛИШКОМ ПОЗДНО - УБИЙЦА ТЩАТЕЛЬНО ЗАМЁЛ СЛЕДЫ, УНИЧТОЖИВ ТЕЛО ПОГИБШЕГО И ЗАБРАВ С СОБОЙ ЕГО ГЛАЗА И РУКУ, ЧТОБЫ НИКТО НЕ МОГ ВЫЗВАТЬ ДУШУ ДЛЯ ДОПРОСА ИЛИ ПОНЯТЬ, ПРИ ПОМОЩИ КАКОЙ МАГИИ БЫЛО СОВЕРШЕНО УБИЙСТВО.
        ЧТО ЖЕ ТАКОГО БЫЛО ИЗВЕСТНО БЕДНОМУ ПАРНЮ, РАЗ С НИМ ПРИШЛОСЬ ТАК ЗВЕРСКИ РАСПРАВИТЬСЯ? ТЕПЕРЬ ВЫЯСНИТЬ ЭТО МОЖНО ТОЛЬКО У ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА - У БАЛЛИСА БРАССЕЛА АФИЛЕМСКОГО.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: РАЗГАДКА ТАЙНЫ ФЕРГЮСА; НЕИЗВЕСТНО.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “РАЛИЯ”!
        СТАВ С ВИВЕРНОЙ ДЭЙРОЙ ЕДИНЫМ ЦЕЛЫМ, ВМЕСТЕ С ЕЁ ВОСПОМИНАНИЯМИ ВЫ ТАКЖЕ ВЗЯЛИ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ОТЫСКАТЬ И СПАСТИ ЕЁ НАЗВАННУЮ СЕСТРУ - ДРАКОНОРОЖДЕННУЮ РАЛИЮ. ВАМ ТОЧНО ИЗВЕСТНО, ЧТО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД ОНА ВЫЖИЛА, НО ВОТ О ЕЁ ДАЛЬНЕЙШЕЙ СУДЬБЕ АБСОЛЮТНО НИЧЕГО НЕИЗВЕСТНО. ВОЗМОЖНО, ВСПЛЫВШИЕ В ПАМЯТИ ИМЕНА ПОМОГУТ ВАМ В ПОИСКАХ: МАГНУС И ХАЙНА ХАБЕРХАНДЫ, БАРОН ХОРЛАФ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: РАЛИЯ ЖИВА - СКРЫТО, УНИКАЛЬНО; РАЛИЯ МЕРТВА - СКРЫТО.
        ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ ЗАДАНИЯ: РАСКОЛ ДУШИ.
        Ухтыж, сколько всего накопилось-то! И даже с дополнениями, основанными на моих собственных размышлениях - как услужливо со стороны системы Древних. Удобно, когда всё вот так систематизировано.
        Ладно, память освежили, а теперь пора разрывать связь с дриаром и наслаждаться возвышением от поднятия ступеней…
        Тело пронзила волна боли и экстаза. Мышцы перестраивались согласно новым атрибутам, а сознание буквально разрывалось от информации по новоприобретённым граням, навыкам и специализациям. Пик удовольствия был настолько силён, что создавалось впечатление, словно я состою из чистейшей пустарианской энергии, благодаря которой модифицируется моя старая физическая и духовная оболочка.
        Когда всё прекратилось, я единым слитным движением поднялся на ноги и покачнулся. Расставив руки в стороны, меня охватило безмерное удивление - надо же, как непривычно быть столь маленьким! Земля теперь так близко, а не так, как было раньше, когда я был лишь Таллиаром. Как интересно.
        Походив по Залу Преобразования и хорошенько размявшись, я немного освоился с новыми показателями своего тела. По ощущениям мои возможности, конечно, существенно подросли, но полностью их опробовать удастся лишь в новой битве.
        Я бросил взгляд на парящую на границе астробломира единственную сферу оповещения.
        А уж за новыми сражениями, думаю, дело не станет.
        Подойдя к сияющему шару, я позволил ему слиться с моей ладонью и рассыпаться сверкающими искрами. И как только это произошло, мои брови взлетели вверх, зрачки расширились, а сердце забилось как бешеное.
        Сорвавшись с места, я что есть мочи помчался к Дэриору Брантару Драйторну…
        Глава 10. Часть 5


        Мысленно активировав “Вторую кожу” и облачившись в гражданский комплект, я за несколько минут пронёсся по кишке тайного хода, связывающего Зал Преобразования с галереями замка, и вскоре уже бежал по извилистым тёмным коридорам мимо спешно прижимающихся к стенам защитников Рэйтерфола. Достигнув лестницы, в несколько ловких прыжков перемахнул через все ступени, а в конце, справляясь с инерцией и внезапно появившейся преградой в виде идущих людей, стремительно взмыл в воздух, оттолкнулся от стен и пролетел у них над головами - даже не успел толком удивиться проснувшейся прыти, как уже оказался на шестом подземном этаже.
        Прямо, налево, до конца коридора и направо. Первая дверь, вторая, третья…
        - В сторону!  - рявкнул я и охраняющие дверь гвардейцы поспешно расступились в стороны.
        Резко затормозив, рывком навалился плечом на окованную сталью дверь и широко распахнул жалостливо заскрипевшую створку. Скользнув взглядом по мгновенно напрягшимся лицам членов военного совета, судорожно схватившимся за рукояти мечей, я посмотрел прямо в глаза лежащему на кровати барону.
        Дэриор Брантар Драйторн полусидел на подушках, кожа его лица одрябла и потемнела, а под глубоко утонувшими глазами, покрытыми сеткой лопнувших сосудов, чернели мешки. Его руки, как и прежде, лежали поверх одеяла, которым он был укрыт по пояс, вот только теперь они выглядели так, словно принадлежали столетней мумии. Это и неудивительно - с прошлой нашей встречи владыка Рэйтерфола заметно исхудал, окончательно превратившись из полноватого мужчины в осунувшегося сухопарого старика, за спиной которого уже угадываются тёмные очертания ждущего в нетерпении Баглорда.
        - Лядь!  - Выдохнула Беара, загоняя наполовину вытащенное лезвие коротких мечей обратно в ножны.  - Саргон, а нельзя было просто постучать, как все нормальные люди?
        - А что, лимраки теперь считаются “нормальными людьми”?  - выгнув бровь, ядовито поинтересовался Эртлит.
        - Думаю, это зависит от вашего понимания человечности,  - ответил ему спокойно сидящий в кресле Сиэрд, даже не шелохнувшийся при моём столь внезапном появлении.  - Ведь иные расы порой своими выдающимися поступками достигают более значимого уважения, чем те же люди. Ведь как иначе ещё можно объяснить то, что несмотря на все ваши попытки очернить Саргона и выставить его как якобы самого главного врага архионцев, большая часть рэйтерфолцев продолжает поддерживать его даже несмотря на это?
        - А где гарантия, что те, кто его поддерживает, уже сами не являются лимраками?  - губы фаргранда скривились в ненависти.
        - Это действительно так?  - не обращая на них внимания, спросил я у барона, при этом закрывая за собой дверь.  - Отряд Сидиуса подал второй сигнал?
        Дэриор кивнул и его взгляд устремился на четыре куклы, стоящие в стеклянном ящике на столе: одна держала свою оторванную голову в вытянутой руке, нанизанную на лезвие, заменяющее ей обе ладони, а вторая, склонив голову, теперь стояла на коленях, вонзив неровный кусочек металла себе в живот.
        Сверля глазами неподвижную фигурку, я напряженно произнёс:
        - И это значит, что…
        - Да.  - Барон медленно моргнул, сглотнув.  - Они добрались до Афилема.
        Глубоко вздохнув, я оглядел собравшихся и убедился, что военный совет собрался в полном составе: Демонариум, Харлен Кривглазиан и фаргранды Эртлит, Беара, Сиэрд и Драксан Аблагард.
        - В таком случае почему ещё не дан сигнал ко всеобщему сбору? Насколько я помню, теперь нам надо готовиться к прорыву на поверхность. Или,  - я выгнул бровь,  - планы изменились?
        - Да нет, всё верно,  - проворчал Дэм, привалившись спиной к комоду и водрузив на него локти.  - Собираем выживший народ в башне Харлена и выступаем после получения третьего сигнала от наших доблестных диверсантов. Как и было оговорено, собственно.
        Я нахмурился.
        - Тогда в чём проблема?
        - В нашем добром, донельзя педантично-въедливом друге жаброиде,  - Кривглазиан безрадостно усмехнулся, смотря на меня опухшими глазами.  - Он сунул свой синий нос в мои расчёты и загнал нас в глубокую задницу.
        Я недоумённо посмотрел на спокойно сидящего синекожего алхимика.
        - Сиэрд?
        - Мастер Кривглазиан совершил ошибку, на что я ему и указал,  - равнодушно пожал плечами тот.
        Моё сердце словно сжали ледяные когти.
        - Только не говорите мне, что мы не сможем открыть портал…
        - Сплюнь, Лядь вырви твой поганый язык!  - выпучив глаза, рявкнул Демонариум, и сам быстро постучал по дереву костяшками пальцев и три раза плюнул через левое плечо.  - Тьфу-тьфу-тьфу, пронеси сию беду!
        - Не знал, что ты такой “оптимист”, - не удержавшись, хмыкнул Драксан.
        - Пламенный вояка просто дико не любит, когда всё слишком просто и не надо преодолевать непреодолимые сложности,  - иронично усмехнувшись, подмигнул ему Беара.  - А то иначе-то ему совсем скучно и неинтересно!
        Едва заметно прищурившись и слегка склонив голову набок, я внимательно наблюдал за их реакцией: натянутые улыбки, неконтролируемое покачивание ногой у Аблагарда, нервное похрустывание пальцами у Беары и слабые попытки разрядить напряженную обстановку.
        Я перевёл взгляд на Кривглазиана.
        - Насколько всё плохо?
        Он тяжело вздохнул.
        - Если у Сидиуса всё получится, то мы сможем открыть портал.  - Откинувшись на спинку кресла, он устало помассировал глаза.  - Вот только благодаря Сиэрду выяснилось, что вспышка телепорта окажется гораздо слабее, чем я думал изначально.
        Помрачнев, я молча подошел к столику, взял кубок, наполнил его до краёв вином из графина и осушил несколькими глубокими глотками.
        - Основываясь на этих новых данных, сколько человек будет способен перенести телепорт?
        - Количество выживших на данный момент насчитывает 3820 человек,  - подал голос Сиэрд,  - из которых 3221 силпат, 481 ребёнок и 118 мирян. Также у ста девяносто одного разумного наблюдаются проблемы с двигательными функциями, но это поправимо - проконсультировавшись с госпожой Вейри, я пришел к выводу, что если не жалеть запасов и всех накормить, одновременно с этим используя самые сильные оставшиеся у нас регенеративы и магию исцеления на максимум, то мы за несколько часов сможем поставить на ноги сто пятьдесят семь из них. Организм оставшихся тридцати четырёх, увы, не выдержит такого напряжения. Итого общее число составляет 3786. Согласно же новым расчётам, разряд телепорта сможет охватить не более трёх тысяч человек. При этом с вероятностью в сто процентов будут перенесены только те разумные, кто окажется в непосредственном центре портала и вокруг него, а для всех остальных, находящихся за обозначенной границей с фактором ниже пятидесяти процентов, эффект переноса будет носить случайный характер. Таким образом мы можем гарантировать стопроцентный переход лишь для двадцати сотен разумных, а для
остальных шансы на успех составляют от пятидесяти до нуля процентов, в зависимости от близости к границе. Это не считая те семьсот восемьдесят шесть человек, которые гарантированно останутся здесь.
        Услышав это, я испытал стойкое желание налить себе ещё, но усилием воли отказался от этой пагубной затеи и отставил кубок подальше.
        - Есть ли какая-то возможность усилить вспышку телепорта?  - я развернулся к остальным.
        - Что-то, что сильнее энергии Астральной Бреши?  - Кривглазиан невесело усмехнулся.  - Нет. Хотя можно было бы, конечно, использовать магию крови и принести несколько сотен жертв, но у нас нет магов крови, да и сомневаюсь, что кто-то бы пошел на её применение. А названные тебе три тысячи это и так максимум при всех возможных усилениях символогией, магией, артефактами и алхимией. Пока тебя не было, мы это как раз обсуждали.
        Нервно кусая губу, я сел на стул и принялся обдумывать вариант за вариантом, в попытке найти выход из создавшегося положения.
        - Магия уменьшения или какие-нибудь зелья временной смерти не сработают?
        - Первое точно нет,  - покачал головой Харлен.
        - По второму вероятность успеха меньше одного процента,  - сухо ответил Сиэрд.
        - К тому же, наш “многоуважаемый” лимрак, кажется, забыл о том, что нам ещё требуется прорваться на портальную площадь и удержать круговую оборону до тех пор, пока не придёт последний сигнал к активации,  - лицо Эртлита скривилось в презрении.  - Или наш многоопытный трогранд предлагает нам тащить на себе семь сотен бездыханных тел и одновременно отбиваться от силзверов?
        - Силпаты способны проделать это без особых проблем,  - огрызнулся я.  - А под всевозможными усиливающими зельями и заклинаниями снижения массы так и вовсе не заметят лишнего веса!
        - Организм выживших сильно истощен недоеданием и алхимией,  - возразил жаброид.  - Поэтому эффективность снадобий и заклинаний будет значительно снижена, также как и длительность. А последующая болезненная детоксикация пройдёт с повышенной вероятностью летального исхода. Я понимаю, что без усилений не обойтись, но советовал бы применить их лишь при обороне портала. Что же касается зелий временной смерти, то мало того, что в данном случае они не гарантируют успеха, так ещё и может не получиться вернуть индивидуума к жизни.
        Я раздраженно оскалился, а затем меня осенило.
        - А если использовать энергию Колыбели?  - мой взгляд метнулся к вскинувшему брови Кривглазиану.  - Нагльфаар ведь создал рабочий алгоритм и подключил его к астробломиру!
        Харлен несколько минут усиленно размышлял, кусая при этом губы, а затем раздражённо дёрнул щекой.
        - Не выйдет. Да, большая часть сохранившихся пустарных нитей уже связаны с пуповиной Колыбели, но если мы активируем их, то это не только усилит астробломир, но и приведёт в действие план Нагльфаара.  - Он посмотрел мне в глаза.  - А мы ведь не хотим, чтобы Ретранслятор был закончен, верно?
        - А перенастроить никак?  - Я отчаянно не желал признавать несостоятельность этого варианта.
        - Можно попытаться, но на это уйдет не один месяц без малейшей гарантии результата. Мы можем, конечно, его использовать и в нынешнем состоянии, но тогда нам удастся телепортироваться, а здесь останется работать маяк с неизвестными свойствами.
        Опустив взгляд, я помассировал лицо ладонями.
        Л-лядь! Нет, можно, конечно, оставить силзверам такой вот приятный сюрприз, но где гарантия, что его последствия не будут в сотню раз хуже? Так что этот вариант точно отметается.
        А ведь выход был так близко…
        - Я так понимаю, делиться с нами подробностями вы не собираетесь?  - прищурившись, протянул Демонариум.
        Магистр усмехнулся.
        - Прости, Дэм, но не в этот раз.
        - Ну, не в этот так не в этот,  - не стал спорить маг.  - Но когда-нибудь я с тебя спрошу и ты уже не отвертишься.
        - Договорились.
        Комната вновь погрузилась в гнетущее молчание, которое я вскоре отважился нарушить.
        - Выходит, нам надо отобрать тех, кто войдёт в золотую когорту двухтысячников, которым будет гарантирован стопроцентный перенос, серебряную когорту тысячников с повышенным шансом телепорта, а также,  - я тяжело вздохнул, понурив плечи и напряженно почесав бровь,  - а также чёрную когорту смертников, состоящую из семьсот восьмидесяти шести человек.  - Я обвёл взглядом собравшихся.  - Ваши предложения по распределению?
        - Дети, их родители и опекуны в центре,  - тут же уверенно высказался Драксан Аблагард.  - Это, в основном, миряне, отказавшиеся пройти инициацию, но есть и силпаты, выбравшие Путь Силы, чтобы защитить свои семьи.
        - Подростки и молодые люди до двадцати пяти лет обоих полов должны войти в золотую когорту,  - подала голос Беара.
        - Лекарей и опытных магов туда же,  - мрачно бросил Демонариум.  - У нас их немного, а поддержку они могут оказать и из центра.
        - Среди двухтысячников и тысячников должно быть немало высокоуровневых силпатов,  - поделился своими соображениями хмурый Эртлит.  - Не стоит сбрасывать со счетов, что по ту сторону портала выжившие могут столкнутся с агрессией афилемцев.
        - Стариков я бы рекомендовал перевести в тысячники или… ниже,  - сцепив ладони в замок и смотря в пол, проговорил Кривглазиан.  - Также как и малоуровневых или показавших себя несостоятельными силпатов.
        - Не забывайте и о том, что при прорыве к портальной площади неизбежно будут потери,  - внёс беспощадные статистические корректировки Сиэрд.
        - А как быть с чёрной когортой?  - ослабевшим голосом спросил Дэриор Брантар Драйторн, заговорив лишь второй раз с момента моего появления. И при этих словах он смотрел только на меня.
        И, глядя ему в глаза, я ответил:
        - Когорта смертников будет сформирована из добровольцев. И именно из них будет состоять внешнее защитное кольцо как во время прорыва к порталу, так и при его обороне. Это вынужденная необходимость, потому что если мы перекинем в чёрное звено лишь слабаков, то не сможем удержать оборону и потеряем значительно больше жизней. К тому же, добровольный метод отбора позволит избежать ненужных сейчас волнений и хаоса. Что же касается стариков, малоуровневых и не подающих надежды силпатов, то Сиэрд проанализирует списки и определит их в серебряную когорту тысячников. Собственно, я советую назначить его и на составление списка тех, кто войдёт в золотую когорту - среди всех нас он является самым непредвзятым, не говоря уже о том, что только ему под силу уложиться в выполнении этой непростой задачи в самые кратчайшие сроки. К тому же, у него уже составлены таблицы с краткими характеристиками всех выживших.
        - Соглашусь со сказанным,  - подтвердил Сиэрд.  - На составление таких списков у меня уйдёт не более двух-трёх часов.
        Барон слабо кивнул.
        - Так тому и быть.
        После того, как решение было принято, внутреннее напряжение заметно спало и мы немного расслабились. Ведь каждый из собравшихся в полной мере осознавал, что теперь от нас более ничего не зависит, и потому только и остаётся, что довериться неизбежности грядущих событий.
        Погруженный в мрачные размышления, я невольно задержал задумчивый взгляд на созданных Шейди куклах.
        Интересно, что же всё-таки заставило их так сильно задержаться?
        Глава 11
        ГЛАВА 11.
        Вынырнув из тёмного лаза тайного прохода, вход в который был надежно сокрыт и полностью сливался с лесным ландшафтом так, что отыскать его кому-то из посторонних было практически нереально, Сидиус и его команда рассредоточились на местности и обратились в недвижимые тени. Выждав несколько секунд и в очередной раз твёрдо убедившись, что в опасной близости нет противников и вражеских соглядатаев, они затворили за собой дверь в подземелья и бесшумно сорвались с места, ринувшись вслед за ведущей их отряд Бертой - ещё будучи в замке Харуд оценил её опыт следопыта в этих лесах и без тени сомнений назначил проводником группы, и сейчас, держась прямо за плавно двигающейся меж деревьев фигурой, он нисколько не пожалел о своём решении. Да, пусть ступень охотницы ещё мала, но она выросла в этих местах и знает каждый закуток окружающего Глухолесья, чего не скажешь о самом Харуде - к своему стыду, за столько лет он прекрасно освоился в городских джунглях, но вот близлежащие земли не исследовал уже очень давно, что закономерно привело к устареванию имеющихся у него карт.
        С каждым мгновением они удалялись всё дальше от осаждённого Рэйтерфола, запутывая следы на многочисленных звериных тропах и сбивая запах алхимическим порошком. Благодаря чуткому слуху Харуда и двух остальных муржитов, Келлера и Форлаха, сторожевые патрули противников тоже удавалось вполне успешно избегать.
        И вдруг Харуд схватил Берту за плечо и резко остановился, вскинув левый кулак. Вся команда тут же замерла без единого движения. Разжав пальцы, он плавно опустил ладонь и одновременно с этим стал медленно садиться, и остальные последовали его примеру. Его уши пару мгновений напряженно шевелились, а затем муржит при помощи знаков быстро раздал новые указания: Форлах направо, Келлер налево, цель - разведка. Использовать для связи лидерские грани он опасался - силзверские колдуны или пастухары вполне могут отслеживать изменения в пустарных потоках, поэтому лучше перестраховаться.
        Вскоре вернулся Келлер и доложил об отряде из шести зверосилпатов средней ступени силы. Идут настороже в их направлении, находятся близко, если отступать и попытаться обойти, то велика вероятность быть обнаруженными. Харуд нахмурился. Плохо - значит, придётся вступать в бой.
        За несколько секунд обозначив задачу каждому члену отряда, они рассеялись в темноте, заняли удобные позиции для атаки и затаились в ожидании врагов: Шейди бесшумно забралась на дерево, гибко растянувшись вдоль ветки; Берта и Вильяр спрятались за толстые дубовые стволы, вооружившись луком и пращой; Сидиус вместе с воином Эгданом нырнули под корягу; а Харуд и Келлер тоже извлекли луки и обошли противников с флангов, а боевой маг Исир присел у вьющихся древесных корней и приложил ладонь к влажной земле.
        Когда появились силзверы, всё закончилось в считанные мгновения:
        Земля под ногами двух хищников внезапно обратилась в зыбкую тину, а следом за этим со свистом вылетевшие из тьмы смертоносные стрелы впились в их плоть.
        Ещё один враг даже не успел понять, что произошло - он лишь удивлённо увидел со стороны своё безголовое тело и окровавленные блестящие нити, свисающие с ветвей, а затем его голова покатилась дальше.
        Выбежавший Сидиус выбросил вперёд левый кулак и материализовавшийся из кольца Щит Светочи ринулся на врага, с хрустом врезался ему в морду и снёс на землю. Старому воину оставалось только точным ударом меча добить павшего.
        Пятого противника взял на себя Эгдан, но их бой тоже был скоротечен - стальной снаряд, выпущенный Вильяром из пращи, угодил зверю аккурат в шлем и заставил его пошатнуться на долю мгновения. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы мечник проткнул ему горло.
        Последний силзвер попытался убежать, но, уже скрывшись было в спасительных зарослях, он неожиданно со всего маху налетел на выставленное перед ним острие копья. Появившийся следом за этим муржит Форлах схватил его за волосы, оттянул голову и отточенным годами движением вогнал стилет под подбородок.
        Пока отряд вновь собирался вместе, Харуд замёл следы: обладая уникальными гранями на полное развеивание мирян, силзверов и силпатов всех типов, он быстро обошел убитых и провёл процедуру, после которой от них остались лишь склянки с органами, костями и кровью, тут же отправившиеся в схроновую сумку. В это время следовавший за ним Келлер вылил на землю бесцветное зелье, которое скрывало вид и подавляло запах пролившийся крови.
        Когда с этим было покончено, Сидиус сверился с картой, посмотрел на Шейди и кивнул.
        Криво улыбнувшись, девушка извлекла из сумки небольшую куклу и поставила её на землю. Затем, не отводя от неё глаз, она привычным движением надела на пальцы правой руки рунические напёрстки, покоящиеся в специальных отсеках на поясе, и громко щёлкнула ими. Гомункул тут же ожил и его глаза засияли зелёным светом. Опираясь на своё копьё, он выпрямился, взялся левой рукой за мешковину на голове, заменяющая ему кожу, а потом поднёс искревлённое лезвие оружия к шее и принялся медленно пилить её. Завершая заложенный в неё алгоритм, кукла с чавкающим звуком оторвала свою истекающую ярко-синей жижей голову от туловища и нанизала её на острие копья, после чего недвижимо замерла.
        - Ну вот и всё!  - Шейди отряхнула ладони и с улыбкой поднялась с земли.  - Сигнал о том, что мы покинули Рэйтерфол, отправлен и уже успешно получен!  - Она закрыла правый глаз и игриво склонила голову набок, подняв к лицу два растопыренных пальца.  - Выбирайте почту Шейди арн Рэн! Стопроцентная гарантия доставки вашего сообщения, а также инфаркт в подарок!
        Харуд хмыкнул в усы, Сидиус же хмуро сдвинул брови и лишь махнул рукой, призывая занять построение и двигаться дальше.
        Диверсионный отряд в полном молчании шагнул в глубину Глухолесья, оставив за своими спинами осаждённый врагами Рэйтерфол.
        Глава 11. Часть 2

***
        Спустя два часа размеренного бега Берта остановилась и принялась внимательным взглядом скользить по округе. Остальные тут же напряглись и встали в круг, спинами в центр, также обратившись к своим органам чувств: муржиты водили ушами, шевелили усами и нюхали воздух, при этом то расширяя, то вновь сужая зрачки; Шейди надела напёрстки и замерла с закрытыми глазами, раскинув шпионскую сеть из пустарных нитей; маг Исир по своему обыкновению прижал ладонь к земле, а Сидиус, Вильяр и Эгдан доверились боевому чутью.
        Не обнаружив ничего подозрительного, Харуд всё-таки решился активировать лидерскую связь, прикрыв её действие антимагический вуалью:
        - В чём дело, Берта?
        - Точно не уверена,  - охотница покачала головой,  - но меня не покидает ощущение, что что-то изменилось. Окружение вроде бы хорошо мне знакомо, но при этом деревья и растения словно какие-то… другие. Это началось минут десять назад, когда мы прошли одну из прогалин, и с тех пор мне стало сложнее ориентироваться.
        - Ты сверялась с картой?  - Сидиус с опаской заозирался.  - Может, мы уже вышли за пределы известной тебе местности?
        - В том-то и дело, что нет, милорд. Это… это словно тоже самое место, виденное мною раньше, но одновременно с этим абсолютно другое.
        - Приблизительно тогда же и у меня какое-то странное чувство было,  - поделилась нахмурившаяся Шейди.  - Словно холодным пальцем от лопаток до шеи провели. Но все мои охранные артефакты молчали, а вокруг было спокойно.
        - Ещё дышать стало сложнее,  - вдруг подал голос Вильяр.  - И это не из-за бега.
        Все удивлённо посмотрели на него, а потом прислушались к себе - и вправду, воздуха словно не хватает, хотя они уже длительное время стоят без движения.
        - Отступаем,  - без промедлений отдал приказ Сидиус, и Харуд тут же согласно кивнул.  - Вернёмся немного назад, к тому месту, после которого тебя посетило это непонятное чувство,  - он взглянул на Берту.  - Ты ведь сможешь нас к нему отвести той же дорогой?
        - Да, конечно, милорд.
        - Тогда выдвигаемся. Всем быть предельно внимательными.
        Они отправились в обратный путь, и с каждой секундой продвижения опытные члены группы мрачнели всё сильнее. И когда Берта привела их к пройденному ранее участку, каждый уже был погружен в невеселые размышления.
        - Это здесь,  - указала охотница.
        Довольно приметное место: чистая, почти идеально круглая прогалина диаметром метров в пять, окруженная деревьями, и поваленный на самом её краю небольшой древесный ствол, переломленный почти у самого основания, если судить по торчащему невдалеке пню.
        - Ну как?  - напряженно спросил Сидиус.  - Кто-нибудь что-нибудь необычное чувствует?
        Шейди пожала плечами.
        - Всё по старому. Но я и не маг, так что ничего нового не скажу.
        - Исир?  - Харуд обернулся к волшебнику и тот сосредоточенно проделал несколько пассов руками.
        - Пустарные потоки странно себя ведут,  - маг задумчиво прищурился.  - Неохотно откликаются, и с ними стало как-то неприятно работать - будто лёд пускаешь по венам.
        Каждый тут же проверил его слова, активировав магическую грань или специализацию - ощущения были точно такими, как их и описал Исир.
        - Всё,  - вдруг сказал Келлер, навострив уши.  - Звуки живого леса полностью стихли.
        Вильяр и Берта удивлённо увидели подтверждающие его слова кивки сопартийцев и сами невольно прислушались - а ведь и правда! До этого на границе слуха ещё оставался стрекот кузнечиков, раздражающий комариный писк, жужжание едва светящихся мотыльков и далёкий шелест крыльев ночных птиц, который заставлял их опасливо поглядывать в тёмное небо. Теперь же всё было тихо. Не раздавалось ни единого живого звука, не считая шелеста листьев от налетевшего ветерка или скрипа деревьев. Лес словно вымер за считанные мгновения.
        - Что случилось?  - впервые столкнувшаяся с подобным охотница была растеряна.
        - Мы заметили это на обратном пути,  - пояснил Харуд, внимательно осматриваясь вокруг.  - Естественные ночные звуки сначала стали подобны удаляющемуся эху, и вот теперь умерли окончательно.
        - Ни животных, ни птиц, ни насекомых,  - медленно проговорил Сидиус.  - И, вдобавок к этому, воздух действительно стал тяжелее.
        - Это какое-то заклинание?  - спросил Вильяр, нервно поглаживая пальцам рукоять висяшего на поясе шестопёра.  - Мы не заметили, как перешли его границу и активировали?
        Шейди покачала головой и скривила губы.
        - Это вряд ли. Мои охранные артефакты почувствовали бы такое. Да и вообще мы бы заметили постороннее вмешательство такого уровня, тут ведь не малорослики какие собрались.  - Лилововолосая воительница покосилась на Берту с Вильяром.  - Без обид, детишки.
        Ещё некоторое время посвятив обдумыванию сложившейся ситуации, Сидиус принял решение:
        - Пометим это место на картах, а сами вернёмся на прежний маршрут, только пойдём другой дорогой. Раз уж нас пока никто не останавливает, то попробуем забраться как можно дальше.
        - Верно,  - поддержал его Харуд.  - Если это всё-таки заклинание, то мы либо выйдем за пределы его действия, либо достигнем некой границы.
        - Берта?  - Задумчиво рассматривающая поваленный ствол охотница вынырнула из размышлений и повернулась к окликнувшему её Сидиусу.  - Веди дальше, только на этот раз возьмём левее.
        Кивнув, девушка бросила последний взгляд на лежащее дерево и вновь возглавила бредущий через Глухолесье отряд.
        Глава 11. Часть 3

***
        Девять фигур пробирались сквозь ночной лес, скользя меж поскрипывающих чёрных деревьев, с тревогой в глазах всматриваясь в окружающую их темень и то и дело поднимая головы к подёрнутым туманной дымкой кронам, на которых от ветра зловеще шелестели осенние листья. Напряженно стискивая древки своего оружия, им чудилось, словно они слышат чьё-то глубокое дыхание, а земля под их ногами будто оседает, медленно утягивая идущих в глубины бездны. В такие мгновения сердце испуганно замирало, а ледяные когти налетевшего страха стремились сковать разум, низвергнув его в пучины отчаяния. Ситуация осложнялась тем, что никто не мог понять, последствие ли это чрезмерного напряжения и разыгравшейся паранойи, либо же некто целенаправленно пытается влиять на их сознание?
        Но ответа не было, также, как не было и малейших следов постороннего вмешательства. И поэтому им не оставалось ничего другого, кроме как идти дальше в постоянном напряжении.
        Огибая очередное дерево, возглавляющая отряд Берта вдруг резко замерла. Недоумённо нахмурившись, она обернулась и подняла взгляд на молодой, возвышающийся над ней трёхметровый гархан, и на её лице застыла маска изумления.
        - Невозможно…  - тихо сорвалось с её губ.
        Услышавший это Харуд встал рядом с ней и тоже взглянул на дерево.
        - Что именно?
        Словно завороженная, Берта сделала несколько шагов вперёд и прижала руку к шершавой коре. В это время вся остальная группа внимательно наблюдала за каждым её движением.
        - Это гархан,  - произнесла охотница и пораженно выдохнула, вскинув глаза к ветвям с уже почти облетевшими наземь листьями.  - Довольно редкое дерево с чёрной корой и древесиной. Среди охотников оно особо почитаемо, потому что отвар из его коры побеждает многие болезни, а мазь из листьев хорошо обеззараживает раны.
        Воин Эгдан, обладающий навыками целительства, кивнул:
        - Всё верно. Ингредиенты гархана используются во многих зельях и поэтому они довольно дороги.
        Сидиус сдвинул брови.
        - Так эта остановка просто ради того, чтобы полюбоваться на дерево?
        Берта покачала головой.
        - Нет. Не в этом дело.  - Она отступила на шаг, посмотрела на него и указала на гархан.  - Оно очень, очень медленно растёт, и чтобы вытянуться буквально на несколько метров у него уходят целые столетия. А когда отец показал мне его в первый раз, оно уже было высотой метров в двадцать. А мне тогда и шести лет не было.
        Сидиус изменился в лице. Поджав губы, он исподлобья посмотрел на молодое дерево.
        - Это точно был именно этот гархан?
        - Вне всяких сомнений. Но и это ещё не всё! Я, наконец, поняла, что именно было не так с тем поваленным деревом на поляне.  - Берта облизнула губы.  - Мох. Его там не было, ни на пне, ни на самом стволе, словно он рухнул совсем недавно. А этого просто быть не может, потому что это дерево - Смоляной Камнедрев, который лежал там задолго до рождения не только моего отца, но и деда.  - Её зрачки расширились.  - Б-боги! Поэтому мне и кажется, что это вроде бы те самые места, которые я знаю с детства, но одновременно с этим совершенно другие! Это всё - молодое Глухолесье! За многие столетия до моего рождения!
        Словно в ответ на её слова окружающий лес зароптал и отряда Сидиуса опасливо заозирался, положив ладони на своё оружие и напряженно прислушиваясь к малейшим посторонним звукам.
        - Перемещения во времени невозможны,  - с железной уверенностью произнёс маг Исир.  - Даже существующие заклинания замедления, отката назад и прозрения будущего не работают со временем, как таковым, а лишь в определённом радиусе действия позволяют воздействовать на пространство, на скорость обработки разумом поступающей информации, таким образом замедляя физиологическую реакцию, а также предугадывая дальнейшие действия благодаря чтению сознания. Но именно перемещения в будущее или прошлое невозможны! Об этом гласят все магические законы!
        - Тогда как объяснить всё происходящее?  - задал терзающий всех вопрос Вильяр.  - Если Берта не права и это не прошлое, тогда что это?
        - Иллюзия?  - предположил Келлер, нервно мотая хвостом.  - Или наш разум попал в ловушку могущественного псионика и мы на самом деле лежим без сознания где-нибудь на земле?
        - Поверить в то, что вся наша защита от псионики, которую каждый из нас развивал не один год, оказалась полностью бесполезной?  - Шейди иронично выгнула бровь.  - Я больше поверю в перемещение во времени.
        Сидиус хотел было что-то на это ответить, но его глаза вдруг расширились, а миг спустя рот перекосило в яростном оскале. Одним стремительным движением выхватив клинок, он резко развернулся и с рычанием разрубил надвое прыгнувшую на него со спины тварь.
        Харуд среагировал на полсекунды позже - на его левом плече появился тарч, который моментально трансформировался в полноразмерный Щит Светочи, а затем отделился от муржита и ринулся к Вильяру, принимая на себя удар острых когтей выскочившего монстра. А в следующее мгновение воздух прорезал свист брошенного Харудом ножа, лезвие которого вошло в глазницу взревевшего отродья по самую рукоять.
        Стоявшая полубоком к лесу Шейди без труда заметила метнувшегося к ней из тьмы врага и молниеносно вскинула левую руку - пустарные нити, тянущиеся от рунических напёрстков, оплели вытянутую в атаке лапу с длинными, словно лезвия кинжалов, когтями, и отрезали её почти у самого плеча. Тварь по инерции продолжила движение вперёд, но гомункуляторша мягко отступила в сторону и полуоборотом легко увернулась от неё, пропустив мимо себя, а затем взмахнула правой ладонью, захлестнув нитями шею и оставшиеся конечности монстра, и резко потянула на себя, оторвав их у самого туловища.
        Отточенным в боях движением выхватывая перекинутый через голову лук, одновременно с этим Келлер привычно поддел когтём стрелу из колчана, и когда оружие оказалось в его руках, стрела уже лежала на тетиве. Короткий свист сорвавшегося снаряда ударил по ушам и миг спустя острый наконечник пролетел рядом с лицом Эгдана и впился в шею бегущего монстра. Это дало возможность воину вскинуть щит и развернуться к врагу, а в это время стоящая рядом с ним Берта достала собственный лук и уже на пару с Келлером пускала стрелу за стрелой в мечущееся по земле чудовище.
        Муржит Форлах же действовал на инстинктах - стремительно прыгнув вперёд, он кувыркнулся через голову, резко развернулся и вскинул копьё, уперев его тупым концом в землю. Атаковавший его противник не успел затормозить, со всего маху насадив себя на длинную сталь. Дальше дело техники - провернуть лезвие в ране и резко выдернуть, а через мгновение подрубить ногу пошатнувшемуся врагу.
        Исиру невообразимо повезло - хоть когти монстра и вспороли ему спину, но зачарованное волшебное одеяние активировало единственный заряд отражающей повреждения грани и весь ужасающий урон ударил по самой твари, оставив мага невредимым. Не зря, ох не зря он вывалил за это магическое свойство такие огромные деньжищи! Не теряя времени, Исир сжег опрокинутого наземь врага испепеляющей молнией.
        - В круг, спиной в центр!  - взревел Сидиус и отряд встал плечом к плечу.  - Бейте им в голову и отсекайте конечности, иначе их практически не убить!!!
        Вовремя!
        На помощь своим раненым собратьям из лесной тьмы хлынула новая волна уродливых тварей, но эффект неожиданной атаки был потерян и бегущих встретили свистящие стрелы, из под ног вырвались каменные шипы, насаживая на себя не успевших заметить опасность монстров, а летающие вокруг вожделенной добычи Щиты Светочи, что мысленно управлялись Хранителями, сшибали с ног и дробили кости. Но финальную точку поставила Шейди, безжалостно отрезая своими сверкающими пустарными нитями ноги и головы ублюдков, а тех немногих выродков, кому таки удавалось прорваться сквозь эту безумную мясорубку, встречала сталь остальных членов отряда.
        Через несколько минут бешеной схватки всё было кончено и вновь наступившую тишину нарушали лишь судороги разорванных на части тварей и бульканье хлещущей из их останков крови.
        - Что это за дрянь такая?  - тяжело дыша прохрипел Форлах, не отрываясь разглядывая дёргающихся монстров.  - Что-то из крастарского бестиария?
        Шейди покачала головой, разминая свои дрожащие от напряжения пальцы.
        - Нет, это не крастарские. Эти все одинаковые, а у нас больше всяких разнородных мутантов из-за того, что красзверы выбирают монстрологический путь развития. Поэтому однотипных стай у нас практически нет.  - Девушка присела рядом с одним из монстров и с любопытством осмотрела: глаз, как таковых, не было, и верхняя часть головы представляла собой обтекающую лицо и нос бронированную пластину, с лёгкими выгибами на месте ушей. Верхняя губа разделена на четыре части, потому что в ротовой полости скрываются два длинных хелицера, которые в спокойном состоянии маскируются под обычную губу. А вот нижняя челюсть у создания состояла из двух расходящихся в стороны жвал и привычного нижнего основания, усеянного острыми зубами. Тело же особого интереса не вызывало: шипастый позвоночник, бронированные костяные наросты, прикрывающие уязвимые места, мощные ноги с цепкими когтями, и лапы с длинными, изгибающимися когтями, больше похожими на длинные лезвия кинжалов. Двигались эти красавцы как на всех четырёх конечностях, так и вполне уверенно могли держаться на задних лапах.
        - Жуткая тварина,  - пробормотал Вильяр, вытирая пот со лба и нервно оглядываясь вокруг.  - Живучая, да и корпус с костями лядски прочные.
        - Это да,  - согласилась Шейди.  - Даже мои нити с трудом справлялись.
        - Двардрэны,  - вдруг мрачно произнёс Сидиус, с ненавистью смотря на трупы, и все посмотрели на него.  - Так мы, Хранители, называем тварей Ночи, что пытаются погасить сияние Светочи и прорваться сквозь Башни во внешний мир. Но что они делают здесь?
        Цепкий взгляд Сидиуса медленно заскользил по округе, пытаясь отыскать хотя бы намёк на притаившихся там созданий.
        - Для этого, брат мой, нам сначала надо ответить на вопрос: “Что это за место?” - задумчиво протянул Харуд.  - А вообще ты молодец, я поначалу даже не понял, почему мой орденский щит сковало льдом.
        Харуд вытянул руку и его Щит Светочи скользнул по ней, уменьшился в размерах и вновь обратился в наплечный тарч.
        Сидиус кивнул.
        - Я и сам чуть было не проворонил этот сигнал. Всё-таки он не посещал меня уже многие десятилетия.  - Шевельнув ладонью, он тоже вернул свой щит, превратившийся обратно в чёрное кольцо с выгравированным на нём символом высокой Черной Башни.
        Шейди поднялась на ноги.
        - И что мы должны знать об этих милых зверюшках?
        - Немногое.  - Старый мечник тяжело вздохнул и помассировал переносицу.  - Это двардрэнские псы, быстрые, крепкие, сильные и практически бесшумные. Хорошо маскируются и обладают как ночным, так и тепловым зрением, а вот с нюхом у них проблемы. Атакуют как поодиночке, так и стаями. Но они не самое опасное из созданий Ночи, с чем мы можем столкнуться. Можете считать этих псов лёгкой пехотой и молиться Древним, чтобы мы не повстречали двардрэнских убийц, палачей или магдвардрэнских бестий, обладающих магическими способностями.
        - Хотя с ними у нас есть шанс справиться,  - подал голос Харуд, сузив зрачки и задумчиво шевеля усами.  - Но вот если нам встретится Лорд Ночи…
        Сидиус помрачнел, а затем железным голосом отдал приказ:
        - Соберите уцелевшие стрелы и ножи, они нам ещё пригодятся. Уж не знаю, прошлое это, реальность, иллюзия или всё действительно происходит лишь в наших головах, но пока мы не разобрались в этом, нам необходимо следовать поставленной задаче,  - он поднял меч и указал им во тьму леса,  - мы должны добраться до Афилема.
        Харуд кивнул.
        - Сидеть на одном месте и гадать о причинах происходящего абсолютно бессмысленно. Попробуем продвинуться дальше и разведать обстановку.
        - Пфф. Будто у нас есть выбор,  - закатила глаза Шейди.  - Пошлите уж, а то мне даже стало интересно, куда это нас занесло.
        Гомункуляторша перешагнула через ещё дымящиеся трупы двардрэнских псов и первая устремилась навстречу Ночи.
        Глава 11. Часть 4

***
        Громогласный рёв разорвал ночную тишь, и следом за ним с другой стороны ему вторил точно такой же вибрирующий рык. Стиснув рукоять меча, Сидиус беззвучно выругался сквозь плотно сжатые зубы и окинул быстрым взглядом бегущий отряд, чтобы удостовериться в отсутствии отстающих.
        - Минимум две стаи,  - прозвучал в голове каждого голос Харуда, использовавшего лидерскую связь.  - Уж не знаю, по нашу ли они душу, но побудем немножко пессимистами и предположим, что они нас засекли.
        - Попробуем вырваться вперёд, пока они не зажали нас в тиски, а там уйдём по ветру и собьём след,  - сказала Берта и взяла левее.
        - А может, лучше принять бой?  - спросил слегка запыхавшийся Эгдан.
        - Если стаи состоят только из гончих, то можно,  - отозвался Сидиус,  - но если там кто-то ещё вместе с ними, то можем и не справиться. Так что лучше постараться как можно дольше избегать столкновения. К тому же, наши маскировочные комплекты частично гасят тепло тела и по нему они нас вряд ли выследят, так что всё обойдётся, если не будем шибко шуметь.
        Они продолжили бег, напряженно озираясь по сторонам и прислушиваясь к раздающемуся со всех сторон вою, но с каждым ударом сердца переклички псов становились всё ближе и им приходилось снижать темп всё сильнее и сильнее, пока, наконец, их не вынудили перейти на тихий шаг. Пригнувшись почти к самой земле и затаив дыхание, рэйтерфолские силпаты практически ползком рассредоточились по местности, чтобы охватить все подходы и не пропустить приближение врага. Но, в конце концов, им всё-таки пришлось остановиться.
        Оскалившись, лежащий на земле Харуд с прищуром наблюдал через кусты за рыскающей впереди дозорной гончей. Она то припадала мордой к траве, то поднимала голову к небесам и шумно втягивала воздух. На разведку эти умные твари пускают тех, у кого с нюхом было чуть получше, чем у обычных псов. Да и в целом дозорные опаснее основной массы шавок, благо, что встречаются чаще всего поодиночке.
        - Сзади подбирается одна псина,  - доложил Форлах.  - Пока далеко, но это временно.
        - Справа тоже самое,  - отозвался Келлер.  - Может, их наш кошачий дух притягивает, а?
        Муржиты весело хохотнули.
        - Пойдём на прорыв из окружения,  - решил Сидиус.  - Шейди, сможешь бесшумно убить гончую впереди? Нам не нужно, чтобы она подала голос.
        - Двардрэны всё равно почуят пролившуюся кровь собрата,  - заметил Харуд.
        - Но это даст нам небольшую фору. Раз погоня неизбежна, то растянем преследователей, отстреляем самых ретивых, а потом добьём оставшихся.
        - Стрелять на бегу, в тёмном лесу да по быстрым тварям то ещё удовольствие, милорд,  - хмуро отозвалась Берта и её поддержал Келлер.
        Сидиус кивнул.
        - Знаю, и поэтому в основном рассчитываю на магию Исира.
        - Постараюсь, командир,  - тут же глухо заверил маг.
        - Остаётся лишь надеяться, что поблизости больше нет новых стай,  - проворчал Харуд.  - Раз решили, тогда начинаем. Шейди, ползи ко мне.
        Гомункуляторша бесшумной тенью скользнула вперёд и спряталась за дерево. Не отрывая глаз от приближающейся гончей, она надела рунические напёрстки, выдохнула воздух и выпустила на свободу пустарные нити, которые медленно поползли к жертве. Пальцы опытного кукловода хищно шевелились, плетя смертоносную паутину, но когда пришло время накинуть на шею петлю и затянуть удавку, гончая неожиданно насторожилась и поднялась на задние лапы. Затаив дыхание, Шейди пару секунд смотрела на жуткого, двигающего жвалами монстра, а затем резко поджала пальцы и отдёрнула руки: сверкнули отливающие синевой нити, мгновенно оплетая уродливую тварь и вгрызаясь в бронированную плоть. Двардрэн дёрнулся было в попытке освободиться, но острые струны лишь ещё сильнее впились в его тело. Оскалившись, Шейди с трудом усилила нажим, но на этот раз гадина попалась не в меру крепкая и расставаться с головой так просто не желала.
        На краю зрения мелькнула тёмная фигура Харуда, который стремительно миновал лабиринт растянутых нитей, оказался перед собирающимся завопить двардрэном и вогнал клинок ему под подбородок. Лезвие меча вышло из затылка твари и она, забившись в судорогах, через миг безвольно повисла, словно марионетка в руках потерявшего к ней интерес мастера.
        Шейди осторожно опустила труп на землю и облегченно выдохнула.
        - Спасибо,  - она с благодарностью кивнула Харуду.  - Я бы её не удержала.
        Муржит ничего не успел ответить, потому что его опередило эхо раздавшегося позади них рёва, который через мгновение подхватили десятки глоток по всему лесу.
        - Твою ж Лядь! Всем ходу!  - взревел Сидиус.  - Ходу, ходу, ходу!!!
        Они сорвались с места и помчались что есть мочи, а за их спинами звучало приближающееся с каждым мгновением клацанье когтей и рычание торжествующих тварей.
        Погоня! Добыча! Настигнуть, разорвать, сожрать, обглодать!!! Бегите, бегите, бегите!!! Бегите и пусть ваши сердца наполнятся священным ужасом, ибо от Ночи вам всё равно не убежать и не скрыться!
        И они бежали, гонимые кровожадной ордой. Перепрыгивали через корневища, петляли меж деревьев и взбирались по склонам оврагов, стены которых Исир превращал за их спинами в грязевые потоки, задерживающие монстров. Пусть паника запустила в их души свои когти, но они не потеряли рассудок от страха, не разбежались в разные стороны и при любой возможности разили преследователей стрелами и оставляли за собой магические ловушки, разрубающие врагов на куски.
        Но всего этого оказалось мало, катастрофически мало! Выродков оказалось больше, чем они могли себе представить!
        - Не уйдём!  - закричал Вильяр.  - Нужно найти площадку для обороны!
        - Впереди!  - завопил Эгдан и взмахнул топором, рассекая череп бегущего на них двардрэна. Бегущая следом за ним Берта перепрыгнула через кувыркающийся труп, резко обернулась и пустила стрелу в пасть очередной почти настигнувшей группу твари.
        - Видимо, к нам стягиваются все ближайшие стаи!  - злобно прорычал в головах бегущий далеко впереди Харуд.  - Нам надо…
        Его голос внезапно оборвался.
        - Харуд! Харуд!  - заорал Сидиус, тут же ломанувшийся в том направлении, куда бежал муржит.  - Харуд, ответь мне! Ха…
        Его крик пропал также внезапно.
        - Что за ля…  - кажется, это был Келлер.
        - Всем собраться вместе! Круговая оборона!  - быстрее всех сообразил Вильяр и нагнал замешкавшихся Берту с Эгданом, а через пару секунд к ним присоединился прикрывающий отступление Исир.  - Где Форлах? Твою ж Лядь!
        - Шейди тоже не вижу!  - Берта вскинула лук и оттянула тетиву до самого уха, напряженно всматриваясь во тьму, наполненную рёвом приближающимся монстров.
        - Двигайтесь вперёд, я их сейчас задержу!  - Исир ударил посохом об землю и его глаза вспыхнули ослепляющим светом вечного пламени.  - Айфсхранавир!!!
        Хлынувшая вперёд волна огня захлестнула первые ряды бегущих позади двардрэнов и всё пространство разразилось оглушающими воплями предсмертной агонии.
        - Надо забраться на какую-нибудь возвышенность!  - рявкнул тяжело дышащий маг.  - Берта, есть здесь рядом что-то подобное?
        Исир обернулся через плечо и ошарашенно застыл, словно скованный льдом.
        За его спиной никого не было. Все его товарищи бесследно исчезли.
        - Л-лядь!..  - маг судорожно стиснул посох и его глаза лихорадочно заметались по округе. И тут неожиданно из пламени выпрыгнул объятый огнём двардрэн, который встал на ноги, раскинул в стороны когтистые лапы и, запрокинув голову к небесам, из его глотки вырвался ужасающий, вибрирующий вопль.
        Продолжая гореть заживо, монстр опустил морду, посмотрел на колдуна и медленно распахнул клыкастую пасть, с которой стекала шипящая слюна.
        Исир взглянул на тварь исподлобья и его лицо в ярости искривилось.
        - Ну давай, ублюдок! Иди сюда!
        Зарычав, двардрэн бросился на него.
        Глава 11. Часть 5

***
        Встопорщив уши и расширив зрачки, Харуд бежал впереди группы и лихорадочно прислушивался к рёву приближающихся со всех сторон двардрэнов.
        - Впереди!  - раздался крик Эгдана и он быстро оглянулся через плечо, краем глаза заметив, как воин взмахом топора убил выскочившую на них с Бертой тварь.
        Лядь! Похоже, капкан вот-вот захлопнется!
        - Видимо, к нам стягиваются все ближайшие стаи!  - злобно прорычал Харуд, воспользовавшись лидерской гранью и мысленно связавшись с товарищами.  - Нам надо собраться вместе и!..
        На него внезапно обрушилась полнейшая тишина и Харуд резко затормозил, тут же отпрыгнув в сторону. Пригнувшись к самой земле, он оттянул руку с мечом для удара, а сорвавшийся с плеча Щит Светочи воспарил в воздухе за его спиной. Муржит замер, напряженно прислушиваясь и вглядываясь в темноту, но не слышал ни звука, не видел ни единой подозрительной тени. Не было ни малейшего намёка ни на преследовавших его двардрэнов, ни на кого-либо из товарищей.
        Они все словно испарились, будто их никогда и не было.
        - …руд!!!  - резко ударил по перепонкам оглушительный вопль и муржит стремительно обернулся, прижав уши к голове.
        Сидиус появился из ниоткуда, в нескольких метрах справа от него, и продолжил бежать вперёд.
        - Замри!  - мысленно рявкнул Харуд и старый воин тут же нырнул за ближайшее дерево, прижавшись к нему спиной.
        Прежде, чем мечнику удалось оценить ситуацию, он заметил мелькнувший впереди силуэт.
        - …дь!  - материализовавшийся Келлер сделал несколько шагов и остановился, вскинув лук.
        - Никому не двигаться!  - скомандовал Харуд, медленно осматриваясь сузившимися зрачками.  - Ничего не делайте! Возможно, остальные тоже вскоре появятся.
        - Я уже здесь,  - раздался в мыслях задумчивый голос Шейди.  - Восточнее вас. Разведаю пока обстановку.
        - Будь осторожна,  - Сидиус выглянул из-за дерева и обвёл взглядом окрестности.  - Если появились мы, то могут нагрянуть и двардрэны.
        - Какого хрена??!  - ворвался в голову обескураженный возглас Форлаха.  - Куда делись псы?!
        - Испугались котиков и разбежались,  - не удержавшись, хмыкнула гомункуляторша.
        Харуд услышал хруст ветки и выхватил метательный нож. Его взгляд метнулся в сторону звука и наткнулся на вынырнувших из пустоты Вильяра и Эгдана, прикрывающих щитами стоящую между ними Берту.
        Охотница действовала молниеносно - заметив притаившуюся впереди фигуру, она без сомнений выпустила стрелу, тут же наложив на тетиву следующую. Щит Светочи муржита, повинуясь мысленной команде, метнулся наперерез смертоносному снаряду и закрыл своего владельца.
        Звон металла слился с мыслеречью Харуда.
        - Не стрелять! Это мы, Берта!
        Мгновение тишины и следующий за ним тихий скрип натягиваемой тетивы.
        - Это точно вы, милорд Харуд?  - охотница и не думала опускать лук, продолжая целится в парящий щит.
        - Не только он, но и я,  - подал голос Сидиус.  - Насколько я могу судить, мы вообще все здесь.
        - Не все,  - осмотревшись, возразил Вильяр.  - Исира нет.
        - Вы его видели?  - тут же спросил Форлах.
        - Да, он находился прямо за нами. К нам как раз подступали гончие и он должен был их задержать.
        Зрачки Харуда расширились.
        - Отойдите в сторону! Живо!!!
        Вовремя! Едва троица кинулась врассыпную, как на то место, где они только что стояли, из воздуха вывалился Исир вместе с впившимся в его посох горящим двардреном. Повалившись на землю спиной и отвернув лицо в сторону, оскалившийся маг с яростным криком пытался отодвинуть от себя объятую пламенем морду, с которой на его щёку падали раскалённые капли.
        Свист рассекаемого воздуха и метательный нож Харуда втыкается в глазницу монстра, а следом за этим в голову твари вонзаются стрелы Келлера и Берты.
        Мелькнула стремительная фигура Сидиуса, сверкнула сталь меча и острое лезвие вошло сбоку в шею двардрэну, пронзив его насквозь. Затем старый мечник перехватил рукоять и отработанным за годы движением рванул клинок в сторону, с оглушительным хрустом сломав плотно подогнанные позвонки порождения Ночи. Сбросив горящий труп с товарища, он помог Исиру потушить одежду и подняться на ноги.
        - Занять круговую оборону!  - скомандовал Сидиус.  - Всем быть наготове!
        Скрывшись среди кустов, корневищ и деревьев, отряд принялся напряженно ждать появления двардрэнов, но минута текла за минутой, а врагов всё не было. Лишь ночная тишина, туманная дымка и шуршание ветвей над головами.
        - Шейди,  - связался с гомункуляторшой Харуд,  - как там у тебя дела?
        - Тишь да гладь и никаких монстров, желающих меня сожрать.
        Муржит сузил зрачки и нахмурился, осматриваясь вокруг сквозь прутья кустов.
        - Ну, есть у кого-нибудь идеи, почему твари всё ещё не появились вслед за нами? Или это только Исир у нас такой особенно вкусный?
        - Видимо, не все условия были выполнены?  - предположил Келлер, ослабив тетиву и опустив лук к земле.  - Мы ведь опять прошли через какой-то барьер, я правильно понимаю? А Исир был последним, кто его пересёк.
        - Вряд ли это был барьер,  - откликнулся Вильяр.  - Посмотрите на карту.
        Все тут же последовали его совету и потянулись мыслью к дриару, чтобы ознакомиться с картой местности.
        - Не понял,  - у Исира изумлённо взлетели брови.  - Это как так?!
        Остальные также были не менее озадачены и удивлены, когда увидели и осознали, что теперь они находятся далеко на юго-востоке от Рэйтерфола, а не на западе, как было всего несколько минут назад.
        - Думаю, не имеет смысла ждать дальше,  - мрачный Сидиус вышел из укрытия.  - Всем собраться вместе.
        Когда вся команда, кроме Шейди, оказалась в сборе, мечник обратился к Исиру.
        - Такое вообще возможно?
        - Чтобы нас незаметно телепортировало на сталь огромное расстояние?  - маг покачал головой.  - Исключено. Ведь порталом это быть не может, а если это всё-таки телепорт, то у того, кто это провернул, должны быть просто заоблачные значения “Силы Духа”. А это божественный ранг, не меньше.
        - Ну, если вспомнить, что мы оказались вроде как в прошлом Древнира, то это уже не кажется столь невозможным,  - пожал плечами Эгдан.
        - Это ж лишь теория,  - раздраженно дёрнул ушами Форлах.  - Я склоняюсь к воздействию на нас высокоуровневой иллюзии, ведь как ещё иначе объяснить появление здесь этих двардрэнов, о которых известно только Сидиусу да Харуду? Из подсознания у них этих малюток вытащили и материализовали, вот моё мнение.
        - Они мало были похожи на иллюзии,  - робко заметила Берта.
        - К тому же, на создание подобного потребовалось бы едва ли не больше силы духа и пустарной энергии, чем на многокилометровую телепортацию,  - согласился с ней Исир.  - Да и вообще, зачем такие сложности? Почему бы просто не убить нас без траты такой прорвы ресурсов? И зачем, в таком случае, нас телепортировать, спасая от погони двардрэнов?
        - А если это трясина?  - сдвинув брови, внезапно заговорил сидящий на корневище Вильяр и все посмотрели на него.
        - Поясни.  - Сидиус сложил руки на груди.
        - Ну, я просто подумал о том, что это может быть каким-нибудь охранным заклинанием. Помните, Берта и Шейди говорили, что что-то такое почувствовали на той поляне? Вдруг, как вы и говорили, мы перешли черту и оказались на подвластной заклинанию территории, а потом, когда за нами гнались эти твари, мы добрались до противоположной черты, где это заклинание заканчивалось, вот только вместо того, чтобы выйти из зоны действия, нас перекинуло сюда.
        - Подальше от ближайшей границы охранного плетения,  - Исир задумчиво закусил губу.  - Вполне возможно, ведь тогда это бы объяснило проблемы с дальней связью и отсутствие подкрепления - если и были беженцы, которым удалось покинуть Рэйтерфол, то они оказались заперты в этом месте, и, возможно, погибли. Если так, то смею предположить, что по этой же самой причине и с внешней стороны к Рэйтерфолу никто не может попасть. Это действительно своеобразная трясина. А телепорт работает только на таких попаданцев, как мы, поэтому-то двардрэны и не переместились вместе с нами. Ну, за исключением того, которого я притащил на своём посохе. В тот момент он был своего рода частью меня, потому его и перебросило со мной.
        Харуд опустился на корточки и провёл ладонью над землёй, которая тут же подёрнулась зыбкой дымкой и вскоре сформировалась в проекцию карты из дриара муржита.
        - Получается, это заклинание что-то вроде окружающего город охранного круга, в центре которого находится Рэйтерфол, а сама граница начинается вот здесь, в нескольких километрах от города. В итоге имеем начальный внутренний круг,  - он провёл пальцем по карте,  - и конечный внешний круг, который примерно вот здесь, на западе, в точке нашего переноса, из которой нас зашвырнуло сюда, на юго-восток, что довольно далеко от ближайшей к нам внешней черты.  - Харуд пошевелил усами и склонил голову набок.  - И что это нам даёт?
        - Возможно, если дойдём до границы и перейдём её, то либо окажемся внутри охранного круга, либо нас вновь куда-то телепортирует,  - разглядывая карту, предположил Сидиус.
        - Если только это не иллюзия,  - буркнул Форлах.
        - Так давайте дойдём до границы и проверим?  - пожал плечами Келлер.  - Чего нам терять-то? Разобраться и выбраться отсюда ведь всё равно как-то надо, верно?
        Харуд хотел было что-то на это ответить, но в этот момент в ушах каждого зазвучал голос Шейди.
        - Ребятки, я тут наткнулась на кое-что весьма любопытное.
        - Что там у тебя?  - подобравшись, тут же коротко спросил Сидиус.
        - О, вам это понравится,  - странным тоном протянула Шейди.  - Я нашла Храм Древних.
        Глава 11. Часть 6

***
        Притаившись среди кустов и деревьев на краю пологого склона, отряд Сидиуса во все глаза рассматривал довольно-таки немаленькую ступенчатую пирамиду со скошенным верхом, ко входу в которую тянулась раскинувшаяся внизу широкая вереница каменных зданий и строений. Аккуратно вымощенные ровными плитами улицы древнего храма были также пустынны, как и всё вокруг, словно разгневанные Боги прокляли это место, превратив в мёртвый некрополис и скрыв от людских глаз в глубине непроходимых лесов, кишащих тварями Ночи. И потому всепроникающее чувство довлеющей тревоги не позволяло в полной мере насладиться увиденным чудом, явившимся из прошлого.
        - Сколько отсюда до Рэйтерфола? Дней пятнадцать-двадцать?  - изумлённо проговорил Исир.  - Если этот храм реален, то как же так вышло, что его до сих пор не нашли?
        - Он глубоко на юго-востоке,  - негромко ответил Харуд, сузив зрачки и задумчиво помахивая хвостом.  - Как и всё Глухолесье, это территория Храстранхолма, и добраться досюда живым весьма затруднительно. Силзверы здесь далеко не первых ступеней, да и наткнуться на поселения роршанов, кроколодонов, жаброидов и прочих добрых ребят можно ненароком. А войной в эти края ходили разве что при Крастарианской Империи, но далеко они не продвинулись, завоевав лишь самые окраины, на которых сейчас стоят королевства Ксюлерия и Фарнфхорд. Хотя во время строительства Рэйтерфола фарнфхордцы под шумок пытались расширить свои границы и потихоньку колонизировать южные земли, но они отказались от затеи лезть слишком глубоко, когда у них бесследно исчезли несколько сотен колонистов, и ограничились близлежащими территориями. Но самим зверосилпатам, думаю, об этом храме прекрасно известно.
        - Если только он всё ещё здесь стоит,  - возразила лежащая на земле Шейди.  - Кто знает, что с ним произошло за столько столетий.
        - Тоже верно.
        Сдвинув брови, Сидиус несколько секунд размышлял, покусывая губу.
        - Отметьте его местоположение на карте,  - наконец сказал он.  - Если выберемся отсюда, может, когда-нибудь вернёмся и проверим, явь это или иллюзия. А сейчас…
        - А сейчас мы спустимся туда и посмотрим, что там внутри,  - хитро улыбнувшись, посмотрела на него Шейди.  - Или ты думаешь, что мы просто вот так вот возьмём и упустим несбыточный шанс посетить идеально сохранившийся Храм Древних, даже если это всего лишь чья-то искусная иллюзия? Во что, к слову, я теперь абсолютно не верю.  - Она указала глазами на пирамиду.  - Держу пари, что это действительно разрыв в ткани реальности, благодаря которому мы оказались в прошлом Древнира. Так что не знаю, как вы, а я во что бы то ни стало жажду облазить там каждый миллиметр и пощупать всё, что только возможно! А если повезёт, то и забрать себе что-нибудь ценное на память.
        Гомункуляторша подмигнула мрачному командиру отряда.
        - Хоть у нас и нет на это времени, но да, Шейди, мы спустимся туда,  - холодно произнёс Сидиус и тяжело вздохнул.  - Придётся признать, что даже если мы доберемся до границы внешнего круга этого охранного заклинания и пересечём черту, нет гарантии, что нам удастся выбраться из трясины. А в этом храме вполне могут найтись ответы. Только сразу предупреждаю - всем быть предельно осторожными! Мы не знаем, что нас там ждёт.
        - Тю!  - Девушка закатила глаза.  - Мы же здесь профессионалы, а не халтурщики какие…  - Вдруг вскинув брови, она нашла взглядом Вильяра и Берту, и, поморщившись, произнесла: - Ах да, среди нас же ещё и малышня есть… Ну тогда да, Сидиус вам всё правильно сказал - будьте паиньками и не шалите!
        - А Саргона ты тоже малышом называешь?  - не выдержав, язвительно огрызнулся Вильяр.
        - Только если ласково и нежно,  - тут же без стеснения ответила Шейди.  - Ведь своего мужчину надо всячески поддерживать и восхвалять, вдохновляя на самосовершенствование и покорение новых вершин. Но идеальные взаимоотношения, конечно же, это если ещё и он относится к тебе точно также, мотивируя на развитие разносторонних граней и веря в успех любых твоих начинаний.
        На несколько мгновений повисла гробовая тишина.
        - Это что щас такое было?  - невольно вырвалось у удивленно расширившего глаза Форлаха.
        - Ознакомительный фрагмент мега-популярного мастер-класса по взаимоотношениям от Шейди арн Рэн.  - Лилововолосая девушка поднялась на ноги, окинула взглядом замерших товарищей, плавно повела бровью и на мгновение прикусила губку.  - Если хотите узнать больше, обрести в отношениях гармонию и найти любовь всей своей жизни, то покупайте расширенный пакет индивидуальных лекций. И поторопитесь - предложение эксклюзивно и крайне ограничено.
        Томно подмигнув, она развернулась и начала спуск к Храму Древних, оставив позади ошарашенных членов команды.
        - Безумная баба,  - выдохнув, покачал головой, Келлер.
        - Но совет она и вправду хороший дала…  - тихо проговорила Берта, смотря в спину удаляющейся гомункуляторше.
        - Ну и чего мы ждём?  - Эгдан встал, и, поудобней перехватив щит и взяв в руку топор, направился следом за Шейди.
        - Там же могут быть ловушки!  - опомнившись, встрепенулся Форлах и бросился следом.
        - Да и магические сюрпризы никто не отменял,  - посерьёзнел Исир, переводя внимательный взгляд на пирамиду.
        Харуд ещё раз окинул глазами всю территорию храма и стал быстро раздавать указания, используя лидерскую грань:
        - Начнём с самого начала улицы. Шейди, Исир и Форлах берут на себя осмотр зданий по правой стороне, а мы с Сидиусом возьмём по левой. Вильяр и Келлер двинутся по окраине справа, Эгдан и Берта по окраине слева. Если кто-то заметит или найдёт что-то необычное, ничего не трогаете и зовёте остальных. На всякий случай общаемся исключительно мыслеречью. Всё, вперёд.
        В абсолютной тишине отряд Рэйтерфола спустился со склона и рассредоточился по обозначенным позициям. Убедившись в том, что путь вперёд свободен от механических и магических ловушек, а также в отсутствии засады, под прикрытием стрелков они принялись продвигаться от здания к зданию, методично осматривая их сверху донизу. Странно выглядящие снаружи строения были точно такими же диковинными и изнутри: испещрённые магическими рунами стены, разноформатные комнаты, непонятные столбы и перегородки в разных частях помещения, порой даже зеркальные потолки и кристальные двери посреди зала. Для тех, кто раньше сталкивался со строениями Древних, они не вызвали бы особого удивления, но на видевших их впервые они производили неизгладимое впечатление. Ещё бы, ведь это памятники ушедшей из Древнира цивилизации, которые сами по себе были ценнейшим сокровищем. Стоит только вспомнить, что когда-то именно с расшифровки подобных иероглифов древнориане познали тайны магии и совершили качественный скачок в развитии всех магифактических наук. Подобные строения и пирамиды, конечно, находили по всему Древниру, но именно в
Эльсандрате они менее всего напоминали руины. Но чтобы удалось отыскать храм вот так, полностью в первозданном виде, такие находки можно пересчитать по пальцам одной руки.
        Эхх, а ведь здесь могут храниться знания, способные возвести силпатов на новую ступень технологического и магифактического развития, а также подсказать, куда ушли Древние и как отыскать Врата. Но на изучение ушел бы не один месяц даже с привлечением лучших учёных, специалистов по древнорийскому языку и верховных архимагов, поэтому остаётся лишь печально вздыхать, глядя на всё это великолепие, и восхищенно любоваться древним памятником.
        Не менее часа ушло на проверку всех строений, но, в конечном итоге, группа собралась в полном составе у входа в пирамиду, длинный козырёк которого представлял собой многотонную плиту, поддерживаемую массивными колоннами. Из зева чёрного нутра, вопреки ожиданиям, тянуло довольно тёплым воздухом, а не могильным холодом, что не могло не удивить.
        Обладающие ночным зрением муржиты настороженно изучили видимую часть открывшегося за кишкой коридора помещения, Исир внимательно исследовал магией стены и пространство вокруг, а Форлах всё тщательно осмотрел в поисках скрытых ловушек.
        - Пусто,  - доложил мастер взлома и маскировки.  - Ни нажимных плит, ни невидимых растяжек, ни скрытых механизмов. Если здесь и есть какие-то сюрпризы, то я их не вижу.
        - С магией всё сложно,  - хмуро высказался Исир, вытер со лба пот и устало опустил руки, покачав головой.  - Всё буквально пронизало пустарной энергией, и я бы даже сказал, что ею наполнен каждый символ и камень. Это словно Место Силы, только я не могу всем этим воспользоваться - оно зациклено на выполнении какой-то неизвестной мне задачи и функционирует безостановочно, подобно гигантскому артефакту или астробломиру. Никогда ничего подобного не видел.
        - А если это Врата Древних?  - вдруг пробормотал Вильяр, во все глаза смотря в тёмный коридор.  - И они до сих пор открыты?
        Столь наивное предположение, высказанное вслух, заставило остальных застыть в ступоре и сверлящим взглядом уставиться вглубь храма, невольно размышляя над услышанным.
        Мифические Врата Древних, поиску которых так или иначе посвятили себя все Посланники, силпаты и силзверы прошлого, настоящего и будущего. Легендарная цель, что объединяет всех жителей Древнира незримой нитью судьбы…
        - Лишь идущим Путём Силы будет открыта Дорога Древних,  - проговорил Сидиус.  - Что ж, нечего гадать, давайте войдём и узнаем.
        Выставив перед собой щит и стиснув рукоять меча вспотевшей ладонью, он первым перешагнул порог Храма.
        Глава 11. Часть 7


        Держась края левой стены, Сидиус двигался на чуть согнутых ногах и настороженно простукивал дорогу впереди мечом, в то время как Харуд делал тоже самое у правой. При этом щиты Светочи парили у них по бокам, чтобы, в случае чего, принять на себя первый удар выскочивших из стен ловушек. А аккурат между ними, прямо посередине, крался Форлах, используя для проверки своё длинное копьё. До высокого потолка коридора он им, увы, не доставал, поэтому от нападения сверху их страховали Исир и Шейди. Берта и Келлер же взяли на прицел выход из коридора, а Вильяр и Эгдан прикрывали тыл.
        К счастью, никто и ничто не попыталось их убить и они вполне успешно добрались до внутреннего помещения, которое было полностью погружено во тьму и освещалось лишь скудным светом со стороны входа. А учитывая, что снаружи царила серая, туманная хмарь, разглядеть что-либо было весьма затруднительно. Благо, ночное зрение муржитов изрядно выручало группу и позволяло произвести первичную разведку.
        - Один огромный зал,  - мысленно доложил замерший у выхода Харуд.  - В центре круглый алтарь, на нём что-то стоит. А вот дальше… дальше всё отличается от того, что я видел в подобных храмах. По всему помещению, на разном расстоянии друг от друга и в разной позиции, высятся толстые прямоугольные плиты, по обеим сторонам. Затрудняюсь сказать, сколько штук с одной стороны, но точно больше десяти.
        - С потолка свисают точно такие же плиты,  - задравший голову Форлах указал на уходящий вверх ступенчатый потолок пирамиды.  - Судя по всему, они расположены прямо над теми, что внизу, только из-за уходящих вверх ступеней длина плит кажется разной, хотя она явно одинакова.
        - Если они являются зеркальным повторением, тогда, получается, всего сто плит, пятьдесят вверху и столько же внизу, по двадцать пять с каждой из сторон,  - быстро подсчитал Харуд.
        - Там, на противоположной стороне зала!  - взволнованный Келлер вытянул руку и указал вперёд.  - Вы же тоже их видите, да? Высится что-то, похожее на огромные врата!
        Все тут же устремили туда взгляд и несколько секунд напряженно всматривались в едва различимые очертания.
        - Вполне может быть,  - проговорил Харуд, прищурившись и сузив зрачки.  - Отсюда плохо видно, так что, возможно, это просто ещё одна плита.
        - Исир,  - Сидиус слегка повернул голову, обратившись к стоящему позади магу,  - зажги светилку.
        Тот кивнул и направил посох к потолку, из навершия которого мгновение спустя вылетели три белоснежных шара, зависших под потолком в разных местах.
        - Ох ты!..  - вырвалось у округлившей глаза Берты, изумлённо смотрящей вокруг с распахнутым ртом.
        Возвышающиеся плиты оказались не каменными, а выполненными из изумрудного кристаллического материала, таинственно сверкающего на свету. А вот у противоположной стены, прямо в центре, подобно священному монументу, действительно стояли огромные, двустворчатые врата из чёрного металла с овальным верхом. В центре же зала был установлен круглый постамент, на котором стояли прямоугольные, изумрудные кристальные слитки, судя по всему, из такого же материала, что и плиты.
        - Завораживающее зрелище,  - с восхищением произнесла Шейди.
        - Харуд,  - Сидиус взглянул на друга,  - выпускай глазастика.
        Муржит кивнул, сел на пол подогнув ноги и вытащил из сумки два небольших синих кристалла, плоских с одной стороны. Один он приложил ко лбу и тот тут же словно прилип к нему. Затем Харуд выпрямил спину, закрыл глаза и сложил руки с зажатым в нём вторым кристаллом на скрещенных ногах. Несколько мгновений спустя камень на голове засиял, а мигом позже из ладоней поднялся в воздух второй кристалл, воспарив перед лицом муржита. Сделав круг вокруг него, следящий артефакт улетел в зал, скрывшись между плитами.
        - Шейди,  - старый мечник повернулся к девушке,  - у тебя есть с собой какой-нибудь гомункул-разведчик? Не помешало бы проверить пол.
        - Да, конечно.
        Встрепенувшаяся гомункуляторша коснулась схрона на поясе и в её ладони вскоре материализовались шесть костяных шариков. Поднеся их ко рту, она что-то прошептала, а затем высыпала на пол - покатившиеся шарики внезапно развернулись, превратившись в шестиногих крабообразных созданий с двумя трёхпальцевыми руками и укрепленным костяной бронёй сегментарным тельцем. На своих иглообразных лапах они шустро разбежались по храму и о их присутствии напоминал разве что тихий, удаляющийся перестук.
        Потянулись долгие минуты напряженного ожидания, во время которого каждый из членов отряда невольно сверлил глазами таинственные врата. А что, если это и правда они? Нет, всё не может быть так просто… Или может? Ведь, если так подумать, то ничего простого-то в этом и нет, ведь врата находятся здесь, в этом затерянном непонятно где храме, вокруг которого блуждают орды двардрэнов, мифических тварей Ночи, а не в привычной им реальности.
        Но, в любом случае, совсем скоро они проверят их на подлинность…
        - Я нашел человека,  - вдруг раздался в их головах голос Харуда.  - Прячется слева, в дальнем конце зала между плитами. Вооружен ножом. Он очень напуган, поэтому я сделал вид, что не заметил его. Сейчас покажу дорогу.
        К ним подлетел следящий камень.
        - Что с полом?  - спросил мрачный Сидиус.
        - На первый взгляд ловушек между плитами нет,  - отозвалась Шейди, внимательно прислушиваясь к сигналам, что посылали её гомункулы.
        - Я возьму цель, а вы отвлеките и подстрахуйте,  - бросил Форлах и помчался за рванувшим с места кристаллом.
        - Шейди со мной, остальные остаются охранять Харуда,  - распорядился старый мечник.
        Они кинулись следом за муржитом, для безопасности используя тот же маршрут. Разделились только у плиты, на которую указал Харуд: Форлах бесшумно зашел слева, Сидиус замер у правого края, а Шейди осталась позади. Дождавшись кивка командира, она развернулась и откинула назад свою саблю, которая с оглушительным звоном загремела по камням.
        - Лядь! А поосторожней быть никак нельзя, да, остолопина?!  - громко возмутилась гомункуляторша.
        В это время Форлах, словно тень, обогнул плиту и бросился со спины на замершего человека, напряженно прислушивающегося к раздавшемуся справа от него грохоту и крику. Испуганно взвизгнув, он попытался было пустить в ход нож, но уже через мгновение муржит повалил его лицом в пол и выгнул в захвате руку с оружием. Тут же выскочивший из-за угла Сидиус метнулся к ним и быстро обшарил стонущего от страха пленника, в то время как Форлах деловито связывал ему ладони, чтобы он и пальцем не мог пошевелить, на случай, если тот окажется магом.
        - Он чист. При себе только дриар,  - сказал Сидиус и связался с остальными: - Мы взяли его, ведём к выходу.
        Рывком подняв на ноги дрожащего мужчину, они отправились обратно тем же маршрутом. Оказавшись у выхода и вновь увидев всех членов команды, Сидиус облегченно выдохнул.
        Эхх, давненько же он не участвовал ни в чём подобном. Сильно расслабился на вольных хлебах и отвык от серьёзных проблем, чего уж говорить. Но всё было бы вполне нормально, если бы не двардрэны и прочая странь, которая прямо таки вышибает из колеи спокойствия. Остаётся лишь надеяться, что всему этому найдётся хоть какое-то разумное объяснение.
        Усадив пленника у стены, они окружили его и без промедления начали допрос.
        - Ты меня понимаешь?  - стальным голосом спросил Сидиус, держа в руке кинжал, на хищное лезвие которого с ужасом стал смотреть допрашиваемый.  - Отвечай, иначе мне придётся воткнуть его в твоё колено.
        Пленник - мужчина лет тридцати, с жёсткой щетиной на дряблом лице и мешками под глазами - в страхе отдёрнул ноги и вжался в стену.
        - Д-да!  - выкрикнул он.  - Я понимаю, понимаю вас! Только, пожалуйста, не надо…
        - Молчи!  - резко оборвал его Сидиус, вскинув открытую ладонь, и тот сразу же заткнулся. Несколько секунд настороженно прислушиваясь к тишине снаружи храма, он, наконец, опустил руку.  - Не кричи, отвечай на вопросы тихо и чётко. Если понял, кивни.
        Пленник судорожно закивал.
        - Хорошо. Как тебя зовут?
        - Л-ларц… Ларц я.
        - Где ты живёшь, Ларц?
        - На землях Рэйтерфола, в мирянском хуторе “Мирный”.
        - Далековато ты от дома забрёл,  - мечник прищурился.  - А здесь как очутился?
        - Н-не знаю… Просто я и ещё несколько наших шли в город на осеннюю ярмарку, старшой послал распродаться да закупиться, но по дороге на нас напали какие-то твари. М-мы разбежались и я не знаю, кто выжил, а-а кто нет… Я сразу обратно к хутору вернуться хотел и побежал оттуда. Я честно не знаю, как тут оказался, просто когда я решил проверить карту, то был уже в южном Глухолесье.
        Сидиус переглянулся с товарищами.
        - На карте примерно сможешь указать, где на вашу группу напали?
        Ларц облизнул губы и осторожно кивнул:
        - Д-думаю да.
        - Форлах, развяжи его.
        Мечник быстро провёл ладонью над полом, сформировав проекцию карты из дриара, открутил на Рэйтерфол и уменьшил масштаб, чтобы были видны все окрестные земли в том примерном радиусе трясины, который они вывели. Терпеливо дождавшись, когда муржит избавит хуторянина от пут, он развернул карту к нему.
        - Не спеши. Постарайся вспомнить как можно более точно.
        Нервно потирая распухшие запястья, Ларц долго метался взглядом по проекции, пока, наконец, не определился.
        - Здесь,  - он ткнул пальцем в точку на северо-западе.  - Это где-то в этом районе. Помню, мы как раз перешли речку Быструху и вскоре на нас напали.
        Сидиус повернул к себе карту и наложил на неё границу трясины.
        - Совпадает с внешним кругом.  - он тяжело вздохнул. Выходит, их теория подтвердилась.  - А здесь, в южных лесах, где именно ты оказался?
        - Я могу показать на своей карте,  - Ларц судорожно сжал свои поношенные одежды в районе груди, где под ними висел каплевидный дриар.  - Я впервые в этих лесах, и то место там точно отображено.
        - Показывай.
        Хуторянин всё никак не мог совладать с собой и материализовать дриар, и после каждой неудачи паниковал всё сильнее и сильнее.
        - Ларц, дорогой мой,  - Шейди плавно распустила шнуровку на груди, опустилась рядом с ним и с улыбкой обняла,  - не волнуйся. Мы сами из Рэйтерфола, оказались здесь точно также, как и ты. Так что мы всего лишь хотим разобраться, что здесь творится и как отсюда выбраться. А то, что мы тебя так жестко захватили, так ты сам пойми - мы неизвестно где и встречаем неизвестно кого. Естественно, сначала будет период агрессии и подозрений. Но теперь-то всё хорошо, верно? Не волнуйся, мы тебя не обидим и поможем.  - Она нежно гладила его по голове и как бы невзначай её грудь оказалась в поле его зрения.  - Успокойся, Ларц, и просто призови дриар.
        Слушая её приятный, чарующий голос, мужчина расслабился, и, с трудом оторвав взгляд от упругих полушарий, глубоко вздохнул и попробовал призвать дриар. В этот раз всё получилось с первого раза и на его лице невольно расплылась улыбка облегчения.
        - Ну вот видишь, какой ты молодец,  - похвалила его Шейди.  - А теперь покажи нам карту.
        - Да, конечно! Сейчас.
        Ларц спешно распахнул потрёпанную книгу, полистал, нервно кусая губу, а потом протянул её Сидиусу.
        - Я очутился вот здесь.
        Мечник прикоснулся пальцами к его карте.
        - Сейчас у тебя появится запрос на разрешение копирования карты. Согласись.
        Получив подтверждение, он внес обновлённые данные с карты хуторянина в свою и внимательно изучил их. Сравнив области исчезновения и появления Ларца и их группы, ему стал понятен алгоритм.
        - Смотрите,  - Сидиус указал на точку.  - Отсюда, с северо-запада, когда мы перешли границу трясины, нас перенесло сюда, на юго-восток. Точка Ларца севернее, и его закинуло южнее и чуть западнее нашего. Выходит, если изнутри пересечь внешнюю черту этого охранного заклинания, то нас перенесёт на противоположный конец круга, причём на изрядное удаление от его внешней границы.
        - А куда нас телепортирует, если пересечь внутреннюю границу круга?  - сдвинув брови, задумчиво поинтересовался Исир.
        Сидиус покачал головой.
        - Не знаю, но вряд ли у нас будет время на то, чтобы это выяснить. Предлагаю добраться до крайней восточной границы трясины и перенестись как можно дальше на запад. Это поможет нам немного уравнять потерянное здесь время, которое ушло бы на поход к Афилему.
        - Ты кое о чём забыл,  - подала голос Шейди.  - Если это прошлое, то Афилема ещё не существует. Так что мы застряли здесь до тех пор, пока трясина не исчезнет.
        Её слова заставили всех крепко задуматься.
        - Ещё один немаловажный вопрос,  - все обернулись к заговорившему Вильяру,  - если трясина всё-таки исчезнет, то чтобы вернуться в наше время, мы должны находиться внутри этого заклинательного круга, или это не обязательно?
        Исир вскинул брови, надул щеки и шумно выдохнул.
        - Да, это может стать проблемой. И так как нам неизвестен алгоритм работы этого заклинания - если, конечно, это всё же заклинание,  - то я бы предложил в качестве подстраховки оказаться внутри круга.
        - Поддерживаю,  - поднял руку Форлах.  - Не улыбается застрять здесь навечно с этими “милыми” тварями под боком.
        Сидиус хмуро постучал кончиком ножа по полу.
        - Хорошо. Опасения вполне обоснованы. Тогда переместимся на запад, потом вернёмся к границе трясины, пересечём её и затаимся неподалёку.
        - Это не единственная проблема, с которой мы можем столкнуться,  - решил поделиться своими опасения Харуд, сняв со лба следящий камень и подключившись к обсуждению.  - Где гарантия, что оказавшись в своей реальности, мы не напоремся на внезапно выросшее дерево? Или воплотимся в толще земли? Ведь, теоретически, несколько сотен, а то и тысяч лет пролетит в одно мгновение. Как сильно изменился ландшафт за это время? Не попадём ли мы в смертельную ловушку по возвращении?
        - Так у нас же есть Берта,  - подметил стоящий у стены Эгдан, сложивший на груди руки.  - Она ведь хорошо ориентируется в тех лесах и может подобрать удобное место, которое мало изменилось за столько лет. Как та поляна с поваленным деревом.
        - Что скажешь, Берта?  - Сидиус повернулся к охотнице.  - Сможешь найти безопасное место в том районе?
        Задумчиво поджав губы, Берта с минуту разглядывала карту, а затем коротко кивнула.
        - Да, милорд. Там есть одно подходящее укрытие, даже двардрэнам будет сложно нас найти. Но, если разрешите, у меня тоже есть вопрос.
        - Задавай.
        - Что насчёт еды и воды? У нас с Вильяром не так много припасов. Мы планировали восполнять их по возможности охотой или покупать в хуторах, но за всё это время нам не встретилось ни одного животного, кроме двардрэнов, но мне неизвестно, пригодно ли их мясо в пищу.
        Сидиус не успел ответить, как внезапно заговорил Ларц:
        - А вы разве ещё не знаете?
        Все удивлённо посмотрели на него.
        - Не знаем чего?  - спросил Келлер.
        - Ну, здесь не нужна вода и еда. С тех пор, как я здесь оказался, мне ни разу не потребовалось ни то, ни другое. А вы разве хотите пить или есть?
        Каждый из них внимательно прислушался к себе.
        - А ведь и правда,  - подтвердил Эгдан.  - Мы бились с двардрэнами и спасались от погони, но, кроме усталости, я ничего не чувствовал. Не хотелось сделать даже глотка воды, хотя мы покинули Рэйтерфол порядка шести часов назад.
        Остальные подтвердили его слова.
        - Ларц,  - Шейди повернулась к хуторянину,  - а как долго ты здесь находишься?
        Тот судорожно передёрнул плечами.
        - А Лядь его ведает. Тут же нет ночи, только туманная хмарь.
        Форлах навострил уши и удивлённо вскинул брови.
        - Нет ночи? Ты ничего не путаешь? А то мы попали сюда как раз ночью, а рассвет вот только недавно наступил. Ну, если судить по посеревшему небу.
        - Так я тоже вечером здесь очутился,  - торопливо пояснил Ларц.  - Но посветлело довольно быстро, чего быть не могло. А потом и вовсе так ничего и не менялось, лишь туман да серые облака.
        Они переглянулись.
        - Ну, вот и решение вопроса с провизией,  - окинув взглядом собравшихся, с иронией сказал Харуд.
        - Возможно, и так,  - согласился Исир.  - Но я бы всё равно рекомендовал понемногу есть и пить, когда мы окажемся во внешнем круге трясины. Мало ли, как на нас повлияет обратный переход.
        - Так и поступим,  - кивнул Сидиус.  - А теперь, Ларц, расскаж нам об этом храме. Как ты его нашел, весь ли осмотрел, происходило ли здесь что-нибудь странное?
        Все тут же обратились в слух, не желая пропустить ни единого слова.
        - Да я просто наткнулся на него и всё,  - Ларц обхватил руками колени.  - Он мне по дороге попался. Я потом долго околачивался вокруг да присматривался, всё хотел жителей увидеть, но никто так и не появился. Ну и рискнул спуститься. Сначала осмотрел здания, а в конце сюда вот зашел и решил остаться.  - Он судорожно мотнул головой в сторону выхода.  - Тут казалось более безопасно, чем снаружи. И с тех пор я почти постоянно жил здесь, а выходил редко. И за всё время тут ничего не менялось, никто не приходил и странного ничего не заметил. Вот, только сегодня вы пришли…  - закончил он совсем тихо и опустил глаза.
        - Ясно.  - Сидиус хлопнул по коленям.  - Спасибо тебе, Ларц. И прости ещё раз за то, что мы обошлись с тобой столь грубо.
        Поднявшись, он вложил нож в ножны и повернулся к товарищам.
        - Давайте тщательно осмотрим весь зал, но будем предельно осторожны - неизвестно, есть ли здесь всё-таки какие-нибудь ловушки.  - Его цепкий взгляд устремился за их спины.  - Думаю, начнём с самого интересного - с центрального постамента и врат.
        Глава 11. Часть 8


        - Амирус!  - вскинула руки Шейди и вскочила на ноги.  - А то я уж думала, что до этого никогда не дойдёт! Чур, я впереди!
        Она возглавила отряд, Сидиус и Харуд встали по бокам, Эгдан и Вильяр замыкающие, а остальные расположились в центре, включая Ларца. Несмотря на всё сильнее разгорающееся любопытство, они, тем не менее, продвигались не спеша, внимательно осматриваясь и тщательно проверяя дорогу. К сожалению, горький опыт первооткрывателей подобных мест показывал, что таковыми часто становятся посмертно. Так что дабы не повторить подобную судьбу, порой лучше перебдеть, чем недобдеть. И лучше не ориентироваться на Ларца - дуракам, как известно, иногда дико везёт.
        Добравшись до центрального постамента, они окружили его и с удивлением отметили, что на нём выстроены тридцатисантиметровые прямоугольники из изумрудного кристаллического материала, которые в точности повторяли расположение огромных плит в зале. Но неподдельное изумление вызвало не это, а то, что в самом его центре располагался оттиск в виде высокой чёрной башни, которая до малейших деталей повторяла выгравированную башню на Щитах Светочи у Сидиуса и Харуда.
        - Вот это поворот!  - Шейди вскинула брови и стрельнула большими глазами по не менее обескураженным лицам командиров.  - В связи с этим, бесспорно, шокирующим открытием, ничего не хотите нам рассказать, господа уважаемые?
        Хранители переглянулись.
        - Что думаешь?  - спросил Харуд.
        - О том, как здесь оказался символ нашего ордена?  - Сидиус покачал головой.  - Не имею ни малейшего понятия. Насколько мне известно, ни в одном памятнике Древних до этого не было даже частичного упоминания ни о чём подобном. Будь иначе, я или ты наверняка знали бы об этом.
        - Загадка, значит…  - Исир, немного поколебавшись, всё же коснулся одного из прямоугольников навершием посоха, и в месте соприкосновения появилась сверкающая дымка.  - Через них явно проходит огромный поток пустарной энергии. Большего, увы, сказать не могу - всё слишком запутано.
        - А что с вратами?  - Вильяр не отрываясь смотрел на огромные створки, искусно вырезанные в чёрном монолите.  - Это просто скульптура такая или они всё же открываются?
        Оставив задумчивого Сидиуса и нервно грызущего ногти Ларца у постамента, остальные приблизились к вратам. Высотой метров в пятнадцать и шириной в шесть, они величественно возвышались над ними, маня прикоснуться к рукоятям и распахнуть створки, но, на первый взгляд, они действительно были лишь вырезанными изображениями в монолите из чёрного металла, который стоял посреди стены.
        - Ну, что скажешь?  - Шейди взглянула на Форлаха.
        Муржит подошел вплотную и внимательно изучил работу неизвестного скульптора, а затем медленно обошел кругом шестиметровый монолит, который, как оказалось, не вплотную прилегал к стене, а располагался в полутора метрах от неё. Досконально всё осмотрев, Форлах в конце даже попробовал подёргать за рукояти.
        - Не вижу никакой механики,  - он покачал головой и отступил на шаг.  - Если здесь не замешана магия, то я бы сказал, что это обычный кусок металла. Хотя, конечно, это лишь предварительное заключение, ведь я не обшарил всё досконально. Вполне может быть, что здесь что-то да нажимается в определённой последовательности. Но чтобы это выяснить, нужно больше времени.
        - Сколько, примерно?  - поинтересовался Эгдан.
        Тот пожал плечами.
        - Минимум дня два.
        - Не кисло.
        - Отойдите на шаг.  - Исир вышел вперёд и осторожно приложил посох к вратам. Постояв так некоторое время, он разочарованно выдохнул.  - Пусто. Не ощущаю даже малейшей эманации пустаров. Это действительно просто кусок металла.
        - Не просто металла,  - вдруг вмешался Харуд, вытянув руку и задумчиво погладив гладкий монолит.  - А чёрного дриарилла.
        - Брешешь!  - вырвалось у выпучившего глаза Келлера.
        - Ты уверен?  - с сомнением спросила Шейди.
        - Да,  - Харуд кивнул.  - Наши щиты Светочи тоже сделаны из дриарилла, так что я вполне способен определить этот металл.
        - Обалдеть,  - пробормотал Вильяр и запрокинул голову, окидывая взглядом монолит.  - Если это тот самый металл, о котором я слышал, то здесь его несколько тонн…
        - Целое состояние,  - Форлах облизнул губы и нервно хохотнул.  - Угрохать столько дриарилла на скульптуру врат? Те, кто построил этот храм, были явно не бедными ребятками.
        - А что, если они настоящие и откроются только тогда, когда перед ними окажется достойный?  - неожиданно сказала Берта.
        После её слов повисла тягостная тишина.
        - Не лишено логики,  - наконец согласился Исир.  - Но мне всё равно не верится, что таинственные врата Древних, найти которые стремятся все силпаты Древнира, просто так стоят в каком-то затерянном в лесу храме. Это как-то… разочаровывает, что ли.
        - Даа, есть такое чувство,  - протянула Шейди.
        - Они идентичны,  - внезапно раздался голос Сидиуса за их спинами. Обернувшись, они посмотрели на командира, всё также стоящего у центрального постамента и разглядывающего изображение башни на своём парящем в воздухе щите, и на её близнеца, выгравированного в камне.
        - Ну, это мы вроде как уже уразумели,  - выгнув бровь, хмыкнула гомункуляторша.
        - Вы не поняли,  - старый мечник поднял на них взгляд.  - При полноразмерном щите они абсолютно идентичны. Но на щите это выпуклая гравировка, а на постаменте - впалая, причём с зеркальным отображением.
        Эта информация погрузила всех в лёгкий ступор.
        - Ключ!  - зрачки Харуда расширились.  - Символ башни на щитах является активирующим ключом!
        - Именно,  - губы Сидиуса искривились в жесткой усмешке и он обвёл свою команду глазами.  - Все согласны рискнуть?
        - Ещё спрашиваешь,  - Шейди широко улыбнулась.  - Сам же прекрасно знаешь, что если мы этого не сделаем, то будем жалеть всю оставшуюся жизнь.
        Остальные члены команды поддержали её ухмылками.
        - Что есть, то есть,  - проворчал старый мечник.  - Тогда решено. Исир, сотвори парящий защитный купол, чтобы мы не улетели никуда, если вдруг под ногами бездна разверзнется.
        Когда маг закончил плести заклинание и вокруг них засверкала волшебная защита, Сидиус мысленно велел щиту горизонтально зависнуть над постаментом и медленно опуститься на него. Все затаили дыхание, когда изображения башен с лёгким стуком соединились в одно целое. И как только это произошло, по кристаллам прошлась яркая волна зелёного сияния от вспыхнувшей внутри них пустарной энергии, которая затем разошлась от постамента по всему залу и активировала сотню изумрудных плит, наполнив их равномерным туманным светом.
        Но изменения коснулись не только плит, но и врат - когда до них дошла энергетическая волна, то загоревшееся синее пламя изменило выгравированный рисунок на стоящую по центру высокую башню, позади которой возвышалась исполинская фигура существа с вытянутым, безволосым черепом, на лице которого были различимы лишь чёрные провалы суровых глаз и очертания носа. Рот и уши отсутствовали, а само лицо словно напоминало маску. В двух человекоподобных руках, перекрещенных на груди, оно сжимало серповидные клинки, хопеши, а всё пространство вокруг него было испещрено древнорийскими рунами, включая и стены каждого из спиралевидных этажей самой башни, на которую он словно бы взирал сверху вниз.
        В завершение активации с постамента вдруг взмыли в воздух сияющие прямоугольники, разделились надвое ровно посередине и рассыпались веером в два ряда, воспарив напротив Сидиуса, и в их глубине засверкала одна древняя руна, для каждого своя.
        - Теперь их ровно сотня,  - пробормотал Исир, окидывая взглядом зал,  - также, как и этих плит. Видимо, это управляющая магическая ось, и от введённого алгоритма зависит течение пустарных потоков.
        Сидиус задумчиво вытянул обе руки в стороны, а затем вперёд.
        - Они рассчитаны явно не на обычного человека,  - хмуро прикинул он.  - Чтобы комфортно работать с этими рунами, нужно быть не меньше метров трёх, иметь длинные руки и пальцы.
        - Или когти,  - глухо бросила Берта, мрачно разглядывая изображенное на вратах существо.
        - А в архивах вашего ордена случаем не сохранилось никакой священной вязи рун, которую можно было бы ввести на этой управляющей панели?  - с надеждой поинтересовалась Шейди.
        Харуд покачал головой.
        - Увы, но нет. Но зато точно такое же изображение высечено на стене главного зала во всех наших орденских башнях. Хотя имеются отличия - у нас нет рун, но сохранены вот эти элементы, словно опоясывающие изображение: круги с острыми зубьями, направленными вовнутрь, к центру; и вот эти, следующие за ними, похожие на огонёк свечи.
        - И что они означают?  - спросил Эгдан.
        - У нас всегда считали, что первый - это символ вечной Ночи, чьи создания испокон веков окружают нас и держат башни в осаде, а второй - символ сражающихся, что хранят пламя от свечи, чей свет сдерживает Ночь. Поэтому и круг у них внутренний, ближе к башне, а не внешний.
        - Но нам ведь это ничего не даёт, так?  - Сидиус кивком указал на парящие прямоугольники.  - На них нет таких символов, и нам неизвестно ни одного алгоритма для ввода. А вслепую бить по ним и вводить что-то наобум я как-то “немного” опасаюсь.
        - Я бы тоже не советовал совершать с управляющим постаментом какие-либо манипуляции,  - поддержал его Исир.
        - Печально, но факт,  - протянула Шейди, внимательно разглядывая древнорийские руны.  - Но мы не уйдём отсюда, пока я всё это не зарисую! Ведь даже просто записи отсюда будут абсолютно бесценны! А представьте, что будет, когда их удастся расшифровать? Да мы как минимум можем войти в историю, а как максимум совершить новый магитехнологический рывок!
        Сидиус скользнул оценивающим взглядом по испещрённым иероглифами вратам.
        - Ну, на их зарисовку не уйдёт много времени…
        - Нужно запечатлеть не только изображение и руны, но и набросать схему местной архитектуры с особенностями их внутреннего расположения, желательно с пояснениями. Не исключено, что весь этот храм и прилегающие строения являются одним мощным магифактом, поэтому важна каждая деталь для дальнейшего изучения.
        - У нас нет на это времени,  - вздохнув, вынужден был признать Харуд.  - Неизвестно, когда исчезнет трясина, и если в этот момент мы окажемся не внутри охранного круга…
        - Если у нас нет времени, тогда чего вы здесь стоите?!  - Шейди обвела взглядом замерших товарищей.  - Чем быстрее мы все вместе за это возьмёмся, тем быстрее закончим! Уж несколько-то часов у нас в запасе есть, а большего для создания чертежей нам и не требуется! Так что марш за работу!
        Вытащив из сумки книжицу в красном, мягком переплёте, она уселась перед вратами, достала карандаш и принялась хоть и торопливо, но тщательно переносить на чистые страницы каждый элемент сверкающей картины.
        - Шейди оставим внутренности храма, а здания снаружи разделим на зоны и каждый возьмёт по одной,  - отведя взгляд от спины гомункуляторши, отдал приказ Сидиус.  - Постараемся уложиться в три-четыре часа, а потом сразу же выдвигаемся к границе трясины. Шейди, мы будем ждать тебя снаружи.
        Развернувшись, он направился к выходу из храма, и остальные двинулись следом за ним.
        Глава 11. Часть 9

***
        - Ну вот и добрались!  - с облегчением выдохнул Сидиус.
        Его отряд, вымотанный многодневным марш-броском, остановился и устало осмотрелся вокруг: над ними всё также высились утопающие в туманной дымке кроны разнообразных деревьев, а неестественную тишину нарушал разве что гуляющий меж стволов ветерок да шуршание кустов, когда они пробирались через них. Если не знать, что где-то здесь проходит невидимая восточная граница трясины, то отличий от окружающего их всё это время пейзажа не было абсолютно никаких.
        - Двардрэны так и не появились,  - шевеля ушами и внимательно осматриваясь, произнёс Харуд.
        - Если они объявятся только после пересечения границы, тогда наша теория о том, что твари обитают лишь внутри охранного круга, подтвердится,  - вытирая со лба пот, сказал Исир.
        - Сейчас и проверим.  - Сидиус обернулся к команде.  - Всем занять свои позиции и выпить бодрящее зелье.
        Он обвёл взглядом подходящих к нему товарищей и невольно посмотрел за их спины - где-то там, в затерянном среди лесов древнем храме, остался хуторянин Ларц, отказавшийся идти с ними. Толстые стены пирамиды показались ему более безопасными, чем долгий поход через кишащее тварями Глухолесье и перспектива прятаться от них незнамо сколько времени в эпицентре неизвестного заклинания. Что ж, он сделал свой выбор, и переубеждать его никто не стал. К тому же, в случае успеха и возвращения в свою реальность, отряд продолжил бы путь в Афилем, предоставив парня самому себе - а это, увы, было неизбежно, учитывая его неспособность поддерживать общий темп группы. Да и, будем откровенны - он был бы обузой, которая не только тормозила бы отряд, но и грозила выдать его двардрэнам. К тому же, вполне возможно, что не обязательно находиться внутри трясины, чтобы вернуться обратно домой тогда, когда она перестанет существовать.
        Выпив зелье, Сидиус, Харуд, Эгдан и Вильяр вскинули щиты и окружили вставших в центр Исира, Шейди, Форлаха, Келлера и Берту. И когда маг закончил сотворение магического барьера, они стали осторожно продвигаться вперёд, непрерывно мысленно сверяясь с активированной в дриаре картой местности и при этом внимательно прислушиваясь к себе и окружающему миру.
        Некоторое время ничего не менялось, но потом Берта вдруг распахнула глаза и мгновенно напряглась, стиснув рукоять опущенного лука со стрелой на тетиве.
        - Вот оно!  - поджав губы, мысленно обратилась она к остальным, зная, что они услышат её благодаря лидерской грани командиров.  - Такое чувство, словно я потеряла опору под ногами и резко провалилась вниз, ухнув в пропасть!
        - Подтверждаю,  - кивнула Шейди.
        Вильяр нахмурился, тщетно пытаясь ощутить хоть что-нибудь из описанного.
        - Не чувствую ничего подобного.
        - Тоже нихрена не было,  - проворчал Форлах.  - А у вас?
        Остальные покачали головами.
        - Думаю, это способны почувствовать лишь женщины,  - усмехнувшись, сказала гомункуляторша.  - Если интересуют подробности, то внизу живота всё сжимается, словно вот-вот наступит оргазм.
        Эгдан споткнулся и едва не упал, Келлер невольно повернул голову и бросил взгляд на грудь девушки, а Вильяр покосился на попку впередиидущей Берты.
        - Хм. Ну, если подобное испытали лишь вы с Бертой, то предположение вполне логично,  - отметил Харуд.  - Тогда отмечаем это место на карте и быстро идём обратно.
        Через миг они развернулись и пошли назад тем же путём, не отклоняясь ни на шаг. И когда возглавившие отряд после смены направления Вильяр и Эгдан внезапно растворились в воздухе, все остальные резко затормозили, вскинув оружие.
        - Их телепортировало,  - мгновенно смекнул Сидиус.  - Не останавливаемся! Вперёд, вперёд, вперёд!
        Сорвавшись с места, они миновали невидимую границу и тут же ухнули вниз, неожиданно провалившись в пустоту. К их неудаче, выход из телепорта оказался в нескольких метрах над оврагом, и им пришлось ориентироваться уже в воздухе. Благо, во время падения натренированные тела силпатов, обладающих нечеловеческими рефлексами благодаря огромным показателям атрибутов и навыков, не подвели практически никого - скорректировав угол падения, они ловко приземлились на склон и проскользили вниз по пожухлой листве.
        Но, увы, не всем так повезло - Вильяр, не будучи опытным силпатом с повышенной ловкостью, разумом и вниманием, растерялся и не успел перестроиться, лихорадочно замахав руками от нахлынувшей паники.
        - ЛЯДЬ!!!  - взревел он, когда раздался громкий хруст и правую ногу прострелила жуткая боль, от которой глаза заволокло ослепительной кроваво-красной вспышкой. Не в силах остановиться, его поволокло вниз, кувыркая и подбрасывая на земляных кочках. Но надо отдать ему должное - помимо первого вопля, до самого дна он не произнёс больше ни единого звука, стиснув зубы и стойко вытерпев боль.
        Когда он, не шевелясь, наконец замер внизу, Харуд, напряженно осматриваясь вокруг, мельком телепатически поинтересовался:
        - Ты там как?
        - Нога.  - Закрыв глаза, Вильяр выдохнул воздух сквозь чуть приоткрытые губы.  - Сломал правую ногу. Ежи потихоньку утекают, но в целом всё нормально.
        - Форлах, Шейди - разведайте территорию,  - приказал Сидиус.  - Мы должны быть уверены в том, что его крик не привлёк лишнего внимания.
        Разделившись, муржит и гомункуляторша бесшумно поднялись по склону оврага и исчезли из виду.
        - Ты был прав,  - подал голос Исир, сдвинув брови.  - Пройдя изнутри внешнюю границу трясины, нас перенесло с востока на запад, причём вновь на солидное удаление от неё.
        - Значит, алгоритм работы этой магической дребедени более-менее прояснился,  - проворчал Келлер, сверяясь с картой.  - Это радует.
        В это время Эгдан спустился к лежащему Вильяру, приказал ему убрать штаны при помощи “Второй кожи” и осмотрел повреждённую ногу.
        - Открытый перелом,  - хмуро сообщил он.  - Сломал малоберцовую кость, её обломок торчит из икры. Грязь, кровотечение - полный комплект. Обычным плетением исцеления не отделаешься, надо сначала чистить и только потом вправлять. А так, в принципе, ничего серьёзного.
        - Вокруг всё также тихо,  - доложил Сидиусу Форлах.
        - Шейди?
        - Никого нет, так что расслабьте булки.
        - Продолжайте наблюдение в стометровой зоне. Келлер и Берта, возьмите другие направления и помогите им. Исир - защитный купол на нас, и охранную сеть вокруг раскидай. Эгдан, накачай Вильяра обезболивающим и приступай к чистке, а мы с Харом поможем держать.
        Опустошив поднесённую ко рту склянку с эликсиром, Вильяр на всякий случай зажал в зубах рукоять ножа, стиснул кулаки, крепко зажмурился и кивнул.
        Эгдан достал инструменты и приступил к делу.
        Глава 11. Часть 10

***
        Сидиус остановился, поднял руку и команда тут же замерла.
        - Граница уже близко,  - сказал старый мечник.  - Берта, далеко от неё твоё укрытие?
        - Не очень, милорд. Порядка километра.
        - Тогда перестраиваемся и готовимся к переходу.
        После телепортации на запад и перелома Вильяра прошло уже несколько дней, которые они провели в очередном марш-броске. Хотя вряд ли здесь применимо слово “день”, ведь, как и говорил Ларц, в этих местах не было смены суток, лишь вечная туманная хмарь якобы наступившего рассвета и затянутые серыми тучами небеса. Отслеживать же реальное течение времени по наступлению физической усталости и кратким периодам сна не получилось - благодаря развитому показателю “Выносливости” порог усталости у силпатов был намного выше стандартного мирянского, также, как и требуемое время для полноценного сна. Да и о чём тут можно говорить, если ногу Вильяра полностью восстановили в течение часа? Нет, конечно, не будь с ними Эгдана, отменного лекаря с развитой веткой арканы “Восстановления”, он бы не отделался столь просто и даже эликсиры исцеления оказались бы бесполезны, но ведь лекарь в их группе был, верно? В общем, о затраченном на весь путь времени они могли лишь догадываться и надеяться на то, что в их настоящем минуло только несколько дней, а не недель, месяцев или лет.
        Встав по местам и опустошив склянки с бодрилкой, диверсанты Рэйтерфола начали медленное продвижение. Полагаясь в основном на ощущения девушек, остальные члены отряда, однако, не переставали следить по своим дриаровым картам за приближением отмеченной условной границы вражеского заклинания.
        - Всё,  - раздался в мыслях тихий шепот Шейди.  - Мы внутри трясины.
        Сидиус покосился на Берту и та согласно кивнула. Сжав покрепче рукоять меча, он переглянулся с Харудом и они чуть разошлись в стороны, пропуская охотницу вперёд. Возглавив отряд, она несколько секунд осматривалась по сторонам, а затем уверенно повела их вглубь леса. Но, в отличие от муржитов, Берта ещё не могла похвастаться сверхчеловеческим вниманием, поэтому, отставая ровно на шаг, по правую руку от неё шел Харуд, по левую Форлах, а Сидиус посередине замыкал их тройку и служил проводником для остальных.
        В немом напряжении преодолев больше половины пути, Хранители Светочи вдруг подали сигнал к остановке и беспокойно заозирались по сторонам. Не рискуя использовать лидерскую связь, Сидиус обернулся и одними губами чётко произнёс лишь одно слово: “двардрэны”.
        Выходит, эти твари действительно обитают лишь внутри круга трясины. Но вопрос в том, чувствуют ли они всех, кто оказался внутри, или просто спонтанно перемещаются по доступной им территории Глухолесья? Если первое, то даже не имеет смысла прятаться - они всё равно будут для монстров ярким, притягивающим маячком. А вот при втором варианте ещё был шанс избежать встречи с этими выродками.
        Собственно, вскоре они узнают ответ на этот вопрос.
        Сосредоточившись на маскировке, они вынужденно снизили темп продвижения практически до минимума, бросив все силы на обход сложных участков и соблюдение тишины. Сложнее всего не наступить на устилающие землю пожухлые листья и веточки было Вильяру - хоть он и шел след в след за Шейди, его ловкости и навыков едва хватало, чтобы плавно перемещать вес и сохранять баланс. Но, обливаясь потом от напряжения, он всё же на пределе возможностей справлялся с задачей. Ещё хорошо, что они обработали себя эликсирами антизапаха, а не то его пот наверняка привлёк бы лишнее внимание, даже несмотря на все предосторожности.
        Однако беспокойство Хранителей всё нарастало. Они явственно ощущали приближение тварей Ночи, и, казалось, словно с каждым мгновением вокруг становится всё темнее. Уже несколько раз им приходилось останавливать охотницу и менять маршрут, выбирая направления, где чувство близости двардрэнов были не столь сильными. Но с каждым разом делать это становилось всё сложнее.
        Закусив губу, Берта в очередной раз замерла и задумчиво осмотрелась, сверяясь с картой. Обернувшись, она кивнула и, вытянув руку, указала на чуть более плотный строй деревьев, меж которыми тёк небольшой ручеёк. Переглянувшись, Хранители знаками дали ей понять, что предпочли бы выбрать другой путь, но охотница покачала головой - не в этот раз. Мы уже близко.
        Сидиус стиснул зубы и помрачнел, но спорить не стал.
        Перепрыгнув ручеёк и двинувшись вдоль его русла, спустя несколько метров стало понятно, что они идут на возвышенность. Вскоре склон стал более пологим, а видимость сильно упала из-за наступающей темноты и сгущающегося с каждой секундой тумана. Ситуация также осложнялась тем, что с очередным шагом к невидимой вершине волнение охватывало не только Хранителей - муржиты теперь краем уха явственно различали рыскающих неподалёку тварей, и спокойствия это нисколько не прибавляло.
        Когда склон стал настолько крутым, что они стали пробираться наверх уже практически хватаясь за любой выступающий корешок и растущее деревце, Харуд проверил окрестности при помощи чувства двардрэнов и оскалился.
        Плохо. Похоже, теперь у них не осталось ни единого направления, где бы не ощущалось присутствие Ночи. И если укрытие Берты не защитит их от обнаружения… Лучше об этом не думать.
        Берта сделала последний рывок и оказалась на вершине. Оглядевшись, она улыбнулась и, развернувшись, протянула руку Форлаху, который, в принципе, мог бы забраться и сам, но дружелюбно принял её помощь. И когда все члены группы преодолели подъём, охотница указала на возвышающееся огромное дерево, растущее ещё выше, прямо на вершине холма. Его необъятный ствол уходил в небеса и крона тонула в тумане, а толстые корни, изгибаясь, вгрызались в землю и торчали прямо из неё, но многим не хватало места на этом узком плато и они висели над самым обрывом.
        Направившись к этому древесному исполину, Берта взяла вправо и стала двигаться вдоль корней. Достигнув изгибающегося над пропастью корневища, она перелезла через него, и, хватаясь за дёрн и ветви, осторожно прошлась по самому краю, а затем поднырнула под земляной козырёк, силой раздвинула молодые корни и заползла в образовавшуюся дыру, тут же исчезнув из виду.
        В точности повторив её маршрут, Харуд первым пролез в нору следом за охотницей, прополз метра три вглубь и сильно удивился, когда в конце пути ему открылась довольно просторная земляная яма, стенки которой были надежно уплотнены затвердевшей породой и корнями.
        Отойдя в сторону, он наклонился к норе и помог ползущим по тоннелю товарищам забраться внутрь и не споткнуться в темноте. И когда замыкающий отряд Сидиус, до последнего контролировавший перемещение силпатов, вылез из дыры, подошедшая практически наощупь Берта указала сначала на неё, а затем взяла в ладони его руку и дотронулась до чёрного кольца с выгравированным символом высокой Черной Башни, которое являлось скрытой формой Щита Светочи. Быстро поняв, чего она хочет, он кивнул и призвал щит, который в малой форме тарча, мысленно управляемый хозяином, подплыл ко входу в нору, немного продвинулся в её глубь, а затем увеличился в размерах, полностью перекрыв тоннель. После этого старый мечник облегченно вздохнул, осторожно опустился на пол и устало привалился спиной к земляной стене. Остальные последовали его примеру.
        В абсолютной темноте и тишине, настороженно замирая от малейшего неосторожного звука, они провели не меньше двух часов, по прошествии которых Сидиус, наконец, отважился едва слышно прошептать:
        - Похоже, мы в безопасности,  - он облизнул пересохшие губы и сглотнул.  - Я всё также ощущаю вокруг присутствие двардрэнов, но вряд ли они чувствуют нас. Но, на всякий случай, не будем применять никаких плетений и граней, требующих затрат пустарной энергии, включая лидерскую мыслеречь.
        - Поддерживаю,  - согласился Исир.
        - В будущем это место осталось всё таким же просторным?  - напряженно спросил беспокойно ёрзающий Форлах.  - Не хотелось бы оказаться погребённым заживо или раздавленным всмятку при возвращении.
        - Оно мало чем изменилось, рэй Форлах,  - заверила его Берта.  - Это дерево - древняя Троллиария. Отец рассказывал, что, по легендам, этих деревьев всего несколько в Древнире, и они растут со времён зарождения мира, являясь даже старше самих Древних. И видя то, что оно сейчас практически неизменно стоит на прежнем месте, я верю в эти рассказы ещё сильнее.
        - В Крастарии стоит пара-тройка Троллиарий,  - усмехнувшись, подала голос Шейди.  - И лучше тебе не знать, что у нас творится рядом с ними. Но общая мысль верна - крастарцы тоже считают, что они являются первыми древами мира.
        В разговор вмешался Келлер, иронично проворчав:
        - Это всё, конечно, интересно, но как мы, сидя здесь, узнаем, что трясина исчезла?
        Сидиус покачал головой.
        - Не знаю. Будем надеяться, что возникнут какие-нибудь ощущения, сродни тем, которые испытываешь при пересечении границы. Еда и вода нам не требуется, так что будем просто ждать.  - Немного помолчав, он тихо добавил: - Другого выхода у нас всё равно нет…
        Глава 11. Часть 11

***
        Сидиус лежал на боку, лицом к стене, укутавшись в спальный мешок, толстая, донельзя удобная ткань которого была расшита магическими рунами и специально зачарована на множество полезных эффектов, незаменимых в длительном походе: сопротивление холоду и жаре, поддержание приемлемой температуры в зависимости от внешних условий, отпугивание насекомых, хамелеоновый камуфляж, экстренный запас чистого воздуха, водонепроницаемость и даже просушка вещей. В общем, мечта любого не только силпата, но и обычного мирянина. Да, как и практически все созданные зачарователями магифакты оно требует подзарядки пустарной энергией, не говоря уже о тщательном уходе, но, по сравнению с приобретаемыми преимуществами, с этими мелочами можно смириться. Вот только, к превеликому сожалению, вывалить за такую прелесть придётся немало монет в серебре или золоте, поэтому обычно приходится довольствоваться более дешевыми аналогами с урезанным функционалом. Но, благо, Дэриор Брантар Драйторн распорядился укомплектовать их отряд только самыми лучшими из имеющихся в казне магифактами, и поэтому сейчас они не испытывали абсолютно
никаких неудобств, расположившись прямо на голой земле в пещере под троллиарией.
        Сквозь сомкнутые веки стал пробиваться периодически мигающий свет переносного кристасвета. Нахмурившись, Сидиус привстал, обернулся и бросил взгляд на потускневший магифакт, стоящий в центре их пристанища. Тяжело вздохнув, он выбрался из спального мешка, достал из схроновой сумки драгоценный камень, являющийся пустарным накопителем, и подошел к кристасвету. Пока он осуществлял замену элемента, пещера на несколько мгновений погрузилась в гнетущий мрак, но после возврата освещения вновь наступило облегчение.
        Вернувшись на своё место, Сидиус сел, привалился спиной к стене и покатал по ладони разряженный пустарный камень.
        Это уже десятый. Учитывая, что одного такого камня с пустарием хватает примерно на двенадцать часов работы, то пошли уже шестые сутки с тех пор, как они забаррикадировались здесь.
        Вздохнув, мечник убрал опустевший накопитель обратно в схрон.
        Шестой день. Бесконечно тянущиеся минуты ожидания в замкнутом, тесном и душном пространстве. Не проживи он большую часть жизни в Башне Светочи, где с самого раннего детства учили свыкнуться с одиночеством, то давно бы уже начал сходить с ума от скуки.
        Он бросил взгляд в сторону входа в пещеру.
        Увы, снаружи всё оставалось по прежнему. Не полагаясь только на чувства девушек, раз в день Харуд совершал вылазку и наблюдал за местностью, но создания Ночи всё ещё были поблизости, сигнализируя о том, что трясина до сих пор никуда не делась.
        Сидиус обвёл глазами товарищей: Вильяр с Бертой пытают Форлаха и Келлера, расспрашивая их о тонкостях развития следопытства, выживания, бдительности, маскировки, стрельбы и мастерства ловушек; Эгдан спит - его Вил тоже периодически дёргал по поводу владения щитом; а вот Шейди, Харуд и Исир не жалея глаз корпят над добытыми из Храма Древних рунами и чертежами, пытаясь хотя бы приблизительно понять их смысл. Они в своей насыщенной на события жизни так или иначе сталкивались с древнорийским языком, поэтому, не тратя попусту свалившееся на них свободное время, не раздумывая бросили все силы на расшифровку.
        Харуд, склонившись с блокнотом в руках над кипой разбросанных по земле исписанных листов, поднял один из них, с нарисованной на нём руной, и сверился со своими записями, задумчиво шевеля ушами и встопорщив усы.
        - Это же вроде цифровое значение, нет?  - он развернул лист и показал остальным.  - Если не ошибаюсь, означает четвёрку?
        - Вроде да,  - подумав, устало кивнул Исир.
        Шейди склонила голову набок и прищурилась, а затем дотянулась до кипы листов с общим изображением врат, а также кучей отдельно замасштабированных элементов, и принялась перебирать их в поисках того места, откуда Харуд взял этот символ. Найдя его, она закусила губу и нахмурилась.
        - Вы не правы.  - Девушка опустила бумагу на пол, чтобы всем было лучше видно, и ткнула в руны.  - Это не отдельный символ, видите? Он часть вот этого, а значит, это “четыре” и “девять”. Но четвёрка нестандартная, а вот с этой закорючкой и чёрточкой. И… и что это, к Феру, значит?.. А! Погодите!  - Она принялась лихорадочно листать свою красную книжицу, и, найдя нужную страницу, победно заулыбалась.  - Да! Это множественное число! Выходит, это число “сорок девять”!
        - Молодец,  - Харуд вымученно улыбнулся.
        - Я уже видел такое сочетание рун,  - вдруг сказал Исир и показал на общее изображение врат со спиралевидной башней и существом над ней.  - Вот, один из этих кругов с зубьями, направленными вовнутрь. В их центре выгравирован едва заметный символ, и он идентичен расшифрованному.
        - Но при этом у остальных внутри другие знаки,  - заметил Харуд, пристально изучая опоясывающие рисунок круги.  - И их, кстати, ровно сорок девять.
        - Пятьдесят,  - возразила Шейди, ткнув пальцем в навершие башни.  - Этот круг хоть и полностью пустой, но он находится на одной опоясывающей линии с остальными и идентичен по размеру.
        - И что это значит?  - скривился Исир, почёсывая висок.
        - А Лядь его знает.  - Она пожала плечами, но тут же отметила: - Но, насколько я знаю, цифра сорок девять довольно часто мелькает в культуре Древних. Также, как и пятьдесят, двадцать девять, двадцать три, девятнадцать и единица. Думаю, если покопаться, то мы найдём все эти цифры на рисунке. Вот только значение этих цифр для Древних до сих пор покрыто ореолом тайны, что служит темой для нескончаемого спора в кругах знатоков Ушедших. Хотя есть вполне правдоподобное предположение, по поводу которого они всё же сходятся во мнении: “девятнадцать” - это число Колыбелей для воплощения Посланников.
        - А я слышал насчёт единицы,  - тяжело вздохнув, поделился Харуд.  - Будто это означает последнего силпата, который останется после того, как убьёт всех остальных.
        На несколько секунд воцарилось гнетущее молчание.
        - Не лишено смысла,  - наконец признала Шейди.  - Хоть это и несбыточно, если учесть, сколько Посланников породила Колыбель за все эти годы, и, заметьте, продолжает порождать. А это, прошу заметить, не один, не десять, и даже не тридцать миллиардов. Да, многие померли, но…
        - Их двадцать девять,  - вдруг раздался голос Сидиуса и все удивлённо посмотрели в его сторону.  - Символов, похожих на огонёк свечи - их двадцать девять, что на этом рисунке, что на фресках в наших башнях.
        Гомункуляторша насупила носик.
        - Ты вроде упоминал, что вы ассоциируете их с самими собой, с Хранителями, защищающими башню от Ночи. В принципе, это вполне подходит с точки зрения символизма - одинокая трепетная душа, сияющая во тьме и жертвующая жизнью ради того, чтобы её свет отпугивал зло.
        Сидиус усмехнулся.
        - Ты даже не представляешь, насколько сейчас права.
        Шейди ответила лёгкой улыбкой.
        - Что ж поделать, иногда угадываю. А что с самой чёрной башней? Она одна у вас?
        - Нет,  - старый мечник покачал головой.  - Их двадцать две по всему миру.
        Она печально вздохнула.
        - Эхх, жаль, что не одна или двадцать три. Тогда бы это идеально вписывалось в концепцию и прояснило одно из цифровых значений. А так у нас есть только девя…
        Её замершая фигура вдруг ужасающе исказилась, растянулась и задрожала, усилившийся голос зациклился на букве “я”, а всё пространство вокруг, включая тела Харуда и Исира, словно превратилось в сетку из миллионов мелких разноцветных кубиков.
        Миг - и всё вернулось в нормальное состояние, но Сидиус уже вскочил на ноги и оголил меч.
        - Что это мать вашу сейчас было?!!  - выпучив глаза и часто дыша, шокированно выкрикнула Шейди.
        - Вооружайтесь!  - рявкнул Сидиус.  - В круг! Спиной в центр!
        В мгновение ока отряд выполнил приказ и замер в полной боевой готовности.
        Секунда потекла за секундой, мышцы и сознание буквально звенели от напряжения, но ничего не происходило. И лишь всевозрастающее чувство надвигающейся смертельной опасности, ледяными шипами пронзающее душу, не давало им возможности расслабиться.
        - Не двигайтесь, я соберу вещи,  - чуть повернув голову, бросила через плечо Шейди и взмахнула ладонями. От рунических наперстков протянулись сверкнувшие пустарные нити, которые прошлись по пещере, обвили спальные мешки и, что самое главное, блокноты и разбросанные по полу листы. Подтянув всё это к себе, она быстро, буквально в несколько касаний перекинула все вещи в схроновую сумку и облегченно вздохнула.
        Успела.
        И буквально в это же мгновение уши пронзил мерзкий писк и пространство вновь нереально исказилось. Краски смешались, всё вытянулось и задёргалось, звуки захлебнулись и зациклились.
        А потом произошло невероятное.
        Всё неожиданно исчезло. Стены пещеры, свисающие корни, потолок и сама троллиария. Они остались стоять на вершине скалистого холма, небеса над ними чернели от грозовых туч, а все деревья и трава превратились в трепыхающиеся разводы.
        - Что за Ля…  - начал было Форлах, но тут небеса прочертила ослепительная ветвящаяся молния, по барабанным перепонкам ударил громогласный взрыв, а вокруг из ниоткуда проявились струи ливня, вытянутые капли которого замерли в воздухе также, как замерла кривая линия бесконечно вспыхивающей молнии.
        - Твою ж Лядь!  - зарычал оскалившийся Харуд, смотря с обрыва вниз, где, освещенные нескончаемым светом разверзшейся и зициклившейся грозы, на вершину холма мчались орды разнообразных тварей Ночи, часть из которых зависли в воздухе точно также, как и всё вокруг, а другие передвигались урывками, словно их телепортировало разом на несколько метров, оставляя следом за собой размытые контуры.  - Они прут со всех сторон!!!
        - Заклинания, руниры, свитки, алхимия, атакующие по площади артефакты!  - взревел Сидиус, извлекая из схрона горсть черных шариков.  - Обрушьте самое масштабное! Нужно остановить их продвижение и не позволить добраться до нас!
        Широким движением он швырнул шарики вниз и они покатились по склону, с ужасающей скоростью увеличиваясь в размерах за счёт нарастающей на них земли и камней. Врезавшись в толпу монстров, они с хрустом раздавили их и оставили за собой широкие, длинные прорехи из окровавленных тел, а затем, завязнув в самой гуще, взорвались, разметав врагов во все стороны.
        Они разрядили в наступающих двардрэнов всё, что только можно было: низвергались волны огня, создавались разломы, шипы, шаровые молнии обращали в пыль, бушевали торнадо всех четырёх стихий! Вокруг воцарился самый настоящий хаос, но тварей меньше не становилось. Словно всепожирающий рой они всё перли и пёрли вперёд, стремясь добраться до силпатов.
        Грянула искажающая вспышка и материализовавшееся над ними создание рухнуло вниз. Мелькнуло копьё Форлаха и визжащая тварь прошила грудью острие, а затем муржит сбросил её в пропасть. Но за первой гадиной появилась вторая, третья, шестая, десятая! Некоторые из них попадали в капкан времени и дёргались на месте, зациклившись в пространстве, но многие прорывались на вершину даже несмотря на магический купол Исира и вступали в яростную схватку с отрядом.
        Сидиус увернулся от прыгнувшей на него твари и тут же ударил мечом по пролетающей мимо туше. Клинок с неестественной лёгкостью рассёк монстра надвое и вокруг хлынула черная кровь, словно клинок разрубил банку чернил. Отшатнувшись назад от замершего в воздухе трупа, старый мечник краем глаза заметил нового противника и едва успел блокировать удар когтистой лапы. Ноги напавшего на него двардрэна вдруг оплело синими пустарными нитями и его резко дёрнуло назад, швырнув вниз с холма. Кровожадно оскалившаяся Шейди взмахнула ладонями со сверкающими на пальцах руническими напёрстками и разорвала на куски следующего противника.
        - НЕТ!!!  - отчаянно завопил Келлер, которого схватили десятками рук вырвавшиеся из-под земли стонущие твари, истекающие чёрной жижей.  - ПОМОГИТЕ МНЕ!!!
        Харуд бросился к нему, вытянул руку и скользнул кончиками когтей по его удаляющимся пальцам, но уже было слишком поздно - навалившиеся на муржита создания вцепились в его тело мёртвой хваткой и уволокли за собой вниз, рухнув прямо в копошащуюся на дне бездну, на пути в которую в ушах не переставая звенел полный ужаса крик Келлера.
        И тут земля под ногами Харуда неожиданно обрушилась и он отчаянно забалансировал на самом краю. В это же мгновение Эгдан крепко схватил его за плечо и дёрнул назад, а затем ударом щита отбросил в сторону кинувшуюся на них тварь.
        Рядом с щекой Вильяра свистнула пущенная Бертой стрела, острием пронзившая горло стоящего перед ним двардрэна, и он мощным пинком ноги отправил её в полет со скалы. Он обернулся к очередному противнику, а прикрывающая его позади охотница уже наложила на тетиву новую стрелу.
        Но, несмотря на отчаянное сопротивление и бесконечно воздвигаемые Исиром барьеры, они с каждым мгновением продолжали пятиться назад, до тех пор, пока пока не столпились в маленькую кучку плечом к плечу. И когда искаженные твари Ночи затмили собой небо и волной хлынули на них, неожиданно со всех сторон навалилась абсолютная тишина.
        Продолжая судорожно жаться друг к другу, команда Сидиуса лихорадочно мотала головами, обескураженно перескакивая взглядом с одного припорошенного снегом дерева на другое. И лишь когда они подняли глаза на возвышающуюся над ними троллиарию, всё, наконец, встало на свои места.
        - Мы вернулись,  - не веря самому себе, пробормотал Вильяр.  - Мы вернулись обратно домой… Вернулись же?
        Сглотнув, Сидиус настороженно прислушался к себе.
        - Не чувствую двардрэнов. А ты, Хар?
        Тот покачал головой и нервно облизнул губы.
        - Тоже ничего.
        Они продолжали стоять на месте ещё несколько минут, внимательно осматриваясь вокруг, но всё оставалось по прежнему: зимние небеса, потрескивающая на морозе кора деревьев, хрустящий под ногами снег и блеск инея на ещё не опавшей с веток листве.
        Наконец решившись, Шейди осторожно подошла к краю площадки и заглянула за край.
        - Не вижу ничего странного. Всё вроде бы… нормально.  - Она выпрямилась и подняла взгляд к небу.  - Похоже, мы действительно вырвались из трясины.
        - Хорошо бы, если и правда так,  - нервно сжимая копьё, сказал Форлах.
        Берта поднесла руку к лицу и выпустила пар на покрасневшие от мороза пальцы.
        - Холодно,  - тихо проговорила она.  - Сейчас что, уже ледабрь наступил?
        - Вполне возможно.  - Сидиус, наблюдая за тем, как его товарищи постепенно отваживаются разбредаются по сторонам, присел на корточки, зачерпнул в ладонь немного снега и задумчиво размял его пальцами.  - Хотя в уаргроде или ламерее тоже нередко бывает снег и морозы. Так что будем надеяться, до ледабря ещё долго, потому что будь иначе…
        Он замолчал, но все и так прекрасно поняли, что он имел в виду.
        Если сейчас действительно уже наступила зима, значит, за это время Рэйтерфол мог и не устоять.
        - Отправляемся в Афилем.  - Мрачный Сидиус поднялся на ноги и вложил меч в ножны.  - А в пути по длительности светового дня определим, какое сейчас время года.
        - Только спускаться будем по этой стороне,  - вдруг глухо сказал Харуд, замерев на самом краю обрыва и не отрываясь смотря вниз.
        - Почему?
        - Именно здесь упал Келлер.

***
        По пустынной дороге скакал отряд хорошо вооруженных всадников: восемь облачённых в утеплённую броню человек, лица которых скрыты капюшонами, а под ними самые крепкие кони, каких только они смогли купить в ближайшем с границей Глухолесья поселении.
        Миновав несколько уже убранных к зиме гречишных, пшеничных и кукурузных полей, местами припорошенных снегом, всадники поднялись на очередной холм и остановились, рассматривая открывшийся их взгляду посад, что ютился под стенами расположенного рядом с широкой рекой города и сплошь состоял из деревянных домиков, из труб которых в вечереющее небо поднимались столбы белого дыма, а в окнах блестел свет от разгорающегося очага и зажженных свечей.
        Сидиус повернул голову к Шейди.
        - Посылай сигнал.  - Он вновь перевёл усталый взгляд на возвышающиеся стены города.  - Мы добрались до Афилема.
        P.S.
        ЕСЛИ ЕЩЁ КТО НЕ ЗНАЕТ, ТО В ПЕРВОЙ КНИГЕ, "ВОЗРОЖДЕНИЕ", ПОЯВИЛАСЬ ИЛЛЮСТРАЦИЯ В 15 ГЛАВЕ, НАРИСОВАННАЯ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПДМ) ЕСЛИ НЕ ВИДЕЛИ, ТО МОЖЕТЕ СХОДИТЬ ПОСМОТРЕТЬ)
        Глава 12
        ГЛАВА 12.
        Я стоял у края смотровой площадки и крепко стискивал перила полуовального балкона, которому надлежало стать трибуной для обращения к жителям Рэйтерфола, что сейчас шумно толпились в тесном зале внизу. Скользя взглядом по усталым лицам людей, донельзя измученных постоянным приёмом алхимии и недоеданием, в моей голове невольно возникали мысли об их будущем. Ведь если нам повезёт и мы пройдём последнее испытание, телепортируемся в Афилем и выживем, то что же будет дальше? Потеряв в безжалостном горниле войны многих близких людей, дом, имущество и родные земли, как в дальнейшем сложится их судьба? Теперь, став силпатами, многие ли продолжат следовать Путём Силы или откажутся от могущества, предпочтя дорогу мирян? Да и будет ли она у них вообще, свобода выбора? Мы ведь не знаем и можем лишь гадать, как отреагирует Афилем, когда к ним из портала явится почти три тысячи силпатов…
        Я тяжело вздохнул и помассировал покрасневшие глаза.
        Слишком много мыслей о других, о чужой жизни и судьбе, когда самое время подумать о своей собственной…
        Подошедший Демонариум хлопнул меня по плечу.
        - Ну что, готов? Думаю, больше не стоит тянуть.
        Взглянув на него, я кивнул.
        - Да, согласен. Начинаем.
        - Ага.  - Скривившись и цокнув языков, маг вышел на середину балкона, вскинул руки и громогласно пробасил усиленным магией голосом: - Всем успокоиться и молчать! Сейчас будет говорить ваш трогранд, Саргон!
        Я хмыкнул. Дэм, как обычно, сама любезность во плоти. Собственно, из-за того, что публичные выступления явно не его конёк, на меня и переложили сию почётную миссию. Намного проще, конечно же, было бы оповестить всех по мыслеречи, но наш показатель харизмы сильно уступал значению лорда Драйторна, поэтому мы не могли охватить всех рэйтерфолцев, а сам барон, увы, не мог её использовать из-за пагубного влияния на свой организм яда мещеракского гробовщика. К тому же, люди намного спокойнее воспримут грядущую новость, услышав её от того, кого они могут видеть собственными глазами.
        Заняв освободившееся место отошедшего в сторону мага и обведя взглядом собравшихся, не мог не отметить, как тут же переглянулись некоторые из них. Мысленно усмехнувшись, но внешне оставшись абсолютно невозмутимым, я начал говорить:
        - Граждане Рэйтерфола,  - мой голос, на который влияло заклинание, прокатился по притихшему залу,  - наш лорд Драйторн поручил мне сообщить вам радостную весть! Спустя долгие дни ожидания, мы, наконец, получили новости от особого спасательного отряда, который возглавляют фаргранды Сидиус Хартриган и Харуд Чидиант. К нашему счастью, им удалось достигнуть Афилема и подготовить портал к активации! Теперь всё, что нам с вами остаётся, это пробиться к городской портальной площади и покинуть Рэйтерфол!
        От моих слов люди заметно оживились, встрепенулись и стали тихонько переговариваться, передавая сказанное дальше за пределы зала, тем, кому не хватило здесь места, а их глаза заблестели разгорающейся и позабытой было надеждой на спасение. Дав им ещё несколько секунд, я поднял ладонь.
        - Однако, есть и не столь радостные новости.
        Гомон удивлённо стих и на мне сосредоточились напряженные взгляды.
        - К сожалению, магической силы портала хватит лишь на одну вспышку телепортации, которая способна перенести не более трёх тысяч человек. А это значит, что семьсот восемьдесят шесть человек будут вынуждены остаться здесь.
        Изумление, неверие и шок - все эти чувства словно окатили их холодной водой, захлестнув с головой. Но вместе с этим я отметил и постепенно нарастающее проявление мрачной решимости на многих лицах. И, не став долго выжидать, я вновь приковал к себе внимание бурлящей толпы, ещё не успевшей как следует прийти в себя:
        - Как вы понимаете, ситуация очень непростая. И, в связи с этим, было решено объявить набор добровольцев, которые войдут в когорту тех, кто будет защищать отступающих до самого конца. Не буду врать - вероятность выживания оставшихся крайне мала, хотя не исключено и то, что телепортация сработает и на них. И поэтому…  - я споткнулся, но, сглотнув, стиснул кулаки и быстро взял себя в руки,  - …поэтому король Дэриор Брантар Драйторн Рэйтерфолский принял решение возглавить отряд добровольцев и пожертвовать своей жизнью ради спасения своего народа!
        Это известие вызвало не менее бурную реакцию, чем предыдущие. Ещё бы - ведь сам Король решил остаться! И если столь могучий человек отважился на такой серьёзный шаг, то, может, не стоит малодушничать, а следует набраться храбрости и встать рядом с ним плечом к плечу? К тому же, как сказали, есть шанс того, что их всё же телепортирует вместе с остальными…
        Желая закрепить их сомнения и расставить все точки над “и”, я не стал медлить и объявил, выпрямившись и расправив плечи:
        - Поддерживая нелёгкий выбор нашего благородного правителя, я так же решил войти в когорту добровольцев, дабы прикрыть спины и дать шанс на спасение своим согражданам, жителям Рэйтерфола!  - сделав небольшую паузу для того, чтобы до всех дошел смысл сказанного, я продолжил: - А теперь я попрошу всех, кто желает стать добровольцем, выйти вперёд, а затем громко и чётко назвать своё имя фаргранду Сиэрду!
        Я указал ладонью на жаброида, шагнувшего к перилам балкона.
        - А после того, как когорта будет полностью укомплектована, он сообщит вам о деталях боевого построения, в котором мы будем двигаться к портальной площади, и которое мы займём, как только достигнем её. На этом всё! Да пребудут с нами Древние, и да не сводят они глаз с нашего Пути! Амирус, Древниар!
        На мгновение сложив на груди молитвенный символ - тыльную сторону правой ладони приложил к внутренней стороне левой, при этом переплетя большие пальцы рук - я развернулся и отошел ко входу на смотровую площадку, скрывшись с глаз толпы.
        Основные тезисы для моей речи и порядок их применения разработал Сиэрд - по его словам, это должно пробудить нужные эмоции, которые подтолкнут людей к мыслям в правильном ключе. Он же предложил рассказать только о чёрной когорте смертников, умолчав о формировании золотой двухтысячи, которым гарантирован стопроцентный телепорт, и серебряной тысячи, у которой процент переноса будет занижен - отбор в эти избранные когорты, во избежание ненужных волнений, будет замаскирован под видом боевого формирования.
        Хотя, надо признать, в тезисах жаброида напрочь отсутствовала тема моего ухода в добровольцы, и поэтому для всех это стало полной неожиданностью.
        Что ж, это решения имело свои причины.
        Чуть повернув голову и скосив глаза, я бросил взгляд на стоящего неподалёку хмурого Эртлита, что поджав губы смотрел на толпящихся внизу людей. Незаметно понаблюдав за ним несколько секунд, я покинул площадку и пошел по коридору, погруженный в мрачные размышления.
        Этот фаргранд так просто от меня не отстанет. Вездесущий Гобля, харизматичный Зубоскал и внимательный Сиэрд с озабоченностью рассказывали мне, что ненавистник лимраков с каждым днём находит всё большую поддержку среди рэйтерфолцев, перетягивая сомневающихся на свою сторону. Пока что его деятельность, конечно, не повлияла на снижение моей репутации с городом, но, думаю, это дело времени. О чём здесь вообще можно говорить, если даже верные пепелчане, с которыми у меня поднята репутация на максимальную сотню, стали относится ко мне с настороженностью и опасением, стараясь не оставаться наедине? А несколько особо испуганных так и вовсе покинули мой отряд сразу же после того, как моя расовая принадлежность была раскрыта. Так что с таким отношением, боюсь, оказавшись в Афилеме я могу в кратчайшие сроки угодить на плаху. И именно этим и продиктовано моё внезапное решение остаться. К тому же, благодаря превращению в тролля, виверну или страгена у меня будет больше шансов на выживание и побег из города, в отличии от остальных добровольцев. А там, глядишь, выберусь из Глухолесья и затеряюсь в других
странах. Возможно, даже документы и имя придётся сменить… И внешность… Хотя, благо, с последним вообще не должно быть проблем - достаточно просто поглотить кого-нибудь и забрать его личность…
        Мои размышления прервала громкая ругань, которая эхом разносилась по коридору. Причём, судя по голосам, все участники были мне хорошо знакомы.
        Нахмурившись, я направился прямо туда, завернул за угол и вышел на лестницу, у подножия которой стояли Беара, Вирхем, Гобля и Зубоскал.
        - Чего кричим на всю подземку, а?  - зычно спросил я, медленно спускаясь к ним.  - Даже толпа там ведёт себя тише, чем вы, горлопаны.
        - Саргон!  - воскликнул раскрасневшийся Вирхем, бросив на меня умоляющий взгляд.  - Слава Древним! Ну хоть ты переубеди эту упрямую женщину, а!
        - Ууу, эт сложно и практически нереально,  - усмехнувшись, я насмешливо посмотрел на явно злую Беарниссу, стиснувшую рукояти висящих на поясе коротких мечей.  - А в чём переубедить-то?
        - Она хочет стать добровольцем и остаться здесь!
        Я сдвинул брови и перестал улыбаться.
        - Бера, ты чего, глухая? Не слышала разве рекомендацию Сиэрда по распределению в когорты?
        - Слышала!  - яростно огрызнулась рыжеволосая воительница.
        - Ну так не люби мозги и дуй в золотые двухтысячники. Это приказ.
        - Иди ты к Феру со своим приказом! И золотую когорту можешь туда же прихватить! Я остаюсь здесь и точка!
        - Тогда я тоже остаюсь!  - сжав кулаки, вскинул подбородок Вирхем.
        - Хрена с два!  - Взбешенная Беара шагнула вперёд, схватила мага за грудки и прижала к стене.  - Ты грёбаный маг защиты и восстановления, твоя задача стоять в центре, держать купол и лечить раненых! А если мы не удержим оборону до активации этого сраного телепорта, именно тебе предстоит спасать людей! Понял?! И ещё Лядь знает, что ждёт выживших в Афилеме!
        - Именно поэтому ты и должна быть в золотых,  - зло сказал я сквозь стиснутые зубы.  - Рэйтерфолцам нужны опытные силпаты на случай опасности с той стороны.
        - Обойдутся без меня!  - Она резко отпустила Вирхема и посмотрела мне в глаза.  - Я - остаюсь! А ты,  - девушка ткнула мага в грудь,  - будешь стоять у шхайратова портала и делать своё дело, иначе я переломаю тебе ноги прямо там, чтобы ты и шагу в сторону не мог ступить! И я, мать твою, не шучу!
        Бросив на меня последний взгляд яростно сверкающих глаз, Беара развернулась и ушла.
        - А ведь и вправду не шутит,  - я тяжело вздохнул, глядя ей вслед.
        - Да знаю я!  - огрызнулся молодой маг, дрожа всем телом от распирающих его эмоций.
        - Узе сто, всё, зрелища нема?  - Гобля разочарованно скривился.  - Ну тада поду-ка я, дела делать надо.
        Я выгнул брови и покосился на квадрозубого.
        - Эт какие?
        - Да швырагонку надыть побофе надыбать,  - он ткнул большим пальцем себе за спину.  - Я ж тоза здеся остаюся. Ну всё, пока-пока!
        Сказал и убежал, фальшиво насвистывая веселый мотивчик.
        - Да чтоб вас всех…  - Я раздражённо потёр пальцами лоб.
        - Что ж, я тоже, пожалуй, удалюсь,  - подал голос Зубоскал.
        - А ты чего, небось тоже решил остаться?  - хмыкнув, посмотрел я на него.
        Бард фыркнул.
        - Ага, ищи идиота! Неее, я лучше в золотую когорту пойду. Мне же потом ещё балладу обо всём этом сочинять, так что героическая смерть это точно не ко мне. Ну лан, пойду народ боевыми песнями воодушевлять, как Сиэрд велел. Бывай, командир!
        - Да, давай. Увидимся.
        Хмуро смотря на его удаляющуюся спину, я в глубокой задумчивости повернулся к мрачному Вирхему.
        - Ну что ж, приятель, кажется, нам пора поговорить…
        Глава 12. Часть 2

***
        Задумчиво остановившись напротив окованной сталью двери, я поднял было руку, но почему-то замер в нерешительности. Дотронувшись пальцами до старой, чуть потрескавшейся древесины, из груди вырвался тяжелый вздох, а затем я всё же решительно постучал.
        По ту сторону раздались лёгкие шаги и через мгновение дверь открыла милая девушка в белых обедяниях. Почтительно опустив глаза и поклонившись, она отошла в сторону, открывая створку пошире и давая мне возможность пройти внутрь погруженной в полумрак комнаты.
        - Проходи, Саргон.  - Сидящий у круглого стола в кресле-каталке Дэриор Брантар Драйторн взглянул на меня поверх бумаг, которые держал в руках, и в стёклах надетых на его глаза очков заиграл подрагивающий язычок пламени от волшебной свечи, чей свет был ярче, чем у её классических товарок.
        Когда под его пристальным взглядом я перешагнул порог и замер на середине помещения, метрах в двух от него, он посмотрел на девушку.
        - Спасибо, Мэрин. А теперь оставь нас, пожалуйста.
        Поклонившись, девушка вышла из комнаты и плотно затворила за собой дверь.
        - Как видишь, пришлось поставить свечи.  - Барон опустил бумаги на покрывающий колени плед, снял очки и, болезненно поморщившись, помассировал переносицу.  - Свет от кристасветов, увы, начал вызывать боль в глазах.
        - Ну, смотрится вполне неплохо,  - я слегка пожал плечами.  - С ними тут стало даже как-то уютнее.
        Он с улыбкой сложил дужки очков и положил их на столешницу, на которой разместился поднос с серебряным чайником, стаканы, сахарница и хрустальная вазочка с какими-то сладостями. Но мой взгляд привлекла довольно длинная, сантиметров в тридцать, прямоугольная шкатулка из алого дерева, уголки которой были искусно окованы отливающим синевой металлом, похожим на насыщенный кристалл, а на месте замка, где край крышки соприкасался с самим ларцом, в центре вытянутого символогического ромба тлела витиеватая руна.
        - Как прошло выступление перед народом?
        - Без эксцессов.  - Мои глаза вновь скользнули к лорду.  - Всё развивается именно так, как и предсказывал Сиэрд.
        - Это хорошо.  - Дэриор устало откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы в замок.  - Значит, совсем скоро всё закончится.
        - Да. На рассвете.
        Несколько секунд мы молча смотрели друг другу в глаза, а затем я всё же спросил:
        - Не передумали?
        - Нет.  - Его губы растянулись в усмешке.  - А ты?
        Я ухмыльнулся.
        - Тоже нет. Хотя, надо признаться, я не понимаю, почему вы решили остаться здесь и умереть.
        Барон растопырил в стороны большие пальцы и слегка пожал плечами.
        - Причина проста - яд мещеракса слишком глубоко проник в моё тело, и, к сожалению, жить мне осталось от силы несколько часов. Так что даже если у нас всё получится и я живым окажусь в Афилеме, то до Морвиндэйла мне всё равно не дотянуть.
        - Всего несколько часов?  - Я окинул его выразительным взглядом.  - А по вам и не скажешь - выглядите так, словно идёте на поправку.
        - О, это всё потому что меня уже начали накачивать высшей алхимией и прочей магической дрянью. Такая концентрация, несомненно, меня убьёт сразу же, как только закончится их действие, но зато когда мы пойдём на прорыв, пустарная энергия на время восстановит мне ногу и вернёт былые силы. Но с вами я не отправлюсь, а вместе с горсткой верных храбрецов, отказавшихся покидать идущего в последний бой короля, нападу отсюда, изнутри. Постараюсь перетянуть на себя внимание тварей и выиграть для вас немного времени. Хотя я не строю иллюзий - наверняка силзверы быстро смекнут, что к чему, но для вас будет важна каждая секунда их промедления.
        Я глубоко вздохнул.
        - С этим сложно не согласиться. Впереди ждёт ещё тот “весёлый” забег.
        - Это точно.  - Барон несколько секунд задумчиво смотрел на меня.  - Знаешь, если честно, то я бы предпочёл, чтобы ты поглотил меня.
        Я удивлённо выгнул бровь.
        - Но?
        - Всегда есть это лядское “но”, верно?  - Дэриор криво улыбнулся.  - Но я порасспрашивал Харлена об особенностях твоей расы и был вынужден отказаться от этой затеи. Ведь если ты применишь на мне свою жертвенную метку и я стану твоей частью, то мало того, что яд мещеракса разольётся по твоим венам и отравит тело, так ты ещё и потеряешь способность к превращению в других существ до тех пор, пока будет идти закрепляющая трансформация.
        - И это не говоря о том, как местные жители воспримут то, что я сожрал их короля,  - иронично добавил я.
        - О, так ты тоже об этом думал?  - улыбка Драйторна стала шире.
        Я хмыкнул.
        - А как же. Жалко, знаете ли, отдавать столько униаров силзверам. Да и о статусе короля не грех было помечтать.
        Барон хотел было что-то на это ответить, но вдруг побледнел и скривился. Зажмурившись и дождавшись, когда приступ боли пройдёт, он облегчённо выдохнул и медленно открыл глаза.
        - Баглорд не прекращает настойчиво напоминать, что моё время на исходе… Саргон,  - Дэриор поднял усталый взгляд,  - можно попросить тебя о небольшой услуге?
        - Разумеется, милорд,  - я не колебался ни мгновения.
        - Хорошо… Будь добр, возьми этот ларец и приложи большой палец к тлеющей руне.
        Я подошел к столу и взял в руки красную шкатулку толщиной с пухлую книгу. Её гладкая, лакированная поверхность приятно холодила кожу, и при прикосновении возникало странное ощущение покалывания в ладонях. Нахмурившись, я немного помедлил, разглядывая поблескивающий символ на месте замка, но затем всё же прижал к нему палец - меня тут же охватило чувство, словно по всему телу прошлась волна энергии, и руна на долю мгновения стала ярче.
        - А теперь дай его мне.  - Когда я передал ослабевшему барону шкатулку, он тоже прижал палец к символу, а потом тяжело вздохнул и морщины на его лице разгладились.  - Ну вот и всё. Теперь, кроме меня, тебя и ещё одного человека, его никто не сможет открыть. Нет, попытаться, конечно, всегда можно, но в этом случае то, что внутри, с высокой вероятностью будет уничтожено. Держи.
        Нахмурившись, я принял из его рук таинственный ларец.
        - Спрячь его пока в свою схроновую сумку. А если тебе всё же посчастливится выжить и выбраться из Рэйтерфола, то тогда можешь его открыть и ознакомиться с содержимым. Ну а дальше…  - барон мягко улыбнулся,  - дальше поступай, как сочтёшь нужным.
        Дриар тут же сковало холодом.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ “ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ КОРОЛЯ”!
        КОРОЛЬ РЭЙТЕРФОЛА ДЭРИОР БРАНТАР ДРАЙТОРН ПЕРЕДАЛ ВАМ МАГИЧЕСКИЙ ЛАРЕЦ И ПОПРОСИЛ ОТКРЫТЬ ЕГО ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА ВЫ ВЫБЕРЕТЕСЬ ИЗ ОКРУЖЕНИЯ, ПОКИНЕТЕ ГОРОД И ОКАЖЕТЕСЬ В БЕЗОПАСНОСТИ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: СОДЕРЖИМОЕ ЛАРЦА.
        Бросив последний задумчивый взгляд на шкатулку, я переместил её в схрон и в уважении склонил голову.
        - Обещаю в точности исполнить вашу просьбу, милорд.
        - Спасибо, Саргон. Никогда бы не подумал, что скажу это лимраку, но ты верный и благородный воин, друг мой, и я рад, что Древние свели вместе наши Пути Силы.
        - Благодарю вас за столь тёплые слова, лорд Драйторн.  - Я поднял взгляд и посмотрел ему в глаза.  - Несмотря на все выпавшие испытания, я счастлив, что Древние позволили мне воплотиться в колыбели Рэйтерфола и познакомиться с таким выдающимся человеком, как вы.
        Улыбнувшись, барон едва заметно кивнул.
        - Что ж, Саргон, думаю, на этом мы закончим наш с тобой разговор. А теперь, пожалуйста, позови Мэрин и оставь меня одного.
        Поклонившись, я направился к выходу.
        - И ещё кое-что, Саргон.
        Уже взявшись за дверную ручку, я замер и обернулся к устало сидящему в кресле королю.
        - Да благоволят тебе Древние и не сводят глаз с твоего Пути, Саргон. Амирус, Древниар.
        Мои губы тронула тёплая улыбка.
        - И с вашего, милорд. Амирус, Древниар.
        Открыв дверь, я покинул комнату короля Драйторна.
        Глава 12. Часть 3

***
        Минуя один тёмный коридор за другим, я погружался всё глубже в тенёта пятого уровня подземелий замка, и с каждым новым поворотом звуки, доносившиеся позади меня и эхом разлетающиеся по пустынным залам, становились всё тише и тише, пока, наконец, не умерли совсем. Редкое сияние настенных кристасветов освещало путь, выхватывая из тьмы чуть поблескивающий металл дверных ручек и прибитых табличек, а также золочение изредка попадающихся гобеленов и картинных рам. Этот этаж был полностью отведён под продовольственные склады, также, как и шестой, поэтому каких-либо излишеств в убранстве от него можно было не ждать, в отличии от первых галерей.
        Когда кожи лица коснулись тёплые потоки воздуха, впереди вскоре замаячила широкая входная арка, от которой по стенам тянулись отблески полыхающего в глубине помещения пламени. Подойдя ближе, я остановился у порога и моему взору открылась широкая круглая зала с большим горящим в центре очагом, от которого в форме лучей расходились длинные столы с десятками стульев.
        Стоящая у раскалённого очага огромная широкоплечая фигура медленно развернулась и посмотрела на меня.
        - Ммммм. Саргон. Проходи.  - Тлеющие угольки глаз каменного гиганта вновь вернулись к созерцанию огненного танца.
        - Приветствую вас, мастер Дроко.  - Я неспешно подошел к нему и встал рядом, с наслаждением подставив лицо исходящему от пламени жару и чувствуя, как усталость и напряжение последних часов медленно отступают под его натиском, оставляя после себя спокойствие и умиротворение.
        В медитативной расслабленности понаблюдав некоторое время за хаотичной игрой переливающихся пламенных языков, я слегка повернул голову и посмотрел на кузнеца.
        - Я изучил списки сформированных когорт и не нашел в них вас.
        Дроко размеренно кивнул и пробасил:
        - Всё верно. Я - остаюсь.
        - Вот как… Полагаю, вы решили отправиться вместе с милордом Драйторном?
        Но, к моему удивлению, гигант отрицательно покачал головой.
        - Ммммм. Нет. Буду стоять здесь. А когда всё закончится, вернусь в свою кузню.
        Я недоумённо нахмурился.
        - Вернётесь в кузню? Вы уверены? Просто после нашего ухода это место заполонят силзверы, и вряд ли их намерения можно будет назвать благими.
        - Ммммм.  - Глаза мастера Дроко задумчиво притухли.  - Понимаю твоё беспокойство. Но ни силпаты. Ни силзверы. Ни силкрасы, не причинят мне вреда. Таково соглашение: мы - не ввязываемся в войны, все Вы - не трогаете Нас. И когда вы уйдёте отсюда, ничего не изменится. Я просто вернусь в кузню, и буду ковать.
        - Для силзверов?
        Лицо каменного гиганта чуть повернулось в мою сторону.
        - Для любого, кому потребуются мои услуги.
        Размышляя над его словами, я вновь устремил взгляд в глубину потрескивающего пламени.
        - Выходит, ваша раса соблюдает абсолютный нейтралитет?
        - Верно.
        - Но как тогда вы зарабатываете униары? Продаёте за них свои изделия?
        - Ммммм. Не только.  - Его тлеющие глаза запульсировали в такт огненным всполохам.  - Постигай таинства кузнечного мастерства дальше, Саргон, и огонь даст тебе ответ.
        Его слова меня крайне заинтересовали, но я не стал лезть с уточняющими вопросами - ими вряд ли удастся узнать что-либо ещё, а вот излишняя настойчивость вполне может обеспечить потерю с таким трудом заработанного уважения.
        - Я непременно последую вашему совету, Мастер Дроко. Благодарю за мудрые наставления.  - Я в почтении склонил голову, чем вызвал тягучий, одобрительный гул.
        И тут в мою голову вторгся голос Сиэрда:
        - Саргон, все когорты построены. Мы готовы выступать.
        - Понял. Скоро буду.
        Оборвав связь, я тяжело вздохнул.
        - Мне пора идти, Мастер Дроко.  - Я поднял взгляд и посмотрел ему в глаза.  - Берегите себя, Учитель. Надеюсь, когда-нибудь Древние вновь сведут наши Пути Силы.
        Очи каменного гиганта как-то странно засверкали.
        - Сведут. Можешь в этом не сомневаться.
        Криво улыбнувшись, я развернулся и пошел к выходу из зала, провожаемый задумчивым взглядом загадочного кузнеца.
        - Саргон.
        Остановившись, я обернулся к недвижимо замершему каменному гиганту.
        - Чем больше времени проходит, тем больше я думаю о том, что ты достоин.
        Я нахмурился.
        - Достоин чего?
        Пламя очага за его спиной вдруг словно увеличилось в размерах и в полыхающих недрах мне почудился покрытый сверкающими, огненными трещинами исполинский глаз, смотрящий прямо на меня.
        - Дойти до самого конца.
        Странно вибрирующий голос мастера Дроко, казалось, проник в самые потаённые закоулки моего сознания и коснулся души. И на это краткое мгновение перед внутренним взором промелькнул образ застилающей небеса объятой огнём фигуры, вокруг которой в ужасающей агонии кричат горящие заживо существа.
        Но стоило мне моргнуть, как всё исчезло.
        Дроко отвернулся к очагу и я несколько секунд внимательно рассматривал его, а затем всё же развернулся и направился в башню Кривглазиана.
        Что бы сейчас не произошло, оно не имеет значения.
        Сейчас важно лишь наше выживание.
        Глава 12. Часть 4

***
        Защитники Рэйтерфола расступались при моём приближении и жались к стенам, образуя проход и давая мне возможность протиснуться сквозь плотный людской строй - а это, надо сказать, была довольно длинная вереница силпатов и мирян, общим числом в 3738 разумных. Переправив их через тайный проход пятой галереи в подземелья Кривглазиана, Сиэрд вместе с Харленом, остальными фарграндами и их многочисленными рэйрантами, руководствуясь планом, создали подобие гигантской очереди, которая тянулась от входа в башню Великого Пространственного Мастера на первом ярусе, петляла по многочисленным коридорам и заканчивалась аж на третьем этаже. В принципе, имея на руках все схемы и прекрасно здесь ориентируясь, Сиэрд мог бы всех утрамбовать так, чтобы все уместились и на двух уровнях, а то и вовсе задействовать лишь первый, но, подумав, мы от этого отказались, чтобы не создавать лишнюю давку и свести к минимуму стресс и возможные проблемы при продвижении наружу. Пусть в данном случае мы немного теряли в скорости, зато выигрывали в чёткости исполнения инструкций при маневрировании.
        Достигнув, наконец, начала строя, я вытер ладонью вспотевший лоб и поднялся к стоящим у двери в башню Сиэрду, Беаре, Гобле, Демонариуму и Кривглазиану.
        - Как обстановка?
        - Все распределены на когорты, внутри них сформированы отряды, во главу поставлены фаргранды, легранды и прочие командиры,  - с невозмутимым спокойствием начал перечислять жаброид.  - Каждый получил алхимический набор, необходимые артефакты и снаряжение. Также все построены так, чтобы внешние ряды состояли из добровольцев, но так как их мало, пришлось разбавить состав воинами из серебряной когорты и опытными силпатами. Маги же распределены в равной степени эффективности по всей длине колонны. За вычетом кузнеца Дроко и короля с его отрядом, здесь три тысячи семьсот тридцать восемь человек, из которых три тысячи сто тридцать девять являются силпатами, а остальные это дети и миряне.
        - Отлично,  - я улыбнулся.  - Ты проделал просто колоссальную работу, Сиэрд. Без тебя мы вряд ли бы управились в столь короткие сроки.
        - Совершенно верно,  - он кивнул.  - Мне удалось отладить процессы и минимизировать временные потери. Но без вашей всеобщей помощи и поддержки мне бы не удалось выполнить задачу.
        - Да ты прям скромняга,  - Беара усмехнулась.
        - Всего лишь стараюсь быть объективным,  - жаброид пожал плечами.
        - Ты молодец, я молодец, мы все молодцы!  - нетерпеливо проворчал Демонариум.  - Время поджимает, так что кончайте языками чесать!
        - Твоя правда.  - Я обратился к Кривглазиану, не сводящему с двери напряженного взгляда: - Харлен, только скажи, что она точно откроется?
        Магистр встрепенулся.
        - Да, без проблем. Но без применения магии я не смогу узнать, есть ли кто-нибудь внутри.
        - Силзверы могут её засечь, так что будем избегать волшебства столько, сколько сможем. Беара, Гобля,  - я повернулся к друзьям,  - максимально тихо обследуете башню. При обнаружении противника вступаете в бой только если абсолютно уверены, что сможете бесшумно от него избавиться, а если нет - запрашивайте подкрепление. Ни в коем случае не рискуйте и действуйте согласно плану.
        - Усё понятно!  - Гобля серьёзно мотнул головой, а Беара лишь молча кивнула.
        Я активировал лидерскую грань и мысленно связался со всеми командирами когорт:
        - Приказываю всем соблюдать абсолютную тишину!
        Дождавшись, когда рэйтерфолцы полностью затихнут, я невольно сложил на груди руки в символе веры.
        - Да пребудет с вами Эмера! Харлен - открывай.
        Под нашими напряженными взглядами Кривглазиан подошел к двери и прижал к ней ладонь. Многочисленные магические символы тут же налились тусклым, мерцающим светом, а затем раздались чётко различимые щелчки замка, каждый из которых мы слушали с напряженно стиснутыми зубами. А когда всё закончилось, маг осторожно надавил и отворил бесшумно сдвинувшуюся с места массивную створку. Боясь вздохнуть и внутренне сжавшись, мы несколько долгих мгновений всматривались в тёмную щель проёма, при этом внимательно прислушиваясь к любому подозрительному шороху.
        Взглянув на Беару, я кивнул, и девушка тут же скользнула вперёд и юркнула в приоткрытую дверь, а следом за ней исчез и Гобля.
        Потянулись долгие секунды ожидания, которые мы провели в абсолютном молчании и ни разу не шелохнувшись. Слишком многое сейчас стояло на кону, чтобы можно было расслабиться и в спокойствии ждать новостей.
        И вот, наконец, в моей голове раздался едва слышный голос Беары:
        - В башне никого нет. Я на первом этаже, у выхода, наблюдаю из окон за улицей. Так… Сейчас…  - Мне кажется, что я слышу её тяжелое дыхание.  - В видимой округе всё чисто. Врагов нет.
        - Хорошо. Продолжай наблюдение.
        Закусив губу, я замер в ожидании второго отчёта, и он вскоре пришел.
        - Ента Гобля,  - тихо пробормотал в моих мыслях квадрозубый швырагонщик.  - Забрался на последний этаж и затихарился. Зыркаю везде и вижу на крышах птах, а вокруг башни звероватых не замечаю.
        - Отлично. Предупреди, если что-то изменится. Беара, Гобля доложил, что всё нормально, поэтому можешь установить во дворе телепортатор и мемотепы.
        - Принято. Сейчас сделаю.  - На несколько ударов сердца воцарилась тишина.  - Готово. Всё на месте.
        Я шумно выдохнул, хрустнул шеей и потянулся мыслью к Драйторну.
        - Милорд, мы готовы выступать.
        Ответ раздался практически сразу:
        - Благодарю, Саргон.  - Он тяжело вздохнул.  - Ну что ж, видимо, вот и настало время последнего обращения к народу…
        Он замолчал на несколько секунд, собираясь с мыслями, а затем его сильный голос, без единого признака слабости или нерешительности, зазвучал в головах всех жителей города, приготовившихся к последней битве.
        - Приветствую Вас, граждане Рэйтерфола!  - Все люди невольно вскинули глаза в поисках своего правителя.  - Вот и пришел тот час, когда туман неизвестности над нашими судьбами расступился, и впереди проявилась чёткая и ясная цель - достигнуть портала, чтобы спасти себя и свои семьи! Да - это будет сложно. Но лишь сложно, а не невозможно! И этот шанс вырваться из смертельной ловушки и обрести, наконец, свободу, стал реален благодаря Вам! Благодаря вашему бесстрашию и отваге!
        Происходило нечто странное - с каждым произнесённым словом барона перед глазами словно из тьмы проявлялся образ Дэриора Брантара Драйторна, замершего в полном боевом облачении во главе длинного стола, вокруг которого стояли идущие с ним на смерть воины, и перед каждым на столешнице покоился наполненный кубок и личное оружие.
        - А ещё благодаря самопожертвованию. Семьсот восемьдесят пять верных сынов и дочерей Рэйтерфола встали в первых рядах, дабы грудью защитить своих друзей, родственников, жен и детей! Им прекрасно известно о том, что для них вероятность телепортации крайне мала, но, тем не менее, они готовы с необузданной яростью броситься на врагов, чтобы вырвать победу несмотря ни на что! Силзверы умоются кровью и пожалеют о том, что рискнули связаться с Рэйтерфолом!!! И Древние будут тому свидетелями!!!
        Чувствуя, как учащается сердцебиение и в груди разгорается неистовое пламя жажды сражения, я невольно улыбнулся - Дэриор Брантар Драйторн умело играл эмоциями людей и точно знал, как хотя бы ненадолго поднять боевой дух и распалить душу яркими образами. Даже страшно себе представить количество очков его “Харизмы” и раскачку лидерских граней и навыков, если он на такое способен.
        - Знайте - я горжусь Вами! Горжусь вами всеми, и особенно теми храбрецами, что вошли в “Когорту Добровольцев” и в мой личный отряд! Спасибо, спасибо вам всем от всего королевства! Ваши имена будут помнить в веках! И они никогда не забудут того, что за наше выживание плечом к плечу сражались те, кого мы когда-то считали своими врагами. Взываю к вашим душам и молю пред ликом Древних поведать миру правду о том, как Трогранд Саргон, лимрак, несмотря на людскую ненависть, отринул вражду прошлого и сражался за нашу жизнь и свободу до самого конца! Да восторжествует Истина и да войдёт она в Историю вместе с именами тех, кому сегодня уготовано пасть героической смертью во имя Свободы!!!
        Распрямив плечи и вскинув яростно горящие глаза, король Дэриор Брантар Драйторн, прорываясь сквозь шквал всеобщего ликования, сказал свои последние слова:
        - И пока ваши сердца продолжают биться, помните - мы оставляем за спинами наш город, наш Рэйтерфол, но это лишь камень и доски! А вот душа самого Рэйтерфола - она внутри нас всех, внутри обычных людей, что живут здесь! И пока МЫ живы и свободны, пока бьются наши сердца и сверкают души, мы способны в любом месте собрать по частям и воздвигнуть новый дом, новый град, и это будет Рэйтерфол, ибо Рэйтерфол - это мы сами! Да пребудут с Вами Древние! Амирус, Древниар!!!
        Образ короля развеялся, но его слова ещё долго гремели в умах каждого мирянина и силпата, готовых прямо сейчас ринуться навстречу судьбе.
        Отвернувшись от ревущей толпы, я посмотрел на Кривглазиана.
        - Посылай сигнал Сидиусу. Мы выступаем.
        Глава 12. Часть 5

***
        В погруженной во тьму ночи комнате раздался ужасающий скрип.
        Лежащая на столе у окна жуткая кукла вонзила ногти в старую древесину, поджала пальцы и оставила на ней глубокие царапины. Её впалая грудь вдруг приподнялась и послышался отчётливый глубокий вдох. Миг - и искусственные глаза резко распахиваются, являя миру неестественно яркие зелёные зрачки.
        Выгнув спину, кукла медленно села, внимательно осмотрела комнату, а затем склонила голову набок и на её лице растянулась безумная улыбка.
        - Шейди,  - сидящий в глубоком кресле Сидиус подался вперёд, не сводя напряженного взгляда с гомункула и стискивая рукоять лежащего на коленях меча,  - это ведь то, что я думаю?
        Девушка кивнула.
        - Да.  - Она подошла к столу, присела на корточки и с любовью погладила смотрящую на неё страшную куклу.  - Это сигнал из Рэйтерфола.
        Шейди повернулась к мечнику.
        - Они готовы выступать к порталу.
        Сдвинув брови и поджав губы, Сидиус поднялся на ноги, обвёл глазами замерших в ожидании Харуда, Форлаха, Исира, Эгдана, Вильяра и Берту.
        - Выдвигаемся. Времени мало.
        Вогнав клинок в ножны, он надел плащ и вместе с Шейди, взявшей его под руку, покинул комнату. Спустившись по лестнице в практически пустой общий зал, кивнули дежурящей в эту ночь помощнице тавернщика, сонно встрепенувшейся при их появлении.
        - Вы уже уходите??  - оторвав от руки лежащий на ней подбородок, она быстро выпрямилась.
        - Мы ненадолго.  - Шейди сильнее прижалась к Сидиусу, положила вторую руку на его согнутое предплечье и опустила голову ему на плечо.  - Мы с мужем здесь впервые и нам очень хочется погулять по ночному Афилему, насладиться его красотами и увидеть с Манламорского шпиля приближающийся рассвет. Говорят, это просто незабываемое зрелище.
        - И это абсолютная правда, госпожа.  - Девушка улыбнулась и с завистью стрельнула глазами по суровому лицу её спутника. Статный мужчина, хоть и с проседью в волосах. Хотя в наше время долгоживущих силпатов сложно по внешности судить о реальном возрасте.
        Выйдя из-за стойки и проходя мимо пары, она с улыбкой поправила волосы и отодвинула массивный засов, отворив входную дверь и выпустив “супругов” наружу.
        - Хорошей вам прогулки, милерэи.
        Шейди мило улыбнулась.
        - И вам спокойного вечера, милея.
        Оказавшись на улице, Сидиус накинул капюшон и они двинулись вдоль улицы по направлению к городской портальной площади. А в это время помощница трактирщика, уже вновь задвинувшая засов, вздрогнула от внезапного окрика.
        - Погодите, уважаемая! Не запирайте дверь!
        Обернувшись, она увидела ещё одну заехавшую вчера пару: широкоплечую круглолицую девушку с густой косой и её весело улыбающегося парня.
        - Прошу простить нас за столь позднее время!  - Вильяр шагнул вплотную к растерявшейся трактирщице и взял в ладони её руку, смотря при этом прямо в глаза.  - Но не будите ли вы столь любезны, милея, выпустить нас в эту морозную ночь наружу? Всегда мечтал побродить по ночному Афилему!
        - Эмм, да, конечно, нет проблем…  - Бросив взгляд на его хмурую подругу, она робко попыталась высвободить руку, но парень её удержал.
        - Спасибо, прекрасная милея!  - Восторженный Вильяр поднёс ладонь к губам и пылко поцеловал.  - Да пребудут с вами Древние! Амирус, Древниар!
        - Амирус,  - пискнула покрасневшая девушка и, стеснительно опустив глаза, быстро отворила дверь и выпустила их из таверны. Но едва она захотела её захлопнуть, как услышала за спиной громкий кашель.
        Испуганно распахнув глаза, она развернулась и столкнулась глазами с виновато улыбающимся мужчиной, рядом с которым нетерпеливо переминался с ноги на ногу его мрачноватый друг. Вроде эти постояльцы тоже заселились вчера днём, прибыв где-то через час после той чудаковатой парочки, которые только что вышли за дверь.
        - Извините, если напугал вас, уважаемая,  - проговорил Исир и указал раскрытой ладонью на Эгдана.  - Но не могли бы вы открыть для нас дверь?
        - Д-даа,  - невольно заикнувшись, протянула девушка, и распахнула створку.
        - Благодарю.  - Исир почтительно кивнул и перешагнул порог.
        - Покойной ночи,  - буркнул Эгдан, выходя вслед за напарником.
        Когда они ушли, трактирщица хотела было закрыть дверь, но вдруг замерла и, обернувшись к лестнице, подождала несколько секунд - авось ещё кому в эту странную ночь вздумается покинуть таверну? Но нет, больше никто не явился и девушка, передёрнув плечами от холода, заперла вход.
        Она не могла видеть, как с другой стороны дома две гибкие фигуры муржитов выпрыгнули из окна второго этажа, ловко приземлились на землю и быстро скрылись в ночи.
        Через несколько минут все члены диверсионного рэйтерфолского отряда собрались в условленном месте и, затаившись, принялись незаметно наблюдать за надёжно охраняемой афилемскими солдатами портальной площадью в ожидании второго сигнала из Рэйтерфола.
        Глава 12. Часть 6

***
        Дэриор Брантар Драйтор оборвал связь с жителями своего города и устало опёрся руками о столешницу.
        Столько лет, столько десятков лет его отец потратил на то, чтобы построить Рэйтерфол, основать королевство и исполнить свою мечту. И что теперь? Всё разрушено, когда-то светлые улицы залиты кровью невинных, а замок полон врагов, пирующих на костях завоеванного города. Он, Дэриор, сын Брантара, не смог сохранить наследие отца.
        Но, быть может, не всё ещё потеряно. Вопреки всему теплится в его груди надежда, что знамя Драйторнов в будущем воспрянет в былом величии и город вновь наполнится жизнью.
        Открыв глаза и подняв голову, Дэриор обвёл взглядом сорок шесть своих отважных воинов, идущих с ним на смерть. Заглянув каждому в глаза, он выпрямился и взял в руки кубок. Остальные, следуя его примеру, тоже подняли чаши и замерли в ожидании.
        А спустя несколько ударов сердца король Рэйтерфола начал говорить, и от звуков его звонкого, пронизывающего до глубины души голоса по спине пробежали мурашки.
        - Мои верные друзья и соратники. В этот тяжелый час, когда наши родные земли окутал мрак, и бесконечный страх сковал души людей, вы остались подле меня, чтобы сразиться в последнем бою против тёмных сил. Да! Наших врагов несметные полчища, а нас всего сорок семь! Однако каждый из нас подобен Великим Древним, и ни реки крови, ни горы мертвецов, ни смертельные раны - ничто нас не остановит! Вопреки всему мы будем идти вперёд и разить силзверскую погань до тех пор, пока последняя капля жизни не покинет наше бренное тело и мы не свалимся замертво! Но даже после смерти мы не исчезнем, а обретём бессмертие и навсегда останемся в легендах Древнира! Амирус, Древниар, братья!!!
        Дэриор вскинул кубок над головой.
        - Амирус, Древниар, король Драйторн!!!  - в едином порыве величественно грянули сорок шесть воинов, подняв свои чаши в честь благороднейшего из правителей.
        Несколькими глубокими глотками выпив ядрёную алхимическую смесь, сорок семь защитников Рэйтерфола скривились от пронзившей их тела боли. Но то была боль, подобная поднятию ступеней, и, не в силах сдерживаться, они вскричали от вливающейся в мышцы мощи. Их души наполнило могущество, в крови забурлило золотое пламя, и каждый уподобился сильнейшим из силпатов, способных в одиночку противостоять целой армии.
        Всё. Теперь обратной дороги нет - когда действие эликсира закончится, их в любом случае ждёт неотвратимая смерть. Но ради своего короля и жизней своих семей они были готовы ступить в Гладархон и отдать души Баглорду.
        Дэриор Брантар Драйтор схватил со стола и вскинул над головой свой верный двуручный меч.
        - ВПЕРЁД, БРАТЬЯ! ЗА РЭЙТЕРФОЛ!!!
        - ЗА РЭЙТЕРФОЛ!!!
        С громогласным ликующим кличем, от которого содрогнулись стены подземелий, сорок шесть воинов с ослепительно горящими золотым огнём глазами во главе с королём Драйторном ринулись вперёд и за считанные мгновения достигли покрытых толстым слоем льда дверей на четвёртый этаж. Взревев от ярости, Дэриор с размаху рубанул по обледенелым створкам и сверкающая сталь волшебного меча с оглушительным взрывом разнесла их в клочья. Не останавливаясь ни на миг, рэйтерфолский отряд сокрушительным ураганом пронесся по подземелью, разрубая любого, кто посмеет встать у них на пути. Они бешено прорывались сквозь возведённые баррикады и разрушали двери, глохли от грохота магических снарядов, что со звоном разрушали один окружающий их защитный барьер за другим, и в неистовстве ревели от вонзающихся в плоть стрел, когда последняя волшебная броня всё-таки пала под шквалом непрекращающихся атак. Но, захлёбываясь кровью от бесчисленных ран и оставляя за спиной павших товарищей, девятнадцати воинам всё же удалось прорваться сквозь звериные орды и выбраться из подземелий.
        Видя за полчищами вопящих силзверов выход из замка, Дэриор вскинул загоревшийся ярким пламенем меч над головой и с криком опустил его - с острейшего лезвия сорвался ослепительный полудиск, который пронёсся сквозь плотные зверосилпатские ряды, разрезая их тела и отрубая конечности, а в конце своего движения разрушив входную арку, массивные обломки которой рухнули снаружи, придавив нескольких не успевших увернуться хищников.
        Воспользовавшись воцарившимся хаосом, Драйторн из последних сил ринулся к уничтоженному выходу и всё-таки смог вырваться на улицу. Но, стоя на ступенях родного замка и смотря на оскалившиеся морды неотвратимо приближающихся силзверов, король обернулся и увидел, что остался совершенно один.
        Сорок шесть доблестных воинов Рэйтерфола пали, до последнего защищая то, во что верили и что любили всем сердцем.
        Стиснув рукоять двуручного меча дрожащими от напряжения руками и жадно вдыхая морозный, предрассветный воздух, Дэриор встал в полный рост и гордо распрямил плечи. И, бесстрашно смотря в глаза подступающей смерти, он активировал лидерскую грань и мысленно сказал всего лишь две фразы:
        - Спаси их, Саргон! Спаси всех, кого только сможешь!!!
        А мгновением спустя Древнир услышал последние слова умирающего короля:
        - ЗА МОЕГО ОТЦА!!! ЗА РЭЙТЕРФОЛ!!!
        Перехватив меч обратным хватом, он изо всех сил вогнал сверкающее лезвие в ступени замка и в этот же миг тело Дэриора Брантара Драйторна охватило бушующее пламя, которое огненным столбом вознеслось к чёрным небесам и разлилось по ним кроваво-алой волной.
        Глава 12. Часть 7

***
        - … Спаси их, Саргон! Спаси всех, кого только сможешь!!!
        Крик барона внезапно прогремел в моей голове и сердце словно бы сжали ледяные когти. Но не позволяя эмоциям взять верх над разумом, я буквально через мгновение уже отдавал приказ всем защитникам Рэйтерфола: