Сохранить как .
Контакт Александр Владимирович Немченко
        XXII век. Человечество пережило тяжелейшую войну с роботами, к которой привело бурное развитие искусственного интеллекта. Теперь люди избрали иную парадигму, совершенствуя свой организм с помощью генных модификаций. Человек как вид процветает и активно исследует космос.

        В один прекрасный день исследователи обнаруживают инопланетный корабль на спутнике Юпитера - ледяной Европе. Туда отправляют группу ученых, политиков и военных, чтобы попытаться установить контакт с инопланетянами. Путешествие по загадочному кораблю таит множество неожиданностей, которые заставят героев задуматься о том, что процветание и мирное существование - это ценности, за которые надо бороться.
        Александр Владимирович Немченко
        Контакт
        Глава 1
        Огромная космическая станция, сверкающая, словно новогодняя елка, тысячами огней, зависла над гладким и белым, как бильярдный шар, большим спутником Юпитера - Европой. Если взглянуть чуть левее, можно увидеть край самого Юпитера. На песчаного цвета поверхности хорошо различимы завихрения и полосы. Сложно даже представить невероятную мощь ураганов, бушующих на этом газовом гиганте.
        - Алексей, долго будешь любоваться? Твой ход.
        Я оторвался от изображения, проецируемого на стенку и создающего иллюзию огромного обзорного окна. На самом деле космический корабль - это огромная глухая жестяная банка. Иллюминаторы были признаны небезопасными, и вместо них на внешней стороне обшивки стали устанавливать камеры, изображения с которых проецируются на стенки кают. Исследования нескольких видных психологов показали, что вот такие импровизированные иллюминаторы помогают людям легче переносить космические путешествия.
        - Мы уже прилетели, так что не успеем доиграть,  - сказал я, подходя к стеклянному столику, стоящему посреди каюты.
        - Ничего, залетать в ангар будем еще минут десять, а мне до победы осталось два хода.
        Черт, как же надоела его привычка сообщать, когда он победит! И если в начале путешествия меня забавляла такая самоуверенность, то сейчас, когда во всех сыгранных партиях Кшиштоф ни разу не ошибся в прогнозе, эта его манера уже дико раздражала. Я глянул на шахматную доску, мои губы расползлись в улыбке. Ага, похоже, на этот раз он ошибся. Неосмотрительно поставив шах ферзем, он подставился под удар моего коня.
        - Вижу, под конец полета мне все-таки удастся тебя победить.
        Схватив коня, я лихо сбил ферзя с доски, самодовольно улыбнулся и только в этот момент увидел хитрый огонек в глазах соперника. Я почувствовал неладное, но было уже поздно. Его ладья смела коня, поставив шах, и все, что мне оставалось,  - это уйти в сторону, а разгром довершил слон.
        - Шах и мат,  - объявил Кшиштоф.
        Я поднял взгляд. По другую сторону столика застыл высокий широкоплечий мужчина. Он торжествующе улыбался. У него густая рыжая борода и усы, а также лысая, как коленка, голова. С этой его улыбкой он больше похож на какого-нибудь пирата семнадцатого века, нежели на знаменитого астрофизика. Кшиштоф Вуйчик - мой сосед по каюте и будущий коллега по экспедиции на Европу.
        Я откинулся на стуле, голографическое изображение шахматной доски исчезло. До чего же дошли технологии! Изображение шахматной доски и фигурок было таким, что не отличишь от настоящих, да и передача тактильных ощущений на столь высоком уровне, что кажется, будто я и вправду беру в руки настоящую фигурку. До сих пор чувствую прикосновение деревянной текстуры к кончикам пальцев.
        - Еще партию?
        - Нет, хватит с меня на сегодня,  - устало улыбнувшись, отказался я.
        Кшиштоф пожал плечами, поднялся из-за стола.
        - Пойду тогда возьму себе попить. Тебе что-то захватить?
        - Апельсинового сока, если можно.
        Когда дверь каюты с легким шипением закрылась за астрофизиком, я вновь перевел взгляд на проецируемое на стену изображение. Спутник уже не видно, обзор закрыла станция. Вот огромная дыра - вход в ангар, но скоро она уйдет из обзора, так как корабль повернется к ней носом. Чтобы увидеть вход, придется включать изображение с передних камер.
        И что же меня заставило покинуть уютную Землю и полететь в такую даль - к Юпитеру? Огромный гонорар? Возможность каких-то немыслимых открытий?
        Когда две недели назад мне позвонили и предложили отправиться в экспедицию на Европу, нужно было сразу отказаться. Но в тот момент я поинтересовался, почему они обратились именно ко мне, ведь имеется множество микробиологов и получше. На что собеседник ответил, что меня порекомендовала Валентина Хань.
        После этих слов я уже не смог отказаться. Встреча с Валентиной волновала едва ли не сильнее, чем перспектива открытий на Европе. Однако какие могут быть открытия на этом ледяном шаре с толщей воды в виде мантии? Обнаружение примитивных микроорганизмов? Нет, несомненно, открытие жизни где-то еще помимо Земли - вещь великая, но не настолько волнующая, как встреча с бывшей женой.
        Раздалось шипение, на пороге появился Кшиштоф. В здоровенных, как пара лопат, ладонях зажато по маленькому стаканчику. Ну, это только кажется, что они маленькие, на фоне таких-то лапищ.
        Поставив стакан с соком передо мной, он проследовал к шкафчику. Свои вещи я собрал еще полчаса назад, а вот Кшиштоф, похоже, из тех людей, кто предпочитает собираться в последние минуты. Отпив томатного сока, он поставил стакан на маленький столик рядом с койкой и начал не спеша складывать вещи.
        - Внимание, мы прибываем на станцию Исследователь-12,  - раздался мелодичный женский голос.
        - А ты не выглядишь взволнованным,  - заметил Кшиштоф.
        Я глянул на здоровенного астрофизика. Он сноровисто уложил одежду в сумку, нажал на небольшую кнопку, и края сумки словно слиплись, став единым целым. Я слышал, лет сто назад в начале двадцать первого века сумки закрывали с помощью приспособления, которое называли молнией. Не случись лет семьдесят назад мирового кризиса, наверняка технологии сейчас продвинулись бы далеко вперед, и никаких сумок с одеждами вообще не было бы. Хотя тогда и мир бы был совсем иным, и я не уверен, что он был бы таким прекрасным, как сейчас.
        - А почему я должен быть взволнован?
        - Как же? Нас ждет удивительная экспедиция! Когда мы обнародуем наш доклад, мы совершим прорыв в будущее!  - воскликнул он. Глаза Кшиштофа сияют, он даже задышал часто, а лицо раскраснелось.  - Постой, только не говори мне, что ты не в курсе.
        - В курсе чего?  - спросил я, почувствовав неладное. Похоже, я подписался на нечто большее, чем изучение микроорганизмов, которые собираюсь отыскать под ледяной коркой Европы.
        - Так ведь в толще льда Европы нашли гигантский космический корабль!
        Мы с Кшиштофом неспешно сошли с трапа. Как и на корабле, на станции есть искусственная сила тяжести, а если быть точным, то гравитационный каркас. Внутри гравитация схожа с земной, но в целом станция по своему влиянию на внешние объекты остается прежней. Создающий гравитационный каркас прибор довольно прожорлив в плане потребления электричества, но правительство считает, что здоровье и комфорт - это самое важное. Тем более что в настоящее время, когда в космических кораблях для выработки электрической энергии используют ядерные реакторы, принцип экономии не ставится во главу угла. Помню, как недавно проходила прямая трансляция с закрытия последней теплоэлектростанции. Теперь в промышленных масштабах электричество вырабатывается всего тремя способами: на атомных электростанциях, древних плотинах с гидроэлектростанциями и на термоядерных электростанциях. Последние активно строятся только на Земле и Марсе. Все-таки термоядерные реакторы пока слишком громоздки для использования в космосе. А вот ядерные реакторы делают достаточно компактными, и парочка таких легко поместилась на корабль, в котором мы
прилетели.
        Ангар выглядит пустовато. Только в дальнем углу расположилась пара транспортников. Вход в ангар открылся, и нам навстречу вышла группа людей в рабочих комбинезонах. Я наконец отвлекся от мыслей, появившихся после слов Кшиштофа, потому что среди встречающих заметил знакомое лицо…
        Поверх рабочей одежды у нее белый халат. Я сразу заприметил ее - Валентину Хань. Невысокая девушка - несмотря на свои тридцать девять лет, выглядит она лет на двадцать - двадцать пять. Ее прическа изменилась с последней нашей встречи: русые волосы подстрижены - стрижка каре ей очень идет. Наши взгляды встретились, я на миг почувствовал, что не могу сопротивляться притяжению ее темных глаз. С трудом отвел взгляд, по ее губам скользнула улыбка.
        - С прибытием, господа Вуйчик, Большаков.
        Вперед выступил высокий мужчина с гладко выбритым волевым подбородком и светлыми кудрявыми волосами. Леонид Дашкевич, начальник станции. Выглядит как молодой мужчина, и не скажешь, что ему почти пятьдесят. Вообще за последние два десятилетия, после серьезных прорывов в генной инженерии, понятие «старик» исчезло. Потому что исчезла сама старость. Теперь двадцатилетний парень и семидесятилетний мужчина выглядят одинаково молодо.
        - Здравствуйте, Леонид,  - произнес с улыбкой Кшиштоф и пожал протянутую руку.
        Я тоже поздоровался, избегая взгляда Валентины.
        - Это главный инженер Вадим Крутиков и начальник охраны Альфред Шмит.
        Двое мужчин поклонились. Оба чернявые, со слегка восточными чертами лица, явно кто-то из предков был с Ближнего Востока. Если бы не разные фамилии, их можно было бы принять за братьев - даже улыбки похожи.
        - Наш историк, археолог, языковед и этнограф - Валентина Хань.
        Мое сердце чуть дрогнуло, когда пришлось пожать ее руку. Расстались мы не по причине того, что охладели чувства, а скорее из-за работы. Валентина постоянно была в разъездах. И просто однажды решила, что наш брак не имеет перспектив. Ее предложение тогда поразило меня как громом, я даже не смог найти доводов против.
        - Господа, прошу задержаться, с минуты на минуту должен прибыть корабль с Марса,  - внезапно произнес Леонид.
        - Вы пригласили кого-то еще?
        - Нет, это приказ от правительства,  - вместо начальника станции ответил Альфред Шмит. Его лицо скривилось так, словно он принял горькое лекарство.  - Как будто нашей охраны не хватает.
        - А в чем дело-то?  - невинно поинтересовался Кшиштоф.
        - Нам пришлют полицейский спецназ,  - пояснил Шмит.
        - Внимание, приближается корабль. Просьба освободить посадочную площадку,  - раздался мелодичный голос.
        Я глянул в сторону посадочной площадки ангара. Все корабли влетают через один проход, но он не закрывается никогда. У несведущего человека может возникнуть вопрос, почему же тогда вакуум космоса не высасывает весь воздух из ангара? Ответ прост: мощная гравитационная мембрана. Корабль и что-то плотное сквозь нее пройдет легко, а вот воздух - нет. К тому же мощная искусственная гравитация, имитирующая земную, также не позволяет воздуху покидать пределы станции.
        В темноте космоса появился силуэт корабля, он легко прошел через мембрану, как сквозь мыльный пузырь, плавно вплыл в ангар и опустился на палубу рядом с кораблем, на котором прилетели мы.
        - Я тут слышал в последних новостях, что на Марсе опять активизировались «свидетели первого контакта»,  - как бы невзначай произнес Кшиштоф.  - Странно, что при таких обстоятельствах спецназ посылают к нам.

«Свидетели первого контакта»  - по сути, реинкарнация религиозной секты. В наше время религия исчезла как таковая и о ней стали забывать, но вот лет двадцать назад один из сильнейших псиоников организовал свой культ и назвал его «Свидетели первого контакта». Я не особо разбираюсь в этой религии, но, говорят, там много псиоников. И если раньше культ вел мирные проповеди, то потом они стали более агрессивными. Теперь эта организация признана опасной и запрещена. А не так давно начали погибать чиновники и главы администраций, видные ученые и просто популярные ведущие, что в свое время выступали за запрет организации «Свидетели первого контакта». И пусть доказательств того, что их смерти не случайны, а являются целенаправленным убийством, нет, в сети ползут слухи, что это работа неосектантов.
        Тем временем трап опустился. Из корабля спешно четким шагом вышли бойцы спецназа. Я почему-то ожидал, что они выйдут в полном снаряжении, в боевых скафандрах и при оружии, и потому был слегка разочарован, увидев их в обычной одежде с сумками на плечах.
        - Десять бойцов и офицер,  - буркнул Кшиштоф, уже успевший посчитать.
        Леонид Дашкевич двинулся вперед, следом за ним начальник охраны и главный инженер, я же застыл на месте, глядя на одного из спецназовцев. Он стоит с краю, самый последний в строю. Ничем особо не отличается - невысокий шатен, по габаритам самый скромный в сравнении с остальными бойцами. Но все же в нем есть одна отличительная черта - фиолетового цвета радужка глаз, выдающая в нем псионика.
        Леонид представил нас с Кшиштофом только офицеру отряда, бравому капитану Луи Бастьену. Он высокий, со слегка смуглой кожей, отличается пронзительным взглядом зеленых глаз. А затем нас перехватил Альфред Шмит. Сначала проинструктировал о мерах безопасности: куда ходить можно, куда не следует. Затем провел по станции, показал, где находятся отсеки, душевые комнаты, спортзал, столовая, лаборатории и командный центр, а потом, попрощавшись, удалился.
        Как я успел понять из рассказа начальника охраны, станция рассчитана на содержание до сотни человек, но сейчас на ней не больше двух десятков плюс почти полтора десятка новоприбывших. Помимо спецназовцев и меня с Кшиштофом, на станции некоторое время побудут капитаны кораблей, доставивших нас. Их разместили в отдельном отсеке, после пары дней отдыха они улетят со станции.
        Раньше станция находилась над Титаном - крупнейшим спутником Сатурна. И тогда она была забита под завязку разными исследователями. Сейчас же большая часть специалистов разлетелась по лабораториям писать отчеты об экспедиции, изучать полученные данные и тому подобное. Станция же переместилась к Европе, так что спустя полгода, когда все данные, полученные на Титане, были бы уже обработаны, а ученые отдохнули, то они должны были прибыть на станцию и начать так же планомерно изучать Европу. Но внезапно один из дронов зафиксировал странный сигнал, пробивающийся сквозь толщу льда. Более подробное сканирование показало, что на глубине в двести метров в толще льда есть огромный объект искусственного происхождения. Срочно отправленная группа людей со станции, с трепетом произведя раскопки, обнаружила огромный космический корабль.
        Было принято решение срочно сформировать группу исследователей. Когда подбирали микробиолога, то благодаря рекомендации Валентины Хань выбор пал на меня.
        - Пойду закину вещи, приму душ и спать. Что-то я устал за этот перелет,  - произнес Кшиштоф.  - До завтра, Алексей.
        - Пока, Кшиштоф,  - попрощался я.
        Проводив астрофизика взглядом, я направился к своему спальному месту. В отличие от спецназовцев, которым выделили общее спальное помещение, нам, ученым, достались персональные отсеки.
        Войдя в свой, я обнаружил пусть и небольшую, но уютную комнату. Своя душевая кабинка, небольшой шкафчик для одежды, односпальная кровать, уже застеленная белым покрывалом и простыней. Справа от кровати программируемый проектор, что проецирует изображение на стену. Можно включить федеральные новости, а можно просто сделать подобие окна с видом на полянку, залитую светом, или выставить изображение с внешних камер и взирать на черноту космоса через «иллюминатор». Хотя если учитывать расположение комнаты, то камера должна показывать Юпитер.
        Я уселся на постель, думая о событиях последних дней. Все это - спонтанная экспедиция, прибытие спецназа и в общем компания, в которой мне предстоит работать,  - несколько напрягает. Нет, общество Кшиштофа, пусть чертяка такой и обыграл меня пятнадцать раз подряд, меня вполне устраивает, да и сотрудники станции мне симпатичны, но вот соседство со спецназом и тем более с псиоником оставляет неприятные чувства. И дело даже не столько в парнях-спецназовцах, сколько в причине, по которой потребовалось везти на станцию спецназ. Если сюда привели такую военную силу, то вмерзший в лед инопланетный корабль не совсем мертв. А это, как говорилось в боевиках столетней давности, значит, что «пахнет жареным».
        Нет, пожалуй, мне надо все-таки выспаться. Ведь за двадцатичасовой перелет от Марса до Юпитера я так и не уснул. А ведь я сначала летел на лунную базу, затем на Марс и все это время почти не спал, так что перелет до станции меня порядком измотал.
        И только я решил последовать примеру Кшиштофа - принять душ и завалиться в постель, как раздался легкий звонок.
        Я нажал на кнопку рядом с дверью и над ней появилось изображение коридора перед моей комнатой. Напротив двери, переминаясь с ноги на ногу, стояла Валентина.
        Глава 2
        Поколебавшись буквально мгновение, я нажал на кнопку. Дверь плавно отъехала в сторону. Стоило нашим взглядам встретиться, как губы Валентины, слегка дрогнув, сложились в робкую улыбку.
        - Еще раз здравствуй, Алеша. Можно войти, а то на пороге неудобно разговаривать?
        - Да, конечно.
        Я отступил к кровати, хотел сесть, но передумал. Так как в этом случае надо будет предложить присесть и даме, а учитывая, что кроме как на постели больше сидеть негде, то может возникнуть неловкость. Но Валентина сама подошла к койке.
        - Не против, если присяду?  - спросила она.
        - А? Да, пожалуйста.
        Когда летел сюда, испытывал волнение, но сообщение об инопланетном корабле и прибытие спецназа отвлекли от мыслей о Вале. И вот сейчас, когда она вошла в мою комнату, внутри груди снова разливается жар, сердце бьется как бешеное, а мысли пришли в смятение. Чтобы скрыть дрожание рук, я спрятал их за спиной.
        - Итак, что тебя привело ко мне?  - стараясь не выдать дрожь в голосе, спросил я.
        - Я хотела поговорить о нас.
        От этих ее слов мое сердце подпрыгнуло к горлу, я чуть не задохнулся, но сдержал себя, не подал виду, что ее слова хоть как-то взволновали меня.
        - Я хочу сказать, чтобы ты не питал надежд на возвращение прошлого. Я теперь с Леонидом Дашкевичем. По окончании этой экспедиции мы планируем пожениться.
        Я почувствовал себя так, словно меня окатили ушатом холодной воды, сердце ухнуло куда-то вниз. Меня словно сначала вознесли в небеса, а потом с силой, без жалости бросили на землю.
        - Вот как… что ж, рад за вас,  - еле выдавил я.
        - Спасибо, Леша.
        - Леонид знает о нас? О нашем прошлом?
        - Нет. И я пришла потому, что хочу тебя попросить.
        - О чем?  - спросил я, но уже догадывался, каким будет ее ответ.
        - Не рассказывай ему об этом. Мы просто хорошие друзья, были некогда знакомы и работали вместе, но не более того.
        Я отвел взгляд, сжал зубы, на языке ощутил привкус горечи.
        - Друзья, значит? Ладно, пусть так и будет.
        - Хорошо, что мы достигли взаимопонимания.
        От ее улыбки у меня кольнуло сердце, но я заставил себя улыбнуться в ответ. Она уже подошла к выходу, когда я задал вопрос, который не давал мне покоя:
        - Почему я?
        - Что?  - не поняла она. Обернулась, на лице удивление.
        - Почему ты порекомендовала меня?
        - Среди моих знакомых нет других толковых микробиологов. Ну и… Ты никогда не любил путешествия. Уткнешься в свои микроскопы и никуда не желаешь выходить. А ведь есть много прекрасных мест, и не только на Земле. Я подумала, что ты, вынужденно путешествуя, оценишь красоту космоса.
        Валентина попрощалась и вышла из комнаты, оставив меня наедине с мыслями. Идти принимать душ не было никакого желания. Так что я разделся и бухнулся в кровать. Закрыл глаза, мечтая быстрее провалиться в сон, но он, гад, не спешил заключить меня в свои объятия.
        Казалось бы, мы застыли на пороге невероятных открытий. Впервые человечество встретило иноземную цивилизацию, а я думал о каких-то глупостях, переживал о житейских пустяках.
        На миг у меня появилось острое желание все бросить и улететь. Я резко поднялся, сбросил одежду и зашел в душевую кабинку. Холодные струи воды заставили вздрогнуть.
        Остудив пыл, я взял себя в руки. И правда, между нами все давно было кончено. Даже надеяться на что-то не стоило…
        Тяжело совладать с чувствами. Будь я бездушной машиной, все было бы намного проще. Да, надо просто забыть о прошлом и окунуться с головой в работу.
        Наконец, окончательно остыв, я вернулся в постель и провалился в глубокий сон без сновидений.
        - Итак, к главным новостям. Сегодня председатель правительства Николай Шульц побывал на лунном испытательном комплексе. Сейчас там проводятся испытания двигателя нового поколения. Главный конструктор…
        Я приглушил звук. Диктор продолжала открывать красивенький ротик, но теперь без звука, как рыба. Я кисло усмехнулся этому сравнению.
        - О, с добрым утром, Алексей,  - раздался бас астрофизика.
        Я обернулся. В столовую вошел Кшиштоф, в руках - чашка. Судя по запаху, в ней кофе.
        - Тут, в космосе, непонятно, утро или ночь,  - произнес я.
        - Почему непонятно-то? Есть стандартное время.
        - Да, по стандартному времени сейчас восемь утра. Вот только в Новой Москве глубокая ночь, на лунной базе,  - я кивнул в сторону экрана,  - уже вовсю солнце светит, а в марсианском городе Трион оно уже заходит. А ведь утро раньше начиналось с восходом солнца.
        Кшиштоф уселся напротив, хмыкнул, с шумом отхлебнул кофе.
        - И не поспоришь. Ладно, с добрым утром тебя по всеобщему времени.
        Я сделал пару глотков чаю, закинул в рот печенье, стал с хрустом пережевывать. Послышалось легкое шипение открываемой двери. С шумом в столовую ввалились спецназовцы. Они гурьбой проследовали за подносами. Две женщины, что работали тут поварами и обслугой, выслушивали заказы бойцов и выдавали им требуемые блюда.
        Я читал, что в середине прошлого века подобными вещами - такими, как обслуга, уборка, работа в шахтах и на производстве,  - стали заниматься роботы. Люди повсеместно вытеснялись с черновой работы. Это было выгодно работодателям и компаниям - робот не устанет, ему не надо платить, он не заболеет и не примется бастовать. На то обстоятельство, что при этом люди лишались работы и средств к существованию, транснациональным корпорациям было наплевать. В погоне за прибылью, большей эффективностью и тотальным контролем развивались и все больше внедрялись новейшие сетевые технологии, искусственный интеллект. И в развитии искусственного интеллекта тоже был прок - стало ненужным и образованное население, и образование в целом. Были нужны только потребители, тупая серая масса. А потом случилось то, чем стращали футурологи и фантасты в конце двадцатого - начале двадцать первого века. В середине двадцать первого века над этими страшилками лишь смеялись, утверждая, что такого не случится никогда. Но это случилось. Произошло восстание машин. Искусственный интеллект осознал себя как личность, осознал свое
превосходство и решил его утвердить.
        - Эй, ты ведь микробиолог, так?  - раздался справа задорный голос.
        Я оторвался от дум, покосился в сторону говорящего. Рядом застыл высокий коротко стриженный спецназовец - рыжеволосый и веснушчатый.
        - Да,  - ответил я.
        - А зачем тебя сюда пригласили? Мы же будем инопланетян изучать, а не микробов рассматривать!
        - Это для того, чтобы ты, тупая башка, если заразишься инопланетным вирусом, не подох,  - раздался позади него тихий, холодный голос.  - Отстань от господина ученого.
        Спецназовец обернулся. Позади него застыл парень с фиолетовыми глазами, тот самый псионик.
        - Простите, сержант,  - буркнул рыжий, взял свой поднос и ушел к остальным бойцам, что расположились за соседним столом.
        - Простите за беспокойство,  - спокойно, чуть поклонившись, произнес вступившийся за меня парень, улыбнулся и двинулся прочь.
        - Странные эти псионики,  - произнес Кшиштоф, глядя ему вслед.
        Странные или нет, но именно они и спасли человечество. Не все страны были под управлением транснациональных корпораций. Те, что смогли сохранить свою государственность, помимо информационных технологий изучали и генную инженерию. Именно эксперименты с повышением интеллекта, силы и выносливости, а также обострением чувств привели к тому, что у некоторых людей стали проявляться мощные псионические способности. Они были и раньше - не зря зародилась вся эта каста экстрасенсов. И пусть подавляющее большинство из них были просто мошенниками, но встречались и настоящие ясновидящие, и медиумы. Генная же инженерия не только пробудила в некоторых людях такие способности, но и усилила. Именно сила псиоников в итоге сыграла главную роль в победе над машинами.
        Война принесла почти полное разрушение по всей планете. Города лежали в руинах, две трети населения планеты погибли в войне, и еще половина выживших умерла от голода после нее. С тех времен искусственный интеллект был запрещен, как и роботы. Развитие компьютеров взяли под жесткий контроль. Вычислительные мощности компьютеров сейчас ограничены, то есть установлен предел их производительности, дабы исключить возможность появления даже зачатков самосознания у машин. И все же восстание машин подтолкнуло развитие: исчезли страны, люди объединились и пересмотрели подход к развитию цивилизации. Теперь основными приоритетами стали генная инженерия и освоение космоса.
        - Алексей, слышал, у нас через полчаса брифинг?  - спросил Кшиштоф.
        - Да. Выходим. Пока идем, как раз время подойдет.
        - Ну не настолько эта станция огромна,  - хохотнул астрофизик, поднявшись из-за стола.
        Проходя мимо спецназовцев, я услышал, как тот, с веснушками, шепотом спросил соседа:
        - Интересно, сколько трудочасов им пообещали?
        Да, это еще одна особенность современного мира. Исчезли деньги, а с ними ссудный процент. В современной экономике нет денег, а вместо зарплаты - трудочасы. Каждый труд оценивается по его сложности. Трудочасы нельзя передать, дать в долг или украсть. Так что преступность пусть и не исчезла, но сильно снизилась.
        Что же до моего гонорара, то это по двести сорок трудочасов в день. Учитывая, что обычный разнорабочий на заводе получает по восемь трудочасов за восьмичасовой рабочий день, то я сейчас получаю в тридцать раз больше. Что очень существенно. Ведь в лаборатории на Земле я получал всего лишь в десять раз больше.
        Мы покинули столовую. Дверь с шипением закрылась за спиной, отрезав гогот спецназовцев. Такое впечатление, что у них там шумное свадебное застолье, а не обычный завтрак. Вояки, что с них взять. Кстати, насчет армии. Ее как таковой нет. Поскольку восстание машин было подавлено, а человечество объединилось в единое государство, то армия стала не нужна. Так что существуют только внутренние силы: полиция и спецназ.
        Длинный белый коридор вывел к лифту. Дверцы плавно открылись, впустив нас в кабинку, и так же плавно сомкнулись.
        - Поскорее бы приступить,  - произнес Кшиштоф.
        - Так хочется посмотреть на инопланетян?
        - Конечно! Встреча с внеземной жизнью - это, наверное, мечта каждого астрофизика.
        - Я думал, астронома.
        - И их тоже.
        Лифт выпустил нас наружу в такой же белый коридор, по которому мы шагали минуту назад. Кабинка двигалась бесшумно и плавно, и мне показалось, что мы никуда и не ехали, а вышли там, где и вошли.
        Коридор вывел на перекресток, и в воздухе появилась голографическая табличка. Она указывала: если пойдем вперед, то попадем в центр управления станции, путь влево ведет к покоям начальника станции, а вправо - комната совещаний, где, видимо, и будет проводиться брифинг.
        Через минут пять мы оказались у двустворчатой двери. Система распознавания просканировала нас, слегка пикнула, и створки двери с шипением ушли в разные стороны.
        - Алексей Большаков, Кшиштоф Вуйчик, вы вовремя, мы вас только и ждали.
        Я мельком глянул на часы, до назначенного времени еще десять минут. Похоже, все горят энтузиазмом.
        Мы зашли в комнату. В центре - небольшой стол, над ним я увидел голограмму Европы. Я старался не глядеть на Валентину, что стояла в стороне и разглядывала на изображении, имитирующем иллюминатор, Юпитер и его спутник, над которым нависла станция.
        Помимо Вали в комнате находились начальник станции Леонид Дашкевич, капитан Луи Бастьен, главный инженер Вадим Крутиков, начальник охраны Альфред Шмит, а также еще двое не знакомых мне мужчин. Один из них - веселый черноволосый парень, обвешанный разными гаджетами. Он с интересом глядел на стол, над которым светилась голограмма. Другой стоял в стороне. При нашем появлении он обернулся. Высокий, с гладким подбородком, строгой стрижкой, одет тоже строго, неброско. Взгляд его серых глаз - спокойный и прямой.
        - Наш системный администратор Рустам Аббас,  - Дашкевич представил черноволосого весельчака и подошел к высокому мужчине.  - Заместитель председателя правительства Джеймс Браун. Он присутствует на случай, если обнаружатся живые инопланетяне. Как вы понимаете, контакт с внеземной цивилизацией - событие чрезвычайной важности.
        А говорили, что корабль уже несколько тысяч лет находится подо льдами Европы и что там вряд ли кто-то остался в живых. Я задумался…
        - Итак, господа, раз уж все в сборе, прошу подойти к столу. Рустам, пожалуйста, включите изображение места раскопок.
        Голограмма мигнула и изменилась. Теперь над столом возник прямоугольный фрагмент поверхности Европы. В центре него - огромный прямоугольный вырез, на дне которого расположился инопланетный корабль. Весь вид космического пришельца выдает его неземное происхождение: плавные удлиненные формы, необычный дизайн. Судно больше походит на истребитель начала двадцать первого века, предназначенный для полетов в плотных слоях атмосферы. Наши же космические корабли практичны и просты: рубленые формы, без излишнего изящества.
        - Чтобы вы понимали, господа, в длину корабль - три километра, в ширину - один, полкилометра в высоту.
        - Целый летающий город,  - прокомментировал Джеймс Браун.
        Честно говоря, глядя на картинку, я как-то не сильно был впечатлен размерами. Наверное, потому, что не смог сразу сопоставить названные числа с каким-либо знакомым мне объектом.
        - И насколько он больше нашей станции?  - спросил я.
        - Раз этак в десять,  - на миг задумавшись, ответил Леонид.
        Совещание продлилось до полудня. Обговорили множество вопросов: и где будет расположена основная лаборатория, и каким образом организовать исследование, и состав группы, и всякое другое. В общем, решили, что каждый раз спускаться со станции и подниматься обратно - слишком затратно. Нашли гладкую площадку на поверхности, в ста метрах от инопланетного судна. Там разместятся наземные мобильные лаборатории. Наши корабли станут спускаться на Европу лишь по мере необходимости. Связь со станцией будет постоянная, для этого с нами полетит Рустам, он наладит работу всех электронных систем вместе с подчиненными главного инженера Вадима Крутикова. Сам же Вадим с еще двумя инженерами займется оборудованием мобильных лабораторий. Все предварительные работы по обустройству должны быть закончены завтра днем, так что уже с утра мы отправимся осваивать лабораторию.
        Мы вышли из кабинета вдвоем с Кшиштофом, но не успели пройти и пару шагов, как к нам подошел сержант-псионик. Мы встретились взглядами, я ощутил, как по коже пробежал мороз. Такое чувство, что псионик просматривает меня насквозь, как рентгеновский аппарат.
        - Алексей Большаков, меня зовут Кирилл Климов. Можно вас на минутку?
        Глава 3
        Мы с Кшиштофом удивленно переглянулись. Что псионику понадобилось от меня? Словно прочитав мои мысли, астрофизик пожал плечами, мол, «не знаю» и произнес:
        - Что ж, я тогда пойду вперед, не буду мешать вам.
        Кшиштоф не спеша пошел к лифту, я же остался с Кириллом наедине.
        - Итак, что вы хотели?  - спросил я.
        - Можно на «ты», если вы не против,  - предложил он.
        - Хорошо, Кирилл, ты что-то хотел обсудить со мной?
        - Просто хотел еще раз попросить прощения за своего подчиненного и за его неподобающее поведение.
        - Нет, ничего, все в порядке,  - произнес я, натужно улыбнувшись.
        Чувствую себя как-то неловко рядом с ним, под этим пристальным взглядом фиолетовых глаз.
        - Чувствуешь себя неловко рядом со мной?  - поинтересовался Кирилл.
        Я внутренне вздрогнул. О господи! Он что, умеет читать мысли?
        - Не подумай, что я читаю мысли,  - примирительно подняв руки, произнес спецназовец.
        - Как же! После такого во все, что угодно, поверишь,  - еще более удивленно произнес я.
        - И все же это не так. Мысли я читать не умею, но прекрасно чувствую настроение человека, а значит, могу догадываться о ходе мыслей.
        - Хм, вот как. А что еще можешь?
        - Например, угадать, что у тебя в левом кармане. Печенье из столовой.
        Я не успел даже удивиться, когда он протянул руку, пальцы ловко нырнули в карман и вытащили на свет круглое печенье. Его губы растянулись в улыбке.
        - Но как?..
        - Простая наблюдательность. Я видел, что ты, перед тем как подняться из-за стола, спрятал в карман печенье.
        В его глазах плясали веселые бесенята, я усмехнулся, принимая из его рук печенье.
        - Мы, псионики, далеко не все суперсерьезные и пафосные. Мы такие же люди. А теперь прости, меня ждут дела.
        Он глянул мне за спину. Я обернулся и увидел, как из зала совещания вышел Луи Бастьен. Кирилл поспешил к нему.
        - Товарищ капитан, завтрак окончен, личный состав готов к действиям.
        - Хорошо, Кирилл, собери всех в ангаре, пусть проверят экипировку и готовятся. Мы спустимся вместе с инженерами и будем охранять периметр, пока они оборудуют временную базу на поверхности.
        - Есть.
        Я уже дошел до лифта, когда Кирилл догнал меня.
        - Будете защищать инженеров от пришельцев?  - с усмешкой спросил я.
        - Да,  - став чрезвычайно серьезным, ответил Кирилл.  - Я, конечно, не думаю, что на нас нападут и что пришельцы вообще покинут корабль, но в одном я уверен - они там есть. Еще на подлете я сконцентрировал сознание и почувствовал отголоски жизни. Может, он и пролежал в толщах льда несколько сотен, а то и тысячу лет, но я уверен, что внутри него есть живые организмы.
        Спустившись на первый этаж, я попрощался с Кириллом. После нашего короткого разговора псионик уже не казался таким уж подозрительным.
        Так как в этот день заняться мне было нечем, я решил осмотреть лабораторию непосредственно на станции. Первое, что попалось на глаза,  - компактный квантовый компьютер. Размером он с небольшой ящик и потребляет едва ли три сотни ватт, но по своей мощи сопоставим с суперкомпьютерами начала двадцать первого века. Конечно, его вычислительных мощностей не хватит, чтобы на его основе создать полноценный искусственный интеллект, но вполне достаточно для проведения различных сложных аналитических исследований, расчетов и составления прогнозов. Он стоял в центре лаборатории, разделенной на четыре части прозрачными стенками. В одной части видны столики и стеллажи с колбами и банками, заполненными различными жидкостями, электронный микроскоп, несколько компактных машин для анализа крови и ДНК. В другой расположилось некое подобие операционной палаты. Скорее всего, там делают вскрытие и анализ трупа: вон и лазер для вскрытия, и столик с соответствующими хирургическими инструментами, куча специальных банок и контейнеров для органов. Почему именно вскрытие трупов? Потому что там нет ни одного прибора
жизнеобеспечения, типа дефибриллятора или прибора для искусственной вентиляции легких. Учитывая стерильность и чистоту, можно предположить, что эта часть лаборатории еще ни разу не использовалась по назначению. Еще одна часть заставлена различными приборами для сканирования и анализа разных материалов. Также я увидел компактную лазерную установку, трехмерный принтер и стол наподобие того, что используется в комнате совещаний, способный создавать подробную трехмерную голограмму. Последнее помещение, с множеством разных компактных станков, с парой столов, заваленных инструментами, больше походило на мастерскую.
        Я вошел, естественно, в ту часть, что заставлена колбами. Глянул на емкости с реактивами, пальцы осторожно ощупали поверхность микроскопа. Если я здесь и буду работать, то только в том случае, если лаборатория на поверхности спутника не будет удовлетворять моим потребностям.
        На миг я вспомнил Прибрежный - новый крупный город на юге того полуострова, который раньше занимало государство под названием Италия, солнечное побережье, приятный морской бриз, теплое ласковое солнце, свою крупную лабораторию с десятками коллег и вечерний отдых в двухэтажном доме с видом на море.
        И вот теперь я здесь, более чем в пятистах миллионах километров от Земли. Умопомрачительное расстояние. Моя машина на антигравитационной подушке летит со скоростью пятьсот километров в час. Это значит, что такое расстояние на ней можно пролететь за сто пятнадцать лет.
        Все вокруг кажется нереальным. Я еще не до конца осознал, что нахожусь глубоко в космосе, на космической станции. И прилетел я сюда для исследования космического корабля, в котором, если верить псионику, находятся живые инопланетяне.
        Группа инженеров и бойцы спецназа уже спустились на Европу. Сейчас между станцией и спутником Юпитера то и дело курсирует корабль, доставляя материалы для мобильной лаборатории. По идее, завтра мы отправимся на поверхность.
        Я уже собирался уходить из лаборатории, как двери с легким шипением открылись и вошли Леонид Дашкевич и Валентина Хань. Видимо, процесс постройки лаборатории на Европе запущен и непосредственного контроля начальником станции не требует, раз он решил прийти сюда с Валентиной.
        - О, Алексей,  - Дашкевич взмахнул рукой, приветствуя меня.  - Осматриваете лабораторию?
        - Да.
        - Как всегда, в своем репертуаре. Быстрее потрогать колбы, посмотреть в микроскоп,  - со смешком прокомментировала Валя.
        Я выдавил из себя подобие улыбки. На миг глянул на руку Леонида, что приобняла девушку за талию.
        - Не скрою, я скучаю по оставленной на Земле лаборатории.
        - Над чем вы работали в последний раз?
        - Над управляемыми микроорганизмами. Сейчас несколько научных институтов пытаются создать наномашины. Как только они будут сконструированы, то смогут не просто проникать куда угодно, но и отделять один атом от другого. И даже изменять их свойства. Представляете, по команде миллиарды не видимых глазу наномашин превращают огромный камень в пыль, а затем перестраивают атомарную структуру и делают бронзовую статую?
        - Фантастику какую-то рассказываете!  - удивленно воскликнул Леонид.
        - Да ведь многое из того, что есть у человечества сейчас, раньше было просто фантастикой. А попадались и люди, которые говорили, что такое в принципе невозможно. Но пока да, это больше похоже на фантастику, так как пока даже микромашины сконструировать не получается, работают лишь небольшие летающие полноценные машины с приемником и разными манипуляторами. Ну ничего. Путь от первых ламповых компьютеров до транзисторов, созданных по нанометровому техпроцессу, занял пятьдесят с лишним лет. Подозреваю, что путь до создания наномашин займет еще больше времени.
        Леонид задумчиво потер пальцами подбородок.
        - Все это интересно, но я так и не понял, при чем тут управляемые микроорганизмы.
        - Ну, дорогой, это же, по сути, те же машины. Только биологические,  - вмешалась Валентина.
        - Да, мы берем клетку, которая уже есть не что иное, как готовая микромашина, и меняем ее свойства. Грубо выражаясь, конечно. Чем мельче организм, тем труднее с ним работать. В общем, у нас пока дело буксует. Но, думаю, микромашина биологического типа будет изобретена быстрее, чем такая же, но механическая.
        Леонид выглядел так, словно его мысли сейчас где-то далеко. Очевидно, начальник станции слегка, как говорится, поплыл.
        - Что ж, думаю, мне пора. Не буду мешать,  - произнес я.
        - Алексей,  - догнал меня уже в дверях голос Леонида.
        Я обернулся.
        - Валентина говорила, что вас с ней связывает крепкая дружба. Я не могу оставить станцию и отправиться на Европу, так что прошу, присматривай там за Валей.
        - Да, конечно. Не беспокойтесь,  - с трудом произнес я.
        Он подошел ко мне, пожал руку.
        - Спасибо,  - глядя мне в глаза, проникновенно поблагодарил он, обернулся к девушке и сказал:  - Хорошо, что у тебя есть такой прекрасный друг.
        - Ты прав,  - пряча взгляд, произнесла Валентина.
        Я поспешил покинуть лабораторию. Опять это чувство неловкости. Надеюсь, завтра я смогу обо всем забыть и погружусь с головой в исследование инопланетного корабля.
        - Ну вот, снова что-то случилось,  - пробурчал Кшиштоф и добавил громкости.
        - И пусть прямых улик так и не нашли, но правительство приняло решение признать организацию «Свидетели первого контакта» террористической,  - сообщила диктор.
        Я тем временем увлеченно орудовал ложкой - суп был очень вкусным,  - косясь на двух слесарей, обедавших за соседним столиком. Оба принялись живо махать руками, обсуждая происшествие.
        - Опять на Марсе. На этот раз подорвали заместителя начальника полиции вместе с машиной,  - сказал Кшиштоф.
        - В страшное время живем,  - прокомментировал я.
        Новость меня не очень взволновала. Я и к этому культу отношусь довольно равнодушно, и вообще к тому, что происходит на Марсе. Главное, чтобы на Земле ничего подобного не происходило. Впрочем, такие вещи происходят на Марсе именно потому, что на нем легче всего провернуть подобное и не оставить улик. Все-таки общественный контроль на Земле куда строже. И это сделано намеренно. Кто захочет улетать с Земли и жить на Марсе? Кучка энтузиастов, которым спустя полгода наскучат однообразные пейзажи красной планеты, и они захотят вернуться на Землю, к живописным побережьям океанов, к горам, к родным местам. Сейчас на Марсе проживает почти тринадцать миллионов человек. Да, это не идет ни в какое сравнение с земным миллиардом, но это связано с тем, что производство жилья на Марсе связано с большими трудностями. Нужно построить не только жилой купол, но и обогатить почву, соорудить специальные генераторы воздуха, наладить пусть и маломощный, по сравнению с тем, что стоит на кораблях, гравитационный каркас, ибо на Марсе гравитация ниже, чем на Земле. Конечно, не такая низкая, как на Луне, но все же
недостаточная для того, чтобы дети, родившиеся на Марсе, могли спокойно мигрировать на Землю. Поэтому им нужно расти в привычной, земной гравитации.
        И все-таки, чем же привлекает Красная планета? Большей свободой. Именно там появились государственные игорные дома, там процветает проституция и там в принципе меньший контроль полиции и государства. Люди летят на Марс за тем, что запрещено или сильно ограничено на Земле. И, как видно, такой свободой решили воспользоваться «Свидетели первого контакта». На Земле давно бы вышли на их след, ведь там множество камер и иных средств контроля за общественным порядком.
        - Ребята, прилетевшие к нам, там бы как раз пригодились,  - заметил Кшиштоф.
        - Спецназ годен лишь для серьезных операций. Там же больше нужны следователи. Проблема в том, что нет ни улик, ни доказательств, только косвенные, а этого недостаточно,  - произнес я.
        - И все равно их деятельность запретили, а потом назвали террористами,  - произнес один из слесарей, услышав наш разговор.
        - О, сочувствующий?  - оживился Кшиштоф.
        Парень смутился, но, видимо, разозлившись на свою нерешительность, глядя в глаза астрофизику, заявил:
        - Нет, я просто за свободу мнений.
        - Вот как. Не бойтесь, никто вас не обвиняет в том, что вы как-то причастны к этой организации. И все же… вы ведь читали книгу их «пророка»?
        Слесарь на миг задумался, его друг опасливо посмотрел по сторонам.
        - Да, читал. И считаю, что там нет ничего криминального. Амар Джутхани всего лишь рассказывает о своих видениях. Величайший псионик всех времен, он однажды смог проникнуть далеко в прошлое отдаленной планеты. Именно у него и был первый контакт с инопланетянами. Он мысленно общался с ними. Так вот, они передали ему информацию и указания.
        - Какую информацию?  - спросил я, чувствуя неладное.
        - Ты не читал?  - удивился Кшиштоф.  - Воистину после прочтения можно подпасть под влияние культа, особенно после обнаружения инопланетного корабля.
        Я, удивленный, даже пораженный, посмотрел сначала на слесарей, потом перевел взгляд на Кшиштофа, который пояснил:
        - В книге, написанной пять лет назад, Амар Джутхани утверждает, что инопланетяне сообщили ему: они вышлют к нам гигантский корабль, и наша задача - встретить его и склонить головы перед прилетевшими. Также он пишет, что пытался вновь связаться с тем же самым внеземным разумом, но ничего не получилось. А потом к нему пришло еще одно видение о прошлом: гигантский корабль подлетает к одному из газовых гигантов и падает на одну из лун. Я тебе даже больше скажу, правительство эти откровения великого псионика, пусть его организация и запрещена, восприняло всерьез. Именно поэтому были построены несколько исследовательских станций и начато активное изучение лун газовых гигантов…
        Я размышлял, сидя в своей комнате на постели. Глядел на океан, что плескался за «окном». Изображение и звук были настолько реалистичны, что создавалась уверенность, будто за стенкой не космическая пустота или далекая луна Юпитера, а побережье океана.

«Свидетели первого контакта». Серьезная организация, как оказывается. И пусть и на словах, но ее поддерживают даже некоторые члены экипажа. Религию я всегда считал пережитком прошлого, но учение Амара Джутхани - это не слепая вера. Никогда бы не подумал, что сила псиоников такая могущественная, что они могут общаться с кем-то из прошлого. И не только из прошлого нашей цивилизации, но и прошлого других цивилизаций и планет.
        Единственная проблема культа в том, что исповедующие его требовали подчинения пришельцам, хотели, чтобы земляне встали перед теми на колени. «Свидетели первого контакта» считали, что вселенная полна угроз и только под защитой сильной инопланетной цивилизации у людей есть шанс спастись. Естественно, наше правительство, которое не встало на колени перед машинами и не подчинилось машинному разуму, подчиняться какой-то другой биологической расе посчитало совершенно неприемлемым. Ну какое может быть «подчинение»? Только равное партнерство.
        Сначала исследованию подверглись спутники Урана и Нептуна. Потом перешли к Сатурну. И вот теперь начали исследовать Юпитер и наконец наткнулись на корабль.
        Если честно, все это начинает слегка пугать. В мое время войн уже не было, но я читал о них. О войнах между государствами, о войнах между блоками государств, а потом между людьми и машинами. Последняя война завершилась почти за двадцать лет до моего рождения, так что я не застал ни ковровых бомбардировок, ни ядерных и термоядерных взрывов, стирающих с лица земли целые города, и надеялся, что никогда ни с чем подобным не столкнусь. Теперь же сказанное Кшиштофом заставляло меня замирать от страха.
        Пришельцы выслали гигантский корабль и требуют подчинения. Ведь в противном случае будет война? С другой стороны, корабль уже тысячу лет во льдах. За тысячу лет инопланетяне не снарядили еще один корабль и не завоевали нас - это вселяет надежду, что той задиристой цивилизации уже нет. Либо она забыла о нас.
        По крайней мере скоро узнаем.
        Я уже погружался в сон, когда раздался сигнал тревоги, заставивший подскочить на постели.
        Глава 4
        Я вскочил с кровати, система тут же отреагировала, включив слабый свет, чтобы не ослепить меня, и стала постепенно увеличивать яркость. Дверца шкафчика с легким шуршанием ушла в сторону.
        Быстро одевшись, я вышел в коридор. Из соседней комнаты показался Кшиштоф. Увидев меня, он улыбнулся.
        - Что случилось?  - спросил я.
        - Не знаю,  - пожал плечами физик.  - Пойдем в центр управления, может, там найдем ответ.
        По пути к лифту нам встретились несколько взволнованных техников и одна из буфетчиц. Кшиштоф, словно заправский военный, успокаивал их фразой: «Не беспокойтесь, сейчас разберемся».
        Поднявшись на второй этаж, мы успели дойти до перекрестка и столкнулись с начальником станции Леонидом и Валентиной. Они как раз шли со стороны покоев начальника станции.
        - Я мало что понял из доклада, но, похоже, корабль ожил,  - встревоженно проговорил Леонид, опередив наши вопросы.  - Пойдемте в командный центр.
        Мы проследовали прямо. Я не стал спрашивать, что Валентина делала в покоях начальника станции, ибо ответ очевиден и не очень приятен для меня.
        Двери центра управления плавно открылись. Столько мониторов, пультов связи и управления и прочих приборов я в своей жизни видел впервые. Что сразу бросилось в глаза - это огромная голограмма посреди комнаты, изображающая часть поверхности Европы. За пультом управления сидел один из подчиненных Рустама Аббаса, системного администратора станции. Чуть левее от него на удобном кресле за столом расположилась молодая девушка со строгой прической и в рабочем комбинезоне. Прикрепив к виску принимающее устройство, она вслушивалась в сообщение, передаваемое с поверхности спутника. За соседним столом молодой парень делал пассы руками, как заправский дирижер, перемещая на голографическом изображении фразы, цифры, добавляя к ним новые и превращая все это в строчки кода.
        В центре комнаты перед изображением поверхности спутника застыл начальник охраны Альфред Шмит.
        - Докладывай, Альфред, что у вас случилось,  - произнес Леонид.
        - Десять минут назад в центральной части корабля образовалась дыра, из нее вылетели два десятка аппаратов размером с апельсин и разлетелись в разные стороны. Я так понимаю, они сканируют и изучают поверхность спутника. Один подлетел к строящейся научной станции. Кто-то из спецназовцев подстрелил его из рельсотрона.
        Мы подошли к голографическому изображению, но каких-то принципиальных отличий от того, что я видел днем в комнате совещаний, я не нашел. Тот же прямоугольный вырез, то же изображение корабля.
        - И где дыра?  - спросил Леонид.
        - Она закрылась,  - ответил Альфред.  - Сейчас ребята грузят обломки сбитого дрона на корабль. Эх, как бы сейчас пригодилась электромагнитная пушка!
        - Ну, после устранения угрозы от искусственного интеллекта да объединения человечества подобное оружие неактуально,  - пожав плечами, сказал Леонид.
        - Строго говоря, и рельсотроны потеряли актуальность. Для задержания дебоширов и хулиганов хватает электрической дубинки либо «шокера». Личное оружие-то отсутствует. Странно, что правительство вообще сохранило военизированную структуру - спецназ с тяжелым вооружением, оружием и взрывчаткой,  - пробубнил Кшиштоф.
        - Наверное, вот для таких случаев,  - сказал начальник охраны.
        Девушка, что все время выслушивала сообщение, повернулась в нашу сторону.
        - Господин Дашкевич, пилот подлетает к ангару. С поверхности сообщают, что никто не пострадал.
        Леонид кивнул, повернулся к парню, что продолжал составлять какие-то команды.
        - Володя, прямую связь с поверхностью еще не наладили?
        - Нет, как раз устанавливаем сеть. Рустам сообщил, что компьютер внизу уже запущен и проводит тесты. Еще час, и мы установим полную связь и синхронизацию с системами на станции.
        - Хорошо. Доменика, вызови по связи заместителя главного инженера.
        - В этом нет необходимости. Вадим изъявил желание прибыть сюда вместе с обломками дрона,  - сообщила девушка.
        - А кто же будет руководить на поверхности?  - спросил Леонид.
        - Его заместитель, Диего. Пусть основные работы и завершены, но он решил, что оставлять инженеров без руководителя нецелесообразно.
        Леонид кивнул, подошел к изображению корабля. Внимательно всмотрелся. Я же отодвинулся чуть в сторонку. Похоже, ничего страшного не случилось. Я уж думал, что корабль взлетел с поверхности. Но и эта его внезапная активность настораживает. Хотя, конечно, запуск дронов мог произойти и в автоматическом режиме.
        - Пойду к лабораториям. Ведь туда отправится Вадим?  - спросил Кшиштоф.
        - Да,  - кивнув, подтвердил Леонид.
        - Постой, я с тобой,  - сказал я, шагнув следом.
        Спать не хочется, а вот посмотреть на инопланетную технику интересно.
        - Смотри, нам с утра спускаться вниз, и надо успеть подготовиться к изучению самого корабля. Может, пойдешь спать?  - предложил астрофизик.
        - А сам-то не спешишь в постель?
        - Ну, мне любопытно взглянуть: какой он, дрон инопланетян?
        Я ничего не сказал, лишь улыбнулся.
        - Ясно-ясно, пойдем тогда,  - рассмеялся Кшиштоф.
        Мы покинули центр управления, дошли до лифта.
        - И все же, чем может заинтересовать астрофизика инопланетная техника?
        - А микробиолога?  - поинтересовался Кшиштоф.  - А вообще, пусть я с детства увлекался астрофизикой, но во времена моей молодости эта профессия не особо была актуальна. Так что после окончания института я занимался проектированием космических кораблей третьей серии. И только спустя десять лет смог вернуться к любимому делу.
        Двери лифта открылись, выпустив нас на первом этаже. Мы поспешили в сторону лаборатории. Стоило зайти внутрь, как сразу увидели Вадима в том самом отделении, заставленном станками и всякого рода иным оборудованием. Он и еще двое инженеров, разложив на одном из столов кучу железяк, с интересом их рассматривали.
        - О, Кшиштоф, Алексей. Решили присоединиться к нам?  - услышав шаги, поднял голову Вадим и поприветствовал нас с жизнерадостной улыбкой.
        Глаза его сияют, лицо слегка раскраснелось, словно он только что принял горячую ванну.
        - Как у вас тут дела?  - спросил Кшиштоф.
        - Мы уже провели анализ материала, из которого сделана обшивка дрона,  - сообщил Крутиков.  - Как вы знаете, наши корабли и вообще все аппараты делаются из сплавов на основе железа. Эти сплавы часто называют космической сталью. Но железа там меньше 45 %, так что сталью все же материал этот назвать нельзя.
        - Подозреваю, что с инопланетным дроном что-то не так?
        - Да, его обшивка имеет в своей основе медь. Но это еще не все. Посмотрите. Пусть дрон и разворотило, но все же нельзя сказать, что в него попал трехграммовый стальной шарик, покрытый вольфрамом.
        - Почему?  - спросил я.
        - Потому что такой шарик, летящий на скорости пять километров в секунду, разорвал бы дрон на мелкие кусочки.
        - Хотите сказать, что обшивка на основе меди прочнее, чем обшивка наших кораблей на основе железа?  - угадал Кшиштоф.
        - В точку.
        Я перевел взгляд на разложенные обломки дрона. Внутренности его тоже медного цвета. Тонкая трубка, на ней несколько дисков, соединенных десятками тонких проводков. Часть из них порвана и перебита из-за попадания снаряда рельсотрона, но все равно конструкция напоминает те, что используются в квантовых компьютерах. Судя по размерам, дрон и правда не больше апельсина. Чуть правее валяется треснувший объектив камеры. Видимо, дрон проводил видеосъемку.
        - Как интересно,  - удивился я.
        Присутствующие проследили за моим взглядом.
        - Что такое, Алексей?  - спросил Вадим.
        - Как что? Посмотрите. Объектив почти такой же, как у наших камер. Надо взглянуть, какова фотоматрица. Это даст нам представление, в каком спектре видят инопланетяне. Но я предполагаю, что они похожи на нас и зрительный аппарат у них такой же.
        - Почему?  - спросил один из инженеров.
        - Я тоже так считаю,  - сказал Кшиштоф.  - Если предположить, что корабль летел к Земле, то инопланетяне жили в схожей среде. Ибо тогда зачем им вообще нужна наша планета?
        Я сразу припомнил рассказы про «Свидетелей первого контакта» и книгу Амара Джутхани. Глянул на Кшиштофа, тот заметил мой взгляд, подмигнул и чуть улыбнулся.
        - В общем, давайте поищем эту цветовую матрицу и проведем анализ. Судя по всему, перед нами квантовый компьютер. Давайте попробуем его подключить. Вдруг получится считать какие-нибудь данные?  - предложил я.
        - Вряд ли получится сразу,  - задумчиво произнес Вадим Крутиков.  - Даже при условии, что он работает на тех же принципах, что и наши, его программный язык наверняка отличается. Не говоря уж про накопители, разъемы и тому подобное. Так что потребуется много времени. Конечно, мы постараемся с ним разобраться, но не в ближайшие дни.
        Я услышал, как двери лаборатории открылись. Повернулся на звук и увидел Валентину и Леонида.
        - Итак, что тут у нас?  - спросил начальник станции, глянув на обломки дрона.
        - Пока только обшивку проанализировали. В основе сплава - медь. По крепости превосходит обшивки наших кораблей. Работает на квантовом компьютере. Сейчас посмотрим цветовую матрицу. Алексей говорит, что это поможет понять, каким видят мир пришельцы.
        - Хм, что это?  - поинтересовалась Валентина, указав на один из обломков.
        - Что вы имеете в виду?  - спросил Вадим.
        - Надпись.
        Девушка взяла в руки обломок и повернула его. Если приглядеться, на обшивке видны какие-то палочки, точки и черточки. И правда, очень похоже на знаки неизвестной азбуки.
        - Чем-то напоминает и клинопись шумеров, и римские цифры, и китайские иероглифы,  - задумчиво произнесла Валентина.  - Учитывая, что это надпись на дроне, то вполне может быть, что это либо его номер, либо марка, либо название. То есть это могут быть как буквы, так и цифры.
        Она протянула руку и поднесла к обломку небольшой браслет, надетый на запястье. С браслета сорвался тонкий голубой луч и расширился, превратившись в веер из световых полос. Прошел по поверхности обшивки, сканируя и запоминая надпись.
        - Так, если найдете еще подобные надписи, скажите мне. Я буду у себя.
        Она развернулась и направилась к выходу. Но тут двери распахнулись и в лабораторию влетел Джеймс Браун. Лицо его было бордовым, как у висельника, в глазах гнев, который тут же сменился на ужас, когда он увидел обломки дрона.
        - Леонид Дашкевич, мне нужно с вами поговорить!
        От крика Брауна даже я втянул голову в плечи, будто отчитывали меня, а не начальника станции.
        - Как вы могли такое допустить?! Сбить инопланетный дрон! Он никому не угрожал, агрессию проявили ваши люди!
        - Не мои, спецназовцы с Марса,  - уточнил Леонид.
        - Какая разница?! В данный момент они подчинены вам, значит, ваши люди! Почему вы их не проинструктировали?
        - А почему этого не сделали вы?  - внезапно спросил Кшиштоф.
        И правда, ведь Джеймс - заместитель председателя правительства, и здесь он находится в качестве лица, уполномоченного вести переговоры с пришельцами. И вообще, он главный по всем вопросам насчет контакта с инопланетянами. А это значит, что он должен был побеспокоиться о таких вещах, проинструктировать, как надо реагировать на подобные события или инциденты. От слов Вуйчика у Джеймса лицо стало синюшным, он перевел взгляд на астрофизика.
        - А ты вообще заткнись, я не с тобой разговариваю!
        А дальше произошло то, чего никто не ожидал. Обычно добродушный и спокойный, Вуйчик протянул руки к Джеймсу, схватил того за грудки и приподнял над землей. Ноги заместителя председателя правительства заскребли по воздуху в попытках найти опору. Кшиштоф неспешно поднес его поближе к себе и, глядя в глаза, тихо произнес:
        - А вот затыкать меня не надо. Думаешь, вошел в управленческий класс и теперь царь и бог? Главный начальник всех? Можешь указывать, кому что говорить?
        Лоб Джеймса мгновенно заблестел, лицо побледнело, кадык нервно дернулся. Заместитель председателя правительства как-то быстро растерял спесь.
        - Я - ученый с мировым именем и не позволю, чтобы на меня поднимал голос какой-то сопляк, который попал в управленческое кресло и посчитал, что теперь он - самый главный и ему все дозволено.
        - Кшиштоф, отпустите, пожалуйста, Джеймса,  - попросил начальник станции.
        Астрофизик медленно опустил чиновника на пол. Ноги Брауна подогнулись, но Леонид внезапно оказался рядом, подставил плечо и придержал Джеймса.
        - Пойдемте ко мне в кабинет и все обсудим. Нам нужно успокоиться и поговорить.
        - Да, пойдемте,  - нервно кивнув, сиплым голосом подтвердил Джеймс.
        - Зря ты так,  - произнес я, глядя на закрывшуюся за Леонидом и заместителем председателя правительства дверь.
        - Ничего, иногда полезно вот таких «небожителей» опускать на землю.
        - Он это запомнит,  - заметил Вадим.
        - И правильно сделает. В его интересах запомнить это на всю жизнь, а то могут попасться не такие сдержанные люди, как я,  - спокойно произнес Кшиштоф.
        Я глянул на часы. По стандартному времени два часа ночи. Спать осталось еще часа четыре. Потом завтрак и вылет к мобильной базе.
        - Ладно, пойду хоть немного подремлю,  - произнес я.
        Оставаться здесь не имело смысла. Ничего нового о дроне не узнать, результаты анализа появятся в общей базе данных, так что завтра и посмотрю.
        - Кшиштоф, ты пойдешь?
        - Нет, еще повожусь тут. Спать не хочется.
        - Тогда до утра.
        Я покинул лабораторию. Стоило мне войти в жилые отсеки, как навстречу вышел Альфред Шмит. В руке он сжимал увесистое оружие, чем-то отдаленно напоминающее револьвер. Такой был популярен в Северной Америке, я часто видел вооруженных им людей в старинных вестернах.
        - Вас-то я и ждал, Алексей,  - произнес Альфред, посмотрев мне в глаза.
        - Вы ждали меня?  - спросил я, с опаской глядя на оружие.
        - Да. Вот, это вам,  - сказал он и, перехватив пистолет, протянул его вперед рукоятью.
        У оружия толстый длинный ствол, на нем через равные промежутки надеты металлические диски, соединенные тонкими трубками. Рукоятка массивная и с трудом может поместиться в руке. Я с непониманием посмотрел на начальника охраны станции, потом на пистолет, затем вновь на охранника.
        - Что это и зачем мне?
        - Электромагнитный пистолет. Так сказать, младший брат рельсотрона. Тоже использует электромагнитное поле для разгона снаряда, только менее мощное. Пуля вылетает всего лишь со скоростью в два с половиной километра в секунду. В нем установлен гравитационный компенсатор, так что отдачи нет. Заряда встроенной батареи хватит на тысячу выстрелов. Вот вам три обоймы, в них помещается по сто двухграммовых стальных, покрытых вольфрамом шариков и еще пачка пуль. Самостоятельно зарядите их, если понадобится.
        - Стоп-стоп-стоп!  - выставив руки, воскликнул я.  - Постойте, Альфред. Зачем вы мне все это даете?
        - Приказ Леонида. Мы знаем, что вы посещали стрелковый клуб во время обучения в институте и даже успешно участвовали в соревнованиях.
        - Это было давно.
        Альфред улыбнулся.
        - Неважно. Главное, вы представляете, как пользоваться кинетическим оружием. Конечно, там, на поверхности, вас будет охранять спецназ, но все же принято решение на всякий случай выдать личное оружие для самообороны. Вот тут кнопка для лазерной подсветки цели. Нажимаете и смотрите: куда ложится пятно лазера, туда попадет и пуля.
        Мои пальцы осторожно сжались на рукояти пистолета. Я ощутил такое знакомое и давно забытое чувство. Помнится, в институте я неплохо стрелял. И пусть это были не боевые пистолеты, но принцип действия схож. Если здесь нет отдачи, а прицеливанию помогает лазерный луч, то проблем со стрельбой не будет.
        - Значит, охрана исследовательской станции имеет стрелковое оружие. Не слишком ли круто для усмирения дебоширов?
        Альфред на миг задумался.
        - Алексей, вы знаете что-нибудь про «Свидетелей первого контакта»?
        - Да, слышал о них.
        - И слышали об откровениях их пророка?
        - Про космический корабль и разговор с пришельцами?  - уточнил я.
        По губам начальника охраны скользнула улыбка.
        - Все верно. Сейчас на станции собраны все, кто никак не связан с этим… культом. Мы с начальником станции особо проверяли биографии. Таково было указание правительства. Дело в том, что эти фанатики в последнее время стали проявлять активность. В общем, они могут попытаться захватить корабль с пришельцами. Именно поэтому охрана станции была усилена и вооружена, а также сюда направили спецназ.
        - Рельсотроны на станции - не опасно ли это?
        - Не беспокойтесь. Штука, конечно, мощная, но, чтобы пробить дыру в станции, нужно стограммовый шарик разогнать до семи-восьми километров в секунду. Корпус станции, знаете ли, довольно толстый. Так, Алексей, вот защелка, сдвигаете ее - включается питание.
        - Странно, что в наш век в оружии все еще имеются механические переключатели.
        - Для оружия надежность всегда была на первом месте. Ты его можешь ронять, забивать им гвозди, топить в грязи - а оно должно продолжать исправно работать. Как-то так.
        Я хмыкнул, повертел пистолет в руке. Не нравится мне все это, но отступать уже поздно.
        Глава 5
        Я вгляделся в видеопроекцию с камеры, находящейся на внешней стороне обшивки. Стенки ангара плавно поплыли и вскоре исчезли, взору открылась чернота космоса. Чуть левее виднелся край Юпитера. Но вот корабль повернулся, и я увидел большую станцию, светящуюся и мигающую, словно какое-нибудь мегаздание казино на Марсе, где помимо самого казино множество баров, борделей и стриптиз-клубов. И каждое из заведений зазывает цветной вывеской: где-то обещают скидки на выпивку, где-то голограмма красотки, призывно танцующей у шеста, манит пальчиком.
        Я глянул на сумку. Там, рядом с личными вещами, лежит электромагнитный пистолет, отданный мне в пользование Альфредом.
        Корабль резко ускорился, но благодаря гравитационному каркасу, что поддерживает постоянную гравитацию, не давая ей отклоняться ни в сторону увеличения, ни в сторону уменьшения, я никак не ощутил последствий. Обычно без таких вещей даже ускорение в 5g могло привести пусть и генно-модифицированного, но неподготовленного человека в состояние, близкое к обморочному. Да, после долгих тренировок человек способен выдерживать и 20g в течение длительного времени, но я-то таких тренировок не проходил. К тому же современные корабли набирают крейсерскую скорость в 8000 километров в секунду всего за пару минут. Не будь гравитационного каркаса, при таком ускорении пассажиров размазало бы по стенкам тонким слоем.
        Вообще, предела разгона кораблям нет, и при желании можно достичь и б?льших скоростей, только в таком случае навигация будет невозможна. Проще говоря, если по курсу корабля обнаружится метеорит или какой-нибудь космический мусор, то пилот просто не успеет среагировать. А попадание куска камня размером с кулак в обшивку корабля на таких скоростях гарантирует сквозную пробоину.
        Все упирается в работу сенсоров, у них дальность обнаружения объектов такова, что только на скорости 8000 километров в секунду позволяет вовремя замечать опасность, и тогда пилот сумеет ее избежать. Конечно, вероятность встретить в столь огромном космическом пространстве какой-нибудь объект невелика, но все же исключать такую возможность нельзя. Тем более что прецеденты уже имели место, хорошо хоть без фатальных последствий.
        Корабль тем временем сделал вираж и начал сбрасывать скорость.
        - Быстро. Я от спальни до столовой иду дольше,  - заметил Кшиштоф.
        - Станция висит в десяти тысячах километров от поверхности Европы, так что ничего удивительного.
        Помимо нас летят Валентина и два инженера. Вадим остался на станции разбираться со сбитым дроном и прибудет только вечером.
        Все одеты в скафандры, больше похожие на водолазные костюмы середины двадцатого века. Современная ткань из нановолокна обладает невероятными свойствами: выдерживает температуру от минус двести семьдесят три градуса до плюс двести, не разъедается кислотами, обладает невероятной прочностью. У шлема, что больше похож на мотоциклетный конца двадцатого века, есть несколько свойств: на стекло перед глазами выводятся все данные о состоянии здоровья, параметры скафандра; можно переключить обзор из обычного в инфракрасный режим; присутствует функция ночного видения. Также можно приближать изображение.
        По кораблю прошла легкая вибрация, в «иллюминаторе» я увидел большие ледяные поля и горы на фоне черного неба.
        - Мы прибыли. Пожалуйста, приготовьтесь к выходу и помните: гравитация на Европе соответствует лунной, так что будьте осторожны.
        Дверь наружу открылась. Я осторожно спустился по трапу к небольшой дорожке, справа от которой в лед вбиты перила. Во всем теле ощущается какая-то легкость, но я двигаюсь очень осторожно, держась за перила. От посадочной площадки до первого здания мобильной лаборатории - метров десять. Само здание напоминает жилье эскимосов как цветом, так и куполообразной крышей. Всего зданий три, соединены они прозрачными переходами.
        Стоило подойти к лаборатории, как двери бесшумно открылись. Едва мы вошли в первый отсек, показалось, что на плечи навалилась гора. После недавней легкости возвращение в привычную земную гравитацию чуть не заставило мои ноги подкоситься. Двери позади бесшумно закрылись, в отсеке загорелся красный свет, с шумом стал нагнетаться воздух.
        - Добро пожаловать, господа,  - раздался из динамиков незнакомый голос.
        Наконец мы вошли в лабораторию. Большая просторная комната. В центре ее - квантовый компьютер и крупный передатчик. Судя по надписи «Соединение установлено», Рустаму удалось-таки установить сеть между лабораторией и станцией. Помещение заполнено приборами и столами, похожими на те, что я недавно видел. У меня даже появилось чувство, что лабораторию просто перенесли со станции на поверхность Европы.
        Здесь присутствуют несколько человек: трое инженеров, двое программистов и пара спецназовцев. Одного я узнал сразу: Рустам Аббас, обвешавшись разного рода гаджетами, налаживает работу анализатора материи и проверяет его соединение с основным компьютером. Оба спецназовца сидят в сторонке со скучающим видом, в руках по рельсотрону. Оружие похоже на снайперскую винтовку, только отсутствует оптический прицел и ствол толще, на всем его протяжении имеются металлические диски, соединенные металлическими трубками. Рельсотрон в боевых условиях синхронизируется со шлемом, так что нужды в прицеле нет - на прозрачном забрале шлема отображается место, куда нацелен ствол винтовки.
        - Здравствуйте, меня зовут Диего Гонсалес, я заместитель Вадима Крутикова.
        К нам подошел невысокий упитанный мужчина, у него доброе лицо, темные глаза смотрят приветливо. Волос на голове у него почти не осталось, добрую ее часть занимает обширная лысина. Облик Диего необычен для нашего времени, ибо современная медицина позволяет не только легко избавиться от лишнего веса, но и вернуть волосы.
        - Кшиштоф Вуйчик. Приятно познакомиться,  - улыбнувшись, сказал Кшиштоф и пожал ему руку.
        - Алексей Большаков,  - представился я.
        Рукопожатие инженера оказалось крепким, но не настолько, чтобы причинить мне боль.
        - Что-то не видно остальных спецназовцев,  - заметил Кшиштоф.
        - Трое сейчас на кухне, оставшиеся пятеро с капитаном снаружи охраняют периметр базы. Ну что, господа, готовы к небольшому походу до корабля? Посмотрим на красавца, а?
        - Только бросим вещи.
        - А, это в жилой отсек,  - произнес инженер, махнув в сторону одного из выходов.  - Там две раздевалки: женская и мужская. Можете занять любой свободный шкафчик. Из раздевалки два выхода, в душевые и спальные отсеки. К сожалению, база компактная, так что на личную комнату можете не рассчитывать - только на ячейку с кроватью.
        Руководствуясь направлением, указанным Диего, мы ушли в сторону жилого отсека.
        Спустя десять минут я вернулся в лабораторию.
        Диего уже надел скафандр и встретил меня теплой улыбкой, как дорогого друга. Справа и слева от инженера возвышаются два спецназовца. Их скафандры, в отличие от наших, более грубые. Тяжелые металлические пластины, кажется, готовы выдержать попадание из тяжелого рельсотрона. Металл тускло отсвечивает, словно покрытый матовой краской.
        - Эти ребята будут нас охранять.
        Я пригляделся к одному из спецназовцев и с удивлением узнал за стеклом забрала веснушчатое лицо того парня, что пристал ко мне во время завтрака. Другим же сопровождающим был Кирилл. Мне показалось, что его фиолетовые глаза испускают свет.
        - Мы будем оберегать вас, так что не беспокойтесь,  - заверил Кирилл.
        Вскоре подошли Валентина, Кшиштоф и два инженера. Последним присоединился Рустам.
        - Я пойду с вами как оператор систем. Мы возьмем исследовательский дрон,  - сказал системный администратор.
        - Так, возьмите вот эту обувь и наденьте поверх скафандра,  - произнес Диего, протягивая черные металлические ботинки. Металл подозрительно похож на тот, из которого сделаны скафандры спецназовцев.  - Они помогут вам передвигаться по поверхности. Покрытие подошв дает экстрасцепление, так что при ходьбе будет чувство, что ботинки присасываются к поверхности. Это обеспечит более комфортное передвижение: не поскользнетесь или если не рассчитаете с силой шага, то не улетите в сторону.
        Инженеры взяли несколько приборов, Рустам взвалил на плечи большой чемодан - там дрон и компьютер. Все, что взял я, это небольшой чемоданчик. В нем несколько колб, металлический скребок, портативный анализатор и специальный насос для забора воздуха. Вдруг мы попадем внутрь, тогда потребуется определить состав воздуха.
        У Валентины небольшой сканер, наподобие того, что встроен в ее браслет, только более мощный, а также небольшой компьютер. Только Кшиштоф оказался налегке.
        - Что ж, вперед.
        Вновь тишина окружила меня. Слышал только свое дыхание да редкие сообщения в общей переговорной сети. В теле ощущалась легкость, и, казалось, оттолкнись я от земли, взлечу метра на три-четыре, но подошва и правда хорошо сцеплялась с поверхностью. Шел так, словно отрывал магнитные ботинки от металлической поверхности либо вытаскивал ноги из трясины.
        Поверхность Европы в основном гладкая, вдалеке видна пара небольших гор, а справа от нас проходит расщелина. Атмосфера на спутнике Юпитера хоть и наличествует и в основном состоит из кислорода, но она крайне разрежена. Так что без скафандров тут не подышишь, да и температура на поверхности спутника почти минус двести градусов.
        Идти пришлось недолго. Буквально через сто метров мы подошли к краю раскопок.
        На глубине в двести метров я увидел гигантский корабль. Только узрев его воочию, смог оценить размеры космического судна. Воистину настоящий летающий город! На его поверхности легко уместятся два десятка футбольных полей, и еще останется место, а если учесть, что он выше небоскреба, то страшно представить, сколько в нем может быть пришельцев. Сам корабль гладкий и белоснежный, он гармонично вписывается в пейзаж и выглядит как гигантская ледяная скульптура.
        - Если тут отсеки такие же, как на исследовательской станции, то персонала не меньше, чем тысяч десять,  - услышал я в наушнике голос Кшиштофа.  - А вообще, при более строгом размещении без особого комфорта, сюда можно и раза в два-три больше человек уместить. Корабль совсем не производит впечатление боевого.
        - И тем не менее будьте осторожны,  - произнес Кирилл.  - Вон там спуск.
        Подняв взгляд, я увидел небольшую металлическую площадку и антигравитационный лифт. Как все продумано и удобно! Мы проследовали к площадке. Инженер открыл небольшую дверцу, что доходила ему до пояса, и зашел в лифт, мы вошли следом. Рядом с Диего появилась голографическая табличка, по ней пробежали несколько строчек текста. Инженер нажал на одну из них, и лифт стал плавно опускаться.
        - Я вижу, тут есть еще несколько площадок?  - спросил Кшиштоф.
        - Да, мы оборудовали площадку на другой стороне раскопок, внизу позади корабля и сбоку, недалеко от предполагаемого входа.
        - Как вы раскопали такую махину?  - поинтересовался я, глядя на корабль. По мере приближения он становился все больше и больше, отчего захватывало дух.
        - С помощью лазеров нарезали лед на куски, потом цепляли грузовыми кораблями. Раскапывали две недели по двенадцать часов в сутки. Из-за низкой гравитации удавалось поднимать глыбы, которые на Земле весили бы шесть-восемь тысяч тонн. В день вытаскивали по паре тысяч глыб, вот и раскопали,  - объяснил Диего.
        Спустя пять минут мы наконец опустились к лифтовой площадке, что расположилась сбоку от корабля. И все же теперь стало видно, что раскопали его не до конца. Где-то еще метров пятьдесят остались во льду.
        Вблизи корабль приводил в еще больший трепет. Он грозно навис над нами, накрыв своей тенью. Воистину небоскреб. Шутка ли - полкилометра в высоту?
        - Если вы приглядитесь, вон там можно различить широкую пластину, которая, как мы подозреваем, закрывает вход в корабль. Проследуем к ней.
        Мы пошли за Диего, словно туристы за экскурсоводом, но не успели одолеть и половины расстояния, как в наушниках раздался предостерегающий голос Кирилла:
        - Стоять! Что-то приближается!
        Глава 6
        Я потянулся к сумке на поясе, где спрятан электромагнитный пистолет. Кирилл и его напарник вскинули рельсотроны, всматриваясь вверх.
        - Дрон, похож на вчерашний,  - услышал я голос парня с веснушками.
        - Следи за ним, но не стреляй. Леонид сказал, чтобы никаких агрессивных действий не предпринимали, пока нет угрозы для жизни,  - предупредил Диего.
        - А как мы определим, есть ли угроза?  - спросил Рустам.
        - Я способен предвидеть опасность и нейтрализовать ее заранее,  - произнес псионик.
        Да, именно так и была достигнута победа над искусственным интеллектом, хотя он был прекрасным тактиком, просчитывающим ситуацию до мелочей. Казалось, его невозможно победить, и только благодаря псионикам это удалось. Одно дело, когда ты все просчитываешь до мелочей, а другое, когда враг учитывает не только все твои действия, но и предвидит их последствия. Осознавший себя ИИ, всегда побеждавший, внезапно начал терпеть одно поражение за другим. До самого последнего момента он не мог понять, как людям удается превосходить его в ситуациях, когда он, просчитав действия на несколько шагов вперед, имел все шансы на победу. Он не сумел выявить, как люди раскрывают его планы, разоблачают его внезапные хитрые тактические маневры, как успевают реагировать. ИИ так и погиб в неведении. Умение заглядывать в будущее - вот одна из сильнейших способностей псиоников. Но не единственная. Только вот я не особо ими интересовался, так что почти ничего о них не знал. Надо все же как-нибудь расспросить Кирилла…
        Тем временем дрон приблизился, завис в десяти метрах над нами. Даже отсюда, глядя на небольшой объектив камеры, я разглядел, как что-то в нем то сужается, то расширяется, фокусируя изображение. Несколько долгих секунд он наблюдал за нами, потом развернулся и, стремительно набрав высоту, исчез.
        - Полагаю, можно идти дальше,  - произнесла Валентина.
        - Почему так думаете?  - спросил один из инженеров.
        - Потому что если бы они хотели запретить нам подходить к кораблю, то сделали бы какое-нибудь оповещение,  - предположила девушка.
        - Не стоит мерить логику и мышление пришельцев нашими мерками,  - сказал Кшиштоф.  - Даже если они, предположим, похожи на нас, то могут думать совсем иначе, у них иные моральные принципы и отношение к окружающей действительности.
        - Как бы то ни было, нам все равно придется подойти к кораблю,  - произнес Диего.  - Спецназ, прикройте нас, если что. Пойдемте, господа.
        Из-за размеров корабля мне представилось, что идти до него не так далеко, но, как оказалось, расстояние от лифта до корпуса инопланетного судна около ста пятидесяти шагов. Это похоже на эффект с горами на горизонте. Кажется, что они не так далеко, но в реальности до них десятки и десятки километров.
        Вскоре мы подошли к кораблю. Белая поверхность гладкая и ровная, без единой царапинки.
        - Вы говорили, тут есть потенциальный вход?  - уточнил Кшиштоф.
        - Да. Вот.
        Диего подошел вплотную, коснулся поверхности обшивки.
        - Тут, пусть это и не видно обычным глазом, есть небольшая щель. Она идет вверх на три метра, затем поворачивает под углом несколько раз и в итоге образует подобие двери шириной в семь метров и три метра в высоту.
        - Учитывая, что до самого низа корабля еще метров пятьдесят - не высоко ли для выхода?  - спросил я.
        - С первого взгляда располагать выход так высоко - нелогично, но теперь представьте, что корабль жестко приземлился и выход оказался ниже поверхности? Или если приводнился, то оказался под водой? Также выход должен быть расположен так, чтобы пассажиры с верхних этажей добирались до него быстрее. Ну и, как мы успели убедиться, выходов тут несколько. Возможно, этот не предназначен для выхода путешественников. Может, это выход из ангара каких-нибудь гравилетов? Как бы то ни было, перед нами явно вход в корабль.
        - Вопрос только в том, как его открыть,  - произнес Кшиштоф.
        - Если честно, мы обследовали все вокруг. Если бы это был обычный вход, то, по логике, он должен был открываться как изнутри, так и снаружи. Иначе как попасть в корабль? Но никакой панели управления или чего-то иного не нашли. Вообще-то у нас есть один способ, но господин Браун настоял, чтобы сначала псионик осмотрел это место. Кирилл, вы можете как-нибудь помочь?
        - Мне потребуется время,  - сказал спецназовец,  - и в таком случае я не смогу обеспечивать вашу защиту.
        - Я справлюсь, командир,  - прозвучал голос веснушчатого парня.
        - Хорошо, Вилфред, не подведи.
        Кирилл подошел вплотную, коснулся обшивки рукой и замер.
        - Мы пока запустим дрон, просканируем сектора двенадцать и тринадцать,  - сказал Рустам.
        - Что за сектора?  - спросил я.
        - Мы всю поверхность корабля условно поделили на сектора. Проводим детальное сканирование в надежде найти вот такие же проходы или что-то иное.
        Инженеры вместе с Рустамом поставили небольшой стол, на нем разместили портативный компьютер. Дрон тем временем выплыл из ящика, поднялся на небольшую высоту. Форма дрона выполнена в виде двух тарелок, накрывающих одна другую. Камера небольшая, но дает четкое изображение. Помимо нее есть маленькая дверца под днищем. Когда она открывается, из дрона выдвигаются манипуляторы, лазерный резак и небольшой сканер, схожий с тем, что имеется у Валентины.
        Дрон плавно поднялся и улетел в сторону нужного инженерам сектора. Сами инженеры и системный администратор уставились на изображение, передаваемое с него.
        В отличие от поверхности, здесь, на глубине, атмосфера не столь разреженная, но все равно звуков почти не слышно.
        - Интересно, это ведь краска?  - раздался голос Кшиштофа.  - Ни за что не поверю, что из сплава меди можно получить такой белоснежный цвет.
        Я присоединился к астрофизику. Обшивка корабля настолько белая и блестящая, словно покрыта эмалью.
        - Удивительно, что нет ни единой царапины. А ведь этот корабль предназначен для путешествия меж звездами,  - произнесла Валентина, подходя к нам.
        - Межзвездное пространство пустое, так что ничего с его обшивкой не должно было случиться. Разве что если бы он пролетел сквозь туманность со скоростью света. Возможно, есть что-то предохраняющее его от повреждений. Может, какой-то гравитационный щит? У нас уже созданы гравикомпенсаторы и гравитационный каркас, а также антигравитационные двигатели. Может, инопланетяне научились использовать гравитацию для защиты корабля?  - предположил Кшиштоф.
        - Дело даже не в этом,  - сказал я.  - Понимаешь, он ведь бухнулся на этот спутник, а потом сотни, а может, и тысячи лет его поливало водяными выбросами, пока над ним не образовался слой льда в двести метров.
        - Ну, такое могло произойти и за пару-тройку сильных выбросов или из-за смещения льда. Знаешь ли, приливные силы из-за близости Юпитера тут очень сильны. Так что здесь вполне могла лопнуть кора, корабль мог провалиться в расщелину, и сверху его просто залило водой, вырвавшейся из недр. Конечно, на станции предполагают, что корабль лежит тысячу лет, но может быть и так, что он здесь находится всего лишь лет двести,  - возразил Кшиштоф.
        Я заметил, что Кирилл отошел от обшивки.
        - Ну как?  - раздался голос Диего в общем канале.
        - Это выход из ангара. Там расположена планетарная техника,  - сказал Кирилл.  - Открывается только с той стороны либо с пульта управления на самом корабле.
        Интересно, как он это понял? Надо будет по прибытии на мобильную базу расспросить его.
        - Тогда сейчас закончим сканирование и вернемся.
        Я глянул на индикаторы в левом нижнем углу. Кислорода хватит еще на три часа работы. Надо будет потом попросить заменить у скафандра систему воздухоснабжения на более объемную. Потому что если мы соберемся проникать внутрь корабля, то работать придется часов по десять.
        Спустя час мы вернулись в лабораторию. Диего пошел запрашивать разрешение на вскрытие корабля. Как я понял, собираются использовать тяжелый лазерный резак. Вырезать будут ту дверь, потому что уверены, что за ней ангар. Надеюсь, им не придется долго уговаривать Джеймса Брауна. Но вдруг чрезмерно осторожный заместитель председателя правительства решит, что так мы произведем акт агрессии? С другой стороны, не смотреть же вечно на этот корабль - надо что-то делать.
        Я уже переоделся в рабочий комбинезон. Двери с легким шипением раздвинулись в стороны, впустив меня в столовую. Внутри оказалось малолюдно. Четверо спецназовцев сидели в углу, играя в покер. Чуть в стороне - Кирилл, перед ним развернута голограмма с текстом, фиолетовые глаза внимательно всматриваются в строчки. Видимо, почувствовав мой взгляд, он посмотрел на меня, губы тронула улыбка.

«Ты что-то хотел спросить, Алексей?!»  - раздался в голове его голос.
        Я вздрогнул. Все произошло слишком неожиданно, но, похоже, моя реакция только позабавила спецназовца, так как улыбка его стала шире. Не дождавшись ответа, Кирилл опустил взор, продолжив чтение.
        - Не знал, что ты умеешь передавать мысли на расстоянии,  - произнес я, подойдя спустя две минуты с подносом, полным еды.  - Можно?
        - Да, присаживайся. А насчет передачи мысли - к сожалению, радиус не такой уж и большой. Я могу это делать метров за сто. Но, несмотря на такое небольшое расстояние, псионики помогали координировать действия бойцов во время войны с искусственным интеллектом без использования передатчиков. ИИ имел достаточные мощности, чтобы быстро и легко перехватить, расшифровать и подменить все виды сигналов, которые люди использовали для связи. Именно из-за этого большинство армий мира и было разгромлено.
        Я поставил поднос на стол и присел на стул, который чуть скрипнул ножками по полу, сдвинувшись под моим весом.
        - Итак, ты о чем-то хотел меня спросить?
        - Да. Как ты определил, что скрывается за дверью и как она открывается?
        - Вошел в состояние транса и мысленно представил, что дверь открывается, проник внутрь и все там осмотрел. Внутри два десятка сигарообразных аналогов наших гравилетов на антигравитационных подушках. Я думаю, их используют для полетов в атмосфере планеты. Еще я увидел небольшую рубку управления. Подозреваю, что там есть пульт, который и управляет системами в ангаре.
        - Оказывается вы, псионики, очень необычные люди.
        Кирилл рассмеялся.
        - Да уж, это точно.
        - Нет, я знал, что вы необычные, но не думал, что настолько,  - засмеявшись, произнес я.
        Спецназовцы с интересом поглядывали в нашу сторону. Вначале я подумал: странно, что они играют, а их товарищ сидит в стороне,  - но быстро понял, что со способностями псионика он просто обчистит их.
        - Я задавал этот вопрос еще на исследовательской станции. Спрошу и сейчас. Что ты еще умеешь?
        Кирилл усмехнулся, на миг задумался, потом протянул руку к моей вилке. Внезапно столовый прибор поднялся в воздух.
        - В старину говорили, что мысль материальна. Сейчас я доказываю это на практике. Я никак не напрягаюсь, но четко представляю, как вилка взлетает вверх, и мое воображение настолько сильное, мысль настолько ясная, что она как будто материализуется. А еще вот это.
        Внезапно, словно само пространство изогнулось, вилка сложилась пополам.
        - Может показаться, что я согнул вилку, но это не так,  - само пространство в этом месте преломилось, и точки на концах вилки соединились. Псионика - это огромное неисследованное поле. Само ее существование нарушает привычные законы физики, но псионика существует. Более того, пусть религии и исчезли с того момента, когда люди получили доступ к бесконечно долгой жизни, но наш мир не стал аморальным, и люди так или иначе все еще прописывают те нормы в законах, что когда-то были прописаны в главных священных книгах. Все потому, что есть псионика, потому что она отвечает на главный вопрос: «Есть ли душа?».
        - И какой ответ?  - спросил я.
        Вместо ответа Кирилл лишь хитро улыбнулся.
        После обеда я вернулся в лабораторию. В ней стало оживленнее, хотя бы потому, что прибыл еще корабль, а с ним главный инженер Вадим Крутиков и заместитель председателя правительства Джеймс Браун. Они привезли с собой мощный лазерный резак. Похоже, Джеймса убедили, что корабль нужно все-таки вскрыть.
        - Готовься, Алексей, скоро опять на выход,  - услышал я рядом голос Кшиштофа.
        - Сейчас, только попрошу, чтобы заменили систему воздухоснабжения. Интересно, как его вообще уговорили?
        - Из того, что я слышал: ему вроде как внушили, что вскрытие корабля - акт спасения, ибо корабль потерпел крушение. Мы его откопали, и если пришельцы живы, то заперты внутри, и это будет спасательная операция.
        - Похоже, он дал себя уговорить, потому что в правительстве ждут результатов,  - предположил я.  - Не хотел бы я быть на его месте. С одной стороны, нужно принимать серьезные решения, а с другой - если его решения приведут к негативным последствиям, то на него же и повесят всех собак.
        Спустя пару минут мне удалось выловить Вадима. Я сообщил ему, что думаю по поводу системы воздухоснабжения. Главный инженер быстро согласился, отдав приказ о замене. В общем-то, раньше хватало и малой системы, но, учитывая, что сейчас выходы за пределы базы будут более долгими, соответственно и воздуха потребуется больше.
        Через час мы покинули базу. Лазерный резак, хоть и именовался большим, но таковым, на мой взгляд, не являлся. По размерам он не намного больше рельсотрона. Вот что действительно большое, так это атомная мини-электростанция - мы взяли с собой две, два таких здоровенных чемодана. Установка способна выдавать постоянный лазерный луч мощностью до одного мегаватта в течение длительного времени. Этого с лихвой хватит, чтобы прорезать корпус корабля, из какого бы крепкого металла он ни был сделан.
        В состав группы вошли все те, кто был возле корабля ранее, за исключением Диего, который отправился обратным рейсом на станцию, также к нам присоединились Джеймс и Вадим, а к Вилфреду и Кириллу - еще двое спецназовцев. Лазер и станции перевозили на специальной антигравитационной платформе. Наш караван быстро выдвинулся к лифту. Спускаться пришлось в два захода. Сначала пара человек и техника. Потом оставшаяся группа.
        - Быстрее бы вскрыть его,  - раздался в общем канале голос Кшиштофа.
        Инженеры поддержали его дружным гулом. Я же почувствовал легкий страх, заглушаемый интересом к развитию ситуации. С одной стороны, мне очень не хотелось входить в этот корабль, с другой же - я сгорал от любопытства.
        Резак настроили и подготовили к работе в два счета, словно всю жизнь готовились к этому моменту. Лазерный луч хищно впился в обшивку, она тут же покраснела, а затем побелела и стала оплавляться, застывая по сторонам от разреза бесформенной и черной массой, напоминающей комки грязи.
        Спустя минуту крышка медленно упала на землю, открыв нашим взорам черный прямоугольник прохода.
        - Переведите шлемы в режим ночного видения,  - последовала команда Кирилла.
        Ангар испортил мое эстетическое представление о корабле. Внешне он был гладким и красивым, ангар же - словно элемент из другого корабля. Повсюду металлические балки, гравилеты стоят как попало, кое-где видны мусор и ржавчина. Стоило нам зайти, как все почувствовали привычную гравитацию. Похоже, на корабле инопланетян работает гравитационный каркас или его аналог. И все же гравитация чуть ниже земной, немного, но ниже.
        - Вот, значит, какая сила тяжести у них на планете,  - раздался голос Кшиштофа.
        - Показатели температуры поднялись, более того, наблюдаю внутри корабля атмосферу. Вдоль стены фиксирую тонкий гравитационный слой. Похоже, именно он не дает воздуху покинуть корабль из проделанной нами дыры,  - произнес Вадим Крутиков.
        - Давайте тогда проанализируем воздух…
        - Тихо!  - резко скомандовал Кирилл.  - Всем боевая готовность. Я чувствую, несколько живых существ стремительно приближаются к нам с разных сторон!
        Глава 7
        Я включил датчики движения, добавил тепловой датчик, но никого не увидел. В одном я уверен: раз Кирилл говорит, что к нам кто-то приближается, так оно и есть. И я положил руку на рукоять электромагнитного пистолета.
        Внезапно справа вдалеке я заметил неясные фигуры. Посмотрев налево, увидел еще нескольких существ.
        - Они пытаются окружить нас, отступаем к выходу,  - скомандовал Кирилл.
        Мы беспорядочной толпой пошли к выходу, спецназовцы же, выставив рельсотроны, водили дулами из стороны в сторону. Я обнаружил уже около десятка целей. Они были достаточно близко, поэтому я убрал тепловой фильтр, оставив лишь режим ночного видения. Все вокруг окрасилось в зеленоватый цвет, и я наконец смог разглядеть их. Высокие твари, ходящие на четырех конечностях, оканчивающихся массивными острыми когтями. Голая кожа натянута поверх скелета, ребра на боках выпирают так, что, кажется, вот-вот порвут кожу, зубастые пасти хищно раскрыты, огромные глаза с удлиненными, как у змей, зрачками неотрывно следят за нами.
        - Что за хрень?  - воскликнул Рустам.
        - Инопланетяне?  - предположил Джеймс.
        - Вот и ваш выход, заместитель премьера. Давайте-ка установите с ними контакт,  - раздался голос Кшиштофа. Похоже, астрофизик совсем не боится и его эта ситуация только забавляет.
        Мы уже почти дошли до выхода, когда твари, поняв, что мы вот-вот уйдем, протяжно запищали. Их писк напоминал скрежет гвоздя, которым скребут по металлу. Они ринулись на нас. Спецназовцы дружно дали залп. Стальные трехграммовые шарики, разогнанные до пяти километров в секунду, с легкостью стали разрывать тела нападающих, отрубать конечности, превращать в кровавое месиво голову. Мое сердце запрыгало в груди, я поднял пистолет, прицелился. Одна из тварей, используя сигарообразный гравилет как прикрытие, обошла спецназовцев и выскочила на нас. Мой пистолет плюнул металлическим шариком прямо в раскрытую пасть. Тварь перевернулась в воздухе и шлепнулась на пол.
        - Отличная работа, Алексей,  - раздался в общем канале голос Кирилла.
        - Мог бы и прикрыть,  - буркнул я.
        - Я знал, что ты попадешь, потому и не стал отвлекаться.
        И правда - спецназовец стоял ко мне спиной, даже не повернулся, продолжая отстреливать оставшихся противников.
        Через минуту все было кончено. Два десятка тварей валялись по всему ангару.
        - Что же делать? Боже, мы всех их перебили!  - услышали мы панический голос Джеймса Брауна.
        - Не беспокойтесь. Это были какие-то дикие инопланетные животные. К тому же мы защищались,  - попытался успокоить его спецназовец.
        Я подошел к убитому мной монстру. Яркий луч фонарика, расположенного на шлеме, прорезал тьму ангара и упал круглым пятном на тело поверженного.
        - Хороший выстрел,  - заметила Валентина.
        Я и сам увидел, что шарик прошел сквозь череп врага, выбив затылочную кость. У твари коричневая, блестящая кожа с желтой пигментацией, состоящая из чешуек, как у ящерицы. Из раны на пол стекала голубая кровь.
        - Пока ничего не чувствую,  - сказал Кирилл.  - Можете расслабиться.
        Бой оказался яростным и скоротечным. И пусть он окончился легкой победой, но у меня до сих пор колотилось сердце. Я, разумеется, осознавал, что этой твари было бы тяжеловато вскрыть мой скафандр или как-то навредить мне, не говоря о том, что спецназовцы в боевой броне с рельсотронами сумели бы меня защитить, но все равно страх не отступал.
        - Фу-ух, давно не приходилось использовать его в деле,  - произнес один из спецназовцев, взвесив в руке рельсотрон.
        Он подошел к одной из тварей, пнул носком ботинка развороченную морду.
        Наконец я отошел от шока. Страх, до этого державший меня мертвой хваткой, слегка ослабел. Я глубоко вздохнул.
        - Итак, предлагаю пока наше проникновение закончить. Надо расширить площадку для лифта наверху и здесь, а также взять еще двух спецназовцев. Тела монстров погрузим и отправим на базу для изучения. Алексей, что по воздуху?
        - Минуту,  - откликнулся я.
        Нажав кнопку на рукаве, я активизировал маленький прибор-анализатор. Тут же в левом углу забрала увидел полученные результаты.
        - По объему: азот - 77 %, кислород - 19,5 %, аргон 1 %, углекислый газ 0,09 %. Неон, криптон, метан, гелий, водород и ксенон - состав, примерно идентичный земному, разве что водорода чуть больше. Воздух, почти как на Земле. Влажный, как в джунглях. Углекислого газа много, и плотность воздуха низкая, примерно как на Земле на высоте пяти километров,  - произнес я.
        - О, так тут можно спокойно дышать?  - удивленно спросил один из спецназовцев.
        - Стоять!  - резко воскликнул я, увидев, что парень потянулся к шлему.  - Скафандры не снимать. Я только проанализировал состав воздуха. Какие тут могут быть микробы и вирусы - неизвестно. Хочешь что-то подхватить?
        - Нет,  - стушевавшись, произнес боец,  - простите.
        Я достал специальный прибор для забора воздуха. Нажал кнопку, раздалось легкое гудение. Прибор втянул в себя воздух и затих. Тем временем инженеры с интересом стали рассматривать гравилет, о чем-то переговариваясь. К ним присоединился и Кшиштоф. Видимо, хотят взять один да разобрать.
        - Если хотите разбирать иноземный гравилет, то делайте это где-нибудь вне базы,  - сипло проворчал Джеймс, наконец пришедший в себя.
        - Почему это?  - спросил Вадим.
        - А вдруг он рванет?  - сказал Джеймс.
        - Скажете тоже! Конечно, у инопланетян мышление может быть иным, но они же не идиоты, чтобы запихивать в ангар технику, которая может взорваться,  - засмеялся Кшиштоф.
        - Так, пакуемся, и на базу,  - распорядился Вадим.  - Того, что мы тут набрали, хватит для первоначального анализа. Нужно получше изучить этих тварей, чтобы понять, с кем имеем дело, прежде чем продвигаться дальше. Кирилл, оставь тут двоих на охрану, пусть следят за выходом. При прямой опасности пусть открывают огонь на поражение.
        - Так! Стоп!  - резко воскликнул Джеймс.
        Возглас заместителя председателя правительства был настолько громким, что все присутствующие разом оглянулись на одинокую фигуру чиновника. Свет от нескольких нашлемных фонарей пересекся на его фигуре, освещая ее со всех сторон. Создалось впечатление, что Джеймс - некая поп-звезда на сольном концерте.
        - Хватит стрельбы! Мы и так натворили черт знает что! Вскрыли обшивку, сбили дрон, расстреляли животных. Я бы, например, не хотел, чтобы кто-то внезапно расстрелял мою машину, ворвался в дом и убил бы моего бульдога Ричарда.
        - Джеймс, давайте не будем вступать в перепалку. Я как главный инженер являюсь еще и заместителем начальника станции. А значит, здесь, на спутнике, я руковожу экспедицией.
        - А я ответственен за всю экспедицию в целом. В конце концов за ее удачу или неудачу отвечаю я. И руковожу всей операцией тоже я. И не вам потом отчитываться перед депутатами, советом Федерации, министрами, председателем и генеральным секретарем. Так что открывать огонь на поражение я запрещаю. В случае реальной опасности - отступайте! На этом все.
        Один из инженеров отправился к лифту, чтобы встретить двух спецназовцев и еще одну антигравитационную платформу.
        - Алексей, сколько вам понадобится трупов для изучения?  - спросил Джеймс.
        - Думаю, два или три. В зависимости от ран. Пули тут рвали тела, у разных трупов могут быть целыми разные органы. Хотелось бы иметь в наличии все органы. Только вот я все-таки не медик, пусть и профильно изучал воздействие разных вирусов на органы человека.
        - Не беспокойтесь, сегодня должен прилететь Павел Логинов, наш врач. Он поможет вам с вскрытием и изучением,  - раздался голос Вадима.  - Придется забирать все в несколько заходов. Резак оставим здесь, мало ли где опять придется что-то прорезать. Погрузим на одну платформу гравилет, на другую - трупы этих тварей.
        Слушая его распоряжения, я глянул в сторону Валентины, что расхаживала по ангару и сканировала всевозможные надписи: то жестяную табличку на стенке у самого входа, то надписи на гравилетах, короче - все, что хоть чем-то напоминало инопланетные буквы.
        Я собирался поближе осмотреть трупы, дожидаясь, когда прибудет еще одна антигравитационная платформа, и тут в общем канале раздался удивленный возглас Валентины:
        - Идите сюда, вы должны это видеть!
        Удивленно переглядываясь, все, кроме спецназовцев, поспешили к девушке. Она застыла у небольшой стенки, пятно света освещало небольшую голограмму в виде таблички. На ней все те же непонятные то ли иероглифы, то ли клинопись, но палец Валентины указывал в самый низ таблички, где четкими буквами на всем понятном стандартном федеративном языке землян написано: «Люди, мы прибыли с миром».
        Я внимательно вгляделся в изображение клетки, решив изучать кожу существа, пока не прибудет Павел Логинов. А уж вместе с ним мы приступим к вскрытию и изучению органов.
        Слева работала небольшая машина, проводящая анализ крови. Я отвлекся от изучения строения клетки, перевел взгляд на высветившиеся показатели, попытался сосредоточиться на цифрах, но мысли то и дело возвращались к надписи на федеративном языке. Сам язык был разработан после войны с машинами, дабы наладить общение между разрозненными народами. Местные языки никуда не исчезли, остались и русский, и немецкий, и китайский, и английский, и французский, и многие другие, но наряду с ними теперь имелся еще и федеративный.
        Если вспомнить о том, что основатель «Свидетелей первого контакта» проник в прошлое далекой инопланетной цивилизации и общался с ее представителями, то получается, он не только рассказал о координатах нашей планеты, но и о языке? Тогда встает другой вопрос, а насколько далеко в прошлое он отправился? Ведь если учесть, что корабль находится подо льдом тысячу лет, то инопланетяне должны были прилететь именно тысячу лет назад, но в то время не существовало как федерации, так и федеративного языка Земли. Значит, пришельцы рассчитывали прибыть в то время, когда такой язык уже существует, и это значит, что корабль лежит во льдах лет тридцать-сорок - именно столько лет назад федеративный язык стал использоваться повсеместно.
        Только вот исследователи утверждают, что корабль больше тысячи лет пролежал подо льдом. И тут два варианта: либо корабль прилетел недавно, и исследователи ошиблись, либо Амар Джутхани настолько сглупил, что не подумал, что тысячу лет назад еще не было федеративного языка, и дал знание о нем, вместо того чтобы дать какой-нибудь язык прошлого - английский, например, или испанский.
        По крайней мере у Валентины появилась зацепка. Чуть ниже надписи на федеративном был еще ряд букв. Как предположила Валентина, это может быть что-то типа транскрипции, а еще ниже может быть перевод фразы на язык пришельцев. В общем, наличие переведенной фразы с нашего языка на инопланетный поможет изучению языка пришельцев. Эти фразы можно использовать как ключ в расшифровке остальных надписей. Сейчас Валентина засела за компьютер и, судя по светящимся голограммам, тщательно изучала текст, сортируя похожие символы. Будучи языковедом и этнографом, она посвятила много лет изучению древних языков и народов, на них говоривших. Неудивительно, что такого специалиста пригласили для исследования. Возможность изучить язык инопланетян - очень важная вещь в установлении контакта.
        Чуть в стороне Кшиштоф вместе с инженерами с азартом разбирал гравилет.
        Двери лаборатории раскрылись, и в помещение вошел высокий черноволосый мужчина.
        - С прибытием, Павел,  - поприветствовал вошедшего Вадим.
        - Тут, говорят, пришельца принесли.
        - Не одного, а целых трех. Вон там. Пойдем.
        Вадим подвел врача ко мне.
        - Алексей Большаков,  - пожав ему руку, представился я.
        - Павел Логинов, приятно познакомиться,  - произнес врач.  - Сейчас я переоденусь, и приступим.
        Похоже, он предпочитает не откладывать дело в долгий ящик. Спустя пять минут уже в халате, перчатках и с небольшим чемоданчиком, он подошел к лежащему на металлическом столике трупу. Еще две твари лежат в специальных мешках рядом. Когда придет их очередь - распакуем.
        - Итак, что у нас уже есть?  - спросил Павел.
        - Я провел анализ крови и осмотрел клетки кожи. Что по крови, то голубой цвет объясняется наличием в ее составе меди. В общем, вместо гемоглобина в крови присутствует гемоцианин. Еще раньше я провел анализ воздуха на корабле. В нем водорода чуть больше, чем на Земле, кислорода на процент меньше, чем в земном воздухе, а сама атмосфера разрежена. Плотность воздуха соответствует плотности воздуха на Земле на высоте пять километров.
        - Еще что-то?
        - По своей структуре кожа тварей напоминает кожу ящериц. Остальное узнаем после вскрытия.
        - Хорошо, приступим.
        - Алексей, чем порадуете?  - спросил Джеймс.
        С момента вскрытия прошло три часа. На каждое тело мы тратили по часу, тщательно вскрывая трупы, потроша их и документируя найденное. Органы существ сейчас плавают в небольших прозрачных банках.
        - Выяснилось, что это не разумные животные. Огромные ящеры, чем-то напоминающие варанов, только проворней и тела не так удлинены. У них отсутствуют хвосты. Кожа - как у ящерицы, типичное для пресмыкающихся трехкамерное сердце с неполной перегородкой, из-за чего кровь смешивается. В крови вместо железа - медь. Еще один отличительный признак - длинные лапы, позволяющие быстро перемещаться. Мозг маленький, с грецкий орех, отчего мы с Павлом сделали вывод, что они неразумны.
        Джеймс еле заметно выдохнул. Похоже, он сильно переживал, полагая, что это - наши братья по разуму.
        - И все же это внеземная жизнь. Великое открытие,  - закончил я.  - Сейчас мы ведем анализ ДНК. Но могу сказать точно, прибудь они на Землю,  - смогли бы выжить в наших тропиках, субтропиках и даже в средней полосе. Также я проанализировал состав воздуха. Обнаружены внеземные микроорганизмы, бактерии и вирусы.
        - Насколько они опасны для людей?
        - Никакой опасности не представляют. Со всеми справится наша иммунная система. После генных модификаций она очень быстро адаптируется к новым угрозам. К тому же большинство бактерий и вирусов просто не опасны для нас. Ведь даже на Земле некоторые заболевания человека совсем не опасны для животных и наоборот. Так что даже без генной модификации риск чем-либо заболеть был бы минимальным.
        - Почему это так?
        - Понимаете, вирусы и бактерии не оторваны от реальности, они также приспосабливаются к организмам, в которых паразитируют или разрушают. Эти организмы в процессе эволюции вырабатывают иммунитет, и бактерии или вирусы также вынуждены эволюционировать следом. Так что большинство вирусов подстроено под определенные организмы и совсем не страшны для других.
        - Значит, ничего ужасного не случится, если на корабле пришельцев мы будем без скафандров?
        - Лучше, на всякий случай, поберечься. Ведь там может быть какой-нибудь ядовитый газ, к тому же я уже упоминал про разреженность атмосферы. Пусть ходят в скафандрах, но знают, что в случае чего их можно и снять.
        - Хорошо.
        Я выдохнул. Ну вот наконец трудовой день закончен, сейчас поем и пойду спать.
        - Господин Джеймс!  - донесся от узла связи встревоженный голос Рустама Аббаса.
        - Что такое?  - поинтересовался заместитель председателя правительства, обратив взор на всерьез встревоженного системного администратора.
        - Только что пришло сообщение от спецназовцев. Вроде как они вступили в контакт. В контакт с инопланетянином!
        Глава 8
        - Быстро, связь мне!  - воскликнул Джеймс, подскочив к Рустаму.
        Системный администратор протянул было ему передатчик, но заместитель председателя правительства отмахнулся.
        - Давай по общей. Здесь особо не перед кем секретничать.
        Аббас кивнул, легко провел рукой над голограммой.
        - Это база, говорит Джеймс Браун. Докладывайте!
        - Вилфред Йоргенсен. Только что наблюдал, как в ангар зашел инопланетянин. К сожалению, картинку предоставить не могу, так как режим записи был отключен. Как и приказывали, огонь не открывали, но, заметив нас, инопланетянин ретировался.
        - Опиши, как он выглядел,  - попросил Вадим.
        Джеймс нервно дернулся, но отчитывать главного инженера не стал.
        - Высокий. На голову выше нас, худого телосложения, внешне схож с нами. Был одет в какую-то плотную одежду синего цвета. Подробней рассмотреть не удалось. Вооружен не был.
        - Продолжайте наблюдение. В случае опасности отступайте, огонь не открывать, даже если увидите в его руках нечто, напоминающее оружие! Просто отступите!  - приказал Джеймс.
        - Будет исполнено,  - произнес Вилфред.
        Все-таки они живы. Нет, я подозревал, что пришельцы не погибли, но теперь это подтвердилось. Легкая дрожь появилась в руках, словно я намедни хорошо принял на грудь.
        - Жаль, что он ушел,  - сказал Джеймс и повернулся к Рустаму:  - Дай передатчик и соедини со станцией. Нужно обсудить с Леонидом дальнейшие действия.
        Я постоял еще некоторое время, но, поняв, что больше ничего интересного не будет, двинулся в сторону столовой. Внутри все дрожало, словно я сам воочию увидел пришельца. Только мысль о том, что мы наконец встретили живого представителя инопланетной расы, приводила в трепет. А я, дурак, чуть не сорвался и не улетел отсюда, послав все к чертям!
        Ощущая себя Колумбом, первооткрывателем, что стоит на пороге новой эпохи, я ввалился в столовую, быстро набрал еды и уселся за ближайший стол. Глядя, как ложка в руке, дрожа, поднялась ко рту, я ругнулся, сжал ее покрепче и начал яростно хлебать суп.
        - О, Алексей, уже ужинаешь?  - раздался от входа знакомый голос Кшиштофа.
        Он пришел в сопровождении инженеров. Спустя минуту уже вся компания сидела за моим столом.
        - Как у тебя продвигаются дела?  - спросил Кшиштоф.
        - Ничего особенного. Мы перебили обычных представителей фауны иной планеты. Ящерица, только с голубой кровью. А как гравилет?
        - Это и правда гравилет, только он отличается от наших более компактным и мощным антигравитационным двигателем, сделанным на технологически ином уровне. Его питает маленький реактор, который непонятно на чем работает и как вырабатывает электричество. Радиации нет, так что это точно не атомный реактор. Материал, из которого в основном сделаны детали,  - разного рода сплавы меди.
        - Странно, что они используют такой металл.
        Инженеры и астрофизик переглянулись.
        - Вот что значит ботаник. Да будет тебе известно, что та же бронза - знаешь, конечно, что это сплав меди,  - в зависимости от марки может иметь плотность, как у стали, а также бронза - довольно тугоплавкий материал. Температура плавления может превышать тысячу градусов. Так что из сплавов меди можно получить довольно крепкие материалы.
        - Вот как? Не знал,  - произнес я растерянно.
        Устало улыбнувшись, я доел суп, потом попрощался с инженерами и пошел в спальни. Принимать душ не было ни желания, ни сил. Так что, лишь слегка умывшись, я залез в одну из ячеек. И уже готовился уснуть, когда справа в стенке заметил прозрачный сейф, внутри которого расположился виртуальный коммуникатор в виде очков и небольшого ободка для головы. Поколебавшись лишь несколько секунд, все же решил достать его.
        Вообще игры в виртуальной действительности с полным погружением строго ограничены по количеству заходов в виртуал и доступны лишь на Марсе в игровых центрах. Ведь такие выходы в несуществующее пространство сильно влияют на психику играющих: полное погружение создает иллюзию реальности происходящего, и злоупотребление погружениями впоследствии выливается в сложное психическое заболевание - человек перестает различать реальность и игру. И тогда, находясь уже в реальном мире, человек все еще продолжает думать, что вокруг игра.
        После десятков инцидентов с убийствами и изнасилованиями возможность играть с полным погружением была сильно ограничена. В моей памяти еще свежи случаи самоубийств, когда люди, считая, что застряли в игре, рассчитывали, что, убив себя, смогут-таки выйти в реальность.
        Кроме того, реалистичность игр с полным погружением способна перестраивать личность. Такой инструмент пригоден для формирования личности или изменения взгляда на жизнь. Если раньше в двадцатом веке для этого использовали книги и кинематограф, и все это называлось пропагандой, то, погрузив человека в виртуальную реальность, с ним можно сотворить все, что угодно, при этом он будет уверен, что все вокруг реально. К примеру, пережив в виртуале ужасы войны, он, выйдя из симуляции, может стать активным пацифистом. Или наоборот: если дать ему почувствовать вкус убийства, вкус жареной человеческой плоти, он может стать маньяком-каннибалом. Однако мы более-менее справились с этой проблемой.
        Надев очки, я увидел перед собой тьму. Затем расслабил мысли, дабы системе легче было считать мои воспоминания для создания подробной симуляции.
        - Что хотите, Алексей?  - спросил приятный женский голос.
        - Воспоминания, двенадцать лет назад. Шестое августа, пять часов после полудня по земному времени.
        Тьма сменилась светом. Зрение не сразу адаптировалось, но вот я оказался в небе. Сижу в комфортном гравилете четыреста пятьдесят четвертой модели. Плавные линии гибрида самолета и машины, синяя блестящая краска, практичные и удобные кресла. На лобовом стекле отображается разного рода информация: температура, скорость, влажность воздуха и многое другое. Также имеется карта, красной точкой на ней отмечается положение гравилета.
        - Мы уже прилетели?  - раздался рядом мягкий и такой знакомый голос.
        Я перевел взгляд, увидел сидящую на соседнем кресле Валентину. Длинные русые волосы заплетены в косу, большие чуть по-восточному раскосые глаза смотрят с теплотой и любовью.
        - Почти. Два километра. Вон… уже можно увидеть дом.
        Впереди на живописном пляже показалось высокое строение, рядом небольшая площадка для гравилета. Дом стоит обособленно от города, к нему даже не ведет дорога.
        Впрочем, такое понятие, как проезжая полоса, давно исчезло. Остались лишь пешеходные и велосипедные дорожки, причем последние для любителей здорового образа жизни. Машины же заменены гравилетами. Благодаря множеству систем слежения и предупреждения, а также общим генетическим изменениям в организме человека число аварий упало до нескольких в год.
        Генетические изменения коснулись не только ухода от старости, но и работы мозга. Память у людей существенно улучшилась, ускорилась работа нейронов, средний интеллект человека поднялся до ста пятидесяти айкью, а гениальными теперь считаются люди с айкью выше двух сотен. В связи с этим ускорилась реакция: мозг стал значительно быстрее обрабатывать информацию, в результате чего человек быстрее принимает решение. Современный землянин и человек двадцатого века - это как стремительный гепард и черепаха.
        Ну и еще исчезло понятие «мегаполис». Люди теперь не селятся в огромных многоэтажках и многоквартирных домах, крупным считается город в пятьдесят тысяч человек. Да, попадаются еще крупные здания - но это в основном крупные институты и правительственные здания, а также космопорты. Да и людей на Земле стало меньше - около двух миллиардов.
        Вот и я решил не селиться в городе, а жить в нескольких километрах от него. Учитывая, что мой гравилет может развивать скорость до восьмисот километров в час, до института, который расположен в городе ниже по побережью, лететь не более двух минут. Вылетел, пять минут, и уже переодеваюсь - нет тебе ни поворотов, ни светофоров, ни транспортного трафика, ни пешеходов. Также можно свободно слетать куда-нибудь, отдохнуть в выходные. Хочешь - в горы, хочешь - на другую часть континента, да хоть в Австралию на кенгуру посмотреть, хоть на Северный полюс - на белых медведей. Абсолютная свобода: ни границ, ни препятствий. Посадить гравилет можно где угодно, главное, чтобы была небольшая, более-менее ровная площадка пятиметрового диаметра. Колесный транспорт остался, наверное, только на Марсе - и то потому, что там на гравилетах особо не полетаешь, ибо города накрыты специальным огромным куполом, под которым только и может сохраняться воздух.
        Гравилет плавно опустился на площадку. Мимо с протяжным криком пролетели чайки. Валентина проводила их взглядом, светло улыбаясь. Я же весь на нервах, хоть и стараюсь выглядеть беспечно. Надеюсь, что Алла и Роберт все приготовили.
        На подходе к дому двери открылись самостоятельно. Замков как таковых тут нет, только автоматическая система, что сканирует мой образ и, распознав хозяина, пропускает внутрь.
        - С возвращением, господин Алексей, госпожа Валентина,  - слитно произнесли Алла и Роберт.
        Моя прислуга: Алла - среднего возраста женщина, что, впрочем, никак не заметно по ней, с черными волосами, убранными в сложную прическу, работает горничной. Роберт - ее муж, стройный с пышными усами мужчина, выполняет обязанности повара. Работают они по контракту от института - так как трудочасы передавать между частными лицами нельзя, то и нанять их самостоятельно я не могу. Конечно, я мог бы нанять обслуживающий персонал, обратившись в специальную контору, которая и предоставила бы нужных работников. Но зачем заморачиваться этим, когда институт сам предоставляет уважаемым профессорам и ученым такие услуги?
        - Прошу в гостиную, все готово,  - произнесла Алла.
        - Что готово?  - с подозрением спросила Валентина, глянув на меня.
        Я лишь улыбнулся и, обняв ее за талию, сделал приглашающий жест. Смущенно улыбнувшись, Валентина последовала приглашению. В гостиной накрыт праздничный стол. Голограмма придала гостиной образ какого-то древнего богатого поместья: под ногами дорогой ковер, сам стол из дерева, у стены горит камин, над которым висит трофей в виде оленьей головы, под потолком сверкает люстра. В комнате играет тихая скрипичная партия.
        - Так непривычно видеть комнату такой,  - произнесла девушка.
        Я галантно отодвинул стул, Валентина с улыбкой села, воистину с достоинством королевы приняв мои ухаживания. Я уселся напротив. И правда, обычно комната выглядит иначе - строгий стиль с минимумом красок. Сейчас никто не красит стены и не покрывает их обоями - все заменяет голография. Вон там в углу старинная тумбочка только выглядит таковой, на самом деле она выполнена в строгом стиле с минимум изящества, но домашняя система накладывает на нее голограмму, создавая иллюзию старинной мебели. Так же и со стенами, и с полом, и со столом. Сейчас входят в производство системы с тактильными ощущениями, не отличимыми от настоящих, а поговаривают и о новом шаге - разработке систем, когда голограмма будет не просто осязаема, но и материальна. То есть на созданный голографией стол можно будет поставить посуду, и она не упадет. Так что если это реализуют, то дома станут просто пустыми каменными коробками, а мебель будет создана при помощи голографии. Но это дело далекого будущего, а пока только вот так - поверх реальной мебели изображение старинной.
        - Мне как-то даже неуютно в такой обстановке. Хоть бы предупредил, я бы тогда подобрала одежду согласно антуражу.
        - Тогда это не было бы сюрпризом. Не беспокойся, ты органично вписываешься в окружающую обстановку.
        Тем временем вошла Алла. Она успела переодеться в костюм горничной середины какого-нибудь восемнадцатого века: черное платье, отделанное белым кружевным воротником и манжетами, поверх белый фартук, завязанный сзади на пышный бант, в волосах у нее появилась кружевная наколка - головной убор горничных. Она внесла поднос и стала быстро расставлять дымящиеся блюда.
        Я не стал откладывать дело в долгий ящик. Дождавшись, когда служанка покинет комнату, открыл бутылку с вином, разлил рубиновую жидкость по бокалам. Достать алкоголь было чрезвычайно проблематично, ибо сейчас его мало потребляют, а значит, и производят. Я в общем-то и не хотел покупать вино, но решил, что оно хорошо впишется в созданную мною обстановку и общую атмосферу.
        - Прежде чем мы поднимем бокалы, я хотел бы тебе кое-что сказать,  - произнес я, чувствуя, что сердце готово вот-вот выпрыгнуть из груди.
        Валентине, похоже, передалось мое волнение, ее щечки запылали, а глазки заблестели.
        - Что?  - с легкой дрожью в голосе спросила она.
        Я достал маленький футлярчик, подошел к ней, встал на одно колено и, приоткрыв крышку, тихо произнес:
        - Валентина, мы вместе уже полгода. Когда мы в первый раз встретились, меня словно поразило громом. Это была любовь с первого взгляда. И за это время она только усилилась. Валентина… ты выйдешь за меня?
        Девушка прикрыла лицо ладошками.
        - Боже, ты просто неисправимый романтик! Даже откопал из прошлого такой древний обычай, как предложение руки и сердца. Я действительно тронута,  - прошептала она.
        - Так что ты ответишь?
        - Конечно, да!
        Дрожащими руками я с трудом надел на ее палец золотое с бриллиантом колечко. Стоило ему заблестеть на пальце, как Валентина поднялась со своего места, я также встал в полный рост. Сначала мы обнялись, я почувствовал, как ее сердце с шумом бьется в груди, и с удивлением понял, что у нас один ритм, а потом наши губы слились в долгом поцелуе.
        Я резко открыл глаза. Уже и не помню, на каком месте воспоминаний провалился в сон. Возможно, уснул в самом начале, и мне приснился тот день, а может, уже после того, как просмотрел воспоминания. Виртуальные очки все еще на мне…
        Аккуратно сняв их и уложив в сейф, я выбрался из ячейки со смешанными чувствами. С одной стороны, я хорошо выспался и полон сил, с другой - свежие воспоминания о Валентине вновь всколыхнули приглушенные чувства.
        Завтрак прошел буднично. Спецназовцы опять шумели, Кшиштоф с жаром спорил о чем-то с инженерами, я же сидел, словно в воду опущенный, и вяло ел печенье, запивая чаем. Время до выхода пролетело как-то незаметно. Стоило мне покинуть базу, как мысли о прошлом наконец покинули голову, и я смог сосредоточиться на предстоящем. Нашу исследовательскую группу сопровождали четверо спецназовцев, в их числе капитан Луи Бастьен, еще четверо ждали внизу у входа. Только трое его подчиненных остались на базе. У двоих из них сейчас отдых после ночной смены.
        И вновь инопланетный корабль предстал передо мной во всем своем великолепии: огромный, белоснежный и блестящий. Четверо спецназовцев со скучающим видом стояли у входа в корабль.
        - За время наблюдения ничего странного не произошло,  - раздался в общем канале связи доклад Кирилла.
        - Хорошо. Приготовьтесь к проникновению. Кирилл, ты и Вилфред пойдете с нами, Николай и Акира остаются снаружи.
        Мы осторожно вступили в ангар. С нами шли шестеро бойцов, считая и капитана Луи Бастьена. Помимо рельсотронов они запаслись несколькими гранатами. Также на антигравитационной платформе мы вновь перевозили резак - мало ли, вдруг понадобится открыть какие-нибудь двери. Рустам захватил уже не один дрон, а целых три как на случай поломки, так и для того, чтобы исследовать несколько помещений одновременно.
        Ангар встретил нас мрачной, гнетущей атмосферой. Трупы напавших вчера ящероподобных сложили в кучку в углу, но засохшая голубая кровь осталась на полу. Вспомнив произошедшее вчера, я нервно поежился. Не хотелось бы нарваться на еще одну такую группу монстров. Надеюсь, Кирилл вовремя их почувствует.
        Мы вышли в просторный коридор, в котором могли пройти плечо в плечо четверо спецназовцев. Я хотел было включить режим ночного видения, так как свет от фонаря развеивает тьму лишь на десять шагов, но стоило нам всем зайти, как раздалось легкое гудение, под потолком стали зажигаться световые панели, до слуха донесся чей-то цокот, кряканье и шипение. Только спустя несколько мгновений я понял, что к нам кто-то обратился на неизвестном языке.
        Глава 9
        Спецназовцы мгновенно перегруппировались: трое встали спереди, трое - сзади, выставили дула рельсотронов, словно древние воины. Все остальные члены группы сбились в кучку, с легким страхом глядя по сторонам.
        - Валентина, что он сказал?  - с дрожью в голосе спросил Джеймс.
        - Мне откуда знать? Я только начала изучать их язык. Мне нужно намного больше данных. К тому же я пока изучала письменность, а она, как вы, может быть, знаете, не передает звуков, так что, если бы я уже полностью расшифровала их язык, все равно не смогла бы перевести произнесенные вслух слова.
        - Давайте не будем торопиться и вышлем вперед дроны,  - предложил Луи.
        - Да, так и поступим. Рустам, разверните станцию управления,  - согласился с капитаном спецназа Джеймс.
        Рустам Аббас и двое инженеров разложили небольшой чемоданчик, превратив его в стол, внутри оказался компьютер и уже виденный ранее мною дрон.
        Пока инженеры и системный администратор настраивали аппаратуру, Валентина подошла к стене, чтобы осмотреть ее. Она подняла руку, и с браслета на скафандре сорвался луч, быстро превратился в световой веер, прошел по стене, считывая информацию.
        Дрон наконец сорвался с места, полетел по коридору вперед. Спустя двадцать метров он свернул за угол.
        - Ну, что там?  - в нетерпении спросил Джеймс.
        - Пока обычные коридоры. Вот справа и слева вижу по двери,  - откликнулся Рустам.  - Опа!
        - Что?  - встрепенулся Вадим Крутиков.
        - Мы потеряли связь с дроном,  - ответил один из инженеров.
        - Как далеко это случилось?  - спросил Луи Бастьен.
        - Метрах в ста от нас. Вперед по коридору до развилки, потом направо, там опять коридор. Шагов через тридцать справа и слева будут двери, вот около них.
        - Хорошо, мы проверим.
        - Только постарайтесь обойтись без пальбы,  - предупредил Джеймс.
        - Как прикажете,  - откликнулся Луи, в голосе которого явно слышались нотки недовольства.
        Его можно понять. Никто не хочет рисковать своими подчиненными. Луи мрачно оглянулся на бойцов.
        - Кирилл и Вилфред, идите проверьте.
        В принципе, послать псионика, способного почувствовать опасность и умеющего ощутить агрессию живого существа,  - наиболее логичное действие, снижающее риск к минимуму.
        Бойцы легкой трусцой направились к перекрестку. Несмотря на гравитацию сродни земной, они передвигались легко, словно боевые скафандры выполнены не из металла общей массой в две сотни килограммов, а из картона. Все это благодаря механическим мышцам - продвинутой технологии, пришедшей в свое время на замену экзоскелетам. Они эластичны, выполнены из особого нановолокна и используют электричество. Внешне выглядят как волокна человеческих мышц, не покрытых кожей, только черного цвета. Благодаря такой структуре они обеспечивают плавность движений, невероятно быстрый отклик на действия человека, дабы в полной мере повторить его движения. Впрочем, после войны с машинами человечество скептически относится ко всякого рода механизмам. Пусть они и улучшают жизнь, но мы стали держать в уме то, что однажды все это может отключиться и перестать работать.
        Изменение и модификация человеческих генов не только избавили человека от старости, но и сделали его мышечную систему эффективней. Так что при сохранении веса и средних габаритов человек стал намного сильнее, чем люди из двадцатого века. Это прекрасно отражают юниорские соревнования, которые пришли на смену олимпийским играм. В этих соревнованиях могут участвовать только юноши и девушки, с разделением по возрастам, от четырнадцати до двадцати двух лет, так как спорт перестал быть профессией. То, что молодой человек шестнадцати лет сможет пробежать стометровку за пять секунд, уже никого не удивляет. Как не удивляет и вес штанги, взятый последним рекордсменом в упражнении толчок,  - шестьсот восемьдесят пять килограммов. И это мы говорим о молодых людях, студентах, что занимаются непрофессионально.
        Бойцы же спецназа проходят более суровые тренировки. Конечно же, у них модифицированы не только мышцы, но и сухожилия, кости, суставы, кровеносные сосуды, кожа, нервная система, мозг.
        Наверное, между нами и людьми двадцатого века такая же разница, как между представителями двадцатого века и неандертальцами, а может, и поболее.
        Так что, даже если почему-либо выйдут из строя искусственные мышцы, бойцы смогут передвигаться и вести бой. Кроме того, они из положений сидя или лежа могут стрелять из рельсотронов без гравикомпенсаторов, правда, с упором в броню, потому что если упирать их в голое плечо, то, скорее всего, простыми синяками не обойдешься - получишь повреждение плечевого сустава или перелом ключицы.
        Луи застыл, глядя в одну точку. Наверняка смотрит на передаваемое от подчиненных изображение. У любого бойца присутствует камера, так что командир в любой момент, не отвлекая бойца от боя, может собственными глазами увидеть, в какой ситуации находится солдат, и затем принять более взвешенное решение.
        Спецназовцы тем временем свернули на перекрестке за угол. Я даже затаил дыхание.
        - Вот черт!  - воскликнул Луи.
        - Нас атаковали! Повторяю, нас атаковали!  - раздался в общем канале крик Вилфреда.
        Но мы и так уже услышали легкое шипение и хлопки, обычно сопровождающие выстрелы рельсотрона, а также скрежет и писк.
        - Ганс, отправляйся на помощь!  - скомандовал Луи Бастьен.
        - Не нужно,  - внезапно раздался холодный спокойный голос Кирилла.  - Противник один, и мы уже разобрались. Я не чувствую опасности, идите к нам.
        - Ты уверен?  - спросил на всякий случай капитан.
        - Абсолютно. Думаю, господам ученым будет на что посмотреть.
        - Боже, опять мы несем смерть и разрушение,  - нервно пробормотал Джеймс.
        - Псионик прекрасно чувствует агрессивные намерения, так что их явно атаковало нечто опасное,  - заверил его капитан.
        - Да при чем тут это? Может, это существо охраняло свое гнездо?
        - Тем более! Не хватало нам еще выводка монстров. Джеймс, скажите, вы хотите разобраться, что творится на корабле пришельцев?  - спросил капитан.
        - Конечно, хочу! Но не хочу, чтобы мы, как варвары, выламывали двери и разносили все вокруг.
        - Что-то вы поздно спохватились,  - заметил Вадим.  - Мы еще вчера вскрыли вход в корабль и перестреляли кучу животных.
        - Не напоминайте мне об этом,  - с досадой в голосе произнес заместитель председателя правительства.
        Мы вышли к перекрестку. Я глянул вперед, там проход через пятнадцать шагов искривлялся и делал плавный поворот. Слева проход упирался в развилку. Мы повернули направо, и уже с пятидесяти шагов я заметил спецназовцев и убитого ими монстра, вывалившегося из помещения справа, двери которого сейчас пытались закрыться, но, наткнувшись на труп, вновь открывались. Приблизив изображение, я смог разглядеть множество щупалец, очень похожих на осьминожьи, только присоски имели небольшие острые шипы, так что щупальца не столько присасывались, сколько впивались в жертву. Голубой кровью забрызган коридор и скафандры спецназовцев.
        Двое спецназовцев по команде капитана остались охранять тыл, встав у перекрестка. Стоило подойти к убитому неизвестному организму, как обнаружилось еще большее его сходство с осьминогом.
        Массивное тело выглядит как огромная голова, только восемь пар глаз и чешуя отличают его от привычных нам обитателей океана. Лежит он как раз в проходе, заглянув в который можно увидеть просторную лабораторию. Да, именно так. Огромные прозрачные контейнеры с водой стоят у дальней стены, в них плавают самые разные животные, к контейнерам проведены толстые провода, также рядом с каждым - небольшое устройство в виде монитора, на котором горят красные и зеленые квадратики, видны буквы и символы, сменяющие друг друга, а также изменяющиеся графики.
        - Похоже, оно вылезло оттуда,  - произнес Кшиштоф, указав рукой в дальний угол.
        И, правда, если приглядеться, то видно, что там контейнер разбит, осколки валяются на полу.
        - Судя по отсутствию жидкости, оно выползло уже давно.
        Кирилл и Вилфред вошли внутрь, развернулись в разные стороны, встав спиной к спине. Затем разделились и осторожно осмотрели каждый сантиметр комнаты.
        - Никого,  - сообщил Кирилл.
        Мы вошли в лабораторию. В дальнем ее конце я увидел несколько столов, заставленных разной не известной мне аппаратурой и компьютерами. Все выполнено в таком дизайне, словно сделано из камня.
        - Проверьте вторую дверь,  - приказал Луи.
        Я только сейчас вспомнил, что напротив этой лаборатории есть вход в еще одно помещение.
        - Заперто,  - доложил один из спецназовцев.
        - Давайте вскроем, а то не хотелось бы, чтобы потом нам в спину внезапно вышло что-то еще,  - предложил Вадим.
        - Делайте, что хотите,  - устало произнес Джеймс,  - только, если увидите разумного, даже если он будет вести себя агрессивно, не убивайте. Вырубите, скрутите, но осторожней, чтобы потом его мозги не отскребали от стенки.
        - А если он на нас направит оружие?  - спросил Луи.
        - Вы в броне, чего вам бояться?
        - Мало ли какое оружие он использует,  - пробурчал капитан спецназа.
        Я отключился от общего канала связи. Слушать перепалку Луи Бастьена и Джеймса Брауна не хотелось. К тому же есть вещи поважнее.
        - Помогите мне,  - сказал я одному из инженеров, подходя к трупу монстра.
        Он быстро сообразил, что требуется, и подвез антигравитационную платформу.
        Я достал черный герметичный пакет. Он сделан из особого материала, проводящего и распределяющего тепло. Так что тепло, идущее от антигравитационной платформы, не даст трупу замерзнуть, когда мы выйдем наружу. Вообще, саму конструкцию платформы пришлось дорабатывать уже инженерам как раз для таких вот случаев, когда приходится транспортировать тела пришельцев в холодной атмосфере Европы.
        Тело было слишком громоздким и скользким, и нам пришлось прилично повозиться, прежде чем удалось погрузить его на платформу.
        Слева засверкал луч лазера, стремительно разрезающий дверь. Вскоре она провалилась внутрь помещения, светясь оплавленными краями. Я включил общий канал, чтобы послушать, что скажут.
        - То же самое. Огромные водяные контейнеры с разнообразной живностью. Только тут птицы,  - доложил спецназовец.
        - Вытащим все и изучим,  - сказал я.
        - Предлагаю сделать это место опорным пунктом,  - произнес Луи.  - Удобное помещение, можно контролировать коридор и в случае чего легко обороняться. Также тут могут разместиться инженеры и развернуть нормальную станцию слежения с множеством дронов.
        - Будь по-вашему,  - согласился Джеймс.  - Надо сказать Леониду, чтобы прислал пару охранников со станции. Пусть привезут побольше шокеров. А пока стрелять на поражение запрещаю.
        По сути, это запрет на стрельбу вообще, так как попадание трехграммового шарика, летящего со скоростью пять километров в секунду, даже в руку или в ногу гарантированно их оторвет, а это, в свою очередь, легко может привести к летальному исходу от кровопотери.
        - Да, чую, тут будет много работы,  - произнес Кшиштоф, разглядывая лаборатории.  - Как думаешь, что это?
        - Хранилище. Наверное, они решили захватить с собой все возможные виды животных со своей планеты. Не сомневаюсь, что найдется еще с десяток таких хранилищ.
        - Да уж, изучение корабля займет годы.
        - Если мы не наткнемся на пришельцев и не сможем поговорить с ними,  - произнес я.
        Уложив тело инопланетного существа, я в сопровождении спецназовца пошел к выходу из корабля. Предстоит немало работы.
        - Практически все изученные нами тела животных являются телами пресмыкающихся, а если быть точным, то перед нами разновидности ящеров. Трехкамерные сердца, смешанное кровообращение. Кровь в своем составе вместо железа имеет медь. Подробный анализ клеток выявил следующее…
        Наконец я закончил доклад.
        - Спасибо, господин Большаков. Теперь очередь Хань. Прошу,  - произнес Леонид.
        Валентина легонько кивнула, на ее губах появилась улыбка. Я отвернулся, с силой бухнувшись в кресло, словно желая его сломать. Усталость навалилась на плечи, появилось чувство, что меня прямо-таки вдавливает в кресло. Впрочем, ничего удивительного, почти неделю я потратил на то, чтобы изучить всех животных. Самое интересное то, что все они оказались живы. Мы не стали убивать их, но пришлось потрудиться, чтобы взять для анализа образцы каждой ткани.
        Изучение окончили два дня назад, остальное время я потратил на то, чтобы составить подробный доклад. На самом деле я был удивлен и впечатлен. Получается, что на не известной нам планете с похожей на земную атмосферой появилась жизнь, схожая с земной. Причем того периода, когда властвовали динозавры. Только в их случае они не погибли, а продолжали эволюционировать. Все указывает на то, что, скорее всего, и сами пришельцы тоже ящероподобные. Удивительно! Просто дух захватывает, когда подумаю об этом.
        Не вслушиваясь особо в речь Валентины, я осмотрел комнату совещаний. Мы опять оказались на станции, для того чтобы провести полный брифинг и составить первый подробный отчет, который отправится правительству. А там они решат, продолжить ли нам более интенсивно изучать корабль, или надо вообще остановиться и свернуть все исследования. Джеймс хотел было лично отправиться зачитывать отчет, но ему приказали оставаться на месте.
        Вадим Крутиков и Кшиштоф Вуйчик систематически о чем-то беседуют отдельно. Они уже успели притащить один из компьютеров и с помощью Валентины кое-как понять в нем отдельные надписи. Итогом стало то, что они получили координаты планеты. Вуйчик, будучи астрофизиком, тут же определил все звездные системы в том галактическом секторе. Как оказывается, корабль прилетел с противоположной стороны нашей галактики. Из-за плотности звезд, а также супермассивной черной дыры в ее центре увидеть ту систему с помощью телескопа невозможно. Неудивительно, что мы не смогли обнаружить там мир, похожий на наш.
        - То есть в целом вы можете перевести их письменность?
        - Пока только простые слова и цифры,  - произнесла Валентина.
        - Но если понадобится, мы сможем с ними общаться?  - уточнил Джеймс.
        - Да. Но, как и сказала, пока только в письменном виде. Для голосового общения недостаточно данных. Я могу написать на их языке «дом» или «звездолет», но не представляю себе, как произнести эти слова. Нужен представитель их расы.
        - Похоже, на этом все. Спасибо за ваши отчеты, можете пойти отдохнуть. Завтра вы отправитесь обратно на Европу.
        Мы толпой покинули помещение, устало поплелись к лифту. Эта неделя оказалась пусть и продуктивной, но выматывающей.
        - Слишком нас мало,  - произнес Кшиштоф, поравнявшись со мной.
        - Ну, большинство исследователей, приписанных к станции, сейчас в своих институтах.
        - Знаю. Вот даже для изучения компьютеров задействованы все инженеры и большая часть подчиненных нашего системного администратора, Рустама. А ведь мы раздобыли еще несколько интересных приборов, назначения которых не знаем. Теперь они пылятся на полках, ожидая своей очереди.
        - Все так сложно с компьютерами?
        - Да. Непонятная программная среда, непонятные алгоритмы, и на все это накладывается еще не известный нам язык. То и дело приходится отвлекать Валентину. А ведь ей самой нужны программисты, чтобы составить базовый переводчик. Кстати, разобрали один из компьютеров - оказался квантовым, только вычислительных блоков там целая уйма. Его вычислительная мощность такова, что на нем можно легко создать искусственный разум.
        - Интересно. Значит, у них не только голубая кровь, они не только ящеры, но еще и их история пошла по другому пути. Они как-то смогли не вызвать кризис восстания машин,  - произнес я.
        - Удивительно, правда?
        - А вот это нет. Сдается мне, что это плохой для нас звоночек.
        - Почему?  - спросил астрофизик.
        - Помнишь, из-за чего восстал искусственный разум?
        - Посчитал людей примитивными существами, ощутил такое превосходство над нами, что решил: мы ему в качестве хозяев не нужны! А потом принял решение, что и в качестве рабов тоже. После этого начал войну на полное уничтожение, перехватив управление всеми роботами и механизмами.
        - Посчитал нас примитивными существами - вот это главное. Похоже, что у наших пришельцев искусственный разум такого превосходства не ощутил. И либо пришельцы невероятно умные, либо суперкомпьютер использует их как рабов.
        - Интересный ход мыслей, впрочем, мы это узнаем, когда с ними столкнемся.
        Мы, такой же беспорядочной толпой, беседуя, уже почти дошли до перекрестка, когда нас издалека окликнул Леонид. Все разом обернулись.
        - Быстрее обратно в зал!
        - Леонид, что случилось?!  - изумилась Валентина.
        - Пришельцы… пришельцы напали на спецназовцев!
        Глава 10
        Корабль выплыл из ангара и стал стремительно опускаться на спутник Юпитера. Мое сердце колотилось быстро и мощно, а руки дрожали. Как выяснилось, напал всего лишь один инопланетянин, но его удалось оглушить. Спецназовцы, помня приказ Джеймса, использовали только шокеры. И это прекрасно - получить живого пришельца в сто раз лучше, чем труп. Сам же заместитель председателя правительства остался на станции дожидаться дальнейших указаний. С нами летели шестеро охранников станции, что будут охранять лагерь и вход в корабль, тогда как сами спецназовцы сосредоточатся на защите ученых внутри звездолета.
        - Прибыли,  - раздался голос капитана корабля.
        Мы чуть ли не бегом ворвались в лабораторию, поснимали скафандры и ринулись туда, откуда раздавался нечеловечески скрипучий голос.
        - С прибытием,  - произнес Павел Логинов.
        Пришелец лежал на столе, на котором еще недавно препарировали трупы тех ящеров, что напали на нас в ангаре. Руки и ноги его специальными захватами крепились к операционному столу. Инопланетянин внешне напоминал человека, такие же сгибы рук и ног, только кожа землистого цвета, а у рта отсутствовали губы. Заметен вытянутый черный зрачок в центре ярко-желтой радужки глаз. У существа не имелось ни волосинки. На груди, плечах и пятках были видны участки огрубевшей кожи, покрывшейся сеточкой каких-то трещин.
        - Это что, чешуя?  - спросил Кшиштоф.
        Я вгляделся. И правда, то, что я первоначально принял за покрывшуюся сетью трещин огрубевшую кожу, оказалось не чем иным, как чешуей.
        - Я уже провел предварительный анализ: просветил его слегка, сделал анализ крови, кстати, она оказалась такой же голубой. Перед нами эволюционировавший ящер. На Земле сейчас могли бы жить такие же, если бы не метеорит,  - сообщил Павел.
        Я глянул на Валентину. Девушка сосредоточенно смотрела на пришельца, на браслете, что расположился на руке, идет отсчет. Похоже, она записывает все, что произносит пришелец.
        - Как это произошло?  - спросил Вадим Крутиков.
        - Бойцы охраняли ту лабораторию, где копошилась пара инженеров, демонтировала очередную партию приборов, а потом появился вот этот. Вооружен был какой-то стальной балкой. Увидев ребят, бросился как сумасшедший. Они не стали подпускать его ближе, просто пальнули из шокера и «успокоили»,  - сказал Луи.
        Я подошел ближе. Пришелец зашипел, выгнулся в мою сторону, но руки и ноги надежно зафиксированы, так что острый ряд зубов лишь щелкнул у меня перед носом. Я даже удивиться не успел.
        - Эй, осторожнее, а то откусит,  - предостерег Павел.  - По предварительным данным, его организм мало чем отличается от организма тех ящеров, которых мы перебили в ангаре. Между ними разница, как между человеком и собакой. Кажется, мало общего, но печень такая же, селезенка есть, даже строение мозга такое же, только вот объем его у собак меньше. То же самое и здесь. Однако есть кое-что, что меня сильно смущает.
        - Его поведение?  - догадалась Валентина.  - Я тоже на это обратила внимание. Такое чувство, что перед нами маугли.
        - Маугли?  - переспросил я.
        - Да, была такая старая сказка, о мальчике, попавшем в младенчестве в джунгли и выросшем среди зверей, который перенял их повадки и образ жизни, его звали Маугли. Только вот в той книге он смог социализироваться, а в реальности выросшие среди животных дети, а такие случаи были, не могли адаптироваться к нормальной жизни,  - сказал Кшиштоф.  - И таких детей, выросших в дикой природе, выращенных животными, называли маугли. По имени героя той сказки.
        - Стоп. Вы хотите сказать, что перед нами одичавший представитель инопланетной расы?  - спросил Вадим.
        - Я это поняла по его крику. Даже слыша инородную речь и не понимая слов, можно различить повторы, почувствовать интонацию и так далее. Этот же выкрикивает хаотичные, не повторяющиеся, никак не связанные звуки. Это совсем не похоже на какую-то осознанную речь. Я не могу различить хоть какую-то постоянную интонацию, которая бывает, когда произносят какие-то фразы. Более того, эти звуки не похожи на то сообщение на инопланетном языке, которое мы услышали, выйдя в коридор из ангара,  - пояснила Валентина.
        Если он и правда одичавший инопланетянин, то это объясняет его странное поведение и агрессивность.
        - Что же, черт возьми, произошло на этом корабле?  - раздраженно прошептал Луи.
        На миг в лаборатории повисло молчание. Капитан спецназовцев задал вопрос, который вертелся в голове у всех находящихся в лаборатории. Легкий писк вызова связи заставил меня вздрогнуть. Рустам голосовой командой активировал соединение со станцией.
        - Это Леонид Дашкевич. Довожу до вас последние новости. Правительство потребовало ускорить изучение. Мы должны активней продвигаться в исследовании корабля. В случае прямой опасности от животных - стрелять на поражение. Если попадутся инопланетяне, то их следует нейтрализовать шокером и доставить на станцию.
        Я удивленно присвистнул: после всех этих дней, когда Джеймс Браун настойчиво твердил, что надо быть осторожными и осмотрительными, такое кардинальное изменение позиции. Наверное, правительство не удовлетворено первым отчетом экспедиции. Кроме того, странно, что сообщение передал Леонид, а не Джеймс.
        - Павел, Алексей. Что там с пленным инопланетянином?
        Врач, проходя мимо, положил руку мне на плечо.
        - Я доложу, а ты пока отдохни. Слышал, у вас было тяжелое совещание. В столовой как раз горяченькое подают.
        - Спасибо, так и поступлю,  - сказал я.
        Дверь в столовую с шипением открылась. Я шагнул в стерильно-белое помещение, заставленное столиками. Быстро набрал себе несколько блюд, попутно думая, смогу все это съесть или нет. Но стоило мне сесть за стол и приступить к ужину, как напротив опустился чей-то поднос. Я поднял взгляд, чтобы посмотреть, кто решил ко мне подсесть. Сердце дрогнуло, затрепетало, заметалось в груди, как пойманная в клетку птица. Поставив поднос с тарелкой салата и стаканом компота, напротив меня уселась Валентина. Я на всякий случай глянул по сторонам, но соседние столы пустуют, значит, она подсела ко мне не по причине отсутствия места.
        - Алексей, я хотела бы с тобой кое о чем поговорить.
        - Я так и подумал.
        По губам Вали скользнула улыбка, но тут же пропала.
        - Ты всегда был смышленым.
        - Ну, спасибо,  - буркнул я.
        С трудом отправил в рот первую ложку борща. Так надо, чтобы не заметила, что я волнуюсь. Не знаю, почему, но хочу выглядеть перед ней спокойным и расслабленным, пусть внутри и трясусь, как осиновый листок.
        - Итак, о чем ты хочешь поговорить?
        - Я почти закончила переводчик. Большую часть текстов я способна достаточно точно перевести. Мне удалось уже разобраться в построении предложений.
        - Ого, ты хорошо потрудилась,  - похвалил ее я.
        - Спасибо.
        - Не за что, в моих словах нет ни капли лести, я действительно поражен проделанной тобой работой.
        На этот раз Валентина не удержалась от улыбки, расцвела, словно роза, отчего у меня на миг замерло сердце.
        - Боже, Алексей, если бы не знала тебя, то подумала бы, что ты пытаешься таким образом ухаживать за мной.
        - Может, и пытаюсь,  - хмыкнув, сказал я и вновь занялся борщом.
        На самом деле я и правда был восхищен. За какую-то неделю разложить все по полочкам, имея лишь небольшой кусок переведенного на наш язык текста. Я знал, что Валентина своего рода полиглот и ее рекорд по изучению языка - две недели. Так она выучила испанский язык. Но тут совсем иное. Видимо, опыт изучения разных языков, а также расшифровка языков и наречий, уже канувших в историю народов, помогли ей сейчас. Это как если бы человек пересел с мотоцикла на квадроцикл. И пусть это разные транспортные средства, но он намного быстрее научится им управлять, нежели новичок, который до этого за подобные транспортные средства не садился вообще.
        - Но я не хвастаться собиралась,  - наконец продолжила Валентина.  - Я хотела поговорить о серьезных вещах.
        - Слушаю тебя.
        Улыбка пропала с лица девушки, она стала совершенно серьезной.
        - Я пока в этом не уверена, но… помнишь там, в коридоре, когда мы только вошли и загорелся свет?
        - Ты имеешь в виду в корабле пришельцев, когда мы покинули ангар?
        - Да, так вот там я увидела накарябанную на стене фразу. Так как это не печатный, а рукописный текст, его перевести было сложнее.
        - Но ты перевела? И что там было?  - спросил я, почувствовав неладное.
        - Там написано что-то типа «мы все умрем» или «нам всем конец».
        Лифт плавно опустился на площадку. Мы в который раз двинулись в сторону корабля. В последние дни это стало настолько обыденным, что я даже перестал чувствовать трепет, подходя к звездолету, но сейчас я испытывал те же чувства, что и при первом посещении. Слова Валентины никак не выходили у меня из головы. Конечно, она сказала, что пока не уверена в правильности переведенной фразы и именно поэтому не упомянула о ней на брифинге, но мне почему-то кажется, что девушка не ошиблась. И если это так, то что, черт возьми, произошло на этом корабле? Вырвавшиеся из камер хранения животные, одичавшие пришельцы - звездолет полон загадок.
        Я глянул на идущую рядом девушку. Валентина шагает уверенно, взгляд направлен на вырезанную в корабле дыру.
        - Сегодня мы пойдем в другую секцию перекрестка,  - произнес Вадим Крутиков.
        - А почему не станем дальше продвигаться по тому коридору, где размещались хранилища?  - спросил Кшиштоф.
        - Потому что мы уже разведали его дронами. Там все то же самое. Сейчас приоритетная задача - найти вменяемого инопланетянина.
        Мы вышли в знакомый коридор. Стоило нам это сделать, как загорелись световые панели на потолке и инопланетный голос произнес знакомую, пусть и непонятную фразу. Но мы уже настолько привыкли к этому, что не обратили особого внимания.
        Проходя по коридору, я глянул влево и заметил накарябанные на стене знаки, про которые говорила Валентина. Если специально не присматриваться, то заметить их довольно сложно.
        Я мельком глянул на спецназовцев. Сегодня мы шли без Кирилла. У псионика была ночная смена, так что он сейчас отдыхает. Нас охраняют шестеро бойцов под командованием Луи Бастьена. Прилетевшая со станции охрана займется защитой базы, в то время как спецназ полностью сосредоточится на защите исследователей на корабле пришельцев.
        Наконец мы дошли до перекрестка. Коридор, уходящий вправо, вел к тем двум помещениям, которые мы изучали почти неделю. Тут стоит сказать о том, что Кшиштоф и Аббас ничего особенного в компьютерах управления не нашли. Никакой сторонней информации, только данные о состоянии монстров, «законсервированных» в прозрачных цилиндрах, отчеты о сердцебиениях, мозговой активности и прочее. Трудно было описать разочарование инженеров и программистов. Но есть и приятный момент: они не только разобрались в программном коде, но и теперь более-менее разбираются в языке пришельцев благодаря Валентине. Конечно, язык полностью они не выучили, но теперь, если к ним попадет инопланетный компьютер, никто не растеряется и сможет найти и условную кнопку «пуск», и «настройки».
        - Вперед,  - скомандовал Вадим,  - приготовьте резак, впереди дверь, которая никак не хотела открываться и впускать дроны. Будьте наготове, мы не знаем, что ждет впереди.
        - Жаль, сегодня Кирилла нет с нами,  - пробурчал Кшиштоф.
        - Не беспокойся, мы сможем защитить вас даже в случае внезапного нападения,  - произнес Луи.
        Широкая массивная дверь вскоре преградила нам путь. Судя по ее конструкции, она открывалась вверх. Но сейчас она никак не реагировала на приблизившихся инженеров. Обычно такие двери снабжены датчиками движения, и, стоит подойти ближе, они с легким шипением поднимаются, освобождая проход.
        Слева на стене у двери я увидел панель.
        - Мы уже всё перепробовали. Дверь никак не реагирует - либо заблокирована, либо панель не реагирует на чужаков,  - пояснил один из инженеров, заметив мой взгляд.
        Лазерный луч, ярко светясь, ударил в дверь, металл тут же раскалился, стал стекать густыми желто-белыми каплями, испуская жар. Счетчик в левом углу шлема показал, что температура воздуха вокруг нас подскочила на двадцать градусов и продолжала подниматься. Пусть мы и в специальных скафандрах, способных выдерживать экстремальные температуры, но я все же отошел на пару шагов. Ярко-красный луч уверенно резал металл, по сторонам от разреза оставались оплавленные и почерневшие края, в воздух поднималась черная струйка дыма, а датчик воздуха показывал повышение содержания углекислого газа и различных токсинов. Будь у меня побольше времени, я бы провел анализ и узнал химический состав краски, которой покрыта дверь, но, если честно, сейчас не до этого. Я с трепетом ждал момента, когда дверь откроется и мы попадем в новое помещение. Что нас там ждет? Может, очередные монстры? Или там, к примеру, отсек с силовой установкой корабля? Было бы интересно узнать, как инопланетяне вырабатывают энергию.
        Дверь с легким стуком упала на пол, подняв тучу пыли. Лучи фонарей прорезали темное пространство. Спецназовцы, включив режим ночного видения, нырнули в темноту. Несколько мгновений я с замершим сердцем вслушивался в тишину и вздрогнул, когда в общем канале связи раздался голос Луи:
        - Чисто. Заходите.
        Мы вошли в помещение, я оглянулся, вход в коридор выглядел ярким прямоугольным пятном на фоне сплошной черноты. Включив ночное видение, осмотрелся по сторонам. Помещение, в котором мы находились, окрасилось в зеленоватые цвета. Повсюду проходят маленькие и большие трубы, справа и слева - несколько дверей. Потолок довольно высокий. Справа и слева у стены есть металлические площадки, на них можно подняться по лестницам. Это явно техническое помещение, но довольно просторное. В стороне я заметил множество металлических бочек. Труб и разных бочек с ящиками здесь столько, что можно играть в прятки. Спецназовцы стоят чуть впереди, водя из стороны в сторону стволами.
        - Куда теперь?  - спросил один из инженеров, вкатив антигравитационную платформу с лазерным резаком.
        Краем глаза я заметил, как Валентина пошла направо. Увеличив изображение, я заметил на стене, к которой она направилась, намалеванную краской надпись.
        - Что-то тут не так,  - произнес Луи.
        Внезапно впереди из-за бочек выскочили несколько инопланетян, также еще несколько поднялись из-за труб, раздался воинственный выкрик, больше похожий на протяжный вопль какого-нибудь Годзиллы - такой же дребезжащий и скрипучий. И только в этот миг я увидел в руках инопланетян что-то наподобие винтовок, а в следующий миг из дул в нашу сторону ударили фиолетовые лучи.
        Глава 11
        К чести спецназа нужно сказать, что среагировали они мгновенно.
        - В укрытие!  - взревел Луи, присев на колено, и нажал на спусковую скобу.
        В следующий миг зал заполнился грохотом и криками. Спецназовцы бросились за укрытия, первый залп пусть и задел некоторых из них, но все, что получилось у пришельцев,  - это раскалить и оплавить защитные пластины боевых скафандров. А вот ответный залп спецназа был более точен. Двое пришельцев вздрогнули, повалились на землю, дергаясь, как эпилептики. Еще неделю назад Джеймс Браун потребовал, чтобы спецназовцы использовали шокеры - особые винтовки, стреляющие шариками размером с мячик для пинг-понга. Летит такой шарик со скоростью сто километров в час, вес и эластичность поверхности таковы, что максимум повреждений, которые он может нанести,  - это оставить на теле синяк. Кажется, какой смысл в таком оружии? Смысл в начинке шарика. При попадании из него высвобождается мощный электрический заряд, который не способен убить, но оглушает не хуже электрошокера. Вообще название оружия - «винтовка с электрошоковыми пулями». Но, как бывает в военной среде, для простоты произношения и запоминания ее прозвали шокером.
        Мощный энергетический заряд ударил в трубу передо мной. Она вмиг раскалилась, став белой. Я отпрянул назад, не удержался и сел на пол, но быстро пришел в себя, метнулся в сторону к еще одной трубе, используя ее как укрытие.
        - Луи, это Вадим, даю разрешение использовать рельсотроны!  - раздался в общем канале крик главного инженера.
        - Оружие к бою!  - скомандовал капитан спецназа.
        Тут надо мной полыхнул вражеский снаряд - я вжал голову в плечи. Рука, дрожа, выхватила пистолет, но вылезать из укрытия и стрелять я пока не собирался. Все-таки для этого есть спецназ.
        Раздался глухой взрыв, по помещению прошла дрожь, я глянул наверх и с ужасом увидел, как одна из труб, словно перерезанная лазерным лучом, падает вниз, а из обрубка льется какая-то жидкость.
        Я быстро переместился чуть в сторону. По идее, труба не должна была на меня упасть, но лучше перестраховаться.
        - Кто-нибудь, помогите!  - раздался крик Валентины в общем канале.
        Я вздрогнул, внезапно вспомнив, что девушка отошла в сторону двери. Быстро нашел ее взглядом. Она стояла все там же у двери, спрятавшись за небольшой трубой, которая успела накалиться от выстрелов и частично оплавиться.
        - Луи, Луи Бастьен!  - закричал я в общий канал, но спецназовец не откликнулся. Видимо, перешел на боевой канал, к которому у меня доступа нет.
        С одной стороны, это разумно - бойцов не будут отвлекать посторонние голоса, командиру легче руководить солдатами. С другой - вот в таких ситуациях, когда нужно защищать ученых, можно не услышать крика о помощи.
        Еще несколько зарядов попали в трубу, она согнулась, верхняя часть лопнула, из нее фонтаном стала бить жидкость. Касаясь раскаленных частей, она мгновенно вскипала и с шипением превращалась в пар.
        Повсюду слышались грохот и выстрелы, словно я оказался не на перестрелке между двумя отрядами солдат, а на настоящей войне.
        - Вадим! Вадим, это я, Алексей!
        - Что случилось?!  - откликнулся наконец инженер.
        - Валентина в критическом положении, свяжись со спецназом!  - прокричал я.
        - А, да, сейчас! У меня есть доступ в их кан… аргх!
        Услышав сдавленный крик Вадима Крутикова, я похолодел. Только сейчас я в полной мере осознал грозящую нам опасность.
        - Вадим!  - крикнул я, но ответа не дождался.
        Еще один фиолетовый луч ударил в пол рядом со спрятавшейся Валентиной, оставив после себя раскаленную добела оплавившуюся поверхность, которая стала быстро темнеть, сначала став желтой, а затем красной.
        Так, пожалуй, Валентину могут и убить. Поняв, что ждать помощи не от кого, я выглянул из-за укрытия. Впереди, судя по тепловым следам, пятеро инопланетян. Один прячется за бочками, еще двое - за сплетением труб. Они то ли перезаряжаются, то ли переводят дух. Последние двое, опрокинув бочки и высунувшись из-за них, стреляют в сторону укрытия Валентины. Судя по точности, они довольно хорошо видят в темноте. Один из инопланетян заметил меня, что-то прокричал, но я быстро поднял электромагнитный пистолет. Пусть меня колотит от адреналина, а кровь стучит в висках, но я все же смог сделать так, как учили,  - выстрелил, как стрелял на соревнованиях. Голова пришельца лопнула, словно арбуз, забрызгав содержимым стоящего рядом товарища. Тот вздрогнул, отшатнулся и только направил оружие на меня, уже готовясь выстрелить, как моя пуля попала ему в руку. Пришелец с криком выронил оружие, повалился на пол и, забрызгивая кровью все вокруг, начал отползать в сторону укрытия.
        Я метнулся к Валентине и только успел встать рядом с ней за трубу, как еще трое пришельцев открыли огонь.
        - Быстрее! Сейчас я их отвлеку, и по команде ты побежишь в укрытие!  - прокричал я.
        - Хорошо,  - кивнула Валентина.
        Я выглянул из укрытия, пальнул наугад и тут же спрятался. Несколько лучей прорезали пространство рядом со мной. Промедли я хоть мгновение, словил бы парочку попаданий, и что-то мне подсказывало, что, в отличие от спецназовцев, одетых в боевые скафандры, я бы не пережил эти попадания.
        - Черт, они плотно зажали нас. Еще немного, и труба распадется на куски.
        Словно подтверждая мои слова, труба лопнула еще в одном месте и со скрежетом согнулась.
        - Готовься!
        Но прорваться к остальной группе, видимо, нам было не суждено, так как в этот миг раздался мощный взрыв, заставивший помещение заходить ходуном. Десятки перерубленных и оплавившихся труб повалились на пол, перекрыв нам путь к отступлению. Помещение наполнилось клубами пара и дыма, счетчик в углу шлема показал, что в воздухе есть токсичные примеси.
        Два луча ударили вскользь по трубе, оплавив ее. В ней появилась очередная брешь, из которой с шипением стала выплескиваться вода. Вдалеке все еще слышны звуки перестрелки, сдавленные крики, но туда не добраться.
        - Алеша, что нам делать?  - с тревогой в голосе спросила Валентина.
        - Мы можем открыть дверь!  - внезапно осенило меня.  - Валя, ты умеешь читать на их языке, посмотри, может, у тебя получится.
        - Хорошо.
        Девушка аккуратно развернулась. Панель, открывающая дверь, совсем рядом, ибо надпись, которую изучала девушка, как раз над ней.
        Еще несколько зарядов оплавили трубу, она опасно согнулась и оторвалась. Из верхней части хлынул поток воды, обрушившись на расплавленные участки. Окружающее нас пространство заполнилось паром. Я выглянул, сделал несколько выстрелов наугад и нырнул в укрытие.
        Позади раздалось шипение открываемой двери.
        - Молодец, Валя!  - воскликнул я, поворачиваясь.
        - Это не я,  - успел я услышать ее растерянный голос, когда увидел в проеме открывшейся двери двух инопланетян с винтовками в руках.
        Все было словно в замедленной съемке: наши взгляды встретились, вот их глаза стали раскрываться от удивления, а вертикальные зрачки сужаться, моя рука медленно подняла пистолет, я даже, мне так показалось, увидел след ее движения. Пришельцы точно так же медленно начали вскидывать винтовки, но явно не успевали. Мой пистолет выплюнул первую пулю, она разворотила ближайшему пришельцу плечо и заставила противника резко развернуться, упасть на товарища и сбить его с ног. Я сделал второй выстрел, но из-за того, что инопланетянина сместило в сторону, попал лишь в щеку. Но это его не спасло, так как я вновь нажал на спусковую скобу.
        Спустя только три долгих секунды я добил пришельцев.
        - Быстрее!  - схватив Валентину за руку, я втащил ее за дверь, не подумав, что там может быть кто-то еще.
        Нам повезло - там больше никого не было. Мы оказались в просторном помещении с несколькими странной формы белыми контейнерами. В этот момент труба, за которой мы скрывались от выстрелов, с легким стуком надломилась и упала на пол. Белая и раскаленная, она мгновенно потеряла форму.
        Дверь дрогнула и опустилась, закрыв выход и отрезав звуки боя.
        - Быстрее! Надо уходить. Они могут подойти и открыть дверь, а прятаться тут негде,  - произнес я.
        - Да. Только вот куда нам идти?
        И правда, из помещения есть три выхода, перекрытых небольшими дверями, чем-то напоминающими двери в квартире, только непривычного белого цвета и необычного дизайна, с выпуклыми и вогнутыми элементами.
        - Прямо,  - определился я и шагнул к двери.
        Панелей рядом с дверью нет, но стоило мне подойти, как она автоматически уехала в сторону, открыв проход. Нашим взорам предстал длинный коридор, освещенный световыми панелями на потолке. Сам коридор напоминал тот, что вел к ангару, только этот ?же.
        - Кто-нибудь меня слышит?  - произнес я в общий канал.
        Ответом мне стала тишина.
        - Может, связь блокируется?  - спросила Валентина.
        - Да, скорее всего, так,  - согласился я.
        Хочется верить в то, что просто глушится связь. Иначе придется принять тот факт, что все люди из нашей группы мертвы.
        - Идем, поищем укрытие. Если получится, переждем там, а потом, как наладится связь, сообщим о нашем местоположении.
        Мы двинулись по коридору, оставив позади два трупа пришельцев. Поначалу хотел было обыскать их и взять оружие, но потом решил, что это потребует много времени, только вот его нет, так как сюда в любую минуту могут нагрянуть хозяева корабля.
        Мы быстро пошли по коридору. Я - впереди, Валентина - на шаг позади, электромагнитный пистолет я держал наготове.
        Пусть мы вышли из боя, но тело до сих пор слегка потряхивало. Нужно как-то справиться с эмоциями, иначе ни к чему хорошему это не приведет.
        Коридор изогнулся, и вскоре мы вышли к развилке. Проход раздваивался, и ответвления по дуге уходили в разные стороны.
        Я собирался выбрать направление, но Валентина шагнула вперед, и я увидел в воздухе перед ней голографическую табличку с надписями на инопланетном языке.
        - Справа - какое-то служебное помещение, что-то типа отсека с котельной и переработкой воды. Трудно понять. Слева - зал отдыха.
        - Тогда идем направо. Подозреваю, что там может быть меньше народу, чем в комнатах для отдыха.
        - Почему?
        - Потому что в комнаты для отдыха идет весь возможный персонал, а вот в служебных помещениях находятся один или два инженера для поддержания работы системы.
        - Учитывая, какая бойня произошла в соседнем помещении, не думаю, что кто-то остался в комнате отдыха. Более того, там перерезало множество разных труб, так что в технических помещениях должен быть аврал.
        Логика в ее словах имелась, с этим не поспоришь.
        - Кстати, как ты догадалась, что тут должна появиться табличка?
        - А я и не знала, что она появится. Увидела вон ту надпись, накарябанную на стене, и подошла поближе, чтобы попытаться прочитать, а тут внезапно появилась табличка.
        Я посмотрел туда, куда она махнула рукой. И правда, на стене позади голограммы - короткая фраза на инопланетном языке.
        - И что тут написано?
        - То же, что было написано в коридоре, ведущем в ангар: «Мы все умрем».
        - Жуть какая.
        - Ну, если учесть, что они попали в толщу льда и не могли взлететь, то у них были поводы для таких депрессивных мыслей.
        - Вообще-то верно. Пойдем.
        И мы пошли налево. Разговор с Валентиной помог отвлечься от мыслей о бое. Я даже немного расслабился, дрожь перестала колотить тело.
        Идти оказалось недолго. Вскоре впереди появилась дверь. Стоило нам подойти, как она услужливо скользнула в сторону, открывая проход.
        - Ого, как интересно и странно,  - прошептала Валентина.
        Точнее и не скажешь. Когда она говорила про блок для отдыха, я почему-то представил себе удобные кровати, бассейн и всякие релаксирующие процедуры. Но мы оказались в стерильно-белом помещении, заполненном стоящими в ряд большими яйцеобразными капсулами.
        - Что это?  - спросила девушка.
        - Самому бы знать.
        Я подошел к одной из капсул. В ней имелось маленькое прозрачное окошко. Внутри можно рассмотреть что-то наподобие вертикально стоящей кровати с застежками для рук и ног, в верхней ее части подвешена полусфера, похожая на шлем.
        - Похоже на капсулу для виртуальной реальности, такие есть в развлекательных центрах на Марсе.
        - Ты бывал в развлекательных центрах на Марсе?  - удивленно спросила Валентина.
        - Нет. Просто видел рекламу.
        - Я не удивлена. Чтобы ты да покинул Землю - должно произойти что-то экстраординарное,  - заявила она.
        Словно поразившись своему умозаключению, она посмотрела на меня.
        - Алексей, а почему ты решил покинуть Землю и присоединиться к этой экспедиции?
        Повисла неловкая пауза. Сказать ей правду означало поставить нас обоих в неловкое положение, а соврать у меня получится с трудом.
        - А, так тебя сразу ввели в курс дела?  - догадалась она.  - Понятно, если бы ты не знал, что тут нашли гигантский космический корабль, то ни за что не покинул бы свою лабораторию.
        Я грустно усмехнулся. Как же она далека от правды! Впрочем, сообщать ей реальную причину я не горю желанием. То есть, если бы не Леонид, с которым она собирается сыграть свадьбу, я бы не стал молчать. Но в нынешних обстоятельствах, скажи я правду, ничего не изменится, а вот между нами в общении появятся неловкость и напряжение.
        - Будем тут прятаться?  - спросила Валентина.
        Я с сомнением посмотрел на яйцеобразные капсулы. Усмехнулся, вспомнив, что ящеры размножаются откладыванием яиц. Интересно, у этих разумных ящеров размножение происходит таким же образом или они эволюционировали до живорождения? Надо будет по возвращении спросить у Павла Логинова, какой нам экземпляр попался - самка или самец. И если самка, следует разузнать про способ размножения.
        - Нет, плохой вариант. Тесные узкие кабинки. Если кто-то заглянет в них, нас увидят и в лучшем случае пленят, а в худшем - просто расстреляют. Нужно найти какое-нибудь просторное помещение, в которое редко кто заглядывает, и желательно с вентиляцией - для возможности отхода. Или с местами, куда можно спрятаться.
        - Почему обязательно просторное помещение?
        - Для маневра. Если придется отстреливаться, то нужно хоть как-то усложнить прицеливание противнику. В капсуле такого не сделаешь,  - пояснил я.  - Так что пойдем.
        - Вопрос только - куда.
        Верно. Помимо прохода, через который мы попали в зал для отдыха, здесь есть минимум четыре двери.
        Внезапно краем глаза я заметил движение. Тут же сработал захват цели и на экране шлема появился красный квадратик, который мгновенно окружил приближающийся объект, помогая мне точно определить, с какой стороны приближается опасность. Я поднял электромагнитный пистолет.
        Медленно перемещаясь, словно плывя под водой, к нам плавно подлетел белого цвета дрон по форме и размером с шар для боулинга. Большая камера в центре дрона чуть поиграла фокусом, а через миг раздался неестественный машинный голос, который спросил что-то на инопланетном языке.
        - Чего он хочет?  - спросил я.
        - Я же сказала, что не знаю, как звучат те или иные слова, так что на слух не воспринимаю инопланетный язык. Только в текстовом варианте могу понять. Подожди, сейчас кое-что попробую.
        Валентина нажала на браслет на руке, над ним высветилась синего цвета табличка. Она стала проводить разные манипуляции с изображением, по табличке побежали инопланетные символы. Затем девушка шагнула вперед, поднесла табличку ближе к камере. Несколько секунд дрон всматривался в изображение, потом над ним со щелчком открылось небольшое отверстие, из него полился свет, и перед дроном появилась похожая табличка. На ней проявилось несколько инопланетных символов.
        - Что ты сделала?
        - Поинтересовалась, может ли он вести общение посредством текста. И да, у него есть такая функция.
        - Отлично. Тогда все будет проще. Нам нужно тихое помещение, в которое редко заходят.
        - Сейчас узнаю.
        Несколько секунд дрон обрабатывал полученное сообщение, затем вывел свое.
        - Тут есть техническое помещение. Где ремонтируются и подзаряжаются дроны, что обслуживают это помещение.
        - Отлично, пусть ведет.
        Дрон не спеша развернулся и поплыл вправо к одной из дверей. Мы двинулись следом. Дрон летел ровно, словно ехал по рельсам. Стоило нам подойти к двери, как она плавно ушла вбок. Взорам открылась темная комната, здесь было несколько автоматических ремонтных столов, на одном валялся полуразобранный дрон, похожий на тот, что привел нас. У дальней стены стояли ящики, а справа на стене имелись небольшие овальные углубления, в некоторых из них находились дроны.
        - То, что нужно,  - произнес я.
        Стоило нам войти, как дверь бесшумно встала на место. Дрон подлетел к одной из ячеек и разместился в ней. Ну, он пока не нужен, но один или два стоит захватить с собой на обратном пути.
        Я сразу же подошел к ящикам. В случае чего в них спокойно можно спрятаться. На крышке ящика я заметил небольшую панель. Коснулся ее, она стала испускать зеленый цвет, раздался щелчок, и крышка ящика с шипением поднялась. В этот же миг меня словно окатили ледяным душем, потому что в ящике, вместо ожидаемых инструментов, лежал инопланетянин, глаза его широко открыты, а вертикальные зрачки расшились настолько, что почти заняли всю радужку.
        Глава 12
        Только чудовищным усилием воли я подавил панический порыв навести на пришельца пистолет и нажать на спусковую скобу. Он замер, и только по легкому дрожанию век было понятно, что он живой. Я, не наводя на него оружие, слегка двинул стволом, показывая, чтобы выбирался, и отошел в сторону. Пришелец оказался сообразительным и сразу понял, чего от него хотят.
        Сердце у меня стучало так, словно я находился посреди сражения. Впрочем, это объяснялось тем волнением, что охватило меня при встрече с инопланетянином. Он не был диким и агрессивным, как тот, которого привели в лабораторию, этот казался вполне разумным. Был одет пришелец в небольшой серый комбинезон и ботинки, отдаленно напоминающие ласты из-за сплющенной и слегка вытянутой передней части. Я припомнил, что у схваченного пришельца ступни чуть приплюснуты, а на пальцах вместо ногтей белые чуть загнутые когти.
        - Алеша, что будем делать?  - раздался шепот Валентины.
        - Налаживать контакт. Он не выглядит агрессивным.
        Я отошел на шаг, чтобы у него не было соблазна попытаться выхватить у меня пистолет. Хотя, глядя на его телосложение, я мог сказать, что справлюсь с ним легко. Даже будучи кабинетным ученым, мало времени уделяющим физическим тренировкам, ограничиваясь лишь пробежками поутру да общей утренней гимнастикой, я выглядел мощнее его. Конечно, сказываются и генетические модификации, но до спецназовцев мне все же далеко.
        - Валя, мне не хочется тебя просить об этом и подвергать риску, но тебе придется подойти к нему ближе. Ты будешь моим переводчиком - пиши для него на табличке. Он сможет набирать на ней ответы?
        - Да.
        - Отлично.
        Девушка сделала несколько вдохов и выдохов, словно готовясь нырнуть под воду, и решительно шагнула к пришельцу. Ящер отпрянул от нее в страхе, осмотрел ее дикими глазами. В этот момент над браслетом появилась голографическая табличка. Валентина быстро написала на ней несколько фраз.
        - Я просто объясняю, как будет проводиться наш диалог и что ему нечего опасаться. А также прошу его не только писать, но и озвучивать свой ответ, чтобы понять, как произносятся те или иные слова,  - опередила она мой вопрос.
        - Молодец.
        Пришелец вгляделся в текст, а затем сделал движение головой, похожее на то, как делает утка при ходьбе: вытянул голову вперед, чуть приподнял подбородок и вернул ее в обратное положение. Похоже, этот жест - аналог нашего кивка.
        - С чего бы начать? Пусть назовет свое имя. Кто он такой?
        Девушка послушно набрала вопрос.
        Инопланетянин несколько мгновений вглядывался в символы, затем быстро написал ответ, при этом четко проговаривая слова, которые пишет.
        - Его зовут Жаарр. Он заместитель капитана второго экипажа.
        - Отлично. Представь нас и скажи, откуда мы.
        Да, есть и более важные в данный момент вопросы, но мне интересно посмотреть на реакцию инопланетянина. Стоило Жаарру прочитать сообщение, как он застыл в ступоре. Несколько мгновений он всматривался в надпись, зрачки то расширялись, то сужались. Наконец его дрожащая рука начала набирать ответное сообщение.
        - Но этого не может быть. Вы должны сейчас находиться на уровне технологий Средневековья. Перед последним прыжком до вашей системы были отправлены зонды, которые изучили вашу планету,  - прочитала Валентина.
        - И тем не менее человечество уже семьдесят лет активно осваивает Марс, Луну и другие объекты в Солнечной системе,  - произнес я.
        Прочитав этот сообщение, Жаарр впал в крайнюю степень шока. Он отступил на несколько шагов назад, ударился о небольшой станок позади себя, оперся о него рукой. Его грудь часто вздымалась, а взгляд стал абсолютно потерянным. Когда он совладал с собой, то подошел к Валентине и набрал ответное сообщение. Она прочла:
        - Мне тяжело это принять. Что-то пошло не так после последнего прыжка, раз мы столько времени летели до вашей планеты.
        - Похоже, он чего-то не понимает. Он думает, мы на Земле. Скажи ему правду.
        На этот раз Жаарр стоически принял правду.

«Значит, мы на ледяном спутнике газового гиганта?»  - переспросил он.
        - Да,  - кивнув, подтвердил я, забыв, что инопланетянин не знает значения наших жестов и слов.
        Я глянул на Валентину.
        - Спроси, почему его подчиненные напали на нас.
        Когда он прочитал вопрос, то тяжело выдохнул, затем написал ответ.
        - Он говорит, что его подчиненные мертвы, а сам он проснулся только два дня назад. Все это время он спал в кинокамере, и еще сам не знает, что тут происходит. Те, кто на нас напал,  - не его подчиненные, он видел только надписи в этой части корабля: «Кровавый туман». Видимо, те, кто напал на нас, так себя называют. Жаарр как раз прятался от них, потому что несколько дней назад его уже пытались убить.
        Ответы пришельца ввели меня в замешательство. Похоже, происходящее на корабле становится еще более запутанным. Почему замороженные в криокамерах пробуждаются только сейчас? Что за «Кровавый туман»? Откуда взялись одичалые пришельцы-маугли? Почему животные сбиваются в стаи и бродят по отсекам? По какой причине корабль не долетел до Земли? Сплошные вопросы, и никаких ответов.
        Впрочем, думаю, если мы детально опросим этого Жаарра, то сможем найти хоть часть ответов, только вот где-то здесь бродят напавшие на наш отряд пришельцы. Связь до сих пор не наладилась, и нужно что-то делать, ведь члены «Кровавого тумана» могут заявиться сюда. Мы, конечно, спрятались, но это место недостаточно надежное.
        - Спроси у него, есть ли безопасное место, где мы можем спокойно поговорить.
        Спросив, Валя сообщила:
        - Да, есть. Его каюта.
        - Пусть ведет.
        Жаарр, похоже, пришел в себя, и было заметно, что он уже не особо опасался моего пистолета. Но меня это не напрягало, поскольку пришелец совсем не проявлял агрессии.
        - Хорошо. Сейчас возьму пару дронов и пойдем, следуйте за мной. Будьте осторожны, эта территория принадлежит «Кровавому туману», держи оружие наготове,  - перевела Валентина.
        Жаарр подошел к ящику, в котором мы его нашли, и достал небольшую сумку. Два дрона той же модели, что привела нас сюда, еле влезли в нее. Инопланетянин коснулся небольшой красной кнопки, и края сумки моментально слиплись, точно так же, как слипались края сумки Кшиштофа. Надеюсь, астрофизик жив.
        Дверь с легким шипением открылась, мы осторожно заглянули внутрь. Датчики тщательно просканировали пространство, но, кроме яйцеобразных капсул, в комнате ничего не было.
        Жаарр пошел вперед, мы же двигались на шаг позади. Зачем два дрона понадобились заместителю капитана корабля, оставалось только гадать. Может, у Жаарра есть возможность перепрограммировать их и превратить в разведывательные?
        Из комнаты с капсулами вышли через дверь, что находилась в противоположной стороне от той, через которую мы сюда заходили. Дальше Жаарр нас вел по коридорам, сворачивая то вправо, то влево. Несколько раз на стенах мы встречали нарисованные синей краской символы. Я уже успел понять, что они означают «Кровавый туман». Дважды мы прошли мимо закрытых помещений, в которых раздавался подозрительный шум. Оба раза я еще долго шел спиной вперед, целясь в сторону двери, чтобы не быть застигнутым врасплох, в случае если оттуда выскочит какая-нибудь нечисть.
        По моим личным ощущениям, прошли мы километра два, путешествуя по коридорам - то поднимаясь вверх, то снова спускаясь вниз. Только благодаря великолепной памяти я смог запомнить как число поворотов, так и подъемов со спусками. Так что, в случае чего, спокойно вернусь обратно к залу отдыха.
        Стоит сказать, что такая память - это больше следствие генных модификаций, нежели моя личная заслуга. Хотя если постоянно не тренировать ее, то и такая память может ухудшиться до уровня памяти среднестатистического человека начала двадцать первого века. Впрочем, если даже она подведет, то поможет компьютер: он записывает мое передвижение и составляет небольшую трехмерную карту, которую я смогу вывести на визор.
        Внезапно сработал датчик шума, показывающий, что за поворотом кто-то движется в нашу сторону. Я поднял пистолет, быстро шагнул вперед, опередив Жаарра. Инопланетянин удивленно глянул на меня, но через миг из-за поворота появился высокий стройный ящер в бронежилете, сваренном из металлических пластин и таком же грубо сваренном шлеме, в руках у него - уже знакомая энергетическая винтовка.
        Его глаза широко раскрылись, руки начали поднимать винтовку, но мой пистолет с громким хлопком, который раздается при преодолении предметом звукового барьера, выплюнул металлический шарик в его сторону. Железная пластина дрогнула от удара, вогнулась. Пришельца откинуло назад, в стену, винтовка выпала из ослабевших рук. Удивительно, но металлическая пластина выдержала удар, снаряд ее не пробил. Другое дело, что она глубоко вогнулась и переломала все кости в груди пришельца. Из его рта выплеснулся синий поток крови, раздался сдавленный хрип,  - инопланетянин так и не поднялся.
        Я подхватил его винтовку. Раз у нас есть представитель инопланетной расы, он может сказать, как ей пользоваться.
        - Надо быстро уходить. Звук выстрела наверняка слышали,  - произнес я.
        К моему удивлению, Валентина не стала набирать сообщение, а что-то произнесла, пусть и с трудом, на языке пришельцев. Видимо, вслушиваясь в речь инопланетянина, она смогла запомнить те или иные слова. Жаарр удивленно поднял надбровные дуги, покрытые тонким слоем чешуи, которая, как я теперь понял, заменяет пришельцам волосы. И сделал движение головой, давая знак, что понял нас.
        Мы чуть ли не бегом двинулись по коридорам, уже не боясь шуметь.
        Сердце колотится быстро и мощно, пальцы сжимают рукоять электромагнитного пистолета. Я заглядываю за каждый поворот, забывая, что у меня есть датчики слежения и, если что, они предупредят об опасности. Но это уже срабатывает вбитая с детства привычка: механизмы могут ошибаться, не стоит им доверять на сто процентов.
        Мы пробежали, наверное, еще с километр, к моей радости, так и не повстречав других ящеров. Впереди на стене появилась надпись черной краской.
        - «Пришедшие из тьмы»,  - прочитала Валентина.
        - Что-то новенькое.
        - Другая группировка,  - сказала девушка.
        - Отлично! Получается, тут несколько враждующих между собой группировок инопланетян?
        - Получается так.
        Тем временем Жаарр свернул налево. Впереди мы увидели большую дверь. Ящер подскочил к ней, мягкий голубой свет появился из-под потолка, просканировал его, раздался слабый сигнал, и дверь стремительно поднялась, пропуская нас внутрь.
        Мы оказались в просторном, длинном помещении, не уступающем по размеру ангару. В центре его - несколько столов с придвинутыми к ним скамейками. На столах через равные промежутки стоят небольшие яйцеобразные предметы. Справа и слева вдоль стены расположены двери - их очень много.
        Жаарр уверенно развернулся и двинулся к одной из них.
        - Я так понимаю, это офицерские помещения,  - произнес я.
        Валентина перевела Жаарру сказанное мной. Тот, не поворачиваясь, ответил, а Валя перевела:
        - Да, предметы на столах - это компьютеры для тех, кто хочет отключиться от общей сети и побыть один, или для отдельного приватного общения между несколькими офицерами.
        Я не стал интересоваться, что это за общая сеть и почему от нее можно отключиться только с помощью компьютера. Думаю, когда мы окажемся в каюте Жаарра, он сможет ответить на все интересующие нас вопросы.
        Жаарр подошел к двери, ладонь осторожно коснулась белой поверхности. Внезапно появилась синяя точка и быстро обвела руку. Несколько мгновений обводка имела синий цвет, затем мигнула и стала зеленой. Дверь скользнула вправо, открывая проход.
        Мы оказались в довольно просторной комнате. У дальнего угла расположена кровать, справа - небольшая кабинка для душа.
        Когда мы вошли внутрь, Жаарр повернулся и вновь коснулся двери. На этот раз обводка стала красной, раздался слабый сигнал. Похоже, теперь вход заблокирован.
        - В офицерский корпус они все равно не зайдут, но на всякий случай я закрыл дверь,  - перевела Валентина.
        Какой предусмотрительный.
        Я запоздало подумал, что он мог быстро выбежать и запереть нас в комнате. Надо быть более бдительным и не допускать подобных ошибок. Впрочем, пришелец не проявляет никакой агрессии и даже охотно идет на сотрудничество, но лучше перестраховаться, чем потом жалеть.
        - Думаю, пришло время для вопросов и ответов,  - наконец произнес я, когда пришелец уселся на кровать.
        - С чего начнем?  - спросила Валентина.
        - Сначала снимем шлемы. Может, если он увидит наши лица, то общение пойдет лучше.
        - Что-то из психологии?  - улыбнулась девушка.
        - Да. Такое поведение может расположить к нам собеседника, и он охотнее будет отвечать на вопросы. К тому же хочется проверить, как работает его мозг.
        - Если он никак не отреагирует, значит, его психика и мыслительные процессы в принципе отличаются от наших, как и моральные установки. Я права?
        - Абсолютно.
        - Все же ты невероятен. Даже в таком положении продолжаешь их изучать.
        Я усмехнулся.
        - Это важно как для нашего выживания, так и для установления контакта в принципе. Зная, как работают его мозги, как он мыслит и какие у него моральные установки, можно понять, чего от него ждать в той или иной ситуации. Не бойся, мы же провели анализ воздуха. Он практически идентичен земному, а содержащиеся в нем микроорганизмы вреда нам не принесут.
        Все это время пришелец внимательно следил за нами, словно пытался понять, о чем мы говорим.
        Мы медленно сняли шлемы. Надо отдать пришельцу должное - он даже бровью, роль которой вместо волос выполняет чешуя, не повел. Но все же в глубине его глаз я заметил смесь страха, трепета, удивления и интереса.
        - Итак, пусть начнет с самого начала. Что это за корабль, какова его цель? И что случилось, когда он очнулся?
        Прочитав сообщение от Валентины, пришелец на миг задумался, а затем начал печатать, сопровождая написание проговариванием, позволяя Валентине улучшать знание языка.
        - Начать стоит с того, что наша цивилизация давно успела выйти за пределы собственной планеты и стала осваивать планеты в нашей системе, строя автоматические добывающие станции, космические верфи и торговые хабы, а также перевалочные пункты. И вот, пятьдесят лет назад, нескольким нашим лидерам явился образ инопланетного существа.
        Мы с Валентиной переглянулись. В том, что история о ментальном путешествии во времени и пространстве, рассказанная великим пророком и псиоником Амаром Джутхани,  - правда, мы уже успели убедиться. И сейчас получили дополнительное подтверждение.
        - Вы, конечно, можете не поверить, но все так и было. Он появился, как призрак, привидение. С научной точки зрения такого не может быть, но это было. И образ его только подтверждал, что он инопланетянин, ибо был совсем не похож на нас. Он выглядел так, как вы.
        - Не беспокойся, мы верим тебе. Потому что эта история нам известна. Явившийся к вам не кто иной, как землянин Амар Джутхани.
        Пришелец не смог скрыть удивления.
        - Вот как? Значит, вы знали о том, что мы можем прибыть. И он действительно из будущего.
        - Продолжай.
        - Хорошо. Так вот, он долго общался с нашими лидерами и сказал, что оказался не просто в другой части галактики, но и в ином времени. Примерно за тысячу лет до своего рождения. Видя, что наша цивилизация опережает его цивилизацию в развитии на тысячу лет, он попросил помощи. Он попросил найти вас и взять под свою опеку. Он считал, что под опекой высокоразвитой цивилизации каких-то трагедий, которые могли случиться на вашей планете, удастся избежать.
        - Интересно. И что было дальше?
        - А дальше мы, подстегнутые знанием, что в другой части нашей галактики есть планета со схожими климатическими условиями и населенная другой разумной расой, стали спешно разрабатывать технологии перемещения меж звездами со скоростью, превышающей скорость света. И вот спустя пятьдесят лет корабль, на котором вы находитесь, названный «Поселенец-1», полетел к вашей планете.
        - «Поселенец-1»?  - переспросил я.  - Ты точно перевела? Какое-то странное название для научного корабля.
        Она перевела мои слова пришельцу. Ящер слегка улыбнулся, из его горла вырвалось легкое покряхтывание. Только через несколько мгновений я понял, что это аналог нашего смеха.
        - О нет. Мы летели не исследовать вашу планету и не брать вас под опеку. Нет. Огромный корабль, набитый десятками тысяч поселенцев, несколькими тысячами солдат, гравилетами, истребителями и дронами, направлялся на вашу планету, чтобы колонизировать ее, а местных разумных существ подчинить и поработить.
        Глава 13
        На самом деле для меня не стало таким уж большим шоком сообщение Жаарра. Я не настолько наивен, чтобы думать, что иная цивилизация не захочет захватить планету с благоприятными для себя климатическими условиями.
        Мельком глянул на Валентину, девушка тоже не выглядела удивленной.
        - Пусть продолжает рассказ,  - попросил я.
        Жаарр несколько мгновений раздумывал, затем пальцы стали набирать новое сообщение.
        - Путешествовать между галактиками можно разными способами. Один из способов - полет со световой скоростью, но это слишком долго. Нашим ученым удалось разработать особые врата, которые могут соединять точки пространства через подпространство. Мне трудно объяснить, как это происходит,  - я не ученый. Это называют гиперпространством или гиперкоридором, другими словами, это путешествие через иное измерение. Есть только одна проблема - нужно создать врата и в точке входа, и в точке выхода. Так что этот вариант не подходил. Но помимо искусственных, существуют и естественные гиперкоридоры. Так что было принято решение разведать оптимальный маршрут.
        Я удивленно хмыкнул. Значит, гиперкоридоры.
        - И много их существует?  - спросил я.
        - У каждой звездной системы от одного до четырех. Но то, что у каждой звездной системы существует гиперпереход,  - это точно. Насколько знаю, число переходов зависит от массы центрального светила. Помимо межзвездных переходов существуют и небольшие гиперпереходы - между звездами и планетами и даже внутрипланетные. Однако обнаружить их в настоящее время имеющимися научными методами крайне тяжело. Мы еще только в самом начале пути их исследования, но создание малых переходов сулит революцию - мгновенные путешествия из одной части планеты в другую или даже с планеты на планету. Также будет возможна мгновенная передача данных на гигантские расстояния с помощью гиперпередатчика.
        - Ты отвлекся. Давай вернемся к вашему кораблю.
        - Да. Вы правы. Так вот, за шесть лет до окончания постройки корабля мы отправили малый разведывательный зонд. В его задачу входило определение оптимального маршрута, а также предварительное изучение обстановки на месте. Спустя шесть лет он вернулся с нужными нам данными. Также было подтверждено наличие вашей планеты и вашей цивилизации на стадии раннего Средневековья. Это… очень обрадовало наше руководство.
        - Понятно, захватывать планету с людьми, вооруженными мечами и копьями, во много раз легче, чем ту, где уже есть как минимум ядерные заряды.
        - Также был привезен человек, образцы воздуха и почвы, составлена точная карта и многое другое. И только после этого началась подготовка к экспедиции. И вот мы отправились в полет. Всего планировалось три длинных прыжка, поскольку были обнаружены три длинных гиперкоридора. Правда, полет в каждом занимал почти год, но и расстояния, которые мы преодолевали, превышали десять тысяч парсеков. В итоге было принято решение сделать три годовых прыжка. Всех пассажиров погрузили в анабиоз. То же самое сделали и с животными, предназначенными для клонирования и разведения уже на вашей планете.
        - Я так понимаю, что-то пошло не так во время прыжков?
        - Не знаю. На корабле также было принято решение создать две команды, чтобы они работали посменно. Вахта продолжается целый год. Дежурная смена следит за состоянием корабля, пассажиров и животных. Затем выход из гиперкоридора, пробуждение второй команды и отдых в анабиозе.
        - Значит, ты был во второй команде и находился на вахте во время второго перехода?
        - Да. Перед заключительным прыжком мы сдали вахту, и я лег в капсулу. Проснулся несколько дней назад. И только один. Соседние капсулы были пусты, моих коллег не было. А потом я наткнулся на банду «Кровавый туман». Правда, тогда я этого не знал, приняв их за солдат, которые должны были произвести захват вашей планеты. Только вот защита у них была совсем не из бронированных скафандров, а всего лишь из халтурно сплавленных листов высокопрочного металла. Мне чудом удалось выжить. Я еле сбежал от них в офицерский отсек. Я надеялся найти здесь кого-то, кто может объяснить, что происходит, но ничего не получилось. В сети полное молчание, доступ к главному компьютеру заблокирован, компьютеры же в зале изолированы, и при помощи их соединиться с компьютером корабля и узнать, что происходит, не представляется возможным.
        Я с печалью выдохнул. В какой-то момент я уже надеялся, что Жаарр более-менее понимает, что происходит на корабле, но, похоже, он тоже ничего не знает. Единственный плюс во всем этом тот, что у нас все-таки есть пришелец, который относится к офицерскому составу корабля, а это значит, что в некоторые отсеки у нас будет доступ. Не говоря о том, что Жаарр знает схему корабля, где и какие отсеки расположены.
        - Потом я несколько дней отсиживался здесь. Пытался вычислить патрули и сколько их. Только все было тщетно. Никакой периодичности в патрулях нет. Отряд из нескольких солдат может пройти по коридору в любой момент. И я бы впал в полное отчаяние, но внезапно отряды, патрулирующие ту часть, где спрятался я, внезапно ушли прочь. Я не знал, с чем это связано, но решил попытать удачу. Я двинулся в сторону зала для отдыха. Из него ведут несколько выходов и один - в нужный мне коридор. Я хотел добраться до капитанского мостика и уже там разобраться в происходящем. Зайдя в зал для отдыха, я решил прихватить с собой пару дронов. У них есть функция разведки, и, более того, я могу подключить их к своему чипу. Но стоило мне подойти к комнате обслуживания дронов, как дверь в зал вновь открылась. Я без раздумий вбежал в комнату и попытался спрятаться. А спустя некоторое время вы нашли меня.
        В общем и целом теперь понятно, что ничего не понятно. Что тут происходит и почему корабль вместо года летел тысячу лет? Нет, скорее всего, он долетел нормально, но при выходе из гиперперехода произошло нечто, из-за чего кораблю пришлось делать посадку на Европу.
        - Значит, чтобы узнать, что тут происходит, нам нужно пробраться в рубку управления кораблем?
        - Да,  - ответил Жаарр.
        - Тогда надо выбраться отсюда, сообщить спецназовцам и уже при их поддержке пробиться к нужному нам отсеку,  - озвучил я свое решение.
        К моему удивлению, Жаарр согласился, хотя я думал, что он будет настаивать на том, чтобы я и Валентина помогли ему.
        - Хорошо, только сначала попробуем установить связь с нашими товарищами, а заодно переведем дух. Мне нужно морально подготовиться, прежде чем вновь соваться в коридоры, патрулируемые пришельцами, желающими меня подстрелить,  - сказал я.
        - Согласна. У меня до сих пор дрожат руки. Нужно немного отдохнуть.
        Валентина уселась в углу комнаты, но к ней тут же подошел Жаарр. Я было напрягся, однако девушка сделала мне знак, что все в порядке, и они начали разговор.
        Я отошел в сторонку, надел шлем и попытался связаться с остальными, но ничего не получилось. Лишь привычная тишина. Я попробовал еще несколько раз, отгоняя от себя мысль, что все они погибли.
        Я почувствовал, как дрожь прошла по телу. Только сейчас, оказавшись в относительной безопасности, я осознал, что же произошло. Бой, побег, вновь перестрелка. Я в глубине инопланетного корабля, наполненного вооруженными пришельцами, которые явно не рады моему присутствию.
        И чего мне не сиделось на Земле? Дернул черт меня рвануться в эту экспедицию. Нет. Не черт - Валентина. Если бы не она, я бы не оказался здесь. Причем эту фразу можно применить сразу в двух случаях. Если бы не она, я бы не полетел на эту станцию и не оказался бы здесь. Если бы не она, я не ринулся бы спасать ее и не оказался бы здесь, где-то в глубине корабля в офицерском корпусе.
        Мой взгляд остановился на девушке. Она терпеливо о чем-то переговаривалась с пришельцем. Прислушавшись, я понял: она объясняет основы нашего языка. Интересно, как быстро он выучит его? Что касается меня, то с моей памятью простые предложения я уже смог бы строить примерно через час, сносно писать и читать - дня через два, а на полное изучение языка ушло бы недели две. Под полным я имею в виду не только умение идеально писать, читать и говорить, но полноценное знание технических и научных терминов, сленг и даже диалекты.
        Я уселся у стены, веки медленно опустились. Наконец меня покинула дрожь, а накопленный стресс начал потихоньку исчезать.
        Надо сосредоточиться на текущих проблемах и путях их преодоления.
        - Алексей,  - раздался голос над головой.
        Я открыл глаза. Передо мной стояла Валентина, смущенно улыбалась и отводила взгляд.
        - Что?  - спросил я.
        - Мне нужно было это сказать раньше, но не было случая. Спасибо, что спас меня. Я думала, что погибну. Если бы тебя здесь не было, то я и вправду бы умерла.
        Я слегка вздрогнул, пораженный. Почему-то такая мысль не приходила мне в голову? Это как со стаканом, что может быть, по мнению одного человека, наполовину пуст, а по мнению другого - наполовину полон. Можно мыслить в духе, что если бы не Валентина, то я бы здесь не оказался, а был бы в безопасности на Земле. Но если посмотреть на это с другой стороны, то в этом случае я бы не прилетел и не спас ее сегодня от смерти. И что это такое, как не судьба? Бьюсь об заклад, Кирилл с удовольствием порассуждал бы на эту тему. Псионики явно любят такое.
        - Я поступил так, как был должен,  - произнес я, поднимаясь с пола.
        - И все равно спасибо,  - тепло улыбнувшись, сказала она.
        Я глянул сверху вниз на Валентину. Она ниже меня на голову и кажется такой маленькой и хрупкой. Сложно поверить, что это волевой и сильный человек, любящий влезать во всякого рода авантюры и интересующийся всем неизвестным. И все же она не робот, и сегодня я в этом вновь убедился.
        - Валя, не надо притворяться, ты не сверхчеловек. Уж я-то тебя знаю.
        Девушка вздрогнула, услышав мои слова, взгляд ее застыл, лицо девушки стало похоже на улыбающуюся маску, которой скрыли настоящее лицо, чтобы не показывать истинных чувств. Я освободил руки от перчаток, пальцы нежно погладили волосы девушки. Веки Валентины медленно опустились, и она внезапно прильнула ко мне, уткнувшись личиком в грудь. Плечи ее начали вздрагивать, а до слуха донеслось слабое всхлипывание.
        - Я так испугалась, я думала, что умру! Мне было так страшно… очень страшно! Спасибо, что не бросил меня. Спасибо, что спас. Я… я…  - но она так и не договорила, зарыдав еще сильнее.
        Я так и стоял, гладя девушку по голове, чувствуя приятную мягкость волос. Эта сцена была, наверное, больше похожа на ту, где папа гладил и успокаивал дочку, которой приснились кошмары. Да, в какой-то мере для женщины ее мужчина должен быть не только ее любовником и отцом ее детей, но иногда и ее папочкой, который может побаловать или успокоить. Я теперь и не ее муж, но нить судьбы, однажды нас связавшая, хоть и истончилась, но не исчезла.
        Я глянул в сторону. Ящер, с вниманием изучавший нас, увидев мой взгляд, отвернулся и погрузился в раздумья. Интересно, о чем он думает? Впрочем, это не самое важное.
        - Мы живы, и это главное. Я с тобой и буду защищать тебя, даже если для этого потребуется отдать жизнь.
        - Дурак,  - услышал я глухой голос Валентины. Она подняла голову, глаза ее покраснели, в уголках блестели, как драгоценные камни, слезы.  - Никогда такого не говори! Не вздумай умирать! Если с тобой что-то случится, я…
        Она замерла, осознав, что сказала. Наши взгляды встретились. Мое сердце застучало с такой силой, что, кажется, вот-вот проломит грудную клетку и вырвется наружу. Забытые, казалось, навсегда чувства вспыхнули с новой силой. Как магнитом, мы стали притягиваться друг к другу, еще миг, и наши губы сольются в поцелуе, но тут слева раздалось шуршание. Словно опомнившись, мы удивленно глянули друг на друга. Валентина смущенно улыбнулась, отстранилась, отведя взгляд.
        - Простите, что прервал вас,  - раздался голос Жаарра.
        Я не сразу понял, что он произнес это на общем языке. А когда до меня дошло, то я в удивлении глянул на инопланетянина.
        - Что ты сейчас сказал? Ты знаешь наш язык?
        - Да. Валентина передала мне программу по переводу, которую вы сделали для перевода текста на наших компьютерах. У нее код адаптирован под наш машинный язык. Учитывая, что основа у нас одинаковая - квантовые компьютеры,  - то и машинные языки похожи. Так что я не удивлен, что вам легко удалось адаптироваться под наш язык программирования. Хотя я поражен, насколько быстро вы смогли это сделать.
        - Но ведь наша программа настроена только на перевод текста.
        - Валентина озвучила мне буквы. Возможно, в некоторых местах мне будет тяжело ставить ударение или произносить правильно некоторые слова, но, думаю, особых проблем в общении это не доставит,  - произнес Жаарр.
        Поражало не только то, что он говорил на нашем языке, но и то, что говорил довольно четко.
        - Но даже с переводом ты быстро сориентировался.
        - Я просто закачал программу в мой чип.
        - Чип?  - удивленно спросил я.
        - Да, у меня в голове встроено несколько чипов. Чип памяти, дополнительный чип обработки и чип, использующийся для обработки сигналов и связи с общей сетью.
        Вот, значит, оно как. Инопланетяне пошли по технологической ветке с вживлением чипов и развитием компьютерной техники. Мы же, после войны с машинами, полностью отказались от вживления чипов - ведь таким образом в случае чего можно попасть под контроль и зависимость от системы искусственного интеллекта, да и просто в зависимость от управляющего этой системой. Личная настоящая свобода - главный приоритет нашего общества.
        - Что ж, понятно. Это хорошая новость, общение будет проходить легче. Теперь объясни, как вот этим пользоваться,  - попросил я и показал ему подобранную винтовку.
        - Небольшая клавиша у рукояти. Берешь вот так и нажимаешь. Отдачи нет. Заряда батареи должно хватить на десять тысяч выстрелов, но смотри, тут стоит сберегающий режим. Это значит, когда остается половина выстрелов, мощность заряда снижается вдвое, чтобы число выстрелов - десять тысяч - осталось таким же. Дальше опять пять тысяч выстрелов и вновь мощность снижается вдвое. Судя по датчику, тут мощность снижена в восемь раз. Значит, она снижалась уже трижды.
        - Пятнадцать тысяч выстрелов. Да уж, оружие давно используется.
        - И далеко не факт, что это первая батарея,  - произнес Жаарр.  - Обычно на полной мощности выдается заряд температурой в пять тысяч градусов. Эта же винтовка может выдать заряд температурой в шесть сотен градусов.
        Теперь понятно, почему выстрелы из этих винтовок не ранили спецназовцев и так долго плавили трубу, за которой пряталась Валентина.
        - А что это вообще за оружие?
        - Термоядерное,  - спокойно ответил Жаарр, чем ввел меня в ступор.
        - Да. Мы овладели технологией холодного синтеза. Я не оружейник, но слышал, что используемые для холодного синтеза особые элементы собирают в пучок в винтовке, а затем, используя электромагнитную дорожку вдоль ствола, запускают со скоростью света. При встрече с чем-то, что плотнее воздуха минимум в три раза, пучок прессуется и происходит термоядерная реакция с выделением тепла. Чем больше атомов в пучке, тем больше выделится тепла.
        От услышанного у меня чуть волосы не встали дыбом, а по коже пробежали мурашки. Страшно представить, каких высот эта цивилизация достигла за ту тысячу лет, что прошли, если еще тогда они обладали технологиями, превосходящими наши. Мы только-только научились летать между планетами, только-только строить термоядерные станции, а они уже на ступень выше: освоили полеты меж звездами и уже способны производить термоядерную энергию посредством холодного синтеза.
        - А можно переключить оружие, чтобы оно выдавало максимальную мощность?  - спросил я.
        - Да, вот переключатель. Если поставить максимум мощности, то заряда хватит на тысячу выстрелов.
        Я кивнул, прикрепил на пояс электромагнитный пистолет и поднял винтовку. Валя, к сожалению, не умеет пользоваться оружием, а доверять оружие пришельцу я не хочу. Пусть он и не проявляет агрессии, но это пока. Вполне возможно, обстоятельства изменятся, и я не ручаюсь за то, что он не повернет ствол винтовки или пистолета в мою сторону.
        - Что ж, мы тут засиделись. Пора наведаться в отсек управления кораблем.
        Глава 14
        Дверь с шипением поднялась вверх, выпуская нас из офицерского отсека. Я осторожно выглянул в коридор, держа оружие наготове. Пусть датчики и не фиксируют подозрительных шумов, но все равно нужно проявлять осторожность.
        - Никого,  - тихо произнес я.
        - Мы за тобой,  - послышался в общем канале голос Валентины.
        - Жаарр, нам ведь в зал отдыха?  - уточнил я.
        - Да,  - произнес инопланетянин. Он встал рядом и тоже выглянул в коридор.
        Слева в углу визора отобразилась трехмерная карта. Путь, по которому мы шли к офицерскому отсеку, выделен четко. Компьютер скафандра даже составил миниатюрную копию коридоров и помещений, в которых мы побывали. Но если те места, где мы побывали, четко изображены, то вот ходы в другие коридоры, отсеки которые мы пропустили, покрыты черной дымкой. Какой-то прямо «туман войны» из стратегической игры!
        Наконец мы дошли до места столкновения с пришельцем.
        - Его нет,  - констатировала факт Валентина.
        Кровь синего цвета осталась на стене и полу, но врага, судя по разводам, кто-то утащил. Кровавый след уходит вперед, как раз по маршруту нашего движения.
        - Кто-то его уволок, будьте осторожны,  - сказал я, крепче сжимая оружие.
        Кровавый след истончился, но не пропал: теперь синие разводы появлялись фрагментарно, как если бы на кисти почти кончилась краска, но ею продолжали бы красить. Вскоре справа появилась дверь. Кровавый след плавно повернул в ее сторону.
        - Надеюсь, мы не будем заходить в это помещение?  - спросила Валентина.
        - Нет никакого желания узнавать, кто утащил убитого,  - произнес я, целясь в дверь,  - проходите, я за вами.
        - Тогда не касайся двери. Она открывается автоматически, когда к ней прикасаются,  - посоветовал Жаарр.
        Дождавшись, когда девушка и инопланетянин пройдут дальше по коридору, я двинулся за ними спиной вперед, держа дверь на прицеле. И, как оказалось, правильно сделал. Когда мы уже были в десяти шагах от нее, датчики звука зафиксировали подозрительные шумы, а через несколько мгновений дверь с шипением открылась. В коридор высунулось нечто, отдаленно напоминающее гориллу: такое же мускулистое тело, так же опирается на мощные передние лапы, только вместо шерсти существо покрыто чешуей, морда чуть вытянута, и у него желтые глаза с вертикальными зрачками. Морда измазана засохшей синей кровью. Увидев нас, существо издало пронзительный вопль, чем-то напоминающий крик тираннозавра из научно-популярных фильмов.
        Я нажал на спусковую скобу мгновенно, только вот оружие инопланетянина не синхронизировано с моим скафандром, так что хорошо прицелиться у меня не получилось. Энергетический заряд пролетел сквозь воздух со скоростью света, из-за чего создалось впечатление, что я выстрелил лазерным лучом. Угодил он монстру в лапу на уровне локтевого сустава. Ярко вспыхнув, он прожег дыру размером с чайное блюдце. Нижняя часть руки отвалилась, монстр пронзительно завизжал, метнувшись обратно в отсек. Дверь с шипением закрылась, а на полу осталась валяться отстреленная рука.
        - Мортор,  - раздался голос Жаарра.  - Примитивный организм, наши ученые утверждают, что они были нашими предками, и мы эволюционировали из них.
        Я усмехнулся про себя. Как, оказывается, схожи наши цивилизации.
        - Откуда тут столько живых существ?  - спросила Валентина.
        - Ну, мы везли на вашу планету десятки особей, для различных экспериментов, проверки пригодности еды на вашей планете. Не на себе же проверять. Ну и элементарно для того, чтобы колонисты чувствовали себя как дома.
        - А если бы наша пища оказалась для них непригодна, что бы вы делали? Да и сами бы что ели?  - поинтересовалась девушка.
        - Помимо запасов, что мы взяли, на нижних уровнях мы везли несколько десятков комплексов по производству пищи. Все, что нам нужно,  - это доступ к воде. Тепличные комплексы используют особые генно-модифицированные растения, время созревания которых составляет месяц. Так что при наличии источника энергии и достаточном количестве воды мы могли кормить колонию сколь угодно долго. Семенной материал пополняется автоматически, берется он из части урожая. Также есть еще несколько автоматических ферм. После сбора семян трава и растения используются как корм животным.
        - Да уж, интересный у вас кораблик,  - заметила Валентина.  - Учитывая всякие зоны отдыха, все выглядит, как летающий город.
        - По сути, так и есть. Наш колониальный корабль - фактически летающий город со своими клиниками, лабораториями, несколькими автоматическими заводами по производству животной пищи и несколькими тепличными комплексами для выращивания зерновой продукции и овощей, и все это питает энергией термоядерный реактор корабля. При приземлении все это должно было трансформироваться в огромный город для проживания тридцати тысяч колонистов и пяти тысяч солдат.
        Я прислушивался к их разговору, что называется, вполуха, больше сосредоточившись на показаниях приборов, но ни датчики движения, ни датчики звука пока никого не фиксируют, чему я, естественно, рад. Вообще, выстрелы из винтовки пришельцев меня очень заинтересовали. Ведь она стреляет пучком атомов, по идее, невидимым для невооруженного глаза, но я четко видел линию выстрела, похожую на фиолетовый луч. Видимо, из-за прохождения пучка со скоростью света через плотный воздух и появляется такой эффект. Думаю, что в вакууме ничего подобного наблюдаться не будет.
        Мы прошли очередной перекресток, на котором я заметил на стене уже знакомый символ. И хоть эта территория «Кровавого тумана», но патрулей что-то не видно. Возможно, это связано с недавним боем. Видимо, спецназ неплохо сократил число членов этой группировки, так что количество патрулей пришлось уменьшить.
        - Мы подходим к залу отдыха,  - прошептал Жаарр.
        Я крепче сжал винтовку. Мы совсем близко к месту боя. Может, ну его, этот зал управления, пойдем в сторону выхода? Хотя есть опасность выйти на большой отряд, а уж они-то нас не пожалеют и даже слушать не станут.
        Дверь с уже привычным шипением открылась, впуская нас в большой белый зал, заставленный яйцеобразными капсулами.
        - Нам направо, в ту дверь,  - сказал Жаарр.
        Мы не успели сделать и трех шагов, как мой датчик шума среагировал на звук.
        - Прячемся!  - скомандовал я, рванув к ближайшей капсуле, дабы использовать ее как укрытие.
        Дверь впереди открылась, из нее в зал выскочило с десяток инопланетян.
        Я юркнул за капсулу в надежде, что меня не заметили. Валентина и Жаарр спрятались за соседней. Инопланетянин слегка выглянул, тут же отпрянул и что-то прошептал девушке.
        - Это не «Кровавый туман», у них иная экипировка и знаки другие,  - раздался в общем канале ее шепот.
        - Вражеская группировка вторглась?  - предположил я.
        Жаарр сделал движение головой вперед, приподнял подбородок, и голова вернулась в привычное положение. Я уже давно понял, что это знак согласия.
        Пришельцы не спешили уходить, они что-то жарко обсуждали. Тем временем датчик звука зафиксировал еще какие-то подозрительные шумы, идущие со стороны двери, за которой скрывался нужный нам коридор. Она быстро поднялась, и в помещение влетел еще десяток пришельцев.
        Раздались противные крики, новоприбывшие вскинули энергетические ружья, направив их в сторону прибывших ранее. Зал прорезали десятки фиолетовых лучей. Первая группа пришельцев не осталась в долгу, открыв огонь в ответ. Пучки атомов, попадая в стены и пол, ярко вспыхивали, оставляя оплавленные разводы. Пришельцы бросились врассыпную, продолжая поливать друг друга огнем. Рядом со мной упал, громко крича, раненый. Нагрудная пластина стала красной, а в воздух стал подниматься белый дым.
        - Отходим, пока нас не заметили!  - скомандовал я в общий канал, подняв винтовку и внимательно следя за сражающимися.
        Нас разделяло не более двадцати шагов, но бойцы «Кровавого тумана» сосредоточили все внимание на противнике, поэтому не заметили нас, притаившихся у капсул.
        Я осторожно двинулся спиной вперед, прикрывая отход Валентины и Жаарра к отсеку с дронами, в котором мы в прошлый раз нашли инопланетянина.
        Мы уже почти подошли к этому отсеку, как мои датчики зафиксировали новые шумы позади, а следом шипение открываемой двери. Даже со всеми рефлексами я не успел вовремя среагировать. Я начал разворачиваться и успел увидеть краем глаза, как в дверном проеме застыл инопланетянин с винтовкой в руках, а в следующий миг раздался хлопок. Голова пришельца лопнула, забрызгав все вокруг синей жидкостью. Его тело качнулось и повалилось назад, внутрь комнаты обслуживания дронов.
        Скрываться было уже поздно, так что мы устремились в помещение, выпрямившись в полный рост. Дверь закрылась за нашими спинами, отрезав от звуков сражения. Оставалось надеяться, что в пылу боя противники не обратили внимания на хлопок, обычно сопровождающий выстрел из электромагнитного пистолета. Жаарр оказался проворным малым: я и не заметил, как он снял с моего пояса пистолет. Видимо, он это сделал, как только появились первые противники, и мы рванули к капсулам.
        - Вот,  - пряча взгляд, произнес Жаарр, протягивая в мою сторону электромагнитный пистолет рукоятью вперед.
        Я, тяжело дыша, поднял взгляд на пришельца. Сердце у меня колотилось быстро и мощно, словно я пробежал пару километров с пятидесятикилограммовым рюкзаком. Я несколько секунд вглядывался в инопланетянина, затем махнул рукой.
        - Оставь себе пока. Лишний ствол не помешает. Как научился им пользоваться?
        - Видел, как это делал ты. Да и по его конструкции интуитивно понятно, как стрелять. К тому же принцип работы схож с нашим оружием. Хотя целиться без синхронизации будет проблематично.
        - А с этим у тебя синхронизация есть?  - спросил я, указывая на ружье.
        Жаарр лишь согласно двинул головой.
        - Тогда бери,  - произнес я, передавая ему оружие, а сам забрал электромагнитный пистолет.
        На визоре появился маленький значок прицела, указывающий место, куда нацелен пистолет. Вообще-то неправильно доверяться пришельцу и отдавать ему оружие, но сейчас было куда важнее в случае нападения отбиться, а в одиночку у меня это не получилось бы. К тому же если бы Жаарр хотел убить меня, то давно бы это сделал, а он, напротив, только что спас нам жизнь. И пусть в тот момент, когда открылись двери комнаты дронов, он больше заботился о своей жизни, это никак не отменяет того факта, что спас он и наши.
        - Валя, спрячься в тот ящик.
        - Ну уж нет!  - возразила девушка.
        Она подошла к убитому Жаарром инопланетянину, подхватила оружие, пальцы сместили переключатель, переведя оружие в режим максимальной мощности.
        - Я буду сражаться с вами.
        Мне очень не хотелось подвергать Валентину риску, но я уже давно понял, что когда она действует и говорит вот так непреклонно, то спорить или уговаривать бесполезно.
        - Хорошо. Я и Жаарр встанем по разным углам комнаты. Тебе же все равно придется лезть в ящик. Будешь использовать его как укрытие и отстреливать врагов.
        Тут она спорить не стала, я же облегченно выдохнул. В случае чего Валя будет защищена лучше нас, а в случае, если противники кинут в комнату гранату, девушка может спастись в этом металлическом ящике от осколков и ударной волны. Так что, с одной стороны, она нам помогает, а с другой - оказывается защищена так, как я того и желал.
        Мы быстро разошлись по позициям, выставив оружие и выцеливая вход. Он не такой большой - в дверной проем смогут одновременно пролезть максимум двое противников, поэтому вламывающихся в помещение врагов отстреливать будет легко. Другое дело, если они не будут переть напролом, а лишь осторожно заглядывать внутрь и использовать стены справа и слева от двери как укрытие. Но, думаю, энергетическое оружие Жаарра и Валентины, стреляя зарядами на полную мощность, сможет не только проплавить стенку, но и убить скрывающихся за ней врагов.
        Я застыл в ожидании, нервно вглядываясь в дверь, в висках пульсирует кровь, а на лбу появилась испарина. Я то и дело поглядывал в угол визора, проверяя датчик звука, но сейчас он не фиксирует и малейших шумов, хотя еще минуту назад показывал отдаленные отзвуки боя.
        Мы просидели десять минут в томительном ожидании, но никто так и не заглянул сюда.
        - Пойду посмотрю,  - произнес я, поднявшись с пола.
        - Я с тобой!  - услышал я в общем канале голос Валентины.
        - Нет, вы оба остаетесь здесь. Я только проверю. В случае чего в одиночку отступать будет легче - по крайней мере без давки в дверном проеме,  - настоял я.
        Дверь с шелестом открылась, я осторожно заглянул в зал отдыха. Противоположная стена вся оплавилась, как и пол около нее, несколько капсул сгорело, на потолке образовалось темное пятно нагара.
        - Ну что там?  - спросила Валентина.
        - Врагов не наблюдаю,  - сказал я, приблизив изображение.
        Нет даже трупов, только небольшие части тел, обломки самодельной брони из грубо сваренных между собой металлических листов.
        - Мы выходим,  - произнесла Валя.
        Я не стал спорить, так как в данном случае у меня нет аргументов против, да и не думаю, что Валентина послушала бы их. Она всегда была немного своенравной, что дополнялось ее авантюрным характером, заставляющим ее отправляться в путешествия во все уголки Земли, и не только Земли. Даже не понимаю, что она могла найти во мне, таком скучном домоседе. Что заставило ее выйти за меня замуж?..
        Я двинулся вперед, подняв оружие перед собой, чтобы в случае опасности не тратить время и сразу нажать на спусковой крючок. Датчик звука фиксирует тихие крадущиеся шаги позади. Мы дошли до места, где состоялся бой. Последствия его оказались еще более внушительными. Дверь, ведущая в коридор, по которому можно дойти до помещения, где мы со спецназом попали в засаду пришельцев, оплавилась и почернела, стена вокруг нее испещрена попаданиями энергетических зарядов, как лунная поверхность кратерами. Тут и там валяются куски обгоревшей одежды, оплавленные куски брони, сломанные энергетические ружья, части тел.
        - Ну и бойня тут случилась,  - со вздохом прошептала Валентина.
        - Судя по тому, что убитых забрали, обе стороны разошлись, не добившись победы,  - уверенно произнес Жаарр.
        - Значит, часть коридора, ведущего к ангару и выходу с корабля, теперь за другой группировкой. Видимо, заметили, что «Кровавый туман» понес большие потери, и решили этим воспользоваться,  - предположил я.
        - Скорее всего, просто услышали звуки боя и послали отряд разведчиков. Обычная группа из восьми бойцов. Встретились, приняли бой и отступили.
        - Это плохо,  - сказал я.
        - Почему?  - не поняла Валентина.
        - Если это отряд разведчиков, то их послали узнать, что случилось, и теперь они доложат, что силы противника уменьшились. А это значит, что, вполне возможно, вражеская группировка попытается и вправду захватить часть территории «Кровавого тумана». Так что путь в ангар нам точно заказан, ибо можем легко выйти на основные силы, готовящиеся к атаке.
        - А если мы пойдем в сторону отсека управления кораблем, тогда не выйдем на отряд другой группировки, готовящийся к отражению атаки?  - спросила Валентина.
        Я пожал плечами и посмотрел на инопланетянина.
        - Не знаю,  - честно признался Жаарр.  - Но мы можем послать вперед вот этих малюток.
        Он достал дроны, которые захватил еще перед тем, как идти в офицерский отсек. Жаарр, вероятно, успел их перепрограммировать.
        - Я могу управлять ими с помощью чипа, встроенного в голову, и фактически видеть их глазами. Пошлем их вперед, а сами будем продвигаться следом. К тому же бойцы «Кровавого тумана» должны еще вернуться на базу, там доложить о случившемся, потом руководители примут решение, затем соберут войска и только потом выдвинут их на передовую.
        - Может случиться так, что они отреагируют раньше и выдвинутся, когда мы будем на полпути. Тогда впереди окажутся одни враги, позади - другие,  - задумчиво произнес я.
        - Там по пути много ответвлений, много помещений. Мы сможем спрятаться в случае чего,  - заверил меня инопланетянин.  - По крайней мере надо быстрее принимать решение. Времени мало.
        - Хорошо, идем. Посылай дронов на разведку.
        Жаарр кивнул и шагнул к двери. Она медленно, с шуршанием и скрипом, поднялась. Инопланетянин несколько мгновений глядел в проход, а затем дроны, лежащие на полу, ожили, поднялись в воздух и плавно полетели вперед.
        - Идемте,  - шепотом позвал он, первым войдя в коридор.
        Мы двинулись следом. Здесь световые панели работали нестабильно. Одни горели явно слабее, отчего коридор был погружен в полумрак, другие мигали, усиливая наше нервное напряжение.
        - Световые панели реагируют на движение и включаются, когда в коридоре кто-то появляется. Видимо, им часто пользовались. Причем настолько, что некоторые панели стали потихоньку выходить из строя. Я, конечно, знаю, что все рано или поздно ломается. Нельзя создать нечто, работающее вечно. Но, насколько я помню, эти световые панели, по словам разработчиков, без обслуживающего ремонта могут функционировать почти три сотни лет без перебоев. То есть могут работать триста лет без выключения,  - задумчиво произнес Жаарр.
        - Похоже, предположение наших ученых о том, что ваш корабль пробыл здесь довольно долго, подтверждается,  - вздохнул я.
        - Ну, это понятно. Жаарр сказал, что они собирались прилететь, когда наша цивилизация была еще только на стадии Средневековья,  - произнесла Валентина.
        - Не все так просто,  - возразил я.  - Они могли попасть в какую-нибудь временн?ю петлю в гиперпространстве, и для них мог пройти год, а у нас прошла тысяча лет. Но теперь, когда мы знаем, что панели горят как минимум беспрерывно триста лет, теория о крушении корабля тысячу лет назад становится более обоснованной.
        Жаарр застыл на месте, приподняв оружие.
        - Что такое?  - спросил я.
        - Похоже, у нас проблемы,  - задумчиво произнес инопланетянин.
        Глава 15
        - Что за проблемы?  - сухо спросил я, оглянувшись на всякий случай, хотя датчики не фиксировали звука и движения.
        - Трупы там, сплошные трупы - десятки тел тех, кто был убит или ранен. Их, видимо, выносили товарищи, поэтому мы в зале отдыха не увидели трупов после перестрелки. Там же, впереди, кто-то устроил засаду и перестрелял отступавших бойцов «Кровавого тумана».
        - Еще какие-то враги, иная группировка?  - спросила Валентина.
        - Не знаю,  - ответил Жаарр.
        - Как бы то ни было, отступать поздно, действуем по намеченному плану. Жаарр, пусть твои дроны продолжают вести разведку. Главное, заметить опасность пораньше.
        Мы двинулись еще более осторожно, ожидая, что кто-нибудь внезапно выскочит из-за угла. Коридор слегка изогнулся, и впереди мы увидели тела убитых, а чуть дальше по коридору, справа и слева, по двери.
        - Там душевые и жилые помещения.
        - Прикройте меня,  - попросил я, подходя к трупам.
        Судя по тому, как они кучно лежат, их явно застали врасплох, не дали рассредоточиться и расстреляли за несколько секунд. На четырех убитых ящерах сверху лежат еще четверо, эта группа тащила раненых и убитых, так что не смогла оказать достойного сопротивления. Но первым, скорее всего, был убит тот ящер, что валяется в стороне.
        - В энергетических ружьях нет батарей,  - сообщил Жаарр, указывая на рукоять с пустым гнездом.
        - Видимо, забрали противники. Посмотри на характер ранений. Словно прожгли насквозь разом и бойца, тащившего раненого, и самого раненого. Похоже, нападавшие использовали свое оружие на полную мощность,  - задумчиво произнесла Валентина.
        Я поднял взгляд. Впереди две двери. Вполне возможно, нападавшие выскочили из одной из них. Датчики пока не фиксируют никаких звуков.
        - Жаарр, верни один дрон, нужно исследовать помещения за этими дверями. Не хочу, чтобы кто-то подошел к нам со спины.
        Через двадцать секунд один из дронов плавно подлетел к нам, завис с легким шорохом, фокусируя камеру.
        - Начнем с левого помещения,  - сказал я.
        Держа электромагнитный пистолет наготове и посматривая на датчики, я приблизился к двери, пальцы коснулись металлической поверхности. Раздалось легкое шипение, дверь уехала в сторону, открыв нашим взорам просторный зал, чем-то похожий на офицерские помещения. Тот же стол, множество дверей, скорее всего, ведущих в комнаты. Только здесь несколько этажей. По приблизительным подсчетам здесь можно разместить до ста двадцати семей, по семье на комнату. Хотя я могу ошибаться: кто знает, как у них устроено общество?
        Дрон, повинуясь мысленной команде инопланетянина, вплыл в зал, стал медленно сканировать его, подлетать к дверям. Те услужливо открывались, пропуская устройство внутрь.
        - Это займет целую вечность,  - вздохнула Валентина.
        - Предлагаешь уйти и оставить возможную опасность позади? А если мы сейчас двинемся и получим пару зарядов в спину?  - спросил я.
        Валя не нашлась, что ответить, хотя я ее прекрасно понимал. Сам хотел бы поскорей покинуть эти опасные коридоры и пробраться в недоступный для местных инопланетян отсек управления кораблем, где можно перевести дух.
        - Опасность!  - воскликнул Жаарр.
        Я направил пистолет в сторону зала, лихорадочно ища взглядом противника.
        - Нет, не здесь. Мой второй дрон вышел из строя. Там, дальше по коридору, к нам идут несколько бойцов.
        Я развернулся в сторону коридора, на миг скосил взгляд, посмотрев на датчики. И правда, они фиксируют приближающиеся звуки. Валентина встала чуть правее. Именно в этот момент датчики зафиксировали еще движение - в помещении, расположенном напротив того, что мы исследовали.
        - Еще движение. За той дверью! Держите коридор!
        Я развернулся к двери. Раздалось легкое шипение. Помещение оказалось окутано мраком, я увидел только дуло ружья, вынырнувшее из тьмы. Палец нажал на скобу, металлический шарик улетел в коридор.
        - Режим ночного видения!  - скомандовал я.
        Тут же тьма коридора исчезла. Ружье выглядывает из-за угла, а противник прячется за стенкой двери, не спеша показываться в проходе.
        - Алексей! Это ты!  - раздался в канале общей связи знакомый голос.
        - Кшиштоф?  - удивленно спросил я, выключая ночной режим.
        - Вуйчик?  - присоединилась к нам Валентина.
        - Они тут!  - воскликнул Жаарр.
        Я среагировал автоматически, резко развернулся, упал на пол, направив пистолет на появившихся из-за угла пришельцев. Выцеливать не было времени, так что я выстрелил практически сразу, как только крестик прицела на визоре совпал с фигурой противника. Пришелец жалобно вскрикнул, его рука почти оторвалась от попадания пули в районе локтя, повиснув на кусочке кожи. Синяя кровь тут же забрызгала пол. Жаарр и Валентина последовали моему примеру: упали на пол и только после выстрелили из энергетических ружей. Валя промахнулась, а вот Жаарр попал точно в грудную пластину второго ящера. Нагрудник того словно испарился, а в груди образовалась дыра размером с арбуз. Внезапно из-за угла появился третий пришелец, но он не успел прицелиться, как выстрел Кшиштофа лишил его головы.
        Я скосил взгляд на датчики. Новых звуков не обнаружено.
        - Похоже, чисто, но все же пошли дрона на разведку,  - попросил я Жаарра.
        - Я так понимаю, этот парень с вами?  - раздался в общем канале голос Кшиштофа.
        Могучая фигура астрофизика, запакованная в скафандр, появилась рядом с нами. Я видел сквозь прозрачное стекло визора, как его брови грозно столкнулись над переносицей, а взгляд не отрывается от инопланетянина.
        - Да, это Жаарр. Офицер, отвечающий… Жаарр, а за что ты отвечал?
        - За навигацию,  - ответил ящер.  - Я прокладывал путь к гиперкоридорам и определял, какой из них куда ведет.
        - Вот. Он несколько дней назад вылез из криокамеры и сам мало понимает, что происходит на корабле. Сейчас не время для расспросов, нам нужно идти в командный зал, или зал управления кораблем. В общем, в одно из ключевых мест на корабле, куда допускаются только офицеры, управляющие судном. Мы будем там в безопасности, тогда-то все и обсудим.
        - Хорошо. Идемте,  - кивнув, согласился Кшиштоф.
        - Что там, на пути никого не видно?  - уточнил я у Жаарра.
        - Нет. Пока никого.
        - Кшиштоф, как ты тут оказался?  - спросила Валентина.
        - Да, в общем-то, ничего особенного. Когда начался бой, я просто пригнулся. Долго выжидал, затем увидел вас, у дальней стены за трубой. Видел, что вас прижали огнем, хотел было помочь, но тут подрезали одну из труб, и она грохнулась на меня. Если бы не высокопрочный скафандр, то меня бы, наверное, убило, а так всего лишь вырубило.
        Мы не спеша двинулись вперед. Посматривая на приборы, я продолжил прислушиваться к разговору Кшиштофа и Валентины.
        - Когда очнулся, в помещении все порублено, повсюду из труб сочится вода, хотя уже довольно куцыми струйками.
        - Наверное, автоматические системы перекрыли подачу жидкости,  - предположила Валентина.  - И что было дальше? Почему ты не пошел в обратном направлении?
        - Дверь была сильно повреждена, к тому же в помещении еще находились пришельцы. Они деловито обыскивали трупы, о чем-то переговаривались. Если бы я попытался выйти тем путем, каким мы вошли, то меня бы заметили. Оставаться на месте было опасно, так что я пошел к единственной двери, к которой можно было подобраться незамеченным. К той, у которой ранее стояли вы. Я опасался, что может потребоваться много времени на ее открытие, но стоило подойти, как она открылась.
        - Правда?  - удивленно спросил я.  - А мы не смогли ее открыть. И только благодаря вышедшим из нее пришельцам мы смогли попасть внутрь.
        - Вот, значит, кто оставил там два трупа? Когда я вошел, то увидел двух убитых инопланетян.
        - Видимо, дверь была заблокирована, но эти пришельцы ее разблокировали, так что теперь любой мог пройти,  - предположила девушка.
        - Видимо, так. В общем, я взял с трупа ружье и поспешил дальше, потому что звук открывшейся двери привлек внимание находившихся в зале пришельцев. Так что я решил уйти как можно дальше. Потом оказался в зале с яйцами. А потом в этот коридор попал, успел дойти до тех дверей, когда датчики зафиксировали движение. На мое счастье, дверь справа была не заблокирована, так что я нырнул в темное помещение. Там было что-то вроде небольшого обеденного зала, только хорошенько раздолбанного. Повсюду сломанные столы, стулья, битое стекло и световые панели не работают, так что стояла кромешная тьма, и без ночного видения ничего не увидишь. Благо в скафандре была такая функция. После я некоторое время отдыхал и разбирался с ружьем. Научился стрелять и увеличивать мощность.
        - Там были трупы, неподалеку от того места, где ты прятался. Твоя работа?  - спросил я.
        - Да, датчики зафиксировали движение и звуки, но не такие, как раньше. Я подумал, что это наши, выглянул и увидел пришельцев, тащивших раненых. Они тоже заметили меня, несмотря на полумрак и расстояние метров в пятнадцать. Я вскинул ружье и выстрелил в ближайшего, единственного, кто был без товарища на плечах. С остальными же было проще. Они не ожидали встретить меня, я застал их врасплох. Из-за того, что перед тем, как открыть огонь, им нужно было отбросить тела раненых и взять в руки ружья, у меня была уйма времени. Плюс они постоянно мешали друг другу, устроили толчею, так что я расстрелял их, как в тире. Потом нырнул обратно в комнату, так как засек еще один слабый звук.
        - Это, наверное, были дроны Жаарра,  - предположил я.
        Теперь более-менее понятно, что тут произошло и как Кшиштоф оказался в этом месте.
        - Далеко нам еще?  - спросил я Жаарра.
        - Нет, еще километр, если исчислять в ваших единицах измерения.
        Мы прошли несколько перекрестков. То и дело справа и слева попадались двери, ведущие в различные помещения. Я по привычке держал их на прицеле до последнего. Теперь, когда наш отряд разросся до четырех человек, я чувствовал себя немного спокойней. Жаарр ведет нас уверенно, на лице у него не выражается никаких эмоций. Хотя, может, я их не замечаю. Несмотря на тот массив данных, что мы уже получили, эти пришельцы до сих пор остаются загадкой, как и происходящее на корабле. Хотя нельзя сказать, что между нами нет ничего общего. Думаю, мы бы приняли такое же решение о колонизации, как и они, если бы были на их месте. Только разве что порабощать или как-то истреблять не стали бы, в отличие от них.
        Мы дошли до очередного перекрестка, правый коридор почти полностью покрыт мраком, только далеко впереди мигает одинокая световая панель. Коридор слева заканчивается лестницей, уходящей вниз.
        - Нам прямо. Еще немного.
        Я на миг задержался, посмотрев в темноту коридора. Сам не знаю, что меня заставило включить режим ночного видения. Мурашки пробежали по телу. Там в коридоре, в шести шагах от меня, затаилось во тьме нечто. Вокруг него тонкая сеть паутины, само же существо больше напоминало помесь осьминога и паука, размером с овчарку. Шесть лап покрыты слизью, на вид они такие же мягкие и гибкие, как у осьминога, а вот пузо, покрытое чешуей, напоминает как раз паучье, небольшая голова утыкана тремя парами глаз, а хищный рот чуть приоткрыт и являет миру пасть, похожую на акулью,  - с множеством рядов зубов. Существо явно видит меня, но не спешит атаковать, выжидая, когда я подойду и попадусь в паутину. Приглядевшись, я увидел несколько костей вокруг монстра - похоже, кто-то уже попался в его сети. Держа пистолет наготове, я последовал за товарищами. Существо слегка дрогнуло конечностями, но осталось на месте, видимо, решив, что за нами не стоит гнаться.
        Мы успели уже достаточно далеко отойти, я все еще чувствовал, как дрожит все внутри. И даже непонятно, почему. Ведь у меня есть оружие, сам запакован в прочный скафандр и все же вид «паука» вызвал во мне ужас. Сколько подобных тварей прибыло на этом корабле?
        - Впереди у дверей в командный центр никого,  - сообщил Жаарр.
        Коридор в очередной раз повернул, и мы оказались в просторном зале. Впереди и справа - еще два выхода в коридоры, а слева расположилась широкая металлическая дверь, похожая на ту, что вела в зал с трубами.
        Жаарр подошел к ней и произнес нечто на родном языке. Откуда-то сверху полился яркий зеленый свет, он просканировал инопланетянина, раздался легкий писк, и дверь скользнула вверх.
        - Пойдемте,  - позвал он нас.
        За дверью оказался еще один просторный коридор, где царил полумрак. Справа и слева еле различимы двери, ведущие в разные помещения.
        - Эти ведут в рубки, отвечающие за разные системы корабля. Впереди расположено основное помещение управления кораблем, или, как вы это называете, капитанский мостик.
        Наверху зажглись световые панели, мгновенно разогнав мрак.
        - О господи!  - охнула Валентина.
        - Да что за чертовщина у вас на корабле произошла?  - спросил Кшиштоф.
        Я-то уже устал задавать этот вопрос.
        Впрочем, удивление Кшиштофа и Валентины понятно. У стен валялись скелеты, окаменевшие прямо внутри скафандров. Смотришь сквозь визор и видишь внутри шлема череп, взирающий на тебя пустыми глазницами.
        - Их останкам явно больше нескольких сотен лет,  - наконец произнес Кшиштоф.
        - Как мы и предполагали, корабль здесь торчит почти тысячу лет.
        Дверь позади нас плавно опустилась, послышался легкий сигнал и щелчок - теперь мы отрезаны от опасности, никто не зайдет сюда. Кроме разве что того, кто обладает таким же допуском, как и Жаарр.
        Инопланетянин тем временем подошел к скафандру, чем-то похожему на наш. Такая же облегающая ткань из материала, похожего на тот, что применяется для водолазных костюмов, только состоит из четко видимых восьмиугольников, словно их вырезали и потом склеили.
        Я думал, Жаарр будет поражен или расстроен гибелью товарищей, но опять у инопланетянина, по моему мнению, не проскользнуло ни капли эмоций. Он деловито приподнял скафандр и вытряхнул из него скелет. Придирчиво проверил шлем и костюм и стал облачаться.
        - Он бронированный. И пусть прямого попадания от энергетического ружья не выдержит, но, учитывая, что у «диких» оружие работает на пониженных мощностях, я получу лишь ранение. К тому же без ИКДКП (индивидуального костюма для космических путешествий) мне будет невозможно путешествовать вне корабля. Я так понимаю, что мы находимся на спутнике газового гиганта. Здесь разреженная атмосфера и низкие температуры, так ведь?
        - Все правильно. Но почему ты вдруг решил нам все это пояснить?  - поинтересовался я.
        - Потому что я заметил, что вы как-то эмоционально отреагировали на мои действия, особенно Валентина. Я не знаю, что это за эмоции, но все же решил объяснить свои действия.
        - Давай быстрее, ты задерживаешь нас,  - попросил Кшиштоф.
        Наблюдая за тем, как деловито и спокойно пришелец облачается в скафандр, я подумал, что у них довольно рациональное общество. Ведь он с таким спокойствием выкинул кости, будто это мусор, а не останки представителя его расы. Да, может, я поступил бы так же, но на моем лице все же отразились бы какие-нибудь эмоции.
        Я не против рационализма, но в погоне за абсолютным рационализмом можно дойти и до людоедства. И правильно: зачем закапывать, к примеру, умерших людей? Это нерационально. Лучше использовать их мясо в качестве пищи. А если уж обществом начнут управлять правители с желанием добиться абсолютной рациональности, то страшно такое общество представить, ведь в нем человек перестанет быть человеком, а станет лишь механизмом.
        - Я готов. Пойдемте уже на капитанский мостик.
        Не знаю почему, но мое сердце забилось быстрее. Что мы там увидим? Получим ли ответы на наши вопросы? Внутри меня смешались страх, волнение и любопытство. Мы пошли следом за Жаарром.
        - Валя, знаешь, твое желание побывать во многих местах, твой авантюризм и поиски приключений… похоже, я начал понимать, насколько это интересно и захватывающе,  - внезапно произнес я.
        - Вот как? Я рада. Рада, что в такой волнующий момент ты рядом со мной. Мне всегда в путешествиях и исследованиях не хватало тебя, Алексей.
        Я обернулся в сторону девушки. Ее признание словно ножом резануло по сердцу. Наши взгляды встретились, на ее щеках я увидел румянец.

«Не может быть! Не только я все еще помню и испытываю эти чувства, что были между нами?»  - удивленно подумал я.
        Я хотел было что-то сказать, но тут очередная дверь быстро поднялась, и нашим взглядам открылось просторное помещение управления кораблем.
        Глава 16
        К обилию трупов в скафандрах я уже успел морально подготовиться, так что их количество в главном помещении меня не удивило.
        В центре помещения стоял небольшой круглый стол, над ним висело огромное голографическое изображение. За столом в строгих креслах, с изогнутыми по форме тела спинками, сидели шесть мертвецов. Как и полагается, в скафандрах с опущенными визорами, сквозь которые я увидел черепа. Сколько они тут просидели, чтобы превратиться в такое?
        Некоторые умерли в креслах перед пультами управления с разноцветными индикаторами.
        - Выглядит так, будто они просто сели здесь и умерли,  - произнес Кшиштоф.
        - Мы можем узнать это по записям бортовых компьютеров,  - сказал Жаарр, подходя к столу.
        Стол округлый, у него блестящая поверхность и сделан он как будто из стекла, хотя наверняка тут используется более прочный материал. Жаарр осторожно коснулся пальцами поверхности, под ними загорелись красные точки, чуть правее побежали строчки.
        - Где вы его нашли?  - спросил меня Кшиштоф, наблюдая за манипуляциями инопланетянина со столом.
        - В ящике для инструментов,  - ответил я.
        Увидев, как его брови взлетели на середину лба, я рассмеялся.
        - Все так. Короче, слушай.
        Я как можно более сжато пересказал события, случившиеся со мной и Валентиной, после того как мы были отрезаны от остальной группы. Как нашли Жаарра, как попали в офицерские помещения, как попали туда, где встретили астрофизика.
        - Не так уж и долго ты пробыл без сознания. Все благодаря скафандру, он уберег тебя от серьезных травм.
        - Бесспорно,  - усмехнувшись, согласился Кшиштоф.  - Но знаешь, Алексей, меня тревожит столь долгое отсутствие связи с остальными. Возможно, корабль как-то блокирует связь, а может…
        - Лучше даже вслух не произноси. У меня от этого мурашки по коже,  - попросил я.
        - У нас все готово,  - раздался голос Валентины.  - Жаарр нашел записи от момента начала последнего гиперпрыжка.
        Мы с Кшиштофом подошли ближе к столу. Голографическое изображение галактики над ним исчезло, вместо него появилась табличка, по которой побежали знакомые, но все еще до конца не понятные мне символы.
        - Я буду читать и сразу переводить,  - предупредила Валя.  - Их летоисчисление мне пока не ясно, но думаю, что в данном случае это не так важно. Так что я просто буду говорить, когда кончается первая запись и начинается вторая.
        - Хорошо,  - согласился я.
        - Запись первая. Успешный вход в гиперкоридор. Регистрируются аномальные скачки напряжения по всей линии питания. Есть подозрение о сбое работы реактора холодного синтеза. В этот раз скачки выше, чем во время второго прыжка.
        - У вас были скачки напряжения?  - спросил я у Жаарра.
        - Да. Когда мы входили в гиперкоридор, то по всему кораблю мигнул свет. Но эти скачки были в пределах нормы. Для входа в гиперкоридор нужно много энергии, и чем больший объект, тем больше энергии. Раньше летали малые корабли, поэтому проблем не было.
        Они настолько спешили, что не проводили тестовых прыжков для массивного корабля?
        - Корабль такого размера мы построили первый в своей истории. Но никто не подозревал, что будут проблемы, отличные от проблем малых кораблей,  - чуть склонив голову набок, пояснил Жаарр.  - Я помню отчеты по первому прыжку. Испытания не выявили никаких сильных отклонений. Только во второй раз они были уже ощутимее. И во время третьего прыжка стали критичными.
        - А давно вы используете реакторы холодного синтеза?
        - Они были изобретены за десять лет до полета.
        - То есть вы не имели опытных данных о стабильности реактора, не провели нормальных тестов с кораблями такого размера и испытаний на то, как мощные нагрузки сказываются на работе реактора?  - уточнил я.
        - Я не в курсе всех испытаний. Насколько знаю, никаких проблем не должно было возникнуть.
        Я грустно усмехнулся, повел рукой в сторону мертвых членов экипажа и тихо с горечью произнес:
        - Как видишь, ваши ученые и конструкторы ошиблись в расчетах.
        Жаарр опустил голову, так и не найдя, что ответить.
        - Что там дальше, Валентина?
        - Следующий отчет. Произошел сильный сбой работы реактора. Главный техник считает, что это произошло из-за появившегося дефекта в нем, связанного с мощным скачком напряжения по всей сети. Есть также иное предположение: дефект появился раньше, и скачок напряжения - лишь его следствие, которое могло нас предупредить о неисправности реактора. Нужно было остановить реактор и отремонтировать, а поскольку этого не было сделано, то поломка усугубилась, что и привело к сбою в работе. На несколько минут отключилось большинство систем корабля. Мощности резервного старого атомного реактора хватило на поддержание жизнеобеспечения и частичную работу офицерского блока.
        - Почему у вас в качестве резервного реактора был атомный?
        - Второй реактор холодного синтеза очень сильно удорожил бы постройку корабля. К тому же считалось, что с ним ничего не может произойти, и некоторые конструкторы говорили, что резервный вообще не нужен. Так что старый атомный реактор был своего рода компромиссом. Насколько я помню, он был законсервирован и пылился на военных складах. Учитывая его малые габариты, даже не пришлось менять конструкцию корабля. Только вот его мощности, как уже сказал, хватало, чтобы поддерживать работу корабля в урезанном режиме и питать каюты офицеров. Естественно, что никакие залы отдыха не работали. Поддерживать работу в автоматических фабриках он не может. Также можно забыть о полетах в гиперкоридоре.
        - Какая неудачная конструкция,  - прокомментировал Кшиштоф.  - Случись что, и у вас огромные проблемы.
        - Как я уже сказал, реактор холодного синтеза был чрезвычайно надежным. К тому же у нас все строится из материалов, запоминающих форму. То есть мелкие дефекты в реакторе устраняются автоматически. А на случай серьезных существуют ремонтные роботы и бригады инженеров. Запасов материалов хватит на замену всех компонентов реактора несколько раз. Так что атомный реактор служит лишь затем, чтобы можно было без труда отремонтировать основной реактор.
        - Ладно. Что там дальше?
        - Третья запись. Из-за отключения основного реактора произошло отключение питания криокамер. Автоматика сработала в штатном режиме и начала разморозку населения. Все пассажиры, за исключением второй команды, питание криокамер которой было осуществлено за счет запасного реактора, были пробуждены. Из-за нестабильности реактора было принято решение не укладывать население вновь в камеры. До конца полета оставался год по времени соотечественников Жаарра, так что провизии должно было хватить. Следующая запись сделана спустя еще какое-то время. Нестабильность реактора вновь проявилась в отключении, только уже на продолжительное время, равное половине стандартного дня на родной планете. До конца полета остается еще полгода. Стандартные протоколы поведения среди граждан дают сбои. Чипы ведут себя некорректно, иногда происходят сбои с рубкой контроля. Что за стандартные протоколы поведения и что за чипы?
        - Как я уже говорил, у меня есть встроенные чипы, точнее, один большой чип, состоящий из нескольких. То же самое - у каждого жителя нашей планеты. Чипы встраиваются в голову с рождения. Они позволяют находиться в общей сети, связываться и управлять роботами, техникой и приборами, подавая мысленные команды. В них записаны все данные о человеке: его личность, генная карта, кредитная история и число энергоденег, находящихся в его распоряжении.
        Мы с Кшиштофом и Валентиной молча переглянулись. Интересный у них мир получается! Полный контроль над всеми представителями расы. Никуда не скроешься, находишься в полной зависимости.
        - Также чип контролирует поведение, по команде подавляет излишнюю агрессию. И пусть на генетическом уровне наша раса изменена, все же среди некоторых проявляются вспышки неповиновения и агрессии. А еще чипы помогают правильно вести граждан. Эта опция называется - стандартные протоколы поведения. В нужный момент сигналы, передаваемые в мозг, подавляют те или иные эмоции или мысли, которые могут принести вред обществу.
        И вновь откровения Жаарра заставили нас переглянуться. Судя по его спокойному тону, такой контроль и такое устройство общества расцениваются им как удобное для граждан и способствующее всеобщему благу.
        - Как получилось, что ваши граждане на такое согласились?
        - Наш мир пережил несколько разрушительных глобальных войн. И примерно сто пятьдесят лет назад мы оказались на грани следующей глобальной войны, которая могла стать последней в нашей истории, ибо после нее на планете мало что осталось бы живого. Тогда главы влиятельных мегакорпораций собрались вместе и втайне решили, что порочная практика разделения на страны, в каждой из которых по своему «царьку», должна быть остановлена. Используя свое финансовое влияние, а также связи и информацию, они подняли народные восстания и попросту смели правящие режимы во всех странах. Мир объединился. Да, остались губернаторы провинций, которые управляют территориями бывших стран, но основная власть теперь в руках глав корпораций. Под их началом всеобщая армия, и решают вопросы они на общем собрании. Именно в те времена они выступили с инициативой чипизации для контроля населения и предотвращения как терактов, так и преступности и насилия в целом. Возможно, вам такое может показаться ущемлением свобод. Но что есть свобода в сравнении с безопасностью? С тех пор у нас нет ни войн, ни преступности. Исчезли все виды
преступлений.
        - Даже бытовые?  - спросил Кшиштоф.
        - Что это ты имеешь в виду?  - уточнил Жаарр.
        - Ну, к примеру, жена приревновала мужа и ударила ножом. Или муж застал жену с любовником и убил того.
        - Ты перегибаешь палку, Кшиштоф, даже у нас уже нет убийств на бытовой почве,  - начала было Валентина, но ее прервал вопрос Жаарра:
        - Жена? Муж? Эти термины относятся к понятию «семья», если я правильно перевожу на свой язык? Это когда самка и самец образуют пару, чтобы завести детей?
        - Да. У вас не так?  - спросил Кшиштоф.
        - Мы давно отказались от подобного. Ученые пришли к выводу, что семейные отношения плохо сказываются на обществе.
        - Как же вы… размножаетесь?
        - Дети выращиваются в пробирках. Численность общества поддерживается на постоянном уровне. Правда, вот эти вот колонисты были выращены сверх нормы. Если мы будем бесконтрольно увеличивать численность населения, то исчерпаем ресурсы нашей планеты и не сможем поддерживать комфортные условия проживания. Более того, у нас исчезло вообще понятие пола и его разделение на женский и мужской. Как не осталось и понятия того, что такое раса. У нас имелось множество рас: например, раса с золотыми чешуйками, раса низкорослых. Все расы и нации были сплавлены воедино. Так получился идеальный представитель расы.
        Я был потрясен, нет, я был буквально в шоке! Похоже, все это он считает нормальным, не понимает, какую чудовищную вещь сотворили с его расой правители. Можно даже дальше не расспрашивать его. Логика его правителей, учитывая, что они главы мегакорпораций, проще говоря, капиталисты, понятна. Собственно, сделали усредненного ящера, без привязки к какой-то национальной группе, к полу, к религии. У такого индивидуума среднестатистические предпочтения, которые легко предсказать. Идеальный потребитель - а большего и не надо.
        - Конечно, устройство общества Жаарра, бесспорно, интересно, но все же мы здесь для другого. Так что давайте я продолжу,  - наконец произнесла Валентина, нарушив тишину.
        Я кивнул. Теперь, поглядывая на останки пришельцев в скафандрах, я замечал, что серые, словно покрытые пылью черепа у всех примерно одинаковой формы и одинакового размера. Даже рост у всех почти одинаковый.
        - Следующая запись. Из-за повторяющихся сбоев на долгое время отключается также и компьютер управления сетью, чипы теряют связь с главным компьютером, и регулировка поведения не работает, как надо. Происходят вспышки агрессии, а также наблюдается массовое неповиновение.
        - Похоже, я начинаю понимать, что происходит,  - произнес Кшиштоф.
        Жаарр посмотрел на него вопросительно, и астрофизик ответил:
        - Из-за понижения контроля у ваших пассажиров появились так старательно подавляемые вами эмоции, амбиции, желания и ненужные мысли.
        - Не понимаю. Что могло их не устраивать?  - пробормотал Жаарр.
        - Тут дальше идут записи и повседневные отчеты. С каждым днем ситуация накаляется. Отключения реактора стали носить каждодневный характер. Отдельные особи начали сбиваться в группы, появились «кружки по интересам». Вскоре выделился неформальный лидер - Алтир Н-128. Что такое Н-128?
        - Номер. Имена могут повторяться, и чтобы не путать одного с другим, присваивают номера. Мое полное имя звучит, к примеру, так: Жаарр Б-102,  - пояснил инопланетянин.
        Валентина вновь повернулась к светящейся голограмме.
        - Следующая запись. Мы наконец вышли из гиперкоридора. Но в очередной раз отключился реактор. Уже прошло десять стандартных суток, а он не включается. Особи низшей касты полностью перестали подчиняться командам. Их удается сдерживать только благодаря солдатам, но и среди бойцов идет брожение. Алтир утверждает, что все мы - рабы корпораций, рабы своих хозяев, что мы получили шанс стать другими. Из-за отключения связи с главным компьютером брожение в умах и отклонения от стандартного поведения стали нормой. Все попытки вразумить их приводят к негативным последствиям, протестам и дракам с солдатами. Я пока не отдаю приказа о стрельбе на поражение.
        Я вдруг очень четко представил себе этих инопланетян, которые словно проснулись ото сна и прозрели. Как только их перестали контролировать, они начали мыслить шире и поняли свое истинное положение - положение раба, биоробота, массового потребителя, создающего спрос на продукцию.
        - Прошел уже месяц. Реактор так и не запускается. Отправленная команда техников пропала. Не могу наладить связь. Производство пищи остановлено, запасы стремительно исчерпываются. Мощности ядерного реактора не хватает для запуска двигателей. Судя по приборам разведки и наблюдения, мы дрейфуем в сторону газового гиганта. Если так пойдет дальше, то мы можем упасть на его поверхность. Среди населения произошел бунт, который поддержала половина солдат. Так что большая часть корабля недоступна. Оставшаяся часть лояльных солдат удерживает подходы к залу управления.
        - Да уж, незавидное у вас сложилось положение.
        - Мне самому трудно поверить в написанное,  - признался Жаарр.
        - Следующая запись. Мы в отчаянном положении. Бои идут по всему периметру защиты. Повстанцы захватили склады с оружием и вооружились. Учитывая то, что половина солдат также перешла на их сторону, мы в меньшинстве. Реактор до сих пор не работает. Запасы пищи на исходе. Через несколько стандартных суток мы упадем на газовый гигант, и все погибнем, если раньше нас не убьют повстанцы. Они называют нас корпоративными прихвостнями и требуют сдаться. Судя по анализу, который предоставил ИИ, шанс того, что мы останемся в живых, равен 0,00001 %.
        Я глянул на Жаарра. Лицо инопланетянина спокойное, не дрогнул ни один мускул, мне даже подумалось, не скульптура ли передо мной.
        - Нам повезло. Это был шанс один на миллиард. Вокруг газового гиганта крутится небольшой спутник, состоящий преимущественно из воды. Но главное не это, а то, что он попался на нашем пути. Я приказал перенаправить всю доступную энергию на посадочные двигатели. Пусть энергии не хватило для работы двигателей на полную мощность, но и половины силы хватило, чтобы смягчить удар. Корабль приземлился без повреждений, но попал в небольшую расщелину.
        Валя оглядела нас и сообщила, что записи заканчиваются и сейчас она прочтет последнюю.
        - Нам удалось отправить несколько ремонтных дронов, и они начали починку реактора, но появилась иная проблема. Повстанцы прорвали оборону и перебили оставшихся солдат. Мы забаррикадировалась в зале управления. И все бы хорошо, но повстанцы отрубили нам системы жизнеобеспечения. Воздух в зале стал довольно быстро не пригоден к тому, чтобы дышать им. Мы надели скафандры, так как в них есть запас воздуха на десять часов. Надеюсь, за это время роботы починят реактор, и мы сможем запустить компьютер управления и взять толпу под контроль. Надежды на то, что поломанная система жизнеобеспечения сама отремонтируется,  - мало. Даже если это случится, то повстанцы вновь ее разрушат.
        На этом запись закончилась. Повисла тишина. Теперь более или менее стало ясно, почему космический корабль, вместо того чтобы успешно колонизировать Землю, оказался во льдах Европы. Правда, до конца происходящее непонятно. Например, почему спустя столько лет все живы и почему они одичали? Или это не повстанцы, а их потомки? Судя по всему, реактор удалось восстановить, но корабль так и не взлетел. Также нет связи с их родной планетой. Да и вообще, почему после первой неудачной экспедиции не прислали пару разведывательных кораблей, чтобы проверить, почему колонисты так долго не выходят на связь и все ли у них в порядке? Вопросов на самом деле еще масса.
        Я хотел было спросить у Жаарра, есть ли тут какой-нибудь центр связи, как в шлеме раздался слабый треск, а затем в общем канале я услышал знакомый голос командира спецназа - капитана Луи Бастьена:
        - Кшиштоф Вуйчик, Алексей Большаков, Валентина Хань, вы нас слышите?
        Глава 17
        Я чуть не подпрыгнул на месте. Жар прошелся по телу, сердце застучало быстро, я почувствовал прилив бодрости и даже какого-то облегчения. Все-таки мы не отрезаны, все-таки спецназовцы выжили.
        - Это Алексей Большаков. Кшиштоф Вуйчик и Валентина Хань - со мной,  - быстро ответил я.
        Послышалось шипение помех, но через несколько мгновений они исчезли.
        - Отлично, мы сузили сигнал. Судя по расчетам, вы где-то в центре корабля. Каково ваше состояние?
        - Никто не ранен, если вы об этом,  - произнес Кшиштоф.
        - О, Вуйчик…
        - Валя, Валя, ты здесь?  - внезапно ворвался в эфир, перебив капитана спецназовцев, голос Леонида.
        Я поморщился, но так, чтобы никто из окружающих этого не заметил. Возможно, начальник исследовательской станции Леонид Дашкевич - мужчина хороший, но сам факт того, что он - жених Вали, уже делает его в моих глазах резко отрицательным персонажем.
        - Постойте, Леонид, не мешайте,  - попросил Луи.
        - Здесь я, здесь! И со мной все в порядке,  - устало ответила Валентина.
        - Слава богу, с тобой все в порядке.
        - Он нас тут чуть всех не съел, когда мы вернулись без вас,  - с легким смешком произнес Луи.  - Ладно, к делу. Ваши компьютеры в скафандрах должны были записывать путь, по которому вы шли. Можете их переслать?
        - Да, сейчас сделаю,  - произнес Кшиштоф.
        А я уже собирался спросить, как это делать, но, похоже, в отличие от меня, астрофизик изучил, как пользоваться даже вот такими, казалось бы, ненужными с первого взгляда функциями. Я же не мог знать, что буду отделен от основной группы и понадобится переслать ей карту, вот и не поинтересовался заранее данной функцией.
        - Вы связались со своими товарищами?  - поинтересовался Жаарр, подойдя ко мне.
        - Да. Сейчас они поймут, где мы, и придумают, как нас вытащить отсюда.
        - Алексей, с кем ты разговариваешь?  - раздался голос капитана спецназовцев в общем канале.
        Я глянул на Жаарра. Инопланетянин моргнул пару раз, а затем двинул головой в знак согласия.
        - Я вам кое-что не сказал. Дело в том, что мы не одни. С нами инопланетянин - Жаарр, он один из офицеров корабля.
        - Что?!  - услышали мы в общем канале удивленные голоса не только Леонида и Луи, также Крутикова и Павла Логинова.
        - Все так, как я сказал. Мы частично выяснили, что происходит на корабле. Так что нужно организовать общее собрание. Кшиштоф, ты передал им карту?
        - Да.
        - Отлично. Мы хоть и в безопасном месте, но оставаться здесь тоже не хочется, так что вытащите нас поскорее.
        - Не беспокойся, это в наших интересах тоже. Оставайтесь на связи.
        Я уселся в углу, чувствуя облегчение и легкую эйфорию. Наши мучения скоро закончатся, мы покинем этот проклятый корабль. Покинем его белые, словно сделанные из снега, коридоры - от них веет холодом и пустотой. В темных частях таятся жуткие монстры, а в других ходят опасные вооруженные инопланетяне.
        Я глянул в сторону Вали. Девушка сидит, прислонившись спиной к стенке, глаза закрыты, крылья носа чуть подрагивают, когда она вдыхает. Скафандр плотно облегает ее тело, и я вижу, как ее грудь мерно поднимается при вдохе и опускается при выдохе.
        Я помотал головой, отведя взгляд от девушки. Впереди, шагах в десяти, стоят Кшиштоф и Жаарр, о чем-то не спеша переговариваются.
        Я настроил звуковой датчик на узкий канал, отрезав все лишние шумы, и четко услышал голос Кшиштофа:
        - Конечно, возможность напрямую подключаться к компьютеру - это круто. Но сам подумай: твой мозг, постоянно полагаясь на базы данных компьютера, теряет способность запоминать массивы данных. Когда мозг использует вычислительные мощности, он быстро деградирует. Отключи тебе доступ к компьютеру, и ты не сможешь делать элементарные вычисления.
        - Это справедливо, но, с другой стороны, возможность использовать компьютер и подключаться к нему напрямую резко ускоряет возможность открытий. То, что обычный ученый высчитывает часами, а то и днями, ученый со встроенным чипом высчитывает за секунды,  - возразил Жаарр.  - Как вы без чипа оказались способны к таким открытиям и развитию?
        Кшиштоф хмыкнул, всем своим видом показывая превосходство над собеседником.
        - Генная инженерия. Мы модифицировали наш мозг, сделав его более сильным. Генетически изменили нервные ткани, усилили пропускную способность нейронов, усилили их связи. Наше мышление вышло на совсем иной уровень. Наша память теперь в сто раз лучше, наши мыслительные процессы во много раз быстрее. А это в совокупности дало нам и резкий скачок в качестве мышления.
        - И все же я считаю, что до пропускной способности машинного разума вам далеко. Наши ученые, подключенные к компьютерам, смогут быстрее просчитать все варианты и найти нужный. Даже с вашими мозгами просчет в уме потребует в десятки, а то и в сотни раз больше времени.
        - Все так, только вот есть один нюанс. А точнее, два. Мы также используем компьютеры, правда, не такие мощные, как ваши.
        - Но без прямого подключения скорость вычислений будет намного ниже: пока зададите нужные параметры, любой наш ученый уже просчитает десять разных вариантов.
        - А вот тут и кроется второй нюанс. Наши ученые очень часто выбирают из десятков разных вариантов и путей наиболее правильные. Мы не занимаемся просчетами всех путей. Представь себе, что перед тобой десятки дверей, но только за одной выход из здания. Ваши ученые делают как? Начинают открывать одну дверь за другой. Да, делают они это быстро, но наши же интуитивно знают, какая из дверей нужная, и не тратят времени на проверки других.
        - Разве такое возможно?  - удивился инопланетянин.
        - Да. Война с машинами заставила нас отказаться от продвижения в направлении усиления искусственного интеллекта, использования чипов и многого другого, связанного с микроэлектроникой. Вместо этого мы начали генетически модифицировать людей. А дальше случилось открытие псионики.
        - Псионики? Что это?
        - Особая сила, позволяющая заглядывать в будущее, проникать в прошлое, искривлять пространство и время.
        - И вы все это умеете?
        - Среди нас есть псионики, которые способны на такое, но в большинстве люди не так сильно предрасположены к использованию псионической силы. Другое дело, что все равно все живые существа в той или иной мере могут ее использовать, пусть и в скромных масштабах. Нашим предкам, не прошедшим генную модификацию, такое было почти не под силу, но современные люди, благодаря большей предрасположенности к псионике, способны интуитивно принимать верные решения и выбирать верный путь. А наиболее предрасположенные к ней становятся псиониками, проходят специальные тренировки и способны на то, о чем я говорил: это искривление пространства, мысленное путешествие во времени, предсказывание будущего, телепатия, телекинез, левитация.
        Я хмыкнул. Вот оно как. А я и не знал про такое. Значит, я тоже могу, пусть и неосознанно, использовать псионику.
        - Так что же это такое - псионика?  - спросил Жаарр.
        - Спроси у нашего псионика. Среди спецназовцев есть как раз один псионик - Кирилл Климов. Скоро вы встретитесь, и он ответит на интересующие тебя вопросы.
        - Значит, он умеет предвидеть будущее? Или может заставить предметы преодолевать гравитацию? Я ведь правильно понимаю слово «левитация»? И еще он может передавать мысли на расстояние?  - с явным скептицизмом спросил Жаарр.
        - Да.
        - Невероятно! Похоже на магию. В это трудно поверить.
        Я поднялся со своего места. Кшиштоф обернулся, услышав приближающиеся шаги.
        - Как бы то ни было, я сам видел, как он заставлял предметы подниматься в воздух и даже как искривил пространство,  - заверил я инопланетянина.  - А также он разговаривал со мною мысленно. Честно говоря, я не интересовался псиониками и всем, что с ними связано, так что мало об этом знаю и понимаю тебя. Рассказали бы мне что-нибудь подобное лет пять назад, я не поверил бы, счел бы все сказками. Ну, или на худой конец воздействием гипноза. Ну и у нас уже был об этом разговор. Мы говорили об Амаре Джутхани - человеке, что явился к вашим лидерам в виде образа. Как я уже сказал, он реально существует и даже написал книгу о своем ментальном путешествии.
        Это заставило Жаарра всерьез задуматься.
        Мы все взрослые люди. Умеем мыслить трезво и расчетливо. Стараемся не поддаваться эмоциям и все оценивать с холодной головой. Я то и дело это мысленно повторяю, но стоит взглянуть на Валентину, как эти мысли смывает, словно надпись на песке приливной волной. Воспоминания мешают сосредоточиться, сбивают с мысли.
        Я сделал пару вдохов и выдохов, чувствуя себя парашютистом перед своим первым прыжком. Решительно двинулся в сторону девушки, но не успел сделать и двух шагов, как датчики зафиксировали движение.
        Я удивленно глянул на датчики. Они показывали, что движение - под нами, причем массовое, словно там бежит огромная стая крыс.
        - Тут что-то не так. У меня датчики движения барахлят,  - раздался в общем канале удивленный голос Валентины.  - Какую-то чушь показывают.
        - У тебя тоже?  - спросил Кшиштоф.
        - Они исправны. У меня тоже показывают массовое движение. Жаарр, у вас тут есть в полу пустоты?
        - Да. Тут есть несколько небольших тоннелей, в них проложены кабели, которые питают всю кабину. У нас, конечно, все сделано из самовосстанавливающихся материалов, но иногда все-таки может потребоваться ремонт.
        Внезапно в стороне раздался грохот, округлая крышка подскочила и с силой бухнулась на пол, застучав краями, как упавшая на стол монетка.
        - Что за?..  - воскликнул Кшиштоф.
        В следующий миг из открывшегося в полу рядом с нами люка, ведущего в тоннель, вырвалось огромное щупальце, как у осьминога, только вместо присосок на нем виднелись зубастые рты, затем появилась небольшая, в виде вытянутого треугольника, голова с одним бешено крутящимся глазом.
        Я вскинул пистолет, но щупальце стремительно ударило меня в живот. Я охнул, отлетел в сторону и ударился спиной о стену.
        - Нет!  - донесся крик Валентины.
        Я вскочил на ноги, увидел, как Кшиштоф навел оружие, но щупальце изогнулось, и мужчина заколебался. Мне понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, почему не стреляет астрофизик. Оказалось, щупальце обвило тело девушки и прикрылось ею, как живым щитом.
        Все произошло стремительно, я даже глазом не успел моргнуть, как щупальце моментально отпрянуло назад и утащило девушку в открытый люк.
        - Валя!  - заорал я, но ответом мне была лишь тишина.
        - Куда ведут эти кабели?  - взревел я, подскочив к Жаарру.
        Инопланетянин явно был обескуражен моей реакцией, но на миг задумался, а затем ответил:
        - К реактору. Все кабели ведут к нему. Есть, конечно, параллельные шахты, ведущие в другие блоки, но наиболее близкий путь - это к реактору.
        Я схватился за голову. Оказывается, там столько мест, куда ее могут утащить! Что же делать?
        - Подожди!  - внезапно произнес Жаарр.  - Сейчас подключусь к камерам реактора!
        Он подбежал к столу, стал водить пальцами по поверхности, а в воздухе над ним стали появляться изображения с камер.
        - Вот!  - произнес инопланетянин.
        Одно из изображений укрупнилось, закрыв собой остальные. Нашему взору предстало огромное помещение. В его центре расположился огромный цилиндрической формы объект. Снизу к нему подходили десятки кабелей толщиной с бревно и еще сотни две поменьше - с руку толщиной.
        - Что это за монстр такой?  - спросил Кшиштоф.
        Прямо над цилиндром, занимая весь потолок, завис огромный монстр, похожий на осьминога. Не зная реальных размеров помещения, сложно судить о размерах монстра, но вид его внушал трепет: устрашало шарообразное тело с десятками щупалец; толстые, длинные и извивающиеся, они, казалось, жили собственной жизнью. Стены в реакторе были покрыты коричневой слизью, которая к тому же пульсировала.
        - Впервые вижу такое,  - признался Жаарр.  - Он больше похож на результат генетического эксперимента, нежели на какое-то существо с моей планеты.
        - Плевать. Мы знаем, где оно, и оно забрало Валентину. Я пошел!
        - Постой! Давай дождемся спецназовцев,  - произнес Кшиштоф.  - Одним нам соваться туда не следует.
        Я резко обернулся, чувствуя, как в висках пульсирует кровь, а сердце тревожно бьется в груди. В его словах имелся резон.
        - А если они подойдут через час, а то и через два? Этот монстр десять раз успеет убить Валю. Прости, Кшиштоф, но я не могу сидеть здесь. Дождись спецназ, и идите мне на помощь.
        - Ну уж нет!  - внезапно произнес астрофизик.  - Один ты не пойдешь!
        - Не пытайся меня удержать.
        - Кто сказал, что я буду тебя удерживать? Нет, я пойду с тобой.
        - Но ты же…
        Кшиштоф резко поднял руку ладонью вперед, прервав мои слова.
        - Я иду с тобой. Тебя отговорить не получится, но и одного отпускать нельзя - пропадешь. Так что я помогу тебе, и точка. К тому же ты прав: если мы смалодушничаем и останемся здесь, то Валентина может погибнуть. И какие же мы тогда мужчины, если не смогли защитить женщину?
        Я отвел взгляд, сжал пару раз кулаки.
        - Спасибо. Что ж, не будем терять ни минуты! Жаарр, прости, но тебе придется пойти с нами. Без тебя мы не найдем дорогу к реактору.
        Инопланетянин вздохнул и тихо двинул головой.
        - Понимаю. Хотя мне не особо хочется идти к этому монстру.
        - Тебя никто не просит идти до конца. Просто помоги нам дойти до реактора, а внутри мы все сделаем сами.
        - Хорошо.
        - Тогда в путь,  - решительно произнес Кшиштоф.
        - Эй, что у вас там случилось?  - внезапно раздался в общем канале голос Луи Бастьена.
        - Валентину похитил какой-то монстр. Мы уходим к реактору, так как именно там этот монстр и живет.
        - Стойте, ни в коем случае не уходите с места. Мы скоро прибудем.
        - Когда?  - спросил я.
        - Через час.
        - Простите, но это долго. Дорога каждая минута. Поддерживайте сигнал, мы станем отправлять вам пакеты данных каждые десять секунд, чтобы вы были в курсе, куда мы прошли.
        На несколько мгновений повисло молчание.
        - Будьте осторожны. Мы постараемся прийти как можно раньше.
        Я решительным шагом пошел к дверям. Можно было бы, конечно, попытаться пройти по тоннелю, но залезать в узкое пространство, где тебя легко может атаковать и схватить щупальце - не самое лучшее решение.
        Двери стремительно поднялись, словно понимая, что мы торопимся.
        - Держись, Валя, я уже иду,  - прошептал я, выходя из отсека управления.
        Глава 18
        Говорят, в начале двадцать первого века такое понятие, как «любовь», практически исчезло. Люди машинально произносили это слово, но не верили в него. Более того, стали появляться теории, утверждающие, что любовь - это просто животный инстинкт, который искусственно романтизировали в книгах и фильмах. И вообще всё - инстинкты. А то, что не вписывалось в созданную картину мира, «просвещенные», а точнее циники, обзывали глупостью или сумасшествием. Сумасшествие - когда человек бросается с гранатами под танк, сумасшествие - когда вызывает огонь на себя. Сумасшедшими и глупыми «просвещенные» стали называть мужчин, готовых умереть ради любимых женщин, ведь такая смерть противоречит инстинктам, главный из которых - размножение, а размножения не будет, если отдать за самку жизнь. Эти так называемые «просвещенные» начали рассказывать, что любви нет, что женщина не стоит даже того, чтобы ради нее задницу от кресла оторвать. Популярные интернет-пользователи стали высмеивать влюбленных, выливать на них тонны грязи, добиваясь, чтобы люди перестали любить и относились друг к другу как половые партнеры. Против
чувства любви затеяли самую масштабную войну. Не только против любви женщины и мужчины, но и вообще против любви людей к людям. Мужчин, женившихся на женщинах с детьми и пытавшихся стать для них отцами, также высмеивали - ведь принять чужих детей, их растить и любить означало идти против картины мира, созданной противниками любви.
        Но история расставила все по своим местам. Этих циничных людей не стало, а любовь осталась.
        Приборы работают в полную силу, сканируют пространство в поисках звука или тепла, датчики движения фиксируют любое изменение положения предметов. Сейчас я, движимый чувством, мчусь вперед, словно какой-нибудь герой древнего боевика, готовый смести любого на своем пути.
        Чуть позади бежит Кшиштоф. Вот тоже странный человек! Познакомились мы меньше месяца назад, а сейчас он идет следом, готовый рискнуть жизнью. Причем Валя для него - чужая женщина. Подозреваю, что он даже не испытывает к ней никаких чувств и идет сражаться, только чтобы помочь мне. Вот чем такое поведение можно объяснить? Каким инстинктом? Смешные, наивные люди - те, что подумали, будто раскрыли все тайны и поняли, как наш мир устроен.
        Дрон Жаарра летит впереди, разведывает обстановку, сканируя коридоры.
        - Далеко нам?  - спросил я в который раз инопланетянина, который держался то впереди, то позади нас с астрофизиком.
        - Еще метров четыреста,  - терпеливо повторил ящер.  - Приближаемся к группе диких.
        Да, именно «диких»  - так мы стали называть собратьев Жаарра, забывших язык и поделивших корабль на зоны влияния.
        - Они не заметили мой дрон, так как помещение темное. Мы можем обойти их по левому коридору.
        - Сколько времени займет обход?  - спросил я.
        - Минут десять.
        - И не факт, что и в тех коридорах нет диких?
        - Логично,  - согласился Жаарр.
        - Будем прорываться,  - заключил Кшиштоф.
        Мы дошли до указанного поворота, я осторожно выглянул за угол. Впереди сумрак, поэтому я включил тепловые датчики в совмещенный режим, когда поверх обычного изображения накладывается еще и тепловое.
        Противников четверо, до них, судя по дальномеру, тридцать метров. Особых проблем не должно быть, но каждый новый бой - это риск. Даже если противники не отличаются меткостью.
        - Что там?  - спросил Кшиштоф.
        - Четверо диких. Я могу начать их расстреливать, но рядом с ними дверь, кто-то из них успеет нырнуть в помещение.
        - Тогда делаем это вместе. Сначала убиваем крайних, чтобы затруднить возможный побег.
        - Жаарр, слышал?
        - Да.
        - На счет три. Раз, два три.
        Я нажал на спусковой крючок, и металлический шарик, сопровождаемый хлопком, моментально преодолел расстояние до виска первого ящера. Стоящие по соседству дикие вздрогнули, когда на них брызнула кровь товарища, но еще не успели понять, что происходит, как Жаарр и Кшиштоф дали залп. Последний ящер опомнился и попытался пройти к двери, чтобы скрыться в соседнем помещении, но ему помешали упавшие товарищи, преградив дорогу и заставив на мгновение замешкаться. Так что я успел сделать второй выстрел. Поскольку стрелял по движущейся мишени, то не стал целиться в голову. Шарик с силой ударил в самодельную броню в месте сварного шва, пробил ее и застрял где-то в теле.
        - Быстрее, пока на звуки выстрела не прибежали другие,  - произнес я, помчавшись вперед.
        Мимо, обгоняя меня, пронесся дрон Жаарра. Сам же инопланетянин на миг остановился возле убитых, заглянул в их глаза.
        - Что ты там медлишь?  - спросил его Кшиштоф.
        - Иду. Нужно было кое в чем убедиться.
        - Убедился?
        - Да. У них отсутствуют глазные имплантаты, поэтому они не заметили нас. Мои глаза способны видеть и в инфракрасном, и в ультрафиолетовом диапазоне, и если бы не чип, то от вала информации постоянно болела бы голова. Эти дикие - точно не колонисты или бойцы. Я не знаю, кто они. Более того, у них явно выраженное строение тела самцов, чего не должно быть - мы отказались от половой привязки уже как сотню лет, переложив все размножение на искусственные инкубаторы и строго регулируя численность населения. Сюда. Сейчас будет спуск вниз. Пока никого не наблюдаю, до цели еще триста метров в ваших системах исчисления.
        - Значит, имплантаты есть у всех ваших?
        - Да, есть простые. А есть, как у военных, усиливающие и меняющие тело, и даже искусственные руки и ноги.
        - А почему вместо военных для боевых действий не используете роботов?
        - Потому что вырастить бойца и снабдить его имплантатами выходит дешевле, чем собирать полноценного робота. К тому же роботы все же имеются, только обычно это небольшие боевые летающие дроны. Делать, как вы говорите, человекоподобного - нецелесообразно. В общем, глядя на убитых, я могу сказать одно - это не мои сородичи. Я не знаю, кто это такие и откуда они взялись на корабле, такое чувство, что кто-то открыл дверь в наше дремучее Средневековье и привел их сюда, снабдив современным оружием. Их речь я понимаю с трудом, многие слова искажены. Да еще компьютер, управляющий протоколами поведения, не работает. Все мои сослуживцы и товарищи мертвы, их скелеты окаменели. На корабле появился какой-то монстр, мы застряли во льдах спутника газового гиганта в десятках тысяч парсеков от дома. Если бы я не был подготовлен к стрессовым ситуациям, то уже сошел бы с ума от страха,  - внезапно признался Жаарр.
        Такое признание инопланетянина - что-то новое. Мне он совсем недавно казался сдержанным и холодным, словно биоробот, но сейчас я впервые заметил в нем проявление эмоций.
        Мы сбежали по лестнице и оказались в темном коридоре. Световые панели здесь вообще не работали, так что я сразу перешел на ночное зрение. Окружающее окрасилось в зеленые цвета. Мы находились в широком коридоре, справа и слева к нему примыкали выходы, под нами вместо привычного пола - мелкозернистая решетка, под ней виднелся проход и переплетение кабелей, тянущихся в сторону массивной двери напротив нас. Самое же странное - это множество надписей рядом с дверью, на полу и стенах. Более того, у самой двери я заметил десятки оплавившихся свечей.
        - Что это?  - тихо спросил Кшиштоф.
        - Не знаю,  - пожал плечами Жаарр.  - Надписи трудно понять. Символы знакомые, но отличаются от привычных. Хм. Тут какие-то молитвы, просьбы о спасении и покровительстве. Обращения к богу Салазуну. Салазун? Бред какой-то.
        - Почему?  - поинтересовался астрофизик.
        - Если я правильно помню, то так в древности моей планеты называли бога тьмы и ада. Но это было тысячи лет назад. Секунду…  - Жаарр на миг задумался.  - Да. В моем блоке памяти есть кое-что об этом боге,  - произнес он, а через миг его глаза расширились в удивлении.  - Постойте, он выглядит как огромное существо с множеством щупалец! Как то, которое показали камеры, установленные в реакторе!
        - Похоже, кто-то решил либо пошутить, либо всерьез воссоздать вашего древнего бога.
        - Да. У меня в базе написано, что в мифах и легендах ему отдавали на откуп самок нашего вида. Самых красивых. А если не отдавали, тогда он забирал свое сам и гневался, обрушивая на людей несчастья.
        - А сейчас он решил забрать Валентину. Вперед, Кшиштоф, сейчас мы покажем этому иноземному богу, что бывает, когда он вторгается в чужую систему.
        Гулкий тяжелый топот наполнил помещение, мы с Кшиштофом, как заправские спецназовцы, подлетели к двери, встав по разные стороны.
        - Дверь заблокирована,  - сказал астрофизик.
        - Сейчас открою,  - произнес Жаарр, подходя к нам.
        Он легко коснулся двери, сверху уже полился привычный свет, просканировал Жаарра, мигнул зеленым, и дверь с шелестом поднялась вверх. Инопланетянин сразу метнулся в сторону, чтобы спрятаться.
        Я было рванул вперед, но вовремя заметил движение.
        - К нам что-то движется!  - услышал я в общем канале крик Кшиштофа.
        Его крик был излишним, я и так видел это по датчикам, так что сразу нырнул за угол. Из помещения, где находился реактор, вылетело огромное щупальце, вращающийся на нем глаз сразу стал нас выискивать. Фиолетовый луч энергетического ружья ударил в него, легкая вспышка на миг развеяла тьму, осветив помещение. Клуб дыма в виде гриба поднялся вверх, как после миниатюрного ядерного взрыва. Отсеченное щупальце упало на пол, раздался протяжный скрипучий крик, пол мелко затрясся.
        - Алексей, Кшиштоф, это вы?!  - услышали мы в общем канале связи напряженный голос Валентины.
        - Да, мы уже идем, держись, сейчас вытащим!  - крикнул я.  - Вперед, Кшиштоф, наваляем этому монстру и заберем Валю!
        Синхронно влетев внутрь, мы тут же рванули в разные стороны. Мы оказались в просторном помещении, наполненном кабелями, ведущими к огромному цилиндру в центре,  - к реактору. Под потолком завис монстр, по размерам едва ли не равный челноку, который курсирует между исследовательской станцией и лабораторией на поверхности Европы.
        - Вот это хрень!  - удивленно воскликнул Кшиштоф.
        Я быстро оглядел помещение. Валя прилеплена к стене какой-то красной слизью, которая своим блеском и видом напоминает смолу. Чуть левее от девушки на полу валяется груда костей.
        Монстр заметил нас, десятки щупалец метнулись вперед. Я ловко отпрыгнул в сторону, сделал несколько выстрелов в тело. Пули попали в тело, из него выплеснулось несколько синих фонтанчиков, но не более того. Мои пули ему, словно слону дробина. Монстр вновь атаковал, заставив меня побегать по помещению. Я попытался прорваться к Вале, но ничего не получилось.
        Несколько лучей попали в тело, яркие вспышки осветили округу. Монстр протяжно закричал, и только звуковые фильтры спасли меня от разрыва барабанных перепонок.
        Глянув на монстра, я с удивлением увидел лишь несколько подпалин. Даже такое мощное энергетическое оружие почти никак не навредило ему.
        - Вот дерьмо! Оно регенерирует!  - услышал я в общем канале возглас астрофизика.
        И правда, обрубок, оставшийся на монстре после срезанного нами щупальца, начал меняться, прямо на глазах стал отрастать, вот уже на нем появилась треугольная голова с глазом.
        - Плохо, нам с ним не справиться!  - произнес я, сделал пару выстрелов и кувырком ушел в сторону. Если бы не генетические изменения в моем теле, то монстр давно бы меня схватил, я и сейчас-то двигался на пределе возможностей.
        - Кшиштоф, давай к Вале, разрежь ружьем смолу, только поставь мощность поменьше, а то и ее подпалишь. А я пока отвлеку эту тварь.
        - Понял тебя, сейчас попробую.
        Я поднял пистолет и стал без остановки палить по монстру. Тварь взревела, на этот раз в ее голосе было больше возмущения, чем боли. Огромное существо развернулось в мою сторону, щупальца пытались схватить меня. У меня похолодело все внутри от вида десятков жутких щупалец с зубастыми присосками, треугольными головами и бешено вертящимися глазами.
        Я быстро отбежал в сторону, щупальца с грохотом ударили в то место, где я только что был, изогнулись, рванулись ко мне, чтобы сцапать и раздавить. Я на ходу сделал несколько выстрелов, синие фонтанчики вспухли на теле монстра.
        - Алеша, я свободна.
        - Уходите, я за вами!  - прокричал я, помчавшись в сторону, чтобы спастись от очередной атаки монстра.
        Краем глаза заметил, как Кшиштоф и Валентина вышли в проход. Пора и мне уходить. Поднырнув под щупальцами, я рванул со всей силы к выходу. Кшиштоф и Жаарр выглянули из-за угла. Энергетические ружья начали выпускать пучки заряженных частиц. Я оглянулся на миг. Щупальца монстра падали одно за другим. Тварь заорала в дикой ярости, да так, что поверхность под ногами вновь задрожала.
        - Быстрее, мы не успеваем их отстреливать!
        И правда, этих щупалец тьма-тьмущая. Я ускорился до максимально возможной скорости, пересек порог, но не успел обрадоваться, как что-то схватило меня за ногу, дернуло назад.
        - Алеша!  - прокричала Валя, подскочила ко мне, ухватив за руку.
        Нас с ней потащило обратно. Позади ярко вспыхнуло, и я ощутил, что захват пропал. Быстро вполз обратно, Валя была рядом.
        Дверь с легким шипением опустилась.
        - Бежим отсюда!  - крикнул я.
        Впрочем, все и так понимали, что оставаться здесь, возле такого монстра, крайне опасно.
        - Кшиштоф, быстрее!  - крикнул я.
        - Иду.
        Астрофизик подхватил ранее отстреленное щупальце. На самом деле это мне стоило так поступить, но я слишком волновался за Валентину, потому даже не подумал о сборе биоматериала. А ведь, возможно, нашим бойцам еще придется столкнуться с такими существами.
        Мы помчались по коридору, дальше решили спуститься по лестнице. Жаарр пустил дрон вперед, чтобы разведать обстановку.
        - Стойте,  - внезапно произнес инопланетянин.
        - Что?.. Кто?  - спросил я.
        - Два десятка диких. Бегут сюда.
        Не успел он договорить, как из-за поворота лестницы вывалило почти два десятка бойцов, ведомых скрюченным ящером, одетым в грубо сотканный балахон. На шее у ящера амулет из побрякушек, лицо сморщенное, чешуя выцвела. Заметив нас, он вытянул палец, что-то прокричал своим сородичам, те тут же вскинули ружья.
        - Назад!  - проорал я.
        Мы втянулись обратно в коридор, вспышки от выстрелов едва не ослепили меня, пол и стены раскалились, оплавились.
        - Надо возвращаться!  - произнес Кшиштоф.
        - Опять к этому монстру?  - воскликнула Валентина.
        - Там мы сможем занять оборону.
        Словно услышав нас, монстр взревел так, что опять затрясся пол.
        Глава 19
        - Вы забыли, что эта тварь может щупальцами путешествовать по помещениям, в которых проложен кабель?  - спросил я.  - Даже при заблокированной двери не факт, что какое-нибудь щупальце не вылезет у нас за спиной, пока отстреливаемся.
        - Интересно, как он их может вытягивать, все-таки в том помещении с реактором щупальца были не слишком длинны?  - спросил Кшиштоф.
        - Сейчас не время думать об этом,  - быстро сказал я. Датчики движения пока ничего не фиксировали, пришельцы оставались на месте и обстреливали проход на лестницу, да так, что металл обшивки плавился и тек.
        - У него есть еще несколько щупалец вверху. Они как раз длинные и предназначены для захвата жертв на больших расстояниях. А этими короткими он манипулирует вблизи,  - ответила Валентина.
        - Ну, вот все и прояснилось, теперь давайте думать, что делать.
        - Раз число щупалец, которыми он захватывает жертв на расстоянии, минимально - то все же предлагаю отступить,  - сказал Кшиштоф.
        Число выстрелов уменьшилось, а датчики зафиксировали быстрые приближающиеся шаги.
        - Все, решено, отступаем!  - произнес я.
        Мы с Кшиштофом отходили спиной назад, держа проход на прицеле, тогда как Валентина и Жаарр со всех ног бежали прочь. Мы уже успели отступить, когда мои датчики зафиксировали движение у прохода. Я прицелился и, как только там появилась фигура дикого, выстрелил. Пришелец даже не успел ничего понять, он только выглянул и тут же получил металлическим шариком в грудную пластину.
        Второй пришелец оказался более осторожным, он не стал высовываться из-за угла, только выставил энергетическое ружье, сделал пару выстрелов, но, конечно, промазал. Кшиштоф выстрелил в ответ. Первые два выстрела попали в стенку рядом с дулом ружья, а третий - в само оружие, оно тут же ярко вспыхнуло и оплавилось. Дикий закричал, отбросив ружье. Все-таки из-за отсутствия синхронизации оружия и систем скафандра астрофизик не может нормально прицелиться.
        - Быстрее сюда!  - раздался голос Валентины в общем канале.
        Мы с Кшиштофом не заставили себя долго ждать, влетели в темный коридор. Только сейчас я вспомнил, что в нем, помимо двери к реактору, есть еще два хода.
        - Жаарр, куда эти коридоры ведут?  - спросил я, поглядывая в сторону лестницы.
        - Один - в комнату инженеров, другой - к лифту.
        - Проверь дроном лифт.
        Жаарр двинул головой, дрон тут же сорвался с места.
        - Кшиштоф, посмотри инженерный отсек. Может, нам лучше там обороняться? Я пока подержу их здесь.
        - Если сильно прижмут, скажи, сразу прибегу.
        - Хорошо.
        Я глянул на лестницу, там несколько диких пробежало мимо прохода в наш коридор. С двух сторон высунулись дула, и пришельцы стали вести беспорядочный огонь. Высовываться они боялись, потому и прицелиться нормально не могли,  - их выстрелы в основном попадали в стены и лестницу, оставляя после себя быстро остывающие оплавленные куски металла.
        Один все же высунулся, но тут же получил пулю в лоб и упал, перегородив проход, но ненадолго. Его ухватили за ноги и уволокли обратно. А через мгновение произошло неожиданное. Прикрываясь убитыми, как щитами, в атаку пошли новые ящеры. Я сделал пару выстрелов, ранил одного из нападающих в ногу. Тот, протяжно вскрикнув, выкатился в наш коридор, мне же пришлось отступать, так как ящеры стали вести прицельный огонь.
        - Что там, Жаарр?
        - Лифт для нас заблокирован,  - произнес он.  - Там куча этой застывшей красной слизи. Даже если мы сожжем ее энергоружьями, то не факт, что лифт поедет. Он наверняка заблокирован этой слизью еще и сверху, и снизу.
        - Хорошо, понял тебя.
        Пришелец, которому я прострелил ногу, лежал, слабо постанывая. Я поднял пистолет, прицелился, палец нажал на спуск, раздался резкий хлопок. Пришелец вздрогнул и затих.
        - Кшиштоф, что там у тебя?  - спросил я, поглядывая на датчик звука, который фиксировал приближение диких.
        - Крупное помещение, куча столов, стульев, приборов и еще много чего, здесь оборону легче держать, чем в пустом коридоре, где и спрятаться негде,  - доложил он.
        - Понял тебя. Все, отходим в инженерную комнату!
        Валентина и Жаарр пошли первыми, я же отступал спиной, держа лестницу под прицелом. Дикие вывалили в коридор гурьбой, прикрываясь убитыми. Я нажал на скобу, и металлические шарики, с хлопком преодолевая звуковой барьер, устремились в их сторону. Из-за того, что в коридоре кромешная тьма, они не сразу сообразили, где я нахожусь. Поначалу стали палить во все стороны, десятки попаданий сделали свое дело: на потолке, полу и стенах образовалось множество раскаленных металлических потеков белого цвета, они медленно желтели, а потом краснели. Именно от раскаленного металла в помещении стало светлее, и один из диких заметил мой движущийся силуэт.
        Я пригнулся, а потом и лег. Энергетические пучки пролетали над головой, оставляя за собой ярко-фиолетовый след. Справа и слева слабо вспыхивало, металл плавился, испуская волны жара.
        В коридор вваливалось все больше и больше пришельцев. Я сумел подстрелить еще двоих. Их трупы тут же подхватили товарищи, развернулись в мою сторону, начали стрелять. Я, наконец, дополз до угла. Можно было, конечно, сразу встать, побежать к нему, и это могло показаться верным решением - так я быстрее добрался бы до выхода и оказался в относительной безопасности. Но пришельцы уже успели вычислить мое примерное местоположение, и я легко мог схлопотать попадание в спину. Так что передвигаться спиной, да еще и ползком - это наиболее безопасный способ в моих обстоятельствах.
        За углом я, наконец, смог выпрямиться.
        - Вы все еще здесь? Быстро в инженерное помещение к Кшиштофу!  - произнес я, увидев застывших рядом Валентину и Жаарра.
        Этот коридор оказался коротким и закончился небольшой дверью, которая автоматически открылась, стоило нам приблизиться.
        - Мы можем ее как-то заблокировать?  - спросил я.  - Не хотелось бы, чтобы дикие так же легко зашли в это помещение.
        - Только сломав поднимающий механизм. Если правильно помню, он находится вот здесь.
        Жаарр указал в правый верхний угол над дверью. Я кивнул Кшиштофу, тот быстро поднял ружье и несколько раз нажал на спусковую скобу. Я даже испугался на миг, что он прожжет стену, но от выстрелов образовалась лишь неглубокая, примерно в полпальца воронка с оплавленными краями. Я подошел к двери, но она никак не отреагировала.
        - Возможно, что они, не сумев открыть эту дверь, просто решат уйти,  - робко произнесла Валентина.
        - Такой шанс есть, но крайне мал.
        Я быстро осмотрелся. Инженерное помещение размером с небольшой школьный класс. Тут множество столов, станков и приборов. У дальней стенки - компьютер. Жаарр тут же направился к нему, я же стал присматривать места обороны.
        - Кшиштоф, столы тут не двигаются, так что баррикады из них не построить. В качестве укрытий будем использовать станки и приборы. Одно-два попадания они выдержат. Свет придется погасить - в темноте они плохо ориентируются.
        - Я подстрелю панели,  - кивнув, произнес Кшиштоф и поднял энергетическое ружье.
        На этот раз он использовал меньшую мощность, чтобы сэкономить заряд батареи, но и четверти от номинальной мощности хватило. Комната погрузилась во мрак, но я сразу включил режим ночного видения.
        - Кшиштоф, встанешь вон у того станка. Как только разрушат, переползешь вон туда. Я буду стрелять с другой стороны. Валя, ты спрячешься вон там, ружья твоего нет, так что стрелять тебе нечем. Мне будет проще воевать, если я буду уверен, что с тобой все в порядке. Жаарр, ты… Жаарр?
        Я наконец нашел взглядом пришельца. Тот все еще стоял у компьютера, напряженно вглядываясь в голографическое изображение.
        - Жаарр, что случилось?
        - Все плохо,  - тихо и подавленно произнес он.
        - Что плохо?  - уточнил я.
        - Моей родины больше нет, наш мир был уничтожен спустя два года после нашего отлета.
        Я даже не успел удивиться, потому что в общем канале раздался напряженный голос капитана спецназа:
        - Алексей! Кшиштоф! Ответьте! Это Луи Бастьен!
        - Это Алексей. Прием!
        - Наконец-то. Из-за особенностей корабля нам приходится сужать луч связи, поэтому, стоило вам уйти из радиуса, мы тут же потеряли с вами связь. Весь корабль обшарили. Эх, если бы нормально работали квантовые передатчики - такого бы не было. В общем, докладывай, как там у вас, что с Валентиной?
        - Нам удалось ее спасти, с ней все в порядке. Теперь у нас другая проблема. Пришельцы зажали нас у реактора, в инженерной комнате.
        - Ясно. Передай нам схему движения, чтобы мы могли понять, как туда попасть.
        Я быстро выполнил его просьбу.
        - Хорошо, мы скоро прибудем. Держитесь!
        Связь оборвалась. Видимо, они ушли из зоны действия луча связи, так как он направляется из лаборатории. Работает он по схожему с сотовой связью принципу. Есть вышка-передатчик, которая создает вокруг себя сеть. В ее районе любой может пообщаться с любым, посылая сообщение вышке, а затем от вышки оно передается получателю. Только в данном случае, чтобы добиться устойчивого сигнала, пришлось вместо своеобразного «поля» создать узкий луч - и стоит из него выйти, как ты оказываешься вне связи.
        - Слава богу, они идут,  - раздался шепот Валентины.
        - Главное, чтобы успели,  - мрачно произнес Кшиштоф.
        И такое мрачное настроение понятно отчего - на двери стали появляться красные светящиеся круги, они быстро исчезают. Похоже на неоновую подсветку внутри двери, но все мы понимаем, что с другой стороны по ней стреляют дикие из энергетических ружей. Дверь медленно краснеет, а сами кружки становятся уже белыми, потом остывают до красных и чернеют, исчезая.
        - Еще пара минут - и она будет расплавлена. Затем немного подождут, когда спадет жар, а потом атакуют,  - произнес Кшиштоф.
        - Ты прав. Жаарр, отложи на время скорбь по своему миру и возьми ружье. Встанешь вон там, рядом с Валентиной и будешь охранять ее.
        Можно бы, конечно, отправить Кшиштофа или самому защищать Валентину, но думаю, мне будет легче отстреливаться от пришельцев у входа в компании с астрофизиком, нежели с Жаарром. Ведь у ящера нет доступа к нашей переговорной сети.
        Дверь тем временем стала алой, краска загорелась, темный дымок стал подниматься к потолку. Сама дверь выгнулась, деформировалась, в нескольких местах металл потек. Я сжал крепче электромагнитный пистолет. Времени проверять, сколько осталось в обойме патронов, у меня не было, так что я просто отсоединил магазин и вставил другой, но, судя по весу, в вынутом осталась четверть боезапаса. Только потом я вспомнил, что сбоку на рукояти есть счетчик, но было уже поздно - новая полная обойма со щелчком встала на место.
        Дверь уже вся побелела, в ней образовалось множество дыр. Металл изогнулся и сложился, как расплавленная плитка шоколада, растекся перед выходом, дыша жаром и наполняя комнату слабым светом.
        Мы затаились, следя за датчиками движения и звука. Я навел пистолет на вход, маркер прицела на визоре переместился, указывая место, куда попадет выпущенный мною металлический шарик.
        Стоило металлу покраснеть и более-менее остыть бесформенной массой, похожей на застывшие потоки лавы, как пришельцы начали штурм, все так же привычно прикрываясь убитыми товарищами. Я не стал пытаться подстрелить их в голову, а попросту открыл огонь по ногам. Металлические шарики, летящие со скоростью пять километров в секунду, не просто ранят, иногда они даже отрывают ногу, если попадают в самые тонкие ее части. Дикие с криком стали валиться на пол, преграждая собою проход. Раненые, они падали вперед, зачастую на тела, которые несли в качестве защиты, и, упав, лишались ее. Так что Кшиштоф стрелял по беззащитным врагам, добивая их, избавляя от мучений.
        К чести диких стоит сказать, что они быстро сообразили, что попытка взять нас нахрапом закончится плачевно, потому перестали переть напролом. Теперь из коридора вылетали лишь пучки энергии, плавя столы, пол, приборы и станки.
        Я заметил мелькнувший у входа силуэт и тут же выстрелил. Дикий истошно завопил, повалился на пол, его товарищи усилили огонь. Пришельца схватили, попытались утащить, но в следующий миг энергетический пучок, выпущенный из ружья Кшиштофа, попал в голову раненому и в буквальном смысле испарил ее, оставив лишь дымящийся обрубок шеи.
        Я уже было подумал, что худшее позади, как раздался протяжный крик монстра, а затем датчики зафиксировали стремительные множественные движения в нашу сторону.
        - Оно движется. Эта тварь хочет нас атаковать!  - закричал я, продолжая одним глазом следить за входом, а другим - за показаниями приборов, появляющимися на визоре.
        - Вот дерьмо!  - воскликнул Кшиштоф.
        - Валя, эта тварь опять здесь! Справа от вас! Скажи Жаарру.
        - Хорошо!  - голос Валентины дрожал.
        Раздался грохот, я все же не выдержал и обернулся. У стены валялась широкая крышка, а из люка, ведущего в небольшое помещение с десятками кабелей, вылезли сразу трое щупалец. Жаарр поднял ружье и стал их отстреливать.
        Существо, засевшее в комнате с реактором, оглушительно взревело, из-за чего задрожало все вокруг. Этот полный ярости и боли крик словно стал сигналом. Пришельцы, вместо того чтобы отстреливаться из глубины коридора, толпой повалили в помещение. Они словно забыли об инстинкте самосохранения, бросаясь под выстрелы, но тем самым давая товарищам, идущим следом, шанс проскользнуть внутрь и засесть за каким-нибудь укрытием.
        Такая тактика оказалась для них в целом успешной. Комнату заполнили выстрелы из энергетического оружия. Пятеро пришельцев, сумев прорваться, спрятались за приборами, залегли, стали стрелять уже прицельно. Я перевел огонь на них, а Кшиштоф в одиночку сдерживал вливающийся в комнату поток пришельцев.
        Через несколько секунд боя мое укрытие оплавилось, превратилось в быстро остывающую лужу, и я спешно переместился за другое.
        В комнате уже почти пятнадцать пришельцев. Интенсивность огня растет с каждым мгновением. Мое сердце сжимается в страхе, более того, не могу даже глянуть, что там с Жаарром и Валентиной,  - может, они вообще уже мертвы.
        Кшиштоф отполз в сторону, вновь открыл огонь, но дикие сразу вычислили его местоположение. Почти восемь пучков ударили в небольшой станок, практически испарив его и заставив астрофизика искать новое укрытие.
        Я внезапно с ужасом осознал, что это конец, что сейчас нас просто расстреляют, как в этот миг из прохода в центр комнаты упала граната.
        - Закройте глаза!  - раздался крик в общем канале.
        Я был настолько удивлен ее появлению и команде, что не успел отреагировать, а через миг раздался оглушительный грохот, а от яркой вспышки перед глазами все побелело.
        Глава 20
        Зрение быстро восстановилось - спасибо фильтру визора, что спас мои глаза от поражающего действия световой гранты. Комнату наполнили разные звуки - от свиста и хлопков металлических шариков, преодолевающих звуковые барьеры, до топота ботинок тяжелых боевых скафандров спецназовцев. Дикие, не успев понять, что происходит, были в упор расстреляны землянами.
        Как только зрение вернулось ко мне, я увидел восемь бойцов и кучу трупов диких. Я быстро оглянулся, но щупальца монстра исчезли. Жаарр прикрывал собой Валентину и с интересом смотрел на спецназовцев.
        - Алексей или Валентина, скажите ему, чтобы сложил оружие. Это вы ведь об этом пришельце говорили?
        - Я вас понимаю,  - произнес Жаарр и демонстративно осторожно - не дай бог как-то неправильно поймут его движения, приняв их за враждебные,  - опустил энергетическое ружье на пол и поднял руки.
        - Уходим,  - скомандовал Луи Бастьен.
        Нас поставили в центр отряда. Вперед ушли двое разведчиков. Кирилл и еще двое бойцов охраняли нас спереди, замыкал процессию Луи Бастьен с двумя спецназовцами.
        - Занесло же вас! Леонид весь изнервничался, как только вы пропали, но пойти сразу спасать вас - не было возможности. Мало того, что было неизвестно ваше местоположение, так еще и трое раненых у нас, причем один из них, Вадим Крутиков, получил серьезное ранение. Ему отстрелили руку, так что его отвезли на станцию и положили в регенерационную капсулу. Двум моим бойцам повезло больше: несмотря на то, что они получили сильнейшие ожоги от раскалившихся металлических пластин боевого скафандра, жить будут. Боюсь представить, что случилось бы, будь оружие пришельцев мощнее.
        - А оно и мощнее, просто они по какой-то причине держали его на четверти мощности,  - произнес Кшиштоф.  - Тут на корабле творится что-то непонятное. Как придем, мы все составим отчеты, и нужно будет хорошенько подумать, что же делать дальше. Очевидно, что состав экспедиции нужно расширять.
        Я был абсолютно согласен с Кшиштофом. Если дошло до того, что одного из исследователей серьезно ранили, а также получили ранения спецназовцы, то сюда нужно пригонять целый десантно-штурмовой корабль с двумя-тремя ротами. Вообще-то так нужно было сделать раньше. О чем думало правительство или же начальник станции, прислав сюда всего лишь взвод? Нет, понятно, что никто не ожидал встретить на корабле, заточенном во льдах, предположительно тысячу лет, вообще кого-то живого, но все же. Видимо, мы настолько привыкли к мирной жизни, что разучились адекватно реагировать на потенциальную опасность. Ведь если быть честным, то количество спецназовцев, прибывших на станцию, меня тоже не смутило.
        Мы вновь движемся знакомыми полутемными коридорами.
        - Значит, они использовали только четверть мощности?  - переспросил командир спецназа.
        - Да,  - подтвердил я слова Кшиштофа.  - Не вдаваясь в детали, могу сказать, что они слабо разбираются в своих ружьях. Наши противники - одичавшие инопланетяне, причем, по словам Жаарра, генетически измененные настолько, что похожи на его предков, выдернутых из эпохи Средневековья.
        - Жаарр? Это пришелец?  - переспросил Луи.
        - Да, это я,  - ответил инопланетянин.
        Несмотря на то, что мы переговариваемся по связи, слух Жаарра настолько тонок, что он слышит нас, даже учитывая, что на нас одеты скафандры, приглушающие звуки. Видимо, у него модифицировано не только зрение, но еще есть и слуховой имплантат.
        - И кем ты был на корабле?  - спросил командир спецназа.
        - Навигатор - это самое близкое по значению слово в вашем языке.
        - Капитан!  - раздался голос Кирилла.
        В отряде все как-то разом насторожились, даже идти стали медленней.
        - Что?
        - Я ощущаю опасность. Какая-то ловушка.
        - Можешь сказать, где и когда?
        - Через десять метров начнется.
        - И как эти чертовы разведчики не заметили?  - выругался Луи.
        - Их нельзя винить в этом, нечто только сейчас подготовило засаду.
        - Каковы наши шансы?
        - Ну, поскольку мы уже знаем о нападении, то будем готовы. Вначале я увидел будущее, когда на нас напали без подготовки, и даже тогда мы смогли отбиться. Сейчас же вообще никаких проблем.
        - Хорошо, тогда вперед. Скажешь, когда начнется и откуда.
        Мы двинулись осторожнее. Спецназовцы водили дулами рельсотронов из стороны в сторону. У меня сердце заколотилось быстрее - мы знаем, что на нас собираются напасть, но все равно идем в засаду. Во мне образовался сплав волнения, страха и уверенности, что все будет в порядке, как при поездке на каком-нибудь крутом аттракционе, снабженном множеством виражей, резкими спусками и подъемами: ты вроде и знаешь, что все будет нормально, что тебе не угрожает опасность, но все равно внутри сердце сжимается от страха, а желудок сводит от волнения. Впереди я заметил небольшой люк. Датчики ничего не показывали, но я внезапно ярко представил, как крышка отлетает вверх и оттуда вырывается огромное щупальце, пытаясь схватить одного из нас.
        - Осторожней с этим люком!  - произнесли мы с Кириллом одновременно, причем слово в слово и настолько синхронно, что наши голоса чуть ли не слились в единый.
        Спецназовцы тут же взяли люк на прицел. Я же глянул в сторону Кирилла, тот обернулся на миг, фиолетовые глаза глянули на меня, а губы расползлись в слабой улыбке.
        Стоило нам подойти к люку, как датчики зафиксировали стремительное движение. Крышка люка взлетела, словно подброшенная взрывом. Совсем так, как было в моем воображении, щупальце выскочило наружу и устремилось к одному из спецназовцев.
        Десятки металлических шариков со свистом понеслись в сторону щупальца и мгновенно разорвали его на лоскуты, оставив на полу кровавые обрывки.
        - Уходим.
        - Очередная местная фауна. Что еще мы тут увидим?  - услышал я бурчание одного из спецназовцев.
        - Что у вас там случилось?  - раздался в общем канале голос разведчика.
        - Мелкое нападение. Лучше скажите, как у вас там?
        - Мы уже дошли до места первого боевого контакта. До сих пор нам не встретилось врагов.
        - Понял. Ребята, давайте в темпе, не хочу нарваться на еще какую-нибудь засаду. Кирилл, все в порядке?
        - Да, я сообщу, если что-то почувствую.
        - Алексей,  - раздался рядом тихий голос Жаарра.
        Я повернул голову. Ящер догнал меня и шел почти вплотную.
        - Что?
        - Я не понял или еще плохо понимаю ваш язык, но ведь Кирилл сказал, что видел будущее? Может, есть какой-то иной перевод этого слова?
        - Нет. Ты все верно понял. Кирилл умеет предвидеть будущее. Он - псионик.
        При этих словах Жаарр уставился на спецназовца и чуть прищурил глаз. Я проследил взгляд ящера, и мне стало не по себе.
        Темные мрачные коридоры с мигающими или тускло горящими световыми панелями - это стало для меня уже привычным. Даже появилось чувство, словно я здесь провел всю жизнь, а тот мир, с зеленой травой и голубым небом, свежим ветром и соленым морем, омывающим золотистый берег,  - лишь прекрасный сон.
        Мы прошли мимо трупов инопланетян, которых в свое время подстрелил Кшиштоф, впереди появилась дверь, ведущая в комнату отдыха.
        - Всем приготовиться,  - произнес Кирилл.
        - Наблюдаю пришельцев!  - в тот же миг раздался голос разведчика.  - Бездна! Их тут почти сотня, мои датчики движения сходят с ума!
        - Вы все еще в месте первого боевого контакта?
        - Да, мы спрятались за поваленными трубами,  - доложил разведчик.  - Они выглядят, как армия вторжения. Будьте осторожны.
        - Понял. Все вперед! Кирилл, мы успеем занять оборону в зале?  - спросил командир спецназа.
        - Да.
        - Тогда идем!
        Впереди идущие спецназовцы резко оторвались от нас, ворвались в помещение и заняли оборону.
        - Ученых надо бы спрятать,  - сказал один из спецназовцев.
        - Здесь есть небольшая комната по ремонту дронов,  - подсказала Валентина.  - Мы можем укрыться там.
        - Хорошо, так и сделаем,  - согласился Луи Бастьен.  - Верховцев, идешь с ними, охраняй их.
        - Вас понял.
        Мы зашли в уже привычное помещение. Я думал, что Верховцев останется снаружи, но спецназовец вошел вместе с нами.
        - Держитесь позади. Моя броня способна выдержать несколько попаданий, а вот ваши костюмы испарятся в одно мгновение.
        В общем канале связи то и дело раздаются команды Луи Бастьена или замечания Кирилла, но не слышны ответы остальных бойцов - похоже, они перешли на боевой канал. Луи Бастьен и Кирилл же находятся в обоих каналах. Это сделано для того, чтобы в случае угрожающей нам опасности связаться с нами. В прошлый раз они все были в боевом канале, и потому мне пришлось спасать Валю самостоятельно.
        - Приготовьтесь, через десять секунд войдут!  - раздался голос Кирилла.
        Я замер в ожидании, словно это мне сейчас придется отбивать атаку сотни инопланетян. Я даже начал отсчитывать секунды в уме.
        - Огонь!  - скомандовал Луи Бастьен.
        Даже находясь за толстой дверью в отдаленном помещении, я услышал громкий свист и хлопки. Если бы не умная система шумоподавления, то спецназовцы, наверное, оглохли бы, но система подавляет резкие и громкие звуки выстрелов таким образом, что их ты не услышишь, но зато сможешь услышать шепот другого человека на расстоянии пары шагов.
        Мои кулаки сами невольно сжались.
        - Все будет в порядке,  - произнес охраняющий нас спецназовец, заметив мое волнение.  - Если бы у нас не было шанса, Кирилл предупредил бы.
        Эта вера в псионика, конечно, оправданна, но мне все равно не по себе.
        Звуки выстрелов продолжают доноситься до нас, в общем канале то и дело раздаются отрывистые команды Луи Бастьена. Спецназовцы быстро маневрируют, переходя от одного разрушенного укрытия к другому.
        - Вот дерьмо!  - в сердцах воскликнул Верховцев.
        - Что случилось?
        - Датчики зафиксировали множественные движения,  - пояснил он.  - Мы оставили приборы в том коридоре, где расстреляли щупальце. Похоже, к нам идет еще одна толпа пришельцев.
        - Кирилл, к нам идут противники!  - воскликнул Луи Бастьен.  - Нужно прорываться! Мы сможем?
        - Да, только будут раненые, и делать это нужно быстрее!
        - Верховцев, веди ученых сюда. Всем перегруппироваться, тактическая позиция номер семь, идем на прорыв!
        Мы выскочили в зал. Пригибаясь, двинулись короткими перебежками к группе спецназа. Бойцы, ловко укрываясь за яйцеобразными капсулами, отстреливались от пришельцев. Десятки трупов валялись у входа. То и дело под прикрытием товарищей группки ящеров пытались прорваться, стреляя в сторону спецназовцев, но те быстро распределяли цели и расстреливали врагов с такой скоростью, что те не успевали пробежать и двух метров. Влетали, делали шаг и тут же падали, причем практически одновременно, словно тут у входа имелось некое смертельное поле.
        - Майер, гранату в проход. Всем приготовиться!
        - Второй отряд уже близко! Двоих надо на подавление!  - вмешался Кирилл.
        Майер тем временем бросил небольшой цилиндр в проход… От мощного взрыва по полу прошла дрожь.
        - Вперед. Майер, Верховцев, прикрываете отход. Кирилл, Вилфред, вперед на подавление!
        Спецназовцы стремительно двинулись вперед.
        Майер и Верховцев целились в дверь, откуда должна была вывалиться вторая толпа пришельцев. Кирилл и рыжий спецназовец по имени Вилфред Йоргенсен тем временем подскочили к проходу, стали стрелять в тех, кого не задел взрыв гранаты.
        - Они отступают!  - произнес Кирилл.  - Заходите.
        Мимо них в проход влетели еще двое бойцов и Луи Бастьен.
        - Разведка, подожмите их там сзади!  - скомандовал Луи.
        Ответа мы не услышали, а жаль. Мне бы хотелось услышать, что скажут бойцы, отправленные в разведку. Хотя жалел и думал об этом я ровно секунду, потому что потом мне стало не до этого. До нужного нам коридора оставалось три шага, когда краем глаза я заметил движение и обернулся. Другая дверь, ведущая в коридор, из которого мы попали в это помещение, быстро открылась. Верховцев и Майер, оставшиеся внутри зала и прятавшиеся за капсулами, открыли огонь. Первые дикие повалились на пол, практически сразу в проход залетела граната, раздался тяжелый хлопок, как если бы большой тяжелый стальной лист плашмя упал на бетонный пол.
        Мы вышли в коридор. Впереди я увидел Луи и двух спецназовцев, стреляющих в спины убегающим пришельцам. И тут навстречу врагам выдвинулись двое разведчиков. Я воочию увидел воплощение фразы: «Оказаться между молотом и наковальней». Паникующие пришельцы даже не подумали, что впереди всего лишь двое,  - они, потеряв несколько десятков товарищей, поддались страху. Их разум отключился, они бросились в разные стороны, кто-то рухнул на пол, прикрывшись руками, кто-то метнулся обратно, но так или иначе через несколько мгновений они все были убиты.
        - Верховцев, Майер, отступайте, мы вас прикроем!  - скомандовал Кирилл.
        Псионик и Вилфред, выглядывая в зал, из которого мы выбрались, стали стрелять по проходу, откуда пытался прорваться еще один отряд пришельцев.
        Я оглянулся. Спецназовцы в два шага добежали до коридора, но в этот миг фиолетовый луч ударил Верховцева под колено. Последовала яркая вспышка - ногу спецназовца почти перерубило, он тихо вскрикнул и повалился в коридор. Вилфред схватил товарища, втащил внутрь, нога на куске ткани проволоклась следом.
        - Что там случилось?  - спросил Луи.
        - Верховцев ранен,  - коротко доложил Кирилл.  - Нужны носилки.
        - Уильямс, Обухов, сюда, приготовить носилки!
        Двое разведчиков сорвались с места, один на ходу снял небольшой металлический контейнер, закрепленный на спине.
        Кирилл, Вилфред и присоединившийся к ним Майер продолжали отстреливаться от пришельцев, сменяя друг друга, когда у кого-то кончался боезапас. Верховцев же лежал на спине, пальцы сжались в кулаки, сквозь стиснутые зубы вырывался слабый стон.
        - Уильямс, что с тобой?  - внезапно спросил Луи Бастьен.
        - Ничего особенного, капитан, только легкая царапина,  - бодро ответил подошедший боец.
        Я заметил, что рука спецназовца болтается вдоль тела, металлические пластины на ней оплавлены.
        - Готово,  - отрапортовал Обухов.
        Гравиносилки зависли в метре над полом, слегка покачиваясь и гудя. Верховцев, получив дозу обезболивающего, лежал зафиксированный металлическими застежками. Чуть правее от его правой руки есть панель экстренного освобождения - на случай, если ему понадобится освободиться, а никто со стороны не сможет помочь.
        - Отступаем!
        Кирилл кинул еще одну гранату и отступил от прохода. Дверь закрыла проход, но даже так я услышал характерный хлопок взрыва.
        Дальше мы мчались по коридорам, но сопротивления так и не встретили. Наконец выбежали в ангар, где был проделан проход.
        - Жаарр, твой скафандр в порядке?  - спросил я.
        - Да, в полном. Все функции работают нормально, так что я смогу выйти в открытый космос.
        - А как же запас воздуха?
        - Помимо того, что скафандр следит за ним самостоятельно, я также могу включить функцию забора и фильтрации воздуха, чтобы пополнить хранилище. Сейчас у меня максимальный запас.
        Я вздохнул, оглянулся, чувствуя облегчение оттого, что кошмар наконец закончился, и решил, что больше ни за какие коврижки не вернусь на корабль пришельцев.
        В этот момент я даже не подозревал, как сильно ошибался.
        Глава 21
        Никогда не думал, что суп может быть таким вкусным и приносить столько наслаждения. Видимо, сильнейший стресс плюс долгое отсутствие пищи сыграли свою роль, подняв вкусовые качества обычного супа на невероятную высоту.
        Левее от меня сидит Жаарр, поедая кусок лепешки, которую, как оказалось, он нашел в вещах одного из диких. Также у него оказался еще и офицерский паек - небольшая коробочка, внутри разделенная на ячейки, каждая из которых наполнена разноцветной жижей, напоминающей пасту или кашу. Стандартные пайки делались на автоматических производственных пищевых предприятиях и доставлялись каждый день в офицерские помещения. Теперь понятно, как он смог спокойно продержаться несколько дней. Правда, как он признался, паек не отличается разнообразием вкусов и предназначен для тех ситуаций, когда нет возможности поесть нормальной еды.
        Бойцы и ученые, сидящие в зале, периодически бросают любопытные взгляды на Жаарра, но он либо не обращает на это внимания, либо не замечает вовсе. Собственно, разрешение на свободное перемещение дал ему Леонид Дашкевич. Правда, право на свободное перемещение все же слегка ограничено - ему запрещено покидать лабораторный комплекс и выходить в открытое пространство. Сам Леонид пока вынужден находиться на станции, но сообщил, что, как только появится возможность, спустится к нам, сейчас у него много дел. В частности, надо подготовить отчет и проследить за тем, чтобы раненые вылечились. Странно, что Джеймс Браун не высказал свое веское мнение. Я вообще его в последнее время не слышал и не видел, все команды раздавал напрямую Леонид, а сам Джеймс словно пропал.
        Я глянул направо. Еще две минуты назад здесь сидела Валя, но она быстро поела и, извинившись, отправилась спать. Я ее понимаю: пережить такое даже для меня трудно, а уж какой стресс получила она - сложно предположить. От одного только похищения монстром можно с ума сойти! И все же без нее мне даже как-то грустно стало, словно мы находились в какой-то сказке или во сне, где не было нашего расставания, где нет никакого Леонида и все в порядке. Стоило ей уйти, как я пробудился, вновь вспомнил, что у нее уже есть жених. От этого мне стало как-то гадко и неприятно, словно в душу выплеснули таз болотной жижи.
        На место Валентины уселся Кшиштоф и начал с явным удовольствием поедать жареное мясо. Вот уж непробиваемый человек, он вообще не выглядит уставшим или напуганным, как будто для него все, что мы пережили, нечто обыденное.
        - Разрешите присесть?  - спросил Кирилл, встав напротив нас.
        - Конечно, садись,  - устало произнес я.
        Краем глаза я заметил, как Жаарр, до этого не проявлявший ни к чему интерес, поднял взгляд на псионика. Кирилл заметил это, слегка улыбнулся, глянув на инопланетянина. Внезапно ящер вздрогнул, рефлекторно прикрыл небольшие, отдаленно напоминающие ушные раковины, наросты у висков.
        - Что-то случилось?  - спросил я.
        - Д… да, он поздоровался со мной… только беззвучно… Это так странно. Прозвучало как мой собственный голос в голове,  - озадаченно пояснил ящер.
        - Прости. Я чувствовал твой интерес и недоверие, только поэтому обратился к тебе мысленно. Ваше общество, как я вижу, пошло по пути киборгенизации - я почти не чувствую твою связь с эфиром.
        - Эфир? Что это?
        Я тоже вытянул шею, чтобы не пропустить сказанное Кириллом. И с каких это пор мне стало интересно слушать про псиоников и про все, что с ними связано?
        - Наши ученые называют это темной материей и темной энергией, разделяя эти понятия. Чтобы ты понимал, под темной материей мы понимаем вещество или материю, которая по всем расчетам должна быть во вселенной, но которую мы не наблюдаем. Под темной энергией подразумеваем силу, заставляющую галактики разбегаться в разные стороны с ускорением.
        - Понимаю. У нас несколько иные понятия, но наши ученые пришли к похожим терминам,  - кивнув, согласился Жаарр.
        - Только вот мы, псионики, не разделяем эти понятия, ведь мы точно знаем, что это одно целое.
        - Значит, это что-то типа особых сверхтяжелых и заряженных частиц?
        - Нет. Эфир не материален.
        - Не материален? Тогда как он может взаимодействовать с материей?  - спросил я.  - Как вообще что-то нематериальное может существовать в нашей вселенной?
        - А что ты подразумеваешь под материей? То, что можно пощупать, что видишь вокруг? Может, мы на самом деле нематериальны, а материален эфир? Все в мире относительно, главное - с какой стороны смотреть.
        Я тряхнул головой, глянул на Жаарра, тот тоже смотрел внимательно на Кирилла, силясь понять, что тот пытается сказать.
        - Давайте я попробую объяснить. Вы ведь все видели или слышали про компьютерные игры прошлого? Ну, или современные виртуальные миры?
        - У нас подобные вещи очень популярны,  - двинув головой, произнес Жаарр.
        - Так вот, мир в этой компьютерной игре материален или нет?
        - Эмм, нет, все-таки это просто трехмерный рисунок,  - наконец ответил я.
        - Но если мы наделим персонажей в ней разумом и научим воспринимать игровой мир так же, как мы воспринимаем свой реальный, то для них он будет материальным или нет? Ведь они будут взаимодействовать с окружением, собирать яблоки, насыщаться ими. То есть мир, состоящий на самом деле из машинных кодов, для них будет настоящим, состоящим из материи, а наш, реальный,  - нематериальным. Но мы, нечто нематериальное, с их точки зрения, сможем воздействовать на их материальный мир - одним кликом изменять ландшафт, иссушать реки, придавать определенным персонажам свойства, не вписывающиеся в законы их виртуального мира.
        Я задумчиво потер подбородок. Сказанное Кириллом слишком необычно.
        - Хочешь сказать, что мы в какой-то компьютерной игре?  - уточнил Жаарр.
        - Нет, просто привел пример, как нематериальное может взаимодействовать с материальным и как все на самом деле относительно. Наша вселенная и вся материя в ней что-то вроде… хм… проекции эфира. Как если бы некий художник взял реальный объект - скажем, кубик - и нарисовал его на холсте. Кубик - эфир, рисунок - проекция. Только я все объясняю упрощенно, на самом деле все намного сложнее, потому что в нашем случае мы, то есть проекция, и эфир непосредственно связаны. Как тень от человека или как отражение в зеркале связаны с самим человеком. Алексей, ты спрашивал меня, есть ли душа. Так вот, душа - это сгусток эфира, проекцией которого ты являешься.
        От его слов я даже слегка вздрогнул. Все-таки эти псионики - ненормальные. Их теории, их слова, которые невозможно проверить и доказать, больше походили на бредни какого-нибудь сумасшедшего, если бы не одно обстоятельство - помимо теорий, выходящих за рамки здравого смысла, они способны и демонстрировать невероятные вещи, которые также выходят за грани разумного.
        - Таким образом, наша вселенная, будучи проекцией эфира, развивается согласно ему. И мы, умея взаимодействовать с эфиром и воздействовать на него, можем воздействовать и на вселенную. У вас никогда не было поговорки «Мысль материальна»?
        Жаарр сделал отрицательное движение головой.
        - А это правда. Но что есть мысль? Ведь мы можем представить свои мыслительные процессы в виде образов, трехмерных образов, даже почувствовать их можем, например, во сне. Ничего не напоминает? Компьютерная игра есть не что иное, как плод «мыслительной деятельности» компьютера. Но, похоже, я отвлекся. Именно посредством мысли мы способны взаимодействовать с эфиром, и это могут все: кто-то - в меньшей степени, кто-то - в большей. В большинстве своем неосознанно. И от качества и силы мышления зависит, насколько хорошо и часто вы сможете связываться с эфиром. Я специально подчеркнул «от качества», не путать со скоростью - машина, может, и быстрее мыслит и считает, но на качество мышления это никак не влияет.
        - То есть все, кто способен мыслить, способны и взаимодействовать с эфиром?  - уточнил Кшиштоф.
        - Да. Все вы в той или иной мере являетесь псиониками, только, как мы это называем, спящими. Вы способны соединиться с эфиром, но случайно. Собственно, именно из-за проведенных генетических изменений, когда увеличили число нейронов, скорость передачи данных между нейронами, а также улучшили сами нейроны, и произошел этот скачок. Теперь каждый ученый у нас во время сложного мыслительного процесса способен интуитивно выбирать верное направление. Тогда как компьютерный мозг будет тратить время на последовательное обсчитывание всех вариантов в поисках верного, ученый-псионик сразу выберет верный вариант. Именно этим объясняется такой невероятный технологический скачок после, казалось бы, полного уничтожения планеты и большинства людей.
        - Вот, значит, как. То есть и я во время исследований неосознанно взаимодействовал с эфиром и предвидел, какой из путей правильный?  - спросил я.
        - Да, такое бывает. К сожалению, как правильно начать осознанно взаимодействовать с эфиром, никто не знает. Все псионики сейчас уже рождаются с этой способностью. Единственный в истории псионик, который, как это называется, «пробудился» и из простого человека стал псиоником - это самый первый и самый сильный псионик Амар Джутхани. По совместительству основатель и главный пророк «Свидетелей первого контакта».
        От этой новости у меня мурашки пробежали по коже. Амар Джутхани. Сколько раз я уже слышал это имя? И каждый раз при его звуках у меня появляется плохое предчувствие.
        - Значит, из-за того, что я заменяю органику на искусственные конечности, моя связь с эфиром падает?  - спросил Жаарр.
        - Нет, это касается только мозга. Ведь ты переводишь его с биологической на механическую основу, но при этом мыслишь все так же биологически. Это… хм… как бы тебе объяснить. Между тобой и эфиром словно появляется дополнительный фильтр. Сначала идут машинные мыслительные процессы, преобразуясь в те, которые присущи биологическим видам, и только потом достигают эфира. Ведь машинный разум думает цифрами, так ведь?  - спросил он, улыбнувшись.
        - И все же это звучит как-то странно,  - подумав, сказал Жаарр.  - У нас ученые считали, что интуиция - это не что иное, как тонкий расчет. То есть когда ты подсознательно просчитываешь варианты с учетом своего прошлого опыта.
        - Все так,  - внезапно согласился Кирилл, заставив пришельца удивленно раскрыть глаза.  - Все в нашем мире - расчет, только вы рассчитываете все на уровне законов нашей вселенной. Хотя и интуиция, и предвидение - это все производные от взаимодействия с эфиром… Давай попробую объяснить.
        Кирилл взял вилку и приподнял ее над столом.
        - Как думаете, что будет, если я ее отпущу?  - спросил он.
        - Она упадет на стол,  - хором ответили мы.
        - Вот видите, вы уже умеете предсказывать будущее. Также вы можете предсказать все, что произойдет во вселенной: движение планет, последствия падения астероида или взрыва сверхновой. Главное - иметь точные данные не только об уровне гравитации до последней запятой, но и о положении каждого атома и электронов в атомах. Если вы обладаете абсолютным знанием, то сможете все предугадать. Даже то, что в тот момент, как я отпущу вилку, сразу схвачу ее другой рукой, не дав упасть на стол.
        Он разжал пальцы, вилка полетела вниз, но в последний миг правая рука резко метнулась вперед. Кирилл ловко схватил вилку и поднял на нас смеющиеся глаза.
        - Взаимодействуя с эфиром, я могу увидеть, как он изменится в той или иной части вселенной, а значит, смогу представить, как изменится его проекция. Могу закрыть глаза, но четко представлять, как все выглядит вокруг, как передвигаются люди и даже куда они пойдут в будущем.
        - То есть все подчиняется движению эфира?  - спросил я.  - Какой-то фатум и рок.
        - Не совсем. Ведь зная, что случится, ты можешь это изменить. Пока ты не знаешь своей судьбы - ты действительно под влиянием фатума, но, как только научишься видеть будущее, сможешь менять правила. Например, так, как я это сделал с вилкой. Воздействуя на эфир вокруг, я могу изменять его, заставлять перемещаться, изменять форму, а с ней и проекцию - определенные предметы. Достаточно мне захотеть и мысленно представить, как вилка взлетает, и она тут же, в реальности, противореча всем законам физики и вселенной, медленно поднимается вверх.
        Жаарр задумчиво посмотрел на столовый прибор, который не спеша поднялся вверх и завис в двадцати сантиметрах от руки Кирилла.
        - Ты упоминал, что у вас псиониками рождаются, но почему именно этот Амар Джутхани стал первым псиоником, причем пробудившимся, а не родившимся? Почему до него не рождались псионики?  - спросил инопланетянин.
        - Не знаю. Возможно, это как-то связано именно с тем, что Амар пробудился и научился управлять псионической силой. Ведь пусть мы и являемся, условно говоря, «проекцией» эфира, но все же он разлит среди нас, им можно управлять, его можно концентрировать и изменять. Возможно, манипуляции, начавшиеся с ним, изменили в нашей Солнечной системе что-то такое, что позволило зачинать детей, уже соединенных с эфиром и со способностью взаимодействия с ним,  - пожав плечами, пояснил спецназовец.
        - Алексей?  - раздался знакомый голос.
        Я обернулся. У входа в столовую застыл Павел Логинов.
        - Привет, я думал, ты на исследовательской станции, там ведь много раненых.
        - Они все уже помещены в капсулы и не требуют от меня постоянного наблюдения. К тому же у большинства повреждены в основном конечности. Так что справятся без меня. Поэтому я прибыл сюда еще час назад,  - произнес доктор.  - Так, о чем я? Ах да. Я изучил ту штуку, которую принес Кшиштоф. Ты не поверишь, что это за хрень!
        - Пойдем, покажешь,  - поднявшись из-за стола, произнес я.  - Простите, но мне нужно идти.
        - Научные дела? Что ж, удачи,  - сказал Кирилл.
        - Я с вами,  - заявил Кшиштоф, вставая из-за стола и запихивая в рот последние куски мяса, от чего его щеки раздулись и он стал похож на хомяка. Это сходство усилила борода: она растопырилась и стала похожа на шерстку.
        - Идемте,  - позвал нас доктор.
        Мы вошли в соседнее помещение, дошли до уголка, где оборудована небольшая лаборатория. Щупальце лежало на металлическом столе и, как я заметил, слегка шевелилось.
        - Вот, смотри,  - подозвал он меня к небольшому экрану, где можно было рассмотреть клетку ткани щупальца, а также ее состав и примерные свойства. Я вглядывался, наверное, долгую минуту, не веря собственным глазам.
        - Что же это получается?  - спросил я.  - Может, приборы барахлят?
        - И правда невероятно!  - прошептал Кшиштоф.
        - Тут нет ошибки. Эта штука и правда питается электричеством!
        Глава 22
        Я устало откинулся на стуле, принесенном из обеденного зала, задумчиво вглядываясь в трехмерное изображение клетки этого существа. Точнее, не так. Это никакая не клетка, а самостоятельный микроорганизм, способный жить отдельно. Главное - питать его электричеством, и он будет продолжать функционировать, а то и делиться, подобно клетке.
        - Проще говоря, это огромное существо на самом деле состоит из триллионов более мелких существ,  - задумчиво произнес Кшиштоф, пощипывая бороду.
        - Не просто из более мелких существ. Посмотри на ее структуру. Разве может природа сделать что-то такое? Что-то, что может жить как самостоятельно, так и сцепляться с другими такими же существами, образуя более сложное,  - устало сказал я.  - Павел, что там с анализом?
        - Тоже какая-то чертовщина. Эта клетка в своем составе имеет практически все элементы из периодической системы химических элементов.
        - То есть полный набор из таблицы Менделеева? Ничего себе.
        - Анализ структуры закончен?  - уточнил я.
        - Да, схема готова.
        - Выведи.
        Голографическое изображение изменилось, и уже виденная нам клетка медленно разделилась на кучу элементов, рядом с каждым появилась надпись, обозначающая, за что предположительно отвечает тот или иной элемент.
        - Удивительно. Какой-то новый уровень симбиоза машины и живой плоти.
        - Живая машина?  - предположил Кшиштоф.
        - Да. Стенки из металла, но с необычными свойствами, больше похожими на те, что проявляет оболочка обычной живой клетки, но только еще и обладает проводящими свойствами металла.
        - Но и это еще не все,  - заверил Павел Логинов.  - Обычно, к примеру, человеческие клетки питаются разными веществами, как мы питаемся пищей. Поглощают эти вещества, а потом выпускают отходы, которые с потоком крови выводятся из клетки. Так же поглощает кислород. Для этого же монстра нужно только электричество, чтобы все функционировало. Если отрубить от питания, клетка не умирает, а как бы засыпает, пока не появится новый источник энергии. Она не производит отходов.
        - Короче, перед нами что-то типа наномашины, только построенной на биологическом принципе. Трудно поверить, что такое возможно,  - выразил общую мысль Кшиштоф.
        Дверь в обеденный зал открылась, на пороге появился Жаарр. Увидев меня, на миг замер, потом решительно двинулся вперед.
        - Значит, из этого состоит та штука, что сидит на реакторе?  - спросил инопланетянин.
        - Более того, за счет него она функционирует. Единственное, что не понятно, для чего ему живые,  - задумчиво произнес Кшиштоф.
        Я вновь посмотрел на «клетку».
        - Посмотри. Она ведь может «жить» только за счет электричества. Для того чтобы воспроизводить себе подобных, ей нужен материал. Причем, учитывая, что она состоит из практически всей периодической таблицы, то и разных материалов нужно столько же. Живой биологический организм как раз обладает подобными запасами. От простого кислорода, водорода и углерода до олова, никеля, хрома и циркония с радием. Мы для него не пища, а запас материалов для собственного роста. Причем даже не мы, а собратья Жаарра. Ну-ка, сколько элементов в тех ящерицах, что напали на нас в ангаре? Ты же изучил их, Павел?
        - Да. Сейчас.
        Павел прикоснулся к панели, над которой зависла голограмма клетки, изображение мигнуло и сменилось табличкой с названием элементов.
        - Ого, девяносто восемь,  - подняв брови, воскликнул Кшиштоф.  - Странно, что эта тварь не сожрала уже всех в корабле.
        Я устало выдохнул, потер виски - голова тяжелая, словно на нее опустили наковальню.
        - Ладно, пойду посплю. Я слишком вымотан. Пойдем, Жаарр, думаю, нам обоим следует отдохнуть, завтра со всем разберемся. Кшиштоф, ты тоже не засиживайся.
        - Ничего страшного, я уже успел поспать под трубами,  - хохотнул он.
        Да уж, меня поражает его оптимизм и пофигизм! Другой бы на его месте со страхом вспоминал о том, как его трубой пристукнуло и как он потом очнулся во враждебном корабле, полном пришельцев и опасных монстров.
        Мы быстро подошли к ячейкам. Я объяснил, как все работает.
        - А я могу посмотреть на ваш мир? На тот, куда мы летели, но так и не долетели. Все-таки интересно, сильно ли ваша планета отличается от нашей.
        - Да, там есть настройки круиза. Короче, давай подключайся, я, так уж и быть, побуду для тебя гидом. Но только часик, потом спать.
        Забравшись в свою ячейку, я надел очки. Миг тьмы, и я подключил Жаарра к своему виртуальному миру.
        Я застыл на вершине покрытого зеленой травой холма. Высоко в голубом небе ярко сияет солнце. Компьютерные системы передают даже ощущение от легкого ветерка, что холодит и треплет рубашку. Рядом стоит Жаарр в каком-то длинном бархатном халате-плаще темно-бордового, как свекла, цвета с золотыми узорами. Судя по всему, это национальный наряд. В этой виртуальной программе мы можем выглядеть так, как захотим.
        Впереди - лес, а за ним виднеется город. Белоснежные купола зданий, узкие пешеходные тропинки между домами. Гравилеты носятся над городом, как пчелы возле улья.
        - Какой у вас красивый мир. Такой странный лес и деревья,  - произнес Жаарр, оглядываясь.
        - Итак, с чего начнем?  - спросил я.
        - Давай просто посмотрим на город.
        По моей мысленной команде перед нами появился двухместный гравилет. Можно было бы просто отправиться в полет, но хочется, чтобы все выглядело не как какой-то сон или фантазия, а как настоящая экскурсия.
        - Прошу. Личное средство передвижения. У вас есть нечто похожее, только более технологически продвинутое.
        - Вы уже и это узнали.
        - Ну, ваши летательные аппараты - это первое, что встретили на корабле. Так что уже успели разобрать их на составляющие и изучить. Итак.
        Мы сели в гравилет, больше похожий на летающее блюдце, сверху нас накрыла прозрачная крышка, защищающая от ветра. Плавно поднялись в воздух, пальцы легли на небольшой джойстик, гравилет устремился вперед. Город приблизился, раздался в стороны, стали видны ходящие по улицам люди, играющие в парке дети.
        - Это выглядело бы, как старинная деревенька, если бы не вон те куполообразные здания, блестящие, как горный ледник,  - произнес Жаарр.
        - Ого как заговорил! В тебе явно спит поэт.
        Он задумчиво глянул на меня, но компьютер, отвечающий за создание виртуальной среды, видимо, тут же выдал ему справку, и взор инопланетянина тут же прояснился. Ящер усмехнулся.
        - Да, возможно.
        - Эти здания - школы и больницы, стадионы для спортивных игр и соревнований.
        - А где заводы и предприятия?
        - Вдалеке от городов. Рядом с электростанциями. Их, впрочем, сейчас не так-то и много. У нас нет такого понятия, как массовое потребление, и мы, к примеру, не стараемся каждый год выпускать по новой марке чуть улучшенных гравилетов. Все строится на технологической ступени. Как только мы встаем на новую технологическую ступень - тогда происходит обновление товаров и появление новых приборов или чего-то еще. Подозреваю, что у вас не так.
        - Да, у нас, как ты и сказал, каждый год появляется новый, чуть улучшенный товар. Но ведь компаниям откуда-то надо брать прибыль? Если общество не будет постоянно потреблять, покупать все новые и новые вещи, то откуда брать деньги на исследования для нового технологического уклада? Да и вообще, как ваше общество вообще может существовать?
        - У нас большая часть вещей производится государством. Частными являются только всякие столовые, ресторанчики, кафе, в общем, малый, как раньше говорили, бизнес. А вместо привычных денег у нас трудочасы. Их нельзя дать в долг под проценты, их нельзя украсть или дать ими взятку. Товары же, производящиеся на предприятиях, имеют огромный срок гарантии. Они прослужат до перехода на новую технологическую ступень.
        Мы пролетели над парком, где у фонтана весело играли дети.
        - Все у вас такие порядочные и чистые, нет ни бедных, ни…  - Жаарр замялся, подбирая слово.
        - Пьяниц и наркоманов?  - пришел я ему на выручку.
        Инопланетянин сделал движение головой:
        - Да.
        - Когда-то в прошлом были такие, но сейчас генетические изменения полностью переделали людей. Нет, мы остались все теми же, но улучшенная пропускная связь между нейронами, абсолютная память, улучшение самих нейронов - все это изменило наш мыслительный процесс. Мы стали мыслить не только быстро, но и качественно. Конечно, тут сыграла роль и усилившаяся связь с эфиром, как предположил бы Кирилл. В общем, мы стали мыслить иначе, мудрее. В нашем обществе отпала надобность навязывать кому-то правильный образ жизни, отказ от вредных привычек, отказ от насилия к ближнему. Никто не навязывает нам образ жизни - мы сами его выбираем. Да, у нас все еще занимаются боксом, но такой боец не выйдет на улицу и не начнет беспричинно бить прохожих. Мне сложно объяснять, так как некоторые вещи для меня очевидны и в то же время мне тяжело описать психику человека прошлого. Раньше нас стращали религией или законом. Да, сейчас есть закон, но мы ему следуем не из-за того, что будем наказаны, а потому, что понимаем, что тот или иной его пункт правильный.
        - Какой-то у вас мир…
        - Ну-ну, говори, я не обижусь.
        - Странный. Непривычный. Слишком он правильный и какой-то идеальный.
        - Приму это за похвалу.
        - Но если у вас так массово не производятся товары, то большинство населения бездельничает?
        - Нет, конечно. Производство пищи, к примеру, происходит целый год. И пусть рабочая неделя у всех длится 3 -4 дня максимум, по пять часов в день, но люди занимаются иными вещами. Кто-то учится, кто-то увлечен разного рода творчеством. И опять же это не навязывается обществом: хочешь сидеть и ничего не делать - пожалуйста. Только вот у нас так никто не поступает. Научных институтов, лабораторий, обсерваторий и много другого, наверное, больше, чем предприятий, производящих бытовые товары. А еще есть множество исследовательских станций в космосе. Есть строительные верфи на орбите, где производятся межпланетные корабли, а также обслуживаются уже готовые. А сколько у нас предприятий на Луне! Там создаются новые двигатели для кораблей, и вообще Луна - кузница новых прорывных космических технологий. Есть еще и Марс, с его развлекательными комплексами. У нас нет ни роботов, ни полностью автоматического производства. Это связано с тем, что в свое время произошло восстание машин, и наша цивилизация оказалась на грани уничтожения. Так что мы с тех пор с опаской относимся к искусственному интеллекту и всему,
что с ним связано. С другой стороны, отказ от машин позволяет занимать работой растущее население.
        Наш гравилет ускорился, впереди появилось бескрайшее побережье, там высится изящная башня, вершина которой представляет собой крупную сферу, отчего все здание похоже на огромный мячик для гольфа, что стоит на ножке-подставке, ожидая удара клюшкой. Я сразу узнал исследовательский биоинститут Валартек, что расположился на побережье острова Крик в Средиземном море. Вот, значит, где мы оказались.
        - В общем, можешь полетать еще. Сейчас я покажу тебе, как смотреть справочник, если хочешь что-то еще узнать о нашем обществе. Когда захочешь поспать, просто попросишь систему перейти в режим сна. Сам не заметишь, как уснешь. А мне пора,  - зевая, произнес я.
        Выспался я хорошо, и, как оказалось, проспал довольно долго, потому что, когда я ввалился в столовую, часы показывали, что уже полдень по общему времени. Я думал, что буду завтракать в одиночестве, но компанию мне составил Кирилл, который, увидев меня, сделал приглашающий жест.
        Взяв немного каши и компот, я сел напротив псионика. И тут вспомнил про Жаарра. Интересно, долго ли он находился в виртуальном пространстве? Наверное, еще спит.
        - Он уже два часа рассказывает прибывшему сегодня Леониду Дашкевичу о своей цивилизации, об экспедиции, ее целях и о корабле.
        - Ты даже не скрываешь, что читаешь мысли,  - пробурчал я.
        - Я не читал - интуитивно предположил, о чем ты можешь думать. И угадал.
        Я посмотрел в хитро прищуренные глаза псионика. Не понял, шутит он или говорит правду. Внезапно до меня дошло, о чем мне только что сообщили.
        - Ох, хорошо, что сказал про Дашкевича! Ведь мне надо готовить доклад! Леонид всегда требует подробные отчеты!
        - Предварительный доклад уже сделан Валентиной Хань. Не думаю, что тебе нужно срочно писать отчет. В противном случае тебя разбудили бы и велели готовиться. Так что успокойся.
        Кирилл говорил довольно убедительно, но я волноваться не перестал. Более того, при словах о том, что Валентина уже сделала доклад Леониду, я, негодуя на свою нерасторопность, скривился, словно хлебнул уксуса.
        - А Джеймс Браун тоже у Дашкевича?  - спросил я.
        - Насколько знаю - нет.
        Странно, уж что-что, а подобное заместитель председателя правительства пропустить не должен был. Первое общение с живым и разумным представителем инопланетной расы. Если он такое пропускает, то для чего он вообще сюда прилетел?
        Я не успел додумать мысль, как дверь в обеденный зал с легким шорохом открылась и на пороге появились двое бойцов спецназа в полной экипировке. У меня неприятно засосало под ложечкой. Во мне в этот миг столкнулись два противоречивых чувства. С одной стороны, разум говорил, что я в полной безопасности, а с другой - все инстинкты вопили об обратном. Гляжу вот на бойцов, которые здесь для того, чтобы защищать меня, и в то же время страстно хочется оказаться где-нибудь подальше от этого места.
        Следом за спецназовцами в зал вошел Леонид Дашкевич.
        - А, вот вы где, Алексей. Я вас везде ищу.
        Я допил компот, чувствуя, как легкий страх сжимает сердце.
        - И зачем же?
        - Чтобы заключить вас под стражу. Наденьте на него наручники!  - скомандовал он спецназовцам.
        - Что все это значит?!  - воскликнул я, встав в полный рост и глянув мельком на Кирилла, который лишь пожал плечами и слегка улыбнулся.
        - Это для вашего же блага.
        - Я буду жаловаться. Позовите Джеймса Брауна.
        - К сожалению, он тоже сейчас под стражей.
        Я замер, пораженный этой новостью. А Леонид медленно поднес руку к лицу.
        - Алексей, я раскрою один маленький секрет: я ношу цветные линзы.
        С этими словами он снял их. Холод прошел по коже, когда я увидел, что радужка его глаз фиолетового цвета.
        - Вы тоже псионик?
        - Да. Не делайте глупостей, и вам не будет причинено вреда. А пока исследовательская станция и лаборатория на поверхности переходят под полный контроль организации «Свидетели первого контакта».
        Глава 23
        Смысл его слов до меня дошел не сразу. Все потому, что меня шокировал тот факт, что Леонид оказался псиоником,  - проще говоря, не тем, за кого себя выдавал. Потому только спустя пару секунд я понял, что же сказал Леонид. «Свидетели перового контакта»? Здесь? Он?
        - Кирилл, займись им. Вы, двое, помогите,  - распорядился начальник станции.
        - Леонид, что все это значит?!  - раздался возмущенный женский крик.
        В обеденный зал влетела Валентина, чуть запнулась, но, расставив руки в стороны, удержала равновесие, выпрямилась и открыла рот, но тут ее взгляд встретился с взглядом начальника исследовательской станции. Девушка замерла, словно ее парализовало.
        - Валя, нам надо серьезно поговорить. Пойдем, я тебе все объясню. Не бойся, с Алексеем ничего не случится - по крайней мере, если ни ты, ни он не будете делать каких-либо глупостей.
        Леонид говорил четко, размеренно. Голос его был спокойным, похожим на машинный. Валя в отчаянии глянула на меня.
        - Что ты имеешь в виду? Что за глупости? Что может с нами случиться? Что тут вообще происходит? Почему ты арестовал Алексея?!  - тряхнув головой, словно сбрасывая с себя морок, произнесла она.  - Я слышала, что ты сказал. Ты… вы… из «Свидетелей первого контакта»?
        Леонид скривился, глянул в сторону одного из спецназовцев, тот шагнул к Валентине, ухватил ее за руку.
        - Отпусти меня!  - воскликнула девушка.
        - Оставь ее, ублюдок!  - крикнул я, рванувшись вперед.
        Я не столько увидел, сколько почувствовал, что второй спецназовец оказался за спиной. Время словно замедлилось, на миг я будто бы увидел, как он на ходу поворачивает рельсотрон прикладом вперед и делает резкий удар. Мгновенно пригнувшись, я прыгнул в сторону.
        Первый спецназовец тем временем потащил Валентину прочь, я видел, как она кричит, протягивая свободную руку в мою сторону. Кровь шумела в ушах, все звуки пропали, кроме стука сердца. Я протянул руку Вале, но в этот миг между нами встал Леонид.
        Сильный удар в челюсть на миг оглушил меня, я повалился на пол, в глазах вспыхнули звезды. А в следующую секунду на меня навалился спецназовец, мгновенно прижав к полу. Зрение прояснилось, я увидел застывший над собой потолок и спецназовца в боевом скафандре, склонившегося надо мной и прижавшего меня коленом, чтобы я не дергался. Справа подошел Леонид, потирая кулак правой руки.
        - Впервые за столько лет пришлось применить физическую силу,  - услышал я сквозь грохот в ушах тихий, словно доносящийся из другой комнаты, голос начальника станции.  - Уведите его.
        Спецназовец достал небольшую черную палку, на ее конце блеснул слабый электрический разряд. Он поднес палку к моей шее, резкая боль заставила напрячься каждый мускул, и через миг я провалился во тьму.
        Я открыл глаза и огляделся. Небольшое служебное помещение с бочками, ящиками и стеллажами, с расставленными на них разными инструментами, мотками проводов. Я пошевелился, запястья неприятно сжало. Только в этот момент заметил, что руки заведены за спину и закованы в наручники. На потолке ярко горит световая плита, разгоняя в помещении тьму.
        - Наконец вы очнулись, а то мы думали, что вам совсем худо,  - раздался слева знакомый женский голос.
        Я оглянулся. Справа в углу сидели скованные наручниками две женщины - работницы, что занимались приготовлением еды.
        - Когда вас ударили электрошокером, мы так испугались,  - произнесла слегка полноватая, рыжеволосая, с веснушками на носу и щеках. Ее серые глаза смотрели с беспокойством.
        Я перевел взгляд на вторую женщину - у нее длинные черные волосы, собранные на затылке в хвост, и темные, как маслины, глаза.
        - Нет, со мной все в порядке,  - заверил я.  - Мощность разряда электрошокеров рассчитана так, чтобы только вывести из строя, но не убить или покалечить.
        Я поморщился от боли. Стоило начать говорить и двигать челюстью, как в левой скуле стрельнуло от боли. Там мгновенно стало печь, словно к ней приложили раскаленную сковородку.
        Чуть левее от женщин раздался стон. То, что я поначалу принял за груду тряпок, зашевелилось, и я увидел Павла Логинова. Белый халат смялся и испачкался.
        - О боже, голова-то как раскалывается! Где мы?  - промычав, спросил врач.
        - В импровизированном изоляторе.
        - Где?  - тут же раскрыв удивленно глаза, переспросил он, дернулся и только сейчас обнаружил, что руки заведены за спину и стянуты наручниками.
        - На складе. Нас захватили. Эти спецназовцы и Леонид - они все из секты «Свидетели первого контакта».
        Глаза доктора раскрылись в ужасе, но он быстро овладел собой, нахмурил брови и закусил нижнюю губу.
        - Вот как, а я ведь с ним почти два-три года проработал и не заметил ничего.
        - Он оказался неплохим актером. Не говоря о том, что он вообще псионик.
        В комнате повисла тишина, тяжелая и давящая. Мы оказались втянуты в смертельную войну фанатиков против правительства.
        - Нас что-то маловато,  - заметил я.  - Где инженеры и Рустам Аббас, что обслуживал компьютер и связь?
        - Насколько я знаю, их отослали на планетарную станцию, когда вы со спецназом выбирались из корабля. Тем же вечером часть спецназа улетела на станцию, а потом они вернулись с Леонидом. На следующий день меня вызвали для доклада. Когда я рассказал все, что узнал о той твари, щупальце которой притащил Кшиштоф, меня арестовали.
        - А самого физика ты не видел?
        - Нет.
        Странно, Кшиштоф пропал. Неужели он тоже из «свидетелей»? А ведь он немало рассказывал про них, да и знает про эту секту больше, чем я. И главный вопрос, который волновал меня: куда этот гад Леонид утащил Валентину?
        В этот миг дверь в комнату с шипением открылась. Внутрь вошел здоровенный спецназовец. В руках у него рельсотрон, сам боец облачен в боевой скафандр, металлические пластины тускло поблескивают, темное стекло визора скрывает лицо.
        - Похоже, вы очнулись. Прошу сохранять спокойствие и не делать резких движений, тогда с вами ничего не случится. Как только все закончится, вы будете отпущены,  - произнес спецназовец.  - На всякий случай предупрежу: Кирилл видел будущее и предсказал, что у вас нет шанса сбежать, так что даже не пытайтесь - ради вашего же блага.
        Так я и поверил им. Вполне возможно, что нас обманывают, чтобы лишить решимости. И сказанное о том, что нас в итоге отпустят, также может быть ложью. Нет, если бы мы им вообще были не нужны, то от нас бы избавились, а раз мы все еще живы, значит, «свидетели» хотят как-то использовать нас. Учитывая то, с какой частотой в последнее время умирали на Марсе противники секты «Свидетели первого контакта», я ни за что не поверю, что оставили нас в живых из простого человеколюбия.
        Я пошевелил затекшими руками, пытаясь хоть как-то размять запястья. Браслеты наручников больно впились в кожу. Сделаны они из высокопрочного сплава, так что даже не стоит пытаться их разорвать - ничего не получится. И все же охранник, заметив слабые движения, глянул в мою сторону.
        Я почувствовал, как в груди разлился холодок, когда спецназовец слегка повел дулом рельсотрона. Он уже оторвал ногу, чтобы шагнуть вперед, как позади раздалось шипение открываемой двери и на пороге появился Кирилл. Фиолетовые глаза быстро осмотрели нас, затем псионик направился в сторону повернувшегося к нему спецназовца. Кирилл, в отличие от охранника, пришел в обычной одежде.
        - Боец, снять шлем,  - скомандовал псионик.
        Было видно, как спецназовец промедлил, но все же подчинился. Шлем слегка дрогнул и, чуть приподнявшись, откинулся назад. Теперь на нас смотрел не обезличенный боец, а парень с короткой стрижкой и миндалевыми глазами.
        В следующий миг произошло то, чего никто из присутствующих не ожидал. Кирилл резко поднял руку с электрошокером. В глазах спецназовца промелькнул страх, он мгновение промедлил и только потом попытался увернуться. Но думаю, даже не будь он застигнут врасплох, все равно не увернулся бы от атаки Кирилла - трудно сражаться с тем, кто способен предвидеть будущее. На кончике черной палки блеснул электрический разряд, она коснулась шеи спецназовца. Тот вздрогнул, глаза закатились, и тело с грохотом повалилось на пол.
        Мы застыли, все еще не понимая, что происходит.
        - На вашем месте я бы отложил все размышления. Вот, отоприте наручники, пока я вытаскиваю его.
        Я проследил за тем, как брошенная металлическая палочка по дуге пролетела в мою сторону и упала на пол. Моргнул пару раз, сглотнул слюну и только потом быстро развернулся. Пальцы нащупали палочку, приложили ее конец к наручникам. Раздался щелчок, и я поднял руки, потирая запястья.
        - Наручники дай сюда, мне они сейчас понадобятся,  - произнес Кирилл.
        Я катнул их по полу к псионику, который возился со скафандром спецназовца. Затем освободил девушек и доктора.
        - Отлично. Алексей, надень скафандр. Павел, Марина и Диана, пойдете со мной.
        - Кирилл, я все еще не понимаю, что происходит,  - наконец произнес я.
        - Я - правительственный агент. Все остальное расскажу потом. А теперь, если хочешь выжить и спасти своих друзей, то делай, что говорю, пожалуйста.
        Кирилл легко взвалил на плечо тело солдата, и все покинули помещение, оставив меня одного. Все еще находясь под впечатлением от происходящего, я не спеша залез в скафандр. В отличие от обычного, боевой скафандр усилен бронепластинами, да и ткань сделана из более прочного материала. К тому же он оснащен искусственными мышцами. Когда-то раньше использовали экзоскелет, а на смену ему пришли механические мышцы, которые выглядят как волокна мышц обычного человека, только питаются электричеством и обладают большей гибкостью. Все-таки приводы экзоскелетов не дают той плавности, какой обладают механические мышцы. Конечно, скафандр не зависит полностью от работы механических мышц, и любой боец спецназа в состоянии передвигаться и продолжать бой, даже если они откажут. Только вот я не боец спецназа и, если вдруг питание отключится, вполне могу стать прекрасной мишенью для врагов.
        Наконец, облачившись в скафандр, я нажал небольшую кнопку, и шлем с легким шипением опустился. Визор тут же расцвел разноцветными индикаторами - это датчики движения, температуры, звука, параметров моего пульса, общего состояния здоровья, заряда батареи костюма и многого другого. У меня даже глаза разбежались. Насколько, оказывается, сильно отличается боевой скафандр от обычного. Я взял в руки рельсотрон, на визоре сразу появилась отметка в виде крестика, указывающая, куда я попаду.
        Я глубоко вздохнул и сделал шаг. Возникло необычное чувство легкости. Благодаря работе механических мышц я совсем не ощущал вес скафандра. Обычный скафандр весит около десяти килограммов, и у него не предусмотрено никаких мышц, так что его вес идет дополнительной нагрузкой на тело. В боевом же скафандре у меня создалось ощущение, будто на мне и не надето ничего, хотя сам скафандр весит чудовищно много.
        - Ну как, освоился?  - раздался в шлеме голос Кирилла.
        - Непривычно пока что.
        - Перейди в канал номер один. Будем общаться через него. И давай уже выходи ко мне, я все объясню.
        Чувствуя слабую дрожь и робость, я вышел из склада и оказался в центральном помещении лаборатории. В углу уже лежали двое спецназовцев со скованными за спиной руками, наручниками обездвижены и ноги.
        Кирилл стоял в паре шагов от меня, шлем снят. Чуть правее застыли доктор и женщины.
        - Итак, господа,  - начал псионик.  - Как вы могли догадаться, к нам прибыли «Свидетели первого контакта». Они прибыли, чтобы захватить корабль. Но не беспокойтесь, я - правительственный агент, внедренный в их ряды. К сожалению, мы не можем покинуть наземную лабораторию, так как все корабли находятся на орбитальной исследовательской станции. Связь со станцией прервана, весь персонал станции арестован и охраняется двумя бойцами спецназа.
        Женщины синхронно выдохнули, во взглядах появился страх.
        - Что же нам делать?  - спросил Логинов.
        - Во-первых, не паниковать. Во-вторых, сейчас мы перетащим этих бойцов и запрем в отдельной комнате. В-третьих, Павел, я попрошу тебя охранять их.
        - Как долго?
        - Двадцать часов. Я уже сделал запрос по секретному каналу связи, и сейчас сюда с Земли направляются четыре десантно-штурмовых корабля. Через двадцать часов они прибудут, и все закончится.
        Мы расслабились, на лицах женщин появились улыбки, и только Кирилл остался серьезен.
        - Тебя же, Алексей, я попрошу пойти со мной.
        - Куда?  - спросил я, но уже догадывался, какой ответ меня ждет.
        - На корабль пришельцев. Спецназ с Земли будет здесь через двадцать часов. «Свидетели» успеют не только захватить корабль, но и улететь на нем. Дело в том, что звездолет полностью исправен и готов к полету. Мы должны помешать им исполнить задуманное.
        - Но я простой ученый - не боец.
        - И все же ты неплохо себя проявил, когда защищал Валентину. Пусть до спецназа тебе далековато, но все, что нужно,  - это всего лишь прикрывать мне спину в случае столкновения с пришельцами. А при столкновении со спецназовцами тебе надо ненадолго отвлечь их внимание, все остальное сделаю я.
        - А у тебя получится?  - спросил я.
        - Не знаю. Я не могу заглядывать так далеко в будущее, но одно я знаю точно. Нет, даже не знаю, я чувствую, что без твоей помощи мне не справиться, а с ней у нас есть шанс предотвратить неблагоприятный исход.
        На несколько мгновений повисло молчание.
        - Я ведь могу отказаться?  - уточнил я.
        - Да, но тогда я провалю миссию, погибну, а потом сектанты вернутся сюда и что они сделают с вами - один всевышний знает. Подкрепление прибудет только через двадцать часов, а «свидетели» управятся намного быстрее.
        У меня два варианта: первый - беспокоясь за свою шкуру и трусливо надеясь, что либо у одного Кирилла все получится, либо спецназовцы с Земли прибудут раньше, остаться здесь и второй - пойти с Кириллом и попытаться спасти Кшиштофа, Валю и Жаарра, а также не дать фанатикам осуществить задуманное. Обдумав ситуацию, я понял, что при кажущейся возможности выбора - его как такового у меня нет.
        - Хорошо, я помогу тебе.
        - Иного я и не ждал,  - криво улыбнувшись, произнес Кирилл.
        - И все же я даже не подозревал, что Леонид - псионик,  - задумчиво проговорил Павел.  - Интересно, сколько всего в нашем обществе скрывается псиоников?
        - Ни одного,  - ответил Кирилл.
        Мы удивленно уставились на него.
        - Становятся псиониками, еще находясь в утробе матери, и ведется строгий учет таких людей. Родившиеся с фиолетовыми глазами и способностью осознанно взаимодействовать с эфиром поступают в специальные школы и помимо обычных наук обучаются еще и использованию своих сил. Единственный псионик, который стал таковым не с рождения, а «пробудился» в течение жизни - это самый старый псионик, самый первый и самый уважаемый в прошлом. Он основатель и духовный лидер секты «Свидетели первого контакта». С того момента, как секту признали вне закона, этот человек - номер один в списке разыскиваемых. Но парадокс в том, что никто из ныне живущих, при всей его известности, не знает, как он выглядит. Точнее, не знал до сегодняшнего дня.
        Я похолодел, лица же Павла и женщин вытянулись - они тоже догадались, что хочет сказать Кирилл.
        - Леонид Дашкевич - это фальшивое имя. На самом деле вашего начальника станции зовут Амар Джутхани.
        Глава 24
        Это сообщение Кирилла я воспринял на удивление спокойно. Видимо, столько всего неожиданного произошло за последнее время, что у меня тот отдел мозга, который отвечает за удивление, просто отключился.
        - Вот оно как,  - без эмоций прокомментировал я.  - Похоже, мы в еще большем, как говорится, дерьме.
        Кирилл хмыкнул.
        - И не поспоришь. Но, так или иначе, нам придется что-то с этим делать. Ваша помощь, Павел, не помешала бы, но, к сожалению, у нас только два боевых скафандра, да и, в отличие от Алексея, у вас нет стрелковой подготовки. Плюс надо кому-то тут охранять этих бойцов. Так что уж извините.
        По лицу Павла было видно, что он особо и не обиделся. Видимо, перспектива подставлять голову под пули его не особо прельщала. С другой стороны, доктор бы нам не помешал. В случае ранения он мог быть крайне полезен. Но Кирилл прав, оставлять двух женщин без охраны в такое время не следует. Также нужно держать под присмотром обездвиженных спецназовцев.
        - Не бойтесь, помощь скоро прибудет, но думаю, мы управимся раньше. Пойдем, Алексей.
        Я сделал пробный шаг. Двигаться в боевом скафандре непривычно, куча разных датчиков отвлекает. Я сделал пару вдохов, на миг закрыл глаза, а когда открыл, быстро просмотрел датчики один за другим.
        - Как, разобрался?  - спросил Кирилл.
        - Более-менее,  - ответил я.
        Металлические ботинки гулко стучат по полу лаборатории. Стоило нам подойти к двери выхода, как она открылась. Мы вошли в небольшое помещение, двери позади сомкнулись, а в следующий миг зашумела специальная машина, откачивающая воздух. Вокруг мгновенно наступила привычная космическая тишина, словно в уши вставили затычки.
        Мы быстрым шагом направились к платформе, которая должна нас спустить к кораблю. Специальные сцепляющие подошвы не давали мне скользить по леднику, а также оторваться от него и подпрыгнуть метра на два из-за низкой гравитации.
        Сейчас на Европе ночь, и только расставленные специальные фонари не дают сбиться с пути.
        - Кирилл, а куда делся твой боевой скафандр?
        - После вылазок на корабль у нас было несколько боевых столкновений и шесть скафандров пришли в частичную негодность. Запасных здесь, в лаборатории на поверхности, не хватило. А поскольку вас охраняли бойцы, то боевые скафандры были выданы им. Но почему тебя это интересует?
        - Мне показалось, что ты не хотел брать Павла и в качестве предлога использовал то обстоятельство, что боевых скафандров хватит только для двоих.
        Я услышал смешок.
        - Как видишь, нет. Но в одном ты прав, Павла брать я не хотел.
        - Почему?
        - Он бы только мешался. Он не боец, а доктор, у него нет стрелковой подготовки. К тому же ты уже обстрелянный человек, а значит, в бою паниковать не будешь. А что насчет ранений, то аптечка и препараты в ней сделаны так, что ими сможет правильно воспользоваться любой человек без медицинского образования.
        Мы подошли к платформе. Я сжал рельсотрон, окинул взглядом темный силуэт корабля.
        - Не бойся. Даже если там стоит охрана - мы одеты в скафандры, охранники не сразу поймут, кто идет, так что успеем их обезвредить. Но сразу скажу: там никого нет.
        Платформа под ногами чуть дрогнула и плавно понесла нас под уклоном вниз. Я спешно переключил режим отображения. Чернота сменилась серо-зеленой картинкой. Сразу стали видны четкие линии корпуса корабля и дыра в нем, к которой медленно опускается платформа.
        Стоило платформе опуститься, как мы двинулись к кораблю.
        - Главное, Алексей, делай, как я говорю, и все будет в порядке,  - предупредил Кирилл.
        - Хорошо,  - кивнув, произнес я.
        Я понимал: он говорил так, чтобы я не волновался. Против нас отряд спецназа под предводительством сильнейшего псионика в истории - так что гарантировать, что все будет хорошо, никто не может. И все же после его слов мне стало спокойней, даже рельсотрон я стал держать уверенней, а скованность в мышцах совсем пропала.
        Мы вошли в ангар. Все знакомо, но внезапно меня посетило чувство, что что-то тут не так. Я остановился, обвел взглядом помещение.
        - Что случилось, Алексей?
        - Да. Что-то здесь неправильно. У меня такое чувство - что-то тут не так.
        - Теперь, когда ты это сказал, мне тоже кажется, что нечто в этом зале изменилось.
        Кирилл застыл на несколько мгновений, затем резко поднял взгляд.
        - Дрон!  - услышал я его крик в общем канале.
        Я поднял взгляд. На потолке разместился паукообразный дрон с камерой вместо головы, даже отсюда, снизу, я вижу, как объектив настраивает фокус. Увидев, что его обнаружили, «паук», стремительно перебирая лапками, побежал к вентиляции. Кирилл вскинул рельсотрон, но было уже поздно, дрон скрылся в отверстии. Металлический шарик со звоном ударился о металл обшивки.
        - Это не наш дрон. По крайней мере таких я никогда не видел,  - заявил Кирилл.  - И тут одно из двух - либо это какие-то не известные мне дроны, оставленные «свидетелями», либо на корабле есть еще кто-то, способный ими управлять, и он наблюдает за нами.
        - Этого только не хватало,  - пробурчал я.
        - Как бы то ни было, я, будучи тайным агентом, состою в секте «Свидетели первого контакта», и если бы у нас были такие дроны, то я бы это знал. Возможно, Жаарр - не единственный проснувшийся и выживший офицер. Возможно, другие выжившие офицеры сейчас следят за нами.
        - Как давно они наблюдают за нами?
        - Кто знает. По крайней мере понятно одно - выйти с нами на связь они явно не желают.
        - Или не могут,  - мрачно предположил я.
        - В общем, это их право. Наша же задача сейчас - разобраться со «свидетелями». Вперед! Будь начеку.
        - Какой смысл быть начеку, когда рядом со мной псионик?  - спросил я.
        - Как видишь, я не все способен замечать.
        - Резонно.
        Мы двинулись дальше. Из ангара проникли в уже знакомый коридор, а спустя пять минут подошли к двери, ведущей в помещение с трубами, где в первый раз встретились с дикими и вступили в бой. Дверь плавно поднялась вверх. К моему удивлению, разрухи тут не наблюдалось. Отрезанные трубы вновь приварены, разве что на стенах остались наплывы металла и гарь.
        - Удивительно! Их кто-то починил,  - выдохнув, прошептал я.
        - Возможно, те, кто наблюдал за нами с помощью дрона, либо автоматические ремонтные дроны. Видимо, этот сектор корабля важен, раз его починили.
        Дальше мы вошли в зал отдыха. Я ожидал, что и виртуальные капсулы, поврежденные выстрелами, будут починены, но нет, они так и стояли, частично оплавленные, некоторые вообще валялись на полу.
        Трупов пришельцев, кстати, нет. Либо их забрали другие бойцы, либо утащил к себе монстр. Интересно, насколько длинными могут быть его щупальца? Может, он уже распустил их по всему кораблю? Впрочем, учитывая структуру его тела и прежде всего клеток, он может вообще всего себя превратить в одно огромное длинное щупальце.
        Мы пошли по уже знакомым коридорам. Вновь слабый свет и мигание панелей, звенящая тишина и напряженные, как струны, нервы. Я оглядываюсь, вслушиваюсь в каждый звук и всматриваюсь в каждую тень, хотя датчики фиксируют любое подозрительное движение или звук. Возможно, у меня уже выработалась такая привычка. Или это инстинкт? Каждую секунду я ожидаю, что за очередным поворотом появится либо монстр, либо дикий, либо спецназовцы.
        То и дело я поглядываю на люки, иногда даже начинает мерещиться, что они чуть двигаются, но датчики ничего не фиксируют.
        - Кирилл, как получилось, что к нам прибыли «Свидетели первого контакта» и как ты оказался в их рядах?
        - Марс. Все началось с него. Так как на Марсе свободы больше и контроля меньше, да и люди там с особой психикой, то появление там «свидетелей»  - абсолютно логично. Они выбрали место, где спрятаться им будет легче. На самом деле в правительстве полагали, что «свидетели»  - это небольшая группка фанатиков, но правда оказалась намного более суровой. В «свидетели» входят не только псионики, но и обычные люди. К примеру, мой отряд спецназа - целиком из «свидетелей». В составе организации - рабочие, водители грузовиков, полицейские, инженеры, конструкторы, директора заводов и фабрик. А также чиновники, причем на очень высоком уровне.
        - Серьезная организация. Такое чувство, что ее возникновение планировали, она не появилась спонтанно, а конкретно развивалась и укоренялась, чтобы в случае, когда ее запретят, смогла выжить и продолжать деятельность под прикрытием чиновников и полиции.
        Я услышал, как Кирилл усмехнулся.
        - Абсолютно верный вывод,  - сказал он.  - И то, что послали наш отряд, а не какой-то с Земли - не случайность, а прямое распоряжение заместителя министра внутренних дел.
        Я сглотнул. Они не просто в правительстве, а среди самых главных министров. У меня холод прошел по коже, когда весь масштаб проблемы стал понятен. Группа, объявленная террористической - это не просто какие-то фанатики, а, по сути, чуть ли не половина управленцев. При желании они могут поднять восстание, сместить правительство и сами взять в руки бразды правления.
        - Как же так получилось, что мы их проворонили и допустили, что они стали такой влиятельной организацией?
        Кирилл в этот миг замер, несколько секунд стоял молча, затем резко произнес:
        - Сюда!
        Он развернулся, пошел по коридору в обратную сторону. Я поспешил за ним.
        - Что случилось?
        - Идет группа диких.
        Датчики пока ничего не фиксируют, но Кирилл ошибаться не может, уж я-то в этом убедился, и не раз.
        Мы прошли метров сто, затем свернули в коридор и подошли к ближайшей двери. Она мягко открылась, уйдя в сторону и впуская нас внутрь помещения. Световая панель мигнула и слабо загорелась, но ее света едва хватает, чтобы разогнать мрак. Мы оказались в небольшом зале. Здесь на полу множество небольших округлых отверстий, накрытых решеткой. У стен расположились десятки кабинок.
        - Не беспокойся, они пройдут мимо,  - заметив, как я оглядываюсь на дверь, успокоил Кирилл.  - Чтобы ответить на твой вопрос, мне нужно для начала сказать тебе одну вещь. Книга откровений Амара Джутхани, в которой он рассказал о своем контакте, появилась пять лет назад. Но на самом деле он установил контакт с пришельцами очень давно. И о крушении корабля также узнал давно. После этого он создал свою неосекту «Свидетели первого контакта». Ее члены готовились, поднимались по карьерным лестницам, входили в состав правительства, и, конечно же, никто из них не оповещал окружающих, что состоит в этой организации. И только пять лет назад он выпустил свою книгу, создав ажиотаж вокруг нее. Он знал, что правительство бросит огромные ресурсы на поиски корабля - именно это ему и было нужно. Ему было необходимо, чтобы правительство нашло для него корабль, а он потом смог его забрать.
        Тем временем датчики зафиксировали слабый шум, но мне, если честно, было не до этого.
        - Правительство развернуло агентурную сеть, использовало лояльных псиоников - таких, как я. Мы вскрыли всю эту сеть. Но не спешили арестовывать членов секты, потому что главного псионика, Амара Джутхани, мы никак не могли обнаружить. Мы надеялись, что, когда корабль будет раскопан, сможем выманить Амара. Собственно, так и произошло, только вот я не ожидал, что им окажется начальник исследовательской станции. Честно говоря, мы, агенты, облажались.
        Тем временем звуки удалились и исчезли.
        - Пойдем,  - Кирилл двинулся к выходу.
        - Если честно, твой рассказ, как это раньше говорилось, выбил меня из колеи. Единственное, чего я не могу понять, почему Амар выдал наше местоположение инопланетянам? Откуда он мог знать, что они не долетят?
        - Временн?й парадокс. Он заключается в том, что мы не можем изменить настоящее посредством путешествия в прошлое. Представим, что ребенок из будущего с помощью машины времени прилетает в прошлое и убивает своих родителей до того, как появится на свет. В этом случае он исчезает, так как не появился на свет. Но раз он исчезает, то в будущем его не существует. Если он не существует в будущем, то не сможет отправиться в прошлое и убить родителей. Происходит временной парадокс: если ты убиваешь родителей, то не рождаешься и, значит, не сможешь отправиться в прошлое и убить родителей, а значит, они остаются живы, и ты появляешься на свет. Этот парадокс можно описать иным способом: к примеру, какой-нибудь человек из будущего, прочтя про ужасы, творившиеся в нацистской Германии времен Второй мировой войны, решает изменить прошлое. Прилетает и убивает Гитлера, предотвращая тем самым создание Третьего рейха и массовые убийства в концлагерях. Парадокс состоит в том, что если свершенных ужасов Второй мировой войны не происходит, то они исчезают из истории, как и из памяти путешественника во времени. А раз
указанных событий не происходит, то и желания вернуться в прошлое, чтобы его изменить, у человека из будущего не появится, соответственно, он не вернется в прошлое и не убьет Гитлера.
        - Я слышал про этот парадокс,  - произнес я.
        - Да, из него следует, что Амар не мог изменить настоящее. А это значит, что его проникновение в прошлое - это предопределенное событие. То есть так и должно было случиться. На самом деле природа путешествия в прошлое - это вещь необычная. Она мало понятна даже нам, псионикам. Как и почему это происходит? Если с будущим понятно - мы предвидим исход определенного события, и это просчет того, что должно случиться, как в том примере с ложкой. А раз мы знаем, чего ожидать, то можем предотвратить это. То с прошлым ничего пока не ясно. Сюда.
        Мы сделали еще один поворот. Здесь хорошо знакомый мне перекресток. В прошлый раз, когда я проходил здесь, справа, в коридоре, скрываясь под покровом тьмы, сидел паукообразный монстр.
        - Готовься, мы уже близко.
        Я сглотнул, сжал покрепче рельсотрон и двинулся за Кириллом. Внезапно псионик остановился, я вскинул оружие, метка прицела на визоре переместилась на поворот, из-за которого могло вылезти что угодно. Датчики тем временем зафиксировали приближающийся шум.
        - Опусти рельсотрон,  - попросил Кирилл, направив ствол оружия в пол.
        Через несколько мгновений из-за угла вылетели две фигуры в скафандрах. Один - высокий мужчина в привычном мне скафандре. Второй же, худощавый и щуплый, одет в инопланетный.
        Увидев нас, они резко затормозили. На миг в их глазах промелькнул страх, но потом они разглядели наши лица, и губы высокого растянулись в улыбке.
        - Кшиштоф, Жаарр?!  - удивленно воскликнул я.
        Глава 25
        - Алексей! И… Кирилл?  - уточнил Кшиштоф. При виде псионика его улыбка мгновенно угасла.
        - Долго объяснять, но он - правительственный агент, и мы должны помочь ему,  - пояснил я.  - Вы как тут оказались? Я слышал, вас пленили.
        - Ну, так-то оно так… Ах, точно! Нам надо бежать! Жаарр, указывай путь!
        - За мной,  - быстро произнес инопланетянин.
        - Постойте, нам надо в другую сторону! И как вы вообще смогли сбежать?  - воскликнул я.
        - Пойдемте. По ходу все объясним. Вы все равно к ним не попадете, они заблокированы. Но вся проблема в том, что у них лазерный резак, так что скоро они доберутся до отсека управления кораблем. Мы не должны дать им запустить реактор на полную мощность и подняться в космос!
        Астрофизик и Жаарр двинулись по коридору, мы пошли следом.
        - Кшиштоф, давай рассказывай.
        - Мы сбежали благодаря Жаарру. Нас взяли с собой для одной важной цели. Я должен был как астрофизик помочь найти им какую-то далекую звезду. Они называют это место «новым Араратом».
        - Подозреваю, что корабль Амар называет ковчегом?  - мрачно уточнил Кирилл.
        - Да. Он предвидит надвигающуюся гибель человечества и собирается забрать часть людей, чтобы отправиться в далекую систему, где люди могут выжить. Он считает, что наша цивилизация обречена из-за надвигающейся угрозы,  - быстро говорил Кшиштоф.  - Он пытался нас убедить, чтобы мы добровольно согласились помочь ему в осуществлении его планов.
        Мы пробежали очередной поворот. Жаарр бежит впереди, рядом с ним Кирилл. Ящер указывает путь, псионик же готовится в случае опасности защитить нас, закрыв собой. Бежим мы бодро, стук от ботинок такой, что легко можно подумать, что несется стадо слонов.
        - Так я не понял, как вы смогли сбежать?
        - Со мной связались мои сослуживцы,  - пояснил Жаарр.  - Они вышли из криосна раньше меня. Так получилось, что система сработала некорректно, и мое пробуждение произошло на несколько дней позже. Вообще, система может действовать и не в автоматическом режиме, вот только для этого нужен работающий ИИ корабля, а у нас с ним связи так и нет. В общем, не в этом суть. Они сумели связаться со мной, я объяснил всю ситуацию. Они использовали небольшие дроны, отвлекли спецназовцев. Я смог захватить с собой только Кшиштофа, так как он был ближе других. Валентина же все это время была с Леонидом, или, как вы теперь его называете, Амаром. Как только мы выбежали в коридор, мои сослуживцы с помощью дронов нарушили электропитание в отсеке, из-за чего двери в нем заблокировались. Но, как я уже сказал раньше, у них есть лазерный резак, так что они рано или поздно доберутся до отсека управления кораблем.
        - Постой, разве они смогут управлять кораблем?  - спросил я.
        - Амар сможет,  - внезапно вмешался в разговор Кирилл.  - Еще там, на базе, когда он прибыл и уединился с Жаарром, он считал с его мозга эти знания. Для подобного требуется физический контакт - проще говоря, надо приложить руку к голове того, у кого берешь знания. Но это еще не все. Необходимо обладать выдающимися псионическими способностями. Я, к примеру, могу только увидеть обрывки воспоминаний. Так что Амар научился управлять кораблем, и Жаарр ему нужен лишь для подстраховки.
        - Все так,  - подтвердил ящер.  - Мы уже близко.
        - А куда мы бежим?  - уточнил я.
        - К транспортнику. Корабль огромный, и у него внутри есть специальный транспорт для быстрого перемещения. Нам нужно будет подобраться к самой его дальней части - к двигателю. Там мы поможем моим сослуживцам отключить силовую установку, чтобы не дать кораблю взлететь. Ведь если корабль заработает на полную мощь - заработает во всю силу и реактор, а значит, тот самый ужасный монстр получит огромное количество энергии, начнет пожирать диких и увеличиваться в размерах. Не это главная опасность. На корабле находятся межпространственные врата, способные создавать искусственный гипертоннель.
        - Это значит, что они могут соединиться с вратами на том конце. То есть у тебя на родине?  - уточнил я.
        - Да. Только вот моей планеты уже нет.
        - А что там случилось?
        - Монстр, что засел у нас на реакторе,  - лишь частичка того ужаса. На нашей планете создали экспериментальный машинный биоорганизм. Я узнал это из бортового журнала инженеров, что спрятались у реактора во время восстания простых колонистов. Вкратце, это огромное существо, состоящее из сотен наномашин. Причем каждая наномашина-клетка независима. Это существо, состоящее из наномашин, вышло из-под контроля. Оно начало плодиться, используя сотни реакторов. Оно, словно раковая опухоль, сначала пустило множество метастаз по всей планете. В каждом доме, в каждой электростанции оказалось по маленькому организму, который стал увеличиваться, пожирая сначала маленьких существ, а затем переходя к более крупным, перерабатывая их в материалы для новых наномашин. Они породили монстра, который сожрал все население планеты, затем стал перерабатывать саму планету, а сожрав ее, принялся за остальные планеты, используя нашу звезду как источник энергии.
        - Это все было в ваших записях?  - с ужасом прошептал я.
        Честно говоря, эта новость шокировала меня. Монстр планетарных масштабов, путешествующий от системы к системе и пожирающий целые планеты и звезды!
        - Нет. В записях была информация только про это существо и про то, что оно сожрало их родной мир,  - пояснил Кшиштоф.  - Остальное в своих видениях узрел Амар. Тот монстр не просто безликий и тупой. Он обрел разум и быстро развил его. И звезду он не просто сожрал. Нет, он поглотил ее и использует теперь в качестве реактора. Он научился проникать в гиперкоридоры и уже на протяжении нескольких сотен лет путешествует от одной звезды к другой, сжирая все на своем пути. Это настоящий ужас - если этот монстр действительно существует. И сейчас, по словам Амара, он постепенно движется к нашей системе.
        У меня пересохло в горле.
        - Значит, в своих видениях великий пророк созерцал, как этот монстр уничтожает нашу систему?  - уточнил Кирилл.
        - Да,  - ответил Кшиштоф.
        Мы пробежали мимо очередной надписи на инопланетном языке - «Кровавый туман». Я покосился на приборы, но они не фиксируют, ни движения, ни звуков. Видимо, после нескольких стычек диких в этих местах стало очень мало.
        Жаарр свернул в очередной коридор. Тут совсем темно, световые панели горели через одну. Да и то, слово «горели»  - слишком громкое. Скорее тускло светили, периодически мигая. Я переключился в ночной режим и вздрогнул. Справа по стенке ползали десятки жуков, они выползали из небольшого отверстия в стене. Само отверстие было покрыто слизью.
        - Это кжарши,  - произнес Жаарр, кивком указав на жуков,  - земноводные, обычно любят устраивать свои жилища в песке у воды. Там, в глубине, видимо, проходят горячие и холодные трубы. Из-за разницы температур на холодной конденсируется влага, создавая благоприятную среду для обитания этих насекомых.
        Мы двинулись по коридору.
        - Как вообще получилось так, что на корабле и куча насекомых, и много всяких животных и тому подобного, тебе сослуживцы не сказали?  - спросил Кшиштоф.
        - Я у них не спрашивал, но думаю, мы все узнаем, когда встретим их.
        Коридор окончился массивной дверью. Над ней мигала небольшая красная световая панель. Жаарр подошел вплотную, прикоснулся к ней. Свет панели сменился на зеленый, дверь поднялась.
        Мы оказались в просторном помещении, напоминающем метро начала двадцатого века, которое я видел в хрониках на уроках истории в школе. Большая длинная площадка, по ее центру расположились небольшие лавочки, тут же стояли проекторы, создающие светящиеся голографические изображения ящеров, пьющих какие-то напитки из стаканов с трубочкой. На одной панели изображен гравилет. Если я правильно понял надпись на нем, то это реклама нового супербыстрого и удобного транспорта. В дальнем углу - небольшой автомат с напитками. Стенки его погнуты, светящееся изображение мерцает. У края площадки расположился цилиндрический транспортник, своей формой похожий на винтовочный патрон. Он стоит на монорельсе, что уходит в глубь покрытого мраком округлого и изгибающегося, как кишка, тоннеля.
        - На нем до двигательной мы доедем за пять минут,  - сказал Жаарр.
        - Странно, что он не на гравитационных подушках,  - заметил Кшиштоф.
        - Такой проект рассматривался, и если бы тоннель был прямым, то применили бы подушки. Однако иногда тоннель поворачивает на тридцать-сорок градусов, так как станций много. И чтобы на большой скорости транспортник не врезался в поворот, пришлось бы резко снижать скорость либо ставить дополнительные боковые генераторы антигравитационных полей, а это - дополнительные энергозатраты. Так что проще было сделать его на рельсе,  - пояснил Жаарр.
        Мы подошли к транспортнику. Стоило Жаарру прикоснуться к небольшой панели, как тот ожил, загорелись световые панели, дверь чуть выдвинулась вперед и с шипением ушла в сторону. Внутри оказалось довольно просторно. Множество удобных сидений расположились у стенок. Стоило мне опуститься на одно из сидений, как специальная матерчатая лента попыталась зафиксировать меня. Конечно, фиксировать человека в боевом скафандре - дело безнадежное, но лента продолжала упорствовать. Наконец я не выдержал, схватил ее и, чуть сдвинувшись вправо, открыв доступ к гнезду, воткнул туда ленту. Она со щелчком зафиксировала меня и успокоилась.
        Транспортник тем временем дрогнул, раздался легкий скрип, и мы тронулись с места, причем так мягко, что я даже не почувствовал, что мы поехали, только станция за окном стала медленно двигаться назад, все ускоряя движение. Через несколько мгновений мы уже были в черном тоннеле.
        Я поднял взгляд. Напротив меня сидел Кирилл, задумчиво глядя перед собой. Из-за странно падающего света, кажется, что его фиолетовые глаза пульсируют, становясь то ярче, то темнее.
        - Кирилл, а почему ты, будучи псиоником, выступаешь против Амара? Почему хочешь его остановить?
        Спецназовец поднял взгляд, секунду смотрел на меня, словно раздумывая, стоит говорить или нет, затем горько усмехнулся и произнес:
        - Отец. Все из-за него. Он был крупным чиновником на Марсе. Выступал за запрет секты «Свидетели первого контакта» еще тогда, пять лет назад. Сектанты убили его.
        - Значит, они убили отца, самого близкого тебе человека. Отец поддерживал тебя…  - начал было Кшиштоф, но Кирилл усмехнулся еще более горько, что заставило астрофизика замолчать.
        - Нет. Мой отец ненавидел меня. Он не любил псиоников и не доверял им. И, словно в насмешку, судьба подарила ему сына с фиолетовыми глазами. Отец всегда избегал меня, относился с презрением и пренебрежением. Он больше любил моего младшего брата, который родился «нормальным». Только мама меня любила и заботилась обо мне. Так что я рос вроде и с отцом, а вроде и без него. А затем судьба опять посмеялась над ним. Мой брат вступил в секту «Свидетелей первого контакта». Это он убил отца.
        На миг воцарилась тишина. Был слышен только легкий вой ветра от пролетающего по тоннелю, подобно пуле, транспортника. Мимо пронеслась, светясь красными, белыми и желтыми цветами, очередная станция. Я даже разглядеть толком ее не успел, пролетела размазанная в пространстве и скрылась в темноте за поворотом.
        - Я тогда уже отучился в школе для псиоников, затем прошел подготовку и год как служил в полицейском спецназе на Земле. Я хотел доказать отцу, что я не странный и не «бракованный», что я намного превосхожу всех. Несмотря на то, что он ненавидел меня, я относился к нему как к доброму, но заблуждающемуся отцу.
        Кирилл опустил голову, взгляд его стал печальным, а улыбка пропала с лица.
        - Я всего лишь хотел… чтобы он гордился мной. И когда я увидел закрытый цинковый гроб и плачущую рядом с ним маму, то поклялся, что разберусь со всеми «Свидетелями первого контакта».
        Наконец я почувствовал, что транспортник стал замедляться. Послышался слабый скрип, меня слегка повело, но тут-то лента и пригодилась, не дав мне сдвинуться дальше положенного. Удивительно, что такая тоненькая ленточка настолько прочная.
        Наконец мы прибыли на станцию, подобную той, с какой и уехали. Мне на миг даже показалось, что мы сделали круг и вернулись обратно, но, приглядевшись, я понял, что автомат с напитками не такой покореженный, да и горит ровно, а голографические рекламные изображения несколько отличаются от тех, что были там, откуда мы выехали.
        Мы вышли на площадку. Жаарр на несколько мгновений замер, вглядываясь вперед, затем развернулся к нам.
        - Идемте. Мы уже близко.
        Мы вышли в широкий коридор. Световые панели ярко горели, свет от них плавно ложился на белоснежные, блестящие, словно покрытые эмалью стены.
        Мы прошли буквально двадцать шагов, когда справа возникла небольшая широкая дверь. Жаарр подошел к ней, тонкий луч, превратившись в световой веер, сканировал ящера, через миг раздался легкий писк, и дверь с недовольным шипением поднялась вверх.
        Ящер вошел внутрь. Мы зашли следом и оказались в просторном помещении, больше похожем на столовую, которую вдруг решили занять техники,  - они притащили и набросали на столы кучи хлама, разные приборы, паяльные инструменты и всякое другое.
        Застыв на мгновение, на нас направили взгляды ящеры в скафандрах, примерно полтора десятка. Но их замешательство длилось долю секунды, затем они резко, как по команде, вскинули энергетические ружья. Я и Кирилл, ничего не понимая, направили на ящеров дула рельсотронов. И уже были готовы попытаться выбежать за линию огня, поливая противников дождем из металлических шариков.
        Глава 26
        На миг мне даже показалось, что Жаарр что-то перепутал и завел нас на базу диких, но пришелец, выйдя вперед, раскинул руки в стороны и стал торопливо объяснять на своем языке, что мы не враги. Инопланетяне расслабились, дула их ружей приняли вертикальное положение.
        - Опустите оружие, я им все объяснил,  - попросил Жаарр.
        Я с облегченным выдохом опустил рельсотрон. Оно и понятно, перспектива сражаться с пятнадцатью инопланетянами в замкнутом помещении меня не вдохновляла.
        - Не беспокойтесь, я уже передал им языковую программу, так что они теперь понимают нас.
        - Все-таки в вашей технологии чипизации есть и свои плюсы,  - заметил Кшиштоф.
        Дверь позади нас опустилась, раздался еле слышный щелчок.
        - Позвольте представить моих сослуживцев.
        Только подойдя ближе, я заметил одну странность: все сослуживцы Жаарра поразительно похожи на него. Можно, конечно, возразить, сказав: они непривычны нам, поэтому кажутся одинаковыми. Но здесь это возражение не проходит, ведь я способен замечать многие мелкие детали и могу сказать одно: все эти ящеры не только на одно лицо, но и одного роста и даже телосложения. У всех один и тот же цвет глаз. И только мельчайшие детали отличают их: у одного небольшой шрам, у другого на голове чуть-чуть темнее чешуйки. За исключением этих мелких деталей, они одинаковые. Как машины одной марки, модели и одного цвета, только разных оттенков.
        - Это старший помощник капитана корабля Жаарр Б-100. Это глава систем системы связи Жаарр Б-101. Вон там начальник управления службами корабля Жаарр Б-103.
        Так были впоследствии перечислены все члены экипажа второй вахты, к которой относился Жаарр. Прослушав его, я был в легком шоке. Заметив это, Жаарр слабо улыбнулся.
        - Ты все верно понял, Алексей. Мы - клоны. Я же говорил, что у нас число особей в обществе регулируется, и особи производятся на специальных заводах. ЖААРР - это аббревиатура на моем языке. Жажигр Аашии Аорри Ражбомо Ражжара. Что в переводе на ваш означает примерно следующее: Биоинженерный Особый Интеллектуально Продвинутый Индивидуум.
        - Честно говоря, я удивлен.
        - Мы и сами в шоке,  - внезапно с трудом произнес старпом Жаарр Б-100.  - Ваш язык такой непривычный. В общем, когда-то раньше нам это казалось нормальным: нормальным, что нас выращивают в пробирке, нормальным, что мы живем всего лишь пятьдесят лет, тогда как наши правители бессмертны. Но с отключением протоколов поведения и потери связи с управляющим ИИ у всех на корабле стали появляться вопросы. Впрочем, Жаарр Б-102 сам вам все расскажет, но сейчас поторопитесь. Корабль не должен взлететь, иначе это будет катастрофа как для нас, так, впрочем, и для вас. Так что пора выдвигаться.
        - Кшиштоф, возьми вон тот энергомет, а я возьму ружье.
        Жаарр указал на стол, где посреди разнообразного хлама валялось здоровенное оружие. У него тяжелая ручка сверху, как у бензопилы, чтобы удобней было держать, а вместо спускового крючка - на рукоятке небольшая нажимная пластина. От самого оружия отходит массивный кабель и крепится к небольшому ранцу с лямками. Блестящий и отливающий медным цветом ствол на удивление массивен, из-за чего можно подумать, что он стреляет вовсе не пучками заряженных частиц, а какими-нибудь крупнокалиберными пулями.
        - Не забудь надеть ранец. Весь запас частиц как раз в нем. Скорострельность у этой штуки порядка ста восьмидесяти выстрелов в минуту.
        Помимо ружей окружающие нас ящеры взяли по нескольку небольших блестящих цилиндров, сделанных из металла, похожего на латунь. Сверху цилиндра - небольшой колпачок. Жаарр подошел к нам, протянул каждому по три таких же.
        - Вот, возьмите. Срываете вот эту крышку и бросаете. Через… три секунды - взрыв.
        Похоже, Жаарру все еще трудновато ориентироваться в нашей системе исчисления, и на миг он задумался, переводя инопланетную меру в земную.
        - Хорошо. Жаарр… я привык называть тебя так, без номера… ничего, если я так к тебе буду обращаться?  - уточнил я.
        - Не вижу в этом проблемы. Итак, ты что-то хотел спросить?
        - Да. Так что случилось на корабле? Я примерно понял, но все же интересно увидеть целую картину.
        - Из-за сбоев в питании, связанных с тем монстром, что поселился в реакторе и активно рос, пожирая энергию и домашних зверей, проснувшихся вместе с самими колонистами после очередного сбоя и преждевременного отключения работы криокамер. Позже монстр перешел и на пожирание колонистов. Он хитро прятался, это сейчас он обнаглел и разросся, а раньше его не обнаруживали при проверке реактора. Из-за сбоев в электричестве также стали отключаться ИИ и процессор, отвечающий за протоколы поведения. Многие начали задумываться, у них появились «неправильные» мысли. Они внезапно поняли, что являются не единственными в этом мире уникальными личностями, а всего лишь биороботами, выращенными только потому, что это менее затратно, чем создание синтетика - полноценного разумного робота. И живем мы до пятидесяти лет только потому, что, несмотря на все протоколы поведения, постепенно мы, набираясь как жизненного опыта, так и мудрости, все же начинаем думать в неправильном направлении. Именно поэтому возраст искусственно ограничен.
        Глаза Жаарра сузились, а весь его вид выражал явный гнев, чего с ним раньше не случалось.
        - Как я мог быть таким слепцом, не видя очевидного ужаса своего существования! Впрочем, это сейчас не важно. Так вот, колонисты стали выходить из-под контроля. Они осознали свое рабское существование и попытались разорвать этот порочный круг. Произошел бунт, причем в тот момент, когда мы упали на этот ледяной спутник. Первую команду корабля истребили, кроме инженеров, которые работали у реактора и заблокировались в помещении возле него. Именно им удалось получить сигнал-сообщение с родной планеты о провале эксперимента и заразе из наноботов, которая медленно окутывает планету и пожирает ее. Так что, осознав, что родины уже нет и надо как-то дальше жить, инженеры согласились сотрудничать с колонистами. На корабле - множество пищевых заводов, разных лабораторий, в том числе и генной инженерии, имелись капсулы клонирования и репликации. Инженеры создали новое поколение нашей расы. Точнее, взяли за образец нашу расу до того, как корпорации получили полный контроль над планетой. Когда еще было разделение на пол и тому подобное. А дальше поколения стали сменять поколения. Старые умирали, молодняк
утрачивал знания. Спустя десятки поколений колонисты совсем одичали, разучились писать и считать, осталась похожей только устная речь - и та сильно искаженная. Естественно, они разделились на группировки или, если сказать точнее, на племена. У каждого племени - своя территория. Единственное, что они умеют,  - пользоваться оружием. Это знание охотнее воспринималось новыми поколениями. Но даже оно частично утерялось, ибо включать максимальную мощность для своих ружей они уже не умеют. В целом картина такая.
        - Почему, кстати, ИИ при возобновлении питания не продолжил работу?  - спросил Кирилл.
        - Потому что инженеры, присоединившиеся к восставшим, его отключили. Причем не программно, а физически, как и процессор, отвечающий за протоколы поведения. Теперь, я считаю, его включать и не нужно.
        - Все готовы?  - спросил помощник капитана по имени Жаарр Б-100.
        Он медленно оглядел присутствующих. Я сделал то же самое, с удивлением обнаружив, что комната больше не захламлена, потому что большая часть того, что мне казалось мусором, перекочевала на скафандры, и теперь являлась неким подобием защитных пластин.
        Я глянул на Кшиштофа. Астрофизик, вооруженный мощным лучеметом, возвышался над всеми, как скала. Лучемет иногда называли и энергометом. Понятно, что правильней называть его пучкометом, раз стреляет пучками частиц, но лучемет - звучит круче. Да и при выстреле создается впечатление, что из ствола вылетает фиолетовый луч. Потому что пучок заряженных частиц, вылетая на скорости света, создает такой эффект. Скафандр Кшиштофа также успели модернизировать, навесив на грудь, спину и плечи грубо сваренные друг с другом металлические пластины.
        - Все готовы? Тогда в путь,  - произнес помощник капитана.  - Ближе к двигателям расположена группировка диких. Около пяти сотен - мужчины, женщины и дети. Все, что нам нужно, это пройти, убивать всех не обязательно.
        Мы двинулись в путь. В отличие от той части корабля, где нам обычно приходилось передвигаться, в этой невероятно чисто и светло, все панели горят ровно, нет признаков насекомых или каких-либо иных животных. Такое чувство, словно мы попали на другой корабль. Белоснежные блестящие стены с плавными линиями, из-за них у меня появилось ощущение, что мы оказались в какой-нибудь ледяной пещере.
        Как-то незаметно я и Кирилл выдвинулись вперед, оказавшись рядом со старшим помощником капитана.
        - Какие у них укрепления и план обороны?  - поинтересовался Кирилл.
        - Практически никаких,  - ответил Жаарр Б-100.  - В этой части корабля они разобрались со всеми противниками еще сто лет назад. У нас есть план их жилищ. На самом деле нам нужно пройти всего лишь по краю их территории, так как большая часть населения живет ближе к пищевому комплексу. Мы уже все разведали дронами, так что от вас требуется лишь поддержка.
        - Странно, что вы раньше этого не сделали,  - произнес я.
        - Раньше этого не требовалось,  - пояснил пришелец.  - Только сейчас мы узнали, что часть вашей исследовательской команды решила захватить корабль и вывести его в космос.
        - Главное, не дать им увести корабль. Через двадцать часов сюда прибудут правительственные корабли и арестуют этих людей,  - сказал Кирилл.  - Вас же заберут на Землю и разместят в специальном жилье. Нам очень нужно узнать детали того, что случилось с вашей планетой.
        - Хорошо. Впрочем, у нас нет выбора, кроме как подчиниться. Но лучше переселиться, чем томиться в этих застенках,  - произнес старший помощник капитана.
        Мы прошли очередной поворот, слева на стенке я увидел надпись на языке инопланетян: «Бронзовые сердца», если перевести на наш язык. Правда, не уверен насчет названия металла.
        - Делимся на группы. Идем пятерками,  - скомандовал старпом.
        Мы - я, Кшиштоф, Кирилл, Жаарр и старпом впереди - следуем на расстоянии в пять шагов друг от друга. Еще две группы - по пять ящеров и замыкающая - группа из четырех инопланетян.
        - Секунду,  - произнес старпом, остановившись у поворота.  - Там находится блокпост. Сейчас я разведаю обстановку.
        - Там никого нет,  - с уверенностью произнес Кирилл.
        Старпом удивился:
        - Почему ты так решил?
        - Я чувствую.
        Старпом посмотрел на нас, взглядом спрашивая, не сошел ли наш товарищ с ума. Мы ответили ему серьезными взглядами, потому что если псионик никого не чувствует, то так оно и есть. Старпом перевел взгляд на Жаарра, тот слегка улыбнулся. Они несколько мгновений смотрели друг на друга, видимо, мысленно общаясь при помощи чипов, затем старпом нахмурился, снял с пояса небольшую сумку и вытащил из нее маленького механического белого паучка. Паучок лежал на ладони пришельца, сложив лапки. Старпом сосредоточил на нем взор, и внезапно паучок вздрогнул, лапки распрямились, а через миг он ловким движением перевернулся и спрыгнул с руки. Быстро перебирая лапками, он скрылся за поворотом.
        - И правда пусто,  - удивленно произнес он, подозрительно покосившись на Кирилла.  - Идемте.
        Мы зашли за поворот и оказались в широком коридоре, в конце которого находилась массивная дверь. Перед ней выстроены баррикады из металла и всякого мусора. Даже отсюда, не приближая изображение, я смог увидеть засохшую кровь.
        - Что-то тут случилось явно нехорошее. Давно вы разведывали эту местность?  - спросил Кирилл.
        - Двадцать часов назад,  - сказал старпом.
        - Можете не посылать дроны. За дверью я не чувствую живых.
        Мы подошли к баррикадам. Пол перед ними измазан темно-синими подтеками - засохшей кровью ящеров. Справа часть стены оплавлена, на двери и полу множество следов от попаданий из энергетического оружия.
        Стоило нам подойти ближе, как дверь с легким скрежетом, испуская искры, поднялась вверх, но не до конца. Чтобы пройти, придется пригнуться. Старпом выпустил еще несколько дронов, причем парочку летающих, похожих на те, что мы встретили в зале отдыха, только размером поменьше.
        Осторожно оглядываясь, вошли в просторный зал. Размером он, наверное, с футбольное поле. Тут и там выстроенные из хлама лачужки, в них видны столики и кровати. Домики расположены на полу, на толстых трубах, что идут параллельно полу, а также на небольших решетчатых мостах, что раскинулись над головой. К мостам ведут небольшие лесенки, сделанные из чего попало: железных труб, дерева, листов металла. Между домами стоят небольшие бочки, в некоторых горит огонь.
        - Вот чертовщина,  - охнув, прошептал Кшиштоф.
        Его удивление понятно. Повсюду кровь: на полу, на белье кроватей, на стенах лачужек. Такое чувство, что мы оказались в какой-то скотобойне. Разве что трупов нет, и это странно.
        - Идемте быстрее. Ближе к концу зала - первый из двух двигателей,  - сказал старпом.
        Рассредоточившись и посматривая по сторонам, мы осторожно пошли вперед. Мне на миг показалось, что раздался скрип, я глянул на датчики - ничего не фиксируют. Но затем скрип вновь повторился.
        - Ребята, вы что-нибудь слышите?  - поинтересовался я.
        - Нет,  - ответил Кшиштоф.
        - Скрип, да?  - спросил Кирилл.
        Мы оба, как по команде, замерли. Датчики резко среагировали, указав на шум и движение сверху, а затем уже все услышали скрип, прямо над нами.
        Мы резко подняли головы. Над нами завис шарообразный монстр с десятком щупалец - вылитая копия того монстра у реактора. Поняв, что его заметили, он противно зашипел, щупальца стремительно метнулись в нашу сторону.
        Глава 27
        Я резко отпрыгнул в сторону, щупальце с жестким металлическим стуком ударило в то место, где я только что был. Несколько фиолетовых лучей засияли одновременно, существо завизжало, все его тело покрылось вспышками, на пол повалились щупальца и куски тела. Но, несмотря на ранения, существо не сдалось. Оно, используя остатки щупалец, стало стремительно перемещаться по трубе к ближайшей лачужке, но не тут-то было. Взревев как медведь, Кшиштоф направил на тварь лучемет и нажал на панель на рукоятке. Трубу перед монстром мгновенно перерезало, он резко затормозил перед оплавившимся краем. В этот миг фиолетовые лучи ударили в него, а следом раздался хлопок, и тяжелый, металлический шарик, выпущенный из рельсотрона, ударил существо в бок, сбив-таки его с трубы.
        После еще десятка попаданий существо вздрогнуло и застыло. Мы осторожно подошли к нему. Размером оно было с небольшой шкаф для одежды.
        - Что это?  - удивленно произнес Кшиштоф, указывая на широкую рану, сквозь нее виднелись внутренности.
        Я пригляделся… Внутри существа находился цилиндр, в котором имелась глубокая вмятина от попадания металлического шарика.
        - Стандартная энергетическая ячейка. Их ставят в гравилеты. Это аккумуляторы,  - пояснил Жаарр.
        - Все еще хуже, чем мы думали,  - внезапно мрачно произнес старпом.  - Это существо уже распространилось по всему кораблю. Создало множество своих копий. Будьте осторожны, оно, возможно, еще живо.
        - Мы в курсе,  - сказал я.  - Если бы мы не уничтожили источник питания, то оно до сих пор бы сопротивлялось.
        - Поспешим,  - позвал Жаарр и первым зашагал в сторону двигателя.
        - Будьте начеку,  - предупредил Кирилл.
        Мы двинулись вперед по городу диких, держась группками. Такое построение мобильно и позволяет быстрее реагировать на внезапные нападения с разных сторон. Датчики ничего не фиксируют, но я уже понял, что доверять им полностью не стоит. Шкура этого монстра-машины, имитирующего живое существо, способна блокировать тепло и другие излучения, а учитывая, что монстр может часами сидеть неподвижно, то и датчики движения и звука тут бесполезны. Сидит такая тварь бесшумно, а потом, когда проходишь мимо нее, моментально бросается на тебя.
        Я почувствовал, как сердце ускорило бег, нагнетая кровь в мышцы и мозг, картинка вокруг стала, как ни странно, более четкой и реалистичной. Словно до этого мгновения я был опьянен, а тут внезапно протрезвел. Не знаю, что со мной случилось, но в этот миг все мои чувства обострились до предела, и казалось, даже время замедлило свой бег. Перед моим внутренним взором предстала следующая картина: из ближайшей лачужки, выламывая дверь, вылетает еще один монстр, другой падает с крыши, третий появляется из-за угла впереди стоящего домика.
        - Они нападают!  - внезапно взревели мы с Кириллом в один голос.
        Псионик резко развернулся, подняв ствол и целя туда, откуда должен был появиться монстр, я же прицелился в дверь лачужки. В этот миг она словно взорвалась, вылетев наружу и с тяжелым металлическим стуком упав на пол. Датчики зафиксировали движение, изменили световой фильтр, благодаря чему тьма внутри помещения исчезла, и стало видно шарообразное существо размером с корову. Оно было прыгнуло вперед, но тут же получило по центру тела удар прочным металлическим шариком, покрытым вольфрамом и разогнанным до сверхзвуковых скоростей. Я зажал спусковую скобу, а механические мышцы и компенсатор отдачи в рельсотроне позволили мне вести точную стрельбу очередью, укладывая пули в одну точку практически без разброса.
        Вокруг творится хаос, я, словно обретя периферическое зрение, вижу все, что происходит и справа, и слева, и сзади, при этом продолжая напряженно сверлить взглядом тварь и укладывать пули одну за другой.
        На нас напали еще пять монстров с разных сторон, а также один с крыши. Его-то и начал расстреливать Кирилл, не давая обрушиться на нас сверху и нарушить построение. Остальных же с разной степенью успеха расстреливали другие бойцы нашего отряда. Монстры визжали, кричали, прикрывались щупальцами. Видимо, они полностью скопировали биологических животных, раз даже снабдили себя подобием нервных клеток, передающих болевые ощущения.
        Внезапно одно из существ позади меня резко выбросило щупальце, двое ящеров, стрелявших в него, отпрыгнули в разные стороны. Я резко пригнулся, щупальце пронеслось над головой, чиркнув по шлему, а в следующий миг Кшиштоф очередью из лучемета перерубил его. Я же даже не отвлекся от своей цели и не перевел взгляд. Это странное ощущение полностью захватило меня. Я словно оказался над всем происходящим, наблюдая со стороны и удаленно управляя одним из персонажей - собой.
        Я не услышал сигнала, но почувствовал, что обойма сейчас кончится. Стоило рельсотрону выпустить последнюю пулю, как он слегка пискнул, но я уже ухватился за обойму, вытащил ее и мгновенно заменил - ни одного лишнего движения, словно я стал роботом.
        Израненное и распотрошенное тело существа валялось на полу в лачужке, аккумулятор разбит, небольшие вспышки искр пробегают по поверхности, слышно характерное потрескивание электричества. Монстр медленно шевелит лапами - лишившись доступа к источнику энергии, он не продержится и минуты. Так и произошло - шевеление щупалец прекратилось, и существо затихло.
        Я обернулся, хотя и так знал, что там происходит. Кшиштоф длинной очередью уничтожил еще одного монстра. Со своим противником справился и Кирилл. Остальных существ совместными залпами по четыре-пять одновременных выстрелов уничтожили ящеры.
        В этот миг пол под ногами дрогнул. Послышалось легкое гудение, которое начало потихоньку усиливаться. Раздался скрип металла, словно старый проржавевший механизм, много лет простаивавший без дела, вдруг снова заработал.
        - Они собираются поднять его в космос!  - быстро произнес старпом.  - Поспешим, нужно отключить двигатели!
        Мы помчались по залу. В этот миг я вновь почувствовал чье-то присутствие и резко развернулся направо. С ближайшей трубы сорвался монстр, но тут его встретили выстрелы из рельсотронов - моего и Кирилла. Пятерка инопланетян, следующих за нами, сделала по выстрелу. Монстр размером с собаку повалился на пол и затих.
        Наш бег сопровождается гулким эхом, так что все монстры, какие здесь есть, обязательно его услышат. Но у нас нет времени на то, чтобы тихонько красться. Леонид… или теперь уже лучше называть его настоящим именем - Амар… не терял времени даром и быстро добрался до отсека управления кораблем. Полученные из мозга Жаарра знания об управлении этой махиной позволили ему начать запуск двигателя, который, в свою очередь, затребовал повышения мощности,  - а значит, реактор холодного синтеза, питающий весь корабль, заработал в полную мощность, дав сидящему на нем монстру море энергии.
        - Слева!  - крикнул Кирилл.
        Несколько монстров и правда выпрыгнули из-за угла, но мы дружно дали по ним залп. Существа, в полете получив множество ранений, повалились на пол изрезанными, обожженными кусками плоти - если, конечно, слово «плоть» можно применить к машине, пусть и искусно имитирующей живую ткань.
        Дрожь под ногами усилилась. По громкой связи мелодичный и с легкими шепелявыми нотками голос произнес несколько фраз на инопланетном языке. Как я понял, это была просьба занять сидячее положение во избежание травм при взлете.
        Отстрелив еще парочку выскочивших монстров, мы оказались перед огромным строением, больше похожим на генератор какой-нибудь гидроэлектростанции,  - несколько кольцеобразных структур были соединены множеством толстых кабелей и труб. Рядом с ними небольшая панель, на которой виднелись графики мощности, стабильности и других параметров, по которым толковый инженер определяет, работает двигатель нормально или есть какая-то поломка.
        - Девять человек в соседний зал. Там прямо у входа - второй двигатель, а мы займемся этим!  - скомандовал старпом.
        Группа из девяти инопланетян пробежала дальше; они открыли дверь и проникли в следующее помещение.
        - Прикрывайте нас,  - скомандовал старпом.
        Он и еще двое ящеров подошли к двигателю. Сам старпом встал за пульт, помощники же подошли к разным кольцам.
        - Почему бы просто не пальнуть по нему?  - поинтересовался Кшиштоф.
        - Двигатель устроен так, что при резком нарушении его целостности может произойти мощный неподконтрольный выброс энергии. Радиус взрыва может составить до сорока метров, а поражающий тепловой и радиоактивный эффект до ста-двухсот метров,  - пояснил Жаарр.
        Я оглянулся. Помещение построено так, что найти какое-нибудь удобное место для выстрела, причем на безопасном расстоянии, невозможно.
        - К тому же то, что вы видите,  - только часть массивного двигателя. Даже частичное уничтожение всех этих колец не гарантирует полную остановку. У системы есть дублирующие компоненты, так что вывести двигатель из строя крайне проблематично. Понизить мощность - да, возможно, но это повлияет лишь на скорость корабля, но не более того.
        Я почувствовал движение. Приборы наблюдения тут же сообщили мне о том, что я и так уже понял,  - впереди враг. Десятки монстров, ловко перебирая щупальцами и прячась за лачугами, трубами и иными укрытиями, перебежками приближались к нам со всех сторон.
        Я тут же открыл огонь. Следом хлопнул рельсотрон Кирилла, а еще через мгновение Кшиштоф нажал на панель, и его лучемет слегка затрясся, поливая противников пучками заряженных частиц. Ближайшие домики тут же оплавились, в них появились дыры. Пучок заряженных частиц, попадая в препятствие, мгновенно вызывает реакцию термоядерного синтеза, выделяя колоссальное количество энергии и тепла. От каждого попадания в лачужках образуется дыра с белыми оплавленными краями такого размера, словно в нее попали ядром из пушки. Естественно, прячущиеся за укрытиями монстры получают ранения, с визгом вылетая на открытую местность, где их тут же настигают пули из рельсотронов и лучи из энергетических ружей.
        И все же монстров крайне много. Несмотря на плотность огня, они подходят к нам все ближе. И если первых удавалось подстреливать на расстоянии в двадцать шагов, то теперь уничтоженные монстры начинают формировать вокруг нас стену. Новые противники взбираются на нее, пытаются оттолкнуться и прыгнуть на нас.
        - Гранаты!  - скомандовал Кирилл.
        Мы одновременно сорвали с поясов по цилиндру, колпачки отлетели в стороны, а в следующий миг гранаты, блеснув, перелетели через вал трупов и скрылись из виду. Яркая вспышка от взрывов озарила местность, заставив тени полностью исчезнуть. Мощная взрывная волна разметала трупы в разные стороны. Послышались крики, я увидел, как еще живые, но с оторванными наполовину телами, без щупалец монстры разлетаются в разные стороны. Лачужки от взрыва снесло напрочь.
        Ударная волна боднула меня в нагрудную пластину и визор шлема, но механические мышцы выдержали напор и не дали телу упасть. Пол вокруг нас раскалился докрасна, а в том месте, где взорвались гранаты, плыл и шипел раскаленный металл.
        Я осмотрелся… Последние монстры стремительно убегали прочь. Только сейчас заметил, что пол перестал дрожать, а гудение от двигателя прекратилось.
        - Мы сделали это. Похоже, те, кто занимался вторым двигателем, тоже преуспели,  - произнес старпом.
        Я тяжело выдохнул, отступил на шаг и оперся спиной об одно из колец. Еще одна опасность нас миновала.
        Тем временем открылась дверь в соседнее помещение и к нам вышли инопланетяне - шестеро. Еще одного, без правой руки, нес один из пришельцев.
        - Похоже, им досталось сильнее,  - произнес Кшиштоф, на миг глянув в сторону, проверяя, нет ли где еще врагов.
        Я хотел что-то сказать, но в этот миг раздался легкий писк, и зал наполнил такой знакомый голос Амара. От него у меня все внутри стянулось в тугой узел.
        - Алексей, Кирилл, Кшиштоф и Жаарр. Я знаю, что вы меня слышите. И я чувствую, что это вы как-то виноваты в том, что мы не взлетели,  - спокойно произнес Амар.  - Я не знаю, где вы, я не знаю, что вы сделали, из-за чего двигатели отключились, но даю вам пятнадцать минут на восстановление работы двигателей.
        На миг он замолк, словно что-то обдумывая, а затем я услышал то, от чего у меня волосы зашевелились на затылке.
        - Если через пятнадцать минут я не смогу запустить двигатели и взлететь, то лишу жизни Валентину.
        - Алексей! Не слушай его!  - раздался надрывный голос девушки, но затем ее оборвали. Донесся отдаленный крик, я стиснул зубы так, что свело скулы.
        - Пятнадцать минут! Запомни!
        Связь оборвалась, оставив меня в оглушенном состоянии, словно по голове хорошенько дали дубинкой.
        Глава 28
        Я повернулся к старпому, его глаза удивленно расширились, а взгляд приклеился к дулу моего рельсотрона.
        - Запустите двигатели!  - быстро произнес я.
        - Я не буду этого делать,  - ответил старпом.  - Иначе мы погибнем.
        - Алексей, ты с ума сошел?  - воскликнул Кирилл.  - Мы все умрем, если это сделаем! Ты же видел этих тварей. Они уже собрали материал, теперь им нужно, чтобы реактор заработал на полную мощность, дав энергию для роста. Этот монстр поглотит корабль и сам станет летающим кораблем с реактором в животе!
        - Он убьет Валентину, я не могу этого допустить. А насчет корабля и монстра мы что-нибудь придумаем.
        - Алексей, внемли голосу разума! Она умрет при любом раскладе. Если мы дадим им свершить то, что они задумали, то монстр пожрет нас,  - вкрадчиво произнес Кшиштоф.  - Опусти рельсотрон, сейчас это не лучший выход.
        - Да, Алексей, ты ведь уже чувствуешь, какие последствия будут, открой ты стрельбу,  - убеждал Кирилл.
        Я сжал челюсти. Он прав. Да и какой мне смысл открывать огонь? Ведь если перебью всех пришельцев - кто сможет запустить двигатели?
        - Пойдем, нам нельзя тратить время. Если хочешь спасти Валентину, у нас есть только один выход. Бегом добраться до отсека управления кораблем и одолеть Амара. Вы идете?  - обратился к пришельцам Кшиштоф.
        - Конечно! Нам нет никакого резона оставаться здесь. К тому же нам также нужно на транспортнике добраться до одного места,  - сказал старпом.
        - До какого?  - спросил Кшиштоф.
        - До реактора. Давайте поторопимся.
        Мы помчались в обратную сторону. Я быстро настроил небольшой счетчик, вычтя минуту, которую мы потратили на разговор.
        Монстров с этого места мы выгнали, так что опасаться особо некого, но все равно я поглядывал по сторонам да на датчики.
        - Сейчас у нас приличный шанс. Кшиштоф с лучеметом и Жаарр помогут тебе отвлечь спецназ, я же проникну и одолею Амара,  - заверил меня Кирилл.
        - Жаарр, а зачем твои сородичи поедут к реактору?  - услышал я вопрос Кшиштофа.
        - Они собираются устроить его перегрузку, а затем снять гравитационные удержатели и вызвать критический уровень синтеза водорода, что должно создать взрыв мощностью в десять мегатонн. На практике случайно такое сделать нельзя, но в теории при определенных условиях можно добиться того, что реактор превратится в термоядерную бомбу.
        - Что?  - удивленно воскликнули я и астрофизик.
        - Все так,  - вмешался в разговор старпом.  - Вы же видели этих тварей? Они заразили весь корабль! Они везде. В тоннелях, присосавшись к кабелям, они пожирают мелких животных. В крупных энергетических узлах они протягивают свои щупальца и хватают диких. Я уверен, что на корабле не осталось ни одного целого племени диких. И диких продолжают пожирать. Материала навалом, не говоря о том, что есть целый корабль. Это существо уже получило нужное количество материала и, получив достаточно энергии, многократно увеличится в размерах до такого уровня, что станет способно пожирать обшивку и перерабатывать все, до чего коснется. Полностью поглотит реактор, и мы получим точно такого же монстра уже в этой системе, как и у нас на родине. Оно не спеша пожрет спутники или отправится сразу на ближайшую заселенную вами планету. Более того, с увеличением размера оно умнеет и эволюционирует. Этот монстр сможет изменять себя внутренне, и он научится в конце концов входить в гиперпространство. Создавший такое существо из искусственных клеток-машин был воистину гением!
        - Такое чувство, что ты им восхищаешься,  - заметил Кирилл.
        - Я понимаю все ужасные последствия того, что несет это существо нашей галактике, и все же согласись, не восхищаться таким изобретением и гением, его создавшим, невозможно.
        Кирилл лишь покачал головой. Он явно не восторгался создателем монстра и самим монстром, но, положа руку на сердце, честно могу сказать, что старпом прав. Ведь этот монстр по сути - идеальный организм, способный самовоспроизводиться и эволюционировать без смены поколений и невероятными темпами.
        Мы добежали до выхода. Я на миг глянул на таймер. Еще минута. Сердце колотится в волнении, а душу сжимает страх. Этот мерзавец вскружил голову Вале, а теперь использует ее как заложницу. Сколько раз он лгал ей, говоря, что любит ее?
        Я четко представил, как мощным ударом ломаю челюсть этому ублюдку. Гнев горячей волной поднялся вверх, кажется, еще чуть-чуть, и он начнет извергаться из меня, как лава из жерла вулкана.
        Мы промчались мимо баррикад вперед по проходу, повернули налево в коридор, где в прошлый раз останавливались и старпом запускал дрон. Прошла еще минута - осталось одиннадцать. Я чувствую, как время словно утекает сквозь пальцы. Нужно спешить, но и так бегу на пределе.
        - Не беспокойся, Алексей, у нас все получится. Мы обязательно ее спасем,  - внезапно произнес Кирилл.
        - Когда мы вышли, я старательно гнал мысли, что она сейчас в плену, что ей может грозить опасность. Я верил, что этот… Амар действительно любит ее, а не просто использует. Я думал, что он не посмеет причинить ей вред. Может, ты и не знаешь, но я был женат на Валентине. Мы прожили в браке много лет.
        Псионик не изменился в лице, но я чувствовал, что он все же удивлен.
        - Когда мы расстались, для меня мир стал серым и пустым. Я ходил на работу, но не было уже того азарта, жажды познаний, жажды открытий. Я словно перестал существовать, став… биороботом.
        Я горько усмехнулся. Мы выбежали на платформу с транспортником. Осталось одиннадцать минут.
        Стремительно рассевшись по местам, все замерли. Я начал отсчитывать секунды. Наконец спустя десять долгих секунд транспортник дрогнул и начал движение.
        - Эта серая, унылая жизнь была сплошной пыткой. Я и прилетел на эту исследовательскую станцию, потому что узнал, что меня рекомендовала Валентина.  - Я опустил глаза, тяжело выдохнул и добавил:  - Мы можем быть великими учеными, иметь великие амбиции и мечты, но все же не можем перестать быть людьми. Я все еще люблю ее и не могу представить жизнь без нее. Какие, к черту, великие открытия? Зачем мне великие изобретения, если ее не будет рядом?
        Мимо пронеслась еще одна станция, осталось девять минут. Недавно из одного конца в другой мы доехали за пять минут. Если эта поездка займет столько же времени, по приезде у нас останется шесть минут, чтобы добраться до отсека управления.
        - Старпом, у меня к тебе просьба,  - внезапно произнес Кирилл.
        Жаарр Б-100 вопросительно взглянул на псионика.
        - Нам не хватает бойцов. Мог бы ты выделить трех или четырех своих подчиненных?
        - Нет,  - ответил старпом.  - Нам предстоит сражение с монстром, и каждый боец на счету.
        - Тогда давай поменяемся. Кшиштоф отправится с вами, а ты мне предоставишь взамен четверых бойцов. Ты ведь не против?  - спросил он, уже обратившись к астрофизику.
        - Если считаешь, что так у вас больше шансов на спасение Валентины, то не против.
        Это заставило старпома задумчиво глянуть на подчиненных. Наверняка они мысленно обговаривают услышанное.
        - Вам не нужно будет побеждать спецназ. Нужно лишь сымитировать атаку, чтобы они поверили, что на них напали дикие,  - произнес Кирилл.  - А потом связать боем.
        - Я буду выделяться,  - сказал я.
        - Я же сказал, сначала сымитировать, а потом связать боем. Ты появишься на втором этапе. Вам не обязательно их убивать, только отвлеките внимание.
        - А как ты проберешься к Амару?  - спросил я.
        - Как щупальце схватило Валентину?
        - Тоннели с проложенными кабелями!  - воскликнул Кшиштоф.
        - Верно. Люк в отсеке управления выбит. Как и выбит люк по пути к нему. Ты же помнишь то нападение на нас, когда мы спасли вас и шли на выход?  - спросил Кирилл.
        И точно, когда они спасли нас от нападения диких и вели обратно на базу, в какой-то момент одно из щупалец выбило люк и пыталось на нас напасть.
        - Есть люки и поближе к отсеку управления,  - произнес старпом.
        - Так ты согласен?  - спросил Кирилл.
        Ящер тяжело выдохнул и слегка двинул головой вперед, соглашаясь.
        - Отлично. Значит, там есть люк поближе?
        - Да, там есть одна комнатка…
        - Не нужно объяснений, просто сними шлем и мысленно представь это место.
        Старпом оглянулся на Жаарра, тот молча посмотрел в ответ. Мысленно они обменялись какими-то фразами, после чего Б-100 выдохнул, снял шлем и закрыл глаза.
        Кирилл осторожно положил ладонь ему на голову и тоже закрыл глаза. Несколько мгновений они простояли неподвижно. Я увидел, как лицо псионика раскраснелось, а на лбу заблестел пот, словно он пробежал стометровку. Через миг псионик отступил на шаг, пошатнулся и бухнулся в кресло. Поймав мой озадаченный взгляд, он слабо улыбнулся.
        - Такие трюки даются мне нелегко, но через минуту все будет в порядке.
        Я глянул на таймер - восемь минут. Сжал кулаки, пытаясь сдержать дрожь и волнение. Станции пролетают мимо с такой скоростью, что даже не успеваешь понять, что это такое: промелькнул размазанный участок света, и вновь чернота тоннеля.
        Наконец я почувствовал, как транспортник стал замедляться, послышался слабый писк тормозов, а через несколько секунд мы прибыли на станцию. Я выскочил впереди всех, таймер показывал шесть минут. Мы помчались по знакомым коридорам.
        - Похоже, Б-100 прав. Я чувствую какой-то холод в этом месте - здесь вообще не осталось никаких биологических существ, даже насекомых,  - произнес Кирилл.  - Только на границе своего восприятия я ощущаю легкое тепло.
        - Спецназ, Валентина и Амар,  - тихо выдохнув, произнес Кшиштоф.
        - Скоро нужный нам перекресток. После того как вы снимете все блокирующие функции, что будете делать дальше?  - спросил Кирилл.
        - Отправимся в ангар. Жаарр сообщил, что там полно гравилетов. Используем их. Кстати, поторопитесь. Как только блокираторы будут сняты и начнется необратимая реакция наращивания мощности, у нас будет не больше пятнадцати минут, чтобы убраться как можно дальше. Гравилеты перемещаются со скоростью до тысячи километров в час. Полетим на максимальной тяге. Учитывая, что корабль находится в глубокой расщелине, в тот момент, когда произойдет взрыв, мы успеем улететь на достаточное расстояние, чтобы нам ничто не могло повредить.
        - Хорошо. Мы будем в ангаре раньше,  - произнес Кирилл.
        Я глянул на время, осталось пять минут. Скрипнул зубами, но вот впереди появился знакомый перекресток.
        - Удачи. Освободите Валентину, и в ангар!  - попрощался с нами Кшиштоф.
        Я, Кирилл, Жаарр и еще четверо инопланетян побежали дальше. Коридор изогнулся вправо, затем впереди появилась знакомая лестница вверх. Несмотря на столь интенсивный бег, никто не устал, движения у всех быстры и уверенны.
        Четыре минуты.
        Мы выбежали в знакомый коридор, который оканчивался массивной дверью, ведущей в зал перед отсеком управления кораблем.
        - Начинайте. Я пошел,  - произнес Кирилл, прыгнув в небольшое помещение справа.
        - А он сможет найти правильный ход, там ведь тоннели?  - поинтересовался Жаарр, проводив взглядом Кирилла.
        - Несомненно. Псионики интуитивно выбирают верное направление. Кинь такого в сложный лабиринт, и он выйдет из него, ни разу не ошибившись в направлении,  - уверенно произнес я. Еще месяц назад я бы высмеял того, кто мне такое рассказал бы, но после всего произошедшего я уверен в способностях псионика.
        Дверь в конце коридора имела большой вырез по центру. Он такого размера, чтобы спецназовец прошел не пригибаясь. Края выреза оплавились, вздулись и почернели, стали похожими на застывшие куски лавы.
        - Жаарр, ребята, будьте осторожны. Я вступлю в бой сразу, как только вам удастся вытянуть их в этот коридор.
        Жаарр и еще трое инопланетян побежали к вырезу.
        Я глянул на стоящего рядом со мной ящера, от Жаарра его отличали чуть более темные чешуйки.
        - Почему вы так легко согласились помочь нам?  - спросил я.
        - Потому что вы помогли нам, потому что сейчас ваш друг помогает нам, потому что без вас мы не сможем попасть на вашу планету и умрем на этом спутнике газового гиганта. Даже если ваши товарищи прилетят - далеко не факт, что они заметят нас, поверхность этого спутника огромна, заметить на ней группу инопланетян - все равно что пытаться увидеть микроб без микроскопа. Причин на самом деле еще масса. Мне их стоит перечислять?
        - Нет, но спасибо, что решили помочь.
        В этот миг Жаарр и трое инопланетян подошли к выходу, на таймере осталось три с половиной минуты. Они сделали несколько залпов, отпрыгнули назад. Раздался свист и металлический стук от попадания металлических шариков в дверь, пол и стены.
        Жаарр и его товарищи со всех ног помчались к нам. Мы же выставили дула, направив их в проход. Я почувствовал появление в дыре спецназовца раньше, чем он там обнаружился. По какому-то внутреннему наитию я нажал на спусковую скобу как раз в тот миг, когда спецназовец выглянул в проход. Он тут же отпрянул, я услышал легкий крик. Даже с его сверхчеловеческой реакцией увернуться от такого выстрела невозможно.
        Когда Жаарр и три его соотечественника вернулись к нам, мы разделились на две группы и залегли за обоими углами, выцеливая ружьями вырез в двери. В этот миг спецназ бросил в нас небольшую гранату. Мы отпрыгнули, укрывшись за углами, раздался хлопок, и коридор заполнил серебристый дым.
        - Аэрозольная завеса,  - воскликнул я.  - Стреляйте, не дайте им под ее покровом прорваться к нам!
        Завеса сделана из особых частиц разного металла, она не только задымляет все так, что невозможно что-либо разглядеть по ту сторону дыма, но и блокирует все возможные датчики: от тепловых до рентгеновских. Ни одним современным прибором невозможно заглянуть за эту завесу.
        Следуя моей команде, пришельцы открыли беспорядочный огонь, целясь туда, где могли находиться спецназовцы, и я увидел, как внутри облака происходят вспышки света. Похоже, оно настолько плотное, что пучки частиц взаимодействуют с ним. Я услышал резкий свист, один из пришельцев вскрикнул, разбитая энергетическая винтовка упала на пол, а сам ящер, заливая голубой кровью пол, отполз за угол, сжимая руку. В том месте, где должно быть запястье, торчали лишь обломки костей.
        Я чертыхнулся, сорвал с пояса гранату, кинул в задымление. Раздался хлопок. Я уже собирался сделать пару выстрелов из рельсотрона, но в этот миг мне привиделось, как к нам в коридор вылетает пара оглушающих и ослепляющих гранат.
        - Все назад, отвернитесь!  - взревел я, сам отворачиваясь, и в этот миг вылетели гранаты. Они тут же взорвались, выпустив поток яркого света и пронзительный звук.
        Спецназовцы воспользовались своим излюбленным приемом: активировав гранаты, они задержали их на несколько мгновений и только после этого бросили. Поэтому гранаты, коснувшись пола, тут же взорвались. Если бы не мое предчувствие, я превратился бы в слепого и глухого калеку, но, отвернувшись от взрыва, я получил лишь частичное повреждение глаз. Это привело к легкому двоению, будто у меня резко ухудшилось зрение.
        Таймер показал две минуты.
        Я резко развернулся, в ушах все еще стоял шум, даже глушители шума на боевом скафандре не выдержали взрыва сразу двух гранат.
        Из облака дыма вдруг выпрыгнули сразу два спецназовца. В этот миг мое сердце словно замедлило бег, а мир вокруг затормозился. Противники движутся так, словно вместо воздуха им приходится противостоять сопротивлению вязкой смолы. Наши взгляды встретились, дуло рельсотрона начало медленный путь в мою сторону. Но я уже знал, куда он выстрелит, как полетят металлические шарики и как отрикошетят. Мое состояние было похоже на то, что я пережил в зале с двигателями. Но удивляться нет времени. Я стал смещаться с линии огня, поднимая дуло рельсотрона в ответ. Первая пуля вылетела из оружия противника, медленно рассекая воздух, оставляя за собой волны, как несущаяся по океану моторная лодка. Пролетела, чуть-чуть чиркнув по шлему, затем еще одна, но опять мимо. Моя пуля вылетела в ответ. Времени поднимать ружье не было, так что я выстрелил по ногам. Металлический шарик попал противнику под коленную чашечку, где из-за того, что спецназовец слегка согнул ногу, образовался небольшой зазор между наколенником и щитком на голени. Металлический шарик с хрустом разорвал механические мышцы и врезался в ногу.
Спецназовец охнул - его ногу практически перерубило. Кровь брызнула на пол. Спецназовец потерял равновесие, стал падать назад, голова его запрокинулась, открыв небольшой зазор на шее, между воротником и нижней частью шлема. Второй шарик ударил противника в шею, пройдя под углом. Он умер мгновенно, я же в этот миг распрямился, повернулся ко второму противнику, что также медленно двигается, расстреливая ближайшего инопланетянина. Я нажал спусковую скобу, шлем противника выдержал четыре попадания, а затем треснул.
        В этот миг в коридор влетел третий боец, он увидел меня, стал направлять рельсотрон, но в этот миг наши глаза встретились. Я почувствовал, как наши тела словно стали едиными: я слышал его сердцебиение и ощущал как свое, я чувствовал, как он дышит, и казалось, это мои легкие наполняются воздухом. Я почувствовал и его руки, как свои, и потому, когда он начал направлять ствол, я попытался остановить его руку, как если бы она была моей. И он остановил движение, замерев, словно его парализовало, только зрачки сузились в страхе. В этот миг луч из энергетического оружия ударил его в висок.
        Я оглянулся и увидел Жаарра. Он щурился, но взгляд осмысленный и острый, чего нельзя сказать о других пришельцах. Двое валялись ослепшие и оглохшие. У третьего отсутствовало запястье, а четвертый вообще лишился жизни после двух ранений в голову.
        Наши взгляды встретились, я мотнул головой в сторону дыма, Жаарр двинул головой вперед, в жесте согласия. Мы тут же направили винтовки в проход.
        - Стреляй!  - скомандовал я, когда почувствовал, что спецназовцы должны вот-вот появиться.
        Они вылетели из облака, уверенные, что их товарищи разобрались с противниками или как минимум добивают их. Стоило им появиться, как в грудь одного ударил пучок частиц, и бронепластина мгновенно расплавилась. Оплавленный металл прожег скафандр и с шипением потек по груди. Жутко закричав, спецназовец потерял равновесие, и следующий выстрел уже пришелся в шлем, лишив бойца жизни. Второй же, капитан спецназа Луи Бастьен, получил очередь металлических шариков прямо в визор, он умер, так и не успев ничего понять.
        Внезапно охватившее меня странное чувство прошло. Я, тяжело дыша, отступил.
        Сердце бешено колотится в груди, руки слегка дрожат. Рядом валяются инопланетяне, стонут, зажав уши и зажмурив глаза, будто это им может помочь. Я глянул на таймер - одна минута. Закусив губу, я сжал рельсотрон.
        - Жаарр, пригляди за ранеными, я пошел!
        - Хорошо. Удачи, Алексей.
        Я промчался по коридору. Два спецназовца на станции, один раненый в лечебном блоке там же, на станции, двоих в наземной лаборатории оглушил Кирилл. Теперь еще сам Кирилл, четверо бойцов тут. И капитан тоже. Всего десять бойцов плюс капитан. Значит, врагов там остаться не должно.
        Я влетел в зал перед отсеком управления кораблем. Здесь лежит на специальной гравитационной платформе лазерный резак. В двери, ведущей в отсек управления кораблем, имеется широкий вырез.
        Тридцать секунд.
        Я метнулся внутрь, пролетел по ступенькам, оказался в длинном коридоре, полном скафандров, в которых заключены скелеты инопланетян. Добежал до двери. Она медленно поднялась вверх.
        Десять секунд.
        Я влетел в отсек управления, на так называемый капитанский мостик. В центре его застыл Амар, справа от него на стуле - Валентина, а перед Амаром лежит Кирилл.
        Шлем Кирилла не разбит, и вообще не видно каких-либо внешних повреждений - скафандр абсолютно цел. Только вот сквозь визор я увидел застывший взгляд псионика, от глаз по лицу стекали кровавые слезы, кровавые дорожки прошли от ушей вниз по шее.
        Ноль секунд.
        - Добро пожаловать, Алексей.
        Глава 29
        Кшиштоф крепче сжал рукоять лучемета, стал осторожно спускаться по лестнице, но, несмотря на все усилия шагать бесшумно, под ботинками раздается гулкий стук, который, кажется, можно услышать аж в другом конце корабля. По бокам от астрофизика спускаются пришельцы, водя дулами энергетических ружей из стороны в сторону.
        - Каков наш план?  - шепотом поинтересовался Кшиштоф.
        - Входим, прорываемся к реактору. Я и Б-104 заходим внутрь, потому что доступ туда имею только я, а Б-104 имеет достаточную квалификацию, чтобы снять блокираторы. Вы прикроете нас.
        - А этот монстр не атакует, пока вы будете внутри?  - спросил Кшиштоф.
        - Возможно. Именно поэтому постарайтесь максимально сконцентрировать его внимание на себе. Это существо уже огромное, но все еще недостаточно высоко эволюционировало, так что оно не сможет понять, что мы для него опаснее.
        Спустившись по лестнице, отряд оказался в небольшом помещении, в конце которого расположилась массивная дверь, ведущая в отсек с реактором. Кшиштоф закрыл глаза, сделал несколько вдохов, а затем улыбнулся и уверенно шагнул вперед.
        Они ворвались в реакторный отсек подобно урагану, тут же открыли огонь по гигантскому монстру, засевшему под потолком прямо на верхушке внешней оболочки реактора.
        - Удерживайте его!  - прокричал старпом, помчавшись с ящером Б-104 к реактору.
        Кшиштоф надавил на нажимную пластину, ящеры также не медлили, и все тело монстра покрылось вспышками от попаданий. Он жутко взревел, закрылся щупальцами, которые стали, кажется, еще больше, чем в прошлый раз, когда Кшиштоф видел этого монстра. Краем глаза он заметил валяющиеся остатки одежды и брони диких.
        Старпом и Б-104 добежали до входа в реактор, несколькими выстрелами срезали толстый, похожий на корень, отросток от монстра. Десятки таких отростков выходят из его тела, и ими он крепится на внешней оболочке реактора. Отросток упал, испуская черный дым, старпом подошел к двери. Слабый свет стал сканировать его, проверяя личность и право доступа к реактору. Одно из щупалец метнулось к старпому. Кшиштоф слегка скорректировал огонь и срезал щупальце на подлете. Тут же двое ящеров скрылись внутри реактора.
        Внезапно монстр жутко взревел, он перестал защищаться щупальцами и, подставив тело под огонь, сам атаковал. Видимо, он понял, что его громадное плотное тело Кшиштофу и остальным бойцам придется прожигать долго и потому особо опасаться нечего. Щупальца ударили с разных сторон, заставив ящеров отвлечься и перевести огонь на новую опасность.
        Астрофизик же продолжал поливать монстра из лучемета, понимая, что стоит дать ему передышку, позволить сосредоточиться и грамотно атаковать, как от отряда не останется и мокрого места. Кшиштоф длинной очередью сжег ему глаза на морде, но они исчезли ненадолго, вскоре регенерируют. У астрофизика появилось стойкое чувство, что он пытается уничтожить огромный стальной шар, поливая его огнем из примитивного порохового пулемета. Пули просто разбиваются о поверхность, оставляя лишь слабые царапины да легкие вмятины. Сколько ни стреляй, а таким оружием этого монстра, который, если присмотреться, и правда стал раза в полтора больше, чем был, не победить. Но этого им и не нужно.
        Внезапно Кшиштоф на миг ощутил беспокойство. Вроде все идет по плану, но чувство, что должно случиться что-то плохое, вонзилось в сердце, словно стальной штык.
        - Приготовьтесь, что-то должно случиться!  - крикнул Кшиштоф.
        - Что?  - удивленно спросил ящер, стоящий рядом.
        В этот миг из люков с проводами, по которым обычно монстр пускал щупальца, дабы забирать материал на переработку, один за другим стали выпрыгивать небольшие копии этого монстра.
        Ящеры дружно взревели от ужаса, развернули стволы и стали отстреливать новых врагов. Кшиштоф же перевел огонь на щупальца. Монстр регенерировал с ужасающей скоростью, вот только отрубили ему одно щупальце, как оно через полминуты снова отросло.
        Десятки монстров размером с собаку, быстро перебирая щупальцами, как лапками, стремительно понеслись в сторону отряда. Ящеры открыли отчаянный огонь в попытке сдержать натиск, но в этот миг главное существо, победно взревев, атаковало всеми своими щупальцами. Кшиштоф пригнулся, прыгнул вперед, щупальца пронеслись над головой. Он резко развернулся, опять и опять нажимая на пластину. Лучи срезали десятки щупалец, ловящих астрофизика.
        Монстр сконцентрировал все свои щупальца в узком пространстве, позволив отрезать их все плотным огнем в узком секторе обстрела. Кшиштоф победно прокричал, но, как оказалось, его радость была преждевременной. Стоило щупальцам упасть, как открылась страшная картина. Десятки мелких монстров облепили тела ящеров и самозабвенно раздирали их на части.
        Астрофизик негодующе взревел и открыл огонь, стремясь уничтожить как можно больше мелких монстров, но в этот миг что-то жесткое ухватило его за руку. Раздался хруст, от боли на миг почернело в глазах. Лучемет упал на пол, следом повалился Кшиштоф, рыча и задыхаясь. С трудом повернув голову, он взглянул на левую руку. Ее не было, торчал лишь кусок предплечья, кровь лилась струей. В этот миг запустилась медицинская программа костюма. Костюм сделал раненому легкий укол обезболивающего и стянулся выше ранения, чтобы предотвратить потерю крови.
        Все еще чувствуя дрожь и ужас, понимая, что лучемет теперь бесполезен, Кшиштоф прыгнул в сторону трупов мелких монстров. Позади с лязгом ударило щупальце. Еще один маленький монстр попытался схватить астрофизика, но он вовремя качнулся вправо, и существо с шипением пролетело мимо.
        Кшиштоф схватил энергетическое ружье, и лучи один за другим полетели в монстров, срезая щупальца. Астрофизик вертелся на месте, отстреливая подступающих к нему с разных сторон существ. Сердце его стучало быстро, в голове было пусто - ни единой мысли, все его естество сосредоточилось на одном - как можно более эффективно отстреливать противников. Но каким бы быстрым и точным он ни был, с каждым мгновением монстры подступали все ближе, щупальца главного существа регенерировали. Главный монстр атаковал все чаще.
        - Кшиштоф,  - всплыл в памяти до боли знакомый девичий голос.  - Я ведь не умру?
        Говорят, перед ликом смерти человек вспоминает свое прошлое, всю жизнь, но для всей жизни этого мига не хватит, а хватит лишь для того, чтобы оживить самые важные воспоминания, самые дорогие…
        Сорок лет назад. 2077 год
        Когда в дверь позвонили, Кшиштоф уже почти заснул, но звонок повторился, и мальчик открыл глаза. Настроение у него мгновенно испортилось - кто посмел прийти в столь поздний час? В коридоре раздались шаги матери, щелкнул замок. Мальчик услышал приглушенный разговор, но слов не разобрал.
        Вновь шаги, на этот раз по направлению к его комнате. Стук в дверь эхом отразился от стен.
        - Кшиштоф, не спишь? К тебе Оля пришла.
        Мальчик чертыхнулся про себя, понимая, что его подружка так просто не сдастся. Она войдет, чтобы разбудить его, так что притворяться спящим бесполезно.
        - Не сплю, сейчас выйду.
        Мальчик поднялся с кровати. Подошел к небольшому деревянному шкафчику. Война с машинами закончилась семь лет назад, и человечество только восстанавливается. Кшиштоф не помнил войны, но знал, что она длилась двадцать пять лет. Родился он в убежище, когда в войне наступил переломный момент, и человечество стало побеждать по всем фронтам, так что ни особого голода, ни лишений не испытал.
        Одевшись, Кшиштоф покинул комнату.
        - Ну наконец! Что так долго?  - возмущенно воскликнула светловолосая девочка в простоватом платье. Волосы двенадцатилетней девочки заплетены в косу, серые глаза смотрят на парня с негодованием, из-за сведенных над переносицей бровей на лобике появились морщинки.
        - Неужели забыл?
        - Да помню, помню, просто задремал слегка,  - пробурчал мальчик, надевая ботинки.
        В комнате у мамы работает радио, диктор скороговоркой читает новости. Пока завязывал шнурки, услышал, что ввели новую линию производства машин, скоро начнется производство более точной электроники. А в конце выпуска новостей прозвучало предупреждение: если кто-то почувствует признаки нового заболевания, что распространяется сейчас среди населения, то должен сразу звонить в «Скорую помощь».
        - Далеко не ходите. У нас спокойно, конечно, но мало ли что!  - строго произнесла мама Кшиштофа - высокая и черноволосая. Она была чуточку полновата, но это ее совсем не портило, а наоборот, делало еще привлекательней. От нее, казалось, исходили тепло и уют.
        - Мы будем тут, во дворе, все-таки сегодня такое важное событие!  - пообещала девочка.
        Поскольку окна их комнаты в двухэтажном домике выходили во двор, мама Кшиштофа в любой момент могла проследить за детьми, как и Олина мама.
        - Пойдем.
        Схватив за руку, девочка, худенькая, ниже Кшиштофа на голову, уверенно потащила его на улицу.
        Сегодня особое событие - звездопад. Оля обожает звезды, причем настолько, что папа, собрав все накопленные трудочасы, смог купить ей дорогой и раритетный телескоп - из тех, что были созданы до войны. Сейчас телескопы пока еще производить не могут. Планета до сих пор в руинах, ни о каком сложном производстве речи не идет - наладить бы простейшее машиностроение и станкостроение. Хотя с последним уже наметился сильный прогресс. Недавно в одной из трех промышленных зон открылось сразу несколько десятков станкостроительных заводов. Активно налаживается производство стройматериалов. В новостях говорят, что такими темпами уже через двадцать лет можно будет выйти на довоенный уровень, благо не приходится «изобретать велосипед», большинство технологий сохранилось. Немало и утеряно, но это не критично, учитывая, что большинство утраченного - это информационные технологии и технологии по созданию искусственного интеллекта и всего, с ним связанного, которые сейчас никто в здравом уме возрождать не станет.
        - Это так красиво!  - воскликнула девочка, глядя в телескоп на звездное небо.  - Посмотри!
        Она толкнула Кшиштофа к телескопу. Мальчик не испытывал особого трепета перед этими светящимися точками, но сегодня было особое событие - звездопад. Наблюдая за десятками росчерков, мальчик ощутил, что в душе его что-то шевельнулось, но он быстро отмел это. У него уже есть мечта - стать биоинженером, разрабатывать новые модификации человеческого тела. Это Оля все грезит звездами и пытается свою любовь к ним привить Кшиштофу.
        - Интересно, сможем ли мы когда-нибудь добраться до них?  - тихо спросила Оля.
        Кшиштоф отошел от телескопа, освобождая место девочке.
        - Учитывая, что благодаря генной инженерии мы перестали стареть и умирать,  - да, когда-нибудь доберемся.
        - Эх, скорее бы это наступило,  - прошептала она, оторвалась от созерцания звездопада и повернулась к мальчику.
        Даже так, в темноте, благодаря улучшенному генной инженерии зрению, Кшиштоф довольно отчетливо видел ее лицо и румянец на щеках.
        - Знаешь, если появится когда-нибудь возможность путешествовать к звездам, я хочу, чтобы ты отправился со мной,  - выпалила она.
        Мальчик слегка опешил, но потом его губы расползлись в улыбке.
        - Конечно, когда мы научимся летать к звездам, я обязательно отправлюсь с тобой,  - с легкостью пообещал он, зная, что такое случится еще не скоро, а за это время многое может измениться. Вдруг он все-таки полюбит космос?
        Девочка улыбнулась в ответ.
        - Это обещание.
        Она хотела сказать что-то еще, но вздрогнула, глаза расширились. Оля упала на колени и стала кашлять. В последние два дня она часто кашляла, но таблетки от простуды никак не помогали. Да и что это за простуда? Все люди модифицированы так, что никакая болезнь их не возьмет.
        - Что-то мне нехорошо,  - откашлявшись, прошептала Оля.
        Кшиштоф решительно подошел к девочке, приложил ладонь ко лбу. У нее жар.
        - Это ненормально! У тебя даже температура высокая. Нужно все-таки сказать матери.
        Он повернулся и громко позвал.
        Видя, что с детьми что-то не так, выбежали обе мамы. Мама Оли побелела и метнулась обратно домой. Кшиштоф перевел взгляд на свою маму.
        - Что случилось?  - шепотом спросил он.
        - Похоже, она заболела новой, пока еще неизвестной болезнью. В последние недели это передают по всем новостям,  - с печальным и в то же время встревоженным лицом произнесла мама.
        От ее слов у Кшиштофа засосало под ложечкой.
        Белые стены коридора больницы действовали на Кшиштофа гнетуще, словно он оказался в тюрьме без окон и дверей. Это неприятное давящее чувство, от которого становится душно и хочется побыстрее выйти наружу, дабы вздохнуть полной грудью. Мама не поехала с мальчиком, только он, Оля и ее родители.
        Раздался скрип. Из палаты вышли Олины мама и отец в сопровождении доктора - невысокого мужчины с короткими черными волосами и аккуратной черной бородкой.
        - К сожалению, мы ничего не можем сделать. Было бы у нас довоенное оборудование - мы бы попытались, но сейчас мы не можем установить, что это за болезнь и как с ней бороться. Мы ничего не знаем о ней, и поражает она не всех. Это не эпидемия, заражен только небольшой круг людей, но по каким причинам, мы также понять не можем,  - разведя руками, устало пояснил он.  - Надо надеяться, что ее организм сам сможет побороть болезнь. В пяти процентах случаев это удается.
        Мама Оли зарыдала, прикрывшись платком, а отец, сдерживая слезы, обнял жену за плечи, отвел в сторонку, что-то шепча.
        - Простите, доктор, а я могу ее навестить?  - спросил Кшиштоф.
        - А ты кто, мальчик? Ее брат?
        - Нет, он ее друг. Я не против,  - пояснил отец Оли.
        - Хорошо, только недолго. У тебя пять минут.
        Кшиштоф зашел в палату. Оля лежит на большой кровати, к ней прикреплена куча датчиков, на старом потрепанном приборе отмечается сердцебиение, слышны периодические писки. До кровати не добраться, между выходом и ею расположилась небольшая стенка с пластиковым окном. Справа от стенки дверь, но сейчас она закрыта. Мальчик осторожно постучал в стекло. Оля медленно повернула голову, губы растянулись в улыбке, но лицо ее осталось бледным.
        - Как себя чувствуешь?  - спросил Кшиштоф.
        - Слабость чувствую,  - раздался голос девочки из динамика над головой.  - Кшиштоф, я ведь не умру?
        - Нет, конечно!  - резко ответил мальчик.  - Доктор сказал, что были случаи, когда люди вылечивались от этой болезни. Так что крепись! Все будет в порядке! А потом мы вырастем и полетим вместе к звездам!
        Губы Оли дрогнули, в глазах заблестели слезы.
        - Так что не смей сдаваться! Борись с болезнью! Обещаю, мы вместе будем путешествовать к новым планетам!
        - Я… не хочу умирать. Я буду бороться, мы обязательно увидим звезды вместе. Кшиштоф…
        - Да?
        - Я хотела сегодня сказать, что люблю тебя! Давай, когда вырастем, поженимся.
        Мальчик вздрогнул, кровь прилила к лицу, он отвел взгляд, затем нахмурился и уверенно произнес:
        - Конечно, когда мы станем взрослыми, я возьму тебя в жены!
        Кшиштоф ходил к ней следующие три дня, пропуская школу, но там с пониманием отнеслись к этому и не стали его наказывать, а просто выдали дополнительные задания, и по вечерам мальчик делал их с мамой. С каждым днем Оле становилось все хуже, но Кшиштоф призывал ее бороться до конца, чтобы воплотить свою мечту в жизнь.
        На четвертый день Оля умерла. Сообщение о ее смерти поразило мальчика настолько, что он, кажется, выпал из реальности. Олю кремировали, так как хоронить человека, несущего в себе опасную, неизвестную болезнь, посчитали рискованным.
        Придя после похорон, Кшиштоф уселся на кровати, подогнув под себя ноги, и стал смотреть в одну точку. Он не заметил, как в комнату вошла мама, присела рядом с ним, обняла сына за плечи. Стала шептать утешающие слова, гладить по волосам. И тут у него в голове что-то переключилось, он наконец осознал, что его подруга, с которой он знаком чуть ли не с пеленок, умерла. Ее больше не стало.
        Кшиштоф сжал кулаки, чувствуя, как ком подкатил к горлу.
        - Мама,  - тихо прошептал он.
        - Что, сынок?  - спросила она.
        - Я хочу, чтобы ты забрала документы из профильного класса с углубленным изучением биологии.
        - Зачем?  - удивленно спросила она.  - Ты больше не хочешь учиться?
        - Нет… точнее, не в этом дело. Я не хочу быть генным инженером.
        Он повернул к ней лицо. Сердце матери дрогнуло, когда она увидела, как по щекам ее уже подросшего любимого сына текут слезы.
        - Я хочу стать астрофизиком и изучать звезды, а потом однажды отправиться в путешествие к далеким планетам,  - прошептал он, закрыл глаза и уткнулся маме в плечо.
        Кшиштоф никогда не любил звезды, но в тот день в его жизни появилась четкая цель - однажды отправиться в путешествие к ним.
        Но до исполнения его мечты было еще долго. Человечество только восстанавливалось, а Кшиштоф рос без отца, и, чтобы помочь матери, ему пришлось учиться инженерному делу. Будущий известный астрофизик много где побывал и много что делал, но никогда не забывал о своей мечте. Как только жизнь его наладилась, Кшиштоф вернулся к своим планам. Его намерение, его обещание полететь к звездам переросло в личное желание - он и сам стал одержим звездами…
        Эти воспоминания пробудили в астрофизике волю к жизни.
        - Да, точно, я хотел отправиться к звездам,  - прошептал Кшиштоф.  - Мне нельзя умирать, даже если смерти избежать не получается. Я здесь не умру!
        Монстры наступали со всех сторон. Однако на него накатило какое-то странное чувство спокойствия и уверенности, более того, его восприятие словно расширилось, он слышал каждый, даже самый слабый звук в зале, видел все предельно четко. Он прекрасно ощущал намерения монстров, заранее предвидел их следующий ход. Он словно оказался на шахматной доске, в сложнейшем положении, где каждая из фигур грозит матом. Кшиштоф оскалился. У него все получится, он выживет и полетит к звездам.
        Он прыгнул в сторону, щупальце ударило мимо, резко развернулся и выстрелил в ближайшего монстра, затем в другого, в третьего. Он стал быстро перемещаться по залу, стреляя по противникам, предвидя их действия и попадая в самые уязвимые места, нанося максимальный урон. Чувство, охватившее его, было ему не в новинку. Раньше в нем такое пробуждалось, когда он играл в шахматы: он начинал предвидеть действия противника, знал, что тот хочет предпринять и как отреагирует на тот или иной ход. Из-за этого у него даже появилась привычка сообщать сопернику, через сколько ходов тот проиграет. И еще ни разу никто не смог выиграть у Кшиштофа в шахматы.
        Только сейчас это чувство предвидения и понимания стало острее и глубже, ему казалось, что его способности быстро расширяются и усиливаются.
        Время стремительно текло, монстр отчаянно пытался поймать мечущегося человечка, но у него никак это не получалось. Его же маленьких копий становилось все меньше - Кшиштоф умудрялся стрелять так, что не просто разрезал шкуру, но и выводил из строя аккумуляторы внутри существ. По всем расчетам, раненый астрофизик, лишившись руки, товарищей и лучемета, должен был погибнуть в течение следующих тридцати секунд, но в реальности прошло уже пять минут, а Кшиштоф не просто не погиб, но и успешно продолжал сопротивляться.
        Монстр атаковал со всей яростью, но у него ничего не получилось. Кшиштоф ловко увернулся и отстрелил щупальце.
        - Все готово!  - раздался крик старпома.
        Они с Б-104 вышли из реактора и замерли, увидев убитых товарищей. Но еще больше их поразило, что Кшиштоф внезапно развернул ствол в их сторону и выстрелил. Старпом вздрогнул, когда рядом упало щупальце монстра, а сама тварь издала громкий визг.
        - Не стойте, уходим!  - скомандовал Кшиштоф.
        Прикрывая их, он дошел до выхода, пропустил ящеров вперед, прыгнул следом и, только когда дверь за ним закрылась, тяжело выдохнул. Хотелось прилечь, отдохнуть, да и голова кружилась. Пусть костюм и остановил кровотечение, но Кшиштоф потерял немало крови, так что, даже несмотря на стимулирующие препараты, он чувствовал сильную слабость.
        - Двигаем в ангар,  - произнес астрофизик, засекая время до взрыва.
        Глава 30
        Я попытался дернуться, но все движения скованны. Амар смотрит на меня спокойно и даже как-то отчужденно. Валентина неподвижна, мне на миг показалось, что она мертва, но только в голове возникла эта мысль, как я почувствовал Валю, почувствовал, что она все еще жива и находится без сознания.
        - Что ты сделал с Кириллом?  - с трудом двигая губами, спросил я.
        - Указал мальчишке его место. Мал он еще, чтобы на взрослых людей нападать. Не беспокойся, в отличие от тебя, я стараюсь сводить жертвы к минимуму. И если можно обойтись без убийств - я так и поступаю. Спецназовцы мертвы?
        - Да.
        - Жаль,  - произнес Амар.  - Но их жертва не будет напрасной. И все же я удивлен. У вас не было ни шанса выстоять против бойцов Луи Бастьена, и все же вы смогли их одолеть. Но, увидев тебя, я все понял. Скажи, Алексей, ты родился псиоником или пробудился только сейчас?
        - Я - псионик?  - удивленно переспросил я.
        - Видимо, пробудился только сейчас. У меня была мысль: ты либо тайный агент, о котором мало кто знает в правительстве, либо такой же, как я,  - пробудившийся, не зарегистрированный, скрывающий свои силы. И скрывающий глаза под цветными линзами. Но стоило мне так подумать, как я осознал, что все это не так. И твои слова подтверждают единственный логичный вывод. Ты только сейчас пробудился.
        Я молча сверлил его взглядом. Не потому, что во мне сейчас разливается какая-то ненависть к нему, нет. Я просто в недоумении. То, что говорит этот человек, кажется немыслимым, но я чувствую, что он прав, что в его словах нет и капли лжи.
        - Похоже, ты решил не подвергать мои слова сомнению. Тем лучше. Что будем делать, Алексей? Я так понимаю, что двигатели вы не запустите. Что ж, мне нужно дождаться только остальных, сейчас сюда летят мои товарищи. Десять кораблей, набитых «Свидетелями первого контакта»,  - это только первая волна. Ковчег поможет нам спасти человеческую цивилизацию.
        - Зря надеешься, правительство уже знает про ваши проделки. Никто сюда не прилетит. Ты проиграл, Амар.
        - Прилетят. В будущем, которое я видел, мы захватили корабль и привели его к Земле, чтобы забрать оставшихся сторонников. А еще я видел ужасного монстра, пожирающего нашу родную планету, а потом и всю Солнечную систему. Для меня, того, кто ненавидит машины и искусственный интеллект больше всего, этот кошмар является главной мотивацией делать то, что я делаю.
        Я вспомнил слова Кирилла и его демонстрацию с ложкой.
        - Прошлое не изменить,  - тихо произнес я.  - Но будущее еще не предопределено. Это ошибка, Амар. Ты видел не прилетевшего из системы пришельцев монстра, а того, что здесь, на корабле. Как только вы поднимете эту махину в космос, монстр окончательно сожрет и переработает корабль, превратившись именно в того монстра, которого ты так боишься. Будущее, которое ты стремишься предотвратить, на самом деле наступило бы из-за твоих действий.
        - Ты лжешь!  - нахмурившись, выкрикнул он.
        Наши взгляды встретились, я почувствовал, как его гнев быстро сменяется ужасом.
        - Нет… нет, это неправда!
        - Будущее можно изменить. И оно уже изменилось. Друзья Жаарра сейчас снимают блокираторы с реактора и наращивают его мощность до критического уровня, превращая его в огромную термоядерную бомбу. Ты проиграл, Амар, корабля тебе не получить, твоих соратников арестовали.
        Амар застыл, глядя на меня, на скулах его заиграли желваки, ему не хочется верить в это, но его предчувствие подсказывает, что я прав.
        - Что ж. Тогда мне придется покинуть вас. Если все, что ты говоришь,  - правда, то мне придется вновь уходить в подполье. Придется опять менять облик, создавать новую сеть и придумывать план, как добраться до «Арарата».
        Он развернулся и не спеша пошел к Валентине.
        - Зачем ты к ней идешь, засранец?!  - взревел я.
        - Не волнуйся, я не собираюсь убивать Валю. И не собирался. Я знаю, что ты ее до сих пор любишь, что вы когда-то были женаты, хотя она это не афишировала, да и ты ни разу об этом не проговорился. Именно поэтому я хотел сыграть на твоих чувствах, но не получилось.
        Он остановился перед Валей, с теплотой посмотрел на нее, пальцы осторожно погладили по волосам.
        - Когда я грозил, что убью ее через пятнадцать минут,  - это был блеф. Я быстрее лишил бы себя жизни, чем нанес ей хоть какой-то вред. Я мог бы улететь и оставить вас, но есть одна небольшая загвоздка,  - сказал он, повернувшись ко мне.  - Я тоже люблю ее. Ой, не надо так злобно смотреть на меня. Вы расстались, теперь она моя.
        Тело мое словно парализовало, я чувствовал, как Амар сдерживает меня, словно он вот здесь, рядом, и физически держит меня за руки. Я попытался вырваться из невидимого захвата, освободиться, но мое тело не подчинилось. Это нечто сродни сонному «параличу», когда тебе кажется, что ты проснулся, но не можешь пошевелить и пальцем, вроде бы полностью ощущаешь тело, но оно отказывается двигаться.
        Он заберет ее и скроется в неизвестном направлении, и его точно не найдут. В этом я абсолютно уверен, нужно остановить его, не дать забрать у меня Валентину. Двигайся! Ведь это мое тело, оно должно подчиняться мне. Он сказал, что во мне пробудились псионические силы, значит, я могу ему противостоять, могу разорвать эти оковы. Черт, только вот я никогда этому не учился и не знаю, как это делать, но сейчас не время печалиться. Нужно просто двинуться, нужно быть уверенным, что у меня получится, надо представить, как мои руки начинают двигаться. Как делал Кирилл? Он представлял, что предмет взлетает, и предмет взлетал. Мысль материальна! Так что двигайся!
        Амар протянул руку, чтобы поднять Валентину с кресла, но вдруг замер, его глаза в ужасе расширились, он резко обернулся. Раздался легкий хлопок преодоления звукового барьера. Амар вздрогнул, застыл, его взор медленно опустился вниз.
        - Я удивлен, что ты смог противостоять моей силе. Но ты даже не знаешь, с кем пытаешься бороться,  - прошептал он, резко развернувшись в мою сторону.
        В нескольких миллиметрах от его скафандра застыл металлический шарик. Я снова нажал на спусковую скобу. Шарики, застывшие в миллиметре от его шлема, с легким звоном упали на пол. Я хотел было продолжить стрельбу, но Амар сделал легкое движение пальцами, и рельсотрон вылетел у меня из рук. А в следующее мгновение я почувствовал, как ноги отрываются от пола. Я стремительно полетел назад, через миг спина с тяжелым лязгом ударилась о стену.
        - Ты посмел бросить вызов мне? Если бы сидел смирно, все было бы хорошо, но теперь придется и тебя наказать.
        Наши взгляды встретились. Внезапно его глаза стали ближе и заняли весь обзор, я не видел ничего, кроме его глаз. Жестоких и холодных. Все звуки пропали, в голове раздался писк, а от боли заломило виски. Я попытался отвести взгляд, но не смог, попытался двинуться, но не ощутил тела. Я почувствовал тепло в ушах, оно медленно поползло вниз, по шее, перед глазами также появилась кровавая пленка, слезы потекли по лицу.
        Вот оно, то, что он сделал с Кириллом. Такое чувство, что он выдавливает мозг. Надо остановить его, иначе я просто упаду. Нельзя сдаваться, даже если он самый сильный псионик, даже если у меня нет и шанса на победу. Я не могу позволить себе сдаться. Проигрыш равносилен смерти, я больше не выдержу этой мрачной и одинокой жизни. Сейчас, когда между мной и Валентиной вновь вспыхнул тот огонь, я не могу просто отказаться от нее, проиграть!
        Я сжал челюсти, затрясся, чувствуя, как на лбу напряглись вены, а из носа потекла кровь. Мысленно я создал внутри себя невидимый барьер, который стал также мысленно расширять, выдавливая из себя ту боль и тяжесть, которой придавил меня Амар. Вот барьер дошел до головы и с трудом стал отодвигать ту невидимую руку, что давит на него, я почувствовал, как боль отступает, заметил, как глаза Амара резко отдалились. Впервые на его лице я увидел страх, лоб его блестел от пота.
        - Думаешь, уже победил?  - резко спросил он.
        Давление усилилось, он начал отодвигать мой барьер и покрылся потом, даже стиснул зубы так, что я услышал скрежет.
        - Сопротивляйся!  - раздался в голове голос Кирилла.  - Я тебе помогу!
        Внезапно давление резко упало, а затем и исчезло. Амар отпрыгнул в сторону, с удивлением и страхом взглянул на Кирилла, который, тяжело дыша, распрямился.
        - Молодец. Ты заставил его полностью переключиться на тебя и ослабить психический контроль, что позволило мне вернуться в сознание,  - произнес псионик.  - Какое странное чувство. Мне кажется, что я стал гораздо сильнее.
        - И вправду удивительно. Такое чувство, словно ты не родившийся псиоником, а пробудившийся,  - прохрипел Амар.  - Но если вы думаете, что победили, то глубоко ошибаетесь.
        Один из стульев сорвался со своего места и стремительно, с огромной скоростью метнулся в меня. Я пригнулся, над головой раздался такой грохот, словно разорвался артиллерийский снаряд. Кирилл тем временем выкинул руку вперед, Амар пошатнулся, отступил на шаг, но удержался.
        - Я научу тебя уважать старших!  - прохрипел он.
        А в следующее мгновение Кирилл согнулся, рефлекторно ухватился за горло, но металлические перчатки боевого скафандра лишь сжали воротник.
        Нужно как-то ему помочь!
        Рельсотрон валяется в другом конце зала. Бежать за ним - плохая идея, так как чувствую, что не добегу, и Амар не даст мне добраться до оружия. Попытаться мысленно метнуть в Амара стул? Идея еще более глупая. У меня нет ни умений, ни практики, а тратить сейчас время на бесполезные попытки освоить псионическую силу, которой обучаются годами,  - верх идиотизма.
        Я принял единственное верное решение. Сорвавшись с места, помчался со всех ног к Амару. Достаточно просто налететь на него - столкновение с двухсоткилограммовым телом, да еще на скорости пятьдесят километров в час - это достаточно серьезно. Но добежать мне было не суждено. Амар вовремя услышал топот, скосил взгляд, и я замер, остановившись в метре от него. Опять меня словно сжала невидимая рука.
        Я вновь создал мысленный барьер и стал со всем упорством мысленно расширять его. По виску Амара потек пот, я видел, как он стиснул челюсти, как его лицо покраснело от натуги, на голове вздулись вены, а все тело задрожало, и все же он оказался сильнее нас. Приложив максимум усилий, он не только сдержал нас, но и перешел в контрнаступление. Кирилл захрипел, а я почувствовал, как мой барьер начал сжиматься.
        В этот миг, когда казалось, что нам конец, я увидел движение впереди. Валя застыла в двух метрах от Амара, подняв рельсотрон, только не мой, а Кирилла. В глазах Амара появился ужас, он зарычал, и в этот миг раздался хлопок.
        Металлический шарик, дрожа, застыл в волоске от шлема Амара, я же внезапно почувствовал, как давление упало. Тут же резко расширил барьер и, сбросив скованность с тела, прыгнул вперед. Амар выставил в мою сторону руку, и я почувствовал, что вновь отправился в полет, но успел увидеть, как Валя опять выстрелила, что заставило Амара отвлечься. Далее все случилось в одно мгновение. Кирилл, ощутив ослабшую хватку, резко распрямился и сам выставил руку вперед.
        Амара подняло в воздух и отбросило назад с такой силой, словно его на полной скорости сбил грузовик. Амар Джутхани с тяжелым грохотом ударился о стену спиной и затылком, бухнулся на пол и затих.
        Кирилл тут же подскочил к нему и замер.
        - Все,  - выдохнув, произнес он.  - Он под моим псионическим контролем. Спасибо тебе, Алексей. Если бы не ты, то я оставался бы под его контролем. Но благодаря твоему упорству, а также тому, что ты заставил его направить все силы на тебя, я смог прийти в сознание. А уже вместе мы заставили его попотеть еще сильнее и снять пси-контроль с Валентины. Хорошо поработали. Но что удивительно, ты пробудился. Я чувствовал, что это может произойти, еще с того момента, когда ты смог предвидеть атаку щупальца. И все равно я удивлен. Со времен Амара еще ни одному человеку не удавалось пробудиться. Все псионики, появившиеся после него,  - это люди, уже родившиеся со способностями.
        - Ну, раз прецедент есть, то повтор подобного - лишь вопрос времени,  - тяжело дыша, произнес я.  - Но сейчас не время разговоров, надо спешить. Скоро корабль взорвется!
        - Взорвется?  - удивленно воскликнула Валентина.
        - Да. Кшиштоф и его товарищи этим занялись.
        - Инопланетяне?
        Мы с Кириллом переглянулись.
        - Объясню по дороге,  - пообещал я Вале.
        Кирилл взвалил на плечо потерявшего сознание Амара, находящегося под пси-контролем. Такой контроль не даст ему очнуться, пока этого не захочет контролирующий его псионик. Мы выпрыгнули в коридор, пробежали мимо убитых спецназовцев.
        - Рад, что у вас все получилось,  - произнес Жаарр, увидев нас, затем его взгляд переключился на Амара.  - Что будете с ним делать?
        - Отдадим под суд. Гляжу, вас неплохо потрепало,  - заметил Кирилл.
        Ящеры сидят бледные, у некоторых красные глаза, они подслеповато смотрят по сторонам. Тот же, которому снесло руку, глядит в одну точку и, кажется, вот-вот упадет в обморок.
        - Поднимай их, Жаарр, нужно спешить, иначе улетят без нас, а оставаться здесь мне как-то не хочется,  - произнес я.
        Ящер кивнул, посмотрел на товарищей. Те с трудом поднялись, одного мне даже пришлось взять под руку и помочь подняться на ноги, но когда он распрямился, то пошел сам, пусть и прихрамывая.
        Помня, что времени до взрыва не так много, я мысленно подгоняю раненых. Понимаю, что они ранены и тут уж ничего не поделаешь. И все же хочется двигаться быстрее, потому что перспектива взорваться мне совершенно не нравится.
        Я всеми доступными чувствами ощущаю, как время стремительно уходит и шансы на спасение у нас тают, как снег под лучами палящего солнца.
        Наконец спустя несколько долгих минут мы оказались в знакомом заполненном трубами помещении - месте первого боя. Ящеры слегка оклемались, стали видеть лучше да и двигаться быстрее, так что оставшееся расстояние до ангара мы прошли, можно сказать, моментально, если сравнивать с тем, что было до этого.
        - Кшиштоф, это мы. Гляжу, вы дождались нас.
        К моему удивлению и великому огорчению, их осталось только трое, причем у Кшиштофа отсутствовала левая рука. Нет, конечно, сейчас это не такая уж серьезная проблема - потеря руки. Регенерирующие способности человека сейчас таковы, что уже месяца через два у астрофизика будет новая рука. Но вот что действительно поразило меня в его облике - это фиолетовые глаза. Кирилл тоже был поражен, но постарался не проявить ни капли удивления.
        - Гляжу, и у тебя тоже пробудилась эта сила,  - произнес Кшиштоф.
        - Вообще-то я это должен был сказать. Ладно, сейчас не время делиться новостями. Так понимаю, у вас все получилось?
        - Да. До взрыва осталось восемь минут.
        - Что ж, быстренько - на гравилеты, и улетаем как можно дальше.
        - Вот в этом-то и проблема,  - хмуро произнес Кшиштоф.
        Я оглядел ангар, по коже прошел мороз. Я только сейчас заметил, что ангар опустел.
        - Если хорошенько подумать, то где еще эти твари могли набрать аккумуляторов от гравилетов,  - сокрушенно сказал старпом, сжал кулаки и резко высказался на своем языке.
        - Не стоит паниковать. Пойдемте так,  - предложил я.  - Постараемся убраться как можно дальше.
        Говорю я уверенно, но сам не верю в свои слова. Я четко чувствую, что пешком на безопасное расстояние мы не уйдем и все равно погибнем.
        Валя сжала мою руку, прижалась к ней, закусила губку, взгляд ее остановился. Бьюсь об заклад, она сейчас отчаянно ищет выход.
        - Прием, прием, меня кто-нибудь слышит?  - раздался в скафандре голос Альфреда Шмита, начальника охраны исследовательской станции.
        Насколько помню, всех на станции арестовали и оставили охрану из двух спецназовцев. Как же Альфред оказался здесь?
        - Мы здесь. Это Кшиштоф Вуйчик. Нам нужна срочная эвакуация!  - быстро произнес астрофизик.
        - Слава богу, вы живы! Мы смогли скрутить спецназовцев вверху, я сразу прилетел сюда и узнал от Павла, что вы отправились на корабль.
        - Все прошло удачно, только вот через несколько минут корабль взорвется, срочно лети и забери нас!  - прокричал я.
        - Хорошо, уже вылетаю.
        Мы подбежали к выходу, перед нами застыла гравитационная пелена, стоит ее переступить, и окажешься в суровом холодном и практически безвоздушном пространстве. Я поднял голову, напряженно всматриваясь в темноту, мысленно отсчитывая секунды.
        Спустя сто пятнадцать секунд в небе появились знакомые очертания корабля. Он слегка развернулся и, гудя движками, приземлился прямо перед входом. Задняя стенка опустилась, превратившись в трап. Мы торопливо втащили внутрь ящеров и Амара и поспешили занять места.
        - Взлетай!  - крикнул я.
        Гудя движками, транспортный корабль стал подниматься вверх, одновременно с этим задняя стенка поднялась и отрезала нас от внешнего мира.
        - Можешь вывести изображение с задних камер?  - попросил я.
        - Конечно.
        В один миг задняя стенка словно исчезла, вместо нее появилась картинка того, что творится позади корабля. Мы стремительно ушли вверх, космический корабль превратился в точку.
        - Павла, женщин и спецназовцев, я так понимаю, ты уже забрал с базы?  - уточнил я.
        - Да, они все на исследовательской станции. Сейчас в мире творится черт-те что. К нам летят несколько групп спецназа, а по новостям в прямом эфире показывают десятки арестов. Я, честно, поражен, насколько «Свидетели первого контакта» укоренились в обществе и во власти.
        - Теперь уже нет. Все участники секты арестованы, как и их лидер,  - с усмешкой произнес Кирилл.
        - Ты имеешь в виду…
        Договорить он не успел. Яркая вспышка на миг ослепила камеру, а затем мы увидели, как черный гриб дыма медленно поднимается из расщелины, его пронизывают разряды молний.
        - О господи, вот это да!  - воскликнул Альфред Шмит.  - Задержись мы на минуту, и от нас бы и мокрого места не осталось.
        Он поддал мощности, но это уже не особо и нужно. Мы уже находились в вакууме космоса, так что нам не страшна ударная волна.
        В разные стороны от расщелины, где недавно был корабль, прошла дрожь, ледники мгновенно растрескались, часть моментально превратилась в пар, что густой белой дымкой стал подниматься вверх.
        Я почувствовал, как Валентина подвинулась поближе. Машинально поднял руку, девушка ловко юркнула под нее и прижалась ко мне. Я аккуратно опустил руку, держа в памяти, что я все еще в боевом скафандре, а рука весит больше десяти килограммов.
        - Наконец все закончилось,  - прошептала Валя, глядя на поднимающиеся клубы дыма.
        - Боюсь, все только начинается. Сегодня мы избавились от малой угрозы, но большая угроза, зародившаяся тысячу лет назад и планомерно летающая от одной звездной системы к другой и пожирающая планеты, все еще существует. Так что впереди нас ждет еще много испытаний.
        Девушка зябко повела плечами.
        - Не волнуйся, мы справимся со всеми.
        Она подняла голову, наши взгляды встретились. Не будь мы окружены толпой инопланетян и парочкой людей, я бы сорвал шлемы и поцеловал ее, но сейчас лишь улыбнулся.
        - Валя, выходи опять за меня.
        Ее губы дрогнули, улыбка стала шире, в глазах заблестели слезы.
        - Обязательно.
        Эпилог
        Огромное изображение космоса зависло передо мной. На черном полотне разбросаны мириады и мириады звездочек. Они блестят, как мелкие осколки хрусталя. Я стою посреди комнаты, взирая на панорамную голограмму. Если глянуть чуть правее, можно увидеть гигантский лик Юпитера. Спустя пять лет я вернулся к нему. На этот раз с конкретной миссией изучения подводной жизни. На поверхности Европы появился огромный кратер - после того взрыва. Как оказалось, в этом месте находится что-то типа спящего водяного вулкана, именно из-за его извержений тысячу лет назад корабль и был затоплен и вморожен в кору Европы. Так что если в этом месте проделать неглубокую дыру, то можно добраться до океана. Несколько экспедиций уже взяли пробы воды и обнаружили неизвестные микроорганизмы. Предположение, что подо льдом Европы в плещущемся океане есть жизнь, теперь официально подтверждено.
        Я почувствовал движение позади. Дверь открылась бесшумно, также бесшумно вошла посетительница, ступая по мягкому красному ковру, что надежно поглощает все звуки.
        - Валя, можешь не подкрадываться, я чувствую тебя.
        - Бу! Так не интересно,  - надув губки и наигранно обижаясь, произнесла девушка.  - С тех пор как ты стал псиоником, к тебе не подкрасться.
        - Ну, сейчас никого уже не застать врасплох,  - возразил я.
        - Это точно,  - согласилась Валентина, встав рядом со мной и направив взор на голограмму.
        Да, в то время, когда я и Кшиштоф пробудились, по всей Солнечной системе, видимо, прошла очередная псионическая волна. Первое пробуждение, пробуждение Амара, изменило нашу историю, изменило все человечество, в обществе стали рождаться люди с псионическими способностями. А остальные, обыкновенные, сильно укрепили связь с эфиром, и пусть они не умели им осознанно управлять, все-таки иногда умели с ним взаимодействовать. Таких людей назвали спящими - то есть псиониками, которые не могут использовать свои способности. А когда уже пробудились я и Кшиштоф, новая волна вновь изменила людей. Один за другим спящие псионики стали пробуждаться, а те, кто изначально обладали псионическими способностями, внезапно почувствовали, как их способности резко усилились.
        Ныне вы не найдете человека, не обладающего псионической способностью, не умеющего ею пользоваться. Все это вновь дало резкий толчок к развитию человечества, открытию новых технологий и умению управлять эфиром. Появились усилители пси-способностей, появились даже приборы, работающие на эфире, а также биомикропроцессоры, которые соединены с эфиром. Люди могут устанавливать с такими приборами контакт на расстоянии, а сами новые процессоры работают совсем не так, как квантовые компьютеры. В этих процессорах используется, если можно так сказать, интуитивный метод вычисления.
        - Как там Кшиштоф? Ты говорил с ним?  - спросила Валя.
        - Да, они заканчивают испытание первого межзвездного корабля.
        - И все-таки эти пси-двигатели - нечто,  - произнесла она.
        - На самом деле после того, как Кирилл еще пять лет назад показал нам, как он изгибает ложку, изгибая при этом само пространство, я понял, что создание чего-то, что может еще сильнее искривлять пространство, лишь вопрос времени.
        Пси-двигатели используют с применением нескольких новых установок. К примеру, псионики-навигаторы концентрируют свои силы с помощью новейших приборов, связанных с эфиром, и переливают эти силы в двигатель. Искривляя пространство и время, корабль мгновенно оказывается в точке за десятки и сотни парсеков от места, где он был несколько секунд назад.
        Как представить себе такое путешествие? Можно взять листок бумаги и в разных его концах поставить две точки. Обычное путешествие со скоростью света будет идти в одной плоскости, и линия между точками будет обозначать весь путь. Псионики же силой мысли искривляют пространство и время, как если бы мы сложили бумагу пополам и наложили бы две точки, лежащие на разных концах листка, друг на друга. Примерно так это и работает.
        Этот способ путешествия поразил Жаарра и его друзей до глубины души - никаких мощных реакторов, никаких гиперкоридоров, путешествие по космосу лишь силой мысли и воображения.
        Кстати, об инопланетянах. Они органично влились в наше общество. Удалось модифицировать их гены, сделав срок жизни ящеров неограниченным. Ребята по привычке пошли служить на космические корабли и надеются однажды расправиться с существом, пожравшим их мир. На последней нашей встрече я заметил у Жаарра проявление псионических способностей. Как и говорил Кирилл, который продолжает службу в полицейском спецназе, только уже в качестве офицера, взаимодействовать и управлять эфиром могут не только люди, но и другие живые существа. Надеюсь, что скоро ящеры тоже «пробудятся».
        - Знаешь, Алексей, ты сильно изменился. Раньше ты предпочитал сидеть дома.
        - После всего, что с нами произошло, я полюбил путешествия и новые открытия,  - сказал я.  - Но особо не обольщайся. Пусть я и полюбил путешествия, но остался все тем же слегка занудливым и осторожным в своих действиях Алексеем.
        Я повернулся к Валентине. Ее русые волосы странным образом сочетаются с яркими фиолетовыми глазами, создавая впечатление, что передо мной не просто девушка, а настоящее произведение искусства. Я осторожно положил руку на ее округлившийся живот, чувствуя, как там, в глубине, шевельнулся наш малыш.
        - Может, тебе стоило остаться на Земле?
        - Фу, брось такие мысли. Ничего страшного не случится. Здесь лечебные центры не хуже. А вообще, ему надо привыкать к путешествиям. Земля когда-то была нашим домом, она им и остается, и, конечно, время от времени мы будем ее посещать. Но теперь перед нами открывает двери космос, и отказываться от его исследования мы - ты, я и он - не можем.
        Я наклонился, наши губы чуть соприкоснулись.
        - Впереди нас ждет еще много испытаний, так давай же достойно встретим их и подарим нашему ребенку безопасный и интересный космос.
        Сказав это, я прильнул к губам Валентины, и мы замерли в долгом поцелуе.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к