Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
По дороге могущества. Книга вторая: Лимрак. Алан Нукланд
        По дороге могущества #2 Я ошибся...

        Страх, боль, ярость, отчаяние, голод - всё сплелось воедино.

        Я потерял счёт времени и почти забыл, как выглядит солнце. Стены подземелий стали моей тюрьмой. И чтобы выбраться отсюда, мне предстоит столкнуться с обитателями глубин, порождённых тьмой и охраняющих нечто, сокрытое на самом дне...
        
    
        ГЛАВА 1.
        Я прижался к стене и затаил дыхание.
        До рези в глазах всматриваясь во тьму коридора, я крепко сжал рукоять клинка и напряг слух, силясь услышать хоть что-нибудь, что выдало бы сокрытых во мраке тварей, но различал лишь биение собственного сердца.
        Выждав ещё несколько напряженных секунд, я немного расслабил левую ладонь, регулируя яркость впитавшегося в неё кристасвета, поправил оттягивающий руку самодельный щит и двинулся дальше, стараясь ступать как можно тише. Пусть на первый взгляд всё было спокойно, но я прекрасно понимал, что это ощущение обманчиво - если монстров не слышно, это ещё не значит, что их нет. Просто они стали умнее и хитрее, а следовательно, в десятки раз опаснее. Как ни крути, а это второй уровень подземелий Кривглазиана Дикого, здесь противники уже не представляют из себя кровожадное стадо, что в бешенстве бросается на любой звук. А жаль, было бы неплохо устроить вторую Пламенную битву.
        Добравшись до поворота, я пригнулся и осторожно выглянул за угол - впереди одиноким маяком горел один из уцелевших кристасветов, освещая небольшой участок не очень широкого коридора. В целом второй этаж мало чем отличался от первого, я бы даже сказал, что он выглядел намного беднее - мало гобеленов и картин, украшающих кособокие каменные стены, барельефов практически нет, потолок неровный, изредка попадающиеся ниши обработаны из рук вон плохо, и даже гнезда для кристасветов расставлены как попало. Создавалось впечатление, что строителю после довольно аккуратной работы на первом этаже просто всё надоело и он решил, что и так сойдёт. Всё встаёт на свои места, когда узнаешь, что первый этаж предназначен для проживания слуг, а на втором расположены кухни и продовольственные склады.
        Кухня… еда...
        Я невольно повёл носом и втянул поглубже щедро разлитый в воздухе аромат свежеиспеченного хлеба, жареного шашлыка и копченого мяса. Желудок яростно заурчал, а рот наполнился слюной. Сглотнув, облизнул пересохшие губы и воровато огляделся. Наши с гоблином припасы уже давно показали дно и приходилось страшно экономить оставшиеся крохи, поэтому жрать хотелось неимоверно. И хотя все эти аппетитные запахи сводили с ума, от бездумного поиска пропитания останавливало наличие заполонивших подземелья монстров. Так что пока что инстинкт выживания побеждал чувство голода.
        Но это пока что.
        А вообще удивительно, что здесь до сих пор пахло свежей едой, если учитывать, что подземелья пустуют вот уже несколько месяцев. Тут либо магия постаралась, либо это хитроумная засада хищника, терпеливо поджидающего потерявшую бдительность жертву - в данном случае меня. И, надо признать, тактика была весьма действенна - если на первом этаже ты был уверен, что любой неосторожный звук привлечет к тебе кровожадную орду, то здесь ты не знал о противнике вообще ничего. Сколько их? Что они из себя представляют? Каковы их особенности? В чем их тактика? Вся эта неопределённость вкупе с недоеданием и усталостью дико выматывает психологически. Всё было бы намного проще, если бы за каждым поворотом я слышал клацанье клыков и скрежет когтей, если бы на меня наседали жаждущие плоти и крови монстры, и я мог хотя бы ненадолго расслабиться, окунувшись в азарт битвы, из которой есть только два выхода - победа или смерть. Но нет, вместо этого я нахожусь в постоянном напряжении, ожидая внезапного нападения в любой момент.
        Кто бы мог подумать, что самым ужасным будет не наличие монстров, а их отсутствие.
        Я бросил взгляд на решетку вентиляции, расположенную от меня буквально в нескольких метрах. Жаль, что нельзя ей воспользоваться и беспрепятственно добраться до складов. По словам Гобли, ветродуйка была ещё менее безопасна, чем прямой путь - умные твари каким-то образом научились проникать в неё. Тыждак смог заблокировать все пути на первый этаж, чтобы они не добрались до его хатки, но и сам оказался отрезан от продовольственных складов. Собственно, сейчас гоблин, вооружившись копьём, как раз пытался разведать там обстановку - в отличии от меня, ему не требовался простор для манёвров, узкие проходы были его вотчиной, а небольшой рост позволял чувствовать себя вполне свободно. Хотя первоначально я не хотел разделяться, планируя использовать Гоблю как группу поддержки с луком наперевес, но от этой идеи пришлось отказаться, когда во время одной из засад его стрела прошила мне плечо. Всё-таки здешние коридоры не были настолько широки, чтобы использовать данную тактику. Сражаться же плечом к плечу тоже оказалось невозможно - как я уже говорил, мне требовался простор для атаки, а Тыждак вечно крутился
под ногами. К сожалению, и проверенная на первом этаже связка: “гоблин стреляет, я добиваю” здесь не работала - там-то противники пёрли на тебя в лоб, а не устраивали засады. Поэтому было решено пустить ушастого по ветродуйке, тогда как мне предстояло проверить прямой путь. По плану он должен был двигаться параллельно мне, и, в теории, в случае чего мы могли прийти друг другу на помощь. Но, уж к сожалению или счастью, возможность проверить это на практике нам ещё не представлялась.
        Постояв ещё с минуту, я обогнул угол и направился к кристасвету - на границе освещенной зоны угадывалось очертание двери, которую обязательно следовало проверить. Было бы неплохо наткнуться на хоть самую захудаленькую кладовку с провизией и запереться там на пару суток! Эхх, мечты, мечты…
        Увы, из-за системы путающих заклятий Кривоглаза невозможно было создать карту или схему тоннелей, поэтому Гобля не мог даже приблизительно изобразить, куда нам следовало двигаться. Да и проводник из него тоже бы не получился - как я понял, раньше, при попадании в подземелья совершенно нового разумного, у которого не было пропуска, система обнуляла воспоминания всего персонала и им приходилось всё узнавать заново. Эта фишка касалась только второго и ниже этажей, не затрагивая первый жилой. Теперь же она обнуляет их вне зависимости от того, есть у гостя разрешение или нет. Так что теперь нам предстояло поочередно проверять каждое встреченное помещение. Благо, в дриаре всё же отображался пройденный путь и я имел хоть какое-то представление о том, где нахожусь.
        Едва различимый шелест заставил меня мгновенно погасить свет и рефлекторно пригнуться.
        Что это было?
        Прильнув в стене, я напряженно прислушался.
        Может, всё же показалось?
        Нет! Вот! Снова этот звук! Словно быстрый перестук лапок!
        Внутри у меня всё похолодело. Держа клинок перед собой, я осторожно привстал и бросил быстрый взгляд назад - вроде чисто, хотя полной уверенности нет. Лядь! Это проблема, когда не знаешь, видят ли твои противники в темноте. Вот и думай теперь, спрятался я, или открыт, как на ладони. Уж мне-то точно ни черта не видно...
        Шелест повторился. Сомнений нет, звук идёт откуда-то спереди. Подняв щит повыше, я решил не шевелиться. Кто бы это ни был, ему всё равно придётся пройти через освещённую зону.

“Давай. Давай. Давай. Ну где же ты? - сжав рукоять Халдорна, словно заговор повторял я про себя. - Давай же, выдай себя...”
        Тьма впереди зашевелилась и из неё в круг света выползла огромная черная крыса. Остановившись прямо под кристасветом, она медленно поднялась на задние лапы и вытянула морду, шевеля усами и принюхиваясь. Надпись над ней гласила:
        ЖАЛКАЯ КРЫСА. 27 СТУПЕНЬ.
        Ну и тварина! Ростом мне по грудь будет, не меньше. Хотя на задних лапах вроде держится не очень уверенно, а значит, атаковать будет с нижней позиции, и, насколько мне известно об этих грызунах, наскоками. Из оружия не заметил ничего необычного, стандартные клыки и когти. Хм, на первый взгляд противник довольно простой. Это радует, но расслабляться не стоит.
        Что ж, оценка соперника произведена, и теперь остаётся только ждать, когда она меня обнаружит. В том, что это случится, не было никаких сомнений - после Пламенной битвы возможности нормально помыться не было, поэтому от меня до сих пор изрядно воняло смесью из духов, масла и алкоголя. Зрение у этих грызунов, может, и не очень хорошее, но зато на нюх они явно не жалуются.
        Крыса, наконец, почуяла меня и посмотрела прямо в мою сторону. Пронзительно запищав, она ринулась в атаку. Я отлип от стены, оттянул назад руку со щитом, и когда она прыгнула, резко ударил им, отшвыривая верещащую гадину назад. Тут же делаю к ней рывок и бью Халдорном сверху - лезвие распороло правый бок и подлопаточное сухожилие, хлынула черная кровь. Сразу наношу колющий, но мои движения не столь быстры и твари удаётся отпрыгнуть в сторону. Её правая лапа повисла плетью, поэтому она встала на задние и попыталась достать меня когтями. Я подставил под них щит, а потом быстро пригнулся и резким взмахом рассёк левую ногу. Не дожидаясь, пока крыса перегруппируется, обхожу её слева и вновь успешно атакую. Вот теперь не стоит торопиться, отойдём немного назад и будем ждать удобного момента для удара.
        Но уже сейчас было очевидно, что судьба грызуна предрешена.
        Странно… она совсем не похожа на тех, с кем я сражался ранее. Такое ощущение, словно она слишком слаба для второго этажа…
        Сияние кристасвета на мгновение дрогнуло и я с расширившимися глазами заметил выросшую на потолке тень.
        Ловушка!!!
        С криком я бросился вперёд, спасаясь от рухнувшего сверху противника. Его острые клинки рассекли мою спину, но особого вреда не нанесли - а ведь среагируй я на секунду позже, он бы проткнул мне ключицы и повалил на землю!
        Схватив жалкую крысу за загривок, я резко развернулся и швырнул её в противника, тут же бросившись следом за ней. Соперник увернулся от живого снаряда, но от меня уйти не смог - я с яростным рычанием протаранил его, врезавшись щитом, и при этом чувствуя, как Халдорн с усилием протыкает защищенное кожаной бронёй тело. Не останавливаясь, приподнимаю меч с повисшей на нём тушей и со всего маха врезаюсь в стену. Удар сопровождается хрустом костей, а рукоять клинка едва не вывернуло из пальцев, но мне удалось удержать её. Отклоняюсь назад, поднимаю над собой извивающуюся на лезвии тварь, разворачиваюсь и отбрасываю в сторону. Этих кратких мгновений схватки мне хватило, чтобы разглядеть нового врага - тоже крыса, но в разы крупнее предыдущей, довольно широкоплечая, слегка горбатая, ростом почти мне по шею; уверенно стоит на задних лапах, и вдобавок ко всему вооружена двумя кривыми широколезвийными ножами и облачена в кожанку.
        Краем глаза улавливаю движение слева, отшатываюсь к стене и принимаю на щит удар правым ножом, но пропускаю атаку левым, который поднырнул под него и порезал бедро. Сдавленно кричу от боли, но успеваю заметить третьего противника, набросившегося справа. Блокирую мечом лезвие одного ножа, резко опускаю щит и защищаю ногу от второго, сам наношу широкий выпад и заставляю врага отпрыгнуть в сторону.
        Натужно дыша, рассматриваю троих скалящихся черных крыс, обступивших меня полукругом и поигрывающих кривыми ножами в обеих лапах. Разве что одна, средняя, сидела на одном колене, тяжело сопела, держась за разорванный живот, и периодически отхаркивала наполняющую пасть кровь.
        Хитрые лядские дети! Использовали своего хилого собрата как приманку, отвлекли моё внимание и связали боем, а сами в это время окружили!
        Понимаю, что против этих троих мне не выдюжить.
        По крайней мере, если драться честно.
        Растопыриваю пальцы левой руки и зажигаю ручной кристасвет на полную. Яркая, но короткая вспышка на долю секунды дезориентирует врагов. Мгновенно сокращаю дистанцию, приседаю и в резком выпаде наношу удар снизу вверх - лезвие Халдорна вгрызается крысе в подбородок и проходил насквозь. Выпрямляюсь, выворачиваю клинок лезвием вниз, слышу хруст позвонков и по широкой дуге выдёргиваю меч. Поворачиваюсь к уже изготовившемуся к атаке второму гипертрофированному грызуну, выбрасываю вперёд руку и из моей груди рвётся яростный крик:
        - ВАЛКЛАЗАР!!!
        Дриар на запястье обдаёт холодом и поток разрушительной магической энергии, воплощенной в плетении “Волшебный кулак”, тараном врезается в тварь и швыряет о стену.
        Крыса с разорванным брюхом кидается на меня и пытается достать ножами, но я вовремя закрываюсь щитом, а затем резко бью ногой в живот. Пронзительно пища, гадина падает на землю и скрючивается от боли. Пара ударов мечом в голову обрывают её мучения.
        Последний противник поразительно быстро пришел в себя и выпрыгнул из тьмы, обрушивая на меня шквал яростных ударов. Мне с трудом удалось блокировать большую их часть, но взбешенный крыс атаковал столь молниеносно, что я физически не мог уследить за каждым взмахом его кинжалов, и потому мне оставалось лишь шипеть от боли в ответ на новые раны. В очередной раз я возблагодарил Мастера Сидиуса, чьи жесткие тренировки научили меня терпеть и выжидать.
        Разорвав дистанцию, я поверх щита внимательно слежу за мечущемся из стороны в сторону грызуном, выискивающем удобный момент для атаки. Ловкий, сволочь! Вряд ли я его “перетанцую”. Нужно срочно придумать другую тактику, а то - я с опаской “прислушался” к дриару и сверился с остатками своих ежей, - а то, боюсь, моих двухсот двенадцати ёжиков надолго не хватит.
        Повезло ещё, что это последний противник...
        Правую голень внезапно сжимает тисками и я чувствую, как что-то невероятно острое разрывает мою плоть. Взревев, опускаю взгляд вниз.
        Лядь! Он не последний! Я совсем забыл о Жалкой крысе!
        Эта тварь вгрызлась мне в ногу, терзая её из последних сил. В бешенстве бью клинком в облезлую морду и тут же понимаю свою ошибку - от рывка крысиные зубы ещё сильнее расширили рану, а лезвие Халдорна застряло в черепе!
        Оставшийся крыс среагировал мгновенно - быстрый рывок вперёд и его кривые кинжалы вошли мне в живот. Я захрипел. У меня в горле словно застрял воздух, не позволяя свободно вдохнуть. Грызун хотел было отпрыгнуть, но я не дал ему этого сделать, схватив за лапу.

“Не уйдёшь, тварина!”
        Отпустив рукоять меча, я сжал кулак и ударил ублюдка в грудь, с усилием прорычав активатор плетения:
        - Валклазар!..
        От магической отдачи я пошатнулся, а крысу впечатало в стену. Пересилив слабость и не обращая внимания на едва слушающуюся ногу, я в ярости бросился на оглушенного врага.
        - Валклазар!
        Мой кулак прилетел ему под дых. Взвизгнувшего грызуна вдавило и из-за его спины полетело каменное крошево.
        - Валклазар! Валклазар!! Валклазар!!!
        Обезумев, я наносил удар за ударом. Стена трещала, во все стороны летели её осколки, а в ушах стоял хруст ломаемых костей. Тяжело дыша, я остановился, и, смотря в черные глаза изувеченного крыса, оттянул руку назад и оскалился.
        - ВАЛКЛАЗАР!!!
        Мой окровавленный кулак, вокруг которого сверкали фиолетовые руны арканного плетения, протаранил крысиную голову и она просто взорвалась, не выдержав такого чудовищного давления. Меня обдало чёрной кровью и рваными ошметками. Отшатнувшись, я, припадая на раненую ногу и держась за проткнутый живот, отступил на пару шагов и стал смотреть на бьющееся в судорогах тело, которое через несколько мгновений стало растворяться, превращаясь в маслянистую жижу вместе со всей экипировкой.
        Перед глазами всё поплыло и я рухнул на колени. Горячка боя схлынула, мышцы заныли от перенапряжения, а было притупившаяся боль от ран дала о себе знать в полной мере. Отхаркивая заполняющую рот кровь, я застонал. Из-за обильного кровотечения единицы жизни утекали буквально на глазах и их уже было меньше пятидесяти.
        Если ничего не сделать, мне конец…

“Рунир исцеления… - сквозь окутавший сознание туман пробились спасительные мысли. - Жи...вее...”
        Я попытался дотянуться до висящих на боку волшебных табличек, но левая рука почему-то не слушалась.
        Лядь…на ней же всё ещё висит щит…
        Изо всех сил стараясь не потерять сознание, я непослушными пальцами нащупал небольшой рунир, но не успел его использовать - ужасающий спазм скрутил меня в дугу и я с криком повалился на пол. Каждую клеточку моего тела пронзила БОЛЬ - чистая, незамутненная, всепоглощающая. Нечто подобное я чувствовал, когда после вложения униаров переходил со ступени на ступень, но там экстаз обретённого могущества всегда был сильнее, и не оставалось ничего, кроме божественного удовольствия. Сейчас же никакого наслаждения не было, меня ломало и корёжило, а нечеловеческая боль доводила до безумия.
        Я вскинул руки и в ужасе увидел, как кожа на них пузырится, лопается и рвётся, опадая целыми лоскутами и оголяя плоть и жгуты мышц и жил, сквозь которые проглядывают кости.
        Древние!!! Что же это?... АААА!!!
        Позвоночник затрещал, деформируясь. Ноги свело в судороге, а потом раздался отвратительный хруст и берцовые кости сломались вовнутрь, стопы вывернуло. Ничего не соображая от страха и страданий, я стал ползти, надеясь убежать от боли, скрыться от неё во тьме, забившись в самую далёкую дыру, которую никто и никогда не смог бы отыскать. Сейчас больше всего на свете я желал исчезнуть в пустоте, раствориться и прекратить своё существование.
        Но всё было тщетно.
        Боль не покидала меня, с каждым мгновением лишь усиливаясь.
        Пальцы рук стали вытягиваться, ногти сломались о пол и слезли, а вместо них на этих узловатых отростках стали медленно расти новые, кривые и толстые. Но это были мелочи по сравнению с тем, что творилось с моей головой - под кожей словно ползали тысячи жуков, всё зудело и вздувалось. Не в силах терпеть, я схватился за лицо и оно стало буквально расползаться под пальцами, оставляя на руках гноящиеся куски.
        И тут мне сдавило скулы, челюсть корёжило, а лицо стало перестраиваться, вытягиваясь. Я хотел закричать, но стоило лишь открыть рот, как из него вывалился распухший язык вместе с остатками зубов, а из глотки вырвалось визгливое мычание.
        Когда у меня стали вытекать глаза, сознание наконец померкло и я провалился в спасительное забытье.
        Глава 2
        ГЛАВА 2.

***
        Образы…
        Странные образы. Они мелькают перед глазами, замирают на долю секунды, а потом вновь исчезают в глубине разума.
        Города, по улицам которых бродят измождённые люди с серыми, понурыми лицами. Яркие вывески магазинов, мигающих неоновыми огнями. Сотни брошенных машин. Пустые небеса, по которым больше не летают самолёты.
        Запах. Этот разлитый специфический больничный дух психологически подавляет, вселяет мысли о том, что я так и не сдержал обещание…
        ...Это не имеет значения! Я не могу позволить, чтобы всё закончилось вот так!...
        Что это? Сон? Воспоминания? Если да, то какие-то печальные. Если они все такие, то я не хочу больше ничего вспоминать...
        Ровный каменный потолок скользит мимо. Мышцы расслаблены. Слышится чьё-то бубнение, вижу размытый силуэт во вспышках неяркого света. Меня куда-то тащат?...
        - Ты… ты готов?
        Я видел его глубоко запавшие глаза, в которых застыла обречённость. Он не верит в успех, но понимает, что не сможет остановить меня.
        Он считает, что виноват во всём случившемся.
        - Сделай это, - говорю я, и в моём голосе нет места сомнениям.
        Я знал, что он хочет попросить прощения...
        Грубая верёвка впивается в кожу, стягивает руки и ноги, приковывает их к холодному металлу. Голова безвольно болтается, но что-то удерживает её на весу, давя сзади на шею, ближе к затылку. По всему телу разлита слабость. Что-то гремит, слышится треск ломаемого дерева, стук камня о камень.
        - Да шоб тя!.. - Моё ухо дёрнулось от прокравшегося в голову картавого голоса. - Щас-щас… терпи и будет холофо, осень холофо!..
        Сквозь полуприкрытые веки пробиваются отблески занимающегося пламени, постепенно становится тепло, в поле зрения то и дело мелькает лопоухий силуэт, бегающий вокруг и смазывающий моё озябшее тело различными целительными снадобьями.
        Гобля?.. нашел таки, ушастый… спас… опять…
        Внутреннее напряжение спало и я полностью успокоился.
        Тыждак, мой маленький серо-зелёный друг. Он поможет, не даст умереть, поставит обратно на ноги. Слава Древним…
        В голове с каждой секундой всё больше прояснялось, сознание крепло, и я смог более-менее оглядеться.
        Хм. Древним-то, конечно, слава, никто не спорит, вот только зачем ты, карлик эдакий, меня вверх тормашками подвесил? Ну ладно, не совсем вверх тормашками, а как-то горизонтально, на перекладине, но всё же.
        Попробовал пошевелить руками и ногами, но они оказались связаны.
        Эй, что за дела??! Ты зачем меня свя… Кха-кхха! Пфч-хи! Лядь! Ты какого чёрта мне в морду перец швырнул, а? И чем это пахнет? Горчицей что ли?? Нафига ты меня ей обмазал?? Да что здесь происходит-то вообще?! Ты чего удумал? Совсем сдурел, морда жабья?! Это уже не смешно!!!
        Я хотел было как следует обматерить насвистывающего веселый мотивчик гоблина, но из моего рта вырвался только какой-то нечленораздельный писк. Какого ж х…Эй-эй, ты куда это такой весёлый пошел? Я попытался вывернуться и проследить за ним, но перехватывающая шею веревка, удерживающая на весу голову, не позволила этого сделать. Но зато в результате своих попыток я увидел кое-что ещё - прямо подо мной медленно разгорался костёр! Так вот почему у меня спину так припекает!!!
        Появившийся с охапкой дров гоблин тут же подкинул пламени новую пищу и огонь хищно взметнулся, обдав меня жаром. Заверещав, я выгнулся, пытаясь оказаться от раскалённых оранжево-алых языков как можно дальше. Вот квадрозубый имбицил, он же мне весь мех сожжет!!!
        Стоп, какой мех?!!
        Выпучив глаза, я уставился на то, на что как-то не сразу обратил внимание - у меня был черный мех, когтистые лапы и длинный нос! С отпавшей челюстью я вытянул шею и стал рассматривать своё звериное тело, уродливые лапы и намотанный на вертел хвост - МОЙ ХВОСТ!!!
        Глубоко шокированный увиденным, я перевёл взгляд на гоблина и мы уставились друг другу в глаза.
        - Ты это, извиняй меня, мыфка, - вдруг проговорил он, разведя руками. - Яб перерезать тебе глотка, да боюсь, как бы ты не растёкся чёрной соплёй. Так шо придётся тя так, живьём, стал быть, зажарить. Уж осень, осень, осень сина Гобля жрать большого сочного мыфа хочет!
        У меня чуть глаза не выпали! До меня наконец дошло! Гобля думает, что я порождённая подземельями крыса! И ОН ХОЧЕТ МЕНЯ СОЖРАТЬ!!!
        Спину ожгло, запахло палёными волосами. Отчаянно задёргавшись, я запищал и попытался освободится, но привязан к вертелу я был крепко.
        - Вот ты сама виновата, мыфа! - отступив на шаг, Тыждак облизнулся и сглотнул слюну. - Засем Саргошку всего схарчила, а? Не могла меня дождатися? Его мяса нам бы обоим хватило, так нет же, даж костей не оставила! Башкаварка совсем тупая! - он шумно вдохнул и повёл носом. - Ааа, куснятина… хде там моя большая ножевилка?
        Гоблин умчался за приборами, оставив меня в ужасе извиваться над набирающим силу костром. Древние, я не хочу быть зажаренным заживо! И съеденным тоже! Я ведь ещё так молод, у меня только-только хвост вырос!!! Несправедливо-о-о-о!!!
        Пылающая ветка хрустнула, взметнувшиеся искры попали на опалённый мех и он тут же вспыхнул. ААА, ГОРЮ!!! СПАСИТЕ, ПОМОГИТЕ!!! ЯЖ НЕ КРЫСА, Я ЧЕЛОВЕ-Е-Е-ЕК!!! Я САРГО-О-ОН!!! АААА!!!
        Все мои кости вдруг разом захрустели и ужасающая боль пронзила тело. Сгорбленный позвоночник выпрямлялся, ноги ломались и вновь срастались, череп стал перестраиваться, втягивая вытянутую пасть, трансформируя челюсть и зубы. Деформированные ступни и ладони вдруг истончились, выскользнули из верёвок и я повалился прямо в огонь! Бешено крича, я выкатился из пламени и ещё несколько долгих секунд корчился в судорогах, пока метаморфоза наконец не завершилась.
        Обливаясь потом и дрожа, я развалился на холодном полу, блаженно прижавшись к нему пусть обожженным, но всё же таким родным, человеческим телом.
        Неужели спасён? Не верится… уууух, божечки…
        Открыв глаза и приподняв тяжелую голову, я для верности осмотрел себя, и вдруг наткнулся взглядом на замершую в нескольких шагах фигуру - с глазами навыкате и распахнутым ртом замер Тыждак, держа перед собой вилку и нож. Некоторое время мы молча смотрели друг другу в глаза, а потом гоблин отбросил в стороны приборы и закатил глаза.
        - Ну нафер! - громко сказал Гобля и вышел из хатки.
        - Поддерживаю, - прохрипел я и, расслабившись, вновь уподобился морской звезде.
        Я лежал без движения до тех пор, пока меня не начало ощутимо потряхивать от холода. Пришлось подниматься на четвереньки и, сцепив зубы от боли, ползти на лежак. Улегшись на живот, кое-как укрылся одеялами и с наслаждением уткнулся в подушку. Лепота… но от провала в глубокий сон мне с превеликим трудом удалось воздержаться - где гарантия, что проснувшись, я останусь человеком? Нет, нельзя смыкать глаз до тех пор, пока во всём не разберусь.
        Тяжело вздохнув, разместился поудобнее и призвал дриар - синий туман покинул браслет и соткался в массивный фолиант из черной кожи с металлическими застёжками. Открыв его, я пробежался взглядом по первой странице в поисках изменений:
        ПЕРВИЧНЫЕ ДАННЫЕ:
        Имя:Саргон.
        Раса:Лимрак.
        Подраса:Человек, северянин (сопротивление естественному холоду 50%).
        Рост:1.79.
        Возраст тела:30 лет.
        Возраст разума:Колеблется между 22 и 30 годами.
        Ранг:Новичок.
        Ступень:Двадцать девятая (29).
        Атрибуты:
        - Сила - 40+1.
        - Ловкость - 20+1.
        - Разум - 30+1.
        - Сила Духа, Характер - 31+1.
        - Выносливость - 61+1.
        Доступно Очков Атрибутов (ОА) - 0.
        Производные параметры:
        Количество Единиц Жизни: 610 (+6 (1% от Грани “Бугай”) +7+10) = 633. Текущее значение: 184.
        Количество Пустаров: 310+10 = 320.
        Харизма: 0.
        Грани: (униары / такты)
        Мистический дар - 0 / 1 (Бесплатный такт за человеческую подрасу).
        Хищение - 0 / 2 (вложено в общем - 1 000+Бесплатный такт за Ранг).
        Личное именное оружие - 400 / 0.
        Вуаль - 100 / 0.
        Бугай - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Регенерация - 100 / 0.
        Дикая атака (активная) - 100 / 0.
        Посмертие I (активное действие в течение 10 секунд при нуле единиц жизни).
        Смертельные путы I (эффекты от ловушек повышены на 10%).
        Бесстрашие - 1 / 0.
        Уязвимость - 1 / 0.

“Импровизатор I” (эффекты от действий импровизации повышены на 10%).
        Метаморф (расовое) - 0 / 0 (Доступно жертвенных меток - 0).
        Мощь лимрака (расовое) - 0 / 0.
        Синхронизация памяти (расовое) - 0 / 0.
        Синхронизация граней (расовое) - 0 / 0.
        Навыки: (униары / такты)
        Аркана Волшебство - 0 / 1 (Бесплатный такт за ОП).
        Ближний Бой - 0 / 1 (Бесплатный такт за ОП).
        Кузнечное дело - 100 / 0.
        Выживание - 100 / 0.
        Внимание - 100 / 0.
        Атлетика - 50 / 0.
        Синхронизация навыков (расовое) - 0 / 0.
        Специализации:(униары/такты)
        Плетение “Волшебный кулак” - 0 / 1 (Бесплатный такт за ОП).
        Длинные мечи - 0 / 5 (вложено в общем 1 400+Бесплатный такт за ОП).
        Оружейник - 1 / 0.
        Доспешник - 1 / 0.
        Свежевание - 1 / 0.
        Выживание в городе - 1 / 0.
        Выживание в лесу - 1 / 0.
        Выживание в пустыне - 1 / 0.
        Выживание в подземелье - 1 / 0.
        Зрение - 1 / 0.
        Слух - 1 / 0.
        Плавание - 1 / 0.
        Лазанье - 1 / 0.
        Синхронизация Специализаций (расовое) - 0 / 0.
        Изъяны:
        Верный друг (мелкий).
        Мстительность (мелкий).
        Последнее желание - встреча с Древними (крупный).
        Личный Враг - Молодой Енот (мелкий).
        Непрошенная известность I.
        Недоверие.

“Да ты псих!”
        Количество Униаров:
        Расходный запас - 666.
        Несгораемый запас - 4 365.
        Дополнительная информация:
        Репутация:
        Глобальная: +5 (вы немного выделяетесь на фоне остальных силпатов).
        Рэйтерфол: +8 (безразличие).
        Достижения:
        Силач (убить противника старше на 5 ступеней).
        Громила (убить противника старше на 15 ступеней).
        Исполин (убить противника старше на 30 ступеней).
        Второе рождение (вернуться к жизни после фактической смерти).
        За гранью (побывать в потустороннем мире).
        Первая кровь (убить себе подобного).
        Я - не убийца! (вы защищались в момент получения достижения “Первая кровь”).
        Оружейный мастер I (выковать своё первое оружие).
        Геноцид I (осуществить осознанное убийство 50 существ одной группы).
        Геноцид II (осуществить осознанное убийство 150 существ одной группы).
        Интриган I (успешное создание физической, ментальной, словесной, явной или многоходовой ловушки).
        Мастер импровизации (успешное завершение действий импровизационного характера).
        Инициация (успешно пройденная расовая инициация).
        Хм. Ну что ж, изменения действительно есть. Выходит, моя раса называется “лимрак”? И что же это за зверь такой, можно узнать?
        ЛИМРАК - ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЭТОЙ ФОРМЫ ЖИЗНИ МОГУТ ПРИНИМАТЬ ОБЛИК И ПЕРЕНИМАТЬ СПОСОБНОСТИ ПОГЛОЩЕННЫХ СУЩЕСТВ.
        Нда, очень информативно. Я прям вспотел, изучая такой массив данных! А можно, ну не знаю, немного поподробнее?
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНО ДОСТИЖЕНИЕ “ИНИЦИАЦИЯ”!
        ПОСЛЕ ДОСТИЖЕНИЯ ВАМИ 25 СТУПЕНИ ОТКРЫЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОХОЖДЕНИЯ РАСОВОЙ ИНИЦИАЦИИ. ЖЕРТВЕННОЙ МЕТКОЙ БЫЛО ОТМЕЧЕНО СУЩЕСТВО “ЧЁРНАЯ КРЫСА”, ПОСЛЕ УБИЙСТВА КОТОРОЙ РАЗБЛОКИРОВАЛИСЬ ОСОБЕННОСТИ РАСЫ “ЛИМРАК”.
        НАГРАДА: ИНИЦИИРОВАННАЯ ПОДРАСА (ПРЕВРАЩЕНИЕ В СУЩЕСТВО ДАННОЙ ПОДРАСЫ ТРЕБУЕТ ЛИШЬ 25% ОТ КОЛИЧЕСТВА ДОСТУПНЫХ ПУСТАРОВ, ВОЗВРАТ ЖЕ К ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПОДРАСЕ ИЗ ЭТОГО ОБРАЗА БЕСПЛАТЕН), ОСОБЕННОСТИ РАСЫ “ЛИМРАК”.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА РАСОВАЯ СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “МЕТАМОРФ”!
        ЧТОБЫ ОБРАТИТСЯ В ДРУГОЕ СУЩЕСТВО, ЛИМРАКИ ПОМЕЧАЮТ ВЫБРАННУЮ ЦЕЛЬ ЖЕРТВЕННОЙ МЕТКОЙ И ОХОТЯТСЯ ЗА НЕЙ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ УБЬЮТ. ПОСЛЕ СМЕРТИ ЖЕРТВЫ ВЕСЬ ЕЁ РАСХОДНЫЙ И НЕСГОРАЕМЫЙ ЗАПАС ПЕРЕХОДЯТ УБИЙЦЕ, А ТАКЖЕ ПРОИСХОДИТ ЧАСТИЧНОЕ СЛИЯНИЕ С ПАМЯТЬЮ ПОГЛОЩЕННОГО (ПОЛНОТА СЛИЯНИЯ ЗАВИСИТ ОТ ПРОГРЕССА РАСОВОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ “СИНХРОНИЗАЦИЯ”) - В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ЭТО ЗНАНИЕ ЯЗЫКА, ПРИВЫЧКИ, ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА, А ТАКЖЕ РАСОВЫЕ СПОСОБНОСТИ. ВСЁ ЭТО ПОМОГАЕТ ЛИМРАКУ ПОЛНОСТЬЮ СКОПИРОВАТЬ СУЩЕСТВО И ПОДРАЖАТЬ ЕМУ В ЛЮБЫХ МЕЛОЧАХ, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ ЗАМАСКИРОВАТЬСЯ КАК СРЕДИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЕГО РАСЫ, ТАК И ВНУТРИ САМОГО БЛИЖАЙШЕГО ОКРУЖЕНИЯ УБИТОГО.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ РАСШИРЯЕТ “СПИСОК МЕТАМОРФА” И ДАЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ ЖЕРТВЕННУЮ МЕТКУ. ЕЁ НЕВОЗМОЖНО СНЯТЬ ИЛИ ОТОЗВАТЬ, А САМ ЛИМРАК ВСЕГДА БУДЕТ ЧУВСТВОВАТЬ, ГДЕ НАХОДИТСЯ ОТМЕЧЕННАЯ ЦЕЛЬ. ЕСЛИ ЖЕ ВЫБРАННУЮ ЖЕРТВУ УБИВАЕТ НЕ ЛИМРАК, ТО МЕТКА ВОЗВРАЩАЕТСЯ К ВЛАДЕЛЬЦУ И СТАНОВИТСЯ ДОСТУПНА ДЛЯ ПОВТОРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ.
        ВНИМАНИЕ! ПЕРВОЕ ОБРАЩЕНИЕ В НОВОЕ СУЩЕСТВО ВСЕГДА ОЧЕНЬ БОЛЕЗНЕННО! ТАКЖЕ ПОСЛЕ ВОЗВРАТА К ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПОДРАСЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ В ЛЮБОЕ СУЩЕСТВО ИЗ СПИСКА МЕТАМОРФА БЛОКИРУЕТСЯ, И В ДАЛЬНЕЙШЕМ ПРОИСХОДИТ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ОБРАЗА ЧЕРЕЗ МЕДЛЕННУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ, НА КОТОРУЮ ПОРОЙ УХОДИТ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ИЛИ НЕДЕЛЬ, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПОКАЗАТЕЛЕЙ АТРИБУТОВ РАЗУМ, СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР И ВЫНОСЛИВОСТЬ.
        ТРЕБОВАНИЕ: 50% ОТ КОЛИЧЕСТВА ДОСТУПНЫХ ПУСТАРОВ ПРИ ПРЕВРАЩЕНИИ, И 25% ПРИ ВОЗВРАТЕ К ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПОДРАСЕ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА РАСОВАЯ СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “МОЩЬ ЛИМРАКА”!
        ПОСЛЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ В ВЫБРАННОЕ СУЩЕСТВО ОПЫТНЫЕ ЛИМРАКИ ПОЛУЧАЮТ ОГРОМНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ФИЗИЧЕСКИХ И МЕНТАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИКАХ, ЧТО ДЕЛАЕТ ИХ ОЧЕНЬ ОПАСНЫМИ И ГРОЗНЫМИ СОПЕРНИКАМИ.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ ДАЁТ ПО ПРОЦЕНТНЫЙ БОНУС К АТРИБУТАМ ПОСЛЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНЫ РАСОВЫЕ СПОСОБНОСТИ “СИНХРОНИЗАЦИЯ ПАМЯТИ”, “СИНХРОНИЗАЦИЯ ГРАНЕЙ”, “СИНХРОНИЗАЦИЯ НАВЫКОВ” И “СИНХРОНИЗАЦИЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ”!
        ПОСЛЕ ПОГЛОЩЕНИЯ ВЫБРАННОГО СУЩЕСТВА ПРОИСХОДИТ СЛИЯНИЕ С ЕГО ПАМЯТЬЮ И ПРИОБРЕТЕНИЕ РАСОВЫХ СПОСОБНОСТЕЙ. ОТ ТОГО, НАСКОЛЬКО УСПЕШНО ПРОШЕЛ ДАННЫЙ ПРОЦЕСС, ЗАВИСИТ КАЧЕСТВО ПОЛУЧЕННЫХ В РЕЗУЛЬТАТЕ СЛИЯНИЯ ГРАНЕЙ, НАВЫКОВ И СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ДАННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ОПРЕДЕЛЯЕТ ПОЛНОТУ СЛИЯНИЯ С ПОГЛОЩЕННОЙ ЖЕРТВОЙ В ПРОЦЕНТНОМ СООТНОШЕНИИ. ТАК, ПРИ 50% СИНХРОНИЗАЦИИ ЛИМРАК ПОЛУЧАЕТ ПОЛОВИНУ ОТ ВЕЛИЧИНЫ ПРОГРЕССА УМЕНИЙ И СПОСОБНОСТЕЙ ОРИГИНАЛА. ЕСЛИ ЖЕ В СПИСКЕ ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПОДРАСЫ УЖЕ ПРИСУТСТВОВАЛО КАКОЕ-ЛИБО ИЗ УМЕНИЙ И ЕЁ ПРОГРЕСС ВЫШЕ ТАКТА “СИНХРОНИЗАЦИИ”, ТО ВЫБИРАЕТСЯ НАИБОЛЬШЕЕ ЗНАЧЕНИЕ.
        Вот теперь всё стало намного понятнее. Выходит, как только я преодолел рубеж двадцать пятой ступени, мои расовые способности разблокировались и с тех пор были в своего рода вольном плавании. И из этого подвешенного состояния они вышли после того, как я убил последнюю крысу - на неё каким-то образом установилась жертвенная метка и началась инициация. До сих пор вздрагиваю от воспоминаний о превращении, которое мне довелось пережить. Это была адская боль… кажется, я лишь чудом смог сохранить рассудок...
        И, видимо, теперь мне предстоит испытать всё это вновь, но уже в замедленном варианте.
        Постепенное превращение в крысу, длящееся на протяжении нескольких дней или недель… после такого немудрено будет сойти с ума. А если вспомнить о том, что мне станут доступны воспоминания грызуна, его привычки, характер и особенности образа жизни, то шизофрения просто обеспечена. Хотя, стоит признать, бонусы с лихвой перевешивают всяческие минусы и неудобства - ведь теперь я могу стать кем угодно! При условии, конечно же, что мне удасться убить того, в кого хочу превращаться.
        Кстати, о каком это Списке метаморфа здесь упоминалось? А, вот, появилась новая графа на странице:
        СПИСОК МЕТАМОРФА:
        Раса: Лимрак.
        Изначальная подраса: Саргон - человек, северянин (сопротивление естественному холоду 50%).
        Инициированная подраса (25% от количества доступных пустаров, возврат из этого образа бесплатен): Чёрная крыса (естественное оружие (клыки, когти), острый нюх, способность к лазанью и плаванию, гибкость, ловкость и выносливость, улучшенная скорость и сила прыжка, хорошие показатели выживания и приспособляемости, чувство яда, малая потребность в воде, чужак, кривой язык, повышенная уязвимость к ментальным, психическим и магическим воздействиям, вечный голод).
        ВНИМАНИЕ! НЕ ВСЕ СУЩЕСТВА СПОСОБНЫ КОЛДОВАТЬ, ЕСЛИ ПЛЕТЕНИЕ ТРЕБУЕТ ОСОБОГО ВЕРБАЛЬНОГО, СОМАТИЧЕСКОГО ИЛИ ПРЕДМЕТНОГО КОМПОНЕНТОВ!
        Ух ты, вот это крыса так крыса! А мне нравится! Сразу открывается столько интересных возможностей, что аж мысли разбегаются. Хотя, конечно же, очень жаль, что инициированной подрасой стала именно она, а не, скажем, рыпохвист или бронелом - с ними поход по этим подземельям сразу бы превратился в лёгкую прогулку! Эхх, мечты, мечты…
        Ладно, с расой худо-бедно разобрались, что там ещё у нас есть? Чем порадуете?
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ “БОЙ СО ЩИТОМ”!
        К НАВЫКУ “БЛИЖНИЙ БОЙ” МОЖЕТ БЫТЬ ДОБАВЛЕНА СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ “БОЙ СО ЩИТОМ”!
        ВЫ НЕ ТОЛЬКО СМАСТЕРИЛИ СЕБЕ ИМПРОВИЗИРОВАННЫЙ ЩИТ, НО И ДОКАЗАЛИ, ЧТО МОЖЕТЕ С НИМ ДОСТОЙНО ОБРАЩАТЬСЯ. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ - ВОИН СО ЩИТОМ МОЖЕТ НЕ ТОЛЬКО ЗАЩИЩАТЬСЯ, НО И ПРЕВРАЩАТЬ ЭТОТ ПРЕДМЕТ ОБОРОНЫ В СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ.
        ТРЕБОВАНИЕ: В ТЕЧЕНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ВРЕМЕНИ ЭФФЕКТИВНО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЩИТОМ.
        О, весьма приятно, спасибо. Я уже начал основательно так привыкать к работе с ним, поэтому эта специализация будет очень полезна. Разве что осталось обзавестись хорошим щитом, а не его убогим подобием. Надеюсь, в этих подземельях найдётся что-нибудь стоящее. А то вроде как нахожусь в гостях у колдуна, но поживиться нечем. Печально.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ПЯТИТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СТАЛЬНЫЕ НЕРВЫ”!
        ВЫ СПОСОБНЫ СРАЖАТЬСЯ, НЕВЗИРАЯ НА СИЛЬНЕЙШУЮ БОЛЬ!
        ПОВЫШЕНИЕ ТАКТА У ГРАНИ ДОСТУПНО РАЗ В РАНГ.
        ТАКТ 1) СОПРОТИВЛЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ БОЛИ 5%;
        ТАКТ 2) 15%;
        ТАКТ 3) 25%;
        ТАКТ 4) 50%;
        ТАКТ 5) 75%.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЭФФЕКТЫ НЕ СКЛАДЫВАЮТСЯ.
        Вот это то, что нужно! Да что там - просто таки жизненно необходимо! Достаточно лишь вспомнить, как я выл и метался от боли после достопамятной “Пламенной битвы”, и буквально совсем недавно сходил с ума при трансформации в крысу. Мне, как лимраку и бойцу ближнего боя, качать сопротивление к боли нужно в обязательном порядке, однозначно. Поэтому что там у нас с униарами? Шестьсот шестьдесят шесть свободных? А почему?
        Так, после “Пламенной битвы” у меня в Расходном Запасе было 2 431 униар, а также 60 Очков Атрибутов, из которых по 20 я вложил в Силу и Выносливость, по 8 в Разум и Силу Духа/Характер, и 4 в Ловкость. С униарами тоже долго не возился: поднял “Длинные мечи” до пятого такта, “Бугая”, который по процентно увеличивает единицы жизни, до первого довёл, ну и напоследок закинул три сотни в “Личное именное оружие”. Я хотел ещё “Волшебный кулак” на такт поднять, но хорошо, что в итоге всех этих манипуляций с прокачкой у меня в расходнике остался только 31 униар - позже я припомнил слова Лютера о том, что дриар годится только на плетения до первого такта, а для заклинаний уровнем повыше его мощности уже не хватает. Так что мне крупно повезло, а не то остался бы без своего шикарного кулака.
        Потом, после того, как мы с Гоблей подлатали раны и привели себя в относительный порядок, некоторое время ушло на окончательную зачистку этажа - убили в общей сложности ещё двадцать шесть разнокалиберных монстров, из которых пятнадцать пополнили мой личный счёт и обогатили на 343 униара.
        И вот, когда весь первый уровень подземелий оказался в наших руках, мы на следующий же день начали спуск на второй - увы, но стремительно тающие припасы диктовали нам свои условия, поэтому медлить не имело смысла.
        Первая же встреча с новыми противниками, которые были в разы умнее и хитрее предыдущих, сразу поломала всю нашу устоявшуюся тактику. Пришлось, скрепя сердцем, признать потребность в разделении. Хотя последствия оного я уже в полной мере прочувствовал на себе - засада из четырёх крыс едва не стоила мне жизни.
        Кстати, насчёт них.
        ВАМИ УБИТА “ЧЕРНАЯ КРЫСА. 40 СТУПЕНЬ”.
        КОЛИЧЕСТВО ПОГЛОЩЁННОЙ СИЛЫ - 40 УНИАРОВ.
        Ничего нового, всё по старому - как я понял, у этих у населяющих подземелья монстров словно нет расходного и несгораемого запасов, и наградой за их уничтожение служит лишь количество униаров, равное ступени. Очередное доказательство того, что с этими тварями не всё так гладко, как хотелось бы. Они словно не от мира сего.
        Перед глазами возник образ древнего существа, что бродит среди утопающих в черном пепле развалин, под фиолетово-розовым сиянием умирающего солнца...
        Я вздрогнул, дыхание мгновенно участилось, сердце забилось сильнее. Мороз по коже, словно вновь почувствовал его ледяное прикосновение…
        Баглорд. Истинное воплощение кошмара. Хищник, охотящийся за нашими душами.
        Тот, кто приходит к нам перед сном, когда границы реальности размыты.
        Я желаю всем сердцем, чтобы твари подземелий оказались связаны с тобой, и одновременно с этим страшусь этого больше всего на свете. Хочу уничтожить тебя, причину своего страха, но схожу с ума от ужаса при одной только мысли о тебе.
        Сжав зубы, я с трудом подавил поднимающуюся из глубин сознания панику, и постарался отвлечься, вернувшись к изучению дриара.
        Так… ладно, что тут у нас дальше? Надо разобрать бой с крысами и детально изучить все записи, которые касаются произошедшей метаморфозы.
        Что ж, как и ожидалось, сражение с грызунами далось мне нелегко - на момент начала трансформации я умирал от кровотечения и у меня оставалось тридцать две единицы жизни. Вопрос - почему же мне таки удалось остаться в живых? Ведь, судя по фолианту, после того, как я стал крысой, у меня были всё те же тридцать два ежа, но потеря крови при этом прекратилась. Конкретного ответа я не нашел, но предположение было - думаю, при превращении все процессы в организме останавливаются и обновляются, поэтому все полученные раны заживают. Подтверждением этой теории могут послужить свежие шрамы от колотых ран на животе. Та крыса хорошо так воткнула свои широколезвийные ножи мне в брюхо, и учитывая, что после этого прошло лишь порядка трёх часов, то естественную регенерацию можно исключить. К тому же - я приподнялся, откинул одеяло и окинул взглядом обожженную спину, ягодицы и ноги - будучи на вертеле в образе крысы, меня очень хорошо опалило, но на теле свежи следы ожогов лишь на тех местах, которые я получил, уже вернувшись в человеческую форму, а всё остальное уже зажило. Такой эффект выздоровления достигается
только спустя десовку, не раньше.
        Пока нет возможности провести практические эксперименты, буду придерживаться этой точки зрения.
        Хм, а это что за столбцы?
        ...НАНЕСЁН УРОН СУЩЕСТВУ “ЧЕРНАЯ КРЫСА. 36 СТУПЕНЬ”, РАВНЫЙ 122 (61 УРОН ОТ ОРУЖИЯ + КРИТИЧЕСКИЙ УРОН Х2);
        НАНЕСЁН УРОН СУЩЕСТВУ “ЧЕРНАЯ КРЫСА. 36 СТУПЕНЬ”, РАВНЫЙ 183 (61 УРОН ОТ ОРУЖИЯ + КРИТИЧЕСКИЙ УРОН Х3);
        НАНЕСЁН УРОН СУЩЕСТВУ “ЧЕРНАЯ КРЫСА. 36 СТУПЕНЬ”, РАВНЫЙ 244 (61 УРОН ОТ ОРУЖИЯ + КРИТИЧЕСКИЙ УРОН Х4);
        ИТОГО УРОН СУЩЕСТВУ “ЧЕРНАЯ КРЫСА. 36 СТУПЕНЬ” РАВЕН 549 ЕДИНИЦАМ...
        Не понял, а почему так много? А, ясно, это та крыса, которой я шею проткнул. Хотя это не объясняет такого бешеного урона, ведь удар-то был один. Хм… Погодите-ка, если хорошенько подумать, то сначала я нанёс колющий в шею навылет - это раз, потом вывернул клинок, сломав позвонки - это два, и в завершении резко вытащил лезвие так, чтобы расширить рану - это три. Всё сходится! Выходит, каждый удар считался по отдельности, и на каждый по возрастающей накладывался критический урон?
        Страницы дриара вдруг самопроизвольно перевернулись и на чистых желтых листах проявилась надпись:
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ОСОБАЯ СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “КОМБИНИРОВАННАЯ АТАКА”!
        БЛАГОДАРЯ ДОЛГИМ СРАЖЕНИЯМ И ПОСЛЕДСТВИЯМ ИХ ДЕТАЛЬНОГО АНАЛИЗА ВЫ СМОГЛИ УЗНАТЬ, ЧТО КОМБИНИРОВАННЫЕ АТАКИ В УЯЗВИМЫЕ ТОЧКИ ПРОТИВНИКА ПРИНОСЯТ НАМНОГО БОЛЬШИЙ УРОН, ЧЕМ ОБЫЧНЫЕ ОДИНОЧНЫЕ УДАРЫ.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ ДАЁТ ПО ПРОЦЕНТНЫЙ БОНУС К КРИТИЧЕСКОМУ УРОНУ ПРИ СОВЕРШЕНИИ КОМБИНИРОВАННОЙ АТАКИ.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЭФФЕКТЫ ГРАНИ СКЛАДЫВАЮТСЯ С ЭФФЕКТАМИ ОТ ГРАНИ “УЯЗВИМОСТЬ”.
        Я поднял брови. Ну надо же, оказывается, очень полезно посидеть за книжками. Надо бы почаще так делать, глядишь, и поумнею. А коли серьёзно, то если прикинуть максимальный бонус от грани “Уязвимость”, да добавить плюсы от “Комбинированной атаки”, то выходит надбавка в 200% к критическому урону. То есть в этом случае сейчас по той крысе прошло бы не 549, а 1 647 единиц урона! Обалдеть! Такую вещь точно нельзя обделять вниманием!
        Воодушевленный, я вернулся к чтению в надежде, что мне может перепасть что-нибудь ещё. Но, увы, больше ничего интересного, как ни старался, из этих записей я узнать не смог, поэтому переключился на распределение доступных униаров. И так как в ближайшем будущем мне в любом случае придётся стать крысой, то вливаем в “Синхронизацию памяти”, чтобы было комфортно пребывать в её шкуре и не учиться заново пользоваться хвостом. Хоп - минус шестьсот униаров. Это поднимает меня на тридцать первую ступень и даёт дополнительно десять очков атрибутов. Четыре кидаем в Выносливость, по два достаётся Силе и Ловкости, и один отправляется в Силу Духа/Характер. Ну вот и всё. Разве что ещё вставлю по одному униару в каждую “Синхронизацию”, “Метаморфа”, “Мощь лимрака”, “Стальные нервы”, “Бой со щитом” и “Комбинированную атаку”, чтобы не забыть о столь полезных умениях и сделать активной хитрость Мастера Дроко. Хотя это ведь грани в основном, вряд ли она сработает, но да ладно.
        Эхх, и всё-таки очень жаль, что пока нельзя поднять силу “Волшебного кулака”.
        Собственно, после "Пламенной битвы" я наконец разобрался с магией и выяснил, почему мой “Валклазар” обладал такими впечатляющими эффектами. Оказалось, что сила плетения была равна показателю атрибута “Сила Духа/Характер”, к которому прибавлялся процент от такта специализации самого заклинания. То есть сейчас у меня “кулак” на первом такте, это плюс 1% к урону, так что толку от этой единицы не было, только зря время сотворения и пустарную стоимость заклинания увеличивает. Но ведь откуда-то у меня был повышенный урон, верно? Так вот, выяснилось, что у руниров существует градация по мощи. То есть если самые простые таблички первого уровня просто открывают доступ к плетению и урон от них как раз таки соответствует значению “Силы Духа”, то другие, более качественные руниры, существенно улучшают результат: второй уровень его удваивает, третий - утраивает, четвёртый - учетверяет, и так далее. Вот отсюда и растут ноги у столь мощного влияния моего “кулачка” - Кривоглаз выдал мне очень качественные руниры шестого уровня, умножающие урон в шесть раз! Жаль, что у меня с этим заклинанием осталась последняя
табличка. Хотя я ведь теперь могу самолично творить это плетение, поэтому стоит её приберечь для особого случая.
        Честно говоря, то после этого мозгового штурма я поначалу не понял смысла в разнообразии заклинаний, если, условно говоря, сила воздействия у всех равнялась атрибуту. Но со временем до меня дошло - вся польза плетения была не столько в уроне, сколько в аспектах плетения. Например огонь жжёт, вода топит, ветер отталкивает, лёд сдерживает, кислота разъедает, некоторые аспекты игнорируют броню, другие создают что-то из ничего. В общем, соль именно в этом. Плюс, помимо всего прочего, существовало множество граней для магов, которые могли сократить время создания плетения, увеличить силу воздействия, сократить пустарную стоимость, даже исключить в конечном счёте потребность в вербальном, соматическом и предметном компонентах. Короче, прокачанные колдуны могут одной лишь мыслью стирать города с лица земли, и это не фигуральное высказывание. Я был настолько сильно всем этим впечатлён, что уверился в необходимости приобрести грани с защитой от магии. Причём чем быстрее они у меня появятся, тем лучше.
        Вдали загремела решетка и послышались шаркающие шаги. Я поднял голову и посмотрел на повесившегося уши гоблина, который добрёл до своего лежака и плюхнулся на него, мрачно насупившись.
        - Гобля не знал, что ты мыфа, - буркнул он.
        Я вздохнул и развеял фолиант.
        - Знаешь, Тыждак, я до этого дня и сам не был в курсе. - Ушастый вопросительно выгнул бровь и я пояснил: - Я лимрак, приятель. Это что-то типа оборотня. И недавнее превращение в крысу было для меня первым.
        - Лимрак-шлимрак! - его губы скривились. - Я-то думать, нашёл большой сочный мыфка! Красна кровушка, многа кусноватова мясца, ммм, ням-ням! А это не мыфа! Это Саргошка! Тьфу! Ааа, нафер!
        Он махнул рукой и уставился на тлеющие остатки костра. Да уж, я его прекрасно понимаю - спустя несколько дней голодухи наконец-то найти сочный кусок стейка, притащить его домой, любовно насадить на вертел и приготовится к пиршеству, но получить в итоге мощный облом.
        Стоп! Притащить??
        Я вытаращил глаза.
        - Гобля! А где мои вещи?! Моё снаряжение? Моё оружие???
        Я чуть было не бросился к нему и не схватил за грудки, чтобы как можно быстрее вытрясти желанный ответ.
        - Да тута всё. Вон, в куче валятся. - Гоблин раздражённо мотнул головой в сторону угла, где располагался его импровизированный склад. - Гобля хороший хозяин, он добро не бросат.
        У меня словно от сердца отлегло. Уфф, Древние, даже представить себе не могу, чтобы я делал без Халдорна. Как же хорошо, что ушастый тащит к себе всё мало-мальски ценное!
        По всему помещению вдруг пронеслись бурлящие звуки и Тыждак схватился за живот.
        - Хрр, шхайрат! Жратя хочеся!
        Услышав о еде, мой желудок поспешил выразить свою солидарность с озвученным желанием. Хмуро покосившись на меня, гоблин поднялся и, ворча, подошел к ящикам. Продолжая бубнить себе под нос, он порылся в них и достал две сморщенные лепёшки. Бережно держа их в руках, Тыждак сглотнул и, немного поколебавшись, всё же направился ко мне и нехотя протянул одну. Я быстро схватил ее, пока он не передумал, и бросил невольный взгляд на ту, что осталась у него. Заметив это, Гобля поспешил вернуться на свой лежак, крепко прижав к себе черствый хлебец.
        Вздохнув, я опустил глаза на собственный сухарь и тихо спросил:
        - Это ведь последняя, да?
        Тыждак ничего не ответил, принявшись грызть практически окаменевшую еду. Он так жалобно выглядел, выпятив свой квадратный зуб, что я даже устыдился того, что не позволил ему себя съесть. Отвернувшись, я достал из под подушек уже почти опустевшую флягу и сделал маленький глоточек, перед этим покатав воду во рту, словно дорогое вино. Прикрыв глаза, я насладился прокатившейся по груди и желудку прохладой, и после этого с жадностью приступил к трапезе. Увы, даже несмотря на то, что я пытался есть как можно медленнее, моя порция закончилась неестественно быстро.

“Это всё гоблин! - прозвучал в голове мерзкий голосок. - Он выбрал себе кусок побольше, а мне оставил жалкий огрызок!”
        Умом-то я понимал, что это не так, что обе лепёшки абсолютно одинаковы, но верил всё равно с трудом. Уж наверняка одна из них хотя бы на грамм, но была больше другой! И мне обязательно досталась именно та, которая меньше!
        Я разжал стиснутые кулаки и медленно выдохнул, успокаиваясь. Если так и дальше пойдёт, то мы точно друг друга прибьём и сожрём. Хотя, конечно, если очень сильно прижмёт, всегда можно отрезать себе левую руку...
        Я замер. А ведь это идея! Как мне раньше это в голову не пришло?!
        - Слушай, Гобля! - с горящими нездоровым светом глазами я поспешил поделиться с напарником своей идеей. - Мы же силпаты, верно? За десовку наши раны регенерируют. А если отрезать от себя кусок мяса, скажем, с бедра, пожарить и съесть? Почему нет, ведь через десовку всё восстановится, так ведь?
        Тыждак вскинул голову и с вожделением уставился на мою ногу. Сглотнув, он печально покачал головой.
        - Не полутися. Если отрезать от себя да схарчать, то это мясцо не восстановится. И дазе если я от тя откушу кусок, а ты от меня, будет такзе. Это Законы Древних таки, у нас тута всё по ним.
        Мои плечи поникли. Ну да, стоило предположить, что всё не будет так просто. Это же Древнир...
        Гобля немного помедлил, водя квадратным зубом по губе, а потом негромко произнёс:
        - Но…
        Я с надеждой посмотрел на него.
        - Но?
        - Ну, я вродь набрёл на одно местечко, где запах хавки синее. Не успела там всё проверить, на твои крикуны побежал. Вот…
        Я мрачно нахмурился и поплотнее закутался в одеяло.
        - Ну что ж, тогда завтра и проверим.
        P.S.
        На всякий случай скину список мест из первой книги, где присутствуют вставки из прошлого (все вставки выделены курсивом):

1 - НАЧАЛО 2 ГЛАВЫ

2 - НАЧАЛО 4 ГЛАВЫ (ТУТ ОДНА СТРОЧКА ТОЛЬКО)

3 - НАЧАЛО 9 ГЛАВЫ

4 - В ТОЙ ЖЕ 9 ГЛАВЕ СТР 4

5 - НАЧАЛО 10 ГЛАВЫ (КОНКРЕТНО ЭТО НЕ ВОСПОМИНАНИЕ, А ПРОЛОГ ИЗ ПРОШЛОГО)

5 - НАЧАЛО 11 ГЛАВЫ.
        Глава 3
        ГЛАВА 3.
        Гоблин впереди предостерегающе поднял руку, призывая остановиться, и я послушно замер, прижав щит к стене и напряженно вглядываясь во тьму. Тыждак шумно втянул носом воздух, пошевелил длинными ушами и что-то пробормотал себе под нос. Наконец он дал отмашку и, перехватив поудобнее копьё, двинулся дальше. Я же отправился следом лишь после того, как вновь проверил и убедился, что кристалл света надёжно закреплён в самодельном пазу на щите. Увы, ручные кристасветы приходится экономить, их всего осталось десять штук из двадцати. Хотя мне уже удалось хорошенько так приноровиться использовать их в бою при различных уловках, как было недавно с крысами. Ну да ладно, и так сойдёт.
        Собственно, помимо привычного освещения пришлось пересмотреть и обмундирование. К сожалению, после всех этих сражений мой комплект секача местами пришел в полную негодность. Относительно целыми оставались лишь штаны, пояс да худ, всё остальное же было уже не раз заштопано и криво сшито нитками, так что иначе как рваньём это теперь сложно назвать. Так что на мне теперь были надеты новые, простенькие сапоги, чистое брэ, шелковая сорочка, а также плотная, но немного большая кожанка. К тому же, в связи с появлением качественно более опасных противников, я принял решение облачиться в доспех, в тот самый, которым когда-то подпирал дверь, убегая от орды. Единственной причиной, по которой я не сделал этого с самого начала, был вес - тяжелая железная броня сковывала движения и не давала той свободы действий, к которой я уже привык. В нагруднике сильно не покувыркаешься, увы. Но пришлось пожертвовать скоростью и маневренностью в обмен на большую защиту. Хотя, надо сказать, я изрядно намучился, подстраивая доспех под себя - подогнал крепежные ремни нагрудника, перешил подклад да приладил наплечники на не
предназначенную для этого кожанку. Звучит просто, но на практике тот ещё геморрой. Зато теперь на мне красуется нагрудник с наплечниками. А вот от шлема, всё же, отказался - слишком сильно сжимает угол обзора и гасит слышимость.
        Тыждак шел немного впереди, изредка притормаживая или и вовсе вставая столбом. В такие моменты он не подавал никаких признаков жизни и долго выжидал, прежде чем продолжить путь. В том, что касалось подземелий, я доверял Гобле целиком и полностью, поэтому нисколько не возражал против такого поведения и безропотно выполнял все указания - он ведь и ориентировался здесь лучше, и видел чётче.
        Мы дошли до развилки и остановились. Запах еды из правого коридора, как и говорил гоблин, был сильнее. Желудок призывно заурчал и я сглотнул вязкую слюну.
        - Моя чапать в ветродуйка. - Гобля нервно указал на решетку вентиляции и невольно облизнулся.
        - Ага, давай. Если чего найдёшь, свисти.
        Он странно на меня покосился, но промолчал.
        Я дождался, пока за ним захлопнется дверца, а затем пошел вперёд, стараясь ступать как можно тише. Но меня то и дело одолевали панические мысли о том, что то сияние кристасвета слишком яркое и приметное, то нагрудник сильно гремит, да вдобавок ко всему ещё и отсвечивает, то сердце громко стучит. Всё-таки эти подземелья подавляют. Тут везде словно разлиты волны осязаемого страха, который так и норовит забраться тебе в душу и отравить сознание. Уверен, будь у меня чуть меньше Силы Духа, я бы предпочел умереть от голода, но не идти по этим коридорам в одиночку.
        По пути попадались новые ответвления, проходы, ниши и какие-то двери, но я проходил мимо. Запах явственно шел откуда-то дальше, поэтому не имело смысла в них заглядывать - мы договорились с Гоблей сосредоточится на поиске источника сытных ароматов, а если не получится, то хотя бы просто дойти до конца этого коридора, объединится и дальше уже планомерно исследовать каждый закуток.
        Я немного постоял у очередного поворота, прислушиваясь к звукам подземелий в попытке вычленить из них что-то необычное, потом уже заученным движением осторожно выглянул за край и убедился, что всё чисто. Крадусь дальше, но спустя пару десятков метров замираю как вкопанный.
        По коридору пронесся явственный звук приглушенных, но частых ударов. И... мне показалось, или это крики?
        Первой мыслью было: “Гобля! Теперь и он нарвался!”
        Резко срываюсь с места и бегу по направлению к источнику звуков, и чем ближе к нему я был, тем отчетливее понимал - это не Тыждак! Я слышу женские вопли!
        Коридор закончился широкой, окованной металлом дверью, посередине которой торчало массивное колесо вентиля. И именно в неё с другой стороны отчаянно били и рыдали.
        - Эй, вы меня слышите?! - кричу я, вплотную подбежав к двери и схватившись за прямоугольную дверную ручку. Дёргаю со всей силы на себя, но она не поддаётся. - Ответьте мне! Ну же!
        Наконец сквозь рыдания пробивается истеричный вопль:
        - Спасите!!! Они прорвались внутрь! Прошу, пожалуйста, помогите мне!!! Помогите!!!
        - Сейчас! - вновь тяну на себя дверь, но безрезультатно. - Л-ляаадь!!! Дверь не открывается!
        - Неееет! - Девушка бросается на дверь, колотит в неё изо всех сил, её голос надламывается от отчаяния: - Прошу, боги, не бросайте меняяя…прошууу…
        - Шхайрат!!! - из моей груди вырывается бешеный вопль. И тут мой взгляд упирается в вентиль. - Колесо! С вашей стороны есть колесо?
        - Да! Да, есть!
        - Крутите! - я закинул Халдорн в заплечные ножны, сбросил щит и взялся за вентиль. - Крутите изо всех сил!
        Налегаю на вентиль, но не могу сдвинуть его с места.
        - Ш-шхайрат! Заклинило!
        По ту сторону двери вдруг раздаётся рычание, грохот и удаляющийся женский крик. Рычу от бессилия, но не сдаюсь и наваливаюсь снова, выкладываясь на полную. Чувствую, как трещат мышцы и сухожилия, как вздуваются вены на шее и висках, но не останавливаюсь ни на мгновение.
        - ААААА!!!
        Колесо наконец поддаётся! Раздаётся громкий щелчок и я, схватив щит и вытащив Халдорн, с усилием распахиваю толстенную дверь и вбегаю внутрь.
        Просторное помещение, несколько длинных кухонных столов с ящиками, слева большой горящий камин с исходящим паром котелком, и чуть дальше, забившись в узкий угол между шкафами, кричит девушка, к которой хотят пробраться омерзительно выглядевшие псы - кожа свисает лоскутами, сквозь гниющую плоть местами проглядывают кости, вязкая слюна стекает на пол.
        - Эй, шавки!!! - взревел я и застучал мечом по щиту, привлекая внимание. - Я здесь, сволочи! Идите сюда!
        Заметив новую жертву, агрессивные твари тут же забыли о девушке и бросились в атаку - двое прямо по проходу, и одна запрыгнула на столешницу. Согнув руку в локте и выставив лезвие вперёд, я, прикрываясь щитом, быстро обежал угол стола и сосредоточился на бегущей по нему псине - пока остальные обогнут преграду, эта уже доберётся до меня.
        Преодолев последние метры за пару секунд, собака прыгает, оскалившись. Делаю шаг вперёд и в сторону, резко выбрасываю руку с клинком - лезвие проскальзывает в зубастую пасть, пробивает нёбо и с хрустом выходит из затылка. Не останавливаясь, делаю полуоборот, одновременно с этим выворачивая руку с мечом и сохраняя инерцию насаженного на него монстра. Рывок на себя - и тело соскальзывает с Халдорна и летит в появившееся из-за поворота четвероногое исчадие ада, практически сбивая его с ног. Пользуясь секундной задержкой противников, направляю пустарную энергию в дриар, кисть охватывает холодом, в голове вспыхивает формула древнего плетения.
        - Валклазар!
        С окутанного сияющими рунами кулака срывается мощный магический поток и попадает в середину образовавшейся кучи малы. Трещат доски ломаемого пола, собак разбрасывает в стороны - одной из них достаётся сильнее всего и она вылетает за дверь. Подавляю желание броситься вперёд, вместо этого слегка сгибаю ноги в коленях и отвожу щит немного назад, открываясь. Пёс справа вскакивает на ноги и, захлёбываясь бешеным лаем, мчится на меня. Мгновение, и его передние лапы отрываются от земли, а клыки устремляются к шее.
        Из моей груди вырывается яростный крик и я бью тварь щитом в морду. Её с силой швыряет о землю, но она практически сразу пытается подняться. Но и я не торможу - широко размахнувшись, обрушиваю удар на переднюю лапу и отрубаю к шхайрату. Взвизгнувшая гадина вновь упала, разбрызгивая черную кровь из отрубленной конечности, но развить успех и добить ставшего почти беззащитным монстра мне не дали - третий противник выбегает из коридора и в остервенении кидается в атаку, пытаясь добраться до моих ног. Закрываюсь щитом, контратакую, но пёс ловко пригибается, пропуская над собой свистящее лезвие, отпрыгивает влево и в молниеносном рывке вгрызается челюстями в руку с мечом. Рычу от боли в попытках высвободиться, но псина вцепилась намертво. Брызжа слюной, она мотает башкой из стороны в сторону, углубляя и расширяя рану. Пробую наносить удары щитом, но из-за столь неудобной позиции эффект абсолютно ничтожен.
        Лядь!
        Отпускаю щит, выворачиваю руку из ремней и стряхиваю его на пол. Вытаскиваю кинжал из набедренных ножен, приподнимаю тварь и начинаю бить в горло, каждым ударом вгоняя клинок по самую рукоять в горячую плоть. Наконец она разжимает челюсти и припадает к земле, отхаркивая сгустки черной жижи. Не медля, перехватываю Халдорн лезвием вниз и с силой протыкаю гниющий череп. Покрепче ухватившись за гарду меча, наваливаюсь всем весом и проворачиваю его в ране, сначала в одну, затем в другую сторону. И лишь когда конвульсии твари сошли на нет, я с усилием вытащил клинок наружу. Погрызанная рука постепенно немеет, дрожащие пальцы слабо сжимают рукоять, но времени заняться раной нет - замечаю пытающегося уползти к выходу последнего трёхлапого противника.
        Шум приближающегося топота за спиной заставляет рефлекторно развернуться и занести меч для удара. Первое, что вижу, это испуганные голубые глаза. Через несколько секунд понимаю, что в паре шагов замерла хрупкая девичья фигурка в грязном и местами порванном платье, прижимающая к груди худые ладошки. Напряженно выдыхаю скопившийся воздух и опускаю оружие, пытаюсь изобразить улыбку.
        - Ты как, в порядке? - спрашиваю, бегло осматривая её. - Не ранена?
        Губы открываются и закрываются, она делает маленький, неуверенный шажок ко мне. Красивые глаза наполняются слезами и девушка, сотрясаемая рыданиями, бросается мне на шею. Пытается что-то сказать, лопочет сквозь слёзы, но вновь срывается и лишь судорожно прижимается ещё сильнее. Выбитый из колеи, я приобнял несчастную рукой с кинжалом и вяло бормочу слова утешения, а в голове мелькают дурацкие мысли о том, что нагрудник ведь холодный, да ещё весь в крови полусгнивших псов, испачкается же…
        Невольно осматриваю мечущимся взглядом помещение, скольжу им по столам, горящему камину, раскалённому, окутанному паром котелку, и вдруг чётко понимаю, что вот, вот оно - я нашел в этих подземельях человека. Возможно, немного помутившегося разумом от ужаса произошедшего, слабого и беззащитного, но тем не менее выжившего и отныне окрыленного надеждой на спасение. Мои потрескавшиеся и искусанные в лохмотья губы растягиваются в искреннюю улыбку, и я сжимаю её в объятьях.
        Это было мне необходимо. Чтобы кто-то, кроме гоблина, был рядом. Говорил со мной, поддерживал, смеялся вместе, помогал выжить, не отчаяться окончательно и не сойти с ума.
        Мы оба нуждались в этом.
        Первое, что я почувствовал, был запах. Сладкий аромат свежей малины с клубникой, переплетающийся с нежным запахом тела...
        Черные волосы струились у меня между пальцев... сердце билось сильнее… необычные серые глаза с лёгким оттенком зелёного...
        Я рассеянно открыл глаза, пытаясь ухватиться за ускользающий образ из далёкого прошлого, но с каждым ударом сердца он продолжал растворятся, пока не исчез окончательно, оставив после себя сосущую пустоту в глубине души.
        Хрупкое тело девушки внезапно напряглось и мою шею пронзила острая боль! Острые зубы вгрызлись в податливую плоть, она дёргает головой и вырывает из меня кусок кровоточащего мяса. Мой бешеный крик сливается с утробным рычанием. В нагрудник словно ударяет бревном и я лечу на землю, ударяясь затылком. Не успеваю ничего понять, как меня хватают за ногу, с лёгкостью поднимают и бьют об стену спиной. Через мгновение вновь короткий полёт, делаю полуоборот вокруг схватившего меня нечто и с силой впечатываюсь грудью в полки с кухонной утварью, нос отвратительно хрустит, зубы скрипнули, рот мгновенно наполнился кровью. Рывок - и меня швыряют в противоположную стену, во все стороны летят кастрюли, тарелки и щепки от сломанных шкафов. Падаю на каминные принадлежности, в ушах гудит, словно нахожусь под водой, перед глазами всё плывёт. Рефлекторно, словно во сне, приподнимаюсь и поворачиваю голову - массивный стол, словно пушинку, отбрасывают в сторону выхода. Вытянутая фигура в грязном платье воет и устремляется ко мне.
        Поднимаю к глазам пустую руку - клинка нет. Вижу под собой рукоять кочерги, хватаю её, с усилием вскакиваю на ноги и, пошатнувшись, с криком вонзаю её острие в голову девушки, улыбающейся широкой, от уха до уха, улыбкой - и сквозь разорванные щеки торчат окровавленные акульи зубы. Она отшатывается и рукоять выскальзывает у меня из ладони. Схватившись за кочергу, тварь смотрит на меня черными, без зрачков, глазами, и с хрустом вырывает её из башки вместе с клоком волос. Буквально на моих глазах страшная рана стала затягиваться и улыбка создания стала шире.
        Вот Лядь…
        Внезапно её грудная клетка выгнулась вперёд, платье стало рваться, а под кожей словно что-то шевелилось, пытаясь вырваться наружу. И тут туловище разламывается надвое, и из окруженной ошметками плоти и костей дыры появились сотни извивающихся щупалец и жгутиков.
        - Вал!... - захлебываюсь кровью, со стоном прижимаю руку к разорванной шее, но всё же нахожу в себе силы выкрикнуть спасительное слово: - Валклазар!
        Короткая вспышка и монстра ударило о противоположную стену. Прокатившийся по телу пустарный поток энергии развеял липкий туман в голове и немного привёл меня в чувства. Мои глаза тут же заметались по полу в поисках Халдорна - я понимал, что он где-то рядом с тварью, но не видел его.
        Времени на поиски не было - существо вновь перешло в наступление, с визгом кинувшись на меня.
        Я рванул в сторону, с трудом увернувшись от когтистой лапы, и тут мой взгляд упал на бурлящий котёл. Уже не раздумывая, я бросился к камину и схватился за оранжево-алую ручку. Когда раскалённый металл впился в кожу, крик боли и ярости, казалось, сейчас разорвёт мне лёгкие, но я всё равно не разжал ладонь. Подняв тяжелый котёл, я поддержал его пылающее жаром дно второй рукой, резко развернулся к твари и опрокинул кипяток прямо в её нутро. Ужасающий вопль ударил по перепонкам и волна обжигающего пара хлынула в лицо. Отшатываюсь, с чавкающим звуком отрываю ладонь от дна и, практически ничего не видя, размахиваюсь котлом и начинаю хаотично бить по извивающейся на полу гадине.
        - Саргошка!!! - вдруг раздаётся позади писклявый крик.
        - Хобля!!! - счастливо булькаю в ответ и отхаркиваю кровавые сгустки. Древние, как же я сейчас рад этому ушастому квадрозубому недоразумению! - Мо!… мочи эту дрянь! Вали её!!!
        Частично прояснившееся зрение позволило мне лучше координировать удары, но тварь внезапно бросилась вперёд, отшвырнула меня в сторону и ломанулась к выходу. Опираясь о стену, я поднялся на ноги и увидел, как это создание склонилось над взвизгнувшей трёхлапой собакой, обвило её щупальцами и практически мгновенно срослось с ней. На месте отрубленной лапы тут же вырос отвратительный отросток, а из спины монстра вылезли дополнительные конечности. Раздался воинственный крик и появившийся сбоку гоблин с разбега вогнал копьё ей в бок. По залу пронесся оглушительный рёв, но монстр не стал вступать в схватку, а метнулся в коридор, подобно пауку пользуясь новыми частями тела.
        Тыждак отпустил копьё и выхватил лук, хлопнула тетива. Наложив новую стрелу, он бросился в погоню.
        Пересилив слабость, я прижал искалеченную ладонь к ране на шее и помчался вслед за ними, всё так же сжимая ручку котла. Ударился о дверь, пошатнулся, но не остановился. Лядь! Я бы вполне мог удержать тварь до тех пор, пока напарник не добьёт её, но из-за слабости и ран ничего не смог сделать!
        Воздух с хрипом вырывался из груди, я то и дело сплёвывал заполняющую рот кровь, а перед глазами всё плыло.
        Шхайрат… Нельзя сдаваться... Надо во что бы то ни стало догнать её! Убить гадину!
        У поворота замерла напряженная фигура Гобли, оттянувшего тетиву к лицу и пристально вглядывающегося во тьму. Тяжело дыша, я привалился рядом к стене и прохрипел:
        - Ушла?!
        - Ахась. - Тыждак опустил лук и посмотрел на меня. - Шо это за френовина была?
        - Н… кх-а!.. не знаю. Но я уже видел нечто подобное. - Я поднял взгляд и посмотрел в глубины тёмного коридора. - В своей прошлой жизни...

***
        Кажется, я отключился.
        Вот разговариваю с Гоблей, потом моргаю и уже ничего не понимая смотрю на склонившегося надо мной ушастого. Он что-то говорит, но его голос доносится до меня, словно из-под толщи воды. Тыждак достаёт из сумки какую-то склянку и вливает мне в рот её содержимое. Приятный мятный вкус, прохлада расползается по груди и телу, постепенно добирается до головы и рассеивает опутавший разум туман.
        - Вот Саргошка, а! - ворчит гоблин, смачивая тряпку остатками зелья. - Из-за тя приходица лечилка тратить!
        Он прикладывает компресс мне на шею и я не могу сдержать стона. Кусок эта гадина вырвала приличный, да и досталось мне знатно, не удивительно, что меня вырубило.
        - Лапой прижми, - велел Тыждак, - шобы ожог тожа заживал.
        Послушно прижимаю левую руку к тряпке и чувствую покалывание в распухших пальцах. В это время гоблин наклоняется к котелку и, выпятив свой квадратный зуб, пытается разжать сжимающую рукоять ладонь. Резкая боль буквально выстрелила и прошлась от кулака до плеча, я дёрнулся и замычал.
        - Ты что творишь, падла??! - рычу, и с ненавистью пытаюсь испепелить карлика налитыми кровью глазами.
        Не обращая на меня никакого внимания, тот продолжает рассматривать трясущуюся руку.
        - Срослось, - со вздохом подводит итог Тыждак. - Железо горячее, глубоко в плоть зайти и остыть. С мясом рвать тока. Щас обезбольку дам.
        Я покосился на разбухший кулак и сглотнул, тут же скривившись от боли в глотке.
        - Не надо обезбольку… - устало приваливаюсь к стене и смотрю на потолок. - К шхайрату её…всего две штуки осталось... так рви.
        Гобля не стал переубеждать, лишь молча достал кинжал и сунул его рукоять мне в зубы. Потом вновь наклонился к котлу, ещё раз оценил предстоящий фронт работ, что-то пробормотал про себя и вытащил из моих ножен на голени нож. Закрыв глаза, я отвернулся и покрепче сжал челюстями ручку кинжала. На всякий случай также убрал руку от шеи и вцепился ею в штанину.
        Тыждак с натугой отогнул большой палец и я взвыл от боли. Раздался рвущийся звук, словно отдираешь что-то, что крепко приклеилось. Тяжело дыша, я мычал и сильнее вгрызался в скрипящую рукоять до тех пор, пока длилась эта экзекуция. Но, наконец, рывки прекратились. Гоблин снял с моей шеи компресс и выдавил немного лекарственной жидкости на израненную ладонь, а потом использовал её в качестве повязки. Немного полегчало.
        Я выплюнул кинжал и, отдуваясь, прохрипел:
        - Ну как?
        - Фкусно! - радостно ответил Гобля.
        Выпучив глаза, я резко повернул голову и уставился на что-то блаженно жующего квадрозубого. Опустил взгляд на котёл и несколько секунд в ступоре смотрел на рукоять с прижарившимися кусочками мяса. Голова закружилась и я отвернулся. Когда же слабость прошла, я опёрся спиной о стену и поднялся на ноги.
        - Пошли обратно. Там должна быть еда.
        Прижимая к груди руку, я, пошатываясь, побрёл на кухню. Гоблин нагнал меня у самого входа, первым забежав внутрь и кинувшись обшаривать каждый метр помещения. Не было ни одного шкафа, ящика или банки, в которую он не сунул свой длинный нос. Доверив все поиски ему, я поднял с пола своё оружие и уселся на один из столов, вперив взгляд в распахнутую дверь. Единицы жизни медленно восстанавливались, а вместе с ними затягивались и раны. Регенерация остановилась на отметке в 316 ежей, что неудивительно - выпил же не полную склянку, плюс дополнительные ресурсы организма тратились, пока отдирали руку от котла. Ничего, через десовку всё заживёт. Если не скопычусь раньше, конечно.
        Но, если честно, я был разбит. Как физически, так и морально. Просто раздавлен. Ситуация с этой девушкой-оборотнем выбила меня из колеи. И дело было не только в самой ловушке.
        Я невольно закрыл глаза и попытался вновь ощутить тот запах тела, что сплетается со сладким ароматом малиново-клубничных духов, почувствовать тепло обнимающих рук, погладить мягкие черные волосы и заглянуть в серовато-зелёные глаза…
        Попытался и не смог. Образ ускользал от меня, прячась всё дальше в глубины сознания каждый раз, когда я начинал тянуться к нему.
        Мои плечи поникли.
        Кто она, эта девушка из моего прошлого? Жена? Возлюбленная? Быть может, дочь? У меня не было ответа. И это очень сильно угнетало.
        - ДА! ДА, ДА, ДА!!! - Я вздрогнул и открыл глаза. Из-за дверей, ведущих в недра кухни, вновь раздались радостные вопли: - ШХАЙРАТ МЕНЯ ЗАДЕРИ, ДА!!!
        Не успел я спросить в чем дело, как ушастый стрелой выбежал из комнаты и подскочил ко мне, сжимая в руках целые пласты вяленого мяса, усиленно жуя при этом один из них. Вывалив свою ношу на стол, он вновь умчался, вскоре вернувшись с двумя огромными бурдюками.
        При виде еды мой рот наполнился слюной и я жадно схватил кусок мяса, с рычанием вцепившись в него. Невзирая на боль в глотке, давился и глотал, желая как можно быстрее наполнить пустое брюхо. Все мрачные мысли сразу же улетучились, не в силах соперничать с голодом. Чавкая, я подтянул к себе один из бурдюков и припал к горлышку, наслаждаясь самым вкусным вином в своей жизни. Кое-как заставив себя оторваться, промямлил:
        - В… воды надо. От вина окосеем и свалимся.
        - У тя бродилка??!
        Гобля вырвал у меня бурдюк и тут же присосался к нему, кинув мне свой, с которым я поступил аналогично. Вода! Ура! Вот оно, счастье!!!
        Мы остановились лишь тогда, когда был съеден последний кусок и практически полностью опустошены бурдюки. Развалившись прямо на столе, я от души рыгнул и с глупой улыбкой похлопал по оттопырившемуся нагруднику. Эхх, теперь бы поспать и вообще всё шикарно будет. Но здравый смысл ещё не до конца покинул меня, поэтому я нашел в себе силы сесть.
        - Гобля.
        - Мм? - Тыждак на полу приоткрыл один глаз.
        - Вставай. Надо все входы забаррикадировать, а то если сейчас гости пожалуют, мы сами на корм пойдём.
        - Аха, щас.
        Я слез со стола и направился к двери. И, подойдя к ней, в рассеянности остановился.
        Вентиль. С этой стороны его не было.
        Не понимаю. Вот же он, разъём для него - для верности я даже потрогал углубление, проведя пальцами по внутренним зажимам механизма. Хм, тогда где же колесо? Не могла же эта тварь сама себя запереть в собственной же ловушке?
        Я прошелся взглядом по двери более внимательно и различил множество отчётливых вмятин, словно в дверь били чем-то очень тяжелым.
        А что, если я не прав? Вдруг это не хитроумная ловушка, а клетка?
        Клетка, которую мы открыли.
        Волосы у меня на затылке зашевелились. Я бросил взгляд во тьму коридора и мне показалось, что за мной сейчас кто-то очень пристально наблюдает.
        - Гобля, - негромко позвал я, облизнув пересохшие губы, - отсюда есть ещё какой-нибудь выход?
        - Не-а. Я всё обшарить, но даже ветродуйка не открыть.
        - Понятно… - я с трудом смог отвести взгляд и осмотреться. - Тогда помоги мне заблокировать двери, чтобы их нельзя было закрыть.
        - Эээ, закрыть? - озадаченно переспросил подошедший гоблин.
        - Да. Если я не ошибаюсь, то они не открываются изнутри. Поэтому будем баррикадировать.
        Примерно через час-полтора мы закончили - проход по ту сторону двери был перекрыт ящиками чуть ли не впритык к потолку и надёжно укреплён мешками с солью. Вдобавок к этому мы щедро посыпали всё вокруг перцем - эта тактика хорошо зарекомендовала себя на первом этаже, уж не знаю, как будет здесь, но подстраховка лишней не будет. В сам дверной проём вставили остатки стола, подогнав их по длине и ширине при помощи топоров гоблина, и подпёрли всю конструкцию ящиками уже с внутренней стороны. Кроме всего этого я вбил под дверь и рядом с петлями колышки, чтобы уж наверняка избавить нас от судьбы быть замурованными заживо. И лишь после всего этого я смог вздохнуть спокойно и почувствовать себя в относительной безопасности.
        После всего этого мы приступили к инвентаризации припасов. Увы, здесь картина выглядела не столь радужно, как я надеялся. Если не брать в расчёт различные специи, то в нашем рационе теперь появилось сырое, вяленое и копчёное мясо, картофель, лук, немного овощей, крупы, сухари, хлеб, вода и вино. К качеству продуктов нареканий не было - всё хранилось в покрытых волшебными рунами ёмкостях, и поэтому сохранилось идеально. Проблема заключалась в том, что на двоих всего этого хватит максимум на недели две, если питаться стандартно три раза в день. Если же экономно растянуть, то, возможно, хватит на месяц. Но это только в самом лучшем случае.
        В общем, придётся снова жить впроголодь, что не очень-то радует. Нет, конечно, всё намного лучше, чем было буквально несколько часов назад, но всё же не идеально. Неизвестно, сколько ещё мы проторчим в этих подземельях, поэтому хотелось бы иметь запас провизии хотя бы на месяца три, а лучше всего на полгода. И шанс на это всё ещё был - по словам Гобли, это всего лишь кухня, а где-то на этаже есть и само хранилище. Так что его поиски всё ещё остаются нашей первоочередной задачей.
        Скинув кирасу, я соорудил лежак у стены, уселся поудобнее, достал точильный камень и принялся затачивать клинок Халдорна. Это стало моим ежедневным ритуалом перед сном. За этим монотонным занятием я не только мог привести в порядок мысли, но и оттянуть момент прихода Баглорда. К тому же, верный меч под рукой внушал чуть большую уверенность перед этим отродьем.
        Я невольно покосился на мирно сопящего гоблина.
        Вот уж к кому не приходит Повелитель Кошмаров. Счастливчик. Вот бы и мне эту способность, а то только и делаю, что перенимаю его словесные привычки. Вон, в последний раз подхватил ругательство “Шхайрат” - насколько я понял, это у них что-то вроде чёрта. И ведь, зараза, крепко так оно у меня засело, что теперь даже богиню Лядь поминать реже стал, чем этого неведомого Шхайрата.
        Я криво усмехнулся собственным мыслям и потрогал пальцем лезвие меча, проверяя остроту, при этом мой взгляд упал на тускло поблескивающий дриар. Задумчиво перевернув руку ладонью кверху, некоторое время просто рассматривал заживающий ожог. Забавно, через несколько часов на его месте останется лишь грубый шрам полугодовой давности и всё. А ведь в прошлой жизни манёвр с котлом стоил бы мне как минимум года реабилитации. И это при условии, что хирургам удастся восстановить повреждённые сухожилия, а то ведь так можно и навсегда потерять способность пользоваться рукой. Тут же всего-то и нужно, что поспать десять часов до полного восстановления. Интересно, сколько бы заплатили генетики, чтобы получить возможность разобрать меня на составляющие и узнать секрет регенерации?
        Я тяжело вздохнул. Ну вот, опять подсознательные воспоминания. Это, конечно, хорошо, вот только жаль, что чаще всего это лишь клочки общей информации, в большинстве своём ни на что не годной. Лучше бы ко мне вернулись знания обо мне лично, ну или хотя бы о том существе.
        Я склонил голову.
        Это Нечто. Что такое происходило в моём прошлом воплощении, если мир населяли подобные твари? И что она делает в Древнире? Какое отношение все эти монстры имеют к Баглорду? Да и имеют ли вообще? Чёрт! Мне катастрофически не хватает данных!
        Я вздохнул, положил Халдорн рядом с лежаком и завалился сам.
        Ясно лишь одно - последние бои с этими тварями наглядно показали, что мне капитально не хватает ловкости. Что крысы, что собаки были одинаково быстрыми, и я не всегда поспевал за ними. А так как сегодня кираса наглядно продемонстрировала свою полезность, защитив меня от множественных переломов при столкновении со стенами этой уютной кухни, то отныне жертвовать защитой в угоду маневренности я не буду. Значит, надо качать Силу, Ловкость и Выносливость, чтобы в будущем не чувствовать ограничений от тяжелой брони. Но в первую очередь надо поднять именно ловкость, а то её у меня действительно маловато.
        Ладно, пора отдыхать. Ближайшие дни обещают быть не менее напряженными, поэтому необходимо полностью восстановиться.
        Я накрылся с головой и закрыл глаза.
        Через несколько ударов сердца могильный холод коснулся моих пальцев и стал медленно сковывать ноги.
        Баглорд пришёл за мной.

***
        Мы позволили себе несколько дней отдыха, посвятив их здоровому сну и еде. И хотя за проведённое здесь время к нам ни разу не нагрянули незваные гости, всё же чувствовать себя в безопасности на втором этаже мы не могли, как ни старались. Поэтому, растолкав припасы по сумкам и максимально загрузившись, мы освободили проход и двинулись в обратный путь. По моим прикидкам выходило, что таких ходок нужно было сделать ещё как минимум три-четыре. Увы, иначе никак. Так что остаётся лишь надеяться, что с оставшейся едой ничего не случиться.
        Я в который раз остановился, поправил тяжелые сумки и вытер пот со лба. Нервно оглядевшись, посветил щитом с кристасветом в особо тёмные углы и проверил потолок. Чисто. Слегка прищурившись, вызвал в голове точный маршрут до входа на первый этаж и вздохнул. Топать ещё прилично, даже половины не прошли.
        Я хотел было идти дальше, но впереди стоящий Гобля с фонарём в руке не сдвинулся с места.
        - Что-то не так? - я встал рядом с ним.
        Тыждак предостерегающе поднял руку и я заметил, что он крепко зажмурился.
        - Слухаешь? - спустя несколько минут напряженного молчания наконец тихо спросил он.
        Я тоже закрыл глаза и внимательно прислушался. Вроде бы ничего особенного, вот только… сейчас… да, точно - гул!
        - Что это?
        Он покачал головой.
        - Гобля не знать, но это быстро становиться ближе.
        Внутри меня, словно разбуженный зверь, заворочалась паника.
        - Тогда нечего стоять, пошли.
        Мы ускорили шаг, но постепенно звук становился громче и наше беспокойство лишь усиливалось. И когда гул стал нарастать всё сильнее, мы не сговариваясь перешли на бег.
        Мелькали мимо закрытые двери, повороты, коридоры, площадки с тлеющими кристасветами. Но с каждым мгновением я со всё большим ужасом понимал, что мы не успеем добраться до выхода.
        Да что же это такое?! Такое ощущение, словно он исходит буквально отовсюду!
        Едва я влетел в очередной поворот, как в меня что-то с силой врезалось и я полетел на пол. Послышался чей-то крик, что-то свистнуло и раздался характерный звук удара металла о камень. Быстро придя в себя, я лихорадочно вскочил на ноги, выставил щит вперёд и занял боевую стойку, готовый отразить нападение и сразу перейти в атаку.
        - Ты куда летишь, дебила кусок?!!
        Признаюсь честно, ожидал услышать всё, что угодно, но только не этот злобный вопль. Выпучив глаза, я смотрел на группу людей из трёх мужчин и одной женщины, которой помогали подняться с пола. На нас были направлены два арбалета, один из которых был разряжен. Я стоял в ступоре до тех пор, пока женщина, - или, вернее, девушка, с растрепанными волосами до плеч, - не вытерла кровь из разбитой при столкновении губы и вновь не накинулась на меня:
        - Вы кто такие, вашу мать?!
        - Беара, у нас мало времени! - прикрикнул невысокий парень, судорожно сжимая в руках резной посох с ярким кристаллом и беспокойно оглядываясь себе за спину.
        - Л-лядь!... Так, всем опустить оружие! - В отличии от нас с Гоблей, остальные без вопросов убрали арбалеты. Сверкая яростным взглядом, Беара ткнула в нас пальцем и командирским тоном рявкнула: - Вы двое! Если не хотите подохнуть, живо за нами!
        Она сорвалась с места и умчалась в ту сторону, из которой мы только что пришли. Остальные, не мешкая, ломанулись следом.
        - Саргоша, сто будим делать? - рассеянно спросил Гобля.
        Я словно бы очнулся. Посмотрев в тот проход, который должен был привести нас к выходу на первый этаж, я вновь вперил взгляд в спины убегающих. Ааа, к шхайрату!
        - Бежим за ними!
        И мы побежали. Нагнать их мы уже не могли, но и из глаз не теряли. Я напряженно следил за ними, и когда они свернули в неизведанный нами проход, немного расслабился - по крайней мере, мы не возвращаемся к кухне, а это уже радует.
        Гул внезапно сменился грохотом и дикий визг прошелся по подземельям, ударив нам в спины. Я видел, как бегущие впереди оглянулись и вдруг ускорились ещё сильнее. Не сдержавшись, я тоже обернулся.
        Мама дорогая! Это что, змея???
        Огромный, просто-таки гигантский змей стремительно полз по коридору, слегка задевая своим чешуйчатым телом стены и потолок. Раскрыв пасть, он вновь издал ужасающий визг и оголил мощные, изгибающиеся клыки, при этом не сводя с нас вертикальных зрачков.
        - Чё-ооо-рт!!!
        У меня словно открылось второе дыхание и я притопил со всех ног. Резкий поворот налево и я вижу в конце длинного коридора хорошо освещённые ярко горящими кристасветами широкие двустворчатые ворота, к которым уже подбежала Беара.
        Я бросил взгляд назад - змей не очень удачно вписался в поворот, ударив свернувшимся гармошкой телом в стену, но его это не остановило, и он, вопя, с бешеной скоростью бросился к нам, с каждым мгновением всё сильнее сокращая разделяющее нас расстояние.
        Я скосил глаза на Гоблю - он отстал от меня метров на восемь, отчаянно перебирая короткими ножками и пытаясь догнать. В конце концов он бросил тянущие его к земле тяжелые сумки, но это не сильно помогло. Я посмотрел вперёд на забегающих один за одним в приоткрытые створки мужчин и, скрипя зубами, резко затормозил, обернулся и сбросил с плеча одну из сумок с провизией.
        - Прыгай на меня! - кричу, слегка наклонившись вперёд и растопырив руки.
        И Гобля прыгнул, преодолевая последние метры. Удар - и его руки и ноги крепко обвивают моё тело. Придерживая гоблина, стремительно разворачиваюсь и бегу к воротам, буквально чувствуя спиной приближающуюся смерть.

“Закрывай!” - доносится до меня зычный приказ Беары и двери стали медленно закрываться. Стараюсь ускориться, но понимаю, что достиг своего предела.
        Видя перед собой почти сомкнувшиеся ворота, из моей груди наружу рвётся яростный крик. Делаю последний рывок, а затем прыгаю - ноги отрываются от земли и я лечу вперёд, прекрасно понимая, что не успею.
        Распахнув пасть, змей тоже делает бросок.
        Перевернувшись в воздухе, смотрю прямо в его черные глаза, с оранжевым росчерком зрачка, и прощаюсь с жизнью.
        Внезапно чувствую какое-то давление, у меня перехватывает дыхание и передо мной вдруг мелькают створки смыкающихся ворот. Падаю на землю одновременно с хлопком замка, а затем следует чудовищный удар в двери и дикий вопль бешенства. Лежу с Гоблей в обнимку и ничего не могу понять, часто моргая от бьющего со всех сторон яркого света.
        Что произошло? Где я? Почему мы всё ещё живы?!
        Тыждак ослабляет хватку и отодвигается, крутя головой. Я переворачиваюсь на живот и с помощью щита встаю на колени, при этом прикрывая глаза рукой с мечом и щурясь. Когда зрение более-менее адаптировалось к освещению, я неверяще уставился вокруг, вскинув брови.
        Нас окружила толпа вооруженных людей, у большинства из которых в руках были взведённые арбалеты, направленные нам в грудь, а за их спинами угадывались очертания огромного, высотой, наверное, этажа в три, помещения, заставленного большими ящиками.
        Вперёд вышла Беара, держа руки на рукояти кинжалов.
        - Повторяю вопрос - кто вы, мать вашу, такие?
        Похоже, мы нашли выживших.
        Глава 4
        ГЛАВА 4.
        Я скользил взглядом по толпе, всматривался в напряженные лица окруживших нас людей и не знал, как мне реагировать. Надо радоваться? Вроде бы да... Или нет? Вдруг они все не люди, а замаскировавшиеся твари и это всё очередная ловушка? Да нет, они бы тогда уже давно нас убили. Верно же? Чёрт, все чувства смешались. Кажется, у меня шок…
        - Смотрите, да это же Гобля!
        От этого восклицания я вздрогнул и наконец начал понемногу приходить в себя.
        По толпе прошелся неуверенный ропот.
        - Чего?
        - Гобля? Где?
        - Да ну, это не он, столько времени прошло...
        - Его ж сожрали сразу, разве нет?
        - Э, да реально он! Эй, Гобля, узнаешь меня?..
        До хлопающего глазами гоблина наконец дошло, что речь идёт о нём. Распахнув рот, он присмотрелся внимательнее и его лицо расплылось в широкой улыбке.
        - Бирхем! Шманилка! Кухд! Эт вы шоле? Вас не схарчать?!! Уа-ха-ха!! Да ну нафер!
        Промелькнули первые робкие улыбки, смешки, вздохи облегчения, многие расслабленно опускали оружие...
        - Тихо! - вдруг рявкнула Беара и все разговоры враз оборвались, словно их и не было. Выждав несколько секунд, она опустила взгляд и посмотрела мне в глаза. - Я всё ещё не услышала ответа.
        Я внимательней рассмотрел говорившую: весьма красивая, растрепанные рыжие волосы до плечь, повязка на лбу, подтянутое тело в крепкой кожаной броне, синий дриар Посланника в виде кольца на пальце. От неё буквально веяло силой и уверенностью, и по реакции окружающих было видно, что здесь она пользуется безусловным авторитетом.
        Беара слегка склонила голову набок и прищурилась.
        - Язык проглотил? - она наполовину извлекла из ножен один кинжал и повернула так, чтобы было видно лезвие. - Помочь достать?
        Я криво улыбнулся.
        - Н-не… не надо. - Облизнув пересохшие губы и стараясь не делать резких движений, я поднялся с колен, при этом невольно косясь на острия болтов. - Меня зовут Саргон, я из Рэйтерфола. Посланник.
        Медленно подняв руку, продемонстрировал дриаровый браслет.
        - ГОБЛЯЯЯЯ!!!!
        От оглушительного крика чья-то рука дрогнула и нажала на спусковой крючок. Раздался щелчок и тяжелый арбалетный болт со свистом пролетел вплотную к моей голове, чиркнув по правой щеке и разорвав ухо. Взревев, я резко опустился на одно колено и закрылся щитом, краем глаза отметив, что Тыждак тоже повалился на пол и закрыл голову руками. Пошла цепная реакция и вокруг засвистели снаряды, многие из которых попадали в щит, а один из болтов даже прошил его практически насквозь, остановившись в каком-то сантиметре от моего лица.
        - Прекратить!!! - пронеслась зычная команда какого-то мужчины и атака прекратилась. - Всем опустить оружие!
        Выждав для надёжности пару-тройку секунд, я рискнул высунуть голову - рядом с хмурой Беарой стоял крепкого телосложения лысый мужчина с чёрной кожей, облачённый в свободные одежды. Сжимая в левой руке тяжелый скимитар с широким, изогнутым лезвием, он неодобрительно осматривался вокруг, а потом остановил взгляд на нас с Гоблей. В этот момент под его правой рукой что-то юркнуло и побежало к Тыждаку. Я дёрнулся было на помощь, но замер, с удивлением разглядев ещё одного гоблина. Затормозив перед квадрозубым, он наклонился и ухватил его за уши, подняв голову от пола.
        - Хобля, засранца паршивая-я! - радостно запищал обладатель чуть менее длинных и более стоячих ушей. - Живчик уродявый, узнавайка меня, а?!
        Скривившийся поначалу от боли в отодранных ушах Тыждак наконец разглядел неприятеля, столкнувшегося с ним нос к носу. С глазами по тайверу, он оттопырил свой квадратный зуб и промямлил:
        - Кикки Тикки Пафи???
        - Аха-аха! - оскалившись в улыбке, часто закивал Кикки Тикки Паф. - Хоблилка жубастая, аха-ха!!!
        Он в эмоциях схватил Тыждака за выпирающий зуб и хорошенько потряс, а потом крепко прижал к себе. Гобля наконец полностью осознал реальность происходящего, вскочил на ноги и они запрыгали с Кикки в обнимку, горланя при этом что-то невразумительное.
        Наблюдая за столь счастливым воссоединением друзей, я не смог сдержать улыбки, собственно, как и многие другие. Но от моего взгляда не укрылось, с каким пристальным, даже напряженным вниманием за всем этим наблюдает чёрный мужчина и Беара. Повернув голову назад, он громко позвал:
        - Сиэрд!
        Из толпы к нему вышло слегка сутулое существо: лицо вполне человеческое, вот только кожа была с лёгким синим отливом, губы более узкие, да зрачки с оранжевым ободком, а волосы так и вовсе напоминали жгутики дредов, “зачесанные” назад, и я заметил, что между узловатыми, длинными пальцами рук проглядывают небольшие перепонки. Да и, вроде бы, на шее что-то наподобие жабр.
        Владелец скимитара вновь обратил на нас внимание.
        - Тыждак. - Тот тот был слишком увлечён и ничего не услышал, и поэтому ему пришлось повысить голос: - Тыждак!
        - А? - радостный Гобля посмотрел на него. - Шо нада?
        - У вас есть амулеты? - переводя взгляд с одного на другого, он вытащил за серебряную цепочку на шее чёрную монету с алым символом. Знак Кривоглаза!
        - Еся!
        Когда мой напарник показал свой амулет, все взгляды устремились на меня. Я встал, поморщился от горящих огнём щеки и уха, и тоже предъявил знак отличия.
        Чёрный человек кивнул.
        - Сиэрд сейчас проверит их. Хорошо?
        Задав вопрос, он почему-то смотрел только на меня. Не отводя глаз, я коротко кивнул. Синекожий подошел сначала к Гобле, подержал в руках его символ, поглаживая монету большим пальцем, а потом выпрямился и направился ко мне. Его перепончатый пальцы с острыми когтями вцепились в мой амулет и натянули цепочку, так что та неприятно впилась в кожу. Странно, я ожидал, что от него будет пахнуть рыбой, ан нет, ничего подобного. Даже наоборот, ноздри щекочет приятный запах океана и песка, который обычно приносит свежий морской ветер. Я невольно улыбнулся.
        Сиэрд отпустил амулет и повернулся к главарю.
        - Всё чисто. - Голос у него тоже оказался весьма мелодичен.
        Волна облегчения прокатилась по толпе и все теперь уже с живым интересом, а не со страхом и напряжением, принялись нас рассматривать и переговариваться между собой.
        Чернокожий вожак на пару секунд прикрыл глаза и выпустил скопившийся в груди воздух. Потом он шагнул ко мне.
        - Прошу простить за столь недружелюбный приём. - Он протянул руку. - Меня зовут Камбис.
        Я пожал ему руку.
        - Саргон. Можно просто Сар.
        - Рад знакомству. Это Беарнисса, а Сиэрда я уже представлял. - Камбис указал на стоящих по разные стороны от него.
        Синекожий лишь кивнул, а девушка тоже протянула руку для рукопожатия и я подивился её силе.
        - Зови Беара. И не серчай за ухо, сейчас подправим. - Она обернулась и прокричала: - Вирхем, дуй сюда!
        К нам подскочил парень лет семнадцати, который был в той группе, вместе с которой мы бежали от змея, облачённый в странную тёмно-фиолетовую мантию с высоким воротником и изогнутыми плечами; в руках он сжимал красивый посох с затуманенным зелёным шаром в навершии.
        - Я здесь!
        Беара указала на меня:
        - Заштопай ему ухо.
        - Без проблем!
        Вирхем стукнул посохом о пол, с нежностью провёл по вырезанным на нём символам, при этом легко, словно играя на музыкальном инструменте, касаясь их в одной ему известной последовательности и заставляя наливаться волшебным сиянием. В какой-то момент он заговорил на певучем, магразийском языке, и в завершении провёл пальцами по шару, вытянув из него часть тумана, который окутал его руку и принял форму переплётенных геометрических фигур с парящими вокруг рунами. Колдун шагнул вплотную ко мне, положил ладонь на плечо и закончил плетение уже знакомыми мне словами: “Итэати Арос”. Я почувствовал освежающую волну, что в мгновение ока разогнала усталость и наполнила тело жизнью, и невольно вдохнул полной грудью. Весь процесс занял буквально несколько секунд.
        Вирхем сделал шаг назад и извиняясь пояснил:
        - Увы, я пока знаю только исцеляющее плетение с активацией при касании. Но в будущем обязательно выучу улучшенный вариант.
        - Спасибо, - от души поблагодарил я, трогая сросшееся ухо.
        - Между прочим, - встряла Беара, ткнув локтём паренька так, что он аж поперхнулся, - это он втянул вас внутрь, когда вы так эпично летели в пасть змеюке. Так что двойное спасибо нашему красавчику!
        Я улыбнулся и кивнул молодому магу.
        - Я твой должник.
        - Да ладно, пустяки…
        - Саргон. - Я посмотрел на Камбиса, указывающего рукой вглубь зала. - Как насчёт сесть за стол и поговорить за едой?
        - Да, конечно.
        - Хорошо. - Он оглядел столпившийся люд, бросил взгляд на окруженного знакомыми Гоблю, насевшими на него с расспросами, и громко объявил: - Народ, накрывайте на стол, там и пообщаемся с гостями! Давайте, давайте, живее!
        Когда толпа начала суетливо расходиться, он махнул мне рукой и я пошел следом за ним, с любопытством вертя головой: недалеко от входа в зал стоял грубо сколоченный длинный стол со скамьями, а по всему залу уже были разбросаны столы поменьше, видимо, для вечерних посиделок небольшой компанией. У левой стены выложена печь, стоят шкафы с кастрюлями и посудой, несколько массивных бочек, а у правой установлен небольшой заборчик, внутри которого играл ребёнок от года до двух. Всё остальное видимое пространство занимали большие, стоящие друг на друге ящики, коробки, сундуки и бочки, между которыми были проходы, ведущие в глубины зала. Подняв голову, я разглядел перила второго и третьего этажей, за которыми угадывались очертания дверей в другие помещения.
        Большой склад, тёплый, не ожидал увидеть здесь нечто подобное. Да ещё и хорошо освещён кристасветами. И откуда их столько? С коридоров натаскали?
        Камбис подвёл меня к краю длинного стола, сел в его главе и указал на место слева от себя. Сняв щит, я разместился на указанном месте и проследил взглядом за Беарой, подошедшей к шкафу и вытащившей три кружки и глиняную бутыль. Сев по правую руку от Камбиса, она разлила нам выпивку и первая сделала несколько хороших глотков. Я подтянул к себе свою кружку и с некоторой опаской понюхал, а потом и отпил оказавшееся очень вкусным вино. Вскоре все остальные тоже расселись, а стол заполнился разнообразной едой, от одного вида которой у меня потекли слюнки: копченая селедка, окорока, вяленое мясо, сало, соленья, овощи, салаты, кастрюли с супом, красная рыба, гречневая каша, сыр, зелень! И это не говоря о выпивке! Лепота!
        - Вижу, вы голодны, - усмехнулся Камбис. - Что ж, тогда…
        - Вы же были на первом этаже? - прервала его подошедшая к столу женщина с ребенком из того импровизированного манежа. - Вы не встречали выживших? Мужчину, брюнета, у него на левой щеке родимое пятно?
        Она смотрела на меня с такой надеждой, что я не смог выдержать её взгляд и отвёл глаза.
        - Простите, госпожа, я никого не встречал.
        - Тыждак, а ты? Ты не видел Ферда? - её голос сорвался, она закусила губу.
        - Не-а, не видал его. - Уши гоблина поникли. - Оч давненько никого не видал.
        - Ясно… Ну ничего, он наверняка где-то спрятался. Может, даже на третьем этаже, или вообще ещё ниже. - Ребёнок на её руках захныкал, она его покачала и поцеловала в лобик. - Тише-тише, малыш, папа скоро найдётся, не переживай.
        Женщина прошла в другой конец притихшего стола и села на свободное место. Помрачневший Камбис тяжело вздохнул и обвёл рукой стол.
        - Ешьте и пейте, поговорим после.
        Я склонил голову.
        - Благодарю. Пусть в вашем доме всегда будет мир и достаток, а Древние благоволят деяниям.
        - И не сводят глаз с нашего пути, - кивнул Камбис и поднял кружку. - За Древнир, Кронмаршалла Вестабиана и барона Драйторна!
        - За Древнир! - нестройно грянули сидевшие, воздев чаши и отпив из них.
        Любопытно, надо будет запомнить. А сейчас - еда!
        Где-то минут тридцать гремели чашки,стучали вилки, стояло чавканье, бульканье и галдёж. Вторая половина стола по сравнению с первой была более веселой, ведь там всех развлекали байками уже изрядно набравшиеся гоблины, которые наперебой рассказывали истории из своего бурного и весёлого прошлого. А Тыждак так ещё и про свою жизнь после “кабздеца” поведал, так что скучно никому не было.
        Всё это время я не столько ел, сколько прислушивался и присматривался к окружающим меня людям. Не считая нас с Тыждаком, здесь было тринадцать мужчин, пять женщин, один ребёнок и один гоблин. Итого двадцать разумных. Если разбирать по расам, то если откинуть гоблинов, почти все были людьми, кроме Сиэрда, которого Беара называла “жаброидом”, женщины с лисьими ушками и хвостом, то и дело стреляющей в меня глазками, а также похожих на трактирщика Фринга двух крупных мужланов с нижними клыками, захлестывающими верхнюю губу - к слову, эти двое были так сильно похожи друг на друга, что, думается мне, являлись близнецами. Да уж, не рассчитывал я здесь встретить выживших в таком количестве. Помнится, Кривглазиан просил помочь по возможности своим уцелевшим слугам? Ха, и ещё раз ха! Тут ещё стоит поспорить, кто кому в итоге окажет большую помощь - я им или они мне. Но в любом случае мои шансы на то, чтобы выбраться из этих подземелий, резко и качественно повысились.
        Камбис, заметив, что все уже поели и в основном предались распитию алкоголя, обратился ко мне.
        - Ну что ж, Саргон, историю Гобли мы уже услышали, а как насчёт тебя? Откуда ты родом и как оказался здесь?
        Сидевшие за столом постепенно притихли и приготовились жадно слушать.
        - Ну, родом я оттуда, - я ткнул пальцем в потолок, - из Рэйтерфола. Являюсь Посланником, воплотился в Колыбели, мандримом был Знамиир. Ну а в подземелья попал по воле волшебника Кривглазиана Дикого, он мне задание по их зачистке дал.
        - Во-о-от! Так и думала, что ты наш человек! - Беара привстала, потянулась через стол и стукнулась своей кружкой о мою. - Вернее, наш силпат.
        - В смысле? - я непонимающе нахмурился.
        - В смысле, ты тоже здесь по воле одного ополоумевшего кривоглазого старикана, также, как и некоторые из нас, - она махнула кружкой в сторону сидевших и некоторые закивали.
        Мои брови взлетели.
        - Вы хотите сказать, что вы тоже силпаты, принявшие задание колдуна?
        - Они родимые. - Беара хохотнула. - Лично у меня была двадцать седьмая ступень, когда я попёрлась сюда. Твою мать, да я тут чуть в первые же десять минут ласты не склеила!
        - Та же история, - кивнул крепкий воин с мужественным лицом по имени Хэдвиг.
        - Да нас всех поначалу чуть не сожрали, это факт, - поддакнул плутоватого вида мужчина. Если не ошибаюсь, Леос. - Вот только каким надо быть отмороженным, чтобы послать сюда семнадцатилетнего пацана шестнадцатой ступени, а?
        Он мотнул головой в сторону покрасневшего Вирхема.
        - Эй, красавчика не трожь! - насмешливо прикрикнула Беара. - Мы ж его подтянули, он теперь у нас двадцать пятый. К тому же, вон, у “водяных” вообще одно время седьмой был, так что шестнадцатая это далеко не предел.
        - И не говори!
        - Есть предположение, - негромко сказал Сиэрд, смотря в свою кружку, - что Кривоглаз шлёт сюда всех подряд без разбору, пытаясь со временем из количества сделать качество.
        За столом все зароптали, соглашаясь или опровергая теорию жаброида.
        - В принципе, это не лишено смысла, - переварив новую информацию, внёс и я свою лепту. - Вот только кто ему запрещает сразу послать сюда подготовленную команду, а не зелёных новичков?
        - Дебилизм, - уверенно ответила рыжая воительница. - Ему запрещает так сделать его полный и абсолютный де-би-лизм. Он же старый безумец, чего ещё от него можно было ожидать?
        - А мне он показался вполне нормальным, - попытался защитить волшебника Вирхем.
        - А как вы попали на второй этаж? - поспешно задал я интересующий меня вопрос, пока разговор вновь не скатился к обсуждению Кривоглаза.
        Беара взяла бутыль и долила себе вина.
        - Лично я прокралась мимо всей этой нечисти. Хотя, конечно, пришлось частенько пускать своих малюток в ход, - она похлопала по кинжалам.
        - И я почти также, - поднял свою кружку Леос.
        - А у меня забавно получилось, - пробасил Хэдвиг и улыбнулся своим воспоминаниям. - Я в узком коридоре оборону держал, рубил кого мог да отступал потихой. А потом вдруг одна тварь кабанообразная меня боднула и на спину себе закинула, ну а я возьми да и воткни сдуру свою булаву ей прямо в задницу! Визгу было-о, чуть не оглох! - Клыкастые близнецы уже в голос ржали, а все остальные улыбались и похохатывали с весёлыми глазами. Да и я сам не смог сдержать ухмылки, чего уж там. В это время Хэдвиг смочил горло и продолжил: - В общем, так гадину проняло, что она давай бежать со всех ног! А я-то, стал быть, вцепился в неё, не отпускаю, на ней болтаюсь - тык-дык-тык-дык, тык-дык-тык-дык! И бандуру свою при этом ещё кручу-верчу, как рулём управляю! Вот так вот - вжууу, вжууу, поворо-о-от! А потом ка-а-ак скидыщ - и летим мы вверх тормашками по ступеням в самый низ! Авария, будь она неладна! И вот там-то каюк и пришёл моему жопомобилю.
        Весь стол уже лежал держась за животы и утирал слёзы. А Хэдвиг так печально вздохнул и пожаловался.
        - Эхх вы, ничего вы не понимаете. Вот знаете, сколько мы с моим жопомобилем монстров передавили, а? Да я сколько булавой не перебил, вот чесслово!
        Беара, хохоча, приложила кружку об стол, расплескав её содержимое, и попыталась перекричать всеобщее веселье:
        - Да это ты ещё самого главного не рассказал! - она повернулась ко мне и указала на ухмыляющегося воина. - Идём мы, значит, исследуем подземку, карту составляем, и тут поворачиваем за угол и видим такую картину - стоит к нам спиной этот ездок и крепко держит за задницу визжащую тварь, которая безуспешно пытается вырваться, да кричит ещё на неё во всё горло: “Да заткнись ты! Терпи, щас закончу уже!” Лядь, да это всё у меня до сих пор перед глазами стоит!
        - Не, ну а чо я-то? - развёл руками Хэдвиг. - Ведь ежели жопомобиль поломался весь, то не бросать же булаву, верно?
        Его слова породили новую волну хохота, и я смеялся вместе со всеми. Может быть, если рассматривать ситуацию со стороны бедного “жопомобиля”, это было не так уж и весело, но, чёрт возьми, мы ведь просто напившиеся солдаты, гарланящие пошлые шуточки, для которых каждый выход в подземелья может стать последним! Лично у меня нет сострадания к этим тварям, и сильно сомневаюсь, что здесь кто-то не разделяет этого же мнения.
        Когда всеобщее веселье стихло, слово взял уже изрядно осоловевший Вирхем:
        - А йа вот прост взял, да и прив… применил то есь, рунир отвода глаз.
        - Ага, я тож точно также сделал, - поддакнул один из мужчин, не помню его имени.
        - А ты, Сиэрд? - спросил я у жаброида.
        Тот флегматично пожал плечами.
        - У меня с собой было зелья страха, я выпил его, поубивал иммунных к его воздействию, нашел проход и беспрепятственно спустился сюда.
        Беара навалилась на стол и заглянула мне в глаза:
        - А ты-то сам какой ступени был, когда сюда залетел?
        - Девятнадцатой.
        - О, ну не так уж и плохо. А до второго как добрался? Тоже, небось, какой-нибудь мобиль изобрёл, а?
        Собравшиеся вновь засмеялись.
        - Не-не! - встрял Леос, перекрикивая гогот. - Он там всю орду на этаже перебил и к нам спустился!
        Я широко ухмыльнулся в ответ на всеобщее веселье и бросил взгляд на другой конец стола - никакущий Гобля сидел в обнимку с таким же Кикки Тикки Пафом и что-то щебетал по гоблински. Отлично, все лавры славы достанутся мне, хе-хе! То-то будет веселье, когда все узнают, что Леос попал в самую точку!
        - А если серьёзно, - провозгласила Беара, - то я бы того молодца, который бы так по орде прошелся, хорошо-о бы отблагодарила!
        Я с озорным интересом посмотрел на девушку. Ну-ну, ловлю на слове!
        - А если будет девица? - едва ли не впервые за всё веселье подал голос улыбающийся Камбис.
        - И девицу бы отблагодарила! - не растерялась рыжая. - Чего я, не баба что ли?
        Каким-то образом умудрявшийся спать при таком шуме ребёнок наконец не выдержал и проснулся, захныкав. Все тут же притихли, давая матери возможность успокоить его. Но она не стала стеснять веселящийся народ и, подхватив малыша на руки, пожелала всем покойной ночи и ушла.
        - Думаю, скоро тебе представится такая возможность, - сказал Сиэрд Беаре, провожая взглядом женщину с ребёнком.
        Я заинтересованно подался вперёд.
        - Что ты имеешь в виду?
        Он мазнул по мне глазами, а потом повернулся к Камбису. Тот в свою очередь некоторое время в задумчивости смотрел на меня, а потом всё же пояснил:
        - Понимаешь, Сиэрд алхимик, и он сейчас работает над созданием ядовитого дыма, который мы планируем запустить на первый этаж и потравить если не всю, то хотя бы большую часть орды. Добить оставшихся не составит особого труда, а потом мы приступим к попытке взлома главных ворот. А уж если их не получится открыть, - он вздохнул, - то тогда нам остаётся только продолжать планомерно истреблять тварей и продвигаться к пятому этажу, чтобы добраться до Зала Преобразования и убить то, что там находится.
        Я задумчиво склонил голову.
        - Интересная тактика. А как вы собираетесь пустить дым?
        - По вентиляции, - ответил Сиэрд.
        - А не боитесь, что яд досюда доберётся?
        - Ну мы же не дебилы, - фыркнула Беара. - Наглухо задраим каждую дыру, ведущую как туда, так и оттуда на поверхность. Для надёжности ещё и сам зал загерметизируем. Делов то.
        - Будет немного противоядия, - добавил жаброид, - его выпьют те, кто будет поджигать мешки с ядом.
        - Вот такой вот у нас план, - подвёл итог Камбис.
        Я нахмурился и забарабанил пальцами по столешнице.
        - А яда много будет?
        - Мало реагентов, - покачал головой алхимик. - По расчётам, впритык хватит только на один этаж.
        - Хмм. А не лучше тогда применить его здесь, на втором, или вообще на третьем этаже? Тут всё-таки противники посерьёзней будут, да и отдача больше. Вон, - я мотнул головой себе за спину, - стоит хотя бы змеюку вспомнить.
        - Так то оно так, - хмуро согласился Камбис, - я и сам поддерживаю этот вариант. Вот только после вынесения этого вопроса на голосование было принято решение попытаться взломать ворота наружу.
        - Ясно, - кивнул я. - Ну что ж, тогда давайте попытаемся. Как насчёт сделать это завтра?
        - Что сделать? - не понял он.
        - Начать ломать ворота, что же ещё? - как можно беззаботнее пожал я плечами, стараясь при этом не улыбнуться.
        - Яд ещё не готов, - покачал головой Сиэрд. - На него уйдёт ещё несколько дней.
        - Ну так делай, я что, говорю что-то против? - “удивился” я. - А пока ты его делаешь, мы как раз опробуем эти ворота на прочность.
        - Ты что, дебил? - выгнула бровь Беара и раздражённо посмотрела на меня. - Тебе же чётко сказано было - без яда мы первый этаж от орды не зачистим. Так, этому столику больше не наливать!
        - Да нет, не дебил, - с улыбкой протянул я, смотря ей в глаза. - Просто я не понимаю, зачем уничтожать орду, если её там уже нет?
        - В смысле, нет? - нахмурилась девушка.
        - Я хочу сказать, - моя улыбка стала ещё шире, - что я полностью зачистил весь первый этаж и там больше нет не только орды, но и не найдётся даже самого зачуханного монстра. Всё это я сделал не без помощи Гобли, конечно же, - поспешно добавил я.
        Мой ответ выбил её из колеи и она захлопала глазами. Судя по реакции остальных, они были с ней глубоко солидарны. Те, кто слышал наш разговор и более-менее сохранил ясность сознания, тоже притихли.
        Я поднял глаза к потолку и притворно вздохнул:
        - Эхх, придётся всё с самого начала рассказывать. Ну да ладно, слушайте.
        Я отхлебнул из кружки и поведал им всю историю от момента моего пришествия в подземелья и до итогов “Пламенной битвы”. Когда закончил, уже хрипя от долгого разговора, над нами висела полная тишина, нарушаемая лишь храпом гоблинов, близнецов и молодого колдуна Вирхема.
        - Так значит, первый этаж зачищен? - на всякий случай уточнил Камбис, с недоверием буравя меня взглядом.
        Я прижал руку с кружкой к нагруднику, слегка расплескав на него вино.
        - Клянусь в этом Древними и Колыбелью, что меня породила!
        - Хорошо. - Он кивнул. - Правда это или нет мы узнаем завтра, когда пошлём туда разведчиков. Беара, возглавишь группу.
        - Конечно, Камби.
        - А теперь, - он поднялся на ноги и обвёл всех взглядом, - спать. В ближайшие дни нас будет ждать много работы, поэтому нам всем нужно хорошенько отдохнуть.
        Возражающих не было и постепенно люди начали расходиться, покачиваясь на нетвёрдых ногах и переваривая итоги столь насыщенного дня.
        - Саргон.
        - М? - Я поднял глаза на Камбиса.
        - Пойдём, я провожу тебя до твоей комнаты.
        - Хорошо.
        Кое-как встал со скамьи, я поковылял следом за ним. Некоторое время мы шли по проходу между возвышающимися над головой ящиками, пока он не вывел нас к одному из помещений склада, переоборудованных под жилую комнату, в которой не было ничего лишнего: кровать, тумбочка, да настенный шкафчик с зеркалом.
        - Туалет дальше по коридору, сразу по прямой и до конца, - пояснил Камбис. - Если совсем невмоготу, под кроватью есть горшок. Дверь в комнату запирается изнутри, но сегодня я закрою тебя снаружи. Думаю, ты понимаешь - ты чужак, мы о тебе практически ничего не знаем, помимо того, что ты сам нам поведал. Так что немного предосторожности не помешает.
        Я не стал возражать, согласившись с его здравыми доводами. На его месте я бы поступил точно также. Поэтому, после посещения уборной, я зашел в отведенную мне комнату, дождался стука затвора и только потом снял с себя сумку, ножны с Халдорном и с превеликим удовольствием стянул нагрудник. Уфф, ну и умаялся я в нём сегодня! Но, как правильно заметил Камбис, люди вокруг меня чужие, так что подстраховка не помешает.
        Избавившись от остатков одежды, я завалился на кровать и с наслаждением натянул одеяло. И когда я уже готовился было улететь в страну грёз, до моего слуха донеслось шокированное восклицание:
        - Это что же получается, я теперь должна его отблагодарить что ли??!
        Широко улыбнувшись, я дал волю воображению и провалился в безмятежный сон, практически не обратив внимания на ледяное прикосновения Баглорда.

***
        Проснувшись, я поначалу долго не мог понять, где же именно нахожусь. Мысли путались, и события вчерашнего безмятежного дня казались лишь мечтательным сном, а не явью. Но стоило лишь повернуть голову и осмотреть мою небольшую комнатку, как улыбка облегчения появилась на губах.
        Это всё было по настоящему! Слава Древним! За много дней, проведённых в подземелье, я наконец действительно нахожусь в безопасности, под надёжной защитой крепких стен, в достатке есть вода и еда, но самое главное, это наличие людей, разделяющих мою нелёгкую долю. И это очень хорошо, ведь с хорошо слаженной командой шансы выбраться отсюда живым существенно увеличились.
        С этими мыслями я встал и тут же скривился от закружившейся головы. Немного перебрал вчера с выпивкой всё-таки. Похоже, с утренней разминкой придётся повременить.
        Не особенно торопясь, я облачился в своё снаряжение, подошел к двери и толкнул её. Оп-па, открыто! А Камбис вроде говорил, что запрёт меня. Передумал, что ли?.
        Быстро посетив уборную в конце коридора, немного поплутал по извилистым коридорам, но в конце концов нашел выход в общий зал. За исключением нескольких сидящих за отдельным столом человек, здесь было довольно пустынно. Да и темно тоже - большая часть кристасветов не горела, погружая всё в пусть и довольно уютный, но полумрак.
        Я собирался было направиться к компании, как меня мягко взяли за локоть:
        - Доброе утро. - Я слегка вздрогнул и напрягся, сжав кулаки, а затем бросил быстрый взгляд сначала на маленькую ладошку на своей руке, а потом уже на её обладательницу: красивое лицо, большие глаза, томная улыбка, длинные черные волосы и милые лисьи ушки с белыми кончиками на голове. Девушка убрала руки за спину и виновато потупилась. - Извини, не хотела тебя напугать.
        Я расслабился.
        - Да нет, всё нормально. Я просто ещё не привык к обществу кого-то, помимо гоблина.
        - Понимаю. - Она вновь улыбнулась и я снова почувствовал, как моей руки коснулось что-то мягкое и шелковистое. Опустив глаза, с удивлением увидел большой чёрный хвост, также с белым кончиком, который медленно и изящно обвился вокруг своей обладательницы. - Меня, кстати, зовут Хоули.
        Мне с трудом удалось оторваться от разглядывания этого пушистого великолепия.
        - Саргон, - ответил я и тоже улыбнулся, а потом кивнул на хвост. - А ходить не мешает?
        Она лукаво прищурилась и повела бровью.
        - А тебе ходить не мешает? - и стрельнула глазками вниз по моему телу.
        Усмешка скривила мои губы.
        - Понял, тупой был вопрос.
        - В точку, господин Саргон.
        Ухх, каким тоном она произнесла фразу “господин Саргон”! Мне определённо понравилось.
        Девушка обвела взглядом зал, ненадолго остановила его на сидящей компании, а потом повернулась ко мне.
        - Ты, наверное, есть хочешь?
        - Не отказался бы.
        - Тогда пошли, - Хоули кокетливо взмахнула хвостом и развернулась, - познакомлю тебя с нашим душкой-поваром.
        Я опустил взгляд на её плавно покачивающиеся под длинной юбкой бёдра.
        - Как скажете, миледи.
        Она повела меня к левому проходу, при этом вновь посмотрев на мужчин за столом. Я тоже повернул к ним голову и кивнул в знак приветствия, отметив про себя, каким хмурым взглядом они нас проводили. Хм, надо бы порасспросить мою спутницу о её личной жизни, чтобы вдруг не оказалось, что я заигрываю с замужней дамой. Хотя тут можно сильно поспорить о том, кто с кем заигрывает.
        Я скользнул задумчивыми глазами по точеной фигурке. А ведь и одета-то она по простому: длинное платье до пят, белая сорочка с оголенными плечами да зелёный корсет на передней шнуровке. И, тем не менее, несмотря на всю обыденность наряда, она смотрелась весьма сексуально. А в сочетании с уверенной осанкой, лёгкими движениями и живой мимикой, от неё и вовсе глаз было не оторвать. Думается мне, эта лиса точно знает, что и зачем делает, и для нее далеко не в новинку манипулировать сильным полом. Что и неудивительно - с такими-то внешними данными.
        - Как называется твоя раса? - заинтересованно спросил я, следя за покачиваниями хвоста.
        - Кицея, - ответила она, слегка притормозив и повернув голову. - В честь богини плодородия и изобилия. По легенде, после яростного сражения с богом тлена Вельзевиром, Кицея была сильно ранена и была вынуждена бежать, скрывшись в густом пшеничном поле. Там её, в образе умирающей лисицы, нашел и спас обычный крестьянский парень, Армис, который, не ведая об истинной сути обнаруженного им животного, забрал его к себе домой и заботился до полного выздоровления. Кицея полюбила юного Армиса и от их союза пошла наша раса. - Девушка бросила на меня лукавый взгляд. - Так что во мне течёт божественная кровь.
        - Правда? Тогда вдвойне удивительно то, что ты не силпат. - Сказав это, я тут же поспешно добавил: - Просто я не чувствую в тебе силу, поэтому сделал такой вывод.
        Хоули нахмурила носик.
        - Я как-раз должна была получить последнюю рекомендацию у магистра Кривглазиана и после этого пройти инициацию, а оно вон как всё вышло. Так что теперь придётся терпеливо ждать, пока я не выберусь отсюда.
        - Ты не сомневаешься в том, что у нас это получится?
        - Нет конечно, - она пожала плечами. - Так или иначе, это рано или поздно произойдёт.
        Я вздохнул.
        - Мне бы твою уверенность.
        - Вот и пришли, - она подбежала к широкой двери и, взявшись двумя руками за ручку, открыла её и вбежала внутрь с весёлым криком: - Кухдик, встречай гостей!
        Я зашел внутрь довольно большого помещения, которое было насквозь пропитано разнообразными аппетитными ароматами. Длинные столы, шкафы и шкафчики, кастрюли, посуда, поварёшки, ножи, развешанные повсюду пучки зелени, чеснока да лука. Вполне себе хорошая кухня, вот только после внимательного осмотра приходило осознание, что это помещение изначально не было задумано как место для готовки еды - специальных вентиляционных вытяжек, как в той кухне, где мы ночевали с Гоблей, не было, только стандартные ходы ветродуйки; и я хоть и не строитель, но отчётливо видно, что печь, занимающая всю правую стену, сложена здесь же, на месте, причём весьма коряво - неровные блоки самодельных кирпичей, потёки раствора, дым уходит плохо. В общем, самодел, так же, как и в общем зале.
        - Привет-привет, Холли! - стоящий у печи тучный повар, в фартуке далеко не первой свежести, повернулся к нам и тепло улыбнулся усевшейся на стол девушке. Меня же в свою очередь он наградил хмурым и неприветливым взглядом. - Саргон, если не ошибаюсь?
        Я кивнул
        - Он самый.
        - Решила провести нашему новичку небольшую экскурсию и начала с самого классного места в нашей богадельне, - пояснила Хоули, поглаживая свой хвост. - Сар, Кухд, самый лучший повар, которого я знаю. Ему бы для князей да герцогов готовить, а он тут с нами застрял.
        - Охотно верю, - поддакнул я и слегка поклонился повару. - Вчерашняя трапеза была бесподобна.
        - Да ладно, - проворчал Кухд, хотя было видно, что ему приятно слышать похвалу, - это так, мелочь. Вот если бы мне продуктов да специй поразнообразней, я бы развернулся. А так, ээх. Кстати, Холли, я тебе тут гостинец приготовил.
        Пыхтя, он подошел к шкафу и достал с полки тарелку, накрытую овальной, полусферической миской с крышкой. Покосившись на меня, поднёс блюдо к девушке и снял крышку, продемонстрировав сочный кусочек тортика в оранжевом крему и с вишенкой сверху.
        - Вкусняшка! - воскликнула кицея, забрав тарелку и с наслаждением принявшись орудовать вилкой. Закатив глаза, она замычала и задрыгала ногами от удовольствия, чем вызвала широкую улыбку у повара. - Кухдик, это бесподобно! Спасибо-спасибо-спасибо!
        Девушка ненадолго повисла у него на шее, при этом активно мотая хвостом, а потом вернулась к поеданию сладости. Красный как рак повар повернулся ко мне и сдвинул брови.
        - А тебе т чего?
        - Да я не завтракал ещё, так что желудок не помешало бы чем-нибудь набить, - ответил я, косо наблюдая за тем, с какой скоростью исчезает вкусный тортик.
        - А я чего, пункт круглосуточной раздачи что ли? - проворчал Кухд, но к кастрюле всё же пошел. Едва наполнив миску супом, он плюхнул туда ложку и передал её мне. - На. И вот хлеб ещё. Впредь просыпайся со всеми и ешь, я тут обслуживать каждого прохиндея не обязывался.
        - Понял. Больше такого не повториться, - заверил я сварливого повара и принялся быстро поглощать горячий завтрак, чем вызвал очередное недовольство.
        - Кто стоя ест-то? Уйти в зал не судьба была? Иди, садись уж, да поешь нормально. Сейчас чаю с травами налью.
        Я не возражал. Усевшись за стол, быстро прикнчил небольшую порцию и только взялся за чай, налитый в пивную кружку, как в кухню зашел мужчина в поношенной кепке с коротким козырьком на голове, из под которой на затылке выбивались патлы редких волос, грязной куртке и с растрепанным шарфом на шее. Он почесал щетину, вяло осмотрел присутствующих и остановил взгляд нездоровых глаз на мне.
        - Ты, Самогон, тебя Камбис ищет. Пойдём.
        Хоули, облизывающая ложку, прыснула.
        - Самогон! Ну ты, Никс, даёшь! Он Саргон!
        - Да по барабану, - пожал плечами Никс и вновь повернулся ко мне. - Идёшь?
        - Да, конечно.
        Быстро попрощавшись с поваром и Хоули, я подхватил свой чай и направился следом за Никсом, по пути постаравшись разговорить его.
        - Никс, да? Ты местный? Давно здесь?
        - Уж не силпат-психопат, эт точно, - хмыкнул он. - А вот давненько это да. Я тут главным по складу был, груз принимал-сортировал-отгружал, пока чёрный тут всё к рукам не прибрал.
        - Чёрный? - не понял я. - Ты про Камбиса?
        - Ага, - меланхолично кивнул Никс. - О черномазом.
        - Ммм, - я отхлебнул горячий чай и окинул взглядом ряды ящиков, теряющихся под потолком. - А как, кстати, у вас обстоят дела с припасами? Неужели их так много?
        Кладовщик скривился и фыркнул.
        - Ага, как же! Такая орава всё за полгода прожрёт, а если как вчера пирушки закатывать, так и вовсе через месяца три лапу сосать будем. Хотя со всякими жиртрестами, - он ткнул большим пальцем себе за спину, - и двух хватит. Тут ж не всё съестное: много реторт, колб, табличек глиняных и прочего артефактного оборудования. В общем, заготовки, расходники да прочий хлам. Кривоглазый пердун ведь зачарованием баловался, алхимичил, руниры выжигал, а потом продавал излишки и на то жил в своей подземке. Так что вся работа кипела на пятом этаже, все его непосредственные помощники да подмастерья там обитали, а потом готовый продукт складировали в хранилища на четвёртом.
        - Вон оно как… А что тогда на третьем этаже?
        - Харомы пердуна. Гостей он туда водил, девок, родню. - В этот момент мы вышли в общий зал и Никс остановился. - Пришли. Чёрный вон, у шкафа стоит.
        - Спасибо, - сказал я уже в спину уходящему кладовщику и направился к Камбису. - Здравия! Вызывали?
        - И тебе не хворать. - Он поднял взгляд от чаши, в которую наливал воду, и внимательно посмотрел на меня. - Где пропадал?
        - Хоули показывала, где тут у вас кухня. - Я потряс кружкой с чаем. - Да и всё, в общем-то. Я только недавно проснулся.
        - А, Хоули. - Камбис поставил кувшин и повернулся ко мне, присев на стол. - Не могу не заметить, что она весьма… необычная женщина. Будь с ней осмотрительнее, пожалуйста.
        - А что, она здесь с кем-то в отношениях? - Я присел рядом с ним.
        Он слегка улыбнулся.
        - Скорее многие положили на неё глаз, а она умело пользуется их слабостями по отношению к ней.
        - Я примерно так и подумал. - Я широко зевнул и окинул взглядом полупустой зал. - Кстати, а что с группой на первый этаж? Когда отправляемся?
        - Все ушли ещё утром, а тебя с Гоблей решили не будить.
        - Да? Ясно…
        Не нужно быть провидцем, чтобы понять, что мне ещё не доверяют. Хотя глупо было бы рассчитывать на другое отношение - они вместе долгие месяцы, я же лишь новичок, слова которого ещё надо проверить. Вдруг всё сказанное вчера было лишь пьяной бравадой? И если это именно так, то такому брехуну вряд ли доверят защищать собственную спину.
        - Утром, значит. - Я допил чай и поставил кружку на стол. - Для меня утро начиналось тогда, когда проснусь, а ночь, когда лягу спать. Давно уже сбился с правильного ритма, так что немудрено было и проспать.
        - Да, в подземельях сложно уследить за сменой дня и ночи, - согласился Камбис. - Раньше было проще, все кристасветы были настроены на отслеживание смены суток, да ещё и механизм время отбивал, также как и завтрак, обед и ужин. Потом всё спуталось, конечно, но во всём этом завале, - он махнул чашей в сторону уходящих ввысь ящиков, - нашлись песочные часы, по ним-то мы и выстроили себе единый график.
        - Находчиво. Вы вообще молодцы, хорошо здесь обустроились.
        - О, у нас на это было много времени, - усмехнулся он. - Пока изолировали весь зал, сделали непроходимой вентиляцию, построили жилые комнаты, печи, установили кристасветы, с туалетом нашли решение. В это место вложены месяцы труда.
        - Кстати, насчёт туалета, - я криво улыбнулся. - Что это за вращающиеся черные горошины, которыми он наполнен?
        - Какая-то волшебная субстанция, - пожал плечами руководитель выживших. - По словам Никса, в дыру с ней выбрасывали разные отходы, брак, в общем, всё лишнее. А эти горошины всё перемалывали подчистую, растворяли и поглощали. Так что рукой их лучше не трогать.
        Услышав это, я воодушевился и уточнил:
        - Прямо всё растворяют?
        Камбис покачал головой.
        - Понимаю, о чем ты. Мы тоже думали использовать субстанцию для взлома ворот наружу, но, увы, её ничем не подцепишь, всё разлагается. А подкоп делать рискованно - мы элементарно не знаем, какой именно объём и форму она там заполняет. Так что, этот вариант остаётся на самый крайний случай.
        - Понятно…
        Ну что ж, спросить стоило.
        Кстати, а ведь есть ещё один вопрос, который я хотел обсудить с ним.
        - Камбис, заранее прошу прощения за бестактный вопрос, но ты ведь не Посланник, верно?
        Вместо ответа он закатал рукав и показал мне татуировку, опоясывающую всю левую руку - замысловатый рисунок переливался зелёным светом и создавалось впечатление, будто это туман ползёт по лабиринту пересекающихся линий.
        - Ты прав, я местный силпат.
        Я был поражен увиденным.
        - А что, дриар может быть и в форме тату?
        - Я тризарец, мой народ издревле владел знаниями о том, что сейчас называют “символогией”. Мы умеем заключать плетения под собственную кожу, и очень редко кто-то может превзойти нас в этом искусстве. - Он опустил рукав.
        - Да уж, каждый день узнаю о Древнире что-то новое. А сны тебе снятся? - вдруг спросил я и Камбис нахмурился.
        - Ты про видения, которые видите вы, Посланники, когда спите? Нет, меня они не посещают.
        Я задумчиво кивнул.
        - Спасибо за ответ.
        Вот и подтверждение моей давней теории - сновидения видят только Посланники, но никак не местные, населяющие Древнир. Почему так? С чем-то же это должно быть связано? Хотя, если честно, я не понимаю, чем мне может пригодиться эта информация - какой смысл определять, местный передо мной силпат или порождённый Колыбелью? Если только…
        Я склонил голову.
        Если только сновидения Посланников на самом деле не являются осколками их воспоминаний. Что, если большинство из нас “пришло” в Древнир из одного и того же мира? Если это так, то это шанс узнать о том, что же там произошло...
        Ворота заскрипели и начали открываться. Мы синхронно повернули к ним головы и увидели входящую в зал группу во главе с Беарой. Все выглядели измученно и подавленно, а девушка так ещё и зло. Но когда я рассмотрел, что многие из них ранены, а одного бойца они вообще тащат под руки, у меня всё похолодело. Неужели на первом этаже вновь властвует орда? Если это так, моя и так ещё нулевая репутация среди выживших будет растоптана без возможности восстановления.
        Нахмурившийся Камбис бросил на меня косой взгляд, поставил чашу и направился к пришедшим, которые устало садились прямо на пол. Я пошел следом за ним. К раненным подбежали до этого сидевшие за столом мужики, а выскочившая из бокового коридора девочка-подросток остановилась, а затем бросилась обратно.
        Мы подошли к Беаре, стоящей рядом с привалившимся к стене молодым магом Вирхемом.
        - Что произошло? - спросил у неё Камбис.
        Я внутренне сжался в ожидании ответа.
        Девушка окинула нас хмурым взглядом.
        - Да ничего хорошего, как видишь. Мы без проблем добрались до первого этажа, а вот на обратном пути попали в засаду каких-то бешеных тварей, м-мать его! Едва выкарабкались.
        - У меня закончились пустары, - виновато опустил голову Вирхем. - Не хватило на исцеление всех.
        - А ну, не наговаривай! - прикрикнула Беара и хлопнула его по плечу. - Если бы не ты, малёк, мы бы трупы принесли, а не раненых. Так что ты молодец, выложился по полной.
        - А что на первом этаже? - продолжал напряженно допытывать Камбис.
        Она исподлобья посмотрела сначала на него, а потом на меня.
        - Там всё чисто, орды точно нет. Мы даже нашли столовую, в которой произошло побоище, так там до сих пор такой духан стоит, что мама не горюй.
        У меня вырвался вздох облегчения.
        - А вот с выходом наружу не всё так гладко, - уже тише закончила девушка и перевела мрачный взгляд на раненых.
        - В каком смысле?
        За неё ответил подошедший Сиэрд.
        - В смысле там ворота намного лучше, чем наши, - он кивнул на двери в зал. - Силой тоже не выломаешь, даже если Змей в них круглосуточно долбиться будет. Магией не возьмёшь, кислотой аналогично. Все стены защищены рунирными плетениями прочности, так что подкоп исключен. Также проверили вентиляцию, но и там тоже самое.
        Некоторое время все молчали, опустив глаза в пол и предавшись невеселым размышлениям. Я всеобщего пессимизма не разделял, ведь изначально планировал добраться до пятого этажа и выполнить условия задания волшебника. Но остальным это известие далось тяжело - надежда выбраться отсюда отдалилась для них на неопределённый срок.
        К раненым подбежала девочка-подросток в сопровождении женщины, которую я видел вчера за столом, но чьего имени не расслышал за всеобщим гомоном. Она разложила перед собой объёмную сумку, из которой доставала бинты, настойки, железные шприцы с ампулами и нитки с иголками. Радует, что у них здесь есть лекарь, который не зависит от пустарной силы.
        - На самом деле, - начал говорить я и все обернулись ко мне, - если отбросить в сторону провал со взломом ворот, то всё сложилось на редкость удачно. Подумайте сами - ведь лучше, что всё выяснилось сейчас, чем если бы вы узнали обо всём после использования яда.
        - Саргон прав, - согласился Камбис. - Теперь у нас остаётся лишь один вариант выбраться отсюда - это добраться до Зала Преобразования на пятом этаже и уничтожить того, кто там засел. Сиэрд, как обстоят дела с ядом?
        - Он готов. Осталось лишь подготовить противоядия. На это уйдёт ещё несколько дней. Пойду в лабораторию и займусь этим прямо сейчас.
        Когда мы проводили жаброида взглядами, Вирхем растерянно спросил:
        - И какой этаж отравим?
        - Если позволите, я бы хотел внести замечание, - сказал я и, дождавшись кивка Камбиса, продолжил: - Вы живёте здесь, на втором этаже, уже несколько месяцев, и за это время вашими усилиями количество обитающих тут монстров заметно сократилось. Думаю, глупо распаляться на недобитков, когда можно уничтожить новый, нетронутый этаж выродков. Поэтому я считаю, что лучше потратить отраву на тварей третьего этажа. К тому же, если вспомнить, что от одного подземного уровня к другому наши противники становятся лишь опаснее, выбор становится ещё более очевидным.
        - Логично. - Беара задумчиво запрокинула голову и погладила рукояти кинжалов. - А если повезёт, то и змеюку эту убьём - насколько нам известно, она ползает минимум по второму и третьему уровню. Мы почти точно можем определить, когда она появляется здесь, так что шанс травануть её вполне неплохой.
        - Тогда решено, - подвёл итог Камбис. - Работаем в прежнем режиме - сменные тройки разведчиков для составления карты этажа и зачистки, потом, как только яд будет готов, объединяемся с “водяными” и начинаем подготовку к отравлению третьего этажа. Начнём с завтрашнего дня, а сегодня всем отдыхать. Саргон, - Камбис повернулся ко мне и протянул руку, которую я без раздумий крепко пожал, - добро пожаловать в команду.
        - Спасибо, - от души поблагодарил я.
        Он кивнул и направился к раненым, а улыбающаяся Беара подошла и закинула руку мне на шею.
        - Ну что, пламенный вояка, ты теперь один из нас! Мужики, это событие надо обязательно обмыть, так что идите к Хэдвигу, а я сейчас принесу чем промочить горло.
        Напевая себе под нос что-то весёлое и донельзя матерное, она направилась к шкафам, а мы с Вирхемом, обреченно вздохнув, подсели за столик к Хэдвигу и Леосу. Я поздоровался с ними и обратил внимание на хороший латный доспех воина, идеально подогнанный под его тело - не то что моя кираса и обноски. Но больше всего меня заинтересовал щиток из тёмного металла, который крепился на левый наплечник. Если не ошибаюсь, такой щиток называется “тарч”. Но моё любопытство вызвал не он сам, а выгравированный на нём рисунок высокой башни.
        Я уже видел этот знак - точно такой же был вытатуирован на предплечье у мастера Сидиуса.
        - Интересный у тебя тарч, - сказал я, разглядывая гравировку.
        Хэдвиг посмотрел на меня, а потом на своё плечо.
        - Ну, это не совсем тарч.
        Воин отвёл руку в сторону и тряхнул ей, словно хотел скинуть щиток с плеча. И что самое удивительное, у него это получилось - тарч переместился ему на предплечье, но при этом резко увеличился в размерах и превратился в полноразмерный треугольный щит с изображением башни посередине.
        - Ничего себе! - мои брови взлетели. - Впечатляет.
        Хэдвиг остался доволен произведённым эффектом.
        - Это не всё. Щит крепится к руке магией, нет никаких ремней. Это очень удобно, потому что остаётся свободной ладонь. Видишь? - Он отодвинул щит и показал, как сжимает и разжимает кулак, поворачивает руку.
        - Словно приклеенный, - искренне восхитился я, а потом как бы невзначай спросил: - А что означает эта башня?
        Воин нахмурился и рассеянно провёл рукой по изображению, от основания к вершине башни.
        - Да ничего особенного. Просто, это, можно сказать, родовой знак.
        Хэдвиг дёрнул рукой и щит вновь с лёгким лязгом превратился в наплечный тарч.
        - Понятно, - я улыбнулся. - Нести семейное знамя и своими деяниями прославлять свой род, это благородно и достойно похвалы. А где была твоя Колыбель? Где ты возродился? Здесь, в Рэйтерфоле?
        - Нет, - Хэдвиг покачал головой. - Я пришел с далёкого севера, из… - он резко замолчал и поджал губы. - Да это и не важно.
        - Ну да, и то верно. - Так, главное не давить, а говорить как можно естественней. - Просто я…
        - Сар! Вот ты где! - откуда ни возьмись появилась Хоули с двумя кружками в руках, взмахнула пушистым хвостом и села рядом со мной. - Держи, урвала для тебя у Кухдика рэйтерфолское тёмное, из его особо ценных запасов!
        - Спасибо, Хоули, - я натянуто улыбнулся. Вот блин, как же не вовремя ты влезла со своим пивом! - Не стоило так беспокоиться…
        - О, надо же! - Вернувшаяся с кучей кружек Беара шумно уселась за стол. - Я смотрю, наша кисучка уже запала на пламенного вояку? Чёрт, а ведь я только на пару минут отошла! Ну и шустрая же ты, кисучка! Небось, прознала про то, что Саргон и в самом деле является героем “Пламенной битвы”, а?
        Она с ухмылкой раздала всем пиво.
        - Между прочим, я не кошка, а лиса, - ядовито улыбаясь, заметила Хоули.
        - Ну, значит лисучка, один хрен! - широко ухмыльнулась девушка.
        Кицея в ответ лишь фыркнула и не стала продолжать пикировку.
        - Ну, не стану вам мешать. - Она встала и бросила на меня томный взгляд. - Ещё увидимся, Сар.
        - Конечно. - Я и поднял кружку. - И большое спасибо за пиво.
        Проводив её взглядом, я повернулся обратно к компании и наткнулся на глаза Беары, в которых за насмешкой искусно скрывалась ярость.
        - Я смотрю, ты тоже очарован нашей фурией?
        Выгнув бровь, я хмыкнул.
        - Скорее, это она мной очарована.
        - Ооо, так держать! - загорланил Леос и поднял кружку. - Однозначно наш человек!
        Все шумно поддержали это утверждение, стукнувшись над столом пенными кружками, и даже Беара, расслабившись, влилась во всеобщий гомон с весёлым задором.
        Что ж, кажется, пронесло. А то не хватало мне ещё вклиниться в конфронтацию между этими дамами! Пусть уж разбираются между собой как-нибудь без моего участия.
        - Кстати, а о каких-таких “водяных” говорил Камбис? - я тактично перевёл разговор в новое, более безопасное русло. - Да и вчера вы вскользь о них упоминали.
        Мне ответил Вирхем, заметно повеселевший после первых глотков пенистого напитка.
        - Мы так называем ребят со второго склада.
        - Второго склада? - мои брови взлетели. - А что, есть ещё один?
        Он кивнул, а Беара продолжила:
        - Во время кабздеца людей здесь расшвыряло кого куда. Часть выживших во главе с другом Камбиса обосновались здесь, а когда первый лидер погиб, главным стал наш темнокожий тризарский друг. И во время одного из рейдов выяснилось, что есть вторая группа, которая обжила второй склад. У нас тут, - она обвела кружкой зал, - в основном еда и расходники, а вот у других склад представляет собой настоящие, мать его, джунгли!
        - Да ну? - я обвёл недоверчивым взглядом собеседников, но они все утвердительно закивали.
        - Да чтоб мне сдохнуть! - отмела последние сомнения в своих словах Беара. - Понимаешь, это что-то типа оранжереи, где растут всякие редкие травки да цветочки, которые Кривоглаз пускает на эти, как их, - она пощёлкала пальцами.
        - Алхимические реагенты, - подсказал Вирхем.
        - Точно! Они самые! И чтобы всё это добро цвело и пахло в подземелье, там установлены специальные кристасветы, плодородная, усиленная магией земля, в общем, созданы все условия. Но что самое главное - у них стоит колодец с водой.
        - И поэтому вы называете их “водяными”, - я усмехнулся и отхлебнул пива. Ммм, рэйтерфолское тёмное, как всегда, бесподобно.
        - Именно. Вот с тех пор и повелось, что у нас есть в достатке еда, а у них вода; “водяным” нужно первое, а нам, как они нас называют, “проглотам”, второе. Так что временами между нашими складами ходит караванчик и мы проводим, так сказать, культурный обмен. Ну и совместные вылазки иногда бывают, но редко.
        - Ясно, - я задумчиво нахмурился. - Но зачем так рисковать, каждый раз совершая бартер, когда можно было бы собрать все припасы, перетащить их к водяным и жить всем вместе?
        - Ничего ты в этой жизни не понимаешь, брат, - насмешливо протянул Леос. - Ты забываешь, что мы в течение долгого времени обживались здесь, а они там. У нас появился один лидер, а у них другой, и каждый строил свою собственную вертикаль власти. - Плут откинулся на спинку стула и хмыкнул. - А властью так просто не делятся.
        - Ну, Леос утрирует, - повела глазами Беара. - Но определённый конфликт интересов был, эт точно.
        - Хм. Ну да, тогда всё понятно, - сказал я и погрузился в размышления.
        Значит, среди выживших тоже не всё так гладко, как казалось на первый взгляд. Вот она, человеческая природа - даже под угрозой вымирания каждый тянет одеяло на себя, не желая ущемлять свои интересы. Пусть лучше другие прогибаются, а мы подстраиваться не намерены.
        Всё, как и везде.
        - Ты, кажется, не договорил?
        - А? - Я повернулся к Хэдвигу. - А, точно! Совсем забыл. Я просто хотел сказать, что уже видел этот… - Хотел было показать на тарч, но замер в ступоре. Что за шхайрат? Когда он успел снять доспех и переодеться? Я с подозрением покосился на свою кружку. - Эээ, кажется, моё пиво какое-то странное. Ты ведь буквально недавно был в доспехе, верно? Или это я уже свихнулся?
        Воин улыбнулся.
        - Да нет, всё нормально. Это просто вот, - буквально на моих глазах на нём появился тот самый полный доспех.
        - Но как?! - вырвалось у меня.
        - Это грань такая, - пояснил Хэдвиг, - “Вторая кожа” называется. Надеваешь, например, боевой комплект, он “запоминается” дриаром, и ты можешь в любой момент “убрать” его за ненадобностью во что-то типа пространственного кармана, оставшись во втором комплекте повседневной одежды. Эту грань можно “качать” раз в ранг, и максимум может быть пять комплектов. Очень удобная штука, не надо в спешке напяливать на себя всё это железо при тревоге.
        - Действительно, очень полезная грань, буду знать... - Я перевёл взгляд на тарч и нахмурился. - Блин, я так никогда не договорю! В общем, я уже видел этот знак, башню.
        Хэдвиг перестал улыбаться.
        - И где же?
        - Да татуировку на предплечье видел, один в один твой родовой знак.
        Воин подался вперёд, не сводя с меня внимательного взгляда.
        - И у кого же она была?

“Может, не стоит говорить? - мелькнула запоздалая мысль. - Не создам ли я этим проблем мастеру? Хотя, мы же заперты в подземельях. А вот раздобыть информацию не помешает. Во всей этой странной истории наверняка что-то замешано, что-то крупное. Стоит рискнуть.”
        - В Пепелке живёт старый мастер меча, Сидиусом звать. Когда я проходил у него обучение, то случайно и увидел тату.
        - Сидиус, говоришь. - Хэдвиг откинулся на спинку стула. - И он тебя учил? Любопытно… - словно спохватившись, он натянуто улыбнулся. - Скорее всего, это обычное совпадение. Не бери в голову.
        - Ну да, - мне едва удалось сдержаться и не выказать своего разочарования, - я именно так и подумал.
        Крепкий орешек, так просто не расколешь. Ну ничего, времени у меня предостаточно, рано или поздно я вызнаю у него всё, что нужно. Никуда он не денется…
        - Кстати, Хэдвиг, - встрепенулся я, - а ты не можешь научить меня бою со щитом? Хочу освоить эту технику, но из противников у меня были только монстры, а не умелые бойцы.
        - Я не против, почему нет. Можно даже прямо сейчас спарринг устроить. Вот только, - он скривился, - перед этим заменим ту убогость, которую ты называешь “щитом”.
        Я ухмыльнулся.
        - О, не возражаю!

***
        Уставший, но безумно довольный, с синяками и ссадинами по всему телу, я зашел в отведенную мне комнату и с облегчением скинул кирасу. Ножны с кинжалом положил на стол, а вот с Халдорном на всякий случай поставил у стены рядом с кроватью. Нож также решил спрятать под подушкой, мало ли что. Доверяй, как говориться, но проверяй. К тому же, всегда нужно быть готовым к нападению, особенно если ты заперт в подземельях кишащими кровожадными монстрами.
        Я только снял сорочку, как в мою дверь кто-то постучал.
        Несколько секунд я буравил взглядом вход, а потом вытащил из ножен кинжал, спрятал руку с ним за спиной и пошел открывать дверь.
        - Привет, пламенный вояка! - На моём пороге с ухмылкой стояла Беара. - Не впустишь даму внутрь? У меня есть вино.
        Поначалу я остолбенел от удивления, но потом быстро взял себя в руки.
        - Да, конечно. Милости прошу в мою скромную лачугу.
        Когда она вошла, я запер за ней дверь, а потом незаметно положил кинжал на стул. Обернувшись, увидел, как она ставит на стол кувшин и наполняет чаши алым напитком. Я подошел и принял из её рук вино.
        - За что пьём? - я посмотрел ей в глаза.
        - За твоё везение, пламенный вояка, - с улыбкой ответила Беара и сделала глоток вина.
        - Да? - Я тоже улыбнулся. - И в чём же мне повезло?
        - В том, - она поставила чашу на стол и приблизилась вплотную ко мне, - что я необдуманно пообещала как следует отблагодарить того, кто зачистит весь первый этаж. А своё слово я держать умею.
        Беара запрокинула руки мне на шею и страстно впилась в губы...
        Глава 5
        ГЛАВА 5.
        Лезвие кинжала просвистело прямо у моей шеи. Чёрт! Не успей я вовремя отпрянуть, всё могло бы закончится весьма плачевно. Я разорвал дистанцию и, воспользовавшись моментом, быстро вытер тыльной стороной ладони катящиеся по лбу капли пота. При этом ни на мгновение не сводил напряженного взгляда со своего соперника, стоящего в боевой стойке с двумя кинжалами наизготовку, и мягкой, пружинистой походкой обходящего меня по полукругу. И не успел я как следует перевести дух, как он молнией сорвался с места, резко ушел влево и до упора вытянул правую руку, в полуприседе нанося колющий удар в живот. Я выгнулся, уводя корпус назад, и опустил левую руку с ножом, стараясь неуклюже отпарировать вражеское оружие.
        Есть, получилось!
        Какого?!..
        Краем глаза я заметил начало движения, но не успел отреагировать.
        Противник плавно продолжил свою атаку, ударив второй рукой, в которой сжимал клинок обратным хватом - лезвие коснулось моего левого предплечья и устремилось вверх, разрезая всю руку, а в завершение ставя точку ударом в горло.
        Всё, это конец. Я убит.
        - Комбо-о!!! - весело закричал кто-то и на меня обрушился гомон, свист, аплодисменты и улюлюканье наблюдающих за поединком людей.
        - Шманилка снова побить Самагошку! - хохоча, надрывался Гобля, а клыкастые братья-близнецы Дуран и Далбал активно его поддерживали. - Самагошка лапу-у-ух!
        Кисло улыбнувшись, я выпрямился и посмотрел на своего соперника - а если быть более точным, на соперницу: худощавая русоволосая девочка со светлыми глазами и вздорным носиком, у которой едва начала расти грудь.
        Какой позор - быть побеждённым подростком, да ещё и девчонкой! А ведь она даже не силпат!
        - Молодчина, Шанни! - Беара обняла одной рукой девушку за шею, прижала к себе и потрепала по голове. - Победила взрослого мужика тридцать девять раз! Далеко пойдёшь, красотка, не зря тебя муштровала.
        - Думаю, ей нужно преподать ещё парочку уроков, - с милой улыбкой заметила Хоули, - чтобы, когда подрастёт, мужиков ещё в одном деле разить наповал. Вот тогда она будет вдвойне бесподобна. Если хочешь, Шанни, могу рассказать тебе некоторые профессиональные секреты.
        Воительница покосилась на кицею, а потом на покрасневшего подростка, и усмехнулась.
        - Ну, на самом деле лисучка права, - вдруг ко всеобщему удивлению согласилась она. - Я в этом деле прямая, как штык, так что все эти женские штучки не ко мне.
        - Мне тоже, значит, это не надо! - торопливо заговорила Шанни. - Хочу быть похожей на тебя!
        - А вот и неп-равильно, - Беара зажала пальцами нос девочки и покрутила. - Ты должна быть не похожей на меня, а быть лучше, намного лучше меня! Так что всё, прямо сейчас топай учиться у лисучки. Возражения не принимаются!
        Шанни с надеждой посмотрела на меня:
        - Дядь Саргон, а может, ещё по раунду, а?
        Я вяло покачал головой:
        - Не, Шаня, мы и так с тобой пятьдесят боёв отпахали, надо и передохнуть. И ты молодец, отлично сражаешься.
        Я показал ей большой палец вверх и она радостно улыбнулась. А потом её увела Хоули, что-то нашептывая ей на ухо и помахивая хвостом в предвкушении предстоящего образовательного процесса. Хорошая девчушка, за которой благодаря Тыждаку закрепилось прозвище “Шманилка”, или иначе “Шманя”. Она действительно во всём старалась быть похожей на Беару, найдя в той образец для подражания. Даже свои волосы укоротила по плечи, не говоря уж о тренировках с кинжалами. И воительница всячески поддерживала её начинания, фактически став ей старшей сестрой.
        - Так, а теперь ты! - Беара подошла и смерила меня оценивающим взглядом.
        Вот чёрт, и до меня добралась…
        - Шутка ль в деле, выиграть у девчонки всего одиннадцать раз! Ответь - ты силпат или его жалкое подобие? Да как ты вообще с такими-то навыками умудрился в “Пламенной битве” победить, ума не приложу!
        - Тогда я был вооружен своим профильным оружием, а не двумя кинжалами. - Я продемонстрировал ей тяжелые тренировочные болванки, которые всё ещё держал в руках. - К тому же, ты тренировала Шаню в течение нескольких месяцев, а от меня после первых же боёв на незнакомом мне оружии сразу требуешь идеального результата? Это глупо.
        - Да причем здесь кинжалы - дело в реакции! Ты видишь движения противника, но не успеваешь на них среагировать! Тебе катастрофически не хватает ловкости! Да повстречай ты хоть одного достаточно ловкого противника, а не безмозглого монстра, и всё, ты труп!
        - Этого “достаточно ловкого” я встречу с мечом наголо, со щитом и в толстой броне, - раздраженно огрызнулся я, садясь на стул.
        Беара закатила глаза.
        - Да пойми же наконец, что без развития атрибута “Ловкость” ты будешь увальнем и очень посредственным бойцом.
        Вздохнув, я вынужден был признать её правоту.
        - Да знаю я всё. Просто ещё не было возможности прокачать её как следует. Мне как-то всё больше Силы да Выносливости не хватало, ну и Силы Духа. Сейчас с ними всё нормально, так что обещаю взяться за Ловкость.
        - Ты забываешь, что ты не только силпат, но и человек. Ловкость можно поднять на должный уровень вполне общепринятыми способами - через тренировки. А уж потом закрепить всё очками атрибутов.
        - Она дело говорит, - поддакнул покачивающийся на стуле Леос и я бросил на него хмурый взгляд.
        - Ну хорошо, это я понял. Что-то ещё?
        - Да, - кивнула Беара. - Твоя левая рука.
        - А что с ней не так? - сдвинув брови, я опустил глаза на предмет разговора.
        - Ты не умеешь ей пользоваться, - пояснила воительница. - И поэтому в бою твоя слабая сторона именно левая. И Шанни этим нагло пользовалась. Не спорю, ты приноровился использовать щит и слегка выровнял дисбаланс, но если его не будет, а? Или, например, тебе отрубят к Феру правую руку? Ты что же, тогда сразу сдашься?
        - К Феру? - переспросил я. - Это ещё что такое?
        - Гора так на западе называется, - с готовностью ответил Леос. - К ней или на неё часто посылают. Ну, знаешь, это тут в Древнире как послать на…
        - Я понял, спасибо, - я поморщился и повернулся к Беаре. - Про руку тоже всё ясно. Что ты предлагаешь?
        - Тренировки, - пожала та плечами. - Как с мечом, так и с непрофильным оружием. А потом, как будут свободные униары, возьмёшь однотактовую грань “Амбидекстр”, чтобы вообще в идеале владеть и правой, и левой рукой с одинаковой скоростью и эффективностью.
        Я вздохнул.
        - Ну, не имею ничего против.
        - Вот и хорошо. - Беара была удовлетворена ответом. - Тогда отдыхай пока, потом продолжим тебя гонять, пламенный вояка.
        Я устало откинулся на спинку стула и окинул взглядом зал, где все занимались своими делами: кладовщик Никс с мужиками, лишенные зрелища избиваемого девочкой взрослого силпата, вернулись за стол рубиться в карты; Хоули в углу что-то вдохновенно рассказывала развесившей уши и распахнувшей рот Шанни; Леос со скучающим лицом качался на стуле, наблюдая за тем, как Хэдвиг затачивает свой меч; Джулия играла в манеже со сыном; близнецы с гоблинами просто пили, благо, запасов алкоголя здесь было намного больше, чем простой воды, ну а Камбис с молодым магом Вирхемом сидели и тихо обговаривали теорию развития магразийского языка и последующее разветвление в школах магии. Не было разве что Сиэрда и лекаря Саберс, которые занимались производством противоядия от собственного же яда, да ещё повара Кухда, вечно пропадающего на кухне и с неохотой её покидавшего.
        За те пять дней, что я нахожусь здесь, мне удалось более-менее узнать практически всех. Хотя стоит признать, что существенную часть свободного времени времени я всё же проводил среди силпатов - что поделать, с ними у меня было гораздо больше тем для разговоров, чем с простыми людьми. Но, несмотря на это невольное разделение, мы все вместе участвовали в рейдах по зачистке подземелий, и это общее дело объединяло нас. К слову, мой персональный счёт пополнился ещё пятью убитыми тварями на сто шестьдесят три униара в общем. Так что охотится в группе было в разы эффективнее, чем в одиночку.
        Я перевёл взгляд на Беару, наливающую себе в кружку воду.
        После того, как мы с ней переспали, она остаётся у меня каждую ночь. Скрывать этот факт она, в своей манере, не стала, и все были в курсе наших отношений. Хотя, я бы не сказал, что это любовь или вообще что-то серьёзное, нам просто хорошо друг с другом, особенно в плане секса. Так что никаких особенных держаний за ручку, нежных объятий и поцелуев на публику у нас не было. И это очень хорошо, ведь будь иначе, на беднягу Вирхема сталоб совсем жалко смотреть - молодой чародей влюблён в воительницу, словно котёнок, и страшно ревнует её ко мне.
        От размышлений меня отвлекли открывающиеся ворота. Я было безразлично посмотрел на вошедших, но потом с удивлением понял, что не знаю их: полная женщина с каштановыми, заплетёнными в косу волосами, и беловолосый бледный воин со впавшими щеками, вооруженный двумя саблями, что сейчас покоились в ножнах на боках.
        - Дора! - Камбис поднялся из-за стола и направился к пришедшим.
        - Камбис! - Женщина широко улыбнулась и распахнула объятия. Они обнялись как старые, добрые друзья. - Рада тебя видеть!
        - И я тебя. Жут. - Он пожал руку воину. - Но что вы здесь делаете? Не ожидал увидеть тебя лично. И вы пришли вдвоём?
        - Нет, мы разошлись с моей группой на развилке - они пошли дальше, а мы уж к вам. А то, что лично, - она развела руками, - неважно себя чувствую, вот и пришла на поклон к твоему лекарю.
        - Ясно, - кивнул Камбис. - Пойдёмте за стол. Мы уже ужинали, но вам что-нибудь сообразим.
        - Было бы неплохо.
        Заинтересованный, я встал и решил подойти к ним поближе. При более внимательном рассмотрении я заметил висевшую на боку у женщины пращу и оттягивающий пояс мешочек, тихо позвякивающий при ходьбе. Руки у неё были мозолистые, черты лица грубые, было заметно, что она страдала лёгкой одышкой. Я перевёл взгляд на её напарника - ведёт себя расслабленно, но ладоней с рукоятей сабель не убирает, а его цепкие бледно-голубые глаза медленно обводят помещение. Когда наши взгляды встретились, я внутренне поежился - я точно знал, что на меня смотрит хладнокровный убийца. Этот Жут напомнил мне маньяка Лаксуса, терроризировавшего силпатов Рэйтерфола.
        - Я смотрю, у “проглотов” пополнение, - заметила Дора, рассматривая меня.
        Камбис кивнул.
        - Да. Двое. Гоблю ты знаешь, а это Саргон. Он тоже послан сюда Кривглазианом, как и остальные.
        - А, так это по его милости мы вновь составляем карту этажа? - хмыкнула женщина. - Будь проклят этот кривоглазый ублюдок и его путающие заклятья.
        - И не говори. А как дела у “водяных”?
        - Ааа, ничего особенного, - она махнула рукой и подтянула к себе поставленную на стол чашу с окороками и кружку с пивом. - Девки ухаживают за растениями, а мужики ухаживают за девками. Правда, в последнем рейде бойца потеряли, но невелика потеря - задохликом был тем ещё, только зря машну проедал.
        - Хм. Понятно. - Камбис сложил руки на груди. - В любом случае, ты вовремя появилась.
        - Есть новости? - отрывая кусок мяса зубами, догадалась Дора.
        - Как в воду глядишь. - Глава “проглотов” улыбнулся. - Первый этаж зачищен.
        - Правда? - Перестав жевать, она подалась вперёд. - Как?
        Камбис указал на меня.
        - Саргон с Гоблей постарались. Но это ещё не всё - мы уже проверили ворота наружу и потерпели фиаско.
        - Вот оно что, - Дора бросила в мою сторону хмурый взгляд. - Значит, травить ядом будем другой этаж.
        Она не спрашивала, она утверждала.
        - Верно. Третий. Сиэрд уже закончил с ядом и сейчас готовит противоядия. Так что всё весьма удачно повернулось - соберём караван и завтра отправимся к вам за водой, а заодно ещё раз пройдёмся по плану изоляции склада. Думаю, уже на днях начнём потравку.
        - Хорошие вести, - крякнула женщина. - Не грех и выпить за такие.
        - Саргон! - раздался окрик Беары и я повернулся к ней. - Ты отдохнул? Тогда дуй на тренировку!
        - Уже иду.
        Я бросил последний взгляд на “водяных” и коротко кивнул им, а потом вернулся к своему столу и взял болванки кинжалов. Подойдя к Беаре, указал на всё так же безмолвно сидевшего беловолосого.
        - Это что за тип такой?
        - О, этот Жут жуткий чел, - коротко глянув в его сторону, ответила воительница. - Своими саблями орудует, словно демон. Я бы не прочь скрестить с ним клинки, но он не участвует в спаррингах.
        - А чего молчит?
        - Так у него языка нет. Немой он.
        - Хм. Ясно. А женщина?
        - Дора главная у “водяных”. Жесткая бабенция, и пращник отменный. Но так-то она ботаничка, раньше за растениями следила, так что главной на том складе сразу была. А ворота у них вечно закрытые были, поэтому, когда грянул кабздец, она и её работницы комфортней всех его пережили. Ну а потом, когда другие уцелевшие к ним набились, жестко пресекла поползновения к власти и отстояла своё верховодство. Такие дела.
        Я задумчиво рассматривал главу “водяных” и её цепного пса. Вот так характеристика у этой дамы. И это бывшая ботаничка? И правду говорят, что критическая ситуация помогает проявиться ранее неизвестным талантам.
        - Всё, хватит лясы точить, - Беара положила ладони на рукояти учебных кинжалов, - давай тренироваться.
        Я кивнул и занял боевую стойку.

***
        Я лежал на кровати, закинув одну руку за голову, а другой приобнимал тихо посапывающую на моей груди Беару, которая развалилась в своё удовольствие. Поглаживая её по плечу и вдыхая запах разгоряченного женского тела, я смотрел в потолок и лениво прислушивался к беспорядочно текущим в голове мыслям. Так продолжалось до тех пор, пока я не зацепился за одну особо интересную и не озвучил её:
        - Бера?
        - М?
        - Тебе снятся сны?
        - Сны? - она приподняла голову, посмотрела в моё задумчивое лицо, а потом снова легла. - Ну да, бывает. Только нечасто.
        - А какие? Что ты в них видишь?
        Девушка пожала плечами.
        - Много чего. В основном это какие-то бессвязные обрывки, без цельной картины. Я такие практически не запоминаю. - Беара замолчала и провела ладонью по моей груди. Потом, вздохнув, тихо призналась: - Хотя, знаешь, есть один сон, который мне постоянно снится.
        - Расскажешь его? - заинтересованно попросил я.
        - Ну, в нём мало приятного. - Скосив глаза, я видел, как она закусила губу. - Просто это не совсем сон, а скорее кошмар... В общем, он идёт от лица девушки, я словно вижу всё её глазами. Мир, где она живёт, отличается от нашего - там есть очень высокие дома, а некоторые из них даже стеклянные, представляешь? Такое ощущение, словно они пронзают небеса. А ещё люди ездят не на лошадях, а в железных коробках, работающих при помощи механизмов. И не только ездят, но и летают! Только там уже не коробки, а стальные птицы. Это здорово. - Чувствую кожей, как Беара улыбнулась, но через мгновение улыбка погасла. - Я не знаю, как зовут эту девушку. Она живёт одна, много читает и интересуется всем на свете. Такая милая, скромная, тихая. Но она очень весёлая, знаешь? Вот только друзей у неё мало. По крайней мере, в том городе, где она живёт. А вот в тех мирах, куда она умеет перемещаться, их много. И во время этих путешествий девушка перевоплощается в другие образы, в основном бунтарские и дерзкие, чем-то даже похожие на меня. Так необычно… А ещё, в родном мире, она работает учительницей, преподаёт литературу. У
неё на уроках всегда так оживлённо, беззаботно, все улыбаются. Но потом… - Беара собрала ладошку в кулак и спрятала под подбородок, прижав руку к своей груди. - Потом всё изменилось.
        Почувствовав охватившее её напряжение, я мягко сжал хрупкое плечо, показывая, что она не одна, я здесь, я рядом. Это помогло и она немного расслабилась.
        - Всё изменилось, - эхом повторила Беара. - Яркие краски словно начинают умирать, и им на смену приходят тёмные и серые. Людей на её уроки приходит всё меньше, и меньше. Больше никто не улыбается и не веселится. Железные птицы летают всё реже и реже, а машин на дорогах практически нет. Она идёт по улице и видит страх в глазах редких прохожих. Вокруг безмолвная паника и печаль. - Её голос становился всё тише и тише, пока не превратился в шепот. Из краешка глаз выкатилась слеза и заскользила по щеке. - И однажды она приходит в школу, заходит в свой класс, а там никого нет. Лишь пустые парты.
        Беара замолчала и мы несколько минут лежали в абсолютной тишине. Потом она вытерла слёзы и фальшиво рассмеялась.
        - Ну вот, намочила тебя, пламенный вояка! Знакомы всего ничего, а уже видишь, как я плачу. Расскажешь кому и я тебя убью, так и знай.
        - Буду нем как рыба, - я натянуто улыбнулся и чмокнул её в нос.
        - Вот и хорошо. - Беара улеглась на мне поудобнее и через некоторое время тихо сказала: - Спасибо. За то, что выслушал. Никому не рассказывала этот странный сон. Мне стало даже как-то легче.
        - Пожалуйста, - также тихо ответил я. - А теперь спи, завтра нам ещё караван сопровождать.
        Девушка глубоко вздохнула.
        - И то верно. - Её нежные губы коснулись моей груди. - Покойной ночи, пламенный вояка.
        - И тебе ласковых снов, Бера.
        - Бера, - сонно, с улыбкой пробормотала воительница. - Мне нравится…
        К ней Баглорд пришел первым - дрожь прошлась по её телу и она по привычке сжала пальцы ног и крепко обняла меня. Вскоре дрожь утихла, дыхание выровнялось и тело расслабилось. Беара погрузилась в глубокий сон.
        Я же ещё долго не мог заснуть, прокручивая в голове услышанный рассказ и сопоставляя его с обрывками собственных воспоминаний.
        Нет никаких сомнений - в своей прошлой жизни я жил в том же самом мире, что и девушка из снов Беары. И вполне возможно - я посмотрел на мирно спящую на моём плече воительницу - что эта безымянная учительница является предыдущим воплощением Беары. А это значит, что как минимум у двух Посланников в Древнире общее прошлое и мы родом из одного мира.
        Но тогда вопрос остаётся открытым - что же там всё-таки произошло?..

***
        - Дуран! Далбал! Черти волосатые, давайте шустрее к выходу! - ругалась Беара. - Пора выдвигаться!
        Я стоял рядом с Хэдвигом, Камбисом, Дорой и Жутом, наблюдая за тем, как клыкастые близнецы, “запряженные” в наполненную припасами и пустыми бочками для воды большую телегу, катят её к воротам. Им в этом деле помогал Леос и один из разведчиков, Элор. Рядом с ними с кислой рожей возился Никс, сверяясь со списком в руках.
        - Саберс говорит, тебе лучше остаться у нас на лечение, - повернувшись к главе “водяных”, тихо сказал Камбис. - И я поддерживаю её предложение.
        Та нахмурилась.
        - Чушь! Я не буду торчать у вас, пока мои люди будут готовиться к заварухе.
        - С изоляцией склада Норвик справится и без тебя, ты же знаешь, - мягко возразил тризарец. - Не зря же ты его натаскивала. А вот со здоровьем лучше не шутить.
        Женщина скривилась.
        - Проболталась лекарка, значит.
        - Дора, - Камбис вздохнул, - я ценю твое рвение, но если ты не позволишь Саберс помочь, то у тебя отнимутся ноги. И в этом случае толку от тебя уж точно будет меньше всего. К тому же, ты будешь тормозить караван.
        - По живому режешь, - она горько усмехнулась. - Бес с тобой, останусь на несколько дней. А ведь как было бы проще, если бы волшба твоего магика лечила болезни!
        - Да, в этом ты права.
        Став невольным свидетелем этого тихого разговора, я хмуро обдумывал услышанное. Ещё вчера заметил, какой шаркающей походкой передвигается железная глава “водяных”. Но при этом она старалась держаться уверенно и всем своим видом не выдавала слабости, что съедает её изнутри. Всё-таки, возраст постепенно брал причитающееся ему, и поделать с этим ничего нельзя. По крайней мере здесь, в подземельях, где нет сильного мага или алхимика, могущего справиться с болезнями, которые разят не хуже клыков и когтей.
        Вот и ещё одна причина побыстрее выбраться отсюда.
        - Становись! - прервал мои размышления зычный приказ Беары.
        Все встали по заранее определённым местам: северянин Хэдвиг с Камбисом во главе отряда, в середине телега с близнецами, слева Беара с Вирхемом, справа Леос с Элором, а я замыкал шествие, охраняя тыл. Гобля с собратом Кикки должны были идти чуть впереди, чтобы разведывать обстановку и предупреждать нас в случае опасности.
        - Все готовы? - Беара окинула отряд внимательным взглядом. - Тогда вперёд! И молитесь Древним, чтобы змей не выполз нас поприветствовать!
        Ворота открылись и наш караван в полной тишине отправился в путь.
        И вновь мы топтали ногами мрачные дороги подземелий, до рези в глазах всматривались во тьму коридоров и с усилием прислушивались к окружающим нас звукам, пытаясь обнаружить среди них дыхание затаившихся обитателей глубин. Всю дорогу до цели каждый из нас был напряжен, словно туго натянутая тетива. Масла в огонь подливала наша телега, которая, несмотря на хорошо смазанные колёса, производила достаточно много шума, к тому же столь схожего со звуком шуршания чешуи о каменные стены. Поэтому часто приходилось останавливаться, чтобы убедиться в том, что это всего лишь игра нашего воображения. Но никто не смеялся над чрезмерной паранойей, витающей над отрядом - каждый понимал, что в состоянии постоянного ожидания засады никакая предосторожность не будет излишней.
        В этот раз нам повезло - напасти миновали стороной и мы без происшествий добрались до пункта назначения. Но лишь встав вплотную к воротам, мы позволили себе немного расслабиться и выдохнуть с облегчением.
        Я с интересом осмотреля - вход на склад “водяных” был меньше, чем у “проглотов”, но защитных рун на воротах было несравнимо больше. Хотя это-то как раз и понятно, ведь чтобы поддерживать комфортную атмосферу в цветущем саду, стандартным защитным набором вряд ли обойдёшься.
        Камбис вышел вперёд и приблизился к воротам, по пути стягивая с шеи свой медальон. Намотав цепочку на кулак, он прижал монету с символом к центральной руне, проходящей посередине створок. По выгравированным волшебным знакам прошлась сияющая волна и двери дрогнули, приоткрываясь вовнутрь. Близнецы уже было тронули телегу с места, но Камбис поднял руку, останавливая их. Некоторое время он всматривался в образовавшуюся между створками щель, а потом быстрым движением извлёк из ножен скимитар и глухим голосом приказал:
        - Хэдвиг, Саргон, со щитами вперёд! Беара и Вирхем позади меня, гоблины с луками по бокам у стен, Леос и Элор - тыл!
        Поудобнее перехватив щит и выхватив клинок, я подбежал к Хэдвигу и встал рядом с ним, закрыв собой Камбиса. Пока строились остальные, я пытался хоть что-то рассмотреть в глубинах склада “водяных”, но неудобный ракурс не позволял этого сделать. Но пусть я ничего не видел, зато чувствовал.
        Запах.
        Сквозь приоткрытую дверь тянуло запахом палёной плоти.
        - Открывайте дверь и выдвигайтесь на десять шагов вперёд, мы за вами, - негромко сказал Камбис.
        Коротко переглянувшись с северянином, мы практически одновременно налегли каждый на свою створку, оттолкнули их в стороны и забежали внутрь. В нос ударила смердящая смесь из гари и свежепролитой крови, глаза защипало. Невольно задержав дыхание, я замер в боевой позиции и во все глаза смотрел на открывшееся мне жуткое зрелище: догорающие, изломанные деревья, свисающие со стен стебли изодранных вьюнов, покрывающие пол и истекающие зелёным соком лианы, среди которых валяются ошмётки исходящих паром человеческих тел вперемешку с останками разорванных на части тварей.
        Я стоял, опустив щит, и медленно переводил взгляд с одного окровавленного обрубка на другой. И чем дольше я смотрел, тем явственнее перед моим внутренним взором проявлялось видение устилающих землю голых тел самых разных видов, форм и размеров, которые обагряло своим фиолетово-розовым сиянием умирающее солнце...
        - Вот Лядь!..
        Вздрогнув, я вынырнул из тенет поглотивших меня образов и обернулся - Беара стояла и сжав зубы смотрела на оторванную по локоть руку у своих ног. Я отвёл взгляд и перевёл дыхание. Надо собраться и осмотреться, противник ещё может быть здесь.
        Стоило мне об этом подумать, как по разрушенному залу разнёсся бешеный вопль:
        - Камбис!!!
        Вскинув щит, я резко повернулся в сторону заваленного обломками прохода, из которого лихорадочно выбирался перемазанный копотью, кровью и соком лиан мужчина. Сжимая в дрожащих руках меч, он с безумными глазами глазами побежал к нам, но я преградил ему путь и закричал:
        - Стой на месте! Не приближайся!
        Перепуганный мужчина резко затормозил, поскользнулся и упал на спину. Выставив перед собой клинок, он попытался отползти назад, но его рука постоянно срывалась с покрытой слизью лианы, а дергающиеся ноги не находили опоры. Немного совладав с паникой, он вперил взгляд в Камбиса и срывающимся голосом залопотал:
        - К-камбис, это я, Норвик!.. Камбис, о-он был здесь! Был! Ты, ты должен мне поверить, Камбис! Должен поверить!
        Камбис сжал моё плечо и отодвинул меня в сторону. Присев на корточки, успокаивающе поднял руку.
        - Это я, Норвик, это я, успокойся, пожалуйста. Дыши глубже. Вдох, - он шумно втянул носом воздух и медленно выдохнул, - и выдох. Дыши, дружище, давай. Вот так, хорошо. Молодец… а теперь скажи мне, Норвик, о ком ты говоришь? Кто был здесь?
        - Д-дориан, - выпучив глаза, дрожащим голосом ответил Норвик. - Здесь был Дориан, Камбис! Я видел его собственными глазами! Это он! Точно он!
        Я видел, как мгновенно напряглись мышцы на шее у Камбиса. Резко встав, он с рычанием бросился к выходу и помчался по коридору.
        - За ним! - рявкнула Беара и бросилась вдогонку, и я без раздумий ринулся следом.
        Мелькали коридоры и повороты, за спиной оставались десятки развилок, сокращался путь через практически выломанные на бегу двери. И через несколько долгих минут этого бешеного марш броска мы свернули в прямой проход, который вывел нас к широкой, окованной металлом двери с массивным колесом вентиля посередине.
        Словно налетев на невидимую стену, я резко остановился и замер, как вкопанный.
        Тяжело дыша, Камбис взялся за прямоугольную дверную ручку.
        - Камби, - напряженный Хэдвиг сделал шаг вперёд. - Не стоит этого делать.
        Тот бросил на него короткий взгляд через плечо.
        - Нет, стоит, - он шумно сглотнул. - Необходимо убедиться. Будьте наготове.
        Вместо ответа Хэдвиг поднял щит и занёс для удара клинок.
        Камбис ещё некоторое время медлил, а потом решительно дёрнул за ручку и дверь немного приоткрылась. Он на долю секунды замирает, а потом одним движением распахивает стальную дверь и вбегает внутрь, и сразу за ним скрывается Хэдвиг и Беара.
        Я вижу, как порог переступает Гобля, и с бешено бьющимся сердцем захожу следом.
        Кухня, заставленная валяющимися мешками с солью и разнокалиберными ящиками, пол у входа покрыт щедро рассыпанным перцем, а у стены стоят обломки стола, подогнанные под ширину дверного проёма. Камбис скрывается в ближайшем проходе, ведущим в кладовые помещения, слышится шум падающей на пол кухонной утвари и ломаемых досок. Выбежав оттуда, он устремляется к следующей кладовой и всё повторяется. Когда он вновь вышел к нам, то его лицо было перекошено от ярости. Словно сорвавшийся с цепи зверь он набросился на стоящие вокруг ящики, рубил их мечом и ломал ногами, крушил шкафы и кричал:
        - Где он?! Где эта тварь?!! Как это могло произойти?!!! - он повернулся к нам. - Как ВЫ это допустили?!!!
        Заметив краем глаза, как дёрнулся Гобля, я положил ему на плечо руку и крепко сжал. Он повернулся и посмотрел сначала на руку, а затем на меня. Ответив ему долгим взглядом, я едва заметно покачал головой и убрал ладонь. Тыждак поджал губы и мрачно уставился в пол.
        Выдохшийся Камбис привалился к стене и подрагивающей ладонью прикрыл лицо. Взяв себя в руки, он выпрямился и внимательно осмотрел всех нас.
        - Кто остался с Норвиком? - вдруг железным голосом спросил он.
        Мы посмотрели друг на друга, а потом Леос глухо ответил:
        - Когда мы побежали за тобой, я велел Элору сторожить телегу.
        Камбис прикрыл глаза и коротко кивнул.
        - Слушай, что всё это… - начала было Беара, но он грубо оборвал её.
        - Не сейчас. Нам надо возвращаться к ним, и чем быстрее, тем лучше. Вперёд.
        Он прошел мимо меня, задев плечом. Остальные потянулись следом, по очереди покидая помещение.
        Окинув последним взглядом кухню, которая когда-то приютила нас с Гоблей, я развернулся и последовал за всеми.
        Мы шли быстрым шагом, придерживаясь заданного нашим лидером темпа. И на этот раз не обошлось без нападения - выскочившая из-за угла двухголовая тварь кинулась на Камбиса, но он несколькими яростными ударами скимитара разрубил гадину на куски. После этого Беара попыталась вразумить своего командира, дабы сбавить скорость и соблюдать осторожность на случай повторной засады, но он не слушал её здравые доводы о чрезмерном риске, лишь с упорством буйвола пёр вперёд. И мы были вынуждены идти за ним и не отставать. Поэтому из-за спешки обратный путь не занял много времени.
        Мы прошли мимо нашей телеги и миновали распахнутые настежь ворота. Норвик сидел, привалившись к стене и опустив голову, а Элор бродил среди развалин и пытался найти что-нибудь ценное. Когда он заметил нас, то схватился было за клинок, но, узнав, тут же расслабился и вернулся к прерванному занятию. Не обращая на него внимания, Камбис устремился к выжившему “водяному” и встал рядом с ним.
        - Норвик.
        Тот вздрогнул и поднял на него уставшие глаза.
        - Расскажи мне, что именно здесь произошло, - не терпящим возражения тоном велел Камбис.
        Я подошел ближе, чтобы не пропустить ни единого слова.
        - Всё случилось этой ночью, - наконец начал свой рассказ Норвик. - Я, как обычно, делал обход, и внезапно наткнулся на Мари. Она сказала, что хочет поговорить со мной, и м-мы зашли в подсобку. Там она призналась мне, что я ей небезразличен и… и обняла меня. Мы стали целоваться, а потом, - он сглотнул и лихорадочно облизнул искусанные губы, его голос задрожал: - а потом она напала на меня! Боги! Камбис, ты не представляешь, как это было ужасно! Я д-до сих пор вижу это перед глазами!
        - Что было дальше? - холодно спросил Камбис.
        - Мне… мне у-удалось отбиться от неё. - Норвик стиснул кулаки. - Я побежал в зал, чтобы предупредить остальных, но было уже поздно. - Он посмотрел полным отчаяния взглядом на тризарца. - Их было уже больше нас, и они напали. Мы ничего не могли сделать...
        Отвернувшись, Норвик окинул глазами побоище.
        - А потом Форсака и ещё двоих девушек окружили. Вон там, в центре. И когда эти твари добрались до него, он взорвал себя своей магией. Всех разнесло на кусочки. А мне повезло, я выжил, - он горько усмехнулся. - Был вон в том проходе и меня не зацепило. И когда огонь опал, я ходил и искал выживших. А когда находил, то добивал каждого из них. Каждого...
        Он зажмурился и по его щекам потекли слёзы.
        - Норвик, - позвал Камбис, но тот словно не услышал его. Тогда он наклонился и грубо потряс его за плечи. - Норвик!
        Измождённый мужчина открыл глаза.
        - Ответь, где были в это время Дора и Жут? Это очень важно!
        - Дора и Жут? - Эхом повторил Норвик. - Их здесь не было, они ушли к вам вместе с отрядом разведки.
        Камбис кивнул, поднялся на ноги и повернулся к нам.
        - Разделитесь по два и обшарьте здесь всё, каждый угол. Найдите их телегу и тащите сюда. Грузите на неё все найденные припасы, их должно быть немного. Близнецы! Идите к колодцу и наполняйте бочки водой. Элор, - он внимательно посмотрел на разведчика, - будешь им помогать. Возьмём столько воды, сколько сможем увезти. И запомните главное - если кого-то найдёте, будь то зверь или человек, то без раздумий убивайте всех. Вы меня поняли? Всех!
        Не задавая лишних вопросов, мы разделились на пары и принялись осматривать каждый метр этих когда-то цветущих и полных жизни джунглей. Но наши поиски были тщетны - мы не встретили ни одного выжившего. Зато нам повезло - телега действительно уцелела. Быстро погрузив в неё бочки с водой и немногочисленные найденные припасы, мы собрались в обратный путь.
        - Беара и Вирхем слева, Хэдвиг один справа, близнецы тащат первую телегу, Норвик и Элор вторую, а Леос будет помогать вам, толкая её сзади. Гоблины также двигаются впереди отряда. Саргон - ты замыкаешь.
        Я коротко кивнул и направился в хвост каравана. Мимо меня прошел что-то жующий Элор, и Камбис вдруг его остановил:
        - Элор, у тебя новая куртка?
        - А? - тот окинул себя взглядом и улыбнулся. - Ага, нашел себе тут получше куртейку. Тут-то она уже никому не нужна, верно?
        Командир дёрнул щекой, но ничего не сказал на это. И когда мы выехали с бывшего склада “водяных”, он запер ворота, приложив к ним амулет, а потом занял своё место во главе отряда и мы в полном молчании отправились домой.
        По дороге я не переставая думал о произошедшем. Не было никаких сомнений в том, что ко всему причастна та тварь, которую мы с Гоблей выпустили из заточения. Выходит, она в облике девушки пробралась на склад к “водяным”, дождалась, пока Дора с отрядом покинут его и количество защитников уменьшится, и этой же ночью открыла дверь и впустила других тварей. Но им не повезло и они наткнулись на колдуна, который пожертвовал своей жизнью, сотворив мощное заклятье и забрав с собой к Баглорду всех, кого смог, а Норвик потом добил раненых.
        Я опустил голову.
        Целой группе выживших пришлось умереть, чтобы исправить мою ошибку. Ведь если бы я не выпустил эту тварь из заточения, если бы я только смог убить её тогда, то все они были бы живы. Их смерть на моей совести. Я, и только я виновен в их гибели.
        И теперь я должен сделать всё, что в моих силах, чтобы спасти остальных. Больше никто не должен умереть.
        Дриар на запястье сковало льдом. Я мысленно потянулся к нему и в моём сознании вспыхнуло проявившееся в артефакте обновление:

“СПАСЕНИЕ”.
        ВЫ ОБНАРУЖИЛИ В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ КРИВГЛАЗИАНА ГРУППУ ВЫЖИВШИХ И ПООБЕЩАЛИ СЕБЕ ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО СПАСТИ ИХ ВСЕХ. СДЕРЖИТЕ КЛЯТВУ И ВЫВЕДИТЕ КАЖДОГО ИЗ НИХ НА СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ ИЗ ЭТИХ МРАЧНЫХ ГЛУБИН, И ТОГДА ДРЕВНИЕ ДАРУЮТ ВАМ СВОЮ НАГРАДУ!
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: 1) ПРИ СПАСЕНИИ ВСЕХ ВЫЖИВШИХ - СКРЫТО, УНИКАЛЬНО; 2) ПРИ СПАСЕНИИ ЧАСТИ ВЫЖИВШИХ - СКРЫТО.
        Я скривился.
        Надо же, всевеликие Древние решили потешить себя и понаблюдать за развитием событий. И про косточку в виде награды за победу не забыли - а вдруг этому жалкому человечишке всё-таки удасться вывести всех наружу? На это будет интересно посмотреть! Делаем ставки, господа!
        Я с трудом унял поднявшуюся в груди ярость. Ничего, когда-нибудь я доберусь до вас, напыщенные ублюдки, и вы мне ответите за каждую каплю пролитой крови невинных, которых вы могли спасти, но не стали. Придёт время, и мы как следует поговорим по душам, помяните моё слово!
        Наш караван остановился и я едва на налетел на запыхавшегося Леоса. Осмотревшись, я с удивлением понял, что мы уже на месте - вот и ворота на наш склад. Спохватившись, я резко обернулся и внимательно огляделся - чисто. А ведь я так задумался, что совсем не следил не только за дорогой, но и за нашим тылом! Придурок! Эта оплошность могла дорого нам обойтись.
        Камбис отворил ворота и мы спешно въехали внутрь. И только когда нашим взглядам предстала играющая с сыном Джулия и сидящие за столом Хоули и Шанни, внутреннее напряжение, сопровождающее нас на протяжении всего пути, наконец спало. Ведь подсознательно каждый в той или иной степени боялся переступить порог и увидеть схожую с виденной на складе у “водяных” картину побоища. Но Древние были благосклонны и дорогие нам люди были живы и находились в безопасности.
        Но едва мы втащили телеги и закрыли ворота, как к нам на встречу заспешили Дора и Жут.
        - Почему вы вернулись так быстро? - выпалила Дора. - Что-то случилось? Это что, Норвик? Норвик, что ты здесь делаешь? Что происходит? Почему вы молчите? Отвечайте мне, вашу мать!
        Не обращая внимания на голосящую женщину, Камбис подошел к стене рядом с воротами и с натугой потянул за уходящую к потолку верёвку - по всему складу прошелся гулкий колокольный звон. Отзвонив три раза, командир вернул верёвку на место и стал ждать, сложив на груди руки и внимательно наблюдая за постепенно выходящими из проходов жителями: сначала появился недовольный кладовщик Никс, за ним через несколько минут вышла доктор Саберс и алхимик Сиэрд, потом сонная троица разведчиков: Барт, Кониас и Диглар, а последним явился повар Кухд, протирающий мокрые руки тряпицей. И лишь когда все собрались, Камбис вышел вперёд и оголил скимитар.
        - Слушайте все, и слушайте очень внимательно, - громко сказал он, всматриваясь напряженным взглядом в лица каждого. - “Водяных” больше нет, их склад уничтожен. - Его глаза остановились на Доре. - Этой ночью они все погибли.
        Женщина побледнела и покачнулась, но её вовремя подхватил под руку Жут и помог устоять на ногах.
        - Как?! - прохрипела она. - Все мои девочки мертвы? Все?
        - Никто не выжил, - жестко припечатал Камбис и оглядел остальных. - И теперь, чтобы выжить нам самим, необходимо принять ряд важных и сложных решений. Поэтому сейчас я прошу всех вас выполнять мои приказы беспрекословно и не задавая вопросов. Верьте мне - всё это ради нашего всеобщего блага.
        Он замолчал, давая всем время обдумать его слова. Я мельком бросил взгляд на остальных - все были в таком же непонимании, как и я. Разве что Хэдвиг угрюмо смотрел в пол и так сильно сжал челюсти, отчего на его скулах напряглись мышцы и вспухли желваки.
        Да что вообще здесь происходит?
        Достаточно выждав, лидер выживших покрепче сжал рукоять клинка и отдал первые распоряжения:
        - Хэдвиг, Саргон, откройте ворота и встаньте каждый у своей створки. Живо.
        Северянин молча развернулся и направился к двери. Бросив взгляд на наблюдающего за мной Камбиса, я тоже подошел к воротам. Распахнув створки, мы замерли в ожидании новых указаний.
        - Теперь Элор, - командир повернулся к разведчику, - возьми два мешка еды, оголи клинок и выведи Норвика наружу, подальше в коридор.
        - Что?! - Мгновенно вскинулся Норвик и тут же завопил с выпученными от страха глазами: - Камбис, ты не можешь так поступить! Это же я, Норвик! Я ведь человек!
        Он бросился было к Камбису, но тот предостерегающе выставил перед собой скимитар лезвием вперёд. Дрожащий мужчина отпрянул и умоляюще протянул к нему руки.
        - Прошу тебя, не выгоняй меня. Делай, что хочешь - свяжи, брось в застенки и запри наглухо, но только не прогоняй, молю!
        - Прости меня, Норвик, но я не могу так рисковать, - глухо ответил Камбис и сделал шаг вперёд, не опуская клинок и тесня мужчину к выходу. - Элор, выполняй приказ.
        Разведчик закинул на плечо несколько сумок с едой и достал из ножен меч. Подойдя к Норвику, он грубо схватил его за грудки, приставил лезвие к шее и потащил к выходу. Они прошли мимо нас и сделали ещё шагов десять вглубь коридора, прежде чем Элор остановился, бросил сумки на пол и направился назад. Но вставший посреди порога Камбис вновь вытянул клинок и не позволил ему зайти внутрь.
        - Эй, что за дела? - Элор удивлённо уставился на него. - Пропустите меня, командир! Яж свой!
        Камбис покачал головой.
        - Извини, Элор. Ты слишком долго находился наедине с Норвиком.
        - Чего-о? Да как так-то? Вы так не шутите, командир! Этж не смешно ни черта!
        - Хэдвиг, Саргон, следите, чтобы они не прошли через ворота. Если попытаются прорваться - убейте. - Камбис развернулся к столпившейся, ничего не понимающей толпе, а я с северянином взяли наизготовку мечи и угрожающе выставили их в сторону изгнанников.
        - Э-э, мужики, вы чего? - Элор поднял руки и сделал несколько шагов назад.
        В это время Сиэрд вышел вперёд и встал перед командиром.
        - Камбис, тебе не кажется, что пора наконец объяснить нам, что происходит? Если же ты не сделаешь этого, боюсь, здравомыслие твоих приказов будет поставлено под сомнение.
        - Полностью, мать его, поддерживаю, - процедила Беара, сжимая рукояти кинжалов.
        - Я бы тоже не отказался от разъяснений, - вставил и я своё слово.
        Камбис некоторое время молчал, мрачно рассматривая “бунтовщиков”. Но потом всё же ответил:
        - Не все из вас знают, но буквально спустя месяца полтора после нашествия, когда мы только закончили обустраивать этот склад, мы столкнулись с одной хитрой тварью, которая поставила под угрозу наше выживание. Тогда нашему лидеру и моему лучшему другу, Дориану, удалось ценой собственной жизни заманить эту гадину в ловушку и запереть в надёжном месте. Но теперь, - он яростно оскалился, - она вырвалась на свободу. И это Она проникла на склад к “водяным” и убила их всех. Поэтому сейчас я пытаюсь спасти нас от их участи.
        Я бросил быстрый взгляд через плечо - судя по испуганным взглядам Джулии, Хоули, Шанни, Никса и братьев-близнецов, они понимали, о ком говорил их лидер. Но другие всё также были в недоумении, поэтому я решился задать вопрос:
        - Что это за тварь, Камбис? С кем мы имеем дело?
        Он посмотрел на меня.
        - С лимраком. - Он повернулся к остальным. - Эта тварь - лимрак, способный принимать любое обличье и прятаться среди нас. Он столь идеально подражает скопированной им жертве, что отличить его от оригинала абсолютно невозможно. Именно поэтому Норвику и Элору придётся уйти. Именно поэтому мы заблокируем вход и никто не сможет покинуть склад. - Камбис остановил взгляд на Доре с Жутом. - И именно поэтому я также попрошу Дору и Жута покинуть нас.
        Все замерли, ошарашенные услышанным. Я же стоял и не знал, как мне реагировать. Лимрак? То существо, которое было заперто на кухне, было лимраком? Но это же бред! Если по начальной трансформации ещё можно было подумать, что это так, то после того, как эта тварь слилась с собакой и мутировала, абсолютно точно становилось понятно, что она не лимрак! Хотя так ли я в этом уверен? Ведь мне самому мало что известно о собственной расе.
        - Я не понял, так эта тварь одна или их много? - рассеянно спросил Вирхем. - Я просто до этого момента ничего не слышал ни о каких лимраках.
        - Лимрак не только убивает жертву, перенимает её облик, копирует привычки и воспоминания, но и размножается таким образом, - задумчиво пояснил Сиэрд. - Для полного поглощения и процесса воссоздания ему требуется время, но не очень много. Порой хватает и нескольких минут, в зависимости от возраста и опытности лимрака. Насколько я понял, мы имеем дело как раз с таким. А это значит, - жаброид посмотрел на Камбиса, - что не имеет смысла изгонять Дору и Жута. Они провели здесь всю ночь и большую половину дня, и будь кто-нибудь из них лимраком, то у него было масса возможностей скопировать любого из нас - практически с каждым они могли остаться наедине.
        Я почувствовал бегущий по спине холодок и невольно всмотрелся в лица окружающих меня людей. Они проделали тоже самое.
        - К тому же, Дора может не выдержать дороги, - сглотнув, едва слышно сказала Саберс, - Она слишком слаба.
        Мы посмотрели на бывшую “стальную” руководительницу “водяных”, которая выглядела старой и измученной. Перед нами стояла женщина, в одночасье потерявшая всех, кого она любила и за кого готова была безропотно расстаться с жизнью, и пожертвовать всем, что имела. Теперь же этот когда-то великий лидер лишь ссутулившись покачивалась на больных ногах, покорно ожидая своей участи, а её верный пёс стоял рядом, готовый до последней капли крови защищать свою хозяйку.
        Камбис, опустив клинок, напряженно молчал, а потом, приняв решение, повернулся ко мне и Хэдвигу.
        - Закрывайте ворота. А вы, - он бросил взгляд на замерших в нескольких шагах Элора и Норвика, - идите на склад к “водяным” и забаррикадируйтесь там. Если вы люди, то это ваш шанс спастись.
        Он сделал шаг назад, и я взялся за дверную ручку и с натугой потянул. Хэдвиг со своей стороны проделал тоже самое. И когда створки уже почти сомкнулись, я поднял глаза на тех, кого мы предали. Ведь если они действительно являются людьми, то мы обрекли их на верную смерть. Я даже не могу себе представить, каково им сейчас стоять у плотно запертых ворот родного дома, в который у них отныне больше нет хода.
        Ворота со стуком закрылись.
        Камбис поднял свой амулет и приложил его к центральному символу, и древние защитные руны вспыхнули и погасли. Вот и всё, после этого больше никто, кроме него самого, не сможет открыть эти ворота. Мы стали узниками в своём же собственном убежище.
        - Дора, - Камбис устало обратился к бывшей главе “водяных”, - вы оба будете заперты до тех пор, пока мы не найдём способ убедиться в том, что вы не лимраки. Барт, забери у Жута оружие.
        Разведчик кивнул, подошел к беловолосому воителю и протянул руки за его саблями.
        Внезапно Жут резко выхватил клинки из ножен, одновременно с этим нанося молниеносный удар, отрубивший разведчику руки. Не успел Барт в полной мере осознать случившееся, как бледный убийца нанёс ещё один удар правой саблей, разрубая шею и практически отсекая ему голову.
        Первой среагировала Беара - с кинжалами наголо она кинулась на ублюдка и связала его боем.
        Я не медлил ни секунды - поднял щит, одним движением вытащил Халдорн и бросился ей на помощь. Быстро разогнавшись, выставил щит вперёд и попытался протаранить противника, но Жут резко разорвал дистанцию с Беарой, шагнул влево от меня и одновременно с этим ударил левой саблей в щит, отводя его в сторону и пропуская меня по инерции вперёд. Свистнула вторая сабля и моё бедро с внутренней стороны пронзило болью, нога подкосилась и я рухнул на пол. Но я тут же вновь поднялся, используя здоровую ногу как ведущую, и обернулся к схватке.
        Беара двигалась в смертельном танце, плавно отводя скользящими блоками сабли соперника и изредка пыталась сократить дистанцию, чтобы подобраться вплотную к убийце и достать лезвиями кинжалов до его тела. Но Жут всегда оказывался немного быстрее, отступая в нужный момент и умело пользуясь длинной своего оружия. Но как только на поддержку к воительнице подоспели Хэдвиг и Камбис, ситуация резко изменилась не в его пользу - окруженный, он яростно вертелся, отражая сыплющиеся со всех сторон удары и успевая при этом успешно контратаковать.
        Я, хромая, решил вмешаться в бой, чтобы хоть на долю мгновения оттянуть внимание Жута на себя и дать шанс остальным пробить его оборону. Зайдя к нему со спины, я наотмашь ударил мечом в поясницу. Порхающие с бешеной скоростью лезвия сабель с лёгкостью отбили мой клинок, подцепили щит, буквально на сантиметр отводя его в нужную сторону, и рассекли мне второе бедро. Яростно вскрикнув, я отшатнулся назад и прикрылся щитом. Вот о чём мне без устали твердила Беара - столкнувшись с опытным противником я неизбежно проиграю, не в силах соревноваться с ним в ловкости. Я просто не успеваю реагировать на его удары!
        Но моя самоубийственная атака всё же не прошла даром - Хэдвиг нанёс колющий удар поверх своего щита в грудь соперника, а Беара попыталась воткнуть кинжал ему в бок. И пусть тот увернулся от обоих ударов, третий заблокировать он не смог - скимитар Камбиса с силой рухнул убийце на грудь, взрезал кожанку и нанёс рубящую рану от плеча до пояса.
        Жут в ответ лишь зарычал и словно стал двигаться ещё быстрее, безошибочно находя прорехи в обороне окруживших его противников и с филигранной точностью нанося им мелкие кровоточащие порезы.
        Я почувствовал, как моё тело наполнила бодрящая волна исцеления. Я бросил взгляд на толпу и нашел глазами Вирхема, непрерывно творящего восстанавливающие плетения. Выучил-таки малец исцеление дальнего действия! Теперь в случае чего есть шанс взять ублюдка измором. Но ведь и Жут далеко не дурак, вряд ли он этого не понимает.
        Нельзя надеяться на длительность схватки, надо срочно что-то предпринять!
        Я оскалился. Что ж, лядский выродок, раз я не могу достать тебя мечом, то попробуй-ка на вкус мой волшебный кулак!
        Я побежал к сражающимся и во всё горло рявкнул:
        - Все в сторону!!!
        Беара без раздумий пригнулась и я нанёс удар с её стороны.
        - ВАЛКЛАЗАР!!!
        Сгусток пустарной энергии сорвался с моего кулака и ударил в не ожидавшего подобного Жута. Его грудная клетка прогнулась внутрь, ноги оторвались от земли и он пролетел спиной вперёд несколько метров и с силой ударился о ворота. Одновременно с этим выжидавший удобного момента Леос метнул нож и попал ему в правое плечо.
        Рухнув на колени, Жут сразу же попытался подняться, но подскочивший к нему разведчик Корвин с силой ударил его дубиной в висок. Раздался хруст ломаемой кости, брызнула кровь, и убийца повалился на пол. Корвин тут же навалился на него сверху, прижал коленом к земле и схватил за руки, заломив их назад.
        - Я держу его! Тащите верёвки!
        И тут произошло то, чего никто не ожидал - голова Жута вдруг неестественно повернулась назад, словно ему её резко свернули, рот широко раскрылся, так что порвались щеки, шея вдруг вытянулась и, подобно прыжку кобры, он вцепился клыками в лицо разведчика. Корвин бешено завопил, тщетно пытаясь отодрать от себя трансформирующуюся прямо на глаза тварь. Рёбра у неё на спине разошлись в стороны от позвоночника, превратившись в хищные подобия зубов, и тварь, обвив тело своей жертвы вырвавшимися из неё толстыми жгутами, принялась заталкивать его к себе в утробу.
        Всё это заняло буквально несколько секунд.
        Я сорвался с места и подскочил к твари, с силой опустил клинок на её вытянувшуюся шею и лезвие Халдорна ушло глубоко в плотью. Раздался оглушительный визг монстра, он дёрнулся и попытался отползти. Но ко мне на помощь пришли Камбис, Беара и Хэдвиг, и вчетвером мы остервенело рубили конечности этой падали, пока наконец от неё не остался лишь исходящий кровью кусок мяса. Я перехватил меч обратным и вонзил его в отрубленную по плечи шею, несколько раз провернул в ране и вытащил клинок лишь тогда, когда сила поверженной твари липкой струей наполнила моё тело.
        Тяжело дыша, я выпрямился.
        - Всё, конец, - прохрипел я. - Эта тварь наконец сдохла.
        Мы посмотрели друг на друга тяжелыми взглядами, а потом обернулись к остальным. Мои глаза скользили по их испуганным лицам, вглядывались в глаза, пытались увидеть скрытое. И каждый из них делал тоже самое, при этом задаваясь одними и теми же вопросами:
        А так ли хорошо я знаю всех этих людей? Смогу ли я отличить оригинал от копии? Под силу ли мне обнаружить скрытую под личиной тварь, которая, возможно, приняла облик самого близкого для меня человека?
        Нас на этом изолированном складе двадцать человек: тринадцать мужчин, шесть женщин и один ребёнок.
        И не все из нас являются людьми.
        P.S.
        ЕСЛИ У ВАС ТРУДНОСТИ С ПОКУПКОЙ КНИГИ, ТО ЧЕРЕЗ РОБОКАССУ ПРИЁМ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ В 99.5% СЛУЧАЕВ - ЭТО ЗАПАСНАЯ СИСТЕМА ОПЛАТЫ (ВТОРАЯ КНОПКА СЛЕВА ПРИ НАЖАТИИ НА ВЫБОР СПОСОБА ОПЛАТЫ)
        СИСТЕМА ОПЛАТЫ КАРТАМИ, Я ИМЕЮ В ВИДУ. ЕДИНАЯ КАССА ПЕРИОДИЧЕСКИ ГЛЮЧИТ, УВЫ.
        ТАКЖЕ В СЕТИ МНОГО ОБМЕННИКОВ ТИПА - КОТОРЫЕ МОГУТ ОБЛЕГЧИТЬ ВАМ ЖИЗНЬ) НО ТАКЖЕ СТОИТ УПОМЯНУТЬ, ЧТО В СКОРОМ ВРЕМЕНИ НА АТ ВВЕДУТ УДОБНУЮ СИСТЕМУ ОПЛАТЫ.
        P.P.S.
        В КНИГЕ ИСПОЛЬЗОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ПРЕДЛОЖЕННЫЕ НИКНЕЙМЫ:
        Влад Бормин- "BERRXEM" - ПЕРЕРАБОТАНО В "БИРХЕМ".
        Даниил Реродлокеконекоркан- "SHMANILKA,KUHD" - ПЕРЕРАБОТАНО В "ШМАНИЛКА" И "КУХД" .
        Андрей Котов- "РИККИ ТИККИ ТАВИ" - ПЕРЕРАБОТАНО В "КИККИ ТИККИ ПАФ".
        Сережа Бульбах- "SIERRA" - ПЕРЕРАБОТАНО В "СИЭРД".
        Malice Evillyn- "ХОУЛЕР" И "КИСУЧКА"- ПЕРЕРАБОТАНО В "ХОУЛИ", ВТОРОЙ ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ.
        ВЯЧЕСЛАВ ЛЕНЬ- "ЖУТ" - ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ.
        P.P.P.S.
        БЫЛ ДОБАВЛЕН БОНУС - КАРТА БАРОНСТВА ДРАЙТОРН:
        ССЫЛКА: HTTPS://PP.USERAPI.COM/C638424/V638424624/5018F/F2VZFY2NOYS.JPG
        ТАКЖЕ КАРТА БУДЕТ ДОСТУПНА ПО БЫСТРОЙ ССЫЛКЕ НА ГЛАВНОЙ СТРАНИЦЕ В ГРАФЕ С АННОТАЦИЕЙ, А ТАКЖЕ В БЛОГЕ И ДОП МАТЕРИАЛАХ.
        P.P.P.S.
        Я ВКОНТАКТЕ (ПРОФИЛЬ) -HTTPS://VK.COM/NYCKLAND
        Я ВКОНТАКТЕ (ГРУППА ВК) - HTTPS://VK.COM/LITVRD
        Глава 6
        ГЛАВА 6.
        Напряженное молчание длилось несколько минут, и всё это время мы стояли без единого движения, внимательно присматриваясь друг к другу. Краем глаза я подмечал мелкие детали, складывающиеся в общую картину нависшего над людьми страха и недоверия: вот кто-то крепче сжал рукоять клинка, другой как бы невзначай повернул в сторону толпы взведённый ранее арбалет, у третьего лицо заливает пот, но он не осмеливается смахнуть его. И каждый боиться сказать хотя бы слово, словно это тут же будет считаться признанием в том, что он не является человеком.
        - Если белобрысый выродок был лимраком, - хриплый голос Никса ударом набата пронесся по залу, эхом отражаясь в сознании людей, и все не сговариваясь обернулись к нему: он стоял чуть поодаль и не мигая буравил взглядом Дору, - то и она тоже одна из них.
        Мы переключили внимание на поникшую, покачивающуюся на больных ногах старую женщину. Её лицо осунулось, кожа побледнела, одна рука висела плетью, а другая вцепилась в грудь и судорожно скомкала в кулак одежду. Витающая в воздухе паранойя наконец окончательно оформилась и нашла себе жертву, на которой можно сфокусироваться, отбросив неопределённость.
        - Н-нужно её убить, - тонко зазвенел голосок Хоули. Встопорщив уши, она беспокойно мотала хвостом, а её губы дрожали. - Чего же вы медлите? Убейте её, пока она не обратилась!
        Призыв кицеи возымел действие: Кухд снял с пояса широкий мясницкий тесак и насупился, готовый пустить его в ход, Леос оттянул для броска руку с ножом, последний из разведчиков, Диглар, прижал к плечу приклад арбалета, Кикки Тикки Паф наложил на тетиву стрелу, а Гобля в свою очередь перехватил поудобнее копьё.
        - А если вы ошибаетесь? - сглотнув, проговорила доктор Саберс. - Что, если она человек?
        - Вот убьём её и проверим, - криво усмехнулся Никс, извлекая из ножен короткий меч. - В чём проблема-то?
        Ему ответила Беара:
        - В том, что если она не является лимраком, то её смерть ослабит нас.

“”Нас”. - Щёлкнуло в моей голове. - Она имеет в виду людей. Ведь если тварь стоит сейчас здесь, - я перевёл взгляд на Никса, - то она будет всячески пытаться отвести от себя подозрения и порочить остальных, внося ещё большую сумятицу и порождая сомнения в отношении каждого.”
        - Беара права, - глухо сказал я. - Нельзя никого убивать, точно не уверившись в том, кто человек, а кто нет. Уверен, эта тварь только и ждёт, чтобы мы начали линчевать друг друга без разбора. Нельзя ей позволить внести ещё больший раскол между нами.
        - К тому же, - подал голос бледный Вирхем, - если Дора лимрак, то почему она не превратилась вместе с Жутом? Вдвоём у них было бы больше шансов. А остальные? Будь среди нас такие же, - он вперил взгляд в кровоточащие останки, из которых торчало искорёженное и полупоглощённое тело разведчика, - то почему они не проявили себя? Не напали все разом?
        Я задумчиво склонил голову. Хороший вопрос, действительно, есть над чем подумать. Почему же они так не поступили? Их ещё слишком мало и они не стали рисковать? Но зачем тогда Жут вообще напал? Не было бы логичнее затаиться и выждать более удобного момента для атаки?
        - Думаю, это была проверка, - ровным, безэмоциональным тоном сказал Сиэрд. - Жут был сильным бойцом, в считанные секунды убившим двух опытных разведчиков. И если бы битва и в дальнейшем складывалась в его пользу, то другие твари наверняка тут же бы вмешались.
        - Выходит, эти сволочи просто опробовали нашу оборону на прочность, - мрачно заключил Хэдвиг.
        Жаброид кивнул.
        - Да. И теперь они знают, на что мы способны и будут ждать. Им некуда торопиться.
        На руках у Джулии заплакал маленький Робби, и испуганная женщина принялась успокаивать его, шепча что-то на ухо и нервно поглаживая по голове. А чуть поодаль от неё стояла дрожащая с ног до головы Шанни и лихорадочно грызла ногти.
        - Сиэрд.
        Вздрогнув, я обернулся к смотрящему исподлобья Камбису, и невольно покосился на подрагивающий в его напряженной руке скимитар.
        - Проверь у всех амулеты. Сейчас же.
        Жаброид несколько секунд молча стоял, обводя толпу взглядом и что-то обдумывая, а потом достал из своей сумки небольшую склянку, наполненную желтым веществом, и аккуратно снял пробку.
        - Это, - он поднял руку с зельем, - очень сильная кислота, способная в мгновения растворить плоть и кости. И я без сомнений готов пустить её в ход. Прошу вас всех помнить об этом. - Он выдержал паузу. - Что ж, приступим.
        Сиэрд решил начать с Джулии и её ребёнка. Подержав в руке их амулеты, он молча направился дальше, медленно обходя всех и каждого. И реакция у тех, к кому он подходил, была практически идентична - никто не сводил напряженного взгляда со склянки с кислотой, а потом не мог сдержать облегчения, когда жаброид, ничего не сказав, переходил к следующему.
        Когда же очередь дошла до меня, я изо всех сил старался выглядеть как можно более спокойно и невозмутимо, но внутри меня бушевала самая настоящая буря.
        Каков принцип этой проверки? Что именно она выявляет? Информацию какого рода делает доступной? Способна ли она показать, что я являюсь лимраком? Ведь я же, шхайрат меня задери, самый что ни на есть настоящий лимрак!!!
        Сиэрд встал напротив, посмотрел мне в глаза, а потом перевёл взгляд на амулет. Синие пальцы сомкнулись на цепочке и толстые когти мерзко заскребли о медальон.
        Меня прошиб холодный пот, дыхание участилось, а сердце принялось яростно биться о грудную клетку.
        Что мне делать, если всё вскроется? Как объяснить, кто я такой? Лядь! Да они ведь меня даже слушать не будут, а сразу же попытаются убить! И что тогда? Как мне быть в этом случае?!
        Я отвёл глаза в сторону и наткнулся на Тыждака, не сводящего с меня напряженного взгляда.
        Если придётся сражаться за свою жизнь, смогу ли я убить кого-нибудь из них?
        Гоблю? Хэдвига? Камбиса? Хоули?
        Беару?
        Я посмотрел на рыжую воительницу, что остервенело кусала губу и внимательно наблюдала за действиями алхимика.
        Способен ли я на это? Способен ли на убийство невинных людей ради собственного выживания? И не просто “людей”, а товарищей, друга, собственной женщины?
        Сиэрд отпустил цепочку и отошел от меня, направившись к Камбису. Его безмолвный уход на краткое мгновение принёс успокоение, но расслабляться было рано - пока не будут оглашены результаты, дамоклов меч всё ещё висит над моей головой.
        Пока жаброид касался амулета, на лице тризарца не дрогнул ни единый мускул.
        Теперь осталось проверить лишь одного человека - Дору.
        К ней, в отличии от остальных, алхимик приблизился с едва заметным напряжением: ссутулится немного сильнее, чем обычно, губы превратились в еле различимую щелку, склянку держит наготове.
        - Дора, позвольте мне осмотреть ваш амулет.
        В ответ лишь молчание. Старая женщина продолжала слегка покачиваться и смотреть в пол ничего не выражающими глазами.
        Сиэрд выждал немного времени, а потом потянулся узловатыми, перепончатыми пальцами к цепочке, практически утопающей в складках на шее, и осторожно вытащил монету с алым символом. Несколько долгих секунд он поглаживал её большим пальцем, но вскоре отпустил артефакт и сделал несколько шагов назад. Затем достал из сумки пробку от склянки с кислотой и принялся невозмутимо закручивать её.
        - Тут два варианта, - сказал он, и его голос прорезал нависшую тишину, - либо мы все те, кем являемся на самом деле, либо лимраки способны обходить мою проверку. - Жаброид посмотрел на Камбиса. - Я склонен придерживаться второго варианта.
        Я тихо выдохнул скопившийся в груди воздух. С одной стороны новость вряд ли можно назвать хорошей, но именно для меня она таковой и являлась.
        - А есть и третий вариант, - Никс криво усмехнулся. - Тварью являешься ты, жабёнок. Твой-то амулетик никто из нас не может просветить.
        - С объективной точки зрения всё абсолютно верно, - внезапно без малейшего сопротивления согласился Сиэрд. - И в этом случае моя проверка сейчас может трактоваться как не что иное, как обыкновенный фарс.
        Его слова внесли лишь ещё большее смятение в умы людей. Как быть? Чему верить? Кому доверять? От правильных ответов на эти вопросы отныне зависит наша жизнь.
        - Но ведь должен же быть ещё хоть какой-то способ узнать кто из нас лимрак, а кто нет? - с плохо скрываемым отчаянием спросил Вирхем, переводя взгляд с одного лица на другое. - Он ведь существует, верно?
        Сиэрд вместо ответа молча подошел к тому, что когда-то было Жутом и Корвином, присел на корточки и вытащил из кармашка на поясе пустую мензурку.
        - Вам не кажется, доктор Саберс, - сказал он, наполняя мензурку кровью лимрака, - что в этом монстре есть что-то необычное? То, что отличает его от других тварей, обитающих в этих подземельях?
        - Что ты имеешь в виду? - нахмурилась целительница, но, присмотревшись к трупу, её глаза вдруг широко распахнулись. - Этого не может быть!
        - Именно, - кивнул жаброид, выпрямляясь.
        - Если вы не станете выражаться яснее, то я, мать вашу, проломлю вам обоим башку! - прорычала Беара. - Что вы такого разглядели в этом куске мяса?!
        - Разглядели именно кусок мяса, - алхимик даже слегка улыбнулся.
        - Он хочет сказать, - торопливо пояснила Саберс, подходя к телу и рассматривая его со всех сторон, - что лимрак, в отличии от остальных, не растворился черной жижей.
        Я удивленно вскинул брови. И ведь верно!
        - И что это нам даёт? - спросил я.
        Целительница покачала головой.
        - Пока не знаю. Но посмотрите, как у него вытянулись конечности и трансформировался корпус. А вот это, - она указала на отростки, торчащие из боков, - видимо, начали расти новые. Думаю, поглотив свою жертву, он бы наверняка без особого труда перемещался без потери скорости. А если бы он успел раздвоиться… - Саберс покачала головой. - Необходимо сделать вскрытие. Его надо отнести в мою лабораторию.
        - Нет, - вдруг жестко отрезал Камбис. - Никакого вскрытия. Можете взять кровь, но все тела необходимо сжечь. Кухд, - повар, так и не убравший свой тесак, вздрогнул, - разжигай свою печь. Дуран, Далбал, заверните эту падаль в ткань и тащите на кухню. Леос, Диглар, - подстрахуйте их. Мало ли что... Хэдвиг, Саргон, отведите Дору в одну из комнат с крепкой стальной дверью и заприте. Беара, на тебе с Вирхемом охрана Сиэрда и Саберс - доведите их до лабораторий, всё там проверьте и возвращайтесь. Гоблины, пробегитесь по складу и загляните в каждый угол. Если хоть что-то обнаружите - не геройствуйте, а кричите и бегите обратно. Джулия, прошу, помой здесь всё. Шанни, Хоули и Никс, соберите на стол и налейте всем немного выпить. - Камбис тяжело вздохнул. - Слушайте, у всех нас сегодня был очень тяжелый день, поэтому после еды расходитесь по комнатам, запритесь и постарайтесь отдохнуть.
        - А не лучше ли нам всем спать в одном месте? - предложил я. - Притащим лежаки сюда, в зал, чтобы всегда быть друг у друга на виду, назначим посменных часовых?
        - Ага, как же. - Никс окинул меня ненавидящим взглядом. - А потом окажется, что часовые это лимраки. Пфф, не знаю, как вы, а уж я точно не буду безмятежно спать, пока кто-то из вас может оказаться тварью. Не-ет, не дождётесь, я лучше забаррикадируюсь в своей кандейке и там спокойно дождусь развязки. И жрать с вами тоже не буду. - Он повернулся к Камбису. - Так что тащите свою хавку сами, я вам не разносчица.
        Никс развернулся и, провожаемый взглядами, скрылся в глубинах склада.
        - Я это, - Кухд откашлялся, - в общем, тоже бы хотел у себя на кухне остаться. Ну, понимаете, дверь у меня крепкая, да и готовить надо. Сами ж знаете…
        Камбис сдвинул брови.
        - Знаем. Саргон, идея хорошая, но, думаю, лучше нам действительно запираться в собственных комнатах, а утром собираться всем в зале. Боюсь, пока Сиэрд с Саберс не закончат эксперименты и не придумают тест, мы мало что можем сделать.
        - Понимаю, - я хмуро кивнул и, развернувшись, подошел к Доре, рядом с которой уже стоял северянин. Осторожно взяв её под руки, мы медленно двинулись вместе с еле волочащей за собой ноги женщиной по извилистому коридору.
        Через некоторое время Хэдвиг указал на широкую железную дверь, утопающую в скале.
        - Сюда.
        Отперев тяжелый засов, мы завели Дору в практически ничем не отличающуюся от других комнату и усадили её на кровать. И когда мы уходили, она всё также невидяще смотрела перед собой, сжав одной рукой одежду на груди. Как бы тяжело не было это признавать, но, похоже, она теперь вряд ли оправится. Слишком много она потеряла в одно мгновение. И даже верный телохранитель покинул её, оставив в полном одиночестве.
        Боюсь, стальная глава “водяных” не выдержала давления и сломалась.
        Обратный путь мы с Хэдвигом проделали молча, погруженные каждый в свои собственные безрадостные мысли. Но уже у самого выхода из тени к нам навстречу шагнула маленькая фигура, в которой я узнал напряженного Гоблю.
        - Саргошка, надо говорить. Сейчас.
        Я покосился на северянина, но тот без лишних вопросов оставил нас наедине. И лишь дождавшись, когда он отойдёт подальше, я опустил взгляд на гоблина.
        - Гобля…
        - Объяснять! - грубо оборвал меня ушастый. - Саргошка всё объяснять, а то я всем рассказывать, что ты мыфа! Но моя хотеть слышать тока правда!
        Сжав кулаки и поджав губы, он смотрел мне прямо в глаза.
        Тяжело вздохнув, я покачал головой и растёр лицо ладонями.
        - Тыждак, поверь, я знаю не больше тебя. Пойми, я ведь Посланник, я уже воплотился таким. Ч-чёрт, да я ведь даже и не знал, что я лимрак, до своего первого превращения в крысу! Поэтому всё происходящее сейчас для меня также непонятно и неожиданно, как и для тебя. Но подумай вот о чём - будь я тем чудовищем, той тварью, о которой они все говорят, разве я бы оставил тебя в живых? Не проще бы мне было тогда просто сожрать тебя и сделать свою послушную копию?
        Он хмуро склонил голову.
        - Гобля, я практически ничего не знаю о собственной расе. Если честно, я даже не до конца уверен, действительно ли мы здесь имеем дело с лимраком. Может, это совершенно другая тварь, просто сильно похожая на него. Но, - я осторожно опустил руку на плечо напарника и он, вздрогнув, поднял на меня взгляд, - но им всем этого сейчас не докажешь. Они слишком напуганы и не будут слушать. И если им станет известно, кем я на самом деле являюсь, то они просто убьют меня. И тебя тоже, друг мой, ведь мы пришли сюда вместе. Поэтому, прошу тебя, во имя Древних, никому ничего не рассказывай. По крайней мере до тех пор, пока мы не выясним всю правду.
        - Саргошка не врёт? Говорить тока правда? Больше ничего не знать? - спросил он, пристально всматриваясь в моё лицо.
        Немного поколебавшись, я поднял одну руку, а вторую приложил к сердцу.
        - Я не лгу тебе, клянусь в этом забывайкой-повторяйкой!
        Тыждак серьёзно кивнул.
        - Гобля тебе верить. Гобля друг. Лана, подём, тама уже хавка натаскали.
        Я с облегчением улыбнулся.
        - Да, дружище, пошли, набьем себе желудок покрепче. - Я посмотрел в сторону сидящих за столом людей и уже про себя тихо добавил: - Мало ли, вдруг нам больше не выдастся такая возможность…
        Кажется, сегодня нас всех ждёт очень долгая ночь.
        Глава 6. Часть 2.

***
        Огонёк свечи нервно трепетал, заливая неровным сиянием пожелтевшие от времени листы древнего фолианта, и ровные строчки текста расплывались перед глазами, так что приходилось вновь сосредотачиваться на их содержании.
        - Что делаешь? - тонкая рука Беары обвила меня сзади за шею и девушка положила голову мне на плечо, заглядывая в лежащую на столе книгу.
        Я вынырнул из размышлений, мельком посмотрел на воительницу и со вздохом ответил:
        - Разбираю наш бой с Жутом. Дриар ведь записывает многие совершенные нами или против нас действия в числовой форме, в том числе здесь есть и отображение того, кто, кому и сколько нанёс повреждений, сколько снялось единиц жизни, какие эффекты были применены. Именно это меня и интересует - ведь если здесь указывается имя того, кого я атаковал…
        - ...то просто ранив кого-то, мы легко сможем узнать, кто является лимраком! - вскинув брови, догадалась Беара. - Да ты гений, пламенный вояка! Это же действительно может сработать!
        Я слабо улыбнулся.
        - Может, но не сработает. Смотри.
        Я ткнул пальцем в нужную строчку фолианта:

“...НАНЕСЁН УРОН СИЛПАТУ “ЖУТ. 72 СТУПЕНЬ”, РАВНЫЙ 33 (УРОН ОТ ПЛЕТЕНИЯ “ВОЛШЕБНЫЙ КУЛАК”)...”
        - А теперь сюда, - я указал на соседнюю страницу.

“...НАНЕСЁН УРОН СУЩЕСТВУ “(?)ЛИМРАК(?). 61 СТУПЕНЬ”, РАВНЫЙ 128 (64 УРОН ОТ ОРУЖИЯ + КРИТИЧЕСКИЙ УРОН Х2)...
        ...ВАМИ УБИТ "(?)ЛИМРАК(?). 61 СТУПЕНЬ". КОЛИЧЕСТВО ПОГЛОЩЕННОЙ СИЛЫ - 240 УНИАРОВ.”
        - Вот чёрт! - кривясь от досады, выругалась Беара. - Выходит, его настоящее имя проявляется только если он себя раскрывает, и через дриар его не поймать. Да ты глянь, этот сучёныш даже ступень жертвы имитирует! Вот только почему?..
        Она задумчиво замолчала, а потом повела рукой и в её ладони соткалась из синего тумана потрёпанная книжка в мятом, мягком переплёте, с грубо перепрошитым корешком. Быстро пролистав её, она нашла нужное место и показала мне.
        - Читай вот здесь.

“...НАНЕСЁН УРОН СУЩЕСТВУ “ЛИМРАК. 61 СТУПЕНЬ”, РАВНЫЙ 170 (85 УРОН ОТ ОРУЖИЯ + КРИТИЧЕСКИЙ УРОН Х2). ЭФФЕКТ КРОВОПИЙЦЫ 5% = 8 ПОГЛОЩЕННЫХ ЕДИНИЦ ЖИЗНИ ОТ НАНЕСЁННОГО УРОНА...”
        - Видишь? У меня нет знаков вопроса рядом с его именем, а у тебя есть. Почему?
        Я отвёл глаза в сторону и нахмурился. Кажется, я знаю, почему у нас разниться информация - просто, в отличии от Беары, я не уверен в том, что эта тварь является лимраком, вот мой дриар и выразил таким образом эти сомнения. Вопрос в том, говорить ли ей об этом? Может, лучше вообще полностью открыться перед ней? С одной стороны, мы ведь довольно близки, но могу ли я ей доверять так же, как и Гобле?
        Я медленно покачал головой и поднял взгляд на воительницу.
        - Не имею ни малейшего понятия, чтобы это могло значить.
        Извини, Бера, но пока что чем меньше людей будет знать о моей тайне, тем лучше.
        - Да уж, загадка на пустом месте, - вздохнув, посетовала девушка, и, взглянув последний раз в свою книжку, развеяла её. Развернувшись, она подошла к кровати и рухнула, раскинув руки. - Надеюсь, наши башковитые ботаники что-нибудь придумают, иначе всё как-то совсем не весело. Лядь, как же бесит эта неопределённость!
        - С этим сложно не согласиться. - Я ещё раз пробежался глазами по записям битвы, и тоже развеял дриар. Поднявшись, скинул одежду и завалился рядом с Беарой, тут же сграбастав её в объятья. - Всё, хватит гундеть о плохом. Давай лучше займёмся чем-то более весёлым, чем разговоры о монстре, который хочет всех нас убить. Всё равно сейчас ничем дельным помочь не можем.
        - Ну вот и кто из нас тут гундит, а?
        Она ткнула меня локтём в бок, а потом развернулась и горячо поцеловала. Я только расслабился, позволив своим рукам блуждать по её упругому телу, как вдруг Бера едва заметно напряглась, подняла голову и бросила взгляд на дверь.
        - Знаешь, а ведь они не такие уж и крепкие… - донеслось до меня её бормотание.

“Она боится, - подумал я, рассматривая её подернутые пеленой задумчивости глаза. - Как бы она не храбрилась, но её страх перед происходящим не меньше, чем перед Повелителем Кошмаров. Но она никогда не признается в этом. Не признается, что её ужасает одна только мысль о том, что ей придётся убивать собственных друзей, с которыми она прожила бок о бок несколько долгих месяцев, которых защищала и оберегала, с кем преломляла хлеб и веселилась, смеясь от души. А кому-то даже стала старшей сестрой.”
        - Эй. - Я осторожно сжал её руку и она, словно очнувшись, посмотрела на меня. - Как ты смотришь на то, чтобы завтра переехать в другую комнату, с хорошей стальной дверью? Можем даже выбрать место рядом с Шанни, или вообще её к себе перетащить, пока всё не устаканится?
        Она некоторое время молчала, размышляя над моими словами, а потом улыбнулась.
        - Я не против, пламенный вояка. - Её губы мягко коснулись моих. - Осталось только убедить эту упрямую ослицу, а то она, видишь ли, шибко храбрая и самостоятельная! - Беара откинулась на спину и уставилась в потолок, наблюдая за игрой света и тени от пламени свечи. - Пф, тоже мне, нашла с кого брать пример…
        Мы лежали рядом, держась за руки, наблюдали за огненным танцем и настороженно прислушивались к любым звукам, доносящимся из-за двери и гуляющим по складу. За этим безмолвным занятием мы и не заметили, как сон подкрался к нам и медленно погрузил сознание во мрак.
        Свеча на столе погасла.

***
        Я осторожно высунулся из норы и принюхался, вытянув шею и шевеля длинными усами. В ноздри тут же ударил запах гнили, дерева и дикорастущей зелени.
        Я покрепче сжал широколезвийные ножи, выкованные из грубого болотного металла, чьи рукояти были перемотаны шкурками мелких животных.
        Не чувствую их запаха. Они ушли? Или притаились где-то там, в темноте, поджидая меня?
        Я не торопился, прекрасно понимая, что спешка будет стоить мне намного больше, чем просто жизни. Я видел, что произошло с другими, и очень хотел бы избежать подобной судьбы.
        Тучи расступились и почти полная луна залила всё вокруг мёртвым бледным сиянием. Из мрака выступили очертания сухих деревьев и коряг, торчащих из топкого болота, неровные пятна покачивающихся камышей, заросшие холмы и обрывы глубоких оврагов.
        Нужно уходить глубже в болота. Добраться до скал на той стороне и затеряться в их бесчисленных подземных ходах. Потом я соберу новую стаю, которая будет намного сильнее и опытнее предыдущей. Мы не повторим старых ошибок.
        Но это всё потом - сейчас же надо бежать, чтобы оказаться как можно дальше от этого Создания.
        От него, и от Желтого Глаза.
        И я ринулся во тьму, мчался по звериным тропам, плыл через болото, забирался на деревья и прыгал по ветвям над хлюпающей топью. И когда моему взору предстали скалы, во мне уже крепла надежда, что я успею, спасение уже близко.
        Но тут явились они, вернувшись из глубин смерти.
        Моя стая, мои родичи, моя семья.
        И мой Вождь.
        Я поднял клинки и оскалился.
        Меня не обмануть! То Создание забрало ваши тела, а Желтый глаз пожрал мысли! Из всей стаи выжил только я!
        Я взревел от ярости и бросился на окруживших меня собратьев, принявшись рвать их всех на куски сталью, когтями и зубами. Их чёрная кровь текла по моим клыкам и заливала пасть, чёрная шкура рвалась под взмахами ножей, а чёрные глаза лопались, когда мои лапы полосовали их морды. И даже когда они повалили меня и погребли под своими телами, я из последних сил вгрызался в них и душил хвостом, ломая позвонки.
        Чувствуя, как силы покидают меня, я взвыл от отчаяния.
        Убейте меня! Взываю к Вам, Всеединые Духи Земли и Неба, Воды и Пламени, Плоти и Мысли, Величия и Падения! Позвольте мне умереть!
        Прекрасно осознавая, что мне уготовано, я в бешенстве впился зубами в собственный язык, со всей силы ударился челюстью о землю и откусил его. Горячая кровь хлынула мне в глотку и сквозь пелену боли я с радостью осознал, что скоро захлебнусь. Духи услышали мой зов…
        Чьи-то сильные лапы подняли меня на ноги, опустили голову к земле и разжали пасть, заставив отхаркивать алые сгустки.
        Обессиленно повиснув на лапах бывших собратьев, я поднял взгляд на Вождя. В отличие от остальных он сохранил бурый цвет шерсти и естественный цвет глаз. Он стоял, возвышаясь надо мной, и смотрел таким до боли знакомым сердитым взглядом.
        Я потянулся вперёд и захрипел.
        Отец… прошу тебя, отправь меня к Всеединым… не дай этим созданиям сделать это со мной…
        Его тело вдруг затряслось мелкой дрожью, зрачки закатились, оставив лишь покрытый сетью мелких прожилок белок, а кожа прямо посредине лба начала медленно рваться и расходиться в стороны, являя на лунный свет ярко-желтый глаз.

“Ты… наш...” - грубо вторглась в моё сознание чужая воля.
        Из-за спины этого отродья вышло Создание и с улыбкой направилось ко мне.
        - Добро пожаловать в семью, сынок!
        Оно нежно обхватило ладонями моё лицо и я завыл от пронзившей всё тело боли.
        Всеединые остались глухи к моим мольбам...
        Глава 6. Часть 3.

***
        Тяжело дыша, я открыл глаза.
        Сердце бешено колотилось и этот стук отдавался в барабанные перепонки. Виски сдавило, язык пересох и распух, а всё тело и лицо покрылось липким, холодным потом. Мысли метались, словно рой взбудораженных пчёл, а перед внутренним взором всё ещё стоял жуткий образ трёхглазого крысиного вождя и размытая фигура неведомого создания.
        Что это было? Сон?
        Нет, вряд ли, уж слишком реалистичным всё было.
        Выходит, это воспоминание? Той черной крысы, которую я поглотил? Неужели уже началась синхронизация наших сознаний?
        Едва сдерживая охватившую меня дрожь, я повернулся на бок и замер.
        Кровать была пуста. Я лежал один.
        Уловив краем глаза какое-то движение, я выхватил из-под подушки кинжал и резко сел, вперив взгляд в сторону двери.
        Безмолвная размытая фигура из моих видений стояла у входа и медленно покачивалась из стороны в сторону, словно в трансе.
        Внутри у меня всё похолодело.
        Спустя несколько долгих секунд мои глаза немного адаптировались к темноте и наваждение пропало - образ Создания растаял и перевоплотился в обнаженное женское тело.
        Беара.
        Я выдохнул с облегчением, но клинок не убрал.
        - Бера? - тихо позвал я, облизнув потрескавшиеся губы.
        Молчание.
        - Бера, ты меня слышишь?
        И вновь ничего. Я поднялся с кровати и настороженно приблизился к девушке.
        - Бера? - я протянул руку, сжал холодное плечо и стал разворачивать её к себе.
        Словно вспышка ударила в глаза и я увидел отвратительный желтый глаз, что подобно демоническому оку смотрел прямо на меня из кровоточащей раны на лбу Беары.
        Вздрогнув, я отшатнулся и отвёл руку для удара, готовясь вонзить клинок в эту дрянь по самую рукоять.
        Миг - и всё исчезло.
        Передо мной, покачиваясь, стояла рыжая воительница и смотрела вперёд отрешенным взглядом. Я с некоторой опаской приблизился, коснулся её щеки и заглянул в глаза.
        - Эй?
        - Мм? - сонно встряхнувшись, она подняла голову.
        - Ты как? - обеспокоенно спросил я. - В порядке?
        - Ухум, - устало промычала Беара и невольно попыталась поудобнее улечься на моей ладони.
        - Тиши, тише, не упади. - Я обнял её за талию. - Пойдём спать.
        Осторожно уложив ни на что не реагирующую девушку на кровать, укрыл одеялом и погладил по волосам. Практически сразу до меня донеслось тихое сопение и, присмотревшись, я убедился, что веки у неё плотно сомкнуты. Задумчиво нахмурившись, я сидел рядом с ней и не мог понять, свидетелем чего именно сейчас стал. Это был лунатизм? Может быть, она гуляет вот так по комнате каждую ночь, а потом возвращается в постель? А сегодня мне просто “повезло” вовремя проснуться и застать её в эти мгновения? Версия вроде неплохая, но она не объясняет явившийся мне жёлтый глаз.
        Здесь происходит что-то странное...
        - Что ты здесь делаешь?
        Встрепенувшись от неожиданности, я резко обернулся и уставился на не сводящую с меня внимательного взгляда кицею, что стояла в нескольких шагах от меня и куталась в накинутую на плечи тёплую ткань. Я невольно напрягся и хотел было покрепче сжать рукоять кинжала, но вдруг понял, что его нет. Дёрнув бровями, я опустил глаза и посмотрел на пустую ладонь.
        Где кинжал? Почему я стою на ногах? И почему в моей комнате горит свет?
        Спустя пару секунд дезориентации я поднял голову и осмотрелся.
        Я стоял в узком коридоре напротив одной из множества дверей, ведущих в жилые комнаты, а на стене слабо сиял кристасвет, освещая напряженную фигуру лисицы, которая замерла с распущенными волосами и, судя по всему, тоже не знала, как себя вести.
        Я опустил руку и как можно более расслабленно ответил на её вопрос:
        - Ничего. Просто послышались какие-то странные звуки и вышел проверить. А ты, Хоули? Что здесь делаешь ты?
        Сглотнув, она зябко поежилась и неопределённо кивнула.
        - Ходила в уборную, а потом увидела тебя.
        - Ясно. - Я отвернулся и посмотрел на дверь. - Не знаешь, чья это комната?
        Кицея махнула хвостом и неуверенно подошла ко мне.
        - Здесь живёт Джулия с сыном. - Она заглянула мне в глаза. - Ты оттуда что-то слышал? Думаешь, стоит разбудить её и проверить?
        Я некоторое время задумчиво рассматривал вход, а потом отрицательно покачал головой.
        - Нет, не стоит её пугать. Скорее всего я просто услышал, как Робби капризничает. - Мой взгляд невольно скользнул по фигурке лисицы, которая в простой сорочке и палантине на плечах выглядела очень соблазнительно. - Тебя проводить? Одной теперь расхаживать опасно.
        Она вынырнула из своих размышлений и кокетливо улыбнулась.
        - Не стоит. - Хоули выгнула бровь и чувственно вздохнула. - А то с голым торсом ты настолько привлекателен, что, боюсь, твоей рыжухе придётся делиться удовольствием.
        Я усмехнулся.
        - Тогда просто будь осторожна.
        - Уж что-что, а осторожными лисы быть умеют. Покойной ночи, пламенный вояка.
        Напрягшись, я смотрел вслед покачивающей хвостом кицее и лихорадочно думал о том, почему она меня так назвала. Что это, просто оборот речи? Насмешка? Или до Беары уже добрались и лимрак только что неосторожно выдал себя?
        Я стиснул зубы и сжал кулаки.
        Похоже, паранойя медленно, но верно опутывает меня своими сетями. А если ещё вспомнить о том, что буквально несколько минут назад я находился в своей комнате, а сейчас стою в коридоре, то всё становится ещё хуже.
        Как я попал сюда? Почему ничего не помню об этом? Сколько именно времени прошло с тех пор, как я покинул комнату и что произошло в этот промежуток времени?
        Я мысленно потянулся к дриару и просмотрел последние записи, но и в них не нашел ответа. Не знаю, что случилось, но в одном уверен точно - не может быть, чтобы в одну и ту же ночь сразу двое оказались подвержены лунатизму.
        И ещё Хоули. Где гарантия, что она действительно ходила в уборную? Может быть она соврала также, как и я сам. А это значит, нас уже трое.
        Я шумно выдохнул скопившийся воздух.
        Надо возвращаться. Без оружия я представляю из себя лёгкую добычу, так что лучше не рисковать.
        Развернувшись, я направился на поиски своей комнаты. В этой части склада я ещё не был, но, немного поплутав по извилистым коридорам, наконец сориентировался. Если свернуть сюда, то выйду к запертой Доре, значит, надо идти в противоположную сторону, а там от общего зала уже можно дойти до меня.
        А это ещё что?
        Я остановился и прислушался, склонив голову.
        Странный повторяющийся звук, словно скрежет по металлу. И доносится он как раз со стороны зала.
        Прильнув к стене из ящиков, я крадучись двинулся вперёд. По мере приближения к выходу звук становился всё чётче, и вскоре также стали различимы слабые отсветы, словно от трепыхания свечи. Замерев на самой границе освещенной зоны, я до рези в глазах всматривался в глубину зала, пока не различил чью-то широкую спину, сидящую за одним из столов. В свете стоящего на столе фонаря этот неизвестный размеренными движениями водил точильным камнем по клинку, и металлическое эхо разносилось по пустому залу.
        Внезапно он остановился, поднял голову и негромко спросил:
        - Не спится?
        Перестав скрываться, я вышел из темноты.
        - Что-то вроде того. А тебе?
        Камбис повернулся, внимательно посмотрел на меня, а потом вновь вернулся к прерванному занятию.
        - Можно сказать и так. Садись, коли пришел.
        Не сводя настороженного взгляда с лидера выживших, я подошел к столу и сел напротив него. Несколько минут мы провели в молчании, и я лишь наблюдал за тем, как пламя фонаря отражается на лезвии скимитара. А потом Камбис заговорил:
        - В прошлый раз он совершил ошибку. - Я поднял глаза на тризарца и он пояснил: - Лимрак. В своё первое появление здесь.
        - Вспоминаешь об этом?
        Он кивнул.
        - Постоянно. Перебираю в голове фрагмент за фрагментом с тех самых пор, как Норвик упомянул о Дориане. И чем больше я вспоминаю, тем отчетливее понимаю, что только благодаря ему нам в прошлый раз удалось спастись от этой твари. А теперь, - точильный камень скользнул по клинку, - сделать это будет сложнее.
        Я сцепил руки в замок и положил на стол.
        - Расскажешь о том, что тогда произошло?
        Несколько секунд был слышен лишь убаюкивающий скрежет металла, в который плавно влился голос Камбиса.
        - Дориан был умным человеком, прирождённым лидером. В то время, как все были подвержены страху и панике, и думали только о собственном сиюминутном выживании, он понимал, что на первом этаже нет ни припасов, ни надежного укрытия. И он повёл всех, кто доверился ему, на второй этаж. Вооруженные всяким хламом, нам удалось прорваться, но нужного места сразу найти не получилось - как только Кривглазиан изолировал подземелье, запустилась система обнуления воспоминаний. Она не затронула первый этаж, но как только мы попали на второй... - Он поднял скимитар и проверил огрубевшим пальцем остроту лезвия. - Когда наткнулись на кухню, в которой заперся Кухд с помощниками, из тридцати двух человек выжило лишь тринадцать.
        Камбис задумчиво опустил клинок и вновь взялся за точило.
        - Хоть там и была крепкая дверь, а вентиляцию удалось перекрыть, жизнь в её стенах вряд ли можно назвать сладкой - тесно, мало воды, нет сортира, еды тоже надолго не хватит, да и оружие как таковое по прежнему в дефиците. Поэтому, как только всё более-менее стихло, Дориан стал посылать отряды на поиск оружия и места понадёжнее, ведь из нашей памяти исчез лишь точный маршрут, но не знание о том, что где-то здесь есть склад и оранжерея. И вскоре нам удалось отыскать это место. - Камбис обвёл взглядом зал. - Зачарованные ворота, множество помещений, в достатке припасов и снаряжения. Этот склад казался настоящим сокровищем, в котором существует лишь один маленький недостаток - обитающий здесь ублюдок Никс. Но мы быстро приструнили его. - На лице тризарца появилась жесткая усмешка. - Получив управляющие воротами плетения, мы вернулись за остальными, но после прибытия Дориан обратил внимание на одну маленькую странность.
        Он поднял на меня глаза и коснулся пальцами мочки уха.
        - Серёжки.
        Я непонимающе нахмурился.
        - В смысле?
        - Его жена, Виолика, носила серёжки. У неё их было несколько. Но одну пару, самую красивую, она никогда не надевала, потому что их подарила мачеха Дориана, которую тот ненавидел. Но его жена была мудрой женщиной, и поэтому наряжалась в это дорогое украшение только в одном случае - на ужины с родственниками мужа, на которых присутствовала его мачеха.
        - А в тот день, когда вы вернулись, они были на ней, - догадался я.
        Камбис кивнул.
        - Именно. Лимрак допустил ошибку, случайно прокололся на абсолютно незначительной мелочи. Оказалось, что за время нашего отсутствия к нам прибился новенький. Дориан быстро выяснил, что тот уже ходил с одним из наших в поисковую миссию. А буквально несколько часов назад помогал Виолике выносить нужник.
        Мне показалось, будто звуки затачиваемого лезвия стали более глубокими и угрожающими.
        - Отец Дориана участвовал в “Многоликой войне” и много рассказывал ему о лимраках, поэтому он сразу заподозрил, что мы имеем дело с одним из них. Подозреваемых у нас было трое, и мы очень сильно надеялись, что ему не удалось скопировать кого-то ещё - всё-таки сделать это в тесной кухне довольно сложно, значит, ему бы потребовалось оказаться наедине с жертвой где-то за её пределами. Давать ему такую возможность Дориан не стал. Он собрал всех к перевозке на новое место, но велел тем троим остаться и начать упаковывать припасы, якобы я позже вернусь за ними с телегой и близнецами. А чтобы они не заподозрили неладное, объявил, что остаётся с ними. И нам ведь удалось всех вывести из кухни, но в последний момент Виолика заметила, что я воспользовался суматохой и снял с двери внутренний вентиль. И тогда эти ублюдки раскрыли себя. Все трое. - Лицо Камбиса ожесточилось и словно превратилось в каменную маску. - Дориан выпихнул меня наружу и захлопнул дверь, а Хоули заблокировала её. Я хотел вернуться за ним, но близнецы скрутили меня и не позволили это сделать. Хоули сказала, что его уже не спасти, и мой
долг защитить тех, ради кого он пожертвовал своей жизнью. А теперь, - он тяжело вздохнул посмотрел исподлобья в мои глаза, - теперь эта тварь вновь на свободе и спряталась где-то среди нас.
        Мне показалось, что скимитар слегка дёрнулся в его напряженной руке, и я мысленно представил, как его остро заточенное лезвие свистит и сносит мою голову. С большим трудом мне удалось сохранить спокойствие и невозмутимость. Я расслабленно откинулся на спинку стула и сказал:
        - Мне жаль твоего друга.
        Спустя несколько долгих ударов сердца Камбис опустил взгляд и вновь стал водить точилом по клинку.
        - Да, мне тоже.
        На всякий случай я немного выждал, прежде чем задать интересующий меня вопрос:
        - А что это за “Многоликая война” о которой ты упомянул?
        Камбис ухмыльнулся.
        - Ах да, ты же Посланник, тебе неизвестна наша история. “Многоликой” называют пятнадцатилетнюю войну с лимраками, которая развернулась в Дикую Эпоху, ещё до того, как Кронмаршалл провозгласил создание Единого Королевства Архион.
        Я вскинул брови.
        - Война с… лимраками? С ними воевали?
        - О да, и ещё как. Эти твари были настоящей напастью, мором, который грозил стереть с лица Древнира многие королевства. Поначалу, когда ещё не все осознали истинные масштабы происходящего, с ними пытались воевать по старинке. А когда наконец стало ясно, с кем именно люди столкнулись, началась настоящая бойня. Маги накрывали куполом и подчистую выжигали целые графства, не говоря уже о десятках городов и сотнях деревень, если в них был замечен хоть намёк на присутствие лимраков. - Камбис взглянул на меня. - Нас здесь всего двадцать и мы уже косо смотрим друг на друга, готовые вцепится в глотку при малейшем подозрении, а представь, каково было в те времена: охваченные ужасом родители убивали собственных детей, дети - родителей, а разъярённые толпы вчерашних добрых соседей могли радостно сжечь тебя на костре. - Поморщившись, он опустил взгляд и посмотрел на своё искаженное отражение в сияющем лезвии. - Настоящая охота на ведьм. Так что я невольно размышляю над тем, а не так ли неправ был Кривоглаз, когда наглухо запер свои подземелья и оставил нас здесь подыхать? Ведь лучше мы, чем весь Рэйтерфол,
верно?
        Он замолчал, уйдя в глубины собственных мыслей.
        Узнав всё, что мне было нужно, я поднялся из-за стола.
        - Спокойной ночи, Камбис.
        Я направился к выходу из зала.
        - Саргон.
        Я остановился и обернулся.
        Камбис слегка повернул голову и смотрел на меня через плечо.
        - Я уверен в том, что я человек.
        Несколько мгновений мы внимательно смотрели друг другу в глаза, а потом он отвернулся и точильный камень вновь заскрипел по лезвию скимитара.
        Бросив на тризарца последний взгляд, я покинул зал.
        Погруженный в мрачные размышления я шел, опустил голову, и даже не заметил, как добрался до своей комнаты. Открыв незапертую дверь, некоторое время стоял на пороге и рассматривал пустое помещение.
        Беары не было.
        Проснулась, увидела, что меня нет и ушла? Возможно. Хотя так даже лучше, мне сейчас стоит побыть одному.
        Надежно заперев вход, я лёг на кровать и уставился в потолок отсутствующим взглядом.
        Что же это получается, Знамиир меня подставил? Причем хорошо так, по крупному, не размениваясь на мелочи. Хочешь превращаться в любое существо? Да без проблем! Сделаем тебя лимраком, тварью, от одного упоминания о котором могут убить без суда и следствия, а всех твоих друзей и знакомых сжечь на костре. И ещё хорошо, если только их, а то ведь так и целый город со всеми жителями может попасть под зачистку. Весёлая перспектива, ничего не скажешь.
        Похоже, мои шансы выбраться из этих подземелий живым только что заметно сократились.
        P.S.
        БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ПРЕДЛОЖЕННЫЕ НИКНЕЙМЫ:
        Юлия- "ВИОЛИКА" - ОСТАВЛЕНО БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ.
        Глава 7
        ГЛАВА 7.
        Проснувшись, я едва смог разлепить отяжелевшие веки. С трудом сев на кровати, я хмуро оглядел свою каморку и спрятал лицо в ладонях, надавив на глаза.
        Чувствую себя просто отвратительно - какая-то апатия, давящая усталость и гудение в голове, больше напоминающее непрерывный шепот где-то на краю сознания. Я практически не спал, а если и проваливался в сон, то спасительное забытье не посещало меня - вместо этого разум безостановочно терзали обрывки видений, никак не желающих соединяться в единую, внятную картину.
        Пересилив себя, сделал короткую зарядку и немного пришел в норму. Одевшись, с кислым лицом посмотрел на кирасу и решил обойтись без неё. Закрепив заплечные ножны с Халдорном, набедренные с кинжалом и голенные с ножом, я покинул комнату и направился в общий зал.
        Остановившись у самого входа, я пробежался взглядом по присутствующим, изредка кивая в ответ на вялые приветствия - практически у всех были красные от недосыпа глаза и опухшие лица, и вдобавок к этому в их кажущихся расслабленными позах чувствовалось скрытое напряжение. Думаю, если здесь сейчас что-то с шумом уронить, то все бы хорошенько вздрогнули и подпрыгнули едва ли не до потолка. Может, мне так и сделать? Разрядить, так скажем, обстановку?
        Моё внимание привлёк Камбис, стоящий в отдалении и тихо разговаривающий с Сиэрдом и Саберс. Немного понаблюдав, я направился к ним, отметив про себя, что по мере моего приближения их разговор быстро оборвался.
        - Здравия. - Я старался не обращать внимания на излишне пристальные взгляды. - Есть какие-нибудь новости по поводу крови оборотня?
        Жаброид и лекарь покосились на тризарца, и тот после короткого раздумья кивнул им:
        - Ему можно знать.
        - Хм. - Тонкие жгутики дредов на голове Сиэрда неодобрительно зашевелились, но спорить он не стал. - Определённый прогресс, определённо, есть - нам известно, что его кровь абсолютно идентична крови жертвы, которую он копирует. Этот процесс мимикрии практически мгновенен.
        Я нахмурился и склонил голову.
        - Эмм... то есть, если мы смешаем кровь оборотня и человека, то на выходе получим лишь кровь человека? Правильно? - высказал я своё предположение.
        Саберс хмыкнула.
        - Сообразительный какой. Всё верно, за исключением одного но! - Она достала из поясной сумочки самокрутку и раздраженно прикурила её об длинную серную спичку, которую зажгла, чиркнув по головке ногтём. - Кровь изменится только в процессе поглощения лимраком своей жертвы и никак иначе. Просто смешав зараженную кровь и здоровую ничего не будет.
        - Да, это тупик, - подтвердил алхимик. - У кого-то ещё есть идеи, как нам отсеять больную икру от здоровой?
        Я опустил глаза на свой браслет.
        - У меня была одна, но она тоже провалилась.
        - Знаем. - Камбис сложил руки на груди. - Беара рассказала о твоей попытке задействовать дриар. Очень жаль, что это не сработает.
        - Это факт. - Я обвёл задумчивым взглядом находившихся в зале. - Причём неоспоримый…
        Я замолчал, покусывая губу изнутри.
        Что-то было не так. Что-то я упускаю из внимания.
        Думай Саргон, думай.
        Как найти хищника в стаде овец, если он притворяется одной из них? Причём совпадает практически всё, вплоть до крови. Конечно, возможны погрешности, как с той серёжкой из рассказа Камбиса, но обнаружить их практически нереально, не зная человека досконально.
        Значит, остаётся только одно - выманить эту тварь. Заставить как-то проявить себя. Вопрос лишь в том, как это сделать?
        - Кто-нибудь ещё, кроме нас, знает про результаты исследований крови оборотня?
        Я повернулся к остальным и они переглянулись.
        - Да нет, - Саберс пожала плечами и выдохнула дым. - Ещё не успели. А что?
        - А то, что если эта тварь не знает о свойствах собственной крови…
        Оранжевые ободки на зрачках Сиэрда немного расширились.
        - То, сообщив остальным, что мы можем обнаружить лимрака на основе метода смешивания крови, это вынудит искомый субъект попытаться остановить нас. Как минимум он постарается испортить образцы и уничтожить лабораторию. - Жаброид одобрительно кивнул мне и перевёл взгляд на Камбиса. - Это может сработать.
        Тризарец размышлял недолго.
        - Хорошо. Чуть позже я дам сигнал к сбору и вы расскажете о своём “открытии” и разработанном тесте. После этого ты, Саргон, тайно проникнешь в лабораторию и засядешь в засаде, поджидая нашего “гостя”. Я сам устроюсь неподалёку, чтобы, как только ловушка захлопнется, сразу прийти тебе на помощь. Всех устраивает?
        Ответом ему было решительное молчание.
        - Вот и хорошо. Тогда идите и будьте готовы.
        Всё тут же разбрелись по залу. Осмотревшись, я решил направиться к сидящему за столом Хэдвигу и узнать, не знает ли он, где Беара, но дойти до него не успел - резкий спазм скрутил левый бок и мне едва удалось удержаться на ногах и не закричать во всё горло. Покачнувшись, я сжал зубы и судорожно вцепился в спинку ближайшего стула. Бок продолжало раздирать болью, голова закружилась и перед глазами всё поплыло, а уши заложило так, что окружающие звуки тонули и доносились до меня, словно из под толщи воды. Покрывшись холодной испариной, я старался глубоко дышать, буквально силой проталкивая воздух в ноющие лёгкие. Приступ продлился ещё несколько невообразимо долгих секунд, а после немного стих, что позволило мне расслабиться. Не дожидаясь его повторения, я с усилием отцепил дрожащие руки от спасительного стула и, стараясь выглядеть как можно более невозмутимо и равнодушно, побрёл к выходу из зала, похлопывая себя по животу. И как только я свернул за угол и оказался вне досягаемости любопытных глаз, изо рта тут же вырвался приглушенный стон и я привалился к стене коридора. Боль постепенно нарастала,
также как и гул голосов в голове, поэтому я, как мог быстро, согнувшись в три погибели ломанулся к уборной.
        Весь путь смазался в одну неразборчивую картину - вот бреду, переставляя ноги по каменному полу, а вот уже пробираюсь сквозь зыбкую топь болот, координируя свои движения хвостом. Мотая головой, я старался отогнать нахлынувшие видения, вернуть тонкую нить ускользающей реальности и не позволить усиливавшемуся шепоту захватить власть надо мной.
        Я не позволю похитить свои мысли. Я не сдамся...
        Надо дойти до гор, лишь там есть шанс на спасение. Потом собрать новую стаю не составит особого труда…
        Резкая боль вернула мне ясность сознания и я вновь вывалился в полутемный коридор.
        Уж не знаю, каким чудом в таком состоянии мне удалось добраться до заветной двери, но я это сделал. Тяжело дыша, ввалился в уборную и, нащупав плохо слушающимися руками затвор, запер вход.
        Я прижался лбом к прохладному дереву.
        Всё. В безопасности. Пусть и относительной.
        Я с трудом стянул заплечные ножны и бросил их на пол. Следом отправилась кожанка. Переместившись к самодельной раковине, больше напоминающей медный таз с дыркой посередине, я со стоном задрал сорочку и уставился в мутное зеркало.
        Лядь… вены на левом боку почернели, а начавшие перестраиваться кости грудины расширились и натянули кожу. Но было и ещё кое-что - я облизнул губы и осторожно прикоснулся трясущимися пальцами к участку изменяющегося тела, почувствовав подушечками маленькие жесткие волоски. В целом, ощущения, словно провёл рукой по оголенной мышце. Но, думаю, это мелочи по сравнению с тем, что будет дальше.
        Я опустил подол сорочки и склонился над раковиной, исподлобья вперившись в своё размытое отражение.
        Обращение началось.
        И сколько же у меня времени до его окончания? В описании дриара говорилось, что превращение будет долгим и медленным, и зависит от показателя “Выносливости”. А учитывая, что после расовой инициации прошло уже почти две недели, то до завершения процесса ещё как минимум несколько дней. Смогу ли я скрывать изменения так долго? Ведь вряд ли с появлением этого якобы “лимрака” к ним отнесутся с добротой и пониманием. Скорее меня просто убьют.
        Я сдавленно зарычал.
        Шхайрат! Почему всё обязательно должно быть так сложно?! Почему нельзя просто пройти это долбанное подземелье и выбраться наружу?! Да будь проклят этот кривоглазый выродок, древомордый козёл и все лимраки вместе взятые!!!
        Выпустив пар, я наконец успокоился. Боль тоже понемногу отступила, оставшись лишь в виде ноющего, вполне терпимого раздражителя. Хорошо ещё, что трансформация началась не с лица, вот тогда всё было бы совсем плохо. А так ничего, нормально. Прорвёмся. Главное теперь скрывать их так долго, насколько это вообще возможно. А вот что будет потом… лучше сейчас об этом не думать.
        В любом случае у меня остаётся только один вариант - найти лимрака и убить его раньше, чем завершится моё превращение. В этом случае есть шанс, что удастся соврать по поводу собственной расы - например, я принадлежу к какому-нибудь подвиду оборотней. Но для того, чтобы это выгорело, надо избавиться от конкурента, вселяющего страх в остальных и мешающего им мыслить здраво. Направить, так сказать, их мысли в нужную мне сторону.
        Эти размышления помогли окончательно прийти в норму. Теперь всё не казалось настолько безысходным, как казалось вначале - стоит лишь придерживаться плана и удвоить осторожность.
        Опустошив мочевой, я умылся из деревенского умывальника, подвешенного над раковиной, и подобрал разбросанные вещи. Рассеянно закинув ремень ножен на плечо, отодвинул затвор и открыл дверь.
        Внезапно высокая фигура перекрыла дверной проём и мне в лицо прилетел мощный удар кулаком, откинувший меня к противоположной стене. Не удержавшись на ногах, я повалился на пол, а в это время этот некто быстро зашел внутрь и запер за собой дверь. Щёлкнул затвор. Я не успел ничего предпринять, когда он склонился надо мной, схватил за шею и с лёгкостью поднял на ноги. Последовавший вслед за этим резкий удар спиной о стену вытолкнул из лёгких остатки воздуха и я стал задыхаться, цепляясь в руку нападающего и пытаясь ослабить хватку.
        - Ну здравствуй, приятель. - Моё лицо окатило смрадным дыханием. - Рад наконец-то оказаться с тобой наедине.
        Мутнеющим взором я наконец смог разглядеть лицо говорившего и прохрипеть:
        - Дуран…
        Один из близнецов хохотнул.
        - Ошибочка - я Далбал. Хотя и это не совсем верно. - Он приблизился ко мне почти вплотную и его ухмылка стала шире. - Хотел сказать тебе спасибо за то, что выпустил меня на свободу. В той тесной кухонке, признаюсь честно, было скучновато. Не то что здесь.
        Поняв, кто находится передо мной, я зарычал от ярости и что есть силы ударил ублюдка в его гнусную харю, но тут же получил в ответ кулаком в трансформированный бок и сдавленно воскликнул, едва не потеряв сознание от пронзившей всё тело боли.
        - Так-так, а тут у нас что? Старая рана? - насмешливо проговорила принявшая личину Далбала тварь и задрала мне сорочку. - О! Даже так? Неожиданно. Надо признать, тебе удалось меня удивить. - Он мерзко оскалился. - Что ж, приветствую, собрат! Мне будет чертовски приятно пожрать тебя. - Его хватка на моей шее усилилась. - Ты же не против воссоединения семьи, правда?
        Хрипя, я выхватил кинжал, но Далбал перехватил мою руку и несколькими ударами о стену выбил его из неё.
        - Давай-ка без этого, братишка! Ты же не хочешь затягивать наше горячее объединение?
        Я прижал ногу к его ступне, вцепился в основание локтя удерживающей меня руки и резко дёрнулся вправо, используя свой вес и увлекая близнеца за собой. Не ожидавший подобного Далбал споткнулся о мою ногу и рухнул на пол, но захвата не разжал. Я нанёс ему пару точных ударов в челюсть, а потом дотянулся до лежащей на раковине зубной щётки с костяной ручкой и стал остервенело втыкать её этому ублюдку в лицо и шею.
        Утробно зарычав, он схватил меня за сорочку и рванул на себя и в сторону - перед моими глазами мелькнула быстро приближающаяся раковина и я со всего маха ударился об её край переносицей. Раздался чавкающий хруст, затем последовал удар ногой в живот и я, заливаемый кровью из сломанного носа, полетел спиной вперёд и врезался в дверь. Перед глазами всё плыло, в ушах стоял звон, но я всё равно ломанулся вперёд на поднявшегося Далбала и несколько раз вонзил костяную рукоятку ему в живот, орудуя ей, словно заточкой.
        Новые удары в лицо с разных сторон заставили меня пошатнуться, и близнец тут же воспользовался этим, протаранив меня плечом и впечатав в стену. Он в бешенстве бил меня по печени и по больному боку, а потом вновь схватил за шею и принялся методично душить.
        - Ну вот и всё, братик. - Прямо на моих глазах его разорванная щека стала срастаться. - Скоро я открою твои глаза вместо тебя.
        Послышался хруст и следом за ним звук рвущейся ткани - из лопаток Далбала выросли два насекомоподобных отростка с острыми лезвиями на конце и, подобно приготовившейся к броску кобре, собрались пронзить мою голову.
        Не дожидаясь этого момента, я вцепился ему в кисть левой руки, потом протолкнул вперёд колено и, напрягшись, отодвинул его от себя. И как только рука Далбала вытянулась, резко ударил раскрытой ладонью по локтевому сгибу. Раздался отвратительный треск и лимрак завопил от боли. Его локоть вывернулся, сломанная кость прорвала мышцы и обнажилась. Я откинул кричащего противника, судорожно вдохнул и закашлялся.
        Держась за изувеченную руку, Далбал поднял голову и его челюсть разошлась в стороны, оголив игольчатые зубы и длинный раздвоенный язык. Из его глотки вырвался пронзительный визг, который я оборвал мощным ударом кулака. И тут же, не дожидаясь, когда тварь регенерирует, бросился к ней в ноги, подхватил под колени и закинул на плечо. Развернувшись в сторону толчка, я с криком обрушил лимрака вниз, ломая шейные позвонки оборотня об его выпирающие края. Выпрямившись, я вновь склонился над ним, крепко ухватился за пояс и штанину правой ноги, приподнял и окунул головой прямо в непрерывно вращающиеся горошины, которыми было заполнено нутро туалета. Вопль твари мгновенно захлебнулся в звуках перемалываемой плоти, и по моим рукам прошлась дрожь. Меня окатило кровью из раздрабливаемого заживо тела, но я не останавливаясь продолжал наваливаться вперёд, пока его плечи не перекрутило и руки не отвалились по разные стороны, а выросшие из лопаток отростки вместе с большей частью корпуса не превратились в фарш. И лишь после того, как сила убитого монстра наполнила меня, я отбросил в сторону кровоточащий обрубок и
обессиленно сполз по стене, при этом, подобно утопающему, жадно хватая ртом воздух.
        Не знаю, сколько я просидел так, просто уставившись на изуродованный труп, но через некоторое время до меня донеслись какие-то невнятные звуки, крики, и вскоре дверь сотряслась от грохота. У меня не было сил дотянуться до валяющихся невдалеке ножен с Халдорном, поэтому я просто закатал штанину непослушной рукой и вытащил нож. Думаю, хоть одному из этих ублюдков я глотку распороть успею…
        Дверной затвор переломился надвое и первым внутри показался наконечник арбалетного болта. Дёрнувшись из стороны в сторону, он посмотрел на мертвеца, и через мгновение остановился на мне, замер на пару секунд, а потом уставился в пол.
        - Здесь Саргон! Он ранен! - глухо прозвучал смутно знакомый голос. Кто это? Леос?
        Через порог шагнули размытые фигуры, от которых я тщетно попытался отмахнуться ножом, но меня всё же подхватили под руки и выволокли наружу. Чьи-то женские ладони обхватили моё избитое лицо и приподняли голову.
        - Вирхема сюда! Живо!
        Подбородок вновь безвольно стукнулся о грудь.
        - Далбал! Пустите меня, пустите! Это же мой брат!!!
        - Дуран, стой!..
        Вокруг замелькали мечущиеся тени, слышались рыдания и вой. Потом меня ухватили за сорочку и потянули вперёд.
        - Я убью его! Дайте грохнуть этого ублюдка! Эта сука убила моего брата!!! Разорву-у-у!!!
        Брызжущего слюной лимрака оттащили в сторону. Неужели я не убил его? До чего же живучая тварь…
        Надо мной кто-то склонился, положил руку на плечо и я почувствовал освежающую прохладу, прокатившуюся по телу. Глубоко вдохнув, я медленно выпустил воздух и обмяк. В голове прояснилось и всё окружающее пространство вновь обрело чёткость. Я увидел хмурого Вирхема, озабоченно заглядывающего мне в глаза; беспокойно копающуюся в своей сумке Саберс; Беару, напряженно сжимающую кинжалы и смотрящую на удерживающих бушующего Дурана Хэдвига и Диглара. Мой взгляд скользнул дальше и я заметил сидящего на корточках Сиэрда, что склонился над обрубком на полу уборной и о чём-то переговаривался со сдвинувшим брови Камбисом. Заметив, как пристально я на него смотрю, тризарец положил ладонь на рукоять скимитара и шагнул ко мне.
        - Что здесь произошло?
        Устало моргнув, я облизнул покрытые густой засохшей кровью губы и прохрипел:
        - Далбал был лимраком... Он напал на меня, и попытался сожрать… Вот только, - я посмотрел ему за спину, - зубы коротки оказались.
        - Это враньё!!! - взвыл Дуран и яростно ломанулся ко мне, но его надёжно скрутили и не дали вырваться. - Полная брехня! Мой брат был гринорцем! Слышишь, ты, сволочь?! Гринорцем! Отпустите! Почему вы держите меня??! Это же лимрак!!! он убил моего брата! Убейте эту тварину!
        Не обращая на него внимания, Камбис продолжал нависать надо мной, не сводя внимательного взгляда.
        - Сиэрд не заметил на его теле следов обращения.
        Я жестко усмехнулся.
        - Это потому что большая его часть превратилась в кашу... Но это не важно...
        Держась за ноющий бок, я поднялся на ноги и, покачнувшись, сплюнул кровяной сгусток себе под ноги. Исподлобья посмотрев на Камбиса, я оскалился:
        - Важно то, что я знаю, как найти эту тварь...
        Глава 7. Часть 2.
        ...Все напряженно уставились на меня.
        - И как же это сделать?
        Я мотнул головой.
        - Не здесь. Сначала соберём всех в зале, чтобы каждый был на виду.
        - Разумно. Но не так быстро. - Камбис отступил в сторону и указал на меня Сиэрду. - Проверь его амулет.
        Внутри у меня всё сжалось.
        - Но этот способ не доказал своей эффективности, - невозмутимо заметил жаброид.
        - Это не имеет значения. - Тризарец задумчиво дотронулся до мочки уха. - Лимрак может совершить ошибку. Приступай.
        Алхимик подошел ко мне вплотную и протянул руку к медальону. А я стоял и не знал, что делать - ведь обращение в крысу уже началось, значит, проверка вполне способна это показать. Но если сейчас откажусь, то посею излишние сомнения и подозрительность. Так как же поступить?
        Всё, поздно.
        Сиэрд сжал амулет в пальцах.
        Несколько секунд звенящей тишины, и он делает шаг назад.
        - Всё в порядке.
        Больших трудов мне стоило не выдать накатившего облегчения.
        - Убедился? - я постарался за напускным раздражением скрыть дрожь в голосе. - Теперь может мы сделаем так, как я говорю?
        - Обязательно, но только сбор будет не в зале. - Он повернулся к Беаре. - Вы с Леосом отправитесь назад, дадите сигнал и соберёте людей. Как только все подойдут, ведите их на кухню, мы будем там. Вирхем - иди и скажи Кухду, чтобы разжигал печь. Саберс, вон в той комнате ткани, выбери ту, что поплотнее, и неси сюда. Потом поможешь Сиэрду завернуть в неё тело Далбала. Надо его сжечь.
        - Не проще ли утилизировать всё в туалете? - недоуменно спросил Сиэрд.
        - Я сейчас тебя утилизирую, жаба синезадая! - взревел прижатый к полу Дуран и вновь попытался вырваться. - Не смейте трогать моего брата, или я, клянусь Древними, утоплю вас всех в этом толчке!!!
        - А, точно. - Жаброид равнодушно посмотрел на бьющегося в захвате близнеца. - Забыл про наличие родственных уз и почтения к умершим. Приношу тебе свои искренние извинения и соболезнования.
        Тело Дурана обмякло и он затрясся от рыданий.
        Камбис кивнул Хэдвигу и Диглару.
        - Уведите его. Мы скоро будем.
        Я устало привалился к стене и проводил их взглядом. И когда они скрылись за поворотом, тризарец пояснил:
        - Мы ничего не знаем об этой субстанции, - взмах в сторону безостановочно бурлящих горошин, - поэтому не стоит рисковать. Огонь надёжнее.
        Он перевёл взгляд на меня.
        - Что ты задумал?
        Пока я собирался с мыслями для ответа, вернулась Саберс, кинула на пол лиловый свёрток и тут же принялась нервно грызть ногти. Поморщившись от боли в боку, я опустил глаза на разорванное тело.
        - Когда я бился с ним, то обратил внимание на одну деталь - его раны регенерировали с ужасающей скоростью. - Я облизнул пересохшие губы. - И не сказал бы, что он контролировал этот процесс.
        Сиэрд сложил руки на груди.
        - Хм. Действительно. Из тех заметок, которые я читал, следует, что эти существа очень живучи. Видимо, имелась в виду повышенная регенерация. И если это так, то хватит одного надреза, чтобы найти лимрака.
        Камбис задумчиво кивнул.
        - Будем надеяться, что Саргон прав и это сработает.
        По подземельям пронёсся колокольный звон.
        - Давайте поторопимся, скоро все соберутся.
        Саберс подняла ткань и расстелила её на полу уборной. Жаброид зашел следом и они принялись собирать останки Далбала. Отлипнув от стены, я проковылял ко входу и оперся о косяк.
        - Сиэрд, будь добр, подай мои вещи.
        Получив обратно кожанку и клинки, я отошел в сторону и стал не спеша одеваться, стараясь при этом не сильно кривиться от боли в трансформирующемся боку. Я прекрасно понимал, что мне чертовски повезло - загляни хоть кто-нибудь из них под сорочку, и меня убили бы на месте. Хорошо, что рядом был Вирхем и им не пришлось осматривать моё тело в поисках ран.
        Закрепив заплечные ножны и проверив, хорошо ли их покидает Халдорн, я вернулся к остальным.
        - Ну как ты? - спросил Камбис.
        - Терпимо, спасибо.
        Хотя на самом деле чувствовал я себя паршиво - всю левую сторону тела то и дело сводило судорогой, было холодно и страшно хотелось есть. И это желание набить брюхо было так сильно, что даже смотря на окровавленное тело Далбала рот наполняла слюна.
        Сколько нежного мяса. Сочного, вкусного, свежего.
        Как же мне хочется вгрызться в него, рвать и глотать, хлебая ещё теплую кровь и дробя клыками хрустящие кости…
        Дыхание участилось, зубы заныли, и я завороженно подался вперёд, готовясь к прыжку…
        - Саргон. - Чья-то рука легла на моё плечо.
        Вздрогнув, я покосился на Камбиса.
        - Всё позади, он не оживёт. Ты убил его.
        Вновь взглянув на труп, я сглотнул и, коротко кивнув, отвернулся.
        Камбис посчитал, что моё напряжение связано с ожиданием нового нападения. Вот бы он удивился, узнав какие мысли меня гложат на самом деле.
        В описании крысы говорилось, что у неё есть недостаток “вечный голод” - видимо, именно его влияние я и стал ощущать в полной мере. И, боюсь, если мне не удасться научиться справляться с этим новым чувством, то это может стать серьёзной проблемой. Хорошо ещё, что мы сейчас пойдём на кухню, где обязательно найдётся чем перекусить. А позже стоит обязательно сделать свой собственный запас провизии, на случай обострения голода.
        - Всё готово к транспортировке. - Сиэрд выпрямился.
        Камбис подошел к плотно упакованному в рулон телу и, взявшись за его края, потащил по коридору. Судя по тому, с какой лёгкостью он это делал, помощь ему вряд ли требуется, поэтому мы просто пошли следом за кровавым шлейфом.
        У входа на кухню нас ждали Хэдвиг с Беарой, которые молча расступились, пропуская нас внутрь. При нашем появлении и без того редкие разговоры сразу же смолкли, и напряженные взгляды немногочисленных обитателей склада устремились к влекомой ноше.
        И ко мне.
        Я буквально чувствовал кипящую внутри каждого из них борьбу с подозрительностью и недоверием: “А вдруг это уже не он? Что, если лимрак всё-таки добрался до него? А может, это всё хитрая комбинация - на самом деле Далбал был человеком, а эта тварь убила его и повернула всё так, чтобы мы думали иначе?”
        О, я прекрасно их понимал. Ведь кто я для них? Лишь незнакомец, с которым они знакомы всего-навсего неделю. Смешной срок, учитывая, что Далбала они знали в течение нескольких месяцев.
        Я посмотрел на поникшего Дурана, что сидел у стола понурив голову.
        А кто-то был с ним на протяжении всей жизни.
        Камбис остановился рядом с Кухдом, замершим у печи, и повернулся к остальным. Некоторое время он молчал, внимательно всматриваясь в лица, а потом его негромкий голос разнёсся по помещению.
        - Каждому из нас известно, что Далбал был хорошим гринорцем, достойным представителем своего рода. Честный, добрый, веселый малый, хотя временами и ужасно несносный гавнюк. - На его лице мелькнула печальная улыбка. - Простой парень, всегда готовый прийти на выручку любому, кто нуждается в помощи - таким он был, и таким останется в наших воспоминаниях.
        У Дурана сжались кулаки и задрожали губы. В углу тихо всхлипнула Шанни и обхватила себя за плечи.
        - Жизненный путь нашего друга окончен, этого не изменишь. Поэтому давайте взовём к Древним и попросим их в своей мудрости отворить Врата Величия, дабы душа его прошла на иную сторону и воспряла в могуществе истинного перерождения. Амирус, Древниар!
        - Амирус, Древниар! - эхом повторили все остальные, сотворив при этом странный жест: тыльную сторону правой ладони приложили вплотную к внутренней стороне левой, при этом переплетя большие пальцы рук, и после получившуюся фигуру прижали к груди и склонили голову.
        До этого момента мне не доводилось видеть религиозные обряды, посвященные Древним. Видимо, последние сказанные Камбисом слова носили ритуальный характер, также как и реакция на них.
        Лидер выживших кивнул рядом стоящему Кухду и тот распахнул широкую печную дверцу, из нутра которой дыхнуло жаром. Камбис некоторое время смотрел во всепожирающее пламя, а потом выдвинул длинную тележку противня, положил на неё тело Далбала и отправил обратно в бушующий огонь. Кухд привычным жестом плотно запер железный затвор, отгородив нас от вида горящего тюка, и отошел в сторону.
        Камбис обернулся.
        - И пусть я не могу вернуть его к жизни, но зато могу поклясться в том, что убийца будет найден и понесёт жестокое наказание. - Камбис нашел меня взглядом, и все тоже уставились в мою сторону. - Саргон, будь добр, достань свой кинжал, полосни себя по ладони и подними руку так, чтобы мы видели рану.
        Я едва сдержался, чтобы не хмыкнуть. Решил начать с меня, значит? Хотя, это не имеет значения. Будь по твоему.
        Все остальные явно не понимали смысла происходящего, поэтому просто молча наблюдали, как острое лезвие с лёгкостью разрезает плоть. Подняв окровавленную ладонь, я выжидающе уставился на Камбиса.
        - Хорошо. Теперь передай кинжал Хэдвигу. Хэдвиг - делаешь тоже самое, что сейчас сделал Саргон, потом передаешь клинок следующему, и так по кругу, пока все не пройдут эту процедуру.
        Северянин безропотно подчинился приказу.
        - Э, я не понял. - Никс скривился и развёл руками. - Зачем это вообще надо? Я в ваш клуб добровольных кровопускателей не записывался. Если вам так нравится кромсать себя - пожалуйста! Хоть глотку друг другу перережьте, я мешать не буду. Но вот только меня в это дерьмо не впутывайте!
        Камбис несколько секунд смотрел ему в лицо, а потом извлёк из ножен скимитар.
        - Это приказ, Никс, а не просьба. Откажешься - и я насильно заставлю тебя это сделать. И это касается всех вас.
        Я видел, с каким напряжением люди отступили и начали с опаской переглядываться, сжимая своё оружие.
        - А не обезумел ли ты часом, а, командир? - Диглар покосился на лежащий на столе арбалет, а Леос как можно спокойнее достал метательный нож.
        Вперёд вышла Беара и как следует рявкнула:
        - Вы чего творите, а, идиоты? Совсем мозги растеряли? Ну так я их вам вставлю на место! - Она указала рукой на Камбиса. - Ваш лидер приказал вам не глотку распороть, а лишь сделать себе маленькую царапину! Или что, поджилки затряслись? Хэдвиг, дай сюда кинжал!
        Она забрала клинок и быстрым движением разрезала себе ладонь.
        - Вот так это делается! Отрастите уже себе яйца, ходоки в подземелья!
        - Беара. - Камбис мягко взял за локоть яростную воительницу. - Дай кинжал.
        Зажав лезвие скимитара под мышкой, он рассёк руку и показал остальным.
        - Я прошу вас сделать надрез не из прихоти. Это поможет найти лимрака, скрывающегося в наших рядах.
        - И тот, кто откажется пройти тест, наведёт на себя подозрения, - добавил Сиэрд, принимая оружие и пуская себе кровь. - И пока что я вижу, что лишь пятеро из нас всех не бояться пройти эту простую проверку.
        Он выразительно посмотрел вокруг, и это подействовало. Первыми подошли гоблины, а затем и остальные один за другим стали подходить, делать надрез на ладони и вставать в круг, поднимая раненую руку. Даже хмурый Никс вынужден был подчиниться, хотя и не переставал при этом злобно ворчать. И в конце остались лишь Джулия с ребёнком.
        - Я... - она нервно кусала губы, сложив руки на груди и то и дело бросая взгляды на сына, сидящего на стульчике для кормления и пускающего пузыри, при этом болтая ручками. - Я себя смогу, но Робби… он…
        К ней шагнула Саберс.
        - Я сделаю это, Джули. - Доктор успокаивающе погладила её по плечу. - Аккуратную царапинку, он даже не почувствует, не переживай. Могу и тебе так сделать. Хорошо?
        Мать хотела что-то сказать, но потом судорожно кивнула и протянула ладонь. Саберс с хирургической точностью оставила тонкие порезы и отошла в сторону.
        Так мы и стояли, подняв руки и смотря друг на друга, пока Камбис не нарушил молчание.
        - Сиэрд, сколько должно пройти времени?
        - Уже прошло достаточно, чтобы получить необходимые результаты. - Жаброид задумчиво опустил руку. - Но для более точной статистики я дополнительно проверю амулеты присутствующих.
        Он не спеша обошел всех по кругу, касаясь медальонов, и в конце вновь встал на своё место.
        - Результат всё также отрицателен. Исходя из всего этого, можно сделать предварительный вывод - лимрака среди нас нет.
        Все облегченно выдохнули и опустили руки.
        - Хорошо. - Камбис кивнул, убирая скимитар в ножны. - Вирхем, залечи нам всем раны…
        - Это не всё, - вдруг громко сказал Хэдвиг и все обернулись к нему. - Вы забыли о Доре.
        Я склонил голову. Действительно, как это мы могли забыть о нашей заключенной. По сути она главная подозреваемая, ведь они с Жутом провели много времени наедине. И вот уж точно слабо верится в то, что она смогла бы составить ему конкуренцию в схватке.
        - Все желающие могут отправиться с нами, - принял решение Камбис. - Остальным рекомендую дождаться нас здесь. Дуран, - он положил руку на плечо поднявшемуся гринорцу, - ты тоже останься. Вы с Кухдом должны обеспечить женщинам защиту.
        Дуран недовольно засопел, но всё же сел на место.
        Когда большая часть собравшихся потянулась к выходу, я проскользнул мимо них и подошел к повару.
        - Кухд, не дашь мне какой-нибудь окорок пожирнее? - Тот изумлённо вскинул брови и я с улыбкой пояснил. - С утра ничего не ел, а тут ещё меня потрепало хорошенько, тело требует подпитки.
        - А, ну да. Конечно. Сейчас. - Нахмурившись, Кухд отошел к полкам и достал из чаши увесистую копченую ножку. - Держи. Приятного аппетита.
        - Спасибо!
        Я едва сдержался, чтобы тут же жадно не наброситься на мясо. Поспешно покинув кухню и шагая следом за гоблинами, я потихоньку откусывал кусок за кусочком, чтобы не привлекать чрезмерного внимания к своему голоду. Надеюсь, этого хватит, чтобы хоть ненадолго заглушить его. Но, если что, у меня в комнате остались старые запасы вяленой нарезки и сухарей, которые при случае пойдут в ход.
        Постепенно все размышления настолько вытеснило поглощение мяса, что я едва не уткнулся в спину остановившегося Гобли. Подняв голову и вытерев рукавом рот, я поспешно проглотил очередной кусок и протиснулся вперёд, к двери в камеру Доры, у которой стоял Камбис и Хэдвиг.
        Окинув нас всех взглядом, тризарец постучал рукоятью скимитара по железной двери.
        - Дора, это Камбис. Как ты себя чувствуешь?
        Ответом ему было молчание. Постучавшись ещё раз, Камбис повторил вопрос, но всё оставалось по прежнему. Тогда он кивнул северянину и тот, взмахнув рукой, установил щит, поднял его повыше и положил лезвие меча на его кромку. Камбис тоже оттянул скимитар для удара и резко открыл дверь - Хэдвиг тут же перегородил собой проход, и несколько секунд всматривался в глубину комнаты. Повернув голову к нам, он коротко сказал:
        - Мне кажется, она не дышит.
        Я подался вперёд и встал рядом с Камбисом, чтобы лучше видеть происходящее: сияние кристасвета освещало небольшую кровать с лежащей на боку без единого движения старой женщиной. Она была необычайно бледна, тучное тело, казалось, сильно отекло, но во всей этой картине особо сильно выделялась безвольно свисающая рука с разбухшими пальцами.
        - Пропусти меня! - Саберс отодвинула в сторону Хэдвига и стала напряженно рассматривать тело. Потом охрипшим голосом проговорила: - Надо удостовериться в том, что она мертва.
        - Советую выстрелить в старуху из арбалета, - с усмешкой предложил Никс. - Чтобы наверняка.
        Удивительно, но никто не посмотрел на него с неодобрением. И лишь Камбис не обратил на его слова должного внимания.
        - Я не пущу тебя внутрь без подстраховки, - сказал он Саберс.
        - Я пойду. - Вызвался Диглар и, взвесив в руке шипастую палицу, решительно перешагнул порог и встал в изголовье кровати, приготовившись в случае чего опустить тяжелое оружие на голову мертвой главе “Водяных”. - Прошу вас, док. Я готов.
        Саберс прошла в комнату и присела рядом с телом Доры. Распустив шнуровку кожанки, она отогнула её края и прижала пальцы к гортани, постепенно соскальзывая в сторону и прощупывая боковую поверхность шеи. Потом она потянулась к её лицу и подняла опухшие веки - глаза были полностью чёрными.
        Очи Тьмы.
        Глаза Баглорда.
        Саберс убрала руку и поднялась на ноги.
        - Она мертва. Видимо, сердце не выдержало потрясений.
        Тяжело вздохнув, она хотела было выйти из комнаты, но Сиэрд остановил её.
        - Необходимо сделать ей надрез. - Когда все переключились на него, он пожал плечами. - Проверка должна быть завершена до конца, не так ли?
        Диглар перехватил палицу к самому основанию.
        - Отойдите, док.
        Когда Саберс покинула камеру, он наклонился и взялся за левую кисть мертвой старухи, которая покоилась у неё на боку, и провёл шипами по тыльной стороне ладони, разрывая дряблую бледно-синюю кожу. Сделав шаг назад, Диглар занёс для удара палицу и принялся ждать.
        Мы все не отрываясь смотрели на рану, но ничего не происходило.
        - Похоже, Дора всё же была человеком, - подвёл итог Сиэрд.
        Диглар опустил оружие и повернулся к нам.
        - Ну тогда её тоже надо сжечь, верно? Только помогите мне, а то я один её не утащу.
        Я хотел было вызваться добровольцем, но вдруг заметил, как края раны на теле Доры стали затягиваться.
        - Берегись! - взревел я, выхватывая Халдорн. - Она лимрак!!!
        Но было поздно.
        Свисающая с кровати рука “Доры” резко дёрнулась, удлиняясь, схватила Диглара за руку и рванула на себя. Разведчик не удержался на ногах и с криком упал на пол, и лимрак тут же схватил его второй рукой за плечо и притянул к своему широко распахнутому рту, из которого выпрыгнул трансформировавшийся в пиявку язык и впился сотнями зубов вопящему Диглару в лицо.
        Хэдвиг оттолкнул меня в сторону и, прикрываясь щитом, вбежал внутрь. Дора резко повернула голову и с лёгкостью швырнула разведчика в него - Диглара перекрутило в воздухе и он врезался в северянина, сшибая его на пол и перегораживая проход остальным.
        Проклятье! Как же мало здесь места!
        Лимрак воспользовался нашей заминкой, отрастил себе из спины новые конечности и с их помощью поднял грузное тело на ноги. Пронзительно завизжав, он разорвал кожанку и его огромный живот стал стремительно раздуваться, а потом с оглушительным треском лопнул и в нашу сторону полетели какие-то отвратительные сгустки. Они прилипали ко всему - к стенам, потолку, щиту Хэдвига, а один угодил прямо в плечо рядом стоящего со мной Камбиса - и практически мгновенно из них вылезли длинные паучьи лапы и вытянутые головы с острыми клыками. Тризарец, не тратя время на раздумья, тут же врезался плечом в стену и бился до тех пор, пока верещащая тварь не свалилась ему под ноги и он не добил её взмахом скимитара.
        Остальные твари, теперь похожие на отвратительных пауков-фаланг, продолжая увеличиваться в размерах прямо на глазах, шустро выбежали наружу и атаковали нас, пуская из изгибающихся подобно скорпиону брюшек вязкое подобие паутины. Я бросился в сторону, уворачиваясь сразу от нескольких нитей, но не всем так повезло - Леосу практически мгновенно опутало грудь и руки, и схвативший его паук быстро устремился вверх, таща за собой вопящего вора. И когда его уже начало поднимать на стену, я подскочил к нему и перерубил туго натянутую нить. Напуганный плут тут же вскочил на ноги и бросился бежать, я же задрал голову и вовремя увидел падающее на меня тело монстра. Инстинктивно взмахнув клинком, рассёк ублюдку брюхо и отшвырнул вправо. Упав на спину, оно задрыгало лапками и перевернулось, оголило клыки и вновь кинулось в атаку. Зарычав, я сам ломанулся вперёд, взялся за меч двумя руками и размашистым ударом отрубил ему передние конечности, которые он устрашающе поднимал вверх. Верещащая тварь попятилась назад, а я продолжал наседать, яростно отсекая ему лапу за лапой. И когда он уже волочил за собой передние
обрубки, я вогнал Халдорн ему в пасть, прижал ногой к полу и рванул что есть силы на себя, разрезая его тело вдоль всего туловища.
        Ненавижу пауков!!!
        Я быстро окинул взглядом поле боя: Беара стояла на спине особо крупной особи и безостановочно втыкала кинжалы ей в морду; чуть дальше воинственно вопящие гоблины на пару обрабатывали одну гадину поменьше, пригвоздив её копьями к стене, а Камбис у самого входа в комнату помогал Сиэрду и Саберс отбить атаку ещё двоих.
        - Будьте осторожны! - Раздался крик Вирхема. - Они плюются кислотой!
        Обернувшись, я увидел, как паук зажал парня в углу и изрыгал из глотки какую-то зелёную жижу, которая стекала по волшебному щиту бледного мага. Я хотел было кинуться ему на выручку, но прямо передо мной пролетело тело Хэдвига и ударилось о противоположную стену. Времени выяснять жив ли он не было, поэтому я резко развернулся - существо, которое раньше было Дорой, цепляясь множеством длинных конечностей за потолок, выползло из комнаты и, потрясая обвисшей плотью, резво стало карабкаться по стене, стремясь скрыться на втором этаже.
        - Валклазар! - вырвался из моей груди вопль и пустарная энергия сорвалась с выброшенного вперёд кулака.
        Волшебный снаряд угодил твари прямо в спину, она взревела, но движения не прекратила. Я принялся выкрикивать заклинание раз за разом, но всё было впустую - своими ударами я замедлил её, но не остановил. И тогда я бросился к жаброиду.
        - Сиэрд! Кислоту! Живо!
        Покрытый собственной синей кровью алхимик без сомнений достал из сумки склянку и отдал мне. Получив заветный пузырёк, я развернулся и закричал во всё горло:
        - Гобля! - Тыждак обернулся и я указал клинком на уползающую Дору. - Швырагонь в эту суку!
        Я бросил ему сосуд с кислотой и моё сердце ухнуло в груди - слишком высоко! Не поймает!..
        Гобля отпустил древко копья и подпрыгнул, вытянувшись всем телом. И он почти дотянулся - склянка ударилась ему о пальцы, закрутилась ещё сильнее и стала падать на пол за его спиной…
        Ну вот и всё… я промазал и вновь позволил этой твари уйти...
        И тут Кикки Тикки Паф сорвался с места и распластался по земле, умудрившись поймать бутылку у самой земли.
        - Гобля! - Кикки метнул приятелю склянку, тот без проблем схватил её и, размахнувшись, швырнул в почти скрывшегося лимрака.
        Бутылка пролетела выше твари и разбилась у неё над головой. Поток кислоты хлынул ей на лапы и голову, в считанные секунды разъедая плоть и кости. И когда передние конечности разложились и отвалились, визжащая гадина рухнула вниз, разбрызгивая вокруг себя дымящуюся кровь и ошмётки плоти.
        - Назад! Не приближайтесь к ней! - закричал Сиэрд. - Эта кислота растворяет всё, к чему прикоснётся!
        Я не успел среагировать на его слова - на меня что-то налетело, схватило и повалило на пол. Халдорн оказался зажат между мной и нападающим, поэтому я отпустил рукоять и стал отталкивать от себя тяжелую тушу.
        И я смог наконец разглядеть его.
        Пиявка практически полностью слилась с лицом Диглара, и остался лишь хобот полный зубов, которым монстр пытался дотянуться уже до моего собственного лица. И, несмотря на всё моё сопротивление, эта мерзкая присоска была всё ближе с каждым мгновением. И вот я уже не вижу ничего, кроме слюнявого клыкастого нутра, маячащего в каком-то сантиметре от моих глаз. Закричав от напряжения, я из последних сил отодвинул тварь от себя, и вдруг что-то с оглушительной силой врезалось пиявке в голову и отшвырнуло её в сторону.
        Хэдвиг обошел меня и ещё раз приложил щитом пытающуюся подняться гадину. В холодной ярости он опустил тяжелый сапог ей на спину, прижал к земле, и, коротко замахнувшись, ударил клинком по шее. А затем наклонился, схватил его за рубаху и приподнял, чтобы рубануть ещё раз и ещё. Этого вполне хватило, чтобы полностью отрубить Диглару голову, которую северянин взял за волосы и швырнул в кислотную пузырящуюся лужу к бьющейся в агонии Доре.
        Вернее к тому, что раньше было Дорой.
        Обессиленный, я поднялся на ноги и кивнул тяжело дышащему Хэдвигу. Тот ответил тем же.
        Все пауки были мертвы, а сам лимрак доживал свои последние мгновения. Мы же стояли по кругу и наблюдали за тем, как кислота медленно разъедает его тело. Не было даже визга, только протяжное бульканье и волны дрожи, колыхающие расползающуюся плоть.
        Омерзительное зрелище.
        Постепенно его движения становились всё более вялыми, пока наконец не прекратились вовсе. Но даже после этого нас продолжали терзать сомнения.
        Что, если она не мертва? Вдруг всё это очередная уловка хитрой твари?
        - Я принесу ещё кислоты, - устало проговорил Сиэрд. - Надо уничтожить труп полностью. А вот остальных лучше сжечь.
        Камбис с трудом оторвал взгляд от лимрака и огляделся.
        - Мы их упакуем, а ты иди. Хэдвиг проводит тебя. Вирхем, - молодой маг вздрогнул, - ты в порядке?
        - Д-да. Хотя та кислота почти пробила мой барьер. - Он махнул дрожащей рукой в сторону мёртвого членистоногого, который его осаждал. - Если бы не Беара, мне пришел бы конец.
        Я посмотрел на привалившуюся к стене воительницу, счищающую тряпкой вязкую паучью кровь с лезвий кинжалов. Заметив мой взгляд, она слабо улыбнулась и на краткое мгновение прикрыла глаза - “всё нормально”. В ответ я медленно моргнул и слегка покачал головой - “рад, что ты выкарабкалась”.
        Убедившись в том, что все в порядке и никому не требуется срочной помощи, Камбис указал скимитаром на ряд дверей, тянущихся по коридору.
        - Порыскайте вокруг и принесите наволочки, мешки, ткани. Всё, во что можно завернуть эту падаль. - Он скользнул взглядом по трупам пауков, а потом вновь опустил глаза на Дору. - Давайте уже быстрее со всем этим покончим.
        Когда Хэдвиг с Сиэрдом вернулись, мы уже стаскали в кучу все тела и приготовили их к транспортировке. И когда алхимик окончательно растворил кислотой лимрака, наша уставшая процессия поволокла страшный груз на кухню.
        К счастью, мы оказались избавлены от лишних расспросов - сбежавший в начале боя Никс уже успел поведать всем о нападении Доры. А Дуран ещё потом долго мямлил извинения, заверяя Камбиса в том, что он хотел сразу же броситься на подмогу, но Хоули остановила, призвав исполнить приказ по их защите. Никто его не винил, не сказал даже ни единого слова упрёка, но он всё равно извинялся.
        И когда мы молча наблюдали за тем, как последнее тело исчезает в огненном нутре печи, Никс хмыкнул и с насмешливой издёвкой пропел:
        - В клетке было двадцать силпатят, четверых сожрали, и их осталось шестнадца-а-ть!
        Я нахмурился.
        - Почему шестнадцать? Мы ведь потеряли троих, а не… - я внимательно вгляделся в лица присутствующих. - А где Леос? Он не возвращался?
        Хоули покачала головой.
        - Нет, его не было.
        - Так! - Камбис поднял руку, прерывая поднявшийся было ропот. - Кто помнит, сколько было пауков? Мы точно всех перебили?
        Я склонил голову и крепко задумался. В конце-концов, с неохотой выдавливая слова, пришлось признать нежеланный факт:
        - Если честно, в той неразберихе не мудрено было кого-то и пропустить…
        - О, ну шикарно! - всплеснул руками Никс. - Выходит, вся эта байда с лицеделами ещё не закончена, да?
        - Выходит, что так, - спокойно подтвердил Сиэрд.
        - Но мы ведь уже нашли способ их обнаружения, верно? - спросил Вирхем. - Теперь им не спрятаться среди нас, правда?
        Ему ответила Саберс:
        - На самом деле мы в этом не уверены. - Она судорожно затянулась сигаретой и выдохнула густой дым. - Как оказалось, лимрак может полностью остановить все процессы своего организма, и даже подделать стадии развития трупного окоченения. - Из её рта вырвался нервный смешок. - Не удивлюсь, если он и трупные разложения тоже способен имитировать. А если это так, то и управлять своей регенерацией, думаю, для него не проблема.
        - Почему тогда это сработало с Дорой? - не унимался молодой маг.
        Я тяжело вздохнул.
        - Потому что Дора совершила ошибку, вот и всё. Скорее всего, она ждала, что после того, как обнаружится её “смерть”, на проверку придёт гораздо меньше людей. А мы, видишь, вдруг почти всей толпой заявились. А когда Диглар про сжигание упомянул, так сразу и напала.
        - Ясно... - плечи Вирхема поникли. - Значит, лимрак снова победил…
        - Не совсем, - возразил Сиэрд. - Перед самым нападением на Саргона мы с Саберс как раз хотели сообщить, что создали тест, благодаря которому можно со стопроцентной вероятностью определить, кто является лимраком, а кто нет.
        Его слова вызвали волну воодушевления.
        - И что это за тест? - кусая губы и махая хвостом спросила Хоули.
        - Всё просто - мы возьмём у каждого из вас кровь и смешаем её. У лимрака она не имеет идентификации, поэтому сразу же подстроится под кровь здорового существа.
        Никс выпучил глаза и вскинул голову.
        - Э, э! А вот мы вот тут щас недавно друг друга одним ножиком кромсали, и это что же теперь - если один из нас лицедел, то мы в себя заразу занесли что-ли??
        Его паника мгновенно передалась остальным и утихший было страх вернулся с новой силой.
        - Тихо! - закричал Камбис. - Дайте Сиэрду сказать!
        Жаброид вновь заговорил, когда вернулось хоть какое-то подобие порядка.
        - Для начала, успокойтесь. И поймите - лимрак является своего рода вирусом сам по себе. Он полностью пожирает тело живого существа, сливается с ним и копирует его, таким образом размножаясь и делая из одного лимрака двух. Но его кровь не служит патогеном, она абсолютно безвредна для организма.
        - Подтверждаю всё сказанное, - Саберс махнула рукой с зажатой между пальцами самокруткой. - Будь это не так, то этому козлу даже стараться не надо было бы - добавил свою кровь нам в воду и вуа-ля! В общем, расслабьте булки. Кухд, дай чего-нибудь крепкого горло промочить, а то я сейчас свихнусь, ей-богу.
        - Сейчас.
        Повар с кряхтением поднялся, но Камбис остановил его:
        - Принеси тогда всем выпить, и заодно еды захвати.
        Когда у всех в руке было по кружке крепкого эля и плошка с едой, разговор вновь оживился.
        - И что, получается, нам только кровь надо сдать? - спросила кицея, вяло копаясь ложкой в рисовой каше.
        - Да, всё остальное сделаем мы, - кивнул жаброид, с аппетитом поглядывая на свою копченую рыбу. - Хотя с нашим оборудованием весь процесс анализа будет довольно длительным и займёт пару-тройку дней, не меньше.
        - Хм. Тогда до окончания проверки вам лучше запереться в лаборатории и никого не пускать внутрь. Я бы ещё и круглосуточную охрану у входа поставил, но…
        Камбис не договорил, но каждый и так знал, что он хотел сказать: “...но каждый из вас может оказаться лимраком, поэтому никому нельзя доверять”.
        - Ничего, мы справимся, не переживай, - заверил его алхимик. - Если кто-то к нам сунется, моя кислота всегда будет под рукой.
        Лидер выживших немного расслабился.
        - Хорошо. Тогда приступай к сбору крови.
        Сдав всё одним из первых, я проковылял в самый дальний угол кухни и устало присел на стул. Голод мне заморить удалось, но вот бок никак не унимался - от накатывающей боли сдавливало грудь и поэтому приходилось дышать через раз, с силой проталкивая воздух в лёгкие. Временами даже слышался тихий треск трансформирующихся костей и я испуганно вскидывал глаза, опасаясь, что кто-то может это услышать.
        Поэтому когда ко мне подошла Беара, я внутренне напрягся.
        Девушка придвинула стул и села рядом. Некоторое время мы молча наблюдали, как алхимик с целительницей собирают кровь из неглубоких ранок в длинные колбы, подписывают их и помещают в деревянные коробы, а потом Беара едва слышно заговорила.
        - Саргон.
        - М?
        - Ты помнишь, как я вчера ночью ушла от тебя?
        Я бросил на неё внимательный взгляд.
        - Нет.
        Она слегка сдвинула брови и сложила руки на груди.
        - Я тоже не помню. Я очнулась, стоя в коридоре, совершенно голая и без оружия. А когда вернулась в комнату, тебя там тоже не было, хотя клинки и одежда лежали на месте.
        Прежде чем ответить, я несколько секунд размышлял, склонив голову.
        - Ты раньше никогда не ходила во сне?
        Воительница глубоко вздохнула и покачала головой.
        - Нет.
        - Ты уверена?
        - Абсолютно.
        - Это хорошо, потому что я тоже не страдаю лунатизмом. Вот только этот факт не помешал мне среди ночи непонятно как оказаться в коридоре в одних штанах, напротив двери в спальню Джулии.
        Глаза Беары расширились и она инстинктивно сжала рукояти кинжалов.
        - Я знала, что здесь что-то не так! - процедила она сквозь зубы. - Послушай, Сар, я ещё утром осторожно порасспрашивала остальных. Никто прямо не признался в том, что у него было помутнение рассудка или провал в памяти, но мне показалось, что многие чего-то недоговаривают. Такое ощущение, словно они увиливают от ответа. И все как один повторяют одно и то же в качестве отговорки, - Беара слегка повернула ко мне голову, - что они будто бы просто ходили в уборную.
        Я пораженно замер, а потом поднял глаза и нашел взглядом Хоули - кицея сидела у правой стены и, казалось, дремала, прикрыв глаза и изредка подёргивая длинным ухом. Некоторое время понаблюдав за ней, я уже иначе посмотрел на остальных.
        - Сегодня утром практически все, кого я видел, выглядели очень усталыми и не выспавшимися, - пробормотал я.
        Воительница кивнула.
        - А ещё рассеянными и чертовски напряженными. И каждый жалуется на боль в голове и шум, словно…
        - Словно непрерывный шепот на краю сознания, - мрачно закончил я за неё.
        Мой взгляд остановился на Джулии, которая слегка покачиваясь грызла ногти и неотрывно смотрела на своего маленького сына.
        Дыхание Беары стало более глубоким и сосредоточенным, пальцы рук расслабились на рукоятях кинжалов. Она подняла глаза и исподлобья оглядела всех присутствующих.
        - Если кто-то пытается проникнуть нам в голову, то это значит...
        - Да. - В глубине моих воспоминаний вспыхнул образ Желтого Глаза. - Это значит, что мы имеем дело не только с лимраком.
        Глава 8
        ГЛАВА 8.
        Я привалился плечом к стене и прижал пылающий жаром лоб к холодному камню. По разгоряченному телу то и дело проходила сильная судорога, а воздуха катастрофически не хватало, как бы часто и глубоко я не дышал.
        Как же мне хотелось прямо сейчас сорвать промокшую насквозь одежду и прижаться к полу, чтобы хоть на мгновение почувствовать освежающую прохладу!
        Но я сдерживался. Из последних сил, но сдерживался.

“Не здесь... терпи… - бились в голове осколки разумных мыслей. - Надо дойти до комнаты, где никто не увидит… Уже недалеко… Ну же! И-дди!...”
        И, вновь собирая волю в кулак, я выпрямлялся, прижимал к себе мешок с провизией и брёл вперёд.
        После разговора с Беарой я почувствовал, что лихорадка усиливается, и сразу же поспешно покинул кухню, пока все остальные продолжали сдавали кровь. Но перед этим удалось выпросить у Кухда довольно много провизии - в этом мне помог Камбис, который посчитал, что еда мне нужна для ночных ожиданий в засаде перед лабораторией. Собственно, именно поэтому сам тризарец и не стал задавать лишних вопросов по поводу моего скорого ухода.
        Вот и моя комната! Наконец-то!
        Я ввалился внутрь, бросил мешок с продуктами под ноги и в лихорадочной спешке запер дверь. Хрипя, сдёрнул ножны с мечом и отшвырнул в сторону, тут же принявшись стягивать одежду, при этом кривясь от боли в боку. Расстегнув плохо слушающимися пальцами пояс, начал снимать штаны и не удержался на ногах, рухнув на ледяной пол и застонав.
        В голове словно били барабаны, и этот безостановочный стук складывался в гнетущую мелодию, от которой череп был готов разорваться на мелкие осколки.
        ТА-ТА-ТА-ТАМ!
        Отовсюду слышится пронзительный писк...
        ТА-ТА-ТА-ТАМ!
        Я стою в глубокой яме, вокруг которой толпятся мои сородичи и воинственно вопят, потрясая копьями и топорами. В моих лапах два широколезвийных ножа, который я вздымаю над головой при виде своего Вождя, который даёт сигнал к началу ритуальной схватки.
        Я не подведу тебя, отец!
        Я буду достоин!...
        ТА-ТА-ТА-ТАМ!!
        Зрачки отца закатили, кожа на лбу разорвалась, давая свободу Желтому глазу, вросшему в голову Крысиного Короля…

“Ты… Наш!” - лился в уши мерзкий шепот.
        Улыбка растянулась на лице Создания.
        - Добро пожаловать в семью, сынок!..
        ТА-ТА-ТА-ТАМ!!!
        Оно сжало мою голову руками и его пальцы стали погружаться в лицо, срастаясь с ним в одно целое. Каждую клетку в крови словно превратили в шипастые льдинки и вновь пустили по венам, разрывая тело изнутри и заполняя всё моё естество всепожирающей болью.
        Один глаз улыбающегося Создания налился непроницаемой чернотой и его голос стал частью моего угасающего сознания:
        - И лишь в смерти ты обретешь истинный покой, и откроешь глаза в царствии Его...
        ТА-ТА-ТА-ТАМ!!!!
        Стоя на коленях среди миллионов голых тел, я запрокинул морду к умирающему фиолетово-розовому солнцу в тёмных небесах и завыл…
        Временная петля спрессовала зиллионы тысячелетий в несколько микросекунд, и в калейдоскопе вливающихся в память образов я видел исполинские фигуры существ, пылающие руины городов и окровавленные тела умирающих, чьи крики сливались в единую предсмертную какофонию. И среди всего этого хаоса я неожиданно почувствовал прикосновения чьего-то чужого, абсолютно бесстрастного разума - и ко мне пришло осознание.
        Этому никогда не будет конца.
        Ибо грядёт Восхождение.

***
        За неестественно громким щелчком следует вспышка света и картинка перед глазами слепнет, а потом красный ореол расходится в стороны и она вновь проявляется, возвращая на место безрадостную реальность.
        Щелчок. Вспышка.
        Я сижу на краю кресла игровой установки, окровавленные руки безвольно свисают с колен. Мои глаза не отрываясь смотрят в одну точку - на распростертое тело двуногого монстра, из разорванного надвое туловища которого свисают сотни отростков и щупалец. Оно лежит на испачканном черной кровью ковре, и из его нутра торчит рукоять полутораручного меча.
        Щелчок. Вспышка.
        Комнату заполонили люди - они ходят, стоят, сидят, осматривают, переговариваются, бубнят, фотографируют, собирают образцы в герметичные колбы и расстилают мешок для трупов. Они делают всё, что угодно, но никто из них не говорит со мной и не отвечает на вопросы, словно меня не существует.
        Щелчок. Вспышка.
        Мужчина в помятой рубашке, с небрежно закатанными по локоть рукавами, подходит ко мне, встаёт рядом и устало приваливается спиной к стене. Он некоторое время молчит, а потом достаёт из кармана мятую пачку сигарет и закуривает. Едкий дым заполняет помещение.
        Щелчок. Вспышка.
        - Что это за тварь, Варп? - мой голос звучит тихо, но отчётливо.
        Мой лучший друг глубоко вздыхает, прежде чем ответить, и струя густого дыма выходит у него из носа.
        - Я не знаю.
        Сжав кулаки, я резко вскакиваю с места и встаю вплотную к нему.
        - ЧТО ЭТО ЗА ТВАРЬ?!
        - Я НЕ ЗНАЮ!!!
        Несколько секунд мы буравим друг друга взглядом.
        - Я тебе не верю. Если бы ты не знал, то не вёл бы себя так по свойски вот с этими, - кивок в сторону притихших людей, что хмуро наблюдали за нами. Один из них, особо крупный, даже шагнул в нашу сторону, но брошенный Варпом взгляд остановил его.
        - Я не вру. Мне действительно ничего об этом неизвестно, кроме того, что ты не единственный, к кому сегодня пожаловали незваные гости…

***
        Шепот и барабаны. Шепот и барабаны. Шепот и барабаны…
        Эти сводящие с ума звуки стихают, словно удаляются всё дальше и дальше, подобно эху, но не исчезают полностью, а замирают где-то на границе сознания, которое разрывает от противоречивого желания - с одной стороны я жажду, чтобы они прекратились, но с другой страшусь полнейшей тишины, которая наступит после этого. Ведь что, если они это то единственное, что связывает меня с реальностью? Значит, если их не станет, то и мне предстоит раствориться в небытие?..
        Это напоминает падение. С каждым мгновением ты словно погружаешься в глубину чужих мыслей, воспоминаний, образов, что безостановочно сменяются одно за другим. И от них невозможно спрятаться, даже если закрыть глаза...
        В какой-то момент я вдруг осознал, что картинка больше не меняется.
        Пол. Гладкий, холодный, с вкраплениями полированной породы. Чем дольше я смотрю на него, тем сильнее чувствую его твёрдую поверхность, впивающуюся в моё онемевшее тело. Пробую пошевелить глазами и в голове словно взрывается сноп искр - такое ощущение, будто кто-то насыпал в глазницы мелкий песок. С трудом начинаю медленно моргать, и вскоре появившиеся слёзы увлажняют пересохшие зрачки. Пробую осторожно пошевелиться и тут же жалею об этом - боль в боку никуда не делась, создавая ощущение, словно с меня заживо сняли кожу. Но, несмотря на это, я через силу продолжал двигать пальцами, сжимать их в кулак, стараться поворачивать голову. И когда я в конце-концов смог вытянуть ноги и выпрямить спину, стало немного легче.
        Во рту всё пересохло, дико хотелось пить. Облизнув потрескавшиеся губы распухшим языком, я медленно подполз к своей сумке. С одной рукой пришлось изрядно повозится со шнуровкой, но мне всё равно удалось вытащить флягу с водой. Зубами сорвав пробку, я надолго припал к живительной влаге и едва не захлебнулся. Выплеснув остатки себе на лицо, отшвырнул пустую тару в сторону и, немного передохнув, медленно перевернулся на правый бок. Шипя от боли сквозь стиснутые зубы, я упёрся лбом в пол и подогнул колени, а затем не спеша выпрямился и вздохнул с облегчением.
        Так… ну и что мы имеем?..
        Я опустил глаза на своё тело и долго рассматривал повреждённые участки.
        Что ж, вся левая сторона почернела, покрывшись паутиной вздувшихся вен, кости грудины с этой стороны расширились и натянули кожу, от подмышки до пояса проросли мелкие волоски, а мышцы на самой руке сжались, отчего она кажется более жилистой. Можно сказать, что пока что всё более-менее в норме - эти изменения ещё можно спрятать под одеждой.
        Та-та-та-там.
        Вздрогнув, я весь сжался в ожидании нового приступа.
        Та-та-та-там.
        - Саргон, это Беара. Ты там?
        Я повернул голову в сторону двери. Стук, это всего лишь стук.
        - Д-да... - чёрт, голос у меня как у умирающего. Как бы воительница не решила силой ворваться внутрь после такого! Спешно прочистив горло, я уже громче ответил: - Я здесь! Подожди, сейчас открою!
        Сдерживая рвущийся наружу стон, я поднялся на ноги и быстро натянул штаны. Пришлось попотеть с сорочкой и курткой, но надеть удалось и их. Бегло оглядев себя и убедившись, что изменения не бросаются в глаза, я отпер дверь.
        Беара хотела было проскользнуть внутрь, но неожиданно встала на пороге и схватилась за кинжал. Я, не делая резких движений, сжал руку в кулак и приготовился захлопнуть дверь - сначала ударю ею, а потом пущу вдогонку волшебный кулак.
        Но ни она, ни я больше ничего не сделали.
        Рыжая воительница криво улыбнулась.
        - Чего это ты, пламенный вояка, тут без света сидишь? Не видно ж нихрена. - Она выразительно посмотрела мне за спину.
        Понимающе ухмыльнувшись, я, не сводя с неё глаз, подошел к столу и зажег свечу. Окинув внимательным взглядом комнату, она расслабилась и зашла внутрь, заперев за собой дверь.
        - Как ты?
        Я поднял на неё глаза и пожал плечами.
        - Так себе. Помяло меня знатно и ежи ещё не все восстановились.
        Беара кивнула.
        - Понятно. Я, собственно, пришла поговорить по поводу переезда.
        - Переезда? - Я непонимающе нахмурился, но потом вспомнил: - А, с Шанни…
        - Да. Я с ней уже поговорила, она согласна. Комнату я тоже нашла, дверь там двойная, железная. Она, конечно, не защитит нас от этого неизвестного мозголома, но хотя бы лимрака там точно не нужно будет бояться. Вещи Шани я туда уже перенесла, своих у меня немного, так что остаются только твои.
        С каждым её словом я мрачнел всё больше и больше. Вот и что теперь делать? Это же была моя идея съехаться и взять девчонку под защиту. Лядь! Мне нельзя с ними жить! И дело не только в том, что меня могут раскрыть - нет, всё намного серьёзнее. Когда станет ясно, что я являюсь лимраком, всех, кто был со мной рядом, в лучшем случае изолируют. А вот в худшем…
        Я не могу рисковать их жизнью. Уж лучше испортить отношения с Беарой, чем подвергать её опасности.
        - Сар, что-то не так?
        Я тяжело вздохнул.
        - Бера... сейчас не самое лучшее время жить вместе со мной. - Я заставил себя поднять голову и посмотреть ей в глаза. - И, думаю, встречи наши тоже стоит прекратить...
        Её лицо стало абсолютно бесстрастным, превратившись в маску без единой эмоции. Взгляд словно потух, и некоторое время она просто смотрела на меня. А потом вдруг усмехнулась и пожала плечами.
        - Ну, на нет и суда нет! Нам с Шанькой даже лучше - больше места достанется.
        Я через силу улыбнулся.
        - Да, вам скучно не будет…
        - Это точно. Ладно, пламенный вояка, поправляйся. Только на ужин обязательно приходи, тебе силы нужны, поэтому не вздумай пропускать ритуальное набивание брюха!
        - Я приду.
        Она кивнула.
        - Ну, тогда я пошла. До скорых, вояка.
        Она развернулась и, не оборачиваясь, вышла из комнаты.
        Я же ещё несколько минут просто смотрел на запертую дверь.
        Ну вот и всё. Наш бурный роман можно считать оконченным. Наверное, сейчас она считает меня предателем, который решил выбрать путь одиночки - ведь сейчас никому нельзя доверять. Так что заботься о девочке сама, это не моя проблема... Шхайрат! Как же это всё погано...
        Я положил руку на терзаемый болью бок и скривился от ненависти к самому себе. Молодец, Саргон, пожелал способность становиться любым существом! А теперь расхлёбывай последствия своего желания.
        В животе забурлило и я почувствовал сосущий голод, который разом вытеснил все переживания от расставания с девушкой. Невольно сглотнув, бросил взгляд на песочные часы на столике - до ужина остался примерно час. Пока я ещё могу, стоит есть вместе со всеми - так и мои запасы будут целее, и подозрений меньше. Хотя с последним можно и поспорить, ведь если я буду рычать от боли, то ни о какой маскировке не может быть и речи.
        Может, стоит выпить обезболивающее? Хотя у меня осталось всего две ампулы, стоит приберечь их на крайний случай и всегда носить при себе. Что ещё? Зелье лечения? Опять же, временное решение. Можно ещё попросить Вирхема кинуть на меня исцеление, его эффекты продержат меня некоторое время в тонусе. Но ведь постоянно-то его об этом не будешь просить, верно?
        А что, если...
        Я поднял руку и посмотрел на браслет.
        Точно! Надо поднять себе ступень! Наркотического влияния от прилива могущества вполне хватит на несколько часов, а позже я постараюсь найти более оптимальное решение.
        Я пересел на кровать, привалился к стене и призвал фолиант. Но воплотился он не в руке, как обычно, а соткался прямо в воздухе и повис перед лицом. Ну надо же! Это что, элитный сервис страдающим от трансформации в крысу? Я ухмыльнулся и направил в дриар мысленную команду - пожелтевшие страницы зашелестели и книга раскрылась на нужной мне странице.
        Так, ну и что тут у нас?
        Количество Униаров:
        Расходный запас - 575.
        Несгораемый запас - 4 973.
        Нда, не густо. Хотя откуда больше взяться-то? Вон, за паука дали всего 30 униаров, а за Далбала 84. И, как всегда, моё двухпроцентное “Хищение” не сработало, словно у этих тварей вовсе нет Несгораемого запаса. Это начинает раздражать, если честно. Да и за Далбала-то могли бы отвалить и побольше, жлобина он был тот ещё!
        Я раздраженно помассировал глаза. Так, а вот это уже неприятный звоночек - я начинаю мыслить чисто силпатскими критериями, выдвигая на первый план Ступень и количество униаров. Того и гляди, скоро стану делить людей по степени полезности, руководствуясь только накопленной ими силой и прогрессом в развитии, и не беря в расчет их человеческие качества. Такое отношение надо пресекать, не хочу стать одержимой могуществом машиной для убийства.
        Ладно, вернёмся к прокачке. Что мы имеем? На чем сделать акцент?
        Во-первых, в связи с появлением этого непонятного мозголома, надо найти что-то по ментальной защите. Есть здесь подобное?
        СТОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ЗАЩИТА ОТ ПСИОНИКИ”.
        ОБЕСПЕЧИВАЕТ ЗАЩИТУ ОТ НЕГАТИВНОГО ПСИОНИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РАЗУМ СИЛПАТА.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ ДАЁТ 0,5 ПРОЦЕНТОВ СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ К МАГИИ “ПСИОНИКА”.
        Всего 0,5 процентов за такт??? Это, получается, на максимальном сотом такте 50% будет? Ну ладно 50, но 0,5 это же мизер! Лядь… И ведь аналогичные защитные грани есть и от магии стихий, и от остальных тоже. И везде порог в 50%. Видимо, есть возможность повысить сопротивление до 100%, но это уже либо артефактами, зельями, либо специальными гранями или Достижениями. Может, ещё и заклинания есть, но сейчас, без обучающих руниров, они будут для меня бесполезны, лишь зря униары потрачу.
        Что ж, придётся перейти к следующему пункту.
        Крыса. С ней ситуация не изменилась, мне всё ещё предстоит стать ей. Я уже вкладывал 600 униаров в расовую грань “Синхронизация памяти”, и чтобы “добить” её до первого такта, надо ещё 400.
        Я задумчиво склонил голову.
        Виденные мной образы… Часть из них, безусловно, принадлежит крысе, ещё часть это воспоминания из моей прошлой жизни - теперь я знаю, что моего лучшего друга звали “Варп”. Хотя, может, это просто прозвище. Но в любом случае это видение ничего нового практически не даёт - по прежнему неизвестно, что это за тварь, или, вернее, твари - если верить словам Варпа, что они явились не только ко мне. Ясно одно - мой друг работал на кого-то, кто явно знал по этому поводу больше остальных. И эти кто-то пришли ко мне в дом и забрали труп монстра. У них ещё была какая-то странная эмблема на одежде…
        Я закрыл глаза и напряг память.
        Вроде это был символ в виде паука с вытянутыми вниз лапами и клыками. Причём у всех он был разного цвета - знаки различия? Наверное. Видимо, эти ребята были из одного подразделения.
        Но кроме воспоминаний крыса и моего прошлого “я” было что-то ещё… готов поклясться Древними, я чувствовал прикосновение чужого разума и слышал отголоски его мыслей. Он говорил что-то о том, что грядёт какое-то “Восхождение”. Что ещё за восхождение? Чьё? И чему не будет конца? Или это связано с теми апокалиптическими видениями, в которых ещё шествовали исполины и рушились города? Чёрт, голова пухнет от всех этих загадок…но разобраться в них бы точно не помешало.
        Страницы фолианта вдруг перевернулись и прямо у меня на глазах стал проявляться новый текст:

“ВОСХОЖДЕНИЕ”.
        ВАС ПОСЕТИЛИ ТАИНСТВЕННЫЕ ВИДЕНИЯ, КОТОРЫЕ МОГУТ ОКАЗАТЬСЯ КАК БРЕДОМ, ПОРОЖДЕННЫМ ВАШИМ ПОМУТИВШИМСЯ РАССУДКОМ, ТАК И КЛЮЧЕМ К ЧЕМУ-ТО БОЛЬШЕМУ, ЧТО ПОКА СОКРЫТО ЗАВЕСОЙ НЕИЗВЕСТНОСТИ.
        БУДЕТЕ ЛИ ВЫ УДЕЛЯТЬ ВРЕМЯ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ПУСТЫШКЕ, ЗАВИСИТ ТОЛЬКО ОТ ВАС. НО РАЗГАДКА “ВОСХОЖДЕНИЯ”, КАКОЙ БЫ ОНА НИ БЫЛА, В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ПРИНЕСЁТ ВАМ ОПРЕДЕЛЁННЫЕ ДИВИДЕНДЫ - ВЕДЬ ДАЖЕ НЕУДАЧНЫЙ ОПЫТ, ЭТО ТОЖЕ ОПЫТ, ВЕРНО?
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: СКРЫТО.
        Хм. Вот это вот сейчас что, система Древних решила поиздеваться над моими умозаключениями или наоборот, мотивировала на дальнейшее расследование? Хотя не важно - задание кушать не просит, да и по времени не ограничено, так что пусть висит до лучших времён. Сейчас же надо всё-таки докачать “Синхронизацию памяти” до первого такта. Это может не только дать мне преимущества от превращения в крысу (вон, в темноте я уже стал видеть намного лучше прежнего), но и, возможно, удасться выудить ещё что-то полезное из её воспоминаний - например, узнать больше об этом Желтом глазе сейчас бы точно не помешало.
        Так что минус 400 униаров.
        И куда вложить оставшиеся? О, подниму-ка я себе “Волшебный кулак” на 99 униаров - когда раздобуду артефактный проводник магии, с помощью которого можно создавать плетения выше первого такта, мне останется только добавить один униар.
        Все эти манипуляции подняли меня на тридцать вторую ступень и дали пять очков на атрибуты. Нда, не густо. Особенно печально, что до тридцать третьей мне надо всего пятьдесят два униара. Ну ничего, убью ещё разок этого недо-лимрака и прокачаюсь. Оптимизм, однако.
        Распределив очки атрибутов между Ловкостью и Силой Духа - четыре в первую и одно во вторую - я развеял дриар. Поток могущества в этот раз вряд ли можно назвать чем-то особенным, но всё же волна удовольствия и воодушевления сделала своё дело - боль от трансформации отступила и я вновь почувствовал себя здоровым и полным сил. Я вскочил на ноги и с наслаждением выпрямился, хрустнув позвонками.
        Отлично! Теперь, пока я в тонусе, надо пойти поужинать. А ещё выловить алхимика - есть у меня к этому жаброиду несколько вопросов, на которые очень желательно получить ответы...
        Глава 8. Часть 2.
        ...
        Закрепив ножны с Халдорном и кинжалом, я вышел из комнаты и бодрой походкой направился в общий зал. Сейчас все навалившиеся на меня проблемы казались сущей мелочью - и чего я так переживал? Право, нужно быть оптимистичнее! Ситуация не такая уж и безвыходная!
        Странно, но моего настроя никто не спешил разделить - все молча и угрюмо сидели за столом, вяло ковыряясь в тарелках с кашей. Разве что Никс как-то гаденько заулыбался при моём появлении. Чего это он? А, не важно. Кого сейчас нет? Не вижу Дурана, гоблинов, Шанни, Хоули, Вирхема и Джулии с ребёнком, а остальные вроде на месте. Хотя нет, ещё Леоса.
        - Леос так и не объявился? - я подошел к Сиэрду и сел рядом с ним, тут же подтянув к себе плошку и доверху наполнив её кашей из общего казана.
        Камбис покачал головой.
        - Нет. Мы провели поиски, но безрезультатно. - Он задумчиво посмотрел на ряды ящиков. - Здесь есть, где спрятаться, а он это умеет.
        - И то верно, - поддакнул я, принявшись жадно заглатывать обжигающую гречку с подливой. Какая вкуснотища! А с пивом так вообще бесподобно! - Ммм! Кухд, это просто великолепно! Нет, честно, я такую прелесть никогда ещё не пробовал. Ты сегодня превзошел сам себя.
        Повар почему-то долго и хмуро смотрел на меня, а потом коротко ответил:
        - Спасибо.
        - Да ну, тебе что, действительно понравилась эта гадость? - скривился Никс. - Да от этого дерьма же горелой человечиной за километр несёт!
        Я замер и даже перестал жевать. Медленно вытащив ложку изо рта, принюхался к еде - хм, очень даже аппетитно пахнет мясом… так, стоп! А может это моей внутренней крысе так кажется?? Эти грызуны же практически всеядны, а уж если дело касается мяса…
        - Да нет, ничего такого не чувствую, - я пожал плечами и счёл за лучшее просто продолжить трапезу, а потом и вовсе перевёл тему разговора: - Кстати, Сиэрд, давно хотел спросить - а каков твой принцип проверки амулетов? А то ты просто всегда прикасаешься к ним и говоришь: “всё в норме”. Можешь рассказать, или это секрет?
        Я поймал на себе внимательный взгляд Беары. Слегка ей улыбнувшись, отвёл глаза и сделал несколько больших глотков пенистого рэйтерфолского, подумав о том, что, видимо, я как-то уж чересчур сильно воодушевлён и это бросается в глаза на фоне общей подавленности остальных. Надо попытаться контролировать себя, хотя будет сложно - это как если бы пьяный до безобразия попытался притворится трезвым.
        - Нет, Саргон, это не секрет, - ответил Сиэрд, задумчиво пошевелив дредами. - Представители моей расы, которых большинство называет просто “жаброидами”, обладают способностью определять наличие “Пакта доверия”. Согласно положениям этого пакта, любая переданная вещь имеет свою конкретную астральную проекцию. Так, если вещь получена добровольно, контур один, если нет - другой. С нейтральными аналогично.
        Нахмурившись, я задумчиво проглотил очередной кусок мяса, за которое взялся сразу после каши.
        - То есть ты почувствуешь, если вещь была отобрана силой, без согласия того, кому она принадлежала, так?
        - Да. Или если она была приобретена в качестве награды.
        - И это всё? Ты можешь только это?
        - Не совсем так. Со временем я освою возможность идентификации контуров проклятых вещей, а потом и вовсе смогу считывать свойства любых предметов. Это очень сильно помогает при работе с комбинированием трав.
        У меня словно камень с души свалился. Выходит, мне не стоит бояться проверки амулета, она не выявит мою принадлежность к лимракам. Что ж, отлично, одной проблемой меньше, а это не может не радовать.
        - Алхимик-идентификатор, - уважительно произнёс Хэдвиг, - очень полезное сочетание. Жаль, что ваша раса не столь многочисленна, как хотелось бы. Профессионалы такого уровня всегда в цене.
        - Пфф, это точно, - доктор Саберс выдохнула струю дыма и прикурила новую самокрутку об окурок предыдущей. - Мало кому хочется возиться с варкой зелий, так что алхимик дефицитная профессия. Собственно, также как и все прочие, ведь силпаты предпочитают идти путём убийства, а не ползать на карачках в поисках редких трав.
        Что ж, с этим сложно не согласиться - за мирным времяпрепровождением ступень быстро не поднимешь.
        - Кстати, насчёт алхимии! - Я вновь повернулся к Сиэрду. - У меня запасы зелий на исходе, у тебя можно будет их пополнить? Я имею в виду до того, как вы запрётесь в лаборатории.
        - Это возможно. После ужина пройдём в лабораторию и я выдам тебе необходимый набор эликсиров.
        Никс по другую сторону стола откинулся на стул и, широко ухмыляясь, громко протянул:
        - О да, знаем мы, какие такие “эликсиры” ты хочешь получить от жабёныша!
        Все обернулись к нему.
        - Ты это о чём? - непонимающе спросил я.
        Кладовщик охотно ответил, обведя насмешливым взглядом присутствующих:
        - А о том, что наш “Самогон” неровно дышит к синезадым мальчикам и поэтому прямо-таки жаждет оказаться с одним из них наедине!
        Я вскинул брови и едва не задохнулся от этого заявления.
        - Чего-о?! Ты совсем башкой тронулся?!
        Беара меня тут же поддержала:
        - Никс, мне кажется, тебе стоит прекратить бухать и курить у себя в подсобке всякую дрянь! А то ты какую-то дичь нести начал.
        - Дичь, говоришь? - он с прищуром посмотрел на неё. - Тогда давай я тебе сейчас зачитаю одно письмецо!
        Он театральным жестом вытащил из внутреннего нагрудного кармана листок бумаги и нарочито не спеша его развернул. Немного помедлив, он облизнул губы и стал громко, с выражением зачитывать:
        - “Милый друг! Я понимаю, что сейчас далеко не самое лучшее время для подобных признаний, но, осознавая, что каждый час может стать последним, я больше не могу сдерживать свои чувства! Да, пусть я не мастак говорить красивые фразы, но одно я знаю точно - моё сердце заходится в бешеном ритме только об одной мысли о тебе. А когда я нахожусь рядом с тобой, твоя гладкая кожа манит к себе так сильно, что меня бросает в пот и я с трудом сдерживаю себя, чтобы не прильнуть к твоим сладким губам в страстном поцелуе! И я молю Древних, чтобы мои чувства к тебе оказались небезответны, ведь иначе моя жизнь потеряет всякий смысл… Но каков бы ни был ответ, я прошу тебя, нет, умоляю лишь об одном - дай мне его при встрече наедине, смотря в глаза безмерно влюбленному в тебя воину...” и подпись: “Навеки твой, Саргон.” - Он поднял глаза от письма и с нескрываемым удовольствием протянул его Беаре. - Держи, можешь перечитать.
        Над столом повисло тягостное молчание. И, пока Беара скользила взглядом по бумаге, я продолжал рассеянно хлопать ртом, лихорадочно соображая, ЧТО ЖЕ ЭТО, МАТЬ ЕГО, СЕЙЧАС БЫЛО?!!
        Беара вдруг оторвалась от чтения и со странно прояснившимся лицом посмотрела на меня:
        - Так вот почему ты не захотел съезжаться!
        - Что-о?! - у меня глаза едва из орбит не вылезли. - Нет!!! Ты всё неправильно поняла!
        Её брови взлетели ещё выше и я запоздало понял, что сболтнул что-то не то.
        - В смысле нет, всё правильно… лядь, нет! Наоборот!
        - Да не-не, ты прав, тут всё ясно и понятно! - Никс лыбился от уха до уха. - Заднеприводной ты оказался, петушок!
        Саберс не удержалась и захихикала. Кухд попытался спрятать улыбку в кулаке, а Хэдвиг с Камбисом криво ухмылялись. И когда я уже было хотел воспылать в праведном гневе, ко мне повернулся задумчивый Сиэрд.
        - Саргон, я ценю твое откровенное признание, и мне действительно очень жаль тебя расстраивать, но я придерживаюсь строго традиционной ориентации и поэтому не могу ответить взаимностью на твои чувства. Искренне сожалею о твоих душевных терзаниях, но, если позволишь, когда мы выберемся отсюда, то я могу познакомить тебя со своим родичем, который вполне способен разделить твою страсть.
        Сдерживаемый до этого смех превратился в откровенный хохот. Я почувствовал, как моё лицо заливает краска стыда.
        - Да вы все охренели! - наконец рявкнул я, вскакивая на ноги. - Это всё неправда! Я не писал этого!!!
        - Сарго-о-он! - внезапно разнёсся по залу радостный крик и мы синхронно обернулись в сторону мчащейся на всех порах Хоули. Не добежав до меня пары метров, она прыгнула и повисла у меня на шее, едва не сбив с ног. Не успел я толком прийти в себя, как она страстно впилась мне в губы поцелуем. Оторвавшись от меня, кицея заглянула в мои глаза и с нежностью в голосе проговорила: - Твои чувства небезответны, мой ласковый, безмерно влюблённый воин! И мой ответ да - ты мне тоже небезразличен!
        Она вновь принялась за поцелуи, а я продолжал стоять в остолбенении.
        Может мне уже кто-нибудь объяснит, что здесь происходит???
        - Саргон! - прозвучал бешеный вопль.
        Боги, да что там опять??
        С висящей на шее лисицей я обернулся и увидел решительно идущего ко мне Вирхема, чьё лицо перекосила гримаса ярости. Я только успел поставить кицею на землю и отодвинуть её в сторону, как молодой маг с размаху заехал мне кулаком в челюсть. Не сказать, что было слишком больно - парень он таки был не очень крупным - но удар есть удар, он всегда выводит из равновесия. Поэтому я окончательно перестал что-либо понимать.
        - Ты вконец охренел?! - надрывался Вирхем. - Самая прекрасная девушка, о которой можно только мечтать, доверилась тебе и подарила своё сердце, а ты прямо на её глазах тискаешь эту дешевку! - Он бросил полный ненависти взгляд на Хоули. - Ты предатель! И ты кровью смоешь оскорбление, которое нанёс Беаре! Я вызываю тебя на бой до смерти!
        - Это кто здесь дешевка?! - Хвост Хоули яростно распушился. - Я тебе сейчас глаза выцарапаю, колдунишко!
        Я поднял перед собой руки.
        - Да погодите вы! Вирхем, ты всё неправильно понял…
        - Саргошка-а-а!
        Да чтоб вас всех!!!
        Голосящий Гобля вприпрыжку с Кикки Тикки Пафом перебежали через весь зал и затормозили рядом со мной.
        - Саргошка! - Тыждак задрал голову и, выпятив свой квадратный зуб, упер руки в бока. - Кикки моя самая лучший братюня, слышишь? Я его в обиду не дать! Так шо еся он тебе нравица, то он будет с тобоя только после того, как ты с ним поженихаешься! - Он так решительно взмахнул головой, что его длинные уши затрепетали. Но буквально тут же он вдруг подобрел и широко заулыбался. - Но у меня для тя хорошая новостя! Гобля может поженихать вас прямо щас! Так шо можетя целоватися!
        Бум - это нокаут.
        - Саргошка-а-а! - радостно возопил Кикки Тикки Паф и, распахнув объятья, кинулся ко мне сложив губы бантиком.
        - Отойди от меня!!! - я в ужасе отшатнулся от него, схватил Вирхема и поставил его между нами. - Я не буду женихаться с тобой!
        - Но почему-у-у???
        - Потому что ты совсем не в моём вкусе, Кикки! Мне совсем, совсем не нравятся гоблины! Нет, вы, конечно, хорошие ребята, но я не буду на вас женихаться!
        - Позна-позна! - закричал Гобля. - Я вас уже поженихал!
        - Да твою ж мать, Гобля!!!
        Но Тыждак меня уже не слушал - они вместе с Кикки повалились на землю и, держась за животы, заливисто ухахатывались. И все остальные, кроме меня, Хоули и Вирхема, тоже от души веселились, моментально заразившись смехом от катающихся по полу гоблинов. Да я и сам глядя на них невольно улыбнулся, чего уж говорить.
        - Так, я чего-то определённо не въехал… - Я отпустил Вирхема и почесал в затылке.
        - Да чего тут въезжать! - счастливая Беара обогнула стол и подошла к нам. - Хоули, ты ведь получила письмо от Саргона, верно?
        - Д-даа…
        - Дай его, пожалуйста. - Кицея безропотно передала немного помятую бумагу и Беара пробежалась по нему глазами. Широко улыбнувшись, она открыла письмо, которое ей отдал Никс, и показала мне. - Смотри! Они одинаковые! Эй, Кикки! А у тебя письмо есть?
        Растирая по лицу слёзы, гоблин замотал головой.
        - Неа! Мы для себя писать не стали!
        - Что-о?? - я выпучил глаза. - Так это вы написали?!
        - Ага-ага! - закивал Гобля. - Кикки умный, он по вашенски читать да писагонить умеет!
        - Да я вас сейчас урою!
        Я бросился за разбегающимися гоблинами, но во время погони поскользнулся и упал. Подниматься я не спешил, предавшись всеобщему веселью.
        Эта выходка гоблинов разрядила напряжение последних дней и позволила нам вновь почувствовать себя старыми добрыми друзьями, что беззаботно пьют и развлекаются, искренне смеясь над шутками и подколами друг друга. Повисшая вокруг давящая атмосфера страха и отчаяния дала трещину, и будущее уже не казалось таким мрачным и безысходным.
        - Беара!!!
        Всё ещё смеясь, мы обернулись в сторону крика и увидели бледную, трясущуюся Шанни.
        - Беара! Т-там!.. - она судорожно стиснула кулачки и по её щекам потекли слёзы. - Д-джулия!..
        Смех оборвался.
        Вскочив на ноги и выхватив оружие, мы бросились по коридору и вскоре выбежали к комнате Джулии, дверь в которую была полуприкрыта. Камбис первым подбежал к ней и рванул на себя, вбегая внутрь. Я подлетел следом и уже приготовился к схватке, но, оглядев помещение, остановился как вкопанный.
        Джулия сидела на кровати, забившись в самый угол и подтянув колени к подбородку. Она покачивалась из стороны в сторону и не отрываясь смотрела на своего сына, лежащего в детской кроватке у противоположной стены - лицо Роберта посинело и опухло, а на шее виднелись бордово-черные отметины.
        Мимо меня протолкнулась Саберс и подскочила к ребенку, перевернув его на спину и прижав ухо к груди. Спустя мгновение она уже делала искусственное дыхание и массаж сердца, бормоча про себя: “Давай, малыш. Дыши, родненький...” Но вскоре она прекратила бесплодные попытки и, опустив руки, отошла в сторону. Посмотрев на Камбиса, она покачала головой.
        - Э-это не мой сын, - вдруг заговорила Джулия, подняв на нас полный безумного отчаяния взгляд. - Это лимрак! Он так на меня смотрел… Я боялась его! Боялась… - она обхватила себя за плечи. - А вы не видели моего мужа, Ферда? Роберт наверняка с ним. Они гуляют. Мне надо к ним…
        Она встала и попыталась уйти, но Саберс остановила её и крепко сжала в объятьях.
        - Пусти меня, пусти! - забилась Джулия, пытаясь вырваться. - Мне нужно к Ферду, нужно к моему сыну! Пусти!..
        Она кричала, а мы молча стояли, опустив глаза.
        Последние искры безмятежной радости погасли в наших сердцах и суровая реальность вновь вернулась.
        Глава 9
        ГЛАВА 9.
        Я умру здесь… мы все обречены… надо плюнуть на остальных и спасать себя…
        Казалось бы, эти мысли принадлежат мне, но я знал - шепот на краю сознания усилился и пытается подавить волю и свести с ума. Также, как он это сделал с Джулией, заставив задушить своего сына.
        Зачем сопротивляться и пытаться выжить? Это лишь второй этаж, даже в самом удачном раскладе нам не пройти ещё три… это бессмысленно...
        Ну, учитывая, что нас осталась лишь жалкая горстка отчаянно цепляющихся за жизнь людей, это утверждение не лишено логики. Хотя соглашаться с этим внутренним голосом всё же не стоит - того и глядишь, предложит свить верёвку и повеситься.
        А ведь это выход! Уж всяко лучше, чем быть переваренным заживо…
        Я встал посреди своей комнаты и крепко зажмурился.
        Хватит! Я знаю, что это ты, тварь! И мне известно, что ты где-то рядом, здесь, на складе. Обещаю, скоро я доберусь до тебя и убью, вместе с твоим дружком недо-лимраком. Так что готовься отправиться прямиком к Баглорду, ублюдок!
        Ответом мне стала звенящая тишина. Я неверяще прислушался к себе, но ничего не было. Он ушел? Мне удалось его отогнать?
        Ну вот, кажется, я схожу с ума… теперь ещё и сам с собой говорю, грозясь кого-то найти и убить. Здорово, ничего не скажешь. Как бы не начать убивать всех подряд…
        Мои губы изогнулись в хищном оскале. Я замотал хвостом из стороны в сторону, выпустил когти, навострил уши и принюхался, шевеля длинными усами и пытаясь выследить невидимого противника. Где же он прячется? Откуда дёргает за ниточки?
        Стоп! Какой хвост??
        Я распахнул глаза и завертелся на месте, осматривая себя с головы до ног.
        Так, хвоста пока нет, это хорошо. Хотя копчик всё же неприятно покалывает и свербит. Да и ногти на левой руке, кажется, немного удлинились... собственно, как и сами пальцы…
        Я вздохнул и опустил руку. С этим шепотом неизвестного мозголома и просачивающимися в сознание воспоминаниями крысы сохранить ясный рассудок становится всё сложнее. Но, по крайней мере, на мерзкий голосок “похитителя мыслей” можно не обращать внимания - он часто прерывается или вообще становится едва различим, особенно когда голову пронзает очередное видение из жизни крыса.
        Я поднял с пола сумку и продолжил набивать её едой. Сегодня ночью мне предстояло сидеть в засаде у лаборатории, а учитывая мою ненасытность, лучше запастись провизией как следует. И, хотя Сиэрд и выдаст мне эликсиры, по паре своих собственных склянок с лечением, пустарной энергией и обезболивающим захватить стоит - мало ли? Кирасу, на самом деле, надеть тоже следовало бы, но у меня ещё слишком мало боевого опыта и ловкости, чтобы носить её не издавая лишнего шума.
        Покончив со сборами, я закинул на плечо сумку и ещё раз оглядел свою каморку. Вроде ничего не забыл. Ладно, пора…
        Тихий стук в дверь.
        Я замер.
        Стук повторился.
        Немного постояв, я поставил котомку в угол и подошел к двери.
        - Кто это?
        - Хоули.
        Помедлив, я сжал рукоять кинжала в набедренных ножнах и приоткрыл дверь.
        - Привет. - Кицея робко улыбнулась. Она стояла в красивом лёгком платье, сжав правой рукой левый локоть. - Можно войти?
        Я несколько секунд рассматривал её, а потом посторонился.
        - Конечно. Прошу.
        Она прошла мимо, обдав меня ароматом лесных духов, гармонично сочетающийся с запахом её собственного тела. Хм, похоже, у меня начинает просыпаться острый крысиный нюх. Очень хорошее приобретение вкупе с немного обострившимся ночным зрением. Я запер дверь и повернулся, тут же невольно залюбовавшись стоячими ушками и черными волосами, что ниспадали на плечи и ровную, изгибающуюся спину необычной девушки. Мой взгляд скользнул ниже, и я улыбнулся при виде торчащего из-под подола платья пышного хвоста, что слегка подрагивал из стороны в сторону.
        Кицея медленно обернулась и мы несколько долгих мгновений завороженно смотрели друг на друга.
        Я не успел ничего сказать - два коротких шажка и она оказывается рядом, хватает руками за грудки, встаёт на цыпочки и притягивает к себе. Наши губы сливаются в нежном поцелуе.
        Оторвавшись, она заглянула мне в глаза.
        - Всё, что я сказала сегодня, чистая правда, - тяжело дыша, кицея прикусила губу. - Ты мне небезразличен.
        Её пальцы скользнули по моей шее к затылку и зарылись в порядком отросшие волосы. По моему телу моментально побежали мурашки, а сердце забилось сильнее, разгоняя закипающую кровь. Не контролируя себя, я крепко обнял лисицу и вновь впился в мягкие, тёплые губы. Хоули с готовностью подалась навстречу и прижалась ко мне разгоряченным телом, так что мне пришлось привалиться спиной к двери. Она играючи заводила меня всё сильнее и сильнее, дразняще покусывала острыми зубками, целовала в крылья носа, щеки. Рыча, я прильнул к её шее и спустился к ключице, жадно вдыхая пьянящий аромат и задыхаясь от вожделения. И тут же почувствовал, как язычок кицеи прошелся по моему уху.

“Что ж ты делаешь, идиот? Забыл о своей мутации на пол тела?”
        - Хоули… - несмотря на то, что мой разум застилал туман безудержного желания, мне каким-то образом удалось собрать его осколки воедино и пробормотать: - Хоули, стой...
        - Почему? - Её жгучее дыхание опалило кожу. - Я же знаю, что вы с Беарой разбежались. Так что тебя останавливает?
        От этого жаркого, манящего шепота путались мысли, он мягко обволакивал и лишал возможности сопротивляться, призывая полностью окунуться в омут страсти. Но когда её рука скользнула по плечу и дотронулась до трансформирующегося бока, я вздрогнул от пронзительной вспышки боли и меня словно окатило холодной водой.
        - Стой!
        Я перехватил её ладонь, зажмурился и стиснул зубы, сдерживая рвущееся наружу рычание. Дождавшись, когда спазм утихнет, я немного расслабился и посмотрел на непонимающе смотрящую на меня Хоули.
        - Чего ты хочешь, Хоули?
        Брови девушки взлетели.
        - Я думаю, мы оба сейчас хотим одного и того же...
        Я покачал головой.
        - Нет. Чего ты действительно хочешь?
        Она перестала улыбаться и её взгляд потускнел, став задумчивым. Несколько секунд она внимательно смотрела мне в глаза, а потом высвободила ладонь и сделала шаг назад.
        - Чего хочу? Защиты, конечно же. - Кицея сложила на груди руки и печально улыбнулась. - Я не силпат, Саргон, и даже не воительница. Я всего лишь женщина, у которой из оружия есть только её очарование. И вот как раз именно оно, увы, против монстров не работает. Вот я и подумала, что тот, кто в одиночку перебил всю орду на первом этаже и победил лимрака в поединке, сможет меня спасти.
        Я тяжело вздохнул, подошел к ней и взял за плечи.
        - Хоули, я клянусь, что сделаю всё возможное, чтобы защитить тебя.
        Она насмешливо выгнула бровь.
        - И ты позволишь жить с тобой, быть рядом и делить постель?
        Нахмурившись, я отвёл глаза и опустил руки.
        Усмехнувшись, Хоули подняла ладонь и погладила меня по щеке.
        - В таком случае ты вряд ли сможешь сдержать свою клятву.
        Кицея развернулась и вышла из комнаты. И, смотря ей вслед, меня посетило чувство дежа-вю.
        Говорят, нет ничего опаснее отвергнутой женщины. И у меня таких за несколько часов было две.
        Тряхнув головой, я достал фляжку с водой и плеснул на лицо. Не скажу, чтобы сильно полегчало…
        - К Феру всё это!
        Раздраженно закинув на плечо сумку с провизией, я направился к лабораториям. Вот сейчас бы точно не помешала добротная драка, чтобы выплеснуть злость и излишки блуждающей по телу энергии. Надеюсь, этот лядский лимрак появится сегодня, и уж тогда я ему устрою мордобой от души!
        Так, ладно, вот нужная дверь. На всякий случай оглядевшись и никого не заметив, я громко постучался и вскоре услышал по ту сторону приглушенный толстой сталью голос:
        - Кто?
        - Саргон.
        Загремели замки ко мне вышел Сиэрд.
        - Держи. - Он протянул мне тяжелую сумку, в которой гремели разнокалиберные склянки. - Здесь всего понемногу. На каждую я наклеил пояснение, так что не запутаешься. И ещё положил несколько зелий, которые подавляют сонливость. Думаю, лишними не будут.
        - Спасибо. - Я благодарно кивнул и заглянул ему за спину. - Как у вас?
        - Постепенно запускаем процесс проверки крови. Поэтому извини, мне нужно возвращаться к работе.
        - Конечно, нет проблем. Ещё раз спасибо за эликсиры.
        Ничего не ответив, алхимик скрылся в лаборатории и за ним вновь щелкнули замки. Я отошел от двери и прошел по коридору несколько метров, при этом внимательно осматриваясь вокруг и прислушиваясь. И лишь убедившись в том, что за мной никто не следит, я вильнул в тёмный угол между ящиками и затаился. Выждав ещё минут десять, перекинул ремни сумок через голову и, держась тени, крадучись пробежался вдоль рядов к двум высоким контейнерам, стоящим друг на друге. Ухватившись за выпирающие выступы, подтянулся и нащупал соединяющие полосы, с помощью которых можно было залезть дальше. С грузом за спиной это было тяжело, пальцы так и норовили соскользнуть, а ноги бесконечно долго шарили в поисках опоры, но в конце-концов я зацепился за самый верх и перекинул себя на широкую крышу. Тут же прополз дальше, чтобы из коридора меня не было видно, и осторожно поставил сумки к стене. Вытащив туго свёрнутый моток одеяла, расстелил его недалеко от края. Потом, стараясь не шуметь, порылся в эликсирах и выбрал небольшой пузырёк с розоватой жидкостью, на которой было написано “От сна” - хотя чтобы прочесть надпись
пришлось изрядно постараться. Сняв пробку, быстро проглотил содержимое - ничего так, вкус чуть подсахаренного травянистого раствора. Покончив с приготовлениями, я извлёк Халдорн из ножен и лёг животом на одеяло, положив меч рядом, лезвием к себе.
        Я немного высунулся наружу и стал оценивающе разглядывать окрестности: до лаборатории метров пятнадцать, с моей позиции всё хорошо просматривается, и при этом заметить меня самого довольно сложно. Минусы - я задрал голову и скользнул глазами по возвышающимися надо мной рядами ящиков, а также покосился на перила второго этажа напротив - если не повезёт, меня можно обнаружить сверху. Ну и ещё до земли метров семь-восемь, при неудачном прыжке можно и сломать себе чего-нибудь. Но если прыгать на кого-то или предварительно повиснуть, зацепившись за край, то это не будет проблемой. Так что, подводя итог, место для засады я выбрал неплохое.
        Тихо выдохнув скопившийся в груди воздух, я затаился.
        Теперь осталось самое сложное - ждать...
        P.S.
        ВСЕМ ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК!
        ВЫ МОЖЕТЕ ПРЕДЛОЖИТЬ В КОММЕНТАРИЯХ ИМЯ И КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА, И ОН ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДЕТ ИСПОЛЬЗОВАН В СЕРИИ КНИГ ПДМ) НО НЕ ОБЕЩАЮ, ЧТО ОН НЕ ПРЕТЕРПИТ ИЗМЕНЕНИЙ, САМИ ПОНИМАЕТЕ)
        Глава 9. Часть 2.
        ...
        И, как оказалось, напряженное ожидание в засаде сильно выматывает. А ещё это чертовский нудно. Становится понятно, почему профессионалы годами вырабатывают у себя привычку к подобным вещам. Моя же концентрация улетучилась спустя час и внимание стало рассеянным. Да ещё в голову некстати полезли всякие непристойные, будоражащие воображение мысли, связанные с Беарой и Хоули. Чтоб эту лисицу! Вот надо было ей доводить меня до ручки! Теперь мучайся…
        Боль в боку тоже не давала покоя. Вдобавок ко всему она перекинулась на руку и ногу, так что становилось совсем невмоготу. Я держался, сколько мог, но в конце-концов был вынужден выпить обезболивающее. Стало намного лучше, хотя неприятный зуд всё же остался. И, что самое интересное, возникало ощущение, что от пошлых мыслей он даже словно ещё больше усиливается.
        Я задумался.
        Вот интересно, моё превращение это магическое воздействие, или чисто физическое? Просто если второе, то возможно ли, что адреналин лишь подстёгивает скорость трансформации?
        Осознание этого меня не очень обрадовало. Уж что-что, а ускорение обращения точно не играло мне на руку. Поэтому, чтобы отвлечься и успокоить не в меру возбудившееся тело и разум, я потянулся мыслью к дриару и стал изучать последние записи.
        А это ещё что такое??

“КЛЯТВА”.
        ВЫ ПОКЛЯЛИСЬ ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО ЗАЩИТИТЬ КИЦЕЮ ПО ИМЕНИ “ХОУЛИ”. ТАК КТО ЖЕ ВЫ, БОЛТУН, ЧТО НАПРАВО И НАЛЕВО РАЗБРАСЫВАЕТСЯ ЛЖИВЫМИ ОБЕЩАНИЯМИ, ИЛИ ВАШЕ СЛОВО ЧТО-ТО ДА ЗНАЧИТ?
        НАГРАДА: СКРЫТО.
        ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ: ИЗЪЯН “КЛЯТВОПРЕСТУПНИК”.
        Ах тыж!... Хотя, чего уж там, всё правильно - никто меня за язык не тянул. Дриар лишь заострил внимание на этом и ничего более. Надо отвечать за свои слова, верно?
        Послышался металлический скрежет. Разом подобравшись, я осторожно выглянул из своего укрытия и нахмурился - из дверей лаборатории вышла Саберс и, кутаясь в шерстяной халат, пошла по коридору, при этом напряженно оглядываясь по сторонам. И когда она проходила подо мной, я тихо окликнул её:
        - Пс! Эй, Саберс!
        Женщина вздрогнула и едва не упала. В страхе запрокинув голову, она встретилась со мной взглядом и лишь спустя несколько долгих секунд наконец поняла, кто находится перед ней.
        - Ладь! Саргон, ты идиот! Смерти моей хочешь, да?! Я сейчас чуть Древним душу не отдала!
        - Извини. - Я с кислой улыбкой пожал плечами. - Но что мне ещё оставалось делать?
        - Не пугать меня до шхайратиков, вот что!
        - Ну… ладно, проехали. Ты куда пошла?
        - В бордель! - огрызнулась целительница, но потом несколько раз глубоко вздохнула, запахнула халат и раздраженно проворчала: - На кухню я! Есть охота, да и выпивку захватить не помешает. А то я там свихнусь сейчас, - она кивнула головой в сторону лаборатории.
        - Понятно… тебя проводить? Или я вообще сам могу всё принести.
        - Не, не надо. Спасибо, конечно, но ты же охранять должен. Вот и сиди, а я вернусь сейчас. И не волнуйся, я за себя постоять сумею! Чай, уж давно не маленькая девочка, - Саберс ухмыльнулась. - Тебе-то чего-нибудь захватить?
        - Да нет, у меня всё с собой.
        - Ну тогда бди и не мешай другим желудок набивать! Всё, давай.
        Я проследил за ней взглядом до поворота, а когда она свернула и скрылась из виду, вздохнул и улёгся поудобнее.
        Ожидание продолжалось.

***
        Кухд протирал засаленной тряпицей потный затылок, то и дело бросая хмурые взгляды на пылающую печь. После того, как сегодня сожгли малыша Роберта, он убрал лист противня, залез внутрь и всё тщательно вычистил раствором с особой смесью трав, приготовленным по рецепту своего ныне покойного отца. Теперь осталось только хорошенько её протопить - это всё должно было полностью избавить готовящиеся в печи блюда от запаха горелой человечины.
        По крайней мере, он очень на это надеялся.
        Вздохнув, он опустил глаза на покрытые сажей руки.
        Бедный мальчик. Умереть от руки собственной матери…что может быть ужаснее?

“Может! - тут же одёрнул он себя. - Было бы намного хуже, если бы его сожрало чудовище и приняло личину. Кто бы из нас тогда заподозрил в нём лимрака? Да никто! Так что, пусть уж лучше так...”
        Кухд покачал головой. Жуткие, жуткие и бесчеловечные мысли приходят ему в голову. Нельзя так. Роберту ведь ещё бы жить да жить. Это невинное дитя вообще по ошибке тут оказалось - не вздумай в тот злополучный день Джулия навестить своего мужа, всё для них было бы иначе. Но пути Древних неисповедимы, что верно то верно.
        Его взгляд невольно упал на накрытое миской блюдо, стоящее на одной из полок, и он нахмурился. Что-то Холли давно не приходила в гости, а ведь её уже изрядно заждалась “Харфейская льдинка”. О, пришлось хорошо потрудиться, чтобы приготовить этот изысканный десерт, но зато девушка себе все пальчики оближет от этой, как она её называет, “вкусняшки”!
        Он живо представил себе счастливо гомонящую лисичку, что радостно уминает сладкие, тающие на языке хрусталики, и на его лице появилась широкая, добродушная улыбка. Эхх, вот когда мы выберемся отсюда, я стрясу с этого кривоглазого старика не только огромную компенсацию, но и эликсир телесной трансформации потребую! Изменю себе тело, женюсь на Холли и открою небольшой ресторанчик поближе к столице. Вот тогда заживём счастливо и беззаботно!
        Он мечтательно прикрыл глаза, но его улыбка тут же погасла, стоило ему вспомнить сегодняшнюю сцену за ужином.
        Этот Саргон, чтоб ему пусто было! Явился, понимаешь, весь из себя такой мужественный, и сразу приковал всеобщее внимание! Будто раньше мне одного Хэдвига не хватало! И вот, главное, мало ему было Беары, так теперь ещё и Хоули захамутать решил! Тьфу, пропасть!
        Насупившись, он сдвинул брови.
        Вот пусть только попробует обидеть мою лисичку! Я его тогда с яблоками запеку и на стол подам!
        А может, так и стоит поступить?
        Кухд замер. Его глаза метнулись к развешанным на стене мясницким инструментам и пробежались по начищенным до зеркального блеска острейшим лезвиям.
        Действительно. Взять вот этот тесак и решить дело одним ударом. А потом сказать всем, что он был лимраком и напал на него. А когда страсти поулягутся, можно будет и от Хэдвига избавится, чтоб под ногами не крутился...
        Кухд скривился, его плечи поникли и он сжал широкими ладонями гудящие виски. В последнее время у него страшно болела голова и в мысли лезло… всякое. И это ещё что - ведь буквально несколько часов назад он со злости чуть было не отравил котёл с кашей! Лишь в последний момент одумался и отвёл руку с порошком.

“И вот зря я этого не сделал! - раздраженно подумал он. - Повадились сжигать трупы в моей печи! И ведь ещё нос воротят - воняет им, понимаешь! Тьфу, пропасть!”
        В дверь негромко постучали.
        Холли!
        Грузно поднявшись со стула, он заспешил ко входу, но уже взявшись за засов, остановился. А ну как не она?
        Стук повторился, теперь уже более требовательный.
        - Кого там принесло? - наконец зычно рявкнул повар.
        - Саберс принесло! - донеслось в ответ. - Открывай давай.
        Шумно вдохнув, Кухд поджал губы.
        - Чего надо?
        - Ночной дожор! Запускай меня шустрее, пока лимраки не набежали!
        Бубня про себя проклятия, он всё же отворил дверь. Кутающаяся в халат целительница с угрюмым лицом прошмыгнула мимо него и прошлепала прямиком к печи.
        - Брр! Ну и холодрыга! - она вытянула руки к раскалённому металлу и зябко потёрла ладони. - Ты бы меня там ещё подольше помариновал и я бы совсем окочурилась!
        - Ну так тебя никто и не звал, сама притащилась, - проворчал Кухд, захлопнул дверь и подошел к ней. - Вот чего тебе по ночам не спится, а?
        - Зло не дремлет, - хмыкнула Саберс, доставая из кармана самокрутку и длинную спичку. - Чего стоишь то? Тащи закуску да горилку свою фирменную, грей замороженную женщину!
        Она чиркнула спичкой по дверце печи и подкурила сигарету.
        - Да ты у меня уже почти все запасы алкоголя опустошила, проглотка. Тебе своего спирта не хватает чтоль?
        - Спирт беречь надо, его мало, а твоего дармового пойла наоборот, много. - Она окинула его взглядом. - А ты чего такой грязный?
        - Печь чистил. Ладно, коли пришла, сейчас стол накрою.
        - Давай-давай, правильное решение.
        Бурча, Кухд направился к дальнему столу, вытащил из шкафа тарелки и принялся наполнять их различной снедью - в основном вяленой и сушеной рыбой, колбасой, сыром и копченым мясом.
        - Как там ваша проверка крови идёт? - он отрезал пластинку колбасы и закинул её в рот. - Делись новостями, коли пришла.
        Повар услышал, как Саберс выдыхает дым.
        - Если честно, друг мой, то хреново идёт.
        - Почему это? - повар открыл верхнюю дверцу шкафа, извлёк стеклянный бутыль и хорошенько взболтал, всматриваясь в мутную жидкость.
        - Да просто не поймаем мы его так. Он слишком умён, чтобы угодить в эту очевидную ловушку.
        - Какую ловушку? - непонимающе переспросил Кухд, поднимая голову и смотря на начищенную до блеска сковороду, в искаженном отражении которой он вдруг увидел, как Саберс падает на пол и мчится к нему, быстро перебирая руками.
        С расширившимися от страха глазами он схватив бутылку за горлышко и резко развернулся, нанося размашистый удар - стекло разлетелось вдребезги о чью-то костлявую голову и повара окатило брызгами. Взвизгнувшая тварь, похожая на двулапую ящерицу с длинным хвостом, отлетела в сторону и упала, но тут же вскочила, встряхнула башкой и вновь прыгнула на него. Ничего не понимая от охватившего сознание ужаса, Кухд с силой ткнул оставшимся в руках обломком бутылки в атакующего - монстр буквально насадил себя ключицей на “розочку” и попытался дотянуться острыми зубами до его лица, но повар с криком отшвырнул его от себя. Ящер упал на один из столов, проскользил по столешнице и упал по другую сторону, обрушив стулья.
        Дрожащий Кухд только успел сорвать со стену сковороду, как взбешенный монстр запрыгнул на стол и уставился на него. Несколько мгновений они смотрели друг на друга - вытянутая, безгубая морда, колышущиеся от дыхания носовые щели, острые лезвия длинных зубов, щерящихся в хищном оскале, глубоко посаженные, защищенные надбровными пластинами глаза, две когтистые передние лапы, от локтевых суставов которых торчат изгибающиеся наросты, и отсутствие ног - они срослись и вместо них шипастый хребет переходит в костяной хвост с режущими кромками на конце, словно у копья.
        Это страшное подобие ящера подобралось и прыгнуло, выставив вперёд когти.
        Вскрикнув, Кухд пригнулся и бросился в сторону, упав на четвереньки - монстр пролетел над его головой и рухнул на кухонную тумбу, зацепившись пальцами за шкафы. Утробно зарычав, он пополз вверх и забрался на потолок. Тучный повар в это время лихорадочно вскочил на ноги и бросился к стойке с мясницкими ножами. Отбросив сковороду и схватив тесак, он резко обернулся и не сразу заметил бегущего по потолку ящера, а когда поднял голову, было уже поздно - лезвие хвоста вонзилось ему в левое плечо и тело пронзила вспышка боли. От сильного толчка Кухда опрокинуло на пол и из его груди вырвался стон, и тварь над его головой победно заклекотала. Отцепившись от потолка, она рухнула на него. Но Кухд, так и не выпустив из руки тесак, нанёс им колющий удар - лезвие вошло в грудину ящера и его туша придавила повара, при этом едва не сломав ему кисть.
        Хрипя от напряжения, Кухд пытался сбросить с себя извивающуюся тварь, которая хотела цапнуть его за голову и разорвать когтями. Её мощные челюсти щелкали буквально в миллиметре от его лица, лапы скребли по полу, а хвост яростно бил по земле, изредка попадая ему по ногам. Сам повар изо всех сил крутил и дёргал рукоять тесака, расширяя рану и отплевываясь от заливаемой в рот черной крови. Но когда зубы ящера полоснули его виску и разорвали ухо, он понял, что это конец.
        Заскрипела входная дверь и по кухне разнёсся наполненный печалью голос, который всего каких-то несколько несколько минут назад он так жаждал услышать:
        - Кухдик, мне сейчас как никогда нужна вкусняшка…
        Ящер замер и поднял голову. Кухд тоже изогнулся и посмотрел на замершую у порога Хоули, что во все глаза смотрела на них.
        Он забыл запереть дверь! Какой же он придурок!!!
        Тварь взревела и тут же позабыла о поваре, бросившись на кицею.
        - НЕТ!!! - яростно закричал Кухд и успел ухватить её за хвост. Уперевшись коленями в пол, он с натугой потянул на себя визжащего ящера. - Беги, Холли!!! Беги!!!
        Рыча от напряжения, ему удалось подняться на ноги, при этом продолжая удерживать рвущуюся вперёд тварь, бессильно бороздящую когтями по доскам.
        - Кухд!!! - истерично завопила Хоули и, заметавшись, всё-таки выбежала в коридор. - Кто-нибудь, помогите! О, Боги! Прошу! Здесь ЛИМРАК!!! Спасите-е-е!!!
        Ящер вдруг остановился, изогнулся и прыгнул на повара, обхватив его лапами и сомкнув челюсти на его ключице. Закричав от боли, Кухд отпустил хвост и обнял впившуюся в него тварь, изо всех сил прижимая её к себе.
        - Кухд!!!
        Он видел вбежавшую Холли, видел её наполненные страхом и отчаянием глаза, что беспомощно рыскают по кухне в поисках хоть какого-нибудь оружия.
        - Беги, Холли!.. - прохрипел Кухд, и, яростно заорав, бросился на печь и врезался в неё всем телом, прижав ящера к раскалённому металлу. Лимрак завизжал и заметался в захвате, тут же принявшись с ещё большим ожесточением полосовать ему спину когтями и вгрызаться в шею, пытаясь разорвать его плоть на куски.

“Ну уж нет, тварь, - с ненавистью подумал захлебывающийся кровью Кухд. - Я заберу тебя с собой во тьму!”
        Подняв руку, он схватился за горячую задвижку, дёрнул её и распахнул широкую печную дверцу. Из нутра печи дохнуло жаром, полетели обжигающие искры. Лимрак, мгновенно осознав, что хочет сделать повар, попытался вырваться, но сильные руки крепко держали его в смертельных объятиях.
        Бросив последний взгляд на Хоули, Кухд улыбнулся и бросился в пылающую печь, увлекая с собой в пламя ревущего в страхе лимрака.
        Заходясь в истерическом крике Хоули бросилась было к печи, но кто-то обхватил её за талию и удержал. Рыдая, кицея рвалась вперёд, но её просто отшвырнули в сторону и она упала на пол. Тёмный силуэт человека с мечом подбежал к печи и резко захлопнул дверцу, с силой прищемив лапу и голову почти выбравшейся наружу твари. Воин стал бить по горящей морде рукоятью клинка, с хрустом проламывая крепкий череп. Визжащий ящер на мгновение вновь провалился внутрь печи, и этого хватило, чтобы до конца захлопнуть дверцу и запереть её.
        Тяжело дыша, Саргон отступил в сторону.
        - Кухд!!!
        Хоули пронеслась мимо и подбежала к печи, схватившись за задвижку, но Саргон вовремя перехватил её и оттащил назад, крепко прижав к себе рыдающую лисицу.
        А печь ещё долго сотрясалась от ударов горящего заживо лимрака.
        Глава 9. Часть 3.

***
        Стиснув зубы, я скользил взглядом по кухне, то и дело останавливаясь на очередном кровавом пятне.

“Не успел. Не успел. Не успел...” - эти слова непрестанно бились в моей ноющей голове.
        Услышал крики Хоули, со всех ног прибежал сюда, но всё равно опоздал. Увидел лишь, как Кухд в обнимку с тварью бросается в нутро печи.
        Я посмотрел на дверцу - несколько секунд назад всё стихло и теперь слышался лишь треск огня. Мне даже казалось, что оттуда доносится весёлый смех пламенных духов, о которых говорил Мастер Дроко.
        Я опустил глаза на всхлипывающую Хоули, уткнувшуюся мне в грудь, и ослабил объятия, принявшись успокаивающе гладить её по волосам и спине. Наверное, нужно было что-то сказать, приободрить, но на ум ничего не шло. Да и, если честно, я сейчас вообще ни о чём не мог думать, кроме пульсирующей боли в обожженной руке.
        Да что же это такое! Неужели ожог такой сильный?
        Я раздраженно поднял левую ладонь и остолбенел.
        Кожа натянулась и посерела, а ногти неестественно вытянулись и превратились в настоящие когти. И тут, прямо на моих глазах, средний и указательный пальцы хрустнули и удлинились. Уши Хоули слегка дёрнулись и она подняла заплаканные глаза сначала на меня, а потом обернулась к печи. Я же успел сжать руку в кулак и опустить её.
        - Я сейчас, - глухо сказал я и спешно отошел к кухонной стойке. Приставив к ней меч, сорвал со стены полотенце и завернул в него дрожащую ладонь. Закончив, я повернулся к кицее и вяло улыбнулся. - Обжегся немного…
        Когда приоткрытая входная дверь резко распахнулась, я вздрогнул и схватился за Халдорн, но это оказались лишь Беара с Хэдвигом. Им хватило всего нескольких секунд, чтобы оценить обстановку. Помрачневшая Беара бросила взгляд на Хоули и подошла к валяющемуся на полу шерстяному халату, поворошив его носком сапога.
        - Кто? - спросила она, глядя на меня.
        - Саберс, - хрипло ответил я и дёрнул головой в сторону печи. - Кухд утащил её с собой.
        Воительница поджала губы и кивнула. Немного помолчав, она сухо обронила:
        - Джулия повесилась. Мы как раз несли сюда её тело, когда услышали крики.
        Я прикрыл глаза и судорожно выдохнул.
        Лядь, меня начинает трясти…
        - Я за ней схожу, - глухо пробасил Хэдвиг и вышел из кухни.
        Почувствовав, как левая ступня начинает увеличиваться и расти, я облизнул пересохшие губы, подошел к столу, выдвинул стул и осторожно сел, спрятав ногу под него. Шхайрат, если бы я не выпил обезболивающее, то уже бы катался по полу от нестерпимой боли. Можно сказать, мне повезло. Надеюсь только, что берцовая кость сейчас не начнёт ломаться…
        Сглотнув, я опёрся правым локтём о столешницу, закрыл лицо ладонью и зажмурился. С каждой секундой я чувствовал всё сильнее и явственнее, как моё тело преображается, как растут когти на ногах, начинает формироваться хвост, ноет челюсть, а тяжелеющий череп потихоньку раздаётся в стороны.
        - Саргон?
        Вздрогнув, я распахнул глаза и непонимающе осмотрелся - кухня была полна народу, собрались все оставшиеся в живых жители склада. И все они сейчас испытывающе смотрели на меня.
        Чёрт, похоже, я отключился…
        - Саргон, - повторил Камбис, - тебе есть что добавить к рассказу Хоули?
        Я бросил взгляд на обхватившую себя за плечи кицею и покачал головой.
        - Я мало что видел, - мой язык с трудом ворочался во рту. - Я сидел в засаде, когда услышал её крики и прибежал сюда. Успел увидеть только, как Кухд схватил оборотня и прыгнул вместе с ним в печь. Это всё.
        - В засаде? - грубо переспросил Никс. - В какой-такой засаде, а?
        Нахмурившийся Камбис переглянулся с Сиэрдом.
        - Если Саберс была лимраком, то скрывать больше не имеет смысла. - Алхимик пожал плечами. - Проверка крови была фикцией, благодаря которой мы хотели вынудить лимрака напасть на лабораторию и проявить себя.
        - То есть как фикция? - Вирхем пораженно вскинул голову. - Это что получается, обнаружить лимрака не удастся?
        Окружающие зароптали, а Никс громко фыркнул.
        - Да и не удалось бы, даже если б тест работал! Ты зенки-то разуй, молокосос - Саберс лицеделкой оказалась! И ты думаешь, жабёнок всё ещё нормальный? - Кладовщик сплюнул и оскалился, сжимая рукоять своего короткого меча в ножнах и смотря исподлобья на жаброида. - Валить его надо.
        - Я прекрасно осознаю повышенную степень недоверия ко мне в связи с новыми факторами, - холодно произнёс Сиэрд. - Поэтому готов немедленно сдаться и пройти в заключение.
        - Не думаю, что это хорошая идея, - возразила Беара. - Неужели не понимаете? Лимрак только и ждёт, чтобы мы разделились, распалили силы и позволили ему перебить нас поодиночке!
        - И что, ты предлагаешь цацкаться с этой тварью? - Поигрывая дубиной, Дуран буравил жаброида взглядом, полным ненависти.
        - А у тебя есть доказательство того, что Сиэрд лимрак? - огрызнулась вительница. - Все знают, что он не расстаётся со своей кислотой! А мы видели, на что она способна, поэтому вряд ли его можно назвать удобной жертвой, в отличии от Кухда.
        Беара осеклась и покосилась на поникшую Хоули.
        Никс хохотнул.
        - О да, эту жирную свинью всяко было проще завалить.
        - Не смей оскорблять Кухда, ублюдок! - взъярилась кицея, вскочив на ноги. - Ещё хоть слово вылетит из твоего поганого рта, и я, клянусь Древними, затолкаю их тебе в глотку!
        - А ты попробуй, лисучка мохнажопая!
        - Да ты совсема берега попутай, сопля бармухдея! - заступился за лисицу Гобля, воинственно выставляя перед собой копьё.
        - Ползи обратно в свою грязную нору, квадрозубый!
        Я прижал ладонь к раскалённому от жара лбу и едва смог подавить подступившую к горлу тошноту. Все вокруг кричали, вопили и бранились, давая свободу накопившейся злобе и страху, что медленно съедали их изнутри. И каждое их слово эхом отдавалось у меня в голове, а мне так хотелось тишины и покоя…
        - Прекратите! Руганью дело не решить! - рявкнула Беара.
        - Да без проблем! Вот проткну только жабёнышу глотку и сразу успокоюсь!
        Как же они все меня достали...
        - Всем немедленно опустить оружие! - пытался привести всех к порядку Камбис.
        - А ты заставь, черномазый!
        Достали. Достали. Достали. Достали...
        - Вы все дебилы что ли? Не догоняете, что лимрака надо грохнуть?!
        Лимрак. Лимрак. Лимрак. Лимрак...
        - Поддерживаю. - Дуран хрустнул шеей и взвалил дубину на плечо. - Уйди, Беара, дай мне лично размозжить башку этому лимраку...
        - ДА ЛЯДЬ! ЭТО НЕ ЛИМРАК!!!
        Наступила столь долгожданная звенящая тишина, но вот только внутреннего покоя она мне не принесла. Мрачно переводя взгляд с одного озадаченного лица на другое, я всё отчетливее понимал, какую ужасную глупость только что совершил.
        И-ди-от.
        - С чего это вдруг такая уверенность? - выгнул бровь Никс. - Тебе известно что-то, чего не знаем мы, а?
        - Несмотря на всю мою антипатию к господину Никсу, вынужден признать, что он на самом деле сейчас задал очень правильный вопрос, - задумчиво протянул Сиэрд. - Саргон, можно попросить тебя пояснить свои слова?
        Я невольно покосился на немигающего Дурана, чьё лицо словно превратилось в каменную маску.
        - Э, да Саргошка проста вякнуть, шо вы! - Гобля натянуто улыбнулся. - Даж слухать неча…
        Хэдвиг нахмурился и сделал шаг вперёд, при этом его наплечный тарч медленно пополз вниз по руке, постепенно превращаясь в полноценный щит. Беара удивлённо посмотрела на него, а потом обвела растерянным взглядом остальных.
        И пока я лихорадочно размышлял в поисках правдоподобного ответа, внезапно прозвучал новый вопрос:
        - Что у тебя с рукой, Саргон?
        Мои глаза метнулись к Хоули, которая напряженно смотрела куда-то вниз. Опустив взгляд, я горько усмехнулся - вот жеж, бессознательно вцепился правой рукой в перемотанную ладонь, и выглядит это так, словно пытаюсь спрятать её. Неудивительно, что кицея обратила на это внимание...
        - Саргон, - голос Камбиса звучал необычайно спокойно, - Хоули задала тебе вопрос.
        Я тяжело вздохнул и поднял голову.
        - Беара, Хэдвиг, сейчас я сдам своё оружие.
        Медленно потянувшись к перевязи с мечом и не делая резких движений, я отцепил заплечные ножны с Халдорном и бросил их под ноги Беаре. Через мгновение туда же отправился и кинжал.
        - Попрошу заметить, что я сделал это по собственной воле, чтобы избежать разного рода... недоразумений. Я вам не враг, и не собираюсь никому причинять вред. - Нахмурившись, я сглотнул. - Ну что ж, ладно, теперь к вопросу, что у меня с рукой…
        Кривясь от боли, я развязал повязку и снял полотенце.
        - Твою ж мать… - не сдержался Вирхем, и я был с ним полностью согласен: длинные, узловатые пальцы с острыми когтями и иссохшей кожей вызывали лишь отвращение.
        - Тварь, с которой мы тут имеем дело, не лимрак, хотя он и очень похож на него, - глухо сказал я, разглядывая деформированную ладонь. - Мне это известно, потому что я - настоящий лимрак.
        С облегчением выдохнув, я сжал руку в кулак и закрыл глаза.
        Ну вот и всё, откровенное признание вместо бесконечной лжи. И теперь от меня ничего не зависит, я полностью в их руках.
        - Настоящий лимрак? - удивлённо переспросил Сиэрд, с интересом рассматривая мою руку. - Хм. Любопытно…
        Дуран вдруг сдвинулся с места и направился ко мне, но дорогу ему преградил Камбис.
        - Дуран…
        - Что? Ты сам слышал - он лимрак. Значит, это он напал на моего брата, а не наоборот! Уйди с дороги, или я тебя смету.
        - И правда - чего вы его останавливаете-то? - поддакнул Никс. - Пусть прибьёт его, одним лицеделом меньше будет!
        Камбис заколебался и с сомнением посмотрел на меня через плечо.
        - Стойте! - Беара словно очнулась и встала между нами. - Он ведь не сопротивлялся! Сдал оружие, помогал нам, пытался обнаружить других лимраков! У него было множество идеальных моментов, чтобы напасть на любого из нас, но он этого не сделал!
        - Это могло быть обычной уловкой, - нервно предположил Вирхем. - Может, у них тут личная война между лимраками идёт, откуда мы знаем?
        - Эти слова не лишены смысла, - кивнул Сиэрд. - Обратите внимание на его руку - в отличии от остальных виденных нами созданий, у Саргона изменения происходят в разы медленнее, и они явно более болезненны. Не удивлюсь, если сам процесс обращения у него начался несколько дней назад. Эта деталь уже явственно отличает его от остальных и подтверждает сказанное им - мы имеем дело с разными видами существ. Если, конечно, это всё не хитроумный обман, ведь нам известно, что эти создания способны управлять процессами своего организма.
        - Тогда нам тем более не стоит торопиться, - смотря в глаза Камбису, твёрдо сказала Беара. - Воспользуемся тем, что он слаб! Запрём его и допросим, выясним всё, что ему известно. Да и он ведь и сам не сопротивляется и готов к сотрудничеству! И если, - она запнулась и, сглотнув, обернулась и посмотрела на меня, - если надо будет, то я лично убью его. Но сначала нам просто необходимо поговорить с ним! Понимаете?
        - Вынужден поддержать её, - сказал Сиэрд. - Хоть я и осознаю, что моё слово в данный момент подвержено большому сомнению ввиду повышенной подозрительности к моей личности, но Беара права - нам катастрофически не хватает информации о нашем противнике.
        Камбис несколько минут напряженно молчал, а потом коротко кивнул.
        - Хорошо. Хэдвиг, отведи Саргона в клетку для животных, а если он попытается сбежать - убей. Беара, коли ты вызвалась вести допрос, то иди с ними и приступай немедленно. А потом, когда вернешься, мы все вместе, - он сделал упор на последнем слове и обвёл собравшихся испытывающим взглядом, остановившись на Дуране, - подумаем над тем, что делать дальше.
        Гринорец скривился, сплюнул ему под ноги и отошел в сторону.
        - Можно и мне сказать? - я с кислой улыбкой поднял руку и взгляды вновь скрестились на мне. - Спасибо, что не убили сразу. Клянусь вам Древними, что не имею ни малейшего отношения к этим тварям, которых вы называете лимраками. Можете мне не верить, но это действительно так, как бы избито это не звучало.
        Камбис вдруг сдвинулся с места, подошел почти вплотную и наклонился к моему лицу, а затем, медленно выговаривая каждое слово, произнёс:
        - Я скажу так - пока ты будешь спокойно сидеть в клетке и отвечать на вопросы, мы сможем договориться.
        Я криво усмехнулся.
        - Вас понял, командир.
        Камбис несколько секунд смотрел мне в глаза, потом выпрямился.
        - Уведите его, пока я не передумал.
        Хэдвиг извлёк из ножен клинок и зашел мне за спину.
        - Вставай, Сар.
        Собравшись с силами, я попытался подняться, но едва наступил на левую ногу, как берцовая кость переломилась и с хрустом выгнулась вовнутрь. Вскрикнув, я покачнулся, но успел схватиться за стол и устоять. Дрожа всем телом, я разлепил мокрые от пота глаза и прохрипел.
        - Извини… Хэдвиг. Но… в-видимо тебе придётся подставить мне плечо. Я… не могу идти сам…
        Северянин перекинул меч в левую руку и хотел было взять меня под мышку, но я отшатнулся и в панике воскликнул:
        - Только не слева!!! - лихорадочно облизнув губы, я поспешно пояснил: - Л-левая сторона тела м-меняется, не трогай лучше. Давай справа.
        Хэдвиг молча встал по правую руку и приставил клинок к моей шее - я же разумно не стал возражать против остро заточенного лезвия у своей глотки. И вот так, провожаемый полными страха и ненависти взглядами, я проковылял к выходу и покинул кухню. И с каждым последующим шагом по коридору мне становилось всё хуже и хуже - казалось, словно мой мозг сейчас взорвётся изнутри, а в теле сломаются все до единого кости.
        Не помню, как мы дошли до толстой железной решетки, что закрывала вход в небольшое помещение, больше смахивающее на тюремную камеру, но внутрь я ввалился выжатым и полностью разбитым. Пол под ногами покачнулся и я рухнул на землю, едва успев выставить перед собой пока ещё здоровую руку и не расшибиться о камень. Кажется, меня стошнило.
        Шхайрат, как же жарко! Просто нестерпимо…
        Мне удалось, стоя на одном колене, снять с себя куртку и стянуть сорочку.
        - Боги!...
        Вздрогнув, я повернул голову и столкнулся взглядом с Беарой, закрывшей перекошенный рот ладонью. Я через силу улыбнулся опухшими губами.
        - Не очень приятное зрелище… пон-нимаю. - Челюсть свело и из моего рта вырвалось мычание. Схватившись рукой за лицо, я почувствовал, как его левая сторона вздулась и отекла, покрывшись какими-то волдырями. Тяжело дыша, со стекающими по груди слюнями, я отполз к стене и привалился к ней спиной. Проведя языком по начавшим отрастать клыкам, я поднял глаза на воительницу: - Б-бера, если ты хочешь что-то узнать, то… нам стоит поторопиться. У того, в кого я превращаюсь, н-нет языка…
        Поджав губы, Беара стиснула кулаки и подошла ко мне, присев рядом на корточки.
        - Тогда не будем терять время. Расскажи мне всё, что тебе известно.
        Глава 9. Часть 4.
        ...
        Я опустил правую руку на пол и синий туман покинул браслет дриара, соткавшись в массивный фолиант, который тут же с шелестом распахнулся.
        - Строка с расой...
        Девушка склонилась над книгой.
        - Я был лимраком с того самого момента, как возродился в К-колыбели, - начал я свой рассказ, - но до моей инициации, которая произошла на двадцать девятой ступени, в графе “Раса” значился только “Человек”. Потом он стал подрасой и мне впервые открылось название того, кем я в действительности являюсь. - Я шевельнул пальцами и страницы перелистнулись. - И сразу после этого стали доступны особые расовые умения.
        Глаза Беары заскользили по строкам описания Достижения “Инициация” и сопутствующих ему граней. Закончив, она подняла на меня задумчивый взгляд.
        - Значит, чёрная крыса…
        Я кивнул.
        - Она самая. И, н-надеюсь, ты заметила, что я не обладаю умением клонировать себя так, как это делают те... твари. Если я убью существо, отмеченное жертвенной меткой, то смогу в него превращаться, но не создавать копию. - Я слабо усмехнулся. - Заметь, “убью”, а не “сожру”.
        Она поднялась на ноги и сложила руки на груди.
        - Это ничего не доказывает. Сиэрд говорил о том, что скорость поглощения и размножения зависит от возраста и опытности лимрака, ты же сейчас слишком молод. Может быть, со временем и ты научишься также делать, откуда я знаю?
        Я прикрыл глаза и сглотнул.
        - Если это так, то как ты объяснишь то, что у местного “лимрака” всего шестьдесят первая ступень?
        Беара нахмурилась, а потом её брови приподнялись.
        - Он тоже неопытный. Ему бы просто не хватило униаров на то, чтобы прокачаться настолько сильно. Да и если судить по твоим записям, первое превращение всегда проходит медленно и очень болезненно, а у него это занимает всего несколько минут.
        - Верно… но есть и ещё кое-что. - Я открыл глаза и поднял деформированную руку. - Я видел обрывки воспоминаний этого крыса. Когда-то всю его стаю поглотило какое-то существо. Он пытался сбежать, но в итоге всё равно был пойман. Он даже откусил себе язык, чтобы захлебнуться кровью, но ему не дали умереть. - Я посмотрел ей в глаза. - И тоже поглотили.
        Она пожала плечами.
        - И что? Я не понимаю.
        - Подумай - если крыса сожрал лимрак, сделал из него свою копию и пустил бродить по этим подземельям, а потом его же в свою очередь поглотил я…
        - То если бы эта крыса была лимраком, в описании её умений значилось бы то, что она умеет создавать клонов своих жертв, ну или хотя бы регенерировать с повышенной скоростью, - закончила Беара и тут же скривилась. - Но это же бессмысленно! Ты ведь сказал, что её тоже сожрали, ведь так?
        Я потянулся к своему левому ботинку, стянул его, и с облегчением вытянул когтистую лапу, уже начавшую покрываться чёрной шерстью.
        - Я думаю так - есть тварь, которая умеет клонировать себя и трансформировать тело, есть Желтый глаз, который вторгается в сознание и пытается подчинить своей воле. - В моей голове вспыхнул размытый силуэт, с улыбкой тянущий к моей голове руки и весело говорящий: “Добро пожаловать в семью, сынок!”. - А есть Создание, которому служат эти двое. Не знаю, какими навыками оно владеет, но наверняка это тоже что-то связанное с поглощением жертвы.
        Беара закатила глаза.
        - Шикарно! Выходит, вместо одной гадины, у нас их тут целая семейка. - Она раздраженно прошла к противоположной стене и привалилась к ней спиной. Немного помолчав, она спросила: - Что за “Желтый глаз”?
        - Крыс называл его “пожирателем мыслей”, - кривясь, промямлил я, касаясь своего болезненно удлиняющегося левого уха. - Он как п-паразит, живёт в голове у своего носителя. Больше я ничего о нём не знаю...
        - Ну а лицедел? Ты действительно так уверен в том, что он точно не лимрак?
        - Не уверен, но думаю, это просто два разных вида, причём один более эволюционно развит, чем другой. А учитывая, что Далбал назвал меня собратом, то определённое родство точно не исключено. - Я оголил острые клыки в ухмылке. - Вот только эта деталь абсолютно не мешает этой твари хотеть меня сожрать.
        Она несколько секунд буравила меня взглядом, рассматривая уродливо перекошенное лицо и заплывший кровью глаз.
        - Допустим, это так. Что ещё?
        - Ск… - опухший язык слушался меня всё хуже, каждое слово приходилось выталкивать из себя с невероятным усилием. - Скорее всего, он ограничен в количестве копий, которые может создать... всё-таки, он в первую очередь силпат, на которого распространяются законы Древних. И если отталкиваться от этого, то у него наверняка есть какая-то грань, наподобие моей жертвенной метки... Проблема в том, что, видимо, когда мы уничтожаем его копии, взамен он может создавать новые, пока н-не дойдёт до предела... Сложнее с его первоначальной, истинной формой. Наверное, существует какой-то определённый набор мутаций, которые он может доб-бавлять и прокачивать...
        Беара вздохнула и устало откинула голову, прижавшись затылком к камню.
        - Это ничего нам не даёт. Мы по прежнему не знаем, как его обнаружить и остановить.
        - Да, - согласился я, - но кое-какие мысли на этот счёт у меня есть.
        Воительница немного оживилась.
        - Я вся внимание.
        - Как ты правильно заметила, этот лицедел не очень опытен, а значит, способен на ошибки. Как тогда, когда Дора начала слишком рано регенерировать, или при своём самом первом появлении, п-перепутав серёжки… и сейчас, кроме меня, под подозрением Сиэрд. Он дольше всех находился с Саберс наедине, и мы не можем быть уверены… но есть способ его проверить…
        Беара напряженно подалась вперёд.
        - Какой?
        Заскулив, я завалился на бок и у меня из глаз полились слёзы.
        - Боги, как же больно!.. Тебе… тебе надо взять без спросу чей-нибудь медальон и попросить Сиэрда его проверить…
        - Пакт доверия, - пробормотала Беара. - Если он скажет, что всё в норме, то выдаст себя. Что ещё? Ну, отвечай!
        - Н-ее… зна-аю-ю… не могу-у…
        - Должно быть что-то ещё! Говори!
        Хрипя, я пополз вперёд и зарылся в груду тряпья, сваленную у стены. Подтянув ноги к груди, обхватил лапами вытягивающуюся морду и завыл.
        Стиснув зубы и сжав кулаки, Беара ещё несколько минут неподвижно стояла и смотрела на взрагивающую спину корчащегося от боли существа, а потом резко развернулась и вышла из клетки.
        Бросив хмурый взгляд сначала ей в спину, а потом на скулящую тварь, Хэдвиг с лязгом запер решетку, вытащил ключ и направился следом за воительницей.
        Глава 10
        Обращение автора.
        ВСЕМ ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК, ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
        ВСТАВЛЯЮ В НАЧАЛО ДЕСЯТОЙ ГЛАВЫ ДАННОЕ ОБРАЩЕНИЕ НА СЛУЧАЙ, ЕСЛИ КНИГУ УМЫКНУТ ПИРАТЫ)
        ДОРОГИЕ ДАМЫ И ГОСПОДА, ВТОРАЯ КНИГА ПОЛУЧИЛАСЬ ОБЪЁМНАЯ, КАК ДВЕ В ОДНОЙ ПО 400К ЗНАКОВ КАЖДАЯ, НА НЕЁ У МЕНЯ УШЛО ДОВОЛЬНО МНОГО ВРЕМЕНИ, КОТОРОЕ Я МОГ ПОТРАТИТЬ НА СОН, СОЛИДНОЕ КОЛИЧЕСТВО СИЛ И ЭНЕРГИИ. Я ЛОЖИЛСЯ В ТРИ НОЧИ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫ УВИДЕЛИ КАЧЕСТВЕННОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОНРАВИВШЕЙСЯ ВАМ КНИГИ. И ИМЕННО ДЛЯ ВСЕХ, КТО ЗАХОЧЕТ ВОЗНАГРАДИТЬ АВТОРА ЗА ЕГО ТРУДЫ, Я СКИДЫВАЮ СВОИ РЕКВИЗИТЫ:
        ЯНДЕКС-ДЕНЬГИ - 410015846821609 ( ПРЯМАЯ ССЫЛКА - HTTPS://MONEY.YANDEX.RU/TO/410015846821609 )
        ПО ПОВОДУ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ - ОНА БУДЕТ ВЫКЛАДЫВАТЬСЯ НА САЙТЕ АВТОР ТУДЕЙ ( U/NYCKLAND ).
        ВОТ, СОБСТВЕННО, И ВСЁ) ДО СКОРЫХ ВСТРЕЧ И С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ!
        ИСКРЕННЕ ВАШ,
        АЛАН НУКЛАНД.
        ГЛАВА 10.

“Можно ли ему доверять? Что, если всё сказанное, это обыкновенное враньё и он заодно с этой семейкой лицеделов?”

“А какой смысл ему лгать? Особенно в его нынешнем состоянии...”

“Эти твари умеют изменять своё тело, они идеально подражают своим жертвам, так что не думаю, что изобразить медленное превращение и страдания при этом для него представляет хоть какую-то сложность. К тому же, не забывай, что данные дриара можно исказить по желанию владельца. Так стоит ли прислушиваться к его словам? Он ведь всё-таки лимрак, а лимракам верить нельзя...”
        Терзаемая сомнениями, Беара шла по коридору, судорожно обхватив себя руками, и не могла унять сотрясающую тело дрожь. Мысли в голове путались, перескакивали одна на другую, а ноющая боль в висках и затылке мешала сосредоточиться. Вдобавок к этому перед глазами постоянно всплывал образ свернувшегося калачиком существа, чей полный мучения голос звенел у неё в ушах.

“Вот видишь - он не человек, а существо. От того Саргона, которого я знала, а может, даже любила, уже ничего не осталось...”
        Ноги сами привели её ко входу на кухню и она остановилась, уставившись растерянным взглядом на дверь. Кто бы знал, как ей сейчас не хотелось туда идти. Она бы лучше предпочла окунуться в водоворот смертельной битвы, чем перешагнуть порог и оказаться среди друзей, смотрящих друг на друга со страхом и недоверием...
        - Беара.
        Воительница вздрогнула, схватилась за кинжалы и резко обернулась, но увидев не двигающегося с места Хэдвига, расслабилась.
        - Лядь... - она выдохнула и слабо улыбнулась. - Извини, задумалась и совсем забыла, что ты здесь.
        - Ничего, я понимаю. - Воин задумчиво посмотрел на дверь, а потом вновь на неё. - Как ты?
        - Не знаю, - честно ответила Беара. - Я... запуталась.
        Плечи девушки поникли.
        - Раньше всё было просто и понятно - есть мы, а есть монстры на каждом этаже, которых нам надо убить, чтобы выбраться отсюда. А теперь? Появились эти лицеделы и за несколько суток уничтожили всё, что мы создавали месяцами упорного труда. И знаешь, что бесит сильнее всего? То, что мы и с одной-то справится на можем, а их тут, оказывается, ещё и три разновидности…
        - Четыре, - поправил её Хэдвиг. - Если считать Саргона.
        - О, верно, четыре ведь намного лучше, чем три, - она криво ухмыльнулась и покачала головой. - Такое ощущение, что всё, что здесь происходит, это грёбаное противостояние между лимраками, а мы тут просто так, для смеха, служим ублюдкам лишь инструментом в их увлекательной игре. И ничего не можем с этим поделать, и никак это не изменить. Хах, куда не плюнь, везде болото.
        Беара опустила глаза и замолчала.
        Хэдвиг несколько секунд просто стоял, а потом шагнул к ней и без замаха ударил в живот. Беара поперхнулась и, хватая ртом воздух, вытаращилась на северянина.
        - Какого хрена?!
        - А что не так? - Хэдвиг выгнул бровь. - Если б я нёс такую же пургу, то Беара, которую я знаю, поступила бы точно также. А потом обматерила, взяла за шкирку и мы бы хорошенько нажрались. И в конце она бы ещё раз поддала, хорошо так, от души, чтобы закрепить вправленные мозги. Так вот поэтому у меня возник вопрос, - он приблизился к ней вплотную и заглянул в глаза, - где та Беара, которую я знаю? С какой это стати ты безропотно соглашаешься на роль “инструмента” в чьей-то там игре, а?
        Воительница ошарашенно замерла, а потом её губы растянулись в жесткой усмешке.
        - Знаешь, а ты прав, засранец. - Она выпрямилась и в её глазах сверкнула сталь. - Пора “инструменту” психануть и дать своему хозяину по башке!
        - Ты сейчас сказала какую-то дичь, но мне понравилось, - хмыкнул Хэдвиг.
        - Хах! Кончай нарываться и пошли, нас ждёт семейка лицеделов.
        Развернувшись, она взялась за дверную ручку.

“Монстры, лимраки, лицеделы - плевать! Я убью любого, кто встанет у меня на пути!”
        С клокочущей в груди яростной решимостью Беара распахнула дверь и вошла внутрь.
        Камбис сидел на длинном стуле, сложив на груди руки и мрачно нахмурившись; Хоули нервно вышагивала по кухни вперёд-назад, резко остановившись и встопорщив уши при её появлении; Никс отвлечённо жевал окорок; Дуран стоял, опершись спиной о стену и сложив руки на рукояти шипастой дубины; Вирхем за столом спрятал лицо в ладонях и ощутимо вздрогнул при открытии двери; Шанни безостановочно грызла ногти, а гоблины о чём-то шушукались в дальнем углу.
        Беара посмотрела в глаза каждому из них.
        Вот и что ей сейчас делать? Что рассказать им, а о чём умолчать? Как себя вести? Ведь здесь собрались все, кого она знает, ради кого буквально несколько дней назад была готова рискнуть жизнью, и кому безропотно могла доверить свою. Но теперь как минимум двое из них являются врагами, притворяющимися её верными товарищами - Лицедел и Паразит, способный влезть тебе в голову.

“До меня эта тварь не доберётся, - зло подумала Беара, - Уж я-то точно смогу отделить свои мысли от чужих!”
        - Что ты узнала? - глухо спросил Камбис, прерывая её размышления.
        - Немного. - Она повернула к нему голову. - Существует группа лицеделов из четырёх разновидностей, и самая безобидная из них, это та, к которой принадлежит Саргон - он не умеет создавать свои копии, у него нет повышенной регенерации, превращаться способен лишь в одно существо - “Чёрную крысу”. Можно сказать, он сейчас больше похож на обычного оборотня. Со вторым видом мы уже сталкивались, - её взгляд упал на потёки крови и валяющийся у печи халат Саберс, - классический, в нашем понимании, лимрак - поглотив жертву, размножается, изменяет тело по своему усмотрению, идеально подражает убитому. О третьем виде пока ничего конкретно неизвестно, кроме того, что он, возможно, тоже подобен другим лицеделам. Но нет точной уверенности, что этот третий сейчас находится здесь. - Она немного помолчала. - В отличии от четвёртого, способного проникать в голову и воздействовать на разум.
        - Это в смысле кто-то типа псионика? - задал вопрос Вирхем и призвал свой дриар, хрустальную сферу, которая тут же запульсировала в его руках.
        - Вероятно. Знаю лишь, что он способен внушать мысли, маскируя их под твои собственные, а также частично подавлять волю.
        Молодой маг помрачнел.
        - Это плохо. Всё, что относится к персональной и массовой ментальной защите мне сейчас недоступно. К такому типу урона я не был готов…
        - Воу-воу, погодьте-ка! - Никс кинул окорок на стол, встал и вытер жирные пальцы об одежду. - Я правильно понял - Саргон таки предал своих подельников? И ты знаешь, кто из всех этих чудиков, - он покрутил пальцем в воздухе, ни на кого конкретно не указывая, - является тварью?
        - Нет, этого я не знаю, - ответила Беара и тут же скривилась. - Что? Саргон никого не предавал!
        - Отчего же, предавал. - Хоули яростно оскалилась. - Нас!
        - Ага, - поддакнул Никс. - А теперь ещё, чтобы свою шкуру спасти, родственничков сдал. Оч благородно!
        - Он всё рассказал добровольно!
        Вирхем хмыкнул.
        - Конечно, оказавшись в клетке-то.
        - Э, вы чаво на Саргошку вякаете? - Гобля выпятил вперёд свой квадратны зуб и потряс кулаком. - Он друзьяшка надёжная, пряма кака настоящий гоблинца!
        - О, кстати, спасибо что напомнил, мелочь квадрозубая! - Никс ткнул пальцем в Тыждака. - Никто не забыл, что этот ушастый уродец припёрся вместе с лимраком? Где гарантия, что он не такой же, а?
        Дуран вперил взгляд в гоблина и сплюнул.
        - А ведь и верно.
        Кикки Тикки Паф схватил копьё и закрыл собой Гоблю.
        - Даже не думай об этом, морда гринорская!
        - Вы меня совсем не слушали?! - рявкнула Беара. - Сарон не может создавать собственные копии!
        - Но лимраком он от этого быть не перестаёт, верно? - ядовито поинтересовалась кицея.
        Лицо Беары перекосило от бешенства.
        - Почему он не назвал их имена? - вдруг громко и чётко спросил Камбис, смотря на воительницу исподлобья холодным взглядом.
        - Потому что он их не знает! - огрызнулась она. - Поймите же наконец - Саргон не один из них!
        - Откуда тебе известно, что это действительно так? - чернокожий тризарец выгнул бровь. - Ты его пытала?
        - Что? - Беара оторопела. - Нет, конечно!
        - Тогда как ты можешь утверждать наверняка? Неужели ты доверяешь слову лимрака?
        Воительница хотела резко ответить на это, но осеклась. Она внезапно поняла, что любое неосторожно сказанное слово может быть неверно истрактовано и тогда всё станет только хуже. Надо подумать…но, шхайрат, как же болит голова!
        - Ещё бы она ему не доверяла, - протянула Хоули, гадко улыбаясь. - Беарка ведь была его подстилкой!
        - Заткни хлебало! - сжав кулаки, всё же не выдержала и всплылила Беара.
        - Он. Оттолкнул. Меня! - хищно встопорщив хвост и уши, прорычала Хоули. - Я бросилась на помощь Кухду, а он меня схватил и отшвырнул в сторону! Я могла остановить и спасти его! Твоему разлюбимому Саргону ничего не стоило добить эту тварь, но нет же! Он предпочел дождаться, пока Кухд бросится с ней в печь и сгорит заживо!
        - Ты сама-то себя слышишь, лисучка?! То, что ты говоришь, полная брехня!
        - Гобля поддерживать! Хвостатая бабенсия совсем шизануться!
        - Не совсем, - процедил Камбис. - Я тут подумал о том, что ведь кто-то всё-таки выпустил лимрака на свободу с той кухни.
        Эти слова были подобны ушату ледяной воды.
        - Твою ж мать!.. - вырвалось у выпучившего глаза Вирхема.
        - Вау. - Никс ошарашенно покачал головой. - Вот всё и встало на свои места.
        Беара растерялась. А ведь это действительно многое объясняло… Но тогда что же получается, Саргон предатель? Да нет, бред какой-то! Не может этого быть...
        - Эта была случайна! - внезапно закричал Гобля. - Мы же не знать, что быть за той дверь! Мы хотеть хавать, а тама есё бабенсия на помогать звала!
        Камбис скривил губы.
        - Значит, я всё-таки был прав. Это вы виноваты во всём случившемся.
        - Да посол ты! - в сердцах воскликнул Тыждак. - Моглиб табличка какую поставить, типа туда не ходи, а то совсем мёртвый будешь! Тьфу!
        Беара сжала губы и её лицо приобрело прежнюю решимость. Всё верно, Саргон не виноват. Он планомерно продвигался вниз по этажам, поэтому нет ничего удивительного в том, что он бросился на помощь кричащей женщине. Что бы они все сейчас не говорили, она никогда не поверит, что Саргон является предателем. Кто угодно, но только не он. Она уверена в этом. Иначе просто не может быть.
        - Саргона надо убить, - вдруг громко сказала Хоули и все тут же притихли, посмотрев на неё. - Он - лимрак! Эта хитрая тварь когда-то едва не поработила Древнир! Мы в любом случае не можем позволить ему выбраться наружу!
        Она с ненавистью выплёвывала каждое слово, и, что самое ужасное, её слова находили отклик в сердцах собравшихся.
        - Верно, - рыкнул Дуран, подникув свою шипастую дубину на ладони. - И Камбис всё правильно сказал - этот ублюдок точно знает больше, чем говорит! Надо переломать ему ноги и руки, чтобы он назвал имена! А потом убить этого лядского выродка!
        - Я за! - Никс поднял руку. - Чем меньше лимраков, тем лучше.
        - Цаво?? Сэрго нельзя убивать!
        - Гоблинов не спрашивали, - с презрением фыркнула Хоули и повернулась к Вирхему. - А ты что скажешь? Просто так стерпишь то, что он трахал её? - кивок в сторону ошеломленно замершей воительницы.

“Она их подстрекает, - вдруг пронеслась в голове Беары внезапная догадка. - Подговаривает на убийство Саргона!”
        - Вирхем, не слушай её!
        Молодой маг сглотнул и отвёл глаза.
        - Лядь! Камбис, хоть ты скажи им!
        Тризарец дёрнул щекой.
        - Он выпустил его, Беарнисса. Выпустил и смолчал об этом. Молчал всё время.
        Хватая ртом воздух, Беара металась взглядом от одного искаженного ненавистью лица к другому и не знала, что ей делать, что сказать и как поступить, чтобы спасти уже заочно приговорённого к смерти Саргона.
        Хэдвиг сделал шаг вперёд и встал рядом с ней.
        - Я бы не стал так торопиться с этим решением.
        - А что, ты предлагаешь дождаться, когда эта тварь закончит меняться и войдёт в полную силу?! - набросилась на него Хоули, а потом обратилась к остальным. - Надо действовать сейчас, когда он слаб!

“Она их подстрекает. Подстрекает. Подстрекает. Подстрекает...”
        Беара оскалилась.
        - Лимраку не место среди нас! Убьём его!
        Подстрекает. Подстрекает. Подстрекает.
        - Отомстим за всех “Водяных”! Отомстим за Джулию и Роберта! - с глазами, полными безумия, кричала Хоули, подбадриваемая воплями Никса и Дурана. - Отомстим за Далбала! Отомстим за Кухда!
        ПОДСТРЕКАЕТ!!!
        Беара отточенным движением схватилась правой рукой за левый кинжал, а левой за правый, шагнула вперёд и резко выхватила клинки, молниеносным ударом скрещенных лезвий разрезая горло кицее. Крик Хоули превратился в булькающий хрип, она обхватила шею ладонью и из под её пальцев толчками забила кровь. Выпучив полные удивления и непонимания глаза на Беару, она пошатнулась и упала на пол, при этом судорожно пытаясь вдохнуть ртом воздух.
        - Вот дерьмо! - вкричал Вирхем, вскочил на ноги и, расшвыривая стулья, бросился к своему посоху у стены. Но когда он схватил его и повернулся к Хоули, дорогу ему преградила Беара.
        - Не смей этого делать! - прорычала она, выставив перед собой окровавленный кинжал.
        - Но она же сейчас умрёт!
        - Ну и пусть подыхает! Разве ты не видишь?! - Беара указала вторым кинжалом на кицею. - Она подстрекала! Настраивала нас друг против друга!
        - Но… но… - взгляд Вирхема лихорадочно перескакивал с Беары на захлёбывающуюся Хоули и обратно, он дрожал, хлопал ртом и сжимал побелевшими руками посох.
        Хэдвиг рухнул рядом с кицеей на колени, приподнял её, перевернул на бок и положил голову на сгиб своего локтя, при этом пытаясь рукой зажать рану, но ужасный двойной разрез не оставлял никакой возможности остановить кровотечение. Потом, опомнившись, он рванул петли поясной сумки и, наконец справившись с ними, достал пузырёк с красной жидкостью, рванул зубами пробку и стал насилу вливать эликсир в полный крови рот Хоули, но практически всё лилось мимо.
        - Вирхем! - взревел северянин. - Лечи её, живо!
        - Не трогай меня, не трогай! - кричал Никс, вскинув руки и по кругу обходя Беару. Оказавшись у выхода, он тут же рванул дверь и бросился бежать.
        Проводив его взглядом, Беара опустила клинки и не отрываясь стала смотреть на безжизненно повисшую на руках Хэдвига кицею.
        - Вирхем!!!
        Молодой маг вздрогнул всем телом.
        - С-сейчас! - подняв посох, он совершил несколько лихорадочных пассов руками, засияли потоки пустарной энергии и замелькали вспыхивающие на доли мгновения волшебные руны, зазвучал его дрожащий голос: - Итэати Арос Ист…
        С навершия сияющего посоха сорвались ручейки целительной силы, наполненные магическими фигурами восстанавливающих плетений, которые мгновенно опутали тело Хоули и впитались в него. Края раны подернулись и стали медленно стягиваться. Когда она полностью закрылась, Хэдвиг надавил пальцами ей на шею под подбородком, а потом, зарычав, приложил ухо к её груди.
        - Сердце не бьётся! Давай ещё!
        - Итэати Арос Ист!
        - Ничего! Ещё раз!
        По испуганному лицу Вирхема потекли слёзы, но он продолжал упорно колдовать, едва шевеля побелевшими губами.
        - Итэати Арос Ист!
        - Ещё!!
        - Итэати Арос Ист!!!
        - Ещё, раздери тебя Мрак Ночи!!!
        Камбис шагнул к Хэдвигу и положил руку ему на плечо.
        - Она умерла, Хэд. Древние забрали её душу.
        Северянин несколько долгих минут смотрел в остекленевшие глаза Хоули.
        - Будь здесь Саберс, она бы её спасла, - глухо сказал он. - Запустила бы сердце.
        Осторожно опустив кицею на пол, Хэдвиг закрыл ей веки и поднялся на ноги. Тяжело вздохнув, он несколько мгновений мрачно смотрел на Беару, но в итоге так ничего и не сказал, просто отвернувшись.
        Беара твёрдо выдержала взгляд каждого. Да, возможно, она поступила неправильно, но сделанного не воротишь, а жалеть она не будет. Хоули помутилась в рассудке, была неуправляема, манипулировала остальными, и Беара сделал то, что должна была - смела преграду со своего пути.
        Но кицея не единственная, с кем предстоит разобраться.
        - Где Сиэрд? - Она обвела взглядом кухню и невольно остановила его на сжавшейся в углу Шанни. И при виде крепко прижавшей ладошки к глазам девочки у неё в груди что-то оборвалось.

“Сейчас не время для сантиментов! - стиснув зубы, она заставила себя отвести глаза. - Мы не в сказке живём! Это Древнир! И ей пора привыкнуть к его жестокости, если она хочет выжить!”
        - Я отпустил его в лабораторию, - глухо ответил Камбис. - Я знаю жаброидов, Беара. При угрозе жизни они во что бы то ни стало попытаются забрать убийцу с собой к Баглорду. Поэтому я уверен в том, что Саберс просто не стала рисковать. Сиэрд не является лимраком.
        Беара наклонилась к телу кицеи и резким движением сорвала с её шеи медальон. Подняв его на уровень лица, она посмотрела на Камбиса и криво усмехнулась.
        - Что ж, так пойдём и проверим это.
        Глава 10. Часть 2.

***
        Сиэрд шел по коридору, прокручивая в голове особенности поведения Саберс и сопоставляя их с теми немногими информационными ресурсами, которые были ему доступны. Но, увы, по всему выходило так, что по психологическому анализу обнаружить лимрака практически невозможно. Конечно, это предварительное заключение, в идеале стоило бы ещё провести различные письменные и устные тесты, но он не верил в их успех. Если взять за аксиому стопроцентное копирование жертвы, как телесное так и умственно-поведенческое, то выявить подмену можно, если лицедел совершит бессознательную ошибку, которую заметит близкое окружение клонированного. Хм, но ведь возможен и эмпирический аспект - недаром матери могут почувствовать изменения в своих детях.
        Алхимик поджал губы.
        К сожалению, всё это лишь поверхностные методы проверки. Будь у него больше информации об этих существах и хорошо оборудованная лаборатория со всеми необходимыми расходниками, как на пятом этаже подземелий, он бы с большой вероятностью создал требуемый алгоритм.
        Подойдя к своей лаборатории, Сиэрд остановился.
        Перед своим уходом он специально оставил дверь выпирать буквально на сантиметр, но теперь она была плотно закрыта. Выходит, кто-то всё-таки попался на его уловку - согласно собранной им статистике, проникая в чужое, визуально закрытое помещение, разумные индивидуумы стремятся скрыть следы своего присутствия, надежно закрывая за собой вход, каковым он им и казался до этого. Конечно, существует погрешность в виде профессионалов своего дела, способных замечать и идеально воссоздавать подобные мелочи. Банальную случайность жаброид тоже не сбрасывал со счетов, но предпочитал перестраховываться в любом случае - следствие это его характера или Изъяна “Перестраховщик”, он не знал, да и не особо-то и задумывался.
        Он потянулся рукой к своей сумке с эликсирами и схватил пустоту. Выгнув бровь, Сиэрд посмотрел на ладонь. Досадно, оставил её на кухне после того, как снял, чтобы снизить негативное восприятие к своей личности. Вернуться? Нет, нерационально - в лаборатории есть все необходимые зелья, включая запас кислоты.
        Алхимик взялся за дверную ручку и медленно приоткрыл дверь - в петлях он был уверен, не скрипнут. Протиснувшись боком через неширокий проход, Сиэрд миновал двухметровую прихожую, вышел в основной зал и внимательно осмотрелся: тусклый свет кристасветов освещает столы с ретортами, стеллажи с травами и минералами, шкафы с мерцающими разнокалиберными склянками. На первый взгляд всё было как обычно, но цепкий и дотошный жаброид видел совершенно иную картину, подмечая едва заметные изменения: листы бумаги на столе сложены неаккуратно, запирающая ручка выдвижного ящика стола оставлена в горизонтальном положении вместо вертикального, во многих шкафах эликсиры стоят неровно, и, к тому же, не в том порядке. Скорее всего, задние ряды выдвинули в передние, чтобы скрыть пропажу некоторых из них.
        Внезапно дверь в противоположном углу открылась от толчка и из неё вышел обвешанный мешками и сумками мужчина. Заметив замершего алхимика, он резко остановился и вперился в него выпученными глазами.
        - Леос... - несмотря на осунувшееся и заросшее щетиной бледное лицо, Сиэрд без труда узнал плутоватого разведчика.
        Рука Леоса вдруг метнулась к поясу, а затем резко выпрямилась в сторону алхимика. Жаброид не задумываясь бросился под стол и метательный нож просвистел над его головой, по самую рукоять войдя в грифельную доску. Следом за этим последовал звон сброшенных на пол сумок со склянками и быстрый перестук шагов. Сиэрд резко поднялся и успел увидеть, как вор прыгает со стола к нему ногами вперёд. Сильный удар в грудь, подобно тарану, опрокинул его на землю и дыхание тут же перехватило. Но несмотря на это алхимик перевернулся на бок и даже успел встать на одно колено, когда шустро вскочивший на ноги Леос выхватил длинный нож и взмахнул им, пытаясь вонзить хищное лезвие ему в голову.
        И тут произошло то, чего плут никак не ожидал - дреды на голове жаброида взметнулись и опутали руку с клинком, остановив смертельный выпад. Воспользовавшись секундным замешательством, Сиэрд стремительно атаковал, полоснув изогнутыми когтями по правому бедру. Леос воскликнул от боли и рванул нож на себя и в сторону, одновременно с этим нанося удары левым кулаком - первый угодил ему точно в лицо, а вот второй алхимик перехватил, отклонившись и обеими руками вцепившись в предплечье и локоть разведчика. Дреды вдруг мгновенно опали и жаброид повалился всем весом назад, увлекая за собой пошатнувшегося вора. И едва тот рухнул на землю, как Сиэрд тут же бросился на него сверху и прижал руку с кинжалом к полу. Плут крутился и вертелся, пытаясь высвободится, но жаброид держал крепко, ухватившись словно клещ.
        Внезапно сильная боль пронзила бок дёрнувшегося алхимика и из его рта вырвался рык. Его ладонь метнулась вниз и он лихорадочно сжал кисть Леоса - этот ублюдок вытащил левой рукой метательный нож и загнал лезвие ему под рёбра!
        Яростно оскалившись, Сиэрд неожиданно резко наклонился к лицу противника и вцепился острыми зубами в его нос. Леос зашелся в бешеном крике и панически забился под ним, при этом отчаянно крутя клинком в ране жаброида и с каждым рывком вгоняя его всё глубже.
        Сиэрд не выдержал первым - разомкнув челюсти, он перекатился влево, снимая себя с окровавленного лезвия. Тяжело дыша, жаброид бросил размытый взгляд на схватившегося за лицо Леоса, и со стоном поднялся на ноги. Прижимая ладонь к пульсирующей ране и невольно отмечая про себя буквально утекающие сквозь пальцы единицы жизни, он шатаясь заковылял к дальнему столу. Навалившись на столешницу, алхимик рванул на себя выдвижной ящик, схватил пузатую склянку с кислотой и чиркнул ногтём по руне на крышке, разрушая структуру защитного плетения. Развернувшись, Сиэрд занес руку в броске и…
        Коротко свистнула сталь и метко брошенный Леосом метательный нож со звоном разбил стеклянный сосуд. Обжигающая кислота хлынула сверху, заливая всю руку, лицо и грудь алхимика. Завопив от нестерпимой боли, он рухнул на пол и заметался в агонии.
        - Прости меня, Сиэрд… - не переставая бормотал лихорадочно дрожащий Леос, с ужасом смотря на дымящуюся плоть. - Я… я не хотел… п-пожалуйста, прости...
        Всхлипнув, он вскочил на ноги и кинулся к сумкам, схватил их и бросился прочь из лаборатории, оставив позади умирающего в муках жаброида.
        Глава 10. Часть 3.

***
        Никс бежал сломя голову и гулкий топот эхом разносился по складу. На его лице застыл испуг, он то и дело оборачивался, едва не спотыкаясь о собственные ноги. Но как только он завернул за очередной поворот, его поведение кардинально изменилось: он перешел на шаг, выпрямился, губы растянулись в ухмылке. Кладовщик затолкал руки в карманы и, насвистывая весёлый мотивчик, брёл вперёд. И чем ближе он подходил к своей сегодняшней цели, тем шире становилась его улыбка. А уж когда вдали показалась решётка вольера, Никс и вовсе гадко захихикал.
        - Ну привет-привет, мышка-мышонок, крысёныш ты мой! - радостно закричал он, просунув руки сквозь железные прутья и прижимая к ним лицо. - Соскучился здесь небось один-одинешенек, а?
        Он с усмешкой смотрел, как покрытая гладкой чёрной шерстью спина скорчившегося существа содрогается от непрерывной дрожи.
        - О, можешь не отвечать, - кладовщик хмыкнул, - сам вижу. А хочешь, я расскажу тебе последние новости? Коне-е-ечно хочешь! Так вот, твоя любимая Беарка зарезала лису-учку! Представляешь? - он медленно провёл большим пальцем по шее. - Чирк - и нет её... Бездна! Давненько мы с глазастиком так качественно не развлекались!
        Никс вцепился в решетку и с безумным хохотом затряс её.
        - А, а, а знаешь, что ещё? - он замолчал и повернул голову, прислушиваясь к хрипящему дыханию крысы. - А вот ты и не угадал, ха-ха! Уфф! Ну, ладно, ладно! Не буду тебя мучить - у дядюшки Никса есть для тебя пода-арок!
        Он снял с пояса связку ключей и потряс ей в воздухе.
        - Вуа-ля-а! Полезно, знаешь ли, быть главным кладовщиком, - Никс облизнул губы длинным языком, - все двери для тебя открыты.
        Он стал перебирать связку в поисках нужного ключа.
        - А вообще, уж не знаю, как ты, а вот я чертовски рад встретить здесь родню! Да ещё такую дальнюю, из классических лицеделов. Бездна, а я-то уж думал, что вы все после “Многоликой войны” повымерли! Хотя, ты, наверное, тоже самое и про нас думал, да? Ну, что на это сказать, мы с тобой принадлежим к очень живучему народу, приятель, который умеет подстраиваться под обстоятельства. Понял каламбурчик, да? Подстраиваться, ха-ха! О, нашел! - Никс вставил ключ в замочную скважину и несколько раз провернул. - Хоп, и хоп! И путь свободен.
        Скрежет распахнутой решетки ударил по ушам и крыса у стены заскулила, сжимая лапами голову и ещё сильнее подтягивая ноги к груди. Видя это, кладовщик с прищуром склонил голову набок и медленно зашел в камеру.
        - Ммм, какое же это счастье, что честь поглотить тебя выпала именно мне. - Прямо из губ Никса стали беспорядочно расти острые зубы, волосы втянулись под пульсирующую кожу, а череп с хрустом начал перестраиваться. При этом он продолжал говорить, и отвратительно-утробный голос вырывался из его пасти: - Сейчас ты этого не поймёшь, но это даст нам очень хорошие привилегии у Хозяина. К тому же, лимраки твоего типа сильно устарели, и пора тебе, малыш, стать частью новой, дружной семьи.
        Его увеличивающиеся в объёме мышцы разорвали одежду, грудь и плечи раздались вширь, а глаза, уши и нос срослись с лицом, оставив лишь огромный, усеянный клыками рот от уха до уха.
        И вдруг в момент разгара трансформации оскалившаяся крыса ловко развернулась в сторону оборотня, хищно подобралась и прыгнула на него, изо всех сил оттолкнувшись поджатыми к груди лапами от пола. Распластавшись в воздухе, она выпустила когти и распахнула зубастую пасть, не сводя с лимрака наполненный лютой ненавистью взгляд. Врезавшись в монстра, она крепко обхватила его лапами и тут же сомкнула челюсти на горле, вгрызлась в податливую плоть, и одновременно с этим яростно царапая задними ногами туловище.
        Вопя от боли, Никс схватил ещё не до конца сформировавшейся рукой крысу за шкирку и отшвырнул её обратно к стене. Грызун ударился плечом и приземлился на полусогнутые ноги. Выплюнув кусок вырванного из шеи мяса, он повернул окровавленную морду к Никсу и из его глотки вырвался протяжный, полный бешенства рёв.
        Полностью обратившийся лимрак упал на все четыре лапы и резко кинулся на противника, но крыса была готова к лобовой атаке - она прыгнула на стену и молниеносно забралась под потолок, а не успевший остановиться монстр на полной скорости врезался в каменную преграду. Грызун тут же разжал пальцы и рухнул ему на спину, вновь принявшись остервенело терзать рану на шее зубами и когтями. Никс лихорадочно метался под ним, бился об стены и пытался схватить лапами, но он ловко уворачивался и умело пользовался хвостом, чтобы удерживать равновесие на взбесившемся лимраке. И лишь когда тварь грузно встала на ноги и стала заваливаться назад, крыс оттолкнулся от спины и отпрыгнул в сторону.
        Пробороздив ногами землю, он, рыча, потянулся рукой к правой ноге и вытащил из голенных ножен узкий клинок - этот нож хоть и не из вулканического стекла, да и поменьше, чем его старый, но и им можно убить этого похитителя лиц.
        Лимрак перевернулся, вскочил и в ярости атаковал, но юркий гадёныш то и дело подныривал под его размашистые удары и в ответ непрестанно полосовал ножом по лапам, груди и лицу. И каждый пропущенный порез приводил его в ещё большее неистовство. Но ему всё-таки удалось подловить эту крысу - когда она неудачно вытянула лапу и лезвие клинка чиркнуло его по щеке, он сразу же бросился вперёд и протаранил её лбом, с силой впечатав спиной в стену. Из лёгких грызуна с хрипом вырвался воздух и он свалился на четвереньки, и Никс с победным воплем ударил его правой лапой по голове, разрывая когтями морду и опрокидывая на землю. Мотающая башкой крыса попыталась подняться, но он навалился сверху, прижал её к земле и хотел укусить в глотку, но грызун успел подставить лапу и его клыки с хрустом сомкнулись на предплечье.
        Взревев, черная крыса стала наносить удар за ударом под подбородок лимраку, и тот в конце-концов был вынужден разомкнуть челюсти. Отхаркивая кровавые сгустки, лицедел шатаясь попятился от неё, но она вскочила на ноги, перехватила нож обратным хватом и подпрыгнула, камнем рухнув сверху и вогнав лезвие в середину его лица по самую рукоять. Хрипя, всё ещё живой лимрак неуклюже развернулся в сторону выхода, но грызун врезался в него плечом и опрокинул на бок. Не давая ему времени опомнится, крыса тут накинулась на ослабленного соперника и стала терзать клыками шею, вырывая целые куски мяса. Лимрак хотел было вонзить когти ей в бок, но она оплела его кисть хвостом и не дала этого сделать, подавив всякую возможность к сопротивлению. А в следующую секунду острые зубы грызуна добрались до позвонков и последние капли жизни покинули тело Никса.
        Когда сила умершего лицедела влилась в крысу, она поднялась на ноги, и, тяжело дыша, запрокинула морду к потолку. Вновь опустив глаза на труп, она наклонилась, взялась за рукоять ножа, упёрлась правой лапой в голову монстра и с хрустом вытащила из неё клинок. Затолкав его обратно в голенные ножны, крыса бросила последний взгляд на конвульсивно дергающееся тело и выбежала из клетки, практически мгновенно скрывшись во тьме извилистых коридоров.
        Глава 10. Часть 4.

***
        Отряд из восьми выживших, возглавляемый Беарой и Камбисом, в полном молчании двигался по направлению к лабораториям алхимика. Воительница на ходу сняла свой амулет и заменила его на тот, что забрала с тела Хоули. Она была настроена решительно, и, если Сиэрд не пройдёт проверку, она без малейших колебаний убьёт его. Главное - она украдкой покосилась на Камбиса - чтобы никто при этом не мешался под ногами.
        Хотя странно, какая-то часть её разума словно пыталась достучаться до неё, подсказать, что она действует неправильно, что надо в любом случае всё детально обдумать, прежде чем принимать столь скоропалительные решения, но эти мысли были столь слабы, что проскальзывали мимо и сразу же тонули в глубинах разума, мгновенно забываясь. И воительница не обращала на них должного внимания, ведь это было неважно, потому что сейчас она была твёрдо уверена в том, что необходимо было сделать во что бы то ни стало - уничтожить этих лядских манипуляторов, вздумавших использовать их в качестве своих послушных игрушек.
        Беара никому не позволит помыкать собой! И если выяснится, что Саргон действительно соврал ей, она и его убьёт без малейших сожалений!
        Мрачно нахмурившись, она повернула за угол и резко остановилась.
        А это ещё что за...??
        Невдалеке были видны двери в лабораторию, сейчас настежь распахнутые. Она переглянулась с Камбисом и обернулась к замыкающему шествие Хэдвигу. Тот кивнул и, выставив перед собой щит, медленно пошел вперёд. Оголив скимитар, тризарец двинулся следом, а Беара ткнула двумя растопыренными пальцами в Вирхема с Дураном, в гоблинов, потом указала на Шанни. Дуран не был в восторге от её приказа, но, тем не менее, подчинился, оставшись защищать девчонку - всё-таки, несмотря на крутой нрав и свирепый вид, он был обычным гринорцем, а не силпатом, и прекрасно понимал, что проигрывает по силе остальным, наделённым могуществом Древних.
        Беара взяла кинжалы наизготовку и тихо подошла к замершим у входа воинам. Северянин посмотрел на неё через плечо и кивнул на пол - у порога были видны несколько капель крови. Воительница сдвинула брови и подняла руку с тремя пальцами, показывая их напряженно наблюдающему за ней Вирхему, и как только она начала медленно их загибать, молодой маг тут же стал шептать себе под нос слова заклинания. Хэдвиг положил лезвие меча на кромку щита и, как только на счёт три на него было наложено плетение защитного барьера, бросился в проход. Беара без промедлений проследовала за ним, Камбис замыкал. Ворвавшись в лабораторию, первое, что они почувствовали, был отвратительный едкий запах. Его источник долго искать не пришлось, он сразу бросался в глаза - в нескольких метрах от входа дымились какие-то пузырящиеся ошмётки, и след из них тянулся от стола, заворачивал за него и скрывался где-то дальше. Тут же с той стороны раздалось булькающие хрипение и звук льющейся воды. Не сговариваясь, Хэдвиг свернул в центр помещения и стал пробираться между столами с опрокинутой алхимической аппаратурой, а Беара направилась
прямо по едкому следу, осторожно обогнув кислотную лужу. Камбис остался оборонять выход.
        Сиэрда они увидели практически одновременно - он лежал, привалившись к распахнутому стеллажу, и вокруг него валялось множество как пустых, так и целых или разбитых склянок с эликсирами. Один из них он сейчас держал в дрожащей руке и выливал на изуродованное лицо и правую половину тела.
        - Вирхема сюда! Живо! - рявкнула Беара Камбису, кинувшись к жаброиду. - Лядь!...
        Вблизи всё выглядело ещё хуже - правой руки не было по самое плечо, её остатки лежали на середине пути, который удалось проползти алхимику; часть ключицы и груди представляла из себя сплошную выжженную рану, а вот голова…
        Беара с трудом сглотнула подступивший к горлу комок и прижала кисть к носу.
        Правая сторона черепа жаброида была буквально расплавлена и больше напоминала оплавленную воском свечу. Он лишился глаза, щека зияла дырами, но, несмотря на эти чудовищные повреждения, Сиэрд всё ещё был жив и продолжал лихорадочно шарить рукой по полу, хватать бутыльки с зельями, подносить к уцелевшему глазу и читать этикетки, тут же вырывая пробку у одних и выливая содержимое на раны или в рот, либо отшвыривая в стороны другие.
        Примчавшийся Вирхем резко затормозил рядом с Беарой и, едва разглядев алхимика, резко побледнел, отвернулся и его вырвало. Но стоит отдать ему должное - молодой маг быстро пришел в себя и тут же принялся раз за разом творить плетение исцеления, накачивая искалеченное тело жаброида энергией восстановления.
        Сиэрд замер на несколько секунд, а потом прикрыл глаз и, казалось, вздохнул с облегчением.
        - Всё чисто, здесь никого нет, - отчитался подошедший Хэдвиг, осмотрев всю лабораторию.
        Алхимик отреагировал на его слова и его взгляд заметался по их лицам, в конце концов остановившись на Беаре.
        - Мало... времени, - с трудом проговаривая слова, свистяще прошепелявил он, и большинство слов вылетело из разорванной щеки. - Это б-был не лимрак, а Леос… В углу дверь, внутри... у стены… - он сглотнул. - Рюкзаки. Сколько их?
        Хэдвиг сорвался с места, быстро нашел нужную дверь и вбежал в небольшой алхимический склад.
        - Вижу три рюкзака!
        Сиэрд встрепенулся.
        - Чёрный футляр?
        - Там есть черный футляр?! - прокричала Беара.
        Несколько секунд молчания.
        - Нашел! Но он пустой!
        Глаз жаброида сфокусировался на Беаре.
        - Он забрал один рюкзак. - Сиэрд глубоко втягивал воздух, а потом быстро проговаривал предложение и замолкал, чтобы вдохнуть снова. - Там яд для этажа. Также забрал весь антидот. - Сказав это, он ощутимо расслабился. Основная информация была передана, теперь осталась второстепенная. Оттопырив палец, он указал на пустые склянки. - Я деактивировал действие кислоты…но магия, - алхимик поднял взгляд на Вирхема, - не поможет. Повреждения м-мозга слишком сильны… один шанс выжить - погрузиться в кому. Я уже… провёл подготовку. Остался только укол.
        Сиэрд уставился на стол за спиной Беары и она, всё поняв, метнулась к нему. Лихорадочно выдвинув каждый ящики, она наконец нашла стальной шприц в специальном отсеке, на котором была наклеена надпись: “Кома. Без подготовки смертельно!”. Схватив его, прибежала обратно.
        - Он у меня!
        Слабый кивок.
        - Сделай укол в сердце. После, в состоянии комы… я п-проживу несколько суток. И если за это время не выберетесь наружу, - он вяло усмехнулся, - наступит смерть.
        Медальон дриара в виде капли налился холодом.

“ЖИЗНЬ АЛХИМИКА”.
        СМЕРТЕЛЬНО РАНЕННЫЙ ЖАБРОИД СИЭРД, ЧТОБЫ ОТТЯНУТЬ НЕИЗБЕЖНОЕ, ХОЧЕТ ПОГРУЗИТЬ СЕБЯ В ИСКУССТВЕННУЮ КОМУ. В ТАКОМ ПОДВЕШЕННОМ СОСТОЯНИИ ОН СМОЖЕТ ПРОЖИТЬ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО НЕСКОЛЬКО СУТОК. И ЕСЛИ В ТЕЧЕНИЕ ЭТОГО ВРЕМЕНИ ВЫ УСПЕЕТЕ ВЫБРАТЬСЯ ИЗ ПОДЗЕМЕЛИЙ И ОТВЕСТИ АЛХИМИКА ТУДА, ГДЕ ЕМУ СМОГУТ ОКАЗАТЬ КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ПОМОЩЬ, ТО ОН ВЫЖИВЕТ. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ЕГО ЖДЁТ ГИБЕЛЬ.
        НАГРАДА: КОЛИЧЕСТВО УНИАРОВ, РАВНОЕ 5% ОТ ОБЩЕЙ СУММЫ УНИАРОВ СПАСЁННОГО.
        Беара помрачнела и кивнула, крепко сжав шприц.
        - Мы постараемся, Сиэрд. Обещаю.
        Сиэрд отвёл взгляд.
        - Шанс на успех менее... одного процента… Но всё-равно спасибо, Беара. А теперь коли. Вот… сюда.
        Он поднял дрожащую руку и прижал палец к груди. Ни мгновения не колеблясь, воительница вогнала длинную иглу в указанное место. Препарат подействовал практически через несколько секунд - грудь Сиэрда опала, дыхание стало абсолютно незаметным, а зрачок с оранжевым ободком потускнел и подёрнулся белесой плёнкой. Сжав губы, Беара мягко опустила ему веко и поднялась на ноги.
        - Надо бы его переложить в более безопасное… - начала она говорить, но её прервал вбежавший в лабораторию Дуран.
        - Там какие-то взрывы!
        Воительница выругалась и весь их отряд спешно выбежал наружу.
        Гринорец был прав - со стороны общего зала действительно доносилось эхо странных хлопков, больше напоминающих разрывы огненных шаров.
        - Туда, живо! - скомандовал Камбис и первым сорвался с места.
        По мере их приближения грохот становился всё отчетливее, потянуло жаром и гарью. И когда они уже свернули в проход, ведущий к залу, сверху бахнуло и на дорогу хлынул поток жидкого огня, едва не задев тризарца.
        - Лядь! - взревел Камбис, отшатываясь назад и прикрывая лицо рукой.
        - Здеся другой ходилка! - закричал Гобля.
        Они побежали за гоблином в другой коридор и вскоре остановились у самой границы, за которой сверкали отблески бушующего пожара.
        - В сторону! - рявкнула Беара и, пригнувшись, выглянула из-за угла.
        Большая часть зала пылала: практически все столы, развешанные на стенах гобелены, многочисленные ряды ящиков и контейнеров, а на полу словно разлилась лава. И тут прямо на её глазах с галереи второго этажа по широкой дуге пролетел шарообразный сосуд и разбился о массивные створки входной двери, залив их жидким огнём. Взгляд Беары метнулся к источнику выстрела и она сразу же увидела стоящую у перил фигуру человека, уже вновь готового к метанию очередного снаряда.
        - Вижу Леоса! Он на втором этаже и у него сферы с жидким огнём!
        Камбис напряженно сжал в кулаке свой медальон.
        - Но зачем он это делает? Входная дверь не поддастся огню, её можно открыть только с помощью моего медальона. Он ведь должен это понимать.
        - Может, он хочет нас всех сжечь? - предположила перепуганная Шанни, обхватив себя руками.
        - Учитывая, что это пламя так просто не погасишь, это вариант, - согласился Вирхем, утирая со лба пот.
        Воительница промолчала. Её глаза лихорадочно искали безопасный подход к разведчику, но не находили его - уж слишком выгодная у него была позиция. Так, и что делать? Лука или алхимических снарядов у них нет, копьё не добросишь, скрытно не подберешься, магией Вирхема не достанешь - для этого ему надо будет выйти на зрительную прямую с Леосом, и тот обязательно заметит волшбу. Остаётся только подняться на второй этаж с этой стороны и оббежать весь периметр, но в этом случае о какой бы то ни было незаметности можно забыть. Лядь!
        - Есть только один способ узнать, чего он добивается, - процедила Беара и решительно вышла из укрытия. - Эй, Леос! Какого хрена ты творишь, ублюдок? Совсем сбрендил? Я же тебя тут всё вылизывать заставлю!
        Даже отсюда было видно, как сильно вздрогнул Леос. А вот его дальнейшая реакция Беаре совсем не понравилась - плут резко замахнулся и не задумываясь швырнул в неё сферу. Она выругалась и быстро юркнула за угол к остальным. Дождавшись, когда прогремит взрыв, девушка вновь осторожно выглянула наружу.
        - Он уходит! Полез в вентиляцию!
        - В вентиляцию? - хмуро переспросил Хэдвиг, смотря на бушующее пламя, и его глаза вдруг расширились. - Беара! Дым! - он указал мечом на перекатывающиеся черные клубы. - Он не уходит! - Северянин повернулся к ней. - Вентиляция! Мы перекрыли практически все ходы, готовясь к изоляции склада от ядовитого дыма! За это время Леосу не составило бы труда перекрыть оставшиеся!
        На лице Беары застыло изумление, через мгновение сменившееся испугом догадки.
        - Боги! Он хочет отравить нас!
        Она бросилась наружу и помчалась через пылающий зал. Огибая огненные лужи и уворачиваясь от голодных пламенных языков, воительница добежала до вентиляционного отверстия, которое находилось аккурат под тем местом где стоял разведчик, и во всё горло заорала в его нутро.
        - Леос, не делай этого!!! Прошу тебя, одумайся, Леос!!!..

***
        Леос лихорадочно полз по извилистым ходам вентиляции и волочил за собой большой рюкзак. В определенных местах он останавливался, запускал в него дрожащую руку и доставал завернутый в черную ткань свёрток, перемотанный тонкой белой веревочкой с длинным колпачком на конце.
        - Так, развязка, развязка. Да, точно, это точно здесь шхайратова развязка… - бубнил он про себя, хватаясь плохо слушающимися от страха пальцами за колпачок и срывая его с верёвки. На белом шнурке после этого сразу же загорался синий алхимический огонёк, который начинал бежать к свёртку и, достигнув черной ткани, мгновенно воспламенял её, а вместе с ней и весь ядовитый состав. Леос продолжал ползти дальше, а за его спиной вздымались чадящие клубы смертельного зеленоватого дыма. Впрочем, для самого разведчика абсолютно безвредного - он заранее выпил противоядие. - Следующая развязка, следующая. Надо всех тварей потравить, всех…
        - Леос, не делай этого!!! - внезапно пронесся по вентиляции истерический вопль, от которого у Леоса едва не остановилось сердце. - Прошу тебя, одумайся, Леос!!!
        - Л-лядь! Они скоро будут здесь, скоро будут здесь! Шевелись, шевелись, шевелись!
        Он стал двигаться ещё быстрее, раскидывая ядовитые мешочки с удвоенным усердием - оставлял на пересечениях проходов, кидал в вентиляционные шахты, привязывал к решеткам.
        - Леос, мать твою, мы ведь люди! Ты же убьешь нас, сукин ты сын!
        - А я что по твоему хочу сделать?! - тихо огрызнулся вор и, впиваясь в искусанные в лохмотья губы, нервно захихикал. - Вы все здесь подохните, лядские лимраки! Ур-роды шхайратские…
        Он остановился, вытащил новый свёрток и испуганно замер.
        Это ещё что такое?? Цокот когтей?
        Он затаил дыхание и напряженно прислушался.
        Да нет, нет, показалось. А если и нет, то сейчас колпачок дёрнем, яд пустим и всех-всех потравим...
        Позади него раздалось тихое рычание, от которого по спине и затылку побежали мурашки. Леос выхватил нож и в страхе обернулся, выставив лезвие перед собой. Дрожа всем телом, он до рези в глазах всматривался в тёмный проход, который заволокло непроглядной дымовой завесой.
        И вдруг мрак впереди пришел в движение и из него стремительно выпрыгнула оскалившаяся тварь, бросившись на завопившего в ужасе Леоса.
        - Нет-нет-не-ет!!! Аааа!!! Не-е-е-ет!!!
        Через мгновение острые крысиные зубы впились ему в глотку и его крик оборвался.
        Глава 10. Часть 5.

***
        Цепляясь когтями за стенки контейнеров, я стремительно полз на самый верх. Оказавшись на широкой крыше, тут же распластался на ней и замер, настороженно прислушиваясь и принюхиваясь.
        Никого нет. Хорошо.
        Я поднес левую руку к лицу, осмотрел её и принялся зализывать рану, оставленную клыками Никса. Сглатывая собственную кровь, крутил головой и думал о том, что сейчас бы мне не помешала шаманская настойка, восстанавливающая силы и жизнь. Всё-таки бой с тем лицеделом был не из лёгких, а впереди ждут ещё более жестокие сражения, к которым нельзя идти неподготовленным.
        Сумка с зельями.
        Я встопорщил уши и напрягся.
        Мысли в голове бешено метались, а странные образы всё время мелькивали перед глазами, мешая сосредоточиться. Что это? Проделки Желтого Глаза? Я ведь знаю, он где-то здесь, вместе с другими убийцами моего племени.
        Виски стянуло болью и я с рычанием сжал их лапами.
        Сумка. Сумка. Сумка. Сумка. Сумка…
        Сумка с шаманскими настойками.
        Мои зрачки расширились и я поднял глаза, завертевшись на месте и внимательно осматриваясь.
        Точно. Вон в той стороне было моё логово, а там необходимое снаряжение, которое поможет в битве.
        Опустившись на все четыре лапы, я сорвался с места и побежал, ведомый чутьём и памятью. Перепрыгнуть через провалы между контейнерами, вскочить на возвышающийся ящик, добежать до конца крыши и резко затормозить перед обрывом, вцепится в край и повиснуть, а затем соскользнуть на несколько ярусов ниже, оставляя на дереве длинный след от когтей, оттолкнутся от стены и повиснуть на противоположной. Быстро перебирая руками, забраться наверх и вновь бежать.
        Здесь!
        Я остановился, пригнулся и осторожно заглянул вниз, шевеля усами - прямо подо мной, метрах в десяти, находилась небольшая площадка, на которой можно было разглядеть лежак и две сумки в углу. На середине пути до туда из стены выпирала небольшая балка, и я быстро сполз до неё, обвил хвостом и тут же разжал пальцы, повиснув вниз головой. Слегка раскачался и расслабил хвост, спрыгнув с глухим стуком прямо на мягкий лежак.
        Принюхиваясь, взялся сначала за сумку поменьше, от которой очень вкусно пахло. И не прогадал - внутри было много еды, в которую я тут же вцепился клыками и принялся разрывать, жадно глотая плохо пережеванные куски. Здесь же нашел бутылёк с красной настойкой, и, сорвав пробку, вылил часть на рану, а остальное выпил. Единицы жизни сразу поползли вверх и буквально через несколько десятков секунд полностью восстановились. Отлично! Что здесь ещё есть? Вот это, вроде бы, помогает не чувствовать боль? Тоже выпью, лишним не будет.
        Краем уха я услышал приближающийся звук шагов. Я лёг на лежак и осторожно выглянул наружу - так и есть, группа лысых двуногих, среди которых…
        Мои зрачки сузились, я поджал уши и оскалился, едва слышно зарычав.
        Желтый Глаз! Я знаю, это точно он! Засел в голове у этого двуногого и пожирает мысли остальных! Также, как было и с моей стаей!
        Я потянулся к голени и сжал рукоять ножа.
        Надо напасть сейчас! Внезапно, когда он ничего не подозревает!
        Не сводя глаз со своего врага, я весь подобрался для прыжка, чтобы атаковать сразу же, как только они будут проходить подо мной.
        Стоп! Что-то не так - они остановились и насторожились. Заметили меня, почувствовали? Нет, не похоже - смотрят куда-то вперёд.
        Я повернул голову в ту же сторону.
        Распахнутая дверь, она их привлекла. Хм, а не за ней ли я наблюдал, когда делал это логово?
        Отряд двуногих разделился - часть осталась с детенышем, а остальная в боевой готовности пошла вперёд.
        Нет, сейчас нападать нельзя. Особенно, когда их шаман уже начал призыв духов.
        Я склонил голову и нахмурился.
        Да и с одним лишь ножом я им ничего не сделаю, нужно оружие помощней. Хм, на самом деле, пока все здесь, у меня есть время забрать Халдорн. С ним шансов на победу будет побольше.
        Халдорн?..
        Я непонимающе скривился.
        Ах да, острое длинное лезвие, удобная рукоять. Клинок ящера мне бы действительно не помешал.
        Боевой отряд скрылся за дверью, а я осторожно отполз назад. Так, большую сумку брать не буду, обойдусь маленькой - в ней ещё осталась еда и несколько настоек. Потом, если потребуется, вернусь за остальными.
        Закинув ремень за спину, я стал очень осторожно и практически бесшумно ползти вверх. А когда снизу раздался крик: “Вирхем, живо сюда!”, я воспользовался поднявшимся шумом, быстро забрался на вершину и тут же бросился бежать. И буквально через несколько десятков секунд уже был на месте и стремительно спускался на землю, скользя и перескакивая в узком проходе с одной стенки контейнера на другую. И когда ступни больно ударились о пол, замер, ведя ушами и помахивая хвостом. Ноздри раздулись от едва заметного, но столь знакомого запаха.
        Кровь. Кровь и горелое мясо двуногих.
        Подойдя к двери на кухню, распахнул неплотно прикрытую дверь и переступил порог, внимательно оглядываясь. Распростертое в луже крови тело бросалось в глаза, и помимо него здесь никого не было. Меня непреодолимо влекло к нему, хотелось рассмотреть его повнимательнее, но я переборол себя и в первую очередь принялся искать клинок ящера. Хотя это было несложно - он нашелся на одном из столов вместе с кинжалом.
        Ухватившись за рукоять меча, наполовину вытащил его из ножен и удовлетворённо рыкнул. Отлично, это лезвие даже получше будет, чем из кровавого камня - то хоть и острое, но быстро крошится и ломается. Но самое главное всё же заключается в том, что раны, оставленные этими клинками ящера, лицеделы не смогут залечить во время битвы, как если бы это было при атаке обычным оружием.
        Голову пронзил укол боли и перед глазами вспыхнули видения:
        ...острие кочерги проламывает голову девушки с акульими зубами, и она с хрустом вытаскивает её, а рана быстро затягивается…
        Остервенело мотая головой, я с рычанием падаю на колени.
        ...костяная ручка зубной щётки втыкается в лицо и шею клыкастого гринорца, а потом я вижу, как его разорванная щека начинает срастаться…
        Моё тело бьёт крупная дрожь, а мозг, казалось, сейчас разорвётся на куски.
        ...разведчик Диглар разрывает шипами своей булавы дряблую кожу мёртвой старухи, но она практически сразу стала регенерировать...
        В сознании ещё несколько секунд загорались и гасли какие то обрывки образов, мыслей и эмоций, но вскоре всё прекратилось. Тяжело дыша, я отнял руки от головы и выпрямился. Меня очень сильно беспокоило то, что с тех пор, как я освободился из плена Создания, со мной что-то было не так: тело стало каким-то неповоротливым, реакции ухудшились, внимание ослабло. А мысли - я крепко зажмурился - они путаются, и не покидает ощущения, словно ничем не сдерживаемый поток чужих воспоминаний пытается прорваться через тонкую границу, разделяющую наши сознания.
        И имя… кто-то пытается прошептать моё настоящее имя...
        Я стиснул кулаки и оскалился.
        Нет! Нельзя поддаваться! Это всё происки Желтого Глаза, он стремится подавить мою волю и вернуть в рабство к своему Хозяину! Но я не вернусь! Ни за что!!! Я - страген! Последний выживший из племени “Кровавых камней”! И я клянусь Всеедиными, что сполна отомщу убийцам своей стаи!
        Браслет из туманного кристалла сковало льдом и система Древних подтвердила услышанное.

“КЛЯТВА II”.
        ВЫ ПОКЛЯЛИСЬ ПРЕД ВСЕЕДИНЫМИ ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО ОТОМСТИТЬ УБИЙЦАМ СТРАГЕНОВ ИЗ ПЛЕМЕНИ “КРОВАВЫХ КАМНЕЙ”. ТАК КТО ЖЕ ВЫ, БОЛТУН, ЧТО НАПРАВО И НАЛЕВО РАЗБРАСЫВАЕТСЯ ЛЖИВЫМИ ОБЕЩАНИЯМИ, ИЛИ ВАШЕ СЛОВО ЧТО-ТО ДА ЗНАЧИТ?
        НАГРАДА: СКРЫТО.
        ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ: ИЗЪЯН “КЛЯТВОПРЕСТУПНИК”.
        Я в благоговении поднял лапы над головой.
        Всеединые откликнулись на мой зов! Они отметили мою клятву!
        Моё ухо дёрнулось от прозвучавшего где-то снаружи звука.
        Что это? Вот, повторилось. Очень похоже на взрыв яиц Жгуна.
        Я вскочил на ноги, схватил ножны с клинками со стола и быстро подогнал их под себя, закрепив кинжал на левой ноге, а Халдорн за спиной. Затем кинулся в коридор, подбежал к контейнерам и стремительно взобрался на их вершину, тут же ломанувшись в сторону взрывов.
        Тьму впереди разрезали всполохи бушующего огня, а у самого края, к которому я бежал, вдруг разбился странный стеклянный шар и жидкое пламя мгновенно залило крышу, опалив меня жаром. Невольно взрычав, я резко затормозил и прикрыл глаза рукой. На всякий случай отойдя на пару шагов назад, я опустился на все четыре лапы, осторожно подполз к самому краю и выглянул за него.
        Весь зал пылал, и окружающее пространство чуть ли не плавилось от высоких температур. Но я не испытывал особого дискомфорта - при добыче кровавых камней к такой атмосфере быстро привыкаешь.
        - Эй, Леос! Какого хрена ты творишь, ублюдок? - закричала внизу рыжеволосая человеческая самка. - Совсем сбрендил? Я же тебя тут всё вылизывать заставлю!
        В ответ на это стоящий у перил второй галереи безумный двуногий швырнул в неё шар с огнем. Моё тело напряглось, в голове промелькнула паническая мысль, но я тут же расслабился, когда самка спряталась и не пострадала от взрыва. А вот этот метатель меня заинтересовал - он подхватил довольно большой рюкзак и залез в вентиляционный ход, после этого чем-то облил решетку и скрылся.
        Я оскалился и сорвался с места. Набрав разбег, я обогнул лужу огня и спрыгнул вниз, пролетел несколько метров и приземлился на пол второго этажа, при этом сделав кувырок через голову, чтобы смягчить падение. Быстро найдя другой вентиляционный ход, я побежал по его извилистым ходам, принюхиваясь и прислушиваясь в поисках добычи.
        Не знаю, что задумал этот двуногий, но я всем своим нутром чувствовал сжирающий его страх. А это значило только одно - он слабак, которого нельзя оставлять за своей спиной. Такие трусы лишь лёгкая жертва для Желтого глаза, и их надо убивать, пока не стало слишком поздно.
        Я остановился на развилке, шевеля усами. Это дым? Какой странный у него запах, горький и тягучий. Но стоило мне принюхаться получше, как я тут же зарычал и попятился назад.
        Отрава! Он жжет ядовитые травы!
        И что делать, бежать? Нет, инстинкт подсказывает, что вдохнув дым, я уже обречен.
        Голова снова заболела и я вспомнил странное синекожее создание со жгутиками дредов на голове.
        ...Яд готов. Осталось лишь подготовить противоядия. На это уйдёт ещё несколько дней. Пойду в лабораторию и займусь этим прямо сейчас…
        Точно, противоядие! Если у этого трусливого двуногого есть яд, то должно быть с собой и противоядие!
        Быстро перебирая лапами, я продолжил рыскать по вентиляции, при этом огибая места со слишком большой концентрацией ядовитого дыма. И вот, наконец, я услышал его - ползёт шумно, словно червяк, и что-то бормочет. Свернув за угол, я остановился перед зелёной дымовой завесой, задержал дыхание и шагнул прямо в него.
        Дрожащий от ужаса двуногий смотрел прямо на меня, выставив перед собой нож, и не мог разглядеть в клубившемся облаке. Позволив ему сполна окунутся в глубины пожирающего душу страха, я утробно зарычал и бросился на него.
        - Нет-нет-не-ет!!! Аааа!!! Не-е-е-ет!!!
        Его вопль ударил мне по ушам, но как только я вцепился зубами в мягкую глотку, он захрипел и обреченно забился в конвульсиях. Но я не торопился, крепче сжимая челюсти и сполна наслаждаясь агонией жертвы, наблюдая, как жизнь медленно покидает его тело. Вскоре он затих и его сила перетекла в меня. Чувствуя блуждающий в мышцах азарт, хотел было облизнуть окровавленную морду, но мой огрызок когда-то откушенного языка испортил всё послевкусие.
        Живот внезапно свело в судороге и из груди вырвался натужный кашель. Сгибаясь в спазме, я схватил рюкзак убитого и принялся лихорадочно рыться в его содержимом, вышвыривая на пол мешочки и разнообразные колбы с настойками.
        И какой же из этих бутылей мне нужен?! Пожри меня Пламень Всеединых!
        Стоп! Он все подписаны! Я поднёс к глазам один из эликсиров и зарычал.
        Я не понимаю их языка! Как я найду то, что нужно?! Может, выпить всё подряд?
        И тут чей-то холодный рассудок заполнил мои мысли и погасил панику.
        Я умею читать!
        Но я ведь страген! Лишь Вождь и шаманы знают язык лысых двуногих!
        А я не просто страген! Я - Лимрак!
        Лимрак. Я вскинул голову. Точно, я необычный страген.
        Вновь поднеся к глазам этикетку, неведомые закорючки на этот раз открыли мне свою тайну: “ЗАМЕНИТЕЛЬ ВОДЫ. 1 ГЛОТОК = 0,3 ЛИТРА”. Воодушевлённый, я стал быстро перебирать все найденные зелья, пока наконец не нашел искомое - маленькие пробирки с золотистой жидкостью: “ПРОТИВОЯДИЕ ОТ ЯДОВИТОГО ДЫМА”. Сорвав пробку, я в один глоток осушил её и тут же схватился за горло. Пламень! Словно перца разбавленного выпил! Но это жгучее послевкусие вскоре прошло и я почувствовал, что яд в моей крови постепенно прекращает своё действие.
        На всякий случай я покидал в свою сумку все колбы с противоядием. Больше ничего брать не стал - шаров с огненной жидкостью не было, а остальное мне пока не пригодится. Оставлю здесь, в качестве ещё одной заначки.
        Развернувшись, я побежал назад, уже не опасаясь ядовитого дыма. Выбравшись из вентиляции на втором ярусе, я осмотрелся, и, убедившись, что никого нет, перепрыгнул через перила и вцепился в стенку контейнера, быстро забравшись на крышу.
        И тут по складу пронесся хищный звериный вопль. Непроизвольно схватившись за рукоять Халдорна, я пригнулся и оголил клыки. Рычание, крики и звон металла доносились со стороны бушующего пожарища, и я не долго думая, побежал в ту сторону, но у самого края плюхнулся на брюхо и осторожно посмотрел вниз...

***
        Беара в ярости ударила кулаком о стену.
        - Леос, мать твою, мы ведь люди! Ты же убьешь нас, сукин ты сын!
        Гобля решительно подошел к решетке вентиляции.
        - Я полезть в ветродуйка!
        Хэдвиг положил ему руку на плечо и покачал головой.
        - Вряд ли это поможет - там сейчас все заволокет ядовитым дымом и ты лишь зря погибнешь.
        - И что тогда делать? - спросил Вирхем, до побелевших костяшек сжимая посох.
        Стиснув зубы, Беара отошла назад и запрокинула голову, внимательно осматривая второй ярус.
        - С противоядием отрава ему будет не страшна, но вот от дыма он вполне может задохнуться! Леос обязательно выберется наружу, вопрос лишь в том, где именно? - она посмотрела на них. - Если сможем перехватить его, то заберем антидот!
        Хэдвиг кивнул, не сводя напряженного взгляда со входа в вентиляцию.
        - Сломаем решетки, - предложил он. - Наберем тех же шаров с жидким огнем и или кислотой, заблокируем все, кроме нескольких. Он просто будет вынужден…
        Он не успел договорить - Дуран позади него вдруг вскинул дубину и со всей силы ударил его дубиной по шлему. Оглушенный северянин рухнул на левое колено и оперся щитом о землю. Взбешенный гринорец атаковал снова, но на этот раз Хэдвигу удалось вскинуть клинок и отпарировать его орудие в сторону.
        - Дуран, что ты делаешь?! - взревела Беара и тут же осеклась.
        Гринорец преображался - мышцы росли, клыки удлинялись, на лице появились отвратительные отростки. Воительница выхватила кинжалы и с ужасом попятилась - не только Дуран, они все трансформировались! Только вскинувший скимитар Камбис, отчаянно отбивающийся Хэдвиг и в страхе закричавшая Шанни оставались собой, а вот остальные быстро превращались в ужасных монстров: Вирхем, Кикки и даже Гобля!
        - Чего стоишь, бей их, пока они не обратились!!! - взревел Камбис, хватая Шанни и оттаскивая её в сторону.
        Яростно закричав, Беара бросилась было к Дурану, но Хэдвиг вдруг оттолкнул щитом гринорца к стене, вскочил на ноги и неожиданно развернулся к ней, сделал быстрый шаг вперёд и ударил плечом. Толчок был настолько сильный, что не успевшая среагировать воительница полетела на землю. Северянин тут же надавил ногой ей на грудь и не дал подняться. Ничего не понимающая Беара видела его бесстрастные глаза, сверкающие из прорезей шлема, и когда он вскинул щит и резко опустил его, метя ей в голову, она лишь вскрикнула и крепко зажмурилась.
        Мощный удар сопровождался оглушительным хрустом.
        Даже сквозь плотно прикрытые веки была различима ярчайшая вспышка, которая, подобно волне, проникла ей в голову и пронзила мозг. Мышцы мгновенно расслабились и разум наполнила звенящая тишина, нарушаемая лишь треском полыхающего огня.
        Беара открыла глаза и посмотрела на склонившегося к её лицу Хэдвига. Кромка щита ушла глубоко в пол рядом с её головой и по черному металлу продолжали блуждать отблески многочисленных разрядов, напоминающих небольшие ветвящиеся молнии. Северянин с усилием вытащил щит и медленно выпрямился, убрал ногу с её груди и протянул руку. Она не задумываясь приняла его помощь и встала с земли.
        Дуран стоял на четвереньках и, выпучив глаза, тяжело дышал. Гобля выставил перед собой копьё и переводил ошарашенный взгляд с одного лица на другое. Кикки вскинул руку и отвернул голову к стене. Согнувшийся в страхе Вирхем рискнул открыть один глаз, потом второй, и медленно разогнулся. А на лице Камбис застыло неподдельное удивление. Вот только…
        Вот только это был не совсем Камбис.
        Затылок тризарца охватило какое-то странное паукообразное существо, чьи длинные пальцевидные конечности с острыми коготками на концах были крепко прижаты к его щекам и лбу.
        ПАРАЗИТАРНЫЙ ИНСЕКТОИД. 76 СТУПЕНЬ.
        Дриар тут же подсказал имя этой твари, тельце которой было полностью защищено хитиновыми пластинками, как у насекомого. Пораженная Беара посмотрела на Хэдвига, и тот пояснил, приподняв щит.
        - Оставался последний заряд, снимающий любой эффект воздействия на разум, включая различные миражи и иллюзии. Берёг на самый крайний случай.
        Она вновь перевела взгляд на Камбиса. Это что же получается, этот инсектоид наложил иллюзию превращения в лимраков, чтобы они сейчас друг друга перебили??
        - Кикки?.. Кикки, что с тобой, а? - озабоченно заговорил Гобля, подходя к своему собрату, который стоял всё так же отвернувшись к стене. Он положил руку ему на плечо и тихонько потряс. - Дружбайка, ты чаго, а?
        Тыждак развернул к себе Кикки и тот наконец поднял голову и открыл глаза - абсолютно чёрные, подобно Очам Смерти. Гобля попятился.
        - Кикки…
        - Ну вот, теперь ты знаешь, - разоблаченный Тикки Паф улыбнулся. - Я, конечно, не лимрак, но вот не повезло мне попасться Хозяину. Хотя как сказать, не повезло - Хозяин освободил меня от Забывайки-Повторяйки! Представляешь? Братец, - он протянул руку, - зачем тебе погибать с этими двуногими убийцами? Давай вместе служить Хозяину. А когда мы выберемся наружу, то наших возросших сил хватит на то, чтобы отомстить угнетателям нашего народа! И это ещё не всё! Ты только представь - мы сможем освободить наших собратьев от Забывайки-Повторяйки! И ценой этого будет лишь служение Господину!
        - Пьявда шоль? - Гобля распахнул рот и выпучил глаза.
        - Не слушай его, Тыжак! - закричала Беара, делая шаг к Вирхему и хватая его за одежду, чтобы оттащить всё ещё не пришедшего в себя мага им за спины. - Это уже не Кикки Тикки Паф, это тварь подземелья!
        Хэдвиг направился было к стоящему на коленях Дурану, но к тому вдруг подбежала Шанни и схватила его сзади за шею.
        - Не так быстро, приятель! - девочка ухмыльнулась и бросила взгляд на Камбиса. - Что, желтоглазик, я смотрю, всё в кои-то веки пошло не совсем по плану, а?
        Тризарец недовольно скривился.
        - Что верно то верно. Этот щит оказался полной неожиданностью. Кстати, я больше не чувствую Леоса, и это значит, что он либо сбросил моё управление, либо его кто-то убил.
        - Печа-а-ально. - Шанни сжала покрепче шею пытающегося вырваться гринорца. - Выходит, противоядия не будет и надо как можно быстрее убираться с этого склада.
        - Шаня, - голос Беары дрогнул, - Шаня, о чём ты таком говоришь? Неужели… неужели ты…
        Умом Беара уже всё поняла, но вот поверить в это отказывалась.

“Шаня. Шаня, девочка моя… сестрёнка… - на её глаза навернулись злые слёзы. - Этого просто не может быть… Нет, только не с тобой...”
        - Эх, и правда, зря ты себя раскрыла, - Камбис печально вздохнул. - Сейчас бы зашла к ним в тыл и внезапно атаковала.
        Шаня склонила голову набок, сложила бровки домиком и улыбнулась.
        - Прости меня, Беарочка, за то, что всё так получилось. Я-то хотела прижаться к тебе ночью и сделать нас единым. Ты бы знала, как сильно я была разочарована, когда Хэдвиг помешал мне это сделать. - Она посмотрела на дёргающегося Дурана и пожала плечами. - Хотя, и так сойдёт.
        Из тела Шанни вырвались многочисленные щупальца и стали окутывать завопившего гринорца, впиваясь в плоть и соединяя её со стремительно трансформирующимся лимраком. Хэдвиг бросился на тварь, но дорогу ему преградил сорвавшийся с места Камбис, отбил скимитаром его клинок и сильным ударом ногой в щит отшвырнул назад. Беара тут же кинулась на инсектоида и попыталась воткнуть кинжал ему под подбородок, однако стоило ей сделать выпад, как в её голову проник оглушительный писк и мозг словно оплело сетью нестерпимой боли. Закричав, она пошатнулась и кулак Камбиса тут же врезался ей в челюсть, опрокинув на землю. Он вскинул саблю для завершающей атаки, и в эту секунду тонкая ледяная сосулька сорвалось с руки Вирхема и воткнулась ему в грудь, заставив тризарца сделать шаг назад. Хэдвиг сразу же продолжил атаку, нанося удар за ударом, но инсектоид, даже несмотря на стремительно тающую в теле льдину, умело отбивал все удары.
        Вышедший из ступора Гобля перехватил копьё и приготовился напасть сзади и воткнуть его глубоко в бок Камбиса. Ему помешал Кикки - вцепившись в его одежду, он резко рванул на себя и отбросил собрата в сторону коридора.
        - Одумайся, Гобля! Эти двуногие не твоя семья! Я - твоя семья!!!
        - Я не позволить тебе убивать мои дружбайка! - Тыждак вскочил на ноги и воинственно оскалился.
        Тикки Паф с криком набросился на него и гоблины сошлись в схватке.
        Подбежавший Вирхем помог Беаре подняться и она, хрустнув челюстью, зарычала от ярости, вскинула ножи и повернулась к сражающимся.
        - Лядь!!! - тут же вырвалось у неё и она оттолкнула мага, закрыв его собой.
        Вовремя!
        Закончившая трансформацию Шанни вырвалась вперёд, взмахом крабоподобной клешни отшвырнула северянина в сторону и кинулась к Вирхему, надеясь как можно быстрее уничтожить его и лишить противников целителя. Она была ужасна - шесть сужающихся в острие ног, на которых покоится туловище из двух слившихся тел, на лицах которых высыпало множество глаз, а рты перекосило и разорвало вдоль шеи и груди, соединяя их в районе живота и превращая в отвратительно-огромную, полную клыков усмешку.
        Беара решительно преградила ей путь и, прикладывая всё своё мастерство, парировала бешеные удары клешней и многочисленных конечностей твари, росших буквально отовсюду. Она использовала скользящие блоки, уворачивалась, отпрыгивала и перекатывалась в сторону, но перейти из обороны в атаку не могла - ситуация осложнялась тем, что ей всё время приходилось быть начеку, чтобы не наступить в разлитые всюду лужи жидкого огня.
        Ей на помощь пришел Хэдвиг - выбежав из пламени, он подпрыгнул и нанёс размашистый удар сверху вниз, рассекая грудину монстра. Ревя, лимрак было попятился, но потом вдруг резко подался вперёд и из его широкой пасти хлынул поток огня, который ударил во вскинутый северянином щит. Беара стояла прямо за его спиной, вжавшись в раскаленный доспех. Внезапно жар прекратился - Вирхем встал рядом с ними, подняв над головой посох, из навершия которого разливалась синяя плёнка защитного барьера.
        В это время инсектоид завершал собственное превращение: из его живота вылезли дополнительные конечности, корпус сильно удлинился, и вскоре нижняя часть Камбиса представляла из себя подобие покрытой хитином многоножки. Пальцы рук вытянулись и стали походы на костяные лезвия, а кожа на лбу разошлась в стороны, высвобождая глубоко посаженный внутри желтый глаз.
        Распрямив широкие плечи, он приготовился вступить в сражение и разорвать слабых людишек на куски, но в этот момент сверху прозвучал яростный вопль...

***
        Мои зрачки расширились.
        Это двуногие! И они сражаются с Желтым Глазом!
        Мне хватило нескольких ударов сердца, чтобы оценить обстановку и принять решение: Враг моего врага - мой друг!
        Вскочив на ноги, я выхватил Халдорн и отбежал как можно дальше, а потом резко развернулся и помчался обратно, и уже у самого края изо всех сил оттолкнулся ногами и взмыл в воздух. Пролетев через взметнувшуюся стену пламени, я с воинственным криком вскинул клинок над головой и камнем рухнул вниз, прямо на поднявшего голову инсектоида.
        Камбис успел отклонится назад и закрыться правой рукой, но мощь воздушного удара была столь велика, что даже крепкий хитин не защитил его - сверкающее лезвие Халдорна вонзилось в мускулистое предплечье и с хрустом разрезало броню, плоть и кости, отрубая конечность инсектоида. По инерции продолжая своё смертоносное движение вместе с моим падением, оно глубоко вошло в грудь Желтого Глаза и рассекло всё туловище от правой ключицы до левого бока - хлынула кровь и Камбис взревел от боли, хватаясь за обрубок. Мои лапы больно ударились о пол и я, насколько это было возможным, попытался смягчить приземление - перекинул вес на правую ногу, рухнул под углом и завалился набок, перекатываясь через плечо в сторону.
        Оскалив клыки, я поднял морду и вперил полный ненависти взгляд в попятившегося инсектоида.
        - Откуда ты взялся, тварь?! - в бешенстве закричал Камбис. Охватывающие сзади его затылок пальцевидные отростки угрожающе встопорщились и стала видна натянутая между ними кожистая плёнка, похожая на перепонки. Он подался вперёд и от Желтого Глаза в середине лба хлынули псионические волны. - Подчинись мне!!!
        Голову словно стянуло обручем, а мозг, казалось, сжался от напряжения. Из моей глотки вырвался вопль, но буквально через пару мгновений мой разум вдруг очистился и я распахнул глаза, исподлобья посмотрев на пораженного ублюдка.
        - Это невозможно! Почему твоё сознание отторгает меня?!
        Я поднялся на дрожащие ноги и выставил перед собой Халдорн.

“Я отомщу тебе за то, что ты сделал с моим отцом, выродок!”
        Услышав эти мысли, Камбис вскинул брови.
        - С отцом? Каким отцом? О чем это ты говоришь, Саргон? Ты же Саргон, верно? Или... - его глаза расширились. - Ааа, вот оно в чем дело! Выходит, ты поглотил того самого страгена, сына вождя племени “Кровавых камней”! И ваши с ним сознания переплелись, и из-за этого хаоса в твоём разуме я не могу воздействовать на тебя. - Внезапно он запрокинул голову и захохотал. - Но как же забавно всё повернулось! Так давай же, последний из страгенов племени, попробуй убить меня!
        Взревев, я бросился на него. Поднырнув под широкий удар когтями, я прыгнул вперёд и полоснул его клинком по рёбрам. Перекувыркнувшись через голову, резко развернулся и нанёс размашистый удар по многочисленным лапам многоножки. Из спины инсектоида тут же вылетело шипастое щупальце и едва не нанизало меня на костяное острие. Я едва успел взмахнуть клинком и отвести его в сторону, при этом невольно прижавшись спиной к телу монстра. Повернув голову, быстро схватился за одну из лап и рывком забросил себя на спину паразита. Мой хвост и цепкие лапы помогли удержать равновесие на покатом хитине и я сразу бросился к широкой спине твари, при этом отчаянно уворачиваясь и отбивая мечом выпады новых щупалец. Наконец я приблизился на расстояние удара и, завопив, рванул вперёд и вогнал лезвие прямо в позвоночник - Халдорн вошел по самую рукоять и вышел из груди инсектоида. Практически одновременно с этим один из сегментарных отростков всё-таки добрался до меня, глубоко вонзившись в левый бок. Я закричал от боли, чувствуя, как костяное острие изгибается, словно крючок цепляясь за ребра, и резко срывает меня со
спины. Короткий полёт по широкой дуге и я с хрустом соскальзываю со щупальца, а потом меня швыряет прямо на ряды контейнеров. Страшный удар спиной, от которого мгновенно темнеет в глазах, и я кулём падаю на пол.
        Но и инсектоиду досталось не меньше - я крепко вцепился в рукоять меча, поэтому лезвие на выходе из его тела расширило и углубило рану. Он пошатнулся и упал вперёд, успев упереться когтистой лапой о землю. Отхаркивая кровавые сгустки, он стремительно приходил в себя.
        Я со стоном сжал лапой разорванный бок. Остаточное действие недавно выпитого обезболивающего всё ещё продолжало действовать, но сильная кровопотеря грозила убить меня в считанные секунды. Поэтому я, не теряя зря времени, лихорадочно расстегнул ремни сумки плохо слушающимися пальцами и вытряхнул все бутыльки на землю. Схватив красный флакон, сорвал зубами пробку и опрокинул жидкость в рот. Тут же схватил ещё один и вылил его на рану. Волна облегчения прокатилась по телу и я почувствовал, как восстанавливаются Единицы Жизни.
        Я поднял голову и быстро огляделся: Хэдвиг, Беара и Вирхем теснили многорукого, плюющегося огнём лимрака к лужам жидкого пламени, не давая ему пространства для манёвра. Всё тело крабообразного монстра было истыкано ледяными сосульками, одна нога отрублена, левая клешня горела, но он продолжал свирепо атаковать стремительно слабеющих соперников, чьи движения с каждым мгновением становились всё более вялыми.
        Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы понять, в чём дело.
        Яд! Ядовитые испарения проникли из вентиляции и отравили их организм!
        Инсектоид и лимрак уже тоже вдохнули смертельный дым, но благодаря своей выносливости они ещё долго не почувствуют его негативное влияние. Нужно было что-то делать, и делать как можно быстрее!
        Слева раздался хрипящий, натужный кашель. Повернув морду, я увидел стоящего на четвереньках Гоблю, на губах которого пузырилась белая пена. Закинув Халдорн в ножны, я схватил колбы с противоядием и бросился к нему. Впереди меня внезапно пролетело сегментированное щупальце и я едва успел его перепрыгнуть. Быстро обернувшись, увидел ковыляющего в мою сторону окровавленного инсектоида и не нашел ничего лучше, как подхватить горящий деревянный обломок и швырнуть им в монстра. Камбис взмахнул когтями и отбил пущенный снаряд, но сноп искр брызнул ему в лицо и он, зарычав, вцепился в лицо и затряс головой.
        Я затормозил рядом с тяжело сопящим гоблином, запрокинул ему голову и насильно влил в глотку противоядие, заставив проглотить спасительную жидкость. Судорога тут же скрутила маленькое тельце, и мне пришлось крепко держать его, чтобы он не разбил череп о землю. Через несколько секунд антидот победил распространяющийся по крови яд и Тыждак обмяк, его дыхание выровнялось и квадрозубый карлик открыл глаза.
        - О, мыфка… - Гобля улыбнулся. - Я знать, что ты дружбайка не бросить…
        Бешеный рёв инсектоида пронёсся по складу, и я быстро всунул в руки гоблину оставшиеся колбы с противоядием, показал на них, потом ткнул пальцем в сражающихся с лимраком и зарычал. Времени проверять, всё ли правильно понял гоблин, не было - вскочив на ноги, рванул из ножен Халдорн и кинулся навстречу Желтому Глазу. Стремительно огибаю горящую лужу, пригибаюсь и пропускаю над собой щупальце, и тут же резко наношу удар мечом и отрубаю его. Левой рукой выхватываю кинжал и метаю его в лицо паразита - тот инстинктивно взмахивает когтистой лапой и отбивает клинок, открываясь для удара. Сразу перехватываю Халдорн обратным хватом и прыгаю на Камбиса, целясь в основание шеи. Но инсектоид внезапно выбрасывает вперёд обрубок правой руки и она вдруг резко удлиняется, словно туго натянутая пружина. Мощный удар в грудь отбрасывает меня назад, я лечу в коридор между контейнерами и меня впечатывает в стенку, отфутболивает на пол и, кувыркая, тащит по земле ещё несколько метров.
        Клинок выпал из руки и зазвенел по камням. Я захрипел и попытался вдохнуть в лёгкие хоть немного воздуха - с большим трудом, но мне всё же удалось это сделать. Держась за грудь, я поднял голову и увидел, как инсектоид с трудом пробирается по узкому для своего массивного тела проходу. Вот он в ярости наваливается на стенку надломленных ящиков, о которые я так неудачно приложился, в бешенстве бьёт по ним и я замечаю, как вдруг покачнулась стоящая на них груда контейнеров.
        В моей голове тут же звенит бешеный крик: “Обратная трансформация! Живо!”
        Я до хруста стиснул зубы, перед глазами всё поплыло. Река бессвязных мыслей и образов прорвала плотину, воздвигнутую моим разумом для защиты, и нескончаемым потоком хлынула в мозг. Что это?! Что со мной происходит?!!

“Верни моё тело! Я не враг тебе, страген!”
        Моя личность стала расползаться, и я в отчаянии пытался удержать её. Я не хочу! Не хочу забвения! Не хочу вновь становиться рабом!!!

“Лядь! На твой скулёж нет времени! ПОДЧИНИСЬ МНЕ!!!”
        Последнее сопротивление сломлено, я распахиваю глаза, перебарываю накатывающее головокружение и сразу же хватаю валяющийся меч, с рычанием поднимаюсь на ноги и делаю несколько шагов назад, при этом посылая в застрявшего инсектоида яростную мысль:

“Ну что, лядский выродок, отожрал себе жирную жопу, да?! Тебе меня здесь не достать!!!”
        Из глотки Камбиса вырывается полный ненависти и злобы вопль, он выбрасывает вперёд когтистую лапу и она стремительно вытягивается, словно сегментированная гармошка.
        Именно этого я и ждал!
        Резко прыгаю вверх, переворачиваюсь в воздухе и падаю прямо на руку инсектоида, изо всех сил вгоняя в неё лезвие Халдорна и пригвождая конечность к полу. Не обращаю внимания на крик твари и тут же выпрямляюсь.
        ВОЗВРАТ К ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПОДРАСЕ!!!
        Тело практически мгновенно начало трансформироваться обратно в человека и я завопил от боли, когда кости с хрустом стали перестраиваться, череп ужиматься, а вытянутая морда стремительно врастать внутрь, превращаясь в обычное лицо.
        Но самое главное - у меня вырос язык!
        - ВАЛКЛАЗАР!!! - взревел я что есть мочи, направляя удар кулака в повреждённую стену контейнеров.
        С руки срывается поток пустарной энергии, который крушит ящики в щепки. Высокая конструкция тут же валится под собственным весом и целая секция тяжелых контейнеров падает прямо на пытающегося вырваться инсектоида. Раздаётся противный хруст костей и проломленного хитина, после чего наступает тишина, нарушаемая лишь судорожными подёргиваниями пришпиленной к полу лапы.
        Тяжело дыша, я развернулся и подошел к Халдорну, устало взялся за его рукоять и, уперевшись ногами в землю, потянул на себя. Мышцы вздулись от напряжения, из груди вырвалось рычание, но, в конце-концов, лезвие меча выскользнуло из каменного пола. Запрокинув голову к потоку, я по звериному облизнул губы и закрыл глаза.
        Под ногами вдруг что-то зашевелилось и я опустил взгляд - сегментированная лапа постепенно складывалась и медленно ползла к заваленному проходу, со стороны которого доносился булькающий хрип и звук ломаемого дерева. Склонив голову, я рыкнул и пошел следом за конечностью, забрался на груду обломков и, наклонившись, с трудом сдвинул в сторону большую сломанную доску. Выпрямившись, я скривился от отвращения, наблюдая за тем, как желтоглазый паразит пытается выбраться из головы погибающего носителя.
        Заметив меня, инсектоид усмехнулся окровавленными губами.
        - Думаешь… это всё? Ты п… п-победил? Как бы не так! - он оскалился. - Хозяин вернёт меня к жизни, и тогда я найду тебя, и с превеликим удовольствием вгрызусь в твой череп, а потом заставлю убить всех, кто тебе дорог! Ты меня понял, Лимрак?!
        Я молча вскинул Халдорн и резко опустил его, вгоняя лезвие прямо в торчащий в середине лба Жёлтый Глаз. Взявшись за гарду, провернул меч в ране, чтобы уж наверняка. И когда сила убитого наполнила моё тело, вытащил клинок и спустился с завала, направившись к пылающему залу.
        Хэдвиг, Беара, Гобля и Вирхем сидели на свободном от жидкого огня участке пола, устало привалившись друг к другу, а неподалёку валялось тело поверженного лимрака, которое медленно пожирало вечно голодное пламя. Сильно припадая на кое-как перемотанную окровавленной рубахой ногу, молодой маг проверял состояние остальных: Хэдвиг лишился левой кисти и сейчас с побледневшим лицом прижимал к груди обуглившуюся культяпку; Гобля лежал ничком, обхватив себя за рёбра и тихонько поскуливая, а у Беары левый глаз скрывала повязка, из под которой по щеке к подбородку текла тонкая алая струйка.
        Не дойдя до них пары метров, я внимательно осмотрелся, потом наклонился и поднял с пола острый каменный обломок, явно выбитый из пола во время боя. Сжав в кулаке находку, я, оскалив зубы и ссутулившись, навис над Беарой, которая подняла голову и измученно посмотрела мне в глаза. Постояв так немного, я бросил ей камешек. Она взяла его в руки и вопросительно вскинула бровь.
        - Порежь им себя, - прорычал я, крепко сжимая рукоять Халдорна.
        Девушка криво улыбнулась и полоснула себя по ладони. Я уставился на рану и долго не сводил с неё глаз, наблюдая за тем, как кровь стекает на землю. Наконец я коротко кивнул.
        - Хорошо. Теперь следующий.
        Я поочередно переходил от одного к другому, и ни у кого из них порез от камня и не думал регенерировать. В конце я сам взял этот камешек и встал перед ними, чтобы каждый мог увидеть мою рану.
        - Мы были на верном пути, - пояснил я, разрезая руку и едва сдерживаясь, чтобы не начать зализывать её. - Эти лицеделы не умеют контролировать регенерацию, но только в том случае, если рана будет нанесена обычным оружием, без особых сплавов, которые позволяют наносить урон нематериальным и волшебным существам. Камбис знал, что порез, сделанный моим кинжалом, не сможет зажить у лимрака, и именно поэтому он тогда начал проверку с меня, а потом попросил передавать кинжал по кругу. И вот теперь, - я потряс окровавленной ладонью, - я могу с уверенностью сказать, что среди нас нет лицеделов.
        ВНИМАНИЕ! ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ “ЛИЦЕДЕЛ”!
        В “ПОДЗЕМЕЛЬЯХ КРИВГЛАЗИАНА” ВЫ СТОЛКНУЛИСЬ С ОЧЕНЬ ОПАСНЫМИ СУЩЕСТВАМИ, СПОСОБНЫМИ ПРИНИМАТЬ ЛИЧИНУ СВОИХ ЖЕРТВ И СОЗДАВАТЬ НЕОТЛИЧИМЫЕ ОТ ОРИГИНАЛА КОПИИ. НО, НЕСМОТРЯ НА ХИТРОУМНЫЕ УЛОВКИ И МАНИПУЛЯЦИИ ЛИЦЕДЕЛОВ, ВАМ ВСЁ ЖЕ УДАЛОСЬ ОБНАРУЖИТЬ И УНИЧТОЖИТЬ АБСОЛЮТНО ВСЕХ ТВАРЕЙ, ВКЛЮЧАЯ ПОМОГАЮЩЕГО ИМ ПАРАЗИТАРНОГО ИНСЕКТОИДА, ОБЛАДАЮЩЕГО ПСИОНИЧЕСКИМИ СИЛАМИ.
        НАГРАДА: 1000 БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРОВ КАЖДОМУ ЧЛЕНУ ГРУППЫ; ДОСТИЖЕНИЕ “ВЫЖИВШИЙ”.
        P.S.
        ВО ВРЕМЯ НАПИСАНИЯ ФИНАЛА КВЕСТА "ЛИЦЕДЕЛ" БЫЛ ВДОХНОВЛЕН ПОДБОРКОЙ ПЕСЕН ИЗ "ВЕДЬМАКА" И КОМПОЗИЦИЕЙ "MY FUNERAL" - МОЖЕТЕ ЗАЮТУБИТЬ)
        Глава 11
        ГЛАВА 11.
        Я отрешенно потянулся к дриару и вскоре получил пояснение по полученному Достижению:
        ДОСТИЖЕНИЕ “ВЫЖИВШИЙ”.
        НИ ДЛЯ КОГО НЕ СЕКРЕТ, ЧТО ДРЕВНИЕ ОЧЕНЬ ЛЮБЯТ ИСПЫТЫВАТЬ ИДУЩИХ ПУТЁМ СИЛЫ НА ПРОЧНОСТЬ, ДАБЫ УКРЕПИТЬ ИХ ТЕЛО И ДУХ. ВОТ ТОЛЬКО МАЛО КТО ВЫХОДИТ ИЗ ЭТИХ ЖЕСТОКИХ ПРОВЕРОК ПОБЕДИТЕЛЕМ. НО ВАМ ЭТО УДАЛОСЬ - НЕСМОТРЯ НА КРИТИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ, ВЫ ОДОЛЕЛИ СМЕРТЬ И ВЫЖИЛИ, ДОКАЗАВ ВСЕМ, И В ГЛАВНУЮ ОЧЕРЕДЬ САМОМУ СЕБЕ, ЧТО ВЫ ДОСТОЙНЫ ОБРЕТЁННОГО МОГУЩЕСТВА.
        ЮНЫЙ СИЛПАТ, НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАЙ ПРИОБРЕТЁННЫЙ В ЭТОМ ИСПЫТАНИИ ОПЫТ, НЕ ТЕРЯЙ РЕШИМОСТЬ И ПОМНИ - ДРЕВНИЕ БЛАГОВОЛЯТ ТЕБЕ!
        НАГРАДА: +1 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ; +1% СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ К ЛЮБЫМ ПСИОНИЧЕСКИМ АСПЕКТАМ.
        Я оскалился.
        Благоволят, ага, как же! Лядские выродки…
        - Все получили тысячу униаров и выжившего? - я опустил взгляд на остальных.
        Они кивнули.
        - Советую пока не тратить униары. Думаю, мы вскоре сможем существенно увеличить их количество, а потом у нас будет время на обдуманную прокачку. - Я мрачно осмотрел пылающий зал. - К тому же, подъём сил после повышения ступени нам пригодиться совсем в другом месте.
        - Саргон.
        Я повернулся к Вирхему, старательно избегающему смотреть мне в глаза.
        - У меня закончились пустары. - Он приподнял посох. - Я всё потратил на бой и теперь не могу вылечить остальных. Мне надо вернуться в лабораторию, чтобы пополнить запас эликсиров пустарной энергии.
        Покрутив головой, при этом невольно принюхиваясь, словно крыса, и вскоре я заметил невдалеке раскиданные по земле склянки с зельями, которые вытряхнул из сумки во время боя. Подойдя к ней, наклонился и подобрал две с нужным эффектом, тут же передав их магу.
        - Этого хватит, чтобы восстановить пустары на максимум?
        Он кивнул.
        - Вполне. Вот только руку и глаз это им не вернёт.
        - Да кончай уже трепаться, красавчик! - прикрикнула Беара, слабо улыбаясь. - Пей свою ядреную смесь и давай, шамань. А то у меня сейчас башка от боли треснет.
        Вирхем тут же сорвал пробку с бутылки, залпом выпил синюю жидкость и, дождавшись восстановления пустаров, принялся раз за разом начитывать плетение восстановления, от которого всем выжившим ощутимо полегчало.
        - Сам-то ты как? - прохрипел Хэдвиг, внимательно вглядываясь в моё лицо.
        Я невольно прикоснулся к заросшему шраму на левом боку.
        - Желтый Глаз воткнул вот сюда своё щупальце, и, думаю, повредил как минимум одно ребро - дышать до сих пор тяжело. А так я вроде вполне неплохо себя чувствую.
        - Мне тоза всю грудина переломать эта крабозябра! - проворчал вылеченный магом Гобля, с облегчением поднимаясь на ноги и ощупывая себя с головы до ног. - О! Забывайка! - Он вытащил из-за пазухи последнюю оставшуюся колбу с антидотом и ткнул в меня пальцем. - Вы фсе долзны благодарить мыфка! Это он дать эта выпивка, шобы вы фсе-фсе не подыхать здеся.
        - Да мы уж поняли, что это не ты нам её сварил, - хмыкнула Беара, а потом посерьёзнела. - А вообще да, спасибо, Сар. Не отвлеки ты Камбиса на себя, нас уже можно было бы собирать по кусочкам.
        Я не успел ответить - позади меня раздался натужный кашель и хрип. Халдорн мгновенно оказался в руке, резкий разворот и быстрая оценка ситуации - никого в видимом диапазоне.
        Кашель повторился.
        - Это там, у стены, - шепнула вставшая рядом Беара.
        Я кивнул и хотел было двинуться вперёд, но меня отдёрнул Хэдвиг - северянин выставил перед собой щит и пошел первым. Сначала я не понял, как он может держать щит отрубленной рукой, но потом вспомнил - щит ведь крепится на магии.
        Вирхем пробормотал плетение защитного барьера и воина окутало переливающейся, словно вода, оболочкой. Хэдвиг обогнул огненную лужу и уверенно свернул за угол. некоторое время он напряженно стоял, что-то явно рассматривая, а потом опустил клинок и позвал нас:
        - Это Кикки. Он не опасен.
        Мы подошли и встали рядом с Хэдвигом, молча смотря на привалившегося к стенке контейнера Кикки Тикки Пафа, из живота которого торчал обломок копья, а на губах пузырилась пена.
        Из-за наших спин вышел поникший Гобля и присел рядом с собратом, неуверенно положив тому руку на плечо.
        - Кикки… я… я не хотеть с тобой махаца. Просто… просто я не мог…
        Умирающий гоблин скривил губы в усмешке.
        - Знаю. Ты же Гобля… всегда придёшь на помощь друзьям…
        - Но ты тоза мой дружбайка.
        Тикки Паф покачал головой, посмотрев через плечо собрата на нас.
        - Уже нет. Я ведь уже не тот Кикки, которого ты знал. Теперь я служу Хозяину.
        Я напряженно подался вперёд.
        - Кто он, этот “Хозяин”? Что он умеет? Как выглядит?
        Гоблин зашелся в ужасном кашле, а потом, сипло дыша, всё же ответил:
        - Он… очень сильный. Ему все служат, все подчиняются. Он… в-возвращает своих слуг к жизни. - Голос Кикки становился всё слабее и слабее. - Хозяин помог бы нам победить забывайку-повторяйку…спас бы всех…
        - Кикки! Кикки, не подыхай давай! - Гобля испуганно затряс захрипевшего друга, а потом вдруг стал лихорадочно хлопать себя по многочисленным карманам и в конце концов нашел то, что искал - последнюю колбу с противоядием. Сжав её в руке, он посмотрел на нас полным отчаяния взглядом. - Ешли ему споить, он же вылечица, да?! И… и пошаманить колдунством ещё! Раны фсе-фсе зарастать и Кикки жить!
        Я растерянно смотрел на плачущего Гоблю и не знал, что ему ответить. Не знал, как сказать ему, что его друг это уже совершенно другое существо, раб Хозяина, который уже никогда не станет прежним.
        - Гобля. - Беара опустилась на одно колено и заглянула в глаза Тыждаку. - Ты можешь использовать противоядие на Кикки, и Вирхем исцелит его раны, но… но Сиэрду тоже необходимо противоядие. Он ещё жив и… и у него не чёрные глаза. - Эти слова дались ей тяжело, она понимала, что ставит гоблина перед ужасным выбором, но она всё равно сказала их.
        Гобля сжал губы и отвернулся. С поникшими плечами он смотрел в наполненные тьмой глаза старого друга и его тело сотрясалось от беззвучных рыданий.
        Но антидот Тыждак всё-таки не использовал.
        Через минуту Кикки перестал дышать и вскоре его тело стало растекаться, превращаясь в чёрную лужу. Гобля поднялся на ноги, вложил колбу в руку Беары и, растолкав нас, отошел к стене, утирая глаза.
        Я шагнул к нему и неуверенно положил руку на плечо.
        - Гобля… Дружище, я обещаю тебе, мы отомстим этой твари за то, что она сделала с дорогими нам людьми.
        - Да-а, - Тыждак шмыгнул, - я знать. Понимать. Но усё равно погано. Это ведь я его сюда притащить. Мои дужбайка пойти за мной, а я их подвести.
        - Эй, мы найдём каждого, кто был с тобой. Вызволим их, а потом разберёмся с этой твоей забывайкой-повторяйкой. Идёт?
        Дриар тут же отреагировал на мои слова.

“ГОБЛИНЫ”.
        ВЫ ПООБЕЩАЛИ СВОЕМУ ТОВАРИЩУ ТЫЖДАКУ ГОБЛЕ НАЙТИ И ВЫЗВОЛИТЬ ИЗ НЕВОЛИ ВСЕХ ГОБЛИНОВ, С КОТОРЫМИ ОН ПРИБЫЛ В РЭЙТЕРФОЛ, А ПОСЛЕ ЭТОГО ПОМОЧЬ ЕМУ СПАСТИ ЕГО НАРОД ОТ НЕКОЙ “ЗАБЫВАЙКИ-ПОВТОРЯЙКИ”.
        НАГРАДА: ПЕРСОНАЛЬНАЯ РЕПУТАЦИЯ С РАСОЙ “ГОБЛИНЫ” +100 (МАКСИМАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ - “АБСОЛЮТНОЕ ДОВЕРИЕ”); БЛУЖДАЮЩИЕ УНИАРЫ; СКРЫТО.
        Я дёрнул щекой. Лядские Древние всё никак не угомонятся, влезают всюду, куда только можно, твари. Ну ничего, когда-нибудь я выполню своё “Последнее желание” и доберусь до них, вот тогда и предъявлю им все накопившиеся претензии, а также потребую расчета по всем статьям.
        - Беара, - я развернулся, - что с Сиэрдом?
        - Леос искалечил его кислотой: нет руки, правая сторона головы превращена в фарш, да и всему остальному досталось. Он погрузил себя в кому, и в таком состоянии будет жить примерно несколько дней, а потом всё, конец.
        Дриар вновь похолодел и я мрачно ознакомился с появившимся заданием “ЖИЗНЬ АЛХИМИКА”.
        - Выходит, у нас не так много времени, чтобы его спасти, - проговорил я, возвращаясь в реальность. - Тогда не будем терять его. План таков - собираем сейчас всё, что может пригодится: алхимические зелья, провизию, снаряжение. После хватаем яд и действуем по старой задумке - перекрываем оставшиеся ходы и травим третий этаж. Леос, конечно, израсходовал много, но хоть на что-то этого должно хватить.
        - За это не переживай, - подал голос Хэдвиг, - в лаборатории ещё три рюкзака с отравой.
        - Это просто отличные новости! Хоть в чём-то нам повезло.
        - Погоди, - Беара подняла руку, - ну вот зачистим мы третий, и что потом? Раньше у нас было две полноценные базы с комплектацией опытных команд, привыкших к сражениям в этих подземельях. Сейчас же нас всего четверо! Мы просто не сможем прорваться через ещё два этажа, это нереально!
        - Нас с Гоблей было всего двое, когда мы зачистили первый, - возразил я. - Хотя это не важно. Дело в том, что мы не пойдём напрямую. - Я постучал себя пальцами по виску. - Из тех обрывков воспоминаний страгена мне удалось узнать, по каким вентиляционным ходам нужно идти, чтобы добраться до самого низа, прямо ко входу в “Зал Преобразований”. Вот только нам нужно спешить, потому что…
        - Потому что если Кривоглаз запустит в подземелья новичка, у тебя обнулится информация о проходах между этажами, - вскинув брови, догадалась Беара.
        - Именно. Так что идите в лабораторию и начинайте, а я скоро буду, - я кивнул в сторону входа в вентиляцию, - после того, как достану рюкзак Леоса.
        - Хорошо. - Она повернулась к остальным. - Слышали, парни? За дело!
        Найти тело вора оказалось не так просто - поиск осложнялся заполнившим все проходы ядовитым дымом, который чертовски дезориентировал, даже несмотря на то, что теперь был абсолютно безвреден. Конечно, было бы намного проще, обратись я в страгена, вот только я опасался это делать - даже несмотря на всего один процент в “Синхронизации памяти”, разум крысы оказал на меня очень сильное влияние и едва не подавил мою собственную личность. Вон, до сих пор непривычно ползти без хвоста, а уж про рычание, принюхивание и постоянное верчение головой я уже и не говорю. Так что пока что лучше не рисковать.
        Наконец отыскав рюкзак, я немного задержался, обшаривая тело Леоса на предмет полезных вещей, а потом отправился обратно. Вора мне было абсолютно не жаль, хоть я и понимал, что вины в его поступках практически не было, ведь ими руководил Желтый Глаз. Но я также не сбрасывал со счетов и то, что он был слаб и легко внушаем, что могло подвергнуть нас опасности.
        Через десять минут я уже подходил к лаборатории, но по дороге свернул к контейнерам, на которых устраивал место для слежки, и забрал выданный алхимиком набор эликсиров. Хотя, стоит признать, что забраться туда было сложно. И как я так ловко это проделывал в теле страгена? Надо будет всё же потом взять себе навыки и специализации на акробатику, как оказалось, они существенно облегчают жизнь.
        В лаборатории кипела работа, звенело стекло и раздавались приказы Беары:
        - Вирхем, ты наш маг поддержки, так что набивай свои сумки под завязку зельями восстановления пустаров, всякими противоядиями, нейтрализаторами кислоты, защитами от магии и физики. В общем всё по твоему профилю. Гобля, ты как любитель швырагонить, возьмёшь всё взрывоопасное. Вирхем поможет тебе подобрать необходимый набор. И не забудьте эликсиры Жизни! Чтобы у каждого было минимум по пять таких! А ты, Хэдвиг, так вообще набери их как можно больше! Ты постоянно на передовой, для тебя они обязательны.
        - Ещё возьмите по несколько “Заменителей воды”, - добавил я. - Обычную воду брать не будем, эти намного экономичнее и выгоднее. Также сгребайте всё, что найдёте с припиской “Отвод глаз” или “Невидимость”. Они обязательно пригодятся. И по парочке чего-нибудь, типа сфер жидкого огня захватите. И “Обезболивающее” тоже обязательно!
        - Чёрт, не будь все склянки подписаны, мы бы здесь долго провозились, - заметил Вирхем, читая этикетки снятых со стеллажа склянок и выставляя на стол отобранные.
        - У жаброидов просто вроде как Изъян “Перестраховщик”, поэтому Сиэрд на всё этикетки и поклеил, - пояснила Беара. - Щепетильные они очень. Кстати, насчёт Сиэрда - надо его переложить в ту угловую кладовку. Хэдвиг, Сар, поможете?
        - Да, сейчас.
        Я осторожно взялся за ноги алхимика и мы осторожно подняли его. Если бы я не знал, что он в коме, то подумал бы, что жаброид уже давно мёртв: дыхания нет, кожа холодная и побледневшая, разве что тело не одеревеневшие и уцелевший глаз не почернел в “Око тьмы”. Теперь вопрос лишь в том, успеем ли мы его спасти до того, как жизнь окончательно покинет его тело.
        Расположив Сиэрда и закончив со сборами эликсиров, мы подхватили рюкзаки с отравой, заперли лабораторию и направились на кухню. И едва перешагнув порог, я тут же замер столбом, уставившись на тело Хоули. Смотря в её широко распахнутые глаза, по спине пробежали мурашки, а сердце сжалось от грусти. Я подошел к ней, опустился на колено и нежно погладил по щеке.
        Прости меня, Холли, я так и не смог тебя спасти…
        Ледяной обруч тут же стянул моё запястье.
        ВНИМАНИЕ! ЗАДАНИЕ “КЛЯТВА” ПРОВАЛЕНО!
        ВЫ НЕ СМОГЛИ СДЕРЖАТЬ ДАННУЮ КИЦЕЕ ХОУЛИ КЛЯТВУ И ПОЛУЧАЕТЕ ИЗЪЯН “КЛЯТВОПРЕСТУПНИК”! ЕСЛИ О ОБ ЭТОМ ИЗЪЯНЕ СТАНЕТ ИЗВЕСТНО, ТО В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ РАЗУМНЫХ ВЫ БУДЕТЕ ПОЛУЧАТЬ ПЛЮСЫ ИЛИ МИНУСЫ К ХАРИЗМЕ, ВЛИЯЮЩЕЙ НА ПЕРСОНАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВАШЕЙ ЛИЧНОСТИ. НО! ПОМНИТЕ, ЕСЛИ ВЫ И ДАЛЬШЕ БУДЕТЕ НАРУШАТЬ ДАННЫЕ ВАМИ КЛЯТВЫ, ЭТО ПРИВЕДЁТ К ТРАНСФОРМАЦИИ ИЗЪЯНА В БОЛЕЕ ТЯЖЕЛУЮ ФОРМУ, ЧТО В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ ВЫЛЬЕТСЯ В ПОЛУЧЕНИЕ ВАМИ “АУРЫ КЛЯТВОПРЕСТУПНИКА”!
        Что ж, справедливо. В этом случае я полностью поддерживаю вердикт Древних.
        - Это я убила её.
        Я повернул голову и посмотрел через плечо на поникшую Беару.
        - Я была уверена в том, что она сеет разлад между нами и ни на секунду не усомнилась в том, что поступаю правильно. А сейчас понимаю, что ведь можно было её просто оглушить и связать…
        Она сжала губы и отвернулась, обхватил себя за плечи. Я встал и осторожно приобнял её.
        - Не вини себя. Это инсектоид руководил твоими поступками, не ты.
        Беара покачала головой.
        - Это не оправдание. Я виновата и мне с этим жить. - Она мягко, но решительно высвободилась из моих объятий. - Идём, надо собирать провизию.
        - Да, сейчас.
        Проводив её взглядом, я вновь обернулся к Хоули, потом окинул глазами помещение, подошел к одному из шкафов и вытащил из него белоснежную скатерть. Вернувшись к телу, я прикрыл глаза кицее и накрыл её тканью.
        - Амирус, Древниар, - пробормотал я, вспомнив слова молитвы, которыми провожали Далбала. - Покойся с миром, Холли. И пусть в новом перерождении жизнь будет к тебе благосклонна.
        Поднявшись на ноги, я направился к остальным.
        Из еды мы решили взять лишь самые сытные пайки, в основном состоящие из вяленого мяса. Набранного количества должно было хватить дней на пять каждому, если хорошо растянуть. Больше брать не имело смысла - если повезёт, наша судьба решится в самые ближайшие пару суток. Ну а если не повезёт... не думаю, что в этом случае нам потребуется еда.
        Примерно через час мы собрались в уже почти потухшем центральном зале и сложили всё снаряжение у ворот. Помимо провизии, Хэдвиг помог мне подобрать новую броню: штаны я решил не менять, всё-таки они уже укорочены и порваны в нужных местах, чтобы не стеснять меня в теле страгена, но вот более удобную для превращения кожанку мы раздобыли. Защита, конечно, не ахти, но всё одно не с голым торсом. С обувью, правда, было посложнее - стандартные ботинки мне теперь не подойдут, так что пришлось вручную создавать самые обычные сандали. Получилось простенько, да и ноги мёрзли, но пришлось смириться с временными неудобствами. Также, перед отбытием, я вернулся в свою комнату и забрал самодельный щит вместе с остатками зелий, самыми ценными из которых были склянки с огневеей.
        - Так, ну что, все готовы? - я осмотрел свою команду и дождался согласных кивков. - Инструмент захватили?
        - Да, держи. - Вирхем протянул мне тяжелый, свинцовый цилиндр. - Только осторожно, внутри быстро затвердевающая жидкость. Ей будем скреплять швы и заливать трещины.
        - А сами материалы?
        - Лежат рядом со всеми ходами, которые нужно будет задраить, - ответила Беара. - Мы долго готовились к этому, так что нам остаётся только переходить от одной точки к другой, закладывая отраву и перекрывая каждую дыру.
        - Вот только от меня в работе толку не будет, - Хэдвиг поднял свой обрубок. - Поэтому лучше буду вас сторожить.
        - Хорошо. - Я хмуро кивнул. Заглянув каждому из них в глаза, я не стал ничего говорить. Хотя этого и не требовалось - всё было ясно без слов.
        Достав из кармана амулет, снятый с шеи Камбиса, я шагнул к воротам и приложил его к центральному защитному символу. Руны на краткое мгновение вспыхнули и тяжелые створки, с громким стуком, стали медленно открываться. Сразу же потянуло холодом и сыростью, а от едва слышимых звуков по спине пробежали мурашки, а сердце забилось сильнее. Мы стояли на пороге и напряженно всматривались во тьму подземелья, готовясь к своему решающему, смертельному забегу.
        Наконец я решился нарушить наступившую тишину.
        - Ну что ж. Пошли. Пора со всем этим кончать.
        Я первым шагнул во тьму.
        Глава 11. Часть 2.

***
        Утерев пот тыльной стороной ладони, я выпрямил затёкшую спину и устало осмотрел плоды наших трудов: широкий проход в полу, ведущий на третий уровень, был надёжно перекрыт досками и укреплён сверху железными брусьями. Все дырки и щели плотно закупорены пенистым алхимическим раствором, больше напоминающим быстро разросшиеся полоски серого кристалла. А в самой середине этой импровизированной плотины торчала тонкая белая верёвочка с длинным колпачком на конце.
        Это место специально оставили напоследок, сначала пройдясь по всей вентиляции и основным точкам, баррикадируя ходы и закладывая в ключевых местах мешочки с ядом. Просто мы ни на минуту не забывали о гигантском змее, ползающим где-то здесь - ему наша преграда была на один толчок, поэтому было бы обидно, если всю работу пришлось переделывать. Собственно, мы и сейчас опасались его появления, так что медлить больше не следовало.
        - Так, народ, стартуем! - зычно приказал я, натягивая кожанку и закрепляя за спиной ножны с мечом. - Отдыхать будем потом.
        Утомленные многочасовой работой, каждый из нас тем не менее безропотно поднялся и побежал в отведённый ему сектор, двинувшись по оговоренному маршруту, чтобы сорвать колпачки и зажечь отраву. Можно сказать, нам повезло - мы практически не боялись нарваться на засаду, ведь за время всей этой работы почти все встреченные нами монстры были убиты. Если не ошибаюсь, всего мы повстречали около сорока тварей. Благо, они двигались в основном поодиночке, и лишь один раз нас угораздило наткнуться на группу из пяти выродков. И, хоть мы и оставили на время работ всё снаряжение на базе, взяв с собой лишь оружие, инструменты и необходимый минимум зелий, особых сложностей в битве с обитателями второго этажа не возникло - наша группа действовала четко и слаженно: Хэдвиг и я принимали основные удары на щиты, Гобля поддерживал из лука, а по особо бронированным целям из захваченного с базы арбалета, Беара атаковала с тыла и била по уязвимым точкам, ну а Вирхем лечил нас магией и иногда пускал сосульку другую. По итогам всех схваток на моём личном счету было одиннадцать убитых тварей, а больше всех прикончила Беара.
        Дёрнув очередной колпачок и убедившись в том, что синий огонёк побежал по шнуру, я озабоченно огляделся. Единственное, что меня всё ещё беспокоит, это то, что нам не удалось найти никаких следов Норвика и Элора, которых изгнал Камбис. Их не было ни на базе “Водяных”, ни где бы то ни было ещё. Их судьба меня волновала хотя бы потому, что я не был точно уверен, были они людьми или лимраками. Поэтому после того, как мы закончим с активацией ядовитых снарядов, придётся ещё раз провести проверку среди остальных.
        Лядь, всё-таки как же я не люблю разделяться! В кишащем тварями подземелье это иначе как самоубийством не назовёшь, но, увы, другого выбора не было.
        Всё, это последний колпачок! Срываю его, дожидаюсь появления тонкой струйки ядовитого зелёного дыма и тут же бегу обратно к нашей базе “Проглотов”. Свернув в очередной коридор, сталкиваюсь с Гоблей и дальше мы мчимся бок о бок. У ворот нас уже ждёт запыхавшийся Хэдвиг, коротко кивнувший на наше появление. Я занял своё место у второй створки и мы принялись напряженно взгядываться в конец коридора, ожидая остальных.
        - Ну давай, давай, давай. Да где же вы? - бормотал я про себя.
        Наконец Вирхем и Беара, ко всеобщему облегчению, показались из-за поворота. Через минуту они уже забегали внутрь и мы с Хэдвигом сразу же закрыли ворота.
        - Так, отлично. - Я повернулся к тяжело дышащим членам своего отряда, затем подошел к рюкзаку и извлёк острый столовый нож, которым тут же порезал свою ладонь, а потом передал его остальным. - Это обычный металл, без сплавов. - Я слабо усмехнулся. - Последняя проверка на лимрачность.
        Внимательно осмотрев порезы, я кивнул - всё в порядке, все свои. И когда Вирхем залечил раны, мы повалились на пол и принялись ждать результатов отравы. Но стоило мне улечься поудобнее, расслабиться и закрыть глаза, как я тут же провалился в сон, даже не почувствовал привычное дыхание Баглорда - сказались события последних изматывающих часов, не иначе.
        Как оказалось, сморило не только меня - когда я проснулся, то обнаружил, что все остальные ещё крепко спят. Сонно моргая, я зябко передёрнул плечами и, прищурившись, всмотрелся в песочные часы на полу - верхнее деление опустело, значит, прошло больше часа. Так, выходит, яд уже давно должен был подействовать.
        Стараясь не шуметь, я зевнул в кулак, перевернулся на спину и призвал дриар, раскрыв появившийся на коленях массивный фолиант.
        Итоги события “Ядовитое дыхание” (доступно изменение названия):
        СУММАРНО УНИЧТОЖЕНО 591 СУЩЕСТВО ОТ 50 ДО 100 СТУПЕНИ (ПОСМОТРЕТЬ ПОДРОБНЫЙ СПИСОК).
        ОБЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО ПОЛУЧЕННЫХ УНИАРОВ - 43 810, КОТОРЫЕ ПОРОВНУ ДЕЛЯТСЯ МЕЖДУ ГРУППОЙ СУЩЕСТВ, НАПРЯМУЮ ЗАДЕЙСТВОВАННЫХ В СОЗДАНИИ “ЯДОВИТОЙ ЛОВУШКИ”.
        ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ПОДСЧЁТОВ САРГОН ИЗ РЭЙТЕРФОЛА, ТЫЖДАК ГОБЛЯ, БЕАРНИССА, ХЭДВИГ И ВИРХЕМ ПОЛУЧАЮТ ПО 8 762 УНИАРА.
        ТАКЖЕ СОЗДАТЕЛЬ ЯДА СИЭРД ПОЛУЧАЕТ 3% ОТ ОБЩЕЙ СУММЫ В БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРАХ, ЧТО РАВНЯЕТСЯ 1 314.
        Внимание! Получено Достижение “Сокрушитель”!
        ВАМИ БЫЛ УНИЧТОЖЕН ПРОТИВНИК “МИНОТАВР”, СТАРШЕ ВАС НА 60 СТУПЕНЕЙ.
        НАГРАДА: 20% УНИАРОВ ОТ НЕСГОРАЕМОГО ЗАПАСА ПОВЕРЖЕННОГО СОПЕРНИКА, +10 ОЧКОВ АТРИБУТОВ, +1 К ГЛОБАЛЬНОЙ РЕПУТАЦИИ, ГРАНЬ “УСИЛЕНИЕ I” (ЛЮБОЙ НАНОСИМЫЙ ВАМИ УРОН БУДЕТ УВЕЛИЧЕН НА 5%).
        ИТОГ: 0 УНИАРОВ, +10 ОА, +1 ГР, ГРАНЬ “УСИЛЕНИЕ I”.
        Внимание! Получено Достижение “Геноцид III”!
        УСТРОЕННАЯ ВАМИ КРОВАВАЯ ВАКХАНАЛИЯ УНЕСЛА ЖИЗНИ 300 СУЩЕСТВ.
        НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, РАДИ ЧЕГО ВЫ УСТРАИВАЕТЕ МАССОВЫЕ УБИЙСТВА - ДОБРА, ЗЛА, УДОВОЛЬСТВИЯ, ВЫЖИВАНИЯ, ВЫСШЕЙ ЦЕЛИ ИЛИ БАНАЛЬНОЙ МЕСТИ. ВЕДЬ КАКОВА БЫ НИ БЫЛА ПРИЧИНА, ВЫ, БЕССПОРНО, ЯВЛЯЕТЕСЬ ЖЕСТОКОЙ И БЕСКОМПРОМИССНОЙ ЛИЧНОСТЬЮ, И ПУТЬ ВАШ ОБАГРЕН КРОВЬЮ.
        НАГРАДА: +1 ГЛОБАЛЬНАЯ РЕПУТАЦИЯ, +10 ОЧКОВ АТРИБУТОВ, ИЗЪЯН “НЕПРОШЕНАЯ ИЗВЕСТНОСТЬ II” (ЕСЛИ О ВАШЕМ ДОСТИЖЕНИИ СТАНЕТ ИЗВЕСТНО, ТО СЛУХИ О ВАШЕЙ ЖЕСТОКОСТИ ВМИГ ОБЛЕТЯТ ОКРЕСТНОСТИ. БУДЬТЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, ЧТО ВАМ ВСЛЕД ПОЛЕТЯТ ПРОКЛЯТЬЯ, А ВО ВЗГЛЯДАХ ОКРУЖАЮЩИХ ПОСЕЛИТСЯ СТРАХ. ОТНЫНЕ К ВАМ БУДУТ ОТНОСИТСЯ НАСТОРОЖЕННО, ТЩАТЕЛЬНО ОЦЕНИВАЯ КАЖДОЕ СЛОВО И ПОСТУПОК, И В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ РАЗУМНЫХ ВЫ БУДЕТЕ ПОЛУЧАТЬ ПЛЮСЫ ИЛИ МИНУСЫ К ХАРИЗМЕ, ВЛИЯЮЩЕЙ НА ПЕРСОНАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВАШЕЙ ЛИЧНОСТИ), ГРАНЬ “МАССОВАЯ КАЗНЬ I” (ЛЮБОЙ НАНОСИМЫЙ ВАМИ МАССОВЫЙ УРОН БУДЕТ УВЕЛИЧЕН НА 5%. ОГРАНИЧЕНИЕ - “МАССОВЫМ” СЧИТАЕТСЯ ПОРАЖЕНИЕ СУЩЕСТВ В КОЛИЧЕСТВЕ ОТ 10 СУЩЕСТВ И ВЫШЕ).
        Внимание! Получено Достижение “Интриган II”!
        В РАССТАВЛЕННЫЕ ВАМИ СЕТИ ПОПАЛА ОЧЕРЕДНАЯ, НИЧЕГО НЕ ПОДОЗРЕВАЮЩАЯ ЖЕРТВА, И ЛОВУШКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ, ЗАБРАВ С СОБОЙ НА ТОТ СВЕТ МНОЖЕСТВО СУЩЕСТВ. ВОЗМОЖНО, С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, ОНИ СПОЛНА ЗАСЛУЖИВАЛИ СВОЕЙ НЕЗАВИДНОЙ УЧАСТИ, НО ВЕДЬ СУЩЕСТВУЕТ И АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ВЗГЛЯД, СОГЛАСНО КОТОРОМУ ВАС МОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ КАК МЕРЗКУЮ ТВАРЬ, ЧТО НАСЛАЖДАЕТСЯ АГОНИЕЙ НЕСЧАСТНЫХ РАЗУМНЫХ, УГОДИВШИХ К НЕЙ В ЛАПЫ. ВЕДЬ МНОГИЕ ПРИВЫКЛИ ОЦЕНИВАТЬ ПРОИСХОДЯЩЕЕ, ОТТАЛКИВАЯСЬ ЛИШЬ ОТ ОДНОГО ЕДИНСТВЕННОГО ПОВЕРХНОСТНОГО МНЕНИЯ, НЕ УГЛУБЛЯЯСЬ В ДЕТАЛИ. И, ПОДЕЛИВШИСЬ СВОИМИ ПРЕДВЗЯТЫМИ ВЫВОДАМИ С ОСТАЛЬНЫМИ, ОНИ СФОРМИРУЮТ ОБЩЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВАШЕЙ ФИГУРЕ, ОПРОВЕРГНУТЬ КОТОРОЕ БУДЕТ ДОВОЛЬНО СЛОЖНО. ДА И НАДО ЛИ? ВЫ ВЕДЬ ИНТРИГАН, А ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПЕШКИ В ВАШЕЙ МНОГОХОДОВОЙ ПАРТИИ...
        НАГРАДА: +2 РАЗУМ, НОВЫЙ УРОВЕНЬ ГРАНИ - “СМЕРТЕЛЬНЫЕ ПУТЫ II” (ЭФФЕКТ ОТ ВАШИХ ЛОВУШЕК ПОВЫШЕН НА 15%), НОВЫЙ УРОВЕНЬ ИЗЪЯНА - “НЕДОВЕРИЕ II” (ЕСЛИ О ВАШЕМ ДОСТИЖЕНИИ “ИНТРИГАН” СТАНЕТ ИЗВЕСТНО, ТО ПОВСЮДУ ПОПОЛЗУТ ИСТОРИИ О ВАШЕМ КОВАРСТВЕ, И В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ РАЗУМНЫХ ВЫ БУДЕТЕ ПОЛУЧАТЬ ПЛЮСЫ ИЛИ МИНУСЫ К ХАРИЗМЕ, ВЛИЯЮЩЕЙ НА ПЕРСОНАЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВАШЕЙ ЛИЧНОСТИ).
        Внимание! Получена Грань “Ядовитое дыхание I”!
        ЛЮБОЙ НАНОСИМЫЙ ВАМИ УРОН ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЯДА БУДЕТ УВЕЛИЧЕН НА 5%, +1% СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ ЛЮБЫМ ЯДОВИТЫМ АСПЕКТАМ.
        Почти сорок четыре тысячи униаров??? Да это… это… у меня просто слов нет. С учётом моей доли сейчас в расходнике находится 9 408 униаров, что может поднять меня на 54 ступень. О приятном бонусе в 20 Очков Атрибутов, плюс 2 к Разуму и граней на увеличение урона я и не говорю. Хотя довольно неприятных изъянов тоже отсыпали, но они не очень критичны, особенно в нынешней ситуации.
        Я задумчиво склонил голову.
        Практически шесть сотен отравленных монстров… Выходит, если на первом этаже было порядка двухсот тварей, а на третьем под шестьсот, то, предположительно, на втором обитало четыреста? И, значит, на четвёртом будет восемьсот, а на пятом тысяча? Если это так, то чертовски жаль, что у нас больше нет яда.
        Мой взгляд невольно скользнул по спящим товарищам.
        А ведь у них сейчас в расходниках лежит почти по девять тысяч униаров… я буквально кожей чувствую исходящую от них мощь…получи я их все, это бы обеспечило мне подъём сразу на сотую ступень силы…
        Я зажмурился и стиснул зубы.
        Что за бред лезет мне в голову?! Я не алчный маньяк и никогда не ударю друзьям в спину! Не говоря уже о том, что такой поступок был бы просто наиглупейшим - только полный идиот не заметит большую отдачу от командной работы в противовес одиночной. Лишь с поддержкой товарищей, готовых прикрыть тебе спину, можно достичь вершин могущества. Только так и никак иначе. Без друзей в этом мире не выжить.
        Я глубоко вздохнул, развеял фолиант и принялся будить остальных.
        Надо сказать, когда они узнали об итогах нашего “Ядовитого дыхания”, то надолго впали в ступор. Я видел по их глазам, что каждого из них посетили те же самые мысли, что и меня самого - и, к моему огромному облегчению, никто не поддался искушению и не стал устраивать бойню.
        - Не тратьте униары, - напомнил я, - сделаем это у самого Зала Преобразования.
        - Я с этим согласна, - протянула Беара. - Но, знаешь, будет чертовски обидно, если нас с таким расходником схарчат по пути.
        На моих губах заиграла усмешка.
        - Тогда постараемся, чтобы не схарчали. Ешьте давайте, набивайте пузо. Кто знает, когда нам ещё удасться поесть в спокойной обстановке.
        После плотной трапезы мы не стали медлить - взвалив на плечи рюкзаки со снаряжением, мы покинули базу “Проглотов”, направившись ко входу на третий уровень подземелья. И там нам вновь пришлось потрудиться, теперь уже разбирая собственную баррикаду.
        Откинув в сторону последнюю доску, я осторожно заглянул вниз, выставив вперёд щит с сияющим в его середине кристасветом: вытесанная в камне широкая лестница, края которой потрескались и стёрлись от змеиной чешуи, практически полностью сравнялась с полом и под наклоном уходила в глубину, теряясь во мраке.
        Я повернул голову и тихо бросил через плечо:
        - Вроде чисто.
        Беара подошла ко мне и хотела было что-то сказать, но внезапно из тьмы лестничного прохода вылетала визжащая тварь и кинулась на нас. Рефлекторно вскинув щит, я смачно выругался, когда эта гадина со всей силы врезалась в него и швырнула меня на девушку, повалив нас обоих на землю. Летающий монстр тут же спикировал сверху, навалился на щит и попытался вцепиться острыми зубами мне в лицо. Рыча от напряжения, я лихорадочно уворачивался и отталкивал ублюдка, не в силах скинуть тяжелую тушу или хотя бы использовать придавленный когтистой лапой меч. Но тут вовремя подоспел Хэдвиг - ударом ноги он скинул с меня эту мерзость и сразу же пригвоздил её лезвием меча к полу. Не давая верещащей твари освободиться, он принялся наносить бешеные удары кромкой щита ей в голову до тех пор, пока её череп с влажным, противным хрустом не лопнул, расплескав по полу ошметки мозгов.
        - Ты же сказал там чисто! - набросилась на меня поднявшаяся Беара.
        - Я сказал “вроде чисто”! - огрызнулся я, вставая на ноги и вновь подходя к провалу.
        - Лядь! Ну хорошо, отлично! А что же ты сейчас скажешь, о наш великий глазастый проводник?!
        Я немного помолчал, напряженно всматриваясь вниз, а потом всё же ответил:
        - Вроде чисто.
        Новый взрыв раздражения воительницы предупредил Вирхем.
        - Думаю, нам сразу стоит выпить по “Отводу глаз”. Ты же говорил, Сар, что нужный нам вентиляционный ход находится совсем близко от лестницы? Так давайте не будем рисковать и пройдём незаметно столько, на сколько хватит действия зелья.
        - Моя поддержать эта идея, - поддакнул Гобля, держа массивно выглядевший в его руках арбалет.
        Никто возражать не стал.
        Выпив нужный эликсир, которого, увы, у нас было не так много, мы, теперь не видя друг друга, медленно спустились на третий этаж. Странное ощущение - ты вроде слышишь, как кто-то дышит, сопит и тихонько крадётся за тобой, но, обернувшись, никого не видишь - взгляд словно обтекает определённое место пространства и не даёт на нем сосредоточиться. Так что дальше мне пришлось координировать перемещение нашей невидимой группы едва различимым шепотом.
        Первое, что я почувствовал, ступив на пол третьего уровня, это исходящее от земли тепло - и мои окоченевшие ноги были абсолютно не против этого. Хорошие же кривоглазый волшебник оборудовал себе хоромы, с этим не поспоришь. Весь третий этаж, насколько мне было известно, представлял собой персональные помещения, в которых жил сам Кривглазиан - здесь, как рассказывал Гобля, находились богато обставленные комнаты, огромные библиотеки и многочисленные залы, наполненные произведениями искусства, предметами старины и разнообразными трофеями. В общем, было на что посмотреть. Вот только нас всё это не интересовало - мы быстро прошли вдоль левого коридора, тихонько прокрались мимо огромного четырехрукого монстра, задевающего макушкой потолок и капающего себе под ноги тягучей слюной, свернули в нишу с фонтаном и осторожно открыли вентиляционный ход в дальнем углу. Убедившись в том, что все пролезли внутрь, я нырнул следом и запер решетку.
        Уф, первый этап пройден. Теперь главное, чтобы память страгена не подвела и указала правильный путь.
        Не знаю точно, сколько часов или дней мы ползали по этим извилистым вентиляционным ходам, но назвать это время “лёгкой прогулкой” язык вряд ли повернётся: мы истёрли себе в кровь все руки и ноги, спали урывками, при этом дежуря минимум по двое, еду и заменитель воды страшно экономили, и, вдобавок ко всему, чем ниже мы спускались, тем жарче становилось. С одной стороны это было не плохо, ведь лучше находиться в тепле, чем мёрзнуть, но с другой это приводило к тому, что мы обливались потом и теряли жидкость в намного больших количествах, чем могли себе позволить. Так что изматывающая жажда стала нашим постоянным спутником.
        Несколько раз я едва не впадал в отчаяние, когда не мог найти нужный проход - больше всего на свете мы сейчас боялись именно заблудиться и понять, что все наши усилия были напрасны. Но, хвала Древним, мы не сдавались и раз за разом упорно отыскивали столь необходимый нам выход, ведущий на следующий подземный уровень, а потом также обнаружили и спуск до пятого. Вот только начиная с четвёртого этажа продвигаться дальше стало намного труднее и опаснее - вентиляцию плотно облюбовали мелкие и некрупные твари. Некоторых мы обходили, если я был уверен в том, что точно знаю, как это сделать, но чаще всего приходилось силой пробивать себе путь. Все эти сражения с пауками, многоножками, змеями и прочими мало привлекательными уродами в условиях тесного пространства были невероятно изматывающими и сложными. Но со временем мы привыкли и выработали действенную стратегию - перекрывали щитами проход, атаковали копьём и закидывали лядских выродков заклинаниями, а потом оставшихся добивали. При этом мы старались без надобности не восполнять пустарную энергию эликсирами, ограничиваясь её естественным
восстановлением.
        Но теперь, кажется, наш путь наконец подошел к концу.
        Стараясь не шуметь, я подполз к решетке и всмотрелся в полутёмный коридор: широкий и очень высокий проход, так что и потолок отсюда не разглядишь, дверей не видно, а на стенах, между гобеленами, висят необычные кристасветы, свет от которых больше напоминает полыхание факелов, что создаёт таинственную атмосферу. Но всё это меня мало волновало, ведь главное я уже увидел - коридор заканчивался большими двустворчатыми воротами, за которыми, я знал точно это, находился Зал Преобразования.
        Вперив в них взгляд, я ещё долго лежал там, выжидая и наблюдая. Но время шло и ничего не происходило. В конце концов я осторожно вернулся назад к своим товарищам, расположившимся в одной из широких развязок, отдаленно напоминающей хатку Гобли.
        - Ворота никто не охраняет, - прохрипел я, облизывая потрескавшиеся и искусанные губы. - Думаю, сейчас нам стоит хорошенько поесть и отдохнуть. Потом поднимем себе ступени и отправимся туда.
        - Кого мы там встретим, как думаешь? - тихо спросила измученная Беара.
        Я покачал головой.
        - Не знаю. Да и нет смысла гадать - через несколько часов всё своими глазами увидим. Так что ложитесь спать, мы с Хэдом посторожим.
        Девушка отрешенно кивнула и свернулась клубком на своём рюкзаке. Спустя буквально несколько секунд её дыхание стало глубоким и она погрузилась в сон. Вирхем и Гобля повалились рядом и тоже практически мгновенно уснули.
        Кивнув Хэдвину, я взял свой потрескавшийся щит и присел у стены, со стоном вытянув ноги и положив на колени Халдорн. Тяжело вздохнув, я всмотрелся в своё искаженное лезвием отражение и мои губы скривились в жесткой усмешке.
        Ну вот и всё, приятель. Очень скоро ты наконец узнаешь, что же находится в этом гребаном Зале Преобразования.
        Глава 11. Часть 3.

***
        - Саргон. - Сквозь глубокий сон я чувствовал, как меня тормошат за плечо и тихо зовут. - Саргон, проснись.
        С неохотой я всё же разлепил глаза и, проморгавшись, зевнул. Беара, убедившись, что спать я больше не собираюсь, вернулась к своему рюкзаку. После нас с Хэдом дежурили они, и теперь, хоть и немного, но все мы отдохнули. Повезло ещё, что никто из обитателей подземелья нас не беспокоил.
        Я, как мог, размял тело и с удовольствием похрустел позвонками и суставами. За эти дни спина уже даже как-то попривыкла к отсутствию постели и почти не затекала, поэтому чувствовал я себя вполне сносно, что не может не радовать.
        - Поднимать ступени советую по очереди, - подал голос Вирхем, - а то от распределения такого количества униаров нас, боюсь, не слабо накроет, да и монстров может привлечь. Надо перестраховаться.
        - Дельная мысль, - согласился Хэдвиг. - Тогда вы втроём первые, а мы с Саром последние.
        Никто не стал возражать.
        Вирхем и Беара призвали свои дриары - воительница потрёпанную книжку, а маг синюю хрустальную сферу. Гобля же лишь прикрыл глаза и стал что-то бормотать себе под нос. Они закончили прокачку практически одновременно, и сразу же со стоном повалились на пол. Их тела трясло и корежило, мышцы судорожно сокращались, а кости громко хрустели. Но, несмотря на это малоприятное зрелище, на их лицах играла улыбка блаженства и наслаждения. Я с интересом наблюдал за этим процессом со стороны, буквально чувствуя кожей и всеми фибрами души, как от них во все стороны расходятся волны Силы, и невольно задался вопросом - а что, если поднять себе ступени во время секса? Это наверняка в разы усилит ощущения…
        Я нахмурился и с трудом отвёл глаза от изгибающейся Беары. Да уж, сейчас только об этом и думать! Дурень… К тому же, с Беарой всё кончено, забыл? Вон, как она с Вирхемом сдружилась, за руку его держит, голову на плечо кладёт. А он и рад, мелкий засранец! Придушил бы…
        Я тяжело вздохнул и потёр опухшие глаза. На самом деле тут нечему было удивляться - Вирхем давно влюблён в Беару, и нет ничего необычного в том, что после всего пережитого они потянулись друг к другу. Мне бы радоваться за неё, ан нет, ревную.
        - Сар, готов?
        Встрепенувшись, я поднял взгляд на Хэдвига, а потом рассеянно посмотрел на приходящих в себя товарищей: посвежели, улыбаются, глаза блестят. Вот униарные наркоманы, а!
        Я ухмыльнулся.
        - Конечно готов, Хэд. Пора и нам немного взбодриться.
        Северянин кивнул и, не воплощая дриар, просто закрыл глаза.
        Я же привалился к стене и задумался.
        Что ж, учитывая, что впереди нас ждёт, скорее всего, самый грозный и опасный противник во всём этом подземелье, то при прокачке придётся отбросить в сторону стратегию “на вырост” и сосредоточиться на том, что мне потребуется в самое ближайшее время. А это, считай, практически всё, что может хоть как-то помочь выжить и получить преимущество в предстоящем бою.
        Итак, приступим.
        Я призвал дриар и ознакомился с доступными ресурсами.
        После прорыва через вентиляцию и убийства мной ещё восемнадцати тварей, в расходнике скопилось 10 834 униара. Внушительная цифра, ничего не скажешь. К тому же, доставившая нам немало хлопот - во многих случаях это нас демаскировало и не давало пройти незаметно. И первое, на что мне предстояло её потратить, это владение мечом и увеличение урона на 10% благодаря грани “Личное именное оружие”. Насколько я помню, если применить эту грань к моему клинку, у которого уже есть имя и он, вдобавок к этому, выкован лично мной, то при соблюдении этих уникальных условий должна появиться особая грань “Сквозь огонь и воду”, описание которой в фолианте отсутствует. Считай, двойная выгода, да и без урона сейчас никуда. Рискнём.
        Минус четыре тысячи униаров, чтобы поднять специализацию “Длинные мечи” до десятого такта, и ещё минус шестьсот, чтобы добить “Личное именное оружие” до тысячи и активировать его на Халдорне.
        Внимание! Получена уникальная Грань “Сквозь огонь и воду”!
        ВЫ ВЫКОВАЛИ СЕБЕ ОРУЖИЕ, КОТОРОЕ ПО ДОСТОИНСТВУ ОЦЕНИЛ ЛЕГЕНДАРНЫЙ КУЗНЕЦ, ПОЗВОЛИВ ВАМ ДАРОВАТЬ СВОЕМУ ТВОРЕНИЮ ИМЯ, ВЫДЕЛИВШЕЕ ЕГО ИЗ ТЫСЯЧ ПОДОБНЫХ ЕМУ: “ХАЛДОРН”, ЧТО НА ДРЕВНЕМ НАРЕЧИИ КАМЕННЫХ ГИГАНТОВ ОЗНАЧАЕТ “СВИРЕПЫЙ ЯЩЕР”, БОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЙ ВАМ КАК “РЫПОХВИСТ”. И С ЭТИМ МЕЧОМ ВЫ НЕ РАССТАВАЛИСЬ С МОМЕНТА ЕГО ПОЯВЛЕНИЯ ИЗ ГОРНИЛА, ВДОВОЛЬ НАПОИВ ОСТРОЕ ЛЕЗВИЕ КРОВЬЮ СВОИХ ВРАГОВ. ХАЛДОРН СТАЛ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ВАШЕЙ РУКИ, И ОТНЫНЕ ЛИШЬ ВАМ ПОД СИЛУ РАСКРЫТЬ ВЕСЬ ПОТЕНЦИАЛ КЛИНКА СВИРЕПОГО ЯЩЕРА!
        МЕНЯЕТСЯ ГРАДАЦИЯ РАЗВИТИЯ У ГРАНИ “ЛИЧНОЕ ИМЕННОЕ ОРУЖИЕ (ХАЛДОРН)”:
        ТАКТ 1) НА +50% ОТ АТРИБУТА “СИЛА” УВЕЛИЧИВАЕТСЯ УРОН ОРУЖИЯ;
        ТАКТ 2) НА +75%;
        ТАКТ 3) НА +100%;
        ТАКТ 4) НА +150%;
        ТАКТ 5) НА +200%.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЭФФЕКТЫ НЕ СКЛАДЫВАЮТСЯ; ПОВЫШЕНИЕ ТАКТА У ГРАНИ ДОСТУПНО РАЗ В РАНГ.
        Ох-хо-хо! Вот это сюрприз! Вместо 10% к урону целых 50! Итого, с учётом параметров моего меча, я теперь буду наносить 86 единиц чистого урона! И это далеко не предел, ведь впереди будет ещё распределение Очков Атрибутов! Просто сказка!
        Так, ладно, надо успокоится и продолжить прокачку. Что ещё мне может пригодиться? Было бы очень неплохо усилить “Волшебный Кулак”, но не могу из-за всё того же ограничения - через дриар можно колдовать плетения только первого такта. Нет, конечно, я могу поднять грань “Мистический дар” до второго такта и это даст на выходе 2% к силе воздействия заклинания, а также немного сократит время сотворения плетения. Не бог весть что, но всё же.
        Хотя есть и ещё один вариант - я могу взять новые заклинания.
        Вот только проблема в том, что из арсенала школы Волшебства у меня есть только четыре рунира “Пустарного щита”, и этого количества как раз должно хватить на изучение и закрепление плетения. Ладно, надо радоваться, что хоть это можно взять - минус сто униаров на откровенно слабое плетение “Пустарный щит”, которое будет поглощать нанесённый мне урон в размере “значение количества пустаров +1%”. То есть это щит из моих пустаров, которые будут убывать при каждом ударе по нему. Пока это немного, но дополнительная защита от трёхсот тридцати трёх урона всё же немного обнадёживает. Эликсиры на энергию, правда, при активном бое придётся глотать постоянно, но куда уж без этого. Радует ещё, что руниры сами по себе шестого уровня, что обеспечит мне поглощение урона примерно в пять с лишним сотен, а это уже чуть лучше.
        Далее - мне всё так же катастрофически не хватает мобильности. И выход здесь, помимо поднятия атрибута “Ловкость”, я вижу только один - взять грань “Акробат”, которая даёт по процентный бонус к Ловкости. Да, 1% за 1000 униаров это мало, но в теле страгена я уже убедился в том, насколько важна подвижность. Так что беру однозначно.
        Готово. Теперь улучшаем грань “Бугай”, вложив в него две тысячи униаров, чтобы количество моих единиц жизни увеличилось ещё на 1%. Ёжики таки ресурс стратегический, его никогда много не бывает и их надо увеличивать при любом удобном случае.
        Не забуду и про “Стальные нервы” - пятипроцентное сопротивление физической боли может пригодиться.
        Итак, у меня остаётся в общем две тысячи униаров. И, как показала практика, мне лучше всего удаются комбинированные атаки, поэтому не обойдём стороной соответствующую грань - хоп! - минус 999 униаров.
        И теперь последнее…
        Страген. Этот черный крыс на деле доказал свою полезность, поэтому неправильно обделять его. Хотя увеличивать сейчас “Синхронизацию памяти” было бы ошибкой - я и при 1% едва не потерял свою индивидуальность, что уж говорить о дальнейшей прокачке этой грани…
        Не совсем понимая, зачем это делаю, я закрыл глаза и потянулся сознанием к воспоминаниям страгена, пытаясь пробудить осколки личности крыса, которые мне удалось подавить. И стоило только это сделать, как он тут же ринулся из темноты и попытался захватить контроль над моими мыслями и телом! Сцепив зубы, я зарычал и отбросил его назад - злого, со вздыбленной шерстью и оскаленной пастью. Мы стояли друг напротив друга, и я смотрел в наполненные звериной яростью черные глаза, в которых, тем не менее, без труда угадывался расчетливый разум.

“Он изображает из себя бешеного хищника! - внезапно догадался я. - Смотрит на мою реакцию, проверяет, можно ли меня так запугать и вывести из равновесия.”
        Не переставая смотреть в глаза страгену, я медленно опустился на пол и сел, поджав ноги. Помахивая хвостом, крыс стал обходить меня полукругом и оценивающе присматриваться. Я чувствовал, что он жаждет напасть на меня и закончить всё как можно скорее, но ему мешает ощущение, что здесь что-то не так. Поэтому он не спешил, изучая соперника как следует.
        Крыс зашел мне за спину, пропав из поля зрения, но я не сделал ни единого движения.
        - На твоём месте я бы этого не делал, - негромко сказал я, стараясь не выдать своего напряжения.
        Страген был удивлён. Ещё бы, ведь я только что-то обратился к нему на его родном языке. По крайней мере, это он так думал - на самом же деле также, как мне были доступны его знания, ему были открыты мои. Наши сознания синхронизировались на один процент, и этот процесс работал в обе стороны. Я понял это только сейчас, находясь в глубине своего собственного разума.
        - Я пришел сюда поговорить с тобой.
        Усмешка.
        - Если ты беспокоишься по поводу отсутствия языка, то не стоит. В этом месте, - я обвёл глазами тёмное пространство вокруг себя, - он у тебя есть. Можешь проверить.
        Несколько секунд до меня доносилось сопение и причмокивание, а потом раздался молодой, хрипловатый голос:
        - Выпусти меня отсюда, шаман! Или я убью тебя.
        - Боюсь, это будет сложно сделать. Понимаешь ли, ты больше не являешься обычным страгеном. Ты ведь чувствуешь это, верно?
        Молчание.
        - Объясни.
        - С удовольствием. Но, может, ты для начала выйдешь у меня из-за спины?
        Помедлив, крыс всё же обошёл меня и присел напротив, при этом подобравшись для прыжка. Я улыбнулся уголками губ - если бы мне не довелось побывать в его шкуре, и не догадался бы, что из этой позы легко броситься на жертву и вцепиться ей в глотку.
        - Говори.
        - Ты был в рабстве у Создания, которое со своими приспешниками уничтожило твоё племя. Один из них похищал тела, а другой мысли. Верно?
        Зрачки страгена сузились, хвост заметался из стороны в сторону: “Продолжай”.
        - Ты ведь удивлён тому, что очутился здесь, в подземельях? У тебя путаются мысли, воспоминания. Ты думаешь, это всё проделки Желтого Глаза. Вот только это не так - мы с тобой убили Желтого Глаза, и убили похитителя тел.
        Крыс оскалился.
        - Нет! Они живы, пока живо то Создание, которому они служат!
        - Ты прав, - не стал я спорить. - И я знаю, что ты хочешь отомстить за уничтожение своего племени и убить это Создание. Убить Хозяина. И, поверь мне, я желаю его смерти не меньше, чем ты. Вот только… есть одна проблема, которая мешает нам обоим достичь этой цели.
        - Какая?
        Я криво усмехнулся.
        - Ты и я делим одно и тоже тело - Моё!
        Страген зарычал и подобрался для броска.
        - Я знал это! Значит, ты такой же, как и Хозяин!
        - А вот в этом ты ошибаешься, - я покачал головой. - Я отличаюсь от него, также, как крыса отличается от мыши. Ты понимаешь, что я имею в виду?
        Он не отрываясь смотрит мне в глаза.
        - Он из одного рода, ты - из другого.
        - Верно. И так получилось, что когда я сражался с тобой, то поглотил твоё тело и мысли. И теперь я способен превращаться в тебя.
        В глазах страгена появилось понимание.
        - Как шаманы лесов могут обращаться в зверей... - Внезапно он подался вперёд и его морда замерла в считаном сантиметре от моего лица. - Но когда ты становишься мной, я чувствую свободу! Не как раб у Хозяина, но как вольный страген. Значит, я могу забрать себе твоё тело!
        Он схватил меня за горло, распахнул пасть и навис надо мной.
        - Можешь попытаться! - прорычал я, тем не менее не делая попыток вырваться. - Но тогда ты не станешь сильнее и никогда не сможешь отомстить за своё племя “Кровавых камней”! Вновь попадёшь в рабство к Хозяину и сгниёшь у него на вечной службе!
        Несколько секунд мы буравили друг друга взглядами, а потом он разжал лапу и я жадно втянул воздух.
        - Ты знаешь, как мне стать сильнее и победить Хозяина?
        Массируя рукой шею, я поднялся на ноги и посмотрел на него сверху вниз.
        - Есть только один способ - мы с тобой должны стать одним целым.
        Страген нахмурился.
        - Что это значит?
        - Наши сознания должны слится в одно. Не будет ни Хозяина, ни раба. Ни ты, ни я не будем подавлять друг друга. Единые мысли, единые воспоминания, одна сила на двоих!
        Крыс невольно сделал шаг назад.
        - Мы станем одним существом...
        - Да. Полная, абсолютная синхронизация. - Я медленно протянул ему руку. - Мы оба обретём свободу и отомстим за НАШЕ племя!
        Страген не раздумывая сжал моё предплечье и оскалился.
        - За Свободу и Месть!
        Моё тело словно пронзил разряд молнии! Я закричал от хлынувших в сознание эмоций, звуков, образов и мыслей. Они переплетались с моими, выворачивали наизнанку сформировавшийся характер и мировоззрение, изучали их и дополняли, перекраивая саму основу сложившейся индивидуальности.
        А потом всё внезапно прекратилось.
        Внимание! Получено Достижение “Слияние”!
        ВЫ РИСКНУЛИ ПОСТУПИТЬСЯ СОБСТВЕННЫМ “Я” И ПОШЛИ НА НЕОБРАТИМОЕ СЛИЯНИЕ СОЗНАНИЙ. ДАЖЕ ЛИМРАКИ РЕДКО ИДУТ НА ПОДОБНЫЙ ШАГ, ПРЕДПОЧИТАЯ ПОДАВЛЯТЬ ВОЛЮ ПОГЛОЩЕННЫХ ЖЕРТВ И ПОЛНОСТЬЮ СТИРАТЬ ИХ ЛИЧНОСТЬ. НО ВЫ ПОСТУПИЛИ ТАК, А НЕ ИНАЧЕ, И ЭТО ВАШ ВЫБОР.
        НАГРАДА: +1 РАЗУМ, +1 СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР, +1% СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ К МАГИИ “ПСИОНИКА”.
        Странное ощущение… словно я стал ближе к пониманию самого себя. Такое чувство, будто я вновь прошел горнило перерождения и стал кем-то иным. Не знаю, хуже или лучше, но явно умнее.
        Лежащая на коленях книга привлекла моё внимание. Верно, я ведь ещё не закончил распределение униаров. Найдя в списке грань “Мощь лимрака”, вложил в неё 999 униаров и добил её таким образом до первого такта. И теперь оставалось лишь разобраться с Очками атрибутов, которых у меня было 140.
        Уверенно догоняю “Ловкость” до значения “100”, а “Силу”, “Разум” и “Силу Духа/Характер” до “50”. Остаток кидаю в “Выносливость” и теперь там “95”.
        Отлично, теперь смогу лучше реагировать на удары, мой урон мечом равен 106, Единиц Жизни 986, а Пустарной Энергии 510. Всё это подняло меня на 56 ступень могущества.
        Прокачка завершена. Закрываем дриар…
        Запрокинув голову, я глубоко вдохнул чистый, морозный воздух. Моя оголённая душа словно прикоснулась к единому потоку знаний и принялась жадно вбирать его в себя. Все преграды рухнули и я обрёл Просветление, Истинную Гармонию с окружающей Вселенной. Волны экстаза от этого единения наполнили моё тело до краёв, даровав Могущество и Величие, которое и не снилось никому из ныне живущих. И это было прекрасно…
        Внимание! Получено Достижение “Новый рубеж”!
        ПРЕОДОЛЕВ МНОЖЕСТВО ОПАСНОСТЕЙ, ВЫ СМОГЛИ ПРОЙТИ ПУТЁМ СИЛЫ И ДОСТИЧЬ СВОЕГО ПЕРВОГО ЗНАЧИМОГО РУБЕЖА - 50 СТУПЕНИ! НЕ ОТКЛОНЯЙТЕСЬ ОТ НАМЕЧЕННОЙ ЦЕЛИ, СТРЕМИТЕСЬ К ЕЩЁ БОЛЬШЕМУ МОГУЩЕСТВУ И, ВОЗМОЖНО, ИМЕННО ВАМ БУДЕТ ОТКРЫТА ДОРОГА ДРЕВНИХ!
        НАГРАДА: +1 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ.
        С блаженной улыбкой счастья на лице я открыл глаза и посмотрел на таких же радостных товарищей. Они прекрасно понимали меня, потому что испытывали тоже самое - нас переполняла Сила и мы были готовы сокрушить любую преграду, что встанет на нашем пути!
        - Ну что, ребята, - я хрустнул шеей, - пошли, познакомимся с этим таинственным обитателем Зала Преобразования!
        - Давно пора, - ухмыльнулась Беара и, подхватив свой рюкзак, первая направилась к выходу из вентиляции.
        Следом двинулся Хэдвиг, за ним Гобля и Вирхем, я замыкал. И, как только выбрались в главный коридор, сразу же побежали к воротам. У самых створок мы остановились и принялись в темпе опустошать наши рюкзаки, надевая специальные пояса, ремни, сумки и жилеты с отсеками для эликсиров. Я вдобавок к этому повесил себе на бок оставшуюся связку с рунирами и раздал всем по одному шарику освещения. Свой сломанный щит решил не брать и поставил к стене - всё равно его прочности хватит ещё на один удар, только лишний вес добавляет.
        - Все готовы? - спросил я, придирчиво осматривая снаряжение друзей.
        Они коротко кивнули.
        - Уверен, что не будешь пить зелья сразу? - Вирхем поднял посох и приготовился творить плетение защитного барьера.
        - Да. Длительность зелий не очень большая, да и мне в любом случае нужно будет время, чтобы осмотреться. Хватит и твоей защиты, а там уж, думаю, время глотнуть настойку найдётся. Все помнят порядок действий?
        - Ты идёшь внутрь, выясняешь обстановку, мы стоим здесь и ждём сигнал, - отрапортовала Беара, наблюдая за тем, как Хэдвиг становится у входа и хватается за дверную ручку одной из створок. - Уверен, что хочешь войти первым?
        Я пожал плечами, извлекая из ножен Халдорн.
        - Ну, если меня сразу же испепелит, то у вас в любом случае останется хорошо слаженная команда, верно? - Я активировал шарик ручного кристасвета в левой руке и кивнул Вирхему. - Давай!
        Молодой маг произносит слова заклинания и моё тело обволакивает защитный барьер. Одновременно с этим Хэдвиг тянет на себя створку и я тут же подбегаю к приоткрытой двери, заглядывая внутрь: огромный, хорошо освещённый круглый зал, в центре которого что-то лежит. Быстро поворачиваю голову направо, а потом налево: метрах в пяти как с одной, так и с другой стороны находится длинный полутёмный стеллаж с книгами, ретортами и какими-то шкатулками, который, изгибаясь, тянется дальше по коридору. Быстро переступаю порог и бегу вправо, прячась за стеллаж. Перевожу дух и киваю напряженно выглядывающей из дверей Беаре.
        Так, что тут у нас: от меня до стены метра четыре, причём сама стена тоже представляет собой один сплошной, литой стеллаж с самым разнообразным содержимым. Вдыхаю поглубже и осторожно, приставным шагом, приближаюсь к краю и выглядываю в основной зал: высота примерно этажей семь, прямо над центром, у самого потолка, подвешен на массивных цепях огромный котёл, а стеллажи огибают весь зал и состоят из четырёх секций, словно поделенный на части круг, недалеко от середины которых возвышались испещренные символами колонны, подпирающие дугообразный свод.
        Оглядев помещение, я наконец опустил глаза на покоящееся в его центре тело - спутанные светлые волосы скрывают лицо, грязная рубашка со шнуровкой почти развязана до груди, а зауженные штаны плотно охватывают стройные ноги в длинных коричневых сапогах. Это, вне всякого сомнения, была женщина, лежащая на боку в середине большой многолучевой фигуры, опоясанной разнообразными рунами и символами. И именно от этой магической конструкции струился мягкий свет, освещая весь Зал Преобразования.
        Внезапно девушка зашевелилась и, перебарывая слабость, приподнялась на локте. Тяжело дыша, она не отрываясь смотрела прямо на меня своими ясными, голубыми глазами. Её лицо оказалось довольно красивым, а во внешности проглядывало что-то смутно знакомое.
        Скрываться более не было смысла, и я вышел из-за угла. Подойдя к самой границе волшебной фигуры, я стал медленно обходить её полукругом, внимательно осматриваясь вокруг и при этом не выпуская из поля зрения девушку, которая напряженно следила за мной.
        Смотря на переплетение переливающихся потусторонним светом линий, я думал об их назначении. Они сдерживают девушку? Или наоборот, питают её силой? В то, что это просто украшение зала, верилось с трудом. К тому же, вот ещё в чём странность - я остановился и взглянул в глаза незнакомке - никак не могу почувствовать ступень её могущества, да и вообще нет никаких отголосков силы. А это означает одно из двух - либо она умело скрывается за гранью “Вуаль”, либо не является силпатом. И мне больше верилось в первый вариант.
        Не делая резких движения, я достал из сумки кухонный нож, показал его девушке, а потом бросил его ей - зазвенев по полу, он подкатился почти к самым её рукам. Она опустила взгляд на нож, а потом снова посмотрела на меня.
        - Порежь себя и покажи мне рану, - велел я, крепко стискивая рукоять меча.
        Девушка облизнула потрескавшиеся губы и, не отрывая взгляд от моего лица, медленно потянулась к ножу и сжала рукоять. Дрожаще й рукой она прижала острое лезвие к своей ладони, вот только резать не спешила.
        - А если он отравлен? - вдруг спросила она сиплым голосом.
        Я криво улыбнулся.
        - Хорошая идея. Очень жаль, что я не додумался смочить его ядом. Может, кинешь мне его обратно, чтобы я исправил это досадное упущение?
        Она несколько секунд всматривалась в моё лицо, пытаясь понять, лгу я или нет, а потом, что-то для себя решив, резким движением разрезала ладонь и вытянула её, чтобы мне было лучше видно. Долго, очень долго я всматривался в кровоточащую рану, наблюдая за тем, как алые капли срываются вниз и разбиваются о ровные плиты пола. Наконец я кивнул и девушка тут же оторвала полоску от подола своей рубашки и быстро перевязала порез.
        - Я знаю, кто вы такой, - сказала она, затягивая зубами узелок.
        - Неужели? - я с трудом оторвался от созерцания гладкого живота. - И кто же?
        Сцепив зубы, девушка с трудом поднялась на ноги и, пошатнувшись, едва смогла удержать равновесие. Смотря на меня исподлобья, она усмехнулась.
        - Силпат, которого нанял мой отец, чтобы убить меня...
        Глава 11. Часть 4.
        ...
        Надо признать, ей всё-таки удалось меня удивить. И, видя это, девушка изобразила неловкий реверанс.
        - Позвольте представиться, милорд - Витэлия, можно просто Витэль, дочь магистра Кривглазиана Дикого. К вашим услугам. Прошу искренне простить меня за то, что вынуждена встречать вас в столь неподобающем наряде.
        Теперь-то было понятно, почему её лицо показалось мне столь знакомым! Если присмотреться, то без труда угадывалось фамильное родство, разве что глаза были не раскосыми.
        Быстро придя в себя, я хмыкнул, отвёл руку с мечом за спину, правую ногу приставил к пятке левой и сделал плавное движение ладонью, словно снимаю шляпу.
        - Саргон из Рэйтерфола, миледи. И можете не волноваться по поводу вашего наряда - я выразительно скользнул глазами по её телу, - поверьте, даже столь неказистой одежде не под силу скрыть ваше очарование.
        - О, вы столь добры, милорд, что у меня просто нет слов. - Витэлия перестала улыбаться и её измученное лицо, казалось, побледнело ещё больше. - Тогда, быть может, вы будете столь благородны, что поможете попавшей в беду даме?
        - Всё может быть, леди Витэлия. - Я выпрямился и посерьёзнел. - Но это будет зависеть от вашего рассказа о том, что здесь произошло и как именно вы угодили в эту, - я обвёл взглядом зал, - беду.
        Девушка кивнула.
        - Это как раз будет не сложно сделать. Но, - она сглотнула и вновь облизнула губы, - можно мне немного воды?
        - Конечно. - Я вытащил из сумки склянку с заменителем воды и протянул её над магической границей. - Держите.
        Дочь Кривоглаза не смогла удержать себя в руках - подбежав, она выхватила бутыль из моих рук, сорвала пробку и жадно припала к горлышку, едва не давясь кристально чистой и холодной жидкостью.

“Значит, она может подойти к самому краю фигуры и взять протянутый предмет, - я задумчиво склонил голову. - Вопрос лишь в том, способна ли она выйти за её пределы?”
        - Спасибо. - Витэль вытерла рот дрожащей рукой. - Это может показаться странным, но я не пила несколько месяцев.
        Мои брови поднялись.
        - И как же вам тогда удалось выжить?
        Она кивнула на переплетающиеся руны и символы у себя под ногами.
        - Магия не даёт мне умереть. В этом месте расположена астральная брешь, поэтому потоки силы здесь поистине колоссальны. - Витэль слабо улыбнулась. - Владение такой вещью приносит определённые бонусы, знаете ли.
        Я с воодушевлением ткнул большим пальцем себе за спину.
        - А к ним относится многотысячная орда кровожадных тварей?
        Девушка смутилась и отвела глаза в сторону.
        - Ну, скажем так, они скорее являются неприятным дополнением к результату эксперимента, который удалось провести моему отцу.
        - А поподробнее?
        Она тяжело вздохнула, крутя в руках склянку с остатками заменителя.
        - Саргон, мой отец всю свою жизнь был одержим одной идеей - он жаждал заглянуть за грань и сорвать завесу тайны с того, кто известен в Древнире под именем Баглорд.
        От одного только упоминания о Владыке Кошмаров у меня в груди похолодело, а по спине побежали мурашки.
        - Вижу, вам хорошо известно, кому принадлежит это имя, - Витэль усмехнулась. - Так вот, в одном из своих путешествий в поисках разгадки, он спас от разъяренной толпы полуразумных дикарей юную девушку, которая после этого стала его верной спутницей. Долгие годы они странствовали вместе и заботились друг о друге, а потом, в один прекрасный момент, Кривглазиан наконец понял, что влюблён всем сердцем и душой. - Девушка погрузилась в воспоминания давным-давно рассказанной отцом истории и на её губах появилась печальная улыбка. - Он признался девушке в своих чувствах и предложил стать его женой. И вот тут-то и открылась страшная правда - его избранница не была человеком, а принадлежала к расе лимраков. Думаю, раз вы добрались досюда, то уже встречали их представителей. Верно?
        Я кивнул.
        - Да. Не очень приятные ребята.
        - Точно подмечено. Но не все они такие. Ставшая женой моего отца женщина была примером такого исключения. Они жили душа в душу несколько лет, пока в одном из городов им не попался ветеран “Многоликой войны”, который опознал в ней меняющую лица тварь. Отец помог ей бежать, но вот чтобы самому не подвергнуться гонениям, был вынужден во всеуслышание признать, что лимрак добрался до его любимой. А через полтора года, когда он уже поселился здесь, в Рэйтерфоле, его жена вернулась, приведя с собой мальчика, которого родила вскоре после бегства. Её всё ещё преследовали, поэтому она, словно раненная волчица, оставила сына его отцу, а сама увела погоню. - Витэлия замолчала и отпила ещё глоток заменителя. - Её всё-таки поймали и прилюдно казнили на площади Рэйтерфола. Прямо на глазах у моего отца, который ничего не мог сделать, чтобы спасти любовь всей своей жизни... Но теперь у него был сын, которого нужно было защитить. Причём сделать это так, чтобы никто не догадался о том, кем он на самом деле является.
        - От союза лимрака и человека рождается лимрак? - задал я интересующий меня вопрос.
        - Да. Полукровка, конечно же, слабее чистокровных, но в случае моего брата это компенсировалось хорошей способностью к магии, которая досталась ему от отца.
        - Братом? - задумчиво переспросил я.
        - Вы не ослышались, я действительно назвала его “братом”. - Витэль повернулась ко мне. - Отец не хотел скрывать его всю сознательную жизнь, а наоборот, желал, чтобы родного сына считали законнорожденным наследником. Поэтому он предложил дочери своего покойного друга, которая долгое время была безответно влюблена в него, сделку - она делает вид, у них была добрачная связь, во время которой она забеременела и впоследствии родила мальчика, а он исполняет её мечту и женится на ней, обещая любить всем сердцем. Благо, это могло сработать, потому что девушка в течение долгого времени была в отъезде, и, в основном, проводила это время в одиночестве, с головой погрузившись в исследования. И это действительно сработало - девушка, которую звали Сильвика, приехала с “сыном” и вскоре они вместе с благородным Кривглазианом Диким сыграли свадьбу. Надеюсь, вам не скучно слушать историю моей семьи? - вдруг поинтересовалась она.
        - Нет, что вы. Приятно, знаете ли, наконец получить информацию и составить полную картину о происходящем. И я даже рискну предположить, что от союза Кривоглаза и Сильвики вскоре родилась красивая девочка, которую назвали Витэлия?
        Глаза девушки погрустнели.
        - Вы абсолютно правы. Я родилась через десять лет, в то время, когда мой отец искренне полюбил мою мать. Вот только радоваться счастью в полноценной семье мне предстояло недолго. Когда мне было четыре, я, глупый ребёнок, умудрилась пробраться сюда. - Она развела руками. - Хотела устроить папочке сюрприз. К несчастью, совсем недавно здесь был закончен эксперимент, и его результат всё ещё был заперт в астрабломире. - Увидев, как я нахмурился, она пояснила: - Эта символогическая конструкция у нас под ногами называется “астрабломиром”. Обычно она служит основой для установки стационарных порталов, но у неё есть и другие спектры применения. Например, при подборе определённой последовательности символов и рун, она позволяет собирать и использовать пустарную энергию, а также весьма неплохо блокирует пространство для призванных существ.
        Я сдвинул брови и медленно протянул.
        - Так значит, Кривглазиан кого-то призвал…
        Витэлия насмешливо скривилась.
        - Мой отец, вообще-то, волшебник, работать с пространством это его непосредственная профессия. А уж когда имеешь дело с астралом, то тут уж и вовсе привыкаешь к появлению разнообразных существ. К тому же, это, обычно, абсолютно безопасно - никто не может пройти за границу астробломира.
        - Обычно? - я зацепился за оброненное ею слово. - Но не всегда, верно?
        - Не без этого, - она ответила с явной неохотой. - В тот день, когда я сюда пробралась, запертое здесь существо меня чертовски напугало. Разыскивающая меня по этажу мать услышала мой крик, ворвалась сюда и… всё закончилось печально.
        Я решил прервать затянувшееся молчание.
        - Соболезную.
        - Спасибо. - На её лице на пару секунд появилась натянутая, вежливая улыбка. - В общем, после того дня отец прекратил свои эксперименты по поиску пути в мир Баглорда, и использовал астробломир только в качестве пустарного накопителя. А, ну и ещё котёл для массового производства зелий с его помощью нагревал. - Она ткнула пальцем в потолок, указав на подвешенный там гигантский котёл.
        - Значит, Кривглазиан подбирал комбинацию к портальному замку, чтобы отыскать путь в мир Баглорда? - спросил я, задрав голову. - Я ведь правильно понял принцип работы этого астробломира? Используя определенные координаты, он прокалывает пространство и создаёт тоннель по типу портала?
        Она удивлённо взглянула на меня.
        - Да, вы всё верно описали. В стабильном состоянии этот символогический шаблон работает именно как портал. Собственно, когда магразы его только изобрели, то многие думали, что он открывает ни много ни мало, а устойчивую дорогу в совершенно новый мир. Каково же было всеобщее разочарование, когда выяснилось, что это лишь портал по Древниру. Но вы ведь и так знали об этом, я права?
        Я пожал плечами.
        - Читал об этом в книге по теории магии. Которую, кстати, дал мне ваш отец.
        В её взгляде зажглась искра интереса.
        - Так вы начинающий волшебник?
        - Он самый. Но мы отвлеклись от темы разговора. Скажите, Витэлия, что заставило вашего отца вернуться к экспериментам, связанным с Владыкой Кошмаров? У него появилась какая-то новая информация по нему?
        Дочь Кривглазиана усмехнулась.
        - А вы далеко не так просты, господин Саргон. По крайней мере делать логические выводы и мыслить в правильном ключе вы вполне способны. Действительно, мой отец вновь принялся за поиск пути, и причиной этому послужил мой брат, Нагльфаар. В отличии от отца, он, разделяя его стремление, ни на мгновение не прекращал поиски. И его упорство было вознаграждено - ему удалось узнать, что существует взаимосвязь между Колыбелью Посланников и расположенными рядом с ними астральными разломами. А такие разломы, надо сказать, очень редки вблизи таких стратегических объектов, как Колыбель. Наг говорил, что путь к Баглорду словно переплетается с пуповиной, из которой рождаются Посланники, и что ему известна комбинация, способная открыть стабильный проход в мир умирающего солнца. И, вернувшись домой, брат поделился этими знаниями с отцом. - Она замолчала, осматриваясь вокруг. - Они неделями из этого зала не выходили...
        Я оскалился.
        - Дайте угадаю - а потом что-то пошло не так?
        Витэль хмуро покачала головой.
        - Не совсем. Просто, видимо, во время эксперимента выяснилось, что степень риска слишком велика, и поэтому отец решил прекратить его. Но вот только брат останавливаться не пожелал. - Она взглянула мне в глаза. - В тот самый день, когда всё это началось, я зашла сюда и увидела, как Нагльфаар завершает поглощение моего отца. Для помощи уже было слишком поздно, поэтому я сделала то единственное, что ещё можно было сделать, чтобы остановить брата - замкнула управляющие плетения астробломира на себе. Я хотела использовать его, чтобы запереть Нага в этом зале, но не смогла завершить процесс полностью. - Девушка поджала губы. - Перехватив контроль, я вмешалась в ход эксперимента и орды потусторонних тварей нашли лазейку в нам мир. И пока я пыталась остановить их прорыв, Нагльфаар сбежал. Вот только недалеко, - её лицо исказила жесткая усмешка. - Пусть мне не удалось заблокировать его в Зале Преобразования, но зато теперь он не сможет сделать и шага за пределы башни, пока я жива!
        Я задумчиво склонил голову.
        - Вот оно как... Любопытно. А что мешает ему просто спуститься сюда и убить вас? Не орда же тварей.
        - Нет, не орда, - согласилась Витэлия. - От этого шага его останавливает то, что как только он переступит порог подземелья, то обратно уже не выберется - мне будет достаточно нескольких секунд, чтобы навсегда заточить его здесь, используя силу астробломира.
        - Вместе с собой?
        Витэлия вздрогнула и отвела глаза, невольно обняв себя за плечи.
        - Другого выхода нет, - едва слышно прошептала она.
        - Разве? - я выгнул бровь. - Не вы ли в начале нашего разговора просили помочь угодившей в беду даме?
        Девушка подняла на меня взгляд и несколько секунд внимательно изучала, а потом обреченно вздохнула и начала говорить:
        - Наг не может посылать в подземелье высокоуровневых силпатов из-за установленной мной защиты, поэтому он даёт задание на моё уничтожение мелкоуровневым. Шанс, что им удастся выполнить его, мал, но он всё же есть - вы прямое тому подтверждение. И после моей смерти брат получит возможность завершить эксперимент и открыть стабильный портал в мир умирающего солнца. Не могу сказать наверняка, что нас всех ждёт в этом случае, но явно ничего хорошего. И пока я находилась здесь, - кивок в середину зала, - то перебрала целую кучу вариантов того, как помешать ему, и ни один не был достаточно хорош. - Она сделала выразительную паузу. - Пока не появились вы. Лимрак.
        Я ощутимо напрягся и покрепче сжал рукоять Халдорна. Видя это, Витэлия примиряюще подняла руки.
        - Не удивляйтесь. Используя силу астробломира я могу проверять всех, кто находится в Зале Преобразования. И, если говорить откровенно, ваша расовая принадлежность может сыграть нам на руку.
        - Как именно?
        - Всё просто - вы используете свою Жертвенную Метку и убьёте меня. - Её голос был полон решимости. - Это позволит вам выполнить условия задания и выбраться отсюда. И потом, когда вы окажетесь рядом с Нагльфааром в облике моего отца, то убьёте и его тоже. А когда всё будет кончено, найдёте способ отделить моё сознание от вашего и восстановить его. При этом всё, что было обещано моим братом, останется при вас. Идёт?
        Дриар на запястье похолодел.

“ВЫБОР”
        ДЕВУШКА ПО ИМЕНИ ВИТЭЛИЯ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ЕЁ ОТЕЦ, МАГИСТР КРИВГЛАЗИАН ДИКИЙ, БЫЛ УБИТ И ПОГЛОЩЕН СВОИМ СЫНОМ, ЛИМРАКОМ НАГЛЬФААРОМ. И, ДАБЫ ВОПЛОТИТЬ СВОИ ПЛАНЫ ПО ОТКРЫТИЮ ПОРТАЛА В МИР ЛОРДА КОШМАРОВ БАГЛОРДА, ЕМУ НАДО УБИТЬ ЕЁ, И ИМЕННО С ЭТОЙ ЦЕЛЬЮ ОН И ВЫДАЛ ВАМ ЗАДАНИЕ ПО ЕЁ УНИЧТОЖЕНИЮ. ВИТЭЛИЯ ПРЕДЛАГАЕТ ВАМ ПОМЕШАТЬ БРАТУ, И РАДИ ЭТОГО ОНА ГОТОВА ПОЖЕРТВОВАТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ. ОТ ВАС ЖЕ В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ ТРЕБУЕТСЯ УБИТЬ ФАЛЬШИВОГО КРИВГЛАЗИАНА, А ПОТОМ НАЙТИ СПОСОБ ОТДЕЛИТЬ СОЗНАНИЕ ДЕВУШКИ, ПОГЛОЩЕННОЙ С ПОМОЩЬЮ ЖЕРТВЕННОЙ МЕТКИ, ОТ ВАШЕГО.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: 1) ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАБРАТЬ С СОБОЙ ВСЁ, ЧТО ВЫ СМОЖЕТЕ НА СЕБЕ ВЫНЕСТИ ИЗ ПОДЗЕМЕЛЬЯ; 2) ПОДДЕРЖКА СО СТОРОНЫ ВИТЭЛИИ; 3) СКРЫТО.
        Я дважды перечитал новое задание и крепко задумался.
        Сейчас мне предстояло принять очень серьёзное, и я бы даже сказал, судьбоносное решение...
        P.S.
        ИСПОЛЬЗОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ ПРЕДЛОЖЕННЫЕ НИКНЕЙМЫ:
        ВЯЧЕСЛАВ ЛЕНЬ- "НАГЛЬФААР" - ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ.
        Глава 11. Часть 5.
        ...
        Я дважды перечитал новое задание и крепко задумался.
        Сейчас мне предстояло принять очень серьёзное, и я бы даже сказал, судьбоносное решение.
        С одной стороны, Кривглазиан может оказаться Нагльфааром, и тогда Рэйтерфол, если не весь Древнир, подвергнется смертельной опасности - с Владыкой Смерти не шутят.
        С другой же, сама Витэлия может лгать мне, и тогда рассказанная ею история не более, чем попытка манипуляции. По сути, чего она хочет? Чтобы я поглотил её сознание и потом, когда-нибудь, нашел способ отделить его. Для неё это единственная возможность выжить. Допустим, это не так уж и нереально - наверняка можно создать какое-нибудь тело, пустую оболочку, а само сознание отделить и переместить в магический сосуд, типа Камня душ, а из него уже в само тело. Это ведь Древнир, тут властвует магия, так что были бы ресурсы, а способ найдётся.
        Кому же из них верить? Витэлии или Кривглазиану? Волшебник действительно что-то там говорил про то, что для него вход в подземелья недоступен, и чтобы исправить эту, как он её назвал, “досадную неприятность”, нужно уничтожить то, что находится в центре сложной символогической фигуры в Зале Преобразования. Так что, в принципе, рассказ девушки вполне похож на правду...
        Наконец, приняв окончательное решение, я посмотрел на терпеливо ожидающую моего ответа Витэлию.
        - Мне нужна информация обо всех тайниках Кривглазиана в этом подземелье, а также наводка на самые ценные артефакты. Если вы и правда его дочь, то должны знать о них.
        У девушки вырвался вздох облегчения, словно гора свалилась с плеч.
        - Это будет несложно сделать, - она с улыбкой сняла с шеи свой медальон и протянула его мне. Внешне он отличался от наших - это была не монета, а окованный темным металлом красный драгоценный камень, внутри которого сиял синий рунический символ, точь-в-точь как на наших амулетах. - Он откроет здесь абсолютно любую дверь, а все известные мне тайники “подсветит” синим. С ценными артефактами сложнее, их тут множество, но в медальоне сохранилось десять зарядов идентификации, так что хоть немного, но поможет определиться с выбором.
        Завороженный, я протянул было руку, но тут же отдёрнул.
        - Вы отдаёте мне его добровольно?
        Она кивнула и громко произнесла.
        - Да, я добровольно вручаю этот амулет Саргону из Рэйтерфола.
        После этих слов я уже безбоязненно забрал артефакт и, не глядя, положил в сумку. Потом внимательно осмотрелся вокруг и указал на четыре огромных стеллажа рядом с колоннами.
        - А на этих стеллажах можно найти что-нибудь стоящее?
        - Конечно. Они неспроста поделены на секции. На внешней стороне первого, - она начала перечислять и указала на тот, что находился справа от входа в Зал Преобразования, - находится всё связанное с магией огня, а на внутренней всё по волшебству. На втором, - стеллаж слева от входа, - с внешней земля, с внутренней демонология. На третьем воздух и экзорцизм, а на четвёртом вода и пси…
        Витэлия развернулась, показывая на последний стеллаж, но договорить не успела - из её рта вырвался полный боли стон, переходящий в хрип. Пошатнувшись, она опустила расширившиеся от шока глаза на торчащие из её груди окровавленное лезвие меча.
        Стиснув зубы, я покрепче сжал рукоять Халдорна, и, провернув клинок в ране, упёрся ногой в спину девушки и резко сбросил её с меча. Витэлия с криком упала на землю в метре от меня, схватилась за ужасную дыру в груди и между её пальцев заструилась горячая кровь.
        - Всем в атаку! - взревел я во всю глотку, кинувшись к дочери волшебника. Свистнуло лезвие Халдорна, устремившись к тонкой женской шее, но Витэлия внезапно вскинула руку и мне в грудь словно ударил таран. Ноги оторвались от земли и я, подобно пушинке, взлетел в воздух и рухнул метрах в четырёх от того места, где стоял, сильно приложившись спиной и затылком о гладкий каменный пол. Перед глазами всё расплылось, но я, лихорадочно промаргиваясь, быстро вскочил на ноги и вновь бросился на девушку, которую окутал фиолетовый пузырь. Я изо всех сил ударил по нему мечом, но лезвие лишь бессильно отскочило в сторону.
        - Это непроницаемая защитная сфера! - раздался крик Вирхема. - Время существования от нескольких минут! Пока не исчезнет, ни мы, ни она ничего не можем сделать друг другу!
        - Лядь! - я в злости ещё несколько раз ударил по барьеру.
        - Мы ведь договорились! - в отчаянии завопила Витэлия, в ужасе наблюдая за тем, как мои товарищи занимают боевые позиции рядом со сферой: Хэдвиг с поднятым щитом, за ним вооруженная кинжалами Беара, Гобля с арбалетом у колонны, и Вирхем позади всех, у самого стеллажа.
        - Разве? - мои губы изогнулись в жесткой усмешке. - Я всего лишь попросил у тебя информацию о тайниках, и ты мне её дала.
        - Ублюдок!.. - она зашлась в кашле, давясь кровью. - Неу… неужели ты не понимаешь, что Нагльфаар...
        - А может хватит этого фарса, а, Витэлия? Или мне лучше называть тебя “Хозяин”?
        Несколько секунд было слышно лишь её сиплое дыхание, а потом оно внезапно оборвалось, словно девушка вдруг резко перестала дышать. Она замерла подобно каменному изваянию, склонив голову к самому полу, и её спутанные, светлые волосы касались красной лужи, что медленно расползалась под ней.
        - Интересно. - От раздавшегося в повисшей тишине тихого голоса у меня внутри всё похолодело. Создавалось такое впечатление, словно несколько десятков человек говорят одновременно. Витэлия медленно выпрямилась, открыла абсолютно черные глаза и с лёгкой улыбкой посмотрела на меня исподлобья. - И что же меня выдало?
        Я невольно сделал шаг назад и напряженно переглянулся с друзьями.
        - Как ты и сказал, я умею мыслить в правильном ключе. - Начав говорить, я очень тщательно подбирал каждое слово, при этом внимательно наблюдая за реакцией “девушки”. - Во-первых, мне подумалось о том, почему любящая дочь ни разу за весь свой рассказ не назвала своего отца “папой”?
        Витэлия выгнула бровь.
        - Это несущественный аргумент.
        - Верно, - я не стал отрицать очевидное. - Но заставила меня усомниться, а это главное. И потом мне пришло в голову вот что - когда я поглотил страгена, то в его воспоминаниях была одна странность, которая заключалась в том, что если разбирать появление крыса в этом подземелье в хронологическом порядке, то вот он стоит на коленях перед неким Созданием и оно сжимает ему голову, а буквально через мгновение он появляется здесь, - я обвёл глазами помещение - в Зале Преобразования. Тут, знаешь ли, очень запоминающаяся планировка.
        - Значит, всё дело в страгене, - задумчиво проговорил Хозяин.
        - Не только. Ещё мне сильно помогли твои приспешники, лимрак и инсектоид. Эта парочка отлично подтвердили мои подозрения в том, что они служит некоему Хозяину, который, судя по всему, тоже обладает способностями, связанными с поглощением и копированием своих жертв. Дальше было просто - Хозяин поглотил страгена, страген воплотился в Зале Преобразования, а в Зале Преобразования у нас находишься только ты, а это значит, что он "вышел" из тебя, а не пришел из портала. - Я усмехнулся. - Страген, инсектоид и лимрак являются твоими воплощениями, рабами, исполняющими твою волю. Я прав? Кстати, не назовёшь своё настоящее имя? Для полноты, так сказать, картины.
        - Почему бы и нет. - Хозяин поднялся на ноги и правая сторона его лица расплылась, словно горячий воск, и через мгновения превратилась в лицо молодого кареглазого парня с надменной улыбкой. - Я Нагльфаар, сын магистра Кривглазиана Дикого, единственный представитель третьего поколения расы лимраков!
        Появившаяся над его головой надпись подтвердила сказанное:
        НАГЛЬФААР. 117 СТУПЕНЬ.

“Не очень-то он и сильный,” - подумалось мне.
        - Третьего поколения? - переспросил я. - Что это значит?
        - Это значит, что ты, как вид, устарел, Саргон, - улыбнулся Нагльфаар. - И скажу тебе сразу - вам не победить меня! Поэтому я предлагаю тебе сделку ещё раз - твои друзья останутся живы и даже смогут оставить себе обещанную им награду, взамен же ты должен убить меня при помощи Жертвенной Метки! Согласись, это очень щедрое предложение.
        Я хмыкнул.
        Всё ясно. Он хочет, чтобы я поглотил его, а потом этот ублюдок просто подавит моё сознание и завладеет телом. Всё-таки он более опытный лимрак, чем я, привыкший стирать личности своих жертв, да ещё и какого-то непонятного “третьего поколения”.
        - Спасибо, но я, пожалуй, откажусь.
        - Очень жаль. - Руки Нагльфаара стали удлиняться и вскоре превратились в костяные клинки, которые он скрестил перед собой. - Уверен, что когда я убью твоих друзей, ты изменишь своё решение!
        - Саргон, сфера скоро исчезнет! Пей эликсиры! - крикнула Беара, но я не обратил на неё внимания, продолжая напряженно смотреть на сына Кривглазиана. - Саргон, твою мать!
        Фиолетовый пузырь мигнул и исчез. В это же мгновение я растопыриваю пальцы левой руки и яркая вспышка ручного кристасвета заставляет Нагльфаара зажмуриться. Стремительно кидаюсь вперёд, отбиваю костяной клинок врага и наношу рубящий удар в голову - Хозяин отшатывается в сторону, но весь нанесённый урон поглощает обволакивающее всё его тело заклинание волшебного доспеха.
        Хэдвиг быстро среагировал на мою атаку и с разбега врезал противнику щитом в лицо, заставив того пошатнуться и отступить на шаг назад, а потом рассёк ему мечом грудь, но тоже не смог прорубить магическую защиту!
        Не теряя времени совершаю выпад в ключицу поближе к шее, но пришедший в себя Нагльфаар парирует Халдорн и бьёт в ответ - костяное лезвие втыкается мне в живот, но меня спасает колдовской барьер Вирхема, заклинание которого тот успел на мне обновить.
        Мы с северянином успеваем отразить ещё несколько бешеных атак, и тут в бой включается Беара - она забежала Хозяину за спину и нанесла серию комбинированных ударов: под колени, в спину и в основание затылка.
        Есть! Доспех обнулён!
        В этот момент тварь внезапно оглушительно завизжала и во все стороны от неё хлынула отталкивающая волна. Мне удалось перевернуться в воздухе и оттолкнуться ладонью от пола, устояв на ногах - держу пари, что черта с два я бы не провернул этот трюк, если бы не вложился в Ловкость и не приобрёл грань “Акробат”.
        Хэдвиг закрылся щитом и выстоял под яростным потоком, лишь проскользив ногами по гладкой поверхности. Больше всех не повезло Беаре - её отбросило назад, швырнуло на землю и протащило по земле.
        Гобля воспользовался открывшейся возможностью и выстрелил из арбалета - свистнул тяжелый болт и вошел по самое оперение в грудь Хозяину. Он дёрнулся от удара, но больше никаких видимых повреждений ему это не принесло. Надеюсь, хоть передвигаться с торчащим в теле металлическим прутом ему будет несколько затруднительно.
        Нагльфаар атаковал Хэдвига, и северянину пришлось туго - уж слишком стремительными были атаки ублюдка! Несмотря на все свои усилия, он то и дело пропускал удар за ударом, и всё было бы совсем плохо, если бы Вирхем не успевал его вовремя подлечивать заклинаниями. Я кинулся ему на помощь, заметив краем глаза, что и Беара со всех ног бежала к противнику.
        Вот только и Хозяин нас прекрасно видел.
        Когда мы уже были на расстоянии удара, он вдруг пригнулся и резко отпрыгнул в сторону, взмыв в воздух подобно кузнечику и без труда покрыв расстояние метров в восемь. Приземлился он уже на трансформировавшиеся ноги, пробороздив кривыми когтями пол. Одновременно с этим его плоть начала обрастать хитиновыми пластинами, и уже через несколько секунд он был полностью облачен в черный доспех, став ещё более похожим на огромное насекомое с лапами-лезвиями.
        И тут с костяных клинков этой твари стали срываться наполненные тьмой шары и лететь в нас. С большим трудом, но мы с Беарой всё же уворачивались от этих смертоносных магических снарядов, а вот Хэдвиг практически все принял на щит - при ударе черные сферы взрывались с оглушительным грохотом, разлетаясь во все стороны кислотными каплями и с шипением заливая незащищенные части тела северянина вместе с бронёй. Благо, эта дрянь держалась недолго и испарялась буквально через несколько секунд, вот только легче от этого не становилось. И, если бы не выпитые Хэдвигом разнообразные эликсиры наподобие каменной кожи, то его дела были бы совсем плачевны.
        Не успевая уйти с траектории летящего в меня шара, я прыгнул вперёд и пропустил его под собой, перевернулся через голову и вновь вскочил на ноги.
        Лядь! С этой магической артиллерией пора кончать!!!
        Выбросив кулак в сторону Нагльфаара, я взревел:
        - ВАЛКЛАЗАР!!!
        Волшебный сгусток энергии угодил Хозяину прямо в грудь и оборвал поток кислотных снарядов. Этой заминки вполне хватило, чтобы я в бешеном рывке успел добежать до него и нанести мощный удар мечом. Но сын Кривглазиана не дрогнул - он шагнул вперёд и его костяные клинки скрестились с Халдорном. Рыча от напряжения, я смотрел в его черные глаза, горящие за прорезью хитинового шлема, и пытался задавить его силой.
        И тут на него вихрем налетела Беара и в стремительном выпаде вогнала левый кинжал в правую подмышку, а лезвие второго воткнула ему в горло. Яростно взревев, Нагльфаар крепко обхватил не успевшую отпрыгнуть воительницу и в озверении стал бить её острием лапы в живот до тех пор, пока с неё не слетела магическая броня Вирхема и вытянутое лезвие не вошло в мягкую плоть, пробив кожанку.
        Я перехватил Халдорн двумя руками и изо всех сил рубанул выродка в колено. Раздался противный хруст, нога Хозяина подломилась и он с криком пал на раненую конечность, а повисшая на костяном лезвии Беара со стоном соскользнула с него и рухнула на пол, схватившись за окровавленный живот.
        Подбежавший Хэдвиг схватил воительницу за шиворот и оттащил её в сторону, а я в бешенстве продолжал наносить удар за ударом по Нагльфаару, и практически каждая моя атака пробивала его доспех и оставляла на теле ужасную рану. Но во время нового удара Хозяин вдруг рывком поднялся на ноги и костяное лезвие разрезало мне грудь наискось, от живота к правому плечу, и я, вскрикнув, отшатнулся назад. И в это мгновение к Нагльфаару подскочил северянин и мощным попаданием кромкой щита в голову заставил его отступить.
        Моё тело окатило освежающей волной исцеления. Бросив быстрый взгляд на напряженно колдующего Вирхема, я вскочил и вновь накинулся на противника. Мою атаку поддержала вернувшаяся в строй Беара, которая вдобавок к помощи нашего молодого мага наглоталась лечащих и обезболивающих зелий.
        Под нашим совместным напором раненый Хозяин шаг за шагом сдавал свои позиции, и всё большее количество ударов находило брешь в его обороне. Видя это, мы с удвоенным рвением бросались в атаку и радость приближающегося триумфа клокотала у нас в груди.
        Мы одерживали победу! О Всевеликие Древние, ещё несколько ударов и мы наконец будем СВОБОДНЫ!!!
        Чувствуя близость поражения, Нагльфаар снова применил свой оглушительный рёв и поток выплеснувшейся энергии разбросал нас в разные стороны. Сразу после этого он совершил прыжок и приземлился прямо в середину символогической фигуры. Гобля успел всадить в него ещё один арбалетный болт, а потом Хозяин широко раскинул лапы и грянул пронзительный, нескончаемый вопль, и его тело тут же окутал сотканный из тьмы купол.
        Что он делает? Исцеляет себя?!
        Я помчался к нему и с разбегу ударил по тёмному барьеру мечом, но безуспешно. Лядь! Видимо, он тоже из разряда непроницаемых магических преград!
        - Саргошка! Я слышать сильный шум! - заорал Тыждак, пытаясь перекричать вопль Нагльфаара.
        - Мы все его слышим, Гобля!
        - Не, ты не понял! Там шум! - гоблин указал рукой на ворота.
        И тут в Зал Преобразования хлынула орда тварей подземелья!
        - Собраться вместе!!! - в панике закричала Беара. - Вирхем, щит!!!
        Мы кинулись друг к другу и молодой маг едва успел сколдовать заклинание Ледяного щита - из навершия волшебного посоха вырвался настоящий снежный вихрь и воздух вокруг нас мгновенно затрещал, замерзая, и тысячи сверкающих ледяных кристалликов собрались вместе и окружили нас, превратившись в прозрачный ледяной купол.
        А потом нас накрыла настоящая лавина из тел: клыкастых, хвостатых, когтистых, чешуйчатых, насекомоподобных, маленьких, больших и огромных - Боги, да каких только тварей здесь не было! И их поток и не думал иссякать!
        Первые секунды после нападения мы просто стояли в ступоре, наблюдая за этими бесчисленными порождениями кошмара, а потом до меня вдруг дошло.
        - Они не атакуют... - прошептал я, а потом уже во всю глотку заорал, бросаясь к ледяной стене: - Они не атакуют нас!
        Так и есть! Все монстры бежали к вопящему Нагльфаару, наваливались гурьбой и стремительно срастались с его телом! Но самое страшное заключалось в том, что в результате этого процесса ступень Хозяина катастрофически быстро возрастала!
        НАГЛЬФААР. 117 СТУПЕНЬ...
        НАГЛЬФААР. 118 СТУПЕНЬ...
        НАГЛЬФААР. 119 СТУПЕНЬ...
        - Лимрак третьего поколения! - в ужасе догадался я. - Первое поколение трансформировало только собственное тело, второе поколение могло создавать ограниченное количество своих копий, а третье может воплощать поглощенных жертв в бесконечном количестве, используя для этого униары!!! Вот почему у всех тварей в этом подземелье нет Несгораемого Запаса - если монстр 60 ступени, значит, на его воплощение было потрачено 60 униаров! - я повернулся к товарищам и посмотрел на них безумным взглядом. - Убирайте ледяной щит и разряжайте в этих тварей всё, что у нас есть! Убейте их как можно больше, чтобы они не передали Нагльфаару свои униары!
        Друзья всё поняли мгновенно - ледяной купол спал и мы встретили орду монстров сталью и магией.
        Выхватив второй рукой кинжал, я с яростным воплем бросился в самую гущу бурного потока чудовищ. Первой же твари вгоняю лезвие меча в лицо и наношу два быстрых удара в горло кинжалом. Проворачиваю Халдорн в ране и резко выдёргиваю наружу, делаю шаг вперёд и в широком замахе разрубаю шею следующей. Брызжет чёрная кровь. Краем глаза замечаю взмах когтей, стремительно пригибаюсь, пропускаю над головой лохматую лапу, а потом резко выпрямляюсь и прокалываю подбородок противника, так что окровавленный клинок выходит из его затылка. В развороте скидываю тварь с меча и в прыжке нападаю на следующую, отрубая вскинутую для защиты руку и разрезая грудину до самого паха.
        Со всех сторон вдруг стали слышаться взрывы, и то тут, то там взметнулись волны всепожирающего пламени вместе с оторванными конечностями монстров, повисли клубы ядовитого дыма или разлетелся веер разъедающей кислоты. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться чьих это рук дело - Гобля занимался любимым делом и от души швырагонил во врагов склянки со смертельным содержимым.
        Парирую выпад мечом в грудь от какого-то человека, вероятно, когда-то поглощенного Нагльфааром, бью его в ответ кинжалом в глаз и тут же добавляю удар гардой в лицо, отшвыривая под ноги толпе. Внезапно прямо передо мной приземляется большой черный ящер и я едва успеваю отклониться назад - острые когти полосуют мне по рёбрам. Не обращая внимания на боль делаю рывок вперёд и с криком вгоняю кинжал рептилии под правую подмышку, а когда она распахивает пасть в вопле, втыкаю Халдорн прямо в клыкастый рот. Ящер падает на землю и я упираюсь в его дрыгающееся тело ногой, с трудом вытаскиваю меч и мне сразу прилетает сильнейший удар в грудь шипастым моргенштерном. Воздух со свистом вырывается из лёгких, слышится хруст костей и перед глазами всё краснеет. Оглушенный, падаю на колено.
        В ушах стоит нескончаемый писк, я едва не теряю сознание, но всё же нахожу в себе силы поднять взгляд на размытую фигуру, что нависла надо мной с занесённым над головой шипастым шаром. Рефлекторно выбрасываю вперёд кулак и кричу, почти не слыша собственного голоса:
        - Валклазар!
        Магия откидывает врага на пару шагов назад и выигрывает для меня время - отпускаю рукоять Халдорна и сжимаю глиняную табличку висящего на поясе рунира.
        - Итэати Арос, - хрипло шепчут мои окровавленные губы и сломанные рёбра тут же срастаются, поднимая почти опустошенную шкалу Единиц Жизни до максимума.
        Адреналин бьёт в моментально прояснившуюся голову и я наконец могу разглядеть своего соперника.
        Это что, шутка?!!
        Огромный, с человеческий рост, широкоплечий, закованный в латы и вооруженный большущим шипастым моргенштерном ЕНОТ!!!
        Зверь с ревом опускает на меня своё страшное оружие и я перекатом ухожу в сторону и тут же вскакиваю на ноги.
        - Что ты такое??? - пораженный до глубины души, кричу я в оскаленную усатую морду. - На каких стероидах ты вырос, полосатая сволочь?!!
        Енот отвечать не стал, вместо этого вновь кинувшись в атаку.
        Парировать такую бандуру, которой орудовал этот взбесившийся хищник, было чертовски сложно и граничило с самоубийством, поэтому я предпочитал уворачиваться и наносить в ответ в большинстве своём бесполезные контрудары - мой меч элементарно не мог пробить его доспехи! Хотя эта тактика приносила и свои плюсы - промахиваясь по мне, наглотавшийся озверина енот попадал по окружающим нас монстрам и сносил их буквально с одного удара. Мне же оставалось лишь успевать добираться и добивать тех, кому “посчастливилось” выжить после попадания под эту раздачу.
        Однако и чрезмерно рисковать, играя в смертельные кошки мышки с таким грозным соперником, я не стал и сделал то, что нужно было сделать ещё в самом начале этой безумной мясорубки - затолкав кинжал в набедренные ножны, я извлёк из поясного отдела флакон с зельем Каменной кожи и выпил его. Горькое пойло ожгло глотку и мои мышцы раздались в стороны, набирая в объёме и затвердевая. Я ощутимо прибавил в весе, скорость упала, но зато теперь пробить мою плоть стало значительно сложнее.
        Уже не так проворно увернувшись от новой атаки и разорвав дистанцию, я для ещё большей надёжности сколдовал плетение Пустарного щита и увеличил свою и без того возросшую защиту.
        Вот теперь повоюем, лохматый переросток!
        Мы сшиблись, словно две скалы, и сам воздух, казалось, застонал от той ярости, с которой мы сражались. Во все стороны летели искры и кровь, звенела сталь и лёгкие горели от бешеного рёва, что вырывался из наших глоток. Сердца наполнились первородной радостью долгожданной схватки и мы отдали себя этому бою целиком, без всякого остатка!
        И чем дольше мы бились, тем больше возрастало моё мастерство владения мечом. В меня буквально вливался опыт всех моих предыдущих сражений и каждое новое движение менялось, становясь лучше под воздействием этих знаний, в которые встраивались воспоминания страгена, пережившего десятки битв и ставшего со мной Единым.
        Енот вскинул моргенштерн и шипастый шар полетел мне в голову, но на этот раз я не стал отбивать его в сторону или уворачиваться. Вместо этого я согнул колени и направил лезвие Халдорна к древку падающего на меня оружия, а потом сделал широкий шаг влево и плавно вывернул клинок к земле, используя скользящий блок. И когда громоздкая булава увлекла за собой не ожидавшего подобной уловки противника, я стремительно контратаковал - мой меч с треском ломаемого черепа рассек ему всю правую сторону головы, от затылка до глаза.
        Покачнувшись, он делает несколько шагов вперёд, пытаясь устоять на ногах. Но я подхожу вплотную и вновь раздаётся свист Клинка Свирепого Ящера, разрубающего коленные сухожилия.
        Зверь со стоном пал на землю. Но, несмотря на тяжелые раны, он всё же нашел в себе силы выпрямить спину.
        Тяжело дыша, я обошел поверженного соперника и встал перед ним, и он поднял на меня свой взгляд.
        На долю мгновения тьма в его глазах рассеялась и он вновь стал прежним, таким, каким он был до того, как Нагльфаар поглотил его
        Енот оскалился в улыбке и медленно кивнул.
        Спасибо. Достойная была битва.
        С уважением смотря ему в лицо, я ответил тем же, а потом одним взмахом Халдорна снёс его голову с плеч. И, смотря на расползающееся чёрной жижей тело, я почувствовал сжавшую сердце тоску - убитый мной воин никогда не обретёт покой, пока жив Нагльфаар, который может вновь призвать его себе на службу в качестве раба. А в такой жизни нет чести.
        Я служил Хозяину. Я знаю.
        Внезапно по залу пронёсся ужасающий грохот и сквозь распахнутые ворота вполз гигантский змей. Широко распахнув пасть и оголив изогнутые клыки, он зашипел и ринулся прямо на меня. С расширившимися глазами я закричал и изо всех сил прыгнул в сторону - лишь чудом мне удалось избежать участи быть проглоченным заживо и золотистая чешуя проносится в каком-то полуметре от меня. Быстро приподнимаюсь и замираю, в благоговейном ужасе наблюдая за тем, как змей стремительно ползёт по кругу, обвивая кольцами своего длинного тела огромную тушу Хозяина, слившегося с сотнями монстров, что успели добраться до него. И теперь, когда и сама рептилия начала срастаться с ним, наступила финальная стадия трансформации: на насекомоподобном теле Нагльфаара выросли десятки колышущихся чёрных жгутиков, морда вытянулась, глаза оказались скрыты сплошной черной пластиной, а наполненная острейшими зубами челюсть обзавелась жуткими, расходящимися в стороны жвалами; левая лапа напоминала человеческую, с пятью пальцами, но на конце каждого вместо ногтей росло длинное, сверкающее чернотой лезвие.
        А вот правая…
        Вместо правой лапы у Хозяина извивался сам Змей.
        НАГЛЬФААР. 192 СТУПЕНЬ.
        - За стеллажи, Саргон! - донесся до меня вопль бегущей Беары, за которой мчались остальные наши. - Бежим за стеллажи!
        Я наконец смог оторвать взгляд от этого ужасающего зрелища и, лихорадочно вскочив на ноги, бросился за товарищами. Нам повезло - превращение ещё продолжалось и поэтому Хозяин не обратил внимания на наше бегство.
        Мы свернули за правый от входа стеллаж и, тяжело дыша, рухнули на землю, привалившись спинами к полкам. Вирхем достал из сумки заменитель воды, отпил несколько глотков и протянул его нам - и каждый с не меньшей жадностью припал к горлышку. Видимо, подъём сил после поднятия ступеней выветривается и мы начинаем уставать. Конечно, в запасе ещё есть эликсиры бодрости и что-то наподобие адреналина с говорящим названием “Берсерк”, вот только вряд ли этого будет достаточно для победы...
        - Да, долго же мы будем ковырять эту тушу своими зубочистками, - мрачно проговорил Хэдвиг, рассматривая свой почерневший от крови монстров клинок. Хотя что там говорить - всем мы были с ног до головы как в своей, так и в чужой крови.
        - Это точно, - согласилась Беара, а потом, запрокинув голову, тихо озвучила гнетущие нас всех мысли: - Мы слишком слабы для этой твари. Надо возвращаться обратно на склад, а когда он вновь наполнит подземелья своими монстрами, начать планомерное продвижение вниз, вырезая их всех.
        Я покачал головой, прислушиваясь к затихающему воплю Хозяина.
        - А если он не станет больше множится? Или наоборот, вновь вернёт к жизни того же инсектоида? Сейчас он по какой-то причине не может его вернуть, но кто даст гарантию, что этого не случиться потом? У нас больше нет защиты от псионики, так что в следующий раз он просто сведёт нас с ума и заставит поубивать друг друга… И Сиэрд, ты забыла о нём? Нет, мы не можем вернуться. Надо остаться и попытаться убить этого выродка.
        Беара сорвалась.
        - Да раскрой же ты глаза, Саргон - он практически двухсотый! Наших сил не хватит, чтобы одолеть его! Надо отступать, пока ещё есть такая возможность!
        - Нет! - в ярости вскричал я. - Нельзя уходить! Сейчас он ранен и слаб, а если мы уйдём, то он подготовиться к нашему следующему приходу более тщательно и у нас вообще не будет против него ни единого шанса! - Я посмотрел на Халдорн в своей руке и проговорил сквозь стиснутые зубы: - Нет, нам надо сражаться здесь и сейчас.
        - Но как нам завалить такой барабашка? - Гобля задумчиво поскрёб макушку.
        Я не успел ответить - раздался голос Нагльфаара, который, казалось, проникал и въедался в самые глубины мозга:
        - Почему же вы спрятались, друзья? Думаете, я не найду вас? - ему вторило шипение змея. - Вы же понимаете, что не победите меня? Вас ждёт только поражение. Но! Мы всё ещё можем договориться. Тебе ведь всего лишь нужно мирно поглотить меня, Саргон, и стать частью большой дружной семьи!
        Послышался резкий утробный рык, бросок и удар, затрещало дерево. Видимо, Хозяин направил рептилию в один из проходов между стеллажами, но, слава богу, не в наш.
        Я поднялся на ноги и осторожно прокрался вдоль полок до противоположного конца длиннющего шкафа, который заканчивался практически в середине зала. Присев у самого края, я напряженно выглянул за угол: Нагльфаар стоял ко мне спиной, а его змей ворочался между второй и третьей секциями. Я повернул голову и внимательно оценил расстояние от меня до стены.
        - Здесь слишком узкий коридор, змей не сможет пролезть, - высказал я свои выводы. - По крайней мере, сразу. Так что первое время мы сможем пользоваться этим преимуществом, атакую как с расстояния, так и по застрявшей змеюке. У нас ведь ещё остались сферы с жидким огнём и прочей взрывной алхимией, используем их.
        - Звучит неплохо, - кивнул Хэдвиг.
        - Только эта тварь ещё плюётся ядом, не забыли? - прошептал Вирхем. - К этому нужно быть готовым. Хотя у нас вроде есть эликсиры со змеиным антидотом, должны помочь в случае чего.
        Беара закусила губу.
        - Ну ладно, а что мы будем делать, когда он сломает все стеллажи?
        В это время Нагльфаар вдруг стронулся с места, подошел к самому краю астробломира и направил змея на вход в Зал Преобразования - тот метнулся вперёд, словно кобра, и его массивная голова врезалась в вершину арки и почти обрушила её. Не останавливаясь на этом, он принялся яростно хватать створки дверей пастью и срывать их, при этом продолжая методично рушить и заваливать единственный выход из зала.
        Я стиснул зубы. Вот и перекрыт последний путь к отступлению.
        - Что мы будем делать? - повторил я вопрос Беары и принялся внимательно осматривать местами полыхающий в лужах жидкого огня зал - Гобля не слабо так здесь пошвырагонил. - За всё время, проведённое в Древнире, я понял одну очень важную вещь - каким бы ни был противник, как бы его сила не превосходила твою, Древние, а может, и сам Древнир, предоставляют каждому равный шанс на победу. Это может быть обычный сучок, торчащий из поваленного дерева, или найденный огромный меч, которым можно воспользоваться с умом и одержать победу.
        - Или огневея из моей хатки, с которой проще было зажарить монстрятину! - широко улыбнувшись, выпятил квадратный зуб Гобля.
        - Да, всё верно, - кивнул я и невольно положил ладонь на крепко привязанную к левому боку сумку с зельями. А ведь у меня осталось ещё две склянки с огневеей, этим однозначно можно будет воспользоваться. - Так что здесь просто обязано быть что-то, что может помочь нам убить эту тварь. Надо лишь взглянуть на всё это другим, более внимательным взглядом...
        Я медленно скользил глазами по залу, а потом поднял их к потолку и у меня расширились зрачки.
        - Гобля! Ты ведь говорил, что на этом этаже у тебя всегда было много работы? А в этом зале ты прислуживал?
        - Агась. Было дельце.
        - А как опустить этот котёл ты знаешь? - я ткнул пальцем на подвешенный под потолком гигантский чан.
        Все задрали головы и несколько секунд с раскрытыми ртами разглядывали закруглённое днище, из которого торчали острия длинных ножек. Но что самое главное - он висел аккурат над Нагльфааром!
        - Если он рухнет, то Хозяину мало не покажется, - пробормотал Хэдвиг. - А если в нём ещё и что-то есть, то и вовсе расплющить может.
        Я вперил взгляд в подвисшего гоблина.
        - Гобля?!
        - А? Ааа, тосьна! Не, моя не знать, как эта фиговина работать.
        - Л-лядь! - я вновь вперил взгляд в масивные цепи. - Ладно, смотрите - цепи идут к колоннам и втягиваются в них. Четыре цепи, четыре колонны. - Я повернулся к друзьям с безумной ухмылкой на лице и лихорадочно горящими глазами. - Если нам удастся достаточно хорошо выбесить этого змеерукого, то мы вполне можем заставить его повалить их.
        Беара покачала головой.
        - Скакать у этой громадины под ногами, чтобы довести его до бешенства? Да ты псих!
        Моя улыбка стала шире.
        - Не поверишь, но у меня в дриаре есть Изъян, который именно так и называется. - Я подмигнул оторопевшей девушке и посмотрел на остальных. - Ну что, погнали?
        Глава 11. Часть 6.
        ...
        Я закинул Халдорн в заплечные ножны и, несколько раз глубоко вздохнув, начал обращение в страгена. Боль сковала всё тело, кости стали перестраиваться, вытянулся череп и выросли клыки. Закончив трансформацию, я помог своему хвосту вылезти в специально сделанную для таких случаев дырку в штанах и, пошевелив усами, принюхался. С каждым разом превращение проходит всё лучше, что не может не радовать. К тому же, это тело мне теперь не чужое.
        Нагльфаар в это время закончил заваливать главный вход и вновь заговорил:
        - А знаешь, Саргон, можешь сейчас не соглашаться. После того, как я схвачу тебя и устрою несколько незабываемых месяцев пыток с эксклюзивной промывкой мозгов от инсектоида, ты будешь делать то, что я тебе прикажу! Как тебе такая идея?
        Он снова пустил своего змея на наши поиски, поэтому медлить больше было нельзя.
        Поочередно выпив зелье пустарной энергии, длительной регенерации, бодрости и обезболивающего, я перераспределил боевые эликсиры по слотам снаряжения и окинул взглядом своих друзей, также завершивших необходимые приготовления. Кивнув им, я опустился на все четыре лапы и притаился у самого края стеллажа, навострив уши.
        Несмотря на то, что мой отряд замер в напряженном, молчаливом ожидании, я всё равно различал бешеный стук их сердец. Но кроме него было и кое-что ещё…
        Шелест.
        Тихий шелест чешуи, постепенно приближающийся к нашему укрытию.
        Вскинув голову, я повернул голову к своим, оскалился и стал активно махать рукой, призывая их быстро уйти в другую сторону стеллажа. Благо, Гобля, привыкший к моей жестикуляции за время нашего продолжительного общения, быстро сообразил в чём дело и тут же увлёк остальных за собой.
        Проводив их взглядом, я запрокинул голову вверх, оценил прочность полок у шкафа, а потом стал осторожно и очень тихо взбираться наверх. Сильно высоко не полез и вскоре остановился, зацепился понадёжней и вытащил Халдорн, сразу перехватив его обратным хватом, лезвием вниз.
        Так, вроде бы с размерами рептилии ошибиться не должен…
        Шипение стало громче и я ощутимо напрягся. Первое, что я увидел, был на долю мгновения мелькнувший раздвоенный язык, который тут же скрылся в змеиной пасти, появившейся следом за ним. Вот появилась уже большая часть морды… вот изгибающаяся надбровная дуга… и, наконец, сам глаз.
        Сейчас!
        Я прыгаю вниз и изо всех сил втыкаю лезвие меча прямо в середину вертикального зрачка! Из глотки змея вырывается вопль, он дёргается и обрушивается телом на второй стеллаж, во все стороны летят щепки и содержимое полок, а потом рептилия стремительно втягивается обратно в зал. Всё это время я продолжаю висеть на рукояти клинка и кричу, колыхаясь, словно флаг на ветру. Но становится совсем плохо, когда тварюка начинает бешено мотать башкой - меня несколько раз ощутимо прикладывает о змеиную морду, я никак не могу сориентироваться, всё пляшет перед глазами, а потом внезапно следует сильнейший толчок, словно мой “транспорт” во что-то на всей скорости врезался, и слышится невообразимый грохот, бьющий по ушам. После этого Халдорн всё-таки вылетает из глаза и меня куда-то отшвыривает. Активно использую хвост и свою природную гибкость, переворачиваюсь в воздухе и приземляюсь прямо на лапы, оставив на полу длинный след от когтей. И только я успел вскинуть голову, как мне прямо в лицо прилетает огромное облако белой пыли. Матерясь про себя самыми чёрными словами, я, надрывно кашляя и практически ничего не
видя, бегу вправо, по направлению движения этого удушающего потока.
        Выскочив на свободный от пыли участок и лихорадочно втянув свежий воздух, я резко развернулся и... остолбенел.
        Ревущий от боли и ярости Нагльфаар орудовал второй рукой, отшвыривая в сторону обломки колонны, которая обрушилась от мощнейшего удара налетевшего на неё со всей дури змея и придавила его. Сама рептилия была жива, и как только Хозяин помог ей освободиться, она взметнулась над его головой, высматривая единственным оставшимся глазом своего обидчика. И долго его искать не пришлось - я, как идиот, продолжал стоять на месте и таращиться прямо на неё.
        - Вот ты где, крысёныш! - кричит сын Кривоглаза и его змей тут же несётся ко мне.
        Убегать не было смысла, поэтому я покрепче сжал меч двумя руками и резко отпрыгнул в сторону - золотистая туша проносится мимо и я успеваю в полёте обрушить на неё Халдорн, но лезвие лишь высекает сноп искр из плотно подогнанных чешуек. И едва мои ноги коснулись пола, как весь зал сотрясся от громоподобного топота - сам Нагльфаар бежит ко мне, занеся для удара когтистую лапу.
        И тут в бой вступают остальные.
        О затылок бегущего Нагльфаара разбивается брошенная Гоблей склянка с сжатым воздухом, раздаётся оглушительный взрыв и его сшибает с ног. Вот только падает он прямо на меня!
        Кидаю Халдорн в ножны и на всех четырёх лапах мчусь как можно дальше. Но как только за спиной слышится звук падения, торможу и разворачиваюсь, смотря на поднимающегося Хозяина и ползущего ко мне змея.
        Так, меч здесь бесполезен, значит, попробуем руниры!
        Сжимаю в руке табличку с боевым плетением и запоздало вспоминаю о том, что у меня во рту нет языка…

“Мьёльниави!” - гремит в голове активатор заклинания и мою руку от ладони до плеча охватывают сверкающие энергетические жгуты. Потрясенный до глубины души, я едва успеваю успеваю прийти в себя и в испуге направляю растопыренные пальцы в сторону приближающейся рептилии - тут же с них срывается насыщенная смертельной энергией молния и попадает прямо в распахнутую змеиную пасть. Тварь мгновенно парализует вместе с выгнувшим спину Хозяином, и их единое тело затрясло от мощного разряда, а вопли звучали в унисон.
        Да, Лядь! Руниры высокого качества пригодны для использования даже немыми, так что выкуси, ублюдок!!!
        Молния рассеялась и Нагльфаар покачнулся, но от падения его спасла колонна, в которую он врезался. Я напряженно замер, но крушения не последовало - слишком слабое было воздействие.
        Моя шерсть наэлектризовалась и распушилась, но я не обратил на это внимания, заметив выбежавших из-за стеллажа рядом с Хозяином Беару и Хэдвига. Они разрядили в трясущего головой выродка боевые зелья и сразу же отступили обратно. Сферы жидкого огня и кислоты разбились о чёрную броню насекомоподобного Нагльфаара и по залу пронёсся его полный ненависти рёв.
        Отлично! Давай, приходи в ещё большую ярость!!!
        Хватаю рунир телекинеза, поворачиваюсь в сторону обломков колонны и активирую артефакт.

“Тифиас!”
        Направляемый моей волей, фиолетовый поток силы сгустился вокруг самого большого каменного куска и медленно поднял его в воздух. Чувствуя, как мои мышцы на вытянутых руках разбухают от напряжения, я развернулся к Нагльфаару и с криком метнул в него многотонный осколок. Белоснежное острие колонны с хрустом пробивает грудь змеерукого и от сильнейшего удара его швыряет назад, прямо на колонну - и на этот раз она не выдерживает!
        Тяжелые валуны падают на упавшего Хозяина, а массивная цепь с лязгом повисает в середине зала, также, как и первая. По расположению это была третья колонна, и оставались ещё две, параллельные друг другу - вторая и четвёртая. Но для совершения задуманного достаточно было разрушить лишь одну…
        Нагльфаар в абсолютном бешенстве поднимается на ноги и, не обращая внимания на новые алхимические снаряды, которыми его закидывают остальные члены команды, с лёгкостью вырывает из груди обломок и срывается с места в мою сторону. Я же, вместо того, чтобы убегать, наоборот мчусь к нему навстречу! Змей сразу же совершает рывок кобры и я прыгаю прямо на него, вытянув вперёд руки. И когда ладоней коснулся чешуйчатый нос, я не сопротивляюсь давлению, сгибаю локти, кувыркаюсь через голову и плавно отталкиваюсь лишь в самый последний момент, приземляясь прямо на тело гадины. Не останавливаясь ни на мгновение, бегу к плечу Нагльфаара. И приближаясь к нему, выхватываю Халдорн и с разбегу вгоняю лезвие Хозяину в шею.
        Вряд ли я нанёс ему серьёзную рану, но вот выбесил его окончательно. С диким криком он попытался расплющить меня когтистой рукой, но я проворно спрыгиваю на землю, переворачиваюсь через плечо и несусь в сторону ближайшей колонны. Но озверевший Нагльфаар внезапно подпрыгивает и приземляется прямо у меня на пути!
        Оскалившись, резко меняю направление и бегу в середину зала. Бросив быстрый взгляд через плечо, вижу стремительно настигающего меня змея и принимаю единственное доступное решение - закинув меч обратно в ножны, прыгаю на свисающие цепи и карабкаюсь наверх, перебирая лапами со всей возможной скоростью. Чересчур разогнавшаяся рептилия не успевает затормозить и проносится мимо, а я в считанные секунды забираюсь на вершину и замираю на самом краю котла.
        Он был абсолютно полным, почти до самых краёв. Такое ощущение, словно я стою у края маленького озера. И когда по залу проносится оглушительный вопль, на поверхности воды возникает зыбкая рябь.
        Я оборачиваюсь и расширившимися глазами вижу, как Нагльфаар, вытянув в длинном прыжке руку, летит прямо к котлу. Я тут же срываюсь с места и несусь по металлическому ободу гигантского казана, но уже слишком поздно - лапа Хозяина вцепляется в край и следом за этим следует сильнейший удар его массивного тела о сталь. Котёл же, теперь подвешенный всего на двух цепях, по инерции раскачивается и со скрежетом наклоняется, а его содержимое заливает Нагльфаара.
        А я в этот момент прыгаю как можно выше, оттолкнувшись лапами изо всех сил. И уже под самым потолком запускаю руку в сумку и достаю своё самое ценное зелье, затем переворачиваюсь в воздухе и метаю её в стенку котла.
        Склянка с огневеей разлетается вдребезги и оранжевые брызги эликсира смешиваются с льющейся жидкостью, мгновенно воспламеняя её. Огненный поток охватывает всё тело Хозяина и он вопит от нестерпимой боли, а потом начинает падать на землю. Собственно, также, как и я сам.
        Раскинув руки в стороны и лихорадочно крутя хвостом, я пытался замедлить смертельный полёт, но сердце, мягко скажем, ушло в пятки. На середине пути я в отчаянии сжимаю в обеих руках по руниру и ломаю их.

“Бромиагон!” - Пустарный щит!

“Хэмбриад Грут!” - Каменная кожа!
        Я старался плавно приземлиться с перекатом через плечо, но скорость и гравитация были беспощадны - последовал страшный удар в плечо, а затем я рухнул на спину и отскочил от земли, словно резиновый мячик. Меня кувыркало по полу, перед глазами всё превратилось в сплошной круговорот, а в теле, казалось, не осталось ни одной целой косточки. И когда всё прекратилось, я изломанной куклой лежал на животе и был не в силах пошевелиться. Рот наполнился кровью, воздух застрял где-то в разорванных лёгких, а в ушах стоял приглушенный звон, в котором тонули всё прочие звуки.
        Хотелось просто взять и умереть...
        А потом пришла волна облегчения. С расширившимися зрачками я жадно вдохнул прохладный воздух и медленно, с шумом выдохнул. Я закашлялся, отхаркивая кровавые сгустки, и слух вдруг резко вернулся ко мне, принеся с собой рёв Нагльфаара, грохот взрывов и отчаянные крики моих друзей. Мышцы постепенно вновь наливались силой, и я с огромным трудом смог немного приподняться, но потом снова упал на землю. И, беспомощно валясь там в луже крови, меня вдруг обуяла лютая ярость на это слабое, никчёмное тело, и из моей глотки вырвался бешеный вопль. Нахлынувшая злость ударила в голову и наполнила мышцы адреналином, и я, хрипя от напряжения, поднял себя на колени.
        Жадно хватая ртом воздух, я вперил взгляд в развернувшуюся среди яростно бушующего пламени битву: охваченный огнём Нагльфаар с ревом бросался на Хэдвига, нанося по нему ужасающие удары когтями, но северянин умело отстранялся в сторону и с невероятной стойкостью принимал на щит сокрушительные атаки, которые каждый раз отшвыривали его на несколько метров назад. Но как бы тяжело не приходилось, он снова и снова поднимал щит и вновь вставал на пути у горящего монстра.
        Мои глаза метнулись к сражающейся слева от них Беаре и я успеваю застать её невероятный прыжок - разогнавшись, она с криком взмывает в воздух и с занесёнными над головой кинжалами летит прямо на распахнувшего пасть змея. Затем следует стремительный удар и острые лезвия клинков втыкаются в единственный оставшийся у рептилии глаз. Воительница тут же упирается ногами в чешуйчатую морду и резко отталкивается, в обратном кульбите отпрыгивая назад...
        Запыхавшийся Гобля носился из одного края сражения в другой, уходя от атак странными черными щупальцами, что вылетали из тела Нагльфаара и со смачным шлепком ударялись о пол, и не переставая закидывал Хозяина стремительно тающим алхимическим боезапасом...
        Вирхем стоял дальше всех и сейчас, стиснув древко сверкающего посоха, направлял в меня одну волну исцеления за другой, при этом не забывая следить за состоянием остальных и время от времени обновляя быстро слетающий с их тел защитный барьер.
        Наблюдая за тем, как молодой маг достаёт из сильно полегчавшей за время сражения сумки эликсир пустарной энергии и лихорадочно выпивает его, я опустил глаза и невольно провёл рукой по своим многочисленным ремешкам и кармашкам на кожанке, где должны были лежать мои собственные зелья. Но пальцы по большей части нащупали лишь осколки стекла. Повезло ещё, что не разбилось ничего взрывоапасного, а том не бы точно пришел конец…
        Плохо слушающимися пальцами я растегнул ремни сумки, заглянул внутрь и из ноющей груди вылетел вздох облегчения - в специально приспособленной как раз для таких вот экстремальных ситуаций алхимической сумке все эликсиры были в целости и сохранности. Дрожащей рукой я достал и влил в рот зелье восстановления. И когда тёплая желтая субстанция обволокла внутренности, я стал чувствовать себя намного лучше…
        Вопль Нагльфаара запоздало привлёк моё внимание и я увидел, как в мою сторону несётся обтекающее чёрной жижей щупальце. Я в отчаянии осознал, что не успеваю среагировать. Но тут по залу разносится воинственный рёв Хэдвига и северянин, разогнавшись, на полной скорости, подобно тарану, врезается в этот вытянувшийся отросток и отталкивает его в сторону. Щупальце изгибается от удара и скользит по полу, останавливаясь от меня в каких-то жалких четырёх метрах.
        Но тут происходит страшное.
        Хэдвиг пытается сделать шаг назад и разорвать дистанцию, но неожиданно не может этого сделать - щит липнет к вязкой жиже, что толстым слоем покрывает отросток, словно к клею. Северянин бессознательно упирается правой рукой в пульсирующую плоть и слишком поздно осознаёт свою ошибку. Пойманный в эту смертельную паутину, он в ярости кричит и пытается вырваться, но всё тщетно. Щупальце стремительно сворачивается и оплетает его, подобно осьминогу, и утаскивает к Нагльфаару, который тут же начинает медленно срастаться с отчаянно завопившим Хэдвигом. Беара хотела было броситься воину на выручку, но Гобле с трудом удалось удержать её от этого необдуманного поступка - он прекрасно понимал, что уже слишком поздно и ничего нельзя сделать... а через секунду это же понял и я.
        Из моей груди вырывается крик и я невольно протягиваю руку к Хэдвигу, который даже сейчас продолжает яростно сражаться за собственное тело и разум. Он и сам уже полностью осознал своё поражение, но сдаться без борьбы просто не мог...
        С трудом поднимаюсь на дрожащие ноги и в отчаянии окидываю взглядом полыхающий зал, в надежде найти хоть что-нибудь, чем можно помочь другу. И мои глаза упираются в одну из двух оставшихся колонн. Я лихорадочно срываю со связки руниров табличку с плетением огненного шара и сжимаю его в кулаке, обращая в пыль.

“Палмазорг Архд!!!”
        Меж моих разведённых в стороны ладоней закручивается огненный фихрь, через несколько мгновений выросший в большую, полыхающую нестерпимым жаром инфернальную сферу. Усы и шерсть на моём крысином лице начинает плавиться и я хриплю от боли, но всё же удерживаю этот лавовый шар в руках, а потом метаю его в колонну. И как только пламень соприкасается с камнем, по ушам бьёт грохот разрушительного взрыва и меня швыряет на землю взрывной волной. Воздух наполняет свист каменной шрапнели, а через мгновение гигантский котёл с протяжным стоном летит к земле и на полной скорости врезается в Нагльфаара, сшибает его с ног, придавливает к полу, и потоки жидкого пламени переливаются через край, обрушиваясь на изломанное тело Хозяина.
        Тяжело дыша, я покачиваясь встаю и, с ненавистью глядя на извивающегося монстра, достаю из сумки последнюю склянку с огнеей и срываю с пояса рунир Волшебного кулака. Крепко сжав оба предмета в левой руке, я извлекаю из ножен Халдорн и начинаю медленно ковылять в его сторону. И Нагльфаар видит меня.
        Безглазый змей срывается с места и в стремительном броске мчится ко мне. Я останавливаюсь и смотрю прямо на эту быстро приближающуюся смерть, но не двигаюсь с места. И лишь перед самым столкновением я делаю шаг навстречу и выбрасываю вперёд левую руку, упираясь ногами в пол - змеиная пасть смыкается на моём предплечье и отталкивает меня буквально на метр назад - это всё, на что хватило длины рептилии, протянувшейся через весь зал.
        Оскалившись в ухмылке, я смотрю прямо в морду объятому огнём Нагльфаару и сжимаю левый кулак, разрушая рунир.
        Сдохни, тварь!

“ВАЛКЛАЗАР!!!”
        Рунирное плетение Волшебного Кулака шестого уровня взрывается сокрушительным потоком энергии, который разносит на осколки эликсир огневеи и буквально рвёт на куски внутренности змея вдоль всего его громадного тела. А вот кровь… кровь единой с плотью Нагльфаара твари смешивается с пламенными капельками огневеи и моментально воспламеняет её, пустив по венам настоящий огненный шторм.
        Вот только проблема в том, что огневея смешивается и с моей кровью тоже.
        Рванув на себя руку, я взревел от боли вспыхнувшего в ней пожара и в это же мгновение начал обратную трансформацию в человека. На долю секунды все процессы в моём организме остановились и горящая кровь замерла на середине предплечья. Моя правая рука с хрустом стала перестраиваться в человеческую, а крысиная морда уже начала втягиваться в череп.
        Больше медлить нельзя!
        Я вытягиваю перед собой объятую внутренним пламенем руку и с бешеным воплем взмахиваю Халдорном, отрубая её у самого локтя! Брызжет кровь и полыхающая конечность отлетает в сторону. И в этот момент Зал Преобразования сотрясается от нового взрыва.
        Тело Нагльфаара разносит на куски.
        Трансформация моего тела завершается и я с протяжным стоном падаю на колени. Поднимаю к глазам кровоточащий обрубок, несколько секунд пялюсь на него, а потом рывком встаю на ноги. Покачнувшись, выпускаю из руки Халдорн и он звенит по камням. Заплетающимися пальцами вытаскиваю из сумки сферу жидкого огня и с размаху разбиваю её о землю буквально в метре от себя. Огненная жижа растекается по полу и мои ноги подкашиваются у самого её края. Припав на одно колено, я лихорадочно вдыхаю и выдыхаю, а затем резко прижимаю обрубок к пламенной луже. Крича от боли, мне удаётся выдержать несколько показавшихся вечностью секунд, а потом я рывком отшатываюсь назад и, уже не контролируя себя, отползаю как можно дальше.
        С трудом подавив панику и взяв себя в руки, я рухнул на спину и стал один за одним отцеплять оставшиеся руниры и подносить их к глазам, тут же откидывая в сторону ненужные.
        Не то… не то… не то…
        Вот. Рунир исцеления.
        Волшебная табличка крошится в пальцах и из разбитых губ вылетают слова древнего магразийского заклинания: “Итэати Арос...” И стоило им прозвучать, как пустарная сила наполнила моё тело, восстанавливая единицы жизни и заживляя раны. Это, конечно, не панацея, руку она мне не вернёт, болезни и патологии не излечит, новые органы не отрастит, да и кости не всегда правильно соединит, если вообще соединит. Но, с другой стороны, без этой магии мы бы уже давно были мертвы...
        Краем уха я слышу какое-то странное хрипение и шлепок. Сразу же ощутимо напрягаюсь и, невольно сглотнув, поворачиваю голову в поисках источника звука.
        Оно повторилось - протяжное хрипение, а затем шлепок.
        И тут я наконец вижу его - истекающий черной жижей кусок плоти, медленно ползущий в поисках норы, в которую он мог бы забиться и спастись.
        Стискиваю зубы и медленно поднимаюсь, прижав к груди обрубок. С трудом переставляя ноги, подхожу к Халдорну и поднимаю его. Оружие в руке придаёт мне сил и я ковыляю дальше, не сводя глаз с этой мерзкой падали. И теперь я видел, куда именно оно так упорно ползло - к лежащему невдалеке безногому телу Хэдвига, который, судя по всему, всё ещё был жив.
        - Саргон!
        С трудом оторвав взгляд от северянина, я поднял глаза и увидел бледную Беару, которую тащил на себе Вирхем. Гобля брёл рядом с ними, непрестанно крутя головой и держа наготове какую-то склянку.
        - Не подходите сюда! - заорал я и указал мечом на приближающееся существо. - С этим я разберусь, а вы проверьте, как там Хэдвиг.
        Бера кивнула и они направились к воину. Я же решительно преградил путь Нагльфаару.
        Да, это был он. Вернее то, что от него осталось: кусок двигающегося мяса, из которого торчала человеческая голова и небольшое щупальце, благодаря которому он подтягивал себя вперёд.
        Остановившись, Хозяин поднял на меня взгляд и прохрипел:
        - Не убивай… позволь мне жить, и я освобожу её.
        Из плоти проступило очертание женского лица, чьи ясные, голубые глаза смотрят на меня в неподдельном ужасе, а губы открываются в немом крике.
        - Я не врал… это действительно Витэлия, дочь Кривглазиана и м-м… м-моя сестра. Клянусь Древними, я могу отпустить её. А ещё… ещё я научу тебя своим способностям. Только подумай, что ты можешь сделать, став лимраком третьего поколения… Плени меня, но не убивай, прошу…
        Я перевёл взгляд с лица Витэлии на его глаза и мои губы растянулись в улыбке. Очень медленно, чтобы каждое моё слово было услышано, я произнёс:
        - И лишь в смерти ты обретёшь истинный покой, и откроешь глаза в царствии Его...
        Глаза Нагльфаара расширились и его лицо скривилось.
        - Не-е-е-е-ет!!! - щупальце обвилось вокруг моей ноги, и в этот момент я подбрасываю Халдорн, перехватываю рукоять обратным хватом и с силой вгоняю лезвие прямо в наполненный тьмой глаз. К сожалению, теперь я не мог привычно провернуть меч в ране, поэтому пришлось вытаскивать клинок и наносить ещё несколько ударов - хотя, чего греха таить, проделал я это с превеликим удовольствием.
        Останки Нагльфаара растекались чёрной жижей, а вместе с ними таяло и лицо Витэлии. И на мгновение мне показалось, что в её глазах промелькнуло облегчение, а на губах появилась мягкая улыбка благодарности. А потом она исчезла, сгинув вместе со своим братом.
        Развернувшись, я направился к окружившим Хэдвига друзьям. Подойдя к ним, я тяжело опустился на колени рядом с воином, чья голова покоилась на коленях у Беары, и натянуто улыбнулся.
        - Эй, ну как ты, старина?
        Северянин разлепил глаза и посмотрел на меня угасающим взором.
        - А то по мне не видно… - слабо усмехнувшись, тихо просипел Хэдвиг.
        Я невольно осмотрел его тело: ног нет до самого паха, правая рука оторвана, и лишь его верный щит всё ещё был при нём, прикрывая грудь. И, если быть откровенным, силпат мог бы выжить даже с такими страшными ранами, главное лишь остановить кровь и накачаться зельями лечения, если толкового мага целителя нет рядом. Ну а потом умелые врачеватели в городах соберут по частям тело и отрастят новые конечности взамен утерянных, делов-то.
        Вот только с Хэдвигом так не получится.
        Вязкая жижа пульсировала на его ранах, покрывая обрубки ног, руки и низ живота, продолжала поглощать его, становясь с ним единым целым. Кровь в венах уже почернела, и теперь от шеи к лицу тянулась тёмная паутина сосудов, а в правом глазу словно полопались капиляры и белок медленно заливало тьмой.
        - Ну, можно сказать, тебя нехило отделали, - я хмыкнул, а потом тяжело вздохнул. - Хэд, ну зачем ты полез, а? Этот удар предназначался мне, а не тебе.
        Хэдвиг через силу сглотнул и задышал чаще.
        - Потому что… без тебя…. мы бы его не одолели.
        - Ну, тут ты преувеличиваешь, старина...
        - Хватит. - Он нахмурился и покачал головой, а потом внимательно посмотрел мне прямо в глаза. - Ты… ты и правда видел мастера Сидиуса? Он д-действительно был... твоим учителем?
        Я выдержал его испытывающий взгляд.
        - Да, был. Я не лгу тебе, пусть Древние мне будут в этом свидетелями.
        Северянин очень серьёзно кивнул и с видимым усилием приподнял руку со щитом.
        - Тогда я прошу тебя, Саргон, принять клятву служения ордену “Хранителей Светочи” и взять мой щит как символ того, кем ты отныне будешь являться.
        Я вскинул брови и растерянно посмотрел на протянутый щит.
        - Хэд, я не понимаю…
        - Тебя учил сам мастер Сидиус. И ты доказал, что достоин называться его учеником. Я… - его тело затряслось в судороге, глаза закатились, но через секунду он вновь расслабленно поник, хрипло дыша. - У меня нет времени объяснить всё… Прошу, прими клятву и стань моим собратом, а потом… потом найди Сидиуса, он объяснит... Ты согласен?
        Сжав губы, я решительно кивнул. Чтобы это ни был за орден, я исполню последнюю волю своего друга.
        - Согласен.
        - Положи на него руку. - Хэдвиг придвинул ко мне щит и я, опустив Халдорн на пол, прижал ладонь к выгравированному изображению высокой башни. - Я, Хэдвиг из ордена “Хранителей Светочи”, нарекаю и признаю Саргона из Рэйтерфола своим собратом, который клянётся во что бы то ни стало сохранить сияние Светочи, как бы не был силён мрак Ночи. Ты принимаешь эту клятву, брат?
        - Принимаю и клянусь хранить сияние Светочи, как бы не был силён мрак Ночи, - я громко и отчётливо произношу клятву, и, словно в подтверждение моим словам, щит теперь уже моего собрата по ордену теплеет.
        Хэдвиг искренне улыбнулся.
        - Тогда прими мой щит, и пусть он служит тебе верно, как служил мне.
        Тёмный металл на долю мгновения окружает странное сияние, а потом щит соскальзывает с руки северянина и уменьшается до размеров обычного тарча.
        - Я с радостью принимаю твой дар, Хэдвиг. - Я осторожно беру в руки вооружение Хранителя Светочи.
        Северянин устало кивнул, а потом гордо вскинул голову.
        - Сар… Прошу тебя, дай мне умереть с честью, не позволь стать частью Ночи.
        Моя ладонь стиснула рукоять Халдорна, и, спустя несколько ударов сердца, я ответил:
        - Конечно, Хэд.
        Я извлёк из набедренных ножен кинжал и положил руку с ним воину на грудь.
        Беара всхлипнула и запрокинула мокрое от слёз лицо к потолку, но потом всё же пересилила себя и вновь опустила взгляд на умирающего друга, улыбнувшись.
        - Я всегда буду помнить историю про твой жопомобиль, Хэд.
        Губы северянина растянулись в широкой ухмылке.
        - И обязательно расскажи её потомкам, подруга.
        Из груди девушки вырвался истеричный смешок.
        - Конечно расскажу, будь уверен.
        Гобля, повесив уши, шмыгнул носом.
        - Тыждак всегда будет пить за тебя, дружбайка. И каждый будет знать, насколько великим быть воин из льдов!
        - Только хорошенько чтобы пил, понял? - хмыкнул Хэдвиг. - Будешь халтурить, вернусь и задницу надеру.
        - Хэд... - глаза Вирхема покраснели и он едва сдерживался, чтобы не разреветься. - Пусть… пусть Древние отметят тебя и пропустят в свои Врата, чтобы ты мог переродиться в новой… ну, в новой жизни. И чтобы ты был счастлив в ней. Амирус Древниар, друг.
        - Амирус, Вирхем. И спасибо. Мне нравились наши с тобой беседы, их будет не хватать. - Он в последний раз заглянул в лицо каждому из нас. - Спасибо всем вам. Я рад и горд тем, что у меня были такие друзья.
        Хэдвиг посмотрел на меня и медленно кивнул, устало закрыв глаза.
        - Прощай, брат, - глухо шепчу я, и одним точным ударом кинжала прерываю его мучения.
        И буквально через несколько мгновений после этого дриар на моём запястье сковывает холодом.
        Внимание! Задание “Подземелья Кривглазиана” выполнено!
        Глава 12
        ГЛАВА 12.
        Я не успел в полной мере осознать явленное дриаром, ибо вместе с его оповещением в моё тело хлынул поток такого могущества, который мне и не снился! Неведомой силой меня подняло в воздух и я, раскинув руки с набухшими мышцами в стороны, закричал от боли и восторга, и, казалось, в мой голос вплелись вопли сотен душ, что вырвались на свободу из поверженного Нагльфаара. Сознание буквально разрывало от проходящих сквозь него эмоций и воспоминаний, и в этом бурном урагане чужих жизней я вдруг увидел странное видение…
        ...Я мягко обнимаю стоящую ко мне спиной у окна девушку и с улыбкой касаюсь носом её шеи у самого уха. Жадно вдыхаю сладкий аромат свежей малины с клубникой, переплетающийся с нежным запахом тела, и целую бархатную кожу. Сердце забилось сильнее…
        Картинка задрожала и резко оборвалась, словно зависшая кинолента.
        ...Закрываю ей глаза ладонями и мы смеёмся, неуклюже вышагивая вперёд по коридору. Черные волосы струятся у меня между пальцев и лезут в лицо…
        Дрожь. Обрыв.
        ...Мы заходим в игровую комнату, я поворачиваю её лицом к Дипнесу и убираю руки:
        - Сюрприз!..
        Дрожь. Обрыв.
        ...Измождённое лицо лучшего друга склонилось надо мной, и я вижу, как в его глубоко запавших глазах отражаются отблески тусклой лапмы.
        - Готов?
        Я невольно напрягаю закованные в ремни руки, проверяя их на прочность, а потом стискиваю зубы и киваю.
        - Коли уже эту дрянь.
        Варп берёт с больничного столика наполненный синей жидкостью шприц и подносит иглу к набухшей вене. Несколько секунд он медлит, а потом вздыхает и делает укол. Раствор медленно впрыскивается в моё тело и стремительно разносится по кровеносной системе. Пару мгновений ничего не происходит, а потом я начинаю чувствовать, как сердце в груди замедляет свой ритм и бьётся всё медленнее, а веки словно наливаются свинцом с каждым его ударом.
        - На той стороне я ничем не смогу тебе помочь...
        Странно. Варп вот он, стоит рядом, а его голос, казалось, доносится откуда-то из глубины колодца.
        - Помни о своей цели! Она - твой якорь! Только так ты сможешь не умереть там окончательно и воспротивиться ФНЖ!..
        Всё моё тело резко содрогнулось и я распахнул глаза, жадно хватая ртом воздух. Сердце сжало, словно в тисках, и я тут же в панике заметался.
        Кто я? Где я? Что со мной произошло? Почему я не могу пошевелиться?!
        Внезапно слева раздались какие-то шлепки и протяжный хрип. Сотрясаемый дрожью, мне удалось скосить глаза и слегка повернуть голову.
        Тело. Безногое, с оторванной рукой, с которого стекает черная жижа. А чуть выше него бьётся в судорогах какая-то женщина. Тут же слышу новые стоны и замечаю ещё двоих людей, корчащихся в припадке.
        А потом пришло осознание.
        Я - Саргон из Рэйтерфола, Силпат, возрожденный в Древнире и идущий Путём Силы.
        Мышцы начали расслабляться и дыхание постепенно стало выравниваться.
        Да, всё верно, я Саргон, но было и кое-что ещё.
        В прошлой жизни я пожертвовал всем, даже собственной жизнью, чтобы оказаться здесь, в Древнире. Я сделал это ради того, чтобы отыскать великих Древних и получить ответы на свои вопросы, от которых напрямую зависит существование того мира, из которого я пришел.
        И на пути к своей цели я не остановлюсь ни перед чем.
        - Твою ж за ногу!..
        Я с трудом заставил себя вернуться к реальности и посмотрел на вставшего на колени Вирхема, с выпученными глазами смотрящего в свой дриар в виде хрустальной сферы.
        - Полностью согласна, - раздался хриплый голос Беары, чьи глаза скользили по невидимым строкам. - Это полный кабздец. Нет, я, конечно, предполагала, что униаров будет много, но чтобы настолько…
        Заинтересованный, я мысленно потянулся к собственному дриару и от влившихся в голову знаний мои брови изумлённо взлетели.
        Внимание! Задание “Подземелья Кривглазиана” выполнено!
        ВАМ УДАЛОСЬ УСПЕШНО ЗАЧИСТИТЬ ПОДЗЕМЕЛЬЯ ОТ ОБИТАЮЩИХ ТАМ АГРЕССИВНЫХ СУЩЕСТВ, А ТАКЖЕ УНИЧТОЖИТЬ НАГЛЬФААРА, ЗАПЕРТОГО НА ПЯТОМ ЯРУСЕ, В ЗАЛЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: 1) БЕСПЛАТНОЕ ОБУЧЕНИЕ УСКОРЕННОМУ КУРСУ ВОЛШЕБСТВА; 2) ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАБРАТЬ С СОБОЙ ВСЁ, ЧТО ВЫ СМОЖЕТЕ НА СЕБЕ ВЫНЕСТИ ИЗ ПОДЗЕМЕЛИЙ; 3) УВАЖЕНИЕ МАГИСТРА КРИВГЛАЗИАНА ДИКОГО; 4) СКРЫТО (ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ СКРЫТОЙ НАГРАДЫ ОБРАТИТЕСЬ К МАГИСТРУ).
        Внимание! Задание “Клятва II” выполнено!
        ВЫ СДЕРЖАЛИ КЛЯТВУ ПЕРЕД ВСЕЕДИНЫМИ И ОТОМСТИЛИ УБИЙЦЕ СТРАГЕНОВ ИЗ ПЛЕМЕНИ “КРОВАВЫХ КАМНЕЙ” - НАГЛЬФААРУ. ПРАВОСУДИЕ СВЕРШИЛОСЬ И ВЫ ОБРЕЛИ ПОКОЙ, ЗНАЯ, ЧТО ВСЕ ПОЖРАННЫЕ ИМ СУЩЕСТВА ОТНЫНЕ СВОБОДНЫ ОТ ВЕЧНОГО РАБСТВА.
        НАГРАДА: ДУХ ВАШЕГО ОТЦА, ВОЖДЯ ПЛЕМЕНИ “КРОВАВЫХ КАМНЕЙ”, ПЕРЕД ТЕМ, КАК ОТПРАВИТЬСЯ К ВСЕЕДИНЫМ, ДАРОВАЛ ВАМ СЛОВА ДРЕВНЕГО ЗАКЛИНАНИЯ, КОТОРОЕ ОТКРОЕТ ПУТЬ К КРОВАВЫМ КАМНЯМ. ВОСПОЛЬЗУЙТЕСЬ ЭТИМ ЗНАНИЕМ МУДРО, ВОЖДЬ УНИЧТОЖЕННОГО ПЛЕМЕНИ!
        Внимание! Получено Достижение “Титан”!
        ВАМИ БЫЛ УНИЧТОЖЕН ПРОТИВНИК “НАГЛЬФААР”, СТАРШЕ ВАС НА 120 СТУПЕНЕЙ.
        НАГРАДА: 25% УНИАРОВ ОТ НЕСГОРАЕМОГО ЗАПАСА ПОВЕРЖЕННОГО СОПЕРНИКА, +15 ОЧКОВ АТРИБУТОВ, +1 К ГЛОБАЛЬНОЙ РЕПУТАЦИИ, ГРАНЬ “ЗАЩИТА ДРЕВНИХ I” (ПОКАЗАТЕЛЬ ЛЮБОЙ НОСИМОЙ ВАМИ БРОНИ, ВКЛЮЧАЯ МАГИЧЕСКУЮ, БУДЕТ УВЕЛИЧЕН НА 5%).
        ИТОГ: 31 151 УНИАРОВ, +15 ОА, +1 ГР, ГРАНЬ “ЗАЩИТА ДРЕВНИХ I”.
        ВНИМАНИЕ! ПОЛУЧЕНА ГРАНЬ “ПОВЕЛИТЕЛЬ ПЛАМЕНИ I”- ЛЮБОЙ НАНОСИМЫЙ ВАМИ УРОН ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ОГНЯ БУДЕТ УВЕЛИЧЕН НА 5%, +1% СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ ЛЮБЫМ ОГНЕННЫМ АСПЕКТАМ.
        ВНИМАНИЕ! УЛУЧШЕНА ГРАНЬ - “ИМПРОВИЗАТОР II”- ЭФФЕКТ ОТ ВСЕХ ВАШИХ ДЕЙСТВИЙ, ЯВЛЯЮЩИХСЯ ПОСЛЕДСТВИЯМИ ИМПРОВИЗАЦИИ, ПОВЫШЕН НА 15%.
        ВНИМАНИЕ! УЛУЧШЕНО ДОСТИЖЕНИЕ - “ВЫЖИВШИЙ II”(+5 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ; +1% СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ ЛЮБЫМ ФИЗИЧЕСКИМ И МАГИЧЕСКИМ АСПЕКТАМ).
        Внимание! Разблокирована особая стотактовая Грань “Хладнокровие”!
        ТРЕБОВАНИЯ: РАНГ ОПЫТНЫЙ, ДОСТИЖЕНИЯ “ВЫЖИВШИЙ II” И “ТИТАН”.
        НАИБОЛЕЕ ОПАСЕН ТОТ ПРОТИВНИК, КОТОРЫЙ НЕ ТОЛЬКО МОЖЕТ СОХРАНИТЬ В БОЮ ЛЕДЯНОЕ СПОКОЙСТВИЕ, НО ЕЩЁ И СПОСОБЕН ПРОАНАЛИЗИРОВАТЬ СЛОЖИВШУЮСЯ СИТУАЦИЮ, ЧТОБЫ ПОДОБРАТЬ НЕОБХОДИМУЮ ТАКТИКУ В БОРЬБЕ С ВРАГОМ. И ОБЛАДАТЕЛИ ГРАНИ “ХЛАДНОКРОВИЕ” ЯВЛЯЮТСЯ ИМЕННО ТАКИМИ СИЛПАТАМИ - УМНЫМИ, РАСЧЁТЛИВЫМИ ТАКТИКАМИ, НЕПОКОЛЕБИМЫМИ ДАЖЕ В САМОЙ КРИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ. ОТКРЫВ В СЕБЕ ЭТУ ЧЕРТУ, ВЫ, БЕЗУСЛОВНО, СУЩЕСТВЕННО УСИЛИТЕ ПОТЕНЦИАЛ СОБСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ. НО НЕ ЗАБЫВАЙТЕ - ГЕНИЯМ ОЧЕНЬ СЛОЖНО ЖИВЁТСЯ СРЕДИ ОБЫЧНЫХ ЛЮДЕЙ…
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ ДАЁТ ПО ПРОЦЕНТНЫЙ БОНУС К АТРИБУТУ “РАЗУМ”, УСИЛИВАЯ ВАШИ АНАЛИТИЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ И УВЕЛИЧИВАЯ УРОВЕНЬ СПОКОЙСТВИЯ И КОНЦЕНТРАЦИИ В КРИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ.
        ПРИМЕЧАНИЕ: БОНУС НЕ УВЕЛИЧИВАЕТ КОЛИЧЕСТВО ДОСТУПНОЙ ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ.
        Внимание! Вы нанесли последний удар по существу “Нагльфаар. 192 ступень”!
        НАГЛЬФААР ЯВЛЯЛСЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ТРЕТЬЕГО ПОКОЛЕНИЯ ЛИМРАКОВ, ПОЭТОМУ, УЧИТЫВАЯ ОСОБЕННОСТИ ЭТОГО ВИДА, ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ 58 120 УНИАРОВ, А ТАКЖЕ 2 543 УНИАРА ЗА ВАШУ ГРАНЬ “ХИЩЕНИЕ”.
        КРОМЕ ЭТОГО, ДАННОЕ СУЩЕСТВО ОСТАВЛЯЕТ ПОСЛЕ СЕБЯ ФИЗИЧЕСКУЮ ЭМАНАЦИЮ, КОТОРУЮ ВЫ МОЖЕТЕ ЗАБРАТЬ С ЕГО ТЕЛА, И 1 ОСОБЫЙ ХРАНИМЫЙ ПУНКТ.
        Так... а вот можно по общим полученным униарам поконкретнее?
        Количество Униаров:
        Расходный запас - 94 926.
        Несгораемый запас - 16 169.
        Твою ж мать…
        Это что-же получается, если я в себя всё это вкачаю, то махом поднимусь до… где там эта таблица ступеней…
        У меня перехватило дыхание.
        До 148 ступени. Л-лядь, это же просто нереально!

“Интересно, а сколько получили остальные?” - мелькнула в голове мерзкая мыслишка.
        Я невольно поднял глаза на товарищей и поймал на себе их не менее любопытные взгляды. Каждый из нас чувствовал в другом распирающую изнутри силу, она манила, заставляла алчно мечтать об обладании ею, взывала к себе… но мы не поддались на её искушения.
        Мы ведь друзья… верно?
        Я сглотнул и нервно облизнул губы.
        - Прежде, чем выбраться наружу, советую распределить все униары. Во избежание, так сказать, соблазна.
        Беара кивнула.
        - Это да. А то сверкая, как фонарики, мы далеко от башни не уйдём.
        Вздохнув, я хотел было подняться с земли, но по привычке опёрся на левую руку и вскрикнул, когда обрубок ударился о пол. Прижимая к груди искалеченную руку и шипя ругательства, я всё же встал на ноги. И, рассматривая ровный срез, подумал о том, что как только выберусь отсюда, то сразу же заплачу любые деньги, лишь бы отрастить заново руку. Жутко, знаете ли, ощущать покалывание в кончиках пальцев, которых на самом деле нет.
        Я опустил взгляд на Хэдвига и на тарч, что лежал рядом с ним. Немного помедлив, всё же наклонился, взял щиток стал внимательно рассматривать изображение высокой башни.

“Хранители Светочи”, значит… и во что же я вляпался на этот раз?
        Дриар охотно откликнулся на этот невысказанный вслух вопрос.

“ХРАНИТЕЛИ СВЕТОЧИ”.
        ВЫПОЛНЯЯ ПОСЛЕДНЮЮ ВОЛЮ УМИРАЮЩЕГО ТОВАРИЩА, ВЫ ПРОИЗНЕСЛИ СЛОВА КЛЯТВЫ И, СУДЯ ПО ВСЕМУ, ВСТУПИЛИ В РЯДЫ ОРДЕНА, НАЗЫВАЮЩЕГО СЕБЯ “ХРАНИТЕЛЯМИ СВЕТОЧИ”. КТО ОНИ ТАКИЕ? ЧТО ЭТО ЗА “СВЕТОЧЬ”? ЧЕМ ВАМ ГРОЗИТ ПРИНЯТАЯ КЛЯТВА? КАКИЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ЭТО НА ВАС НАКЛАДЫВАЕТ И НАКЛАДЫВАЕТ ЛИ ВООБЩЕ? ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОТВЕТЫ НА ЭТИ, А ТАКЖЕ НА МНОГИЕ ДРУГИЕ ВОПРОСЫ, ВАМ НАДО ОТЫСКАТЬ МАСТЕРА СИДИУСА И РАССПРОСИТЬ ЕГО ОБ ОРДЕНЕ.
        НАГРАДА: ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОРДЕНЕ; СКРЫТО.
        Я выгнул бровь.
        Оу, ну спасибо, дриар, вот что бы я без тебя делал!
        Вновь посмотрев на щиток, я приложил его к левому плечу и он мгновенно прилип к нему, словно резко притянутый к магниту кусочек металла. По телу прошёл магический разряд и на этом всё закончилось. Разбираться с этим подарком решил позже, а сейчас повернулся к Беаре.
        - Бера, помоги мне.
        Я подошел к телу Хэдвига и просунул ладонь между его шеей и доспехом, крепко ухватившись за нагрудник. Воительница со своей стороны проделала тоже самое. Приподняв тело северянина над землёй, мы поволокли его к полыхающей пламенной луже. Остановившись у самого её края, осторожно опустили погибшего в эту огненную купель и оранжевые языки тут же с жадностью накинулись на новую пищу.
        Сделав несколько шагов назад, мы завороженно смотрели на то, как бушующее пламя медленно превращает в пепел плоть нашего друга, а потом я заметил, как Беара сжимает свой живот и кривится от боли.
        - Ты в порядке? - озабоченно спросил я.
        Воительница кивнула.
        - Да. Мне повезло, лезвие не задело позвоночник, но вот органы порезало знатно. Наверняка что-то придётся менять…
        Я открыл алхимическую сумку, достал из неё небольшой флакон с обезболивающим и протянул ей.
        - Держи. На ногах тебе стоять ещё долго, не помешает.
        Она выпила зелье и на её лице тут же проступило облегчение.
        - Спасибо, - она слабо улыбнулась и потрясла пустой склянкой. - Этого чертовски не хватало.
        Позади меня раздалось странное шипение и я резко развернулся, хватаясь за рукоять Халдорна, но моя ладонь нащупала лишь пустоту. Лядь! Халдорн остался лежать на земле вместе с кинжалом!
        Но через мгновение стало понятно, что никакой опасности нет - Вирхем напряженно стоял у горящего стеллажа и колдовал плетение ледяного купола, который с шипением таял от соприкосновения с огнём.
        - Вирхем, что ты делаешь? - окликнул я молодого мага.
        - Надо потушить огонь! - не поворачиваясь, прокричал маг. - Здесь же столько систематизированных знаний! Внутреннюю сторону этого стеллажа вряд ли удасться спасти, но вот внешнюю ещё возможно! Но если не остановить пламя, здесь всё сгорит!
        Я окинул взглядом полыхающий зал. А он прав, сейчас горит только пол в середине да внутренняя сторона второго стеллажа - если не ошибаюсь, там то, что связано со школой демонологии - но вот если мы ничего не сделаем, то пламя распространиться дальше и сожрёт вообще всё. А ведь здесь могут находиться бесценные фолианты, которые могут стать частью нашей награды!

“Но ведь не мог же Кривглазиан не позаботиться о сохранности своей библиотеки! Если он и правда работал с астральными планами, из которых временами прорывались незваные гости, то он не мог не учесть появление кого-нибудь огнедышащего или, скажем, плюющегося кислотой. Да что и говорить - старик ведь здесь зелье массово варил в огроменном чане! - пронеслась в голове внезапная мысль и я нахмурился. С одной стороны эти размышления верны, но с другой - Кривоглаз ведь очень странный, практически сумасшедший волшебник! С него станется…
        Я подошел к Вирхему и очень внимательно присмотрелся к охваченным огнём книгам. И уже через минуту хлопнул мага по плечу.
        - Можешь не напрягаться! Смотри, - я указал на горящий стеллаж, - ни книги, ни даже дерево не горит! По ходу колдун позаботился о том, чтобы здесь всё осталось в сохранности. Так что просто дадим огню выгореть.
        - Саргошка! - моё внимание привлёк Гобля, указывая кривым пальцем куда-то в середину зала. - Тама шота сверкает!
        Я посмотрел в указанную сторону и действительно увидел нечто в самом центре астробломира. От этого непонятного предмета словно бы исходила тёмная аура, которая тут же рассеивалась зыбким дымком. Заинтересованный, я направился к нему и остановился в нескольких метрах, присев на корточки.
        Это был слиток абсолютно чёрного, гладкого металла, над которым витала расплывчатая надпись: “Эманация”. Видимо, это то, что оставил после своей смерти Нагльфаар. Вопрос лишь в том, что же это за штука? Если честно, то поначалу я опасался брать его, но потом вспомнил пояснения дриара и протянул руку, осторожно поднимая брусок. Ого, тяжелый! Килограмма под два точно будет.
        Я выпрямился. Не знаю, что это, но мне, как кузнецу, ясно одно - это металл. И у меня как раз есть знакомый легендарный кузнец, которому наверняка известно, что он из себя представляет.
        - Гобля, - я обернулся через плечо, - дай мне одну из своих опустевших сумок.
        Тыждак, не задавая лишних вопросов, снял сумку из-под боевых зелий, открыл её и подошел ко мне. Я вложил эманацию внутрь и перекинул ремень через голову.
        - Что это такое? - полюбопытствовала Беара.
        Я пожал плечами.
        - Какой-то металл под названием “эманация”. Когда выберемся наружу, я покажу её разбирающемуся в этом… хм… камню, и смогу сказать точнее.
        - Ясно. - Девушка рассеянно осмотрелась вокруг. - И что теперь будем делать?
        - Что делать? - Мои губы исказила усмешка. - Ну, в нашем распоряжении абсолютно все пять этажей подземелья и допуск практически ко всем его тайникам! Так что, думаю, самое время забрать то, что полагается нам по праву. Вот только... - Я мрачно нахмурился. - Вот только не думаю, что Сиэрд дотянет до конца нашей мародёрки.
        - Вряд ли это будет проблемой, - Беара слегка улыбнулась. - От меня, одноглазой и с такими болями в животе, вряд ли будет хоть какая-то польза. Разве что обезболивающие буду каждый час пить, но это тоже не выход. Нет, давайте так - помогите мне дотащить Сиэрда до выхода и дайте нам денег на лекарей, а сами оставайтесь здесь и шерстите всё сверху донизу. - Она ухмыльнулась. - А когда выберетесь, думаю, в моей доле не откажете.
        Вирхем неуверенно дотронулся до её плеча.
        - Ты уверена?
        - Да. Это самый лучший выход. Не уходить же нам отсюда с пустыми руками, верно? Мы, шхайрат меня задери, заслужили эту награду, как никто другой!
        Я некоторое время размышлял, а потом кивнул.
        - Хорошо, тогда пошли.
        Пришлось изрядно потрудиться, чтобы преодолеть завал, перекрывающий выход из зала, но в конце концов мы выбрались в коридор. Сначала мы долго не могли привыкнуть к окружающей нас тишине и постоянно ожидали атаки из засады, не веря, что все монстры погибли, но время шло, и вот уже отыскалась лестница на четвёртый ярус, а никто даже не попытался нас сожрать. И всё равно бдительность мы не ослабили - лучше перебдеть.
        Четвёртый этаж, собственно, также, как и пятый, отличались от первых двух - хорошо освещённые, с яркими барельефами, пусть и поврежденными змеиным телом, они смотрелись красиво и по-своему величественно. Это насколько ж искусные мастера должны были так постараться, чтобы создать глубоко под землёй такое чудо? А уж сколько всё это должно стоить вообще сложно себе представить! Хотя, конечно, последние этажи не шли ни в какое сравнение с роскошью третьего, на котором располагались личные хоромы колдуна. Теперь мы могли не спеша насладиться отличными картинами, витражами вместо дверей, яркими гобеленами, на которых были вышиты не только древние лозунги, но и запечатлены самые разнообразные, будоражащие воображение сцены, а также отменно вырезанными из камня барельефами, смотря на которые казалось, будто они сейчас оживут. И это не говоря про многочисленные шкафы с книгами, горизонтальные витрины, за стёклами которых лежали разнообразное оружие и амулеты, и наполненные от пола до потолка стойки с зельями! Да этот Кривглазиан чертовски богатый старикан, я смотрю! На чём же он такие деньги заколачивал?
        Мы беспрепятственно поднялись на второй этаж и дошли до нашего склада. Сиэрд лежал там же, где мы его и оставили - в кладовке лаборатории, холодного и безжизненного. Интересно, а вдруг он уже мёртв? Хотя нет, вряд ли, тогда бы дриар сообщил о провале задания. Да и силой от его хорошо так набитого расходного запаса веет не слабо. Намного меньше “фонит”, чем от нас, но всё же.
        Вирхем подхватил жаброида за подмышки и осторожно поднял его. Я наклонился вперёд и маг закинул бесчувственное тело мне на плечо. Крякнув, я выпрямился и мы отправились на первый ярус.
        И уже подходя к выходу из подземелья, я окликнул Тыждака:
        - Гобля, - ушастый повернулся ко мне, - сбегай в хатку, притащи мой мешочек с деньгами.
        Гоблин кивнул и скрылся в ближайшей ветродуйке. Впрочем, едва мы успели подняться по лестнице к двери, ведущей в башню колдуна, как он вернулся, волоча за собой две больших, позвякивающих сумки.
        - На! - Запыхавшись, он подтащил свою ношу к ногам Беары. - Тута Саргошкино и моё золотишка. На лечилка должно хватать.
        - Спасибо, Гобляша. - Воительница потрепала его по макушке с жиденькой шевелюрой.
        - Да ла-а-ана! - Тыждак махнул рукой и широко улыбнулся, выпятив свой квадратный зуб. - Гобля же знать, что тебе осень надо купить мозги!
        Я криво ухмыльнулся и хохотнул.
        - О да, обязательно купи себе мозги! Вещь в наше время просто незаменимая, отвечаю!
        - Главное, чтобы мне не попалась такая же дешёвка, как у тебя! - весело парировала в ответ девушка. - Ладно, опускайте его на землю, а я пока повышу ступени.
        Мы с Вирхемом аккуратно уложили Сиэрда на пол, а Беара легла у стены и закрыла глаз, расслабившись и погрузившись в единение с дриаром. Несколько долгих минут мы наблюдали за тем, как её зрачок безостановочно двигается под веком, как она закусывает губы и хмурится, а иногда даже улыбается. Потом она вдруг замерла, и через мгновение выгнула спину, а из широко распахнутого рта вырвался оглушительный, протяжный крик, усиленный распирающей всё тело силой, которая волной ослепительного света лилась из её груди, рук, горла и глаз. А потом всё прекратилось также резко, как и началось - сияние погасло и жадно дышащая Беара, безостановочно дрожа, бешено вращала глазом. Но вскоре её дыхание выровнялось и напряжение спало, позволив ей расслабленно развалиться на полу.
        Беара улыбнулась и насмешливо покосилась на нас, стоявших в полнейшем обалдении.
        - Вы даже не представляете, мальчики, насколько обалденно это сейчас было. - Она радостно потянулась и каждая косточка её обновлённого тела захрустела. - Так великолепно я себя не чувствовала ещё никогда в жизни!
        Я переглянулся с почему-то смутившимся Вирхемом и кашлянул в кулак.
        - Тогда может останешься с нами? Отправим с Сиэрдом, скажем, Гоблю. Всё-таки у него не было задания на зачистку подземелья, он ведь здесь работает, так что сможет потом просто вернуться назад.
        Гоблин активно закивал, хлопая длинными ушами по плечам, но Беара покачала головой.
        - Не, это вряд ли. - Она с невообразимой ловкостью и грацией, словно кошка, поднялась на ноги и отряхнула руки. - Раны мне залечило, это да, но вот органы так сильно потрепало, что их огрызки, видимо, срослись как попало. К этому сразу не привыкнешь, и у меня появились штрафы на атрибуты, повесили изъян, и боль вернётся, как только развеется воодушевление от подъёма ступеней. Так что я пас, лучше спасу Сиэрда и полежу в больничке в своё удовольствие, а потом буду наслаждаться кружечкой пива, нежась под тёплыми лучами солнца!
        Мечтательно закатив глаза, она вздохнула, и, закинув за спину сумки с деньгами, ухватила жаброида за грудки и поволокла к выходу. И только она собиралась отпустить алхимика и постучаться в дверь, как та внезапно распахнулась сама по себе, пропуская девушку внутрь. Перейдя через порог, воительница подмигнула нам.
        - Чтобы собрали там всё только самое лучшее и загрузились под завязку, поняли? Удачи вам!
        - О, в этом можешь не сомневаться! До скорой встречи!
        Мы подняли руки в прощании, а потом дверь закрылась, вновь отрезав нас от внешнего мира.
        Я развернулся и весело переглянулся с товарищами.
        - Ну что, камрады, пошли безнаказанно грабить хозяйские закрома!
        Глава 12. Часть 2.

***
        Начать мы решили с Зала Преобразования, разумно предположив, что именно там скрываются основные “вкусности”. Ну а даже если и нет, то в любом случае на пятом, четвёртом и третьем этажах однозначно находится больше ценных предметов, чем на первых двух. Поэтому мы, захватив с собой объёмные рюкзаки и сумки, быстро спустились вниз.
        Огонь, лишенный пищи в каменном помещении, уже практически погас и поэтому не доставил нам каких-либо хлопот. Так что теперь у нас был беспрепятственный доступ ко всем стеллажам, хотя обломки колонн да и сам котёл хоть и не смертельно, но всё же мешали.
        - Я пойду проштудирую тот, что по магии воды, - сразу заявил Вирхем и направился к четвёртой секции.
        - Ага, иди.
        Проводив его взглядом, я, кусая губу, задумчиво осмотрелся. Этж сколько времени у нас уйдёт на полный осмотр всего, что здесь собрано? А ведь надо не только осмотреть, но и тщательнейшим образом отсеять лишнее, чтобы выбрать то, что достойно стать частью награды. На самом деле правильнее всего было бы изучить все доступные талмуды прямо здесь, на месте, а с собой захватить только самое лучшее - зашифрованное там, или необычайно древнее. А ещё надо разделить обязанности, потому что тот же Тыждак любителем почитать явно не являлся - вон, с какой скукой ковыряется в носу.
        Сказано - сделано.
        - Так, Гобля, пока я с Вирхемом буду рыться в книгах, ты прошвырнись по этажам и тащи к выходу из подземки все деньги, которые найдёшь. Твёрдая валюта лишней точно не будет, так что прихватим с собой немного монет.
        - О, моя любить золотишка! - заулыбался гоблин и стремглав бросился прочь из зала.
        - Вот и хорошо... Вирхем, ты у нас в магии разбираешься, да и магразийский знаешь, так что перелопачивание всей этой макулатуры на тебе. Складируй всё в четыре кучки: в первую хлам, во вторую полезное, но не обязательное, в третью только самое лучшее, ну а в четвёртую всё странное, древнее и нечитаемое.
        - Хм. - Вирхем скептически окинул взглядом бесчисленные ряды книг. - То есть ты мне в этом деле не поможешь?
        - Нет. - Не скрывая улыбки, я достал из сумки и потряс в воздухе амулетом Витэлии. - Я буду искать тайники!
        Молодой маг усмехнулся и, закатав рукава, принялся за работу.
        Я же всмотрелся в горящий в глубине камня синий рунический символ и дриар тут же предоставил поясняющую информацию об артефакте.
        Амулет Витэлии.
        ОХРАННЫЙ МЕДАЛЬОН ДОЧЕРИ КРИВГЛАЗИАНА ДИКОГО. ОБЕСПЕЧИВАЕТ ДОСТУП В ЛЮБОЕ ПОМЕЩЕНИЕ НА ТЕРРИТОРИИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ, А ТАКЖЕ ОБЛАДАЕТ ФУНКЦИЕЙ ОБНАРУЖЕНИЯ РАСПОЛОЖЕННЫХ ЗДЕСЬ ТАЙНИКОВ.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) + 10 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ.

2) ИСТИННАЯ СУТЬ - МОЖЕТ ИДЕНТИФИЦИРОВАТЬ ПРЕДМЕТЫ. КОЛИЧЕСТВО ЗАРЯДОВ: 3/10.

3) ВОЛШЕБНЫЙ ЩИТ - АКТИВНОЕ ЗАЩИТНОЕ ПЛЕТЕНИЕ С МОБИЛЬНЫМ КУПОЛОМ НА 500 ЕДИНИЦ ПРОЧНОСТИ. КОЛИЧЕСТВО ЗАРЯДОВ: 1/1.
        Ох ты! Полезная вещица, ничего не скажешь. А у щита, интересно, какие характеристики?
        Щит Хранителя Светочи.
        ОДИН ИЗ СИМВОЛОВ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ К ОРДЕНУ.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) ПРОЧНОСТЬ - НЕРАЗРУШИМЫЙ;

2) СМЕНА ФОРМЫ - ИЗ НАПЛЕЧНОГО ЩИТКА В ПОЛНОЦЕННЫЙ ЩИТ И ОБРАТНО;

3) ОЧИЩЕНИЕ - СНИМАЕТ ЛЮБОЙ ЭФФЕКТ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РАЗУМ И РАЗВЕИВАЕТ ВСЕ МИРАЖИ И ИЛЛЮЗИИ В ПРЕДЕЛАХ ВОСЬМИ МЕТРОВ. КОЛИЧЕСТВО ЗАРЯДОВ: 0/3;

4) БРОНЯ СВЕТОЧИ - ПОКАЗАТЕЛЬ ЛЮБОЙ НОСИМОЙ ВАМИ БРОНИ, ВКЛЮЧАЯ МАГИЧЕСКУЮ, БУДЕТ УВЕЛИЧЕН НА 5%.
        Неразрушимый? То есть, если существует неразрушимый щит, то есть и такая же броня? Или оружие? И вообще, можно ли создать клинок, способный разрушать вот такое вот неразрушимое? Ухх, сколько интересных вопросов для начинающего кузнеца! А уж потенциал-то какой! Обязательно расспрошу обо всём этом мастера Дроко.
        С улыбкой пытаюсь надеть амулет Витэлии, но тут же раздаётся магический треск и я с руганью срываю его. Что это было?! Я что, не могу им пользоваться?!
        Подавив раздражение и злость, стал разбираться. И вскоре всё стало ясно - просто два волшебных медальона не могут взаимодействовать друг с другом, и поэтому один необходимо было снять. Что я, собственно, и сделал.
        Надо сказать, с плюс десять ко всем атрибутам дышать стало ощутимо легче - всё-таки дополнительная сотня к единицам жизни необычайно бодрит, а к Разуму хорошо прочищает мозги.
        Ладно, пора приступать к поискам.
        Я повертел головой и тут же улыбнулся. Бинго! Противоположная от входа стена с барельефом, на котором изображались Врата Древних, как на одной из сторон тайвера, испускала мягкое синее сияние. Но прежде, чем пойти туда, я пересилил любопытство и внимательно осмотрел весь остальной зал - увы, больше ничего скрытого не обнаружилось.
        Осторожно приблизившись к барельефу, я на всякий случай вытащил Халдорн и увеличил щит… хм, я сказал, увеличил щит! Нахмурившись, потряс искалеченной рукой, пытаясь стряхнуть щиток. Да что ж такое-то? Как он работает? Хэдвиг вроде просто взмахивал и всё... Ну-ка - р-р-раз! Вот фигня какая а! Давай же! И-и-и кия-а-а!!!
        - Эммм… что ты делаешь?
        Вздрогнув, я обернулся. Вирхем смотрел на меня, как на идиота. Ну ещё бы - вместо того, чтобы делом заняться, Саргон изображает из себя каратиста и машет обрубком во все стороны.
        - Да щит учусь использовать, - буркнул я и вернулся к прерванному занятию.
        - Ааа… хм. Ну хорошо, удачи.
        - Ага, спасибо.
        О! Получилось! Вот только как именно я так и не понял... Ладно, без разницы, потом разберусь. Выставив перед собой полноразмерный щит, я постучал рукоятью Халдорна по барельефу. Но спустя минуту так ничего и не произошло. Тьфу ты, и здесь не работает! Рукой к нему прикоснуться, что ли?
        И едва моя ладонь прижалась к шершавому камню, как амулет Витэлии потеплел и стена передо мной стала прозрачной, колыхаясь при этом, словно плёнка портала. И как только я разглядел то, что было за ней…
        - Вирхем! Давай сюда, я нашел тайник! - Мои губы растянулись в улыбке. - И ещё какой!
        Маг тут же подскочил ко мне и застыл в ступоре.
        - Твою ж мать! - вырвалось у выпучившего глаза колдуна.
        Мы переглянулись и вместе перешагнули волшебную границу.
        - Я попал в сказку… - прошептал обалдевший парень.
        Я был с ним полностью согласен - помещение, в котором мы оказались, больше напоминало банковское хранилище: ровные ряды стеллажей с самым разнообразным содержимым тянутся покуда хватает глаз, каждая стена представляет собой сплошной шкаф, а в середине всего этого стоит постамент с толстым фолиантом. Я сразу же направился к нему, провёл ладонью по кожаному переплёту и осторожно открыл, погрузившись в чтение первых страниц.
        - Обалдеть! - воскликнул Вирхем, с помощью своей сферы дриара рассматривая покоящиеся на полках предметы. - Тут по ходу все артефакты фиолетовые!
        - Что значит “фиолетовые”? - не отрываясь от чтения, спросил я.
        - Ну, если расцветка “серая”, это просто зачарованный предмет, ничего особенного от такого ожидать не стоит. Зелёная - качественное изделие. Красный цвет - признак редкого артефакта с несколькими характеристиками. А вот фиолетовый говорит о том, что перед тобой уникальная вещь, сделанная на заказ известным мастером! А если она ещё и является частью комплекта, то это вообще шикарно!
        - Интересно… - я задумчиво склонил голову, вспоминая свой доспех секача. - А комплекты есть к каждому цвету?
        Вирхем кивнул.
        - Ага. При сборе всего набора даёт какой-то приятный бонус. Есть ещё, конечно, золотая расцветка, но это уже легендарные предметы. А про белоснежные и вовсе стоит забыть.
        - Понятно. - Я выпрямился, повернулся к нему и постучал пальцем по книге. - Я наконец понял, чем зарабатывал такие деньжищи Кривглазиан - он зачарователь, и, скорее всего, один из лучших. Здесь указаны имена клиентов, уплаченные суммы, сроки выполнения и названия артефактов. А также оклады его помощников - алхимиков, символогов, кузнецов и ещё целой кучи разнопрофильных ремесленников. Многие из них жили в этих подземельях, порой даже с семьями, и работали на волшебника, причем их труд вознаграждался очень и очень щедро. - Я кивнул на стеллажи. - Это всё сделано персонально на заказ, поэтому и “фиолетовое”.
        Молодой маг облизнул губы.
        - А в этой книжке случаем нет описания изделий?
        Я покачал головой.
        - Увы, только названия, причём с указанием того, что их можно заменить по желанию клиента. Но у нас есть три заряда идентификации, плюс у меня лично есть пятипроцентный шанс на распознание свойств любого оружия, так что, может, на что дельное и наткнёмся.
        - И… с чего тогда начнём? А то у меня глаза разбегаются, если честно.
        - У меня тоже, - признался я. - Давай так - я пройдусь и осмотрю всё оружие, а ты погляди, может, что интересного себе присмотришь, один заряд идентификатора всяко твой.
        На том и порешили.
        Я шел вдоль полок и прикладывал руку к каждому встреченному ножу, кинжалу, мечу, луку, арбалету и посоху. И если железные посохи ещё относятся к моей кузнецкой епархии, то вот луки, арбалеты и деревянные посохи просто проверял на всякий случай - ведь их изготовлением занимались специально обученные плотники и инженеры, что было в стороне от моей профессии, хотя металлические части всё же выковывает кузнец. Смежные отрасли, чего уж там.
        Я переходил от предмета к предмету, монотонно выполняя свою простую работу, и тут внезапно мой дриар сковало холодом!
        Сработало!
        Кинжалы “Поедатели Жизни”.
        ДЕСЯТКИ ПЕРЕКОВАННЫХ КЛИНКОВ УБИЙЦ, ЧТО ЗАБРАЛИ ЖИЗНИ СОТЕН ЖЕРТВ, НАШЛИ СВОЁ ВОПЛОЩЕНИЕ В ЭТИХ КИНЖАЛАХ, ИЗГОТОВЛЕННЫХ ВЕЛИКИМ ПРОСТРАНСТВЕННЫМ МАСТЕРОМ, ЧЬЕГО ИМЕНИ НИКТО НЕ ЗНАЕТ. ОТМЕЧЕННЫЕ ЕГО КЛЕЙМОМ, “ПОЕДАТЕЛИ ЖИЗНИ” БУДУТ СЛУЖИТЬ ГРОЗНЫМ ОРУЖИЕМ В УМЕЛЫХ РУКАХ, А ВЛАДЕНИЕ ИМИ УЖЕ САМО ПО СЕБЕ ЯВЛЯЕТСЯ БЕСЦЕННОЙ НАГРАДОЙ.
        УРОН: 250.
        ПРОЧНОСТЬ: 500.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) + 25 К АТРИБУТУ “ЛОВКОСТЬ”;

2) КЛИНОК ОДИНАКОВО ОПАСЕН КАК ДЛЯ МАТЕРИАЛЬНЫХ, ТАК И ДЛЯ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ И ВОЛШЕБНЫХ СУЩЕСТВ;

3) ВАМПИРИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ - 25% ОТ НАНЕСЁННОГО ВРАГУ УРОНА ПРЕОБРАЗУЕТСЯ В ЖИЗНЕННУЮ ЭНЕРГИЮ, КОТОРУЮ ПОЛУЧАЕТ ВЛАДЕЛЕЦ “ПОЕДАТЕЛЯ”;

4) КРОВАВАЯ АУРА - АКТИВНОЕ ЗАЩИТНОЕ ПЛЕТЕНИЕ. ЛЮБОЙ НАХОДЯЩИЙСЯ В ПРЕДЕЛАХ ПЯТИ МЕТРОВ НОСИТЕЛЬ КРОВИ, ПРИ НАЛИЧИИ ДАЖЕ САМОЙ НЕБОЛЬШОЙ РАНЫ, ПОЛУЧАЕТ КРОВОТЕЧЕНИЕ И ТЕРЯЕТ ЕДИНИЦЫ ЖИЗНИ В РАЗМЕРЕ 1 ПУНКТ В СЕКУНДУ. ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ: 5 МИНУТ. КОЛИЧЕСТВО ЗАРЯДОВ: 1/1.
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЭТО ПАРНЫЙ КОМПЛЕКТ, СОСТОЯЩИЙ ИЗ ДВУХ КИНЖАЛОВ. НАЛИЧИЕ ПОЛНОГО КОМПЛЕКТА ДАЁТ БОНУС: УРОН УВЕЛИЧИВАЕТСЯ ДО 300; ДОПОЛНИТЕЛЬНО + 25 К АТРИБУТУ “ЛОВКОСТЬ”; ДОПОЛНИТЕЛЬНО +25% К ВАМПИРИЧЕСКОМУ ЭФФЕКТУ.
        ТРЕБОВАНИЕ: 300 ЛОВКОСТИ.
        Вот так кинжальчики… это получается обоерукий боец будет в сумме наносить от 600 урона, лечиться на 300, и ещё +50 к Ловкости получит… жестоко… и ведь красивые-то какие, с алыми прожилками на лезвии, рукоять с рубинами…
        Я взял клинок в руку, с восхищением осмотрел, а потом вздохнул и затолкал их в сумку.
        - Вирхем, я нашел кинжалы для Беары! - перебарывая жадность, прокричал я. - Уверен, она будет в восторге.
        Как бы мне не хотелось прибрать их к рукам, ей они будут нужнее. Не чужой всё-таки человек, да и кинжалы это её специализация.
        Я продолжил поиски. Но, увы, мне повезло всего лишь один раз, да и то не на профильное оружие.
        Лук “Неотвратимость”.
        ЭТОТ ЛУК, ИЗГОТОВЛЕННЫЙ ВЕЛИКИМ ПРОСТРАНСТВЕННЫМ МАСТЕРОМ, СПОСОБЕН НЕ ТОЛЬКО ПОРАЖАТЬ СВОЮ ЦЕЛЬ НА ОГРОМНОМ РАССТОЯНИИ, НО И ПРИ ЭТОМ ВЫПУЩЕННЫЙ ИМ СНАРЯД БУДЕТ СТРЕМИТЬСЯ ИМЕННО К УКАЗАННОЙ ЖЕРТВЕ.
        УРОН: 50% ОТ АТРИБУТА “СИЛА” СВОЕГО ВЛАДЕЛЬЦА.
        ПРОЧНОСТЬ: 400.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) + 10 К АТРИБУТУ “ЛОВКОСТЬ”;

2) + 10% К СПЕЦИАЛИЗАЦИИ “ЗРЕНИЕ”;

3) ДАЛЬНОБОЙНОСТЬ (ПАССИВНАЯ) - ВЫПУЩЕННЫЙ ИЗ ЭТОГО ЛУКА СНАРЯД СПОСОБЕН ПОРАЗИТЬ ЛЮБУЮ ВИДИМУЮ ЛУЧНИКОМ ЦЕЛЬ, НО НА СКОРОСТЬ ПОЛЁТА СТРЕЛЫ ЭТО НЕ ВЛИЯЕТ. ДАННАЯ СПОСОБНОСТЬ РАСХОДУЕТ ПУСТАРНУЮ ЭНЕРГИЮ, ЕСЛИ ЦЕЛЬ НАХОДИТСЯ ДАЛЬШЕ, ЧЕМ НА 50 МЕТРОВ (ПО 1 ПУСТАРУ ЗА КАЖДЫЙ МЕТР);

4) ИСТИННАЯ ЦЕЛЬ (АКТИВНАЯ) - ВЫПУЩЕННЫЙ ИЗ ЭТОГО ЛУКА СНАРЯД БУДЕТ СТРЕМИТЬСЯ К УКАЗАННОЙ ЖЕРТВЕ, САМОСТОЯТЕЛЬНО ВЫПРАВЛЯЯ ТОЧНОСТЬ СТРЕЛЬБЫ. НО ПРИ АКТИВАЦИИ "ИЦ" СТРЕЛА НЕ БУДЕТ СПОСОБНА ОГИБАТЬ ПРЕГРАДЫ, А ТАКЖЕ УКРЫТИЯ, ЗА КОТОРЫМИ МОЖЕТ СПРЯТАТЬСЯ ЦЕЛЬ. НА КАЖДУЮ ОТМЕЧЕННУЮ ЖЕРТВУ РАСХОДУЕТСЯ 50 ПУСТАРОВ.
        ТРЕБОВАНИЕ: 200 РАЗУМА, 200 ЛОВКОСТИ, 10 ТАКТ В СПЕЦИАЛИЗАЦИИ “ЗРЕНИЕ”.
        Лук просто превосходен, что и говорить. Сжимая удобную рукоять и глядя на изящное, покрытое рунами древко, так и хочется научиться стрелять из него. Но, увы, рука у меня сейчас только одна, да и требованиям не подхожу. Хотя у меня впереди поднятие ступеней, да и конечность вскоре отращу, как до Вейри доберусь… ладно, посмотрим. А то вдруг Гобле он тоже приглянется?
        - Вирхем, у меня только кинжалы и лук.
        Я вышел к учётной книге, положил на неё лук и прижал дрожащую руку ко лбу. Шхайрат! Видимо, моё падение с котла всё-таки не прошло даром. Придётся пить эликсиры бодрости и обезболивающего, чтобы остаться в норме.
        Задумчивый маг вышел из-за стеллажей и направился ко мне.
        - Есть хорошие новости, - он бросил взгляд на пустые склянки из под выпитых мной зелий. - Здесь много волшебных свитков, руниров и алхимических эликов. Уверен, что Кривглазиан не стал бы тут хранить массовку, так что это наверняка очень ценные и дорогие расходники. Нашел ещё несколько книг, но они на неизвестном языке.
        Я кивнул.
        - Это хорошо. Думаю, наберём отсюда всего самого лучшего, а потом, если на других этажах ничего не заинтересует, вернёмся сюда.
        Вирхем улыбнулся.
        - Я тоже так подумал. Кстати, ты говорил про мой заряд идентификации! - Он убежал вглубь хранилища и вскоре вернулся обратно, неся в руках посох, искусно выполненный из синего хрусталя, похожего на настоящий лёд. С горящими от нетерпения глазами маг протянул его мне. - Распознай его!
        Я хмыкнул и сжал прохладное древко. Тут же встал вопрос о том, как использовать амулет Витэлии, но я решил действовать также, как работаю с дриаром или своими волшебными ножнами - просто потянулся мыслью к медальону и представил, как один из оставшихся зарядов идентификации исчезает, активируясь на посохе.
        Результат не заставил себя долго ждать.
        Посох “Ледяной Перст”.
        ЭТОТ ПОСОХ, ИЗГОТОВЛЕННЫЙ ВЕЛИКИМ ПРОСТРАНСТВЕННЫМ МАСТЕРОМ ИЗ ПЛОТИ ЛЕДЯНЫХ ВЕЛИКАНОВ ГРАДОГОРА, УВЕЛИЧИВАЕТ МАСТЕРСТВО МАГОВ ВОДЫ И ПОЗВОЛЯЕТ КОЛДОВАТЬ ПЛЕТЕНИЯ ВПЛОТЬ ДО 50 ТАКТА.
        ПРОЧНОСТЬ: 500.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) + 20 К АТРИБУТУ “РАЗУМ”;

2) + 20 К АТРИБУТУ “СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР”;

2) + 20% К ЛЮБЫМ АСПЕКТАМ МАГИИ ВОДЫ;

3) ВОЛНА СИЛЫ (АКТИВНАЯ) - “ЛЕДЯНОЙ ПЕРСТ” СПОСОБЕН ИСТОЩИТЬ ЛЮБОЙ ВОДНЫЙ ИСТОЧНИК, ЧТОБЫ ВОСПОЛНИТЬ ПУСТАРНУЮ СИЛУ СВОЕГО ВЛАДЕЛЬЦА И УВЕЛИЧИТЬ СИЛУ ЛЮБЫХ АСПЕКТОВ МАГИИ ВОДЫ ЕЩЁ НА +5% СРОКОМ В ПЯТЬ МИНУТ. КОЛИЧЕСТВО ЗАРЯДОВ: 5/5;

4) ИЗМОРОЗЬ (АКТИВНАЯ) - ВЛАДЕЛЕЦ ПОСОХА МОЖЕТ МГНОВЕННО ЗАМОРОЗИТЬ ЛЮБУЮ ВОДНУЮ ПОВЕРХНОСТЬ (ПО 1 ПУСТАРУ ЗА КАЖДЫЙ МЕТР).
        ТРЕБОВАНИЕ: 200 РАЗУМА, 200 СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР, 2 ТАКТ В НАВЫКЕ “МАГИЯ ВОДЫ”.
        - Вроде неплохо, да? - я вопросительно посмотрел на Вирхема, который в свою очередь не сводил глаз с посоха.
        - Шутишь? Он великолепен! Да если к нему ещё раздобыть вызывающий дождь свиток, то это вообще тот ещё убиватор будет!
        - Ну, рад, что всё устраивает.
        Я задумчиво прошелся вдоль рядов. Осталось ещё два заряда идентификации, на что бы их потратить? На шлем? Нагрудник? Наручи? Сапоги? Или что-нибудь из бижутерии? Её здесь как раз много. Хм, а это ещё что такое? Я потрогал рукой совсем небольшую поясную сумочку, одну из нескольких лежащих на полке. Сшита из чёрной чешуи, серебряные застёжки. Что в ней, интересно?
        Я дёрнул плечом и уменьшил свой щит обратно до щитка, даже не задумываясь, как именно это делаю - всё получилось как-то само собой. После этого я, неуклюже используя обрубок, еле как расстегнул ремень сумочки и засунул внутрь ладонь.
        СИНХРОНИЗАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНА. ТЕКУЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ - 56.
        Лядь! Какая ещё синхронизация?!
        Я отшатнулся от шкафа и замер, напряженно глядя на странный артефакт. Но ничего так и не произошло. Постояв ещё немного, я вновь осторожно запустил в неё руку. Странно, внутри ничего нет. Но ведь это не может быть обычной сумочкой, она же фиолетовая! Да и остальные тоже. Так в чём же их предназначение? Ааа, была не была - идентификация!
        Пространственное Хранилище “Схрон”.
        ВЕЛИКОГО ПРОСТРАНСТВЕННОГО МАСТЕРА, ЧЬЕГО ИМЕНИ НИКТО НЕ ЗНАЕТ, ВОСХВАЛЯЮТ ЗА ОДНО САМОЕ ИЗВЕСТНОЕ ИЗДЕЛИЕ, ВЫШЕДШЕЕ ИЗ ПОД ЕГО РУК - ПРОСТРАНСТВЕННОЕ ХРАНИЛИЩЕ “СХРОН”. ЭТО НЕБОЛЬШАЯ НА ВИД СУМОЧКА СПОСОБНА ВМЕСТИТЬ В СЕБЯ САМЫЕ ОБЪЁМНЫЕ НЕОДУШЕВЛЁННЫЕ ПРЕДМЕТЫ, ПРИЧЁМ В НЕМАЛОМ КОЛИЧЕСТВЕ! И САМОЕ ПРЕКРАСНОЕ ВО ВСЁМ ЭТОМ ТО, ЧТО ПОПАВ ВО ВНЕВРЕМЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО, ВСЕ ВЕЩИ ТЕРЯЮТ СВОЙ ВЕС И ПЕРЕСТАЮТ БЫТЬ ПОДВЕРЖЕННЫМИ МАТЕРИАЛЬНОМУ РАСПАДУ.
        ПРОЧНОСТЬ: 20 000.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) ВНЕВРЕМЕННОЕ ХРАНИЛИЩЕ - В ПРОСТРАНСТВО СХРОНА МОЖНО ПОМЕСТИТЬ КОЛИЧЕСТВО НЕОДУШЕВЛЁННЫХ ПРЕДМЕТОВ, РАВНОЕ ЧИСЛУ ВАШЕЙ СТУПЕНИ. В ДАННЫЙ МОМЕНТ СВОБОДНО СЛОТОВ ДЛЯ ЗАПОЛНЕНИЯ: 56/56;
        ТРЕБОВАНИЕ: 100 РАЗУМА, 100 СИЛА ДУХА/ХАРАКТЕР.
        - ДААА!!! Ха-ха-ха-ха-а!!! - взревел я от радости, перепугав до чёртиков проходящего мимо Вирхема. - Спасибо тебе, Богиня Удачи Эмера! Спасибо вам, Древние! Спасибо, Древнир!
        - Что там у тебя? - маг с интересом посмотрел на сумочку в моей руке.
        - А ты глянь сам!
        Я кинул ему Схрон, и как только он считал его свойства, то обалдело вытаращил глаза.
        - Это же… это же…
        - Да! Это Пространственное Хранилище “Схрон”! И у нас таких целых пять штук, Шхайрат меня подери!
        Вирхем зашевелил губами, что-то быстро подсчитывая, а потом поделился сделанными выводами:
        - Это значит, что если мы сейчас поднимем ступени, то сможем утащить чуть больше пяти сотен артефактов! И это не обращая внимания на их объём и суммарный вес! Саргон, да мы богаты!!!
        - Именно, друг мой, именно! -В порыве чувств я обхватил его голову рукой и взъерошил шевелюру, словно младшему брату. - А теперь давай быстренько поднимем ступени и начнём набивать сумки всем этим добром!
        Отпустив мага, я, не мудрствуя лукаво, просто лёг на пол и призвал дриар...
        Глава 12. Часть 3.
        ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - ЭТА ЧАСТЬ ПОЛНОСТЬЮ ПОСВЯЩЕНА ПРОКАЧКЕ ГГ. МНОГО ЦИФР)
        ...
        Отпустив мага, я, не мудрствуя лукаво, просто лёг на пол и призвал дриар. Но как только перед глазами замелькали ряды таблиц, я заставил себя успокоиться и несколько минут просто глубоко дышал. Всё-таки изменить результаты прокачки будет нельзя, поэтому надо подойти к этому делу с холодным рассудком, чтобы не запороть себе всё дальнейшее развитие.
        Вдох, выдох. Вдох, выдох... Что ж, вроде бы расслабился и мозги прочистил, так что пора начинать.
        Итак, у меня почти девяносто пять тысяч униаров. С одной стороны это чертовски много, но, если подумать, всё же не запредельно. Хотя, на то, чтобы покрыть основные потребности и продумать стратегию будущего развития, этого хватит с лихвой.
        Но прежде, чем приступить к какому бы то ни было распределению униаров, стоит подумать о том, кем же я хочу стать? Нет, не правильная постановка вопроса - кем мне НАДО стать, чтобы выжить в этом суровом мире Древнира? И чтобы ответить на него, предстоит понять, какие именно силпаты стоят во главе высших ступеней могущества. И вот тут как раз вырисовывается весьма грустная картина.
        По всему выходит, что в массе своей даже самые профессиональные бойцы ближнего боя долго не живут. Почему? Да потому что если у них нет хорошей защиты от магических аспектов или подходящего дорогостоящего снаряжения, то они просто-напросто не смогут сблизиться на дистанцию удара с теми же магами или стрелками. И, как результат, умирают, не нанеся врагу ни единого повреждения. Выходом для чистых силовиков является разве что использование руниров, свитков, артефактов и разнообразных эликсиров, но и они, как говорится, не панацея, потому что их противники тоже не дураки и усиливают себя ровно теми же самыми методами.
        А вот уже намного комфортнее себя чувствуют на высших ступенях всякие маги, стрелки и ассасины, которые могут выкашивать врага с относительно безопасного расстояния или и вовсе способны незаметно подкрасться к нему для совершения одного единственного смертельного удара. А уж совсем хорошо живётся тем, кто ещё и в ближнем бое не полный профан. Что и говорить - гибриды во все времена получали намного больше преимуществ.
        Что ж, имея на руках вот такой вот список силпатов, после встречи с которыми я почти стопроцентно отправляюсь на тот свет, уже можно прорабатывать стратегию прокачки. И сразу же нельзя не отметить, что большим для меня бонусом является то, что я изначально решил идти по пути боевого мага - это явно сильно облегчит мне дальнейшее существование. Хотя, конечно, пострадать от тех же лучников и магов всё-равно придётся изрядно. И очень надеюсь, что только пострадать, без внезапного летального исхода.
        Второй не менее весомый бонус, которым я обладаю - это большое количество доступных униаров. Я прекрасно осознаю, что если бы мне пришлось с усилием выцарапывать униар за униаром, как это было, например, в начале этого подземелья, то у меня не оставалось бы другого выхода, кроме как сразу по факту вкладывать униары в то, что требуется для выживания в данный конкретный момент времени. И в этом случае результат моего развития был бы совершенно иным.
        Но сейчас ведь надо мной не висит дамоклов меч, верно? Я свободен в своём выборе, а это значит, что впору задать себе новый вопрос - а почему я, собственно, ограничиваю себя лишь клинком и магией?! Ведь для того, чтобы просто освоить стрельбу из того же лука, мне, например, потребуется лишь 1100 униаров, что, в моих нынешних реалиях, не так уж и много.
        Я несколько минут обдумывал эту идею и пришел к очень любопытным выводам.
        Мастерство владения длинными мечами у меня сейчас на 10 такте, чтобы развить Дальний бой и владение луком до тех же величин, нужно в сумме всего 6500 униаров. Хороший лук у меня уже есть на примете, стрелы будут, а мастера, который научит им пользоваться на вполне профессиональном уровне, не проблема отыскать в том же Рэйтерфоле. Так что не вижу проблем в освоении этого воинского умения. Эдак к нему можно будет добавить ещё и специализацию “Метательное оружие”, чтобы уж наверняка быть готовым ко всему.
        Далее - ко мне может незаметно подкрасться ассасин? Не проблема - качаем навык “Внимание” и его специализации “Зрение” и “Слух”! Причём, думаю, стоит сделать упор на второе, ибо противник может искусно замаскироваться, но вот скрыть биение своего сердца или свист стрелы у него вряд ли получится. Конечно, чтобы услышать всё это нужно не слабо прокачаться, но это дело наживное.
        Кстати, научиться маскировке тоже бы не помешало. Вещь, зело, нужная и полезная. Во-первых, сам буду при надобности скрываться и устраивать засады, ну а во-вторых это поможет лучше узнать о том, как это делают другие и где их нужно искать в первую очередь.
        Также не стоит забывать о моём главном козыре - магии. Сейчас мне доступно сотворение плетений лишь первого уровня, поэтому требуется срочно расширить список заклинаний. И чтобы это сделать, необходимо поднять такт у грани “Мистический Дар”. Сколько там это стоит?
        Найдя нужную строку, у меня глаза чуть не вылезли из орбит.
        Ско-о-о-олько??! 25 000 униаров??? Совсем обалдели что ли?! А до третьего сколько? Как 50 000? Почему так дорого?
        Начал разбираться. Оказалось, что эта грань была пятитактовой, а у всех пятитактовых градация расценки была такой: 1 такт - 1000 униаров, 2 такт - 25 000, 3 - 50 000, 4 - 75 000, и 5 - 100 000 соответственно. Но имелось и одно отличие МД от остальных подобных граней - оно заключалось в том, что она не была ограничена прокачкой раз в ранг, и повышать её можно было в произвольном порядке. Это, конечно, плюс, но тратить на прокачку одной единственной грани фуеву тучу униаров? Нет уж, увольте… Хотя, какой у меня выбор? Ведь если я не сделаю этого сейчас, то неизвестно, когда вообще соберусь заняться её развитием...
        Как-то всё совсем печально…

“А если использовать Особые Пункты?” - промелькнула в голове весьма дельная мысль.
        Я хлопнул себя по лбу.
        Шхайрат! Точно! Мне ведь при переходе на новый ранг будет положен один Особый Пункт! А это, считай, плюс один такт к грани! Как я мог забыть об этом! А ведь есть ещё и этот непонятный Особый Хранимый Пункт, который мне дали после убийства Нагльфаара. Где пояснения, дриар? Халтуришь? Подавай информацию, надо срочно выяснить, что это за зверь такой.
        Так… так, так, так… хм… о… оу… даже так? Вон оно чо, Горыныч…
        При достижении нового Ранга действительно дают Особый Пункт, за который можно взять новую грань или, что важнее, плюс один такт к уже существующей грани. И этот ОП надо было вложить сразу, не отходя от дриара, иначе он просто напросто сгорает. Но при получении Достижений “Новый Рубеж II, IV, VI и VIII” в качестве награды дополнительно шел некий Особый Хранимый Пункт, по функционалу идентичный ОП, но с несколькими важными отличиями. Их было всего два - первое заключалось в том, что эти ОХП можно, как и следует из названия, сохранить на будущее, а не вкладывать сразу, как ОП. То есть, фактически, “засолить” или “законсервировать” - кому как больше нравится. А вот вторая особенность исходила из первой - если ты принимал решение оставить ОХП нетронутым, то будь готов к трудностям. Почему? Да потому что другие силпаты чувствуют в тебе этот чёртов пункт! Дело в том, что он выпадает при смерти и передаётся убийце. Вот такая вот своеобразная чёрная метка, которая, в потенциале, может на высших ступенях сохранить тебе сто тысяч униаров - как раз столько стоит переход от 99-го до 100-го такта Грани. Ну или,
при катострофической неудаче, привести тебя к более скоропостижной гибели…
        И тут у меня созрел план! Да ещё какой, о-хо-хо-хо!!!
        На сотой ступени мне выдадут 1 Особый Сгораемый Пункт и 1 Особый Хранимый Пункт. Итого, вместе с баллом ОХП от Нагльфаара у меня будет 1 ОСП и 2 ОХП - и этого с лихвой хватит на прокачку до максимального значения грани Мистический Дар!
        Значит так, покупаю второй такт МД за 25 000 униаров, а оставшиеся три такта покрываю Особыми Пунктами, что в результате поможет мне сэкономить целых 225 000 униаров и открывает доступ к абсолютно всем плетениям вплоть до пятого такта! Я гений! Хотя, конечно, это слишком громко сказано - наверняка каждый силпат поступает точно также. Просто у других всего два ОП, и, соответственно, возможность творить заклинания пятого уровня у них откроется только на пятисотой ступени, когда им выдадут ещё ОП за новый Ранг. Хотя это может произойти и раньше, но, естественно, только если они раскошелятся на прямое вкладывание ста семидесяти пяти тысяч униаров в “Мистический Дар”. Мне же банально повезло в том, что Нагльфаар хранил у себя 1 ОХП, и что я получил за его убийство достаточное количество униаров.
        Что ж, стратегию дальнейшего развития, считай, выработали, теперь приступим непосредственно к распределению униаров и поднятию ступеней.
        Но начнём по порядку.
        В первую очередь подниму такт у грани “Хищение”, она себя хорошо зарекомендовала, особенно когда добавила несколько тысяч униаров к награде за Нагльфаара. У “Бугая” тоже один надо обязательно повысить, ежи таки на дороге не валяются. Грани “Атлет”, “Бесстрашие”, “Уязвимость” и “Хладнокровие” также не обойдём стороной и подарим им по первому такту. Думаю, ещё “Регенерацию” не стоит забывать - она пятитактовая, и даже этот её единственный уровень сократит время моего полного физического восстановления с десяти часов, то есть десовки, до восьми часов. Плюсы, как говорится, на лицо.

“Вуаль” - это та самая грань, без которой в будущем вряд ли можно будет прожить. Она ведь не только позволяет скрыть ступень, мою принадлежность к силпатам, а также количество наполнения Расходного Запаса от всех, кто обладает меньшим, чем у меня, показателем Силы Духа, но она ещё и “гасит” исходящий от меня магический фон, создавая впечатление, будто я не владею магией. А это уже стратегически важный элемент, которым никак не стоит пренебрегать.
        Пятитактовая грань “Вторая кожа” тоже относится к разряду необходимых для выживания. Во-первых, я уже видел, как ей пользуется Хэдвиг, мгновенно облачаясь в полное снаряжение. Это ведь не только здорово экономит время, но и позволяет прятать в подпространство дополнительный комплект обмундирования. В моём случае данный финт позволит утащить из этого подземелья на несколько артефактов больше - это, собственно, и есть “во-вторых”.
        Лимрак… хочешь не хочешь, но я принадлежу к этой всеми ненавидимой расе. А значит, нужно выжать максимум из способностей “лицедела”, который, как ни крути, оказал существенное влияние на прохождение данного подземелья. Поэтому повышаю каждую из граней, навыков и специализаций, относящуюся к моей расе, на один такт, кроме “Метаморфа” - у него оставляю значение на 999 униарах. Почему? Просто я не знаю, как именно ставится эта “Жертвенная метка”, а произвольных превращений очень хотелось бы избежать. Вот когда найду достойный оказаться в моём списке метаморфа экземпляр, тогда и добавлю этот недостающий до такта униар.
        Перейдём к навыкам. Хотя тут, на самом деле, всё донельзя просто: повышаю “Ближний бой” до второго такта, “Кузнечное дело” и “Выживание” до первого, потом беру, как и планировал, “Дальний бой”, качаю его также до второго такта, добавляю в список “Маскировку”, даю ей один такт, и завершаю всё “Вниманием”, вливая в него униаров ещё на два такта. Вот и всё.
        Со специализациями чуток сложнее, но ненамного. “Метательное оружие”, “Доспешник”, “Свежевание”, “Выживание в городе”, “Выживание в лесу”, “Выживание в пустыне” и “Выживание в подземелье” качаем до одного такта. “Оружейника” до второго, “Бой со щитом” до четвёртого, “Скрытность” и “Зрение” до пятого. А вот “Владение Луком” и “Слух” поднимаем ажно на десятый такт. Стоит это не очень дорого, а обо всех плюсах я уже упоминал ранее.
        Что ж, а вот теперь приступим к самому сочному, оставленному напоследок наивкуснейшему куску пирога - к магии. И для того, чтобы воплотить в реальность всё задуманное, необходимо подтвердить текущую конфигурацию распределения униаров.
        УТВЕРДИТЬ ТЕКУЩУЮ КОНФИГУРАЦИЮ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ УНИАРОВ? ДА/НЕТ.
        А вот и оповещение дриара, стоило только подумать.
        На всякий случай ещё раз тщательно просматриваю вложения и лишь потом соглашаюсь на сохранение. И сразу же напряженно замираю в ожидании бесценного извещения - а ну как ошибся?
        Внимание! Получено Достижение “Новый рубеж II”!
        ПРЕОДОЛЕВ МНОЖЕСТВО ОПАСНОСТЕЙ, ВЫ СМОГЛИ ПРОЙТИ ПУТЁМ СИЛЫ И ДОСТИЧЬ НОВОГО ЗНАЧИМОГО РУБЕЖА - 100 СТУПЕНИ, НЕОБХОДИМОЙ ДЛЯ ПЕРЕХОДА НА РАНГ ВОИН! НЕ ОТКЛОНЯЙТЕСЬ ОТ НАМЕЧЕННОЙ ЦЕЛИ, СТРЕМИТЕСЬ К ЕЩЁ БОЛЬШЕМУ МОГУЩЕСТВУ И, ВОЗМОЖНО, ИМЕННО ВАМ БУДЕТ ОТКРЫТА ДОРОГА ДРЕВНИХ!
        НАГРАДА: +5 КО ВСЕМ АТРИБУТАМ; +1 ОСОБЫЙ ХРАНИМЫЙ ПУНКТ.
        Внимание! Вы достигли нового Ранга - “Воин”!
        ВАМ НАЧИСЛЕН ОДИН ОСОБЫЙ СГОРАЕМЫЙ ПУНКТ - РАСПРЕДЕЛИТЕ ЕГО ДО ОКОНЧАНИЯ РАБОТЫ С ДРИАРОМ, ИНАЧЕ ОН УДАЛЁН!
        Уффф. Выходит, не ошибся!
        Будь у меня две руки, я бы ими обязательно потёр в предвкушении. Но не будем больше тянуть - приступаем!
        Минус 25 000 униаров на второй такт грани “Мистический Дар”, и сразу же трачу все ОСП и ОХП, повышая её до пятого, максимального такта!
        Сработало! Отлично!
        Теперь повысим навык “Аркана Волшебство” до второго такта и переходим к выбору заклинаний!
        О-о-о! Я взял практически все плетения, начиная от первого уровня заклинаний, до пятого! Пропускал разве что только те, у которых были более мощные аналоги. И, что особо радует, даже несмотря на то, что заклинания второго разряда силы стоили чуток дороже - 200 униаров, 3 разряда - 300, 4 - 400 и 5 - 500, мне хватило на всё, что хотел, и даже “Волшебному Кулаку” наконец такт повысил. И даже больше - я сразу же решил сделать упор на двух плетениях - “Телекинезе” и “Телепорте”. Первое мне понравилось ещё тогда, когда я швырнул обломок колонны в Нагльфарра. Стоит только представить, как я кидаю во врагов скалы или, что ещё лучше, швыряю самих врагов, то вопросы о пользе телекинеза отпадают сами собой. Его я развил до 8 такта. Что же касается телепорта, то это плетение фактически нивелирует мою проблему по быстрому сближению с теми же магами и стрелками, или разрыву дистанции с ними же. Про выход из зоны поражения массовых заклинаний я и вовсе молчу. В общем, я поднял ему сразу 10 тактов.
        Так, теперь остаётся только распределить Очки Атрибутов в количестве 432 штук. Хм, думаю, добью до сотни Силу, чтобы наносить Халдорном в сумме 200 единиц урона. И Выносливость повысим до 150, чтобы убить меня было посложнее. А вот над остальным будем думать.
        И если исходить из утверждения, что сила - это лишь приложенная в правильном направлении ловкость, то её всё-таки стоит прокачать поосновательней. Скажем, до 210 вполне сойдёт. И остаётся у меня только “Разум” и “Сила Духа / Характер”. Поразмыслив так и эдак, пришел к выводу, что в первую очередь стоит увеличить количество пустаров - они у меня требуются и к способностям лимрака, да и заклинаний теперь у меня будет много, только и успевай эликсиры на пустарную энергию глотать. Так что теперь Разум у меня 211, а Сила Духа 111. На том и порешим.
        Всё… я закончил… подтверждаю эту конфигурацию и уже собираюсь было закрывать дриар, как вдруг меня огорошило целым ворохом новых извещений.
        Внимание! Получено Достижение “Неофит”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 2 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР” И 1 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        ВСТАВ НА ТРУДНЫЙ ПУТЬ ОСВОЕНИЯ МАГИЧЕСКИХ НАУК ВЫ СМОГЛИ ДОБИТЬСЯ СВОИХ ПЕРВЫХ СУЩЕСТВЕННЫХ УСПЕХОВ. МОЖЕТЕ ГОРДИТЬСЯ СОБОЙ, ИБО ОТНЫНЕ ВЫ - НЕОФИТ АРКАНЫ!
        НАГРАДА: +5 К АТРИБУТУ РАЗУМ; ГРАНЬ “МОЩЬ МАГИИ I” (ЛЮБЫЕ МАГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ БУДУТ УСИЛЕНЫ НА 1%).
        Внимание! Получено Достижение “Мастер”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 2 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР” И 2 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.
        ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ УЧЕНИЧЕСТВА ПРОЙДЕН. И ХОТЯ ВПЕРЕДИ ЕЩЁ МНОЖЕСТВО ИСПЫТАНИЙ И ЭКСПЕРИМЕНТОВ С ПУСТАРНЫМИ МАТЕРИЯМИ, НО ОТНЫНЕ ВЫ ВПРАВЕ НАЗЫВАТЬ СЕБЯ МАСТЕРОМ МАГИЧЕСКОГО ИСКУССТВА!
        НАГРАДА: +10 К АТРИБУТУ РАЗУМ; ГРАНЬ “МОЩЬ МАГИИ II” (ЛЮБЫЕ МАГИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ БУДУТ УСИЛЕНЫ НА 3%.ВАЖНО!БОНУСЫ ОТ ГРАНИ "МОЩЬ МАГИИ" НЕ СКЛАДЫВАЮТСЯ, А ЯВЛЯЮТСЯ ПОСТОЯННОЙ ВЕЛИЧИНОЙ).
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПЕРЕДАЧА ПУСТАРОВ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 2 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.
        СТОИМОСТЬ: 25 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ПЕРЕДАВАТЬ СВОЙ ЗАПАС ПУСТАРОВ ДРУГОМУ МАГУ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ИССУШЕНИЕ ДУХА”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 3 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.
        СТОИМОСТЬ: 25 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ПРЕОБРАЗОВАТЬ ЕДИНИЦЫ ЖИЗНИ В ПУСТАРЫ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СОМАТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 3 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.
        СТОИМОСТЬ: 500 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ АКТА ТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ СОМАТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ. ОТНЫНЕ ВЫ МОЖЕТЕ КОЛДОВАТЬ НЕ ПОЛЬЗУЯСЬ ЖЕСТАМИ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “СКРЫТЬ МАГИЮ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 4 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.
        СТОИМОСТЬ: 750 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ СКРЫТЬ ФАКТ ТВОРИМОГО КОЛДОВСТВА.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ВЕРБАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ”!
        ТРЕБОВАНИЕ: 4 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”, НАЛИЧИЕ ГРАНИ “СОМАТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ”.
        СТОИМОСТЬ: 750 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ АКТА ТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ ВЕРБАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ. ОТНЫНЕ ВЫ МОЖЕТЕ КОЛДОВАТЬ НЕ ПОЛЬЗУЯСЬ СЛОВОМ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “КОЛЬЦО МАГОВ”!ТРЕБОВАНИЕ: 5 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.СТОИМОСТЬ: 1 000 000 УНИАРОВ.СПОСОБНОСТЬ ОБЪЕДИНЯТЬ СИЛУ ДУХА И ОБЩИЙ ЗАПАС ПУСТАРОВ С ДРУГИМИ МАГАМИ, ТАКЖЕ ИМЕЮЩИМИ ЭТУ ГРАНЬ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ЗАМЕСТИ СЛЕДЫ В АСТРАЛЕ”!ТРЕБОВАНИЕ: 5 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”.СТОИМОСТЬ: 1 000 000 УНИАРОВ.СПОСОБНОСТЬ УДАЛИТЬ ИЗ АСТРАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА СЛЕДЫ ТВОРИМЫХ ВАМИ ПЛЕТЕНИЙ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПРЕДМЕТНЫЙ КОМПОНЕНТ”!ТРЕБОВАНИЕ: 5 ТАКТ ГРАНИ “МИСТИЧЕСКИЙ ДАР”, НАЛИЧИЕ ГРАНИ “ВЕРБАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ”.СТОИМОСТЬ: 1 000 000 УНИАРОВ.СПОСОБНОСТЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ АКТА ТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ ПРЕДМЕТНЫЙ КОМПОНЕНТ. ОТНЫНЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ КОЛДОВАТЬ, ВАМ НЕ ТРЕБУЕТСЯ ФИЗИЧЕСКИЙ ПРОВОДНИК МАГИИ.
        ВНИМАНИЕ! РАЗБЛОКИРОВАНА ДЛЯ ВЫБОРА ОДНОТАКТОВАЯ ГРАНЬ “ПОГАСИТЬ ЗАКЛИНАНИЕ ”!ТРЕБОВАНИЕ: 2 ТАКТ НАВЫКА “АРКАНА”.СТОИМОСТЬ: 50 000 УНИАРОВ.
        СПОСОБНОСТЬ УБРАТЬ ЭФФЕКТЫ СОБСТВЕННОГО ПЛЕТЕНИЯ.
        Внимание! Доступна для выбора стотактовая грань “Увеличение Пустарного Запаса”!
        СПОСОБНОСТЬ УВЕЛИЧИТЬ СОБСТВЕННЫЙ ПУСТАРНЫЙ ЗАПАС.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ ДАЁТ ПО ПРОЦЕНТНЫЙ БОНУС (+1% ЗА ТАКТ) К КОЛИЧЕСТВУ ПУСТАРОВ.
        Внимание! Доступна для выбора пятитактовая грань “Пустарное восстановление”!
        СОКРАЩАЕТ ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПУСТАРНОЙ ЭНЕРГИИ.
        ТАКТ 1) 8 ЧАСОВ НА ПОЛНОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ;
        ТАКТ 2) 6 ЧАСОВ;
        ТАКТ 3) 4 ЧАСА;
        ТАКТ 4) 2 ЧАСА;
        ТАКТ 5) 1 ЧАС.
        Внимание! Доступна для выбора стотактовая грань “Пустарная стоимость”!
        СОКРАЩАЕТ ПУСТАРНУЮ СТОИМОСТЬ МАГИЧЕСКИХ ПЛЕТЕНИЙ.
        -0.75% ОТ ОБЩЕЙ СУММЫ ПУСТАРНОЙ СТОИМОСТИ ПЛЕТЕНИЯ ЗА КАЖДЫЙ ТАКТ. -75% НА СОТОМ ТАКТЕ.
        Внимание! Доступна для выбора стотактовая грань “Мгновенное сотворение”!
        СОКРАЩАЕТ ВРЕМЯ СОТВОРЕНИЯ ПЛЕТЕНИЙ.
        КАЖДЫЙ ТАКТ ГРАНИ ДАЁТ ПО ПРОЦЕНТНЫЙ БОНУС К СОКРАЩЕНИЮ ВРЕМЕНИ СОТВОРЕНИЯ - ПО -0,1% ЗА ТАКТ.
        Вот жеж Лядь! Я и забыл, что повышение такта у плетений повышает их пустарную стоимость и увеличивает время сотворения! Хотя, не важно, потом в обязательном порядке прокачаю грани “Пустарная стоимость” и “Мгновенное сотворение”, чтобы избавиться от этих проблем. Да и все остальные грани очень желанны для любого мага! Эхх, сейчас бы ещё одной награды, как за Нагльфаара, не помешало… Тьфу-тьфу-тьфу! Чтобы не накаркать! А то с Древних станется запихнуть сюда ещё какую-нибудь страхолюдину по доброте душевной! Ну его, ну!
        Я не удержался и ещё раз скользнул взглядом по результату своего развития.
        Первичные данные:
        Имя: Саргон.
        Раса: Лимрак.
        Подраса: Человек, северянин (сопротивление естественному холоду 50%).
        Рост: 1.79.
        Возраст тела: 30 лет.
        Возраст разума: Колеблется между 25 и 30 годами.
        Ранг: Воин.
        Ступень: Сто сорок восьмая (148).
        Атрибуты:
        - Сила - 100(+10).
        - Ловкость - 210(+10).
        - Разум - 226(+10).
        - Сила Духа / Характер - 111(+10).
        - Выносливость - 150(+10).
        Доступно Очков Атрибутов (ОА) - 0.
        Производственные параметры:
        Количество Единиц Жизни: 1500 (+45 (3% от Грани “Бугай”) + 107 (артефакты)) = 1652. Текущее значение: 826.
        Количество Пустаров: 2260 + 100 (артефакты) = 2360.
        Харизма: 0.
        Стотактовые Грани: (униары / такты)
        Хищение - 0 / 3 (вложено в общем - 4 000+Бесплатный такт за Ранг).
        Бугай - 0 / 3 (вложено в общем 6 000).
        Комбинированная атака - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Акробат - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Атлет - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Вуаль - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Бесстрашие - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Уязвимость - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Хладнокровие - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Метаморф (расовое) - 999 / 0.
        Мощь лимрака (расовое) - 0 / 2 (вложено в общем 3 000).
        Синхронизация памяти (расовое) - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Синхронизация граней (расовое) - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Дикая атака (активная) - 100 / 0.
        Пятитактовые Грани: (униары / такты)
        Мистический дар - 5 (Вложено в общем 25 000 + Бесплатный такт за человеческую подрасу + 1 ОСП + 2 ОХП).
        Личное именное оружие (Халдорн) - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Стальные нервы - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Регенерация - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Вторая кожа - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Грани, полученные за Достижения:
        Посмертие I (активное действие в течение 10 секунд при нуле единиц жизни).
        Смертельные путы II (эффекты от ловушек повышены на 15%).
        Импровизатор II (эффекты от действий импровизации повышены на 15%).
        Усиление I (любой наносимый вами урон будет увеличен на 5%).
        Массовая казнь I (любой наносимый вами массовый урон будет увеличен на 5%).
        Ядовитое дыхание I (любой наносимый вами урон при использовании яда будет увеличен на 5%, +1% сопротивляемости любым ядовитым аспектам).
        Повелитель пламени I (любой наносимый вами урон при использовании огня будет увеличен на 5%, +1% сопротивляемости любым огненным аспектам).
        Защита Древних I (показатель любой носимой вами брони, включая магическую, будет увеличен на 5%).
        Сквозь огонь и воду (модифицирует грань “Личное именное оружие”).
        Грань “Мощь Магии II” (любые магические эффекты будут усилены на 3%).
        Навыки: (униары / такты).
        Аркана Волшебство - 0 / 2 (Вложено в общем 2 500 + Бесплатный такт за ОП).
        Ближний Бой - 0 / 2 (Вложено в общем 2 500 + Бесплатный такт за ОП).
        Дальний Бой - 0 / 2 (вложено в общем 3 500).
        Кузнечное дело - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Выживание - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Внимание - 0 / 2 (вложено в общем 3 500).
        Маскировка - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Синхронизация навыков (расовое) - 0 / 1 (вложено в общем 1 000).
        Специализации: (униары/такты).
        Длинные мечи - 0 / 10 (вложено в общем 5 400+Бесплатный такт за ОП).
        Бой со щитом - 0 / 4 (вложено в общем 1 000).
        Владение Луком - 0 / 10 (вложено в общем 5 500).
        Метательное оружие - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Оружейник - 0 / 2 (вложено в общем 300).
        Доспешник - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Свежевание - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Выживание в городе - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Выживание в лесу - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Выживание в пустыне - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Выживание в подземелье - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Слух - 0 / 10 (вложено в общем 5 500).
        Зрение - 0 / 5 (вложено в общем 1 500).
        Скрытность - 0 / 5 (вложено в общем 1 500).
        Синхронизация Специализаций (расовое) - 0 / 1 (вложено в общем 100).
        Изъяны:
        Верный друг (мелкий).
        Мстительность (мелкий).
        Последнее желание - встреча с Древними (крупный).
        Личный Враг - Молодой Енот.
        Непрошенная известность II.
        Недоверие II.
        Да ты псих!
        Клятвопреступник.
        Количество Униаров:
        Расходный запас - 394.
        Несгораемый запас - 111 201.
        Дополнительная информация:
        Репутация:
        Глобальная: +8 (вы немного выделяетесь на фоне остальных силпатов).
        Рэйтерфол: +8 (безразличие).
        Сопротивляемость:

+2% сопротивляемости любым псионическим аспектам.

+1% сопротивляемости любым ядовитым аспектам.

+1% сопротивляемости любым огненным аспектам.

+1% сопротивляемости любым физическим и магическим аспектам
        Достижения:
        Силач (убить противника старше на 5 ступеней - “Секач”).
        Громила (убить противника старше на 15 ступеней - “Рыпохвист”).
        Исполин (убить противника старше на 30 ступеней - “Бронелом”).
        Сокрушитель (убить противника старше на 60 ступеней - “Минотавр”).
        Титан (убить противника старше на 120 ступеней - “Нагльфаар”).
        Второе рождение (вернуться к жизни после фактической смерти).
        За гранью (побывать в потустороннем мире).
        Первая кровь (убить себе подобного).
        Я - не убийца! (вы защищались в момент получения достижения “Первая кровь”).
        Оружейный мастер I (выковать своё первое оружие. +5% к шансу идентифицировать свойства любого оружия; +1% к шансу выковать особое оружие повышенного качества).
        Геноцид I (осуществить осознанное убийство 50 существ одной группы).
        Геноцид II (осуществить осознанное убийство 150 существ одной группы).
        Геноцид III (осуществить осознанное убийство 300 существ одной группы).
        Интриган II (успешное создание физической, ментальной, словесной, явной или многоходовой ловушки).
        Мастер импровизации (успешное завершение действий импровизационного характера).
        Инициация (успешно пройденная расовая инициация).
        Выживший II (выжить несмотря ни на что. I - +1% сопротивляемости любым псионическим аспектам; II - +1% сопротивляемости любым физическим и магическим аспектам).
        Слияние (успешное слияние сознаний. +1% сопротивляемости любым псионическим аспектам).
        Новый рубеж (достижение 50 ступени).
        Новый Рубеж II (достижение 100 ступени).
        Неофит (достижение 2 такта в Грани “Мистический Дар” и 1 такта в Навыке “Аркана”).
        Мастер (достижение 2 такта в Грани “Мистический Дар” и 2 такта в Навыке “Аркана”).
        А далее шел внушительный список заклинаний, которые сейчас, несмотря на то, что я их выбрал и прокачал, были мне недоступны. Увы и ах, но для полноценного использования их сначала надо выучить. Но ничего, учитывая, сколько руниров я вынесу из этого подземелья, это теперь лишь вопрос времени.
        Что ж, хватит любоваться, закрываю дриар.
        Мама дорогая… вы когда-нибудь ощущали себя Богом? А я вот ощутил. Прямо сейчас я был Им, великим существом, которому подвластно Время и Пространство, Материя и Антиматерия, Горечь и Наслаждение, Жизнь и Смерть. В меня вливалась такая Сила, которую я впитывал всю, без остатка, испытывая при этом такую гамму чувств и эмоций, которые и не снились смертному созданию.
        Я был Всем, и Всё было мной.
        А потом всё закончилось и я открыл глаза...
        Глава 12. Часть 4.
        ...
        Ощущая невероятную лёгкость во всём теле, я широко улыбнулся и резко поднялся на ноги. Меня переполняла такая энергия, что стоять на месте было не просто подобно пытке, а казалось самым настоящим преступлением! Нужно двигаться, действовать, развиваться! Всё, что угодно, но только не бездействие!
        Сжимая руку в кулак и обратно, я окинул оценивающим взглядом ряды стеллажей и усмехнулся. А вот, кажется, и предстоящий фронт работы! Отлично!
        - Ого, целая сто сорок восьмая ступень, - раздался позади меня задумчивый голос и я, вздрогнув от неожиданности, обернулся. Вирхем стоял у одной из полок и рассеянно крутил в руках взятый с неё кинжал. - Много тебе за Нагльфаара отвалили.
        Я перевёл взгляд с оружия на мага и хмыкнул.
        - Что есть, то есть. А как ты мою ступень видишь? Я ж вроде “Вуаль” взял.
        Вирхем помедлил с ответом, потом тяжело вздохнул и с явной неохотой вернул кинжал обратно на полку. Я тут же внутренне расслабился.
        - Да просто у меня тоже “Вуаль” есть, а она даёт возможность “пробивать” её у другого. Так что всё решает только то, у кого больше “Сила Духа” и плюс от грани.
        - А, и у тебя, значит, больше. Интересная информация. - Я запрокинул голову, а потом просто пожал плечами. - Ладно, меряться будем потом, а сейчас - я обвёл рукой помещение, - давай набивать карманы всем этим добром!
        - Ничего не имею против! - взбодрился Вирхем. - И коли у тебя ступень больше, то схронами будешь пользоваться ты, так больше унесём.
        - А снаружи всё разделим и идентифицируем, - подхватил я. - Причём, я думаю, дележку нужно сделать до распознавания, по чистой удаче, чтобы не было споров и обид. А потом, если что, можно будет бартером между собой обменяться на интересующие вещи. Согласен?
        - В принципе да, но только если Беара даст добро.
        - Само собой. - Я подошел к полке со схронами и взял одну из сумок. - Ну что ж, поехали…
        Некоторое время ушло на то, чтобы научиться пользоваться пространственным хранилищем, но всё оказалось не так уж сложно - прикасаешься рукой к чему-либо и где-то на подсознательном уровне сразу представляется полотно со слотами, в которые можно мысленно определить предмет. А чтобы извлечь его обратно, надо работать с ним, как с дриаром, моими ножнами или щитом - то есть просто управляешь на уровне мысли, ничего сложного для опытного силпата.
        И прежде, чем приступить к грабежу, я подобрал себе приглянувшееся снаряжение: одежду, броню, дополнительное оружие ближнего и дальнего боя, а также кольца и амулеты. Надевать их, конечно, было боязно (вдруг что проклятое попадётся?), но богиня удачи Эмера была милостива и, по крайней мере на первый взгляд, ничего страшного не произошло. Зато ощущений всесилия существенно прибавилось, это факт. Собственно, как и прибавка к весу, что не очень радовало мою активную натуру. Красоваться в обновках долго не стал, сразу же применив “Вторую кожу” и наслаждаясь после этого бурной реакцией Вирхема, который совершенно забыл об этой практичной грани во время распределения униаров. Хотя, конечно, очень хотелось облачиться в ещё один комплект, но я понимал, что разнаряженный, как новогодняя ёлка, я привлеку в городе ненужное внимание. Нет, я, конечно, поменяю свои обноски на что-то более презентабельное и при этом неброское, но лишь перед самым выходом из подземелья.
        Вот только когда мы начали забивать схроны артефактами, открылось ещё несколько интересных деталей. Во-первых, обнаружилось, что в один слот помещается до десяти идентичных предметов. В нашем случае это было десять неизвестных зелий, десять руниров или свитков. Всё остальное занимало ровно один слот. Но! - не у всех схронов. Две сумки из пяти отличались по функционалу: в одну не лезло вообще ничего, кроме эликсиров и различных алхимических компонентов, но зато по 20 на ячейку, а во второй существовало деление по разрядам предметов. Так, серые занимали один слот, зеленые - два, красные - четыре, а фиолетовые целых шесть! По логике золотые должны будут занимать восемь, а белые не меньше десяти. Видимо, этот вариант схрона был дешевле остальных, а первая так и вовсе относится к разряду алхимических. Ну да ладно, нам вполне хватит и этого.
        Когда мы закончили выгребать этот тайник, я ещё раз осмотрел опустевший зал и мой взгляд упал на сиротливо лежащую на постаменте книгу учёта. Вот жеж блин, а ведь я мог просто сопоставить название с внешним видом артефакта и дополнительно отсеять их по стоимости заказа! Хотя, какая разница, если мы и так почти всё утащили? Но, опять же, существует и теория больших чисел, отталкиваясь от которой я мог идентифицировать намного большее число предметов со своими 5% от достижения “Оружейный мастер”, чем просто перебирая их по очереди - достаточно было просто осмотреть несколько “серых” вещей, а потом уже снова “фиолетовые” - эти манипуляции увеличили бы шанс на определение скрытых свойств…
        Я нахмурился. Это что сейчас было? Откуда мне вообще известно про эту теорию? Ответ напрашивался только один - повышая атрибут “Разум” показатели моего интеллекта также увеличиваются. Грубо говоря, я становлюсь умнее. И не сказал бы, что мне это не нравится. А книгу учёта всё же стоит захватить, есть у меня на неё некоторые планы...
        После этого мы прошлись загребущими руками по всему пятому, четвёртому и третьему этажам, забивая как схроны, так и обычные сумки до отказа всем, что казалось более-менее ценным. Пятый этаж, например, оказался сплошь состоящим из разнообразных лабораторий, среди которых нашлись даже кузница и столярная. Но, что важнее всего, здесь были высшего качества инструменты, реагенты и минералы! Которые, естественно, тоже отправилось ко мне в закрома. Вот только всё, как ни старайся, утащить не удалось, поэтому пришлось уходить оттуда чуть ли не со слезами на глазах.
        Четвёртый ярус состоял из множества складов с готовой продукцией. В основном это были эликсиры, свитки, руниры и какие-то символогические камни. Нет, были, конечно, и зачарованные артефакты, но по большей части серой и зелёной расцветки, так что после уникальных фиолетовых они нас не впечатлили. Видимо, это всё предназначалось для массовой продажи, основной, так сказать, товар сбыта.
        На третьем этаже, который служил колдуну хоромами, мы повстречали весёлого Гоблю и дальше грабёж продолжали уже вместе. Здесь амулет Витэлии “подсветил” ещё четыре тайника, из которых открыть мы смогли только один - с коллекцией картин. Особо сильно нас это не опечалило, учитывая, что мы уже и так были нагружены под завязку, да и картины нас интересовали мало. Но зато, когда мы утащили наши мешки к выходу, то вернулись и основательно засели за изучение книг! Уж не знаю, как нам это удалось, но мы рассортировали их все примерно за день, если судить по песочным часам. К слову, мы нашли и какие-то странные символогические изделия, среди которых были и трубки, и защищённые стёклами механизмы, сплошь покрытыми магическими фигурами и рунами. И кое-что, естественно, мы не удержались и прихватили с собой.
        Но вернёмся к книгам. Здесь было много трактатов по истории Древнира, географии, летописи, сказаниям, истории магии и много о чём ещё. Если бы мы взялись читать их все, то на это наверняка ушло бы не меньше пары лет минимум. Но мы уже так устали и были настолько вымотаны морально этим подземельем (а если говорить честно, то мы были сыты им по самое горло!), то просто решили забрать с собой лишь самые интересные экземпляры. В моём случае это были трактаты, посвященные силпатам, древнорийскому языку (предполагаемому языку ушедших Древних), очень увесистые тома по бестиарию, алхимии, символогии и зачарованию, а также две книги на неизвестном языке - в одной символы были очень похожи на древнорийский, а во второй вообще какие-то жуткие руны, но переплёт был кожаным, страницы ветхими, окован серебром - в общем, ценная, наверное, вещь.
        Наконец мы собрались у выхода из подземелья и с чувством глубокого удовлетворения осматривали расставленные в ряд мешки со всем нашим добром. Мы не вели поштучный учёт, но если считать по объёму, то на каждого приходилось по массивному рюкзаку, две накинутые на шею сумки и по два баула в каждую руку - даже мне на обрубок смастерили перевязь, чтобы было удобнее тащить тяжелую ношу. В общем, мы были полностью готовы покинуть этот “милый” и чертовски “уютный” земляной дворец.
        Но перед этим я сел на пол и, устало привалившись к стене, достал уже давно припасённую бутылку вина и открыл её.
        - Ну что, друзья, выпьем на дорожку? - Я с ухмылкой отсалютовал им и припал к горлышку, с удовольствием отпивая дорогой виноградный напиток.
        - Гобля всегда рад хряснуть бродилки! - Тыждак оскалился и сел рядом, вырвав у меня бутылку.
        - Мне оставь, морда ушастая, - проворчал Вирхем, в свою очередь забирая вино.
        Когда бутылка вновь вернулась ко мне, я немного помедлил, а потом поднял её и громко произнёс:
        - За всех, кто погиб в этих стенах! Пусть Древние в своей мудрости отворят для каждого из них Врата Величия, дабы душа прошла на иную сторону и воспряла в могуществе истинного перерождения. Амирус, Древниар!
        Вирхем сложил на груди руки в символе веры и тихо проговорил:
        - Амирус, Древниар!
        Тяжело вздохнув, он надолго приложился к выпивке.
        - М, Гобля, - я посмотрел на Тыждака, - у меня остался ещё один заряд идентификации, могу распознать тебе какой-нибудь артефакт. У меня тут есть луки, арбалеты, топоры, доспехи... да много чего есть. Не хочешь себе чего-то конкретного?
        - Хацу! - он мотнул головой и его длинные уши заколыхались. - Еся хороший топорики, шобы яйца отрезать удобно было?
        Вирхем поперхнулся и закашлялся, а я широко улыбнулся заказу гоблина.
        - Конечно есть! Парочка как раз для тебя!
        Я поочередно призвал из схрона красивые, исписанные рунами небольшие топоры и применил на них распознавание сути.
        Легендарные “Верные топоры Раграсса”.
        ЭТИ ТОПОРЫ, ВЫКОВАННЫЕ ИЗ ИСТИННОГО СЕРЕБРА ВЕЛИКИМ ПРОСТРАНСТВЕННЫМ МАСТЕРОМ, НЕСУТ В СЕБЕ ЧАСТИЧКУ ДУШИ ЛЕГЕНДАРНОГО ВОИНА СЕВЕРА, РАГРАССА НЕПОКОЛЕБИМОГО, КОТОРЫЙ В ОДИНОЧКУ СДЕРЖИВАЛ В ГИБЕЛЬНОМ УЩЕЛЬЕ НАСТУПЛЕНИЕ НОЧИ, ДАБЫ ДАТЬ ВРЕМЯ СВОИМ ЗЕМЛЯКАМ УЙТИ КАК МОЖНО ДАЛЬШЕ ОТ НЕМИНУЕМОЙ СМЕРТИ, КОТОРУЮ НЕСЛА В СЕБЕ ТЁМНАЯ МГЛА.
        УРОН: +200% ОТ АТРИБУТА “СИЛА” СВОЕГО ВЛАДЕЛЬЦА.
        ПРОЧНОСТЬ: 1000.
        ОСОБЫЕ СВОЙСТВА:

1) + 20 К АТРИБУТУ “СИЛА”;

1) + 20 К АТРИБУТУ “ЛОВКОСТЬ”;

2) + 20 К АТРИБУТУ “ВЫНОСЛИВОСТЬ”;

3) + 20 К АТРИБУТУ “СИЛА ДУХА / ХАРАКТЕР”;

4) КЛИНОК ОДИНАКОВО ОПАСЕН КАК ДЛЯ МАТЕРИАЛЬНЫХ, ТАК И ДЛЯ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ И ВОЛШЕБНЫХ СУЩЕСТВ;
        ПРИМЕЧАНИЕ: ЭТО ПАРНЫЙ КОМПЛЕКТ, СОСТОЯЩИЙ ИЗ ДВУХ ТОПОРОВ. НАЛИЧИЕ ПОЛНОГО КОМПЛЕКТА ДАЁТ БОНУС: УРОН УВЕЛИЧИВАЕТСЯ ДО +50% ОТ АТРИБУТА СИЛА СВОЕГО ВЛАДЕЛЬЦА; ДОПОЛНИТЕЛЬНО + 10 К ПЕРЕЧИСЛЕННЫМ АТРИБУТАМ. ТАКЖЕ ВЛАДЕЛЕЦ ТОПОРОВ, ЗАЩИЩАЯ ОТСТУПЛЕНИЕ ДРУЗЕЙ, МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА ПОДДЕРЖКУ ДУХА РАГРАССА НЕПОКОЛЕБИМОГО, КОТОРЫЙ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРИДЁТ НА ПОМОЩЬ ВЕРНОМУ ЗАЩИТНИКУ.
        ТРЕБОВАНИЕ: ВСЕ АТРИБУТЫ РАВНЫ ПАРАМЕТРУ 200.
        - Ого! - вырвалось у меня, когда я рассматривал хищные лезвия рунных топоров. И, что было самым удивительным, их расцветка была не фиолетовой, а золотой! Легендарное оружие! Обалдеть! Если не ошибаюсь, я их нашел в одной из витрин на третьем этаже… я покосился на терпеливо ждущего Гоблю, который без моего согласия не мог увидеть параметры распознанного оружия. Вот Лядь! Так хочется оставить этих малюток себе… но нет, я не буду врать и обделять друга в награде. - Держи, приятель. Они твои по праву.
        Тыждак принял от меня топоры и несколько раз взмахнул ими, а потом выпятил квадратный зуб и удовлетворенно оскалился.
        - Хороши яйцерезки! Мне нрава!
        Наблюдая за тем, как гоблин выкидывает старые топоры и засовывает в петли на поясе новые, я едва удержался от едкого вопроса: “И всё? Легендарные топоры тебе просто “нрава”? Несколько раз глубоко вздохнув, я успокоился, а вот Вирхем ещё долго сверлил меня взглядом, посыл в котором можно было прочитать без всякого труда - “Какой же ты идиот, Саргон”. Да и ладно! Чё, мало у нас артефактов ещё что ли?
        - Ладно, попили и хватит. Пора сваливать отсюда.
        Я поднялся на ноги и Вирхем помог мне взвалить на себя приготовленные сумки. И когда остальные тоже закончили обвешиваться награбленным, я уже было шагнул к выходу, но тут же застыл, как вкопанный.
        - Ты чего встал? - тяжело пыхтя, недовольно проворчал Вирхем. - Шагай давай, пока у меня спина не переломилась...
        - Стой. - Я опустил ношу на землю и выпрямился, задумчиво повернувшись к Гобле. - Я тут подумал о том, что ведь у Гобли-то нет задания на прохождение этого подземелья. Если мы выйдем отсюда, то он так и останется вечно служить Кривоглазу.
        - Лядь… - выдохнул Вирхем и устало привалился к стене. - И что будем делать? Выкупим его у старика? Вот только он же наверняка назначит ценой всё, что мы вынесли отсюда!
        Я кивнул.
        - Тоже так думаю…
        Тыждак хмыкнул и пожал плечами.
        - За Гоблю не переживайтека! Кривой глаз выпускает меня в город и кормит, моя привыкла так жить и не пропадёт!
        Моя щека дёрнулась.
        - Нет, так не пойдёт. Мы друзей не бросаем. - Я опустился на одно колено. - Запрыгивай ко мне на спину! - Видя непонимающий взгляд Вирхема, я ухмыльнулся. - В награду мы получим всё, что вынесем с собой из подземелья! Так что кончай тупить, квадрозубый, и цепляйся шустрее! И сумки не бросай! Уж сил, чтобы перешагнуть через порог, у меня вполне хватит!
        Не задавая глупых вопросов, гоблин, пыхтя, забрался на меня вместе со всеми мешками.
        - Крепко ухватился?
        - Ага!
        - Тогда поехали!
        Я с криком встал на ноги и, покачиваясь, попёр прямо на дверь, которая распахнулась при моём приближении. Но оказавшись в подвальном помещении, я не спешил расслабляться - вдруг подземелье заканчивалось на первом этаже башни, а не здесь? А то знаем мы этих хитрозадых колдунов!
        - Ну наконец-то! - зычный возглас Беары было сложно не узнать.
        Проморгавшись, я широко улыбнулся воительнице, которая вскочила с удобного кресла и бросилась к нам.
        - Ну не хило ж вы нагрузились! Едва ноги держат. Так уж и быть - скидывайте давайте всё это барахло на пол, помогу вам, дохлякам!
        - А здесь можно? - Я выразительно окинул взглядом подвал и кивнул на винтовую лестницу. - Может, лучше стоит подняться сначала?
        Беара отмахнулась.
        - Не-е, я заставила Кривглазиана подписать документ о том, что подземелье официально заканчивается за этой дверью, так что мы выполнили все условия. А чего это на тебе Гобля висит? Ранен что ли? Кто-то из тварей выжил?
        - Да нет, нет! - поспешил я успокоить взволнованную девушку, при этом с облегчением скидывая сумки на пол. - Просто мы в награду с собой ещё и Гоблю захватили, а то у него-то задания от Кривоглаза не было. Кстати, пассажир безбилетный, твоя остановка! Спрыгивай давай.
        Когда мы освободились от тяжелой ноши, Беара нахмурилась.
        - Ребят, вы должны знать - тут не всё так гладко, как нам хотелось бы.
        Я настороженно переглянулся с остальными.
        - В смысле?
        - Когда я выбралась отсюда с Сиэрдом, нас ждала стража. Они отправили жаброида в “Выжившего”, когда я сказала им, что он умирает, а меня саму оставили в кабинете Кривглазиана дожидаться капитана Водлара. А когда он пришел, то устроил настоящий допрос - кто я, мои документы, что делала в подвале башни. Я сказала почти всё как есть, что нанял магистр зачистить его подземелье от тварей, что там завелись. Про лимрака, ясное дело, умолчала. В общем, он меня отпустил, но перед этим заставил сказать имена всех, кто ещё был со мной. Кроме алхимика, я назвала вас троих и всё.
        - Он говорил, почему вообще интересуется всем этим? - спросил я, бросив хмурый взгляд на винтовую лестницу.
        Воительница усмехнулась.
        - Да. Несколько недель назад город всполошился из-за дыма, что вырвался из нескольких замаскированных отверстий в земле. И запашок там был, мягко скажем, больше похожий на горелую плоть.
        - Эт шоль када мы с Саргошкой тварей пожгли? - выгнул бровь Гобля.
        Она кивнула.
        - Именно. После этого они вышли на башню Кривглазиана и он сказал им, что это вентиляция, ведущая из подземелья под башней. Они хотели было направить туда своих людей сразу, но маг помешал, сказав, что защитная система не пропустит ещё кого бы то ни было. Ну они и решили тогда подождать.
        - Постойте-постойте! - Вирхем поднял руки. - Если дым пробился на поверхность и его заметили, то что насчёт нашего яда? Мы, конечно, задраили там всё перед потравкой, но вдруг что-то пробилось наружу?
        Беара отвела глаза.
        - Насчёт этого я не уточняла. Хотя потом попробовала расспросить у хозяйки “Выжившего” про отравления в городе, и она сказала, что такие были. И даже несколько смертельных исходов. Но я не уверена, наших ли это рук дело…
        - Ясно. - Я тяжело вздохнул. - И что, стража всё ещё снаружи?
        Она покачала головой.
        - Нет. Тут вообще странная вещь случилась - когда я назвала твоё имя, капитан Водлар как-то странно усмехнулся и велел передать тебе, чтобы ты зашел к нему, как выберешься. А потом просто ушел, сказав Кривглазиану, что он направит к барону прошение с требованием назначить магистру магическую проверку. Насколько я поняла, старик тайно построил эти подземелья, а это вроде как незаконно.
        - Ну, это уже не наши проблемы. - Мои губы исказила кривая ухмылка. - Пусть сам разбирается, а у нас своих забот полно. Например, надо всё это как можно быстрее утащить в банк. У монетизаторов ведь надежное хранилище?
        - Насколько я знаю - да. Но Кривглазиан просил тебя подняться к нему.
        Я запрокинул голову и задумчиво уставился в потолок.
        - Я и так хотел это сделать. Он задолжал мне несколько ответов. Подождёте меня?
        - Конечно. Мы пока перетаскаем всё это наверх, поближе к выходу.
        - Хорошо. - Подхватив одну из сумок, я направился к лестнице, но уже поставив ногу на ступеньку, обернулся. - А как Сиэрд? Он выжил?
        - Выжить то выжил, но долг у него в “Выжившем” теперь изрядный - восстановить мозг очень недешевое удовольствие. На него ушли все деньги, не считая тех, что я потратила на своё излечение.
        После этого известия дриар тут же похолодел.
        Внимание! Задание “Жизнь алхимика” выполнено!
        ВАМ УДАЛОСЬ СПАСТИ СМЕРТЕЛЬНО РАНЕННОГО И ПОГРУЖЕННОГО В ИСКУССТВЕННУЮ КОМУ АЛХИМИКА, ВЫВЕДЯ ЕГО ИЗ ПОДЗЕМЕЛИЙ И ОКАЗАВ ЕМУ КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ПОМОЩЬ.
        НАГРАДА: КОЛИЧЕСТВО УНИАРОВ, РАВНОЕ 5% ОТ ОБЩЕЙ СУММЫ УНИАРОВ СПАСЁННОГО (УЧИТЫВАЕТСЯ ТОЛЬКО НЕСГОРАЕМЫЙ ЗАПАС). ПОЛУЧЕНО 1620 БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРОВ.
        - С деньгами проблем не будет, - задумчиво проговорил я. - Ладно, я пошел.
        Поднявшись по истёртым ступеням на четвёртый этаж и миновав заваленный хламом коридор, я остановился у двери в кабинет колдуна. Вздохнув, я взялся за дверную ручку и открыл дверь...
        Глава 12. Часть 5.
        ...
        Кривглазиан стоял ко мне спиной, сложив руки за спиной и смотря в окно. Он был облачён в черную траурную мантию, седые волосы тщательно зачесаны назад, прямая, гордая осанка. Признаться честно, сейчас, не видя его лица, я засомневался в том, что передо мной именно Кривглазиан Дикий. Внутренне напрягшись, я, тем не менее, спокойно прошел к столу и устало сел в кресло.
        Несколько секунд мы оба молчали, а потом раздался негромкий голос магистра.
        - Она страдала?
        Его голос тоже изменился, стал более глубоким и насыщенным.
        Я немного помедлил с ответом.
        - Нет. Всё закончилось быстро.
        Вздохнув, магистр отошел от окна и сел за стол, откинувшись на спинку кресла и сложив на животе руки, сцепленные в замок. Это действительно был не тот полубезумный колдун, которого я встретил здесь в первый раз: аккуратная, обтекающая лицо бородка, широкие плечи, дорогой тёмный костюм под мантией, и пристальный взгляд ровных, нормальных глаз. Я выгнул бровь, рассматривая его новое амплуа, и маг слегка улыбнулся.
        - Не сказать, что ты сейчас сильно удивлён увиденным.
        - Ну, если бы там внизу я не узнал о том, что вы являетесь Великим Пространственным Мастером, чьего имени никто не знает, то наверняка удивился бы сильнее, - мой голос был полон сарказма. - Дайте угадаю - кто заподозрит в безумном кривоглазом колдуне известного зачарователя, верно?
        Мой собеседник кивнул.
        - Почти. К странному кривоглазому магистру действительно сложно относиться серьёзно, и порой это оставляет место для манёвра. Как говорят - если застал врага врасплох, то уже победил. Но, - он поднял палец, - этот образ также очень удобен для того, чтобы скрывать свою предпринимательскую деятельность, здесь ты целиком и полностью прав.
        Я хмыкнул.
        - Боюсь, что после проверки, которую на вас нашлёт Водлар, удержать в секрете вашу личность будет сложновато. Да и налогов наверняка придётся платить больше, чем обычно.
        - Увы, - магистр развёл руками, - чему быть, того не миновать. - Его лицо вновь помрачнело. - Не расскажешь, что происходило внизу?
        - Расскажу, - я склонил голову и посмотрел на него исподлобья, - но только после того, как вы сами, магистр Кривглазиан, расскажите мне предысторию тех событий, которые привели ко всем этому.
        Маг несколько мгновений не сводил с меня взгляд, а потом перевёл его на окно и, вздохнув, начал говорить:
        - В юности, когда я едва-едва получил свой дриар и стал силпатом, мне довелось пережить свою фактическую смерть. Меня спасли, но перед этим я оказался в мире под умирающим солнцем, в обители того, кого все называют Баглордом.
        - Владыка Кошмаров, - пробормотал я.
        - Верно. Он самый. Хотя у него довольно много имён помимо этого. И, вернувшись к жизни, я стал поглощен навязчивой идеей узнать о нём всё. С маниакальным стремлением я общался с темными магами и шаманами, изучал древние трактаты и опрашивал всех, кто, также, как и я, получил достижение “За гранью”. А когда этого стало недостаточно, приступил к экспериментам с пространством, пытаясь подобрать координаты к миру умирающего солнца. Но спустя несколько лет бесплодных попыток я понял, что для осуществления задуманного мне необходим астробломир на стабильном участке астральной бреши, а помимо него очень сильное финансирование предстоящих исследований. А так как за время моих многолетних путешествий у меня уже был солидный опыт в алхимии и символогии, то я решил, по примеру остальных ремесленников, монетизировать свои знания. Конечно, первое время это приносило слабый доход, но всё изменилось, когда я спас от смерти молодую девушку. - На губах магистра появилась лёгкая улыбка. - Она оказалась отличным зачарователем и символогом, и мы, объединив наши усилия, существенно повысили качество выпускаемых
изделий. Вот так и появился на свет Великий Пространственный Мастер.
        Лицо магистра помрачнело.
        - Её звали Мияра. Она стала моей женой, и она была…
        Он замолчал, а я негромко сказал.
        - Лимраком.
        Магистр бросил на меня быстрый взгляд и усмехнулся.
        - Я хотел сказать, что она была прекрасной женщиной, покорившей моё сердце. Но да, она также являлась и лимраком. Я так полагаю, ты знаешь и историю о том, как она пожертвовала собой ради нашего сына, Нагльфаара?
        Я кивнул.
        - Да. И про Сильвику мне тоже известно.
        Кривглазиан прикрыл глаза.
        - Сильвика, - его голос был полон печали. - Лишь много лет спустя я узнал, что это Нагльфаар подстроил её смерть. Заманил свою сестру Витэлию в Зал Преобразования, когда в астробломире был заперт Зодчий, и когда Сильвика прибежала на её крик... - Магистр с горечью покачал головой. - Она не знала, что заточенное в астробломире существо не может причинить никому вреда до тех пор, пока ему не нанесёшь повреждение.
        Я нахмурился и едко подметил:
        - Очень полезная информация. Как жаль, что вы “забыли” нам её предоставить перед тем, как послать в подземелье.
        Магистр вздохнул.
        - Саргон, я не мог ничего рассказать более подробно. Нагльфаар застал меня врасплох и так сильно исказил все защитные плетения, что если бы я дал вам больше вводных данных, он бы тут же смог вырваться на свободу. А этого нельзя было допустить.
        - И именно поэтому вы предпочли посылать на убой молодых силпатов, в надежде на то, что им удастся убить вашего сына? Очень благородно с вашей стороны. А что вам мешало самому спуститься туда и покончить со всем? Неужели любовь к сыну?
        Маг покачал головой.
        - Не к сыну. - Он посмотрел мне в глаза. - К дочери.
        Я ничего не сказал на это, решив просто промолчать.
        - Когда после смерти Сильвики я решил прекратить эксперименты и сосредоточился на заботе о Витэлии, Нагльфаар стал всё дальше и дальше отдаляться от меня, а потом и вовсе покинул дом и ушел в странствия, одержимый лишь одной целью, которой я же его и заразил - поиск дороги к Баглорду. Но когда спустя пятнадцать лет он вернулся обратно с вестью о том, что отыскал путь, я не смог сдержаться. - Кривоглаз невольно стиснул пальцы так сильно, что у него побелели костяшки. - Ему нужен был астробломир на астральной бреши, который находится поблизости от Колыбели, и он пришел ко мне. Вместе мы начали связывать пространственные нити с пуповиной Колыбели, чтобы, как сказал Нагль, через лоно, дарующее жизнь, открыть дорогу к смерти. Но… - его голос дрогнул, он сглотнул и через силу продолжил. - Но когда наступила финальная фаза, я наконец понял, что именно мне казалось странным в магратических расчётах - это не было управляемым порталом, который мы собирались открыть. Насколько я понял, целью наших действий являлась установка двустороннего канала, который полностью перетягивал на себя всю пустарную энергию
Колыбели и превращался в стабильный маяк с радиусом охвата в тысячи километров. Говоря иными словами, мы создавали Ретранслятор Баглорда.
        Я нахмурился, пытаясь осознать услышанное.
        - Что это значит? Через этот ретранслятор должен был поступать какой-то сигнал?
        Магистр кивнул.
        - Да. В чём именно должно было состоять его назначение я сказать не могу, потому что сразу, как только стало понятно, что Нагль обманул меня, я перехватил управляющие плетения астробломиром и прервал процесс преобразования. К сожалению, я не заметил, что мой сын был готов к такому повороту и уже довольно длительное время подстраивал мою защиту под себя. И если бы он был опытнее меня, то всё было бы кончено в тот же день. Но мне удалось активировать астральную клетку и заточить его. И, клянусь Древними, как только стало ясно, что в нём живёт что-то ещё, я собирался убить его, убить собственного сына! Но… - плечи старого волшебника поникли. - Но он явил мне Витэлию, которую поглотил прямо перед финальной фазой эксперимента. Я… я не смог убить её. Я был так подавлен, так испуган, что просто убежал из подземелья. Мне… нужно было подумать, найти решение... Но потом Нагль обратил мою же защиту против меня самого.
        Голос Кривглазиана дрогнул и он закрыл глаза.
        - Я не смог убить её, Саргон. Я проявил слабость, и поэтому погибли все, кто жил и работал со мной. Столько хороших людей умерло по моей вине…
        Он замолчал и мы несколько минут провели в тишине. А потом я вздохнул и начал рассказывать обо всём, что произошло в подземелье с того самого дня, как моя нога перешагнула его порог. Я ничего не утаивал, не приукрашивал и не привирал - только чистая и незамутнённая правда. Кривглазиан слушал внимательно и не перебивал. А когда я закончил, то задал лишь один интересующий меня вопрос:
        - Как Нагльфаар, полукровка, смог стать лимраком третьего поколения? Он не рассказывал об этом?
        Маг покачал головой.
        - Нет. Я и сам узнал об этом лишь в самый последний момент, когда он явил мне… явил порабощенную Витэль. Он сказал, что обрёл силу, и что весь Древнир содрогнётся и падёт к его ногам, когда Зов Смерти станет слышен глухим и ночь пробудит незрячих. Что это значит, я не имею ни малейшего понятия. Тебе ничего об этом неизвестно?
        Я пожал плечами.
        - Впервые слышу. Но у меня есть ещё один вопрос - вы сказали, что собирались убить сына, когда поняли, что в нём живёт что-то ещё. Вы ведь имели в виду явно не то, что он лимрак, верно?
        - Ты прав. Просто… это уже был не мой сын. Где бы он ни был, с ним там что-то произошло. Его тело и душа ему уже не принадлежали, хоть он и вёл себя также, как и раньше. Даже он сам вряд ли понимал это. - Кривоглаз внимательно посмотрел на меня. - У него было Око Тьмы. И не мне тебе говорить о том, чья это метка.
        Я откинулся на спинку кресла и задумался.
        - Думаете, он хочет проникнуть в Древнир? Но зачем? Ради власти? Чтобы устроить войну с силпатами? Или, может, с Богами? Что вам вообще удалось узнать о Баглорде за столько лет исследований?
        - Его фигура в истории настолько мутна и таинственна, что, боюсь, ответить на вопрос “зачем” будет очень сложно. Что же касается знаний. - Магистр выдвинул ящик стола и положил на стол книжицу в мягком, красном кожаном переплёте. - Здесь собрана вся информация о Владыке Кошмаров, которая мне известна. Держи, - он пододвинул её ко мне, - она твоя. Изучай, и, быть может, тебе повезёт больше, чем мне.
        Я не спеша взял в руки книжку, бегло осмотрел её, а потом затолкал в свою сумку.
        - Спасибо. Если вдруг мне удасться разузнать что-нибудь стоящее, я сообщу вам.
        - Буду тебе очень признателен. - Волшебник слегка улыбнулся, а затем потянулся к стоящей на краю стола шкатулке и переставил её поближе к себе. - А сейчас ты не мог показать мне свой дриар?
        - Дриар? - Я нахмурился. - Зачем?
        - Ну, скажем так, Великий Пространственный Мастер проведёт ему небольшое усовершенствование в обмен на маленькую услугу с твоей стороны.
        - Какую именно?
        - Капитан Водлар, - он поднял на меня взгляд, - мне известно, что ты будешь разговаривать с ним. И я лишь попрошу тебя не рассказывать ему о лимраках, астробломире, и о настоящей личности Пространственного Мастера. Ему лишь достаточно знать, что я нанял вас для зачистки подземелий от тварей, порождённых экспериментами с пространством безумного, кривоглазого старика-волшебника.
        Я выгнул бровь.
        - И вы думаете, он этому поверит?
        - А почему нет? Беара ведь рассказала ту же самую историю.
        - А если проверка вашего подземелья покажет, что я соврал?
        - Не покажет, - его голос был полон непоколебимой уверенности. - У меня достаточно влияния и средств для того, чтобы в отчетах проверяющих не было лишней информации.
        Я хмыкнул.
        - О! Ну да, конечно. Как же я мог забыть о том, что у Великого Пространственного Мастера есть друзья в самых эшелонах власти.
        Магистр улыбнулся.
        - Великий Пространственный Мастер это не один человек, Саргон, а целая артель мастеров, на изделия которых ставилось единое клеймо. Да, пусть сейчас почти все мастера погибли, но обществу об этом знать совершенно не обязательно. Нет, коли уж ему суждено внезапно исчезнуть, то надо сделать так, чтобы людская молва придумала в его честь настоящую легенду, достойную остаться в веках. - Его голос стал тише. - Все эти люди достойны того, чтобы память о них стала легендой.
        Тяжело вздохнув, я положил на столешницу единственную руку со сверкающим на кисти браслетом дриара.
        - Я согласен выполнить вашу просьбу. Делайте то, что хотели.
        Кривглазиан не стал медлить - открыв шкатулку, он достал из неё бутылёк с разноцветной жидкостью и длинную кисточку. Выдернув пробку, он окунул кисть в раствор и принялся рисовать яркие символы прямо в воздухе! Волшебные руны складывались в витиеватый порядок внутри магической фигуры, которая выстраивалась над моим дриаром и медленно вращалась по часовой стрелке. И когда волшебник нанёс последний символ, вся фигура превратилась в вытянутый вихрь из рун, втянувшийся внутрь сверкающего браслета.
        Магистр устало убрал пузырёк с волшебными чернилами обратно в шкатулку.
        - Ну вот и всё. Я расширил пустарную проводимость твоего дриара и теперь ты можешь колдовать с его помощью плетения вплоть до тридцатого такта. Это максимум для данного сплава, так что в будущем советую тебе переплавить его у хорошего кузнеца и наложить новые чары.
        - Благодарю. - Я убрал руку со стола, а потом, слегка помедлив, всё же достал из сумки Книгу Учёта. - Сначала я думал продать её вам, но когда вы сказали, что попытаетесь вписать имена погибших мастеров в легенды Древнира, то передумал. Думаю, будет неправильно, если последние заказы, над которыми работал Пространственный Мастер, останутся невыполненными. И пусть сами изделия я вам не верну, но и чрезмерно усложнять работу не буду. - Маг, нахмурившись, принял из моей руки книгу. - Но и у меня будет к вам одна просьба.
        - Внимательно слушаю.
        - Сиэрд. Он сейчас в “Выжившем” и у него набежал солидный долг за лечение. Я бы мог и сам все оплатить, продав что-нибудь из награды, но подумал, что вы сами захотите оказать ему помощь. Всё-таки он когда-то работал на вас.
        Кривоглаз улыбнулся.
        - С чего ты это взял?
        - Он был слишком опытным алхимиком для своей ступени, прямо настоящий талант. Думаю, как раз таких вы и нанимали.
        - Всё верно, - он кивнул. - Когда я запечатал подземелье, те из мастеров, кто находился в это время в городе, вернулись и узналио блокировании подземелья. Естественно, я рассказал им о том, что переступивший порог обратно выйти не сможет, пока не убит тот, кто находится в Зале Преобразования. Одинокие ремесленники получили расчёт с компенсацией и отправились в город, а вот семейные… все они спустились вниз. А Сиэрд, он тоже пошел туда. Сказал мне, что попробует освободить остальных.
        Магистр снял с пальца перстень и протянул его мне.
        - Держи. Передашь его Вейри и скажешь, что счёт по всем расходам на оказанные вам услуги пусть вышлет мне.
        Я принял кольцо, а потом, немного поколебавшись, всё же снял с шеи амулет Витэлии и протянул его волшебнику.
        - Возьмите, он принадлежал вашей дочери.
        Тот покачал головой, при этом не сводя глаз с амулета.
        - Он принадлежал ей, и она же добровольно передала его тебе. Пользуйся её подарком и вспоминай о ней, будь добр.
        Я повесил артефакт обратно и с улыбкой поинтересовался:
        - Кстати, а вы предоставляете услуги идентификации предметов?
        Кривоглаз хмыкнул.
        - Конечно. Готов распознать ровно половину из всех твоих вещей, если вторую половину ты отдашь в качестве оплаты.
        - Э-э-э, нет. Я уж тогда как-нибудь сам, спасибо.
        Посчитав разговор законченным, я поднялся с кресла, поклонился магистру и направился к выходу. Но уже взявшись за дверную ручку, обернулся и задумчиво посмотрел на него.
        - А вы ведь архимаг, а не магистр, верно?
        - Верно.
        - И вы с самого начала знали о том, что я лимрак?
        Пространственный Мастер усмехнулся.
        - Саргон, моя жена и сын были лимраками, ты забыл?
        Я в почтении склонил голову.
        - Пусть Древние благоволят вам, магистр Кривглазиан.
        - И не сводят глаз с нашего пути. Амирус, Саргон. И береги Гоблю, пожалуйста. Он хороший малый.
        - На этот счёт можете не волноваться.Амирус, Мастер.
        Я вышел из кабинета волшебника и закрыл за собой дверь. Ещё немного постояв, вздохнул и направился вниз, где у выхода меня уже заждались друзья. Кивнув им, обратил внимание на то, что на поясе Беары уже красуются новые кинжалы.
        - Вижу, ты уже оценила подарок? - хмыкнул я.
        - Верно подмечено, внимательный ты наш! Спасибо, что не забыли о даме и выбрали ей украшение по вкусу.
        - Всегда пожалуйста. - Я подхватил свой рюкзак и взвалил его на спину. - Ну что, проблем никаких нет, всё это добро наше, так что давайте-ка по быстрее отнесём его в банк.
        - Ничего не имею против, - согласился Вирхем, принявшись нагружаться сумками.
        - Гобля поддерживать!
        И через пять минут мы уже шагали под хмурым осенним солнцем в сторону банка, при этом подслеповато щурясь и с улыбками наслаждаясь пусть и неясным, но всё же небом над головой. Горожане оглядывались нам вслед, силпаты провожали заинтересованными взглядами, но, благо, ничего серьёзного не произошло и мы беспрепятственно добрались до монетизаторов, где за шесть тысяч тайверов сняли себе надёжное общее хранилище с внутренним разграничением сроком на полгода, доступ к которому мог быть осуществлён в любом отделении банка - хорошо всё-таки, что Гобля додумался захватить с собой деньги! В итоге в монетах мы сейчас обладали суммой в размере тридцати восьми тысяч тайверов! Ну, вернее, уже тридцати двух. Да, монеты, конечно, занимали место в схроне, но зато по десять тысяч на слот, так что было весьма терпимо и ради этого пришлось пожертвовать лишь некоторым запасом эликсиров.
        Поступили мы, собственно, как и планировали изначально - разделили всё практически поровну, выбирая то, что приглянется. Причём те вещи, которые мы с Вирхемом выбрали персонально для себя, тоже шли в учёт якобы выбранной при распределении награды. Ну а что, справедливо, никто не спорит. И про Сиэрда не забыли, откладывая каждый пятый предмет в его кучу - хотя тут не обошлось без некоторых споров по поводу долю алхимика. В итоге всё равно каждый согласился с тем, что без жаброида мы бы не смогли быстро зачистить третий этаж, да и его педантичность в подписывании каждого эликсира сыграла нам на руку, увеличив шансы на победу. Так что своей доли он заслуживает без всяких сомнений.
        И когда мы закончили делёжку и с удовлетворением осматривали груду артефактов, Гобля вдруг встал и заявил.
        - Усё своё барахло я отдаю Саргошке! Даже шаманску сумку!
        У всех без исключения глаза полезли на лоб.
        - Ты ч-чего это, Г-гобля? - я даже стал заикаться. - Нажраться уже где-то успел что ли?
        Тыждак махнул рукой.
        - Не-е-е. Просто ты меня освободить из подземка, это раз. Ну а двушка, это вот. - Он показал руками на свою долю. - Гобля же всё эта профрать! Не-е-е, пусть лучша это всё быть у тебя, а я возьму ток яйцерезы и баблишко! Ну а ежели мне усё надо будет, то ты, Саргошка, отсыпешь мне золотишка, делов та!
        Хм. Ну, так скажем, зерно истины в его словах было. Так что на том и порешили.
        И вот, уже на закате дня, мы, уставшие, но дико довольные, стояли в окружающем банк парке и смотрели на заходящее солнце.
        - Ну, что будете делать теперь? - спросил я, щурясь и зябко кутаясь от налетевшего пронизывающего ветра.
        Беара глубоко вдохнула свежий морозный воздух.
        - Раз ты сказал, что позаботишься о Сиэрде, то я, пожалуй, прямо сейчас отправлюсь в бани и буду париться, пить и есть, пока не надоест. Баня наше всё!
        - А можно с тобой? - робко попросился Вирхем.
        - Конечно! Против дружной и веселой компании собутыльников не возражаю! А ты, Сар? Хочешь с нами?
        - Не-е, идите без меня. А я в Боброхату, буду отсыпаться.
        - Пф! Скучный ты, пламенный вояка!
        - Уж какой есть, - я усмехнулся и опустил взгляд на гоблина. - А ты, Тыждак, на что ты будешь тратить свои деньги?
        Гобля мечтательно запрокинул голову и смачно причмокнул, выпятив свой квадратный зуб.
        - На бухлишко и бабенсий! Причём будет многа-многа самых разных бабенсий на одного Гоблю-Гиганта!
        Мы весело рассмеялись, а потом Беара внезапно крепко обняла меня.
        - Спасибо тебе, Сар, - проговорила она, уткнувшись холодным носом мне в шею. - Без тебя мы бы не выбрались оттуда.
        - Я могу сказать тебе абсолютно тоже самое, Бера, - сказал я, в свою очередь отвечая на её объятие и крепко прижимая к себе. А потом девушка чмокнула меня в щеку и с покрасневшими глазами заулыбалась, высвободившись из моих рук.
        - Ну ладно, пламенный вояка, не пропадай! Ещё увидимся! - она взмахнула рукой на прощание и зашагала по дороге, более не оборачиваясь.
        - Обязательно! Удачи, Бера!
        Вирхем подскочил ко мне и поспешно пожал руку.
        - Амирус, Саргон.
        - Амирус, приятель. - Он хотел было освободить руку, но я удержал его и негромко добавил, смотря ему в глаза. - Береги её, Вирхем. Она того стоит.
        Молодой маг серьёзно поглядел на меня, а потом улыбнулся и кивнул.
        - Глаз с неё не спущу, обещаю.
        Он догнал Беару и она взяла его под руку. И, смотря им вслед, я печально усмехнулся.
        - Ну вот и всё, Гобля, остались только мы с тоб… Гобля? Гобля, ты где?!
        Я обернулся и увидел, как ушастый стервец уже на всех парах мчится в поисках ближайшего борделя. Ещё раз ухмыльнувшись, я вздохнул и направился в Боброхату, наслаждаясь абсолютной свободой в этом опасном, но таком прекрасном мире.
        Глава 13
        ГЛАВА 13.
        - Кого я вижу! Однорукий убивец ящеров собственной персоной!
        Широко улыбаясь, я пожал руку хозяину Боброхаты.
        - Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть, Фринг.
        - Ну, учитывая, какой ты бледный, грязный и вонючий, выбрался ты из той ещё преисподней, так что прекрасно представляю. Садись, налью тебе пива.
        Многочисленные посетители таверны, среди которых было немало молодых силпатов, с интересом поглядывали на меня, внимательно осматривая снаряжение и с завистью сравнивали мой Халдорн со своими вилами, серпами да дубинками. Эхх, ребята, знали бы вы, что совсем недавно и я щеголял в одной мешковине с палкой наперевес. Хех, приятно вспоминать о тех беззаботных деньках, которые, казалось, были так давно, что представляются лишь весёлой сказкой перед сном.
        - Вижу, ты сделал ремонт? - я оглядел зал. - Мне нравится. Стало как-то просторнее.
        - Ну а то. - Он поставил передо мной кружку с пенящимся напитком. - Яж самого барона Драйторна принимал, угощал мясом рыпохвиста. Нужно было соответствовать. Тебе, кстати, это мясцо тоже припас, знал, что ты, живучий лядский сын, вернёшься ещё.
        Я хмыкнул и отпил рэйтерфолское тёмное. Ммм, вкуснотища! И ведь знаю, что вредно, но, как поётся в одной песне: “Все говорят, что пить нельзя, а я говорю, что буду!” Но - в меру, конечно же.
        - Чтот вот смотрю на твою довольную рожу и аж самому выпить захотелось, - проворчал Фринг и наполнил себе кружку. - Ну, вздрогнем!
        Мы чокнулись.
        - Слушай, Фринг, - я поставил почти опустевшую кружку на стол и вытер пену с усов и бороды, - а сколько времени меня не было?
        - Дай-ка подумать. - Трактирщик нахмурился, уставившись в своё пиво. - Недель пять с половиной точно есть.
        Я тяжело вздохнул. Пять с половиной недель. Значит, в подземелье я провёл примерно чуть больше четырёх. Считай, уже успела наступить осень, хотя в Древнир я прибыл где-то в конце лета. А время-то бежит…
        - Кстати, - я поднял глаза на тактично замолчавшего гринорца (теперь-то я знал, к какой расе принадлежит владелец Боброхаты), - а какой сейчас месяц? И число? И день недели?
        Он покачал головой.
        - Э как тебя из реальности выкинуло-то… Хуябрь сейчас, Длавр тринадцатого.
        Я поперхнулся и закашлялся.
        - Чего?? Какой такой “хуябрь”?
        - Такой, - хмыкнул Фринг. - Месяц это, Хуябрь, тридцать дней длится. Холодный, мерзкий, ветренный и дождливый, брр! В общем, мало приятного.
        - Ясно… а по остальным месяцам не просветишь? А то у меня с момента возрождения в Древнире всё никак руки до этих элементарных знаний не дойдут.
        - Да без проблем! Яж тут местный информаторий для неоперившихся силпатов! - он добродушно оскалился почесал подбородок. - Значит так, запоминай:
        ВЕСНА - длится 90 дней. Состоит из трёх месяцев, каждый идёт по 30 дней:
        - Грозабрь - это первый месяц весны, он олицетворяет собой весь сезон, полный гроз, дождей, слякоти и начинающегося потепления;
        - Виясн - в честь всесветлого Бога Виясна, великого целителя, алхимика, поборника морали, закона и справедливости, защитника слабых;
        - Валькарон - в честь Бога, заведующего пространством, временем и магией.
        ЛЕТО - длится 120 дней. Состоит из трёх месяцев, каждый идёт по 40 дней:
        - Цветабрь - первый месяц лета, олицетворяет начало сезона жары, цветения и просто прекрасного времени;
        - Эмера - в честь всем известной Богини Удачи;
        - Бухаир - в честь Бога, не интересующийся ничем, кроме торговли и веселья.
        ОСЕНЬ - длится 90 дней. Состоит из трёх месяцев, каждый идёт по 30 дней:
        - Хуябрь - начало долгого и просто-таки отвратительного периода;
        - Уаргрод - в честь Бога войны, мести и чести в одном флаконе;
        - Ламерий - во имя Бога, покровительствующего убийству и обману.
        ЗИМА - длится 120 дней, и в ней всего два месяца по шестьдесят дней в каждом: Ледабрь и Лядь. Про богиню, ответственную за проклятья, болезни, неудачи да бедствия ты, думаю, уже наслышан. Зима у нас период суровых морозов, снега и вьюг. В это время все предпочитают найти себе тёплое местечко и спокойно переждать её, тратя честно нажитые монеты на выпивку и веселье. Многие силпаты себе даже домики покупают, или арендуют жильё, чтобы спокойно перезимовать. Вот и всё, ничего сложного, как видишь.
        - Одиннадцать месяцев и четыреста двадцать дней в году, да? - я задумчиво склонил голову. - И семь Богов, значит… я знал только о двух.
        Фринг замялся и пробурчал:
        - Ну, их как бы восемь, только этого последнего мало кто любит.

“Баглорд, - тут же догадался я. - Действительно, кто любит Смерть?”
        - А с днями недели что?
        - О, тоже всё просто! - Трактирщик был рад смене темы. - Семь дней в неделе по именам древних королей и королев прошлого: Длавр, Ромвуд, Елихэ, Вуроб, Нуэна, Исл, Рэвлиг. Но про них я тебе рассказывать не буду, ибо сам плохо помню. Так что ты лучше сам мне поведай, где руку-то потерял? И почему не восстановил? Денег нет? Может, одолжить?
        Я отмахнулся.
        - Да не. Я просто у целителей не был ещё, завтра пойду. А вот где потерял… в подземелье с ордой тварей воевал все четыре недели, там её и оставил. - Я вздохнул. - Я так морально вымотался и устал физически, что мне бы сейчас ванну, поесть да выспаться. У тебя комнаты для меня не найдётся?
        - Для тебя - всегда найдётся. Тыж у меня на бесплатном постое, забыл? И это, может ну её, эту ванну? В баньку лучше сходи, попарься.
        Я оживился.
        - А у тебя что, тут и баня есть?
        - Чтоб Боброхата, да без бани? Обижаешь! - Фринг оскалился. - На заднем дворе она, уж с час как затоплена. Ингри! - на его рык из дверей на кухню выглянула милая девушка с вздернутым, усыпанным веснушками носиком. - Выдай моему другу комплект чистого белья и полотенце для бани, а потом пятидесятую комнату для него подготовь по высшему классу! И банницам передай, чтоб веники для парки готовили, щас клиент придёт!
        Девчушка с интересом глянула на меня и тут же скрылась.
        - Спасибо, Фринг. - Я от души пожал хозяину руку.
        - А, чепуха! Если ещё чего надо будет, обращайся.
        - Непременно.
        Рядом со мной затормозила запыхавшаяся Ингри с комплектом белья в руках и изобразила быстрый реверанс.
        - Прошу за мной, господин… эээ…
        - Саргон.
        - Господин Саргон! - она улыбнулась и сдула с лица упавшую прядь волос.
        Баня была просто превосходна! Жаркая, с отдельным помещением специально для меня, и с полуголыми банницами, которые нещадно отхлестали меня вениками и оттёрли жесткими мочалками всю скопившуюся за долгие недели грязь. Причём я поначалу честно сопротивлялся и пытался их выпроводить, но вот только без всякого толку. И, как оказалось, не зря - вряд ли с одной рукой у меня бы получилось так хорошо попариться.
        Надо ли говорить, что из бани я выполз еле живой? Но зато дико довольный.
        Облачившись в чистый халат, ещё раз поблагодарил посмеивающегося Фринга и поднялся к себе. Пятидесятый номер оказался просторным, с широкой кроватью, удобными высокими креслами и персональным камином, в котором сейчас весело потрескивали поленья, а рядом стоял передвижной столик с аппетитно пахнущими яствами. Лепота!
        Насладившись едой и отведав наконец изысканно приготовленные печеные овощи с мясом рыпохвиста, буквально тающее во рту, я допил вино и завалился на кровать, с блаженной улыбкой провалившись в сон - и даже посетивший меня холод от прикосновений Баглорда не смог в полной мере испортить моё настроение.
        Впервые за долгое время я был спокоен и счастлив.

***
        Никто меня не будил и никоим образом не беспокоил, поэтому я проспал до обеда. Но проснулся я хоть и изрядно отдохнувшим, но всё же не очень бодрым - обрубок руки да и кости во всём теле сильно ломило, поднялась температура и общее самочувствие было далеко от нормы. Так что, выпив обезболивающее с бодрилкой, наскоро перекусив и приведя себя в порядок, я не стал больше откладывать поход к целителю.
        Выпросив у Фринга комплект обычной осенней одежды, я прикрепил ножны с оружием и направился в “Выжившего”. Шагая по дороге, огибая спешащих куда-то силпатов и рассматривая броские вывески, меня так и подмывало зайти в какое-нибудь заведение и прикупить себе что-нибудь, используя новую систему оплаты. Дело в том, что я открыл персональный счёт у монетизаторов, чтобы не таскать с собой гору тяжелой наличности, и теперь являлся гордым обладателем чековой книжки с чёрными листами. Хотя, признаться, обошлось мне это недешево - тысячу тайверов отдал за регистрацию личного клейма, потом ещё тысячу за сам счёт, сотню за чековую книжку и сверху оплатил налоги в размере трёхсот тайверов. И пусть у меня осталось всего четыре тысячи монет из шести, но зато этот вклад теперь привязан к моему дриару и для оплаты мне надо лишь приложить палец к черному листу из чековой книжки и вуаля! Серебряными чернилами вводится сумма с подтверждающим клеймом, и такой вексель можно обналичить в любом отделении монетизаторов. Клеймо, к слову, я себе выбрал интересное - черная башня с моего щита Светочи, которую обвивает
рычащий рыпохвист, как на противовесе Халдорна. Весьма красиво и эффектно получилось.
        А вот и “Выживший”. Скрип входной двери, хлынувший в лицо запах трав и веселый тётушкин крик:
        - Саргон, ёшкин ш кот! Ты где так покалечится умудрился, дурья твоя башка?!
        Я улыбнулся.
        - Я тоже рад вас видеть, госпожа Вейри.
        - Рано радуешься! - травница вышла мне навстречу из-за прилавка и, уперев руки в боки, покачала головой. - Ты себя со стороны-то видел? Бледный, как сама смерть, худющий, безрукий, ходишь кособоко да хромая, словно старый дед! А ну, иди сюда, я тебя обниму!
        Она крепко прижала меня, потискала и махнула в сторону лестницы.
        - Топай наверх давай, сейчас двери запру и лечить тебя будем!
        - А Феялина куда делась? - поинтересовался я.
        - Вот что за мужики, а! - всплеснула руками целительница. - На ладан дышут, а всё о девках думают! Нету Фейки, на задании она. Так что поднимайся, поднимайся давай! Герой-любовник. Небось и руку-то тебе бабёнка какая оттяпала, а?
        Я притворно вздохнул и возвёл очи горе.
        - Эх, если бы...
        - Ну-ну. Ладно, сейчас я. - Она быстро заперла двери на замок и перевернула табличку на “закрыто”. - Пошли. Только тихо, у меня там больные лежат, так что до звуконепроницаемой смотровой дойдём, а там и поговорим.
        Я не стал возражать. Но как только мы поднялись в палаты, я увидел лежащего напротив окна Сиэрда, задумчиво смотрящего на хмурые небеса, и подошел к нему.
        - Здарова, приятель, - осторожно поприветствовал я встрепенувшегося жаброида. - Ну как ты тут? От скуки ещё не окочурился?
        - Здравствуй, Саргон. - Алхимик криво улыбнулся левой стороной губ. Выглядел он немного получше, хотя всё равно жутковато: части повреждённой кислотой руки, головы и лица уже начали отрастать и восстанавливаться, но зрелище по прежнему было не для слабонервных. - Рад, что ты смог выбраться и не забыл при этом меня. Но, вижу, тебе и самому досталось.
        Его здоровый глаз упёрся в мой обрубок и я усмехнулся.
        - Это да, покоцало маленько, не без этого. А остальные к тебе как, случайно не заглядывали?
        - О, ещё как заглядывали. - Жаброид хохотнул и болезненно скривился. - Сначала пьяная Беара с еле переставляющим ноги Вирхемом заявились чуть ли не с ящиком алкоголя, а потом и некий квадрозубый гоблин всё пытался провести ко мне каких-то женщин. Но госпожа Вейри никого не пустила, говорит, надо соблюдать покой.
        - Ну, в этом я с ней полностью согласен. - Я бросил взгляд на других больных, лежащих на своих койках, и наклонился к жаброиду, понизив голос до шепота. - Сиэрд, если что, твоя доля у монетизаторов, в нашем общем хранилище, котрое оплачено на полгода вперёд. Чтобы получить к нему доступ, назовёшь своё имя и скажешь кодовое слово. Ты ведь помнишь, как назывался тот транспорт, на котором Хэдвиг доехал до второго этажа?
        Сиэрд ухмыльнулся.
        - Конечно, Саргон. Я помню. Очень жаль, что Хэдвигу не удалось выжить.
        - Да… и это, за лечение тоже не переживай, Кривоглаз все расходы берёт на себя. Так что твоё дело теперь пить сиропы и поправляться.
        Он слабо кивнул.
        - Уж с этим я справиться в силах. Спасибо, Саргон. Я действительно благодарен.
        Дриар на моём запястье внезапно похолодел.
        Внимание! Задание “Спасение” выполнено!
        ВЫ ОБНАРУЖИЛИ В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ КРИВГЛАЗИАНА ГРУППУ ВЫЖИВШИХ И ВЫВЕЛИ, ПУСКАЙ И НЕ ВСЕХ, НО МНОГИХ ИЗ НИХ НА СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ ИЗ МРАЧНЫХ ГЛУБИН! ВЫ ДОСТОЙНЫ СВОЕЙ НАГРАДЫ!
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: 1) ПРИ СПАСЕНИИ ВСЕХ ВЫЖИВШИХ - ПРОВАЛЕНО; 2) ПРИ СПАСЕНИИ ЧАСТИ ВЫЖИВШИХ - ВЫПОЛНЕНО. НАГРАДА: ПО 1000 БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРОВ ЗА КАЖДОГО СПАСЁННОГО. ИТОГО: 4000 БЛУЖДАЮЩИХ УНИАРОВ.
        Я улыбнулся и вновь посмотрел на Сиэрда.
        - Всегда пожалуйста, дружище. Береги себя, потом как-нибудь пересечёмся ещё.
        В ответ жаброид медленно моргнул и я отошел от него обратно к Вейри, которая внимательно наблюдала за нами, стоя у двери в смотровую. А когда мы зашли внутрь и я занял своё место на знакомом стуле, она просто спросила:
        - Я так понимаю, ты потерял свою руку там же, где жаброид свои мозги?
        - Так и есть. - Отпираться не было смысла.
        - И те трое, которые приходили вчера, тоже с вами?
        - Ага.
        Вейри вздохнула, беря в руку странный предмет, напоминающий лупу, но только с янтарным стеклом, одна сторона которого была полностью окована металлом и немного вытянута, а в навершии зияла небольшая смотровая дырочка.
        - Во что же ты умудрился вляпаться, а, Саргон?
        - Да ничего особенного, просто зачищали подвал одного мага от всякой нечисти. - Я старался не врать, ограничиваясь полуправдой.
        - Ясно. Ладно, снимай свои железки и давай посмотрим на тебя. - Когда я закончил, целительница приставила к глазу свой прибор и медленно обошла меня по кругу, внимательно рассматривая через него. - Всесветлый Виясн! Да ты только глянь на это: кости срослись вкривь и вкось, а органы так вообще держатся на честном слове! Как ты ходить-то способен? Или на обезболивающих сидишь?
        Я был вынужден признаться.
        - На них, родимых. Я просто с большой высоты шмякнулся, но повезло, магическая защита большую часть повреждений поглотила. А потом руниром исцеления да магией восстановления на ноги меня подняли. Ну и поднятие ступеней немного помогло.
        - Да уж видно, как тебе “повезло”, - съязвила тётушка. - Тут на одну руку только тысяча четыреста шестьдесят тайверов уйдёт, и причём это уже с твоей скидкой. Возвращение скелетной структуре правильного построения ещё триста шестьдесят пять монет, общее оздоровление повреждённых тканей, мышц, сосудов, органов и прочего внутреннего мира потянет на семьсот тридцать, и плюс очищение крови от заражения и хорошее обезболивающее сто сорок шесть добавит. Итого получается две тысячи семьсот один тайвер. - Она скептически меня осмотрела. - Могу всё записать в долг.
        - Не надо. - Я покачал головой, достал из сумки перстень Кривглазиана и протянул его ей. - Магистр Кривглазиан Дикий просил выслать ему счёт на все оказанные нам в “Выжившем” услуги. “Нам”, в смысле мне, Сиэрду, а также тем троим, если они вдруг явятся.
        - Он оно как, - пробормотала целительница, принимая кольцо и внимательно его рассматривая. - Ну, тогда это здорово меняет дело. В таком случае не будем экономить и используем только дорогостоящие эликсиры. Забыла спросить, у тебя грань “Регенерация” есть?
        - Есть.
        - На каком такте?
        - На первом.
        - Значит, на восстановление руки у тебя уйдёт восемь дней, а если с ускорителем, то всего четыре. Ну а всё остальное придёт в норму через четыре часа вместо восьми. Дам тебе зелья высшего разряда, так что с ними можешь не отлёживаться и спокойно гулять.
        - Это хорошо. - Я обвёл задумчивым взглядом ряды разноцветных склянок на шкафах, среди которых целительница выбирала нужные. - Госпожа Вейри, а вы случайно не занимаетесь распознанием свойств неизвестных зелий?
        - Конечно занимаюсь. Это стандартное, я бы даже сказала, рутинное занятие для любого алхимика. Но от этого не менее прибыльное. Ты не представляешь, сколько эликсиров порой мне тащат на проверку. А если по расценкам, то здесь всё зависит от качества зелья: если первый разряд, то идентификация однотактового эликсира стоит десять тайверов, второго такта двадцать, третьего тридцать и так далее до тысячи монет за сотый такт. Ну а коли разряд со второго по пятый, то там и цена, соответственно, выше. Но тут можно и скостить цену, заплатив частью зелий, например. Особенно выгодно, когда есть повторяющиеся экземпляры. - Она расставила в ряд на передвижном столике все необходимые зелья и пододвинула ко мне. - Пей по очереди слева направо.
        Я послушно стал опрокидывать в себя снадобье за снадобьем, при этом с кислым лицом размышляя над тем, что проверка всех наших эликсиров вылетит в круглую сумму. А уж если идентификация простых зелий столько стоит, то боюсь представить, во сколько обойдётся распознать всё остальное…
        И тут мой взгляд упал на лежащий на полке перстень Кривглазиана и я едва не поперхнулся.
        - В… Вейри! Скажите, а проверка зелий ведь тоже считается услугой, которую оказывает “Выживший”?
        Целительница озадаченно сдвинула брови.
        - Эм-м-м. Ну да, всё верно. А что?
        Я вскочил со своего места и в волнении взял женщину за руку, словно боясь, что она сейчас откажется от своих слов или вовсе убежит.
        - Госпожа Вейри, я вам клянусь Древними, что Кривглазиан чётко и недвусмысленно сказал, чтобы я передал вам его перстень в качестве подтверждения его намерения оплатить ВСЕ наши расходы на ВСЕ оказанные нам Вами услуги!
        - Саргон, ты чего? Ты же уже говорил это и я всё поня… аааа! - до неё наконец дошло и она широко улыбнулась. - Ай-я-яй, Саргон! И не стыдно тебе старенького больного волшебника на деньги разводить, а?
        Я было смутился, но тут же взял себя в руки и жестко возразил:
        - Нет, абсолютно не стыдно. И уж можете мне поверить, он вполне заслужил такое отношение. Я даже больше скажу - от этих моих махинаций он не очень-то сильно и обеднеет, могу вам гарантировать.
        Вейри внимательно посмотрела мне в глаза, при этом задумчиво кусая губу. А потом тяжело вздохнула и кивнула.
        - Ладно, убедил. Коли ты так говоришь, то поверю тебе. Но не дай-то Древние ты меня обманул… - Она сделала внушительную паузу. - Так, а теперь к делу - много у тебя эликсиров на распознание?
        Я криво ухмыльнулся.
        - Несколько сотен.
        Целительница выпучила глаза.
        - Сколько?!
        - Вы не ослышались, их действительно несколько сотен. Так что работы вам предстоит мно-ого.
        Алхимик довольно быстро пришла в себя и вновь с сомнением покосилась на перстень волшебника.
        - И когда же мне ждать всю эту… партию?
        - Я принесу всё в течение часа. Устроит?
        - Да, конечно. Но предупреждаю сразу - полная проверка такого объёма займёт не один день! Я не могу совсем уж все дела бросить ради этого, но, естественно, постараюсь управиться как можно быстрее.
        - Это не проблема, я подожду. - Я поднялся со стула и опрокинул в себя последнее зелье. - Ну, я пошел! О, совсем вылетело из головы! А вы случаем не знаете, мастер Сидиус сейчас у себя?
        Она покачала головой.
        - Нет, он выполняет контракт по тренировке рэйтерфолских солдат, так что его не будет ещё с несколько дней. Собственно, Фея сейчас тоже там, лечит раны бедняг.
        - Понятно… ну, значит поговорю с ним позже. - Я ткнул пальцем себе за спину. - Откроете мне дверь?
        Вейри непонимающе нахмурилась.
        - В смысле? Она же вроде открытая.
        Мои губы растянулись в улыбке.
        - Входную дверь.
        - Ааа, точно! Пошли.
        Быстро сбегав до монетизаторов и обратно, я принёс Вейри все наши запасы неизвестных зелий. Хотя при этом опять пришлось перешептываться с Сиэрдом, чтобы он дал добро на использование его схрона - дело в том, что мы решили выдать ему ту пространственную сумку, которая была заточена конкретно под алхимию. И пусть согласие жаброида было нужно лишь чисто для галочки, мне так было спокойнее.
        Согласовав с хозяйкой “Выжившего” основные детали заказа, в основном касающиеся разграничения зелий по тем четырём частям, на которые я их разложил, мы подписали договор на выполнение работы с указанием оплачивающего все расходы лица и, довольные друг другом, пожали руки и разошлись. Я - обратно в банк, чтобы вернуть схроны на место, а нетерпеливая Вейри в алхимическую лабораторию.
        Ну вот, одной проблемой меньше. Теперь осталось лишь разобраться с идентификацией свитков, руниров, артефактов и снаряжения. Собственно, распознание всего этого добра лежала в основном на мне, ведь именно у меня в Рэйтерфоле сформировались какие-никакие связи, благодаря которым можно, не поднимая особого шума, прозондировать почву по этому щекотливому вопросу. И как раз сейчас я направлялся к тому, кто сможет помочь мне в нём разобраться.
        Но моим славным планам не суждено было сбыться - как оказалось, мастер Дроко был загружен баронским сезонным заказом, и к нему бравые гвардейцы категорически никого не пускали. Что ж, раз так, то займёмся другими насущными делами. Благо, их накопилось предостаточно.
        Для начала я посетил кожевника Анлича из гильдии “Ткачи Херавира”, который когда-то по просьбе мастера Сидиуса сшил мне комплект Секача. Он подобрал для меня хорошую, утеплённую на осень, а главное прочную кожаную броню с металлическими вставками - ими были укреплены наручи, локти, присутствовали наплечники, а на туловище надевалась гибкая пластинчатая броня, защищающая грудь, живот, пах и спину. Также в набор входили удобные поножи и наголенники. В дополнение там же купил себе сорочку, рубаху, кожаную куртку, брэ, штаны и отличные сапоги с высоким голенищем. За всё это добро я заплатил 3100 тайверов, сократив свою наличность до жалких ста восьмидесяти пяти монет. Это, конечно, печалит, но не особо сильно - на сохранности своей тушки экономить всё же не стоит. Да и к тому же Анлич в качестве бесплатного бонуса в течение часа модернизировал всю одежду, обувь и доспех так, чтобы при превращении в страгена я не испытывал дискомфорта и не выкинул в утиль все обновки после первой же трансформации, а это дорогого стоит. Правда, пришлось ради такого дела обращаться в крыса, чтобы он снял все необходимые
мерки, но не было видно, чтобы кожевник сильно этому удивился, да и лишних вопросов не задавал. А когда я его об этом спросил, то он просто пожал плечами и сказал, что это же Древнир, мало ли тут оборотней бродит. Да и маги природы, как он слыхал, в разных тварей перекидываться горазды.
        И вот после этой информации я, чтобы не сидеть без дела, пока Анлич завершает перекройку вещей под страгена, призвал дриар и углубился в изучение Арканы Природы. И оказалось, что в этой магической школе действительно есть плетения, отвечающие за трансформацию в других существ. Правда, мне в качестве отговорки это всё равно не подходило, потому что при активации данного заклинания вся одежда на маге исчезает, сливаясь с телом животного, и вновь появляется, когда заканчивается действие плетения. Вот ещё один минус - ведь я-то могу бессрочно находиться в крысиной шкуре. Так что пока придётся использовать свою старую легенду о том, что я обычный оборотень с произвольным временем превращения.
        В магазин кожевника вошел не особо примечательный калека, а вышел внушительно выглядящий воин в полном обмундировании. Просто поразительно, как одежда меняет личное восприятие - сразу чувствуешь уверенность в себе, расправляешь плечи и улыбаешься. И если я себя так чувствую в этом, вне всяких сомнений, отличном доспехе, то что будет, когда на мне будет красоваться броня из подземелья Кривглазиана? Эхх, жаль, что нельзя надеть её прямо сейчас. Увы, но не идентифицированные вещи лишь дают эфемерное ощущение силы от обладания ими, но никак не реальные бонусы. Так что, батенька, хочешь не хочешь, а распознавать их придётся в любом случае.
        После Анлича я посетил парикмахерскую, где за пять монет привёл в порядок свою патлатую шевелюру. Выбривать виски не стал, а просто сделал себе обычную, не очень короткую причёску, а также предельно укоротил и подровнял бороду.
        Ну вот, в таком солидном виде и перед Водларом теперь можно показаться. Вот к нему я, собственно, и отправился следующим.
        Визит к капитану не занял много времени: он меня хорошо принял, мы выпили по чарке креплёного вина, и потом от вежливых расспросов о моём самочувствии и общем положении дел плавно перешли к допросу по многострадальному подземелью. А так как я не рассказал ему ничего такого, чего он бы уже не знал из рассказов Беары и Кривглазиана, то и задерживать Водлар меня не стал, отпустив на все четыре стороны и пожелав больше не ввязываться в сомнительные авантюры.
        И вот теперь я сидел на бортике уже не работающего фонтана и провожал рассеянным взглядом снующих туда-сюда людей, гринорцев, редких жаброидов и представителей прочих, неизвестных мне рас, по большей части являющихся силпатами, и задавался вопросом о том, чем бы мне ещё заняться. Нет, конечно, я мог бы пройтись по символогическим лавкам или магазинам разнообразной магической продукции, присматриваясь к ассортименту товаров и к ценам на нужные мне услуги, но я уже решил для себя, что займусь всем этим лишь после разговора с мастером Дроко. Лучше всё-таки поменьше светиться.
        Но раз так, то что же мне сейчас делать? Шхайрат, как же я, оказывается, отвык от безделья! Мне бы отдохнуть да спокойно дождаться полного восстановления руки, лежа в тепле Боброхаты и читая книжки из подземелья, но нет же, неймётся! Скучно, Л-лядь!
        Я со вздохом опустил голову.
        Хотя, это вряд ли можно назвать скукой. Скорее, я просто настолько привык к постоянному напряжению и близости смерти, что мне не по себе в этой атмосфере безмятежного спокойствия. Мне было намного уютней в окружении врагов, когда всё просто и понятно - есть они, а есть я, и выживет только один из нас...
        - Мои глаза обманывают меня, или это и вправду старина Саргон? - раздался вдруг зычный голос и я поднял глаза на его ухмыляющегося обладателя.
        - Вильяр! - воскликнул я и поднялся, обняв старого друга, а потом заметил за его спиной ещё одного. - Лютер, и ты тут! - я крепко пожал руку вечно хмурому магу. - Как дела, народ? Сто лет вас не видел!
        - Сойдёт, - натянуто улыбнулся Лютер Рич, оценивающе осматривая моё обмундирование.
        - Да всё по тихой, по малой. - Вильяр Тэк хлопнул меня по спине. - Сам-то как? Где руку посеял?
        - А, ерунда! Тварь одна оттяпала.
        - И ты из неё сделал себе новую кожанку? - с усмешкой спросил маг.
        - Не, это я буквально сегодня прибарахлился у кожевника Анлича. Знаете такого?
        Вильяр кивнул.
        - Да мы и сами у него наши поддоспешники да броники заказывали, и я у него начальный курс кожевника проходил.
        Я в свою очередь с интересом осмотрел их снаряжение: Тэк красовался в тёмном кольчужно-кожаном доспехе, за спиной висел щит, а на поясе с одной стороны покоился внушительный шестопёр, в противовес которого был вмонтирован алый рубин, а с другой праща с мешочком снарядов. Лютер был одет попроще, но качество его брони также не вызывало сомнений. А вот в руках у него был памятный ещё со времён рыпохвиста посох-меч, хоть и видно, что с тех пор переплавленный и модернизированный, в том числе и под магию, если судить по магическому камню в навершии рукояти.
        - Отлично выглядите, ребята! Вижу, вы сложа руки здесь не сидели.
        - Это верно, - согласился маг, - но, тем не менее, вижу по ступеням ты нас обскакал.
        Только сейчас я обратил внимание на исходящую от них силу. Благодаря дриару я безошибочно определил, что у Вильяра сейчас 76 ступень, а вот Рич для меня сейчас вообще никак не определялся. И не знай я, что он силпат, то и вовсе подумал бы, что имею дело с обычным человеком, в котором уж точно нет никакого мистического дара. Подобное я уже испытывал, когда общался с Вирхемом, так что особо не удивился.
        - Извини, Лют, не могу сравнить, - признался я, - твой показатель Силы Духа выше моего, поэтому Вуаль не пробивается. У тебя сейчас какая ступень?
        Он хмыкнул.
        - Меньше, чем у тебя. А ты сам-то где так подняться успел? Нашел “жирное” местечко? Не поделишься информацией?
        - Э, ну ты чего на него набросился-то, - притормозил его Тэк. - Расскажет всё сам, если желание будет. Верно я говорю, а, Сар?
        - Да тут и рассказывать-то нечего. - Я развёл руками и ухмыльнулся. - Но, ежели интересно, то в тепле и за кружечкой пивка могу поведать сию историю в обмен на вашу.
        - Заманчиво, но нет. У нас тут одно дельце наклюнулось, так что свободным временем, увы, не располагаем. - Лютер покосился на напарника, который кивал на меня и показывал в мою сторону большими пальцами, и обреченно вздохнул, закатив глаза. - Но, в принципе, ты можешь пойти с нами.
        Я улыбнулся. А Рич-то совсем не изменился, как был прижимистым засранцем, таким и остался.
        - А что за работёнка-то?
        - Анлич подкинул заказец на волчьи шкуры, так что пойдём в глубь леса искать стаю серых, - ответил Вильяр. - В общем, намечается эдакая лёгкая прогулка на природе. Ты как, с нами?
        - Ммм. - Я задумчиво осмотрелся вокруг. Сидеть здесь и дальше, или вновь ощутить азарт яростной схватки? Думаю, ответ очевиден. К тому же, вряд ли волки доставят много хлопот, так что не вижу ничего плохого в том, чтобы немного развеяться и провести время с друзьями. - А почему бы, собственно, и нет? Я в деле!
        Глава 13. Часть 2.

***
        По дороге из города в лес мы рассказали друг другу истории о том, что с нами происходило за всё это время. Оказалось, что Вильяр, как и планировал, пошел по пути развития ремёсел, при этом не забывая про боевые навыки, а Лютер ещё сильнее сосредоточился на магии, частично уходя в “Древковое оружие”. Поэтому всё их время было в основном посвящено выполнению поручений различных мастеров ремесленников и магов из всеобщей гильдии “Арканум”. Редко ещё перепадала работёнка от Водлара, но, в основном, они хватались вообще за любое мало-мальски выгодное задание и помаленьку поднимали репутацию с Рэйтерфолом.
        Я же в свою очередь поделился с ними отредактированной версией своих злоключений, начиная от ковки меча и нападения маньяка, и заканчивая Нагльфааром и отрубленной рукой. Конечно, пришлось скрыть от них, что мы имели дело с лимраком, да и про солидную награду от Великого Пространственного Мастера в банке тоже умолчать, чтобы не порождать излишнюю зависть. Нет, конечно, они мои друзья и мне неприятно им что-то недоговаривать, но пока ничего не идентифицировано, это наилучшее решение. А потом… потом видно будет.
        Долго блуждать по чащобам нам не пришлось - не прошло и часа, как мы наткнулись на трёх мирно пасущихся под сенью раскинувшего ветви небольшого дерева диких овец, которые, казалось, абсолютно не замечали незваных гостей на их маленьком пастбище. Почему диких? Ну, на них нет ошейников и шерсть не помечена каким-нибудь знаком принадлежности к определённому хозяину, как это обычно и бывает в деревнях. Да и пастуха нигде не было видно, так что вывод напрашивался сам собой.
        - Овец на шкуры и мясо? - деловито интересуется Тэк.
        Лютер кивает.
        - Конечно, не пропадать же бесхозному добру.
        Я тоже не видел ничего плохого в том, чтобы запастись бараниной. Кто знает, сколько времени займёт наша охота на волков, а лично у меня даже еды с собой никакой нет. Вот ничему меня подземелье не научило! Вместо того, чтобы хорошо подготовиться к походу, я срываюсь с места по первому же приглашению и даже спального мешка с собой не беру! Дурень, что и говорить.
        Лют не стал медлить, и, водя рукой над волшебным кристаллом, вмонтированном в посох, стал бубнить заклинание. В его ладонь били электрические разряды, скапливаясь в яркие сгустки. Мгновение спустя маг выбросил вперёд руку и с неё сорвались три ветвистых молнии - все овцы умерли мгновенно, получив порцию магической дряни в свои тела.
        Я присвистнул.
        - Мощно. Это плетение какого разряда?
        Рич ничего не ответил, лишь досадливо поморщившись при разглядывании трупов с опалённой шерстью.
        - Униаров не дали, - наконец мрачно буркнул он. - Могли бы хоть по единичке отвалить, жлобяры.
        - Зато у нас теперь по крайней мере есть немного шерсти для ниток, шкура и мясо на ближайшие дни. - Вильяр подкинул в руке шестопёр. - Хотя можно даже использовать их туши для приманки волков…
        И тут что-то изменилось.
        Лес странно зашумел, повсюду стали раздаваться скрипы, и земля зароптала под ногами. И вдруг дерево, под которым мирно паслись животные, медленно и с хрустом стало поворачиваться, выкорчевывая свои корни. Кора на стволе разошлась в нескольких местах, явив нам рот-дупло и желтые глаза, а отсоединившиеся от пушистой кроны руки древесного исполина напоминали человеческие, хоть и состоящие из веток. Оно нависло над поляной и рассматривало останки овечек, покачиваясь и поскрипывая что-то про себя.
        ПАСТУХАР. 139 СТУПЕНЬ.

“Ну попали…” - я сделал несколько шагов назад, тут же выхватив из ножен Халдорн и увеличив щит Светочи.
        Лютер сразу же бросился к ближайшему дереву и спрятался за него, и я решил последовать его примеру, нырнув в растущие по правую руку кусты и пригнувшись. Авось, пронесёт и не заметит? Это даст мне возможность зайти к этой коряге со спины и атаковать.
        А вот Тэк почему-то остался стоять на месте, в ступоре разглядывая ожившее дерево.
        Пастухар в это время поднял глаза и грозно загудел.
        Плохо дело. Это “ГУУУ-У” - неспроста!
        И словно в ответ на эти мысли из-под земли выскочили корни и стали оплетать мои ноги, а ветки ближайших деревьев потянулись, пытаясь схватить и утащить в кущу листвы. Судя по ругани Лютера, с ним происходило тоже самое. Не медля больше ни секунды, я стал яростно отбиваться, перерубая корневища и извивающиеся прутья. Сделать это было непросто, так как они то и дело норовили вырвать из рук меч, а когда у них этого не получалось, нещадно хлестали по телу и стремились выколоть глаза.
        Вот же Лядь! Отцепитесь от меня!
        Яростно крича, я изо всех сил рванул вперёд и смог-таки освободиться из их смертельной хватки, вывалившись обратно на поляну.
        Лютеру тоже удалось избежать незавидной участи стать удобрением и теперь он, злой и исцарапанный, громко выкрикивал слова заклинания. Пространство вокруг него наэлектризовалось и падающие сверху листья стали сгорать прямо в полёте, а трава под ногами рассыпалась в пепел.
        Я оторвал зубами всё ещё стягивающий руку с мечом стебель и встал рядом с Вильяром, который, зажмурившись, безостановочно приговаривал себе под нос: “Я маленькая белочка, я маленькая белочка, я часть этого леса...”
        И тут земля вокруг поляны вздыбилась и в мгновение ока высокая стена из покрытых шипами корней окружила поле битвы, перекрыв путь к отступлению.
        - Вил, очнись! - Рявкнул я, всматриваясь в гудящего монстра. - Поверь мне, сейчас не самое лучшее время становиться белочкой!
        На визгливой ноте Рич закончил плетение и три волшебных молнии попали точно по Пастухару. Во все стороны брызнула щепа и листва, дерево заскрипело и покачнулось. Видя результат, маг сразу же начал повторное чтение заклинания, а я бросился к этому древню, понимая, что другого такого удобного момента для атаки может и не выдаться, поэтому надо по полной использовать открывшуюся возможность.
        Подскочив к нему, я принялся остервенело рубить всё, до чего мог дотянуться, при этом старательно уворачиваясь от ответных атак всё ещё потрясённого Пастухара. Но, несмотря на летящие вокруг корни и ветви, мой меч всё же не топор, толку от него не так много, как хотелось бы. Вот если бы мне удалось дотянуться до его глаз...
        Блеск молнии, ослепившей меня и опалившей своим жаром, и гул боли Пастухара слились воедино. Прикрыв лицо от хлынувшего крошева, я с руганью пячусь назад, тряся головой и промаргиваясь.
        А Лютер-то явно разозлил это деревце! Треща, оно подалось вперёд, погружаясь глубже в землю своими корнями, и тут же острые деревянные шипы вылетели из земли, чтобы нанизать на себя мерзких букашек.
        Вильяр был так напряжен и сосредоточен, что ему не составило большого труда предугадать то, что грядёт - он только не успел предупредить остальных. Подобно ловкому зверю он прошелся по самым остриям шипов и отпрыгнул в сторону, перекувыркнувшись по земле и заняв боевую стойку.
        Я же, едва почувствовав вибрацию под ногами, стремительно отпрянул влево, едва не схлопотав шип прямо в лицо. А ведь ещё бы сантиметр…
        Рич, увы, выдохся и не ожидал такого подлого удара. Колья вонзились ему в ноги, бёдра, порезали ягодицы и едва не лишили приданого. Кровь хлынула вокруг, орошая траву, и он закричал от нестерпимой боли.
        - Лютер!!!
        Я в панике бросился к нему, одним движением забросив клинок обратно в ножны и на ходу доставая склянку с исцеляющим зельем. Выбив пробку, влил зелёную жидкость в глотку стремительно бледнеющего мага, лихорадочно пытаясь придумать, как ещё помочь угодившему в смертельную ловушку другу. Но окружающая нас стена не оставляла ни малейшего шанса на бегство, да и если резко снять Рича с шипов, он гарантированно истечёт кровью и умрёт. Вот Лядь! Повсему выходит, что нам придётся победить Пастухара!
        Другого выбора нет.
        Вильяр, видимо, пришел к такому же выводу. Поудобнее перехватив шестопёр, он подскочил к дереву вплотную и стал наносить мощные, размашистые удары, вкладывая в них всю свою силу. Древо после такого яростного напора как-то странно содрогнулось, а его кора на месте ударов сжалась и почернела.
        Бешено вопя, Пастухар зарылся в землю и словно получил подпитку от неё. Воспряв, он грозно навис над жалким червём, сделавшим ему больно, и стал тянуться вверх, вытягивая вместе с собой огромный пласт земли. Охнув, дерево резко опустилось и оттолкнуло от себя волну земли, разошедшуюся во все стороны. И удар был настолько силён, что нас подбросило в воздух и перекрутило.
        Меня крепко приложило о землю и дезориентировало. Но хуже всего пришлось Лютеру - будучи в плену шипов, после волны многие из них сломались или выскользнули из ран. Зрелище он представлял из себя жуткое - лежит на земле изломанной куклой, а остатки коряг торчат из его тела. Всё, что ему оставалось делать, это, подтянув к себе посох, с ненавистью смотреть затуманенными болью глазами на бушующее дерево и пытаться, захлебываясь кровью, сотворить новое заклинание.
        Вильяр быстро оправился от падения и, вскочив на ноги, вновь бросился в атаку. Не отставая от него, я рывком поднялся, обежал противника и зашел ему в тыл, тоже включившись в сражение и в бешеной горячке боя рубя по толстой коре. Но на этот раз Пастухар вёл себя более агрессивно, непрестанно нанося удары извивающимися корнями и вынуждая меня напряженно парировать стремительные выпады. Причём делал он это настолько умело, что создавалось ощущение, что я фехтую с бывалым мечником. Но как, шхайрат его подери, он видит меня со спины??!

“Земля! - пронзила меня догадка. - Эта тварь часть природы, она видит нас через неё!”
        Это плохо. Значит, у него нет слепых пятен.
        Мощными ударами Тэк бил ожившую дрянь и во все стороны летела труха. Его шестопёр был явно эффективнее моей зубочистки, что не могло не радовать. Хотя чувство собственной бесполезности в этой битве тоже присутствовало и не оставляло меня.
        После очередной удачной атаки Вила дерево отшатнулось, ветви-пальцы поломались, некоторые корни треснули. Оно завыло так, что заложило уши. И видя его агонию и дымящиеся раны от шестопёра, до меня наконец дошло, почему атаки Вильяра настолько разрушительны для Пастухара - у него шестопёр с уроном на огонь! У гадины слабость к нему!
        Тэк прекрасно понимал преимущество своего оружия и поэтому ни на мгновение не ослаблял натиск, вновь и вновь занося шестопёр и обрушиваясь на тварь. Почувствовав её слабину и видя почти сокрушенного (как нам хотелось думать) врага, мы с радостью наносили всё новые и новые порции ударов. Победа казалась уже не столь недосягаема, как в начале боя.
        Пастухар ревел от изумления и боли, тараща желтые буркала на двуногих паразитов у своего подножия. От его коры шёл дым, а часть туловища буквально раскрошило и вмяло, отчего он ходил ходуном. Было очевидно, что оно испугалось показавших зубы противников. Но, будучи не обделён интеллектом, Пастухар понимал, что если избавиться от колючего соперника, причиняющего ему наибольший вред, то расправиться с остальными не составит особого труда. И дерево в ярости выбрасывает вперёд свои ветви, копьями устремившись в грудь Тэку. И ему это удаётся! Деревянные колья пронзают застигнутого врасплох Вильяра, трещат и вязнут в его броне. Подавшись вперёд, древо радостно гудит, наваливаясь и предвкушая хруст, с которым оно погребёт под корнями его тело, превратив в полезное удобрение.
        Только одного оно не учло в своих расчётах.
        Меня!
        Закинув меч в ножны, я подскочил к Вильяру и выхватил из его слабеющих рук шестопёр. Мой размашистый удар угодил прямо в рот монстра, кроша древесные зубы и разрывая щёки.
        - Н-на! Почувствуй себя Джокером, скотина!
        Пастухар от неожиданности попятился, но сдаваться намерен не был. Я прекрасно это понимал, поэтому, едва заметив, как на его коре стала появляться россыпь шипов, повалил Вильяра на землю и закрыл нас щитом.
        Вовремя!
        Шипы выстрелили во все стороны, пронеслись над нами и, словно арбалетные болты, ударили в щит. Я, тяжело дыша, поднялся. Да сколько же единиц жизни у этого пенькового сучка?!! Зарычав, я вновь бросился в атаку, перемежая удары шестопёром с, увы, практически бесполезным “Волшебным Кулаком”.
        В это время Лютер Рич, собрав всю свою немалую волю в кулак, встал на колени. Сглатывая кровь, с пеной на губах, он шептал слова заклинания, вкладывая в него все оставшиеся пустары. Вытянув руку, его губы растянулись в кровожадной усмешке.
        Усиленная магическая молния сорвалась с кончиков пальцев и со свистом перегретого воздуха сократила расстояние до туловища Пастухара.
        Краем глаза заметив разгорающееся позади сияние, я рискнул и бездумно шагнул вплотную к Пастухару, нанося удар снизу вверх. Мышцы затрещали от напряжения, но зато мой сокрушительный удар пришёлся одновременно с попаданием молнии, которая прошила врага насквозь и выжгла древесину изнутри. А шестопёр вспорол землю под Пастухаром, выломал большую часть его корней и распарол его до самых глаз. Во все стороны брызнула щепа, огневеющие искры играли на его коре, с неохотой угасая, и протяжный стон прокатился по поляне. Древесная тварь с гулом медленно повалилась на землю, которая содрогнулась от веса исполина.
        Повисла зловещая тишина, не прерываемая даже стрёкотом насекомых. Стена корней вокруг поляны стала опадать, увядая прямо на глазах, а самого павшего Пастухара медленно оплели вьюны, которые мгновенно зацвели белыми цветками. Да и сама поляна, словно отдавая дань погибшему древню, воспряла к жизни, распуская листья и плоды.
        Вытерев со лба пот, я бросился к Вильяру и вложил ему в руки зелье лечение, а потом подбежал к хрипящему Лютеру, доставая ещё одну. Хорошо хоть сумку с зельями я догадался захватить! А вот если бы и её не было?
        Не было... вот же я тупица! У меня же были боевые зелья! Одной сферы жидкого огня хватило бы за глаза! Чёрт... ладно, битва уже завершена, мы победили, так что нечего сокрушаться понапрасну.
        Маг с жадностью припал к горлышку склянки и, кашляя и расплескивая драгоценные капли, выпил всё до дна. А потом, цепляясь за меня пальцами, зарычал:
        - У тебя есть ещё?!
        - Да-да, есть!
        - Тогда вытащи из меня эти занозы и залей раны! Нужно… кх-ха!... остановить кровотечение!
        Я вытащил ещё одну колбу.
        - Сначала выпей обезболивающее. - Я обернулся и с тревогой посмотрел на пошатывающегося Тэка, который держась за грудь и живот, брёл к нам. - Вил, лучше лежи на месте!
        Он сплюнул.
        - Я в норме. Броня спасла, раны не очень глубокие. - Он рухнул рядом с нами на колени и принялся осматривать повреждения Лютера. - Щас подлатаем…
        Перевязав Лютера, а следом за ним и обработав Вильяра, мы устало сидели на земле и смотрели на побеждённого древесного великана.
        - Кто-нибудь знает, что он такое? - я повернул голову к товарищам.
        Вил покачал головой.
        - Не слыхал о таких.
        - Я знаю, - мрачно буркнул Лютер, - это дерево, за которое мне дали всего половину униаров, потому что вторую половину захапал себе ты, Саргон!
        Я удивлённо покосился на него.
        - Ты это о чём?
        - О том! Это Мой удар был финальным! Но из-за твоего одновременного удара дриар решил, что это была совместная победа! Ты забрал моё убийство! Вот кто просил, а? Нахрена мы вообще тебя с собой взяли?!
        - Заткнись, Лют! - огрызнулся Вильяр. - Не будь с нами Сара, мы бы сейчас удобрением стали! Так что захлопнись.
        Маг засопел, но замолчал. Я же прикрыл глаза, сосчитал про себя до десяти и медленно выпустил скопившийся в груди воздух. Кажется, полегчало.
        - Что будем делать? - я повертел головой, осматриваясь. - Поход на волков, думаю, откладывается.
        - Это верно. - Тэк с трудом поднялся на ноги и подошел к Пастухару. Взявшись рукой за торчащие корни и проверив их на прочность, он сказал: - Думаю, стоит попробовать утащить его в город. Наверняка в нём может быть что-то полезное для магов и алхимиков. У меня с собой есть верёвка, так что обстругаем лишнее и обвяжем его. Думаю, силёнок у нас с тобой, Сар, на одно деревце должно хватить.
        Я встал и задумчиво обошел древня.
        - Да, наверное, ты прав. В любом случае, не попробуем - не узнаем.
        И мы принялись за дело. На то, чтобы обрубить все мешающие ветки и корни, у нас ушло несколько часов, так что в обратный путь мы выдвинулись уже ближе к вечеру. Обвязавшись верёвками, мы с Вилом с трудом волокли дерево, а хромающий Лютер шел впереди и выбирал наиболее удобный маршрут.
        - Эй, Вил, - я, пыхтя, покосился на друга, - а что там была за фигня с белочкой?
        - А, ниче особенного, - он поправил верёвку. - Мне мастер Вейгард по выживанию и следопытству сказал, что есть существа, которые не нападают, если не проявлять к ним агрессии. Вот и решил попробовать.
        У меня вырвался смешок.
        - О да, учитывая, что мы уже убили овец этого Пастухара, ты очень вовремя решил не проявлять агрессию!
        - Угу. Потом уже сообразил.
        - Вижу Пепелку! - раздался крик Лютера. - Немного осталось, так что поднажмите!
        - Вот сам впрягись и поднажми, - проворчал я, но всё же постарался ускорится.
        И вскоре лес действительно расступился и мы вышли к опалённой заходящим солнцем деревне. Свернув на дорогу, тащить дерево стало намного легче, поэтому дальнейший путь протекал довольно бодро. А когда показались первые жители, мы уже с улыбками предвкушали их удивлённые выкрики и поздравление нас, родимых, с очередной победой.
        Но этого почему-то не произошло.
        Мы волокли Пастухара по улицам, а пепелчане молча расступались, освобождая нам дорогу, и также молча шли следом, не сводя глаз с мёртвого древня. Не было ни криков, ни воплей, ни поздравлений. Всё вокруг просто замолкали при нашем приближении, а потом присоединялись к жуткой процессии, что тянулась позади. И когда мы прошли ворота Рэйтерфола, ничего не изменилось - помрачневшая стража без единого слова пропустила нас внутрь, а один из них побежал в сторону баронской канцелярии, к которой мы и направились. И едва мы подтащили древесного монстра к её воротам, как из них вышел капитан Водлар в сопровождении помощников и направился к нам.
        Окинув задумчивым взглядом труп Пастухара, он посмотрел на нас и сухо поинтересовался:
        - Ваша работа?

“Что-то не так,” - подумал я, скользя глазами по столпившейся вокруг молчаливой толпе и не спеша отвечать.
        Но Лютер вдруг ляпнул, гордо выпятив грудь:
        - Так точно! Наша. Завалили его недалеко от города.
        Дёрнув щекой, я сцепил зубы и напрягся, ожидая реакции капитана.
        - Ясно. - Водлар глубоко вздохнул и отдал распоряжения своим помощникам. - Отправьте посла к барону и пошлите за Вейгардом. Передайте, что у нас здесь мёртвый Пастухар. - Он повернул голову к нам и его мрачный взгляд не сулил абсолютно ничего хорошего. - Это залёт, парни. Вы чертовски крупно облажались.
        Глава 13. Часть 3.

***
        Мы стояли, привалившись к стене баронской канцелярии, и наблюдали за тем, как подошедший следопыт по имени Вейгард, которого капитан почему-то называл просто Вегой, деловито обходил древесный труп. Наконец он остановился, скинул на землю свою кожанку и, закатав рукава рубахи, вытащил из поясной петли большой топор и ловко забрался на Пастухара. Бродя среди обломков ветвей, он зачем-то стучал по коре ногой и внимательно прислушивался к глухим отзвукам. И когда нужное место всё же было найдено, Вега поправил свой утеплённый кожаный чепчик, поплевал на ладони и взялся за топор.
        Я наблюдал за его работой краем глаза, обращая внимание больше на лица окружающих нас людей, на обрывки долетающих фраз и напряжение в позе капитана. Что именно его так беспокоит? В чём мы облажались? Этого Пастухара нельзя было убивать? Если так, то хоть табличку бы на нём повесили что ли. Или дело в другом? И почему нам, шхайрат их всех дери, ничего не объясняют?! Водлар так вообще велел заткнуться и просто стоять.
        Я закрыл глаза и глубоко вздохнул. Ничего, думаю, долго томиться в неведении нам не придётся и всё вскоре разрешится. Вопрос лишь в том, в нашу ли пользу?
        Мои губы исказила усмешка.
        Насладился лёгкой прогулкой по лесу, ничего не скажешь! Ничему меня поход в подземелья не научил...
        Послышался нарастающий цокот копыт и я открыл глаза, с любопытством посмотрев в начало улицы, где вскоре показалась кавалькада всадников. И когда они осадили лошадей рядом с Водларом, мне впервые довелось увидеть барона Рэйтерфола: широкоплечий мужчина с седеющей бородой и хорошо ухоженными волосами, который, даже несмотря на слегка полноватый живот, для своего возраста обладал крепким телосложением и явно не понаслышке знал, как пользоваться мечом, что висел у него на поясе. Его пристальный взгляд цепко прошелся по нашей склонившейся в учтивом поклоне троице, на долю мгновения задержался на мне и на моей покалеченной руке, а потом переместился на труп Пастухара и работающего на нём следопыта. В это время спутники барона Дэриора Брантара Драйторна быстро спешились и рассредоточились по площадке, а один из них встал невдалеке от нас.
        Барон слез с лошади, стянул с рук перчатки и молча встал рядом с Водларом. Мои глаза невольно скользнули по его одеянию - ничего особенного, вычурного или дорогого: обычная, практичная и утеплённая на осень тёмно-коричневая куртка со стоячим воротником, такие же штаны, стальной пояс с ножнами, в которых покоился меч и кинжал, да высокие сапоги. Нет, конечно, на груди у него висел какой-то медальон, на пальце виднелся перстень, да и куртка была красиво украшена каким-то орнаментом, но этот образ совершенно не вязался у меня с образом барона - а то, что это был именно он, сомнений не возникало (а если и возникали, то дриар услужливо вывел над ним недвусмысленную надпись: “Барон Дэриор Брантар Драйторн”). Но, если честно, лично мне он сразу понравился и я был рад, что мои представления о нём, по крайней мере чисто визуальные, оказались ошибочны - ведь всегда намного лучше общаться с нормальным мужиком, чем с напыщенным индюком, верно? А владык древности нынче повадились только такими и изображать, что не может не печалить.
        Вега внезапно прекратил размахивать топором. Склонившись над образовавшейся под его ударами дырой, он отложил инструмент в сторону и за что-то крепко ухватился, с натугой потянув на себя. Раздался хруст ломаемой ветки и он выпрямился, держа в руках покрытый корой яйцеобразный предмет, длинной примерно от локтя до кисти. Осмотрев его, следопыт спрыгнул на землю и передал его барону, который со сдвинутыми бровями сразу направился в баронскую канцелярию.
        - Вы трое - за мной, - бросил через плечо Водлар и пошел следом за главой города.
        Выхода у нас особого не было, так что мы послушно двинулись за ними. Войдя в здание, нас провели в приёмный зал с уютной обстановкой, в котором мы уже были в тот раз, когда получали награду за рыпохвиста: удобные высокие кресла, горящий камин, столик с едой и выпивкой, красивые картины на стенах. Но окунуться в расслабляющую атмосферу мешало присутствие двух влиятельных людей Рэйтерфола, которые явно не хвалить нас сейчас собрались.
        - Садитесь, рэи, - сказал барон басовитым голосом, занимая место у камина и указывая на три кресла напротив. И пока мы рассаживались, Водлар запер дверь и сел по левую руку от Дэриора, хотя и в некотором отдалении. - Что ж, думаю, представляться не имеет смысла - меня вы знаете, а мне в свою очередь знакомы ваши имена: Саргон, Лютер Рич и Вильяр Тэк, силпаты, уничтожившие рыпохвиста по приказу Водлара. - Он остановил взгляд на мне. - Но имя “Саргон” я слышал и при других обстоятельствах. Если не ошибаюсь, примерно четыре декады назад вы убили терроризировавшего Рэйтерфол маньяка, а буквально на днях были допрошены в связи с раскинувшимися под городом подземельями. Верно?
        Я сглотнул, но выдержал его немигающий взгляд.
        - Так точно, милорд Драйторн.
        - Что ж, то были весьма похвальные деяния, которые так или иначе шли на пользу городу. Поэтому мне вдвойне любопытно узнать, почему вы рискнули преступить законы Рэйтерфола?

“Всё-таки мы что-то нарушили,” - мрачно подумал я.
        - Но мы не преступали никаких законов, милорд, - подал голос Вильяр. - Просто уничтожили того, кто хотел выпустить нам кишки, только и всего.
        Дэриор усмехнулся.
        - В таком случае, расскажите мне о том, какие именно события предшествовали гибели Пастухара. - Барон опустил глаза на древесное яйцо, которое прижимал к бедру левой рукой. - Кто первым проявил агрессию?
        - Дерево, - тут же выпалил Лютер. - Оно попыталось оплести нас ветвями, задушить и разорвать! Так что мы просто защищались!
        Я нахмурился, и это не укрылось от бдительного барона.
        - Вы не согласны с его словами, рэй Саргон?
        Я посмотрел на недоумевающих товарищей, а потом всё же нехотя озвучил свои мысли:
        - Мне кажется, милорд, что первыми агрессию всё же проявили мы.
        - Да неужели? - он выгнул бровь. - И почему же?
        - Просто Пастухар пришел в движение тогда, когда мы убили пасущихся рядом с ним овец.
        - А зачем вы их убили?
        Я слегка пожал плечами.
        - Ради мяса и шерсти.
        Дэриор несколько секунд молча рассматривал нас, переводя глаза с одного на другого.
        - Так, ясно. Вы либо идиоты, либо лжете и притворяетесь, что также говорит о том, что вы идиоты, - вынес он едкий вердикт, а потом распорядился: - Достаньте свод законов Рэйтерфола.
        Я переглянулся с парнями и хмуро признал:
        - Простите, милорд, но у нас нет этого свода законов.
        Барон хмыкнул.
        - Не скажу, что сильно этому удивлён. Водлар, выдай им по экземпляру кодекса.
        Капитан встал со своего места и подошел к стенному шкафу, из которого достал не очень толстые книжицы в мягком кожаном переплёте, которые раздал нам, а после сел обратно.
        Я с интересом взглянул на обложку и у меня внутри всё похолодело - на ней всего лишь был изображен оттиск герба Рэйтерфола, уже виденный мной когда-то в кабинете капитана, но в свете недавних событий изображенное на нём предстало передо мной совсем в иных красках: по центру был изображен город на фоне гигантского пышного дерева.
        Дерьмо...
        - Откройте и прочитайте первый закон, которому посвящена первая же страница, - велел Дэриор.
        Я хотел было взять книгу двумя руками, но рассеянно посмотрев на тянущийся вперёд обрубок, хмуро положил её на колени и развернул. Вверху желтоватого листа было нарисовано дерево с глазами, ртом-дуплом и руками-ветками, а прямо под ним шел поясняющий текст:

“Первый и главный Закон баронства Рэйтерфол гласит - мирянам и силпатам под страхом смертной казни запрещено нападать на существ, именуемых “Пастухарами”, внешний вид которых можно увидеть на изображении выше данных строк. Эти похожие на деревья создания встречаются повсеместно и обнаружить их не составляет особого труда, так как они являются гарантом мира между всеми расами Древнира, и посему пространство вокруг них служит мирной зоной, в пределах которой не дозволяется вступать в боевые действия. Обычно упомянутая зона представляет собой цветущую поляну, на которой абсолютно мирно могут находиться разнообразные животные, твари, монстры, демоны и любые иные формы жизни, как обычные, так и силпаты. Важно понимать, что все пребывающие на данной территории подпадают под защиту Пастухара, обеспечивающего их неприкосновенность. В случае же нарушения Закона внутри мирной зоны, Древень и все ближайшие обитатели вправе обездвижить агрессора, после чего свершить над ним праведный суд. Также, если при задержании было оказано сопротивление, не возбраняется полное уничтожение нападающего. Но ежели в
противостоянии Пастухар был убит, то ближайшими населёнными пунктами инициируется расследование по данному вопросу с целью найти и наказать виновного или виновных.
        Дополнение - закон теряет свою силу, если Пастухар относится к отступникам и первым проявил агрессию.”
        Лядь…
        Я закрыл глаза и попытался лихорадочно придумать выход из сложившейся ситуации, в которой, как ни крути, мы оставались крайними при любом раскладе. И тут меня взяла такая злость, что я вперил взгляд исподлобья в барона и едва сдерживаясь поднял перед собой кодекс.
        - Прошу великодушно простить меня, милорд, но ответьте на вопрос - откуда мы вообще должны были узнать о столь Важном и Нерушимом “первом и главном Законе баронства Рэйтерфол”?
        Дэриор холодно ответил на мой яростный взгляд.
        - Ответ очевиден, рэй Саргон, - он кивнул на книгу в моей руке, - конечно же из кодекса.
        - Да неужели? - я саркастично усмехнулся. - Знаете, господин барон, когда ты, абсолютно ничего не знающий о новом мире, только что возродился в Колыбели и прошёл в одной мешковине через кишащий агрессивными тварями лес, вооруженный лишь палкой, найти целый тайвер на оплату этого гребаного кодекса сверх требуемых налогов за документы довольно сложно. Вам так не кажется, а?
        Он нахмурился.
        - Что за чушь ты несёшь? Кодексы выдаются бесплатно абсолютно всем пришедшим в город силпатам, без исключений!
        Я удивлённо вскинул брови и невольно бросил взгляд на Водлара, который выглядел не менее изумлённым, чем мы все, на что и обратил внимание барон.
        - Так. - Дэриор помассировал глаза и устало провёл рукой по бороде. - Водлар, будь добр, поясни, что за хрень здесь сейчас происходит?
        Капитан откашлялся в кулак.
        - Милорд, ещё в начале Грозабря мне поступило распоряжение за официальной печатью рода и подписью Мыфана, которое гласило, чтобы Кодексы отныне продавались по тайверу за штуку. И вплоть до сегодняшнего дня я добросовестно выполнял новые указания, взимал плату и сдавал полученные монеты в казну вместе со всей сопутствующей писаниной… эээ… простите, документацией. Но у меня сохранились копии всех отчётов.
        - Вот, значит, как… что ж, неси их и вызови сюда Мыфана. Будем разбираться.
        На некоторое время барон о нас забыл, углубившись в изучение принесённых Водларом документов. Я же понимал, что мы только что стали невольными участниками вскрытия коррупционной схемы и сейчас полетят головы. И, в принципе, я был не против такого расклада, лишь бы наши остались на плечах.
        Вскоре дверь открылась и в комнату вошел пухлый лысоватый мужичок в круглых, изящных очках, обладающий двумя подбородками и коротенькими ножками, и вдобавок ко всему этому страдающий одышкой. Одет он был в деловой коричневый костюм, пуговицы которого едва сходились на его выпирающем далеко вперёд пузе.
        - А, Мыфан, вот и ты! - Дружелюбно улыбаясь, поприветствовал его Дэриор Драйторн. - Как семья, как дети, как здоровье?
        - Спасибо, у всех всё хорошо, милорд: живём потихоньку, служим исправно, налоги платим вовремя, - весело ответил мужчина, придерживая руками свой живот. - Хочется также отметить, милорд, что и доходы в начале хуября пополнили казну на намного большую сумму, чем за аналогичный период в прошлом году! Идём, как говорится, в гору.
        - Это хорошо, Мыфан, очень хорошо. Хвалю. Вот только что же это ты, Мыфан, за тёмные делишки за моей спиной крутить удумал, а?
        Брови казначея поползли вверх, рот приоткрылся. Несколько секунд он в ступоре смотрел на барона, а потом его взгляд опустился на документы и он моментально взмок. Достав дрожащей рукой из кармана мятую тряпицу, Мыфан промокнул лоб и проблеял.
        - К-какие д-делишки? Н-н-не понимаю... о чём вы, м-милорд?
        - Ну как, вот же! - Дэриор потряс бумагами. - Распоряжение о взимании платы за каждый экземпляр свода законов Рэйтерфола, с твоей подписью и печатью! И я тут смотрю, суммы-то не слабые за это дело поступали каждую декаду. А где все эти монеты, а, Мыфан? Что-то не припомню упоминаний об этом в твоих отчетах, друг мой.
        Казначей нервно улыбнулся.
        - Так это, м-милорд, то не моя б-была обязанность. Да и указ этот я по требованию подписал, причём всё за вашей печатью шло. У меня поэтому и сомнений никаких не возникло в его законности…
        Барон закрыл глаза и тяжело вздохнул, откинувшись на спинку кресла.
        - Кто принёс утверждённый печатью указ? - наконец сухо поинтересовался он.
        - Ваш советник, Балисс Брассел Афилемский, - пропищал Мыфан, вжимая голову в плечи.
        Я ухмыльнулся.
        Балисс, тот напыщенный индюк, муж сестры барона. О, теперь этому мудаку наверняка вставят по первое число! Хоть какой-то плюс во всей этой заварившейся каше.
        А вот барон так, видимо, не считал, если судить по его помрачневшему лицу.
        - Водлар, пригласи к нам Балисса. - Судя по его голосу, он явно был сильно раздражен. - А ты садись, Мыфан. Садись и рассказывай всё по порядку.
        По словам казначея выходило, что виконт пришел с заверенным документом и велел собранную сумму отправлять лично ему вместе со всеми отчетами, а также не отображать этих данных в общем докладе - якобы этот побор за кодексы будет направлен на финансирование особых операций, отчитываться о которых он будет напрямую барону. Мыфан на этом внимание не заострил, и, как оказалось, зря…
        В дверь постучали, а затем в комнату вошел молодой паж и объявил о приходе виконта Афилемского. И лишь после того, как он замолчал, появился и сам советник, облаченный в богатые одеяния. Не сказал бы, что он сильно изменился - всё такой же мерзкий, надменный придурок с лёгкой улыбочкой на холёной роже. Ну ничего, сейчас ты своё получишь, зуб даю!
        - Приветствую вас, мой лорд, - он учтиво склонил голову. - Рад видеть вас в добром здравии. Милорды, рэи - едва заметный кивок всем нам.
        - Не скажу, что также рад видеть тебя, Балисс, - ответил Дэриор. - Не соизволишь ли ты объяснить мне, кто разрешил тебе единолично вводить и одобрять новые законы, а? И, насколько я помню, тебе не было дозволено пользоваться печатью рода Драйторн!
        - Милорд, вас ввели в заблуждение. Уверяю, мои руки даже не касались печати. А вот ваша сестра, являющаяся моей женой, наоборот, использовала её и имела на это полное право, - спокойно парировал виконт. - Или вы отрицаете своё родство с Улинэллой?
        Дэриор побагровел.
        - На что ты пустил средства с поборов за кодекс? Что это ещё за “финансирование особых операций”?
        Балисс улыбнулся.
        - Я ваш советник, милорд, и в мои обязанности входит забота о баронстве Рэйтерфол. Так что все упомянутые вами средства шли исключительно на благо и процветание города и его окрестностей, защиту, а также на расширение зоны нашего влияния за его пределами. Разумеется, я планировал предоставить вам результаты оных действий в письменном виде, но только после их окончания, когда бы появилось больше данных.
        - Не заговаривай мне зубы, Балисс! - рявкнул барон. - Мне надоело твоя дурость и самоуправство! Водлар, вели своим парням сопроводить Мыфана и этого многоуважаемого виконта в темницу! Пусть немного посидит! Раз его родня не смогла вставить ему мозги на место, этим займёмся мы!
        Глаза Афилемского яростно сверкнули и лицо скривилось, но он быстро взял себя в руки и в смирении поклонился.
        - Как будет угодно моему лорду.
        Когда вошли гвардейцы капитана и взяли их обоих под стражу, виконт обвёл всех присутствующих взглядом, ненадолго задержал его на мне, а затем быстро покинул комнату под конвоем.

“Вали-вали, урод! - мысленно возликовал я. - Туда тебе и дорожка!”
        Дэриор раздраженно схватил со стола чашку, наполнил её вином из кувшина и осушил в несколько глотков, со стуком поставив на место.
        - Водлар, отправь человека к Яргену и вели проверить всю документацию Баллиса и Мыфана! Я хочу знать, куда ушел каждый потраченный ими тайвер вплоть до последнего перша! И ещё я отменяю этот дебильный сбор за кодексы!
        Капитан молча кивнул и ушел исполнять поручения, а барон выпил ещё одну чарку вина. И лишь спустя несколько долгих минут ему всё-таки удалось взять себя в руки и он вновь обратил своё внимание на нас.
        - Ну что, орлы, повезло вам! Считай, смертной казни вы избежали. По крайней мере, в Рэйтерфоле точно, - тут же с ухмылкой поправился он и взял в руки древесное яйцо, извлечённое из Пастухара. - Что ж, давайте посмотрим, насколько вы удачливы.
        Дэриор взялся за верх странного яйца одной рукой, и за низ другой, а затем с усилием надавил, словно бы пытаясь раскрутить его. И, что самое удивительное, у него это получилось - раздался хруст и оно разделилось ровно посередине. Перевернув верхнюю половину, наполненную какой-то белесой мякотью, и убрав её в сторону, барон запустил ладонь в точно такую же мякоть во второй половине. А когда он вытащил её обратно, то продемонстрировал нам крупный зелёный кристалл, в котором, казалось, плескались океанские волны. И пусть камень являлся неогранённым, но от этого менее прекрасным он не становился, завораживая своим видом.
        - Молодняк.
        Я обернулся и увидел вернувшегося Водлара, не сводящего с кристалла хмурого взгляда.
        Дэриор мрачно кивнул.
        - Верно. Молодой, мирный Пастухар. Вскоре стоит ждать гостей.
        И словно в ответ на эти слова раздался стук в окно. Внутренне напрягшись, я, как и все остальные, вперил взгляд в ночную темень, что властвовала снаружи. Сам факт стука нас бы вряд ли удивил, но дело было в том, что мы находились на третьем этаже окруженного гвардейцами здания и сделать это было невозможно в принципе!
        Невозможно для всех, кроме крупного черного ворона, который вновь требовательно постучал клювом в окно.
        - А вот и гости, - невесело констатировал барон и поднялся со своего места, подойдя к окну и впустив внутрь птицу, которая влетела в зал и приземлилась на спинку кресла.
        Каркнув, ворон встопорщил крылья и покрутил головой, осматривая каждого из собравшихся. А потом из его глотки вдруг вырвался хриплый, донельзя жуткий голос, говорящий на всеобщем, архионском языке!
        - Дэр-р-риор Бр-р-рантар Др-райторн! Договор-р! Ар-равес был нарушен! Недалеко от Р-рэйтерфола убит Пастухар, и его тело лежит у твоего пор-рога! Мы, Ша-Гриард, требуем выдать виновных! Мы, Ша-Гриард, требуем праведного суда и возмездия!
        Барон посмотрел на нас троих тяжелым взглядом и шумно вздохнул.
        - Внемли мне, храдас Ша-Гриарда! - громко обратился он к птице. - Виновные добровольно явились ко мне, и также по своей воле они явятся пред Ша-Гриардом!
        - Твои слова услышаны, Др-райторн! Пусть виновные выходят и ид-дут за мной, я пр-ровожу их до Ша-Гриарда!
        Ворон-храдас расправил крылья и вылетел в окно, а барон повернулся к нам.
        - Ну вот и всё, рэи, теперь ваша судьба в руках всеобщего совета. Так что не советую вам заставлять их ждать. - Он поднял руку и указал раскрытой ладонью на дверь. - Прошу всех на выход.
        Глава 13. Часть 4.

***
        Рэйтерфол мы покинули в молчании, провожаемые перешептывающимися горожанами. Спасибо, хоть вооруженный конвой не приставили, а дали возможность уйти по своей воле.
        Я бросил взгляд на летящего впереди ворона.
        Хотя, не совсем по своей воле.
        - И что будем делать? - мрачно спросил Вильяр, посмотрев через плечо на удаляющуюся Пепелку и возвышающийся над ней донжон.
        Лютер раздражённо передёрнул плечами.
        - Оружие у нас не отобрали, так что предлагаю завалить птицу и бежать отсюда.
        Я покачал головой.
        - Не думаю, что это хорошая идея. Бежать-то придётся через лес, а это в нашей ситуации чистое самоубийство. Или ты считаешь, что этот Ша-Гриард, кем бы он ни был, не узнает о смерти своего посланника и не пустит по нашему следу погоню? Нет, лучше всего просто идти за вороном, предстать перед судом и рассказать всё, как как было на самом деле. Если повезёт, то отделаемся просто предупреждением или ещё каким наказанием.
        - А если нас там просто приговорят к смерти? Что тогда? - не сдавался маг.
        - Тогда будем драться, Лют, - хмыкнул Вил и похлопал по рукояти своего шестопёра. - Зададим им жару и попытаемся прорваться обратно в город, а оттуда уйдём порталом куда-нибудь далеко, где нас уж точно не достанут.
        Я поднырнул под низко свисающую ветку и заинтересованно повернул к нему голову:
        - Порталом?
        - Да. На площади перед внутренними воротами в замок есть портальная площадка. Как я узнал, её установили не очень давно, и это прямой путь, соединяющий Рэйтерфол с городом Виклурд, столицей графства Афилем.
        Я нахмурился.
        - Это в котором правит граф Афилемский?
        Вил пожал плечами.
        - Если судить по названию, то так оно и есть.
        - Хм... И дорого стоит активация портала до туда?
        - Да непомерно, - кисло ответил Лютер. - Пять тысяч монет за переправу с человека. И нужно согласование с управителем портала, который находится на службе у барона.
        У меня вырвался свист.
        - Не слабо. Но как вариант на самый крайний случай вполне сгодится.
        - А у тебя что же, есть пятнадцать тысяч тайверов? - ядовито поинтересовался маг.
        - Нет. Но я знаю, у кого их можно будет одолжить или, во всяком случае, как достать.
        Рич недоверчиво покосился на меня, но ничего не сказал и дальше мы шли, поглощенный каждый своими мыслями. Да и лес уже погрузился в темноту ночи, так что приходилось идти вдвойне осторожно, тщательно выбирая дорогу и стараясь не подвернуть ноги о торчащие тут и там корни.
        Ворон-храдас медленно перелетал с дерева на дерево, садился на нижние ветви и терпеливо ждал, когда мы его догоним. За все время пути он больше не проронил ни единого слова, лишь хлопая крыльями в зловещей тиши окружающей нас густой чащобы. Жуткое и сюрреалистичное зрелище.
        Ведомый храдасом Ша-Гриарда на праведный суд, я не переставал строить в голове будущую оправдательную речь, главными аргументами которой были незнание закона и наша неопытность в делах Древнира. Я очень сильно надеялся, что этого, вкупе с искренним раскаянием, будет достаточно для оправдательного приговора. А если же всё-таки нет... что ж, тогда, как и сказал Вильяр, нужно быть готовым к схватке.
        А это значит, что следует как можно лучше подготовиться к предстоящей встрече и использовать доступные ресурсы.
        Я потянулся мыслью к дриару.
        Итак, что мы имеем? Все мои злоключения после выхода из подземелья Кривглазиана принесли мне в общей сложности 9 959 униаров, что весьма и весьма неплохо. Вопрос лишь в том, на что именно мне их сейчас потратить? На Ближний Бой?
        Я покачал головой.
        Нет, вряд ли. Думаю, стоит всё же сосредоточиться на магии, как я и планировал изначально. Просто что бы я сейчас не выбрал и куда бы не вложил эти униары, это не принесёт мне какого-то существенного преимущества в данный конкретный момент. Поэтому лучше всего начать постепенно двигаться в сторону более плотного изучения Арканы и придерживаться уже составленной стратегии развития.
        На том и порешил.
        Выбрал грань “Увеличение пустарного запаса”, “Пустарное восстановление”, сокращающее время регенерации магической энергии, и “Пустарную стоимость”, уменьшающую общую стоимость творения плетения. Во все три влил по тысяче униаров, добив их таким образом до первого такта. После этого также взял “Мгновенное сотворение”, которое позволяет тратить меньше времени на создание заклинания, и повысил его аж до третьего такта, ухлопав на это дело шесть тысяч униаров.
        Заверив внесённые изменения, поднял этим свою ступень до сто пятьдесят четвёртой и получил двадцать четыре очка атрибутов, которые быстро распределил: по пять единиц в “Ловкость”, “Разум” и “Выносливость”, и девять в “Силу Духа / Характер”.
        Вот и всё. Разрываю связь с дриаром.
        Почувствовав освежающую волну, ворвавшуюся в моё тело, я даже остановился и глубоко, с наслаждением вдохнул лесной воздух. Это, конечно, не ощущение божественности, которое я испытывал ранее, но тоже весьма неплохо. Улыбнувшись, хрустнул шеей и пошел дальше уже в более приподнятом настроении, чем раньше. Появилась непоколебимая уверенность в том, что всё будет хорошо, что мы со всем справимся и обязательно выкрутимся из всей этой заварушки!
        А тем временем лес вдруг стал словно бы расступаться в стороны и впереди появилось потустороннее, мягко-зелёное свечение, к которому нас и вёл ворон. Переглянувшись с друзьями, мы невольно перестроились в боевой порядок и дальше уже шли в гнетущем напряжении. Но вскоре наш путь был окончен и с очередным витком тропы мы ступили на широкую поляну.

“От Лядь!..” - ошарашенно подумал я, застывая в ступоре и осматриваясь вокруг расширившимися от изумления глазами.
        На нас смотрели десятки звериных глаз, обладатели которых занимали всё свободное пространство этого странного места, в котором трава и листья окружающих поляну деревьев сияли виденным нами издали изумрудным светом. Мой взгляд перескакивал с одной клыкастой морды на другую, отмечал длину смертоносных когтей хищников, массивность рогов на бычьих головах минотавров, толщину шкуры медведей, а также наличие дополнительной брони из странного, похожего на полированное дерево, материала, и на разнообразное оружие, выполненное из него же: мечи, сабли, дубины, луки, копья, моргенштерны, глефы, катары - и это лишь малая часть из того обширного арсенала, который сжимали в своих человекоподобных лапах стоящие на двух ногах животные и прочие незнакомые мне создания.
        Сколько же их здесь? Явно не меньше сотни. А если ещё учитывать мелкотню вроде птиц, белок, зайцев и прочей живности, то и того больше.
        Кажется, наши шансы прорваться отсюда с боем при неблагоприятном вердикте суда стремительно тают, подобно кубику льда в руке. Нас просто задавят числом и разорвут…
        Ворон приземлился мне на плечо, распахнул крылья и громко каркнул. Животные перед нами подались немного назад и разошлись в стороны, пропуская вперёд. Храдас повернул ко мне голову, заглянул в глаза и снова каркнул. Сглотнув, я отвел от него взгляд и, немного помедлив, всё же сделал шаг вперёд - животные нехотя расступились, но при этом не переставали плотоядно скалится и тихо, угрожающе рычать. Медленно дыша, я смотрел прямо в их вертикальные зрачки и старался не выказывать страха, который, стоит признаться, всё же холодил мне душу.
        Внезапно в воздухе зажглись огоньки летающих светлячков и на другом конце поляны раздался глубокий, протяжный вздох и следом за ним скрип. Ворон-храдас глубже вонзил мне в плечо когти и я остановился, смотря во все глаза на огромный, широченный дуб, который наверняка не смогли бы обхватить и шестеро взрослых мужчин. В нескольких местах кора это исполина пришла в движение и вскоре явила нам наполненные небесной синевой глаза, сейчас словно бы подернутые белесой дымкой, и широкий рот.
        ЛЕГРАТОС. 5007 СТУПЕНЬ.
        И пока я, распахнув рот, с гулко бьющимся в груди сердцем не мог оторвать взгляд от этого древнего, словно сам мир, существа, от которого веяло такой силой, что я казался жалким муравьём, ползающим у его корней, на краю поляны пришли в движения другие Пастухары, беря место проведения суда в плотное кольцо. Они были намного меньше своего прародителя, но при этом и больше по размерам, чем стандартные деревья. И, как и все растения, принадлежали к разным видам - среди них я, начав запоздало озираться, различил вяз, осину, березу, ель, ясень, тис, а вот другие мне были не знакомы.
        И тут, расталкивая толпу и протискиваясь вперёд, на первую линию окруживших нас зверей вышел енот со шрамом на левом глазу.
        Всё происходящее враз потеряло для меня всякое значение, стоило только увидеть эту оскалившуюся в широкой ухмылке усатую морду. Мы стояли и смотрели друг другу в глаза, чувствуя одинаковую, разъедающую изнутри жгучую ненависть.
        А он изменился: подрос, окреп и подтянулся, уверенно ходит на двух лапах. Но, что важнее всего, он был облачен в одежду и хорошо экипирован: куртка со стоячим воротником и штаны из необычной ткани, напоминающей кожу, местами укреплённые тем самым древесным металлом; пояс, на котором висят кинжалы, и перчатки на лапах, покрывающие лишь тыльную сторону ладоней.
        Прищурившись и оголив клыки, енот поднял руку к цепочке на груди и показал мне висящий на ней большой кабаний клык.
        Я стиснул зубы.
        Неужели это клык того самого секача? Если это действительно так, то, получается, енот видел, как мы распотрошили и зажарили его на костре, а потом с выпивкой и весёлыми плясками поедали сочное мясо всей деревней. И в конце он проследил за тем, куда выкинут обглоданные кости своего друга, чтобы забрать и похоронить их.
        А клык оставил себе, чтобы никогда не забывать о том, кто виновен в его смерти.
        Прозвучавшие в повисшей над поляной тишине скрипы заставили меня с трудом оторваться от своего врага и переключить внимание на ещё одного Пастухара, что медленно вышел из-за спины Легратоса - его потрескавшаяся чёрная кора напоминала грязные потёки, ветви были практически голы и свисали гибкими прутьями, глаза сверкали туманными, желто-оранжевыми оттенками, а многочисленные корни змеились по земле.
        КАЛЬМУАР.
        Этот жуткий Пастухар вышел вперёд и остановился, нависая над нами и рассматривая пронзительным взглядом, пробирающим до самых костей.
        Ворон слетел с моего плеча.
        Кальмуар повернулся к прародителю и тот согласно моргнул, сказав что-то на незнакомом языке. После этого Пастухар окинул глазами поляну.
        - Силпаты! Все вы услышали глас Легратоса, и Ша-Гриард был созван, ибо случилось немыслимое - Аравес, Единый Договор, нарушен! На земле, под сенью Ахдал-Габота, убит юный Пастухар Энкелад, едва ступивший на путь соблюдения мира между всеми творениями Всеединых Древних!
        Звери на поляне яростно зароптали, а Кальмуар поднял руку и указал гибкими пальцами-ветвями на нас.
        - В этом кощунственном злодеянии повинны эти трое Посланников, и пред взором Легратоса и ликом Ахдал-Габота они будут преданы праведному суду!
        После этих слов животные оглушительно взревели и я сжал подрагивающую руку в кулак, чтобы невольно не схватиться за Халдорн.
        Дождавшись, когда рёв стихнет, Пастухар милостиво добавил:
        - Но также стоит отметить и то, что обвиняемые не упорствовали и предстали пред Ша-Гриардом по своей воле, что делает им честь и, разумеется, зачтётся при вынесении окончательного приговора. - Он опустил взгляд на нас. - Посланники Саргон, Вильяр Тэк и Лютер Рич из Рэйтерфола, вы обязаны отвечать на все вопросы лишь истинную правду, не тая в сердце ложь и не прибегая к обману. И посему я вопрошаю - призываете ли вы Уаргрода Справедливого в свидетели каждого слова, что прозвучат из ваших уст сегодня на суде?
        Моя щека дёрнулась. Хитрый лядский сын! Если мы сейчас не поклянёмся именем Бога войны и чести, то это автоматически выставит нас в нелицеприятном свете в глазах суда, а вот если поклянёмся и солжем, то мстительное божество этого явно так просто не оставит без внимания. Это ведь Древнир, здесь всё же не рекомендуется переходить дорогу небесным владыкам, если хочешь прожить долгую и счастливую жизнь.
        Я переглянулся с друзьями, а потом громко и отчётливо произнёс:
        - Я, Саргон из Рэйтерфола, призываю Уаргрода Справедливого в свидетели каждого слова, что сегодня будет сказаны мной на суде!
        Вильяр тоже не колебался, уверенно повторив слова клятвы:
        - Я, Вильяр Тэк из Рэйтерфола, призываю Уаргрода Справедливого в свидетели каждого слова, что сегодня будет сказаны мной на суде.
        Лютер, скривившись, медлил, с ненавистью смотря на окруживших нас зверей, но потом всё же нехотя выдавил из себя:
        - Я, Лютер Рич из Рэйтерфола, призываю Уаргрода Справедливого в свидетели всего, что скажу сегодня на суде.
        Ох, как мне не нравится эта улыбка, что появилась у Кальмуара на лице…
        - Тогда я вопрошаю - нападали ли вы на существ, что мирно ходили по земле Ахдал-Габота и находились под защитой юного Пастухара Энкелада?
        - Если вы про тех тупых овец на поляне, то да, мы их убили и пустили на мясо, - злобно огрызнулся Лютер и у меня тут же зачесались кулаки врезать ему как следует. Вот не идиот ли, а? Вот кто, скажите мне на милость, дерзит в лицо палачу, который может одним словом отправить тебя на плаху? Тупица!
        Животные, видимо, понимающие каждое наше слово, угрожающе заревели, а сам Кальмуар, казалось, был очень доволен прозвучавшим ответом.
        - Напали ли вы на них первыми и без предупреждения?
        - Да!
        Да твою ж медь!
        Я схватил Рича за локоть и зарычал:
        - Лютерр!!
        Он в ярости уставился на меня.
        - Что, “Лютер”?! Разве это не правда? Мы же все здесь ради этого собрались, верно? Ведь весь этот фарс устроен только для того, чтобы лядскую “истину” найти! - Он рывком вырвал свою руку из моих пальцев. - И этого вашего Энкелада тоже мы убили! И первый удар от Нас исходил! И что вы на это скажете, а?!
        Вильяр с каменным лицом шагнул было вплотную к разбушевавшемуся магу, но я его остановил, покачал головой и опустил глаза себе под ноги, постучав мыском сапога по земле - не стоит, мы находимся в священном месте, в котором, как мы теперь знаем, нельзя проявлять агрессию. Так что лучше не рисковать.
        Вил коротко кивнул, поняв, что я имею в виду.
        Кальмуар удовлетворённо замычал и приопустил веки.
        - Что ж, обвиняемые Посланники полностью признались в совершенном преступлении, и я думаю, что Ша-Гриарду пора вынести своё решение.
        - Стойте! - Подняв руку, я шагнул вперёд. - Я требую предоставить мне слово!
        Пастухар обвёл взглядом собравшихся и слегка повернулся к Легратосу, который благосклонно качнул пушистой кроной.
        - Говори, Саргон из Рэйтерфола, Ша-Гриард внемлет тебе.
        - Да… да, сейчас… - я сжал руку в кулак и склонил голову, лихорадочно пытаясь придумать хоть какой-то весомый аргумент, способный сохранить нам жизни.
        Думай, Саргон, думай! Как можно отвести этот летящий в шею клинок? Ведь теперь-то просто чистосердечным раскаянием и отговоркой про незнание закона дело не поправишь! Но должен же быть хоть какой-то выход!
        Разве что…
        Мои зрачки расширились, я сжал губы и решительно выпрямился.
        - Великий Легратос и почтенный Кальмуар, я заявляю перед Ша-Гриардом, что мы не виновны в гибели юного Энкелада! И пусть Древние мне в этом будут свидетелями! Амирус, Древниар!
        Животные вокруг удивлённо замолчали, потрясенные такой невиданной наглостью и той уверенностью, с которой были сказаны эти слова. Даже сам Кальмуар растерянно переглянулся с Легратосом.
        - Что ты такое говоришь, Посланник? Ведь вы только что во всеуслышание признались нам, что нарушили закон, напав и убив Пастухара! Как вы можете быть невиновны? Неужели вы отказываетесь от своих слов?
        Я усмехнулся.
        - Нет, не отказываемся ни от единого слова!
        Это ещё сильнее всех озадачило.
        - Не понимаю… объяснись, Саргон из Рэйтерфола!
        - С радостью. - Расстегнув сумку, запустил в неё руку и достал свою копию Кодекса Рэйтерфола, подняв её над головой. - Это - свод законов баронства Рэйтерфол, в котором, как вам может быть известно, первый же закон посвящен запрету на любую агрессию внутри мирной зоны, что находится под сенью Ахдал-Габота! Но дело в том, что этот кодекс мы получили только сегодня, практически из рук самого барона Драйторна! И про сам закон мы узнали лишь тогда, когда открыли его! - мой голос звенел над поляной. - Поэтому я заявляю, что НАМЕРЕННО мы НИКОГДА не нарушали закон - ведь на тот момент мы просто не знали его! И именно по этой причине мы атаковали овец, именно по этой причине мы, испугавшись пробудившегося Пастухара, атаковали его! А вот теперь подумайте, - я потряс книжицей, - случилось бы ВСЁ это, если бы нам своевременно вручили кодекс и просветили по поводу наиважнейших законов Древнира? А? Лично за себя я могу сказать точно - нет! Будь мне известен этот закон заранее, я бы никогда не нарушил его. А ты, Вильяр, ты бы нарушил его в таком случае?
        Тэк покачал головой.
        - Нет, конечно.
        - Лютер?
        - В жизни бы об этом не подумал! - Рич даже руку к сердцу приложил.
        - Ну вот видите, - я вновь посмотрел на Кальмуара, а затем на Легратоса, и тяжело вздохнул. - Мы не отрицаем того, что из-за нас погиб юный Энкелад, и те, кого он защищал, но вот во всём происходящем вины нашей нет. Подобная ситуация рано или поздно всё равно произошла бы, и даже более того - произойдёт ещё раз, если только властители баронства Рэйтерфол не исправят свою ошибку. И именно они являются теми, кто по настоящему ответственен за нарушение Закона. - Я сделал небольшую паузу, всматриваясь в задумчивые глаза животных, а затем сказал: - На этом всё. Я закончил.
        Я сделал шаг назад и встал рядом с обескураженными друзьями, пытаясь унять сотрясающую тело дрожь.
        Что ж, надеюсь, мне таки удалось перекинуть большую часть ответственности на Дэриора Драйторна. Он ведь, как ни крути, барон, высшее должностное лицо этих земель, и наверняка не будет подставляться под удар. А это значит, что если Ша-Гриард выдвинет в его сторону обвинения, он просто передаст им Балисса, как зачинщика всех махинаций с кодексом, и всё! А уж судьба этого-то гада меня точно не будет беспокоить. Вот оно, решение проблемы!
        Теперь лишь главное, чтобы всё получилось как надо, а не как обычно…
        Задумчивый Кальмуар долго переговаривался с Легратосом, другими Пастухарами и всеми зверьми, которые порой не сдерживаясь ревели во всю глотку, возмущенно надрываясь и потрясая оружием, а в следующую секунду вдруг резко замолкали, внимательно прислушиваясь к старейшинам Ша-Гриарда.
        Не знаю точно, сколько именно продолжалась вся эта вакханалия, но в какой-то момент всё прекратилось и Кальмуар вышел вперёд, чтобы огласить приговор, который мы ждали, напряженно затаив дыхание.
        - Посланники Саргон, Вильяр Тэк и Лютер Рич из Рэйтерфола, Ша-Гриард со всей доступной полнотой и тщательностью обсудил прозвучавшие на праведном суде доводы, и готов вынести своё решение. - Он ещё раз обернулся и посмотрел на прародителя, и продолжил говорить лишь тогда, когда тот устало моргнул. - Что ж, пред взором Легратоса и ликом Ахдал-Габота, Ша-Гриард признаёт вашу полную невиновность! Вы вольны остаться здесь или беспрепятственно уйти, никто не будет на вас нападать или преследовать. - Пастухар позволил себе лёгкую усмешку и добавил: - Если только вы первыми не нарушите Закон и не проявите агрессию.
        Это известие так сильно огорошило меня, что я потерял дар речи. А вот Вильяр, радостно крича, словно медведь,сгрёб нас с Лютером в охапку и прыгал, словно ребёнок, вопя при этом что-то нечленораздельное.
        Всевеликие Древние… Сработало!!! Шхайрат меня задери, всё сработало, всё получилось! Мы свободны и, что самое главное, мы живы!!! Победа! Боги, какое же это прекрасное чувство - Победа!!!
        В это время улыбающийся Кальмуар отвернулся от нас к замершим в ожидании животным и громко провозгласил:
        - Эти Посланники признаны невиновными, но за вероломное предательство Дэриором Брантаром Драйторном своей клятвы, все жители баронства Рэйтерфол признаются виновными в нарушении Единого Договора! Все они заплатят кровью за своё коварство и невежество!!!
        Вся поляна буквально утонула в грозном зверином вопле, что вырвался из сотен глоток жаждущих крови хищников, воинственно вскинувших оружие над головами. А мы ошарашенно замерли среди всего этого разверзшегося ада, оглушенные яростным рёвом бешеных тварей.
        - Я не понял, - пробормотал Вильяр, вскинув брови. - Что вообще происходит-то, а?!
        С гулко бьющимся в груди сердцем я исподлобья смотрел на оскалившегося в ухмылке енота, который поднял лапу и медленно провёл пальцами себе по шее.
        Скривившись, я мрачно ответил на высказанный вопрос:
        - Похоже, мы только что развязали войну...
        Эпилог
        ЭПИЛОГ.
        Извилистые, полностью опустевшие коридоры тёмного подземелья погрузились в абсолютную тишину...
        Стены обгоревшего склада покрыты толстым слоем копоти, и всё вокруг пропиталось запахом гари и едкого дыма...
        Прикрытое окровавленной скатертью тело на полу разрушенной кухни медленно взмыло в воздух, и вокруг него на несколько мгновений сформировался полупрозрачный чёрный кокон, внутри которого ветвились бесчисленные туманные молнии, при ударе рассыпающиеся в прах...
        Мгла вокруг тела растворилась и оно приняло вертикальное положение.
        Скатерть соскользнула к ногам кицеи, голова которой безвольно свисала на залитую кровью грудь...
        А потом её веки резко распахнулись.
        Один глаз Хоули наполняла беспросветная тьма.
        Послесловие
        ТРЕТЬЯ КНИГА СЕРИЯ, ТОМ ПЕРВЫЙ - КНИГА СЕРИИ, ТОМ ВТОРОЙ - ДОБРОГО ВРЕМЕНИ СУТОК, ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
        ВОТ, СОБСТВЕННО, И ФИНАЛ ПДМ-2 “ЛИМРАК”.) НАДЕЮСЬ, ОН ВАМ ПОНРАВИЛСЯ НЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ МНЕ САМОМУ, ИБО Я СТАРАЛСЯ СДЕЛАТЬ ЕГО ЭФФЕКТНЫМ.) ВТОРАЯ КНИГА СЕРИИ ПОЛУЧИЛАСЬ В РАЗЫ ОБЪЁМНЕЕ ПЕРВОЙ, И, МОЖНО СКАЗАТЬ, ЧТО ЭТО ДВЕ КНИГИ ПО 400К ЗНАКОВ КАЖДАЯ ПОД ОДНОЙ ОБЛОЖКОЙ. ПОЭТОМУ НЕ УДИВИТЕЛЬНО, ЧТО НА НЕЁ У МЕНЯ УШЛО ДОВОЛЬНО МНОГО ВРЕМЕНИ, КОТОРОЕ Я МОГ ПОТРАТИТЬ НА СОН, А ТАКЖЕ СОЛИДНОЕ КОЛИЧЕСТВО СИЛ И ЭНЕРГИИ. ЧТО И ГОВОРИТЬ - Я ЛОЖИЛСЯ В ТРИ НОЧИ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫ УВИДЕЛИ КАЧЕСТВЕННОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОНРАВИВШЕЙСЯ ВАМ КНИГИ.) НО, ДУМАЮ, УСИЛИЯ БЫЛИ ОПРАВДАНЫ И ВСЕ ТОЛЬКО РАДЫ ТАКОМУ КОЛИЧЕСТВУ СТРАНИЦ.)
        ПО ПОВОДУ ПРОДОЛЖЕНИЯ - ТРЕТЬЯ КНИГА, ТОМ 1 УЖЕ НА САЙТЕ - ЧИТАЙТЕ) ПРЯМАЯ ССЫЛКА ВЫШЕ ИЛИ В ПОЛЕ ДЛЯ АННОТАЦИИ.)
        НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ НАПОМНЮ - В СЕРИИ ПДМ ПЛАНИРУЕТСЯ ОРИЕНТИРОВОЧНО 6-7 КНИГ, НО ЭТО КОЛИЧЕСТВО МОЖЕТ БЫТЬ УВЕЛИЧЕНО. Я ГОВОРЮ “МОЖЕТ БЫТЬ”, ПОТОМУ ЧТО ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КОГДА Я НАЧИНАЛ ПИСАТЬ ПЕРВУЮ КНИГУ, ОНА ПО СЮЖЕТУ ДОЛЖНА БЫЛА ЗАКОНЧИТСЯ ИМЕННО НА ТОМ МОМЕНТЕ, НА КОТОРОМ Я ЗАКОНЧИЛ “ЛИМРАКА”, КОТОРЫЙ, КАК Я УЖЕ ГОВОРИЛ, ВООБЩЕ ДВЕ КНИГИ В ОДНОЙ ПО ОБЪЁМУ ВЫШЕЛ.) ТАК ЧТО НЕ УДИВЛЮСЬ, ЕСЛИ КНИГ В СЕРИИ БУДЕТ БОЛЬШЕ 7. НО! - ВСЁ ТАК ИЛИ ИНАЧЕ БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ ОТ ВАШЕГО ИНТЕРЕСА К ДАННОЙ СЕРИИ И ЖЕЛАНИИ УВИДЕТЬ И ПРОЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ.)
        КОМУ ХОТЬ НЕМНОГО ПОНРАВИЛОСЬ - ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ.) ДЛЯ ВАС ПОСТАВИТЬ ЛАЙК ИЛИ ОТПИСАТЬ ОТЗЫВ ДЕЛО НЕСКОЛЬКИХ СЕКУНД, А ДЛЯ МЕНЯ ЦЕЛЫЙ ВАГОН МОТИВАЦИИ.
        ВОТ, СОБСТВЕННО, И ВСЁ) ДО СКОРЫХ ВСТРЕЧ!
        АМИРУС, ДРЕВНИАР!)
        ИСКРЕННЕ ВАШ,
        АЛАН НУКЛАНД.
        Глоссарий + Краткая сводка по системе
        ГЛОССАРИЙ:
        СИЛПАТ- так называют идущих путём силы.
        ДРИАР- какой-либо предмет, выполненный из туманного синего кристалла. У "местных" силпатов, а не у Посланников, воплощенных в "Колыбели", цвет дриара зелёный. Во второй книге Саргон узнал, что дриар может существовать также в виде татуировки. Дриар необходим для доступа силпата к древу прокачки. Также с его помощью можно творить заклинания первого такта (во второй книге Саргон узнал, что предел можно расширить при помощи зачарования и символогии).
        РАНГ- ранг зависит от ступени силпата. С 1 по 99 это Новичок, с 100 по 499 Воин, со 500 по 999 Ветеран, с 1000 по 4999 Герой, и с 5000 и выше уже Легенда. По достижении 5 ступени силпат получает 1 Особый Сгораемый Пункт (ОСП), с помощью которого может вкачать +1 такт к уже выбранной Грани, Навыку или Специализации, или взять одну новую Грань, Навык или Специализацию. Такая же система действует по достижении каждого Нового Ранга (с ранга Воин ГГ получает 1 ОСП и 1 ОХП - Особый Хранимый Пунт (абсолютно идентичен по свойствам ОСП, разница лишь в том, что ОХП можно "консервировать" на будущее, а также в том, что при смерти этот ОХП переходит убийце. Так что хранить его всё же опасно, ибо другие силпаты чувствуют этот ОХП, если он не скрыт гранью "Вуаль")).
        ОЧКИ АТРИБУТОВ(ОА) - раз в ступень прирастает по 5 очков атрибутов, которые можно потратить а развитие Силы, Ловкости, Разума Силы Духа/Характера и Выносливости. Начиная с ранга Воин прирастает уже по 4 ОА.
        ПУСТАРЫ- для сотворения плетений заклинания маги используют рассеянную в пространстве особую пустарную энергию. Для каждого заклинания требуется определённое количество пустаров, и это количество зависит от степени прокачки атрибута “Разум” - каждая единица Разума даёт +10 единиц пустаров.
        УНИАР- это особые очки силы и опыта, которые поглощает силпат после убийства другого силпата. Именно униары используются для прокачки граней, навыков и специализаций. Изначально униары попадают в РАСХОДНЫЙ ЗАПАС, и после того, как из определённое количество будет потрачено на прокачку, эти потраченные униары переносятся из расходного в НЕСГОРАЕМЫЙ ЗАПАС.
        ТАКТ- это уровень прокачки грани, навыка и специализации, означающий их процент развития и освоения ( 1 Такт равен 1% ). Чтобы получить первый такт в любой Грани, доступной на ранге “Новичок”, надо вложить в эту грань 1000 униаров. Такая же расценка у Навыков, а первый такт Специализации стоит 100 униаров.
        ГРАНЬ- это особое приобретённое умение. Существуют однотактовые Грани (берутся один раз), пятитактовые (прокачиваются до пятого такта (10%, 25%, 50%, 75%, 100%)) и стотактовые (прокачиваются до сотого такта. 1 Такт равен 1% освоения). Некоторые Грани требуют определённый Ранг, и они могут быть взяты только по достижении силпатом этого указанного в требованиях Ранга.
        НАВЫК- приобретённый навык. Все навыки пятитактовые. Каждый такт навыка открывает доступ к прокачке тактов Специализации. 1 такт Навыка означает, что Специализацию можно прокачать до 10 такта, 2 такт Навыка позволяет прокачать Специализацию до 25, 3 такт до 50, 4 такт до 75, и 5 такт до 100 (10%, 25%, 50%, 75%, 100%).
        СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ- завязана на конкретные навыки и её такт не мог быть выше такта профильного навыка. То есть имея навык “Ближний Бой“ 1 такта и специализацию “Длинные мечи”, нельзя иметь эту специализацию выше 10 такта, пока не будет повышен сам навык “Ближний Бой”.
        ДОСТИЖЕНИЯ- считается, что их даёт магическая система Древних через дриары. Можно получить Достижение за какой-либо подвиг, участие в событии или наоборот потерпев феерическую неудачу. Достижения могут быть различны и полного, точного списка не существует.
        ОСОБЫЕ ПУНКТЫ (ОП) - их можно взять только во время первой генерации и сразу же потратить. Они даются за выбранные героем ИЗЪЯНЫ- за малый изъян дают одно очко, за крупный изъян 2 очка. Максимум можно получить 4 очка Особых Пунктов. За 1 пункт можно приобрести 1 Грань или +1 такт к ней, 1 Новый Навык или +1 такт к уже существующему Навыку, 1 Новая Специализация или +1 такт к уже существующей.
        ОСОБЫЕ СГОРАЕМЫЕ ПУНКТЫ (ОСП) И ОСОБЫЕ ХРАНИМЫЕ ПУНКТЫ (ОХП) - По достижении 5 ступени силпат получает 1 Особый Сгораемый Пункт (ОСП), с помощью которого может вкачать +1 такт к уже выбранной Грани, Навыку или Специализации, или взять одну нову. Грань, Навык или Специализацию. Такая же система действует по достижении каждого Нового Ранга (с ранга Воин ГГ получает 1 ОСП и 1 ОХП - Особый Хранимый Пунт (абсолютно идентичен по свойствам ОСП, разница лишь в том, что ОХП можно "консервировать" на будущее, а также в том, что при смерти этот ОХП переходит убийце. Так что хранить его всё же опасно, ибо другие силпаты чувствуют этот ОХП, если он не скрыт гранью "Вуаль")).
        Краткая сводка по системе (выложено по просьбе читателя):
        Формула достижения ступеней простая - 2 ступень 20 униаров, 3-я уже 30, 4-я 40,... 11-я 110, 12-я 120 и т.д. Для 50-ой ступени надо 500 униаров, а суммарно надо вкачать 12 740 униаров. Поднять ступени не так уж и сложно, но всё упирается в дороговизну прокачки граней, навыков и специализация.

1 такт ГРАНИ С РАНГА НОВИЧОК стоит 1000 униаров, а вот второй такт будет уже стоить 2000, 3-й 3000 и т.д (это всё, естественно, относится только к стотактовым граням).
        НАВЫКИтолько пятитатовые, стоят 1000 (открывает возможность прокачки Специализации до 10 такта), 2500 (открывает возможность прокачки Специализации до 25 такта), 5000 (открывает возможность прокачки Специализации до 50 такта), 7500 (открывает возможность прокачки Специализации до 75 такта) и 10000 (открывает возможность прокачки Специализации до 100 такта). Такая же расценка у пятитактовых Граней ранга Новичок.
        СПЕЦИАЛИЗАЦИИв основном стотактовые, с расценкой 1 такт 100, 2-й 200 и т.д. Есть малые исключения, когда они пятитактовые, как, например, "Бой со щитом" - прокачка у нее равна прокачке Навыка.
        В принципе, это всё.
        ПОЛУЧЕНИЕ УНИАРОВ для прокачки осложняется тем, что в должном объёме их можно получить только убив другого силпата. А если у него пустой Расходник, то получаешь только количество униаров, равное ступени убитого, а также, если члены группы не нанесли последний удар, но содействовали убийству, то они получают дополнительно и определённое количество неких "Блуждающих Униаров", точное число которых зависит от вклада воина в убийство.
        Поэтому-то нет смысла охотится на низкоуровневых Посланников или на тех, в ком не чувствуется "тугой" расходник. Выход здесь только один - получать ГРАНЬ "ХИЩЕНИЕ", позволяющие попроцентно похищать униары из Несгораемого запаса убитого. На сотом такте "Хищения" это 100% от несгоранки, что махом может прокачать на десятки уровней. Но и прокачать это Хищение ещё нужно, при этом не забывая о боевых навыках. В общем, прокачка вещь сложная, но при этом очень разносторонняя.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к