Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Непальский Влад: " Слёзы Империй " - читать онлайн

Сохранить как .
СЛЁЗЫ ИМПЕРИЙ Влад Непальский

        Влад Непальский
        Слезы империй

        Пролог

        Дорогой читатель, расскажу тебе одну быль которая произошла в нашем мире в далекие-далекие времена, когда он был еще совсем молодым и Земля не сгибалась под тяжестью цивилизации. Хотя тогда и были люди, они были немного другими, не такими как мы, но проблемы у них были те же. В те времена их внешность сильно зависела от места проживания, что давало сильные различия между народами. Были и сыны гор, и дети лесов, для удобства первых я буду называть горовиками, а других эльфами. Также жили и многие другие народности…
        В эту эпоху оковы материи были не так сильны как сейчас, что способствовало проявлениям магических способностей. Им учились так же легко, или упорно, как и сейчас учатся различным предметам. Но в общем, я не об этом…
        Боги, принимавшие участие в событиях, ходили по миру и учили людей своим наукам, живя или появляясь среди них. Но даже их присутствие не смогло уберечь народы от войны.

        Глава 1

        Бывают ночи светлые и звездные, окрыляющие поэтов и художников. А бывают ночи глухие и темные, в лоне которых гнездится все страшное и гнетущее, предвещая неожиданные события. В эти ночи вся природа молчит, и даже ветер боится нарушить тяжелую тишину. Ночное небо обычно закрыто тучами, погружая землю в темноту, лишенную света звезд. Именно такая безмолвная ночь и была в одной из деревень, на дороге к Акэндхэму. Окруженная болотами и лежащая далеко от основного тракта, эта деревня была посещаема, только редкими путниками, едущими в столицу по старой дороге. Ночная тишина давила, но в деревенском трактире не было ни малейшей капли этого гнетущего ощущения. Там царило пьяное веселье, избавленное от наблюдения окружения. Дым, идущий от трубок наполнял зал, и все посетители тонули в нем, словно в утреннем тумане. Эта засидевшаяся допоздна компания отмечала выгодное для себя, дело, завершенное накануне.
        Неожиданно из туч, нависших над деревней, хлынул проливной дождь. Мгновенно множество холодных капель упало на землю, разбивая застывшую грязь и орошая иссохшую от засухи почву. Когда ливень был в самом разгаре, трактирная дверь, скрипнув, неожиданно открылась и в зал вошел человек, полностью укутанный в черный дорожный плащ с капюшоном, скрывающим его лицо. Словно силуэт, он прошел к стойке, где задремал пожилой трактирщик. В каждом его шаге было нечто необычное, его появление сразу же заставило всех людей замолчать, и напряженно смотреть за незваным гостем. Дух веселья и беззаботности мгновенно рассеялся после появления этого таинственного путника. Трактирщик, протерев глаза, так и не понял кто стоит перед ним, но когда незнакомец высыпал горсть золотых монет на стол, тот сразу же снял ключ и отдал его новому постояльцу. Ночной гость внушал хозяину заведения страх, и одновременно спокойствие. Он тут же понял, что на протяжении нескольких дней нельзя беспокоить этого посетителя. Это знание пришло к нему только от одного взгляда незнакомца. Бесшумно поднявшись по лестнице, странник исчез в темном
коридоре второго этажа.
        После его появления никто так и не смог больше веселиться, и все хмурые и серьезные отправились спать в свои комнаты.
        Прошло два дня с того момента как в трактир въехал странный путник, за это время он ни разу не покидал своей комнаты, но трактирщик, лучше бы умер нежели побеспокоил его. Ранним утром третьего дня сразу после рассвета, вся деревня была погружена в сладкий крепкий сон. Тишина над поселением изредка нарушалась лаем собак и пением птиц и насекомых, единственных существ не объятых сном.
        У самого горизонта на западе появилась черная точка, постепенно начавшая быстро увеличиваться в размерах. Через некоторое время, когда очертания объекта стали вырисовываться, можно было рассмотреть старинный пузатый корабль горовиков. Такие корабли уже давно не использовались в армии горовиков, и этот был последний. Кристаллы, создающие подъемную силу, были известны в Оге очень давно, и уже во времена Великой войны использовались для создания летающих кораблей. С помощью таких кристаллов и летел корабль горовиков, приближающийся к деревне. На одной из его мачт развивался черный пиратский флаг, зловеще трепыхающийся на ветру, не предвещая ничего хорошего. Корабль был сделан таким образом, что имел внутри трюма большое пространство, из-за чего выглядел пузатым, как бочка. Помимо парусов сзади у него было два вращающихся пропеллера, помогавшие ему лететь в безветренную погоду. Корпус этого судна, был сделан из мореного дуба, славящегося своей прочностью, с множеством вырезанных и приделанный украшений. По обеим бортам через открытые пушечные люки, торчали старые пушки, сделанные виде раскрытых
драконьих пастей.
        По мере приближения к деревне, судно стало снижать скорость, и достигнув населенного пункта, начало описывать над ним круг.
        Пролетев свой первый круг над деревней, корабль, начал терять скорость. На нем уже спустили все паруса, и отключили пропеллеры, ранее ускорявшие его полет. Вскоре он совсем остановился, и лишь вольный ветер легонько сносил его в сторону.
        На верхней палубе корабля собралось более двух десятков горовиков, закованных в прочную броню и держащих топоры наготове. Каждый из них был ростом более семи футов, и имел массивное телосложение, что делало их вместе весьма страшного вида. На кормовой надстройке, спиной к мачте, стоял высокий горовик, являвшийся капитаном этого судна. Доспехи на нем блестели, сделанные из магического сплава — тальма — они неоднократно спасали жизнь своему хозяину в самых жестоких боях, где пришлось ему побывать. Грудь горовика закрывала густая красная борода.
        — Горовики!  — Крикнул капитан не поднимая забрало.  — Настало время добыть еще немного денег для нашей страны и разорить эту деревушку!
        У-ааа!  — Заревели горовики, подняв топоры вверх.
        — В атаку!  — Во весь голос рявкнул глава отряда, и взмахнул топором, ловко достав его из-за спины. Через мгновенье, с обеих бортов корабля, были сброшены по пять длинных цепей. По ним пираты стали стремительно спускаться на землю.
        После этого в деревне послышались вопли и крики. Тишина, и утреннее безмолвие, бесследно исчезли, растворенные в звуках бойни. Особенно потрясали воздух громкие крики горовиков: «Где деньги?», «Убью собак!», «И это все!?». Слышались еще жалобные вопли местных жителей, которые грабители сразу же прекращали взмахами своих топоров. В небо стали подниматься один за другим струи дыма, от подожженных разбойниками построек. В деревне воцарился хаос. Повсюду были слышны вопли женщин, вой собак, и радостные вопли горовиков, громивших все окрестности, резавших на мясо скот, и искавших ценные вещи.
        Не остался без внимания захватчиков и деревенский трактир. Пятеро пиратов браво шли к нему, неся на плечах свои топоры. Прочная дубовая дверь мгновенно разлетелась в щепки от сильного удара блестящего и начищенного топора пирата подземного народа. Затем грабители яростно ворвались внутрь и принялись разносить мебель в щепки. Разбуженный этим шумом заспанный трактирщик вышел из задней двери.
        — Где деньги?  — Заорал на него горовик, занося топор.
        — В задней комнате в камине под золой, в чугунном горшке!  — С испугу проговорился хозяин заведения. Это было последнее, что он сказал, потому что горовик спросивший его о деньгах, разрубил его топором на две части, залив кровью стену и пол.
        — Проверь.  — Приказал пират своему товарищу, младшему по рангу, указывая мизинцем левой руки на дверь, откуда только что появился хозяин заведения. Подчиненный пробежал проверять, достоверность сказанного трактирщиком. Двое других горовиков, которым отдали приказ «Зачистить верх», отправились по скрипучей лестнице на второй этаж. Они говорили и смеялись, предвкушая расправу с постояльцами. Их голоса зловеще доносились с лестницы, гремя над местом только что произошедшей трагедии.
        Горовик, посланный проверять правду ли сказал трактирщик, вернулся с небольшим чугунком, в котором весело позвякивали монеты.
        — Разнесите все здесь к чертям!  — Скомандовал командир, разбив обратной стороной топора чудом уцелевший табурет. Горовик с чугунком, сунул добычу в мешок, с награбленным добром, и встряхнув его, поставил у входа.
        Два пирата, посланные на второй этаж, осмотрев все комнаты, оказавшиеся пустыми, неожиданно остановились у единственной запертой двери.
        — Давай сноси ее к чертям!  — Рявкнул на своего товарища горовик, что был повыше.
        — Мне что-то страшно — Еле проговорил тот, сжимая топор.
        — Если бы я тебя не знал, то подумал, что ты не принадлежишь моему славному народу, не ведающему страха!  — Одним ударом он разбил старую посеревшую от времени дверь. Выбив обломки, он ступил в обширную темную комнату. По его телу прошла дрожь, но пират не подал никакого вида, дабы не подавать дурной пример своему напарнику.  — Пошли!
        В комнате на старой двуспальной кровати с пыльным балдахином, закрытой со всех сторон тюлью, лежал на спине странный человек. Скрестив руки на животе, он был погружен в мертвенное безмолвие. Черный плащ, волнами спускаясь на пол, накрывал собой тумбочку, стоящую в углу у двери.
        — Мертвец.  — Прошептал горовик помельче, ступая в комнату.  — Что-то недоброе.
        Лежащий на кровати человек, напоминал эльфа, хотя кожа у него была светло-серой. На нем была изящная черная одежда, с непонятной символикой сделанной тальмовыми нитями на манжетах и воротнике. На спящем были сапоги из черной кожи дракона. Его светло-серое лицо было красиво, и спокойно. Он казался ни живым ни мертвым. Казалось, смерть пленила его, заморозив красивые черты лица странника. В то же время, можно было подумать, что легкий ветерок мог бы унести с собой мертвенное спокойствие вернув лику обычную подвижность, и пробудив спящего.
        — Мертвец, ну и что!  — Рассмеялся старший пират. По его телу прошла волна страха, и что бы ее побороть он решил действовать.  — Смотри, сейчас я разрублю его на две части.  — Когда он произнес эту фразу, то топор был уже занесен над не то спящим, не то мертвым путником.  — Смотри!  — Оружие понеслось вниз, низкорослый горовик что-то в ужасе прокричал. Топор упал на спящего человека и разлетелся на куски, не принеся ему никакого вреда. Его осколки со звоном упали на пол, этот звон выел обеих горовиков из оцепенения.  — Дай мне свой топор!  — Бросив на пол уцелевшую ручку оружия, и протянул дрожащую руку к собрату.
        В это мгновение спящий пробудился. Невидимая сила разлетелась по комнате и все замерло. Стоящим у кровати разбойникам показалось что само время остановилось. Оцепенение в пространстве было нарушено, когда вначале один, а потом другой горовик, попадали на пол замертво. Поднявшись на кровати человек осмотрел комнату. Взгляд из его серебристых глаз, пронизывал пространство, от него не укрывалась самая ничтожная мелочь, самая маленькая деталь, которую обыватель даже бы и не заметил. Путник был тэнге — наполовину человеком — наполовину акаром, сочетанием встречающемся столь редко, что в их существование даже не верили.
        Он стал на пол и поднялся. Его волосы снежно-белого цвета были заплетены в длинную косу, спускающуюся ниже пояса и оканчивавшуюся черным бархатным бантом. Серые заостренные уши имели меньшую длину, нежели у высших или лесных эльфов.
        Пройдя к двери, он посмотрел на брошенный на тумбочку черный плащ. Плащ до этого мирно лежащий в мгновение ока исчез, как будто его и не было. Затем тэнге вышел из комнаты и пошел по темному коридору, к лестнице. Еще недавно горовики обшарив второй этаж оставили здесь все двери открытыми настежь.
        На лестнице постояльцу встретился горовик с окровавленной бородой, со звериным ревом бросившийся на него. Но не успел грабитель пробежать пару ступенек, как замертво повалился на лестницу, сокрушенный невидимой силой. Его тело покатилось вниз, распластавшись на полу первого этажа. Тэнге сошел вниз, где один из пиратов открыл по нему огонь из автоматического арбалета. Последний постоялец одним движением уклонился от полетевших в него болтов. В руке полуакара материализовался длинный и прямой серебристый меч, как молния странник метнул его во врага, и оружие пронзило горовику грудь. Прошив прочные доспехи меч вышел со спины. Враг зашатался и рухнул на пол.
        — Помогите!  — Послышался вопль пирата, который еще несколько минутами назад зарезал семью трактирщика. Он быстро побежал к дверям, не забыв по пути прихватить мешок с награбленными деньгами. Быстро убегая на своих массивных ногах, и лязгая доспехами горовик скрылся за поворотом улицы, что бы позвать подмогу.
        Меч, торчащий из мертвого горовика исчез также загадочно как и появился, и постоялец стал обратно подниматься наверх.

        — Что они там так долго делают?  — Капитан Красная борода наблюдал за трактиром в подзорную трубу. Он стоял на своем мостике недалеко от штурвала, с множеством рычагов. На колесо штурвала опирался старый горовик с длинной седой бородой, ожидавший приказа капитана.
        — Странно.  — Сказал Красная борода, увидя в подзорную трубу выбегающего горовика.  — Там что-то нечисто.  — Сделал он умозаключение, а затем рявкнул во все горло.  — Готовьте пушки! Разнесите трактир к чертовой матери!
        Несколько маленьких боковых пропеллеров заработало. Левый бот пузатого корабля стал медленно поворачиваться к трактиру.
        — Кто это?  — Удивился капитан пиратов, увидев что на односкатную, посеревшую от времени и дождей, соломенную крышу трактира вышел наполовину акар, наполовину человек.  — Акар?  — Сказал он вслух, после чего блеснула яркая молния, и оглушительный взрыв разорвал корабль по центру.
        Сильный удар выбросил Красную бороду за борт, и сделав в воздухе сальто пират рухнул на соломенную крышу старого сарая, который горовики обошли стороной. Проломив крышу, пират свалился на стог сена, бережно хранимого здесь крестьянами, которых уже не было среди живых.
        Остатки экипажа держались за горящие обломки корабля, разъезжавшегося на две части. Все произошло так неожиданно, что привело в смятение даже видавших виды горовиков. Через несколько секунд последовал еще более сильный взрыв. Взорвался боезапас корабля. Корпус разлетелся в щепки, которые разбросало по всей деревни, над ним поднялось облако дыма и мачты и другие тяжелые предметы упали недалеко от того места где ранее висел корабль.
        — Проклятье!  — Чертыхнулся капитан, лежа на спине, и видя эту картину через проломленную крышу. В руках он по-прежнему сжимал обломки подзорной трубы. Где-то рядом с ним на землю упала пушка, разворотив несколько деревьев.  — Проклятье!  — Еще раз сказал Красная борода. Ушибленная голова сильно болела, но благодаря своему телосложению и прочным горовицким доспехам, сделанным из тальма, горовик почти не пострадал.  — Проклятье!  — Сказал горовик в третий раз, видя в небе лишь облако дыма, в том месте где раньше висел корабль, и отключился.
        На другой стороне деревни, не своим голосом вопил полевой офицер горовиков. Его родной корабль прямо на его глазах распался на части, а затем взорвался. Это повергло грабителя в шок. Его друзья и соратники, его капитан, все они были на борту.
        — Тот кто это сделал, умрет!  — Прокричал он. Вокруг офицера уже собрались все высадившиеся в деревню горовики.  — Не будь мы горовики, жители подземелий, самый сильный народ в этом мире! В атаку!
        И толпа горовиков направилась по деревенской улице к трактиру. Они мрачно и твердо шли вперед, приминая на своем пути высокую траву, и рыча от переполнявшей их злобы. С каждой минутой они все ближе и ближе подходили к своей цели.
        Свернув, отряд пиратов вышел на дорогу ведущую прямиком к трактиру. Там взрыв землю между уцелевших оград, валялась одна из корабельных пушек. Бросив на ее взгляд полный тоски и жалости, горовики обошли пушку, и пошли дальше. Множество горящих щепок разбросанных по всей деревне дымило, создавая непроглядную завесу, на их пути. Но уцелевшие разбойники твердо шли, что бы сразится со своим главным врагом, которого они хоть и не заметили, но знали, где он находится.
        У трактира, окруженного облаками дыма, была область, куда остатки корабля почти не попали. Подойдя ближе, пираты увидели стоявшего на крыше человека, повинного в уничтожении их корабля, и гибели их капитана, входившего в десятку доблестных воинов Дугских гор.
        — Умри!  — Как один взревели сыны Дугских гор. Размахивая топорами, они перешли с шагу на бег. Фигура, стоявшая на крыше извлекла из кармана странную маленькую фиалу со светящийся красно-оранжевой жидкостью. Быстрым движением тенге бросил ее вниз. Упав под ноги горовикам, цилиндрическая фиала разлетелась на множество осколков, освобождая магическую жидкость, заключенную в ней. Земля бумагою вспыхнула под ногами горовиков. Доспехи загорелись, так же быстро как поджигает огонь тонкую щепку, брошенную в костер.
        — Демонический огонь!  — Рявкнул один из пиратов идущий в задних рядах, и хотел было убежать, но идущий за ним яростно стукнул его кулаком и трус потеряв равновесие, полетел в лужу пламени. Горовики стали кататься по земле, в надежде сбить пожирающий их доспехи огонь. Некоторые пытались снять латы, но это мало помогало, и они заживо сгорали. Но один из них не остановился, он уверенно шел вперед быстрыми шагами. На доспехах этого горовика, в правой верхней части панциря сиял серебряный топорик, что свидетельствовало, о его командирском ранге. Его доспехи более прочные, с добавлением тальма, сопротивлялись всесжигающему демоническому огню. Еще два горовика не пострадавших от огня, шли за ним. Остальные же бились в агонии не в силах ничем остановить магическое пламя.
        — Безумие приводит к гибели!  — Сказал тэнге, когда трое горовиков добрались до зияющего, словно открытая пасть, входа в трактир, за которым был мрак и хаос. Неожиданно ноги у пиратов подкосились, и они рухнули у самого входа. В главном костре кто-то еще бился в агонии, но постоялец не обратил на них никакого внимания, он медленно пошел к лестнице, приставленной к стене.  — Что ж, время еще не пришло. Мой сон опять был прерван битвой…  — С этими словами он стал слезать по лестнице на пристроенный сарай, на крышу которого она вела. Оттуда зайдя на небольшой балкон со сломанными перилами, тенге вошел в трактирный коридор. Медленно пройдя по скрипучим половицам, он вошел в одну из пустующих комнат. Закрыв дверь, он лег на кровать и погрузился в сон, похожий на смерть.

        Глава 2

        Неделю до этого был ясный летний солнечный день, какие бывают обычно в начале лета, когда солнце светит еще не так ярко, как в середине, но и не так слабо как во время весеннего пробуждения природы. В это время солнечные лучи всегда приятны и желанны, как природой, так и человеком. Голубизна неба, на котором сиял золотой солнечный диск, была почти безупречна. В центре смешанного густого леса, находился луг. Образовавшийся здесь по воле природы он имел эллиптическую форму и изобиловал густой травяной растительностью. Сам луг среди местного населения прослыл местом странным, где за пятьдесят лет так и не выросло не только ни одного дерева но и куста. Его боялись и обходили, хотя сама природа говорила обратное. Иногда на этом лугу можно было спугнуть дикую лань, кормящуюся там сочной зеленой травой. Птицы и насекомые всегда были здесь в изобилии, поэтому днем луг гудел, словно растревоженный рой. На окраине леса у самого луга, рос дуб. Сколько веков ему, из местного населения никто не знал, даже эльфы не могли назвать точный его возраст. За это время дерево постоянно росло, поднимаясь все выше и выше
пока не поднялось над лесом. И без того толстый ствол утолщался, превращаясь в прочную опору для того мира, который существовал в его кроне.
        Еще было далеко до полудня, и лес, как и вся природа, был весел и оживлен. В тени размашистой кроны дуба, у его массивных корней стояло два человека — парень и девушка. Они непринужденно беседовали, высокие стройные, со светлыми длинными волосами, чем-то очень похожие друг на друга. Но приглядевшись опытный человек сразу же отметил, что девушка местная эльфийка, а парень человек с эльфийскими корнями.
        — Сегодня будет просто замечательный день.  — Сказала эльфийка, смотря на юношу своими серебристыми глазами. Девушка была одета в короткое легкое голубое платье. Прочная невесомая ткань, подчеркивавшая ее стройный стан, колебалась при каждом дуновении ветра. На ногах были сандалии завязанные золотистой лентой, которая обвивая ноги, доходила почти до колен. Волосы эльфийки нежно голубого цвета, словно потоки вод, спускались почти до самого пояса. Ее лицо, имело красоту присущую людям этого народа в изяществе и тонкости черт и белизне кожи. Эльфы как народ, живущий в лесах — месте с ограниченной видимостью имели великолепный слух. Она как кошки могли водить ушами, прислушиваясь к дальним звукам и шорохам.
        — Такие дни бывают не часто в этом королевстве.  — Ответил парень. Он был высок и широкоплеч. Лицо его имело некоторые эльфийские черты, и было средним между лицом обычного человека и эльфа. Они имело утонченные черты и румянец, выдающий деревенского жителя, выросшего в дружбе с природой. Волосы у юноши цвета зрелой пшеницы, спускались до плеч, где были слегка посечены и растрепаны, что свидетельствовало о том, что их хозяин совершенно не заботится о своей прическе. Вся одежда его имела темно зеленый цвет, позволяющий легко скрыться в лесу в это время года.  — Эти дни редки словно золотые попугаи, которые прилетают к нам с юга вовремя летних дней, что бы найти свою кончину во время холодных Акосских зим, которые они к сожалению не переживают.  — Проговорил длинное предложение юноша, довольный хорошо придуманным сравнением.
        — Бедные птицы.  — Вздохнула дочь лесов. Кусты недалеко от них вздрогнули и эльфийка повела ухом.  — Какая у них наверное страшная судьба. Прилететь в другие страны, что бы умереть. Это ужасно!
        — Да, это печально.  — Подыграл ей парень, жалея, что заговорил о попугаях, в последнее время вообще переставшие прилетать.
        — Наш мир очень жесток и многим в нем просто не находится места.  — Печально сказала девушка.  — В особенности тем, кто покинул свои родные края.
        — Не стоит думать о таких плохих вещах, в такой хороший день!  — Попытался сменить тему юноша.  — В конце концов, ты сейчас в Акосе, хотя далеко не самом лучшем государстве на свете, но все же лучше чем в Южной пустыне, например.
        — В Южной пустыне есть город Дарион.  — Вспомнила эльфийка.  — Те, кто не смог попасть в Империю Синоха, живут именно там.
        — Климат Южной пустыни сух и ужасен.  — Решил блеснуть эрудицией полуэльф.  — Не многие могут там жить. Страшное проклятье, наложенное более семи ста лет назад, еще до сих пор не разрушено. Говорят, там находят засыпанные песком целые города, ранее бывшие жилыми центрами империи Синоха.
        — Империя Синоха…  — Задумчиво произнесла девушка.  — Наверное, это и есть рай на земле…
        — Может быть, рай для тех, кто живет там а может быть и нет.  — Усмехнулся юноша, беря на себя инициативу разговора.  — Этот мир несовершенен. Рая нигде нет. Наверное, и у людей империи проблем тоже не меньше нашего. Просто мы о них мало знаем, несмотря на близость Империи Синоха, она далека от нас словно Акиот.  — Опять блеснул знанием географии полуэльф, назвав имя далекого северного города, о котором в его деревне кроме него знал только один человек.  — Ее границы хорошо защищены магией. Незваных там не ждут. Зачем она нам? Она лишь может послужить тем, на кого можно равняться. Зачем нам ехать туда? Зачем нам жить там? Когда мы можем создать свою процветающую империю здесь!?
        — Это все мечты… Если бы все было так просто…  — Опять вздохнула эльфийка.  — Королю Акоса, который по моим сведеньям даже не может нормально управлять страной, никогда не сравниться с архимагом империи Синоха, который не только умеет хорошо управлять, но уже несколько сотен лет ведет империю к процветанию.
        — Все эти архимаги, короли, императоры…  — Юноша не особенно любил говорить о политике, поэтому решил опять сменить тему.  — Давай просто забудем о них, пока они не вторгаются в нашу жизнь.
        — Скоро полдень.  — Девушка посмотрела на солнце.  — Мне пора идти в деревню, что бы отдать травы старейшине. Если хочешь, можешь пойти со мной!
        — Я не могу принять твое приглашение, Лониэ.  — Печально сказал юноша, обрадовавшись в душе, до этого его еще никто не приглашал.  — У меня еще есть здесь кое-какая работа, которую я должен непременно выполнить.
        — Тогда еще увидимся.  — Сказала она и исчезла в густых зарослях кустарника. И лишь колыхающиеся ветки напоминали о том, что девушка здесь проходила.
        — Пока.  — Тихо сказал юноша, зная что эльфийка уже не слышит его. Затем выйдя из-под огромного дуба он лег на сочную луговую траву.
        Полуэльф закрыл свои голубые глаза и стал размышлять, пока за спиной не услышал легкие аккуратные шаги. Кто-то шел к нему ступая по траве. По этим шагам можно было сразу понять, что идет человек знакомый с лесом, у которого под ногами не хрустнет ветка, и сам лес скрывает его пребывание.
        — Зачем ты отклонил ее приглашение, Янт Удвинг?  — Шутя, сказал твердый старческий голос.
        — А, Фойдор.  — Вспомнил Янт, что должен был собрать для старика какие-то травы. Юноша их так и не нашел, и после нескольких часов поиска встретив знакомую эльфийку прекратил этот поиск вовсе. Открыв глаза он посмотрел на небо.
        — Я предполагал, что ты не сможешь поразмыслить головой в нужном направлении и не найдешь эти нужные травы, тем более что здесь не столько голова нужна, а сколько знания где они растут, которые я к сожалению сегодня утром запамятовал тебе передать.  — Сказал высокий старик, облаченный в серую хламиду. Несмотря на старость он очень хорошо выглядел. Взор его глаз был ясен и незамутнен. Длинные седые волосы на голове, как и борода были расчесаны и уложены. Все его движения, казалось, были полны сил и энергии, несмотря на то что каждое из них был как бы заранее продумано и отличалось четкостью и рациональностью.
        — Так в чем здесь моя вина?  — Удивился юноша.
        — В том, что ты вместо того, что бы вернуться и попросить меня рассказать поподробней про нужные травы, ты отправился искать их не зная мест где они растут и естественно не нашел их. Я это предполагал, и поэтому вышел за тобой вслед. Еще по пути зашел в деревню лесных эльфов. Эльфы, конечно, насторожились, но виду не подали. Они только приехали и хотят подружиться с местным населением. А когда узнали, что я маг то особенно обрадовались. Теперь хороших магов стало очень мало. Один на десять тысяч. Особенно у лесных эльфов. А в Акосе, как ты знаешь, волшебников вообще не осталось. Все кто более-менее в магии разбирался давно уехал в Империю Синоха, или на худой конец в Агиос. Я бы тоже мог поехать только мне Акос оставлять жалко. Деревню без меня разнесут… Да, и незаконченные дела у меня здесь есть. А почему ты отказался от посещения деревни?
        — Да, ну их.  — Отмахнулся Янт, вставая с примятой травы.  — Даже отдохнуть не дал. Ну и зачем мне идти в их деревню? Ничего интересного там нет!
        — В своей молодости я мечтал встретить молоденькую и глупую эльфийку.  — Мечтательно сказал старик.  — Тогда эльфы в людских королевствах были редкостью.
        — Ладно, пошли.  — Произнес юноша направляясь через луг к лесу.
        — Ты не знаешь тех времен!  — С гордостью за себя произнес старик, выровнявшись с юношей.
        — И слава богу, что не знаю!  — Вздохнул Янт, думая о эльфийке.  — И кстати, зачем тебе нужны были эти травы?
        — Ты не поверишь!  — Весело сказал старик.  — Я изобрел зелье, которое позволит влюбить в меня кого угодно.
        — Зачем тебе на старости лет, понадобилось влюблять кого-то в себя?
        — Я еще совсем молод!  — Усмехнулся Фойдор.  — Мне только девяносто девять лет! Многие в этом возрасте только начинают жить!
        — А очень многие отправляются на кладбище.  — Саркастически заметил Янт.
        — Ну, кому как.  — Пожал плечами старик. Луг кончился, и они вошли в тенистый густой лес.  — Хотя многим, которые живы в столь древнем возврате не помешало бы отправится на кладбище. Тогда бы всему миру стало легче.
        — Ты это опять про свою академию магии!  — Уловил мысль спутника юноша.
        — Да!  — Воскликнул старик, оживляясь.  — Я их проучу. Я восстановлю справедливость! Я заставлю их исправить свои ошибки. Они больше не будут поступать так как поступили восемьдесят лет назад, не будь я Фойдор Удвинг, сын Гука Удвинга, сына Ишерона Удвинга, сына Миратоса Удвинга, сына…
        — Ну хватит, сколько можно!  — Прервал его Янт, находящийся в легком мечтательном настроении.
        — Ты не знаешь, что испытал я в твоем возрасте!  — Идя по тропинке стал поучать внука старик.  — Ты не знаешь, что после произошедшего я решил показать этим придуркам кто такой настоящий маг. Я учился, мне приходилась мести дворы магам, что бы они научили меня хоть чему-то. Я работал денно и нощно! Я думал, как мне стать умнее и сильнее! Я учился! Я не был таким лодырем, как ты, именно поэтому я и стал белым магом. Потом, когда я стал что-то уметь, мне стало гораздо проще, мне уже не приходилось мести дворы и чистить сортиры. Я уже мог выполнить кое-какую работу посерьезней.
        — Тебе вредно вспоминать об этой академии…
        Они шли через лес. Ветки кустарника цеплялись за их одежду. Родственники не раз разрывали паутину, аккуратно натянутую между деревьями пауком.
        — Знай!  — Крикнул старик.  — Академия Высшей Магии Акэндхэма раскается за то, что они с позором выгнали меня восемьдесят лет назад. Я вернусь, и каждый из преподавателей пожалеет, о том что тогда они сказали Фойдору, что он не способен магии. А этот чванливый ректор назвал меня неспособным тупицей. Сборище идиотов! Из-за них в государстве такие проблемы. Из-за них сотни магов не смогли развить свои способности!
        — Ты мне уже это говорил!  — Заметил Янт, уже в который раз выслушивая историю деда о поступлении.
        — Эта несправедливость бесит меня. Когда я поступал туда, я познакомился с множеством талантливых и гениальных людей. Но что же стало с ними? Все они сейчас уже мертвы! Какую службу они сослужили человечеству? Никакую! Они все прозябали в нищете, когда такие твари как ректор катался по игорным заведениям, на своем экипаже сидя на бархатных подушках… Когда-нибудь я выброшу этом мусор из академии магии и превращу ее в место где каждый сможет получить знания!
        Через несколько минут они вышли в поле, озимая рожь выбросила уже колосья, которые наполнялись соком, убаюканные желтым солнышком и нежным ветерком. Вдалеке показалась деревня, дома которой были разбросаны по холмам и впадинам, создавая вместе с облепленными вокруг домов садами непрерывный круг. Участки вокруг домов были большими, знатными, мерили их не жалея земли. Дома были массивные, деревянные построенные прочно и на века. Вдали виднелись заборы, ограды и зелень, наполнявшая деревню.

        Деревня «Одинокий рог», называлась так из-за камня высотой около сорока пяти футов, располагавшегося на северо-восточной стороне поселения и напоминавшего огромный рог единорога. Одиноко стоявшая белая глыба была предметом гордости всех деревенских жителей. Хотя никто не знал, кто создал этот камень, но в деревне существовала легенда, которая впрочем, была вымыслом, поскольку точно никто не знал, был ли этот камень рукотворный или естественный. Эта легенда гласила о гигантском единороге, которого во время великой войны прошлого, призвали высшие эльфы, дабы уничтожить могущественных и сильных воинов Империи Акара — мощного и самого сильного в те времена государства темных эльфов. И что один из магов Акара уничтожил этого единорога, превратив его сначала в камень, а затем взорвав. После чего от единорога остался только один рог.  — Так говорили сторонники этой легенды. А противники молчали, поскольку их просто не было. Никто и не собирался задумываться, насколько достоверна та или иная вещь, или куда делись остальные осколки единорога. Местные люди не привыкли так сильно напрягать свой мозг и
придаваться размышлениям. Они жили одним днем думая максимум, о том как в будущем году собрать урожай, или как заработать побольше денег. Их мало интересовали книги, тем более большинство из них было не грамотно. Их разум занимали сплетни и осуждение соседей, которых они видели каждый день. Именно так они жили.
        В центре деревни был небольшой трактир напротив которого располагался маленький рынок. На рынке как правило сидело несколько бабок, торгующих всякой ерундой. В трактире же всегда было пару пьяных посетителей, которые вели себя относительно мирно, дебоширя только по праздникам, а по будням тренируя свое горло, пытаясь перекричать из окна трактира сидящих напротив бабок-торговок.
        В «Одиноком роге» было около сотни домов. Они располагались приблизительно равномерно по всей деревне, а на юго-западе рос старый сад, где росло множество плодовых деревьев посаженных местным давно уже умершим феодалом. Дальше в этом направлении на отшибе стоял дом Фойдора — большой деревянный дом, обнесенный прочным забором. Затем шел луг, за лугом поле, а за полем лес. В этом лесу, собственно, и обосновались эльфы приехавшие из Великих лесов.
        Еще в деревне была небольшая школа, открытая Фойдором, находившаяся в старом доме бывшего старосты, умершего очень давно. В школе преподавал заезжий степняк, устроенный деревенским магом на этом место. Несмотря на открытие такого несомненного благо как школы многие деревенские не желали отдавать учится своих детей, а тем более платить за это полурослику, который нагло устроился жить в этом же доме.
        Народ степняков, иначе тэльвов, занимал обширные северные степи континента Икандера, на котором и располагался Акос. Внешне степняки были такие же как люди, только значительно ниже ростом. В основном занимаясь сельским хозяйством, они редко воевали и в большинстве своем торговали продуктами питания с горовиками и эльфами. Живущие в полуподземных каменных землянках степняки прекрасно переносили суровые северные зимы, не мешавшие им выращивать еды больше чем более сильные и развитые государства.
        В «Одиноком роге» авторитет Фойдора был огромен. Старый маг заменял там учителя, врача, священника, и старосту. Все самые важные вопросы решались исключительно только с ним. Благодаря своей магии, он сделал так, что деревня не платила налоги. Это придало его особе еще больший авторитет. О нем боялись говорить плохо, веря что он слышит каждое слово в деревне. Совет данный Фойдором немедленно исполнялся.

        Участок деревенского мага, находился на краю деревни. Его дом, одноэтажный с широким фасадом, был накрыт посеревшей черепичной крышей. За ним произрастал плодовый сад всегда обильно плодоносивший, и огород, где старик выращивал себе необходимые травы. Внутри дома было светло и сухо. В его центральной части находился большой просторный зал. Свет, проникающий через большие окна, сделанные на южный манер, хорошо освещал все закоулки этой большой комнаты. Меблировка комнаты была городской. Старый диван, несколько кресел и стол, стояли по правую сторону от входа в сени. По левую, же были два книжных шкафа, стол и еще один диван, но уже поновее. У внутренней стены стояло несколько маленьких столиков, на которых лежала всякая мелочь. Этот зал был центром строения, поэтому там было несколько дверей ведущих в разные части дома.
        Развалившись, в одном из старых кресел сидел Янт и увлеченно читал книгу с затертой обложкой.
        Дверь, ведущая в коридор в правом крыле дома, со скрипом отворилась и в гостиную вошел Фойдор.
        — Уф.  — Сказал старик, снимая свою хламиду, и бросая ее на диван за которым было окно в передний двор. Теперь на нем были только холщевая рубака и холщевые штаны.
        — Я удивляюсь, как в такую жару ты одеваешься как в мороз, и тебе не жарко?  — Не открываясь от книги, спросил Янт. Хотя он уже дано жил с Фойдором, но некоторые вещи любил спрашивать у него периодически, хотя прекрасно знал, что на них ответит его дед.
        — Сам знаешь.  — Фойдор сел на диван и стал стаскивать сапоги.  — Я же маг, чародей, и алхимик, в конце то концов. А настоящий маг зимой не мерзнет, и летом не перегревается. Хоть шубу одену, а все равно жарко не будет.  — Рассмеялся он.
        — Почему бы тебе выглядеть еще не помоложе?  — Пришел юноше на ум очередной вопрос.
        — Зачем?  — Усмехнулся старик.  — Я уже привык так выглядеть. Да и пока рано мне становится молодым. Силы еще не те, вот лет через пятьдесят так в самый раз будет.
        — Где ты был?  — Продолжил расспрос Янт.
        — Да, так в огороде кое-что делал.  — Фойдор неспеша лег на диван.  — Сейчас отдохну и продолжу. Кстати, я придумал, как мне восстановить справедливость в академии.
        — Ты опять за свое?  — Юноша перевернул страницу. В душе у него стали зарождаться опасения, насчет планов старика, об академии.
        — Ты знаешь, я хотел съездить в Акэндхэм. Там некоторые дела уладить, да и с отцом твоим повидаться.
        — И что не поедешь?  — Равнодушно спросил Янт, параллельно читая книгу. Акэндхэм интересовал его сейчас меньше всего.
        — Нет.  — Проговорил старик, смотря в потолок.  — Я поеду и быстрее чем хотел, и с тобой!
        — Это еще зачем?  — Удивился юноша. Этот поворот в разговоре заставил его отложить книгу и повернутся к своему деду.
        — Как зачем?  — На сей раз пришла пора удивится старику.  — Неужели у тебя нету желания повидаться со своим родным отцом, которого ты не видел почти десять лет?
        — Не особо. Хотя я его почти не помню.  — Замялся Янт Удвинг.  — Хотя сам виноват. В детстве я его редко видел. После того как в десять лет, ты меня забрал из города я вообще его ни разу не видел. Отец называется! Мог бы хоть один раз приехать посмотреть как я живу.
        — Ну, твой отец не может приехать.  — Стал оправдывать сына старик.  — Он зарабатывает деньги.
        — Которые сразу же спускает!
        — Как ты можешь говорить так о своем отце!  — Фойдор поднялся и облокотился на спинку дивана.  — Чувствую в твоем обществе мне отдохнуть так и не удастся…
        — Не ты ли мне говорил каждый день, что мой отец живет совершенно бессмысленной жизнью. Что он спускает деньги, что не заботится о будущем. Что его профессия актеришки совершенно бесполезна.
        — На его спектакли ходит цвет Акэндхэмской аристократии!
        — Что-то я не знаю об этом.
        — Ты много чего не знаешь.  — Заметил старик, вставая с дивана и босиком идя к шкафу.  — Ты не знаешь, кем были твоя мать, и бабка.  — Он взял с полки карту скрученную в трубку.
        — Знаю.  — Уверенно сказал юноша, внимательно смотря за действиями своего деда.  — Они были эльфийками.
        — Но ты не знаешь, что они были за люди!
        — Увы, нет. Да это и не важно!
        — Ну что за молодежь пошла.  — Фойдор развернул на затертой поверхности стола карту. Секунду внимательно посмотрев на нее, он опять ее скрутил.  — Помню все-таки еще дорогу, помню. Как только приедет мой друг Рутор, который будет присматривать за домом в мое отсутствие, мы сразу же поедем в столицу.
        — Но я не хочу, сейчас покидать деревню!  — Возмутился Янт решением своего деда. Юноше удалось завязать знакомство с эльфийкой и он не хотел уезжать в город.
        — Ты не просто покинешь деревню, ты поступишь в Академию Высшей Магии Акэндхэма!  — Торжественно сказал Фойдор.
        — Что!  — Воскликнул юноша. Это известие его поразило. Будучи деревенским жителем он особенно не любил посещать всяческие государственные заведения.  — Теперь ты за меня еще решаешь, что мне делать!
        — Минутку!  — Сказал старик и вышел из комнаты в дверь, ведущую в правое крыло дома. Через пару минут он вернулся с двумя толстыми кожаными папками, которые принес из своей спальни. Бросив их на стол к карте свернутой в трубку, он начал торжественную речь.
        — Неужели ты не хочешь помочь своему деду, который тем более сделал тебя бессмертным!
        — Ну, опять начинается.  — Вздохнул Янт, ложа книгу на подлокотник.
        — Я всего лишь хочу отправить тебя в академию в качестве агента, который мне поможет разузнать обстановку и наносить более точные удары.
        — Ты мне уже надоел со своей местью.
        — Это не месть. Это восстановление справедливости и позорное изгнание трутней из храма знаний. Если бы я хотел отомстить, то давно бы сжег эту чертову академию, и поубивал бы всех магов, и никто бы не догадался, что это сделал именно я. Но я хочу проучить этих невежд, что бы другие на их примере узнали, что значит преграждать дорогу к знаниям. Итак…  — На мгновение старик замолк. В это время он выглядел словно полководец, разъясняющий свои командирам план будущей атаки.  — Ты проникнешь в их самое логово. При помощи невинных вопросов ты выведаешь самое сокровенное. Ты будешь легко перемещаться внутри этой структуры, пока я буду манипулировать их тупыми головами. Да мы академию как орех расколем и выбросим! Мы выведем на чистую воду этих проходимцев! Мы раздавим их как давит тапок насекомое! Если тебе не нравиться учится, можешь считать, что это просто игра в шпионов… А сейчас я хочу показать тебе портрет твоего отца. Иди сюда.  — Фойдор стал развязывать веревочки на папке.
        — Хорошо, хорошо.  — Юноша подошел к своему деду.
        — У меня есть портрет твоего отца, нарисованный акварелью.  — С гордостью сказал он.  — Я его сам рисовал, что бы когда ты его забудешь напомнить тебе какой твой отец. Он конечно корявый, но похожий!  — Сказав это Фойдор открыл развязанную папку. Затем перебирая вложенные в нее листы он вынул оттуда белый лист, со смутными очертаниями, с него посыпались маленькие шарики тараканьего помета.
        — И где здесь мой отец?  — Удивился Янт.
        — Проклятые тараканы сожрали акварель!  — Воскликнул дед бросая папку на стол.  — Ну ладно, не велика беда, там и так было ни черта не понятно.  — Затем он достал толстую кипу бумаг, исписанную карандашом.  — Здесь информация об академии. Прочти ее.
        — Не хочу.  — Ответил юноша, который не особенно любил разбирать непонятный почерк деда.  — Мне что делать нечего, как читать об этой академии.
        — Неужели тебе не хочется побыть в разведке?  — Сделал попытку заинтересовать внука Фойдор.  — Тебе не надо будет напрягаться. По знанием, ты стоишь на уровне преподавателя этой академии, а может даже выше. А по силе, тоже не плох. Ты маг, и не плохой маг, не ровня этим академическим попугаям.
        — Кому нужна такая академии?
        — Все маги еще сто лет назад, кто мог, ушли в Империю Синоха, а кому туда попасть не удалось, те пошли в Империю Агиос. Ну, или на самый худой конец в Империю Кинос. Если бы у нас была нормальная академия, то может быть магов в стране стало больше и у них была возможность совершенствовать свои навыки, тогда глядишь и жизнь бы улучшилась.
        — С нашим правительством не улучшиться…
        — Представь. Эта академия поможет тебе правильно оценить твои способности, и знания. Возможно, ты узнаешь что-то новое для себя в искусстве общения с магами. В деревне слишком мало людей. А там ты сможешь с кем-нибудь познакомиться. Тем более разве ты не хотел бы встретиться со своими друзьями детства?
        — Друзья детства.  — Задумался юноша. На него внезапно нахлынули, казалось, уже давно забытые воспоминания. Давно заснувшие, они внезапно пробудились, окрасив серые дни прошлого в яркие краски его детства. Перед ним неожиданно предстали загадочные пейзажи Акэндхэма, таинственные и старые дворы, где он играл. Зимние праздники и горы снега, заваливающие улицы города зимою. Смутные облики его друзей, с которыми он играл. После приезда в деревню друзья у него так и не появились, хотя знакомых было чуть ли не вся деревня. Эти воспоминания нагнали на юношу приступы тоски, которая погрузила его в мрачную задумчивость.  — Вот, пожалуй, ради друзей детства стоит туда и поехать.  — Проговорил он после недолгого молчания.
        — Заодно поможешь, мне старику. Поступишь в эту чертову академию.
        — Только знай, я делаю это не ради тебя, и не ради твоей восстанавливающей справедливость акции, а именно ради друзей детства. И читать я ничего не буду. Все равно твои записи давно сделаны и успели порядком устареть. Потом по дороге в Акэндхэм сам мне все расскажешь. Ну и еще ходить в академию буду не каждый день.
        — Ну уж это как тебе угодно, главное, что бы тебя не выкинули оттуда.
        — Пойду пройдусь.  — Янт вышел из комнаты, и через веранду внутреннего двора, попал в сад. Там он долго стоял в размышлении о своем детстве в Акэндхэме. Представлял себе какими должны были стать его старые друзья, с которыми он раньше не уставал играть до самого вечера.
        — Отлично!  — Сказал сам себе старик довольный разговором, и не торопясь принялся завязывать свои папки.

        Ближе к вечеру, когда уставшие от работы крестьяне отдыхали, в деревне было очень оживленно. Как и в любой деревне, местом скопища народа был трактир — «У грязного Борайта».
        Стоит описать это здание поподробней. Оно было сложено из бревен, и имело два этажа, накрываемые высокой соломенной крышей. Старые серые бревна еще помнили те времена, когда был жив феодал посадивший деревенский сад. Изъеденные короедами они были все еще крепки, хотя в углах строения уже начали крошиться, превращаясь в труху. Окна в здании были среднего размера и летом открывались, проветривая сырой и темный зал, от застоявшегося спертого воздуха. На втором этаже располагались комнаты, сдаваемые путникам, как правило, заезжающих в «Одинокий рог» по делам, поскольку никаких трактов через деревню не проходило. Почти весь первый этаж в трактире занимал большой зал, со старым деревянным полом, настолько затертым, что сказать где кончается одна половица и начинается другая было просто невозможно. В зале была такая же старая деревянная мебель, и люстры сделанные из колес телег. В них стояли оплавившиеся сальные свечи, освещавшие зал темным вечерами своими тусклыми огоньками. Стоит отметить, что к трактиру примыкало несколько пристроек, построенных немногим позже его самого. В заднем дворе была старая
конюшня, почти никогда не использовавшаяся, и именно поэтому никогда и не знавшая ремонта. Так выглядело самое важное место в «Одиноком роге».
        Там уставшие деревенские мужики пили эль и разговаривали обсуждая самые последние слухи. В основном они касались политики, и короля. Кто-то говорил о Империи Синоха, и затем следовали мечтательные вздохи. Империя Синоха представлялась многим раем, который находился совсем рядом, и в куда нельзя было попасть. В клубах дыма от трубок и самокруток зашедшие путники рассказывали крестьянам об увиденном ими, и о последних новостях, которые те в свою очередь услышали от других рассказчиков.
        В трактире по вечерам любил сидеть единственный в деревне степняк. Он покупая путникам эль, что было редко, узнавал от них разные новости. Но главной персоной в трактире был горовик-кузнец — Дурберас. Этот представитель подземного народа — горовиков, в основном появлялся там по вечерам, и выделялся из толпы других посетителей, тем что имел громкий голос, и склочный характер.
        Народ горовиков издревле жил внутри гор в подземельях. Обладая высоким ростом, широкими плечами, и несоразмерно длинными руками, горовики напоминали скульптуры высеченные неумелой рукой художника. Особенно славились горовики тем, что почти всегда носили доспехи, особенно когда покидали свои подземелья. У них было хорошо развита техника и алхимия, что делало их народ одним из самых сильных во всей Оге.
        Этим вечером все было точно также. Зал трактира был погружен в едкий дым трубок и самокруток. Все оживленно спорили, особенно горовик-кузнец, который стоял у стойки с и спорил с трактирщиком, чьи слухи вернее.
        Дурберас был как и все горовики, но на нем не было доспехов, кроме стального панциря, и кованных сапог. На ногах были меховые коричневые штаны, носимые им и летом и зимой. Голова была не причесана. В волосах был колтун. Только борода была аккуратно заплетена в маленькие косички которые спускались до пояса. Бороду горовики особенно ценили как символ мужественности и отваги. По этому, только самые смелые и свободомыслящие из них отваживались ее сбрить или подрезать.
        — Врешь!  — Кричал Дурберас.  — Я сам слышал этими ушами, у короля два внебрачных сына за границей!
        — И за какой же границей?  — Усмехнулся пьяный толстый трактирщик, Грязный Борайт.
        — За, этой.  — Горовик указал рукой на восток, чуть не свалившись со стула.
        — Там море, дуралей.  — Рассмеялся трактирщик, высморкавшись в рукав.
        — Это где же море?  — Пуще прежнего заорал житель гор, так что задребезжали стекла.  — Так вот за морем и наследник у него растет.
        — Да кому твой король за морем нужен!  — Крикнул сидящий рядом мужик, слушавший их беседу.
        — Нужен, нужен. Король, как никак!  — Стоял на своем кузнец.
        — Король, король.  — Выкрикнул кто-то из зала. Всем порядком уже надоели крики кузнеца.  — Да за морем все настолько богатые, что твой король, что бродяга никакой разницей.
        — Там же империя этих самых!  — Горовик напряг память.  — Акар.  — Вспомнил он. Акарами назывались темные эльфы, считавшиеся самыми древними существами в Оге. От обычных эльфов их отличала темно-серая, иногда темно-фиолетовая кожа и более длинные заостренные уши. Этот народ почти не покидал границ своей земли, но одно их упоминание, уже вселяло ужас в сердца мирных народов Оги.
        — Каких таких еще акар?  — Спросил мужик, не знавший географии дальше границ Акоса.
        Горовик грязно выругался.
        — Да высоких, таких серых, с длинными ушами.  — Стал описывать он мужику их внешность.
        — Эльфов, что ли?
        — Каких эльфов.  — Буркнул кузнец.  — У них кожа не серая.
        — Да заткните его кто-нибудь!  — Выкрикнул из зала недовольный крестьянин.  — Сколько орать можно, мать частная!
        — Это я сейчас тебя заткну!  — Гаркнул Дурберас в адрес мужика, повернувшись к залу.
        Скандал бы стал развиваться дальше, но тут в зал вошел Фойдор. При появлении мага, все в зале затихло, будто замороженное леденящим порывом ветра. Беседы прервались, прекратился лязг стаканов, все стали смотреть на старика. Фойдор небрежно осмотрел трактирный зал на наличие новых лиц. И разочарованно вздохнул, когда не увидел никого достойного его внимания.
        — Эй!  — Обратился к магу горовик, недовольный положением дел.  — А за морем внебрачный сын у короля есть?
        — Какого короля?  — Небрежно спросил белый маг, собравшись уходить. Затем он понял, что горовик имеет ввиду короля Акоса.  — Хватит мне задавать глупых вопросов!  — Рассердился Фойдор.  — Плевать я хотел на короля!
        — Хорошо.  — Испугался Дурберас, забыв о своей принадлежности к народу горовиков, и своей устойчивости к магии.
        — Вот и отлично.  — Громким голосом сказал Фойдор Удвинг.
        — Так ты не знаешь?  — Ляпнул кузнец.
        — Разве трудно понять, что такие мизерные вопросы, как обсуждение недостоверных слухов, принесенных неизвестно кем, меня полностью не интересует!
        — Ну, извини, не знал.  — Горовик опять повернулся к трактирщику. И продолжил свой бессмысленный разговор. Маг развернулся и покинул трактирный зал, после чего прерванные разговоры вновь продолжились.

        А теперь обратим свой взор на запад, где среди мрачных серых пик Дугских гор, располагался город горовиков, именуемый Дугс. Скрытый под мощными массивами гор, он существовал здесь с незапамятных времен вселяя опасения в сердца живущих рядом людей. Однако по имени этот город обычно никто не называл, а называли это место просто Дугские горы — страну, граничащую на западе с Акосом. Это была восточная граница этого маленького подземного государства. С юга, и юго-запади Дугские горы окружала Империя Синоха, которая во время великой войны с акарами была полностью превращена в степи. Еще с юга горы немного граничили с Угуром — бесплодным и стенным государством кочевых племен, деградировавших на протяжении всего своего существования, уничтожая, как саранча, все на своем пути. Вся северная граница гор была с людским государством — Империей Агиос.
        В Дугских горах, под землей, где жизнь кипела не слабее чем в любом наземном городе, по центральному рынку ходило множество горовиков. Рынок выглядел почти так, как подобает выглядеть рынку в богатой стране, за исключением того, что вместо свода неба, над ним нависал освещенный множеством кристаллов потолок. Все люди здесь были исключительно горовиками, и очень редко можно было встретить заезжего иностранца, как правило, купца. На этом рынке почти все мужчины были одеты в доспехи, самой разнообразной конструкции. Женщины же были в кожаной, меховой одежде и кольчугах. Не смотря на то что сейчас было лето, в подземельях было довольно сыро и прохладно.
        У выхода из рынка над аркой весело десять портретов. Ярко освещенные светом белых кристаллов они сияли богатой раскраской и золотыми рамками. Первый из них принадлежал королю горовиков — Тугондэру, второй — горовику с красной бородой, изображавшегося почему-то стоящим на палубе воздушного корабля. Остальные были посвящены менее колоритным персонам и были похожими друг на друга, по части того, что все изображались в доспехах и на поле боя.
        У этих портретов толпилось около десятка молодых горовиков. Все в кольчужных одеждах они стояли толпой и смотрели на портреты. Двое из них стояли обособленно и о чем-то говорили.
        — Это мой отец!  — С гордостью сказал один молодой горовик.  — Указывая пальцем на второй портрет.  — Наконец-то он вошел в десятку доблестных! И сразу на второе место.
        — Капитан Красная борода.  — Поддержал его друг.  — Один из доблестнейших воинов нашей страны. Только в Хребте Гурда, есть такие же бравые воины как он. Как я завидую тебе, что ты его сын!
        — Ты не представляешь, как тяжело быть сыном столь известного человека!  — Стал рассказывать сын Красной бороды, польщенный словами друга.  — От тебя всегда ждут чего-то большего, чем от других.
        — А сейчас он где?
        — Он на задании.  — С большой гордостью стал говорить сын Красной бороды.  — Он работает на благо нашей родины, добывает деньги и нужные нам для будущей войны ресурсы. Если удается захватить, что-то ценное он прилетает в горы. Тогда, я иногда вижусь с ним.
        — Скорей бы война, Идгель.  — С энтузиазмом сказал друг горовика.  — Я уже записался в один из легионов. Вот один мой знакомый выучился на артиллериста. Везет же ему.
        — Да.  — Похлопал его по плечу Идгель.  — Это сильно. Скорее бы война. Только жаль мне мать оставлять.
        — Да, у тебя большая семья, восемь братьев и сестер. Да и отцу не понравится, если ты погибнешь.
        — Погибну, ты смеешься.  — Рассмеялся Идгель.  — У Акоса нету никакой техники. Варварский век. Поэтому уничтожить людские государства не составит большого труда.
        — А эльфы.
        — С ними мы пока воевать не будем. Так планирует наш король.
        Они еще долго разговаривали, стоя под портретами десятки доблестных.

        Глава 3

        Время двигалось за полдень. Земля уже была прогрета яркими солнечными лучами. В небе проплывали огромные кучевые облака, изредка заслоняя землю от горячих лучей, с щедростью рассыпаемых дневным светилом. Через болота, полные шумных лягушек, по насыпи шла старинная мощеная дорога. Скрипя колесами, ведомый двумя лошадями по ней ехал небольшой фургон, обтянутый парусиной. На козлах важно сидели Фойдор, облаченный в парадную серую хламиду, не имевшей ни единой заплатки и даже самого маленького пятнышка, и его внук, с интересом разглядывал окружающие дорогу болота, поросшие кустарником.
        — Да.  — Вздохнул Фойдор, смотря на дорогу.  — Ее давно не ремонтировали.
        — А что ты хочешь.  — Усмехнулся Янт.  — За чьи деньги, по-твоему, ее ремонтировать должны?
        — За государственные, конечно же.  — Ответил белый маг, глядя на дорогу, и траву, росшую в щелях между разбитых камней, а также на те участки тракта, где этих камней вообще не было. Все это пролетало между фургоном и лошадьми.  — Главное успеть приехать в Акэндхэм во время, а то ты не успеешь поступить в академию.
        — И слава богам!  — Усмехнулся юноша, не желавший поступать в академию.
        — Тебе лишь бы шутить.  — Фойдор заметил большой камень с надписью «Голубые шмели», примостившийся на обочине дороги.  — О, скоро деревня.
        — Наверное, такая же деревня, как и предыдущая. И название у нее глупое.
        За камнем рос небольшой лес, такой же как по обеих сторонам дороги, только более густой, поскольку болота здесь кончались. Над болотами у самой дороги почти ничего не росло, за исключением редких деревьев и густого кустарника, периодически прорубаемого жителями деревни.
        — Название не глупое.  — Стал объяснять внуку Фойдор, когда указательный камень остался позади.  — Просто в этих болотах, когда-то водились голубые болотные шмели, опылявшие различные болотные цветы. Потом, правда шмелей уничтожили. А жалко, возможно это было последнее место, где сохранился болотный шмель. За ними исчезли и болотные цветы.
        Последующая минута была проведена в молчании. Было слышно лишь пение птиц, и скрип колес деревянного фургона.
        — А на нас же могут напасть разбойники, не опасно ли так ехать?  — Поинтересовался Янт, заметив что лес вокруг них сгустился.
        — Не волнуйся, я всегда наготове.  — Ответил белый маг.  — Думаю я справлюсь с десятком других разбойников и прочей нечистью. Да и ты тоже не лыком шит!
        — Ты не боишься, что твой друг сделает что-нибудь с нашим домом?
        — Что за глупые вопросы!  — Отмахнулся старик.  — Я бы не оставил дом, если бы не доверял Рутору. Рутор хороший горовик.
        — И как ты с ним познакомился?  — Решил по расспрашивать старика юноша, в надежде узнать какую-нибудь мелкую деталь биографии своего деда, которую он еще не знал.
        — Это было давно.  — Под скрип колес, начал рассказ Фойдор.  — Мне тогда еще было около сорока лет. Тогда я решил попытать удачи в магической академии Рикора, что находится в Багаде.  — Королевство Рикор было немного богаче Акоса, и находилось от него на северо-востоке. Будучи приморскими государствами, они находились на одной береговой линии континента Икандера, на его востоке. По площади Рикор был почти в два раза меньше Акоса. В этом государстве был единственный крупный город — Багад, являющейся его столицей. Остальные города были слишком малы и в них и деревнях жила большая часть населения этой страны.  — Тогда в те времена в Рикоре еще было немного хороших магов.  — Говорил старик.  — Однажды я решил попытаться устроиться преподавателем в их академию магии, но они не взяли меня. Сидя после этого в одном Багадском трактире, за кружкой эля, я встретил горовика Рутора. Он скрывался от местных властей.
        — Он что преступник?  — Удивленно спросил Янт.
        — Ни в коей мере!  — Заверил юношу маг.  — Он честный и порядочный горовик. Просто бедняга провалился на экзамене. Он одел на него слишком тяжелые доспехи и старые лаги приемного зала академии не выдержали, и он провалился на первый этаж, а оттуда в подвал, прямо на канализационную трубу. Если бы это была обычная канализационная труба, все было бы не так плохо, но эта была главная канализационная труба. И он упал на нее и раздавил в щепки. Естественно после этого все отходы вместо того, что бы течь себе мирно в городскую канализацию стали стекать в подвал главного здания академии. Рутор тогда сразу понял, что надо оттуда сваливать. И потом все свалили на него, будто бы он преступник сабатировал канализацию в академии, и утопил ее в дерьме.
        — Что-то не спокойно мне за наш дом.  — Пробормотал себе под нос Янт, протирая глаза.
        — Не волнуйся.  — Успокоил его Фойдор, отличавшийся хорошим слухом.  — Все ценное я зарыл в огороде.
        — Похоже на тебя.  — Улыбнулся будущий ученик академии.
        — Не волнуйся, Рутор ничего с домом не сделает.  — Усмехнулся старик.  — Ты еще не знаешь, как я ему потом помогал. Мы вместе бежали из города, и покинули Рикор. Рутор был тоже немного магом, мы вместе, перешли границы, и подались в Акос. Там он потом помогал мне в Акэндхэме, у нас даже несколько лет был совместный бизнес. Это было до того, как я поселился в Одиноком роге.
        — Чувствую, у тебя историй хватит не на одну книгу. Как-нибудь выслушаю их все холодным зимним вечерком, сидя у камина.  — Янту за последние дни ужасно надоела эта поездка, и он ждал когда же она наконец закончится. Во время путешествия он читал книги, и смотрел по сторонам, отсутствие привычных занятий, лишило его спокойного труда, которым он привык заполнять свое время.
        Где-то вдали дороги, окруженной лесом, показалась деревня.
        — Как-никак, мне уже девяносто девять лет!  — Улыбнулся Фойдор.  — Есть что рассказать потомкам.
        — Вот почему так интересно быть магом.
        — И не говори! Не жизнь, а сплошные приключения. По этому, я и поехал в деревню, что бы спокойно изучать и практиковаться. В тех странах, где магов много, там жизнь у магов поспокойней, не то что у нас в Акэндхэме. Когда один маг на огромное количество населения, то это довольно проблематично. Поскольку все что-то от него хотят.
        — Понятно.  — Ответил юноша, на зная что ответить. Поскольку мысли у него унеслись совершенно в другом направлении, а именно об оставленной в деревне эльфийке.
        — Ты хоть помнишь своих друзей детства?  — Поинтересовался Фойдор, вспоминая то время, когда он забрал его из Акэндхэма.
        — Помню Альтиру… Рибока… Флая…  — Вдруг грустно сказал юноша. К удивлению Янта, остальные друзья вспоминались очень смутно и кроме десятка имен и кличек, оставили слабый след в его памяти.  — Остальные смутно.
        После этого они погрузились в молчание, пока фургон не выехал из начавшего редеть леса и путешественникам открылась ужасная картина разрушенной деревни.
        Когда-то красивое место кипевшее жизнью, было теперь полностью мертво. Вместо крестьянских домов, там стояли обгорелые остовы и черные пепелища, наводящие грусть своим печальным видом. Повсюду валялись трупы местных жителей, над которыми кружились тучи мух и воронья, обильно питавшиеся этими плодами войны. Остаткам деревни придавал ужас трактир, стоявший совершенно нетронутый. И кроме выбитой двери на нем не было никаких следов произошедшей в деревне трагедии. Его соломенная крыша была хорошо видна, сквозь уцелевшие и обгоревшие сады, растущие у останков домов.
        — Что это?  — Ужаснулся Янт, увидев картину разрушения.  — Разбойники?  — По телу юноши прошла дрожь в своей жизни он в первый раз видел подобные разрушения и убийства. Хоть он и читал в романах в обилии лежащих у старика, о войнах древности, но то что предстало перед его глазами, заставило его ужастнуться.
        — Не похоже!  — Буркнул под нос старик, сосредоточенный на рассматривании деревни.  — На разбойников не похоже. Нету следов от копыт их лошадей. И разбойники нее творят такой погром.
        Белый маг встряхнул вожжи, стал понукать лошадей, которые нехотя пошли вперед и фургон медленно поехал по улице, прямо к трактиру. По бокам проплывали сожженные деревенские дома. От них не осталось ничего кроме печей и обугленных остовов. Осиротевшие сады, оставшиеся без своих хозяев, контрастировали с руинами и трупами.
        — Это было несколько дней назад.  — Сделал умозаключение юноша. Никак не могущий придти в себя.
        — Судя по всему, да.  — Ответил помрачневший старик.
        — Пушка.  — Удивился Янт Удвинг, когда на дороге они увидели зарытую в земле старинную горовицикую пушку, ее жерло в виде драконьей головы, торчало из развороченного грунта. Эта внушающая опасения пушка, только одним своим видом, могла распугать глупые варварские племена.
        — Горовики!  — Казал как ругательство старик.
        — Странно все это.  — Проговорил юноша. Он сделал несколько глубоких вздохов, что бы успокоится. Эти картины, увиденные им в деревне, запали навечно в его память. Перед глазами постоянно мерещились изуродованные трупы. После спокойной жизни в деревне для Янта было слишком сильным потрясением, увидеть плоды трудов пиратов. Фургон медленно ехал по разрушенной деревне, везя их все ближе и ближе к трактиру, и представляя глазам юноши одну картину разрушения за другой.
        — Судя по всему, они напали с воздуха.  — Стал делать предположения старик.  — Тогда понятно, почему нету следов лошадей. Они прилетели сюда на летающем корабле. Но почему здесь валяются пушки и так много обугленных досок? Видимо их корабль был деревянный. Наверное, какое-нибудь старое судно, потому что у горовиков сейчас деревянные воздушные корабли большая редкость. Но почему тогда корабль уничтожен? Что могли сделать деревенские против горовиков? Ничего! Против горовиков они ничего не смогли сделать, а уж тем более взорвать их корабль. Это очень странно!
        — Может быть магия?  — Предположил Янт, в воображении которого разыгрались сцены уничтожения деревни и ее обитателей.
        — Возможно. Только я не знаю, в Акосе настолько сильных магов, что бы сделать такое.
        Прошло несколько минут молчания. Это время фургон объехал лежащую на дороге пушку.
        — Вот труп горовика.  — Заметил юноша лежащий на дороге труп в доспехах, но без шлема. Сидящие на нем вороны уже успели основательно расклеивать ему лицо. Это зрелище отвратило Янта и он отвернулся. Затем им предстало еще более страшное зрелище. Недалеко от трактира лежали обгорелые части трупов пиратов. От некоторых горовиков остались только небольшие части, такие как облаченная в металлическую перчатку рука, или нога в кованом сапоге. Все эти остатки лежали по краям огромной черной воронки.
        — Странно.  — Размышлял вслух старый маг.  — Это демонический огонь. Вещь в Акосе очень редкая.
        — Кажется, горовиков кто-то уничтожил.  — Мельком осмотрел трупы юноша, боясь задержать взгляд, хотя бы на одном из них. За эти пол часа, что они въехали в деревню он получил больше впечатлений, чем за весь год.  — Может быть заезжий маг?  — Сделал он несмелое предположение.
        Кони уже подошли к стене трактира и фургон готов был проехать мимо него не останавливаясь. Но тут из черноты дверного проема вышел человек в черном. Его длинные белые волосы были заплетены в косу, которая кончалась чуть ниже пояса черным бархатным бантом. Косу развевали порывы ветра, решившие погонять застоявшийся у земли воздух. Человек вышел твердо и величественно ступая по земле, обойдя трупы горовиков, он направился к дороге. Его внешний вил заставил путешественников замереть в удивлении.
        — Не может быть!  — Воскликнул старик, не веря своим глазам
        — Темный эльф!  — Вспомнил юноша. Хотя в глаза акар он никогда не видел, но он читал много книг, где они упоминались, и видел картинки, на которых они были нарисованы. С появлением темного эльфа, он ощутил чувство спокойствия. Казалось оно росло изнутри. Янт почувствовал себя совершенно спокойным, будто бы несколькими минутами назад не видел, потрясших его картин. Через несколько мгновений юноша поймал себя на том, что он совершенно спокоен, будто бы ничего и не происходило при въезде в деревню.
        — Тогда уж тэнге.  — Предложил постоялец, когда фургон поравнялся с ним.
        Фойдор дернул за вожжи и остановил лошадей.
        — Не думал, что они вообще существуют.  — Сказал старик. Человек, стоящий перед ним, внушал ему полное доверие, будучи магом Фойдор чувствовал его огромную силу. В этом полуакаре было нечто величественное. Каждое его движение и жест говорили об этом величии и огромной силе стоящей за ней.
        — Тэнге…  — Пытался вспомнить Янт значение этого слова, все ужасы деревни, как в омут канули в его сознании.  — Наполовину темные эльфы, наполовину люди.
        — Из-за обычаев акаров уничтожать полукровок, их почти не встречаются в мире.  — Пояснил ему старик.
        — Здравствуйте путники!  — Произнес тэнге.
        — И ты здравствуй!  — Ответил Фойдор.
        — Какое сегодня число, месяц год?  — Спросил их постоялец. Черная одежда на нем была необычайно изящна. Это изящество фигуры и одежды, подчеркивалось каждым движением. Расширяющиеся рукава обнажали небольшие серые кисти. В петлицу воротника была вставлена блестящая тальмовая роза.
        — Двадцать пятого мая, три тысячи сто седьмого года.  — Ответил старик, хорошо помнящий дату.
        — Три тысячи сто седьмой год!  — Вздохнул тэнге.  — Сколько времени прошло в этом мире… Что бы только сейчас начаться…
        — По календарю людей.  — Добавил Фойдор, боясь что полуакар, может неправильно его понять.
        — Несколькими днями назад на деревню напали горовики.  — Стал говорить Янт, решивший уточнить как происходили события у возможного очевидца.
        — И часто они так нападают?  — Поинтересовался Илэн.
        — У нас нет.  — Ответил старик.  — Но слышал, у Дубласа было множество случаев нападения, туда даже была отправлена армия.
        — И это место когда-то было частью Акэндхэмской империи…
        Акэндхэмская Империя, была процветающим государством, но, во время Великой войны она была полностью уничтожена акарами. После войны на ее месте образовалась империя Кинос, затем разделенная на четыре части одним из ее императоров. Одной из этих частей и являлось королевство Акос, со столицей — Акэндхэмом.
        — После великой войны много чего изменилось…  — Вздохнул Фойдор.
        — Мир изменился.  — Проговорил полуакар.  — Люди остались прежними.
        — Я как раз еду поступать в Акэндхэмскую академию высшей магии.  — Сказал Янт, не зная гордится ли ему этим фактом, или наоборот стоит его утаивать.  — А что случилась с горовиками?
        — Эти горовики были убиты мною. Но они подошли к ко мне слишком поздно, и когда я пробудился вся деревня была мертва.  — Окинул взглядом деревню тэнге.  — Академия высшей магии? Звучит интригующе, давненько я не слышал про подобные заведения!
        — Тогда, почему бы тебе не поехать с нами!  — Предложил старик, которому сразу же понравилось общество этого человека.  — Я вижу ты не местный.
        — Да.  — Ответил бывший постоялец трактира.  — Пожалуй, приму ваше предложение. Тем более может быть наша встреча предрешена судьбой…
        — Отлично.  — Обрадовался старик, двигаясь на другую сторону скамейки, Янт был вынужден залезть в фургон.
        — Семьсот лет здесь не был.  — Сказал тэнге садясь рядом со стариком.
        — Да, много.  — Растягивая слова проговорил Фойдор. Думая, что его попутчик прилетел из империи Акара.
        — Илэн Кенеро.  — Представился полуэльф.
        — Приятно познакомится. Я Фойдор Удвинг, а это,  — он указал на сидящего в фургоне Янта,  — мой внук Янт. У нас здесь много чего изменилось.  — Стал рассказывать старик, погоняя лошадей, что бы они ехали быстрее.  — И многие изменения далеко не в лучшую сторону.
        — А даже в очень худшую сторону.  — Поддержал старика Янт, довольный что незнакомец поехал с ними.  — А что король творит, это вообще ужас…
        — Я приблизительно знаю положение дел на сегодняшний момент. Ну а что у вас говорят про Империю Синоха?  — Спросил тэнге.
        — Что она как всегда процветает.  — Стал рассказывать Фойдор.  — Все жалеют, что у нас нету, такого архимага, который бы повел страну к богатству и процветанию. А ведь после войны территория империи сильно уменьшилась, но беднее они от этого не стали…
        — Теперь все стремятся попасть туда.  — Прервал юноша.  — Как будто там рай на земле. Все туда хотят попасть, но никого туда не пускает. И правильно делают, поскольку все хотят придти на готовое, что бы жилось хорошо и богато, а сами предпосылки к этому в своей стране создавать не желают. Вот такая у нас ситуация.
        — Это понятно, все идут по пути наименьшего сопротивления.  — Понимающе ответил Илэн.
        Облака медленно проплывали по небу и разрушенная деревня погрузилась в мрачную тишину. Вскоре фургон вновь выехал на древнюю мощеную дорогу, и они поехали к Акэндхэму подальше от раскуроченного горовиками-пиратами населенного пункта, для которого наступила неожиданная и окончательная смерть. Даже птицы перестали петь на этом месте, отдавая последнюю честь убитым людям.
        — Странно.  — Сказал старик, когда они въехали в лес.  — Почему на месте не было армии? Ведь после побоища прошло уже несколько дней.  — Затем же он сам и ответил на свой вопрос.  — Это вероятно из-за того, что деревня располагалась в болотах и почти никто не ездил через нее.
        — Тяжелые времена.  — Проговорил Янт, стараясь выглядеть умнее.
        — Так же было и перед Великой войной.  — Илэн помрачнел.  — И в будущем Акосу не избежать новой войны.
        — Упаси боже.  — Сказал Фойдор, это известие испугало его.  — Только войны нам не хватало.
        — Но это только мое предположение.  — Улыбнулся Илэн, желая успокоить своих спутников.  — Хотя кто знает…

        Глава 4

        В восьмидесяти лигах на востоке от западной границы Акоса с Империей Агиос, располагалась столица королевства Акос — Акэндхэм. Недалеко на юге от него был еще один менее крупный город, один из трех крупных городов королевства, кроме столицы,  — Дублас, за ним, на западе серыми клинками вздымались вверх Дугские горы — одна из стран, населенная горовиками.
        Стоит немного описать Акэндхэм. Это был большой шумный город, где царила нищета и разруха, но также нередко встречались остатки былого величия, уже полностью пришедшие в упадок, и смотревшиеся также убого, как и современные небогатые постройки. Весь город можно было условно разделить на четыре части, различные по своему внешнему облику и содержанию. Эти части шли одна за другой подобно кольцам луковицы.
        Город со всех сторон был окружен деревнями с садами и полями. По мере приближения к нему деревни медленно превращались в нищие пригородные кварталы — первый слой города. В этих кварталах стояло множество разнообразных, но старых домов, либо, новых нищих домишек, построенных из строительного мусора. Первые ремонтировались крайне редко, вторые же выглядели также убого со дня своей постройки. В этом нищем районе, где селились в основном самые бедные люди, дома были небольшими, заборы окружавшие их — дырявые. На клочках земли у домов были заросли травы и кучи разнородного хлама, который местные жители собирали в более богатых кварталах. Стекол в окнах не было практически ни у кого, у всех они закрывались ставнями. Но, несмотря на внешнюю убогость здесь было довольно зелено, трава пробивалась из под камней, на крышах ворковало множество голубей, на мусорных кучах слышалось веселое карканье ворон, активно растаскивающих ни на что непригодный мусор.
        За этими убогими пригородными кварталами, шли другие кварталы побогаче, представлявшие собой второй слой города. Богаче они выглядели, только потому, что были построены раньше, когда в королевстве еще не было такой разрухи, какая была сейчас. В окнах этих некогда красивых домов уже были стекла, хотя встречались и без стекол. Часто вместо одного стекла в оконной раме, пустота была забита досками. Дома стояли осунувшиеся от старости, словно старцы под гнетом непосильной ноши. Вокруг них иногда росли довольно красивые старые деревья, посаженные много лет назад, когда бедность была не настолько сильна и люди находили время что бы украсить свои жилища. Дороги улиц были вымощены камнями, но ввиду своего почтительного возраста и интенсивного использования, камни успели разбиться и утонуть в почве, в результате чего брусчатка была в очень плачевном состоянии. К некоторым домам здесь была проведена канализация и водопровод — считающиеся удивительной роскошью в городе, и уцелевшие еще со времен империи, когда это было нормальным явлением. В этих районах уже довольно часто встречались между домов трактиры,
пабы, бордели, оружейные лавки, и прочие торговые заведения коммерческого характера. Были там также шумные рынки, хотя самый шумный рынок находился в центре города, но там облагали торговцем большим налогом, по этому маленькие рынки по прежнему существовали, в этих трущобах. В на этих улицах проходила самая веселая жизнь Акэндхэма, в них собирался весь цвет рабочего населения, что бы предаться разгулу и потратить и без того малые заработанные деньги.
        За кварталами второго уровня шли другие, приближенные к центру города. Они были еще ближе к центру, чем их более бедные соседи и граничили с городской стеной — большой древней постройкой, сделанной еще в те времена, когда Акэндхэм входил в состав Империи Кинос. Эта древняя стена была сложена на совесть, и каждый ее кирпич оказывал героическое сопротивление времени, запустению, и небрежности, подтачивавших ее со всех сторон. За стеной следили, но только стражники, и то с той целью, что бы местное населении не растащило ее по кирпичам. В кварталах третьего типа здания ремонтировали гораздо чаще, дома были повыше, и имели три — четыре этажа, люди в них живущие были гораздо богаче. Почти все дома здесь являлись имперской постройки и имели водопровод и канализацию, которые впрочем, за последнюю сотню лет, все чаще и чаще выходили из строя, и вот-вот рисковали вообще прекратить работу. Мостовая здесь была куда в более лучшем состоянии, чем на краю города. Ее даже изредка ремонтировали. Так выглядели самые лучшие «застенные» районы города, считалось, что люди этих кварталов вели умеренную жизнь, но во
время праздников, особенно зимних, эти дышащие стариной улицы преображались. Когда снег скрывал недостатки и грязь, дома становились очень красивыми и город изменялся, будто бы по воле невидимого мага, желающего скрыть всю его убогость. Во время праздника прихода зимы, проводившийся в самый ее разгар, дома здесь были украшены по целому месяцу и вселяли надежду и радость несчастным горожанам.
        Внутри стен города шли самые красивые и дорогие кварталы — сердце города. Там стояли весьма важные городские сооружения, столь необходимые для столицы государства, такие как дворец, муниципалитет, находившийся прямо за дворцом, канцелярия и прочие строения важного государственного значения. Там же находилась и Академия Высшей Магии Акэндхэма, построенная более трехсот лет назад. Треть центра города занимал район аристократов, построенный в незапамятные времена, он кичился роскошью и красотою построек, белоснежными каменными стенами, и яркими фонарями, светившими темными акосскими ночами. Здесь царила чистота и безупречность. На мостовой не было ни одной соринки, все упавшее туда тут же убиралось сонмом дежуривших дворников. В Акэндхэме был еще один район где жили самые богатые люди города, но он находился за городом на севере, около замка.
        Широкие улицы центрального района, были замощены серым камнем. Он, изредка ремонтировали перед праздниками или приездом иностранных делегаций. Кареты знати и повозки горожан постоянно проносились по этим улицам. В центре города было две больших площади, одна у муниципалитета, другая, поменьше, перед Академией Высшей Магии. Вторая площадь указом короля была отдана под рынок, где стали собираться самые богатые торговцы в городе. Туда же приезжали и заезжие в город горовики, продававшие руду и драгоценные камни. За академией и между главной площадью был маленький квартал с жилыми домами. В нем же находился и единственный в городе театр. Такие же кварталы с узкими домами в три — четыре этажа и такими же узкими улицами, огибали две стороны квадратной главной площади. У одной стороны в торце находился муниципалитет, а с лева и напротив нее кварталы жилых домов. Некоторые были довольно высоки, и на их крышах возвышались маленькие башенки — остатки былой роскоши архитектуры.
        С другой стороны главной площади была широкая дорога и большие дома игорных и питейных заведений, а также борделей. Посетить эти заведения для простолюдина считалось большой удачей. Люди из провинции подолгу копили деньги, что бы один раз развлечься в пабе или борделе, или проиграть все в казино, что бы потом уйти такими же нищими, как и были. Там же находились здания государственного управления, службы которых не помещались в муниципалитете. Все эти величественные здания были построенные еще в эпоху до разделения Империи Кинос, от которой сейчас осталась только маленькая часть.
        В центре города всегда кипела напряженная жизнь, не затихая ни днем, ни ночью. Уборщики чистили улицы, ретиво собирая с дорог свежий сочно пахнущий лошадиный навоз. Прохожие спешно шли, по своим делам, опасаясь быть обворованными карманниками. Местами из-под мостовой пробивалась сочная зеленая трава. Мухи оживленно жужжали над кучей свежего лошадиного помета, к которой уже бежал нерадивый дворник с совком.

        Был вечер, солнце медленно ползло к краю горизонта, окрашивая облака в светло-розовый цвет. В это время по окраине Акэндхэма, прячась в кустарнике и избегая излишнего внимания, к городу шел горовик с красной бородой. Самые нищие районы города уже были видны на горизонте, и этот путник неустанно и осторожно приближался к ним. Он аккуратно ступал по тропинке, стараясь не попадаться на глаза пешеходам, и прятался в густой кустарник у покосившегося деревенского забора, когда мимо него проезжали кареты и повозки. Хорошие доспехи горовика, сделанные из тальма, не создавали излишнего шума при его движениях, позволяя при необходимости почти бесшумно передвигаться.
        Идя к городу Красная борода, размышлял о том, что будет с его государством в будущем. Также у него в голове находилось и место для его многочисленной семьи, о которой он постоянно беспокоился.
        После уничтожения корабля, он очнулся только вечером, и тогда связавшись через магическое зеркало с королем Дугских гор, пират решил перейти к плану, который был заготовлен ранее. С него должна была начаться кампания против четырех людских королевств — Акоса, Рикора, Грана и Империи Кинос, в состав которой когда-то входили все три первых государства.
        Операция, которую Дугские горы должны были провести в Акэндхэме была очень важна для будущей компании, по этому горовик и стремился пройти в город незамеченным. Именно ради этого задания, он преодолел пешком множество лиг, и провалить его он не мог.

        В Акэндхэме уже темнело, когда на разбитые улицы его окраин въехал деревянный фургон Фойдора. Солнце уже скрылось за горизонтом погрузив городские улицы в сумерки.
        После того как к Фойдору и Янту присоединился Илэн, поездка их приняла совершенно другой характер. Уже в первый день им всем казалось, что с тэнге они были знакомы очень давно, и говорили словно старые друзья, понимая друг друга с полуслова. Их разговоры касались самых различных тем, очень часто Илэн им рассказывал о событиях, произошедших во время великой войны, про которую он знал необычайно много.
        — Удручающее зрелище.  — Вздохнул Илэн Кенеро, когда они въехали на грязную улицу с маленькими покосившимися домишками, окна в которых были забиты досками. Во многих дворах вместо клумб перед домом были огороды, или просто трава, росшая на каждом не затоптанном клочке земли.
        — И не говори.  — Поддержал разговор старик.  — С каждым годом, все хуже и хуже. Король с аристократами окончательно расточили все государственное достояние, на свои нужды. Погрузив страну в бездну нищеты и беспросветности.
        Пока, Фойдор и тэнге обсуждали бедственное положение народа, Янт лежа в фургоне читал художественную книгу, и мельком слушая ведомый дедом разговор. Фургон был завален различными сундуками и мешками с запасами еды и вещами. В самом конце стояли две большие кифары с водой, мерно плескавшейся в сосудах, во время езды.
        — И как население относится к королю?  — Задал Фойдору вопрос полуакар.
        — Никак. Точнее плохо. Все недовольны, но ничего сделать не могут, да и не хотят. У короля армия и власть, и поэтому никто не хочет умирать. По сему остается только жить так как живется.
        Фургон медленно проехал по улице напротив низкого утлого одноэтажного дома с дырявой черепичной крышей. Окна его были закрыты посеревшими от времени ставнями, из трубы шел редкий дымок от щепок, горящих в нищенском очаге. На небольшом участке росла высокая луговая трава, в его углах был свален какой-то деревянный хлам, использовавшийся как дрова, обитателями этого унылого жилища. Всю эту картину нищеты и убогости завершало несколько детей в обносках, играющих у порога.
        — Да, положение очень плохое.  — Заметил Илэн.
        — После Великой войны по крайней мере первые сто лет было гораздо лучше.  — Продолжил мысль Фойдор Удвинг.  — Упадок произошел после того как какой-то император, давно историю читал имя не помню, разделил Империю Кинос на четыре части. Это было лет триста назад, точнее где-то около двести семидесяти. Тогда, он опасался что его сыновья просто убьют друг друга из-за наследства. Когда из семнадцати сыновей осталось только трое, он умирая приказал разделить империю на четыре части. Так и образовалось три новых королевства, Акос, Рикор и Гран. Вот после этого дела стали сильно ухудшаться.
        — И кто стал управлять четвертой частью?
        — Вроде наместник.  — Неуверенно ответил белый маг.  — Хотя я точно не помню. Но у империи Кинос остался мизерный кусок земли. Хотя из этих четырех королевств она сейчас самая сильная. Итак, вот после разделения империи все дела стали ухудшаться.  — Громко рассказывал старик. Одинокие прохожие шедшие по окраине грязной улицы оглядывались на сидящего на козлах старика и смотрели на него, как на дурака.  — Тогда-то они начали войну между собой, и пограничный передел территории. Границы государств неоднократно менялись, но в итоге самым большим из них стал Акос. Потом потомки продолжили дела своих отцов, и так все…  — Зловонный запах общественного сортира, мимо которого они проезжали заставил Фойдора прекратить свой рассказ и закрыть лицо рукавом хламиды.
        — Канализации у них тоже нет.  — Сделал вывод Илэн.
        — Вроде есть только в ближайших к центру кварталах и самом центре. По крайней мере, так было когда я жил здесь. Правда я слышал, что она вот-вот развалится. И этому свидетельствуют постоянные аварии. И с каждым днем все в меньшем и меньшем количестве домов она работает.
        Две усталых лошади медленно тянули повозку, на которую постоянно глазели безразличные прохожие. Стало темнеть. С наступлением темноты, количество пешеходов на улицах начало быстро уменьшаться. Фургон выехал на более приличную дорогу, где появились остатки брусчатки, положенной здесь в незапамятные времена. Запоздавшие прохожие спешили скрыться в стенах своих ветхих домов, и неуверенно бежали по улицам. Бодрые воры и грабители шли неспешно и уверенно. Выйдя на полупустую Акэндхэмскую улицу они начинали свой трудовой день. Редко встречались одинокие патрули стражников, лениво идущих по улицам.
        — Ну, и скоро мы приедем?  — Спросил у старика Янт, предвидя, что опять придется остановится в каком-нибудь грязном трактире с клопами, где они до этого проводили все ночи путешествия.
        — По моей карте на следующем повороте.  — Ответил Фойдор с козлов.
        Илэн, погруженный в молчание, сидел рядом с ним и разглядывал редких пешеходов — встречающихся под покровом ночи. Идущие по улице в темноте они не видели тэнге, иначе наверное они бы испугались странного чужестранца.
        Свернув с главной улицы Фойдор выехал, на узкую, но хорошо сохранившуюся дорогу, где могли спокойно разъехаться три таких же фургона. По обе ее стороны пошли длинные двухэтажные дома, обнесенные разнообразными заборчиками. Ночная темнота скрывала недостатки и делала силуэты убогих, при дневном свете зданий, таинственными и загадочными. Редкие огни слабо освещали улицу, скрывая преступников вышедших сюда заниматься грабежом.
        — Уже скоро.  — Проговорил белый маг, когда ночь со всей свойственной ей силой взяла права в городе, погрузив его в непроглядную тьму. Тысячи звезд светили на небе, прояснившемся после заката. Вдалеке улицы, по которой ехали путешественники горел яркий красный фонарь, маня к себе, словно угли в придорожном костре, уставшего и голодно путника. Этот фонарь ярко светил, выделяясь среди других тусклых и блеклых огней ночного города. Вокруг него летала туча насекомых. Их тени рывками мелькали на мостовой. Этот одинокий фонарь стоял у старого двухэтажного здания, с дорогой в задний двор, где из строительных отходов была построена конюшня, явно куда позднее, чем само ветхое здание, в темноте вполне могшее сойти за новую и опрятную постройку.
        — Приехали.  — Потянув вожжи, Фойдор остановил лошадей.
        — Тогда, пора прощаться.  — Сказал тэнге, спрыгивая с козел на землю. Простившись со стариком и его внуком, исчез в ночной темноте, в направлении трактира на котором весела вывеска подсвеченная магическими красками и гласившая: «Одноглазый хмырь».
        Белый маг медленно слез с козел и подошел к обломанной чугунной калитке. Юноша, вылез из фургона и посмотрев Илэну вслед, присоединился к своему деду. Вместе они вошли на небольшой передний дворик заведения, и подошли к обшарпанной серой двери, красноречиво говорившей о материальном состоянии живущих в этом доме людей.
        Само здание, как и его дверь, выглядело удручающим. Черепица на двухскатной крыше была изрядно побита временем. Дыры в ней были залатаны, чьей-то заботливой рукой. Во многих окнах на первом этаже не было стекол, и они были криво забиты досками и сколоченными из них деревянными щитами. Старые стекла в окнах второго этажа были куда целее, чем на первом. Но изредка попадались рамы, где вместо стекол были деревяшки. Над входной дверью этого дома висела черная вывеска в форме остроконечной шляпы. Где выцветшими красками было написано «Бордель: «Черные ведьмы»». Благодаря яркому свету фонаря Янт смог рассмотреть детально это здание, несмотря на то, что вокруг уже было темно, и тихо, как и подобает ночью в мирном городе, где все добропорядочные жители уже спали, а недобропорядочные старались не привлекать лишнего внимания.
        — Ты уверен, что мы приехали именно туда?  — Спросил парень, с трудом прочитав названия вывески.  — Раньше мой отец вроде жил в другом месте.  — При мысли о возможной встречи с отцом он немного разволновался, но потом нашел что волноваться не следует, поскольку возможно они так и не смогут найти его отца.
        — Да.  — Сказал белый маг легонько постучав по двери.  — Я сверялся с картой, которую он прислал. Да не мне ли знать Акэндхэм? Я знаю его как свои пять пальцев! И этот старый бордель…
        Прошло несколько минут молчания. Однако никто не спешил открывать им дверь.
        — Может, мы не туда приехали?  — Опять повторил свою мысль юноша.
        — Туда, туда!  — Постучал старик еще сильнее.
        — Как знаешь.
        Прошло еще несколько минут, но никто так и не соизволил открыть дверь, или хотя бы выглянуть в окно.
        — А может, его нет дома.  — Предложил Янт, глядя на дверь.  — Никаких признаков жизни!
        — Вот это уже более вероятно.  — Фойдор стал бить кулаком по двери, а затем и пинать ее ногой.
        — Иду! Иду!  — Послышался недовольный голос за дверью, после того как старик с минуту ее пинал. Затем был слышен звук падения на пол тяжелого предмета и шаги.
        После недолгого ожидания дверь со скрипом наконец-то открылась. На пороге в мрачном свете ламп холла, показался полуэльф, лет тридцати, в шелковых зеленых одеждах. Он небрежно посмотрел на старика и юношу и спросил:
        — Что вам надо?
        — Здесь живет Эдэлин?  — Задал полуэльфу Фойдор.
        — А что вам от него надо?  — Враждебно у старика спросил хозяин.
        — Эдэлин!  — Закричал на него белый маг.  — Ты не узнаешь собственного отца! Как можно?!
        — А, папаша.  — На лице Эдэлина появилась идиотская улыбка — Рад видеть.  — Он был немного похож на Янта чертами лица. Но волосы были чисто белого цвета, только немного подлиннее.
        — Надеюсь, у тебя есть здесь свободные места, где бы мы могли переночевать?  — Строго спросил его старик.
        — Конечно, конечно. Свободных комнат много.  — Он жестом предложил войти в дом. Они прошли в большой холл, освещенный тусклым желтым светом кристаллических ламп. Напротив входной двери была старая лестница с целыми ступеньками. За ней были две двери с многозначительными надписями «М» и «Ж». В левой стороне холла был вход в узкий и темный коридор. С правой стороны холл доходил где-то до половины крыла здания, и заканчивался тремя заскорузлыми дверьми. Он был забит разнообразной рваной мебелью. На нее было страшно садиться или даже просто стоять с ней рядом. Пол был затерт до дыр, которые то и дело зияли в старых досках. Все это окружение входило в резкий контраст с красивым костюмом хозяина, состоящего из белого сюртуки и синих бархатных штанов.
        — А кстати, кто это с тобой приехал?  — Весело спросил он у старика.
        — Ты не узнаешь собственного сына!  — Закричал на него старик.
        — А, сын!  — Воскликнул Эдэлин.  — Рад видеть. Интересно как выглядит сейчас твой брат близнец…
        — Что!  — Фойдор, пораженный сказанным своим сыном, схватил его за воротник.  — Какой еще брат!?  — Закричал он на него, негодуя.
        — Близнец.  — Сказал хозяин дома не поняв, от чего старик пришел в такую ярость. Потом он быстро сообразил что хотел он него белый маг.
        — Подожди меня здесь.  — Сказал Фойдор ошарашенному Янту, отпуская Эдэлина.  — Я сейчас поставлю во внутренний двор фургон и распрягу лошадей. Не хватало, что бы нас еще ограбили!  — Старик побежал на улицу к стоящему там фургону.
        — У меня разве есть брат!  — Стал допрашивать Янт своего отца. Эта новость взволновало его и юноша потерял всякое спокойствие.
        — У меня тогда совсем из головы вылетело.  — Стал оправдываться Эдэлин Тэн-Андэр пятясь назад.  — Да твой брат с матерью остался. Сумасбродная особа была.
        — А где он сейчас?
        — Не знаю.  — Тэн-Андэр уперся в диван.
        — Как это не знаешь!  — Возмутился Янт, забывчивостью отца.
        — Понимаешь,  — Эдэлин сел на оборванный диван подозрительного вида, абсолютно не сочетающейся с его дорогой одеждой,  — тогда я не придал этому большого значения. Твоя мать решила покинуть Акос и отправилась неизвестно куда. Я решил остаться здесь. Одного ребенка она отдала мне. Поскольку везти двоих было накладно. Я его сплавил живущив в моем доме лесным эльфам.
        — И это мой отец!  — Воскликнул юноша, не зная смеяться ему нужно или плакать.  — Какой ужас!
        — Не все так плохо.  — Попытался оправдаться полуэльф, который очень жалел, что заикнулся о брате близнеце. Но за последние годы, даже тот факт, что у него есть сын вылетел из его головы.
        — Все просто ужасно!  — Янт хотел было сесть на кресло, но оно показалось ему настолько грязным, что он решил постоять. Мысли о брате близнеце, полностью поглотили его сознание, и он совершенно забыл о том, что хотел рассказать отцу о кошмаре увиденной им в сожженной деревне.
        — Кто?  — Дверь с надписью «Ж» с размахом открылась и из-за нее вышел огромный горовик. Он был не просто огромных размеров но имел на редкость отталкивающий облик бомжа. Его ржавый стальной панцирь местами прогнил и оттуда торчала холщевая рубаха. На правой руке была латная перчатка, на левой же ничего не было, кроме многочисленных мозолей. Ноги закрывали кожаные штаны затертые, но все еще прочные. Правая нога была обута в кованный металлический сапог, а левой обычный кожаный, с наполовину оторванной подошвой. На голове горовика был серый шарообразный шлем с отломанным забралом, которое висело с его левого бока. Торчащие из-за шлема волосы не позволяли разглядеть морщинистое лицо обладателя сего облика. Длинная серо-черная борода имела несколько колтунов, и в ней хранилось множество остатков пророненной еды.
        — Где ужас?  — Спросил горовик, топнув своим металлическим сапогом.
        — А познакомься.  — Встал Эдэлин.  — Это Дор Эльбс. Мой друг.
        — А вспомнил.  — Сказал Дор, гладя сверху вниз на Янта. Его рост был почти на два фута выше чем у юноши.  — Ты говорил, что скоро к тебе твой старик приедет. Это он?  — Удивился горовик.  — Хорошо сохранился!  — Сказал он, как только Эдэлин хотел открыть рот.  — И не скажешь, что за сотню.  — Дор подошел поближе к Янту.  — Вот беда с этими бессмертными, не понять, толи мальчишка, толи за сотню.  — Вздохнул он.
        — Вообще-то это мой сын!  — С неизвестно откуда взявшейся гордостью сказал Тэн-Андэр.
        — Не знал. Не знал.  — Проговорил друг Эдэлина.  — Не думал, не гадал, что у тебя есть дети. Я вот сейчас только из городской канализации вылез.  — В пользу правдивости слов горовика свидетельствовал канализационный запах исходивший от него.
        — Это Янт.  — Представил сына горовику хозяин дома.  — Дор сейчас делает из моего дома прямой спуск в канализацию города.  — Пояснил он юноше.
        — Да это не простая работа.  — Стал рассказывать горовик.  — Я узнал, что здесь прямиком под домом рукав канализации есть. Старая постройка. И мы с твоим отцом решили раздолбать пол и пласт земли, что бы попасть туда.
        — Но зачем?  — Искренне удивился юноша.
        — Как зачем?  — Пришло время удивляться горовику.  — Запасной выход будет, на случай побега. Мало ли что. Я горовик умелый. Уже построил здесь конюшню. Руки у меня из нужного места растут, так что все будет нормально. Не бойся.
        — Ужас!  — Беззвучно сказал Янт, вспоминая ужасного вида конюшню. На секунду у него появились опасения не развалится ли старый бордель, от их пребывания. Но юноша, откинул их прочь.
        — Раньше здесь конским дерьмом смердело!  — Начал горовик.  — Но я все сделал, теперь не смердит. А папаша твой, ты же говорил приедет?  — Обратился он к хозяину старого борделя.
        — Да он приехал.  — Ответил Эдэлин, подходя к лестнице.  — Сейчас он загоняет фургон, распрягает коней в конюшне.
        — Понятненько.  — Проговорил Дор.  — В нашем борделе не страшны метели!  — Затем он плюхнулся на одно из рваных кресел. Кресло заскрипело под его весом, и казалось вот-вот развалиться. Постучав рукой без перчатки по подлокотнику.  — Молоток! Правда, хорошая мебель?  — Спросил он у Янта, на что тот быстро кивнул.  — Я ее притащил, когда один трактирщик разорился и новый владелец здания выкинул мебель на улицу, я тогда не одному барыге морду набил. Все покушались на ее, но один я ее забрал. Сейчас бы пивка, да рыбки…
        — Кстати.  — Вспомнил юноша.  — Почему ты живешь в борделе?  — Задал он отцу интересовавший его вопрос, с того самого момента, как он увидел это здание.
        — Я это здание приобрел по бросовой цене!  — Стал хвастаться Тэн-Андэр.  — Правда, хорошее? Оно мне тоже тогда понравилось. Когда-то было известным местом. Здесь много чего осталось от прошлых хозяев.  — Он повеселел.  — Я как-нибудь устрою тебе экскурсию.
        — Спасибо, не надо!  — Отказался парень, подумав, что отец его будет посвящать в историю здания разгребая кучи старья.
        Последовало долгое молчание. Горовик сидел на кресле смотря то на Янта, то на его отца. Эдэлин ожидая Фойдора сел на кресло, и посмотрел на часы, висящие на стене, ставшие с момента его покупки здания и до этого времени. Потеряв надежду узнать время при помощи них, он зевнул, изящно прикрывая рот ладонью.
        Всю эту немую сцену нарушил злой Фойдор, влетевший через парадную дверь в помещение.
        — Близнец, говоришь?!  — Прокричал он. Затем вздохнув, добавил.  — Ну ладно, это особо дела не меняет.
        — Не меняет?  — Удивился Янт.  — Выходит, что есть у меня брат, что его нет, никакой разницы?
        — А кто это?  — Глядя на Фойдора спросил Дор Эльбс.
        — Я думал, ты уже догадался.  — Еще раз зевнул Эдэлин.
        — А, это твой папаша!  — Обрадовался горовик, хорошей работе своей памяти.  — Фройдор!
        — Фойдор.  — Поправил горовика старик.
        — Фройдор, Фойдор — никакой разницы для горовика.  — Брякнул Дор, но его никто не слушал.
        — Я теперь и не смогу жить так, как жил раньше, зная что у меня есть брат близнец!  — Подошел к деду Янт.
        — Забудь.  — Сказал белый маг.  — Пока.  — Затем через секунду добавил.  — Но потом я его поищу.
        — Это хорошо.  — Согласился Янт, стараясь успокоится. Идея иметь брата своего возраста была для него весьма радостна, поскольку с того момента как он переехал в деревню он не имел друзей и был вынужден пребывать в одиночестве.
        — А теперь, где наши комнаты?  — Рявкнул Фойдор, срывая голос — Надеюсь, ты потрудился их приготовить к нашему приезду?
        — Да, конечно.  — Почему-то смеясь сказал полуэльф.  — Любые комнаты в правом крыле, на втором этаже. Выбирайте, все свободны.
        — Надо бы вещички туда отнести.  — Продолжал старик.
        — Дор вам поможет.  — Эдэлин встал с грязного засаленного дивана, и пошел к обшарпанной лестнице.  — Пойду-ка я спать.  — Ступеньки сильно заскрипели, когда он наступил на них. Опираясь на поцарапанные перила, некогда сделанные из лакированного дуба, но сейчас имевшие плачевный вид, он медленно побрел на второй этаж.
        — Это ты тут Дор?  — Спросил старик горовика.
        — А по-твоему где я должен быть?  — Буркнул горовик, заставив Фойдора задуматься на тот ли вопрос он ему ответил.
        Скрипя креслом горовик встал. Затем после выполнения столь многосложного действия он тяжело вздохнул.
        — Ну, куда идти?  — Небрежно бросил он.
        Старик указал пальцем в том направлении, где была конюшня, и внутренний двор.
        — Поперли!  — Дор медленным шагом пошел к одной из дверей в конце холла, ведущей к месту назначения.
        Внутренний двор — именно так называлось пространство между зданием и стеной, за которой шел другой участок. Он оказался довольно большим и просторным. Темнота скрывала его он глаз обитателей дома. Там располагалась конюшня, построенная Дором из строительных отходов. Она была на небольшом расстоянии от дома. Это страшное сооружение выглядело так, будто готово было развалиться в любой момент от малейшего дуновения летнего ветерка. Около конюшни, во внутреннем дворе, стояла повозка с лошадями, наполовину распряженными. Двор был огорожен от остальных участков высоким забором, из-за него торчали острые крыши соседних зданий. В нем росло несколько деревьев, самое большое из которых было мертво. Стоящее в центре оно уже давно высохло и в любой момент могло рухнуть. Его мертвенный вид придавал окружающему пространству, некую унылость, проявлявшуюся только днем, поскольку ночь тщательно укутывала мертвый ствол, придавая ему таинственную загадочность. Звезды мерцали, хорошо освещая темное небо.
        В это время Янт ходил взад-вперед по выбранной себе комнате в правом крыле. В ней была большая двуспальная кровать, не раз служившая ложем для утоления страсти, матрацы были еще целы, и давали возможность спать на ней. Рядом с кроватью стояла старая тумбочка, но вполне приличная, покрытая слоем пыли. У стены располагался видавший виды шкаф с поломанной дверцей, внутри которого, еще что-то висело.
        Открыв окно, юноша стянул с кровати пыльное истлевшее покрывало. Его вместе с постельным бельем он выкинул на улицу через окно. В развалившемся комоде, нашлось стиранное много лет назад постельное белье, которое он аккуратно расстелил на кровати. Одинокая свеча под потолком тускло освещала комнату. Еще немного света добавлял красный фонарь, работающий на кристалле и всегда светящий ночами.
        Выглянув в окно, юноша вдохнул городской воздух, который ему не очень понравился. Решив помочь Фойдору с вещами он поспешил покинуть свой покой.

        — Аккуратней, аккуратней!  — Прикрикивал на горовика белый маг, когда тот вынимал сундуки из фургона. Горовик облокотившись на пол фургона одним коленом, поскольку под его весом он мог и развалиться, ставил сундуки на землю.
        Где-то во дворе в зарослях у забора одиноко стрекотал кузнечик. Его звук мелодично наполнял ночную тишину, нарушаемую звуками ночного города.
        — Ты все еще здесь?  — Спросил юноша, подойдя к старику.
        — Да.  — Ответил тот.  — Выгружаю.
        — Выгружаю я!  — Буркнул Дор, вынимая последний сундук из фургона.
        — Какая хорошая ночь!  — Заметил Янт. Наконец-то после долгого переезда юноша мог спокойно отдохнуть, никуда не спеша, и не торопясь.
        — И не говори.  — Старик посмотрел на звезды.  — Как романтично. Вспоминаю свою молодость в Акэндхэме. Я тогда был совсем юн…
        — Да.  — Кивнул Янт.  — Романтика.
        — А я в молодости любил ковать!  — Сказал горовик становясь на землю обеими ногами.  — Какие незабываемые ощущения! Так приятно, когда после удара молота поднимаются снопы искр, освещающие темную кузницу. А звук молота. Это вообще… Именно за это я любил посещать кузнечные цеха. Я смотрел как молот покоряет железо. Это настоящий бой! Из смотанных прутов он делает мечи…  — Он вздохнул.  — Моя молодость в хребте Гурда… Какие хорошие воспоминания… Мой первый топор… Мой первый бой… Мы тогда дрались с кочевыми племенами. Какие воспоминания!
        Кузнечик по-прежнему стрекотал, где-то в кустах у каменного забора, не обращая внимания на восторженные крики горовика.
        — Мой первый взмах топором! Первый убитый враг.  — Продолжал Дор.  — Какие воспоминания! Как я ворвался в ряды врагов, как рубил… Как товарищи кричали свой клич за моей спиной.  — Горовик резко замолчал и погрустнел.  — Но потом…  — Руки его затряслись, и на глазах выступили слезы.  — Кто-то ранил меня. Я плохо помню этот момент. Помню, что я упал, но потом встал и даже убил одного дикаря. Потом я услышал крики товарищей. После этого я несколько месяцев лечился… А потом…  — крикнул горовик,  — меня исключили из полка! Оказалась, что во время сраженья я был единственный кто пострадал. Никто больше кроме меня не был ранен. И исходя из этого, старейшины решили что я не пригоден для боя. Это был позор. Я покинул хребет Гурда и поехал скитаться. Я долго путешествовал по разным людским городам зарабатывая кузнечным делом и остановился в Акэндхэме!  — Выкрикнул горовик.  — Моя молодость была загублена!
        Затем последовало молчание, после которого тоска Дора вызванная воспоминаниями стало исчезать.
        После он потащил сундуки в дом, что-то бурча себе под нос.
        — Печально.  — Заметил Янт.
        — Такая жизнь у большинства существ нашего мира…  — Многозначительно сказал белый маг.
        — Пошли.  — Юноша взял мешок со своими вещами, стоявший на самом краю фургона и пошел к задней двери, откуда уже показался горовик, возвращавшийся к фургону.

        Глава 5

        Утром после долгого крепкого сна Янт проснулся, и вспомнив вчерашние события с радостью отметил, что путешествие закончилось и трястись в фургоне больше не придется. Когда он встал с кровати, уже было около десяти часов утра. Солнечный свет мягко лился в комнату, через истлевшие от старости шторы. Поправив на себе одежду, в которой юноша спал на кровати, он раздвинул шторы и посмотрел в окно.
        По истоптанной улице куда-то спешили прохожие. У стоящего напротив бывшего борделя здания громко говорило несколько неопрятных мужиков. В разгар утра все рабочие уже работали на своих местах, зарабатывая деньги себе на хлеб и эль. Неожиданно по улице понесся громкий крик глашатая, объявлявшего о завтрашней речи короля. Эти глашатаи с самого утра будоражили город своими криками, по приказу короля, желавшего что бы на главной площади собралось как можно больше народу.
        Город жил своей утренней жизнью. Скрипя рессорами, по улице пронеслась карета, запряженная тройкой лошадей. Деревянные повозки медленно катились по раздолбанным мостовым, давя кучи лошадиного помета. Недовольные крики конюхов, ржание испуганных лошадей, надоедливые вопли торговцев, рекламирующих свой товар, все это звучало и непрерывно шумело, создавая атмосферу городского шума. Крик и говор разносился по улицам. В кузнице стучал молот кузнеца, в трактире кричал пьяный дебошир, редкий эльф тихо проходил мимо творящегося шума не обращая на него никакого внимания, и стараясь не привлечь это внимание к себе.
        Умывшись Янт медленно пошел в то место дома, где располагалась столовая — левое крыло первого этажа — прямо за захламленным старой мебелью холлом.
        В голове его вертелись мысли о том, как избежать участия в плане Фойдора и поступать в академию. Распахнув дверь, покрашенную в синюю, уже почти облупившуюся, краску. Янт вошел в продолговатую комнату в торце левого крыла, через которую вчера ночью таскал на верх сундуки Дор. В комнате с трех сторон были окна, а со стороны заднего двора еще и дверь. Четвертая стена без окон имела две двери одна из которых вела в холл, откуда только что пришел юноша, а вторая на кухню. Все двери в дневном свете выглядели старыми и заскорузлыми, как и само здание.
        В столовой был большой длинный стол. В его трещинах и зазубринах еще оставались засохшие остатки яств, едимых на нем двадцать лет назад. Вокруг него было девять стульев с мягкими сидениями в заплатках. В торце стола сидел Фойдор. Этим утром старик был одет в темно-синий сюртук и штаны такого же цвета. Эту одежду он старательно берег для поездки в город, защищая ее от старения и от моли. Рядом с ним сидела девушка, с черным прямыми волосами, подающими на гибкие плечи. Янт увидел ее со спины и сразу же понял, что она была эльфийкой, либо эльфийкой только наполовину.
        Девушка была одета в длинное платье состоящее из белых и синих лоскутов материи. Она сидела повернувшись к старику и о чем-то с ним разговаривала. Янт, когда входил, только мельком услышал обрывки фраз, произнесенных ее чистым и звонким голосом. На столе стояло пять тарелок, где получасом ранее еще был завтрак, а сейчас находились лишь объедки. Около одной из тарелок было особенна по-свински разбросана еда и заляпан стол. Всю эту столовую гармонию дополнял глиняный кувшин с отбитым краем, стоящий в центре стола и чашки.
        — …маги академии не способны на более решительные действия и исследования.  — Отвечал Фойдор на вопрос девушки.  — А вот и мой внук!  — Воскликнул он, увидев Янта.
        Полуэльфийка быстро повернулась и посмотрела на юношу. Вопреки его ожиданиям, девушка была очень молода, насколько о молодости можно было судить у полуэльфов. Ее красивое лицо, вызвало из памяти юноши детские воспоминания. Янт почувствовал, что где-то в глубине подсознания помнит его черты, но не мог вспомнить, где и когда это было. Возможно, если бы у него было больше времени на размышления, в конце концов он бы пришел к правильным выводам относительно личности сидящий рядом с его дедом девушки.
        — Никогда бы не узнала.  — Улыбнулась незнакомка.  — Ты сильно изменился.  — Сказала она юноше.
        — С кем имею честь беседовать?  — Испуганно спросил Янт, стараясь скрыть свою растерянность.
        — Альтира.  — Ответила девушка, вставая со стула.  — Неужели ты забыл?  — Смущенно добавила она.
        — А Альтира!  — Вспомнил Янт и его растерянность тут же исчезла. Воспоминания нежданно нахлынули на него морской волной.  — Сколько лет, сколько зим… Надо признаться, я тебя и не узнал.  — Затем подумав несколько секунд, он спросил.  — А что ты делаешь в доме моего отца?
        — Когда я приехала в Акэндхэм, то я решила здесь остановиться.  — Ответила девушка, немного смущенная неожиданным вопросом.  — Тем более, твой отец постоянно приглашал меня сюда.
        — А понятно.  — Растерялся юноша, не зная что сказать дальше, но старик не дал ему опомниться.
        — Тебе надо уже сегодня поступить в академию!  — Напомнил он внуку.  — Сегодня последний день, так что если ты сегодня туда не поступишь, то тебя придется впихивать туда какими-нибудь другими способами, за взятки, например.
        — Взятки!  — Возмутился Янт, не желающий поступать в академию.  — Это так ты относишься к нашим сбережениям!
        — Нашим?  — Усмехнулся старик.  — Моим сбережениям!  — Он улыбнулся. Альтира внимательно смотрела на Фойдора и то на Янта. Если бы юноша был повнимательнее, он мог бы заметить что понравился своей подруге детства.  — Поэтому, ты должен поступить сегодня, что бы мои деньги зря не пропали.
        — Ты мне угрожаешь!  — Скрестил руки Янт, совершенно забыв про Альтиру.  — Неужели ты думаешь, что я не поступлю в эту идиотскую академию? Ты же сам говорил, что элементарно просто!
        — Вот видишь!  — Старик ткнул указательным пальцем вверх.  — Теперь ты точно поступишь туда.
        — Вообще-то я пришел сюда поесть!  — Повысил голос на старика юноша, недовольный что ему придется поступать в академию высшей магии.
        — Еда на кухне.  — Сказал Фойдор. Затем, погладив белоснежную бороду, он взялся за подбородок и прошептал.  — Интересно, как выглядит твой брат близнец?
        — Какой брат близнец?  — Сказал удивленно Янт, забыв вчерашние события. Мысли об академии вытеснили все другие мысли из головы.  — А точно.  — Затем вспомнил он.  — Ты же сам говорил: «Забудь про него».
        — Я велел его забыть тебе, а не себе.  — Сухо ответил старик.
        — Я могу принести еду?  — Девушка встала, но Янт остановил ее жестом.
        — Да, пожалуйста.  — Кивнул юноша, занятый разговором с дедом.
        Девушка не заставила себя ждать и очень быстро завтрак юного мага очутился на столе. Юноша быстро поев под всеобщее молчание, и попрощавшись удалился.
        — И так вот прошла первая за десять лет встреча.  — Продекламировал старик, явно недовольный своим внуком, когда тот уже покинул дом.
        — Ты думаешь, я ему не безразлична?  — Спросила его эльфийка
        — Сейчас лучше оставить его в покое.  — Нравоучительным томом сказал Фойдор.  — Сегодня ему предстоит поступить в магическую академию. И эта внезапная весть сильно испортила ему настроение.
        — Он собирается стать магом?  — Девушка села рядом со стариком.
        — Нет, он уже маг.  — Бросил Фойдор Удвинг.
        — Тогда зачем?
        — Для одного моего маленького плана, который поможет восстановить справедливость в этом насквозь прогнившем королевстве.  — Зловеще улыбнулся старик.

        Лесные эльфы — были довольно распространенным народом Оги. Они проживали в основном в Великих лесах — огромном государстве на северо-востоке Икандера, которое исключительно заполняли леса. И Великие леса по площади превосходили империю Синоха, и на континенте уступали только империи Тэльвов. Южная граница этого государства была с Империей Кинос, юго-восточная — с королевством Гран. После Грана государство эльфов протягивалась по береговой линии, занимало всю юго-восточную часть континента. Западная граница лесов была с империей Тэльвов. Юго-западная — примыкала к Империи Агиос. Также они граничили и с Хребтом Гурда. С севера и востока Великие леса омывал Океан бурь.
        Поскольку эльфы занимаясь лишь собирательством, они выращивали очень мало культур. Из-за этого у них была постоянная нехватка еды, которую они восполняли покупая ее у тэльвов. Занимаясь охотой, они разводили несколько сортов птиц несшим им яйца. Во время великой войны с Империей Акара лесные эльфы были почти уничтожены, однако не теряя времени после ее окончания, они размножились и вновь заселили леса. После войны в Оге наступило некоторое подобие мира. Государства по-прежнему воевали, но эльфов никто не трогал. За сотни лет, прожитых в мире они почти полностью разучились воевать и представляли из себя один из самых миролюбивых народов Оги.
        Со временем даже эльфам, плотность населения которых была очень мала, по отношению к другим странам, стало тесно и голодно в своих лесах. Они стали постепенно осваивать людские государства. Именно на это время и пришлась молодость Фойдора.

        В то время как Янт ел свой завтрак, на одной из улиц Акэндхэма по брусчатке в экипаже ехал Илэн Кенеро. Экипаж скрипел и трясся на неровной и лишь бы как сделанной дороге. Удивленные прохожие долго смотрели вслед на полуакара, задумчиво ехавшего в повозке. В это мгновение с ним произошла удивительная трансформация. Внешний вид его остался прежним, но больше не говорил об величии и могуществе тэнге. Напротив, в нем появилось нечто обыденное и посредственное. Если раньше он излучал величие, то теперь эти излучения пропали, уйдя глубоко внутрь. И он казался более обычным, пускай и тэнге.
        Извозчик сам боялся полуакара, благодаря множеству слухов, о могуществе темных эльфов, которые в принципе были верными. Отсутствие клиентов, вынудило его подобрать этого странного пассажира. Возничий старался не смотреть на него и дрожь пробегала по его спине, когда он чувствовал взгляд этого невиданного в этих краях существа.
        Илэн внимательно рассматривал этот кипящий, словно котел город, и людей бегущих куда-то или просто прохаживающихся, иногда без какой-либо цели. Едя поступать в Академию Высшей Магии Акэндхэма, он решил спросить об этом извозчика.
        — Какие требования нужны, что бы поступить в магическую академию?
        — Понимаешь, господин хороший.  — Боязливо ответил извозчик, оглядываясь назад.  — Деньги нужны, деньги. Хотя и король издал указ принимать даже бедняков, да никто этого указа не слушается.  — Затем правя лошадью он стал уже говорить посмелее.  — Мой брат единокровный в империи Агиос был. Там он в школе людскому языку учился. Грамоте и письменности. Вот он и рассказывал мне.
        Главное это быть богатым и наглым. Иначе тебя никто уважать не будет. Сейчас ум цениться мало. Да и не нужен он. Тут век без ума проживешь, и хорошо будет. А с умом еще полезешь куда-то да порежут. Тут деньги главное, ну и родословная тоже хорошо.  — Пустился рассказывать извозчик, окончательно осмелев. Илэн слушал его и осматривал улицу, где проезжала повозка.  — Если обе эти вещи имеешь, проблем не будет. А если еще будешь себя вести нагло, не с кем не считаться, хамить, то вообще уважать будут, бояться и в рот смотреть, когда говоришь. За умнейшего считать будут. Каждое слово твое запишут.
        Главное выглядеть хорошо, да побольше денег ректорату давать. И не учение будет, а сказка.
        А хочешь, что бы все еще и боялись тебя, возьми найди кого посильнее и опусти его. Вот тогда все точно бояться и уважать будут. И вести надо по наглее, как будто все вокруг твое. И не считаться не с кем главное…  — Извозчик задумался на минуту.  — Так, это я уже говорил.
        — Спасибо.  — Сказал тэнге, когда мужик закончил речь.
        Теперь он решил посмотреть эту академию изнутри. Конечно, Илэн мог бы узнать все об этой академии, даже не приближаясь к ней, но сейчас он решил принять непосредственное участие в событиях. На то были свои причины.
        Вскоре они выехали на дорогу, по левую сторону которой была многолюдная площадь, а по правую сторону — серая кирпичная стена. У края дороги шло множество людей, большинство из них шли с рынка или к нему. В основном это были обычные граждане Акоса. Эльфов здесь не встречалось, поскольку они не любили больших и шумных сборищ. Довольно редко здесь можно было увидеть горовиков. Их мощные тела заключенные в броню, словно рифы в море, встречались среди прохожих. Имея высокий рост горовики хорошо выделялись из толпы, из-за спин у них торчали ручки и лезвия топоров, носимых людьми гор с собой. На площади, отданной под рынок, было множество торговцев, и в разы больше покупателей. Рынок шумел. Шумел постоянно и хаотично, тысячи звуков смешивались здесь. Сотни голосов. Кто-то зазывал покупателей, кто-то спорил с продавцом, кто-то торговался, а кто-то и ругался. Весь этот шум, все эти крики создавали неповторимую атмосферу центрального рынка, гремевшего по всей округе.
        Рынок не интересовал Илэна, как не интересовали его мелкие дела Акосских граждан. Вся эта мышиная возня вызывала у него только отвращение.
        Вскоре извозчик остановился у открытых кованных ворот, расположенных в стене прямо напротив рынка. На кирпичной стене висела большая деревянная растрескавшаяся от времени табличка. Золотыми буквами на ней было написано: «Академия Высшей Магии Акэндхэма».
        — Приехали!  — Сказал извозчик, довольный что наконец-то избавится от странного пассажира.
        Заплатив извозчику золотой, Илэн медленно вылез из экипажа и встал напротив парадного входа в академию. Возничий прикрикнул на лошадей и экипаж медленно поехал по мостовой.
        Тэнге посмотрел на здание, видневшееся в открытых воротах. От ворот к нему вела белоснежная мощеная дорожка, вычешенная дворниками. Это было большое громоздкое четырехэтажное здание, по форме больше напоминавшее барак, нежели академию. Штукатурка на нем во многих местах уже давно обвалилась, и из-под нее виднелась каменная кладка. О том, что это здание некогда было красивым и важным, свидетельствовали только высокие потолки и арочные окна, на рамах которых краска почти полностью облупилась. Крыльцо было украшено колоннами, накрытыми скатной черепичной крышей. Само здание имело высокую двухскатную крышу, черепица на ней была местами разбита, но все же находилась в хорошем состоянии. Между зданием и забором росли регулярно подкашиваемая трава и круглые зеленые кусты.
        У крыльца столпились какие-то люди, повидиму, студенты этой академии. Под стеной у самых ворот сидел горовик, громким голосом рекламировавший лежащий перед ним на ящике товар.
        — Лучшие эльфийские волшебные красители для волос, усов и бород!  — Кричал он, косясь на Илэна.  — Сделаны в Империи Синоха! Красят волосы навечно!
        Не обращая внимания на навязчивого торговца, тэнге сделал шаг и очутился за воротами академии.
        Стремительным шагом он направился к входным дверям. Студенты стоявшие возле них попятились. А те кто знал, кто такие акары еще и со страхом ждали, что же сделает этот чужеземец. Толпа сама расступилась перед ним и он прошел к лакированным дубовым дверям. Лакированы были они в незапамятные времена, поэтому и выглядели соответствующе. Открыв двери Илэн вошел в холл. Помещение было просторным и большим, стены и пол отделанные мрамором, стертым за многие годы его использования. Отделка на стенах была в очень плачевном состоянии. Все в трещинах мраморные плиты были готовы отвалиться при каждом легком касании к ним. Плиты на полу были затерты, а некоторые и вовсе разбиты. Все здесь говорило о том, что ремонт здесь не проводился многие десятилетия. Даже выцветшие шторы, висевшие на окнах, казалось вот-вот разваляться, словно сгоревший лист. Барельефная штукатурка потолка уже полностью обвалилась, поэтому, больше не представляла опасности для стоящих внизу людей. В холле было не так многолюдно как перед зданием, и прохладно.
        На стенах тут висело несколько объявлений на которых всеобщим людским языком установленным после великой войны, и одним из самых распространенных в Оге, было написано, о запрещении ношения оружия в стенах академии.
        Текст другого объявления гласил:
        «Академия Высшей Магии Акэндхэма объявляет набор на бесплатную, учрежденную королем программу обучения. Если у вас имеются, хоть какие-то способности к магии, мы настоятельно рекомендуем поступить в нашу академию. Спешите, иначе ваше место займут другие!»
        Что это объявление делало в холе академии, Илэн Кенеро так и не понял. Но этот вопрос быстро перестал его интересовать. В конце концов, объявления могли висеть и где-нибудь в городе.
        Третье объявление гласило:
        «В нашей академии учатся представители самых разных народностей, во избежание конфликтов, проявите уважение к отличным от себя людям».
        Еще несколько бумаг указывали как пройти к экзаменационному залу. Неспеша Илэн вошел в длинный коридор левого крыла. Стены здесь уже были не мраморные, а обычные поштукатуренные и покрашенные краской. На них висели какие-то плакаты. Один из этих плакатов читал тэльв. Его небольшого роста явно не хватало что бы читать верхние строки плаката, по этому иногда он поднимался на цыпочки, что ему мало помогало.
        — Не скажете ли, сколько стоит сейчас в Акэндхэме тальмовые монеты?  — Решил спросить его тэнге, хотя прекрасно знал цену тальма.
        — Сто золотых. Как и всегда.  — Ответил тэльв не оборачиваясь.
        — Спасибо, вы мне очень помогли!  — Ответил Илэн и пошел дальше к экзаменационному залу.
        — Проклятье!  — Послышался в коридоре недовольный голос тэльва.  — И кто так высоко вешает эти плакаты?
        Из дверей в которые хотел войти Илэн вышел эльф, судя по всему только что провалившися на экзамене. При виде Илэна его словно поразил электрический ток, он с трудом отошел в сторону освобождая тэнге дорогу. Будучи очень наслышан об акарах, о воинах которых ходили легенды, лесной эльф впал в панику. За всю свою жизнь ему не удалось увидеть ни одного акара. То что говорили о них, свидетельствовало не в пользу того что они бы пришли в такое заведение как академия Акэндхэма с добрыми намереньями. Опомнившись лесной эльф бегом побежал по коридору, покидая, по его мнению, обреченное сооружение.
        Экзаменационный зал, куда вошел тэнге, тоже поразил его своей убогостью. За всю свою жизнь он повидал очень много различных мест, но что бы заведение в котором преподавали магию было настолько убогим — он видел впервые. Здесь доминировала не сколько бедность и нищета, а сколько убогость и небрежность, покрывавшая все здесь находящееся. Это было большое помещение с тремя арочными окнами, засаленными и местами ободранными обоями на стенах. На окнах висели занавески, сделанные еще во времена империи. Благодаря великолепному качеству материала, они смогли продержатся триста лет, превратившись в ветхие и выцветшие тряпки. На партах был вырезан и написан не один слой надписей, делавшие их поверхности неровными и непригодными для письма. Деревянный пол был протерт, особенно в тех местах, где были проходы между партами. У самого входа в зал за столом сидел горовик. Его массивная фигура в старых но богатых доспехах, угрожающе смотрелась за деревянным облезшим столом. Горовик предлагал всем желающим зажечь свечу с помощью магии.
        В зале за партами сидело два десятка человек, старательно пытавшиеся заполнить выданные им анкеты. Однако, ввиду неграмотности не у каждого это получалось. В самом конце зала за большим покрашенным столом, сидел старый маг в оранжевой робе, с короткими седыми волосами, на голове похожей на шар. Он зловеще улыбался, смотря на поступающих своими узкими глазами.
        Перед горовиком, бросавшим на всех недовольные взгляды, в которых читались слова «Зачем пришел?», стояло несколько человек, и каждому за минуту он предлагал зажечь свечу. Если попытка была удачной, то он тушил свечу и выдавал анкету. Ее необходимо было заполнить и подойти к экзаменатору в конце зала. На каждой парте для этой цели стояли погрызенные перья и чернильницы.
        Подождав несколько минут в очереди Илэн мгновенно поджег свечу, и получил похабно отпечатанную под печатным прессом анкету. Горовик удостоил его особого внимания и долго смотрел как он ее заполнял. Весь зал с опаской посматривал на тенге, не понимая, что он здесь делает.
        «Значит, второй экзамен это уметь писать!» — Пронеслось у Илэна в голове, когда он пошел сдавать последний третий экзамен. Все, новые люди которые с трудом заполняли анкету, по несколько часов, скапливались в зале. Проходя мимо них тэнге увидел у них в анкетах крестики да каракули. Некоторые бедняги еще и не умели читать, подолгу смотря на размазанные печатным станком буквы.
        Стул перед магом принимающим последний экзамен, уже пустовал пару минут и Кенеро изящно сел на него. Стул скрипнул под его весом. Не менее грациозным жестом он положил анкету на стол.
        Вначале внешний вид полуакара смутил мага в оранжевой робе, с того момента как тот зашел в аудиторию. Поскольку он как образованный человек знал кто такие акары, и принял человека перед ним именно за представителя этого древнего народа. Его голову терзали саамы разнообразные мысли по поводу того зачем сюда пришел этот странный пришелец. В тоже время, он знал, что никакой нормальный маг не пойдет учиться в эту академию. Это совсем сбило его с толку. На секунду он впал в сомнения, как обращаться с тем, кто пришел сдавать экзамены. Но это сомнение быстро прошло с тем утверждением, что он все же был магом и экзаменатором. Это утверждение придало магу в оранжевой робе уверенности, и он принялся исполнять свои обязанности.
        Он как можно небрежней взял анкету и стал читать.
        — Илэн Кенеро.  — Прочитал он вслух.  — Народность… Тэнге… Кто такие?  — Сказал маг как можно безразличней, хотя на самом деле боялся задать этот вопрос своему оппоненту.
        — Наполовину люди, наполовину акары.  — Снисходительно пояснил Илэн не менее безразличным голосом чем маг.
        Ужасное слово акары, вновь заставило затрепетать сердце мага. Но утверждение того, что он маг опять придало ему недюжую уверенность.
        — Интересно, интересно…  — Потряс головой маг.  — Так отец Тин-Одэль Дэгрэдо.  — Однако имя архимага Иноиля — процветающего острова магов, находящегося в океане Бурь между двумя континентами Икандером и Акарионом, не сказало экзаменатору совершенно ничего. Будучи человеком ограниченным, он интересовался только близкими делами, самый дальний его кругозор была Империя Синоха, имя архимага которой он знал, только потому, что сам мечтал жить в этой империи.
        Прибегнув к совету извозчика Илэн решил вписать в графу «отец» имя архимага Иноиля, зная что архимаг сам нисколько не обидеться на него за такие действия. Тем более, что имя его настоящих родителей знали очень не многие. Во время пребывания в трансе Илэн Кенеро связался с архимагом Иноиля. И почерпнул от него много новых сведений.
        — Место рождения…  — Стараясь выглядеть безразличным, прочитал маг.  — Иноиль.  — Этот факт слегка удивил его. Иноиль ему представлялся чем-то загадочным и далеким. И про него он почти ничего не знал.  — Иноиль! Иноиль?  — Экзаменатор уже собрался не поверить анкете, но внешний облик Илэна, соответствовал его представлениям об Иноиле.  — И что вас занесло в такую даль?  — Удивленно спросил он тэнге, совсем забыв о том что должен делать вид непоколебимого всезнающего мага.
        — Изгнание…  — Многозначительно сказал экзаменуемый.
        — Ааа…  — Так же многозначительно ответил экзаменатор, возвращаясь к своей роли.
        Затем просмотрев остальную часть анкеты он отложил ее в сторону.
        — А теперь перейдем к контрольным вопросам!  — Откашлявшись, сказал маг.  — Первый вопрос: сколько всего существует в мире типов кристаллов?
        — Сто двадцать два.  — Навскидку предложил Тэнге.
        — Неверно!  — Сказал довольный собой экзаменатор.  — Точное количество кристаллов до сих пор науке неизвестно. Так следующий вопрос!  — Экзаменатор задумался на секунду. В это время Илэн изящным жестом извлек из рукава тальмовую монету. Подбросив ее в руке он положил ее на стол накрыл ладонью и подвинул ее к экзаменатору. После того как он убрал ладонь он почувствовал как маг своей магией стал проверять монету на подлинность. Когда проверка оказалась успешной, экзаменатор спрятал монету к себе в карман, и сразу повеселел. Он пытался это скрыть, но у него плохо получалось, поскольку не каждый день он получал сразу все свое трехмесячное жалование. Горовик сидящий в другой части помещения зло посмотрел на него, в его взгляде была ненависть и зависть, поскольку экзаменатору всегда давали больше взяток, и они были весомей. Проклиная про себя мага, он продолжил предлагать зажечь свечу людям.
        — Итак, следующий вопрос.  — Торжественным голосом проговорил маг. В этот момент все сидящие за партами в зале устремили свои взгляды на него. Какие народы проживают в восточной части Икандера.
        — Акары.  — Ответил тэнге, прекрасно зная, что живут там именно люди — как их называли эльфы.
        — Совершенно верно.  — Кивнул головой экзаменатор.  — И последний вопрос. Сколько всего видов стихийной магии.
        — Шесть.  — Опять неправильно ответил Илэн.
        — Совершенно верно.  — Опять нагло соврал маг в оранжевой робе что-то черкая на листке.  — Затем положив лист рядом с анкетой, отдал его Илэну.
        — Поздравляю! Вы зачислены. Подойдите на второй этаж в первую дверь справа по коридору. Там вам выдадут удостоверение учащегося академии. Учащийся в академии освобождается от призыва в армию.
        — Премного благодарен!  — Илэн изящно встал со стула, и забрав анкету вместе с бумагой данной экзаменатором, направился к дверям. Когда тэнге покидал экзаменационный зал, то увидел горовика который, к этому времени уже успел разозлиться. Хлопнув дверями он пошел в указанную магом комнату, где и получил удостоверение учащегося Академии Высшей Магии Акэндхэма. На этом его поступление было закончено, и он покинул академию.

        Где-то в центре Акэндхэма, недалеко от Академии Высшей Магии, по улице шел довольный Фойдор. Решив проводить до академии Янта, что бы тот не смог заблудиться в городе и пропустить поступление, он теперь шел по улице и смотрел по разным сторонам. Облаченный в чистую парадную хламиду серого цвета, он шел рассматривая прохожих. За его отсутствие в центре почти ничего не изменилось. Город был таким же, как и когда он его покидал, и в тоже время совершенно другим. Зайдя на одну из узких улиц, солнце на которых всегда закрыто стенами и крышами близко стоящих друг к другу домов, старик решил пройтись по магазинам, но его кто-то окрикнул:
        — Фойдор!
        Белый маг обернулся. Недалеко от стены, стоял черноволосый эльф, больше похожий на людей населяющих Акос, нежели на эльфов. Эльфа в нем выдавали только тонкие черты лица и утонченное телосложение, которое в принципе встречалось и у людей, но редко.
        На нем была обычная одежда путешественника, сделанная из прочной темно серой ткани, свободной и теплой.
        — Тироль!  — Обрадовался старик. Вспоминая, когда в последний раз он встречался с эльфом. Вспомнив, что тогда он видел своего друга пять лет назад, старик подошел к нему и обнял. Тироль как и каждый из его племени был красив и высок. Его ровные черные длинные волосы аккуратно подстриженные у плеч были гладкими и блестели на солнце. Крепко обняв Фойдора, он быстро осмотрел улицу.
        — Надо пойти куда-нибудь в другое место.  — Сказал эльф решительным тоном.
        Они пошли дальше по улице и свернули в узкий переулок, совершенно пустой и безлюдный
        — Белый цвет лучше шел твоим волосам?  — Заметил старик.
        — Я знаю.  — Отозвался эльф.  — Но я решил его сменить, что бы больше походить на человека, так проще путешествовать по Акосу.
        — Помню, когда-то здесь было неплохое питейное заведение.  — Фойдор стал спускаться вниз по лестнице, расположенной возле стены дома, в подвал, к площадке с дверью.  — Надеюсь, оно здесь еще есть.
        В подвале оказался паб, в это время бывший почти пуст.
        — Надо будет запомнить это место!  — Заметил Тироль, садясь на грубый деревянный стул.
        — Давно здесь не был.  — Фойдор сел напротив него.
        Где-то в другом конце зала веселая компания играла в карты, куря при этом трубки. Дым змеями вился под потолком и выходя через черные ходы вентиляции. Истоптанный земляной пол и потрескавшийся штукатуренный потолок, создавали привычную для такой нищеты атмосферу. Особенно в этом им помогали сырые оббитые деревом кирпичные стены, затертые и изрезанные надписями.
        — Я совсем недавно пришел в Акос.  — Откинувшись на спинку стула, сказал Тироль.  — Смотрю здесь все по-прежнему.
        — Ты путешествовал?  — Спросил его старик. Затем обратился к разносчику.  — Два эля!
        Скоро две большие кружки были поставлены, и белый маг бросил на стол горстку медяков, которые быстро загреб разносчик в карман своих брюк.
        Однако эль пить никто не собирался, ни Фойдор, ни Тироль.
        — Да, я только что был во многих странах.  — Сказал эльф. Тироль был не просто эльфом, он был высшим эльфом. Оплотом, которых был город — Иоро, столица государства называемое Лесам Рика или Землями скрытых. Доступ туда имели очень не многие, и из-за этого оно обросло огромным количеством легенд. Высших эльфов боялись не менее чем акаров, поскольку они отличались способностью предвидеть будущее и необычными способностями к магии, но отличить их от обычных эльфов внешне было невозможно. По этому все решили просто забыть про них, нежели думать, что они бродят неопознанными среди людей. Хотя лесные эльфы не редко для своих целей прикидывались высшими.  — Я был в Великой Империи Тэльвов. Я прошел через непроходимые болота. Затем был в Чиорноре. Потом посетил Королевство Шехра. Потом пройдя незамеченным через весь Угур, я был в столице Империи Синоха. И в Южной пустыне. Оттуда через Империю Синоха я пришел в Акос. И в Акэндхэме встретил тебя. Как-нибудь я расскажу все поподробней, но не здесь.
        — Правильно не здесь!  — Поддержал его Фойдор.
        — Когда я шел через Акос я слышал множество слухов о безжалостном капитане горовиков — Красной бороде.  — Промолвил, снизив голос Тироль.  — Говорят, он уничтожил множество деревень. И даже чуть не убил короля, когда тот находился в разъезде.
        — Да, но про короля я не слышал.  — Удивился белый маг.  — Наверное, это либо слухи. Я был в деревне «Голубые шмели» она была полностью уничтожена. Там я видел остатки корабля горовиков. Интересно Красная борода тоже погиб?
        — Не думаю.
        — Я тоже.  — Согласился старик.  — Слишком уж он вертлявый. Да и награда за него живого или мертвого пятьсот золотых.
        — Пятьсот золотых!  — Удивился скрытый эльф.  — Для Акоса награда несказанно огромной высоты.
        — Да.  — Старик наклонился к нему и стал говорить еще тише.  — За главу гильдии воров давали только сотню. А тут пятьсот. Что же он такое сделал?
        — Может слухи о том, что он напал на короля, когда тот выезжал из Дубласа правда?  — Оперся локтем на стол Тироль.
        — Расскажи по подробнее.
        — Говорили, что король ехал в Акэндхэм когда за ним в погоню полетел воздушный корабль. Его спасло то, что с карета с золотом ехавшая за ним опрокинулась. Это были налоговые сборы из Дубласа. Золото рассыпалось, горовики его увидели, и решили что догонят короля потом. Пока они собирали капиталы, королю удалось оторваться и сбежать.
        — Очень похоже на правду.  — Кивнул старик.
        — В империи Синоха я слышал много о капитане Красной бороде.  — Продолжил негромким голосом рассказ Тироль.
        За время их разговора в бар вошло несколько людей, в основном это были пьяницы и воры, пившие и игравшие здесь в карты. Они только мельком смотрели на двух говорящих людей, разносчик был очень доволен тем, что эль никто из них не пил, и обслуживая других, предвкушал как выпьет его сам.
        Где-то на кухне послышались крики, и визг убиваемого кабана, однако, быстро затихшие после сильного удара топором.
        — В Дугских горах он входит в десятку доблестных.  — Говорил размеренным голосом эльф, никуда не спеша.  — Но самый интересный факт, то, что левая рука Красной бороды — протез. Он был сделан для сына короля Хребта Гурда — Хенвальда, у которой не было той же руки, что и у Красной бороды. Королю этот протез обошелся более чем десять тысяч золотых.
        — Десять тысяч золотых — Вздохнул Фойдор.  — Немалые деньги.
        — Во время транспортировки Красная борода напал на их корабль и ценой довольно ощутимых потерь украл этот протез. Он был сделанный в Лесах Рика, и являющийся плодами объединенных усилий горовиков и высших эльфов. Его высокую технологичность оценили все механики Дугских гор. После этого был большой скандал, но однако Король Хребта гурда посмотрел на это сквозь пальцы. Еще доспехи Красной бороды сделаны из тальма и являются очень современной и технологичной вещью.
        — Да, не хотел бы я столкнуться с ним.  — Фойдор откинулся на спинку стула.
        — А сам ты как?  — Последовав примеру звонко спросил Тироль.
        — Нормально.  — Усмехнулся старик.  — Почти десять лет в деревне прожил. Внука учил. Сейчас вот в академию поступать отправил.
        — Зачем?  — Удивился эльф.  — Разве ты выучил его не хуже чем Академия Высшей Магии Акэндхэма?
        — Это часть моих планов по установлению справедливости!  — Улыбнулся старик.
        — Ты еще не бросил эти глупые затеи?
        — Конечно, нет. Я так долго ждал этого момента.
        — Да она сама развалиться.  — Засмеялся эльф.  — Скажу тебе по секрету в Акэндхэмской академии сейчас самые слабые маги во всем мире, наверное. Ректор академии очень слабый маг. Даже сам архимаг Акоса…  — Тироль засмеялся.  — Думаю с таким уровнем познания и сил звание архимага неуместно, поскольку архимаг тоже слабый.
        — Сейчас не одного хорошего мага здесь нету…
        — Кроме тебя, разуметься.
        — Не стоит преувеличивать мои скромные способности.  — Стал возражать Фойдор.
        — Сейчас Акос, самое слабое из четверки слабых государств, которые когда-то были Империей Кинос.
        Они оба засмеялись. Старик смеялся сам не зная почему, а Тироль смеялся из-за того, что все высокомерие и чванство акосских магов при их ничтожной силе смешило его.
        После раздела Империи Кинос, к три тысячи сто седьмому году, четверо государств оказались в очень плачевном состоянии. Самой развитой и могущественной страной была маленькая Империя Кинос. Она имела некоторые механизмы, которые считались невозможной роскошью в остальных трех странах. Из-за небольшой площади, в ней был единственный крупный город — Удильберг. В нем было много торговцев торгующих с Великими лесами, с которыми империя граничила с севера. За счет постоянной торговли эта страна вела довольно неплохие дела и была лакомым кусочком для любого завоевателя. В остальных трех государства дела обстояли намного хуже. После империи Кинос самым сильным государством было королевство Гран, потом Рикор, и самым слабым был Акос, который в принципе по военной силе был немного слабее Рикора и Грана. И то что он был больше всех по площади, должно было быть исправлено при следующем военном конфликте между этими странами. Будучи потомками одного монарха короли этих трех государств, постоянно воевали между собой. Хотя, когда казна истощалась, между ними заключался мир и какой-нибудь не большой кусок земли
переходил от одних к другим. Чаще всего причины для подобных войн служили личные споры королей, и прочие мелкие события которые вынуждали десятки тысяч людей гибнуть в кровопролитных междоусобных войнах.
        — В Рикоре и Гране маги немного лучше акосских, но не сильно.  — Продолжил Тироль.  — В Империи Кинос найдется пару хороших магов, которые еще не сбежали за границу. А так в основном в этих королевствах все по-прежнему плохо.
        — То есть полная деградация.  — Вставил Фойдор.
        — Там где нет движения вперед, там есть движение назад.  — Совершенно спокойно сказал эльф.  — Потеря цели движущей вперед, ведет к деградации. Сейчас все ухватились за цели движущие назад.  — Затем он помолчал минуту и спросил.  — А где ты сейчас живешь?
        — Остановился у сына.  — Ответил Фойдор.  — Он здесь лицо известное.
        — Я знаю.
        — Да оказывается, у моего внука оказался брат близнец.  — Вспомнил Фойдор.  — Представь, этот дурак вспомнил только сейчас такой важный факт! И теперь где он, ищи-свищи!
        — Не все так плохо. При желании можно найти. Для этого и существует магия и прочие невидимые силы.
        — Ты сможешь провернуть такое дело?  — Заинтересовался старик.
        — Да. Конечно.  — Согласился эльф.  — Только потребуются некоторые компоненты.
        — Понадобиться участие моего внука?
        — Необязательно. Потом поговорим об этом более детально.
        — Хорошо.  — Согласился довольный белый маг.
        — Конечно никакой точности не гарантирую, но точность, в каком государстве нужно искать, могу указать.
        — По пути из Акоса я встретил очень интересного человека.  — Прошептал Фойдор.  — Он тэнге, его познания в магии очень обширны.
        — Интересно. Кто он?
        — Его зовут Илэн Кенеро.  — Ответил Фойдор.
        Эти слова заставили эльфа сильно удивиться. После нескольких секунд молчания, он спросил старика:
        — Ты знаешь историю великой войны?
        — Когда ничто не могло остановить империю Акара, поскольку созданные ими магические формулы давали неуязвимость, а армии защиты были слишком слабы и разрознены. Тогда появился Вэллисэ, который был неуязвим от рождения. И уничтожив лучших магов Акара, он изменил баланс сил и привел империю к победе.
        — Вэллисэ — это эльфийские имя, его имя людское — Илэн Кенеро.
        — Не может быть.  — Этот факт просто шокировал Фойдора.  — Я представлял его совсем другим!
        — Людские представления чаще всего противоречат истине.
        — В истории написано, что в самом конце Великой Войны Вэллисэ вступил в бой с архимагом Акар. Никто не знает, чем все закончилось, но из мира исчезла его башня и самая большая библиотека их столицы… Но тот, с кем мы ехали был очень могуществен… И я сразу подумал, что он непосредственно участвовал в великой войне.
        — Через магическое зеркало я получил некоторую информацию, которая впрочем не была подтверждена, о том что Вэллисэ, наконец-то вернулся в наш мир с миссией не менее важной чем прежде.  — Тихо говорил Тироль.  — В принципе, возможно, грядет война, раз воля богов вернула его сюда. Тем более империя акара готовит силы вместе со своими союзниками.
        — Надеюсь, маги в Иноиле смогут дать им отпор.  — Вздохнул белый маг.  — Кстати, ты знаешь завтра король будет говорить свою речь с балкона муниципалитета.
        — Охраны будет столько, что в городе не развернешься.  — Сделал умозаключение Тироль.  — Я уже слышал эту новость. И как ты думаешь, что он будет говорить?
        — Может, будет призывать народ собраться против Красной бороды.
        — Интересно. Мне что-то не хочется представлять столкновение армии Акоса с горовиками из Дугских гор. Явно перевес в этом бою будет не на пользу армии Акоса.
        — Это мягко говоря.  — Усмехнулся маг.  — Горовики раздавят эту армию и не заметят. Если учесть их технический отрыв за последнее время, то надо подумать, что противопоставит король горовикам. Если даже у всего Акоса нет ни одного самого захудалого летающего корабля.
        — Чего же так?  — Удивился путешественник Тироль.
        — Видишь ли, если его продадут Акосу, то есть очень много вероятности, что король его будет использовать для набегов и пиратства. Свой захудалый морской флот король пытался превратить в корсарский, да их на море и разбили в пух и прах, и не стало флота совсем. На государственные дела денег не хватает, солдаты мародерствуют. А когда король издал указ, что деревня помимо стандартных налогов, должна кормить еще некоторое количество солдат, стало совсем плохо.
        Затем они еще около часа просто беседовали ни о чем.
        Вечером в центре города жизнь только начиналось. Но чуть менее слабо она кипела у бывшего борделя, в котором жил Эдэлин Тэн-Андэр. От дома напротив него доносилась пьяная речь и музыка.
        В это самое время, Янт Удвинг вошел в калитку и пошел ко входу в здание. Походивший после поступления по городу он вернулся домой только к вечеру.
        Войдя в просторный холл заставленный старой мебелью, он никого там не обнаружил, однако в глаза ему бросилось относительная чистота. В углах не было больше мусора. На полу не лежало огромного количество песка и грязи, которая была здесь вчера. «Странно», подумал Янт и пошел в столовую, откуда он услышал громкий голос своего деда, рассказывавшего о подвиге своей молодости.
        Быстрым шагом он миновал холл, и очутился в столовой, где за столом сидели Фойдор, Эдэлин и Альтира. На этот раз на девушке были обтягивающие черные лосины и блузка белого цвета.
        — Ну, что поступил?  — Первым делом спросил его старик.
        — Ну, а как ты думаешь?  — Задал встречный вопрос юноша.
        — Поступил!  — Утвердительно кивнул Эдэлин, сказав это навскидку. На его белоснежной шелковой рубашке не было ни единого пятнышка.
        — Да.  — Подтвердил Янт и сел напротив своего отца.
        — Не даром я вложил в тебя столько знаний!  — С гордостью произнес белый маг.
        — Увы, старик.  — Усмехнулся юноша.  — Но твои знания мне в этом деле не пригодились. А вот мои пять золотых…
        — Ты хочешь сказать, что ты купил поступление?  — Воскликнул Фойдор.
        — Можно накрывать стол?  — Спросила белого мага Альтира, на что тот утвердительно кивнул. И девушка отправилась на кухню.
        — Видишь ли без денег никак.  — Поддержал Янта Эдэлин.  — Как ты думаешь, кто поступит в академию, кто ответит на все вопросы, или только на половину?  — Спросил он у старика.
        — Должен поступить тот, кто ответит на все вопросы!  — Гордо и уверенно сказал старик. Гордость эта его происходила, от осознания того, что он познакомился с важной исторической личностью.  — По крайней мере, так было во времена моей молодости. Но на все вопросы ответь мог далеко не каждый.
        — Ты устарел папаша.  — Сочувственно сказал ему Эдэлин.  — Теперь в академии новый порядок. Плевать на знания. Возьмут того, кто больше заплатит.
        — Вижу, еще не все было так плохо в моей молодости.  — Вздохнул старик.  — Расскажи хоть как поступил, то.
        Тем временем в столовую вошла полуэльфийка, и поставила на стол первое блюдо с салатом.
        — Так вот как я поступал.  — Увлеченно начал рассказывать Янт.  — Захожу я в экзаменационный зал. Там в самом начале горовик сидел, предлагал всем желающим свечу магией зажечь. Да многие не зажигали. Там и очередь была. Тех, кто давал ему на лапу, он вперед с анкетой пропускал, даже если и свечу зажечь не смогли. Правда, не у каждого серебро было. Мелкие деньги не брал.
        Когда до меня очередь дошла, и я свечу зажег. Я мгновенно зажечь мог, но решил сделать вид, что мне с большим напряжением все дается. Там пол минуты возился. Но пока я поджигал, он мне намекал, что бы я взятку дал. Тем более увидел, что одет я был хорошо. А экзаменатора там не было, ушел он куда-то. По этому, конечный экзамен тот горовик же принимать должен был.
        Но, он мне говорит: «Экзамен платный». А я спрашиваю: «Сколько стоит?» Он сказал: «Сколько есть». Я отдал ему пять золотых он сразу на какой-то бумаге каракули поставил, выдал анкету велел заполнить и на второй этаж отнести. Вот и все поступление. Хорошо, что не дал горовику десять золотом, как видно и пяти хватило.
        — И все?  — Воскликнул Фойдор вставая!  — Это и все твое поступление!
        К этому времени Альтира, уже полностью накрыла на стол и села рядом с Янтом.
        — Успокойся папаша.  — Остудил его Эдэлин.  — Сейчас так везде.
        — Я думал ты блеснешь своими знаниями перед этими магами недоучками.  — Старик рухнул на свой стул.  — А ты купил экзамен!
        — Но главное я достиг своей цели!  — Сказал Янт, стараясь успокоит старика.
        — Ну, значит правильно сделал, раз поступил.  — Примирился Фойдор.  — Это лучше если бы ты пожмотился и не поступил в академию.
        — Я сама делала этот ужин.  — Сказала Альтира.
        — Отлично.  — Кивнул юноша.  — Твоя еда выглядит куда вкуснее, чем у старика.

        Ночью около центра города у одного обнесенного высоким забором городского кладбища, появился рослый горовик в доспехах. В темноте, сковавшей этот район, трудно было что либо разглядеть, и это скрывало от посторонних глаз горовика. Сам он использовал окуляры ночного виденья, зловеще блестящие в глазницах его шлема. Горовик подошел к кованным черным воротам кладбища, уже давно являвшееся достопримечательностью города, и на нем никого не хоронили.
        — Они узнают кто такой капитан Красная борода!  — Прошептал он, подойдя к воротам. Затем горовик поднес левую руку к замку. Кисть левой руки являвшейся протезом, напоминала серебристую латную перчатку. Кончик мизинца раскрылся надвое и оттуда выехал длинный штырь. Поковыряв им в навесном замке, Красная борода открыл его. После этого штырь заехал назад в металлический палец, и тот быстро закрылся. Сняв замок с петель, горовик приоткрыл створку ворот. Быстро прошмыгнув внутрь Красная борода, тихо закрыл за собой ворота, и просунув руки через прутья повесил замок, на место, что бы он не привлек внимание городской стражи.
        Быстрым шагом Красная борода побрел по кладбищу отыскивая нужную могилу. Его доспехи практически не шумели, и пират бесшумно шел между могил, словно привидение. Вскоре, среди высоких памятников и плоских надгробий он нашел нужную неподписанную могилу. Сдвинув надгробие в бок, он принялся вытаскивать оттуда неглубоко лежащий гроб. Положив его на землю, капитан открутил соржавевшие винты на крышке. Затем горовик осторожно поднял деревянный верх. Посмотрев в гроб он злорадно рассмеялся в полный голос, не боясь быть услышанным.
        Внутри на соломе лежала тонкая и длинная ручная пушка и снаряд к ней. Благодаря высокой герметичности гроба, они совсем не отсырели и были пригодны для атаки.
        В ту секунду что-то еле слышно пискнуло, и горовик посмотрел на запястье левой руки. Недалеко от него ближе к локтю располагалось небольшое зеркальце, в котором кружился серый туман.
        — Что нужно?  — Сказал он шепотом, когда в зеркальце появился другой горовик.
        — Король надеется, что все пройдет по плану.  — Сказал горовик по другую сторону зеркала.
        — Не надо меня лишний раз беспокоить! Завтра все решиться.  — Буркнул Красная борода, отключая зеркальце.  — Затем закрыв крышку гроба, он прошептал.  — Завтра они узнают, кто такой капитан Красная борода!

        Восемьсот лет назад всем народам Оги грозило порабощение, а некоторым даже и уничтожение. Акарам — потомкам одной из древнейших рас мира, удалось достичь невиданных высот в магии, и после этого Великая война уже не могла не начаться. Опьяненные идеей всемирного господства, они начали войну в две тысячи триста тридцать втором году, по календарю империи Синоха, ведущему свои исчисления от основания Сагора. Одной из наибольших достижений акар была неуязвимость — магия дававшая их войнам невиданную доселе силу. Она позволяла им без какого-либо вреда подвергаться различным атакам, хотя и не делала их неуничтожимыми.
        Меньше чем за год темные эльфы захватили свой полупустынный континент — Акарион, на котором кроме них жили только дикие племена, и горовики, отчаянно сражавшиеся, но все же покоренные темными эльфами.
        Как только Империя гор пала, началась кампания по захвату Икандера. Вначале маги Акэндхэмской Империи и Империи Синоха давали достойный отпор акарам. Их неуязвимых воинов можно было уничтожить, хоть и приложив большие усилия. Но акары некуда не спешили. Они действовали не только солдатами. Потихоньку, они разваливали сплоченные коллективы магов, разя не только снаружи, но и изнутри. За двадцать лет они уничтожили Акэндхэмскую империю, и наполовину разбили Империю Синоха, а затем неторопливо продолжили свое завоевание, заставив мир поверить в их огромное могущество и непобедимость.
        К две тысячи триста шестидесятому году ситуация начала становиться плачевной. И все поняли, что если против акар не удастся предпринять мощное и сокрушительное действие, то в скором времени они завоюют весь мир и уничтожат в нем эльфов, которых темные эльфы особенно ненавидели, и считали своими исконными врагами.
        Все самые сильнейшие маги стали искать средство, способное остановить неудержимую мощь магии Акар. Девять лет продолжались эти попытки. За это время выдвигались самые разнообразные идеи, но в рядах защитников не было единства, по этому маги не могли реализовать их в полной мере. А позиции все уступались и уступались. Затем Империя Тэльвов уже полностью покорилась завоевателям. Но в поиске преуспели только Леса Рика, названые в честь своего короля, некогда их основавшего, посадив первое дерево на пустынной земле.
        Однажды ночью во сне король высших эльфов Рик, увидел бога войны — Нокора, сказавшего ему, что присылает им в помощь своего посланника, который должен изменить ход войны и принести акарам поражение.
        Лучшие маги-провидцы высших эльфов стали работать над вычислением того, когда и где должен был родиться посланник богов. Это им удалось вычислить это.
        В одну темную ночь он родился, на борту акарского флагмана. Корабль летел над южной частью Империи Синоха, совсем недавно благодаря сильным стараниям акар начавшая превращаться в пустыню мертвую и немую, губящую все живое.
        Отцом посланника был сам император акар, а матерью пленная принцесса империи Синоха. Благодаря ненависти акар к полукровкам, в коих течет их кровь, и они тем самым оскверняют чистоту акарской крови, их неумолимо истребляли, как позор чистой расы темных эльфов. Младенец был без промедления выброшен за борт по приказу самого императора — Хеда. У акар существовал древний обычай, тем выше было положение в обществе тем короче имя, которое носил какой-либо человек их народа. Так по мере повышения акары отбрасывали лишние слоги от своего имени, что нередко приводило к путанице.
        Никто не посмотрел, куда упал выброшенный с корабля младенец. Сам Акхе — архимаг акар небрежно отнесся к пророчествам о своей гибели. На тот момент акары полностью уверовали в свое всемогущество. Они медлили с войной, думая что могут закончить ее в любой момент как только пожелают. Как и остальные акары архимаг, считал себя всемогущим, и поэтому пренебрег открытыми его помощниками сведеньями. Тоже самое произошло и в пустыне, быть может увидев что камни разлетелись, под посланником бога войны, война бы приняла совсем другую историю. Но после того как ребенок был выброшен за борт, рядовой который это сделал тут же забыл о нем.
        Благодаря дару предвиденья высшие эльфы смогли найти, куда был сброшен младенец. Будучи совершенно неуязвимым, ничто не могло принести ему никакого вреда. Также не мог он умереть ни от голода, ни от жажды. Доставить его в твердыню лесов Рика не составило большого труда, поскольку на умирающей земле почти не было никого; ни войск империи, ни войск врага.
        Воспитанием посланника богов занялся сам король Рик. Видящие эльфов нарекли младенца Вэллисэ, который по легендам был погибшим в бою сыном бога войны Нокора, во время защиты твердыни богов, от натиска вселенского хаоса.
        Даже младенцем Вэллисэ обладал огромной силой. Будучи от рождения неуязвимым никто не мог состричь ему волосы или ногти. Но это было только в его младенчестве. Затем сразу после двух лет началось его обучение.
        Ему преподавалась магия и боевые искусства. Во всех предметах, он был необычайно силен и понимал все с полуслова. Вся его жизнь в это время проходила в Иоро — столице Лесов Рика — полностью деревянном городе, расположенном на высоком холме и служивший высшим эльфам неприступной твердыней. Город был растворен в высоком лесу и казался внешне незаметным, но в нем текла жизнь, несмотря на все ухудшающиеся вести с границ и полей брани.
        Когда Вэллисэ исполнилось девятнадцать лет. Его обучение было закончено. К этому времени акары уже нераздельно владели большей частью континента. Лесные эльфы были почти полностью уничтожены. Их остатки скрывались в подземельях и пещерах. Во всем мире осталось только несколько оплотов сопротивления. Это были столица Империи Синоха — Сагор, где оборону держали сильнейшие маги, Иоро — который был пока защищен магией и оставлен акарами на потом, и подземные города хребта Гурда. Несмотря на свою магию акары боялись соваться в подземелья и пытались заморить горовиков голодом.
        Тогда в Империи Акара интриги становились все сильней и сильней. В победе никто не сомневался, и все маги начали делить мир, решая кому в нем будет отведено какое место. Именно этим и воспользовались эльфы. Пока акарские маги, занимались своими личными делами, а именно готовили планы по свержению императора и архимага, Вэллисэ стал действовать. В один прекрасный день он появился в одном большом военном лагере акар, уничтожил находящегося там одного из сильнейших магов империи, а так же более десятка тысяч солдат. Вести об этом сразу же разлетелись по всему миру, шокировав акар и обрадовав войска сопротивления.
        Тогда же акары раздавив фракцию, в которой находился невезучий маг, бросили силы на поимку могущественного полукровки. Неуязвимость, и раньше не раз помогавшая акарам, оказалась здесь бесполезной. Вэллисэ был неуловим, он появлялся в лагерях сопротивления, объединял магов, в разных частях мира, открывал им секреты акар, и готовил наступление. На его уничтожение бросались лучшие маги и отряды, но безуспешно — они погибали.
        Вначале все это лишь радовало Акхе, он выбирал магов от которых хотел избавится и посылал их на охоту на Вэллисэ. Постоянно уверяя императора, что он может уничтожить его в любую секунду, они вместе, начали очищать ряды, от потенциальных претендентов на трон и место архимага. Чем больше гибло магов, тем более радовался Акхе. После того как империя теряла своего очередного верноподданного, позиции Архимага укреплялись. Теперь он остался единственным обладателем некоторых знаний, его влияние на императора стало настолько сильно, что теперь он полностью руководил империей.
        Магические токи, витающие над миром, были напряжены до предела и появилась опасность что мир будет уничтожен. Поэтому Акхе ждал, когда же напряжение спадет, что бы уничтожить Вэллисэ.
        Прошел год, напряжение спало, но Вэллисэ так и не был уничтожен, поскольку в один прекрасный день, все маги обороны нанесли свои удары. Все было сделано с такой точностью, что все укрепления акар были просто сокрушены. Маги находящиеся там были слишком слабы и не могли предпринять ничего существенного. На оккупированной территории происходили восстания. Казалась, всем этим руководила невидимая рука, нанося по противнику точные удары.
        Так прошло три года. За этих три года акары были выброшены с континента Икандер. Теперь больше Акхе не развлекали новости с фронта, хотя теперь он был единовластным правителем империи, и самым могущественным магом Акариона. Несмотря на то, что теперь ему не угрожали никакие интриги, и революции, положение его сильно ухудшилось. Объединившись, светлые маги могли легко противостоять его разрушительной мощи, и этот факт делал все его попытки спасти положения тщетными. Теперь все его желания сменились только одним — уничтожить Вэллисэ.
        Когда заканчивался четвертый год боев под командованием полуакара сражения уже шли на территории Империи Акара. Против них выступали армии горовиков из Империи Гор, и теперь миф о непобедимости акар был развеян и попран.
        Тогда Вэллисэ решил сделать визит самому архимагу акар, одного из сильнейших магов в мире, дабы он перед своим поражением не уничтожил империю. Это было последнее сражение Вэллисэ, что случилось тогда, не знал никто, кроме разве что самих богов и самых проницательных провидцев. Башня архимага исчезла, вместе с библиотекой и другими соседними постройками. Все говорили, о том, что все эти здания были перенесены в другой мир вместе с героем войны. Но куда никто не знал. Так закончилась эпоха великой войны — наивысшей силы акар.
        В этом же — две тысячи триста девяносто третьем, году война закончилась. Лишенные поддержки своих магов, частично погибших, а частично сбежавших, акары не могли долго сопротивляться. С этого и момента началась эра восстановления государств. На месте разрушенной Акэндхэмской империи образовались два новых государства империи Кинос и Агиос. Тэльвы по-прежнему остались в своих степях, как и лесные эльфы, на своих исконных территориях.
        Еще сто лет все помнили о Вэллисэ. Однако после их прошествия о нем стали забывать все, даже лесные эльфы. Все исторические факты превратились в легенды. Легенды в сказания, которые потом потеряли всякую серьезность. Потом дошло до того, что люди самых отсталых государств стали отрицать само существование Великой войны. Приписывая эти события выдумщикам и фальсификаторам. Только историки и маги знали о легендарных героях прошлого, но увы их было не много и многие знания в людских королевствах считались тайными, да и им просто никто не верил. Много разработок магии акар попало к людям, и даже некоторое время они были доступны широкому кругу. Однако прошли года, и они сделались тайной наукой, к которой было сложно подобраться и познания в ней требовали больших усилий, дабы собирать знания по крупицам из разных источников. Многое было забыто. В особенности людьми и тэльвами. Затем к три тысячи пятидесятому году лесным эльфам стало тесно в своих лесах, не могущих их прокормить, и они стали потихоньку расселятся по миру.

        Глава 6

        На следующее утро в Акосе, не далеко от границы с империей Кинос, пролетал небольшой эльфийский кораблик. На его серебристой мачте развевался флаг Великих лесов — зеленое дерево обрамленное кольцом того же цвета, на блеклом голубом фоне. Корабль, подгоняемый попутными ветрами, летел куда-то на юг, к Империи Синоха.
        Внизу под ним лежали зеленые холмы, покрытые густым кустарником, сочные лиственные леса и где-то вдалеке квадратики засеянных полей. В густых зарослях между двух холмов сидело два десятка горовиков. Один из них стоял на высоком камне и внимательно высматривал что-то на небе.
        — Они здесь!  — Сказал он, пряча подзорную трубу.  — Ошибки быть не может. Готовьтесь к битве!
        Горовики слушая голос своего командира, стали быстро вставать с земли и расчехливать топоры. Все воины отряда были в серебристо-серых доспехах, сделанных из легких сплавов. На спине у них было некоторое подобие небольшого рюкзака, который был намертво прикручен к пластинчатому панцирю.
        — Включить подъемные кристаллы!  — Приказал командир.
        Руки воинов гор потянулись к металлическим пряжкам поясов. Подняв крышки, они повернули находящуюся там ручку на пол оборота. Затем из задней части рюкзаков выехали два небольших цилиндра.
        — В атаку!  — Рявкнул командир взмахнув своим топором.
        — У-а!!!  — Прокричали горовики свой боевой клич. Из цилиндров за их спиной полились струи белого пламени. Оттолкнувшись от земли, они полетели вверх, к летящей в воздухе цели.
        На эльфийском корабле была уютная атмосфера тишины и покоя. Несколько эльфов ходили по ветреной верхней палубе, ведя пустые разговоры и смотря вдаль. Остальные сидели в теплом трюме и за чашкой горячего чая вели свои беседы.
        Вдруг, откуда-то снизу, послышался мощный рев горовицкого голоса и свист. Один из эльфов стоявших у перил упал на другой стороне палубы с разбитой надвое головой. Стоящие рядом эльфы так и не успели понять что произошло, так как были мгновенно убиты быстрыми и точными ударами топоров горовиков.
        Затем горовики стали быстро приземляться на палубе, дожидаясь свих товарищей. Некоторые уже шли зачищать трюм, когда произошла ослепительная вспышка, прогремел гром и один из горовиков дымясь замертво рухнул на палубу. На кормовой надстройке корабля стоял эльфийский маг в развевающейся зеленой мантии с капюшоном, закрывавшим лицо.
        Воины гор, однако, не растерялись, один из них выпустил в эльфа очередь из автоматического арбалета, но болты ударялись об невидимый щит и отлетали в стороны, не принеся никакого вреда эльфийскому магу. Остальные воины, видя это, быстро попрятались за мачтами и стоящими на палубе ящиками. Затем произошла еще одна вспышка, грянул гром, и горовик с арбалетом, в клубах серого дыма рухнул на палубу.
        — Рааа!  — Заревел один из горовиков, товарища которого только что убили. Он быстро снял со спины небольшую ручную пушку в четыре с половиной футов длинной с утолщенной трехгранной задней частью, став на одно колено он выстрелил в мага из своего укрытия. Снаряд, как и все остальное, не оказал на мага никакого эффекта, кроме того, что когда он отлетел от невидимого щита, то полетел за борт и взорвался где-то под кораблем. Корабль тряхануло, и послышался оглушающий грохот и звон выбитых из корабельных окон стекол.
        — Гаситель магии!  — Гневно рявкнул командир, который прибыл последним вместе с пятеркой запоздавших горовиков.
        Один из прятавшихся у самой надстройки горовиков, увидев что маг отвлекся на командира, совершил мощный прыжок, замахнувшись топором. Но еще один удар молнии убил его. Тело горовика перелетело мага и рухнуло на перила кормы, треснувшие под ним. Тяжелый топор выскользнул из руки горовика и полетел вниз.
        — Есть!  — Подражая своему командиру крикнул горовик, прилетевший вместе с главой отряда. Сняв с пояса небольшой прибор похожий на песочные часы, от которых он отличался только тем, что в одной его сфере находились голубые кристаллы, а в другой бесцветная жидкость. Между сферами был вентиль. Поставив гаситель магии кристаллами вниз, солдат открыл вентиль, и жидкость хлынула на кристаллы, которые засветились и стали медленно таять.  — Готово!
        — Вперед!  — Заорал командир горовиков, выходя из своего укрытия за ящиком. Эльфийский маг не собирался ждать, пока налетчики расправятся с ним. Он ухватился за перила кормы и выпрыгнул за борт.
        — Проклятье, ушел!  — Сказал главный, опуская свой арбалет.  — Выключить гаситель магии!  — Приказал он, затем передумал.  — Впрочем, оставить, здесь могут быть еще маги.
        Эльфы, которые были в трюме, уже успели организовать оборону, вооруженные луками и мечами, они скопом вышли на верхнюю палубу и обстреляли стоящих там горовиков, однако это несколько не повредило последним. Стрелы отскочили от прочных доспехов, заставив воинов гор лишь слегка пошатнуться. Защищенные прочными стеклами глазницы, не оставляли эльфам никакого шанса. После этой неудачной атаки все эльфы, сразу же полегли под топорами воинов гор, некоторые пытались скрыться в трюм, но горовики догнали их. Вбежав в трюм они быстро убили оставшихся там пассажиров, которые толком не смогли оказать им никакого сопротивления. После того как корабль был зачищен, один из горовиков доложил командиру:
        — Все чисто! Все длинноухие на корабле убиты.
        — Какие у нас потери.  — Недовольно спросил тот.
        — Жганг, Дригх и Трундер.  — Ответил воин гор.
        — Эльфы заплатят за это!  — Командир крепко сжал кулак и разнес ни в чем не повинные перила.  — Летим в Дугские горы.  — Приказал он, отправляясь осматривать корабль.
        — Есть!  — Ответил солдат, идя в рубку. Затем корабль стал быстро менять курс, покидая это злосчастное место. Остальные горовики обыскивали трупы эльфов и выбрасывали их за борт.

        Было утро тридцать первое мая. В этот летний ясный солнечный день начинался учебный год в Академии Высшей Магии Акэндхэма. Вообще-то раньше, учебный год начинался первого июня, но король издал указ, начать его на день раньше. Именно на этот день король назначил, свою торжественную речь для народа, которая была написана его придворными советниками. И ввиду последнего события город был необычайно оживлен. Как и предсказывал Тироль стражников было много, но только у дворца и муниципалитета.
        В свой первый день учебы Янт шел в академию. Он уже подошел к ее стене, когда встретил Илэна Кенеро, прогуливавшегося по улице.
        — Очень приятно тебя видеть!  — Обрадовался Янт, увидев знакомое лицо. Илэн ему показался таким же как и прежде, могущественным и простым.
        — Ты идешь в академию?  — Спросил тэнге юношу.
        — Да.  — Ответил Янт, помрачнев.  — Прискорбное заведение.
        Они медленно пошли к воротам, у серой стены, отгораживающий двор академии.
        Прохожие глазели на них, но меньше, чем если бы они шли, в другом районе. Мысли людей идущих сюда, занимал рынок и проблемы выгодной покупки, и все остальное их мало интересовало. По другую сторону дороги шумел центральный рынок, не утихая не намгновение.
        — За то какое название!  — Пошутил Илэн, сделав размашистый жест рукой.  — Знания о высшей магии, которой к сожалению там нет и в помине, и которые обещают дать. Максимум, как они могли называться это школа магии базового уровня, для особенно глупых учеников. Это соответствовало бы действительности.  — Затем он спросил Янта.  — А чем ты собираешься заниматься в ближайшем будущем?
        — Буду совершенствовать свое мастерство, и повышать свои знания.  — Ответил юноша, который весьма смутно представлял свое будущее.
        — Совершенствование это хорошо.  — Кивнул тэнге.  — Только увы, одних знаний и мастерства чаще всего бывает недостаточно. Некоторые вещи магия дать просто не способно.
        — А что нужно?  — Заинтересовался Янт.
        — Когда-то давно, мастера и учителя, говорили о устремлении к высшим, к Богам, как пути обретения светлой силы. Знание бесполезно без его применения. Мастерства недостаточно, что бы стать непобедимым. Магия исходит от духа. Поэтому пока вместе с духовностью, она может привести к светлым вершинам. Поставив эту силу на служение корыстным целям, человек приведет себя к бездне, Много черных магов акар было уничтожено, им не помогло не их превосходное мастерство, не их всеобъемлющие знания, которыми они так гордились. Против божественных начал…  — На этом Илэн прервался. Затем помолчав секунду, спросил.  — А в Акэндхэме есть храм?
        — Наверное, нет.  — Ответил юноша. Фойдор решил не просвещать своего внука, насчет Илэна Кенеро, поэтому юноша, не знал, какую роль он играл в истории Оги.
        — Храмы становитяся не посещаемы, когда конец уже близок.  — Произнес Илэн.  — Я видел многие миры, которые погибли из-за того что их жители не смогли стать на путь богов. Погрязши в войнах они стали считать себя выше богов, отрицая их существование, и были уничтожены.
        — Богами?  — Спросил Янт, который за время поездки привык что Илэн говорит иногда очень заумные вещи. Но от этого интерес к беседам нисколько не уменьшался.
        — Нисколько. Когда цивилизация становиться на путь разрушения она уничтожает саму себя.
        — И почему они не остановились?
        — Они не могли остановиться.  — Ответил тенге.  — Они потеряли связь с богами и не смогли встать на первоначальный путь. Их разум отрицал возможность другого пути. Они не смогли остановиться, поскольку влекомые инерцией, они не могли жить по-другому. Можно сыскать тысячу причин, но все они лежат лишь в одной — в равнодушии к действительности. Они решали очевидные проблемы, но действительность ускользала от них, как ускользает вода из раскрытых рук. Они потеряли причину и безуспешно боролись со следствием. Можно было бы исписать много томов описывая бесполезную борьбу безумия и невежества с прогрессом.
        — В конце концов, не может же каждый купец задумываться о эволюции.  — Решил высказать свои мысли Янт.
        — С этого все и начинается. В таком случае и каждый маг не может задумываться о мире, и получается что всем абсолютно все равно, что с миром, и что твориться вокруг них. А маг как носитель магической энергии должен задумываться о мире, поскольку непрестанно влияет на него.
        — Ну это длинный разговор.  — Вздохнул Янт. Мысль о его влиянии на мир, немного возвеличила его в своих глазах.  — Все равно насильно никого думать не заставишь. Да и большинству это не нравиться. Зачем думать о чем-то филосовском и отвлеченном, когда можно хорошо прожить и без этого. Я вот недавно узнал, что у меня есть брат близнец.  — Решил направить разговор Янт в другое русло.
        — Это хорошо.  — Согласился Илэн.
        — Только вот я не знаю где он, поэтому я могу его никогда и не встретить.
        — Не волнуйся, встретишь.  — Ободрил его тэнге.  — И вполне возможно очень скоро.
        — Ты так думаешь?  — Посмотрел на полуакара Янт. В глубине души он надеялся, что все будет так как и сказал Илэн.
        — Совершенно верно.  — Улыбнулся тот.
        — Кстати, что ты делаешь у Академии?  — Задал интересующий его вопрос Удвинг.  — Кого-то ждешь?
        — Собираюсь, преподать несколько уроков тем, кто в ней преподает.  — С улыбкой ответил Илэн.  — Если хочешь, можешь мне помочь.
        — Конечно.  — Обрадовался Янт.  — А что делать?
        — Ничего особенно. Главное импровизируй.  — Опять улыбнулся эльф.  — А сейчас я сотворю пару фантомов.
        — Каких?  — Спросил юноша, однако когда посмотрел на свою левую руку, то ужаснулся, она была сделана из черного металла. Янт похолодел посмотрев на этот страшный протез. Рука была черна и ужасна на вид. Янт дотронулся до нее правой рукой.  — Ничего не чувствую.
        — Это оптический фантом.  — Пояснил Илэн.  — Второй фантом, это твой левый глаз. Теперь он будет выглядеть как протез из черного стекла.
        — А если они заметят что это иллюзии?  — Испугался Янт.
        — Есть очень малая вероятность того, что они это сделают.  — Илэн посмотрел на горовика, сидевшего у ворот академии, к которым они подошли.  — Моя магия очень тонка, ее может различить только опытный маг, каких здесь не наблюдаются.
        — Красители для волос.  — Срывая голос, крикнул горовик.  — Покупайте красители!
        Не спеша они вошли в ворота и пошли к главному зданию академии. Стоящие, как и вчера, на крыльце студенты увидев их сразу же прекратили свои разговоры. Особенно всех удивила рука из черного металла Янта. Все смотрели на нее с ужасом и удивлением. В их глазах Янт предстал каким-то очень опасным человеком, спокойно общающимся с акаром, являвшимся для многих воплощением зла.
        По рядам студентов прошли волны шепота. С красным левым глазом, где горел алый огонек, Янт смотрелся, крайне зловеще. Все расступались на их пути, освобождая дорогу. Шепот замолк, открывая врата безмолвия.
        — И кстати, если тебя спросят, то мы прибыли из Иноиля.  — Сказал шепотом Илэн.  — Когда-то академия Иноиля отправляла сюда пару отчисленных студентов, но они так здесь и не появились.
        Янт кивнул в знак согласия и они открыв двустворчатые деревянные двери вошли в холл. Один из преподавателей в тусклой коричневой мантии сразу же подошел к новым студентам. Переминаясь с ноги на ногу он стал невнятно говорить им.
        — Я полагаю вы вчерашние студенты… Это хорошо…  — Лепетал он.  — Вы уже перечислены на второй курс. Это у нас всегда так.
        — С чего так?  — Спросил его Янт.
        — Видите,  — голос мага задрожал,  — на первом курсе учатся те кто не умеет писать и читать, чему они здесь и обучаются.
        — Это хорошо.  — Согласился Илэн.  — Умение писать и читать всегда полезно, особенно для мага.
        — Мы уже на втором курсе обучения!  — Обрадовался Янт.  — Это значит, учиться придется на год меньше.
        — Неужели ты собрался оканчивать эту академию?  — Спросил его Илэн, удивленный поведением юноши.
        — Конечно, нет.  — Завертел головой Янт.  — Такого даже в самом страшном сне присниться не может. Если бы мне предложили место ректора, я бы отказался. Еще есть время до начала занятий, пойду познакомлюсь с девушкой.
        — Иди.  — Кивнул Илэн.
        Янт уверенно пошел в направлении лестницы, возле которой стояла красивенькая эльфийка. Очень часто эльфы пытались пристроиться в самые неожиданные места, и оказывались учащимися и членами различных заведений. Все остальные студенты, бывшие в обычной городской одежде, без каких либо намеков на форму, расступались перед Янтом. Пользуясь этим юноша быстро подошел к девушке.
        — Сегодня просто великолепный день!  — Набравшись смелости, произнес Янт.
        — Вы собственно…  — Хотела спросить она юношу, но увидев его лицо, эльфийка не договорила фразу.
        — Я студент из Иноиля.  — Небрежно бросил Янт, девушка сделала шаг назад, и ее следующий вопрос просто шокировал Янта.
        — Иноиль, это где?
        — Как можно не знать, что такое Иноиль?  — Возмутился Янт, почувствовав себя хозяином положения.  — И где он находиться!  — Подкрепляя свои слова жестом, он поднял руку и стал указывать пальцем в небо.  — Иноиль это самое сильное государство в мире там живут самые сильные маги. Из-за нескольких неудач я вынужден находиться здесь!  — Сказал громким голосом юноша, так что бы его слышала вся академия.
        — Теперь понятно!  — Выдавила из себя эльфийка. Но Янт к этому времени совершенно забыл о ней, точнее его разум занимала уже другая идея. Юноша внимательно осмотрел холл, поднявшись на несколько ступенек лестницы, он громко похлопал в ладоши, что бы привлечь к себе внимание. Хотя в этом не было никакой необходимости, и без того все кто находился в холле смотрели только на него, в том числе уборщик и стражник.
        — Сейчас я собираюсь просветить всех, тех кто не знает что такое Иноиль. Иноиль, это остров, где живут, и учиться самые лучшие маги мира! Стыдно не знать такой факт, тем кто собирается учиться на магов! Именно на этом острове магия развита на наивысшем уровне и поставлена на службу человечеству. И поскольку я как представитель этого славного государства, присланный сюда для изучения положения академии и уровня магии в ней, буду учиться с вами!
        Вам наверное очень интересно, что такой успешный маг из Иноиля как я, делаю в такой дыре как Акэндхэм? Я проясню ваше любопытство!  — Придумывал на ходу Янт.  — Я боевой маг! За год обучения я участвовал в сто шестидесяти четырех дуэлях. Сто шестьдесят две победы, и только два поражения. В одном их этих проигрышных боев, я потерял руку — он поднял вверх свою черную руку, дабы ее все могли разглядеть,  — в другом глаз. И сам убил и покалечил уйму людей. И по этой причине меня временно выгнали оттуда. Но когда я получу ваш диплом, я сразу же вернусь туда.
        Кстати, если кто желает сразиться со мной, я всегда к вашим услугам.  — Как бы невзначай добавил он в конце речи.
        Все молча стояли и смотрели на него. Больше всего внимания привлекала левая рука Янта, а только затем глаз. Все студенты были очень впечатлены его речью, и рассматривали его, как рассматривают какого-нибудь заморского хищника, удивленно и с опаской.
        Тем временем, пока Янт Удвинг говорил свою речь. Илэн Кенеро, шел по просторному коридору правого крыла здания. Обветшалый коридор оканчивался лифтом, где уже стояло два старых мага. По одежде можно было сразу сказать, что они были из Акэндхэмской аристократии и руководства академии. Один из них усиленно давил на кнопку четвертого этажа, но старинный механизм сделанный горовиками триста лет назад, не желал подчиняться. Однако после очередного очень сильного нажатия круглая кнопочка щелкнула, и двери уже начали закрываться, но невидимая сила, остановила их, и Илэн вошел в лифт.
        Дубовые двери медленно захлопнулись прямо за ним, но лифт не спешил подниматься.
        — Кто ты?  — Спросил его старик в дорогой красной мантии, являвшийся ректором академии.
        — Ваш новый студент.  — Ответил Илэн. В это мгновенье лифт стремительно поехал вниз, хотя кроме одного подвального этажа в здании ничего не было.
        — Что это?  — Закричал ректор, испуганный падением лифта.
        — Куда мы летим?  — Задал вопрос другой маг в синем камзоле, который был помощником главы академии.
        — В преисподнюю.  — Рассмеялся тэнге. Лифт продолжал стремительно падать вниз.  — Если ты маг останови его.  — Как в подтверждения его словам двери лифта, стали медленно открываться и с высоты была видна равнина наполненная языками огня. Неба не было, вместо него была чернота, нависавшая над долиной и горами из красного пламени.
        — Меня не купишь этим дешевым фокусом!  — Воскликнул ректор, вспомнив что он маг.  — Он стал шептать какое-то заклинание, затем крикнул.  — Я развею эту иллюзию!  — Но ничего не произошло. Его помощник тоже пытался творить какую-то магию интенсивно махая руками, но у него это получалось не лучше чем у главы академии.
        — Что это такое!  — Удивился ректор. В его узких глазах на лысой как шар голове, пробежала тень страха.  — Это не иллюзия?
        — А сам как думаешь?  — Задал ему встречный вопрос Илэн, остававшийся совершенно спокойным. Лифт неумолимо мчался вниз, его скорость уже выровнялась, и он опускался, постоянно приближаясь к огненной земле.
        — Кто ты такой черт возьми?  — Закричал Ректор.
        — Я студент из Иноиля.  — Ответил Илэн и исчез, вместе с ним исчезло и движение вниз и преисподняя. Лифт стоял на четвертом этаже, двери были раскрыты, и несколько стоявших там человек с удивлением смотрели на ректора и его помощника.
        — Как же он меня напугал.  — Вышел из лифта ректор. Опираясь на затертые стены он пошел к своему кабинету.
        — Это не порядок, когда студенты умнее и сильнее их преподавателей.  — Согласился его помощник.
        — И как он это только проделал.  — Глава академии подошел к двери своего кабинета и вставил ключ в скважину.  — Не может обычный студент даже с Иноиля проделывать такие фокусы.  — Сказал он, хотя никогда в жизни не видел студентов из Иноиля.  — Я не смог даже определить была ли это иллюзией или реальностью. Здесь что-то не чисто!  — Повернув несколько раз ключ он вынул его и положил в карман.  — Возможно, он хотел проверить мою силу.  — Он открыл дверь.  — Но я ее к счастью не использовал.  — Солгал ректор, дабы возвысится в глазах подчиненного.  — Иди и наблюдай за ним.
        — Хорошо!  — Ответил помощник, и хотел было зайти вслед за ректором, но тот закрыл дверь перед самым его носом.

        На верхних этажах академия мало отличалась от холла. Отличия были в том что пол здесь был деревянный и немного получше, чем в коридорах первого этажа. Стены были поштукатурены и покрашены лет двадцать-тридцать назад. Широкий коридор с дверями по обе стороны хорошо освещался старинными кристаллическими люстрами, кристаллы которых уже пожелтели от старости.
        Когда Янт поднялся на второй этаж, навстречу ему вышел парень в дорогой, по меркам Акоса, черной одежде.
        — Ты из Иноиля?  — Спросил он Янта, всем своим видом показывая, что он здесь хозяин.
        — С кем имею честь говорить?  — Слегка поклонился Янт.
        — Слушай, парень.  — Сделав шаг, вперед сказал его оппонент.  — Я сын ректора Дровей Вердан, и когда я тебя спрашиваю, ты должен мне отвечать!
        — Ты хочешь сказать, что ты здесь самый главный?  — Сощурив глаза, сказал Янт, уже придумывающий план действия. Здесь его окружало довольно много людей, поэтому он решил прилюдно проучить его.
        — Ты правильно угадал!  — Усмехнулся тот.
        — За подобную грубость некоторым пришлось заплатить жизнью!  — Прокричал Янт, импровизируя.  — Сто шестьдесят две победы, два поражения!  — Его правую кисть, поднятую к лицу, охватило пламя. Языки его вздымались на целый фут. В это мгновенье юноша выглядел весьма угрожающе.  — Ты думаешь все так просто, как тебе кажется!  — Пошел в атаку Янт, увидя что его оппонент испугался.  — Мне наплевать кто ты такой. Будь ты хоть сын архимага!  — Не ожидая такой наглости, сын ректора стал отступать, забыв все то что он учил.
        — Подожди!  — Сумел он сказать.
        — Ладно, у меня нет на тебя времени.  — Янт опустил кисть руки, и пламя ее охватывающее исчезло. Затем он развернулся и пошел дальше по коридору. Все кто был там внимательно наблюдали за этим действием. Мотая себе на ус, что с ним лучше не связываться.

        Илэн стоял на коньке двухскатной черепичной крыши здания академии, перед ним расстилался весь город. Отсюда было хорошо видно весь центральный район обнесенный старой стеной, серой полоской видневшийся вдалеке. За ней тянулись более бедные районы, где уже мало что можно было различить.
        В центре Акэндхэма ожидалось нечто необычное, а именно речь короля, начинавшуюся раньше намеченного срока.
        Уже шла лекция, на которой Янт решил притвориться спящим, и самое главное никто не решался его разбудить. Он молча сидел облокотившись на первую парту и слушал монотонный голос лектора, пока на самом деле не заснул.
        Все с опаской смотрели на него и продолжали слушать историю Акэндхэма, невнятно бубнимую преподавателем.

        В одном центральном квартале, располагавшимся напротив муниципалитета, было пусто и безлюдно, поскольку все обитающие там люди уже собрались на главной площади в ожидании речи, которую был должен произнести король.
        По этой пустынной улице медленно проехал конный патруль. Когда он свернул за угол, то из узкого пространства между домов, частично закрытого старым забором вышел горовик с красной бородой, и в сверкающих доспехах. С опаской он посмотрел по сторонам, а затем на левую руку, за запястьем которой было маленькое зеркало. На зеркальце отображалось карта города и местонахождение Красной бороды. Красным крестиком была отмечена точка назначения. Это было большое здание, поштукатуренное серо-синей штукатуркой с башенкой на крыше. За ним шло еще одно здание, и после него начиналась площадь.
        — Проклятый король, вечно он делает все не вовремя.  — Почти неслышно пробубнив горовик, подходя к деревянной двери. Последняя фаланга мизинца левой руки раскрылась, и оттуда выехала, отмычка. Потратив половину минуты на замок, Красная брода открыл дверь. Удостоверившись что внутри никого нет, он побежал в переулок между домами, откуда уже вышел, таща за собой гроб. Затащив его в помещение, горовик быстро закрыл дверь на замок и засов, затем забаррикадировал ее старым шкафом, стоящим до этого у стены в маленькой прихожей.
        После этого пират не медля ни секунды, открутил винты с крышки гроба и достал оттуда ручную пушку. Быстро зарядив ее единственным снарядом, он открыл дверь, ведущую на винтовую лестницу, и пошел на самый верх.
        Поднявшись на шестой этаж, горовик оказался в маленькой комнате, с нештукатуреными стенами, где стояли деревянный стол и две убогие табуретки. В одной из стен было два окна с открытой дверью по центру, ведущей на балкон. Отсюда отлично обозревалась вся площадь и муниципалитет.
        Красная борода улыбнулся, увидев набитую толпою огромную площадь, над которой гремел усиленный магией голос короля, стоявшего на небольшом балконе муниципалитета с архимагом и телохранителями.
        Перед зданием, где находился горовик, было длинное трехэтажное здание, в котором располагались незначительные городские чиновники.
        — Ну что же король,  — сказал сам себе Красная борода, становясь на одно колено и положив ствол пушки на перила,  — твои маги не спасут тебя от этого снаряда!
        Быстро прицелившись, горовик надавил на спусковой крючок. Пушка, зажатая в его мощных руках дрогнула, оттуда вылетела ракета и понеслась к муниципалитету, оставляя за собой серый шлейф дыма.
        Через несколько секунд прогремел оглушительный взрыв. Ракета хоть и не попала в балкон, где стоял король, но врезалась в башню муниципалитета. Мощности заряда хватило, что бы уничтожить не только акосского монарха, но и обрушить весь муниципалитет.
        Люди на площади в одно мгновение впали в панику. Испуганная взрывом толпа пришла в смятение. Над муниципалитетом, начавшим медленно обрушаться, поднялось облако огня и дыма. Высокая башня здания наклонилось вперед, и рухнула на площадь, подняв огромное облако пыли. Десятки тысяч людей там пришли в ужас, и толпа хлынула в различных направлениях.
        — Покажи дверь!  — Приказал Красная борода своему магическому зеркалу, Бросив пушку на пол он стоял у входа на балкон.
        На зеркале поплыл туман, а затем появилась входная дверь здания, которую разбивали топорами четверо стражников.
        — Ну все понеслось!  — Сказал сам себе горовик, доставая из-за спины свой односторонний топор. Поудобней схватив его, пират понесся по истертой лестнице вниз.
        Когда Красная борода подходил ко второму этажу навстречу ему бежал по ступеням один из той четверки, крушившей дверь.
        Он замахнулся на горовика топором, но горовик левой рукой схватил его топор прямо за лезвием. Взмахом своего топора он нанес сильный удар, отрубивший стражнику руку и заставивший покатиться на своих товарищей. Тряхнув захваченный топор, что бы с него свалилась отрубленная рука, горовик подкинул его, и когда тот развернулся в воздухе схватил топор за ручку. Двумя ударами разнеся скучившихся на лестничной площадке стражников, он выбежал в холл. Там на полу лежал открытый гроб, и опрокинутый шкаф. Наступив на обломки шкафа, жалобно хрустнувшие под весом горовика, пират вышел на улицу.
        Красная борода уже выполнил свою миссию и мог спокойно отступать, но не хотел этого. Решив уничтожить как можно больше солдат, он побежал к одной из главный улиц.
        Подбежав к перекрестку пират осмотрелся, помимо кучи паникующих граждан, наводнивших пространство, он увидел в конце одной из улиц плотно идущий отряд акосских солдат. Увидев горовика солдаты сомкнули щиты и пошли к нему быстрым шагом.
        — Умрите!  — Красная борода стал к ним левым боком, широко расставив ноги. Бросив взятый у стражника топор, он навел прямую левую руку на солдат. Механическая кисть руки согнулась в запястье, а затем и вовсе подогнулась, обнажая жерло небольшой пушки. Когда расстояние между ним и солдатами в серых кольчугах с облезлыми фанерными щитами стало около трех ста пятидесяти футов, он выстрелил.
        Сильная отдача отбросила Красную бороду, но он устоял на ногах оперевшись на землю лишь правой рукой, в которой все еще держал топор. Прогремел мощный взрыв, дома по обе стороны улицы разлетелись в щепки. Повсюду слышались вопли метающихся граждан, и улицу накрыло огромное облако пыли, образовавшиеся из каменных остатков домов.
        После этого Красная борода стал крутиться в центре перекрестка, высматривая солдат противника.
        Повернувшись спиной к только что разрушенной улице он увидел приближавшуюся к нему бронекавалерию Акоса — элитные войска, которыми гордился сам король.
        Лошади в кожаных доспехах и кольчужных попонах, и всадники в серебристых стальных латах с длинными блестящими мечами. Эта кавалерия наводила ужас на всех врагов государства, только одни своим появлением. В нее попадали только самые лучшие солдаты, прошедшие не одну битву, и имевшие большой опыт сражений.
        — А вот и подкрепление!  — Кисть левой руки быстро вернулась на свое место. Затем последний фаланг указательного пальца раскрылся надвое.
        Когда весь отряд вышел на улицу, и передовые всадники были уже близко от горовика, из указательного пальца появился желтый луч. Сделав несколько движений левой рукой, пират разрезал всадников и коней на несколько частей. Весь отряд синхронно рухнул на землю, как волна на берег, по мостовой, заливая ее кровью. Катились конские и людские головы, звенели упавшие мечи.
        — Я вам еще покажу!  — Сказал Красная борода. Фаланга пальца закрылась. Горовик левой рукой приподнял пряжку на поясе. Повернув расположенную под ней ручку, он включил подъемные кристаллы. Со звоном захлопнул пряжку, Красная борода одним прыжком запрыгнул на крышу ближайшего трехэтажного дома. Сделав несколько таких же больших прыжков он очутился на другой улице, по которой неуверенно ехал небольшой отряд легких кавалеристов.
        Горовик зловеще улыбнулся. На сей раз настал черед использовать средний палец. Его последняя фаланга зловеще раскрылась.
        — Может хватит!  — Услыхал он четкий голос за своей спиной. В то же мгновенье, он увидел что вокруг него все замерло. Время как будто остановилась, погружая мир в тишину покоя. На крыше одного из домов он увидел сидящего полуакара.  — Может пора остановиться?
        — Кто ты, черт возьми?  — В тоже мгновенье, Красная борода ощутил всю свою ничтожность перед сидящим на крыше существом. Все окружающее стало растворяться, и они остались вдвоем, в пустоте.
        — Я Вэллисэ. Эмиссар богов.  — Ответил на его вопрос тэнге.
        — Сам бог войны благословил меня!  — Воскликнул горовик.
        — Бог воины благословляет лишь героев, но не в коей мере не убийц.  — Холодно сказал Вэллисэ.
        — Кто ты, черт возьми, Вэллисэ?  — Закричал ему горовик.  — Может быть, ты сам бог войны?
        — Возможно.
        — Ты был героем великой войны, уничтожил сильнейших магов акар. Ты изменил ее ход. Кто ты? Я хотел всегда это спросить! Еще с детства, когда впервые прочел легенды о тебе.
        — Возможно, когда-нибудь ты это узнаешь.
        На этом видение закончилось и горовик очнулся стоящим, посредине площади.
        — Пора уходить!  — Прошептал Красная борода, прицепив свой топор к поясу. Фаланга пальца с громким щелчком закрылась. Затем горовик еще раз повернул ручку под пряжкой пояса. Из утолщения доспехов на спине пластинчатого панциря выехало два плоских цилиндра, откуда стали вылетать белые струи искр. Оттолкнувшись от крыши, воин гор взлетел в воздух. В доспехи ударилась одинокая стрела, которая отскочила не причинив пирату никакого вреда.
        Сделав небольшой круг, он полетел на запад к Дугским горам. Горовик пролетел над дымящимся муниципалитетом, обломки которого дымились и горели после ужасного взрыва. Весь центр города был в панике от произошедшего. Маленькие как блохи люди бежали по улицам, не в силах понять грандиозного замысла, придуманного горовиками.
        Когда капитан Красная борода летел над городом, то думал о том кем было это существо, встреченное им в городе. Мысли об этом полностью поглотили его. С другой стороны закралось сомнения, был ли тот тэнге героем, некогда почитавшегося за бога.
        Пролетая над пригородным районом аристократов, горовик усмехнулся посмотрев на красивые дома, представляя как разграбит их. Его левая рука удлинилась и часть ее повернулась перпендикулярно. Из торца горовик достал пустую гильзу и выбросил вниз. После этого вынув из стального мешка у пояса снаряд, он зарядил свою руку и она вернулась в нормальное положение. Осмотрев дома, он все же решил ничего не взрывать, поскольку все после войны итак достанется горовикам.
        Недалеко за районом аристократов стоял темно-серый старинный Акэндхэмский замок, являвшийся центром местных вооруженных сил. Некогда во времена империи, он считался прочно и неприступной твердыней, но теперь выглядел жалким устаревшим остатком прошлого.
        Внимательно рассмотрев его, Красная борода опять погрузился в размышления о произошедшем, которые его занимали до самого дома.

        Когда Янт неожиданно проснулся, он увидел, что аудитория пуста и кроме него там никого нет. Поднявшись со своей первой парты, юноша подошел к окну. Посмотрев в него Янт ужаснулся: над центральным районом висело черное облако дыма.
        Выйдя в коридор, он спросил у первого попавшегося студента:
        — Что это такое?
        — Убили короля!  — Прошептал в ответ студент.  — Был взрыв.  — И так же быстро поспешил вниз.
        — Король был только что убит.  — Сказал Илэн Кенеро, появившись за спиной Яна.
        — Странно.  — Повернулся к нему Янт, нисколько не удивляясь произошедшему.  — Не думал, что на жизнь нашего короля кто-то позариться.
        — Здесь, двумя этажами выше есть выход на крышу, можно пойти и посмотреть.
        — Хорошая идея.  — Обрадовался Янт.  — И куда идти?
        — За мной.  — Илэн повел его к лестнице, по которой они поднялись на четвертый этаж. Там свернув в левое крыло, тенге пошел к небольшой незапертой двери. За тем они поднялись по узкой лестнице, и вышли в будку на крыше. Дверь будки была распахнута и студенты вышли на черепичную крышу.
        Отсюда хорошо обозревался весь город. Стоя на старой красной черепице, находившийся в отличном состоянии, Янт увидел внутренний двор академии, кварталы за ним, и черное облако дыма, соединенное с догоравшими остатками муниципалитета огромным серым столбом, похожим на смерч. В воздух поднимались также более тонкие струи дыма от мелких пожаров.
        — Пошли наверх.  — Предложил Илэн и стал подниматься на конек двухскатной крыши.
        Оттуда юноша увидел всю панораму города, которая на мгновение заворожила его. Люди метались, словно обезумевшие. Воры грабили прямо на улице, не боясь ни дневного света, ни чужих глаз, ни стражников. Во всем центральном районе стояла паника и хаос. И без того плохо организованная акэндхэмская армия потеряла последние остатки своей организации. Стражники пытались остановить людей, мародерствующих в горящих зданиях.
        — Наконец-то боги помиловали Акос, и забрали к себе короля.  — Сказал Янт, не очень жаловавший короля и правительство.
        — И ко всему прочему здесь погибло еще человек десять тысяч народу.  — Заметил тэнге.
        — Вот это плохо.  — Опустив глаза согласился Янт.
        — В наше время лучше избегать собираться толпой.  — Продолжил Илэн.  — Очень страшно оказаться в центре обезумевшей толпы. Это гораздо хуже, чем быть окруженным врагами.
        — Но я думаю, что все к лучшему, как никак король гораздо больше людей угробил.  — Попытался найти положительную сторону события юноша, обозревая творящийся внизу беспорядок.
        — Возможно, ты прав.  — Смотрел тенге на рынок, его внимания привлекли мародеры, шустро разворачивавшие лавку.  — Это государство вскоре завоюют.
        — С чего ты так решил?
        В переднем дворе академии творилась неразбериха, студенты без пользы ходили туда-сюда по траве. Некоторые пытались покинуть академию, но движение на улицах было парализовано, и пребывать там стало крайне опасно. Пользуясь паникой разномастные грабители стали очищать лавки и магазины. Стражники, которые охраняли в основном дворец с руинами муниципалитета, не могли им противостоять, поскольку основная часть стражи была задействована в помощь пожарным, тушившим крыло дворца, загоревшееся от муниципалитета.
        — Горовики уничтожили короля. Но король бы не сыграл никакой роли, в ходе кампании.
        — С чего ты решил, что это были горовики?  — Поинтересовался юноша.
        — Есть много свидетелей, которые видели капитана Красную бороду.  — Стал рассказывать Илэн сев на конек крыши лицом к площади.
        — Понятно.  — Янт сел рядом с ним. Недалеко пролетела спугнутая мародерами стая ворон.
        — Не думаю, что после гибели короля, здесь что-то измениться.
        — А может это даже и к лучшему.  — Ободрился Янт.  — Будет плохо, если горовики Дугских завоюют Акос. Я все-таки надеялся на революцию или что-то в этом роде.
        — Революции нужен лидер. И нужна идея. А горовики не король с отсталой армией. Если королю можно было противостоять, прячась в лесах, пещерах и крепостях, то с горовиками так не повоюешь. Недавно я много о них узнал, они последнее время шли вперед, а не назад в отличии от Акоса. У них теперь есть превосходящие по качеству силы, нежели чем у четырех людских государств. Живя в своих подземельях, горовики множились, и скоро им стало тесно. Теперь война уже началась. Даже если бы четыре государства вместе бы объединили свои силы, они бы не смогли победить горовиков в чистом поле. Сейчас горовики убили короля, и сделали это они скорее всего, дабы повысить боевой дух своего войска и внести некоторую путаницу в армии Акэндхэма.
        — Ну с этим все понятно.  — Согласился Янт.  — А как будем возвращаться? Можно подождать прихода солдат. Можно прорваться сейчас.
        — Если хочешь можно попробовать прорваться пешком.  — Предложил ему Илэн.
        — Отлично!  — Согласился юноша. Ощущения опасности немного опьянило его, и придало тревожную бодрость. Прорыв через городские кварталы ему казался чем-то героическим, и ранее неизведанным. Чувствуя себя как герой перед сражением, он спросил Илэна.  — А что будет с Академией?
        — Ничего. Мародеры не рискнут напасть на здание, в котором большое количество, пускай даже плохих, магов.
        — Ну, тогда пошли.
        Они встали с конька. В воздухе витал запах гари, приносимый от пожарищ легким ветерком. Аккуратно ступая по черепице, два «студента по обмену» пошли к двери. На четвертом этаже, они почти никого не встретили, кроме помощника ректора, который, однако, не обратил на них никакого внимания.
        Затем спустившись по лестнице, Янт и Илэн очутились в холле. В этом мрачном помещении толпилось множество студентов, шепотом переговаривающихся друг с другом.
        Выйдя из здания друзья очутились на переднем дворе. Здесь была почти половина студентов академии. Многие из них стояли у ворот, смотря на то что твориться на главной площади. На улице при свете дня грабили людей, остатки рынка перерывали мародеры. Все экипажи останавливались и разграблялись. На дороге валялась опрокинутая карета, какого-то купца, лежавшего подле нее в луже крови.
        Через площадь со свистом пролетела стрела.
        Остановившись у ворот, Илэн спросил Янта:
        — Ты можешь создать заклятие отклоняющее стрелы?
        — Конечно!  — Сказал юноша, волнуясь.  — Старик Фойдор говорил, что это одно из заклятий, которое должен знать маг в первую очередь. Оно неоднократно спасало старику жизнь.
        Закрыв на секунду глаза, и почувствовав магическую силу, Янт представил вокруг себя спиральный вихрь, которые вращался длинными белыми нитями. Это заняло всего несколько секунд, прежде чем он ощутил колебания невидимого купола вокруг себя.
        — Готово.  — Сказал он когда окончил.
        — Тогда пошли!  — Илэн твердым шагом вышел из ворот академии, остальные студенты с трепетом и благоговением, смотрели на них.
        Вначале, пока тэнге и Янт шли у стены академия они не встретили никаких препятствий. Но как только стена кончилась, и друзья очутились у городских кварталов, где царила полная неразбериха, им пришлось стараться быть как можно незаметнее, дабы не привлекать излишнее внимание взбешенных и опьяненных вседозволенностью людей.
        После взрыва муниципалитета у граждан Акоса бывших на площади начались вспышки агрессии, которая долго зрела внутри них. В основном на площадь пришли самые бедные люди города, в глубине души надеявшиеся, что король сделает что-то хорошее, но при этом все же ненавидели своего правителя, загнавшего их в беспросветную нищету своими налогами и сборами. И когда произошел взрыв, ненависть и агрессия вырвались наружу и начались грабежи и мародерства самых дорогих магазинов и лавок.
        На улице, куда вышли Янт и Илэн, господствовали разбойники. Окна и двери в домах по обе стороны были выбиты. Слышались вопли и женские крики. Из окон постоянно что-то выбрасывалось.
        — Затем пойдем через кварталы аристократов. А там проделаем брешь в стене и вырвемся за город.  — Предложил Илэн и они пошли по центру улицы.
        Из распахнутой двери подъезда выбежал безумный мужик с окровавленным тесаком. Остановившись на секунду, он бросился на Янта.
        Юноша уже был готов применить против него боевые формулы, но тут мужик резко остановился пронзенный в живот невидимым лезвием.
        — Будь аккуратней.  — Сказал парню тэнге.
        — Конечно.  — Сказал Янт, впадая в оцепенение от вида окровавленного трупа. Все происходящее вокруг него стало казаться ему сном. Но из этого состояние его быстро вывел треск разбившейся о брусчатку тумбочки. При ударе о камни она разлетелась на части, высыпая содержимое на мостовую.
        — Скоро свернем.  — Проговорил тенге. Затем пройдя по пустынной улице, где кроме двух десятков трупов, битого стекла, и разломанной мебели ничего не было, они свернули в переулок между домов. Там ускорив шаг Илэн и Янт пошли к стене квартала аристократов. На середине этого пути, они где-то сбоку они услышали женские крики.
        — Минутку.  — Сказал Янт, и свернул в бок. Пройдя в арочный проход в сером здании он вышел на внутренний двор с неработающим фонтаном. По краям стен двухэтажных домов росли пышные кусты сирени. Недалеко от фонтанов двое мужиков, за руки тащили девушку.
        К Янту опять пришло ощущение, нереальности всего происходящего. Все посторонние мысли сразу же отлетели в сторону он уже и он пошел вперед.
        В несколько шагов юноша одолел расстояние между ним и мужиками. Подойдя к спине одного из них, он использовал один из своих приемов, которым ему научил его дед Фойдор. Невидимый клинок, являвшийся продолжениям его пальцев, пронзил позвоночник, стоявшему к нему спиной мародеру.
        Другой, с бородой и в кровавом фартуке, увидя Янт отпустил девушку и хотел было занести топор, но не успел. Луч яркого света вырвавшийся из центра левой ладони юноши, пронзил мужика насквозь, и он рухнул прямо на труп своего товарища.
        Девушка вначале побежала к дому, но тут же остановилась и вернулась назад к юному магу.
        Янт в это время переводил дыхания. Очень давно он не использовал подобную магию. Эти приемы отняли у него много сил, но закаленный жизнью на природе Янт был выносливее любого городского мага.
        — С тобой все в порядке?  — Вежливо спросил он девушку. Затем в то же мгновенье он вспомнил про Илэна.  — Прости, но мне нужно бежать.  — Развернувшись, юноша побежал к арке.
        — Подожди!  — Крикнула девушка ему вслед и побежала за ним.
        Илэн ждал его там же. Со времени отсутствия юноши прошло не более двух минут.
        — Пошли.  — Сказал ему Тэнге.
        — Подожди!  — Подбежала спасенная юным магом девушка, ухватившись за руку парня.
        — Мы уходим отсюда!  — Сказал юноша, совершенно забыв об иллюзиях наложенных ранее Илэном.
        — Я с вами!  — Сказала она.
        — Хорошо, только отцепись!  — Янт резким движением высвободив свою правую руку.
        — Я посмотрел, и подумал.  — Быстро произнес Илэн.  — Лучше не идти через кварталы аристократов, сейчас там наверняка охранники отстреливают мародеров. Пойдем около них, но только за стеной.
        Янт кивнул в знак согласия, и они пошли дальше. Одинокие грабители и мародеры сторонились их, обходя стороной. Улица, по которой вел их тэнге примыкала к стене, окружавшей район аристократов. Только сейчас Янт рассмотрел девушку, которую он спас. Она была среднего роста. По возрасту ей было лет пятнадцать. Ее грязное лицо с острым подбородком, казалось совершенно беззаботным, если бы не глубокие черные глаза, дрожащие от шока. Черные волосы были ровно подстрижены на уровне плеч. На ней было простое платье, в котором обычно ходили небогатые люди. На ногах были грубые кожаные сапожки.
        Подойдя к стене в два человеческих роста, они вышли на длинную узкую улицу, между двухэтажных домов и стены.
        — Она ведет прямо к городской стене.  — Сообщил Илэн.
        — Как мы пересечем стену?  — Спросил тэнге Янт.
        — Очень просто! Мы сделаем в ней брешь.  — Улыбнулся уголками губ полуакар.
        На утоптанной земляной улице валялись мусор и мебель. Мародеров здесь почти не было. Только изредка встречались трупы, свидетельствовавшие о их работе. Вдалеке слышался гул и крики. Тут было спокойно и Янт решил заговорить с девушкой, которая уже немного отошла от произошедших с ней событий.
        — Как тебя зовут?  — Поинтересовался у нее юный маг.
        — Триана.  — Звонким голосом ответила она.  — Триана Асур.
        — Янт Удвинг — боевой маг.  — Представился юноша.  — У тебя здесь есть еще какие-то родственники или родные?
        — Нет.  — Столь же коротко ответила Триана.  — Все погибли.
        — Прими мои соболезнования.  — Опустив глаза, грустным голосом сказал Янт.  — Ты веришь в жизнь после сме…
        Впереди они увидели мародеров, слезавших со стены по приставной лестнице с большими тюками.
        — Не стоит.  — Перебила его Триана.  — Моя тетя и ее муж не достойны соболезнований.
        Янта это немного шокировало.
        — Потом продолжите.  — Прервал их Илэн, когда они подходили к мародерам, собирающим рассыпанное из тюка серебро, у лестницы, по которой они только что слезли. Но мародеры не напали, увидев, что никто не покушается на их добычу. Они спешно продолжили свою работу.
        Где-то вдалеке слышался шум возни грабителей, дравшихся с хозяевами воруемого ими имущества.
        — Неужели тебе не жалко своих родственников?  — Спросил Триану Янт, когда вокруг них стало относительно спокойно, и мародеры за спиной уже убежали, в узкий переулок.
        — Они не достойны жалости.  — Выдохнув ответила девушка.  — Когда я была на улице и видела как горовик взорвал их магазинчик. Я испугалась, поскольку две минуты назад я могла быть там. Но тетушка отправила меня к ее подруге спросить, что твориться в городе.
        — А вот и стена.  — Прошептал Илэн. Вдалеке в узком простенке они увидели серую стену, которой заканчивалась улица образуя тупик. Там был довольно большой заросший травой дворик, где сохло постиранное белье. Слева стоял одноэтажный дом покрытый желто-коричневой штукатуркой, с большой двухскатной темно-красной черепичной крышей. По правую сторону была стена района аристократов.
        На одном из камней там сидел дымчато-серый кот.
        — Морфус!  — Воскликнула девушка, и побежала к коту.  — Я думала ты погиб!  — Схватив кота, она взяла его на руки, и стала кружиться.
        — Стена.  — Янт остановился у одноэтажного дома и взглянул на высокую старую стену в трещинах. Затем его взгляд упал на старинный люк, канализационного колодца.  — Канализация.
        — Лучше воспользоваться брешью в стене.  — Илэн подошел к стене и прикоснулся к ней указательным пальцем правой руки. Через несколько секунд в стене появилось углубление и она начала таять, на глазах. Триана смотрела, как зачарованная, на исчезающие кирпичи. Только потом она обратила внимание на черную левую руку Янта. Это немного испугал ее.
        — Пошли!  — Сказал ей Янт, когда в стене образовалась круглая брешь, достаточная чтобы миновать ее не согинаясь. Прижав к себе кота, девушка пошла вслед за тэнге и юношей.
        На другой стороне стены они вышли в какой-то двор, где валялись остатки телег, и колеса. Обойдя большой деревянный склад, беглецы попали к воротам, открыв которые очутились на улице.
        За стеной все было спокойно. Здесь не было мародерств и грабежей. Однако, все люди были взбудоражены вестями из центра. И возбужденно носились от дома к дому.
        Несколько прохожих громко разговаривали.
        — Один из королевской элитной кавалерии выжил!  — Громко говорил один из них.  — Сам видел, у него только волосы на голове опалены были. Он говорит, что видел самого горовика Красную бороду. У которого есть левая рука дьявола.
        — Да он сам наверное дьявол воплоти.  — Сказал второй.  — Сколько народу погубил.
        — Надо взять извозчика.  — Илэн остановил едущую налегке повозку.
        — Поехали.  — Янт сел в экипаж сразу же за тэнге и помог залезть туда Триане.
        Повозка медленно поехала по улице, однако скоро ей пришлось остановиться, поскольку через перекресток маршировали солдаты, идущие в центр города.
        — У тебя есть родные, или близкие или друзья?  — Спросил Триану Янт. Девушка молчала и смотрела как один за другим шли солдаты королевской армии в кольчугах.
        — Нет.  — Отвела взгляд девушка.  — Родные погибли в магазинчике… Но мне их нисколько не жалко. Новый муж тетушки пил не переставая… Она во всем ему потакала… Магазин почти разорился… Меня постоянно заставляли выполнять грязную работу… Никаких праздников и выходных…  — И девушка залилась слезами.
        Войска шли колонной стремительно продвигаясь к воротам, ведущим в центр города. Повсюду горожане перешептывались друг с другом о событиях в центре. Громко закаркала и пролетела над улицей спугнутая стая воронья, которого в Акэндхэме было очень много.
        Только сейчас Янт осознал, что он сильно устал. Вся эта беготня и полученные впечатления сильно утомили его, гораздо более чем использование им магии. Он запрокинул голову и посмотрел на небо. Было пасмурно. По времени было не более трех часов после полудня.
        Вскоре солдаты прошли, и экипаж двинулся дальше. Они успели проехать во время, поскольку недалеко уже шла следующая колонна.
        — Ты откуда?  — Спросила Янта девушка. Триану очень заинтересовал облик юноши.
        — Да, так это долгая история.  — Устало ответил «Студент по обмену».
        — Ты маг?  — Она внимательно рассмотрела руки Янта.
        — Да.  — Юный маг вспомнил про иллюзию, и спросил Илэна.  — А что с этим делать?
        — Могу развеять. Или через пару дней оно само развеется.  — Спокойно ответил Илэн, думая совсем о другом.
        — А куда мы едем?  — Задал второй вопрос Янт, в свое время он прослушал, что говорил извозчику тэнге.
        — К тому дому, где ты остановился. Уже скоро там будем.  — Илэн улыбнулся.  — Хотя я тоже остановился недалеко.
        — А тебя может куда-нибудь подвезти стоит?  — Решил поинтересоваться Янт у Трианы.
        — Куда мне идти?!  — Сказала она, прижимая кота, задремавшего у нее на руках.
        — Ну ладно, не думаю, что папаша расстроиться, если ты остановишься у меня.  — Вздохнул юноша.  — Тем более что комнат в доме много.
        — Надеюсь, я смогу быть полезной.  — Повеселела, на мгновенье девушка.
        Остальную часть пути они проехали молча. Дороги неспешно сменялись, одна другой, и вскоре повозка выехала на улицу где жил Янт. Проедя по ней она остановилась у бывшего борделя.
        — До завтра.  — Илэн бросил извозчику золотой, который тот ловко поймал. Спрыгнув с повозки тэнге пошел к трактиру, в другом конце улицы.
        В этом трактире после того как поселился Илэн, исчезли все пьяницы и дебоширы. Какая-та странная сила отпугивала от этого места его обычных посетителей. Реже в нем стали и останавливаться на ночь. Однако тэнге компенсировал трактирщику его убытки, дабы тот не распространялся о том, что он остановился у него.
        — Твой друг он кто?  — Спросила Триана Асур у Янта, поле того как юноша помог девушке вылезть из экипажа.
        — Да, он прилетел из далекой страны.  — Туманно ответил маг.  — Ты слышала что-нибудь про Иноиль?
        — Нет.
        — Это такой остров.  — Янт открыл калитку, и они вошли во двор здания. Затем подойдя к двери юноша сильно постучал.
        — Твой отец, он что содержатель борделя?  — Испуганно спросила девушка.
        — Да нет.  — Рассмеялся Янт.  — Он купил это здание очень давно подешевке. Вообще-то он актер. Эдэлин Тэн-Андэр.
        — Он не актер, а режиссер!  — Поправила его Триана.
        — А ты то, откуда знаешь?  — Удивился Янт.
        — Как откуда?  — Пришла пора удивляться девушке.  — В центральных районах, особенно для тех кто жил у театра и посещал его, он известная личность.
        — Я позавчера прибыл в этот город.  — Стал оправдывать свое незнание Янт.  — Откуда мне знать о том, чем он здесь занимался.
        За дверью послышались мощные шаги. Щелкнул замок, дверь со скрипом открылась и в проеме появился Дор.
        — А, Янт!  — Вздохнул он, сторонясь и давая возможность пройти в холл, юному магу и девушке.  — А это еще кто?  — Посмотрел от на Триану, вошедшую в холл за Янтом. Затем, не дожидаясь ответа, сказал.  — Узнаю в тебе Эдэлина. Прям сын его единокровный, ничего не скажешь. Не успел приехать, а уже девок приводишь!  — Затем похлопав юношу по плечу, он отправился на задний двор, где чинил сломавшийся водопровод.
        — Это Дор!  — Пояснил Триане Янт.  — Друг моего отца.  — Затем окинул взглядом весь холл он убедился, что здесь по прежнему относительно чисто.  — Он, вроде, следит за домом.
        — А Янт?  — На лестнице показался старик, в своей хламиде.  — Ты уже пришел. Расскажи, как прошел твой первый учебный день в академии.
        Фойдор остановился, посмотрел на юношу, а затем на его левую руку и левый глаз. Улыбнувшись уголками губ он рассмотрел Триану.
        — Ты привел подругу.  — Сказал он, кивая головой. Соглашаясь с какой-то своей мыслью.
        — Ты что ничего не знаешь?  — Воскликнул Янт, пораженный спокойствием и безмятежностью белого мага.
        — А что разве что-то произошло?  — Удивился старик.  — Затем ступив на пол, он стал говорить себе под нос.  — Я только под утро заснул, и проснувшись час назад, почти не с кем не говорил и не ходил на улицу. Откуда я могу что-либо знать!  — Подойдя к юноше он сделал круг вокруг него, затем повысив голос прокричал.  — Только не говори, что тебя выкинули из академии!
        — Не в академии дело!  — Повысил голос Янт, которого стало раздражать спокойствие и устраненность Фойдора.  — В городе был взрыв! Король убит! На улицах все грабят и мародерствуют. Людей режут как скот!
        — Король убит!  — Рассмеялся старик.  — Туда ему и дрога. А про взрыв поподробней расскажи.
        — Муниципалитет был взорван! Еще уничтожили улицу, и это все сделал горовик — Красная борода!
        — Конечно, это ужасно, но закономерно.  — Усмехнулся старик. Будучи на удивление в хорошем настроении.  — Ты не знаешь истории. Сейчас, наверное ты бросишься обвинять меня в невнимательности, которая так губительна для мага. Но это всего лишь видимое проявление того, что твориться в Акэндхэме каждый день. Ты скажешь, мародерства ужасны. Но это всего лишь ничто, по сравнению с тем, что твориться здесь во время войн. Вспомнить только последнюю компанию, которая была чуть более сорока лет назад, против Рикора. Тогда двадцати тысячное войско шло в подкрепление к обороняющийся армии, занявшей один из замков Рикора. Зима была в то время очень холодная, а провиант который не рассчитали, закончился на половине пути. Вот тогда войска устроили такие мародерства, что множество деревень просто умирали от голоду, после того как королевская армия в поисках пищи вычищала амбары. С голоду вымирало население целых городов. И сегодня то, что было скрыто, вырвалось наружу. Непроявленное проявилось…
        — А отец здесь?  — Спросил деда юноша, когда тот окончил свою речь.
        — Нет, в своем театришке.  — Презрительно отозвался старик.
        — Там же такое твориться!  — Воскликнул Янт, беспокоясь об Эдэлине.
        — Ты волнуешься за него?  — Удивился старик.  — Не волнуйся с ним все в порядке.
        — А ты откуда знаешь?  — Воскликнул Янт.
        — Знаю.  — Твердо ответил Фойдор.
        — Тогда позволь мне представить тебе Триану. Дедуля, это Триана, а это мой дед Фойдор. Белый маг.
        — Очень приятно познакомиться!  — Сказала девушка, прижимая кота.
        — Она у нас остановиться на некоторое время!  — Сообщил затем Янт.
        — Отлично!  — Похлопал его по плечу старик.  — Ты прямо в этом как твой папаша. В женском обществе находиться куда приятнее, чем в обществе горовика.
        — Я устал и хочу отдохнуть. Тем более, что по пути сюда я убил двух человек.
        — Ты шел один?  — Поинтересовался старик.
        — Нет с Илэном.
        — А с Илэном… Странно, что он вообще делает в этом городе? Я ожидал, что он отправиться в какой-нибудь развитый город типа Иноиля.

        Илэн Кенеро закрывши дверь трактира сел на кровать. Через мгновенье стены комнаты стали таять, за ними появилось сочная трава и лес. Вскоре сама комната исчезла и тэнге сидел на большом плоском камне.
        — Как я рад тебя видеть!  — Услышал он мелодичный голос Рика — короля высших эльфов. Затем он появился стоя перед ним. По его серебристым одеждам пробежали светящиеся шарики.
        — Я тоже.  — Спокойно сказал Илэн.
        — Вскоре горовики нападут на четверку слабых людских королевств.  — Проговорил король.
        — Я знаю. Это уже давно подготавливалось. И это приведет к плачевным последствиям прежде всего горовиков.
        — Да, горовики еще сделают свой ход. Но, сейчас как и раньше самым сильным и коварным врагом для мира является империя Акара и Кодрига.
        — Кодрига?  — Спросил Илэн.  — Государство черных магов, балующихся некромантией.
        — Империя мертвецов, как ее называют среди людей.  — Вздохнул король.  — А ведь когда-то там было людское государство, но триста лет назад все изменилось.
        — Все эти мертвецы — игрушки против детей. Настоящий маг не будет размениваться на такую мелочь.  — Ответил тэнге.  — Заставить ходить останки — пугало против людей.
        — Да. Все непризнанные и возненавидевшие человечества маги съезжаются именно туда.  — Согласился с тэнге высший эльф.  — Твое возвращение было предрешено. Акары совсем недавно, создав тело из магических кристаллов, призвали туда душу своего архимага Акхе. С его помощью они надеяться победить в новой войне, которую собираются опять начать.
        — Похоже, что пришла пора мне навестить моего старого знакомого.  — Улыбнулся Илэн.  — Но не сейчас. Сейчас надо все посмотреть со стороны, понаблюдать и в чем-то даже поучаствовать. Сегодня я видел горовика Красною бороду.
        — Он довольно известный пират и воин.  — Эльф сел рядом с тэнге.  — Но горовики с каждым днем становятся все кровожаднее и агрессивнее.
        — Он сделает довольно большой вклад в кампанию горовиков, но потом… Сегодня я стал свидетелем безумия. Зло порождает лишь зло. И сегодня зло посеянное ранее в людских душах вырвалось на свободу. Ужасны судороги безумия. Сегодня они погубили тысячи жизней.
        — Такое же и умеют делать акары, они могут вызывать безумие и агрессию.
        — Магия разума бесполезна против просветленного сознания.  — Возразил Илэн.  — Но лучше всего ей поддаются легкомысленные и невежественные толпы, не видящие дальше своего носа, которые легко принимают чужие желания за свои. Если всегда быть настороже, если знать, как защититься, то никакая атака не страшна.
        — Только вот в этом вся и проблема.
        — Невежество — бич мира… Что вам известно об архимаге акар?  — Спросил эльфа Илэн.
        — Только то что он как и прежде силен. Остальное все настолько хорошо скрываемо, что даже нам трудно увидеть что происходит внутри его башни, но мы чувствуем, архимаг готовит нечто сильное, но против кого оно будет обращено — неизвестно. Акарами сейчас правит идея владычества их народа нам миром. И они жаждут войны, что бы сделать мир таким как они хотят.
        — Пришлите мне корабль. Я хочу не спеша отправиться в империю Акара, необходимо действовать осторожно. Акары не должны знать о моем возвращении.
        — Завтра он невидимым и неслышимым прилетит в Акэндхэм.  — Кивнул головой Рик.
        — Тогда именно завтра я и начинаю действовать.
        — Удачи тебе!  — Сказал эльф и видение стало растворяться и Илэн очутился сидящим на кровати в маленькой серой комнате.

        Эдэлин Тэн-Андэр Вернулся только к ночи. Громко хлопнув входной дверью, он вошел в холл. Удар дверью был настолько сильным, что на втором этаже Янт дремавший с открытым окном услышал этот звук, и проснулся. А Эдэлин подошел к креслу и рухнул в него.
        — Чай!  — Громко крикнул он.  — Дор, подай мне чай.
        Янт протирая заспанные глаза спустился с лестницы и сел в соседнее кресло, к которому он уже не питал такого отвращения как в момент приезда.
        — Как дела в центре?  — Спросил он отца.  — И где Альтира?
        — Альтира уехала в деревню, что недалеко от Акэндхэма, к одному родственнику. Вернется завтра.  — Ответил Эдэлин.  — Ты что такой усталый?
        — Я был в центре, убил двух мародеров, спас девушку. И поэтому устал.  — Сказал юноша, гордясь произошедшим.  — В центре творилось зверство. Стражников не было, мародеры грабили кварталы.
        — Это ты мне говоришь!  — Рассмеялся полуэльф.  — Я был в театре в это время. И стражники на все были. Просто после взрыва принц бросил часть стражи тушить дворец. И ни одно правительственное здание не пострадало от мародеров. На них охранников хватило. И плевало правительство на магазинчики и народ!  — Разгорячился Эдэлин.  — Потом когда подошли солдаты все сразу же успокоилось. Ты думаешь, что принц бы не смог прекратить панику и разграбления? Мог, и если б не тушение пожара дворца, то никаких бы мародерств не было бы и в помине. Я очень рад, что короля прибили, и очень сожалею, что остальная часть королевской семьи не погибла.
        На кухне послышались тяжелые шаги Дора и голос Трианы.
        — Ты так думаешь?  — Удивился Янт.  — Не опасно ли говорить такие слова?
        — Опасно, их говорить в другом месте.  — Парировал отец.  — Красная борода взорвал короля, а затем уничтожил часть кавалерии короля. Там был уничтожен самый лучший отряд.  — Затем он замолчал.  — Сейчас главное, что бы на Акос не напал Рикор, иначе начнется серьезная война.
        В холл вошла Триана, несущая поднос с чаем. За ней тяжелыми шагами шагал Дор. Под весом горовика скрипел протертый утром пол.
        — А это кто?  — Удивился Эдэлин.
        — Ее я спас.  — С гордостью сказал Янт.
        — А я бы спас, тех невинных, которых загребли за обвинение в мародерстве.  — Вздохнул Эдэлин.  — Их скоро казнят.
        — А твой театр не штурмовали мародеры?  — Спросил юный маг.
        — Да, было несколько нападений.  — Усмехнулся Тэн-Андэр — Но их отбили. Потом пытались поджечь, но мы потушили.
        — Давай чай!  — Эдэлин приподнялся на спинке и взял с подноса фарфоровую чашку, которая осталась от праздничного набора, разбитого при мытье Дором.

        Глава 7

        Утро первого июля выдалось очень солнечным. Небо над всем Акосом было безоблачным и голубым, но несмотря на безмятежность неба серые вершины Дугских гор окутывал легкий туман. Горы оскалились своими острыми пиками и крутыми склонами, их снежные вершины блестели издалека, указывая дорогу к Империи Синоха. На вид эти горы были крайне неприветливы и враждебны, и редко какой бы путник отважился бы подняться на их вершины. Где-то в их недрах, в огромном освещенном кристаллами зале столпились тысячи горовиков. Они шепотом переговаривались друг с другом по поводу будущего выступления короля. В церемониальном зале, несмотря на хорошее освещение, было мрачно, и во всем присутствовала атмосфера торжественности. Квадратные серые колонны уходили под самый потолок в густую темноту неосвещенных сводов. В торце зала был огромный балкон без перил, по обе стороны которого были высоченные деревянные ворота, с набитыми железными планками. На воротах была резьба, а на кованных железяках оттиск в виде узора из множества двусторонних топоров.
        Затем громом взревели трубы, предвещая начало церемонии. Все горовики вздрогнули и прекратили разговоры. Теперь их внимание было обращено на балкон. Из арочного проема в лучах белого света вышел высокий горовик в тальмовых доспехах. Над материалом этих доспехов долго работали алхимики, придав ему внешний вид золота, при прочности тальма. Доспехи были золотого цвета, и сияли в лучах кристаллов.
        Царственно подойдя к краю балкона горовик остановился.
        — Р! Ааааа!  — Последовал боевой клич горовиков, приветствовавших своего короля. Затем они еще раз повторили его, только уже подняв и встряхнув над головами свои топоры и двуручные мечи, которые горовики любили держать в одной руке.
        За королем вышел другой горовик в мантии, он был придворным магом.
        — Граждане!  — Подняв забрало, рявкнул король. Его голос, усиленный при помощи магии и механизмов и гремел по всем концам огромного зала.  — Наконец-то настал день, когда всем нашим мечтам будет суждено осуществиться!  — Произнес король, переходя на более размеренный тон. Затем он замолк и обвел взглядом своих старых глаз весь зал, набитый его воинами.  — Сегодня началась война!  — Выкрикнул он.
        Уааа!  — Заревели горовики, стукнув ручками топоров об каменный пол.
        Дождавшись пока подданные успокоятся, король продолжил свою речь.
        — Много лет мы торговали с Акосом, Рикором, Граном, и Империей Кинос. Но мы не встречали там не только содействия, но и желания плодотворно сотрудничать. Привыкшие к грабежу, они делали грабительские налоги нашим торговцам. Они не давали нам свободно торговать. Мало того они не боролись со своими разбойниками, которые отдавали им часть добычи. Наши купцы на территории этих государств всегда были в опасности, быть ограбленными не только налетчиками, но и самим государством.  — Сказав это, Тугондэр сделал небольшую передышку.
        — Но теперь война уже началась!  — Громко крикнул он.  — И уже счет идет в нашу пользу. Вчера днем наш доблестный капитан Красная борода, успешно провел операцию по уничтожению короля Акоса!
        Эта весть вызвала восторг у горовиков. Они подняли свои топоры и мечи, стали трясти ими над головами. Воины ревели и улюлюкали, прославляя капитана из десятки доблестных. Из проема на балкон вышел сонный Красная борода. Он держал шлем в левой руке и тупым взглядом окинул огромный зал. Подняв правую руку, он легонько помахал ей.
        — Раааааа!  — Послышался рев горовиков.  — Да здравствует капитан Красная борода!
        — Мы долго готовились к этой войне!  — Под сводами опять громом грянул голос короля.  — Мы создали много новых разработок, главная из которых это воздушный крейсер Тарпендор — наша мощь и сила. Я думаю, все знают о нем. Этот корабль — воплощение наших достижений и мощи. Мы разрабатывали его на протяжении пяти лет! И строили целых два года! Его огневой мощи достаточно, что бы мгновенно превратить в руины целый город! А скорость его такова, что он с легкостью оторвется от преследования, любого другого корабль. Его корпус настолько прочен, что им запросто можно таранить любые деревянные корабли, они обратятся в щепки при столкновении с ним!
        Все воины в зале внимательно слушали короля, а те которые стояли в первых рядах еще и наблюдали за его жестами, которыми он подкреплял то или иное слово.
        — Одного этого корабля было бы достаточно, что бы разнести в пух и прах эти четыре жалкие страны!  — С гордостью сказал Тугондэр.  — Но мы хорошо подготовились к этой войне! Я думаю, вы знаете о нашей разработке. Которую мы параллельно Тарпендору воплотили в жизнь. Это галимый дракон. То есть драконий голем.  — Поправил сам себя король.  — Это огромная машина с легкостью может давить целые армии и небольшие здания. Вооруженная множеством пушек, она с мгновенно уничтожит любую людскую армию и крепость. Незащищенную магией, конечно.  — Затем добавил Тугондэр.  — Но на этот счет не стоит волноваться.  — Веселым тоном продолжил он.  — Поскольку по данным нашей разведки ни в Акосе, ни в Рикоре нету хороших магов, что бы оказать достойное сопротивление. А Граном и Империей Кинос займутся наши маги, которые не менее сильны чем у противников.
        Но это еще далеко не все наши достижения.  — Продолжил свою речь Тугондэр.  — Не стоит вам демонстрировать наши новые доспехи, которые позволяют летать. Я думаю, многие из вас уже испробовали их. Но стоит продемонстрировать гений нашей инженерной мысли. А точнее механических пилотируемых големов!
        Ворота слева от короля открылись, и в зал вошел механический голем, пропорциями похожий на горовика. Эта машина имела восемь человеческих ростов и грозно возвышалась над горовиками и балконом. Правой рукой из за спины голем достал огромный топор с двумя лезвиями, на длинном стальном древке. Он произвел им несколько взмахов, что вызвало восторженный рев по всему залу.
        Вместо левой кисти у голема была трехгранная трехствольная пушка, с утолщением ближе к локтю.
        — Эти големы создавались в совершенном секрете!  — Громко крикнул король, когда восторженные вопли затихли.  — Они имеют встроенные подъемные кристаллы, что позволяют им не тонуть даже в болоте! А также гаситель магии, который может немного времени поглощать всю магию вокруг механизма! Это оружие нового дня!  — Поднял вверх кулак Тугондэр.
        — Раааа!  — Заревели горовики.
        — К каждому стволу пушки иметься боезапас двадцать снарядов! Он может извергать демонический огонь на врага. Благодаря новым кристаллам, которые создали наши маги и алхимики он может долго и непрерывно работать не перезаряжаясь. Это оружие поможет нам уничтожать даже сильных противников. К сожалению, наших средств хватило на то, что бы создать только пять пилотируемых големов. Но для начала нашей кампании этого более чем достаточно.
        Он замолчал, а потом крикнул со всей мочи.
        — Вы долго ждали этого момента, и он настал! Давайте, наконец, захватим эти государства, и станем еще сильнее и богаче!  — Он опять поднял сжатый кулак.  — Обагрим наши топоры кровью врага, горовики!
        — Раааа!  — Рявкнули десятки тысяч глоток. Вторые ворота открылись и в них колоннами стали выходить воины гор.
        После того как король стал смотреть на уходящие колонны горовиков, Красная борода покинул балкон. Пройдя мимо стражи, которая отдала ему честь, стукнув кулаками по стальным панцирям, горовик направился к выходу из дворцовых чертогов.
        Выйдя оттуда, он очутился рядом с одной из подземных улиц, где его ждал его старший сын — Идгель Дэротэб.
        — Отец, я так рад тебя видеть!  — Воскликнул он, подбежав к пирату.
        — Я тоже, Идгель.  — Сказал Красная борода. И они пошли вместе по подземной улице Дугса. Серый цвет преобладал здесь везде, начиная от каменной мостовой, заканчивая стенами и потолком. Но часто встречались белые плиты, которыми были отделаны перекрестки. Спокойный свет кристаллов освещал это подземелье, с потолками высотою в три человеческих роста.
        — Я записался в армию!  — С гордостью сказал молодой горовик.  — Теперь я тоже буду участвовать в нападении на врагов.  — Это известие поразило отца семейства громом.
        — Что ты наделал!  — Закричал на него шокированный пират. Вокруг никого не было, поэтому он не опасался, что его услышат.  — Пока еще не поздно переведись в защитную армию!
        — Все мои друзья пойдут воевать, и я пойду вместе с ними!  — Настоял на своем Идгель, гордый своим решением, принятым самостоятельно от родителей.
        — Тебя могут убить!  — Разозлился горовик.  — А ты мой старший сын, мой главный наследник! Ты должен был еще учиться! А вместо этого ты пойдешь на войну где и без тебя все прекрасно справятся и подвергнешь себя ненужному риску.
        — У людей нет ничего, чего нам стоит бояться!  — Перебил его Идгель, питая уважение к своему отцу, он все же был с ним не согласен, поскольку ему казалось, что тот его слишком сильно опекает, и не дает должной свободы.
        — Ты думаешь, что все так просто? Это вначале мы столкнемся только с людьми. Потом король планирует захватить Великие леса, а там эльфы. Они используют свою магию и мало не покажется! Тогда начнется настоящая война! И если бы ты записался в защитные легионы, ты бы был здесь дома, параллельно продвигаясь по службе, изредка отражая нападения диких племен. Ты катался бы как сыр в масле! Подумай об этом!
        — Но в армию защиты гор, идут одни старики!  — Обиженно воскликнул Идгель.
        — Каждый из этих стариков, может разделаться с десятком молодых воинов.  — Они вышли на перекресток, и свернули на другую улицу.
        — Я всего лишь хочу стать таким как ты!  — Обиженно воскликнул молодой горовик, смотря на отца.
        — Сейчас я не хочу не с кем говорить, я устал после убийства короля, и у меня только два желания принять горячую ванну и поспать в мягкой постели!
        — Ты не выступаешь вместе со всеми армиями?  — Удивился Идгель.
        — Я догоню их потом!  — Буркнул горовик, не желающий больше говорить со своим сыном, сильно расстроившим его.
        И они пошли дальше молча, к чертогам Красной бороды, находившиеся недалеко от центра Дубласа, в районе, где жили только воины.

        В Акэндхэме было раннее утро, когда в комнату Янта вошел Фойдор и разбудил спящего юношу.
        — Что случилось?  — Спросонья спросил Янт, садясь на кровать. Посмотрев на деда, он протер заспанные глаза.
        — Ты проспишь академию!  — Пригрозил пальцем старик.
        — И всего-то!  — Воскликнул юный маг недовольный, тем что его разбудили только для того, что бы он пошел в академию.
        — Ты должен сегодня пойти в академию!  — Настоял старик.
        — Да не хочу я идти в эту проклятую академию!  — Тоном не терпящим пререканий ответил Янт, и опять лег на кровать.  — Тем более, вчера я так устал.
        — Ты должен показать, что тебя нисколько не волнуют такие мелкие проблемы, как беспорядки в городе! Походи хотя бы первые несколько дней!
        — Ну, хорошо!  — Вздохнул юноша.  — Но учти, что я иду туда только потому, что надеюсь встретить Илэна.
        — Тебе это будет полезно!  — Довольный старик быстро покинул комнату.
        Янт быстро оделся и спустился вниз. На кухне никого не было и юноша начал трапезу. Съев остатки лепешек, и прочей долго портящийся еды, он уже собрался идти в Академию, как встретил Триану. Она сонная в помятом платье, посмотрела на него, а затем сказала:
        — С добрым утром, герой!
        — Вижу что оно не совсем доброе.  — Не в настроении ответил юноша.
        — Ты в академию?
        — Как видишь, мне нет ни минуты покоя!  — Вздохнул Янт, направляясь к двери.  — Мне нужно туда идти. Это моя миссия. Я не могу опоздать!
        — Удачи!  — Крикнула девушка, когда он вышел за дверь.
        Решив раскошелиться, юный маг нанял извозчика, поскольку никакого желания идти в учебное заведение пешком не было. Едя в открытом экипаже по дороге, он смотрел на идущих прохожих, оживленно куда-то спешащих, и обсуждающих вчерашние события.
        В городе было много стражи и солдат. Подтянутые вчера в центральный район войска после прекращения беспорядков разбрелись по городу. Солдаты пили в трактирах сидели в пабах, и всевозможно отдыхали от жизни в военном лагере.
        Экипаж несся по улице, трясясь и разгоняя суетливых прохожих. Весело каркали вороны, расклевывая кучи мусора и трупы. Оживленно жужжали мухи у куч, куда складывали конский навоз. Его запах иногда распространялся на целую улицу, оживляя застоявшийся воздух своим ароматом.
        День был ясным и безоблачным. Солнце ярко светило, грея мостовые и крыши домов. Янт заметил, что в последнее время погода стала становится слишком хорошей, в отличии от прошлого лета — холодного и слякотного.
        Юноша чуть было не задремал в повозке, но его разбудили крики людей и голоса стражи.
        Вскоре экипаж проехал ворота в стене, и выехал в центральный район. У ворот стояло шесть человек стражи. За ними была улица, на которой все щепки и мусор были собраны в большую кучу. Такие кучи были на протяжении всей улицы. Между зданий юный маг увидел гору трупов, где лежали тела убитых граждан. На брусчатке постоянно встречались кровавые пятна — печальные следы вчерашних страшных злодеяний. Вскоре повозка выехала на дорогу, по которой Илэн и Янт в прошлый раз шли домой. Здесь еще лежало несколько трупов. Над ними вились тучи жужжащих мух. Это зрелище отвратило юного мага и он отвернулся. Во всех домах округи стекла были выбиты и их осколки валялись на мостовой, блестя в ярких лучах июньского солнца. Эти зияющие пустотой окна были подобны пустым глазницам черепа, смотрящим куда то вдаль в пустоту и навевающее нечто недоброе. Извозчик свернул, дабы объехать валявшийся труп, Янт вдруг вспомнил, что этот человек вчера бросился на них и был остановлен Илэном. Юноша вновь припомнил вчерашние события, и ему стало нехорошо. Слишком много переживаний получил он во время возвращения из академии. Вскоре
они выехали на дорогу у площади и новоиспеченный студент увидел там Илэна, выделявшегося из толпы идущих людей своей черной одеждой и длинной белой косой волос.
        — Остановите здесь!  — Приказал Янт извозчику. Отдав ему деньги, юноша спрыгнул на мостовую и быстрым шагом догнал тэнге.
        — С добрым утром!  — Поприветствовал он его.
        — С добрым.  — Отозвался полуакар, как всегда совершенно спокойный.
        — Хотя для тех людей, что жили здесь это утро не доброе.  — Вздохнул Янт, смотря на развороченную площадь, где еще вчера сидели сотни торговцев. Сейчас там были кучи опрокинутых ящиков, мусор и редкие трупы, над которыми кружили мухи и стервятники.
        — К этому все шло.  — Они вышли на обочину дороги, и пошли у академической стены.  — Я не ожидал, что ты придешь сегодня в академию.
        — Я бы и не пошел.  — Удрученно сказал молодой маг.  — Да старик заставил.
        — Не думаю, что сегодня там будут занятия.  — Стал рассуждать Илэн.  — Сейчас во всем городе траур.
        — А что ты думаешь о ректоре?  — Решил расспросить его Янт.
        — Очень слабый маг.
        — Я тоже так думаю. Все эти академии, все эти бумаги, дипломы, и прочая ерунда, которая ничего не стоит. Просто бесполезное убивание времени и средств.
        — Они никогда ничего не стоили.  — Усмехнулся Илэн.  — Все эти бумаги и свидетельства, лишь глупое порождение людей. Я презираю все людские знаки отличия.
        — Но я тоже не из-за диплома, туда поступил.
        — А из-за помощи своему деду в его плане.  — Улыбнулся Илэн.  — Сегодня я покидаю Акэндхэм.
        — Я предполагал, что ты не задержишься.  — Удивился юноша.  — И куда ты направишься?
        — В стан врагов…  — Отрывисто ответил Тэнге, не желая говорить больше.
        — Понятно.  — Юноша решил не выспрашивать куда же поедет Илэн, хотя это и было ему крайне интересно.
        — Сегодня на рассвете армия горовиков выступила из Дугских гор.  — Сменил тему Илэн.
        — Акосу конец?  — Удивился «студент» Удвинг, и одновременно испугался.
        — Кто из людей, живших в нем, защитит его? Или хотя бы пойдет защищать? Армия это сделать не в состоянии. А населению это и не надо. Все просто сбегут.
        — Не думаю, что горовики будут устраивать зверскую резню.  — Предположил Янт, взволнованный сообщением Илэна.
        — Не спорю, но богатых они точно ограбят.  — Усмехнулся тэнге.  — В обществе, где расслоение очень сильно, непосредственно первых ограбят богатых, поскольку, то что иметься у рядовых граждан Акоса, на врядли заинтересует состоятельных горовиков.
        — Интересно, что будет с Акэндхэмом, когда сюда придут армии горовиков?
        — Самые богатые, наверное сбегут в какое-нибудь другое государство, спасая свое богатство, а нищим и терять то нечего.
        Голос Янта заглушило громкое карканье стаи воронья, которая полетела из академического двора на площадь.
        — Центр после вчерашнего сильно изменился…  — Сказал юный маг, окинув площадь взглядом.
        — Так же, как скоро измениться и весь Акос.  — Илэн смотрел на небо, бывшее необычайно голубым, и ясным.  — А ведь, что стоило все это предотвратить? Но толпа не задумывается — толпа безумствует. Из-за неорганизованности, и жажде наживы, они разграбили весь центральный район, как только появилась возможность.
        — После того, как один из королей Акоса, решил разорить храмы, что бы забрать оттуда золото, которым были отделаны статуи богов. Дабы прикарманить золото себе, король заявил что никаких богов нет и в помине. После этого по легенде Акос был проклят, и все люди были обречены жить в нищете и нужде.
        — Боги никого не проклинали.  — Последовал ответ Илэна.  — Король проклял сам себя. Боги отвратились от них и оставили на произвол судьбы.
        — Это печально.  — Согласился Янт.
        Вскоре в сплошной стене показались закрытые ворота академии. В одной из створок была маленькая открытая калитка. Возле нее стояли два стражника в доспехах. Они хотели что то спросить, перекрыв дорогу но решительный внешний вид Илэна, вошедшего первым, мгновенно развеял любое желание, как либо препятствовать ему. С не менее важным видом Янт зашел за тэнге. Они прошли к главному зданию. В академии, судя по всему, никого не было, и юноша обрадовался, что ему теперь не надо ничего здесь делать и можно будет просто вернуться домой. В пустынном холле здания было холодно и тихо. Неожиданно их окрикнул недовольный голос:
        — Я так и думал, что вы сюда придете!  — Это был ректор академии.
        — У нас на Иноиле, академия независима от государства.  — Сказал Янт.  — Смотря на свою руку. Иллюзия, созданная Илэном, все еще держалось, и юный маг до этого момента совсем забыл о ней.
        — Я уже все подготовил. Надеюсь, вас не затруднит подняться на четвертый этаж.  — Сказал ректор и поплелся к лестнице. Словно куда-то спеша, он поднимался по ступенькам, мелкими но быстрыми шагами. «Студенты по обмену», пошли за ним, и вскоре он пригласил их войти в свой кабинет.
        Кабинет ректора был полной противоположностью остальной академии. Насколько была убога академия, настолько был красив кабинет ректора. Зайдя сюда, можно было понять что все деньги идущие на комплекс академии тратятся именно на это помещение. Пол был украшен дорогим темно красным ковром, стол был сделан из редкого черного дерева, бархатные кресла поражали своей роскошью. Помимо этого в кабинете стояли массивные шкафы и различные магические предметы на постаментах.
        Обстановка этого кабинета удивила Янта, и в тот момент он согласился с мнением своего деда, что «академиков» следует проучить.
        — Вот!  — Ректор взял со стола две красные книжечки и протянул одну из них Илэну, другую Янту.  — Мне сказали, что вашей целью является получение нашего диплома. Что ж вот они. Надеюсь, вы сможете вернуться в свой прекрасный Иноиль и образовываться там дальше, сколько души будет вашей угодно. Сегодня академия не работает, и не заработает в ближайшие десять дней.
        — Выходит, наше обучение здесь окончено.  — Вздохнул Илэн.
        — Да, именно!  — Сделал радостную гримасу ректор.  — Мне очень жаль, что мы не можем устроить вам выпускной бал. Сами понимаете, государство в трауре. Да и денег на балы у нас нет.
        — Тогда прощайте.  — Сказал Янт радуясь в душе, от того, что больше ему не придется ходить в академию, которая ему уже успела надоесть. Он приложил все силы, что бы скрыть эту радость и выглядеть так будто бы ничего ни произошло.
        Илэн ничего не сказал, и они покинули академию. Когда они вышли за ворота юный маг рассмеялся.
        — А я думал, что придется сюда ходить каждый день.  — Проговорил он.  — А вот так обернулось.
        — Как видишь, иногда все идет не по тому плану, который мы придумали. Судьба — интересная вещь. Так и так, ходить каждый день ты бы сюда не смог, поскольку горовики уже напали, а это значит война началась.  — Сказал Илэн, о чем-то задумавшись.  — Сегодня я покину город…
        — Тогда нам следует попрощаться.  — С тоской проговорил Янт.
        — Мы еще увидимся.  — Улыбнулся в ответ тэнге.  — Но сейчас наши пути расходятся.
        — Прощай.  — Печально промолвил юный маг. Несмотря на то что они были совсем мало знакомы, Илэн стал для Янта хорошим другом, с которым было тяжело расставаться.
        — Прощай.  — Ответил Илэн, махнув на прощанье рукой, и пошел по улице. Янт смотрел ему в след, пока тот не скрылся за поворотом.
        Постояв немного юноша посмотрел по сторонам и пошел дальше. Решив не шататься по городу, который он уже успел порядком подзабыть, юный маг пошел напрямик к дому своего отца. Выйдя за стену, он вновь очутился в спокойном районе, где не валялось трупов на улицах, и не было слышно выкриков спешащих стражников. Погрузившись в неспешные мысли, Янт пошел по мостовым, срезая через переулки, и идя напрямик. Затратив на дорогу более часа, он вскоре пришел к дому своего отца, где его ждали.

        У границы с Дугскими горами возвышалась старая сторожевая башня в четыре этажа. Построенная когда-то давно, она стояла здесь сторожа земли на западе от Дубласа — одного из четырех крупнейших городов Акоса. На западе за башней были видны серые неприветливые закрытые облаками горы. От них веяло холодом и враждебностью.
        На четвертом этаже башни, под четырехскатной черепичной крышей, у окна сидело двое солдат в холщевых одеждах. Их кольчуги и доспехи были свалены и заброшены в углу, поскольку солдаты их редко надевали. Люди сидели на бочках у небольшого стола и играли в карты.
        — Поскорее бы смена закончилась!  — Сказал один из них.
        — Еще шесть дней осталось.  — Вздохнул другой.
        Вдруг землю сотряс легкий еле ощутимый толчок.
        — Скучно.  — Бросил карту на стол первый.
        — Зато, ничего делать не нужно.  — Рассмеялся его напарник.  — Где еще такую работу найдешь?
        Опять землю сотряс легкий удар.
        — Мне что-то почудилось.  — Насторожился первый солдат, бывший уже в возрасте.
        — Это маразм, папаша.  — Сказал второй помоложе.
        — Вот опять!  — Старый солдат посмотрел на полупустую глиняную чашку с водой. Вода в чашке еле заметно содрогнулась.  — Что-то здесь нечисто.  — Задумчиво сказал он.
        — Может быть колдовство какое?  — Второй тоже заметил, круги на воде, которые появлялись все чаше и сильнее.
        — Надо голубя в Дублас отправить.  — Старый солдат пошел к лестнице на третий этаж.
        — Подожди!  — Окрикнул его напарник.  — Может это только мы землетрясение чувствуем, а они ничего не чувствуют. Сделают выговор.
        — Нам выговора бояться нечего. Мы записочку прикрепим…
        — Видишь ли. Я забыл покормить голубей и они подохли…  — Сознался напарник.
        — Что!  — Взбесился старик.  — Ты идиот!  — Схватил он своего подчиненного за воротник.  — А если на город нападут. Так мы голубя выслать успеем, и они начнут подготовку к обороне.
        Земля уже содрогалась каждую секунду и где-то вдалеке слышались тяжелые шаги гиганта.
        — Город то оборонят, а мы то все равно погибнем…
        Старик уже отпустил своего напарника и подбежал к окну, смотрящему на запад. Вдалеке за полем, он увидел огромного металлического дракона, который шел по земле поочередно переставляя свои гигантские ноги.
        Все тело этого механического чудовища было покрыто листами серого металла. Его голова на длинно шее, вздымалась высоко над туловищем. Некоторые части тела машины не имели закрывавшей брони и под металлически каркасом были видны работающие механизмы. Из тела дракона торчали стволы пушек, огнеметов и механических арбалетов. За ним ехали гусеничные машины горовиков, на крышах которых с пушками и арбалетами сидели воины гор. Пешие легионы были видны вдалеке серыми полосами.
        — Проклятье! Нам конец!  — Сказал командир башни, смотря в окно.
        Яркое полуденное солнце нагревало воздух. Ветра не было и было душно. Это приносила немного неудобств экипажу дракона. Горовик сидящий на крыше кабины на голове дракона, вытерев тряпкой пот с лица, посмотрел в оптический прицел пушки, закрепленной рядом ним. Улыбнувшись, он прицелился. Прогремел выстрел. И через пару секунд башню разнесло взрывом и ее остатки обрушились.
        Горовик, наблюдавший это событие через прицел, довольно улыбнулся. На холме, где стояла башня, теперь дымились ее обломки. Дракон, сотрясая землю своими тяжелыми ногами, прошел мимо. И никто не заметил двух убегающих солдат, которые покинули свой пост, так и не предупредив город.

        — Сегодня академия не работает!  — Утвердительно сказал Фойдор, совсем недавно проснувшийся, когда увидел Янта отдыхающего в гостиной.
        — А больше меня не будет волновать работает эта академия или нет!  — Довольно сказал юноша протягивая старику красную книжечку. Радость от того, что ходить туда больше не понадобиться заполняла Янта.
        — Что это?  — Удивился белый маг.
        — Диплом, об окончании Академии Высшей Магии Акэндхэма.  — С гордостью сказал молодой маг откинув голову на спинку кресла.
        — Что!  — Удивленно вскрикнул старик.
        Янт с довольной улыбкой посмотрел на своего деда.
        Старик хотел сесть в соседнее кресло, но вспомнив, что в эти кресла лучше не садиться, он открыл красную книжечку и посмотрел, что там было написано.
        — Кстати, иллюзия разрушилась!  — Заметил Фойдор небрежно бросив книжку Янту.  — Их дипломы остались таким же мусором как и раньше.
        — Илэн покидает Акэндхэм.  — Вздохнул юноша.
        — И правильно делает!  — Старик стал искать где сесть и нашел табуретку, которая стояла в углу. Предварительно проверив ее на прочность, он сел.  — И что ему здесь делать? Ведь он фактически герой прошлого, уничтоживший империю Акар восемьсот лет назад. Наверняка у него есть дела поважнее пребывания в городе.
        — Ты имеешь ввиду Вэллисэ?  — Переспросил, сбитый с толку, Янт. Будучи образованным, он знал некоторые исторические подробности, про великую войну.  — Тем более совсем недавно Илэн сделал ему ракурс в историю Оги.
        — Он и есть Вэллисэ.  — Придав своему голосу важность, сказал Фойдор.
        — Не может быть.  — Этот факт буквально поразил юного мага, заставив его в одно мгновение забыть об радости в честь досрочного окончания академии. Поняв, что он общался чуть ли не с богом, юноша мысленно начал гордится этим фактом.  — Что ты мне раньше не сказал? И откуда ты узнал об этом?
        — Забыл.  — Ответил старик, ощущая удовольствие от того, что смог поразить своего внука, еще более чем его поразил диплом. Сделав вид, будто знает тысячи подобных фактов, он продолжил говорить.  — Да и ты не спрашивал. Возможно, нашему миру угрожает опасность…
        — Ты меня не перестаешь удивлять!  — Янт поднялся с кресла, и хотел пойди обдумать сказанное стариком у себя в комнате. Его спокойный отдых был полностью разрушен. Он волновался и трепетал.
        — Подожди!  — Остановил его Фойдор.  — Я еще не закончил.  — Вздохнув он встал с табуретки и сел на освобожденное Янтом кресло.  — Вот это кресло точно не развалиться!  — Хлопнув он ладонью по подлокотнику, и у кресла сломалась передняя правая ножка. Вместе со стариком оно упало на бок.  — Проклятье!
        На удивление Янту Фойдор очень прытко встал, отряхнул хламиду от налипшей с пола грязи.
        — Надо выкинуть весь этот мусор!  — Недовольно буркнул он. Затем что-то вспомнив, продолжил.  — Что теперь нам делать с академией! Как же мой план возмездия! Я хотел разузнать там все и как. А теперь, ты говоришь, что уже окончил ее!
        — Но я на самом деле уже окончил ее!  — Твердо сказал Янт, вспоминая свои разговоры с Вэллисэ.
        — А ты подумал, прежде чем оканчивать академию обо мне, и о тех кто стал жертвами ее козней!? О том, что я должен проучит тех, кто вышвырнул меня оттуда восемьдесят лет тому назад!  — Стал причитать старик.  — Еще, и эта проклятая мебель!  — После этих слов поломанное кресло превратилось в гору трухи.
        — Ты лучше скажи, где все?  — Обратился к нему юноша, вспомнив об окружающих. Решив никому не говорить о том, что он общался с самим Вэллисэ, Янт попытался переключится на других.
        — Кто это — все?
        — Триана, Дор, папаша в конце концов.
        Входная дверь открылась и холл вошел отец Янта, поразивший своего сына новой одеждой.
        — Обо мне вспоминали?  — Улыбнулся он.
        — Ты странно выглядишь.  — Заметил юноша, его зеленый камзол и черные штаны.  — Сколько у тебя одежды?
        — Это для того что бы привлекать на улице меньше внимания!  — Сказал Эдэлин, проигнорировав вопрос сына. Его взгляд упал на то место, где только что стояло кресло.  — А что это за труха?
        — Это кресло!  — Коротко ответил старик.
        — Ты так еще больше внимания привлекаешь.  — Еще раз внимательно рассмотрел отца юный маг.
        — Это еще почему?  — Удивился полуэльф, пиная носком своего сапога подлокотник кресла, который от него остался.  — А что случилось с креслом?  — Непонимающе посмотрел он на отца.
        — Я его трансформировал.  — Саркастически ответил Фойдор.
        — Взять твои сапоги с голенищами до колен.  — Стал объяснять отцу Янт.  — В таких ходят либо путешественники, либо разбойники.
        — Неужели твой отец похож на разбойника?  — Возмутился Эдэлин, подходя к лестнице. А затем обратился к отцу.  — Трансформируй его назад.
        — А чего так рано?  — Спросил его Фойдор, прежде чем полуэльф успел подняться по лестнице.
        — Сегодня театр не работает.  — Крикнул он сверху.
        — Трансформирую обратно!  — Буркнул под нос Фойдор.  — Идиот…
        — Я же забыл ему сказать, что окончил академию!  — Опомнился Янт.
        — Иди похвастайся перед папашей, он то ее точно за два дня не окончит.  — Рассмеялся белый маг, бывший не в настроении.
        Бегом Янт поднялся по лестнице, и вылетел в узкий коридор. Протертые половицы, покрашенные когда-то в коричневый цвет, скрипели под его ногами. Эдэлин входя в свою комнату увидел своего сына.
        — А, входи.  — Махнул он рукой.
        Комната Эдэлина Тэн-Андэра была большой спальней с стоящей в центре двуспальной кроватью окруженной прозрачным балдахином. На полу комнаты был большой ковер, с непонятным зелено-желтым узором. Ковер был немного истоптан, и судя по всему, лежал здесь уже давно. У стены стояло четыре шкафа, напротив их письменный стол, заваленный исписанными бумагами. Рядом с ним стояли два зеленых кресла, куда по приличней тех, что были в холле. В углу был круглый столик с вазой в где красовались сушеные цветы. У самой двери возвышалась вешалка. На ней висела знатная белая шляпа с широкими полями.
        — Ты хотел мне что-то сказать!  — Эдэлин прошел к письменному столу, и выдвинул из-под него стул, и сел на него, спиной к окну.
        — Да.  — Сказал Янт, как можно равнодушней.  — Я окончил магическую академию с отличием!  — Он показал отцу красную книжечку, которую все время держал в руках.
        — Это надо отметить!  — Обрадовался полуэльф.  — Не каждый день ты оканчиваешь магические академии.
        — И слава богам!  — Воскликнул Янт, представив что было бы если бы он оканчивал ее каждый день.  — Ты думаешь, просто в эту академию было добираться? Сколько временных и денежных расходов! И ради чего? Ради какой-то глупости старика!
        — Так что ты думаешь, насчет праздника?  — Повторил свое предложение Эдэлин.
        — Конечно, праздник это хорошо.  — Согласился юный маг.  — Но это событие не настолько важное что бы его отмечать. Позавчера я туда поступил, сегодня окончил. Вот и вся академия! Хотя праздновать я люблю!
        — Как хочешь. А где Дор?
        — Не знаю я где этот горовик. Я что слежу за ним?  — Сказав это Янт покинул комнату отца.
        Юноша спустился по лестнице и вышел на задний двор, который он не посещал с момента разгрузки фургона. Здесь было на удивление чисто. Высокая трава, заполняла все пространство своими зелеными стеблями. Ее никто не косил, и она никому не мешала.
        Янт миновал засохшее дерево и подошел к старой стене с потрескавшийся кладкой. Над ней возвышалась двухскатная крыша соседнего дома, мрачного, несмотря на яркий солнечный день, и голубое небо, на фоне которого он красовался.
        «Сколько я еще пробуду в этом городе?  — Спросил сам себя юный маг, посмотрев на небо, сияющее своей безмятежной голубизной.  — Месяц? Год? А может подольше? Что произойдет, когда горовики атакуют?»
        Он опять вспомнил про Илэна Кенеро, и обрадовался, тому что имел возможность познакомиться с этим великим деятелем.
        — А вот ты где?  — Услышал он голос деда за своей спиной. Старик не разбирая дроги подошел к нему через траву.  — Знаешь, я даже буду тобой гордиться!  — Похлопал он внука по плечу.  — Ты окончил эту академию за три дня! Это рекорд! Я думаю, никто не оканчивал Акэндхэмскую Академию Высшей магии за столь короткий срок.  — Старик рассмеялся.  — Но ты не думай, что я отступлюсь от своих планов! Теперь ты туда устроишься преподавателем!
        — Только не это!  — Воскликнул юноша, которого напугала зловещая улыбка так и играющая у старика на лице.
        — Ты знаешь как в твои годы, я хотел получить эту чертову книжицу.  — Стал вспоминать Фойдор, подкрепляя каждое свое слово жестом.  — А ты ее получил за два дня! Это прогресс!
        — Ну это заслуга Илэна.  — Стал отнекиваться Янт.  — Не моя.
        — Знаешь, то что Илэн поступил в эту академию, меня очень удивило!  — Стал рассуждать старик.  — Это равносильно тому, что бы туда пришел поступать какой-нибудь архимаг.
        — Да странно…
        — Подумай над предложением поступить в академию преподавателем.  — Улыбнулся старик, и пошел к двери, ведущей в дом.
        Янт Удвинг обошел дом у конюшни, и вышел к забору. Там он увидел, как по улице шли Триана и Дор. Горовик что-то говорил девушке, и нес под мышкой большой ящик с продуктами, купленными ими на рынке. Спрятавшись за кустом молодой маг подождал, пока они войдут в дом, а затем пошел к парадной двери.
        — Что за ерунда такая!  — Услышал он из-за двери громкий голос горовика.  — Оно же утром нормально было.
        — Странно все это.  — Затем добавила Триана, испугавшись того что произошло с креслом.
        — Привет!  — Вошел в парадную дверь юноша, и чуть не столкнулся с Дором.
        Горовик стоял и ошарашено смотрел на кресло. А точнее объект, который раньше им был. Сейчас же это было кресло, сделанное из трухи, спрессованной по его старой форме.
        До Янта сразу же дошло, что сей предмет был продуктом творчество его деда. Дедуля решил поиздеваться над сыном.
        — Это больше не кресло!  — С серьезным видом сказал Янт.
        Заметив его Триана сильно удивилась, не найдя черного протеза вместо руки.
        — Это продукт магической компрессии!  — Сказал он с еще более серьезным видом.  — Магическая энергия была извлечена из кресла вместе, с внутренней энергией предмета, что привело к его резкому старению и деформации.
        Как и ожидал юноша горовик ничего не понял из сказанного. И слова лишь запутали его.
        — Но зачем это делали?  — Дору было нисколько ни жаль уничтоженного кресла, его все это просто удивляло.
        — В кресле был заключен демон!  — Послышался зловещий голос старика, вышедшего из столовой.  — Мне пришлось принять крайние меры чтобы уничтожить это чудовище!  — Совершенно серьезно сказал Фойдор, надеясь, что впредь горовик не будет таскать в дом всякий мусор.
        — Надо же!  — Искренне удивился Дор.  — Я столько раз на нем сидел, и никогда не догадывался что в нем находился демон. Кресло было таким мягким…
        — Как все запущено!  — Грустно сказал Янт, стараясь не рассмеяться.
        — Видишь, что бывает если тащить со свалки всякую ерунду!  — Сказал Фойдор по грозя пальцем.  — Вещи могут быть одержимы духами
        — А что с твоим глазом и рукой.  — Наконец-то решилась спросить у Янта девушка.
        — А так ничего!  — Усмехнулся Янт, пытаясь придумать логическое объяснение. Затем сказал первое что пришло ему в голову.  — Сегодня я встретился с одним магом, который мне наконец-то восстановили глаз и руку. Он уже давно приготовил их для меня.  — Рассмеялся Янт.  — И кстати, сегодня я закончил Академию Высшей Магии Акэндхэма!
        — Ничего себе!  — Воскликнула девушка, удивленная еще больше.  — Ты уже не один год здесь живешь?
        — Нет!  — Серьезно сказал Янт, гордясь фактом окончании академии.  — Я только позавчера поступил туда. А сегодня уже окончил. Эта академия для дураков. А сейчас я хочу отдохнуть, поскольку рано встал и что бы пойти в эту дурацкую академию.
        Он пошел к лестнице и не спеша поднялся по ней.
        Ближе к вечеру вернулась Альтира. Именно в это время, Янт уже хорошо отдохнул и ничего не делал. Он ходил по бывшему борделю и рассматривал пустующие комнаты. Так же смотрел и туннель, проделанный горовиком в городскую канализацию. Несмотря на жуткую вонь, которая повалила оттуда, когда Дор открыл люк, юноша заставил себя посмотреть туда. И удивился титанической работе проделанной горовиком. На что горовик, сказал, что осталось только затащить туда лодку.
        Изучив здание бывшего борделя, Янт даже побродил по улице, смотря на прохожих и алкоголиков, устремленных к трактиру, где раньше жил Илэн. Затем он так и не найдя занятия, решил найти своего деда.
        Фойдор был в столовой и читал какую-то книгу.
        — Что читаешь?  — Спросил его юноша.
        — Так роман, у твоего отца нашел.  — Отложил он книгу.  — Даже таким дуракам как он не чуждо понятие книги.
        — Не надо называть его дураком, он все же мой отец!  — Возмутился юный маг.
        — Я здесь самый старший, и мне виднее, кто дурак, а кто нет! Твой отец, он дурак, потому, что он пишет низкопробные сценарии и ставит их в театре. Эти сценарии настолько низкопробны что я бы их даже не стал читать, а не только смотреть. Единственное что радует, так это то, что он получает за это деньги.
        — Может быть если бы он писал что-нибудь красивое и возвышенное, он бы не получал этих денег…
        — Вот видишь в чем дело!  — Повысил голос старик.  — Твой отец должен был стать магом, тогда бы ему было бы наплевать на то, что то что он придумывает не пользуется никакой популярностью. Он бы был магом делал бы что хотел, и имел заработок, поскольку бы владел силами недоступными обычному человеку. Он бы мог даже не иметь заработка, и это не мешало ему создавать не востребованное обществом. Будучи магом, он бы мог играть вне правил общества Акоса, а так он всего лишь часть этого бесполезного механизма.
        В этот момент в помещение вошла Альтира. Девушка была порядком уставшей.
        — О, наконец-то приехала!  — Обрадовался Фойдор.  — Надо сказать, уже соскучился без твоего общества.
        — Рад тебя видеть!  — Поприветствовал девушку Янт, встав со стула для этой цели.
        — Взаимно!  — Ответила девушка, осмотрев столовую.  — А где все остальные?
        — Эдэлин, должен быть где-то наверху. Дор в канализации.  — Ответил белый маг.
        В столовую забежал пушистый дымчатый кот.
        — А кот чей?  — Удивилась Альтира, вспоминая, что никаких котов здесь доселе не жило.
        — Это Морфус — кот Трианы.  — Пояснил Янт. Зверь запрыгнув на его стул, и стал важно вылизываться.
        — Трианы?  — Переспросила полуэльфийка ничего не понимающая.
        — Триана — это девушка, которую спас Янт во время побоища в центре.  — Пояснил старик, так как будто это он ее спас.
        — Я слышала об этом немного.  — Альтира села рядом со стариком.  — Вы могли бы мне рассказать что там случилось.
        — Я об этом знаю только что, погибших больше десяти тысяч. Янт там был в самом центре в академии и все видел, потом еще во время погромов он шел по улицам к дому, и вступал в противоборство с мародерами.
        — Ну не надо преувеличивать мои действия!  — Стал скромничать Янт, когда Альтира восторженно посмотрела на него.
        — Лучше расскажи что произошло!  — Важно сказал старик, сложив руки на груди.
        — А произошло вот что!  — Сказал юный маг и пустился в описание событий в центра города.

        На восточной окраине Акэндхэма среди маленьких грубых домов, шел Илэн. Он величественно и одиноко шел по улице. Прохожие сторонились его, освобождая путь. Солнце уже закатилось, и город начинал погружаться в сумерки. Одиноко идя по дороге, тэнге смотрел вдаль своими серебристыми глазами. Туда, где за океаном Бурь располагалась империя Акара, со своими темными башнями и серыми землями, и бесконечными лесами, где гибнет любой зверь.

        Стояла темная звездная ночь. Крякинг сиял тысячами огней своих фонарей и горящих окон. На юге этого города, располагалась большая морская крепость, с пристанями, где раньше стояли военные корабли, но сейчас лишь небольшие суда, не носившие столь гордого названия. Будучи единственным крупным приморским городом Акоса — Крякинг притягивал к себе всех мелких торговцев, перевозивших свои товары на кораблях. Почти полностью деревянный, этот город неоднократно перестраивался за всю историю существования Акоса, после того как его сжирал очередной пожар.
        Где-то над крепостью высоко в воздухе парил небольшой корабль Дугских гор. Весь экипаж состоящий из трех горовиков стоял на маленькой верхней палубе, и ждал распоряжения капитана.
        — Мы над крепостью!  — Сказал капитан, отрывая глаза от окуляров, вмонтированных в тумбу руля. Посмотрев на черное звездное небо, вздохнул и приказал.  — Сбрасывайте!
        — Будет сделано!  — Второй горовик, подошел к рулю и повернул рычаг. В дне воздушного корабля открылся люк и оттуда выпал бочонок с демоническим огнем.
        Он долго летел вниз кувыркаясь в воздухе, пока не упал на главное здание крепости, отличавшееся от всех остальных своей высотой и размерами.
        Произошел небольшой взрыв, и главное здание покрыл слой пламени. Из черного куба с несколькими огнями. Крепость превратилось в пылающий факел, который был виден на всю округу.
        — Началось!  — Зловеще проговорил капитан смотря на море огня под кораблем…

        В это же время в другой части Акоса, на востоке Хогоса, похожие события развивались в старом замке. Солдаты, стоящие на башне, заметили небольшой кораблик. Он быстро приближался к замку на всех парусах, которые развевались на его мачтах.
        На его палубе стояло около десятка горовиков, и одна пушка. Дозорные поняли что на замок нападают, только тогда, когда из жерла пушки вылетел огонь и основание башни разлетелось, подняв тучу пыли. Башня наклонилась и рухнула. Со стен замка в корабль полетели болты и стрелы, но он был слишком далеко, и стрелы не долетали. Тем не менее, горовики продолжили обстреливать замок. Их корабль стал летать кругами постепенно обстреливая все новые и новые постройки.
        Горовики ничего не делавшие молча стояли на палубе, и громко кричали боевой клич, когда та или иная постройка разрушалась.
        Через час от замка остались лишь дымящиеся руины.
        В Дубласе сегодня был фестиваль по поводу дня города. Ввиду плохих средств сообщений о вчерашней смерти короля в Акэндхэме еще никто не знал. Несмотря на наступившую ночь, праздник только разгорался. Люди ходили по улицам, пили дешевое вино, веселились. Повсюду висели факелы, разноцветные флажки, и пелись песни. Пьяные горожане танцевали. Во всем городе была атмосфера веселья и беззаботности. Никто не знал, что армии горовиков Дугских гор уже перешли границу, и надвигались к городу.
        Как самый крайний западный город Акоса, Дублас имел стену, которая была построена еще до разделения империи. В западной части города стражники, стоящие на городской стене, почувствовали вздрагивание земли. Оно было еле заметно и солдаты не обратили на это никакого внимания. Паника началось только тогда, когда взрывом разнесло часть стены.
        Из-за некоторой проволочки с выдвижением легионов, горовики решили напасть на город ночью, дабы застать людей врасплох.
        В центральных районах города, услышав раскаты взрыва, люди подумали, что это фейерверк, или часть представления, устроенного для них городскими властями и продолжили свое веселье.
        В районе взрыва, все собирались смотреть на пылающие остатки, когда прогремело еще два взрыва в других частях городской стены. Во все стороны полетели осколки битого кирпича и поднялись облака пыли. Толпы пришли в панику, они побежали на восток в направлении центрального района, не обращая внимание на вздрагивание земли.
        Из-за темноты они не могли четко видеть големного дракона, который вошел в город через взорванные участки стены, но они видели нечто огромное и массивное, что шло через город. Это привело толпы в ужас, они побежали на восток, сметая все на своем пути.
        Толпа превратилась в потоки бегущих людей, в городе то и дело гремели взрывы от взрываемых горовиками сооружений. Драконий голем проходя через город давил и разрушал дома. Повсюду слышался плачь и крики. Над Дубласом стали подниматься столбы дыма. Все куда-то бежали, но кто-то предпочел бегству спрятаться в укромном месте.
        Основные армии горовиков шли мимо Дубласа, не останавливаясь ни в городах, ни в деревнях, големный дракон сделал крюк дабы захватить город. Замок принадлежащий правителю Дубласа где находились основные армии был довольно далеко от города и был относительно слаб, по этому горовики решили оставить его на потом.
        Где-то за городом шагали пять механических пилотируемых големов, которые продвигались в передовых рядах армии Дугских гор вместе с машинами горовиков.
        Над Дубласом никем не замеченный летел корабль — Тарпендор — основная ударная мощь Дугских гор. Длинный стальной крейсер из светло серого металла, бесшумно парил над городом. Его длинный и толстый корпус с плоским дном был похож на толстую сигару. Поднимаемый в воздух благодаря силе магических кристаллов крейсер медленно двигался вперед.
        На задней надстройке стоял король Дугских гор — Тугондэр и смотрел на горящие здания. Он внимательно следил как продвигается драконий голем, как разрушаются здания на его пути, и что остается после него. Увиденная им картина радовала его. Иногда он просто рассматривал горящие здания и бегущих людей. Разрушаемый город, лежащий под ним, сиял всеми своими многочисленными огнями, и пожарами. Это не могло не радовать короля, столь долго ждавшего войны.
        — Я сожму эти четыре королевства в стальной кулак!  — Говорил Тугондэр смотря через подзорную трубу на горящий город.
        Звезды ярко мерцали на безоблачном черном небе, не замечая ничего, что происходило внизу.
        Так для королевства Акос закончился день — первое июня.

        Глава 8

        Следующим утром Янт долго лежал в кровати. Он размышлял, о том, чем же он будет заниматься в Акэндхэме. Раньше юноша думал, что будет ходить в академию, но теперь ходить туда не было никакой необходимости. Ему вспомнилось, что дед хотел его втиснуть в преподавательский состав, но преподавать Янту было не очень интересно, поскольку он нисколько не знал той программы, которую изучали в академии, а то что он знал об этой программе только отталкивало его. Но молодой маг не думал, что Фойдор будет заниматься такой ерундой, теперь, когда началась война.
        Когда юноша встал было уже около полудня. После долгого лежания на кровати Янт был немного заторможенным, но затем быстро пришел в себя. Все жильцы, включая Дора и Эдэлина, собрались в комнате, где белый маг оборудовал свою приемную. Поэтому юный маг позавтракал в совершенном одиночестве.
        Поднимаясь на второй этаж он услышал звучный голос своего деда, рассказывавший одно из своих многочисленных приключений, происшедших с ним после того как он бежал из Багада в и начал свой бизнес в Акэндхэме вместе с Рутором.
        — … и таким образом я не только избежал грабителей, но и стражи!  — С гордостью сказал старик, когда Янт вошел к нему.
        В чистой комнате было светло. В центре стоял письменный стол. За ним, собственно, и сидел старик. С левого бока был диван, где расположились две девушки. Эдэлин развалился в кресле по правую сторону старика. Дор сидел на скамейке у двери.
        — Вижу, вспоминаешь свою молодость?  — Рассмеялся Янт.
        — Моя молодость все еще продолжается!  — Улыбнулся Фойдор.  — Девяносто девять лет — это же детство…
        — Не надо так говорить.  — Вмешался Эдэлин.  — Детство и первая сотня понятия немного разные.
        — Не буду мешать вашей милой беседе!  — Юноша пошел к двери.
        — Здесь есть еще одно свободное место.  — Сказал Альтира, предлагая сесть рядом на диване.
        — Увы.  — Отмахнулся Янт.  — Я не по одному разу слышал биографию своего деда. Пойду лучше займусь делом.  — Хотя никакого особенного дела у юноши не было.
        Сказав это Янт вышел из комнаты, и медленно идя по коридору к себе стал размышлять, а чем же ему на самом деле заняться, но занятие в голову так и не приходило. Где лежат книги юноша не знал, а возвращаться к Фойдору и спрашивать это у него ему не хотелось. Тем более старик был сильно увлечен рассказом о своем прошлом, и о том что он вытворял в Акэндхэме.
        В поисках занятия юноша пошел на первый этаж, и вышел на передний двор.
        По улице шли прохожие, говоря о чем-то маловажном и далеком от юного мага. Все лорды Акоса, реформы, правление принца, смерть короля — нисколько не интересовали его. Единственное кто более-менее интересовал Янта, это капитан Красная борода. Но те слухи, которые доносились до ушей юноши выглядели слишком невежественными и надуманными, и не внушали доверия.
        Все куда-то шли, и о чем-то говорили. Столпившиеся вдалеке у трактира мужики были навеселе. Их громкие голоса и смех разносились по улице. Ржание лошадей, скрип повозок, катившихся по неровной брусчатке, наполняли дороги Акэндхэма жизнью. Аромат конского навоза, расталкиваемого по мостовой, заглушал все остальные запахи, царившие до него на дорогах.
        В эту минуту юноша ясно почувствовал свою отчужденность, весь город был далек от него. Что в деревне, что в большом городе, он был один. От людей ходивших вокруг сквозило пустотой и холодом. Пустые лица прохожих, были наполнены безразличием ко всему окружающему. Их мелкие интересы начинались в пивной, и заканчивались в игорном доме. Созерцание их быстро надоело Янту, и он уже хотел было вернуться назад в дом, как увидел странную фигуру в черном плаще. За спиной несшую небольшую торбу лук и колчан.
        «Эльф!» — Сразу подумалось Янту.
        Ко всему его удивлению этот странный человек с черными прямыми волосами, выглядывающими из-под капюшона, показавшийся юноше эльфом, зашел к ним в калитку.
        — Это дом Эдэлина Удвинга?  — Спросил незнакомец, на самом деле оказавшийся эльфом.
        — Да.  — Нерешительно осветил Янт, испуганный столь необычным поворотом событий.
        — Ты Янт Удвинг?
        — Да.  — Коротко ответил юноша.
        — Твой дед сейчас здесь?  — Задал третий вопрос эльф.
        — С кем имею честь говорить?  — Решился спросить эльфа юноша, никогда не видевший до этого своего собеседника.
        — Тироль. Друг твоего деда.  — Быстро проговорил Тироль.  — У меня к нему срочное дело!
        — Фойдор наверху!  — Указал юноша взглядом, на окно на втором этаже.
        — Пошли, тебе это тоже будет интересно.  — Проговорил эльф, быстро зайдя в холл. Так же стремительно и бесшумно он поднялся по лестнице. Янт с трудом успевал угнаться за ним.
        Легонько постучав в нужную дверь, мгновенно им найденную, эльф не дожидаясь ответа вошел туда. Увидев Фойдора сидящим за столом, он сразу перешел к делу.
        — Я связывался с Иоро.  — Быстро сказал Тироль, не обращая внимание на удивленных людей.  — Вчера ночью горовики Дугских гор уничтожили три основные крепости Акоса. Дублас и Крякинг лежат в руинах. А сегодня вечером такая же участь может последовать и Акэндхэм.
        — Ничего себе!  — Удивился Эдэлин, вскакивая с кресла. Это известие его шокировало.  — Нужно бежать!  — Закричал он, поняв что произошло.
        — Именно это я и хотел предложить!  — Повернулся к нему Тироль.  — Только немного в другом аспекте. Кстати, принц вместе с казной и правительством уже покинули Акэндхэм и направляются в Рикор.
        — Я пошел собирать вещи!  — Взволнованный полуэльф побежал к двери, но окрик Фойдора остановил его.
        — Подожди, не спеши!  — Властно сказал белый маг.
        — Как можно не спешить!  — Стал кричать Эдэлин.  — Нам всем конец!
        — Это конец!  — Встав, сказал Дор.  — Я со своими общаюсь. Они говорили, что мощности у них такие есть, что город большой за час в руины превратят.
        — Дело не в том, что я предлагаю просто бежать!  — Повысил голос Тироль, пытаясь привлечь к себе внимание.  — Я предлагаю отправиться в на север, на замерзший континент. В одну из заброшенных крепостей воздушных пиратов. А точнее на пустой корабль, который находиться рядом с ней.
        Ледяной континент Корос располагался на севере Оги. Его огромные ледяные пространства поражали воображение, южных жителей никогда не видевших его. На его просторах обитало много магических существ и растений. Устойчивые к вечной мерзлоте, они спокойно существовали там, где обычные животные и растения мгновенно замерзали, и тонули в толстых слоях покрывающего их льда.
        — И каким образом мы попадем на Корос?  — Рассмеялся Эдэлин, думая что эльф шутит.  — Это тысячи лиг пути на север.
        — Телепортация!  — Коротко разъяснил Тироль.
        — А что такое телепортация?  — Недоумевающе спросила Триана, совершенно не сведущая в магии, но на ее вопрос никто не обратил внимания.
        — Экспедиция на заброшенное судно?  — Задумался Янт.  — Это интересно. И это куда лучше, чем сидеть здесь, в Акэндхэме.
        — Не просто экспедиция на заброшенное воздушное судно.  — Загадочно проговорил Тироль.  — Экспедиция на заброшенное воздушное судно, трюм которого полон золотом.
        — Это уже гораздо интересней!  — Успокоился Эдэлин услышав, что ему сулят большие богатсва.  — Много золото — это хорошо.
        — Я полагаю, что раз такое судно с золотом заброшено, значит существует какая-то опасность там появляться?  — Предположил Янт. Юношу сразу же заинтересовала идея поданная высшим эльфом.
        — Правильно.  — Поддержал его высший эльф.  — Именно поэтому я и не пошел туда в одиночестве. Там множество ледяных тролей и ледяные драконы. Причем надо поднять примерзший к земле воздушный корабль и долететь на нем до Акиота.
        — А мы там не замерзнем?  — Испугалась Альтира.
        — Не думаю.  — Ответил ей юноша.
        — И давно корабль там лежит.  — Поинтересовался Фойдор, до этого только внимательно слушавший своего друга.
        — Чуть больше трех месяцев.  — Ответил Тироль. Он поднял открытую ладонь вверх из нее полился свет, затем над ладонью появился маленький кораблик, около трех футов длинной. Он стоял на холме, и был покрыт слоем льда. Все паруса были подняты и спрятаны в специальные металлических кожухах. Повисев в воздухе около минуты, фантом корабля исчез.
        — Ничего себе!  — Восторженно вскрикнула Триана.
        — Но откуда ты узнал о нем.  — Спросил белый маг, кряхтя поднявшись со стула.
        — Однажды посещая храм мира в Иоро, я увидел в одном из зеркал, людей идущих с сундуками к кораблю. Они уже не первый раз ходили в заброшенную пиратскую твердыню и переносили на корабль золото.  — Стал рассказывать эльф.  — Это я установил потом. Благодаря провидению, мне удалось увидеть прошлое. После второго раза они не оставили караульных на корабле, и все пошли в заброшенную крепость за сокровищами, когда они возвращались в четвертый раз, то оказалась, что за время проведенное в крепости, к ним подошла армада ледяных тролей. Если бы это были тролли, то все было бы хорошо. Когда искатели сокровищ, попытались прорваться к кораблю, а корабль был очень хороший для столь малого экипажа.  — Сделал отступление от темы Тироль.  — Почти триста футов длинны, построенный в Империи Синоха. И где они только такой взяли? Так вот когда они были совсем близко от корабля, прилетел ледяной дракон. У них был маг, и они с трудом его уничтожили. К этому времени в живых осталось только четыре человека. И все было бы хорошо, если бы это был один ледяной дракон, но их была целая стая. И маг умер последним.
        — А почему ты думаешь, что мы не умрем?  — Недовольно спросил Эдэлин, которому эта история не очень понравилась.
        — Видишь ли.  — Сделал глубокий вдох высший эльф.  — Это было три месяца назад. Драконы уже давно улетели. Троли ушли. Во-вторых я собираюсь телепортироваться внутрь корабля, и управляя изнутри мы его разогреем и подымим в воздух, а там долетим до Акиота.
        — А если в воздухе нападут драконы?  — Спросил белый маг.
        — На корабле должна быть небольшая пушка. И магия нам поможет.
        — Разумно!  — Согласился Фойдор.  — Я обеими руками за. В конце концов, давно я так не веселился, черт возьми. Десять лет в деревне сидел! И когда отчаливаем?
        — Сегодня вечером.  — Улыбнулся Тироль.  — Я уже полностью все просчитал, заклятие переместит нас ровно в центр корабля. Мы создадим портал.
        — Что ты старик решаешь за всех!  — Набросился на отца полуэльф.  — Тебе своей жизни не жалко, не подумав ничего, ты уже бежишь черт знает куда!
        — Объявляю сборы начатыми!  — Громко поговорил Фойдор, не обращая внимания на крики сына.  — Все кто хочет поучаствовать в экспедиции, предлагаю начать подготовку прямо сейчас. А ты Эдэлин если хочешь оставаться оставайся. Вполне возможно горовики и не сожгут Акэндхэм.  — Фойдор замолчал, а затем вздохнул.  — Жаль я не осуществил план возмездия академии… Столько к нему готовился, а все прахом… Я надеялся, что ректор заплатит за эту несправедливость…
        — Очнись папаша!  — Рассмеялся Эдэлин Тэн-Андэр.  — Твой ректор еще двадцать лет назад в ящик сыграл. Не все маги столько живут как ты.
        — Как сыграл?  — Это известие поразило белого мага как молния, ведь старый ректор по-прежнему был жив в его воображении.
        — Так и сыграл.  — Продолжил хохотать полуэльф, которого рассмешил этот факт.  — Давно там был банкет, где что-то отмечали все преподаватели академии. Так вот, все маги порядком напились и началась драка. Естественно не без использования магии. Тогда и погибла половина преподавательского состава включая ректора. Там даже пожар был…
        — Выходит они все мертвы!  — Воскликнул Фойдор, на глазах его проступили слезы.  — А я то думал, что они живы!
        — Пока ты собирался их проучить, твои враги отомстили сами себе.  — Сказал ему Тироль.
        — Это когда же было?  — Спросил старик.
        — В то время, когда ты носился по городам четырех государств.  — Ответил Эдэлин.
        — Как же я мог в свое время, пропустить такую новость!  — На сей раз белый маг стал смеяться.  — Они уже давно мертвы! Ладно, к черту эту академию. Давно пора ее забыть. Тем более, сейчас не до нее вовсе.  — С этими словами он вышел из комнаты. Тироль проследовал за ним.
        — И что теперь?  — Спросила Триана Альтиру, ничего не понимая.
        — Мы покинем Акэндхэм.  — Улыбнулась та.  — Ужасный город!
        — Я обязательно полечу!  — Настроение Дора, очень быстро стало повышаться.
        — Куда?  — Спросил его хозяин дома, но горовик проигнорировал вопрос Эдэлина, он был полностью поглощен своими мыслями.
        — Свист стрел и болтов…  — Говорил он.  — Удар топора… Разрубленный враг катиться по земле… Давно забытые чувства…  — Говоря себе это под нос, он покинул приемную Фойдора.
        — Надо признать, что даже в этом случае нападение горовиков сыграло нам на руку.  — Осмелился высказать свое мнение Янт.
        — Моей карьере режиссера конец!  — Завопил на него Эдэлин.  — Это тебе бездельнику и тунеядцу все на руку! Мой театр…  — Он убежал, юный маг тоже поспешил покинуть комнату, поскольку ему очень хотелось поскорее покинуть Акэндхэм — город в котором прошло его детство, полностью им забытое.
        — Покинем Акэндхэм?  — Спросила Альтиру, Триана, входя в курс дела. В ее представлении маги должны были постоянно путешествовать и участвовать в различных событиях.  — Будем жить как маги?
        — Не совсем!  — Рассмеялась полуэльфийка.  — Но станет значительно веселее.

        Весь Акэндхэм, по мере распространения известий о побеге принца и правительства приходил в панику. Также ходили известия о том, что один маг узнал при помощи магического зеркала, о горовиках и их армиях, движущихся к Акэндхэму. Эти известия и стали причины паники и смуты. Люди хватая самое дорогое бежали по улицам на юго-восток, надеясь уйти от грозных завоевателей. Город напоминал огромный развороченный муравейник. Улицы были забиты толпами людей, лихорадочно бегущих из города. Несмотря на то что многие бежали, некоторые самые бедные все же остались, считая что горовиков не стоит бояться. Кто-то же оставался в городе и караулил свое имущество от мародеров. В общем большинство горожан все же остались в городе нежели его покинули. В армиях оставленных на юго-западе города для прикрытия отступления принца, все солдаты боялись столкновения с горовиками, и со страхом ожидали, когда начнется битва.

        В государстве лестный эльфов, располагавшимся на северо-востоке Икандера, называемое Великими лесами, в столице — Оноэ, во дворце состоялся совет. Совет у лесных эльфов был явлением обыкновенным, случавшимся довольно часто, по поводу и без. Совет всегда проводился в овальном зале, созданным специально для этих целей. Зал был отделан в белых тонах, в центре его было большая пустая площадка, в одном из его торцов, за мраморным столом сидел король Великих лесов — Кенэлькон Аленор Лиа-Имерион. Король ничем не отличался от остальных обитателей своей страны, даже напротив, казался усредненным типом эльфа. Но только казался. Напротив Кенэлькона на другом конце зала была стена из магических зеркал. По продолговатым бокам зала, шли белые огромные ступени, на них стояли глубокие кресла, где сидели члены совета, в белых либо зеленых мантиях. У зеркал за небольшим белым столиком сидел придворный маг, который ими собственно и управлял.
        Король посмотрел вперед и задумался. Позади стояли два помощника, ждавшие его указаний. Выйдя из раздумий король обратился к совету.
        — Недавно горовики совершили бесцеремонное нападение на наш корабль!  — Монотонным голосом сказал Кенэлькон.  — Это действие было настолько неожиданным, что экипаж корабля полностью погиб.  — Король замолчал, вспомнив, что эти факты знают уже все советники, и именно они являются причиной совещания, и перешел к следующим речам.  — Я думаю, что вы знаете, что один наш маг все же выжил! Мы его нашли, и именно от него я собираюсь узнать все подробности этого наглого нападения! Покажите мага!  — Приказал король придворному магу, взмахнув левой рукой.
        — Будет сделано ваше величество!  — Придворный маг в зеленой мантии кивнул головой, и произвел несколько пассов руками. Отражение на зеркалах исчезло, в них появился серый движущийся туман, вращающийся в бесконечном водовороте.
        — Давайте поскорее!  — Окрикнул мага Кенэлькон Аленор, после минутного ожидания.
        — Всенепременно, ваше величество!  — Сказал маг, и через несколько секунд туман рассеялся и на ней появился эльфийский маг воздуха. В своей зеленой хламиде он сидел на скамейке в набитом людьми фургоне, который тащило по дороге несколько лошадей.
        — Как случилось нападение?  — Спросил король единственного свидетеля. Но тот ничего не услышал, и продолжил сидеть на скамейке.
        — Почему он не слышит меня?  — Закричал он на придворного мага.
        — Связь, то односторонняя…  — Стал оправдываться тот.
        — Так сделайте двухстороннюю!  — Рявкнул король.  — Я тут по десять раз говорить не буду!
        — Еще минуту!  — Сказал маг.
        Прошло более пяти минут томительного ожидания, во время которого Кенэлькон нервно расчесывал свои белые пряди волос растопыренными пальцами.
        — Готово!  — Сказал маг.  — На зеркале это отразилось тем, что теперь все пассажиры фургона стали смотреть в одну точку, где должен был матерелизоваться магический экран.
        — Что это за ерунда!  — Сказал кто-то в фургоне.
        — Я Ниоэль Тер Вен Сосурэ — маг воздуха.  — Представился эльф королю, сразу понявший что произошло.
        — Что произошло на корабле, который захватили горовики?  — Перешел к делу Аленор.
        — Горовики очень неожиданно напали.
        — Мы этого не ожидали!  — Сказал рядом сидящий человек, который рассказывал что-то своему соседу.
        — Я успел убить только троих, прежде чем они включили гасители магии.
        — Все было совсем не так как об этом говорили…  — Произнес сосед мага.
        — Где ты сейчас?  — Спросил его Кенэлькон.
        — Еду через Империю Кинос к Великим лесам, на маршрутном фургоне.  — Ответил Ниоэль.
        — Я завалил троих!  — Сказал его сосед.
        — Ничего себе, сам эльфийский король!  — Сказал кто-то, заглянув в магический экран.
        — Отлично!  — Сказал Кенэлькон, которому все это уже надоело.  — Ваши сведенья помогли мне принять важное решение! Орден первой степени за храбрость противостояния горовикам вам обеспечен.  — Король махнул рукой, и маг выключил зеркала.  — А теперь.  — Он встал с кресла.  — Я сделал важные выводы!  — Все в зале стали внимательно смотреть на Кенэлькона.  — Если мы и дальше будем продолжать спускать все с рук этим бродатым… Бродатым…  — Кенэлькон не смог подобрать нужного слова.  — Этим… Бродатым горовикам, то все время они будут вытирать об нас ноги. А потом и не только они. Поэтому я сделал важный вывод, мы должны хорошенько вломить этим бродатым варварам.
        — Но горовики сильные и опытные,  — послышался ропот из зала,  — а мы пятьсот лет уже не воюем…
        — Мы уже достаточно смотрели сквозь пальцы на то что они с нами вытворяют. Вчера, они захватили корабль, сегодня ограбят караван, завтра уничтожат наш город. Мы должны показать им что мы не слабее!
        — Но, если план провалится?  — Послышался ропот из конца зала.
        — Надо сделать так, что бы не провалился!  — Выкрикнул король.  — Конечно придется раскошелится… Но это будет того стоить. Все, объявляю совет закрытым!
        На этом совещание было закончено.
        Илэн стоял у заброшенного дома в лесу. Именно сюда должен был прилететь эльфийский кораблик. Когда-то в этом доме жил лесник, но теперь он пустовал, и разрушался.
        Где-то вдалеке слышались крики и шум — это по дороге на юго-восток шли массы людей покидавшие Акэндхэм. День уже близился к вечеру, но звуки на дороге не только не утихали, но наоборот усиливались.
        Илэн прибывал в раздумье, относительно империи Акара и ее нового и старого архимагов. Что они могли сделать было неизвестно, и это больше всего настораживало. Но если же они начнут действовать, то он сразу это почувствует. Именно поэтому Илэн не хотел пользоваться телепортацией, и другими способами быстро попасть в империю Акара. Это было бы слишком заметно. Гораздо лучше было тайно проникнуть туда путая и заметая следы, что бы маги врага ни о чем не догадались. Время позволяло. Спешить куда-либо было опасно, но и промедление могло тоже дорого обойтись.
        Во время великой войны акары возомнили себя всемогущими, а мир побежденным. Они переключились с внешних врагов на внутренних. Соратники стали соперниками, борьба за власть и желание ее разделило их. Разделила и превратила во врагов, во всем этом им помогал Акхе, который поставил цель уничтожить наиболее сильных соперников, которые могли бы занять его место. Тем самым они уничтожили сами себя, и помогли остаткам непокоренных победить в войне.
        Вскоре, невысоко над собой Илэн увидел маленький кораблик. Чары невидимости вокруг него рассеялись, и суденышко опустилось на поляну. Поднявшись на борт корабля по скобам, вбитым в борт, тэнге увидел сидящего на корме эльфа, укутанного в желто-зеленом плащ. Корабль не имел парусов, лишь две мачты с небольшими реями одиноко торчали из его деревянного изящного корпуса.
        Илэн подал эльфу знак, тот прикоснулся к зеленому шару. Корпус корабля вздрогнул, и судно став невидимым начало подниматься вверх.
        Корабль выглядел небольшим и изящным. На верхней палубе лежали веревки и небольшие сундуки. Перед второй мачтой был люк с лестницей, ведущей в трюм. Внутри трюма располагалось несколько небольших кают.
        Тэнге сел рядом с эльфом, молча смотревшим вперед. Судно пролетело сквозь небольшое облако и стало набирать скорость. Под ним пронеслась маленькая деревенька, а затем пошли зеленые, немного кривые, квадраты полей. Ветра не было. Корабль был отгорожен невидимым куполом, защищавшим его от превратностей погоды.
        — Я довезу лишь до границы.  — Шепотом сказал эльф. Один из его длинных белых локонов выпал из-под желто-зеленого капюшона, закрывающего его лицо.
        — Дальше опасно.  — Кивнул Илэн.
        — Империя Акара немного изменилась за последние семьсот лет твоего отсутствия.
        — Я знаю об этом. Ничто не может существовать не изменяясь.
        — Архимаг Акар очень самонадеян, и самоуверен.
        — Это ему не поможет…
        — Хоть он был против возрождения Акхе, поскольку боялся потерять свой пост, он все же ничего не смог сделать. Но теперь когда Акхе возрожден, он стал совсем не предсказуем.  — Голос эльфа был тих, и сливался с воем ветра, шумевшего за магическим куполом, однако Илэну это не мешала разбирать его.

        В тоже время, в здании бывшего борделя, царила спешка и суматоха. В особенности из-за Эдэлина, который собираясь с утра так и ничего и не собрал. На улице и во всем городе творилось тоже нечто подобное. Все бежали в ужасе вслед за принцем, опередившим всех остальных. Постоянно меняя лошадей на станциях, и в трактирах он ехал к границе Акоса с Рикором, дабы избежать пленение горовиками.
        — Готово!  — После долгой работы над заклятием сказал Тироль. Вся мебель в холле была свалена в кучу возле стены столовой. На одной из стен были рисунки, начерченные мелом, напоминающие арочную дверь. Высший эльф сел передохнуть на пол, собирая свои манускрипты к себе в торбу.
        Где-то на заднем дворе Триана искала в Морфуса, зовя его и раздвигая ветки кустов. В этот день были в беспокойстве даже стаи ворон. Они то и дело проносились над домом громко каркая, и махая своими крыльями. Изредка они садились на мертвое дерево в саду, необычным образом их привлекавшее, но были тут же прогоняемы кем-нибудь из обитателей бывшего борделя.
        — Что будем делать с лошадьми?  — Спросил Янт своего дела, когда тот принес ящик в холл.
        — Сейчас отпустим.  — Сказал Фойдор собираясь в конюшню.
        — Их сразу же кто-нибудь оседлает.  — Предупредил его внук.
        — Ну не пропадать же им!  — Бросил старик, выйдя через заднюю дверь. Со второго этажа с двумя большими ящиками спустился Дор. Горовик больше всего радовался предстоящей экспедиции. В ожидании врагов, которых он хотел нарубиться вдоволь, он с нетерпением ждал, когда же эльф начнет открывать портал.
        С улицы слышались крики и стоны стариков, брошенных в обреченном городе. Они медленно шли по улицам неся свой небольшой скарб в торбах, который у них частенько отбирали мародеры. Самые разумные закрылись в своих домах, правильно решив, что состоятельные горовики не полезут обирать нищих.
        — Дор! Дор!  — Послышались крики Эдэлина, кричащему горовику из коридора на втором этаже.  — Иди сюда, помоги вынести мои ящики!
        — Сейчас!  — Громким басом рявкнул горовик, и побежал по лестнице, от чего та чуть не развалилась.  — Проклятье!  — Послышался его голос, со второго этажа.  — Оторвалась подошва!
        — Скоро будешь открывать портал?  — Спросил Янт Тироля, сидевшего и ожидавшего когда все будет готово.
        — Минут через двадцать, тридцать.  — Сказал высший эльф.  — Хотя это большой роли не играет, там куда мы сейчас отправляемся все равно полярный день. Вечный холод и вечно голодные обитатели.
        — Тогда спешить некуда…  — Вздохнул с облегчением юноша. Волнуясь перед путешествием.
        — Ты забываешь о горовиках.  — Напомнил ему высший эльф.  — Они с минуты на минуту будут у границ города.
        — Точно!  — Опомнился юный маг. Горовики вновь предстали перед ним в его воображении. Встреча с ними его пугала, поскольку он не знал что сможет им противопоставить. Он побежал на второй этаж, к себе в комнату, и вынес оттуда в холл несколько мешков. Затем вернулся опять, и стал проверять ничего ли там не было забыто. Осмотрев все, заглянув даже под кровать, Янт спокойно пошел в комнату к старику. В коридоре он встретил Дора, таскавшего вниз ящики с вещами отца.
        — Сколько же у него барахла.  — Буркнул себе под нос юноша.
        Фойдор сидел в своей спальне, и складывал в мешок вещи. Запихнув туда парадный синий костюм, он завязал его и поставил у двери.
        — Как все неожиданно произошло!  — Сказал он зашедшему к нему внуку.  — Еще вчера утром я строил на сегодня совсем другие планы.
        — Хоть какое-то разнообразие!  — Улыбнулся юноша.  — Я рад, что ты наконец-то бросил свои бредовые затеи об академии.
        — Было бы крайне глупо если бы я не смотря на атаку остался сидеть здесь и ждать неизвестно чего.  — Старик стал упаковывать свои бумаги, снимая их со старого стола.  — И теперь когда город будет брошен, мне трудно предположить, что же станет с академией. Хотя кто знает… Отнеси этот мешок вниз.
        — Хорошо!  — Юноша взял стоящий у двери мешок, оказавшийся довольно тяжелым и пошел в холл.
        — Мой дом разграбят мародеры!  — Кричал Эдэлин, прибегая на первый этаж. Дор постоянно бегал с ящиками, которые он ставил, а затем опять поднимал и переносил туда-сюда.
        — Где Альтира?  — Спросил Янт, когда снова пришел к своему деду.
        — Она с Трианой заготавливает еду и воду.
        — Воду…  — Омрачился Янт.  — Ты знаешь, я только сейчас оценил что как хорошо, когда есть водопровод! На корабле я не открою кран, и оттуда не польется вода!
        — К хорошему быстро привыкаешь.  — Фойдор принес в холл свою сумку.  — Кажется все. Хорошо, что мы здесь остались ненадолго. А то как знать, что бы я придумал после того как осуществил свой план насчет академии.
        — Время уже не ждет.  — Торжественно сказал Янт, осмотрев комнату. Старая отделка комнаты навевала тоску. Под потолком висела древняя железная люстра с одиноким кристаллом, который был сейчас выключен. На стенах висели заплывшие многолетним воском подсвечники, где последние свечи догорели еще десять лет назад. Теперь, этот дом где несколько дней он жил, казался ему жалким и старым. Истоптанный пол в коридорах, выцветшие обои и драпировка на стенах, все это навевала тоску в вечерних лучах солнца, проникавшего в комнату через окна. Все было старо и убого. Серый потолок, где уже не осталось побелки, и были видны аккуратно подогнанные друг к другу доски, подбитые когда-то давно сильной рукой строителя, вызывал только жалость и отвращение, к этому сооружению.
        Неожиданно на юношу нахлынула тоска. Хотя он и пробыл в этом здании несколько дней, оно казалось ему уже старым и до боли знакомым, как будто он прожил здесь всю свою жизнь.
        Фойдор же был наоборот весел, как будто собирался на праздник, он быстро взвалил на плечи свой последний мешок, и хлопнув Янта по плечу направился к двери. Будучи наиболее организованным старик собрался быстрее всех и его все торбы и пару сундуков уже стояли в холле.
        — Пошли.  — Сказал белый маг, выходя в коридор.  — Надеюсь, ты уже собрался.
        — Да.  — Невнятно ответил Янт, думая совсем о другом.
        В этот момент Янт почему-то не хотелось покидать город, но не покидать город уже было нельзя. Стремительно наступающая армия горовиков, могла запросто превратить Акэндхэм в руины. Если еще вчера он мог думать, что горовики могли просто захватить город, то сведенья сказанные Тиролем, говорили в пользу того, что с такой же вероятностью они могли его уничтожить.
        Внизу холл напомнил склад, у стен помещения стояли торбы, ящики и мешки. На перевернутом диване сидел горовик и с предвкушением событий потирал рука об руку, периодически спрашивая Тироля скоро ли начнется путешествие. На что эльф каждый раз велел подождать ему еще не много.
        Высший эльф единственный, кто выглядел спокойным и никуда не спешащим. Остальные были взволнованы и возбуждены, предстоящим путешествием через портал.
        Триана сидела рядом с горовиком прижимая своего кота, тоже обеспокоенного и постоянно норовившего вырваться.
        — Приступаем!  — Встал высший эльф, когда увидел что Фойдор и Янт вошли в холл.
        Альтира тоже не заставила себя ждать, она спустилась с небольшой сумкой.
        Тем временем, эльф подошел к нарисованными мелом на стене очертаниям. Дочертив несколько контуров, он немного отошел от стены, скрестил руки на груди и опустил голову.
        Так прошла минута. Все с нетерпением ждали, что же дальше будет делать эльф. Когда из-за дней двери появился Эдэлин, никто не обратил на него внимания. Все смотрели на Тироля.
        Спустя пять минут, все обитатели дома, кроме Фойдора и Янта, уже начали сомневаться будет ли у них путешествие или нет, но авторитет Тироля как друга Фойдора, говорил, что путешествие определенно будет.
        — Готово!  — Сказал высший эльф и пошел к порталу. На том месте где только что были нарисованы на стене мелом контуры, теперь был большой вход в форме эллипса с мерцающими краями. В нем было видно темное помещение со столами и скамейками. Оттуда потянуло холодом.  — Я открыл его всего лишь на несколько минут!  — Сказал эльф, становясь сбоку портала.
        Сейчас в воздухе витало досада, все смотрели на Тироля и никто не увидел, как появился этот самый портал, который все так ждали.
        — Вперед!  — Нарушил всеобщее молчание горовик, продлившееся не более секунды. Схватив сразу три поставленных друг на друга ящика, он быстро поставил их на пол по ту сторону портала. Оттолкнув их ногой подальше.
        Янт потащил сразу несколько мешков, бросив их на пол через портальное окно, юноша побежал загружаться дальше. Эдэлин прошел через портал держа в одной руке подшивку книг, которую сразу же поставил на один из столов.
        — Холодновато.  — Сказал он поежившись.
        — Прохладно!  — Подтвердил Янт занося еще несколько мешков. Благодаря большой силе и сноровке горовика все содержимое холла было быстро запихано в помещение столовой. Когда все были уже на корабле, Тироль последним зашел в портал и он закрылся.
        — Итак, приступим!  — Сказал высший эльф, когда портал свернулся в точку и исчез.
        — К чему?  — Уточнил Фойдор.
        — К путешествию, или спасению корабля!  — Улыбнулся эльф.
        — Довольно тепло!  — Заметил Янт.  — Для корабля который стоял во льдах три месяца.
        — Это потому, что корабль обогревается от энергии кристаллов, кто его покидал думал, что очень скоро туда вернется.  — Разъяснил эльф.  — Надо пойти в машинное отделение и начать разогревать корабль. Хотя возможно, чтобы освободить корабль от слоя льда, которым он зарос, продеться повозиться снаружи с магией.

        Когда солнце стало закатываться первые войска горовиков в виде пяти механических пилотируемых големов подошли к замку на юго-западе Акэндхэма. Со стен замка они были атакованы снарядами из катапульт и целым дождем стрел. Также выстрелило несколько пушек, не попавших по цели. Да если бы они и попали, ядра не смогли нанести ощутимого урона големам.
        Подойдя довольно близко големы выстроились в ровный ряд и навели свои пушки на замок. Затем прогремело пять почти одновременных выстрелов и главная башня и стена замка обрушились. От стволов пушек големов валил еле заметный дымок. Затем последовал еще залп. Угол замка и часть стены разлетелись, поднимая облако пыли. Защитники замка пришли в панику, и стали пытаться сбежать всеми возможными способами из обреченной крепости. Начался пожар.
        После третьего залпа, все солдаты были окончательно деморализованы, а замок горел и больше не мог служить крепостью, и оборонять город.
        Со стороны Акэндхэма уже подходило несколько десятков тысяч людей пехоты, и совсем немного кавалерии. Именно они и стали следующей целью големов.
        Лучники выпустили стрелы по идущим к ним железным гигантам. Что вызвало смех у горовиков, управлявшими машинами. Этот смех был слышен с наружи, проходя через усилитель он вызвал страх у многих солдат акэндхэмской армии.
        Стрелы звонко отскакивали от корпусов големов. Правые руки машин потянулись к топорам за их спиной. Сняв их, они погнались за отступающими лучниками. Один взмах топора передового голема убил сразу десяток человек. После этого весь боевой дух стоящих за лучниками десятков тысяч солдат испарился, и они бросились в бегство.
        Где-то вдалеке на севере, на горизонте появилась большая черная точка — это был воздушный крейсер горовиков, летящий на полной скорости в столицу.
        Так пал Акэндхэм.
        Где-то далеко на западе, на вершине горы покрытой снегом стоял эльф — это был король Лесов Рика. Сильный ветер трепал его длинные белые одеяния. Он смотрел вдаль и говорил:
        — О Акэндхэм! Кончилось твое время! Некогда ты был столицей великой империи, но сейчас лишь вел жалкое существование. Люди напрасно возрождали тебя. Твои правители жили лишь для собственного услаждения, и государство слабело с каждым годом. Потраченное на дорогое вино золото, не обернулась ценными знаниями. Роскошные ковры твоих богатых домов не заменили доспехов на телах твоих воинов. Нищета поглотила народ. Слабость разлилось по жилам твоим. Где твои храбрые войны? Где твои сильные маги? Кто защитит тебя? Никто! Ибо некому ты не нужен.
        Ты погиб еще тогда когда разделили империю на части. И твоя сегодняшняя гибель лишь следствие тех дел. Но что же, пусть же она послужит новым событиям, которые непременно произойдут в будущем. Пусть же твой конец станет чьим-нибудь началом!
        И лишь пепел поднимает северный ветер проносясь над руинами сожженных городов…

        Глава 9

        Янт проснулся. Он лежал на кровати, у деревянной стены, на которой висел зеленый ковер. Посмотрев на деревянный потолок, он испугался и мгновенно вскочил. Но потом, вспомнив что он на корабле, опять лег под одеяло и закрыл глаза.
        Затем юноша посмотрел в окно — небольшой квадрат, откуда падал мягкий свет. Из-за того что корабль был покрыт слоем льда в фут толщиной, увидеть в нем было что-то нереально. Юноша вздохнул. В помещении было тепло, как и на всей жилой палубе. Вчера горовик, смог догадаться и повернуть нужную ручку, дабы повысить температуру внутри жилой палубы, которая находилась прямо под открытой верхней палубой, где гулял холодный ветер. Но этого не чувствовалось, потому что прочный потолок был хорошо утеплен.
        Сколько времени было, юный маг не знал. Но чувствовал, что проспал он приличное время, и хорошо отдохнул.
        Быстро одевшись в свою верхнюю одежду, и натянув сапоги, он вышел в длинный коридор с дверями по обе стороны. Улыбнувшись сам себе, юноша пошел к корме, где располагалась лестница.

        Где-то в подземельях Дугских гор недалеко от центра подземного города горовиков Дугска, в своих чертогах в ванной комнате, в большой каменной ванне сидел Красная борода. Сейчас, когда все армии уже вышли, горовик решил отдохнуть, и расслабиться, тем более что если бы он понадобился королю, то в любой момент пират мог прилететь к нему на летающем корабле, стоявшим в одном из подземных ангаров специально для этой цели. Отбросив мысли о войне Красная борода или Абсадэс Дэротэб — как его было настоящее имя, наслаждался ничего неделаньем. Пар от горячей воды поднимался к высокому потолку, где собирался в большие капли, потом звонко падавшие вниз. Из приоткрытой вытяжки тянуло холодом.
        Посмотрев на металлическую руку, горовик вспомнил о боях, где ему помог этот протез. Затем его мысли пришли к тому, что он хочет построить замок на берегу моря. Эти мечты были у пирата давно, с тех пор как у него появилась семья, хотя о замке он думал и до этого. Но после женитьбы они приобрели особо яркий характер. И он решил воплотить их в реальность.
        Тяжело вздохнув, горовик решил сегодня никуда не идти и ничего не делать, и посвятить весь день отдыху.

        Как и предполагал Янт, Фойдор был в машинном отделении. Юноша узнал это, услышав его голос, доносившийся из приоткрытой металлической двери. Открыв ее, юный маг вошел в продолговатое помещение на самом нижнем ярусе корабля, имеющим нормальную высоту. Ярус под ним имел половинную высоту, и там находились механизмы подъема, и кристаллические аккумуляторы содержащие энергию необходимую для работы других механизмов. Всего корабль имел три яруса. На самом верхнем, под палубой, располагались жилые помещения, ниже располагались общественные помещения, вроде кухни и кают компании и немного складов. На самом нижнем, было машинное отделение и склады с провиантом и водой.
        Войдя в машинное отделение Янт поежился. Воздух здесь был гораздо холоднее, нежели на жилом ярусе. По обе стороны длинного коридора стояли механизмы, назначения которых юноша мало понимал. Трубы серого цвета уходили в пол. Повсюду были приборы с колеблющимися или стоящими стрелками. В центре машинного отдела, где возились Дор с Фойдором, был утоплен в пол большой механизм. Он представлял собой эллипс на вершине которого в два ряда в прозрачных емкостях светились различные кристаллы.
        — Только ей богу, ничего не трогай!  — Прикрикнул Фойдор на горовика.
        — Знаю, знаю!  — Буркнул тот в ответ. Горовик стоял на коленях и смотрел на какой-то щиток, с небольшими ручками.
        — Поздновато ты проснулся.  — Встретил внука Фойдор, до этого занятый наблюдением за Дором.
        — А что вы делаете?  — Поинтересовался Янт, став рядом со стариком.
        — Пытаемся разобраться, как отеплить корабль.  — Объяснил старик.  — Утром прорубили вентиляционное окно во льду.
        — Наверное, снаружи холодно.  — Поежился юный маг, отходя от долгого сна.
        — Для мага не холодно!  — Отрезал Фойдор.
        — Сейчас все сделаем, и все работать будет!  — Весело отозвался горовик пытаясь понять непонятные символы на щитке.  — И где его такой сделали…
        — В Империи Синоха.  — Ответил белый маг.  — А где же еще.
        — Наверное, он дорого стоил.  — Предположил Янт.
        — Наверное.  — Согласился отец Эдэлина.  — И зачем для восьми человек, такой большой корабль?
        — Большой, не большой — какая разница.  — Высказался Дор.  — Сейчас вот думаю, что здесь делать надо.
        — Надо прогреть корпус, что бы лед растаял и корабль взлетел!  — Напомнил ему Фойдор.
        — А как это сделать?  — Горовик поднялся с колен и принялся за другой щиток.
        — Вот это как раз нам и нужно понять!
        — А если корпус корабля никак нельзя разогреть?  — Решил спросить Янт у деда.
        — Если нельзя разогреть техникой, разогреем магией.  — Усмехнулся старик.
        — Ладно, пойду я уже.
        — Иди, иди!  — Фойдор махнул рукой и стал смотреть на тот же щиток, что и Дор.
        Янт покинул машинное отделение, поднялся по лестнице на следующую палубу. Выйдя в длинный коридор, юноша стал рассматривать корабль. Все в корабле выглядело на удивление чистым и аккуратным, что было нормально, поскольку корабль недавно сошел с верфей. Вчера Янт толком не сумел это сделать, поскольку все были заняты своими делами в том числе и юный маг. Он тогда отыскал себе каюту, коих было четырнадцать, на верхней палубе. И еще две более больших, одна из которых занимала всю заднюю часть корабль на этом ярусе. В каюте Янта раньше никто не жил, но тем не мене там нашлись матрац и одеяло.
        Пол, по которому шел Янт, был темно желтого цвета, сделанный из прочных идеально отшлифованных и подогнанных друг к другу половиц. Этот пол радовал юношу, потому что был полной противоположностью полу в доме его отца.
        Идя по коридору, ближе к носу он вышел в столовую. Помещение ярко освещало несколько кристаллов, вмонтированных в потолок. На одном из стульев у стены сидел Тироль и читал толстый судовой журнал в кожаном переплете.
        — Как тут обстоят дела?  — Спросил его Янт.
        — Нормально.  — Улыбнулся эльф.  — Лучше чем я ожидал. Энергии, сохраненной в кристаллах, еще хватит на три месяца простоя. Хотя она постепенно накопляется вновь. Только вот с провизией, у нас некоторые трудности.
        — Еды может не хватить?  — Испугался юноша.
        — Нет, еды хватит еще надолго.  — Медленно говорил эльф, отложив толстый судовой журнал с обложкой из желто-серой кожи.  — Только вот еда не совсем разнообразна. Крупа у нас есть, правда только одна — овсянка, зато в большом количестве. Есть какие-то корнеплоды. Есть много сухарей. Есть много воды. И все…
        — Не густо.  — Вздохну Янт.  — А приправы есть.
        — Увы, нету…
        — Это плохо.
        — Те кто летал на нем, видимо не придавали большого значения питанию.
        — Это плохо.  — Второй раз повторил одну и туже фразу юноша. Перспектива безвкусно питаться его совсем не радовала.  — А как будем размораживать корабль.
        — Боюсь, что если мы не отогреем корабль при взлете, дно может примерзнуть и оторваться. Бывали такие случаи…
        — А если попробовать магию?  — Янт сел напротив эльфа.
        — Не все так просто.  — И эльф стал рассказывать о том, как обстоят дела с разбитием льда. Во-первых, если мы выйдем наружу, то подвергнемся опасности, нападения ледяных тролей. Они уже могли почуять запах идущий из прорубленного нами во льду вентиляционного окна. Перед тем как выходить наружу нам нужно твердо решить, что мы будем там делать, дабы не подвергаться лишний раз опасности.
        — Разумно.  — Согласился Янт Удвинг.  — А, кстати, где сокровища, за которыми летел старый экипаж корабля.
        — Лежат замерзшие, на верхней палубе. В судовом журнале мало что записано по делу. Странный капитан…
        — Будем пытаться разбить лед магией!  — Зашел в столовую Фойдор. Он был полон решимости действовать.
        — У Дора ничего не получилось?  — Посмотрел на старика эльф.
        — Пока корабль будет отогреваться таким темпом, пройдет неделя.  — Недовольно сказал белый маг.  — Тем более нам опасно столь долго оставаться на корабле.
        — Согласен.  — Кивнул Тироль.  — Чем быстрее мы отсюда улетим, чем лучше.
        — Надо придумать формулу, которая бы смогла разрушить лед.  — Вдохновенно стал рассказывать старик.
        — В этом деле я смогу тебе помочью.  — Тироль встал, захватив с собой судовой журнал.  — Пошли.
        — Чувствую, очень скоро мы будем уже в Акиоте!  — С предвкушением сказал Фойдор. Пропустив эльфа вперед, он вышел вслед за ним, оставив Янта сидеть одного.
        — Очень интересно, что же получиться?  — Сказал юноша сам себе.  — Может и мне стоит принять в этом участие?
        Покинув столовую юный маг пошел по коридору но уже к корме. В кормовой каюте разместился его отец. Поднявшись на третий ярус. Янт подошел к двойным дверям, и легонько постучал. Никто не открыл дверь, и по этому сын Эдэлина не раздумывая вошел без стука.
        Пройдя через небольшой темный коридор юноша вышел в большую комнату с множеством окон. В самом конце комнаты стояла двуспальная кровать, полностью заваленная вещами. Все шкафы, коих тут было целых три, были открыты. Открыт был даже сундук стоящий у стены. Стол был тоже завален тряпьем, которое лежало на толстом слое бумаг.
        Эдэлин увлеченно вынимал всю одежду из шкафа. Вещи, которые ему не нравились, он бросал в кучу на пол.
        — Сколько отличных вещей!  — Сказал он, увидев Янта.  — Тот кто жил здесь, определенно имеет вкус.
        — Ты вечно занимаешься ерундой.  — Ответил юноша, рассматривая большую каюту.
        — Правда, многие из них не нравиться либо не подходят по размерам. Хочешь отдам их тебе?  — Эдэлин снял с вешалки из шкафа последние штаны, посмотрел на них и бросил на пол.
        — Не стоит.  — Молодой маг подошел к столу и достал из-под сваленной одежды несколько листов.
        — Правда все равно остальное нужно будет куда-нибудь деть.  — Полуэльф, выбросил из шкафа шапки и перчатки.  — Кстати на корабле есть целая баня, и большая ванная. Те, кто делали его, знали, что такое комфорт. И любили путешествовать нив чем себе не отказывая.
        — Кроме питания.  — Добавил Янт.
        — Питание не столь важно, как комфорт. Тем более с голоду мы не умрем.  — Умным голосом сказал Эдэлин Тэн-Андэр.  — Недельку можно и на сухарях посидеть.
        — Не спорю!  — Согласился юноша.  — Но по какому праву ты занял именно эту комнату?
        — Тироль занял другую каюту поменьше этой.  — Полуэльф стал развешивать одежду с кровати обратно в шкаф.  — Я решил занять эту.
        — Вот я и спрашиваю, по какому праву!
        — Почему-то всех это устроило кроме тебя!
        — Почему ты решил, что это меня не устраивает?  — Улыбнулся Янт.  — Просто интересно, какими ты пользовался доводами выбирая эту каюту?
        — Тем, что она самая большая. Там много шкафов, а внутри них много дорогой одежды.
        — Как на тебя похоже…  — Янт рассмотрел листы, которые он держал в руках. Они были чистыми положив, их на кучу одежды на столе, юноша решил покинуть каюту Эдэлина.
        Выйдя за дверь, Янт опять пошел к лестнице, дабы узнать готовится ли обед.
        Из небольшой кухни неаппетитно пахло овсянкой, и юноша пожалел, что их запасы еды, взятые в доме, кончились так быстро.

        Внутри своей большой каюты в Тарпендоре король Дугских гор расхаживал от одной стены к другой, изредка смотря в большое круглое окно, за письменным столом. На столе лежала подробная карта четырех государств, где были отмечены все крепости и замки.
        Горовик посмотрел в окно, облокотившись на свой стол. Там он увидел Акэндхэм, над которым парил крейсер. Город сейчас находился во власти мародеров, грабивших все брошенные дома и участки.
        Затем Тугондэр посмотрел на карту, быстро найдя на ней отмеченный красной точкой Багад, он улыбнулся. «Скоро единственный крупный город Рикора, падет к моим ногам»,  — подумал король.  — «А затем Гран и Империя Кинос». Это обрадовало его еще больше. Затем обойдя свой большой стол, он сел в кресло, повернутое спинкой к окну и стал внимательно изучать карту, и без того помнимую им почти наизусть.

        После скверного обеда Янт твердо решил, что поможет Фойдору и Тиролю. Они пошли к лестнице, идущей на верхнюю палубу, перед этим расчищенную ото льда Дором.
        Не имеючи достаточно теплой одежды, да и не желая ее одевать в том случае если она была, юный маг создал вокруг себя защитную ауру, защищавшую его от холода. Поднявшись по лестнице Янт чуть не ослеп от света, светившего снаружи. Находившись, почти сутки в плохо освещенном трюме корабля юноша полностью отвык, от яркого дневного света. Здесь же свет был белым и слепящим, усиленный и отраженный от ледников. При первом же порыве ветра Янт почувствовал всю силу полярного холода, не смотря на то, что его защищала магия.
        — А это, видимо, и есть крепость!  — Сказал Фойдор, подойдя к перилам борта по толстому слою льда и снега. Вдали у ледяной горы блестели замороженные башни.
        — Да.  — Ответил Тироль.  — Но сейчас мы не можем терять просто так время.
        У замерзшего подъемного крана Янт увидел огромную кучу покрытую льдом.
        — Сокровища.  — Догадался он, обрадовавшись в душе.
        — Часть еще лежит на полярном просторе.  — Услышал он голос своего отца.  — Надо забрать.
        Юноша обернулся. За ним у лестницы стоял Эдэлин в толстой белой одежде с меховым капюшоном.
        — Абсолютная защита от холода!  — Рассмеялся Тэн-Андэр.  — До чего же я люблю магические вещи.
        — Где ты ее нашел?  — Удивился Янт.
        — В кладовке. Там было еще три.  — Эдэлин подошел к перилам. Достав из рукава подзорную трубу, он стал что-то высматривать в дали.
        — Нам не мешать!  — Послышался принесенный ветром крик Фойдора с носа корабля.
        — Что ты ищешь?  — Спросил юноша отца, напряженно смотревшего в подзорную трубу жмурясь от яркого света.
        — Неужели так трудно догадаться!  — Недовольным тоном ответил он.  — Ты такой же отсталый, как и твой дед.
        — По рассказу Тироля, когда экипаж корабля шел сюда с золотом, на них напали ледяные тролли. И они были вынуждены бросить золото и прорываться вперед. Вот я и ищу, то место где было брошено золото, дабы потом его можно было забрать. Не отвлекай меня попусту!
        Пространство от корабля до крепости, было в небольших скалах и множестве сугробов.
        — Его невозможно найти без магии.  — Стал отговаривать от пустой траты времени Янт.
        — Я его уже нашел. Видишь небольшой сугроб вдалеке.  — Полуэльф показал трубой на вытянутой руке куда-то вдаль около крепости. Вот это золото.
        — С чего ты решил?  — Удивился юноша. Он не смог толком ничего разглядеть в дали.
        — Чутье.  — Эдэлин сложил трубу.  — Теперь когда взлетим можно будет подобрать это золото.
        — У нас же на палубе лежит груда сокровищ!  — Возмутился жадностью отца юноша.
        — Какой ты глупый!  — Тэн-Андэр пошел к входу на палубу.  — Лишние сокровища нам не помещают. Пошли, не будем мешать старику с эльфом.
        Тут Янту пришлось согласиться с отцом, они пошли ко входу в теплый трюм корабля. Как вдруг юноша почувствовал магическое напряжение которое прошло по льду. Лед под его ногами потрескался. Затем послышался стук опадающих с мачт, снастей и бортов кусочков льда.
        Янт Удвинг поспешил скрыться в люке, вслед за своим отцом. Всю верхнюю палубу буквально засыпало огромным количеством разбитого на мелкие кусочки льда. Он насыпался выше перил и стал падать за борта.
        Закрыв за собой дверь ведущую на лестницу бывший студент, ощутил жару, царившую теперь в трюме. Вначале он подумал, что его согревает магия, но как только он покинул палубу, юноша убрал согревающее его поле.
        — Что это?  — Спросил он Эдэлина, который быстро снимал с себя свои белые одежды.
        — Это Дор разогревает дно корабля!  — Ответил его отец бросая свою полярную одежду, на лавку. Теперь на нем был белый изящный костюм.  — Правда, сейчас опять понадобиться выходить, что бы забрать свои сокровища.
        Вдруг корабль содрогнулся. По корпусу прошла небольшая дрожь.
        — Мы взлетаем.  — Сказал Эдэлин и стал опять одевать наверх полярную одежду. Корабль стало немного трясти, но это быстро прошло и он замер.  — Пошли!  — Одевшись, полуэльф опять направился к лестнице.
        Поднявшись на палубу Эдэлин быстро побежал по смеси льда и снега, к Фойдору и Тиролю.
        — Мы летим туда!  — Указал он на место недалеко от крепости.
        — Там лежит не принесенное золото.  — Сразу догадался Высший эльф.
        — Да именно.
        — Сейчас посмотрим.  — Тироль стал всматриваться вдаль. Его черный плащ развивался от порывов ледяного ветра, но эльф не сколько не чувствовал ни ветра ни холода.  — Пока никого поблизости нету. Думаю, можно забрать. Я подведу туда корабль.
        Стоя у входа, у кормовой надстройки юноша смотрел на то, что делал его отец.
        Вскоре на палубу поднялся Дор, одетый в такой же белый костюм как и Эдэлин. Правда, в отличие от полуэльфа на горовика он с трудом налез. Завязанная резинками грязная борода Дора торчала из-под капюшона и быстро замерзла на холоде, превратившись в ледяной клин.
        Дор провалившись по пояс в смесь льда и снега побрел к подъемному крану, располагавшемуся в центре корабля.
        Янт решил пройти за ним, не будучи таким массивным как горовик он не проваливался так глубоко и дошел до крана куда быстрее Дора.
        Тироль тем временем спокойно пройдя по засыпавшей палубу смеси льда и снега. Не провалившись и почти не оставив следов, он быстро скрылся в открытом люке, где была лестница, почти засыпанная содержимым палубы.
        — Сейчас, когда корабль летит над землей мне куда спокойнее.  — Заметил Янт. Корабль, поднятый Дором, парил над землей где-то на высоте тридцати футов. Ветер медленно относил его в сторону.
        Прошло еще около получаса, прежде чем судно подлетело к указанному Эдэлином месту, и Дор стал спускаться на платформе на землю, засыпанную промерзлым снегом.
        — Я больше уверен, что ничего там не будет.  — Сказал юный маг Фойдору, все это время стоявшему на палубе, в своей серой хламиде. Старик смотрел на то что делали Тэн-Андэр и Дор.
        — Подожди!  — Белый маг облокотился об перила, и посмотрел вниз.  — Я уверен Эдэлин не ошибается.
        Скрипнул рычаг, повернутый полуэльфом и платформа остановилась.
        Утопая в снегу, горовик пошел с ледорубом к месту указанному Эдэлином. Место это было недалеко у замерзшей крепости, некогда использовавшейся пиратами для своих целей. Между двух острых глыб, каждая из которых была высотою в несколько десятков футов, было некоторое подобие дороги. Именно так казалось на первый взгляд, хотя никакой дороги там естественно не было. Все было покрыто снегом и неровными ледяными глыбами, которых было множество на пути к тому месту, где раньше стоял корабль.
        Наконец дойдя до нужного места, горовик стал разворачивать один из сугробов, обнаружив внутри сугроба сероватую замерзшую массу, являвшеюся останками ледяного тролля, Дор перешел к следующему сугробу. На пятую попытку он достал изо льда сундук. Неся его горовик медленно пошел к платформе.
        — Как!  — Воскликнул Янт, увидя как идет с сундуком Дор.  — Как такое мог узнать мой отец, с такой точностью.
        — Видишь ли в твоем отце есть некоторый дар к потаенным способностям.  — Пояснил внуку Фойдор.  — Поэтому я и хотел, что бы он учился магии. А он занимается всякой ерундой.
        — Я пойду внутрь.  — Несмотря на защищающую от холода магию юноша начал мерзнуть.
        Быстро дойдя до длинного открытого люка, он спустился по засыпанной ледовой крошкой лестнице внутрь корабля. Плотно закрыв за собой все двери, юноша попал в мокрый от растаявшего льда коридор. Теперь на корабле было так же прохладно, как и до прогрева Дором корпуса.
        Решив выпить горячего чаю, юный маг, направился в столовую, рядом с которой была небольшая кухня. Спустившись палубой ниже, в длинном коридоре он встретил Триану, искавшую своего кота.
        — Ты не видел Морфуса?  — Спросила его девушка.  — Я боюсь, что он сбежал на улицу.
        — Нет.  — Ответил Янт.  — Я был наверху. Там холод жуткий… Никакой кот туда не пойдет.
        — Не хочешь горячего чаю?
        — А как же кот.
        — Думаю, потом он сам найдется.
        — Тогда давай.  — С радостью согласился юноша. Несмотря на магическую защиту он замерз стоя на верху, хотя магия многократно уменьшила этот холод.
        — Пошли на кухню.  — Триана улыбнулась, и направилась к носовой части судна.
        — Сейчас, только зайду в рубку.  — Бросил Янт, идя за ней.
        Рубка находилась в конце коридора второго яруса. Это было помещением в два яруса, перед и бока его были сделаны из очень прочного стекла, давая обзор вперед и вниз. В центре помещения стояло большое удобное кресло, за ним стол с картами. У подлокотников кресла были прозрачные шары, с помощью которых осуществлялось управление кораблем. Из пола торчало около десятка рычагов различной длинны с лакированными деревянными набалдашниками. Вторая маленькая рубка была на верху, она включалась при необходимости из машинного отделения. Оттуда можно было тоже управлять кораблем, находясь на верхней палубе.
        Тироль стоял у столика с картами и сверял положение с компасом. Карта на которую он смотрел была хоть и раскрашена в различные цвета, но явно принадлежала Коросу.
        — А насколько опасно, то что задумал отец?  — Спросил Янт эльфа, беспокоясь о Доре. Через стеклянный нос он увидел фигурку горовика, который опять нес к платформе какой-то бесформенный объект, напоминающий замерзший мешок.
        — Опасность наступит тогда, когда появиться кто-нибудь из местного зверинца. Поэтому нам лучше будет улететь отсюда. Сейчас я уже вычислил маршрут и как только Дор вернется на корабль, мы улетаем в Акиот.
        — Понятно.  — Юный маг решил более не беспокоить Тироля и пошел на кухню за обещанным Трианой чаем. Кухня была сравнительно небольшим помещением с белыми столами и шкафами прикрепленными к полу и стенам. Там был большая металлическая печка, греющаяся от энергии кристаллов, покрытая такой же белой как и вся комната керамической плиткой. Чайник на одной из камфорок уже кипел, и Триана налила из него воду в фарфоровую чашку с заваркой.
        — Спасибо!  — Поблагодарил девушку Янт Он взял чашку и отправившись в столовую. Через другую дверь на кухне.
        — Не за что!  — Триана взяв другую чашку чая, последовала за ним.
        — Скоро мы отправляемся в Акиот.  — Юноша сел за стол, на котором стояла большое блюдо с сухарями. Взяв один из них, он размочил его в чае и съел.
        Триана разместилась напротив него, бросая на него любознательные взгляды.
        — Безвкусные сухари.  — Прокомментировал юный маг, доев второй сухарь.  — Даже в деревне еда не была такой безвкусной.
        — Знаешь…  — Немного замялась девушка.  — Я никогда не думала, что жизнь может так внезапно измениться. За один день. Всего за одно мгновенье.
        — Да, может сильно измениться.  — Сделав умный вид, сказал юный маг.  — Когда, просто сидишь в мягком кресле, то думаешь, что завтра вечером придя с работы, точно так же сядешь в него, накрывшись клетчатым пледом, и будешь пить горячий ароматный травяной чай, читая любимую книгу. Но все не так. Мы можем думать, что от нас ничего не зависит, и встреча с судьбой неизбежна. Но то что мы думаем так, иногда полностью неверно. Поскольку мы не видим причин, а видим лишь следствие того или иного события. На этом основании мы пытаемся понять, что же лежит в основе происходящим событий. Но наши выводы в корне неверны из-за поверхностного наблюдения.
        — Да, вот я ни чем таком не думала.  — Сказала Триана, когда Янт закончил свой монолог, так и ничего из него не поняв.  — Я даже никогда раньше не думала, что могу познакомиться с таким магом как ты…
        — Не надо преувеличивать мои скромные возможности…  — Стал скромничать Янт.  — Я почти ничего не делаю.
        — Ты почти как сказочный принц.
        — Ну я совсем не принц, я обычный парень.
        — Но ты очень умен.  — Продолжала хвалить его девушка.
        — Ты слегка преувеличиваешь, по тому, что не знаешь никаких других магов.
        — Интересно, что сейчас твориться в Акэндхэме?  — Сменила тему девушка, грея руки о чашку с горячим чаем.  — Как ты думаешь?
        — Наверное, ничего хорошего там не делается.  — Скептически предположил юный маг. Чай был горячий и вкусный. Фарфоровая чашка излучала тепло так приятно обогревающее замерзшие руки.  — Либо его расстреляли горовики, либо там сейчас полно мародеров и грабителей, которые грабят оставленное имущество. Но меня это уже мало волнует. Акэндхэм я помню довольно плохо не смотря на, то что я в нем вырос. В общем, прилетим в Акиот узнаем что там с Акэндхэмом…
        — Ты вырос в Акэндхэме?  — Сильно удивилась Триана.
        — Да, как видишь.  — Сделал глоток чая Янт.  — Правда, после десяти лет я его покинул. Затем началось мое отшельничество. Я уехал из этого грязного города, расставшись со всеми друзьями. Я был одинок… Но тогда это меня не особенно волновало, поскольку в одиночестве больше плюсов чем в общении. Вместе с Фойдором я постигал различные науки, находясь в уединенном убежище среди лесов.  — Сказал почти правду юный маг, про деревню он решил умолчать, поскольку не хотел, что бы его ассоциировали с деревенскими парнями.  — Недалеко от этого места была деревенька, в которую я изредка наведывался. В основном каждый день я гулял по лесу и изучал энергетические потоки, которые научился видеть. В лесу я также много чего узнал.  — Стал рассказывать Янт.  — Я научился видеть следы, даже если они полностью не видны на поверхности. Наблюдая за многими животными, я легко стал предсказывать погоду. Я иногда разговаривал с духами.  — Все, что рассказывал Янт было чистой правдой.
        — Вот это да!  — Воскликнула девушка.  — Ты можешь видеть духов?
        — Иногда. При подходящих условиях.  — Уточнил юный маг.  — В основном это бывает не часто и требует специальной подготовки.
        — А ты можешь сделать какой-нибудь предмет из ничего?  — Загорелась любопытством Триана Асур.
        — Как и любой настоящий маг.  — С гордостью ответил Янт.  — Но, давай поговорим о тебе.
        — Обо мне говорить скучно.  — Смутилась девушка.  — В моей скучной жизни нет каждодневных путешествий, которыми ты живешь.
        — Ну в основном мой день занят рутинной работой по изучению магии. И путешествую я далеко не каждый день…  — Он немного помолчал.  — Расскажешь что-нибудь о себе?
        — Тебе это на врядли будет интересно…
        — С чего ты так решила?
        — Родилась я в Акэндхэме…  — Начала рассказ девушка.  — Когда мне было пять лет, отец с матерью погибли. Они были купцами, и когда везли товар, на них напали разбойники и всех зарезали. Потом меня взяла сестра матери, я жила в ее доме. Ее муж содержал небольшой магазин. Однажды у него появилась любовница, отношение с женой разладились. Затем любовница его бросила, он спился, и стал дебоширить. Дальше рассказывать?
        — Ты мне уже рассказала всю свою биографию?
        — Почти да.
        — Где-нибудь училась?
        — В городской школе недалеко от центра.
        — Ну и как тебе школа?
        — Нормально.
        — Все таки не такой плохой была твоя тетя, раз она все же отдала, тебя в школу. Ведь в Акэндхэме это удовольствие стоит немало денег по их меркам.
        — В школу мне оплачивал дедушка, из своих сбережений. Однажды муж тети пришел пьяный и убил его.  — На этом месте Триана раплакалась…
        — Снежные троли!  — Услышал Янт голос Тироля пробежавшего мимо.
        — Я пойду наружу!  — Юноша быстро выбежал в коридор и побежал к лестнице. Поскольку пол был на удивление гладким и ровным он с непривычки чуть не поскользнулся.
        С трудом поднявшись по лестнице на верхнюю палубу, юноша утопая в ледяной крошке побежал к тому место где был кран.
        — Давай иди сюда!  — Срывая голос, кричал горовику Фойдор. Но, из-за большого расстояния тот не слышал его.
        — Троли!  — Крикнул Эдэлин.
        Вдалеке юноша увидел маленькую фигурку Дора, который разбивал ледорубом очередной ледяной сугроб. Затем он увидел платформу, уже прилично загруженую.
        — Он пошел за восьмым сундуком.  — Пояснил Эдэлин подбежавшему сыну.
        — А тролли где?  — Янту не терпелось увидеть снежных тролей, о которых он знал только по рассказам деда, никогда не бывшего на Коросе.
        — Внимательно смотрин на холм, недалеко от Дора.  — Прояснил ему Тироль.
        Юный маг присмотрелся. Вначале он ничего не увидел, кроме необычного шевеления, которое мог производить ветер, перемещая снег. Но затем он смог различить большие белые фигуры. Высотой в пятнадцать футов, с длинными руками, служившими опорой при ходьбе. Похожие на продолговатые шары с маленькой головой на вершине туловища, снежные тролли шли к Дору. Они были похожи на гладкие снежные шары вылепленные великаном.
        Вот Дор вытащил из снега продолговатый предмет — большой и тяжелый сундук. Засунув ледоруб за пояс, и поставив сундук на плечо, горовик медленно пошел к кораблю, согинаясь под тяжестью ноши.
        — Брось его!  — Крикнул Фойдор.  — Но горовик шел также непреклонно неся сундук, как будто за его спиной не шло стадо в сотню тролей.
        Увидев уходящую жертву, тролли прибавили ходу и расстояние между ними и Дором стало стремительно сокращаться.
        — Настало время действовать.  — Сказал Фойдор в то же время между ним и Дором возник невидимый луч, который увидели Янт и Тироль. После этого Дор перестал согинаться под весом сундука, и как будто он ничего не весил, и прытко побежал по снегу к платформе совершенно не проваливаясь. По пути горовик успел вытащить из земли обледенелый двуручник, принятый всеми поначалу за простой за кусок льда. Опустив на платформу сундук, сын гор сам спешно сел на него.
        — Вверх!  — Эдэлин повернул рычаг до упора, кран заработал и стал сматывать трос, канат натянулся, но платформа по-прежнему не оторвалась от земли.
        — Перегрузка!  — Воскликнул Янт. Но в тот же момент опять заметил как луч между Фойдором и платформой.
        — Уменьшение веса.  — Прокомментировал старик, когда платформа стала подниматься.
        Дор с размаха размозжил двуручником маленькую голову подбежавшему троллю. Который однако не смог уже дотянуться до платформы своими длинными руками. Троли столпились под платформой, пока Эдэлин управляя краном не поставил ее на палубу.
        — О чем вы вообще думаете!  — Стал кричать белый маг.  — У нас достаточно золота!  — Он указал рукой на кучу ящиков и сундуков. Что вы еще хотите? Но не стоит из-за этого рисковать жизнью!
        — Как раз уложились во время.  — Одобрительно проговорил Эдэлин, не обращая внимания на крики отца.
        Троли столпившись под кораблем стали пытаться залезть на возвышенности, дабы добраться до него, но у них ничего не выходило. Ввиду низкой организации это существо не могло мыслить, а подчинялось стадному инстинкту.
        Дор открыл сундук, принесенный им последним, в нем было золото. Он провел рукой по лежащим ровными рядами слиткам.
        — Пошли!  — Сказал Янту Фойдор, направляясь к люку вниз.
        — Я немного замерз.  — Янт последовал за стариком с думая о том, что ему нужно побольше тренироваться, поскольку его магический барьер для холодного воздуха был слишком несовершенен.
        Потом еще два часа Дор таскал сокровища в трюм.
        — И даже не вспоминайте о них, когда прилетим в Акиот.  — Предупредил их Тироль, когда дверь в склад на втором ярусе была закрыта.  — Не хватало, что бы нас еще и ограбили!
        — Не беспокойся мы не такие дураки!  — Усмехнулся в ответ Эдэлин.  — Но что — то все равно потратить придется. На закупку продуктов, например.
        — На закупку продуктов, мы потратим те триста золотых, которые лежали в каюте капитана.  — Проницательным голосом сказал высший эльф.
        — Надо же ты и про них знаешь…  — Удивился полуэльф.
        — Лучше потратить такую мелочь чем продавать в городе тальм.  — Поддержал своего друга Фойдор.  — Иначе нас могут принять за пиратов.
        — Да, только все равно нам необходимо будет купить некоторые вещи, которые можно купить в Акиоте.  — Продолжил настаивать на своем отец Янта.  — Не каждый день мы бываем в таком продвинутом городе.
        — Еще осталась маленькая проблема туда долететь!  — Ехидно усмехнулся Фойдор.
        — Да какую-то часть золота мы потратим.  — Согласился Тироль.  — Но лишь маленькую часть, которой должно хватить на все необходимое, если мы не будет покупать ювелирных изделий, домов, и прочих ненужных нам вещей.
        Пока Эдэлин, Тироль и Фойдор, стоя в коридоре говорили, о мерах, которые необходимо принять, дабы долететь до города, по расчетам Тироля стоявшего совсем недалеко в двух днях пути на воздушном корабле, Янт сидел в столовой и беседовал с Альтирой. Девушка занималась кухней и пищей, юноша сразу понял, это поскольку поверх ее походной синей одежды был накинут бежевый фартук.
        — Я кстати, так и не успел тебя спросить, по какой причине ты оказалась у моего отца?  — Задал давно интересующий вопрос юноша.
        — Я так и думала, что ты задашь подобный вопрос.  — Усмехнулась девушка.
        — Неужели я такой предсказуемый?
        — Нет, просто этот факт должен был заинтересовать любого нормального человека.
        — Ты всегда любишь рассуждать в подобном роде?
        — Нет. Просто ты меня удивил. Вообще-то я живу у твоего отца, по простой причине, что сбежала из дому.
        — Это уже становиться интересно.  — Кивнул Янт.  — И какая причина лежит в основе этого действия.
        — Замужество.  — Коротко ответила Альтира.
        — Тебя хотели выдать замуж!  — Возмутился юноша.
        — За старого, но довольно богатого.  — Пояснила Альтира.  — В последнее время материальное состояние моей семьи сильно ухудшилось, поэтому мои родители решили меня выдать замуж за старого и богатого торговца. Который потом прожив короткую человеческую жизнь должен был помереть.
        — Исчерпывающее объяснение.  — Согласился Янт.  — Думаю, дальнейшие разговоры бессмысленны.  — Сделав пару глотков чая, юноша почувствовал, что сильно устал. Довольно длительное насыщенный событиями день, продолжающийся уже неизвестно сколько времени, утомил его.  — Пожалуй, пойду я посплю.  — Поставив чашку на стол, Янт быстро вышел из столовой, и побрел на ярус выше.
        Ввиду того, что Янт лег спать раньше других, проснулся он именно в то время, когда все остальные, кроме Тироля, управлявшего кораблем, еще сладко спали. Поскольку делать было особенно нечего, юноша решил просто послоняться по судну.
        Спустившись на второй ярус, он медленно ступал по гладкому полу, стараясь никого не разбудить. Вдруг он заметил как кто-то вошел в столовую. Кто это он не смог разобрать в темноте. Однако был точно уверен, что это была девушка.
        — Кому-то тоже не спиться!  — Довольно произнес он. Он быстро дошел до столовой, и открыл дверь. В центре помещения стояла незнакомая девушка. Она была изящна и стройна. Темно-синие волосы блестели каплями только что упавшего дождя и доставали почти до пояса. Большие темно-синие глаза светились изнутри. На изящном лице была улыбка. Платье на ней было белого цвета, сделанной из воздушной но очень плотной ткани. Оно подчеркивало все совершенство ее фигуры.
        — Кто ты?  — Спросил Янт. У него по спине пробежал холодок, прим мысли что он разговаривает с каким-нибудь непонятным ему существом. А то что это была духовная сущность юноша не сомневался. Будучи магом он мог прекрасно отличать человека от существ принявших его форму.
        — Астар.  — Ответила незнакомка.
        Это слово встревожило Янт. Астарами назывались высшие духи природы, по могуществу и сознанию равные либо превосходящие человека.
        — Что ты здесь делаешь?  — Юноша вошел в столовую.
        — Слушаю биение одного сердца.  — Загадочно ответила девушка.
        — Я впервые вижу астар.  — Смутился Янт.  — Тем более похожих на людей.
        — А может быть я уже почти человек.
        — Ты живешь на этом корабле?
        — Нисколько. Ты привлек меня. По этому и я здесь.
        — Я?  — Удивился Янт. Сердце его трепетало, поскольку никогда он еще не встречал таких красивых девушек, столь мало походивших на людей.
        — Я Ниэри — Одинокий дух ледяных пустынь. Я живу века и летаю над миром. Я помню великую войну, когда сошлись клинки героев.
        — Приятно познакомиться.
        — Я знаю тебя давно, Янт.  — С улыбкой сказала она, и испарилась будто бы ее и не было. Постояв немного юноша решил пойти назад в свою каюту и упав на кровать быстро заснул.

        Глава 10

        — Мы не движемся.  — Внезапно сообщил кормчий Илэну Кенеро, стоявшему недалеко от него. Был пылающий полдень. Море, видимое с воздушного корабля уходило на многие лиги вдаль к самому горизонту, где сливалось воедино с голубым небом. Оно было спокойным и безмятежным, так же как безоблачное небо, ясно сиявшее над ним.
        — Я знаю, Эльмор.  — Сказал тэнге капитану не оборачиваясь.  — Я почувствовал колебания энергии. Это акары.
        — Акхе?  — Переспросил кормчий.
        — Нет. Не он.  — Ответил Илэн после недолгого молчания.
        — Значит, это новый архимаг акар — Эгерот.  — Эльмор положил свою руку на белый шар управления кораблем.
        — Значит, я с ним встречусь раньше чем я думал.  — Проговорил Вэллисэ.  — Надо спускаться вниз.
        — Сейчас.  — Эльф легонько провел по тускневшему шару рукой. Корабль начал наклоняться и сбрасывая скорость снижаться.
        Илэн пошел к носу судна и посмотрел вперед. Внезапно невидимая сфера вокруг корабля разрушилась и на Кенеро обрушился сильный ветер. Длинная коса Илэна стала трепаться под его холодными порывами.
        По мере снижения корабля стало темнеть, хотя был только полдень. Темнело небо и море, солнечные лучи все больше и больше поглощались невидимой преградой. В этот день — четвертый день месяца, они планировали прибыть к Империи гор, а оттуда, на следующий день уже быть у границы с империей Акара. Однако их планам было не суждено сбыться.
        Неожиданно перед ними появился черный замок с высокими квадратными башнями, будучи до этого невидимым он возвышался на том месте, где еще минутой назад была спокойная водная гладь. Замок выходил прямо из воды. Вокруг этого строения летало множество созданий похожих на огромных летучих мышей. Они кружил над башнями, садились на острые парапеты, издавали странные воющие крики.
        — Это замок был разрушен до основания, во время Великой войны.  — Стал вспоминать тэнге.  — Видимо они отстроили его заново. Причаливай к самой высокой башне.  — Распорядился он подойдя к кормчему, который был капитаном, и единственным человеком команды на корабле.
        — При желании можно разрушить поле и мы сможем улететь.  — Заметил Эльмор делая очередную манипуляцию с шаром.
        — Это полумера, она нам не поможет.  — Спокойно проговорил Илэн, смотря на высокую квадратную башню, под кораблем. Черные твари, которые кружили вокруг замка, никак не отреагировали на корабль, спирально спускавшийся вниз.
        — Ты прав, в конце концов, если не устранить причину, то со следствием бороться бесполезно.  — Эльф сделал пасс над белим шаром и корабль стал снижаться еще медленнее.  — Парэки — магически создания акар.  — Сказал он, имея виду стаю перепончатокрылых тварей, носившиеся с криками вокруг корабля.
        — Жди здесь!  — Бросил Илэн, когда до башни оставалось менее сотни футов. Он ухватился за поручень перил и спрыгнул вниз. Бесшумно приземлившись у края башни, он увидел, как корабль прекратил свое снижение и пошел по кругу вокруг замка.
        Вершина черной башни была пустой. Кроме парэков — черных безголовых тварей, похожих на больших летучих мышей в половину человеческого роста, там не было ни одного живого существа. Вместо головы у этих страшных созданий была круглая пасть с несколькими рядами острых зубов расположенных вокруг глотки. Эти твари сидели на парапетах и громко кричали.
        Илэн сделал шаг в направлении лестницы. Ничего не произошло. Невидимые хозяева не спешили действовать. В ту секунду, он взглядом просветил весь замок, лежавший под ним. Коридоры были пусты и темны. На нижних ярусах тэнге увидел много непонятных существ, беспокойно толкущихся в помещениях. Затем он рассмотрел замок в другом свете, на этот раз он видел силу каждого из созданий находившегося внутри поля, которое окружало здание. Самый сильный из них со своими подручными находился в подвале, в помещениях, расположенных глубоко под водой.
        Ожидая, что хоть один из тех магов себя как-то проявит, тэнге пошел к лестнице.
        В эти мгновения Кенеро чувствовал, как все в замке погрузилось в тишину и молчание, даже те существа скопившиеся в коридорах нижних этажей замерли в ожидание чего-то неизвестного. Черная лестница, ведущая на этаж ниже, быстро закончилось и Илэн очутился у массивных открытых дверей.
        Не спеша он прошел их. За дверями раскрывалось содержимое главной башни. Башня была пустой. В центре шла каменная опора которую обвивала винтовая лестница без каких либо перил и поручней. Стены были покрыты серой штукатуркой. На ней был оттиск виде длинных линий извивающихся под прямыми углами, но никогда не пересекающих друг друга. В некоторых местах в расширения этих линий были вставлены светящиеся белые кристаллы. Они хорошо освещали зал вместе с огромными высокими окнами со стрельчатыми сводами, идущими чуть ли не от первого этажа башни до самой ее крыши.
        Могильная тишина угнетала, и Илэн не стал ждать. Некто в самом подвале башни ждал его, чтобы уничтожить. Вэллисэ спрыгнул с лестницы и медленно полетел вниз, перед полом эго падение замедлилось, он медленно опустился на пол. Быстро пройдя через высокий проем, тэнге очутился в коридоре. Миновав, его гость вошел в глубокую шахту с круговой лестницей.
        Тэнге чувствовал, как на него смотрели тысячи невидимых глаз бестелесных духов, наполнявших этот замок, пронизывая все строения. Они пришли в беспокойство от его вида и стали судорожно метаться. Теперь Илэн стал таким же как и по приходу в деревню — излучающим величие и могущество. Вся его внутренняя сила казалось, опять вырвалось на свободу, приводя в трепет сонмы невидимых созданий. Они стали стараться как можно быстрее покинуть замок, что бы уйти от силы нестерпимой для них.
        Кенеро спрыгнул с моста, ведущего от края башни к лестнице в центре нее, и стал медленно опускаться вниз.
        Серые стены уходили вглубь крепости. Шахта начинающаяся в башне вела глубоко вниз в подводные чертоги замка. Илэн парил в воздухе опускаясь все ниже и ниже, приближаясь к неизвестному магу. Окна закончились. Стало темно. Затем он услышал шум бьющихся о стены волн, о некоторое подобие рифов сделанных по периметру замка. Основание его лежало глубоко на дне моря.
        Когда шахта закончилась Вэллисэ коснулся ногами влажного каменного пола. Здесь периодически слышался странный давлеющий звук. Как будто где-то вдали земля сотрясалась от землетрясения. Он нарастал, уменьшался, иногда вовсе исчезал. Отсюда вели только одни высокие черные двери, открытые нараспашку.
        Тэнге вошел в них. Перед ним был огромный зал, от входных дверей к другому его концу была постелена красная ковровая дорожка, кровавой рекой пересекавшая помещение. Этот огромный зал был совершенно пустым, и не имел никакой мебели кроме черного трона на другом его конце. Зал был хорошо освещен кристаллами, начинающимися в тридцати футах от пола, и расположенных на стенах до самого потолка. Однако, не смотря на сносное освещение верхней части помещения, низ был мрачен, благодаря преобладающим черным и красным цветам. Черным был весь зал, сделанный из черных камней, как и весь остальной замок. Вторым цветом был кроваво-красный, блестящий цвет дорожки, кончавшейся троном и ступеньками.
        Смотря на сидящего на троне акара, Илэн пошел вперед, и остановился только тогда когда между ним и троном стало чуть более ста футов.
        — Я думаю, ты уже догадался кто я.  — Сказал акар царственно восседающий на троне. На мгновенье он испугался Илэна, но очень быстро вновь взял себя в руки. По обеим сторонам от трона стояло по десятку магов, одетые в черные мантии.  — Я действующий архимаг Империи Акара — Эгерот.  — Торжественно произнес он. Черная мантия Эгерота сливалась с его троном. Серая кожа акара была покрыта морщинами, но не смотря на это он выглядел весьма юным.
        — А я надеялся на встречу со старым знакомым Акхе.  — С легким разочарованием произнес Илэн, желая увидеть, как отнесется Эгерот к упоминанию Акхе.
        — Думаю, твой старый знакомый Акхе не знает о твоем возвращении.  — Рассмеялся архимаг. Волосы спали из-под темно-синей шапки ему на лицо, и он лениво поправил их.  — Увы, но он уже устарел. Его безмозглые фанатики призвали его душу, что явно им не поможет. Поскольку сейчас я самый сильный маг Акариона, то я решил проверить на самом деле, ты так силен, как о тебе говорят.
        — Надо отдать вам должное, раз вы смогли заметить меня.  — Похвалил врага Вэллисэ.
        — Надо признаться это было случайностью.  — Ответил Эгерот.  — Мало ли кто мог использовать облик легендарного героя в своих целях, но мы не действуем наобум. Но это не важно, поскольку сейчас ты умрешь!
        — В наше время опасно быть таким самонадеянным…  — Улыбнулся тэнге.
        — Семьсот лет назад ты был непобедим. Но то что ужасало вчера, сегодня лишь вызывает улыбку жалости, как и Акхе, который превратился в ничто. На этот раз мир станет нашим. Второго такого как ты не будет.
        — Вы сначала с первым разберитесь…
        — Что я сейчас и собираюсь сделать!  — После этого слова, Илэн почувствовал, как вокруг сотряслась вся энергия. В это мгновенье тысячи невидимых нитей силы устремились на него. Архимаг пошел в нападение.
        Хотя будучи неуязвимым Илэн мог не беспокоиться о нанесении обычного вреда, однако силы, задействованные архимагом, могли не только изменить свойства материи, но разрушить более тонких существ, таких как духов, наполнявших пространство.
        Илэн стал замедлять время. Обычно с этого начинался любой поединок в мирах по которым он путешествовал. Знания, почерпнутые в пути, не раз помогали ему решить казалось бы неразрешимые задачи.
        В этом мгновенье Илэн видел, как пространство стало искривляться, и но это несколько не пугало его. Невидимые лучи энергии преломились и искаженные понеслись на него. Но упершись в энергетический барьер остановились, рассеиваясь по разным сторонам. Тэнге был спокоен. Абсолютно спокоен.
        Все пространство вокруг стало содрогаться, пол стал трястись и началось землетрясение.
        Илэн легонько оттолкнулся от пола и повис в половине фута от него. Рассеяв энергию идущую на него, тэнге обратил ее в пространство, перенасыщавшееся энергией и доходящее до своего предела.
        Стены стали нагреваться и плавиться. Вода вокруг замка вскипела. Зал был заполнен ярким светом. На Илэна ежесекундно обрушивался все новый и новый удар энергий. Но повторяющиеся атаки не мешали ему атаковать магией в ответ. Как и любой архимаг он мог творить несколько совершенно различных действий. Вэллисэ почувствовал, как под его атаками погибло несколько магов, бывших до этого рядом с архимагом. Затем тэнге направил сплошной поток энергии в тело Эгерота, его защита напряглась. Магические сферы вокруг него стали особенно плотными. Под сильными ударами энергии они напряглись до предела и стали разрушаться одна за другой.
        Если бы кто наблюдал за этой битвой снаружи, то она бы показалась ему очень быстрой, поскольку и Илэн и Эгерот в этот момент по другому воспринимали время, и секунда для них была многократно длиньше.
        Зал был залит светом и заполнен паром, от кипящей воды текущей плотными струями из дыр в стенах. Все осветительные кристаллы уже давно взорвались от мощного напряжения энергий, которое царило в подвалах замка.
        Когда последняя сфера была пробита, Эгерот закрылся от луча левой рукой, мгновенно сгоревшей, не смотря на все сопротивление, которое могло оказать тело находящееся под действием неуязвимости. Однако этого ничтожного мгновения хватило, что бы архимаг телепортировался в Империю Акара. На этом сражение было закончено, кто-то из его помощников, предвидя поражение, переместился еще до этого момента.
        В следующую секунду стены подводного зала замка разлетелись, словно яичная скорлупа. Оставленные без контроля энергии больше не могли находиться без поддержки в сжатом состоянии, в которое их привел архимаг, и произошел взрыв. Так закончилась встреча Илэна с Эгеротом, битва происховшия не больше пяти минут, длившихся целую вечность.
        Эльмор, стоя на палубе корабля, видел замок. Вокруг него кипела вода, и шли клубы пара. Затем он наполнился ярким светом, и взорвался. Мощность взрыва была таковой, что не будь вокруг корабля магической защитной сферы, взрывная волна в одно мгновенье бы превратила его в поток мельчайших щепок. Поток воздуха стал отбрасывать корабль вдаль.
        Над тем местом, где только что стоял замок теперь были лишь клубы пара. Все остальное было унесено в море огромными волнами.
        Когда все утихло, Эльмор направил корабль к тому месту, где не так давно возвышался черный замок.
        — Как видишь, Эгерот не смог победить меня.  — Услышал эльф за спиной голос Илэна.
        — Они знают о твоем прибытии.  — Спросил Эльмор обернувшись. Тэнге висел в воздухе не далеко от кормы.
        — Эгерот знает.  — Сказал Кенеро, ступая на корму корабля.  — А остальные могут и не знать. Там было еще несколько магов. Возможно, они были его учениками. Но это уже не важно.  — Он сел рядом с Эльмором.  — Не смотря на то, что он считает себя сильнее Акхе, это далеко не так.
        — Они могут придумать еще что-нибудь.  — кормчий прикоснулся к белому шару, и корабль стал ложиться на курс.
        — Могут.  — Согласился Илэн.  — А теперь к Империи Гор!

        Сидя в корабельной столовой Тироль дремал. Сон мгновенно сковал ему глаза, и он погрузился в его пленяющую бездну.
        Ему снилось, что он стоит на палубе корабля, когда тот влетает в большой красивый город. Белые просторные дома чередовались с зелеными садами. Нечто похожее высший эльф уже видел. Это напомнило ему Иноиль. Город выглядел красиво и аккуратно, словно только что построенный. Нигде не было ни намека на старину и убогость.
        Вдруг когда Тироль стал всматриваться вдаль, к нему подошел странный человек. Эльф посмотрел на него и удивился — это был Вэллисэ. Он выглядел точно так же как на картинах, нарисованных во времена войны.
        — Велик план богов!  — Проговорил Вэллисэ, становясь у борта.  — И то что ты летишь в Акиот — это тоже часть их воли и плана.
        — Что это за город под нами?  — Спросил удивленный Тироль.
        — Этого города еще не существует в Оге.  — Ответил Илэн смотря вдаль.  — Но он скоро появится, и ты его увидишь.
        — Мне всегда казалось странным, что мне в руки попал этот корабль с сокровищами.  — Произнес высший эльф.
        — Все это неспроста.  — Повернулся к нему Вэллисэ. Его белая коса развивалась на легком ветру.  — Корабль вам поможет. А золото и тальм — это казна для будущего государства. Пусть оно будет на корабле, пока не придет время переместить его в более надежные хранилища.
        — Нам нужно лететь в Акиот. А что потом?
        — Потом события сами покажут что делать. То, что это золото осталось во льдах, кого-то спасло. Скажи Фойдору и Янту, что бы они не тратили его понапрасну и держали подальше от глупых амбиций Эдэлина.  — Илэн улыбнулся.  — Также присмотри за Янтом, ему еще в будущем много предстоит свершить…
        — Я обучу его.  — Кивнул Тироль. Корабль медленно проносился над городом, летя в голубую даль.
        — Пиратов не стоит бояться. О «Белой стреле»,  — Вэллисэ назвал имя корабля,  — знают в Иноиле и Империи Синоха, там вам будут всегда рады. И будьте внимательны в порту Акиота…  — На этом Вэллисэ растворился в воздухе и Тироль проснулся.

        Одной темной ночью к огромной горе, у подножья которой шумел Океан Бурь, пролегающий между двумя континентами; а на вершине высоко в воздухе располагался маяк, причалил маленький воздушный кораблик.
        Было холодно и шел снег. Маяк представлял собой здание из четырех белых колонн, на которых лежала массивная каменная двухскатная крыша. В центре под крышей располагался большой кристалл светящийся желто-красным светом, чем-то похожим на свет огня, и говорившим о начале Империи Гор.
        На вершине были обрывистые каменные причалы, высеченные из скалы умелыми руками горовиков, к одному из них и пристало судно. Из корабля на причал сошел эльф, укутанный в желто-зеленый плащ. Сдуваемый сильным ветром и снегом, он побрел к тому месту, где стояло два горовика. В утепленных доспехах с длинными белыми бородами, развевающимися на ветру, они ждали у причалов путника идущего с корабля.
        Вскоре эльф дошел до стражей.
        — Что привело тебя сюда путник?  — Спросил его один из горовиков.
        — Возможно, сама судьба.  — Ответил Эльмор, перекрикивая вой ветра.
        — Все, кто придет с добрыми намереньями, будут под защитой гор.  — Сказал первый горовик.  — Но те кто придет с войной погибнут в этих горах навеки.
        — Акары собираются воевать, поэтому мы усилили защиту наших твердынь.  — Добавил второй.
        — Где ваш Капитан Ориус Фей?  — Спросил их Эльмор.
        — Под маяком.  — Горовик указал кивком головы на черный вход под маяком.  — Сам найдешь его.
        Через десять минут высший эльф уже сидел в в небольшой комнатке со столом и шкафом. За столом напротив него сидел горовик в серебристых доспехах. Сверкающий шлем стоял на краю стола.
        — Давно, давно не виделись!  — Проговорил горовик улыбаясь. Его глаза засветились радостью.
        Он был горовиком среднего роста, то есть немного выше Эльмора. Темно-серые волосы на голове были заплетены в небольшую косу. Черная борода была заплетена во множество мелкий и длинных косичек. Посмотрев на Эльфа, своими серыми глазами капитан спросил.  — Что за дело привело ко мне?
        — Эгерот. Ты много знаешь о нем?  — Тихо спросил Эльмор, как будто их могли подслушивать.
        — А вы разве не все знаете о всех?  — Удивился столь неожиданному вопросу Ориус.  — Разве вы не видите сквозь пространство? Разве не находите ключ на дне океана?
        — Да, но тут другое дело.  — Стал объяснять высший эльф, подвинувшись поближе к горовику.  — Архимаг может нас и за нос водить, поэтому подумал, что было бы неплохо узнать общедоступные факты, особенно у тебя.
        — Ну, ничего особого я не знаю.  — Стал рассказывать горовик.  — Я на границе у океана работаю, а не у империи Акара. Быть может служил бы там, знал больше.
        — Это понятно, и все же, что тебе о нем известно?
        — А известно мне то.  — Перешел на шепот горовик.  — Что говорили, что Эгерот был против воскрешения Акхе.
        — Это общеизвестный факт.  — Сказал Эльмор.  — Видимо, он боялся что Акхе займет его место.
        — А может и по другой причине.
        — Может и по другой.  — Согласился горовик.  — Акхе сейчас в своей башне, и не покидает ее не по каким делам. Возможно он к чему-то готовиться.
        — К войне.
        — К ней же готовятся и Кодрига, где, кстати построили огромную черную башню.
        — Это усилитель черной магии.  — Объяснил эльф.  — Очень нехорошая вещь. Даже мы не знаем на что способна она на полной своей мощности.
        — Король Кодриги Спаз Мариус — самый сильный маг хаоса мира. Затеял вместе с акарми что-то нехорошее.
        — Мы тоже об этом знаем.  — Кивнул Эльмор.
        — Очень опасный человек!  — Серьезно проговорил горовик.  — Он в одиночку может уничтожить запросто несколько городов, а может даже и целое государство.
        — Он очень сильный маг.  — Согласился эльф.  — А никаких еще странных слухов про Акхе, ты не знаешь? Ничего не знаешь про замок поблизости, который был отреставрирован акарами?
        — Нет.  — Ответил горовик.  — Не знаю. Про замок никто из нас ничего не слышал и не видел. Хотя маги и приборы последние несколько дней отмечали высокую магическую активность сравнительно недалеко в море. У тебя есть время?
        — Да, мне в принципе не куда спешить.  — Эльмор откинулся на спинку стола.
        — Тогда надо поговорить. Давно не встречались.  — Горовик последовал его примеру.  — Я вот хочу тебя спросить, как жизнь у вас там в лесах Рика?
        — Нормально. Хотя в последнее время все насторожены.  — И эльф стал рассказывать о своей стране.

        На юге Акариона, за Империей Акара, и Империей гор была Ихская степь, которая ближе к южному концу континента превращалась в пустыню Иругаса. Формально Ихская степь никому не принадлежала и была свободной землей, но на самом деле там было множество городов, которые принадлежали различным феодалам, лордам и бандитам. В этих городах проживали почти все люди живущие в этой неприветливой степи. В самой степи селиться в общем-то никто не запрещал, но выжить в одиночестве там было очень сложно из-за большого количества разных бродяг, разбойников и грабителей, бродивших из одного города в другой в поисках легкой наживы. В Ихской степи существовало также несколько свободных магических академий различной величины, в которых было так же опасно учиться, как и отправляться по степи в одиночку. Были там и различные гильдии, дела которых, однако, шли не очень хорошо. В основном в Ихской степи были полусухие поля, и луга заросшие травой. Редко когда встречались леса, которые были малы и опасны. Иногда можно было увидеть созданные магами тенистые сады и сочные луга, бывшие редким явлением, поскольку маги
занимавшиеся облагораживанием земли редко селились в столь опасных и пустынных землях.
        Большую роль на этих землях играли приморские города. Именно они снабжали всю степь рыбой и товарами. У многих правителей городов были свои летающие корабли, но такие правители были редким явлением. Редко какой город мог похвастаться маленькой летающей флотилией. Хотя воздушные корабли были не очень широко распространены, но все же многие корабли Великих лесов удавалось захватывать и покупать, и они служили баронам городов, пока их не сбивали или захватывали.
        В одном из таких городов Ихской степи Кенвальдоре было жарко и сухо. Сам Кенвальдор представлял из себя довольно большой город с населением несколько десятков тысяч человек. В основном все строения в нем были либо желтого, либо желто-коричневого цвета. Хотя город находился недалеко от границы с империей Акара, он был в небольшой пустыне. Эта маленькая пустыня была круглой язвой в окружающей ее степи. По мере приближения к городу все растения засыхали все больше и больше. И у самой городской стены на протяжении лиги вообще ничего не росло. Городская стена темно-желтого цвета местами потрескавшейся, имела тридцать футов высотой. В ней было четверо ворот. Одни на каждую сторону света.
        Нельзя сказать, что в Кенвальдоре вообще ничего не росло. Нет, растительность там была. У некоторых домов стояли кадки с пальмами. Были оранжереи в богатых городских вилах. Росла сухая желтая магическая трава, покрывавшая плоские крышах домов, вытягивая влагу из воздуха, и обходясь без полива и дождей, случавшихся в Ихской степи не чаще чем раз в год.
        Создание маленькой пустыни вокруг города, приписывали одному из городских магов. По легенде, его уволил тогдашний правитель города, однако маг это ему не простил. После двадцати лет упорной работы, он сотворил заклятие достаточной мощности, что бы превратить местность вокруг города в пустыню. Но это была лишь легенда, жившая еще с основания города, которому приписывали возраст в пятьсот лет.
        По улицам Кенвальдора у рынка шел самый обычный человек в длинных бело-коричневых одеяниях. Голова его была закрыта просторным белым капюшоном, из-под которого выглядывала короткая клинообразная черная бородка.
        Илэн уже второй день бы в этом городе. Воспользовавшись смятением и путаницей на энергетическом плане после взрыва морского замка, он телепортировался в Кенвальдор. Именно это место предложил ему Эльмор. В этом пустынном городе он изменил свой облик, на облик обычного горожанина, дабы не привлекать лишнего внимания. А Эльмор продолжил свое путешествие к Империи Гор.
        Кенвальдор был довольно близко от границы империи Акара, окруженную малыми барьерными горами. Это была непрерывная цепь невысоких крутых гор, темно-желтого цвета, высотою от трех ста до тысячи футов. Они простирались по всей границе Империи Акара. Когда-то давно созданные с помощью магии, эти горы отделяли Ихскую степь от мрачных лесов страны темных эльфов.
        Сегодня именно туда отправлялся один небольшой летающий кораблик для закупки товаров. Илэн уже нашел на нем место. К телепортации было прибегать опасно, поскольку таким образом его легко могли обнаружить. Решив спокойно прилететь в Шахим, на корабле не смотря на то что это было довольно долго, тэнге собирался осмотреть по дороге все земли империи, над которыми они пролетят.
        До вылета корабля еще оставалось порядочно времени, и Илэн решил пройти по улице. Было людно. Улица у рынка была заполнена многочисленными прохожими, говорящих на одном из диалектов, международного людского языка, бывшего для них родным, как и для всех народов центра Икандера.
        Проходя по улице тэнге заметил странного прохожего, он одиноко шел в толпе, сторонившейся от него как только можно. Он был высокого роста, больше семи футов. Этот одетый в черные одежды человек возвышался над всей толпой. Его сюртук был расстегнут ниже пояса, дабы было удобней идти. Прохожий был калекой. Левой ноги не было по колено. Вместо нее был самый дешевый протез из дерева, с круглым окончанием, похожий на перевернутую бутылку. Левой руки тоже не было по самое плечо. Вместо левого глаза был кружок черного полотна. Так же у него не было левого уха. Об этом говорило, то что, из-под седовато-белой копны волос выходило только одно длинное заостренное ухо. Единственный сапог у этого странного прохожего был сделан из чешуи черного дракона, что свидетельствовало о его немалой цене. На поясе слева висел меч, тонкий длинный и прямой, похожий на штырь, и без гарды.
        Человек шел, как будто у него не было протеза вместо ноги, легко и быстро. Толпа разбегалась при его виде. И особенно все избегали взгляда его единственного красного глаза, которым он с нескрываемым безразличием смотрел на окружающих его людей.
        Илэн сразу его узнал, это был Камур Эльтима Ний Аорер Айсидас, более известный как Камуэль, боевой маг и целитель, имеющий статус архимага. Когда-то давно во время Великой войны тэнге встречал его в Сагоре, всего несколько раз. Тогда он был неплохим магом и целителем, а сейчас стал одним из десятки могущественнейших магов в мире. Имея возраст в тысяча сто восемьдесят лет, которые ему должны были вот-вот исполниться, он прекрасно жил и был одним из старейших архимагов. Будучи помесью высших эльфов, акар, горовиков и людей Камуэль выглядел весьма необычно. Ко всему прочему он очень любил выглядеть калекой, и с очень давних пор создавал иллюзию, будто бы у не него отсутствовали нога, рука, глаз и ухо.
        Камур посмотрел на тэнге и улыбнулся. Облик Вэллисэ способный обмануть даже хорошего мага, не смог обмануть Камуэля, хорошо знавшего Кенеро.
        Илэн проводил его взглядом, Камур прошел мимо разбегавшихся вокруг него людей и направился в узкие и пустынные улицы. Пройдя до конца улицы Илэн свернул туда же в том же направлении. Неожиданно все прохожие исчезли оставшись за невидимой стеной и на одной узкой темной и грязной улице он встретил Камуэля. Маг стоял, облокотившись спиной о стену здания.
        — Я не ошибся.  — Сказал он.
        — Ты возвел вокруг барьер, это не опасно?  — Поинтересовался у него Илэн.
        — Я здесь довольно часто бываю, и довольно часто делаю подобные вещи, поэтому мало вероятно, что это кто-то заметит. А если и заметит, то это моя забота.  — Бледное лицо Камуэля выглядело зловеще, в мрачном освещении улицы.  — Я рад, что увидел тебя. За эти годы я стал архимагом, и довольно часто посещаю Ихскую степь, когда брожу по этому миру. Здесь идет постоянная борьба за жизнь. Я люблю борьбу и иногда помогаю тому кто борется и стремиться победить.
        — И почему тебя сюда занесло?  — Улыбнулся Илэн.  — Что ты хочешь мне поведать?
        — Ничего особенного. Думаю, что знаю я, то знаешь и ты.  — Рассмеялся Камуэль.  — А вот потихоньку брожу, разведываю. Конечно, саму империю Акара я не посещаю, но окрестности все изучил. Темные эльфы вот-вот начнут войну. Они заключили союз с Кодригой. Первой их жертвой, несомненно, станет Иноиль. Затем Империя Синоха. Они хотят вначале уничтожить сильнейших противников, дабы они им не помешали потом.
        — В принципе ты прав. Все это я знаю.  — Заметил Илэн Кенеро.
        — Ты пришел очень во время. Сейчас все хотят предотвратить войну, потому что силы, которые в ней будут задействованы могут уничтожить наш маленький мирок. Прошло семьсот лет, а ничего не изменилось. Если раньше акары были очень сильны, то сейчас они стали еще сильнее. Только разница в том, что мы тоже не слабы. Сейчас наши силы куда более едины, чем во время великой Войны. Теперь мы сможем дать и Акхе, и Эгероту и иже с ними хороший отпор. Но все равно, этого допускать нельзя. Даже если мы и победим, мир пострадает. Поэтому надо предотвратить войну. Это непременная задача сильнейших магов. Об этом знают все. При необходимости мы объединим усилия, и сотрем армии врага с лица земли.
        — Предотвратить войну. Именно для этой цели я и направляюсь в Империю Акара. Ты знаешь что-нибудь об Эгероте?
        — Только то, что он считает себя самым сильным, и самым умным.  — Усмехнулся Камур Эльтима.  — Хотя может быть все архимаги подвержены этому явлению… Может и по потенциалу он и равен Акхе, но в реальности нет. Он слишком много о себе мнит, поэтому не может знать реальной силы как своей, так и врага. Эта его основная слабость.
        — Я это уже понял, после недавней встречи с этим господином.
        — Сейчас в Шахиме будет несколько праздников.  — Камуэль, отошел от стены, медленными шагами, и стал рядом с Илэном.  — Туда прилетает известный Кодригский певец Диджэй Вампировский. Кумир миллионов сравнительно молодых и не очень акар. В связи с этим в Шахиме будет большая суматоха, и ажиотаж.
        — И кто такой этот Вампировский?  — Поинтересовался тэнге.
        — Он певец и лучший друг короля Кодриги — Спаза Мариуса. Сын Императора Акар — Экхан — восхищается его творчеством. Поэтому после выступления Диджэй будет приглашен на торжественный пир во дворце. Это хороший способ узнать много нового. А на этот обед будут приглашены все аристократические друзья принца. Много магов и очень легко быть незаметным даже пользуясь магией. В такой обстановке кто-то может и сболтнуть лишнего.
        — Хороший план.  — Согласился Илэн.  — Я вижу ты не теряешь времени зря. Как скоро состоится этот пир?
        — Ты на него успеешь.

        Рано утром у крутых склонов хребта Гурда, в горной долине было тихо и спокойно. Возле двухэтажного особняка, на площадке за ним, горовик в тальмовых доспехах тренировался с топором. Рыча он делал им виртуозные удары, иногда разнося в щепки деревянные мишени, стоящие по краям тренировочной площадки, предназначенные для тренировки в стрельбе.
        — Генерал!  — Услышал он голос своего подчиненного. Тот стал на краю площадки у особняка и ждал его. Положив топор в ножны за спиной, Уркер пошел к нему. По дороге он поднял забрало и вытер платком пот с красного лица.
        — Что такое?  — Небрежно бросил он, недовольный тем, что прервали его разминку.
        — Разрешите доложить!  — Четким голосом сказал горовик.
        — Что такое? Опять вызывают?  — Буркнул сын гор.
        — Вы просили меня доложить, если станет что-то известно о наших братьях из Дугских гор.
        — Чего ты сразу молчал!  — Недовольным голосом сказал Уркер.  — Говори!
        — Нам известно, что Тугондэр собирает войска для нападения на Рикор. Некоторые армии уже перешли границу этого государства. Приграничные замки Рикора либо разрушены, либо сдались и стали протекторатами Дугских гор. Говорят, что они собираются, захватить также Империю Кинос и Гран.
        — Балда!  — Рявкнул Уркер.  — Я и без твоего доклада об этом догадывался. Если это все, то проваливай, и что бы больше я тебя не видел, если ты конечно не несешь по настоящему важных поручений!
        — Это не все!  — Громко ответил подчиненный.
        — Если эта какая-нибудь мелочь вроде того, что ты только что сказал, то лучше мне ее не говори!
        — Говорят король Великих лесов недоволен тем, что горовики недавно захватили их корабль. Он собирается предпринять решительные действия.
        — Вот это интересно!  — Воскликнул генерал Уркер.  — Посмотрим, что они сделают. Что ты об этом думаешь? Что произойдет?  — Неожиданно спросил он своего подручного.
        — Не знаю.  — Растерялся горовик, привыкший слышать от генерала вопли и приказы.
        — Идиот.  — Рявкнул Уркер.  — Вот из-за таких тупых как ты, я вместо того, что бы крошить с легионами на поле брани врагов сижу здесь. Сомневаюсь, что лесные эльфы вылезут из своих лесов. Они трусы от природы, поэтому ничего они не сделают. Хотя может быть и сделают… Но все равно у них ничего не получится!
        — Возможно.  — Предложил горовик.
        — А если они что-то предпримут?
        — Тугондэр их уничтожит в ответ.  — Быстро ответил помощник.
        — Правильно!  — Рявкнул Уркер.  — Я с Тугондэром в одной группе в военной академии учился. Если его армии кто-то тронет, то потом они об этом сильно пожалеют! С ним еще Красная борода, он еще тот пират. Ему палец в рот не клади. У них еще есть какой-то воин в два человеческих роста…  — Он резко замолчал.  — Проклятье!  — Воскликнул Уркер.  — Пока они вкушают все сладости сражения, разрывая топорами своих врагов, я должен сидеть здесь! И надрывать воздух топором!
        Ты понимаешь меня! Если бы я был генералом в Дугских горах, сейчас бы мои армии шли маршем. Я бы громил замки. Снаряды из моих гаубиц равняли бы с землей города!
        — У Тугондэра нет генералов. Он сам командует своей армией.  — Пояснил Уркеру подчиненный.
        — Идиот, я фантазирую!  — Крикнул генерал, достав топор и хорошенько им размахнулся.  — Вся сладость боя уходит от меня.  — Затем Уркер стал ожесточенно махать топором на тренировочной площадке, представляя как он разрубает бесчисленных врагов.
        «А если мне тайно воевать вместе с ними?» — Вкралась в его голову неожиданная мысль. На этом тренировка закончилась.

        Армии горовиков шли, и уже было ни для кого не секретом что Рикор падет. В Багаде самые просвещенные собирали свой скарб, для его спасения. Кто-то доказывал, что при горовиках жить станет лучше, фанатики кричали на улицах о победе, стражники призывали подняться на стены для обороны, правительство неправдоподобно говорило, что Дугским горам не взять Багад. В городе была суматоха, и только маги молчали и готовились к капитуляции. Торговцы оружием пытались продать товар, охотно раскупаемый толпой. Купцы, приплывающие на своих кораблях к портовым городкам Рикора, брали за большие деньги к себе пассажиров, спешащих побыстрее уплыть из обреченной страны. Кто-то надеялся отсидеться в своем замке, слыша от магов и беженцев, что горовики прошли сквозь Акос захватывая и разрушая только самые важные объекты.
        Так каждый готовился к войне уже идущей с огромными потерями со стороны Рикора, и почти нулевыми со стороны горовиков.

        В самом же Акосе дела обстояли куда хуже. Полностью деревянный город Крякинг сгорел. Хотя горовики бомбардировали только крепость, но на утро от крепости огонь перешел на бараки, а затем начал пылать весь город. Дублас был разграбляем мародерами. А в Акэндхэме был переменный порядок, соседствовавший с хаосом грабежей. Единственный относительный порядок царил только в Хогосе, наместник которого уже заочно сдался горовикам и продолжал вести дела, как будто ничего и не случилось.

        Глава 11

        В Акэндхэме было утро десятого июня. Этот солнечный и ясный день, когда вся природа радовалась и пела, был опечален многими грустными событиями. Положение дел в городе ухудшалось, мародеры разграбляющие центр гибли под атаками оставленных там горовиков. А солдаты Дугских гор принялись выполнять свою миссию, то есть разграблять центр, где были сосредоточены все ценности города.
        Тем временем на другом континенте в пушистых снегах бескрайней ледяной равнины, внутри города Акиота, накрытого неощущаемым прозрачным магическим куполом, закрывающим его от царствовавшего снаружи холода и сильных полярных ветров. Этот купол был незримой преградой для бушевавших сил стихий властвовавших на Коросе. Внутри него царила размеренная спокойная жизнь, протекающая среди белых домов, зеленых садов, и аккуратно вымощенных чистых улиц. Везде царили чистота и порядок. У аккуратных серо-белых дорог стояли шарообразные фонари, освещающие улицы во время полярной ночи. Было в Акиоте и несколько бедных районов, располагавшихся у воздушных пристаней, где останавливались летающие корабли. В этих районах улицы были застроены маленькими каменными домами, поскольку дерево здесь было довольно дорогим, и никто не возводил деревянных построек. Горожане Акиота имели свойство никуда не спешить. Они, отмеряя время, размеренно ходили по улицам не торопясь и не бегая. И лишь изредка кто-нибудь нарушал эту неторопливость своей спешкой. Несмотря на довольно большое население города, прохожих было не много, но в
то же время и не мало. Исключения составляли те дни, когда в городе происходили народные гуляния. В эти дни улицы наполнялись горожанами, и неспешность и спокойствие, которыми славился город, заменялись веселостью и оживленностью.
        Янт был уже здесь второй день. Несмотря на видимое отсутствие времени суток, он всегда следил за часами и старался жить так, как бы он жил находясь в Акосе. Поскольку пребывание на корабле довольно плохо сказалось на нем, и всю вторую часть пути он пробродил сонный ничего не делая, и ничем не интересуясь. Все это путешествие с момента отлета от замерзшей крепости, превратилось в бесконечное число чаепитий, и полудремы. В ней он находился сидя в кают-компании, либо в каюте своего отца, подолгу любившего пересматривать наряды, и обыскивать комнату на наличии тайников, а также в это время не отказывавшего себе в удовольствии с кем-нибудь побеседовать. И еще юноша спал, закрывшись толстым одеялом в своей кровати, не снимая одежды. Ощущения холода снаружи очень сильно повлияло на него, иногда ему снилось, что он замерзает, оказавшись один в ледяной пустыне. Проведя эти дни на корабле в полусонном состоянии, он очнулся только после прилета в Акиот. Никому не сказав о своей встречи с Ниэри, юноша стал постепенно забывать этот факт, принимая его за должное. На второй день после прилета в Акиот сразу же
решил наверстать упущенное, и пройтись по городу с отцом.
        Эдэлин Тэн-Андэр давно уже намеревался сделать рейд по магазинам, из триста золотых которые лежали в каюте капитана, ему было оставлено только двадцать, и их он непременно хотел вложить в покупку каких-нибудь полезных и не очень вещей. Фойдор и остальные члены экипажа еще спали, а Тироль с Дором были на корабле, который эльф соответственно хотел защитить магией, а горовик, должен был охранять его, и также погрузить туда закупленные припасы, дабы можно было спокойно отправляться в дальнейший путь, то есть назад в Акос, а может и куда-нибудь еще.
        Янт с радостью согласился на предложение отца, сопровождать его в походе по городу. И когда наступило утро в Акосе, они покинули здание гостиницы, расположившееся недалеко от воздушных портов, где находился их корабль и пошли в город.
        На улицах было довольно мало прохожих, но ближе к центру их количество стало постепенно увеличиваться. Люди были самых различных народностей, кроме пожалуй, варваров кочевых племен и акар, которые вне своих земель встречались крайне редко.
        — Какой хороший город!  — Заметил Эдэлин, когда они подходили ко входу в тенистый сквер. На полуэльфе были самые лучшие белые одежды, расшитые серебристым узором. Он сумел их найти в каюте, и они хорошо подошли Тэн-Андэру. На ногах у него были белые ботинки, из чешуи напоминающие рыбью. А голову венчала белая шляпа с широкими полями и пером, приобретенная когда-то в Акэндхэме, за довольно внушительную сумму. В отличии он него Янт был одет довольно просто. В удобную повседневную одежду. В ней он обычно ходил по деревне летом. Она состояла из черных кожаных сапог с длинными голенищами, темно-зелеными почти черными свободными штанами, которые хорошо подходили для хождения по лесу, и коричневой немного грубоватой кожаной куртке, одетой нараспашку из-за того что под куполом Акиота было тепло, и можно было носить летнюю одежду. Под ней была белая рубаха уже порядком изношенная.
        — Согласен.  — Подтвердил Янт.
        — Сейчас ты смотришься словно мой слуга.  — Усмехнулся полуэльф.
        — Уж прости, в отличие от тебя не трачу столько денег на одежду.  — Поморщился Янт.
        — Одежда — это самое главное во внешнем виде.  — Стал читать лекцию Эдэлин.  — Первое впечатление складываться именно от одежды.
        — Когда я стану сильным магом, мне будет наплевать, какое обо мне будет складываться впечатление у невежд.  — Безразлично ответил Янт, рассматривая город.
        — Если все равно, то не хочешь немного мне подыграть?  — Неожиданно повеселел полуэльф.
        — Что подыграть?  — Удивился юноша, столь неожиданному предложению отца.
        — Просто называй меня своим господином, так все подумают, что ты мой слуга.
        — Еще чего!  — Усмехнулся Янт.
        — Ты же сам сказал, что тебе все равно, какое мнение будет о тебе!  — Заметил Тэн-Андэр.
        — Ну ладно, мой господин.  — Рассмеялся юноша.  — Как глупо звучит…
        — Это совсем не глупо, просто вместе мы странно выглядим.  — Они вошли в тенистый сквер, с аккуратными каменными дорожками и густым кустарником, заполнявшим все пространство между деревьями. В сквере, в основном, росли хвойные деревья, и редко встречались лиственные растущие в северных широтах. Под темным куполом веток был полумрак. Пройдя немного, Эдэлин остановился.  — Подожди минуту.  — Он стал носком сапога разбивать землю у дорожки, пока там не показалась золотая монета.  — Вот видишь!  — Быстро согнувшись, он поднял золотой, и они пошли по скверу дальше.  — Я постоянно приумножаю наше состояние, а твой дед не хочет это понимать.
        — Как ты узнал, что там будет монета?  — Удивился Янт.
        — Я просто почувствовал золото.  — Улыбнулся полуэльф, довольный тем, что поразил сына.  — Если бы я не преумножал свое богатство, я бы давно разорился.
        — Если честно я в Акэндхэме не заметил у тебя никаких признаков богатства.  — Приметил Янт.
        — А эта шляпа. Я купил ее именно там!  — Стал хвастаться Эдэлин.  — Как ты думаешь, сколько она стоила?
        — Пяток золота.  — Навскидку предложил Янт. Шляпа отца интересовала его меньше всего.
        — Двадцать золотых!  — С гордостью сказал Тэн-Андэр.
        — Двадцать золотых!  — Ошалел юноша.  — В деревне на это можно было бы прожить год, а то и больше!
        — Ну а я, купил шляпу!  — Сказал он с таким видом, как будто совершил какой-то великий подвиг. Сквер закончился, и они вышли на широкую улицу с большим количеством магазинов.  — Ну что приступим!  — Сказал полуэльф с предвкушением потратить свои деньги.
        Магазины находились в двух-трех этажных небольших домах со скатными крышами. Первые этажи занимали торговые залы, а следующие — жилые помещения. Как и весь город дома были сделаны из белого сероватого камня. Тэн-Андэр хотел войти в самый крайний магазин, но увидев вывеску в форме книги, Эдэлин остановился и пошел к другой двери.
        — Давай зайдем в книжный?  — Предложил Янт отцу, увидев его реакцию.
        — Если хочешь, заходи сам, у меня лишних денег на книги нету!  — Отрезал полуэльф.
        — Тогда я туда и пойду!  — Развернулся, бывший студент, недовольный тем, что его отец отказался составить ему компанию.
        — Отлично! Встретимся потом на этой улице.  — Эдэлин зашел в соседний магазин, посвященный одежде.
        — И больше не проси у меня денег в долг!  — Развернулся юноша. Хотя Эдэлин не просил и так у него денег. Дверь книжного магазина легко открылась, и на ней прозвонил маленький колокольчик.
        Внутри магазина было очень пыльно и темно. Среди множества книг стоящих на бесчисленных полках, не было видно ни стен, ни витрин. Здесь была атмосфера таинственности и неподвижности, покрытой пылью. Магазин был узким и длинным, по крайней мере, так показалось юноше, когда он вошел в него. Различные книги в разноцветных переплетах стояли на стеллажах до самого потолка, закрывая окна. Янт прошел дальше и вышел в небольшое помещение наполненное книгами, но уже с открытым окном. Там царил бардак, часть стеллажей была пуста, на большом книжном шкафе сидел мальчик лет десяти-одиннадцати. В другом конце комнаты книги сами залетали на стеллажи, поднимаясь с пола, где они лежали стопками.
        Мальчик выглядел весьма странно. На нем был коричневый костюм с белой рубашкой, рукава которой выглядывали из-под пиджака. На поясе в ножнах висел небольшой кинжал. Барабаня черными башмаками по стенке шкафа мальчик увлеченно ставил книги на стеллажи, пользуясь своей магической силой.
        — Ты пришел!  — Сказал он, посмотрев на Янта.  — Завтра улетаешь?
        — Кто, я?  — Удивился Янт.
        — Да, ты. Я то думал, что ты уже собираешь вещички.  — Посмотрел он на юношу своими озорными глазами, не прекращая погрузку книг на стеллажи.  — Я думал, ты не проявишь интереса к фестивалю в магической академии.
        — Ты меня с кем-то попутал!  — Прервал его Янт.  — Уж не с моим ли братом близнецом?  — Предположил он.
        — Так значит ты брат Ариориса!  — Рассмеялся мальчик своим детским голосом.  — Я сразу подумал, зачем ты вырядился так странно. Я Понэй Луарат Одонори.  — Представился он.  — Я маг и чародей, и конечно же я гений!  — Затем с гордостью добавил он.  — Не смотри, что мне одиннадцать лет, я умственно развит уже на двадцать! Мне надо ходить в академию магии, что бы там… преподавать.  — Он звонко рассмеялся.
        — Янт Удвинг!  — В свою очередь представился юноша.
        — Очень приятно, очень приятно!  — Спрыгнул со шкафа Понэй.  — Я правильно предполагал, что Ариорис не согласиться отложить отправление в Сагор, дабы сходить на фестиваль в академию магии, куда его приглашали, и где он, кстати, не учиться. Я хотел пойти с ним, что бы мне не задавали дурацких вопросов типа: «А что этот ребенок здесь делает?». Я уже вырос из того возраста, когда меня можно считать ребенком.  — Серьезным тоном добавил он.
        — Ты знаешь моего брата?  — Воскликнул Янт, когда до него все же дошло, что произошло. Одна мысль о брате повергла его в трепет и волнения. Но юноша быстро взял себя в руки и успокоился.
        — Да, уже около года!  — Пояснил мальчик, прервав расстановку книг.  — Завтра Ариорис, улетает в Сагор.  — Он приложил палец к подбородку и задумался.  — А может быть сегодня. Я уже подзабыл.
        — Надо же, я давно хотел с ним встретиться!  — Обрадовался Янт, представляя себе брата, полностью похожего на себя самого.
        — Я думаю, он тоже обрадуется.  — Кивнул Понэй.  — Да и живет он здесь недалеко.  — Затем он неожиданно перешел на шепот.  — Последнее время, он стал немного не в себе, он решил отправиться в путешествие по Южной Пустыне в одиночку. Короче, ему просто надоело здесь сидеть.
        — Зачем?  — Юноша удивился.
        — Он хочет отшельничествовать, дабы повысить свое мастерство.  — Пояснил мальчик.  — Дескать, местная светская жизнь, которую он ведет, отрывает его от совершенствования. Но скорее всего ему просто все надоело, поскольку у него как-то не получилось сдружиться с современной молодежью.
        — И он хороший маг?  — Решил спросить Янт. Этот вопрос его уже давно интересовал.
        — Да, довольно.  — Кивнул Понэй.  — Ты же знаешь современную молодежь…  — Повторил мальчик фразу так любимую его дедушкой.
        — И где он живет?  — Продолжил расспрос Янт.
        — Давай, я тебя провожу.  — Понэй подошел к двери, а затем крикнул громким прокуренным басом.  — Я ухожу! Смотри за магазином.
        Из-под одного из шкафов вылезло какое-то грубое деревянное существо, похожее на обрубок бревна, оно было в половину роста мальчика. Скрипя деревянными суставами оно сделало какой-то жест рукой в знак одобрения.
        — Это Брэк!  — С гордостью сказал мальчик.  — Деревянный гоблин голем. Я его сам сделал!
        Они вышли на улицу. Теперь, там было гораздо больше прохожих, чем тогда, когда Янт заходил в магазинчик. Узнав о брате, юноша окончательно забыл об отце, и о том, что потом нужно с ним здесь встретится.
        — Не боишься, что магазин обворуют?  — Спросил его Янт уже на улице.
        — Это книжный магазин, его не обворуют.  — Уверенно ответил Понэй.  — Там еще в подвале еще мой дядька сидит, занимается алхимией.
        — А зачем ты сменил голос?  — Задал следующий вопрос Янт, когда они свернули за угол.
        — Это моя магическая способность!  — С еще большей гордостью проговорил Понэй.  — И тем более меня так все лучше слушают.
        Пройдя немного, они свернули еще раз, выйдя на улицу застроенную жилыми домами. Небольшие участки здесь были обнесены высокими стенами.
        — И с кем живет мой брат?  — Спросил Янт Понэя, после того как они свернули на очередном повороте и вышли на улицу, обнесенную со всех сторон стенами. В ее конце стояли трехэтажные дома с магазинчиками на первом этаже. Эти строения были сделаны из камня и черных балок дерева и сильно отличались от общего стиля города.
        — Сейчас он живет один.  — Пояснил Понэй Луарат.  — Это, если не считать прислуги, оставшиюся от покойного барона, и весьма странная, как и их бывший хозяин. Но раньше жил с матерью и бароном. Барон Гельям Тэнтальмон умер уже как два года назад. Оставив им в наследство особняк, золотишко и несколько торговых кораблей. Впрочем его жена недавно уехала путешествовать на восток империи Синоха в Тириодис, из-за того что поссорилась со своим сыном на счет траты денежных средств. Тириодис — это такой большой приморский город на востоке Империи Синоха.  — Пояснил мальчик.
        — Я знаю. Неужели ты думаешь, что за пределами Акиота все такие дураки?  — Недовольно ответил Янт, хвастовство его юного спутника стало его раздражать.  — В этот город так хотят попасть те, кто ищет лучшей жизни. Хотя попадают в основном в Дарион… И большое он состояние имеет?  — Задал другой вопрос юноша.
        — Не очень. Прибыли, которые приносят корабли, едва хватает на то, что бы обеспечить деньгами мать Ариориса. И я читал о крестьянах Акоса, они глупы и неграмотны.
        — То есть и мою мать.  — Поправил Янт.
        — Тем более что денег она не считает. Когда барон отдал концы, их прибыли многократно уменьшились. Поговаривали, что он даже занимался пиратством.  — Добавил в полголоса Понэй.  — Кстати, мы уже пришли.
        Они остановились у кованных металлических ворот в белой каменной стене. За ними виднелся небольшой двухэтажный особняк, утопающий в зелени. Понэй потянул за ручку калитки, и та спокойно открылась. К крыльцу вела белая каменная дорожка. Вокруг особняка не было никакого признака прислуги, или какой либо живой души.
        — Он, наверное, дома.  — Сделал умозаключение мальчик.  — Пошли.
        Подойдя к особняку Понэй надулся важностью и остановился, приводя в действие свою магическую силу. Висящий под потолком крыльца колокольчик, над которым был балкон — зазвонил. Так продолжалось около минуты, но никто не спешил им открывать. Терпение у Понэя закончилось очень быстро, и мальчик стал пинать дверь ногой.
        Вскоре, после недолгого ожидания дверь открылась, и на пороге показался высокий усатый дворецкий. Его черный бархатный костюм буквально блестел в лучах незаходящего солнца, падавших на двери из-за балкона на втором этаже, нависающим над крыльцом.
        — Господин Понэй!  — Дворецкий зажмурил один глаз, а к другому поднес монокль.  — И господин.  — И господин… А вы разве не в своей комнате?
        — Послушай.  — Перебил его маленький маг.  — Где Ариорис?
        — Стоит рядом с вами.  — Дворецкий спрятал монокль на цепочке в нагрудный карман.
        — Это не Ариорис. Это его брат!  — Громким басом пояснил Понэй.  — Выведенный из себя долгим ожиданием. После чего он быстро успокоился.
        — Кто это?  — Послышался голос на лестнице полный недовольства и возмущения.
        — Это ваш брат, господин!  — Развернулся дворецкий.
        — Пусть пройдут!  — Сказал голос. Однако, когда они прошли в холл на лестнице уже никого не было.
        — Проходите, проходите!  — Широким жестом руки дворецкий указал на гостиную.
        В просторной гостиной, где лакированный пол был покрыт огромным красно-коричневым ковром, было свободно и светло. У одной из стен был большой камин, в центре стояло два дивана напротив друг друга, а между ними маленький столик. На стенах висели живописные картины. У входа в холл стоял книжный шкаф со стеклянными дверцами. На его полках лежали различные свитки и книги.
        — Присаживаетесь!  — Любезно сказал дворецкий, указывая на диван. Понэю и Янту ничего не оставалось делать, как повиноваться.  — Ничего не желаете? Местного чая из листьев ледяного дерева? Или может быть столового вина, с лучших виноградников империи Тэльвов? Или быть может чего-нибудь…
        — Печенья.  — Перебил басом Понэй, а затем быстро добавил на своем детском голосе.  — То, которое было у вас в прошлый раз.
        — Печенье «Мертвецкий сад»!  — Крикнул дворецкий в надежде быть услышанным на кухне.  — А ну живее!  — Тем же тоном добавил он.
        Ждать пришлось не долго. Открыв одну из многих дверей в холле, оттуда вышла горничная, похожая на мышь, или по крайней мере девушка в местом наряде горничной. Этот наряд представлял из себя следующее: черное шелковое платье до колен с белыми рюшечками и лентами, черные чулки, черные мокасины в которых она прокралась к столику и поставила туда тарелку с печеньем. Длинные прямые черные волосы спадали на плечи. Нестриженная челка полностью закрывала лицо девушки до самого подбородка. Поставив тарелку на стол, горничная быстро и бесшумно удалилась.
        — Не обращайте на нее внимания!  — Рассмеялся дворецкий, смахнув рукой перхоть с правого плеча.  — Она немного странная. С тех пор как ее мать умерла, работая на барона, она работает здесь вместо нее.  — Пояснил он, облагораживая свое второе плечо.  — Бедняжке было некуда деться.  — На мгновенье лицо дворецкого, приняло сочувственное выражение.
        Янт присмотрелся к печенью, оно было выполнено в виде гробов.
        — Это по рецепту господина Ариориса!  — Пояснил дворецкий, заметив вопросительный взгляд юноши.
        — Он им всех своих гостей угощает. Особенно тех, которых хочет побыстрее выпроводить.  — Пояснил маленький маг.  — Оно вполне съедобно.
        — Будет угодно чаю?  — Спросил дворецкий.
        — Да, травяной чай тэльвов.  — Кивнул Понэй.  — Мой любимый сорт.
        — Будет исполнено!  — Торжественно сказал дворецкий и удалился.
        — Интересно долго его ждать придется?  — Стал размышлять вслух мальчик.  — Еще он любит выделывать всякие магические фокусы и тем поражать ничего не смыслящих в магии людей. Например, он любит всякие представления.
        Янт хотел ответить спутнику, но не успел. На лестнице послышались шаги, и в холл спустился Ариорис. Он быстрым шагом перешел ту границу, за которой холл превращался в гостиную и стал напротив стола, стоявшего между двух диванов.
        Ариорис Артэно Удвинг выглядел почти так же как и Янт. Между ними разница была весьма не велика, но она хорошо прослеживалась с первого взгляда. Если Янт был более простоват, то его брат был утонченней с аристократическими чертами. Его прическа была почти такой же, только волосы были аккуратно подстрижены по одной линии на уровне подбородка. Черные тона не просто преобладали в его в его одежде, она была почти полностью черной, за исключением воротника и манжетов белой рубашки, выходящих из рукавов камзола. Сделанная из бархата она подчеркивала его тонкие черты. На поясе в ножнах болталась изящная черная шпага.
        — Рад встречи!  — Коротко сказал Ариорис, не привыкший много говорить и ярко выражать свои эмоции. Затем принялся внимательно рассматривать Янта, в свою очередь смотревшего на него.
        — Взаимно!  — Кивнул бывший студент. Заметив, что его брат выглядит как настоящий аристократ. Холодность брата немного его задела, но он списал ее на его образ жизни.
        — Знаешь это довольно неожиданно.  — Ариорис сел на пустой диван напротив своего брата.  — Я уже полностью разочаровался в этом городишке и хотел уехать куда-нибудь. Здесь невозможная скука. Бесполезная и напыщенная жизнь, от которой нету никакого проку. Люди здесь глухи к высоким рассуждениям.
        — Это от того, что ты не можешь ни с кем подружится.  — Заметил Понэй.
        — С кем здесь дружить?  — Рассмеялся хозяин.  — С напыщенными студентами академии? До того как я приехал сюда мой учитель научил меня хорошо владеть магией, в отличие от академиков, только и могущих, что играть на публику. В этом городе одни невежды и глупцы. Их даже не интересуют мировые события! Полное безразличие к глобальным событиям.
        — Они сейчас мало кого интересуют.  — Заметил Янт. Ариорис сразу же вызвал у него симпатию.
        — В этом то и все дело, что никто не хочет ничего делать, если это не принесет ему личный выгоды. Но если подумать малейшая случайность может разрушить любое благополучие. Поэтому меня интересует больше магия, нежели набивания кошелька.  — Торжественно сказал хозяин. Горничная молча поставила поднос с чаем на стол и собралась уже уходить, как ее жестом остановил хозяин особняка.  — Мейши, принеси как мне карту района четырех государств.
        Ничего не ответив, девушка бесшумно исчезла за дверью.
        — Интересно будет узнать, откуда ты родом! Я полагаю из Акоса. Потому что нас отец в это время жил там. Ты жил в Акэндхэме?
        — Только до десяти лет.  — Кивнул Янт.  — Потом я покинул это гиблое место, и вернулся туда совсем недавно, дабы поступить в Академию Высшей Магии Акэндхэма.
        — И не поступил!?  — Живо воскликнул Ариорис.
        — Почему же?  — Обиделся Янт, достав из внутреннего кармана красную книжечку диплома Акэндхэмской академии, обрадовавшись, что она ему наконец-то пригодилась.  — Поступил и окончил с отличием! За два дня…
        — За два дня!  — Удивился хозяин дома.
        — Не может быть!  — Чуть не подавился печеньем Понэй.
        — Когда я поступил, выяснилось, что академия меня ничему не может научить.  — С гордостью сказал бывший студент, радуясь, что никто из присутствующих не знает, что из себя представляет Академия Высшей Магии Акэндхэма. Затем быстро спрятав диплом назад во внутренний карман, он с умным видом сказал.  — Не всегда в стенах академий можно чему-нибудь научиться.
        — Скоро будет фестиваль в Акиотской Академии.  — Заметил Ариорис.  — Там будут соревнование среди молодых магов, учащихся в академии и не учащихся в ней.
        — В них я бы очень хотел поучаствовать!  — Сказал взволнованным голосом Понэй.
        — И что они из себя будут представлять?  — Поинтересовался Янт.
        — Обычные соревнования. Конечно, вполне возможно, что они придумают что-нибудь новое, что бы заинтересовать людей. Этот фестиваль не просто соревнование. Академия еще получит большую прибыль от продажи билетов, распродаж и прочей коммерции. Помимо прочего многие маги академии усовершенствуют свои различные навыки и качества. Например, в прошлом празднике они сильно продвинулись в самомнении, чванстве, гордости…
        — Это понятно.  — Кивнул Янт.
        — Опиши мне Акос.  — Попросил его брат.
        — Я думал, ты наслышан о нем.
        — Наслышан, то я наслышан.  — Кивнул Ариорис Артэно.  — Но услышать от жителя этого государства это совсем другое, нежели от постороннего человека.
        — Тут нечего описывать. Я жил в деревне, которая почти не обиралась властями, потому что те туда никогда не доезжали. Об этом постарался мой дед!  — С гордостью заметил юноша.
        — Наш дед.  — Поправил Ариорис.
        — Это не важно, потом я поехал в Акэндхэм, где встретил отца, жившего там. Кстати,  — вспомнил Янт,  — я его оставил в городе, где и встретил Понэя.
        — Я думаю, Понэй со своими магическими дарованиями поможет нам в этом.  — Усмехнулся хозяин особняка.
        — Чем это я еще должен помочь?  — Возмутился мальчик, бросая недовольный взгляд на своего старшего друга.
        — Так, сущие пустяки.  — Отмахнулся тот.  — Всего лишь сбегать туда найти его и привести в особняк. Сосвоим чувствознанием, ты легко с этим справишься.
        — А сам не хочешь пройтись?  — Спросил его мальчик.
        — Тебе полезней будет.  — Затем он обратился к Янту.  — Опиши его?
        — Полуэльф в белой шляпе с длинными белыми волосами. Зовут Эдэлин Тэн-Андэр Удвинг.
        — А теперь иди!  — Указал он Понэю на выход.
        — Надеюсь, я его быстро найду.  — Мальчик спрыгнул с дивана и понесся к выходу.
        Когда он, хлопнув дверями, выбежал на улицу Ариорис задумался.
        — Ты знаешь, а мы даже друг другу не представились.  — Затем сказал он.
        — Янт Удвинг.  — Слегка наклонив голову, представился бывший студент.
        — Ариорис Артэно Удвинг.  — Сделал аналогичный жест хозяин дома.  — Маг, и чародей. Ну и еще немного алхимик.
        — Артэно — эльфийское второе имя?
        — Да.  — Небрежно бросил Артэно, вспомнив о горничной.  — И куда она делась с картой Акоса?
        — Это ты о горничной, да?
        — Ладно, забудь о карте.  — Рассмеялся он.  — Мейши ее просто не найдет.
        — Ну и ладно.  — Улыбнулся Янт.
        — Не хочешь посмотреть особнячок, который мне достался от барона?  — Предложил Ариорис своему брату.
        — Почему бы и нет.  — Встал с дивана бывший студент.
        — Пошли!  — Хозяин легко поднялся.  — Конечно, он не то что я хотел, но все же лучше чем, ничего…

        Пока Янт и Ариорис дружно бродили по особняку, в другой части мира в Великих лесах во дворце в небольшом зале с длинным столом, проходило совещание. Зал, убранный в зеленых тонах с коврами и драпировками, вмещал бело-желтый стол с восемью креслами. Два кресла стояли в торцах и три с каждого бока. Все кресла были заняты за исключением одного торцевого, пустующего напротив короля Великих лесов — Кенэлькона Лиа-Имериона — вот уже более трех ста лет правящего эльфами. На столе лежала карта четырех королевств, на которую никто не обращал внимания.
        — После долгих раздумий я понял, что необходимо сделать!  — Медленно проговорил король, взглянув на эльфов собравшихся здесь. Убедившись, что все его внимательно слушают, он продолжил.  — Они захватили наш корабль! Они уничтожили наших граждан! И я придумал, как мы им ответим, на это. Мы нападем на их какой-нибудь небольшой отряд. Подготовить эту операцию я поручу вам.
        Они штурмуют оставшиеся замки, они покоряют феодалов. Если бы они нас не трогали, мне бы не было до этого дела, но с каждым днем они наглеют все больше и больше. И если мы не покажем, что тоже чего-то стоим, они и будут вытирать о нас ноги.
        Я все продумал… Вместе с военным советником.  — Король поставил локти на стол и сложил руки в замок.  — Мы нападем на их небольшой отряд, уничтожим, а может даже захватим кого-нибудь в плен. Хоть мы давно не воевали, но все же у нас есть еще хорошие воины и маги. Хотя и немного.
        А сейчас я посвящу вас в детали — И Кенэлькон стал рассказывать собравшимся подготовленный план.

        Тем же днем горовики штурмовали столицу Рикора — Багад. Штурмом это назвать было нельзя, поскольку из-за большой технической отсталости Рикора, который все же был продвинутей Акоса, он не мог на равных сражаться с армиями Дугских гор. На стене стояло множество пушек, но они не смогли ничего сделать летающему крейсеру горовиков. Дистанция, на которую они стреляли ядрами, была слишком мала и корабль спокойно уничтожил залпом часть стены вместе с пушками, канонирами и арбалетчиками, напрасно собравшихся там для отражения атаки. После взрывов произведенных пушками Тарпендора, часть стены была полностью разрушена вместе с прилегающими сооружениями. Люди, находившиеся поблизости, пришли в панику. Солдаты стали стремительно покидать стену, сбрасывая друг друга. Маги нанесли по кораблю удар несколькими десятками молний, не причинивших ему никакого вреда. В следующее мгновенье башня, где располагались маги Багада, была взорвана точным попаданием снаряда. Во все стороны полетели мелкие осколки старых камней, и щепки от изгнившей древесины.
        Вдалеке, где-то за горизонтом, к городу шагал огромный големный дракон, переставляя свои тяжелые лапы, машина медленно приближалась к столице Рикора.
        Красная борода стоял на верхней палубе Тарпендора и смотрел на облако пыли образованное взорванной башней, начавшее уже быстро оседать. Вокруг него суетились горовики, гремя доспехами и снарядами. После каждого удачно взрыва слышалось довольное рычание артиллеристов.
        Пробежав глазами по горящим руинам, горовик задумался. Его непродолжительный отдых с семьей был прерван приказом короля, срочно прибыть на Тарпендор. Основная часть армии была еще далеко. Недостаточное количество машин не могло позволить им быстро передвигаться, по этому, они рассчитывали посеять смуту в королевстве, захватив его столицу.
        Красная борода еще раз осмотрел город и недовольно ухмыльнулся. Защитники больше не выказывали никакого желания защищаться, напротив в городе царила паника и смятение. Все попрятались по домам, как будто это могло спасти. Порядочные силы находились у королевского дворца, и магической академии, которые как подозревал горовик, король прикажет взять в рукопашку.
        — Прекратить обстрел!  — Как в подтверждение своим мыслям за спиной он услышал громкий грубый голос короля.
        — Прекратить обстрел!  — Рявкнул король еще раз.  — Пусть армии прибывшие сюда на транспортных машинах вступят в рукопашный бой! Мне нужен в конце концов город а не груда руин. А ты возглавишь атаку!  — Обратился он в адрес пирата.
        — С удовольствием!  — Повернулся тот к королю.  — Надеюсь, мое пребывание здесь не будет бесполезным.
        — Тогда вперед!  — Воодушевленно рявкнул Тугондэр. Его помощники уже передавали приказы короля наземным отрядам.
        Красная борода, приподнял крышку пряжки своего пояса, и повернул находившуюся там ручку.
        — Пусть меня догоняют!  — С этим криком он запрыгнул на поручни, из утолщения на спине его пластинчатого панциря выехало два серебристых цилиндра. Горовик спрыгнул за борт и стал медленно падать. Затем из цилиндров вылетели струи огня, и пират полетел в направлении разрушенной стены.
        В это время к городу уже подъезжали толстые гусеничные машины. Приводимые в движения кристаллами они стремительно пересекали луг и сады вокруг города. Длинною более сорока футов, с серыми металлическими корпусами машины подъезжали к месту где стена была полностью разрушена и ее осколками был засыпан ров. На их крышах сидели десятки горовиков вооруженных и готовых сражаться. Достигнув стены, транспорты остановились. Из них стали быстро выходить горовики с топорами, ручными пушками и автоматическими арбалетами. Те, что седели наверху, ловко спрыгивали на землю. Кто-то выстрелил в них из арбалетов. Большинство болтов из-за большой дистанции не долетело, а те что долетели беспомощно отскочили от прочных доспехов.
        — Вперед! Цель дворец! Я разведаю местность. Ждать здесь!  — Рявкнул Красная борода, стоя на уровне третьего этажа на толстой уцелевшей стене от дома.
        — Раа!  — Зарычали горовики, идя по куче кирпича, которая раньше была стеной. Они быстро обходили торчащие из нее гнутые черные стволы пушек и трухлявые доски балок.
        Пират подпрыгнул и полетел дальше. Он стремительно пролетел над городом. Багад был разделен на две части рекой Астос, бравшую свои истоки в горах хребта Гурда. Она несла свои воды через империи Агиос и Кинос, протекала через Рикор и впадала в Океан бурь. Дворец, который должны были штурмовать горовики, находился именно за этой рекой. Пролетая над городом пират увидел толпу солдат направляющиеся к мосту, где уже стоял форт-пост из пушек и арбалетчиков.
        — Не уйдете!  — Сам себе сказал горовик. Крайняя фаланга среднего пальца его левой руки раскрылась надвое, из нее выехал короткий черный штырь.  — Смотрите!  — Он полетел низко над улицей, пересекавшейся с маршрутом толпы. Из штыря стал распыляться разжиженный демонический огонь, мгновенно поджигавший брусчатку. Все пространство между домами заполнилось языками красного пламени. Вдали Красная борода увидел еще один мост, по которому и решил, что переправит свои войска. Закончив поджег улицы, он бросил взгляд на солдат, пришедших в смятение, когда огонь преградил им дорогу. Толпа рассосалась и они побежали небольшими кучками по мелким улицам. Усмехнувшись, горовик полетел к своим воинам.

        Понэя и Эдэлина пришлось ждать более получаса. За это время Янт уже успел побывать на первом и втором этаже особняка Ариориса. Здание внутри было довольно симпатичным, особенно комната его нового хозяина, ранее принадлежавшая барону, откуда Ариорис выбросил всю старую мебель и купил новую.
        Дверь в холл, которую никто и не закрывал, открылась, и в нее вошел Понэй. За ним, открыв вторую створку и смотря по сторонам, в холл с некоторой торжественностью и неспешностью вошел Эдэлин.
        — Милое местечко.  — Заметил он.  — Прямо как дом одного извечного акосского аристократа. Наверное, уже разграбленный горовиками.
        Братья спустились вниз так и не успев посмотреть подвал.
        — Поверь мне совершенно не жалко того аристократа, которого разграбили.  — Зловеще усмехнулся Янт.  — Даже наоборот я получаю удовольствие при мысли о том, что вся аристократия Акоса, теперь нища и спасается бегством с остатками своего добра.
        — Посмею тебя разочаровать, сын мой.  — Усмехнулся в ответ Эдэлин.  — Акосские аристократы сейчас, наверное, находятся на пиру в каком-нибудь особняке в Рудгарде, где пьют и веселятся, обсуждая последние вести из Акоса.
        — Никакой на этих богачей управы нет.  — Рассмеялся Янт.
        — Отсюда вывод, богатым везде хорошо.  — Сделал умозаключение Эдэлин.
        — Это и есть мой отец?  — Спросил Ариорис, удивленный расхождением образа, который он уже мысленно создал с реальностью.
        — И чем я успел тебе уже не понравиться?  — С некоторой издевкой спросил Эдэлин.
        — Ты чем-то похож на аристократа какого-нибудь маленького королевства. Выглядишь слишком напыщенно!  — Заметил хозяин особняка подойдя к нему.
        — А может быть я и есть аристократ!  — Рассмеялся полуэльф.  — Или даже король.
        — Король чего?  — Скептически спросил Ариорис.
        — Король театра!  — Воскликнул Тэн-Андэр, вспомнив, что в конце концов он режиссер.
        — А у меня повар король пельменей!  — Нашелся что сказать хозяин.
        — Я тебе не повар!  — С гордостью сказал Эдэлин.  — Я самый лучший режиссер в Акэндхэме, а может быть даже во всем Акосе!
        — Вот в это охотно верю, но только потому, что другим нет времени заниматься театром.  — Улыбнулся Янт.
        — Я заметил, ты не обычный человек.  — Заинтересовался Артэно.
        — Какая проницательность!  — Кивнул Эдэлин.  — Эльфийские корни, которые достались мне от моей высокородной матери, сделали меня аристократом.
        — Сколько живу, не знал, что у меня отец аристократ.  — Рассмеялся Янт Удвинг.
        — Это потому что ты меня ни о чем никогда не спрашивал.  — Эдэлин снял шляпу, и отдал ее подоспевшему дворецкому.  — Разве я не похож на аристократа?  — Спросил он у Ариориса.
        — Похож.  — Согласился тот.  — Только внешность не всегда соответствует содержанию. Кстати.  — Вдруг он вспомнил, что забыл представиться.  — Я Ариорис Артэно Удвинг — Чародей и маг.  — Приложив руку к груди, он слегка наклонился.
        — Очень приятно! Очень приятно. У вас всегда принято держать гостей в дверях?
        — Ну что ты, проходите!  — Ариорис указал жестом на гостиную. Дворецкий повесил шляпу на вешалку и исчез в двери под лестницей.
        — Надеюсь, в знак компенсации за столь сложную работу в поиске твоего отца ты составишь компанию, на этом дурацком фестивале.  — Спросил Понэй, Ариориса, когда то собрался пойти в зал вместе с Эдэлином.
        — Вполне возможно.  — Отмахнулся тот.  — Подумаю над этим вопросом.
        — Я тогда пошел.  — Понэй быстро скрылся, хлопнув входной дверью.
        — Я вижу, хорошо живешь!  — Сделал умозаключение полуэльф, войдя в гостиную. Внимательно изучив камин и кочергу, он вздохнул.
        — Как видишь, не бедствую.  — Согласился хозяин.
        — Вижу, ты не забыл своего благочестивого отца.  — Эдэлин подошел к шкафу с книгами.
        — Честно говоря, и забывать то нечего было.  — Улыбнулся Ариорис.
        — Ты любишь книги?  — Полуэльф открыл дверцы шкафа и стал рассматривать названия на переплетах книг.
        — Вообще-то нет, я не люблю эти книги!  — Возразил Артэно, имея ввиду книги барона.  — Выбросить их было жалко именно поэтому, я поставил их в гостиной.
        — История Кодриги и ее правителей.  — Прочитал одно из названий отец Янта.  — Какие умные книги. Похоже на библиотеку ученого изучающего темную сторону жизни.
        — Это книги барона.  — Пояснил новоиспеченный сын.
        — Вижу, барон был образованным человеком.  — Заметил Янт.
        — А где он сейчас?  — Закрыл шкаф Эдэлин, перейдя к другим предметам.
        — Уже два года как умер.  — Ответил Ариорис, ходя за отцом.  — Полетел он в Ихскую степь и не вернулся оттуда. Потом нашли остатки его корабля и трупы команды, правда в пустыне Иругаса. Была версия, что на него напали пираты, а он стал от них улетать, и они уничтожили корабль магией. Но, ни мать ни я о нем особо не грустили. Он был сумасшедшим, и последнее время, когда бывал дома, был крайне странен. Он часто говорил, что мог бы быть королем Акиота. Все считали, что он был полуглухой ненормальный старик, который доживал свой век. Ни я не мать о нем не жалели.
        — Кстати, а где твоя мать?  — Эдэлин напряг память в попытки вспомнить имя своей бывшей жены.
        — В Империи Синоха. Отдыхает.  — Ответил Ариорис Артэно Удвинг.  — Точнее сказать убивает остатки состояния.
        — Какая трогательная сцена!  — Сказал дворецкий входя в гостиную. На глазах его были слезы.  — Встреча отца и сына.
        — И где тут трогательные моменты?  — Прошептал хозяин дворецкому.
        — Я так понимаю, теперь этот дом твой?  — Спросил полуэльф у сына.
        — Да, именно.
        — Это хорошо!  — Кивнул Эдэлин.
        — Естественно!  — Согласился хозяин.
        — Удивительно, как ты до сих пор не женат?
        — Ну в отличие от некоторых я не занимаюсь подобной ерундой. Любовь, все эти встречи свидания, и прочая ерунда — это занятия для бездельников, которым нечем заняться, как играть в глупые игры и портить себе жизнь.  — Небрежно сказал Ариорис.  — Дабы покинуть эту глупую суету я решил лететь в Империю Синоха, что бы оттуда добраться в Южную пустыню. Там я бы мог проверить свои способности и возможности, и конечно же усовершенствовать их.
        — Странный способ потратить свои деньги…  — Задумался полуэльф.  — Разве тебе здесь не хватает пустыни?
        — Здесь пустыня ледяная, да и холодно здесь — Стал приводить аргументы Артэно.
        — Что там жара, что здесь холод — никакой разницы.  — Стал рассуждать Тэн-Андэр. Он медленно пошел у стен комнаты, рассматривая драпировку. Янт и его брат двинулись за ним.  — Разве что там более безопасно. Но разве ты ищешь легких путей? Да эта южная пустыня просто огромная куча перерытого песка, по сравнению с континентом Корос. Там нет ничего кроме желтых барханов и руин старинных городов, тонущих в мелком желтом песке. Постоянно их раскапывают тысячи кладоискателей в надежде откопать хоть какой-то маломальский артефакт эпохи Великой войны.
        Но они глупцы!  — Воскликнул Эдэлин, ткнув пальцем вверх.  — Здесь все куда лучше! В Южной пустыне в старых обрушенных горах можно от силы найти несколько отшельников, которые скрываются от излишнего внимания, но ты не только не улучшишь там свои знания, а наоборот сильная жара, отсутствие нормальной пиши и еще множество других факторов будут отвлекать тебя. Поэтому лететь никуда не имеет смысла! Все что ты хочешь есть и в окрестностях Акиота. Здесь наверняка есть пустые пещерки, в которых можно отшельничать не опасаясь быть кем-нибудь потревоженным. А если хороший маг, можно даже и попутешествовать. Разве страшен магу какой-то холод и ветер.
        — Логично — Согласился Ариорис.  — Только путешествовать здесь некуда. Можно конечно пойти в шахтерские городки, только толку от этого будет мало.
        — А сэкономленные деньги, отдай своему благочестивому отцу, спасшему тебя от утомительного путешествия.  — Лукаво предложил Эдэлин.
        — Не отдам.  — Отрезал Ариорис.  — Я передумал покидать Акиот еще сегодня, когда проснулся. Мне и здесь хорошо. Это было просто дурачество!
        — Тогда я предлагаю устроить праздник в честь воссоединения семьи!  — Торжественным голосом провозгласил Тэн-Андэр.
        — И как понимаю, именно я должен его устроить.
        — Ты правильно понимаешь!  — Рассмеялся Эдэлин.
        — Отлично. Тогда завтра, я устрою у себя праздник, по поводу воссоединения семьи.  — Продекламировал Ариорис.  — Надеюсь, ты мне представишь всех остальных членов семьи.
        — Вот и ладненько.  — Улыбнулся Тэн-Андэр.  — Осталось поговорить о времени.

        Когда Янт с Эдэлином возвратились в гостиницу они застали Фойдора, сидящим в молчаливом раздумье за столом.
        — У меня радостные вести!  — Сказал ему Янт, улыбаясь.
        — У меня тоже вести.  — Ответил старик.  — Тироль заметил, что какой-то человек странного вида долго смотрел на корабль. Тогда он подумал, что он что-то знает, и решил за ним проследить. И узнал очень интересные вещи. Как только он позаботиться о защите корабля он придет.

        Глава 12

        В полдень в воздушном порту Шахима было довольно многолюдно. На дорогах и улицах у портов было на удивление много акар, спешащих или просто прохаживающих. Эта оживленность объяснялось прибытием в город известного на всем восточном континенте певца — Диджэя Вампировского, кумира миллионов.
        Шахим был большим городом, располагавшимся в самом центре империи Акара. Его окружали гиблые леса, почти непроходимые и росшие круглыми островками между дорог и полей. Сам город представлял из себя темный и мрачный муравейник, окруженный по периметру стеной, которую уже давно перерос. И теперь эта старая постройка использовалась как дорога. Все здания в этом темном городе были исключительно черного, серого, иногда светло-серого, и очень редко серебристых цветов. Они упорядоченно заполняли просторные улицы. В основном, это были прямоугольные коробки с черными кованными орнаментами по краям. Некоторые из них были высоки, некоторые наоборот, приземисты. Между домами были маленькие парки с странными темно-зелеными и суховатыми деревьями, выращиваемые в виде самых разнообразных форм. Иногда в парках стояли массивные камни, покрытые сухим зеленым мхом.
        В центре города на возвышенности располагался дворец. Это огромное здание было самой обыкновенной прямоугольной формы, темно-серого цвета, с блестящими серебристыми орнаментами, потемневшими от времени. Высокие колонны окружали его со всех сторон, держа массивную каменную крышу, треугольную с торцов. Перед дворцом была огромная площадь сделанная из черного камня, покрытого прочным стеклом, что придавало ей сходство с огромный бассейном, где вместо воды, был толстый слой удивительно прочного стекла, ремонтируемого с помощью магии.
        Где-то вдалеке на западе виднелась многогранная черная башня архимага Эгерота. Она подобно огромной черной игле прорезала облака, заканчиваясь где-то высоко над землей.
        Илэн спокойно покинул воздушный порт. Его новый облик полностью соответствовал обычным акарам, населяющим город. Сейчас Кенеро выглядел почти так, как и на самом деле, только кожа его была куда темнее нежели чем у тэнге. Идя по подвесной дороге, нависающей над складами, он безразлично смотрел на суетящиеся внизу магических слуг, грузивших и перетаскивавших различные ящики. Не обращая на них никакого внимания тэнге прошел над зданиями, небрежно смотря на идущих рядом с ним акар. Когда дорога окончилась он медленно спустился по лестнице и вышел на широкую улицу между двумя зданиями. Дворец был отсюда далеко, и лишь его крыша виднелась в дальней дымке. Рядом с ним на улицу опустилась летающая гондола. Одинокий пассажир неспешно рассчитавшись сошел на землю. Кормчий осмотрелся в поисках новых клиентов и заметив Илэна, идущего в нему положил правую руку на матово белый шар. Тэнге залез в лодку и сев на скамейку в носу судна, небрежно бросил:
        — Центр.
        Кормчий не стал уточнять куда именно. Гондола начала подниматься вверх и поворачиваться носом в направлении дворца.

        В Акиоте в это время в маленькой темной комнате без окон, при свете одной свечи сидели четыре человека.
        Свеча сильно коптила, стоя на маленьком засаленном столе. Ее огонек плясал на фитиле от порывов ветра из вентиляционной шахты. Вокруг стола стояло четыре грубых деревянных стула. На них и сидели собравшиеся.
        — Моему богатству угрожает опасность.  — Медленно и безэмоционально проговорил Эдэлин отделяя слова паузами.
        — Я защитил комнату магией от прослушивания.  — Фойдор поставил локти нас стол и сложив руки в замок облокотил на них подбородок.  — Говори.
        Янт протер глаза и достал из кармана часы, на которых был уже пятый час утра, одиннадцатого июня. Вернув их обратно в карман он откинулся на спинку стула и стал смотреть на пляшущий огонек свечи.
        — Итак.  — Тироль сложил руки в замок и осмотрел присутствующих.
        — Говори.  — Кивнул Эдэлин.  — А то мне как-то неспокойно.
        — Вчера я стоял на палубе.  — Сказал высший эльф. Затем добавил.  — Невидимым…

        В воздушном порту было пустынно и многолюдно. По палубе корабля в холщевой длинной рубахе с важным видом расхаживал Дор. Подходя от одного борта к другому, он с расчесывал бороду гребнем, хорошо вымытую во время посещения бани. Остановившись у левого борта, горовик с интересом стал смотреть на соседний корабль. Осмотрев его от кончика носа до самой кормы Дор развернулся и пошел в трюм примерять найденный на корабле доспех. В это время когда он скрылся на лестнице, Тироль невидимым поднялся по другой лестнице на верхнюю палубу. Проходив по ней с десяток минут он заметил темный силуэт ходивший туда-сюда.
        Это был человек среднего роста и кряжистого телосложения. Одетый во все черное он вначале стоял в тени небольшого здания. Увидев что на корабле никого нету он вышел из своего укрытия, и стал обходить судно со всех сторон. Столь сильное внимание сразу же заинтересовало Тироля. Эльф стал внимательно следить за проходимцем. Обойдя вокруг корабль человек бандитского вида посмотрел на него еще минут десять и пошел прочь.
        Высший эльф сразу же почувствовал что-то неладное, и что интерес этого человека был не случайным. Бесшумно он спрыгнул с палубы корабля вниз. Медленно падая, Тироль неслышно коснулся мощеной дорожки воздушного порта, и пошел вслед за странным наблюдателем.
        Больше часа он шел по улицам нищих кварталов, на самой окраине города. Недалеко от стены, проходимец вошел в большое четырехэтажное здание. Этот старый квадратный дом стоял в трети лиги от стены, окруженный двухэтажными каменными бараками и зданиями похожими на склады. Вокруг было на удивление пустынно и безлюдно. Каждый звук был слышен очень далеко. Незаходящее постоянно светящее солнце, свет которого отражался от светло-серых зданий, придавала атмосферу безмолвной замороженности, и отсутствия времени.
        Входная дверь хлопнула, и не закрывшись стала шататься. Тироль неслышно подошел к ней, и слегка придержав, прошел внутрь. Там в большом некогда довольно приличном холле, но теперь уже убогом и развалившимся от старости, на бочках сидело двое людей бандитского вида, увлеченно уграя в карты. Рядом с ними стояли две алебарды и арбалет.
        Высший эльф увидел, как тот, за которым он гнался, ушел в бок и стал спускаться по лестнице вниз. Тироль бесшумно последовал за ним. Белые истоптанные ступеньки привели его в подвал отделанный белой каменной плиткой. Здесь было довольно светло из-за белых кристаллов светивших на стенах и потолке. Преследуемый, куда-то спешил и постоянно переходил на бег, но пробежав небольшую дистанцию вновь начинал плестись. Свернув он опять спустился по лестнице. Около которой были слышны оживленные крики людей, о чем-то споривших за стеной. Лестница эта была немного длиньше первой и вела в небольшой коридор. За ним был находился большой зал, где в центре стоял и стол за которым сидело несколько человек.
        Один из них был стариком, с круглым морщинистым жирным лицом. Он сидел в торце красного стола, на большом деревянном кресле с высокой спинкой. Седые короткие торчащие во все стороны волосы, располагались на голове ровным кругом. Серые глаза были наполнены сумасшедшим блеском. Сам человек был полноват и одет в черную одежду с длинным черным плащом, на котором он сидел.
        Сбоку слева рядом с ним сидел лысый тип с красным лицом, в красной расшитой золотом мантии, он о чем-то говорил со стариком, и когда в зал вошел шпион, он стал с нетерпением ждать, когда тот подойдет к ним. Ближе к другому конца стола, сидел огромный детина в доспехах, с короткой стрижкой и удивительно тупым лицом, с большим подбородком. Его взгляд бесцельно блуждал по залу не задерживаясь на предметах. Напротив детины развернув стул к старику сидел человек в черном, с колчаном и луком, телосложением похожий на эльфа, только низкого роста. На нем была обтягивающая черная одежда, мягкие черные сапоги и черная повязка, закрывающая низ лица.
        Шпион, преследуемый Тиролем, вошел в зал и подошел к старику. Высший эльф остановился в проходе и стал наблюдать. Используя магию он смог расслышать все что говорили за столом, правда как только они увидели соглядатая все разговоры прекратились.
        — Черт возьми!  — Брюзжа слюной крикнул старик.  — Где ты пропадал все это время?
        — Я смотрел корабль!  — Стал оправдываться соглядатай, остановившись напротив лысого.
        — Не надо было посылать, такого дурака как Бигса.  — Раздраженно проговорил лысый тип, являющийся магом.
        — Кого послали, того послали.  — Крикнул старик.  — Сколько там человек, много или мало? Сможем мы захватить корабль?  — Стал он расспрашивать шпиона.
        — Я видел только какого-то горовика. Больше никого.  — Испугано пролепетал тот.
        — Мне говорили, что там был какой-то старикан.  — Стал рассуждать старик.  — И полуэльф. Который был в костюме моего внебрачного сына.
        — Все и так ясно.  — Сказал лысый маг.  — Все очень просто. Когда ваш сын, Дурвальдер, летел к нам с деньгами, для нашей революции. Эти люди напали на корабль и всех порешили.
        — Такого не может быть с ним было еще семеро отменных бойцов.  — Возразил старик.
        — Корабля уже давно нету, они были с нами на связи последний раз, когда подлетали к замерзшей крепости. Как объяснить его отсутствие. Скорее всего на корабле уже нет никаких сокровищ.
        — Ты меня пугаешь, Убрук.  — Пробурчал старик.
        — Все не так сложно, предводитель.  — Обратился к нему лучник.  — Скорее всего кто-то убил вашего сынка и захватил корабль, который купили эти люди, и все.
        — И такое возможно!  — Кивнул маг.
        — А ты что думаешь, Ломинг?  — Обратился он к детине.
        — Ничего не думаю!  — Рявкнул тот.  — Я вообще ничего не думаю.
        — Ясно одно, наших денежек уже нету, придется захватывать город без них.  — Сделал умозаключение стрелок.  — Если бы они были, корабль бы не прилетел сюда.
        — Они были необходимы для подкупа и найма бойцов.  — Стал кричать старик, встав со своего кресла.  — Чем мне прикажешь подкупить солдат?
        — Наши союзники уже недовольны сроками.  — Стал говорить маг.  — Мы уже давно должны были захватить город.
        — Я и сам это знаю!  — Закричал на него старик.  — Но как мы это сделаем без должной суммы денег?
        — Ваше сиятельство, барон.  — Лаконичным голосом стал говорить стрелок.  — После завтра в магической академии будет фестиваль, вот тогда и будет подходящее время для захвата города.
        — Слишком быстро!  — Стал успокаиваться барон.
        — Другой шанс выпадет не скоро.  — Предупредил лучник.
        — А может ваш сынок сбежал с деньгами?  — Вдруг высказал маг.
        — Как ты смел подумать такое о моем сыне!  — Брюзжа слюной, закричал барон.  — Я тебе ни кто-нибудь! Я барон Гельям Тэнтальмон — единственный истинный наследник престола Акиота. А сейчас соберите всех наших людей!
        С этого момента Тироль понял, что пора уходить. Он неслышно покинул проем. На пути из здания встретились несколько людей, не смогших ни заметить невидимого высшего эльфа, ни услышать его. Спокойно покинул здание он решил направиться к кораблю, дабы предупредить Дора, быть максимально готовым к любой неожиданности.

        — Разве барон Тэнтальмон, не отчим Ариориса?  — Воскликнул Эдэлин, дослушав рассказ Тироля.
        — Ты говоришь, Ариориса — брата Янта?  — Переспросил Фойдор, уже введенный в курс дела.
        — Вроде его так звали.  — Неуверенно сказал полуэльф.  — А ты что думаешь, Янт?
        — Я уже и не помню, как звали этого барона.  — В полудреме ответил он.  — Утром лучше подумаем.
        — Завтра городу ничего не грозит.  — Откинулся на спинку старик.  — И как он интересно собирается провести революцию?
        — Очень просто.  — Усмехнулся высший эльф.  — Скорее всего они захватят генератор поля и отключат его, предварительно подготовившись к сильному холоду. Все внутренние службы будут парализованы. Люди будут вынуждены прятаться по домам. Останутся только маги и солдаты. С ними они наверное справятся.
        — Если они захватят генератор, то они могут вообще заморозить город!  — Возмутился старый маг.
        — Или даже уничтожить.  — Продолжил мысль высший эльф.
        — Надо написать анонимное письмо королю.  — Предложил Эдэлин.  — Мы разоблачим барона и получим награду!
        — Не все так просто.  — Остановил его Тироль.
        — Надо посоветоваться с Ариорисом.  — Высказал свои мысли Янт.  — Он здесь живет и следовательно лучше знает, что можно предпринять а что нельзя.
        — Вполне возможно что барон уже подкупил людей охраняющих генератор купола.  — Предположил старик.
        — Надо вначале выспаться и утром хорошо подумать!  — Предложил юноша.  — Может что-нибудь и придумается.
        — Да и делать ничего не зная тоже опасно. В конце концов захват генератора это только наше предположение. Мы не знаем, можно ли его вообще захватить или отключить.  — Проговорил эльф.
        — Ладно, тогда так и поступим.  — Решил Фойдор.
        — Постойте!  — Выкрикнул Эдэлин.  — Если эти люди захватят власть, то мы лишимся всего нажитого непосильным трудом! Надо им помешать, либо сваливать как можно скорее!
        — Надо что-нибудь придумать по этому поводу.  — Согласился белый маг.
        — Написать анонимку королю.  — Довольный собой предложил полуэльф.  — Укажем, что где-то есть кто-то, кто хочет захватить власть и все.
        — Делай что хочешь, только подожди еще немного, пока я не просплюсь.  — Фойдор медленно поднялся со стула.  — Может быть во сне, какая-нибудь идейка да придет в голову.
        — Тогда встретимся часов через пять.  — Поднялся Тироль.  — Я пойду на корабль.

        Когда Янт проснулся он сразу же посмотрел на часы. Было утро. Хотя открыв штору он увидел, что сиял светом тот же бесконечный день после полудня, виденный им перед сном. Солнца не было видно из-за дымки облаков, висевших под магическим куполом. Собирался дождь. Юноша не знал был ли дождь в Акиоте естественным явлением, или его кто-то целенаправленно вызывал и делал. Это его впрочем и не интересовало. Обрадовавшись погоде похожей на знакомую Акосскую, он улыбнулся, представляя как должна была выглядеть его деревня.
        Фойдора, юноша застал в своей комнате, сидящего за столом и погруженного в раздумья.
        — Что-нибудь придумал?  — Спросил он деда.
        — Да.  — Ответил тот.  — Я придумал, что надо сходить посоветоваться с тем кто знает этот город.
        — То есть с моим братом?
        — Да. И прямо сейчас!  — Он встал.  — Одевайся по парадному, через десять минут выходим.
        Янт не заставил себя ждать, одевшись в черную одежду, он спустился вниз в холл маленькой гостиницы, где они одни и обитали. Там он встретил Триану. Девушка ходила по холлу и звала своего кота. Завидев Янта, она сразу же к нему обратилась.
        — Это правда, ты встретил брата?  — Поинтересовалась заинтригованная Триана.
        — Да.  — Кивнул Янт.  — И сейчас я собираюсь навестить его светлость. Это тебе сказал Эдэлин?
        — Да.  — Подтвердила девушка.  — Еще он сказал, что он довольно богат.
        — Ну, он не так уж и богат, как сказал Эдэлин, который видимо просто завидует ему.
        — Пошли.  — Крикнул ему старик, ожидающий его у входа.
        — Я пошел.  — Сказал юноша Триане и вышел вслед за Фойдором. Старик был все в той же старой хламиде. Ее он любил одевать когда надо было куда-то идти по делам.
        Тем временем запершись в своей комнате Эдэлин начал писать анонимное донесение в муниципалитет. Это донесение писалось плохо из-за того что полуэльф не спросил где располагалось это здание, но также забыл как звали барона который всем этим заправлял. Письмо что-то не клеилось. Тэн-Андэр несколько раз скомкивал бумагу и бросал в сторону, потом принимался писать заново. Вскоре он наконец-то написал более мене внятное анонимное письмо. Запаковав его в белоснежный конверт, он стал одеваться, что бы отнести его в муниципалитет.

        — Сейчас заодно узнаем как живет твой братец.  — Приговаривал Фойдор, идя по улице. А идти еще было долго, поскольку Ариорис жил, довольно близко к центру, вдалеке от портов.
        — Ты увидишь, какой у него хороший дом.  — Улыбнулся ему Янт. Затем они вышли на длинную пешеходную улицу, с обеих сторон обстроенную бело-серыми трехэтажными домиками.
        — Я много хороших домов за жизнь навидался, особенно когда мы с Рутором а Акэндхэме занимались бизнесом.  — Важно сказал белый маг.  — Ты думаешь, что я тогда бедствовал? Да тогда если бы я хотел то бы мог купить себе большой особняк в пригороде Акэндхэма. Мы с горовиком тогда много дел провернули, я бы мог быть богатым и уважаемым.  — Он резко замолчал, окончив свою мысль.
        — А потом вы стали неугодными местной власти и поспешили скрыться, прежде чем они решат от вас избавиться?  — Спросил юноша.
        Движение на этой улице было более интенсивным, чем вчера, когда Янт шел по ней с отцом. Прохожие занятые своими делами шли не обращая на него и старика никакого внимания.
        — Да, видишь ли.  — Согласился старик.  — В нашем мире никто не любит преуспевающих людей. Я тогда был одним из лучших магов о которых ходили слухи, но которых не признавала официальная власть. Вначале они просто не признавали, а затем и стали всячески препятствовать нашей работе. Тогда я сразу понял, что дальше они примут еще более жесткие меры, тем более нам на это не раз намекали. Поэтому мы решили бежать из города. Я взял немного денег и отправился в деревню. Я тогда еще был молод…  — Он прервался.  — В принципе, как и сейчас.  — Добавил Фойдор со смехом.  — Тогда я взял малую часть денег остальную взял Рутор, он должен был их спрятать. Поскольку все с собой я увезти не мог. Это были яркие дни. Они мне хорошо запомнились.  — Довольно проговорил старик.
        — Ариорис! Ариорис!  — Из толпы вдруг выбежала девушка.
        — В сорок три года я женился на Ари…  — По инерции продолжил белый маг.
        — Ариорис!  — Девушка обняла ничего не понимающего Янта.  — Я так рада, что ты никуда не уехал.  — Она была красива и хороша собой. Дорогое белое платье укрывало ее до самых колен. Лицо девушки было белым, как впрочем, и у всех жителей Акиота, не знающих никогда, что такое загар. Вьющиеся голубоватого цвета волосы были небрежно расчесаны. Глубокие голубые глаза сияли, от радости.  — А так рада, я думала, что больше не увижу тебя.
        — Я не Ариорис!  — Вырвался из объятий удивленный Янт. Он гораздо менее удивился если бы из-за угла на него выпрыгнул гигантский тролль.  — Я его брат Янт Удвинг!
        — Не может такого быть.  — Опешила девушка.
        — Может, может!  — Довольно кивнул старик.  — Именно к Ариорису мы сейчас и направляемся. С кем имею честь иметь дело?
        — Я Тиэри Риннэй.  — Ответила незнакомка.
        — Очень приятно!  — Слегка Кивнул головой юноша, поспешивший избавится от Тиэри.  — А теперь позвольте откланяться.
        — Да, пошли.  — Фойдор вдруг вспомнил о причине побудившей их пойти к брату Янта.  — Мы очень спешим!  — Старик схватил за руку Янта и они побежали по улице, оставив стоять удивленную девушку на самом ее центре.
        — Сейчас не время на всякую ерунду.  — Проговорил белый маг. Быстро бежа словно молодой, пока девушка не скрылась за поворотом улицы.
        — Не ожидал от тебя такой прыти.  — Сказал юноша, когда они снова пошли шагом.
        — Это только внешне я старый и слабый.  — Усмехнулся его дед.  — На самом деле я быстрый и сильный.
        — Да, и все же потом ты потратил все деньги?  — Поинтересовался Янт.
        — Да.  — Кивнул старик продолжая прерванный разговор.  — Потом я уехал в небольшой городок империи Агиос. Рутор вернул мне мою часть денег, там я встретил Ариду, мы поженились. И прожили десять лет счастливо. Я упражнялся в магии и почти не работал, изредка зарабатывая деньги, жили мы в маленьком красивом домике, и так пока не кончились заработанные деньги. А потом начались скандалы и однажды она ушла от меня вместе с нашим сыном.
        — Ты это уже мне в который раз рассказываешь.  — Напомнил деду юноша.
        — А ты в который раз слушаешь.
        — Кстати, мы уже скоро будем у него дома.

        Тем временем, Эдэлин наняв маленькую летающую гондолу уже стоял у муниципалитета и обдумывал как туда лучше отправить свое анонимное письмо. Он решил подойти к парадным дверям и посмотреть, нету там почтового ящика, как вдруг эти самые двери открылись и двое стражников выволокли оттуда кричащего старика.
        — Барон Тэнтальмон жив!  — Кричал старик, пытаясь вырваться из рук стражников.  — Он собирается захватить город во время фестиваля в Академии Магии! Его убежище находиться на улице Бастири.
        — Несчастный совсем сошел с ума.  — С сочувствием сообщил стражник Тэн-Андэру, когда они походили мимо.
        После увиденного полуэльф сразу же понял, что об анонимном донесении следует забыть.

        Ариорис в это время только что проснулся. Именно по этой причине он принимал Янта и Фойдора в столовой.
        — Это я полагаю мой дед?  — Спросил он оторвавшись от блюда. Столовая была большим светлым помещением в правом крыле особняка напротив холла. Ариорис сидел в торце стола на шестнадцать персон, и с интересом рассматривал старика.
        — Да.  — Ответил Фойдор.  — И мы пришли по очень важному делу. Он сразу же сел рядом с новообретенным внуком.  — Ты знаешь кто такой барон Тэнтальмон?
        — Это мой бывший отчем.  — Столь быстрый переход к делу озадачил Артэно Удвинга.
        — По моим сведеньям он жив и собирается захватить Акиот во время фестиваля в Магической академии.  — Быстро проговорил старик.
        — Фестиваль не такой уж и большой праздник.  — Стал рассуждать хозяин особняка.  — Это просто еще один день, когда академия выбивает деньги из горожан. Барон Гельям Тэнтальмон погиб два года назад, хотя тела его так и не нашли.
        — Можно ли как-нибудь выключить магический купол Акиота?  — Перешел к следующему вопросу старик.
        — Механизм генерирующий купол находиться под главной площадью города, недалеко от муниципалитета. Генератор сделанный из нескольких кристаллов, питается, магической энергией других кристаллов. Их время от времени меняют, ставя старые на зарядку. Это делают где-то раз в десять — двадцать лет. Весь механизм хорошо защищен от вторжения и отключения мощным магическим полем. Разрушить его может только маг уровня архимага. Или же его можно отключить с помощью камня, который весит на шеи у короля. Так обычно и делают когда меняют кристаллы.
        — И давно их меняли?  — Выкрикнул Янт
        — Лет пять назад.  — Ответил Ариорис.  — А чего такой интерес?
        — Я вот думаю.  — Стал объяснять старик.  — Что если барон хочет захватить город, то возможно он захочет отключить поле, дабы подавить любое сопротивление холодом.
        — Если он это сделает, то вся растительность Акиота будет уничтожена.  — Ариорис посмотрел в окно, на растущие кусты.  — А если купола не будет несколько дней, то погибнет большая часть населения города. А вообще будет плохо если барон вернется…
        — Зачем барону все это надо?  — Спросил брата, Янт стоящий около него.
        — Когда барон был жив, он часто куда-то летал, и его я редко видел в Акиоте. Но я иногда слышал, что какой-то предок Гельяма Тэнтальмона был древним правителем города. Хотя это весьма сомнительный факт.
        — Что по-твоему, что может сделать барон, что бы захватить город?  — Спросил внука Фойдор.
        — Много чего.  — Замялся Ариорис.  — Я так сходу и сказать не могу. Может в конце то концов убить короля, или что-то в этом роде. Это так просто не скажешь, может быть что угодно. Лучше подойдите-ка все вместе часиков через пять шесть, тогда я приведу соответствующего человека, который скажет куда больше меня. Я городскими делами мало интересуюсь.
        — Кстати, по дороге я встретился с какой-то девушкой, которая приняла меня за тебя.  — Решил рассказать юный маг.
        — Уж случаем не Тиэри?  — С опаской спросил хозяин.
        — Она самая.
        — И когда она от меня отвяжется…  — Вздохнул парень.  — Она вроде как влюблена. А может быть думает, что влюблена в меня. В любом случае, она ужасно мне надоела!
        — Ладно, тогда мы подойдем, через указанное время.  — Встал старик.
        — Я пока наведу небольшую справку и узнаю что можно узнать о бароне.  — Проводил их взглядом хозяин, принимаясь за прерванный завтрак.
        — Надеюсь, твой брат сможет найти нужных людей, а не то нам не сдобровать.  — Сказал Фойдор выходя на улицу из калитки.
        — Ну и как он тебе?  — Спросил его Янт.
        — Что-то жадноват твой Ариорис, даже не предложил нам позавтракать.  — Нахмурился старик.

        Шел пятый час Акосского времени, когда они все вместе стояли у ворот особняка Ариориса. На этот раз Эдэлин нанял небольшую летающую гондолу, и они на ней долетели до дома. Гондола была в Акиоте дорогим удовольствием, поэтому местные жители летали на них очень редко. И не часто можно было увидеть белые летающие лодочки над городом.
        — Какой красивый дом!  — Воскликнула Триана.  — В Акэндхэме я не видела ничего подобного.
        — Это потому, что Акэндхэмские аристократы предпочитают по-другому украшать свои жилища.
        — Надеюсь, он нашел нужную информацию.  — Пробормотал старик. На праздник в честь восстановления семьи пришли все, кроме Тироля и Дора. Они охраняли корабль, от возможного посягательства со стороны барона и его шайки и прочих разбойников.
        — Будет интересно увидеть твоего брата.  — Усмехнулась Альтира.  — Да еще и близнеца.
        — Он маг, волшебник, чародей.  — Выпалил Янт.  — По крайней мере он мне так представился.
        — Такой же волшебник как и ты, который никогда не использует магию.  — Рассмеялся Эдэлин.  — Что ты маг, что не маг — никакой разницы.
        — По твоему я должен на каждом углу показывать, что я владею магией?  — Возмутился юноша.  — Это непрактично и некрасиво!
        — Пошли.  — Старик сделал шаг вперед и открыл калитку.
        На переднем дворе было безлюдно и тихо. Весь особняк закрывали большие и тенистые деревья. Пройдя по дорожке из белого камня Фойдор позвонил в колокольчик, который мелодично и звонко зазвенел.
        — Дождь!  — Заметил Янт, когда первая маленькая капля упала недалеко от него на белые камни дорожки.
        — Этот дождь будет идти еще часиков пять.  — Предположил Эдэлин.  — Холодный и гадкий осенний дождик. Бр…  — Он поежился.  — Ненавижу такие. Когда в Акэндхэме осенью начинал лить дождь становилось просто невозможно перемещаться по пригороду, да и по городу тоже. Все дороги развязают.
        Дверь открыл дворецкий в своем идеально черном костюме.
        — Прошу, проходить.  — Сказал он сторонясь и открывая дверь.
        Фойдор вошел первым и увидел Ариориса в синей мантии, который сидел на ступеньках лестницы. Золотистые волосы были тщательно приглажены и не растопыривались в разные стороны в отличии от Янта. На лице была легкая бородка, которую при первой встрече утром еще не было.
        — Очень приятно тебя видеть старик.  — Сказал он, смотря на входящего за старым магом Янта.
        — А борода откуда.  — Удивился юноша.
        — Магия, магия…  — Многозначительно ответил Ариорис.
        — Надеюсь сегодня я попробую самые лучшие и изысканные Акиотские блюда.  — Сказал Эдэлин отдавая дворецкому шляпу.
        — Надейся, надейся.  — Обнадежил его хозяин.  — Надеяться не вредно…
        Последние вошли Альтира с Трианой.
        — Я тебе рассказывал про нашего деда?  — Спросил его Янт.
        — Мельком, но надеюсь я узнаю о нем больше. В конце то концов приятно видеть всех родных и близких в сборе.
        — Познакомься, это Альтира и Триана.  — Представил девушек Эдэлин.
        — Ариорис Артэно Удвинг.  — Хозяин встал и слегка поклонился девушкам.
        — Надеюсь, ты нашел нужные сведенья?  — Спросил у Артэно Фойдор, отдавая шляпу дворецкому, тут же повесившему ее на вешалку. Дождь за окном начал капать во всю силу моросящего и мелкого дождя затягивающегося на целый день.
        — Да.  — Улыбнулся Ариорис.  — Хотя о бароне я мало узнал.  — Но все же его возвращение, если ваш источник не ложен весьма опасное для меня явление.
        — Акары не дремлют!  — Хрипящим тонким голосом прокричал, вышедший из столовой старик в желто-коричневой рваной хламиде и остроконечной шляпе, с загнутым концом. За ним вышел Понэй.
        — Готов стол?  — Спросил Ариорис мальчика.
        — Еще нет.  — Ответил тот.
        — А это и есть тот человек, который много знает про барона — Ихебериус Херг.  — Представил хозяин тощего старика.
        — Я маг и все знаю.  — Прокричал старик.  — Это все происки акар!
        — Он немного глуховат.  — Слегка приглушенно добавил Ариорис, что бы Ихебериус его не услышал.
        — Что?  — Свистящим голосом, выкрикнул приглашенный маг.
        — Проходите в гостиную.  — Хозяин спустился с лестницы и жестом приказал всем идти за ним. Все проследовали за Ариорисом. В холле около камина висела большая карта Акиота, где довольно детально был изображен этот город, напоминающий по форме круг.
        — Расскажите, что знаете о бароне Тэнтальмоне.  — Попросил старичка хозяин.
        — Он приспешник Акар!  — Выкрикнул Ихебериус. Его голос походил не то на хрип не то на свист птицы.  — Я узнал это от одного из моих знакомых, который работал на его бригаду.  — С важным видом покричал старик.  — Сегодня какой-то старикан кричал о бароне в муниципалитете, и попал в сумасшедший дом. Кричать об этом бесполезно! У короля есть враги среди аристократии, не согласной с его правлением. Они подкупили много людей. До короля почти не доходят никакие вести. А все что доходит сильно перевирается.
        — Кто такой барон Тэнтальмон?  — Спросил старика Фойдор, когда он окончил.
        — Он когда-то жил здесь в этом доме.  — Стал говорить старик.  — Вроде был обычный аристократик жил поживал, торговал, да только под старость лет говорят, решил что жизнь зря прожил. По слухам, ему акары бессмертие предложили и магии научили, дабы он стал их ставленником в Акиоте.
        — Откуда слухи?  — Поинтересовался Янт.
        — От старого моего знакомого, которого я подпоил, он все мне и разболтал. Он много чего рассказал, что у барона сынок внебрачный был, который без вести пропал. И что сокровища он должен был привезти. Да не привез, видать с ними и сбежал. Не каждому сокровища доверить можно. Именно это и подорвало планы барона. Сам он вылететь за ним не мог, у него кораблей не осталось. А если бы прилетел его сынок с деньгами, то барон бы уже бы давно всем городом правил. Он бы в соседних шахтерских городках неудачных шахтеров бы себе в армии нанял.
        Вы вот думаете, что Акиот это простой северный городишко!  — С важным видом прокричал Ихебериус после недолгого молчания.  — Но на самом деле Акиот это центр всего севера. Правя Акиотом, можно править всем Коросом. Этот город очень важен. Очень важен для севера. Он торговый центр всего континента.
        — Корос очень не многолюден.  — Заметил Янт.  — На врядли в нем наберется столько людей, сколько есть хотя бы в одном из королевств на Икандере.
        — Но тем не менее Корос важен!  — Воскликнул старик сорвав голос.  — Здесь мало людей только по тому, что условия здесь очень опасны и обычному человек выжить очень тяжело. Зато горовики и маги сделали этот континент своим излюбленным домом. В недрах этого материка храняться несметные богатства — оставленные еще расами которые жили так давно, что о них ничего не упомянуть в нашей хронологии.
        — Ну а что о самом бароне, что барон собирается предпринять?  — Фойдору уже порядком надоели крики старика.
        — Воды!  — Прохрипел Ихебериус.
        Через минуту стакан воды был подан горничной, и старик выпил его большими глотками.
        — Я знаю много чего!  — Высказал наконец он, поставив пустой стакан на поднос.  — Но вот о том, что предпримет барон не знаю, знаю только то что его план знают только самые ближайшие его соратники. Вот что я знаю.
        — Эх зря я доставал карту Акиота — Вздохнул Ариорис.
        — Черт с ней, с картой.  — Ихебериус, сел на диван.  — Карта нам не поможет.
        — Ладно, предлагаю приступить к торжественному празднику в честь воссоединения семьи.  — Высказал свое мнение Эдэлин.
        — Позови повара.  — Приказал хозяин крутившемуся в холе дворецкому.
        — Сию минуту!  — Дворецкий скрылся в двери под лестницей. Через пол минуты дверь открылась и оттуда вышел толстый высокий человек в белой поварской одежде, с большим блестящим ножом в руках. Гладкие черные усы более фута длинной в конце были накручены спиралью.
        Он быстро осмотрел собравшихся и повернувшись к Ариорису спросил: «Вызывали?»
        — Да вызывал.  — Ответил хозяин.  — Готов ли праздничный стол?
        — Нет, ваша светлость.  — Стал ожесточенно жестикулировать ножом повар.  — Из-за того что Мейши не смогла во время найти на рынке нужные продукты некоторые блюда готовы только на две трети.
        — Кстати, Это Брунд Ниус — мой повар более известен как Король пельменей.  — Представил хозяин повара.  — Один из лучших поваров в Акиоте, когда-то имел самый дорогой ресторан, правда потом он разорился и устроился к барону.  — С гордостью сказал Ариорис, как будто то что Король пельменей был одним из лучших поваров Акиота, было его заслугой.
        — Да, только до разорения я потерял вкус.  — Добавил Король пельменей.
        — Но как можно готовить не чувствуя вкуса!  — Воскликнул полуэльф, распрощавшись с мечтой о изысканной еде.
        — Очень просто!  — Рассмеялся повар.  — Я же не полностью его потерял!  — К каждому слову он прилагал взмах ножом.  — Я могу отличить горькое от сладкого и прочее. Надеюсь вы отведаете мой королевский ужин.
        — Приступай к готовке!  — Кивнул Ариорис.
        — Будет сделано хозяин.  — Повар развернулся и пошел к двери под лестницей.
        — Твой брат странный.  — Шепнула на ухо Янту Альтира.
        — Они все здесь странные.  — Шепотом ответил Янт.
        — Располагайтесь, располагайтесь.  — Приговаривал Ариорис, идя к выходу в холл.
        — Беда! Беда!  — Послышался голос мальчика. Другая дверь у входа в столовую открылась и оттуда вбежал, Понэй.  — Пожар на кухне!
        — Сущие пустяки!  — Рассмеялся хозяин решивший порисоваться.  — Сущие пустяки для настоявшего мага.
        — Я с тобой.  — Янт пошел за братом.
        Ариорис не спеша вошел в маленькую дверь прошел по узкому коридору, оклеенному светлыми обоями и очутившись на кухне увидел Короля пельменей, который в горящем помещении, что-то жарил не обращая на пылающую мебель никакого внимания. Кухня располагалась сразу за столовой. В небольшие завешенные и засаленные окна был виден задний двор. Потолок здесь был закопчен, столы завалены заготовками для блюд.
        — Что здесь твориться?  — Ариорис бросил взгляд на горящие шкафы, и пламя мгновенно потухло.  — Вот видишь, как все просто.  — Сказал, он Янту улыбаясь.
        — Что вы наделали!  — Громким басом заорал Король пельменей.  — Вы испортили одно из самых деликатеснейших блюд вашего ужина, которое я готовил почти целые сутки.
        — Что это за пожар?  — Крикнул на повара Ариорис.
        — Это не пожар!  — Отзывался повар, открыв обгоревшие створки шкафа.  — Я готовил драконий десерт особый. Особое лакомство — В шкафу на полках стояли блюда закрытые почерневшими, но когда-то серебристыми полусферическими крышками.  — Из-за вас теперь все испорчено.
        — Но что они делали в шкафу?  — Заорал хозяин в попытке перекричать повара.
        — Я соблюдал технологию изготовления! А теперь все попало. Драконий десерт особый надо подогревать в горящем ящике из древесины ароматного глухого дерева, или в открытой кастрюле над дровами. Дым этого дерева волшебным образом взаимодействует с драконьим мясом, и оно приобретает особый изысканный вкус. Но нигде на рынке я не нашел специальных дров, пришлось использовать имеющиеся в распоряжение шкафы. Но теперь десерт окончательно испорчен.
        — Черт с ним с десертом!  — Артэно этот разговор надоел уже в конец.  — Я просил тебе приготовить скромно и недорого. Но со вкусом, и что бы видно было что я не скупой.
        — Но мясо дракона уже два месяца в холодильном погребе лежало я подумал, что оно испортиться и решил приготовить десерт…
        — Забудь про десерт!  — В то мгновение Ариорис нашел верное решение проблемы. Он сделал жест правой рукой выставив вперед открытую ладонь из центра ладони на долю секунды вырвался еле заметный белый луч, воздух пронзил слабый свет и обгорелый шкаф разлетелся в щепки, и за ним в стене образовалась небольшая круглая дыра ведущая в коридор.
        — Вы правы, хозяин.  — Согласился повар.  — Этот десерт не стоит того, что бы мы спорили из-за него!  — Повар сделал шаг вперед, как будто собираясь запустить в другой шкаф тяжелый шар. Сжав пальцы правой руки в кулак, он нанес сильный удар по воздуху. Невидимый кулак проломал обгорелые дверцы шкафа, и разбился о стену, заставив ее задрожать. Кастрюли и тазы висевшие на ней попадали на пол.
        — Надеюсь, дальнейшая готовка обойдется без порчи моего имущества!  — Строго сказал Ариорис и вышел в коридор.
        — Повар, он что маг?  — Спросил его Янт, когда они подходили к Двери.
        — Нет, но я его научил нескольким приемам боевой магии.  — С гордостью собственным достижениям сказал брат.  — В особенности «Магический кулак» у него хорошо получается. А про «Сияющий сортир» и говорить страшно… Правда он делает лишние и ненужные жесты. Он вообще любит жестикулировать, особенно когда у него в руке нож… Зайдем ка в подвал.  — Сказал он вдруг у самого входа в холл. Ариорис развернулся и пошел в другой конец коридора, Янту ничего не оставалось делать, как проследовать за ним. Свернув они вошли в небольшое помещение, где были закрытые тюлью окна и стеклянные арочные двери в задний двор особняка. Ариорис открыл глухую белую дверь и стал спускаться по лестнице начинавшийся за ней после небольшой площадки.
        — Прошлый раз ты мне его не показывал.  — Стал спускаться вслед за ним Янт.
        — Я обычно его никому не показываю.  — Ответил хозяин выйдя в чистый коридор с каменными стенами и полом и освещенный тусклым желтым кристаллом. У стен стояли разномастные ящики. Он прошел по коридору вперед и вошел в открытую грубую деревянную дверь.
        За дверью начиналось большое помещение. В самом его начале за столом сидел странный человек в белых длинных одеждах с тонкой красной каемкой по краям. На голове его была большая лысина, он сосредоточенно точил длинный серебристый меч.
        — Проскор, где Тюринг.  — Спросил его Ариорис.  — Это Проскор Джей — охранник и ассасин.  — Представил он своему брату человека в белом.
        — Сейчас позову.  — Спокойно сказал Проскор, не переставая точить меч. Затем он громко крикнул.  — Тюринг, тебя зовет хозяин!
        — Сейчас!  — Послышался громкий голос и в помещение вошел мужик лет тридцати пяти с бородой до пояса. В длинном зеленом халате и таком же фартуке.  — Я как раз заканчивал ремонтировать ваши часы.
        — Это мой брат Янт Удвинг из далекого королевства Акос.  — Представил он брата.
        — Я знал, что вы его найдете.  — Проговорил Проскор, рассматривая меч.
        — Очень приятно! Очень приятно.  — Закивал головой ремонтник.
        Янт решил промолчать.
        — Я хочу, что бы ты починил стену на кухне.
        — Будет сделано!  — Кивнул Тюринг.  — Все в лучшем виде и заложим, и восстановим и отштукатурим и обои поклеим.
        — Спасибо!  — Ариорис подал знак брату идти за ним и пошел обратно на первый этаж.
        В гостиной все сидели на диване и слушали, что говорит Ихебериус, который почему-то крутился около карты Акиота.
        — В те годы я учувствовал в битве при деревне Вальтепинг в королевстве Рикор.  — Тонким голосом говорил старик.  — Тогда барон Удафельген подавлял крестьянское восстание. Мне даже за это медаль дали!  — Старик выудил из внутреннего кармана хламиды маленькую бронзовую звездочку, повертел ее в руках и спрятал назад.  — Крестьян было очень много и они перли на барона, окруженного десятью телохранителями. Люди барона как и сам барон были на конях. Как сейчас это помню, я призвал огненный шар, он стремительно полетел над золотыми колосьями осеннего жита. Какое это было красивое зрелище! Шар стремительно летящий над колосьями обжигая их усы… А потом он попал прямо в барона. Его конь встал на дыбы и горящий барон полетел на землю. Крестьяне заорали и проперли на телохранителей. Восстание было выиграно!
        — А кто тогда медаль дал?  — Удивленно спросил Фойдор.
        — Как кто.  — Ответил старичок.  — Губернатор. Барон то был из королевства Гран, занимался грабительством заграничных крестьян. Вот за его убийство мне медаль и дали и почетную грамоту. А так же крестьяне пообещали век помнить.
        — Ольмар!  — Позвал Ариорис дворецкого.
        Ольмар Толад — дворецкий нанятый еще бароном обладал отменным слухом и не заставил хозяина долго ждать и повторять все два раза.
        — Что прикажете?  — Спросил он появился из двери ведущей в хозяйственные помещения.
        — Скоро будет накрыт стол?  — Недовольно спросил Ариорис.
        — Через пол часа. Не раньше.  — Сурово ответил Ольмар.  — Кушанья еще не готовы!
        — Тогда принесите в сюда вино, чай и печенье. И скажи Королю пельменей, что бы поторапливался!
        — Будет исполнено!  — Чинно сказа дворецкий и удалился.
        Через несколько минут дворецким и горничная принесли пару бутылей вина и бокалы. Затем было подано печенье с чаем.
        — Не думал, что мой второй сын окажется вот таким вот скупердяем!  — Громко произнес Эдэлин.  — НИ королевского приема, ни ужина при свечах!
        — Я не скупердяй!  — Возмутился хозяин.  — Ты просто требуешь слишком много от обычного Акиотского жителя.
        — Ты не обычный акиотский житель — ты аристократ!  — Поправил его отец.
        — Тогда уж аристократ находящийся на грани разорения.
        — Да.  — Подтвердил Понэй.  — Денежек у него осталось только на два года.
        — Не надо говорить, на сколько у меня осталось денег. На два года или на год.  — Обратился к Понэю хозяин.  — Все зависит от того как я их буду тратить.
        Потом вдруг неожиданно опять появился повар, только уже в закопченном халате.
        — Стол готов!  — Сказал он довольным голосом, накручивая ус на палец.
        — Отлично. Проходите!  — Обрадовался Ариорис, идя к столовой.

        В момент условного вечера Янт сидел на крыльце в заднем дворе особняка и смотрел на усиливавшийся дождь, обильно орошавший сад и маленький квадратный пруд, обложенный по периметру белой плиткой. Капли дождя собирались на листах кувшинок и лилий, а затем стекали в маленький водоем.
        Янт размышлял, о том что же будет завтра. Он уже был осведомлен, что Тироль на всякий случай поспешил с закупкой провианта, необходимого что бы сразу же, при первой необходимости покинуть город. Об этом он осведомил Фойдора через мысленное сообщение.
        — Ты о чем-то думаешь?  — Услышал он за спиной голос Трианы.
        — Да о том, что может сучиться в ближайшем будущем.  — Не оборачиваясь ответил Янт.  — И что-то мне не весело.
        — Может лучше не во что не вмешиваться и просто улететь куда-нибудь подальше?  — Девушка села рядом с ним на ступеньки.
        — Если верны слухи, которые приходят к нам с Акариона, то может случиться так, что бежать будет просто некогда, и война захлестнет весь мир.
        — Я не особо знаю, что происходит в мире.  — Она слегка улыбнулась. В лицо им подул сильный ветер, принося капли холодного дождя.
        На крыльцо вышли Фойдор и Эдэлин.
        Янт посмотрел на часы, в Акосе уже должна была начинаться ночь.
        — У меня Гениальная идея!  — Сел на ступеньки Эдэлин, немного охмелевший от выпитого вина.  — А что если прибить барона. Нет барона, нет проблемы!
        — И кто это осуществит? Ты?  — Уставился на него Фойдор.
        — Не я, ну например, Тироль.  — Предложил полуэльф.  — Войдет без звука, и тихо пристрелит…
        — Эх, если бы все было так просто…  — Вздохнул старик, и посмотрел на дождливое небо.

        Глава 13

        В Шахиме в огромном концертном зале был долгожданный концерт Диджея Вампировского. Этого зрелища ждали тысячи молодых и не очень темных эльфов, постоянно посещавших его концерты, даваемых певцом не так уж и часто. После концерта Вампироского ожидал ужин во дворце, устроенный самим принцем Экханом — его поклонником и фанатом.
        Решив, что проникнув во дворец в облике певца он сможет получить, возможно, важную информацию об Акхе или Эгероте, Илэн решил для начала посетить его концерт. Для этого не смотря на большие очереди он приобрел билет в партер откуда и наблюдал за зрелищем.
        На большой сцене разворачивалось следующее представление. Диджей Вампировский — стоял в центре с металлической гитарой и горланил свои песни. Он был человеком высокого роста, широкоплечим с бледным лицом, на котором особенно выделялся большой квадратный подбородок и безумные серые глаза. Певец был в серой кожаной одежде, которая висела на нем словно мешок. Только черная шапка с ушами, сделанная из материала похожего на резину, была плотно натянута на одно ухо. Из-под нее вырывались клочья седых волос. Вампировский пел. Голос у него был не ахти какой, но усиленный магией он отлично разносился по залу, приводя в восторг наполнявших его слушателей. Зрители восторженно подпевали, кричали и улюлюкали.
        Позади Вампировского был хор из мертвецов на разной степени разложения. Хотя темные эльфы хорошо знали, что такое некромантия и иногда ее применяли, но хор зомби нравился всем. Певец им оккомпоментировал особые моменты песен. Вой трупов представлял из себя ужасное зрелище. С них сыпались белые черви, потом расползавшиеся по всему полу сцены. По мимо этого каждый труп источал ужасное зловоние выветриваемое через специальные вентиляционные отверстия.
        Рядом с Вампировским стояла ведьма в черном длинном плаще, именно так назвал это существо Илэн. Оно играло на музыкальном инструменте похожем на черный гроб, качавшийся на толстой пружине врезанной в пол. Издавал ли вообще ли этот инструмент какой-либо звук в общем хаосе было понять трудно. Но ведьма сверкая красными глазами из под капюшона неустанно била по клавишам.
        Перед ними по сцене бегал скелет с черной гитарой и в черных пустых сапогах. Периодически он дрыгал ногами, пританцовывал, и крутился, обнимая свою гитару. За Вампировским сидел варвар, который вовсю налегал на ударники, непрерывно куря самокрутку. И в перерыве между песнями меняя окурок на новую сигарету. Рядом с ним располагался тролль, который только и делал что дул в большую трубу, выдувая оттуда непонятные звуки, иногда даже слышимые из-за голоса и гитары Диджея.
        Периодически на сцену сверху падали молнии рассыпаясь миллионами искр, и приводя публику в восторг. Из сценической ямы вверх летели огненные шары поджигая висящие вверху занавески, врезаясь в потолок и сбивая штукатурку. Эти спецэффекты и производили основной шум, который был слегка приглушен за голосом и бряньканьем гитары певца.
        Все песни Вампировского были посвящены мертвецам, аду и могильным червям, глодавших этих самых мертвецов.
        Когда варвар на ударниках в двадцатый раз стал менять самокрутку, выплюнув окурок на пол, Илэн увидел видение.
        Стены зала растворились, и взгляд его устремился на север. Под ним пролетели болотистые земли Игшехера, безжизненные пустые редколесья и степи. А затем появилась черная выжженная земля, пустая на сотни лиг вперед. Где-то в ее центре у огромного города заполненного мертвецами стояла высоченная черная башня, иглой пронизывающая облака. Вокруг нее маршировали легионы скелетов, изредка встречались черные маги, управлявшие этими армадами.
        Где-то на вершине башни Илэн видел большой черный кристалл, крепящийся на четырех мостах в центре глубокой шахты, по бокам которой шла одна из бесконечных лестниц вниз. Из этого кристалла излучалась сила, пронизывающая весь мир, все города и страны и подземелья.
        Через мгновенье тэнге очнулся. Он сидел по-прежнему в зале, варвар закуривал новую сигарету Диджей Вампировский вот-вот должен был начать петь новую песню.

        Проснувшись Янт вышел на балкончик и стал смотреть на Акиот. Вчера он довольно долго засиделся в гостях у своего брата, по этому сегодня у него было плохое настроение от осознания того, что они так ничего и не придумали. Акосское время уже близилось к полудню, здесь же было все так же светло, как и шесть часов назад. Простояв еще немного юноша решил вернуться назад в комнату, тем более надо было спешить, поскольку он собирался опять пойти к Ариорису. И Янт бы остался ночевать в доме брата, если бы не желание встретиться с Тиролем, теперь неотлучно охранявший корабль.
        Фойдор сидел в своей комнате на стуле и предлагал девушкам вернуться на корабль.
        — Вполне возможно что в городе может случиться что угодно.  — Говорил он Триане и Альтире когда Янт вошел.
        — Отправляетесь на корабль?  — Спросил он девушек.
        — Во-первых, ничем помочь они нам не смогут.  — Сказал ему старый маг.  — И твой отец тоже нам не сможет помочь, да и он сам признался, что он корабль охранять будет. Хотя какая от него там будет польза…
        — И выходит, здесь останемся одни мы.  — Сообразил Янт.
        — Мы пойдем, сходим к Ариорису, вместе может что-то и придумаем.  — Продолжил речь старик.  — Во-вторых Тироль на корабле, так что если что, он прилетит за нами и мы сможем покинуть город.
        — Умно!  — Согласился юноша.
        — Еще бы.  — Рассмеялся старик.  — Надо всегда иметь запасной вариант действия.
        — Будь осторожней.  — Обратилась Альтира к парню.
        — Хорошо!  — Кивнул Янт, не обратив на нее особого внимания.
        — И не делай необдуманных действий.  — Добавила Триана.  — Не хочу, что бы с тобой что-нибудь случилось.
        — Да.  — Кивнул юноша.  — Надеюсь, все будет хорошо и Акиот не постигнет судьба Акэндхэма.
        — Наедятся не вредно!  — Фойдор встал со стула.  — Нужно поспешить. И приложить усилия, что бы так и было.

        Меньше чем через час они уже летели на гондоле к особняку Ариориса. Кварталы и улицы проплывали под ними, приближая их к своей цели.
        — И что ты думаешь делать?  — Спросил Янт своего деда.
        — Вначале встречу твоего брата, а потом уже что-нибудь придумаю.  — Ответил старик смотря на дома под ними.
        — А может быть план, предложенный отцом, покинуть Акиот был не таким уж и плохим.  — Янт по сильней взялся за свою торбу, прихваченную им из гостиницы.
        — Мы могли покинуть город.  — Кивнул старик.  — Но откуда мне знать может, у них недалеко есть целый флот, и как только бы мы покинули Акиот на нас бы сразу же напали.
        — Да, ведь возможно даже барон — пират.
        — Так я хоть что-то попытаюсь сделать, а в крайнем случае будем уже отступать, причем с большим риском.
        Белые здания города и причудливая игра света создавали впечатление, что в городе была зима. Только зеленые ветки деревьев, торчащие из разных дворов доказывали обратное. Несмотря на более оживленное чем обычно движение людей город казался замерзшим в ожидании чего-то важного и громадного. Это создавалось игрой света от незаходящего солнца, светившего здесь круглые сутки.
        По телу у Янта прошел холод, хотя было гораздо теплее чем вчера. Затем юноша вспомнил что брат собирался идти на фестиваль магической академии.

        Ариориса они застали стоящим на балконе над крыльцом. Он был в белом. Свободный белый камзол заправленный в такие же свободные белые штаны. Длинный белый плащ на плечах, и белые туфли. На поясе висела та же черная шпага, которая была при нем когда он познакомился с Янтом. Увидев брата и Фойдора Артэно улыбнулся, и пошел их встречать.
        На этот раз двери не открыл дворецкий как обычно, их открыл сам хозяин особняка. Он быстрым жестом пригласил войти гостей внутрь. Сделав жест следовать за ним, он пошел прямиком в подвал, где в небольшом заставленном старой мебелью и хламом помещении, стоял стол где лежала карта Акиота, днем ранее висевшая в гостиной. Комната слабо освещалась кристаллом белого цвета.
        — Я придумал, вот что.  — Ариорис ткнул пальцем в самый центр карты.  — Что не будет происходить, это будет связано с центром города. Поэтому нужно занять удобные позиции в центре, дабы можно было в любой момент принять важное решение. Или действовать в нужном направлении. Недалеко от магической академии и муниципалитета, есть старое здание. Оно построено очень давно. И естественно готовиться на снос, но его хозяин не хочет с ним расставаться. Он содержит магазин всякого хлама, и вы его знаете его хозяина — это Ихебериус Херг.
        — Этот старик… Ты вообще уверен, что ему можно доверять?  — Недовольно спросил Фойдор.
        — Он немного ненормальный. Но думаю он нам сможет помочь.  — После недолгого раздумья ответил Ариорис.
        — Да, а что если он на стороне барона?  — Скептически поинтересовался Янт.
        — Я думаю старику все равно что до барона, что до короля.
        — Это хуже всего.  — Буркнул белый маг.
        — Но королем он доволен, так как никто особо его не трогает, и из дома не выгоняют.
        — Слабый довод.  — Пробурчал старик.
        — Ну а вообще он будет доволен, что мы зайдем в его лавку.  — Заметил хозяин особняка.  — И еще более доволен он будет в том случае, если мы что-нибудь у него купим.

        Старый желтый дом стоял недалеко от красивой белой стены магической академии, постройки которой грациозно возвышались за ней. Маленький дом располагался в том месте где, начиналась белая академическая стена. Между ним и стеной было какое-то маленькое одноэтажное здание, не то магазин, не то пивная. Оно была закрыто, а окна заколочены старыми деревянными щитами. Желтый дом имел два этажа и маленькую башню, причем окна второго были закрыты ставнями. Башенка имела еще три этажа с арочным окном на вершине. Вокруг здания был огороженный железным забором двор, где росла трава и валялись какие-то предметы, похожие на разломанную мебель.
        Не обращая внимание на общее запустение, царившее вокруг дома, Ариорис прошел по старой плитке и поднялся на крыльцо, состоящее из одной ступеньки и площадки, и стал дергать за веревочку колокольчика. Послышался слабый звон.
        — Он должен быть дома.  — Сказал Артэно.
        Янт еще раз осмотрел дом, его взгляд остановился на старой вывеске в форме сморщенного большого сапога. На ней было что-то написано, но краски уже порядкам облупились и что-либо почесть было трудно.
        После недолгого ожидания за дверью послышались мелкие шаги, а затем звон ключей, и скрип открываемых замков.
        Дверь приоткрылась и они увидели сухое и сморщенное лицо Ихебериуса, с длинным, как клюв, носом.
        — Добро пожаловать в лавку «Волшебный сапог»!  — Обрадовался Херг.  — Проходите! Проходите!  — Он широко открыл дверь, и отойдя в сторону, пригласив войти жестом.
        Ариорис, Янт и Фойдор осторожно вошли внутрь темного и пыльного помещения. Воздух был необычайно сперт. Повсюду были полки, ящики, статуэтки и какой-то хлам, сваленный в углах кучами вместе с порванными книгами без переплетов.
        Старик быстро закрыл дверь и побежал вперед в какой-то зал.
        — У меня столько новых вещей.  — Крикнул он оттуда.
        — Уж не с помойки ли?  — Заметил Янт
        — Мы сюда не вещи покупать пришли.  — Сказал старику Ариорис, но все равно проследовал за ним, в помещение когда-то бывшее торговым залом его магазина. Но сейчас оно было ужасно захламлено, и походило больше на склад старьевщика, нежели на торговый зал. Пол был протерт до дыр. Из грязных окон в помещение лился свет, и была видна высокая сухая трава, росшая в тени академической стены.
        — А что это за здание рядом с вашим?  — Поинтересовался Янт войдя в торговый зал.
        — А это тоже мое здание. Там когда-то подавались пирожки, которые пекла моя бабка.  — Ответил Ихебериус.  — Прибыльный бизнес был…
        В то мгновенье все пространство пронзило какая-то холодная и стремительная сила.
        — Я что-то почувствовал.  — Вдруг остановился Фойдор. И он решил прислушаться к себе еще внимательней.
        — Магия?  — Спросил Янт. Его стало одолевать чувство странного беспокойства, и юноше стало не по себе.
        — Все это странно.  — Стал размышлять Ариорис, смотря то в пол, то в закопченный потолок.
        — Где-то далеко отсюда что-то случилось.  — Произнес белый маг.  — Случилось во всем мире…
        — Это как-то относиться к захвату Акиота?  — Насторожился Янт, жалея что оставил свою сумку у брата в особняке. Он боялся что ему не удастся ее потом взять. Бывший студент посмотрел на Ариориса, и приметил что сейчас в своей черной одежде выглядит как его противоположность.
        — Нет, не думаю.  — Потряс головой Фойдор, пытаясь отогнать лишние мысли.
        — Ощущение силы.  — Стал кричать Ихебериус.  — Вспышка! Взрыв! Где-то далеко. На востоке…  — Старик стал метаться по захламленному торговому залу своего магазинчика в поисках чего-то. Затем он остановился в центре и пролепетал.  — А что же я хотел найти?
        — Проводи нас наверх!  — Попросил его Ариорис.
        — Идемте!  — Ихебериус направился в коридор.
        С вершины башенки был очень хороший обзор. У окна стоял небольшой желтый телескоп и старая табуретка. У одной из обшарпанных стен была деревянная скамья. Стены комнаты были давно не ремонтированы, старая краска облупилась и отвалилась, местами даже со штукатуркой. Три из четырех окон башни были закрыты ставнями.
        — Как я и обещал — отличное место наблюдения за городом.  — Пролепетал хозяин «Волшебного сапога».
        — Сейчас посмотрим.  — Усмехнулся Фойдор, открыв окно с видом на академию. Затем поставив рядом с ним телескоп и табуретку он осторожно сел на нее и та заскрипела под его весом. Приникнув к окуляру телескопа маг стал смотреть на площадь перед главным зданием Магической академии.
        Магическая Академия Акиота была успешным заведением. Представляя из себя вначале небольшую частную школу она развивалась и росла и за сотню лет превратилась в академию. Старые постройки постепенно сносились и ее двор увеличивался. Высокие здания белого цвета с арочными большими окнами со стрельчатым сводом, и серыми скатными крышами, были теперь гордостью Акиота и единственным магическим учебным заведением на всем Коросе. Вокруг академии произрастал парк, славившийся необычностью своих деревьев, цветов и скульптур. Однако учеников в академии было столько же сколько и в те времена, когда она была простой школой — не многочисленно. Сказывалась высокая цена обучения и поступить туда мог только богатый человек. Коих было не так уж и много во всем Акиоте. Несколько десятков лет назад академия стала пользоваться популярностью за границами Короса. В нее прилетали учиться из других стран, не имеющих своих учебных заведений такого уровня.
        — Много народа.  — Заметил Фойдор разглядывая площадь перед входом в главное здание.
        — А сколько они заработают денег.  — Улыбнулся Ариорис.  — Все люди любят посмотреть на магию. Поэтому прут на всякие развлечения в академии постоянно. Покупают изготовленные там амулеты, и прочую дребедень, на самом деле не стоящую почти ничего, и которую в свободное время выпускают уборщики и малозначимые доценты.
        — Много людей.  — Заметил Янт смотря только в другое окно на площадь и муниципалитет. Толпы людей собирались на главной площади города, и шли к магической академии. Его беспокойство стало постепенно замещаться тревогой, в ожидании переворота.
        — В основном сюда идут одни бедняки, которые не могут позволить себе учиться в этом заведении.  — Стал рассказывать Ариорис.  — В этот день их там хорошенько обдирают. И вообще академия постоянно получает деньги за какие-нибудь магические услуги. В общем они здесь как сыр в масле катаются.
        — Это понятно.  — Кивнул Янт.  — Мы предположили, что барон будет действовать в центре, но вдруг он на самом деле будет действовать не в центре, а на окраинах города?
        — Маловероятно.  — Отмахнулся его брат.  — Уж я то знаю барона. Он мне все детство испоганил.

        На главной площади Акиота перед муниципалитетом было не очень многолюдно. У ворот здания стояло несколько стражников в серебристый блестящих доспехах. Все перед муниципалитетом текло своим чередом, навевая стражникам сонливость и спокойствие. Так было вчера, так было неделю назад и наверно так будет и завтра.
        Неожиданно на площади появился горовик с большим фанерным ящиком за спиной. Скрипя доспехами он медленно шел по брусчатке разглядывая идущих вокруг него людей. Так идя, он сделал круг, как бы кого-то ища. Затем на площадь, придя с другой дороги вышел еще один горовик. Он тоже нес за спиной большой фанерный ящик. Затем появился еще один горовик. Затем еще.
        По центральной дороге неожиданно вышла похоронная процессия в белых мантиях с капюшонами, неся на носилках темно-коричневый деревянный гроб. В то время на площади собралось приличное количество самых разнообразных людей. Они ходили кругами создавая видимость движения.
        Похоронная процессия остановилась недалеко от ступенек муниципалитета. Один из стражников пошел спрашивать что здесь происходит. В это время гроб был медленно опущен на землю. Крышка его открылась и оттуда поднялся барон Гельям Тэнтальмон. Он был в бархатной черной одежде, приготовленной специально для этого момента.
        — Вперед!  — Рявкнул он.  — За славный род Тэнтальмонов!
        Один из членов процессии достал из под своей мантии автоматический арбалет. И метким выстрелом в голову пристрелил не успевшего ничего понять стражника.
        — Мы должны захватить муниципалитет и взять в плен короля!  — Сняв капюшон со своей лысой головы, покричал Убрук. Белая мантия на нем загорелась и рассыпалась в клочья, обнажая синюю мантию мага, с красной вышивкой.  — Вперед!
        Горовики тем временем побросали свои ящики на мостовую и достали от туда ручные пушки и огнеметы. Расчехлив свои топоры они организованным отрядом помчались к одному из боковых выходов.
        На площади началась паника. Случайно попавшие люди стали бежать в разные стороны, а наемники борона стремительно побежали к муниципалитету.
        — Вперед!  — Рявкнул лысый маг подбегая к двери. Он сделал отталкивающий жест правой рукой раскрыв при этом ладонь. Двери муниципалитета как от сильного удара слетели с петель, и крошась в щепки полетели внутрь. Первый десяток бегущих людей барона ворвался в холл муниципалитета и был мгновенно расстрелян из автоматических арбалетов и огненных шаров, которых правда было всего несколько. Это быстро отрезвило головы остальным подчиненным барона, и они остановились.
        На другой стороне муниципалитета прогремел взрыв — горовики начали штурм.
        — Быстрее пока армия не подоспела!  — Приказа Тэнтальмон. Из окна высунулся лучник, который чуть было не пристрелил барона, но он был во время убит метким арбалетным болтом.
        — Туман!  — Выкрикнул Убрук, прячась за стену. Вокруг него появился густой белый туман, мгновенно начавший распространяться вокруг мага, заполнив собой холл муниципалитета.
        — Вперед!  — Рявкнул барон и послышался топот десяток ног. Затем беспорядочная арбалетная пальба в район входа. Стекла на первом этаже разлетелись от ударов припасенных камней, и наемники полезли в окна первого этажа, расположенные на высоте девяти футов, используя самодельные лестницы. Долезая до проемов они запрыгивали внутрь, врываясь в здание.
        Убрук вместе с бароном, Ломингом, и черным стрелком вошли внутрь. Все арбалетные болты разбивались об невидимый щит, созданный магом.
        — Вперед!  — Опять рявкнул барон. На этот раз его голос был усилен магией. Он пронесся по всей площади, оглушая находящихся там людей. За бароном в холл повалили наемники. Ступая по телам бывших своих товарищей утыканных как ежи арбалетными болтами, они ворвались внутрь заполняя помещение. В них полетели сотни болтов. Часть из них отразил щит Убрука, другая часть поразила людей барона. Падая один за другим наемники хотели бросится в бегство, как вдруг арбалеты неожиданно затихли.
        — У них кончились болты!  — Гаркнул Ломинг.  — За дело!
        Арбалетные болты защитников муниципалитета как и предполагал детина, кончились. Стоя на втором и третьем этажах здания, арбалетчики обстреливали с внутренних галерей и балконов весь холл, куда ломились люди барона. Небольшой отряд наемников пройдя через окно, уже поднимался по лестнице, раскидывая защитников.
        — Погано!  — Сказал барон окинув взглядом холл, где в основном лежали трупы его людей и изредка трупы защитников муниципалитета.  — Да ладно, меньше платить придется!  — Рассмеялся он.
        Послышались вопли служащих, которых убивали бандиты. На всех лестницах в холле люди барона сражались с защитниками, пытавшимися обороняться на верхних этажах. Трупы, как перезревшие плоды, падали с верхних галерей на пол. В холле велся ожесточенный бой.
        — Не дайте им пополнить запасы болтов!  — Громко крикнул Убрук. Лицо его налилось кровью и было краснее чем обычно. Растопырив пальцами он взмахнул левой рукой, как бы отгоняя комаров. Стражники оборонявшие лестницу разлетелись на части подняв море кровавых брызг. Люди барона с гоготом рванули вперед занимать второй этаж.
        — Надо спешить!  — Предупредил барона черный стрелок.
        — Благодаря моей хитрой затее половина армии Акиота отправилась ловить несуществующих пиратов.  — Рассмеялся барон.  — Нам нечего бояться.
        — Оставшийся армии вполне хватит что бы разгромить нас.  — Предупредил его лучник.
        — На третий этаж в кабинет короля!  — Приказал Убрук.
        — Правильно, туда!  — Опомнился Гельям.
        — Наконец-то!  — Ломинг вбежал по лестнице и разрубил надвое своим двуручником стоящую на площадке статую. Они вчетвером с десятком людей в белых мантиях с автоматическими арбалетами, поднялись по лестнице на второй этаж.
        — Дальше пойдем по черной лестнице.  — Сказал барон направляясь вглубь коридора. В Гельяма полетели стальные болты отскочившие от магического щита созданного Убруком. Неудачливый солдат был тут же убит Ломингом и его кровь потекла на красную ковровую дорожку, лежащую на мраморном полу муниципалитета.
        Пока барон шел к лестнице вся остальная его армия усиленно мародерствовала в муниципалитете. Только горовики достигнув третьего этажа пошли к кабинету короля, как это было им и приказано. На площади уже появилась армия шедшая строем к муниципалитету. Над солдатами летел обшитый броней воздушный военный корабль.
        Дверь в кабинет короля была разбита в щепки магией Убрука, и отряд вошел внутрь.
        — А теперь вторая часть плана!  — Крикнул барон. Он прошелся по обширному кабинету короля рассматривая стоящий огромный стол из драгоценного черного дерева и дорогую мебель.  — Скоро все это будет моим!  — Рассмеялся он.  — А сейчас смотрите!  — Прогремел его голос.  — Исохири тарум танум рэди диш!  — Прокричал он. Но ничего не произошло.  — Исохири тарум танум рэди диш!  — Повторил он еще раз. Опять ничего не произошло. Горовики стоящие в коридоре странно покосились на него.  — Именем Тэнтальмонов откройся!  — Рявкнул он подойдя к стене.  — Исохири тарум танум рэди диш!  — В третий раз прокричал барон.  — На идеально чистой и целостной стене появились две черные полосы, ее часть стала сдвигаться вниз образуя черный проход.  — Я просто далеко стоял!  — Рассмеялся барон.  — Этот ход ведет прямиком во дворец, и даже король не знает о нем. Его построил мой давний предок правивший когда-то Акиотом!
        — Я это уже знаю!  — Буркнул Убрук.  — Вперед!
        И барон со своим отрядом и горовиками пошел в черную пасть прохода.
        За кораблем, повисшим над площадью летело еще два корабля. Один из них завис напротив первого. Второй сделав небольшой круг, стал пролетать между двумя судами. Когда один из матросов первого присмотрелся к нему и увидел несколько трупов на его палубе, и прокричал «Враги!», было уже поздно. С обеих сторон третьего корабля стволы пушек окрасились дымами. И одновременно оба корабля разлетелись в щепки, от попадания разрывных снарядов. Некоторые горящие части их еще висели в воздухе, пока не взорвались от возгорания боеприпасов. От этих взрывов, металлическая обивка разлетелась по площади, к этому времени уже опустевшей. Тогда стволы пушек захваченного корабля стали опускаться вниз. Из одного из низ прозвучал выстрел и бегущие врассыпную солдаты, были подброшены взрывом. Куски конечностей и доспехов быстро разлетелись по площади и даже упали на палубу корабля.
        Прозвучали выстрелы из пушек подтянутых на другой части площади. Снаряды просвистели мимо серебристой кормы корабля, и только один из них задел ее, и взорвался в воздухе разнеся кормовую надстройку, и рули. Корабль потеряв управление и продолжал лететь над городом в направлении магической академии.
        О том, что в муниципалитете что-то происходит Фойдор догадался по прогремевшему там взрыву.
        — А вот и барончик в атаку пошел!  — Слышали они тонкий голос Ихебериуса, который поднимался по лестнице.
        — И что же нам делать?  — Спросил показавшегося с лестницы старика Янт.
        — Недавно часть армии улетело пиратов ловить.  — Стал говорить Ихебериус, полностью поднявшись.  — Да не какая-нибудь часть, а почти половина. Не хотите чего-нибудь прикупить у меня?
        — Как в такое время можно думать о покупках!  — Возмутился Ариорис.
        — А помочь тут все равно ничем нельзя!  — Улыбнулся Ихебериус.  — Разве если конечно никто из вас не архимаг.
        — Помочь можно если разузнать о бароне побольше.  — Возразил Янт.
        — Постойте-ка.  — Вдруг опомнился Ариорис.  — У меня же в подвале лежит целая стопка дневников предков барона и записных книжек. Может там, что-нибудь будет написано интересное!
        — Почему ты сразу не сказал!  — Возмутился Фойдор.  — Пошли к тебе в особняк.
        — Постойте, а вы что-нибудь купите у меня?  — Крикнул старик, когда Фойдор со своими внуками уже спускались по лестнице.
        — В следующий раз.  — Крикнул ему в ответ Ариорис.
        — Подождите, я открою дверь!  — Побежал за ними вслед Ихебериус.

        В магической академии уже все знали, что на муниципалитет совершено нападение. Пока толпа людей, пришедших смотреть на магию в спешке разбегалась занимать свои места или поглазеть на бой у муниципалитета. Ректор в зале совещаний собрал всех профессоров и доцентов и начал речь.
        Стоит отметить, что Ректор академии представлял из себя голову с длинными волосами которые висели в воздухе и как шлейф летели за ним, хотя он мог принимать и свой обычный облик. Но когда он был только головой интерес к нему и его академии был куда более сильным чем когда о был просто человеком. Пользуясь этим для привлечения новых учеников и клиентов, а также для банального привлечения внимания к себе, он не только повышал доходы академии, но и был весьма уважаемым и популярным человеком, которого считали всемогущим магом.
        — Настало пора опять спасти Акиот.  — Проносясь над столом, сказала голова.  — На этот раз мы докажем правительству, что оно может опереться только на силу магов! Мы станем еще более богатыми и влиятельными! Мы спасем город! Мы спасем власть! Мы спасем короля! И за это мы потребуем к себе еще большего уважения. Каждая наша жертва будет щедро нам вознаграждена!
        Дверь кабинета неожиданно открылась, и в нее вошел не приглашенный на собрание доцент.
        — К академии приближается поврежденный корабль революционеров!  — Пролепетал в страхе он.
        — Вперед!  — Крикнул ректор вылетая в дверь. Доценты и профессора в белых и голубых одеждах встали со своих стульев и побежали к лестнице.
        Когда они выбежали на крыльцо академии народа пришедшего на фестиваль уже не было. Не было и учащихся самой академии. Повсюду были опрокинутые лавки и пустые павильоны, совсем недавно работающие и приносящие академии приличный доход. Корабль, о котором говорили, уже полетал к воротам.
        — Ну что, уничтожим его!  — Рассмеялся ректор. После его слов в судно полетели десятки огненных шаров, а затем посыпались невидимые удары. Прогремели молнии, после которых последовало несколько вспышек. Корабль загорелся и через мгновенье взорвался. Его остатки рассыпались по двору академии, а взрывная волна выбила стекла в правом крыле.  — А теперь готовьте корабль, мы летим во дворец!  — Приказал ректор.  — Думаю, король не откажется от нашей помощи.

        Во дворце в просторной комнате с высоким потолком на огромном диване сидел король и ждал, когда слуга откроет бутылку вина. Это вино было одно из самых дорогих, из тех что можно было купить в Акиоте. Монарх немного располневший сидел в развалку на диване и ждал, когда вино наполнит его бокал.
        Вдруг двери в комнату с размахом открылись, и внутрь ввалилось тело мертвого стражника. Туда бегом вошло четверо человек. Один из них был старик в черном, удивленно уставившийся на короля, не сразу признав в небритом мужике оного.
        Король Акиота не успел понять, что же произошло, в отличи от слуги, который сразу бросил вино и побежал к другой двери, крича «Измена!». Однако до двери он добежать так и не успел, меткий болт пущенный одним из телохранителей барона в белой мантии, прервал его побег.
        — Взять его!  — Рявкнул барон. Ломинг сразу догадался, что хочет его господин, и подбежал к поднявшемуся с дивана королю, стукнул его по голове крепкой латной перчаткой. Король упал без сознания на пол рядом с разлитой бутылкой вина.
        Гельям сделал жест. И телохранители и горовики прошли в комнату.
        — Свяжите его!  — Приказал телохранителям в белых мантиях Убрук, с презрением смотря на короля.
        Вдалеке уже послышался топот десятков ног стражников.
        — Закрыть двери! Приготовиться к обороне!  — Сняв свой лук, прокричал черный лучник.
        Все двери были быстро закрыты. Массивные красные шторы завесили, закрывая огромные окна. Топот стражников усилился.
        — Король должен быть здесь!  — Прозвучал четкий громкий голос за дверью.
        Убрук и черный лучник одновременно приложили пальцы к губам подавая приказ молчать. Ломинг бесшумно стал красться к двери, и был уже у самого входа когда дверь открылась и туда влетели стражники, двоих из которых детина сразу убил своим мечем.
        Стрела из черного лука стремительно посвистев у плеча Ломинга попав в бегущих к нему стражников. Пронзив доспехи одного из них, она полетела сквозь него и убила еще троих, застряв в теле последнего.
        — Ты чуть не попал в меня Любер!  — Рявкнул детина.
        — За свою точность я ручаюсь!  — Ответил тот.
        — Сюда летит корабль!  — Прокричал один из телохранителей смотрящий в окно сквозь щелку в шторах.
        — Только его нам не хватало!  — К окну подбежал маг и отодвинув красную штору заглянул в него.  — Это совсем плохо!  — Воскрикнул он, бросая огненный шар в двери, куда ломилась стража. Ломинг спешно отскочил, давая возможность арбалетчикам выстрелить очередями из болтов.  — Сюда летят маги из академии. Это их корабль!
        — Так я и знал без помощи акар вы не сможете справиться!  — Усмехнулся один из телохранителей, сбрасывая капюшон. Он был акаром. Улыбка превосходства играла на его сером лице.  — Я позабочусь о магах.  — Его мантия стала чернеть и рассыпаться в прах. Под ней была изящная черная одежда с серебристыми вставками.
        Корабль тем временем быстро пролетел над зданием, и стал приземляться в заднем дворе дворца.
        — Уходим в другие помещения, пока стражи еще мало.  — Приказал барон.  — Не забудьте короля.  — Один из горовиков перекинул короля через плечо и понес его к дверям. Ломинг открыл дверь мощным ударом ноги. Темно коричневые деревянные двери со скрипом раскрылись, открывая проход в широкий, убранный коврами и драпировками, коридор. В детину полетело несколько болтов, все кроме одного отскочившие от его доспехов оставив вмятины, но сам Ломинг пошатнулся и потеряв равновесие рухнув на пол. Один из телохранителей выпустил несколько болтов полностью опустошив арбалет. Повернув на нем рычажок он отрыл низ арбалета и выбросил круглый пустой магазин, ранее содержавший болты, и поставил новый. Захлопнув арбалет он вновь встал на позицию. К тому времени несколько горовиков уже убили оставшийся в живых солдат. Ломинг поднялся на ноги и вырвал болт, застрявший в доспехах левой руки.
        — Царапина!  — Буркнул он швыряя его на пол.
        — Очищено!  — Крикнул горовик, и барон с магом и черным лучником пошли первыми вперед. Телохранители и горовики спешно двигались за ними предотвращая возможность неожиданной атаки с тыла.
        В коридоре больше не было сопротивления. Гельям в середине пути к лестнице вдруг вспомнил про кристалл и стащил его с шеи короля, несомого горовиком. Спрятав красный камень на золотой цепочке к себе в карман он подошел к Люберу, остановившемуся недалеко у дверей.
        — Там засада.  — Предположил он.
        — Выбить картечью!  — Приказал барон горовику, идущему рядом с ним. Тот снял со спины длинную серую пушку с круглым толстым магазином внизу ствола. Опустившись на одно колено, он прицелился и нажал на спусковой крючок. Деревянные двери разлетелись в щепки. Стражники стоявшие недалеко от дверей попадали замертво, изрешеченные мелкими шариками.
        — Страшно будет когда мы встретимся с элитной стражей.  — Пробормотал черный стрелок.
        — Надейся что эмиссар акар справиться с магами академии, иначе нам несдобровать.  — Бросил ему Убрук, стирая пот с лица.

        Часть магов уже стояла внизу, и только несколько находились на корабле академии, когда где-то во дворце прогремел выстрел из ручной пушки горовиков.
        — Что здесь твориться?  — Спросил ректор у выбежавших к кораблю стражникам.
        — Они захватили в плен короля!  — Пролепетав дворцовый стражник, испугавшись летающей головы.  — Возможно он уже мертв.
        — Где принц?  — Начал допрос ректор, его белые волосы окружали голову блестящим ореолам.
        — Он улетел на загородную прогулку, вместе с большей частью элитной стражи.  — Еле связывая слова от страха, сказал допрашиваемый.
        — Что будем делать?  — К ректору подбежал его заместитель.
        — Спасть короля!  — Рявкнула голова.
        — Сначала спасите себя!  — Послышался громовой голос с крыши. На ней у самого водоносного желоба стоял темный эльф, сжимавший в руке небольшой серебристый предмет.
        Это привело всех магов врасплох, те кто сходил с корабля впали в смятение и сделали шаг назад. В то мгновенье акар бросил на палубу корабля блестящий цилиндр. Он разлетелся на куски высвобождая демонический огонь. Его капли полетели врассыпную поджигая корабль и деревья в его округе. Несколько самых расторопных магов успело спрыгнуть вниз на землю. Впавшие же в панику, мгновенно загорелись, и метаясь по палубе свалились за борт.
        — Убить его!  — Приказал ректор!
        — Минус три.  — Холодно произнес заместитель ректора, видя как корчась в муках на земле сгорают два доцента и один профессор академии.
        То место на котором мгновенье назад стоял акар взорвалось от молний и огненных шаров. Сам он подпрыгнув, и сделал дугу в воздухе приземлился недалеко от двух стоящих доцентов.
        В него сразу полетели молнии и магические удары, но все они разбивались о него словно о непреодолимую преграду. Стремительно достав свой серебристый клинок он мгновенно одним движение разрубил одного и ранил второго мага академии.
        — Сильный противник.  — Успел сказать ректор, создавая вокруг акара магическую клетку.
        — Вы ничто против меня!  — Рассмеялся темный эльф почувствовав невидимую преграду. Он сделал шаг вперед, и магическая клетка разрушалась. Внезапно одна его нога провалилась в землю, которая стала чернеть превращаясь в жидкую клейкую массу. Та же участь последовала его и вторую ногу, которую он пытался освободить. Земля поглощала и засасывала его внутрь.
        — Ну как тебе моя фирменная формула!  — Рассмеялся довольный собой заместитель ректора. В то же мгновенье меч акара блеснул, и как молния пронзив пространство вошел в его грудь. Заместитесь ректора полетел назад и чуть не задев самого ректора рухнул на землю.
        — Я воин анти-маг.  — Выбравшись из земли сказал ассасин.  — В него периодически попадали огненные шары, которые рассыпались на множество искр окружая его ярким светом разбитого пламени.
        Многие маги преподающие в академии были очень слабы в боевой магии, и еще многие из них растерявшись забыли самые действенные формулы, когда-либо ими изученные.
        Акар достал четверо метательных клинков и запустив двое из них, убил еще столько же человек ректора. Вдруг от стены дворца оторвался кусок и полетел в темного эльфа, тот ловко увернулся.
        Затеем в акара высадил обойму дворцовый стражник из автоматического арбалета. Болты отклоняясь магией так и не попали в эмиссара Акариона. Не обращая внимания на стражника темный эльф убил еще двух магов. Лимит храбрости магов академии после этого быстро исчерпался и они побежали врассыпную. Ректор взлетел как можно выше и стал думать что же предпринять.
        Ветки зашевелились и из кустов показался солдат в блестящей тальмовой броне. Его шлем с белой гривой был изящен и блестел на незаходящем акиотском солнце, быстро закрывшимся большим перистым облаком. В правой руке стражник держал короткий тальмовый меч. Элитный воин шел не останавливаясь прямо к акру. Темный эльф в это время уже вынул свой меч из тела заместителя ректора.
        «Элитная королевская стража!» — Подумал ректор и улыбнулся.
        В другой части мира в Хребте Гурда в мрачном помещении, в деревянном кресле, сидел в длинной рубахе генерал Уркер. Служанка медленно расчесывала ему бороду, пока сам генерал был погружен в мучительные раздумья. Неожиданно одна из дверей открылась и в комнату громыхая доспехами вошел помощник генерала.
        — Что такое?  — Рявкнул Уркер оторвавшись от своих мыслей.
        — Очень важные новости!  — Стал докладывать горовик.  — Королевство Гран капитулировало.
        — Осталось Империя Кинос…  — Полушепотом проговорил генерал.  — Они там воюют… А я сижу здесь… Это все?  — Затем обратился он к помощнику.
        — Да.  — Кивнул тот.  — Скоро начнется штурм империи.
        — Эх жалко, что меня там нету…  — Вздохнул Уркер.

        Элитный стражник сделал шаг в сторону акара, как вдруг горящий корабль взорвался. Голубой свет и молнии вместе с огнем взрыва осветили пространство. Стекла со звоном вылетели из больших окон. Дым и гарь наполнили пространство и было трудно понять остались ли еще живые маги из академии или нет. Взрыв отбросил элитного стражника к толстому дереву со сломанными ветками, но акар сумел удержаться на ногах. Он стал медленно выпрямляться осматривая окружающее его пространство.
        Это мгновение и использовал ректор для применения своей самой мощной магии, поражающей даже защищенные от нее объекты. Вокруг его летающей головы образовалось темное шарообразное поле. Мгновенно оно собралось в стрелу, молниеносно полетевшую в сердце акара. Акар пошатнулся.
        — Не может быть!  — Крикнул Ректор видя как темный эльф по-прежнему стоит на месте. Но через мгновенье левая рука акара чуть ниже плечевого сустава почернела и отвалилась. Обожженная земля оросилась кровью, быстро остановившеюся. Рядом с акаром пролетел кусок статуи.
        Ректор вдали увидел профессора Бова, стоявшего на другой части двора, и не прекращающего бой.
        Стражник в сияющем, но уже испачканном землей доспехе, доспехе поднялся, и хотел идти в направлении своего врага. Как вдруг темный эльф исчез. Став невидимым, он сделал прыжок, и полетев к крыше, где в то время находился ректор. Все произошло настолько быстро, что летающей голове с трудом удалось уклониться от удара, и меч просвистел совсем недалеко от уха отрубив часть волос. Когда эльф приземлился внизу, земля под ним взорвалась.
        Элитный солдат стремительно бросился в то место где только что произошел взрыв, однако его меч разрезал пустоту, поскольку акар резким прыжком изменил свою позицию. Его невидимость уже была разрушена ректором, и он был видим, солдатам. На балконе второго этажа показались еще два элитных стражника с тяжелыми автоматическими арбалетами. Они синхронно выстрелили навесом. Болты упали недалеко от того места где приземлился эмиссар темных эльфов, после своего прыжка. Уткнувшись в землю они взорвались голубым сиянием и молниями — как обычно и взрываются некоторые кристаллы. На акара они почти не подействовали, бросив меч в землю, он одним движением достал алхимическую гранату и запустил ее на балкон. Радом с ним упало еще два болта, однако они взорвались уже демоническим огнем. Несмотря на то что брызги не попали на воина акар, он все же был не так силен как в начале сражения. Стражники спрыгнули вниз, через секунду граната взорвалась, разнося балкон и стену дворца. А тот момент акар ощутил действия сильного атакующего заклятья ректора. С крыши стал осыпаться карниз вместе со штукатуркой.
        Рука темного эльфа потянулась к амулету телепортации. Перед ним упала световая граната. Через ее прозрачный стеклянный корпус он увидел алхимическую смесь, вскипевшую, а затем взорвавшеюся. Потом меч стражника, подбежавшего к нему сзади отрубил ему ноги. И акар как подкошенный полетел вниз. В то мгновенье и сработал амулет и темный эльф переместился.

        Барон шагал по длинному освещенному коридору. За ним шел черный лучник, и Ломинг. Убрука, который к тому времени уже порядочно устал, вели под руки два горовика. Ряды белых мантий уже порядочно поредели и осталось только несколько человек, несших теперь короля. Горовики шли в таком же составе, но многие уже были ранены, хотя по-прежнему были сильны и решительны.
        — Скоро, когда я подойду к генератору поля, я буду диктовать любые условия всему городу!  — Рассмеялся барон.
        — Все таки пока король с нами и жив, никто не решиться стрелять по нам из пушек.  — Ухмыльнулся черный лучник имя которого было Любер.
        — Еще один шаг, и я буду повелевать городом!  — С твердой уверенностью сказал Гельям.
        — Еще почти лига впереди, надо еще дойти.  — Заметил Любер.
        — Дойдем, дойдем!  — Рявкнул Ломинг.
        Убрук хотел было что-то сказать, однако промолчал, тяжело дыша.
        У самого особняка Янт встретил Понэя, как раз собиравшегося туда войти.
        — Что такое?  — Спросил его запыхавшийся Ариорис.
        — Только что солдаты вновь захватили муниципалитет.  — Сказал мальчик.
        — Идем!  — Ариорис хотел было открыть калитку, но она оказалась закрытой. Он подошел к стене и стал дергать за веревочку, уходившую в здание, где к ней был приделан колокольчик.
        Через минуту вышел высокий человек в белых одеждах с красной каймой по краям.
        — Проскор, открой двери!  — Приказал ему Ариорис.
        — Сию минуту!  — Безразлично ответил слуга. Поворачивая ключ в калитке.  — Я слышал барон Тэнтальмон вернулся в город.  — Сказа он открыв дверь.
        — Почему двери были закрыты?  — Поинтересовался хозяин особняка.
        — По улице шли солдаты. Я подумал, что так будет надежней.  — Ответил Проскор Джей, впуская компанию.
        — Барон собирается отключить купол, дабы показать свою власть!  — Прокричал Янт.
        — Откуда вам это известно?  — Оживился охранник, закрывая дверь.
        — Это самый верный способ управлять городом.  — Ответил бывший студент.  — Кто управляет куполом, тот управляет городом!
        — Сколько жил здесь не разу не подумал об этом.  — Пробормотал охранник.
        — Вперед!  — Ариорис понесся в дом.
        В подвале, в помещении где было все свалено, Ариорис спешно вытащил из-под полок большой сундук. Внутри которого оказалась целая стопка дневников в кожаных переплетах, он открыл один из них и стал просматривать страницы.
        В то мгновенье сознанье Янта помутилось, стены растворились и он ощутил себя стоящим над пустой, рядом с ним стоял Илэн Кенеро.
        — Пришло время решительных действия!  — Спокойным голосом сказал тэнге.
        — Что случилось?  — Удивленно спросил его Янт.
        Пустота над ними прояснилось и он увидел муниципалитет Акиота, из которого валил дым и выводились пленные. Хотя до этого юноша не видел это здание он сразу же понял, что это именно оно. Недалеко за муниципалитетом был дворец повернутый к нему торцом. Во дворе дворца за левом крылом было все перевернуто взрывами, и что-то горело. Янт увидел двоих людей в грязных, когда-то белых мантиях, которые таскали раненых и приводили в чувство потерявших сознание соратников. Рядом с ними летала какая-то голова с развивающими волосами, оставшимися только на ее правой стороне.
        Затем земля растворилась и он увидел отряд идущий по длинному коридору. Двое в белых мантиях несли какого-то мужика. Другого, как понял юноша, мага, вели под руки два горовика.
        — Этот человек.  — Сказал Илэн.  — Ставленник Империи Акара. Если он захватит власть, весь Корос отойдет Акарам. Сейчас у границ Короса кружат два очень быстроходных корабля. Как только он будет у кристалла, они тут же направятся к Акиоту.
        Этот человек.  — Вещал Кенеро.  — Собирается в доказательство своей власти отключить на час поле защищающее город от внешнего холода. Вполне вероятно, что он даже уничтожит город отключив его насовсем.
        — Но зачем ему уничтожать город?  — Удивился Янт.
        — Я просто рассматриваю такой вариант.  — Пояснил Вэллисэ.  — В любом случае, нельзя допустить что бы этот безумец отключил поле. Механизм генератора не менялся, не смотрелся, и не ремонтировался очень давно, со времен его постройки. Есть очень большая вероятность, что остановив его запустить назад не удастся в виду того, что стартовые механизмы приводящие в движение систему уже не работают.
        — Тогда как же остановить его?  — Воскликнул Янт. Главная площадь города растворилась и он увидел подземелья. В его центре был круглый зал, со сложным механизмом посередине. Похожий на огромный желтый цилиндр с множеством труб по бокам он непрерывно работал питаясь энергией находящихся рядом кристаллов. Кристаллы питания располагались по бокам зала в сотообразных контейнерах, закрытые металлическими люками. Желтый метал казался старым, очень старым.
        — Ты можешь сделать это!  — Сказал ему тэнге.
        — Но как?  — Удивился Янт.
        — Смотри!  — Стал объяснять Илэн. Янт оказался внутри генераторного помещения.  — Этот зал имеет только четыре выхода. Войти в него может только один человек имеющий кристалл. Потом этот человек, отключает магический щит, защищающий механизм.  — Янт увидел перед собой щиток с рычагами и ручками.  — Только потом сюда заходят все остальные люди. При этом если у тебя есть кристалл, ты можешь спокойно войти и выйти через любой вход. Те у кого нету кристалла могут только выти через защитное поле, но не войти.
        — То есть если бы я мог находиться там, то я бы мог забрать кристалл у барона, и уйти. Но тогда если бы барон остался жив, он бы все равно мог отключить генератор.
        — Нет, не мог.  — Пояснил Илэн.  — Что бы управлять генератором, надо поместить кристалл в эту нишу.  — Рядом со щитком юноша увидел нишу для кристалла.
        — Ну а если он взорвет генератор?
        — Сам генератор находиться под залом.  — Зал уменьшился и Янт увидел вторую часть цилиндра, которая была замурована и окружена каменными стенами. Верхняя часть лишь механизм запуска и управления. Даже если он взорвет все вверху, включая энергетические кристаллы. Генератор на резервных кристаллах находящихся внизу сможет проработать около месяца, что более чем достаточно для его восстановления.
        — Ну а если барон применит такую мощную бомбу, которая пробьет пол и уничтожит генератор?  — Поинтересовался Янт.
        — Тогда, наверное весь Акиот будет сметен взрывом.  — Так же спокойно ответил Илэн.
        — Но как мне попасть внутрь?  — Задал давно интересующий вопрос Янт.
        — Зачем тебе попадать?  — Улыбнулся Илэн. = Ты уже там.
        — Где?  — И Янт осознал, что стоит внутри высокого зала тускло освещенного кристаллами. Из него было четыре выхода, закрытые металлическими дверями.
        — С таким успехом мы мало что сможем сделать…  — Сказал Фойдор, говоря все медленнее и медленнее видя как Янт исчез прямо перед ним.  — Проклятье!  — Вскричал он.  — Нужно поговорить с Тиролем!

        В конце коридора были желтые металлические двери. Ломинг, идущий впереди всех вдруг врезался в невидимую стену и отлетев назад рухнул на пол.
        — Магический щит!  — Буркнул барон, доставая из кармана кроваво-красный кристалл на золотой цепочке. Повесив его себе на шею, он сделал шаг вперед и прошел сквозь щит. На мгновенье он захотел передать кристалл другому своему соратнику, Убруку. Но мысль, о том что он может предать его и испортить его планы, остановила его от этого шага и он пошел к металлическим дверям один.
        Взявшись за ручку барон потянул ее вниз, дверной механизм скрипнул и он вошел внутрь. Внутри генераторного зала было сухо. Воздух был очень спертым, и застоявшемся.
        — Наконец-то!  — Сказал Гельям Тэнтальмон, подходя к панели управления. Он снял кристалл с шеи и был готов уже поставить его на место на щитке, как вдруг невидимый удар опрокинул его на спину и он выронил кристалл.
        С трубы, которая была под потолком, недалеко от него спрыгнул Янт.
        — Ариорис, подонок!  — Простонал барон вставая.  — Ты ответишь за это!  — На его руках образовались молнии и полетели в Янта, но юноша приводя в действие свою силу легко парировал их. Молнии рассыпались попав в механизм управления и ячейки кристаллов.
        — Что такое?  — Послышался взволнованный голос черного стрелка.
        Следующий магический удар Янта барон сумел заблокировать.
        — Разве ты не хочешь править Акиотом вместе со мной, Ариорис?  — Решил найти другой подход барон.
        — Я не Ариорис!  — Ответил Янт. В его руках образовался белый шар, который он подбросил воздух, в это мгновенье с рук барона опять посыпались молнии, Янт спрятался за цилиндр генератора. Белый шар взорвался яркой вспышкой.
        — Проклятье!  — Рявкнул ослепший барон. Он хотел сотворить какое-то заклятье, но сильный магический удар опрокинул его, и Гельям стукнувшись головой о щиток, потерял сознание.
        Янт быстро поднял кристалл и побежал к двери противоположной той, в которую вошел барон.
        За дверью оказался длинный темный коридор, создав световой шар юноша бросил его вперед и побежал за ним.
        — Проклятье!  — После пяти минут пребывания без сознания барон с трудом поднялся. Он вышел к своим соратникам и не переходя щит стал у стены.
        — Что случилось?  — Заорал Убрук, уже успевший набраться сил.
        — У меня украли кристалл!  — Закричал барон.  — Проклятый мальчишка… Ариорис!
        — Теперь всему конец!  — Закричал в отчаянии лысый маг.  — Я предлагал тебе, что бы когда ты вошел за поле ты перекинул кристалл мне, тогда бы не произошло то, что случилось сейчас!
        — Заткнись!  — Рявкнул на него барон!  — У нас есть король! Мы возвратимся во дворец и скажем что захватили генератор! Они нам поверят! Они не посмеют по нам стрелять! Тем более кристалл скоро будет у меня я приказал моим людям поймать мальчишку!
        — Мы в безопасности, только пока они ценят жизнь короля!  — Закричал на него черный стрелок.
        — В любом случае,  — Гельям вышел за пределы магического щита,  — нам надо покинуть этот коридор. Ломинг возьми меня на плечи. Идем во дворец. Скоро кристалл будет опять наш.
        — Да ваша светлость!  — Детина стал на колени и барон забрался к нему на плечи.

        Янт бежал по длинному коридору, пока тот не окончился толстой каменной сдвижной дверью. Юноша остановился отдышаться. Двери судя по всему были толстые и прочные, и требовали некоторого сосредоточения. Он сосредоточился на магической формуле, дверь легонько поддалась и застопорилась — мешал закрывающий механизм. Тогда юный маг решил поступить по-другому, он использовал магию именуемую магический кулак. Дверь заскрипела и на ней образовалась вмятина, вокруг которой пошли трещины. После второго удара дверь затрещала еще сильнее, ее осколки посыпались по сторонам. Янт посмотрел назад за ним никого не было.
        На пятом ударе дверь разлетелась, и куски белого камня упали на пол — проход был свободен. За ним была большая лестница, по которой юный маг стремительно поднялся. На вершине дорогу ему преградила деревянная дверь оббитая железом, сразу же открывшаяся от удара его усиленного магического кулака. Янт оказался на обратной стороне пощади у большого белого здания. Из-за торца здания он увидел солдат, которые крутились у муниципалитета.
        Юноша остановился, и спрятав кристалл в карман, решил осмотреться.
        — Вот, он!  — Услышал он крик. У другого здания стояло несколько людей бандитского вида.
        — За ним!  — Рявкнул другой. Из-за угла выбежала целая толпа народа, и размахивая мечами и топорами побежала к Янту.
        Юноша осмотрелся и побежал к следующему дому. Бежать на площадь он не хотел, как и встречаться с солдатами. Пустившись бежать по улице он бросил себе за спину огненную молнию, мгновенно убившую одного из людей барона и ранившую еще троих. Но не смотря на это они с криками продолжили наступление. Перед парнем показалось двухэтажное здание с рестораном. Янт взбежал по лестнице на второй этаж террасы, где располагался ресторанчик, брошенный открытым. Разломав магией лестницу, юноша залез на стол и вскарабкался на плоскую крышу дома.
        Бандиты полезли на второй этаж, но когда они поднялись на крышу юный маг уже был на другом здании. Вдалеке уже показался воздушный корабль. Янт в нем узнал судно найденное Тиролем. Корабль стремительно приближался к юноше. Маг остановился. Люди барона бежали к нему по плоской крыше ресторанчика. Их было более двух десятков. На мгновенье он сосредоточился и прижал ладони друг к другу. Затем он разъял их между ними появились белые молнии и образовался маленький светящийся шар он стремительно полетел прямо под ноги к преследователям. Произошел взрыв. Ослепительная вспышка озарила пространство. Янт вовремя успел закрыть рукой глаза, что бы не ослепнуть. Крыша ресторанчика развалилась и провалилась внутрь. Повсюду валялись прихвостни барона не то мертвые, не то просто без сознания. Кто-то запоздавший удирал со всех ног. Корабль выровнял курс и стал приближаться к юноше. Вскоре он смог разобрать своего деда стоящего на носу с подзорной трубой. Судно стало снижаться и замедляя скорость выходть на круг вокруг квартала где был Янт. Вскоре оно опустилась совсем низко около крыши дома. Вниз была спущена
платформа, на которой когда-то Дор поднимал найденные Эдэлином сокровища.
        Янт запрыгнул на платформу, медленно пролетевшую около него. Горовик управляющий ей быстро повернул рычаг и она стала подниматься вверх.
        — Куда ты испарился?  — Услышал он недовольный голос старика, когда платформа приблизилась к верху.
        — Я был внутри помещения генератора.  — Важно сообщил юноша. Когда платформа достигла верха он сошел с нее на палубу.  — Вот доказательство!  — Он достал их кармана красный кристалл.
        — Это же королевский кристалл!  — Из-за спины Дора к нему протолкнулся Ариорис.  — Где ты его взял?
        — Какая прелесть!  — Эдэлин нежно взял кристалл и повесил его себе на шею.  — Кто-нибудь дайте зеркало! Однако зеркало никто не принес. Девушки с Тиролем были в трюме, а остальных не интересовали прихоти полуэльфа.  — Ты не против, если я возьму на себя славу спасителя города?  — Не дождавшись зеркала, спросил он у Янта.
        — А это еще зачем?  — Опешил от наглости своего отца юноша.
        — Как зачем?  — Воскликнул Эдэлин.  — Ты еще мал, что бы обременять себя славой и почестями. Да и зачем они тебе. Я солидней выгляжу и все охотно поверят, что это я спас город нежели ты!
        — Ладно, делай что хочешь!  — Бросил юный маг.  — Возможно, это к лучшему, что о произошедшем со мной не будет ничего известно широкому кругу. А сейчас я хочу поговорить с дедом.
        — Я тоже хочу знать, как у тебя это получилось.  — Подошел к нему белый маг.

        — Все кончено!  — Барон спрятал во внутренний карман камзола магическое зеркальце.  — Бигс сообщил что мальчишка разбил этих придурков.
        — Переходим к моему плану!  — Убрук схватился за цепочку на шее и достал из-под воротника рубахи надетой под мантию зеленый кристалл в форме ромба.  — У нас есть король мы должны использовать мною заготовленное заклятие перемещения.
        — Мы еще можем блефовать!  — Настоял на своем Тэнтальмон.  — Отступить сейчас это значит пустить все насмарку.  — Лицо барона побагровела.
        — Убрук говорит дело.  — Вмешался черный стрелок, смотря на конце коридора, где их ожидали войска и элитная королевская стража.  — Они нас могут уничтожить. А за короля мы потом потребуем выкуп.
        — Мы не отступим от своей цели!  — Стал убежать барона лысый маг.  — Это просто стратегическое отступление. Сегодня мы нанесли армиям Акиота большой урон. Они не скоро забудут он нас. Потом мы придем вновь.
        — Если мы не отступим, то все умрем.  — Сказал капитан горовиков.
        — Проклятье!  — Прорычал барон, от осознания правоты Убрука.  — Отступаем в нашу цитадель в Ихской степи. По крайней мере мы потребуем от них за короля все!
        Лысый маг посмотрел на кристалл, тот засветился и их окружил темно зеленый шар и они все исчезли.

        Глава 14

        В Шахиме было еще светло, когда начался банкет. Илэн, принявший облик Диджея Вампировского, шел по огромной лестнице ведущей к обширному черному входу.
        После концерта тэнге не составило большого труда проникнуть в помещения, где находился певец и атаковать его магией. Возмущение магической силы, которое произвел концерт, позволило не ограничиваться использованием только слабой магии. После нескольких невидимых ударов магией Диджей Вампировский упал, на пол, ни живым ни мертвым, впрочем на концерте он был точно в таком же состоянии. Спрятав тело певца в большой сундук, Илэн принял его облик и вышел к ожидающей певца публике.
        Дворец был мрачным и черным. Будучи расположенным на холме возле главной площади, он возвышался над всем городом. Высокие серые стены давлели над площадью и городом. Темно серые колонны шли вверх под самую крышу, удерживая ее каменные своды. Свободно и непринужденно шагая Илэн зашел внутрь здания. В огромном холле с вздымающимся ввысь потолком было много акар. Широкие лестницы с красными коврами уходили на разные ярусы дворца, уходящие балконами и галереями вверх.
        Секунда раздумья. Легкая улыбка коснулась бледных губ тэнге. Он подумал, о том как это все забавно выглядит со стороны. Но действовать наобум было опрометчиво. Кто знает, что может сказать принц Экхан во время банкета? И поэтому тэнге шел вперед в облике Диджея Вампировского. Вокруг него суетилась его свита и слуги. Банкет вот-вот должен был бы уже начаться.
        Вскоре торжество началось. В большом красном зале за длинным черным столом с матовой поверхностью собралось около пятидесяти приглашенных. В торце стола восседал принц Экхан. Облаченный в черные одежды, впрочем как и все, он открыл это торжество мрака и безумия.
        Тэнге не знал, кто кроме него был приглашен на банкет, но он видел, что из них не было никого с уровнем силы как у Эгерота или Акхе, иил даже менее сильных магов. Все присутствующие были из окружения принца и любители песен Диджея Вампировского.
        — Слухи о возрождении вашего старого архимага быстро распространились по миру.  — Как бы не впопад бросил тэнге принцу, когда тот закончил свою глупую вступительную речь.
        — Эгерот не хотел этого.  — Лениво произнес принц.  — Да и много кто не хотел. Но мне как-то все равно…
        — Слухи быстро ползут.
        — Я как-нибудь наведаюсь в ваше государство. Как скоро будет запущенна ваша черная башня? Спазз очень расхваливал ее.
        — Она уже работает.  — Сказал Тэнге, вспоминая, все что слышал о Спаззе Мариусе — короле Кодриги.
        — Значит, он не бросал слова на ветер.  — Рассудительно поговорил принц.
        — Он никогда не бросает слов на ветер.  — Твердо произнес Илэн, помня что Вампировский был лучшим другом Спазза Мариуса.
        — Императору было видение.  — Усмехнулся принц.  — Старое поколение склонно верить в сны.
        — И что же он вдел?
        — Что империя рухнет.
        — Это предсказание или сновидение?  — Поинтересовался Илэн у принца.
        — Отец последнее время пребывает в трауре, после гибели всех старших сыновей.  — Ответил Экхан.  — Странно, что такие слухи не доползли в ваше дремучее королевство?
        — Слухи доползают лишь обросшие домыслами, которые никак не связаны с реальностью произошедшего.  — Произнес Илэн.  — Поэтому верить им опасно.
        — Умные слова.  — Согласился принц, любивший вести застольные беседы.  — Но скоро нам не будет разницы, мы будем править всем миром. Мы достигнем того, что не достигли восемьсот лет назад.
        — Надеюсь, что так и будет.  — Тэнге заметил на принце мощное заклятье неуязвимости, которое было доступно далеко не многим.
        — Кто-то убил моих братьев, но это не имеет значения.  — Рассмеялся принц.  — Поскольку мне нисколько их не жалко. Не знаю, во что они вмешались, но дворец очень этим обеспокоен. Это либо очередная интрига или попытка свергнуть нас с трона.
        — А вы не боитесь за свою жизнь?  — Решил спросить его тэнге.
        — Бояться я буду тогда, когда стану наследником престола, а пока я живу и буду жить относительно спокойно. Надо сказать, этот концерт был куда лучше чем предыдущий.
        — Мои люди очень старались все сделать в лучшем виде.
        — Сейчас, когда мы стоим у порога великих завоеваний, то смотрим на историю по-другому. Теперь нам не страшен никто; ни Архимаг Иноиля, ни Вэллисэ, ни девять богов!  — Он рассмеялся.
        Банкет перешел в фазу потребления вина, все смеялись и шутили. Илэну задавали вопросы, на которые он отвечал, так как бы это сделал Диджей Вампировский.
        Когда все уже говорили и праздник перешел в разговор в центре которого находился певец, в личине коего был Илэн, двери на галереи второго света открылись и в зал вошел Диджей Вампировский злой со сверкающими безумными глазами, метающимися по залу.
        Он злобно посмотрел на Илэна и громко крикнул:
        — Я настоящий Диджей Вампировский!  — Схватился певец обеими руками за поручни.
        — А это еще кто?  — Удивился Экхан, небрежно посмотрев на певца.  — Дублер?
        — Вы все во власти иллюзии и личины!  — Крикнул певец.  — Перед вами вовсе не я а злобный самозванец, который чуть не убил меня.
        Все в зале восприняли это как очередное представление, все кроме Экхана.
        — И чем ты докажешь, что именно ты настоящий Вампировский?  — Спросил его принц.
        — Вспомните, о чем я с вами говорил в прошлый раз!  — Сказал певец.  — Моя подделка не может этого знать.
        — Я это уже давно забыл.  — Бросил Экхан.
        — На нем или личина, или какая-то магия!  — Завопил Диджей Вампировский.
        — Я не вижу на нем никакой магии!  — Отрезал принц, который отличался весьма скромными способностями, но был о себе очень высокого мнения.
        — Вас ввели в заблуждение!  — Прокричал Диджей Вампировский.  — Вас обманули!
        — Уберите его!  — Бросил принц и тот час же пара его телохранителей схватили певца и потащили к выходу.
        — Не позволю!  — Рявкнул Вампировский в гневе. По его телу пробежали молнии и он отбросил акар-телохранителей словно мух. Одним прыжком одолев расстояние до края галереи, он схватился руками за поручни и спрыгнул вниз. Телохранитель, который был магом атаковал его мощным невидимым заклятьем. Диджей отлетел к стене, и врезался в лепку, которая пошла трещинами.
        Вдруг недалеко от него появилось маленькое зеркальное окно портала. Оно стало быстро расширяться и из него вышли два странных типа.
        Первый из них был в красно-оранжевых одеждах в длинном красном развевающимся от невидимого ветра плаще. Он был высокого роста и плотного телосложения. На лице была гримаса недовольства и раздражения, в которой скривились узкие губы, прикрытые небольшой черной бородкой. Незнакомец с презрением обвел взглядом зал, сверкая своими маленькими черными глазами. Рядом с ним стоял лич — скелет в доспехах, поверх которых была накинута черная мантия. Судя по дряхлости мантии и потускневшим доспехам, надеты они были очень давно.
        Взгляд мужика упал на Илэна, а затем и на настоящего Диджея Вампировского, и он сразу понял кто из них кто.
        — Надеюсь, то что произошло — это недоразумение!  — Вызывающе крикнул Спазз Мариус.
        — А это еще кто?  — Удивился Экхан, знавший Спазза Мариуса только понаслышке и ни разу не видевший его в лицо.
        — Я Спазз Мариус — Король Кодриги и самый сильный маг хаоса в мире!  — Представился Спазз.  — Рядом со мной архимаг Кодриги, непревзойденный маг в области некромантии — лич Сагаро!  — Надеюсь, это вам о чем-нибудь говорит?
        — Не помню, что бы я включил вас в список приглашенных!  — Бросил ему принц.  — Что вам надо?
        — Меня вызвал сюда мой дорогой друг Диджей Вампировский.  — Громовым голос сказал король Кодриги. Сам же певец встал и подошел к Спаззу.  — Надеюсь, что это всего лишь недоразумение, потому что тот кто сидит рядом с вами — фальшивка!
        — И чем ты это докажешь?  — Вставая усмехнулся Илэн.
        — Я сейчас использую магию, которая выявит твой истинный лик!  — Рассмеялся маг хаоса, припоминая формулу. Через несколько секунд он ее уже сотворил, но ожидаемого эффекта так и не произошло.  — Что за чертовщина!  — Раздражился он.  — Не может же быть двух Диджеев Вампировских?
        — Магия может быть очень сильна.  — Прогремел сухой голос лича доносящийся откуда-то из доспехов.
        — Тогда он должен быть сильнее меня, либо владеть какой-нибудь новой формулой.  — Зловеще улыбнулся Спазз.
        — Кто ты такой?  — Крикнул ему лич.
        — Меня больше интересует кто вы такие?  — Ответил ему Илэн.
        — Кто может судить об их подлинности…  — Стал размышлять принц. Затем крикнул.  — Уберите этих клоунов вон! На врятли сам король Кодриги придет сюда, что бы заниматься такой ерундой, когда он запланировал нападение на Иноиль.
        — Да что ты знаешь о моих планах!  — Вскричал Спазз, дворцовая стража уже окружила его. Он рассмеялся. Языки оранжевого огня вспыхнули вокруг него и акарские стражники обратились в пепел.
        В Мариуса полетели молнии, но он лишь отмахнулся от них, как от назойливых мух.
        — Знаешь ли ты, что я не прощаю подобного!  — Закричал король.  — Только что ты разрушил наш союз!
        — Если ты и есть настоящий Спазз, то моя страна не нуждается в подобных союзниках!  — Ответил ему принц. Весь зал и обе галереи мгновенно заполнились дворцовой стражей и магами.
        — Ты дорого запалишь за свои слова!  — Король Кодриги сделал легкий жест и принц ко всеобщему удивлению превратился в пепел. Остальные приглашенные пришли в панику и постарались покинуть зал, но было слишком поздно. Оранжевое пламя вырвавшееся с ладоней мага хаоса мгновенно обхватило весь зал, и все кроме Илэна Кенеро, Диджея и Сагаро были мгновенно сметены. Секция дворца взорвалась и огонь вырвался наружу освещая ночное небо.
        — Кто ты такой?  — Крикнул Спазз Илэну.
        — Узнаешь?  — Тэнге принял свое истинный облик.
        Заполняющий пространство огонь ни сколько им не мешал, что бы видеть друг или говорить.
        — Уходим!  — Вдруг прохрипел Сагаро своим дребезжащим голосом.
        — Как мне жаль принца.  — Слегка прослезился Вампировский.  — Он был моим самым лучшим фанатом. Не скоро я найду себе столь богатого почитателя…
        — Кто ты такой?  — Задал повторный вопрос Спазз.
        — Меня удивляет твоя настойчивость.  — Усмехнулся Илэн.  — Я думаю, скоро ты узнаешь, кто я!
        — Уходим!  — Голос лича дребезжал где-то под доспехами. Огонь, охвативший зал, пропал и яркий портал открылся за его спиной.  — Сейчас здесь будет много магов.  — Он сделал шаг назад.
        — Я еще тебя встречу!  — Злобно крикнул Спазз Илэну, и они втроем вошли в портал. Через мгновение после того как он закрылся, Илэн стоящий у того места, где пару минут назад был стол, мгновенно исчез не оставив о себе и следа.

        Стояла темная ночь. На границе Империи Кинос с Рикором в облаках медленно летел крейсер горовиков. В небольшой каюте, где была только одна кровать и металлические шкафы, прикрученные к стенам, почивал король Дугских гор. Он спал, переворачиваясь с боку на бок, как вдруг за дверью услышал голос.
        — Надо срочно известить короля!  — Кто-то взволнованно прокричал.
        — Тише, черт возьми! Король спит!  — Крикнул денщик. В этот момент Тугондэр, разбуженный голосом, проснулся.
        — Эльфы, напали на один из только что захваченных замков в Акосе. Они убили часть нашего отряда, а другую часть захватили в плен.
        — Что!  — Взревел король вскакивая с кровати.  — Где?  — Выбежал он в ночной сорочке в холл, где стояли два горовика.
        — Ваше величество.  — Обратился к нему солдат.  — Только что пришли сведенья, что замок Кириан, недалеко от Крякинга, который только что был захвачен нашим небольшим отрядом, был атакован лесными эльфами из Великих лесов. По их сведеньям, при помощи магии, им удалось взять в плен почти половину отряда, остальные погибли.
        — Что!  — Разгневался король.  — Какой это был отряд?
        — Это был отряд капитана Фланда. Один из тех небольших и не сильных отрядов, посланных на подавление местных феодалов, все еще оказывающих нам сопротивление.
        — Где Красная борода?
        — Отдыхает у себя в каюте.  — Ответил денщик.
        — А откуда сведенья?  — Спросил, король солдата.
        — Умирая капитан Фланд, использовал магическое зеркало, что бы передать их нам.
        — Понятно!  — Успокоившись буркнул король.  — Пусть завтра утром Красная борода, останется на корабле и прибудет ко мне в кабинет.  — На этом Тугондэр отправился вновь в свою каюту, продолжать прерванный сон.

        Утром, когда король Дугских гор в доспехах, расхаживал в своем кабинете, периодически смотря в овальное окно, располагавшееся в корме крейсера.
        Дверь открылась, и в кабинет на красный ковер ступил пират.
        — Звал?  — Спросил он короля, закрывая металлическую дверь.
        — Да.  — Кивнул Тугондэр, садясь в свое кресло у стола. Красная борода последовал его примеру и сел напротив него.
        — Я слышал эльфы, захватили замок.  — Пробормотал горовик.
        — Именно!  — Кивнул король.  — Я об этом и хочу с тобой поговорить.
        — В нашу кампанию входит в план и завоевание Великих лесов.
        — Вообще-то мы собирались вначале укрепить позиции на территории четырех государств, а только потом начать войну с эльфами.  — Проговорил король.
        — Но, похоже эльфы решили начать раньше.  — Буркнул Красная борода. С самого утра у него было плохое настроение. Его младшая дочь вчера заболела, поэтому он плохо спал всю ночь. Будучи далеко от дома, он постоянно поддерживал связь с семьей, и всегда знал, что там творится. И если с его детьми и женой было что-то неладное, он не мог спокойно жить и спать.
        — Утром эльфы уточнили свои требования.  — Король посмотрел на заваленный бумагою стол.  — У них в плену около двадцати наших солдат. Если мы начнем какую-либо агрессию против Великих лесов в целом, и эльфов в частности, то они непременно поубивают пленников. Что нам стоит предпринять?
        — Думаю, пока ничего.  — Поразмыслив, сказал Красная борода.  — Пока, как мы и планировали будем захватывать Империю Кинос. А потом посмотрим, может что-нибудь и придумаем. Но вообще можно использовать элитные войска и магов, дабы освободить наших солдат.
        — Это можно.  — Согласился король.  — Но вначале, я тоже думаю, нужно захватить империю Кинос. И мне лично переговорить с королем длинноухих. Надо понять, что они хотят.
        — Я думаю, это и так понятно.  — Усмехнулся пират.  — Все из-за того, что мы их кораблик захватили. Вот они теперь себя хотят обезопасить от подобных случаев.
        — Если они боятся войны, то я им ее устрою.  — Рассмеялся Тугондэр.  — Пошли на совещание.
        Они вместе покинули кабинет, немного пройдя по длинному коридору, вошли в двери, ведущие в небольшой зал. Кроме длинного стола с и десятка стульев там ничего не было. На стенах висели карты. В стене напротив дверей были маленькие круглые окна. За ним простирались поля королевства Рикор.
        В зале совещаний их уже ждало семь горовиков. Все они были главными командирами армий Дугских гор. Все как один в тальмовых доспехах. Они поприветствовали короля и когда он занял свое кресло, сели на свои места. На столе перед ними лежала самая подробная карта империи Кинос. Красная борода, сел последним, посмотрев в окно на красивый пейзаж, закрываемый дымкой облаков, он подумал, о том как сейчас чувствует его дочь.
        Совещание началось.
        Позже Красная борода стоял на верхней палубе и размышлял. Старший сын Идгель уже давно не выходил с ним на связь. Он был в отряде, который разбирался с феодалами, не желавшими покорятся власти горовиков. Их было не много, но все же они представляли опасность, поскольку не желали платить налоги новому правительству, и грабили тех, кто согласился их платить. Поблагодарив богов, за то что эльфы не напали на отряд, где служил Идгель и мысленно укорил своего глупого сына, вступившего в армию в столь юном возрасте, Красная борода тяжело вздохнул.
        В овальном зале во дворце Оноэ было очередное заседание, во время которого эльфы в очередной раз протирали свои мантии советников. Все понимали, что не нужно собираться всем в таком количестве, поскольку это не поможет решению вопроса, но собирались, не желая нарушать древней традиции.
        — Я думаю, все знают, что сегодня произошло!  — Самодовольно сказал Кенэлькон. Это самодовольство появилось у него с тех пор, как отряд горовиков, был частично удачно захвачен в плен.  — Из Империи Кинос, пришли сообщения о помощи, но и поскольку никто им помогать не собирается, то и мы тоже не будем!  — Все советники в зале одобрительно закачали головами.  — Это опасно, и не стоит того.  — Продолжил свою речь король.  — Люди в прошлом нам не особо помогали. Конечно, какая-то часть торговых связей прервется. Но мы не можем ввязаться в войну ради неизвестно кого. Единственное что опасно, что после того как горовики захватят эту крошечную империю, они начнут план покушения на нас, но это будет еще не скоро.  — Проговорил король Великих лесов. Верить в это он не мог, но не верить тоже, по этому все равно приказами короля, все маги и лучшие воины лесов стягивались к границам с Империей Кинос и королевством Гран.  — Можете быть спокойными,  — уверенно заявил Кенэлькон,  — в Империи Кинос многие горовики найдут свою смерть. Это самое сильное государство из четырех королевств. Там есть маги, по этому
завоевание империи растянется надолго, не смотря на ее малые размеры. Там много чего сделано и местным жителям, есть что защищать!

        Глава 15

        Было двадцатое июня. На северо-востоке за Икандером недалеко от Черного острова, море и небо были не спокойны. Море волновалось и тучи неслись над ним плотным покровом, закрывая небеса. На всех парусах над этим морем из туч летел корабль. Сзади изящного корпуса была надпись на людском языке «Белая стрела» выгравированная золотыми буквами на длинной доске.
        На верхней палубе в самом носу у бушприта, стояло два человека. Один из них был юноша в черных одеяниях, другой был старик в серо-коричневой хламиде.
        — Мне это все не нравиться!  — Недовольно сказал Янт, успевший озябнуть на холодном ветре.
        — Тироль же согласился на это дело, значит не все так плохо.  — Успокаивал его Фойдор.
        — Все было нормально, когда папаша получил титул графа.  — Стал перечислять юный маг.  — Затем все было хорошо, когда ему как спасителю города подарили особняк. Но зачем он вызвался спасать короля? Я конечно понимаю, что потом ему все по гроб обязаны будут, но он даже не спросил моего мнения.
        — Ну почему же.  — Продолжил успокаивать его старик.  — Ты же спас город. Ты спасешь и короля!
        — Город я спас только с помощью Илэна Кенеро.  — Ответил юноша, закрывая глаза руками от сильного ветра.
        — Подумай, в конце концов, может мы не случайно, летим в Ихскую степь. Может, ты все же не случайно согласился полететь с папашей, не смотря на то, что ты с ним поссорился? Может не случайно армии Акиота не могли сразу отлучится от города?
        — Я согласился полететь только потому, что Акиот мне не по нраву. Мне нравиться смотреть на солнце. На то, как оно всходит и заходит, а не созерцать бесконечный день. Да и тебя с папашей оставлять не хочу.
        — Жаль Ариорис не смог полететь.  — Вздохнул старик.
        — Ариорис улаживает дела со своим имуществом. Когда он закончит он обещал нас догнать.
        — Да появление барона доставило всем много неприятностей.  — Вздохнул старик.  — Но все же, ты знаешь, сейчас я много думаю. Наверное, можно привести наш бренный мир в равновесие и дать отпор всему темному.
        — Ты думаешь Илэн здесь именно с этой целью?
        — А то.  — Усмехнулся Фойдор.  — Он не делает ничего лишнего, если он где-то появляеться значит так надо.
        — В конце концов, он наверное, спасает наш мир.  — Рассудил юноша.
        — Ты знаешь одну древнюю легенду?
        — Какую?  — Удивился Янт.
        — Есть легенда, что каждый день миру грозила смертельная опасность, и каждый день боги боролись со злом, что бы наследующее утро солнце вновь взошло.
        — «Помни, если мир вчера не погиб, значит боги пролили свою кровь спасая его!» — Этими словами она заканчивается.  — Продолжил мысль белого мага Янт.
        — Да.  — Кивнул Фойдор.  — Вижу у тебя хорошая память
        — Я же в конце концов еще не успел постареть!  — Усмехнулся юный маг.
        — Я тоже.  — Довольно кивнул старик.  — Посмотрим, что принесет нам это путешествие. В конце концов, все лучше чем сидеть на одном месте.
        — Да лучше. Пошли внутрь.

        Теперь на корабле помимо Янта и его близких присутствовало много посторонних человек, а также Ниэри, изъявившей желание следовать за юношей. Янт рассказал Фойдору о появлении астара, и старик весьма серьезно к этому отнесся. Что бы никто из экипажа не испугался этого полуплотного духа, он всех предупредил, представив астара, как знакомую детства своего внука. Из людей был дядька Понэя, сам Понэй, какой-то маг из акиотской академии магии, начальник стражи, а также еще несколько малозначительных персон вроде навигатора и следопыта и прочих.
        Акиотскую академию магии представлял маг профессор Бова. Это был человек внешне выглядевший лет на пятьдесят. Его голова была абсолютно лысой кроме небольшой косички сзади, и блестела на солнце, словно натертая маслом. Бова был всегда предельно серьезен, и на его мрачное лицо редко посещала улыбка. Все время полета корабля над ледяным континентом, он проводил в своей каюте сочиняя свои хроники путешествия, либо ходил по кораблю в белых академических одеждах. Их полы вытирались об лестницы корабля и вскоре стали совсем грязными, что нисколько не смущало профессора не думавшего их стирать.
        На его шеи, поверх одежды, висел небольшой золотой медальон. На золотом круге был изображен главный вход в Акиотскую Академию магии. Еще профессор Бова был крайне не разговорчивым, и предпочитал одиночество большим и малым компаниям.
        Как представитель производственной гильдии на корабле был Вистус Фаер, дядя Понэя. Будучи алхимиком и специалистом по взрывчатым веществам он был постоянно чем-то увлечен, и редко что-то говорил. Это был коренастым мужчина лет тридцати пяти с длинной бородой, и черными торчащими в разные стороны волосами. Будучи человеком серьезным Вистус любил поговорить об умных вещах, особенно когда его оппоненты в них ничего не понимали. Ходил он всегда в какой-то грязной одежде с грязным темно-зеленым фартуком, большее время путешествия над Коросом он ничего не делал, а если и что-то хотел сделать, все его отговаривали что бы он ненароком не поджег корабль. С ним также путешествовал Понэй вместе с деревянным другом — Брэком.
        В поход хотели взять целую армию, но для этого требовалась еще неделя, поэтому Эдэлин справедливо решил, что в нахождении барона, у которого ничего не осталось она будет только мешать, да и ждать никому не хотелось. Никто в городе не сомневался в могуществе Тэн-Андэра, по сему из военных Акиота на корабле был только начальник городской стражи.
        Это был веселый человек, который ни на мгновенье не сомневался не только в удачности экспедиции, но и в том что ловить барона — дело легкое и не составит никакого труда для него, даже если он пойдет против него в одиночку. Лет ему было двадцать семь — тридцать. Атлетическое телосложение и красивое лицо украшенное шрамом на правой щеке, делало его красивым и мужественным. Взгляд его черных глаз был всегда полон решительности, и ожидания битвы. Он всегда ходил в черной кожаной одежде. А поверх нее носил пластинчатую кирасу из сплава с добавлением тальма. Эта кираса всегда привлекала внимание Дора, хвалившего ее. Факт, что у кого-то доспехи лучше чем у него, заставил его так начистить и отполировать свой доспех, что тот начал сиять на солнце.

        Когда Янт вошел в кают-компанию он застал там только Триану. Юноша развернулся и хотел было уйти, но девушка его остановила.
        — Ты еще не помирился со своим отцом?  — Спросила она мага.
        — Нет. И не собираюсь.  — Сказал Янт. То, что девушка вспомнила про его отца не обрадовало юношу. Тем более он заметил, что Триана весьма хорошо отзывалась о его отце, превознося его таланты.
        — Ведь он, наверное, хотел как лучше.
        — Не надо его выгораживать.  — Юный маг сел на скамью.  — Сегодня папаша отправляется за королем, завтра он втянет нас в какую-нибудь другую аферу. Он, вероятно, думает, что все просто. Я знаю, с бароном не так легко справиться. Если акиотские маги смогли установить его местонахождение после телепортации, это не значит, что барон будет там когда мы прилетим в Ихскую степь.
        — Давай поговорим о другом.  — Уклонилась девушка, ставя перед ним чашку горячего чая.  — О тебе. Ты никому подробно не рассказывал, что же случилось?
        — А ничего особого не случилось.  — Стал темнить Янт, думая рассказать Триане правду или нет.  — Я встретил одного друга, который помог мне. Вот и все.
        — А что ты чувствовал, когда дрался с бароном?  — Спросила она шепотом.
        — Ничего.  — Отвернулся Янт, так и не взяв чай.  — Я уже не помню, тогда не до этого было.  — Бросил юноша, решив сменить тему разговора.  — Ты видела сегодня Ниэри?  — Поинтересовался он.
        — Нет.  — Ответила Триана.  — Меня пугают всякого рода духи.
        — Я наоборот люблю подобного рода существа. Встретить астара большая редкость. Эти полуплотные существа в основном обитают вдали от людей, в лесах или в глубинах вод.
        — Ты как всегда много знаешь.  — Заметила девушка.
        — А меня интересует, как Ариорис собирается нас догнать?  — Посмотрев на остывающий чай стал размышлять молодой маг.  — Может он долетит до какого-нибудь городка, или заплатит магам что бы они его телепортировали?
        — А они занимаются этим?
        — Не знаю.  — Юный маг встал.  — Недели через две, мы уже будем в Ихской степи, так как мы быстро миновали Корос, благодаря помощи академии магии. Там кто-то даже и уцелел…  — Усмехнулся он.  — Ладно, я пойду займусь теорией.  — С некоторой важностью сказал он. Под занятием теорией он подразумевал всевозможные чтения книг по магии и некоторые бумажные работы. Ими он занимался когда заняться было особенно нечем. Иногда, он занимался магией с Тиролем. Высший эльф объяснял ему основы магии, учил новым формулам, и концентрации сил.
        В последнее время Янт часто задумывался о своем участии в мировых делах. Мысли об этом вдохновляли его и одновременно пугали. Раньше когда он жил в деревне незаметно и спокойно Янт часто любил думать, что бы он сделал, когда бы стал великим магом. Теперь же после Акиота он решил, что действовать нужно очень осторожно, постоянно считаясь ситуацией. После того, как он оказался на Коросе, то дивное время когда он жил в деревне казалось ему сказкой.
        В коридоре юноша встретил профессора Бова. Он молчаливо прошел мимо, не обратив на него никакого внимания. Янт посмотрел ему вслед, как вдруг услышал голос Эдэлина доносящийся из-за двери одного из помещений. Юноша осторожно прислушался.
        — Тогда, именно тогда, я понял, в чем корень проблемы современного театра.  — Увлеченно говорил Эдэлин за дверью. Его мелодичный голос хорошо разносился по коридору, заставляя всех кто проходил рядом прислушиваться к нему.
        Вздохнув, Янт пошел дальше, не обращая ни на что внимания. Поднявшись по лестнице на жилой ярус он неожиданно встретил Тироля, подавшего знак следовать за ним. Эльф вошел в каюту капитана, где располагался Фойдор. Старик сейчас ничего не делал, а просто сидел за столом и размышлял.
        — У меня есть новость.  — Тихо сказал Тироль плотно закрыв дверь.  — Вот уже два дня, с того момента как мы покинули Корос. За нами следуют два воздушных корабля акар. Они следовали за нами начиная с середины пути от Акиота до моря Химер.
        — Я предполагал, что за нами будет погоня, но не думал, что целых два корабля!  — Воскликнул старик.
        — Это плохо.  — Промолвил Янт, не зная что еще сказать.
        — Они довольно небольшого размера. На каждом экипаж не более десяти человек.  — Продолжил Тироль.
        — Если они нападут нам несдобровать.  — Сделал умозаключение Фойдор.
        — Именно поэтому мы не должны давать им приблизиться.  — Спокойно сказал высший эльф.
        — Но у нас только одна пушка.  — Смутился Янт.  — С этим нам не уничтожить два судна.
        — Не пушки они боятся а магии.  — Ободрил его эльф.  — Мы же маги в конце концов, а уповаем на всякую ерунду. Хотя точный выстрел в нужное время тоже не помешает.
        — И что нам делать?  — Спросил его юноша.
        — Ничего ждать и быть начеку.  — Ответил эльф выходя.
        — И еще иметь хороший боевой дух.  — Рассмеялся старик.

        В кабинете короля на Тарпендоре царило гробовое молчание. Тугондэр сидел в кресле и смотрел на огромное зеркало, висевшее на стене напротив. Ближе к стене стоял Красная борода, и ждал когда же в зеркале появится Император Киноса. Все необходимые войска были уже собраны, по этому осталась последняя надежда на переговоры. Король Дугских гор был погружен в напряженное молчание, и ждал, когда же на зеркале рассеется туман. Серый туман, движущийся в зеркале, внезапно прояснился и король с Красной бородой увидели огромный тронный зал дворца. В зеркале крупным планом был виден император, восседающий на золотом троне. Это был уже немолодой полноватый человек, сгорбившийся и выглядевший весьма усталым.
        — Мы делаем первое и последнее предложение!  — Набрав воздуха в грудь, сказал Тугондэр.
        — И что же вы хотите нам предложить?  — Возмущенно ответил император.
        — Мы хотим вам предложить мир!  — Проговорил Тугондэр. Будучи вдохновленным в нем проснулось красноречие и горовик начал свою пламенную речь.  — Я хочу сказать, что мы не остановимся. Мои армии жаждут победы и выполнения задуманного. Там где есть сопротивление, там будет все сметено! Мы разработали план! Великий план! И мы начали его осуществлять. Вначале ярость моих солдат была велика, и не было возможности усмирить ее. Но сейчас другое дело. Сейчас мы идем на войну не из-за ярости, а из-за плана, и будущего нашего государства. У всех моих солдат есть дети и жены, ждущие их в горах. Нам нужна земля, нам нужны поля, нам нужны люди, которые их обработают. И мы сделали шаги к осуществлению плана. Мы захватили три государства, остались последние вы.
        Я много собрал сведений о вашей империи. За долгие годы и до раздела было много сделано и построено. Но все это может быть легко и просто сметено войной. Все созидаемое столетиями, может быть разрушено в одно мгновение. Даже если вы каким-то чудом победите в войне, то урон будет такой, что империя не оправится от него даже спустя пятьдесят лет. Но всего этого может не быть! Мы насыщены! Мы довольны. Мы много не потребуем!
        Все что мы хотим, это то что бы вы стали нашим протекторатом. Небольшие военные ограничения, ежегодная выплата нам сравнительно небольшой суммы, и не вмешательство в наши дела относительно других государств — вот все немногое, что мы требуем.  — С выражением говорил Тугондэр.  — Мы не отступимся от плана захвата. Но это может все принять совсем другую форму. Мы хотели земли, мы ее получили. Мы хотели леса, мы получили их. Мы хотели море, мы получили его. У нас теперь все есть. И нам нет необходимости разрушать вашу империю. Живите, устанавливайте законы, торгуйте. Все останется как и прежде. Политически Империя Кинос, почти никак не проявляла себя в мире, по этому вы ничего не потеряете, кроме небольшой суммы денег.
        Надеюсь, вы примете правильное решение. Иначе погибнут тысячи ваших граждан.  — Закончил речь Тугондэр.
        — Мы сообщим вечером ответ!  — Сказал Император.
        — Жду!  — Кивнул король Дугских гор и связь прервалась.  — Что скажешь?  — Обратился он к Красной бороде.
        — Они согласятся.  — Буркнул пират.  — Сегодня ты был красноречив.
        — С чего ты решил?  — Удивился король.
        — Восстать они могут в любое удобное для себя время, когда у границ не будет наших легионов. Тем более армия у них не такая уж и большая.

        Вечером на Тарпендоре состоялся шумный праздник. Как и на всех праздниках подземного народа трубы и литавры гремели во всю, создавая особую атмосферу торжества горовиков. Тугондэр был в хорошем настроении, выпив бутылку лучшего вина, он стоял на верхней палубе и смотрел вниз. Внизу пролегали земли захваченные горовиками.
        — Компания закончена?  — Подошел к нему сзади Красная борода.
        — Нет!  — Рассмеялся король.  — Все только начинается!
        — Я так и думал.  — Буркнул пират.
        Звездное небо сияло у них над головами мириадами мерцающих огней, манящих к себе неугомонных мечтателей. Но на корабле никто не обращал на него внимания. Для воинов горовиков оно было не более обыденным чем канделябр, скучно висящий на стене.
        — Войскам сообщили о капитуляции?  — Спросил он Тугондэра.
        — Нет.  — Усмехнулся, король.  — Не хочу, что бы они расслаблялись и теряли бдительность. Мы много достигли, и теперь можем все потерять. Но завтра мы достигнем еще больше. Великие леса станут моими!  — Прокричал он.
        — Надо вначале освободить пленных.  — Вспомнил капитан Красная борода.
        — Тогда и займись этим.  — Бросил король.
        — Будет сделано.  — Откланялся горовик и удалился.

        Через день Красная борода уже стоял в лиге от замка Кириан. Этот древний замок возвышался на холме окруженный высокими потрескавшимися от времени стенами. Видно было что он не раз сносил осады и не раз в него врывались солдаты, но как старый войн, изъеденный прожорливым временим он все еще стоял твердо и непреклонно. Из-за дождя застилавшего замок своей пеленой горовик видел только его смутные очертания. Красная борода стоял на палубе небольшого воздушного корабля и осматривал замок в подзорную трубу. Ничего в ней не различив он отдал ее своему помощнику, и пошел в трюм. Вода ручьями стекала с его доспехов, борода стала похожа на кусок пакли, намокнув и растрепавшись.
        В трюме его ждало несколько горовиков. Один из них в доспехах с темно-синим отливом, сидел облокотившись на деревянный стул.
        — Какие есть идеи?  — Спросил его спустившийся Красная борода. Это помещение, где он очутился, было почти на всю длину корабля. Оно было заставлено различными ящиками, снастями веревками. В центре стоял круглый деревянный стол, рядом с ним проходила мачта. У этого стола на ящиках и стульях расположилось около десятка горовиков. Стол был сравнительно небольшой, и кроме нескольких истрепанных карт на нем ничего не было. Над ним болталась кристальная лампа, освещая все тусклым желтым светом.
        — Есть.  — Ифтэр встал, со стула. Темно-синие доспехи с нанесенной на них символикой, свидетельствовали что он был магом.  — Духи земли, сказали, что здесь есть туннель, ведущий прямо под замок. Он в хорошем состоянии и мы сможем им воспользоваться.
        — Длинноухие наверное знают о нем.  — Скептически заметил пират.
        — Нет не знают.  — Сказал маг.  — Духи земли отнеслись к эльфам довольно враждебно.
        — Это уже лучше.  — Сел на ящик красная борода.
        — Мы знаем где туда вход.  — Продолжил маг.  — Нам надо попасть в туннель и добраться до подземелий замка, спасти пленных и уйти, а потом можно разносить замок к чертям собачьим.
        — Это вот пока делать не стоит.  — Заметил капитан.  — Должны же мы для себя оставить здесь хоть какие-то укрепления!  — Он сжал свою бороду в кулак и выжал оттуда воду.  — Так вот план хорош, но эльфы наверняка контролирую пространство у замка, по этому незамеченным войти в туннель не удастся. Мы должны приковать все внимание их магов к отвлекающим заклятием. А сами скрывая свое перемещение пробраться вниз и спасти пленных. Кстати, они по моим сведеньям охраняются магической сферой.
        — Сфера не проблема.  — Ответил маг.
        — Тогда сейчас же приступаем к выполнению.

        Чуть больше чем через час Красная борода уже шел по темному проходу. Проход был довольно узок, так что два горовика могли здесь с трудом разойтись и высок настолько, что некоторым из них приходилось согинать головы, что бы их шлемы не цеплялись за выступы потолка. Благодаря встроенным в шлее окулярам ночного видения горовики спокойно шли по коридору не спотыкаясь и не шумя.
        Идучи вторым после мага, Красная борода размышлял о своей дочери. Ее состояние улучшилось, и она стала почти здорова. Эти мысли уводили пирата, и он на время забывался, представляя что он сидит у семейного очага. А небольшой отряд тем временем, шел к концу подземелья. Всего там было только шесть человек. Капитан Красная борода, Ифтэр, еще один маг и три элитных воина.
        — Пришли.  — Прошептал маг. Он посмотрел на правую руку. В доспехи от кисти до локтя было встроено продолговатое магическое зеркало, показывающее карту, незадолго до этого нарисованную самим магов.
        — Мы под замком?  — Спросил его капитан.
        — Да.  — Ответил Ифтэр.  — На зеркале замок был показан большим красным квадратом.  — Жаль, нет подробной карты. Что будем делать с дверью?  — Горовик посмотрел на прочную дубовую дверь, которой заканчивался туннель.
        — Открыть магией.  — Буркнул пират.
        Меньше чем через минуту, засовы на той стороне двери были сдвинуты, и горовики попали в небольшое помещение с лестницей.
        — Вверху чувствую заклятье.  — Проговорил Ифтэр.  — Магический барьер.
        — Пошли, только вначале включим невидимость.  — Сказал Красная борода. На левом запястье у него находился серебристый прибор с ручкой наверху прикрепленный двумя кожаными ремнями. Пират повернул ручку и запустил генератор невидимости.
        — Энергии кристаллов хватит ненадолго.  — Маг, последовал примеру командира. А за ним все остальные горовики.
        — Пошли!  — Прошептал Красная борода, и они двинулись вверх по винтовой лестнице.
        Наверху у массивной двери они услышали голоса. За дверью говорило два эльфа. Горовики затихли ожидая приказа.
        — Вперед!  — Прошептал Красная борода. Этот шепот подействовал на солдат сильнее чем удар грома. Идущий спереди маг разнес дверь магией. Створка сбила с ног одного эльфа. Второй немного растерялся, и принялся бежать, но его убил топором один из горовиков.
        — Идиоты!  — Рявкнул красная борода, отключая невидимость.  — Какого черта вы так шумите! Они могли услышать! Отключите эту чертову невидимость, и вперед.
        Горовики непременно выполнили приказ капитана, и пошли вперед, к тому месту, где маг чувствовал магический барьер.
        — Вот он.  — Остановился Ифтэр. Перед горовиками вдалеке показалась дверь. Маг остановился и дотронулся до пустоты, оттуда полетели снопы искр.  — Вот он.  — Неожиданно в воздухе появился небольшое кольцо, которое начало расширяться, и вскоре стало от потолка до пола.  — Я останусь здесь.  — Проговорил Ифтэр.
        — Я тоже.  — Проговорил пират.  — А вы идите вперед.
        Четыре горовика быстро подошли к двери. Один из них, постучал по дереву своей латной перчаткой.
        — Вы здесь?  — Довольно громко проговорил он.
        — Да.  — Послышался ответ от пленных горовиков.
        Через несколько секунд все засовы были сняты, и дверь была открыта.
        — Наконец-то.  — Один из пленных горовиков выбежал из своей тюрьмы.
        — Сколько вас?  — Быстро спросил его освободитель.
        — Девятнадцать.  — Ответил пленный. К нему побежали остальные горовики. Все они были в грязных холщевых рубахах, и босые.
        Они смутно видели, освобождающий их отряд, поскольку все происходило в кромешной темноте.
        — Вперед, уходим! Быстро все за барьер!  — Приказал Красная борода. Пленные горовики стремительно пошли вперед, проходя мимо пирата. Последними сквозь «окно» прошли солдаты, и маг закрыл брешь в барьере. Все горовики с трудом помещались в этом тесном подземелье. Красная борода протолкнулся вперед.
        — Я запомнил дорогу назад.  — Сказал капитану Ифтэр, идущий следом за ним.
        — Я тоже.  — Буркнул капитан.
        Когда они дошли до двери ведущей на винтовую лестницу, Красная борода остановился. Освобожденные горовики шеренгой пошли вниз, по ступенькам.
        — Мне кажется, что за нами следят.  — Сказал Абсадэс Дэротэб, он же Красная борода Ифтэру.
        — Я только что почувствовал какую-то магию.  — Проговорил горовик.  — Но не знаю что она сделает.
        Последние два солдата замкнули шествие, и начали спускаться вниз по лестнице.
        — Пошли?  — Маг хотел было пойти вниз, но Красная борода остановил его.
        — Подожди!  — Сказал пират.  — Что-то у меня плохое предчувствие.
        Красная борода замолчал и перестал думать. Таким образом, он хотел ощутить, то чувство опасности, постоянно ему мерещащееся. С потолка на него вдруг упала капля воды. Он посмотрел вверх, в окулярах ночного виденья он прекрасно видел потолок, где образовывались капли и падали вниз. Внезапно его осенило.
        — Вода!  — Выкрикнул он.  — Отзывай солдат назад.
        Ифтэр быстро стал производить манипуляции со своим зеркалом, затем отчаянно сказал.
        — Я не могу с ними связаться.
        — Значит, они можно сказать уже погибли.  — Пробормотал горовик.
        — Надо поспешить за ними!  — Маг уже хотел было бросится к двери, но Красная борода остановил его.
        — Подожди.  — Буркнул он.  — Кажется все скоро закончится. Если мы сейчас пойдем за ними, то погибнем.
        — Что делать?  — Растерялся Ифтэр.
        — Ждать.  — Эльфы должны думать, что мы утонули.
        Меньше чем через пятнадцать минут, маг проговорил.
        — Я больше не чувствую магию.
        — Соединись с штабом.  — Красная борода повернул свою левую кисть, и посмотрел на зеркальце. Оно засветилось и ожило. Туман на нем прояснился и появилось бородатое лицо помощника капитана.
        — Что сейчас происходит?  — Прошептал Абсадэс Дэротэб.
        — Эльфы бегут.  — Ответил горовик по ту сторону зеркала.  — Да так быстро. Их корабль скоро исчезнет на горизонте.
        — Идите к туннелю и доложите обстановку!  — Крикнул капитан своему помощнику.  — К туннелю.  — Сказал он магу не выключая зеркала и побрел к двери. Спустившись по винтовой лестнице, горовики увидели, что она затоплена водой вместе с туннелем.
        — Вот и все.  — Заметил Красная борода.
        — Мы даже не услышали шум воды!  — Воскликнул пораженный Ифтэр.
        — Если бы мы пошли тогда за ними, то сейчас наверное нас не было в живых.  — Настроение у Красной бороды становилось все хуже и хуже.  — Мы недооценили длинноухих.  — Мрачно сказал он.  — Пошли наверх.
        Замок был пуст, как только эльфы узнали, что горовики утонули в туннеле, они сразу же поспешили покинуть замок, что бы, не стать жертвой горовиков, в случае их атаки.
        Вскоре пират и маг вышли во внутренний двор замка. Пройдя под проливным дожем, к воротом Красную бороду вдруг остановил голос доносящийся из его маленького зеркальца встроенного в левую руку.
        — Капитан, капитан.  — Прокричал помощник.  — Из всех людей что шли туннелем, выжил только один маг. Остальные утонули. Вода начала прибывать так быстро, даже бежа в туннели они не смогли достигнуть его конца, а возвращаться тогда было поздно.
        — Понятно.  — Мрачно поговорил пират, подавленный тем, что эльфы сумели так ловко их обмануть.

        Вечером следующего дня он был уже на Тарпендоре, в кабинете у короля.
        — Я хотел показать, что даже если наш солдат попадает в плен, то его освобождают.  — Монотонно говорил Тугондэр, Красной бороде. Он прошелся по кабинету от зеркала к столу.
        — Эльфы оказались сильнее и хитрее, чем мы думали.  — Промолвил пират.
        — Вы позволили обмануть себя.  — Усмехнулся король Дугских гор.  — Но то что пленные погибли лишь разожгло ярость моих легионов. Они жаждут крови.
        — Может не стоит нападать на Великие леса.  — Попытался убедить короля капитан.
        — Нет, определенно стоит и сейчас!  — Воскликнул король.
        — Пока нам всего хватает. Наше завоевание прошло самым удачнейшим образом. Атака на Великие леса, это не прогулка по Акосу!
        — Я знаю.  — Кивнул Тугондэр.  — Но мы должны напасть и победить. Это продолжит славную эру наших завоеваний!  — И он рассмеялся. Смех его гремел в кабинете, отражаясь от металлических стен. А Красная борода стал становиться мрачнее и мрачнее.

        Глава 16

        Пятое июля обещало быть жарким и безоблачным днем. Янт стоял на холме и смотрел на городок лежащий перед ним. Он был маленьким и полностью деревянным. Судя по размером население его было не больше пяти тысяч человек. Внешняя убогость, говорила о нищете его обитателей. Располагаясь у берегов реки Тирос, городок стоял здесь с незапамятных времен. Юноша присмотрелся к серой деревянной стене. Большие ворота были распахнуты настежь и возле них на ящике сидел стражник опираясь спиной на городскую стену. Уставившись в одну точку, этот одинокий страж города безразлично курил пуская в пространство серые клубы смрадного едкого дыма.
        Все шло по плану. Корабль прибыл в Ихскую степь в запланированное время. Это произошло ночью, что было весьма удачно, поскольку позволило не привлекать излишнего внимания. Перед самым рассветом в разведку отправились несколько человек: Янт, Фойдор и начальник стражи — Тэрин Блойд. После высадки, корабль сразу же поднялся в небо и скрылся окруженный аурой невидимости, созданной Тиролем. Барон после своей телепортации из Акиота появился в нескольких лигах от этого города. В округе было несколько старых замков, но куда пошел Тэнтальмон потом, так и осталось загадкой. Посему посчитав необходимым произвести разведку, Фойдор решил отправится туда вместе со своим внуком. На всякий случай ими был захвачен маявшийся без дела начальник стражи, славившийся, со своих слов, хорошим владением оружием.
        Небольшой отряд молча стоял на холме. Перед ними была чисто деревянная серо-черная гнилая стена, такого же деревянного города. Хотя в округе кроме суховатой травы и кустов не было ни одного дерева.
        Янт как всегда был в своей черной одежде, успевшей порядочно износится на корабле. Перед походом в город она была специально постирана, и починена, заботливыми руками девушек. Юноша любил эту одежду, тем более что кроме нее ничего приличного у него не было. Будучи в Акиоте он не подумал пройтись по магазинам, дабы обновить гардероб. А когда он вспомнил об этом было уже поздно. Эдэлин постоянно предлагал ему одежду, найденную на корабле, но носить вещи с чужого плеча Янту как-то не хотелось.
        Фойдор стоял слева от юноши. На нем была его парадная коричневая хламида и соломенная шляпа с широкими полями, подаренная ему Эдэлином. С краю она была погрызена мышами. Полуэльф, получил ее от торговца, у которого не было сдачи. Потом шляпа лежала пять лет в ящике, заброшенном Дором по указу Тэн-Адэра на корабль. После чего, когда полуэльф распаковал ящик, он неприминул подарить не нужную ему шляпу отцу, стряхнув с нее мышиный помет. Старик оперся на свой посох, и вздохнул. Свободной левой рукой погладил длинные усы и бороду.
        — Как все запущенно!  — Пробормотал он смотря на башню возвышавшуюся на воротами.
        — Самое подходящее место для таких мерзавцев как барон.  — Усмехнулся Тэрин.
        За время путешествия он успел обрасти небольшой бородкой, которая не скрывала постоянную улыбку сиявшую на его лице. Восходящее солнца играло лучами на его серебристой начищенной пластинчатой кирасе, надетой поверх черной кожаной куртки.
        — Странный город, он вот-вот развалиться!  — Высказал свои мысли юноша.
        Город, открывавшийся его взору имел одно интересное свойство, он казался гнилым.
        — Странно все это!  — Буркнул старый маг.  — Вообще Ихская степь и пустыня Иругаса странные места.
        — И как он только не разваливается.  — Саркастически улыбнулся Тэрин Блойд.
        — Чувствую какую-то магию.  — Прошептал Фойдор.
        — Я тоже.  — Подтвердил Янт, пытаясь уловить тонкие отголоски чужой магической силы.
        — Вперед.  — Фойдор сделал шаг, юноша и начальник стражи пошли наравне с ним. Быстро приблизившись к воротам они остановились и посмотрели на стражника, сидевшего на ящике и меланхолично курящего трубку.
        — Как называется этот город?  — Деликатно кашлянув, спросил его белый маг.
        — Икертор.  — Безразлично произнес стражник. В это мгновенье всем показалось, что он был мертв. Апатия и безразличие — вот что увидел в нем Янт. Юноша на мгновение отшатнулся от него. Сидя словно статуя в кольчуге желто-зеленого цвета, безразличный страж не обращал почти не на что внимание. Глаза на пожелтевшем лице смотрели в одну точку.
        — Кто правит этим городом?  — Задал Фойдор следующий вопрос.
        — Деревянный король.  — Так же безразлично ответил страж ворот.
        — Деревянный король?  — Переспросил Янт заинтересовавшись.  — Что за странное имя.
        — Деревянный король.  — Сухо и не эмоционально повторил стражник.
        — Странно все это!  — Промямлил себе под нос юноша, смотря на морщинистое лицо стражника.
        — Пошли!  — С нетерпением произнес Тэрин, шагая за ворота. Убедившись, что расспрос не принесет ничего путного.
        — Пошли.  — Поддержал его Янт, через ворота вслед за ним. Он был рад уйти по дальше от неприятного обитателя городка.
        Город за стеной был еще неприглядней чем деревянная стена. Все здания были серыми и невзрачными. Доски и бревна, казалось стояли здесь уже целые века, истлевшие и обглоданные короедами. От некоторых построек тянуло сыростью. На гниющих досках и бревнах была влага. Но все же большинство зданий были сухими, хоть и выглядели крайне плохо.
        — Пусто здесь как-то!  — Заметил Янт медленно идя по безлюдной улице вслед за Тэрином. По его спине пробежал холодок и юноше стало не по себе.
        — Не нравится мне все это!  — Буркнул под нос старик.
        Так и не встретив ни одного человека, они прошли довольно долго, пока не оказались недалеко от самого центра города.
        — Не может быть!  — Остановился старик у странного деревянного здания. С высоким куполом.  — Это же храм забытых богов.  — Удивленно воскликнул он.
        — Какой еще храм?  — Изумленно спросил начальник стражи?
        — Думаю, сюда стоит зайти.  — Фойдор осторожно наступил на ступеньку крыльца, которая скрипнула под его весом.
        — Пошли!  — Дал знак рукой юноша Блойду, идя за своим дедом.
        Фойдор осторожно открыл сворку двери и вошел в просторное и полутемное помещение. Свет из большого круглого окна над дверью освещал весь мрачный и старый зал. В самом конце помещения стояло три постамента для статуй. Они были пусты и покрыты толстым слоем пыли. Слева от входа у стены стояла скамья, где сидел скелет в серой расе священника. Потемневшая серебряная цепь висела на его шее. На коленях лежала массивная толстая книга. Из нее торчало множество закладок. Недалеко от скелета на полу играл маленький мальчик, в длинной холщовой рубахе.
        — Странно.  — Посторонился Янт, стараясь стать как можно дальше от скелета священнослужителя. Мертвецов он хоть и не боялся но их мрачное общество не особенно любил.
        — Почему постаменты пусты?  — Удивился начальник стражи, бросив взгляд внутрь зала.
        — Это забытые боги.  — Пояснил Фойдор.  — Когда-то все придания в отношении их были утеряны. И по тому было принято оставлять постаменты пустыми. По легенде они сошли в мир, что бы жить там вместе с людьми.
        Мальчик играл на полу, не обращая никакого внимания на незваных гостей.
        — Послушай!  — Обратился к нему Фойдор. Однако вдруг мальчик превратился в белый дым, исчезнувший у потолка.
        — Дух. Морок.  — Проговорил белый маг, подходя к скелету священника. Он снял руки скелета с книги, и взял ее в руки.  — Подержи.  — Передал он Янту посох. Затем открыв книгу, маг стал медленно перелистывать страницы.  — Это мало нам чем поможет.  — Захлопнул книгу Фойдор, положив ее назад на колени скелету.  — Это «Страницы Оги». Отпечатаны скорее всего в империи Синоха. Обычная книга.
        — Может лучше пойдем отсюда! Что-то мне не нравится это место.  — Стал волноваться Тэрин. Его утренняя веселость бесследно испарилось, сменившись на озабоченность.
        — Спокойствие, только спокойствие.  — Поднял руку старик.  — Это место меня заинтересовало. Сейчас почти никто не молится забытым богам.  — Фойдор медленно прошел по залу к трем низким постаментам для статуй. Перед одним из них он склонился и стер пальцем толстый слой пыли. Посмотрев на него он тяжело вздохнул.
        — Там кто-то идет!  — Как можно тише сказал Блойд. Начальник стражи стоял у открытой двери и смотрел на улицу готовый в любую минут покинуть храм.
        — Странно!  — Янт прильнул к двери и посмотрел туда же.  — Кроме стражника у ворот мы здесь никого не видели.
        По улице не спеша прошел странный рыцарь в грязных позеленевших доспехах. Медленно ступая он скрылся в стенах длинного двухэтажного здания.
        — Подожди!  — К входу подошел Фойдор, по пути он взял у мертвеца книгу.  — На возьми, протянул он ее внуку.  — И отдай мне мой посох.  — Они быстро поменялись предметами, и вышли из храма.
        — Пошли туда зайдем, что ли.  — Предложил Блойд. Прошедший в безлюдном городе человек сильно его заинтересовал. Посмотрев на здание, куда вошел странный рыцарь он произнес.  — Похоже на трактир.
        — Идем!  — Кивнул Фойдор и они быстро пересекли улицу. Старая вывеска с кружкой пива, висящая над входом, говорила о питейной направленности этого заведения. Массивная темно-коричневая арочная дверь, скрипнула и открылась когда Тэрин потянул за резную ручку.
        Перед ним предстал просторный трактирный зал, где сидело несколько человек. За столом у окна сидел рыцарь, вошедший сюда самым последним.
        Толстый трактирщик в темно зеленом холщевом переднике, со следами крови, медленно покачивался за стойкой словно пьяный. Его длинная золотисто-зеленая борода свисала до пояса. На большой лысине блестели капельки пота. Глаза были на удивление мутны, что даже могло показаться, что он слепой.
        На появление в зале начальника стражи никто не обратил никакого внимания, поэтому Янт и Фойдор спокойно зашли вслед за ним.
        Здесь все было как в обычных трактирах. Почти все. Только этот трактир казался мертвым, поскольку не было слышно ни разговоров, ни смеха. Никто не курил трубок. Лишь рыцарь в потемневших зеленых доспехах медленно хлебал пиво. После каждого глотка ставя кружку на стол и откидываясь на спинку стула как бы отдыхая.
        Тэрин быстро сел напротив него.
        — Я здесь проездом.  — Быстро сказал он.  — Недавно слышал про какого-то барона Тэнтальмона.
        Рыцарь медленно посмотрел на него. Его сухое лицо с большой бородавкой на левой щеке у верха губы, было мрачно и бесчувственно. Он потянул руку к кружке с пивом, и отпил маленький глоток. Так же медленно поставил кружку на стол. Затем посмотрев с минуту на начальника стражи, рыцарь ответил:
        — Барон Тэнтальмон?  — На его лице проскользнула тень улыбки.  — Его замок недалеко отсюда.
        — А кто такой Деревянный король?  — Задал следующий вопрос Блойд.
        Тем временем старик подошел поближе к столу, где сидел Тэрин. А Янт так и остался стоять у входа, не решаясь пройти вперед в спертый и затхлый воздух трактирного зала. Трактиры и прочие подобные заведения всегда вызывали у него отвращения.
        — Повелитель города!  — Холодно ответил рыцарь.  — Маг.  — Он вдруг достал из-за спины длинный и тонкий серебристый футляр. Быстро открутив торец он вытянул оттуда полотно свернутое в трубку. Размотав ее он показал картину Тэрину.  — Это я двадцать лет назад.  — На картине был изображен молодой человек лет двадцати трех в сияющих белых доспехах. Длинные золотистые волосы спускались почти до пояса и развевались. Голубые глаза устремленно смотрели вдаль. В руках молодой рыцарь держал блестящий меч.  — Это был я.  — Он с тоской свернул картину в рулон и спрятал ее назад в трубку.  — Теперь я стал другим.
        — А что случилось?  — Спросил у него Янт смотря на его лицо. Рыцарю было далеко за сорок, из под кольчужного капюшона, закрывавшего голову торчало несколько седых волос.
        — Я пришел в Икертор.  — С горем проговорил он.  — Я один из немногих живых людей в этом городе. А когда-то я был таким же как ты.  — Обратился он к начальнику стражи перестав замечать Янта.  — Барон Тэнтальмон был здесь несколько месяцев назад. Он хотел что бы Деревянный король помог ему захватить Акиот. Но они не сошлись в цене…  — Его мысль вдруг прервалась.  — Если ты поедешь за город на запад, то увидишь поле на котором деревянные брусья растут прямо из песка. Это поля короля. Из толстых брусьев он делает солдат, а из тонких дома. Некоторые из них начинают потом гнить…
        Его монолог был прерван трактирщиком, который неожиданно сел на табуретку. Все в зале посмотрели на него, а затем продолжили заниматься своими делами.
        — Он умер лет двадцать назад.  — Посмотрел на трактирщика рыцарь.  — Но его тело по прежнему служит королю. Хотя тот мог поставить вместо него деревянного болвана. Кстати я Хогвис — Опомнившись, представился он.
        — Очень приятно. Тэрин.  — Ответил начальник стражи.
        — Однажды я остановился переночевать в этом трактире и стал пленником этого города.
        — А что обычно его никто не посещает?  — Удивился Блойд.
        — Тот, кто остается здесь на ночь, рискует стать его пленником, или погибнуть.
        — Думаю нам стоит лучше пойти!  — Пробормотал Фойдор как можно тише.
        — Я пожалуй пойду, прощай Хогвис.  — Встал со стула начальник стражи.
        Рыцарь лишь улыбнулся в ответ. Они вышли на пустынную улицу города. Там никого не было кроме полностью закованного в доспехи солдата, который опираясь на длинный меч, стоял у входа в трактир.
        — Деревянных король хочет видеть вас.  — Недружелюбно буркнул он.
        — Надеюсь, у него нам есть что сказать.  — Недовольно бросил Фойдор, но все же последовал за рыцарем.
        Идти пришлось не долго. Недалеко за трактиром оказалось площадь и главное здание города. Большое серое и деревянное, с серой соломенной крышей оно стояло здесь давно, и было одним из старейших построек города. Рыцарь сделал жест, указывая на высокое крыльцо. Янт, Фойдор и Тэрин поднялись по ступенькам и вошли в просторный и светлый холл.
        Солдат вошел следом и указал на широкие двери справа.
        За дверями был длинный пустой зал. В его конце стоял большой стол, за ним на черном кресле с высокой спинкой восседал человек в синих шелковых одеждах.
        — Рад вас приветствовать в моем городе!  — Небрежно прокричал он через весь зал.
        — Кто ты такой?  — Таким же тоном спросил Фойдор.
        — Я Деревянный король.  — Рассмеялся король.  — Гениальный маг. Я создал этот город.
        — Что тебе от нас надо?  — Громко спросил Тэрин.
        — Не каждый день здесь встретишь магов.  — Опять рассмеялся повелитель города.  — Я полагаю, вы уже беседовали с мои внебрачным сыном, Хогвисом.
        — Да.  — Ответил ему старик.
        — Он так и не смог стать героем.  — Усмехнулся тот.  — Плачевно. Зачем вы прибыли в Икертор?
        — Мы ищем одного человека.  — Твердо ответил Фойдор?
        — Уж не барона ли Гельяма Тэнтальмона?
        — Откуда вы его знаете?  — Спросил Янт. Человек в кресле ему крайне не понравился.
        — А откуда у тебя храмовая книга «Страницы Оги»?  — Ответил вопросом на вопрос король.
        — Взяли из храма.  — Фойдору надоело кричать через весь зал.  — Мне подумалось, что она там больше не пригодиться. Да и нам она в принципе не нужна. Если хотите вернем!
        — Мне тоже она не нужна.  — Брякнул король.  — Барон вам что-то должен?
        — А что, он кому-то должен?  — Не удержался начальник стражи.
        — Видишь ли, когда он вернулся сюда несколько недель назад, его люди были расстроены тем что он так и не захватил город. Некоторым из них он так ничего и не заплатил. Барон должен быть в своей крепости. Она на востоке от города. Большая черная крепость, за ней белая скала.
        — Ну тогда мы пошли!  — Стал прощаться Тэрин.
        — Стойте!  — Крикнул маг.  — В этот городишко никто не заходит, потому что все знают мою дурную славу. Много путников погибло в этом месте. Их убила жадность денег. Мой город притягивал всяких безумцев наподобие барона. Когда он пришел в город и предложил мне помочь ему захватить Акиот я отказался. Он мне предлагал много золото, из акиотской сокровищницы, но сам не имел никаких вразумительных планов, кроме как перевезти мои армии.
        — И к чему все это?  — Удивился Фойдор.
        — Видите, я одинок!  — Закричал маг.  — Целыми днями я сижу в этом проклятом городишке и его окрестностях, потому что боюсь покинуть это место. Только здесь я более-менее защищен. В округе есть более-менее сильные маги, могущие меня уничтожить. Вначале я подумал, что вы пришли по мою голову, но когда вы вошли в трактир и стали расспрашивать моего сына, о бароне я понял, что нет. Раньше я делал набеги на маленькие деревушки и защищенные крепости, но последние пять лет я перестал покидать город. У меня стало много солдат… Точнее големов.
        — Мы не можем здесь больше ждать.  — С некоторым недовольством сказал старый маг.
        — Сюда так редко приходят здравомыслящие люди…  — Он встал с кресла и облокотился на стол руками.  — Может потому что я не люблю здравомыслящих людей… Таких как вы! Стража взять их!
        Повсюду послышался топот тысяч ног и лязг железных доспехов, которые шли со второго этажа, и подходили к главному зданию с главного двора. Деревянный король рассмеялся. В него полетело несколько магических зарядов, которые он с легкостью заблокировал.
        Тэрин вытащил из-за спины серебристый узорчатый цилиндр. Из него выехало тонкое и узкое лезвие меча. Он встал в дверях и одним взмахом разрубил первого подошедшего война. Тело развалилось на части и оказалось, что внутри доспехов была обычная сухая древесина.
        Янт с Фойдором рванулись в разные стороны, и оказались на по разные стороны от Деревянного короля. В них полетели молнии, парированные магией. Они сожгли пол и потолок зала вместо своих целей.
        Неожиданно пол и ноги деревянного короля вспыхнули. Он побежал к задней двери, но Янт задействовав свою магическую силу, обрушил на него потолок. Доски с грохотом рухнули перед магом.
        — Я не могу их сдерживать вечно!  — Кричал Блойд отступая к Янту.
        Затем произошла яркая вспышка. Огонь на сумасшедшем маге потух, но вместо этого он пошатнулся, шелковая рубаха окрасилась кровью. Затем его пронзило еще одно невидимее копье, уже созданное Янтом. Юноша видя, что маг ранен, решил подстраховаться и нанес этот удар. Деревянный король опрокинулся и рухнул лицом вниз на завал, образованный досками потолка. Големы несмотря на это по-прежнему ломились в двери.
        Фойдор обернулся и вновь задействовал свою силу. Массивные створки дверей с треском закрылись отбрасывая назад деревянных големов. Несколько оставшихся были тут же разрублены на части начальником стражи.
        — Он мертв?  — Спросил старика Янт, когда тот подошел к трупу.
        — Мертв.  — Бегло взглянул на труп старый маг.
        — Мне кажется, мы его слишком просто одолели.  — Стал рассуждать юноша, пытаясь найти подвох.
        — Об этом потом.  — Оборвал его дед. За окнами уже собралась целая толпа деревянных големов в доспехах.
        Неожиданно задняя дверь открылась наружу, и в проеме появился Хогвис. Он хотел войти, но завал из досок помешал ему, тогда рыцарь тупо посмотрел на труп Деревянного короля, а затем пробормотал:
        — Туда ему и дорога…
        — Как остановить големов?  — Крикнул ему Тэрин.
        — Не знаю.  — Пробормотал Хогвис.  — Этих големов придумал делать мой дед, он и был настоящий деревянный король и сильный маг. Несколько лет назад его убили…
        Звон разбивающихся стекол оборвал его мысли и в помещение стали лезть деревянные солдаты. Начальник стражи набросился на первого из них. Голем попытался заблокировать его меч своим мечом, но бесполезно. Меч Блойда разрубил низкокачественный и ржавый меч деревянного голема.
        — Я разрушу связи!  — Крикнул Фойдор. В то же мгновенье все столпившееся под окном големы и те, что успели пролезть через разбитые окна в зал, рухнули на пол.
        — Как это ты их так сделал?  — Остановился удивленный Тэрин.
        — Очень просто!  — Рассмеялся старик.  — Я рассеял его магию. Теперь, когда маг мертв, он не помешал это сделать.
        — Да и заклятье, наверное, было старым.  — Заметил Янт.  — Сила уже начала вывертваться.
        — Скоро и Тироль должен здесь появится.  — Как бы невзначай проговорил старик.
        — Ты его успел вызвать?  — Удивился Янт.
        — Естественно.  — Улыбнулся старый маг.
        — Теперь мне придется думать, что делать дальше…  — Пробормотал Хогвис.
        — Ничего подумать тоже иногда полезно.  — Улыбнулся Фойдор.  — Пошли на улицу.  — Двери в помещение открылись и они пошли по остаткам деревянных големов к дверям.
        — Подождите.  — Блойд стянул наручи и перчатку с одного валявшего голема. Его рука была сделана как у куклы на шарообразных шарнирах, как они скреплялись между собой он не стал уточнять и бросив голема пошел вслед за Фойдором.
        — И зачем все это?  — Пробормотал себе под нос Янт, обдумывая только что произошедшие события. Выйдя из главного здания, в небе он увидел их корабль. «Белая стрела» стремительно летела над городом.
        — Что именно?  — Спросил его Фойдор.
        — Весь этот город.  — Ответил юноша.
        — Почему бы не допустить мысль, что он существует, по тому, что кто-то хочет, что бы он существовал.
        — Все это попахивает идиотизмом.  — Высказал свое мнение юный маг.
        — Да, глупое место.  — Согласился Тэрин.
        — На книгу.  — Протянул юноша старику «Страницы Оги», взятые им в храме.
        — Положи ее назад в храм.  — Буркнул дед, смотря как корабль снижая скорость делает круг на городом.
        — То возьми с собой, то верни, определись же наконец!  — Недовольно сказал Янт отправляясь к храму. Желание остаться наедине с самим с собой стало причиной, по которой он поспешил выполнить просьбу своего деда, бывшего в команде за главного. Храм показался очень быстро, зайдя в открытую деревянную дверь он пошел в то место где на скамейке сидел скелет. Положив книгу ему на колени юноша усмехнулся. Сидящий скелет уже не вызывал в нем никакого страха и отчуждения. Юноша рассмеялся, над самим собой и сел на скамейку рядом с ним. Скелет так и остался неподвижен как и был до этого. Лишь мелкие косточки сдвинулись со своих мест.
        Внезапно перед ним сгустился белый пар. И принял очертание знакомой девушки в воздушном белом платьице до колен.
        — Ниэри!  — Вспомнил Янт. За время путешествия на корабле он ее видел не так уж и часто.
        — Давно не была в подобных местах.  — Заметила девушка-дух.  — Интересное местечко.
        — Только я хотел побыть один, как мне тут же кто-то помешал.  — Недовольно сказал юноша, опомнившись.  — Надеюсь, это по делу? Хотя ладно.
        — Совершенно по делу.  — Ответила Ниэри, осматривая храм.  — И несовершенно тоже.
        — И что случилось на этот раз?  — Облокотился на стену Янт.
        — Есть места, где лучше не задерживаться.
        — Это я и сам понял.  — Усмехнулся он, догадавшись что имеет ввиду его собеседница.  — Но что здесь делает храм забытых богов?
        — Этот храм здесь был построен очень давно.  — Она на мгновение задумалась.  — Когда еще здесь не было города. Здесь была небольшая деревушка… Храм трактир и несколько домов…  — Обрывочно говорила Ниэри.  — Но потом деревушка превратилась в город. Однажды в него приехал один человек…
        — Откуда ты все это знаешь?  — Удивился парень.
        — Я читаю отпечатки энергии… В городе была смута… Не хватало продуктов питания… Этот человек собрал смутьянов и предложил устроить набег… Он знал, что недалеко шел богатый караван…
        — А можешь рассказать все вкратце.  — Перебил ее Янт.
        — Если ты так желаешь… Однажды этот человек стал управлять городом. Он захватил также власть над умами людей. Вскоре большинство населения погибло… Дальше все спутано… И еще деревянный король жив…
        — Откуда ты знаешь, что он жив?  — Удивился Янт.
        — Я была там… Недалеко…
        — Выходит Хогвис соврал?
        — Нет не соврал, он на самом деле погиб, но сейчас он стал ожившим мертвецом. Лучше покинуть город к закату…
        — Корабль под рукой, мы всегда успеем это сделать.  — Улыбнулся Янт, теперь не желая расставаться с Ниэри.
        — Как знаешь.  — Сказав это Ниэри растворилась в воздухе.
        Юноша остался сидеть один посмотрев на скелета он опять усмехнулся. Он не чувствовал никакого страха, который ощутил, когда он пришел в храм в первый раз.
        — А ведь она таки не ответила на мой вопрос…
        Прошло несколько минут.
        — А все-таки хорошо, что я полетел.  — Усмехнулся Янт. Он облокотился на стену еще сильнее, лавка наклонилась, и скелет свалился на пол. Янт посмотрел на рассыпающуюся ветхую рясу. По его лицу прошла улыбка. В открытую дверь храма вошла Альтира. Юноша лишь слегка улыбнулся. Походная зеленая одежда очень хорошо сидела на полуэльфийке.
        — Ты здесь.  — Удивилась она, немного испугавшись скелета.
        — Ну а где же мне еще быть.  — Рассмеялся Янт, вставая со скамьи.  — Надо улетать отсюда побыстрее.
        — Это мы как раз и собираемся сделать.  — Девушка с легким отвращением посмотрела на разбросанные на полу кости.
        Янт подошел к двери и взглянул на небо. Небо, на котором утром не было ни единого облачка, уже было затянуто серыми дождевыми тучами.
        — Поразительно, как здесь быстро меняется погода.  — Заметил молодой маг.
        — Пошли.  — Девушка спустилась вниз по ступенькам, на улицу. Легкий порыв ветра пронесся между домов, где не было ни одной травинки.
        — Здесь до этого не было ветра.  — Заметил Янт. Эта перемена его сильно насторожила.  — Все это мне не нравиться. Пошли скорее.
        Они пошли к площади. «Белая стрела» висела прямо над ней, со спущенными парусами.
        У главного здания их встретил профессор Бова.
        — Где вы ходите.  — Недовольно буркнул он.  — Идите в главное здание.
        — Понятно.  — Небрежно бросил Янт, не очень любивший профессора, за чрезмерную серьезность и молчаливость.
        Юноша с Альтирой вошли в холл, ступая по разрубленным телам големов. Голос Фойдора шел из зала, напротив кабинета деревянного короля.
        Янт не спеша вошел в помещение. Там у длинного стола, где лежала подробная карта, стоял Фойдор, Тироль, Тэрин и Эдэлин.
        — Что такое?  — Спросил деда юноша.
        — Мы нашли замок барона. Он в двадцати лигах отсюда на восток.  — Довольно сказал Фойдор.  — За ним есть небольшая скала.
        — Мы должны непременно отправиться туда.  — С энтузиазмом заявил начальник стражи, с нетерпением ожидающий начало схватки с бароном.
        — Надо поскорее уходить отсюда.  — Сразу перешел к делу Янт.  — Предупреждение от астара! Деревянный король жив.
        — Сейчас вот-вот может начаться сильный дождь, а может даже буря.  — Замети Тироль.
        — Наверное, здесь должна быть сокровищница.  — Как бы невзначай заметил Эдэлин.  — Необходимо обыскать эти здания здесь наверняка есть много золотишка. И оставлять его случайным разбойникам преступно.
        — Пошли на корабль.  — Фойдор дал знак Тэрину и тот начал сворачивать карту в трубку. Янт посмотрел в окно. Небо становилось черным прямо на глазах. Сам же старик поднял с пола стопку книг и поставил их на стол.
        — Отнеси их на корабль.  — Попросил он внука, забирая стоящий у стены посох.
        — У меня складывается чувство, что я носильщик.  — Буркнул Янт, но тем не менее взял книги и выйдя из главного здания передал их идущему к кораблю Дору. Тот положил их на ящик и понес к открытому в боку люку, куда вел длинный трап.
        Сам юноша решил задержаться и посмотреть что происходит в трактире. На пути к нему он вдруг неожиданно встретил Понэя.
        — Или сюда!  — Крикнул ему мальчик, вылазя из узкого прохода между деревянных домов. Его белая рубашка и черные штаны были покрыты толстым слоем паутины и грязи.
        — Что ты здесь делаешь?  — Набросился на него Янт, но тем не менее зашел к нему в проход.
        — Тс!  — Понэй приложил палец к губам. А затем показал им за угол, из-за которого был хорошо виден храм и трактир.
        — Я что-то чувствую!  — Прошептал юноша, прислушиваясь к своим чувствам.
        — Я тоже.  — Подтвердил мальчик. Сейчас он казался необычайно серьезным.
        Из открытой двери храма вышел скелет священнослужителя, он прижимал к себе книгу «Страницы Оги», и медленно гремя костями направился в трактир.
        — На нем же тогда не было признаков никакой магии.  — Обратился шепотом к мальчику юный маг.  — Я сидел с ним рядом. Он был обычным скелетом.
        — Здесь видимо еще есть маги.  — Прошептал мальчик.  — Пошли.  — Он юркнул в узкую щель между домов ведущую к трактиру. Янт опять решил последовать за ним. Меньше чем через минуту они были за трактиром у небольшого окна. Скелет сидел за столом, как будто был живым человеком.
        — И правда работает.  — Усмехнулся кто-то.
        — Это отменный амулет некромантии.  — Услышал Янт голос Хогвиса.  — Мне его папаша давал, но забыл забрать. Теперь он уже наврятли заберет.  — Ехидно рассмеялся рыцарь.  — Отдам за двадцать золотых.
        — Из-за этого мерзавца барона у нас ничего нету.  — Послышался грубый голос.  — Он нас всех провел. Я сам сюда за едой пришел.
        — Сейчас здесь стоит корабль.  — Проговорил Хогвис.  — Они тоже ищут барона.
        — Лучше мне держаться от них подальше.  — Послышался голос.  — У меня всего семь золотых.
        — Ладно, давай.  — Хогвис положил черно-коричневый металлический браслет на стол. Скелет сидящий рядом развалился.  — Остальные тринадцать потом как-нибудь возьму, если свидимся.
        Послышался звон монет.
        — Хорошая вещь.  — Незнакомец сидящий в тени стал рассматривать браслет.
        — А теперь убирайся.  — Сказал рыцарь.  — В конце зала есть люк в канализацию. Она давно не работает.
        — Зачем?  — Удивился его оппонент.
        — Чувствую я, дед с армией уже в городе. Он невидим. И идет сюда.  — Промолвил Хогвис.
        — Понятно. Ну пока.  — Его оппонент худощавый сухой человек в черной одежде и с капюшоном на голове, побежал к концу зала и открыл в полу люк, и скрылся в нем.
        — Армии.  — Прошептал Понэй.
        — Пошли на корабль.  — Хотел было сказать Янт, но как на улице перед трактиром как будто из тумана появилась колона рыцарей медленно идущих в начищенных серебристых доспехах. Мечи их блестели. В этот момент небо стало черным и на землю упали первые капли дождя.
        — Убить!  — Прошипел один из рыцарей который увидел в пространстве между домов Янта с Понэем.
        — Сюда.  — Услышал юноша голос Ниэри, появившейся из воздуха в узком проходе. Когда Янт с мальчиком побежали туда она тут же растворилась.
        — Надо их задержать.  — Крикнул юноша, несясь по пространству между домов. Он быстро остановился и на мгновенье сосредоточился, деревянные стены домов взорвались образовав завал из бревен.
        — Сюда!  — Позвал Янта Понэй залазя на некоторое подобие лестницы приставленной к стене.
        Юноша не стал медлить и полез за мальчиком. Когда он ступил на черную черепичную крышу рядом с ними прилетело несколько арбалетных болтов.
        — Я отклонил их.  — Спешно сказа Понэй.
        — Вперед!  — Янт побежал с мальчиком по крыше, используя магическую силу на отклонение стрел, которыми их обстреливали навесом из-за здания.
        — Лезем на второй этаж.  — Юный маг остановился у двухэтажного здания. Из-за которого него выглядывала большая деревянная башня, стоявшая в нескольких улицах от них.
        Юноша быстро забрался на крышу чердака и став на колени протянул руку Понэю, за которую тот ухватился.
        — Спасибо!  — Сказал маленький маг, когда влез на крышу.
        Рядом с ними разбив черепицу воткнулось несколько стрел.
        — Пошли.  — Янт встал и быстро побежал в направлении башни, находившейся в нескольких зданиях от них.
        — Понэй бежал следом не отставая, пока длинная крыша не кончилась. Внизу слышался топот бегущих рыцарей, часть которых уже шла по крышам других домов.
        Недалеко от края крыши, черепица под ногами Янта провалилась и он ухватившись за край и чуть не свалился вниз. Рядом с юношей в крышу вонзилась очередная порция стрел.
        Понэй подбежал к нему, но балки под ногами захрустели и мальчик тоже чуть не провалился.
        В этот момент Янт, стоя на трещащий балке, использовал формулу уменьшение массы, и когда брусок под ним хрустнул, юный маг полетел вниз и оттолкнувши от пола, провалившегося вниз, открывая помещение где стоял рыцарь деревянного короля. Магическая формула проработала лишь пару секунд, но этого хватило, что бы юный маг стал ногами на прочный конек крыши, подав руку Понэю, он потянул его к себе. Затем с разбегу они перепрыгнули на крышу соседнего здания.
        Через пять минут Янт и Понэй были у башни. Разрушающим заклятьем юноша проделал дыру в стене. Отдыхая и смотря как выкрошиваются и высыпаются щепки, он ждал, когда образуется брешь. Затем они быстро вошли внутрь и побежали по лестнице вверх. Этажом ниже громыхая доспехами уже шли деревянные рыцари.
        Вершина башни показалась очень быстро.
        — Теперь вместе!  — Понэй указал на лестницу.
        — Формула разрезания.  — Чуть дыша усмехнулся Янт. Они стали напротив двери. Деревянные солдаты подбежали было к ним, но вдруг по все лестнице пронеслась невидимая молния. И ступеньки вместе с рыцарями и площадками стали падать вниз, оставляя лестничную шахту пустой.
        — Корабль!  — Воскликнул Понэй смотря в окно.  — Он летит к нам.
        Янт свалился на пол и прислонившись к стене увидел приближающийся к ним корабль. На нем уже было поднято пару парусов, и на верхней палубе стояли люди. Рядом с окном воткнулось несколько горящих стрел. Внизу послышались глухие удары по дереву. Башня сотряслась.
        — Они рубят башню.  — Крикнул Янт.
        — Надо что-то делать.  — Понэй сел рядом с ним.
        — Сделаем.  — Вздохнул молодой маг.
        Корабль уже стал совсем близко и Янт смог различить стоящих на палубе Эдэлина и Фойдора.
        Эдэлин что-то скомандовал и махнул рукой и стрела крана на носу с платформой стал подниматься. В это время дождь поли со всей силой.
        — Я понял что нужно делать.  — Воскликнул Янт, мысленно приводя в действие магическую силу. По бревнам одной из стен пробежали серые линии, как от ударов невидимых мечей, и они стали падать вниз, образуя в стене большое окно. Неожиданно один из углов башни подрубленный стал опускаться.
        — Пошли!  — Янт встал на ноги. Понэй тоже последовал его примеру.  — Сейчас будем прыгать.  — Протянул он руку мальчику. Тот крепко сжал его руку. Сквозь дождь юный маг различил приближающуюся платформу.
        — Вперед!  — Крикнул Юноша и они с Понэем прыгнули. Платформа прошла в трех футах от стены башни.
        — Есть!  — Рявкнул Дор, стоящий на ней. Затем он схватил Янта за руку и платформа стала опять становиться на палубу.
        — И куда вас черти понесли!  — Недовольно сказал Эдэлин, промокая под дождем.
        — Нам помогла Ниэри!  — Радовался что все обошлось Фойдор.
        — Ниэри.  — Промолвил Янт, увидав на самой вершине высочайшей мачты ее фигуру в белом платьице, которое трепал ветер.
        — Ну и куда ты поперся!  — Налетел на мальчика его дядя Вистус Фаер. Он уже успел промокнуть под дождем и теперь был злым. Так же злость его усиливалась оттого что увлекся работой и забыл позавтракать и пообедать.  — Я же сказал тебе не сходить с корабля! Сказал не сходить с корабля!
        Вистус был единственным опекуном мальчика, кроме бабушки и дедушки, владеющими книжным магазином. Родители мальчика, однажды отправились в путешествие, и так и не вернулись.
        Янт посмотрел назад. Башня, уже исчезающая вдали, накренилась и рухнула.
        Через час юноша уже сидел в кают-компании и рассказывал вместе с Понэем, о том что случилось когда они подходили к трактиру.
        — Они говорили о бароне?  — Спросил Янта Фойдор.
        — Барон бросил их.  — Ответил вместо Янта Понэй.
        — Что вы об это знаете?  — Спросил их старик.
        — Можно прямо сейчас полететь к замку барона.  — Предложил Тироль стоящий у стенки.
        По квадратному стеклу окна текли струи воды от идущего за бортом дождя.
        — Так непременно и нужно поступить!  — Согласился Бова.
        — Постойте!  — Встал Фойдор.  — Если мы полетим к замку барона, то можем ввязаться в битву.
        — Мы подлетим на сравнительно небольшое расстояние. И оттуда исследуем замок с помощью магии.  — Объяснил Тироль.
        — Нас могут заметить.  — Предположил Янт. Он уже оправился от беготни по крышам, и был в гораздо лучшем состоянии.
        — Ну и что если заметят.  — Усмехнулся Тэрин, все время после похода в город просидевший на корабле.
        — Решено!  — Сказал старый маг.  — Сейчас мы полетим к замку барона, и разведаем обстановку постараюсь при этом остаться незамеченными.
        — У барона нет никаких шансов!  — Рассмеялся начальник стражи.
        — Но у него есть король.  — Вскользь пробормотал Бова.
        — Пошли со мной.  — Поманил рукой Фойдор Янта.
        — Что такое?  — Спросил его юноша, когда они вышли в плохо освещенный корабельный коридор.
        — Неделю назад я тебя учил одной формуле, надеюсь ты хорошо практиковал ее.
        — Шарообразный шит?  — Припомнил юноша.
        — Да.  — Старик кивнул.  — Иногда простое отклонение стрел не может помочь, и риск попадания очень велик.
        — Я конечно тренировался.  — Ответил юноша.  — Но пока мне не было необходимости создавать его.
        — Это абсолютная защита. Он может блокировать магию, а также картечь. Им можно защищаться от струй демонического огня.
        — Я могу его вызывать.  — Кивнул юный маг, когда они дошли до лестницы.  — Но вот насколько долго я смогу продержать его под огнем противника я не знаю.
        — Вот поэтому я и говорю тебе, тренируйся.  — Сказал старик, и пошел по лестнице к себе в каюту.
        — Ты не видел Морфуса?  — Услышал он голос Трианы. Девушка поднялась из технического яруса корабля.
        — Морфуса.  — Юноша вспомнил, что так звали ее кота.  — Нет. Может он куда-нибудь забежал? И создает тебе же этот котяра работу!
        — Как видишь, но бросать его я не хочу.
        — А Дора спрашивала?
        Горовик Дор после отлета стал машинистом на корабле. Почти все время он проводил либо в машинном отделении либо в мастерской.
        — Я видела Дора в мастерской, он не видел кота.  — Вздохнула девушка.
        — Может он на верхней палубе?
        Они поднялись по лестнице на жилой этаж. Там немного пройдя по коридору, вошли на еще одну лестницу ведущую на палубу.
        Шел дождь. Янт опять использовал магию. Капли над его головой закрутились веером отбрасываясь в стороны. Тот же магический зонт он сотворил затем над головой Трианы. Где-то над кормовой надстройкой на которой они находились послышалась грозное мяуканье.
        — Он там.  — Девушка поднялась по лестнице, невысоко над полом на одном из приспособлении такелажа, созданного для автоматического убора парусов сидел серый мокрый кот и громко шипел изредка мяукая.
        — Что он здесь делает.  — Юноша поднялся вслед за девушкой.
        — Деревянный король послал за вами соглядатая.  — Услышал он за спиной голос Ниэри.  — Кот чует его.
        Внезапно сильный порыв ветра чуть не свалил Янта с ног. Корабль летел довольно медленно и по этому движение было не особенно ощутимо. Дождь хлестал, во все стороны. Небо было черно и палубу еле освещали голубые кристаллы.
        Юноша подошел к корме и облокотился на перила. Пытаясь всмотреться вдаль он напряг глаза. На мгновенье перед ним появился смутный образ птицы, парившей около корабля. Он был, похож на черного ворона. Не обращая внимания на дождь образ птицы летел и летел за кораблем.
        — Возможно, король хочет отомстить.  — Сказала астар.  — Надо постоянно быть начеку.
        Тем временем, Триана сняла кота и пошла к лестнице.
        — Ты идешь?  — Окликнула она Янта.
        — Сейчас.  — Обернулся Юноша убирая над ней магический вихрь, который уже был готов сам раствориться.
        — Можно его уничтожить?  — Поинтересовался он у духа.
        — Думаю да.
        — Пойду, поговорю с дедом.  — Решил Янт, идя к лестнице.

        — Поступим так.  — Сказал Фойдор. Он и Янт стояли за креслом в рубке, где сидел Тироль. Сквозь большое окно в носу корабля была видна окружавшая их темнота.  — Я пойду сейчас разведаю, что за соглядатай летит за нашим кораблем. А барон я думаю подождет до завтрашнего утра.
        — С такой скоростью, с какой мы будем лететь, мы прилетим туда только к утру.  — Улыбнулся высший эльф.
        — Я тогда пойду отдохну, как-никак вечер уже.  — Проговорил Янт покидая рубку.
        В своей каюте юноша прилег на большую кровать. Отвернувшись лицом к деревянной стене, он закрыл глаза, однако заснуть ему так и не удалось, в дверь каюты легонько постучались.
        — Кто это еще?  — Недовольно буркнул он вставая с кровати. За дверью оказалась Триана.
        — Что-то хочешь мне сказать?  — Постарался как можно спокойней ответил парень.
        — Меня тревожат странные чувства.  — Прошептала девушка.
        — Что ты чувствуешь?  — Поинтересовался парень.
        — Мне кажется, что нам всем угрожает опасность.
        — Она нам постоянно угрожает.  — Улыбнулся Янт.  — Сегодня странный день.
        — Сегодня Морфус вел себя очень странно.
        — Да, поблизости маячат магические соглядатаи врагов.  — Ответил Янт.
        — Как ты думаешь, барона скоро поймают?  — Спросила она по прежнему оставаясь в дверях.
        — Возможно, скоро. А может и нет.
        — Просто мне не очень нравится оставаться в этом месте… Оно пугает меня.
        — А мне не очень нравилось жить в Акиоте. Постоянный день это не очень хорошо…
        — Ну я тогда пойду…
        — Спокойно ночи.  — Машинально сказал юноша и отправился к кровати.

        На рассвете дождь прекратился так же внезапно, как и начался. Потом ближе к утру показался замок барона. За ним была небольшая блестяще белая скала, росшая как клык из ровной земли.
        Замок был небольшим и ветхим сооружением, со стеной давно пришедшей в негодность. Деревянные ворота были раскрыты нараспашку, открывая вид в заброшенный внутренний двор. Никаких признаков охраны тут не было.
        — Замок брошен!  — Сразу же сделал умозаключение Фойдор, когда стоя на носу увидел его. Внизу в замковом дворе копошился какой-то человек, пытавшийся найти что-то.
        Замок был действительно брошен и бросили его дней пять назад.
        Когда корабль опустился старик и Тэрин спустились вниз на платформе, и пошли к воротам замка. Они пробыли в замке около двух часов и когда вернулись на корабль, Фойдор собрал всех в кают компании и рассказал об узнанном в брошенном замке.
        — Барон бросил замок. Это было несколько дней назад.  — Старик прошелся в центре комнаты.  — Он улетел на своем воздушном корабле. В замке остались его бывшие соратники, у которых за десяток золотых монет я выведал многие подробности.  — Эдэлин на этом слове своего отца ехидно улыбнулся.  — Корабль барона совсем небольшой — двухмачтовая посудина с дырой в правом боку. У него более десяти человек команды. Однажды он собрал все последние припасы еды и отправился на север побросав всех лишних своих людей.
        — Естественно, он взял с собой короля.  — Заметил полуэльф, сидящий за столом.
        — Но это еще не все. Поскольку барону собственно не куда лететь он скорее всего будет блуждать.
        — Это хуже всего.  — Мрачно сказал Бова.  — Я использую формулу поиска и найду короля.  — Он встал и быстро покинул каюту.
        — Остается только одно!  — Встал Эдэлин, делая вид, что он здесь главный.  — Это лететь на север в погоне.
        На этом собрание и кончилось.

        Глава 17

        В Иноиле было светло и солнечно. Летний день только что разгорался. Красивый белый город с зелеными садами, высокими белыми башнями и острыми шпилями зданий сиял на ярком утреннем солнце, светящем с ясного голубого неба. Оно отражалась в струях кристальной воды текущей из многочисленных городских фонтанов, его лучи играли на колыхающейся листве. Они отражались от белых стен домов, делая улицы светлыми и привлекательными. В огромном порту стояло множество кораблей, как больших так и малых. За портами к центру города шли воздушные порты, где производилась разгрузка и выгрузка летающих кораблей. Постоянная работа в портовых районах делала их самыми оживленными во всем городе. Здесь движение было непрерывно и не прекращалось ни днем ни ночью.
        Город Иноиль располагавшийся на одноименно острове, был в форме круга обнесенного по земным своим границам большой белой стеной с многочисленными башенками.
        Когда-то давно после окончания Великой войны архимаг, а тогда обычным маг Тин-Одэль Дэгрэдо решил покинуть Сагор в поисках знаний. Будучи уроженцем Империи Синоха, после того как кончилась Великая война он продолжил изучение магии. Маг покинул границы империи и на небольшом корабле отправился вплавь через океан. Выбрав себе пристанище в лице острова Иноиля, где и начал жить в одиночестве. Однако одиночество его продлилось всего несколько десятилетий. За это время он совершил несколько важных открытий, слава о которых пронеслась по всему миру. Скоро к нему приехали другие маги, и они начали совместную работу, над изучением мироздания. Потом там появился небольшой городок. В нем жили маги и их ученики. Затем город стал расти. Появились порты и верфи. Уже тогда Тин-Одэль стал архимагом и начал сам развивать город. Вскоре за Иноилем, а именно так и стал называться город пошла слава самого богатого и магифицированного города в мире. Также параллельно ему развивался и Сагор, он тоже был городом, где магия была поставлена на службу человечества, однако по количеству магических устройств Иноиль
превосходил столицу империи Синоха. В Иноиле было много площадей, на которых имелись порталы в другие районы, поэтому над ним не летало множества лодок и кораблей, как над Сагором.
        Хотя сильных магов в Иноиле было не так уж и много, там они были одними из самых лучших. Все остальное население тоже имело маломальские магические способности, и славилось хорошим образованием и воспитанием. В центре города, недалеко от великой башни, была Академия магии Иноиля — самая лучшая академия в мире. Попасть в нее было гораздо сложнее нежели в академию Сагора. Зато качество образования, если и не гарантировало будущее архимага, то давало большие возможности к развитию. По городу было множество магических школ, где изучали базовый уровень магии.
        Рано утром недалеко от портов, по белокаменной удивительно чистой мощенной улице, где было совсем не много прохожих, появился тэнге. Он медленно осмотрел улицу. Было жарко. Все живое старалось спрятаться в тень от домов и деревьев. Редкие легкие порывы ветра приносили облегчение и запах моря.
        Илэн медленно прошел по улице. Решив не привлекать внимание он отошел в сторону в пустой и тенистый переулок. Его одежда из абсолютно черной, превратилась в белый балдахин с капюшоном, полностью закрывавшим лицо. После этой трансформации он вернулся на основную улицу и мелено пошел по ней, как бы прохаживаясь. Прохожие не обращали на него никакого внимания, и вскоре он вышел к отрытому ресторану, часть столов которого находилась на улице. Там было довольно людно. Сидела шумная компания лесных эльфов, распивавших пенистый эль в стеклянных кружках, смеявшихся и шутивших. Неожиданно из тени вышел странный высокий человек. Несмотря на то, что у него не было по колено левой ноги, вместо которой стоял деревянный протез, левой руки, левого глаза, и левого уха, он спокойно и твердо шел смотря на всех с высоты своего роста более семи футов.
        Свободные черные кожаные штаны колыхались в такт его шагов. Сюртук с одним рукавом, наполовину расстегнутый, развивался при ходьбе.
        Это был Камур Эльтима Ний Аорер Айсидас, или попросту Камуэль — архимаг, входящий в десятку сильнейших магов мира. В момент его появления все сразу же замерли, веселившиеся до этого лесные эльфы, прекратили смеяться и уставились на архимага.
        Все смотрели на него. На его копну белых волос, из-под коих торчало единственное заостренное ухо. На его лицо с одним красным глазом. Все разговоры были прерваны, и люди замерли ожидая, зачем пришел сюда такой могущественный маг.
        В народе про Камуэля ходило множество слухов, и больше всего отрицательных. Также все боялись его неординарной внешности. Из за этого и его постоянного отшельничества, про него постоянно сочинялись всякие нелепости. В отличии от архимага Иноиля, который слыл добродушным стариком, Камуэль в массах представлялся злодеем временно содружествующим с Иноилем, хотя этим слухам больше всего верили невежды и те кто о нем не знал почти ничего, и конечно же иностранцы.
        Архимаг шел прямо к толпе эльфов, они замерли и со страхом и недоумением смотрели на него не в силах ничего сделать. Страх сковал их тела и они даже не могли спастись бегством. Затем медленно пройдя рядом с ними, он подошел к Илэну, который стоял на углу улицы.
        — Я вижу, работа продвигается успешно.  — С улыбкой сказал он тэнге.
        — Бездействие Акхе настораживает.  — Ответил ему Илэн.  — Хотя за видимым бездействием иногда скрывается напряженная работа…
        Все сейчас смотрели только на них. Эльфы, отошедшие от испуга во все глазели, на Камуэля.
        — Здесь не самое лучшее место для общения.  — Как бы невзначай заметил Камур.  — Пройдем лучше в центральную башню города.  — В то же мгновенье они исчезли на улице, оставив зевак удивленно таращится в пустое место.
        Они очутились в просторном белом зале со стеклянной внешней стеной, представляющей из себя одно большое окно. Внизу был виден город, с высоты чуть ли не в треть лиги.
        — Как видишь, знание по-прежнему разносится среди людей очень тяжело.  — Заметил Камуэль.  — Мы бродим по миру в поисках людей, способных принять знание. Но их увы не так много. Да и не каждый может использовать его на благо.
        — Из них к тому же не многие готовы помочь нам, и принять участие в преобразовании мира.  — Илэн подошел к огромному окну.  — Ни образованность, ни даже какие-либо познания в магии не помогают людям понять тяжелое положение, в котором очутилась вся Ога.
        — Еще Акарион особенно сейчас ведет очень странную политику. Никто не знает, что сейчас можно от них ожидать. Не смотря на то что Спазз спалил принца Экхана ни империя Акара, ни Кодрига не собираются вести междоусобных войн, по крайней мере, пока не останутся одни в мире.
        — Черная башня пронизывает мир своими лучами.  — Илэн посмотрел на своего оппонента.  — Они хоть и не видимы, но приносят в мир зло.
        — Иноиль защищен от нее полем, Сагор тоже. Остался только остальной мир…
        — Я думаю, что стоит вначале уничтожить именно ее.  — Заметил тэнге.
        — Кодригу, а точнее Спазза сейчас интересует Иноиль, он хочет напасть на город.
        — И в ближайшем будущем, он это сделает.
        — За последнее десятилетие он построил гигантскую воздушную флотилию. Проблема транспортировки войск для него уже решена.
        — Сейчас важно не это.  — Илэн внимательно рассматривал город.  — Я нашел некоторых людей, которые смогут повлиять на происходящие события пускай и незаметно, но все же это будет подмогой.
        — Главное что бы не сложилась подобная ситуация, как во времена Великой войны, когда акары раздробили мир. Тогда они нагнетали пространсвенную энергию до таких напряжений, что могли взорвать весь мир. Из-за этого мы не могли сокрушить противника в полной мере.
        — Тогда были на все свои причины. И некоторые события войны до сих пор остаются загадкой.  — Резонно заметил Илэн.  — На многое была необходимость. Сейчас нам необходимо предотвратить новую войну, которая вот-вот наберет полную силу. Я ищу людей, которые смогут сыграть роль в этом.
        — Я брожу по миру и смотрю что происходит с людьми. Народы нашего мира не сильно развились за прошедшие семьсот лет. Кто-то конечно преуспел, но большинство погрязло в мелочах и иллюзиях.
        — Ихская степь, я вижу интересное место.  — Заметил Илэн отойдя от окна.
        — После великой воны, там стали собраться самые различные маги. Не совсем порядочные и не одухотворенные. Это место избрали своим домом преступники и грабители. После войны там собрался всякий сор. Там строили академии, проводили различные опыты. Изменяли поверхность суши…
        — Я пришел сюда, поскольку скоро на город обрушится атака Кодриги.  — Быстро перешел к делу Кенеро.
        — Архимаг готовился к этому.  — Камуэль бросил взгляд на город внизу.  — У него есть свой план.
        — Кажется, я догадываюсь, что хочет предпринять Тин-Одэль.  — Улыбнулся Илэн смотря на Камура.  — Но я тоже могу кое-что предложить.

        — Сегодня все и начнется.  — Довольным тоном сказал Тугондэр, стоя на верхней палубе Тарпендора. Корабль парил невысоко над землей на границе Великих лесов и Империи Кинос. С довольным видим король посмотрел на леса на севере, идущие до самого горизонта. В его взгляде было предвкушение будущих побед. В мыслях Тугондэр давно уже завоевал весь Икандэр. Он представлял себя правителем великой империи. Но пока все это было лишь его мечтами. Леса внизу были укутаны туманом, не смотря на полдень. Небо покрывали молочно белые облака, закрывающие солнце.
        На палубу помимо короля вышло еще несколько горовиков, созерцать нападение на Великие леса. Земля дрожала, и под самым кораблем, прошла огромная металлическая туша драконьего голема. Идя по бескрайнему лугу голем все ближе и ближе подходил к стене деревьев.
        Земля содрогалась, под его тяжелыми шагами, оставлявшими глубокие следы, и давящими кусты и деревья. Горовики на палубе, смотрели на это зрелище с восхищением. В их взгляде чувствовалась гордость народа, создавшего этого огромного механического гиганта. На верхней части голема, сидело множество воинов гор, салютующих своим собратьям на корабле. В ответ горовики с корабля махали им руками. Это все продолжалось, пока дракон не подошел стройному ряду бескрайнего леса, волею магии эльфов погруженного в туман.
        И вот големный дракон пересек границу леса, деревья затрещали валясь на его пути. Горовики на палубе пришли в восторг от этого зрелища.
        Шаг за шагом механизм продвигался внутрь владения эльфов.
        — Теперь длинноухим несдобровать!  — Ухмыльнулся Тугондэр, собираясь уходить. Дракон с каждым шагом подвигался все дальше и дальше, оставляя за собой огромную просеку. Король уже повернулся лицом к носу корабля, как вдруг услышал жуткий грохот. Это заставило его сразу же посмотреть на дракона. Драконий голем провалился в землю.  — Что!  — Закричал король.
        — Не чувствую никакой сильной магии.  — Отреагировал рядом стоящий маг.
        Тело голема перекосило. Машинист дал задний ход, но в это же мгновение следующая нога машины, утонула в земле.
        — Что это за чертовщина!  — Взревел Тугондэр, жалея что поблизости нету Красной бороды.
        — Я смутно чувствую какую-то магию.  — Пробормотал маг.  — Они наверное управляют грунтом и подземными водами.
        — Этого и следовало ожидать!  — Взревел Тугондэр, смотря как голем, завязает все глубже и глубже в земле. Он сделал жест. Его помощник тут же примчался к нему.  — Передай на дракона, что бы они заблокировали магию эльфов, иначе все наступление драконом пропало.  — Прокричал он ему. Горовик туже помчался выполнять приказ, а сам король пошел в командную рубку.
        Тем временем, туман вокруг завязшего в земле голема необычайно сгустился. Магами на драконе был тут же образован защитный круг, сквозь который туман не мог никак проникнуть.

        — Проклятье, и что я здесь делаю!  — Пробормотал Красная борода, стоя один в узком длинном коридоре внутри драконьего голема.  — Разве я не говорил королю, что нельзя отправлять к эльфам дракона.  — Бурчал он себе под нос.  — Но нет, он настоял на своем!
        — Через минуту будет включен гаситель магии!  — Прогремел чей-то голос по громкой связи. По коридору, пробежало пару горовиков, пират вжался в стену пропуская их.
        — Надо подняться наверх.  — Сам себе сказал Красная борода и побежал к лестнице. На крыше, стоял почти весь экипаж дракона и было не протолкнутся. Все смотрели куда-то по сторонам, целились из пушек, но никаких признаков врагов не было. Лес как будто вымер. Погода стала мгновенно меняться: небо зловеще чернеть прямо на глазах. А воздух становился холоднее и холоднее. Красная борода посмотрел назад. Вся просека была превращена в болото. Над водой клочьями висели белые куски тумана.
        — Проклятье!  — Буркнул он. До начала леса было чуть меньше лиги, именно столько успел пройти драконий голем, прежде чем увязнуть в земле.  — И зачем я за это взялся?
        — Надо что-то противопоставить их магии.  — Сказал ему кто-то сзади.
        — Бесполезно.  — Повернулся к нему, пират. Это оказался один из стрелков.  — Возможно, сейчас нам противостоят все собранные в Оноэ маги. И как ты им собираешься противостоять?
        Небо чернело, подул сильный ветер. Туман возобновил нападения на дракона и различить что либо в округе стало сложно.
        — Что нам делать?  — Из люка вылез механик.
        — Вы можете вытащить дракона?  — Держась за поручень нагнулся к нему Красная борода.
        — Все ноги плотно завязли в грязи, никакое движение невозможно. Что бы связаться со штабом, нужно отключить гаситель магии.
        — Понятно.  — Капитан вдруг почувствовал жуткий холод, воздух стал становиться просто ледяным, полетели хлопья снега.  — Эльфы, наверное, приготовили все это заранее. Я так и знал, что нам не удастся ничего сделать.  — Он повернул переключатель у пояса, включая в доспехах отопление.  — Выключайте гаситель, будем оборонятся магией, и покидать голема. Иначе мы просто замерзнем.

        Тугондэр сидел в своем кабинете и думал. За окном была непроглядная темнота. По всем признакам начиналась снежная буря. Впереди ничего не было видно. Ветер усиливался с каждой минутой.
        — Проклятье!  — В сердцах прокричал король. Магам требовалось время, что бы успокоить стихию, тем более что было их немного. А сколько было магов эльфов управляющих этим хаосом, никто не знал. В эту минут король решал броситься ли спасать экипаж дракона, или вылететь из района бури. Он уже послал три горовика на небольшом, но быстром летающем корабле, что бы разведать что случилась с големным драконом. Но от него не было никаких вестей.

        Воздух стал невыносимо холодным. Несмотря на то, что в големном драконе было включено отопление, он промерзал все сильней и сильней.
        — Надо уходить!  — Красная борода, стал подниматься по металлической лестнице. На крыше стоял жуткий холод, но оставаться здесь было нельзя.  — Все готово?  — Прокричал он внутрь уже с крыши дракона.
        — Да, почти все.  — Ответили ему. Затем вслед за ним пошла колонна горовиков. Сейчас Красная борода думал над тем, что если бы он был один он бы давно улетел. Но летающие доспехи были от силы у десятка горовиков, а экипаж был значительно больше.
        Капитан пошел к краю крыши дракона, там стояли с фонарями два мага. Холод был такой, что сводило дыхание. Несмотря на включенные обогреватели на максимум в доспехах, пират, начинал немного подмерзать. Подав знаки руками идти за ним, он стал спускаться по стальным скобам вниз. Маленький компас на руке, указывал ему направление. Магическое зеркало по прежнему не работало.
        Спустившись до самого низа корпуса голема пират отпустил скобы и спрыгнул вниз, на гладкий зеркальный лед, присыпанный снегом. Вокруг него была непроглядная тьма. Вверху светили фонари магов, слезавших вслед за ним. По соседним лестницам спускались другие члены экипажа. Когда маги спустились, пират жестом пригласил их подойти ближе.
        — Скоро все соберутся?  — Тихо спросил он.
        — Когда все будет готово нам дадут знать.  — Так же тихо сказал один из них.
        Благодаря окуляром ночного видения Красная борода рассмотрел местность, где они собирались пройти. Но из-за хлопьев летящего снега длинна обзора была совсем невелика. Снег запорашивал глазницы, и их приходилось периодически протирать.
        Очень скоро весь экипаж собрался на льду рядом с капитаном. Горовики несли снаряды и пушки, уходя старались взять как можно больше вооружения, дабы оно не досталось врагу.
        — Вперед!  — Сказал пират, и они двинулись в направлении луга, откуда несколькими часами до этого наступали. Перед ним шли два мага с фонарями. Фонари сделанные на концах длинных стальных жезлов, примерзших к латным перчаткам горовиков, ярко освещали белый лед.
        Они пошли, медленно продвигаясь, по обледенелой просеке. Неожиданно сильнейший ветер подул им навстречу.
        — Щит! Щит!  — Прокричал Красная борода. Сейчас же два мага сотворило невидимый купол, о который разбивался мощный поток ветра.  — Они хотят нас уничтожить.  — Прошептал Абсадэс Дэротэб идя вперед.
        Колонна шла, уже около получаса, как вдруг наткнулась на обломки небольшого корабля. Судя по всему он разбился о землю. От сильного удара произошел взрыв, и машинное отделение взорвалось.
        — Пошли.  — Горовик сделал жест магам. Под ногами он увидел оторванную руку горовика в латной перчатке. Неожиданно ему пришла мысль включить подъемные кристаллы. Будучи весьма осторожным к своим ощущениям, пират тут же повиновался своим желаниям, поставив переключатель на четверть мощности.
        Затем они пошли дальше. По расчетам, совсем скоро они должны были выйти из леса, так неожиданно превратившегося в ледяную тюрьму. Ветер по прежнему дул с необычайной силой и лишь щит магов помогал сдерживать его и спасал от него колонну горовиков.
        Неожиданно под одним из магов лед проломился, и он ушел в воду. Благодаря тяжелым доспехам воин гор камнем пошел на дно.
        — Магия!  — Прокричал пират. Еще минуту назад, он был уверен что толщина льда, по которому они шли была не меньше трех футов.  — Кто может взлетайте!  — Крикнул он со всей мочи, поворачивая под пряжкой переключатель на максимум. Как в подтверждение его словам, лет стал почти мгновенно превращаться в воду. Горовики стали тонуть десятками. Оттолкнувшись ногами ото льда который через несколько мгновений превратился в грязь, Красная борода полетел вверх. Двигателя уже выехали из доспехов. Он сделал круг, два мага идущих спереди него уже тоже летели, также взлетало еще не больше десятка горовиков, никакого следа остальных не было на поверхности мутной воды. В этот момент Красную бороду осенило. Необходимо лететь вверх! И он полетел, что есть мочи прорезая тучи и вихри, скоро он взлетел над облаком и в глаза ему блеснуло солнце. Пират был ослеплен. Под ним теперь лежало огромное черное облако обхватившее лес в свои смертельные объятья. За ним уже поднимались остальные спасшиеся. Быстро найдя по компасу направление где должен располагаться Тарпендор, дождавшись остальных, капитан, полетел к крейсеру.

        Было темно, когда Тарпендор, висевший над небольшим поселением Империи Кинос, теперь занимаемым горовиками, выгрузив воинов, и собирался подниматься вверх. У окраин поселения, стояли походные палатки и транспортные машины. Вокруг них расхаживали мрачные горовики. Известие о гибели дракона уже ходило по всем армиям захватчиков. Вот-вот должен был начаться дождь. Красная борода, отошедший после дневной битвы, собирался идти в один из домов, где остановился командир пехотного полка. Пират остановился у навеса. Под старой черепичной крышей, расположенной на четных деревянных столбах, сушилось душистое сено. Этот душистый запах и привлек горовика, отвыкшего от обычной жизни на равнинах. Стоя у сеновала и наслаждаясь запахом сена, он подумал, что скоро можно будет осуществить свою мечту — построить замок. Осталось лишь выбрать место, и начать строительство.
        Одиночество Красной бороды, было прервано деликатный покашливанием. Горовик обернулся. За ним стоял один из работников штаба. По пометкам на панцире, пират быстро определил, что это был клерк.
        — Что такое?  — Недовольно буркнул Красная борода.
        — Печальная новость.  — Пробормотал клерк.
        — Что такое?  — Встревожился пират.
        — Ваш сын,  — проговорил работник штаба,  — Идгель Дэротэб. Он погиб.
        Это новость потрясла пирата. В глубине души он понимал, чем рискует его сын, отправляясь на войну, и это заставляло его беспокоится. Мысли о том что он может погибнуть, были периодически отгоняемы горовиком. Выжив в ледяном шторме у дракона, не допуская даже одной мысли о возможности поражения, пират услышав страшную новость едва удержался на ногах.
        — Как это случилось?  — Проговорил он собравшись с силами.
        — Они штурмовали замок в Рикоре, принадлежавший беглому акосскому барону, вроде бы Бдурху. Там была установлена ловушка с мощной бомбой. Весь отряд находящийся в замковом зале погиб.
        — Нет!  — Прокричал пират. Он видел, как клерк поспешил оставить его одного. Теперь когда его старшего сына больше не стало, Красная борода вдруг усомнился в своих идеях и мечтах. Неожиданно полил дождь, но пират лишь снял шлем, подставляя под холодные капли свою густую шевелюру. Он упал на колени и взял землю руками.
        — Идиот!  — В сердцах прокричал он.  — Глупец! Безумец!  — Затем стал невнятно бормотать себе под нос.  — Я же говорил тебе. Я лучше знал. И вот что произошло! Как мне было спокойно, когда вы все оставались в родных горах! Я мог спокойно воевать не за кого не боясь и приносить блистательные победы! Но сейчас, что же мне делать!  — Он встал и побрел к сеновалу. Силы никогда не оставлявшие горовика ранее, теперь оставили его. Он почувствовал слабость и головокружение. Весть о гибели сына, оказалась страшнее вражеского удара. Дойдя до навеса, Красная борода рухнул в душистое сено и посмотрев в потолок быстро погрузился в забытье.

        Илэн стоял на окраине сторожевой башни у порта и смотрел, на бескрайний синий океан. За его спиной из ниоткуда появился Камуэль.
        — Что нового в империи Акара?  — Спросил тэнге, повернувшись к нему.
        — Ничего особенного, кроме того что архимаг Эгерот уже давненько нигде не появлялся.  — Сообщил ему Камур.
        — Может он что-то замышляет, а может я ранил его слишком серьезно и он еще не отошел, хотя это маловероятно.
        — Архимага Иноиля сейчас нет.  — Камуэль стал рядом с ним у самого парапета.  — Он путешествует по близлежащему миру. Возможно, он ищет там ответы на вопросы или средства, к решению будущих проблем.
        — Думаю, дальнейшие мои действия будут происходить на Акарионе.  — Илэн улыбнулся.  — Надо найти внутри империи тех, кому противна древняя политика акар. Тогда возможно прогресс будет большим.
        — Внутри империи Акара работать будет тяжело. А меня там довольно хорошо знают, особенно их новый архимаг — Эгерот.
        — Я найду к ним ключ.
        — Желаю тебе удачи! В любую секунду можешь рассчитывать на мою помощь.  — Сказав это, архимаг растаял в воздухе.
        Мелкие облака бежали по небу. День шел к своему концу. Солнце стало спускаться куда-то за море, за безбрежный океан Бурь.
        — Ну что ж, завтра новый день покажет будущее, и еще одна горсть деяний ляжет на весы, склоняя события к нужному результату.  — Илэн Кенеро улыбнулся. Крики чаек оглашали порт. Город готовился к ночи…

        Глава 18

        На следующий день — шестого июля «Белая стрела летела на север, не спеша продвигаясь все ближе и ближе к империи Акара.
        В это утреннее время Янт все еще спокойно спал в своей мягкой кровати. И снилось ему, что Илэн Кенеро его чему-то учил. Чему учил юноша так и не запомнил, а запомнил он только последний диалог перед тем как проснуться.
        Янт вошел в большую полукруглую комнату с громадным столом в центре, где лежало множество различных бумаг. У одного из окон стоял Илэн, и повернувшись к нему и сказал.
        — Короля больше нет с бароном. Барона не нужно преследовать. Потом ты еще его встретишь.
        — А где же тогда этот Акиотский король?  — Удивился юноша.
        — Сейчас он в городке на западе от города деревянного короля. Город совсем небольшой.
        — Как он туда попал?  — Недоумевал Янт.
        — Он сбежал от барона, пока тот был в крепости. Именно поэтому барон и был вынужден бежать. Он блефовал, выдавая за важного заложника своего бандита. Его маг не смог найти короля. Вы должны поспешить. Найдите короля и отправьтесь на Иноиль, на этот город скоро планируется нападение. Ты должен там побывать — это будет тебе полезно. Но надолго не оставайся.
        — Хорошо. Я, наверное, так и сделаю.
        — И помни опасность может быть рядом в любой момент.
        На этом моменте Янт проснулся, уставившись в деревянный потолок своей каюты.

        Позже он нашел Фойдора, стоящем на палубе и смотревшим в даль.
        — Короля нет у барона!  — Сообщил деду юноша, полностью уверенный правдивости сна.
        — Откуда ты знаешь?  — Как бы удивился старый маг.
        — Мне об этом сказал Илэн.
        — А где он тогда?
        — В городе на востоке за Икертором.  — Сообщил парень.  — Нужно спешить.  — Добавил он после недолгой паузы.  — И еще потом мы должны полететь на Иноиль, я там должен ненадолго задержаться.
        Голубое небо было удивительно глубоким и красивым. Внизу на земле Янт увидел тонкие черные скалы, словно иглы, торчащие из земли иногда пучками, а иногда поодиночке.
        — Раз это сказал Илэн, то мы так и сделаем.  — Согласился Фойдор. Он развернулся и направился к лестнице в трюм.
        — Иноиль нас ждет.  — Сказал сам себе Янт и пошел за стариком. В душе у него стало гораздо спокойней, от того что все эти поиски скоро закончатся. Он давно хотел побывать в Иноиле, и мысль о том, что они туда полетят грела ему душу.

        Через несколько минут «Белая стрела» начала менять курс, медленно разворачиваясь. В это время Янт с Фойдором стояли у карты взятой у деревянного короля и молча изучали ее. Для удобства пользования, карта была прибита к стене в коридоре недалеко от рубки.
        — Это Сарадат.  — Заметил Янт.  — В пятнадцати лигах от города Деревянного короля.
        — Если, не будем повышать скорость будем к вечеру.  — Заметил Фойдор.
        — Ну а если же увеличить скорость, то к полудню.  — Сказал высший эльф выходя из рубки.  — Чем скорее закончиться экспедиция тем лучше. По этому так и сделаем.
        Затем все паруса на корабле стали разворачиваться, и заработали основные пропеллеры. Кроме этого Тироль использовал магию ветра, усилив попутный ветер, и тем ускорил корабль как мог.

        Сарадат — маленький город, расположенный в оазисе с населением не более трехсот человек. Возле него произрастали сухая трава и редкий кустарник Ихской степи. Вокруг города на полторы лиги тянулись фермерские хозяйства с полями, огороженными друг от друга тонкими прослойками деревьев. По их периметру частенько проезжал конный патруль, смотря что бы хозяйства не разграбили. Все дома в Сарадате были каменными, бледно-желтого цвета. Редко встречались деревянные, сделанные из дерева растущего за Икертором. Все это смешалось среди лабиринта маленьких городских улиц. Дома у фермерских угодий были глинобитными полуземлянками иногда деревянными.
        После полудня, корабль снижая скорость, начал приближаться к городу. Его там быстро заметили издали. Все жители побросали свои занятия и побежали смотреть на приближающееся судно. Многие из них взялись за оружие и собрались отражать возможную атаку.
        Когда «Белая стрела» стала лететь достаточно медленно, что бы можно было спокойно стоять на палубе, Янт вышел и стал смотреть на приближающийся маленький городок. Посмотрев на неровные квадратики полей, юноша стал высматривать соглядатая Деревянного короля. Но после долгих поисков он так его и не почувствовал.
        — Странно.  — Пробормотал Янт.
        Корабль начал снижаться, делая круг. Тироль, управлявший им, рассчитывал приземлиться за городом, недалеко от фермерских хозяйств. Внизу на в меру ухоженных, песчаных улицах города столпились люди, глазея на корабль. На пиратский корабль «Белая стрела» была не похожа, поэтому жители Сарадата схватившие вначале оружие стали немного успокаиваться и опускать заготовленные луки и арбалеты. Воздушные корабли крайне редко посещали этот город, по сему появление одного корабля было уже большим событием.
        Через полчаса, когда судно приземлилось, Янт, начальник стражи, молчаливый профессор Бова, Эдэлин, Дор и Фойдор пошли в город на поиски короля.
        — Что-то у меня нехорошее предчувствие.  — Сказал Янт старику, ощущавший в последнее время сильное волнение.
        — Может случиться все что угодно.  — Буркнул тот.
        — Надо быть готовыми!  — Торжественно сказал Эдэлин, играя роль главы экспедиции. Он пошел в городок по двум причинам. Во-первых, в нахождении короля ему нужно было учувствовать лично, поскольку он всю экспедицию считался ее главой. Во-вторых, когда они летели над городом, он заметил большую торговую лавку. Вывеску он разглядеть не смог, но она сразу ему понравилась. Потому, что магазины он не посещал довольно давно. Именно поэтому он захватил с собой Дора, который в своем полном доспехе серовато-металлического цвета с двуручником за спиной вышагивал рядом с ним. Он с горовиком должен был отделиться на поиски короля и зайти в лавку, дабы посмотреть вещи, а в лучшем случае и потратить свои деньги.
        Когда отряд приблизился к городу, все местные жители с неподдельным интересом стали наблюдать за ним. Однако спросить никто ничего не решался.
        Подойдя к окраине города, поисковый отряд остановился.
        — Итак!  — Важно сказал полуэльф, стоял спиной к желтой стене забора. За ней росло высокое дерево.  — Я с Дором буду искать в центре.
        — Тогда и мы подойдем туда же.  — Предложил Фойдор.
        — Хорошо!  — Эдэлину ничего не оставалось, как согласиться.
        — Город небольшой.  — Старик посмотрел на голубое небо и на постройки, возвышавшиеся в центре.  — Мы за пару часов его детально исследуем, а потом встретиться в центре.
        — Значит, нам достаются окраины?  — Спросил Тэрин Блойд.
        — Да именно.  — Кивнул Фойдор.  — Ты с профессором Бова обойдешь город по кругу, а потом вы придете в центр, где будем мы.
        — Хорошо.  — Кивнул профессор.  — Для этой цели я взял портрет его величества.  — Он развернул держащее в руках скрученное полотно. На нем был нарисован король, в шелках и брильянтах сидящий на троне с мечом, лежащим на коленях.
        — Зачем ты пошел с нами?  — Недовольно спросил Эдэлин, когда они остались одни, а Бова и Тэрин пошли искать короля в окраинах.
        — Мало ли что ты задумал сделать.  — Таинственно пробурчал старик.
        — Я пошел на поиски короля.  — Негодовал полуэльф.  — С охраной естественно.
        — Пошли лучше расспросим людей про него.  — Поторопил их Янт.
        Они прошли по узкой улице между желтыми домами и направились к центру. По пути опрашивая различных людей. Однако расспросы ничего не дали, да и сами они не представляли, как должен выглядеть король после долгого пребывания у барона и бродяжничества по степи.
        После часа поисков они решили зайти в лавку, куда так хотел попасть Эдэлин.  — Это было большое одноэтажное деревянное здание, находившееся на главной площади города, сделанной из утоптанного коричневого песка.
        Внутри магазина было просторно и прохладно, а главное мрачно. Нижняя часть окон была зашторена, а света верхней едва хватало на освещение глубокого зала.
        Продавец ожидал их с большим интересом. Он сразу приметил полуэльфа, по его мнению являвшегося богатым человеком. Он поднял свое толстое тело с табуретки, и горячо поприветствовал покупателей.
        — Вы не знаете, кто последний приходил в город?  — Спросил лысого продавца Эдэлин.  — Мы ищем человека, который должен быть королем Акиота. Он попал в плен и бежал оттуда.
        — Нет, королей к нам не приходило.  — Отрицательно покачал головой торговец.
        — А что у вас есть интересное в лавочке?  — Перешел непременно к своему делу Тэн-Андэр.
        — А что вас интересует?  — С участием спросил мужик.
        — Всякие интересные вещи!  — Расплывчато ответил Полуэльф.
        — Ну вот началось.  — Пробормотал Янт, осматривая зал. На прилавках лежали различные вещи мечи, кафтаны, вазы, и прочее барахло. Городок был не большой, по этому хозяин лавки, торговал всем чем можно было торговать.
        — Пошли продолжим поиски!  — Предложил Янту старик, и затем они вышли на улицу. Небо было голубым без единого облачка, жаркие лучи солнца безжалостно нагревали сухую землю.
        Эдэлин копошился в лавке добрые пол часа, прежде чем отыскал грязный меч в старых ножнах. За него просили целых тридцать золотых, потому что меч хорошо сохранился и по мнению хозяина обладал магическими свойствами, правда какими торговец не знал. Хозяин лавки, так же сказал, что меч лежал у него довольно давно, несколько лет. И за это время его никто не купил. Эдэлин сразу почувствовал сильную магию, излучаемую мечом. Она была не простой и судя по всему очень высокого уровня. Полуэльф сразу же не раздумывая купил его и попросил продавца завернуть в холст и обвязать веревками. После чего сверток был отдан Дору. Горовик положил его в глубокую кольчужную торбу, носимую им за спиной.
        — Ну что?  — Спросил его юноша.  — Ничего интересного.
        — А ты что ожидал?  — Усмехнулся Фойдор.
        — Лавка «У Тарлаха» самая лучшая лавка в Сарадате!  — Сказал нищий, сидящий рядом под навесом, чистящий сапоги за деньги.
        — Что же тогда представляет собой самая худшая лавка.  — Многозначительно сказал Эдэлин.  — А вот и они.
        Вдалеке появились две фигуры, одна из них был профессор Бова, на белой одежде которого появились желтые пятна пыли, другая — Тэрин, в блестящей на солнце кирасе. Они быстро подошли к Эдэлину.
        — Никого не нашли.  — Подходя крикнул Тэрин.
        — Никого!  — Подтвердил Бова, держа в обеих руках свернутый холст.
        — Только сапог в дерьме запачкал.  — Раздраженно буркнул начальник стражи, подходя к полуэльфу совсем близко.
        — А вот и почистить за деньги могут.  — Усмехнулся тот, взглядом указывая на нищего в лохмотьях.
        — Отлично.  — Тэрин бросил бомжу пару медяков, ставя ногу на специальный постамент.  — Очисть мне сапог!
        Нищий с некотором отвращением достал щетку и начал чистить!
        — Жаль что мы так и не нашли Эовара Тваса!  — Довольно громко проговорил профессор.  — Заклятье поиска не может указать более точное местоположение нежели этот город и его окраины.
        — Ничего страшного!  — Ободрительно сказал Тэн-Андэр.  — Мы его найдем, ведь только с этой целью я затеял эту экспедицию! Король Акиота будет найден!
        — Я король!  — Чистящий сапог Тэрина нищий вдруг бросил щетку и встал, привлеча всеобщее внимание.
        — Что?  — Удивился Тэрин.
        — Я Король Акиота — Эовар Твас — Торжественно сказал нищий.
        — Сейчас посмотрим.  — Бова развернул портрет стал смотреть поочередно то на него, то на портрет.
        — У короля должен быть фамильный перстень, который передается из поколение в поколение. Сокровище Акиота очень ценная магическая вещь.
        — Этот грязный предатель барон Тэнтальмон, забрал его у меня!  — В сердцах выкрикнул нищий.
        — Очень похож.  — Сделал заключение Бова.  — Сейчас посмотрим магическое зеркало.
        Профессор вытащил из кармана небольшое зеркальце и долго смотрел на него.
        — Очень похоже!  — Подтвердил он.
        — Этого достаточно профессор Бова.  — Обратился к нему найденный король.
        — Откуда вы знаете мое имя?  — Удивился профессор.
        — Ты был на одном из балов, куда были приглашены члены магической академии.
        — Простите ваше величество!  — Испугался Тэрин Блойд.  — Не признал.
        — И забудьте про чистку сапог!  — Рявкнул король.
        — А как вы убежали от барона?  — Решил утолить любопытство Тэрин.
        — Барон рассорился с горовиками, и они ушли от него. Один из них помог мне сбежать.  — Ответил Эовар, рассматривая Эдэлина.
        — Это граф Эдэлин Тэн-Андэр — Представил полуэльфа начальник стражи, увидев внимания короля к этой персоне.  — Спаситель Акиота и почетный гражданин города. Ваш сын пожаловал ему титул графа.
        — У нас появились новые люди.  — Усмехнулся Эовар.
        — Ваше величество!  — Бова сделал шаг вперед.  — Я взял созданный в академии кристалл телепортации, мы сейчас же должны вернуться в Акиот.
        — Разумно!  — Кивнул король.  — Когда все остальные будут возвращаться в город, предупредите, дабы мы подготовили праздник по поводу торжественного возвращения, экспедиции.
        — Цель экспедиции выполнена!  — Профессор Бова достал из под одежды желтый кристалл висевший на шее.
        — Я полагаю нам нужно отойти.  — Догадался Эдэлин.
        — Да!  — Тэрин приблизился к королю.
        — Все лишние, отходим!  — Фойдор сделал несколько шагов назад. Все остальные тоже отошли.
        — Надеюсь мы все увидимся в ближайшее время!  — Крикнул король. Затем их окружила желтая пелена и они исчезли.
        — Надо и нам сделать такие кристаллы.  — Заметил Янт.  — Мало ли откуда придется уходить.
        — А еще лучше, научится телепортироватся самому.  — Нравоучительно сказал Фойдор.  — Твои кристаллы требуют большого оснащения, и мастерства. Потому, что не так просто вложить энергию в кристалл, а затем сделать так что бы эта энергия начала действовать по указанной формуле и довела свое действие до конца.
        — О, кажется к нам кто-то приближается вдали!  — Заметил Эдэлин всадников едущих к ним вдалеке.
        — Да кристаллами надо заняться.  — Пробормотал себе под нос юный маг.  — А кто это?
        — Для кристаллов нужна лаборатория.  — Ответил Фойдор.  — На коленках ничего не сделаешь. Это всадники, и едут они к нам.
        — Может от Деревянного короля.  — Предположил полуэльф.
        Всадники гурьбой скакали по узкой улице города размахивая мечами и алебардами. Это были самые разнообразные наемники в основном в кожаных доспехах, редко на ком была сталь или железо.
        Они толпой выехали на главную площадь города и окружив лавку «У Тарлаха» остановились полукругом вокруг путешественников.
        — Что вам надо?  — Крикнул им старик.
        — Деревянный король поручил нам убить вас любой ценой.  — Подняв меч стал кричать командир шайки.
        — И у вас хватит смелости это сделать!  — Рассмеялся Эдэлин, почувствовав, как Фойдор призывает к себе магическую энергию.  — Я Архимаг Эдэлин Тэн-Андэр, один из сильнейших магов запада! И если вы хотите драться пожалуйста, только учтите что в первую секунду вы все погибните!
        — Наш хозяин выдал нам амулеты, нам нечего бояться!  — Больше подбадривая своих, нежели отвечая, выкрикнул командир.  — Вперед!  — Взмахнув мечом крикнул он.
        Вдруг вокруг Янта, Фойдора, Эдэлина и Дора, образовался мощный песчаный вихрь, из песка поднятого из-под ног. В одно мгновенье он скрыл их, и сильный ветер поднял множество мелких песчинок. Наемники смешались, мелкая пыль попадала в глаза, они въехали в то место где крутился вихрь, но никого там не нашли. Неожиданно земля на площади пришла в движение: кони тревожно заржали, сбрасывая своих седоков. Их тонкие ноги стали уходить вниз, завязая в зыбучем песке. Упавшие на землю всадники утопая в песке пытались выбраться и уйти побыстрее с площади. Боевой дух наемников быстро иссяк и те кто был на окраине стали стремительно отступать, видя печальную судьбу своих товарищей. Всю площадь раздирали крики и вопли, скоро на ней никого не осталось кроме наполовину утонувших людей и коней. Тогда вдруг песок принял свои первоначальные свойства, и замер.
        — Вот и все!  — Фойдор вышел из двери лавки «У Тарлаха». За ним грациозно вышел Эдэлин и став на самом краю крыльца торжественны голосом заговорил с увязшими на площади наемниками.
        — Сегодня я вас пожалел, но в следующий раз я уничтожу вас в первое же мгновение.
        За ним вышли Янт и Дор, и они вчетвером спокойно прошли площадь и пошли к кораблю.
        — Любишь же ты присваивать плоды чужих трудов.  — Улыбнулся Янт.
        — Просто и нас троих на мага больше всего похожу я!  — Улыбнулся полуэльф.  — Старик слишком стар, ты слишком молод, а Дор сразу видно — боец ближнего боя.
        — Жаль.  — Вздохнул горовик, гладя свою расчесанную бороду.  — А я уж думал, что мечом намахаюсь вдоволь.
        — Иногда лучше избежать сражения, нежели учувствовать в нем!  — Учительским тоном проговорил Фойдор. Они медленно шли по улице. Люди с интересом смотрели на чужеземцев, обсуждая произведенное ими на площади. Они говорили, о том как стремительно покинули площадь бандиты, так уверенно въехавшие в город. Болтуны присвоили путникам, чуть ли не звания архимагов, стремительно распространяя слухи по маленькому городу.
        — Милое местечко.  — Заметил полуэльф, когда они вышли за город, где располагались фермерские хозяйства.  — Но жить я бы здесь не хотел.
        Вчетвером они прошли по дорожке между участков, отгороженных деревянной оградой. Над ними ветки плодовых деревьев куполом закрывали небо.
        Вскоре путешественники добрались до корабля, у которого их ждал Вистус Фаер и Тироль.
        — Что такое?  — Удивился Фойдор.
        — Понэй решил поучаствовать в поисках короля и вместе с Трианой покинули корабль.
        — Герой нашелся!  — Недовольно буркнул Янт, собравшийся уже улетать.  — Теперь ищи его.
        — А что с королем?  — Поинтересовался Вистус.
        — Короля нашли.  — Эдэлин развернулся и посмотрел на городок, из которого они вышли.  — Бова использовал кристалл телепортации и переместился вмести с ним и Тэрином в Акиот.
        — Да, теперь еще искать Понэя.  — Янт обратился к Вистусу, юноше не особенно хотелось покидать корабль.  — Как давно они покинули корабль?
        — Где-то, наверное, час назад.  — Ответил тот.
        — А что дала поисковая магия?  — Спросил Фойдор у эльфа.
        — Магия поиска показало то, что он где-то поблизости.  — Вздохнул Тироль.  — Что бы получить более точные результаты надо потратить больше времени.
        — Теперь нам некуда спешить!  — Обрадовался полуэльф.  — Лично я сейчас пойду в свою каюту и буду отдыхать!
        — Я пойду на поиски.  — Решил Янт, хотя идти куда-то ему совсем не хотелось.  — Кто со мной?
        — Я!  — Крикнула с верхней палубы Альтира, она сбросила складную веревочную лестницу и быстро спустилась вниз. Благо ее походная одежда совершенно не мешала передвигаться.
        — Я тоже, пожалуй, пройдусь по городу еще раз.  — Вздохнул старый маг.
        — Я с вами!  — Присоединился Вистус.
        — Итак, две группы сформированы. Кто найдет Понэя, приходит сюда, и запускает сигнальную ракету, либо проделывает магией аналогичный фокус.  — Фойдор с Фаером направились в городок, Янт и Альтира последовали за ним. Вскоре они отделились от старика с дядей Понэя, и пошли искать мальчика в городе.
        — И как мы его найдем?  — Спрашивал он сам себя идя по улице.
        — Может стоит спросить прохожих?  — Предложила полуэльфийка.
        — Спроси.  — Ответил ей Янт, поскольку сам не очень любил говорить с прохожими.
        — Надо спросить Ниэри!  — Вдруг вспомнил юноша.  — Вот!
        — Я ее последнее время не видела.
        — Я тоже. К сожалению я не могу призвать ее по своему желанию. Но она в прошлый раз нам сильно помогла.
        Альтира подошла к одному из прохожих, и спросила про Понэя, после недолгого разговора, старик ей указал, на маленькую узкую улочку.
        — Он сказал, что видел что маленький мальчик пошел туда.  — Подошла она к Янту.  — Пошли.
        Улица была маленькой и заброшенной. Наверное, это была одна из самых старых улиц в городе. Дома на ней были в основном деревянные и очень старые и все как один обросшие плодовыми деревьями и в них никто не жил. Улица была совершенно безлюдная. Дорога между домов грунтовая нехоженая полностью заросшая высокой суховатой травой.
        — Жутковатое место!  — Заметила девушка.
        — За последнее время я уже привык к таким.  — Отозвался юноша, в душе ощущая какую-то непонятную и малозаметную тревогу.
        — Смотри, трава примята.  — Альтира подошла к тому месту, где высокая трава, была примята еще совсем недавно. На ней отчетливо остался виден чей-то след.
        — Пошли.  — Кивнул парень, они прошли дальше и увидели за покосившимся деревянным забором большой двухэтажный особняк. По внешнему виду он был заброшен очень давно. Некоторые окна были забиты. Штукатурка разъедаемая ветром и дождем вся истрескалась. На участке все заросло травой. К некоторых местах трава была примята от чих-то неосторожных шагов.
        — Может, стоит его позвать?  — Шепотом спросила девушка у Янта.
        — Не стоит.  — Тихо ответил тот. Юноша опасался в очередной раз попасть в ловушку врагов.  — Пойдем лучше посмотрим, что в том доме.  — Янт тихо отворил кованную черную калитку, и прошел по старой мощеной дорожке. Бесшумно ступая молодой маг приблизился к старому дому. Девушка тихо шла за ним. Черная одежда юноши была хорошо видна на фоне темно-зеленой суховатой травы, распушившейся колоссами своих семян. По этому Янт так и боялся привлечь к себе внимание, людей который по его предположению могли находится в доме. Альтира шла за ним ступая след в след. Темно-синие дорожные штаны и свободная кофта не сколько не стесняли движение полуэльфийки.
        Так не спеша они добрались до массивной дубовой двери, которая была приоткрыта. Юноша посмотрел в маленькую щелку. В просторном холле здания никого не было. Он услышал неразборчиво чей-то голос, который показался ему знакомым.
        Внутри было холодно и пахло плесенью. Янт бесшумно прошел по скрипучему полу в направлении голоса. Альтира следовала за ним. Голоса стали слышны более разборчиво и можно было услышать о чем они говорили.
        — Я потратил на тебя лучшие годы своей жизни, старик.  — Услышал он знакомый голос, который принадлежал Хогвису.
        — Идиот!  — Крикнул другой басистый и дребезжащий голос.  — Сейчас когда твой жалкий папаша сыграл в ящик, мне как никогда нужна твоя помощь, поскольку нужно сотворить магию поддержки моих големов, иначе вся моя армии развалится.
        — Хватит!  — Отрезал Хогвис.  — Я не за какие деньги не останусь с тобой. Хватит того, что я потратил на тебя лучшие годы своей жизни. Юность! Молодость! Зрелость! Все было потрачено на войны и тренировки.
        — Сколько ты получил взамен!  — Рявкнул его оппонент.  — Ты стал силен, и сможешь противостоять отряду вооруженных врагов. О таких доспехах и мече может мечтать любой воин. Сколько людей полегло, что бы я мог их добыть для тебя.
        — Твои доспехи не вернут мне мои годы, когда я был юн и наивен… Я повелся на письмо моего папаши и пошел к нему. Он обещал сделать меня героем. Но не выполнил обещания…
        — Ты стал настоящим героем! Ты стал силен. Ты можешь запросто одолеть сотню солдат.
        — Это мне не помогло. Ты сделал меня презренным бандитом!
        — Ты безмозглый глупец! Мы может даже бы стали править все этой степью! Мы могли бы стать ее королями! Все города бы нас боялись!
        Янт подошел к старой двери, в которой недоставало нескольких досок, и заглянул в щель. Там на скамейке сидел Хогвис, а напротив него на столе стояло магическое зеркало. В нем отражался какой-то высохший старик. Рядом с зеркалом стоял человек в черном капюшоне, закрытый светло-коричневой мантией.
        — Что мне твои города!?  — Бросил рыцарь.  — Все что ты сделал не стоит ничего! Ты лишь был рабом своего безумия, разбрасывая жизнь ни на что!
        — Глупец! Я многого достиг, и если бы три года назад меня не убили, и твой безмозглый папаша неправильно меня воскресил, я бы не потерял свои способности к магии, и сейчас бы весь мир знал меня.
        — Все заканчивай! Ты меня не переубедишь!
        — У меня есть деньги, золото. Много золота.
        — Все!  — Хогвис встал и собрался уходить.
        — Остановись!  — Взвыл старик.
        — Нет.  — Буркнул рыцарь становясь к зеркалу спиной.
        — Вастес!  — Рявкнул старик в зеркале.
        Человек в серой мантии быстрым движением извлек из рукава золотистый длинный сияющий кристалл в форме цилиндра. Из него вылетали искры и молнии разрядов. В то мгновенье Янт понял, что нужно действовать. Он сконцентрировал магическую силу и направил ее в человека в сером преобразуя в физическую. Все это было мгновенно и через секунду посланник Деревянного короля, отлетел назад в то мгновенье из торца кристалла сжимаемого в его руке вылетел ослепительно яркий луч, сделавший дырку в здании, и улетевший в небо. Его видел весь Сарадат, приняв за разборки между магами.
        Хогвис быстро обернулся, достав из-за спины свой меч. Человек в сером, бросил разряженный кристалл на пол, вскочил и скрылся в другой двери.
        — Ты только что спас мне жизнь!  — Сказал Янту Хогвис, когда открыл дверь.
        — Это был человек Деревянного короля?  — Спросил юноша.
        — Да.  — Ответил рыцарь.  — После того как вы убили его сына, его дела пошли из рук вон плохо, поскольку сам он не может управлять магией.
        — Он за нами послал своего соглядатая.  — Вспомнил про черную птицу Янт.
        — Соглядатай видимо развалился.  — Заметил Хогвис.  — Прощай.  — Он пошел к входной двери.
        — Постой!  — Остановила его Альтира.  — Ты не видел мальчика лет одиннадцати. Хорошо одетого.
        — Возможно!  — Буркнул рыцарь, покосившись на девушку.  — Я здесь не видел, поищите на окраине. Возможно, он будет там.  — Сказав это, он вышел из входных дверей и пошел к воротам.
        — Странный человек.  — Промолвила полуэльфийка.
        — Пошли.  — Янт полный решимости вышел из дома. Вскоре пройдя по улице они встретили Триану, которая шла к кораблю держа своего серого кота.
        — Ты где пропадала?  — Налетел на нее Янт.
        — Я искала кота.  — Ответила девушка.
        — А где Понэй?  — Спросила ее Альтира.
        — Я с ним разминулась почти сразу. Он пошел к окраине. Там еще стояла небольшая башня.
        — Пошли!  — Янт с Альтирой быстро побрели по улице, привлекая к себе внимание сидящих на крыльцах своих домов людей. Расставшись с Трианой на окраине города, они прошли дальше в фермерский пригород. Людей здесь почти не было, только какой-то всадник проскакал на своем скакуне, подняв немного пыли.
        — Ну и задал же он нам задачу!  — Остановился юноша около одного из полей.  — Уже сейчас мы могли спокойно сидеть в корабле и лететь в Иноиль.  — Недовольно заметил он.
        — Подожди может быть он где-то здесь.  — Решила успокоить его девушка.
        — Честное слово, его выходки постоянно меня раздражают!  — Продолжил говорить молодой маг. Он подошел к ограде и посмотрел на невысокую каменную башню, стоящую недалеко от забора.  — Мало того, он подвергает нас всех опасности. Неизвестно что может случиться с кораблем, пока мы сидим здесь.
        — Ему же всего лишь одиннадцать лет!
        — Именно поэтому ему место в школе. Да пусть он хоть трижды гениален.
        За полем он увидел идущие три фигуры, которые показались ему знакомыми.
        — За мной.  — Янт побежал по дорожке, оббегая поле. Очень скоро он встретился с Фойдором и Вистусом, тащившим за руку грязного Понэя.
        — Наконец-то!  — Обрадовался Янт.  — Теперь можно лететь спокойно.
        — Ты не знаешь, что это был за луч?  — Спросил юного мага Фойдор.  — Мне он показался очень сильным.
        — Этот луч был вызван из кристалла человеком Деревянного короля, хотевшего убить Хогвиса.
        — Он здесь?  — Удивился старик. Они пошли вместе по тропинке.
        — Да.  — Кивнул Янт.  — Он ушел от Деревянного короля, своего деда, и направился неизвестно куда.
        — И где вы его наши?  — Поинтересовалась Альтира, глядя на Понэя.
        — Так бегал по округе спрашивал, короля.  — Ответил дядька мальчика.  — Теперь я уже с него точно глаз не спущу, будет сидеть наказанный.
        Понэй лишь обиженно посмотрел на него.
        — А вы нашли Триану?  — Прокряхтел старик.
        — Да.  — Кивнул юноша.  — Отправили на корабль. Надеюсь, дошла. Что-то ты стар слишком стал.
        — Это от того, что я плохо выспался.  — Брякнул старик.
        — А плохо выспался от чего?
        — Читал книгу…
        Вскоре, они подошли к кораблю, висевшему не высоко над землей. Триана ждала их внизу держа в руках своего кота.
        — Ну все наконец-то.  — Вздохнул юноша, когда они добрались до корабля.
        — Стареешь, стареешь.  — Прошептал Фойдор.
        — Почему это?  — Услышав, выкрикнул Янт.
        — Так скучно живешь…
        — Молчал бы лучше!
        Потом когда солнце стало заходить, корабль медленно поднялся над городом и полетел на запад к Иноилю. Янт стоял на носу и смотрел, как проносятся под палубой маленькие дома Сарадата. Внизу он увидел тот заброшенный участок. У особняка стояло несколько десятков людей, смотря, что же там случилось. Сверху он выглядел совершенно не страшно, и Янт вспомнил ореол таинственности и заброшенности, когда он увидел его в первый раз. Сейчас же это был маленький двухэтажный покосившийся каменный дом, со старой разваливающейся черепичной крышей. Это навело на него тоску, и он вспомнил как еще совсем недавно жил с отцом в здании старого борделя. Дом быстро скрылся под палубой корабля, и юноша потерял его из виду. Но воспоминания о жизни в Акэндхэме, еще несколько минут тревожили его, пока он полностью не переключился на созерцания красот Ихской степи.
        Он скоро забыл о бароне Тэнтальмоне, о короле Акиота, и всем прочем. Все его мысли занимали размышления, о том что сейчас твориться в Акосе, в его деревне, и эльфийскими соседями. Тогда же он и решил, что после Иноиля сразу же отправится в Акос. В деревню, где он провел все детство.

        Глава 19

        Темнело. Тарпендор висел у небольшого городка Империи Кинос, скрываясь в белых как молоко облаках. В это время в одной из кают корабля, происходило необычное совещание. В нем участвовало всего два человека.
        — Мы не сможем победить в этой войне!  — Настаивал Красная борода, расхаживая по кабинету короля.
        — И это мне говорит, тот чье имя могло бы обратить в бегство тысячную акосскую армию!  — Воскликнул король.
        — Мы слишком рано напали на эльфов. Нам следовало вначале укрепить свою власть на захваченной территории.  — Вяло говорил пират. Последнее время он чувствовал себя разбитым. Все его мысли о войне разбивались о рассеянность, царившую в его голове, и теперь он только мельком думал об этом. Его завоевания резко ушли с первого плана и остались где-то позади. Смерть сына потрясла его и выбила из привычной колеи. Красная борода собрался. Он хотел изложить Тугондэру — своему давнему другу и товарищу еще с военной академии свои планы. Мысли его путались, и он постоянно думал о том как сообщит о смерти сына своей жене.  — Теперь мы можем проиграть.  — Пробормотал он.
        — Проиграть?  — Усмехнулся король, сидя в своем удобном кресле.  — Мы проиграем если отступим. Если мы отступим, то эльфы пойму что сильнее нас, и прекратят нас боятся. Много лет они боялись выступить против нас, и сделали это только сейчас. И сейчас если мы не нанесем им существенного урона, то мы проиграем. Ко всему тому же известия о прекращении атаки на Великие леса, подорвет веру горовиков в своего короля. Они сейчас знают, что их король прав, что он ведет их к победе, а если я отступлю, они подумают что я ошибся. Да и потом я не смогу мобилизовать такие войска, которые у меня есть сейчас. Они разбредутся по захваченным территориям, и потом их не соберешь ближайшие десять лет. То, что мы потеряли дракона — это пустяки. Его создание, конечно дорого нам обошлось, но теперь мы поняли как нужно воевать с эльфами. Я мобилизовал магов. Скоро мы победим, и спалим их леса к чертовой матери.
        — Но мы можем остаться ни с чем!  — Воскликнул пират.
        — Тебе лучше отдохнуть. Потеря сына тяжело на тебя повлияла. Он пал смертью храбрых… Отправляйся в отпуск, отдохни в горах, потом вернешься и вновь вольешься в нашу кампанию.
        — Так я и сделаю.  — Кивнул пират.
        — Как раз сейчас придет генерал Уркер.  — Тугондэр бросил взгляд на маленькое магическое зеркало у себя на столе.  — Он со своей партией фанатиков тайно решил присоединиться к нам.
        — Он хочет разделить победу.  — Усмехнулся Красная борода.
        — И я все сделаю, что бы это случилось.  — Король встал.
        — Не хочу сейчас с ним встречаться.  — Буркнул капитан.
        — Лишняя тысяча солдат, никогда не будет лишней.  — Проводил его Тугондэр.  — Знай же, что пока ты будешь в горах, здесь будет достойная замена в лице генерала Уркера, и его партии.
        — Надеюсь.  — Буркнул горовик выходя. Он успел пройти по коридору, прежде, чем туда в вошел генерал Уркер с тремя офицерами в сияющих тальмовых доспехах. Они быстро прошли по коридору и исчезли в кабинете короля.
        — Рад тебя приветствовать!  — Сказал Тугондэр, сидя в своем кресле. К которому он вернулся несколько секунд назад.
        — Давно не виделись!  — Кивнул генерал, снимая шлем. Его офицеры последовали примеру своего лидера.  — Не люблю терять время.  — Перешел сразу к делу Уркер.  — Твоя тактика борьбы против эльфов совершенно не верна!

        Одиннадцатого июля воздушный корабль «Белая стрела» уже достиг восточного берега Иноиля и полетел, над его густыми лесами и засаженными аккуратными полями, в направлении города. Сочная зеленая листва, никогда не знавшая зим, удивила Янта, поскольку Иноиль находился на одной широте с Акосом, где зима иногда была довольно суровой, и продолжительной. Но позже узнав от Тироля про теплые течения, текущие сюда с экватора, он принял это за должное. Остров был красочно зеленым, с высокими горами и холмами покрытыми ярким ковром растительности. Над ними кружило множество птиц, кричавших, предвещая приближение корабля. Аккуратные мощенные дороги были положены по всему острову. Деревни выглядели уютно и приветливо. Нигде не было замков и крепостей, которые так привык видеть Янт в Акосе. Однако все маленькие городки, встреченные за день пути в Иноилю, были обнесены красивыми белыми стенами, из камней, добываемых на острове.
        — Да, интересное место.  — Вздохнул Янт, наблюдая за городом из рубки, сквозь стеклянные окна и пол. Порывы ветра мешали ему смотреть на остров с верхней палубы.
        — Хорошо, наверное здесь жить.  — Умилилась Триана.  — Ни разу не видела ничего подобного.
        — Сам Иноиль намного красивее других городов мира.  — Альтира стала поближе к стеклам, рассматривая причудливо созданные ландшафты.
        — И там скоро будет праздник.  — Добавил Тироль. Он сидел в кресле, откинувшись на мягкую спинку.
        — Город же готовят к обороне?  — Удивленно заметил юноша, не понимая как можно праздновать в такой момент.
        — Праздник праздником, а оборона обороной.  — Ответил высший эльф.  — И не надо постоянно крутиться в рубке.
        — Хорошо, хорошо. Тогда я уже пойду.  — Бросил парень, протискиваясь между Трианой и полуэльфийкой.
        В другом конце коридора он увидел своего отца, подавшего ему знак рукой, подойти к нему. Эдэлин провел его в свою большую каюту, усадил его за маленький круглый столик, на котором стоял фарфоровый заварной чайник с голубым орнаментом и пара чашек из этого же сервиза. Из носика чайника тонкой струйкой шел пар, говорящий что его только что заварили. Тэн-Андэр не спеша налил в чашки заварки, затем поднял с пола чайник с горячей водой и залил чашки до краев. Поставив желто-зеленый чайник на пол полуэльф сел напротив юноши.
        — Я хотел с тобой поговорить о очень важном.  — Начал разговор отец Янта. После сказанного он сделал небольшую паузу давая собеседнику настроится на разговор.  — Сейчас мы летим в Иноиль.  — С особой важностью сказал Эдэлин.  — Этот город многократно лучше Акиота, как по количеству магов, так и по разнообразию товаров. В нем можно купить все что угодно, а так же очень редкие и полезные вещи. Недавно я купил в Сарадате меч, имеющий очень мощную магию. Старик был очень удивлен.  — Довольно заметил он.
        — Осталось понять только, как это меч вместе со своей магией работают.  — Заметил Янт, подув на горячий травяной чай, аромат которого распространился по всей каюте.
        — Но суть не в этом.  — Продолжил Тэн-Андэр.  — Суть в том, что возможно в будущем мы не сможем так легко и просто посещать этот город.
        — Возможно.  — Подтвердил юный маг.  — Можно пройтись по магазинам.  — Пришло ему в голову.
        — Там ты можешь купить магические книги, о которых в Акосе, никто и не слышал.
        — Я об этом думал, Фойдор согласился.
        — Вот и поэтому я решил, что нам необходимо купить все необходимое!  — Наконец-то высказал основную мысль Эдэлин.
        — Но в разумных пределах.  — Предостерег Янт.  — Покупать тысячу костюмов никто не будет!
        — Да именно в разумных пределах.  — Согласился полуэльф.  — Именно поэтому я хочу получить хотя бы половину своей доли.
        — И все протратить?
        — Не протратить, а вложить в редкие и нужные вещи!  — С важностью поправил Тэн-Андэр.  — И тебе надо купить нормальную одежду.
        — Да надо.  — Вздохнул юноша, сознавая что в этом то его отец прав. Хоть он и не гнался за модой, но ходить в старье не особенно то любил.
        — Я хочу, что бы ты поддержал меня.
        — Посмотрим, посмотрим.  — Янт поднес к губам чашку. Чай в ней наконец-то стал остывать.  — Тогда и видно будет… И здесь одежда дешевая.  — Он отхлебнул ароматный чай.
        — Да, одежда дешевая, и хорошая, поскольку Иноиль один из тех городов мира где техника и магия задействована в промышленности.
        — А откуда чай?
        — В Акиоте купил.  — Улыбнулся полуэльф.

        Самого прилета в Иноиль Янт не увидел, поскольку это было поздно ночью и он предпочел хорошо поспать что бы утром с новыми силами пойти в город. Ночью юноша спал очень плохо, часто просыпался, но в общем, когда наступило утро он встал полон сил. Встав, выглянув в окно, Янт увидел другой корабль, стоящий рядом с «Белой стрелой». За ним вдалеке шли какие-то постройки, похожие на стену.
        После завтрака юноша уже ходил по палубе, высматривая окрестности портов. Вдалеке виднелась высоченная башня из белого камня, она была видна из любого района города, и даже за его приделами. Словно штык, она поднималась высоко в небеса, скрываясь за облаками.
        — Какая же она высокая!  — Воскликнула Триана. Выйдя вслед за Янтом, она остановилась у борта и смотрела на поразившую ее панораму города, тянувшуюся за воздушными портами. Других частей Иноиля было почти не видно из-за торчащих мачт соседних судов.
        — Большой город!  — Заметил юный маг.  — Надо обязательно будет посмотреть на академию магии Иноиля — самую лучшую академию магии в мире.  — Неожиданно вспомнил он Акэндхэмесую Академию Высшей Магии.  — До этого я видел только две академии Акиота, и злополучную Академию Акэндхэма.
        — Я была там, однажды!  — Заметила девушка, вспоминая прошлое, казавшееся ей теперь совершенно далеким и смутным.
        — И что ты там делала?  — Слегка удивился Янт.
        — Относила товар, одному студенту.
        — Надо признаться сейчас я бы не прочь побывать в этой академии.  — Рассмеялся Янт.
        — И что бы ты там делал?
        — Ощущал себя сильным и могучим.  — Рассмеялся он.  — Ну и конечно делал бы вид что я там учусь и всех бы доставал. Кстати, а эту академию я уже закончил! И у меня есть диплом о ее окончании. Жаль некому похвастаться…
        — Хороший город!  — На палубу, по пристыкованному от башенки к кораблю трапу, вошел Эдэлин, блестя на солнце в своей белой одежде.
        — Я думал, ты на корабле?  — Воскликнул юноша.
        — Я покупал карту, города.  — Ответил эльф, идя к лестнице.
        — Постой.  — Остановил его Янт, недоумевая зачем ему нужна карта.
        — Что еще?  — Недовольно обернулся Эдэлин.
        — Какую карту?
        — Самую подробную с указанием всех магазинов.  — Повертел в руках сложенную во много раз карту.  — Для предварительного прокладывания маршрута.
        — Умно,  — Согласился юный маг, не ожидавший такого от своего отца.
        — Естественно.  — Рассмеялся Эдэлин.  — Список покупок уже готов.
        — А что сказал Фойдор?
        — На этот раз старик полностью поддержал меня, поскольку сам пойдет покупать необходимые для алхимии вещи.
        — Фойдор хочет заняться алхимией?  — С интересом переспросил юноша.  — Мне он ничего не говорил.
        — Ну я точно не знаю, чем он собирается заниматься.  — Подойдя к сыну поближе полуэльф стал говорить в два раза тише.  — Может он как я предлагал захочет получать тальм?
        — Что бы получить тальм,  — ответил Янт,  — необходимо очень точно рассчитать пропорции металлов, а также вложить в сплав большое количество магической энергии, что может сделать только очень сильный маг, иначе тальм не получится. Именно поэтому он и так дорог.
        — Ну, я конечно пошутил.  — Усмехнулся Эдэлин.  — Но вообще не плохо было бы подумать о такой перспективе на будущее. Я спешу — Он направился к лестнице в трюм.  — Если захочешь обсудить маршруты по магазинам, то зайди ко мне в каюту.  — Проговорил Эдэлин не оборачиваясь.
        — Хорошо.  — Кивнул юноша.  — Хотел бы я посмотреть, как выглядит академия Иноиля.  — Обратился он уже к Триане.
        — Я бы тоже не отказалась.  — Вздохнула девушка.
        — Некоторые вещи легко устроить!  — Услышали они голос Ниэри. Девушка дух, появилось недалеко от трапа.
        — Почему?  — Спросил Янт, удивленный таким ответом.
        — Так считает один твой друг.  — С улыбкой сказала Ниэри.  — Ты скоро встретишь его.  — После этого она тут же растворилась в воздухе.
        — Это уже интересно.  — Подмигнула Янту Триана.
        — Если честно, когда она что-то говорит, я всегда начинаю думать о чем-то зловещем.  — Рассмеялся юный маг.
        Затем все начали готовится к путешествию по Иноилю. Дор достал огромный ящик, носимый горовиками за спиной, дабы можно было положить купленные вещи. Лишь один только Тироль, который как выяснилось, был здесь ранее не однократно, не принимал участия в общих приготовлениях.
        Иноиль был особенно оживлен. Все готовились не то к фестивалю, проводимому в городе, не то к обороне, поскольку всем было известно, что Кодрига собрала, всех лучших черных магов, для будущей атаки. Однако все задавались вопросом способы ли армии Кодриги что либо сделать городу защищенному магией. Самые проницательные понимали, какие силы будут собраны в для атаки на город. Внушало уверенность только спокойствие архимага, знавшего как защитить Иноиль.
        Видимая и ощутимая суета — была лишь подготовка к фестивалю. Подготовка же к предшествующему сражению проходила неощутимо и незаметно для неопытных глаз. Маги постепенно готовились, создавая линию обороны города и острова. Готовились лучшие военные части. Все это происходило вне белых мощенных улиц, внутри подземелий и помещений.
        Контроль за приходящими в город резко усилился. Маги незаметно проверяли каждый корабль и караван. От их зорких глаз не ускользали вражеские соглядатаи и шпионы, в огромном количестве пытавшиеся проникнуть в город. Внешне беззаботный и красивый Иноиль на самом деле уже полностью был приготовлен как к обороне, так и к предстоящей войне. И фестиваль, который могли бы отложить, был предназначен для обмана врага.
        Уже в полдень по настоянию Эдэлина, и поддержке его Фойдором, все отправились по магазинам. Объем покупок был намечен довольно большой, в списки кроме одежды для всех членов команды входили так же книги, и необходимые редкие вещи.
        Впереди всех довольный шел полуэльф, щеголяя своим белым дорогим нарядом, отлично гармонировавшим со светлыми улицами города. За ним в полном доспехе шел Дор, таща за спиной помимо двуручника, эфес которого торчал из-за серого шлема, большой фанерный ящик. Фойдор, Янт и девушки шли следом за ними, разговаривая и обсуждая город и остров. Тироль остался на корабле, отдыхая после бессонной ночи, во время которой он вел «Белую стрелу» в порт.
        Очень скоро они пришли в торговый район города. Все первые этажи домов в этом районе занимали магазины, причем самой различной направленности. На развилке дороге Эдэлин остановился и достал карту. В Иноиле уже давно не использовался конный транспорт, вместо этого над городом летало множество открытых и закрытых гондол. Движимые энергией магических кристаллов, они парили над домами, развозя пассажиров. Рядом с путешественниками пробежал какой-то парень, который куда-то спешил. Он пробежал по улице и скрылся в одном из переулков.
        — Великолепный город!  — Заметил вдохновленный полуэльф.
        — К чему восклицания?  — Усмехнулся Фойдор.  — Город на самом деле красивый, но восхищаться его красотой мы будем после того как выполним свои главные дела.
        В первом магазине одежды они пробыли около часа. После этого Эдэлин нанял извозчика на гондоле дабы сложить туда товары. Ящик Дора был наполнен, и горовик пропал, в одном из оружейных магазинов. После они разделились. Эдэлин с девушками и извозчиком отправились дальше по магазинам преимущественно обыкновенной тематики. Нанятая ими гондола стояла на улице, ожидая их. Янт и Фойдор пошли по книжным и магическим лавкам. Через час они договорились встретится на небольшой площади у фонтана, дабы потом вместе вернутся на корабль. В первом же магазине Янт затоварился двумя связками книг по магии, которые потом носил в обеих руках. Фойдор же высматривал редкие артефакты и ингредиенты. Очень скоро они встретились на площади с Эдэлином. Полуэльф хоть и был увлечен покупками но все же смог придти во время.
        — Надо определенно продолжить после обеда.  — Сказал он с важным видом.
        — Мы так и не посетили магазин при академии.  — Кивком согласился старик.  — Надо слетать на корабль, а потом оттуда опять в город.
        Они так и сделали. Не смотря на навязчивые предложения Эдэлина сходить в ресторан отобедали на корабле. Затем наняв летающую гондолу, отправились в город.
        Магазин при академии, куда хотел сходить Янт, был не большим зданием, под высокой крышей из красной черепицы. Перед окнами была разбита зеленая клумба, с цветами. У здания не было ни стеклянных витрин с интересными товарами, ни красочной вывески. О том что это магазин от академии магии Фойдор узнал у прохожих.
        На сей раз Янт одел только что купленную легкую белую одежду, сделанную из прочного и тонкого материала. В городе было жарко, хотя жара уже начинала спадать. Фойдор же по-прежнему шел в своей серой хламиде. Его седые длинные волосы аккуратно облегали голову. Борода была расчесана и приглажена.
        — Это я и приблизительно ожидал увидеть.  — Сказал старик подойдя к дверям магазина. На двери со стеклянной верхней частью была небольшая аккуратная надпись, гласившая, что это магазин академии магии.
        Дверь в магазин бесшумно открылась и они вошли внутрь в затененный прохладный зал. Фойдор периодически опирался на свой посох, хотя спокойно мог ходить и без него.
        Внутри магазин был просторным и чистым. Все мебель была темной и лакированной до блеска. У стен было несколько застекленных витрин. В других же местах нигде не было никаких признаков товаров.
        — Вам что-то угодно?  — Услышал Янт мягкий женский голос, который принадлежал молоденькой эльфийке. Она в тонких зеленых одеяниях с узором в форме желтой ленты сидела за одним из прилавков.  — Вы не местные, я полагаю.
        — Именно!  — Утвердительно кивнул старый маг. Увидев хорошенькую девушку он повеселел.
        — Обычно местные все стараются посетить магазин утром.
        — Странный у вас какой-то магазин. Почти нету товаров.  — Вдумчиво произнес Янт.
        — Товары есть, но в основном они лежат в подвале.  — Эльфийка встала с кресла, встряхнув длинные волосы цвета спелого зерна и обойдя прилавок подошла к покупателям.  — Наш магазин не торгует ничем особенным, по этому и посетители у нас обычные.
        — Что именно подразумевается под особенным?  — Заинтересовался Фойдор.
        — Например, особо сильные артефакты.  — Девушка сделала жест следовать за ней. Они прошли в арку и стали спускаться по лестнице в подвал. Лестница была хорошо освещена белыми кристаллами в форме свечей, закрепленных в серебряных канделябрах.
        — На врядли у нас хватит денег купить их.  — Заметил Фойдор.  — По этому, это то, что нам надо.
        Внизу зал был еще больше верхнего везде преобладал белый цвет. Зал был освещен так же хорошо как и лестница.
        Там сидела пара продавцов. Оба они были довольно молоды. Один из них заполнял какие-то ведомости.
        — Что вас интересует.  — Спросил посетителей один из них.  — Это был человек лет двадцати пяти с желтоватым лицом и небольшой бородкой клинышком.
        — Нам нужны магические зеркала.  — Сразу перешел, к делу старик. Эльфийка оставив их поднялась наверх.
        — Те магические зеркала, которыми мы торгуем, требует магического умения от хозяина.  — Ответил продавец.  — У нас нет активных зеркал.
        — Нам как раз они и нужны.  — Старик бросил взгляд на одну из витрин, состоящую из стекла и идущую от пола до потолка, в ней на стеклянный полках лежало несколько посохов.
        Всего существовало несколько типов магических зеркал. Они делились на два основных типа, первые наиболее дешевые требовали концентрации мага, умеющего управлять силой зеркала, вторые дорогие представляли из себя сложные механизмы, использовавшие для связи пространственные каналы, и обладающие некоторыми зачатками разума.
        После недолгого хождения по залу было куплено два небольших зеркала, легко поместившихся в карман, а также шпага с ножнами, сделанная из темно-синего кристалла, и похожая на стеклянную.
        Пока они расплачивались в подвале, наверху произошло совсем другое событие. Дверь в магазин открылась и туда вошел Илэн Кенеро. Эльфийка, повернувшаяся к нему, после того как дверь закрылась, и остолбенела от изумления, как будто туда вошел сам архимаг Иноиля — Тин-Одэль Дэгрэдо. Она хотела что-то сказать, но не знала с чего начать. Тем временем тэнге не обратив на нее ни малейшего внимания прошел дальше к лестнице, бесшумно ступая по белым ступенькам он стал спускаться вниз.
        — Это интересно!  — Услышал он голос Янта.
        — Ладно, ладно пошли.  — Подгонял его Фойдор.  — Если так дело пойдет и дальше, то ты протратишь еще больше твоего папаши.
        — Деньги потраченные на нужные инструменты — это не потраченные деньги, а вложенные.  — Нравоучительным тоном проговорил юноша и рассмеялся.
        — Надеюсь, что так оно и будет.  — Буркнул старик.
        — Приятно вас видеть здесь!  — Обратился к ним Илэн, когда спустился.
        — О, давно не виделись!  — Поприветствовал его Фойдор.
        — В Акиоте уже давно о вас ходят разговоры.  — Как бы невзначай заметил Илэн.  — Рад, что вы прилетели в Иноиль.
        — Я тоже очень рад.  — Воскликнул юноша, обрадовавшись появлению Илэна.
        — Но задерживаться я вам тут не советую. На город очень скоро будет атака. Пройдемте за мной.
        Продавцы удивленно смотрели им в след, на улице они застали небольшую изящно вырезанную из красного дерева гондолу, куда и залезли вслед за Илэном. Летающая лодка не имела никаких признаков управления и тем не менее когда Янт с Фойдором сели в скамью напротив тэнге, гондола стала бесшумно подниматься и набрав достаточную высоту полетела над городом.
        — Куда мы летим?  — Первым нарушил молчание Янт.
        — В Академию магии.  — Коротко ответил Илэн.
        — Хоть увижу, что она из себя представляет.  — Улыбнулся Фойдор.
        — Впрочем, ее нельзя сравнивать с Академией Высшей Магии Акэндхэма, только потому что вся высшая магия в там не шла дальше названия.  — Заметил Вэллисэ.  — Хотя я не об этом.
        Гондола пролетела недалеко от центральной площади где в небо вздымалась высокая башня. Они увидели круглый двор академии, где возвышались белые здания. Зеленый круг листвы был отчетливо виден издалека и подчеркивал высокие дома с острыми шпилями.
        — Затем вам следует отправиться в Акос, после того как не долго побудете здесь. В Акиот вернетесь позже. Они подождут.
        — В Акос?  — Удивился Янт.  — Почему?  — Он был в необычном волнении, поскольку встретил Илэна и летел в самую лучшую академию магии в мире.
        — Поскольку там вы наиболее необходимы.  — Тоном не терпящим возражений произнес тэнге.  — Могу вам даже сказать, что злополучный барон тоже отправился туда. Государство повержено, все бандиты и разбойники стремятся туда, что бы собрать обильную жатву. Как известно, горовики пропустили две трети Акоса, не содержащую для них никаких ключевых точек. Сейчас их армии сражаются с Великими лесами. К ним присоединился генерал Уркер, с партией фанатиков. Им надоело сидеть без дела и они хотят всласть намахаться топорами.
        — Ты все знаешь?  — Стал восторгаться Янт, на данный момент Илэн представлял для него абсолютный идеал мага.
        — Не настолько много как ты думаешь.  — Прояснил тэнге.  — Сведенья, что я только что назвал известны архимагу Иноиля и некоторым другим магам.
        — Но почему так важен Акос?  — Спросил его юноша.
        — Возможно в ближайшем будущем Империя Акара развяжет еще одну кровавую войну.  — Спокойным голосом стал рассказывать тэнге.  — На врядли это будет в этом году. Просто если они нападут на Икандер именно сейчас, то это станет для них фатально. Иноиль склонит Империю гор выступить в войне против них. Сейчас только нападет Кодрига. Несмотря на кажущеюся ссору, и гибель принца Экхана, эти два государства все еще выполняют ранее намеченный план. Именно по этому Спазз Мариус создал ужасный артефакт распространяющий зло по всему миру, и собирается взять или уничтожить Иноиль, мешающий гегемонии акар. Акос и уничтоженные государства — теперь наиболее слабые места в обороне Икандера, именно по этому если начнется война, войска акар в первую очередь окажутся именно так. Сейчас там царит такой разброд, что сопротивление в принципе невозможно.
        — Но если государство не смогло выстоять против горовиков Дугских гор, как оно сможет выстоять против могучей империи Акара?  — Удивился Янт. Академия магии становилась все ближе и ближе. Над ними пролетел большой длинный корабль, судя по всему принадлежащий военному флоту города.
        — Все не так просто.  — Терпеливо стал разъяснять Илэн.  — Акос в теории мог оказать достаточное сопротивление горовикам, и даже не допустить войну с ними.
        — Но как?  — Опять спросил Янт.  — Там же не было ни техники ни магии.
        Старый маг слушал внимательно что говорит Илэн.
        — Техника здесь не столь важна.  — Улыбнулся тэнге.  — И магия тоже. И то и другое могло бы быть у Акоса в достатке. Люди в Акосе не чем не хуже чем, например, в Империи Синоха или Иноиле, но в таких государствах как Акос нет никакой возможности людям реализовать себя. Рождайся там хоть в десять раз больше одаренных людей, эти страны бы не стали ни богаче, ни могущественнее. Когда государством правят каннибалы, давящие других для собственного блага, такие государства не могут ни развиваться ни существовать. Жуткая нищета в Акосе, Рикоре и Гране, ограниченность доступа к знаниям в бывшей Империи Кинос, не пошли на пользу их эволюции. Империя Агиос процветает, но это только пока. Червь разложения уже проник в государство, и скоро возможно и оно падет. Но речь сейчас не об этом.
        Возьмем Акос.  — Они уже подлетели совсем близко к академии магии.  — Как правило, большинство людей способны к магии, нежели не способны к ней, но магом становится только один из десяти тысяч. В Акосе с магией стало совсем худо, почти как в маленьких королевствах находящихся далеко на западе, где ввиду долгой самоизоляции забыли многие важные вещи, в том числе и прошлое. Последние четыреста лет в Акосе все делалось что бы не дать людям развития, начиная от недоступности нужной литературы и отсутствия элементарного образования, кончая непомерными налогами и поборами. Загоняя людей в свинские условия, государство получало больше денег и убивало свое будущее. К сожалению ни один из его королей не был в состоянии видеть дальше своего носа, да и не был в этом заинтересован. В конце концов, государства не стало. В самом начале нами было поставлена цель создать государство где магия бы служила на благо людей. Все же в мире пока она чаще всего используется в военных целях, нежели мирным.  — Заметил он. Именно в это мгновенье гондола пересекла стену отделяющую город от академии магии. Она снизила скорость
и стала поворачивать к площади перед главным входом.  — Такое государство было построено. Это Иноиль. Именно по этому, его так ненавидят. Товары из Иноиля запрещают продавать в очень многих странах, поскольку товары местного производства не смогут с ними конкурировать. Его опыт стала повторять Империя Синоха, которая тоже многое создала. Ты говорил что у горовиков есть техника, но при необходимости Иноиль мог бы создать лучшую. Поскольку его знания превышают знания горовиков.
        Гондола стала делать небольшой круг и спустилась перед главным зданием. Она бесшумно подлетела к вымощенной поверхности площади и зависла над ней. Илэн вылез из лодки и осмотрел площадь.
        — Это довольно интересное место.  — Сказал он, когда Фойдор и Янт вылезли.
        — Построено с размахом.  — Согласился старик.
        — Пройдемте внутрь.  — Тэнге пригласил гостей следовать за ним. Они пошли к белоснежной лестнице с которой начинался вход в академию магии.  — Сейчас здесь почти никого нету из учащихся. Но вернемся к делу.  — Они стали подниматься по небольшим и невысоким ступенькам.  — Когда Иноиль достиг довольно большого развития, товары сделанные в нем стали составлять значительную конкуренцию остальному не развитому миру, и во многих государствах были запрещены к продаже поскольку угрожали благополучию местных магнатов, либо на них были сделаны такие пошлины что смысл торговли сводился на нет. В Иноиль почти ничего не привозят, кроме сырья, поскольку остров обеспечивает сам себя.  — Они вошли в большой светлый холл, где было несколько лестниц и в конце огромное окно, идущее от пола да самого потолка. В нем было хорошо видно внутренний парк академии.
        — Ничего себе!  — Остановился Янт, рассматривая зал. От него не ускользнули несколько столиков вдалеке, которые сейчас были пусты. На верху висели изящные люстры сделанные из стекла с шарообразными белым кристаллами. Юноша был восхищен увиденным. Именно так он себе и представлял настоящую академию магии в мире.
        — Сейчас мы пройдем в географический зал.  — Илэн повернул влево, в длинный светлый коридор.  — Академия Сагора гораздо больше этой, но там я пока еще не был.
        — Да, Сагор.  — Вздохнул Янт, вспоминая про город, который был так близок, но в то же время так далеко от Акоса.  — Границы империи Синоха, неприступны.
        — Сагор реализовал только часть планов.  — Они прошли в коридор, самые первые двери сдвинулись в бок открыв проход. Затем войдя в большой и светлый зал, где абсолютно ничего не было, они остановились. Все огромные окна были закрыты тончайшими белыми шторами, полностью закрывавшими вид во двор.  — Это географический зал.  — Пояснил Илэн.  — Смотрите.  — Спокойно сказал он и механизм состоящий из большого синего кристалла в потолке и аналогичного, полностью утопленного в пол заработал. Из верхнего кристалла вырвался луч и на всем пространстве зала матерелизовалась уменьшенная земля. Это был Акос. А также соседние государства, тоже попавшие на макет.
        — Пройдемте.  — Илэн спокойно пошел по материализовавшемуся, макету государства ступая сквозь горы и города.
        — Ничего себе.  — Янт пытался рассмотреть маленький прибрежный городок, название которого он не знал.
        — Впечатляюще!  — Вздохнул старик, смотря на серые пики Дугских гор в другом конце зала.  — И тут есть макет всего мира.
        — Всего мира.  — Подтвердил Тэнге.  — В башне архимага есть аналогичный механизм, только при помощи невидимых лучей создающий отражение местности и людей, на ней в реальном времени.  — Он остановился не далеко от слияния двух акосских рек.
        — Что это?  — Юноша подошел к нему, и сразу же узнал местность у своей деревни.  — Одинокий рог!
        — Интересно!  — Фойдор тоже медленно пошел по залу рассматривая макет земель.
        — Это же моя деревня!  — Янт даже стал на колени, что бы получше ее рассмотреть. Среди зеленых лесов и квадратиков полей была маленькая деревушка, на макете бывшая размером не больше жука.
        — Вернемся к Акосу.  — Тенге прошел вперед, к болотам.  — Сейчас в Акосе царствуют грабежи и разбои. Все армии горовиков на данный момент находятся в империи Кинос и Гране. Поскольку они спешили с завоеваниями, никаких органов власти в Акосе создано не было. Были захвачен только замки самых сильных лордов, слабые были оставлены на потом.  — Янт слушая Илэна, внимательно рассматривал карту.  — Государство наполнили разбойники, которые полностью разграбляют народ. Оставшиеся лорды, до которых не дотянулись руки горовиков, стали грабить окрестности прилагающих к ним земель. У вас есть шанс спасти народ Акоса, от гибели! Тем более, что в этом году зима обещает быть очень холодной.
        — Это будет наверное очень не просто.  — Заметил Янт.
        — Это не простая задача, но вами осуществимая.  — Наставническим тоном сказал тэнге.
        — А что станет с деревней Одинокий рог после этой зимы?  — Решил спросить Фойдор.
        — Скорее всего она погибнет. Как только начнется зима еды станет еще меньше и всевозможные отбросы общества окончательно озвереют и тогда начнется разорение деревень в поисках пищи.
        — Этого не должно случится!  — Вознегодовал старик, любивший свою деревню.
        — Не знал, что ты так любишь свою деревню.  — Заметил юноша.
        — Не то, что я ее люблю.  — Стал оправдываться Фойдор.  — Просто я уже привык к ней. Да и честно сказать жалко мне деревенских.
        — На сегодняшний день вы имеете все средства, что бы спасти целое государство.  — Продолжил Илэн,  — а не только одну деревню. Волею судьбы и богов, эти средства были даны вам в руки.
        — Но как мы это сделаем.  — После ползанья по полу поднялся Янт.
        — Конечно, пока вы не можете сильно много сделать, поскольку это привлечет внимание горовиков, что очень не желательно. Но по нашим предположениям скоро армия горовиков потерпит поражение. Но для начала не помешало бы отправится в Акос, в тот же Одинокий рог, и разузнать что там и как, и заодно укрепить свое положение. Горовики при атаке не затронули эту деревню, поэтому там относительно спокойно.
        — Нам нужно захватить там власть?  — Надумал Фойдор.
        — В перспективе да.  — Кивнул полуакар.  — Но для начала вам бы следовало начать не спеша действовать не привлекая особого внимания. Потом дождавшись, когда горовики будут разбиты, начать наведения порядка в государстве. У вас есть все не обходимое, для этого. У вас есть достаточно денег, что бы сколотить небольшую армию для поддержания порядка. На момент отлета из Акоса, Фойдор был самым сильным магом в этом государстве. Все вы местные, так же у вас есть кандидатура на роль короля. Думаю, Эдэлин не откажется от этого. Если он провозгласит себя королем, то Иноиль, империя Синоха и Акиот, признают его.
        — Все это хорошо звучит.  — Согласился Фойдор.  — Но осуществимо не так-то и легко.
        — Не легко, но возможно.  — Твердо сказал тэнге.  — Можете рассчитывать на помощь.
        — Наверное это и была целью нашего путешествия?  — Спросил его Янт.
        — Возможно.  — Кивнул Илэн.  — Но Акос я выбрал только для примера. Вообще речь касается четырех государств. Хотя в Гране и Империи Кинос правительства остались, они тоже скоро склонятся на вашу сторону. А Гран, может даже к этому времени и развалится.
        — А что насчет голода?  — Спросил юноша.
        — На данный момент по моим расчетам после зимы Акос может недосчитаться от четверти до половины населения.
        — А никто не окажет ему помощь?
        — Окажут. Империя Синоха, наверное и все… Может еще какое-нибудь другое государство. Но как правило подобная помощь особенно зерном или золотом застревает в одних нечистых руках какого-нибудь местного землевладельца, по этому рассчитывать, что она сильно поможет голодающим не нужно. Единственное приморский район Акоса более-менее обеспечен, поскольку там есть рыба. В общем, обдумайте, что я вам сказал.
        — А можно увеличить деревню?  — Воскликнул Янт.
        — Можно.  — Усмехнулся Илэн. Деревня одинокий рог стала увеличивается в размерах, пока не заняла весь зал.
        — Удивительно!  — Юноша подбежал к своему дому. Он стал на четвереньки и начал его рассматривать.  — Жаль в окна заглядывать нельзя.  — Огорченно вздохнул он.
        — Это все же карта, а не магическое око.  — Заметил Кенеро.  — Вот Акэндхэм.  — Деревня исчезла и весь зал теперь заполнял макет города.  — Город был частично разграблен, но некоторые люди, в том числе самые бедные горожане живут так же как и до атаки. Все административные здания разграблены, но это не страшно. Пройдемте дальше.  — Город исчез и оба кристалла на потолке и полу стали потухать.
        — Какое хорошо оборудованное место.  — Заметил Фойдор, покидая географический зал.
        — Вспоминаю академию Акэндхэма — полные противоположности.  — Усмехнулся Янт.
        — Итак, мое вам поручение — Спасите Акос!  — Торжественно проговорил Илэн.
        — Сделаем все возможное!  — Воодушевленно ответил Янт, кивая головой.  — И невозможное тоже.
        Затем они с Илэном ходили по первому этажу академии, где посетили различные залы. Потом они пошли в подвал, где тэнге показал им лаборатории.
        — Мне уже наверное точно, пора.  — Вспомнил старик, когда они покинули обширную алхимическую лабораторию в подвале.  — А то чувствую, Эдэлин нас заждался.
        — Про папашу то совсем забыли.  — Опомнился Янт. Все мысли об отце вылетели у него из головы.
        — Я вас провожу, до гондолы.  — Илэн направился к лестнице.  — Она отвезет вас туда, куда вы пожелаете.
        Выходя из академии на крыльцо тэнге заметил:
        — Кристаллическая шпага — довольно интересное изделие.  — Обратился он к юноше.  — На нее можно с легкостью наложить любую магию.
        — Не знал.  — Янт вынул шпагу из ножен, прикрепленных к поясу, и повертел ее в руках.
        — Кристалл, имеющий свойства металла, интересная разработка, хотя и не новая.  — Заметил Илэн.
        Они подошли к стоящей гондоле.
        — Еще увидимся.  — Радушно улыбнулся тэнге.  — И помните, где бы вы ни были я всегда с вами.
        На этом они простились, гондола стала медленно подниматься и уносила двух путешественников вверх.
        Солнце уже клонилось к закату, оседая где-то за горами, далеко за городом. Именно в это время и прибыли Янт и Фойдор к месту встречи с Эдэлином девушками и Дором.
        — Где вы пропадали?  — Недовольно заметил полуэльф, когда лодка достаточно снизилась вниз и Фойдор с Янтом сошли на площадь.
        — Были заняты очень важными делами.  — Бесцеремонно ответил старик.
        — К счастью в вашем опоздании есть и хорошие стороны.  — Развеселился Эдэлин.  — Я наконец-то поужинал в хорошим ресторане.
        — Надеюсь, ты потратил не много денег?  — Строго спросил Фойдор, как учитель спрашивает провинившегося ученика.
        — Как знать, как знать.  — Улыбался полуэльф.
        — Надеюсь это не скажется на нашем бюджете.  — Вздохнул Янт, прикидывая в уме сколько будет стоить ужин на четверых в ресторане Иноиля.
        — А какое там вино!  — С наслаждение произнес Дор, протерев рот тыльной стороной латной перчатки, как будто на губах могли еще остаться его следы.
        — Да, вино знатное.  — Подтвердил Эдэлин.  — Когда я буду жить в Акиоте, я буду постоянно покупать его себе и пить по особенно важным праздникам.
        — Надеюсь, они будут не так часто.  — Буркнул старый маг.  — Ну, полетели на корабль!
        — Часто, не часто это уж решит количество моих денег.  — Нашелся что ответить полуэльф.
        — Дурак ты Эдэлин, ты даешь власть деньгам решать все за себя.  — Буркнул Фойдор и пошел в направлению ими нанятой гондолы.
        После этого Эдэлин больше ничего не говорил, когда они летели назад только Дор громко крича, превозмогая порывы морского ветра, царившего над городом, рассказывал о прелести Иноильских блюд.

        Глава 20

        В полдень двенадцатого июля Понэй наконец-то проснулся. Столь позднее время его подъема с кровати было следствием того, что он до часа ночи стоял на палубе, высматривая Иноиль с высоты. Проснувшись, мальчик быстро оделся. В его маленькой каюте были только стол, заваленный книгами, встроенная в нишу стены кровать и такой же встроенный шкаф.
        Одевшись, он посмотрел на темно-синий кристалл в оправе, лежавший в дальнем углу стола. Этот кристалл Понэй нашел в Сарадате, когда сбежал с корабля. Какой-то подозрительный тип в серой мантии спешно пробежал по дороге, выронив его в грязь. Маленький маг спрятавшись за развалинами забора, сумел заметить это, и когда человек скрылся он подобрал кристалл, и никому ничего не сказал.
        — Проснулся!  — Дверь каюты открылась и там появилась бородатая голова его дядьки. Затем и сам Вистус вошел, держа в руке толстую книгу.  — Никуда сегодня не пойдешь!  — Командным голосом прокричал он.  — Что бы за день прочитал хотя бы сто страниц.  — Он обрушил книгу на неприбранную кровать мальчика.
        — Это же «Хроники Акиота» — Жалобным голосом пропищал мальчик, посмотрев на толстую книгу.  — Шестнадцатый том.
        — Вот именно, тебе в твоем возрасте уже полезно знать историю!  — Заключил дядя.  — Уже все ушли с корабля в город, а ты будешь сидеть здесь и читать.  — Он собрался выходить и за дверью уже добавил.  — Да, кстати, и не забудь позавтракать.  — Вистус хлопнул дверью и отправился в по своим делам. Понэй остался один с недовольством смотря на толстую зеленую книгу. Почему из двадцати трех томов его дядя достал именно шестнадцатый его мало занимало, мальчик прошелся к столу и посмотрел на кристалл. Кристалл поблескивал на солнечных лучах попадающих в комнату через небольшое оконце.
        — Займусь сегодня им!  — Произнес Понэй.  — Будь здесь Брэк!  — Приказал он деревянному голему, сидевшему под столом.  — Скоро вернусь!
        Через пол часа Понэй Луарат Одонори сытно позавтракав, вернулся назад, в свою каюту.
        Он посмотрел на, лежащий на столе, кристалл, взял его за приделанную к оправе золотую цепочку покачал и поднял к глазам. Покружив его перед глазами Понэй задумался.
        — Ну что же посмотрим, для чего он сделан!  — С предвкушение сказал мальчик. Он повесил кристалл на шею. Ничего не произошло. Понэй вздохнул. Он взял кристалл и поднес его к правой раскрытой ладони. В нем мальчик сразу почувствовал сильную магическую энергию.
        — Ну что же будем действовать?  — Обратился он к голему, по прежнему сидевшему под столом, но тот ничего не ответил, поскольку не умел говорить. Он мысленно направил в кристалл немного энергии, и тот стал отвечать слабым светом исходящим изнутри.
        — Ура!  — Обрадовался маленький маг. Он вложил еще немного энергии, кристалл по прежнему тускло светился.  — Ладно, пойдем поэкспериментируем на верхнюю палубу.  — Сказал сам себе мальчик и вышел в коридор. Когда он подходил к лестнице, то навстречу вышел слуга короля Акиота. Это единственный человек экипажа, взятого в Акиоте, совершенно ничего не делавший: кроме как ел, спал и развлекался. А после спасения короля он стал носить приготовленную для монарха одежду. Слуга прошел мимо мальчика никак не отреагировав на него.
        Понэя это несколько не удивило, поскольку придворный интересовался им только тогда когда не с кем было играть в карты.
        На верхней палубе недалеко от лестницы стоял повар, худощавый человек с реденькими длинными волосами. Он имел высокий рост и длинные руки. Рядом с ним примостился старичок лоцман, знаток Ихской степи. От него было пользы немногим более чем от слуги короля. Спал он по шестнадцать часов в сутки, и почти ничего не делал. К тому же он был сильно глуховат, и это делало общение с ним довольно сложным.
        — Что сегодня на обед?  — Спросил старичок у повара сидя у борта на складном стуле.
        — Рыба.  — Ответил повар.  — Сейчас вот готовить пойду.
        — Что-что?  — Хриплым голом крикнул старик.
        — Рыба!  — Громко и отчетливо сказал повар.
        — Что ты сказал Дрит?  — Прокричал старик, ничего не расслышав.
        — Я сказал рыба!  — Согнувшись, крикнул Дрит Мейтер.
        — А рыба!  — Расслышал старик.  — Вот поем и сразу спать пойду. А с чем?
        — Жареная с пряностями!  — Громко ответил повар.
        — С чем, с чем?  — Поднося к уху руку повторил старик.
        — Ни с чем.  — Буркнул себе под нос Дрит и отправился на кухню.
        Он чуть не столкнулся с Понэем, если бы тот вовремя не отскочил в бок. Обычно повар был весьма внимателен и аккуратен и мальчика зародились первые подозрения о действии темно-синего кристалла. Он подбежал к старику сидящему на своем стуле и стал у него перед глазами. Старик ничего не заметил, а подложил смотреть как разгружают соседний корабль.
        «Я невидим» — Подумал по себя «великий маг». Он помахал руками перед глазами старика и убедившись что тот ничего не видит побежал на камбуз.
        Медленно крадясь по коридору второго яруса, мальчик наконец-то дошел до камбуза, где повар уже приступил к жарке рыбы. На огромной сковороде шипело масло и жарилась первая партия рыбы обваленной в специях и муке. Вторую партию Дрит обваливал в муке и посыпал специями, ложа подготовленные рыбины на большой поднос.
        — Ну что скоро будет готово?  — Заглянул на камбуз слуга, короля.
        — Скоро, скоро!  — Недовольно ответил повар. Бездельник слуга раздражал его больше всех. Придворный ничего не ответил и исчез за дверью. Понэй решил оставить повара на потом и последовал вслед за самым бесполезным членом команды.
        — Что ты творишь сын мой!  — Сказал мальчик грубым прокуренным басом. Используя магию он легко изменил свой голос.
        — Где, что?  — Стал озираться испуганный слуга, хотевший войти в кают компанию.
        — Я твой покойный отец!  — Смиренно произнес мальчик, памятуя что у Ифуса отец давно умер.
        — Папаша, где ты?  — Испугался он. Ифус в свои тридцать пять лет почти ничего не знал о магии и ни чем не интересовался. Не будучи женатым, он хорошо устроился, работая слугой во дворце, где из-за обилия слуг он почти ничего не делал. Затем ему удалось пробиться в экспедицию, что бы потом получить хороший гонорар.  — И что с твоим голосом?  — Поднялся он.
        — Голос изменяет искажение миров.  — Нашелся что ответить Понэй.  — Я пришел к тебе не просто так.
        — Я догадался папаша.  — Кивнул Ифус.
        — Ты знаешь, что тебя ждет сынок?  — С некоторой нежностью проговорил Понэй.
        — Что то ты раздобрился папаша!  — Осмелев закричал слуга.  — Раньше ты меня всегда щенком называл, нахлебником, спиногрызом, а сейчас сынком.
        — Я раскаялся об этом в аду.  — Попытался изобразить горечь маленький маг.
        — Ты же священником был, что же такого ты натворил, что в ад попал?  — Прикрикнул на него Ифус.
        — Я брал пожертвования на храм себе в карман.  — Быстро сообразил Понэй.
        — И куда ты их девал старая скотина?  — Закричал окончательно осмелевший несчастный сын.  — За жизнь ничего мне не купил. Проваливай старый козел.
        — Послушай сын!  — Взывающее произнес Понэй медленно и тихо отступая назад.
        — Ничего и слушать не хочу, помереть не успел как уже голос прокурил, старый негодяй! Убирайся с глаз долой!
        — Идиот!  — Рявкнул маленький маг.  — Я хотел сказать тебя где зарыл клад в тринадцать тысяч золотых, но теперь не скажу ничего.
        — Постой!  — Закричал Ифус.
        — Все!  — Понэй стал отступать еще быстрее.
        — Подожди!  — Слуга услыхав нечеткие шаги по коридору побежал вперед.  — Прости меня отец!  — Рыдая кричал он.  — Скажи мне, где ты зарыл свое золото!
        Мальчик во время отошел в сторону, и его жертва стеная пробежала рядом с ним.
        «Хорошо» — Подумал Понэй и решил подняться на верхнюю палубу.
        Старик лоцман уже перетащил свой стул поближе к носу сев в тени мачты, он небрежно смотрел на соседний корабль и причитал.
        — Обернись!  — Проговорил мальчик громовым голосом, только уже без прокуренности.
        — Что?  — Брызжа слюной, крикнул старик, а затем успокоилось.  — Показалось…  — Пробубнил он и закрыв глаза стал дремать на своем стуле.
        — Очнись смертный!  — Подойдя поближе крикнул мальчик.
        — Что?  — Открыв глаза крикнул старик.
        — Ничего!  — Ответил Понэй он побрел по лестнице, и когда спустился вниз случайно наступил на хвост коту. Кот взревел, и тут Понэя осенила неожиданная идея. Он догнал убегающего кота, снял с шеи кристалл сложив золотую цепочку он завязал ее узлом, что бы уменьшить размер и надел на шею кота. Кот исчез.
        — Ура!  — Обрадовался маленький маг.  — Теперь я могу его искать.  — Руками он быстро нащупал кота, но тот вырвался и побежал по коридору.
        — Я надеюсь, ты уже прочитал хотя бы двадцать страниц?  — Услышал он строгий голос своего дядьки.
        — Ты мне дал не тот том!  — Возразил маленький маг.
        — Я тебе дал тот том! Не придумывай! Иди читай!  — Вистус прошел в другой конец коридора. А Понэй дождавшись пока дядька там исчезнет за дверью, побежал к лестнице на второй уровень.
        Там он услышал звон посуды, крики и ругань повара. Из открытой двери камбуза вылетела рыбина. За ней и погнался Понэй, пока повар ругался на кухне. Невидимый кот побежал к лестнице, по ней спасаясь от преследования, и прыгая по ступенькам он сбежал вниз, на технический ярус корабля.
        Морфус пронесся по узкому коридору и остановился у открытой двери, где мальчик и поймал его быстренько нащупав кристалл, он стащил его с кота. Кристалл опять стал видим и Понэй решил его выключить, однако даже без кристалл серый кот остался по-прежнему невидим и куда-то исчез.
        — Странно.  — Произнес вслух Понэй, и тут же забыл о коте. Он попытался стабилизировать энергию в кристалле, и замкнуть ее на себя, после долгих пыток это у него получилось. Свечение в камне погасло и мальчик со спокойной совестью спрятал его в карман.
        Как только Понэй поднялся на второй ярус грозный голос его дядьки остановил его.
        — Опять черти где шляешься!  — Разозлился Вистус.  — Я что тебе сказал делать? Не прочтешь к вечеру сто страниц завтра ничего не куплю в городе.
        «Великому магу» пришлось покорится, он пошел в свою каюту и до самого вечера читал «Хроники Акиота». Ушедшие за покупками уже вернулись после второго захода. Солнце почти полностью начало исчезать за горизонтом, и только тогда сотая страница скучнейших хроник была почтена.
        — Ура!  — Понэй Луарат Одонори отбросил книгу, и на радости стал прыгать на кровати, пока не ударился головой в крышу антресоли. Спрыгнув на пол, он посмотрел на Брэка, сидящего под столом.  — Охраняй комнату!  — Приказал он деревянному болвану, и тот коряво шагая вышел на центр каюты. Понэй быстро одел свои туфли и выбежал в коридор.

        Янт уже порядком устал, когда спускался в трюм по лестнице. В отличии от Эдэлина и компании они с Фойдором не поужинали в дорогом ресторане. Триана была особенно весела, поскольку ей купили белое легкое платье, в котором она ходила в город второй раз. В спину юноше дышал Дор, нагруженный тюками, он шел на первый ярус, где и проводил большую часть времени.
        В столовой за одним из столов сидел Дрит и разговаривал со слугой сидевшим напротив.
        — Рыба улетела у меня на глазах!  — Пытаясь нагнать на Ифуса страх, говорил повар, размахивая руками.
        Янт не спеша подошел к повару.
        — Что на ужин?  — Поинтересовался он.
        — Каша.  — Сообщил Дрит.
        — Подойдет.  — С некоторым равнодушием произнес юноша, желавший показать, что настоящий маг безразличен к таким мелочам, и отправился в камбуз, что бы принести тарелки с кашей себе и Фойдору.
        — А у меня есть нечто интересное!  — Интригующе заявил Понэй, когда юный маг вошел в корабельную кухню.
        — Это интересное может подождать до завтрашнего утра?  — Янт достал с полки две тарелки и из большой кастрюли положил в них еще горячую вкусно пахнущую густую массу.
        — Это магический предмет.  — Решил похвастаться «великий маг».  — Он может делать некоторые интересные вещи.
        — Потом, потом.  — Отклонил предложение юноша, доставая две ложки и воткнув их в густую кашу он взял тарелки и пошел в столовую.
        Фойдор уже сидел за одним из столов ожидая ужин, и раздумывая о происшедших сегодня событиях.
        — Наверное, папаша поел куда лучше в своем ресторане.  — Предположил молодой маг сняв тарелки. Он немного завидовал отцу в этом плане, поскольку если бы он сам собрался поесть в ресторане его бы замучила совесть по потраченным напрасно деньгам.
        — За то мы поедим полезнее.  — Парировал дед.  — Кстати, я связался с Ариорисом с помощью Тироля. И сообщил твоему брату, что мы возвращаемся в деревню. Он изъявил желания помочь нам в Акосе. И непременно прилетит туда, поскольку все дела он там уже уладил.
        — И как он туда доберется?  — Поинтересовался юноша.
        — Не знаю.  — Бросил старик.  — Но думаю, не пропадет.
        — И что мы будем делать?  — Янт, сменив тему разговора, сел напротив старика.
        — Для начала соберемся в каюте твоего папаши.  — Взял ложку Фойдор.  — Только вот поедим. Еда это топливо для тела!
        Они молча съели кашу, а затем Триана оказавшись в столовой принесла им чаю.
        — Вы не видели Морфуса?  — Беспокойно спросила она.  — Я обыскала весь корабль, а кота не нашла.
        — Наверное он куда-нибудь забился.  — Предположил Фойдор.  — Может в один из складов?  — Он погладил рукой бороду.  — Надо расчесать.  — Сделал он замечание вслух.
        — Возьми что-нибудь из еды и позови его.  — Посоветовал ей юноша.  — Коты на такое ведутся.
        — Я думаю может он сбежал куда-нибудь с корабля.  — Высказала свое предположение девушка.  — Этот кот раньше был для меня единственным другом!
        — Если так, то он вернется.  — Успокоил ее маг.
        В столовую вошел Понэй, тихо пройдя по помещению он сел рядом с Янтом. Триана ушла искать своего кота, Дрит с Ифусом говорили о каком-то важном вельможе Акиота, причем последний отпускал в его сторону, весьма колкие замечания.
        Дождавшись, пока юноша допьет чай, Понэй заговорил:
        — Интересно как действует магия невидимости?
        — В свои одиннадцать лет ты интересуешься серьезными вещами.  — Заметил Фойдор
        — Не удивительно.  — Гордо заметил Понэй Луарат.  — Я же гений.
        — И гениям нужно учится.  — Стал наставлять его Янт.  — Сам талант без труда ничего не значит. Необходимы постоянные тренировки.
        — Такое ощущение, что ты еще старше своего деда.  — Рассмеялся мальчик.
        — Просто Фойдор не говорит тебе ничего наставляющего.  — Возразил юноша.
        — Это потому что я много занимаюсь.  — Раздуваясь от важности сказал Понэй.  — Ему мне нечего сказать.
        — Не хочешь сделать еще одного голема?  — Предложил ему Янт.
        — Неплохо было бы.  — Согласился маленький маг.  — Но из чего?
        — Попроси Дора, он завтра особенно занят ничем не будет, пусть возьмет доски и сделает голема, могущего выполнять что-то полезное. Скажи ему что я его об этом попросил.
        — Тогда я пойду рисовать чертеж.  — Обрадовался Понэй, которого тут же увлекла новая идея.
        — Иди.  — Одобрительно сказал юноша, обрадовавшись, что мальчик наконец-то уходит.
        — А сейчас к Эдэлину.  — Доев своею кашу, медленно поднялся со скамьи старик.

        В больших апартаментах Эдэлина тускло горело несколько кристаллов. Двуспальная кровать, находившаяся в торце помещения, была завалена только что приобретенными покупками. Их хозяин комнаты еще не успел спрятать в три платяных шкафах, стоящих по правую сторону от входа. Дверцы этих шкафов были покрыты светлыми гобеленами, изображавших морское сражение. В центре комнаты находился письменный стол, где лежала открытая толстая книга для записей и торшер. В левой половине комнаты стоял небольшой столик со стульями и сундук, стоящий почти у самой кровати.
        Когда Янт с Фойдором вошли, Эдэлин сидел за письменным столом, и смотрел на Тироля, сидевшего у круглого столика.
        — Ну и о чем вы хотели поговорить.  — Недовольно заметил хозяин комнаты.  — Вы отрываете меня от дел.
        — Говорить будем об очень важном.  — Сказал старый маг закрывая дверь на ключ.
        — Я защитил комнату от подслушивания.  — Сообщил Тироль.
        — Отлично.  — Фойдор сел за столик рядом с ним. Янт не найдя себе стула сел на сундук за спиной своего отца.
        — Надеюсь это займет не много времени.  — Вздохнул Эдэлин, планировавший раскладывать только что приобретенные вещи.
        — Не беспокойся твои шмотки никуда не убегут!  — Буркнул старик.
        — Я не только шмотки покупать умею.  — Возразил полуэльф, попирая ногой фанерный ящик с купленной бумагой.  — Я и бумагу прикупил.
        — Бумага — полезная вещь, а здесь она и высокого качества.  — Согласился старик.
        — Вот именно. Бумага, авторучки, все что необходимо.  — Продолжал Эдэлин свою мысль.  — Я покупаю не только предметы одежды, а также нужные предметы, необходимые мне в написании моего романа.
        — Ты решил написать роман?  — Удивился Янт, рассматривая предметы лежащие на столе.
        — Не решил, а начал.  — Торжественно сказал Эдэлин, смотря на раскрытую книгу для записей.
        — Речь не об этом.  — Взял инициативу диалога в свои руки Фойдор. Он внимательно рассмотрел полуэльфа, сидящего за своим столом, в белой нарядной одежде, которую преимущественно он и носил.  — Речь пойдет о следующей точке нашего путешествия — Акосе!
        — Что?  — Лицо Эдэлина исказилось от недовольства.  — Зачем нам еще туда возвращаться?
        — Скажи,  — обратился к нему старик,  — ты хотел бы стать королем Акоса?
        — Королем Акоса.  — Вдумчиво повторил сын Фойдора. Затем он задумался, и в молчании просидел несколько минут.  — Королем то сталь не отказался бы,  — после раздумий продекламировал он свой ответ,  — но делать бы для этого ничего не стал. А что такое?  — Резко спросил он мага.  — Ты собрался захватить власть в Акосе?
        — Скажем так, мы собираемся помочь Акосу, и начать действовать с деревни Одинокий рог.  — Ответил белый маг.
        — Это смешно!  — Возмутился Тэн-Андэр.  — И как вы собираетесь справиться с горовиками? Или вы уже за месяц стали великими магами, способными раскидывать в чистом поле армии?
        — С горовиками буду справляться лесные эльфы.  — Ответил Янт. Его переполняло непонятная торжественность. Он воображал будто бы находится на совещании правителей, решающих судьбу своего народа.  — Если ты объявишь себя королем, то дед станет архимагом.
        — Архимагом!  — Рассмеялся полуэльф, хотя потом быстро остановился.  — Если сравнивать со старым архимагом Акоса, то старик вполне пригоден в архимаги.
        — Самое главное Иноиль, империя Синоха и Акиот, признают нас.  — Торжественно высказал Фойдор.
        — И от кого вы получите столь значимую поддержку?
        — От того, кто спас Акиот, и который может все!  — Возвышенно проговорил юноша, гордый тем, что тот о ком он говорил его друг.
        — Одни загадки.  — Усмехнулся Эдэлин.  — Ну и предположим стану я королем, и что мне продеться делать?
        — Тебе придется играть роль короля.  — Заключил старый маг.  — С чем, думаю, ты справишься.
        — Ты будешь вдохновлять жителей работать, ты будешь ходить на Акиотские светские рауты, и там говорить как ты управляешь Акосом, которым на самом деле будем управлять мы. Поскольку доверять тебе деньги совершенно невозможно.  — Сказал отцу юноша.
        — Знаешь, а я пожалуй на это соглашусь.  — Эдэлин встал со стула и прошелся по комнате в раздумьях.
        — Вот и хорошо.  — Вздохнул Фойдор.
        — Только для начала надо купить те вещи, которые необходимы королю!  — Вставил свою мысль Тэн-Андэр.
        — У тебя уже все необходимое есть!  — Заметил Янт.
        — Надо решить когда будем отправляться.  — Твердо сказал Тироль.
        — У меня нету короны!  — Сразу нашелся что ответить Эдэлин.
        — Возьмешь килограмм тальма и сделают тебе корону.  — Буркнул Фойдор.
        — Это еще не полный список!  — Воскликнул Эдэлин.
        — Я вот думаю, куда ты будешь ложить все эти шмотки, поскольку твои шкафы и так полны.  — Фойдор встал.
        Эдэлин стоял у кровати и устремил взгляд на своего отца. На мгновенья их глаза встретились. И на их лицах появилась усмешка.
        — Пошли.  — Сказал старик Янту.  — Если конечно, не хочешь помочь своему отцу разложить вещи.
        — Иду!  — Вскочил юноша. Раскладывать покупки Эдэлина не входило в его планы.
        — Время отправления я решу с Тиролем сам.  — Властно сказал маг.  — И еще мы обдумаем каких людей нам оставить на корабле, а каких отправить в Акиот кораблем, отлетающим отсюда совсем скоро.
        — Только повара оставьте.  — Возразил полуэльф.  — Без него мы обречены на голодную смерть.
        — Повара оставим, еще наверное Вистуса.  — Ответил Фойдор.  — Он нам будет полезен
        Старик покрутил ключ в замочной скважине и затем они вышли в коридор. Эдэлин остался стоять в своей комнате у горы тряпья.
        Янт решил перед сном постоять на палубе, подышать воздухом воздушных портов, и посмотреть на звезды, которые уже прорезались на черном небе. Он свернул на лестницу, по и ней поднялся на палубу. Было темно и вверху никого не было. Юноша подошел к перилам и посмотрел на огни ночного города. Над ним светящимися россыпями по небу сверкали звезды. Огни Иноиля заглушали их свет, и по этому они не светили так ярко как ночами в Одиноком роге. Янт ощутил тоску по своему дому, своей комнате, оставленную им, уезжая в Акэндхэм. Юному магу было неспокойно, от того что он не знал, что случилось с его домом. Илэн говорил что атака горовиков не коснулась Одинокого рога, и в деревне все спокойно, только появилась опасность, что ее разграбят мародеры или бандиты.
        — Тоска всегда приходит с темнотой.  — Услышал он сзади легкий голосок, принадлежащий Ниэри. Девушка коснулась своей рукою его плеча.
        — Если бы я не знал, что ты дух, я бы подумал что ты человек.  — Сказал он разворачиваясь.
        — Быть может грань между духом и человеком настолько тонка, что даже я смогу ее преступить…  — Усмехнулась девушка. Она сложила руки на груди и подошла к борту.
        — Человеком быть не так и просто.  — Вздохнул Янт, теперь уже смотря на корабли и город.
        — Трудности делают и возможности.
        — Ты не знаешь, как там поживает мой дорогой братец?  — Решил разузнать про Ариориса юноша.
        — Я думаю ты сам ответишь на этот вопрос.  — Ответила Ниэри.  — Куда мы летим теперь?
        — В Одинокий Рог.
        — Старая деревня.  — Вздохнула она.
        — Да.  — Ответил Янт.  — Пожалуй я пойду спать!  — Юноша направился к лестнице.
        — Спокойно ночи!  — Услышал он звонкий голос Ниэри.  — Пусть сон ввергнет тебя в свои сладкие объятия.
        — До завтра.  — Ответил он, не зная стоит ли ей желать спокойного сна.
        Лестница была быстро пройдена, и Янт очутился в коридоре, у двери своей комнаты он увидел Триану, которая держала в руках нечто невидимое.
        — Что случилась с Морфусом?  — Обратилась она.  — Он стал невидимым!
        — Это мог сделать только один человек на корабле.  — Улыбнулся Янт, смотря на невидимого кота.  — Я думаю, ты знаешь кто это.
        — Наш гениальный юный маг?  — Процедила девушка, не любившая маленького мага, за то что тот постоянно смеялся над ней.
        — Именно!  — Ответил парень.  — Разбирайся с ним.
        Он вошел в свою каюту посмотрел на сложенные на стол тюки и несколько ящиков стоящих внизу. Разбирать все это у него не было ни сил ни желания. Город утомил Янта, еще больше нежели битва с войсками Деревянного короля.
        Следующий день был слегка пасмурным и прохладным. Янт долго вылеживался в кровати, обдумывая что он сделает по прилету в Акос. Он вспомнил про Лониэ, и про их встречу на краю луга. Юноша улыбнулся. «Теперь она меня не узнает!» — Подумал он. Затем он вспомнил про шпагу. Одевшись, он повесил ее на пояс.
        Разложив кое-как в шкаф всю купленную вчера одежду, он сел за стол и достал из шуфлятки расческу. Волосы на голове давно уже спутались и требовали ухода. После недолгого расчесывания, юноша пожалел, что в его комнате не было зеркала. Он взял небольшое магическое зеркало, лежавшее перед ним на столе, и посмотрел в него, внимательно рассмотрев свое лицо.
        — Неплохо!  — Сказал юный маг сам себе. Затем он вспомнил, что на обратной стороне дверцы шкафа в каюте его отца, есть зеркало, в который он мог посмотреться в полный рост.
        Он обул мягкие кожаные сапоги, черного цвета, приобретенные им вчера. Кожа, из которой они были сделаны, была мягкой и очень прочной, и должна была обладать огромной износоустойчивостью. Продавец уверял, что его племянник в таких сапогах пешком обошел всю Ихскую степь и пустыню Иругаса, и даже после этого они были пригодны для ходьбы.
        Как и ожидал Янт его отец, занимался своим любимым делом, а именно примерял купленную одежду и раскладывал ее в шкаф.
        — Вот видишь, как хорошо красиво одеваться!  — Заметил Эдэлин. Он сам был в новом костюме и стоял перед раскрытыми дверьми одного из шкафов. На обратных сторонах дверей были зеркала, часто пользовавшиеся спросом хозяина.
        — Ничего не имею против.  — Ответил Янт.  — Но красиво одеваться не должно быть целью жизни.
        — Ты говоришь точно так же как и папаша.  — Усмехнулся полуэльф.  — Да и у меня красивая одежда не является целью жизни. Я — коллекционер!  — Громко заявил он.
        — Коллекционер одежды.  — Рассмеялся юноша.  — Но ладно, я пришел не за этим. Да и какой ты коллекционер, ты же ее не просто хранишь, ты ее используешь.
        — Видишь ли, все вещи даны нам для того что бы мы использовали их!  — Нравоучительным тоном сказал полуэльф.  — Иначе неиспользованные они теряют всякий смысл.
        — Ладно.  — Янт встал перед зеркалом.  — Отлично выгляжу!  — Он еще раз взглянул на себя в зеркало. Белый камзол с вышивкой и утолщенными тесемками по краям выглядел на нем очень хорошо. Темно-синие, почти черные свободные штаны, сделанные из плотного сукна, расширяющиеся к ступням, тоже смотрелись на нем весьма не плохо.  — В Акосе в такой одежде ходили только аристократы.  — С гордостью заметил он.
        — Аристократы.  — Рассеялся Эдэлин.  — Теперь настоящий аристократ — я. А они никто. Когда-то мне приходилась заискивать перед ними, но теперь если я встречу кого-нибудь из знакомых аристократов я рассмеюсь им в лицо. Тоже будет если я встречу принца Акоса, так и не найденного горовиками в Рикоре.
        — Хватит, рассуждений.  — Прервал его Янт.  — Я вижу ты не любишь аристократов Акоса.
        — А за что мне их любить?  — Удивился Эдэлин.
        — Ну в основном аристократия посещала твои пьесы.
        — Именно по этому я и хорошо жил.  — Вздохнул он.  — Все же я не настолько не люблю аристократию Акоса. Поскольку теперь аристократии нету. Точнее остался один я.  — Он рассмеялся.
        — Все это дурно влияет на тебя.  — Опустил голову юноша. Отец его одновременно и забавлял и пугал.
        — Успокойся.  — Проговорил Эдэлин.  — Я не серьезно. Просто что мне сейчас до аристократии Акоса, которая уже больше не имеет ни денег ни власти?
        — Выходит, в людях ты ищешь только деньги и власть?  — Воскликнул юноша, пораженный утверждениями своего отца. Он и раньше не считал его особенно душеным человеком, а теперь и подавно.
        — Просто аристократия Акоса, кроме этих двух вещей ничего не имела, поэтому искать больше нечего. Я конечно хотел бы с ними еще встретится, но только для того, что бы они почувствовали мое превосходящее положение. Я бы может даже пожертвовал им золотой…
        — И это мой отец…  — Буркнул себе под нос юноша, немного расстроенный
        — Родителей не выбирают.  — Отрезал будущий король Акоса.  — И я не такой уж и плохой. Я смогу материально обеспечить вас и сделать аристократами.
        — Или нищими…
        — Не бойся, я почти на четверть приумножил наши богатства.  — Улыбнулся Тэн-Андэр.  — Что-нибудь да сделаю.
        — Да, тут ты в принципе прав.  — Согласился юноша.  — Надо будет попросить Фойдора помочь мне наложить на одежду магию, дабы она не сносилась никогда.
        — Ты меня заинтересовал. Так старикан знает такую магию.  — Это привлекло Эдэлина, однако сообразив, что если одежда не будет изнашиваться, то ему не будет повода покупать новую.
        — Да, естественно. Он свою хламиду двадцать лет носит.
        — И выглядит как бомж…
        На этом разговор отца и сына прекратился, поскольку Янт реши потренироваться со шпагой, а Эдэлин был чрезвычайно занят сортировкой и примеркой одежды.
        Тринадцатого июля выдался днем весьма суетливым, отчасти от того, что Фойдор начал отправку в Акиот лишних людей, которым он оплатил билеты на корабль. Затем было упаковано в ящики некоторые вещи, взятые для экспедиции спасения короля и более не нужные, такие как его, одежда. Вистус в этот день пошел бродить по городу, оставив Понэя без присмотра.
        После обеда тучи сгустились и полил небольшой прохладный дождь. Старый маг говорил с разными людьми из Акиота, убеждая их в опасности путешествия в Акос, и освобождения деревень от горовиков. Повару была предложена зарплата, как самому нужному члену Экипажа, на которую тот согласился.
        Янт помахав шпагой на верхней палубе, решил попробовать что-нибудь ею разрубить. Но не найдя никаких лишних деревянных брусьев, юноша бросил эту затею. Он хотел было поговорить с Фойдором, но тот был занят с Эдэлином придумыванием письма королю Акиота, в которой Тэн-Андэр говорил о необходимости ему срочно вылететь в Акос, дабы оказать помощь народу, и прекратить творящийся там беспредел.
        Ближе к вечеру Триана опять побеспокоила Янта, читавшего в это время магическую книгу в своей каюте.
        — Как сделать видимым кота?  — Спросила она сразу.
        — Минутку.  — Юноша отложил книгу и посмотрел на кота. Некоторые части кота уже становились видимыми, в том числе и зрачки.  — Магия со временем рассеется, ели никто не будет ее поддерживать. Это естественно.  — Сказал он с умным видом.
        — Тоже сказал и Понэй.  — Подтвердила девушка.
        — Так что через пару дней он будет совершенно видимым.  — Ободрил ее парень.
        — Спасибо! Не буду мешать.  — Откланявшись она забрала кота и покинула каюту.
        — Что этот Понэй вытворяет.  — Буркнул себе под нос юный маг, боясь как бы не стать его следующей жертвой.
        Он повертелся на стуле, несколько раз осматривая стол, на котором аккуратно в стопочках лежали книги и бумаги.
        Сама его каюта выглядела довольно аккуратно, правда пол был давно не мыт. Пустые ящики лежали в углу. Выбрасывать их юноша, не хотел, поскольку они могли ему еще пригодится. Янт подумал о Понэе, и вспомнил, что вчера предлагал ему сделать голема.
        — Интересно он что-нибудь сделает.  — Пробормотал он и вышел в коридор.
        Понэй как он и предполагал был внизу в мастерской Дора, мастерившего что-то со старыми доспехами, встраивая в них каркас на шарнирах.
        В его мастерской было много хлама, стружек и опилок. Горовик сидел за одним из верстаков и сбивал несколько деревяшек. За ним стоял странный деревянный каркас. На него была надета нижняя часть доспехов, ранее валявшихся в одной из кладовок корабля. Они местами посерели и поблекли, но в целом выглядели очень прилично. Понэй сидел рядом с горовиком на табуретке и смотрел как тот делает каркас.
        — Чем ты занят?  — Спросил Янт у Дора.
        — Мастерю голема.  — Ответил горовик, стерев пот с лица. На нем поверх холщевой рубашки была меховая тужурка. Встав горовик оттряхнул свободные суконные штаны от опилок, и взял несколько гвоздей, которые быстро вбил в заготовку.
        — Делаете голема?  — Спросил юноша у Понэя.
        — Дор согласился помочь.  — Радостно ответил мальчик.  — Я сделаю большого голема, который сможет драться.
        — А о чем ты хотел поговорить вчера?  — Напомнил ему Янт.
        — О магическом кристалле, могущего сделать любого невидимым.
        — Думаю у вас в Акиоте подобным никого не удивишь.  — Вздохнул юноша.
        — Готово!  — Горовик взял заготовку каркаса плеч и развернулся и стал прилаживать ее к телу будущего голема.  — Плечи готовы.  — Дор поплевал себе на ладони и потер их друг о друга.
        — А сейчас моя работа.  — Понэй достал из кармана большой белый кристалл. Спрыгнув с высокой табуретки он взял с одного из столов тонкий кусок проволки. Подойдя к голему мальчик прикрутил к деревянному каркасу кристалл в области сердца.
        — Надо попрочнее.  — Вздохнул Дор.  — Он небрежно отбросил обрезки и покопался на верстаке. Найдя затертый кожаный шнурок он быстро затянул его вокруг кристалла.  — Сойдет.  — Потрогав кристалл, буркнул Дор.
        — Это и есть голем?  — Поинтересовался Янт, удивившись выбранными размерами.
        — Да.  — С гордостью за собственную разработку, которую пока делал горовик, сказал «великий маг».
        — А с таким большим справишься?  — Спросил юноша, поняв серьезные намерения мальчика.
        — Естественно.  — С видом профессионала ответил Понэй.
        — Надеюсь.  — Янт еще раз осмотрел заготовку. Она его немного заинтересовала.  — И откуда ты взял кристалл дающий невидимость?
        — Потом расскажу.  — Брякнул мальчик.
        — А сейчас перейдем к плечам.  — Дор пошел в другой конец мастерской и взял там несколько брусьев.
        — Только плечевой сустав должен быть подвижным.  — Пронзительно закричал маленький маг.
        — Ничего сделаем.  — Выдохнул горовик.
        — Тогда поговорим после.  — Обратился Янт к Понэю. Он медленно направился к выходу. Горовик, как раз бросил брусья на верстак и мальчик что-то невнятно сказал.
        Шпага непривычно била по ногам юного мага и он сдвинул ее набок, дабы она меньше мешала. Теперь он понял почему многие войны носили меч за спиной, а не на поясе. С мечом на поясе нельзя было бежать. Юноша подумывал повесить шпагу за спину, но за спиной она не коем образом не смотрелась.
        Вечер пришел неожиданно. Фойдор хлопотавший целый день, отдыхал в своей каюте. Маг прибывал в каком-то раздумье, по этому отказался помочь Янту защитить магией его одежду от грязи и износа, перенеся это мероприятие на завтрашнее утро.
        — Наконец-то избавились от лишних людей.  — Сказал Тироль, когда юноша встретил его в коридоре. Янт тоже обрадовался этому факту, поскольку эти люди сильно мешались на корабле.
        В одном маленьком помещении больше похожем на склад книг и имеющим одно окно, Янт встретил Альтиру. В этой комнате где по стенам шли стеллажи с картами и бумагами и стоял небольшой столик с двумя стульями напротив друг-друга. За одним из стульев сидела девушка и вышивала платок.
        — Вот ты где.  — Улыбнулся Янт, вспоминая что он не видел полуэльфийку довольно давно. Юноша выдвинул стул из под стола и сел напротив.
        — Ты не часто здесь бываешь.  — Заметила девушка, не отрываясь от работы.
        — Я вообще-то пришел за картой Акоса. Решил посмотреть, но уже передумал.  — Янт бегло осмотрел комнату. На столике лежал открытый ларец с иголками и нитками. Также он заметил, что на Альтире красивое бело-светло-зеленое платье. Ткань платья была белой постепенно переходящий в бледно зеленый с зелеными полосками узора и тесемками.
        — Я рада что мы возвращаемся в Акос.  — С легкой радостью в голосе сказала девушка.
        — Ты знаешь, что мы собираемся там делать?  — Интригующе спросил маг, не зная стоит ли рассказывать девушки их план или нет.
        — Нет.  — Ответила она.  — Но я хочу повидать родителей и узнать жив ли дядюшка, который в момент нападения горовиков должен был находится недалеко от Акэндхэма.
        — Ах да, ты же сбежала от родителей.  — Вспомнил Янт.
        — Именно.  — Она взяла иголку с другой ниткой.
        — И где твои родители живут?
        — В городке Имстрим. Городок небольшой. Находится не далеко от границы с Акосом. До Акэндхэма там довольно недалеко. Там есть туда прямой тракт.
        — Ну за них тебе нечего волноваться.  — Вздохнул юноша.  — На Империю Агиос никто не нападал.
        — Я знаю. Но надеюсь, мой дядя выживет.
        — Он эльф.
        — Лесной эльф.  — Подтвердила девушка.
        — Горовики лесных эльфов не щадят.  — Стал рассматривать Янт соседний корабль в окне за спиной девушки.
        — Но эльфы ни причем к их завоеваниям.  — Альтира от Фойдора знала все последние новости о войне, о которой так много говорили в Иноиле.
        — Вроде бы когда-то давно Дугские горы что-то не поделили с Великими лесами.  — Стал припоминать историю юный маг.
        — Это не важно.  — Сменила тему Альтира.  — Кота Трианы сделали невидимым.
        — Я знаю.
        — Еще Эдэлин дал ей шелковый кошелек полный золотых монет.
        — Похоже на папашу.  — Вздохнул Янт, не нашедший, на что больше смотреть в комнате.  — Вообще-то мы и летим в Акос не просто так, мы собираемся там выполнить некоторые поручения.  — Заметил юноша.
        — Я предполагала.
        — Ладно, мне пора.  — Он встал и как будто куда-то спеша вышел в коридор.
        На другой день Фойдор так и не смог помощь Янту наложить магию на его одежду, поскольку был занят с Эдэлином, а также думал, что им необходимо будет в Акосе.
        Понэй весь день делал своего голема, который у него отчего-то не получался.
        На следующий день, пятнадцатого июля Янт реши пройтись по городу с девушками. Вся праздничность, которая была ранее почему-то таинственно утихла. О фестивале все и думать забыли. Большинство людей стало озабоченными и обремененными. В город прибывали многие люди, некоторые наоборот улетали оттуда на кораблях.
        Янт с девушками прошлись по красивым улицам, располагавшихся недалеко от воздушных портов. Но там ничего особенного не было кроме очень красивого скверика с фонтаном.
        — Жаль расставится с городом.  — С тоской проговорила Триана, смотря на маленький фонтан из белого мрамора, где тонкими струями текла прозрачная вода. Вокруг него стояли каменные мраморные скамейки.
        — Не Акэндхэм.  — Заметил Янт.
        — Тут даже и сравнивать нельзя.  — Возмутилась Альтира, стоя у фонтана.  — Грязный и нищий Акэндхэм, не идет не в какой сравнение с этим городом.
        — Жаль, что улетаем.  — Вздохнула Триана Асур, садясь на мраморную скамейку.
        — Скоро на Иноиль будет атака, по этому лучше нам улететь отсюда поскорее.  — Юноша подошел к фонтану.  — Быть может от всего этого скоро ничего не останется…
        — В Акос возвращаться не очень хочется.  — Продолжала ныть девушка.
        — Хочешь остаться?  — Невзначай спросил парень.
        — Что ты, что ты.  — Отстранилась она.
        — Вот было бы хорошо построить такой же город но в родном Акосе.  — Стал мечтать Янт. Он опустил руку в фонтан и тут же выдернул. Вода была довольно прохладной.  — Хоть Акос грязен и нищ, но это моя родина и мне нравится его природа и леса. А так же зима. Ни в Иноиле ни в Империи Синоха зимы нету.
        — Не люблю зиму.  — Поморщилась Асур.  — Грязь, холод. Постоянно мерзнешь. Еще работать приходилось на холоде…
        — Нищие не любят зимы.  — Заметила Альтира.
        — У нас в деревне совсем нищих и бомжей не было.  — Поддержал разговор юноша, гордый за свою деревню.
        — Зато в Акэндхэме были в обилии, особенно последние. Зимой все мусорки выворачивались. Некоторые бомжи жили в канализации…  — Говорила Триана, припоминая подробности своей жизни.
        — Там где она была.  — Добавила Альтира.  — Я не жила так долго в Акэндхэме.
        — Ладно, пойдемте.  — Стал торопить девушек Янт.  — Мы и так долго засиделись.  — Потом вспомнив про своего брата добавил.  — Интересно было бы если бы Ариорис увидел дом, в котором раньше жил папаша.  — Он рассмеялся.
        — Жаль твоего брата нет с нами.  — Заметила Альтира.
        — Ну, может, он еще будет с нами в Акосе.  — Шутя предположил юноша
        — Пошли на корабль!  — Янт пошел по мощеной дорожке выходя из скверика. Полуэльфийка последовала за ним. Сейчас он хотел побыть один.
        — Я приду чуть позже.  — Крикнула им Триана.
        Позже вечером Фойдор уделил внимание Янту и его одежде. Он до самой ночи объяснял своему внуку, какие нужны формулы, и как их создовать.
        Следующим утром идя в столовую, Янт увидел девушку с белыми волосами. Через мгновенье он узнал в ней Триану.
        — Зачем ты покрасила волосы?  — Удивился он.
        — Решила, что так будет лучше.  — Девушка подошла к нему поближе.  — Зайди ко мне.  — Сказала она, и направилась в свою каюту.
        — Кстати, как там Морфус?  — Вспомнил о коте юноша.
        — Нормально.  — Триана открыла дверь и вошла в небольшую каюту.
        Ее каюта была такой же как и у Янта, только на правом борту корабля и ближе к его носу. Маленькое чистое помещение. Стол был аккуратно застелен скатертью и на нем лежало несколько исписанных листов бумаги. Кровать была аккуратно заправлена покрывалом. Пол был чистым. Девушка села на светлый стул и открыла одну из шуфляток стола. Внутри которых все было также аккуратно разложено, как и в самой комнате.
        Она достала желтый запечатанный конверт протянула его Янту.
        — От кого.  — Поинтересовался он беря странный конверт в руки.
        — От девушки, духа.  — Ответила Асур.
        — Ниэри.
        — Угу.  — Кивнула она.  — Я встретила ее когда шла на корабля, она просила передать его тебе.
        — Сейчас посмотрю.  — Юноша осторожно распечатал конверт, и достал туда небольшой листок исписанный мелким неестественно ровным подчерком. На нем он прочел следующий текст.
        «Я покидаю ваш корабль. Ариорис прилетит к вам в Акос. Ждите. Я иду на риск, участвуя в эксперименте. Он очень опасен, и возможно полностью изменит меня. Если все будет хорошо, то увидимся в Акосе. Ниэри».
        — Странно!  — Янт спрятал конверт с письмом в карман.
        — Что она пишет?  — Поинтересовалась Триана, смотревшая на него все то время, что он читал коротенькое письмо.
        — Что ее больше не будет с нами. Вот что.  — Нахмурился маг. Это известие его потрясло.
        — Почему?
        — Она будет участвовать в каком-то эксперименте.  — Мрачно произнес юноша.  — Надо признать она нам очень помогла в Икерторе.
        — Я немного боюсь всех этих потусторонних созданий.  — Смутилась девушка.
        — Тем не менее всякие потусторонние создания постоянно окружают нас, верим мыв них или нет.  — Усмехнулся Янт.  — Пошел я завтракать. Завтра отлетаем.
        Он вышел из каюты Трианы, а девушка оставшись одна открыла одну из шуфляток достав оттуда толстый кошель набитый золотыми монетами. Эти монеты были даны ей Эдэлином, на личные расходы. Потряся кошель за прочную тесемку, как бы оценивая его вес, девушка бросила его в шуфлятку и закрыла ее.
        Вечером семнадцатого июля, корабль стал отчаливать. Швартовые канаты были отвязаны от тумб, кристаллы заработали и он стал медленно взлетать. Почти все были на палубе, кроме Тироля, Дрита, и Вистуса.
        Янт стоял у правого борта и смотрел вдаль. Корабль, поднявшись достаточно высоко, стал разворачиваться.
        — Как красиво!  — Воскликнула Триана, смотря на Иноиль.
        — Красивый город.  — Буркнул Дор. Затем посмотрев на Янта добавил.  — Не гоже такую одежду каждый день протирать.
        — Ничего не протрется.  — Усмехнулся юный маг.  — Я над ней два дня работал. Теперь ее можно носить не опасаясь износа. Потом правда через некоторое время надо будет обновить заклятие, но это еще не скоро.
        — У нас в горах на доспехи маги подобные заклятье накладывали.  — Вспомнил горовик.  — Жаль только я так и не посражался вволю.  — Чуть не пустил слезу Дор.  — Я Дор Эльбс.  — Был когда-то воином!
        Когда они улетали из города на запад. «Белую стрелу» стала догонять небольшая гондола. Скорость их движения была не велика и гондола очень быстро стала приближаться к кораблю. Когда она достаточно приблизилась, Янт смог разобрать Илэна, стоявшего одной ногой на скамейке ладьи. Гондола быстро поравнялась с кораблем, и приблизилась к борту «Белой стрелы», чуть больше чем на шесть футов. Тэнге стоял в гондоле, его коса развивалась на ветру. Он обратился к стоящим:
        — Решил вас поводить.  — На лице его появилась легкая улыбка.  — В Акосе вы встретите много старых знакомых и врагов. Задание будет нелегким, но плоды окупят все старания. Вам будет полезен один предмет.  — В его руке появился длинная бумажная трубка в восемь футов длинной.  — Возьми.  — Он бросил ее юноше. Трубка была достаточно тяжелой, что бы ее не сдули порывы ветра. Янт ловко поймал ее.  — Это подробная карта Акоса.  — Объяснил ее предназначения Илэн.  — Надеюсь, она вам поможет.
        Затем гондола стала удалятся все дальше и дальше.
        — Что бы не случилось, помните я всегда рядом.  — Еле расслышал Янт, то что сказал тэнге вдалеке. Его маленькая фигурка быстро исчезла где-то вдали. Корабль стал подниматься выше покидая город.

        Глава 21

        Двадцать первого июля, настал тот день, которого многие так ждали, и опасались. Именно в этот день на севере Акариона в столице Кодриги — Аринкегере король Спазз Мариус, приказал магам атаковать город. Он специально не назначал никаких дат, поскольку боялся, что враг разузнает и подготовится. Он тянул время, как будто опасаясь самого наступления, которое затеял. И вот в одно мгновенье его посетила мысль, что атака должна начаться именно сегодня, не завтра или послезавтра, а именно сегодня, сейчас. И король Кодриги приказал магам готовиться к атаке города.
        Иноиль был защищен магией. Очень хорошо защищен ей. Именно для этого строилась черная башня. Ее излучения разносились по миру умножая зло, и маня как магнит все злое и темное. А сейчас это сооружение злого гения должно было сыграть свою главную роль в атаке на Иноиль. Еще с ночи к ней начали подтягиваться черные маги, единственное живое населения Аринкегера. Они размещались внизу башни готовя силы, что бы в один момент атаковать ее. Спазз смотрел на это сверху и смеялся. Это была его давняя мечта, с тех пор как он стал королем Кодриги — захватить Иноиль.

        Когда-то давно сразу после окончания великой войны, люди поплыли на север Акариона. Там за болотами были земли удивительной красоты. В прошлом они были почти не тронуты ни войной ни народами Оги. На побережье стразу же возникли города. Земли стали осваиваться, вскоре возник и сам город — Аринкегер в самой середине нового государства. Далеко за ним уже простирались тундры, и земли покрытые вечными льдами. За триста лет Кодрига, быстро разрослась, ее население стремительно росло и умножалось, именно тогда в королевской семье на свете появились два брата. Старшего звали Уиндэр, младшего Спазз. В детстве Уиндэру однажды попалась книга по некромантии. В тайне от родителей он стал изучать эту магию и тренироваться. Затем встав повзрослее он стал заказывать сам нужные книги. Сазз был не менее способен к магии чем брат. Постепенно Уиндэр научил его многим приемам магии, и когда тот вырос, то младший брат отправился учится магии в другие страны. Через пятнадцать лет он вернулся на родину уже сильным магом хаоса.
        В тем времена Уиндэр придумал гениальный план — превратить Кодригу в страну мертвецов. В его голове зрели самые ужасные идеи, могущие быть у сына правителя против своего народа. Он подговорил Спазза убить короля, тем более что с отцом тот был в самых отвратительных отношениях. Старый король ужаснулся, когда узнал, что его младший сын стал магом хаоса, и прогнал его вон, как только тот вернулся домой. Уиндэр умело скрывал свои занятии магией и никто не подозревал, на каком уровне он ею владеет. Одетый всегда в черное, он занимался бумагами и говорил что к магии у него чисто теоретический интерес. В высшем свете им все восхищались, как человеком поддерживающим своего отца и отстающего интересы государства.
        Спазз послушался брата, и убил своего отца, сделав так чтобы все выглядело как несчастный случай. Вскоре королем стал Уиндэр. Медленно он стал готовить народ к своей гибели, рассылая своих черных посланником по разным городам. Из разных стран он собирал вокруг себя некромантов. Спазз стал его правой рукой, его мощь с каждым днем росла, и многие поговаривали что он стал могущественнее своего брата.
        Прошло десять лет, и срок настал. Уиндэр отдал приказ и преступления стали совершатся один за другим. Банды уничтожали деревни, города разрушались, черное воинство делало свое дело. Через месяц в Кодриге не осталось никого живого.
        Прошло еще десять лет и Уиндэра стала грызть зависть, к своему брату. Он завидовал его могуществу, его силе, превышавшей его возможности. Все черные маги боялись его как огня. Он внушал страх своей магией и ее масштабами. Зависть и злость подтолкнули Уиндэра к убийству брата, все было четко продумано, но Спазз опередил его и убил первым. Большинство из магов не поняло что же произошло, но когда Уиндэр был мертв все единогласно признали Спазза королем Кодриги. Так началась эпоха его правления страной мертвецов. Некогда цветущей северной державой, но теперь черной пустыней все земли которой были испепелены и вместо полей были черные земли, выжженной проклятой земли.

        Спазз стоял на горе у черной башни и ждал, когда все маги соберутся. Он ждал с нетерпением, когда наконец сможет отдать приказ и невидимая сила в башне окончательно пробудится и нанесет сокрушительный удар по Иноилю. Еще остались считанные мгновенья и все будет готово. Маги уже почти расположились в нужных местах на ярусах башни и готовы были наполнить кристаллы своей энергией.
        Стоя на краю обрыва маг хаоса наслаждался мгновеньем перед битвой. В его воображении Иноиль уже был давно разрушен и сравнен с землей. А время все шло и шло мгновенье сменялось мгновеньем. Спазз наслаждался зрелищем своей башни, погруженной в тишину, но вот-вот готовой ожить повинуясь его приказу.
        — А вдруг Иноиль отразит атаку?  — Спросил голос за его спиной.
        — Невозможно.  — Усмехнулся Спазз, внутренне разгневавшись за то что кто-то посмел оторвать его таким глупым вопросом, в такой момент.
        — А если все же возможно?  — Повторил голос.
        — Они преувеличили свою силу!  — Оборачиваясь грозно сказал Мариус.  — Ты!  — Его удивлению не было предела, когда он увидел, что за ним стоял Илэн. Первое мгновенье, он испугался, но потом пришел в ярость.
        — Вэллисэ — твоя эпоха закончилась!  — Закричал он. После их первой встречи ему не составила труда установить личность тэнге, поскольку в его библиотеке нашлось много книг посвященных великой войне и ее легендарным героям.
        — Может быть, она только начинается.  — Усмехнулся Илэн. Его лицо выражало полное спокойствие, как будто бы он говорил с извозчиком, или каким-нибудь другим случайным человеком, а не величайшим магом хаоса.
        — Ты пришел разрушить башню спасти этот жалкий городишко?  — Рассмеялся Спазз.  — Так знай, он начнут без моего приказа, как только увидят что я занят тобой.
        — Не ужели ты думаешь что сможешь победить непобедимого Вэллисэ?  — Как бы шутя заметил тэнге.
        — Тогда ты был силен, и может стал еще сильнее, но я тоже не прост!  — Выкрикнул Спазз. Между ними было приличное расстояние.
        — С чего ты решил, что я пришел с тобой сражаться?  — Ирочнино спросил Илэн.
        — Зачем тогда же ты пришел?  — Выкрикнул Спазз, сосредотачиваясь и собираясь с силами. Он готов были испепелить тэнге или по крайней мере попытаться это сделать, дабы дать возможность башне и магам уничтожить город. Он попытался мысленно связаться с Сагаро, но лич не отвечал.
        — Затем, что бы спросить тебя, зачем ты хочешь уничтожить Иноиль?  — Спокойным и беспристрастным голосом сказал Илэн. Он стоял на горе совершенно неподвижно, словно статуя и смотрел на мага хаоса.
        — Неужели нужен повод для того что бы что то разрушить?  — Рассмеялся Спазз.  — Кто-то создает, а я разрушаю. Это естественная природа вещей быть разрушенными. Такова природа хаоса — предавать мир разрушению!
        — И ты думаешь, что кто-то позволит тебе разрушить созидаемое веками?  — Уже серьезно промолви тэнге.
        — Я сам позволю это себе!  — Спазз рассмеялся и все вокруг него взорвалось. Гора на которой они стояли расплавилась, растекаясь в разные стороны. Потрясенная магическими силами земля затряслась. И лишь спустя несколько минут показалась огромная куча дымящей массы, которая была некогда горой. Спазз стоял на другой горе в половине лиги от первой, откуда в небо поднимался толстенный столб серого дыма, выходившего от земли словно облако, спустившееся вниз и теперь стремящееся вновь взмыть на небеса.
        Рядом с ним появился Илэн.
        — И ты думаешь, что твое разрушение, способно противостоять всепобеждающей силе созидания.  — С едва уловимыми нотками радости в голосе сказал он.
        — Через мгновенье башня заработает, и от Иноиля останутся жалкие остатки. Даже если и город выстоит, то остров будет обращен в выжженные и мертвые земли, которые ты можешь созерцать в моей стране.  — Рассмеялся Спазз. Как в подтверждение его словам башня начала вибрировать.
        — Ты еще по прежнему остаешься уверен в себе, хотя ты уже и проиграл.  — Улыбнулся Илэн.
        — Вы проиграли!  — Ответил ему король Кодриги.
        — Пока ты тут говоришь со мной, с твоими магами сражаются лучшие архимаги мира.
        Это сообщение словно током поразило Спазза. Он поймал себя на том, что уже совсем не следит, что же творится с башней. Все его внимания до этого мгновенья занимал лишь тэнге, обращенный к нему. Сейчас в это мгновенье он внимательно прислушался к башне и почувствовал, что там на самом деле правит уже совсем другая энергия. Башня испытывала агонию. Она была опутана невидимы нитями магии готовыми разрушить ее в любую секунду. Многие черные маги были убиты. Его архимаг — Сагаро, находится неизвестно где.
        — Ты обманул меня!  — Взревел Спазз, когда понял всю поигрышность своего положения. На башне были маги. Одного из них он узнал сразу — это был Камуэль, другой был сам архимаг Иноиля — Тин-Одэль Дэгрэдо. Третьего мага он не смог опознать, но предположил что это был архимаг империи Синоха, решивший помочь общему делу.
        Спазз не услышал как кристалл в черной башне взорвался, разнося верхние этажи строения. Монструозное сооружение затряслось и развалилась вызвав землетрясение. Все его силы были брошены на то, что бы уничтожить тэнге, им яро ненавидимого.
        — Лучше предотвратить беду, нежели бороться с последствиями.  — Последнее что успел сказать Илэн, прежде чем все пространство сотряслось от мощного ослепляющего взрыва.
        Вэллисэ, постоял одно мгновение окруженный пламенем и исчез вновь куда-то переместившись вместе с архимагами, уничтожившими башню.
        Когда Спазз очнулся от ярости, он увидел оплавленные развалины башни, что ввело его в еще большую ярость. Он уже обессилев после десятка бесполезных взрывов. Ими он сотрясал пространства после ухода Илэна. Маг хаоса не смог продолжать дальше вымещать свою злобу, на своих землях. Силы его были истощены. Почти все его маги были мертвы. Гигантские орды мертвецов, были сейчас бесполезны, как и всегда против магов, и могли сгодится разве для завоевания каких-нибудь отсталых государств. Атака Кодриги на Иноиль окончилась так и не начавшись.

        Двадцать второго числа между горовиками и лесными эльфами происходило ожесточенное противостояние. В нем со стороны эльфов участвовали маги, а со стороны горовиков, тоже маги и артиллеристы. Артиллеристы производили обстрел лесов снарядами с демоническим огнем, насколько позволяла дальнобойность гаубиц. Маги эльфов изменяли направление ветра и вели языки огня опять на горовиков. В свою очередь маги горовиков пытались сделать обратное, что бы ветер дул на север и огонь поджигал леса. Все эти бои разворачивались у границ Великих лесов с Империей Кинос и Граном. Маги наступавших постоянно сдавали позиции эльфам, поскольку магов у тех было больше и они лучше управляли природой. Погода на позициях армий Дугских гор, была отвратительная: постоянно лили дожди. Все окраины лесов от сильной влаги стали заболоченными. Многие армии в связи с этим были вынуждены отойти от границ эльфийского государства. Завоевание никак не продвигалось.
        Тугондэр стоял на палубе Тарпендора и смотрел вдаль где поднимались столбы черного дыма. Шел мелкий моросящий дождь. Земли закрывало легкое покрывало тумана.
        — Проклятье!  — Буркнул король.  — Если так пойдет и дальше, то мы тут застрянем на долго. Он развернулся и собрался был уже идти, как увидел, что к нему приближается грозная фигура Уркера.
        — Что еще такое?  — Спросил Тугондэр, когда генерал подошел к нему.
        — Мы должны перейти к более радикальным действиям!  — Выкрикнул генерал.
        — Эльфы уничтожили все дороги. Земля превратилась в болота. Мы не можем наступать по земле.
        — Я сегодня всю ночь думал над этим.  — Проговорил Уркер.  — Наша попытка поджечь леса плохо удается. Сегодня поступили известия, что отправленные обстреливать уцелевший кусок границы гаубицы утонули в зыбучем песке.
        — По этому мы должны наступать с помощью магов!  — Сказал король.  — Если бы мы с гаубицами послали пару магов, то такого бы не произошло.
        — Но магов у нас не так много. К каждой технической единице по магу не приставишь.
        — В Дугских горах есть воздушные корабли, многие из них не военные, но могут сгодится. Войска, должны наступать именно на кораблях.  — Высказал свою идею Уркер.
        — Я тоже об этом думал, но смогут ли маги защитить корабли, прежде чем десант доберется до эльфийских городов?
        — Надо рискнуть!  — Вскричал Уркер.  — Иначе, мы никогда не добреемся до длинноухих.
        — Возможно ты и прав.  — Согласился Тугондэр.  — Надо обдумать, какие города, будем атаковать.
        — Я уже отметил их на карте в зале совещаний.  — Генерал посмотрел на столб дыма вдали. Подул поры холодного зимнего ветра и оба горовика пошли к входу в трюм.

        Красная бода сидел в грузном кресле в большом зале у себя дома. Было темно и мрачно. Вся мебель в зале была укутана покрывалам мрака, скрывавшего ее от глаз своим неощутимым покровом. Над креслом где сидел капитан на канделябре тускло светил единственный кристалл. Смерть старшего сына стала большим горем для их семьи. Все ее сознательные члены были погружены в печаль, оплакивая утрату.
        В этот день, когда Тугондэр и Уркер с офицерами планировали будущую воздушную атаку. Красная борода молча сидел в кресле. Он был погружен в молчаливую апатию созерцания, своего мрачного зала. Мысли его были о будущем, и о настоящем. Он что-то бормотал себе под нос, уставившись в одну точку.
        — И теперь куда их несут черти?  — С отчаяньем проговорил он.  — Как нечистая сила толкает их вперед. Легионы уже не могут остановится. А ведь чувствую я, погибнут они. Меня чутье никогда не обманывало… Великие леса, были подобно спящему, не надо было их трогать и не проснулись бы.  — Затем его речь стала опять невнятна.  — И лишь можно было разобрать несколько слов: «И зачем мы все это начали?»

        Глава 22

        Было утро двадцать восьмого июля. «Белая стрела» с переменной скоростью приближалась к Акосу. Спешить особо было не куда, поэтому никаких мер по повышению скорости никто не принимал. Хотя и без этого попутный ветер нес их неустанно вперед.
        По подсчетам Тироля до Одинокого рога, включая этот день, оставалось четыре дня пути, но Янт уже сейчас с нетерпением ожидал момента прилета в родную деревню. В мыслях он уже составил план, что нужно сделать, как только он сойдет с корабля наземь. Юноша боялся застать руины вместо своего дома, хотя и понимал, что Илэн не мог ошибаться. Да и карта, на которой были отмечены наступления горовиков тоже. Воины гор должны были миновать деревню.
        Но Янт все равно волновался. С самого утра он уже важно расхаживал по кораблю ничем не занимаясь. Не то что бы он не хотел чем-либо заняться, просто все его занятия были весьма непродолжительны, поскольку он постоянно отвлекался и не мог ни на чем сосредоточиться. Однако, потом убедив себя что еще до Акоса далеко, он все же успокоился и оправился к отцу.
        Эдэлин по мере приближения к Акосу, тоже менялся. В нем одновременно была и грусть и радость. Грусть была вызвана тем, что в Акосе не будет ни красивых магазинов, ни такой великолепной одежды, увиденной им в Иноиле. Эта мысль наводила на него плохое нестроение, и тоску по сверкающим витринам магазинов. Радость вызывало то, что когда он прилетит в Акос, то там будет перед кем порисоваться в своей новой одежде.
        Что бы окончательно не страдать бездельем, Эдэлин писал свой роман. За этим занятием его и застал Янт, деликатно постучавшись, войдя в его каюту.
        — Рад тебя видеть.  — Эдэлин быстро отложил тальмовую авторучку в сторону, и подул на высыхающие на листе чернила. Затем он захлопнул толстенную тетрадь в кожаном переплете, вместилище своего романа.
        — Надеюсь, я тебе не помешал?  — Юноша аккуратно захлопнул дверь.
        — Нисколько.  — Отмахнулся полуэльф.  — Я как раз оканчивал очередную главу.  — Он встал и подошел к своим шкафам намереваясь показать своему сыну еще одну отличную вещь. Эти вещи были приобретены им в Иноиле и полуэльф любил похвастаться ими и своим умением покупать. Он открыл шкаф и из за дверцы вылетела белая моль. Насекомое пролетело по комнате и уселась на кристаллической лампе висящей на потолке.
        Это поразило Эдэлина. В это мгновенье он потерял всякое душевное спокойствие. От мысли, что его одежду могут съесть насекомые его бросило в дрожь. Особенно усугубило это, то что в Акосе нигде не было такой хорошей одежды. А когда она испортится, никто не полетит ради покупки новой в Иноиль.
        В это же мгновенье в голову ему пришла идея.
        — Помнится, ты говорил что защитил себе одежу магией.  — Обратился Тэн-Андэр к своему сыну.
        — Да.  — Кивнул тот.  — Видишь на мне одежда. Она защищена магией от износа.
        — Да.  — Полуэльф осмотрел Янта с ног до головы, на нем была та же одежда, в которой он вылетал из Иноиля.
        — Я ее ношу уже почти две недели не снимая и не стирая!  — С гордостью сказал парень. Он провел рукой по плечу стряхивая невидимую пыль.  — Вот что значит магия!  — Сказал Янт с некоторой серьезностью, хотя больше шутил.
        — Понятно.  — Камзол Янта выглядел довольно свежим, и на нем не было ни единого пятнышка, по этому Эдэлин уже решил что сделать.  — Ты сможешь проделать такое со всей моей одеждой.
        — Ты издеваешься?  — Серьезно спросил юноша.  — Здесь работы на месяц, а если учесть и то что у тебя лежит под кроватью и мешках и в кладовке, то на два.
        — Ну, то что лежит под кроватью можно опустить.  — Предложил полуэльф.  — Ну а в кладовке то что мне не идет. Можешь забрать себе. Тем более там одни обноски от прежних владельцев корабля.
        — Все равно много. Три больших шкафа и сундук.  — Покачал головой Янт. Хотя особых занятий у него не было все же он не хотел тратить свои силы на одежду отца, которой у того хватило бы что бы одеть если уж не все население их старой деревни, то на его львиную долю точно.
        — Тогда хотя бы пару костюмов?  — С надеждой попросил полуэльф.
        — Ладно таки быть.  — Вздохнул Янт, пожалевши своего отца.  — Только один костюм.
        — Отлично!  — Обрадовался Эдэлин. В мыслях уже подбирая слова, которые окажутся наиболее эффективными для уговора старика. Он быстро достал из шкафа, один из лучших своих белых костюмов, положил в чистый холщевый мешок. Туда же бросил белые перчатки. Этот мешок он передал своему сыну, затем надел ему на голову белую шляпу с широкими полями, в свободную руку он ему дал белые сапоги, сделанные из очень мягкой и тонкой кожи.
        — К вечеру сделаю.  — Отозвался Янт.
        Открыв сыну дверь, Эдэлин посмотрел ему в след.
        — Отлично!  — Усмехнулся полуэльф.  — Один уже готов, осталось найти старика и уговорить его разобраться с тремя шкафами сразу.
        Пока Янт честно начал выполнять обещанную отцу работу, Эдэлин нашел Фойдора, что-то писавшего в своем кабинете.
        — У меня к тебе большая просьба.  — Начал свое обращение к отцу Эдэлин мягким голосом.
        — Что такое?  — Повернулся к нему старик.
        — Видишь ли, как будущий король Акоса, я должен прилично выглядеть.  — Начал полуэльф, Фойдор кивнул ему в ответ.  — Так вот, я вот подумал, что одежда может испачкаться, так что не отстираешь, истрепаться, ее может съесть моль, и в общем она может придти в негодный вид, а мне как будущему королю надо хорошо выглядеть. А если старая придет в негодность, то купить в Акосе ее будет негде. Ты согласен?
        — Вполне разумно.  — Согласился старик.  — Давай мне пару костюмов, займусь ими в свободное время.
        — Пару…  — Немного загрустил Эдэлин.  — А может быть пару десятков?  — Обнадеживающе спросил он.
        — Нет!  — Твердо ответил его отец.  — Пару костюмов будет вполне для тебя достаточно.
        — Отлично! Я сейчас тебе их принесу.  — Эдэлин быстро покинул помещение.
        После того, как вещи были доставлены Фойдору, полуэльф отправился заниматься шкафами. Перетряхнув все в них и выложил на кровати, он вздохнул, и посетовал на то, что у него нет слуги, смотревшего за его одеждой и приводящего ее в порядок.
        Потом полуэльф посмотрел не отсырели ли у него шкафы. Но все было сухо. В раздумьях Эдэлин решил пройтись по кораблю и неожиданно в коридоре второго яруса он встретил Понэя. У мальчика не получался голем, по этому он бродил без дела по кораблю.
        Эдэлин внимательно осмотрел одежду мальчика, и нашел то что она была хоть и запачкана но в хорошем состоянии и не выглядело сношенной или истрепанной.
        — У тебя тоже одежда защищена магией?  — Спросил его полуэльф.
        — Еще бы!  — Ответил маленький маг.  — Это необходимо. Хотя стирка ей не помешает. Хотя я сам много могу, и если я захочу на ней не будет ни пылинки.  — Сказал он с достоинством.  — А постоянная покупка одежды — это выброшенные деньги!
        — Хорошо!  — Похвалил его полуэльф.  — А ты можешь защитить одежу от износа?
        — Естественно!  — Тут же ответил «великий маг».
        — И от моли, и от тканевых червей, и от прочих вредителей?
        — Даже от крыс и мышей!
        — У нас их нет.  — Промолвил Эдэлин.  — Кот как никак. Тогда у меня для тебя есть магическое поручения, я думаю для тебя это будет сущим пустяком!
        — Конечно, я же маг.  — С радостью ответил мальчик.
        Они прошли в каюту Эдэлина, где часть вынутой из шкафа одежды лежало на большой двуспальной кровати.
        — Ты можешь магией защитить эту одежду?  — Спросил Эдэлин, не ожидая от Понэя ничего особенного.
        Мальчик удивленно рассмотрел открытые шкафы, половина которых была пустыми. Он подошел и взял со стола пиджак черного цвета.
        — Столько одежды я видел, только у знакомого дядьки, который был торговцем.  — Заметил мальчик.
        — Ну так что?  — Спросил Эдэлин, размышляя сможет ли Понэй ему помочь или нет. Здравый смысл говорил ему что маленький маг ему может причинить немало неприятностей. Но беспокойство за его одежду, которая могла испортиться, заставляло его все же надеяться, что мальчик на самом деле маг.
        — Сейчас я все сделаю.  — С гордостью сказал Понэй. Он положил пиджак аккуратно на гору одежды и отошел чуть от кровати, размышляя о том какую магию стоит использовать.
        Он размышлял около минуты, Эдэлин стоял в стороне и смотрел. Его уже самого заинтересовало, что же сделает «великий маг».
        Мальчик встал в боевую позу и направил раскрытую ладонь на кучу одежды. Эдэлин почувствовал всплеск энергии, направленный на его вещи. На ладони мальчика произошла мгновенная вспышка белого света. Больше ничего видимого не произошло.
        — Кажется, я устал.  — Проговорил Понэй, ощутив слабость от потери энергии.
        — Сейчас посмотрим.  — Полуэльф хотел взять пиджак, но тот ни в какую не хотел отрываться, от остальной кучи вещей. Ткань стала жесткой словно дерево, и твердой как камень.  — Что ты сделал?  — Спохватился Эдэлин.
        — Надеюсь, это поможет.  — Сказал Понэй, понимая что сейчас лучше находится в другом месте. Он быстро улизнул за дверь и побежал на второй ярус.
        После недолгих попыток, полуэльфу все же удалось сдвинуть кучу одежды вместе с покрывалом и одеялом. Потом он оторвал прилипший пиджак, сейчас напоминавший доску. Ткань потеряла всякую гибкость ей свойственную и стала прочна как камень.
        — И что же теперь мне делать?  — Чуть ли не отчаяньем выкрикнул Тэн-Андэр. Опасность угрожала лучшей половине его гардероба. Решение пришло очень быстро. Он побежал к Фойдору.
        — Что тебе надо?  — Спросил его старик, явно недовольный, что его потревожил Эдэлин.
        — Вот, смотри.  — Он показал ему затвердевший пиджак.  — Я попросил Понэя, помочь, но он вместо этого превратил одежду, чуть ли не в камень!
        — Ты бы еще попросил помочь его дядьку помочь. Он бы тебе их протравил каким-нибудь химикатом.  — Рассмеялся старик, он как раз был занят одеждой своего сына.
        — Ты можешь, что-нибудь сделать?  — Эдэлин держал перед собой «деревянный» пиджак.
        — Если он не изменил структуру материи, то оно само пройдет.  — Вздохнул старик.
        — А если изменил? Тогда что?
        — Тогда как-нибудь назад все верну, но не сейчас.  — Сказал старик.
        Удрученный Эдэлин вышел за дверь, и столкнулся с Дором.
        — Что это?  — Удивился горовик, увидев пиджак.
        Полуэльф повертев его в руках и передал его Дору Эльбсу. Тот пощупал материю руками. Он был без латных перчаток, в коих он имел привычку постоянно ходить на улице.
        — Что это?  — Удивился горовик.
        — Это мой пиджак!  — Недовольно сказал Эдэлин.  — Понэй превратил большую часть моей одежды в нечто непригодное.
        — Легко.  — Рассмеялся Дор.  — У нас в горах когда одежда была в таком состоянии ее заливали горячей водой и расталкивали толкачом, и она становилась как новенькая.
        — Тогда, будь другом, спаси мою одежду!  — Попросил его Тэн-Андэр.
        — Хорошо.  — Горовик взял себе под мышку пиджак.
        — Остальное забери из моей комнаты.  — Напомнил уже собравшемуся уходить другу полуэльф.
        — Хорошо!  — Кивнул Дор и вместе с Эдэлином отправился забирать вещи.

        Утром двадцать девятого июля Эдэлин был спокоен и весел. День обещал быть хорошим и светлым. За окнами в его каюте было веселое голубое небо, внизу синее спокойное море. Оно много дней уже было видно в окне. Иногда чистое, а иногда закрытое низкими перистыми облаками.
        С самого раннего утра еще до завтрака в каюту Эдэлина пожаловал Янт. Он принес отцу его вещи. На этот раз они вместе с сапогами и шляпой были сложены в холщевой мешок.
        — Вот, все как обещал.  — Передал юноша мешок своему отцу.
        — Надеюсь, что ты все сделал правильно.
        — И это вместо того что бы сказать спасибо?  — Шутя возмутился Янт.
        — Спасибо!  — Он похлопал сына по плечу забирая мешок.  — Надеюсь, ты все сделал правильно.
        — Надейся.  — Сказал юноша и пошел по своим делам.
        Затем полуэльф сходил к своему отцу, в это время еще спавшему. Возвращаясь, он застал Дора, пропихивавшего в его дверь огромный тюк.
        — Что это?  — Удивился полуэльф.
        — Одежда.  — Ответил Эльбс. Он надавил на тюк, и тот наконец-то попал в каюту Эдэлина.
        Тэн-Андэр зашел вслед за горовиком, обрушившим огромный тюк из парусины на его кровать.
        — Все, смотри.  — Он его быстро развязал.
        Одной из первых вещей увиденных полуэльфом был пиджак. Рассмотрев остальную кипу он на мгновенье остолбенел.
        — Что это?  — Медленно произнес сон.
        — Потрепалась немного, но носить можно.  — Добродушно ответил Дор.
        — Можно… бомжам!  — Выкрикнул пораженный полуэльф.
        — Не волнуйся, доспехи наверх оденешь ничего не видно будет.  — Решил обнадежить его горовик.
        — Я не ношу доспехов.  — Воскликнул Тэн-Андэр.
        — Ничего, никогда не поздно начать носить доспехи.  — Постучал по своему пластинчатому панцирю горовик.
        — Большая часть одежды испорчена!  — Выкрикнул Тэн-Андэр, подняв руки к небу.  — Сколько денег выброшено!
        — Зато теперь какой мягкой она стала!  — Стал опять ободрять его Дор.
        — Теперь ее можно выкинуть!  — Полуэльф стал рассматривать кучу. Одежда вся выглядело настолько застиранной и изношенной, как будто ее носили годы.  — Я отдам ее бедным акосским детям.  — Пронеслась у него мысль.  — Какая хорошая идея. Жест короля.
        — Ну мне пора, на завтрак.  — Сказал горовик и исчез за дверью.
        — Как жаль, что в Акосе нету магазинов с такой одеждой!  — Печально выкликнул он.  — Как жаль…

        Тридцать первого числа «Белая стрела» значительно снизила свою скорость, дабы прибыть к «Одинокому рогу» ночью, что бы незаметно спрятать корабль в лесу.
        Все это время Янт ходил из угла в угол по своей комнате, раскладывал вещи, и занимался бесполезными занятиями. Он вспомнил Лониэ. Их встречи в лесу, когда он отправлялся сбирать травы для старика. Молодой маг садился на кровать, успокаивался, и даже пытался дремать, что бы скоротать последние часы ожидания.
        При подлете к деревне было решено, что никто не пойдет сразу в деревню. Все кто будет спускаться с корабля, пойдут вначале под покровом ночи, в дом Фойдора и оттуда утром уже начнут действовать в деревне.
        Когда уже стемнело показался «Одинокий рог», не тронутый ни горовиками ни мародерами. Корабль стали опускать на поляну в лесу, недалеко от деревни, что бы скрыть его некоторое время, во избежание излишнего шума.
        Все время, когда корабль опускался на поляну указанную старым магом, Янт ходил по палубе и волновался. Ветра не было, и небо было звездным и чистым без единого облачка.
        Было уже за полночь, когда наконец-то юноша пошел в деревню. С ним туда пошли Фойдор, Эдэлин, и две девушки, которым очень надоело сидеть на корабле. Все остальные остались на «Белой стреле», что бы не привлекать лишнее внимание, и охранять корабль.
        — Как хорошо вернуться в родной лес!  — Воскликнул юный маг, идя по высокой сочной траве.
        — А, я никогда в лесу не была, тем более ночью.  — Призналась Триана, идя за Янтом, шедшим за своим дедом. За Трианой шла, Альтира. За ней озираясь по сторонам семенил Эдэлин, прислушиваясь к пению ночных птиц и звукам леса.
        — Жду не дождусь, когда приду домой.  — Возбужденно воскликнул Янт.
        — Лес, любит тишину!  — Прервал его Фойдор, неся за спиной торбу.  — Пошли молча.
        Скоро лес кончился, и они вышли на поле, где созревал обильный урожай. Ветра почти не было. На пашнях бегали мыши и лисы. Из деревни доносился лай собак. Вскоре за полем путешественники подошли к дому старика, располагавшемуся на отшибе деревни. За ним на северо-востоке шел старый сад и деревня, состоящая где-то чуть более чем из сотни домов.
        — Наконец-то дома.  — Вздохнул Янт, и дернул за шнурок висящий подле прочной деревянной калитке в глухом заборе.
        — Видимо, Рутор уже спит.  — Сказал Фойдор после минутного ожидания.
        — Чувствую мы еще и заночуем под дверями.  — Скептически заметил Эдэлин. Он схватил за веревку и стал дергать ее изо всей силы. Горовик не заставил себя ждать.
        — Кого в такое время черти принесли?  — Раздражено рявкнул он.
        — Это мы!  — Крикнул маг.
        — А Фойдор, дружище!  — Громкий голос стал уже радостным. Послышались быстрые шаги, звон ключей, калитка открылась и за ней показался рослый горовик в длинной белой рубахе, почти до ступней. В левой руке он держал автоматический арбалет, направив его в землю. Будучи ростом более семи футов он был очень толстым и громоздким.  — Ты меня извини, что как надо не встретил.
        — Ничего.  — Зашел к себе на участок старик.
        — Я тут сегодня баньку топил, по раньше бы приехали, успели бы помыться. Много же вас.  — Рассмотрел он остальных членов отряда.
        — Я позже тебе их представлю.  — Сказал Фойдор поднимаясь на скрипучее крыльцо дома.
        — Пошли.  — Пригласил гостей Янт.
        — Как я и ожидал, никакого особняка из белого мрамора.  — Буркнул Эдэлин.
        — А это твой сын.  — Выкрикнул горовик, стоя у калитки, что бы ее потом закрыть.
        — А ты узнал меня Рутор.  — Усмехнулся полуэльф.  — Теперь я уже стал графом.
        — Да, а я архимагом.  — Рассмеялся старик ожидая всех на крыльце.
        — Ну, вы со своим папашей далеко пойдете!  — Ответил горовик.
        Янт с девушками прошли за Эдэлином, и Рутор стал закрывать калитку.
        Следующим утром первого августа, в деревни «Одинокий рог» произошли следующие события.
        Местный трактирщик Борайт, как только открыл свое заведение, а он это делал с утра, хотя никто так рано обычно не заходил в трактир, но трактирщик боялся пропустить раннего клиента. Незадолго после открытия в трактир «У грязного Борайта» вошел полуэльф, в белой сверкающе чистой дорогой одежде. Борайт был занят приготовлением к вечернему пьянству, в его трактире на данный момент не было ни одного постояльца, исчезнувшие после начала войны. Он выглянул из кухни посмотреть кто пришел и остолбенел от увиденного. Подобной одежды он не видел ни разу в своей жизни, даже у местных баронов и лордов, виденных им одежда не шла ни в какое сравнение с тем, что он увидел на полуэльфе.
        Полуэльф подошел к стойке небрежно бросил на нее золотую монету и сказал.
        — Самое лучшее вино.  — А затем быстро добавил.  — Сдачи не надо.
        Ошарашенный трактирщик схватив золотую монету, побежал в погреб. Поскольку за всю свою жизнь он почти не покидал деревни, редко бывая в ближайших городах, а в Акэндхэме был только пару раз в жизни, по скудности знаний он подумал что перед ним ни кто-нибудь, а какой-нибудь иностранный король или принц, а может быть даже очень могущественный маг.
        Поскольку такое высокое посещение этого трактира было в первый раз за все его существования и за жизнь его хозяина, то Борайт очень волновался. Все валилось у него из рук, и пока он открыл погреб и принес вино наверх, прошло довольно много времени. В трактирном зале уже никого не было.
        Достав из кармана блестящую золотую монету, новенькую и совершенно не затертую, он попробовал ее на зуб. Вне сомнений монета была настоящей. Борайт вышел из своего заведения и посмотрел по сторонам. Там никого не было, ни карет ни лошадей. Вернувшись назад он положил монету в кошель и сел за стойку и стал пить принесенное из погреба вино.
        Эдэлин брел через старый сад к дому Фойдора. Поскольку вчера полуэльф спал почти целый день, то сегодня встав раньше всех, он решил навестить местный трактир, дабы пустить о себе слухи. Все оказалось как нельзя лучше его никто не заметил, в трактире никого не было кроме трактирщика, настолько удивленного его появлением, что потерявшего дар речи.
        Как только он пошел за вином, полуэльф быстро сбежал. Пробовать деревенского вина у него не было ни малейшего желания. Таким образом он хотел пустить по деревне слух о неизвестном но очень богатом пришельце.
        Когда Эдэлин, наконец-то добрался до дома старика, то из калитке вышел сам Фойдор, в белоснежной хламиде, с посохом, который он обработал магией пока они летели на корабле. Теперь посох был серебристо-белым и блестящим.
        — И ты любишь нормально одеваться, старик.  — Заметил полуэльф, входя на участок.
        — А где, ты это был?  — Задал вопрос старик.
        — В трактире, пускал нужные слухи.  — Довольно ответил Тэн-Андэр.  — А ты чего так принарядился?
        — Я же белый маг.  — Улыбнулся Фойдор.  — Пойду сообщу всем, что я вернулся.
        — И ты мне еще говоришь, что одежда бесполезна.  — Рассмеялся Эдэлин.  — А когда самому есть какая-то выгода, одеваешься белым и красивым.
        — Мне пора!  — Фойдор пошел по заросшей травою дорогой в направлении деревни.
        Утро было свежим и прохладным. Голубое небо было безоблачным, за исключением нескольких перистых облаков далеко на востоке у самого горизонта. Свежий ветер изредка проносился по деревне слабым порывами.
        Когда Фойдор вошел в трактир, там уже было несколько человек. Один из которых был горовик Дурберас — местный кузнец. Работы у него сегодня никакой не было, поэтому он пошел в трактир, с утра пораньше, что бы промочить горло и почесать языком.
        Войдя внутрь зала с застоявшемся спетым воздухом, старый маг прошел по грязному полу, подошел к прилавку за которым сидел опьяневший Борайт. Будучи человеком среднего роста он выглядел карликом на фоне коренастого кузнеца — горовика. Коротко небрежно стриженный с грязным лицом, он показывал всем золотую монету из-за прилавка и говорил, что его посетил иностранный король.
        — Уже напился!  — Буркнул Фойдор.  — Из-за прилавка смотря на трактирщика.
        — Что пожелаете?  — Учтиво спросил трактирщик не узнав бывшего деревенского мага.
        — Что я пожелаю?  — Разозлился старик, никогда не пивший ничего в трактире.
        — Фойдор!  — Окрикнул его кузнец вставая из-за стола.
        — А Фойдор.  — Опомнился Борайт.  — Так ты вернулся!
        — Да, я вернулся и пришел к тебе с поручением.  — Серьезно сказал белый маг.
        — Надо с тобой поговорить.  — Серьезным тоном сказал Дурберас. Фойдор сделал знак рукой, что бы тот подождал. Авторитет мага нисколько не ослаб за время его отсутствия, а наоборот возрос.
        — Сегодня я хочу собрать деревенское собрание.  — Сообщил он трактирщику.  — Всем местным, кто придет в трактир, говори что я вернулся, и что бы они пришли вечером к трактиру, на собрание.
        — Хорошо.  — Закивал Борайт.
        — Пошли.  — Старик сделал жест горовику и они вышли на улицу.
        На улице они сели на лавочку у стены трактира. Напротив них были пустые прилавки деревенского рынка. По ним ходили вороны, расклевывая мусор и объедки. За прилавками были небольшие заросли орешника.
        — Так, вот.  — Серьезным тоном стал рассказывать кузнец.  — Совсем недавно, сюда приехало десять человек на конях, ворвались в трактир, хотели все разграбить. Угрожали, что сожгут деревню. Но благо мы с Рутором поблизости были. А потом еще остальные подключились. В общем убили мы их у них только мечи да луки были. И доспех кое-какой. Рутор только половину сразу со своего арбалета застрелил.
        — А почему ровно десять?  — Поинтересовался старик.
        — Думаю, что это часть какой-то банды.  — Предположил горовик.  — Первый раз мы их врасплох застали, и они почти сразу полегли. Второй раз они могут и толпой приехать и ничто не поможет.
        — Что сталось с доспехами и оружием?
        — С трупов поснимали все, Рутор настоял. Деревенские не хотели, они их и с оружием да доспехами закопали бы, а он снял. Сказал, пригодится живым.
        — Я вот думаю сколотить армию, из деревенских.  — Поделился мыслями старик.
        — Думаю согласятся. Куда они дернуться? Только вот оружия никакого нету. А я его вместе с доспехами год ковать буду.
        — У вас дозорные хоть стоят?
        — Да. Решили поставить, после того как к нам заехали эти ребята.
        — Отлично. Мне пора.  — Старик встал и направился в эльфийскую деревню.

        Тем временем Понэй использовав кристалл дающий невидимость бежал с корабля. Сидеть на корабле было скучно и неинтересно. Надо было доделывать голема, надоевшего ему за время путешествия в Акос. Маленький маг уже достиг деревни и шел в направлении ее центра. По предположениям мальчика, дом Фойдора, как самого главного и уважаемого человека, должен был находится непременно в центре деревни. Решив снять невидимость, он пошел по дороге. На нем был коричневый пиджак, черные штаны из парусины, сапоги такого же цвета, а также черный дорожный плащ, развивающийся за ним, когда мальчик бежал.
        У одного двухэтажного дома, он увидел толпу самых разнообразных детей, одетых в весьма скромные деревенские одежды, собравшись они о чем-то говорили, и во что-то играли. Многие из них были того возраста что и Понэй, по этому мальчик решил подойти к ним.
        — Где здесь живет деревенский маг Фойдор Удвинг?  — Важно спросил он.
        — А ты кто такой?  — Удивленно спросил его мальчик его возраста. В деревне все хорошо друг-друга знали, по этому увидав Понэя сильно удивились.
        — Я Понэй Луарат Одонори — великий маг и волшебник.  — Лопаясь от гордости и важности произнес он.  — Я прибыл из далекого города Акиота, который вы к сожалению не знаете. Мне необходимо найти Фойдора Удвинга.
        — Маг, говоришь?  — Выкрикнул кто-то.  — А показать можешь?
        — Конечно?  — Рассмеялся Понэй.  — Он поднял правую руку ладонью вверх. Из центра ладони поднялся небольшой белый шарик, начавший увеличиваться в размерах и заполнивший всю ладонь. Затем он принял форму бабочки, которая полетела в небо и исчезла.
        Все были поражены этим зрелищем. Старик Фойдор, не баловал деревенских показыванием своей магии.
        — Так вы можете мне сказать, где живет Фойдор?  — Повторил вопрос Понэй.
        — Да, конечно.  — Все бросились провожать его к дому мага.

        Янт проснулся в доме последним. Ощутив себя лежащим на своей старой доброй кровати. На ней он не лежал целых два месяца. Пролежав в ней еще добрые пол часа. юноша вспомнил, что хотел повидать Лониэ.
        Эта мысль заставила его побыстрей встать и одеться. Самой парадной и нарядной у него была одежда, в которой он пришел с корабля. Одевшись и позавтракав, он направился к лесу.
        Пройдя через поле и углубившись в лес, он увидел Фойдора идущего назад.
        — Где это ты был?  — Спросил он деда, когда тот вышел из леса, и пошел по дорожке через поле.
        — Я думаю ты знаешь.  — Озадаченно ответил старик.
        — В эльфийской деревне.  — Янт остановился напротив белого мага.
        — Да.  — Вздохнул Фойдор.  — Ты знаешь, как я и предполагал, эти эльфы ничего не сделали. Не собрали ополчения. Ничего! Рассчитывают отсидеться, в лесу. Я говорил с их старейшинами. Ничего хорошего. Но просто эльфов не много да и толк в бою от них небольшой.
        — На тебе новая одежда?  — Заметил Янт.
        — Да, теперь я решил одеваться по лучше.  — Усмехнулся старик.
        — Это хорошо.  — Согласился юноша трогая колосья руками.  — В этом году хороший урожай.
        — Сейчас иду за Эдэлином, возьмем повозку и перевезем часть вещей в дом, потому что я хочу сегодня отправить Тироля, и Дора в Империю Синоха, закупить амуницию для моей армии.
        — Тогда я иду на корабль прямо сейчас, собирать вещи.  — Заявил юный маг.
        — Очень хорошо.  — Жди нашего приезда.

        Корабль помещался на поляне, паря в семи футах над землей. Его трехсотфутовый корпус, занимал почти все свободное от деревьев место. Внизу с важным видом расхаживал Дор махая своим двуручником.
        — Ну и как спалось дома?  — Спросил он Янта, когда тот подошел к кораблю.
        — Очень хорошо.  — Ответил юноша. На этом его разговор с горовиком окончился.
        На корабле Янт прицепил на пояс свою шпагу. Решив, что неплохо было бы перевести свои вещи в деревню, он принес из кладовки ящики и стал раскладывать, в них то, что он хотел отвезти домой.
        На этот раз он никуда не спешил, и просидел два часа в сборах, пока не пришел его дед с отцом.
        — Я полечу в Империю Синоха.  — Сказал ему Эдэлин, когда он вышел их встречать. С ними был так же Понэй, и девушки.
        — Это хорошо.  — Вздохнул юноша.  — У тебя тут целый караван пришлось бы тащить.
        — Я и не собираюсь жить в этом доме.  — Высказал Эдэлин.  — Мое место здесь на корабле в сухой и красивой каюте. Здесь по крайней мере не отсыреют мои бесценные покупки.
        — В общем я уже собрался.  — Сказал Янт.
        — Тогда бери нами пригнанную лошадь и тащи все в деревню.  — Фойдор прошел по коридору.  — Надо закончить все перевозки до ночи. Пошли.
        Янт направился в свою каюту, использовав магию, он сделал почти невесомыми два огромных ящика. Легко поставив их на плечи юноша донес их до платформы и положил на нее. Также он поступил с еще одним ящиком, торбой и мешком.
        Когда все это было спущено вниз и составлено в повозку запряженную двумя лошадьми. Молодой маг заметил что не так уж и мало у него одежды. Если учесть, что немного он оставил на корабле, и половину его багажа, занимали книги и тетради.
        Сев на козлы юный маг, направил лошадей по тропинке через лес. По ней сюда спешно проехал старик. Лошади не спеша тянули повозку. В нескольких местах, она чуть было не застряла, но все обошлось. Магия съедавшая массу, была прекращена, как только ящики были поставлены в телегу, по этому лошади не почувствовали никакого ее действия, и смиренно тянули повозку.
        Доставка груза домой, разгрузка, и возвращение повозки назад, заняли у Янта все оставшееся время, до заката.
        Когда солнце уже заходило юноша пришел к небольшому лесному озеру. Сев на корень, он посмотрел на небо. Оно было затянуто тонкими облаками с небольшими просветами. Заходящее солнце окрашивало их в розовый цвет. Лягушки уже во всю квакали, и вот-вот должно было стемнеть.
        — Янт?  — Окрикну его кто-то.
        Юноша быстро обернулся, недалеко он него под деревом стояла Лониэ. Девушка почти не изменилась за эти два месяца. Нежно-голубые волосы эльфийки спадали на плечи и доходили ей до пояса. На ней была одежда лесных эльфов северных широт состоявшая из зеленой блузки и таких же зеленых свободных штанов цветом чуть темнее блузки.
        — Лониэ.  — Вздохнул Янт.  — Удивлен, что встретил тебя здесь, в такой час.
        — Я тоже хотела тебя встретить.  — Призналось она, садясь недалеко от него на траву.  — Ты очень хорошо выглядишь.
        — Да, по делу пришлось побывать в некоторых местах.  — Пустился в рассказ юноша слегка повернувшись к эльфийке.  — Пришлось конечно, кое с кем подраться, и кое что завоевать. Побывать в различных суматохах. В общем очень насыщенно прожил эти два месяца.
        — Ты разбогател?  — Спросила она смотря на одежду.
        — Да нет.  — Усмехнулся Янт.  — Почти не заработал за путешествие никаких денег. Зато узнал, что у меня есть богатый брат близнец живущий на краю света. Как знать, может быть он заглянет и сюда.
        — У тебя даже есть брат.  — Удивилась девушка.  — И он такой же как ты?
        — Не совсем. Хотя я его не знаю, такой же он как я или нет. У него есть особнячок со слугами и больше ничего…
        Янт посмотрел на озеро. Лягушки сидящие на берегу громко квакали, несколько из них спрыгнуло в воду, когда юноша пошевелился.
        — Ты теперь носишь с собой меч?  — Воскликнула эльфийка, заметив шпагу.
        — Да.  — Юноша встал. Правой рукой он быстро обнажил кристаллическую шпагу.  — Почти как металл, только прочней. Купил ее в Иноиле.
        — Ты был в Иноиле?  — Вскочила Лониэ, пораженная известием.
        — Да. Недолго.  — Спокойно ответил юноша.  — Надо признаться, несмотря на всю его красоту, родная деревня мне нравится больше. Она гораздо спокойней и лучше. Хотя там пожалуй будет в разы интересней. Не отказался бы жить там несколько месяцев в году…
        — И что ты там делал?  — Полюбопытствовала эльфийка.
        — Так ничего.  — Янт неспеша спрятал шпагу обратно в ножны. Неожиданно он вспомнил, что старик собирается отправится назад в деревню, и ему захотелось еще раз поговорить со своим дедом.  — Мне необходимо возвращаться в деревню. Увидимся завтра.  — Попрощавшись с Лониэ он пошел по лесу.
        Когда юный маг достиг деревни, уже стемнело. Этой ночью Одинокий рог выглядел по-особому, не так как раньше. Привычный уклад жизни исчез, и деревня была погружена в молчание. Все ставни в домах были закрыты. На лавочках у крылец не сидели старушки и деды. Собаки вели себя подозрительно тихо, боясь нарушить нависающую тишину.
        Идя по деревенской дороге густо заросшей травой у деревянных оград, Янт не спеша вышел к центру деревни. Здесь у трактира собралась почти вся деревня, от мала до велика.
        Юноша неосторожно подошел к толпе, и тут же стал центром внимания.
        — Какая одежда!  — Послышался полушепот в толпе.
        — Выглядит как лорд!
        — Как король. Принц!
        — А старик времени зря не терял.  — Заметил кто-то в толпе.  — Небось за два месяца деньжищ в Акэндхэме столько заработал, что мы за всю жизнь не соберем.
        Через несколько минут пока юноша разглядывал деревенских, а деревенские его, к трактиру подошел Фойдор.
        — Вижу, все собрались!  — Громким голосом сказал он, все внимание сразу же перешло на старика.
        Янт этим воспользовался и сделав вид, что покидает их, сел за рынком на скамейку и закрытый кустами стал слушать.
        Между ним и деревенскими всегда было некоторое отчуждение. В детстве когда он жил в Акэндхэме, его отчуждение от людей было еще не заметно. Но после того, как он переехал в «Одинокий рог» к деду, и с тог момента, как дед стал учить его магии отчуждение между ним и его сверстниками стало усиливаться. В деревне все делали вид, что любили его поскольку он был внуком деревенского мага, которому приписывали ужасную силу и боялись. Также Фойдора и уважали, за то что он сделал для деревни. Однако страх ко всему неизвестному лежал в природе этих людей, и негласно сделал Янта изгоем.
        Когда юноша стал учиться магии, он почувствовал что несмотря ни на что, он все же чужд своим сверстникам. Потом он перестал публично делать что либо с помощью магии, и вообще стал скрывать то что он ее изучает, и владеет невидимой и неощутимою силой. Друзей у него почти не было. Он много времени проводил в лесу в своих размышлениях и мечтах. Разговаривал с разными людьми намного старше себя. Будучи на природе, он полюбил уединение, и долго мог находится один, не ища себе друзей или знакомых.
        Сейчас когда толпа обсуждала его, он подумал что не вызывающе ли он выглядит для деревни. Тогда он уже было решил впредь выходить в самой обычной одежде. Но потом подумав, что лучше пока все оставить как есть, он стал слушать речь своего деда.
        Фойдор говорил не много, но серьезно и по существу. Рассказав об опасности быть разграбленными и убитыми, о которой и так все знали. Он перешел к своей мысли о создании армии ополчения.
        — Но ни доспехов ни оружия то у нас нету.  — Крикнул кто-то.
        Янту надоело сидеть и он быстро обошел сборище перед трактиром и подошел к старику.
        Фойдор стоял у трактирных дверей поставив свой серебристый посох наземь и держа его, что бы тот не упал.
        — Да и воевать мы не умеем.  — Продолжил мысль кто-то из деревенских.
        Подождав пока толпа угомониться и переварит им сказанное маг продолжил.
        — Все будет!  — Твердо сказал он, посмотрев на подошедшего с боку Янта.  — Будет оружие и доспехи. И даже артиллерия.  — Старик бросил взгляд на кузнеца.
        — Откуда?  — Спросил его какой-то мужик.
        — Это пока что секрет.  — Сказал он.  — Все кто захочет, может вступить в ополчение. Потом будет назначены командиры и начнутся тренировки.
        — А урожай кто собирать будет?  — Выкрикнула старушка.
        — И урожай соберем.  — Ответил Фойдор.  — Сейчас, когда горовики отозвали все свои отряды оставленные в Акосе к полям боя, мародеры оживились. Ни по одной дороге нельзя проехать спокойно. А если нам еще не удастся сохранить урожай, то нас ждет голодная зима.
        — На юго-востоке Акоса много деревень разграблено.  — Пролепетал кто-то.
        — Сейчас, когда настанет время сбора урожая, все бандиты и разбойники оживятся, дабы все присвоить себе. По этому, нам необходима армия.  — Торжественно сказал старик.
        Собрание закончилось так же быстро как и началось. Фойдор с Янтом отправились домой, оставив деревенских обсуждать сказанное стариком. Идя по дороге белый маг усмехнулся.
        — Если все так пойдет, то никакие бандиты нам не страшны.
        — Помниться, Илэн говорил, что барон со своей шайкой тоже отправился в Акос.  — Вдруг вспомнилось юноше.
        — Чует мое сердце скоро мы о нем что-нибудь да услышим.  — Пробормотал Фойдор.
        — У барона есть маг. Это усложняет задачу.
        — Надо готовится к худшему. Не исключено, что барон создаст свою шайку и начнет грабить деревни.
        — Если он уже не создал.  — Предположил Янт.
        — И не начал грабить…
        — В общем, когда Тироль с Эдэлином вернутся с амуницией я поговорю с ним.
        — А они уже улетели?  — Поинтересовался юноша.
        — Да, дня через три-четыре вернуться.
        Ночное небо застилал покров облаков. Янт и Фойдор все ближе и ближе подходили к старому деревянному дому, где их ждали Рутор и девушки.

        Глава 23

        Третьего августа после обеда Янт решил направиться в лес, чтобы прогуляться и потренироваться со шпагой. В деревне на шпагу никогда не хватало времени, и юноша решил заняться ею в лесу.
        Идя по дороге около сочных больших колосьев, он вдруг заметил вдалеке у самого леса большое серое сооружение, напоминавшее не то сарай, не то амбар. Довольно большой он стоял на поле, так как будто был здесь уже не один год.
        Это сразу же заинтересовало Янта, поскольку еще вчера никакого сарая здесь и подавно не было. Будучи готовым к любым неожиданностям, он решил медленно подойти к странному сооружению. Напрягая свое чутье, чтобы не попасться в ловушку, юноша подошел к высокой серой стене амбара, высотою пару этажей. Еще под серой крышей располагался чердак.
        Неожиданно дверь в торце у самого бока сооружения открылась и оттуда вышел человек, виденный ранее Янтом в доме Ариориса. Это был его дворецкий Ольмар Толад, в черном фраке без единой пылинки.
        — Войдите!  — Вежливо сказал он, стоящему на примятых колосьях Янту.
        — Ариорис здесь?  — Поинтересовался юноша, сразу же понявший, как очутилось здесь это сооружение.
        — Да.  — Учтиво кивнул Ольмар, отходя в сторону.
        Юноша прошел в небольшую дверцу. За ней последовало несколько деревянных ступенек, и он попал в помещение напоминавшее холл. В центре его стоял небольшой стеклянный столик, и рядом большой красно-оранжевый махровый диван, и два таких же кресла, располагавшиеся в торцах стола.
        — Господин Ариорис сейчас спуститься.  — Закрыв дверь, дворецкий неторопливо исчез в каком-то из помещений.
        Янт рассмотрел красный ковер, лежавший на полу и спокойно сел в кресло, став ждать, когда хозяин изволит появиться.
        Ариорис не заставил себя долго ждать, буквально как только Янт устроился в кресле он спустился по лестнице идущей из холла на второй этаж амбара. Выглядел он также как и при первой встрече, только волосы стали еще короче и были подстрижены на уровне мочек ушей. И весь гардероб был таким же как и в Акиоте, включая шпагу.
        — Я вижу, ты изменился?  — Заметил он посмотрев на Янта. Не спеша, хозяин амбара обошел диван и отстегнув шпагу сел в кресло, напротив своего брата.
        — Как видишь.  — Ответил Янт, вспомнив, о сарае. Он последовал примеру брата и отстегнул шпагу, которая мешала ему нормально сидеть.
        — Обзавелся шпагой.  — Заметил тот.
        — Кстати.  — Опомнился Янт Удвинг.  — Что ты здесь делаешь? Что это за сарай?
        — И как тебе мой сарайчик?  — С гордостью за свое имущество спросил Ариорис.
        — Нормально.  — Буркнул юноша.
        — Так вот, это не просто сарайчик, это летающий сарайчик. Я приобрел его в Акиоте, и оттуда летел на нем. Надо сказать перелет выдался трудный.
        — И какова причина твоего прилета?  — Задал Янт давно интересовавший его вопрос. Юноша внимательно осмотрел своего брата, и нашел что тот хорошо выглядел.
        — У меня много причин.  — Серьезно ответил Ариорис.  — Во-первых, мне все надоело в Акиоте, в том числе преследовавшие меня девушки. Во-вторых, мое наследство никто не отберет, по этому я могу спокойно отправляться путешествовать, что я и сделал. В-третьих, все доходы фирмы оставленной от барона уходят на содержание матери, а денег оставшихся у меня хватит до конца года. По этому, как ты сумел догадаться, я прилетел сюда, чтобы так же пополнить свою казну.
        — И как ты это собираешься сделать?  — Удивился Янт, пораженный логикой брата.  — Здесь денег намного меньше, чем в Акиоте.
        — Что-нибудь придумаю.  — Ответил тот.  — Главное не сидеть на месте. Одолжу их у своего отца или деда.
        — Разве что.  — Вздохнул Янт.  — На врядли твой полет сможет окупить покупку твоего сарая, или заработать тебе денег еще на год.
        — Посмотрим.  — Отрезал Ариорис.
        — Еда готова!  — Послышался голос пельменного короля, из соседнего помещения.
        — Не хочешь пообедать?  — Спросил хозяин сарая своего брата.
        — Нет.  — Янт встал и прицепил назад шпагу.  — Я уже пойду.
        — Хорошо. Расскажи всем о моем прилете.
        — Не беспокойся.  — Кивнул бывший студент.
        Ариорис проводил брата до двери и отправился обедать.
        Выйдя из большого сарая Янт направился в лес. Не смотря на неожиданный прилет брата, желание помахать шпагой в лесу у него не прошло. Найдя сухое дерево, юный маг разрубил его совим оружием. Ствол с шумом наклонился и рухнул подле юноши.
        — Надо бы наложить на шпагу магию.  — Сказал сам себе Янт. Он рассмотрел темно-синее прозрачное лезвие и вернул оружие назад в ножны. С этими мыслями, юноша и отправился обратно в деревню.

        Было облачно и пасмурно. Небо было закрыто толстым слоем облаков, скрывавших палящее летнее солнце. Когда Янт приблизился к деревни, то не встретил ни работающих крестьян на окраине, ни кого-либо другого. Все деревенские собрались в центре деревни, и что-то с опаской обсуждали.
        — Что случилось?  — Быстро спросил юноша, стоящего в стороне Дурбераса.
        — Да, старикана одного в лесу зарезали.  — Небрежно бросил горовик.  — Вчера вечером за ягодами пошел и не вернулся. Да еще говорят сарай у леса, какой-то появился…
        — Это эльфы построили.  — Нашелся, что ответить юноша, что бы скрыть его настоящее происхождение.
        — Так вот зарезали старикана.  — Дурберас сплюнул на землю.  — Недалеко нашли остатки кострища. Видать, на разбойников наткнулся. Увлекся собиранием, да отошел слишком далеко… Сейчас все деревенские бояться. Ни жен, ни детей в лес не отправляют… Да и сами бояться. Теперь вряд ли кто-то с наступлением темноты будет за пределы деревни выходить.
        — Да и раньше тоже не безопасно было.  — Вздохнул юный маг.
        — А сейчас в десять раз опасней стало.  — Буркнул горовик.  — Хотя мне лучше то. Заказы на мечи и кинжалы пошли.  — Довольно буркнул он и отправился оп своим делам.
        Внезапно на главную улицу вышел Фойдор. Медленно пройдя по дороге, он подошел к толпе. Деревенские молча расступились перед ним и дали пройти к носилкам сделанным из деревянных щитов. Тело старика было накрыто мешковиной. Маг склонился над ним и приподнял полог. Осмотрев внимательно труп, он опять закрыл скрюченное старческое тело и встав погрузился в раздумье.
        Все внимательно стояли и молча ждали, что же скажет маг — главный в деревне.
        — Вне сомненья.  — Тихо сказал он.  — Ахтука зарезали разбойники. Они постоянно шныряют в округе. Будьте готовы, что очень скоро они ввалятся толпой в деревню. Скорее всего это будет, после того как мы соберем урожай…
        — Сарай, странный сарай.  — Выкрикнул кто-то из толпы.  — Он появился на окраине деревни.
        Янт быстро бросил взгляд на Фойдора, который тот приметил и сразу понял, в чем дело.
        — Потом разберусь с сараем.  — Отрезал старик и направился к юноше. Вместе, они пошли по дороге к дому.
        — Ариорис прилетел сюда.  — Быстро сказал Янт своему деду, как только они достаточно отдалились от толпы.  — На этом самом сарае.  — Затем добавил он.
        — Это уже лучше. Надо будет его повидать.  — Проговорил старик.
        — Надо что-то сделать со шпагой.  — Вспомнил юноша.
        — Займись этим сегодня.  — Одобрил старик.  — Она тебе в будущем пригодится.

        После обеда Ариорис надумал один пройтись по лесу, покинув сарай он скрылся между тенистых кустов и деревьев. До сего момента в лесу он никогда не был, ввиду его отсутствия в Акиоте и его окрестностях. Те места, где он был до этого, лишь отдаленно напоминали хоть и исхоженный, но все же заросший и дремучий Акэндхэмский лес. Ни парк, ни ботанический сад не были так интересны и в тоже время загадочны и даже опасны для не посвященного человека, как лес, который давно не прорубался. Он сохранил темноту и свежесть под густыми кронами высоких деревьев.
        Осторожно ступая по ковру из мха, юноша продвигался все дальше и дальше к лесу. Будучи настороже он внимательно прислушивался к каждому шороху или случайному крику птицы.
        Неожиданно ветки одного из кустов раздвинулись, и навстречу ему вышла красивая и молодая эльфийка.
        — Янт?  — Увидев его, она слегка смутилась.
        — Ариорис.  — Представился юноша.  — Брат Янта. Я полагаю, вы его знаете.
        — Знаю.  — Слегка растерялась девушка.  — Совсем немного.
        — Понятно.  — Вздохнул юноша.  — Кто бы мог просветить меня, что сейчас здесь происходит?
        — Я Лониэ.  — Опомнившись, представилась эльфийка.  — Сегодня в «Одиноком роге» убили старика. Он зашел слишком далеко в лес. Наши недавно видели там небольшую шайку, разбойников.
        — Спасибо.  — Поблагодарил ее парень.  — И что это за разбойники.
        — Старейшина считает, что это разведчики большой банды. Но вся наша деревня очень боится.  — Пролепетала девушка.  — Мы лесные эльфы миролюбивые создания уже более полу тысячи лет ни с кем не воевавшие.
        — Что пятьсот лет не воевали это правда…  — Рассеяно ответил Ариорис, вспоминая об недавних атаках эльфов. Он на мгновенье задумался.  — Если на деревню нападут, то что вы будете делать?
        — Старейшина предлагает уйти.  — Ляпнула эльфийка, но потом пожалела.
        — Спасибо, ты мне очень помогла. Мне кажется уже пора идти назад.  — Сказал он разворачиваясь.
        — Подожди.  — Быстро догнала она Ариориса.  — Что ты собираешься делать?
        — Ничего.  — Ответил тот.
        — Тогда зачем ты все спрашиваешь об этом?  — Выровнялась она с ним.
        — Надо быть готовым ко всему.  — Спокойно ответил тот.  — Как только в конце этого месяца урожай будет собран, то явятся давно ожидаемые мародеры, что бы его отобрать. Причем явятся в таком количестве, что мало не покажется. Я думаю Янт расскажет тебе по подробнее, что угрожает деревням, и как нам с этим бороться.
        После этих слов Лониэ отстала от Ариориса, начавшего возвращаться назад, раздумывая над тем, что сказала эльфийка.

        Сидя в кресле в своем мрачном холле Красная борода предавался спокойному ничего не деланью. Все вещи в его чертогах напоминали ему об Идгеле. Он даже хотел вернутся на фронт, только что бы не видеть дома, угнетающего его. Но все же у капитана оставалось еще восемь детей, и он должен был позаботится о них и о жене.
        Неожиданно в холл вошел его второй сын, на полтора года младше Идгеля. На нем были меховые одежды и кожаный фартук, залитый машинным маслом. Небольшая бороденка была заплетена в косичку.
        — Отец!  — Проговорил Вайристэр.  — Я принял важное решение.
        — Что такое?  — Всполошился отец семейства, мысли которого были прерваны.
        — Я принял решение.  — Важно сказал молодой горовик.  — Я хочу пойти воевать вместо Идгеля.
        Это слова прогремели как гром в ушах Красной бороды. Они потрясли его, пошатнув веру в будущее и благополучие его семьи.
        — Сын мой в своем ли ты уме!  — Воскликнул пират, потрясенный услышанным от сына.  — Ты же учишься на инженера-механика!
        — Я решил бросить учебу.  — Непреклонно ответил Вайристэр.
        — Безумец!  — Что есть мочи закричал Красная борода. В это мгновенье бешенство овладело им. Он разбил кулаком стоящий рядом гранитный столик. Сын не видевший никогда отца в таком состоянии испугался, и отошел назад. Через несколько мгновений вся семья сбежалась смотреть, что же случилось в холле.
        — Ты хочешь умереть так же как и твой брат?  — Закричал на сына Абсадэс Дэротэб.  — Ты хочешь убить своего отца? Знаешь ли ты что я отговаривал Идгеля, что бы он не шел на войну? По тому, что я знаю что такое война! И что не подготовленным там не место. Знаешь ли ты, через что я прошел? Сколько я делал для благополучия семьи и народа? Для чего я старался, черт возьми? Не для того, что бы остаться в старости одному! Я хотел хорошего будущего! Для Идгеля! Для тебя!  — Горовик осмотрел собравшихся вокруг членов своей семьи.  — Для семьи! Для народа! Именно по этому я и пошел воевать. Именно поэтому мы и разоряли деревни. Мы грабли казначейские кареты, захватывали, все что можно было захватить. Я делал это для будущего. Но зачем мне все это, если война унесет моих детей?
        Или ты думаешь, что я воевал, потому что мне так хотелось?  — Крикнул на сына Красная борода.  — Я всегда думал о благе своего народа, но теперь кажется, что я заблуждался. Война не принесла счастья моей семье, она забрала у меня сына! И кажется, хочет забрать еще одного. Не ужели ты думаешь, что там будет все просто?  — Гнев и бешенство исчезали уступая место горю и здравому смыслу.  — Ты будешь подвержен тысячам опасностям! Идгель погиб от взрыва бомбы, а сейчас война ведется с эльфами. Они, как оказалось, гораздо опасней людей. Я был сам свидетелем, как они уничтожили экипаж драконьего голема, и выжило кроме меня еще только несколько горовиков. И сейчас все горовики идут на свою верную смерть. Я против, что бы ты бросал учебу! Я против, что бы ты шел на войну!  — Выкрикнул Красная борода и посмотрев на жену удалился из холла. Он побрел по длинному коридору своего жилища. Красный ковер на полу глушил звук его металлических сапог. Добравшись до своего кабинета, горовик там закрылся и сел в глубокое махровое кресло. Здесь было также темно, как в холле и коридоре. Один тусклый кристалл светил в
углу, освещая витрину, где за прочным стеклом лежал тальмовый топор отца Красной бороды, погибшего очень давно.
        Горовик вздохнул, думая как оградить свою семью от бушующих опасностей войны. В голову ничего не шло. Он встал и достал из массивного шкафа, толстую книгу в затертой кожаной обложке — дневник своего отца. Отца, Абсадэс видел только детстве, поскольку тот погиб на войне. Его воспитывал дед, тоже однажды погибший на поле брани, куда он пошел со своим внуком. Дневник своего отца, горовик любил читать в своем отрочестве. По этой книге он имел представления о сражениях и битвах, где участвовал его предок. Сейчас же пролистав дневник, он меланхолично поставил его назад в шкаф, вернувшись к своим размышлениям.
        — И что же мне сейчас делать?  — Сказал он сам себе. Пройдясь по своему кабинету, от одной стены до другой, он вздохнул. Взгляд его упал на массивный письменный стол, погруженный во мраке. На его чистой поверхности лежало несколько письменных приборов, не используемых хозяином очень давно.  — Если бы эта чертова война прекратилась, всем бы стало гораздо легче!  — Проговорил он и сел опять в кресло.
        Неожиданно ему пришла идея. Горовик подошел к столу, и включил торшер. Затем включив все кристаллы в кабинете, он пошел к книжному шкафу и достал с нижней полки толстую книгу для записей. Сев за стол, Красная борода вынул чернильницу из шуфлтяки. Открутив плотную стеклянную крышку, он обмакнул туда тальмовое перо. Этим пером, когда-то писал его дед. Открыв книгу для записей капитан написал несколько строк на титульной странице.
        Надпись гласила:

        «Дэротэб Абсадэс или капитан Красная борода. Биография».

        Вечер успокаивал день в своих объятиях. Тугондэр ходил по своему кабинету в ожидании отчетов о положении дел. Утром им было послано семнадцать воздушных кораблей, с пехотой. Они должны были уничтожить или захватить близлежащие города. От многих из них не было вестей, и король полагал, что их уже не было в живых. Эльфийские маги искусно манипулировали потоками воздуха, и ревностно охраняли свои территории. Возможно знай Тугондэр, что его ожидает он бы не напал на Леса, и стал укреплять свою власть на захваченной территории. Но сейчас отступать было поздно, и он это прекрасно понимал. Тем более возможность победить была. Хотя Красная борода, не раз при помощи зеркала предупреждал его о возможности поражения, но он приписал пирату, расстройство психики в связи с гибелью его сына.
        Эльфийские маги были утомлены долгим противостоянием, как и маги горовиков. Им нужна была передышка, именно на это и рассчитывал Тугондэр, что бы провести свою пехоту, пока маги будут восстанавливать силы.
        — У нас получилось!  — В кабинет влетел Уркер.  — Один из кораблей уничтожил крупный эльфийский город.
        — Они связались?  — Поинтересовался король.
        — Да. Я получил отчет.  — Быстро проговорил генерал.  — По пути они встретили сильное сопротивление стихийной магии, но маги на корабле справились. Когда они прилетели к городу, тот был полу пустой, но все же они его обстреляли и предали огню, многие его районы.
        — Эльфы не собираются еще сдаваться?  — Усмехнулся Тугондэр.
        — Вроде бы нет.  — Буркнул Уркер.  — Хотя кто знает. Я от них такого упорства и не ожидал. Их леса пылали у границ, на многие лиги, но они их потушили. С каждым днем, они мне кажутся все более достойным противником, победы над которым приносят радость.
        — Понятно.  — Вспомнив о том, что многие корабли погибли, король Дугских гор понял, что радоваться пока что не кому.  — Вот когда получим сведенья, от остальных кораблей, подсчитаем сколько погибло наших, сколько у противника, тогда и будем думать, плакать нам или радоваться.

        Янт допоздна засиделся в трактире. Обычно он никогда не посещал это заведение, но сейчас здесь собралось много народа, и юноша говорил с кузнецом, рассказывавшим ему о положении дел в соседних деревнях и городках. В зале было не протолкнуться, но эль все пили очень скоромно, не больше одной кружки. Никто не курил, поскольку все боялись Янта, не очень это любившего. Неожиданно дверь трактира открылась и туда вошел путешественник. Он сразу подошел к стойке.
        — Наконец-то добрался.  — Вздохнул мужчина. Ему было не больше тридцати пяти лет. Коричневая ряса с капюшоном, была вся в заплатках. За плечом висела тощая походная торба.  — Кружку эля, и комнату на ночь.  — Он бросил на стол несколько медяков различного номинала. Подождав пока ему налили большую глиняную кружку пенящегося эля, он сел за единственный свободный стул.
        Его сразу обступили все деревенские, и стали задавать вопросы. Выпив половину кружки, протерев рукою длинную черную бороду, он вздохнул и проговорил.
        — Я Сеньём Жорж из монастыря Анквина.  — Вздохнул он.  — Недавно монастырь разорили разбойники.
        Янта стразу заинтересовал этот человек. Он встал и подошел к нему. Толпа крестьян сразу же расступилась перед юношей. Юный маг внимательно рассмотрел беглого монаха, и спросил.
        — А что происходит в соседних деревнях, и рядом с монастырем Анквина?
        — В одной из деревень я видел странные листы. Они были прибиты к некоторым важным зданиям. Но там почти никто не умеет читать, поэтому на них никто не обратил внимания.
        — Ты знаешь, что на них было написано?  — Янт посмотрел на соседнее место, где сидел местный пчеловод, тот заметил его взгляд сразу же встал, и юноша сел рядом с монахом.
        — Да, я даже взял одну из них.  — Сеньём, стал рыться в своей небольшой торбе и вынул оттуда в несколько раз сложенный грязный желтый листок. Янт быстро развернул его и удивился. На шершавой бумаге, весьма низкого качества, на печатном станке было оттеснены следующие слова:
        «В этой стране всех подстерегает несчетное множество опасностей. Но от них можно легко отгородиться. Кто хочет выжить и хорошо жить в безопасности, должен передать часть своего урожая, мне. Деревни, которые откажутся выполнить это условие будут сожжены и разграблены разбойниками»
        Внизу листа была подпись: «Барон Гельям Тэнтальмон»
        — Что ты слышал о неком бароне Гельяме Тэнтальмоне?  — Спросил он беглого монаха.
        — Что он поселился в старом замке землевладельца, недалеко от монастыря.  — Ответил Жорж, допив эль и ставя кружку на стол.  — Он очень быстро собрал вокруг себя огромную шайку.
        — Спасибо!  — Поблагодарил монаха Янт.  — Я возьму этот листок.
        — Конечно.  — Кивнул тот.
        Янт вышел из трактира, оставив всех в мучительных раздумьях о природе листовки, принесенной монахом.

        — Этого следовало ожидать.  — Усмехнулся Фойдор, бросая листок на стол. В его кабинет тускло освещало несколько свечек.
        — И что теперь будем делать?  — Спросил его Янт.
        — Сейчас, спать.  — Пошутил Фойдор.  — А вообще организовывать оборону. Завтра надо будет представить Ариориса деревенским…

        Глава 24

        Двадцатого августа, ранним неприветливым и мокрым от ночного дождя утором, все деревенские мужчины, неспеша направились к лагерю. Сбор урожая уже подходил к концу, амбары и зернохранилища наполнялись зерном, освобождая все больше и больше времени у деревенских жителей. Тренировочный лагерь был организован Дором, на одном из сжатых полей. Там было построено несколько сооружений из бревен и досок, собранных из заброшенных и пришедших в негодность домов и построек. В них хранилось снаряжение необходимое для тренировок. От остальных полей лагерь был огорожен оградой, сделанной из палок.
        Этим промозглым и холодным утром, непригодным для сбора урожая Дор раньше всех пришел в лагерь. Часовые сидя у навеса встали и выровнялись при его виде, и отсалютовали своему наставнику. Все неиспользуемое снаряжение хранилось в центре деревни. Остальная амуниция была отдана новоявленным солдатам, которые этим утром опирая на копья, с мечами и щитами, звеня кольчугами стали собираться у лагеря. Будучи в полном доспехе горовик важно возвышался над ними. Помимо его роста, доспехи придавали ему величественную громоздкость, делавшую его настоящим гигантом среди деревенских, особенно среди юношей, состоящих в этой маленькой армии.
        В это утро, Янту особенно не хотелось вставать. Он целый час лежал в постели, однако, когда лежание ему надоело он все же поднялся и решил поторопиться, поскольку на этот день у него была назначена важная миссия — поход в эльфийскую деревню вместе с Ариорисом.
        Эдэлин с Тиролем полетели в Сагор, что бы оставить в его хранилищах капиталы, до этого хранимые на корабле. После того, как они прилетели в деревню с оружием, было решено, что хранить такие сокровища здесь опасно. В деревне остался Вистус Фаер квартировавшийся в трактире вместе с Понэем.
        В гостиной дома было особенно оживленно. Триана болтала с Альтирой. Старик кряхтя готовился к поездке, запланированной на сегодня. Его цель состояла объехать все соседние деревни, с двумя крестьянами, бывшими теперь солдатами его гвардии. Маг одетый в свою парадную мантию собирал сумку с едой. Многие люди в соседних деревнях его знали, и он надеялся что его авторитет подействует на крестьян и некоторые из них согласятся переехать в «Одинокий рог» и вступить в ряды его армии.
        — Ну что, сделаем как вчера планировали?  — Улыбнувшись сказал Фойдор Янту, когда тот завязывая сорочку вошел в гостиную.
        — Да, хорошо.  — Кивнул юноша, вспоминая что он должен был быть у эльфов сразу после обеда.  — Мы с Ариорисом быстро уговорим их присоединится к нам!
        — Только смотри не очаруйся прелестными эльфийками.  — Пошутила Триана.
        — Не волнуйся, эльфийки меня мала интересуют.  — Бросил Янт. Он собрался с мыслями и посмотрел в окно. За открытыми воротами стоял фургон обтянутый парусиной и запряженный четверкой лошадей. У фургона Фойдора ждали два новоиспеченных солдата.
        — Все, я пошел.  — Старик быстро завязал торбу. Из двери, ведущей в кухню, вышел Рутор, неся большой ящик с едой. Не спеша он пошел вслед за стариком, и когда тот залез в фургон, то горовик поставил туда ящик. Солдаты вскочили на козлы и стали погонять лошадей. Затем, когда фургон поехал по главной деревенской дороге Рутор проводил его немного взглядом и вернулся в дом.
        — Зима будет холодной.  — Поежился горовик.
        — Ладно, мне пора собираться.  — Вздохнул Янт и отправляясь на кухню. Войдя в помещение с большой белой печью и бросив взгляд на чугунки стоящие на столе, он потянул носом воздух.  — Пожалуй, пообедаю ка я у Ариориса.  — Усмехнулся юноша.  — С этими мыслями он пошел собираться и очень скоро шел по росе к лесу.
        На середине пути юноша неожиданно почувствовал, что кто-то идет за ним. Это ощущение не исчезало у него с самого начала от дома Фойдора. Когда сарай Ариориса уже виднелся у леса, он резко обернулся и прокричал:
        — Выходи!
        — Это я!  — Крикнул Понэй, убрав свою невидимость. Он быстро подбежал к Янту.  — Я тоже хочу пойти в эльфийскую деревню.
        — Кто-нибудь тебе это разрешал?
        — Я уже достаточно взрослый, что бы сам принимать решения!  — Громко сказал маленький маг.
        — Ладно, пошли к Ариорису, а там посмотрим.
        Очень скоро, они оказались у сарая, деликатно постучав в дверь юноша стал ждать. Успело пройти только несколько секунд, прежде чем дверь легонько отворилась, и там показался дворецкий. «Пожалуйте» — Быстро произнес он.
        Янт спешно поднялся по лестнице в гостиную этого странного судна. Там стоял Ариорис, поприветствовавший брата.
        — Ну что, пошли.  — Сказал он направляясь к выходу.
        — Подожди.  — Остановил его Янт.  — Помниться ты меня приглашал на обед. И именно сегодня я решил воспользоваться твоим приглашением.
        — С чего так вдруг?  — Удивился акиотский маг.
        — Я давненько не ел ничего вкусненького, вроде того что подает тебе твой аристократский повар. И в пользу этого я отказался, от сегодняшнего завтрака.
        — И я не откажусь!  — Выкрикнул Понэй.  — Мой дядька поселил меня в жуткой вонючей клоаке. И пичкает меня грязной отвратительной и невкусной едой, которую он ест сам!
        — Ладно, ладно.  — Сказал хозяин.  — Сейчас я скажу повару.
        — Я, конечно, понимаю, что в трактире грязно, но все таки, это самое важное место в деревне, поаккуратнее с выражениями.  — Пошутил Янт
        — Хотел бы я увидеть самое не важное место.  — Буркнул мальчик.
        Вскоре плотно отобедав у Ариориса, они направились в эльфийскую деревню. Янт вел их через лес, по ведомым только ему тропам. В лесу было сыро и холодно. На ветках после ночного дождя осталось много холодных капель, дышащих осенней слякотью, которые при малейшем движении ветки готовы были полететь за шиворот неосторожному путнику. Именно этих капли и избегал юноша. Он аккуратно шел по мху, минуя кустарники и те места, где ветки были слишком низко к земле.
        В отличии от Ариориса, который следил за своей внешностью, Янт никогда не стригся, и только изредка расчесывался, когда у него было на то настроение. Приглаживая свои прямые волосы руками он, смотрелся в зеркало и находил что хорошо выглядит. И сейчас, несмотря на то, что бывший студент был в деревне он всегда хорошо выглядел, благодаря магии. Грязь которая была здесь повсеместно не оставляла ни одного пятнышка на его одеждах.
        Продираться сквозь лес пришлось довольно долго, пока они все не подошли к небольшой эльфийской деревушке, в пятнадцать домов. Деревня эта появилась неожиданно, только обилие лесных цветов, насаженных здесь лесными эльфами указывало на то что она находится рядом. Издали это маленькое поселение можно было запросто принять за холмы либо какую-нибудь формацию природы. Дома у эльфов были круглые сделанные из брусьев и обвитые специальным вьюном, делавший их полностью зелеными. Конические крыши с тонкой трубой в центре были покрыты специальным кровельным мхом, рядом с которым иногда сидели случайно засеянные растения. Дома располагались сравнительно далеко друг от друга. Рядом с ними стояли небольшие хозяйственные постройки, такой же конструкции. Эльфы не держали никаких животных, кроме особой породы птиц, которые как курицы ежедневно неслись, но могли летать на большие расстояния за пропитанием, и возвращались на ночь обратно в курятник. Эти, в два фута длинною птицы, имели темно-зеленую окраску и отлично сливались с ландшафтом на фоне листвы и ковров мха.
        Неторопливо Янт направился к центру деревни. Там у большого круглого сооружения сидело несколько эльфов на скамейках вокруг небольшого кострища где тлели угли. Один из эльфов бросил на незваных гостей вопрошающий взгляд, и спросил: «Зачем пожаловали?»
        — У нас к вам дипломатическая миссия.  — Сразу перешел к делу Янт. Ни он, ни Ариорис не обратили внимания на то что Понэя уже давно нету рядом с ними.
        — Слушаем.  — Важно сказал старейшина. Все остальные эльфы обратили на них свои взгляды.
        — Так вот.  — Начал Янт становясь рядом с костром.  — Я думаю, вы все знаете что мой дед Фойдор, недавно организовал небольшую армию, для обороны деревни, от посягательства мародеров и разбойников.
        — Да, но мы сомневаемся, что она сможет справиться с теми сотнями, которые угрожают.  — Заметил старейшина.
        — Нам поможет магия.  — Ответил Янт.
        — Перейдите, пожалуйста, сразу к тому, что вы хотите нам сказать.  — Попросил его лесной эльф.
        — Мы хотим, что бы вы присоединились к нашей оборонной армии.  — Высказал Ариорис.
        — Наша деревня как и «Одинокий рог», находится в месте где сходятся две реки. Поскольку здесь нет крупных городов, то мостов здесь никто не построил. С западной стороны нет ни мостов, ни мест что бы переправиться вброд. Мосты и переправы есть только с восточной стороны, со стороны «Одинокого рога». По этому мы посчитали что есть большая вероятность того, что мародеры уничтожив вашу деревню не пойдут дальше в лес, а остановятся на этом. В худшем случае, если они пойдут к нам, мы защитим магией дороги, и у нас появится вероятность уцелеть.  — Проговорил старейшина.  — Конечно, мы не так сильны в магии, как ваш дед, но все же кое что сделать можем.
        — А если они обойдут вашу магию?  — Спросил Янт.
        — Тогда нам продеться в впопыхах бежать, и прятаться пока опасность не минует.
        — Но мы можем объединить усилия в борьбе за выживание!  — Воскликнул Янт.
        — Мы лесные эльфы, создание миролюбивые и уже более пяти ста лет ни с кем не воевавшие. Сомневаюсь, что мы сможем оказать вам какую-либо помощь. Тем более нас всего тридцать два человека, мы не сможем повлиять на исход вашей битвы.
        Из одной из хижин появилась Лониэ. Она очень удивилась увидав Янта и Ариориса вместе.
        — Вы здесь?  — Невнятно спросила она, поправляя платье.
        — Да, но мы уже уходим.  — Учтиво ответил Ариорис разворачиваясь.
        — А я пожалую приму участие в вашей компании!  — Полог завешивающий вход в главное здание отворился и на улицу вышел пьяный эльф.  — Я давно мечтал убить, какого-нибудь лиходея.  — Проговорил он слегка шатаясь.
        — К?льмор, в своем ли ты уме?  — Спросил его старейшина.
        — Я?  — Переспросил Кальмор.  — В совершенно своем.  — Этот эльф был не в зеленых одеждах, любимых лесными эльфами, а в грязно желтой суконной куртке и штанах. Сапоги из серой кожи все в грязи были едва натянуты на ноги. Плюхнувшись на скамейку, эльф поправил сапоги, затем он небрежно вынул из волос попавшие туда семена растений.
        — Хотя все правильно