Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Новик Михаил / Комплекс Скальм: " №01 Директор Безлюдного Леса " - читать онлайн

Сохранить .
Михаил Новик


        Никто не знает, что ждёт его за углом, какие встречи готовит судьба. Юрий также не предполагал, во что может вылиться поход в лес. Он просто планировал отдохнуть от суеты города, но ... отдохнул от самой жизни. Однако оказалось, что ещё ничего не закончилось. И пусть теперь у него тело ребёнка, а вокруг всё незнакомо и настолько опасно, что шага ступить нельзя, но есть новая, хоть и необычная семья, друзья, враги и миссия. Серьёзная и важная работа, которую просто необходимо выполнить, так как от этого зависит очень многое, на кон поставлена судьба целого мира.
        НОВИК МИХАИЛ ГЕОРГИЕВИЧ

        ДИРЕКТОР БЕЗЛЮДНОГО ЛЕСА

        Комплекс Скальм.


        Глава 1.

        Я люблю собирать грибы. Этот процесс мне нравился всегда, сколько себя помню. Знакомые порой принимают меня за грибного маньяка, потому что использую малейшую возможность, чтобы освободить хоть денёк и убежать в лес. Я и дачу покупал, сообразуясь со своим хобби: вдали от города, с хлипкими постройками, но зато со всех сторон - грибные леса. И теперь с середины июля до заморозков все свободные от работы дни пропадаю в лесу. Родные и друзья лишь усмехаются, зная, что меня в грибную пору бесполезно искать и привлекать к другим занятиям или развлечениям, и за глаза давно считают несколько не в себе, однако грибы мои поедают с удовольствием. Продразвёрстка, ё моё! Но мне совсем не жалко. Прекрасно понимаю, что такого количества грибов, какое я набираю за сезон, самому никогда не съесть.
        А ещё жена постоянно дуется и пилит почём зря: "Я тебя совсем не вижу, детей забросил, неизвестно чем занимаешься. Нам с тобой, Юра, всего по сорок лет, а мы жизни, по сути, не видели. Лучше бы в театр сходили, на концерт или в боулинг какой .... На курортах давно не были" и так далее. Пытаюсь заявлять ­- зимой я в полной её власти, на это немедленно получаю ответ, что в это время я зарабатываю отгулы, чтобы потом опять пропадать в лесу, поэтому всё равно меня как бы нет. Конечно, она по-своему права, детям можно было бы уделять больше времени, но они уже достаточно взрослые ребята, школу скоро закончат. Отец им теперь нужен лишь иногда, и то в основном в роли спонсора. Ария "Дай, дай, денег дай!" поётся постоянно, с различными вариациями. Возможно, я и не прав, но всё равно, сидеть вечерами над уроками уже не нужно, репетиторы работают, и возить на всякие секции и кружки не требуется, взрослые уже, сами доедут, а всё остальное часто решается по телефону. Так что теперь, наконец, можно на этом не сильно зацикливаться и больше времени уделить себе.
        На счёт прочего, чего жена от меня ожидает и постоянно добивается?! Зарабатываю я прилично, и если ей так хочется погулять по злачным местам, то пусть берёт подруг, благо их у неё хватает, и шурует развлекаться. Мне городского грохота и так хватает и вообще бетонные коробки вокруг достали в конец. Поэтому все желающие приобщить меня к "удовольствиям цивилизации", пусть идут подальше, я сам разберусь со своим отдыхом и проведу его, так как хочу.
        С утра позвонил сосед по даче и сказал, что недавно прошло несколько приличных дождей, он сходил, проверил, грибов видимо-невидимо, поэтому если я хочу успеть до того, как понаедут на выходные прочие грибники, надо поспешить. А то опоздаю, и без меня всё соберут. Хоть мои любимые места и далековато от города, но всё равно, подобных мне любителей, которые не поленятся проехать лишние пару десятков километров, хватает и можно не успеть прийти первым, а бродить по хоженым местам не так приятно. Поэтому приходится срочно рвать когти и брать отгулы, благо с этим проблем нет. На работе я веду себя, как мне заблагорассудится, и зачастую поступаю не по правилам фирмы.
        Уже давно всем ясно, что мою работу контролировать и направлять, - только мешать и тормозить производственный процесс. Собственно говоря, я со своей строительной бригадой тяну треть производства фирмы, хотя работает ещё семь других бригад. Попутно выполняю все организационные функции, самостоятельно разбираюсь с рабочими моментами, поставками материалов, оборудованием и прочей текучкой, решаю вопросы и с заказчиком, и с прочими "принимающими" работу конторами. Проблем на моих объектах не было никогда, точнее разбираюсь я с ними самостоятельно, никого из начальства не напрягая. Директорату остаётся только направить меня на объект и после успешного завершения работ получить деньги с клиента.
        По сути, мне давно уже было бы пора переходить на более высокоуровневую работу. Например, на должность директора по производству, благо эту работу я уже успешно выполнял почти год, во время, когда она была вакантна или аналогичную, но у генерального директора есть родственники, и далее всё понятно. Так что повышение пока не светит, хотя обещается в неопределённом будущем. Но пока я просто бригадир, во многом с функциями прораба и десятком подчинённых. Бардак, конечно, но работа идёт хорошо. "Генеральный" мною дорожит, дополнительно приплачивает, отдаёт "сладкие" объекты и неофициально разрешает организовывать всё по своим правилам. Этим я иногда пользуюсь, в том числе в личных целях, как и в этот раз.
        Вновь в лесу с планами отдохнуть душой и телом так, чтобы приехав домой с удовольствием заявить "развлекался на даче - уста-ал". Солнце только всходит, а я уже в пути, иду по едва заметной звериной тропе, которая извиваясь, ведёт меня вглубь лесной чащи. Вылинявшая брезентовая штормовка защитит, в случае чего, от дождя, а низкие резиновые сапоги, купленные по случаю на рынке, удобно сидят на ноге. Еловые лапки приходится постоянно отгибать, убирая с пути, но они как будто специально стремятся хлестнуть по лицу снова и снова. Немного спасает козырёк кепки. Ельник заканчивается, переходит в смешанный сосново-берёзовый перелесок, совсем не такой густой. Я выскочил на относительный простор, перевёл дух и на минуту застыл. Как всё же хорошо в лесу ранней осенью! Цвета всё ещё яркие, праздничные. Лучи солнца легко пробиваются через поредевшие кроны деревьев и оставляют на земле яркие блики. Чуть пожелтевший травяной покров украшен опавшей листвой так, что превращается в сплошной яркий ковер. Воздух наполнен густыми ароматами осени. Скоро придут холода, все потускнеет, но пока .... Пока можно просто
получать удовольствие от прогулки по хорошо почищенному лесниками пару лет назад леску. Правда сегодня я веду себя нестандартно для грибника, не петляю и не хожу кругами, как всегда поступают любители тихой охоты в поисках добычи, а целенаправленно двигаюсь в определённом направлении.
        Я заранее наметил себе чёткую цель. Конечно, по пути срезал пару боровиков. Нельзя пройти мимо благородного гриба. Но на подберезовики и сыроежки - никакого внимания. Моя цель чуть дальше. Молодые сосновые лесопосадки. Там в эту пору должны были высыпать маслята. Многие не любят эти грибы, слишком с ними много мороки, но я для себя давно решил, что вкуснее маринованных маслят ничего нет и ради этого можно пройтись дольше обычного. Конечно, может быть, я опоздал, и в посадках уже похозяйничали другие любители. Тогда придётся разворачиваться и искать иные нехоженые грибные места, но я специально появился здесь в будний день, есть надежда, что окажусь первым. Поэтому нужно торопиться и стараться не терять времени.
        Вскоре наметился просвет. Так и должно быть. Скоро будет небольшая поляна, заросшая гутой травой, пройдя через которую я окажусь почти у цели. Однако, здесь меня ожидал неприятный сюрприз. Два человека в одинаковых плащах защитной расцветки с глубокими капюшонами, скрывающими лица, стояли посреди лесной проплешины. Они что-то обсуждали. Один из незнакомцев активно жестикулировал, так, что полы его одежды разлетались в разные стороны. Я успел с неудовольствием подумать: "конкуренты, и чего им дома не сидится, небось, все мои грибы собрали", и в тот же момент почувствовал слабость, ноги подкосились. Уже падая на опавшую листву и хвою, краем глаза заметил удивлённые лица мужчин.
        Через мгновение почувствовал необычайную лёгкость, вскочил на ноги, потом взлетел на несколько метров. Но необычные ощущения не вызвали паники. Наоборот, хотелось смеяться и плясать. Я закружился в воздухе в бешеном, безумном танце без правил и музыки. Через некоторое время посмотрел вниз и увидел лежащее тело. Резкий шок остановил безумную пляску. Лицом вниз лежало моё тело, это я понял мгновенно. Растерянно начал озираться по сторонам, увидел давешних незнакомцев посреди поляны. Меня вдруг охватила дикая, нечеловеческая ненависть. Я рванулся в сторону мужчин с невероятным ранее желанием уничтожить этих людей. Старший мужчина вдруг сорвал нечто со своей шеи, резко протянул руку в мою сторону и произнёс несколько гортанных звуков. В тот же миг я оцепенел и, как ни странно, успокоился.
        - Что?! Как это?! - резко вскрикнул другой незнакомец, молодой парень, почти юноша.
        - Да, натворил ты дел, ученичок,- со вздохом произнёс его старший спутник. Окладистая борода с проседью делала его похожим на пожилого священника или монаха. - Сколько раз я тебе говорил о том, что ни в коем случае нельзя отвлекаться во время сотворения проклятия?! И что теперь?!
        - Но я делал всё, как на тренировках! Сформировал структуру подчинения и подавления, направил её на куст, слился с нитями духа, вобрал их и напитал структуру силой. Потом стал останавливать жизненные процессы.... Мы же специально в эту глушь в будний день ехали, чтобы на людей не нарваться. И тут этот выходит из-за дерева - стал сбивчиво оправдываться молодой, нервно жестикулируя руками.
        - Вот-вот. И вмазал по нему остановкой.
        - Так я его убил?!
        - В общем, технически да, но не до конца. Человек умер, но неправильно. То есть тело перестало функционировать, но энергетическая оболочка, иначе душа, не может отправиться в иные пласты бытия, так как не были соблюдены условия, предшествующие нормальной смерти человека. Кстати, ты нарушил наши Правила. То, что ты сделал, наказывается строжайшим образом, вплоть до смерти адепта. Ты понял? - и пожилой пристально посмотрел на ученика, но тот, похоже, не сильно соображал в этот момент.
        - Но я не хотел, не знал. Это случайность. Простите меня.
        - Согласен, случайность. Но проблему это не решает. Хотя, может, это и к лучшему.
        - Учитель, я вас не понимаю! Это случайность! Я всё исправлю! Я .... - в сильном возбуждении молодой человек хаотично ходил по поляне и постоянно что-то выкрикивал.
        - Стоять! - громкая команда, как хлыст, стегнула по ушам. Молодой застыл, как вкопанный, только мелко дрожащий подбородок указывал на его сильно возбуждённое состояние, - тебе необходимо успокоиться и ты знаешь, что для этого нужно.
        Молодой человек мелко кивнул и сделал несколько странных плавных движений, сопровождавшихся глубокими вздохами. Постепенно он успокоился и перестал трястись, но всё равно его мысли крутились вокруг произошедшего события.
        - Учитель, что же делать? Может быть, мы представим всё как несчастный случай без моего участия? Например, вынесем тело на дорогу и подложим под проезжающий автомобиль.
        - Не получится. Ты же будущий колдун, иначе говоря, маг духа. Посмотри внутренним оком, что ты видишь?
        Мужчина на минуту замолчал и стал медленно осматриваться. Наконец его взгляд упёрся в меня. Вскоре молодой человек произнёс.
        - Это обычный призрак. Злится, но не опасен. Вот и вы его элементарно остановили, и я так смогу.
        - Сейчас да. Но ты посмотри на его структуру.
        Мужчина присмотрелся ко мне. Не знаю, что он увидел, но его глаза вдруг расширились.
        - Ё моё! Он же хочет присосаться к нитям духа! Набрать энергии.
        - Всё правильно. Пройдёт неделька - другая, он вырастет, освоится, наберёт энергии, его уже не скроешь, мало того, его и не удержишь. Он однозначно вырвется. А так как ты его сделал таким, то и все силы он направит на тебя, высушит мозг и станешь ты визжащим пациентом психиатрической клиники. И это в лучшем случае. Что ещё может произойти, ты читал - пожилой колдун внимательно наблюдал за своим учеником. Тот по мере того, как раскрывались перспективы, всё больше бледнел.
        - Тогда лучше смерть.
        - Не сильно поможет. Всё равно он тебя и после смерти достанет, может ещё и хуже будет. Именно поэтому все колдуны очень осторожны с человеческой жизнью. Порчу наслать, сглазить или энергией подпитаться, - это не вопрос, а вот жизни лишить, используя проклятия, надо крайне внимательно, со многими перестраховками. Но теперь поздно об этом говорить. А сейчас подумай, каким ты можешь быть после общения с обозлённым призраком. А вдруг ты начнёшь в безумии колдовать? Ещё одну эпидемию чумы устроишь, например. Инквизиция тут как тут, а эти ребята не шутят, и долго разбираться не будут. Под раздачу попадут все и тогда за тебя примутся свои же. Как минимум сотрут твою сущность в пыль без права перерождения - продолжил пугать адепта пожилой учитель.
        - Нет! Я не хочу! Что же делать? - ученик вновь затрясся как осенний лист.
        - Это тебе очень хороший урок на будущее, ученичок. Ладно, не хныкай. Тебе, можно сказать, повезло. Твой случай не уникален. Я встречал описания подобного рода. Абсолютная случайность, никакого умысла. И кстати порадую тебя. Я уверен, что в данном случае мы сами сможем отправить эту душу из нашей реальности, и тогда она для тебя будет не опасна - обнадёжил колдун своего ученика.
        - Учитель, давайте сделаем это побыстрее.
        - Дурак! Такой случай нужно использовать с выгодой. Призрак не зацикленный из-за способа его создания на абсолютной ненависти, можно сказать, в данный момент почти нейтральный. Сейчас он слаб, неопытен и привязан к телу. Редчайший случай для изучения и испытаний. Да это же громадное поле для эксперимента. Тела нет, поэтому можно творить что хочешь, без урона себе. Пойми, используя эту душу, я могу безопасно манипулировать силой, как захочу. Сколько новых возможностей! Ученичок, да это же просто подарок. Потом и с тобой поделюсь. А теперь быстро езжай в город за палаткой и припасами, и выгреби всё из моей лаборатории. Некоторое время мы поживём здесь. А я тут начну, пожалуй. Подготовлю кое-что, и линии духа подальше уберу, чтобы раньше времени душу силой не напитать. Да и следы замести нужно. Через несколько дней жмурика искать начнут, так что придётся здесь прибраться и отвод глаз устроить. - Отдав еще несколько приказов, старший мужчина отправил своего молодого спутника, а сам быстро принялся рисовать фигуры вокруг моего мёртвого тела.
        Несмотря на то, что я понимал, что тело моё мертво и необычный разговор шёл и обо мне тоже, это почти не вызвало эмоций, по сути речь шла о вещах в существование которых не верилось и поэтому это не воспринималось серьёзно. Только немного резануло, что эти люди очень цинично отнеслись к факту моей смерти, но это быстро ушло и растворилось в общей апатии. Я воспринимал всё произошедшее как бы со стороны и только констатировал разговоры и события как незначительный фон. А через несколько десятков минут вообще застыл. Единственное чего хотелось, чтобы всё быстрее закончилось.
        Время то невыносимо медленно тянулось, то срывалось вскачь. Как-то незаметно, почти мгновенно вернулся ученик мага и несколько раз уходил за тяжелыми баулами. Потом незнакомцы замедлились, и вечность медленно что-то расставляли вокруг меня, писали на земле непонятные знаки, зажигали свечи. В итоге закопали моё тело. От осознания того, что именно сейчас меня уничтожают, и невозможности ничего изменить и даже пошевелиться, я впадал сначала в бессильную ярость, потом в истерику и наконец в тупую обречённость, но это всё было лишь на недолгие мгновения и вновь наступало оцепенение. Через некоторое время пришло осознание, что манипуляции рядом прекратились. Осмотревшись, я понял, что учитель внимательно рассматривает меня. Неожиданно он произнёс, определённо обращаясь ко мне:
        - Я знаю, что ты меня слышишь. В общем, так, начинай со мной сотрудничать иначе... - и он сжал в протянутой руке тряпичную фигурку. В тот же миг невероятная, всепоглощающая боль охватила меня. Я беззвучно орал, рвался всем существом, но ничего не мог сделать. Через некоторое время боль ушла.
        - Думаю, ты всё осознал, даже если это и не так, мне всё равно. Сопротивляться долго ты не сможешь. Итак, чтобы начать мои эксперименты, ты должен научиться управлять энергией и нитями духа. Так как ты труп и телу твоему ничего не грозит, то обучение пойдёт экстерном. Это живым требуются годы, чтобы подготовить тело. Тебе это не нужно. Итак, приступим, советую не сопротивляться.
        Я всё равно пытался саботировать, несмотря на испытанную ранее боль, но после нескольких новых наказаний подчинился. Потом у меня долго ничего не получалось, за что тоже был неоднократно наказан. Но наконец, я увидел линии духа и смог прикрепиться к ним, увидел ауры растений, животных и людей. Учитель пассами и своим примером показал основные операции с духовной энергией. Знания усваивались мгновенно, как будто записывались на чистый носитель. Это было необычно и очень быстро, даже учитель был сильно удивлён и в порыве экспериментаторского задора продемонстрировал практически всё, что сам знал и умел. Все было запомнено и воспроизведено мною в точности. Но все попытки применить что-либо на практике заканчивались провалом. Учитель только хмыкнул и объяснил, что помимо знаний по манипулированию энергией нужны и силы для этого. Душа этими силами не обладает, так как не имеет источника. Источником для колдуна является тело, а сама по себе душа практически бессильна и только после многих лет существования привидения и прочие сущности могут мизерно научиться воздействовать на материальный мир.
        После обучения начались опыты. Учитель заставлял меня создавать различные колдовские конструкции и проклятия, направлять их на различные предметы, растения и животных, а затем напитывал их своей силой. Большинство экспериментов рассыпалось, но некоторые были результативны. Я увидел настоящие чудеса. Вырастающий за час метровый плющ, зайца, бегающего по кругу и не обращающего ни на что внимания, летающие палки и камни. Многие магические воздействия имели разрушающий результат: высохшие или сгнившие растения, мёртвые животные. Также я понял, почему колдуны стараются работать только со знакомыми заклинаниями. Неудачные эксперименты волной в произвольной форме откатываются на мага и могут нанести серьёзный вред. Но душе эти откаты абсолютно не страшны, чем колдун активно пользовался. Он безбоязненно создавал новые конструкции проклятий, направляя их вовне и используя меня в качестве буфера, который поглощает все последствия в случае неудач. При этом ни он, ни я не испытывали никаких проблем, а посему имели возможность провести сотни экспериментов.
        Ученик колдуна постоянно присутствовал рядом и хоть сам почти ничего не делал, внимательно за всем наблюдал и записывал. Активно учился за мой счёт, но происходящее из-за своей необычности вызывало во мне неподдельный интерес, так что я не обращал на него внимания. Даже забыл о своём теперешнем положении, о том, что сейчас представляю собой бестелесную сущность. В определенный момент сам начал экспериментировать. Колдун это заметил и стал поощрять мои усилия.
        Но всё это продолжалось до тех пор, пока на горизонте не появились трое испитых бомжей. Эксперименты пошли на человеческом материале. С этого момента мне показалось, что я попал в филиал ада в качестве невольного мучителя. Пришло осознание того, что учитель безумен и опасен для людей. В его экспериментах больше не хотелось принимать никакого участия. Я ведь раньше даже предположить не мог, что можно так издеваться над людьми, поэтому попытался саботировать и игнорировать требования колдуна, но неминуемые наказания опять сломили сопротивление. Стыд за свои действия и страх перед наказанием заполнили моё существо, но выхода не наблюдалось. Раз за разом я пытался разорвать удерживающий меня круг, но ничего не получалось.
        Как то ночью, пока все спали, от безысходности я погрузился в состояние, близкое к трансу, и вдруг мир вокруг преобразился. Если ранее линии духа и ауры виделись только при внимательном рассмотрении конкретного объекта, то благодаря трансу зрение сильно рассредоточилось, и вдруг картинка вокруг меня изменилась. Темнота ночи ушла. Растения, насекомые, животные засветились, создавая яркую, насыщенную оттенками картину окружающего пространства. Я попытался внимательно рассмотреть некоторые из заинтересовавших меня растений, и восприятие отключилось. Меня сначала это удивило, но вскоре стало ясно. Состояние отрешённости или иначе транса спровоцировало необычное широкое восприятие окружающего мира. И как только я вышел из этого состояния, всё прекратилось. Это как следующий уровень развития. Значит можно попытаться развить первоначальный успех, вдруг этот путь выведет из ловушки.
        После нескольких неудачных попыток у меня начал получаться свободный вход в состояние, при котором удавалось различать множественные ауры всего вокруг. Постепенно я научился концентрировать своё внимание на отдельных объектах, не выходя из транса. Ауры растений и животных в этом состоянии воспринимались намного полнее и лучше, чем раньше. Вскоре увидел их энергетическую взаимосвязь и смог за нею проследить. Было очень интересно наблюдать за процессами вокруг. Ауры постоянно незначительно изменялись. В растениях от корня к верхушке шла постоянная рябь, они питались. В местах, где находились насекомые, оболочка растения убывала, как бы истаивала, но зато постепенно становилась ярче аура животного, которая дополнительно хаотично изменялась в зависимости от движений. От разных живых существ во все стороны расходились тоненькие, как паутина, ниточки. Они переплетались и постоянно видоизменялись, где-то утолщаясь либо истончаясь до полного исчезновения. Стало ясно, что я наблюдаю процессы передачи энергии, так сказать, жизнь в разрезе. Интуитивно понял, как это происходит и решил попробовать
поэкспериментировать с новым восприятием окружающего мира.
        Пользуясь новым видением, обратил внимание на себя, но вместо предполагаемого человеческого образа увидел серый шарообразный сгусток. От шока тут же вышел из состояния транса. Хоть и понимал, что тело моё мертво, и я призрак, но до сих пор полностью не воспринимал положения, в котором оказался. Моё сознание или подсознание оберегало меня. Раньше я ничего не видел и неосознанно надеялся, хоть и не на что было надеяться, что всё со мной более-менее по-прежнему и всё происходящее мне мерещится. И только теперь в полной мере я ощутил своё нелицеприятное положение. Кто я? Что я? Как всё вернуть? Панические мысли проносились в сознании. Не находя ответа, моя сущность стала впадать в яростное безумие.
        Рассудок вернул учитель, который утром решил продолжить эксперименты. Он заметил, в каком я состоянии и привёл в чувство болевым ударом. "Как же я ненавижу этих тварей! Из-за них я в таком положении. Освобожусь и убью". Эти мысли наполнили меня до краёв. Ненависть и желание отмстить колдуну и его ученику послужило дополнительным стимулом к выходу из безумного состояния. Но очевидно, что сейчас сделать ничего нельзя. Однако ясно, что освободиться от подчинения, чтобы затем напасть на колдунов я смогу только сам, своими силами найдя путь к свободе. Поэтому с трудом дождался вечера, когда уставший учитель перестанет ставить изуверские опыты и оставит меня в покое, чтобы начать свои личные эксперименты по поиску пути освобождения.
        Вечером я вновь погрузился в состояние, при котором хорошо видел окружающие ауры. Постепенно привык к своему образу и попробовал на него воздействовать. Это оказалось неожиданно просто. Я с легкостью мог придать себе любую форму. После всего нескольких неудачных попыток сформировал из своего тела несколько тонких жгутов, которые ввёл внутрь соседних аур и линий духа. Подсмотрев, как питаются насекомые, сделал аналогично. Вскоре почувствовал, как ко мне потекла энергия. Сначала я очень обрадовался, но вскоре понял, что энергия протекает сквозь меня, словно вода через сито. Надо её задержать. Мысленно создал карман и начал заполнять его. Но энергия все равно убегала. Видоизменил карман и попробовал снова, - опять промах. Попытки не прекращались до утра, и только с рассветом мне удалось удержать кроху энергии у себя.
        День вновь был полон диких опытов учителя, но теперь я был уверен, что придёт время, когда мне удастся вырваться из ловушки и обезвредить сумасшедшего колдуна. Каждую ночь, не прекращаясь, шли попытки накопить энергию и, наконец, получилось накопить энергии на свой собственный магический шаг. Я долго составлял формулу разрыва сдерживающих меня оков (благо учитель в порыве энтузиазма по передаче знаний показал необходимые колдовские действия) и в тот момент, когда начал реализовывать задуманное понял, что ничего не могу. Вроде всё правильно, рисунок из линий создан, энергия есть, а ничего не получается. Я расстроился из-за неудачи и начал уже размышлять о том, где допускаю ошибки, но увидел учителя. Тот стоял, покачиваясь с носка на пятку, и мерзко ухмылялся.
        - Куда это ты собрался? Ты думаешь, я ничего не замечал? Всё я видел! Ладно, урод, видимо, пора тебя отправлять, пока не поздно. А то прирастёшь к миру и тогда тебя отсюда не сковырнёшь. Такой враг мне совсем не нужен. Приступим, раз решил - колдун зашёл в палатку и вынес небольшой мешок. Позвал ученика, аккуратно достал пять свечей и пузырёк с жидкостью. Углубил бороздки в земле в виде пятиконечной звезды и разлил в них жидкость. Ученик установил в углах звезды свечи и зажёг их.
        Ритуал начался с заунывного речитатива. Я понял, что используется не только колдовство, но ещё что-то мне совсем незнакомое. Постепенно мною утрачивалась чёткость восприятия окружающего мира, и стало понятно, что меня действительно отправляют неизвестно куда. В панике я начал осматриваться вокруг, пытаясь найти якорь, который удержит меня или помощь. Недалеко, за деревьями я заметил ауры, принадлежащие крупным животным. Интуитивно создал колдовское управляющее проклятие, отправил его к аурам и напитал силой из кармана. Учитель хоть и видел, что я колдую, но не мог помешать из-за собственной занятости. Мир вокруг постепенно меркнул, исчезли краски, сверху стало приближаться и затягивать меня внутрь тёмное пятно. Злость и обречённость наполнили мою бессильную сущность. Вдруг на поляну, которая уже виделась сквозь молочную дымку, выскочили три тени и стали быстро приближаться к учителю с учеником. Здоровый секач и две свиньи набросились на мужчин и начали их терзать. Завершения я уже не увидел, тьма поглотила меня. Но последним моим осознанным чувством было удовлетворение от того, что смог

        Глава 2.

        В цветущую долину герцогства Альстерн пришла беда. Даже долгожданное весеннее потепление, и радостное пробуждение природы после зимней спячки не могло развеять мрачных настроений и неопределённости, пришедших в этот край. Столица герцогства, Дунальстерн, не бурлила в преддверии первой большой весенней ярмарки. Даже торговцы с горных перевалов, обычно шумные и крикливые, одетые, несмотря на тёплую погоду, в неизменные козьи безрукавки, вели себя почти бесшумно. Герцог Гарий, Герцогиня, их дети и много обычных людей убиты, похищено несколько человек. Самая бедная и малонаселённая область Империи людей подверглась нападению.
        Глубокие, пустынные тылы с истощенными недрами и слабыми сельскохозяйственными угодьями, в основном скудными пастбищами, казалось, даже теоретически не могли заинтересовать врага. Герцогство и было-то самостоятельным не из-за богатства и силы, а потому, что с этим краем было больше возни, чем толку, возьми его Император под свой прямой контроль. Денежных налогов почти не собирали. Людям здесь и самим едва выживать удаётся, поэтому о каких-либо больших доходах и говорить не приходится. Однако ежегодно пару сотен неплохих закалённых невзгодами каменистых пустошей искусных всадников с мощными композитными луками, бьющими на полном скаку зайца в глаз, да пяток магов армии не помешают. Плюс войлок, кожа и ряд других нужных империи товаров, немного - но есть. Хоть и беден край, да с паршивой овцы хоть шерсти клок. Кроме того герцогство - надёжный щит от восточных гоблинов. Хоть эти враги слабы и почти не доставляют проблем, однако отвлекаться на них некогда. И самое важное: у Императорской династии никогда не было проблем с аристократией Альстерна. Правда, нищая знать герцогства никогда не имела
большого веса, но в случае чего могла доставить хоть и мелкие, но - хлопоты. Однако местные дворяне всегда поддерживали Императоров, тем более, что дети рыцарей, согласно эдикту, имели неплохие шансы стать гвардейцами и устроиться в других областях Империи.
        В самом герцогстве жили патриархально, спокойно и тихо. Немногочисленное население неравномерно распределилось по засушливой территории, в основном около берегов одинокой, периодически пересыхающей реки Нашары и вокруг двух маленьких оазисов, пытаясь прокормиться на скудных землях герцогства. Здесь не было полезных ископаемых, поэтому почти не существовало производств, складов и прочих экономически важных объектов. Из-за удалённости от Стены не было мест размещения на отдых воинских формирований и тренировочных лагерей для новобранцев, которые можно было бы разгромить, нанеся вред армии империи. Только несколько фортов с гарнизонами из инвалидов для защиты от гоблинов, но они расположены совсем далеко, на самой границе населённых людьми территорий. Оркам эти земли даже теоретически не интересны. Их никогда не воспринимали в планах как возможное место атаки орков. Но, тем не менее, потратив массу ресурсов и усилий, создавая массу отвлекающих маневров в которых множественно гибли воины и шаманы, постоянно теряя ценных союзников, вожди орков провели свой элитный отряд темных именно сюда. Провели,
чтобы он ударил непосредственно посреди бесполезного герцогства. Ударил, чтобы потом просто погибнуть?!
        - Что произошло? Как это всё понимать? - Император людей - невысокий сорокалетний поджарый мужчина, с простым, лишь с лёгким налётом аристократичности лицом, задавал вопросы, конкретно ни к кому не обращаясь. Он медленно обвёл окружающих своими, светящимися синим от переполняющей его тело магической энергии глазами. И понял: ответа нет.
        В небольшой личной совещательной комнате столичного замка его Императорского Величества кроме него сейчас находились ещё пятеро разумных существ. Узкий круг подчинённых и союзников, которым он мог полностью доверять и которые, благодаря своей силе и власти, решали судьбы мира. Сам Император, его брат Людвиг - Генерал, один из главнокомондующих имперской армии, Лорд эльфов Эснаель с женой Аленолиен, Архимаг и одновременно ректор столичного университета магии Арноис и начальник тайной канцелярии Империи граф алСален Рентгорк. Они сидели в удобных креслах, расположенных полукругом относительно центра комнаты.
        Глаза ещё троих, из разумных существ, собравшихся в этой комнате, сияли, как и у Императора. Но у каждого из троицы собственным цветом. Супружеская эльфийская чета радовала двумя оттенками. Мягким зелёным у красавицы Аленолиен. Этот свет очень гармонировал со всем обликом прекрасной золотоволосой дамы и густым оранжевым светом глаз её Лорда. Архимаг, казалось, замораживал, синим взором всё вокруг, но присутствующие знали, что на самом деле внутри этого пожилого человека до сих пор неравнодушно бьётся горячее сердце. Все обладатели светящихся глаз прекрасно знали, чему обязаны своей исключительной особенностью. Их короны это не только символы власти, но и древние, невероятно мощные артефакты, которые давно поменяли и перестроили своих владельцев, наделяя их невероятной мощью и как следствие особенностью глаз испускать свет.
        Среди собравшихся не было Короля гномов, который мог бы порадовать окружающих своим легким, солнечным желтоватым светом. В последние годы он неизменно отказывался присутствовать на советах. Слишком дорого обошлись невысокому, горячему народу последние годы войны. И чтобы не подвергать больше риску своих сородичей и сохранить последних гномов, которых осталось менее двух тысяч, королю было предложено постараться отказаться от контактов с внешним миром, укрывшись под горой. Все понимали, что излишне горячий нрав однозначно погонит народ гномов в очередную авантюру, и это окажется их гибелью. Поэтому коротышки заперлись в пещерах и больше стараются не общаться с внешним миром, сыскав этим славу угрюмых затворников. Хотя немногие люди, которые с ними встречались, знали, что более отрытых, непосредственных и радостных существ не найти.
        Ещё одного из представителей невысокого народа также давно не видели в императорском дворце. Красные взгляды военного Тана больше восьмидесяти лет не освещали древние коридоры. Воевода гномов вместе со своей короной пропал после крупного поражения войск светлого союза, тогда, когда его хирды прикрывали отступление разгромленных армий. Секироносцы не дрогнули перед ордой орков и троллей и спасли тогда судьбу светлого союза, но сами исчезли. Было горько осознавать невосполнимую потерю красноглазого силача, особенно в случаях подобных этому, во время Императорского совета в узком кругу.
        Кабинет, в котором расположились собеседники, находился в самом центре огромного столичного дворца, в самом защищённом месте и был сделан именно для проведения особо секретных совещаний. В отделке серых стен и потолка не было использовано никаких декорирующих элементов, за которыми любопытствующие могли бы спрятать подслушивающие артефакты. Этим он сильно отличался от всего остального комплекса окружающих зданий, поражающих роскошью и красотой. Из мебели - только простые кресла и маленький столик, на котором стоял графин с янтарным вином, бокалы и фрукты. Шары светильников, хитро расставленные по помещению, не оставляли теням и надежды. Кроме этого, место было окружено немыслимым количеством всевозможных защит.
        Именно здесь Император людей Максимилаен проводил самые важные совещания и решал самые сложные вопросы управления Империей, как и в этот раз. И хоть тема собрания могла поначалу показаться не очень важной, но в этом деле были несколько аспектов, которые выводили недавние события в герцогстве Альстерн далеко за рамки повседневности. Некая дымка тайны покрывалом нависла над событиями, произошедшими в герцогстве. А к таким вещам в Светлом союзе всегда относились с повышенным вниманием. Поэтому Император созвал союзников, тем более что и они уже проявили свой интерес.
        Хоть проходила встреча правителей и высших чинов Империи и Эльфийского леса, от официоза решили воздержаться, и собравшиеся были в обычной одежде. Лишь алый пояс у Императора и изумрудно-зелёные шали у эльфийской четы выдавали их статус. Максимилаена это удовлетворяло полностью, ибо однотонные громоздкие церемониальные одежды, хоть и пышно украшенные, ему всегда не нравились. Тем более что простота подчёркивала статус встречи. Всем любопытным, чьи длинные носы всегда высовывались из-за углов, становилось сразу ясно, что судьбоносных заявлений или решений сегодня не будет и, соответственно, ажиотаж и повышенное внимание не предвидится. Это всегда благоприятно отражалось на характере встреч, делая их более простыми по форме и из-за этого зачастую значительно более плодотворными, чем официальные приёмы. И в этот раз всё начиналось хорошо и спокойно. Ничто не предвещало напряжённости в разговоре и все надеялись, что совместно в ситуации разберутся быстро, но, тем не менее, в определенный момент времени в комнате повисла неприятная гнетущая тишина.
        Информация, которую озвучил Генерал, он же старший брат императора, не вызывала сомнений. Это была правда, причём проверенная и перепроверенная многократно. Брат императора, а Генерал им и являлся, физически не мог ни предать, ни солгать императору из-за наложенных добровольно на него чар, да и не только поэтому. Братья, хоть такое и редко встречалось в семьях высшей аристократии, действительно очень ценили, уважали и любили друг друга, как это могут делать только очень близкие родственники.
        Немногие доверенные лица Империи знали, что практически все серьёзные решения Император принимал, посоветовавшись с братом. За напускной строгой, подчёркнуто туповатой внешностью недалёкого вояки скрывался очень умный, хитрый, изворотливый и одновременно практичный человек.
        В своё время, пятнадцать лет назад, он уступил императорский трон брату. В результате серии очень хитроумных интриг младший брат сел на престол отца. Но никто сначала так и не понял, что на самом деле это был план обоих братьев. Понятно это стало позднее, через год, когда тайная служба за одни сутки схватила сотни людей по всей стране. Никто не ожидал от молодых, чуть за двадцать, неопытных по меркам опытных политиков юношей такой прыти. Это был серьёзный, продуманный план: месть братьев за смерть отца от рук предателей, а также чистка страны от плесени. Старший брат послужил приманкой для властолюбцев, хитрых карьеристов и прочих нечистых на руку дельцов, желающих урвать кусок пожирнее. Он великолепно сыграл роль управляемого извне, недалёкого парнишки с большими амбициями. Однако многим вскоре стало ясно, что брат императора не марионетка, властвующая семья едина и в их руках сила, правда, для большинства понявших это было слишком поздно. После этой удавшейся операции, сильно почистившей империю, Император хотел передать власть, но брат отказался, оставшись самой надёжной опорой трона.
        - Макс - сокращённо обратился по имени Генерал к Императору, усаживаясь в пустующее кресло и беря в руки бокал янтарного вина - мы либо чего-то не знаем, либо что-то упустили. Давайте проговорим всё сначала.
        - А какой смысл, Людвиг? - промолвил Император.
        - Не знаю, может, всё-таки поймём, что произошло?
        Гнетущая атмосфера в совещательной комнате установилась от того, что все рассказы о событиях в герцогстве Альстерн не смогли прояснить ситуацию, и она оставалась тайною. А неизвестность весьма нервирует, тем более что непонятно, во что она может вылиться, а исходя из ранга событий, последствия могут быть весьма серьёзными. Все углубились в размышления, обдумывая свои предположения. Но, как известно, при недостатке информации это может привести к неудовлетворительным результатам и Император, как главный на этом собрании, поспешил развеять обстановку и поэтому согласился с братом.
        - Ну, хорошо. Граф, может быть, вы ещё раз всё расскажете? - Император посмотрел на главу тайной канцелярии алСалена, предлагая тому заново озвучить уже известные факты - только давайте вкратце.
        - Император, лорды - глава тайной канцелярии кивнул присутствующим - первая информация пришла от уважаемого Архимага Арноиса. Орки, задействовав сферу Ингрето, обработали разум приблизительно полутысяче своих пленников и рабов из числа людей и эльфов. По косвенным данным мы поняли, что артефакт задействовался лишь частично и зомбирование гарантировано только в течение двух лет, поэтому мы не сильно обеспокоились. Как и ожидалось, обработанные магией люди начали поодиночке и группами проникать на нашу территорию. Благодаря помощи рейнджеров лорда Леснаеля большинство их было схвачено ещё при переходе границ. Задания тривиальные, в основном диверсии. Единственное, что смущало, так это то, что магические затраты на проведение ритуала оказались очень высокими при не впечатляющем результате. Могли бы более рационально использовать энергию. Поэтому мы подумали, что это отвлекающий манёвр и усиленно начали искать направление основного удара.
        Мы подключили всех шпионов. Думали, что выявили все направления возможных диверсий и просчитали планы орков. Всё шло нормально. Как заключительную фазу операции мы пропустили элитный отряд "Четвёртый палец" вовнутрь своей территории. По нашим данным, отряд готовил нападение на арсенал в городе Истмра, неподалёку от леса Скальм. Также было рассмотрено несколько других целей. Мы думали, что полностью ведём и выигрываем эту партию. Но диверсий так и не произошло, а орки срочно отступили. И тут выясняется, что значительная часть сил тёмных обнаруживается в герцогстве Альстерн. Отреагировать вовремя мы не успеваем, там нет никаких наших сил, так как это направление даже не рассматривалось в качестве цели диверсантов. Далее, потеряв часть отряда из-за очень скоротечной, поэтому плохой организации, орки штурмуют и уничтожают укреплённый замок герцога, в котором по сути, ничего нет, и всех там убивают. Затем тёмные разворачиваются и идут на самоубийство, в атаку на наши войска, пришедшие в герцогство на помощь. Четыреста великолепно подготовленных бойцов, сотня магов. Они имели запас времени и вполне
могли пройти через малые перевалы, раствориться в пустырях вокруг Скальма и уйти к себе. Но нет!
        Ситуацию несколько объясняет недавнее сообщение Генерала. Похоже, они оттягивали внимание на себя и давали время пройти отряду зомбированных рабов в захудалую деревню и сделать там свои дела!? А дальше.... Генерал, расскажите лучше вы, - и глава тайной Канцелярии перевёл внимание присутствующих на брата Императора. Тот кивком согласился продолжить доклад.
        - Я со своими егерями в составе седьмого легиона шёл на помощь в Альстерн. Мне показалось несколько подозрительным поведение неприятеля с самого начала. Мои подозрения усугубились, когда стало понятно, что они не собираются никуда уходить сразу после уничтожения замка Герцога. Я приказал своим людям отделиться от армии и отойти на север, чтобы сохранить манёвренность отряда. Мы разместились в деревенской таверне возле тракта. То есть я в таверне, а люди в деревне. Местный трактирщик рассказал мне о необычной группе людей. За день до нашего прихода группа в двадцать человек проследовала по тракту и останавливалась в этой таверне, но вели они себя необычно. Выглядели измождёнными, но много еды не заказывали, хотя деньги были, трактирщик обратил на это внимание, оно и понятно. Девушками мужчины не заинтересовались, и всё время были как бы настороже. Было ясно, что это неспроста и, дополнительно расспросив местных, мы двинулись по их следам. Дорога привела в деревню Два Холма, то есть в то, что от неё осталось.
        После изучения следов выяснилось, что несколько отрядов общей численностью до двух сотен человек окружили поселение, около сотни из них вошли в деревню с разных сторон, блокировали большинство домов и начали уничтожать жителей. Крестьяне сначала растерялись, но потом начали отбиваться, но тут в деревню вошли орки, и быстро сломили сопротивление. Как орки там появились, ещё предстоит выяснить, но это потом. Далее шаманы провели обряд уничтожения разума над несколькими выжившими жителями деревни. Затем диверсанты, забрав обработанных шаманами крестьян, двинулись в сторону пустых земель возле леса Скальм, по-видимому, чтобы далее уйти в Орхланд. Кстати теперь понятно, зачем понадобились зомбированные. Нальх, ингредиент, необходимый для проведения ритуала уничтожения разума, фонит в магическом диапазоне и сразу заметен на большом расстоянии любому магу. Единственное, что его экранирует, это тело специально подготовленного человека. И то незаметно можно нести всего крупицу. Для того, чтобы, не привлекая внимания, пронести через страну необходимое для проведения ритуала количество нальха, и нужны были
зомби.
        - Далее шаманы собрали крупицы и провели ритуал. Только зачем лишать разума простых крестьян? Нальх безумно дорогой. Ритуал сложный. Риск велик. Я оставил несколько человек для того, чтобы они собрали информацию об этой деревне. Позже они ко мне присоединились, но ничего не накопали. Деревенька обычная, жители заурядные. Ничего необычного. Совсем ничего - Генерал в недоумении пожал плечами.
        - Но это не единственная странность. Мои егеря погнались за орками. Когда нас заметили, все зомбированные вышли против нас, чтобы немного задержать. Сами орки попытались уйти, но при этом не бросили крестьян, над которыми был проведен ритуал. Мы гнали их почти три дня и прижали к лесу Скальм. И опять они не оставили людей, хоть те и сильно сдерживали передвижение. Стало ясно, что именно эти крестьяне и есть основная цель всей операции. Орки рискнули прорваться по краю леса Скальм. Вы все знаете, как трудно и опасно пройти через этот лес без специальной подготовки. Ну, вот, а ещё им не повезло, они почти сразу нарвались на самку Скалема. Я сам видел, что осталось от орков после того, как она с ними разобралась. Когда монстр ушёл, мы аккуратно подошли к месту, где была бойня. Обнаружили останки трёх звёзд "алых черепов" и двух учеников Верховных шаманов. Также нашлись останки пяти человек. Но клянусь Отцом и Светлыми богами, я не понимаю, зачем они так рисковали, тащили и защищали этих людей. "Алые черепа" это элита элит, с ними сильнейшие из шаманов - ученики Верховных. При их силах они могли
просто прорваться и уйти, даже от Скалема. Но погибли из-за крестьян, защищая их! - Генерал в растерянности развёл руками.
        - Итак, что мы имеем? - подвёл итог Император - мы не узнали цели и задач акции орков. Это плохо, но и они, будем надеяться, не достигли своих целей. Ладно, давайте передохнём - и нажал на кнопку в подлокотнике кресла. В следующее мгновение в комнату вошёл секретарь и склонился в полупоклоне.
        - Накройте обед в малом зале - отдал распоряжение Император и махнул рукой, что означало конец распоряжения, но слуга не ушёл. Много лет служащий своему господину, он спинным мозгом чувствовал, что может быть необходимо. И сейчас он точно знал, что об настойчиво ожидающем аудиенции человеке надо обязательно сообщить.
        - Говори! - приказал Император.
        - Во дворец прибыла Белая сестра и желает нечто сообщить Вашему Величеству. Она ожидает приёма.
        - Ну вот. А я уже думал, что в этот раз обойдёмся без святош, - Император скривился как от зубной боли... - Хотя.... Обычно они нагло требуют, чтобы о них немедленно сообщили и лезут в наши дела. А тут Белая сестра ждёт приёма. Но всё равно надо уважить. Зови! Кажется, обед немного откладывается, - сообщил он, обращаясь к собеседникам.
        Через несколько минут в комнату уверенной походкой вошла пожилая, но ещё полная сил монахиня. Её облик и одежда немного успокоили присутствующих. Она была в обычном сером монашеском балахоне, без золотых украшений или деталей одежды. Это свидетельствовало о том, что женщина выступает, скорее всего, как важный посетитель, проситель или даже частное лицо, а не представляет жёсткую волю Церкви. Кроме того, выражение лица монахини было обычным, а не возвышенно-отстранённым, как у священников, облечённых властными полномочиями. Поприветствовав всех присутствующих кратким поклоном, женщина произнесла:
        - Представлюсь. До ухода в монастырь у меня было светское имя, - графиня анСонара Альстерн. Пятнадцать лет назад, после смерти мужа я ушла от мирской суеты, и Графом Альстерна стал мой старший сын Гарий. Теперь его нет.
        - Примите наши соболезнования, - промолвил Император и, дождавшись утвердительного кивка, попытался прояснить ситуацию - Чему обязаны Вашим визитом?
        - Прошу меня извинить, я никогда не умела вести светские беседы, постепенно приближаясь к сути разговора. Поэтому перейду сразу к делу - начала пожилая женщина - я прибыла сюда, чтобы предупредить о некоторых вещах, которые, как понятно по некоторым признакам, вам неизвестны. Подозреваю, что ваш отец, Ваше Величество, из-за своей скоропостижной кончины многое не успел поведать Вам о некоторых не особо афишируемых делах в Империи, и про тайны моей семьи Вы не знаете. Предполагаю, что недавние события в герцогстве Вас удивили и думаю, что мой рассказ поможет прояснить, с чем Империи предстоит столкнуться.
        - Правильнее было бы сказать, что мы не знали о том, что тайны в Герцогстве вообще существуют и Вы правы, мы действительно так и не поняли цели всех событий. Но мне кажется, тёмные не смогли достичь того, чего хотели - поспешил успокоить монахиню Император.
        - Не всё так однозначно. Я поясню, почему. Сейчас тяжелый период в герцогстве, но жизнь идёт, и новый Герцог должен принимать бразды правления. К геральдическому ожерелью прикладывали руку несколько человек, как считалось, наиболее близкие Герцогу родственники, но никто из них не был выбран как первый наследник. Как вы знаете, геральдическое ожерелье иногда показывает, что официальные дети или известные ближайшие родственники не являются первыми наследниками. Это объясняют наличием бастардов. Разумеется, это обходят, чтобы исключить приход к власти недостойных. Кто и как может стать первым наследником, определяется очень непросто и всегда проблематично. Но вся процедура прописана в Своде наследования и разбирается геральдическим судом. Далее следует сложный обряд по изменению информации в геральдическом амулете и власть получает достойный этого. Но в любом случае, всё это ещё можно оспорить на протяжении двадцати лет - присутствующие мрачно покивали в знак согласия. Эти наследственные разбирательства всегда были весьма запутанны и доставляли массу проблем.
        - Можно было бы, и сейчас обратиться в суд и определить будущего главу герцогства, благо есть достойные дальние родственники, но всё несколько сложнее - продолжила монахиня - Бастардов у Герцога Гария не было, и быть не могло. Его кормилицей была целительница и, соответственно, он был целителем. Он очень внимательно следил за своими связями в юности и более того, после свадьбы принёс клятву верности в храме Отца своей жене. Эта клятва нерушима, поэтому наличие внебрачных и незаконнорождённых детей герцога, которые могут определяться как первые наследники геральдическим амулетом, исключено. Но, как я ранее говорила, амулет не признал никого из нынешних претендентов как первого наследника. То есть существуют близкие родственники, те, о которых неизвестно, и могу Вас заверить, они - законнорождённые, вполне могут претендовать на герцогский трон и доказать свою состоятельность в геральдическом суде.
        - Почему неизвестно обо всех наследниках? Этому есть причины, о которых моя семья поклялась не рассказывать никому еще лично Вашему отцу, прежнему Императору, так как это затрагивает интересы Империи.
        - Пока был жив мой старший сын и его семья, ничего экстраординарного не наблюдалось, и мы ничего не предпринимали самостоятельно, только ежегодно направляли запросы на аудиенцию, чтобы обо всём доложить лично Вам. В этом нам неизменно отказывали из-за занятости - и монахиня посмотрела в сторону Императора. Но он только поджал губы, понимая свой просчёт, и ничего не ответил, поэтому женщина продолжила - привлекать лишнее внимание к нашим делам не следовало, поэтому Гарий и не настаивал на немедленной встрече. Теперь ситуация изменилась. Вопрос о преемнике сложен и актуален как никогда, особенно после такой смерти сына и внуков - женщина сделала глубокий вздох, прервалась на пару секунд, но быстро собралась с силами - продолжу. У меня было три сына. Считается, что двое из них погибли давно, но это не так. Младший из моих сыновей с семьёй жил в злополучной деревне Два Холма. Он и его дети и являются первыми наследниками герцогства - монахиня замолчала, переводя дух, и хоть держалась она хорошо, было видно, как ей тяжело даётся каждое слово. Генерал Людвиг чтобы попытаться дать небольшой отдых пожилой
женщине, вмешался в разговор:
        - Может быть вам следует отдохнуть? Разговор для вас тяжёлый и станет ещё тяжелее. Для вас это разговор о семье, мы же обсуждаем проблему Империи, и наши слова могут восприниматься непросто.
        - Легче мне точно не станет - ответила монахиня, - но если прерваться, я, наверное, уже не смогу его выдержать.... Я готова выслушать любые слова - и брат Императора решил продолжить.
        - Как я понимаю, нападение орков имело целью уничтожение Герцога Гария с семьёй и захват с последующим переподчинением первых наследников рода Альстерн - Генерал налил в бокал лёгкого вина и поднёс его монахине. Та, кивком поблагодарив, приняла напиток и сделала несколько глотков.
        - Если это так, - продолжил брат Императора - в этом смысла немного. Допустим, герцогская семья у орков, они подчинены тёмным и воспитаны так, как им нужно. Со временем они появляются, предъявляют права на Герцогство и выигрывают суд. После этого тихо отсидеться и нарастить силы им никто не даст. Действовать придётся сразу, так как церковь и тайная стража быстро определят их суть и отреагируют. В истории уже были такие случаи, и как с ними справляться, мы знаем. Проблемы будут, но, извините, ваше герцогство - реально слабая и нищая провинция, и создать серьёзные осложнения Империи оно не сможет. Во-первых, в военном плане. Допустим, к теоретическому будущему Герцогу присоединятся культы Тёмного бога, несколько безумных дворян, пускай ещё наёмники, но совсем немногие. Всё равно, серьёзных сил против Империи не собрать. Пару полков егерей наведут там порядок мгновенно. Тем более что настоящих крепостей у вас нет. Потери сил и средств будут, но не серьёзные. Второе: у вашего рода никогда не было политического веса, и, извините, думаю, в ближайшее время не будет. Так что и с этой стороны Империи
опасаться нечего. Но даже эти небольшие проблемы могут возникнуть только теоретически. Тем более ясно, что после недавних событий Император будет пристально следить за герцогством и просто не допустит ничего подобного в зародыше. Но темные задействовали много сил и средств, и обрисованные мною перспективы выглядят совсем несоразмерно цели такой операции. Как-то всё зыбко и не стыкуется.
        - Извините моего брата, он бывает иногда несколько резок и прямолинеен в своих высказываниях, - вмешался Император.
        - Это слышать горько, однако он прав в оценке Альстерна, - смиренно произнесла монахиня - но мне кажется, вы пропустили в моём рассказе одну деталь.
        - Какую же?
        - Мой сын с семьёй жил в деревне, - женщина сделала короткую паузу - под видом трактирщика.
        - Да, действительно, все эти события нас изрядно утомили, если мы начали упускать очевидные нюансы в разговоре - вмешался лорд Леснаэль - поведайте же нам, почему они жили там, а не в подобающих им условиях?
        - Мой младший сын полюбил простую деревенскую девушку и твёрдо захотел связать с нею свою судьбу. Втайне он провёл церемонию венчания на алтаре Отца, причём полную церемонию, и мы с мужем уже ничего не могли сделать. Мы, конечно, отговаривали сына - монахиня поморщилась, вспоминая, - в общем, много всего было тогда, но невестка пришла в семью, а сына мы любили, и вынуждены были принять его выбор. После того как стало ясно, что ничего не изменить, мы с мужем решили проверить девушку на ожерелье Всех геральдик. Надеялись, а вдруг девушка окажется, пусть и незаконнорождённой, но дворянкой, и тогда выбор сына не будет позором для семьи. Втайне привезли её в университет, подкупили смотрителя и провели ритуал. Засветился фиолетовый круг, и мы очень обрадовались. Фиолетовый цвет - символ первого и единственного наследника или наследницы, а круг - достоинство барона! После ритуала выяснения имени рода получили: Баронесса Рагиллес. Мы ещё больше обрадовались, но после того, как узнали больше о семье невестки, пришлось срочно добиваться аудиенции Императора. Там мы принесли клятву о неразглашении тайны, и
наш сын с женой уехал в деревню Два Холма вести жизнь простого трактирщика. Внешность им немного изменили, истории жизни придумали. Так появились простые крестьяне Рльен и Жнера.
        - Но почему так, - вмешался в разговор Архимаг - я прекрасно помню историю барона Рагиллес. Её частенько рассказывают менестрели, хоть прошло уже более двух сотен лет. Достойный рыцарь, своей доблестью и мечом заслужил баронский лен. Кроме того, по некоторым из источников, ещё и весьма практичный человек. Хоть барды историю сильно приукрашивают и искажают в своих интересах, но суть её проста. Барону выделили необычный лен. В те времена была предпринята попытка наладить связь между нашей Империей и Северным альянсом напрямую через горы. Император, собрав ресурсы людей и подключив прочие светлые расы, предпринял попытку прорубить проход в Эдельских горах, чтобы иметь пути обхода леса Скальм с востока, не пересекая Голубую пустыню и не подвергаясь опасности морского перехода. За полвека мастерами были пробиты туннели в первых грядах гор. В итоге рабочие вышли в большую замкнутую долину в самом центре Эдельского горного массива. С запада к ней примыкал лес Скальм, с юга и севера окружали горы, а на востоке - Голубая пустыня. Чтобы лучше обеспечить продолжение работ по проходу гор насквозь, Император
решил поставить город в долине и по некоторым своим соображениям, отдал её в лен Барону Рагиллесу. Тот собрал своих вассалов и прибыл к туннелю. Но начиналась зима, и мужчины не повели свои семьи в не обустроенное место. Женщины и дети остались в поселении близ прохода, а Барон со своей дружиной и рабочими пошли готовить жильё для семей в долину. Но через несколько дней случилось сильное землетрясение, и проход внутри гор был полностью разрушен. Существует много рассказов о том, как восстанавливали туннель, сражались с гоблинами, которые в итоге вытеснили людей из тех мест и многое другое. Но всё сводится к одному. Проход не восстановили, и мужчины так и остались за горами, а семьи Барона и его вассалов приспособились, как могли. Теперь уже никому нет никакого практического интереса к этому делу. Грустная и пафосная, благодаря менестрелям, история, но причем здесь она?
        - Спасибо, Архимаг Арноис, эту часть истории Вы рассказали намного лучше, чем смогла бы я, - перехватила инициативу монахиня - и сейчас я поясню, почему мы скрывали сына и его семью. Пятьдесят лет назад Князя Нарунгов и всех его родичей уничтожили. О том, как это было на самом деле, я не знаю. Важно то, что теперь некому зажечь огонь в Алтаре гнева и поднять Красный меч. Предки больше не благословляют воинов Нарунг. И если придёт тот, кто докажет, что он - потомок Князя, то у убийц магов появится вождь. Очень многие кланы подчинятся такому человеку. Естественно, Империя после тех убийств подняла все архивы и усиленно начала искать возможных родственников Князя. Искали очень активно, но никого не нашли. Однако список родственных фамилий был составлен, и Барон Рагиллес в нем. Вы можете в этом легко убедиться. Сложно сказать, каким образом его потомки оказались в герцогстве Альстерн. Единственное предположение, - это, то, что последний Барон имел наложницу, так как официальной жены у него не было. Искать прочих отпрысков рода мы пробовали, но найти не смогли, поэтому до сегодняшнего дня моя невестка
и внуки были единственными известными людьми, кто реально мог претендовать на меч Князя гор. И кто-либо из них, возможно, занял бы Каменный трон. Прежний Император, как только узнал о потомках владык Нарунгов, пожелал, чтобы Князем стал достойный человек, лояльный Империи и Светлому союзу. Со временем он собирался участвовать в жизни моих родных, вывести их в свет, дать образование внукам и участвовать в их воспитании. Сделать это сразу не было возможности, так как их появление на политической арене в тот момент было невыгодно Империи. Кроме того, это сразу поставило бы моих родных под удар, а защитить их было сложно, поэтому, было решено, временно укрыть их в деревне. Теперь уже неважно, какие были планы у прежнего Императора в отношении нашей семьи, ибо он погиб, не успев их реализовать. Хотя, если бы всё получилось, у горцев был бы Князь, очень лояльный Империи. Теперь всё может быть наоборот. Думаю, не стоит объяснять, каково будет нам всем, если объявится Князь, преданный оркам?! - присутствующие мрачно покивали в знак согласия.
        - Если кланы отвернутся от нас, это сильно усложнит и так тяжёлую ситуацию - озвучил общую мысль Архимаг Арноис. - Это может быть серьёзный удар, причём много всяких нехороших вариантов, от отказа части горцев помогать нам, до создания мятежного герцогства с очень серьёзной армией. Но Генерал недавно рассказал нам о том, что люди, которых пытались увести орки, погибли в Скальме. Так что про горцев можно не волноваться. Жаль, что и хорошего Князя у них не будет.
        - Думаю, гибель всей моей семьи была бы приемлемым вариантом для вас, - зло бросила монахиня, - но Геральдическое ожерелье не врёт. Есть ещё наследники герцога Альстерн. И я уверена, что это семья моего младшего сына.
        - Мы просим прощения за слова, - попытался успокоить монахиню Император - но ситуация такова, что надо реально смотреть на события. Для вас это в первую очередь разговор о вашей семье, а для нас - о судьбе Светлого союза. Мы вам сочувствуем, но....
        - Я всё понимаю. Скажите сколько, и какие люди были с орками?- И монахиня не спеша осмотрела присутствующих, остановив взгляд на Генерале. Тот понял, что ответить придётся ему.
        - Мужчина, женщина, два мальчика и две девочки. Останки пятерых нашли. Младший мальчик не найден. Но, судя по следам, он получил серьезные раны и затерялся где-то в Скальме. Выжить он попросту не мог.
        - Тем не менее, раз его останки не нашли, надо считать, что он жив. Есть вероятность того, что его увели в Орхланд и, следовательно, он может вернуться уже орком.
        - Это практически невозможно, но вы правы. Судьба мальчика нам неизвестна, - вмешался Император - надо подготовиться к худшему варианту развития событий.
        - Разрешите предложить решение, - произнесла монахиня. - Если мой внук вернётся тёмным, то я, как посвящённая Матери, смогу сразу определить это и потом обезвредить его. Для этого мне необходимо первой встретиться с ним, а так как для начала процедуры, которая приведёт его во владения Герцогства, ему нужно первым делом заявить о себе в Альстерне, причём в тронном зале в присутствии действующих Герцога или Герцогини, мне нужно однозначно быть там. Для этого необходимо вернуть мне власть в герцогстве. В этом случае мимо меня пройти он не сможет. Однако придётся обойти некоторые правила, так как я сейчас не определяюсь Геральдическим ожерельем как наследница из-за моего ухода в монастырь и изменений в статусе связанных с этим, но всё можно вернуть. При вашей поддержке это будет проще.
        - Совсем не обязательно так мрачно рассматривать перспективы. Может, никто и не найдётся. Да и мало ли что: время идёт, многое может случиться - попытался успокоить Сестру света Генерал.
        - Будущее лучше встречать подготовленными, - парировала женщина. - И это ещё не всё. Я уверена, что орки имели и другие планы. Действующего Герцога не было необходимости убивать сейчас, разве что ради сокрытия информации, но ведь и сами Верховные шаманы откуда- то об этом узнали, соответственно источников утечки может быть несколько. Кроме того, сейчас главного наследника нет, и его место в любом случае должен занять некто из родственников, причём довольно скоро. Как известно, новый Герцог должен принять трон в течение года. Таким образом, получается, что орки расчистили кому-то путь к власти. Согласитесь, это вызывает подозрения. Поэтому нет доверия к нынешним претендентам на герцогскую корону. О том, что я ушла в монастырь, известно только некоторым моим доверенным людям и было это пятнадцать лет назад. Для всех я скончалась, не выдержав смерти мужа и младших детей, и скорее всего, за годы обо мне забыли.
        - То есть вы предполагаете, что среди ваших близких родственников могут быть люди, сотрудничающие с тёмными.... Но вы Сестра света и не можете быть в этом замешаны, и однозначно нарушите планы орков, если таковые есть, - подхватил мысль женщины Император и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. - Хорошо, я склонен предоставить Вам ресурсы и возможности Империи. На днях мы все ещё раз обсудим и оговорим всё в деталях.
        Аудиенция закончилась. Уже поздним вечером Император с братом вышли на балкон.
        - Железная женщина - произнес Генерал, - я бы не хотел оказаться на её месте. Потерять всю семью, а потом ещё планировать убийство внука! Выдержит ли она?
        - Должна....
        А "железная женщина" в это время без сил лежала на полу и выла в потолок. Крупные слёзы бежали по её лицу и стекали в седые волосы. Но она поднимется и сможет сделать то, что должна!


        ГЛАВА 3.

        Светлое облако, к которому яркими солнечными росчерками стремятся золотые ручейки, манит и зовет. Кажется, ещё мгновение, - и оно приблизится, растворит в своей бездонности и дарует радость. Существует только одно стремление - туда, вовнутрь. Но что-то не даёт, отталкивает, закручивает спиралью и уносит. А цель была так близка! Облако превращается в тучку, затем в кляксу, и, наконец, в росчерк кисти художника. Его свет больше не манит, наоборот, отчаянно хочется, чтобы он исчез и не нервировал призраком надежды. Чтобы всё исчезло, и пришёл покой, который может даровать только тьма. А темнота - вот она. Ещё мгновение, и почувствую её, вольюсь в бездонную завораживающую глубину. Но спираль не даёт погрузиться, срывает, уводит на новый виток, унося дальше. Навстречу летят другие облака света и области тьмы. Они плетут свой хоровод, разбрасывая свои лучи-ручейки в разные стороны. Тысячи, нет, миллионы, прекрасных пар танцуют в бесконечности, создавая поток образов, действий, понятий, мыслей и устремлений. В хаосе этого танца заключена абсолютная красота и порядок. Этот танец и его образы очевидны и
понятны, прописаны азбукой законов и аксиом в Книге Истины, но это знание настолько велико, что в нем растворяешься, исчезая навсегда. А я этого не хочу!
        Невероятным усилием отворачиваюсь от Истины и пытаюсь унестись подальше, глубже в поток лучей. Они жгутся и отбрасывают меня, но я упорно стремлюсь спрятаться в их чаще, чувствую, что именно там моё спасение. Двигаясь, задеваю за ручейки и получаю очередные чувствительные удары. С каждым повреждением слабею, но сам уже не могу остановить свой полёт. Разве что попробовать затормозить, цепляясь за лучи. Они обжигают и не хотят помочь. Но вот слабенький, тоненький лучик. У него не хватает сил меня оттолкнуть, я хватаюсь за него и останавливаюсь.
        Луч дрожит и вибрирует. Чувствую его страх и боль. Пытаюсь успокоить, объяснить, что не хочу ему вреда, но как это сделать, не представляю. Однако это и не нужно, луч меня понял и, кажется, пытается узнать, кто я. Но это мне и самому не ясно. Единственное, что возникает, это имя. Юрий. Как оно может объяснить что-либо? Однако моё имя удовлетворяет луч, и тут же он просит о помощи. Просит так, как может это делать только ребёнок. Ему невозможно отказать, но я понятия не имею, что от меня требуется. В этот момент ощущаю себя внутри луча и вижу звёздочку. Она маленькая и вся покрыта рваными рубцами. Тянусь к ней. Она летит навстречу, проносится мимо, я чувствую её радость и благодарность. Пора и мне убираться отсюда, но что-то удерживает, не пускает, тянет к себе и награждает Болью.
        Больно! Жутко больно! Боль прошивает насквозь! Рвусь, убегаю от неё, падаю, что-то попало в рот. Не выплюнуть. Задыхаюсь. Начинаю судорожно сглатывать. Что-то жидкое... Вкусно! Пропало. Судорожно дышу. Что-то обнимает меня и поднимает. От движения тело вновь взрывается болью, и я теряю сознание.
        Больно! Лежу, меня обтирают чем-то тёплым и влажным. От этого обтирания становится легче. Опять рот полон. Приходит понимание. Меня же хотят накормить, как младенца из бутылочки. Сопротивляться не могу. Пробую сосать. Ну, вроде получается. Дышу носом, запах вкусный, приятный, можно сказать, родной. Пробую открыть глаза. То-то мутное, рыжее. Нет, надо закрыть. Всё, я сыт, устал. Меня обнимает кто-то большой, тёплый и мягкий. Хорошо! Спать...
        Следующее пробуждение опять не из приятных. Горит огнём левая сторона лица и весь левый бок. Собравшись с силами, открываю глаза. Вижу мутные образы вокруг. Постепенно зрение проясняется. Большой рыжий образ превращается в кошку. Глюк! Кис-кис, - зову её. Кошка поднимается и подходит ко мне. Это не кошка, это тигр какой-то, но испугаться не успеваю. Кошка переступает мою голову передними лапами, приседает, и я чувствую у себя во рту её сосок. Непроизвольно начинаю сосать её молоко. Вкусно! Да она меня кормит! Мамаша, ё моё! А я кто? Котёнок?! Через некоторое время насыщаюсь. Кошка, видимо почувствовав это, отходит от меня и исчезает из поля зрения. Пытаюсь поднять голову и вновь теряю сознание от боли.
        Прихожу в себя от ощущения, что меня обтирают тёплым, влажным полотенцем. Скосив глаза, вижу над собой кошку и понимаю, что она меня вылизывает. Потом опять кормление. После еды зверь ненадолго уходит. Возвращается, неся в зубах какую-то жёлтую морковку, и запихивает её мне в рот. Пробую выплюнуть, но зверь настойчиво заталкивает корнеплод обратно. Приходится жевать. Неплохо. Без песка было бы лучше. Через некоторое время ощущаю, что боль уменьшилась. Кошка ложится рядом со мной, прижимается пушистым, мягким боком и засыпает. Через некоторое время засыпаю и я.
        Так и живём. Кошка меня кормит, вылизывает, греет. Заставляет периодически есть всякие непонятные корешки и листья, которые, кстати, мне явно помогают. Сначала я смог поднять голову, а потом и руку. Очень обрадовался тому, что у меня не лапа, а именно рука. Правда, ручка детская, но явно человеческая. Правда, абсолютно непонятно кто я и как оказался в этом теле. Только смутные образы и понимание, что я вполне взрослый человек. Ничего путного по этому поводу на ум не приходит и возможностей с этим разобраться, пока нет. В мыслях полный сумбур, но может со временем это состояние пройдёт, и я всё пойму.
        Через несколько дней смог сесть и осмотреть себя. Мрачное зрелище! У меня тело ребёнка лет десяти. Левая сторона груди, живота и половина бедра представляет собой сплошную рану, кожа местами содрана, местами как бы оплавлена. Вся эта красота красновато-синего оттенка и искромсана множеством разрезов разной глубины. Судя по ощущениям, то же самое творится на части спины и левой части головы. Хорошо глаз уцелел! Руки и ноги обнажённые и тонкие, рёбра как стиральная доска. Кожа да кости. Правда, такое удручающее состояние возможно из-за ран и болезни, но всё равно неприятно. Буду надеяться, что со временем всё исправится. Хорошо, что хоть мальчик, а то как-то неприятно было бы вдруг осознать себя девочкой. Даже представить не могу, как это может быть. Одежды нет, хотя какие-то обрывки на плечах и бёдрах присутствуют. Точнее присутствовали и теперь эти жалкие лоскутки успешно догнивают в траве. Вроде силы появились, несколько улеглась сумятица в голове, можно попробовать проанализировать своё положение.
        Вот почему надо было спешить? Как только появилась возможность, нужно сразу осознать, что произошло, разложить по полочкам и навесить ярлыки? Только почувствовал себя немного лучше, так сразу и начал определяться, в каком я теперь положении. Для начала попробовал восстановить цепь событий и едва не сошёл с ума. Еле смог удержаться.
        Воспоминания о моей жизни, человека двадцать первого века, возникали спокойно, но только до смерти. То есть до момента, когда колдун отправил мою душу в воронку, а вот потом.... Воспоминания присутствовали, но они были настолько необычными, что причиняли настоящую физическую боль. Они были настолько сложны для восприятия, что мозг не справлялся. Эти воспоминания принадлежали не мне, а другому существу, для которого жизнь человека - это как для меня жизнь мухи. Есть философское утверждение, что бытие определяет сознание. В моем случае материальная плоскость существования, в которой теперь имею якорь в виде живущего тела, определяет уровень моего сознания, поэтому мыслить иными категориями я просто не могу. Мысли существа, которым был я до возрождения из-за их сложности, информативности и чуждости я нынешний мог воспринимать всего доли секунды, далее мозг отказывался работать. Но эти мгновения открывали иной, невообразимый для меня теперешнего мир, в котором все сложнее, многообразнее, интереснее и привлекательнее. Я неосознанно попытался вновь стать частью этого утерянного мира, но, то существо,
которое было мною, возрождённое на мгновения, оценило ситуацию, проанализировало положение и остановило меня нынешнего. Пока еще не время....
        Доли секунды мышления на другом уровне, но многое становится понятным. Я не могу перейти в другой мир, не умерев в этом. Только потеряв тело, вновь стану другим, но этого делать пока ещё нельзя. Мне нужно набраться сил. Это возможно только при условии, что я достаточно долго проживу в физическом мире. И чем дольше и активнее будет моя жизнь, тем сильнее будет существо, в которое я превращусь. В другом измерении, я почти погиб, соприкоснувшись с вселенским знанием и смог избежать этого невероятным усилием, отстранившись и ударившись в бега.
        Абсолютно случайно у меня появился шанс не погибнуть окончательно и достичь в будущем неизвестных горизонтов. Мне можно сказать повезло наткнуться на израненную неокрепшую душу, которая была готова уйти в иные пласты бытия, но не могла из-за того, что тело ещё не умерло. Осталось только её заменить, что я и сделал. Конечно, шанс уцелеть при этом был мизерный, потому что тело, в которое мне удалось вселиться, погибало по неизвестным причинам, и я исчез бы через мгновения после его смерти, однако существовал шанс, слепой случай, что тело выживет. Я рискнул и не прогадал, хоть по правде уже ничем не рисковал, потому что мой распад в ином мире был предрешён. Теперь появилась возможность окрепнуть и вернуться достаточно подготовленным, чтобы не распасться и не погибнуть окончательно, потому что теперь у меня есть живое тело, которое позволит накопить силы для последующего существования. Так что мне необходимо задержаться.
        Кстати в ином мире у меня появился должник. У души мальчика всё равно не было шансов уцелеть и вознестись из-за нанесенных ей повреждений, она бы растворилась без остатка. Так что моё вмешательство спасло душу ребёнка от распада, указало ей путь. Но кто так смог повредить душу ребёнка? Информация насчёт того, что можно это сделать, очень важна и ни на секунду не следует об этом забывать. Так что теперь, когда я занял тело мальчика, буду приспосабливаться и выживать в физическом мире, учитывая и этот факт.
        Но для начала надо разобраться с той информацией, что мне уже досталась, чтобы хоть немного очистить голову от ненужных мыслей. Подумать только, всего мгновение я был личностью из иного мира, а сколько знаний! И ведь я смог воспринять совсем немногое, может быть доли процента, но это мне дало столько, что впору писать энциклопедию. Правда, если подумать, почти ничего из того, что я узнал и понял, в реальной жизни мне не понадобится. А некоторая информация может и навредить. Например, моё знание о том, что происходит с человеком после смерти. Религиозные фанатики меня за такие знания по голове не погладят, хотя если подумать, все религии отчасти правы. Это со мной было всё по-другому, но я видел, что существуют и другие варианты, правда, описания пророков, учеников и иных мессий весьма примитивны. Оно и не удивительно, не существует в человеческом мире понятий, которыми можно было бы это описать. Так, что пока не следует сильно об этом заботиться, всё равно никому не расскажу, так как не поймут. Лучше выбросить всё из головы, что нужно - само усвоится. Ведь это всё метафизика, и она мне сейчас не
поможет. Основное я понял, а остальное даже если и пропадёт - не важно. И пора уже разобраться с тем, куда меня забросила судьба.
        Итак, что мы имеем? Вокруг дикие джунгли. Назвать эту стену растений лесом язык не поворачивается. И, по всей видимости, это не Земля. Всё раскрашено абсолютно непривычными, яркими красками, имеет необычные формы и размеры. Никаких ассоциаций. Хотя неправда. Деревья большие, просто громадные, но всё-таки не безразмерные, и в просвете виднеется синее, очень родное небо. Но на Земле нет таких растений и животных, особенно этих странных квадратных жуков без головы, которые просто изводят щекоткой, ползая по моему беспомощному телу. Я, конечно, не ботаник и не биолог, но всё увиденное не вызывает никаких ассоциаций. Ни в одной из ранее мною просмотренных телепередач такого буйства необычных растений и удивительных больших насекомых не показывалось. А будь это место на Земле журналисты и операторы мимо бы не прошли. Мало того, эта пёстренькая змейка с интересными вертикальными жвалами была бы очень хорошо описана земными зоологами, как восьмое чудо света. Привет, новый мир!
        Пока я созерцал пейзаж, змея бодро подползла к моей ноге и явно намерилась использовать меня в своих нуждах. Вертикальные жвала на её морде разошлись, вперёд выдвинулся острый хоботок, который она намеревалась воткнуть в мою ногу. От ужаса я поперхнулся и закашлялся. Змея дёрнулась, отползла на полметра, потом решительно вернулась и вновь попыталась проткнуть меня своим хоботком. Я, из последних сил преодолевая боль, резко подтянул ноги. Тварь промахнулась, резво развернулась и пошла в повторную атаку. Вдруг змея неестественно дёрнулась, обмякла и стала обугливаться. Потянуло жаром, трава вокруг змеи на глазах усохла и истлела. Я, не веря в спасение, уставился на мёртвую тварь.
        Через несколько секунд огромная лапа отбросила в сторону змеиную мумию. Подняв взгляд, я ошеломлённо уставился на свою спасительницу. И где это были раньше мои глаза, как можно сравнить эту зверюгу с обычной домашней кошкой? В холке метра полтора, ну может чуть меньше, длина метра три и вес пару сотен кило. Земные тигры или там львы нервно курят в стороне. С другой стороны, в остальном она очень даже похожа на мою земную питомицу, кошку Касю, красотку дворовой рыже-полосатой породы. Только моя домашняя подопечная была весьма ленива, намного более упитана и вечно гадила на ковёр в прихожей, за что и отгребала тапочкой по хвосту. Но, в общем, внешнее сходство просто поразительное! Однако размер совсем другой.
        Звериная морда плавно придвинулась, и мягкий, немного шершавый язык прошёлся по моему лицу. Одновременно пришло чувство покоя, как будто в детстве. Мама пришла, и все невзгоды улетучились. Понятно, действительно мама пришла, молока принесла. Так и буду тебя звать - Мамой. Тем более что фактически ты ей и стала.
        Кошка зашла мне за спину и вскоре вернулась, неся во рту меховой комок. Аккуратно положила его на землю рядом со мной. Ещё слепой котёнок размером со среднюю собаку был покрыт нежным младенческим мягким пушком. Рыжий и нескладный. Он забавно топорщил усы и тихонько поскуливал. Затем подполз, потыкался слепой мордочкой в мой бок, в итоге пристроился рядом и положил голову мне на колени. Мама принесла знакомиться братишку. Я аккуратно начал почёсывать ему лоб и за ушами. Кошка напряжённо следила за нами, потом, поняв, что контакт налажен, села. С её стороны я почувствовал удовлетворение, как будто всё прошло хорошо, но могло быть и по-другому. В общем, будем жить дальше дружной семьёй. Вскоре мама затащила нас с котёнком в берлогу, оказывается я всё это время лежал рядом с входом. Затем кормление, умывание языком и сон между двумя тёплыми шерстяными подушками. Я мгновенно провалился в объятия Морфея. Утомил меня этот день.
        Проснувшись, начал думать о своих перспективах. Жизнь с мамой - это конечно хорошо, но насколько я понимаю, животные не будут долго заботиться о потомстве. И вообще, Тарзаном или Маугли мне быть неинтересно. Так что надо срочно восстанавливаться, подниматься на ноги и двигаться к людям. Благо здесь они присутствуют, судя по наличию у меня человеческого тела.
        Другая проблема в том, что выход к людям может быть небезопасен. Судя по характеру ран, мальчика, в теле которого я оказался, пытались убить, и мало того - уничтожить душу. Вновь нахлынули образы о блужданиях в ином мире и чёткое осознание того, что душа ребёнка погибала в момент нашей встречи. Насколько я почерпнул из знаний колдуна, убить или иначе развеять душу невероятно сложно и возможно только при сильном внешнем воздействии десятков колдунов. Значит, у ребёнка реально серьёзные враги. Так что мне придётся быть очень осторожным. Может недруги есть и не лично у него, слишком он мал ещё, но кому-то мальчонка мешал и если теперь меня опознают, то быстренько прихлопнут, и к бабке не ходи. Радует то, что на данный момент я, кажется, нахожусь в безопасности. Хоть это и зыбкое спокойствие, но пока других вариантов нет.
        Обязательно надо попробовать оживить воспоминания мальчика, их, как это не прискорбно у меня пока нет. Вдруг что проявится, и я получу информацию о себе, то есть о прежнем хозяине тела. Может, узнаю о проблемах, с которыми придётся столкнуться и, что не менее важно получу информацию об этом мире, про который ещё ничего не знаю, но уже понятно, что я соприкоснусь с необычными вещами. Например, очень интересные дела с мамой. Огромный хищный зверь, который меня прихлопнет и не заметит. Я должен бояться до потери сознания, а вместо этого спокоен как удав, мгновенно проникся к ней симпатией и даже назвал мамой. Отчётливо понял, что она приняла меня в свою семью и здесь мне ничего не грозит. Конечно, никогда ранее мне не приходилось попадать в подобную ситуацию, но не думаю что такое моё восприятие событий нормально. Такое ощущение, что кошка мысли читает и внушает то, что ей нужно. Это невозможно, но с другой стороны этот зверь сильно отличается от понятных мне животных. Достаточно вспомнить, как она со змеёй разобралась, в секунду зажарила. Что это - пирокинез или нечто другое? В любом случае пока я
могу только наблюдать и надеяться, что со временем во всём разберусь. Может даже удастся перенять пару умений, ведь неизвестно, что понадобится в будущем.
        Во мне окрепла уверенность, что для выживания мне понадобиться очень многое и не только знание об окружающем мире, но и собственные силы. В физическом плане ничем похвастаться я не могу и еще долго мне не суждено кого-либо удивить чудесами бодибилдинга, но быть беспомощным это непозволительная роскошь и мне необходимо иметь защиту. Единственное, что приходит на ум это магия духа, то есть колдовство. Нет. Уподобляться учителю-садисту я не буду, но если рассудить здраво, то в общем, колдовство само по себе в значительной части не несёт ничего плохого. Всё зависит от человека.
        Учитель на земле передал мне знание колдовских проклятий, и теперь такой багаж не будет лишним. Козырь в рукаве. Хотя, что я знаю об этом мире? Может здесь все мои знания и умения пшик - да и только. Но в любом случае, на данный момент это моё самое сильное оружие. И надо научиться его использовать. Очень хорошо, что колдун передал мне многое из методик тренировок, это шло как неотделимая часть колдовства, и теперь я хорошо представляю, насколько трудоёмкий процесс предшествует появлению заклинателя. Только тело требуется тренировать не менее двух часов в день, а ещё память, мозг, ауру. С другой стороны именно такие тренировки наиболее полезны и нужны мне в нынешнем состоянии для восстановления, в том числе и тела. Так что сидеть, решая, чем заняться, не придётся.
        Итак, на первое время план намечен, разминки, тренировки, медитации для развития колдовских способностей, анализ воспоминаний мальчика и разобраться с кошкой. Ха-ха три раза. Для начала надо хотя бы немного вылечиться и подняться на ноги.
        Надёжно встать на ноги я смог через два дня. Ещё через день попробовал пройтись по полянке около берлоги. Правда за это был наказан мамой и вскоре понял почему. Оказывается, было очень немного маршрутов, по которым можно было спокойно двигаться и мест, в которых находиться, не подвергаясь риску быть укушенным, отравленным или ещё каким либо образом повреждённым.
        Окружающий мир был очень опасен. После того как мне было продемонстрировано около десятка реальных опасностей на территории одного квадратного метра я быстро проникся. Буквально любая травинка могла порезать или отравить, а прочие насекомые неподражаемые машины убийства. И это только самая мелочёвка, то ли ещё будет, то есть обитает поблизости. Это меня просто шокировало и в другом плане. Стало понятно, что выход к людям в ближайшем будущем невозможен. Не пройду я и ста метров, как меня порежут, съедят, или отравят. Однако недолго погоревав над своей незавидной участью, я постарался думать позитивно и осознал, что это может быть и не плохо. Мне придется научиться выживать в этом лесу и это будет жёсткая школа. Параллельно я окрепну, обрету силы и смогу стать самостоятельным. Для этого решил ещё внимательнее наблюдать за мамой, копировать её поведение, перенимать навыки и усиленней продолжать тренироваться, находясь для начала только в безопасных местах.
        Попытки покопаться в воспоминаниях прежнего хозяина тела меня не порадовали. То есть тело кое-что помнило, издавало звуки, делало какие-то заученные ранее движения, но всё это для меня не имело никакого смысла. Из воспоминаний всплывали немногие образы, понять из которых что-либо было сложно. Единственное, что можно определить достоверно это наличие в обиходе людей холодного оружия, образ которого занимал в мыслях мальчика много места. Возможно, это говорит об уровне развития цивилизации на уровне средневековья, но не факт. Жаль. Я надеялся, что эти смутные образы свяжут меня с чем-то привычным, например, с Землёй с машинами и высотками, познакомят меня с этим миром или объяснят, чего мне опасаться, но этого не произошло. Наоборот, всё стало ещё более неопределённым. А раз так, то не следует на этом сейчас зацикливаться, выйду к людям, тогда и станет всё ясно.
        Так же сильно я обломился с колдовскими возможностями. Я уже немного привык к своему прежнему восприятию мира, к особому "аурному" зрению, оперированию нитями духа и конструкциями проклятий, поэтому надеялся, что теперь хоть и в ослабленном виде смогу этим пользоваться, но обломился. Первоначально даже подумал, что всё утерял. Однако вскоре понял, дело в том, что условия сильно изменились. Оказывается, будучи призраком, я мог очень многое в плане колдовского видения и оперирования колдовскими конструкциями. Теперь у меня есть тело и прежнее восприятие мира невозможно. При обращении к колдовству теперь все ограничивается возможностями тела, а их как таковых не было совсем. И лишь после нескольких неудачных попыток я на пределе возможностей смог на секунду различить блеклые ауры окружающих растений. Это меня одновременно и порадовало и огорчило. Приятно, что колдовство мне всё-таки доступно, но вот когда я смогу создать хоть простейшее проклятие неизвестно. Точнее это произойдёт ещё нескоро. Главное не забывать ежедневно тренироваться, медитировать, делать гимнастику похожую на ушу и со временем всё
получится. Благо методики и приёмы я знаю от учителя, очень надеюсь на то, что кабан разорвал эту сволочь. В любом случае это моё единственное оружие и его надо оттачивать.
        Мы с кошкой и её сыном жили в небольшой берлоге, образованной корнями поваленного огромного дерева. Мама ненадолго покидала нас с братом, потом возвращалась и следила за нами. Но после того как открылись глаза у братишки она показала нам безопасные места вокруг нашего дома и дальше сильно не напрягалась и я мог свободно заниматься чем заблагорассудиться, лишь бы не выходил из определённых зон. Чем и не грех воспользоваться.
        Я тренировался с полной отдачей всё время, прерываясь только на еду, сон и минимально короткий отдых. Вскоре полностью восстановился и даже основательно продвинулся. Гимнастика, знание о которой передал мне земной колдун, была довольно эффективной не только в плане развития магической составляющей. Она хорошо влияла на моё тело, тренируя мышцы и улучшая координацию движений. Часть упражнений была на растяжку. Некоторые упражнения были похожи на те, что используют индийские йоги. Достаточно окрепнув, решил не довольствоваться обычными двухчасовыми тренировками и работал по 6-7 часов в день.
        Но данные тренировки меня не устраивали до конца, так как в основном упражнения были хоть и напряжённы, но довольно статичны или медленно выполняемы. Всё-таки я был в теле ребёнка, и оно требовало активного движения. Хотелось прыгать, бегать, дурачиться. Много играл и в шутку боролся с братом, но и этого мне было мало. Тогда на память пришли детские и юношеские занятия в акробатической секции, и я начал дополнительно по нескольку часов в день кувыркаться, ходить на руках, выполнять прочие упражнения. Выбрал несколько ветвей на деревьях возле нашего логова и использовал их в качестве турника. Так же было много других дел.
        Например, медитации. Очень полезная и нужная работа. Если делать правильно, результаты заметны буквально через неделю. Ты отдыхаешь, и одновременно улучшается память, работу мозга и общее состояние организма. Но я ведь ещё хотел и улучшения колдовских возможностей и усиления ауры. Поэтому моя медитация была специфической и требовала кроме полного расслабления и покоя циклического повторения однообразных мыслительных действий, поэтому поначалу не мог удержаться и засыпал. Долго не удавалось этому сопротивляться, затем получилось не заснуть и я смог провести медитацию как надо. Однако после этого мне было так плохо, что даже серьёзно задумался вообще отказаться от этого дела. Но всё-таки смог пересилить себя и продолжил тренировки.
        Ежедневной стала ещё одна процедура. Всё началось с того, что мама принесла несколько веточек, запутанных в шерсти на загривке. Вычесать их самостоятельно ей было неудобно, и это сделал я, руками удалив мусор. Процесс вычёсывания нам понравился, причём обоим. Теперь я прекрасно понял моего сына, который в раннем детстве очень любил побаловаться с длинными волосами жены. Копаться в мягкой густой шерсти было очень приятно. Так, что теперь перед сном чешу маму, ну и брата заодно, куда без него. Кстати дело это ещё и полезное. Человеческие пальцы могут многое. А если ещё взять острую палочку. Мама с братишкой весьма страдали от различных паразитов, особенно развлекающихся у них на спине и голове. Неоднократно видел, как они тёрлись об деревья и катались по земле, стремясь избавиться от зуда и боли которые доставляют им различные клещи и блохи. Мы ежедневно ходили к ручейку рядом с берлогой и с удовольствием окунались в воду, чтобы смыть насекомых и прочую грязь. Это даже стало традицией, но надолго не спасало. У меня тоже были с этим проблемы. Ежедневно я снимал с себя десятки гадов. Некоторых
приходилось буквально выдирать из своей тушки. Весьма болезненная процедура, очень надеюсь на то, что энцефалит или ещё какая зараза меня минует. Но пальцы вполне в состоянии справиться с этой проблемой. А вот мою мохнатую семью приходилось спасать.
        Будучи дитём цивилизации, я сильно страдал без одежды и прочих необходимых вещей. Напрягало отсутствие оружия, всё таки обстановка вокруг недружелюбная, а мама не всегда рядом и может защитить. Поэтому постоянно пытался соорудить что-либо нужное своими руками. Но сделать смог очень немногое. Ну не было у меня практики создания космического корабля на коленке из подручных материалов. Конечно, практической смекалки навалом и безруким меня назвать нельзя. Сантехника с отоплением мой конёк, но и электрика, плитка, гипсокартон, кладка и прочее были хорошо знакомы. А если приплюсовать знания, полученные в ВУЗе, получается убойный коктейль. Хоть я закончил и не престижный институт, но на моём автотракторном факультете преподавали серьезные профессионалы и в головы студентов вколачивали физику, математику, сопромат и практические дисциплины основательно. Так что я считал, что вполне в состоянии о себе побеспокоиться.
        Однако как показала практика, все мои мысли о создании приемлемых условий инструментом каменного века ограничивались тем, что смутно понимал, как может быть сделан этот инструмент. Я просто не знал как, что и из чего можно изготовить. Конечно, имел свои наблюдения, практику и соображения. Но толку от этого было мало и к нынешнему моему положению не применимо. Реально приходилось действовать методом проб и ошибок. Кроме того безопасные маршруты вокруг берлоги были не велики и не богаты на различные подручные материалы. Их обследование почти ничего мне не дало. Но тем не менее мною не оставлялись попытки изобрести свой велосипед.
        Первым делом попытался сделать оружие из палок и камней. Как же человека сделало царём природы именно оно, а чем я хуже? Но камни, которые мне попадались, были слишком рыхлыми и очень быстро крошились, так что быстро отказался от затеи приобрести каменные ножи и топоры. С большим трудом только и смог, что выломать дубину толщиной в мою худющую руку и заточить ей тонкий конец. В общем, теперь я крут до невозможности.... От зайца или ежика отобьюсь. Нет слов один мат.
        Нашёл мягкую лозу и долго мучился, пытаясь из неё что-нибудь сплести. В итоге, после сотни забракованных поделок и экспериментов с гибкими ветвями кустарников сплёл пару кошёлок и шляпу типа как носят во Вьетнаме. Нашёл растение похожее на крапиву и не прогадал. Растрепал его, вымочил в ручье рядом с берлогой и получил материал, из которого смог свить несколько десятков метров очень прочной тонкой верёвки. Ниток получить не смог. Так, что о рубашке только мечтал. Вообще с одеждой ничего не получилось. Мама хоть и была хищником, но добычу в дом не носила. Может, считала нас с братом ещё маленькими, или по какой другой причине? Но в любом случае обзавестись шкурами её трофеев не мог. Я пробовал экспериментировать со всем, что попадалось под руку, но обычно ничего не получалось. Не скажу, что все мои безрезультативные действия не имели смысла, потому что многое узнал о свойствах окружающих растений и лучше освоился с возможностями своего тела. Так что усилия дали результат, хоть и не такой как ожидалось. В общем, похвастаться богатым арсеналом нужных вещей нельзя.
        Так получалось, что я постоянно что-то искал, но неожиданно самой большой находкой стала мама, хоть в материальном плане это мне ничего и не принесло, но мне удалось найти у неё другое. Я, гордо именующийся человеком разумным, типа - венцом творения, даже не мог предположить, что за сокровища может мне дать неразумный, как думалось зверь. Во время наблюдений за кошкой моё первоначальное мнение о животных, основанное на предыдущем опыте, претерпело несколько трансформаций. Её специфические возможности и умения, которые удавалось иногда наблюдать, удивляли и никак не соотносились со зверем. По правде говоря, и с человеком тоже, но психологически принять, что люди могут что-то необычное ещё можно, а вот-то, что это доступно животным, нет. Кроме того поступки и действия кошки всегда имели смысл, а это слабо соотносилось у меня с её видом. Но самым большим открытием стала возможность общения. Говорить мама не могла, но вместо этого великолепно транслировала эмоции и ощущения, которые я поначалу воспринимал как свои и сильно удивлялся их наличию, так как зачастую не было никаких предпосылок к их
возникновению.
        Позднее я понял, что это мама так мне о чём-то сообщает. Как только это осознал тут же начал стараться понимать маму и отвечать ей. Но это оказалось совсем не просто. Дело сдвинулось с мёртвой точки после того как немного подрос мой братишка и он тоже активно начал обучаться. Лишь только анализируя поведение котёнка во время общения с мамой, я начал понемногу учить этот язык.
        Поначалу долго не мог настроиться на эмоциональную волну, при которой я смог передавать свои чувства и правильно принимать чужие, чётко отделяя их от собственных эмоций. Потом продолжительное время не мог понять логики этого общения, так как оно кардинально отличалось от понятного мне разговора и базировалось на совершенно непривычных принципах.
        В нем нет слов. Передача мыслей осуществляется при помощи образов, чувств, ощущений и эмоций. Во многом это значительно усложняет задачу по доведению своих мыслей до собеседника. Например, надо описать палку. При обычном общении наш мозг обычно на это слово тут же выдаст цепочку вариативных образов от маленького сучка толщиной в пару спичек до оглобли. И только после дополнительных пояснений приблизительно становится ясно, о чем идёт речь. При мысленном общении слушатель чётко представляет предмет, о котором ему говорят со всеми размерами, структурой, неровностями и шероховатостями. В то же время, имея такой чёткий образ, даже не приходит мыслей о других аналогичных предметах, при этом автоматически теряется пласт ассоциаций и соответственно ряд возможных действий. Однако описание конкретного предмета абсолютно.
        С действиями ещё сложнее. Например, нужно передать собеседнику, что нужно куда-либо идти. Необходимо передать ощущение движения и к нему привязать образ цели. Но ощущения у меня свои и другому существу, тем более четвероногому они не всегда понятны или даже зачастую недоступны. Кроме того предварительно мне надо их самому осознать так как в основном мы даже не задумываемся о том как идём и тем более не следим за своими ощущениями во время ходьбы. Это довольно сложное и трудоёмкое занятие, но с ним ежё можно справиться. Намного сложнее не просто передать собеседнику свои мысли, но заставить его принять их как собственные и одновременно определить посыл к действию для их реализации. Порой для того чтобы подвигнуть собеседника на правильное совершение простейших действий требуется создать несколько десятков отдельных мысленных образов, передать сотни ощущений и эмоций. В этом плане речь намного удобнее. Но, увы, животные ей не обладают.
        В человеческом речевом общении, все окружающее и его изменения определяются в общем смысле несколькими словами. И если предмет описания нам знаком мы мгновенно понимаем его основные свойства и что с ним может произойти, основываясь на своём личном опыте, достаточно пары слов. Любое слово вызывает цепочку ассоциаций и не является определением одиночного процесса или предмета. При чувственном общении всё конкретизировано, наполнено личным отношением и образами, поэтому общих подходов немного, и они с трудом ассоциативны, а действия и процессы становятся либо сугубо индивидуальны, либо слишком абстрактны и их очень тяжело понять слушателю.
        Существуют и другие вещи, которые вообще невозможно передать чувствами, например, математические формулы. С другой стороны есть много такого, что невозможно обсудить при помощи речи. Например, объект не знаком слушателю. В этом случае мы можем долго описывать вещь или человека, но, несмотря на самое продуманное языковое описание, собеседники не смогут одинаково представить предмет разговора. При чувственном мысленном общении всё воспринимается как увиденное лично тобой и можно четко представить себе любой ранее неизвестный предмет. Есть ещё и другие плюсы. В плане конкретики отношений к событиям или ожидаемого результата от действий и прочее.... Пару мимолётных образов и ты прекрасно понимаешь, как относятся окружающие к тебе и чего ожидают. Всё предельно ясно и никакого недопонимания в принципе быть не может. Кроме того при таком общении невозможно соврать или увильнуть от ответа полуправдой. Все попытки схитрить определяются сразу.
        Кроме этого принципиально разные типы общения определяют своеобразную структуру мышления. Но это в свою очередь открывает такие перспективы.... Может со временем я смогу привнести новшества в сферу общения, используя полученный опыт, но пока даже думать об этом рано. Я сам ещё только учусь и едва начал понимать основы.
        Месяца три ушло у меня пока я действительно не начал на элементарном уровне общаться со своей мохнатой семьёй, передавая простейшие чувства и образы и доводя до них свои мысли, чем сильно облегчил себе жизнь. Кроме того мне стало понятно, что все необычные возможности, которые я наблюдал у мамы, такие как пирокинез и некоторые другие, имеют с мысленным общением некую связь. Мама неоднократно демонстрировала, как она поднимает температуру, или мысленно взрывает удалённые от неё предметы, при этом от неё как бы отлетал некий эмоциональный всплеск или посыл из нескольких сильных эмоций, наполненный дополнительно некой энергией. Эту энергию я ощущал в маме, брате и себе. Объяснить её природу никак себе не мог, но она была. Между мысленным общением и этими необычными возможностями определённо была связь и мама пыталась научить меня с братом обращаться с этим оружием, но пока что ничего не получалось. Результативного эмоционального посыла у меня никак не получалось, хотя я и старался.


        Глава 4.

        Прошло приблизительно три месяца с момента моего появления в этом мире, и если я правильно оценил и здесь имеются сезоны, то приблизительно в конце лета размеренная спокойная жизнь в безопасном месте закончилась. Мы всей компанией покинули место нашей стоянки.
        Выход семьи в большие джунгли состоялся несколько спонтанно. На самом деле это мне так показалось. Сначала мама стала возвращаться в берлогу, несколько нервничая, и через пару дней, я получил от неё эмоциональный посыл из смеси чувства движения и неприятия нашего теперешнего места пребывания. Стало ясно, что оставаться нам в берлоге больше не следует. Причём всё произошло настолько быстро, что я едва успел схватить свои таким трудом приобретённые пожитки и двинулся за кошкой.
        Уже через несколько минут я понял, насколько на самом деле безопасной была берлога и места около неё. Там хватало слабо заросших мест и растения нам не сильно мешали, как и прочие напасти. Но как только мы отошли на несколько десятков метров от дома всё изменилось. Окружающий очень густой лес, в котором едва виднелись просветы, в большинстве своём состоял из ядовитых растений, которые дополнительно имели множество острых листьев и сучков. Он был наводнён живностью, которая при любом неосторожном шаге атаковала нас. На самом деле основными предметами атаки были мы с братом. Если бы не ежесекундная помощь мамы мы не дожили бы до вечера. На саму маму ничто не нападало, она шла по лесу абсолютно свободно.
        Нас же она оберегала, одёргивала, защищала, в особо опасных случаях уничтожала угрозу и постоянно учила. Учила двигаться, не потревожив ничего вокруг, правильно оценивать обстановку, находить безопасные пути и эмоционально общаться с окружающим миром. Именно это общение давало наибольшую безопасность. После того как удалось настроиться на эмоциональную волну из смеси спокойствия, дружелюбия и нескольких других позитивных эмоций, агрессивность окружающих мелких животных и насекомых по отношению ко мне резко упала. Жалко, что это было всего на несколько десятков секунд, и как только возникло препятствие на пути, которое потребовало моего внимания, я сбился и вновь стал предметом охоты. Таких проблем у мамы не было, и она очень органично вписывалась в окружающую природу. А вот братишка мучился, как и я.
        Выходит выживанию надо учиться не только мне. Непонятно, почему существа, которых я считал местными аборигенами, изначально не приспособлены к выживанию в этой среде? Природа настолько агрессивна, что, кажется, нет от неё спасения. Окружающие джунгли сплошь состоят из ядовитых растений усеянных шипами и листьями с жесткой режущей кромкой, мелкая живность просто кидается на всё, что видит. Как такой мир мог создаться? Как здесь могут выживать люди и ещё иметь какую-то цивилизацию? Всё, голова пухнет. Нечего размышлять о глобальных проблемах, мне надо просто научиться здесь жить. Но постепенно в душе начинал зарождаться страх. Если здесь и сейчас, даже находясь под постоянной защитой мамы, я подвергаюсь ежесекундной опасности, что может быть дальше.
        Мы двигались короткими, неспешными переходами минут по двадцать, потом мама останавливалась, распугивала живность вокруг, порой кого-то уничтожала, и мы могли некоторое время отдыхать. Потом всё повторялось снова. Иногда мама оставляла нас и охотилась на небольших размером с кролика грызунов, змей, ящериц и других небольших животных, однако живности было вокруг столько, что её отлучки никогда не превышали нескольких минут. Она возвращалась, и мы вновь продолжали движение.
        Мы двигались по этим джунглям и с каждой минутой они всё больше меня утомляли и не только постоянными опасностями. Места, по которым мы шли сами по себе, были трудно проходимы. Эти джунгли никогда не чистились лесниками и были очень густо заросшими. Чаще всего у нас на пути стоял лес с исполинскими деревьями высотой может в пятьдесят метров и со стволами в несколько обхватов, которые увиты лианами так, что сам ствол только угадывается где-то в глубине. Внизу рос густой подлесок, в котором можно продвигаться только по немногим звериным тропам, причём с большим трудом, постоянно лавируя и изгибаясь под немыслимым углом, чтобы ничего не касаться. Периодически попадались полосы лесоповала, где приходилось постоянно перебираться через нагромождения стволов. Деревья хаотично повалены, многие поломаны или расщеплены неизвестными силами, но между стволов уже активно пробилась свежая поросль и это только усложняет задачу.
        Несмотря на напряжение похода, мне бросались в глаза необычные природные явления, которых не должно быть в таком густом лесу. На нашем пути иногда попадались небольшие практически едва заросшие мягкой травой полянки, на которых мы могли комфортно отдохнуть. Мама специально искала такие места для ночных стоянок. Так же встречались довольно широкие и чистые просеки, казалось бы, удобно и отдыхать и двигаться, но мама быстро пересекала их и вела нас опять по лесу. Я даже не успевал ничего толком рассмотреть.
        Казалось бы утомительное и малополезное путешествие. Однако вскоре стало ясно, что это обучение, своеобразная школа выживания. Мне правда казалось, что маме можно было бы и не загонять нас с братом в такие жесткие рамки обучения, не давать такую большую нагрузку на детские тела, но она была неумолима. Жесткий прессинг начинался с раннего утра и длился до темноты.
        Помимо обучения движению в лесу и методик эмоционального общения с окружающими мелкими животными, с целью уменьшить их враждебность, на нас с братом постоянно лился поток знаний об окружающей флоре и фауне. И не только в смысле, каких гадостей от них можно ожидать. Я с удивлением узнал, что многие окружающие растения очень полезны для здоровья.
        Мама заставляла нас с братом есть некоторые корнеплоды и травы, натираться соком фруктов и нектаром цветов. Эффект был просто невероятен. Раны, кислотные ожоги и прочие повреждения которые мы во множестве получали во время пути, мгновенно переставали болеть и кровоточить и заживали буквально на глазах. А про отравления мы забывали через несколько минут.
        Знакомство с окружающим миром, обучение навыкам выживания шло семимильными шагами, но всего необходимого было много, и мне стало ясно, что это совсем непростая школа и она надолго. Однако выбора не было, и оставалось только учиться со всем возможным старанием. Во время коротких остановок и перед ночным отдыхом я, кроме того, пытался тренироваться по своим методикам. Не знаю, может этим хотел показать свою мнимую значимость либо переключиться и спастись от действительности, но ничего не получалось так как просто валился от усталости. Единственное на что меня хватало, это на медитации.
        Периодически нам встречались различные крупные животные. В основном похожие на горилл, идущих по своим делам небольшими стаями, но были и кошки как мама и похожие на собак и оленей. Иногда они подходили к нам довольно близко. Страшно, но мама сразу нас успокаивала, быстро обменивалась мыслями со встречными, и мы всегда мирно расходились. Это было очень необычно, но выглядело как-то непринуждённо, спокойно и естественно. Однако на третий день блужданий нам встретилось странное существо. Сначала мама остановилась на расстоянии и указала на него. Это была дикая смесь гиены с дикобразом, имеющая шесть суставчатых паучьих ног. Высотой чуть менее полутора метров, длиной метра два с половиной, склизкая голая шкура грязно-серого цвета с редкой жёсткой щетиной.
        Весь облик существа вызывал неосознанное омерзение. Оно было сильно изранено и отравлено, но, несмотря на это бросалось на всё вокруг себя и старалось уничтожить. Прыгало на растения, пытаясь их сломать, рвало на части и душило мощными челюстями мелкую живность. Мелочь в свою очередь атаковала монстра. Но было очевидно, что существо не защищается, а слепо уничтожает всё вокруг. На интуитивном уровне я почувствовал - это враг. Да джунгли вокруг были опасны, но я не ощущал в них такой враждебности, которая была в облике этого серого монстра. При всей сложности выживания мне за эти дни удалось чуть-чуть почувствовать и начать понимать этот лес. Он был живым и давал жизнь, а существо несло смерть.
        Мама дала нам с молочным братом возможность хорошо рассмотреть монстра, потом напряглась. От неё отлетел сгусток энергии, эмоциональный посыл, и врезался в серую тварь. Существо взорвалось изнутри и разлетелось на несколько бурых кусков. Темная, грязно-коричневая кровь и слизь брызнула в стороны. Но это не остановило тварь полностью и её части продолжали дёргаться, извиваться и бить всё вокруг, хоть это было, по всей видимости, агония. Мама ещё несколько раз посылала энергию в части монстра. Они обугливались, некоторые начинали тлеть и, наконец, затихали. Через минуту части существа перестали двигаться, и на них набросилась мелкая живность, которая отскочила от монстра за мгновение до атаки мамы.
        Мы подошли поближе. В нос ударил мерзкий запах палёной плоти, смешанный с резкой химической вонью. Внимательно обследовав место боя, мы пошли в сторону, откуда шёл монстр. Его путь был отмечен трупиками животных, поломанными кустами и деревьями, вытоптанной травой. Метров через двадцать увидели второго монстра. Он уже не мог стоять на сильно повреждённых ногах, но продолжал кататься по земле, продолжая уничтожать всё вокруг. Мама его добила. Прошли немного дальше и увидели ещё троих, но это уже были практически не опасные обрубки. Джунгли самостоятельно расправились с непрошеными гостями. У меня появилась неожиданная теория объясняющая, почему окружающая среда настолько опасна. Природа выработала свой защитный механизм от серой напасти. Невероятная агрессивность - оказалась системой защиты от монстров.
        После того как мелькнула догадка, что агрессия окружающей среды направлена против серых существ, а мне с братом достаётся как следствие, сразу стало легче ведь понятно, что с этим можно примириться. Страх перед лесом, терзавший меня с первых дней начал потихоньку отступать. Остаётся только научиться жить в мире с джунглями, и можно будет немного расслабиться, но этим я и так занимаюсь под руководством мамы. Ещё надо понять, что за странные взаимоотношения между крупными представителями местной фауны? Ведь очевидно, что и мне со временем придётся с ними столкнуться. Если научусь, как и мама с ними ладить, тогда все будет просто великолепно.
        Вскоре мама увела нас от места побоища. Мы снова двигались к одной ей известной цели. К вечеру вновь повстречались с серыми тварями, но необходимости вмешиваться маме уже не было. Следующий день принёс ещё пять встреч, одна из которых обернулась серьёзной стычкой. Мама всегда реагировала на шум схватки, специально двигалась туда и уничтожала монстров. Твари, увидев нас, пытались атаковать, но не преуспевали в этом.
        Но один раз существ было двое и они не были сильно изранены, поэтому одно из них смогло проскользнуть мимо мамы, и напало на нас с братом. Пришлось изрядно покрутиться, чтобы не попасть под удар лапы или между зубов. Я не готовился к нападению, надеялся на защиту кошки и был очень быстро сбит с ног. Спасла меня палка, которую я интуитивно выставил перед собой. Существо хотело уже попробовать меня на вкус, но напоролось глоткой на конец моего средства защиты. Мотнув головой, вырвало его из рук и отбросило в сторону, но эти секунды задержки позволили мне отползти. Вскоре подоспела мама, разорвав своей магией монстра на части. Несколько минут после этого я приходил в себя пытаясь унять дрожь в коленях. Наконец справился. Но мама не дала долго расслабляться и повела нашу группу дальше. Правда теперь я стал несколько осторожнее и решил больше полагаться на себя и орудие моего спасения. Кошка может и не успеть в следующий раз.
        Вечером меня ждал сюрприз. Мы вышли на просеку, и я увидел большую группу крупных животных. Примыкала к просеке большая поляна, на которой все расположились. Мама уверенно повела нашу группу к ним. Было очень страшно вот так выходить к большой группе крупных и сильных животных, но мама меня успокоила, тем более, что на нас не обращали внимания. Чувствовалось, что ведётся какой-то разговор внутри этой группы и собеседникам не до нас. Мой уровень общения ещё был низок, и понять, о чём звери ведут речь, я не мог. Мне было очень неуютно, но пришлось довериться маме и пойти за ней.
        При нашем появлении разговор на полминуты прервался. Нас внимательно изучили, особенно меня. Я старался спокойно стоять и не показывать своего страха. Затем произошел обмен мыслями между мамой и крупным котом. Видимо всё оказалось нормально, и нас приняли. Я понял это ещё и по тому, как расслабилась мама и спокойно присела на землю. На нас перестали обращать пристальное внимание и беседа возобновилась. У меня не получалось ещё свободно общаться с животными, но от них шла такая волна уверенности, спокойствия и доброжелательности, что я постепенно успокоился и понял, что здесь мне ничего не угрожает. Примерно через полчаса все начали устраиваться на отдых. В эту ночь мне удалось хорошо отдохнуть. Вообще в этом мире спалось мне очень плохо, в пол глаза. Всегда чего-то опасался, но не в этот раз. Наверное, большое количество сильных невраждебных существ рядом успокоило меня.
        С рассветом лагерь зашевелился. Было удивительно наблюдать, как животные разных видов спокойно реагируют друг на друга. Компания подобралась буквально разношерстная. Пятеро котов, семнадцать горилл, по десятку собак и оленей. Под ногами у взрослых копошились три десятка малышей. Пронеслась мысленная команда. Лагерь начал быстро пустеть. Матери согнали детей в центр поляны и оставили под присмотром большой гориллы, а сами растворились в джунглях. Чувствуя, что происходит нечто необычное, малыши сбились в кучу. Мой молочный брат по привычке подлез под руку. Задумавшись, я автоматически начал гладить и вычёсывать его шерсть. Увидев это картину, к нам подобрался щенок. Аккуратно попытался почесать спину и ему. Тут же почувствовал восторг маленького создания. Вскоре все малыши подобрались к нам. Пришлось постараться понемногу почесать спины всем желающим. Контакт определённо был налажен и детишки вскоре начали возню, пытаясь посильнее обратить моё внимание на себя. Это меня рассмешило. Решив несколько пошутить, я тихонько начал напевать мотив из "спокойной ночи малыши".
        Незамысловатый мотив произвел просто гипнотическое действие. Зверята застыли и, не отрываясь, смотрели на меня всё время песни. После того как закончил петь я почувствовал внимание к себе, обернулся и увидел троих взрослых следящих за мной. Один из них был тот самый кот, что вчера разговаривал с мамой. При свете дня удалось внимательно рассмотреть его. Огромный, больше мамы раза в полтора и чуть темнее её по окрасу, матёрый зверь, прошедший в этой жизни через много битв. Одно ухо отсутствует, только куцый обрубок, левый глаз почти вытек, вся шкура покрыта застаревшими шрамами. Встреть я такого кота в городе и будь он нормального размера, не возникло бы никаких сомнений, кто является хозяином местных подвалов, отстоявшим свои права во множестве сражений за территорию. С первого взгляда становилось ясно, что именно он вожак группы и командует всеми собравшимися животными.
        Он подошёл ко мне ближе и начал быстро транслировать мне образы. Информация шла так быстро, что я не мог ничего разобрать. Наконец он это понял и начал говорить медленнее. После нескольких повторов стало понятно, что он просит спеть меня песню вечером для всех. Это естественно меня удивило. С чего такой интерес? Но быстро согласился с просьбой и кот оставил меня в покое. Меня тут же отпустило. Оказывается всё это время, я был напряжён, ведь впервые общался с кем-то помимо мамы и брата.
        Вскоре на поляну начали подходить и другие звери. Они собрались в плотную группу, произошло короткое совещание, и основная масса животных пошла на просеку. Малыши, вместе со мной остались на поляне под присмотром двух старых горилл и собаки.
        Мои названия этих животных очень условны, так как они только внешне походили на знакомых зверей, но имели множество отличий. В первую очередь бросались в глаза их размеры. По земным меркам это были гиганты. Так же в окрасе всех без исключения присутствовал лёгкий зеленый тон.
        Собаки мордой были похожи на ротвейлеров, но были около метра в холке, имели поджарое тело и тонкие лапы. Их внешний вид выдавал в них отличных бегунов. Они выгодно выделялись среди других животных в группе самым ярким и разнообразным окрасом. Рыжие, черные и белые, некоторые пестрые и пятнистые. Все они отличались непосредственным и задорным нравом.
        Гориллы, когда становились на нижние руки, достигали двух метров в высоту. Они у меня ассоциировались с былинными богатырями с покатыми плечами и длинными толстыми руками, одетыми в темно коричневые или чёрные шубы. Имели мощный торс, короткую шею и нижние руки. Их облик говорил об основательности, фундаментальности и надёжности, а морды очень напоминали человеческие лица. При этом интуитивно чувствовался их миролюбивый, спокойный нрав, при наличии огромной физической силы.
        У оленей бочкообразное тело с мощными толстыми ногами. Их головы венчали метровые ветвистые рога. И хоть в них мало утончённости и грациозности, а присутствует нарочитая массивность, всё равно это красивые и своеобразные животные с окрасом преимущественно коричневых и рыжих тонов с чуть более заметным по сравнению с другими животными зелёным отливом. Капризные и ветреные, но одновременно достаточно внимательные и спокойные.
        Ну и конечно коты. Рыжие, полосатые. Дерзкие и спокойные, любопытные и ленивые, заносчивые и мягкие, легкомысленные и рассудительные. Они полны контрастов, но при этом очень органичны. Настоящие лидеры и командиры, продуманные, внимательные и в меру рисковые.
        Несколько часов ничего не происходило. Малыши кучкой копошились на поляне, а взрослые расположились на просеке в ожидании. Наконец по просеке в нашу сторону промчалась тень. На большой скорости к нам приблизилась неизвестная собака. Гонец переговорил с нашим лидером и через пару минут удалился в ту сторону, откуда прибежал.
        Животные всполошились. Вожак прошелся среди них, и началось движение. Вперёд выдвинулись гориллы и разошлись на всю длину просеки. Точнее создали четыре плотные группы по четыре особи. Получилось подобие строя с промежутками в пару метров между группами. Животные взяли в руки дубины, которые раньше были свалены на краю просеки. А я-то думал, что это просто мусор. Напротив разрывов в строю чуть сзади встали коты, в том числе и мама, с боков к ним присоединились собаки. Олени остались чуть позади группы.
        Через пару минут волосы у меня встали дыбом, потому что я увидел вал серых существ, который несся по просеке в нашу сторону. По ушам ударил жуткий хруст их суставчатых конечностей и леденящий кровь вой тварей. Но защитники не дрогнули. Заработали дубинами гориллы, круша тела и отбрасывая монстров. Коричневая кровь и ошмётки полетели в стороны. Образовались своеобразные волноломы, несокрушимо ставшие на пути серой волны.
        Пробиться через намертво стоящих горилл твари не могли, и они устремились в промежутки между группами зверей. Но тут на их уже встречали коты, которые задействовали свои способности в полную силу. Тела монстров взрывались, мялись и горели. Животные использовали свою магию, и каждый их удар настигал сразу нескольких существ. Такие удары по площадям были тем более эффективны в виду большой скученности серых тварей в промежутках между группами горилл. Несмотря на это многим серым бестиям удавалось прорываться, и они пытались атаковать наших магов. Но тут наступала очередь собак, которые защищали котов и эффективно уничтожали тварей, откусывая им конечности и головы. Как ни старались защитники, некоторая часть монстров проскакивала заслон, и бежала далее по просеке. Но тут вступали в бой олени, догоняя их, круша своими мощными ногами и насаживая на рога. Из джунглей непрерывным потоком выскакивали мелкие звери и нападали на монстров, постоянно нанося существенный урон. Правда, среди этих нападающих зачастую были потери.
        Некоторых из тварей отбрасывало в стороны, и они попадали в лес. Там их поведение менялось, и они начинали тупо крушить всё вокруг. Но джунгли быстро наказывали своих обидчиков. Долго они не проживали.
        Бой продолжался несколько десятков минут, затем количество серых тварей начало уменьшаться и, наконец, они закончились. Бойцы устало присели на землю, там, где сражались. Всё вокруг было усеяно телами и частями тел нескольких десятков монстров. Я очень обрадовался тому, что всё закончилось, но как оказалось, я сильно ошибся. Всё только начиналось. Этим днём было еще две серых волны, и животные сражались вновь, но устояли и никого не пропустили. К вечеру нападения прекратились. Бойцы немного отдохнули и пошли подкрепиться. Вокруг было много трупов мелких зверей и поломанных растений, которые пошли в пищу. Монстров никто не трогал.
        Позже все собрались на поляне и занялись своими ранами. Матери отправились кормить малышей. Я понял, что просто так сидеть больше не могу и направился собирать известные мне лекарственные растения. В местах, где в лес прорывались твари, было много поломанных и вырванных с корнем растений, и среди них удалось набрать охапку лекарственных и принёсти к нашей группе. Сначала моё поведение было воспринято с некоторой долей осторожности, но после того как я стал смазывать раны соком плода, похожего на маленькую тыкву, который, как мне уже было известно, хорошо затягивал раны, все успокоились и стали придвигаться для обработки ран. Так же раздал несколько известных мне корнеплодов, которыми пациенты с удовольствием захрустели.
        Закончив с лечением, уселся возле мамы и начал её вычёсывать, но тут подошёл кот и напомнил мне об обещании спеть, а я к своему стыду уже об этом забыл. Ну что же, хит сезона "спят усталые игрушки" в исполнении писклявого мальчишки с полным отсутствием музыкального слуха. Если бы это услышал человек, он бы возмутился тем, как долго и сильно надо мучить ягнёнка, чтобы он так пронзительно блеял. Однако, несмотря на мой скепсис, аудитория оказалась очень внимательными и благодарными слушателями. Все звери развернули в мою сторону головы и замерли до конца песни. Я был несколько смущён таким вниманием и несколько раз сбивался. К концу песни почти охрип от волнения и сжался в ожидании приговора. Но меня просто поблагодарили.
        Некоторое время не мог понять, что произошло, однако значительно позже осознал. Лес вокруг не сильно наполнен звуками. Криков и громких звуков не услышишь и всё, что я до этого слышал, было отнюдь не мелодично, а самый громкий звук из тех, что запомнились, изредка издавала мама. Она скалилась и шипела в момент, когда злилась или была чем-то недовольна. Ну, ещё серые твари, но их вой просто омерзителен. Прочие встреченные мною существа почти не издавали звуков. В лесу даже птицы не чирикали. По правде сказать, птиц я здесь не видел, как и прочей летающей мошкары. Так что певцов не было, и моё ужасное блеяние оказалось откровением.
        Звери, да какие звери? Они общаются, не агрессивны по отношению друг к другу, наоборот, в их среде присутствует дружеская поддержка и взаимоуважение. Даже сражаются вместе, создавая боевое построение. Вполне разумные создания. И возможно, подобно человеку, они интересуются всем новым и необычным. Моё пение в некотором смысле для них новинка, диковинка. А для меня это был шанс улучшить отношения с ними. Кроме того у меня возникло пока ещё неопределённое желание стать частью этой группы сильных существ, принять их образ жизни, цели, устремления. Стать частью больших событий, которые опосредованно проходят рядом со мной. Возможно, песня поможет мне в этом.
        Следующее утро было довольно прохладным и туманным. Проснувшись, я сильно удивился. Трупы тварей, оставшиеся после вчерашних боёв, исчезли. Ночью слышалась непонятная возня, но я побоялся пойти посмотреть, да и не охота было. Подозревал, что некие существа разбираются с останками серых монстров по своему, но всё равно не ожидал полной очистки просеки. Скорее всего, поработали не только мелкие животные. Возможно, плоть мёртвых монстров очень быстро разлагается сама. Чтобы убедиться, что это не легкий туман скрывает нечто от меня, даже попытался пройти к месту вчерашних событий, но был остановлен мамой и отправлен к детям. Стало очевидно, скоро события завертятся вновь и не следует мешаться под ногами. Через час бойцы вновь заняли свои позиции и вскоре последовали атаки.
        Серые монстры нападали вновь и вновь. Их количество увеличилось по сравнению со вчерашним днём, кроме того появились новые виды существ. Помимо гиен на паучьих лапах появились гигантские скорпионы с метровым телом, мощными клешнями спереди и гибким тонким хвостом с жалом в конце. Эти своеобразные пики доставили много проблем. Если клешни были не очень эффективны и не могли повредить кожу защитников, то жала представляли реальную опасность, пробивая шкуры и стремясь попасть в глаза. А жесткий хитин защищал тварей от ударов, не позволяя с ними быстро расправляться. Звери начали получать неприятные рваные раны и истекать кровью. Помимо скорпионов появились груши. Покрытое грязно-серой свалявшейся шерстью метровое грушевидное тело с огромной пастью стояло на четырёх мощных длинных ногах. Эти твари высоко прыгали, порой перелетая ряды защитников. И хоть не были сильно опасны, очень мешали, отвлекая зверей и ограничивали движения защитников, вися на них впившись зубами.
        Серых существ было значительно больше, чем вчера и соответственно больше их стало выталкиваться в лес. Из-за большого наплыва джунгли не успевали справляться с ними быстро, и некоторые твари умудрялись прорваться к детям. Но нас надёжно охраняли трое оставленных возле нас взрослых.
        Твари накатывались волнами, и защитники справлялись вплоть до третьей волны. Однако в третий раз монстров было слишком много. Серый вал начал продавливать оборону. Давление было настолько велико, что гориллы начали пятиться назад. Коты не успевали убить магией и половины пролезающих в промежутки между гориллами тварей, и тех прорывалось всё больше, часть из них перехватывалась собаками, часть попадала под копыта оленей, но уже несколько штук сцепились в рукопашную с котами. Однако хищники не могли достойно отвечать, они уничтожали основной вал, и всё их внимание было приковано туда. Они вслепую отмахивались от нападающих, зачастую неудачно.
        В момент, когда казалось, вот-вот защитников опрокинут, пронёсся мысленный сигнал и те сменили тактику. Они начали медленно пятиться, сходясь к центру и образуя подобие клина. С боков начали образовываться свободные каналы, через которые твари устремились вперёд. Прорвавшись, монстры больше не отвлекались на защитников, а быстро двигались дальше. Не меньше нескольких сотен тварей пронеслись мимо меня за минуту. Это было похоже на то, как вода прорывает плотину и устремляется по руслу. Я уже думал, что проскочат все монстры из волны. Однако вскоре произошли изменения.
        Пока я наблюдал за бегущими существами, олени переместились в остриё клина, выстроенного защитниками, потом наклонили головы, как бы готовясь, и не торопясь пошли вперёд и в стороны. Я понял, что они применили какую-то свою магию. Перед ними катился невидимый вал, который сминал всё на своём пути, буквально вдавливая монстров в землю. В проделанные оленями бреши тут же входили прочие защитники и сходу вступали в бой. Олени довели свой вал почти до леса. Им буквально не хватило по паре метров с каждого края, однако их магия видимо была не постоянной, помогла сделать эти бреши и закончилась. Они вынуждены были отойти за спины остальных. Однако благодаря атаке оленей прочие защитники вновь выстроили боевой порядок и больше ни один монстр не смог прорваться.


        Глава 5.

        В этот день было несколько атакующих волн и ещё один раз серые твари прорывались. В коротких перерывах между атаками защитники отдыхали прямо на просеке, отходя на короткое время к роднику, расположенному совсем рядом. Во время этих перерывов малыши больше не сидели, а выходили из своего убежища на поляне и подбирали пищу, которую сносили бойцам. Вместе со всеми и я ходил по округе, подбирая тушки мелких животных и обломки растений. Сносил свою добычу к защитникам. В какой-то момент попытался попробовать на вкус свою добычу, однако был резко остановлен мамой. Она грубо осадила меня, в мою голову пробился эмоциональный посыл, из которого стало ясно, что я ещё не достоин питаться взрослой пищей и моё дело сосать молоко, однако всё может измениться, если займу место в боевом строю. Кроме того она четко дала мне понять, что сделать это необходимо как можно быстрее, ведь другие малыши уже пробуют сражаться, иначе её отношение ко мне изменится, и в итоге я могу остаться один.
        Понятно, что меня заставляют влиться в эту войну, причем в жёсткой ультимативной форме, но возражать и возмущаться бессмысленно. Меня никто и слушать не станет. Я прекрасно осознавал, что один в джунглях не выживу, мне необходима защита и помощь, которую обеспечивает мама. Однако всего этого могу лишиться, если не присоединюсь к битве, поэтому мне в любом случае придётся сражаться с серыми монстрами. Но, в общем, я был не против этого. Видел и интуитивно понимал, что серые твари это смертельный враг и с ним, возможно, мне придётся сталкиваться постоянно. Только искренне надеялся, что это произойдёт когда-нибудь в неопределённом будущем, когда стану сильнее и готов к этому. Но мама не оставила мне вариантов и теперь надо срочно придумать как можно влиться в группу защитников, при этом быть полезным и не погибнуть.
        Однозначно физически сражаться я не могу по причине слабости и единственный способ это начать применять другие возможности. Те колдовские приёмы, которые узнал на земле, применить ещё не мог, так как тело не было достаточно развито и не могло скопить энергию для проклятий, разве что одного, двух, причём несерьёзных. Кроме того колдовство не даёт быстрых эффективных результатов, и чтобы нанести реальный вред, например лишить монстра сил, необходимо время и объект воздействия во время проклятия должен быть мало подвижен. Но кто мне такую возможность предоставит. Ясно, что здесь от известной мне магии никакого толка не будет. Если так, то выбора у меня нет. Необходимо разобраться с тем, чем пользуются коты.
        Я усердно пытался понять, как пользуется своим основным оружием мама. Я знал и мог скопировать её эмоции при использовании этого умения. Это была смесь из множества чувств, спаянных воедино и направляемых от себя при помощи одного лишь желания. Я уже множество раз пытался сам воспользоваться этим оружием, создать эмоциональный атакующий посыл, аналогичный маминому, но пока ещё ничего не получалось. Однако выбора у меня другого не было, необходимо обучиться пользоваться этим посылом, а поэтому нужно пробовать снова и снова. Для этого я даже забрался на небольшое дерево около места битвы, и пытался бить по монстрам, оставаясь сам в сравнительной безопасности. Однако все мои попытки неизменно оканчивались провалом. От напряжения вскоре устал, и у меня разболелась голова. Пытаясь отдохнуть, на минуту закрыл глаза.
        Очнулся от того что дерево, на котором я сидел заметно содрогнулось. Потеряв точку опоры, начал соскальзывать по стволу вниз. С трудом смог уцепиться в одну из нижних веток и затормозить. Глянул вниз и обомлел. Несколько монстров отделились от основного потока и, попав в джунгли, начали уничтожать всё вокруг себя. Как назло они впали в боевое безумие возле моего дерева. Я с ужасом наблюдал, как они бьются о ствол моего убежища. Дерево трещало и поддавалось их усилиям. Немного придя в себя, я подумал, что в любом случае мне необходимо быть подальше от тварей, и я начал оглядываться в поисках путей отступления как вдруг увидел, что на меня прыгает грушевидная тварь. Моё положение было незавидным. Возможности уйти от нападения монстра не было никакой, кроме того от испуга руки и ноги мгновенно стали ватными. Единственное, что я смог сделать, это в приступе паники и отчаяния отправить в сторону твари эмоциональный посыл. Он был почти такой, как я посылал несколькими минутами ранее, пытаясь поразить серых существ, однако из-за реальной опасности был более эмоциональным и это меня спасло.
        Тварь разорвало на несколько кусков буквально в полуметре от меня. Меня накрыло частью грязно-коричневых вонючих ошмётков, однако это уже было не опасно. В то же мгновение я почувствовал секундную слабость и почти соскользнул с ветви, на которой примостился. Однако смог удержаться и даже несколько удобнее расположиться на ней. Внизу бесновались прочие монстры. Я вновь ментально ударил одного из них, возможно чтобы закрепить первый успех и убедиться, что произошедшее мне не почудилось и действительно удалось освоить мамин приём. Повторить посыл удалось довольно просто, видимо, освоить это умение сродни обучению езды на велосипеде. Один раз получилось удержать равновесие и дальше с этим намного проще. Но повторный удар был значительно слабее, чем в первый раз. Подобная гиене тварь хрустнула, из боков выскочили рёбра, однако это её не убило. Я вновь почувствовал накатывающую слабость. Похоже, мне требуется ещё немало поработать, чтобы освоить и развить новое приобретение, научиться его контролировать и это немного омрачило эйфорию от успеха.
        Тем временем серые монстры никуда не делись, наоборот, почувствовав основную угрозу в моём лице, они с большим упорством начали кидаться на дерево. Моё убежище начало крениться. Отбиться от них сил не было, надо было уходить. Единственным путём оказаться подальше от разъяренных тварей была вершина дерева. В джунглях был очень густой подлесок, появилась надежда, что он не даст упасть дереву быстро и у меня будет шанс спастись. Я осторожно полез по стволу вверх. Рискуя упасть от постоянных содроганий из-за ударов, медленно, но упорно, продвигался к вершине. Одновременно с этим чувствовал как всё больше крениться дерево, поддаваясь усилиям серых тварей. Но в какой-то момент падение прекратилось. Глянув вперёд, увидел, что вершина моего убежища легла на нижнюю ветвь громадного лесного исполина.
        Несколько успокоившись, я обернулся и осознал, что опасность не ушла, а наоборот стала сильнее. Из-за того, что дерево сильно накренилось, серые монстры смогли двигаться по его стволу, чем решили воспользоваться и добраться до меня. Начиная паниковать, я вновь ментально ударил ближайшую тварь, но в этот раз мой посыл был ещё слабее и только несильно повредил ей переднюю ногу. Это возымело небольшой эффект. Движение монстров почти не замедлилось, а мне срочно надо спасаться. Со всей возможной поспешностью добрался до ветви, на которую легло спасающее меня дерево, и перебазировался на неё. Затем двинулся к стволу лесного великана. Монстры догоняли меня. Однако их грубые движения раскачивали почти поваленное дерево, в итоге его вершина соскользнула с упора и монстры устремились к земле.
        Упав, монстры перестали обращать на меня внимание и занялись своими разборками с лесом. Я, наконец, был в безопасности и смог перевести дух, но внимательно оценив своё положение, понял, что радоваться рано. Высота приютившего меня гиганта была не менее пятидесяти метров, а толщина ствола достигала в диаметре шести. Хоть и находился я на нижней ветви, расстояние до земли было очень велико по самым скромным оценкам - метров десять, и не было никакой возможности спрыгнуть, не рискуя при этом повредить себе что либо. Дальнейшее обследование дерева ещё более огорчило меня. Книзу его ствол был влажным и скользким. Зацепиться не за что. И хоть всё было увито лианами, они также были покрыты слизью и не могли помочь спуститься. Я решил попытаться подняться выше, чтобы найти более тонкие и сухие лианы и использовать их в качестве верёвок для спуска. Как ни странно подъём вверх не вызвал проблем. Начиная с нижних ветвей, кора приютившего меня исполина становилась шершавой и сухой. Широкие и глубокие трещины сетью покрывали весь ствол. Они позволяли удобно цепляться руками и ногами, и восхождение не сулило
проблем.
        Я поднялся на десяток метров. Некоторые лианы на этом уровне уже начинали удовлетворять моим требованиям. Однако ещё не получалось их ни оборвать, ни перекусить. Пришлось подниматься выше. Наконец добрался почти до верхушки дерева. Здесь лианы были достаточно тонкими и гибкими. Я вновь постарался оборвать их. Сначала это никак не получалось. Лишь через полчаса смог отцепить от ствола кусок лианы длиной около десяти метров. Пришлось поработать зубами, но в итоге справился и получил длинную верёвку, которую смотал в бухту. После этого решил отдохнуть, удобнее расположился на ветвях и немного расслабился. Работая, я не глядел по сторонам и теперь не замедлил осмотреться. Однако густая крона не давала обзора. Но моё дерево было заметно выше соседей и очевидно, что с самой вершины можно осмотреться. Пришлось подниматься. В итоге добрался до совсем тонких веток, которые трещали под моим весом, рискуя обломаться, но лишь с этой позиции удалось увидеть достаточно много.
        Впереди меня на всей площади обзора пёстро-зелёным покрывалом простирался лес и только вдали размытыми от дымки испарений тенями проступали сине-серые силуэты гор с белыми вершинами. Я усиленно всматривался вдаль, но насколько хватало глаз, наблюдал только царство дикой природы. Никаких следов жизнедеятельности человека. Обернувшись, увидел те же нетронутые джунгли, однако, присмотревшись, осознал, что есть изменения.
        Лес вблизи меня просто полыхал обилием различных цветов и красок. Это цветовое изобилие по мере удаления от меня размывалось, и на удалении нескольких километров сливалось в светло-зелёную растительную гамму со многими небольшими яркими вкраплениями других цветов. Однако почти на горизонте этот пестрый цветовой хоровод обрывался и переходил в более тёмную полосу гораздо менее насыщенную яркими красками спокойного зелёного цвета. С каждой секундой во мне крепла уверенность. Там за этой границей должен быть другой лес, живущий по другим законам и возможно там совсем другие, более приемлемые для проживания человека условия.
        Напрягаясь, долго всматривался в такой манящий горизонт, какой-то привычный, как будто я его уже видел неоднократно и с каждым мгновением понимал, что прав. Именно там заканчивается власть агрессивных джунглей и условия становятся приемлемыми для нормальной жизни. Одновременно появилось сильное волнение от острого желания туда попасть, разорвать путы условий, в которых нахожусь, но, увы, пока это было невозможно. Сам не дойду, а мама сейчас занята и не согласится провести меня. Не сразу удалось успокоиться, потом ещё немного погоревал над своей незавидной участью, однако в итоге решил, может и не стоит пока печалиться по этому поводу. Моё положение сейчас, когда я понял, что могу сражаться, улучшится и станет более стабильным, и возможно со временем найдётся способ и самому добраться до манящего горизонта. Кроме того слишком много неизвестного и непонятного вокруг. Сначала надо попытаться с этим разобраться, может пригодиться. Чем больше знаешь, тем легче выжить.
        Задумавшись, я отвернулся от зовущей полосы и рассеяно стал обозревать лес внизу. Вскоре меня заинтересовало, чем занимается принявшая меня группа животных, но сверху рассмотреть ничего не получилось из-за плотной растительности. В сплошном ковре джунглей просека только угадывалась и была едва различима. Она, немного извиваясь, разрезала лесной массив. Проследив по ней взглядом, наткнулся на открытый участок. С некоторым удивлением я осознал, что там тоже идёт бой. Серые волны тварей неслись по просеке и напарывались на волноломы защитников. Поредев, просачивались далее. Немного накапливались и неслись навстречу с новой группой зверей. Проследив далее по линии просеки, я смог увидеть ещё один открытый участок. По нему двигалась сплошная серая лента. Периодически она разрывалась и к концу видимого участка уже доходила неоднородной. И хоть расстояние и не позволяло увидеть подробности происходящего, воображение подсказало мне, что на самом деле сейчас происходит.
        Из глубины леса под воздействием неизвестных сил выходят твари. Они сходятся в сплошной поток и далее движутся по просекам на выход из джунглей. На их пути встают заслонами защитники, местные животные. Сначала они разделяют сплошной поток тварей, разрезая его на части, затем делят его мельче и мельче и в конце уничтожают. Одновременно над одним потоком работают десятки групп, постепенно уменьшая количество тварей и ослабляя их напор. Моя группа находится в цепочке защитников в самом конце и добивает остатки первоначального потока монстров. Не знаю, есть ли ещё бойцы за нами, но почему-то мне кажется, что мы последние.
        Хорошо рассмотреть, что происходит внизу, мешала густая растительность и лёгкая дымка испарений. Но ещё раз осмотревшись, удалось заметить контуры ещё нескольких просек. Скорее всего, там происходит то же самое, что и на моей просеке. И если я прав, то очевидно, что сейчас происходит в глобальном смысле и можно сделать некоторые выводы. Лавины серых монстров по множеству просек стремятся в те места, где живут люди, чтобы там нести хаос и разрушение. На пути монстров встаёт лес и его обитатели, защищая остальной мир от напасти.
        Эта мысль показалась поначалу нелепой, но если она верна, то многое объясняется. Если джунгли являются живым щитом, соответственно его создатели должны укреплять и улучшать своё оружие, как следствие лес наполняется смертоносными растениями и животными. Исходя из предполагаемых целей, чрезмерная агрессивность окружающей среды и странное поведение обитателей уже не вызывает удивления.
        Во мне окрепла уверенность, что я прав и лес это не естественное образование, а специально созданное для того чтобы оградить весь остальной мир от серых тварей. И этот живой жит всеми доступными средствами пытается сейчас выполнить свою функцию.
        Размеры леса я оценить не мог, так как не смог увидеть его края, но в любом случае речь идёт об огромных расстояниях может быть в сотни или даже тысячи километров и соответственно сотни, тысячи просек, многие тысячи, а может и миллионы сражающихся крупных животных, не говоря уже о мелочи. Масштабы происходящего поражали, и меня угораздило попасть в середину событий, также придется стать их участником. Сказать, что это меня радует, было бы неправильно, но выбора не было.
        За всеми наблюдениями и переживаниями я и не заметил, как продрог. Здесь наверху свободно гулял ветер, неся ощутимую прохладу. Пора вниз. Я подхватил лиану и не торопясь спустился. Не хватало ещё сорваться. Привязал лиану к нижней ветви дерева и уже по ней смог добраться до земли. Осторожно вышел из леса и выглянул на просеку. Казалось, за время моего отсутствия ничего не изменилось. Здесь по-прежнему шёл бой. Что же если мне всё равно суждено принять непосредственное участие в этой войне, то почему нельзя сделать это сейчас? Удалось же убить одного монстра, надо попробовать повторить.
        Стараясь не мешать защитникам и не попадаться на пути прорвавшимся серым существам, я приблизился к маме. Постарался нащупать ритм боя, чтобы нанести свой удар. Однако с непривычки и от неуверенности замешкался и был сбит с ног охраняющей маму собакой. Мама отвлеклась на меня, чтобы отправить восвояси, но в этот момент в проход между гориллами выскочила груша и попыталась перескочить нас. Видимо от неожиданности я быстро среагировал и ментально ударил тварь, разрывая её на несколько частей. Кошка тут же успокоилась и приказала мне перейти немного в сторону от неё, за спины горилл. Она быстро оценила, что силы мои ещё не велики и мне требуется время на восстановление. Поэтому определила мне эту позицию с наказом препятствовать "грушам" перепрыгивать защитников. Одновременно с приказом я почувствовал её чувства ко мне и понял, что с этого момента отношение ко мне изменилось в лучшую сторону. Это было приятно.
        В этот день я уничтожил ещё одного монстра, но вскоре начинало смеркаться, и мы двинулись на поляну лечиться и отдыхать.
        Защитники подкрепились и свободно расположились на отдых. Мамы начали кормить малышей. Я спокойно ждал своей очереди. Наконец, мой брат оставил маму в покое, и я планировал уже занять его место, однако кошка резко поднялась, принесла тушку мелкого кролика и бросила мне под ноги. Всё ясно, теперь меня посчитали взрослым, или, по крайней мере, подростком и пора привыкать к другому рациону. Кролик не вызывал доверия и я, было, потянулся к растительной пище, но был остановлен. Пришел мысленный посыл, сначала мясо, затем с некоторым ощущением скепсиса другая пища, если пожелаешь. И хоть употреблять сырое мясо не хотелось, я был сильно голоден. День, наполненный событиями, отнял много сил. И опять выбора у меня не было и это уже начало напрягать.
        То, что мне необходимо съесть кролика однозначно приказала мама, но вот как то не привык я употреблять сырое мясо. Сыровяленую колбаску, да еще и собственноручно приготовленную с кориандром и прочими приправами это с превеликим удовольствием, а вот такую свеженину ну никак. Ладно, надо пробовать. Покрутил тушку в руках. Не повезло, зверушку аккуратно поломали, и дырок в ней не наблюдается. Куда кусать спрашивается? Ага, вот вроде порез в шкурке имеется. Зубами и руками смог увеличить разрыв. Надо пробовать. Сволочи, зачем резину в шерстяную обёртку засунули. И как спрашивается, это есть. После десяти минут и нескольких малюсеньких жилок, которые всё же смог отделить и проглотить, я сдался. Не могу больше. Ещё днём, когда лиану грыз, челюсть чуть не испортил, а теперь вообще она отвалилась и на место не ставится. Мама видимо поняла мои проблемы и смилостивилась. Ура!!! Лечу к тебе мой самый лучший бурдюк с молоком. И не важно, что я типа взрослый и цивилизованный. Просто мне хочется кушать. А кому не нравиться - не смотрите.
        Сыто, тепло и мягко. Я расслабленно привалился к маминому боку. И чего этот драный кошак меня достаёт. А, да, да, да! У нас же концерт по заявкам телезрителей. Итак, сегодня настроение у меня шубутное, антуражик соответствующий, поел, выпил, то есть попил. Можно и застольное проорать. Значит. "Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба". Глаза соловые, на мордах лица выражение удовлетворения. Прокатило.
        Ну, ребята, теперь я вас со всем известным мне застольным репертуаром познакомлю. На любой свадьбе или юбилее бабушек, дедушек вам все песни будут знакомы. Заходите гости дорогие, можно подвывать. Однако не судьба такому произойти. А с каким бы удовольствием я вновь оказался в кругу своих родных и знакомых. Подумать только, раньше вопросы типа "Как дела? Чем занят?" это были просто проявлением вежливости к собеседнику с моей стороны, и ответ меня нисколько не интересовал. Теперь же кажется, готов часами слушать пустую болтовню, и сопереживать любым проблемам. А ещё очень хочется узнать, как там без меня жена, сыновья? Может и внуки есть? Сколько времени прошло? Я этого не знаю, но смутно ощущаю, что находился я в бестелесном состоянии очень долго. Только теперь, когда между нами целые миры я понял насколько они мне дороги. Всё бы отдал, чтобы никогда не идти за этими чёртовыми грибами на Земле. Однако моё "всё" никого не интересует.
        Точка. Хватит сожалеть о невозможном. Так и в депрессию можно скатиться. Лучше подумать, как приготовить завтра мясо, не вечно мама будет кормить. Интересно, как отнесутся звери к огню? Но это если удастся развести костёр. В общем, идеи есть, и планы на завтра определились. Пора спать.
        Следующее утро началось для меня с инструктажа. Безухий кот закрепил моё место в строю позади горилл и минут двадцать объяснял мне, как действовать при разных командах. Может его мысли были разумны и продиктованы опытом, однако я не котенок, за которого он меня принимает и ясно, что его модель поведения для меня не приемлема. Однозначно недолго проживу, подчиняясь его приказам. В целях спасения своей жизни начал спорить, даже получил пару затрещин, но не уступал. В итоге кот сдался, но теперь все окружающие стали обращался ко мне с явным презрением, как к трусу и слабаку. Это было неприятно, но жизнь дороже. Со мной в итоге определились так - стою с края правого фланга под прикрытием горилл и помогаю им по мере сил. В случае перестроений или опасности прячусь в лесу.
        После того как я занял своё место немедленно осмотрелся и наметил себе несколько путей отхода. Больше всего мне понравился огромный валун на границе просеки и леса. Он торчал над землёй метра на два с половиной, имел крутые бока и несколько удобных для подъема выемок. Мне забраться секунда, а вот монстрам никак. Разве что, могут запрыгнуть грушевидные твари. Однако во время прорыва они несутся, не глядя по сторонам, и это может быть только случайно. А от одной-двух как-нибудь отобьюсь.
        Оценив пути отхода ещё раз, я занял свою позицию. Единственное своё физическое оружие, эту помесь дубинки с палкой копалкой пещерного человека, зажал в руке. Мандражировал очень сильно, однако усилием воли справился. Если бы вчера не уничтожил пару монстров, сейчас бы наверно улепётывал со сверканием пяток. Но нет, стою, глубоко дышу.


        Глава 6.

        Всё началось спокойно и обыденно. То, что издали, казалось серым валом, вблизи распределилось и стало отдельными тварями, многие из которых были уже изранены. Монстры приблизились вплотную и вступили в контакт с защитниками. Почти не огрызаясь на удары горилл, начали легко менять траекторию движения, устремляясь в промежутки между их группами. Вообще твари создавали впечатление неполноценности. Даже самые глупые животные в основном правильно оценивают основные источники опасности для себя и избегают их, здесь всё было не так и монстры тупо шли под удар. Двигаясь в определённом направлении, они почти не атаковали, и их агрессивная натура проявлялась только в моменты вынужденной остановки или резкого изменения траектории движения. Видимо поэтому гориллы не стремились бить, сбивая с ног и соответственно разворачивая и тормозя существ, а как бы толкали их в нужном направлении.
        Твари шли волнами. Первая из них была не сильной. У меня появилась возможность разучить и второй кошачий удар, тот который обугливал, чем сразу воспользовался. Сначала ничего не получилось, но имея некоторый опыт с пятой попытки дело пошло. Я развлекался, поджаривая останки тварей, и это чуть не привело к большим проблемам. Занимаясь своими делами, я не заметил, что перед защитниками скопилась много монстров. Они затормозились и начали активно нападать на горилл, которые в этот момент интенсивнее заработали своими дубинками. Пробиться через эти вентиляторы монстры не могли, но прыгучие груши уже перелетали через головы животных, и одна из них падала прямо на меня. Лишь чудом в последний момент успел среагировать, и тварь развалилась, обдав напоследок меня своими коричневатыми внутренностями.
        - Надо быть внимательнее Юрик.- Сказал я себе.- Это тебе не полигон для экспериментов.
        Повезло, однако. Больше я не отвлекался. Наоборот стал внимательно следить за ходом боя, стараться попутно максимально эффективно поразить тварей и помочь защитникам. Вскоре начал замечать, что постоянно используя эмоциональные удары, я всё легче переношу их последствия в виде головной боли и слабости. Так же время отдыха между посылами сокращается, они становятся мощнее. Это очень воодушевляло, думаю вскоре смогу бить по площадям, как взрослые коты.
        Стоя за надёжными спинами горилл и наблюдая за ними, в один момент я понял, даже такие мощные животные не могут столь долго и сильно махать своими дубинами. Наверняка они тоже используют какие-то присущие им возможности. И вскоре в этом убедился. Когда очередной монстр остановился и попытался достать гориллу, та просто немного изменила траекторию движения дубинки, я почувствовал мысленный посыл, и дубина врезалась в тварь. От удара голова монстра просто въехала куда-то в район грудной клетки, а всё тело существа деформировалось и сжалось как гармошка. Удар по силе был сродни удару многотонной машины, на не малой скорости. Вот это магия в действии. И что это у них за дубинки? Даже внимательно присмотревшись, я не понял, из чего они сделаны. Это узнал позже.
        Вторую волну мы так же отбили. А вот с третьей возникли проблемы. Монстров было слишком много и пришлось их пропускать. Но я посчитал этот опыт довольно удачным для себя, потому что на практике проверил один из путей отхода в джунгли. После команды отскочил в сторону и отбежал в лес. Несущиеся твари не обратили на меня никакого внимания. Вскоре цепь защитников восстановилась, и я вновь занял своё место в строю. Так можно и повоевать.
        Однако бои сильно выматывают. У животных просто великолепная физическая форма и большая тренировка. А вот я быстро спёкся и мне необходим отдых. Во время перерывов между первыми волнами удалось немного восстановиться, однако этого было недостаточно. Меня мотало из стороны в сторону от слабости и усталости.
        Перед четвёртой волной звери вновь построились. Они отодвинулись от предыдущей позиции метров на пять, чтобы не увеличивать гору тел монстров перед собой. Эта волна была какой-то лёгкой. Я решил, что защитники без меня вполне справляются, лишне перенапрягаться не стоит и поэтому отошёл в сторонку. Мне надо было отдохнуть. Для этого, необходимо быть в безопасном месте, и я взобрался на камень. Расположился на плоской вершине усевшись в удобную позу, но, наученный предыдущим опытом, постоянно посматривал по сторонам, следя за обстановкой. Однако как только устроился, увидел его.
        Неуклюже переваливаясь, на нас медленно и неотвратимо двигалась гора. Точнее это был неизвестный монстр просто исполинских размеров. Толстые ноги, покрытые грубыми наростами, несли гигантское тело, все покрытое крупной чешуёй. Высота твари не менее четырёх метров, а длина около десяти. Крупная приплюснутая голова с огромной пастью, усаженная пятью метровыми бивнями или клыками, моталась из стороны в сторону при ходьбе. Длинный составной хвост описывал круги от бока к боку при каждом шаге.
        Защитники даже не пытались остановить этого монстра в лоб. Они разошлись в стороны и начали атаковать его с боков, нацеливаясь в основном на ноги. Видя, как ранее сражаются защитники, я думал, что коты своей магией довольно быстро уничтожат монстра, однако это не происходило. По всей видимости, тварь не пробивалась магией, и защитники могли атаковать, используя только свои физические возможности. Раз за разом они набрасывались на монстра, но никаких видимых повреждений нанести не смогли, а сами начали получать серьёзные раны от ударов и у нас появились первые потери. Сначала ударом хвоста была сметена собака, а затем не увернулась от движения головы горилла и была насажена на бивень. Безухий кот попытался вскочить на спину монстра. Это ему почти удалось, но его когти защемились в стыке серой чешуйчатой брони и он застрял. Кот повис мешком на боку твари и не мог ничего сделать. Хорошо ещё, что опытный боец выбрал правильное место атаки и удары хвоста и головы его не доставали.
        Защитники проигрывали эту схватку, и необходимо было что-то предпринимать. В отчаянии я перебирал свои возможности, но ничего поначалу в голову не приходило. Однако вскоре вспомнил земную науку. Колдун, когда издевался над людьми, использовал мою душу как громоотвод и при неудачах не боялся, что может повредиться сам, поэтому свободно экспериментировал и создавал различные проклятия во множестве. Имея нездоровое чувство юмора, однажды он изобрёл заклинание-проклятие, которое искажало ощущения человека, создавало видимость падения и изменяло места тактильных ощущений у объекта проклятия. То есть, например, стоя ступнёй на земле человек чувствовал, что стоит на колене. Автоматически человек пытался обрести равновесие и встать на ноги, но наоборот его терял и падал. После падения человек пытался встать, но из-за искажённого восприятия ничего не получалось. Проклятый человек, хаотично извивался, беспорядочно махал руками и ногами.
        Это очень забавляло колдуна, и он назвал проклятие "шутка". Заклинание направлялось частично на объект, и одновременно как бы рядом с ним, воздействуя на места соприкосновения объекта проклятия с землёй и меняя ощущения. Для меня из-за моего маленького магического резерва это было самое подходящее, потому что от энергии, выделенной на это проклятие, зависело только время его действия и у меня оно должно получиться. Как долго оно будет работать, я не знал. Но понадеялся, что если выведу монстра из равновесия, хоть на секунду, защитники не подведут.
        Я по памяти сформировал образ конструкции проклятия, максимально наполнил его энергией и послал в монстра. Несколько секунд ничего не происходило, и возникла мысль, что заклинание не действует. Вдруг нога твари начала скользить, он забавно засеменил, его лапы разъехались в стороны и с грохотом огромный серый монстр рухнул на землю. Я даже ощутил содрогание почвы от его падения. Мгновенно оценив обстановку на спину твари вскочил олень, тут же подпрыгнул и ударил её по позвоночнику добавляя к силе ног вес своего тела и, как показалось мне, кое что из своего специфического арсенала. Раздался хруст, и тварь мелко задрожала. На неё заскочило ещё несколько животных, и начали рвать поверженное существо.
        Как не страшен и не уязвим, был монстр, пока шёл, так абсолютно беспомощным он был сейчас. Ему не удавалось ни встать, ни перекатиться, ни сбросить атакующих его защитников. Мне на секунду даже стало его жалко. Но хоть монстр и был повержен, тем не менее, внешне серьёзного урона нанесено ему не было. Его чешуйчатая броня могла выдержать любой удар. Однако нападающим и не требовалось его добивать, они сделали несколько небольших прорех в броне и удалились, освободив заодно и безухого кота. Я сначала удивился, но затем понял, теперь монстром займутся мелкие жители леса. Их маленькие, но очень острые зубы будут эффективнее когтей и дубин.
        Пробивной таран в виде огромного монстра был уничтожен, но основная толпа серых монстров шедших плотной группой позади своего танка ещё только подошла, и больше не было, ни мгновения на передышку. Вновь выстроился заслон, и снова пришлось вертеться как ужу на сковородке. В итоге волну отбили. Можно расслабиться, тем более что к моей радости отдых ожидается продолжительнее, чем обычно. А то я уже едва мог стоять.
        Защитники сошлись на поляне. Туда же принесли тела двух погибших в последнем бою. Животные по одному подходили и прощались с павшими товарищами. Это очень напоминало поведение людей. Одним из последних, хромая подошёл безухий кот. Он, как и все недолго постоял над телами и похромал в сторонку. Устало и неуклюже пристроился рядом со мной. Раненая лапа животного своим видом вызывала жалость и сильно его беспокоила. Два когтя почти вырваны, и болтаются как бесполезные крючки. Кот коротко обследовал повреждения, потом резко склонился и выкусил бесполезные уже когти. Меня аж передернуло. Могу представить, как это больно. Я вскочил и принес лекарственные растения. Кот их с благодарностью принял.
        Через некоторое время ему стало легче, зверь немного отошел от боли и начал расспросы. Каким-то образом кот почувствовал, что это именно я помог справиться с большим монстром, но не понял, что именно мною было сделано, и хотел это узнать. Я, конечно, попытался ему все объяснить, однако не смог. Даже словами у меня ничего не получилось бы, а при форме передачи даже не мыслей, а чувств это было в принципе невозможно. Но я честно старался.
        Во время поиска мной возможности объяснить я неосознанно подобрал откушенные когти и вертел их в руке. Осознав, что делаю, на секунду испугался реакции кота, но он не выразил недовольства по поводу моей самодеятельности. Это успокоило, появилась возможность оценить, что же попало мне в руки. Когти, длиной около пятнадцати сантиметров, немного изгибались и сплющивались к острию, образуя две острые кромки, длиной сантиметров по пять. Они удобно ложились в руку и становились великолепными ножами. По характеристикам, прочности и остроте они могли поспорить со стальными инструментами, а может быть, и превосходили металлические изделия. Мне захотелось заполучить их в своё постоянное пользование, и безухий оказался не против этого, по сути, он даже не обратил на это внимания. От меня он хотел только узнать, как удалось свалить большого монстра, поэтому ещё некоторое время безуспешно расспрашивал. Затем, поняв, что ничего не добьётся, уточнил. Можно ли это повторить? Немного подумав, я ответил, что смогу повторно свалить ещё такого же монстра, но только завтра, так как мне надо восстановиться.
Удовлетворившись ответом, он оставил меня в покое и позвал одну из собак.
        Освободившись, я немедленно побежал испытывать когти и первым делом проверил их остроту и прочность. Результат впечатлил. Не смог ни сломать свои приобретения, ни испортить их заточку, как ни старался. Это очень радовало. Форма кошачьих когтей была несколько непривычна, и использовать их как нож было неудобно, однако магазина инструмента здесь нет и надо приспосабливаться. Раз у меня появилась возможность необходимо немедленно улучшить свою жизнь и первое, что приходит на ум это озаботиться пропитанием.
        Подвесив за задние ноги тушку кролика, сделал пару надрезов, и шкурка снялась, как чулок. Обрезал зону передних лап и головы, быстрый разрез брюшины, минута и тушка очищена. Как то очень быстро. Попробую ещё парочку. Закончил буквально за десять минут. Странно по моим воспоминаниям, так быть не должно. В детстве и юношестве я ходил с дедом на охоту и частенько мы приносили с неё зайцев. Естественно доводилось принимать участие в свежевании добычи. Но это был не такой быстрый процесс, как теперь. Вскоре догадался, почему так происходит. Шкурка местных зверей очень прочная и не рвётся, когда её снимаешь. Совсем не нежная, как у земных зверей. Там чуть сильнее потянул и порвал, приходится подрезать, а тут хоть изо всех сил тяни, ничего не будет. Да и снимается очень легко. Ладно, нечего заморачиваться, буду считать, что так и нужно.
        Мои действия привлекли внимание. Мама подошла разобраться. Щас отгребу. Пытаясь задобрить разгневанного родителя, протягиваю ей одну из очищенных тушек. Мама сначала с недоверием обнюхала подношение, затем с удовольствием съела. Понравилось. Ещё бы шерсть на зубах не мешается. Фу, утёр холодный пот со лба, прокатило. Подошли остальные коты. Необходимо и их угостить. Через час все сыты и довольны, а у меня помимо двух мясистых ножек ещё и пяток шкур. Теперь попробую добыть огонь, не есть же мясо сырым. Сложил кучку хвороста и сделал эмоциональный посыл, такой который обугливал монстров. Знатно полыхнуло. Всё ясно надо быть аккуратнее. Как себя ведут окружающие? Морды заинтересованные, однако, никто не спешит меня наказывать. Чуть придвинулись, наблюдают. Им что тут бесплатный цирк. Похоже, что да. Ладно, главное не мешайте.
        Быстренько выстругал две палочки, нанизал мясо и в огонь. Понимаю, что лучше бы подождать и пропечь над углями, но чувствую времени мало. Активно поворачивая палочки, быстро пропёк мясо. Теперь надо счистить подгоревшую корку и вперёд. Да, конечно не ресторан. Мясо сверху подгорело, внутри сырое, да и вкус специфический, но в целом кушать можно. Жестковато, но уже можно прожевать. Жаль соли нет. Однако чего я торможу? Есть соль. Мы когда шли сюда лужу необычную видели. Отсюда всего метров триста. Посреди небольшой поляны есть странное озерцо, метров двадцати в диаметре. Вода в нем сероватого оттенка и периодически пузырится. Берега покрыты комьями разных белого, серого и зеленоватого цветов. Мама нас с братом не подпустила к берегу, но сама подошла и с удовольствием полизала белый ком. Земные животные лижут соль, буду надеяться, что и местные тоже. Но сам я туда не дойду. Надо маму уговорить. Так, потом думать буду. Приказ на построение. Приближается очередная волна монстров.
        Во время очередного отдыха решил подкатить к маме. У, шантажистка хвостатая. Хорошо, буду и дальше тебе еду чистить, тем более что и так этим бы занимался. Хватаю кошёлку, секунду подумав, подбираю шкурки и бегом за кошкой. Я знаю, что шкурки животных надо вымачивать, чтобы они мягкими стали, но опять же, магазинов здесь нет, ни щёлока, ни соды не купить. Были бы дубы, так с корою можно замочить, но этих деревьев не наблюдается, а чем их заменить не знаю. Просто высушить так шкурки жесткие и ломкие становятся, да и не дадут им высохнуть, на свеженину толпа жучков всяких набежит и мало что оставит. Буду надеяться, что после обработки это будет не так. Поэтому попробую забросить их в озерцо, может что получится. Всё равно других вариантов нет.
        Наконец дошли. Опять все ноги и не только их ободрал, но останавливаться лечиться некогда, мама торопит. Осторожно подошёл к берегу. Поднял белый комок. Запаха нет, на вкус соль. Положил добычу в кошёлку. Затем взял длинную палку, привязал к ней шкурки и в воду. Вроде всё, пора обратно.
        Вечером, после боёв, устроил себе пир желудка. Хорошо прожаренный шашлычок, запитый молоком. Я бы, конечно и от рюмочки не отказался, но здесь её достать негде, да и рано мне - мал ещё.
        Костерок весело потрескивает. Рядом устроились животные и смотрят на огонь. Очень меня порадовало отношение местных к огню. Спокойное и заинтересованное. Для них это диковинка. Ну, вообще то, с пожарами они навряд ли сталкивались. Почти каждую ночь идёт мелкий дождь. Всё вокруг сырое и хоть сухостоя, то есть мертвых и поваленных деревьев много, но всё это богатство большей частью влажное и гниёт на корню. То, что собираю, необходимо сначала высушивать и только потом это нормально горит. Так что возле костерка лежит груда веток. Малышня из горилл суетиться, и пихает дрова в огонь почем зря. Научил на свою голову, теперь надо смотреть, чтобы не обожглись. Хотя по этому поводу волноваться нечего. Местная зелёная аптека мигом на ноги ставит. Вот и безухий кот уже почти не хромает на повреждённую лапу, а если б не лекарства нескоро бы пошёл. Травки, корешки и прочие фрукты имеют невероятно мощный эффект при применении. Мне бы такой лесок на земле, всего пару гектаров и я миллионер. Теперь уж нечего мечтать.
        По правде говоря, эти постоянные хоть и кратковременные дожди надоели. Достало прятаться под маму в попытке не сильно мокнуть. Намного лучше было в берлоге, сухо. А вот сегодня долгожданная хорошая ясная ночь. Можно спокойно вытянуться на травке и посмотреть в небо. Впервые за время моего здесь пребывания, что-то видно. Днём в основном небо чистое, и настолько похоже на земное, что порой кажется, что я на своей планете, однако по многим другим признакам это не так. К вечеру обычно набегали тучи, и увидеть что-либо уже становилось невозможно.
        Я привык к отличиям этого мира от своего и больше не удивлялся новинкам, поэтому не сразу сообразил, что именно рассматриваю. Ночное небо сильно отличалось от знакомого мне по земле и, поэтому, воспринималось как абстрактный образ, как картина с фантастическим сюжетом. Нет, звезды были, но созвездий я не знаю, кроме большой медведицы, да и то, не сильно помню какая она. Поэтому они меня ничем не удивили. На своих местах они или нет, не известно. Зато луну я помнил хорошо. Но сравнивать два видимых небесных тела с ней не стоит даже пытаться. Они оба были похожи размером на спутник земли, однако были своеобразных серебристого и золотистого цветов. Рисунки кратеров были свои собственные, с луной не спутаешь. Одно небесное тело находилось на севере, другое на юге. Интересно будет пронаблюдать за их движением, но эта мысль мелькнула и пропала.
        Посередине небо перечёркивала чуть заметная переливчатая полоса. Довольно широкая. Сначала я не понял, что это, но потом подумал, что это может быть кольцо как у Сатурна. Значит у планеты, на которую меня занесло, есть крупные спутники и кольца. Это ещё сильнее ударило по моей и так призрачной надежде оказаться в привычном мире. Всё-таки несмотря ни на что в самой глубине души я надеялся, что это Земля, и я нахожусь где-нибудь на её неизведанной окраине, но видимо зря. Я рассматривал неизвестное небо над головой и незаметно заснул.
        Утром проснулся не достаточно отдохнувшим, с тяжёлой головой и дрожащими руками. Всё же ночные посиделки у костра надо ограничивать, особенно после напряженного тяжёлого дня. Однако моё состояние безухому коту было не интересно. Он подошел ко мне и начал что-то втолковывать. С трудом понял, что он куда-то отправляет меня и это связано с гигантским монстром. На это я был категорически не согласен. Рано мне ещё по джунглям в одиночку шастать. Это ему было понятно, но маму в сопровождающие он не отпустил, а приставил ко мне собаку. Это меня тоже не устроило. Конечно, он злился. Но мои ноги даже мехом не защищены, а путь предстоит не простой и повреждений моей тушки ожидается немало, а это никого не обрадует. Кроме того маме я доверяю, а вот другим не особо.
        Мы долго думали, как выйти из положения, ведь несмотря ни на что маму отпускать со мной было невозможно. И так защитники не справлялись, а без неё дело вообще могло провалиться, но вдруг меня осенило.
        Я подумал, не прокатиться ли с ветерком и долго объяснял, зачем нужен олень. Меня никак не хотели понимать. Тогда пришлось подвести гориллу к одному из оленей и с её помощью взобраться на своё будущее транспортное средство. Тот поначалу удивился, затем попытался меня сбросить, но совместными усилиями это ему сделать не дали. Затем зверь прошёлся пару шагов и потрусил по просеке. Кайф, хочу быстрее. Олень уловил моё настроение и понёсся во весь опор. Это непередаваемые ощущения. Безумная, быстрая скачка со свистом ветра в ушах и мельканием стволов. Даже не предполагал, что животное может так нестись. И что самое главное, тело его почти не дёргалось во время бега, только слегка покачивалось. Ехать было очень удобно. Конечно на машине быстрее, но это не сравнимые вещи и такого удовольствия от колёс не получишь никогда. Олень пробежался по кругу, приблизился к основной группе, там получил от кота ц.у. и быстро повёз меня в лес.
        Проехали мы километров десять и оказались на соседней просеке. Там шёл бой. Я спешился, и мы помогли отбить волну серых тварей группе местных защитников. Олень переговорил с вожаком, тоже крупным котом, как и наш. Потом все вместе расположились ждать и отдыхать. Скоро будет новая волна и возможно с ней придёт большой монстр. Иначе, зачем меня сюда тащить. Я решил подыскать себе место повыше и ... побезопаснее. Однако ничего подходящего рядом не наблюдалось. Пришлось долго уговаривать оленя, чтобы он разрешил вновь сесть на него. Пришлось даже пригрозить, что я не смогу ничего сделать, и он будет в этом виноват. Тогда, наконец, он сдался. Вскоре мне удалось снова удобно устроиться на широкой мягкой спине и расслабиться. Всё равно гиганта не пропущу. И тот как чувствовал, вскоре появился.
        Нет, конечно, сначала шла толпа тварей поменьше, и затем медленно и очень самоуверенно шествовал он. Ну, ничего, сейчас ты нам станцуешь, ибо на пути твоём стою я, великий проклятщик, проклятник э.... В общем проклятун и прокляну тебя великим проклятием ... "шутка". Чего же это меня так колотит. По ходу нервишки шалят. Так, хватит балдеть, пора дело делать, тем более что монстр уже среди защитников. Я создал образ проклятия, наполнил по максимуму силой и проклял тварь. Теперь ждем, раз, два, три. Ну что же ты такой неловкий, прямо неудобно. Монстр потерял опору и воткнулся бивнями в землю. Через мгновение я почувствовал, что действие проклятия закончилось, и испугался, что тварь успеет встать, но защитники не подкачали. И вскоре всё закончилось. Мы с оленем ещё помогли сдержать волну серых существ, но это было уже непринципиально, главное уже сделано, можно двигать назад.


        Глава 7.

        Всё же ехать - не идти. Тем более на таком великолепном транспорте. Обратно олень добежал очень быстро, я даже не успел насладиться поездкой. А у нас оказывается передышка. Очень хорошо, можно сгонять проверить шкурки в соляном озере. Однако мой транспорт резко встряхнулся, сбросив меня на землю. Вот же гад, я, можно сказать, проявляю чудеса героизма, а он упрямиться. Совсем меня здесь не уважают, уйду от вас, будете сами здоровых монстров валить. В эту же секунду ко мне резко подскочила мама, и я от неожиданности упал на землю. Попытался подняться, но тяжёлая мягкая лапа накрепко прижала меня к земле. Я бился, извивался, орал про права цивилизованного человека и что в гробу видал их жизнь, требовал немедленно отвезти меня к людям, в безопасность, но никак не мог освободиться. Сколько это продолжалось, не помню, но в итоге я притих и только тихонько подвывал. Меня оставили и не беспокоили несколько часов. В итоге истерика прошла, пришло опустошение.
        Я тупо смотрел по сторонам и хотел пожалеть себя, поплакаться о тяжёлой жизни, но незаметно пришло осознание, что это уже не нужно. Моя прежняя жизнь воспринималась как сон. Работа, заботы, устремления стали далеки и напоминали мышиную возню в стоге сена. Некоторое время силился понять, откуда у меня такие ощущения? Однако ответа не находил. Мой взгляд прошёлся по сражающимся защитникам, и в этот момент понимание пронзило мозг.
        На земле я был обычным обывателем, тупым потребителем. Занимался исключительно собой и своим комфортным состоянием и соответственно окружающие мне были почти безразличны и нужны только для удовлетворения некоторых потребностей.
        В юности всё было несколько иначе. Я стремился к чему-то возвышенному, необычному, постоянно многим интересовался, но постепенно под давлением внешних факторов это атрофировалось, видоизменилось и многое ушло. Жизнь стала спокойной и размеренной со своими небольшими неурядицами и заботами. Всё как у людей. Работа, карьера, дом, воспитание детей. Нельзя сказать, что это плохо, но постепенно приходило осознание, что из моей жизни уходит нечто очень важное. Всё чаще начал замечать, что многие события больше не вызывают чувств и становятся безразличны. Я, конечно, возмущался несправедливостью и сочувствовал другим в их бедах, но это было больше для вида. Волновало только то, что касалось непосредственно меня, но даже это случалось всё реже. Иногда хотелось чего-то ещё, цели, смысла, действий. Но это желание приходило только на несколько минут и сразу растворялось в рутине повседневности. Оставалось только никому не нужное бессмысленное достаточно комфортное существование с иллюзией того, что чего-то добился и имею значение. Конечно, это несколько преувеличенно, но, тем не менее, назвать мою прежнюю
жизнь достойной нельзя.
        Здесь и сейчас я увидел другую жизнь. Другие ценности и устремления. Это постоянная борьба и не только за себя. Война на пределе сил и возможностей. Всё подчинено тому, чтобы защитить мир от серых тварей. Это действительно достойная задача. Причём это только малая часть того, что смог осознать и узнать. По сути, ещё ничего и не видел, нигде не был. Наверняка этот мир принесёт ещё множество сюрпризов.
        Мой срыв обусловлен тем, что поначалу я не мог психологически принять условия, в которых оказался, хоть понял, что они изменились и даже выработал некоторые меры, чтобы приспособиться к изменившейся обстановке. На самом деле всё это время окружающее я воспринимал негативно. Неизвестная обстановка, боль, опасности, лишения меня всё это угнетало. С первого дня мне хотелось, чтобы всё вернулось обратно, дом, машина, четвероногий друг - диван и ящик телевизора с бокалом пива на журнальном столике. Теперь, после попадания в этот мир, у меня ничего нет. Всё, что имел, исчезло. Меня окружают опасности, и я вынужден сражаться. И это постепенно накапливалось внутри как гнойник и вот, наконец, он прорвался.
        Здесь я никто и звать меня никак и ничего вокруг не изменится сообразно моим пожеланиям. Но именно сейчас стало понятно, что это всё это уже для меня не важно. И даже если представится возможность, я не собираюсь ничего возвращать, по крайней мере, в том виде как это было в прошлой жизни.
        В этом мире я впервые в жизни испытал настоящую боль и страх. Сражался, побеждал и почувствовал себя частью большого, загадочного и действительно нужного. Окружающее пугало, но одновременно завлекало своей необычностью, красотой и опасностью. Мои атрофированные чувства возродились, подозреваю, что дополнительным стимулом было и необычное общение с животными, но я понял, что не против этого, наоборот, мне это нравится. Теперь я хочу жить, а не сидеть в выгребной яме земных благ. У меня возникло острое желание узнать и понять этот мир, стать его частью. И ещё пришло осознание того, что пассивным наблюдателем я больше не буду, пустота моего прежнего существования сюда не придёт. Я готов сражаться, учиться, познавать, искать свой путь. Вновь почувствовал себя по настоящему живым, как в молодости и это непередаваемое чувство я больше не отвергну, как это сделал когда-то, в той своей жизни. Больше не будет нечестных компромиссов и примирений с совестью.
        Но какие бы порывы сейчас мной не двигали, я не младенец и прекрасно осознаю, что только сильный и подготовленный человек выживет и приспособиться в любом мире. А тем более теперь, когда я осознал что хочу не просто выжить, а занять достойное место, мне необходимо быть ещё более подготовленным. Пока об этом говорить рано, но этот лес даёт мне шанс вырасти, стать сильным, время на подготовку и условия для быстрого развития. Я больше не буду искать любой возможности убраться отсюда, а сделаю джунгли своим домом, и всё что здесь происходит, или будет происходить, теперь касается меня напрямую. С этими намерениями я поднялся и пошёл на своё место в строю. Но теперь это полностью отвечало моим устремлениям, а не было вынужденной необходимостью.
        И опять животные меня поразили. Думаю, такое чувство такта людям не свойственно. Моё появление воспринято спокойно и ни одного косого взгляда. Пришёл, вот твоё место. Что делать ты знаешь и всё. Вечером опять отдых у костра. Очень спокойно и благожелательно. Я почувствовал какую- то близость и благодарность ко всем живым существам вокруг меня, общность с ними и понял, что выбрал правильный путь. В этот момент мне преподнесли подарок. Несколько животных пригласили пройти за ними.
        Мы приблизились к останкам большого монстра, того которого удалось свалить первым. От громадной туши осталась лишь куча костей. Думаю, завтра джунгли окончательно поглотят их. Одна из горилл принялась ворошить останки. Через некоторое время она протянула мне кость. Это был самый конец хвоста твари. Я взял её в руки и понял, что это дубина, такая как у остальных горилл. Серая, чуть шершавая ручка метровой длины оканчивалась округлым набалдашником с пятью вертикальными полосами сантиметровых шипов. Это очень грозное и надёжное оружие и теперь оно моё. Очень вовремя. Моя деревянная дубина пришла в негодность, а твари часто прорываются, и приходится отбиваться врукопашную. Даже получил несколько серьезных ран, но они уже зажили благодаря местным травам. Теперь будет немного легче.
        Дубина была велика и тяжела для меня, пользоваться ею будет сложно, но пройдёт время, вырасту, покрепчаю, и тогда оружие станет мне по руке. В любом случае, несмотря на неудобство это намного лучше любого сделанного мною оружия. Так что отказываться от подарка не стал. Помнится гориллы, орудуя аналогичным оружием, используют ещё и свои специфические возможности. Для меня это во многом решило бы проблему. Значит необходимо попробовать перенять навыки других животных, и тогда вес и размер не будут иметь большого значения. А пока придётся приспосабливаться.
        Я долго любовался на дубину, пробовал бить по поваленным деревьям, царапать кошачьим когтем. Мощная вещь, ни сломать, ни испортить. Наигравшись, пришёл на общую поляну, и тут меня посетила мысль. А может ещё что-нибудь интересное осталось после монстра, как то не сообразил сразу покопаться и поискать ништяки. Однако уже стемнело, и поиски пришлось отложить на завтра.
        Утром естественно первым делом направился к костям. Если бы не запомнил места заранее, не нашёл бы ничего. Джунгли уже полностью поглотили тело монстра, а мелкие животные растащили немногие неуничтожимые сразу остатки. Однако после продолжительных поисков удалось обнаружить несколько фрагментов скелета. По цвету и структуре они были похожи на дубину и поэтому не разложились или не были съедены. У меня появилось две тонкие миллиметр толщиной, шириной пять и длиной пятнадцать сантиметров дугообразные пластины. Видимо они защищали глаза. Значит и мне подойдут в качестве защиты, только надо придумать, куда и как их приспособить. Нашлось пять длинных полутораметровых рёбер, мгновенно возникла идея лука. Эти кости удобно ложились в руку, пружинили при изгибе и те, что были короче, могли использоваться мною. Естественно забрал, сейчас не до них, но потом обязательно побалуюсь. Поднял несколько небольших костей такой формы, что не мог сразу сообразить, откуда они и как их использовать, но всё равно не выбросил. Мои находки были очищены от плоти, имели похожую структуру и самое важное, могли сохраниться в
условиях этих джунглей. Так что любая косточка была важна. Остатков скелета, возможно, было больше, но они затерялись.
        Сегодня с утра меня не посылали на другие просеки, поэтому имелась возможность реализовать некоторые задумки. Во время одного из отдыхов упросил маму снова сходить к солёному озеру. Прибыв на место, поначалу испугался. Палка, к которой были привязаны шкурки, заметно подпортилась в химически активной воде. Возникло обоснованное опасение, что и они испорчены, ведь всё это эксперимент, однако всё было нормально. Мало того шкурки стали очень мягкими и очистились от мездры. Вернувшись в лагерь, я хорошенько выполоскал мои приобретения в ближайшем ручье, окончательно очистил и принёс на поляну, где разложил сохнуть. Весь день следил, станут ли их кушать мелкие обитатели леса или пронесёт. Эти заразы ели всё, что попадалось. Очень боялся, что лишусь возможности сделать себе одежду, однако обошлось. Даже на следующее утро к моей добыче никто не притронулся. Это радовало и вселяло надежду, недолго думая я продолжил развивать успех и подготовил следующую партию шкур на дубление. Однако закладку провёл только вечером, потому что днём вновь ездил валить большую тварь на другую просеку. Удачно, хоть монстр и
не упал, но его слаженные движения сбились, и этого оказалось достаточно. В этот раз олень был более дружелюбным, и получилось уговорить его провозить меня дополнительно.
        Позднее вечером занялся пошивом, точнее приспособлением пары шкур под мои нужды. Не знаю, что за адский коктейль был в соляном озере, но они были достаточно мягкими, и можно было их использовать. Первым делом я сделал защиту на голень. Выбрал заготовку, обрезал лишнее и натянул на ногу как чулок. Когтём проделал несколько отверстий по размеру ноги и протянул шнуровку. Затянул. Всего пару минут и штанина готова. Сидит удобно и плотно. Из-за меха получилась хорошая амортизирующая подложка. Затем обрезками кожи примотал поверх костяные пластины, оставшиеся от большого монстра.
        Получилось некрасиво и криво, зато надёжно. Теперь будет несколько спокойнее и не так больно ногам, а то я уже и так расписан шрамами вдоль и поперёк. Частенько приходится вступать в рукопашную, особенно когда серые твари накапливаются в больших количествах и защитники не справляются. Почему то при этом сильнее всего достаётся ногам, особенно когда прорываются "скорпионы". Ну, ничего, с каждым разом мои посылы становятся разрушительнее, время на отдых и восстановление уменьшается и повышается моя эффективность как бойца. Соответственно количество живых врагов стремится к нулю. Этому сильно способствует активная тренировка и развитие во время боя. Вскоре смогу сражаться не хуже взрослых котов и тогда никто ко мне не доберётся. Хотя это только надежды. Стану взрослее, сильнее, задачи изменятся и число недоброжелателей тоже. Но это ещё когда будет?
        Конечно, если бы монстры нападали, а не неслись мимо, мало обращая внимание на защитников, мне бы уже мало не показалось. А так получаю в основном скользящие удары, больше толчки. Серые твари больше стараются убирать помеху с пути движения. Но мне и этого хватает. В любом случае раз появился материал, надо делать защиту на тело.
        Интересно, сколько это может продолжаться? Не вечно же будут длиться бои? Наступил новый день и по сути ничего не изменилось. Те же волны серых тварей, так же приходится им противостоять. Разве что поножи порадовали, пару раз по ним удар пришёлся, а я почти и не заметил. То есть, ран нет и почти не больно. Уже после первой волны понял, что быстрее хочу защитить остальное тело. В ближайший перерыв уселся кроить и сшивать шкурки. Решил сделать, что-то вроде мешка с отверстием для головы. С моими умениями и опытом ещё не скоро смогу пошить приличную одежду. Думал, раз самое простое изделие, то быстро управлюсь. Куда там. Только к вечеру еле успел закончить. Натянул на себя и сразу осознал, как мне не хватало одежды. Всё же, хоть и стыдиться некого, а оделся и стал чувствовать себя намного спокойнее. Как будто отгородился от бед мира. Хоть и выглядит моя поделка просто чудовищно, но намного лучше, чем ничего и поэтому меня вполне устраивает. Походил по лагерю. Вот и местный клоун, прошу любить и жаловать. Звери с интересом следили за моими действиями, но к моей радости восприняли новый облик спокойно.
Понимаю. Чем бы дитя ни тешилось, абы не плакало.
        Ладно, пока есть минута, надо сходить горилл помучить, вдруг получится научиться их посылам, а то толку от дубины маловато. Слишком она для меня тяжёлая, не хватает сил ею нормально пользоваться. Сегодня разок серьёзно испугался, не мог отбить или оттолкнуть в сторону тварей, и они лихо протопали прямо по мне. Лицо располосовали так, что боялся, глаз вытечет. Однако пронесло. Но больше повторений такого не хочу. Пытался научиться нужному посылу во время боя, однако ничего не получилось. Нормально запомнить эмоции, хоть и стоял рядом не смог, а во время отдыхов между волнами от меня постоянно отмахивались, типа не мешай расслабляться. Но сейчас вечер и скорого нападения не предвидится, поэтому друзья - не отвертитесь. Подошёл и начал упрашивать горилл. От меня отворачиваются, пытаются пересесть, даже отгоняют. Ничего, это мне очень нужно и чего бы это ни стоило, я своего добьюсь. Даже готов плясать вокруг вас всю ночь. Похоже, прониклись, все-таки смог их достать.
        Большая самка решительно обернулась ко мне и начала готовить к передаче мне эмоции для посыла, но вдруг остановилась. Что такое? Почувствовав, что рядом кто-то стоит я обернулся. Сзади надо мной навис олень, тот, который меня возил. Он предложил мне поделиться своим посылом. Явно подвох, но, похоже, мне надо принять его предложение. Олень передал мне чувства своего эмоционального посыла и предложил попробовать. Это был удар ногами. По идее в момент посыла я должен произвести удар ногами силы значительно большей, чем мои физические возможности.
        Небольшая путаница была в том, как воспринимать передние и задние ноги, но в итоге разобрался. Опыт с другими заклинаниями уже есть, должно получиться. Мне предложили ударить поваленный ствол дерева, но и ежику ясно, что в этом кроется некий подвох, поэтому решил перестраховаться и просто помучить землю под собой. Сосредоточился, посыл и .... Вашу мать. Мои ноги подбросило вверх и вбок. Я перевернулся в воздухе и приземлился на голову. Чтоб вам б...ди всю жизнь икалось. Вокруг меня царило оживление. А ведь даже не заметил, с каким вниманием к моим экспериментам относились окружающие. Оказывается, они всё это время не сидели, а подошли поближе, образовали круг и наблюдали, чем всё закончиться. И когда я сделал воздушный кульбит, поляна заполнилась эмоциями. Звери фонтанировали радостью и задором. Шумно вздыхали, махали лапами и приседали. Ржут они, весело гадам.
        Посмотрев на веселье животных, сначала удивился их реакции. За всё время моего пребывания раньше как-то не замечал, то есть не воспринимал, хоть и видел неоднократно, что звери очень часто выселятся и шутят. Юмор для меня настолько человеческое, что я банально отказывался воспринимать шутки исходящие от зверей. В этот момент во мне сломался очередной психологический барьер, и я сам начал смеяться. Поднялся на ноги, обнял пошутившего надо мной оленя за шею и искренне поблагодарил его. Он смутился, чем вызвал новый взрыв смеха.
        Останавливаться на достигнутом я не собирался и несколько раз повторил новый посыл, каждый раз вызывая веселье, и одновременно прислушивался к своим ощущениям. Наконец, у меня получилось осознать, каким образом меня отталкивает от земли. Поэкспериментировал ещё и взлетел в высоту метра на полтора. Потом, по наитию, пошёл на гориллу и перепрыгнул, через неё. Хоть и неудачно, плашмя, приземлился, но это была моя победа. С вызовом осмотрелся. Животные по-прежнему пребывали в весёлом расположении духа, но после последнего прыжка появилось ощущение уважения. Это была победа, и я понял, что заработал некоторый авторитет. Больше мне не будут отказывать в обучении. Горилла была согласна передать свои знания немедленно, но теперь уже мне требовалось время, надо было немного отдохнуть.
        Всё же приятно осознавать, что мои силы очевидно растут. И если в самый первый раз чуть не свалился от слабости и головной боли после двух посылов, то теперь смог повториться с десяток раз, прежде чем устю. Что будет далее? Однако расслабляться, не следует. Чуть отдохнув, всё же настоял на продолжении обучения. Горилла, которая первоначально согласилась мне помочь, уже хотела отдыхать, и ей стало не до меня, однако я был непреклонен. Неизвестно согласится ли она показывать мне что-либо завтра. Так что, несмотря на усталость, заставил пожилую самку учить меня. Она с явной неохотой подчинилась и передала мне эмоции своего посыла. Для закрепления сразу попробовал использовать новое знание. Одновременно с посылом стукнул по ближайшему дереву своей дубиной. Эффект увидел сразу. Дерево было настолько мощным, что ранее моих ударов даже не замечало, но в этот раз по стволу прошла дрожь, послышался шум трясущихся листьев. Ладно, всё на сегодня. Еле добрёл до мамы и свалился с ног. Полнее осваивать полученное буду завтра.
        Пристраиваясь к кошке, я ожидал, что мгновенно провалюсь в сон, однако это не произошло. Наверное, слишком возбудился. Считать овец не интересно, поэтому лежал и вспоминал свою прежнюю жизнь. Это навеяло грустные мысли и наоборот не давало уснуть. Чтобы отвлечься, начал прокручивать в мозгу все полученные эмоциональные заклинания-посылы.
        Итак, что у меня есть. Первое это полученное от мамы заклинание, разрывающее монстров изнутри. Назову его *взрыв*. Действует внутри объема. Мощность разрушений определяется силой и умением существа направляющего посыл. Материальные объекты под его воздействием распадаются на части с большой скоростью, в итоге получается взрывной эффект. В зависимости от желания применяющего взрыв может произойти в объеме от нескольких кубических сантиметров, до нескольких метров. Пространство внутри зоны заклинания произвольно делится на несколько сотен частей, и затем эти части отталкиваются друг от друга. Объем воздействия заклинания, количество частей на который он делится, и сила отталкивания отделённых кусков определяется заклинателем, его силой, опытом и умением. Может воздействовать на любые тела, в том числе на дерево и камни за некоторым исключением. Это уже из собственных экспериментов. В основном я применял данное умение против монстров, но пару раз воздействовал на окружающие предметы. Правда от камня смог отколоть всего несколько песчинок, однако это показывает, что и на него есть воздействие. Правда,
как делиться объём на части для меня абсолютная загадка. Такое ощущение, что это происходит строго как попало, но опыта ещё мало, может, потом разберусь. Вообще во время этого посыла всё происходит интуитивно, не задумываясь, создаёшь желаемое и получаешь нужный результат. Думаю, что если попробовать подключить мозги к этому процессу будет только хуже.
        Второй посыл температурный. Тоже от мамы. Похоже на микроволновку или духовку. Сначала всё спекается, а потом если продолжать воздействие, то и загорается. Как и первое заклинание действует на объем. И в этом случае, объём, на который нужно воздействовать определяется автоматически, на интуитивном уровне. Когда делаешь посыл, об этом не задумываешься, всё происходит само собой. Назову его *огонь*. Не совсем правильно, но слово понятное и простое.
        Третьим моим заклинанием пусть будет взятое от гориллы. Всё-таки хотелось в первую очередь получить его, это олень влез и смешал все карты. По ощущениям это не удар. При его применении дубинка в моей руке становится намного легче и появляется возможность ею управлять. Во время эксперимента я скорее не бил, а быстрее и сильнее махал дубиной. Поэтому назову этот посыл *отмашка*.
        Ну и последнее на сегодня это *прыжок*. Олень удачно пошутил, и шутка мне очень понравилась. Особенно когда получилось высоко подпрыгнуть. Чувствую, этот посыл станет для меня любимым, потому что готов сутками баловаться с этим заклинанием, лишь бы получать кайф от полёта. Однако это небезопасно, надо быть осторожным и долго учиться приземляться, пока не смогу надёжно пользоваться. Но это меня не смущает, главное, что теперь появилась возможность летать. Интересно, почему олени не подпрыгивают при использовании этого посыла? Думаю, что всё кроется в неизвестных мне особенностях организма этих животных. В любом случае хоть при применении мною заклинания эффект другой чем у оленей, он меня устраивает.
        Судя по тому, что обучая меня, олень знал, что будет весело, такие обмены знаниями бывали ранее и разные животные могут владеть магией друг друга. Но, похоже, что есть некоторые особенности, которые не дают правильно исполнять те или иные заклинания разным видам. Или же эффект от применения нетипичных посылов бесполезен или даже вреден. Буду исходить в дальнейшем из этого. Пока мне везло, я смог начать пользоваться всеми заклинаниями, хоть и не все они получились, как у оригиналов. Отказываться от возможности обучиться новому глупо. Следует дожать зверей. Ещё не все заклинания-посылы в моем арсенале. Но есть вероятность того, что очередной новый посыл может мне навредить, так что при изучении буду вкладывать минимум. Может, опасности и нет, но рисковать не следует.
        В последующем удалось изучить ещё три умения. Посылы, которыми пользовались собаки, направлялись на челюсти. Я побоялся их применять на себе. Ещё один посыл от горилл меня порадовал не сильно. Назвал его *критический удар*. И хоть он сильно увеличивал силу удара, применять его было сложно. Необходимо было отправлять посыл синхронно с прикосновением дубины с телом монстра. Мгновение позже или раньше и ничего не получалось. Нескоро обучился ему в полной мере.
        Второе заклинание оленя в его исполнении выглядело как таран, которым он расшвыривал тварей. Для меня он стал настоящей находкой, так как позволял сильно гасить скорость движения и теперь во время приземления после высокого прыжка я не рисковал сломать ноги. Значит полетаю.


        Глава 8.

        Дни, наполненные учёбой, работой, тренировками и боями проходили неспешно. Я сильно уставал и выматывался, поэтому время тянулось медленно, но вместе тем чувствовал, как заметно увеличиваются мои возможности и это удовлетворяло. Война давала многое в плане личного развития, приходилось работать через не могу, хоть было тяжело. Однако на девятые сутки от начала боёв монстры кончились и напряжение, в котором я находился в последнее время, резко снизилось.
        Это опять случилось внезапно для меня, как уже не раз бывало ранее. Утром проснулся и не заметил привычного построения к защите. Позже к полудню, немного постояв над местом, где лежали тела павших бойцов на краю поляны, все начали расходиться. За эти девять дней наша группа потеряла пятерых, двоих в поединке с большим монстром, двоих детёнышей и одна горилла умерла от ран. Было грустно осознавать эти потери. Вместе со всеми простился с павшими бойцами. Потом мама позвала нас с братом за собой. Она хотела скоро выдвигаться, но я заупрямился, потому что мне необходимо было собрать вещи. В итоге через полчаса, навьюченный как ломовая лошадь, едва плёлся за мамой и братом.
        Мы еле шли и часто останавливались в основном по причине моей перегруженности. Мама злилась и уговаривала всё выбросить, однако я ни в какую не соглашался. Ещё бы. У меня теперь есть оружие, одежда и ещё многое. Кстати теперь в арсенале имеются приличные наручи, упрочнённые костяными пластинами, и те же пластины нашиты на мой балахон. Пару дней назад удалось уговорить оленя свозить меня к местам гибели больших тварей, где и разжился несколькими костями. Он подвез меня ещё к нескольким местам гибели больших монстров, и там удалось неплохо прибарахлиться. Правда, дубины брать не стал, но костяные пластины и ребра подобрал. Также имелась солидная вязанка выделанных шкурок, соль, верёвки, два ножа сделанных из когтей кота. Ножи почти ничего не весили, однако остальное меня солидно прижимало к земле. Так что еле тащился. Мама долго меня ругала и грозилась оставить, но потом успокоилась, похоже, бросить меня она не могла. Инстинкт выше эмоций. И когда она сдалась я потихоньку начал её обрабатывать по поводу помощи мне. Но тут нашла коса на камень. Убедить её не было шансов, но неожиданно помочь мне
согласился брат. Для него это было похоже на игру, и я немедленно закрепил на его спине часть груза. Как ни странно он не испытывал от этого никаких неудобств. Ну и хорошо. Теперь наше движение заметно ускорилось.
        Несмотря на груз, скорость нашего движения заметно выросла по сравнению с тем как мы налегке шли десять дней назад. Сказалось накопление опыта и то, что после нашествия серых тварей количество мелких обитателей джунглей сильно уменьшилось. Так что к берлоге мы вышли уже на второй день пути. И здесь нас ждало разочарование. Жилище полностью разрушено и окружающий лес сильно поломан. Твари основательно порезвились в этих местах. Такое ощущение, что часть серых тварей постоянно перенаправлялась защитниками с просек в эти места, чтобы лес сам расправился с ними и поэтому джунгли сильно пострадали.
        Немного потоптавшись на месте, мама повела нас дальше. Однако теперь это было хаотическое движение вокруг нашей прежней стоянки. Стало понятно, что она ищет новое место для постоянного поселения. В этом деле я, конечно, мог бы помочь, но мои предложения были сходу отвергнуты и чётко указано, чтобы не лез и не мешал. Побродив день вместе с нами, мама решила оставить меня с братом в безопасном месте, а сама, освободившись от тихоходов, направилась на активные поиски. Без нас она двигалась значительно быстрее.
        Место временной стоянки было сильно вытоптано монстрами и нас ничто не беспокоило. Можно было расслабляться, но активные последние дни приучили к постоянному напряжению и бездействие быстро надоедало. Я решил продолжить тренироваться. Следует заметить, что, несмотря на окончание боевых действий, мама постоянно заставляла нас с братом периодически направлять посылы на деревья, землю и камни у нас на пути. Такие действия давали результаты, и наши навыки улучшались. Однако в последнее время я мало уделял внимания развитию других возможностей. Это не правильно, тем более что моя *шутка* востребована. Теперь я смог снова активно тренироваться, медитировал и параллельно дополнительно развивал способность видеть ауры. Полезное умение, помогает своевременно заметить опасность.
        Мама постоянно отлучалась на весь день, возвращалась недовольная и сильно нервничала. Периодически она переводила нас на новое безопасное место, однако постоянного дома всё не находилось. Это сильно напрягало, но изменить это не было никакой возможности. Мы с братом оставались вдвоём и по большей части были представлены сами себе. Единственно каждое утро и вечер под маминым присмотром мы разрушали и поджигали различные предметы. Я надеялся хоть часть времени уделять развитию этих способностей, но в своё отсутствие она запрещала делать это. Вскоре стало понятно почему.
        Однажды мама показала нам маленький полупрозрачный камень светло зелёного цвета. Практически песчинку. Такие камни, но значительно большего размера я во множестве находил и ранее. Но этот был меньше в десятки раз. Мама отвела нас на пять метров и направила на камень посыл. Рвануло так, что взрывной волной меня почти сбило с ног и слегка оглушило. Ничего себе граната. Интересно как может взорваться большой камень? Однако с этим экспериментировать не следует. Теперь понятно чего мама опасалась. Показав нам взрывающийся камень, мама успокоилась и разрешила нам тренироваться в любое время, только внимательно следить, куда направляется посыл.
        Пролетали дни, постепенно холодало. По всем признакам наступала осень и, судя по тому, что с деревьев облетают жёлтые листья, далее будет зима, однако постоянного дома всё не находилось. Очень не хочется мерзнуть под открытым небом. Мама с братом достаточно теплые и немного согреют, но от постоянного холодного дождя не спасут. А если пойдёт снег? Ситуация мне не нравилась. Однако ничего поделать я не мог. На все попытки сообщить, что можно построить жилище ответ один - заткнись.
        Во время непродолжительных стоянок я без дела не сидел, но успевал соорудить только хлипкий шалаш, который едва защищал от дождя и ветра. Рисковать зимовать в таких сооружениях не стоило, но не в моих детских силах пытаться построить приличный дом. Поэтому в скором времени стал серьёзно подумывать об изменении планов и выходе из леса к людям. Даже попытался уговорить маму проводить меня, но это было бесполезно. Вот же упёртое создание! Так что пока вынужден смириться. Но неопределённость с местом жительства меня сильно беспокоила, вплоть до тихой паники. Одно внушало оптимизм. Благодаря местным травкам за всё время моего нахождения в лесу до сих пор я ни разу не заболел, несмотря на ночёвки на земле и постоянную сырость, так что есть шанс продержаться при любых раскладах.
        Все мои тревоги разрешились в один день. Мы перешли на новую стоянку и расположились возле небольшой скалы с крутыми, даже местами вертикальными склонами и заросшей вершиной. С утра мама ушла на поиски и, оставшись одни, мы с братом занялись своими делами. Вскоре я начал тренироваться наблюдать ауры окружающих существ. Стараясь ежедневно развивать эту способность, добился значительных успехов и уже вполне уверенно обозревал окрестность. Осматриваясь вокруг, неожиданно заметил непонятные ауры. Они были очень слабы и находились внутри холма. Я бы не обратил внимания на это, но передо мной визуально находился голый камень. Ещё несколько раз внимательно присмотрелся к этому явлению и понял, что ошибки нет, и внутри скалы есть полость, где живут несколько животных.
        Естественно сразу начал обследовать скалу, на предмет попасть вовнутрь. После продолжительных поисков нашлось отверстие, которое находилось на самом верху каменного монолита, однако оно было настолько мало, что проникнуть в пещеру, нечего было и думать. Рассмотреть, что находится подо мной, также не было возможности. Через небольшое отверстие диаметром с мою ногу просматривалась только часть узкой шахты, уходящей под небольшим углом вниз. Но по распределению аур я к этому времени понял, что внизу не маленькое помещение и это место может стать нашим домом, если найти туда приличный вход. Ещё несколько часов я обследовал скалу, но больше ничего не нашёл. Снова поднялся наверх и попытался расширить отверстие, не реально. Затем используя видение аур, подошёл к наиболее тонкой стенке пещеры и несколько раз ударил дубиной. Только руки отбил. Камень и не думал поддаваться моим усилиям. Я уже почти решил отступиться, но вовремя подумал о том, что вход можно сделать и другим способом. В моем мире часто используют взрывчатку. Мама показала мне неплохую гранату и пора этим знанием воспользоваться с пользой.
Побродив по округе, нашёл нужный камень. Довольно большой. Надеюсь, его хватит.
        Острым концом дубины попробовал пробить углубление в скале, чтобы заложить заряд. Этого не получилось, но нашел трещину и расширил её. Вставил найденный камень и замазал трещину глиной. Отошёл на пару десятков метров и сделал посыл. Ничего. Подошёл ближе. Опять ничего. В итоге дошёл до приближения метров пять. Взрыва так и не добился. Возможно, глина каким-то образом мешает. Но если её убрать мощность взрыва значительно уменьшится. Пора экспериментировать. Невдалеке растет куст с ветками очень похожими на стрелы. Кстати надо его приметить, а то материал для лука есть, а вот со стрелами напряжёнка. Срезал ветку, осторожно проткнул глину в трещине, добираясь до взрывающегося камня, оставил в отверстии палку вместо затычки. Отошел на двадцать метров, потом, ещё на десяток и спрятался за ствол дерева. Посыл... Ничего себе прилетело. Хорошо, что укрылся. В ствол защитившего меня дерева ударило несколько обломков. Выглянул и подбежал к скале. Стена радует меня округлым проломом метра два в диаметре. Теперь убрать обломки и можно спокойно заходить.
        Пещера порадовала и заинтриговала одновременно. Как место проживания она меня полностью устроила, была почти чистой и сухой. Довольно большое, сорок квадратных метров помещение, имело в дальнем углу полуразрушенную снизу перегородку, которая отделяла маленький закуток, из которого вверх вела шахта. Эту трубу я и обнаружил в начале поисков. Место идеально подходило для камина, дыма не будет. Но поразило меня не это. Помещение было прямоугольным с ровными стенами, полом и потолком. Оно не могло быть естественного происхождения. Позже, внимательно обследовав скалу, я ещё больше убедился в правильности моих заключений. По некоторым признакам, когда то на этом месте стояло большое здание, но оно было разрушено и часть его неизвестными силами спаяно в монолит, который теперь воспринимается как скала.
        Очевидно, что это произошло давно, может тысячу лет назад. Древний катаклизм, атмосфера и природа основательно потрудились над некогда ровными стенами, колоннами и другими строительными конструкциями, изменив их до неузнаваемости. Только теперь после понимания того, что скала раньше была зданием, глаз начинает видеть ровные неестественные черты и можно немного представить его размеры, но никак предназначение. Открытое мною помещение сохранилось лучше всего, так как находилось в глубине здания в защищенном месте, но по нему одному понять что-либо о древнем строении не представлялось возможным. Жаль, интересно было бы узнать, что здесь произошло, но это мне никто не расскажет. В любом случае стоит поблагодарить судьбу за то, что буду жить в уютном доме.
        Через несколько минут после того как я начал обследовать пещеру появилась мама. Её напугал взрыв, и она примчалась на помощь. Не зная, что произошло, она с опаской разглядывала место событий. Прячась за ней, подошёл братишка. Коты внимательно обследовали пролом, затем, по моему примеру, зашли вовнутрь пещеры. Через несколько минут мама вынесла свой вердикт. Это место нам подходит. Наконец-то поиски закончились, можно обживаться.
        Котов естественно всё устраивало, и они просто улеглись на полу, предоставив всю работу делать мне. Несколько мелких зверушек, благодаря аурам которых была найдена пещера, погибли от взрыва. Мама с братом ожидали, когда я ошкурю тушки и накормлю их, по-царски лицезря процесс приготовления еды. Эгоисты хвостатые, но что с них взять, порода у них такая - кошачья. Ладно, мне не тяжело. Вскоре семья обедала. Себе же решил пожарить мясо в будущем камине, заодно проверить его. Сгрёб мусор и поджёг. Сначала подымило, но мусор был сухой и сгорал быстро, выделяя при этом много тепла. Быстро нагрелась шахта и появилась тяга. Вскоре весь дым уходил в отверстие. Меня это очень порадовало. Теперь можно спокойно ожидать наступление холодов. Какие бы морозы не ударили, в пещере будет тепло благодаря огню. Надо только немного поработать над камином, немного облагородить его. Затем придумать, как перекрывать вход от сквозняков. Ещё принести траву и листья для постелей, заготовить дрова, сделать запас еды и можно зимовать. Мне ещё нужно многое кроме этого, но всё другое можно сделать и позже.
        Прожаривая над огнём мясо, я пытался планировать работы по благоустройству, но что-то меня отвлекало. Осмотревшись, понял, мне на ногу попадают брызги. На расстоянии вытянутой руки от меня образовалась маленькая лужица, в которую падали капли. Это сильно мне не понравилось. Не хочется жить в мокром помещении. Пытаясь разобраться с источником влаги, я посмотрел вверх. С потолка свисали несколько корней деревьев, растущих выше на скале. Такие корни же вились по стенам и полу, образуя причудливый узор. Внимательно присмотревшись, понял, что некоторые из них повреждены, причём, не только взрывом. На них чётко выделялись следы мелких острых зубов. Повреждённые корни сочились влагой, которая стекала и капала, образуя лужи. Я поймал несколько капель рукой и слизал их. Сок, чуть сладковатый и приятный на вкус. Эта находка успокоила и очень порадовала. Самое главное, что крыша, оказывается, не течёт, а ещё теперь моё меню можно разнообразить. Судя по жирным тушкам прежних обитателей этого места сок весьма питательный. А ещё он вкусный и жидкий. Молоком мама меня в последнее время балует редко, а чистую
воду не всегда удаётся набрать с листьев. Порой приходилось пить из мутных ручьёв и луж. Теперь эта проблема решена, необходимо только придумать ёмкость для сбора сока. Попробую позже соорудить бурдюк, благо материал имеется. Среди выделанных шкурок есть несколько подходящих.
        После обеда занялся благоустройством. Первым делом сгрёб в камин остатки мусора. Сначала думал использовать в качестве подстилки, но в нем было слишком много трухи, и поэтому решил сжечь. Потом наносил дров. При помощи *взрыва* отделял от поваленных деревьев куски и сносил на просушку к огню. Затем до вечера срывал траву и собирал листья. Всё это сносил к камину. Огонь всё вскоре высушил и получился мягкий стог. Вечером семейно поужинали остатками обеда и все с удовольствием растянулись на сене. Правда мне пришлось для этого вклиниваться между мамой и братом. Эти дармоеды заняли лучшие места раньше меня. Немного поворчали, но в итоге пододвинулись. Мягко, сухо, тепло. Таких комфортных условий у нас ещё никогда не было. В общем, кайф.
        Утром мама опять ушла по своим делам. Понимаю, всё, что я хочу делать это только мои планы, и она не желает тратить своё время на мои затеи, но как-то обидно. Могла бы помочь. Ведь я же для всех нас.... Ну да ладно, некогда обижаться, да и было бы на кого. Тем более это напоминает о том, что я нахожусь в теле ребёнка, и это негативное чувство во многом определяется детскими восприятиями. Тем более что задуманную мною работу можно сделать, имея руки, а не лапы, так как я решил сшить имеющиеся шкуры между собой и закрыть ими вход. И я занялся монотонной деятельностью. Это продолжалось до прихода мамы. Она вернулась в полдень и не одна. С ней вместе пришла группа горилл из шести взрослых и двух детёнышей. Похоже, у нас появились соседи.
        К присутствию новых персонажей поначалу я постарался отнёстись спокойно. Мне, конечно, не понравилось, что пришедшая группа стала сразу хозяйски распоряжаться в моей пещере. Взрослые завалились на стог сена, малышня разбросала дрова и стала с ними играть. Неприятно наблюдать, как без разрешения другие пользуются плодами твоего труда. Но это дети природы и они не понимают мои переживания. Поэтому решил сразу ничего не предпринимать, а попробовать добиться своего со временем. Понадеялся, что постепенно мы научимся жить вместе. Чтобы лишний раз не нервничать временно отложил шитьё и пошёл набрать ещё травы и листьев для второго стога. Очевидно, что гориллы не станут уступать нам нагло экспроприированную ими постель. Вскоре вернулся с мягкой охапкой и увидел, что детёныши нашли моё рукоделие и теперь гориллы пытаются его разорвать на части. Этого я стерпеть уже не мог. С криками бросился к животным и стал вырывать шкуры у них из рук. Они сопротивлялись моим действиям, думали, что играю. От наших действий занавесь разорвалась, это ещё больше раззадорило паршивцев, и они стали рвать шкурки на части.
        Я пришёл в бешенство и почти не соображая, схватил свою дубину и бросился на них. Пару раз взмахнул оружием, пытаясь напугать, и получил удар в грудь. Отлетел в сторону и сильно приложился о стену. В ярости вскочил и попытался броситься на обидчиков вновь, но в этот момент мою ногу обожгла нестерпимая боль. Вмешалась мама и своим легким посылом *огонь* остановила меня. Это она так подумала. Спасибо мама за идею. Я тоже владею *огнем*, и поджечь стог под гориллами сумею. Задача для меня несколько необычна, так как стог не маленький, а я решил зажечь его сразу весь, чтобы больнее отомстить обидчикам и поэтому лишнюю секунду потратил на подготовку. В момент, когда уже был готов устроить пожар, передо мной возникло тело матери.
        "Прекрати" - просигналила она мне.
        "Уйди, сожгу"- ответил я.
        "Почему"- в недоумении попыталась выяснить она.
        И тут я выплеснул на неё всё. Сначала свою надежду на обретение дома. Риск и страх в момент взрыва стены. Радость от обретения крыши над головой, когда его нашёл. Надежду на обустройство. Мою усталость от тяжёлой работы. И потом досаду от осознания того что гориллы грубо вторгаются в мою жизнь, беззастенчиво пользуются плодами труда. Горечь от крушения планов и надежд. И ярость при виде того как гориллы уничтожают мои наработки на будущее. Может мама и не поняла всего из моего сбивчивого объяснения, но многое ей стало ясно. Кроме неё кое-что дошло и до горилл. Я и не понял как, но в момент эмоционального напряжения мои мысли получали все. Раньше получалось общаться только с одним собеседником.
        В пещере повисло напряжение. Потом крупный самец, вожак группы, обратился ко мне. Его мысли воспринялись как попытка извинения и поиск путей к примирению. Однако не ожидал, думал, что моё поведение вызовет агрессию и даже серьёзно опасался за свою жизнь, а тут такое. Зря боялся, животные мирно отреагировали на мой пассаж. Похоже ситуация нетипична, звери находятся в растерянности и идут на попятную, а я тем временем уже остыл и немного успокоился. Оказывается, "построить" моих соседей просто, достаточно немного побуянить. Даже стало неудобно за своё поведение, как-то это выглядело в итоге подленько с моей стороны. Однако не воспользоваться преимуществом глупо. И пока окружающие готовы загладить свою вину надо быстро всех напрячь, пока не разбежались.
        Пользуясь выпавшим случаем, заставил собрать разбросанные шкурки и убраться в пещере, затем отослал всех наружу за травой и дровами. Пускай с запасом заготавливают, полезное занятие заодно время до вечерней темноты пройдёт. Сам вновь уселся шить. Однако пришлось временно это дело отложить. При попытке присесть разболелась нога.
        Я осмотрел повреждения. Повезло, мама только немножко меня припекла. Ожог был маленький, всего пару квадратных сантиметров, но болел невыносимо. Присмотревшись к нему, понял, что он мне напоминает. Вся моя левая половина тела покрыта типичными шрамами и теперь ясно, это следы аналогичного ожога, только гораздо более сильного. Моё пробуждение в этом мире и теле было после применения в отношении прежнего владельца тела заклинания *огонь*. Возможно, мама и постаралась, хоть и не хотелось бы так думать. Правда ли это, скорее всего не узнаю, но как помнится, несмотря на чудодейственные свойства местных растений, лечиться пришлось довольно долго. Скорее всего, заживать ожог будет нелегко. Впоследствии так и оказалось, больное место беспокоило меня ещё несколько дней.
        Всё-таки большие животные это сила. Вчера я полдня потратил, чтобы набрать стожок сена и натаскать маленькую кучку веток для очага, а они за один раз принесли больше меня. Причём на дрова притащили целые брёвна. Очень хорошо, хоть и не ожидал от них такой скорости. Ещё пару раз их сгонять и можно будет занять другими вопросами. Они пока ещё не сопротивляются моим поручениям и можно продолжать их эксплуатировать. Малыши огонь поддержат и всё просушат, взрослые отправятся за длинными жердями.
        Если с дровами и сеном всё было ясно, то с другими поручениями дело застопорилось. Звери уже оценили камин и соглашались с необходимостью принести дерево в пещеру, но только в качестве сырья для очага и не понимали, зачем напрягаться и искать длинные жерди, если можно брать ближайший выворотень и не мучиться. Пришлось мне опять сделать намёк, что моё благорасположение они ещё не заработали. Картинно повздыхав, гориллы направились на поиски. Всё принесённое сносили в пещеру. Нанесли огромную кучу нужного и не очень материала. Ничего, со временем всё пойдёт. Потом, посчитав выполненными все задачи, обезьяны успокоились и думали располагаться на отдых. Ага, щас я вам это позволю! Тут ещё и мама с охоты пришла. Очень хорошо. Теперь работа коллективная. Принести несколько обрубков брёвен больших деревьев. Мама поможет их отделить, а вожак со своими подопечными пусть несёт. А я пока мамину добычу ошкуривать буду.
        Не понял! Кто это тут решил в уголке пристроиться, а ну быстро побежал гадить на улицу. Нечего наш дом в туалет превращать. Надо этим вопросом заняться завтра в первую очередь, да и другие мысли появились. Теперь работников хватает, много дел наворочаем.
        Вскоре мои помощники притянули несколько крупных деревянных чушек.
        "Давайте их поближе к камину". Великолепно. Теперь можно по-человечески посидеть, а то поза лотоса уже достала.
        "Какие вы все молодцы. Я вас просто обожаю и почти люблю. Вижу устали. Теперь можно отдыхать до завтра". Поочерёдно обхожу работников и обнимаю. Всё. Поплыли. Немного похвалить, приласкать и они на седьмом небе от счастья. И чего днём на них набросился, надо было по-другому. Они же во многом как маленькие дети. Немного ласки, внимания и они твои. Смотрят доверительно, готовы в лепёшку расшибиться, надеясь на очередную похвалу. Главное теперь не переусердствовать и не перегрузить их излишней работой. Я доволен, жизнь-то налаживается.


        Глава 8.

        Утром надеялся сразу нагрузить всех делами, но не получилось. Завтрак лично для меня не был проблемой требующей много времени. И пускай мама ещё ничего не принесла, я озаботился о завтраке ещё вчера, нажарив мяса с запасом. Но мною было не правильно рассчитано время необходимое для завтрака гориллам. По моим наблюдениям на просеке кормёжка была делом нескольких десятков минут. Однако совсем упустил из виду, что там пищу не приходилось сложно добывать. Там это делали серые твари, ломая и круша джунгли. Оставалось только подобрать.
        Сегодня с удивлением увидел, насколько бережно пользуются дарами леса гориллы. Они медленно и аккуратно отделяли плоды и съедобные части растений, стараясь не повредить остального. При этом животные использовали множество уловок и ухищрений, пользовались подручными камнями и палками. Это был процесс, за которым можно было бы наблюдать часами. Очередной, причем какой-то добрый и умиляющий сюрприз этого мира. Из-за сложности добывания еды процесс насыщения сильно затягивался. И хоть дел было много, я вынужден был ждать.
        На самом деле мне и самому было не до работ. Этой ночью, несмотря на более комфортные, чем обычно условия, мне не спалось. Я неоднократно просыпался и вскакивал от неприятного ощущения. Как будто надо мной летает несколько комаров, и их заунывный писк мешает мне расслабиться. Просыпаясь, долго прислушивался, но ничего подозрительного не слышал и вскоре вновь впадал в забытьё на короткий срок, чтобы снова вскочить от этого заунывного звука. Это происходило раз десять за ночь, в итоге утром едва ворочался от недосыпа и усталости. Событие было тем более необычно, потому что несмотря на наличие огромного количества различных насекомых, некоторые виды которых были совсем не безобидны, комаров здесь мне никогда не встречалось. Но, что тогда обеспокоило меня ночью? Это осталось загадкой. Ничего конструктивного в голову не приходило, поэтому я решил не обращать внимания, может со временем всё разрешится. Но из-за плохого отдыха у меня совсем не было сил, поэтому   улёгся подремать, ожидая горилл.
        Меня не сильно беспокоили, и я смог отдохнуть пару часов. За это время несколько раз приходила мама и приносила свою добычу, потом она решила, что достаточно набегалась и улеглась на сене. Подошли сытые гориллы и тоже думали к ней присоединиться, но я уже проснулся и не дал им этого сделать. Сначала они заупрямились, но нескольких ласковых мыслей сделали их сговорчивыми. Невдалеке от пещеры мы нашли удобную яму, совместными усилиями углубили её и принесли камни, при помощи которых упрочнили края. Туалет готов. Камни мы брали в основном около входа в пещеру, заодно его почистили. Особо крупные обломки скалы оттянули в стороны. Теперь заходить в наш дом стало значительно удобнее. Пополнили запас дров и принесли новый стожок травы. Затем, часть горилл, повинуясь моей команде, отправились на заготовку припасов. Пора готовиться к зиме.
        Как ни странно этот процесс был им хорошо известен, и они сами собирались вскоре этим заняться. Я просто немного их поторопил. Посмотрим, что они наберут и как собираются хранить. Ведь в этих местах о сохранности чего-либо на долгий срок можно говорить весьма условно. Возможно, удастся что-нибудь придумать, тем более что вся заготавливаемая пища вполне подходит мне, да и мама с братом в случае чего не побрезгует. Они, конечно, будут нос воротить от растительной пищи, но скорее из-за зловредности характера, ведь я всё видел и не имеет смысла становиться теперь в независимую позу. На просеке мама с удовольствием хрустела различными плодами. Гориллы в свою очередь от мяса не отказывались. Скорее всего, котов называть хищниками, а обезьян травоядными будет не правильно. Они, пожалуй, всеядные, только по некоторым особенностям присущим конкретному виду предпочитают ту или иную пищу. В любом случае запасы делать следует большие и народ этим активно занимается.
        Вожака горилл с одной из самок оставил возле себя и под моим руководством мы стали создавать конструкцию, на которую закрепим полог. Вчера, потратив все запасы шкурок, я его всё-таки доделал. После продолжительного перебора принесённого ранее материала из общей кучи удалось отобрать пару длинных жердей. Далее после нескольких неудачных попыток мы смогли заклинить одну из них под потолком. Она надёжно закрепилась горизонтально над самым входом в пещеру, упираясь концами в противоположные стены. Однако ну и силища у вожака, а ещё когда он воспользовался своими умениями. Конец жерди, на самом деле это небольшое бревно, он при заклинивании протолкнул вверх так, что летели щепы и в камне стены остался след глубиной до сантиметра. Уже в таком виде на бревно тонну груза можно было бы повесить, и оно бы не упало, но на всякий случай мы решили подстраховаться, и поставили несколько подпорок.
        Когда закрепили полог, я расстроился. Он оказался коротким, и снизу образовалась неровная щель сантиметров от двадцати до полуметра. Придётся вскоре уговаривать маму идти к соляному озеру вымачивать новые шкурки. Но это, в общем, было ожидаемо и вскоре надо было бы делать эту работу в любом случае. Хотя есть и приятное. Моя задумка о том, как осветить помещение при закрытом пологе очевидно удалась. Как вставки использовались несколько выделанных шкурок змей, очень тонких и полупрозрачных, но не было уверенности, что они пропускают свет. Зато теперь, вшитые в общее полотно они выделялись светлыми пятнами. Это конечно не стекло, но вполне прилично.
        К вечеру гориллы натаскали большую кучу фруктов и сложили их в углу пещеры. Процесс заготовки припасов пошёл. Однако в мою сторону косились. По общему мнению, я сам маялся непонятной ерундой и ещё привлёк к этому вожака и самку, а все остальные заняты полезным делом. Несправедливо. Поэтому срочно пришлось демонстрировать свою работу. Моё новшество в виде откидывающегося полога было сначала воспринято с неодобрением. Но вскоре признано удобным. Вечером было ветрено, и хотя высокие густые заросли неподалёку от входа сильно ослабляли порывы ветра, все равно в пещере гуляли сквозняки. После того как все собрались я закрыл вход, с помощью вожака принёс одно из больших брёвен и частично закрыл щёль снизу. Сквозняки полностью не прекратились, но в пещере стало значительно уютнее. После этого все несколько подобрели и перестали коситься. Оценили мои усилия и стали больше доверять.
        Пользуясь моментом, я попробовал завести разговор о необходимости сходить к соляному озеру и обработать ещё шкурки. В качестве аргумента показал на щель под входной занавесью и дал понять, что нам будет ещё лучше, если её закрыть. Каково было моё удивление, когда моя просьба сразу встретила понимание, без всяких оговорок и ворчания. К ней отнеслись очень серьёзно. Похоже, у меня появился своеобразный авторитет. Что не может не радовать. Сразу же появились мысли, как правильно организовать поход со своей стороны. Я строил планы, когда мама дала мне понять. Озеро, аналогичное тому в котором мною вымачивались шкурки возле просеки, находится буквально в нескольких десятках метров за скалой. И я уже достаточно самостоятелен и смогу до него добраться, не пользуясь ничьей помощью.
        Это известие меня порадовало, а звери в пещере фонтанировали эмоциями. Это было очень похоже на смех. Они веселились. Блин, да они меня развели, шутники. А я уже раскатал губу, авторитет у меня, слушаются. На секунду даже обиделся, но потом рассмеялся вместе со всеми. Нет, ребята. На вас невозможно больше злиться, слишком вы мне нравитесь. А за то, что вы не обижаетесь на меня, когда заставляю вас работать - большое спасибо. Со стороны вожака донеслось "располагай нами, мы же видим результат".
        И как это понимать? Вконец запутался. Хотя если подумать! Мне сейчас дали понять, что мое отношение к животным несколько свысока, как к малоразвитым существам в корне не правильно. Все намного сложнее и одновременно проще. Ещё один шаг к пониманию. Как познавательно и интересно! Возбуждает до дрожи. И что с этим делать? Как то я всё больше запутываюсь. Да ну его! Утро вечера мудренее.
        Однако ночка выдалась ещё та. Как только расслабился и начал засыпать, вновь услышал комариный писк. Да, что это за напасть? Ещё несколько раз пробовал засыпать, но ничего не получалось. Не выдержав этой пытки, постепенно начал перемещаться по пещере. В итоге перебрался к другой стене и улёгся между горилл. Тут звук меня больше не беспокоил, и удалось уснуть.
        Утром конкретно отгрёб от мамы. Она сильно испугалась, не увидев меня рядом проснувшись. Все мои попытки объяснить произошедшее всерьёз не воспринимались. В итоге мне пришлось обещать, что это больше не повторится. Успокоившись, она ушла, а передо мной встала проблема и её надо разрешить. Но как? Если дело во мне, в этом случае даже не представляю, как справиться с напастью, но надеюсь это не так. Надо всё проанализировать. В первую ночь я спал спокойно. Во вторую к нам присоединились гориллы, и мы с мамой вынуждены были перебазироваться к противоположной стене пещеры. И тогда впервые мною был услышан писк. В третью ночь из-за сквозняков мы сильнее топили камин, и мама легла поближе к теплу. Здесь звук стал нестерпимым, я метался и никак не мог избавиться от него, пока не ушёл к гориллам. Соответственно писк слышится тем сильнее, чем ближе к камину. Пойду смотреть.
        Час проползал в камине и вокруг него. Ничего подозрительного или объясняющего писк не обнаружил. Я уже почти отчаялся, но решил попробовать поискать снаружи. Вышел, прикинул, с какой стороны раздаётся раздражающий звук и начал методично обследовать скалу. Вскоре меня заинтересовала одна щель. Помнится, когда ещё до взрыва создавшего вход в пещеру обследовал это место, ничего подобного не видел. Внимательно изучив трещину, понял, что на самом деле это кусок скалы откололся от основной массы, и немного открылась каверна. Возникло ощущение, что за обломком пустота. Захотелось рассмотреть, что там внутри, но все попытки убрать или хотя бы отодвинуть мешающий камень окончились неудачей. Для меня он был слишком тяжелым и не поддавался усилиям.
        Можно было бы попробовать взорвать, но я оставил это на крайний случай. Такие эксперименты могли привести к непредсказуемым последствиям, надо иметь специальные знания, чтобы грамотно производить взрывные работы. Естественно такого опыта у меня не было.
        К моей радости вскоре вернулись сытые гориллы. Уговорил их помочь откинуть камень. Сразу у нас ничего не получилось, но потом мы взяли несколько жердей и, используя их как рычаг, смогли опрокинуть каменный обломок в сторону. Нашему взгляду открылся узкий коридор метровой ширины, уводящий в глубину скалы. Прямой прямоугольный проход, голые ровные стены и потолок. Очередное наследие цивилизации, но из-за формы пещеры, в которой мы сейчас живём, я был готов к подобному и не сильно удивился.
        Интересно куда ведёт этот коридор. Несмотря на любопытство, было страшно заходить вовнутрь, так как писк, неразличимый снаружи отчётливо возникал в походе и это пугало. Но мне необходимо с этим разобраться, вопрос выживания. Значит, у меня нет выбора. Собравшись с духом, я пошёл вовнутрь скалы. С каждым шагом писк усиливался. Через десять метров коридор привёл в маленькую комнату три на три метра. Даже если когда-то здесь что-то было, теперь осталась только труха. Но комната не была пустой. В слабом свете, проникающем из коридора, был виден полуметровый кубический постамент. Сначала мне показалось, что звук исходит от него, но затем я понял, что ошибся. Писк раздавался из тени за постаментом.
        Сначала решил обеспечить освещение, а не шарить в темноте. Сходил к камину и вернулся с охапкой мелких дров. Быстро разложил костерок и смог осмотреться. За постаментом лежал шар сантиметров двадцати в диаметре. Именно он издавал раздражающий звук. Сначала я подумал, что шар тёмный или даже чёрный, но потом понял, что такое ощущение возникает из-за недостатка освещения, а ещё пыль толстым слоем покрывает его, меняя цвет. На самом деле шар прозрачный. Тут же начал соображать, что мне делать с этой находкой. Вещь весьма необычная и может быть опасна, но шар мне мешает и от его писка необходимо избавиться, однако руками его трогать боже упаси. Но убрать его подальше от нашего места обитания необходимо.
        Пока я прикидывал, чем бы поддеть шар и выкатить его, гориллы всей гурьбой протиснулись вслед за мной в комнату и с присущей им непосредственностью начали её обследовать. При этом один из малышей зацепил шар и тот покатился. Это привело животных в восторг, и они начали с ним играть. Однозначно, писк они не слышали. Видимо эта высокая частота звука не воспринималась ими, и, соответственно, не отнеслись к шару с опаской. Испугавшись, быстро выхватил шар у животных и попытался его защитить. Или животных от него. Собственно говоря, я так не понял, чего на самом деле испугался, поэтому действовал не задумываясь. Меня стали окружать и пытаться отобрать понравившуюся игрушку. Кое-как умудрился вывернуться и запрыгнуть на постамент. В ту же секунду я отключился от реальности.
        В моём мозгу возникли слова. Но язык мне был не знаком. Посторонний голос постоянно повторял фразу, что-то просил сделать, но мне не понятны были его слова и их смысл. После десятка повторов собеседник понял, что ничего не добьется и отпустил меня. Я очнулся и увидел, что шар в моих руках ярко светится мягким зеленоватым светом. От неожиданности чуть его не уронил. Не зная, что теперь мне делать в растерянности стал оглядываться на горилл, надеясь, что они смогут помочь. Однако животные сами были напуганы и жались к стенке.
        Постояв минуту, я понял, что вечно так продолжаться не может и решил убраться с постамента. Глянул вниз, чтобы определиться, как спускаться. Мой взгляд зацепился за выемку в верхней грани куба. Она была сильно забита пылью. Подвигав ногой, расчистил небольшую полусферу. Она идеально подходила по размеру шару в моих руках. По наитию склонился и вложил шар в эту каверну. В ту же секунду почувствовал, как будто меня кто-то разглядывает. Это было неприятно, и я немедленно попытался оторвать руки от шара. Но все мои попытки это сделать не принесли результата, тело как будто окаменело. Это продолжалось несколько минут, затем, как будто щёлкнул выключатель и все прекратилось. Шар потух, я обрёл власть над своим телом. В панике быстро соскочил с постамента и рванул на выход. Пулей вылетел из коридора и отбежал в сторону. Затем долго судорожно пытался отдышаться. Ничего себе приключение.
        Следом из пещеры вышли гориллы. Они окружили меня и попытались расспросить. Но ничего не добились, мне самому кто бы дал пояснения. Поняв это, они отстали. Недавнее событие меня сильно испугало, и теперь мне хотелось бы оказаться отсюда подальше и обо всём забыть, но было понятно, что никто из животных не оставит удобную пещеру и не уйдёт из этих мест, а я соответственно останусь с ними. Они, конечно, поняли, что произошло нечто необычное, но не придали этому большого значения и мне придётся усмирить свои страхи. Остаётся надеяться, что последствий не будет.
        Вскоре все успокоились и стали расходиться. Но я остановил горилл и предложил завалить эту пещеру камнями. Они со мной согласились и принялись с энтузиазмом таскать камни и обломки скалы, всё-таки и их немного проняло. Через полчаса работа была завершена. Этому я несказанно обрадовался, но ещё более обрадовался тому, что неприятный писк исчез и больше меня не беспокоил. Все-таки результата удалось добиться, однако восторга от этого события не было. Возникло много вопросов и неясностей, а это в свою очередь создало неопределённость, которая сильно нервировала, и каким образом это изменить я не представлял, как и способа убраться из этих мест.
        У этого происшествия был ещё один эффект. Не знаю почему, но мои просьбы и пожелания стали выполняться животными почти без уговоров. После того как пещера была завалена я попросил горилл продолжить заниматься хозяйственными делами, обновить запас дров, потом вновь заняться заготовкой припасов и моя просьба не встретила никакого сопротивления, а мне уже стало привычно хоть небольшое, но явственное выражение негативных чувств. Это несколько удивило и порадовало. Я, конечно, им не вождь и не хозяин, но теперь определённо значимая фигура. Раз всех озадачил пора и мне шевелиться. Мама сообщила, что до солёного озера можно дойти самому. Стоит ей поверить.
        Озерцо мне понравилось. Оно находилось в пятидесяти метрах от скалы, было поменьше чем то, что у просеки и имело удобный подход. Я опустил шкурки в воду, набрал соли и отправился домой. Неплохо так сходил, всего с десяток свежих царапин, из них всего одна крупная, пару укусов и лёгкое отравление пыльцой желтого цветка. Вот же гадость. Осень на дворе, а он всё опыляется. По дороге ещё встретил ядовитую змею, но вовремя её заметил и обошёл. Вполне удачно. Осталось принять лекарства и через час обо всём забуду. Главное шкурки обрабатываются. Их прежние владельцы уже полиняли, шерсть густая и пушистая, скоро у меня будет тёплая одежда. Однако, что это я ворон считаю. Вот куст с ровными ветками, которые наметил использовать как заготовки для стрел. Работай Юрик. Нечего расслабляться.
        Через пару недель пошёл снег, ударили морозы. Теперь вся наша компания подолгу засиживается дома у огня. Благо места всем хватает, еды также основательно запасли. Я даже умудрился засолить и хорошенько провялить под сотню кроликов и других зверушек из тех, что приносила мама. Пришлось ей побегать. Ворчала, так как не считала мою затею разумной, но у меня уже получается иногда её уговорить.
        Мой полог надёжно защищает вход, холодных сквозняков почти нет. Мягкие постели. Вышел за порог, свежий лесной воздух. Почти курорт. Всё-таки удачно нашлась эта пещера. Как представлю, что творится снаружи, сразу нехорошо становится. Температура однозначно ниже десяти по Цельсию, а у нас тепло. Животные в основном отлёживаются, выскакивая наружу на пару часов в день, перекусить. Правильно запасы не бесконечные. Погуляют и быстренько на боковую. А мне всё не сидится, всё время я занят, либо тренировками, либо пытаюсь сделать нужные вещи. Натаскал гору всяких материалов и теперь подолгу мастерю.
        Лучше всего у меня получаются корзины. Плету по одной в два дня и разные припасы расфасовываю. И хорошо, что этим в первую очередь занялся. Как только начал перегружать из общей кучи еду в первую корзину заметил, что у нас появились нахлебники. Какие-то жучки и прочие паразиты. Пришлось срочно всё перебирать. Целый день провозились. От злости я вышел за порог и начал всё выжигать возле входа, чтобы больше не лезли. Потом припряг к этому делу маму и брата. В итоге теперь у нас возле входа полукруг спёкшейся земли диаметром метров пять. Надеюсь, поможет отогнать мелкую живность и защитить от них хоть часть провизии.
        Ещё сделал три бурдюка, даже деревянные затычки к ним имеются. Провозился с ними долго. Перепортил с пяток шкурок, но зато теперь висят и сок в них собирается. Зимой сок течёт плохо. Но пару литров в день набираю. Это намного лучше, чем снег кушать. Сплёл пяток небольших корзин. Обмазал толстым слоем глины, просушил, посильнее растопил камин и в огонь их засунул. Три сосуда лопнули, а два неплохо обожглись и затвердели. Теперь варю в этих горшках суп и кипячу воду. Посуда неказистая и недолговечная, но пока и так хорошо.
        Сшил две меховые накидки. Теперь на улицу спокойно выхожу, а на ночь имею и простыню и одеяло. Попытки сшить более приемлемую одежду сначала не принесли результата. Всё, что ни получалось, было хуже, чем накидка. Совсем неудобно. С обувью тоже никак. Но я потихоньку набираюсь опыта. Материала хватает можно кроить и шить сколько угодно. Правда, начало получаться что-то приличное только к весне.
        Пытался сделать наконечники для стрел, не оставляет меня мечта пострелять из лука. Сам лук есть, ребро большого монстра для этого хорошо подходит. Разновидность местной лианы хорошую нашёл: тонкую, прочную, гибкую. Напоминает металлический трос. Так что теперь обеспечен я и тетивой и прочной тонкой верёвкой. Однако нормальных метательных снарядов нет. Те ровные то ли ветки, то ли черенки листьев, которые я заготовил идеально подходят на роль древка стрел, но просто палкой из лука особо не постреляешь. Ровно они не летят, вечно их сносит и крутит в воздухе. Никакого удовольствия. С досады вместо наконечника использовал кусок глины. Но, как правило, получалась стрела на один выстрел, воткнуться она никуда не могла. Зато летела хорошо и ровно.
        Моя работа естественно без внимания не оставалась никогда. Вокруг постоянно крутились "помощники", которым всё интересно, надо увидеть, потрогать, разбросать или утащить, а потом потерять где-нибудь в дальнем углу. Сильно "помогали". Причем все без исключения. Чтобы не сильно мешали, надо было их постоянно отвлекать. Немного помогало пение. Оно заставляло замирать зверей и в течение получаса, пока я драл горло, можно было спокойно работать. Но проходило время и игры с моими вещами начинались вновь, несмотря на все старания. Потом придумал рассказывать о моей прежней жизни. Это было очень сложно, я долго с трудом подбирал нужные образы и адаптировал под слушателя. В общем можно сказать, что ничего не получилось, во всяком случае, меня почти не понимали но, тем не менее, на некоторое время животных это отвлекало, но непривычные образы всех быстро утомляли и звери возвращались к прерванным развлечениям. Приходилось снова за всем следить.
        Особенно мне докучали малыши горилл. Для себя их назвал Пёстрый и Рябой, в зависимости от особенностей окраса. У Пестрого в шерсти было несколько крупных светлых пятен, а у Рябого много мелких рыжих, поэтому я их так и назвал. В чувственной речи обитателей леса имён не было, да и не нужны они были при такой чёткости образов, так что клички данные мною гориллам это только якорь из прежней жизни, но мне так было проще. Однажды они очень сильно меня довели, и пришлось настоятельно обратиться к вожаку, чтобы он приструнил сорванцов. Обычно глава группы приматов не сильно обращал внимания на такие просьбы, но сейчас понял, я не шучу, и если он не вмешается, могут быть неприятные последствия.
        Крупный самец подошёл к нам и отогнал детёнышей в сторонку. Однако чуть отскочив, они тут же вернулись и вновь принялись играть с моим инструментом. Я разозлился и схватился за дубину. Конечно, нападать на них не собирался и только пугал. Вожак, тем не менее, внимательно следил за нами и вовремя вмешался. Он просигналил мне "подожди, сейчас их займу". Театрально обратил на себя внимание детворы став в пафосную интригующую позу, актёр, однако и демонстративно уселся возле россыпи мелких камушков, которые появились в пещере без моего участия. Их толи натаскали малыши, то ли взрослые зачем-то принесли и потом забыли. Не суть важно. Вожак медленно выбрал один серый камень. Как фокусник продемонстрировал его окружающим, потом сосредоточился. Сделал неизвестный мне посыл и начал мять пальцами камень, как кусок пластилина. Естественно я немедленно вскочил и подбежал поближе.
        Вожак с лёгкостью мял и растягивал камень, не переставая воздействовать на него чувственным посылом. Затем он прекратил действие заклинания и отложил измятый комок. Малыши тут же схватили новую игрушку и сами попробовали её мять. Однако камень вновь стал твердым и не поддался их усилиям. После нескольких попыток Пёстрый схватил полено и ударил по камню. Тот раскололся на несколько частей. Вожак терпеливо взял другой камень и принялся его мять. Малыши тоже схватили по камню и уже думали повторить действия Вожака, но тот их остановил, забраковав их выбор. Он покопался в куче и достал несколько камней, один из которых я взял себе.
        Камень действительно был необычен. Поверхность серого цвета была ровной, без изъянов. Также в его структуре не было никаких посторонних вкраплений, присущих другим камням. Создавалось впечатление, что он абсолютно однороден и у меня возникла мысль, что это не естественно. Тем временем вожак учил нас нужному посылу, позволяющему изменять структуру камня. Через несколько минут я уже сам попробовал это повторить. После пары неудачных попыток у меня получилось, и булыжник поддался усилиям. Мять оказалось довольно трудно, как холодный пластилин. Легко это получалось у Вожака, но его пальцы были многократно сильнее, чем мои. Через десяток секунд почувствовал, что больше не могу поддерживать заклинание и прервал его. Камень тут же затвердел.
        У меня мгновенно сформировалась идея как это можно использовать и вскоре эксперименты продолжились. Первым делом, периодически отдыхая, вылепил наконечник стрелы. Приладил его к древку и провёл испытания. Стрела хорошо летела, втыкалась в мишень, и хоть после десятка выстрелов наконечник затупился и несколько обкрошился, после правки она вновь была готова к использованию. Вот и разрешилась эта проблема.
        В порыве энтузиазма сделал ещё пятнадцать стрел и начал тренироваться. Через неделю начало более-менее получаться. Понятно, что в джунглях это умение - не более чем баловство. Мама охотиться при помощи *взрыва*, я могу аналогично, тварей стрела не остановит. Но мне очень нравился сам процесс стрельбы, это было сродни исполнению желания, но бесполезность этого увлечения угнетала, и я постоянно пытался придумать, как использовать это хобби, чтобы оправдать время, затраченное на тренировки. Наконец, меня посетила идея, как сделать лук полезным оружием. Я нашёл взрывающийся камень и поэкспериментировал с ним. Сначала расколол его на мелкие куски. Опасаясь, что он взорвется от удара, сбросил на него со скалы булыжник. Сам отскочил в безопасную расщелину. Взрыва не последовало, а из одного светло- зелёного камня получилось семь поменьше и немного мелкой пыли.
        Затем поместил один из обломков в середину серого камня. Попытался взорвать и к моей радости не смог. Серый камень надёжно защищал и экранировал мой посыл. Затем приложил кусочек светло-зеленого камня к древку стрелы и облепил его серым. Выстрелил из лука и послал *взрыв*. У меня всё получилось. Деревянное древко стрелы пропустило мой посыл. Я, конечно, не знаю, как взрываются настоящие гранаты, но, думаю, получилось не хуже. У меня появилось серьёзное оружие, думаю, оно пригодится, но самое важное это полученное удовлетворение от того, что теперь моё увлечение окажется полезным.
        К весне слепил двадцать взрывающихся наконечников. Сделал бы больше, но возле нашей пещеры смог найти только три взрывающихся светло-зелёных камня. Под толстым слоем снега поиски сильно затруднялись. Да и морозы к середине зимы стали невыносимыми, такими, что деревья трещали и лопались от низких температур. Поэтому снаружи пещеры находиться было весьма некомфортно. Поэтому под открытым небом я не задерживался, и мои находки были в основном случайными.
        Радует, что удалось нарваться на россыпь серых камней, поэтому натаскал их целую корзину. Из пластичного материала налепил много нужных вещей. В моём хозяйстве появились пуговицы, крючки, ложки, шила и прочая мелочёвка. Сделал два ремня с пряжками, также несколько тарелок и чашек. Правда посуда получилась маленькой и хрупкой из-за тонкости стенок, хоть и использовал для её изготовления самые крупные из камней, но была удобной. Мои попытки слепить более крупные вещи окончились провалом. Камешки, что я использовал в качестве материала для поделок, были мелкими не более трёх сантиметров в диаметре, крупнее не попадались, и все попытки сделать из них большой ком окончились провалом, причём разные камни при попытке их соединения как бы отталкивались друг от друга, подобно однополярно заряжённым предметам. Так что мне пришлось ограничиться маленькими поделками. Типа перечисленных ранее предметов или удобного ложа для стрелы в луке.
        Однажды я испугался, и мне пришлось срочно сооружать оружейный ящик. Мой брат затеял тренировку вблизи моих взрывающихся стрел. Любой неаккуратный посыл и ... взрыв мог бы привести к трагедии. Мне срочно пришлось обезопасить окружающих и заодно свой арсенал. Я раскатал серые камни, превратив их в тонкие пластины, затем обложил ими внутренности корзины и сделал каменную крышку. Положил вовнутрь этого импровизированного оружейного ящика взрывающийся светло-зелёный обломок и долго пытался воздействовать на него, заходя с разных сторон. Взрыва не случилось, поэтому со спокойной душой сложил туда мои боеприпасы. Теперь все были в безопасности. Корзину с помощью вожака подвесил под потолок в углу, где до неё не могли добраться малыши. Пусть повисит до конца лета, до поры, когда пойдут в наступление серые монстры. Тварей ждёт большой сюрприз.
        Оттачивая свои умения по стрельбе из лука, я попробовал ради эксперимента при натягивании применить *отмашку*. Правая рука быстро пошла назад, натягивая лук намного сильнее, чем раньше. В итоге пальцы не смогли удержать стрелу, древко выскользнуло, и стрела устремилась вперёд. Тетива больно приложила меня по пальцам, придётся делать более плотные наручи, но это прошло как бы мимо сознания, так как меня сильно поразил результат выстрела. Снаряд пролетел мимо мишени, ударил в большую ветку и перерубил её у основания. Меня порадовала сила, с которой произведен выстрел. Несколько огорчило, что придётся переучиваться исходя из новых реалий, но такой возможностью не следует пренебрегать. Немедленно приступил к новым тренировкам.


        Глава 9.

        За постоянной работой незаметно наступила весна. Заметно увеличились дни, стало припекать солнце и огромные сугробы постепенно потемнели, съежились и начали исчезать. Постепенно всё оживало, покрывалось набухшими почками, на открытых участках появились молодые нежно-зелёные побеги. Больше никто не хотел подолгу сидеть в пещере и все с удовольствием выходили наружу.
        В один из теплых дней взрослые засобирались. Мы оставили наше жилище и общей группой пошли на север. Я уже легко понимал животных, и это путешествие не стало для меня неожиданным, так как смог заранее подготовиться, заметив заранее их настроения. Перед походом почистил пещеру, сложил ненужные в походе вещи в корзины и подвесил к корням, спускающимся с потолка нашего убежища. В путь решил сильно не нагружаться. Ограничился шерстяной накидкой, ножом, пучком стрел и мотком верёвки, которые положил в небольшую корзину со сплетенными удобными шлейками, как у рюкзака. Оделся в шорты, безрукавку, натянул мокасины, однако многое удалось сделать за зиму. Закинул за спину лук и двинулся вслед за остальными. Дубину решил не брать, ведь гориллы их не таскают, значит и мне не пригодится.
        Наша группа, как ни странно не распалась, и мы теперь путешествовали вместе. Это движение поначалу мне казалось бессистемным и бессмысленным. Мы часами могли идти на север. Потом поворачивали на запад или возвращались. Поначалу я в этом не видел смысла. Но потом понял. Это по прежнему шло обучение выживанию в джунглях, но теперь оно шло на более серьёзном уровне, чем ранее, прошлым летом. С каждым днём малышам ставились более сложные задачи, мы всё больше и больше ходили поодиночке без опеки родителей. Мама вновь показала мне как, и вскоре я сам хорошо научился входить в особое состояние похожее на транс. Находясь в этом полу трансе, получалось полнее ощущать окружающее пространство, чувствовать эмоции окружающих мелких обитателей джунглей и интуитивно оценивать источники близлежащей опасности. Появлялась возможность несильно воздействовать на окружающих животных, успокаивая их и даже мягко прогоняя некоторых со своего пути. Это умение поначалу слабое и нестабильное не сильно помогало мне и одновременно очень утомляло, но постепенно оно улучшалось и, в конце концов, стало очень полезным и совсем
не обременительным.
        Особенно эффективным это умение было при его сочетании с видением аур. Даже не используя видение, я прекрасно оценивал все окружающие опасности, с лёгкостью находил правильные маршруты, но при подключении видения аур ближайшие предметы становились ещё более чёткими, изобилующими мелкими деталями, типа спрятанных за листьями насекомых. Но самое приятное было то, что появилась возможность оценить удалённую перспективу и своевременно реагировать на будущую опасность. Например, заранее обойти клубок ядовитых змей, греющихся на солнце.
        Через несколько месяцев я почувствовал себя уверенно настолько, что местные джунгли абсолютно перестали меня беспокоить. Не задумываясь, правильно двигался, не тревожа растений, обходил или убирал мелких животных со своего пути, занимался своими делами, не обращая внимания на окружающий лес.
        Начал даже позволять себе некоторые вольности и шалости. Пользуясь *прыжком*, быстро взбирался к вершинам деревьев и перелетал с одного исполина на другой. Тормозил при помощи второго посыла от оленей, поэтому травм почти не было. Иногда носился по лесу как бешеный, на нереальных для человека скоростях осваивая эти посылы. Любил свалиться сверху около мамы, при этом она забавно пугалась.
        Постепенно ко мне пришло понимание, если быть внимательным и правильно себя вести джунгли абсолютно безопасны. Обучение этим премудростям проходит нелегко и долго, но в итоге мирному путешественнику лес становиться домом родным. А крупные звери настолько миролюбивы, что я даже не смог представить того, что может вызвать их агрессию. Кроме того местная аптека мгновенно лечила любые хвори и случайные травмы.
        После того как я освоился, стало понятно, что лес это тихое и спокойное место. Кроме того это очень богатый край. Пищи здесь столько, что она буквально падает в руки, невообразимое количество лекарственных растений, да и ещё много чего полезного если поискать. Безобидные и мирные жители. Я окончательно разобрался с их способом общения и теперь свободно обмениваюсь мыслями с животными. Их неспешные разговоры, бесхитростные и наивные шутки умиляют. А окружение. Природа невероятно красива, пылает костром ярких красок и завораживает формами. Всё вокруг цветёт, буйствует и радует глаз. Всё хорошо, кроме того, что здесь нет человека. И как бы мне ни нравился этот лес, как бы ни привязался к маме, брату и другим с каждым днём всё сильнее чувствую, что мне не хватает общения с людьми.
        Я уже всерьёз стал задумываться о том, чтобы оставить компанию зверей и самому двинуться к цивилизованным местам, ведь прежних проблем с выживанием в лесу больше не было, как мне напомнили о том, что всё далеко не так хорошо в этом лесу, а ведь я уже об этом успешно забыл. Одним утром взрослые целенаправленно двинулись в направлении севера. Обычно беспечно болтающие звери шли, не обмениваясь мыслями. Видя это, детвора оставила обычные забавы и тихо топала вслед за родителями. К полудню мы пришли. Густые, наполненные красками джунгли закончились как отрезанные гигантским ножом. Мы остановились на узкой полоске зелёной травы. Сзади был лес, а перед нами, насколько хватало взгляда, располагалась Гниль.
        Огромное пространство, уходящее за горизонт, заросло невысокими деревьями и кустами с сильно перекрученными серыми стволами без листьев. Растения сплошь покрыты уродливыми наростами грязно зелёного и бурого цветов. С ветвей свисали серые плети. Снизу всё свободное пространство покрывал блеклый мох и по нему бродили твари. Тысячи, десятки тысяч монстров часто огрызаясь друг на друга, паслись на этом мху. Периодически на то или иное существо набрасывались соседи, разрывали и пожирали его. Здесь были все уже знакомые по прошлому году твари: скорпионы, груши и гиены-пауки. Наверняка где-то бродят и большие монстры, но их не было видно, но я увидел и незнакомый вид. В какой-то миг заметил, как от дерева отделилась летучая тень похожая на стрекозу с головой грифа и направилась вглубь Гнили. Хорошо, что этих стрекоз нет во время прорыва. Они могли бы доставить много проблем.
        Наше появление не осталось незамеченным, несколько монстров увидели нашу группу и бросились к нам. Однако как только они пересекли границу Гнили и луга и сразу провалились под землю, видимо в некую ловушку. Раздался хруст, на него обратили внимание другие твари и начали движение в нашем направлении. Дальше мы решили не рисковать и вернулись в лес.
        После этой встречи настроение поменялось. Сами собой стихли шутки и все посерьёзнели. Мы больше не бродили кругами, а возвращались к нашей пещере. После того как я увидел Гниль стало ясно. Есть место, где растут монстры и скоро они двинуться на прорыв. Появилось предчувствие скорого приближения этого события, и я решил временно отбросить мысли о выходе к людям. Надо сначала разобраться с серыми тварями, а потом посмотрим.
        Через неделю наша группа прибыла домой. Тут нас уже поджидала собака. Она сообщила место сбора команды и думала убегать, но я её остановил. Мне стало ясно, что существует некая координационная структура, которая формирует группы защитников, определяет им места расположения. Этакий командный центр и им следует знать, что у меня имеется возможность уничтожить несколько больших монстров. Это очень важно. Из предыдущего опыта можно судить, что именно эти твари являются наибольшей опасностью и при столкновениях с ними гибнет много защитников, если не большинство. Меня необходимо оперативно выводить на цель и это работа командного центра. Собака ответила, что передаст информацию. Она по-особенному напряглась, при этом в её чувствах мелькнул образ ещё шести собак. Через десять минут пёс сообщил, обо мне знают другие, и скоро будут знать командиры. Надеюсь, они примут правильное решение, а пока надо готовиться выступать.
        Была надежда, что мы переночуем и отдохнём в пещере. Стоит признать, что за время скитаний я немного соскучился по мягким постелям, но задерживаться мы не стали, поэтому по-быстрому навьючился и двинулся вслед за остальными. Забрал из пещеры дубину и корзину с взрывающимися наконечниками для стрел. Сложил в рюкзак подготовленные зимою средства защиты, поножи, наручи с нашитыми костяными пластинами, плотную куртку, штаны и шапку. Теперь я подготовлен к предстоящим боям. Следует ещё всё перепроверить, подогнать защитную амуницию, насадить наконечники на стрелы, но это можно сделать позже на месте.
        Мы шли параллельно одной из просек, направляясь в сторону Гнили. Повсюду наблюдалась подготовка к боям. К просеке стекались группы животных и располагались на полянах, которые периодически наблюдались по краям. Постоянно на огромной скорости мимо нас пробегали собаки. Похоже, они занимались координацией действий и заодно выполняли функции связи. Эта война никого не оставляла без дела.
        Стали появляться первые группы серых тварей. Это был ещё не поток и не волны. Небольшие группы монстров пробегали по просеке. Их не трогали. Вскоре стало ясно почему. Это было бессмысленно и могло только излишне утомить защитников перед основными событиями. Эти твари не стремились проскочить джунгли. Они пробегали по просеке некоторое расстояние, затем они срывались с маршрута и устремлялись в лес, как будто в них отключалось указание на цель. Но долго там не выживали. Это было похоже на то, как некий командир посылает смертников разведать и проложить маршрут для основных войск. Причём сил на управление этими группами тратиться минимально и судьба камикадзе никого не беспокоит. Первый признак приближающегося крупномасштабного нападения.
        Мы прибыли к месту дислокации вечером второго дня. На поляне нас поджидала группа оленей и собака. Остальные ещё на подходе. По моим оценкам мы находились приблизительно в трети пути от конца леса до Гнили. С севера до места нашей стоянки шла широкая просека. Немного не доходя до поляны, она разветвлялась на два рукава, обходя с двух сторон огромный валун. Исходя из особенностей местности, возникло предположение. Твари будут идти сплошным потоком по просеке с севера. Нашей задачей будет попеременно направлять группы тварей по разным рукавам, образуя из сплошного вала монстров отдельные волны, с которыми будут справляться защитники, группы которых расположены дальше по ходу движения тварей. Как оказалось в последующем, я оказался прав.
        До начала прорыва оставалась ночь. Завтра основные силы монстров перейдут границу Гнили и леса и устремятся к нам. Спустя сутки они добегут до нас и начнётся. Мне остаётся немного времени на подготовку, и пришлось срочно садиться за работу.
        Доспехи почти не требовали правки. Они делались мною безразмерными и подгонялись по месту шнуровкой. Несколько дольше пришлось повозиться со стрелами потому, что решил переделать наконечники и сильнее заострить их. Так же подумал, что снарядов маловато и следует увеличить их количество. Не разгибаясь, работал до следующей ночи. За это время прибыли остальные защитники и сейчас на поляне отдыхало шестьдесят животных. Маленьких детёнышей в нашей группе не было и стало ясно, что бои предстоят серьёзные. Что ж я готов. Ближе к ночи произошло общее собрание. Его вела огромная кошка. Похоже, она и будет здесь всем командовать. Видно, что старая, наверняка опытная и побывавшая во многих боях самка. Она четко распределила зверей по просеке. Поставила им задачи, доходчиво объяснила каждому его действия и распланировала необходимые к выполнению маневры. Грамотный и опытный командир, это вселяет надежду.
        К концу собрания одна из собак вдруг напряглась и через минуту доложила, что по поводу меня поступили распоряжения. Наконец-то, а то я грешным делом подумал, что про меня забыли. Мы отошли в сторонку и дали возможность кошке откорректировать приказы с учётом того, что меня не будет среди бойцов. Мне же собака передала образ места, куда мне завтра надлежит двигаться.
        Получив образ и приблизительный маршрут, я понял, что воспользоваться переданными мне ориентирами не смогу. Для меня такое указание маршрута было в новинку, и не было уверенности, что смогу им воспользоваться. Мне требуется проводник, о чем тут же сообщил собаке. Она снова ушла в транс и через пару минут сообщила, что сама поведёт. Это меня устроило. Сразу мелькнула мысль, о том, чтобы выйти сию минуту. Но позже от неё отказался, наступала ночь, и начинал накрапывать привычный ночной дождь. Идти в темноте по мокрому лесу, это медленно и быстро утомляет. Лучше уж хорошенько отдохнуть и завтра выступить пораньше. С этой мыслью устроился под тёплым боком у мамы.
        На следующее утро собака подняла меня, чуть забрезжил рассвет, и мы выдвинулись в путь. Мой проводник неторопливо трусил впереди, всем своим видом показывая, что сильно недоволен отведенной ему ролью. Его не устраивал факт, того что надо меня сопровождать вместо того, чтобы самому сражаться вместе со всеми. И ещё его бесила скорость передвижения. Он привык двигаться со скоростью намного больше теперешней, и вынужден подстраиваться под тихохода. Но тут его ждал сюрприз. Когда окончательно рассвело и окружающее стало достаточно хорошо различимым, я решил ускориться. Предупредил пса, на что тот только презрительно сморщил нос. Успел подумать "зря ты так дружок" и взял резкий старт. Через мгновение, используя *прыжки*, развил приличную скорость. Теперь уже притормаживал я, а не мой проводник. Он нёсся изо всех сил, стараясь не опозориться. Как же собаки это признанные бегуны, а тут непонятно кто оспаривает это. Конфликта не хотелось, поэтому дал ему возможность быть чуть-чуть быстрее. Мне всё равно, а ему это важно. В итоге мы прибыли на место рандеву через десять минут, что было очень рано.
        На поляне, куда мы прибежали ещё находились бойцы и только готовились выходить на позиции. Здесь мне делать было ещё нечего, поэтому решил двигаться по лесу навстречу потоку монстров, параллельно ему, чтобы избежать лишних стычек с серыми тварями по пути к своей основной цели. Мой проводник посчитал свою задачу выполненной и попытался сбежать, но меня это не устроило. Я попросил его передать начальству, что двигаюсь навстречу монстру и мне необходим проводник и средство связи. Он передал и получил приказ оставаться со мной. Так что бедному псу ничего не оставалось кроме как выполнять мои распоряжения.
        Мы побежали параллельно просеке на север. Минули ещё одну группу защитников и примкнули к следующей. Эта группа активно вела бой с почти сплошным потоком монстров. В толпе тварей не было разрывов, было невозможно организовать сплошные заслоны и поэтому защитники действовали по-другому. Поток тварей местами был уже сильно прорежен и защитники направляли все свои силы, чтобы ещё больше уменьшить количество монстров в тех местах, где тварей было поменьше. Для достижения этой цели они постоянно наступали и откатывались снова в лес, когда плотность существ в потоке становилась больше. Периодически у них получалось провести манёвр так, чтобы вытянуть часть монстров вглубь леса, те теряли скорость и начинали сражаться с деревьями и мелкими зверями, где в итоге погибали.
        Манёвры защитников были хорошо скоординированы и вызывали восхищение. Они действовали как отлаженный механизм. Но вскоре в работе этого механизма наметился сбой. По просеке как тяжелый танк двигался большой монстр. Бойцы отошли в лес и начали готовиться к тяжёлой атаке. Но тут уже начиналась моя работа. Сначала я определил командира и попросил не предпринимать действий, которые могут мне помешать, затем выделил двух оленей и объяснил им их действия. Эту тварь буду валить проверенным проклятием *шутка*. Во время прошлого прорыва моё колдовство было ещё слабым и непродолжительным и то, что оно сработало целых три раза это больше везение, чем реальные возможности. Я случайно выбирал момент для проклятия и теперь прекрасно осознаю, что если бы немного не угадал со временем, ничего бы не получилось. Но год тренировок сделал меня сильнее. Теперь всё получится независимо от момента, когда направляется проклятие.
        Я выждал момент, когда монстр поравняется с проинструктированными мною оленями и направил на него проклятие. Теперь время действия заклинания превысило две секунды, и у твари не было шансов. Забавно потоптавшись, монстр рухнул на землю, олени не замедлили вскочить на него и сломать позвоночник твари. Всё моя работа здесь окончена. Жалко, что теперь надо долго восстанавливаться и следующий раз смогу воспользоваться "шуткой" только завтра, но у меня в запасе есть стрелы с необычной начинкой, надо попробовать использовать их в следующий раз. Немедленно сообщил собаке о том, что готов выдвигаться к новой цели и жду от неё направление на другую большую тварь. Пес ненадолго застыл и через десять минут мы побежали.
        Этого монстра я увидел сразу, как мы прибыли. Существо уже почти подошло к расположению защитников, и можно было бы сразу наносить удары. Однако надо было разобраться с ним в месте, где взрывы не повредят защитникам, ведь сейчас я не был уверен ни в чём. Пришлось упрашивать местных животных не вмешиваться и пропустить тварь без боя. Защитники отменили атаку и не стали нападать. Тварь беспрепятственно прошла мимо. Вскоре пришло моё время действовать.
        Я, пользуясь "отмашкой", с силой послал стрелу в бок монстра. Стрела со свистом полетела к намеченной цели и отскочила, ударившись об чешую, пробить толстую бронированную шкуру не получилось. Направил посыл, раздался взрыв, но тварь этого даже не заметила. На меня медленно начала накатывать паника. Это было невероятно, по опыту тренировок мне известно, что такой выстрел в состоянии прошить насквозь десяти сантиметровое дерево. А тут! Я начал методично обстреливать различные части тела существа, но и в других местах пробить толстую шкуру никак не получалось. Взрывы тоже не давали результата. Истратил семь стрел, но ничего не добился. Отступать, без результата не хотелось. Поэтому стал искать уязвимые места и бегать вокруг монстра, внимательно его изучая.
        Подумал - "Дурак! Надо было это сделать раньше, мёртвую тварь мог изучить покойно и выяснить его слабые точки. А теперь бегаю тут и ищу куда стрелять" - Положение складывалось неприятное. Казалось, что уязвимых мест у твари нет, всё тело покрывала толстая шкура. Выпустил ещё пару стрел пытаясь попасть в органы зрения. Маленькие черные глаза надёжно защищались костяными пластинами, вдобавок монстр при ходьбе качал головой. Попасть было нереально. Но надо что-то делать. Ещё несколько раз оббежал вокруг монстра. Ничего не смог придумать. С боков и снизу монстр сильно защищен. Я уже начал отчаиваться, но возникла идея. Пробежал пару сотен метров вперёд по ходу твари и взобрался на высокое дерево. Теперь можно исследовать спину твари.
        Мне показалось, что шея монстра сверху защищена слабее, чем остальное тело. Немедленно выстрелил. Стрела воткнулась. Посыл. Взрыв. Монстр споткнулся, на его шее образовалась рваная рана. Однако это не остановило тварь. Пришлось стрелять повторно вовнутрь раны. Новый взрыв и монстр падает с перебитым позвоночником. Вот, пожалуй, и всё. Я нашёл новый способ убивать больших тварей.
        Этот день принёс ещё три победы. Правда, пришлось побегать, однако оно этого стоило. Вечером мой проводник думал устроиться на ночёвку вместе с последней из встреченных группой защитников, однако было ещё достаточно светло. Находясь на эмоциональном подъеме от успехов, я не чувствовал усталости, поэтому предложил двигаться к следующей цели. Мы с собакой вновь побежали. Нам надо было пересечь по пути просеку заполненную монстрами. Меня ожидало необычное зрелище. Твари беспорядочно лежали на земле и почти не шевелились. Возникло ощущение, что они все разом получили команду и улеглись отдыхать.
        Я расспросил своего четвероногого проводника и тот подтвердил, серые твари вечером все разом останавливаются и ложатся, а с утра синхронно поднимаются и бегут по просекам. Тут же возникла мысль, что упускать возможность уменьшить число врагов не следует и почти успел послать "взрыв" в ближайшую тварь, как был сбит с ног собакой. Не понимая, что происходит, приготовился атаковать проводника, однако тот пояснил, что нападать на отдыхающих тварей не следует. Я не до конца понял почему, однако ясно одно. Это очень опасно и может иметь неприятные последствия. Ладно, переживу. Мы продолжили движение, и монстры не обратили на нас никакого внимания. Было очень тревожно проходить между застывшими тварями, ожидая нападения в любую секунду, но всё обошлось. Затем мы вновь углубились в джунгли и уже через полчаса отдыхали с защитниками на следующей просеке.
        В следующие два дня проводник вывел меня ещё на одиннадцать монстров. Мы много и быстро бегали, накрутив по лесу не меньше нескольких сотен километров в разных направлениях. Много раз приходилось пересекать просеки, не останавливаясь и проскальзывая в разрывы между группами обычных серых тварей, постоянно рискуя быть раздавленными потоком, но обошлось.
        Затем собака сообщила, что больше для меня работы нет. Все большие монстры либо уничтожены, либо прошли далеко и теперь недоступны. Пора возвращаться обратно. Мой проводник направился к нашей группе. За ним пришлось поспешить и мне. К вечеру присоединился к знакомой компании. Не ожидал, что увидеть знакомые морды будет так приятно. Как то привык к ним за прошедший год. Да и, похоже, что мои друзья и семья, а теперь я именно так воспринимаю этих животных, также обрадовались моему появлению. Обступили меня, долго расспрашивали и пытались угостить "вкусненьким", которое специально подготовили к моему приходу. Очень приятно. В итоге улеглись спать поздно.
        Однако ещё ничего не закончилось и на следующий день пришлось снова вступать в бой с потоком серых существ. И теперь я прочувствовал разницу. В прошлом году мы были последними в цепочке защитников и отбивали атаки мелких остатков волн монстров, почти уничтоженных предыдущими группами зверей. Теперь же группа находилась в середине потока, и приходилось намного тяжелее. Напор тварей был мощным и почти постоянным.
        В ближайшие дни пришлось много бегать и сражаться. Мы старались попеременно пускать поток серых тварей в разные относительно большого валуна просеки. Для этого периодически перекрывали собой, то одну, то другую из них. Сначала группировались, затем вперёд выдвигались олени и сминали монстров перед собой. Следом за ними выдвигались гориллы и образовывали строй, за которым выходили на позицию остальные. Серые твари скапливались перед преградой и потом как бы находили выход, направляясь в соседний рукав. Затем мы отступали и перекрывали соседнюю просеку, пуская поток по первоначальному пути. Таким образом, формировались отдельные волны монстров, а не сплошной поток и поэтому следующим за нами защитникам становилось легче сражаться.
        На самом деле проводить манёвр идеально и успешно пускать поток тварей попеременно по рукавам получалось редко. Ровный строй гориллам удавалось выстроить далеко не всегда, поэтому общая схватка в основном разбивалась на бои групп, даже поединки. Это не перекрывало полностью дороги монстрам, но сильно уменьшало общий поток. Поэтому выполнять задачу получалось только частично.
        Мы сражались без отдыха и много маневрировали. Помимо этого мне часто доводилось вступать в рукопашную схватку. Доспехи приходили в негодность за пару часов боя, и их приходилось постоянно ремонтировать. Кроме того я получал множество ран и это обессиливало. Заниматься какими либо посторонними делами, как в прошлом году не было никакой возможности.
        Однако довольно скоро всё прекратилось. Как и в предыдущий раз, лавина монстров закончилась ровно через девять дней. Сутки мы ещё отдыхали и поправляли здоровье. Потом вспомнили погибших. В этом году их было двое, старая самка горилла не смогла вовремя уйти с пути толпы тварей во время манёвра и одна из собак умерла от многочисленных ран. Но я ожидал, что потерь будет намного больше. Видимо сказалось то, что не было большого монстра, заранее уничтоженного мною. Это очень радовало. Очевидный и просто отличный результат. Вот бы всех больших тварей так, но я не всесилен.
        После напряжённых боёв ран осталось много. Я был покрыт сеткой чуть заживших рубцов. Однако благодаря местной аптеке через пару дней они уже перестанут беспокоить меня. Останутся только шрамы, но это не страшно. Моя шкурка настолько располосована, что даже и десяток лишних рубцов просто потеряются, особенно на фоне полностью изуродованной левой стороны тела. Так, что красавцем мне не бывать. Хотя, по правде сказать, старый ожог за прошедшие без малого полтора года перестал быть уродливым и заметно посветлел, даже можно сказать частично рассосался, так что есть надежда, что со временем станет совсем малозаметным.
        Зеркала здесь нет и рассмотреть себя в лужах я мог приблизительно. Тело вроде как нормальное, пропорциональное. Волосы тёмные, длинные, но благодаря моим усилиям чистые и почти не спутанные. Одет, правда, кое как, но надеюсь, это не критично. Кстати, что это за мысли? Почему меня заинтересовало, как я выгляжу? По ходу пора к людям. Прости мама, но твой сын вырос и готов к самостоятельной жизни. Не уверен, что ты мой уход воспримешь, даже сообщать тебе не буду. Немного грустно, но ничего не поделаешь.


        Глава 10.

        Прежде чем уходить заскочил в пещеру, чтобы переодеться и собрать пожитки. Сбросил доспехи. Добавил к ним несколько костяных пластин, подобранных на просеках. Натянул свежие безрукавку и штаны. Проверил корзину. Я сделал её ещё весной и приспособил для ношения за спиной как рюкзак. С ней ничего не случилось. Положил вовнутрь комплекты запасной и зимней одежды, меховую накидку, инструменты, посуду и всё прочее более-менее ценное, что набралось за время моего пребывания в лесу.
        С трудом закинул поклажу за спину и понял, что сильно себя переоценил. Корзина была неподъемной, а ещё дубина, лук, колчан со стрелами. Кроме того по пути я собирался набрать лекарственных растений и необычных камней, чтобы всегда под рукой был запас. В общем, проблема. Придётся многое оставить. Пришлось достать все пожитки из корзины и сесть проанализировать, что брать и что оставить. Хотелось забрать всё, однако это было невозможно. Я, то брал, то откладывал различные вещи и никак не мог решить, что мне пригодится. В итоге провозился целый час, но корзина была собрана.
        Присел на дорожку, расслабился и через секунду в ужасе вскочил. Кто-то пытался со мной мысленно общаться. Но не так как звери. Пришло чёткое осознание, что ко мне обратились по имени и ещё при помощи слов. Да. Да. В послании были не эмоции и образы, а слова как это было бы возможно при общении с человеком. Я уже и забыл, что такое разговор, а тут! "Юрий. Подойди к сфере распределителя". И вид шара в соседней пещерке. Это событие повергло меня в шок. Несколько минут простоял в оцепенении. Способность двигаться и мыслить возвращалась с трудом.
        Первым делом попытался понять, а не почудилось ли мне это. Может это выверты моего подсознания и следует об этом забыть. Но вскоре стало ясно, что мне ничего не показалось. Следует войти в пещеру с круглым камнем и узнать, зачем меня туда приглашают. Однако я хорошо помню прошлое посещение комнаты с шаром, свой страх и беспомощность. Это может быть опасно. Во мне стало нарастать опасение за свою жизнь. Но одновременно с этим очень захотелось узнать, кому и зачем я понадобился. Долго колебался, и в итоге склонялся к решению отказаться от мысли разобраться с непонятной ситуацией, несмотря на любопытство. Может быть позже, а то мне одному сейчас этим страшно заниматься.
        В это же время я увидел, как из джунглей вышли брат с мамой, Пестрый, Рябой и отвлекли меня. Их появление было неожиданно. Хоть провёл с ними полтора года, но относился к ним по некоторым позициям все-таки как к животным и на самом деле думал, что на мой уход они не сильно обратят внимания или даже не заметят. А они пришли проводить меня. Мне стало стыдно. Они разумны и ведут себя намного добрее, терпимее и порядочней людей, которые мне были знакомы. Я поступил очень нехорошо, не сообщив о своём уходе.
        На меня обрушился шквал эмоций и со всеми обвинениями можно согласиться. Как мог поступить так с ними? Почему подумал только о себе? И вообще, что это за глупые мысли посетили меня? А вот этого не надо. Я, конечно, признаю свою вину, меру, степень, глубину, но как жить и что делать определять только мне. Срочно пора сворачивать этот разбор полётов, ибо может дело закончиться плачевно.
        "Так, а кто это по кустикам шпариться. Где это я уже видел эту одноухую морду. Мама ничего не хочешь пояснить" Теперь с грозным видом походим вокруг кота. Ха, ребята, как быстро вас можно смутить. Наезд на меня прекратился. Ещё минуту посверлил взглядом маминого жениха. Долго нельзя, иначе переиграть можно. Потом отвернулся и просигнализировал. "Мама ты сама знаешь, что делаешь. Это твой выбор. А ты одноухий смотри у меня. Обидишь маму, мало не покажется". Всё. Все успокоились и занялись своими делами.
        Легко с ними. Наивные, чистые души. Дурак! До сего момента не понимал, что мог потерять. Ведь у меня есть близкие и друзья, которым я дорог. И не важно, лапы у них или руки.
        Я видел, как по мере взросления менялось отношение родителей к детям. Заметил, как по мере улучшения навыков по выживанию контроль над детьми ослабевал. Нас подготовили к взрослой жизни, и мы с братом к концу лета были предоставлены сами себе, тем более что мама готова к новому котёнку и вскоре ей будет совсем не до нас. Но выводы сделал неправильные. Отношение изменилось, но окончательного разрыва не наступило. Дети взрослеют, уходят от родителей, но семья остаётся. Чувства, эмоции изменяются, но не исчезают. Всё как у людей и даже лучше. Здесь нет негатива: подлости, ненависти, предательства, недомолвок и обмана. Этих понятий просто не существует.
        Очередной очень приятный сюрприз этого мира. Хоть по правде этого могло и не быть. Только косность мышления не дала мне распространить только "человеческие", как думалось отношения и на среду местных животных, а всё было на поверхности, просто я не захотел замечать. В любом случае приятно. Но планов это не отменяет. Правда теперь уйти к людям будет сложнее. Надо будет провести воспитательную работу, чтобы меня отпустили без проблем. Конечно, никто силой удерживать не будет, можно двигаться хоть сейчас. Но теперь уже я сам не смогу уйти не получив если не одобрения, то хотя бы понимания. А на это требуется время. Но, собственно, куда спешить? И чего засуетился? Несколько дней на объяснение с мамой и компанией вполне можно выделить. Может даже всё произойдёт само собой. Вероятно, что и этой сцены не было бы, если б немного подождал. Глупо получилось. Но с другой стороны к лучшему я многое понял и глубоко осознал свою ошибку.
        Так же стало понятно, что приятельские отношения в среде животных не случайность, а норма и гориллы принимают меня как своего, часть их жизни. Пришли проститься. Настоящие друзья. Они готовы и повеселиться вместе и поддержать в делах. А вот этим я, пожалуй, и воспользуюсь. Раз уж мой поход откладывается на неопределённое время, можно разобраться с шаром. Теперь я не один, есть, кому подстраховать и можно пуститься в эту авантюру, а гориллы с радостью подсобят мне, это в их характере.
        Уговорить Пестрого и Рябого помочь мне было просто. Они с радостью окунулись в омут очередных совместных проделок. Общими усилиями мы стали оттаскивать камни от входа в малую пещеру, чтобы появилась возможность пройти к шару. Работа затянулась. Мы не справлялись с крупными обломками. Всё-таки мои помощники ещё подростки, а силы у взрослых горилл, которые делали осенью завал намного больше. Основательно устав, мы забросили дело, так и не доведя его до конца. Но к вечеру подошла вся остальная группа. Я договорился, что завтра мне окажут дополнительную помощь.
        С утра при помощи вожака вход был освобождён от камней буквально за пару минут. Теперь мне предстояло пройти вовнутрь. Я основательно побаивался этого, но решил довести дело до конца. Для подстраховки обвязался верёвкой и отдал её конец гориллам. Если будет нужно, они смогут меня вытянуть. Пару раз глубоко вздохнул и, постоянно оглядываясь, медленно направился в проход.
        С момента прошлого посещения в самой пещере ничего не изменилось. Постамент с шаром черным изваянием безжизненно стоял в тёмной комнате. Несколько минут я внимательно вглядывался в прозрачный шар. Затем походил из угла в угол. Ничего не происходило. Потоптался ещё немного и хотел даже уходить. Видимо, мне всё почудилось, а я тут уже накрутил себя на пустом месте. Но, всё-таки решил ещё немного подождать. Уселся на пол и зажёг небольшой костерок.
        Вскоре ко мне присоединились гориллы и брат. Сначала они настороженно обследовали помещение, затем, успокоившись, молодёжь затеяла шутливую борьбу. Отвлёкшись на них, я и не заметил, как шар начал немного светиться изнутри. Обратил на это внимание когда от света шара окружающие стали отбрасывать дополнительную тень. И в этот момент в мозгу прозвучал безличный механический голос.
        "Настройка канала связи. Ждите". Что за ерунда? Через пару секунд голос в голове продолжил. "Кандидат Юрий. Вам надлежит проследовать в Главный лабораторный комплекс для принятия функции обслуживания. Следуйте образам-указаниям. Подтвердите согласие на прибытие в конечную точку". В моём мозгу замелькали образы джунгли, река, скалы, непонятные механизмы и в конце огромная прямоугольная гора. Образы менялись один за другим, как слайды и создавалось впечатление, что картинки, которые я получал, снимались при помощи фотоаппарата. В конце передачи перед моим взором появилась иконка, как в компьютерных программах "Да" - "Нет" и знак вопроса.
        Интересно девки пляшут! Такого я не ожидал. Как-то всё нереально. Как будто с компьютером общаюсь и это в глухом лесу? Мысли понеслись вскачь. Слишком все непонятно. Надо попробовать наладить двусторонний контакт для получения большей информации. Попробую оформить мысль и отправить собеседнику.
        "Привет. Ты кто?" - никакого ответа. Еще попытка. Ничего. Перебираю варианты. Пытаюсь менять интонации в вопросе. Проговариваю его вслух. Никакого результата. Надо думать. Кто мой собеседник? Похоже на искусственное устройство. Машина? Компьютер? Так, вспоминаем навыки.


        "Запрос на дополнительную информацию".
        "Подтверждаю".
        "Назовись. Кто ты?" - Нет не так. - "Идентификация".
        "Локальный модуль управления внешними накопительными и распределительными устройствами СКААЛМВВ К4".

        Ничего себе. Какой-то непонятный модуль? Накопительное устройство - это определённо шар. А что за СКААЛМВВ. Это мне напоминает...


        "Расшифровать аббревиатуру СКААЛМВВ"
        "Невозможно. Несоответствие речевой базы"
        Не понял. "А как тогда мы общаемся?" - ответа нет. Ладно, это потом.
        "Перевод СКААЛМВВ в язык общения со мной"
        "Автономный боевой комплекс противодействия искусственно локализированному внешне планетному вторжению"

        Что за ерунда? Хотя начинает что-то прорисовываться. Молнией пронеслись некоторые догадки. С самого момента моего появления в этом мире мне многое казалось неестественным. И если я правильно понимаю то эти джунгли и всё, что здесь происходит это следствие работы этого Комплекса. Так ли это? Но как правильно сформировать этот вопрос, чтобы собеседник меня понял и ответил? И вообще так много надо бы узнать. Что за вторжение? Как там за пределами действия этого комплекса? В голове абсолютный сумбур. Хотя надо сначала узнать, что он от меня хочет?
        "Зачем я нужен?" - нет реакции. А если так - "Моя задача".
        "Прибыть в центр. Стать единицей обслуживающего персонала".
        "Задача обслуживающего персонала"
        "Поддержание СКААЛМВВ в работоспособном состоянии"
        Лаконичный ответ. Всё предельно точно и ничего не понятно. Мы так и не сдвинулись с мертвой точки. Ладно.
        "Дополнительно"
        "Задачи обслуживающему персоналу ставит модуль Искусственного Интеллекта СКААЛМВВ"
        А вот это уже кое-что. С Искусственным интеллектом я бы пообщался, у него должно быть много интересной для меня информации.
        "Как наладить контакт с Искусственным Интеллектом СКААЛМВВ"
        "Прибыть в Главный лабораторный комплекс"
        Всё ясно. Хочешь знаний - двигай в лабораторию.
        "Сообщение. Энергии для связи осталось на 20. 19. 18. ... Подтвердите согласие на прибытие в конечную точку "Да." "Нет.""
        Была - не была "Да."
        "Путь разблокирован" и собеседник немедленно отключился.
        Я сидел и смотрел на затухающий шар. Сеанс связи окончен. Попытался собраться с мыслями, проанализировать произошедшее. Нет. Не здесь. Надо выйти на свежий воздух и там уже подумать, разобраться с тем, во что вляпался.
        Вышел из пещеры и столкнулся с мамой. Тут же находились все остальные.
        "Ты говорил с ... богом. Что он сказал" - мама требовательно сверлила меня глазами. Я опешил от такого её напора.
        "Он позвал меня к себе".
        "Иди".
        Всё предельно ясно и нет вопросам, сомнениям и страхам. Мне бы вашу уверенность. А с другой стороны, мне это самому интересно. Раз так - решено. В путь. Похоже, все ждут от меня именно этого. Правда придется планы менять, но после разговора с непонятным модулем это всё равно сделать бы пришлось, ведь своё любопытство я никуда не засуну и однозначно пойду навстречу приключению. Немного напрягают сомнения о том, что возможно иду в пасть к тигру. Но мама и прочие животные этому "голосу" доверяют, даже боготворят, значит, опасаться не следует. Места из первых переданных мне образов знакомы, поэтому буду двигаться в указанном направлении, а потом разберусь.


        Глава 11.

        Не спеша зашёл в пещеру, подхватил корзину, дубину и лук, благо уже вчера собрался. Правда думал двигаться в другую сторону, но это уже не важно, и вышел проститься. Меня ожидал очередной сюрприз. Молодёжь: брат, Пёстрый и Рябой попросили взять их с собой. Конечно, я обрадовался компании. И взрослые не возражали. Так что провожали уже четвёрку. Мы немного прошлись со всей толпой, затем отделились и ускорились. Впереди был не очень долгий путь. Судя по всему пару сотен километров. С моими теперешними возможностями это не расстояние. Но всё равно это уже была не прогулка.
        С самого начала пути я решил не сильно гнать, и шли мы не торопясь. Тем не менее, проходили в день тридцать-сорок километров. Сказывалась тренировка и возможность легко преодолевать препятствия при помощи "прыжка". Мои партнеры и вовсе отдыхали. Они с лёгкостью могли выдержать темп движения и более активный. Но много времени занимал поиск ориентиров, да и не хотелось мне спешить. Отсутствие четкого понимания, куда приведёт путь, смущало.
        Мы двигались от ориентира к ориентиру, которые были в переданных мне образах. Так как ракурс съемки был в основном сверху, часто сбивались с пути. На седьмой день я понял, что окончательно сбился с маршрута. Мы всё время двигались по довольно однообразным местам. Джунгли, просеки, множество мелких ручьев и речушек, но крупных рек не было. В переданных мне картинках были редкие особо запоминающиеся детали, по которым мы и ориентировались. Крупные скалы, особо заметные деревья и другие запоминающиеся знаки. Но эти ориентиры было трудно находить.
        Однажды мы набрели на большую реку, которую смогли переплыть и я воспринял её как один из образов. А потом сбился. Проплутав два дня, понял, надо возвращаться и вновь искать правильный ориентир. Только на пятый день блужданий мы вышли к другой реке. Появилась возможность снова встать на правильный курс. Перед нами раскинулся огромный водоём. До противоположного берега было не менее двух километров. Та река, которую я первоначально воспринял как ориентир, была просто ручейком по сравнению с этим гигантом. И как можно было так опростоволоситься? Хорошо, что путь вновь найден.
        Но возникла проблема переправы. Конечно, нам приходилось часто плавать. В джунглях множество небольших, но достаточно глубоких водоёмов, а частые дожди не дают им обмелеть, но тут ситуация была намного сложнее. Не было никакой уверенности, что нам хватит сил переплыть эту реку. Необходимо было озаботиться плотом, или другим плавучим средством. Я уже начал присматриваться к близлежащим деревьям, но меня отвлекла возня рядом. Мои компаньоны плескались на мелководье. Весело фыркали и хлопали лапами по воде. Вдруг я осознал, что среди них находится ещё одно тело. Подошёл ближе и понял, что рядом с моими друзьями находится огромный семиметровый аллигатор.
        В ужасе громко закричал и стал сигнализировать, чтобы друзья срочно выскакивали из воды, но наткнулся на непонимающие взгляды. Звери продолжали спокойно стоять в воде, и между ними вскоре показалась голова рептилии. Я начал указывать на опасность, но получил успокаивающий посыл от брата. "Подходи, познакомься". На ватных ногах я медленно подошёл к воде. За это время игра возобновилась, и стало ясно, что аллигатор принимает в ней активное участие. Попытался обратиться к нему и сразу получил задорный ответ. Вот и познакомился ещё с одним видом разумных животных.
        Вдоволь наплескавшись, мы начали просить рептилию помочь нам с переправой. На что он тут же согласился. Затем попросил немного подождать и уплыл. Через полчаса, когда я уже думал, что помощи от аллигатора мы уже не дождёмся, вдруг появился наш новый знакомый и не один. С ним вместе приплыли ещё четверо представителей его вида. Новые рептилии были намного крупнее знакомого аллигатора, и стало понятно, что детёныш привёл родителей.
        К моей радости эти холоднокровные сразу согласились помочь нам. Я немедленно стал соображать, а что дальше, как непосредственно мы будем перебираться? Первоначально были мысли использовать нашего нового знакомого как двигатель для плота. Так же собирался поступать и сейчас. Начал вновь присматриваться к окружающему лесу на счёт наличия строительного материала и тут брат меня снова позвал. Оказывается, пока я соображал, мои попутчики уже забрались на спины нашим добровольным помощникам и ждали только меня. И я естественно поспешил взобраться на свободную спину. Присел в основании шеи аллигатора, уцепился руками за складки кожи и мы поплыли. Громадное десятиметровое животное даже не почувствовало мой вес.
        От скорости у меня захватило дух. Аллигаторы неслись по водной глади как скоростные катера. Их длинные хвосты взбивали пену. Брызги летели во все стороны. Тем не менее, ехать было удобно. Через минуту, вполне освоившись, я стал подбадривать свой транспорт. В итоге смог его раззадорить, и мы понеслись ещё быстрее. Вскоре мы всех обогнали и пошли наискосок основной группе. Волна, которую мы подняли при движении, врезалась в остальных. Этот хулиганский поступок был воспринят как сигнал к действиям и начались гонки.
        Мы радостно и громадным удовольствием носились друг за другом на огромных скоростях, постоянно петляя и поворачивая. Сначала гонялись за моим аллигатором, потом нас зажали с боков, дали понять, что мы пойманы и тут же все погнались за другим пловцом. Эти салочки продолжались около часа. За это время каждый неоднократно менял роли с охотника на дичь и обратно. Меня и моих сухопутных спутников десятки раз сбрасывало со спин наших "коней". Но следует заметить, что они мгновенно возвращались и подбирали нас. Это была интересная и захватывающая игра, но в итоге мы устали и направились к берегу. Расположились на мелководье и до вечера общались.
        Я и мои спутники рассказывали о жизни на суше, а наши перевозчики об особенностях водного проживания. Конечно же, первым делом обсудили недавние бои. Оказывается река совсем не мирное местечко и серые монстры правда необычного вида, приспособленные к плаванию, прорываются по этой водной артерии, и аллигаторы выстраивают свои оборонительные рубежи против этой заразы. Затем перешли к гастрономическим вопросам. Мы принесли охапку лекарственных растений и несколько мелких животных, взамен получили аналогичные водоросли и огромную рыбу, которую я тут же запёк. Аллигаторы очень заинтересовались огнём и приготовленной рыбой, мне пришлось ей поделиться. После того как новое блюдо было распробовано мне пришлось неоднократно его повторить. Болтали до темноты. На ночь расположись, мы со спутниками на берегу, а аллигаторы тут же на мелководье. В общем, хорошо посидели.
        Как бы нам не нравилось общество новых друзей, но с утра надо было двигаться дальше. Мы тепло распрощались с рептилиями, пообещали по возможности найти их вновь по возвращении и отправились в путь. И вновь я вел отряд по ориентирам из послания, но теперь уже не сбивался и не терял направления. На третьи сутки мы подошли к огромной скале.
        Это было очевидно рукотворное сооружение. Скала, или правильнее назвать её башня, имела идеальную цилиндрическую форму с вертикальными стенами высотой около двухсот метров. Диаметр основания метров сто. Создавалось впечатление, что эту башню невозможно повредить никаким способом, тем более, что она создавалась из очень износостойкого материала. Годы и природа оставили только незначительные следы на её поверхности. Внизу, у самого основания, скала имела прямоугольный проём, шириной пять и высотой три метра, который открывал путь вовнутрь исполинского сооружения. В темноте помещения угадывались ступени лестницы. Было очевидно, что этот проход был открыт недавно. Буйная растительность доходила до определённой резкой границы, а вовнутрь почти ничего не попало. На полу помещения было немного мусора. Судя по всему проём открылся к моему приходу.
        По переданным мне образам надо было заходить и подниматься по лестнице на самый верх. Я двинулся вперёд, однако был остановлен моими спутниками. Они наотрез отказались дальше идти за мной. Мои уговоры оказались бесполезны. На брата и горилл как будто что-то воздействовало, и переступить порог помещения они были не в состоянии. Это было неприятной неожиданностью, тем более, что я то ничего не чувствовал. Но отступать не хотелось и мы стали внимательно обследовать сооружение. Несколько раз обошли башню, но никаких других входов не заметили. Стены насколько удавалось рассмотреть, были монолитны, без малейших трещин и пустот. Единственное, что несколько выделялось это непонятная тонкая линия, отходящая куда-то в сторону от самого верха цилиндра. Но понять, что это было невозможно из-за расстояния.
        Ещё сутки мы провели около башни, но ничего не изменилось и как пройти дальше вместе не придумали. Стало ясно, что дальше мне придётся идти одному. Вновь одолели сомнения. Даже на мгновение подумал отказаться от этой затеи, но потом решил. Надо рисковать. Договорился со своими сопровождающими, что они останутся, и будут ждать меня здесь. Мы приметили группу оленей, они предложили моим спутникам присоединиться к ним и жить в их пещере, которая находилась рядом. Я приготовил запас еды и несколько факелов. Зашёл в проём, зажёг факел и стал подниматься по ступеням вверх. Спутники провожали меня, оставаясь снаружи. Вскоре они исчезли из виду.
        Сильный сквозняк почти сдувал пламя факела, и было плохо видно, куда ступает нога, но ступени идеально сохранились и вскоре я приноровился и пошёл быстрее. Винтовая лестница, казалась бесконечной, и вела на самый верх, не имея никаких дополнительных выходов в какие либо помещения. Пришлось несколько раз останавливаться и отдыхать прямо на ступенях, но в итоге сильно измотавшись, дошёл до её конца.
        Я попал в коридор, который полукругом описывал периметр башни. Здесь уже присутствовал рассеянный свет, можно было кое-что рассмотреть. Хотя в пустом коридоре и смотреть не на что, разве что оценить, из чего здесь всё сделано. Внешние стены были из того же материала, что и вся башня снаружи, а внутренняя стена несколько отличалась. Я счистил грязь и понял что это что под рукой у меня металл, похожий по цвету на бронзу. Для уверенности даже пару раз ударил по стене дубиной. Звонкий звук подтвердил мою догадку. То есть внутри башня представляла собой металлический цилиндр диаметром метров пятьдесят.
        Пройдя по коридору, я попал в большое открытое помещение, этакий кубический ангар с воротами наружу на высоте двух сотен метров над землёй, размером десять на десять и ещё раз на десять метров. Помещение порадовало меня наличием искусственных механизмов и приспособлений абсолютно неизвестной конструкции и назначения. Их наличие не явилось неожиданностью, так как их вид присутствовал в образах маршрута. Стало ясно, что преодолена большая часть пути.
        По центру помещения, под самым потолком, выходя из металлического сердечника башни, как натянутая горизонтально струна протянулся металлический трос диаметром с мою ногу. Повиснув на высоте пары сотен метров над землёй, трос уходил настолько далеко, что место его назначения угадывалось очень смутно. Вглядываясь вдаль, я интуитивно осознал, что это, скорее всего такая же башня, как та в которой сейчас нахожусь. На этой натянутой огромной струне висела конструкция из нескольких дуг, перекинутых через неё, непонятного образования, в котором выделялись несколько вращающихся валов сверху и прикреплённой платформы три на пять метров снизу. Очевидно это средство передвижения.
        Я недолго побродил по ангару. В помещении находилось ещё несколько механизмов в виде столбов с ручками и рычагами. Но их назначение было абсолютно не понятно. Безрезультатно попытался подёргать за выступающие элементы. Ничего не смог ни сдвинуть, ни приблизительно понять назначение. Единственная конструкция, чьё предназначение было очевидно, висела на тросе. Раз так надо лучше рассмотреть платформу. Она была открытой, с невысоким порядка полуметра высотой сплошным бортиком по краям. И хоть было видно, что за ней долго, очень долго не ухаживали, она ещё очень крепка. Вся поверхность была темной от времени, но стоило немного поцарапать ножом из кошачьего когтя, как начинал проблёскивать оранжевым цветом металл, из которого всё и состояло. Сама платформа, правда, как и вся конструкция, была выполнена из неизвестного долговечного сплава. Все соединения и узлы выглядели целыми. Но самое важное мусора внутри почти не было. Скорее всего, его выдуло при движении. Значит, она сюда недавно приехала. Можно сказать, что испытания пройдены.
        Вспоминая переданные мне образы, я забрался на платформу. Она даже не пошевелилась подо мной. Немного походил и, не зная как теперь поступать, присел, прислонившись к бортику. Через пару минут понял, что еду. Конструкция с платформой очень плавно начала двигаться, постепенно увеличивая скорость. Валики, прижатые к тросу, сверху моей повозки постепенно раскрутились и начали негромко гудеть. Скорость, которую постепенно набрало средство передвижения, была высока, порядка сотни километров в час, и встречный ветер загнал меня под защиту бортика. Но конструкция имела несколько щелей и отверстий непонятного назначения, и я мог вести наблюдение.
        Повозка двигалась над джунглями. Вскоре стало ясно, что я быстро приближаюсь к новой башне, но скорость не снижалась. Я начал волноваться, но мой транспорт уверенно пролетел через прямоугольный канал внутри башни и помчался дальше. Мелькнула догадка, место моей посадки это, скорее всего конечная станция и сейчас подвижная платформа проскочила либо технологическую опорную конструкцию, либо промежуточную станцию, либо нечто совмещённое. Последнее, по всей видимости, наиболее верно.
        У меня была возможность пронаблюдать ещё несколько башен, через которые повозка промчалась безостановочно. Потом я вдруг почувствовал, что и так большая скорость начала увеличиваться. Через минуту пейзаж внизу изменился. Привычные джунгли сменились серо-бурыми полями Гнили. Снизу к повозке начали взлетать серые твари. Было очень неуютно пролетать над враждебной территорией. Но скорость была настолько высока, что монстры не успевали за повозкой и не могли помешать движению.
        На громадной скорости пронеслись ещё несколько промежуточных башен, и я увидел впереди огромную скалу. Это было неестественное образование высотой в километр. Повозка неслась прямо в одну из его прямоугольных, каменных граней. В последний момент я почувствовал резкое торможение, в скале раскрылся прямоугольный проём, видимо ворота и мой транспорт влетел вовнутрь скалы. Твари, догнавшие повозку в последний момент, попытались залететь следом за мной. Неожиданно что-то сверкнуло, раздался грохот и уже мертвые монстры бесформенными комками устремились вниз. Ворота закрылись, всё погрузилось во тьму.
        Моя повозка, тормозя, катилась ещё несколько секунд до остановки. Я уже начал готовить факел, как почувствовал, что вокруг становится светлее. Надо мной постепенно разгораясь, зажглись ровным белым светом несколько широких полос. Через минуту стало достаточно светло, чтобы осмотреться. Моему взору предстал огромный зал, несколько сотен квадратных метров с высокими потолками. Помещение не было пустым. В беспорядке по залу располагались остовы различных механизмов. Все они были мне незнакомы. Я сошёл с повозки и начал обследовать пространство зала, пытаясь понять, куда попал и что меня окружает.
        Разнотипные механические конструкции притягивали взгляд, но как я не пытался не смог понять, ни назначения, ни принципа действия механизмов. Единственное, что смог идентифицировать это несколько повозок аналогичных той, которая меня привезла. Насчет остальных механизмов возникли предположения, что могли бы делать их некоторые части, но в целом их предназначение осталось загадкой. Эта техника строилась по совершенно незнакомым мне принципам. Почти никаких аналогий с привычными и понятными мне машинами проследить не получилось. Я ходил между мертвыми остовами, и от их непривычного и непонятного вида возникало чувство, что нахожусь на выставке абстрактной скульптуры созданной скульптором-модернистом, а налет глубокой древности придавал окружающему мистический и загадочный вид.
        Немного побродив по залу, удалось удовлетворить своё любопытство, но, судя по всему, это ещё не конечная точка моего маршрута. В стенах зала было несколько темных проходов. Куда они вели было невозможно рассмотреть, но один из проходов был освещён. Понятно, мне указывают направление. Я прошёл по коридору несколько десятков метров и уперся в винтовую лестницу. Опять наверх. Ориентируясь на освещение, стал подниматься по ступеням.
        Предвкушая скорую развязку, я почти бежал. Но моим надеждам не суждено было сбыться. Лестница, казалось нескончаемой, в итоге я выбился из сил. Вспомнив высоту скалы, подумал, что возможно мой путь ведет на самый верх и решил не спешить, чтобы не переутомиться. По мере подъема мне попадались неосвещённые коридоры. В одном из них я остановился, перекусил и прилёг отдохнуть. Через час мой путь продолжился.
        Подъем меня сильно измотал, но в итоге лестница закончилась. Она вывела в слабо освещённый коридор, дальний конец которого воспринимался как чуть более светлый прямоугольник. Я пошёл на свет и очутился в большом овальном зале. Половину стены зала занимало огромное окно. И хоть стекло, или нечто аналогичное ему было очень грязным и мутным, света было достаточно. В зале стояло несколько крупных, высотой до потолка конструкций из металла, стекла и вроде как камня. Так же находилось пара массивных металлических кресел. По полу разбросаны различные более мелкие предметы. Я поднял разбитую чашку. Непривычной формы, она, тем не менее, была узнаваема. На полу лежали гнилые тряпки, рассыпавшиеся в труху от прикосновения, какие-то осколки и толстый слой окаменевшей пыли. Здесь уже очень давно никого не было.
        Я осмотрелся вокруг ещё раз. Это было место, куда меня вели образы. Последняя картинка видения указывала на этот зал. Вот я и прибыл на место, куда меня всё это время вели образы, но никто не спешит меня встречать. Здесь вообще давно никого нет. В растерянности я стоял посреди зала и не знал, что мне теперь делать. Прошло несколько томительных минут. В итоге мне это надоело и я решил присесть в кресло, тем более, что об этом давно мечтал. Постучал и подёргал металлическую мебель и, убедившись в её надежности, со стоном удовлетворения присел и расслабил ноги. В этот момент послышался голос, исходящий из одной из конструкций в зале.
        - Юрий, добрый день. Прошу не пугаться и вести себя спокойно. Вам ничего не угрожает. Спасибо, что пришли - произнёс солидный мужской голос.
        - П-пожалуйста - чуть заикнувшись от волнения, ответил я. И сразу смутился. Мой голос в этом помещении звучал совсем по-детски. Как-то распевая песни и иногда разговаривая вслух со зверями, не обращал на это внимания. Но этот собеседник был необычен, и речь явно сейчас пойдёт о серьёзных вещах. Мне стало неудобно за возраст своего тела. Но мой собеседник не обратил на это внимания и продолжил свою речь.
        - Сейчас не надо задавать никаких вопросов. Основной разговор состоится завтра. Пока вкратце расскажу, что мне известно. Вас зовут Юрий. Это стало понятно после расшифровки отсканированной части вашей памяти. Сканирование произведено в момент восстановления распределителя N34, это когда вы установили сферу в правильное положение. - Мне тут же вспомнилось происшествие в пещере с шаром, момент, когда я потерял контроль над телом на несколько минут. Скорее всего, это произошло в момент сканирования. Но собеседник уже продолжал, не давая мне времени возмутиться.
        - Прошу прощения за неудобство, но это было необходимо. Благодаря сканированию удалось расшифровать ваш язык, и появилась возможность двустороннего общения. Не беспокойтесь, данная операция ничем не повредила вашему здоровью. Производилось лишь поверхностное сканирование навыков общения и немного образной памяти, ваша основная память и текущие мысли не затрагивались. Расшифровка, перевод, создание языковых словарей и адаптация системы под ваш язык происходил 312 суток. После этого через модуль управления распределителя вам был передан маршрутный информационный пакет, который вы смогли понять. Следуя инструкциям, вы прибыли сюда. В данный момент вы устали и не сможете полноценно воспринимать информацию. Прошу вас по возможности хорошо отдохнуть. Мы продолжим завтра. Не беспокойтесь с утра вы получите ответы на ваши вопросы.


        Глава 12.

        Ошеломил меня собеседник своим напором, даже можно сказать ошарашил. Но он прав. Снаружи уже заметно потемнело. Скоро наступит ночь. По всей видимости, следует воспользоваться советом неизвестного и не стоит пытаться вызвать его на новый разговор. Я стал обустраиваться на ночлег. Очистил от пыли и мусора небольшую площадку возле кресла. Постелил на пол накидку. Корзину расположил у изголовья, перекусил и попытался заснуть. Однако это получилось не сразу. Тысячи вопросов крутились в моей голове, хотелось быстрее получить ответы. Но мой неизвестный собеседник отключился, и надо было дождаться утра в любом случае. В итоге волевым усилием заставил себя успокоиться, перестать прокручивать варианты предстоящего разговора и вскоре уснул.
        - Доброе утро Юрий - разбудил меня вчерашний голос. Я резко поднялся, осмотрелся вокруг, не понимая, где нахожусь, затем вспомнил и с азартом потёр руки. Сейчас всё узнаю. Однако мой собеседник предложил мне проследовать в некое помещение. Ориентируясь на освещённые коридоры, я пришёл в комнату с подобием водопровода. Вода вытекала из прямоугольного отверстия в стене и по каменному жёлобу подавалась в угол, где уходила в конусовидный слив. Потеков и плесени не было, понятно, что санитарная комната обычно отключена от источника влаги и только мой приход оживил это место.
        Вода выглядела чистой без гнилостных запахов и на вкус была обычной. Я с удовольствием напился, заодно и воспользовался сливом. Что же теперь разобраться с продовольствием, моего запаса хватит разве что на два дня, и можно жить.
        Вскоре я вернулся в круглый зал. Подошёл к окну. Мне было просто любопытно, и еще подумалось, что смогу лучше понять, где нахожусь. Очень толстое стекло пришлось хорошенько протереть, но даже после этого видимость оставляла желать лучшего, однако кое-что удалось рассмотреть. Моё место наблюдения находилось на большой высоте, но это было ожидаемо. Внизу насколько хватало взгляда, раскинулась Гниль. Неприятное зрелище и я поспешил отойти от окна.
        - Что не нравиться? - спросил голос.
        - В общем да - согласился я.
        - Когда то всего этого не было, а был большой город. С высокими домами, широкими улицами и парками. Теперь об этом времени даже памяти не осталось - собеседник на пару секунд замолчал, как будто вспоминая - ну да ладно, давайте Юрий подумаем, как мы с вами построим нашу беседу.
        - Согласен. Но вы меня знаете, а я вас нет. Может, для начала представитесь?
        - Я Искусственный интеллект командного и управляющего модуля СКААЛМВВ.
        - То есть машина? - Хоть нечто подобное и ожидалось, но всё равно я был поражён.
        - Можно сказать и так.
        - Странно. Для железки вы несколько ... эмоциональны - не знаю, зачем, но постарался я спровоцировать собеседника.
        - На самом деле вы правы. При моём создании как база интеллекта была заложена частичная копия личности живого человека, поэтому манера общения и многие реакции у меня аналогичны тем которые были у моего предка. Однако имеется и ряд отличий, но это из области психологии и, по-видимому, сейчас не следует обсуждать.
        - Вы правы, а собственно как звали человека, с которого снимали копию.
        - Нирсааль Еллеенен. - Голос легко произнёс это имя, но было ясно, что для меня это будет непросто.
        - Ух ты! - воскликнул я - Сложное имечко. Я надеялся на что-то попроще.
        - Почему? - Голос искенне удивился.
        - Ну, мне не хотелось бы каждый раз обращаясь к вам говорить Искусственный интеллект командно какого-то модуля системы Абра-кадабра или это последнее имя. Видите, я даже не запомнил.
        - Нирс.
        - Что Нирс?
        - Меня можно звать Нирс. И можно на ты.
        - Хорошо Нирс, договорились. Можешь меня звать Юра - вот и ладно. Теперь по идее разговор станет проще - А как ты вообще чувствуешь, мыслишь ну и так далее?
        - Так же как и ты.
        - Так у тебя и тело есть? - вновь удивил меня собеседник.
        - Нет, тела нет, а ты сам ответь, как ты чувствуешь и мыслишь? - в голосе Нирса послышался сарказм.
        - Уел. Вроде всё понятно, а попробуй, объясни.
        - Объяснить я могу, но толку от этого. Одни цифры и научные термины. Тебе сначала надо будет пару лет поучиться, а только потом уже всё поймешь - в голосе Искусственного интеллекта появились нравоучительные нотки.
        - Нирс. Хватит издеваться - решил разыграть я обиду.
        - Разве я это начал? - и мне стало ясно, что переборщил.
        - Ну, извини. Больше дурных вопросов постараюсь не задавать, просто за два года в лесу соскучился по разговору.
        - Да я не против. Я - то соскучился намного больше тебя за пятнадцать тысяч лет.
        - Ничего себе! Пятнадцать тысяч и как тебя угораздило. - Эта цифра как то не укладывалась в моей голове. Но с другой стороны стало понятно, что действительно общаюсь с искусственным созданием. Ни один человек не сможет столько прожить, а тем более сохранить рассудок.
        - Это долгий рассказ - тем временем продолжил Нирс.
        - До пятницы я совершенно свободен.
        - В смысле.
        - Это шутка. В смысле времени много, и ты можешь всё спокойно рассказать. Я тебя с удовольствием выслушаю.
        - Извини, я немного теряюсь. Отвык от разговоров. Ко мне пару раз попадали люди, только разговора никак не получалось. То в истерику впадали и колотили всё вокруг, то молиться начинали, с ума сходили, по-разному было. В общем, ты второй с кем можно нормально поговорить, правда, с твоим предшественником мы общались всего несколько часов - продолжал Нирс.
        - Ничего у меня похожие проблемы. В смысле долго нормально не разговаривал. Давай постараемся поменьше обращать внимания на неурядицы - попытался загладить я неловкость и тут же поинтересовался. - Что ты про других людей говорил?
        - Давно это было. Их уже в живых нет. СКААЛМВВ очень отличается от всего остального мира, попасть сюда человеку сейчас крайне сложно.
        - Я заметил, что вокруг много необычного. Интересно узнать, что вообще происходит, почему всё вокруг такое, какое есть - высказал я свой интерес.
        - Это я и хотел пояснить. Ты находишься на территории технического комплекса СКААЛМВВ. Для того, чтобы понять, что это за место, пожалуй, надо начать с истории. Общей древней истории и рассказа о том, что творится за пределами СКААЛМВВ.
        - Хорошо - и я приготовился слушать.
        - Хоть в мои базы данных специально не заносилась историческая информация, подозреваю, что мне известно о древней истории этого мира намного больше чем современным историкам. С делами последних тысячелетий я мало знаком, но о том, что было пятнадцать тысяч лет назад, кое-что знаю. В общем, жили люди на планете. Кстати планета называется Тарана, но это не то название, которое хранится в моей первоначальной памяти. Я это узнал из памяти человека, что был здесь двести лет назад. От него я много чего узнал. Жаль, что ко мне этот человек пришёл уже при смерти, только и успел частично считать его память. Но это другой рассказ главное, что я использую более-менее современные названия. Извини, отвлёкся.
        -Да ты ещё и не начинал.
        - Не перебивай - окрысился Нирс.
        - Молчу, молчу - не хватало ещё, чтобы он обиделся.
        - Давай по-другому. Имеется звезда Санара. Вокруг неё обращается девять планет. Сейчас мы находимся на третьей от звезды. Здесь зародилась жизнь несколько миллиардов лет назад и развилась до человека. Люди прогрессировали и в итоге вышли в космос. И тут оказалось, что и на соседних планетах Венце и Матуре тоже есть люди. Правда, немного другие. В твоём языке есть понятия гном и эльф. Пожалуй, что можно жителей этих планет так и назвать. На Матуре были проблемы с атмосферой, да и прохладно там, местные жители жили в основном под землёй и внутри искусственных куполов. Это отразилось на них, и они стали похожи на гномов, таких как ты, их себе представляешь. Невысоких, широкоплечих с рыжими волосами и грубоватыми чертами лица.
        Венца расположена ближе к Санаре и поэтому там жарковато. Люди приспособились выживать в тени больших деревьев - Меллорнов. Они тоже отличаются от людей Тараны и для тебя больше похожи на эльфов. Причём двух видов. Так как на экваторе Венцы находиться невозможно, то жизнь развивалась ближе к полюсам. Образовались две независимые группы разумных. Между собой эти группы взаимодействовали слабо, соответственно развивались каждая по-своему, и получилось два вида. Очень похожих, но с небольшими отличиями в цвете волос, глаз и кожи. Учёные исследовали все эти виды гномов, людей, эльфов, и пришли к однозначному выводу, что прародиной жизни на Матуре и Венце является Тарана. Кроме того у всех рас один прародитель. Это однозначно человек, только со своими особенностями и небольшими отличиями в генотипе. Но, как распространялась жизнь, создались расы, каким образом происходило их расселение по звёздной системе, учёные узнать не смогли. Существовало несколько теорий о погибших цивилизациях, внешнем вмешательстве и прочей ерунде, но достоверно ничего не известно.
        Это всё конечно интересно, но об этом можно и потом поговорить - опять решил сменить тему Нирс - в общем люди разных планет узнали друг о друге. Повоевали, помирились, обменялись знаниями и технологиями, частично переселились с планеты на планету. В итоге за пару сотен лет жизнь наладилась. Народы перемешались и зажили в мире и согласии. Хорошее время тогда было. Золотой век высоких технологий, развитых искусств, экологически безопасных производств и транспорта, сбалансированного общества и так далее.
        Постепенно люди изучили всю свою звёздную систему и поняли, что на других планетах, человеку некомфортно. Так как населения много и все хотят жить хорошо, а места для растущего населения маловато, отправили экспедиции к другим звёздам. Космические корабли разведали самые близкие звёздные системы. И хотя по предварительным данным были перспективы найти удобные для человека планеты, ничего подходящего обнаружить не удалось.
        Начались разговоры о новых экспедициях к более удалённым звёздным системам, но так как дело это очень дорогое и требует много ресурсов, всё отложилось на неопределённое время. Люди стали более активно осваивать свою систему и сто пять лет к другим звёздам никто не летал.
        Однако с первыми экспедициями не всё было так просто. Часть данных, которые привёз звездолёт, отправленный к звезде Онион, была неким образом утрачена, и основная информация об этой системе бралась из рассказов участников экспедиции. Но так как все члены экипажа и специалисты описывали одно и, то, же сомнений в том, что эта звёздная система пуста и неинтересна людям, не возникло. Однако это было не так. Люди, которые там побывали, скрывали важнейшую информацию. Но на самом деле это уже были не люди. Первоначально они ничем не отличались от обычных людей, эльфов и гномов. Да! Так как экспедиции были весьма затратными, то в их подготовке принимали участие все народы и соответственно экипажи были интернациональными. В общем, первоначально разумные, летавшие к Ониону выглядели и вели себя нормально и подозрений не возникло.
        Первый звонок прозвучал, когда появились их дети. Эти создания мало походили на родителей. А так как прилетевшие вели очень активную половую жизнь, то их отпрысков оказалось много. Этих мутантов изучали, пробовали лечить. Что конкретно с ними делали, я не знаю, но возились с ними несколько десятилетий. За это время изменились и родители. Но в итоге от них отстали и так как в общество из-за своего внешнего вида и других особенностей они никак не вписывались, им было выделено несколько резерваций, где их никто не трогал. Они занимались своими делами, периодически выезжали из резерваций, но вели себя тихо и мирно. Как оказалось, это была только маска, зря их не уничтожили, но в те времена общество ещё страдало гуманизмом. Через сто пять лет после завершения межзвёздных экспедиций в нашу систему прилетели захватчики. Думаю, ты догадался откуда? Из системы звезды Ониона.
        Не было никаких переговоров или требований. Пришельцы сразу начали войну на полное уничтожение жизни в нашей системе и в этом им сильно помогли мутанты. В результате их действий были уничтожены производства космических вооружений, повреждены линии связи, в результате терактов погибло много важных людей. Ими были созданы площадки для высадки десанта и еще многое другое. За сто лет они основательно подготовились.
        Первоначально люди были в шоке, воевать никто не готовился и не хотел, многие думали отсидеться. Но вскоре стало ясно, что пришельцы намерены полностью уничтожить всю жизнь на планетах. И тогда были мобилизованы все без исключения. Война продолжалась десять лет. Использовалось мощнейшее оружие, в том числе и тотального уничтожения, и химическое, и биологическое, магия. Строились огромные оборонительные и производственные комплексы на планетах, военные базы и боевые корабли выводились на орбиту. Сражения в космосе и на планетах не прекращались. В итоге мы смогли отбиться и уничтожить пришельцев. Но последствия этой войны ужасают и с некоторыми из них приходиться бороться и сейчас. Жизнь, помимо Тараны, больше нигде не сохранилась. Матур и Венца безжизненные шары с отравленной атмосферой. Все прочие поселения разрушены. Да и тут, на Таране, три материка из шести пустынны. Лишь недавно через океан туда приплыли семена растений и теперь на двух из них есть небольшие живые участки. После этой войны выжило очень немного людей и представителей других рас. По самым оптимистичным подсчётам не более пятисот
тысяч из ста миллиардов довоенного населения. Причём в последующем им пришлось и далее выживать в тяжелейших условиях. Голод, болезни, отравленная земля. В результате применения некоторых видов вооружений даже сама планета была долгое время не стабильной. Активные извержения вулканов, землетрясения и прочие катаклизмы длились пять тысяч лет.
        Люди сильно деградировали и одичали. Лишь семь тысяч лет назад цивилизация вновь начала возрождаться. И тут оказалось, что выжили не только люди, гномы и эльфы, но и потомки тех мутантов пришельцев. Мало того теперь это вполне сформированные отличающиеся друг от друга расы. Пользуясь терминами твоего языка их можно определить так. Из людей сформировалась раса орков, из гномов троллей, из эльфов гоблинов. Это злобные и агрессивные твари. Управляют ими Великие шаманы их двенадцать у орков, Говорящие с землёй у троллей их трое и Мудрые их пятеро у гоблинов. Все эти вожди совсем не простые существа. Те сущности, которые первоначально подселились в участников той злосчастной звёздной экспедиции, каким-то образом сохраняются и переходят от умирающего вождя к другому более молодому мутанту. Но информации об этом у меня немного. Наиболее важная о том, что существуют способы их убить, потому что первоначально вожаков было больше. Из памяти того, последнего человека, который был здесь, я знаю, что одного Говорящего с землёй уничтожили в бою маги эльфов около трёхсот лет назад и до этого были аналогичные
случаи, правда, о них достоверно ничего не известно. И ещё, но это только мои догадки, по всей видимости, инопланетяне потеряли многие свои знания и технологии.
        Встреча людей с орками сразу вылилась в непрекращающуюся до сих пор войну. Практически сразу в неё включились и другие расы. И теперь существует Светлый союз людей, эльфов и гномов который ведёт войну против Темных: орков, троллей и гоблинов. Вижу твой скепсис относительно названия Светлый союз. На самом деле он заключался в поселении под названием Светлый и первоначально назывался "соглашением в городе Светлый". Со временем название упростилось. Ну а Темные это просто антипод, так их назвали для удобства и потом это прижилось. Война между Светлым союзом и Темными ведётся постоянно уже почти семь тысяч лет. Сначала она была вялотекущей и в целом проходила с переменным успехом почти без крупных сражений, но четыре тысячи лет назад Темные начали сильно теснить Светлый союз и теперь стороны воюют с привлечением всех ресурсов. К сожалению люди, с союзниками проигрывают.
        Вот Юра вкратце я тебе и рассказал немного об этом мире. Конечно, всё сжато и по верхам, но если захочешь, подробнее расскажу позже.
        - Весело вы тут живёте. Но всё что ты рассказал, насколько я понимаю, дел непосредственно в этом месте не касается - мне хотелось знать больше, и я попробовал раскрутить Нирса на продолжение рассказа.


        Глава 13.

        - Ты отчасти прав. Скажу так, то первоначальное вторжение пришельцев до сих пор активно влияет на планету и есть не только последствия в виде войны Светлого союза и Тёмных. Сейчас ты находишься в месте, где война как началась в древности, так и продолжается до сих пор. Но давай опять с предыстории. Я уже рассказывал, что мутанты хорошо подготовились к прилёту пришельцев. Они много дел натворили. И здесь тоже. Раньше тут находился крупнейший мегаполис Тараны, Столица и резиденция Императора. Почти миллиард жителей.
        Мутанты скрытно разместили по периметру города несколько сотен неких приборов. Принцип действия этого оборудования до конца не изучен, но произошло следующее. В самые первые дни вторжения сюда были сброшены контейнеры с некой биомассой. В это же время включились и приборы установленные мутантами. Вначале мало кто понимал, что происходит и как надо действовать, поэтому на это событие не отреагировали должным образом, не знали как это сделать. Под воздействием приборов сброшенная с орбиты биомасса начала расти. Она впитывала в себя и преобразовывала всю органику, до которой могла добраться. Сначала опасность была не очевидна. То есть биомасса увеличивалась до объема несколько сотен кубических метров, а потом переставала расти и даже уменьшалась в объёме.
        Таких объектов было триста сорок. Так как с биомассой внешне ничего активно не происходило, и непосредственной опасности для людей первоначально не было, ей сильно не занимались. Да и не до того было, начались активные боевые действия и мы получили от пришельцев много других подарков, которые были на тот момент куда опаснее. В общем, несколько месяцев серьёзно этим делом не занимались. Нет, конечно, изучали, даже кое-что уничтожили, но это было не существенно. А через три месяца вылупились первые существа-монстры и начали уничтожать всё вокруг. Тогда военные засуетились. Но было поздно. Ещё пришельцы для отвлечения внимания дополнительно десант высадили.
        В общем, пока с десантом разбирались, потом людей отселяли, создались большие зоны, в которых инопланетные монстры активно размножались, росли. Потом существа валом выходили из этих мест и уничтожали на своём пути всё живое, а зоны, в которых монстры рождались, в свою очередь постоянно увеличивались в размерах. Естественно люди старались уничтожить эту заразу, но эта гадость оказалась очень живучей. Использовались различные способы, но большого эффекта не было. Для того чтобы просто замедлить распространение тварей приходилось выжигать до камня километры земли, а это тяжело. В итоге город полностью эвакуировали.
        Так как войска не добились результата имеющимися средствами, подключили учёных. Не сразу, но те разобрались с природой этой заразы и выяснили, что монстры это мутированные под воздействием инопланетных технологий местные животные и растения. Кроме того поняли, что приборы пришельцев о которых говорилось ранее провоцируют мутации, ускоренное размножение, рост существ и управляют их действиями. Пока разбирались, зона преобразованной жизни постоянно увеличивалась, из неё валом выходили мутированные животные и активно уничтожали всё вокруг. Поток мутантов с каждым днём всё возрастал, увеличивалась зона их распространения вовне. Некоторых тварей наблюдали за тысячу километров от зоны, и это был не предел распространения.
        Было предпринято несколько попыток уничтожить управляющие приборы, однако теперь они находились в середине зоны, и добраться до них через километры враждебной территории стало невозможно. Различными способами смогли уничтожить двенадцать устройств, до которых смогли добраться через станции подвесной дороги. Это по той транспортной линии, по которой ты приехал сюда. Но сложившуюся ситуацию это не сильно изменило. Надвигалась катастрофа и тогда группа учёных, которые достаточно хорошо изучили мутантов, предложили вариант оградить от них остальной мир. Предложенный способ был варварским по отношению к экологии десятой части континента и был сродни глобальной катастрофе, поэтому, сначала его не рассматривали. Однако вскоре стало ясно, что зона является угрозой для всего материка, свободных сил и средств с ней справиться нет и этот дикий вариант действий необходимо использовать. Было принято решение о создании Автономного боевого комплекса противодействия искусственно локализированному внешне планетному вторжению СКААЛМВВ.
        Комплекс создавался на базе научного центра, который находился здесь в этой горе. В своё время, когда только начинали налаживаться контакты между эльфами Венцы и людьми Тараны, одним из условий размещения здесь посольства была полная безопасность разумных и возможность вырастить меллорны в месте, где им даже теоретически ничего не могло угрожать. Поэтому в течение десяти лет гора была приведена к теперешнему виду. Сейчас это параллелепипед километровой высоты с вертикальными стенами и плоской вершиной. Здесь долгое время размещались посольства с Венцы, но со временем отношения наладились, вражда исчезла, и это место стали использовать по-другому. Так как цивилизация Венцы развивалась в тесном контакте с природой, то соответственно в этой отрасли они были экспертами. После упразднения посольств осталось много эльфов, которые здесь жили и они организовали несколько научных учреждений экологической направленности. Со временем шло развитие, образовалось несколько научных и образовательных институтов, и перед вторжением это уже был один из крупнейших на планете научных центров.
        И вот на базе этого научного комплекса и создался СКААЛМВВ. Мутированная жизнь проникнуть в саму гору не могла из-за её формы, а люди имели доступ посредством подвесной дороги, воздушного сообщения и через орбитальные челноки. Здесь и расположился центр управления всего СКААЛМВВ. Это случилось ещё и потому, что при создании комплекса использовались наработки и аппаратура местных институтов, и многое не нужно было создавать с нуля. Центр управления следит за аппаратурой, которая зачастую расположена на расстоянии тысячи километров от него, но всё равно его расположение наиболее приемлемо. Первоначально аппаратура располагалась исходя из теоретических разработок, и было много ошибок, которые оперативно устранялись. Территория, на которой велись работы, окончательно определилась после запуска приборов по активной мелиорации земель. На сегодняшний день существует два территориальных эллипса с диаметрами девятьсот на две тысячи километров. Основной - западный, вытянутый по широте и мы сейчас находимся в его геометрическом и технологическом центре. Вокруг нас двухсот километровая мутантная зона, а затем
сам комплекс. И второй эллипс, восточный такой же по площади, но он абсолютно непригоден для жизни. Аппаратура активной мелиорации отбирает все необходимые для активного роста флоры и фауны ресурсы с востока из мест, называемых теперь "Синей пустыней" и передаёт в область вокруг зоны с мутированной инопланетной жизнью. Этот процесс и определяет границы комплекса, заодно даёт возможность местным видам животных и растений расти и развиваться со скоростью в несколько раз превышающей обычную. Кроме этого было использовано множество аппаратуры уменьшающей активность мутантов, ухудшающей их показатели размножения и многое другое. Соответственно для Таранских биологических видов создавались благоприятные условия. Аппаратуры много и она многофункциональна. Для того чтобы описать все возможности и воздействия устройств комплекса потребуется не одна неделя.
        При создании СКААЛМВВ также проводились работы по генетическому изменению местных животных и растений с целью превратить их в живой щит от мутантов. Почти все живые формы, находящиеся в зоне действия аппаратуры комплекса, генетически изменены. Правда, после пятнадцати тысяч лет следует говорить уже о новых стабильных биологических видах. Генетическому изменению подверглись тысячи представителей флоры и фауны, но до сегодняшнего дня дожили не все. Особенно это заметно среди крупных животных. Осталось всего семь видов.
        Первоначально здесь работали тысячи специалистов, и они в течение двух лет смогли запустить и заставить эффективно работать комплекс. Сразу после запуска полностью подавить мутантов не удалось, но их распространение вглубь насёлённых территорий значительно уменьшилось. Постепенно дело набирало обороты и через три года зону рождения мутантов удалось локализовать и впоследствии немного потеснить. Всё это время здесь велись активные работы, но людей становилось всё меньше. Война с пришельцами требовала бойцов и все, кто мог сражаться в итоге отсюда уехали. Осталось всего шесть человек пожилого возраста. Ещё через несколько лет стало ясно, что им смены не будет. Уехать с территории комплекса они уже не могли. Воздушное сообщение к тому времени плотно перекрывалось мутантами, космического челнока уже не было. Многие из путей подвесной дороги были разрушены, а все доступные станции оказались внутри зоны действия аппаратуры комплекса. Многокилометровый путь по активно изменяющейся территории старикам было не одолеть.
        Возникли серьёзные опасения о продолжении функционирования комплекса в будущем. Аппаратура требовала постоянного контроля, подстроек и изменения параметров. Постоянно возникали нештатные и сложные ситуации. Чтобы справляться со всеми проблемами требовался гибкий разум человека. Тогда было принято решение о том что, один человек пройдёт процедуру перемещения личности в местную вычислительную базу. Личность Нирсааля Еллеенена была отсканирована и перемещена на мой носитель. Данная процедура была запрещена, поскольку для создания полноценного Искусственного разума требовалось не просто копирование, а перенос личности при этом человек, а в моём случае эльф погибал. Однако у нас не было выбора, и я пошёл на эту процедуру. Увы, но весь разум скопировать не удалось. Смерть моего предшественника наступила раньше окончания переноса. Но скопировалось достаточно, для того чтобы я получил самосознание и смог взять управление комплексом на себя. Вскоре я остался совсем один.
        Первоначально ситуация была обнадеживающей. В течение пятидесяти лет все системы вышли на максимальные мощности и активно воздействовали на зону. Под этим воздействием активность мутантов снизилась до минимума, поражённая зона стала уменьшаться. За это время наши генетически изменённые животные и растения расселились по всей территории комплекса и начали активно размножаться. Этот процесс длился несколько сотен лет. Одновременно с этим шло постоянное давление на зону мутантов. На границе зоны и внутри территории комплекса шла непрекращающаяся борьба. В итоге мутанты пришельцев оказались полностью блокированы и активно вытеснялись на свою территорию. Далее пошли результативные вторжения вглубь враждебной зоны. Всё шло хорошо, и по моим расчетам через тысячу лет поражённая зона была бы полностью очищена. Однако катастрофы, которые в те времена активно сотрясали планету, оказали негативное влияние на процессы происходящие здесь. После одного особо крупного землетрясения было потеряно сразу сорок внешних устройств. Землетрясения, ураганы, торнадо, наводнения и прочее были очень сильными и с небольшими
перерывами происходили в течение пяти тысяч лет. Наконец планета успокоилась, однако за это время комплекс потерял больше половины приборов и большая часть оставшихся работают не нормально. Накопились множественные нарушения в работе различных узлов, цепей питания и распределения энергии в самом центре управления. Вдобавок вместо четырёх источников питания на сегодняшний день полностью функционален только один, не восполняемый, и он уже выработан на девяносто процентов, остальные работают лишь частично.
        Из-за выхода из строя, сейчас задействована едва ли пятая часть аппаратуры. Комплекс перестал выполнять свои функции в полном объёме. На самом деле, комплекс больше не справляется со своей задачей, не может не то что уменьшать, но даже эффективно блокировать зону инопланетной жизни в своём центре. Мутантная зона постепенно увеличивается, с каждым годом всё больше враждебных существ вырывается за пределы СКААЛМВВ и всё меньше животных препятствует этому.
        Для восстановления требуется обслуживание и капитальный ремонт и для проведения этих работ нужны люди. Но связь с внешним миром не работает, даже сообщить что-либо людям у меня не было никакой возможности. Я искал варианты привлечь сюда разумных и десять тысяч лет назад нашёл некоторые способы для общения через внешние модули. Потом было ещё три тысячелетия ожидания, когда никто в поле действия приборов не появлялся. Но в итоге люди попали в поле моего внимания, и тут возникла ещё одна проблема, которую я не мог разрешить до сего дня. Дело в том, что наладить общение у меня не сразу, но получилось. Меня воспринимали по-разному, но удалённое общение из-за недостатка энергии доступно всего несколько минут и я не успевал ничего толком рассказать. Для полноценного разговора необходимо присутствие собеседника здесь в центре управления. Не сомневаюсь, что если бы полная информация о делах в комплексе дошла до остального мира, нашлись бы пути решения проблем. Но сюда попасть оказалось очень сложно. За тысячелетия возникло то, с чем никто справиться не мог.
        Всё долгое время существования комплекса животный мир и растения находились в жёстких условиях, которые я в определённые моменты ещё более усложнял. У меня имеются некоторые возможности влиять на живую природу комплекса. И если на первоначальном этапе серьезные воздействия не требовались и так всё шло хорошо, то по мере того как выходила из строя аппаратура и уменьшался натиск на поражённую зону приходилось задействовать все возможности. Во многом благодаря моему вынужденному вмешательству территория комплекса стала смертельно опасной для человека. Мне пришлось воздействовать на растения с животными и стимулировать развитие их агрессии и боевых возможностей. Кроме того в определённый момент мутанты начали постепенно одерживать верх и мне пришлось стимулировать изменение флоры и фауны на всей территории комплекса, а не только в непосредственной близости к зоне мутантов, как это было первоначально и немногих спокойных мест не осталось. Это был долгий процесс, при котором погибло большинство первоначально созданных и живших здесь видов, однако многие сохранились, но при этом превратились в постоянно
действующее оружие. Помимо этого произошли и другие изменения. Большинство животных перестали издавать горловые звуки и их атаки приобрели большую неожиданность и силу. Вымерли почти все летающие создания. Остался только один вид летающих мутантов и один вид крупных птиц. Так же изменился внешний облик и особенно размеры местных обитателей, а крупные животные приобрели разновидность ментального общения и некоторые специфические возможности мозгового воздействия на окружающий мир. Природа этих побочных эффектов мне ясна лишь частично. Так как всё здесь начиналось в спешке, многое подробно не записывалось, заранее полностью не просчитывалось и узнать, что закладывали в свои создания ученые экспериментаторы сложно. Так же все последствия воздействий аппаратуры комплекса были изучены только частично. Теперь имеем то, что имеем, и что это такое можно долго изучать.
        Кстати сказать, в течение тысячелетий сформировалась устойчивая биосфера зоны инопланетного вторжения, и там также сформировались свои виды мутантов. Кроме того происходило подобие организации управления процессами происходящими там. Теперь мутанты растут и развиваются в течение года и затем девять дней общим потоком проходят территорию комплекса и распространяются дальше. Как понимаешь, от этого сильно страдают и комплекс, и прилегающие территории. Так как остановить и уничтожить всех мутантов не удаётся, они сильно влияют на территории вне комплекса и близлежащие к границам места больше не заселены людьми. Первые поселения встречаются не ближе 100 километров от границ и похожи они на крепости с высокими стенами, рвами и другими защитными сооружениями.
        Но суть не в этом. Территория комплекса стала настолько опасной, что люди в изменённой биосфере погибают за несколько часов, максимум сутки. Единственное место комплекса, где могут безопасно находиться люди, здесь, в центре управления, здесь же расположено девяносто процентов действующей аппаратуры, которая требует обслуживания. Из-за высоких вертикальных стен сюда не смогли проникнуть изменённые организмы, и сохранилась первоначальная биосфера. Если бы люди попали сюда, то можно было бы наладить общение и работу. Но путь сюда доступен только по подвесной дороге, а сохранившиеся транспортные станции, через которые можно попасть в центр управления находятся в глубине территории комплекса. Причём в любом случае дорога занимает несколько суток, в условиях очень агрессивной окружающей среды. Попытки пройти сюда предпринимались неоднократно, но как бы я не старался обеспечить безопасность, путешествие к центру выдержали всего двое. Причём один из них сошёл с ума и вскоре спрыгнул вниз с крыши центра, а второй был настолько изранен и болен, что умер спустя сутки. Благодаря этому человеку, точнее
сканированию его памяти я имею информацию о делах вне комплекса.
        Последние столетия попытки пройти сюда люди больше не предпринимают. Никто не доверяет и не готов рисковать жизнью. Никакие уговоры и внушения не помогают. Кроме того общение требует много энергии, которой и так дефицит. В итоге я перестал общаться с миром вне комплекса. Вот такая вводная информация.
        И Нирс прервал своё повествование. Мы помолчали несколько минут. Рассказ Искусственного интеллекта, хотя теперь я уже воспринимал его как личность, был очень необычен и шокировал меня. Картина местных дел была удручающей. Также пришло осознание, что хочет от меня Нирс. По сути, я был совсем не прочь помочь ему. Тем более что он мне мог ещё многое дать. Однако следует выяснить некоторые детали.
        - Нирс, как я понимаю, ты ожидаешь от меня помощи в восстановлении комплекса? - Задал первый свой вопрос.
        - Это так.
        - А почему ты не воспользуешься помощью местных животных? Они вполне развиты и те же гориллы, так я их называю, имеют руки и вполне могут тебе помочь - тут же попытался я разобраться.
        - Да пробовал я это делать. Дело в том, что у меня не получается наладить с ними полноценный контакт. Они воспринимают лишь немногие мои простые команды и ещё некоторые образы. Объяснить, что от них нужно таким образом нельзя, а прямое управление возможно только на несколько секунд и требует массу энергии.
        - Понятно. Но мне маловато информации для полного понимания проблем и принятия решений - говорить Нирсу, что либо определённое пока ещё было рано и я решил немного потянуть время, заодно постараться вытянуть из Искусственного интеллекта побольше.
        - Всё что возможно я тебе предоставлю - услышал я ожидаемое.
        - Это хорошо. Ещё бы понять, что я такое и было бы просто замечательно - с иронией пальцем в небо указал я и неожиданно получил ответ.
        - Кое-что могу тебе пояснить. Кстати, ты заметил? Я не отношусь к тебе как к ребёнку. Это потому что многое о тебе знаю и не только из-за того, что считал часть твоей памяти, есть и другая причина.
        - А с этого момента поподробнее - я весь подобрался.
        - Да, пожалуйста - мне показалось, что будь у Нирса тело, он сделал бы сейчас великодушный жест рукой - так вот. Как я уже говорил, комплекс создавался на базе научного центра, в котором было много различных институтов. И в одном из них велись необычные исследования. Группой неких экспериментаторов в своё время было замечено, что вокруг нас существуют некие автономные энергетические объекты. Они располагались как возле земли, так и в воздухе и даже в космосе. Хаотически перемещались, создавались и распадались, но, в общем, никакого влияния на жизнь не имели. Их изучали, классифицировали и проводили различные опыты. В результате ряда экспериментов выяснилось, что внутри структур этих объектов содержится информация о конкретных разумных живших на Таране, Венце, Матуре и других местах. Причём иногда даже не нашей звёздной системы. Кстати это был один из дополнительных стимулов к межзвёздным экспедициям. Так вот, чтобы не начался религиозный хаос, исследования тут же засекретили, но не прекратили. Один из институтов в этой горе продолжал активно разрабатывать данную тему, и в его лабораториях создано
несколько специфических приборов, которые позволяют фиксировать энергетические объекты в определённых точках или привязывают их к предметам или живым существам.
        И вот почти два года назад создалась необычная ситуация. На территорию комплекса прошла группа орков и людей. Причин их появления здесь я не знаю, однако столкнувшись с местными обитателями, все они погибли, кроме одного мальчика. По неизвестным мне причинам его взяла под свою опеку самка изменённой кошки. Однако ребёнок всё равно погибал. Его личность разрушалась под воздействием неизвестных мне факторов. В итоге он становился овощем, который не мог выжить. Но был подмечен интерес к этому ребёнку со стороны одного энергетического объекта. При помощи аппаратуры института удалось помочь ему привязаться к телу ребёнка. В итоге появился ты. Возродился, воссоздался, не знаю, называй, как хочешь. Правда при предыдущих опытах привязка была краткосрочной, всего пару часов, но с тобой получилась полная фиксация. Причины, почему так произошло, я не знаю, но рад, что так получилось.
        - Полный песец. Крыша уехала напрочь. Это вообще реально?
        - Реальнее не бывает - ехидно заметил Нирс.
        - Воистину утопающий хватается за соломинку. Я прицепился к ребёнку, а ты, оказывается, мне помог! Всё. Требую отпуск или время прийти в себя. Что-то мне дурно стало.
        - Может, выйдешь на свежий воздух?
        - Пожалуй, следует - я поднялся с кресла.
        - Иди по освещённому коридору к лестнице и выйдешь наверх. Там абсолютно безопасно. Приходи в себя. Юра, не забывай, я тебя жду - с тревогой произнёс Нирс.
        Не соображая, двинулся по коридору и поднялся на несколько десятков метров по лестнице. Из прямоугольной пещеры, которой закончилась лестница, вышел на открытое пространство и подставил лицо свежему ветру и лучам Санары. Постепенно дурнота прошла, и я сконцентрировался и приготовился к отражению опасности. Школа выживания, которую недавно прошёл, не разрешала расслабляться. Праздных путешественников джунгли комплекса уничтожали на раз.
        Однако зря напрягался. Вокруг меня был спокойный мирный лес с обычными деревьями без шипов и острых граней листьев. Яды не капали с цветов и не текли по стволам и сучьям. Никто не следил за мной из чащи с намерением напасть. Цвета не контрастные, а обычные, можно сказать родные. Я с удовольствием прогулялся под кронами, пощупал шершавую кору, не усеянную крючками, подышал напоенным лёгкими, и совсем не агрессивными ароматами воздухом. Это было похоже на рай. С непередаваемым наслаждением гладил нежные листья, лежал на мягкой траве и постепенно успокаивался.


        Глава 14.

        Через несколько часов окончательно пришёл в себя и более внимательно осмотрелся. Многие деревья в окружавшем меня лесу были неизвестны, но в некоторых были очевидны знакомые черты. Несколько хвойных были похожи на сосну. И берёзу мне ни с чем не спутать. Этот вопрос вдруг начал меня сильно беспокоить, и поэтому я спешно направился в круглый зал, надеясь прояснить ситуацию.
        - Как ты? - Первым делом поинтересовался Нирс, когда я спустился.
        - Нормально. - Ответил я, садясь в кресло - Послушай, может, прояснишь ситуацию. Наверху растёт лес, некоторые деревья показались мне знакомыми. Как это может быть?
        - А что тебя смущает? Ты, скорее всего, жил на Таране или на Венце с Матуром. Правда, в какие эпохи и года неизвестно.
        - Не стыкуется. Аналогии с Солнечной системой я просматривал во время твоего рассказа, однако описанное тобой очень сильно отличалось от моего мира. Взять хотя бы то, что если Тарана третья планета и аналогична Земле она не может быть ею, так как в местном варианте имеется кольцо и две луны. То есть это совсем другая планета.
        - То, что ты воспринимаешь как луны на самом деле искусственные орбитальные защитные станции. Их создали в годы войны с пришельцами. А вот насчёт кольца действительно не знаю, но были теории насчёт того что это остатки крупного спутника Тараны, который разрушился около семидесяти тысяч лет назад. - Просветил меня Нирс.
        - Погоди. Получается если я на Земле, то кольцо, что я вижу в небе это остатки Луны. Да и созвучие в названиях. Земля, Терра это Тарана. Венца - Венера. Матур - Марс. А Санара - Солнце. Теперь понятно, почему мне деревья и животные знакомы. В общем, привет дом родной, наконец, я тебя узнал. Правда, изменился ты очень сильно.
        - Ты хочешь сказать, что жил в те времена, когда у Тараны не было кольца - поинтересовался Нирс.
        - Вообще говоря, это вполне возможно. Правда, я привык видеть Луну в ночном небе. Могу добавить, что и Марс с Венерой, то есть Венца и Матур, пора привыкать к местным названиям, в мои времена были безжизненными планетами и к ним только-только начали запускать аппараты для изучения, а об освоении даже речи не было. Но в принципе, если учесть твои объяснения, приплюсовать берёзу с сосной, и кое-какие наблюдения вполне реально, что я из прошлого. Правда, даже страшно подумать, сколько лет прошло. Ты говоришь, что луна разрушена семьдесят тысяч лет назад. Значит я старше. Но всё равно, как-то не верится.
        - Посмотри сюда - произнёс Нирс. Вдруг одна из стен засветилась, и на ней проявилась голограмма, рисунок. Точнее не рисунок, а ... карта. Это определённо была карта мира, почти такая, как я помнил, с материками, островами, океанами. Все очень знакомо и узнаваемо, но были и отличия.
        - Очень похоже на Землю, но есть горы, которых определённо не было, очертания материков несколько другие. Островов некоторых нет, например, здесь должна быть Япония, несколько крупных островов, а на карте всего пару мелких точек. Всё сильно изменилось, но очень похоже. Видимо ты прав, но, сколько времени прошло, сколько я отсутствовал? Что здесь происходило? Определённо десятки тысяч лет надо, чтобы Земля настолько изменилась, а может и больше.
        - Я, в общем, знал, что ты из глубокого прошлого, но не думал, что настолько далёкого. С тобой будет интересно обменяться знаниями - закинул удочку Нирс.
        - Это можно. Правда я не многое знаю, а есть вещи, о которых не имею никакого представления. Например, о магии мне ничего неизвестно - в ответ высказал я свой интерес.
        - Здесь тебя огорчу. Я же говорил, что только часть личности предшественника скопировалась на мои носители, многое утеряно и знания о магии в том числе. Но в нашем мире это реальность. Хотя на самом деле это я сам, назвал некоторую область жизнедеятельности людей магией, пользуясь твоим словарным запасом. Правильнее было бы сказать сильные или развитые экстрасенсорные возможности. Но и это не совсем верно. В общем, я и сам почти ничего не знаю, то есть эта информация практически отсутствует на моих носителях - не сильно обнадёжил меня собеседник.
        - Неприятно, но ничего не поделаешь. В любом случае ты великолепный собеседник. Если ты, поможешь мне с пропитанием, можно будет здесь надолго задержаться, и мы вдоволь наговоримся - порадовал я Нирса.
        - Это не проблема. Сверху растёт хоть и одичавший, но эльфийский лес, а в нём от голода умереть сложно. Диета будет вегетарианская и однообразная, но вполне достаточная для нормальной жизни. Лучше скажи, какие мысли у тебя есть по поводу моего предложения помочь в ремонте?
        Всё таки Нирс в своей речи зачастую непоследователен, сумбурно перескакивает с темы на тему и давит на меня в принятии решения. С другой стороны и я веду себя не лучшим образом, возможно, это последствия длительного отсутствия общения. Но, понятно, что после рассказа оставить я его уже не смогу.
        - Какие могут быть мысли? - ответил я в тон Нирсу - Понятно, что надо тебя ремонтировать. Хотя непосредственного, так сказать озвученного в прямой форме предложения от тебя не услышал. Но это неважно и так всё понятно. Но сейчас я пока ничего не знаю и не понимаю, так что после того как расскажешь о фронте работ и будем думать.
        - Для этого понадобиться учиться и узнавать комплекс изнутри.
        - А что делать? Есть другие варианты? - Поинтересовался я.
        - Нет.
        - Ладно. Сейчас уже поздно, устал и пора отдыхать. А завтра обустроюсь, и продолжим беседу, заодно подумаем, как тебе помочь - всё же попробовал оставить себе запасные пути отхода.
        - Хорошо. Но без обучения мы не обойдёмся - и Нирс прекратил разговор.
        Следующее утро прошло в работах. Я натаскал с поверхности мягкой сухой травы для постели. По подсказке Нирса набрал съедобных орехов и сладкой подкорки меллорнов. Так, что с продовольствием и достаточно комфортным проживанием вопрос больше не стоял, тем более, что нашёлся аналог кухни с проточной водой и плитой, в виде сильно нагретой поверхности столешницы и вскоре мы опять общались с Нирсом.
        У меня было много вопросов, и я готов был пытать его целыми сутками, но Нирс настоял, чтобы часть времени мы посвящали изучению комплекса, пришлось заниматься ещё и этим. Он проецировал на стену изображения и по ним объяснял принципы работы и методику устранения неисправностей. Учёба продолжалась часов по пять в день и потом под легкий, познавательный трёп с Нирсом занимался бытовыми мелочами.
        Много времени уходило на изучение комплекса физически. Я часами бродил по брошенным подземным коридорам, заглядывал в комнаты, лаборатории и склады, воочию знакомился с оборудованием. Везде царило запустение, грязь и пыль. Почти всё исчезло. О том, что когда-то здесь была мебель и другие вещи говорили только небольшие холмики в пылевом ковре. Единственное что кое-как сохранилось это металлические элементы приборов и оборудования, выполненные из неизвестного мне сплава и немногие образцы стеклянных и керамических изделий. Мёртвыми кучами, покрытыми окаменевшей грязью лежали остатки того, что когда-то наполняло эти помещения. Оборудование, задействованное при создании комплекса, его функциональные элементы выглядели лучше. Оно и понятно. Они с самого начала делались на века. Было очень интересно и одновременно грустно наблюдать эту разруху.
        Через неделю моих блужданий по Центру управления ко мне пришло осознание того, что моё обучение не имеет смысла.
        - Послушай Нирс - попробовал я озвучить свою мысль Искусственному интеллекту - Неужели ты думаешь, что я в одиночку смогу исправить цепи питания. Они же проложены проводами, десять метров которых, весят под сотню килограмм. А менять надо километры. Или центральный модуль распределения. Да любой его элемент размером с комнату. И прочее оборудование отнюдь не мелких размеров. А восполняемый источник питания, который преобразует свет Сонары в энергию, нужную комплексу. Это километровая чаша на верху центра управления. Там лес стоит. На то чтобы только расчистить его мне потребуются годы. Если бы ещё техника работала. Я её видел, да и ты подтвердил, что она уже невосстановима. Да и для того чтобы попробовать с ней поработать надо учиться несколько лет. Нирс это нереальная задача для одного меня. Я могу сделать мелочи, которые никак не повлияют на работу комплекса в целом. Это не выход. Да и не смогу я быть постоянно здесь. Мне нужно общение с другими людьми.
        - И что ты предлагаешь?
        - Нам нужны ещё люди - безапелляционно заявил я.
        - Юра я же тебе рассказывал про свои попытки привести сюда ещё кого-нибудь.
        - Ситуация изменилась. Во-первых, никто толком не знал, куда и зачем идёт. Теперь это можно исправить. Во вторых я вполне смогу выступить как проводник и в этом случае шансы у людей пройти появятся. В любом случае надо знакомить окружающий мир с местными делами. Если к решению проблем подключаться многие, то выход будет найден. Особенно если местными делами заинтересуются власти.
        - Может ты и прав. Но как это всё организовать и что необходимо?
        - Давай думать. Для начала нужно мне выйти к людям и начать там какую либо деятельность. Для этого мне необходимо знать язык и иметь понятия о местной жизни.
        - Языку я смогу научить. Не думаю, что за пару сотен лет он кардинально изменился. А вот насчёт того как там живут, тут могут быть проблемы. В этой области у меня информация устаревшая. Но с другой стороны общество в моем понимании там сильно консервативное и многие вещи не меняются веками.
        - Это обнадёживает. Возможно, у меня получится выйти в мир более-менее подготовленным. Наладить контакты и попробовать со временем провести сюда людей. Но для этого мне необходимо знать все возможные пути ведущие сюда.
        - Могу хоть сейчас показать - и Нирс вывел на стену проекцию карты с несколькими яркими точками. Эту карту местности я видел и ранее и сразу определил центр управления комплексом и его границы. Вообще голографическими проекциями на стену мы пользовались часто. Благодаря карте я представлял, как располагается комплекс. Он вытянулся по широте в середине континента Евразия двумя эллипсами, с небольшой прослойкой, в несколько сотен километров между ними. В этой прослойке находился горный массив, которого в моё время не было, аппаратура комплекса там не работала. Западный эллипс охватывал территорию южной Сибири приблизительно от предгорий Урала до Алтая, восточный соответственно весь Дальний Восток с упором в Тихий океан. Так как в восточной части комплекса не сохранилось ничего из древних механизмов, Нирс вывел проекцию западного эллипса.
        - Что это за светлые точки? - Поинтересовался я у собеседника.
        - Это самые удалённые от нас и соответственно самые близкие к границам комплекса доступные для использования станции подвесной дороги.
        - Так не пойдёт, показывай все станции.
        - Да их масса и рабочих только один процент - возразил мне Нирс.
        - Хорошо покажи рабочие станции и те, которые есть шанс оживить.
        - Зачем тебе это нужно - возмутился Нирс.
        - Ты покажи, а потом может и мысли как это использовать появятся. И кстати постарайся разделить цветом полностью рабочие станции и те, которые требуют восстановления - вновь озадачил я собеседника.
        - Сделал - произнёс Нирс через минуту и тут же принялся за пояснения - Зелёным цветом обозначены станции полностью готовые к эксплуатации, а жёлтым которые можно использовать после выполнения некоторых работ.
        - И каких же? - Поинтересовался я.
        - В основном открыть двери и ещё кое-что по мелочи.
        - Это очень сложно?
        - Изнутри нет, а снаружи никак - съехидничал Нирс.
        - Ладно. С этим потом разберёмся. А теперь поясни, что ты здесь изобразил - стал я пытать Искусственный интеллект.
        - Доступных подвесных дорог осталось пять. Две короткие северные, южная это та, по которой ты пришёл. Восток и запад. Соответственно все станции расположены по ходу этих путей.
        - Ясно. На север ведут короткие дороги, южный путь чуть длиннее. Но всё равно станции в глубине территории комплекса и идти к ним долго. Как вариант пока отпадают. А что про западное направление? Там рабочая станция почти с краю всего несколько километров. А за ней совсем рядом ещё одна жёлтая совсем на границе.
        - Рабочая станция действительно всего в трёх километрах от границы комплекса, но эта граница совпадает с отвесной горной грядой, спуститься на сто метров по вертикальной стене совсем не просто. Кроме этого рельеф местности на подходах к гряде довольно сложный. А если обходить получиться не меньше чем до южной станции. А туда идти проще. Насчёт станции обозначенной жёлтым цветом, то есть которую ещё можно восстановить. Она действительно находится вне действия аппаратуры комплекса, практически на самой горной гряде, которая и является границей комплекса, но там заблокированы нижние двери, однако открыт верхний транспортный шлюз. Если туда забраться, то двери открыть изнутри не проблема. Но там оборван подвесной трос, и просто въехать вовнутрь шлюза на вагонетке не получиться. Однако, так как это оконечная станция то там имеется запас троса, и, соответственно, восстановить транспортную линию имея туда доступ не очень сложно. Ничего непоправимого нет, но как забраться вовнутрь станции - вопрос. Но есть ещё и другая общая проблема, которая делает восстановление этой трассы делом бессмысленным. Внешние
территории уже восемьдесят лет принадлежит оркам, а пройти сто километров по враждебной земле нереально даже с поддержкой огромной армии. Так что это направление наихудшее - подвёл итог Нирс.
        - С западом разобрались, а теперь расскажи про восточное направление. Там последняя станция расположена также за пределами комплекса. Она находится в промежутке между эллипсами комплекса и там вполне спокойно могут находиться люди.
        - Да. Там линия подвесной дороги выходит на территорию нормальных земель. Линия целая и для запуска в работу оконечной станции требуется только мелочёвка. Однако это тоже не выход. По этой дороге можно попасть только в долину Императора. Пятнадцать тысяч лет назад там находился курорт, где любили отдыхать высшие сановники. Красивейшее уединённое место. Оно со всех сторон окружено непроходимыми горами и единственный вход в долину это ущелье. Чистейший воздух, первозданная природа, целебные источники и никакой возможности проникнуть посторонним. В последние столетия до войны с пришельцами ситуация поменялась и там могли позволить себе отдыхать обеспеченные граждане, даже был небольшой городок обслуживающего персонала, но им всем пришлось эвакуироваться. Сейчас там никого нет. Вход в эту долину один и туда можно попасть, только если обогнуть горы, а это путь по территории комплекса, и это длинная дорога.
        - Отпадает - с грустью констатировал я и тут же поинтересовался - Неужели горы непроходимы?
        - Это молодые высокие горы. Высота пиков доходит до двенадцати километров. Учёные утверждали, что возраст этих гор сравним со временем создания кольца вокруг Тараны, то есть семьдесят тысяч лет и процессы выветривания их ещё даже не затронули. Самые лучшие альпинисты тренировались только в предгорьях. В глубину даже не пробовали заходить.
        - И этот вариант отпадает. Жаль. Сколько проблем.... - и отвлёкшись от темы, продолжил. - Знаешь Нирс, чем больше я узнаю о Таране, тем более меня удручает история нашего мира. Если подумать, моя цивилизация погибла, твоя тоже, сейчас идёт мировая война. И вообще сколько раз повторялись эти взлёты и падения? Заколдованный круг получается.
        - Выводы Юра у тебя очень мрачные. На самом деле мы знаем весьма немногое. Ты выбрось эти мысли из головы - отчитал меня Нирс - лучше послушай, я тебе не всё про долину рассказал. Двести лет назад там были люди.
        - И как им это удалось?
        - Туннель под горой. Его пробили в самом тонком месте. Длина около пятидесяти километров. Правда потом случился обвал и туннель разрушился. К сожалению, с этими людьми я не смог вступить в контакт, мог только наблюдать.
        - И как?
        - Из долины они так и не ушли и к ним никто не появился. Пытались восстановить туннель, но не смогли. Однако об этом стоит подумать - попытался обнадёжить меня Искусственный интеллект.
        - Следует иметь в виду - согласился я с Нирсом - но в любом случае оценку надо производить вне комплекса. Так что учи меня языку. Хотя погоди. Надоела Нирс мне твоя диета. - На самом деле мне захотелось отвлечься от кучи неразрешимых проблем, и я решил на некоторое время сбежать. Но не говорить же об этом Нирсу?
        - Эта диета не моя - огрызнулся тот. Видимо и его замучили эти сражения с ветряными мельницами, и он стал раздражительным.
        - Не важно - отмахнулся я - Хочу разнообразить рацион, да и знакомых проведать.
        - Это животных что ли? - удивился Нирс.
        - Эти животные более достойные существа, чем большинство знакомых мне людей. Так что обеспечь мне транспорт на станцию, с которой меня забрал.
        - Прямо сейчас?
        - Нет, давай с утра. А когда вернусь, займёмся языком или еще чем. А ты пока думай, как ещё можно безопасно привести сюда людей. Знаю, ты за тысячи лет ты все варианты рассмотрел, но это было до того как я появился.
        На следующий день мы с Нирсом обсудили маршрут и время возвращения. Я спустился в большой ангар, первое помещение с которым познакомился по приезду сюда в Центр управления комплексом. Путь вниз по ступеням это совсем не то, что было пару недель назад. Преодолел его с лёгкостью. Впрочем прошлый раз был подъём и устал я во многом из-за отсутствия тренировки, ведь в лесу ступенек не найти, а теперь набегав километры по лестницам комплекса такой путь уже не составит мне большого труда.
        Вагонетка была на том же месте, где её покинул. Я, не мешкая, ведь по сути ничего нужного сейчас вокруг не было, взошёл на платформу, уселся в удобном месте ближе к углу между пары рёбер жёсткости и крепко ухватился за поручни. Сказался опыт прошлой поездки, когда от сильного встречного потока воздуха получил массу неприятных ощущений. На этот раз постарался устроиться лучше.
        Через минуту мой транспорт резко сорвался с места и сильно ускоряясь, двинулся по тросу подвесной дороги. Неожиданно, ведь в прошлый раз набор скорости происходил едва заметно. Хорошо, что перестраховался и смог удержать равновесие. Судя по всему такой резкий разгон необходим по причине враждебности тварей мутантной зоны. Однако можно было бы об этом предупредить. Но Нирс об этом даже не догадался. Вот же эгоист железный, или кристаллический. Кто его знает, на тему его устройства мы ещё не разговаривали.
        Быстро распахнулись каменные ворота, вагонетка пулей вылетела на ослепляющий после полутьмы ангара свет Санары. Через минуту глаза привыкли, и я смог видеть окружающее. Вагон нёсся на максимальной скорости над Гнилью, мне навстречу поднимались фигурки летающих монстров, однако шансов нагнать вагонетку у них не было. Хороший транспорт настолько надёжный, что даже годы ничего не могли с ним сделать и ухудшить его качество, лишь рассерженный гул подшипников говорит о не простой задаче.


        Глава 15.

        Вскоре пейзаж изменился с серых полей Гнили на яркие джунгли комплекса. Вагон сильно снизил скорость. Видимо Нирс экономит энергию или не хочет излишне перегружать древний механизм. Но всё равно скорость была впечатляющей. Через пару часов я уже выходил из башни станции. Сразу наткнулся на Пестрого с Рябым. Ребята как будто ждали возле поглотившего меня две недели назад тёмного проёма. Мы радостно приветствовали друг друга. Обменялись дружескими похлопываниями и принялись обмениваться впечатлениями. У горилл всё было хорошо. Они вполне мирно и с комфортом устроились в пещере оленей и запасли на зиму несколько больших куч продуктов. При складировании они пользовались опытом, полученным от меня, и теперь их припасы не испортятся сразу. Так что за их судьбу можно не беспокоиться. Встречать холода они готовы. Это у меня в этом направлении конь не валялся. Основная информация от горилл уместилась в несколько минут общения, ведь животные желали быстрее выложить её. Место моего недавнего пребывания, было для них неким подобием обители бога, и они ждали моего рассказа с нетерпением.
        Но тут у меня возникли сложности. Планируя поездку, я не учел повышенного интереса местных обитателей к моему возвращению и не готовился к общению. Я совсем не возражал поделиться с ними тем, что узнал от Нирса, от этого была бы только польза. Однако как перевести вещи понятные на словах на язык чувств и образов не знал, и это поставило меня в тупик. Поэтому решил потянуть время и сообщил друзьям, что мой рассказ будет важен всем обитателям джунглей и следует позвать соседей для того, чтобы меня восприняло как можно больше местных разумных животных, и не надо было бы часто пересказывать. На что тут же получил ответ. Уже всё предусмотрено, моё появление ожидали, и сообщения кому надо отправлены. Через три дня сюда прибудут заинтересованные слушатели. Только теперь я обратил внимание, что чуть в стороне от нас стоит в определённой позе собака. Уже с кем-то связывается. Отвертеться от подробного рассказа определённо не получится. Ну и ладно, не очень то и нужно.
        А пока, суть да дело несколько дней на подготовку у меня есть. За это время придумаю, как до животных донести информацию, заодно займусь тем, зачем собственно и приехал. Кстати за интересными делами с Нирсом забыл о том, что отвлекаться будет некогда. А зима впереди долгая, обучение тоже. Молодой организм на одной траве, то есть коре и орехах нагрузок не выдержит. Ему нужно мясо и прочие полезные биодобавки. А раз так займусь охотой и заготовкой запасов в промышленных масштабах. Заодно отвлекусь от проблем. Вот и будет мне активный отдых. Причем, так как моя личность, теперь ВИП персона мне полагаются помощники, брат уже прибежал и выражает готовность поработать. Так что дорогие мои друзья Пестрый, Рябой и кто там ещё по кустам прячется, выходи не сильно обижу, только припашу по полной программе.
        Какой я всё-таки молодец, что договорился с Нирсом, и он допустил вовнутрь станции животных при условии моего присутствия с ними рядом. Иначе как бы поднял на две сотни метров по лестнице эту гору продуктов и шкур. Мои добровольные помощники пыхтели, скрипели, но несли каждый в несколько раз больше, чем мне под силу поднять с земли. Быстро растут и крепчают животные, не то, что человек.
        За время пути наверх я узнал о себе много нового и уже подумывал, куда мне прятаться от "благодарности" тех, кому пообещал незабываемые впечатления. Ведь хоть и было всем любопытно посмотреть на внутренности башни, однако никто не рассчитывал при этом на тяжёлую работу и поэтому я оказался в щекотливом положении. Но выход на открытую площадку приёмного шлюза подвесной дороги расставил всё по местам. Животные надолго "зависли" и никак не могли оторваться от лицезрения места своего обитания с высоты птичьего полёта. Потом ещё активно меня благодарили. А мне оставалось лишь усмехаться и спокойно рассортировывать припасы.
        Расставил корзины в местах удобных для последующей погрузки на платформу. Подвесил вялиться мясо прямо на струну подвесной дороги. За сохранность можно не беспокоиться. Летучие существа вымерли, и мой припас дойдёт до кондиции без присмотра. Потом опять принял благодарности от восторженного электората, разрешил ещё раз всё осмотреть и мы двинулись вниз.
        Два дня прошло в напряжённой работе и заботах, которые не оставляли свободного времени. Я так и не придумал, как передать завтрашним слушателям то, что узнал от Нирса. Как выкручиваться? Ладно, впереди есть ещё ночь, что-нибудь придумаю.
        Следующим утром компания собралась, будь здоров. Голов под пятьдесят. И все матёрые, с оборванными ушами и шрамами по всему телу. Серьезные ребята. Пришли представители всех видов кроме одного. Но крокодилы по суше почти не передвигаются, надеюсь, мой рассказ им смогут передать. Не хотелось бы терять время и организовывать встречу ещё и с ними.
        А вот этих двоих я видел впервые. Приятно познакомиться. Метровый красавец орёл с бело-золотистым оперением, черными кончиками перьев крыльев и хвоста, хищно изогнутым клювом и гордой осанкой восседал на камне. И метрах в пяти от меня из холма свежевырытой земли торчала чёрная слепая голова размером с крупный арбуз и две похожие на лопаты для чистки снега плоские лапы с ороговевшими концами. Этот подземный житель напомнил мне своим видом крота. Но размер!!!
        Все ждали меня, а я так и не смог подготовиться. Попробовал начать. Не понимают. Как же сложно пояснить собеседнику то о чем он не имеет ни малейшего представления, не понимает сути явлений их причин и связи и даже не говорит, а только принимает твои чувства и образы. Хоть образы великолепно описывают всё материальное, но мои разговоры с Нирсом это речь, звуковое общение и его передать было невозможно.
        Пытался донести до слушателей свои мысли ещё и ещё, по реакции понимая, что ничего не получается. Наконец отчаявшись, начал выкладывать всё с самого начала. С момента, как осознал себя в лесу, рядом с мамой, рассказал, как выздоравливал, привыкал к лесу, как начал сражаться с тварями и далее получил послание от Искусственного интеллекта, шёл по ориентирам сюда, поднимался наверх станции, ехал в вагонетке и, наконец, пришёл к Нирсу. И тут мой повествование о том, что сообщил мне Искусственный интеллект, наполнилось объемом, чувствами, которые меня посещали при знакомстве с историей мира, образами, которые дорисовала моя фантазия. И пусть в своих фантазиях я был далёк от реальности, основные события донести до понимания аудитории смог. По аналогии смог объяснить беды комплекса, его потребности и те действия, что хочу предпринять.
        Закончил глубокой ночью и от усталости тут же свалился на землю и заснул. Проснулся только в середине следующего дня и с удивлением обнаружил себя в окружении теплых тел кота и собаки. Как оказалось, животные посменно грели меня своими телами всё время отдыха, проявляя при этом неожиданную заботу. Но хоть мне и дали хорошо отдохнуть, вчерашний рассказ вымотал настолько, что ещё несколько часов пришлось приходить в себя. Смог связно соображать только к вечеру. Но никто не расходился. Все корректно ждали момента, и только когда я показал, что чувствую себя нормально, окружающие очень аккуратно попросили дополнительных пояснений к рассказу. Из сути вопросов стало понятно, что вчерашние мои усилия не пропали не зря. Всё что я старался передать воспринято в целом правильно. Это меня очень порадовало. Теперь шло только уточнение деталей и просьбы подробнее объяснить непонятные моменты.
        Наше общение длилось ещё четыре дня. Животные подходили по одному, получали пояснения и менялись на других. Эта ротация шла всё время. Параллельно велись некие обсуждения в малых группах. Хоть сложного и напряжённого мысленного общения было необычно много, тем не менее, меня это не сильно напрягало, так как больше не надо было транслировать свои мысли на всю группу. Так что "отключек" от усталости как в первый раз не было. Постепенно я начал осознавать, что у окружающих формируется особое отношение ко мне. Сначала воспринимал специфический подход к своей персоне как следствие повышенного внимания из-за принесённой мною информации, но вскоре понял, что это не совсем так. Однако решил пока не придавать этому значения.
        Наконец наступал запланированный день отъезда. Через свои приборы наблюдения Нирс узнает, когда я войду в станцию и будет готов. Мне остаётся только загрузиться и вперёд. Было грустно и не только из-за того что покидаю своих друзей и лес, который уже стал моим домом, ведь я очень надеялся, что встреча с жителями комплекса чем-то мне поможет, но видимо напрасно. Хотя чего расстраиваться? По сути, что я ожидал? Что коты или гориллы помашут лапами и всё рассосётся. Глупые надежды. Ну да ладно, пора прощаться.
        Я нашёл брата и своих друзей Пестрого и Рябого и сообщил о своём уходе. Не зная близко никого более, решил коротко, в пару образов, попрощаться со всеми остальными, и уже направлялся к станции как был остановлен. Все животные, которые были рядом, вышли меня проводить. От общей массы отделились три собаки, стали передо мной и я познакомился ещё с одной особенностью мысленного общения. Когда многие думают в унисон, они могут донести адресату свои мысли, используя передатчик. В данном случае в этой роли выступили собаки. Это сообщение имеет особую глубину и достоверность, наполнено чувствами многих и раскрывает все нюансы отношения, как всей группы, так и отдельного её члена к передаваемой теме. Всё наполняется особым смыслом, который воспринимается не сразу, а с небольшим опозданием, но ты понимаешь, что тебе хотели сказать настолько полно, что не возникает никаких вопросов и недопонимания.
        Что мне хотели сообщить жители комплекса? В первую очередь они просили передать свою искреннюю благодарность Нирсу. Они благодарили за то, что он их создал такими, какие они есть. Подарил им жизнь. И не важно, что всё сделал не он лично. Он часть создавшего их коллектива и этого достаточно. Они благодарили Нирса за заботу, которую тот проявляет к ним, и сообщили о том, всё видят и понимают, всегда очень ему признательны. Радовались, что могут это передать. Так же сообщили, что теперь понимают все его проблемы и со своей стороны готовы всячески помогать, но не знают чем. Но заверили что любая моя или Нирса просьба, какой бы она не была, будет выполнена. Благодарили лично меня за участие в их судьбе и едва уловимо дали понять, что немного отождествляют меня с их создателями.
        Вся информация сопровождалась гаммой различных положительных чувств, которые вызвали во мне ответную реакцию. Меня всего трясло, по щекам бежали дорожки слёз. Боясь не справиться с нахлынувшими чувствами, коротко поблагодарил и бегом устремился к станции подвесной дороги. Не замечая боли в лёгких от быстрого бега по лестнице, пулей взлетел по ступенькам на площадку приёмного шлюза и привалился спиной к каменной стене. Отдышался, быстро побросал вещи в вагонетку, запрыгнул в неё сам и принялся ожидать отправления. К моменту, когда платформа тронулась в путь, окончательно успокоился.
        Отстранённо наблюдая проплывающий пейзаж комплекса, попытался оценить недавние события. Конечно, я не ожидал такой реакции жителей. Собственно говоря, инициируя эту встречу даже приблизительно не представлял, на что надеяться, но все получилось даже лучше, чем можно мечтать. Это радовало и воодушевляло.
        Вскоре мои мысли переметнулись на планы действий. Я вспоминал их и думал, как можно в них задействовать жителей исходя из новых реалий. Однако с ходу на ум ничего не приходило. Но очень скоро стало ясно, что моих в планах случились некоторые изменения, которых по идее быть не должно.
        Естественно я удивился и попытался понять, что же произошло, поэтому крепко задумался и пришёл в себя только внутри ангара Центра управления комплекса. Всё путешествие прошло мимо моего сознания. Однако в самом его конце понял, в чём дело.
        Все мои предыдущие планы имели множественные варианты. Я, зачастую неосознанно, всегда оставлял лазейку и обходные пути, старался продумать варианты действий, которые бы исключали проблемы комплекса из моей жизни. Теперь же таких мыслей больше не было и если они возникали, то немедленно отбрасывались. На секунду даже опешил от таких изменений, с чего бы это? Но очень быстро разобрался.
        Всё это время комплекс воспринимался мною с опаской, несмотря на то, что я научился здесь выживать, завел друзей и даже устроился с неким удобством. Теперь же, наконец, я внутренне принял комплекс, окончательно стал считать его своим домом, в котором второй раз родился, болел, страдал, учился, заводил друзей и сражался с врагами, веселился, радовался и огорчался. Домом огромным как мир и красивым как сказка, полным близких, друзей и добрых соседей. Он подарил мне кров, тепло, ласку и уют, познакомил меня с тайнами и чудесами и всегда готов предоставить мне свою опеку.
        Я врос в эту землю корнями. Здесь проснулись мои атрофированные тупой бесцельной прежней жизнью чувства. И это прекрасное, восхитительное хоть и опасное место нуждается в моей помощи, и я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы помочь ему. Больше нет вторых и третьих вариантов. И как бы ни страшили меня объемы проблем и сложность задач, есть чёткая цель.
        С этими мыслями поднялся в круглый зал и поприветствовал Нирса.
        - Как прогулялся? - тут же поинтересовался тот.
        - Неплохо - Ответил я и, зная, что он всё это время Нирс за мной наблюдал и нечего рассказывать всю цепь событий, продолжил - тут тебе просили передать - и выложил ему итог наших переговоров с жителями, чем поверг собеседника в состояние прострации. Даже начал беспокоиться, так как Нирс долго молчал, но в итоге тот очнулся.
        - Ну и дела!!! - протянул он, и мы рассмеялись.
        Отсмеявшись, мы перешли к делам насущным и я тут же озаботил Нирса созданием приемлемых для моего проживания условий ввиду приближающейся зимы. На что он ответил, что нужные помещения он без проблем изолирует, оставив только вентиляцию, и включит обогрев. Холодные хранилища для продуктов имеются, осталось их заполнить и больше нас не будет ничто отвлекать. Через день, после заполнения кладовых мы приступили к изучению языка.
        - Знаешь Юра, в моих базах нет методик обучения языку. Есть предложения по этому поводу? - сходу озадачил меня Нирс.
        - Какие предложения? Лингвистом я никогда не был. Без понятия с какой стороны к этому делу приступают. Хотя... давай начнём с названий. Ведь есть имена у комплекса, его жителей и далее по теме. Заодно поясни отношение людей к комплексу и его обитателям - озвучил я пришедшие соображения.
        - Это можно. Люди называют комплекс лес Скальм или просто Скальм. Очень созвучно аббревиатуре СКААЛМВВ. Но понимания того что комплекс собой представляет нет, и он воспринимается как природное явление. Место очень опасное и в то же время популярное. Дело в том, что по меркам людей это сокровищница. Например, здесь в свободном доступе есть манны. Это серые и светло зелёные камни, которые есть и у тебя в сумке. - Я хмыкнул, но решил не возмущаться. Пусть смотрит. Всё равно скрывать нечего. - На самом деле это не камни, а твердые синтетические накопители растительного происхождения. Они синтезируются в отростках растений под названием маннолы. Растения распространённые, однако, манны в них синтезируются не везде, а только в определённых местах и там за ними хозяева строго следят. Так что найти бесхозный манн получается редко. Манны используются магами в работе как дополнительные источники энергии и высоко ценятся. Спрос на них существует постоянно, так как после использования они разрушаются. В зависимости от размера и соответственно количества энергии цены могут быть от золотого до десятка монет.
Из-за особенностей комплекса манны здесь встречаются повсеместно. Их россыпи и у них нет хозяев. К слову сказать, ценятся только светло зелёные камни, серые бесполезны - тонко намекнул Нирс на наличие, по его мнению, ненужных камней в моей коллекции маннов.
        - С этим я не согласен - возразил я Нирсу и продемонстрировал наконечник стрелы.
        - Интересная вещица. Вижу, ты нашёл способ использовать мусор - немедленно попытался обломать меня Нирс.
        - Я тебя ещё и удивить могу. Кстати. Ты что не видел, как эти вещицы используются? - поинтересовался я, вертя в руках взрывающийся наконечник.
        - У меня не было необходимости следить за тобой постоянно, был занят другими, более важными делами и чем ты развлекался, не знаю - резко ответил Нирс.
        - Неважно, потом покажу. Продолжай, пожалуйста - свернул я тему.
        - Так вот манны здесь доступны любому. Остаётся только собрать и унести ноги. Этим занимаются люди, которых называют райдеры. Благодаря их стараниям маннов на границе комплекса не много. Но это далеко не единственное, что привлекает сюда охотников за удачей. Высоко ценятся мясо и шкуры небольших животных похожих на зайца - шушей и пресмыкающихся со змеями - шуртов, в целом всех мелких зверей комплексно называют начь.
        Ценится древесина некоторых деревьев за свою прочность и красоту. Существуют даже специальные артели, которые занимаются вырубкой. Работают они в основном зимой, когда активность местной живности спадает. Заходят на территорию срубают одно два дерева и быстро их уносят. Но это не всё, значительной частью добычи райдеров являются растения, произрастающие только здесь. Они используются лекарями, магами и алхимиками. Видов их много, но особенно ценятся несколько: Золотой корень, в просторечии голер при употреблении которого сильно увеличивается регенерация организма, Аншулак, небольшой красный цветок помогает справиться со всеми известными вирусными и бактериальными заболеваниями. И самое ценное растение, очень редко встречается, называется Золотая травка или гольда. Неказистое растение у него длинные, острые и тонкие листья, похожие на траву встречается редко. У него большой спектр полезных свойств. Основные функции это восстановление организма после магического истощения и повреждений, нанесённых магией, так же общее омоложение. Названные растения имеют приставку "Золотые" потому что стоят очень
дорого.
        Я тебе рассказал о самых дорогих вещах, кроме этого с территории комплекса райдеры выносят ещё много чего интересного и недешёвого. Все богатства бесхозные, их можно собирать и продавать. Но профессия райдера считается хоть и прибыльной, но одной из самых опасных. Причём если растительность и мелкие животные в основном не смертельны и райдеры получают раны, отравления, но всё-таки могут выжить, если вовремя выйдут с территории комплекса и примут лекарства, то встреча с крупными животными это в большинстве случаев смерть для искателей. Я не могу объяснить причины, по которой на людей нападают местные большие звери. Этого не должно быть, однако только в одном случае из десяти нападения не происходит.
        - Интересно. А почему ты думаешь, что нападений не должно быть? - озадачился я.
        - Первоначально при создании в первых изменённых животных закладывалась агрессия только против порождений инопланетной зоны. По идее к людям они должны относиться либо нейтрально, либо с опаской, но не нападать. Собственно все их повадки таковы, что я не могу найти причин, по которым это происходит - Неопределённо ответил Нирс.
        - Это действительно непонятно. Расскажи подробнее о животных - решил развить я эту тему.
        - Про мелких уже немного рассказал. На самом деле их сотни видов, но думаю, что интересуют тебя крупные представители фауны?
        - В первую очередь они - согласился я с Нирсом.
        - Тогда слушай. Почти все животные на территории комплекса...
        - Скальма - перебил я Искусственный интеллект - пора привыкать к названиям.
        - Может ты и прав - согласился Нирс - так вот. Почти все животные комп ... Скальма прошли в своё время через генетические лаборатории, где были изменены. Крупные животные это основные бойцы с мутантами зоны, их семь видов и вот их краткое описание.
        Птицы это потомки орла, вырастают до полутора метров высотой, размах крыла до пяти метров. Имеют чрезвычайно острое зрение. Они очень сильны, защищены жёстким оперением как бронёй. Никакими специфическими боевыми умениями не отличаются, но успешно лидируют в небе и очищают его от порождений зоны. Взаимодействуют с другими животными, кстати, это взаимодействие между крупными животными определённо есть, но природа его мне не ясна - Я бы мог многое объяснить Нирсу, но не стал его прерывать - Названия не имеют, так как никогда не попадаются на глаза людям из-за зоны их расселения в горах на востоке.
        Под землёй обитают потомки кротов, увеличенные в тысячи раз. Они обитают в основном по краю зоны мутантов и людям также не известны. Роют туннели и ловушки, в которые попадают тысячи мутантов во время прорыва. Имеют возможность разрушать каменные преграды. Кстати, мне с ними наиболее легко общаться.
        В реках, озёрах и болотах живут потомки крокодила. В отличие от предка выходить на сушу не могут. Люди называют их аласоторами. Они могут развивать большую скорость. Как таран прорывают ряды противника и своими челюстями перемалывают тела врагов.
        Ну и четыре хорошо известных тебе наземных вида. В принципе все живущие сейчас животные тебе знакомы и хоть они изменились, но вполне узнаваемы. Граноллы это потомки человекообразных обезьян, Кардоги - собак, Скалемы - домашних кошек, которые здесь выросли в десятки раз и являются наиболее сильными и опасными животными Скальма. Предки всех этих животных существуют и поныне. Наименее изменены внешне потомки оленей их называют Скальмлорги. Но звери, распространённые в Скальме, крупнее своих диких и ручных родичей живущих вне комплекса и обладают специфическими особенностями, о которых ты знаешь даже лучше меня.
        Крупные животные живут в среднем около сорока лет. Все перечисленные виды в этом одинаковы. Но иногда встречаются долгожители, возраст которых достигает шестидесяти лет, но это случается очень редко.
        Отдельно идут инопланетные мутанты. Так как они выходят за пределы Скальма, люди с ними хорошо знакомы, даже лучше, чем с прочими обитателями комплекса. В целом их объединяют одним понятием напначь и разделяют на отдельные виды, хотя не отделяют от прочих обитателей комплекса и считают лишь наиболее злобной разновидностью местной фауны, которая периодически выходит за пределы Скальма.
        Уже несколько тысяч лет обитатели Скальма не в состоянии перекрыть весь поток мутантов и те прорываются в населённые места. Их количество увеличивается из года в год. Первоначально удавалось справляться с одиночными особями, но поток монстров увеличивался, и людям пришлось отступить от границ комплекса. И пускай на сегодняшний день прорывается менее десяти процентов всех монстров, они полностью хозяйничают в ста - ста пятидесяти километровой зоне около границ Скальма. Поселения людей расположены дальше и сильно укреплены. Но даже стены зачастую не спасают от наплыва тварей, и постепенно безлюдная зона вокруг комплекса становится больше. Положение усугубляется тем, что идёт война с тёмными и защищать города зачастую просто некому. Единственное, что спасает, это короткий срок жизни мутантов. Как правило, большая часть из них погибает от полученных ещё в Скальме ран в первые недели после прорыва, остальные живут ещё пару месяцев, но к зиме уже никого нет. Время пребывания мутантов вблизи населённых мест называют гон.
        Самыми опасными в гоне считаются большие монстры - гитонты. Эти создания неповоротливы, с их пути можно уйти, однако они в состоянии разрушить стены и укрепления городов и посёлков, давая возможность прочим мутантам проникнуть вовнутрь. Тем самым их наличие наносит наибольший вред.
        Наиболее многочисленный вид монстров называется рахниты, это твари с суставчатыми паучьими ногами, далее приземистые с жалом на хвосте - скопционы и прыгучие четвероногие - блоны. Все эти создания агрессивны, подвижны и доставляют много проблем людям. Те в свою очередь обороняются, как могут. Пока, пожалуй, достаточно. - Нирс решил дать мне возможность осознать рассказ.
        - Понятно - через пару минут отозвался я - Информация весьма познавательная, заодно положено начало обучению языку. Давай переедем к следующим темам.
        Постепенно мы с Нирсом выработали методику моего обучения. Некоторые слова заучивались. Новые понятия вводились с пояснениями. Вскоре, как мне казалось, я начал делать успехи. Параллельно шло дальнейшее знакомство с аппаратурой комплекса. Занимались мы целыми днями, прерываясь лишь на короткий отдых. Однако через пару дней стало понятно, что нагрузка для меня слишком велика. После нескольких часов активной работы информация уже не запоминалась, и надо было переключаться.
        Сначала я уходил на прогулки, но вскоре однообразные пустые коридоры мне надоели, а на поверхности уже было некомфортно. Холодные осенние дожди не давали высунуться из уютных недр центра комплекса.
        Постепенно я перестал уходить из зала, где проходило обучение, и для разнообразия стал больше уделять внимания тренировкам тела. Заодно мы плотно общались с Нирсом на разные темы, обсуждали планы. В один из вечеров я попросил Искусственный интеллект вновь показать мне карту с расположением станций подвесной дороги. Всё время меня не покидала мысль о том, что решение доставки людей в центр Скальма существует, и мы просто что-то упускаем.
        Около часа мы изучали карту. Высказали и обсудили с Искусственным разумом несколько идей, а потом меня осенило.
        - Послушай дружище? - обратился я к Нирсу - Напомни мне про кротов.
        - Про каких кротов?
        - Про местных. Расскажи о них подробнее - конкретизировал я просьбу.
        - Эти животные выведены из мелких насекомоядных хищников. Номер лабораторного изменения 365.
        - Я не это хочу знать. Расскажи про их возможности - остановил я технические пояснения Нирса и он немедленно переключился.
        - В большинстве своём они живут на границе зоны мутантов. Роют длинные ходы под землёй. Имеют способность быстро копать землю и дробить твёрдую породу на своём пути. Благодаря этому выкапывают ловушки глубиной до нескольких десятков метров. Используя другую свою особенность, укрепляют своды ловушек, чтобы те стали незаметны и в нужный момент могут обрушить. Так же они поддерживают чёткую границу зоны мутантов. По всему периметру они создали полосу шириной около трёхсот метров из спрессованного песка и камня. Там с большим трудом может расти только трава, но и для мутагенных биологических форм это тоже надёжная преграда. Во многом это замедляет рост зоны - дал свои пояснения Нирс.
        - То есть у них есть возможность или по-другому они могут воздействовать на камни и песок. Когда надо разрушая камни, или наоборот создают их из песка.
        - По сути, верно. Кстати их потери во время прорыва тварей из зоны минимальны и их довольно много - дополнительно обрадовал меня Нирс.
        - Как ты думаешь, они смогут сделать туннель в горе? - Задал я основной вопрос.
        - Я об этом не думал хотя теоретически возможно. А зачем тебе это?
        "Чего он тупит?" пришла мне в голову мысль. Но решил не издеваться над Искусственным интеллектом и пояснить свою идею.
        - Если вновь сделать проход в горах, как это уже было когда-то, то людей можно провести в долину между горами. Там есть рабочая станция подвесной дороги и ... дальше всё ясно? - озвучил я пришедшую мысль.
        - Мне надо подумать дай мне несколько минут - произнёс Нирс и отключился.
        Я посидел некоторое время, поужинал, провёл основательную тренировку тела, но Искусственный интеллект молчал, и мне ничего не оставалось, как продолжать изнывать в одиночестве. На следующий день не выдержал и начал звать Нирса. Без толку прокричал несколько часов. Реакция последовала только после того как начал колотить дубиной по приборам. Нирс очнулся и попросил меня прекратить.
        - Ну и чего ты завис? - поинтересовался я.
        - Рассчитываю мощности и точки усиления, так же пытаюсь выделить дополнительные ресурсы. Пока не получается.
        - Погоди о чём ты сейчас? - Намекнул я о необходимости пояснений.
        - Пытаюсь смоделировать условия для того, чтобы сделать туннель под горой при помощи кротов. Его провести вполне реально. Если идти параллельно первому туннелю, но ближе к границам Скальма, то контролировать работы станет возможно. В этом случае длина прохода составит семьдесят пять километров, но "кроты", как ты их назвал вполне в состоянии это проделать. Таким образом, мы получим связь с Империей людей. Теперь необходимо просчитать необходимые ресурсы для управления "кротами" - и Нирс снова начал "зависать" но я не дал этому произойти и постарался сменить тему.
        - Кстати, а зачем вообще создавался людьми первоначальный туннель? - попытался отвлечь Искусственный интеллект от расчётов.
        - Точно не знаю, но думаю, чтобы увеличить территорию империи. Хотя может быть, у них были планы продолжить работы и сделать проход к Северному альянсу - отвлёкся Нирс, но у меня уже возник следующий вопрос.
        - А что это ещё за альянс?
        - Северный, - с недоумением в голосе начал Нирс, но сообразил, что это мне ничего не известно спохватился - Ах да, мы об этом ещё не говорили. Смотри сюда - и Нирс вывел на стену проекцию материка, раздёлённую на зоны, окрашенные разным цветом. - Есть две территории, где сейчас проживают люди. До начала войны территория расселения людей была значительно больше, но теперь люди живут в двух больших анклавах. Они разделены между собой Скальмом и непроходимой Синей пустыней, которые делят восточную часть материка на две неравные части. На юге основную территорию занимает империя, так же есть леса эльфов и небольшая каменная гряда у гномов, также в горах живут племена нарунгов. Это тоже люди, которые немного отличаются от остальных людей жёлтой кожей и разрезом глаз. На севере живут только люди. Все они входят в Светлый союз. К слову сказать, на севере проживает едва ли сотая часть от общего населения. Можно говорить о том, что там проживают разбросанные отдельные рода и этот альянс похож на союз племён. Там весьма суровые природные условия и выжить непросто, но есть важные ресурсы и поэтому вопрос
взаимных поставок весьма важен.
        Карта дала более полное представление о территориях расселения. Весь запад, а именно Африка, Европа и запад Азии находится под властью орков и троллей. Восточная Монголия и северный Китай заселены гоблинами. Южная, юго-восточная Азия, Индокитай и Австралия принадлежат людям, объединенным в Империю. Большая часть Индии и Пакистана заселены эльфами. В горах Тянь-Шань и Памир, которые теперь стали заметно ниже живут гномы и нарунги. Северо-восточная Сибирь и Камчатка также заселена людьми, но условия жизни там действительно суровые и Северный альянс объединяет немногие поселения.
        - Напрямую из империи в Северный альянс караваны пройти не могут из-за комплекса Скальм - продолжил Нирс - Запад также непроходим, но уже по иным причинам. Это земли орков. Через Синюю пустыню иногда ходят караваны. Но подходы к ней проходят по территории восточных гоблинов. Это как я уже говорил мутированные эльфы. Часть их живёт отдельно от западных орков и троллей в полупустынях востока континента. И хоть они довольно слабы по сравнению с западными врагами людей, но также ведут свою войну против Империи и доставляют много беспокойства. На их землях людей не приветствуют. Остаются немногие морские пути. Альтернативой мог бы стать сквозной проход через горы. Возможно, его пытались провести, когда дошли до долины. Вообще говоря, слишком грандиозная и нереальная идея, ведь вторая часть туннеля должна быть протяжённостью триста километров, а люди и первые пятьдесят делали тридцать лет, а тут было бы еще сложнее. В любом случае, мы свой туннель на север не поведём. Я и так едва могу выделить ресурсы на контроль работы "кротов", так что работаем по короткому пути - и хоть у меня было ещё много
вопросов, основное Нирс рассказал и надо переходить к другой теме, чтобы не дать ему погрузиться в свои мысли.
        - Можно попробовать объяснить животным, что надо делать - предложил я.
        - Это нужно будет сделать обязательно. Кстати это твоя задача.
        - Оно и понятно. Не ты же будешь по лесам бегать.
        - А ты не ёрничай - осадил меня Нирс. - Я с кротами наиболее долго и тесно общаюсь. Они лучше всех прочих меня понимают. Так вот, чтобы они сделали новую для них работу правильно, требуется постоянный контроль. Из моих обращений они поймут четверть, ты объяснишь намного лучше и значительно облегчишь задачу, но всё равно необходимо будет постоянно их вести и направлять иначе ничего не получится. Не сомневайся, я так уверенно это говорю, потому что имею большой опыт работы и ними.
        - А как ты думаешь контролировать их работу?
        - Вариантов не много. Видеть, что они делают я смогу после изменений настойки удалённых сенсоров. Это несложно. Намного труднее организовать постоянный контакт для управления ходом работ. Модулей, через которые это можно сделать на территории осталось мало и используются они в других целях, поэтому необходимо максимально усилить сигнал отсюда из центра. Соответственно надо задействовать нужную аппаратуру, найти энергию, выделить ресурс времени и многое другое. Это не просто. Да и выдержит ли аппаратура нагрузку?
        - А если я буду передаточным звеном, это поможет? - Внёс я предложение.
        - Нет. Всё равно придётся передавать команды на слишком большое расстояние. Хотя если дополнительно поставить несколько ретрансляторов, разместить распределено на территории комплекса другую аппаратуру, станет намного проще. Но тут возникает другая сложность - и Нирс опять задумался и замолчал.
        - Нирс, не спи - вновь не дал я ему отключиться - выкладывай, какие проблемы.
        - Нужная аппаратура есть здесь в центре управления, и с твоей помощью можно всё настроить. Тебе надо будет только доставить приборы на место. Это сотни километров, а аппаратура тяжёлая. В разобранном виде по частям ты с ней, пожалуй, справишься, но всё равно это сотни частей, тонны груза, который надо доставить на огромное расстояние. Это напряжённая работа на годы вперёд.
        - Не проблема. Местных озадачу. Помогут - обрадовался я - Где "железо"?
        - Животных я не учитывал - Блин. Нирс опять "тормозит" на пустом месте. Совсем "зацикливается" на своих мыслях и расчетах. Не видит никаких других, кроме своих посторонних возможностей. Надо постоянно его направлять.
        - Давай мне нужное оборудование, и приступим - решил я поторопить Искусственный интеллект.
        - С этим также всё может быть не просто - обломал меня Нирс. - Есть резервы аппаратуры на складах нижних уровней. Однако помещения затоплены. В своё время для экономии энергии мне пришлось частично отключить дренажные насосы и теперь там, около метра воды.
        - Метр это по грудь. Ничего страшного. Справлюсь. - Я лишь отмахнулся от предупреждения Нирса, попросил не отвлекаться на пустяки и объяснять маршрут.


        Глава 16.

        Хоть внешне я и не придал значения тому, что в складах вода, однако на самом деле это меня сильно беспокоило ведь подземные водохранилища обычно очень холодные. Конечно, живя в Скальме, за прошлую зиму я стал "моржом", так как ежедневно купался в ближайшем ручье, несмотря на мороз. Это была необходимость. Иначе насекомые вконец загрызли бы меня. Но жизнь в отапливаемых помещениях Центра управления расслабляла, и теперь следовало основательно подготовиться. Поэтому в путь к складам вышел сильно нагруженным тёплыми шкурами, факелами и деревом для костра. Нирс не стал объяснять мне ничего на словах, а подключил модуль ментального общения и теперь мы разговаривали мысленно. И хоть аппаратура для такой связи потребляла много энергии, это было необходимо, потому что без подсказок обойтись оказалось невозможно.
        Некоторое время пришлось потратить на привыкание к мысленному общению. Но беззвучный разговор с Искусственным интеллектом очень походил на обычный, который идёт при помощи голоса и вскоре я освоился и отправился в путь. Уже через полчаса по указке Нирса дошёл до уровня складов. Винтовая лестница перехода довела меня до нужного коридора и далее спускалась в чёрную воду на более глубокие уровни. Помещение, в котором я оказался, оказалось наполовину затоплено. Здесь не работало освещение. По водной поверхности и влажным стенам заплясали блики от неровного света факела и, казалось, что меня со всех сторон окружают тысячи дрожащих огней.
        Я ненадолго расположился на ступенях лестницы чуть выше уровня воды и немного передохнул. Вскоре выбрал сухое место, разделся и, понимая, что медленно войти в воду будет тяжело, с разбегу прыгнул в тёмное озеро. Ледяная вода обожгла кожу, выбивая крик из моего горла. От нестерпимого холода захотелось тут же выскочить на сушу но я смог себя пересилить, лишь подошёл к лестнице. Забрал с последней сухой ступеньки приготовленные пожитки и горящий факел и, собравшись с духом, направился вглубь складского лабиринта, матеря Нирса, его экономию на насосах и ежесекундно поскальзываясь на каменном полу, облепленном скользким илом. И откуда взялась здесь эта гадость?
        Вода действительно доходила только до моей груди, и хоть приходилось нести тюк с вещами, высоко поднимая его, шагать, было не сложно. Наоборот, вещи помогали удерживать равновесие, поэтому продвигался быстро. Вскоре добрался до нужного места и через проём, в котором ещё можно было различить остатки массивной двери, прошёл вовнутрь склада. Там смог выйти из воды взобравшись на груду непонятных обломков. Потом долго прыгал и приседал, пытаясь согреться. Лишь только через десять минут обсохнув, согревшись и одевшись, смог заняться оценкой помещения, в которое попал.
        Это был огромный зал, стены которого в неровном свете факела и тусклого грязного, но всё ещё чудом работающего светильника над входом лишь смутно угадывались где-то вдалеке. Повсюду в воде были свалены кучи полуразвалившегося хлама, среди которого удалось определить только некоторые части механизмов, изученных мною при общении с Нирсом. Причём, как мне показалось, всё было безнадёжно испорчено. Меня охватило уныние. Неужели я зря сюда пробирался в ледяной воде? Однако Нирс по мысленной связи меня успокоил. Объяснил, что многое из того, что здесь находилось испортить совсем не просто и в грудах обломков можно найти много целых вещей, а тем более то, что нам нужно вообще почти неуничтожимо. Осталось только это отыскать и достать из куч хлама. Поэтому вооружившись металлическим прямым обломком, и пользуясь подсказками Нирса, я принялся за раскопки.
        Первая находка была в ближайшей груде мусора и выглядела как каменная призма размером с табурет. Не скажу, что она была лёгкой, но весила не более пятнадцати килограмм. Несмотря на небольшой возраст и соответственно силу тела с ней управиться не составило проблем. Далее последовали и другие находки.
        За два дня удалось раскопать всё необходимое. Некоторые вещи были мелкими, но в основном нужная аппаратура обладала приличным весом и габаритами. Передо мной остро встал вопрос как это всё вынести со склада. Даже десяток ходок в ледяной воде я просто физически не выдержу, а ещё нужно это всё доставить наверх.
        Посовещавшись с Нирсом, мы пришли к общему мнению, что надо перевозить оборудование на плоту или лодке. После непродолжительных исследований баз данных с содержимым склада Нирс нашёл то, что может нам подойти. По его указке, я, перепрыгивая с кучи на кучу, отправился в дальний угол помещения и, после часа упорного труда, стал обладателем большой металлической ванны. Закупорив сливное отверстие, попытался столкнуть её в воду. От моих усилий груда хлама развалилась, и мы вместе с емкостью соскользнули в ледяную купель. Мои страдания были вознаграждены. Древнее сантехническое изделие оказалось весьма прочным и, что самое важное хорошо плавало. Холодная сырость склада уже сильно надоела, поэтому я немедленно приступил к освоению плавучего средства, чтобы скорее перевезти добытое оборудование и лихорадочно начал искать шест или вёсла.
        Вскоре увидел длинную трубу и после нескольких попыток вытянул её, разворошив попутно очередную груду мусора. При этом мне под ноги выпал небольшой ящик, выгодно отличающийся от остального хлама своей сохранностью и насыщенным фиолетовым цветом. Необычность предмета меня заинтриговала, и я попросил рассказать Нирса о находке. Тот мне ответил, что не знает что это, но сможет определить, если внимательно рассмотрит, а для этого надо поднять вещицу наверх. После такого ответа первой мыслью было сразу выбросить ящик ведь вещей для переноски и так очень много, но мне вдруг стало очень любопытно, поэтому решил взять его с собой.
        Я закинул находку в плавучее средство и направился к подготовленным к перевозке вещам. Ванна была неустойчива и стремилась перевернуться. Пришлось по пути забросить вовнутрь неё несколько тяжёлых предметов в качестве балласта. Плыть стало немного легче. Добравшись до откопанной аппаратуры, я, недолго думая, принялся загружать лодку и перевозить всё к лестнице. Старался излишне не перегружаться, чтобы не перевернуться и пришлось сплавать десять раз.
        Затем последовал тяжёлый путь наверх.
        Неделю перетаскивал добытое добро в круглый зал. По коридорам тянул на волокушах, по лестницам нёс, подвязав за спиной, и только через семь дней измотавшись до предела, справился. После такой работы решил взять выходной и пробездельничал весь следующий день. Помечтал о том, чтобы принять горячую ванну, но не придумал, как её поднять наверх, где бы можно было её легко нагреть, пополнил запасы еды и вдоволь поспал. Однако долго расслабляться себе не дал и на следующий день активно включился в работу.
        Руководствуясь подсказками и пояснениями Нирса, первым делом навёл относительный порядок. Вскоре неопределённая куча разбилась на несколько групп приборов в соответствии с их назначением. Нирс разблокировал и открыл несколько ниш в стенах, где находились выводы различной тестирующей и налаживающей аппаратуры. К ним я подтянул основную часть крупных приборов. Затем последовала долгая возня с одним специально отобранным по подсказке Нирса прямоугольным ящиком. Несколько часов, пользуясь всеми доступными средствами и создаваемыми из серых маннов приспособлениями, вскрывал крышку. Однако это того стоило. Внутри ящик был разделён на ячейки с различным великолепно сохранившимся инструментом. Предназначение большинства из орудий труда было мне не понятно, и выглядели они необычно. Какие-то коробочки, зацепы и вообще несуразные конструкции, но было несколько отвёрток, пассатижи, молотки и ценное приобретение широкий короткий монтажный нож. Ему я особо обрадовался, так как когти кота, которыми постоянно пользовался, были неудобны.
        Как любой дорвавшийся до халявных богатств я долго разглядывал инструменты. В это время Нирс пытался давать мне пояснения о предназначении того или иного предмета. Однако его усилия пропали втуне, так как всё равно, чтобы понять предназначение большинства инструментов, мне надо было больше знать о технологиях создателей комплекса, поэтому решено было начинать работы под руководством и полным контролем Нирса. Он будет управлять моими действиями, а по ходу многое станет ясным.
        После получения мною инструмента Искусственный разум начал настаивать на начале работ с принесёнными приборами, но я решил его тормознуть и первым делом заняться заинтересовавшим меня небольшим фиолетовым ящиком. Зря его тянул, что ли? При помощи новых инструментов вскрытие кофра заняло считанные минуты, заодно познакомился с действием одного из непонятных приспособлений, при помощи которого и вскрыл металлическую стенку ящика как консервную крышку. Внутри оказался широкий металлический обруч с несколькими камнями. Вещь определённо красивая и при внимательном рассмотрении становилось понятно, что выполнена она очень сложно и имеет высокую ценность. Чего стоит только работа с полосой обруча, ведь она не цельная, а состоящая из множества мельчайших металлических волосков сплетённых сложной вязью. Из-за этого обруч мог немного изгибаться.
        Я полюбовался на произведение искусства, и расстроился так как практического применения ему не нашёл, поэтому отложил его в сторону, но тут меня окликнул Нирс. Он попросил поднести обруч к стене и приставить определённым местом к разъёмам аппаратуры находящейся в одной из открытых ниш. Покрутив в руках изделие древних ювелиров, я нашёл небольшие отверстия в полосе и насадил обруч на штыри разъема. Несмотря на ожидания больше ничего не произошло, но Нирс уверил меня, что так и должно быть. Других пояснений он пока не дал, обещал рассказать позже, если всё получится, и мы занялись другими делами.
        Под руководством Нирса мною аккуратно вскрывались шары, призмы и пирамиды. Они оказались не цельными, а полыми внутри. В полостях располагались различные элементы, предназначения большинства из них поначалу были неясны, но пояснения Искусственного разума открывали мне их природу и я наглядно изучал технологии и возможности древних инженеров. Попутно освоил методики настройки аппаратуры и научился пользоваться инструментами.
        Для приведения в работоспособное состояние агрегатов взятых на складе требовалось много различных манипуляций. Работа предстояла долгая и кропотливая. На этот период Нирс резко уменьшил время обучения языку. Я несколько волновался из-за этого и строил догадки о причинах такого, на мой взгляд, неправильного поведения Искусственного разума, тем более, что он ничего не объяснял, откладывая всё на потом. Как выяснилось позже, Нирс имел предпосылки для такого поведения. Но сейчас мои желания изучать язык игнорировались, и мне ничего не оставалось делать, как принять это как должное.
        Зато, как бы в отместку, я усиленно тренировался по своим методикам и уделял этому много времени и внимания. Тем более, что были основания. Ведь в прошлый свой выезд из центра управления в Скальм на мгновение почувствовал неуверенность в своих силах и возможностях после выхода из пустых и безопасных помещений станции подвесной дороги на просторы дикого леса комплекса. Это чувство лишь мелькнуло в моём сознании, но я прекрасно осознавал, что джунгли Скальма не допускают невнимательного отношения к ним и для того, чтобы там жить, необходимо всегда находиться в хорошей физической форме. Кроме этого успешный опыт применения показал, что мои знания о колдовстве принесённые из прошлой жизни мне ещё не раз пригодятся, достаточно вспомнить "шутку", поэтому необходимо постоянно заниматься саморазвитием.
        Помимо тренировок много времени уходило на различные хозяйственные дела. Я полностью перешил свой гардероб, сшил удобный рюкзак с лямками. Занимался другими полезными вещами, улучшая свой быт.
        Работа над аппаратурой продвигалась медленнее, чем ожидалось, сказывалось отсутствие опыта и навыков, и была закончена лишь через полтора месяца. Ещё четыре дня я сносил агрегаты к вагонетке подвесной дороги. Наконец был готов выдвигаться в путь. У меня были некоторые сомнения в том, чтобы это делать сейчас ведь на улице зима в самом разгаре, довольно холодно и много снега, но я решил попробовать и если доставить аппаратуру до мест установки окажется слишком тяжело отложить все дела на тёплый период.
        В последний раз пообщался с Нирсом и может в сотый раз обсудил с ним маршрут и действия и уже направился к транспорту как был остановлен.
        - Подожди­ Юра - обратился ко мне Нирс - Прежде чем ты уйдёшь, забери ИМПЕР.
        - А это что за ерунда. Ни о чем таком мы раньше не разговаривали - я тут же возмутился непонятными планами Нирса. - Что это ты мне подсунуть хочешь?
        - Это тот обруч, что ты принёс со склада - и я упёрся взглядом в нишу, где поблёскивая золотистым отливом на штекерах разъема, покоилось ювелирное чудо.
        - И зачем мне в Скальме эта побрякушка? - Продолжил изображать из себя обиженного и пытать собеседника. Хоть после подключения обруча к штекерам аппаратуры подозревал, что эта вещица совсем не игрушка, но решил несколько позлить Нирса. Я догадался, что если сейчас немного надавить, то упрямый Искусственный разум объяснит некоторые непонятные моменты своего поведения в последнее время и ещё захотел немного отыграться.
        - Это не побрякушка, а очень дорогой многофункциональный прибор. Может и не стоит тебе его использовать - в свою очередь обиделся Нирс и попытался уже меня поставить на место. Совсем нюх потерял. Железяка.
        - А ты мне про него расскажи и тогда решу, нужен он мне или нет - резко осадил я его - и вообще прекращай эти игры в секреты. Не забыл, мы тут вообще то, одним делом занимаемся, а ты что-то своё мутишь и ничего не объясняешь. Меня такие подходы не устраивают.
        - Извини. Я не думал, что ты это так серьёзно воспринимаешь. Хотел сделать тебе приятный сюрприз - пошёл на попятную Нирс и начал оправдываться.
        - Считай, сделал - я продолжил обиженно ворчать. Ничего сейчас его дожму. - И какие ещё сюрпризы ты мне подготовил? Может, пока я тут решаю, как справиться с проблемами ты запланировал такое, что все труды пойдут насмарку, а ты потом радостно мне заявишь - сюрприз - пусть знает железяка кто в доме хозяин. Не собираюсь я позволять собой манипулировать, и все дела буду вести по своему разумению. И хоть воспринимаю Нирса как личность, за время общения подметил некоторые моменты, которые однозначно указали, что он создан на искусственной основе, а в тандеме человек машина главным должен быть человек.
        - Я всё понял. Ты прав. Я должен был рассказать о ИМПЕРе с самого начала - ещё больше уступал мне Нирс. И прервался. Опять "завис". Надо срочно его выводить из этого состояния.
        - Обиделся? - как же меня запарило разбираться с его "мухами". Никогда не знаешь, что у него в очередной момент перемкнёт.
        - Нет. Отвык, - наконец прошелестело в зале - На самом деле мне даже стало легче. Мне тяжело адекватно вести себя в ситуациях не связанных с моими прямыми обязанностями по поддержанию функционирования комплекса. Принимать новые идеи и решения. Я веду себя неправильно и чувствую это. А ты готов взять эту функцию на себя. Мне следует только помогать тебе, как это было раньше в самые первые годы после моего создания, когда я выполнял приказы персонала - И вдруг его голос изменился, в нём появились командные нотки - Ставлю приоритет. Человек Юрий теперь Директор СКААЛМВВ и выполняет основную административную функцию - ничего себе оборот!
        - И что теперь? - я был удивлён заявлением Нирса, хотя, если подумать по косвенным наблюдениям ожидал чего-то подобного. Искусственный интеллект создавался для решения определённых конкретных задач. Он просто не может нормально справиться со всеми проблемами. То, что не относится к его прямым обязанностям, не может быть им рассмотрено в полном объеме и соответственно он предпринимает плохие, а зачастую неверные действия. Им нужно управлять и это факт. А Нирс тем временем продолжил.
        - Ты доказал, что готов взять на себя стратегическое управление комплексом, кроме этого есть ещё несколько специфических моментов и я с удовольствием передаю тебе полномочия.
        -Как ты теперь видишь наши действия. Я что теперь должен сидеть здесь и командовать тобой? - в моих словах любой услышал бы скепсис.
        - Это не нужно. Я делаю то же что и раньше, а ты Юра занимаешься всем остальным.
        - Но мы так и планировали. Что изменилось?
        - Всё прописано в Уставе СКААЛМВВ. Если хочешь, выведу проекцию текста на стену - продолжил удивлять меня Нирс.
        - Какой документ? Это бред. Прошли тысячелетия, и теперь всё это не имеет никакой силы.
        - Это не так. Всё что связано со Скальмом не имеет срока давности, не зависит от состояния дел во внешнем мире и не может быть отменено. Даже если мутагенная зона исчезнет, контрольные функции никто не отменяет.
        - Чего- то ты непонятное мутишь. Надо разобраться - мне стало не по себе. Я до конца не понимаю, что происходит, но оставлять это без внимания не следует. Пожалуй, поездку следует отложить. - Давай посмотрим, во что я благодаря тебе вляпался. Показывай Устав, буду узнавать, что за Директор такой - попросил я Нирса.
        - На самом деле Директор это просто слово, которое я взял из твоего лексикона. На самом деле ты сам можешь выбрать определение своей должности. Сейчас я перечислю возможные варианты....
        - Это потом сейчас меня устроит и Директор - оборвал я дотошного собеседника - Давай текст, потом разберёмся и Нирс спроецировал на стену перевод древнего документа.
        Устав был очень подробным и содержал несколько сотен пунктов. Я несколько часов изучал его содержание, периодически проясняя непонятные моменты у Нирса. Большинство пунктов были бессмысленны в современных условиях. Некоторые воспринимались как полная белиберда, но многие, тем не менее, были актуальны и по сей день. Особенно в части функционирования Комплекса, его задач и условий работы. Пробираясь через нагромождение слов и понятий, я наконец понял, кем меня сделал Нирс. Кстати сказать, он имел на это полное право.
        Эта чёртова машина подложила мне основательную свинью. Теперь вся ответственность лежала на мне. Все проблемы комплекса - это мои проблемы. Правда и возможности ничем не ограничены. Нирс был прав на счет того, что директор неправильное слово для определения моего текущего положения. По сути, он сделал меня хозяином Скальма. Так как я теперь имею полное право здесь действовать по своему усмотрению, пользоваться всем оборудованием, материалами и прочим без исключения как своим собственным, использовать любые ресурсы и возможности СКАЛМВВ, привлекать со стороны всё, что посчитаю нужным. Никакой отчётности, кроме как перед своей совестью и лёгкий, ненавязчивый контроль со стороны Нирса. Главное чтобы комплекс продолжал работать. Оно и логично. Если я хозяин, то и порядок в своём огороде наведу. Только вот как это сделать? Да и отвечать за всё ... стрёмно.
        - Нирс! Похоже, ты поторопился. Не готов я к такому. Слишком это круто для меня. Да и в Уставе говориться про некоторые специфические требования, которые ко мне предъявляются. Может, не подхожу? А? - попытался я соскочить.
        - Подходишь. Все проверки проведены. А специфические требования? Ну, во-первых, ты можно сказать здесь родился. Это конечно не совсем так, но с некоторым допущением можно принять. Далее у тебя есть возможность свободно перемещаться по всей территории комплекса, где расположена аппаратура. Кроме того ты уже ведёшь себя как нужно.
        - Поясни - попросил я.
        - Ты сразу принял необходимость восстановления работоспособности Скальма и начал в этом активно участвовать. Построил некоторые самостоятельные планы и начал их реализовывать. И отношение к имуществу комплекса у тебя соответствующее - хозяйское.
        - И на основании чего ты сделал этот вывод? - удивился я.
        - Ты не искал ценности, хоть я и говорил тебе об их наличии. Всё, что ты видел, ты оценивал только с точки зрения восстановления и последующего использования по назначению. Не лазил по закуткам в поисках сокровищ. Ты не собираешься отсюда уходить, всё воспринимаешь как своё и одновременно с этим сам хочешь делать то, что необходимо - "ошарашил" меня своими наблюдениями Нирс.
        А ведь он прав. Хотел бы отсюда сбежать и больше не появляться точно бы раскурочил местные тайники. А так. Он сказал, я махнул головой, типа принял к сведению, пусть лежит, ждёт своего часа. Никакого желания "прикарманить". Возможно, на такое отношение повлияло моё необычное появление в теперешнем мире и то, что я за последнее время изменился, но думаю это только частично. Прежняя жизнь, проведённая в погоне за материальными благами, налагает свой отпечаток, и мне уже не лишиться стремления к обогащению. Просто теперь это не является основной целью в жизни. Да зачем опять заниматься этим самоанализом?! Какая разница стал ли я лучше или хуже. Надо признать правду. У себя дома не воруют и не гадят. Моя персона в этом плане не исключение. Просто теперь мои права на Скальм узаконены. А раз так надо лучше узнать о своём приобретении.
        - Ладно, Нирс. Ты, конечно, выбрал ещё тот момент. Не мог сообщить о своём решении, взвалить на мои плечи груз управления в более подходящее время? - попенял я Искусственному интеллекту.
        - Сам понимаю, что как то спонтанно всё получилось. Извини.
        - Проехали. Раскрывай закрома. Буду инспекцию делать - попытался пошутить, но не получилось.
        - Что ты имеешь в виду? - Задал уточняющий вопрос Нирс.
        - Знакомь с хозяйством. С местами, где расположена основная аппаратура я уже вкратце знаком. Ты выдай мне полную схему хозяйственных объектов комплекса, схемы помещений, склады с перечнем, что там лежит и всё прочее. Раньше ты этим меня не баловал, типа не важно. Всё в секреты играл - Не зная как правильно вести себя в подобной ситуации, я выдал первое, что пришло на ум.
        - На самом деле ты сильно заблуждаешься, считая, что видел многое. Пожалуйста, посмотри на стену - и Нирс спроецировал передо мной огромную схему - это план первого верхнего этажа. Синим цветом, отмечены места, где ты уже побывал. Это четверть всех помещений. - И я тихонько "офонарел" от объемов. И раньше подозревал, что комплекс огромное предприятие, но только теперь начал понимать, насколько.
        - А сколько всего этажей? - Задал я очередной вопрос, хотя осознавал, что ответ меня может удивить ещё сильнее.
        - Сорок. Плюс два вспомогательных двадцатиэтажных комплекса и четыреста внешних схем - я схватился за голову.
        - С ума сойти. Тут от старости умереть можно, пока всё смогу только обойти. И как с этим можно управиться? - Я запаниковал от осознания громадных объёмов всего, что теперь дополнительно появилось у меня в зоне ответственности. А ведь это только Центр управления.
        - Не волнуйся. На самом деле почти всё это тебе не нужно. Конечно, во все места, где что-нибудь сохранилось, я покажу дорогу, но их не много. И понять, что надо делать, и как тут всё устроено не сложно. Да ты уже, по сути, со всем основным знаком. Но прежде хочу дать тебе совет. Не спеши. Давай доведём до конца дело, которое начали. За это время ты успокоишься и всё обдумаешь. - Вот же психолог доморощенный. Успокаивает меня. Хотя, по сути, он прав. Слишком меня зацепило это новое ответственное назначение и от испуга начинаю делать глупости. Надо сделать перерыв и всё переосмыслить.
        - Пожалуй ты прав. Выеду, установлю аппаратуру. Это приведёт меня в чувство - согласился я с Нирсом.
        - Вот и хорошо. А за это время и ИМПЕР установиться и станет намного проще.
        - Опять ты этот ИМПЕР мне сватаешь. Объясни, наконец, что это такое.
        - Очень полезное и многофункциональное устройство. Основная его функция это улучшение работы мозга человека и как вытекающие из этого - увеличение и улучшение множества различных возможностей пользователя. На сегодняшний день основное преимущество для нас это возможность быстрого ментального обучения. Я смогу передать тебе язык и прочее, что почерпнул из головы человека, что здесь был двести лет назад напрямую тебе в мозг. Эту информацию ты сможешь усвоить намного лучше, чем при простом обучении. По сути всё, что тебе перенесётся, сможет восприняться тобой как личный опыт. Ты сможешь говорить без акцента, будешь лучше понимать окружающую жизнь, традиции, культуру, особенности взаимоотношений и многое другое. Часть знаний, к которым ты не готов не усвоятся, но основа будет тобой воспринята.
        - Великолепно. И что мешает заняться этим прямо сейчас?
        -ИМПЕР должен настроиться на пользователя. Это занимает время от нескольких недель до двух месяцев. В этот период ты должен будешь носить его постоянно. При этом будут возникать различные посторонние ощущения в основном неприятные. Кроме того в этот период обучение невозможно. Новая информация почти не запоминается. Но после настройки всё изменится, твой мозг начнёт работать более эффективно и можно будет внести в него ментально многое из моих баз. После усвоения большей части информации произведём тест и продолжим обучение неусвоенного материала, если такой ещё будет, обычным способом, причём скорость обучения возрастёт в несколько раз.
        - Ради такого можно и потерпеть - я в предвкушении потёр руки - а кстати, этот ИМПЕР мне не навредит?
        - Нет. Это очень безопасный, сложный и дорогой прибор. Желающих его получить было множество, ведь помимо ускоренного обучения он улучшает работу мозга, усиливает ментальные и магические способности и многое другое. Но производство ИМПЕРов крайне тяжело. Их всего-то сделано семь штук. Между прочим, каждый из приборов уникален и неповторим, как и его возможности. Наш ИМПЕР лучше в области работы с ментальной составляющей. В магическом плане не даёт никакого усиления, так что он наименее ценен из всех, которые были созданы. Это, пожалуй, единственное что объясняет, почему его хранили на складе. В то же время для наших с тобой целей прибор подходит идеально. А теперь надевай его.
        Я забрал из ниши обруч. Под руководством Нирса расположил его на голове. Вскоре тот нагрелся и сильно сжал голову. Сначала это не сильно беспокоило меня, но через час терпеть стало невыносимо.
        - Это невозможно. Голова болит и, кажется, что этот обруч сейчас разрежет мне череп. Больше не могу. Давай снимать - озадачил я Нирса.
        - Это неприятно, но предусмотрено производителем. Нажми на камень в центре лба. - Я сделал это и обруч рассоединился и превратился в ленту - теперь удерживая концы, растяни и оберни вокруг пояса так, чтобы он соединился сзади в районе позвоночного столба.
        Я последовал рекомендациям и с лёгким щелчком ИМПЕР соединился, через несколько мгновений стянулся и превратился в едва ощутимый ремень. Через час стало понятно, что никаких особых неудобств от нахождения на поясе ИМПЕРа нет, только постоянная щекотка и онемение в районе копчика, о чём я тут же сообщил Нирсу. Он обрадовался, что всё-таки прибор мне подошел, но пояснил, что данный способ ношения сильно сказывается на работоспособности устройства, ухудшая характеристики в два раза. Из-за этого увеличится время настройки, но после инсталляции мне станет легче и даже появится возможность надевать прибор на голову с меньшими болевыми последствиями, тогда можно будет использовать его на полную мощность.


        Глава 17.

        Наконец-то в пути. Чем ближе вагонетка подвесной дороги к конечной станции, тем нетерпеливее я становился. Оказывается, сильно соскучился по джунглям и пространству не ограниченному стенами. И пусть холодный зимний ветер превратил руки в лёд и зуб на зуб не попадает, возвращаться в тёплый лабиринт Центра управления нет желания. Пока нет.
        Вагонетка плавно затормозила и остановилась в приёмном зале конечной станции. Не разгружая транспорт, оставил его и побежал вниз по лестнице. Я надеялся, что мои друзья ожидают меня и не ошибся. Недалеко от входа в башню опять, как и в прошлый раз топтались брат, Пёстрый и Рябой. Они видели прибытие вагонетки и поспешили ко мне. Наша встреча была очень бурной. За время разлуки все соскучились, и набралось многое, чем хотелось бы поделиться. Но прежде всего я попросил собаку, которая отиралась поблизости, явно выполняя функции связиста, сообщить старейшинам о моём приезде и объявить о собрании. И лишь после этого насладился общением с друзьями.
        На этот раз старейшины пришли быстро. По всей видимости, они не стали уходить далеко после нашей прошлой встречи и остались зимовать поблизости. Я поделился с ними нашими с Нирсом намерениями проложить туннель через гору. После короткого обсуждения план был одобрен. И только я заикнулся о том, что мне понадобиться помощь как был уверен старейшинами в том, что они сейчас всё организуют. По-быстрому меня расспросили, что надо делать, и мне осталось только с оторопью наблюдать, как мгновенно организуются команды помощи. Никого не надо было упрашивать. Все были готовы немедленно заняться делом, не обращая внимания на погоду и тяготы зимнего пути по заснеженному лесу. Далее передали бразды управления мне.
        Первым мне пришлось озадачить крота. Старик нырнул под землю и отправился собирать команду своих соплеменников, которые будут рыть сам туннель. Вторыми двинулись вглубь станции граноллы на разгрузку вагонетки. Далее разведка. В небо взлетел орёл и через полчаса благодаря его острому зрению наметился первоначальный маршрут. Далее вперёд пошли лорги, кардоги и скалемы. Эти потомки оленей, собак и кошек прошли через сугробы как асфальтоукладочный каток и проторили ровную дорогу, по которой двинулись граноллы, неся в огромных руках оборудование. То, что я еле таскал по коридорам центра управления, эти потомки обезьян несли без всякого видимого напряжения.
        Четвероногие жители Скальма часто менялись. Благодаря этому быстро протаптывали дорогу. Я с граноллами несущими оборудование, шёл по ней свободно со скоростью пешехода. До вечера мы преодолели около двадцати километров. Было приятно осознавать, что план начал реализовываться и с немалой скоростью. На ночь все расположились на поляне, и под весёлое потрескивание костра с удовольствием слушали народные песни в моём исполнении. Более благодарных слушателей невозможно представить. Я счастлив вновь оказаться в их обществе.
        Через два дня мы пришли к месту установки первого блока. Выбрали ровную площадку, которую совместными усилиями очистили от снега и прочего мусора. Памятуя уроки Нирса, я установил и запустил первый блок. Через пять минут смог мысленно связаться с искусственным интеллектом и тем самым получил подтверждение работоспособности аппаратуры. Далее последовала окончательная настройка, и через пару часов установленный блок заработал в полную мощность. Начало положено и появилась уверенность в успешном продолжении работы.
        В течение ближайшего месяца мы, устанавливая по пути аппаратуру, дошли до гор. Только теперь вблизи стал очевиден их размер. Частокол острых каменных пик устремлялся ввысь. Большинство вершин терялось в облаках, но и те, что были видны, впечатляли высотой и недоступностью. Мне стало понятно, почему они считались непреодолимыми. Действительно, даже перевалы, если они и существуют, находятся на немыслимой высоте. Не говоря уже о самих пиках. Их высота на мой неискушённый взгляд составляла десятки километров. На самом деле самый высокий пик был чуть более двенадцати километров, как меня просветил Нирс, но в любом случае это было непреодолимо. Кроме того путешествие по горам предполагает и множество других трудностей и решение о создании туннеля больше не подвергалось сомнению.
        Ещё десять дней мы устанавливали аппаратуру в предгорьях параллельно будущему проходу. Наконец работа была закончена. Практически одновременно с этим прибыли отряды кротов. Эти строители туннеля хотели тут же приступить к работе, однако с ходу это было невозможно. Пришлось потратить ещё неделю на обучение общению Нирса с ними, выработку общих понятий и правильных команд. Это оказалось довольно сложно из-за принципиальных различий в речи и виде приёма-передачи информации, но желание понять друг друга было очень велико, и в итоге, с использованием меня в качестве первоначального переводчика и синхронизатора, начало кое- что получаться. После первых неуверенных успехов наступил непродолжительный ступор. Стороны корректировали исходя из опыта новый стиль и образ общения, но затем произошёл прорыв и вскоре я понял, что только мешаю, и процесс хорошо идёт без моего участия. Пора мне было уходить.
        Я тепло распрощался с жителями Скальма и отправился к станции подвесной дороги со всей доступной скоростью. Теперь не оглядываясь на остальных, я мог использовать "прыжок" и помчался огромными скачками. Таким образом, путь назад занял всего два дня. Затем поездка в вагонетке и, наконец, я с нетерпением вошёл в круглый зал.
        - Ну как прошла установка ИМПЕРа - поинтересовался я у Нирса, хотя уже всё знал. Было желание порадоваться успехам.
        - А где приветствие? - Тут же осадил он меня.
        - Извини. Привет.
        - И тебе того же. Как прогулялся? - Продолжил мурыжить меня Нирс. Гад. Неужели не понятно, что в последнее время я как на иголках.
        - Сам знаешь. Ты не увиливай. Рассказывай, что там не получилось с ИМПЕРом? - Продолжил я, потирая пояс. В последнее время я чувствовал, что прибор мне о чём-то сообщает. От этого чувства невозможно отгородиться, и оно начало меня сильно напрягать.
        - Ну почему не получилось. Настройка прошла полностью и нормально. Так что теперь прибор можно использовать.
        - А почему меня это так беспокоит и достаёт? Я даже про сон забыл. - И Нирс понял, что я уже на пределе.
        - Всё просто. Теперь ИМПЕР надо включить и произвести окончательную настройку интерфейса. Снимай его с пояса и надень на голову. Я проведу настройку дистанционно - пошёл он мне на встречу и больше не стал тянуть время.
        Через минуту древний артефакт неудобно обхватил мой лоб. Я тут же пожаловался на это Нирсу. На что он приказал терпеть, так как это наиболее предпочтительное расположение прибора и в данный момент это необходимо. В течение ближайшего часа происходила настройка. Никаких видимых изменений не было, но вскоре я почувствовал, как меняются мои возможности. Я понял, что теперь могу ещё лучше использовать умения, которые почерпнул у жителей Скальма, усилилась их эффективность. Так же увеличился запас и скорость восполнения энергии для колдовства. Очень приятно. Теперь энергии хватит, чтобы при помощи "шутки" свалить уже не одного монстра в день. И для восполнения теперь понадобится меньше времени. Так же произошли и другие изменения, но к чему они относятся, пока не ясно. Надеюсь, со временем пойму.
        Нирс говорил, что этот ИМПЕР бесполезен в магическом плане. Однако я реально чувствую, как увеличились мои силы. Значит, мои необычные возможности не относятся к области известной Нирсу магии. При случае обязательно об этом сообщу, может завёрнутый на технике Искусственный интеллект придумает что полезное. Через час Нирс завершил.
        - Все работает нормально - сообщил он. - Теперь можно перекачать тебе память из архива.
        - Здорово. - Обрадовался я - давай приступим. И тут же прикусил язык. Не сильно ли я тороплюсь, да и боязно как-то. Но Нирса, кажется, всё устроило.
        - Процесс этот довольно болезненный. Поэтому буду передавать порциями. Если будет слишком больно, остановишь.
        - Приступай. Только давай сначала ограничимся только памятью человека - скомандовал я, понимая, что если немного затяну с началом, будет только хуже и окунулся в пучину боли. Ощущения были сродни тому, как в голову забивают железный гвоздь. Я орал и брыкался. Спустя бесконечность боль стала постепенно отступать. Вскоре я понял, что лежу на полу. В голове остался только лёгкий отголосок былой муки. Отдышавшись и полностью придя в себя, попытался выяснить у Нирса, что это было и будет ли так при следующем сеансе передачи информации. На что получил лаконичный ответ, из которого стало ясно, что и Нирс полностью всего не знает. Но делать нечего. Как говориться любишь кататься - люби и саночки возить. Надо продолжать. Итог мучений даст возможность спокойно жить среди людей, и я приказал Нирсу продолжать закачивать в мой мозг информацию.
        Пытка, с короткими перерывами продолжалась ещё два дня. К концу этого срока я мог только лежать и слабо шевелиться. Но по уверениям Нирса я выдержал всё достойно, ни разу не просил прервать процесс. Если честно этот вариант я банально забыл. Зато теперь в моей голове уместились все считанные из мозга погибшего воина сведения и ещё кое-что из баз самого Нирса "вот гад, опять самодеятельностью занимается". Он, не спрашивая меня, вложил часть тех знаний по комплексу, у которых есть шанс со временем усвоиться мной при должном старании и усердной работе. Я тут же насторожился. Что это за неизвестные мне моменты с усвоением материала? Оказывается, теперь мне предстоит основательно поработать, чтобы осознать и изучить полученные знания.
        На данный момент всё полученное лежит у меня в памяти аморфной массой и только после того, как я начну обращаться к материалу, он начнёт мною перевариваться. И даже после того как пройдёт эта инсталляция процесс не завершается. Потребуется несколько раз всё мысленно повторить для полного запоминания и усвоения. На всех этапах происходят некоторые потери из-за усталости и невнимательности. Так что получить все знания не получиться, как бы я не старался. Это несколько опечалило меня. Однако Нирс заверил, что в любом случае моим станет не менее половины знаний, а если постараться то можно запомнить почти всё, по крайней мере, процентов девяносто- девяносто пять. Это меня порадовало, однако стало понятно, что поработать придётся всерьёз.
        Ближайшие две недели я провёл в состоянии внешнего оцепенения. Предварительно оборудовал себе лежак, к которому подтянул продукты и погрузился в усвоение материала, прерываясь только на двухчасовой активный отдых. Я мысленно отделял кусок информации из аморфного комка и прокручивал его в своём мозгу, постепенно понимая его содержание. Потом шёл процесс запоминания, при котором несколько раз приходилось просматривать полученные знания и постепенно они прочно становились моими. Нирс был немного не прав. Знания расшифровывались полностью, и если они с чем либо ассоциировались, либо имели общие моменты с моим жизненным опытом, то намертво запоминались, но многое воспринималось как бессмыслица, либо воспринималось мною как противоречащее моему существу, и тогда эта информация автоматически игнорировалась, но не исчезала, а уходила в подсознание.
        Подозреваю, если бы мною усвоились все знания стопроцентно, я бы стал другим человеком, с новыми жизненными принципами, опытом, реакциями на окружающее. Однако этого не произошло, что радует, а то, что могло каким либо образом поменять меня как личность ушло в разряд информации, которая, хоть и не стёрлась полностью, но не мешала мне и поэтому воспринималась, как забытая либо несущественная. Например, отношение к противоположному полу. У меня и человека, память которого мне пришла, оно было разным. Он в принципе не воспринимал женщин как равноправных членов общества, а моё восприятие было соответственно несколько иным, и его взгляд на это автоматически перевёлся мной в информацию по определению интересную в плане познания, но несущественную для меня и она практически мною забылась, оставив только общее впечатление о вопросе.
        Такое "стирание" применялось ко многим личностным вещам, однако общая информация в основном мною воспринималась. Постепенно передо мной открывалась картина местной жизни. Одновременно с этим формировалось моё отношение к ней. Однако было очевидно, что остаётся множество пробелов. Многое из того, что для моего источника информации было интуитивно понятно, так как являлось неотъемлемой частью его жизненного опыта, для меня было китайской грамотой, и как бы я не хотел обратного, не воспринялось полностью. И оставался шанс попасть в неприятности из-за незнания и непонимания реалий местной жизни. Например, взаимоотношения между группами людей, которые можно определить как кланы или касты были настолько запутанны, что мне пришлось постараться отключить своё личное восприятие, чтобы просто их не потерять. И всё равно не получилось воспринять всю информацию. Это было очень неприятно, так как это относилось к важным аспектам местной жизни, и такая потеря могла усложнить мне жизнь. Но, тем не менее, я прекрасно понимал, как мне повезло. Несмотря на все неудачи, мне удалось узнать намного больше, чем при
классическом обучении.
        Неожиданным приятным моментом являлось то, что ко мне перешли многие трудовые навыки. Конечно, пока только знание. Для того, чтобы они стали действительно моими необходимо ещё много поработать, чтобы тело получило необходимый опыт, но это дело поправимое. Теперь я с уверенностью могу выдавать себя за кожевника или лицедея, то есть актёра. Мой донор по знаниям был хорошим профессионалом в этих областях и теперь при должном старании таким могу стать и я. Кроме этого пришли знания по военной тактике. Очень познавательным оказался опыт организации походной жизни и ещё многое другое.
        Вообще человек, память которого мне досталась, был очень разносторонним и прожил он очень насыщенную и интересную жизнь. Его опыт, хоть и несколько уменьшенный в объеме это просто золотое приобретение. Мой донор знаний служил рейнджером, и по роду деятельности ему приходилось часто переезжать, соответственно много общаться и бывать в разных местах. Я заочно познакомился с половиной городов Империи, запомнил много разговоров, посредством которых стали ясны манеры, с которыми люди общаются, словесные обороты и аналогии. И ещё много чего. Целая жизнь.
        Единственное, что меня сильно разочаровало это магия. Точнее это отсутствие информации в этой области. Понятно, что это далеко не единственная серьёзная потеря, ведь личность была считана Нирсом едва ли на половину, но для меня этот пробел был наиболее очевидным. Точнее кое-какие данные я получил, даже узнал несколько базовых упражнений для тренировки магических способностей, но далее кроме смутных образов - ничего. И это весьма печалило.
        Закончив разбираться с памятью человека, я уже порадовался, что всё позади, но тут заметил информацию от Нирса. Пришлось ей заняться. Этот пакет знаний был намного проще для восприятия, но всё равно из-за накопленной усталости давался с трудом.


        Глава 18.

        Как бы то ни было, через две недели я закончил. С тяжёлой головой едва поднялся со своей постели, чем вызвал волну вопросов о самочувствии у Нирса. Последние дни у меня уже не хватало сил подняться с постели, даже в туалет ходил, используя бурдюк. Отвечать Искусственному интеллекту было тяжело, я только буркнул слово "нормально" и чтобы развеяться, похромал на свежий воздух. С некоторым удивлением вдруг понял, что уже наступила весна. Меня приветствовало тёплое яркое солнце, то есть Санара. С удовольствием погрелся несколько часов в её лучах. За это время немного пришёл в себя и вновь стал чувствовать тело. Немедленно накатил жуткий голод, и я тут же на проталине насобирал прошлогодних орехов упавших с меллорнов и захрустел скорлупой. Орехи, хоть и перемороженные были вкусными, и я остановился, только когда от переполнения заболел живот. Наступал вечер, Санара уже не грела, снаружи стало неуютно и пришлось спуститься в круглый зал Центра управления. Нирс с нетерпением ожидал меня и первым делом поинтересовался.
        - Ты уже закончил разбираться с информацией?
        - Да. Теперь я в доступе - коротко проинформировал я его. И как будто услышал вздох облегчения. Я действительно выпал из жизни на всё время обучения и плохо реагировал на слова Нирса. Они воспринимались мною как ничего не значащий шум и это, по всей видимости, его беспокоило. Теперь же всё вернулось.
        - Очень хорошо. Я не имел полной информации о том, как происходит усвоение информации при её непосредственном переносе и не знал, как должен правильно вести себя реципиент, поэтому был обеспокоен.
        - Всё нормально. Было непросто, но я справился. Правда, насколько хорошо оценить не могу, но думаю, что большую часть данных усвоил. Кстати, то, что ты мне дал изучить помимо памяти человека, усвоилось намного лучше - обнадёжил я его. Да и сам порадовался, что всё закончилось. Однако решил немедленно отчитать Нирса. - Но ты не смей больше без моего ведома заниматься самодеятельностью. Договорились, что ты в первую очередь передаёшь мне знания человека, так и делай это и не надо в эту массу запихивать свою инфу. Ты понял?
        - Это специальным образом сформированный массив информации. Он первоначально был предназначен для изучения с помощью ментальной передачи. Правда, получатель должен быть специально подготовлен, но ИМПЕР сделал это необязательным. А что такое? - С некоторым удивлением спросил меня Искусственный интеллект.
        - А то что изучая твою информацию, после того как разобрался с памятью человека я от усталости чуть не умер! Может ты таким образом убить меня захотел?! Отвечай ...! Молчишь, сказать нечего?! - я выждал паузу, давая понять собеседнику всю глубину его проступка, потом продолжил, но на пол тона ниже. Из опыта работы с подчинёнными именно этот приём наиболее эффективен, в воспитательных целях. - Послушай Нирс. Мы работаем вместе?
        - Да - раздался глухой голос. Похоже, проняло.
        - Ты сам меня назначил главным? - Продолжил давить я на Нирса.
        - Да - совсем раскис тот.
        - Напомни, по каким причинам.
        - Ну .... - Начал формировать мысль Нирс, но я его перебил.
        -Основная причина это то, что тебе тяжело разобраться с ситуациями, которые выходят за рамки твоей основной деятельности. И ты переложил эту работу на меня. Я прав?
        - Да - очень глухо прошелестело в воздухе.
        - Так чего ты опять лезешь, куда не просят? - Окончательно добил я Нирса. Теперь всё зависит от него, или он принимает новую реальность, или ... не знаю, но будет не просто. Он секунду помолчал, собираясь с мыслями и наконец, выдал резюме.
        - Извини Юра. Я слишком привык полагаться только на себя, но я изменюсь. Можешь мне довериться, больше не повториться. - У меня камень с души упал. Ведь если бы сейчас он заупрямился, то у нас были бы большие проблемы. Хорошо, что он всё понял. Теперь надо окончательно расставить все точки над и.
        - Давай договоримся так. У тебя есть ряд основных задач по техническому обеспечению работы комплекса. В этой области ты царь, бог и воинский начальник. Все решения принимаются тобой. Но я должен иметь общую информацию для того чтобы по возможности помогать. Может у меня возникнут идеи. Я не смогу взять на себя управление этой областью, да и не вижу необходимости. Так что пока все решения принимаются тобой или совместно. По всем прочим вопросам работаю я. И я буду решать, как и что делать. От тебя только помощь и консультации. Таким образом, мы образуем эффективную команду и сможем многого добиться. Ты не против таких подходов?
        - Ни в коем случае - согласился с озвученными мною мыслями Нирс.
        - Раз это выяснили пора налаживать работу. Как наши дела и что произошло в моё отсутствие?
        - Ты уже готов воспринимать доклад по комплексу? Тебе нужен полный отчёт?
        - Конечно. Заодно начнём учиться работать по-новому - ответил я и получил от Нирса одобрение и развёрнутую информацию. Ещё совсем недавно я бы не понял и половины того, что он мне рассказывал, но теперь, благодаря полученным знаниям разобрался. Всё-таки прав был Нирс, передавая мне пакет технической информаций, но всё равно отчитать его было нужно.
        По ходу отчёта общие оценки состояния комплекса приобретали конкретику. Постепенно у меня складывалась полная картина. Ситуация была удручающей, можно сказать катастрофической. Это было очевидно и ранее, но теперь, благодаря новым знаниям я понимал положение дел намного лучше, и картина приобрела объём, всё стало гораздо печальнее. Зачастую было непонятно, как ещё что-либо продолжает работать в таких условиях. И было ясно, со временем всё только усугубляется. По ходу отчета я высказал несколько мыслей и Нирс внимательно к ним отнёсся. Стало ясно, что мы сработаемся.
        Единственное, что порадовало это начало прокладки туннеля. Взаимодействие Нирс с кротами наладил, и работы шли полным ходом. Более того туннель начали прокладывать одновременно из нескольких точек, что позволит ещё более ускорить процесс и теперь даже можно говорить о сроках завершения работ. Порядка двух лет. Нирс пожаловался, что занять делом он смог едва ли десятую часть всех желающих из-за невозможности согласования проведения работ более чем в пяти точках. Его технических ресурсов было недостаточно, чтобы контролировать большее количество мест. Однако выяснилось, что в этих точках он может следить за работой шести кротов одновременно, и я тут же скорректировал его деятельность. Если всё пройдёт нормально у меня будет не один, а шесть туннелей. Запас карман не тянет.
        После этого мы стали определяться с последующими нашими действиями. Дальнейшее углубленное изучение комплекса Скальм решили отложить на потом, ограничившись тем, что я знаю на данный момент. Сначала необходимо запустить в работу станцию подвесной дороги в долине. А то кротов мы напрягли, а вот имеет ли смысл их труд, не выяснили. Для этого мне необходимо прокатиться на интересной конструкции, как я понял заменяющей дрезину, и таким образом через верхний ангар попасть вовнутрь станционной башни. Далее мне следует запустить нужную аппаратуру и разблокировать двери. Значит, в ближайшие дни Нирс обеспечит подачу питания на нужную ветвь подвесной дороги, и я двинусь в этом направлении. В общем, поработали плодотворно.
        - Ну как? Как тебе сегодняшний вечер? - Поинтересовался я у Искусственного интеллекта, отходя ко сну.
        - Здорово. Никогда не думал, что может быть так. Правильно ты меня отчитал, теперь мне стало спокойнее и проще.
        - То-то же.
        После пробуждения я продолжил совещание с Нирсом и озвучил некоторые новые свои мысли, пришедшие в голову за ночь. В итоге он мои соображения одобрил и даже внёс некоторые предложения. После того, как я разберусь со станцией подвесной дороги, возвращаться сразу нет смысла, следует заняться другими полезными делами вне центра управления. Следует провести инспекцию нескольких точек на территории комплекса, в которых находится неработающая аппаратура. Может, удастся что-нибудь сделать? Должны же быть и небольшие поломки, которые легко исправить. Например, как в пещере, где для восстановления работоспособности участка от меня потребовалось просто поставить шар распределителя на согласующую платформу. Теперь я знаю, что это было, а как впервые встретился с этой аппаратурой, сильно испугался. Конечно, таких простых случаев будет немного, но все равно есть надежда восстановить работоспособность части оборудования. Придется побегать, неработающих блоков сотни и они разбросаны по всей территории Скальма, но сейчас мне достаточно и десятка точек с краю комплекса. С остальными буду разбираться в будущем.
Одновременно с этим надо будет походить вдоль границ Скальма, периодически выходя за его пределы. Так сказать привыкнуть. И только когда достаточно освоюсь, подумать о выходе к людям. Возможно, получится вступить в контакт.
        Я озадачил Нирса в параллель с его прочими задачами создать ещё ориентиры, по которым можно выйти в места с неработающей аппаратурой, а сам отправился в восточную часть Центра управления в помещение станции подвесной дороги этого сектора. Этот зал был полной копией того места куда я попал впервые сюда приехав с юга. Тот же огромный ангар, тускло освещённый оставшимися работоспособными лампами. Бесформенные остовы оборудования и техники и трос подвесной дороги с вагонеткой, у которой заклинил двигатель. Мне предстояло снять неработающий аппарат и найти ему рабочую замену.
        Это оказалось совсем не простой задачей. За тысячелетия все ранее разъемные соединения, которые позволяли провести операцию снятия вагонетки с троса легко и почти не напрягаясь, превратились в монолитные узлы. После множества попыток сдвинуть с места ранее подвижные элементы я понял бесперспективность моих усилий. Мы обсудили проблему с Нирсом, и мне пришлось вновь отправиться на полу затопленный склад. На этот раз моей целью был режущий ручной инструмент. Найти его оказалось большой проблемой. Нет, конечно, инструмента на складе было много, в том числе нужного мне, но он был в основном испорчен или в нерабочем состоянии. Лишь только после дня поисков и ещё дня приведения инструмента в порядок я стал обладателем пилы, кусачек, кувалды и прочего необходимого оборудования. В итоге только на третий день смог приступить к основной работе.
        Как оказалось, даже имея нужный инструмент, снять вагонетку с троса я смог только через неделю. Это была титаническая работа. Металл плохо пилился и почти не поддавался. Приходилось долго и упорно повторять одни и те же трудоёмкие операции для получения результата. Но в итоге перепилил последнюю крепёжную балку, и вагонетка рухнула на подвижную платформу. Слава богу, удалось отыскать работоспособную тачку и использовать её. Окрылённый успехом я быстро откатил платформу в сторону. При помощи встроенного винтового домкрата быстро освободил ее от вагонетки и помчался за дрезиной. Это небольшое средство состояло из двигателя, который крепился на трос и от которого шли вниз к небольшой корзине четыре подвижные цепи. Я нашёл несколько таких устройств в одном из углов помещения станции.
        Дрезина была намного легче вагонетки и снизу, по земле, двигать её было легко. Однако поднять её двигатель на пятиметровую высоту оказалось совсем не просто. Очень хорошо, что сохранилось несколько лестниц, и передвижная платформа могла поднимать груз на большую высоту. Но, несмотря на это, после десятка провалившихся попыток, я, с большим трудом смог провести эту операцию. Меня на минуту посетила мысль, что возможно проделанная работа бессмысленна, так как не было уверенности в функциональности транспортного пути. На это Нирс пояснил, что подвесная магистраль ежегодно обслуживается собственным оборудованием, и проводятся несложные работы по очистке и поддержанию дороги в рабочем состоянии. Однако восстановить серьёзно поврежденные линии и провести прочие необходимые работы может только человек. Вот ещё один геморрой на мою голову.
        Весь следующий день отдыхал. Лишь к вечеру нашёл силы заняться подготовкой к поездке. Хоть на самом деле нищему собраться подпоясаться. Всё необходимое было собрано мною за несколько минут, ведь ни еда, ни тёплая одежда уже были не нужны, а я уже давно научился обходиться минимальным походным набором. Нож из ремонтного набора, коготь скалема, котелок, кружка, ложка, верёвка, подстилка, сменная одежда и ещё пару мелочей не заняли и трети места в моем новом рюкзаке. Лук со стрелами также меня совсем не напрягали.
        Взвесив поклажу, я решил несколько увеличить свой набор вещей. Возможен вариант выхода к людям, при этом оказаться в роли нищего не хочется. Поэтому необходимо иметь с собой что-нибудь из денег и вещей на продажу.
        После того как я получил знания человека, естественно озаботился судьбой его тела и Нирс провёл меня в комнату, где оно лежало. Было тяжело наблюдать мумию человека, который стал мне хорошо знаком. Я собрал обезвоженные и поэтому лёгкие останки, вынес наружу и похоронил на открытом светлом месте. Ничего с тела забирать не стал, но возле него лежал мешочек с монетами, который я забрал себе.
        Несколько монет двухсотлетней давности не давали уверенности. Из памяти рейнджера стало понятно, что это совсем не много, хватит только на пару дней проживания в приличной гостинице. Тем более деньги могли выйти из обращения или обесцениться. Поэтому надежды на них нет, но на первый момент возможно хватит. Когда я буду выходить из Скальма, подготовлюсь дополнительно, наберу местных даров природы на продажу, но мне этого также показалось недостаточно. Однако у меня есть ещё кое-что, весьма ценное. Пора заглянуть в закрома родины.
        Собственно говоря, я знал, что на самом деле являюсь обеспеченным человеком. Во внешнем мире весьма ценился древний металл. Современное оружие и прочие металлические вещи сильно уступали по качеству изделиям из древних сплавов. Поэтому даже любой лом с радостью приобретался мастерами по весьма высоким ценам. Существовали артели, которые занимались раскопками в местах древних поселений с целью извлечения ценного металла. Испорченных механизмов на моих складах были тысячи и, по самым скромным прикидкам, я мог выдать на рынок десятки тонн ценного металлолома. Однако сейчас это было не актуально. Тащить на себе через Скальм килограммы неудобных железок, чтобы получить пару золотых не сильно хотелось. Хоть для местных это было и большое богатство, но я мог предложить внешнему миру и более ценные и не очень тяжёлые, что очень важно, вещи. Ведь исправные качественные изделия древних мастеров ценились значительно дороже лома. Особенно оружие.
        В центре управления было двадцать складов. Самый большой склад или даже можно сказать складской комплекс я посещал регулярно и вдоволь набродился по его полу затопленным помещениям. Больше без крайней необходимости туда забираться я не хотелось. Ещё семь хранилищ были совмещены со станциями подвесной дороги. Они были заполнены крупными механизмами и хоть содержали ящики с различной мелочёвкой, это были в основном запчасти и мне они на данный момент были неинтересны. Половина остальных помещений для хранения и несколько сейфов были закрыты. Со временем я доберусь и туда, но пока нет необходимости вскрывать многотонные двери, тем более, что это очень тяжело. Оставались пять небольших складов, которые можно проинспектировать не напрягаясь.
        Я несколько раз заглядывал в складские каталоги. Там было много всего. Но на своем опыте я уже убедился, что на самом деле в сохранности находиться весьма незначительная часть. Чтобы найти неиспорченную вещь надо перекопать кучи мусора. На складах находилось множество всего, но в данный момент меня интересовали компактные и не очень тяжёлые изделия. Обсудив с Нирсом список возможной добычи, я отправился в путь по коридорам.
        Первый склад огорчил меня. Сначала я обрадовался, ведь первоначально заглядывая в помещение, видел практически целые линии стеллажей. Но стоило мне лишь слегка дотронуться до ближайшего ящика как эти ровные ряды пришли в движение и, поднимая облака пыли, с грохотом начали обрушаться. Я чудом успел выскочить из-под обвала. Ослепший от пыли и выкашливая лёгкие, едва смог доползти до лестницы и без сил скатился вниз по ступеням. Здесь воздух был значительно чище, удалось отдышаться и промыть глаза.
        По моей просьбе Нирс открыл заслонки вентиляции и через десять минут воздух очистился. Моё второе посещение этого склада открыло удручающую картину. Ровные стеллажи превратились в горы мусора, а так как здесь хранилась в основном стеклянная и керамическая посуда то это были груды битого стекла. Я попытался покопаться, в надежде найти что-нибудь ценное, но вскоре, изрезав руки и ноги, прекратил. Всей добычей стали несколько бутылок, рюмок и тарелок, чудом сохранившихся при падении. Было видно, что в глубине помещения есть много вещей, которые не повредились, но путь к ним шёл по россыпям острых осколков и я решил не резать ноги. Мои лёгкие самодельные тапочки совсем не защищали. И хоть вылечить все порезы можно довольно быстро, боль никто не отменял. Расстроило то, что шёл я за изделиями из металла, а получил несколько стеклянных предметов, намного менее ценных. Но поразмыслив, решил не отказываться от приобретения и забрал их с собой. А ведь мог предположить, что этим всё и закончится, видел каталог.
        К походу на следующий склад подготовился более основательно. Надел плотную одежду, взял несколько шкур, чтобы обмотать ноги. Заранее попросил Нирса открыть заслонки вентиляции в этом секторе и, вооружившись дубиной, зашёл в помещение. Но как оказалось, мои приготовления в данном случае были не нужны. Этот склад поразил меня сохранностью. То есть не совсем так. Ящики и упаковки разваливались при малейшем прикосновении, но сами стеллажи были вырублены в камне, с ними ничего не могло произойти. Поэтому общей свалки не произошло, можно было спокойно добраться до содержимого.
        Я долго бродил по складу, вскрывая упаковки. Многое из содержимого превратилось в труху и разваливалось при малейшем прикосновении. Большая часть того что казалось в относительной сохранности была не комплектной. То есть если предмет состоял из нескольких элементов, то металлические или стеклянные части ещё были, а прочие детали отсутствовали. Кое-что можно было бы восстановить, но заниматься этим я не собирался. Меня интересовали только целые вещи, и после недолгих поисков такие нашлись. Забрать всю сохранную посуду, инструмент и множество других вещей не было никакой возможности, но я попытался засунуть в рюкзак хотя бы по одному образцу, двигаясь вдоль стеллажей. Вскоре дошёл до оружейного отдела и понял, что багаж придётся укомплектовывать по-другому. За некогда крепкими дверями, которые упали от несильного толчка, находилась большая комната, где на специальных подставках и креплениях расположились орудия убийства и защиты. От их количества я присвистнул. Оружия и прочей амуниции здесь было на несколько сотен человек. Я несколько минут просто ходил между рядами, брал в руки почти не тронутые
временем мечи, до сих пор острые, разглядывал кинжалы, топоры и боевые трезубцы. Покопался в грудах доспехов. Все кожаные или деревянные элементы либо окаменели от времени, либо сгнили без следа, от копий и стрел остались только наконечники, а из доспехов можно было использовать только кольчужные рубахи и рукавицы, но в целом арсенал поражал своей сохранностью.
        Многие из представленных средств войны были мне неизвестны, и об их предназначении оставалось только догадываться. Был десяток орудий, похожих на однозарядные пистолеты огромного калибра и тут же упаковки с шариками, по видимому снаряды к этому оружию. Сколько бы я ни пытался разобраться в этом оружии, ничего не получилось. Возможно, некоторые детали за тысячелетия истлели и исчезли, и мне просто не удалось собрать действующий экземпляр. Кроме того на этом складе в относительном порядке лежали трубы, массивные металлические конструкты и множество прочих деталей, вид которых не вызывал ассоциаций. Понять их назначение не было никакой возможности, но определённо это было оружие или защита, о чём можно было догадаться исходя из места хранения.
        Всё распознанное вооружение казалось отштампованным по шаблонам, без украшений и изысканности и, по всей видимости, представляло собой стандартные наборы вооружения солдат древности. Например, мечи имели одинаковую прямую обоюдоострую форму с идентичными рукоятями, крестообразными гардами и лезвиями равной длины примерно сантиметров семьдесят. То же самое относилось к прочему оружию и доспехам. Однако на отдельном стеллаже нашлось несколько десятков отличных от общей массы мечей, кинжалов, кирас и других предметов. Эта группа выделялась из общей массы более разнообразными формами, размерами и качеством отделки. Наличествовало даже несколько крупных украшений. По всей видимости, это была амуниция офицерского состава.
        При внимательном рассмотрении на всех орудиях убийства становилась видна тонкая, едва заметная гравировка, состоящая в основном из различных сложных геометрических фигур, с вписанными в углы неизвестными символами. Она едва заметной вязью покрывала все изделия оружейников, но не казалась украшением, а определённо несла в себе некий иной смысл. Однако понять её предназначение мне не удалось, и вскоре я перестал обращать на неё внимание.
        Вдоволь налюбовавшись и наигравшись, я начал заполнять свой рюкзак. Как оказалось при наличии богатого выбора сборы сильно усложняются. Подумав, вынул из рюкзака многое из того, что поместил туда ранее. Оставил только пару котелков, кружек, фляжек и наборов столовых приборов. Даже если не пойдёт в продажу, сам буду использовать. Собрал небольшой набор инструмента и бытовых мелочей типа ножниц и иголок, остальное отложил. Рюкзак стал заметно легче. Затем вновь прошёлся по оружейным рядам и отложил несколько простых мечей и кинжалов. Офицерское оружие решил пока не трогать, взял только небольшой кинжал. И то только из-за сохранившихся ножен, плетённых из мелкой проволоки. Средства защиты для меня были слишком тяжёлыми и большими, поэтому после раздумий решил их не брать. Мене они ещё велики, а на продажу и так есть что взять. Нечего тянуть лишний груз. Так же собрал десяток наконечников стрел и выбрал удобный маленький топор.
        Всё, что я хотел - получил. Идти, обследовать другие склады не было необходимости, и поэтому сразу как наполнился рюкзак, направился в круглый зал. Меня очень заинтересовал один вопрос, надеюсь, что Нирс прояснит ситуацию. После приветствия и короткого отдыха я затронул интересующую тему.
        - Послушай дружище - начал я расспрашивать Искусственный интеллект - Как получилось, что на складах находится такое, можно сказать архаичное оружие? Ведь твоя цивилизация вышла к звёздам, а тут какие-то простейшие ковырялки. У вас, что пистолета, или ещё чего подобного не придумали?
        - Ну как тебе сказать, чтобы не обидеть? - с иронией в голосе начал Нирс - Если человеку из глухой деревни, который никогда ничего не видел, не слышал и вообще читать не умеет дать тот же пистолет и сказать, что это оружие, то получим в итоге мужика с дубиной. Так и здесь, не надо судить о предмете основываясь только на опыте твоей прежней жизни. Эти мечи на самом деле очень сложные и многофункциональные изделия, но, увы, научить тебя ими пользоваться у меня не получится, так как их основная функциональность лежит в области, которую мы определили как магия, и она недоступна. Огнестрельное оружие не получило распространения, так как взрывающиеся вещества невозможно защитить от той же магии, поэтому все типы вооружений а тем более дальнобойные развивались своим путём и поверь они весьма эффективны и опасны. Вообще говоря, всё военное искусство сильно отличается от того, что ты себе представляешь.
        Всё ясно. Мне еще многое предстоит узнать. Жаль, что это придётся делать это самостоятельно, так что придётся быть ещё более осторожным, ведь после таких пояснений, очевидно, что от любого вооружённого человека можно ожидать непредсказуемых вещей. Это сильно усложняет положение и мне необходимо будет уделить теме оружия пристальное внимание. Ну и ладно, в любом случае мои приобретения немало стоят, а каким образом из них стреляют, разберусь потом.
        Выезд состоялся следующим утром. Перед расставанием ещё раз обсудил с Нирсом мои действия и связь с ним, которая вне Центра управления становится очень сложной и тяжёлой процедурой и поэтому будет редкой, спустился вниз и забрался в кабину дрезины. Мне предстояло ехать на восток.
        Дорога на этот раз далась мне намного тяжелее. Не закреплённую жёстко корзину дрезины немилосердно мотало и раскачивало на всём протяжении пути. Я вынужден был постоянно с усилием держаться за прутья. В итоге на конечную станцию прибыл, едва чувствуя уставшее тело, с трудом смог выбраться из транспорта и тут же без сил свалился на пол. Только через полчаса смог подняться и отправиться запускать механизмы. Этим занимался почти сутки. Древние приборы никак не хотели приходить в работоспособное состояние, были моменты, когда мне казалось, что не справлюсь, но в итоге всё получилось и теперь эта линия связи готова к активной эксплуатации, а не разовым поездкам на лёгком транспорте. Остался последний этап.


        Глава 19.

        Я спустился по длинной лестнице, разблокировал дополнительные ворота станции, так сказать чёрный ход и вышел наружу. И поначалу не понял, куда попал. Но после нескольких минут оцепенения осознал - я впервые вышел за пределы Скальма. И дело не в том, что изменилась окружающая природа, и яркая многоцветность агрессивных джунглей комплекса больше меня не окружает. К этому я как раз был готов, ведь выходил в почти не изменённый лес на крыше прямоугольной скалы центра управления. Что-то произошло с моими внутренними ощущениями.
        На территории станции всё было как обычно, но выйдя за её пределы, показалось, что я вдруг попал в другой мир. Меня просто оглушила какофония звуков. В глазах замельтешило от обилия летающих насекомых, и нахлынули тяжелые ощущения, как будто попал в вату. Воздух стал вязким как вода. И я на несколько минут застыл в неподвижности, привыкая к новой обстановке. С удивлением обнаружил комара на своей руке и прихлопнул его, но в итоге это вывело меня из ступора. Для того, чтобы быстрее привыкнуть я решил пройтись по окрестностям. Не спеша походил с десяток минут, за это время почувствовал необычную усталость и чуть не пропустил нападение. На меня напал тигр. Я заметил его слишком поздно, в тот момент, когда он уже начал атаку и мне пришлось поспешно защищаться. С усилием вызвал два "взрыва" и тигр с лопнувшей головой свалился к моим ногам. Одновременно с ним без сил упал и я. С минуту отдышавшись, попытался подняться, но у меня ничего не получилось. Понимая, что попал в непростое положение, вспомнил одно из правил. Прежде всего, в любой тяжёлой ситуации, необходимо успокоиться и проанализировать
состояние, в котором оказался.
        То, что со мной происходит абсолютно не нормально. Я ощущаю полный упадок сил, но этого не должно быть. Несмотря на всю необычность прихода в этот мир я нахожусь в теле человека этого времени, адаптированном под данную реальность. Значит, моя слабость связана с деятельностью разума. Но как это возможно? Мало шансов. Тогда что? Надо думать.
        После выхода наружу из помещений станции усталость накапливалась постепенно, но окончательно я свалился после того как использовал мои специфические умения которые пробрёл в Скальме, то есть сразу после посыла "взрыв". Может это повлияло? Кстати, сейчас я постоянно сканирую и воздействую на окружающее пространство, пользуясь маминой наукой по выживанию в Скальме. Это состояние стало настолько привычным и постоянным, что теперь им пользуюсь не задумываясь.
        Я попытался отказаться от маминой науки. Это оказалось довольно сложно, настолько это полезное умение стало для меня привычным. Смог отключить его только со второй попытки и тут же возникло ощущение, что я оглох, ослеп и стал беззащитен. Интуитивно попытался вновь всё вернуть, но большим усилием воли остановил себя. Постепенно ко мне начали возвращаться силы. Через пару минут смог подняться и потихоньку двинулся в сторону станции. Шатаясь, кое-как добрел и начал подниматься по лестнице. Пройдя пару пролётов, почувствовал резкое улучшение самочувствия. Как будто включился рубильник и меня начала наполнять энергия. Через минуту от слабости не осталось и следа.
        Вот это сюрприз. Я конечно на интуитивном уровне понимал, что выход из Скальма принесёт изменения в мою жизнь, однако наивно полагал, что особых проблем быть не должно, но они начались сразу, большие и совсем неожидаемые. По всей видимости, моя адаптация к жизни вне Скальма окажется непростой. Сначала надо научиться находиться вне Скальма не теряя сил, а лишь затем думать о чем-то другом.
        Мне пришлось снять ИМПЕР с пояса и надеть его на голову для усиления действия прибора, чтобы экстренно связаться с Нирсом. Кратко обрисовав ситуацию, я попросил его вновь привести в действие дрезину и перебросить меня на одну из рабочих промежуточных станций в глубине территории комплекса, с которой можно попасть в джунгли. Ещё раз высовываться наружу из станции, обходить башню и добираться до Скальма подвергаясь риску, не хотелось. От этого следует воздержаться, пока не разберусь, с чем я столкнулся. Поэтому было решено попробовать выйти из комплекса в другом месте, может, всё будет по-другому. Через пару часов я находился в тридцати километрах от границы комплекса и уверенно двигался к ней вновь.
        В следующий свой выход из Скальма я был очень осторожен. Медленно пересёк границу Скальма. Так как постоянно прислушивался к своим ощущениям, тут же почувствовал, как начала накапливаться усталость и слабость. Немедленно отключил "взгляд Скальма", так я назвал умение магически видеть окружающий мир и почувствовал облегчение. Силы перестали уходить из меня, и появилась возможность спокойно находиться вне территории комплекса. Погуляв полчаса, я вернулся. Всё ясно. Используемая мною магия зверей Скальма питается энергией, которая в изобилии присутствует в зоне действия аппаратуры комплекса и соответственно свободно пользоваться ею можно только здесь. За пределами Скальма применять эмоциональные посылы следует осторожно.
        Это открытие меня огорчило. Стало ясно, что я отнюдь не являюсь мегакрутым парнем, как уже успел вообразить и теперь надо будет определить границы своих возможностей. Для этого необходимо провести несколько выходов и поэкспериментировать с использованием моих специфических умений. В принципе надо учиться жить в режиме без магии. А ведь я уже привык чувствовать себя сильным и уверенным, думал, что могу любому сопернику обломать рога при помощи "взрыва", пользоваться "прыжком" для скоростного перемещения, да и другие умения привык использовать как свободно доступные всегда. Будет не просто от этого отказаться. Но делать нечего.
        В последующем я выходил на некоторое время из Скальма и привыкал к окружающему миру. Путём множества экспериментов выяснил предел своих возможностей. Вне комплекса я мог использовать мои магические умения, расходуя для этого ограниченное количество энергии. Этих сил хватало, как правило, на два сильных боевых заклинания из моего арсенала, либо на большее количество слабых посылов. После этого я сильно уставал и рисковал даже потерять сознание от слабости. Но радовало то, что за несколько часов энергия восстанавливалась самостоятельно. Возвращение в Скальм сразу снимало все проблемы, но это не выход. Поэтому я искал другие варианты и нашёл, правда, неудовлетворительные, но лучше, чем ничего. Немного быстрее я восстанавливался во время медитаций.
        Постепенно я научился чувствовать уровень доступной мне энергии и более аккуратно её использовать. В Скальме мне не нужно было задумываться и контролировать свои силы, теперь же я учился использовать их максимально эффективно в условиях жёсткой экономии сил. В первое время мухлевал и часто "подзаряжался", заходя в Скальм. Но, благодаря этому, мог много экспериментировать. В итоге за полностью перестроил эмоциональные посылы и научился хорошо их контролировать.
        Огромным неудобством для меня, можно сказать проблемой, стало отсутствие "взгляда Скальма". Он потреблял прорву энергии и за пределами комплекса обессиливал меня за несколько минут. Данное умение, необходимое в Скальме, стало настолько привычным, что я чувствовал себя без него ослепшим и оглохшим. Это сильно затрудняло мою жизнь и поэтому пришлось срочно искать ему замену. Вспомнил про моё колдовское "аурное зрение", то есть имеющуюся возможность видеть ауры, я принялся её усиленно тренировать.
        Хоть эти умения имели много общего, то есть оба давали дополнительную информацию об окружающем мире, однако информация была представлена в разном виде, и аналогичности было немного. Если аурное колдовское зрение позволяет только получать информацию об окружающем мире как дополнение к зрению и слуху в виде цветных образов вокруг окружающих предметов, то "взгляд Скальма" был интуитивным и показывал эмоциональный фон окружающего мира, позволяя вычислять источники опасности. Но самое основное отличие было в том, что "взгляд Скальма" позволял активно воздействовать на окружающий мир, с его помощью можно отпугнуть агрессивных животных. "Аурное зрение" было пассивным, но имело и свои плюсы в плане информативности, правда, все эти возможности нужны только колдунам. При помощи "зрения" колдун мог лучше контролировать свои действия, и направление проклятий проходило точно адресату. Особенно важно это при создании сложных конструкций.
        Понятно, что полной заменой "взгляду Скальма" "аурное зрение" не станет, но оно намного улучшало моё восприятие окружающего мира, и было очень полезно. Вообще говоря, эти необычные возможности следует использовать совместно, так как в этом случае получается поразительный результат. Я так поступал раньше и иногда в виде эксперимента использовал их в тандеме живя в Скальме, но ситуация поменялась и теперь приходится выкручиваться. Можно сказать, что выходы из Скальма подстегнули развитие колдовских способностей, так как я стал постоянно пользоваться "аурным зрением".
        С началом использования мною этого умения выяснились некоторые дополнительные особенности. "Аурное зрение" выдавало картину вокруг меня на десять метров и в выбранном мною направлении узким лучом на сотню метров. Это был очень хороший результат. Огорчало, что при движении терялась концентрация, и я сразу слеп. Но после множества экспериментов удалось добиться эффекта сканирования и теперь при ходьбе я получал информацию об окружающей обстановке раз в секунду. Но этот режим требовал максимального напряжения и, находясь в нём можно было только медленно идти, периодически застывая в неподвижной позе. Но в некоторых случаях это могло помочь, поэтому тренировки продолжались.
        Вообще говоря, так усиленно пользоваться "аурным зрением" по моим данным колдуны прошлого не могли. Это умение относилось к разряду самых сложных и трудоёмких техник и то, что я смог легко его освоить относилось более к моим личным особенностям. Чем я очень гордился. Тем более что моё "аурное зрение" было на порядок лучше, чем у других колдунов.
        Всеми магическими тренировками я занимался ежедневно и соответственно активно развивался и осваивался с жизнью вне комплекса. Первым делом, как только немного освоился, сходил к месту, где впервые вышел из Скальма, только теперь вышел из джунглей, а не пользовался подвесной дорогой. Оказалось, что тогда я находился в настолько плохом состоянии, что почти ничего не запомнил. Лишь по наитию нашёл открытый вход в станцию и разобрался с его блокировкой. Обойдя полукругом окрестности, вышел к месту моей схватки с тигром. Каково же было моё удивление, когда я понял, что громадный зверь был только в моём затуманенном усталостью воображении. На поляне лежали останки небольшого хищника размером с рысь, правда, тигриной расцветки. Ещё раз вспоминая события того дня я вдруг понял, что никто на меня нападать и не пытался. Зверь просто наблюдал. И действительно, станция находилась в закрытой долине, и местные обитатели никогда не видели человека. Соответственно восприняли меня как любопытную диковинку. Так что вполне можно было обойтись и без убийства. Хотя кто знает, может этот хищник со временем и решил бы
мной перекусить? Возможно, что страх стимулировал меня сделать правильный ход. Теперь это уже не важно.
        Я ещё раз вернулся к станции подвесной дороги, убедился в том, что доступ вовнутрь теперь можно обеспечить в любой момент и отправился по Скальму в западном направлении. Через пару часов вышел к точке, где по моим прикидкам должен находиться один из нерабочих элементов комплекса. Долго искал его и в итоге нашел остатки купола ранее защищавшего аппаратуру. Сами приборы находились где-то под метрами обломков каменных блоков и песка. Здесь пока делать нечего. Надо двигаться к другим точкам.
        За неделю я обошёл и обследовал ещё десяток мест. Кое-где защитные купола были разрушены, но в большинстве мест древние сооружения казались целыми, только засыпанными землёй. Если их очистить от наносов есть шанс проникнуть вовнутрь и восстановить аппаратуру. Самостоятельно этим делом я мог бы заниматься десятки лет. Однако столько времени на эту работу я тратить не собирался и поэтому решил привлечь местных жителей. Отыскал кардога и передал старейшинам просьбу о встрече. Потомок собак переслал мою просьбу, и у меня появилось несколько свободных дней, пока старейшины прибудут в нужное мне место поблизости от одного из сохранившихся защитных куполов.
        Так как впустую терять свободное время я не собирался, постарался восстановить растраченные в последние полгода навыки обращения с луком и возможно улучшить их. В момент натягивания тетивы я неожиданно на секунду впал в ступор и чётко осознал, что делаю это не правильно и вообще лук сделан убого и требует основательной доработки. От удивления я растерялся, но потом отмахнулся от назойливых мыслей, потянулся за стрелой и от удивления чуть не уронил её. Одновременно осознал, что делаю опять всё неправильно и даже несколько удивился, как ранее мне удавалось куда-то попадать. Ничего общего с настоящим умением стрельбы из лука все мои навыки не имели. И хоть по умениям я сильно уступаю эльфам, но так бездарно пользоваться луком стыдно даже детям, а тем более рейнджеру.
        Это не мои мысли. Они не могут быть моими. От испуга у меня всё внутри превратилось в твёрдый комок. Немного успокоившись, вновь потянулся к луку и правильно наложил стрелу на тетиву. Наметил цель и выстрелил. Стрела впилась в дерево в трёх сантиметрах от намеченной точки. Поморщившись, я подумал, что надо больше тренироваться, а то с такой стрельбой даже в ученики к городской страже не подойду.
        Вот он подводный камень, о котором мы с Нирсом ничего не знали. Это та информация от человека-донора знаний, которую я воспринял, но не осознал, так как она напрямую связана с навыками, о которых у меня не было никакого понятия. Если язык, письмо, некоторые понятия о взаимоотношениях и даже трудовые навыки проассоциировались с теми умениями, которые у меня уже были, и поэтому в основном освоились и запомнились. То правильное обращение с оружием и многие другие знания которые первоначально не вызвали у меня ассоциаций ушли в подсознание и спонтанно возникли в момент, когда я неумело попытался сделать что-то из этого набора.
        Оказывается, у меня в голове есть ещё то, что на данный момент скрыто и возможно, при возникновении определённых условий со временем всплывёт. Так что придётся ещё внимательно разбираться с тем, что теперь находится под черепной коробкой. Собственно говоря, знания будут нелишними и то, что они есть это хорошо, но с другой стороны как-то не хочется неожиданных сюрпризов, так что будем уменьшать количество неожиданностей. Но как это сделать не ясно, но идея есть. Сначала освоюсь с луком и параллельно начну заниматься с мечом. Есть ощущения, что и этот предмет может быть мне знаком, посмотрю на результат, а потом подумаю.
        Я несколько раз натянул тетиву и сделал пару пробных выстрелов. Сразу понял, что без доработки лука к занятиям с ним приступать не следует. Процесс переделки займёт несколько дней. На самом деле всего несколько часов, но надо соблюсти некоторые специфические условия, зафиксировать костяную заготовку в определённом положении, учесть время затвердевания клея и высыхания кожи и многое другое. В итоге у меня должно получиться нечто стоящее, а не та разбалансированная палка с верёвкой, без упоров, направляющих, стопоров и держателей. Конечно, это будет ещё не настоящее оружие, но на первое время хватит. Хотя если подумать у меня есть весьма необычный и очень качественный материал для лука, так что может получиться весьма приличная вещь.
        Умение делать простые луки были частью подготовки рейнджера, специфические знания именно такого специалиста получил я от Нирса, но так как с материалами из Скальма мой донор знаком не был, пришлось выходить из комплекса. Но вблизи границ собрать все нужные компоненты не удалось, а удаляться не хотелось, ещё не было уверенности в своих силах. Поэтому в виде эксперимента я решил использовать материалы Скальма, полагая, что с ними лук станет ещё лучше. В последующем убедился в правоте своего предположения.
        Закончив с подготовительными работами, я вынужден был сутки ждать. Так как требовалось время на размокание кожи и разбухание клея. Так что появилась возможность подружиться с мечом, чем я и воспользовался. Вынул из рюкзака свой арсенал, разложил на земле, выбрал один из клинков и приготовился им рубануть по ветке близлежащего дерева. В ту же секунду почувствовал, как всплывают новые знания. Повинуясь наитию, чуть согнул ноги, расслабил торс и провёл несколько пробных выпадов. Мне не понравилось, как действует тело и ещё стало ясно, что пехотный меч великоват для мальчика. Поэтому отложил его в сторону и взял в руки солдатский кинжал. Медленно провёл несколько простых связок, постепенно привыкая к весу клинка и моторике тела. Добавил в левую руку офицерский корд, это кинжал, который выбирал не на продажу, а для себя и приступил к отработке приёмов. Постепенно по ходу тренировки всплывали новые знания, и я тут же использовал их, вызывая новый поток всплывающих из подсознания образов.
        Я остановил тренировку после того как от усталости перестали двигаться руки. Тут же помимо физической усталости почувствовал, что мозг просто отключается от перенапряжения, и поспешил улечься отдыхать.
        Последующие дни были наполнены интерактивным освоением мною новых знаний и умений. Моё подсознание постоянно выдавало мне, что-то новенькое и поэтому это время было весьма наполненным. Я мог только удивляться тому количеству знаний и умений, которое досталось мне. Как только что-то усваивалось, тут же всплывал новый блок информации, за изучение которого в свою очередь вызывало появление новых знаний. Казалось, что этот процесс бесконечен, но постепенно поток нового уменьшался, приходилось его даже стимулировать. Благо постепенно пришло понимание, как нужно действовать для получения нужного мне результата. Постепенно я получил всё, или почти всё, что мог в области навыков пользования холодным и стрелковым оружием, боя без оружия и прочих специфических боевых знаний рейнджера, таких как обустройство засад, разведка, патрулирование и многое другое. Конечно, всё это потребует дополнительного усвоения и адаптации под меня. Благо то, что данный процесс успешно проходит во время тренировок. Так что стать полноценно подготовленным бойцом можно довольно быстро, буквально за несколько месяцев. Это меня
весьма порадовало, так как я уже знал, что обычно подготовка хорошего воина длится годы. А тот уровень знаний и опыта, который я получил, базируется на десятилетиях тренировок и сотнях боевых операций опытного ветерана.
        Как ни странно только сейчас я более-менее получил представление о том человеке, память которого передал мне Нирс. Звали его Наар и он происходил из древнего рода профессиональных военных. Более десяти поколений члены семьи Наара с детства готовились к военной карьере. В шестнадцать лет девушки и юноши поступали на службу императору в основном в качестве рейнджеров и служили в среднем тридцать лет. Девушки меньше, по объективным причинам продолжения рода. Большинство родичей как это ни прискорбно не доживали до старости, домой возвращались лишь калеки и немногие оставшиеся в живых, причём не на пенсию, а для того чтобы создать новые поколения воинов и обучить их.
        Групп людей подобных семье Наара существовало несколько тысяч, и они являлись существенной частью общества. Боевая подготовка их членов обычно на порядок отличалась от подготовки прочих воинов, поэтому они достаточно высоко ценились и, как правило, таких бойцов не использовали в стандартных линейных операциях. Из них создавали подразделения для выполнения сложных и требующих специальной подготовки задач. Исходя из этих реалий, воинские семьи специализировались и при обучении молодёжи, более уделяли внимание определённым направлениям. Существовали семьи, готовившие тяжёлых пехотинцев, мечников, телохранителей и даже террористов.
        Рейнджеры среди них встречались редко, так как эльфы в этом плане были более эффективными бойцами, но существовала и эта специализация. Причём к людским специалистам предъявлялись повышенные требования и на самом деле рейнджерами становились исключительные бойцы, пользующиеся в бою различными типами лёгкого вооружения. Они использовались в основном, когда требовались быстрые и скрытные перемещения в условиях пересечённой местности и обладали богатым арсеналом навыков для ведения партизанской и контр партизанской войны. И в остальном такие ребята были не промах. Таким образом, я стал обладателем весьма ценных знаний.
        Хотя это было в принципе ожидаемо, так как патрулирование местности возле Скальма поручалось в основном рейнджерам и егерям. И шанс именно такому воину попасть на территорию комплекса был довольно высок. Это и произошло с Нааром. Он, в составе пятерки, преследовал отряд орков, который пытаясь оторваться от погони углубился в Скальм, где и был блокирован. Во время боя рейнджер получил тяжёлые раны, потерял сознание и очнулся уже в станции подвесной дороги. Подготовленный, опытный воин не стал паниковать и смог разобраться в обстановке. В итоге он добрался до Нирса. И если бы он не получил в бою удара особым заклинанием, то история Скальма могла бы быть совсем другой, но насчёт этого можно только гадать. Однако заклинание оркского шамана достало ветерана. Он умер через сутки после встречи с Нирсом, позволив напоследок считать свою личность.
        Его опыт, знания и умения перешли мне. Это бесценный подарок судьбы и я постараюсь его не потерять. Тем более, что абсолютно уверен - перенесённая в мой мозг личность Наара еще многим сможет удивить и порадовать. Может быть и магия, которую пока воспринимал как недоступную область знания, при определённых условиях раскроется для меня. Но как подойти к этому ещё не понятно, так, что не надо излишне уделять внимание этой теме. Тем более что дел хватает. Не надо жадничать, необходимо сначала освоить то, что уже есть, а это требует тренировок и времени.
        И вообще пора заняться другими вопросами. Старейшины зверей Скальма давно собрались и терпеливо меня ждут, а я, занятый воспоминаниями Наара и самоанализом и не заметил этого факта. На будущее. Необходимо обязательно отыскать семью Наара под фамилией Эрнатан. Зачем и сам не знаю. Сделаю, а там будет видно.


        Глава 20.

        Я очнулся от перипетий обучения и, раз никого больше ждать не нужно сразу объяснил причину общего сбора и огласил просьбу о помощи в раскопках и очистке куполов. Для жителей Скальма это дело оказалось новым и неизвестным, поэтому довести до них свои мысли оказалось тяжело. Но после того как они всё поняли я вновь с удовлетворением отметил общее желание помочь. Однако на чистом энтузиазме дело не сделаешь, необходимо поставить чёткую задачу, организовать и проконтролировать ход работ. Вначале я понадеялся, что всё это пройдёт без моего непосредственного участия но, пустить эту работу на самотёк оказалось невозможно. Пришлось непосредственно руководить всем ходом очистки купола.
        Работы продолжались две недели. Кроты рыхлили наносы почвы. Скалемы при помощи "разрыва" валили и разрывали на части деревья. Граноллы сваливали обрубки деревьев и комья земли на простейшие волокуши, которые оттаскивали в сторону лорги с кардогами. Первые дни всё напоминало бессмысленное копошение, не приносящее никаких результатов. Мне пришлось основательно побегать, объясняя каждому его цель, но постепенно работники поняли свою задачу, обучились выполнять новую для себя работу, всё организовалось и дело пошло. К моменту полной очистки купола я уже практически не следил за ходом работ. Как то само собой получилось, что руководство перешло к одному из скалемов, и я оказался не у дел. Это вполне меня устроило и, оставив пару граноллов в качестве помощников, всех остальных отправил на расчистку следующего купола.
        Теперь предстояло зайти внутрь бетонного саркофага. Конечно, древние строители предусматривали возможность попасть вовнутрь своего сооружения, но тысячелетия превратили плавно отъезжающие в сторону металлические двери в заклинившие неподвижные плиты. Пришлось вновь надевать ИМПЕР на голову и связываться с Нирсом. Обсудив проблему, мы пришли к выводу, что проникать вовнутрь возможно только разрушив стену. Заложить заряд и подорвать его не проблема. Но надо сделать это так, чтобы остался в целости сам купол. Пришлось поднять из архивов планы сооружения и основательно подумать. В итоге Нирс нашёл несколько нужных мест, и я пошёл закладывать заряд.
        Хоть внешне купол выглядел прочно, рисковать и закладывать большие манны для мощного взрыва я не решился. Поэтому разбил крупный камень на несколько мелких и заложил один из осколков в щель в бетоне. Взрыв отколол от стены лишь несколько камней, поэтому операцию пришлось неоднократно повторять. Два дня, откалывая каждый раз небольшие куски камня, я взрывал стену. В итоге пробил узкий лаз, и появилась возможность проникнуть внутрь помещения. Но сразу этого делать не стал. Сутки дал на проветривание и только после этого протиснулся в узкое отверстие.
        Внутри древнего сооружения было почти пусто. Звуки эхом отражались от сферического потолка круглого помещения и, казалось, что находится в нем не один человек, а несколько. С непривычки я начал озираться по сторонам, выискивая несуществующих спутников. Естественно никого не увидел. Осознав, что это сыграла со мной шутку акустика помещения, успокоился и начал разбираться с находящейся здесь аппаратурой. После непродолжительного обследования разобрался с неполадкой и быстро её исправил путём установки сдвинутых во время древних природных катаклизмов частей механизма на их место. Через несколько минут получил сообщение от Нирса о восстановлении работоспособности модуля. Пора выходить.
        Удовлетворённый я выбрался из купола. Поздравил всех с почином и устроил по этому поводу праздничный обед. Граноллы тоже с радостью восприняли новость об успехе и присоединились ко мне. Отпраздновав это событие хорошим шашлыком с овощами, я засобирался далее, предварительно дав задание граноллам тщательно завалить лаз в купол камнями. Через пару часов находился уже возле следующего сооружения и знакомился с объемом работ по его расчистке.
        Район был заполнен занятыми раскопками жителями. Через полчаса стало ясно, что моё присутствие здесь не нужно. Все прекрасно понимали, чем им надо заниматься и в этой ситуации моё присутствие только мешало. Раз такое дело со спокойной совестью можно заняться своими делами. Договорившись со скалемом, который уже автоматически стал руководителем всего процесса о том, как он сообщит об окончании раскопок, отправился к границе Скальма и вновь занялся тренировками.
        Через две недели получил сообщение от кота об окончании работ на этом куполе и переходе жителей к следующему объекту. Можно сказать, процесс поставлен на поток. При такой организации я вполне спокойно смог совмещать несколько дел; тренировки, исследования и восстановление аппаратуры комплекса. Так что мне предстоит провести весьма трудное и напряженное лето, но радует то, что это время будет проведено с пользой.
        За три теплых месяца я со своими помощниками обошёл всю южную часть внешнего контура Скальма. Было восстановлено пять собирающих энергию контуров из шести возможных. В одном случае меня постигла неудача из-за разрушения купола после неудачного взрыва. Вся аппаратура защищённая куполами для восстановления работоспособности требовала лишь небольшого моего вмешательства. Это был обнадёживающий факт. Нирс не замедлил меня порадовать результатами. Объем собираемой внешней энергии увеличился на три процента. Это значительно улучшит работу комплекса. Его удовлетворение меня сильно заинтересовало, и я попросил пояснить, что собственно говоря, восстановил, так как сам представлял это ещё довольно смутно. То есть техническую часть немного понимал, знал технологии взаимодействия узлов, способы внутрикомплексного распределения энергетических потоков и еще многое, но вот что за энергию собирают восстановленные мною узлы и зачем она нужна, представлял себе очень смутно. Нирс быстро объяснил мне суть вопроса.
        Для работы комплекса требуются океаны энергии. Помимо больших источников в центре управления существует масса мелких водяных, солнечных, воздушных и многих других генераторов и преобразователей на территории всего Скальма. Энергия аккумулируется, преобразуется и поступает в разные узлы комплекса. Но она не однотипна. Есть специфическая энергия, которая необходима для нормальной работы некоторых узлов и при её недостатке эффективность общей работы комплекса значительно снижается. Её вырабатывают живые организмы, растения и животные. Но особенно много её вырабатывают тела людей и модули, которые я восстановил, собирают данную энергию. В своё время, подозревая о том, что жить на территории Скальма людям будет некомфортно, создатели вынесли собирающую энергию аппаратуру к самым границам комплекса для максимально лучшего её функционирования. Они ожидали, что поселения людей будут вплотную примыкать к Скальму и создали купола количественно лишь с небольшим запасом. Однако в настоящее время людей поблизости от Скальма почти нет, и ощущается большой дефицит данной энергии.
        Для решения этой проблемы есть два пути, которые не заменяют друг друга и их надо осуществлять параллельно. Первый путь это восстановить нерабочую аппаратуру и увеличить её количество, чем я, собственно говоря, и начал заниматься. Второй путь это поселить людей возле границ комплекса, а вот с этим вопросом пока полная неопределённость. Постоянных поселений возле границ Скальма нет из-за ежегодного нашествия серых тварей прорывающихся из мутантной зоны. Может быть, со временем возникнут идеи, как решить эту проблему, но пока никаких конструктивных мыслей не возникало. В общем, своими пояснениями Нирс умудрился меня еще более озадачить.
        Пришлось оставить дальнейшее решение этих проблем на будущее и не терять на это время. Лето и так прошло активно и сделано многое жители Скальма, привлечённые мною для работ устали, и пора их отпустить. Не следует злоупотреблять расположением, иначе в следующие разы они могут отказаться помогать мне. Тем более что до прорыва тварей осталось меньше месяца и заставлять их работать в период подготовки к боям не следует. Сам же я решил поближе познакомиться с людьми.
        За последние месяцы я вполне освоился с применением магических умений вне Скальма, научился дозировать энергию для направления заклинаний и больше не боялся неожиданно оказаться беспомощным вне комплекса. Лук, который я сделал, оказался грозным оружием, и умения рейнджера помогли освоиться с ним на приличном уровне. Кроме этого тренировки с холодным оружием дали результат и я вполне освоил боевые навыки Наара и теперь мог защитить себя. Конечно, серьёзным бойцом не стал, в первую очередь из-за моего физического состояния. Со временем я вырасту, и это пройдет, однако на данный момент слабость необходимо принимать во внимание. Полный объем навыков рейнджера освоить не удалось ещё и потому, что многое было утеряно при считывании личности и, соответственно, разносторонне хорошо подготовленным воином стать не получилось. Однако даже такая подготовка добавляла мне уверенности в своих силах. Поэтому я решил рискнуть и выйти к райдерам - охотникам за сокровищами Скальма.
        Их небольшие временные поселения, состоящие, как правило, из нескольких палаток часто попадались на глаза во время моих блужданий возле границ Скальма. Раньше я старался их обходить, но теперь попытался к некоторым приблизиться. Уже при подходе к первому лагерю понял, что это была не лучшая идея. Появление незнакомца обнаружили издали. Тут же ко мне направились несколько вооружённых людей верхом на лоргах. Эти верховые животные, одомашненные олени, которые в этом времени являются основным транспортом, очень похожи на скальмлоргов, но заметно мельче живущих в Скальме, но всё равно убежать от них не используя "прыжок" у меня не было шансов. Но это мне не нужно. Я сам хотел выйти на контакт, поэтому просто замер на месте, пытаясь не провоцировать райдеров.
        Вскоре они приблизились и окружили меня.
        - Кто такой? - с угрозой в голосе произнёс один из всадников, по виду наиболее мощный из всех.
        И хоть я уже много раз мысленно представлял свою встречу с соплеменниками и заготовил несколько фраз, но они выветрились из моей головы, как только увидел приближающихся всадников и едва смог произнести.
        - Юрий.
        - Кто, кто? Что за Рий?
        - Меня так зовут - Вновь прохрипел я, не пытаясь исправить ошибку с моим именем, и посмотрел на человека, задавшего вопрос. Он был просто огромен и нависал надо мною как великан. Хотя скорее это иррациональное ощущение. Просто большой человек, но он сильно возвышался надо мною, и поэтому было неуютно.
        - Что ты здесь делаешь? - Вновь задал вопрос здоровяк.
        - Потерялся и пытаюсь выйти к своим - начал я излагать заготовленную легенду, но был прерван одним всадником выглядевшим довольно молодо.
        - Нечего с ним разговаривать. Лазутчик он или от бандитов, или из другого лагеря, так что на пику его.
        - Стой Желудь, пусть уходит. Слишком у него странный вид - остудил пыл своего горячего спутника первый из заговоривших со мной райдеров, внимательно осматривая мою одежду и снаряжение. По-видимому, здесь он имел большой авторитет. Кроме того на его стороне были жизненный опыт и наблюдательность, благодаря чему он увидел, что моя экипировка необычна. Месяц назад я постарался, пользуясь навыками и знаниями Наара сделать костюм самого обычного покроя, чтобы не выделяться. Стиль этого платья по идее не менялся из века в век, так как являлся национальной фишкой, но видимо мне не повезло и современная одежда выглядит иначе. А всё неизвестное может быть опасным. Поэтому, опытный райдер просто решил не связываться со странным пареньком и прогнал меня. Так же не стал пытаться убить, мало ли кто может прийти по следам пришедшего мальца. Хотя это только мои мысли, что думал райдер неизвестно, но в любом случае мне не рады.
        Я развернулся и быстренько скрылся с глаз людей в направлении Скальма. Лишь очутившись на территории комплекса, почувствовал себя в безопасности и смог расслабиться. Оказывается всё это время, был очень напряжён. Что же, первая встреча с людьми прошла неудачно. Хотя это ещё как посмотреть, я жив и первый опыт приобрёл.
        Окончательно успокоившись, попытался понять, почему эта встреча вызвала во мне такую бурную реакцию. Ведь готовился же, но в первый момент настолько растерялся, что обо всём позабыл. Я заново вспомнил все события и вскоре осознал, что вызвало такой шок. Райдеры определённо были людьми, но черты их лиц были непривычными, какими-то утончёнными и мягкими. Цвет кожи современных людей имел приятный бронзовый оттенок. И вообще облик был очень гармоничным. Это неправильно. Хотя почему я так решил? Человек разумный внешне сильно отличается от кроманьонца и прочих своих предков. А за тысячелетия внешний вид людей вполне мог измениться.
        Кстати я определённо воспринимал эмоции райдеров, видимо жизнь в Скальме обучила меня этому. Но это было очень тяжело и неприятно. Эмоции резкие, непонятные и одновременно с этим сильные, грубые и вызывающие негатив. Я едва сдержался, чтобы не напасть на людей, стараясь уничтожить источник раздражения. Но может это мне так только показалось из-за ситуации. В любом случае надо привыкать к новым реалиям. Надеюсь, что после этого опыта мне будет легче.
        К следующему лагерю решил выйти, предварительно раздевшись и спрятав рюкзак, чтобы не смущать райдеров необычными вещами. Я остался в одной набедренной повязке и понадеялся, что мой внешний вид не спровоцирует агрессии, а вызовет жалость. Я жестоко ошибся. Эти люди даже не стали ничего спрашивать вместо этого ко мне поскакали двое, на ходу доставая оружие с очевидным намерением убить. Не раздумывая, я направил в их сторону два "взрыва" и, не оглядываясь на результат и не ожидая пока свалюсь от слабости убежал в джунгли Скальма.
        Райдеры не желают общаться с посторонними. Видимо есть основания. Больше попыток наладить общение вблизи Скальма можно не предпринимать. Нужно уйти подальше от комплекса, к постоянным поселениям. По воспоминаниям Наара, резко агрессивное отношение к посторонним в посёлках встречается редко и отношение ко мне там по идее не должно быть резко негативным. Но, с сожалением я понял, что пока не готов рисковать и сильно удаляться от Скальма, да и времени на это уже нет. До начала выхода напначи, то есть серых монстров из мутантной зоны осталась всего дней десять, а я не собираюсь оставаться в стороне от событий.
        Чтобы с пользой провести оставшиеся дни решил понаблюдать за следующим лагерем райдеров. Может быть, что полезное подсмотрю. Выбранное временное поселение несколько отличалось от других. Оно было меньше, всего семь человек, вокруг него не было никаких укреплений, и относились эти люди к охране из рук вон плохо. Все лагеря, встреченные мною ранее, имели хоть какие-то примитивные защитные сооружения, типа частокола и сторожевой вышки, на которой постоянно дежурили часовые, здесь же этого не было. Поэтому я решил рискнуть и скрытно подобраться к райдерам, чтобы познакомиться с жизнью этой беспечной группы людей. Воспользовался навыками рейнджера по скрытному перемещению и незаметно подобрался расстояние, при котором хорошо видел всю жизнь лагеря, даже мог улавливать большинство разговоров. Сам же с комфортом устроился на куче мягких листьев под кустом и, можно сказать, отдыхал во время наблюдения.
        Вскоре я мысленно похвалил себя за идею предварительно скрытно познакомиться с жизнью современных людей. Знания, полученные мною от Наара, сильно устарели. В первую очередь это касалось языка, точнее произношения. Некоторое время едва я улавливал смысл некоторых сложных фраз, но постепенно это прошло. Всё-таки сам язык не сильно изменился. В обиходе появилось несколько новых смысловых связок и слов. Вскоре я с этим освоился. Наблюдая за охотниками, лучше понял особенности жестов и поведения современных людей, так что можно сказать приобрёл бесценный опыт.
        Хоть я находился на приличном расстоянии от людей, всё равно их чувства стабильно воспринимались мною. Разобраться с содержанием принимаемых эмоций оказалось невозможно, они не поддавались расшифровке. Судя по всему мысленное общение, которому я обучился в Скальме, определяло некоторую систему в организации чувств. У людей, которых я наблюдал, этой системы не было, но сами эмоции были достаточно сильны, чтобы я воспринимал их. Это сильно раздражало, как будто рядом находится источник резкого неприятного звука. Эмоций и чувств много, они смешиваются и превращаются в какофонию, которую хочется немедленно заглушить.
        Это была серьёзная проблема. Получается я не смогу нормально находиться в среде себе подобных, из-за того, что эмоции людей буквально не дадут мне этого. Необходимо было срочно менять положение, и я постарался мысленно ограничить своё восприятие. После многих неудачных попыток у меня получилось сделать некий эмоциональный "фильтр", который значительно снизил моё восприятие чувств людей. Полностью убрать из восприятия чувства посторонних не получилось, но удалось сделать так, чтобы больше они мне не мешали.
        Мои наблюдения продолжались несколько дней. В одно утро, оставив в качестве охраны двоих, как мне показалось не совсем здоровых мужчин, все остальные охотники двинулись к Скальму. Неслышной тенью я двинулся за ними. По мере приближения к границе комплекса я всё больше и больше приходил в недоумение. Эти люди даже на мой неискушённый взгляд были совершенно не подготовлены к предстоящему походу. Двигались как слоны, ломая перед собой кусты и ветки деревьев, разговаривали и шумели так, что было слышно на десятки метров. А их напряжение, отрывистые фразы и нервно сжатые пальцы на рукоятках оружия выдавали в них неопытных новичков. И самое главное они просто фонтанировали эмоциями страха и агрессии. Мой "фильтр" не справлялся, и я сам с трудом сдерживался, чтобы не убить их за эти чувства, а жители комплекса этого определённо не потерпят. Мене стало очевидно, что скоро они все погибнут. Обитатели Скальма не будут церемониться с такими пришельцами. И даже если случайно они смогут отбиться от начи, мелкой живности, то, как они двигаются, приведёт к контактам с разными растениями джунглей комплекса, а это
смертельно само по себе. В общем, эта группа обречена.


        Глава 21.

        Как только я это понял, первым движением было уйти и не мешать самоубийцам. Даже сделал несколько шагов в сторону, однако понял, что это не правильно, и я не могу просто так уйти. Если бы не провёл рядом с ними пару предыдущих дней, пожалуй, расстался бы с этой компанией, однако теперь немного узнав их, бросить этих людей оказалось не просто. Но ещё были свежи воспоминания о том, как ко мне отнеслись райдеры, при предыдущих наших встречах. Пока я придумывал способ объявить о своем существовании, группа углубилась в Скальм. Вскоре послышались крики и звуки борьбы. Я понадеялся, что встретившись с обитателями джунглей комплекса, эти неудачники вскоре отступят и мне не придётся себя раскрывать, но ошибся. С непонятным для меня самоубийственным упорством отряд продвигался вглубь Скальма и я, наконец, решился и пошёл вслед за ними.
        Через несколько минут стал свидетелем последних мгновений жизни пятерых человек. Точнее мог бы стать. Трое из компании уже лежали на земле, а оставшаяся пара, прижавшись спина к спине, отбивалась от мелких зверей, которые сплошным потоком нападали на незваных гостей. Было очевидно, что мужчины проигрывают эту схватку и вскоре будут повержены. Лежащие на земле были ещё живы, но погребены под телами начи и едва шевелились, пытаясь сбросить с себя вцепившихся животных.
        Я напрягся и создал несколько эмоциональных посылов. Мелкие животные прекратили нападать на людей и отбежали в стороны.
        - Всем замереть. Если хотите жить, слушайте меня внимательно и выполняйте мои команды. - Внятно произнёс я, застывшим в изумлении людям - Подойдите к своим. - Приказал оставшимся на ногах райдерам, дополнительно указывая, что им делать жестом руки. Мужчины подчинились, встали рядом с их товарищами, лежащими на земле, образовав компактную группу. Мне стало немного легче контролировать агрессию обитателей Скальма.
        - Вам необходимо успокоиться, иначе начь снова нападет. Я не могу долго их удерживать. И станьте так, чтобы не дотрагиваться до растений. - Понемногу мои подопечные, видя, что на них никто не нападает, успокоились, и мне стало ещё легче держать обитателей джунглей на расстоянии от нашей компании.
        - Кто ты? - попытался задать вопрос один горе - райдер, по богатой одежде и оружию я понял, что он главный в группе. Это был крупный рыжий мужчина лет пятидесяти с большим топором в сильных руках. Его серо-зелёные глаза внимательно и с недоверием осматривали меня из-под куста густых нахмуренных бровей.
        - Потом познакомимся - оборвал я его - долго защищать вас не смогу. Забирай людей и на выход. - Жёстко приказал я, чувствуя накатывающую усталость. Всё-таки в таком режиме "взгляд Скальма" мною ещё не использовался. Тренировки не было и я начал уставать. Кто бы мог подумать, что именно это умение, можно сказать бытовое в условиях комплекса будет востребовано в первую очередь.
        - Но мы должны .... - Начал возражать мне предводитель.
        - Бегом сучьи потроха. Иначе за вашу жизнь не дам и ломаного медяка. - Грубо оборвал я его.
        На этот раз пререканий не было. Подняв с земли своих товарищей, которые хоть и с трудом, но смогли встать на ноги отряд двинулся прочь из Скальма. Я прикрывал отход, удерживая разъярённых животных на расстоянии. Мы двигались медленно и я всё больше уставал. Вскоре был вынужден уменьшить силу, с которой отгонял начь от нашей группы и мы шли в плотном окружении озлобленных зверей, готовых тут же вцепиться в людей ослабь я "взгляд Скальма" хоть на секунду. Дело осложнялось тем, что видя опасность буквально в нескольких метрах от себя, люди не могли вести себя спокойно и фонтанировали эмоциями, которые вызывали только увеличение агрессии. Я и сам едва сдерживался, но потихоньку начинал привыкать.
        Как только мы вышли за пределы комплекса всё прекратилось. Начь - животные Скальма, выскочив на несколько метров за пределы леса, тут же старались заскочить обратно и, наконец, оставили нас в покое. Мы с облегчением уселись на землю. Все охотники были изранены и тут же начали перевязывать друг друга, искоса посматривая в мою сторону, и не решаясь заговорить. По всей видимости, продемонстрированные мною возможности, испугали людей, и они не знали как себя вести в этой ситуации. Кстати я тоже несколько растерялся. За годы одиночества несколько растерял навыки живого общения. С Нирсом как то все сложилось легко. Мы и встретились с ним в первую очередь ради того чтобы начать общение, но сейчас ситуация была другой и разговор не клеился. Да и негативные чувства людей постоянно мешали сосредоточиться и я, пытаясь уменьшить напряжение, мысленно усилил "фильтр" эмоций. Стало заметно легче, я смог адекватно соображать.
        Тем временем пауза затягивалась и я для того, чтобы наладить связь и разрядить обстановку решил поделиться некоторыми из своих запасов. Заметив, что райдеры просто перевязывают свои раны и не принимают больше никаких средств, для быстрейшего восстановления здоровья я открыл рюкзак, достал корень голера для усиления регенерации и несколько других травок для снятия отравлений и предложил это охотникам за богатством.
        - Господин. Это нам? - С удивлением произнёс предводитель людей, принимая от меня ценный подарок.
        - А кому же еще? Давайте ешьте, иначе скоро умрёте от яда и потери крови. Зря вас спасал что ли? - стимулировал я райдеров, видя, что люди не решаются принимать лекарство.
        Вскоре за жизнь и здоровье моих подопечных можно было больше не опасаться. Пока еще они были слабы от интоксикации и потери крови, но можно не сомневаться, что лекарственные растения Скальма быстро поставят их на ноги. Расслабившись от осознания того, что я им не враг и людям больше ничего не угрожает, предводитель сам обратился ко мне.
        - Большое спасибо господин маг, за спасение наших жизней и лечение. Ваше появление просто чудо. А способ, которым вы отогнали этих жутких монстров, говорит о Вас как о великом волшебнике. И я купец Хомолиген из города Лимена на Холмах рад приветствовать вас и скромно прошу сказать могу ли я узнать имя нашего спасителя? - Витиевато обратился ко мне предводитель.
        Познакомиться. Это можно. Тем более, что теперь все успокоились и больше не терзают меня своим негативом и это вполне согласуется с моими дальнейшими планами, а такой человек как купец может быть мне очень интересен и полезен. Только интересно, какого лешего понесло торговца из города, который, как мне помнится, находится за полторы тысячи километров отсюда в Скальм? Ладно, это потом.
        - Меня зовут Юрий - представился я.
        - Как, как? Рий? - тут же переспросил купец. История повторяется. Похоже, что моё имя звучит очень необычно и уже второй собеседник тут же пытается переделать его под привычный шаблон. Ну и ладно. Пусть будет так и я кивнул собеседнику, подтверждая, что он произнёс имя правильно. Купец заметил моё лёгкое замешательство, он не понял его причины и решил исправить положение своим путём.
        - О, я слышал такое сокращение имени. Кажется, от имени Рийалален или Рийнулан или может быть ... Гарий. Могу ли я полюбопытствовать, имеют ли эти благородные имена отношение к Вам.
        Вот пройдоха. Тут же пытается прощупать меня на принадлежность к дворянам и прочим власть предержащим лицам. Ладно, раз он сам лезет в эту ловушку пущу пыли в глаза.
        - Я привык именно к такому варианту своего имени уважаемый Хомолиген. - И действительно Рий это практически Юрий, прочие Юры, Егоры и Георгии как имена мне не так привычны хоть и являются аналогами и некоторые из прежних знакомых меня, так и называли, особенно в студенческие годы.
        - Прошу прощения уважаемый Рий. Могу ли я предложить Вам пройти к месту нашего временного обитания, принять закон гостя и присоединиться к обеду в Вашу честь. Поверьте, у меня прекрасный повар и даже в таких условиях он сможет усладить Ваш вкус. В запасах сохранилась бутылочка Вейнского Императорского, прошу прощения, ничего лучшего у меня на данный момент нет, но обещаю, как только появиться возможность я смогу предоставить на Ваш выбор любую Утреннюю Росу? - Предложил купец и приглашающим жестом руки указал в сторону своего лагеря.
        Я согласился, и мы не спеша двинулись в сторону лагеря, благо физическое состояние людей уже позволило неспешно передвигаться. Купец попробовал и дальше вести расспросы, но я его остановил, сославшись на усталость. Конечно, это было невежливо, да и мне самому было очень интересно поддержать беседу, но в этот момент в моём мозгу всплыли новые знания Наара. Слова Хомолигена всколыхнули целый пласт специфических знаний, и мне требовалось с ними разобраться. Первым делом пришло осознание, что предлагая закон гостя, купец предоставлял в моё пользование все блага доступные в его доме, и пусть это было всего временное обиталище, он будет стараться изо всех сил, чтобы я остался доволен. Кроме этого он отвечал своей жизнью за мою безопасность. Для современных людей это всё было не пустым звуком, так что я мог не беспокоиться за свою сохранность. На освоение этой информации у меня ушли секунды, а вот названия вин вызвали цепочку других ассоциаций, заставляя меня периодически погружаться в новые и новые всплывающие образы.
        Вскоре я понял, что он мне предложил редкие и очень дорогие напитки. Но детям в империи такое предлагать не принято. Пытаясь понять, почему купец сделал мне такое предложение, обратил внимание на упоминание марки эльфийских вин Утренняя Роса, и мне всё стало ясно. Место нашей встречи, определённо необычные возможности, продемонстрированные мною, никак не ассоциировалось с нежным возрастом и, пытаясь в этом разобраться, купец пришёл к неправильному выводу. В его представлении я никак не могу являться ребёнком. Человек информированный, в первую очередь из-за специфики своей работы, он проанализировал ситуацию и решил, что встретил эльфа. Есть в среде отдельных представителей этого народа специфические традиции, связанные с особыми навыками к трансформации тел, благодаря чему даже взрослые эльфы выглядели как подростки и старательно поддерживали этот образ всю жизнь. За члена такой группы, хоть и основательно изуродованного и принял меня ушлый купец.
        На самом деле это были мои предположения. Я знал из воспоминании Наара, что хоть некоторые эльфы и изменяли свой внешний вид, но спутать их с ребёнком было невозможно. Их невероятная схожесть с детьми была мифом, но, по всей видимости, купец лично с такими эльфами не встречался и поэтому сделал ошибку.
        Сначала мне захотелось продолжать разыгрывать купца, пользуясь его промахом, но потом решил не делать этого. Я не знал этого человека и мог обидеть его, когда всё вскроется, а ссориться с ним не входило в мои планы. Наоборот решил, что постараюсь наладить хорошие отношения, которые в последующем могут мне помочь. Поэтому, как только мы пришли в лагерь, огорошил Хомолигена сообщением о том, что являюсь человеком. На что он ответил недоверчивым взглядом.
        - Поверьте, я всего-навсего подросток. Человек и к солнечному народу не имею никакого отношения - попытался уверить я его. Но добился лишь обратной реакции.
        - Послушайте господин маг. Обычные мальчики и подростки владеют лишь началами магии, а тот уровень контроля сил, что продемонстрировали Вы, говорит о серьезных знаниях и большом опыте, который приходит с десятилетиями упорного труда. Кроме того дети и Скальм это невозможное сочетание. Да и то, как Вы держитесь, разговариваете. У меня создаётся впечатление, что я разговариваю с умудрённым жизнью человеком - хитро посмотрев на меня, парировал купец, провоцируя меня на откровенный разговор. Однако такого поворота я ещё не хотел и решил оградить его попытки узнать обо мне лишнее.
        - Вижу ваш интерес к моей персоне и недоверие к словам, но поверьте, вы видите перед собой всего лишь мальчика. Сознаю, весьма необычного мальчика, но, тем не менее, это так - поспешил заверить я его.
        Купец пристально посмотрел на меня, что-то решая для себя. Потом видимо подумав, что с непонятными моментами можно разобраться позже. Предложил мне присесть и начал раздавать указания подчинённым.
        Оставшись в относительном спокойствии, я начал лихорадочно продумывать варианты развития событий. И положение, в котором я оказался, категорически не нравилось. Купец, со своими людьми, хоть и понимали, кто спас их жизни доверием ко мне проникаться не спешили. Пытаясь понять причины такого отношения, подумал, что это в первую очередь из-за того, что моя личность выбивается из их представлений о жизни. А ко всему новому и непонятному люди всегда относятся настороженно. Опасений им добавляло моё мнимое нежелание делиться информацией о себе. Хоть я вроде как сообщил правду, но реакция оказалась противоположной ожиданиям. Так что наша встреча грозила стать первой и последней. Причём, существовал шанс, что завтра, после окончания действия закона гостя купец захочет дополнительно прощупать своего спасителя, причём методы ведения разговора могут быть, весьма неприятны. Поэтому следует срочно менять ситуацию.
        В моем арсенале было одно колдовское проклятие, которое немного влияет на окружающих колдуна людей, делая их благорасположенными к человеку, сотворившему проклятие, немного расслабляя собеседников и заодно развязывая им языки. Это было сложное проклятие, которое требовало высокой концентрации и времени и то, что купец оставил меня в покое, сыграло на руку.
        Я погрузился в медитативный транс, обратился к "аурному зрению", для лучшего контроля проклятия и приступил к наложению линий силы. Дело, казалось, было знакомо. Мне уже приходилось накладывать подобного типа проклятия под руководством колдуна, будучи бестелесным духом, однако при самостоятельной работе всё оказалось совсем не просто. Я несколько раз терял концентрацию и совершал ошибки, из-за чего приходилось начинать всё сначала. Но наконец, смог справиться и с трудом вынырнул из аурных образов.
        С удивлением обнаружил себя лежащим на подстилке. Похоже, при наложении проклятия я слишком увлёкся и перестал контролировать себя, упал с бревна, на котором сидел и даже не заметил этого, а хозяин решил, что гость заснул от усталости и позаботился обо мне. Хотя он прав и я устал настолько, что вот-вот действительно отключусь. Что с удовольствием и сделал, теперь по-настоящему.
        Проснулся только к вечеру вполне отдохнувшим. Поднялся с мягкой подстилки и начал разминать конечности. Ко мне сразу подошел купец.
        - Ну и сильны Вы спать, господин маг. Достаточно ли отдохнули? - тут же поинтересовался он.
        - Спасибо - поблагодарил я его и, немного смущаясь, продолжил - Утро меня основательно утомило....
        - Мы всё понимаем. Видимо, вывести таких неумех, как мы, из Скальма было непросто, а я ещё и после этого наседал на Вас не давая отдохнуть. Прошу меня простить.
        - Не извиняйтесь, всё нормально - немного слукавил я - и обращайтесь то мне на ты. Мне очень неудобно, когда человек намного старше выкает мне и называет господином - продолжил я, одновременно усиливая "аурное зрение" и просматривая свои закладки в ауре собеседника. Всё было в норме. И в следующий момент стало ясно, что моё колдовство работает. Купец с доброжелательной улыбкой пригласил меня к столу, и я окунулся в поток добрых слов, который обрушился на меня со всех сторон.
        Все наперебой благодарили меня за своё спасение и заверяли в том, что готовы отплатить за мою помощь. Постепенно мы перезнакомились и приступили к трапезе. Низкий грубый стол, наспех сколоченный из необработанных досок, был заставлен всевозможными яствами. Все блюда на столе оказались мне не знакомыми и состояли из неизвестных продуктов, но источали умопомрачительный аромат. Единственное, что было более-менее понятным это отварные злаки, поданные в качестве гарнира и хлебные лепёшки, насчет остального можно было строить только догадки, а про состав соусов и специй даже мыслей не возникало. Поэтому, вначале я с осторожностью пробовал представленные блюда, но через некоторое время перестал перестраховываться и с жадностью набросился на еду.
        Как же я соскучился по нормальной пище?! Находясь в трансе от удовольствия, стремительно уничтожал всё, что видел перед собой, чем сильно удивил окружающих, но в этот момент мне было всё равно. В один момент мне в руку попал бокал с вином, и я уже собирался попробовать его содержимое, но вовремя вспомнил, что нахожусь в теле ребёнка, решительно отставил его в сторону и пробормотал с набитым ртом что-то о недопустимости спаивания детей. Краем глаза отметил, что люди вокруг меня застыли со своими фужерами в руках явно не зная как им дальше действовать, и я поспешил разрядить обстановку сказав, что к взрослым мои слова не относятся. После этого все немного успокоились и начали произносить тосты в мою честь, но это всё воспринималось краем сознания из-за полного моего сосредоточения на блюдах.
        Но как бы, ни хотелось съесть всё, что в этот момент находилось на столе, сделать это было невозможно. Почувствовав, что больше не смогу впихнуть в себя ни кусочка, я отвалился, продолжая взглядом поглощать всё оставшееся. Но скоро момент созерцания прошёл, я обратил внимание на своих сотрапезников и сразу услышал несколько необидных шуток по поводу моего обжорства. Посмеявшись вместе со всеми, начал потихоньку участвовать в разговорах. Постепенно беседа подогреваемая вином и некоторыми моими удачными репликами становилась непринуждённее, и через час стало ясно, что я органично влился в компанию. Меня наконец-то приняли таким, каким я и хотел казаться окружающим. Странным, необычным, но подростком, который пока ещё дичится больших взрослых дядей. У окружающих постепенно создалось впечатление, что они уже разрушили скорлупу первоначального недоверия, и этот подросток вскоре раскроет свои секреты, главное не давить и не торопить события.
        Вот и отлично. Главное, что контакт налажен и теперь должно стать намного проще. Наблюдая за компанией, я понял, что это не временно собранный отряд, а группа людей знакомых уже не один год и даже находящихся между собой либо в родственных отношениях либо других, но достаточно близких. Один из молодых людей за столом оказался сыном купца и все остальные вели себя очень свободно. В разговорах часто проскакивали лёгкие намёки и своеобразные выражения, которые формируются после долгого общения в среде людей объединённых общей задачей.
        В такой компании может быть непросто. Однако я вскоре решил, что не прав ведь эти люди явно не против присутствия постороннего в их среде и начал успокаиваться. Но вдруг подумал, ведь не случайно выбрал эту группу для наблюдения, они сильно отличались от прочих райдеров, своим поведением и лёгкой экипировкой, не предназначенной для защиты от джунглей Скальма и это наверняка неспроста. У моих собеседников могут быть серьёзные проблемы, ведь не зря они очутились неподготовленными в этом, столь непривычном для них месте. Скорее всего, это некоторые финансовые неурядицы и, пожалуй, если грамотно и ненавязчиво подойти к делу, в этом вопросе можно им посодействовать, ещё более укрепив наши нарождающиеся хорошие отношения. Но ситуацию необходимо прояснить и улучив момент, я обратился к купцу с вопросом.
        - Уважаемый Хомолиген. Простите за любопытство, но как вы все оказались в этих местах? - произнёс я и увидел, как грустнеет купец. Разговор за столом сам собой прекратился, и окружающие ожидающе уставились на своего предводителя. Тот вздохнул и ответил, первоначально обращаясь как бы ко всем.
        - А что уж тут скрывать? Мы не райдеры. Хочет парень услышать нашу историю так и пусть знает - махнул рукой мужчина и начал свой рассказ. Сначала он попытался поведать о последних днях, но понял, что нет смысловой связки, и остановился. По подсказке своих людей стал рассказывать о событиях трёх летней давности и постепенно дошёл и настоящего времени.
        Постепенно передо мной раскрывалась история "Торгового дома Хомолигена", одной из трёх десятков серьёзных коммерческих организаций в торговом городе Лимен на Холмах. Это семейное предприятие существовало чуть более двухсот лет, но по меркам этого мира всё ещё являлось молодым, не очень сильным и богатым, но уже хорошо зарекомендовавшим себя в торговых кругах. Так сказать небольшое надёжное предприятие, с определённым стилем ведения дел и своеобразными традициями. Оно имело стабильную нишу на рынке некоторых видов продовольствия и керамических изделий. За годы сформировался людской костяк торгового дома из детей и внуков первого хозяина, его работников и охранников. Постепенно все эти люди превратились практически в одну семью и допускали в свой круг посторонних только в исключительных случаях. Из поколения в поколение дом рос и богател, расширяя своё влияние и теперешнему Хомолигену, восьмому в плеяде глав дома, досталось хорошее наследство. Кстати имя пришло к купцу в момент его вступления в управление домом. Раньше его звали иначе, но теперь это уже не важно.
        Новый Хомолиген принял бразды правления из рук своего отца десять лет назад. Он не был старшим сыном в семье, но совет дома из самых авторитетных его членов выбрал именно его после того, как стало понятно, что предыдущий глава стар, и ему уже тяжело управляться с делами дома. Отец вполне спокойно отдал власть сыну и ещё несколько лет помогал ему ценными советами. Постепенно новый глава дома приобрёл необходимый опыт. Всё шло хорошо, и вроде не было оснований для волнения, но три года назад затонула баржа с зерном. Случай хоть и весьма странный, так как судно было ещё крепким, шло под руководством опытного капитана по давно известному безопасному маршруту. Большого значения этому событию тогда не придали. Торговлю всегда сопровождают некоторые риски. Но это была только первая ласточка. После пропажи баржи неприятности посыпались как из рога изобилия. Затонувшие суда, разграбленные разбойниками караваны, пожары и прочие напасти чуть ли не каждый месяц потрясали благополучие дома, постепенно подрывая его и сводя на нет усилия поколений торговцев. В итоге торговый дом оказался глубоко в долгах,
расплатиться с которыми не было никакой возможности.
        Но самое страшное было не это. С началом материальных проблем пришла и более серьёзная беда. Необъяснимым образом стали погибать люди связанные с домом и члены их семей. Количество работников и охранников дома непрерывно уменьшалось из-за странных болезней, нелепых несчастных случаев и нападений разбойников и бандитов. То же было и с их семьями. Причём здесь было даже хуже, детей и подростков практически не осталось. Люди, когда то преданные дому разбегались, но и это их не спасало.
        Хомолиген и всё его окружение отчаянно искали выход из ситуации, платили огромные деньги магам, привлекали к решению своих проблем любого, кто хоть как то пытался помочь, даже откровенных шарлатанов, но всё было бесполезно. Люди продолжали гибнуть, торговый дом умирал, и никто не мог помочь.
        И вот месяц назад Хомолиген, с последним из своих пятерых сыновей и оставшимися в живых людьми, заложив остатки имущества и оставив пустые стены домов, собрал последний, как он теперь думает торговый караван и отправился к границе с орками. Но довести товар до цели уже не смог. Абсолютно надёжные и проверенные веками охладители, позволяющие доставить быстро портящиеся мясные продукты до клиента в сохранности, вдруг вышли из строя и почти весь товар был безнадёжно испорчен.
        Это был конец всему. У купца и его людей едва хватило сил довести караван до ближайшего посёлка и по бросовым ценам распродать остатки товара. В подавленном состоянии компания людей поселилась в бедной таверне. Для них всё потеряло смысл и они стали ждать конца, уже ничего не предпринимая.
        Однако на них обратил внимание один мутный постоялец той же таверны. Потихоньку он присоединился к компании купца и предложил сходить в Скальм, якобы он знает место, где есть россыпь маннов, но в одиночку не сможет их добыть, скорее погибнет, а вот группе бойцов такое дело вполне по силам. Отчаявшимся людям было всё равно. Хомолиген, считая, что хоть положение и безнадёжно, но не следует людям тупо сидеть, нужно бороться до конца, согласился на аферу.
        Уже в первый день похода опытным людям стало ясно, что поход за маннами фикция и их ведут в ловушку. Но им было всё равно. Они пришли на место теперешней стоянки и стали готовиться к выходу в Скальм на следующий день, но ночью уговоривший их на это предприятие человек исчез и все поняли, что скоро будет нападение. Он подсыпал в отвар снотворное и думал, что все спят. Однако такие уловки торговцы знали давно и вовремя приняли антидот. Никто не хотел принять смерть во сне. В полночь появился давешний бандит с подельниками, но увидев этот сброд, Хомолиген и его люди не смогли сдержаться от омерзения и сами напали на разбойников. Ночной бой длился считанные минуты. Разбойники погибли все, а среди людей купца оказалось только двое раненых.
        На следующий день торговцы похоронили тела. Ночной бой встряхнул компанию, а то, что при этом никто не погиб вселило призрак надежды. Поэтому Хомолиген решил пару дней отдохнуть и самостоятельно пойти в Скальм, понадеявшись на то, что этот безумный шаг переломит бесконечную череду неудач.
        - И вот прошёл ещё один день. Мы сходили в Скальм, остались живы и благодаря твоим травам здоровы, даже вылечили раненых. И всё это благодаря тебе - закончил своё повествование купец.


        Глава 22.

        Я осмотрелся и увидел семь пар грустных глаз глядящих на меня. От такого внимания стало неуютно. Определённо эти люди связывают со мной какие-то свои надежды. Но что я им могу дать? Да и нужно ли мне это? После рассказа Хомолигена любой здравомыслящий человек захочет подальше находиться от такой компании, а уж связывать с ними какие либо планы, как думалось ранее. Боже упаси. Хотя пару моментов в рассказе мне показались подозрительно последовательными. В голове мелькнула тень догадки, и я решился задать купцу пару уточняющих вопросов.
        - Скажите уважаемый, через какое время погиб от несчастного случая первый человек после того как затонула баржа?
        - Я уже и не вспомню - с сомнением произнёс Хомолиген, но один из его спутников, дородный крупный мужчина с большим животом и совершенно седой шевелюрой, произнёс.
        - Через десять дней. Это был мой отец, поэтому я хорошо это помню.
        - Понятно. А напасти как они чередовались? - вновь спросил я, но встретил непонимание того, что мне нужно и попытался уточнить - Я имею в виду следующее. Например, затопление баржи или пожар это стихия, нашествие крыс или других паразитов это природа, нападение разбойников это человек. Как это чередовалось?
        - Это мы анализировали. Правда, несколько иначе, но используя твои слова, происходило следующее. Два урона стихией, два природой, один от человека. Потом перерыв десять дней и всё шло в обратной последовательности. Затем двадцать дней спокойствия и всё повторялось - ответил мне Хомолиген, а затем, подумав пару секунд, продолжил - И смерти наших близких, пожалуй, тоже можно так проанализировать и мне кажется .... -Тут он запнулся, но я его прекрасно понял.
        - Рий, зачем тебе это? - справившись с собой, произнёс купец.
        - Есть кое-какие мысли - неопределённо ответил я - Но, чтобы их подтвердить, мне надо провести над вами эксперимент.
        - Делай что хочешь, хуже уже не будет - пессимистично промолвил купец.
        - Но я, ни в чём не уверен.
        - Это не важно - парировал купец. Ему действительно было почти всё равно.
        После таких слов стало ясно, что дороги назад уже нет, и я попытаюсь помочь этим людям. За разговорами наступила ночь, все устали и решили перенести всё назавтра. Я с удовольствием растянулся на предложенной мне подстилке в общем шатре и мгновенно уснул.
        Утром меня специально никто не беспокоил, и удалось хорошо отдохнуть. Поднявшись, не спеша сделал утренние процедуры, с наслаждением медленно позавтракал и вдруг понял, что оттягиваю начало. Хоть и предстоит мне сложное дело отказываться от него всё равно не стану, так что надо начинать, и мысленно вздохнув, я пригласил Хомолигена в шатёр. Уложил купца на подстилку, приказал лежать неподвижно и максимально расслабиться, сам уселся возле него в позу лотоса. Эта поза наиболее подходит для работы с аурой клиента, так как позволяет добиться наилучшей концентрации.
        Я до предела усилил "аурное зрение" и направил его на купца узким лучом, разглядывая его тонкое тело как бы под микроскопом. Во время рассказа стало очевидно, что все злоключения торгового дома и его членов вполне укладываются в действие комплекса проклятий. Уточняющие вопросы указали на возможные области привязки колдовства к ауре, и я начал искать линии силы посторонних воздействий.
        Несколько раз просканировал ауру Хомолигена, но ничего не нашёл, никаких посторонних линий, только мои, наложенные вчера. Аура пациента была однородна и одно тональна. Но я был стопроцентно уверен, что проклятие есть. На это указывало общее угнетённое состояние.
        Раз за разом я сканировал Хомолигена пытаясь найти зацепку. Поняв, что сканирование не даёт результата попытался рассмотреть ауру купца в целом и краем сознания зацепил несоответствие. Некоторые области просматривались чуть-чуть тусклее, были в лёгкой дымке. Через минуту понял, что это. Линии проклятия присутствовали в ауре купца, причём множественные, целая сеть, но я не видел их, так как они были бесцветны. Это невероятно, нонсенс. Любые линии силы, накладываемые во время проклятия, обязательно содержат отпечаток ауры колдующего и поэтому всегда заметны, как бы имеют цвет. Но по всему получалось, что у колдуна наложившего проклятие на торговый дом ауры не было, так как линии проклятия совсем не имеют её отпечатка. Но всё живое в мире имеет ауру, которая всегда имеет наполнение цветом и оттенками. Получается, что купца проклял камень. Хотя даже с гранитным булыжником не всё так однозначно.
        Эти линии силы меня сильно озадачили и я даже на некоторое время растерялся. Но вскоре успокоился и решил рискнуть, благо по удалению проклятий из ауры человека у меня имелся богатый опыт. Колдун из моего времени многократно заставлял делать меня такое во время своих экспериментов с бомжами для чистоты наблюдений за последствиями новых проклятий. Тварь! Но теперь этот опыт мне пригодится. Правда, с настолько сложными проклятиями как это я никогда не сталкивался. Я не мог понять и десятой части колдовской конструкции и по моим меркам колдун, наложивший проклятие превосходил меня на порядки, но, как говориться ломать - не строить и убрать эту гадость мне по силам.
        Я начал аккуратно выводить бесцветные линии из ауры купца и развеивать их. Они постоянно цеплялись друг за друга и поддавались с большим трудом, часто выскальзывая из моих мысленных захватов. Но я пробовал снова и снова, постепенно распутывая сеть. Дело осложнялось тем, что общая картина линий едва просматривалась из-за их бесцветности, но мне удалось приноровиться и дело пошло. Только через полчаса я закончил с этим муторным процессом, последний раз окинул взглядом ауру купца, убедился в том, что работа сделана полностью и астральное тело уже начало восстанавливаться. Немного его подправил, на жаргоне экстрасенсов "почистил" и вышел из колдовского транса.
        Мой выход сопровождался вспышкой головной боли, которая почти сразу прошла и, немного придя в себя, я понял, что сейчас в шатре находится вся компания и ожидает моего заключения. Хомолиген, видя, что всё закончилось, тут же задал вопрос.
        - Ну как? Ты понял, что с нами происходит?
        - Да. Это проклятие - и быстренько просканировал ауры присутствующих, убеждаясь в наличии бесцветных линий в аурах окруживших меня людей.
        - Проклятие? На самом деле даже этот вариант мы пытались предусмотреть и вызывали соответствующего специалиста. Но он ничего не увидел, шарлатан. Всё это оказалось выдумками деревенских баб - печально произнёс купец.
        - Это не выдумки - тут же огорошил я его - На ваш дом, точнее на всех его членов наложено проклятие. Проклятие сложное, многоуровневое, состоящее из десятков различных по своему действию частей.
        - Но кому это понадобилось? - задал вопрос сын Хомолигена.
        - Не знаю, но могу сказать, что работал мастер высочайшего уровня с огромным запасом сил. А учитывая, то, что наложено проклятие сразу на многих людей то уровень мастерства и запасы сил колдуна просто невероятны. Я не могу даже вообразить себе такие ... возможности. Это запредельно. А то, как он скрыл свою ауру .... - и я задумался, но тут же был выведен из этого состояния вопросом купца.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ваше проклятие ... как бы никому не принадлежит. А это .... Такое ощущение, что проклятие появилось само собой, но это невозможно - и сразу после моих слов раздались возгласы.
        - Божественное вмешательство. Это конец.
        - Ну почему же? - тут же парировал я - Ситуация весьма странная и тут действительно можно поверить в какое-то божественное вмешательство, но проклятие у Хомолигена я снял. Могу снять и у остальных.
        - Как? - послышался возглас.
        - Не просто. Но вполне возможно. Кстати я уже отдохнул. Кто следующий? - я обвёл взглядом людей и махнул рукой в сторону сына купца - Давай ты.
        - А ты не боишься? Ведь всё-таки божественное вмешательство.
        - Человека, который уже побывал за гранью таким не напугать - ответил я и сорвал удивлённые взгляды присутствующих. Затем поторопил - хватит разговоров, а то до вечера воду в ступе молоть будем.
        Молодой человек занял освободившееся место отца, и я приступил к работе. Уже имея некоторый опыт, за четверть часа разобрался с его проклятием. На других членов дома потратил времени и того меньше. Уже через пару часов от проклятия остались только воспоминания. И хоть чувствовалась сильная усталость, удовлетворение от успеха наполняло меня, настроение было просто великолепным.
        Затем последовал сказочный обед. Я с удовольствием поглощал хорошо приготовленные блюда, видел вокруг радостные лица. И хоть эмоции, которые теперь автоматически воспринимал, благодаря школе Скальма и которые научился с трудом игнорировать, настолько они были для меня тяжелы, мне совсем не нравились, я решил не обращать на это внимания. Скорее всего, придётся научиться блокировать считывание эмоций в среде людей, так как несоответствия чувств и слов в местах, где их по идее быть не должно меня сбивают.
        После шикарного обеда не было никакого желания ничего делать, поэтому я тихо сидел, прикрыв глаза, и блаженствовал от сытости. От этого меня отвлёк возглас купца.
        - Рий. Можно тебя побеспокоить.
        - Да, конечно - ответил я, и тряхнул головой, с неохотой прогоняя благостное состояние.
        - Как ты отнесёшься к клятве приора семьи? - огорошил он меня.
        - Не понял.
        - Мы все здесь семья. Это подтверждено клятвой на крови - и показал мне семейный артефакт, красный камень в серебряной оправе. Из памяти Наара я знал, что зачастую людей связывают различные клятвы. Обычно простые, но иногда и сложные. Клятва семьи относилась к серьезным поступкам. Благодаря ритуалу, самые разные люди могли стать как бы родичами. Такое объединение людей жило общими интересами и обычно занималось одной совместной работой. Было ещё много всего положительного. Но самое главное. Семья это сила. И чем она больше и богаче, тем мощнее. Любой её член чувствовал себя в безопасности и был уверен в своём будущем. Поэтому в сильные семьи стремились попасть и отбор новых кандидатов, как правило, был очень жёстким.
        Но приор семьи это несколько иное. По сути это владелец, хозяин и барин всего и вся. Его слово закон. Любой член семьи беспрекословно подчинен этому человеку. Все ресурсы в его руках. Причём члены семьи не могут вести себя в ущерб приору. Это обеспечивается при помощи магического ритуала на семейном артефакте. Было очень странно услышать из уст купца такое предложение. Ведь заиметь приора считалось худшим из кошмаров, и всегда это происходило только в самых экстремальных случаях.
        - Вы что не понимаете, чем это вам всем грозит? - Обратился я к людям, которые присоединились к купцу с началом разговора.
        - Прекрасно понимаем. Ты нас спас, можно сказать, дал новую жизнь. Но как ты понял, у нас ничего нет. И единственное, чем мы можем тебя отблагодарить, это доверить тебе нашу семью - продолжил настаивать Хомолиген.
        - Но ведь это неправильно - попытался я выкрутиться.
        - Не спорь. Мы чувствуем, что ты нам действительно помог и избавил от проклятия. А твои последние слова лишь подтверждают правильность нашего решения - произнёс купец и надрезал палец. Вслед за ним, то же самое проделали и остальные. На камень семейного артефакта брызнула кровь, и зазвучали слова клятвы. Вскоре от артефакта ко мне протянулся едва заметный красный луч, и я почувствовал, как в моей груди начало что-то зарождаться. С последними словами клятвы вдруг осознал, что с этого момента всегда буду знать, где находятся стоящие сейчас передо мной люди и чем они занимаются. Кроме этого понял, что теперь я действительно могу сделать с ними всё, что угодно. Это было дико, и я в шоке отказывался принимать произошедшее.
        - Зачем? - из моего горла вырвался глухой хрип.
        - У нас сейчас нет богатств. Но мы умеем работать и вскоре, я уверен, сможем тебе многое дать. Разве тебе ничего не нужно? - произнёс купец.
        - Нужно, многое нужно. Но не так!!! Во что вы меня втянули? - с горечью произнёс я и уселся на землю. Мне требовалось время, чтобы прийти в себя и, поняв моё состояние, все удалились. Расположись невдалеке, при этом умудряясь не мешать.
        "Вот ты Юра и стал рабовладельцем. Даже хуже" сказал я сам себе и почувствовал, что меня начало отпускать. "Что было, то было и поздно уже, что-либо менять. Надо думать, как теперь жить дальше" решил я и начал искать выход из ситуации. И сразу решил разобраться с тем, какие обязанности накладывает на меня должность приора семьи. Основательно перешерстил знания, доставшиеся от Наара по этому вопросу, и понял, что в сущности никаких обязанностей у меня и нет. Буду ли я заниматься проблемами семьи или пущу это дело на самотёк это только мой выбор. По сути, могу хоть сейчас отправить их на все четыре стороны и больше ни о чём не заботиться.
        Обрадованный такой лёгкой возможностью избавиться от приората я поднялся и пошёл в сторону семьи. Однако Хомолиген всё понял и опередил меня.
        - Рий. Не спеши. Я вижу, что тебе не нравиться перспектива быть приором, и это видимо, связано с чем-то в твоей жизни, о чем мы не имеем никакого представления. Я даже не мог предположить, что это так сильно тебя заденет, и всё более убеждаюсь, что не ошибся в тебе. Понимаешь ты очень хороший человек и ... - блаблабла. Хомолиген всё грузил и грузил меня, рассказывая какой я молодец, и как мне будет хорошо в их компании. Я попал под гипноз его голоса и слушал, не перебивая, постепенно соглашаясь с его доводами. Но ушлый купец просчитался. Как только он заикнулся о том, что пора бы свалить из этих мест, так как скоро здесь появится напначь, а серые твари очень опасны, я встрепенулся и вышел из-под гипноза голоса торговца. Ненависть к этим инопланетным созданиям уже впиталась в меня с молоком мамы, и трусливо убегать от них я не собирался, поэтому слова наполненные страхом перед мутантами, прозвучавшие в речах Хомолигена сильно резанули по моим ушам.
        С моих глаз спала пелена, и я вновь смог трезво соображать. Вот же ублюдок, душа продажная, а ведь как поёт тварь. Хомолиген не заметив моего состояния, продолжал внушать мне о радужных перспективах, о возможностях, которые дают деньги. Наконец он увел свою речь в сторону того, что, неплохо бы мне сходить в Скальм и набрать там ещё маннов и прочих сокровищ, которые потом можно с выгодой продать. Только зайти надо обязательно подальше.
        Урод решил меня отправить умирать. По его понятиям, какой бы крутой я не был, в Скальме в одиночку всё равно не выживу. От осознания этого факта во мне разгорелся огонь злобы. "Двуличный мерзавец, и люди его такие. А я ещё терзался из-за них? Морали придумывал. Ничего твари, вы у меня попляшете" и едва сдерживая себя, прошипел.
        - Красиво поёшь - Хомолиген встрепенулся, быстро оценил ситуацию, схватился за меч на поясе и попробовал его вытянуть из ножен.
        - Замри сука! - Крикнул я и почувствовал, как из моей груди выскочил импульс энергии. Купец застыл как изваяние. - Всем стоять - Отдал я приказ, вновь почувствовал покалывание в груди и увидел, как потянувшиеся к оружию прочие торговцы застыли на месте.
        - Что твари не сработал ваш план? - Произнес я и хрипло рассмеялся. - Думали, дурачок поведётся и побежит в Скальм на свою погибель. А вы с моим барахлишком тю-тю. Так, купец? -после произнесённого вопроса вновь почувствовал как в груди что-то произошло, на мгновение замер получая из подсознания сведения из памяти Наара и понял. Это на мои желания реагирует печать приора, магический след клятвы, принуждая членов семьи, приората, подчиняться и говорить правду.
        - У тебя в котомке манов и прочего товара на полтысячи золотых. Я глянул, когда ты лекарства доставал. Мне с ребятами пожить ещё на широкую ногу охота - не смог сопротивляться Хомолиген и начал выдавать информацию.
        - Да у вас бандитская шайка какая-то. Жизнь сплошной разбой. Ограбил - прогулял.
        - Да хоть бы и так. С товаром шляться выгоды мало, только как прикрытие. Деньги проще заработать на другом деле.
        Угораздило же меня связаться с такими уродами. Эти и маму родную за копейку прирежут. А ведь как смогли заморочить. Поверил, что они белые и пушистые. А ведь понимал, что с ними надо держать ухо востро. Видел фальшь в их словах и поступках, но думал, что мне это кажется после долгого отсутствия общения с людьми. Всё я правильно расшифровывал, только сам себе верить отказывался. Ладно, пора продолжить допрос.
        - Почему не пробовали меня прирезать в тихую, а канитель с приором затеяли? - постарался я разрешить непонятные моменты.
        - Ага! Придут твои родичи и прочитают следы, допрос с пристрастием и клятвой правды. Потом нас на ближайший сук или ещё чего похуже.
        - С чего вы решили, что за мной придут.
        - Как только мы поняли, что ты действительно не эльф, а подросток, тут же попытались понять, кто ты и откуда взялся? Разные мысли были, но решили, что, скорее всего дело с тобой было так. Ты пришёл сюда с группой хорошо подготовленных к выходам в Скальм райдеров. Среди них был маг из одного закрытого ордена, и ты его ученик. Как я это понял? Мне ещё отец рассказывал об одном ордене магов. Имел он однажды с ними дело и случайно разузнал, как готовят они молодое поколение. Для увеличения магических сил молодых учеников заставляют терпеть сильную боль. Для этого их режут, жгут и воздействуют на их тела разными заклинаниями. От этого тела учеников сплошь покрыты шрамами и ожогами и только после посвящения вызывают целителей, чтобы свести следы обучения. Судя по твоим шрамам, ты как раз ученик такого мага - И Хомолиген выразительно указал на мои "украшения" - Ты старший ученик и уже готов к выпуску из этой школы, так как твои отметины хорошо залечены. Значит почти полноценный маг, что и доказал своими действиями в Скальме. У тебя определённо хватает сил и навыков, чтобы пользоваться амулетом,
отпугивающим начь. Райдеров, с которыми ты пришёл, сопровождала удача. Они взяли неплохой хабар, который теперь у тебя в сумке. Тебя в Скальм они не брали, но это и понятно, оставляли для того, чтобы ты следил за артефактами защиты стоянки. Но из последнего выхода отряд не вернулся. Ты подождал пару дней и, как верный ученик, вооружился амулетами учителя, собрал добычу охотников, чтобы после снятия защиты с лагеря посторонние не увели хабар из пустого лагеря, отправился искать своих. Но нашёл нас. Так как романтики в тебе ещё хватает, кинулся спасать, а потом решил и дальше казаться полезным, чтобы мы тебя с собой отсюда забрали. Надежды на то, что твои выжили, похоже нет, а до людей ещё добраться надо. То, что друзья твоего учителя уже знают о его смерти через связной амулет ты, конечно, понимаешь, а в то, что они уже сюда мчаться на всех парах не веришь. А зря. Вещички любого мага лакомая добыча, а если учесть, что есть шанс поживиться результатами охоты.... Так что сейчас сюда едет немало народу.
        - Мысли ясны. Но почему сделали меня приором? Это же полное подчинение вас мне? Какой смысл? - Продолжил я допрос.
        - Так-то оно так. Но есть в этой клятве одна хитрая лазейка, о которой почти никто не знает. Есть небольшой промежуток времени, который наступает минут через пять после клятвы, когда можно заговорить приора по особой технике торговцев. Печать клятвы в этом случае работает как мощный усилитель воздействия. Даже самые подготовленные из людей не могут сопротивляться. А потом небольшое внушение и приор сам выбирает свой конец. Таким образом, мы в своё время проникли в пару мест и хорошенько их почистили. Правда, рискованно очень, для серьёзных людей тяжело подобрать темы для разговоров, чтобы сильно заинтересовать, завладеть вниманием и потом уже использовать технику уговора. Любой сбой или удержание внимания более пары часов, за которые клиент придёт в себя и избавится от наваждения, и мы сами попадаем в ловушку, так как это получилось сейчас с тобой. Но, так как об этом знают не многие, а ты точно не должен, я решил рискнуть, думал, заболтать пацана будет проще простого. Мы вошли к тебе в доверие, показали, что очень внимательны к тебе и твоим нелепым поступкам. Дело осталось за малым. Я был уверен,
что после того как ты станешь приором полностью расслабишься и хоть верёвки из тебя вей. Искать тебя и твоего учителя будут по магическим меткам, которые есть у любого мага. Ну и ищите в Скальме, а я бы тебя так настроил, что ты бы пёр весь день напролом и выйти назад, несмотря на все артефакты не смог. А мы бы с товаром спокойно ушли. Кстати, где я ошибся?
        - ВЕЗДЕ! - Рыкнул я - и прекращай этот панибратский тон. Теперь я ваш приор и вы ещё об этом пожалеете.
        - Прошу прощения господин.
        - Так-то лучше, с-сказочник. Кстати сколько ты наврал, рассказывая о бедах своей семьи?
        - В основном не много. Неофициальные дела дома зашифровал, в остальном всё сказанное - правда.
        - Так ли? - решил уточнить я, так как почувствовал, что собеседник недоговаривает.
        - Не совсем. Причину наших бед мы знаем. Лет восемь назад мы немного повздорили с одним ... купцом. В результате он с семьёй оказался в рабстве, а его добро у нас. И вот три года назад он объявился. В рясе, как священник или жрец какой то. Как-то проник в наш дом, угрожал, устроил целое представление и помер, даже раньше, чем охранники до него добрались, а вскоре всё и началось.
        - Всё ясно. Точнее ясно не много, но то, что этот человек вам отомстил это точно. Собственно говоря, сами виноваты. Как я понимаю, больше вы о проклятии ничего толком не знаете, говорить не о чем. Значит можно подумать о том, что мне с вами делать - начал я, предвкушая скорую расправу, но Хомолиген меня перебил, видимо печать приора оставляет некоторую свободу.
        - Нечего тут думать. Сколько нам осталось? День, неделю, месяц. О чём тут говорить?
        - Знаешь купец, ты всё-таки дурак и ничего не понял. Проклятие я действительно снял, ты не поверил в это, а зря. Так, что теперь я буду использовать вас долго и плодотворно - и увидел, как расширяются глаза Хомолигена, почувствовавшего, что мои слова не шутка. - Кстати и другие твои выводы обо мне ошибочны, ты даже представить себе не можешь, с кем ты на самом деле столкнулся. Но это, собственно говоря, неважно. Теперь надо решить, чем вы можете мне быть полезны. Для этого ты мне должен ещё многое рассказать.
        Разговор продолжился, и я постепенно узнал реальную жизнь торгового дома Хомолигена. По моим понятиям это была откровенно бандитская контора, не гнушавшаяся разбоем, работорговлей и прочими незаконными делами. Правда, на данный момент дом уничтожен. Остались паханы, но без подручных они ничто. Собственно говоря, меня это устраивало. Я придумал, как их использовать. Хоть они и ударились в криминал, купцами они остались хорошими. Вот пусть и занимаются знакомым делом. Только теперь всё будет законно.
        Я решил озадачить Хомолигена и его подельников, по поводу этого моего проекта и потребовал их предложений в этом направлении. Буквально через полчаса мне были доложены их соображения, кстати, весьма разумные. Возвращаться в родной город им было опасно, бизнес поделили конкуренты, да имущество всё продано и теперь они только возможная помеха для других, которую быстро уберут. Поэтому они предложили обосноваться в другом месте и заняться текстилем. Оказывается, у них были вполне приемлемые наработки в этом направлении. Осталось найти финансы и очень скоро их новый дом начнёт работать. И денег начать дело требовалось не много. После продажи того, что находилось у меня в рюкзаке должно хватить.
        Вот и определились. Я ни единой лишней минуты не желал оставаться в этой мерзкой компании, поэтому быстро передал содержимое своего рюкзака Хомолигену, окончательно прошёлся с ним по планам и распрощался, повергнув компанию в шок. Они уже приготовились к тому, что я теперь буду постоянно с ними и драть с них семь шкур, а тут просто даю кучу денег и отправляю со словами. "Понадобитесь, сообщу и заставлю решать мои проблемы, а пока живите, как запланировали, только по закону, работайте не жалея сил и зарабатывайте хороший авторитет". Разговор сильно удивил купцов-разбойников. То, как я его вёл, совсем не стыковалось с подростковым возрастом, а то, с какой лёгкостью раскалывались их ухищрения, чуть не повергло семью в ступор. Еще больший шок вызвал мой уход в ночной Скальм, в это место смерти. Кто же им скажет, что это мой дом родной?


        Глава 23.

        Наконец-то смог расслабиться. Измотал меня этот день до предела. Я устроился в корнях лесного исполина, с удовольствием вдохнул наполненный ароматами влажный воздух джунглей Скальма и действительно расслабился. Наконец в безопасности. Компании, которая мне откровенно противна, рядом нет. Как нет и напряжения от разговоров с постоянным контролем собеседника. Ах, как же они выкручивались!!! Любая фраза, предложение, высказывание, всё с двойным и тройным смыслом. Как же они хотели облегчить свою жизнь. Ничего у них не получилось. Не правда, на самом деле многое получилось, невозможно полностью раскусить хитрых дельцов, но я-то эту торгашную братию хорошо изучил ещё в прошлой жизни. Много крови они мне попортили, так что Хомолиген мне много пыли в глаза пустить не смог. Но, если честно я многое не знаю о современной жизни, поэтому просто не всё затрагивал в разговоре и торговцы определённо в некоторых моментах меня нагрели. Однако поставленных мною условий и так хватит, чтобы они начали жить как честные люди. Сильно они плакались, что с такими условиями, как я поставил жить и работать будет
невозможно. Может я и не прав, и им действительно следовало разрешить использовать некоторые из специфических методов? Мне и самому будет выгодно, если предприятие быстро наберёт силу, но уже поздно и вообще, что это за мысли. Ничего. Справятся.
        И я попробовал заснуть, но едва успел смежить веки, как был резко вырван из объятий морфея вызовом Нирса. Хоть то, что он не дал мне поспать совсем, только показалось, уже рассветало. Быстро снял ИМПЕР с пояса и закрепил на голове. Через минуту получил сообщение Искусственного разума и задумался.
        По данным аппаратуры Нирса в районе границ Скальма происходило кое, что необычное. Он сбросил мне образ карты для наглядности, и я понял, что нахожусь очень близко от места действий. Собственно поэтому он и забеспокоился. По прогнозам дело могло быть очень серьезным и соответственно опасным, поэтому Нирс послал предупреждение в надежде, что я быстренько уберусь подальше.
        Образ карты был расцвечен множественными точками, пятнами и стрелками с множеством пояснений. Через несколько минут я понял, что происходит, в этом очень сильно помог опыт Наара в области манёвров и организации засад. Мне стало ясно, что на границах Скальма скоро пройдут крутые разборки. Диспозиция была следующей. На территорию людей вошло несколько отрядов орков, которые двигались вдоль границ Скальма. Эти пришлые - весьма крутые ребята. Маги, то есть шаманы и воины, напичканные всякой магией по самые не балуйся. Этот вывод можно сделать потому, что аппаратура комплекса зашкаливала от мощного магического излучения, причём приборы расположены на приличном расстоянии от места рандеву, так что у орков энергии просто немыслимое количество. При этом одна из этих неприятельских групп несла что-то вообще невообразимое. Нирс даже сделал предположение, что это идёт Великий шаман. Даже если это и не так, по любому при встрече с этими ребятами я даже мявкнуть не успею, как ушуршу на небеса. Так что волнуется Нирс не зря.
        Наперерез оркам из середины людских земель быстро двигался тоже неслабый отряд, правда, точно о нем пока ничего сказать нельзя, из-за приличного расстояния.
        Спасибо Нирс. Действительно посижу в Скальме, целее буду. Собственно я и не собирался выходить. Снаружи мне больше делать нечего, а мои люди скоро свернут лагерь и уберутся. И вдруг я похолодел от этой мысли. Срочно раскрыл карту и тут же отправил запрос Нирсу с просьбой срочно откорректировать карту в соответствии с настоящим положением дел. Через минуту получил новый образ и понёсся в сторону оставленного вчера лагеря. Если не поспешу, то мои люди попадут под раздачу, и хоть с ними нет желания вести никаких дел, они могут оказаться полезными в будущем. Поэтому придётся их спасать.
        Выскочил к лагерю вовремя. Хомолиген с людьми, уже навьючили свой транспорт, состоящий из лоргов - приручённых оленей и выступали в путь. Мне осталось только предупредить о приближающихся войсках, и они срочно откорректировали свой маршрут, чтобы не столкнуться с опасностью. Пожелал им доброго пути, всучил купцу пару маннов и ценных растений подобранных мною по пути сюда (когда успел?) и распрощался, задерживаться не следовало, и я поспешил под защиту Скальма.
        Отбежав на километр от границы, почувствовал себя в полной безопасности. Перекусил овощами, с ностальгией вспоминая вкус пищи, которую употреблял в лагере и занялся своей амуницией. И если одежда и оружие были в порядке, то запаса маннов и прочих ценностей, который я взял за правило всегда иметь под рукой, выходя к людям, не было. Поэтому первым делом прошёлся по округе, вновь наполняя рюкзак, хоть я и не собирался больше выходить из Скальма это действие, можно сказать, стало привычкой. Через час вспомнил о своих людях. Решил убедиться в том, что они ушли. Надел на голову ИМПЕР, связался с Нирсом и получил новую карту.
        Вскоре я оценил изменение обстановки и успокоился, моим людям больше ничего не угрожало. Но когда уже начал убирать образ карты меня, что-то зацепило. Поразмыслив, решил вызвать из памяти предыдущие картинки и принялся за анализ.
        Сначала я предположил, что отряды орков проникли сюда для выполнения диверсии. В преддверии скорого выхода из Скальма напначи это должна быть очень скоротечная и стремительная миссия. Их обнаружили, и теперь на перехват мчится отряд реагирования. Но проанализировав данные, стало ясно, что я ошибся с первоначальными предположениями. Орки совсем не спешили. Создавалось впечатление, что они специально поджидают преследователей. Это было нелогично. Конечно, орки магически намного сильнее людей, и соответственно, даже при условии численного перевеса у тех не было шансов. Но очевидно, что весь отряд преследователей тёмные вряд ли уничтожат, в войсках быстрого реагирования люди опытные, глупостей не допускают. Поняв, что на стороне орков перевес люди отойдут, скуют передвижение серокожих и не дадут тем выполнить миссию. Может быть, даже задержат диверсантов до времени подхода подкреплений и тогда всё для тёмных закончится. Так, что орки сейчас должны либо нестись на всех парах к своей цели, либо, если заметили отряд реагирования уходить обратно, а они, можно сказать, топчутся на месте.
        Было ещё несколько вариантов объясняющих действия орков. Например, цель серокожих находится там, где они сейчас. Но что их там могло заинтересовать? Даже предположить невозможно и поэтому, происходящее на границе Скальма меня сильно заинтриговало. Тем более, что это всё очень близко, рукой подать. И как без моего внимания?
        Я задумался. Конечно, влезать в такие разборки мне не следует. Однако противники вскоре займутся друг другом, и им будет не до меня. Если вести себя аккуратно, не попадаться на глаза, можно поближе познакомиться с боевыми действиями. Возможно, подсмотренное поможет мне в будущем выжить, так что пропустить мимо события - не вариант. Но самое главное я просто схожу с ума от любопытства и не успокоюсь, пока со всем этим не разберусь. Так что идти надо, потому что всё равно не выдержу.
        Раз так решил то надо быстро подготовиться. Срочно прикрепил к древкам несколько взрывающихся наконечников, натянул тетиву на лук и удобнее перевесил дубину. Частично опустошил рюкзак, освободил его от запасной одежды и части бытовых принадлежностей, чтобы не нести лишнего веса. Оставил только травы, коренья и манны. На всякий случай. Присел на дорожку и направился к границе. Медленно вышел из Скальма, включил на полную мощность "аурное зрение" и скрытно направился к месту событий.
        Возле границ Скальма серые мутанты напначи не сильно буйствовали, предпочитая быстрее удалиться поближе к населённым местам, поэтому крупная растительность не была полностью уничтожена, и я продвигался через заросли кустов и молодых деревьев. Хоть расстояние было ещё велико, однако из-за большого количества разумных "аурное зрение" в режиме узкого луча на пределе восприятия уже могло засечь скопление орков и, ориентируясь на это, я уверенно шёл к цели. Вскоре подлесок закончился и передо мной предстал большой открытый луг. Мне пришлось остановиться, решая как быть, ведь выход на свободное пространство не входит планы по скрытному перемещению. Хоть шанс быть обнаруженным в этом месте и не велик, но рисковать, двигаясь напрямую, не следует.
        Наудачу выбрал путь вокруг луга по часовой стрелке. Через километр вновь смог повернуть и, прикрываясь высокой растительностью, зашагал в сторону предполагаемого места событий. Решил поторопиться, чтобы не пропустить начало, и из-за этого чуть не нарвался на неприятности.
        Лишь в последний момент, в очередной раз, сканируя окрестности, заметил несколько аур буквально в двадцати метрах от себя. Стоило сделать несколько шагов, выйти из-за куста и .... Был бы однозначно обнаружен. Я остановился и стал лихорадочно соображать, как выпутаться из создавшегося положения. Любой шум и меня услышат. Как можно так по-глупому попасться? Видимо я рано решил, что хорошо овладел своими умениями и мне ещё надо долго тренироваться. Но это всё потом, пора отсюда сваливать. Спешно наложил на тетиву стрелу и почувствовал себя несколько увереннее. Сейчас главное тихонько обойти группу и я, пятясь, двинулся назад, но вдруг увидел, как из-за куста выходит фигура. От испуга и неожиданности выстрелил. Тихонько свиснув, стрела вонзилась в горло вышедшего орка. Я оцепенел, наблюдая, как заваливается на землю мёртвый враг. В этот момент вновь выскочили воспоминания рейнджера. Орк мечник, меня не видел и не ожидал нападения. Стоило на мгновение замешкаться, и он успел бы меня заметить и среагировать. Потом бы без сомнения отбил стрелу и немедленно напал. Я его опередил буквально на доли секунды.
Шансов противостоять тренированному бойцу, у меня нет, так что легко отделался. Однако это только начало. Судя по закамуфлированной разноцветными пятнами кожаной броне, парным ятаганам без щита и самострелу за спиной, орк входит в подвижную боевую звезду, а знаки различия на поясе указывают на высокий уровень этого боевого подразделения. Через несколько мгновений шаман этого соединения почувствует смерть соратника и тогда мне конец.
        Оцепенение спало, и в мозгу сформировалась паническая мысль. Что делать? Но тело среагировало самостоятельно. Сказался опыт боёв с серыми тварями. Там всё просто увидел врага, если можешь бей на опережение. "Прыжком" перемахнул кусты, попутно накладывая стрелу на тетиву. Глаза автоматически ищут опасность. Орк мечник в десяти метрах - это потом. Три шамана склонились над чем-то, явно не просто так. Чуть дальше за ними связанная группа людей. Один из шаманов поворачивается в мою сторону. Секунда и он начнёт действовать, поэтому стрела улетает в его сторону. Вслед отправляю ментальный посыл от волнения слишком сильный. Взрыв наконечника раздаётся в середине группы шаманов, разметав их и нашпиговав осколками. Тройка противников если и не мертва, то нейтрализована на некоторое время. Кажется, больше никого не задело. Ударная волна настигает меня в момент, когда я мягким перекатом гашу инерцию высокого прыжка, и немного дезориентирует. Но расслабляться некогда. Орк-мечник уже несётся ко мне с ятаганами в руках. Бросаю в его ноги лук, слегка сбивая с шага. Понимаю, что "взорвать" мозги этому воину может
не хватить сил, выхватываю дубину и подныриваю под удар, попутно нанося свой в район голени. Как по бетонной стене ударил. Орк резво развернулся и вновь пошёл в атаку.
        Ну, я и попал!!! Это просто вентилятор какой-то. Едва успеваю уклоняться от стали. О том, чтобы контратаковать даже мысли не возникает, а после первой же попытки отразить удар ятагана дубиной та улетела в сторону. Пришлось крутиться как белке в колесе, едва отворачиваясь от смертоносного металла. Уже решил применить "взрыв", хоть это и чревато потерей сознания, но тут освободились пленники и набросились на орка, отвлекая его внимание от моей персоны. Очень вовремя. Опытные воины быстро захватили инициативу и втроём справились с мечником за несколько секунд.
        Я окинул взглядом поле боя. Одного из шаманов увидел связанным, остальные были мертвы. Люди приводили себя в порядок, подбирали оружие и бегло осматривали тела поверженных врагов. Опять всплыли воспоминания Наара. Эта группа людей была звездой разведки егерей, причём данный отряд, судя по великолепной экипировке и жёлтым знакам различия на окантовке лёгких кирас, надетых, поверх плотных кожаных курток, принадлежал к элите этого рода войск. Один из воинов, подошёл ко мне и произнёс.
        - Спасибо, мы уже думали, что вскоре пойдём на встречу с Богами. Меня зовут Кален и я командир этой звезды - сказал мужчина и протянул мне руку помогая подняться. Я с удивлением понял, что сижу и даже не помню, как это произошло. Видимо не отошёл от стресса боя.
        - Агум-м - промычал я невнятно, прокашлялся и понял, что могу говорить. - Я Рий - произнёс уже почти спокойно и увидел направленный на себя удивлённый взгляд.
        - Действительно ребёнок. Знаешь, я первоначально подумал, что ты просто коротышка, а теперь, когда услышал голос, понял, что не прав. Что ты здесь забыл мальчик? - принялся сверлить меня взглядом Кален, явно собираясь вытянуть из меня информацию. Его негативное отношение неприятно задело меня, поэтому я пошёл в наступление.
        - Гуляю я здесь. Вы, по всей видимости, тоже? - Попытался оборвать я неприятные расспросы.
        - Интересное место для прогулок ты выбрал. Очень уж удачно для нас. Может, расскажешь, каким ветром тебя сюда занесло и как ты связан с орками? - резким тоном продолжил мужчина с раздражением и злобой. Потом поняв, что я не собираюсь отвечать продолжил.
        - Никуда не уходи. Разберусь с тобою позже - Командир звезды пошёл к шаману, над которым вовсю орудовали другие бойцы, пытаясь заставить говорить пленника.
        Меня оставили в покое, но я прекрасно понимал, что это временно. Что происходит с этим миром? Пока что все люди, с которыми встречался, пытались либо убить, либо обмануть и обокрасть, либо допросить с пристрастием, причем, несмотря на то, что я им жизни спас. Мои соображения о морали, совести и человечности не действуют. То, что я воспринимаю как норму взаимоотношений между людьми здесь неприемлемо. Вокруг враги. Доверия нет. Человек человеку волк. Как жить? И что вообще можно сделать в этом мире? Я уселся на корточки и укрыл лицо руками.
        Через минуту до меня донеслись вопли. Вскинув голову, я понял, что кричит шаман. Его пытали, используя какой-то амулет. Не знаю, что чувствовал орк, так как усиленно от этого отгородился "фильтром", а никаких видимых эффектов не было, однако орал он страшно. Не желая видеть это, я отвернулся. Вскоре ко мне подошёл один из людей. Высокий светловолосый мужчина среднего возраста участливо посмотрел на меня и мягко произнёс.
        - Малец, ты бы отошёл. Не надо тебе на это смотреть.
        - Почему же. Скоро и со мной такую операцию проводить будете. Пожалуй, посмотрю, что меня ожидает.
        - Б...дь - выругался мужчина - Тебе это сказал этот утырок? - и утвердительно указал пальцем в сторону Калена.
        - Ваш командир пообещал поговорить со мной позже.
        - Командир!!! - взревел егерь - глист недоделанный. Кален, козлиная морда дуй сюда.
        - Лэр капитан - подбежавший воин и ударил себя открытой ладонью правой руки по груди.
        - Тебе что приказали. Аккуратно поговорить. А ты у...ок что творишь - прошипел светловолосый егерь, его серые глаза смотрели на мнимого командира с едва сдерживаемым бешенством.
        - Лэр капитан. Так у нас же важнейшая миссия! А тут паренёк странный, ничего не говорит.
        - А ты значит его пугать. Ничего, вернёмся, я тебя на месяц на чистку сортиров отправлю, чтобы следующий раз думал, как с людьми разговаривать. А за то, что командиром назвался ....
        - Так лэр капитан я думал, если это западня, то я вызову огонь на себя - пытался оправдаться бледнеющий на глазах неудачник.
        - Идиот. Вот же дали Боги подчинённого. Пока мы были немного заняты, умудрился наворотить дел. Чуть ли тайный заговор раскрывать начал - с чувством сожаления произнёс капитан - извини парень, если этот урод тебя напугал. Бестолковый он. Навязали в наш отряд в самый последний момент, мы ещё не успели понять, что он за человек. Ничего не бойся, никто тебя и пальцем не тронет. Я капитан Мемр это обещаю. Тем более, что мы теперь твои должники.
        - Спасибо - произнёс я и почувствовал, как отпускает пружина внутри меня. Оказывается, не всё так печально как думалось минуту назад, нормальные люди существуют, а если так, то найдётся в этом мире место и для меня.
        - Это тебе спасибо - продолжил успокаивать меня Мемр - и, кстати, действительно у нас здесь дело непростое и скоро здесь будет жарко. Так, что ты лучше родных своих предупреди, чтобы они уходили подальше. Ведь не один ты здесь. Я тебе бойца дам, чтобы проводил - и тихонько добавил - хотя и не правильно это в такой момент.
        - Не надо меня провожать - тут же отказался я.
        - Не бойся, ничего мой человек тебе не сделает. А проводить тебя нужно, здесь, судя по всему, есть орки - Капитан выразительно посмотрел в сторону пленного.
        - Были бы они поблизости, давно бы сбежались на звук взрыва - произнёс я и тут же сообразил. А ведь действительно здесь до группы орков, к которой я первоначально направлялся всего километр, могли и услышать.
        - Это "глушилка" так, что никто ничего не слышал - указал на какую-то пирамидку капитан - А что за взрывающуюся штуку ты использовал во время боя, не расскажешь? - поинтересовался Мемр, но потом решил не настаивать на ответе - ладно, это не важно. Решай быстрее как ты поступишь, а то мне надо срочно начальству доложить и с пленным пообщаться. Вдруг заговорит, хоть и шансов на это почти нет.
        - Подожди капитан Мемр, а что ты хочешь узнать у орка.
        - Понимаешь Рий, Кален ведь правильно твоё имя расслышал? - я утвердительно кивнул - Орков в этих местах быть не должно. Однако мы наткнулись на необычную усиленную разведку. Спеленали нас как детей, а это очень непросто. Значит всё очень серьёзно и опасно.
        - Вообще-то орков тут много - выдал я, решив, наконец, рассказать, что знаю.
        - Ты их видел? - Забеспокоился капитан.
        - Можно сказать и так - и не дожидаясь следующего вопроса, продолжил - Вон там - и я махнул рукой, указывая направление - в километре отсюда группа около трех- четырёх сотен. По сторонам от неё ещё две группы орков по пятьдесят. И ещё есть с десяток мелких групп.
        - Откуда сведения? Ты не шутишь? - с недоверием произнёс капитан.
        - Не шучу. И ... я не уверен, но возможно в основной группе Верховный шаман. - Я посмотрел в глаза Мемру. Тот несколько секунд всматривался в мои, потом как бы решившись громко начал отдавать приказы.
        - Жейнар срочно открытый канал связи. Не спорь! Действуй! - Крикнул он магу, отметая возражения, которые уже были готовы сорваться с уст мужчины в магической мантии - Кален красная ракета.
        Через пару секунд вверх со свистом взлетела ракета и с громким хлопком взорвалась, ослепив меня, несмотря на день красным светом. Вскоре зрение восстановилось, и я увидел, как капитан склонился над рамкой с плёнкой и быстро что-то пишет, водя по прозрачной поверхности незнакомого устройства металлической палочкой. Через минуту он закончил, и маг быстро сложил необычный прибор в свою сумку.
        - Ну что же. Будем надеяться Рий, что ты не шутишь, иначе мне мало не покажется. Если когда-нибудь будешь в Столице, найди меня через приёмную Императорского Егерского полка. Капитана Мемра и моих людей там знают. Я найду, чем тебя отблагодарить за спасение, А теперь двигай к своим и ... бывай здоров. Звезда боевой марш! Вперёд! - И воины побежали в сторону орков.


        Глава 24.

        Я на секунду растерялся, затем схватил лук и побежал догонять. Жалко, что дубина затерялась в кустах, ну и бог с ней и так обойдусь. Быстро нагнал егерей и пристроился за ними. Как ни странно темп их бега смог выдержать с лёгкостью. Вскоре Мемр заметил меня и попытался отправить подальше, на это получил отказ и заверениями в том, что постараюсь не мешать и никуда не встревать.
        Вскоре послышались грохот, громкие крики и лязг железа. Показалась большая вытоптанная тысячами ног поляна заполненная сражающимися. Мемр быстро сориентировался в обстановке и начал раздавать приказы. Мелькнули вспышки, и тут же я получил подсказку от Наара. Включилось моё видение магических энергий и потоков, которые стали заметны благодаря тому, что активизировались амулеты Мемра и его людей. С удовлетворением я осознал, что неплохо различаю магические эманации. Они туманной дымкой окружили оружие и броню егерей. Понять, что именно сейчас произошло, не получилось, но в любом случае я уверенно наблюдал магические потоки окружившие предметы в момент, когда воины задействовали все возможности своей экипировки. Следовательно, у меня есть довольно высокая предрасположенность к классической магии людей. Я на это только надеялся, а теперь получил подтверждение своим ожиданиям.
        Это меня обрадовало, так как уже знал из памяти Наара что силами, достаточными для продуктивного магического оперирования обладает менее одного процента населения, остальным не имеет смысла развивать свои способности, так как, несмотря на все усилия, результат будет мизерным. Основным тестом, определяющим силы претендента на звание мага, является видение им потоков магической энергии. Более точно уровень адепта определяется специальными тестами, но в любом случае уверенное наблюдение за магическими потоками говорит о природной предрасположенности и у меня она есть. Стало ясно, что у меня может получиться выучиться и стать магом. Но пока я соображал, звезда егерей вступила в бой.
        Естественно я не собирался участвовать в этой войне, а только хотел тихо понаблюдать за схваткой на расстоянии. Попробовал выглядывать из-за деревьев, но таким образом рассмотреть что-либо было проблематично. Только мельтешение фигур. Место обзора меня катастрофически не устраивало, поэтому в качестве наблюдательного пункта я наметил высокое дерево, стоящее чуть ближе к зоне основных действий. Быстро забрался на ближайшую сосну и, пользуясь "прыжком" перескочил к намеченному месту. Укрылся в густой кроне и стал с интересом следить за ходом сражения.
        Войска выстроились в непонятном порядке. Люди образовали компактную сбитую группу. На внешней части этого скопления собрались закованные в броню с ног до головы воины. В основном пехотинцы-мечники с мечами и треугольными щитами в руках, но хватало и копейщиков, которые выделялись длинными пиками и большими прямоугольными ростовыми щитами. Ряды тяжёлой пехоты создавали непреодолимую преграду, за которой в относительной безопасности расположились маги в ярких разноцветных мантиях, лучники, лёгкая пехота, всадники и множество воинов явно благородного происхождения с разнотипным вооружением. Об этом недвусмысленно говорили их дорогие, богато украшенные доспехи, сделанные хорошими мастерами по индивидуальным заказам и сотни штандартов, которые развевались над людьми, создавая яркую картину.
        Однако парадная праздничность оттенялась тонким серым кольцом, состоящим из вооружённых ятаганами, топорами на длинных топорищах и защищённых круглыми щитами орков. И хоть те выстроились всего в две сплошные шеренги, и внешне их кожаные с нашитыми металлическими вставками доспехи не выделялись многоцветностью, было ясно, что их кольцо доминирует в этом противостоянии. Равномерно по всему внешнему периметру кольца распределились шаманы, привлекая внимание огромными головными уборами, состоящими из перьев и цветных лент. Они медленно покачивались в такт неслышимому ритму.
        Поначалу происходящее меня удивило. Какой-то театр абсурда: непонятные позы и жесты, короткие стычки, хаотические перестроения и манёвры. Над воинами проносятся сполохи, искры, электрические разряды, ленты плазмы и сгустки огня. То есть боя, рукопашной как таковой не было, только отдельные эпизоды. В общем, странная тусовка.
        Люди и орки казалось просто стоят друг напротив друга и почти ничего не происходит, лишь мелькают между ними всполохи от применённых и отражённых заклинаний. Изредка небольшие группы людей покидают свои ряды, чтобы обменяться с врагами парой безрезультатных ударов и отойти назад. Лишь несколько мелких групп бойцов, не участвующих в общем противостоянии, сцепились в схватке на мечах. Но и эти бои казались необычными, так как чувствовалось, что на бойцов действует некая сила, выталкивающая их подальше от места основных событий.
        Я предположил, что для понимания происходящего мне необходимо сосредоточиться на пока непонятных магических эманациях, которые воспринимались как лёгкая разноцветная дымка, в которой постоянно идёт перемешивание цветов. Лишь сосредоточившись на своём видении магической энергии начал немного понимать, что происходит. В этом мне помогли воспоминания рейнджера, которые периодически всплывали в моей голове.
        Сейчас шло противостояние магии, время мечей придёт чуть позже и, как это ни печально, люди проигрывали.
        Орков было меньше в два раза, но они смогли окружить людей. Сначала мне было непонятно, почему так произошло и каким образом серокожим удаётся удерживать позиции и даже сжимать кольцо, тесня людей к центру. Однако вскоре я разобрался. Всему виной количество используемой магической энергии. У орков её было на порядок больше. Шаманы просто давили людей силой, не оставляя никаких шансов. Контур уже давно замкнулся, люди оказались в ловушке. Человеческие маги вскоре ослабеют, перестанут отражать магические атаки и не смогут более подзаряжать артефакты в оружии и доспехах воинов. Тогда и придёт время мечей. Без магии люди ничего не смогут противопоставить удару. Их гибель неизбежна. Чтобы преломить ситуацию людям срочно надо вступать в тесный контакт с орками, пока маги ещё не ослабели. В этом случае магический поединок перерос бы в противостояние железа, и тогда численное превосходство могло бы выровнять положение. Однако сегодня орки имели огромный перевес над людьми в количестве магической энергии, и не давали сблизиться мечникам, просто отдавливая их ряды, друг от друга. Редкие столкновения можно
не принимать всерьёз. Ещё несколько десятков минут, маги сдадутся, и начнётся бойня.
        Люди еще сопротивляются, но это уже агония. В отчаянии я заскрипел зубами. Ещё несколько минут я наблюдал, как орки ломают сопротивление людей в надежде увидеть шанс на спасение, но его не было. Вскоре момент окончательного поражения стал явственно просматриваться. Маги людей начали падать от переутомления. Их подхватывали воины и сносили к центру - туда где, сгорбившись, стоял особо сильный маг. Возможно сам Архимаг людей. Он продолжал отражать атаки, но было очень заметно, что это даётся ему с большим трудом. Очевидно, что и его силы на пределе. Очень скоро всё закончится.
        Когда момент поражения стал явно просматриваться задние ряды орков пришли в движение. В сторону людей прошёл крупный орк-шаман в богатой одежде. Его сопровождали несколько шаманов, которые казались лишь тенью этого орка, но были на голову сильнее прочих оркских магов. Шаман остановился, оставив перед собой лишь ряд воинов, и с превосходством посмотрел в сторону Архимага. На секунду он раскрылся, видимо радость от скорой победы несколько сбила его контроль над маскирующими заклинаниями и я смог заметить действительную мощь этого существа. Он и скрывая свои возможности, был очень силён, а без маскировки магическая сила шамана просто ужасала. Нирс предположил правильно. Это определённо был Верховный шаман и его ученики. Инопланетное существо в теле мутанта и именно оно сейчас своей силой побеждало людей.
        План созрел мгновенно. Шаман находится между мной и людьми метрах в тридцати. Очень хорошее расстояние. Стрела на тетиву - выстрел - ментальный посыл "взрыв" - и тут же собственно сам взрыв. Верховный шаман казалось, сначала даже не заметил моего нападения. Пущенная стрела как бы завязла в воздухе в метре от него, энергия взрыва полностью поглотилась защитой. Однако на второй удар он отреагировал и начал разворачиваться в мою сторону с недовольным выражением на лице. Но монстр от моих действий даже не пошатнулся.
        Судя по всему, зря я вмешался, только разозлил зверя. Теперь мне мало не покажется. Что же делать? Бежать? Нет. Ещё не все возможности использованы. В ускоренном режиме я создал и отправил в Верховного шамана проверенную "шутку" и он через секунду начал терять равновесие. Ещё бы. Даже огромные гитонты от моего проклятия теряют равновесие. Шаман удивлён, но даже не напуган. Теперь стрела - "взрыв" и взрывной волной монстра откидывает на спины орков-мечников, опрокидывая последних. Между Верховным шаманом и людьми никого не оказалось, и Архимаг тут же этим воспользовался. Он резко сорвал с шеи медальон и направил руку в сторону Верховного шамана. Из артефакта вырвался белый луч и упёрся в орка. Тот попытался уклониться, но не успел. Прошла секунда, и раздался мощный взрыв. Ударной волной меня чуть не снесло с дерева. Отчаянно цепляясь за ветки, я смог удержаться и вскоре вновь смотрел на поле боя.
        Ситуация поменялась кардинально. Прямо передо мной была небольшая воронка обозначающая место, где раньше был шаман, а вокруг изломанными куклами лежали тела его учеников и нескольких десятков других орков. Напряжение магии резко уменьшилось. Стало очевидно, что больше глобального перевеса у орков нет. Конечно, даже после смерти Верховного шамана орки были ещё очень сильны, а люди ослаблены и при должном умении полководца люди были бы разгромлены, но орки как будто обезумели и пошли врукопашную. Воины яростно набрасывались на мечи людей, пренебрегая своей защитой. Возникало ощущение, что опытные мечники забыли все свои годами наработанные навыки и превратились в озлобленных неразумных зверей. Многие, отбросив ятаганы, пытались впиться в горло противника зубами и гибли пронзённые мечами людей. В считанные минуты всё было закончено. Почти все орки погибли, лишь немногие могли сохранить разумное поведение и скрылись с поля боя.
        Я спустился с дерева и пошёл в сторону схватки. В шоке осматривал место боя. Изломанные, изувеченные трупы орков и людей. Смерть сделала их очень похожими. В какой-то момент понял, что если бы не одежда и доспехи, то многих орков принял бы за людей. От этой мысли мне вдруг стало дурно. Я прислонился к колесу повозки и несколько минут простоял в прострации. Из этого состояния меня вывел окрик.
        - Эй, парень помоги дойти до целителей - попросил меня мечник. Я увидел, как тот пытается встать, но раненые ноги не дают ему подняться. Я подбежал к воину и попытался ему помочь, однако вес мужчины для меня был слишком велик. Мы вместе упали на землю.
        - У, парнишка, ты видно совсем слабак. Ну, ничего подрастёшь, окрепнешь - попытался воодушевить меня воин, несмотря на то, что самому ему было сейчас плохо.
        К счастью нас заметил один из санитаров. Он помог подняться воину и, поддерживая мечника с двух сторон, мы двинулись в сторону палатки с белым вымпелом. Это был местный лазарет. Мне казалось, что после того как я насмотрелся смертей меня уже ничто не поразит однако такого ужаса не видел никогда. Я ходил по рядам, где стонали и метались от боли десятки раненых и не понимал, почему им никто не помогает. Вскоре увидел воина, который тряс за грудки мага целителя с требованием немедленно кому то помочь. Тот лишь разводил руками и говорил, что маннов после боя не осталось, а без них он ничего сделать не может, так как свои силы он уже растратил, а больше у него ничего нет.
        Услыхав такое, я тут же сообразил, что у меня-то есть всё что нужно и начал лихорадочно вспоминать, куда дел свой самодельный рюкзак. Через мгновение нёсся к сосне, забираясь на которую сбросил свою поклажу. Мешок с лямками, который я гордо назвал рюкзаком, оказался на месте. Схватив его, помчался к целителю. Бросил поклажу у его ног, лихорадочно развязал тесёмки и начал вываливать содержимое на землю, но был остановлен. Мой рюкзак подхватили сильные руки, бережно перенесли на стол. Целитель подозвал санитара, и они аккуратно принялись потрошить мои запасы. Вскоре первые лекарства уже спешили к пациентам, а целитель, захватив несколько маннов, отправился реанимировать тяжелораненых.
        Я с облегчением отошёл от госпиталя. Кажется, сделал всё, что мог. Вокруг бегали возбуждённые воины, громко обсуждали бой и радовались победе. Я подумал, что и мне следует немного расслабиться, основное то уже закончилось. Однако, как только попытался это сделать, мне стало резко плохо.
        Я пошатнулся и едва не упал. Стал лихорадочно соображать, что со мной происходит и почти сразу осознал. Мой ранее придуманный "фильтр" от эмоций, который я максимально усилил сразу с началом наблюдения за боем из-за накала страстей, не справляется. Сильные чувства большого количества людей сильно давят на мою защиту. Ещё немного и она рухнет. Что будет после этого, не знаю, но не уверен, что смогу выжить в этом случае или не потерять в итоге разум. Печально, ведь теряется шанс обзавестись хорошими связями и влиться в общество. Но выбора нет. Я не могу здесь больше оставаться.
        Медленным шагом, стараясь не потерять концентрацию, двинулся в сторону от людей. И уже почти дойдя до деревьев, услышал окрик.
        - Рий. Ты куда? - ко мне подбежал капитан Мемр. Доспехи его были местами помяты и заляпаны грязью, но выглядел он здоровым и светился от счастья. - Архимаг Арноис убил Верховного шамана Ылая. Сейчас здесь и император Максиалаен, и весь свет. Я за тебя замолвлю словечко кому надо. Такие возможности... закачаешься. А ты куда-то собрался. Непорядок. - И он попытался схватить меня за руку и увести обратно к людям. Но я смог вырваться.
        - Мне надо уйти.
        - Почему? - капитан искренне не понимал мотивов моего поведения, а объяснять ему что-либо не было сил.
        - Надо - едва смог произнести я.
        - Ты не ранен? Помощь не нужна? - забеспокоился Мемр. Я покачал головой и, собравшись с силами, выдавил.
        - Мне тяжело здесь, много мёртвых людей. Я отойду немного, потом успокоюсь и приду. - Соврал я, пытаясь отвязаться от капитана.
        - Я с тобой.
        - Не надо я скоро приду.
        - Приходи быстрее. И напомню, ... на всякий случай если потеряемся. Меня и мою звезду можно найти через приёмную Императорского Егерского полка в Столице. Но это пожалуй лишнее, если ты скоро вернёшься, я буду ждать тебя .... - но я уже не слушал, из последних сил унося ноги подальше.
        Отойдя на километр, я развернулся в сторону Скальма и побежал. Через час был вновь на территории комплекса. Промелькнула мысль "я дома". Напряжение отпустило меня, я упал и тут же заснул.


        Глава 25.


   За три дня до....

        Император Максимилаен умирал.
        Каким образом предатель проник в ближайшее окружение императора и активизировал амулет Проклятия магов именно в тот момент, когда обессиленный правитель, вымотанный до предела боем на защитной стене, пришёл в свои апартаменты и расслабился на несколько минут, сняв все защиты, сейчас выясняют следователи. Но это в любом случае уже поздно. Заклинание сработало, как и планировали враги. Проклятие магов так называется потому, что полностью лишает возможности оперировать магической энергией человека. А для императора, который постоянно взаимодействует с огромными энергиями это приговор. Человеческое тело правителя уже настолько изменено, что без магии оно умрёт в течение нескольких дней, если срочно не предпринять меры.
        Ритуал по восстановлению готовится десять дней. Это слишком долго, Император не доживёт. Значит, необходим восстанавливающий эликсир, который хоть и не полностью восстановит магию, как в случае его применения средним магом, но сделает это частично и позволит правителю продержаться до ритуала. Конечно, достать необходимые ингредиенты императорским службам не проблема. Но проходит час, два, десять, а эликсира нет. Вся интендантская канцелярия Империи ищет один из компонентов эликсира, гольду и не может найти. Это трава из Скальма, некоторый запас которой всегда имелся в хранилищах, исчезла. Её нет нигде, ни у перекупщиков, ни у райдеров, ни в запасниках гильдий. Враг сработал великолепно, шикарный план, который проворонили службы империи.
        Конечно, со временем трава найдётся. Но когда? А времени уже нет. Император принимает решение. Корона империи, этот мощнейший из магических инструментов должна немедленно перейти преемнику. И тут второй, или какой там по счёту удар. Преемник, на подготовку которого потрачены годы, мёртв. Почему не доложили сразу? Ах, не хотели беспокоить! Всех в цепи и на рудники! Хотя какая теперь разница. Теперь даже если брат или кто иной возьмёт корону пройдёт не менее пяти лет пока он научиться пользоваться артефактом в полной мере. На пять лет империя теряет четверть своей магической мощи, а при условии, что граница и так едва держится, людей от очередного крупного поражения спасёт только чудо. На самом деле надо признать правду, скорее всего это будет конец для людей.
        Вот и Архимаг Арноис всё понимает. Сидит, молчит. Ладно, если Санара не хочет согреть своим теплом озябшего святого отшельника, сидящего в пещере, тому следует выйти под её лучи. Надо самому двигаться к Скальму взяв пару надёжных людей, а корону отправить в Столицу, пусть Совет империи принимает решение о её судьбе. Враг всё предусмотрел и если до сих пор гольда не найдена то найдётся она только тогда, когда будет поздно. Так что самый верный хоть и призрачный шанс это найти травку самому.
        Император отдал последние приказы и сопровождаемый сотней гвардии отправился в путь. Но не успел он проехать и четверти пути как его нагнал Архимаг Арноис с тысячей воинов из разных родов войск. Казалось, он хватал по пути всех, кто попадётся. Все попытки императора отправить Архимага и его людей обратно не увенчались успехом. Тот категорически отказался уезжать.
        Состояние императора ухудшалось, на следующий день он не смог самостоятельно сидеть в седле и его привязали, так как боялись, что на повозке будет ещё хуже из-за того что ближе к границам Скальма дорог нет и повозку при быстром движении сильно трясёт. Вообще из десятка повозок осталось семь, а путь ещё не окончен. Так что вскоре припасов совсем не останется, но это неважно. Пару дней можно потерпеть, пользуясь тем, что сохранилось в седельных сумках.
        Вскоре все всполошились, и колонна остановилась, но Императору было уже всё равно. Он едва смог отвязаться и упал на руки подоспевших воинов, которые быстро соорудили навес из плащей и положили туда Максимилаена. Раздались звуки битвы. Император постарался сосредоточиться на происходящем. Из скупых переговоров пары воинов оставшихся возле него Максимилаен понял, что он привёл людей в ловушку и вскоре Верховный шаман Ылай раздавит своей мощью сопротивление Архимага Арноиса. Печаль сдавила сердце умирающего правителя потому что потерю ещё и Архимага люди точно не переживут, но вдруг поле битвы огласил радостный клич. "ВИЛЛА ИМПЕРА. ВИЛЛА АРНОИС". Через пару минут стало ясно Верховный шаман погиб. Император расслабился. Теперь его смерть будет оплачена. План орков уничтожить его и его окружение хоть и реализован, но не полностью и самое важное орки в результате получили невосполнимый урон. Одиннадцать верховных шаманов это не двенадцать. Их сила теперь ощутимо уменьшиться. У людей появился шанс выстоять и в этот раз.
        Через десять минут к императору подошёл и присел рядом Архимаг.
        - Вижу по твоей улыбке, что всё уже знаешь - усталым голосом прохрипел Арноис.
        - Это было трудно?
        - Невозможно. Сам до сих пор не верю.
        - Ты молоде....- попытался похвалить Арноиса император, но вдруг зашёлся мучительным кашлем.
        - Макс! Макс, дружище! Ты держись. Я уже иду в этот богами проклятый Скальм, и ни одна бестия меня не остановит. Слышишь, я принесу гольду, ты только держись - но император судорожно сумел схватить Архимага за руку.
        - Арноис не надо. Поздно. Остался час, может два. Не успеешь и не спорь, ты это знаешь даже лучше меня. Тем более что ты не в форме. А терять ещё и тебя Империя не может. Лучше посиди со мной, вспомним молодость, как мы зажигали. - Это фраза вконец вымотала императора, и он откинул голову на плащ и закрыл глаза.
        - Это вы "зажигали" а я тушил - и Архимаг замолчал. Он понимал, что это не правильно, но именно сейчас его пресловутое красноречие отказало. Пауза затягивалась. Архимаг Арноис понимал, что нужно что-то говорить, отвлекать императора от его состояния, но никак не мог найти сил и слов, чтобы начать. Слишком он привязался к этому человеку, воспринимал его как сына, и теперь горе поселилось в его сердце. А у его горя нет слов. Но он в итоге смог пересилить себя и уже начал открывать рот, чтобы произнести какой-то пустой монолог как послышался крик и к навесу подбежал санитар из солдат.
        - ВАША ВЫСО.... ВАША ВЫСО.... - судорожно орал солдат пытаясь видимо что-то сообщить, но от чрезмерного волнения его заклинило, и он мог только орать эти два обрывка слов.
        - Замолчи! - резко и громко приказал Архимаг, понимая, что в этом состоянии человек может воспринимать только короткие команды и, рассмотрев, что в кулаке санитара что-то зажато спросил. - Что у тебя?
        Солдат резко разжал пальцы и на землю посыпались травинки. В следующую секунду все: простые воины, гвардейцы императора, дворяне свиты и маги с удивлением наблюдали, как один из Величайших людей империи, победитель Великого шамана Ылая ползает на коленях у ног санитара. А тот не обращая внимания на недоуменные взгляды, подбирал с грязной земли травинки, за любую из которых он, не задумываясь, отдал бы все свои богатства.
        - Гольда!!! Сейчас Макс, потерпи ещё немного! - Архимаг поднялся с колен, вынул из-за пазухи стеклянную колбу с янтарной жидкостью, растёр в руках травинки и засунул получившуюся массу в сосуд. Слабый магический конструкт запустил алхимическую реакцию в емкости. Жидкость забурлила, вспенилась, но через минуту реакция закончилась и, судя по улыбке Арноиса правильно. Архимаг склонился над императором и заставил того выпить получившийся эликсир.
        Через пять минут Император сел, а через десять смог подняться на ноги. Сегодня очень неудачный день. Для орков. Империя людей не лишилась своего лидера, а вот орхланд понес ощутимые потери.
        Постепенно к Императору Максимилаену возвращались силы и заодно любопытство. Он позвал присоединиться к его и Архимага компании главу его личной службы безопасности Лэра Смалси и первого помощника главы тайной канцелярии алЖарна. Он живо начал их расспрашивать о последних событиях, с большим интересом слушал их подробный рассказ, но недослушав, прервал повествование и поинтересовался.
        - Скажите, кто принёс гольду.
        - Санитар - ответил Архимаг.
        - Сейчас я за ним пошлю - подсуетился Лэр Смалси и отправил в лекарскую палатку одного из воинов охраны. Через минуту гвардеец вернулся, но привёл не санитара, а целителя. Тот аккуратно снял с плеча небольшой странный мешок, поприветствовал собравшихся согласно короткому этикету и проговорил.
        - Я так понимаю, вас заинтересовал это?
        - Вообще-то меня интересует, откуда появилась золотая трава - уточнил Император. Но целитель нисколько не смутился. Уже давно известно, что этот особый тип людей живёт в своём мире и ожидать от них нормальных реакций не следует. С целителями бесполезно пререкаться или пытаться их перевоспитать, остаётся только терпеть их грубость и резкость, зная, что это лишь побочный эффект их непредсказуемого дара.
        - Значит, вас интересует этот мешок. Сразу сообщаю, все, что я взял использовано на благо раненых. Интенданту, который это мне передал так и скажите. Всё что использовано, кому и в каких объёмах я распишу через несколько часов. Я больных спасал, мне было не до этого.
        - А какому интенданту это следует передать? - Поинтересовался алЖарн.
        - Не знаю. Мне это какой-то коротышка притащил. Что-то непонятное буркнул и начал копаться в мешке. Я как увидел, что он там держит живо сумку отобрал и сам разобрался, что к чему, а то знаю этих ворюг, отдаст мне пару засушенных корешков и мелких маннов, сам спишет в три раза больше, а разницу в карман. А я как гольду увидел, вспомнил, что вроде как она Вам Ваше Высочество нужна. Вот и послал санитара, сам занят был очень.
        - Опиши этого интенданта гвардейцам, пусть они его найдут и приведут сюда - приказал Император. Тут же несколько воинов и целитель отправились выполнять приказание.
        Вскоре разговор вновь завертелся вокруг недавних событий. Архимаг продолжил своё повествование, но дойдя до момента, когда он убил Великого шамана, вдруг спросил у присутствующих.
        - Кого из вас господа я должен благодарить за лучника - спросил он у главы безопасности и контрразведчика. Те недоуменно переглянулись. Секундой позже алЖарн решил уточнить.
        - О, чём собственно, вы говорите уважаемый Арноис.
        - Ну как же. Я всё великолепно видел. Лучник укрывался в кроне дерева и выпустил в Ылая три стрелы. Кстати весьма интересные артефакты. Я так и не понял, что они из себя представляют. Так вот, стрелы в защите Ылая своих свойств не потеряли, что весьма странно, и лучник их активировал. Смог пробить внешний защитный контур и даже вытолкнуть шамана из-за защиты воинов. Мне только и оставалось, что добить. Что я и сделал, используя Слезу Света. Проясните ситуацию - и Архимаг требовательно посмотрел на силовиков.
        - Это не мой человек - практически одновременно сказали Лэр Смалси и алЖарн. Вскоре в лагере начались новые поиски. Шло время, но никто не мог обнаружить, ни интенданта, ни стрелка. Единственное, что нашли агенты сыска это лук, лежавший под деревом с которого стреляли в Великого шамана.
        - Насколько я понимаю, поиски героев затягиваются - произнёс Император и тут же несколько поправил смысл выражения - я имел в виду не вас, а тех двоих которых сейчас ищут. Эти ребята сегодня совершили знаковые поступки. Очень жаль, что не могу поблагодарить их лично. Но согласитесь, сегодня великий день, героев много, все кто здесь присутствует, и я хотел пообщаться с теми, кто особенно отличился. Заодно и с пользой время пройдёт. Я всё равно ещё не готов к переезду, надо дать телу восстановиться. А так с людьми пообщаюсь, порадую их личным вниманием. Организуйте аудиенцию.
        Вскоре перед императором стали проходить герои сегодняшней битвы. Славные воины и маги. Их представляли правителю либо Лэр Смалси и алЖарн, либо Архимаг. В зависимости от того чьи это подчиненные. Герои и героини представлялись императору. Вкратце рассказывалась их роль в битве, правитель перебрасывался с представленными людьми парой фраз. Все знали, что те, кто сегодня пообщаются с императором, будут обласканы властью и далее, поэтому поток людей был нескончаемым. Но рядовые и командиры отдельных звёзд в самом процессе аудиенции не участвовали. Нижний состав вызывался пред очи правителя только по рекомендации и в исключительных случаях. Причём случай должен быть действительно исключительным иначе подателю рекомендации не поздоровиться.
        В самом конце, уже глубокой ночью один из магов вспомнил о звезде Мемра, от которой ещё до боя поступил тревожный сигнал. И хоть предупреждение несколько запоздало, так как отряды людей уже входили в ловушку, но благодаря тревожному сообщению большинство воинов успело произвести предварительную подготовку, и смогло отразить первые атаки. Собственно без этого предупреждения орки разбили бы людей в первые минуты боя и ни о какой победе теперь речи бы не шло. Но за последующими событиями об этом забыли. Капитана вызвали к Императору, как особо отличившегося.
        Вскоре офицер подошёл к навесу, отдал честь и поприветствовал Императора, Архимага и командиров. Его пригласили подойти поближе. Он сделал несколько шагов и осмотрелся. Его взгляд зацепился за мешок и лук, которые лежали чуть сбоку от присутствующих. Про них уже все забыли, и они сиротливо лежали на границе пятна света от факела.
        - Капитан. Не могли бы вы рассказать о предупреждении, которое мы получили от вас по открытому каналу связи и о своём участии в бое - попросил император, надеясь, что рассказ не займёт много времени, и он сможет отдохнуть.
        - Конечно. Но позвольте сначала поинтересоваться всё ли хорошо с мальчиком. Я его весь вечер искал, даже на место нашей первой встречи ходил.
        - О каком мальчике идёт речь? Почему вы решили, что мы о нём, что-либо знаем? - Решил уточнить Арноис.
        - О Рие. Это его вещи - и капитан показал на мешок с луком.
        После такого ответа императору стало ясно, что отдыхать сегодня придётся не скоро. Архимаг активизировал Сферу Тишины, артефакт защищающий разговор от прослушивания и беседа продолжилась. Капитану устроили форменный допрос. События сегодняшнего дня ему пришлось вспомнить в мельчайших подробностях. Лишь через два часа он был отпущен с аудиенции. После его ухода беседа в узком кругу возобновилась не сразу.
        - Какие будут мысли? - Поинтересовался Император, поняв, что первые соображения у его собеседников уже сформировались.
        - Ситуация неопределённая. Много вариантов - озвучил общее настроение Арноис - Так как ни предварительно, ни до сих пор об этом человеке никто не заявил можно только предполагать, какие силы он представляет. По набору артефактов и заклинаний, которые использованы и о которых я вообще ничего не знаю, могу предположить, что может всплыть чуть ли тайный орден поклонников темных богов. Это маловероятно, но об их возможностях известно мало и соответственно даже это не следует отвергать. Соответственно, с чем нам придется столкнуться в будущем неизвестно. Смерть Верховного шамана и спасение Императора, весьма значимые события. И каким образом поведут себя эти тайные "помощники", что потребуют за своё вмешательство? Можно только предполагать. Я думаю, скоро нам предстоят весьма непростые переговоры.
        Мужчины вновь задумались. Неизвестность и неопределённость вызывает чувство неуверенности и создаёт множество вариантов. Произошедшие события неординарны, и пользуясь этим, многие постараются получить дополнительные бонусы. Что в этом случае захотят не объявившиеся помощники неизвестно. К этому хотелось быть готовым. Единственное, что несколько успокаивало это то, что факты помощи налицо и возможные последующие события не станут полной неожиданностью, как в случае если бы никто не понял, что Императора спасли, а Архимагу Арноису Верховного шамана банально подставили под удар. Как известно кто предупреждён, тот вооружён. Вскоре стратегия поведения определилась. Как лучший вариант выбран следующий. Надо максимально скрыть часть событий. Если "помощники" не хотят себя афишировать, значит, есть на то причины. Не следует портить отношения с возможными союзниками или ввязываться в неопределённый политический конфликт из-за распространения "лишних" слухов.
        Но когда уже все собирались расходиться, внимание привлёк алЖарн.
        - Меня смущают эти вещи - произнёс он, в очередной раз, перебирая содержимое мешка.
        - Набор конечно необычный. Манны, травы из Скальма. Добыча удачливой артели райдеров, а не специально подготовленный комплект. Но я так понимаю, твоё внимание привлекло нечто иное? - поинтересовался Император, и контрразведчик согласно кивнул.
        - Материал, из которого сделан мешок. Это кожа плохо обработана. Конечно, для мешка особой выделки и не нужно, но он сделан из шкурок шушей, а это очень дорогой материал сам по себе. Никто не станет им так небрежно распоряжаться. Раскрой и швы сделаны грубо и не очень умело, как если бы его шил хороший ученик, но не мастер. Далее размер. Эта вещь сделана так, чтобы удобно носить за спиной невысокому человеку.
        - То есть вы предполагаете.... - начал было Лэр Смалси, но алЖарн не дожидаясь окончания вопроса, кивнул и продолжил.
        - Эта вещь сделана самим мальчишкой. Если за ним кто-то стоит, то откуда небрежность в экипировке. Да и весь рассказ капитана. Я думаю, за парнем вообще никого нет, он появился случайно. Например, остался один из погибшей артели райдеров. Допустим, на его артель напали конкуренты, разграбили лагерь, а он остался каким-то чудом в живых. Добыча райдеров была припрятана, он знал где, и вскрыл тайник. Сделал из шкурок мешок, куда сложил всю добычу и шел к людям. По дороге повстречался с нами. Во время боя вёл себя не уверенно, совсем не как подготовленный боец и исчез, видимо испугавшись. Но если предположить, что это ребёнок. А дети непредсказуемы и могут устроить всё что угодно, тогда всё с натягом стыкуется.
        - Вариант был бы для нас идеален. Но что он использовал в бою против Великого шамана? Даже я не смог определить. Откуда у него неизвестный артефакт? - Попытался разбить аргументы контрразведчика Архимаг.
        - А это может быть и не артефакт. Я несколько раз сталкивался с райдерами. Они очень изобретательные ребята и в их арсенале можно найти много интересного - вставил реплику алЖарн.
        - Очень интересная версия. Но откуда он узнал о численности орков и о Верховном Шамане. Здесь нужна хорошая разведка, но, с другой стороны, райдеры очень ушлые ребята, так что всё возможно. Может быть, вы правы алЖарн и за пареньком никого нет. Надо поискать этого мальчика. Только искать будем аккуратно. Без шума, малыми силами. Главное чтобы церковники про это не пронюхали, а то их инквизиция всё испортит. Хорошо, что сейчас их с нами нет, видимо, списали уже меня со счетов, и я перестал быть им интересен. Ну и боги с ними - подытожил разговор Император и улыбнулся двусмысленности своей последней фразы.


        Глава 26.

        Я проснулся поздно с плохим самочувствием и головной болью. Долго приходил в себя. Едва нашёл силы съесть несколько плодов. Постепенно мерзкое состояние улучшалось. К полудню почувствовал себя более-менее нормально. Даже подумал о том, чтобы вновь выйти из Скальма и поискать Мемра. Но связался с Нирсом, получил втык за самоуправство и узнал, что люди уходят. Жаль. Ведь действительно такие возможности упускаю. Объявиться среди серьезных людей и быть при этом не пустым местом. Это дорогого стоит.
        Может, стоит всё-таки попытаться догнать? А ... гори оно всё огнём. Что упало - то пропало. Завтра первые мелкие группы серых тварей рванут в сторону населённых земель, за ними выйдут из мутантной зоны целые потоки монстров в их числе большие гитонты - моя основная цель, а я неизвестно где прохлаждаюсь.
        И я постарался больше не думать о людях. Отыскал оставленные вчера пожитки и сложил их в накидку, завязав узлом. На секунду мелькнуло сожаление об утере рюкзака и лука, но мысль идти искать даже не рассматривал, ведь для этого надо выходить из Скальма. Есть ещё ноготь скалема, кинжал, одежда и посуда, всё остальное восстановимо. С этими мыслями я "прыжками" двинулся вглубь Скальма. За два дня мне предстоит преодолеть сотни километров. С моей скоростью это возможно, но ещё оружие делать. Так что рассиживаться некогда. Бегом!
        Девять дней непрерывной гонки и боёв. Устал как собака. Радует тот факт, что смог завалить двадцать больших монстров. Прогресс на лицо, но очевидно, что в последующем количество побед увеличиться не сильно. Что же. Я не всесилен. О том, как преломить ситуацию буду думать позже. Сейчас есть другие заботы.
        Хоть я и был занят, но анализировать сложившуюся ситуацию не переставал. Последние события и особенно моё поведение показывают, что я не готов к реализации первоначальных замыслов. И вина в этом только моя. При общении с людьми я веду себя несколько неадекватно. Впадаю в какие-то крайности. Дело практически доходит до истерик. Это состояние меня категорически не устраивает. Но основные причины такого поведения после анализа становятся понятны в общих чертах.
        Всему виной моё чувственное восприятие. Как только я попадаю в людскую среду, автоматически начинаю воспринимать чувства окружающих. Их много и мой "фильтр" их не в состоянии отсечь. Они, конечно, сильно притупляются, но никуда не деваются и проецируются на подсознание. Так как люди весьма разноплановы, получается каша из эмоций, которые возникает в моём мозгу. Тот в свою очередь реагирует, пытается защищаться от внешнего воздействия путём увеличения собственного эмоционального фона. В результате постоянное возбуждение, адреналин в крови и как результат неадекватные мысли и поведение, в итоге мозг перегружается и есть риск дойти до грани. Что будет в таком случае проверять неохота и с этим надо что-то делать.
        Первые намётки уже ясны. Но мой теперешний "фильтр" не эффективен и требуется что-то новое. Неизвестно смогу ли я добиться нужного результата, нужно работать над этим. Требуется много экспериментов и опытов. И проигнорировать это безвылазно сидя в Скальме, не получится. Вопрос о необходимости выхода из комплекса решён, слишком многое от этого зависит, однако на данный момент ясно, что в густонаселённые места с большим количеством людей мне пока путь заказан. Следовательно, необходимо сначала поселиться на окраине небольшого поселения. Постепенно приспособиться к эмоциям окружающих, выработать формы защиты и научиться контролировать собственное поведение.
        Кроме этого необходимо сознавать, что и мои внутренние личные эмоции несколько не в норме. Это так же стало ясно после анализа. Даже когда я один и нет рядом других людей, которые влияют на ощущения, в моём поведении присутствует постоянная неуверенность, сомнения, в то же время безрассудство и авантюризм, да и ещё многое другое. Определённо это связано с тем, что мой разум находится в юном теле и детские гормоны влияют на психику, но также большую роль играют и особенности жизни в Скальме. Ведь все мои необычные умения, которыми я постоянно пользуюсь, завязаны именно на ощущения и эмоции. Если подумать первоначальное моё появление в этом времени должно было спровоцировать мою приёмную маму на нападение, если бы я тогда испытывал эмоции присущие обычному человеку. Я это однозначно понял, основываясь уже на своей личной реакции при первом же контакте с людьми. Значит, первоначально ничего такого у меня не было. Чувств не было или они были атрофированы до незаметности. Постепенно эмоции стали появляться, изменяться и адаптироваться под воздействием внешних факторов и пока ещё окончательно не
сформировались. Так что, по сути, я капризный ребёнок с разумом взрослого человека, растущий в условиях постоянной опасности и подвергающийся при этом постоянной эмоциональной обработке. Клиника, ну и ладно. Главное, что я всё это осознал и теперь готов решать эти проблемы и жестко контролировать себя.
        После того, как я закончил с самокопанием, возникла необходимость корректировки планов. Стало ясно, что первоначально планируемый выход из Скальма с рюкзаком дорогих вещиц, которые сразу дадут мне финансовую свободу не подходит. В этом случае я всё равно привлеку много внимания, буду окружён большим количеством людей, не смогу спокойно разобраться со своими эмоциональными проблемами, а наоборот вынужден буду постоянно держать удары от желающих узнать обо мне больше. Поэтому этот вариант действий не подходит.
        Так же пока не следует и искать встречи с капитаном Мемром. Идея при возможности информировать представителей сильных мира сего о состоянии дел в Скальме с целью привлечь их к решению проблем отменяется и не только из-за того, что я пока не могу находиться в обществе. Понятно, что многие приняли бы участие в судьбе комплекса. Никто не упустит таких перспектив и возможностей. Но если раньше я боялся, что самостоятельно решать проблемы Скальма не в состоянии. Точнее просто был неуверен в своих силах, то теперь осознав корни моих эмоциональных проблем, готов попробовать. Ведь при привлечении к делам Скальма посторонних моё положение становится зависимым, а потом ушлые ребята и вообще смогут завертеть дела так, что я окажусь в стороне. А оно мне надо? Нет. Скальм только мой.
        Всё что будет происходить в комплексе и вокруг него должно подчиняться только мне. Никакие властные структуры привлекать не следует. Несмотря на то, что я участвовал в бою с Верховным шаманом и соответственно после этого мог бы выгодно легализоваться в высоких сферах, этого делать я не буду. Наоборот мне следует избегать контактов с властями, они же конечно попытаются меня отыскать. Так что моё появление среди людей должно быть незаметным, тем более, что есть и другая проблема, о которой я почти забыл. Мальчика, в теле которого я сейчас нахожусь, пытались два с половиной года назад весьма жестоко уничтожить и его враги никуда не исчезли.
        Определившись с дальнейшими действиями, я отправился в Центр управления и пообщался с Нирсом. Если он и был несколько озадачен поворотом дел, понять это было невозможно. Он воспринял корректировку как данность и подключил свои ресурсы мне в помощь. Благодаря приборам мы определили несколько малонаселённых мест, которые могли бы мне подойти. После нескольких часов обсуждений я отверг наиболее привлекательный вариант в герцогстве Альстерн. Это была бедная, засушливая территория с редкими в основном мелкими поселениями. Для моих целей хорошо подходит. Второй положительный момент именно это герцогство примыкало к горному хребту, через который вёлся туннель и, в последующем, здесь будет проходить основная моя деятельность. Кроме того мой приорат обосновывается в этих местах. Однако подумав, я решил, что мне не следует сразу появляться в герцогстве. Неизвестно как всё пойдёт в будущем и не следует себя "светить" заранее. Поэтому был выбран другой путь.
        Графство Аненерман на противоположном конце империи удовлетворило моим требованиям. Оно примыкает к защитной стене. Население из-за частых набегов орков невелико и сосредоточено в хорошо укреплённых городках. Но есть несколько небольших деревень в заболоченной труднодоступной местности в ста пятидесяти километрах от Скальма. Места глухие и никому не интересные. Правда недавние события проходили поблизости, и искать меня здесь будут в первую очередь, но имеются кое-какие мысли, должные помочь укрыться от пристального внимания. Сформировать первоначальные идеи помогли воспоминания Наара. Рейнджер имел небольшой любительский опыт работы лицедея. Не знаю, зачем это было ему нужно при его профессии, но факт остаётся фактом и теперь я мог использовать его специфический опыт и знания.
        Сейчас территория около комплекса наводнена монстрами, и пробиваться через орды напначи нет ни желания, ни возможности. Это не Скальм и я не могу воевать бесконечно. Через пару месяцев с первыми морозами почти все серые твари вымрут сами по себе. Такова их особенность, кажется, они создаются только на сезон, но сейчас они весьма активны. Оставшихся монстров добьют рейнджеры с егерями. Но к этому времени уже начнутся холода. Зимой по снегу идти тяжело, да и нет уверенности, что смогу дойти без обморожений, поэтому очередной выход из Скальма как то сам собой определился на весну. Появилось время. Как только стает снег, я буду полностью готов.



        Эпилог.

        Древняя башня в центре старой обители приветствовала своего посетителя басовитым скрипом петель, не открывавшихся два года дверей. Огромные, в рост человека каменные блоки стен всё это время не слышали звука шагов, но, тем не менее, равнодушно отнеслись к мерному стуку деревянных подошв.
        Дрожащий огонь свечи разогнал мрак коридора и осветил путь монаха в простой серой рясе. Сгорбленный от прожитых лет и поклонов Отцу священнослужитель прошёл по узкому ходу и оказался в небольшом округлом зале. Внутри башни было только это пустое, темное помещение без окон и дверей с единственным предметом внутри. В самом центре зала находился каменный куб в пояс взрослого человека.
        Монах подошёл к кубу и затушил свечу. Он знал, что в момент, когда Сонара исчезнет с небосвода и перестанет освещать Тарану, на верхней грани древнего артефакта появятся слова пророчества. Он должен их запомнить и донести отцу-настоятелю. Так было два года назад и два года ранее и ещё раньше. Так будет и сейчас.
        Каким образом работал артефакт, уже никто не знал, но он всегда выбирал один из текстов, что бережно хранились в трех остальных башнях обители, которые уже давно застроены поверху комплексом монастырских зданий и поэтому скрыты от непосвящённых. Веками сюда свозились разные тексты, но артефакт безошибочно выбирал только пророчества, которые исполняются или исполнятся в ближайшее время.
        Иногда люди не понимали сумбурных, наполненных сравнениями и иносказательностью или вообще противоречивых текстов сумасшедших пророков и не видели никаких ассоциаций с жизнью. Тогда глупцы заявляли, что оракул ошибся. Но монахи знали, артефакт не ошибается просто текст посланий тяжело понять и сопоставить с реальностью.
        Пожилой служитель вчитывался в строки, которые в определённый момент засветились на плоской грани куба и понимал, что вскоре церкви предстоит сложная задача по расшифровке и сопоставлению знаков, так как слова пророка, монаха Иесаниила, написавшего эти строки, всегда относились к знаковым, масштабным событиям. Но некоторые из предсказаний этого человека были настолько непонятны, что перед их расшифровкой пасовали лучшие умы. И вот теперь перед глазами монаха возникали слова одной из самых непонятных частей записей пророка.
        " И вижу я радость ни живого, ни мертвого
        Ибо обрёл он хозяина-друга умершего, но живого
        И отдал ему часть ноши великой своей.
        И расцвел цвет фиала в горе ни живого, ни мертвого
        И стоит она среди серых полей врага мира живого
        И ищет цвет фиала помощь в миссии своей.
        Ищи в людях - цвет весны, не останавливайся.
        Иди к нему."

        Строки постепенно тускнели и, наконец, исчезли совсем. Монах заскрипел кремнем и зажёг свечу. Развернулся и двинулся к выходу, который закроет за собой ещё на два года. Но в душе пожилого человека поселилось смятение.
        Он помнил пророчества Иесаниила наизусть, каждую их букву. Строки про цвет фиала ему нравились особо, так как он любил этот весенний первоцвет. Как представит фиолетовый ковёр, так и чувствует, как радость наполняет его сердце. И поэтому он чётко знал, что последних трёх слов, этого короткого предложения, в тексте пророчества нет.

   Конец 1 части.



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к