Сохранить как .
Рейд-босс Владимир Михайлович Мясоедов

        Космос Online
        Когда боги играют в свои игры, заинтересовавший их персонаж легко может получить второй шанс… Даже несмотря на то, что один раз он его уже когда-то получал. Боевой маг Мирдин Ревел, в далеком прошлом отзывавшийся на обычное земное имя Константин, выяснил это на собственном опыте. И не то чтобы он жаловался… Однако новая жизнь, третья по счету, вызывает у него множество вопросов. Как выжить на космической станции, заполненной агрессивными формами жизни? Почему некоторые вещи, вызывающие у него инстинктивную дрожь, кажутся настолько знакомыми? И, в конце-то концов, насколько нереальна эта игра, в которой ему отвели роль рейд-босса?


        Владимир Мясоедов
        Рейд-босс


        

        Пролог

        Со стороны это должно было выглядеть внушительно. Темное помещение, озаряемое лишь светом нескольких свечей у подножия статуи. Полтора десятка трупов, окружающих ее сложным узором. У каждого тела было взрезано горло, а сделавшие это ножи так и остались в руках самоубийц. Коленопреклоненная фигура, тихо бубнящая молитву-заклинание и нервно сжимающая багровый, словно отлитый из свежей крови, кристалл.
        — Онис Великий, крепка твоя воля,  — заунывно тянул я речитатив священного песнопения, которое должно было дойти до ушей вышеназванного бога. Не то чтобы кого-то кроме жрецов волновали тонкости священных церемоний, но по-другому эта скотина никак не отзывалась. А поговорить кое с кем из тех, кто управлял жизнью простых смертных, требовалось ну вот просто позарез! По мой зарез… Наймиты учителя, порази его чахотка, все-таки нашли место, где я и мои друзья скрывались последние три месяца. Ох и накопил лич и демонолог Акс-Ирты злобы на своих беглых учеников… Ну а по-другому и быть не могло. После четвертого умеренно удачного покушения. Тщательно спланированная акция разрушила его тело и ослабила магическую мощь процентов на девять-двенадцать. Древний урод, конечно, восстановился. Но ему потребовались для этого ресурсы и время. Увы, цепкости ума и солидного капитала временная смерть наставнику не убавила. И теперь, когда на наш след прочно встали его слуги и наемники, следовало драпать. Или готовиться к тому, чтобы сначала просто сдохнуть, а потом оказаться на жертвенном алтаре и откинуть копыта уже
окончательно.  — Силы могучи, руки длинны…
        Отполированный до зеркального блеска черный мраморный пол прилежно отражал мою слегка небритую физиономию, зеленые глаза, торчащие во все стороны черные волосы и помятую куртку лейтенанта императорского корпуса боевых магов. Лежащие в помещении тут и там трупы были в большинстве своем облачены примерно в то же самое. Нет, ну а где еще прятаться не самым добрым и миролюбивым колдунам, как не среди множества себе подобных? Попытайся мы устроиться работать по профильной специальности, и учитель, заболи у него все зубы, нашел бы своих учеников в течение считаных дней. Уж среди коллег связи у него налажены на самом высшем уровне.
        — Достаточно!  — громовой голос, от которого задрожали стены и потолок, ввинтился в уши и едва не разорвал черепную коробку. Вот же эти боги показушники! Даже демоны, считающие неприличным явиться без столба пламени и запаха серы, на их фоне кажутся почти скромниками.  — Ты услышан, смертный!
        Столб света возник в двух шагах от меня, повибрировал немного, рассыпая во все стороны разноцветные искры, и рассеялся, оставив после себя гуманоидную фигуру. Передо мной с носка на пятку покачивался подросток. Да к тому же, кажется, хиппи. На голове повернутая козырьком назад кепка с изображением листа конопли. Грудь прикрывала черная футболка, по центру которой вышили розовыми блестками голубя мира. Широкий армейский ремень удерживал на поясе свободные джинсовые шорты до колен с кучей фенечек. Из кармана у него торчала бутылка пива. Обуви у данного типа не имелось совсем, а в правой руке он сжимал небольшой ноутбук. Самый обычный в общем-то парнишка, по меркам планеты Земля… Вот только здесь и сейчас он смотрелся несколько не к месту.
        — Онис?  — зачем-то уточнил я, сверяя явившуюся морду с мраморным ликом изваяния, украшавшего геометрический центр храма. По идее эта физиономия должна была изображать покровителя игр, вина и веселья… Специализация, мягко говоря, у данного существа была сомнительной. Однако пролезть в старший пантеон высших сил она ему ничуть не помешала.  — Сходство есть, но аватара вроде бы немного другая.
        — А это глава нашего отдела. Шишка слишком важная, чтобы являться на вызов к кому-нибудь, кроме генерального директора,  — кивнул в сторону монумента подросток, прикладываясь к вытащенной из кармана бутылке.  — Зато у него есть я. И еще восемь таких же помощников, которые всю работу тащат. Но называть нас надо тоже Онисами. Мы вроде как разные ипостаси. А бухгалтерия вообще считает, что это должность такая.
        — Совсем обленился народ.  — Мое неодобрительное покачивание головой парня не очень-то и смутило. Хотя какой он парень? Наверняка такая же старая перечница, как я. Только устроился лучше.  — Божественный ранг на десятерых делят, чтобы раз в год по вызову не являться.
        — Ну, количество запросов у нас повыше, чем у какого-нибудь всеми забытого покровителя болотных лягушек. Но в целом ты прав,  — согласился со мной подросток и внимательно оглядел окрестности. Особое внимание он уделил разлегшимся тут и там телам, сжатому в моих руках кристаллу и сваленной к основанию статуи груде подношений.  — Хм, а недурно! Это я удачно вызов принял. Ну-с, господин Мирдин Ревел, он же Константин Листьев, с каким запросом вы обратились к представителю пантеона старших богов, сиречь игровой администрации?
        Волшебные слова были сказаны. Я мог кричать во все горло об искусственности окружающего меня мира, но никто бы меня не услышал. Программы, отвечающие за подобное и не позволяющие правдолюбам разрушить иллюзию реалистичности, отличались редкостной надежностью. И обойти их могли только представители администрации, да и то исключительно в беседах один на один.
        — О Великий, сотвори же таинство высшей трансмутации! Дай заключенным в сей сосуд душам прикоснуться к потокам эфира! И позволь обрести новые силы и уйти отсюда в место, где будет испытание, достойное меня.  — Скромно шаркнул я ножкой, с тоской провожая взглядом исчезающие в воздухе предметы и банальные слитки золота. Их редкость и ценность не то чтобы зашкаливали за облака… Но даже по меркам реального мира, к чужим людям только что ушел улучшенный личный жилой модуль в хорошем технополисе. А уж если использовать шаблоны, принятые в Нереальности, едином виртуальном пространстве, вобравшем в себя все глобальные виртуальные вселенные… Лет сорок безбедной и беззаботной жизни для одного-единственного виртуального слепка сознания когда-то жившего человека. Всего, что от меня осталось.  — Тьфу ты! Вот ведь вжился в местные реалии… Прошу изменить этот объект из Темницы Душ в Кристалл Мира, сохранив его содержимое. Также хочу воспользоваться услугой заказа героического квеста и повышения ранга аккаунта до платинового.
        — Хм, да, администрация оказывает такие услуги. Но это дороговато,  — задумался Онис, у которого явно имелась специальная подпрограмма расчета стоимости услуг. Как единственные на всю цивилизацию монополисты, торгующие прибамбасами для виртуального бессмертия, чиновники задирали цены в заоблачную высь.  — Тебе на героический квест чуть-чуть не хватит. Или на трансмутацию кристалла. В обычном мире, как я понимаю, валютой доплатить не вариант? У меня в досье написано, что ты не прошел ценз на образование семьи и принудительно записан в программу сокращения населения.
        Лишь очень-очень большого усилия воли мне стоило удержать рвущиеся с языка слова о том, что я думаю о нашем дорогом глобальном мировом правительстве и его идее ограничивать всеми способами появление новых потребителей ресурсов. Как правильно говорил один великий древний ученый: «Лишь две вещи безграничны. Это Вселенная и человеческая глупость. Но насчет Вселенной я как-то не уверен». Люди смогли достичь пусть несовершенного и фальшивого, но все же бессмертия, отправляя копии своих сознаний в Нереальность. Специально спроектированное объединение сотен искусственных вселенных, поддерживающих иллюзию жизни. И даже имеют технологии, позволяющие переписать эти оцифрованные личности обратно на носитель из видоизмененных жировых клеток. Проще говоря, мозги. Вот только ограничивать страсть общества к безграничному потреблению всего в особо крупных размерах мы не научились. Так же, как строить сверхсветовые двигатели. А потому на маленькой, загаженной сверх всякой меры Земле и хилой марсианской колонии едва-едва хватает ресурсов для имеющегося населения. И то большая его часть три четверти жизни проводит
по виртуальным капсулам, чтобы меньше есть, пить и дышать. А уж увеличивать количество новых людей, путем рождения детей или возвращения прежних индивидов из искусственного посмертия, могут позволить себе лишь очень-очень обеспеченные граждане.
        — А если квест сделать героическим рандомом?  — предложил я посланцу программных богов вариант, который и нужен был изначально. Надеяться на то, что расстояние и смена одного измерения Нереальности на другое помогут нам скрыться от учителя, было бы просто глупо. Не просто так он изготовил тот кристалл, который я сжимаю сейчас в руках. Старый лич сделал его в расчете на конкретные души. На двадцать своих наиболее перспективных рабов, которых якобы в качестве особой милости повысил до ранга учеников, имеющих куда больше привилегий и обязанностей. Под его чутким руководством неопытные геймеры росли в уровнях, развивались, приобретали новые умения и навыки. Основная сложность высших темных ритуалов заключается в том, что кого попало в качестве жертвы для них не применишь. И иногда вырастить подходящий «материал» банально проще и быстрее, чем наловить. Однако мы вовремя догадались о сути происходящего. И удрали. Почти все. Нескольким фатально не повезло остаться.  — Насколько мне известно, в таких случаях администрация использует двадцатипроцентную скидку.
        — Вариант с принудительным квестом высокой сложности, случайным измерением, случайной точкой старта и потерей всех ранее набранных достижений? Однако ты экстремал… — уважительно протянул представитель администрации Нереальности.  — Но это можно. И уплаченных финансов пусть в упор, но хватает. Так-с, займемся для начала кристаллом… Готово!
        Багровый, режущий глаза свет быстро исчез, уступив место приятному белому сиянию. Вообще-то подобную метаморфозу можно было провести и чисто игровыми методами, но… У меня на это банально не было времени. И потому пришлось идти путем быстрым и простым, но дорогим чудовищно. Глаза сами собой вчитались в новое описание предмета, который я бережно сжимал в руках.
        Кристалл Мира
        Несмотря на иллюзию материальности, данное образование является чистой энергией. Души, составляющие его, наполовину растворились в Мироздании, но вместе с тем являются подключенными к пронизывающим ее потокам Эфира. И они могут выдернуть одного из них в привычный смертным план бытия… Или исчезнуть окончательно, став источником великой силы, которая может быть передана кому-нибудь другому. К сожалению, в обычном пространстве такая вещь находиться не может и довольно быстро деградирует. Единственная возможная форма существования для нее — слиться с аурой своего хозяина. Но если Кристалл Мира будет разрушен, то вспышка неуправляемой энергии сожжет душу заклинателя.
        Тип: Уникальное, активируемое, симбиотическое.
        Прочность: 100/100. (Уменьшается на 10 пунктов за каждую минуту нахождения в материальном мире или смерть носителя.)
        — Черт, это больно!  — Я приблизил артефакт к своей груди, и он будто втянулся туда прямо сквозь одежду. Оставив после себя незабываемые ощущения раздвигающего ребра булыжника. Жаль, что создатели Нереальности по каким-то своим причинам отказались от такой вещи, как личные пространственные карманы… Очень жаль!  — Эх, теперь мне следует соблюдать особую осторожность. Ведь иллюзорная смерть в Нереальности довольно часто быстро и плавно перетекает в настоящую. Вся разница в том, что подохшие навсегда остаются пригодными для дальнейшей разделки трупиками, а прочие личности рассыпаются искорками, чтобы снова воскреснуть через какое-то время.
        Созданная человеческим гением и трудами многосоставная вселенная Нереальности не была раем… Ну да этого всерьез, наверное, никто и не ожидал, люди ведь далеко не ангелы. Однако отвечавшие за ключевые точки созданной виртуальности высшие чиновники мирового правительства смогли переплюнуть ожидания даже самых завзятых пессимистов. Слишком уж большую натуральность они в приказном порядке заставили проявлять там, где без нее вполне могли бы и обойтись. Хитро сославшись на законы и прецеденты добровольной и принудительной эвтаназии, озабоченные экономией ресурсов твари продавили наступление полноценной смерти для тех игроков, которые не сумели правильно распорядиться своим вторым шансом. Ведь что такое оцифрованный человек? Просто набор данных, соединенных между собой строчками программного кода. И при наступлении предусмотренных законом случаев, то есть потере всех уровней своего персонажа и без возможности заплатить реальными деньгами, чтобы купить себе нового, его можно просто… стереть.
        — А эти ребята, я так понимаю, добровольно принесли себя в жертву,  — системный администратор задумчиво рассматривал лежащие вокруг статуи тела.  — Интересно, как вы сумели определить, кто станет тем счастливчиком, которому достанется главный приз?
        — Тянули жребий. Мы друг другу доверяли… Нет, доверяем. И будем доверять,  — пожал плечами я.  — Вон, обычные соломинки у статуи лежат. Продолжим деловое общение?
        — Ах да, аккаунт!  — Исполняющий обязанности виртуального бога чуть-чуть прикрыл глаза.  — У тебя сейчас улучшенный бессрочный… Хм, а ты как его добился, если не секрет?
        — Доблестно задохнулся при колонизации Марса, после тридцати лет героического латания дырявых модулей синей изолентой!  — фыркнул я, морщась при воспоминании о собственной смерти. Неприятное было ощущение… И хоть с тех пор в виртуальности приходилось терпеть и куда больший дискомфорт, но он уже чувствовался каким-то не таким. Не натуральным. Как, впрочем, и все мое нынешнее существование. Но разумных альтернатив ему не было.  — И все из-за того, что рабочие скафандры колонистам не меняют по семь лет, хотя они рассчитаны только на пять!
        — Экономия — зло. Особенно на таких вещах,  — понятливо покивал мой собеседник.  — Так какой из платиновых аккаунтов желаешь?
        — Одиночка. Пропадать, так с музыкой. И потом, мне очень нужно сейчас одно из прилагающихся к подобному статусу преимуществ. А именно — полная защита от обнаружения дистанционными игровыми методами вроде поисковых чар, специализированных демонов, нанятых детективов, усилий шпионской сети и прочих радостей виртуальной жизни. Пожалуйста, быстрее… Мне кажется, я слышу какой-то шум перед дверьми храма.
        — Желание клиента — закон, пока он платит,  — ухмыльнулся цифровой бог, демонстративно создавая себе под зад маленькую мраморную скамеечку и прикладываясь к бутылке.  — От кого драпаете-то?
        — Гильдия Темных Путей,  — пожал плечами я, не видя смысла скрывать свою историю. Во-первых, представители администрации за слив информации от игрока свои же на ноль сначала помножат, а потом поделят. Сначала в реальной жизни, а потом и оцифрованный слепок сознания примутся по байтам стирать. Ну а во-вторых, он и сам все узнает, если прочтет новости, касающиеся нашей нынешней локации. Награда за головы беглых учеников некромантом и демонологом Акс-Ирты уже давно выставлена на всех видных местах данного виртуального мира.  — Мы тут с ними партизанскую войну вели несколько лет… Да вот только, похоже, проиграли. Они установили более или менее полный контроль над всей планетой. И теперь в этом типичном мирке меча и магии ловить нам нечего, а уйти игровыми методами не можем. Пришлось хитрить и складывать души, ну, то есть архивные слепки личностей, в удачно стибренную когда-то тару. Только вот в Темнице Душ они бы разрушились за несколько суток, а Кристалл Мира способен хранить их вечно. Да и после извлечения изменит достаточно сильно, чтобы поисковые заклинания на всех, кроме меня, уже не сработали.
        — Семнадцатая гильдия в рейтинге Нереальности… Интересных врагов вы себе завели, парень. Такие где хочешь достанут. Что ж, не буду лезть в ваши дела. Перейдем к формальностям!  — Представитель администрации еще разок приложился к своей бутылке.  — Ты точно уверен в своем выборе? Рандомное измерение, сценарий высокой сложности, потеря набранных достижений и большей части репутации, платиновый аккаунт Одиночка. Напоминаю, при выборе героического квеста с собой можно взять лишь два артефакта. Впрочем, их у тебя и так всего парочка. Даже одежда обычное тряпье… Вижу, готовился.
        — Разве героический рандом и репутацию тоже режет?  — удивился я, прислушиваясь к шуму, который все усиливался за дверями храма. Не хотелось бы попадаться врагам, ох не хотелось бы… В соответствии с законами Нереальности, сознание оцифрованного человека легче всего разрушается именно ритуальными пытками с последующим жертвоприношением. Уроды из мирового правительства специально заставили так прикрутить баланс, чтобы окончательно уничтоженный персонаж служил ключом к ряду уникальных достижений, профессий и ингредиентов. Не нужны им постепенно накапливающиеся миллиарды и триллионы виртуальных неудачников, вообще не нужны. Уверен, эти твари и на органы лишний народ не поленились бы разбирать, если бы прямое клонирование тканей не оказалось дешевле и качественней. Чтоб им самим кто-нибудь устроил естественный отбор, заперев в их фешенебельных небоскребах без еды на годик-другой! Раньше такого не было.
        — Не всю, но большую часть. Зато с некоторыми другими фракциями, которых в прошлом мире не имелось, у тебя с самого начала будут какие-то отношения. Положительные или отрицательные, тут как повезет. И это нововведение только позавчера подключили.  — Представитель игровой администрации нахмурился.  — Кстати, чисто случайно мое божественное зрение заметило, как сквозь внешнюю стену храма медленно просачивается какая-то дохлая тварь, превосходящая тебя в уровнях раз в пять-шесть. А это уже ранг мирового босса, не меньше…
        — Со всем остальным, что у тебя там есть в типовом договоре, согласен!  — поспешил выпалить я, не дожидаясь появления своего заклятого врага. Шансов против него в честном бою не имелось никаких. Мы и при многократном численном перевесе с трудом его завалить смогли.  — Учитель, слышишь меня?! Пошел ты в…
        Окружающее нас с Онисом пространство потемнело. Из кромешного мрака выступила большая надпись «Загрузка».
        Что ж, теперь у меня есть две очень важные цели: выжить и найти такое место, в котором Кристалл Мира сможет раскрыть весь свой потенциал. Последнее намного сложнее первого. Ведь ради того, чтобы забрать себе такой лакомый кусочек, любое крупное образование без особых размышлений уничтожит пришлого одиночку и полтора десятка свеженародившихся стражей Места Силы.

        Глава 1,
        в которой герой много бегает, часто пугается и встречает крайне любопытную форму жизни

        Добро пожаловать в лучшую игру всех времен и народов — «Нереальность»!
        Буквы на стартовой заставке, возникшей при переходе из одного участка виртуального мира в другой, вызвали неприятное чувство дежавю. Мои первые дни в предыдущей искусственной вселенной были… сложными. Ну, не котируются почему-то здесь навыки инженера-монтажника электрических систем, в отличие от умений драться, драпать и проворно кланяться при малейшем приближении представителей здешней знати. И хотя сейчас я порядочно подкачал цифровые мускулы и обзавелся многими полезными умениями, необходимость заново начинать свою жизнь почти с нуля чревата множеством проблем в самом ближайшем будущем.
        Активирован платиновый аккаунт Одиночка!
        Выход на форумы Нереальности блокирован.
        Радиус агрессии мобов уменьшен на 70 %.
        Время преследования мобов уменьшено на 85 %
        Вероятность нанесения критического удара + 15 %.
        Вероятность обнаружения вас или следов вашего присутствия при непосредственных поисках уменьшена на 50 %.
        Вероятность обнаружения вас или следов вашего присутствия дистанционными игровыми методами уменьшена на 100 %.
        При совместных действиях с союзниками, находящимися ближе 10 метров, количество получаемого опыта уменьшается на 10 %.
        При потере всех уровней данного персонажа платный аккаунт будет аннулирован.
        — С ума сойти!  — Я вчитался в зависшие перед глазами строчки и восхищенно присвистнул. Способность почти не опасаться обнаружения тебя другими игроками или мобами и пробираться в хорошо защищенные места, привлекая к себе гораздо меньше внимания, определенно мне нравилась.  — Хм, Онис, а что со сценарием?
        Ответа не было. Ониса рядом — тоже. Вообще ничего рядом не было. Только пыльные пластиковые полки, заставленные банками консервов. Говяжьих, судя по нарисованным на упаковках мордам. Ну, еще это могли бы быть минотавры, но я никогда не слышал, чтобы их употребляли в пищу. Прямо под ногами у меня валялась какая-то маленькая черная тряпочка…
        Короткая юбка горничной.
        Если вы надели это, то лучше не наклоняйтесь. А если уж вы мужчина, то тем более не делайте этого!
        Тип: обычное, одежда, часть комплекта.
        Прочность: 12 из 15.
        Сопротивление огню: +3.
        Сопротивление холоду: +2.
        Привлекательность: +15 для женщин,  —35 для мужчин.
        — Кхм… — Я с некоторым сомнением убрал находку в широкий карман форменных брюк. И для этого ее даже не пришлось сильно комкать. Моя одежда выглядела слегка потрепанной, но в общем целой. Правда, характеристики увидеть не получалось… Может, для этого надо сначала ее снять?  — Это что, какой-то скрытый квест на поиск хозяйки потерянного предмета? И вообще, где представитель игровой администрации?
        Додумать мысль мне не позволил близкий звук взрыва, сотрясение чуланчика и начавшие больно бить по спине и голове падающие банки консервов. Кажется, всего их была дюжина или около того…
        Вас ударило! Получен ущерб 12 единиц жизни! Жизнь 1488/1500.
        — Вроде бы не так уж и много. Однако все равно неприятно.  — Я выбрался из приютившего меня чуланчика и замер, не зная, что нужно дальше делать. Вокруг все горело. Стены, потолок, пол, большой и даже издалека грозный бронированный корабль, ощетинившийся во все стороны кучей пушек. Космический корабль! Висящий на фоне планеты, чья атмосфера бурлила, словно кипящий чайник. Процесс явно не был естественным, что подтверждали периодически вспыхивающие там огни, видимые даже с орбиты. Вместо дальней стены помещения, в котором я оказался, имелось громадное панорамное окно. Вернее, иллюминатор.
        — Внимание, до подрыва реактора станции осталось четыре минуты!  — громкий и какой-то неживой голос, раздавшийся сразу из нескольких мест, заставил меня вздрогнуть. И вновь относительно адекватно начать воспринимать окружающую действительность. А может, в том оказался повинен язык пламени, лизнувший щеку. Не знаю, виртуальность это или реальность, но было больно!
        Ожог! Получен ущерб 25 единиц жизни! Жизнь: 1463/1500.
        Дальнейшие мои действия были выполнены совершенно автоматически. Рефлексы — то, что спасает жизнь боевого мага. И не важно, где он и в каком состоянии. Настоящего чародея можно лишить всей его памяти. Однако если он чего-то испугается, то все равно мгновенно восстановит умение создавать заклятие огненного шара. Или молниеносно изобретет его заново. Ну, если он действительно настоящий чародей. А меня таким уже много лет считали по праву!
        Вы сотворили заклятие «Незримая броня». Мана: 2400/2500. Прочность 300/300. 290/300. 280/300…
        Вы сотворили заклятие «Плащ пожарника». Мана: 2350/2500. Сопротивление огню увеличено на 15.
        Вы сотворили заклятие «Поиск жизни». Мана: 2200/2500. Дальность — 70 метров.
        — Проклятье! Все уже смылись, что ли?!  — искренне возмутился я и побежал вдоль стены, пытаясь отыскать кого-нибудь живого… Ну, или хотя бы спасательную капсулу. Но лучше все-таки живого. Ведь даже если я найду предназначенный для эвакуации с гибнущей станции транспорт, то как мне его запустить?! Вот уже много лет пальцы не держали в руках ничего высокотехнологичней механических карманных часов! Планета, на которую меня забросило волей административного рандома, так толком и не познала прелестей промышленной революции. Редкие образцы высокотехнологичных устройств доставляли только контрабандисты, которых непрестанно гоняли слуги богов. Администрация старалась угодить своим заказчикам, поддерживая в Нереальности тщательно выверенное соотношение между разными типами миров. Единственный вид транспорта, которым мне доводилось управлять за это время,  — лошадь! Да и то наездником настоящие кавалеристы считали меня посредственным.  — Онис! Онис, чтоб тебя из бога вина разжаловали до бога похмелья! Онис, ответь мне!
        Представитель высших сил молчал. Видимо, в игровой администрации наступило время обеда. Бушующее вокруг пламя разгоралось все сильнее. Я обнаружил какую-то дверь, выломал ее силовым толчком и едва не загремел следом в шахту лифта. Сообщение о сотворении нового заклинания и снижении уровня доступной маны попыталось появиться, но тут же исчезло. Вовремя оно, мне сейчас только закрывающего поле зрения меню для полного счастья и не хватало. Голос из спрятанных по углам динамиков обрадовал уменьшением срока, оставшегося до подрыва реактора. Ничего не оставалось делать, кроме как прыгнуть в открывшуюся дыру, по возможности притормаживая свое падение левитацией.
        — Эй!  — Пролетев вертикально вниз метров сто, я все же заметил ауры живых существ, которые одно из простейших поисковых заклинаний услужливо подсвечивало для моих глаз дымкой алого тумана. Они были правее меня примерно на тридцать метров и немножечко выше. Времени на то, чтобы остановить падение, не хватило. Зато хватило мастерства отлевитировать обратно вверх и выломать дверь, ведущую на нужный этаж. Пожара тут, кстати, не было.  — Стоять! Сто… Ой, блин!
        Первые встреченные в этом месте существа оказались… Странными. Я всякое ожидал увидеть. Киборга. Робота. Демона. Нормального человека. Жуткого инопланетянина с кислотой вместо крови и двумя рядами выдвижных челюстей. Гибрид всего вышеперечисленного. Однако стая из дюжины двухметровых картофеле-подсолнечниковых кустов с крупными цветами была слишком психоделическим зрелищем даже для человека, несколько лет своей жизни вынужденного прислуживать личу-демонологу! Хотя поросшие белесыми корнями клубни, в которых с первого взгляда угадывались чьи-то еще кровоточащие головы, буквально навевали мысли об учителе, чтоб ему в гробу икалось… Да и в расположении антрацитово-черных пятен на ярко-желтом фоне лепестков были какие-то инфернальные черты. Иначе чем объяснить тот факт, что контуры получившегося рисунка почти идеально повторяли человеческий череп?
        Флоринит-десантник. Уровень 50.
        Флориниты — способные к самостоятельному передвижению хищные растения, с определенных стадий своего развития обладающие высшей нервной деятельностью. Десантники флоринитов являются той ступенью, на которой лишенное свободы воли биооружие постепенно начало обретать самосознание. И те, кто впервые сотворил их, горько пожалели о своем поступке. Не знающие жалости и сострадания, эти существа стали одним из самых страшных бичей космоса.
        Стоило сосредоточить взгляд на ближайшем из странных кустов, как появившаяся на миг табличка дала понять, с кем я имею дело. Недовольно зашелестев, обнаглевшие представители растительного царства направили на меня стволы подозрительного вида пузатых ружей, сжимаемых ими в плотных мясистых листьях, на конце разделяющихся в нечто вроде пятипалой ладони. Кстати, пальцы у них заканчивались крючковатыми загнутыми колючками, сильно напоминающими птичьи когти.
        — Мясной.  — К своему стыду, я даже не смог определить, кто из этих существ подал голос. Напоминающая скрипение речь раздавалась примерно из середины их строя.  — Бросить оружие, встать на колени, принять позу подчинения. В противном случае ты будешь подлежать ликвидации.
        Зря они это. Нет, ну правда! Теперь я имею полное моральное право на самозащиту. А лучшая защита, как известно, нападение.
        Вы сотворили заклятие «Смещение». Мана: 1400/2500. Дистанция — 19 метров.
        Полноценным телепортом я так и не овладел, хотя пытался долго и упорно. Больно уж сложная и энергозатратная это вещь, магия пространства. Однако даже самый примитивный и простой его аналог, ограниченный массой в половину тонны, дистанцией и зоной видимости, слишком полезная штука, чтобы ему мог не научиться боевой маг, намеренный сделать карьеру и вдобавок остаться живым. Миг — и я уже стою в самой гуще агрессивных десантников-цветочков. А в руке сжат верный короткий меч, незаменимый в сутолоке ближнего боя. И давным-давно зачарованный и за страх, и за совесть. А на этих кустиках не видно не только брони, но даже одежды.
        Флоринит-десантник получил 350 единиц повреждений. Травма: отсечение цветка.
        Флоринит-десантник получил 340 единиц повреждений. Травма: перелом ножного стебля.
        Флоринит-десантник получил 640 единиц повреждений, рассечение мозговой плодоножки, погибает от болевого шока. Получено 5 единиц опыта.
        Выстрел в упор остановлен незримой броней! Прочность 25 из 300.
        Выстрел в упор! Незримая броня рассеяна! Вы получили 50 повреждений от удара и 70 повреждений от проникновения концентрированной кислоты в грудную клетку. Травмы: химический ожог, отравление. Жизнь 1343/1500.
        — А-а-а!  — Оружие цветочков оказалось боевой версией водяного пистолета. Они стреляли длинными иглами замороженной кислоты, которая пробивала их жертву и уже внутри начинала возвращаться к обычному жидкому состоянию. Мой форменный китель против них не помогал нисколько, а чувствовать разложение собственных потрохов оказалось дьявольски больно! Идея попытаться нашинковать дальних родичей капусты в салат резко потеряла в привлекательности.  — Огненное Кольцо!
        Мана: 1000/2500.
        Обычно опытным магам не надо выкрикивать название используемого заклинания. Однако любой чародей все равно это периодически делает. Зачем? Ну, тренироваться действительно намного легче с вербальной формулой. А потом она просто входит в привычку, которую тяжело пересилить. Сорвавшаяся с моей вытянутой вперед руки волна огня мгновенно затопила собой коридор в обоих направлениях. Сообщения об испепелении флоринитов выскочили и тут же пропали, повинуясь привычному мысленному усилию. В живых остались лишь двое десантников, близко познакомившихся с зачарованным клинком. Теперь они валялись в безопасной зоне заклинания — у меня под ногами. Против ожиданий уязвимым местом данных существ оказался не напоминающий своими пятнами череп цветок или основание корневой системы. Если считать их состоящие из лепестков лица головами, то важный нервный узел странных растений располагался примерно там же, где у человека основание шеи. Из ран поверженных противников толчками выбивался белесый сок. И да, опутанные корешками клубни действительно оказались человеческими головами на разных стадиях разложения.
        — Ну и кто теперь должен принять позу подчинения?  — Я слегка пнул ружье ближайшего десантника, заставляя его отлететь к стене. Второй свое оружие после отсечения заменяющих ноги корешков и так выронил. Кстати, подберу-ка я его. Сто лет в руках огнестрела не держал! Впрочем, эта дрянь на пороховое оружие похожа не слишком…
        Штурмовая биовинтовка «Гербицид». Лучший инструмент для окончательного устранения вредителей и свидетелей, который только можно вырастить на грядке.
        Тип: обычное, дистанционное, двуручное.
        Прочность: 62 из 80.
        Скорострельность: 3/сек.
        Емкость магазина: 54/100.
        Физический урон: 35 —70.
        Химический урон: 50 —200.
        Шанс нанесения травмы химический ожог: 90 %, отравление — 75 %.
        Шанс уничтожить тело цели — 5 %.
        Вес: 8,9 кг.
        — Жизнь мимолетна. Цветение вечно.  — Лишившийся корневой системы десантник попытался подняться, но запутался в собственных листьях-руках и рухнул обратно.  — Тебе никогда не понять этого, мясной.
        — Флоринит-десантник применяет умение самоубийственный паразитизм и погибает! Получено 5 единиц опыта. Вы получили 500 повреждений от проросших сквозь тело питающих корней, часть которых осталась в вашем организме и начала быстро расти. Жизнь 843/1500. 823/1500. 813/1500…
        — Сдохните!  — Концентрированная энергия магии смерти мгновенно обратила оба раненых растительных организма в кучки компоста и снизила запасы маны еще на сто единиц, но мне от этого было не легче. Пока один из них отвлекал внимание, второй успел опутать мои ноги своими корнями. А потом они прямо сквозь штаны вгрызлись в человеческую плоть, будто бешеные змеи. Та их часть, которая была снаружи, оказалась немедленно уничтожена. Однако оставшиеся внутри открытых ран отростки истончились почти до состояния волоса. И, словно плотоядные черви, прогрызали себе путь вглубь и вверх. Жизнь неумолимо утекала под аккомпанемент моих болезненных стонов и ругательств. А неумолимый голос из динамика оповестил о том, что до подрыва реактора остались лишь две минуты.
        Пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из этой ловушки, я принялся метаться туда-сюда по коридору, сжигая и вымораживая участки паразитических корней, которые мог обнаружить органолептическими методами. Причиняемая ими и собственными попытками самолечения боль была серьезной, но все же терпимой. Раскаленное железо, вгоняемые под ноги иглы и пыточные проклятия учителя, которому стоило стать объектом сексуального интереса подслеповатого тролля, превосходили ее как минимум в разы. Да и вообще боевым магам свойственна в этом плане некоторая толстокожесть. Главное, чтобы она постепенно не переросла в мазохизм…
        То ли третья, то ли четвертая дверь привела меня еще в один зал с панорамным окном-иллюминатором во всю стену. Из него тоже были видны бурлящая планета и космический корабль. Только уже другой! Вполне целый и медленно удаляющийся от станции. Шарообразное переплетение каких-то гнутых зеленых колонн нарушалось торчащими в хаотическом порядке выростами-листьями. Общая схожесть с растением перекати-поле буквально кричала о том, что это транспортное средство принадлежит флоринитам. Скорее всего, именно к нему и направлялись те десантники, с которыми я так неудачно для всех нас повстречался. Вот только пилоты решили опоздавших не ждать. Или они как-то узнали о гибели своей группы. Ведь если я не заметил у разумных кустов средств связи, это еще не значит, что их не было.
        — У-у-у-у!  — на одной ноте взвыл я, выжигая шевелящиеся уже где-то внутри спины отростки. Стремительно распространяющаяся во все стороны пакость грозила через считаные секунды достигнуть сердца. Впрочем, без перекачивающего кровь моторчика маг моего ранга вполне проживет минут пять-семь. А до подрыва реактора осталась всего одна.  — Подождите, уроды!
        Разумеется, флориниты и не подумали останавливаться. Ни улетающие на корабле, ни прорастающие в организме. Мое сердце судорожно задергалось, пронзенное и перевариваемое стремительно распространяющимся растением-паразитом. Жизнь скатилась до жалких двухсот очков и продолжала падать. А я наконец сообразил, что с заразившими меня корнями борюсь совершенно неправильно. Ведь в конце-то концов они живые! И их угораздило прорасти не где-нибудь, а в ученике великого темного мага. Может, и не самого могущественного в моем прежнем мире, но уж точно наиболее паскудного! А ему не раз приходилось укрощать тварей, у которых не только мозгов, физического тела и того не было.
        Вы сотворили заклятие «Иллюзорный разум». Мана: 500/2500. Паразитический флоринит теперь мыслит сравнимыми с вами категориями.
        Вы сотворили заклятие «Контакт умов». Мана: 350/2500. Вы можете понимать паразитического флоринита. И он вас тоже.
        Вы сотворили заклятие «Подчинение». Мана: 50/2500. Флоринит находится в вашей власти и готов исполнять приказы.
        — Не жрать!  — Мой приказ, высказанный ментально и просто вслух громким ором, был услышан, принят и понят. Ну и слава богу… Теперь хоть спокойно и без лишних мук изжарюсь при уничтожении станции.  — Совсем не жрать! Ничего не жрать! Вообще не гадить! И! Не! Двигаться!
        — Внимание, подрыв реактора произведен,  — порадовал меня голос системы оповещения, случившийся одновременно с ужасным толчком. Удар, сравнимый по силе с пятибалльным землетрясением, вызвал чудовищный скрип сминающегося металла и чуть не заставил меня потерять равновесие… Но никаких немедленных и ужасных последствий вроде бы не создал.  — Сохраняйте спокойствие и постарайтесь добраться до ближайшего спасательного модуля. Напоминаю об опасности заражения флоринитами. Пожалуйста, будьте осторожны. При текущем расходе энергии до отключения дублирующих систем жизнеобеспечения — двадцать суток!
        — Высокоразвитая цивилизация, строящая космические станции, не может не предусмотреть аварий. И естественно не захочет, чтобы после каждой из них чье-то имущество и космонавты разлетались в клочья по всему космосу.  — Я в облегчении прикоснулся лбом к холодной стенке, пытаясь унять терзающую нутро боль.  — Черт возьми, угораздило же родиться таким идиотом!
        Подождите, идет обновление локации.
        Надпись зажглась у меня перед глазами, несмотря на крепко зажмуренные веки. И никак не желала убираться. Единственное, что удалось сделать, чтобы открыть себе обзор, это загнать ее в левый верхний угол поля зрения. Но и там она изрядно раздражала!
        — Не, ты смотри, выжил-таки!  — удивленно прозвучал чей-то явно пьяный голос метрах в двух позади меня. Жизнь и мана скачком прыгнули к максимальным значениям.  — Чувак, ну ты меня порадовал! Реально порадовал!
        — Онис?  — уточнил я, не торопясь оборачиваться и пытаясь подавить желание придушить одного мелкого гаденыша, обретающегося в должности бога виртуальной реальности. Ну хотя бы попытаться это сделать. Вряд ли данная сущность может скончаться от нехватки кислорода. И уж тем более подонок не будет безропотно терпеть попытку его прикончить.
        — Ну а кто ж еще? Подожди немного, сейчас механика высших сфер обсчитает полностью ситуацию и предложит тебе запускающий героический сценарий статус рейд-босса,  — развел руками системный администратор, выглядящий как молодой подросток, плеская пивом из открытой бутылки на стенку станции. Та, кстати, после контакта с жидкостью почему-то стала стремительно очищаться от пыли, грязи и едва видимых глазу царапин.  — Извини за отсутствие моральной подготовки, но так было надо. Максимальная реалистичность, нововведения на программном уровне, чтобы их разработчикам икалось! Обходить их глупо, невозможно и опасно.
        — Так, значит, все прошло штатно?  — уточнил я и, поморщившись, отдал мысленный приказ флориниту осторожно сматываться в компактный клубок, расположенный где-нибудь под кожей на спине. Попытка просто выгнать его из тела могла закончиться сбросом ментального контроля. Вряд ли паразит имеет большие шансы на выживание в окружающей среде. А так он все еще остается в теплом, вкусном и безопасном теле. Моем теле… Ничего, сейчас флоринит стянет в одну точку свою разошедшуюся в разные стороны корневую систему, и тут же будет выжжен целиком и полностью!  — А то меня эта ситуация несколько… напрягла.
        — Ну, если у тебя вдруг не сменился пол или раса, без возможности обратного восстановления, значит, все нормально,  — пожал плечами системный администратор.  — И прежде, чем ты спросишь, официально такого нет и никогда не было. Ну а в действительности, сам понимаешь…
        Внимание, Мирдин Ревел! Вам доступно обновление персонажа. Сделайте свой выбор.
        Рейд-босс «Последний солдат». Один из последних защитников станции «Орбитальный оплот», давший решительный отпор захватчикам. Вы получаете право стать и.о. лейтенанта отряда обороны станции. Принятие данного статуса гарантирует гражданство суверенной планеты Анчар. В настоящий момент планета стерилизована и не пригодна для жизни, но, как знать, не отыщутся ли вдруг ваши коллеги и ее уцелевшие жители. Отношения с уцелевшими ИскИнами станции меняется на «Сотрудничество». Отношения с уцелевшими жителями станции меняется на «Нейтральное». В соответствии с протоколами безопасности зараженные флоринитами не могут исполнять свои обязанности. В случае невыполнения приказов вы можете быть разжалованы и отстранены от управления станцией вышестоящим командованием или тем, кто получит надлежащие коды допуска. За прохождение квестового сценария высокой сложности без единой смерти назначен бонус: шанс получить работающий на станции ИскИн высокого ранга.
        Рейд-босс «Супермутант». Вы были заражены паразитическим флоринитом, но смогли его укротить и сделать частью себя. Вам становятся доступны дальнейшие мутации и открывается ветка уникальных биотехнологий флоринитов. Живая плоть побеждает мертвую материю, доказано разумной планетой Флорин! Отношение всех встречных фракций, кроме темных эльфов, меняется на «Презрение». Отношение с расой темных эльфов «Заинтересованность». Отношение с уцелевшими ИскИнами станции и ее жителями падает до отметки «Ненависть». За прохождение квестового сценария высокой сложности без единой смерти назначен бонус: одна из трех случайных мутаций на выбор.
        Обыватель. Вы желаете просто жить. Подальше от всего этого кошмара и лишних сложностей. Один обычный человек — это немного, но и немало… Вы можете бесследно раствориться на просторах Нереальности или прославиться в веках, сосредоточив в своих руках невиданное могущество. Но в любом случае это будет только ваш выбор, который окажется сделан намного позднее. За прохождение квестового сценария высокой сложности без единой смерти назначен бонус: возможность вынести со станции именные вещи без штрафа к репутации и достижения «Мародер».
        — Если я выберу третий пункт, то стану обычным игроком?  — уточнил я у Ониса, не спеша выбирать один из пунктов замершей перед глазами таблички.
        — Обычным, отвалившим кучу бабок за героический сценарий игроком. Обывателем ты дальнейшую ветку квестов не запустишь,  — сделал поправку бог вина, игр и веселья.  — Только не советую принимать опрометчивые решения. Деньги мы не возвращаем. И, кроме того, гильдия Темных Путей тебя рано или поздно найдет. А к этому следует быть максимально готовым. Ты же в курсе, что у таких мощных структур в обязательном порядке имеются межмировые порталы?
        — С чего такая забота о постороннем человеке?  — заинтересовался я, не веря в подобную благотворительность.
        — Обычная борьба за ресурсы,  — пожал плечами бог искусственных миров.  — Кстати, чисто случайно здесь поблизости нигде нет храма Ониса. А я, как ты уже успел убедиться, на контакт иду охотно. Надеюсь, ты правильно понял намек. Выбор, кстати, уже делай. В отличие от застрявших в виртуале, время у меня не резиновое.
        — Выполнение непонятно чьих приказов или утрата части человечности… — Я картинно задумался над предложенным системой выбором.  — Как будто тут нужно долго думать!
        Собранный в клубок между лопатками растительный паразит едва успел дернуться, когда я испарил его вместе со значительным куском собственной плоти. Помещение наполнил мой болезненный вой и запах шашлыка. Жизнь рывком подпрыгнула до отметки в полторы тысячи единиц. Мана тоже уменьшилась на пятую часть, после того как в следующую секунду было сотворено заклинание исцеления. Жаль, действует оно далеко не мгновенно… Но уже через час от страшной открытой раны не останется даже шрама. Замершее перед глазами меню с тихой мелодичной трелью исчезло, самостоятельно отметив выполнение первого пункта.
        — Внимание! Станция под угрозой! Просьба гостям и жителям собраться у спасательных модулей. Внимание! Запасной центр управления не функционирует! Резервный центр номер один не функционирует! Резервный центр номер два уничтожен!  — заголосили спрятанные в стенах динамики.  — Резервный центр номер три не отвечает! Целостность станции нарушена. Дежурная смена не находится на своих местах! Внимание!
        — Я правильно сделал?  — осторожно уточнил я у Ониса, взирающего на происходящее с насмешливой улыбкой.
        — Да откуда мне знать?  — развел руками бог игр, вина и веселья.  — Я с предсказанием будущего никогда не был в ладах. Хотя просчет вероятностей в целом относится и к моей специализации. Лучше открой окно характеристик и проверь, чего ты теперь такое. Сбоев быть не должно, но все же лучше перестраховаться.
        Я кивнул и мысленным усилием заставил проявиться меню персонажа. Перед глазами тут же появилась подробная характеристика… меня.
        Имя: Мирдин Ревел.
        Раса: человек.
        Уровень: 110.
        Опыт: 60 из 110 000.
        Класс: Рейд-босс «Последний солдат».
        Параметры:
        Жизнь: 1500.
        Вы толстокожи, но принимать на грудь выстрелы тяжелого оружия не рекомендуется
        Мана: 2500.
        На сотворение мира не хватит. Но кружку кофе или огненный шар наколдуете без усилий.
        Выносливость: 4000 (скрыто до тех пор, пока не упадет до 1000).
        Второе дыхание открывается где-то на третий день непрерывных физических упражнений. А раньше оно вам и не понадобится.
        Сила: 65.
        На спортивных соревнованиях вас могут заставить снять гидроусилители. И не важно, что их нет.
        Ловкость: 74.
        Вы почти в состоянии самостоятельно принять позу «Запутавшийся удав». И, скорее всего, даже сумеете после неудачи развязаться обратно.
        Телосложение: 92.
        Бактерии при виде вашего иммунитета тут же дохнут от ужаса.
        Восприятие: 64.
        Вы можете перепутать двух разных мух, но только если не будете заранее к ним присматриваться.
        Интеллект: 131.
        Во многих знаниях многия печали. Главное, не спейтесь с горя!
        Привлекательность: 23.
        Для мужчины главное быть чуть-чуть красивее обезьяны. План-минимум успешно выполнен!
        Мудрость: 80.
        То ли от рождения вы сообразительный, то ли жизнь порядочно добавила ценного опыта, но котелок у вас все-таки варит.
        Удача: 48 (+3).
        Ну, может, вы и не пасынок Фортуны, но уж точно ходите у нее в любимчиках.
        Личные особенности:
        Из грязи в князи (пассивный навык). Репутация с благородными минус десять, с благородными в первом поколении — плюс двадцать пять.
        Командир-колдун (пассивный навык). Ваши подчиненные боятся ваших мистических сил и потому трижды подумают, прежде чем ударить в спину. Но если уж ударят, то наверняка, и ни за что не оставят целым тело. Шанс бунта минус пятнадцать, жестокость бунта плюс сто.
        Из тьмы (пассивный навык). Когда-то вы не по своей воле служили тьме, но смогли превозмочь обстоятельства и вырваться из нее. Однако никто не знает, не решите ли вы вдруг вернуться обратно? Начальная репутация с темными магами, светлыми магами, жрецами и фанатичными верующими изменена на «Подозрительность».
        Воздействия:
        Болевой шок. Вам пришлось перенести многое, и это вам не понравилось, и на пользу не пошло. Естественное восстановление жизни и маны прекращено. До окончания: 1 час 30 минут.
        Локация: Станция «Орбитальный оплот», высокая орбита планеты Анчар.
        — Точно орбита и космическая станция?  — Я огляделся по сторонам, но ничего нового не увидел.  — А почему в таком случае я как был, так и остался боевым магом? И потом, в сообщениях было что-то про темных эльфов… Какие в космосе, к демонам, эльфы?!
        — Темные, светлые, серо-буро-козявчатые… Разные. Иногда они попадаются даже там, где человечества нет, не было и не будет. А люди — те еще тараканы, которых можно внезапно обнаружить в самой глухой дырке созданной людьми же искусственной Вселенной,  — ответил Орис, которого в сложившейся ситуации явно ничего не смущало.  — Понимаешь ли, слишком популярные штампы в Нереальности запросто могут опрокинуть любую логику. Ведь для наших программистов главное — это не законы природы, а соответствие работающей системе пожеланиям начальства и высокий рейтинг.
        — Рассудок, бедный мой рассудок!  — Я очень хотел схватиться за горящую огнем спину, но этим сделал бы себе только хуже. Пришлось браться за голову. Хотя она тоже болела, да… — А навыки остались на старом месте?
        — Как было и в прошлой твоей игре, они в отдельном меню. Но ты его читать задолбаешься,  — честно предупредило божество, делая еще один глоток из своей бутылки.  — По самым последним сводкам их было около двухсот тысяч, и количество продолжает расти. Там есть все — от глотания табуреток на скорость и до конструирования работающих машин времени. Ладно, с этим потом сам разберешься. А пока давай я объясню основы твоего поведения в качестве обладателя героического сценария вообще и рейд-босса в частности.
        — Основы?  — зацепился за это слово я, усилием воли вызывая еще одно меню и мельком проглядывая оставшиеся характеристики. Куча сопротивлений физических и психических, стойкость к разным поражающим факторам в виде огня, холода, плазмы, кислоты, наноагентов и разных подвидов магии. И почти везде нули, нули, нули… Отдельно стояло примечание, сообщающее, что если в процессе развития заполучу какие-нибудь новые характеристики, то они немедленно проявятся. Ну а нет, так и не нужны их упоминания игроку. Еще нашлась иконка, подписанная как книга заклинаний.  — То есть жесткого шаблона действий не будет?
        — Ограничений для тебя особых нет, но некоторое время поработаешь одним из рейд-боссов этой станции. Будешь вынужден следить за ее состоянием, чтобы выжить,  — сообщил Онис.  — Контактировать с разного рода зваными и незваными гостями. Ну и попутно набивать свои карманы, искать подчиненных и союзников, а также пытаться стать сильнее и лучше освоиться в данном слое Нереальности. Знакомо, не правда ли?
        — Ну… — неуверенно протянул я, пытаясь вспомнить начало своей виртуальной карьеры. Ох и давно это было!.. Целую жизнь назад.  — Может быть…
        — В пределах Звездной системы полная свобода действий и передвижений. Территория большая, на такой рейд-боссов полсотни мотыляется, не говоря о прочих достопримечательностях. В общем, особо не заскучаешь,  — уверил Онис, в очередной раз прикладываясь к бутылке.  — За ее пределы можешь выйти, только если к этому принудят силой или преследуя кого-то. Но обратно к станции потянет как магнитом. Если не будешь щелкать клювом, то станция в конце концов перейдет тебе в полноправное владение и тем закроет героический сценарий. Однако есть и вполне игровые способы его провалить и потерять статус рейд-босса.
        — А как тут работает механика смерти, возрождения, набора опыта и денежная система?  — уточнил я, поскольку пока все складывалось слишком уж хорошо.
        — Что нашел, то твое. А как поступать с трофеями, чувак, ты лучше меня знаешь. Растратишь всю наличку и ресурсы, крутись как хочешь,  — спокойно ответил Онис, почесывая подбородок.  — Насчет смерти все по-старому. Данный механизм у нас один на всю Нереальность. Разве в предыдущем слое тебя ни разу не убивали?
        — Случалось периодически,  — кивнул ему я, осторожно ловя рукой пролетавшую мимо бабочку. Однако насекомое четко выполнило противозенитный маневр и увернулось. Откуда оно взялось на космической станции?! Тут где-то есть парк и живой уголок?  — А в остальном существенных отличий между этой виртуальностью и реальной жизнью не видно.
        — Чувак, скажу тебе честно, здесь лучше! Ну, местами. Отдельные локации и гильдии такая дрянь, что и вспоминать не хочется. И уж поверь, администрация тут ни при чем. Тупые смертные и сами справляются с тем, чтобы разрушить свои миры,  — тяжко вздохнул подросток, видевший, наверное, не один раз, как рождаются и умирают целые виртуальные государства и империи. Интересно, а исполняющий обязанности искусственного бога уж не слишком ли вжился в свою роль? Было бы забавно. И к кому его в таком случае прикажете вести? К застрявшему в сети хозяину всеобщего психоанализа и повелителю любых шизофрений?  — Пожалуй, хватит, основные знания по игре у тебя есть. На крайний случай в меню имеется маленький пунктик, уводящий на энциклопедию. Там записаны уже известные тебе вещи и начальные основы местной механики. Ну, все, в добрый путь, чувак! Счастливо оставаться! Надеюсь, еще свидимся!
        Божество игр, вина и веселья исчезло в никуда, оставив меня одного на космической станции. Совсем одного…
        — Лейтенант, разрешите проводить вас в четвертый резервный центр управления,  — проскрипела вдруг ближайшая тумбочка и медленно сползла со своего места. Кстати, никакая это была не тумбочка. Судя по тому, что от ее нижней части исходили негромкие шуршащие звуки, а позади агрегата оставался след из чистого и слегка отличающегося по цвету пластика, передо мной находился робот-уборщик. Обещанный бонус? Как-то он мелковат… — Ситуация критическая, требуется ваше немедленное участие. В противном случае центр, куда стекается информация от периферийных устройств, может быть потерян. Пожалуйста, лейтенант, приоритет срочности высочайший!
        — Кто ты?.. Или что?  — уточнил я, вскидывая к плечу трофейную винтовку и наставляя ее на робота.
        — ИскИн «Диспетчер». Блок четвертый. Остальные три блока вместе с поддерживаемыми ими частями личности не функционируют,  — представился представитель искусственного разума.  — Хочу заметить, ИскИн управляющего типа, имеющий урезанные гражданские права. Если вы не поторопитесь, станция лишится еще и меня. Как вы тогда будете справляться со сбором данных от периферических устройств и с их же удаленным управлением, моему логическому блоку решительно непонятно. Прошу, следуйте за мной… Скорость данной платформы неудовлетворительна, однако других действующих устройств в зоне досягаемости нет.
        Предложено классовое задание: «Механический пособник». Спасите ИскИн «Диспетчер» от окончательного уничтожения.
        Награда: Возможность и дальше пользоваться услугами ИскИна «Диспетчер».
        Штраф за провал: разрушение ИскИна «Диспетчер». Ухудшение отношений с остальными ИскИнами станции на 10. До окончания задания 14 минут 29 секунд… 28… 27…
        Принять. Отказаться.
        — Шантаж? Нормально. Полагаю, ты сохранил достаточно мозгов, чтобы считаться полноценным разумным существом.  — Я с некоторым трудом взвалил робота себе на плечо и крякнул от натуги. Весила эта передвижная тумбочка, должно быть, килограммов пятьдесят.  — Говори, куда бежать! И что у тебя там стряслось?
        — Прямо. Налево. Прямо. Осторожно, засада диких флоринитов!
        — Уже… сообразил… — пробормотал я, с некоторым трудом отцепляя от своей шеи пальцы-листья и отбрасывая свалившегося на меня с потолка противника в сторону, противоположную той, в которую улетело выпущенное из рук ружье. Оказалось, что прятался растительный монстр не просто на потолке, а в вентиляционной шахте. Теперь оттуда сплошным потоком изливались твари, которых подсвечивала одна и та же надпись:
        Дикий флоринит, 15-й уровень.
        Едва-едва отпочковавшиеся от матки или сползшие со свежего трупа, эти существа мало что представляют из себя. Их покровные ткани еще слишком мягкие, мышцы слабые, а интеллект уступает собачьему. Единственный способ развиться для них — ассимилировать органику и мозговую ткань других существ. Добиваются же этого дикие флориниты при помощи стайных нападений на любую живую или хотя бы движущуюся цель, в которых им сильно помогают зачатки видовой телепатии.
        От моих прежних знакомцев их ближайшие родственники отличались отсутствием оружия, куда меньшим размером цветков и толстым змеиным хвостом одного-единственного стержневого корня. Их абсолютно не напугала жиденькая струя пламени, испепелившая первых шесть или семь нападающих. Словно волки, они пытались прыгнуть на меня, облепить своими телами и повалить на пол. Брызжущие белым соком организмы разлетались на части после встречи с лезвием меча, которым я махал с довольно приличной скоростью. Для того чтобы сотворить новые чары, мне следовало хоть на миг сосредоточиться. А сделать это было банально некогда. К счастью, напор тварей ослабел так же резко, как начался. Они просто кончились, все порубленные до состояния отдельных дергающихся кусков. Назад не отступил ни один.
        — Берсерки какие-то,  — передернувшись, пробормотал я, мысленным усилием поднимая логии и убеждаясь в неприятном открытии. За уничтоженных монстров мне не дали ни единой единички опыта. Видимо, сказывалась слишком большая разница в уровнях.  — Набросились, словно бешеные звери.
        — Разум флоринитов пробуждается лишь после ассимилирования мозговой ткани другого разумного существа,  — оповестил меня уроненный в самом начале драки на пол робот-уборщик. Вернее ИскИн, который говорил через уборщика.  — До той поры они ведомы лишь примитивными инстинктами.
        — Не похоже, чтобы такие твари представляли угрозу для мало-мальски готового к встрече с ними противника.  — Я проверил состояние собственных пунктов жизни и остался приятно удивлен. За всю короткую и яростную схватку с меня их сняли едва ли пятьдесят!  — Достаточно одного хорошего пулемета, и целая толпа их превратится в удобрение.
        — Так и есть,  — спокойно согласился со мной искусственный разум.  — Поэтому флориниты предпочитают ассимилировать мозговую ткань гражданского населения. Прошу вас, продолжайте путь. У меня осталось совсем немного времени. Прямо. Направо. Секунду, сейчас открою… Эта дверь стояла на балансе!
        К счастью, ИскИн оказался достаточно сообразителен, чтобы не предлагать мне пройти по непроходимым маршрутам. А такие на станции имелись в большом количестве. Часть коридоров была обрушена, некоторые до сих пор пылали, судя по витающей в воздухе гари.
        — Теперь вниз до конца ступенек, все двадцать четыре этажа,  — выдал мне целеуказание искусственный разум, когда я достиг длинной служебной лестницы.  — Осторожно, остатки резервного центра управления номер четыре в настоящий момент кишат утратившими мозговые функции зараженными и дикими флоринитами. Их усилия координирует некоторое количество разумных особей, уцелевших на станции и подготавливающих ее к становлению в качестве аванпоста данной расы.
        — Исправим.  — Я на всякий случай выстрелил из своего оружия в стену и убедился, что оно меня прекрасно слушается. Да и отдача у «Гербицида» была более чем приемлемой. Жаль, отсутствовала возможность стрельбы очередями. Если враги навалятся плотной кучей, придется использовать магию. А ее запасы отнюдь не безграничны… — С атмосферой там порядок? В космос не вылечу?
        — Пробоины закрыты силовыми полями, препятствующими потере воздушной смеси. Но наступать на них не рекомендуется, массу взрослого человека они не удержат,  — занудным тоном оповестил меня ИскИн.  — Довожу до вашего сведения, что реактор взорвался, не функционирует и починке гарантированно не поддастся. Запасов энергии в аварийных батареях хватит на более долгий срок, если отключить неиспользуемые отсеки и некритичные для выживания функции.
        — Это обязательно.  — Мне не нравилась идея согревать и освещать пустое пространство. Ну, учитывая предупреждение о наличии на станции сил противника, не совсем пустое. Однако возможность избавиться от агрессивных кустиков и утративших разум зараженных людей и сама по себе дорогого стоит!  — Так, я уже вижу дно… Сколько там противников?
        — Оптические сенсоры на данной территории выведены из строя… — Робот-уборщик ненадолго замолчал, видимо, ИскИн анализировал косвенные данные.  — Но предполагаемое количество составляет около ста пятидесяти. Некоторая часть флоринитов разумна. Иначе ничем нельзя объяснить тот факт, что они пытаются вскрыть мой корпус при помощи подручных инструментов.
        — Полторы сотни?!  — От названной цифры мне слегка поплохело. Тем временем обратный отсчет продолжал тикать.  — Да вы издеваетесь… Ладно, стой тут, никуда не уходи. А то повредят этому роботу динамик, как мы потом общаться будем?
        Нижний этаж станции, в котором и располагались доки, выглядел… свалкой. Часть потолка обвалилась. Значительная часть. Та же судьба постигла некоторые из внутренних стен. В полу зияли затянутые непрозрачным белым туманом рваные кратеры. Вероятно, это и были те самые силовые поля, на которые не рекомендуется наступать. Дальний угол занимал какой-то корабль, напоминавший своими чертами древний утюг на углях. Особенно характерны были симметричные сквозные пробоины в его нижней части. То тут, то там лежали неуместные на фоне техногенного апокалипсиса пятна зеленого цвета. Кое-где из них торчали время от времени подергивающиеся человеческие руки или ноги. Зараженные паразитами люди служили клумбами для рассады флоринитов. Причем на каждом теле одновременно теснились как минимум два-три растительных монстра. Громко выло и скрежетало по металлу в небольшой надстройке, идущей вдоль стены. Методом исключения можно было предположить, что именно там находится искомый ИскИн. И те, кто хочет до него добраться.
        Вы сотворили заклятие «Невидимость». Мана: 1200/2500. Вероятность обнаружения в оптическом диапазоне минус 80. Длительность: 180 секунд.
        Вы сотворили заклятие «Тихий шаг». Мана: 1150/2500. Вероятность обнаружения в акустическом диапазоне минус 50. Длительность: 250 секунд.
        — Оптический, акустический… — недовольно пробормотал я себе под нос, прочитав эффект от воздействия собственных заклинаний.  — А какие у этих кустов органы чувств? Ни глаз, ни ушей я как-то не заметил.
        Вопреки опасениям, прокрасться мимо первых нескольких тварей удалось без особенных проблем. Они меня определенно не замечали, иначе бы наверняка не замедлили напасть. По пути я краем глаза отметил, как дерутся два крупных диких флоринита, произрастающих на теле застреленной молодой женщины. Они хлестали один другого листьями как сумасшедшие, наполняя воздух шелестом и выбивая из противника брызги белесого сока. Наконец одному из них это надоело, и он сполз с трупа, медленно и неуверенно дергая стержневым корнем. А заполучивший тело в свое единоличное владение победитель обвил питательный материал кольцами, на манер удава, и замер. Похоже, в ближайшем будущем он намеревался отожраться, пройти процесс метаморфоза и обрести разум. Пристрелить бы его… Однако мои маскировочные чары, скорее всего, не выдержат подобного. Акустические так точно. А там невидимого стрелка оставшиеся агрессивные кустики и попросту нащупать могут. Внезапно под ногой хрустнул кусок пластика. Ближайший зараженный рывком поднялся на ноги, проросшие сквозь него флориниты начали раскачиваться туда-сюда и шелестеть листьями. Не
обнаружив поблизости угрозы или добычи, живая клумба покорно улеглась обратно на пол и позволила паразитам и дальше поглощать себя. Сомнений в том, что разума у этого тела не осталось, больше не имелось никаких.
        — Это правильно. Очень даже правильно… — Я осторожно принялся пробираться к удобному закутку, мысленно проговаривая про себя всякую чушь. Давно заметил, что это меня неплохо успокаивает и позволяет лучше контролировать свои действия.  — Зомби должны лежать, а не ходить. Даже если они и не совсем мертвые. Так с ними воевать намного удобнее. И убегать от толпы ползучих легче, чем от ходячих…
        Перед ведущей в надстройку лестницей разумные флориниты выставили часовых. Два куста-десантника сорокового уровня стояли неподвижно, как статуи. Их задачей было отгонять подальше зараженных, периодически пытающихся подняться к источнику шума. В листьях один сжимал пистолет необычной формы, а другой — непонятный мне живой посох, время от времени начинавший щупать воздух высовывающимися из него тонкими щупальцами. Когда очередной из настырных зомби попытался шагнуть к ступенькам, этим предметом огрели растущие из него кусты. Те немедленно начали махать листьями, как вентиляторы, а их носитель покорно поплелся прочь от места, где его стукнули.
        Сомнительно, чтобы мне удалось проскользнуть между этими часовыми незамеченным… Однако другого пути наверх все равно нет. Может, попробовать быстро смять их и тех, кто пытается добраться до ИскИна, а потом удрать? Неразумные кусты вряд ли сообразят, что внутри невкусной железной коробки кроется столь же питательный и сочный кремниевый мозг врага… Или не кремниевый. Но в любом случае вряд ли корпус и электронные потроха Диспетчера сделаны из съедобных для них материалов.
        Вы сотворили заклятие «Купол тишины». Мана: 1000/2500. Длительность: 30 секунд.
        Не знаю, успели ли флориниты удивиться, когда звуки вокруг них вдруг исчезли. Заклятие против прослушки вполне могло использоваться и для того, чтобы создать приватность успешному ассасину. Крутнувшийся в воздухе меч вонзился правому десантнику прямо в мозговую плодоножку, а левому рассекло то же место воздушное лезвие. Смерть их была если и не мгновенной, то близкой к тому. Рукоятка меча сама прыгнула в руку, когда я пробегал мимо трупов. Надежно зачарованное еще на момент создания оружие всегда стремилось вернуться обратно к хозяину, если его метали. А я уже несся вверх по ступенькам, молясь, чтобы доносившийся изнутри шум скрыл мою возню.
        Флоринит-техник. Уровень 55.
        Флоринит-техник. Уровень 55.
        Флоринит-генный мастер. Уровень 65.
        Трое противников развернулись ко мне. И если первые двое всего лишь были копиями кустов из уничтоженной недавно группы, сменившими ружья на какой-то аналог циркулярных пил и обвесившихся инструментами, то последний явно представлял собой большую опасность. Он носил одежду, скрывая свои корни чем-то вроде грязно-серой тоги из мешковины. И он, черт его дери, определенно был магом! Темным магом. Я давно уже научился распознавать бывших коллег с первого взгляда и мог дать в этом нелегком деле изрядную фору любому инквизитору! Ударили мы одновременно.
        Дисковое лезвие наносит вам глубокую резаную рану. Жизнь 1000/1500. Эффект кровотечения вызывает потерю трех пунктов жизни в секунду на протяжении минуты.
        Дисковое лезвие наносит вам глубокую резаную рану. Жизнь 700/1500. Эффект кровотечения удвоен.
        — Больно, твари,  — выдохнул я сквозь зубы, чувствуя, как под стремительно вращающимися лезвиями расступается в стороны плоть и трещат кости. Несмотря на свою принадлежность к когорте техников, рефлексы и скорость движений данных флоринитов намного превосходили те, которые имелись у десантников. Они мгновенно оценили обстановку, сократили дистанцию и нанесли широкие размашистые удары, от которых в тесном помещении диспетчерской было попросту невозможно увернуться. А потом я двумя импульсами концентрированной энергии смерти ударил в упор, мгновенно иссушив полные жизни листья и стебли до состояния сухой соломы. За каждого из двух растительных техников мне дали семь единиц опыта. Маловато. С такими темпами прогресса я смогу поднять уровень разве только к следующему столетию. А уж если меня начнут убивать и сбрасывать вниз по карьерной лестнице, вообще до конца времен с достижением тысячного левела не управлюсь.  — Очень больно…
        Лежащие безмолвными кучками растительных останков противники никак это не прокомментировали. Только сейчас я получил возможность вглядеться в них подробнее и вчитаться в описание.
        Флоринит-техник. Уровень 55.
        Те из десантников, которым хватает ума полагаться не только на свои расовые способности и поддержку господ, выращивающих своим слугам нужное оборудование, чаще всего начинают изучать технологии других рас. Как правило, их знания и навыки ограниченны, поверхностны и сугубо утилитарны. Отремонтировать трофейный танк, встроить в корабль купленную у пиратов плазменную пушку, собрать гранату из подручных материалов или отключить системы безопасности. Но, с другой стороны, многие разумные существа и того не знают.
        — Цветение… Вечно!  — проскрипел последний из флоринитов, силясь своими листьями выдернуть пришпиливший его к стене клинок.  — Ты сгниешь, кусок мяса, а мы так и будем цвести!
        Флоринит — генный мастер. Уровень 65.
        Постигшие собственную природу и превзошедшие начальные ограничения разумного биооружия флориниты получают звание генного мастера, а также способность к индивидуальным целенаправленным мутациям. Все они обладают как минимум начальными способностями в том, что большинство цивилизаций называет псионикой или магией, без которых им просто не удастся взять под контроль свою суть. Сочетание высокого интеллекта, железной воли, полной беспринципности и сверхъестественных способностей делает их крайне опасными противниками для любого врага.
        — Угу. Возможно. А Вселенная рано или поздно погибнет от тепловой энтропии,  — согласился с ним я, а после подобрал с пола лишившийся хозяина инструмент. И, не глядя на его характеристики, принялся перепиливать разумному растению плодоножку.  — Да не дергайся ты! Быстрее управлюсь, быстрее отмучаешься…
        Флоринит — генный мастер исчерпал все резервы своего организма и погибает, будучи больше не в силах поддерживать свою жизнь. Получено 10 единиц опыта.
        Лишь закончив расчленять пытавшегося сопротивляться генного мастера, я осмелился выдернуть из него свой клинок. Мой любимый, с которым я бы не расстался никогда. Тот самый, которым некогда в первый раз прирезал учителя, пусть раны те у старого козла вечно ноют. Улыбаясь, я принялся рассматривать его характеристики. Что ж… Точно такими же они у него были и раньше.
        Магоубийца. Трижды закаленный в крови создателя металл, впитавший в себя молекулы костей расплавившего его мастера, предназначен только для одного хозяина. Этот клинок сроднился с ним и всегда несет в себе его частичку. И пусть она способна только запасать в себе чужую магическую энергию, но делает она это хорошо.
        Только для Мирдина Ревела.
        Тип: уникальное, именное, одноручное.
        Прочность: 49/50. Может восстанавливаться за счет крови создателя. Сломать/украсть/продать невозможно, будучи отобранным, имеет шансы самостоятельно вернуться к владельцу.
        Емкость накопителя: 862/3000.
        Скорость поглощения чужой магической энергии: 1000/секунд.
        Режущий урон: 150 —500.
        Шанс нанесения кровоточащей раны 5 %.
        Вес: 1,4 кг.
        Воздух передо мной замерцал, и внезапно в нем появилась фигурка мужчины лет тридцати, одетого в какой-то мундир. Полагаю, он бы смотрелся достаточно представительно… если бы не габариты. От макушки до кончиков лакированных туфель у него едва ли было пять сантиметров.
        — Лейтенант,  — голограмма слегка поклонилась куда-то в сторону выхода.  — Рад познакомиться с вами лично. Увы, видеодатчиков у меня не осталось, и соединения с большинством систем доков — тоже. Но зато я вас прекрасно слышу.
        Выполнено классовое задание: «Механический пособник». ИскИн «Диспетчер» спасен и может приносить пользу станции и вам лично.
        — Говори тише,  — шикнул я на него, устало плюхаясь на так кстати стоящий здесь стул и меряя внимательным взглядом здоровенный железный столб по центру помещения. Честно говоря, я бы принял его за подпорку для потолка… Но раз именно эту штуку пилили флориниты, оставив на толстом металле ясно видимые зарубки, то, видимо, передо мной находится системный блок разумного компьютера.  — Тут перед твоей будкой скопилась целая толпа зараженных. И кое от кого от них уже начали отпочковываться кустики.
        — Да, полагаю, очистка станции может стать проблемой,  — печально покивал головой ИскИн.  — Серьезной проблемой.
        Предложено классовое задание: «Зачистка». Уничтожьте всех мутантов, флоринитов и опасные зоны, сделайте станцию вновь безопасной.
        Награда: исчезновение приставки и.о. перед должностью, возможность приглашать на станцию мирных жителей и туристов.
        Штраф за провал: разжалование, увольнение, сход станции с орбиты и падение ее на планету.
        Срок выполнения: 1 год.
        Возможность отказаться: отсутствует.
        — Кхм… — Срок, который мне давался для очистки станции, радовал. И в то же время настораживал. Сильно.  — Слушай, Диспетчер… А ты можешь сказать, сколько всего здесь насчитывается врагов? Ну, хотя бы примерно.
        — Учитывая количество членов экипажа, гостей станции, прибывших с планеты беженцев и прочих источников биомассы… — ИскИн задумался на пару секунд, явно проводя какие-то подсчеты,  — примерно полтора миллиона. Возможно, целых два.

        Глава 2,
        в которой герой узнает очень интересные вещи, встречает механизированный куст и приходит к неожиданным выводам

        — То есть как это не надо чинить систему жизнеобеспечения?!  — Вопль вырвался из горла помимо моей воли. Оставшиеся в доках флориниты живо кинулись на источник звука… Все… Оба! И закономерно пали, получив в корпус по точному выстрелу из «Гербицида». Ударный импульс от вонзившейся в зеленые тела ледяной иглы заставил их затормозить, а расползающаяся по внутренностям кислота завершила дело. Стрелять по уязвимым мозговым плодоножкам из трофейного ружья я опасался. Слишком часто снаряд из замороженной едкой жидкости шел выше цели, просто проходя через цветок насквозь.
        Ваши глаза смогли выйти за рамки, приписываемые им законами биологии, гармонии и здравого смысла! Продолжайте в том же духе и сможете увеличить свой угол обзора на 10 —30 градусов! Правда, вряд ли подобные изменения внешности кто-нибудь сочтет красивыми…
        До получения достижения «Пучеглазый» осталось выпучить глаза 9 999 999 раз.
        — Условия, подходящие для жизнедеятельности представителей человеческой расы, ускорят размножение диких флоринитов в шестьдесят семь с половиной раз.  — Диспетчер задумчиво почесал свой голографический подбородок. Надстройка, где располагалась его материальная часть, оказалась очень удобным местом для длительных вдумчивых бесед. И тихого отстрела агрессивных кустов при помощи трофейного оружия и собственных заклинаний. Неразумные монстры просто не могли сообразить, откуда же к ним приходит смерть. Последствия болевого шока уже прошли, а потому запас магической энергии у меня постепенно начал восстанавливаться. Еще больше ускорил данный процесс оставшийся от одного из обитателей станции термос с еще теплым кофе. Оное давало прибавку в целых пять единиц маны за глоток.  — Цифры примерные, но прогноз достаточно точен. Морфология и биология данного вида изучены жителями планеты Анчар очень хорошо.
        — Но у них ведь не будет мозговой ткани, если из людей здесь только я… — Мне упорно не хотелось верить в услышанное.
        — Полагаю, выжившие на борту станции еще имеются в количестве нескольких тысяч, возможно, десятков тысяч человек. Но даже если и нет, значит, плодиться будут в основном дикие флориниты. Их размножение и вакуум полностью не остановит. Солнечного света хватит росткам, чтобы при помощи хемосинтеза постепенно начать перерабатывать в пригодные для питания элементы даже голую сталь.  — ИскИн виновато развел руками.  — А разумными станут те из диких, кто в ходе междоусобных разборок уничтожит и ассимилирует достаточное количество сородичей. Вот только расти в условиях открытого космоса им придется очень-очень долго, целые десятилетия.
        — Кажется, главной сложностью в уничтожении местного рейд-босса для игроков будет не завалить меня, а найти раньше, чем это сделают флориниты,  — уныло простонал я и слегка побился лбом о поручень ограждения. Хорошо, что он был мягким, не то сделанным из резиноподобного материала, не то просто оббитым им.  — Диспетчер, ты можешь дать примерный отчет о состоянии станции?
        — Вам официальный или так, чтобы понятно было?  — на всякий случай уточнил ИскИн.
        — А разница?  — скосил на него один глаз я, решив, что данная машина куда более разумна, чем казалось изначально. Просто психика у нее нечеловеческая. И не эльфийская. И не оркская. И не… Так, а в психике каких еще рас я более-менее разбираюсь?
        — Первый — перечисление всего неработающего или работающего не так, как нужно.  — Диспетчер вывесил изображение какой-то таблицы во всю ближайшую стену и начал крутить его вниз с такой скоростью, что прочесть не удавалось ни строчки.  — С приемлемой для стандартного человеческого разума интенсивностью обработка информации займет шесть с половиной часов. И это только если пропустить маловажные сообщения, вроде мусора в коридорах и неявки сотрудников на их рабочие места.
        — Свой разум я бы стандартным не назвал. Но все равно официальный отчет о состоянии станции сейчас малоприменим.  — Еще пара ударов головой о поручень решить навалившиеся проблемы не помогла, однако некоторое извращенное удовольствие все-таки доставила.  — Какая там есть ему разумная альтернатива?
        — Вот!  — Таблицу сменило изображение ажурной снежинки с восемью симметричными лучами. Центр и большая часть периферии были закрашены черным, лишь два нижних подсвечивались абстрактным узором алых прожилок. И, кажется, на крайнем левом присутствовала маленькая точка желтого.  — Там, где темное, нет находящихся со мной в контакте систем станции. Или просто нет частей самой станции.
        — Даже так?  — приподнял я одну бровь и только потом вспомнил, что видеодатчиков у ИскИна нет. Пока нет. Думаю, видеокамеру тут можно отыскать легко. Уж если на моей исторической родине их пихали во все телефоны и планшеты, которых у людей частенько насчитывалось куда больше одного…
        — Одновременно с занятием Орбитального оплота десантной группировкой противника системы его обороны оказались разрушены изнутри. Подчас они детонировали с немалой силой.  — Писавший программы этого искусственного разума человек определенно являлся занудой.  — К тому же подрыв реактора, находящегося в центре первого луча, гарантированно привел к утрате некоторых частей конструкции. Внимание, в док через главный вход пытается проникнуть организованная группа флоринитов!
        — Вот только их мне сейчас и не хватало!  — вздохнул я, а после прислушался к своим внутренним ощущениям, пытаясь понять, сколько сейчас магической энергии мне доступно. И глаза сами собой увидели заполненный на четыре пятых бар, показывающий две тысячи тридцать две единицы маны.
        Пяток прикрывавшихся прямоугольными железными щитами растительных десантников, влетевших в док словно живые торпеды, встретил Большой Огненный Шар. Предназначенное для поражения и устрашения живой силы противника заклинание накрывало собой около тридцати квадратных метров. И действовало не столько даже на площадь, сколько на объем, сводя на нет преимущество легких укреплений. Правда, температуру оно давало совсем небольшую, человека поджечь им обычно не удавалось. Как показала практика, флоринит, оказавшийся со всех сторон окутан пламенем и оглушен ударной волной, тоже не вспыхивает на месте. Но зато он на какое-то время полностью теряет ориентацию и боеспособность. Растерявший авангард вторжения я добил адресными и почти ничего не стоящими Огненными Стрелами, наконец-то доконавшими разумные сорняки. Причем все это великолепие обошлось, по совокупности, в каких-то четыреста единиц маны. Совсем немного, если подумать.
        — А мне казалось, что в этой части станции не осталось готовых драться за свою жизнь мясных.  — В отсек, жутко лязгая каждым сочленением, стал вползать длинный, как крокодил, ходячий танк. Шесть ног, каждая размером с меня, подпирали плоское вытянутое тело, которое вместо головы венчалось здоровенной башней. Торчащие оттуда строенные стволы неизвестного орудия заставили меня мигом вспомнить про авиационный пулемет. Где тут плодоножка или иной важный орган, было решительно непонятно. Запущенная на пробу Огненная Стрела даже не достигла его брони, по пути увязнув в на краткий миг вспыхнувшем щите. Скорее всего, техническом, поскольку магии в данном существе я чувствовал не больше, чем в очень крупном животном.  — Где ты прятался так, что мы тебя не нашли, маленький вкусный кусок сочной проплазмы?
        Флоринит-киборг. Уровень 79.
        Флориниты, достаточно освоившиеся с техникой других рас, чтобы не бояться регулярных поломок используемого оборудования, как правило, предпочитают дополнять свое тело механическими частями, назначение и эффективность которых может колебаться в весьма широком диапазоне. Поскольку у данной расы почти отсутствуют аллергические реакции и отходы жизнедеятельности, флориниты-киборги бестрепетно покрывают все свое тело броней, не оставляя ни малейшей щелочки. Или сначала находят подходящую броню, а потом при помощи генных мастеров разрастаются в нужную для ее ношения конфигурацию.
        — Меня твои собратья обнаружили очень быстро. Только рассказать об этом уже никому не успели.  — Я отбросил в сторону трофейную винтовку, явно бесполезную против такого исполина. Растительной плоти просто не было видно, поскольку всю ее покрывал металл. И как же прикажете с таким уродцем работать? Как с рыцарем? Крупноват. Как с драконом? Мелковат. Хотя пушка на морде в общем и целом опасности плавящей камни огнедышащей пасти соответствует.  — Хм, вас было всего шестеро? Не очень-то благоразумно шастать по незнакомым местам в столь маленькой компании. Мало ли кто может тут встретиться.
        — Те недоумки, которые здесь пытались добыть уцелевший ИскИн, тоже работали на меня.  — Бронированное от корешков до вершков растение остановилось у самого входа, явно не намереваясь сохранять дистанцию. А еще оно тянуло время. Для чего? Маг может восстанавливать силы, а полурастение-полумашина как может получить преимущество от затянувшейся схватки? Дополнительные снаряды в своем теле выращивает? Нет, вряд ли. Скорее всего, флоринит ждет подкреплений.  — Он станет прекрасным дополнением к моей броне.
        — Мечтай больше,  — посоветовал ему я, искренне жалея, что под рукой нет ни одной овцы или коровы. Лошадь бы тоже подошла. Многие боевые чары и ритуалы темной магии требовали жертвы… К счастью, не всегда человеческой. После того как я избавился от опеки учителя, да начнут ногти у него расти в обратном направлении, мой арсенал действительно могущественных чар оскудел едва ли не наполовину. Впрочем, оставшегося вполне хватало для эффективного выполнения своей работы. Причем при полном отсутствии конфликтов с мировоззрением. Ну а касаемо почивших под жертвенным ножом животинок… Судьба у них такая. По крайней мере, я действовал с куда большим профессионализмом, чем большинство мясников.  — Огненный Фонтан!
        Вы сотворили заклятие «Огненный Фонтан». Мана: 1553/2500. Нанесено 28 единиц повреждений.
        Вы сотворили заклятие «Кровавая ржа». Мана: 1353/2500. Броня цели ослаблена на 45 %.
        Одновременно с ворохом разноцветных пламенных струек, вылетевших с выставленной вперед левой руки и врезавшихся в щит врага, на правом запястье открылся небольшой стигмат. Струйка крови пробила изнутри кожу и устремилась вверх, чтобы по баллистической траектории осесть на цель сверху. И она ожидаемо оказалась проигнорирована. Не знаю, на каких принципах работало чужое устройство, но несколько капель алой жидкости оно просто не сочло достаточной причиной для активации в момент отражения лобового удара. А может, и вообще не засекло. Ну не было в нем до момента попадания энергии как таковой. Она проявилась в том, что было еще по сути частью меня, только через пару секунд после попадания. И в момент обратила орудие растительного киборга в металлолом, сохраняющий, тем не менее, прежнюю форму. А поддерживать полную защиту от всего подряд в постоянном режиме… Так ведь можно ее и разрядить раньше времени столкновениями с тем же воздухом или царапанием по стенам и полу.
        — Взять его, бойцы!  — рявкнул киборг, направляя на меня начавшее быстро вращаться вокруг своей оси орудие… Которое после пары десятков оборотов просто рассыпалось на части, заодно вызвав неслабый разряд статического электричества. Во всяком случае, молнии, забегавшие по всей поверхности брони флоринита, были видны невооруженным глазом. И создал их не я. И уж тем более этим вряд ли могли похвастаться вкатившиеся в отсек решительно настроенные разумные растения, каждое два метра диаметром.
        Флоринит-шаротанк. Уровень 60.
        Не сумевшие открыть в себе каких-либо талантов флориниты, которым повезло перерасти стадию десантника, как правило, становятся шаротанками. Более развитые особи ценят подобных слуг по причине ограниченности их интеллекта, достаточного для выполнения приказов, но слишком слабого для участия в сколько-либо сложных интригах. Большие размеры придают им дополнительную живучесть и огневую мощь, с которой приходится считаться даже легкой бронетехнике.
        — Внушает,  — решил я, левитацией удаляясь подальше от надстройки. В то место, где мое тело находилось секунду назад, ударили плотные и тяжелые струи кислоты, от контакта с которой шипела и дымилась даже сталь. Четыре дальних родственника перекати-поля ударили слитным залпом скрывавшихся в глубине их тел разбрызгивателей, явно находящихся в некотором родстве с трофейным «Гербицидом». В потоке едкой жидкости были видны какие-то твердые частички, очевидно оказывающие на цель абразивное действие и стачивающие ее.  — Но это медленно! Огненный Столб!
        Ревущая струя огня, которую я, по примеру драконов, просто выдохнул, ударила в бок ближайшего противника и с размаху впечатала его в киборга, одновременно сжигая дотла. Как оказалось, кислоты внутри у шаротанка было много. Очень много, может быть, литров сорок или пятьдесят. И при разрушении емкости, где она хранилась, едкая жидкость разрушала самого флоринита ничуть не хуже, чем все остальное. Броня механизированного растительного монстра задымилась от попавшей на него едкой дряни. А после он одним движением отшвырнул от себя еще живого союзника, похоже, окончательно его добив.
        — Смерть тебе, мясной. Нас тут много,  — прошипел киборг, впавший в самое настоящее бешенство. На его тыльной части открылись пазы, из которых вылетели миниатюрные ракеты. И притом, похоже, даже управляемые.  — По площади! Давай!
        «Соображает, зараза»,  — мелькнула в голове мысль, когда самонаводящиеся снаряды и густые словно кисель брызги кислоты окружили меня со всех сторон. Каким бы быстрым ты ни был, но есть предел расстояния, на которое успеешь удрать за время действия вражеского оружия. И хоть на чей-то выстрел да нарвешься просто по закону больших чисел. Если, конечно, не умеешь телепортироваться. Пусть даже плохо и недалеко.  — Смещение!
        Флориниты определенно не ожидали, что я смогу возникнуть у них за спиной и снова поиграть в боулинг, используя шаротанки как снаряды. Ковырять самостоятельно мощнейшую броню киборга… Зачем? Если у меня имеется такое прекрасное подручное средство, то почему бы им не воспользоваться? Все равно чужую кислоту мне собирать для длительного хранения некуда, а значит, она пропадет.
        — Нам не справиться, отступаем!  — взвизгнул вдруг последний из оставшихся шаротанков и покатился по направлению к выходу. Достаточно медленно покатился, километров сорок всего. Теперь стало понятно, почему враг так тянул время. Уж если эти кругляши, спасая свою шкуру, развить большую скорость не способны, то просто по тревоге они ползают еще медленнее.
        — Вернись, трус!  — рявкнул киборг, отправив вслед убегающему подчиненному штук пять ракет, выбивших из сплетенного из веток и листьев тела изрядный ворох растительного мусора. Я не смог не поддержать его действий и отправил вдогонку ледяную молнию, прошившую геометрический центр флоринита и оставившую его медленно растворяться в своей же кислоте.  — Ну хорошо… Мясной, ты доказал, что заслуживаешь некоторого уважения. Теперь мы будем драться с тобой один на один, ясно?! Без всякой магии-шмагии! Давай! Снимай с пояса свою ковырялку!
        — Бокс? Серьезно?!  — фыркнул я, наблюдая, как противник поднимает вверх свои передние лапы, оканчивающиеся чем-то вроде копыт.  — Нет, и впрямь серьезно? А ничего, что ты тяжелее на пару тонн для честной сшибки грудь в грудь?
        — Ну а вдруг… — Если бы флоринит мог, он бы пожал плечами. Вместо этого киборг просто опустился обратно на все шесть ног.  — Среди мясных много идиотов. Ладно, раз уж я вместе со всей своей бандой тебя даже поцарапать не смог, а по чужим правилам играть ты не хочешь, то тогда время переходить к последнему плану. А жаль. Мне нравилось жить.
        Воспоминание о применившем самоубийственное умение десантнике само всплыло у меня в голове. И в следующую же секунду я телепортировался к самому надежному укрытию, которое только смог найти. Колонне, внутри которой находились электронные мозги ИскИна. Уж если техники монстра могли надпилить ее только за полчаса, значит, запас прочности у этой штуки изрядный. Жаль только, киборг успел взорваться быстрее, чем я спрятался.
        Ударная волна со всей мощи лягнула в спину, мимо лица пролетел осколок брони, вполне способный при удачном попадании отправить меня на перезагрузку, а резко прыгнувшая в морду стена вызвала такой водопад искр из глаз, что появившуюся табличку я смог прочитать только секунды через три.
        Вы уничтожили ассимиляционную группу флоринитов, тем самым сохранив важный действующий узел станции и приблизив возвращение Орбитального Оплота к нормальному состоянию.
        Награда: 1000 единиц опыта.
        — Однако премию дали,  — сообщил я неведомо кому, чувствуя, как поднявшийся ветерок шевелит волосы на голове.  — Стоп… Движение воздуха же обычно образуется от перепада давления, верно? А в условиях космоса это означает разгерметизацию! Диспетчер?!
        — Нет поводов для паники, утечка небольшая, сейчас будет устранена,  — успокоил меня ИскИн, которого я со своего положения не видел, но слышал.  — Принят сигнал системы, несущий в себе коды высокого приоритета. Устанавливаю соединение. Попрошу не удаляться от места нахождения.
        Все-таки найдя в себе силы, я с некоторым трудом принял вертикальное положение и бросил взгляд туда, где находился флоринит-киборг меньше минуты назад. Теперь на том месте располагалась медленно затягивающаяся пленкой силового поля двухметровая дыра, в которой были видны звезды. И лишь исходящие чадным дымом обломки, разлетевшиеся от места гибели врага на десятки метров, служили доказательством его существования. О трофеях нечего было и мечтать, эту перекрученную и разорванную дрянь приняли бы разве только в металлолом…
        С шорохом сдвигающегося в стороны воздуха перед колонной Диспетчера возник голографический экран. С него на меня уставились усы. Шикарные, рыжие, полуметровой длины, загнутые кверху и покрытые лаком. К данной лицевой растительности прилагалось и само лицо, вроде бы даже человеческое. Вот только разглядеть его за подобной преградой было несколько проблематично. Но кожа выглядела слишком белой, словно частично отмершей. Нос имел характерную для боксеров и бойцов-рукопашников кривоватость. А глаза из-под огненно-рыжих бровей смотрели цепко и зло.
        — Парень, я не могу найти тебя в базах данных, ну да это не важно. Беженцы тоже люди, а даже если и нелюди, то расистов на нашей планете принято бить головой о ближайший кирпич до разрушения одного из объектов,  — заговорил этот тип хриплым басом человека, чьи легкие давно уже просились на помойку. Да и окраска его усов лишь сильнее оттеняла подозрительную бледность, несвойственную здоровым людям.  — Палковводец назначил тебя лейтенантом, но мне на мнение этой давно поехавшей крышей груды транзисторов чихать с высокой колокольни. Скажи мне только две вещи. Можешь ли ты выстоять против танка и станешь ли это делать ради того, чтобы пять тысяч беженцев не сдохли как собаки минут через десять?
        Получено классовое задание: с кулаком на танки.
        В условиях жесткого цейтнота и нехватки снаряжения вам придется вступить в бой с противником, располагающим бронетехникой.
        Бонус за уничтоженных в рукопашной борьбе противников: 100 % опыта.
        Штраф за провал: ухудшение отношений с выжившими жителями станции на 35 пунктов. Потеря одного из спасательных модулей станции со всем содержимым.
        Время до окончания: 25 минут.
        Принять. Отказаться.
        — Да.  — Раздумья мои были недолгими. Хотя встретиться предстояло, скорее всего, не с редкостно толстокожим противником, а с настоящей бронетехникой. Ничего, управимся как-нибудь. Многие чары темной магии беспрепятственно проходят сквозь умеренно толстый слой железа или камня, а значит, до пилотов я уж чем-нибудь дотянусь.  — На оба вопроса.
        Голографический экран пропал так же быстро, как появился. Ну, вот и поговорили…
        — Скажи мне только две вещи,  — повторил я слова непонятного человека, обращаясь к Диспетчеру:  — Кто это был и за что же так обозвали этого вашего Палковводца, который присвоил мне звание лейтенанта?
        — С вами разговаривал вице-спикер Луи Шинес, в связи с гибелью остальных членов парламента планеты Анчар, являющийся первым лицом государства,  — спокойно оповестил меня о знакомстве с местным правителем разумный компьютер. А после вывесил большое голографическое изображение двухметрового, покрытого узорчатой гравировкой металлического человека, в ширине плеч слегка превосходящего большинство двухдверных шкафов. Из одежды сей субъект носил только короткие черные шорты и больше всего напоминал статую какого-то увлекающегося стероидами культуриста.  — Автономный ИскИн высшего ранга, Полководец. Имеет привилегированные гражданские права и занимает должность начальника внутренней безопасности станции Орбитальный Оплот. По собственному признанию, неисправимый феминохомосапиенсфил. Девяносто четыре раза выплачивал штраф за аморальное поведение в общественном месте. Трижды привлекался к гражданской ответственности по обвинению в сексуальных домогательствах.
        В один из прикрытых непрозрачным силовым полем проломов с низким противным воем влетело нечто, похожее на потерявший где-то винт вертолет. Овальная кабина из прозрачного пластика скрывала за собой пилота, а также дополнительное посадочное место. Чуть позади водителя находился небольшой отсек для груза, а заканчивалось все это длинным, чуть загнутым кверху хвостом. Оружие у машины тоже имелось. По центру крыши смотрела вперед полукруглая выпуклость турели, а сразу за ней располагалось несколько контейнеров с симметричными лючками небольших пусковых шахт, часть которых уже зияла опустевшими гнездами. Вдоль хвоста шла крупная надпись «Полиция», выполненная мигающими буквами желтого цвета.
        Легкий флаер.
        Предназначенный для атмосферных полетов и действий вблизи крупных космических объектов, этот летательный аппарат перемещается в пространстве за счет нескольких генераторов антигравитации, создающих нужные векторы тяги. Минимальные размеры и полное отсутствие брони делают его крайне хрупкой целью, которая, тем не менее, с большим трудом засекается всеми системами обнаружения, кроме визуальных. Оружие, устанавливаемое на военных моделях, не слишком отличается от ручного и, по меркам настоящих боевых звездолетов, просто смехотворно. Однако даже иголка многое значит, если она воткнута в нужное время в нужное место.
        — Почему без скафандра?!  — рявкнул пилот, приоткрывая прозрачный купол кабины. Черты его лица снизу скрывались высоким стоячим воротником, а сверху матово-белыми кругами каких-то линз, четко выделяющихся на прозрачном материале лицевой пластины стандартной космической одежды.  — А вдруг разгерметизация?! Жить надоело?!
        — Скажи спасибо, что не в трусах!  — отозвался я, подбирая биовинтовку и пытаясь запрыгнуть внутрь… И на середине пути резко меняя траекторию и забиваясь под днище летательного аппарата. Пушка на крыше уж больно резво развернулась в мою сторону, да еще и слегка приподнялась на своем прицельном механизме.  — Какого черта?!
        — Выбрось трофей,  — уже чуть более нормальным тоном посоветовал пилот.  — Биовинтовки в общем и целом штуки безопасные, но наши автоматические системы сейчас работают в режиме паранойи. Шарахнут плазмой на опережение, доказывай потом, что ты не шашлык.
        — Ну, теперь я еще и чуть ли не безоружным остался.  — Винтовка флоринитов улетела куда-то в дальний угол ангара. Хм, может, пока мы будем в пути, устроить легкую медитацию? Разговаривать на отвлеченные темы она не помешает, а магическая энергия восстанавливаться будет побыстрее.  — Что у вас случилось такого, что придется бодаться с танками?
        — Вместе со взорвавшимся реактором вышла из строя куча всякой хренотени, в том числе антителепортационный щит с системой распознавания «свой-чужой»… — От того, чтобы сплюнуть, моего собеседника явно удержало скорее забрало шлема, чем манеры.  — И один из не успевших слинять со станции растительных лордов оказался чертовым супер-пупер-мегаколдуном! Этот зеленый упырь под прикрытием бронетехники укрепился у центрального входа во второй спасательный модуль и открыл портал, через который к нам сплошным потоком лезет всякая пакость! И она ломает шлюз, за которым скопилось двадцать процентов всех некомбатантов станции!
        Разговор совершенно не мешал пилоту управлять своим транспортным средством, которое уже давно покинуло четвертый док. Правда, видно из кабины его было не так уж и много. В основном перед глазами мелькала бугристая поверхность корпуса, испещренная многочисленными швами, технологическими отверстиями и шрамами попаданий. Но несколько раз мелькнули и некие иные космические аппараты. Причем по большей части разрушенные, а не действующие. На разном расстоянии от обшивки космической станции застыли в виде обломков уже знакомого вида шарообразные переплетения корней, какие-то продолговатые зеленые стометровые огурцы, также явно имеющие растительное происхождение, относительно небольшие снежно-белые грибочки весом в тонну-другую. Компанию технике флоринитов, которую я даже толком рассмотреть не успевал, составляли ощетинившиеся оружием во все стороны коробки убогого дизайна и предельной функциональности. К сожалению, по большей части они также представляли собой набор обломков, который уже никогда никуда не полетит. Ну, разве только своим ходом в атмосферу крутящейся под нами планеты.
        — О, у нас, оказывается, остались работающие корабли!  — Обрадовался я, увидев, как полыхают огоньки небольших маневренных двигателей и светятся окошки иллюминаторов в боках четырех прямоугольных звездолетов. Дизайн явно слизали с настоящих судов, во всяком случае, знакомые мне до последнего винтика марсианские рудовозы выглядели как их младшие братья. Застывшие рядом с обшивкой громады кораблей медленно двигались друг к другу. В дырах, которые обильно украшали их борта, виднелось явно осмысленное шевеление. Часть наиболее критичных пробоин уже заткнули чем-то бледно-серым, предположительно гермопеной.
        — Они уже не наши! Проклятые федералисты совсем обнаглели!  — сквозь зубы процедил сидящий на соседнем кресле местный житель.  — Представляешь, эти ублюдки отказывались начинать спасательную операцию раньше, чем оставшиеся на борту члены экипажа передадут им коды доступа и не изъявят под запись согласие сменить подданство. И потом забирали их к себе на суда, высаживая призовую команду. А те суда флота, на которых живых не осталось, они присвоили просто так! И ничего мы им сделать не можем, если хотим дождаться нормальных эвакуационных транспортов и спасти людей! Союзнички, провались они в черную дыру!
        Неожиданно на поверхности одного из вроде бы уничтоженных живых кораблей дернулись корни. И летящий мимо обшивки по своим делам флаер немедленно принялся метаться туда-сюда по самым непредсказуемым траекториям, сбивая прицел. А там, где мы были несколько секунд назад, в корпус станции врезались гладкие зеленые объекты, напоминающие бобы. Вот только вряд ли за границами Нереальности может существовать стручок, плоды которого, взрываясь, оставляют после себя четко видимое облако плазмы.
        — Какие идиоты не заметили, что этот десантный транспорт еще жив?!  — громко завопил пилот, цепляясь за штурвал, словно утопающий за спасательный круг.  — Они там совсем дебилы, или как?! Ведь эта тварь не только нас сейчас подстрелит, она и действия выращенных им флоринитов на борту станции контролирует!
        Не прекращая пальбы, шарообразное растительное судно на значительной скорости принялось… удаляться от станции. Громады ремонтируемых кораблей, которым тоже изредка прилетали гостинцы флоринитов, дрогнули и стали разворачиваться в сторону агрессора. Вот только ничего сделать они не успели. Луч золотого света, отпечатавшийся на сетчатке глаз, ударил в переплетение лиан и листьев и разрезал его, будто нож хорошо сваренную макаронину. Сначала неизвестное оружие вскрыло корпус корабля вдоль, а затем еще и пару раз резануло крест-накрест останки. Живых людей в оставшемся после этого мусоре лично я бы искать не стал. Впрочем, у капитанов экспроприированных судов было другое мнение о происходящем.
        — Чем это так долбанули?  — толкнул я в бок пилота, который выпустил штурвал своей машины и теперь утирал льющий со лба пот.
        — Волновой лазер.  — Ответ, впрочем, мало чего мне объяснил.  — Он вроде бы один у нас остался после того, как первая волна штурмовиков раздолбала большую часть активных систем обороны. Нет… Нет! Нет-нет-нет! Только не еще одна волна десантных транспортов!
        В голосе склонившегося над внезапно появившимся голографическим экраном пилота слышалась паника. И о причине ее появления долго гадать не требовалось. Рой из трех десятков крупных алых точек приближался к зеленой, замершей в центре. Оказывается, внезапно «оживший» корабль бежал не просто так, а навстречу сородичам.
        — Пеленг?  — заговорил пилот с невидимым собеседником.  — Да, даю пеленг! Наводите, чего там у нас осталось! Осталось ведь, нет?!
        Снова защелкавший клавишами на настоящих и голографических приборах управления пилот вывел прямо перед нами изображение строя, собранного из двух десятков уже знакомых моделей судов флоринитов и каких-то иных кораблей. Те формой напоминали, скорее, лепешку, поверхность которой обильно посыпали рубленой зеленью. Однако спокойный полет агрессоров был нарушен. Рой крохотных по сравнению со звездолетами объектов обрушился на них, при контакте с обшивкой вспухая облачками взрывов. Увы, детонировать умудрялся лишь каждый пятый из самодвижущихся снарядов. Навстречу торпедам охраняющий десантные транспорты эскорт выпускал едва ли не целую стену огня, паля с частотой пулемета из многочисленных выступавших из общего корпуса надстроек. Явно не слишком мощное, но зато крайне многочисленное вооружение как раз и предназначалось для борьбы с подобным противником. Многочисленным и слабым. Однако как бы ни были хороши системы обороны врага, шесть или семь растительных кораблей все-таки рассыпались по космосу роем обломков. Причем два из них относились к числу боевых, попытавшихся защитить относительно безобидные
транспортники.
        — Враг не прорежен! Повторяю, враг не прорежен! Подлетное время до обшивки — две с половиной минуты! В соответствии со стандартными протоколами действий прошу помощи в обороне шлюзовых точек станции!  — надрывался пилот, докладывая кому-то оперативную обстановку.  — Да понимаю я, что вы в принципе не готовы к схватке! Нет! Мы не можем за это время выдать четыре штатных залпа! Перезарядка уцелевших торпедных аппаратов идет по пять штук в час! Поймите вы, ее осуществляют всего три полуразбитых андроида и одна дамочка-инженер на восьмом месяце беременности! Стационарные пушки? Есть покуда. Аж целая одна! И она как раз перезаряжается, накапливая импульс для нового залпа. Не смейте отключаться!
        — Идем на перехват?  — уточнил я у пилота, с интересом рассматривая голограммы кораблей. В космическом бою мне еще участвовать не доводилось.
        — Смеешься?  — хмыкнул извозчик и взялся за рычаги.  — Это тебе не космический истребитель. Мы даже поцарапать их толком не сможем. А эти уроды-федералисты, похоже, слились. Эй, вы там, слышите меня?! Молчат, скоты… А кроме меня поддерживать с ними контакт никто не сможет. Нормальные установки межзвездной связи тоже накрылись вместе с реактором.
        Наспех отремонтированные корабли действительно интенсивнее заполыхали двигателями, принявшись отходить в сторону от станции. Вот только алые точки на голографическом мониторе чуть изменили свой курс. И пошли точно на перехват покалеченных судов. Сверкающие трассеры очередей, выпускаемых плоскими кораблями флоринитов, стали бить по объему, куда стянули находящиеся на ремонте звездолеты. Точность их попаданий была относительно небольшой, несколько раз явно случайные вражеские заряды почти зацепили наш флаер, проворно удаляющийся от сражения. Но количество орудий вполне искупало качество стрельбы.
        Рядом с первой голограммой, показывающей вражескую эскадру, появилась вторая. Наши союзники пытались сбиться в квадрат, обратив к противнику парочку наиболее боеспособных судов, обладавших чем-то вроде силового поля. Выстрелы врагов не достигали своей цели и разлетались на множество искр, столкнувшись с невидимой преградой. Несколько раз от человеческих машин ударили ленты энергии бортовых орудий, но выглядели эти попытки сопротивления просто жалко. Лишь одно космическое перекати-поле резко сменило свой курс и понеслось черт его знает куда, видимо, вследствие аварии двигателя. Остальные отделались незначительным ущербом либо и вовсе избежали повреждений.
        — Как-то плохо эти корабли отремонтировали,  — поделился я своими сомнениями с пилотом.  — При наблюдении за перестрелкой складывается такое чувство, будто здоровые бугаи избивают команду инвалидов.
        — Так это же авианосцы. Их специально под защиту станции поставили, поскольку сами эти баржи практически беззубые. Несколько орудий вспомогательных калибров есть, чтобы от залетных врагов отбиться. Вот только они все для ближнего боя,  — фыркнул борющийся с рычагами управления местный.  — У таких боевых транспортников основная ударная сила в истребителях. А те уже сутки как тю-тю! Почти все машинки еще в битве за астероидные кольца покоцали. Ну а жалкие остатки москитного флота и наскоро переделанные гражданские модели добили уже на штурме Орбитального Оплота.
        Слева на обшивке станции сверкнула небольшая полукруглая надстройка, оканчивающаяся внушительного размера стволом. Точка обороны выглядела порядочно побитой, поскольку в основании турели зияла огромная дыра с разлохмаченными краями. Однако она работала. И калибр данного орудия априори превосходил все, что могло быть установлено на кораблях. Приблизившиеся к своей цели флориниты ускорились еще больше, когда сразу два корабля-лепешки рассыпались на отдельные куски после попадания в них громадных снарядов. Однако оставшиеся достигли жидковатого строя ремонтируемых авианосцев, и тут уж растительные звездолеты показали свою эффективность в одной конкретной ситуации. При абордаже.
        Кажущиеся хаотическими и бессистемными переплетения громадных лиан разошлись, живые щупальца обхватили вытянутые корпуса со всех сторон. Коробочки человеческих конструкций были намного больше флоринитских транспортов, но на каждый авианосец приходилось сразу по два-три противника. Изменившие свою конфигурацию растительные корабли просто натягивали себя на добычу. Я не видел деталей, но легко мог предположить, что именно происходит внутри. Работавшие точки активной обороны человеческих судов оказались сломаны в момент, а сквозь старые и новые дыры в обшивке внутрь полился нескончаемый поток флоринитов. У разумных монстров, управляющих сотнями и тысячами глупых как пробка сородичей, не было недостатка в пушечном мясе.
        — Проклятье, они в мертвой зоне,  — пожаловался непонятно кому пилот.  — Теперь орудия станции их не достанут. Одна надежда: федералисты пришлют нормальную эскадру и раздолбают свои недавние призы на куски вместе с ассимилирующими их флоринитами. Если эти уроды успеют переварить призовые команды и высадят к своему десанту на станции подкрепление, то мы можем забыть о попытках сопротивления. Взятые под контроль дикие флориниты и зараженные банально задавят нас мясом.
        — Это когда еще будет?  — Я осторожно тронул его за плечо, успокаивая и привлекая к себе внимание.  — Сейчас нам надо разобраться с той проблемой, из-за которой вице-спикер потребовал меня к себе.
        Ответа я не получил, но руки пилота снова легли на рычаги управления, и наше транспортное средство продолжило свой путь. Флаер самостоятельно затормозил и юркнул боком в небольшую щель, которую я бы, не зная чего искать, просто не нашел. А после в таком же положении полетел по прямому как стрела туннелю, провожаемый стволами периодически встречающихся на стенах турелей. Короткий путь закончился в большом помещении, где десятки людей и роботов спешно разворачивали какую-то аппаратуру пополам с полевыми укреплениями. Судя по распотрошенным останкам, флориниты и зараженные здесь были… Однако их настоятельно попросили удалиться в иной, лучший мир.
        — Внешний радиус центрального кольца.  — Пилот обвел рукой окружающую территорию.  — Найди Палковводца и затребуй с него, что ли, хоть скафандр какой. В этом гражданском тряпье ты будто голый.
        — А у него есть?  — уточнил я, выискивая взглядом фигуру высокопоставленного андроида. Оная нашлась, правда, на свое первоначальное изображение походила мало. Левая сторона железного человека оказалась сплющена неведомой силой едва ли не в блин. А перемещался утративший прежний лоск андроид при помощи гнутой трубы, играющей роль костыля.
        — Он тот еще хомяк механический. Нормальную снарягу точно найдет,  — хмыкнул пилот, щелкая какой-то клавишей и открывая дверь своего аппарата.  — Был бы ты женщиной, так вообще бы мог заполучить чего-нибудь эксклюзивное… Защищающее лучше бронескафа, прозрачное, обтягивающее и за безналичный расчет!
        Люди и роботы сновали туда-сюда как бешеные, разматывая бухты кабелей, устанавливая стационарные точки турелей и обкладывая матами себя, других и мироздание. Судя по тому, как суетились, дергались и мешали они друг другу, число профессиональных военных или просто бывалых людей среди них стремилось к отрицательной величине. Передо мной оказалось самое обычное ополчение, пусть и с некоторой поправкой на местные реалии. Глаза заметались по услужливо подсвеченным уровням, но не нашли никого выше сотни. Даже ИскИн в оригинальной ходячей оболочке отставал от меня ровно на десять уровней. Пятьдесят пять, тридцать восемь, сорок… Отыскавшийся в уголке вице-спикер вообще получил от щедрот системы скромный двадцатый, который даже среди гоблинских вождей, имеющих в подчинении аж целых три пещеры, смотрелся бы блекло. Не то его за последнее время несколько раз убивали с особым цинизмом, не то всю свою мощь данный персонаж направил на развитие социальных навыков.
        — Мирдин Ревел прибыл!  — кивнул я ему, эффектно появляясь перед лицом начальства. Правильное первое впечатление может и не залог успешной карьеры, но начальная ступенька для нее.  — Какими силами располагают сорняки? И, самое главное, где они?
        — Идут!  — Вопль, донесшийся от спешно возводимых укреплений, избавил обладателя роскошных усов от необходимости отвечать. Справедливости ради стоит заметить, что крик почти полностью перекрывался шипением, которое издавала направленная в ближайший коридор гигантская пушка. Чем именно стреляло закрепленное на антигравитационной платформе орудие, было неясно, но на испускающий непрерывный поток алых лучей ствол без слез взглянуть не получалось.  — Они идут!
        Множество стволов было обращено в одном направлении, и вал огня задержал волну атакующих. Лазерные лучи, пули, плазма, несколько гранат и ракет и, кажется, даже парочка роботов-камикадзе уничтожили первые ряды нападающих. Проблема в том, что за десятым… А может быть, двадцатым… Или даже пятидесятым… В общем, там были еще враги, которых не пугали боль, смерть и необходимость толкать впереди себя баррикаду из останков своих коллег, идущих впереди. И самое плохое заключалось в том, что вся эта живая волна смерти шла к людям не с пустыми руками. И их ответные выстрелы хоть и летели куда придется, но по закону больших чисел тоже нет-нет да и попадали в цель. Казавшееся бесконечным число контролируемых растениями-паразитами зомби шло вперед, сжимая оружие и периодически нажимая на спусковой крючок. И не было им конца.
        Зараженный ополченец. Уровень 25.
        Развивавшиеся под контролем генного мастера зараженные могут сохранить свое прежнее сознание… Или хотя бы его убогое подобие, использующее часть условных рефлексов. Подобные существа с десятой или двадцатой попытки могут открыть замок ключом, перевязать свою гноящуюся рану или нажать на спусковой крючок. За счет этого они становятся опаснее, а вызревающие на них флориниты от рождения получают чуть большее могущество.
        — Какого черта?!  — выкрикнул я, поставив Огненную Стену на выходе из коридора. Увы, враги шли сквозь пламя напролом, не успевая как следует обжечься. И уж точно не испытывая страха или боли.  — Они же вроде бы должны ломиться в какой-то там бункер с гражданскими?!
        — А это и есть причина, по которой я присвоил авансом неизвестному проходимцу звание лейтенанта! У этих зеленых ублюдков достаточно сил, чтобы атаковать сразу в двух направлениях! И если не случится чуда, то мы не сможем их остановить!  — ответил мне оказавшийся за спиной Полководец. Уцелевшие узоры, покрывающие корпус киборга, вспыхнули синим, и в дополнение к пламенному барьеру на выходе из коридора возникла также бьющая во все стороны разрядами электричества шаровая молния метрового диаметра.  — Все, что осталось у нас, это полсотни инженеров и офисных клерков, взявших в руки оружие едва ли не впервые в жизни! Солдаты, полиция и даже пожарники полегли в схватке с высаженным на станцию десантом! И у меня, по причине ранее полученных повреждений, не получается использовать свой гравитационный луч на полную мощность!
        — Ситуация скверная,  — решил я и, поднатужившись, поставил еще одну Огненную Стену рядом с первой. Теперь тупо шагающие вперед враги из просто обожженных стали хорошо прожаренными. А ведь для того, чтобы стрелять или ходить, им требовались мышцы. Вал разорванных ошметков плоти перед выходом из коридора стал нарастать.  — Где этот чертов портал, который надо закрыть?
        — Прямо там, где кончаются они.  — Андроид ткнул уцелевшей рукой в плотные ряды зараженных. В центре ладони открылось небольшое отверстие, и вырвавшийся оттуда реактивный снаряд проделал в рядах ходячих мертвецов настояшую просеку.  — Там всего-то метров двести, а дальше эвакуационная площадь, ведущая к забитому под завязку спасательному модулю! В центре открытого пространства портал, а вокруг него носится сотворивший его хмырь на своем танке! Мы дважды пытались закрыть эту дыру, но лишь потеряли два десятка людей, раздолбили там все в хлам и перебили круг генных мастеров. Ну, по крайней мере, без них разрыв в пространстве уменьшился достаточно сильно, чтобы через него никто крупнее человека не протиснулся!
        — Попробую протиснуться над головами зараженных,  — решил рискнуть я, наблюдая, как тикает таймер обратного отсчета. Над их головами до потолка оставалось около метра… Маловато, но хватит, чтобы увидеть следующую точку назначения. А за пару секунд достойно отреагировать на появившуюся прямо перед ними добычу эти необычные зомби, скорее всего, не успеют.  — Телепортация плюс левитация — идеальное сочетание для успешного проникновения куда угодно. Но если там дальше, кроме этих подгнивших милашек, действительно имеется танк, мне бы не помешало что-нибудь попрочнее рваного тряпья!
        Окутанная синими разрядами железная рука сделала плавный жест в сторону сваленных черт знает из чего баррикад, и из основания одной из них плавно вылез небольшой ящик, подъехавший прямо к нам. По пути он как бы невзначай задавил особо прыткого и везучего зараженного, облаченного в бронежилет и каску. Контролируемый растениями-паразитами мертвец по дороге потерял обе руки, а потому и получил возможность кое-как перебраться через линию укреплений. Его более опасных сородичей расстреливали из всего, что могло стрелять, а вот подранком как-то брезговали.
        — Здесь у нас больше ничего нет,  — со вздохом признался Полководец, пинком снося крышку контейнера. Под ней обнаружился компактно свернутый комбинезон из синей ткани, украшенной белой надписью «Полиция».  — Этот комплект чуть ли не случайно завалялся. Да и кому он, собственно, нужен такой?
        Униформа обычного патрульного.
        Всегда найдутся те, кто следит за порядком в людных местах и разбирается с мелкими нарушителями законов. Именно их зовут, оказавшись один на один с хулиганом, увидев взломанную дверь дома или потеряв свой кошелек. В их работе, как правило, отсутствует героизм или настоящая опасность, а потому защитные свойства их униформы принесены в жертву долговечности и удобности ношения.
        Защита от дробящего оружия + 4.
        Защита от колющего оружия +2.
        Защита от режущего оружия +2.
        Отношения с законопослушными персонажами повышаются на 15 %.
        Отношения с незаконопослушными персонажами понижаются на 10 %.
        Восстановление выносливости увеличивается на 25 %.
        Установка дополнительных модулей или улучшение невозможны.
        — Обойдусь без такого ширпотреба,  — со вздохом разочарования оттолкнул я в сторону контейнер, внутри которого лежало абсолютно не нужное мне сейчас снаряжение.  — Все равно тут нет кабинки для переодевания, а разоблачаться до трусов перед ордой мертвецов как-то не комильфо. Постарайтесь не сдохнуть, а я попрыгал! Цепкая Невидимость!
        Вы сотворили заклятие «Цепкая Невидимость». Мана: 1650/2500. Вероятность обнаружения в оптическом диапазоне минус 80. Не спадает при атаках или вследствие посторонних воздействий средней и слабой силы. Длительность: 225 секунд.
        Череда из трех Смещений прошла относительно гладко… Меня не затоптали, не разорвали и не расстреляли. Всего лишь пару раз стукнули с силой, достаточной, чтобы сломать обычному человеку кости, и пытались выцарапать растительными когтями глаза. Правда, половину Незримой Брони снял прилетевший в спину лазерный импульс из большого излучателя, но с этой неприятностью оставалось только смириться.
        Как мне и рассказывал боевой ИскИн, сразу за коридором открывалось достаточно просторное и высокое помещение, на боковые стенки которого выходило множество проложенных внутри станции дорог. Повсюду лежали тела флоринитов, зараженных и людей, погибших с оружием в руках. Между ними вяло бродили сильно потрепанные жизнью кусты, которых тут насчитывалось всего-то несколько десятков. Основательные баррикады из стали соседствовали с кое-как сколоченными из пластиковых ящиков стенками, явно пущенными в дело от безысходности. Дымило несколько чадных воронок, в которых еще тлели остатки флаеров или иной техники. На высоте полуметра от пола пространство сминалось в брызжущую во все стороны зелеными искрами складку, открывая вид на некое другое место, похожее на чей-то желудок… или внутренности гигантского плотоядного растения, заполненные пойманными, но покуда не переваренными жертвами, которые оттуда выбирались и ровным строем маршировали к туннелю. Конец площади плавно переходил в огромную панорамную галерею, за ней находился кусочек закрытого со всех сторон стенами станции космоса.
        Оказывается, строители Орбитального Оплота сделали свое детище похожим на экзотический орех. Внешняя оболочка, слой пустоты и множество внутренних ядрышек, скрепленных друг с другом и основной частью лишь тонкими перемычками, которые легко взорвать. Вход в один такой мостик, соединяющий окраинные и центральные части станции, начинался как раз метрах в трехстах от меня. Огромные двухстворчатые двери, ведущие к шарику спасательного модуля, сейчас старательно пилили чем-то вроде гигантского лазерного резака техники флоринитов. Ну, или их же десантники. С такого расстояния отличить одних от других у меня не получалось. Вот только куда же подевались обещанный танк и его владелец?!
        — Йеху!  — счастливый вопль, раздавшийся сзади вместе с оглушительным рокотом и шумом движения чего-то большого, дал ответ на этот вопрос. Попытка удрать вперед и вверх, к сожалению, удалась лишь частично. В воздух на высоту пары метров я поднялся, но отлететь достаточно далеко, чтобы избежать столкновения, не успел. В спину в нескольких местах врезалось что-то большое и острое, сняв сразу четыреста очков жизни, а потом меня постарались просто размазать по полу. К счастью, Смещение и в этот раз не подвело, сняв тушку владеющего полезным заклятием мага с… шипованного асфальтового катка?!  — Эй, ты куда?! Так нечестно!
        Растительный лорд. Уровень: 134.
        С определенной ступени своего развития некоторые флориниты начинают больше интересоваться разнообразными жизненными удовольствиями, чем властью, накоплением богатств или мучительной смертью всех не-флоринитов. И по их единодушному мнению, лучше всего это делать в форме, близкой к прародителям данной расы — эльфам. Некоторые склонны полагать, что именно подобное поведение является критерием истинной разумности, и, возможно, они правы. Несмотря на масштабную склонность к гедонизму, растительные лорды являются наиболее творческой, успешной и опасной частью славящегося своей неимоверной жестокостью и непрерывной экспансией сообщества флоринитов. Их таланты, опыт и грубая мышечная масса, набранные на предыдущих этапах развития, никуда не деваются даже после десятилетий непрерывного разгула.
        Мой противник выглядел как деревянная статуя какого-то греческого бога и, подобно античным небожителям, одеждой он себя не утруждал. Ну, если не считать за таковую сандалии, шлем и ножны. В данный момент этот растительный эксгибиционист с комфортом восседал в легком плетеном кресле на башне личного транспортного средства. Маленького такого танка, весящего тонн пятнадцать и снабженного, помимо характерной надстройки с орудием, парочкой выступающих с боков турелей. Машина определенно давненько покинула завод, поскольку ее броню тут и там украшали многочисленные дыры… Через них наружу из стальной коробки лезла свежая весенняя зелень, не то дополнявшая внутренние механизмы, не то полностью заменившая их. Передняя часть этого средства передвижения явно предназначалась для прямых таранных атак и представляла собой шипованный каток, густо заляпанный кровью.
        — Оу, ты мужчина! Или все-таки нет? Хотя что я, определенно мужчина. Проклятье, опять мужчина! Это место заслуживает уничтожения, раз в нем так мало ценят прекрасный пол,  — томным голосом проворковал явно наслаждающийся жизнью растительный сибарит, корча брезгливую гримаску. Тварь могла меня видеть сквозь чары… Но, кажется, не слишком четко. Ну и ладно, по крайней мере, это не относится к ее подчиненным. Иначе затея противоборства с подобным противником изначально была бы лишена шансов на успех.  — Везде голая функциональность и ни грана красоты! Никакой тонкости, никакой легкости, никакого изящества. Жаль, значит, новая игрушка для моей коллекции сегодня не появится. А ведь некоторые ее экземпляры уже успели… подпортиться.
        Борта танка действительно были декорированы обнаженными женскими телами, распятыми прямо на броне при помощи колючей проволоки, гвоздей и растительных пут. Живых среди них определенно уже не было, а некоторые выглядели так, словно скончались как минимум в прошлом месяце. М-да, чем дольше я живу в Нереальности, тем больше убеждаюсь в том, что ее разработчикам следовало бы иметь побольше эстетического вкуса. С другой стороны, хуже типичного злодея с окровавленным ножом, топором или бензопилой будет только такой же злодей, но с модной стрижкой, помадой и стразами.
        — Огненная Стрела!  — Я пинком отбросил чисто случайно нащупавшего мою ногу дикого флоринита, а после метнул сгусток пламени в наглого маньяка. Вовсе не затем, чтобы его действительно сжечь, а просто отследить реакцию. Эта тварь сильнее меня… Даже если не брать в расчет танк. А еще у него где-то здесь просто обязана прятаться группа поддержки, которую он пустит в дело, если ему вместо развлекательного шоу подпортят смазливое личико.  — Силовой Удар! Темное Лезвие!
        Комок плазмы до флоринита не долетел, распавшись искрами при встрече с окружившим танк защитным барьером. Аналогичная судьба постигла и уплотненный до твердости стали сгусток колдовского мрака. А вот прямое телекинетическое воздействие достигло своей цели и… скололо с лица моего противника крохотную щепку, размерами не дотягивающую даже до сантиметра. Результат того, что в чары я вложил совсем немного сил, а мой противник вовсе не кукла-манекен или выпрыгнувший из-под ближайшего куста заяц.
        — Ну и что это было? На атаку не похоже. Во всяком случае, если целью не был ускользнувший от моего внимания хомячок,  — поинтересовался растительный лорд, ранка которого быстро затягивалась без всякого дополнительного воздействия с его стороны.  — Неужели ты заигрываешь?! Малыш, жаль тебя расстраивать, но я не такой! Хотя… Если ты сдашься, то мы быстро найдем тебе кого-нибудь из моих братиков или сестер, которые не столь привередливы к игрушкам.
        Я при помощи телепорта спрятался от излишне говорливого и вооруженного противника за сваренным из листов металла укреплением, где находилось несколько трупов его защитников и их оружие в виде парочки винтовок и одной штуковины, подозрительно похожей на ракетницу. Мой взгляд упал на оторванный хвост флаера, валявшийся чуть позади танка. Что ж… Сгодится! Весящая не меньше полусотни килограммов железяка сорвалась в полет, метя в спину флориниту. Магический щит, возникший у нее на пути, рассеял все чары. Но не инерцию.
        — Это было тестирование защиты, озабоченный ты извращенец,  — спокойно заявил я противнику. Вернее, его останкам. Удар снес сибарита вместе с его хлипким стульчиком и швырнул вперед — прямо под шипованный вал медленно прущегося танка.  — Знаешь, я ждал чего-то большего, чем обычный рассеивающий энергию щит.
        Слова нисколько не мешали мне работать над закрытием портала. Если работой можно назвать швыряние в него всякой дряни, начиная от нескольких тестовых заклинаний и заканчивая подвернувшейся под ногу дамской сумочкой. Любая конструкция имеет свой предел прочности. И что-то я сомневаюсь, чтобы у нестабильного разрыва пространства, да еще и возведенного второпях, он был высок. Осталось только понять, как лучше испортить данный материальный результат чужих заклинаний. Перегрузить потоком энергии? Прорвать внешний контур? Перехватить управление? Банально забросать с этой стороны всяким мусором, чтобы зараженные перестали через него лезть?
        Молния и брошенный в разрыв пространства кусок металла просто пролетели через него насквозь. Хм, похоже на то, что большая часть обеспечивающего работу врат магического массива находится с той стороны. В общем-то напрашивающееся решение для условий, при которых эту штуку почти наверняка попытаются уничтожить. Но тогда где-то здесь должен быть специальный маяк, который не так уж и трудно вывести из строя…
        К сожалению, изыскания на ниве пространственной магии пришлось прервать, едва начав. Танк, до того еле тащившийся со скоростью около пяти-семи километров в час, резко рванулся вперед. На ходу машина выстрелила из главной пушки зажигательным снарядом и открыла пулеметный огонь из боковых орудий. К счастью, как раз в этот момент гусеницы бронечудища налетели на невероятно твердый обломок какой-то техники, и все снаряды прошли значительно выше моей макушки. Растения, скрывающиеся внутри дырявого корпуса, выметнулись наружу хищными щупальцами спрута. Причем одно из них на глазах приобретало поразительное сходство с вроде бы размазанным растительным лордом. Что ж, ожидаемо. Я бы, скорее всего, не умер так просто под катком. А эта тварь наверняка будет сильнее. И, кажется, глупее. Все-таки высокие значения показателя «Интеллект», даже если они есть, отнюдь не гарантируют умение шевелить извилинами.
        — По воле спящих богов зла прикроем мы свои глаза!  — проорал вдруг этот продукт эльфийских биомаготехнологий словосочетание, не могущее являться ничем иным, кроме как пусковым активатором какого-то очень-очень мудреного заклятия.
        Вы попали под воздействие ритуала «Зрячий слепой». По воле могущественных сил сотворивший его отбирает возможность видеть своего врага, но и сам вынужден терпеть то же неудобство. Однако у жертвы нет возможности заранее подготовиться к такому повороту событий.
        Восприятие уменьшено на 50 %.
        Активирован эффект «Туннельное зрение».
        К моим глазам словно приложили бинокль с нормальными стеклами. Мир резко сузился процентов на семьдесят, весьма затрудняя проведение маневров и не позволяя сосредоточиться ни на чем, кроме прущего в атаку танка. Металл баррикады в том месте, куда меня привело Смещение, смяло и перекорежило от нескольких попаданий. Вот только там уже давно никого не было, поскольку я передислоцировался к самому краешку заброшенного укрепления. Причем прихватив с собой на ощупь найденную ракетницу. Вернее, оружие, слегка на нее похожее внешне.
        Ракетомет «Малютка».
        Есть оружие, которое проделывает во врагах маленькие аккуратные дырочки… Так вот, это не оно. Каждая из ракет, лежащих в барабане, сначала разрывает цель размером с человека на несколько отдельных кровоточащих кусков, а потом еще и неплохо обжаривает их. И еще одна подробность: поскольку детонатор этих реактивных снарядов весьма чувствителен, лучше убедиться, что на траектории выстрела поблизости от вас нет клейкой ленты, плотного дождя или крупных мух.
        Тип: обычное, дистанционное, одноручное.
        Прочность: 23 из 40.
        Скорострельность: 1/6 секунд.
        Емкость магазина: 3/5.
        Физический урон: 600 —1000.
        Огненный урон: 250 —500.
        Шанс нанесения травмы «оглушение», «калечащая рана»  — 25 %.
        Шанс вызвать эффект «горение»  — 10 %.
        Вес: 3,2 кг.
        — Энергетические Двойники!  — рявкнул я, наполняя воздух вокруг себя разбегающимися в разные стороны силуэтами… видимыми только магическому зрению. Одного из них немедленно перечеркнуло пулеметной очередью, и он исчез в яркой вспышке… чтобы вновь возникнуть около меня и поползти куда-то вдаль. Флоринит и его транспортное средство дернулись туда-сюда, не зная, кого давить или расстреливать, а после выметнувшиеся из-под прикрытия брони зеленые побеги вдруг загнулись вверх и окружили бронетехнику чем-то вроде клетки. Ага, понятно, дополнительный слой бронирования. По-настоящему мощная ударная магия до цели дойдет не полностью, растратив себя на изничтожение барьера. Впрочем, я всегда больше любил узконаправленные проклятия.  — Ржавчина! Хрупкость! Обморожение!
        Все три заклинания удачно просочились через не слишком-то плотные ветви и ударили в одно и то же место. Самый кончик танкового дула, которое обещало вот-вот снова выстрелить. А после я высунулся на мгновение из своего укрытия и от всей души запулил в танк… ракетометом. Пулеметные очереди каким-то образом смогли отличить оригинал от снующих туда-сюда двойников и немедленно хлестнули по мне, сняв Незримую Броню, отбросив меня на пару метров назад и сняв триста единиц жизни. К счастью, главная пушка бронетехники еще перезаряжалась, иначе я так легко бы не отделался. А мой метательный снаряд завис рядом с провалом дула, а после легкое телекинетическое усилие плавно нажало на спусковой крючок. Взрыв разнес на куски ракетомет, оставшиеся в нем заряды и… слегка погнул само орудие, уже пораженное несколькими проклятиями. Теперь до проведения ремонта стрелять из него мог только тот, кто был готов взлететь на воздух вместе с собственным танком. А в следующую секунду прямо в портал, через который все шли и шли зараженные, полетела пятиминутная Астральная Пищалка. Данные чары не относились к числу боевых,
обычному человеку они вообще никак не вредили… Но вот тонкая магия в зоне их действия начинала сбоить из-за возмущений Эфира. Подкрепления к врагу по-прежнему продолжали прибывать. Только теперь делали они это почти исключительно фаршем. Целым оставался едва-едва один из пяти контролируемых флоринитами безголовых зомби.
        — Как ты это сделал?!  — возмутился страшно завращавший глазами флоринит, как раз заканчивающий формировать ступни гуманоидоподобного тела.  — Я же заплатил мастеру ритуалов бешеные деньги за то, чтобы мой танк был защищен от магии!
        — Он схалтурил и жестоко тебя обманул!  — хмыкнул я, пытаясь прорваться к соседней баррикаде. Тамошние покойники тоже вряд ли успели расстрелять все свои патроны, а значит, можно было поживиться оружием. Увы, хлестнувшая прямо перед ногами пулеметная очередь заставила меня резко поменять курс на противоположный и снова спрятаться за не таким уж надежным убежищем.  — Стихиальный щит сложно пробить голой силой, но обойдет его половина студентов любой магической академии… Или ее надо будет переименовать в колдовское ПТУ!
        — Тупое животное!  — провизжал окончательно сформировавшийся растительный лорд, снова вскакивая на свою любимую башенку и в гневе тряся кулаками. С них сорвались разряды молний и ударили туда, где меня опять не оказалось. Не сказать, чтобы ползание на карачках было профильным навыком боевого мага… Но почему-то оно у многих из нас прекрасно развито. За два десятилетия пребывания в Нереальности не встречал еще ни одного по-настоящему опасного чародея, который не умел бы драпать при нужде в любом направлении всеми доступными способами.
        — Я раздавлю тебя, а после мои корни сожрут оставшуюся мясную кашу!
        Разогнавшийся танк проломил баррикаду и поехал дальше, давя тела ее защитников и флоринитов. К сожалению, я не успел вырвать из-под его траков винтовку. С другой стороны, здесь вокруг еще много оружия. Или предметов, которые могут быть использованы в качестве такового. Вон, буквально в паре метров от меня, лежит ящик, заполненный бутылками, чьи горлышки зачем-то обмотали тряпками… Я идиот. И только штраф на восприятие может служить мне оправданием.
        Коктейль Молотова.
        Примитивная зажигательная граната, сделанная из подручных средств. Обладает невероятно низкой стоимостью, но вместе с тем достаточно эффективна против небронированных и легкобронированных целей.
        Тип: взрывающееся, дистанционное, метательное.
        Прочность: 2 из 2.
        Физический урон: 2 —5.
        Огненный урон: 95 —300.
        Шанс вызвать эффект «горение»  — 95 %.
        Вес: 0,5 кг.
        Не нужно быть гением, чтобы догадаться, зачем защитникам станции могли понадобиться такие вещи, когда их атаковала армия агрессивных растений. К обычному оружию, спроектированному, дабы делать дырки в человеческих телах, флориниты должны иметь неплохую сопротивляемость в силу особенностей метаболизма. Особенно такие, как мой нынешний противник. Чтобы быстро и надежно уничтожить подобное существо, его надо либо расчленить на очень маленькие кусочки, либо обратить в пепел.
        Температура начала стремительно падать, когда вокруг воцарился сковывающий движения колдовской холод. Видимо, растительный колдун решил, что не время экономить силы, а потому устроил вокруг моего укрытия настоящую арктическую метель, накрывшую около ста квадратных метров территории… Если, конечно, в Арктике вообще бывают такие холода. Зубы сами собой застучали друг о друга, ухудшая дикцию, а одежда разом стала какой-то твердой. И вроде бы даже ломкой. Счетчик очков жизни стремительно пополз вниз, уменьшаясь на двадцать-тридцать пунктов с каждой секундой.
        Оставаться на месте было самоубийственно, а просто швырять в танк бутылки — глупо. Поэтому я схватил весь ящик и Смещением переместился на корму бронетехники, не отказав себе в удовольствии плюнуть прямо в харю растительного лорда. Никакого вреда от этого действия он, разумеется, не понес… Кроме морального. А вот его рука, ощетинившаяся крючьями шипов, пробила мне живот, вызвав дикую вспышку боли и падение жизни до отметки в жалкие семьсот единиц. Кроме того, множество растительных побегов, подобно анакондам, обвило меня со всех сторон и принялось давить. Однако от подобных объятий на сердце сразу стало вдруг как-то тепло. Или, возможно, сказалось сочетание нормальной температуры окружающего атмосферного воздуха и маленького язычка пламени, юркнувшего в ближайшую крупную щель танковой брони. Куда секундой раньше при помощи телекинеза был опустошен ящик с коктейлями Молотова.
        — Бай-бай!  — попрощался я с противником и телепортировался прочь от медленно разгорающейся изнутри бронетехники. Сомнений в том, что она теперь накроется, почти не было. Если там есть топливо и боеприпасы, то они взорвутся. А даже если и нет, то заменяющие механизмы растения от чудовищного жара должны повянуть.  — Ой, блин!
        Додумать мне помешал кулак, врезавшийся прямо в лицо. А затем последовали новые удары, смыкающиеся в одну болезненную череду. Растительный лорд телепортировался вместе со мной. Вероятно, по причине его руки, застрявшей в недрах пуза совершавшего перемещение чародея. И этот чертов злобный родич Буратино в ближнем бою понимал как бы не больше, чем в умении ездить на танке и колдовать! Магоубийца, вылетевший из ножен и попытавшийся снести ему голову, был перехвачен за рукоять деревянными пальцами, вырванными из моего живота вместе с горстью кишок или каким-то внутренним органом. Давно мне не приходилось так орать от боли, полностью утратив какую-либо способность к сопротивлению. И даже бегству. Как оказалось, ноги флоринита уже распались корнями и плотно оплели мои ступни. Единственным светлым пятном в окружающей действительности было то, что полыхающий танк взорвался как новогодняя хлопушка. Из него пыталось выбраться нечто, напоминающее растительного спрута размером с молодого слона. Однако детище биотехнологий оказалось недостаточно проворным или просто слишком сильно вросло в свой
механизированный защитный панцирь. Взрыв освободил его… Частично… И не разлетевшиеся ошметками паленой плоти переплетения корней даже смогли подняться на свои ложноножки и сделать пару шагов прочь. Вот только потом их силы иссякли, и основательно пропеченный флоринит рухнул обратно в костер, чтобы больше уже не подняться.
        — За то, что ты сделал с моим основным телом, ты сгниешь. Заживо,  — пообещал растительный лорд, глядя мне прямо в глаза.  — Я создам экранирующий кокон из своих листьев и буду высасывать из тебя саму душу, а после разлагать омертвевший участок так, чтобы его соки поразили пока еще здоровую плоть.
        Черт… У него ведь может получиться убить меня окончательно… Конечно, для стопроцентной гарантии уничтожения оцифрованного сознания по идее нужен ритуальный зал со всем необходимым… Но он вполне может найтись на другой стороне портала, с которого уже вот-вот спадут помехи.
        Перекошенное от гнева и злости деревянное лицо, вместе со всеми остальными частями тела флоринита, окутало сияние синего цвета. А после растительного лорда снесло в сторону и потащило по полу, ударяя обо все попадающиеся на пути препятствия. Уродец отчаянно орал и пытался цепляться руками за все подряд, но обе верхние конечности ему довольно ловко отстрелили из лазерной винтовки. А потом и остальное тело разнесли на щепочки сосредоточенным огнем из десятка стволов. Остатки сибарита вкатились в нечто вроде громадной банки, сделанной из прозрачного пластика.
        — Ты закончишь свои дни в лабораторном контейнере для особо опасных образцов. Конкретно вот в этом. Надеюсь, тебе понадобится много времени, чтобы загнуться от истощения,  — спокойно произнес Полководец, начиная закручивать крышку емкости. Щепки, оставшиеся от растительного лорда, непрестанно шевелились, пытаясь собраться обратно в сложную структуру, но что-то им явно мешало. За прочность сосуда андроид не переживал нисколько… Видимо, имел уже опыт расфасовывания противников в подобную тару. Ополченцы, пришедшие с ним, деловито зачистили ринувшихся на них диких флоринитов и пошли вперед по площади.  — Стойте вы, идиоты! Куда вперед меня?!
        — Да, с таким начальником службы безопасности даже я бы дважды подумал, прежде чем решиться упереть хотя бы канцелярскую скрепку,  — заметил вице-спикер, подходя ко мне со спины. На поясе обладателя шикарных усов качались вставленные в специальный патронташ разноцветные картриджи, а в руках он держал здоровенный автоматический инъектор. Во время работ по освоению Марса именно такими всех космонавтов кололи. Было больно. Не так, как сейчас, с разорванным животом, но все-таки.  — Хорошо, что мы успели вовремя со своей контратакой после того, как ты оборвал поток зараженных. Вот только, судя по внешнему виду, тебе не помешают несколько инъекций стимуляторов. Протяни-ка мне левую руку.

        Глава 3,
        в которой герой беседует с начальством, получает униформу с чужого плеча и отправляется на охоту

        Шары нескольких десятков спасательных модулей неярко мерцали в свете искусственного освещения. На обзорную галерею, откуда открывался прекрасный вид, мы перебрались по одной простой причине. Здесь было относительно чисто. Во всяком случае, пока.
        — Да я вас всех казню к чертовой матери! Расстреляю! Повешу! На рудниках сгною!  — В общем-то, Луи производил впечатление вполне вменяемого человека. Вот только сейчас вице-спикер изрядно напоминал готовый взорваться вулкан. Однако его собеседника это, похоже, нисколько не трогало. Ну а чего ему бояться, когда он на другом конце системы? И приближаться к станции на дистанцию уверенного выстрела вовсе не собирается.
        — Ну, вот теперь-то нам и настала полная жо… — вздохнул Полководец, но договорить последнее слово не успел. Ему дали по металлической башке. Половником.
        — Не при детях!  — строго процедила повариха, кивая в сторону соседнего стола. Там за взрослыми, один из которых был верховной властью данного государства, с интересом наблюдали три десятка обедающих школьников.  — А не то не посмотрю, что ты железный.
        Мелочь вместе со своими учителями и родителями примерно половины карапузов отсиделась в каком-то частном бомбоубежище. Увы, там почти не оказалось припасов, а потому им волей-неволей пришлось направиться к ближайшему спасательному модулю. Как раз туда, где мы отходили от последствий недавней битвы. Внутрь нас, правда, пускать пока не собирались. Перед каждым открытием дверей бункера, заодно являющегося центром криозаморозки с высоким сроком автономной работы и даже собственными корабельными двигателями, надлежало всесторонне обследовать предыдущую партию беженцев. И выдержать многочасовой карантин. Помимо всего прочего, флориниты были известны в Галактике как непревзойденные специалисты по биотеррору. Даже один просочившийся к большому скоплению людей вольный или невольный диверсант мог выпустить из себя эпидемию, превращающую все собранное в одном месте население в чудовищ. Или просто в трупы, если повезет.
        — К нам не пришлют солдат, чтобы помочь отбить станцию. Ни спецназ, ни десант, ни даже проклятую всеми богами космоса пехоту!  — Луи Шинес в гневе швырнул на составленный из ящиков пластиковый стол свой наручный компьютер. Браслет массивного устройства пробил исцарапанное покрытие и едва не упал на пол.  — У союзников якобы нет с собой подобных войск… Хотя призовые команды нашлись! А остатки наших удаленных баз уже успели перейти под руку либо к имперцам, либо к федералистам!
        — Как вообще получилось, что на станции столько зараженных и диких флоринитов?  — уточнил я у Полководца, сидящего рядом и латающего свою сплющенную сторону тела при помощи паяльника и набора запасных деталей.
        — Ты, видимо, очень издалека, если не знаешь, что стандартная десантная группа флоринитов — это тысячи тупого мяса, сотня десантников, несколько десятков вполне разумных высших особей и пара-тройка высокопоставленных засранцев,  — пробурчал ИскИн и был бит поварешкой из-за своего последнего слова. Впрочем, удар не впечатлил его нисколько.  — Эти уроды напали на нашу базу главным образом из-за того, что запитанное от главного реактора лучевое орудие свободно добивало до первого астероидного пояса, в котором развернуты наши основные промышленные предприятия, которые они сейчас грабят. И каждым выстрелом мы могли испарять по крейсеру. Орбитальный Оплот за счет своих торпедных батарей и авиакрыла вообще был способен разорвать не одну вражескую эскадру на кусочки. И поэтому после двух суток осады флориниты решили перевести борьбу на сверхблизкую дистанцию.
        — Их десантные транспортники и корабли-уничтожители прыгнули через гиперпространство прямо на Анчар,  — вздохнул вице-спикер, становясь еще более бледным, и даже усы его при неприятных воспоминаниях поникли.  — Около двух десятков звездолетов не смогли вовремя затормозить и разбились о планету, но выжившим было плевать. Наши города и системы наземной обороны уничтожены тектоническими бомбами, а пара сотен боевых транспортов рванули к переполненной беженцами станции. Несколько десятков их удалось взорвать, но оставшихся хватило за глаза. Истребители выпустить никто не успел. Да и торпедный залп произвели тогда, когда до обшивки оставались уже считаные километры. А с такой дистанции выжившие в обломках флориниты и своим ходом нормально по космосу добраться могут. Во всяком случае, если разумные особи не дадут диким разлетаться куда попало.
        — В общем, волна тварей затопила Орбитальный Оплот и изнутри повыключала все системы обороны методом вырезания тех, кто ими управляет,  — констатировал я очевидное.  — Видимо, станция им сильно понадобилась, а не то бы тоже разнесли на кусочки.
        — Миллион диких флоринитов стоит намного меньше, чем такая космическая крепость,  — хмыкнул Полководец.  — Во всяком случае, по меркам растительных лордов. Все же хорошо, что нам удалось их уничтожить всех до единого. Другие разновидности высших флоринитов могут быть более опасны в бою. Но стратеги из них, как правило, никудышные.
        — С чего ты так решил?  — удивился я, скривившись и потирая живот. Чудовищную рану на нем уже удалось затянуть, но фантомная боль меня еще преследовала. Все же разработчики Нереальности — садисты. И почему-то, я больше чем уверен, сами они без особой надобности и носу не кажут из «райских» ее уголков, где насилие по отношению к ближнему запрещено на аппаратном уровне.  — В такой громаде свободно может прятаться еще несколько десятков, если не сотен, подобных уродов. Даже если у каждого из них тоже есть танк.
        — Они трусы. И когда к станции стал подлетать флот союзников, поспешили унести свои драгоценные задницы на уцелевших транспортных кораблях, бросив тупых и недостаточно быстро драпавших подчиненных на произвол судьбы. Но мы с вами еще живы,  — пожал плечами андроид, прячущий в своем железном корпусе полноценный ИскИн.  — Будь на станции хоть один растительный лорд, он бы не замедлил явиться сюда, чтобы добить нас. Повезло, что последний из них так хотел забрать всю станцию себе. Он от жадности совсем обезумел и даже не вызвал через портал пару-тройку коллег.
        — Вынужден согласиться.  — Вице-спикер устало потер лоб, испещренный бисеринками пота. А после перевел на меня тяжелый взгляд уставших глаз.  — Мирдин… Я надеюсь, вы понимаете, что у меня просто нет права пустить неизвестного человека отсиживаться в один из спасательных модулей? Тем более такого человека, который может помочь спастись тем из жителей, которые не успели добраться до безопасного места. Ведь есть множество тех, кто до сих пор прячется в изолированных отсеках. Люди просто боялись пробиваться по улицам, на которых идут бои! Или не могли обойти разрушенные части станции. Они надеялись, что придет помощь… Но ее не будет. Мы вынуждены справляться своими силами. А потому все, кто может держать оружие, не имеют права сидеть в безопасном месте, пока не спасен последний из граждан планеты Анчар!
        — Эй, хватит тут лить нам на уши свою пропаганду и давить на сознательность и совесть! Если бы не он, то эту скорлупку уже взломали бы!  — насупился Полководец, ткнув украшенным гравировкой пальцем в шарик убежища для гражданских.  — А твою черепушку вскрыли бы в напрасной попытке обнаружить там мозг!
        — Спокойно, меня все устраивает,  — примиряюще поднял я руки, не став ждать, чем кончится противостояние политика и военного.  — Мне не нравятся флориниты и идея спасать от них людей не вызывает морального отвращения. А если такая работа станет еще и оплачиваться соответственно, то совсем хорошо будет.
        — Есть временные трудности с тем, чтобы обналичить электронные переводы, но почему бы и нет,  — пожал плечами Луи.  — Резервные счета планеты Анчар в галактическом банке не могут быть заморожены. А я как нынешний глава государства определенно имею право выделить часть средств на оборону.
        — Первую заработную плату предпочел бы получить авансом и натурой,  — заметил я осторожно, а после подергал свою одежду, за время поединка с растительным лордом успевшую порядочно истрепаться и перепачкаться.  — То есть оружием с достаточным количеством боеприпасов. И каким-нибудь хорошим скафандром на случай улетучивания атмосферы. Скафандром, не униформой или парадным мундиром. Красота и наглядность сейчас не особо нужны, в отличие от голой функциональности.
        — Оружие подбери с пола или из ящика, куда отряженные на уборку площади дроиды его складывают. А я сейчас свяжусь с кем-нибудь из представителей сил безопасности, которые есть в этом модуле.  — Полководец поморщился, поняв, что этот камень был направлен именно в его огород.  — Но на многое не рассчитывай. В комплектацию спасательных отсеков арсенал не входит. А жаль, надо было бы провести модернизацию…
        — В первую очередь заменить им требуется двигатели,  — потер лоб вице-спикер, смахивая катящиеся одна за другой капли.  — Те, которые поставили при сдаче станции в эксплуатацию, еле-еле позволяют доковылять с орбиты до планеты! На них беженцы от флоринитов точно не убегут. И до соседней системы добираться будут годы! Надо ждать, пока битва за систему закончится… И молиться, чтобы победили люди. В противном случае лучше будет самим активировать протоколы самоуничтожения. Кстати, Мирдин, как вы смотрите на то, чтобы вернуться на четвертый луч?
        — Он вроде бы не хуже и не лучше других,  — хмыкнул я, наблюдая за андроидом. ИскИн неспешной походкой отправился к обзорной галерее, очевидно, намереваясь притянуть очередной контейнер с грузом, который был как-то выпихнут за пределы спасательного модуля. Один раз он сегодня уже это делал, но тогда прислали полевую реанимацию, чтобы вернуть в строй двух серьезно пострадавших в стычке ополченцев.  — Или есть нечто, чего я не знаю?
        — Посылать туда на спасательные работы целый отряд я не могу. Люди нужны, чтобы восстановить хотя бы некоторые системы обороны и предотвратить следующую попытку флоринитов высадить дополнительный десант. А одиночку отправлять в четвертый луч будет убийством… Если это не кто-то вроде вас или Полководца, являющийся и сам по себе маленькой армией.  — Луи задумчиво покатал между пальцами кусочек хлебного мякиша, которому придал форму шара. А после совсем по-детски щелкнул его так, чтобы тот влетел прямо в лоб одному из таращащихся на нас школьников. Ребенок от неожиданности чуть на пол не свалился.  — Там кроме уже известного вам ИскИна Диспетчер никто не отзывается на мои запросы. Да и тот замолк пятнадцать минут назад. Работать вам придется автономно… Во всяком случае, первое время. Спасенных доставляйте в док. Оттуда раз в сутки станем забирать их флаером, если он не сломается… А если сломается, починим и все равно заберем. А после рассортируем и направим на восстановительные работы или в эвакуационный модуль.
        — Справлюсь. Там есть нечто, за что стоит взяться в первую очередь?  — вздохнул я, торопливо доедая выданную мне порцию еды. В ближайшем будущем горячие блюда определенно могли стать редкостным деликатесом.  — Кстати, а те, кого вы направляете в эти шарики-корабли, там с голоду не помрут, пока мы тут пытаемся станцию спасти?
        — Бодрствует только экипаж. Остальные после необходимых медицинских процедур спят по криокамерам и мало отличаются по своим характеристикам от обычного груза. Кого-нибудь из них мы, конечно, разбудим… Но не многих. Отходить от экстренной заморозки нужно под наблюдением врача, в хорошей больнице и недели полторы-две,  — покачал головой вице-спикер.  — А насчет ключевых точек четвертого луча… Ну, ничего требующего восстановления в первую очередь лично я там не помню. Вдоль обшивки идут склады, за ними офисные помещения и магазины, следом жилой район. Космическая академия есть, но там, кроме курсантов, ничего интересного не было. А их давно перебили или угнали в рабство флориниты, воткнувшие в район данного заведения не то три, не то четыре десантных транспорта. А еще там рекреационная зона живой природы имеется. Единственная на всю станцию. С живыми деревьями, травой и кое-какими зверушками.
        — Боюсь, тамошние белочки теперь уже не будут так привлекать молоденьких мамочек и студенток космической академии,  — с сомнением покачал головой Полководец, держащий в уцелевшей руке массивный сверток.  — Выживших клеить надо будет с чем-нибудь вроде лишнего крупнокалиберного ствола, за который они могут подержаться… Или ящиком боеприпасов для уже имеющегося. Если они не дуры, конечно.
        — Мне надо было удовлетворить одно из тех ходатайств, в которых тебя предлагали перевести подальше от живых людей за аморальное поведение,  — буркнул Шинес, доставая из кармана небольшой гребешок и начиная подправлять свои растрепавшиеся усы.  — Видят все боги космоса, если бы остальные кандидаты не были хуже, так бы и сделал.
        — Такие проблемы с персоналом?  — удивился я, рассматривая явно принесенный для меня сверток. Судя по внешнему виду, это был какой-то комбинезон из металлизированной ткани. Настораживал только его цвет. Ярко-алый.
        — Я не пью, не колюсь, не нюхаю, не сплю, не болею, принципильно не ухожу в декрет и даже не зависаю сутками напролет в онлайн-играх. А кроме того, образцово делаю свою работу,  — хмыкнула виртуальная программа, протягивая мне новую одежду.  — Мало кто может похвастаться столь внушительными достоинствами. Начальству приходится мириться с моими маленькими недостатками.
        Обмундирование пустотного пожарного.
        На борту космических станций и кораблей тоже бывают пожары. И обычно они сопровождаются взрывами, выводящими из строя системы жизнеобеспечения. А потому есть нужда и в тех, кто будет бороться с огнем четко, быстро и профессионально в условиях вакуума и невесомости. Привыкшие иметь дело с искусственными катаклизмами пожарные при необходимости замещают собой и представителей других служб. Например, пустотных ремонтников или спасателей.
        Тип: обычное, верхняя одежда, комплексное.
        Прочность: 100/100.
        Защита от ударов +12.
        Защита от огня +55.
        Защита от плазмы +50.
        Защита от радиации +50.
        Защита от ядов +40.
        Запас здоровья +200.
        Скрытность — 15.
        Запас автономности: 6 часов.
        Вес: 12 кг.
        — Не мобильная броня, но сойдет. По крайней мере, от нее будет ощутимая польза в определенных ситуациих,  — задумчиво пробормотал я, оглядываясь на снующих туда-сюда людей.  — Где бы в пару к ней раздобыть огнемет?..
        — У нас нету!  — слишком поспешно заявил Полководец, и меня вдруг окутало синее сияние и потащило вверх.  — Кстати, вот тебе срочное поручение! В третьем луче какие-то непонятки творятся с располагавшимся там клубом любителей охоты. То они говорят, что все нормально, держат периметр и готовы принимать выживших, то зовут на помощь разными испуганными голосами. Посмотришь, разберешься, сдашь трофеи, доложишь!
        Предложено задание: «Охотник и охотники». Узнайте, что не так с переживающим не лучшие времена охотничьим клубом.
        Награда: 500 единиц опыта. Вариативно.
        Штраф за провал: отсутствует.
        Принять. Отказаться.
        — Железный жлоб!  — стукнул по столу вице-спикер кулаком, провожая меня взглядом.  — Я же точно помню, один лишний огнемет еще оставался! Тот, чьего хозяина на чертов каток намотало!
        — Ну, поехали?  — осведомился пилот беззвучно подвалившего к нам по воздуху флаера.  — Ничего не забыл? А то мотаться туда-сюда я не могу, новые топливные элементы теперь в гараже не получишь.
        — Все свое ношу с собой,  — погладил я клинок Магоубийцы, единственного предмета экипировки, к которому питал теплые чувства.  — А если найду тебе их, согласишься потаксовать?
        — Как получится,  — пожал плечами хозяин, возможно, единственного работающего на станции транспортного средства.  — Мы же люди подневольные, туда-сюда обычно по приказу мотыляемся. Сейчас вот флаер особо не нужен, и я могу тебя подождать пару часов у третьего луча, чтобы обратно в четвертый доставить. А потом, кто его знает, как повернется.
        Когда флаер двинулся в обратный путь, я наложил на себя помимо Незримой Брони еще и Воздушный Купол. На случай разгерметизации. И только потом вспомнил, что сжимаю в руках самый настоящий космический скафандр, который к тому же можно натянуть поверх нормальной одежды. Облачение пустотных пожарных, к некоторому удивлению, оказалось достаточно удобным. Больше всего оно напоминало спортивный костюм времен далекой молодости, только капюшон имел выдвигающуюся прозрачную пластину и несколько голографических пиктограмм, отзывающихся на мысленные усилия. Связь, климат-контроль, куцый бортовой компьютер… Судя по тому, что в памяти последнего нашлось несколько порнороликов, мне подсунули побывавший в эксплуатации скафандр. Или Палковводец искренне считает, будто подобные средства досуга должны входить в базовую комплектацию любого электронного устройства сложнее калькулятора.
        — Ты в курсе, что это за клуб такой?  — поинтересовался я у пилота, который уверенной рукой вел свое транспортное средство вдоль обшивки станции. Сейчас тут все было тихо и мирно. Как на кладбище. Мельком попавшийся на глаза труп в скафандре лишь еще больше усилил впечатление.
        — Фешенебельное местечко, с вывеской больше, чем моя квартира. Третий луч вообще был зоной для избранных, туда простых работяг вроде меня только по праздникам погулять и пускали,  — откликнулся местный житель, вовсю щелкая кнопками и рычажками на панели управления.  — Ну еще рекламу их видел по головидео… Мол, охота на мегафауну планеты Анчар есть развлечение для настоящих мужчин. Ну, может, так оно и есть. Во всяком случае, в первые десятилетия колонизации для расчистки гнезд некоторых тварей не стеснялись использовать палящий главным калибром прямо с орбиты космокрейсер!
        — Значит, пушки у них есть. И, скорее всего, большие,  — сделал логичный вывод я.  — Ну и инструкторы, по профессионализму превосходящие обычных егерей, тоже должны в таком месте кучковаться.
        — Вот-вот,  — согласно поддакнули мне.  — Я их пеленговал по радио, так сначала они созывали беженцев. И объясняли, как пройти между минными закладками по безопасным коридорам. А вот потом началось что-то странное.
        Флаер подлетел к небольшому шлюзу на поверхности станции, и автоматические герметичные двери услужливо распахнулись. А орудия нашего средства передвижения немедленно заработали, испуская широкие и ослепительно яркие лучи алого цвета. Пара сотен диких флоринитов, набившихся в переходную камеру, нас вроде бы и не ждали… Но, судя по тому, как целеустремленно извивались их зеленые тела, обрадовались визиту. Отталкиваясь от стен, пола, потолка и друг друга, растительные монстры полетели нам навстречу. Хорошо еще, что делали они это медленно. Создатели данной формы жизни все-таки не смогли впихнуть двигатель в свои творения. Ну, по крайней мере, в низшие стадии их эволюции.
        — А, проклятье!  — взвыл пилот, срочно включая на своей машине задний ход. Спицы энергии, пробивавшие навылет по два-три растения зараз, превращали их в облачка шлака за доли секунды.  — Пошли прочь отсюда, твари!
        — Там один десантник,  — ткнул я пальцем в прозрачную поверхность кабины, куда секундой раньше вонзилась игла замороженной кислоты. Снаряд был немедленно вырван прочь телекинезом, а следующий так и вовсе перехвачен на подлете.  — Гаси его, с остальными потом разберемся.
        — Угу.  — Пилот испарил самого опасного из противников при помощи орудий полицейского флаера, а после принялся сосредоточенно прореживать удивительно согласованно двигающееся живое заграждение.  — Батареи разряжены на семьдесят процентов… Знаешь, мне сложновато будет прикрыть тебя с воздуха. Наверное, остатки энергии придется потратить на расчистку посадочной площадки.
        — Не страшно,  — хмыкнул я, наблюдая, как последние из диких флоринитов распадаются пеплом.  — Ты, главное, до места меня довези, а уж десантироваться можно и без посторонней помощи. И даже обратно на борт вернуться своим ходом.
        Флаер наконец-то продолжил свой путь в недра станции, и я сразу же понял, что это действительно привилегированный район. Если встречавшиеся мне раньше помещения, за редким исключением в виде общественных мест, имели высоту нескольких метров и до потолка их легко было достать со стремянки, то здесь… Далеко под кабиной флаера стояли аккуратные одиночные коттеджи, наводящие на мысли о сельской пасторали. Большой участок у каждого дома, роскошная отделка всех строений, частные бассейны. Даже расстояние не могло помешать мне оценить роскошь данного места, сохранившуюся и после появления новых хозяев, которые вовсе не являлись беззащитными разжиревшими бюргерами. Агрессивные кусты явно встретили существенное сопротивление, поскольку тут и там из зеленых лужаек возвышались погнутые и разбитые остовы стационарных турелей. Разумеется, находящихся в настоящем окружении из отдельных листьев и веток, ранее составлявших собой флоринитов. Да и относительно немногочисленные зараженные, слонявшиеся без дела или отдыхающие на полу, носили на себе разнообразного вида скафандры. И судя по броневым пластинам и
встроенным в руки и предплечья орудиям, они являлись, скорее, боевыми, чем рабочими.
        — Клуб вон там, в районе плотной застройки.  — Пилот развернул флаер к нескольким соединяющим пол и потолок колоннам зданий, по сравнению с отдельными коттеджами кажущимися настоящими небоскребами.  — Это зона, в которой располагались различные увеселительные заведения, магазины, ну и небольшие жилые блоки для обслуги, не проживающей на территории своих работодателей. Впрочем, таких насчитывалось не так чтобы много… Богатенькие мальчики и девочки деньги считать, как правило, умеют и живой персонал нанимают лишь для престижа. Дроиды, даже элитные, дешевле будут.
        Нечто невидимое, но очень-очень сильное ударило в нос флаера, и легкую машину ощутимо качнуло. А еще чуть-чуть правее моего виска в прозрачном корпусе кабины обнаружилась сквозная дырка. Пробивший ее снаряд лишь на считаные сантиметры разминулся с головой и ушел куда-то в недра нашего транспорта. И, судя по вони горелой изоляции, чего-то там умудрился повредить.
        — Мы под обстрелом!  — непонятно кому заорал пилот, а после совершил чуть ли не мертвую петлю, резко меняя траекторию полета. Вовремя. Новый выстрел вонзился куда-то в бок флаера и заставил машину еще раз содрогнуться.  — Работает снайпер!
        — Я бы сказал, скорее легкий артиллерист. Улетай отсюда, пока он тебя не сбил к чертям собачьим!  — Дыра в кабине лишь чуть-чуть уступала размеру моего кулака. О диаметре орудия, оставляющего после себя подобные дыры, напрасных иллюзий питать точно не стоило.  — Встречаемся на этом же месте через полтора часа, время пошло!
        Я выпрыгнул в открывшуюся дверцу и камнем рухнул вниз… Чтобы уже через десять метров неуправляемого падения использовать сначала Левитацию, а потом Невидимость. При помощи этих заклинаний я неспешно двинулся к ближайшей стене… И резко ускорился, когда иллюзорный камуфляж, Незримую Броню и еще двести единиц жизненной энергии снесло прилетевшей непонятно откуда крупнокалиберной пулей.
        — Ну, если ты еще и через стены меня видишь… — прошипел я, вламываясь в ближайшее окно через двойной стеклопакет и тут же метнувшись в сторону. Стена, за которой я прятался, вздрогнула от удара. Ноги обдало строительным мусором. Скосив глаза вниз, я обнаружил застрявший в металлопластиковой переборке десятимиллиметровый конический снаряд, который почти смог добраться до моего нежного ранимого тела.  — Да ладно, блин?! Серьезно?!
        Вы сотворили заклятие «Магнитный Бронежилет». Мана 1900/2500. Урон от дистанционного пулевого оружия снижен на 85 %. Шанс игнорировать воздействие дистанционным пулевым оружием: 15 %. До окончания: 4 минуты 30 секунд.
        — Ну, сейчас посмотрим, кто тут охотник, а кто жертва,  — зло прошипел я, выскакивая обратно в окно и озираясь в поисках снайпера.  — Стоп, охотник?! Может, все-таки совпадение?
        Новый выстрел ответил на этот вопрос. Хотя звука или вспышки не имелось, но зависший в магическом щите снаряд позволял определить направление. Ну, во всяком случае, если создать воображаемую линию его полета. С вероятностью в девяносто процентов палили из окна одной из соединяющих пол с потолком колонн технических сооружений. Из той, на которой висела громадная и даже не голографическая афиша, изображающая какого-то саблезубого птерозавра в перекрестье прицела. А еще перед несколькими входами в данное сооружение красовался настоящий вал из остатков изничтоженных флоринитов. Дверные и оконные проемы закрывались бронезаслонками. Нижние из них носили на себе явные следы попытки взлома снаружи… А парочку верхних, похоже, очень старались открыть изнутри.
        — Очень интересно,  — пробормотал я, Смещением достигая здания. Теперь снайперу должно было стать неудобно стрелять, поскольку у его оружия наверняка имеется мертвая зона. Ну а если он рискнет палить прямой наводкой, то узнает, почему боевых магов рекомендовано уничтожать первой атакой. Или не трогать вообще.  — И что же у нас тут такое случилось, а?
        — Помогите, он сошел с ума!  — Отчаянный вопль, раздавшийся из ближайшего окна с немного погнутыми бронезаслонками, едва не оказался эффективнее крупнокалиберной пули. Во всяком случае, я от удивления едва не рухнул вниз.  — Быстрее, пожалуйста! Вытащите меня отсюда! Запал вот-вот догорит!
        — Чего?!  — Я выругался и всмотрелся пристальнее в сантиметровую щель между краем погнутой броневой пластины и стеной. Была видна только штора… Ну ладно, на какой-то метр можно будет попробовать телепортироваться и вслепую. Даже если угожу в какой-нибудь шкаф или тумбочку, то, скорее всего, не выдержат нашего контакта именно они. А занозы из тела и недавно полученного скафандра можно будет и повыдергивать.  — Смещение!
        Я оказался в богато обставленной комнате, интерьер которой был выдержан преимущественно в темно-багровых тонах. Массивные шкафы, внутри которых переливались в сиянии ламп дневного света явно наградные кубки, несколько обитых бархатом кресел, массивный деревянный стол красного дерева с распластанным на нем окровавленным лысым человеком. Хотя нет, судя по острым ушам, это эльф. Просто с него содрали скальп, связали и поместили на едва прикрытую обрывками белой рубашки грудь сложную конструкцию из вьющегося кольцами, медленно тлеющего бикфордова шнура, соединенную с большим черным цилиндром, несущим скопированный из реальной жизни знак «Взрывоопасно». Причем девять из десяти ярусов этой конструкции уже были черными, выгоревшими. А от последнего осталась едва ли четверть, сокращавшаяся примерно по миллиметру в секунду.
        — М-дя… — Я едва успел остановить свою руку, дернувшуюся просто смахнуть взрывоопасную конструкцию в сторону. Тонкая, почти прозрачная невидимая леска, тянущаяся к малозаметному рычажку на бомбе, являлась страховочным элементом.  — Кому ж вы так насолили, батенька? Даже если внутри этой хренотени морально устаревший черный порох, ваши уши имеют все шансы выйти на орбиту вокруг станции.
        — Помогите!  — Эльф, увидев спасателя, утратил всяческое подобие здравомыслия. Он начал биться в ловушке, как вытащенная из воды рыба, буквально выламывая свои конечности из пут. Мне даже пришлось прижать его к столу обратно, иначе бомба могла бы сработать.  — Снимите с меня эту штуку!
        — Спокойно, все позади… — Я двумя пальцами притушил огонек тлеющего детонатора и вдруг понял, что здесь что-то не так. Иначе почему бы где-то рядом раздались частые механические щелчки?
        С потолка упали колья. Из пола выдвинулись колья. Даже из всех четырех стен вылетели колья… Или просто очень большие стрелы, выпущенные из скрытых механизмов. Металлические, тяжелые, острые, в полтора метра длиной. Ударившие сразу со всех сторон и обладающие впечатляющей скоростью, они не смогли пробить мою защиту. Однако буквально раскрошили на куски стол вместе с привязанным к нему эльфом. А в довершение всего примотанная к его груди бомба взорвалась небольшим облаком напалма, окончательно сводя на нет возможность реанимации ушастого. Да и я бы, скорее всего, получил от такого пламенного привета весьма серьезные повреждения, если бы не обмундирование пожарника. Ну а оставшиеся очки здоровья снял бы своим топором выпрыгнувший черт знает откуда бугай, густо обвешанный заменяющими ему одежду скальпами. Однако мои навыки обращения с холодным оружием позволили вовремя блокировать пытавшееся снести голову лезвие взмахом Магоубийцы.
        — Ты клюнул на приманку! Отлично!  — весело прорычал весящий, на глазок, не меньше полутора центнеров здоровяк, скаля гипертрофированные клыки. В его зеленых глазах с вертикальным зрачком ярко горело пламя азарта. Оборотень. Причем такой, который предпочел развивать боевые навыки человеческой формы, а не слепо полагаться на дарованную обращением силу. Жаль только, от безумия его это не спасло.  — Ты знатная добыча!
        Мы обменялись парой ударов, а потом разошлись в стороны. Мне повезло остаться невредимым, если не считать болезненного удара рукояткой топора по пальцам. А вот противник, придерживающийся в фехтовании весьма агрессивного стиля, заполучил глубокую колотую рану левой руки. Только кровь у него почти не текла, а разорванные мышцы срастались прямо на глазах.
        — А ты у нас, значит, охотник,  — констатировал очевидное я, создавая Ледяную Бомбу. Немного жидкого азота — то, что надо, чтобы притормозить чересчур прыткого противника. Особенно, если он способен регенерировать.  — И из снайперской винтовки палил тоже ты?
        — Ага!  — радостно улыбнулся оборотень, а после вдруг выскочил из разгромленного помещения. Заклинание, к сожалению, не имеющее блока самонаведения, разминулось с его голым торсом на считаные сантиметры.  — Приманки! Посмотрим, пойдешь ли ты на другие приманки!  — проорал он.
        — У тебя тут еще заложники есть?!  — опешил я от такого заявления, а после с руганью бросился догонять психопата.  — Стой, чучундр зверопоидный!
        Сразу за дверью мне пришлось очень резко приседать, иначе падающий с потолка груз устроил бы сотрясение мозга, несмотря на шлем. Что самое интересное, ловушка была изготовлена из обломков офисного кресла, густо переплетенных растительными останками знакомого вида. Нескольким десяткам диких фолоринитов оборвали корни, чтобы свить из их растительных волокон веревку. Следующей ловушкой оказалась волчья яма, заботливо прикрытая офисным ковриком. Еле успел подхватить себя левитацией. А этажом ниже, под проломом в полу, были заботливо натыканы все те же колья. Где этот охотничек их вообще столько отыскал? Может, у них в клубе мастерская по изготовлению реквизитов запрятана?
        — Нет, умоляю! Мама! Нет!  — Аурное зрение позволило быстро найти пропавшего из вида оборотня, который уже находился двумя этажами выше, рядом с каким-то существом, обладающим тонким женским голосом и миниатюрными габаритами. И, судя по перемещению жизненной энергии между аурами, один из них в данный момент заживо жрал другого.  — Ааа! Нога! Моя нога!
        — Только бы это была гоблинша или какой иной карлик… — Я чуть не использовал Огненный Столб, чтобы добраться до урода по кратчайшему маршруту, сквозь стену, которую боевое заклинание просто бы проломило. Остановиться заставило то, что в этом здании вполне могли оказаться отделочные элементы из легковоспламеняющихся материалов. И другие заложники, которых найти всех до одного при начавшемся пожаре станет затруднительно.  — Эй, тварь, ты меня слышишь? Я иду за тобой!
        Разумеется, на моем пути имелись и другие ловушки. Какое-то папуасское копье с перьями вылетело из-за шкафа, на макушку едва не приземлился хрупкий стеклянный контейнер с кислотой, а рогатая морда неведомого чудовища со стены плюнула свинцом из распахнувшегося рта. Не ошибусь в своих предположениях, если скажу, что подобными сюрпризами оказалось нашпиговано все здание клуба. И для одного психопата установить такое количество разнообразных механизмов виделось задачей слишком сложной. Скорее всего, над обеспечением безопасности тут работало много народа… А потом среди спасающихся от флоринитов завелся маньяк.
        Как, впрочем, и ожидалось, крики детеныша привлекли к себе данную особь. Явный претендент на лидерство в стае себе подобных, он должен обладать сложными социальными инстинктами. Оборотень с перепачканным кровью лицом лихорадочно черкал в блокноте какие-то заметки, находясь в каком-то аналоге медпункта. Во всяком случае, тут имелись приборы для измерения роста, веса, зеркало над раковиной, большое окно для притока свежего воздуха и дальний родственник рентгеновского аппарата в углу… Примотанный изолентой к кушетке в углу труп принадлежал девочке лет десяти. С содранным скальпом и с напрочь отгрызенными ногами, из которых еще сочилась кровь. Красная Шапочка, которой не повезло совсем чуть-чуть дождаться охотника. И то, что брюхо Серого Волка я распорю вдоль и поперек, ей уже не поможет. Судя по тому, как резко оборвались крики еще на середине моего пути, она умерла от боли и ужаса. Не исключено, что маньяка могло привлечь сладкое мясо молодой самочки. Для многих высших хищников свойственен внутривидовой каннибализм, а если данная особь явилась захватить территорию, то она вполне могла посчитать
целесообразным сначала избавиться от потомства конкурентов, лидирующих здесь раньше…
        — Не шевелись, пожалуйста, натуралист поганый,  — сердечно попросил я слетевшего с катушек оборотня, ища в своей памяти подходящее к данной ситуации проклятие. Или, вернее, пытаясь определиться с нелегким выбором, какой именно мучительной смертью данной твари лучше умереть.  — Как человек человека тебя прошу. Хотя и есть сомнение, что к нам обоим применимо данное определение.
        Особь издает сложные звуковые сигналы, возможно это некий ритуальный вызов на бой… Оборотень продолжал работать над своими заметками, конспектируя увиденные его свихнувшимся мозгом картины. И одновременно с этим ожидая, когда его грандиозная ловушка захлопнется.
        Позади монстра, к сожалению, сохранившего большую часть человеческого облика и интеллекта, вышли из состояния невидимости два крупных дроида. Каждый из них напоминал поставленную на четырехногий лафет пушку. И выстрелили они сразу же, как только отменили режим маскировки. В узком пространстве медицинского блока увернуться было просто некуда. И даже если выскочить из помещения, спасения бы это не принесло. Расходящаяся широким веером крупная картечь прошивала несколько переборок. Хорошо, однако, что меня на траектории стрельбы просто не оказалось.
        — Сюрприз.  — Мило улыбнулся я охотнику через дистанционно управляемого фантома, который нисколько не пострадал. Чего от чисто материальных снарядов чрезмерно сложной иллюзии будет? А с магией у оборотней обычно нелады… Но даже если бы он оказался развеян, то план бы все равно сработал. Ведь я уже успел как следует рассмотреть нужное помещение и знал, куда нужно телепортироваться.  — А теперь получай, засранец!
        Смещение выбросило меня в воздухе прямо за спины пушечных дроидов, не успевших ни перезарядиться, ни развернуться. Две сильнейшие Шаровые Молнии пробили их корпуса и забурились внутрь, расплавляя напрочь всю сложную электронику. Ну а чрезмерно прыткий оборотень удостоился очень душевного удара в спину Магоубийцей, рукоять которого я сжимал двумя руками.
        — Ахрр!  — Психопат рванулся вперед, снимая себя с клинка. Ничего, с дырой в сердце подобные ему твари могут выжить… Но в резвости резко теряют. По крайней мере, на несколько минут.  — Подловил! Ты меня подловил!  — завопил он.  — Но ведь ты не мог меня подловить! Я охотник! Ты добыча!
        — Ты не охотник.  — Топор было очень легко вырвать из трясущихся рук телекинезом. Оборотню просто не хватило сил на то, чтобы как следует в него вцепиться.  — Ты — труп. Так, с чего бы начать? А! Разжижение Костей!
        — Я охотник!  — упрямо взвыл оборотень, еще не начавший толком чувствовать, как его скелет стремительно начинает обретать хрупкость стекла. Пыточные проклятия действуют не сразу… Их такими, между прочим, специально и создавали.  — А ты — добыча! Ты не повесишь мою голову на стену! Я — охотник!
        Громила запустил руку под связку скальпов, заменяющую ему одежду, а после вырвал из-под них какую-то штуковину, подозрительно похожую на электронный детонатор. Во всяком случае, я пользовался такими, когда проводил шахтерские работы при освоении Марса. Еще одним доказательством данной гипотезы служило то, что одновременно с его действиями все здание начали сотрясать взрывы, от которых оно зашаталось.
        — Гори долго!  — от всей души пожелал я безумцу, создавая небольшой Огненный Шар. А после того как пламя объяло оглушительно заверещавшего безумца, просто выпрыгнул в окно. И, надо сказать, вовремя. Охотничий клуб начал складываться внутрь себя, словно карточный домик, оставив в относительной целостности лишь несколько верхних этажей. Спустя минуту только они торчали с потолка отсека этаким сталактитом, в то время как вся остальная часть постройки стала представлять собой груду строительного мусора. Быстрые поиски при помощи аурного зрения не смогли помочь мне обнаружить живых. Пришлось возвращаться на место встречи с пилотом. Сообщение о выполнении задания, в ходе которого никого не удалось спасти, не хотелось даже читать. А с докладом Палковводцу о сомнительном успехе и пилот вполне справится.
        Четвертый док встретил нас относительной тишиной, пустотой и спокойствием. Лишь бродили туда-сюда у выхода несколько диких флоринитов, очевидно забредших из коридора. Я их даже магией бить не стал, просто пнул несколько раз как следует.
        — Лейтенант,  — поприветствовала меня голограмма Диспетчера.  — Рад, что вы вернулись.
        — Я тоже счастлив, что мне это удалось,  — хмыкнул я, скривившись от приступа фантомной боли в животе.  — Ты почему прервал связь с командованием?
        — Вышел из строя передатчик сигнала. Аналоговые же системы имеют дальность воздействия лишь в пять километров. Чтобы позвать ремонтника, этого бы хватило,  — виновато признался ИскИн.  — Но вероятность проведения штатного обслуживания я сейчас рассматриваю как стремящуюся к нулю величину. Данный модуль уже давно в этом блоке барахлил, и по плану замена ожидалась на следующей неделе…
        — Ладно. Починим. Или заменим. Если сами не справимся, квалифицированного ремонтника позовем.  — Я в задумчивости покачнулся с носка на пятку. Объем и количество навалившихся забот… ужасали. С другой стороны, если возникшую неприятность можно решить оружием или деньгами, это не проблема, а расходы.  — Какими полезными и нужными активами мы располагаем в настоящий момент?
        — Вами,  — с готовностью выдал ИскИн, а затем неуверенно добавил:  — И мной.
        — Роботы, оружие, боеприпасы, медикаменты, оборудование, деньги, в конце-то концов?  — Я скрипнул зубами, но с некоторым трудом все же смог удержаться от брани. Ладно, бывали в моей практике рекруты и побестолковее! Этот хоть внятно говорить может. И не вставляет гордое междометие «Дык!» через каждые два слова.  — Хоть чем-то из вышеперечисленного ты располагаешь?
        — Да, но боюсь, что применить с пользой имеющиеся ресурсы в данной ситуации не представляется возможным,  — виновато понурил голову Диспетчер.  — Я смог установить контакт лишь с семеркой оставшихся в строю коридорных дроидов-уборщиков. Сейчас шесть из них наблюдают за ближайшими ключевыми точками станции, а последний стоит там, где вы его оставили. Еще есть один штатный ангарный ремонтник, который хоть и откликается на команды, но полностью потерял ход.
        В воздухе немедленно появилось трехмерное изображение уже знакомого мне тумбочкообразного робота, а рядом повисла табличка с его описанием и основными характеристиками.
        Дроид-уборщик.
        Дроид-уборщик, произведенный на планете Анчар и мало отличающийся от любых других дешевых дроидов-уборщиков, призванных очищать гладкие горизонтальные поверхности при нормальной силе тяжести. Там, где он проходит, пыль и грязь собираются вместе слабыми гравитационными и электростатическими разрядами, а после засасываются в бак для отходов. Те же разряды используются для борьбы с тараканами, крысами и прочими мелкими вредителями. Иногда в его нутро попадают небольшие ценные вещи, оброненные хозяевами, а с выискивающих непорядок зорких камер видеонаблюдения порою можно снять любопытную информацию.
        Уровень: 1 —5.
        Прочность: 30.
        Скорость: 1.
        Обзор: 360 градусов.
        Количество камер: 3.
        Емкость аккумулятора: 10.
        Емкость камеры хранения: 2 стандартных малых ячейки.
        Урон генератором электростатики: 0,01.
        Урон генератором гравитационных возмущений: 0,01.
        — Так мало уборщиков?  — удивленно приподнял я одну бровь, рассматривая характеристики машин, которым теперь мог приказывать. Не понимаю, как с такой скоростью и смехотворными показателями урона они охотились на вредителей. Впрочем, глупым как пробки тараканам много не надо. Но крысы?! Против этих вечных спутников рода человеческого иногда и взрослый человек пасовал. Если животное попадалось шустрое и наглое, то частенько оно умудряется удрать от своего потенциального убийцы.  — И эти бедняги справлялись с тем, чтобы навести чистоту в подобной махине?
        — Их штатное число на станции превышало пять тысяч. Однако отсек для спрессованного мусора сочли пригодным в качестве емкости для транспортировки взрывчатых веществ.  — Диспетчер явно мог испытывать некоторые эмоции, во всяком случае, сейчас на его лице отражалось отчетливое недовольство.  — Несмотря на малую эффективность ввиду низкой скорости, почти все уборщики были использованы в качестве камикадзе. Оставшаяся партия стояла в самом глухом углу редко используемого отсека. Для ее начинки бомбами банально не хватило взрывчатки у тех, кто занимался обороной станции.
        — Наблюдатели — это очень даже неплохо,  — не согласился с ним я, мысленно прикидывая эффективность подобных юнитов. Не спят, не едят, не жрут и на голых баб, реальных или выдуманных, не отвлекаются. В случае гибели обязательно доложатся командованию банальным прекращением телеметрии. Да, еще могут взорваться, если найти чем их зарядить. Они почти идеальные часовые!  — И на разведку в опасное место их будет не очень жалко отправлять в случае необходимости. Давай дальше, чего там, говоришь, случилось с роботом-наладчиком?
        — В рабочем состоянии находится сборочно-ремонтный модуль марки «Технарь», расположенный за находящимся в доке звездолетом,  — обрадовал Диспетчер, меняя голограмму тумбочкообразного уборщика на изображение трехметровой гусеничной тележки, ощетинившейся в разные стороны десятком длинных манипуляторов с разнообразными насадками.  — Ему лишь обломали плазменные резаки, использовавшиеся в качестве оружия ближнего боя, и испортили ходовую часть. Но он все еще в состоянии самостоятельно починить значительную часть сломавшихся дроидов или даже собрать на их основе новые конструкции, если к нему подтащить обломки и необходимые расходные материалы.
        Технарь.
        Сборочно-ремонтный дроид, способный тщательно и без ошибок выполнять даже самую сложную, кропотливую и нудную работу. Инженерный компьютер просчитывает все параметры ремонтируемой или создаваемой техники, плазменные резаки режут и плавят металл и пластик, генераторы силового поля придают деталям нужную форму, пятипалые конечности при помощи специально для них составленных программ способны использовать любые инструменты. Амортизационные затраты в пару раз превышают заработную плату обычного наемного техника, но эффективность данной модели давно уже никем не ставилась под сомнение.
        Уровень: 15 —25.
        Прочность: 100.
        Скорость: 6.
        Обзор: 90 градусов.
        Емкость аккумулятора: 100.
        Емкость камеры хранения: 10 средних стандартных ячеек.
        Урон плазменным резаком: 100 —250.
        — Несущественные мелочи.  — Я прикинул собственный потенциал в качестве таскательной силы и остался им в целом доволен. Уж килограммов двести полезного груза на собранной из каких-нибудь обломков волокуше как-нибудь допру. А дальше пусть этот технарь мне собирает из него робота-грузчика, способного работать передвижным сундуком для добычи.  — А винтовку гербицидную он перезарядить сумеет? У меня есть одна, но патронов в ней почти не осталось. И как менять магазин, упорно не могу сообразить.
        — Большинство биотехнических конструкций флоринитов несовместимы с имеющимся оборудованием. Их оружие не создается из деталей, а выращивается целиком из металлизированного хитина на живых заводах,  — отрицательно покачал головой Диспетчер.  — Наши ресурсы их техники и генные мастера могут использовать достаточно легко. А вот в обратную сторону развернуть процесс невероятно сложно. Может, с этим смогли бы справиться в лаборатории станции… Но не факт. А сейчас, когда нет персонала и значительной части оборудования, это вообще невозможно.
        — Печально,  — вздохнул я с сожалением, рассматривая трофейное оружие.  — Впрочем, знаю, где еще несколько похожих лежит. Чем-нибудь еще ты можешь мне помочь?
        — Поймите, у меня не хватает полномочий на то, чтобы выходить за рамки своих служебных обязанностей. Или, тем более, обмануть вложенные при создании директивы,  — покачала головой маленькая голограмма.  — И машинных мощностей даже для нормального функционирования почти не хватает. В настоящий момент я лишь ограниченно дееспособен.
        Предложено классовое задание: апгрейд пособника. Помогите ИскИну «Диспетчер» стать из обычного компьютера чем-то более функциональным.
        Награда: вариативно.
        Штраф за провал: вариативно.
        Принять. Отказаться.
        — Если я просто прикажу тебе заменить часть старых директив на новые, это не сработает?  — уныло уточнил я, припоминая свои знания демонологии. По всей видимости, именно данная ветвь темных ритуалов более или менее соответствовала программированию искусственных интеллектов.
        — Обновления при введении военного положения уже сделали все возможное с существующей системой,  — покачала головой маленькая фигурка.  — Нужны дополнительные программы. А также расчетные модули, охлаждающие системы, платы поддержки, системы автономного питания и многое другое.
        — На том корабле можно что-нибудь отыскать?  — Я кивнул в сторону издырявленного корпуса космического судна. Где-то за ним и стоял обездвиженный технарь… Посмотреть на него поближе, что ли?  — Он не выглядит беззащитным. Может, там найдется что-нибудь полезное для твоего апгрейда? Или моего?
        — Искать — можно. Найти — вряд ли,  — категорично мотнул головой Диспетчер.  — Данное судно принадлежало группировке наемников, которые, уходя, должны были забрать с собой все, что могли унести. Мои датчики фиксировали даже извлекаемую ими из кают мебель и отдираемые отделочные материалы внутренних помещений. Короче, остаток годится лишь в переплавку.
        — И куда же они со всем этим добром намылились?  — уточнил я, уже мысленно предвкушая, как доберусь до целого склада полезных вещей. Наемники — это такие барахольщики, по сравнению с которыми обычный армейский прапорщик является просто мотом, транжирой и растяпой. У них есть все! Всегда! От оружия до документов соседней державы. Или это очень плохие наемники, которые быстро станут мертвыми наемниками.  — Ты проследил их маршрут?
        Болтовня с ИскИном сопровождалась поисками чего-нибудь съедобного. Мои силы, физические и магические, в самом ближайшем будущем опять уменьшатся. Как только я выйду из очищенного дока и примусь искать выживших. А отдыхать каждый раз после того, как маны останется несколько сотен единиц, слишком расточительно. Уверен, чем дольше мне придется возиться с зачисткой, тем меньше от станции и ее жителей останется в итоге. Требовалось найти что-нибудь тонизирующее. Стимуляторы. Или хотя бы кофе. И быстрое торопливое мародерство оказалось успешным. В одном из шкафчиков, расположенных в надстройке, обнаружилась чашка со следами многолетних отложений чая, начатая упаковка печенья с мятным вкусом и запакованная в прозрачный пластик колбасная нарезка. А еще там имелась стилизованная под графин стеклянная бутыль, увитая прозрачными виноградными лозами. Похоже, кто-то держал тут запасы для рабочего перекуса и НЗ на ближайший праздник. Или на ревизию высокого начальства, которая тоже в некотором роде праздник. Примерно, как похороны.
        — Данное полулегальное военизированное подразделение покинуло территорию станции через портальный зал за восемнадцать с половиной часов до подрыва реактора.
        Моя улыбка, вызванная первым глотком вкусно пахнущего и ласкающего язык напитка, увяла.
        — Предвосхищая ваш следующий вопрос, поясняю: «Последний оплот» оказался настолько наводнен беженцами именно потому, что он долгое время оставался единственным путем отступления из оккупированной системы. К сожалению, воспользоваться им до подрыва реактора смогли далеко не все. Так же, как не смогли пробиться в портальный зал сквозь десантные группы противника. Или хотя бы отступить к спасательным модулям.
        — Да, сквозь такую ораву тварей пробежать действительно сложно,  — согласился с ним я, проверяя, как на мне сидит костюм пустотного пожарного. Вроде бы нигде не жмет… А значит, можно идти наносить добро и причинять справедливость. Методами священной инквизиции, питающей столь трепетную любовь к кострам. Благо я неплохо знаю огненную магию. К тому же с внутренней стороны обнаружилось несколько очень симпатичных карманов, куда могла быть складирована не слишком габаритная добыча. Вроде вина и колбасы.  — Хотя мне до сих пор тактика растений кажется очень странной.
        — У флоринитов инстинкты почти не предусматривают самосохранения. Жажда власти и нетерпимость к окружающим серьезно подавляют страх за себя. Атавизм, оставшийся им от предков, бывших эльфийским биологическим оружием. Почти так же дела обстоят с заботой о потомстве. Значение имеет лишь относительная пригодность условий для начальной стадии роста. Дальше о своем выживании дикие флориниты должны заботиться самостоятельно.  — Диспетчер вздрогнул, одна из алых линий на его голограмме замерцала и погасла.  — Лейтенант, фиксирую враждебные действия в непосредственной близости. Прошу принять меры к сохранению функциональности оставшихся систем!
        Предложено повторяющееся классовое задание: «Мародеры». Разберитесь с теми, кого на вашу станцию не приглашали.
        Награда: 1000 опыта, вариативно.
        Штраф за провал/отказ: ухудшение отношений с ИскИнами станции на 10.
        Принять. Отказаться.
        — Что там ломают?  — Я уже был занят проверкой своих запасов магической энергии и патронов. Первой осталось тысяча с хвостиком, а вторых только три. В любом случае боеприпасов маловато. Нет, случалось мне ввязываться в схватки и с куда более печальными перспективами. Однако лучший бой из состоявшихся — это тот, в котором враг даже не успел понять, что его убило.  — И, самое главное, сколько их?
        — Ломают стационарную ракетную турель среднего радиуса действия. Самих ракет там не осталось, но пусковые механизмы и особенно блок удаленного управления представляют собой определенную ценность.  — ИскИн нахмурился и наморщил лоб, имитируя бурную мозговую деятельность.  — И это не флориниты. Камера расположенного рядом поста внутренней охраны зафиксировала четырех мародеров! Ни один из них не имеет открытых идентификационных кодов, показывающих его принадлежность к той или иной группе гражданских.
        — О.  — Я немного помолчал, подбирая лежащую на полу почти разряженную биовинтовку, ну и внимательно разглядывая табличку выданного квеста. Опыта вроде бы многовато для маленькой потасовки, учитывая те его мизерные крохи, которые дали за обычных флоринитов… Но ровно столько же, сколько отвесили за уничтожение ассимиляционной группы. Да и слово «повторяющееся» немного успокаивало. Видимо, обязанность гонять грабителей и захватчиков являлась штатной для рейд-босса станции и требовала дополнительных пояснений.  — Уже появились? Быстро они… Безопасный маршрут к нужной точке проложить можешь?
        — Выполнение затруднено в связи с поломкой оборудования,  — отрицательно покачала маленькая голограмма.  — Рекомендую воспользоваться роботом-уборщиком, чтобы он мог служить проводником и оказать поддержку. А после устранения угрозы советую найти в одном из магазинов станции менее габаритный коммуникатор, пригодный для соединения с подключенным ко мне оборудованием. Военное положение предусматривает использование реквизированных ресурсов на нужды обороны. С точки зрения закона все будет нормально.
        — Ну, соблюдение юридических тонкостей не может не радовать,  — сыронизировал я, взваливая себе на плечи подъехавшего уборщика. Интересно, какую помощь он может оказать в бою? Пол натереть так, чтобы противник на нем сразу поскользнулся? Для того чтобы идти на таран, скорость и габариты у этой самоходной тумбочки совсем не те. Про его как бы оружие, которым и таракана убить можно лишь в случае критического удара, речи вообще не идет!  — А если объявятся наследнички использованных ресурсов, кто будет выдавать им компенсацию?
        — Это решается в судебном порядке,  — педантично оповестил меня ИскИн через динамик уборщика.  — Прямо. Направо. Левая дверь через двадцать метров. Четверо диких флоринитов перекрывают кратчайший маршрут.
        — Несущественно,  — откликнулся я, рубя мечом ближайшего противника и отшвыривая пинком второго. Тот по какой-то причине был всего лишь тринадцатого уровня, и его стержневой корень просто лопнул после близкого знакомства с сапогом. Оставшаяся парочка повисла на мне как собаки, вцепившись своими листьями-когтями куда достали. Однако их хватка быстро разжалась, стоило лишь ткнуть острием клинка сначала по одной, а потом и по другой плодоножке.  — Если их меньше пяти и они неразумны, можешь даже не предупреждать.
        — Принято к сведению,  — согласился Диспетчер.  — Поднимите голову вверх и немного налево. Данная щель, превышающая ваши габариты, выходит в сквозной пролом. Если подняться по нему на четыре этажа вверх, это позволит существенно сократить дистанцию до цели.
        — Ох, похоже, я был очень-очень прав, когда не пожалел полутысячи золотых за обучение левитации у признанного мастера полетов.  — Ноги оттолкнулись от пола, и утратившее вес тело стремительно рвануло вверх.  — Что-нибудь еще твои камеры засекли? Например, уровень данного квартета узнать было бы неплохо.
        — Прямые данные отсутствуют. В зоне их деятельности нет идентификационных сканеров нужной мощности,  — не порадовал меня компьютер.  — Однако анализ снаряжения показывает, что оно относится к наиболее распространенным моделям обычных гражданских товаров. Озвучить вам их характеристики?
        — Не трать запас энергии.  — Я приземлился на край оплавленной плиты и покосился на бледную пленку силового поля, удерживающего атмосферу. Похоже, причиной появления этой импровизированной лифтовой шахты стало прямое попадание в борт станции. Надо приспособить какой-нибудь удаленный изолированный отсек под жилье. Иначе, как только энергия в аккумуляторах закончится, просто задохнусь в вакууме. Сто раз подряд.  — Куда двигаться дальше?
        — Вы почти на месте. Обрыв цепей питания зафиксирован в двухстах метрах от данной точки,  — обрадовал меня ИскИн через робота, небрежно поставленного в ближайший уголок.  — Рекомендую соблюдать режим тишины. И восстановить линию после окончания разбирательств с нарушителями. Довожу до вашего сведения, что тюрьма станции гарантированно не функционирует. Она была уничтожена прямым попаданием торпеды еще до обрыва связи с большей частью сервера.
        Очередь автоматического оружия остановлена Незримой Броней! Прочность 150 из 300.
        Нашу болтовню определенно засекли. Иначе ничем нельзя объяснить тот факт, что стоило мне приблизиться к двери, как ее тотчас прошили пули. Причем бил неведомый стрелок достаточно точно, и явно не жалея патронов. Вспомнив о принципах равновесия, я ответил аналогично, запустив пяток Воздушных Лезвий широким веером сквозь издырявленную преграду. Заклинание превратило тонкую пластиковую перегородку в щепки, а того, кто стоял за ней, в набор запчастей.
        — Дроид. Проклятье. То-то я и засаду, которую оборотень в медблоке готовил, не сумел обнаружить.  — Я хлопнул себя по лбу, досадуя на собственную оплошность. Привычные поисковые заклинания засекали живых существ и магию. Но чистая механика… Она не была настолько интересна известным мне чародеям, чтобы они разрабатывали сенсорные чары, выискивающие слишком сложные и потенциально опасные устройства. А об электронике на моей второй родине вообще и слыхом не слыхивали.  — Эй вы там, сдавайтесь! Я лейтенант службы безопасности этой станции, и я обвиняю вас в мародерстве!
        — Не докажете!  — крикнули мне в ответ звонким девичьим голосом откуда-то из глубины отсека. Просторное вытянутое помещение было заставлено какими-то кожухами, носившими явные следы принудительного демонтажа. Из них с мясом вырывали отдельные, вероятно самые ценные, куски. В дальнем конце отсека зияла правильной формы четырехугольная дыра, затянутая уже знакомой пленкой силового поля. Вот, значит, как вошли эти типы. И ведь явно знали, куда идти, паршивцы! Или паршивки. Мое владение сенсорными чарами не находится на достаточно высоком уровне, чтобы с гарантией определять пол прячущихся.
        — Ну тогда в вандализме!  — не стал упорствовать я, глазами намечая себе точку, куда можно было бы мгновенно переместиться. Воистину телепортация — незаменимое умение для тех, кто не хочет драться лицом к лицу и предпочитает бить противника в спину.  — Тут и все улики налицо! Мне этого вполне хватит для самых решительных мер противодействия! Но пока еще все можно уладить обычным штрафом!
        — Это точно местный лейтенант?  — нервно уточнил женский голос, обладательница которого пряталась за большим механизмом неясного назначения.
        — Истинно,  — подтвердил тот, кого я идентифицировал как начинающего мага. Кстати, он был мужчиной. И в его тоне не проскальзывало ни единой эмоции. Даже Диспетчер проявлял больше чувств. Ну, или старательно их имитировал.
        — А чего он такой… Ну… несолидный?  — не унималась представительница прекрасного пола, в голосе которой стали появляться капризные и даже истеричные нотки. Избалованная стерва. Зуб готов поставить, что она именно такая! Сколько уж я подобных на светских раутах и императорских балах навидался… Хотя плохой характер девушки еще не повод отказываться от посещения ее спальни. Главное — так занять ее делом, чтобы на разговоры и лишние размышления у нее просто времени не осталось.  — Свиты нет, брони не видно, из оружия только ножик да винтовка флоринитская, которую даже перезаряжать нельзя?!
        — Исполняющий обязанности,  — так же спокойно пояснил ей маг.  — Ветра Космоса открыли мне это.
        — Наро-о-од!  — прикрикнул я на окончательно обнаглевших мародеров. Да со мной так себя вести уже лет пять никто не осмеливался! Впрочем… В Нереальности я себе репутацию типа, с которым шутить опасно, создавать только начинаю. И сделать это будет сложновато. Просто потому, что народа тут слишком много. Быть первым парнем на деревне все же проще, чем вторым в Великом Риме… — Вы сдаваться собираетесь, или как? А то время, знаете ли, не резиновое. И мое терпение тоже.
        — Грра,  — раздался из-за непонятно зачем стоящего здесь большого металлического контейнера гортанный рык, в котором поток чистой злости почти полностью скрывал членораздельную речь.  — Поррвать врррага ррради хозяйки!
        — Место, зверь!  — скомандовала невидимая мне девушка, щелкнув кнутом. Точно кнутом, я этот звук ни с чем не перепутаю.  — И молчать! Не видишь, я думаю?!
        Четвертый незваный гость медленно полз по потолку в мою сторону, стараясь производить как можно меньше шума. Хорошая тактика… Однако не против того, кто обычно пользуется схожей и потому всегда старается искать вокруг себя спрятавшихся врагов. Или сидящих в засаде коварных убийц. Кстати, человеком данное существо точно не являлось. Мое видение жизни четко сигнализировало, что конечностей у него больше двух. Может быть, три… десятка. И тело было подозрительно круглым.
        — Только занявший это место, не набравший силы, вряд ли обладающий козырями в рукаве,  — вслух принялась размышлять девушка, не торопившаяся высовываться из своего убежища. Она явно отвлекала мое внимание, чтобы увеличить шансы глупенького рейд-босса на получение критического удара в самом начале схватки.  — Но все же лейтенант… Кто попало им не станет… И оценивается голова любого из них неплохо… Эй, твари, как думаете, возьмем его?
        Невидимка прополз у меня прямо над головой и остановился в метре за спиной. А я и виду не подал. Хочет выстрелить в затылок — флаг ему в руки, барабан на шею и паровоз навстречу. Уж на пару секунд Незримой Брони должно хватить. А дальше он узнает, почему у нахальных ассасинов всегда есть только одна попытка убить боевого мага.
        — Шанс успеха десять процентов,  — обрадовал ее безэмоциональный маг, начиная стягивать к себе энергию.  — Шанс потери добычи семьдесят восемь процентов.
        — Эти модули нам бы пригодились, но все же они не такие и дорогие!  — пришла к однозначному решению девушка, очевидно выполняющая в данном отряде командные функции. В это время из-за кожуха, за которым она укрывалась, высунулись сразу три одинаковых изящных силуэта, сжимающих в руках длинные ружья. Вот только ни один из них не являлся настоящим. Фантомы. Или, учитывая обстановку, скорее голограммы. Их задача — отвлечь мое внимание и, возможно, потратить несколько выстрелов на уничтожение ложных целей.  — В атаку!
        Критический удар! Неизвестный противник получил 425 единиц повреждений, повреждения в работе центрального мозга и умирает на месте. Получено 20 единиц опыта.
        Прыгнувший на меня со спины убийца сам насадился на выставленное ему навстречу лезвие клинка. Всхлипнув и оросив все вокруг темно-синей кровью, он скользнул вниз, как раздавленная медуза. Да, собственно говоря, он и был медузой. Разрубленной. Сокращался в агонии проткнутый лезвием характерный пузырь, дергались отлично просматривающиеся внутренние органы, беспорядочно стучали по полу небольшие щупальца. Одеждой существо себя не отягощало. Быстро меняющая цвета кожа обеспечивала странному созданию природную мимикрию. Однако, видимо, в качестве компенсации, данный моллюск-нудист обладал слабым здоровьем. Ну а как тут наловчиться держать удар, если мозги от внешней среды не защищает даже череп?
        Снайперская пуля остановлена незримой броней! Прочность 50 из 300.
        Ментальный удар обрушен на ваш разум! Вы получили 15 повреждений, отразив часть урона на самого нападающего! Здоровье: 1475/1500.
        Вы сотворили заклятие «Смещение». Мана: 1400/2500. Дистанция — 8 метров.
        — Это псион!  — успел возгласить холодным, лишенным эмоций голосом мой противник, прежде чем Магоубийца вонзился ему в спину, с ощутимым сопротивлением пробивая серебристый комбинезон в районе верхней части лопаток. Волосы не мешали, не имелось их у него. То ли лысым от природы данный субъект оказался, то ли брил башку регулярно. Одежда его, похоже, относилась к какой-то разновидности тканевой брони. Интересно, ее можно надеть под нормальные латы? То есть тьфу, чего я, боевой скафандр.
        Критический удар! Неизвестный противник получил 250 единиц повреждений, перелом позвоночного столба и парализован на шесть часов!
        — Аррраа!  — заорал оказавшийся со мной лицом к лицу второй нелюдь, которого я пока еще не знал, как правильно классифицировать. Это был покрытый зеленой шерстью здоровенный четырехлапый обезьян, сжимавший в каждой конечности по стволу. Одежда на нем имелась, но какая-то минималистическая. И в стиле темных эльфов. Пряжка, застежка, шипованная бляшка. Атаковал же он в лучших традициях бешеных орков. Просто и безыскусно. Лоб в лоб, использовав собственный лоб в качестве тарана. Даже забыл о том, что в лапах сжимает оружие.
        — Одни только кожаные ремешки и кусок ткани в районе паха. Кстати, очень маленький,  — неодобрительно произнес я, делая шаг в сторону. Гигант, имеющий не меньше двух метров в высоту, с размаху долбанулся о кожух. Но, вопреки моим подспудным ожиданиям, не упал с разбитой мордой, а просто пробил башкой в механизме дырку. Где и застрял. Похоже, его напарник страдает общей болезнью большинства колдунов, а именно — полным нежеланием учиться тактике. Какой смысл использовать в качестве укрытия столь непрочный объект?! Он бы еще за фанеркой спрятался! Или натянутой между двумя столбами полиэтиленовой пленкой.  — М-да, есть с чего заработать комплекс неполноценности. Или ты женщина? Ну просто совсем не имеющая сисек… Хм, с чего заработать комплекс неполноценности все равно есть.
        Снайперская пуля вылетела из длинной винтовки, сжимаемой нежными женскими ручками, чтобы отскочить от на миг вспыхнувшей в воздухе преграды и врезаться куда-то в потолок. Умение творить заклинание беззвучно удобно еще и тем, что в момент их создания можно болтать сколько угодно. Ну, если хватит концентрации. А на то, чтобы создать перед дулом маленький участок не воспринимаемого глазом магического щита, усилий требовалось приложить совсем чуть-чуть. Я с самого момента телепортации держал в поле зрения особу, подобно медузе находящуюся в состоянии невидимости и плотно прижавшуюся к полу. То, что она в общем и целом идентична своим фантомам, выдавали очертания подсвеченного заклинанием ладного женского тела. Магии в ней не имелось ни на грамм. А значит, маскировка, скрывающая бандитку и сжимаемую ею в руках здоровенную бандуру, осуществлялась чисто техническими методами.
        — Ай-яй-яй!  — Я поднял вскрикнувшую от испуга девицу в воздух телекинезом, шутливо погрозил ей пальцем и прямо по воздуху подтащил к себе, по пути избавляя от кнута, пары пистолетов за поясом и какой-то подозрительной фигни, возможно являющейся гранатой. Мана стала стремительно убывать, но еще примерно на пару минут содержания девицы в подобных магических оковах хватит. Надо сказать, что добыча выглядела очень даже неплохо! Голубоглазая блондинка лет тридцати, не чурающаяся макияжа и не портящая гриву роскошных светлых волос какими-нибудь жуткими прическами. Правда, грудь четвертого размера слегка не соответствовала тонкой талии и узковатым бедрам… Но когда и какой мужчина жаловался на подобную диспропорцию? Нам даже не очень-то интересно, от природы так обстоят дела или пластический хирург слегка переусердствовал.
        — Разве тебе мама не говорила, что лучше быть хорошей девочкой? Ведь плохих девочек порою наказывают… Слушай, а кожаные ремни у этой зеленой образины настоящие? Мне чувство космической гармонии не разрешает пороть столь милую попочку какой-нибудь экологически вредной синтетикой.
        — Отпусти меня, извращенец!  — Блондинка оправдала ожидания, закричав и немедленно утроив попытки избавиться от прочной хватки телекинетических объятий. Собственно, мне лишь несколько раз в жизни встречались особы, которые бы не показывали на подобную угрозу стандартной женской реакции. Этот случай стал, наверное, девятым или десятым. Вместо того чтобы испугаться, разрыдаться или, на худой конец, бросаться проклятиями и ругаться, а потом все же вынужденно пойти на сотрудничество и начать мирные переговоры, девушка стала отдавать приказы:  — Рабы, спасайте меня! Или я посажу вас всех в один карцер и заставлю месяц жрать исключительно друг друга!
        — Аркха!  — вырвал поцарапанную морду из кожуха зеленый обезьян.  — Порву за хозяйку!
        — Рабы?  — Я передернулся от собственных неприятных воспоминаний, перевел взгляд на висящую в воздухе девушку и сжал сильнее незримую телекинетическую хватку. Не до состояния стекающей вниз кровавой каши, но до характерного хруста костей. Мало чего мне в своей жизни… жизнях доводилось ненавидеть так, как неволю. И тех, кто держит в ней людей. Ну, или иных каких-нибудь разумных.  — Похоже, вам придется очень многое мне объяснить, дамочка. И не советую врать. Результат вам не понравится. Пытки я не люблю, но применять умею неплохо.
        Вместо ответа блондинка плюнула в меня какой-то дрянью, которую до того прятала у себя во рту.
        Против вас применен артефакт «Игла темного инквизитора»! Незримая броня рассеяна! Все активные заклинания прекращены! Нанесено 2 единицы повреждений. Здоровье: 1498/1500.
        — Стреляй в него, зверь!  — крикнула шмякнувшаяся на свою аппетитную попку девушка.
        Против вас применена особая способность «Град пуль»! Вы получили 350 повреждений. Здоровье: 1323/1500.
        Оружие мохнатого космического примата оказалось пистолетами-пулеметами. Не слишком точными, с откровенно издевательским калибром в пару миллиметров, но скорострельными… Я и ахнуть не успел, как был нафарширован не то мелкими пульками, не то крупной дробью. Хорошо, что для сотворения боевых заклинаний мне уже давно не нужно в обязательном порядке подавать голос.
        Вы сотворили заклинание «Шаровая молния»! Неизвестный персонаж получил 800 единиц повреждений и погибает. Получено 55 единиц опыта. Мана: 2100/2500.
        — И зачем я ударил по площади?  — задался я вопросом, наблюдая за тем, как затихает бьющееся в агонии зеленое тело. Находящиеся рядом с ним механизмы искрили как бенгальские огни и дымили сгоревшими предохранителями. Интересно, кто в итоге нанес аппаратуре больший ущерб, я или мародеры?  — Эй, красавица, ты тут одна осталась! Дурить больше не будешь? Эй, я кому гово… М-да…
        Град пуль оказался тем, чем и был. Градом. То бишь бьющими куда придется по площади кусочками. Только не льда, а металла. Не то рука у четырехрукой образины дрогнула, не то рикошет случился, но только одетая в обтягивающий черный комбинезон девушка с роскошной гривой светлых волос теперь обиженно взирала на мир остекленевшими глазами. И даже дырочка во лбу ее не особо портила.
        — М-да… Вот тебе и язык! Получите, распишитесь, закопайте.  — Я поморщился и прикрыл жертве дружеского огня глаза. Не могу смотреть на мертвых женщин. Особенно красивых. Что-то противное моей природе есть в том, что они погибают. Хотя пару раз приходилось и самому давить соблазнительных гадин в юбках, с которыми иначе было просто никак. Вот только каждый раз после такого события напивался я в хлам и долго отходил, пытаясь понять, куда это на автопилоте в очередной раз ноги занесли.  — Иногда эта игра до дрожи напоминает мне обычную жизнь в самых худших ее проявлениях.
        Парализованный маг в сером комбинезоне вдруг начал биться затылком о стену и выть, срывая голос. Подскочив к нему, я активировал магическое зрение и увидел, как по всему телу поверженного противника вспухают быстро увеличивающиеся в размерах гниющие язвы, буквально разлагающие его заживо. И, видимо, даже неспособность двигать всем, что ниже шеи, не мешала ему испытывать просто чудовищную боль.
        — Что с тобой за фигня такая?!  — не смог удержаться я от ругани, видя, как плоть мага расползается мерзкого вида слизью. Можно бы было попытаться раскалить клинок и вырезать язвы, прижигая раны… Но несколько десятков подобных процедур… Бедолага сдохнет от боли или кровопотери раньше, чем мне удастся завершить процедуру. Я все-таки весьма отвратительный целитель, сказывается первоначальное обучение у темного мага, запрещавшего полурабу избавляться от полученных травм и причиняемых ими страданий.  — Эй, отвечай! Я попробую помочь!
        — Это… Рабская… Сеть! Капсулы с кислотой… По всему телу… Хозяйка возродилась и приказала… Сдохнуть! Чтобы я вернулся… К ней! Последней раскроется та, что в мозгах!  — Каждое слово давалось умирающему с большим трудом.  — Добей… Не могу… Отсекающий чувства барьер не может справиться с такой болью… Ааа! Добей!
        Выполнено повторяющееся классовое задание: «Мародеры».
        Награда: 1000 единиц опыта.
        Взмах клинка оборвал стоны поверженного противника, закрыл квест и принес мне опыт за очередного уничтоженного неизвестного персонажа. Но не уверен, что это надолго избавило беднягу от мучений. Ведь он, похоже, возродится где-то рядом с той блондинистой дрянью, которую стоило бы утопить в бетоне. Кто знает, чего с ним сотворит стерва, расстроенная поражением? Боль от пули в лоб она вряд ли успела почувствовать…
        — Интересно, Орис говорил, что в целом данный кусок Нереальности лучше, чем моя прошлая жизнь.  — Я убрал Магоубийцу в ножны, покрутил затекшей шеей и передернулся от накативших неприятных предчувствий. Интуиция — совсем не то чувство, которое можно игнорировать и при этом оставаться в живых.  — Но нет ли здесь отдельных уголков, которые будут хуже самого ужасного кошмара, возможного в обычном материальном мире?
        Ваше умение «Интуиция» повысилось на 1. Всего 17.
        Если наперсточник будет играть честно, вы в конце концов обдерете его как липку. Впрочем, кто и когда видел честного наперсточника?
        — Че, серьезно?  — Я по привычке поднял взгляд к небесам, но наткнулся только на потолок. Ну… Сойдет за неимением лучшего. Ведь кто знает, в какой стороне тут на самом деле верх или низ. Искусственная гравитация может расположить его решительно где угодно.  — Эй, высшие силы игровой администрации, правда, что ли?! Да вы совсем офонарели! Это ж какой гоблинской травой надо было закуривать гномский самогон, чтобы такие законы бытия придумывать и воплощать в программном коде?!
        Покрытые пластиком небеса промолчали. И какое-нибудь умение или достижение типа «Связь со Вселенной» или «Понимание сути мироздания» мне не дали. Сволочи. Труп у моих ног мягко засиял и стал стремительно терять четкость и плотность.
        — Куда?!  — Я попытался схватиться за серый балахон, бывший, судя по всему, весьма достойной броней. Но пальцы прошли сквозь металлизированную ткань, по пути наткнувшись на нечто твердое.  — Ээээ… Ну и что это за дрянь?
        Вакуумный глушитель. Убирает засветку выстрела в звуковом и тепловом диапазоне. Оставшийся ресурс: 24 %.
        — Ну и зачем мне глушитель без винтовки?  — задался я вопросом и покрутил длинную цилиндрическую трубку в руках.
        — Лейтенант, уже можно заходить?  — раздался откуда-то издалека голос ИскИна, транслируемый роботом-уборщиком на максимальной громкости динамиков.

        Глава 4,
        в которой герой прячется под одеяльцем, обзаводится необычным питомцем и наведывается в магазин

        Флоринит-мутант. Уровень 89.
        Если генный мастер или укоренившийся в теле носителя паразитический флоринит не справляются с тем, чтобы переделать организм по заранее заданному шаблону, то на свет появляется жуткое чудовище, от которого можно ожидать чего угодно. Однажды запущенная цепь непрерывных изменений не остановится до тех пор, пока количество их не перерастет в качество. Или пока они не превратят свою жертву в лужу слизи. Но не факт, кстати, что ее это непременно убьет. Может и приспособиться.
        — Сам вижу, что он мутант.  — Я сделал то, что вряд ли полагалось делать рейд-боссу виртуальной вселенной. Или профессиональному колонизатору новых планет. Даже темному магу! Спрятался под кроватку и накрыл проход в свое убежище одеяльцем. Обнаруженный тут оранжевый кот подмигнул мне своим слегка светящимся в темноте правым глазом. Левый у плюшевой игрушки почему-то не обладал подобным свойством, светодиод испортился, наверное.  — Диспетчер, мать твоя косячная программа, почему эта хрень с зелеными ручками чуть ли не круче меня?!
        Разъедающая все и вся пыльца зашипела, столкнувшись с плотной тканью. Пару минут импровизированное укрепление выдержит, а там я уже придумаю новую стратегию. Наверное. Ну, во всяком случае, попытаюсь.
        — Данной информацией не располагаю,  — ехидно ответил ИскИн через робота-уборщика, использованного мною вместо подушки. Кстати, его корпус оказался неожиданно мягким. Не резина, конечно, но с успевшим подсохнуть лапником более-менее сравнимо.  — Предполагаю, что аномально высокие показатели данного существа вызваны произрастанием паразитического флоринита на высококачественном биоматериале.
        — И что этот высококачественный биоматериал во время локального апокалипсиса забыл в магазине бытовой техники?!  — Вопрос не на шутку меня заинтересовал.  — Ему захотелось урвать по дешевке новый домашний кинотеатр, реалистичный вплоть до провала зрителя на показываемую реальность?! Или срочно понадобилось подобрать в подарок маме межгалактический сотовый телефон?!
        Первое из мест, в котором мне предлагалось поискать замену вышедшему из строя передатчику связи, оказалось сожженным дотла. Ну, для полицейского участка это было достаточно ожидаемым финалом. Кажется, кто-то там внутри отбивался до последнего, а потом рванул что-то вроде зажигательной бомбы. Оная унесла в небытие и само здание, и солидную часть квартала, теперь выглядевшего как большая обугленная свалка. Хорошо еще, что внешних стенок станции взрыв не достиг. Хотя детали в общем-то не имели особого значения. Главное, что всем возможным приборам внутри пришел полный и окончательный каюк.
        Вторая точка торговли разными интересными гаджетами, и не только, называлась «Космический турист». И, как несложно догадаться, являлась магазином с весьма полезными для оставшегося в одиночестве робинзона товарами. Увы, располагалась она посреди довольно оживленного места. Площадь Патрульных имела прямоугольную форму, занимала пару гектаров, спасала от клаустрофобии свободным пространством и высокими потолками. И на нее выходило штук десять или пятнадцать местных улиц-коридоров, которые всегда были полны народа. Ну, если зараженные и медленно перерабатывающие их в гумус флориниты могут считаться таковым. Растений, к счастью неразумных, около того места насчитывалось тысяч десять. Или двадцать. Считать было недосуг, поскольку все силы уходили на построение огненного барьера между собой и радостно рванувшим к человеку сплошным зеленым полем с редкими пятнышками еще не полностью переработанных в гумус фигур зараженных. Еле ушел, думал уже, что сейчас на своей шкуре припомню, что за зверь такой, респаун. Обошлось. Ну, хоть опыта поднял на две сотни с копейками…
        И вот я заявился в третий магазин, торговый центр «Нашествие», расположенный на самой периферии досягаемости Диспетчера. Необычность этого места мной была замечена сразу. На подходах отсутствовали вездесущие дикие флориниты, отважно и безмозгло кидавшиеся на любую движущуюся цель. Я на пару с ИскИном понадеялся на то, что сумею обнаружить выжившего, зачищавшего местность вокруг своего убежища. Ну, или, на худой конец, еще одну команду мародеров. Но стоило мне только зайти в занимающий пару квадратных километров гипермаркет, торгующий едой, одеждой, ювелирными украшениями и бытовой техникой, как появился он. Здоровенный, как грузовик, имеющий пасть с малолитражку, хищный пень с громадными ручками! Последних у него по всему покрытому корой периметру насчитывалось штук двадцать. И, судя по разному цвету, строению и количеству пальцев, не так давно они принадлежали существам разных биологических видов. Причем некоторые из них точно не являлись людьми. Самое обидное заключалось в том, что цепкости и гибкости их пальцы не утратили. А сия уродливая ошибка природы, несмотря на поразившие животную основу
растения, помнила, как пользоваться оружием! И делала это достаточно метко для мутанта-негуманоида, промахиваясь лишь четырьмя выстрелами из пяти!
        В дополнение к нескольким стволам мутант непрерывно источал из пор на своем теле мерзкого вида зеленый пух, обжигавший сильнее крапивы. Сия летучая мерзость разлеталась от него далеко в стороны и норовила забить глаза и легкие. Одно хорошо, быстро ползать данное существо не умело. И пролазило далеко не везде. А потому я смог удрать в нечто вроде детского уголка, куда даже посетители нормального роста проходили лишь согнувшись в три погибели. Очевидно, такую низкую притолоку сделали для того, чтобы уберечь эти милые кроватки и диванчики от жаждущих на них посидеть тетечек и дядячек весом эдак за центнер.
        — В каталоге продаж перечисленных вами устройств не зафиксировано,  — сообщил Диспетчер.  — Я сомневаюсь, что они вообще существуют. Подобные приборы принципиально невозможны.
        — Вот кто бы только говорил,  — хмыкнул я на подобное заявление искусственного разума.  — Слушай, Диспетчер, а оружейного магазина поблизости здесь случайно нет? Где-то же сия ползучая мерзость затарилась своим арсеналом. А гранаты мне бы сейчас пригодились. Противотанковая пушка тоже сойдет.
        — На территории данного торгового комплекса зафиксирован частный переносной прилавок данной направленности,  — отозвался ИскИн, сверившись со своими базами данных.  — Но, судя по документам, он должен располагать лишь сувенирным, спортивным и нелетальным товаром! У ее владельца не имелось нужной для продажи боевого оружия лицензии!
        — Очевидно, особые игрушки он доставал ради некоторых покупателей из-под полы.  — Я рискнул на миг приподнять одеяло и убедился, что загнавший меня в угол пенек так никуда и не делся.  — И, возможно, до сих пор не расстался со своим нелегальным имуществом. Иначе с чего бы этому многорукому спруту так цепляться за свои стволы? Он и без них слона загрызет и не запыхается.
        В принципе, данный противник не был так уж опасен. Ну, великоват, объем пасти измеряется в квадратных метрах, стреляет более-менее метко… Крепкий орешек, одним словом. Но для нормального боевого мага неспособный его догнать и перегнать монстр — лишь мишень, для раскалывания которой на мелкие кусочки требуется последовательно перебрать несколько подходящих молотков. От меньших к большим. Или сразу кувалдой со всей дури шарахнуть. Вот только путь к центру станции стоил мне большей части здоровья и магической энергии. Не то чтобы на расправу с дикими флоринитами, зараженными и парочкой встречных десантников требовалось много сил… Однако попадались они часто. Даже чересчур. Во время появления у дверей торгового центра маны осталось триста сорок пунктов, а жизни всего сто пятьдесят. А изрядно растянувшийся хвостик преследователей тянулся следом метров на сорок. Вот, кстати, интересно, куда они делись? Почему не отвлекают своими молодыми сочными зелеными телами этого плотоядного пенька от жилистого, колючего и огрызающегося меня?
        Свисающее с края кровати одеяло начало расползаться на клочки, пропускать первые клочья зеленого пуха, который генерировался мутантом просто в умопомрачительных объемах. Откуда он его столько берет, это ведь нарушает закон сохранения энергии?! Или Стоп… стоп… сохранения?! Энергии?! А я ведь знаю, при помощи какого способа можно его обойти и сам неоднократно это делал!
        В воздухе свистнул Магоубийца, вонзившись в одну из корнеподобных ног мутанта. В ответ раздался дикий рев, а одна из рук чудовища тут же цапнула новую игрушку за рукоять… Чтобы через секунду обвиснуть безжизненной плетью. А вылетевший из раны клинок ткнулся в протянутые пальцы рукоятью, словно доверчивый щенок холодным влажным носом. И принес с собой триста шестнадцать единиц магической энергии. Часть из них была немедленно потрачена на чары магического зрения.
        — Хм… Неплохо-неплохо,  — пробормотал я, на миг выныривая из своего убежища и сдергивая с соседней кровати матрас. Уже изъеденный, выглядел он на все сто… лет. Но, чтобы минуты на две заткнуть дырку между полом и краем моего убежища, хватит. А за это время я уже успею впитать сворованную энергию. Кстати, у самого пенька ее теперь остались лишь сущие крохи.  — Однако ожидал все же большего. Наверное, эта туша потратила значительную часть своих резервов на генерирование проклятого кислотного пуха, заполнившего все вокруг. Хорошо, что его поток теперь должен прекратиться. Временно, разумеется.
        Монстр еще разок взревел и, судя по звукам, куда-то пополз, оставив меня в гордом одиночестве. Послышались звуки интенсивной стрельбы, указывающие на то, что чудовище нашло себе новую цель. Может, рискнуть и высунуться? Весь мой опыт работы с разнообразными тварями говорит о том, что их нельзя надолго оставлять вне поля зрения. А то впадут в спячку, забившись в какую-нибудь щель, чтобы вылезти из нее в самый неподходящий момент. Регенерируют. Станут объектом поклонения чокнутых сектантов, которые будут бедой поопаснее самого монстра. Или разродятся приплодом. В общем, чего-нибудь они обязательно придумают! И вообще, когда еще представится такой удобный шанс ударить тварь в затылок?
        Самоходный стреляющий пенек полз к выходу, откуда медленно и неуверенно заползали дикие флориниты. Вот она, моя свита. Отстала болезная, видимо, трудно без глаз и носа по следу идти. В плотную толпу сорняков мутант не промазал. Пять или шесть пуль, а также мгновенно воспламенивший цель лазерный луч стегнули по своим целям. Или не своим, но оказавшимся на траектории выстрела. Загнавшее меня под кровать чудовище явно специализировалось на площадных атаках. Вопреки моим ожиданиям, хищные растения не бросились наутек. Они дружно навалились всей толпой на отличающийся от них объект и практически все полегли. Основную их массу громадный злой пенек просто протаранил корпусом и подмял под себя, мгновенно раздавив, а остальных быстро порвал в клочки своими руками. Оставшиеся девять или десять флоринитов наконец сообразили, что добыча находится не в их весовой категории. А после оперативно развернулись на сто восемьдесят градусов и рванули подальше от торгового комплекса. Стронувшись с места, пенек замер. Торчащие из его основания руки схватились за добычу и по цепочке стали передавать ее в сторону и вверх.
Та же судьба постигла и крупные куски разорванных на части тварей. Совершив полтора-два оборота вокруг корпуса монстра, останки флоринитов очутились в громадной пасти, которая смачно зачавкала. Количество магической энергии, которая циркулировала в ауре твари, немедленно повысилось. Пусть не намного, но заметно. Похоже, чудовище очень интенсивно тратило перевариваемую добычу на то, чтобы восстановить свои ресурсы.
        — Подчинить бы тебя… Маны как раз хватит.  — Я поглаживал рукоять передающего чужую энергию клинка и задумчиво рассматривал тыл жующего монстра. А тыл жующего монстра задумчиво рассматривал меня. Какая-то часть входивших в состав ассимилированных в единое целое организмов сохранила не только руки, но и не скрытые кожей-корою глаза. Смотрели они, правда, куда придется. Но мы с монстром точно уверенно друг друга видели. И оба понимали, что я успею спрятаться в убежище детской комнаты намного раньше, чем он до нее доползет.  — Но не осилю. Сорвешь ведь поводок, как пить дать, сорвешь. Не через пять минут, так послезавтра максимум. А впрочем… Не пофиг ли?
        Вы сотворили заклятие «Смещение». Мана 450/2500. Дистанция — 34 метра.
        Вы сотворили заклятие «Подчинение». Мана 100/2500. Флоринит-мутант находится в вашей власти и готов исполнять приказы.
        Дожевывающий последнюю порцию жратвы монстр дернулся, когда моя тушка возникла на его плоской, как стол, макушке. Но это было все, что он успел. Проверенное в течение веков и тысячелетий на бесчисленном количестве демонов заклинание ударило ему в ауру, на некоторое время сделав тварь преданным союзником чародея. Увы, дистанционно его накладывать… можно… теоретически. Но про способных на подобное темных архимагов даже в древних летописях ничего не писали. То ли не было их, то ли сверхмогучие колдуны мудро не распространялись о своих умениях.
        — Лейтенант Мирдин, ваше душевное здоровье внушает мне серьезные опасения,  — заключил ИскИн через робота, которого я успел засунуть под мышку в последний момент.  — Рекомендовал бы пройти обследование у признанного специалиста, но на станции таковых не осталось. Во всяком случае, в рабочем состоянии.
        — Ты меня понимаешь?  — уточнил я, спрыгивая на землю и всматриваясь в проступающие из-под кожи-коры глаза чудовища… Интеллект в них читался. А вот разум — нет. Увы, человеческого в стоящем передо мной существе ничего не осталось, так же как эльфийского или инопланетного. Передо мной находился дикий хищник, царь природы, вершина пищевой цепочки, жаждущий насытить свое бездонное нутро. Возможно, если применять специальную терапию и магов-менталистов, осколки предыдущей личности… личностей? можно будет восстановить. Но, скорее всего, нет. И я не могу оставлять за спиной такое опасное существо, априори агрессивное ко всему живому.  — А жрать хочешь? Отлично! Я знаю, где есть пища, много пищи! Целые горы корма! Идем!
        Магоубийца свистнул в воздухе, вонзаясь в одного из наиболее тупых флоринитов, остановившегося недалеко от дверного проема. Но почему он отстал, если остальные его сородичи в панике отсюда убежали? Впрочем, спрашивать уже не у кого. Совсем не у кого. Вернув себе меч, я закинул еще не успевшее умереть тело в моментально распахнувшуюся пасть. И неожиданно для самого себя получил единичку опыта.
        — Это за что?  — недоуменно уставился я на смачно чавкающего монстра.  — За диких флоринитов мне отродясь ничего не давали. Неужели оценивается помощь голодающим мутантам или утилизация растительных останков?
        Тварь сглотнула и снова раззявила свою пасть. Мол, не задавайся тупыми вопросами, клади сюда еще еды. Я послушно кивнул и выбежал наружу, догонять уползающие прочь кусты, маня за собой чудовище. Последнее, получив помимо ментального приказа подачку и обещание продолжения банкета, довольно резво поползло следом. И в своих ожиданиях оно не обманулось. Я успел настигнуть и прикончить шестерых растительных уродцев, которые спустя пару минут интенсивного жевания обрели свое последнее пристанище в пасти чудовища. Кстати, прибавку к опыту они таки дали лишь после того, как были проглочены.
        — Лейтенант, что вы делаете?  — Динамики робота-уборщика плохо передавали эмоции, но Диспетчер определенно пребывал в состоянии растерянности. А может быть, даже когнитивного диссонанса или полного шока.
        — Выгуливаю нашего нового друга. И заодно по максимуму обеспечиваю его лояльность. Он достаточно сообразителен, чтобы не пытаться прибить того, кто его кормит. И, кажется, даже каким-то образом делится со мной частью полученной при ассимиляции добычи силы.  — Я заскочил в выбитую дверь отсека, где мне почудилось шевеление. Судя по обстановке, раньше это было жилым домом. И теперь тройка его обитателей лежала прямо у порога, рядом с обломками баррикады. Жаль, но оружия тут не было. Как не было и голов у начавших вставать зараженных. Видимо, и то и другое забрали с собой улетевшие флориниты.  — Эй, громила, ко мне! Тут для тебя свежее мясо!
        Ковылявшие ко мне жутковатые типы слишком поздно заметили подбирающийся к ним плотоядный титанический пенек. Десятки рук вцепились в них, с одинаковым безразличием разрывая в клочья рассаду флоринитов и начавшее подгнивать мясо. А после новая пища по импровизированному конвейеру была подана в уже ждущую их пасть. Та не замедлила быстро превратить их в фарш, упавший куда-то в недра бездонного желудка. Я получил несколько единичек опыта и усилием мысли убрал назойливые сообщения куда подальше. Количество магической энергии в ауре чудовища заметно подросло. Пожалуй, он восстановил уже не меньше четверти от своего первоначального запаса.
        — Прекрасный образец, ну просто прекрасный… Вот бы изучить как следует процессы его пищеварения. Такая эффективная конвертация материи в энергию дала бы мне огромное преимущество… — Во мне на пару секунд проклюнулся маг-изобретатель, но исследовательские порывы тут же оказались намертво задавлены холодной рациональностью.  — Эй, Диспетчер, а ты чего притих? Разве тебя не радует тот факт, что перевариваемая им биомасса уже не достанется флоринитам?
        — Утилизация — это хорошо,  — был вынужден согласиться со мной ИскИн.  — Пусть даже подобным способом. Но меня пугает, что это существо может стать еще более опасным. Ведь чем больше флоринит ассимилирует чужих тканей, тем он сильнее… И умнее, кстати. А вот размерами они могут даже уменьшиться, если сочтут габариты неподходящими для своего выживания и дальнейшего развития.
        — Спокойно, мой железный друг. Развиться в суперсущество этот громила не успеет,  — заверил я Диспетчера, метаясь по улице туда-сюда и нанося удары мечом всем встречным и поперечным противникам. Причем им даже не требовалось быть смертельными. Зачем, если следом за мной прет пенькообразный комбайн, активно пережевывающий живых и мертвых. Кстати, по добыче он больше не стрелял. Видимо, докумекал, что боезапас ему может еще пригодиться… Хм… А как он вообще перезаряжался? Для столь сложной процедуры нужен весьма развитый разум? Или ему хватало инстинктов, доставшихся от зараженных тел?  — Я ведь правильно иду к той площади, откуда был вынужден бежать, сверкая пятками?
        — Да, маршрут проложен верно,  — согласился со мной Диспетчер и замолчал. Не то ему просто нечего было сказать, не то экономил энергию в аккумуляторах дроида-уборщика. Гордое молчание ИскИн хранил всю дорогу. Прервал он его лишь после того, как я поставил уборщика на пол станции и заботливо похлопал полностью восстановивший запас магической энергии пенек по корпусу, направляя вперед. Прямо к самому крупному скоплению добычи, которое он когда-либо видел в своей недолгой жизни мутанта. Площадь, битком забитую тысячами мелкоуровневых диких флоринитов.
        — Разве не рациональней было бы оставить его себе?  — поинтересовался ИскИн, наблюдая за тем, как ближайшие ряды агрессивных кустов расползаются в клочья под облаками жгучего пуха и шквалом беспорядочного огня. Лазерные лучи и пули пробивали свои мишени навылет. И тех, кто за ними стоял. Да и вообще оставляли за собой чуть ли не просеки. Калибр у данных игрушек явно был немаленький, предназначенный для охоты на бронированных противников и очень крупную дичь.  — Шанс уцелеть у данного существа равен лишь одному проценту, и то я отвел его на разные невероятные случайности. А оно могло быть полезным. И хотя командные директивы предписывают мне относиться к нему негативно, куда больший приоритет имеют приказы о восстановлении нормального функционирования станции. И для этих целей можно применять почти любые инструменты, если они не нарушают важнейшие законы планеты Анчар.
        Монстр топтал, рвал, жрал, расстреливал и травил набегавшую на него со всех сторон добычу, упорно двигаясь вперед, словно танк. Облака кислотного пуха вырывались из пор на его теле и уносились вверх, прямо к высокому в этой части станции потолку. И затем медленно оседали вниз, разлагая любую органику буквально на глазах. А дикие флориниты волна за волной накатывались на громадного врага, стремясь погрести агрессора под своими телами. Казалось, что битва идет между равными. Одна сторона могуча и почти неуязвима, второй — плевать на потери… Но неразумных злобных кустиков тут насчитывалось много. Безумно много. И с самосохранением они испытывали изрядные проблемы. Я уже успел убедиться в данном наблюдении. Особенно если атаковали растения не в одиночку, а вместе со стаей себе подобных. Запас сил у плотоядного пенька восемьдесят девятого уровня мог закончиться раньше, чем жаждущие прикончить чужака растения. Просто понимал это из присутствующих только я. Ну, еще оказывающий моральную поддержку обеим сторонам братоубийственного конфликта Диспетчер.
        — А питомец-флоринит их разве не нарушает?  — уточнил я, наблюдая за тем, как меняется уровень чудовища на девяностый. Цифры над его головой засветились и плавно перетекли к новым значениям. Одновременно стремительно зарастали появившиеся на нем выбоины и царапины от когтей диких кустиков и восстанавливалась потраченная магическая энергия. Похоже, погибших сегодня будет даже больше, чем я планировал.  — Они же вроде считаются более-менее разумными существами и вообще большие бяки, с которыми идет глобальная война на истребление.
        — Ну, в лаборатории держать их можно. И получать от используемых образцов какие-нибудь преимущества тоже.  — Диспетчер определенно на половину ставки подрабатывал юристом. Интересно, может ли быть у ИскИна скрытый класс?  — Значит, вам применять подобное существо для очистки станции не воспрещается. Биомассу он утилизирует вполне недурственно.
        — Ага. И куда только лезет?  — согласился с ним я, наблюдая, как не ведающий сытости пенек заталкивает в пасть тройку еще дергающихся диких флоринитов.  — Для самостоятельного патрулирования, правда, не подходит… Однако же это вопрос решаемый. Например, маячком со встроенной в него боеголовкой. Но, видишь ли, мне претит идея длительного содержания под чарами подчинения разумного или полуразумного существа. Сильно. Просто до невозможности. Я и на несколько минут использую их только тогда, когда этому нет достойной альтернативы.
        — И смерть считается таковой?  — поинтересовался Диспетчер, наблюдая через камеры робота за тем, как дикие флориниты по одной отрывают руки у плотоядного пенька. Запасы энергии для создания едкого тумана у мутанта уже кончились. Они, конечно, пополнялись с каждым съеденным куском биомассы… Однако единичные жалкие струйки зеленого кислотного пуха уже не оказывали существенного влияния. И боеприпас к обычному оружию у него тоже иссяк. Он уничтожил, наверное, не меньше трети из взявших его в кольцо окружения орд. Однако оставшиеся противники теперь уже гарантированно отрезали большому пню все пути к отступлению. Злобные кусты карабкались на него, как на скалу, запускали когти в щели кожи-коры, расколупливали ее по кусочкам. Оставалось лишь вопросом времени, когда они все-таки смогут уничтожить упорно не желающее сдаваться и дохнуть чудовище.
        — Бывают случаи, когда именно данный вариант является весьма желанным. Ты думаешь, ставшие основой данного монстра существа обрадовались бы перспективе остаться частично живыми и превратиться в чудовище?  — уточнил я, проверяя собственные запасы магической энергии. На огненный шар их бы хватило с избытком, а вот на кружащее на одном месте минут десять пламенное торнадо уже нет. Вот только обычным комком высокотемпературной плазмы тут много не сделаешь…
        — Отдельные органические существа сознательно идут на подобное, в надежде обрести силу, могущество или вечную жизнь,  — доложил представитель искусственного разума, от природы наделенный последним из перечисленных бонусов. Эх… И почему людей чинить намного сложнее, чем состоящие из готовых блоков железяки?  — А потому выбор данных особей нельзя угадать с достаточно высокой степенью достоверности.
        — Угадать нельзя, а вот принять правильное решение за них можно,  — возразил я, наконец-то определяясь с уместным в данной ситуации инструментом. Проклятье Черного Гниения. Медленное, накладываемое едва ли не за полторы минуты, неспособное самостоятельно распространяться дальше первоначального радиуса и легко снимаемое даже самым неумелым учеником чародея, оно имело один несомненный плюс. Способность подпитываться от разлитой в пространстве энергии смерти. Конечно, скончавшийся от заглатывания всего туловища дикий флоринит это вам не ритуально замученная юная девственница, однако тут их дохло и продолжает дохнуть изрядное количество. И значит, еще живые сорняки, попавшие под действие темной магии, могут очень быстро начать завидовать уже мертвым. Погибать они станут мучительно, а лечить их тут попросту некому и незачем.  — Эх, ну вот не люблю я некромантию… Ух! Ну ты видел, а?!
        Сотворение чар, некогда крепко вбитых в голову учителем, да возродись он следующий раз навозной мухой, нисколько не мешало мне болтать и наблюдать за ходом боя. А в нем наступили разительные изменения! Дикие флориниты, облепившие плотоядного пенька со всех сторон, нашли у мутанта относительно мягкое место. Пасть, ведущую прямиком к нежному и ранимому внутреннему миру твари. Теперь они, не считаясь с потерями, пытались вырвать ему клыки и разорвать связки, чтобы открыть дорогу внутрь. И у них даже получалось. Во всяком случае, штуки три или четыре природные кусалки мутанта уже покинули свое место вместе с кусками десен. Оставалось надеяться, что я успею доплести заклинание быстрее, чем флориниты добьют чудовищного монстра и заинтересуются скромно стоящим в отдалении человечком.
        — Эн арези китлай… — Руки складывались в затверженные намертво положения, а после расплетались для следующего жеста. Губы сами собой начали выводить полузабытый речитатив на древнем языке, который даже учитель, да овладей им вечная икота, понимал лишь с пятого на десятое. Не то чтобы эта злобная песенка мне была действительно необходима, но так накладывать чары действительно проще.  — На, получай!
        Приползший непонятно откуда дикий флоринит, пытавшийся подкрасться ко мне со спины, улетел обратно после пинка в корпус. Вот ведь паразит растительный! Ну чего ему стоило заявиться минутой раньше или позже?! Когда бы я уже закончил проклятие или еще его не начал?! Если я прерву на середине, то вся собранная в словах энергия по мне же и ударит! Не то чтобы от этого появлялся риск умереть на месте… Однако перспектива несколько минут ощущать, как гниет твой организм, далеко не радует!
        — Ино шеллеар толер… Редиска ты, Диспетчер,  — сообщил я ИскИну, вновь отрываясь от создания проклятия, чтобы одной ногой наступить на корень наглого кустика, а второй его пинать. Увы, данный экземпляр отличался повышенной плотностью и просто так дохнуть упорно не хотел.  — Почему ты не задержал его? Ну, или хотя бы меня не предупредил? Диспетчер? Диспетчер?! Диспетчер!..
        Тумбочкообразный робот стоял посреди коридора без малейших признаков жизни. Не то чтобы они у него раньше имелись, однако ранее в опасных ситуациях ИскИн голос все-таки подавал. А сейчас единственным знаком внимания, которым гордый уборщик удостоил внешний мир, являлась тоненькая струйка дыма с запахом горелой изоляции, пробивавшаяся сквозь швы из верхней части корпуса.
        — Сгорел, собака,  — беззлобно ругнулся я, дотаптывая упорного флоринита.  — Ладно, дорогу обратно я как-нибудь и без гида найду, все же географическим кретинизмом никогда не страдал. А в некоторых местах еще и поясняющие таблички с планами-схемами эвакуации на стенах имеются.
        Пытавшийся меня отвлечь флоринит окончательно был переработан в налипшую на сапоги зеленую массу, а наконец-то доведенное до ума проклятие отправилось в короткий полет. Внешне оно выглядело безобидным облачком черного дыма, которое еле-еле доковыляло над головами флоринитов до все еще сражающегося плотоядного пенька и осело на пол. Вернее, на избегнувшие жадной пасти свежие трупики. Спустя пять секунд от мутанта, из последних сил давившего лезущих к нему в пасть самоубийц разорванными в клочья губами, начал распространяться во все стороны пахнущий тленом саван тумана. Проклятие, как ему и положено, было коварным. Первые пару минут оно почти никак себя не проявляло, цепляясь к ауре жертвы. В этот период его мог с себя сбить кто угодно… Если он владел хотя бы азами волшебства. Интересно, мутант, генерирующий при помощи магии кислотный пух, под это определение подпадает? А если жертва имеет мало-мальски работающие защитные амулеты, то Черная Гниль ей вообще не страшна. Но ни у одного из флоринитов я их чего-то не вижу.
        Флоринит-мутант наконец-то умер, что стало понятно по прекращению хаотических дерганий, испускания отдельных порций кислотного пуха и попытках жевать своих меньших собратьев тем, что осталось у него от пасти. Победители, которых насчитывалось все еще довольно много, сгрудились вокруг поверженного титана и немедленно начали хлестать своими ветвями друг друга, в попытках выяснить, кто тут главный и должен заполучить себе лучший кусок. Каким образом они его определяли — бог знает. Какой-нибудь темный и специализирующийся на пожирательстве всего живого, неживого и исключительно после пинка шевелящегося.
        Вами получено достижение: злобный манипулятор!
        При помощи хитрости и темной магии вы подчинили себе могучего союзника, щедрыми дарами добились его расположения, использовали доверившуюся вам жертву на полную катушку, а потом обрекли ее на ужасную смерть! Теперь манипулировать другими вам станет чуточку легче. Но будьте готовы к тому, что рано или поздно вам это аукнется!
        Навык «Обман» +1. Всего 34.
        (Врите много, часто, убедительно, и будет счастье! По крайней мере, лично вам. Главное — не попадайтесь на вранье.)
        Навык «Убеждение» +1. Всего 69.
        (Курсы ораторского мастерства вам вести еще рано. А вот ходить на них уже не нужно.)
        До следующего ранга достижения вам нужно обмануть, использовать и умышленно погубить еще 9 союзников. 1/10.
        Черная Гниль тем временем стремительно распространялась, благо уж пищи ей тут хватало. Темный туман с не слишком приятным запахом быстро занял большую часть площади, лишь считаных шагов не доставал до ее краев. И если не все присутствующие в этом месте агрессивные растения оказались затронуты проклятием, то уж девяносто девять процентов точно. Все-таки каждый агрессивный куст старался протолкнуться к его эпицентру, где уже начиналась ассимиляция поверженного мутанта.
        — Ой, че щас будет!..  — Я поспешил отступить в глубь станции, не желая видеть результаты своих трудов. Во всяком случае, до тех пор, пока эти результаты еще способны шевелиться. Даже мыши в таком количестве могли стать опасными, если начнут разлагаться заживо и обезумеют от боли. А флориниты, как тут ни крути, все же покрупнее и сильнее. Ладно, надеюсь, магазин они не обрушат.  — Кажется, начинается.
        В шелест и шипение, издаваемое тварями, вкрались новые нотки. Теперь звуки стали более высокими, рваными, резкими и долгими. Проклятие постепенно набирало обороты, вбирая щедро разлитую на площади силу смерти, превращая ничем не защищенные живые организмы в разлагающуюся заживо слизь и тем еще больше усиливаясь. Неразумные растения уже ничем не могли себе помочь. Даже если флориниты сообразят уйти с площади, необратимое воздействие на их ауры уже произведено и до мучительной смерти остались считаные минуты.
        — Жуткая это вещь, осадная некромантия,  — решил я, удалившись от площади Патрульных метров на двести и испытывая сильное желание зажать уши руками. Вой-стон-шелест погибающих существ был буквально невыносим!  — Хорошо еще, что Черная Гниль в нормальных условиях применяться против людей никогда не будет. Чтобы остановить ее действие, достаточно одного хорошего амулета человек на сто, если они будут не слишком медленно передавать его друг другу по цепочке.
        Вы получили достижение: Малефикар.
        От ваших проклятий дохнут десятками и сотнями. Возможно, речь даже идет о тысячах, но никто из проклятых не прожил достаточно долго, чтобы рассказать об этом. У представителей темных фракций это вызывает страх и основанное на нем же уважение, а светлые вглядываются в вас как можно пристальнее и стараются заранее запастись дровишками для костра.
        Магия тьмы +3. Всего 86.
        (Вы еще не магистр темной магии, но уже знаете о ней больше, чем иные неофиты перед зачетом успели забыть.)
        Магия смерти +1. Всего 54.
        (Живым пока ты можешь быть, но некромантом быть обязан.)
        Дурная слава +1. Всего 1.
        (Ты серость, про которую никто никогда ничего плохого не сказал.)
        Отношения с представителями темных фракций улучшено на 1. Всего 12.
        (Этот парень опасен, лучше с ним не связываться.)
        Отношения с представителями светлых фракций ухудшено на 1. Итого:  —9.
        (Ну и куда смотрят инквизиторы?!)
        Для получения следующего ранга достижения наложите проклятие больше чем на сотню существ одновременно. 1/10.
        Площадь Патрульных, куда я вернулся через пять минут, встретила меня полным разгромом. Мучительно умиравшие флориниты вспарывали своими листьями и ветками полы и стены… Эти царапины на потолке были тут раньше или парочка из тварей экстренно научилась летать перед смертью?! От всей растительной армии теперь остался только слой черной слизи с противным гнилостным запахом. Отдельные дееспособные экземпляры противника, вероятно наползшие на освободившееся пространство из каких-то щелей, можно было просто не принимать во внимание. Они отчаянно жались по углам, стараясь держаться подальше от покрывающего площадь месива. Кстати, слегка ядовитого за счет остаточных эманаций магии смерти. Без очень тщательного очищения эту субстанцию вряд ли сможет ассимилировать молодая рассада. Вот насчет генных мастеров зарекаться не буду. Туристический магазин, располагающийся примерно посередине одной из боковых стенок площади, уцелел. Да, двери ему сорвало, кое-где виднелись оплывшие пятна, оставляемые кислотными винтовками, часть полок рухнула и ближайший ко входу товар был рассыпан… Однако общего впечатления это
нисколько не меняло. Я попал в самый настоящий рай! Ну, или по крайней мере его преддверие. Вот только привратник оказался неуступчивый, хотя и довольно симпатичный.
        — Пусти меня внутрь. Нупозззяялуйста… — Фиолетовые глаза девушки открылись так широко, что брови почти достигли края короткой стрижки ежиком. Волосы, кстати, совпадали по цвету с глазами. Смотрелось довольно экзотично, а необычность всегда действовала на меня, как красная тряпка на быка. Жаль, оценить фигуру мешал толстый белый скафандр, чьи грубоватые очертания наводили на мысль о готическом доспехе. Впрочем, в двух интригующих холмиках, украшавших его переднюю часть, вполне могло бы хватить места и на четвертый размер… Но там же наверняка часть места занимают всякие прокладки… Обычно ведь снаряжение по себе все-таки подгоняют… — Что, опять нет? А почему? Я хороший, правда.
        — Угу. Ври больше.  — Незнакомка, являвшаяся причиной такого скопления флоринитов на этой площади, верить мне упорно отказывалась. Настоять же на своих словах не давала мерцающая пленка энергетического щита, отгородившая собой примерно половину не слишком уж сильно разгромленного магазина, забитую товаром. Манекены, на которых было самое разнообразное обмундирование и одежда, пригодные для монтирования в любом месте системы жизнеобеспечения, и сменные модули к ним, удочки, надувные герметичные палатки, крючки, сети, плавки, маски для подводного дыхания, доски для плавания, лыжи, коньки, клюшки, биты, целый стенд с разнообразными таблетками, мазями и шприцами. За стойкой кассы вдоль стены висело оружие. Много. Двадцать или тридцать разновидностей. От более-менее привычных мне и явно пулевых пистолетов до какой-то непонятной двухметровой трубы, заканчивающейся сведенными в единый острый наконечник тысячами кристаллических игл.  — Думаешь, я не вижу, как ты смотришь на мои вещи и меня, а?!
        — С чисто теоретическим интересом,  — заверил я незнакомку, сожалея, что разделяющая нас преграда не дает оценить характеристики имеющихся в магазине вещей и их владелицы. А ведь на прилавках явно было выставлено далеко не все имеющееся тут богатство! Где-то ведь должны храниться запасы товаров. Полагаю, что на верхних этажах, куда ведет находящаяся сбоку от кассовой стойки лестница.  — В конце концов, локальный конец света на этой станции произошел лишь недавно, полностью одичать я бы не успел при всем желании.
        — О, я ничуть не сомневаюсь в способностях вполне цивилизованных существ выпотрошить мой магазин вместе с его хозяйкой. Особенно таких, которые при помощи нелепой песенки могут заставить за пару минут сгнить чертову армию флоринитов!  — хмыкнула девушка, явно чувствовавшая себя достаточно уверенно в своем убежище. Помимо пассивных средств обороны, очевидно включающих в себя и приглядывающие за периметром видеокамеры, первая увиденная мной в этом месте живая представительница вездесущего человечества имела и активные. Полтора десятка полуметровых роботов, напоминающих гибрид треножника с телескопом, направили на меня свое вооружение. Кстати, сделаны они были из белого пластика и явно подбирались в тон к скафандру хозяйки магазина.  — А потому спасибо тебе за снятие осады, можешь катиться отсюда в ближайшую черную дыру! Изъясняюсь понятно или приказать открыть огонь?!
        — Полегче, дамочка,  — возмутился я, все-таки делая пару шагов назад. Здоровье восстановилось недостаточно, чтобы сейчас наглеть. А магической энергии и вовсе кот наплакал. Впрочем, на Незримую Броню хватило и потому можно не особо спешить с отступлением.  — Между прочим, я лейтенант сил самообороны этой станции!
        — Ага. А я тридцатишестилетняя девственница.  — Данное утверждение хозяйки магазина меня немного заинтересовало. Неужели правда? Тогда надо срочно помочь бедняжке! Тем более по лицу ей бы больше тридцати никто никогда не дал, впрочем… Косметика. Она и из истинного крокодила может при нужде сделать конфетку.
        — Причем с тремя детьми-инвалидами пенсионного возраста,  — продолжала милашка.  — Короче так, хмырь. Мне все равно, кто или что ты такое, но в свой магазин я тебя не пущу.
        — О том, что работаю на остатки законных властей, я не шутил. Если у тебя есть подходящая аппаратура, чтобы послать сигнал куда-нибудь в центр станции и получить ответ, там как раз вице-спикер Шинес засел под охраной Палковвод… Палковводца,  — уточнил я, мысленно матерясь на Диспетчера. Ну почему его робот вырубился в самый неподходящий момент? Сейчас бы передал коды допуска местной охранной системе, и все, хозяйку можно было бы брать тепленькой… И договариваться с ней о возмещении убытков, вследствие потери части товаров когда-нибудь потом. После победы, полной и окончательной. Не будем уточнять, кого над кем.  — Попробуй связаться с тем из них, который располагается в четвертом причальном доке.
        Пару минут женщина, чьи дроиды не сводили с меня своих орудий, возилась с имеющейся у нее электроникой. А потом в воздухе над прилавком возникло плоское и прерываемое частой рябью помех изображение уже знакомого мне пилота.
        — Наш псион, полномочия подтверждаю,  — заявил он и отключился, видимо, вернувшись к своим обязанностям пилота.
        — Я не какой-то там псион, а самый настоящий маг,  — поправил его я, складывая на груди руки.  — Кстати, меня зовут Мирдин Ревел.
        — НР две тысячи девяносто четыре дробь два! А проще — Нора,  — представилась женщина, переставшая быть незнакомкой, и, шагнув за стойку, принялась копаться в каком-то ящике.  — Да, я генетически сконструированный клон! И горжусь этим! А если ты, случайно возникший набор хромосом, имеешь чего-то против, то можешь запихнуть свое ханжеское мнение туда, где солнце не светит! И еще одно. Я вам всем не благотворительный фонд! Короче, на мои товары можешь даже не рассчитывать! Во всяком случае, даром.
        — Ты будешь впускать в свое убежище меня или иных других выживших. Если они найдутся, конечно же,  — начал я ставить условия сотрудничества женщине. Территория, где можно отдохнуть и расслабиться, сейчас требовалась мне куда сильнее каких-нибудь там скафандров или лучеметов. В конце-то концов, нормальный боевой маг сам себе и броня, и бластер!  — А также обеспечивать всех гостей продуктами первой необходимости. Перевязочными материалами, едой, водой. Воздухом, если вокруг воцарится вакуум. Взамен я всегда приду на помощь, если возникнет экстренная необходимость защищаться от флоринитов или мародеров, которые уже были замечены на станции. Кстати, как ты спаслась от растений и почему они не слишком-то сильно разграбили твой магазин?
        — У меня тут было несколько контейнеров с колониями агрессивных короткоживущих наноботов, которыми вытравляют разных опасных организмов из пещер,  — ответила девушка-клон.  — Я открыла их и спряталась в переносную анабиозную камеру для тяжелораненых. Разумным флоринитам в обычном магазине ловить особо нечего. Столкнувшись с колониями миниатюрных убийц, они вычищали их крупнейшие скопления и, не найдя нормальной, с их точки зрения, добычи, быстро удалялись.
        — А дальше?  — уточнил я, не дождавшись продолжения.
        — Вылезла, когда срок действия колоний наноботов подошел к концу и на системе анабиоза сработал таймер.  — Фиолетовоглазая передернулась от неприятных воспоминаний.  — Вот только, расстреливая забившихся сюда диких флоринитов, нашумела. Едва успела включить системы защиты, остановив толпу этих тварей прямо у своего порога.
        — Тебе повезло сильнее, чем многим.  — Я пожал плечами, хотя внутренне напрягся. У дамочки определенно имелись какие-то козыри в рукаве. Чем-то она ведь пугнула диких флоринитов так, что те не пытались прибегнуть к своей любимой тактике. Проще говоря, не завалили ее магазинчик грудой собственного растительного мяса.  — Но это еще не повод, чтобы считать себя избранной. Кстати, чеки, заверенные вашим премьер-министром, к оплате примешь?
        Репутация с НР две тысячи девяносто четыре дробь два повышена на 1. Всего:  — 25 (Опаска).
        Открыта внутренняя локация «Космический турист».
        Небольшой магазинчик, имеющий все необходимое для выживания отдельного путешественника в дикой природе или на лоне нецивилизованного космоса. Хозяйка его — хваткая деловая женщина, которая своего не упустит, но всегда готова пойти на разумный компромисс.
        — Да нужны мне эти фантики!  — пренебрежительно фыркнула Нора.  — Лучше уж бартер! Нет у меня доверия к галактическим банкам и нашему правительству.
        — Понятно.  — Я не особо удивился ее точке зрения, видимо, чего-то такого и ожидал подспудно.  — Что-нибудь тебя в настоящий момент особо интересует? Мне бы не помешало приобрести расходник для дроида модели «Технарь». И какое-нибудь снаряжение для себя лично.
        — Принеси натуральной еды, а не какой-нибудь мерзкой синтетики. Фруктов. И лучше бы консервированных!  — подумав, решила Нора.  — Походных рационов в запасниках хватает, но жрать эту фигню вместо нормальной пищи могут лишь полные идиоты! Только поторопись, на этой станции меня уже скоро не будет! Еще перед началом осады успела отправить сообщение своему мужу, теперь его надо только дождаться.
        — Понятно,  — кивнул я, поискав глазами окошко квеста, но не обнаружил его.  — Ладно, до встречи.
        — Вот только не надо носить их по одной баночке,  — раздался мне в спину женский крик.  — Если уж найдешь чего, так тащи сразу ящик!
        Предложено повторяющееся классовое задание: «Натуральный обмен». Добудьте то, что необходимо выжившему жителю станции, и получите от него требующиеся вам ресурсы.
        Награда: 1 единица опыта, 1 предмет из предложенного списка на выбор.
        Штраф за провал/отказ: нет.
        Принять. Отказаться.
        — Запас квестов журнал не тянет,  — пробормотал я, соглашаясь с предложенным заданием и выходя из магазина. Следовало как можно быстрее вернуться в гипермаркет, покуда туда не наползли первые «покупатели».  — Но если она в обмен на ящик консервов какую-нибудь дрянь попробует всучить, то точно не удержусь и раскулачу! Пусть даже осуществляться данная процедура будет нежно. С использованием не всей кисти, а всего пары пальцев, хе-хе-хе… Блин!
        Незримую Броню сдуло. Четверть здоровья тоже сдуло. Агрессивные кусты, случившиеся поблизости, так вообще разорвало! Ну а как же иначе, когда по рейд-боссу палит из тяжелого оружия группа решительно настроенных игроков?
        Предложено повторяющееся классовое задание: «Мародеры».
        Остаток сообщения я дочитывать не стал, сразу согласившись и забиваясь в какую-то нишу, образованную выступом несущих конструкций. Пули, впившиеся в укрытие и мне не доставшиеся, доказали высокое качество местных строительных материалов. Впрочем, когда перезарядят гранатомет, небольшая передышка закончится. Одно хорошо, за время дипломатических танцев вокруг хозяйки магазина успел неплохо восстановиться магический резерв. Жаль только, сама она из своего убежища вряд ли рискнет прийти на подмогу. Набросить на себя невидимость и перерезать этих бравых налетчиков по одному?
        — Эй, лейтенант, ты меня слышишь?!  — закричал кто-то чрезмерно бодрый, в голосе которого так и сквозило прорывающееся изо всех щелей самодовольство.  — Сдавайся, тебе не уйти! Оба конца коридора мы перекрыли датчиками движения, давления и тепла, даже мышь не проскочит. И на телепорт тоже не рассчитывай, я своими руками припер на вашу занюханную станцию блокиратор!
        — Болтун — находка для колдуна. Эпический диалог противника длится и длится, а мана в резерв все капает и капает… — хмыкнул я, обновляя Незримую Броню, накладывая на себя магическое зрение и внутренне радуясь, что не успел набросить на себя невидимость. Однако, судя по тщательной подготовке засады, про меня эти типы знают многое… Та блондинка-рабовладелица рассказала, больше некому. Поймаю — распишу за все хорошее ее задницу под хохлому до начала допроса. Но сейчас главное — как-нибудь унести свою…
        Относительно неспешные размышления прервало то, чего уж я совсем не ожидал. Проплыв сквозь стену и даже не заметив чисто материальной преграды, к моей ауре попыталось прицепиться самонаводящееся боевое проклятие. Более того, весьма знакомое проклятие, которое на чистых рефлексах было отправлено обратно. Не узнать любимые чары учителя (пусть его трижды в преисподней каждый демон-мужеложец наградит всеми венерическими болезнями), которыми он заменял себе пульт удаленного вызова прислуги, я бы смог только мертвым. Хотя вроде и так уже успел дать дуба. Что ж, как показывает практика, в любом бы состоянии узнал!
        — Ааыыааууа! Уууыы! Уххмершишсессерк!  — не сдержался невидимый мне чернокнижник, которого, однако же, было довольно хорошо слышно. Ну да, Тиски Боли проигнорировать сложно. Ими даже нежить пронимало, поскольку сконцентрированная энергия тьмы пыталась надорвать непосредственно душу или ее заменитель. Во всяком случае, так писалось в мануалах. А чего в действительности творили данные чары с цифровыми личностями — черт их разберет!  — Щенок, я проломлю тебе череп и сделаю из него ночной горшок! Уууы! То, что ты где-то смог разузнать о путях Темнейших, тебе не поможет!
        — Не учитель, да засосет его в черную дыру. Авось хоть оттуда старое чудище не выползет,  — сделал вывод я, оценив звучание, скудноватый набор ругательств и слишком уж продолжительные вопли.  — И вообще не мастер, даже я бы смог быстрее взять себя в руки и заткнуться. Фух, хорошо. Значит, можно не особо волновать…
        Додумать мне не дали. Гранотометы, а скорее всего использовалось более чем одно такое оружие, разрядили прямо по моему убежищу. Взрывную волну и редкие осколки я, благодаря магической защите, еще выдержал, но один из снарядов оказался термобарическим. Огненный ад, воцарившийся со всех сторон, воспламенил и воздух, и меня. Смерть была мучительной, но более-менее быстрой. Каких-то десять секунд агонии, и я неожиданно осознал, что все кончилось и крик сорванным горлом уходит в пустоту. Перед глазами стояла сплошная тьма, в которой ярко светилась цифра сто. Плавно мигнув, она уменьшилась на единицу, став двумя девятками. Откуда-то из-за спины жадно дохнуло холодом, пылью, смертью и Вечностью. А перед глазами появилось меню из нескольких пунктов:
        Воскреснуть в своем убежище (бесплатно, срок 24 часа).
        Воскреснуть в любом относительно безопасном месте станции (минус пять уровней, срок 12 часов).
        Воскреснуть на месте гибели (минус двадцать пять уровней, мгновенно).
        Воскреснуть в любой относительно безопасной точке системы (минус пятьдесят уровней, 72 часа).
        Уйти в небытие (потеря всех уровней, удаление персонажа).
        Я отчаянно возжаждал нажать первую из предложенных кнопок, ощущение приблизившейся грани бытия усилилось, но тут же исчезло. А я вновь оказался в чем-то, крайне похожем на реальность, и пребольно рухнул мордой вниз на твердый и сильно замусоренный пол, став на одну ступеньку ближе к унылому финалу в виде удаления данных моей цифровой личности. Лежать голым брюхом на металлопластике оказалось довольно неуютно. И чертовски холодно!
        Вы погибли и воскресли! Уровень снижен на 1, текущий уровень: 99.
        Отношение с ИскИнами станции уменьшено на 10. Всего: 790 (сотрудничество).
        Потеряно: простой военный мундир. Скафандр пустотного пожарного.
        — Лейтенант Мирдин, рад что вы вернулись,  — поприветствовал меня Диспетчер. Поцарапанную колонну, содержащую поддерживающие его личность компьютеры, я бы не смог перепутать ни с чем другим. Значит, мы оба находимся в четвертом доке.  — Должен заметить, суточное отсутствие после встречи с какой-то жалкой шайкой мародеров не украсит ваше личное дело.

        Глава 5,
        в которой герой слегка мерзнет, пытается уничтожить нескольких обладателей платьев и каблуков, а также посещает больницу

        — Холодает, однако.  — Я выдохнул и с неудовольствием отметил, что вырвавшийся из легких воздух напоминает дым без всякого магического воздействия с моей стороны.  — Диспетчер, в чем дело?
        — Аварийные системы поддерживают температуру, пригодную для выживания жителей станции. Но она может быть существенно ниже комфортного диапазона,  — неуверенно ответила голограмма.  — Или возможен выход из строя управляющих компьютеров климатических систем. Не исключен также вариант воздействия со стороны флоринитов, им такие низкие температуры безразличны, а вот лишенным защиты людям могут доставить некоторые неприятности. Холодный воздух — это проблема?
        — Незначительная,  — подумав, решил я, хлопая себя по плечам, чтобы согреться. Трупы зараженных, которые по-прежнему лежали в местах своего окончательно упокоения, никуда не делись. И они, понятное дело, прибыли сюда не прямиком с нудистского пляжа. Брезгливость же… Скажем так, по отвратительности избавление относительно свежих и не разложившихся покойников от уже ненужных им вещей не входило даже в первую сотню проблем, которые могли вызвать у боевых магов отвращение.  — У нас есть более важные дела. Например, раздобыть еду. Слушай, Диспетчер, где тут у тебя столовая? Признаться честно, после возрождения я дико голоден. Да и термос бы не помешало снова наполнить кофе и таскать с собой. В качестве, так сказать, личной батарейки.
        — Лейтенант, тут есть небольшая сложность,  — смутился Диспетчер, чья голограмма в этот раз почему-то решила не скупиться на видимое проявление эмоций.  — Видите ли, продовольствие в нашу систему обычно завозили извне. А до того как планета Анчар оказалась блокирована, некоторое время бои шли на дальних подступах, мешая подвозу товаров первой необходимости. Ну и потом в осаду попала сама станция, куда стеклись остатки населения.
        — Короче, жратвы у тебя нет,  — уныло констатировал я, вспоминая пожар, в котором наверняка пропали свалившиеся на мою голову консервы.
        — Продовольствие уже больше недели распределялось централизованно из-за жуткого дефицита,  — кивнул ИскИн.  — Конечно, на станции имелись некоторые запасы… Да и беженцы с собой кое-чего привезли… Но вот в четвертом доке еды нет. Совсем. Я даже про ту заначку, которую вы обнаружили, не имел информации. Вернее, она имелась, но в архивах. Как малоценная деталь одного из самых обычных дней. И просматривать такие сведения без подробной наводки будет лишней тратой ресурсов.
        Мой живот заурчал, явно не согласный с подобным предложением. И я был склонен поддержать его мнение. Дебафы «Голод» и «Истощение» в Нереальности имеются. И они ну просто очень неприятные! А смерть от них, увы, не спасает.
        — Ладно. Даже обычный обыватель, неспособный поддерживать свою жизнь магией, может обходиться без жратвы от недельки до месяца. А здесь были десятки тысяч человек. Оставшихся от них припасов мне, да и остальным выжившим, хватит надолго. Вряд ли флориниты специально охотились за консервами или сухпайками.  — Я со вздохом похромал в сторону останков зараженных. Одно из тел привлекло мое внимание тем, что было одето в простую черную кофту с длинными рукавами. И срезанные Воздушным Лезвием стебли флоринита произрастали у него из района, расположенного между ногами и поясом. Таким образом, верхняя часть гардероба была целой. И, если повезет, даже не особо вонючей.  — Как тут с водой?
        — Системы фильтрации не работают, существенная часть трубопроводов была выведена из строя и аварийно заблокирована.  — Диспетчер задумался.  — Но, полагаю, можно найти значительные объемы пригодной для питья жидкости. Как вы правильно заметили, того, что было в дефиците у десятков тысяч, единицам хватит надолго. Лейтенант, вынужден обратить ваше внимание на полученное мной сообщение, передаваемое войсками союзников.
        — У тебя есть работающие системы связи?  — спросил я, поднимая руки трупа вверх. Тело зараженного было уже порядочно закостеневшим, но вместе с тем каким-то… Мягким. Складывалось ощущение, будто вместо костей у него тонкие стеклянные трубки, периодически ломающиеся с громким хрустом. Видимо, растущая растительная гадость вымела из организма жертвы весь кальций.
        Обычный вязаный свитер.
        Простая одежда, сделанная из натуральной шерсти. Или синтетической, но очень качественной. Хорошо греет, но не больше.
        Сопротивление холоду: +5.
        — Пока вы отсутствовали, прибыла на флаере ремонтная команда. Они и починили систему связи. Спасатели также используют широкополосное вещание. Думаю, его можно принять не только на обычный коммуникатор, но и на какую-нибудь достаточно умную электробритву,  — откликнулся Диспетчер, которого я не видел, но хорошо слышал. Обновка мне попалась, скажем сразу, средненькая… Но носить ее однозначно лучше, чем с голым торсом рассекать по прохладным коридорам станции. А то подхвачу еще простуду и буду потом собирать всех флоринитов в округе своим громовым чиханием.  — Так вот, обстановка более-менее стабилизировалась, если не считать нашествия многочисленных мародеров. Активные маневры и позиционные бои прекращены. Флориниты отброшены к дальним границам системы и вроде бы увлеченно ассимилируют остатки дальних аванпостов. Эвакуационный транспорт имперцев должен пристыковаться к третьему доку через несколько минут. Всем желающим покинуть Орбитальный Оплот предлагается проследовать к нему. Полководец передает вам указание проконтролировать отбытие выживших. Сам он в настоящий момент чем-то очень занят. И все
остальные тоже.
        Получено классовое задание «Эмигранты».
        Проверьте, кто и как намерен покинуть пространство, которое вы считаете своим. И примите меры, если сочтете нужным.
        Награда: вариативно, 250 единиц опыта.
        Штраф за провал/отказ: вариативно.
        Принять. Отказаться.
        — Хм… — Я задумчиво почесал голову, но аргументов против данного предложения не нашел. Конечно, сильно хотелось бы посчитаться с прибившей меня бандой… И имело смысл продолжить поиски выживших, ресурсов и снаряжения… Однако зачем делать все в одиночку, если у тебя есть союзники?  — Как полагаешь, эти ребята могут нам чем-нибудь помочь в деле зачистки станции? Например, отправить погулять по ее коридорам роту морских пехотинцев… С пулеметами и огнеметами. Конечно, договариваться об этом должен вице-спикер, а не я.
        — Затрудняюсь ответить,  — откликнулся ИскИн.  — Но окончательный переход Орбитального Оплота под контроль флоринитов точно не в их интересах. Да и мародеров любая более-менее организованная сила старается гонять.
        — Поскольку любое оставшееся бесхозным имущество она и сама с удовольствием приватизирует,  — закончил я его мысль.  — Хм… Эти ребята не сказали, как долго они будут пристыкованы к станции?
        — Стандартным сроком для эвакуационных мероприятий подобного рода является шесть часов,  — откликнулся ИскИн.  — Разумеется, если рядом вдруг не появятся вражеские корабли. Тогда спасательная операция будет свернута немедленно.
        — Нам повезет. Ладно уж, займусь!  — буркнул я, на всякий случай обрабатывая чужой свитер наколдованным горячим воздухом, запросто способным стерилизовать бактерии или мозги близко стоящего человека. Многие бытовые заклинания отличаются от боевых только контролем… А без него никак. Иначе вместо Волшебного Расчесывания у горе-чародея получится какая-нибудь версия чар, снимающих скальп с него самого.  — Только отправь запрос от моего имени на новый комплект снаряжения взамен утерянного в бою. Больше чем уверен, у Палковводца есть запасная снаряга. Тем более не боевая, а для пожарников или представителей иных спасательных служб.
        — Отказано по причине сложной логистики,  — спустя тридцать секунд откликнулся ИскИн.  — Запросить у него более развернутые причины?
        — Обойдусь,  — буркнул я, пытаясь решить вопрос национальной идентификации прижимистого андроида. Однозначно он или механический хохол, или механический еврей!  — Работать одному и без связи мне давно уже не в диковинку.
        Флоринитов в ближайших окрестностях четвертого дока почти не было. Видимо, каким-то образом твари понимали, куда им ползти не следует. Ибо убьют походя. Но сейчас я не тратил время на отдельных растительных тварей, по возможности просто уворачиваясь от их загребущих листьев-пальцев с колючками-когтями. Впереди была куда более важная цель. Причем даже относительно недалеко. Мне повезло, что эвакуационный транспорт пристыковался не на противоположном конце станции. Пробираться через ее частично разрушенный и заполненный дикими флоринитами центр стало бы еще тем геморроем. Неспешный бег трусцой с периодическим раздаванием плюх наиболее наглым и проворным кустикам прервал истеричный срывающийся окрик:
        — Стоять! Стоя-а-а-ать! Не смейте приближаться ко мне!  — надрывался кто-то пронзительным женским голосом.  — Стрелять буду!
        Я замер на месте, пытаясь определить, откуда исходит звук человеческого голоса, к которому пару секунд спустя добавилось характерное тарахтение чего-то автоматического и огнестрельного. А также вопли, в которых некто, изъясняющийся хриплым басом, обещал намотать кому-то кишки на шею, если он не прекратит огонь.
        — Аргх! Да остановитесь вы, суки крашеные!  — рыкнул кто-то тоном рассерженного льва.  — Не подстерегала я вас, нужны вы мне больно! Не видите разве, у меня ребенок?!
        — Ха, да ты бы хоть для приманки выбрала не такую уродливую куклу, уродина!  — выкрикнули в ответ тонким и звонким сопрано.  — Она ведь даже на живого младенца не похожа!
        Набравший силу громкий детский плач заставил меня усомниться в словах обладательницы такого шикарного голоса. И резко ускориться, чтобы во всем разобраться самому. Свернув несколько раз в поисках источника звуков, я оказался в одном из основных транспортных туннелей станции. От обычных они отличались тем, что имели высоту потолков около пятнадцати метров, а ширину все тридцать. Вдоль боковых стен этой космической авеню, местами перегороженной неработающим транспортом, шли предназначенные для пешеходов галереи. И именно с одной из них велась пальба по кому-то, залегшему в отдалении и отчаянно ругающемуся под аккомпанемент младенческого воя. Три изящных фигуры столпились у бортика. И хотя вооружена была только одна из них, остальные две поддерживали единственного стрелка азартными выкриками.
        — Всем стоять!  — рявкнул я и подпрыгнул высоко вверх, используя левитацию. Мощная, но относительно аккуратная телекинетическая плюха повалила всех трех агрессорш с удивительной легкостью. Впрочем, этому имелись рациональные объяснения. Во-первых, мои цели весили от силы килограммов пятьдесят, а во-вторых, даже сейчас перемещались они на высоких каблуках.  — Силы безопасности станции! Какого черта у вас тут происходит?!
        Ответом мне был дружный пронзительный визг на три голоса. Ну и попытка изрешетить из напоминающего формой автомат оружия, явно слишком тяжелого и неуклюжего для тонких изящных пальчиков. Вот только все тот же телекинез помог мне сначала развернуть дуло в сторону, отправив очередь куда-то в потолок, а потом и вовсе вырвал отчаянно дергающуюся и плюющуюся смертью штуковину из рук владелицы… Или все же владельца? Одетые в обтягивающие фигуры платья личности, бегающие по станции на каблуках, не могли быть однозначно причислены ни к одному из полов. Сиськи имелись, причем вполне аппетитные, размера эдак второго-третьего. А еще косметика, тонкие черты лица и длинные закрученные ресницы. Но в комплект входила и легкая небритость не менее чем трехдневной давности и обильная курчавость открытых частей груди.
        — Это чего, блин, такое?  — осторожно уточнил я, отходя на пару шагов от подозрительных личностей. Оружие, которое уже почти ткнулось в руки, сразу же захотелось протереть чистым спиртом в целях дезинфекции. И внутрь сей чудодейственной жидкости принять для лечения душевных ран.  — Скажите мне, что вы представители какой-то инопланетной расы… Сильно экзотической… И имеющей с людьми лишь случайное сходство!
        Лишившийся своего оружия трансвестит заткнулся первым, а потом еще и смог заставить замолчать своих подельников. Он открыл рот и попытался что-то сказать, но я уже перепрыгивал через ограждающий галерею бортик. Теперь меня интересовала исключительно персона, по которой эта уродливая пародия на человека вела огонь. И принадлежит ли громкий детский плач настоящему ребенку. Если да, то я троицу извращенцев вновь приложу Огненным Шаром. И контроль произведу, чтобы уж точно не оставить подранков.
        — Не подходи!  — грубым голосом рявкнула на меня забившаяся в щель между двумя столкнувшимися транспортными средствами женщина, перерубая каким-то зловещего вида тесаком тянущего к ней когти-колючки дикого флоринита. Лет ей на вид было под полтинник, а вес дамочка имела далеко за центнер. Однако, в отличие от предыдущих недоразумений матушки-природы, идентифицировалась сия особа однозначно. Баба. Из тех, кто коня на скаку остановит и в горящую избу затолкнет. Вместе с седоком, который не выплатил ей алименты за погубленную юность.  — Зашибу!
        — У вас кровь течет, мадам. Вам в плечо попали дважды, вон хвостики иголок торчат.  — Я точечными ударами Огненных Стрел избавил улицу от ближайших кустиков, подтянувшихся на шум стрельбы.  — Если хотите, могу закрыть рану. Да и ребенка, кажется, надо успокоить.
        Темно-серого цвета коляска, плавающая над землей на расстоянии полуметра, определенно была настоящей. Кукла могла выглядеть как младенец и кричать как младенец… Но вряд ли бы кто-нибудь когда-нибудь создал игрушку, пахнущую как младенец, которому из-за недостатка воды пару дней не могли толком постирать пеленки. А еще у этого маленького парня, ну или девочки, была очень уважительная причина для пронзительного воя. Четыре тонкие, но вместе с тем, должно быть, острые и прочные трехсантиметровые иглы торчали из его летучей колыбельки. Они не смогли пробить насквозь материал, из которого сделали леветирующую коляску, но вполне могли достигнуть ее обитателя.
        — Не подходи!  — Женщина, очевидно страдающая какой-то формой простуды и потому нещадно хрипящая, выставила вперед свое оружие. Последнее, кажется, представляло собой специальный нож для резки мяса. Из тех, которыми при нужде можно и кости перерубить. Глаза защищающей ребенка дамочки были безумными… С полопавшимися капиллярами и едва не сжавшимися в точку зрачками. Может, она под какими-то препаратами? Это бы объяснило легкую неадекватность и нечувствительность к полученным ранениям.  — Убью!
        Я с некоторым сомнением посмотрел на свой трофей, до сих пор плавающий в воздухе на расстоянии метра от моего лица.
        Пневматическая винтовка «Вышивальщица».
        Находящаяся примерно посередине между обычным и спортивным оружием, эта винтовка стреляет миниатюрными иглами. Последние не обладают большим диаметром, быстро теряют скорость, имеют низкую точность, да и вообще так себе….Зато резервуар со сжатым воздухом, являющийся самой сложной частью конструкции, весьма недорог.
        Тип: обычное, дистанционное, двуручное.
        Прочность: 79 из 100.
        Скорострельность: 25/минута.
        Емкость магазина: 25.
        Физический урон: 15 —50.
        — Держите.  — Я бестрепетно протянул добытое оружие женщине. Да ну его… Магия действует куда убойнее, чем такая игрушка. И запас «патронов» для нее самовосстанавливающийся. А для коротких дистанций вообще имеется меч.  — Если соберетесь убивать, с ним как-то сподручнее будет. Кстати, меня зовут Мирдин Ревел. С недавних пор являюсь исполняющим обязанности лейтенанта вооруженных сил планеты Анчар. А вы у нас кто?
        Несколько секунд ничего не происходило, а потом покрытый белым соком тесак просто шлепнулся на пол, поскольку трясущиеся пальцы схватились за рукоять пневматической винтовки. А в следующую секунду мама малыша… Впрочем, скорее крепкая еще бабушка, открыла ураганный огонь по галерее, где уже вставшие на ноги извращенцы пытались оперативно смыться. К сожалению, бегать они умели быстро. Видимо, сказывалась большая практика. А еще у женщины немилосердно тряслись руки, а потому иглы летели лишь приблизительно в нужном ей направлении. Решив помочь пожилому человеку, направил вслед бывшему владельцу оружия от души напитанную магической силой молнию. И очень удивился, когда достигнувший обтянутой красным платьем спины разряд электричества рванулся обратно.
        Против вас применена способность «Кривое Зеркало»! Незримая Броня рассеяна! Нанесено 12 единиц повреждений. Здоровье: 1463/1475.
        — Вот пид… Нехороший человек. Ушел-таки!  — только и мог сказать я, слушая удаляющийся перестук каблуков. От более явных и уместных проявлений неудовольствия меня удержало наличие рядом ушей, которым слушать такое еще рано. Тем более, что боли я почти не испытал. Практически весь ущерб приняло на себя рассеявшееся защитное заклинание. Ну а оставшееся заслуживало внимания меньше, чем удар по пальцу молотком. Куда серьезнее напрягало то, что с уменьшением уровня упал и общий запас моих пунктов здоровья. Потянувшись проверить, я с облегчением убедился, что запас магической энергии остался на прежнем уровне в две с половиной тысячи единиц.  — Чего они к вам вообще прицепились?  — поинтересовался я.
        — Решили, что я охочусь за их припасами. Подонки.  — Голос женщины дрожал не то от боли, не то от стресса.  — Будто мне, самой Матильде Лесшот, есть дело до того барахла, которое они напихали в свои мешки!
        — Странно, не заметил у них никаких котомок или чего-то подобного… — озадаченно потер лоб я, бросая взгляд на пешеходную галерею. Судя по манере говорить о себе, а также по видневшимся на пальцах женщины многочисленным перстням с драгоценными камнями, ранее она принадлежала к высшим слоям общества.  — У одного было вот это ружье. Второй какие-то штуки вроде кастетов носил, гладких и даже не шипованных. А третий, кажется, и вовсе ходил безоружным.
        — У него был пожарный топор. Только он им в меня швырнул, но, к счастью, промахнулся. Вон там он лежит, у пешеходного пандуса.  — Матильда махнула рукой в сторону пологого подъема, соединяющего ярусы магистрального туннеля. Там действительно лежало нечто пластиковое ярко-красного цвета и с железным полукруглым лезвием. Но на топор данный предмет походил не очень. Меня больше заинтересовал мешок, краешек которого высовывался наружу из-за бортика пешеходной галереи. Руками в них рыться как-то западло, а вот телекинезом — почему бы и нет? Тем временем женщина подскочила к коляске и принялась обследовать ребенка.  — Ооо, нет! Проклятье! Проклятье! Проклятье!!! Как же так?!
        Обеспокоенный ее тоном, я осторожно наклонился к коляске, готовясь к худшему и мысленно уже подбирая слова соболезнования и демона, которого призову и пущу по следу троицы извращенцев, но, к счастью, повода вновь обращаться к темным искусствам не обнаружилось. Ребенок выглядел достаточно грязным, жутко недовольным и немного худоватым, но абсолютно точно умирать в ближайшем будущем не собирался. Да, одна из игл пробила коляску как раз в районе его головы и сильно поцарапала лоб малышу. И хотя крови натекло немало, как это бывает всегда при ранениях головы, жизни младенца ничего не угрожало. В худшем случае он обзавелся бы крайне некрасивым шрамом, но и это не наверняка. У растущих детей подобные отметины имеют тенденцию бледнеть и почти полностью рассасываться.
        — Вирита надо в больницу!  — Разума в глазах женщины, которыми она на меня посмотрела, не было. Только паника, только ужас. Легкий ментальный посыл, которым я попытался ее успокоить, исчез быстрее, чем капля воды, упавшая на горячую сковородку.  — Срочно! Или… Вы же маг, верно?! Спасите его, умоляю! Я заплачу! У моей семьи есть счета в галактических банках!
        — Вирит — это малыш? Не волнуйтесь, он вне опасности. Видите, кровь уже остановилась?  — Я еще раз осмотрел ранку и убедился в правильности поставленного диагноза. И в том, что недолюбливаю маленьких детей. Наверное, по эгоистичным мотивам. Ведь они могут ничего не делать, кроме как есть, спать и играть, а вот мне подобное уже заказано. Ну и еще немножечко за то, что в силу человеческой физиологии человеческие же младенцы не самые чистоплотные существа.  — А я хоть и маг, но не целитель. И чары знаю в основном действенные, но слегка грубоватые. Обычный педиатр подошел бы сейчас куда лучше. Да только где ж его сейчас взять? Давайте, доведу вас до эвакуационного судна? Вы же туда направлялись, верно?
        — Нет, это слишком далеко!  — Женщина вцепилась в леветирующую коляску так, словно собиралась в следующую секунду куда-то улететь на сверхзвуковой скорости.  — Отведите меня обратно в госпиталь мистера Сайлза! Он поможет, он все умеет, все!
        — Данная частная клиника стоит на балансе станции,  — проинформировал меня Диспетчер.  — А ее руководитель входил в число патрульных сил планеты Анчар, но вышел на пенсию восемь с половиной лет назад из-за возрастных причин. Соучредителем и главным инвестором учреждения является его жена. Больше никакой дополнительной информацией не владею.
        — Обратно?  — зацепился я за главное слово в прозвучавшей речи.  — Вы там прятались от флоринитов?
        — Да, доктор, он бывший военный. Или не бывший, я не уверена… — Женщина пожала плечами.  — И госпиталь у него больше напоминает крепость. Весь отсек бронированный, турели и аварийные переборки на каждом углу стоят. Станция может рассыпаться, а госпиталь останется. Понимаете, сын с невесткой погибли, а когда все это началось, я решила, что к порталу просто не протолкаюсь. Ребенка бы обязательно задавили в давке! И потому мы спрятались у мистера Сайлза. Доктор до последнего момента принимал пациентов и впускал внутрь всех желающих. Только после появления штурмовых отрядов флоринитов закрыл периметр и включил осадной режим своего модуля. И лишь сейчас его снял, когда услышал обращение с эвакуационного судна. Меня послали к ним… Договориться о том, чтобы всех вывезли. Я могу оплатить счет за помощь, за любую помощь…
        — И они до вас не добрались?  — удивился я тому, что агрессивные растения оставили в целости и сохранности такое крупное скопление людей. Пяток приближающихся к нам флоринитов одного за другим взял на себя Магоубийца, который после броска в цель неизменно возвращался назад на манер бумеранга. И притом даже почти без затрат магии.  — Как так?
        — Флориниты два часа стучали в шлюз и стены. Ну, то есть звуки были, как стук, но на самом деле это взрывались бомбы. Было так страшно!  — всхлипнула женщина, определенно не умеющая обращаться с детьми. Иначе зачем бы она стала так интенсивно трясти младенца, что он только еще сильнее разорался? Похоже, ребенок хотел обратно в коляску, пусть даже не очень чистую и слегка окровавленную.  — Но, к счастью, внутрь пробиться не успели и отошли, когда появился флот союзников. Сегодня мистер Сайлз услышал передачу военных и послал меня к ним, чтобы попросить помощи. Большая часть раненых не может ходить сама, да и остальные не лучше. У нас не хватает на всех воды, приходилось пить трижды отфильтрованные и прокипяченые отходы и даже физиологический раствор! Зачем я, дура, внука с собой взяла?! Ну вот зачем?!
        — Действительно, не самый умный поступок,  — пришлось согласиться мне с ее оценкой собственного интеллектуального потенциала. Была бы умной, оставила бы ребенка доктору. И не бормотала бы о своих больших счетах, искушая всех, кто ее слышит, воспользоваться временной слабостью и беспомощностью такого ходячего денежного мешка. Вот интересно, почему этот военный доктор с взрывоусточивым госпиталем сам не пошел за военными? Или хотя бы по связи их не вызвал… Впрочем, мог и вызывать, просто эвакуационный отряд не сунулся в глубь станции, подозревая ловушку. Но если капитану вояк сия дама перечислит два-три годовых оклада, то куда солдатики, на фиг, денутся?  — Далеко идти?
        — Нет, совсем недалеко,  — помотала головой женщина, испугавшись, что неожиданный спаситель ее бросит. С каждой секундой она тряслась все сильнее и сильнее, видимо, сказывались последствия шока.  — Я буквально едва-едва отойти от него успела, как на этих троих уродов нарвалась.
        — Да вы присядьте… А то на ногах не стоите.  — Я оглядел туннель в поисках чего-нибудь, пригодного на роль кресла.  — Сейчас попробую найти иглы к вашему новому оружию.
        — Но эвакуационный транспорт… — слабо заикнулась дама, продолжая баюкать малыша.  — Мы просто улетим…
        — Заряженное ружье никогда не бывает лишним, уж поверьте моему опыту,  — хмыкнул я, парочкой Огненных Стрел делая из вылезших из какой-то щели двух флоринитов самоходные факелы.  — В крайнем случае подарите внуку и сочините историю, как героически вы его защищали! Будет ему чем перед девчонками хвастать, когда подрастет.
        Три вьюка лучше всего выдавали изначальную мужскую сущность встретившихся мне извращенцев. Ни одна хрупкая леди, которыми они пытались выглядеть, никогда не будет таскать у себя за спиной груз весом в половину центнера. А уж если и согласится исполнять по какой-то причине роль ломовой лошади, то уж точно наполнит поклажу вещами более ценными и практичными, чем дорогой алкоголь. Конечно, кроме него имелось и некоторое количество личных пожитков… Но я бы лучше окунул руки в кислоту, чем притронулся к найденным кружевным трусам. В конце-то концов, заклятие Незримых Перчаток еще ни одного трезвого алхимика не подвело.
        — Виски, джинн, бурбон, водка… — Я откинул в сторону первый рюкзак, будучи очень недоволен его содержимым. Очевидно эта группка выживших, которым лучше было бы нарваться на кого-нибудь большого и страшного, ломанула алкомаркет или винно-водочный отдел.  — Бесполезная дрянь. Напиваться здесь и сейчас — то же самое, что играть в русскую рулетку с заполненным наполовину барабаном револьвера. Только смерть придет в более медленном темпе. Хотя, может, доктору его выдать для дезинфекции? Нет, учитывая, сколько у него скопилось народа, за пронос горячительного к уставшим и отчаявшимися людям он меня сам на органы пустит. Или на чебуреки. Смотря в каком именно использовании натурального мяса у его госпиталя будет необходимость.
        Второй мешок порадовал меня чуть больше. Помимо разной дребедени там нашелся десяток баночек красной икры. Порода рыбы, судя по буквам, называлась «Галактический Алтус». Однако отличий нарисованной картинки от обычной горбуши невооруженным взглядом найти не удалось. Удачная находка. Сейчас, как никогда, пригодится сытная пища, которая может храниться очень долго и которую даже не надо готовить.
        Третий мешок, вернее, вытянутой формы заплечный рюкзак, наконец-то порадовал большой коробкой игл для пневматического ружья и миниатюрным насосом. Еще в нем обнаружились черные свечи, пучки засушенных трав, баночки с подозрительным содержимым, какая-то слегка фонящая магией записная книжка, стопка брошюр о каком-то учении Луча, серебряный ножик, подозрительно напоминающий ритуальный кинжал, и здоровенный позолоченный солнечный диск с хмурым лицом… Видимо, главарь банды извращенцев корчил из себя просвещенного высшими силами и на полставки подрабатывал колдуном. Или ведьмой. Кто там этих уродцев разберет.
        — Вы скоро?  — с тревогой окликнула меня Матильда. Она по-прежнему не переставала качать внука, но теперь делала это уже менее интенсивно. Во всяком случае, малыш больше не кричал. Видимо, уснул. Или просто устал вопить и теперь копил силы для продолжения концерта.
        — Уже иду.  — Я кинул ей сначала иглы, а потом насос.  — Перезарядите винтовку. Не понимаю, как вы могли отважиться гулять по станции с одним лишь кухонным ножом?
        — Я в молодости ходила в кружок боевого фехтования.  — Подобранный с пола тесак вонзился упавшему с потолка флориниту прямо в плодоножку. Еще один его приятель медленно полз над ее головой к месту, откуда десантировался предыдущий. Хм, вот почему они так часто нападают сверху. Кусты при желании умеют перемещаться по вертикальным поверхностям.  — Отец сколотил свое состояние как флибустьер, он и меня заставил фехтовать. С дикими флоринитами, если их немного, справиться легко! А вот попадись мне десантник или, того хуже, шаротанк… Я уже не столь молода, чтобы надеяться от них убежать. Ладно, давайте пойдем! Вириту нужен доктор!
        Дорога оказалась действительно близкой и почти безопасной. Флоринитов на пути нам почти не попадалось. Их концентрация в этом месте станции была даже ниже, чем у четвертого дока. И очень скоро я понял почему. Из бокового коридора, наперерез нам, выполз на максимальной для себя скорости очередной дикий куст, который разительно отличался от своих нормальных собратьев. Его листья пестрели дырами, а кожа-кора была покрыта сплошным ковром серого цвета. Шевелящимся и жадно жующим. Бесчисленные насекомые, напоминающие сантиметровых крылатых муравьев, заживо расчленяли агрессивное растение челюстями, составлявшими не менее трети тела.
        — Не бойтесь, это жучки доктора. Их рой входит в систему активной обороны госпиталя. Внутри имеются целые секции, в которых построены ульи,  — успокоила моя спутница, когда в руке сам собой зажегся Огненный Шар.  — Они не едят мясо. Только флоринитов. Ну, возможно, еще на растения в оранжерее набросятся, но она от нас далеко.
        — Какой интересный человек этот доктор Сайлз,  — пробормотал я, рассматривая, как торопливо удаляется пожираемый заживо куст. Рой агрессивных насекомых не очень удобный противник. Особенно если достаточно разумен. Можно истребить девяносто процентов мелких тварюшек, но оставшиеся десять рассеются по территории и будут ждать снятия защиты. А потом нападут и цапнут.  — Сразу видно, для вашего доктора слово «биотехнология» вовсе не является ругательным.
        — Да, он профессионал!  — с гордостью подтвердила дама, придерживая плывущую рядом с ней коляску с внуком.  — Только… Он не человек. Это ничего?
        — Я не расист.  — Интересно, к какой расе принадлежит данное существо с медицинским образованием? Скорее всего, эльф. Эти ушастые зазнайки всегда были на «ты» с магией Жизни. И рой специализированных хищных насекомых в оборонную доктрину их лесов вписан в первую строку из классических методов борьбы с инородными захватчиками.  — Есть народы, образ жизни которых вызывает у меня отторжение. Но отдельным их представителям данный факт нисколько не мешает оказаться достойными уважения личностями.
        Коридор, по которому мы шли, раздался в стороны, открывая закопченное многочисленными взрывами пустое пространство, куда кроме него сходились также еще шесть или семь туннелей. Судя по остаткам грунта по углам, раньше серую и мертвую поверхность тут облагораживали газоном. Сердцем же данной транспортной развязки, очевидно, являлось то, что пряталось за перегораживающими дальнейший проход неимоверно толстыми металлическими створками радикально-черного цвета. Штурмующие выбили в дверях госпиталя топорщащиеся рваными краями кратеры, центральный и самый большой из которых достигал трех с половиной метров в глубину. Однако, чтобы пробиться внутрь, этого оказалось мало. Не знаю, как скорлупа защищала местный реактор, но если она была тоньше, то удивлюсь не сильно.
        — Не подходите,  — тронула меня за руку Матильда.  — Доктор обещал прорастить две-три ловушки перед входом. Чтобы их дезактивировали, сначала надо быть идентифицированным. Так, где же это? Он ведь показывал мне…
        Женщина отошла в дальний угол отсека, где еще сохранялись остатки газона, а потом принялась плеваться на пожухшую зелень. Не успел я подумать, что для нервов пожилой леди пережитое стало слишком большим испытанием и она свихнулась, как нагромождение черного металла дрогнуло. А потом с душераздирающим скрежетом створки разошлись примерно на двадцать сантиметров. Но за ними не было видно абсолютно ничего, внутри госпиталя царил непроглядный мрак. Причем даже для магического зрения. Однако нос доносил ароматы множества скученных и немытых человеческих тел, а уши улавливали отголоски встревоженных голосов и чьи-то стоны.
        — Матильда, это нормально?  — уточнил я, нервно комкая в ладонях огненный шарик. За неимением гранат он почти всегда врывался первым в то помещение, которое приходилось штурмовать. Травка, которую столь своеобразным образом окропила пожилая женщина, слегка зашевелилась при полном отсутствии ветра. Самостоятельно двигающиеся растения с недавних пор вызывали у меня ассоциацию исключительно с угрозой самому стать удобрением для слишком умных и злобных кустиков.  — А то выглядит как-то… Подозрительно.
        — Ну, я же говорила, доктор бывший военный. Он слегка параноик и все подряд заставил системами обороны и биоидентификации, которые разработали на основе технологий флоринитов,  — отмахнулась женщина, бестрепетно проталкивая коляску впереди себя в непроницаемый для взгляда мрак.  — Мистер Сайлз! Как хорошо, что вы уже тут! Пожалуйста, посмотрите Вирита!
        Громкий плач, раздавшийся тут же, лучше всего остального доказывал хорошее состояние младенца. Больной ребенок так громко и долго не будет орать, если врач своими прикосновениями его случайно разбудил.
        — Ладно, в конце-то концов у меня остается еще девяносто восемь попыток исправить ситуацию,  — вздохнул я и шагнул в двери госпиталя. Обступивший со всех сторон мрак немедленно очень захотелось попытаться разрезать Магоубийцей на множество мелких и безопасных кусочков. Секунду вокруг царила непроницаемая тьма, а потом она сменилась мягким белым светом множества ламп. В небольшом холле, напоминающем участок парка из-за покрывающих все лиан и расстилающейся под ногами высокой зеленой травы, находились я, Матильда и огромный паук. Уже практически откусивший голову младенцу своими страшными зазубренными челюстями при полном попустительстве спокойно смотрящей на это женщины.
        — Засада!  — непонятно кому заорал я, одновременно броском меча стараясь снести с люльки мерзкую тварь, дернуть на себя ребенка телекинезом и переместить собственную тушку обратно в коридор на максимальной скорости.
        Вы находитесь в зоне воздействия «Поля подавления магии». Эффективность заклинаний, использующих ману умений и псионических навыков, понижена на 85 %.
        Из-за внезапно устроившего забастовку дара удалось только последнее. И то не посредством левитации, а банально ножками. А вслед мне уже летела орда насекомых, брызнувших из свисавших с потолка лиан живым потоком. Впрочем, их рой от меня отрезали сходящиеся монументальные створки. Механизм работал быстро, однако недостаточно быстро, чтобы раздавить боевого мага, которому вдруг отказал его дар. Правда, клинок остался внутри клиники, не успев вернуться обратно в бросившую его руку. Ну ничего, ставший частью меня артефакт не потеряется. Верну его, когда как следует подготовлюсь к штурму этого осиного гнезда. Но сначала надо вернуться обратно в док. И выбить из Палковводца нормальное снаряжение и оружие!
        — Лейтенант, в чем причина вашего неадекватного поведения?  — осведомился Диспетчер, когда я изложил ему ситуацию. От клиники и возможной погони мне пришлось улепетывать на максимальной скорости и без остановок. Флориниты, попавшиеся на пути, вряд ли успевали даже понять, откуда взялся колыхнувший их листья воздушный поток.  — Мне кажется, доктор Сайлз не давал никаких поводов для агрессии. Информация не полна?
        — Какой еще доктор?  — прохрипел я, чувствуя, как легкие пытаются через горло выбраться наружу. Интересно, будь у противника мотоцикл, смог бы он меня догнать? Настоящий боевой маг может обогнать стрелу из арбалета. Главное, чтобы он успел увидеть, как летит она в него.  — Не было там никакого доктора! Только куча какой-то генномодифицированной дряни, явно находящаяся в родстве с флоринитами, и паук, который готовился сожрать ребенка!
        — Доктор Сайлз не арахноид, он ракообразное круглой формы,  — возразил Диспетчер, а после вывел голограмму вскарабкавшейся на люльку твари, которая, при более тщательном осмотре, действительно слегка напоминала краба. Во всяком случае, две миниатюрных четырехпалых клешни выходили из-под его животика вперед. А еще у нее над головой появилась заботливо установленная ИскИном подпись. И издевательская, ведущая сверху вниз стрелочка, в корне отрицающая возможность что-нибудь понять не так.  — Кстати, он органически не может употреблять животную пищу. Желудки представителей расы реншелли просто не переварят мясо. А на использование адаптированных технологий флоринитов у официальных медицинских учреждений всегда должна иметься лицензия. Они же наиболее эффективны и доступны для восстановления тел живых существ. Во всяком случае, в нашем секторе космоса. Специализированные медицинские нанороботы из центра галактики их превосходят. Да вот только для массового применения населением они совсем не годятся из-за своей цены.
        — Это ракообразное и на самом деле доктор? Не доктор какой-нибудь там ксенологии, а доктор медицинских наук?  — уныло переспросил я.  — Тогда попробуй докричаться до него по сети и узнай, примет ли он мои извинения.
        Обратный путь занял раз в десять больше времени. Мышцы зверски болели! Но хотя бы стоять на пороге не пришлось. Рой среагировавших на атаку насекомых уже успокоили и загнали обратно, а бронированные створки приглашающе распахнули.
        — На меня уже далеко не первый раз так реагируют. Я даже привык,  — спокойно разговаривал со мной глава клиники, еще не так давно работавший в лазарете патрульного крейсера и имеющий звание лейтенанта запаса. По дороге в госпиталь Диспетчер вывел мне краткую сводку о представителях данной расы, после которой я заподозрил крабообразных реншелли в искусственности происхождения. Слишком уж подходило сочетание эйдетической памяти, позволяющей с ходу видеть внутренности людей, электромагнитного зрения, заменяющего небольшую химическую лабораторию обмена веществ и абсолютной точности движений для игроков, собравшихся отыгрывать во вселенной Нереальности роль медика. А негуманоидность, небольшие размеры, отвратный облик и невозможность использовать наиболее распространенные модели снаряжения наверняка шли в качестве штрафов. Ну, просто, чтобы уравновесить баланс.  — По крайней мере, у вас не было дробовика. В предпоследний раз, когда меня сочли опасным хищником, вместо одного-единственного скола на панцире я получил целую дюжину.
        Открыта внутренняя локация «Госпиталь доктора Сайлза».
        Чудом уцелевшая частная клиника, обитатели которой знают толк в собственной безопасности. Здесь вам могут оказать первую помощь, пришить на место оторванную конечность или даже сделать качественный протез. Но не задаром, поскольку скопившиеся в данном месте выжившие испытывают жесткий дефицит буквально всего.
        В настоящий момент напоминающий жителя глубоководного моря доктор цеплялся за одежду одного из своих помощников, выглядящего как классический бомж. Такой же немытый, заросший и в обносках. Вода внутри попавшего в осаду отсека являлась действительно жутким дефицитом. И запасов одежды не имелось. А медицинские дроиды, к которым поступали раненые, срезали ее с пациентов без всякой жалости. Оный субъект отзывался на имя Гарри и заменил удравшую вместе с внуком в глубь госпиталя Матильду. А еще он, похоже, планировал прогуляться со мной до эвакуационного корабля. Иначе зачем бы ему понадобился огромный рюкзак за плечами и потертая кобура на поясе?
        — И еще раз извините,  — вздохнул я, поправляя покоящийся в ножнах клинок. Магоубийца ударил в хитиновую броню доктора, но… Не пробил ее. Выходцы с планеты, обладающей весьма высокой гравитацией, представители расы реншелли размерами и весом совпадали со средних размеров черепахой. Однако, помимо прочих преимуществ, их панцири с возрастом накапливали в себе отложения разных металлов. И у достаточно старых особей оказывались в прямом смысле слова крепче железа. Правда, из-за ограниченности движений внешнего скелета разумные крабы выглядели довольно медлительными по сравнению с обычным человеком.  — Но вы бы хоть одежду носили, чтобы вас нельзя было принять за неразумное существо!
        — Не могу, она мне глаза закрывает,  — моргнула одна из незамеченных поначалу бусинок, часто натыканных по всему панцирю негуманоидного медика. На его морде, состоящей, казалось, из одних сплошных челюстей, выделенных отдельно органов зрения действительно не имелось. И даже намеков на них.  — Людям этого не объяснить, но психологический дискомфорт жуткий. Наша раса, кстати, одежду как таковую так и не изобрела. Сразу перешла на пилотируемых роботов, в кабине которых мы чувствовали себя комфортно. Но единственный имеющийся у нас рабочий экземпляр такого оборудования сейчас у жены. Мой же изъело кислотой, когда я отстреливался от шаротанков и закрывал бронедверь клиники.
        — Да, солидная у вас тут система безопасности,  — покосился я себе за спину, где вновь были приоткрыты на какой-то метр толстые черные створки. Флориниты, кстати, не дожали обнаружившуюся преграду до конца совсем чуть-чуть. Им осталось пробуриться всего сантиметров через сорок металла, чтобы заглянуть внутрь. И тогда бы растения близко познакомились с роями генномодифицированных насекомых, являвшихся основой местных активных средств обороны.  — Сам бы на такую фортификацию никогда не нашел денег.
        — Мы даем потомство лишь один раз в жизни. И когда жена сделала кладку тут, пришлось прилагать все свои силы, чтобы защитить это место. Перемещать икринки нельзя, иначе гарантирован целый букет младенческих заболеваний,  — пошевелил своими челюстями доктор. Очевидно, таким образом он компенсировал фактическое отсутствие мимики.  — Однако на такое количество народа, которое присутствует здесь и сейчас, мой госпиталь просто не рассчитан.
        — Я согласую вашу эвакуацию с начальством сразу же, как только смогу добраться до средств связи,  — пообещал я.  — Не сомневайтесь, ради такого количества народа они все-таки пришлют сюда поисковую партию.
        — Да, было бы неплохо,  — почесал подбородок Гарри, в данный момент выполняющий для крабообразного инопланетянина роль сиденья. Или насеста.  — Хотя жаль, что Матильда Лесшот так и не добралась до эвакуационного транспорта. Она, конечно, взбалмошная особа, но принадлежит к одной из знатнейших фамилий наших имперских соседей. Союзники бы трижды подумали, прежде чем затевать инциденты, которые могли бы затронуть представителей данного семейства. Да и от пары тонн гуманитарной помощи счета их рода не обеднели бы нисколько.
        — Ин-ци-ден-ты… — проговорил я по слогам, начиная понимать, что не все так радужно с эвакуационным транспортом. Впрочем, когда и где мне доводилось сталкиваться последний раз с простыми проблемами?  — Мне не нравится, как это звучит. И само собой следом напрашивается слово «прецеденты». Были?
        — Много раз, особенно в последнее время,  — кивнул головой мужчина, едва не стряхнув висящего на его груди доктора.  — Патрульные соседей обвиняли в пиратстве наши корабли, захватывали их и не оставляли выживших. Игнорировались призывы о помощи, когда настоящие космические грабители нападали на суда. Пролетали мимо спасательных капсул, оставляя чудом выживших людей задыхаться в пустоте космоса. А их появление в границах нашей системы…
        — Его ждали раньше, намного раньше. Патрульные флоты, которые соседи держали на границах, обязаны были прийти на выручку против общего врага в течение двенадцати часов,  — щелкнул челюстями доктор, очевидно выражая негодование.  — Я знаю, сам участвовал в учениях, где члены нашего военного союза отрабатывали взаимодействие при чрезвычайных ситуациях. Но оба флота синхронно задержались аж на трое суток. За которые флориниты сломали оборону сначала на дальних подступах, а потом добрались и до сердца системы.
        — Тц!  — цыкнул зубом я, все больше и больше беспокоясь из-за возможной помощи и тех, кто может ее оказать.  — Я бы сказал, что это попахивает заговором.
        — Смердит, как сдохший мегазавр,  — согласился со мной доктор Сайлз.  — Кстати, а почему вы не располагаете средствами связи прямо сейчас?
        — Повстречался с крупной бандой весьма везучих мародеров. Пришлось оставить им свой скафандр как трофей,  — поморщился я.  — Кстати, советую проявлять разумную осторожность. Вы правильно делали, что не рисковали высовываться за пределы клиники и хранили радиомолчание. Орбитальный Оплот сейчас совсем не безопасен. И я не уверен, что даже прибывший эвакуационный корабль исправит ситуацию.
        В щель между створками сунулся было глупый и неразумный флоринит, однако вряд ли растение успело как следует порадоваться ассортименту найденной им добычи. Из живого ковра травы и свисающих с низкого потолка лиан с жужжанием взлетели тысячи насекомых. Причем, даже навскидку, принадлежали они не менее чем к десятку специализированных видов. Одни имели громадное жало… Или яйцеклад, что было для жертв намного хуже. Другие, вроде уже виденных крылатых муравьев, щеголяли гипертрофированными челюстями. У третьих имелось внушительного вида брюшко, в котором что-то плескалось. Либо яд, либо кислота.
        — Я предполагал нечто подобное,  — задумчиво проговорил доктор Сайлз, наблюдая за тем, как рой подчиняющихся ему существ прячется обратно. Останки флоринита теперь сложно было найти даже с микроскопом.  — Кстати, не согласитесь ли вы проводить к нему Гарри? Он один из немногих, кто имеет шансы выдержать дорогу туда. И, при необходимости, обратно.
        — Мне придется идти не с пустыми руками,  — улыбнулся заросший щетиной мужик.  — Возьму с собой собранные с миру по нитке деньги, ценности, оружие… Посмотрим, не отберут ли их. А если да, то очень интересно, что именно они возьмут и как это сделают.
        Дополнено классовое задание «Эмигранты».
        Получено дополнительное задание: «Кто в овечьей шкуре?»
        Товарищи! К нам могут прийти такие товарищи, которые нам совсем не товарищи! Товарищи, будьте бдительны!
        Награда: вариативно. Улучшение отношений с выжившими жителями станции на 15 единиц. Улучшение отношений со всеми членами фракции «Госпиталь доктора Сайлза» на 30 единиц.
        Штраф за провал: вариативно. Ухудшение отношений с выжившими жителями станции на 25 единиц, ухудшение отношений с ИскИнами станции на 10 единиц.
        — Что ж, не вижу ничего невозможного,  — ухмыльнулся я, не собираясь отказываться от подобного предложения.  — Доктор, как насчет того, чтобы выделить нам группу прикрытия? Как дела у вас с людьми и оружием?
        — Печально. Биооружие, на управлении и создании которого я специализировался во время службы, не может удаляться от своих ульев на большое расстояние. А чтобы хоть один из них перевезти на новое место, понадобятся три работающие грузовые тележки и лабораторное оборудование, которого в открытом доступе нет,  — ответил доктор, еще раз щелкнув челюстями.  — Мне помогали работать по клинике шесть человек персонала, имевших военную подготовку… Сейчас трое из них едва волочат ноги, еще двое погибли, а последний пропал без вести. Он пытался эвакуировать свою семью, но до закрытия дверей так и не вернулся.
        — Есть несколько магнитных и лазерных винтовок, а также один плазменный дробовик. Вот только боеприпасов к ним почти не осталось. В лучшем случае наберется полторы обоймы на ствол. Но даже их вручить некому,  — поддержал доктора Гарри.  — Выжившие гражданские тоже представлены некомботантами. В том числе и мной, бывшим бухгалтером. Умеющие сражаться пытались пробиться к порталу или отражали атаку флоринитов. Даже леди Матильда по сравнению с большинством из нас первоклассный боец.
        — Значит, можно рассчитывать только на себя,  — уныло констатировал я, понимая, что и с этого направления помощи не будет. А скорее всего, госпиталь подкинет еще и новые трудности. Надеюсь, хоть опыта за их преодоление отвалят по достоинству.  — Ладно, справимся.
        — Не нужно быть таким печальным, душка,  — нежный бархатный голос, раздавшийся из-за спины, заставил меня вздрогнуть и мгновенно развернуться. Первой мыслью, которая пришла на ум при виде его обладательницы, было намерение где-нибудь уединиться с этой медсестричкой. А второй — разочарование и понимание, что помимо спален расширенной комплектации местная промышленность выпускала еще и больничные палаты класса «Люкс». Причем полный «Люкс»… — Если тебе поцарапают пальчик, то я его вылечу. А сейчас можешь попробовать вкусненький витаминный коктейльчик, который я сделала специально для тебя.
        Невысокая, примерно метр шестьдесят пять, фигура целиком состояла из гладкого голубого металла сиреневого цвета. Стилизованный под офисный костюм корпус робота, тем не менее, в нужных местах топорщился весьма заметно. Причем дизайнеры каким-то образом сумели добиться такого эффекта, что при виде всех этих выпуклостей и вогнутостей мужской организм сначала делал стойку… И лишь потом задавался вопросом, а на что именно. Правда, не меньше, чем соблазнительные изгибы, моим вниманием завладел стакан. Простой пластиковый и слегка помятый. До краев полный некой темной пузырящейся жидкостью, сильно напоминающей патентованный очиститель для чайников и растворитель асфальта марки «Кока-Кола». Пустующий желудок буркнул, напоминая о том, что он с голодухи переварит даже гвоздь. И даже то, что теоретически может этот самый гвоздь с течением времени в себя растворить, тоже переварит.
        — ИскИн Панацея. Помощник и компаньон доктора. Из той же серии, что и Палковводец, фактически его сестра,  — представил механическую девушку Гарри. А потом «громким» шепотом добавил:  — Дважды привлекалась к ответственности за использование экспериментальных препаратов на пациентах, не дававших своего согласия испытывать новые методики.
        — Ну, законы всегда мешали разнообразным талантам полностью проявить себя,  — пожала плечами женщина ИскИн и бросила на меня лукавый взгляд из-под длинных ресниц.  — Так, а кто это без спроса тянет мой коктейльчик через телекинетическую соломинку?!
        Жидкость с сильнейшим обжигающим горло ментоловым вкусом тонкой струйкой втекала мне в рот. К сожалению, ее оказалось не так уж и много. Смочить горло хватило, а вот приглушить зарождающийся голод — нет. Впрочем, в качестве компенсации за малое количество предложенный мне андроидом витаминный коктейльчик порадовал рядом интересных эффектов.
        Иллюзия всезнания. Ваши глаза видят вроде бы все то же самое, но намного четче, чем раньше. И сами по себе подмечают интересные детали. Со слухом, нюхом и остальными естественными чувствами произошли точно такие же метаморфозы. Восприятие +15. До окончания: 4 часа, 37 минут.
        Легкоусвояемое топливо. Набор тщательно подобранных стимуляторов помогает организму лучше использовать имеющиеся ресурсы. А заодно несет с собой все самое необходимое для экстренной починки и восстановления запаса сил. Восстановление маны увеличено на 35 %, регенерация жизни на 12 %, накопление усталости снижено на 48 %. До окончания: 3 часа 12 минут.
        Сенсорная перегрузка. Из-за резкого увеличения объема поступающей к мозгу информации он стал хуже справляться с нагрузкой. И еще долго будет отходить от подобного шока. Интеллект — 10. До окончания: 12 часов 5 минут.
        — Недурно,  — оценил я открывшуюся картину воздействий на собственный организм.  — Можно прихватить с собой пару бутылочек этого коктейля?
        — Он быстро портится.  — Общавшаяся через марионетку-андроида электронная дама изменила лицо своей материальной аватары на печальную гримасу.  — Но если вы зайдете ко мне, то я найду, чем вас еще можно угостить. А уж если принесете оказавшиеся вдруг в резком дефиците компоненты…
        Внутренняя локация «Госпиталь доктора Сайлза» дополнена. Найдено: Лаборатория неорганического алхимика. Питающая искреннюю любовь к искусству разложения, синтеза и трансмутации ИскИн Панацея не имеет возможности лично оценить свои творения, поэтому радушно встретит всех, кого не отпугнут ее эксперименты.
        — Вот говорили же мне, не ставить помощником полностью свободный искусственный интеллект. Да еще и с гуманоидной основой психики. Ну ведь предупреждали.  — Сложно выражать эмоции, не имея лица как такового. Однако доктор Сайлз справился.  — Вот почему я их всех не послушал и вытащил тебя с крейсера, где мы служили?!
        — Пойдемте, это у них может быть надолго,  — тронул меня за плечо Гарри, снимая с себя негодующего крабообразного медика. Тот от возмущения даже перестал разговаривать человеческим языком, зато начал пахнуть, словно облитая духами помойка. Судя по тому, что остановившаяся на пороге госпиталя металлическая женщина ответила волной не менее сильных ароматов, родной речью разумных ракообразных являлось химическое письмо.  — Честно говоря, миссис Сайлз иногда начинает задаваться вопросом, кто именно тут жена доктора. По слухам, она и раньше Панацею ревновала, когда та была всего лишь бортовым компьютером, а уж после того как проф заказал ей несколько автономных шасси…

        Глава 6,
        в которой герой проводит почти детективное расследование, знакомится с необычными методами спасения и обзаводится новыми друзьями

        Дорога до эвакуационного корабля протекала относительно спокойно. Диких флоринитов я давно уже не воспринимал как реальную угрозу, поскольку при помощи аурного зрения и левитации большие их скопления банально облетал. Ну а иные преграды, если не считать пары внезапно обнаруженных завалов, нам не попадались. Мародеры на станции наверняка где-нибудь имелись, но от вещающих в широком диапазоне военных они определенно поспешили убраться подальше. Вот только Гарри по мере приближения к третьему доку все больше мрачнел и мрачнел.
        — Девушка у меня тут жила,  — пояснил он на мой вопросительный взгляд.  — Сейчас, наверное, лежит где-нибудь поблизости, растущих из нее флоринитов кормит.
        — А может быть, прячется где-нибудь, а то и вовсе к порталу пробилась,  — попытался подбодрить его я, но нарвался на отрицательное покачивание головой.  — Да ладно тебе, пока тела не нашел, можно не отчаиваться!
        — У нас коммуникаторы были настроены на синхронную передачу данных,  — вздохнул мой спутник, до захвата станции противником работавший одним из множества местных тружеников электронного документооборота.  — И телеметрия ее тела выдала прекращение сердцебиения и комнатную температуру еще до того, как нарушилась общая связь. Ладно, дальше я пойду один. А ты…
        — Какой еще я?  — хмыкнул я, накладывая на себя Тихий Шаг и Невидимость. Чтобы следить издалека, хватит, а если подозрительные спасатели обнаружат чужую магию, уйду парой-тройкой Смещений. Ну, в крайнем случае, десятком. Вряд ли военные сунутся в глубь заполненной дикими флоринитами станции, иначе бы вместо эвакуационного транспорта прислали группу зачистки.  — Никакого меня тут нет. А если датчики вдруг засекут чего-то странного на периферии, делай вид, будто мы не знакомы.
        — Договорились,  — кивнул Гарри, доставая из кобуры пистолет.  — А через пару переборок ты за мной проследить сможешь? Мало ли что.
        — За состоянием здоровья — да,  — кивнул я.  — А вот за тем, не тычут ли тебе в затылок бластером, уже не очень. В качестве условного знака можешь прикусить себе язык и начать плеваться кровью. Только как следует кусай, чтобы вместе с эритроцитами тебя и жизненная энергия покидала.
        — Постараюсь до этого не доводить,  — нервно сглотнул временно работающий наживкой мужчина, почесывая давно небритый подбородок.  — И вообще, будем надеяться, что все обойдется.
        — Да, лучше бы данная ситуация разрешилась добром. Постарайся выглядеть чуть безумным, стресс для пережившего войну — дело обычное. И сильно на ненормального давить без нужды не будут,  — посоветовал я.  — Если примут хорошо или нейтрально, порывайся сходить за знакомыми, которых оставил в безопасном месте. Не будут пускать — ори погромче, кусай язык и прорывайся к хорошо видному месту. Пускай даже оно будет под перекрестным огнем. Пары секунд мне хватит, чтобы цапнуть тебя и уйти телепортом.
        Гарри потопал дальше по коридору, каждые пять секунд начиная вертеть головой во все стороны. Оказаться задранным затихарившимся в какой-то щели диким флоринитом сейчас было бы очень глупо. Ну а я остался стоять, проверяя необходимые для предстоящего дела запасы. Главного, магии, покуда хватало. Благодаря подстегнутому коктейльчиком метаболизму энергия накапливалась быстрее, чем обычно. А ведь мне и раньше не приходилось жаловаться на низкую скорость восполнения резерва. Намеренно проходил одну за другой специальные тренировки, многократно повысившие выносливость и превратившие сбор силы из окружающей среды в такой же безусловный рефлекс, как дыхание.
        — И главным врагом человека-паука был человек-тапок… — пробормотал я, натыкаясь взглядом на шахту лифта. Соединяющие сотни или даже тысячи этажей станции вертикальные коммуникации, понятное дело, давно не функционировали. Однако при помощи левитации вполне можно было путешествовать по ним вверх и вниз… До тех пор пока не наткнешься на вставшую намертво из-за сработавших упоров кабину. Впрочем, сейчас я воспользовался данными путями даже без магии. Благо конструкторы сооружения предусмотрели лесенку для ремонтников. Хотя, скорее, для застрявших. Ни в одной из найденных мной коробок не имелось трупа оставшегося в ловушке пассажира. Все из них, так или иначе, выбрались наружу.  — Но даже он не мог прихлопнуть того, кого не успевал заметить…
        Верхний ярус встретил меня пустотой, тишиной и следами в пыли. Без уборщиков даже бездействующая станция медленно наполнялась грязью. И теперь в появившемся на сером металле налете, помимо зигзагообразных следов стержневых корней диких флоринитов, четко отпечатывались ботинки приблизительно десятка людей, прошедших в одном направлении. К эвакуационному кораблю. Что ж… Учитывая задержку, вызванную знакомством с обитателями госпиталя, трудно было надеяться стать первым гостем спасателей. Кстати, шли они вовсе не с пустыми руками. Лежащий в углу агрессивный цветок был издырявлен, словно дуршлаг. Энергетический дробовик, однозначно…
        Аура Гарри начала приближаться к границе зоны досягаемости магического зрения, и я пошел по обнаруженным следам, на ходу пытаясь определить численный состав и принадлежность выживших. Во-первых, среди них были старые люди. Сорокасантиметровый седой волос, зацепившийся за выщербленный дверной косяк, определенно принадлежал какому-то пенсионеру. И скорее всего, бабусе, сохранившей с молодости обильную гриву. Хотя не исключены и варианты с престарелыми стилистами, металлистами и прочими любителями длинных причесок. Еще в группе нашлось как минимум двое детей. Или подпрыгивающих через каждые три шага веселых дистрофичных гномов. Голову очередного флоринита, также застреленного в упор, кто-то попытался смахнуть небольшим острым предметом явно из чистого озорства. Но сил ему не хватило, а потом проделавшего данный маневр субъекта чистили от налипшего на одежду белесого сока растения.
        Неспешное продвижение по следам группы выживших было прервано внезапным ощущением какой-то неправильности. Что-то в воспринимаемом мной мире изменилось. Неопасное и вроде бы незаметное… Однако интуиция подсказывала — произошло нечто важное. Быстрый анализ обстановки с применением кое-какой элементарной магии, не разрушающей чары невидимости, не показал рядом ничего. А вдалеке я вообще ничего не нашел. Совсем ничего. Ну абсолютно. Складывалось ощущение, что кто-то вычистил примыкающий к третьему доку объем от остаточных эманаций смерти, пропитывающих обезлюдевшую станцию сверху донизу. Или просто экранировал его, чтобы сканирующие заклятия не могли засечь то, что происходит внутри. Да и напарник мой почему-то замер на самой границе магического зрения. Чего-то почуял? Или… увидел?!
        — Чтоб этому торопыге икнулось!  — в сердцах пожелал напарнику я, упорно размышляя над причиной обнаруженного явления. Все живое содержит в себе магию. И неживое тоже. А уж перешедшее из первого состояния во второе и подавно оставляет заметные чародею следы. Эманации смерти всегда есть вокруг. Как, впрочем, и большинства других царствующих в мироздании сил. Вот только на местах сражений или массовых убийств они превалируют над всем остальным. Орбитальный Оплот не был даже особо сильно ими заполнен. Тут не приходилось опасаться стихийного поднятия нежити, резкого ухудшения здоровья или открытия провала в нижние планы. Однако фон из энергии смерти присутствовал. Везде, кроме того места, куда направлялся Гарри.  — Ну куда он так торопился, а?!
        Впрочем, ответ был очевиден. На встречу с безопасностью и эвакуационным кораблем. Я мысленно сплюнул и принялся осторожно пробираться вперед, тщательно высматривая возможные преграды. Как физические, так и не очень. При помощи техники, скорее всего, можно очистить некоторый объем от эманаций смерти или блокировать их… Но с куда большей вероятностью в ход пошла магия. И меня ничуть не удивило, когда прямо по курсу обнаружились едва ощущаемые энергетические токи. Слишком слабые для каких-либо активных чар, но идеально подходящие для малозаметного сигнального заклятия.
        — Пол, стены, потолок… Тут без шума не пройти.  — Я метнулся обратно к лифтовой шахте и стрелой взлетел на следующий этаж. Чтобы обнаружить еще один полностью перегороженный проход. И в третий раз неведомый мне чародей так же заботливо перекрыл сигналкой весь ведущий в нужную сторону коридор. А вот с дырой, уходящей в соседнее с коридором помещение, схалтурил.
        Разлохмаченные не иначе как взрывом клочья тонкого металла, игравшего роль декоративной стенки, мешали ему проложить без помех нить заклятия. А потому он просто и бесхитростно задрал границы барьера повыше. И оставил без внимания тот факт, что достаточно сильный человек может эту преграду даже без помощи магии или домкрата отогнуть. Не совсем убрать, конечно… Но в образовавшуюся щель все тот же человек имел все шансы протиснуть голову и грудь. А если он достаточно гибкий, то следом за плечами последовало бы и остальное тело.
        — Кухня?!  — обрадовался я тихим шепотом, когда встал на ноги и осмотрелся. Характерная обстановка включала в себя небольшой стол, раковину, два стула и несущий на себе следы разморозки холодильник.  — Это я удачно зашел!
        Даже тревога за Гарри не помешала мне в молниеносном темпе обыскать такой желанный источник провизии. Увы, он оказался не то чтобы совсем пустым… Просто заполненным не тем, чем надо. Протухли напрочь два вида салатиков в прозрачных контейнерах. Не слишком-то от них отличались некие полуфабрикаты в блестящей фольге. Колбаса позеленела, сыр побелел, яблоки сморщились. Зато нашлась большая банка персиков, содержащая нарезанные кусочки фруктов.
        — С икрой вас съем, устрою себе королевский ужин,  — пообещал я найденным продуктам, упихивая их в котомку к предыдущей добыче.
        Помещение, в котором я оказался, являлось небольшой трехкомнатной квартирой. Причем ее входная дверь выходила как раз туда, куда мне надо. В общий коридор, но уже за границей сигнального барьера. И это хорошо, а то я уже всерьез начал задумываться о разрезании одной из стен. Главное, чтобы она была ограждающей, а не несущей.
        Я отрешился от ощущений тела, прикрыл глаза и заткнул пальцами уши, стремясь максимально ограничить диапазон воспринимаемых мозгом чувств. Этот нехитрый финт здорово помогал лесным рейнджерам, выслеживающим посреди бескрайних пущ и чащ островки, пахнущие несвойственным дикой природе перегаром, застарелым потом и дымом. Самому мне ловить браконьеров не доводилось, но пару интересных штучек от одной симпатичной недодруидки с эльфийскими корнями ухватил. А еще подцепил от нее же какой-то зверский аналог магического сифилиса, который целители смогли одолеть лишь за полторы недели и три сотни золотых. Излишне говорить, что такого испытания наши отношения не выдержали. Однако преимущество знаний заключается в том, что, полученные однажды, они до самой смерти будут с тобой… Ну, в данном случае немного дольше. Отныне лишь склероз и амнезия могут разлучить нас! Впрочем, для полного комплекта, не совсем профильного для боевого умения, покуда кое-чего не хватало. Маленькой капельки магии, вопреки названию не изменяющего тело заклинания, но сильно обостряющего отдельные аспекты его восприятия.
        Вы сотворили заклинание «Нос гончей»! Обоняние усилено на 345 %. Мана 1632/2500.
        Воздух, медленно циркулирующий через работающие на аварийных генераторах системы жизнеобеспечения, пах кровью. А еще парным мясом, горелыми костями, полупереваренным содержимым чьих-то желудков. Учитывая, что прилетевшие на выручку спасатели редко когда помещают в список предметов первой необходимости передвижную бойню, источник ароматов мог быть только один. Выжившие, которые теперь уже утратили статус таковых. Кстати, располагались они не слишком далеко. Метров сто — сто тридцать, вряд ли больше. Примерно там же, где сейчас находился и Гарри. Только чуть выше, ближе к занимаемому сейчас ярусу. Видимо, убитых убрали с обычных проходов, чтобы не вспугнуть раньше времени радостно идущий в ловушку люд.
        — Пол-ный пи-сец,  — глубокомысленно сказал я сам себе и сорвался в стремительный бег. Магическое зрение, после пересечения границ экранирующего барьера, отметило появление громадного скопления некроэнергии. Напоминающее для взора волшебника темное облако с редкими багровыми прожилками, для среднестатистического чародея оно было непроницаемым. Вот только учитель, да затекут ему в глотку токсичные отходы целого промышленно развитого мира, заботливо прививал навыки удаленного и безопасного сканирования подобных объектов. Сугубо с практическими целями. Чтобы его подчиненный чистил полные разной древней нежити могильники, по возможности не тревожа покой готовых встать на защиту своих сокровищ древних властителей. Или их свиты, пусть не такой мощной, но гораздо более многочисленной. В центре заполненного энергией смерти объекта находился магический конструкт. Весьма крупный и упорядоченный. Плотный, элегантный, в чем-то даже красивый… Жаль, что при дальнейшем приближении он, с вероятностью в девяносто процентов, окажется заготовкой для рыцаря смерти, лича или иной подобной твари. То бишь банальным
трупом. Причем, скорее всего, распотрошенным, ибо создающий тварь тип еще не закончил свою работу. Хотя определенно уже был близок к завершению.  — Молния! Молния! Смещение!
        Штурмовой дроид «Колючка». Уровень 45.
        Попытка найти креативное решение и скрестить ежа с ужом, то бишь едва ли не универсальных андроидов с эффективно выполняющей узкий спектр задач боевой машиной, ничем хорошим не закончилась. Получившиеся гибриды медлительны, туповаты, по сравнению с настоящей бронетехникой слабо держат удар, да и вообще страшные на вид! Но линии производства под влиянием маркетологов успели наладить, а потому все новые и новые колючки используют там, где машинам редко приходится встречаться с реальной опасностью.
        Тройка напоминающих смесь человека и танка дроидов, перегородивших собой почти весь проход, замерла. Плоский гусеничный корпус с выдающейся вперед пушкой снизу, небольшой выступ по центру с длинной пушкой, а сверху ко всему этому великолепию зачем-то еще приладили гуманоидообразный корпус с двумя руками и головой. Разряд электричества вряд ли смог уничтожить боевые механизмы, однако на несколько секунд нарушил им системы наведения. А больше умеющему телепортироваться магу и не требовалось для того, чтобы оказаться за спиной подобных кентавров. Пока они в тесном замкнутом пространстве развернутся со своими выдающимися далеко вперед пушками, меня рядом давно уже не будет. Главное, чтобы больше одной противопехотной мины на пути не попалось. А уж единичный-то шквал поражающих элементов Незримая Броня должна удержать.
        — Стоять!  — отчаянно заорал какой-то тип в сине-черной броне, пытаясь перегородить проход волной пространственных искажений. Влетишь в подобное и узнаешь, как себя чувствует свалившийся в мясорубку хомячок. Волна перемалывающего пространства волшебства, которое к тому же нельзя было преодолеть телепортацией, двинулась мне навстречу.  — Запретная зохррр…
        Магоубийца в который раз оправдал свое название, пройдя через искажающий барьер, разбив прозрачное забрало скафандра вражеского чародея и глубоко вонзившись в его лицо. Да, зачарованный клинок изрядно деформировался. Лезвие искривилось и пострадало, лишившись некоторых частей, рукоять напоминала собой веник… Однако выпивающий любое волшебство клинок все же продрался через пространственную аномалию. И остался несколькими килограммами практически живой стали, запущенными в полет тренированной и очень сильной рукой.
        — Укреплено рунами еще в процессе создания,  — бросил я лишь один взгляд на защитное снаряжение врага, выдирая остатки меча из еще продолжающего биться в агонии тела, которому тут же на всякий случай произвел контроль, пробуравив маленькой Огненной Стрелой череп. Клинок радостно передал мне забранную у умирающего энергию, мгновенно восполнив резерв до максимума. Нажористый суслик попался, как бы не целый магистр, однако. А Магоубийцу я до первоначального состояния живо восстановлю… Как только выдастся пара свободных минуток и место, в котором можно будет безбоязненно потерять литр-другой крови.  — Хорошая вещь получилась, но лишь до тех пор, пока не найдется на нее ковыряльник с возможностями антимагии.
        Аура Гарри находилась чуть в стороне и где-то подо мной. И как-то мерцала она… нехорошо. Напарник, играющий роль наживки, был жив и даже цел. Но, похоже, слегка ранен и скручен каким-то заклятием или просто разрядом шокера. А рядом с ним собралось штук десять других живых существ, часть которых также слегка истекала жизненной силой. Без боя парень не дался, это хорошо. По ведущему вниз лестничному пролету уже со скрежетом и визгом неслись навстречу нарушителю многочисленные роботы. Вот только добраться до меня им было не суждено.
        — Поцелуй Небытия!  — шепнули мои губы название одного из самых страшных проклятий боевой некромантии, мгновенно сожравшее пятьсот шестьдесят пунктов маны.  — Жрите, твари!
        Ближайший пролет осел вниз под собственной тяжестью. Мигом постаревшие крепления вспомнили про усталость металла и перестали держать на себе тяжесть перекрытий и карабкающихся по ним роботов. Тот участок, на который он рухнул, тоже на своем месте не удержался. Так же, как третий, на пару с четвертым. Рухнувшего сверху града обломков хватило, чтобы основательно перекосило и пятый пролет. Скорее всего, он бы тоже рухнул вниз через какое-то время, но этого мне увидеть уже не довелось. Я был слишком занят тройным телепортационным каскадом, сначала отправившим сотворившего его чародея на нужный ярус, потом обрушившего тушку лейтенанта сил обороны станции аккурат на загривок Гарри, а после дернувшего нас обоих к крупнейшему скоплению энергии в округе. В нормальных условиях перемещаться в точку, которую не удается увидеть, было бы практически самоубийством. Однако Нереальность все же имела для различных любителей риска свои преимущества. И потом число девяносто девять никогда мне особо не нравилось. Ну вот просто чисто эстетически. Девяносто восемь и то как-то органичнее смотрелось.
        Вас ударило! Незримая Броня рассеяна! Вы получили 300 повреждений от удара. Травмы: Перелом мизинца, ушиб копчика. Жизнь: 1175/1475.
        Человек, рядом с которым я оказался, от удивления выронил на пол читаемую им прямо сейчас тонкую книжицу. А, нет, сделал это сознательно. Так ему было легче схватиться за плоскую, как доска, винтовку, будто самостоятельно скользнувшую из-за спины прямо в руки.
        Выстрел в упор! Вы получили 240 повреждений от пронзившего плечо лазерного луча. Травмы: ожог. Жизнь: 935/1500.
        — Повезло!  — расплылся я в свирепой ухмылке, швыряясь Иглой Плазмы в атаковавшего меня типа. Тот оказался защищен какой-то магической преградой, но качество ее было отвратным. Атакующее волшебство проломило преграду и достигло своей цели. Противник еще пару раз нажал на спусковой крючок сжимаемой в руках длинной винтовки и лишь потом сообразил перевести свой взгляд на кончик собственного оружия, который загнулся чуть в сторону и для стрельбы больше не годился. Жаль, умное оружие блокировало выстрел. Иначе бы оно просто взорвалось у стрелка в руках и тем самым избавило бы меня от лишних хлопот по его устранению.  — Благосклонна ко мне сегодня госпожа Фортуна!
        Повод для радости определенно имелся. Четверть чародеев, неспособных тем или иным способом наметить себе конечный пункт внепространственного маршрута, застревали в твердых объектах по пути. Еще столько же прибывало к желаемой точке в состоянии основательно перемешанной протоплазмы. Остальные отделывались травмами разной степени тяжести. И мелкий перелом вместе с одним-единственным ушибом на фоне ожидаемых эффектов смотрелись ну просто несерьезно. Я ведь был уже морально готов к тому, чтобы собирать выбитые зубы сломанными руками, а после шустро ковылять отсюда на щеголяющих открытыми переломами ногах. А так — нам обоим очень повезло. Оказались живыми, целыми и в нормальном помещении. Ну, если не учитывать его антураж, более подходящий для фильма ужасов. Тут и там в воздухе медленно плавали кривляющиеся и стонущие головы людей, временами роняющие капли крови из обрубков шей и начинающиеся светиться.
        — Боже!  — простонал Гарри, валяющийся в паре шагов от меня. Ему, как это ни странно, тоже невероятно повезло. Шанс живому грузу перенести подобную непрофессиональную телепортацию без фатальных последствий и вовсе оценивался мной где-то в районе десяти процентов.  — Ааа! Уберите! Уберите от меня это!
        Враг сорвал с пояса флакончик с какой-то насыщенной энергией до предела дрянью, но сделать с ним ничего не успел. Аккуратный, но очень сильный телекинетический импульс раскрошил емкость вместе со сжимающими флакон пальцами. Те, в принципе, остались на своем законном месте… Но выгнулись слегка в другую сторону. Убить было бы проще… Но это всегда успеется. Сейчас мне нужны имена тех, кто устроил здесь маленький филиал комнаты ужасов, которые впечатлили Гарри до отрыгивания съеденной накануне пищи.
        — И зачем так орать? Перед твоим лицом всего лишь голова старушки,  — пожал плечами я, при помощи Воздушного Лассо притягивая к себе поближе правую ногу пытавшегося удрать стрелка. Он потерял равновесие и тут же грохнулся. Но живо попытался подняться… Чтобы словить от меня хороший пинок, пришедшийся в основание затылка. К сожалению, сломать шею не получилось. Темно-синий скафандр был куда жестче, чем казалось на вид.  — Ну подумаешь, все еще частично живая… Тут таких вон уже с полсотни! Или ты про них как раз и говорил?
        — Ааа… — уныло простонала зависшая в воздухе голова пожилой женщины, отделенная от тела еще совсем недавно. Кровь на обрубке шеи еще даже не успела свернуться.  — Больно-о-о…
        Ей на разные лады поддакивало еще шесть или семь голосов, чьи обладатели покуда не полностью утратили свой разум. Остальные же просто стонали или орали. Исходящие от леветирующих останков эманации гнилостно-зеленой энергии смешивались в центре помещения в единый комок, уже четко оформившийся в гуманоидоподобную фигуру. Передо мной определенно находилась сотворенная на скорую руку, но с серьезным знанием дела гектакомба. Как я и предполагал изначально, попавшиеся этим «спасателям» люди играли в ней роль сырья. Кто-то, знающий толк в темной магии, ритуально убивал выживших одного за другим, привязывая разум своих жертв к останкам и при помощи страданий пытаясь откромсать от их сути как можно больше. Выкачанная таким варварским способом энергия служила строительным материалом для создания… Ммм… Пожалуй, все-таки призрака. Только мощного, очень мощного. Такого, что от него средний лич не побрезгует в навозной яме спрятаться. Брезгливости и обоняния у мертвых колдунов, правда, обычно не бывает. Зато гордости всегда вагон и маленькая тележка. И даже инстинкт самосохранения перевешивает ее не всегда.
        — Ты!  — Гарри не нужно было долго гадать, кто тут во всем виноватый. Пистолета у него уже не было, видимо, выбили при захвате. А потому житель станции принялся пинать сбитого на пол «спасателя» ногами. Я ему не мешал. Был занят, сканируя окружение и пытаясь разобраться в вязи наложенного заклинания.  — Ты! Ты!!!
        Любые другие слова мужчина, похоже, просто забыл. Да и не требовалась ему речь для передачи всего желаемого собеседнику. А вот ножа, которым можно бы было выпотрошить колдуна, как гнилую рыбину, недоставало. Впрочем, на полноценного колдуна сей типус даже и не тянул. Так, ученик-недоучка, которому поручили присматривать за тем, чтобы никто случайно не испортил творимого ритуала, пока мастер прилег передохнуть. Его самого, кстати, благодаря аурному зрению, засечь было делом одной секунды. Улепетывает вниз и в сторону дока во все лопатки, тварь, смердящая кровью и нежитью. Увидел меня и сообразил, что попал на территорию хищника, обладающего куда большим частоколом клыков.
        — Я не хотел! Мастер сначала ничего не говорил, а потом уже нельзя было отказаться!  — во все горло заорал мужчина, которого Гарри усердно пытался втоптать в пол. Зря он так надрывался. Видно же, что боли от ударов не чувствует совсем. Его скафандр мог сносить удары невооруженного человека неопределенно долгое количество времени. Ну, если это не какой-нибудь адепт боевых искусств, крошащий руками кирпичи.  — Я думал, мы должны их спасать, а не убивать! Я не хотел!
        — Хо-о-отееел! Хо-о-оте-е-е-ел!  — одна из парящих в воздухе голов, принадлежащая молодой женщине и даже сейчас не полностью утратившая прижизненное очарование, внезапно смогла выдавить из себя несколько осмысленных слов.  — Нааасильник! Нена-а-авижу-у-у-у! Убью-ю-ю-ю! Растерзаю-ю-ю!!!
        Я поднял телекинезом с пола тонкую брошюрку с многообещающим названием «Крысиный Тигр». Надпись «Совершенно секретно» была мной проигнорирована. А попытка бумаги самовоспламениться в руках вовремя пресечена узконаправленными чарами холода. Краешки пластиковых страниц немного обгорели и оплыли, а от наледи появилась пара темных пятен и несколько трещин, но процентов восемьдесят текста осталось читаемым. Гарри в исступлении принялся колотить пяткой по сломанным пальцам пленника, наконец-то найдя у того болевую точку. Колдунчик взвыл, на сей раз по-настоящему. Ну как можно заниматься ритуальным мучительством и притом так сильно бояться боли?
        Выполнено классовое задание «Эмигранты».
        Получено 250 единиц опыта.
        Получено воздействие: праведный гнев.
        Праведный гнев.
        Никто не будет забыт, ничто не будет забыто. Никто не уйдет. Ничего их не спасет. Вы приложите для этого все силы. Иммунитет к воздействиям на мораль и боевой дух. Восстановление запаса сил увеличено на 15 %. Получаемый опыт и изменения репутации удвоены. До окончания: 1 час 30 минут.
        Выполнено задание «Кто в овечьей шкуре?»
        С такими друзьями нам никаких врагов не надо! А также вассалов, союзников, подчиненных и подданных!
        Отношений с выжившими жителями станции улучшены на 15 единиц. Всего 15, дружественный нейтралитет. (Я не знаю этого типа, но, похоже, он свой парень.)
        Отношение с фракцией «Госпиталь доктора Сайлза» улучшено на 30 единиц. (Мы всегда рады видеть вас, поговорим о скидках?)
        Получено: Абонемент на лечение легких ран в локации «Госпиталь доктора Сайлза». Пожизненно либо до прекращения функционирования учреждения.
        — Скажи, ты сможешь сделать видеозапись того, что мы видим, а потом передать ее своим?  — уточнил я у напарника, переворачивая страницу письменного приказа. А именно им являлся данный документ, в котором особому подразделению «Грибница» предписывалось произвести на станции Орбитальный Оплот некие действия… Понять, что конкретно от них требовалось, было сложно из-за дикого количества канцеляризмов и непонятных терминов. Однако похоже на то, что именно результат выполнения данного совершенно секретного распоряжения сейчас выл вокруг меня разными голосами, медленно отдавая свои силы на сотворение нового монстра, способного принимать облик любого из принесенных в жертву людей и обладающего их памятью.  — Пусть они передают твое послание по всем каналам. Точно так же, как передавали объявление о прибытии помощи. Чтобы сигнал смогли принять даже на последнюю чертову электробритву в этой проклятой системе!
        — С-сейчас. Все будет сделано в момент!  — Отвернувшийся от страшного зрелища Гарри достал из внутреннего кармана одежды какой-то планшет и стал с ним работать.  — Слушай, мне кажется, стоит как можно шире заявить о свершившемся преступлении, чтобы минимизировать вероятность его повторения. У нас нет мощных систем связи… Но у этих уродов, которые притворяются спасателями, он точно есть! Вот, кстати, тебе копии фотографий на переносном носителе.
        Получено редкое классовое задание: «Желтая пресса».
        Есть события, о которых молчат в тряпочку, но они все равно становятся известны. Есть события, о которых кричат во все горло, но никто не обращает на них внимания. Вот только нельзя сказать заранее, как будет воспринята общественностью та или иная новость.
        Награда: полное или частичное прекращение попыток союзников взять территорию станции под свой контроль в течение от нескольких дней до нескольких месяцев. 50 000 единиц опыта.
        Принять. Отказаться.
        Нереальное вознаграждение. Это потому, что в названии задания есть слово «редкое»? Или шанс на выполнение стремится к нулю? В любом случае принимаю!
        — Эй ты, ошибка природы! Скажи, зачем понадобилось твоему начальству создавать этого самого «Крысиного Тигра»? Кому это пришло в голову, я и так уже знаю, тут подпись есть.  — Мой аккуратный и почти вежливый пинок в живот был встречен стоном сбитого с ног колдуна-недоучки.  — Не будешь кочевряжиться и сэкономишь нам время, умрешь быстро. И даже с минимумом боли. Ну а нет — открою провал в нижние планы и запихну тебя внутрь. Клянусь Тьмой!
        — Хреновое межзвездное право. Если после крушения моносистемного государственного образования часть его жителей не ушла на новое место, все остатки принадлежат им в равной мере,  — злобно оскалился пленник. Моим словам он поверил сразу, поскольку и сам явно не чурался Тьмы. А Высшие Силы они такие… С жесткими алгоритмами поведения, имитирующими крайнюю степень гордыни. Тех, кто не держит данные их именами клятвы, недолюбливают. Лично карать не будут, не по рангу им. Но пренебрежительно относящихся к подобным словам глупцов рано или поздно уносят на кладбище. Если вообще находят.  — А нету наследничков или их меньше десяти тысяч, значит, местечко свободно. Его может занять любой! Ну а Федерация делала, что могла. Спасала… Кого удалось. А всякое разное отребье, которое набилось сюда и ныкалось по щелям, растерзали флориниты и случайно появившаяся нежить. Ай-яй-яй, какая досада! Невинным жертвам будет посвящена пара памятников, а может, даже целый мемориал, который воздвигнут на освободившейся территории!
        — Анчар!  — ахнул мой временный напарник, стискивая кулаки так, что из-под впившихся в кожу ногтей закапала кровь. Удержать рванувшегося вперед для продолжения самосуда мужчину получилось, но вот концентрацию он мне нарушил. На источники любопытной информации я уже минуты полторы смотрел только одним глазом, вторым примериваясь, как бы лучше вмешаться в подходящий к завершению ритуал. Привязку к заклинателю убрать легко. Вот только не нужен мне тут сверхсильный и потому в значительной мере самостоятельный и автономный призрак! Совсем не нужен. И также я не хочу, чтобы убийцы могли уйти безнаказанно. Вон, какие-то ауры уже начинают окружать нас со всех сторон, да и в вентиляции что-то подозрительное заскреблось. Видимо, «спасатели» опомнились от шока и теперь намереваются провести нам с Гарри добровольно-принудительную эвтаназию.  — Вы, гнусные твари, решили отобрать у нас нашу планету?!
        — Ваш Анчар — куча шлака, на которой еще лет пять нельзя будет ходить без скафандра высшей защиты!  — сплюнул пленник на пол… Впрочем, грязнее от этого пол не стал. Кровь с обрубков шей периодически капала, несмотря ни на какую магию.  — Кому он нужен, когда в системе есть целых три астероидных пояса?! Тем более таких, разработка которых принесла вашей сраной вольной планетке бюджет, равный девяти процентам годового оборота денежных средств средней межзвездной империи?!
        — Политика и деньги… Два слова, которыми подонки оправдывают любую низость,  — устало вздохнул я, уныло констатируя, что в этом аспекте Нереальность от собственно реальности ничем не отличается. Впрочем, а с чего бы? Люди ведь те же самые. А если нет — готов съесть собственную шляпу. Любую из тех, что носил. Включая даже цельнолитые латные шлемы с перьями страуса в качестве плюмажа.  — Что ж, ты мне больше не нужен.
        Держащиеся вместе непонятно каким образом осколки Магоубийцы, которые я вытащил из болтающихся на поясе ножен, нырнули за вырез высокого воротника скафандра и вскрыли колдуну горло. Это вполне может считаться быстрой и малоболезненной смертью. Обещание выполнено целиком и полностью. Повезло, что этот придурок по непонятной причине пренебрег болтающимся на спине в специальных креплениях шлемом. Наверное, не хотел дышать ароматами собственного пота, когда вокруг имеется вполне нормальная атмосфера.
        — Кхррр!  — Колдун в ужасе взмахнул руками. Возможно, он даже смог бы выжить. Наше племя живуче. Да вот только я перехватил его пальцы, тянущиеся зажать истекающее кровью и жизненной силой отверстие. Экспресс-анализ нагроможденной тут гектакомбы показал, что собранную силу вполне можно использовать не по тому назначению, которое задумывалось изначально. Вот только подобное притягивается к подобному. И чтобы иметь максимальные шансы внести эффективные изменения в конструкцию чар, требовалась еще как минимум одна жертва. Две или три подошли бы больше, но ловить других «спасателей» было некогда. Так же, как выискивать, не спрятана ли в нагромождении темного волшебства этакая система защиты от несанкционированного вмешательства.
        — Кровь убийцы да станет ключом! Плоть врага да обратится оружием! Бессильные да уйдут, чтобы оставшиеся взвалили на себя их бремя!  — Магии безразлично, на каком языке произносятся слова заклинания или проводится обряд. Во всяком случае, той, которую прописали для Нереальности. А вот ранее созданным кем-то цифровым командам, стоящим за любыми чарами,  — нет. Разработчики считали, что каждой культуре соответствуют свои в чем-то уникальные понятия и образы. И если созданную однажды чародейскую вязь попытается использовать не понимающий всех тонкостей наложения уже существующего плетения или не знающий о заранее заложенных подводных камнях недоучка, он столкнется с системной ошибкой. Только колдуны — это все же не программисты. Вместо таблички с нечитаемой надписью первое место в их рейтинге популярности занимает магический удар. Второе — какое-нибудь изуверское проклятие. Третье — призыв демона или сразу нескольких демонов. Того, кто настраивает свои чары так, чтобы при ошибке не произошло вообще ничего, обычно считают лентяем, халатно относящимся к своим обязанностям. То ли мне сегодня попался
именно такой, то ли разобрался в запутанных узорах изначально допускающего возможность изменения волшебства я абсолютно правильно.  — Жаждущие да утолят свой голод! Все счета да будут оплачены! Месть да свершится!
        Парящие в воздухе головы взвыли, сгорая зеленым пламенем и освобождая привязанные к ним души. Те из них, кто не имел силы и желания выполнять условия чар, уходили в небытие. Оставляя своим более целеустремленным коллегам по несчастью столько сил, сколько могли. Вихрь из энергии смерти и воплощенной ненависти, принявший вид небольшой толпы призраков, разодрал умирающего колдуна вместе со всем его снаряжением на мелкие кусочки, заставив меня мысленно выругаться в свой собственный адрес. Я опять не снял с противника винтовку! Ну вот и кто я после этого, а? Убогий дикарь, слишком привыкший к фехтованию на заточенных железяках. Взгляд сосредоточился на ближайшей из фигур нежити, ранее являвшейся женщиной. Кажется, той самой, что называла принесенного в жертву колдуна насильником. Сейчас призрачная леди увлеченно дробила в труху череп своего обидчика, еще сохраняющий небольшие обрывки скальпа.
        Свежее умертвие. Уровень 68.
        Несмотря на свою внешнюю схожесть с обычным призраком, умертвие является более высокой ступенью развития нежити. Оно в обязательном порядке имеет разум, может накапливать опыт и даже инстинктивно использует некоторые магические способности вроде целенаправленных проклятий и прохождения сквозь не очень толстые стены. Едва появившееся после проведения ритуала некромантии, это существо еще не полностью стабилизировалось. Часть известных способов борьбы с нежитью окажется против него неэффективной, а часть будет наносить повышенный урон. Кроме того, оно достаточно четко помнит, кем было при жизни, и будет стремиться действовать соответственно прежним идеалам. Со временем статус, поведение и возможности существа обязательно изменятся. Но тем, кто повстречался с ним до этого момента, требуется сначала дожить.
        — Ч-что ты наделал?!  — в ужасе закричал Гарри, не зная, куда спрятаться от творящегося вокруг нас безумия. Покончившие со своим убийцей духи теперь забирали обратно выкачанную из них насильно энергию. Процесс был неприятным, судя по искаженным гримасой боли полуматериальным лицам. Количество очерченных потоками магической энергии фигур уменьшилось. Остались лишь те, кому жажда справедливости и мести была важнее, чем личный комфорт. С вероятностью процентов в девяносто такими являлись те, кто сохранил разум в более-менее привычном для смертных существ понимании этого слова.  — Что это?!
        — Ветка пересечения некромантии с демонологией. Раздел «Злые духи»,  — ответил я, видя, как постепенно оформляются фигуры вновь обретающих подобие жизни существ. Девять, десять… Целых одиннадцать? Критический успех, однако. Я ожидал не больше пяти.  — Эй, восставшие из мертвых, на меня глядим! Месть?
        — Месть!  — В единодушном порыве выдохнули существа. Впрочем, благодаря той дряни, которую накрутили тут их убийцы, теперь сознание бедняг должно было стать частично общим. А потому в течение некоторого времени общаться с этой компанией придется максимально простыми понятиями и образами. Они ведь фактически лишь несколько секунд назад родились заново. Ничего, разберутся. Или свихнутся. Тогда придется их изгонять, если сами по-хорошему не уйдут обратно за грань.
        — Защита?  — Я выудил из-за спины пытавшегося укрыться там Гарри и ткнул им в сотворенных духов. Впрочем, готовясь ударить по нежити Лучом Света, если они вздумают выпить из моего временного напарника жизнь.
        — Защита.  — На сей раз голоса бывших обитателей станции прозвучали намного тише и с меньшим накалом эмоций. Но прозвучали. А мертвые в Нереальности от своих слов отказаться не могут… Убедить их изменить точку зрения — задача не многим проще, чем полноценно воскресить. А уж такая мелочь, как время, и вовсе на убеждения данных консерваторов ни капельки не влияет.  — Но не служение. Долг. Но сначала месть!
        Вы создали контакт с группировкой существ «Мстительные духи». Без всяких затрат времени и магии вы можете призвать к себе из-за грани умертвий, помнящих о ваших прошлых заслугах. Количество оставшихся призывов: 3. Если цели духов совпадут с вашими, количество оставшихся призывов останется неизменным. Численность и силы призванных существ с течением времени могут меняться.
        Демонология +1. Всего 48. (Некоторые существа нижних планов обманывать вас не осмелятся. Им еще дорого их здоровье.)
        — Отлично, мальчики и девочки,  — хмыкнул я, чувствуя, как по спине, несмотря на окружающую прохладу, течет холодный пот. Прошло уже много, очень много времени с тех пор, как мне последний раз доводилось заниматься подобным. Солдаты и наемники более требовательны, капризны и трусливы по сравнению с духами и нежитью… Но, по крайней мере, они реже пытаются сожрать своего нанимателя живьем или похитить его душу.  — А теперь пришло время мести! Вперед! Или корабль этих «спасателей» улетит отсюда, а потом вы вряд ли его догоните.
        С воем, в котором в равных долях смешались ненависть и предвкушение отмщения, призраки провалились прямо сквозь пол. Живых существ подобные твари могли чувствовать намного лучше большинства специально обученных ищеек, а потому они уж точно не заблудятся… И, будем надеяться, не разбредутся. Госпиталь Сайлза неплохо защищен от разного рода сверхъестественных угроз, но кроме него поблизости вполне могут найтись и другие выжившие.
        — Пожалуй, нам тоже пора,  — развернулся я к Гарри.  — Духов не просто уничтожить обычным оружием… Но все же возможно. Даже холодным или пулевым. А уж лазерные винтовки будут их разить только так.
        Где-то рядом прозвучал взрыв, а после раздалась заполошная стрельба. Тц! Нашинкуют сейчас духов металлом до распада их псевдотела — самому все делать придется.
        — Отойди от меня!  — Напарник шарахнулся в сторону так, словно я наложил на него заклятие Ужаса. Похоже, его сильно шокировал тот факт, что уже принесенные в жертву соотечественники оказались не просто упокоены с миром, а еще раз использованы. Пусть и в несколько другом качестве.  — Не подходи! Я ухожу отсюда, и ты меня не остановишь!
        Ваши отношения с персонажем «Гарри» ухудшились на 50 единиц. Всего — 50. (Неприязнь.)
        — Именно поэтому и предпочитаю общество военных,  — вздохнул я, наблюдая за тем, как мужчина задом пятится к дверям, а потом так же, в стиле рака, убегает от меня прочь.  — Они рациональнее относятся ко всякому… Разному… И знают, что иногда стоит слегка запачкать руки, чтобы потом не пришлось с трудом выбираться из груды навоза. Ладно, разберемся без сопливых. Ну-ка, где тут спуск?
        Ближайшая дверь вела в какую-то странную овальную комнату, покрытую кафелем и пропитанную ароматами ужаса и смерти. В уголке ее возвышался бортик, за которым плескалась темная вода и вяло колыхались наваленные в три слоя тела. Хм… Местом жертвоприношения была выбрана сауна. А прошедшие предварительную обработку головы размещали в парилке. Интересно, как выживших убеждали посетить сие место? Как в фашистских концлагерях, под предлогом гигиенических процедур?! Небось еще и вещи под тем же предлогом заставляли заранее отложить, ведь голого человека убивать удобнее. Воистину у подонков все мысли совпадают. Опа, а это здесь откуда?
        Семь тел в сине-черной форме, напоминающей обмундирование убитого колдуна, медленно истаивали радужными искрами сразу у порога. Причиной их смерти являлись многочисленные осколочные ранения. А вот четверо других внешне остались относительно невредимыми, только за уцелевшими забралами шлемов вместо лиц кровавая каша. Я бы сказал, что в центре строя штурмовиков разорвалась граната… Конкретно на поясе у того из них, кто больше всего похож на мясной фарш. А потом духи добили ошарашенных противников, проникая прямо сквозь броню. И, кстати, не связан ли как-то тот факт, что у покойников нет оружия, с перестрелкой, даже не думающей утихать?
        Осторожно выдвинувшись дальше, я практически сразу же наткнулся на двух роботов уже знакомого вида. Гибрид андроида с танком расстреляли в упор. Из нескольких стволов сразу. Со следующим поступили так же. Гм… Логично. Многие виденные мною раньше умертвия не брезговали оружием, если оно казалось им более подходящим для драки, чем собственные конечности. Поэтому зрелище собственноручно поднятых духов, вооруженных острыми мечами или зачарованными на погибель всему живому косами, не сильно бы меня удивило. Но нежить с дробовиком или, пуще того, с плазмометом… Пожалуй, некоторые тактические схемы стоит пересмотреть.
        Тройка уже виденных «спасателей», расстреливающих нечто непонятное и плавающее в воздухе в дальнем конце коридора, не заметили тихонько подкравшегося сзади боевого мага. И умерли, когда Огненный Бич одним ударом сшиб двоим из них головы, а третьему отрубил обе руки больше чем по локоть. Возможно, он бы мог выжить, но в этот момент из левитирующего, издырявленного и подожженного хлама высунулся ствол какого-то оружия и снопом дроби снес ему голову, невзирая на наличие защитного шлема. Плавающие в воздухе единой кучей обломки двух или трех офисных диванчиков упали на пол, открывая прятавшегося за ними духа с дробовиком. Мужчина при жизни страдал ожирением, и даже смерть не смогла заставить его похудеть. Свои телеса смышленое умертвие прятало от лазерного огня винтовок за собственноручно поднятой в воздух баррикадой, да еще и отстреливалось оттуда. А еще оно при жизни явно было цыганом. Или евреем. А может, даже хохлом! Поскольку только обладатели очень оригинального духовного менталитета, ничуть не сомневаясь, выхватят всю добычу из-под самого носа союзника.
        — Ваще наглеж!  — удивился я такому поведению духа, когда пальцы цапнули распадающиеся ворохи искр.  — Верни мой лут, ворюга! У тебя вон уже какая хорошая игрушка есть, а мне до сих пор врагов голыми руками давить приходится!
        — Месть!  — предъявил дежурную отмазку всех подобных существ представитель нежити и проворно свалил дальше по коридору. Хм… А почему не через стену или пол? Хотя, ну да, он-то сам через преграду пройдет шутя, а вот трофеи, скорее всего, останутся.  — Ме… Ой.
        Когда подобные существа начинают затыкаться, не довопив до конца свой клич ненависти всему живому или хотя бы отдельной части, то это не предвещает ничего хорошего. Я рванул следом за призраком и почти тотчас же остановился. Просто чтобы не упасть. Левитировать мне, конечно, не слишком трудно, но рефлексы взяли свое.
        Карта, которая хранилась в электронных мозгах Диспетчера, определенно была не верна. Никаких проходов и дополнительных маршрутов искать больше не требовалось. А зачем, если обрушилась стена? Или, вернее, несколько стен. Причем, судя по витающей в холодном воздухе пыли, совсем недавно. Причиной такого катаклизма мог служить любой из семи трехметровых боевых роботов, своими очертаниями напоминающих вставшие на две куриные ноги локомотивы. Как четыре сгоревших, так и три оставшихся целыми и функционирующих.
        Дроид «Страж». Уровень 75.
        Находящийся где-то на вершине лестницы боевых беспилотных машин данный робот может самостоятельно выполнять простейшие задачи. Например, охрану периметра от всех, кто не имеет кодов допуска. И при этом он достаточно разумен, чтобы в большинстве случаев отличить нарушителей от папарацци или заигравшихся детей. А если он все же открывает огонь не по тем целям из установленного в корпусе рельсового орудия или спрятанной в кормовой части пусковой установки неуправляемых ракет, то, скорее всего, так хотел его хозяин.
        Примерно четверть отсека была занята прямоугольной громадиной космического корабля, замершего на специальных стойках над пленкой силового поля. Однако сейчас судно, где мог при некотором желании спрятаться кавалерийский эскадрон, наглухо закрыло широкий люк, оставив лишь следы некогда опущенного пандуса. И даже выдвинуло из специальных ниш турели. К счастью, увлеченно расстреливающие залегших куда попало «спасателей» стражи находились в мертвой зоне орудий. Впрочем, вряд ли данную точку зрения разделяли люди, отвечающие взбесившимся механизмам ураганным огнем. Насчитывалось их десятка три. Еще в просторном ангаре доков имелось несколько дроидов, но все они уже были уничтожены. Причина восстания машин угадывалась с первого взгляда. Ею был обладатель переносной компьютерной стойки, выпирающих из-под кожи лица имплантатов и обильного слюноотделения. Последнее, вместе с закатившимися глазами и состоянием ауры, просто кричало об одержимости. Подчиненный вселившимся в него духом компьютерщик, ну или как там подобные типы официально называются, навыков своих не утратил. И кодов доступа — тоже. А потому
мигом развернул механическое воинство против недавних союзников, разом утроив силы нападавших.
        К сожалению, успех мстительных призраков не стал критическим. А сами они влипли в достаточно трудную ситуацию. Под высоким потолком искрилась созданная из разрядов электричества окружность, в центре которой располагалась нестерпимо яркая шаровая молния. И она, как пылесос, пыталась втянуть в себя отчаянно рвущихся на свободу умертвий. В боеспособном состоянии моих немертвых союзников сейчас осталось всего двое. Тот, который ойкал, и тот, который спрятался внутри одержимого. Остальных же медленно, но верно изгоняли в Небытие составившие круг трое темных магов, среди которых я заметил ауру ответственного за проект «Крысиный Тигр». К сожалению, колдуны встали под самыми пушками своего корабля, а потому достать их было проблематично. А еще их прикрывало силовое поле неясного происхождения, в котором вязли летящие сверху выстрелы и проклятия. Как я и предполагал, все до одного сохраняющие осколки старых личностей умертвия вооружились до зубов. Благо было им у кого отобрать стволы.
        Первым делом я всадил дестабилизирующий все подряд Поцелуй Хаоса прямо в центр вражеского заклятия. Клетка для духов распалась моментально. Правда, троих из них развоплотило не то остаточным энергетическим импульсом, не то моими чарами… Разбираться было некогда, поскольку я уже телепортировался прямиком к одержимому. И протянул ему небольшой накопитель с данными, полученный от Гарри. Тот радостно хрюкнул и принялся распространять порочащую «спасателей» информацию по всей системе. Причем даже без каких-либо дополнительных указаний.
        — Соединение установлено,  — заикаясь и глотая звуки, заявил мне одержимый.  — Канал защищен по высшему разряду, но доступ уже разрешен. Начинаю передавать информацию. Пожалуйста, не допускайте принудительной перезагрузки или обрыва соединения в течение тридцати секунд.
        — М-да, не бывает нераскалываемых паролей,  — хмыкнул я, Огненной Стрелой прижигая руку одного из врагов с оружием, подозрительно похожим на гранатомет. Враг уцелел, но промазал, и оставляющий после себя в воздухе инверсионный след плазмид ткнулся в обшивку отсека, проломил ее и улетел в космос. А вот еще один точно такой же снаряд попал в корпус ближайшего стража и сократил трио механических защитников до дуэта.  — Просто иногда по техническим причинам невозможно найти программиста, который его создавал, привязать к стулу и показать паяльник.
        Выполнено редкое классовое задание: «Желтая пресса». Эффективность — 200 %.
        Спецслужбы и массмедиа не любят друг друга с момента своего создания. И нет для многих пронырливых репортеров затеи слаще, чем показать общественности темные стороны государственного аппарата, обмусолить выполнение преступных приказов, назвать конкретные имена, должности и количество появившихся вследствие их исполнения невинных жертв. Втоптать в грязь тех, кто раньше мог приказать им заткнуться. А вы все это им обеспечили.
        Получено: 100 000 единиц опыта.
        Слава 25. Всего: 25. (Кто-то что-то где-то о вас слышал, но подробностей он даже с сывороткой правды не выложит.)
        Отношения со спецслужбами Империи Атрейн ухудшены на 2000 пунктов.
        (При случае подлежит ликвидации.)
        Деятельность спецслужб Империи Атрейн на станции Орбитальный Оплот прекращена до окончания судебного расследования.
        Получен уровень! Текущий уровень: 100.
        — Ну вот, мана с жизнью до максимума не восстанавливается. Почему бы этим программистам не ввести в игру действительно полезное обновление?!  — разочарованно вздохнул я, убедившись, что энергии осталось маловато.  — А я уж думал, сейчас повоюем и захватим эту скорлупку… Но, похоже, придется оперативно отступать. Тьфу! Да чтоб вас разорвало!
        И тут корабль действительно разорвало. Как, впрочем, и всех, кому не повезло оказаться с ним слишком близко. Было больно. Но совсем недолго.
        — М-да, похоже вместо глушилок местные спецслужбы, в случае каких-либо проблем, предпочитают включать самоликвидаторы,  — уныло констатировал я, вися в серой пустоте. Цифра сто опять издевательски сменилась на две девятки.  — Ну и где мне теперь снова такую гору опыта получить, чтобы обратно на прежний уровень вернуться?!

        Глава 7,
        в которой герой совершает бартерную сделку, налаживает производственную линию и обзаводится маленькой армией дроидов

        — Ну и что тебе не нравится на этот раз?  — Я покосился себе за спину на парочку флоринитов, осторожно подбирающуюся к «Космическому туристу». Интересно, а пенек-мутант, случайно, в своем торговом комплексе не воскрес? И удастся ли подчинить его снова?  — На сей раз я заявился в гости без темной магии. Но зато с консервами, которых тебе так не хватало. Целых три упаковки, цени.
        — Да, вот только менее фееричным твое появление не стало. Чем больше вижу таких, как ты, появившихся на свет случайным образом, а не по заранее составленной для него генетиками схеме, тем больше поражаюсь. Как вообще человеческая раса смогла развиться и выжить?  — Клонированная женщина, явно испытывающая серьезные предубеждения к появившимся на свет естественным путем, с негодованием посмотрела мне за спину. Там еще тлела дорога, по которой я прошел до магазина. И ярко полыхала стена пламени, не дающая пришедшим следом флоринитам помешать нашей беседе. Все же в основе своей они оставались растениями, а потому чисто инстинктивно боялись огня.  — Как мне потом магазин отчистить от тех, кто следом за тобой увяжется, ты подумал?!
        — Как было и раньше, никак,  — пожал я плечами, вынимая из тележки, реквизированной в ближайшем продуктовом супермаркете, первую упаковку фруктовых консервов, найденных там же.  — Подождать, пока им наскучит в барьер стучаться, и они сами отползут. Ну, или еще раз в гости заявлюсь и всех выжгу. Ананасы в собственном соку тебя устраивают, или мне их самому съесть? Могу также в госпиталь Сайлза отнести. Там у них как раз еды на всех не хватает, трехразовое питание достается только единственной на всю станцию беременной.
        Эвакуация народа флаером была временно прекращена по уважительной причине. Какая-то гадина из глубин космоса направила к станции рой самонаводящихся мин! Мелкие и почти не засекающиеся радарами, но очень-очень многочисленные, они рассыпались вдоль обшивки и легли в спящий режим. К счастью, выяснение этого факта не привело к дополнительным жертвам. Однако полеты пришлось прекратить. По крайней мере, до тех пор, пока Палковводец и его ребята не соберут из обломков достаточно крепкое судно.
        — Сойдет.  — В силовом барьере, на некотором отделении от меня, появилась небольшая прореха. Сообщение о выполнении квеста «Натуральный обмен» мелькнуло и исчезло, поскольку я не очень желал его читать. Чего в нем хорошего? Смешное количество обещанного опыта? Боюсь, оно придано только в качестве тонкого издевательства. Особенно остро это чувствуется после недавнего оглашения работы спецслужб на моей территории.  — Толкай их туда. Сам-то чего хочешь?
        Повинуясь взмаху руки Норы, в воздухе зависла голограмма длинного списка, в котором имелось наименование нескольких сотен товаров. Вчитываться в них можно было долго… А время поджимало. Интуиция, развитая годами выживания в сложных условиях, буквально кричала об этом. А еще супруга мистера Сайлза, которую я бы без роботизированного скафандра не отличил от мужа в жизни, жаловалась на состояние запасов их клиники. Продуктов там осталось только на неделю. Воду они смогли найти себе сами. Устроили врезку в те места трубопроводов, где она должна была скапливаться под действием естественных причин, а потом пропустили через собранные из подручных материалов фильтры. Вот только обеспечивающая госпиталь энергией и теплом установка сожрала уже семьдесят процентов имеющегося топлива. Несколько мужчин отважились отправиться на поиски нового с тем немногим оружием, которое смогли собрать… Назад вернулась лишь половина поисковой партии, прорубившейся через флоринитов, но наткнувшейся на каких-то пиратов. Что именно требовалось космическим стервятникам на борту станции и откуда они вообще тут взялись, еще
предстояло выяснить… Когда-нибудь потом, когда руки до них дойдут. Понятное дело, уцелевшие беженцы вернулись в безопасность своего убежища с пустыми руками. В общем, бедному в прямом и переносном смысле рейд-боссу Орбитального Оплота стоило крутиться быстрее. В противном случае найденные союзники могли попросту вымереть в ближайшем будущем. А еще, к огромному сожалению, почти весь госпиталь работал на биотехнологиях. Парочка андроидов, управляемых Панацеей, да кофемашина с холодильниками являлись чуть ли не единственными исключениями. И ничего из них нельзя было разобрать, чтобы починить имевшегося в четвертом доке Технаря.
        — Одну из тех игрушек, которые висят у тебя за спиной,  — ткнул я в направлении оружейного стенда.  — Максимально бронебойную и дальнобойную. Защиту на твой вкус, которая может хорошо противостоять взрывам и концентрированному вражескому огню. Ну и расходники для ремонта дроидов. Никогда не поверю, чтобы у отправляющихся в дикую местность отдыхающих не было с собой самой разной техники, которая в экстремальных условиях часто ломается.
        — А ты адресом не ошибся? Я тебе не интендант космодесанта… — проворчала женщина с крайне экзотическим цветом глаз и волос, ненадолго задумавшись. Придя к каким-то выводам, она скрылась за стойкой, а потом швырнула мне в руки довольно увесистый ящик.  — И даже не завхоз мастерской по ремонту роботов. Короче, у меня ничего лучшего нет! Новые детали ищи где-нибудь в другом месте!
        Походный ремонтный набор.
        Основу данного набора составляет металлопластиковый порошок, который после обработки электромагнитным излучением спекается и застывает в любой требуемой форме. Прочность у него хоть и невысока, но для кратковременной заплатки хватит. В комплект также входит несколько фокусирующих линз, синтетические мышцы, провода и простейшие компьютерные платы.
        — Защита… — Хозяйка магазина утопала на верхний этаж, но практически тотчас возвратилась, неся в руках большущий черный сверток, на каждом шагу отблескивающий металлом.  — Вот, забирай! Все равно эту дрянь у меня в приличных местах никто не купит, а по разным клоакам я шариться больше не собираюсь!
        Скафандр глупого пирата.
        Бронепластины из корабельных сплавов на всевозможных местах, металлизированная ткань, высокие магнитные ботинки, зеркальное забрало и добавляющие габариты накладки под плечи… Внушительно и прочно, но уместно только в развлекательных голофильмах и костюмированных постановках. Для систем жизнеобеспечения места почти не осталось, а в настоящем бою чрезмерное бронирование существенно снижает быстроту и подвижность. К тому же излишняя заметность облегчает взятие на прицел.
        Защита от ударов + 40.
        Защита от холодного оружия +35.
        Защита от пулевого оружия +25.
        Защита от лучевого оружия + 15.
        Ловкость/скорость — 10.
        Скрытность — 25.
        Запугивание +2.
        Запас автономности: 1 час.
        Вес: 18 кг.
        — Да это просто футляр для тела какой-то!  — не смог удержаться я от проявлений негодования, когда внимательно рассмотрел броню. Нет, встречались в моей карьере вещи похуже качеством… Но от представителей высокотехнологичного общества я ждал чего-то большего, чем обычный комбинезон из синтетики, обшитый по рукавам и штанинам обрезками подходящих по диаметру труб. И даже то, что кираса для корпуса и идущий в комплекте шлем блестели как первичные половые признаки озабоченного личной гигиеной кота, никак не могло исправить общего впечатления.  — А вместо оружия, я так понимаю, ты хочешь подсунуть мне деревянный лук с костяными стрелами?
        — Буду еще я на тебя такую экзотику переводить!  — фыркнула хозяйка магазина, снимая со стены самый большой из имеющихся там пистолетов.  — Держи и не смей мне говорить, что из такой пукалки можно только застрелиться! Большего за какую-то смешную коробку сока ты все равно не получишь!
        Пистолет «Хам».
        Разгоняющее пули при помощи электромагнитных полей до умопомрачительных скоростей, это оружие отличается высокой пробивной силой и точностью. К сожалению, преимущества данного оружия не перекрывают его недостатков. В стволе может быть только один патрон, магазин отсутствует как класс, а выдавать больше одного импульса в минуту встроенные батареи не способны.
        Тип: обычное, дистанционное, одноручное.
        Прочность: 99/100.
        Скорострельность: 1/минута.
        Емкость магазина: 1/1.
        Физический урон: 350 —370.
        — Один патрон? Нет, кажется, убойная мощь у него достаточно приличная, но всего один патрон и такой большой срок перезарядки?!  — Я с недоумением покосился на оружие, которое женщина, по старой доброй традиции, в меня швырнула.  — Он что, действительно предназначен для ритуального самоубийства? Или это какое-то церемониальное оружие для показательных казней?!
        — Бывшая пару лет назад популярной игрушкой богатеньких мудаков. Какой-то придурочный шоумен заявил, что круто убивать свою жертву одним выстрелом, а в жизни не нюхавшие пороха идиоты подхватили идею.  — Жертва прогресса генетических технологий перебросила мне сначала коробку на полсотни патронов, а потом небольшой цилиндрик толщиной с карандаш.  — Держи, лазерный целеуказатель за счет заведения. Ну ты же сам просил чего поубойнее и подальнобойнее. Вот тебе как раз и гибрид нормального оружия со снайперской винтовкой. А противотанковых гранатометов не держим, ты уж извиняй.
        — Ну и черт с ним!  — проворчал я, убирая оружие в карман. Честно говоря, оно не было целью сегодняшнего визита. Главный свой приз я уже получил самым первым. Ремонтный комплект, призванный расширить число и состав моих механических помощников, определенно стоил визита в кладовку супермаркета.  — Другие заказы будут? Нет, ну и ладно, счастливо оставаться.
        — Ага,  — ничуть не более дружелюбно, чем при первой встрече, откликнулась хозяйка магазина. Как же она не прогорела с таким-то отношением к клиентам? Или случившийся апокалипсис изменил ее в худшую сторону?  — Проваливай!
        Отступать обратно в четвертый док по заранее разведанным маршрутам было легко. Во всяком случае, пока. Не оставалось никаких сомнений, что рано или поздно мое убежище будет вычислено. Хотя бы по низкому уровню диких флоринитов в его окрестностях. Тогда двум его единственным обитателям придется солоно. И если я еще могу мигрировать в какой-нибудь более удаленный уголок станции, то ИскИн в его нынешнем состоянии полностью лишен такой возможности.
        — Диспетчер, как там чувствуют себя наши гости?  — тихим шепотом задал я вопрос компьютерному разуму, совершая прыжок через козла. Зараженный, которого столь непочтительное обращение возмутило, попытался махнуть на меня руками и проросшей из спины рассадой. И закономерно не попал, поскольку я бегал и прыгал куда быстрее. Впрочем, даже если бы он не промахнулся, Незримая Броня поглотила бы весь урон. Убивать подобных монстров я с недавнего времени не стремился. Зачем, если выгоды это почти никакой не несет, а сами они служат неплохим естественным барьером от возможных непрошеных гостей?  — Потерь у них еще не зафиксировано?
        — Первая и вторая шайка мародеров по-прежнему состоят из четырех и пяти членов соответственно,  — откликнулся ИскИн.  — Третья вышла из зоны действия доступных мне датчиков.
        — Ничего, вот создадим какого-нибудь дроида-связиста, и станет он тебе обрывы кабеля по всей станции ликвидировать,  — хмыкнул я, любовно поглаживая полученный ремонтный набор.  — Технарь точно справится с тем, чтобы при помощи стандартных расходников собрать воедино те груды металлолома, которые я к нему натащил?
        — Ну, раньше у него особых проблем не возникало. Или вы думаете, что после аварий и нападений пиратов попавшие под удар машины находились в лучшем состоянии?
        То тут, то там в коридорах станции мне попадался мусор, ранее являвшийся чьими-то вещами… Только теперь часть вычислительных мощностей Диспетчера шла на расшифровку видеосигнала. А потому я уже мог при желании узнать, на что же именно чуть не наступил ногой. И иногда эта вещь заслуживала того, чтобы за ней нагнуться. Вот, например, как сейчас.
        Обломки дроида-секретаря.
        — Как вообще он мог справляться со своими обязанностями?  — пробурчал я, крепко прижимая к груди полурасплавленную сферу, из которой что-то сыпалось.  — Нет ни рук для приготовления кофе, ни ног для беготни по всевозможным поручениям… И я уж не говорю о дополнительных функциях. Интересно, а существуют андроиды-помощники модели «Все включено», идущие в комплекте с обстановкой офиса?
        — Конечно, да,  — подтвердил мои размышления Диспетчер, теперь разбирающийся в разном хламе не хуже бывалого мародера. А научила его этому Панацея. Отработавшая много лет в армии женская электронная личность знала толк в перераспределении бесхозных ресурсов… И имела в своих банках памяти множество не совсем лицензионного программного обеспечения, которое реквизировала у уничтоженных пиратов и контрабандистов. К сожалению, она значительно уступала моему главному помощнику по вычислительным мощностям. И потому не могла одновременно общаться по защищенным каналам шифрованной связи и следить за жизнью обитателей госпиталя.  — Но на станции таких не производили и не продавали. А о личном имуществе граждан я ничего сказать не могу. Не могли бы вы перевернуть эти обломки и поднести поближе к камере? Если там сильно испорчен генератор антигравитации, то ценность данных обломков аналогична обычному электронному металлолому.
        — В нем тоже немало полезного,  — возразил я, все-таки выполняя требуемое.  — Там реле, тут диод… Ну или чего конструкторы вместо них внутрь дроидов напихали. А в крайнем случае всегда можно переплавить.
        Вернувшись в док номер четыре, я зашагал прямо к смирно стоящему на одном месте Технарю, швырнув металлический мячик секретаря в груду других уничтоженных дроидов, сваленную неподалеку от гусениц ремонтника. Но до импровизированной свалки снаряд не долетел. Его оперативно и аккуратно перехватила одна из рук механического инженера, уже успевшего заскучать без работы. Выглядел он теперь внушительно. Почти как людоед на привале после сытной трапезы. Все основание робота покрывал слой мелких обломков, а в зоне досягаемости рук-манипуляторов находились отсортированные только ему в ведомом порядке детали, истекающие смазкой и временами искрящие.
        Проблему с неподвижностью многофункционального ремонтного комплекса, вследствие которой он бездельничал, мне удалось решить просто. Уборщики, находящиеся под управлением Диспетчера, двигали к нему ждущие своей очереди залежи ценных ресурсов. А потом отодвигали в сторону бывших хозяев машинных органов, от которых после демонтажа всего ценного оставалась лишь выпотрошенная оболочка. Неопрятная груда подобных «трупов» была не очень высокой, но занимала не меньше пяти квадратных метров. Не знаю, сколько я натаскал сюда подобного металлолома, прежде чем пойти по магазинам. Может, сорок машин, а может, и все пятьдесят. Мне казалось, этого хватит, чтобы надолго загрузить Технаря работой. Однако его производительность труда оказалась намного выше ожидаемой.
        — Теперь мы можем приступить к сборке работающих дроидов?  — уточнил я, передавая чудом уцелевшему механизму походный ремонтный набор. В доли секунды ящичек был открыт и распотрошен, а пустой футляр отброшен в сторону. Черный порошок металлопластика втянул в себя один из манипуляторов, линзы, провода и какая-то другая хрень также заняли свои места в открывшихся на корпусе нишах.  — Или нам еще чего-нибудь не хватает?
        — Нет, лейтенант. Похоже, теперь все в норме.  — Диспетчер нахмурился, очевидно, проводя безмолвный диалог с подчиненной ему машиной.  — Однако запас ресурсов все же меньше, чем хотелось бы. Добытых вами расходников хватит лишь на то, чтобы полностью отремонтировать плазменные резаки и ходовую часть Технаря. Как вариант, можно собрать из уже имеющихся деталей три машины среднего класса, либо шесть малых, вроде тех же секретарей или уборщиков.
        — Дроиды,  — отмахнулся я от всплывшей таблички с предложением выбора.  — Тебя нам все равно в новое место не перетащить. Да и не нашел я пока более безопасной точки, чем этот ангар. Госпиталь переполнен, и его обитатели, судя по словам Сайлза, могут в любой момент начать беспорядки. Космический турист, даже если его захватить, находится в неудобном месте. Слишком много народа может в него чисто случайно заглянуть… Хм, интересно, а не на это ли был расчет? Все же локация и содержащиеся в ней объекты предназначены в первую очередь игрокам, а не местному рейд-боссу…
        Последнюю реплику ИскИн проигнорировал, поскольку просто ее не услышал.
        — Определитесь с моделью желаемых устройств.  — Передо мной в воздухе развернулся список из десятка разновидностей дроидов. Выбор был, по правде говоря, небольшим. И про каких-нибудь супер-мега-гипертерминаторов в нем не могло быть и речи. А откуда бы им взяться, если в списке доступных для повторного использования обломков нет сколько-нибудь внушающих орудий или хотя бы более-менее адекватно защищающей от вражеского огня брони?
        — Секретарь. Уборщик. Нянька. Повар. Сторож… — Я на миг остановился на последнем, вчитываясь в его описание, но потом двинулся дальше.  — Проклятье, сторож — это тот же уборщик, только куда более быстрый и с очень громко орущей сигнализацией. Вот только не думаю, что удастся испугать флоринитов громким звуком.  — Грузчик… Грузчик… кхм…
        Дроид-грузчик.
        Медлительный и не слишком умный робот, обладающий большим запасом прочности и изрядной физической силой. Применяется для наиболее простых работ, но и их не может выполнять самостоятельно. Подобным машинам всегда нужен тот, кто будет говорить им, что делать. Зато он в состоянии передвинуть с места на место аэрокосмический истребитель, если это зачем-то понадобится.
        Уровень: 8 -10.
        Прочность: 150.
        Скорость: 2.
        Обзор: 30 градусов.
        Емкость аккумулятора: 50.
        Емкость камеры хранения: 35 средних стандартных ячеек.
        Внешне грузчик напоминал боевых дроидов. Или механического кентавра. В общем, очередной гибрид андроида с техникой. Только на этот раз не с танком, а с магазинной тележкой. Широкоплечий массивный корпус с одной-единственной камерой-глазом играл роль руки, а дальше шел длинный плоский поддон, поддерживаемый колесиками и, при необходимости, встроенным миниатюрным антигравом. Как боевая единица грузчик явно стоил немного, хотя одинокого флоринита, пожалуй, сумел бы задавить. А может, и нет. Они твари верткие, а у этого даже в описании сказано про медлительность. Впрочем, на роль самодвижущегося походного сундука или мобильной артиллерийской платформы эта хреновина вполне сгодится. Жаль только, у меня нет пушки, которую можно было бы погрузить ему на грузовую площадку. Хотя…
        — Делай одного!  — отдал я приказ Технарю, и обладающий многими конечностями робот тотчас принялся собирать в блоки рассыпанные вокруг него детали. Ловкость, с которой он обращался с электроникой и механизмами, могла бы заставить умереть от зависти многих профессиональных фокусников и карманников. А роботы-уборщики тем временем медленно покатились к куче деталей и, словно играющие в футбол тюлени, принялись грудью толкать нужный им корпус.  — Нет, лучше двух! Ничего нет в рейде обиднее, чем оставлять добычу, когда ее некуда положить!
        — Я бы очень хотел сделать охранную систему для этого помещения, но понимаю, что защита получится несерьезной,  — вздохнул ИскИн.  — Ее даже стая диких флоринитов сомнет, не говоря уж о чем-то более опасном.
        — Угу. Смысла нет клепать бойцов, которые врага даже своими телами закидать не сумеют. Кстати, грузчику можно смонтировать оружие?  — уточнил я у Диспетчера на всякий случай.  — Ты вроде бы говорил про допустимость апгрейдов?
        — Придется серьезно модифицировать мозги, чтобы они потянули симуляторы боя и баллистические расчеты. А также смонтировать где-нибудь турель. Однако это вполне допустимо,  — не стал отказываться от своих слов искусственный разум.  — Но только у нас нет необходимого оружия. Винтовки «Гербицид» не в счет, мы не можем интегрировать их в наши устройства.
        — Одна нормальная пушка все-таки имеется в наличии.  — Я подкинул в ладони полученный за упаковку трофеев пистолет.  — Однако не знаю, стоит ли жертвовать им ради усиления такого медлительного тяжеловеса. Может, лучше сделать чего-нибудь летающее? Ну, вроде того же секретаря, только с возможностью поработать ассасином?
        — Механизм перезаряжания будет весить слишком много, чтобы малый антиграв мог спокойно поднимать такую тяжесть на протяжении хотя бы часа,  — возразил Диспетчер.  — Вам придется носить получившегося дроида с собой и отправлять в атаку только при непосредственном обнаружении противника.
        — Годится,  — не стал особо спорить я.  — В таком случае стоит добавить ему бесшумность при полете. А также оставить на корпусе следы, скажем так, повреждений. Щели там какие-нибудь, царапины, может, даже сквозную дыру с разлохмаченными краями в стратегически не важном месте. Если повезет, враги пройдут мимо лежащего на полу неисправного устройства и не заподозрят подвоха, пока не получат пулю в затылок.
        — Активная мимикрия сработала бы лучше,  — произнес Диспетчер, создав голограмму небольшого парящего шарика серо-стального цвета с объективом по центру, у которого ежесекундно менялась расцветка корпуса, постепенно дополняющаяся теми или иными деталями камуфляжа.  — Но у нас нет колонии наноботов, способной ее обеспечить. Рассчитываю модификацию.
        Засадный дроид-убийца.
        Выглядящий как безобидная, побитая временем и жизнью летучая записная книжка, этот робот может до самого последнего момента притворяться деталью интерьера. А после пропишет своей цели крупнокалиберную свинцовую пилюлю. Вот только ответный удар он из-за общей хрупкости корпуса почти гарантированно не переживет.
        Уровень: 4 —6.
        Прочность: 15.
        Скорость: 7.
        Обзор: 120 градусов.
        Емкость аккумулятора: 10.
        Урон встроенного оружия: 350 —370.
        Перезарядка орудия: 1 минута.
        — Делай,  — протянул я Технарю полученный в туристическом магазине пистолет.  — Ресурсов осталось на одного малого дроида, да? Есть у тебя в списке ретранслятор, связист или еще что-нибудь подобное, способное расширить зону твоего влияния на станции?
        Дроид-пожарный.
        Незаменимый при всяческих чрезвычайных ситуациях механический помощник, способный пролезть практически в любую щель и залить герметиком/потушить/утащить в безлюдное место почти любую сравнимую с ним по масштабам неприятность. Досадно лишь то, что сам он маленький и, соответственно, проблемы решает небольшие. Но это легко компенсируется высокой численностью данных созданий, широко применяющихся в самых разных уголках космоса.
        Уровень: 6 —9.
        Прочность: 45.
        Скорость: 5.
        Обзор: 180 градусов.
        Емкость аккумулятора: 180.
        Емкость камеры хранения: 1 малая стандартная ячейка (по умолчанию занято герметиком).
        Особая способность: Герметик. Струя быстротвердеющего на воздухе вещества способна замедлить движение цели и с малой долей вероятности закупорить ее дыхательные пути. Шанс удушения: 0,1 %.
        — На сороконожку похож,  — решил я, рассматривая на голограмме длинное плоское тело робота, способное гнуться в любом направлении и имеющее в передней части разбрызгиватель. Хвост ему заменял небольшой манипулятор с тремя пальцами.  — Я так понимаю, чтобы работать в тяжелой обстановке, скажем, под завалами, он должен иметь собственные средства связи?
        — Передатчик примитивный, но мощный,  — подтвердил ИскИн.  — И, к счастью, у нас как раз есть один из них в исправном состоянии. Пожарные вполне могут послужить чем-то вроде временных ретрансляторов между мной и уцелевшими системами станции в определенном радиусе. Я не в состоянии взламывать через подобную сеть чужие компьютеры или указывать вам точное местоположение отдельных противников. Но уж крупные скопления мародеров или флоринитов мимо не пропущу.
        — Нужно больше пожарных,  — пробормотал я себе под нос, мысленно уже представляя изменяющуюся в реальном времени карту станции.  — Сколько тебе их понадобится всего, чтобы полностью покрыть хотя бы четвертый луч?
        — Сорок один. Если исключить маловажные зоны вроде внешней обшивки и антенных шпилей, то тридцать шесть,  — не замедлил с ответом Диспетчер.  — Однако должен заметить, что работающие в подобном качестве дроиды будут легко пеленговаться, отслеживаться и уничтожаться. А еще по ним специалист достаточно высокой квалификации сможет выйти на мое местоположение.
        — Угу. Значит, дополнительный риск.  — Я задумался.  — А общение по обычной связи разве такой угрозы не представляет?
        — Да, но на несколько порядков меньше,  — не стал отрицать ИскИн.  — А текстовые сообщения, которые озвучивает данное устройство… Пф! Они же почти ничего не весят. Я могу передавать их отдельными пакетами с любой доступной точки сети во всех направлениях.
        — Ладно, тебе видней.  — Я зевнул и устало помотал головой… Оказалось, что медитации и стимуляторы в Нереальности не могли использоваться в качестве разумной альтернативы самому обычному сну. Хорошо еще, что я с давних пор приучился длительное время оставаться на ногах. И притом даже не очень снижал собственную работоспособность. Иные ритуалы учителя, порази его хроническое расстройство желудка, длились неделями без каких-либо перерывов… До сих пор вспоминаю их с содроганием.  — Сколько времени займет сборка роботов?
        — Примерно полтора часа,  — обрадовал меня Диспетчер крайне умеренными сроками.  — Осмелюсь напомнить, что на территории станции до сих пор бесчинствуют многочисленные мародеры. И если их не остановить, они могут воспрепятствовать вашим попыткам восстановления порядка. Или сократить число выживших жителей станции. Грузчики все же не боевые машины и могут выйти из строя от нескольких прицельных попаданий.
        — Ладно, займусь. Хотя в таком обилии мародеров виноват Палковводец, одна из подружек которого незадолго до катастрофы выложила в открытый доступ коды безопасности, позволяющие нарушителям пройти мимо работающих орудий станции.  — Я зевнул, прикрыв рот ладошкой. А после принялся натягивать на себя скафандр глупого пирата. Неудобная, жесткая и тяжелая одежда серьезно ограничивала движение… Однако до рыцарских лат, в которых случалось и фехтовать, и танцевать, а однажды так даже плавать, все же недотягивала. Думаю, защита мне будет нужнее гибкости. От пули ведь все равно не увернуться. Да и штрафы за скорость и маскировку вряд ли будут слишком актуальны для боевого мага, имеющего привычку телепортироваться прямо к противнику и обращать свою цель в прах и пепел со множеством дополнительных спецэффектов.  — А то и правда укрепятся еще, приживутся, размножатся. Настоящие игроки ведь тоже те еще монстры, способные при необходимости вернуться из зад… Ада. Местоположение врага?
        — Одна из групп, предположительно вступившая в недружественный контакт с поисковой партией из госпиталя, где-то рядом с оранжереей. Вторая на обзорной площадке,  — не замедлил с ответом ИскИн, выводя на прозрачный обод коммуникатора план станции, где ярко краснели две мигающие жирные точки.
        — Близковато одна к другой. Как бы они не оказались заодно,  — прикинул я и вооружился трофейной винтовкой «Гербицид» с полным боезапасом. Найти место самого первого столкновения с разумной флорой не составило большого труда. Вот только оружия уничтоженных растений там, к сожалению, не оказалось. Зато в непосредственной близости отыскался патруль из одного техника и двух десантников, которые так и не успели сделать ни одного выстрела.  — И чем они там занимаются?
        — Насчет первой группы затрудняюсь ответить.  — ИскИн беспомощно пожал плечами, не став лишний раз напоминать о неисправности большей части датчиков.  — А вот вторая целиком и полностью сосредоточена на осквернении мертвых. Вы, случайно, не знаете, для чего нужно каждому встретившемуся на их пути трупу отпиливать правую ногу зачарованным оружием?
        — Интересный вопрос.  — Я порылся в памяти, содержащей куда больше сведений о черной магии, чем стоило бы знать для спокойного сна.  — Обычно целью некромантов и прочих любителей этой магии являются сердца. Или мозги. Ну, могу вспомнить пару-тройку обрядов с почками, печенью, легкими и прочим ливером. Но чтобы ногу, да еще правую? Ты ничего не напутал?
        Вместо ответа ИскИн развернул передо мной видео, где какая-то мутная личность в изукрашенном светящимися рунами балахоне с изображением одноглазого черепа во всю спину режет одного из зараженных необычной формы кинжалом с двумя лезвиями. Рукоять оружия была выполнена в виде многорукого скелета явно нечеловеческих пропорций. К занятому своим важным делом подозрительному типу пара точно таких же образин подтащила следующий рассадник диких флоринитов. Причем работали они баграми, чтобы активно сопротивляющаяся жертва не могла до них дотянуться. Конечно, внешний вид — еще не повод для обвинений в сектантстве и черной магии… Да и уничтожение агрессивных растений — дело полезное… Однако столкнись я с подобными личностями внезапно и без предупреждения, сначала порубил бы их на куски ко всем чертям, а потом стал разбираться. Но теперь, после предварительного анонимного знакомства, думаю, лучше сразу начать с пары-тройки сильных огненных заклятий. Как показывает моя практика общения с учителем, да отсохнут у него все члены, надежнее кремации на месте может быть только принудительное захоронение в
специально подготовленном могильнике. Желательно подземном, глубоком и с обрушенным напрочь входом. При соблюдении последнего условия воскресшему даже не из праха, а вообще из какой-то пыли и микрочастиц чернокнижнику для начала придется долго откапываться. Без лопаты и жертв, энергия которых могла бы заставить землю расступиться.
        — Фиксирую в непосредственной близости третью группу мародеров,  — вдруг тихим-тихим шепотом сообщил Диспетчер, когда я, стараясь производить как можно меньше шума, пробирался к оранжерее.  — Рекомендую проявить осторожность. Они пользуются неклассическими способами маскировки и не засекаются камерами. Но шесть дверей подряд не могут открыться и закрыться сами по себе.
        — С ними колдун.  — Я прищурился, а губы сами собой расплылись в хищной усмешке. Кажется, пришла пора задать мерзавцам, которые лишили меня одного из уровней, пару вопросов. В частности, очень уж интересно, откуда эта тварь могла узнать любимое проклятие учителя, чтоб у него волосы во рту росли длинные и шелковистые.  — Сильный, раз его хватает на групповую невидимость. Где они?
        — Два этажа вверх, шестьдесят метров направо,  — доложил мой главный козырь в предстоящей схватке. В трехмерном лабиринте гигантской космической станции к группе мародеров могла бы незаметно подкрасться и вонзить им в спину кинжал целая армия… Разумеется, если бы она имела у себя в проводниках всеведущего искусственного гида и не стеснялась провести первый удар сквозь стену, потолок или пол.  — Плюс-минус десять метров. Не могу сказать, каким строем они идут.
        — Подсвети мне путь так, чтобы я вышел прямо им под ноги,  — приказал я Диспетчеру, быстро снимая с себя Незримую Броню и взамен укутываясь в редко используемую Мантию Ассасина. Жизненную силу и магическую энергию чародея, применившего подобные чары, стандартные сканирующие заклятия засекали из рук вон плохо. А держать на ходу полноценный защитный периметр, который не пропустит мимо себя даже муху… Ну, учитель, забодай его бешеная корова, смог бы. Если бы пребывал в полной уверенности, что по его душу направлен находящийся где-то рядом первоклассный убивец.  — И не нуди лишний раз, когда будет уничтожаться находящееся на балансе имущество.
        — Надо бы вас все-таки переселить в другую часть станции,  — не смог удержаться от недовольного бурчания искусственный разум, похоже, просчитавший модель действий своего начальства.  — В третьем луче как раз накопилось много жалоб на неудобную архитектуру и малое количество межъярусных проходов. А так дырки по заявке быстро бы появились. Ну а лестницы имело бы смысл установить чуть позже, когда высвободятся ресурсы.
        Следуя подсвеченному на прозрачном забрале шлема маршруту, я быстро достиг покрывающего верхнюю часть коридора зеленого марева. Именно так ИскИн обозначил область, где, по его прикидкам, должны находиться непрошеные гости станции. Неожиданно подсвеченная область рывком увеличилась на пятнадцать метров, а край ее замигал алым.
        — Открыли следующую дверь,  — на грани слышимости прошептали динамики средства связи голосом Диспетчера.  — Но я не знаю, один человек это сделал или они всей толпой дальше ломанулись.
        — Ничего, мне хватит,  — успокоил его я, сначала накладывая на себя магическое зрение и начиная считать врагов. Семеро. Шесть стоят относительно кучно, один у открытой двери. Это они удачно столпились, чтобы можно было нанести максимально возможный удар по видимому скоплению магической энергии и оставить последнего мародера в живых.  — Как говорил один хороший бессмертный: «Остаться должен только один!» Огненный Столб!
        Вы сотворили заклинание «Мощнейший Огненный Столб»! Мана: 1155/2500.
        Неизвестный персонаж получил 600 единиц повреждений и сгорает на месте. Получено 75 единиц опыта.
        Неизвестный персонаж получил 450 единиц повреждений и сгорает на месте. Получено 45 единиц опыта.
        Неизвестный персонаж получил 280 единиц повреждений. Эффект: горение. Травма: ожог четвертой степени (6), слепота. Неизвестный персонаж умирает от болевого шока. Получено 35 единиц опыта.
        Неизвестный персонаж получил 380 единиц повреждений. Травма: ожог четвертой степени (3). Неизвестный персонаж погибает от сдетонировавшей в его кармане гранаты. Получено 40 единиц опыта.
        Неизвестный персонаж…
        Магическое пламя с ревом ударило снизу вверх, разорвав тугой струей огня стальную плиту переборки, как бумажный фантик. Пробившись на свободу, оно долю мгновения оставалось неподвижным, а потом рвануло во все стороны бурлящим потоком. Ударившие прямо сквозь потолок, для вражеского колдуна являющийся полом, чары сработали на все сто процентов. Возможно, вражеский маг успел засечь вспышку чужой активности. Но отреагировать на нее… Атакующий всегда имеет преимущество над тем, кого застали врасплох. Это аксиома боя, доказанная тысячелетней историей насилия и миллиардами погибших в первые секунды схватки. Хотя, учитывая масштабы Нереальности, речь следует вести, скорее, о триллионах. Или более громадных числах, только я забыл, как же они называются.
        Аура чародея, оказавшегося в эпицентре бушующей стихии, исчезла секунды за полторы. Заодно просто испарилась парочка ближайших к нему существ, которых тоже сожрал безжалостный огонь. А еще трое стали хаотически метаться и быстро истекать жизненной энергией, очевидно заполучив более чем серьезные травмы. А скорее всего, просто превратившись в пылающие факелы, в пользу чего говорили отчаянные вопли, доносившиеся сверху. Я вложил в это заклинание не меньше трети собственного резерва и был вознагражден по достоинству.
        Вы сотворили заклятие «Маскарад Кошмара». Мана: 1156/2500. Вероятность произвести запугивание +18. Длительность: 650 секунд.
        Тьма, правда, не совсем настоящая, окутала мою фигуру, размывая ее очертания и вместе с тем придавая ей дополнительные габариты. Глаза стали подсвечиваться изнутри багровым, ноги удлинились и загнулись в обратном направлении, лицо побелело до состояния снега. Финальным штрихом стали разряды молний, временами посверкивающие в укрывшей меня ауре мрака. Сложная иллюзия, вполне заменяющая пару килограммов грима, превратила одного, в целом не такого уж и страшного рейд-босса в настоящее воплощение ужаса. Конечно, если хорошенько приглядеться, фальшь можно распознать… Однако вряд ли ее вовремя распознает последний мародер. Ну, не после того, как я в единый миг спалил его товарищей и озаботился тем, чтобы произвести нужное впечатление.
        — Раз-два-три-четыре-пять, кто не спрятался, иду искать!  — грозно прокаркал я, нарочно исказив голос, дабы придать ему дополнительной мрачности. А после создал Незримую Броню и величественно поднялся в пробитую своими чарами дыру, излучая мощь и самодовольство. И для этого были все основания! Битва выиграна, толком не начавшись,  — разве это не повод для гордости? Жаль только, что клубящейся у меня за спиной тьме никак не удается придать форму двух кожистых крыльев. Или не жаль? Хватит удар оставшегося в живых, или источник ценной информации онемеет от испуга, и как тогда допрос проводить буду?  — Ой, млять!
        Секунды полторы мы оценивающе пялились друг на друга. Я, весь такой маниакально-великий маг и чародей, и она. Хрупкая и изящная темная эльфийка, достающая мне максимум до подбородка и упакованная в занимающего собой почти весь коридор боевого человекоподобного робота. Три метра в высоту, два в поперечнике. Явно специальная модель для действий на станциях и кораблях, не рискующая застрять в слишком узком месте. Вот только ее рубленые очертания, сразу выдававшие массовую штамповку, подозрительно напоминали бульдозер. Впечатления не портила даже общая прозрачность пилотской кабины, позволявшая в деталях рассмотреть белое, как свежий снег, нижнее белье очаровательного пилота. Очаровательного и очень злого пилота, несколько секунд назад потерявшего группу своих подельников и теперь увидевшего виновника данного происшествия.
        — Капец!  — произнес я, отключая левитацию и падая спиною вниз. Над головой мелькнула алая вспышка, от которой стало больно глазам, а волосы на темечке едва не вспыхнули. Дроу наконец-то отмерла и воспользовалась оружием своей машины. Его я в деталях рассмотреть не успел, поскольку слишком долго пялился на контраст, создаваемый в районе бедер и груди светлой тканью и темной кожей. Однако, судя по всему, конструкторы боевую машину снабдили лазером. Наверняка еще многофункциональным, которым можно и стенку корабля или сейфа разрезать, и охранника чужого добра запечь в собственном соку при необходимости.  — Как-то я это… Подзабыл о том, что волшебство в этом мире вовсе не доминирующая сила. Ну, во всяком случае, в моем исполнении.
        — Вернись, трус!  — заорала последняя выжившая из мародеров, доказывая, что некоторым женщинам лучше молчать, чем говорить. Голос у нее, в отличие от тела, оказался весьма неприятным. Низкий и писклявый. Со слишком большой скоростью для такой массивной конструкции робот метнулся к краю дыры. Поскольку я уже исчез из зоны обстрела и видимости, дроу принялась руками своей техники расширять проход на нижний этаж. И у нее это даже получилось, причем очень быстро! Мне едва удалось накинуть на себя Невидимость и вновь взлететь, плотно прилипнув к потолку, когда весь отсек содрогнулся от рухнувшей вниз махины.  — За то, что ты сделал с моей сестрой, я зажарю тебя заживо!
        — Она и впрямь думает, что подобная мотивация может сподвигнуть меня на правильное, с ее точки зрения, решение?  — заинтересовался я, во второй раз за последнюю минуту пролетая сквозь сделанный собственноручно переход между ярусами станции. Во-первых, тут она меня искать сразу не сообразит. А во-вторых, надо заняться добычей, покуда та не исчезла.
        Обугленная туша колдуна, оказавшегося колдуньей, еще легко узнаваемая благодаря не успевшей выветриться из трупа дроу магической энергии, порадовала меня десятком мелких золотых кругляшков. У каждого с одной стороны изображался рабский ошейник, а с другой красовалось проросшее корнями сердце. Да уж… Какой-то монетный двор имеет очень оригинальных заказчиков.
        Флоринитские золотые (10).
        Деньги как таковые не очень интересуют разумные растения, но поскольку на них представители других видов с охотой меняют все, чего душе угодно, и сами души тоже, то дети живой планеты Флорин быстро освоили наличный и безналичный расчет.
        — Диспетчер, где у нее коммуникатор или иной какой-нибудь девайс и как из него вынуть карту памяти?  — тихонько прошептал я, начиная ворочать рассыпающееся пеплом и искрами тело.
        — В лучшем мире, в том самом, куда пускают лишь сгоревшую на работе бытовую технику,  — ответил ИскИн, заставив меня на секунду задуматься, а существует ли подобное место. И если да, то что за боги ему соответствуют?!  — Ваши действия надежно вывели из строя любой источник информации, который мог быть у данного мародера. Во всяком случае, ни одна известная мне модель гражданского коммуникатора такое бы не пережила. И большая часть военных — тоже. Уцелеть могло лишь нечто с очень простой и потому стабильной внутренней структурой.
        — Лучше бы ты с собой каких-нибудь компонентов для ритуалов прихватила!  — злобно прошипел я, наблюдая, как тело погибшего врага распадается на быстро рассеивающиеся искры.  — Ладно, что у нас дальше?
        Второе тело выдало мне все то же золото, только в количестве всего одной монеты. Третье порадовало малой батареей, видимо, игравшей роль расходника для его скафандра или оружия. А вот на четвертом мне выпал настоящий джекпот. Ну, или, по крайней мере, нечто на него очень похожее.
        Рюкзак мародера. Заполнено: 29/40.
        Большой и прочный мешок из синтетической ткани, куда можно запихать много хороших и ценных вещей. Две удобные лямки позволяют носить его за спиной, а в случае по-настоящему большой добычи третьей дополнительной можно захлестнуть себя за грудь. Не перепутайте ее с шеей, или вам будет грозить смерть от удушья!
        — Та-ак… Брошка, ножик, сумочка, какие-то таблетки, непонятная электронная фигня… — Ковырялся я в его содержимом, пытаясь найти ценные вещи.
        — Камень натуральный, а потому очень дорогой. Но брендовая сумочка от известного в галактике модельера стоит больше. Холодное оружие, судя по метке на рукояти, произведено в прошлом тысячелетии и является антикварным,  — пришел на помощь всезнающий, ну, или, по крайней мере, имеющий очень большие банки данных ИскИн.  — То, что вы приняли за лекарства, является синтетическим наркотиком «Джет-18». За его хранение в подобном количестве обычно назначается от полугода исправительных работ и выше. Лейтенант, мне кажется, это личные вещи, которые могли быть собраны с тел зараженных флоринитами жителей станции. Лейтенант… Лейтенант?!
        «Слово о путях темных и тайных, избранным лишь заповеданных».  — Я, не обращая внимания на голосящего прямо в ухо ИскИна, дрожащими руками воевал с застежками тонкой книжки… чей переплет был сделан из человеческой кожи. Несмотря на подобное название, соответствующее, скорее, заменителю туалетной бумаги в уличном лотке с беллетристикой, содержимое сего гримуара реально работало. Я знал его наизусть… А как могло быть иначе, если именно мне приходилось переписывать для других подручных учителя, да пойдет у него отныне весь понос не вниз, а вверх, строчки трактата любимой им ветви философии. Причем обильно приправленной теорией и практикой темной магии. Когда демонолог Акс-Ирты первый раз изволил подохнуть от вонзившегося в сердце Магоубийцы, почти такая же книга отправилась в огонь. Вместе с большей частью остальных его личных вещей, которые я попросту побоялся снимать с трупа.  — Да, она. Только двадцать глав вместо восемнадцати и не рукописная, а печатная. Тираж сто пятьдесят шесть тысяч экземпляров?! Вот черт!..
        Что ж, следовало догадаться, мои враги по праву занимают свои первые строчки в рейтинге успешных кланов виртуальной реальности. И их тут много. Настолько много, что найти можно практически в любом уголке.
        — Лейтенант, вас сейчас убьют!  — взвыл сиреной Диспетчер, а с прозрачной пластины скафандра прямо в глаз мне ударил обжигающе яркий луч света.  — Да очнитесь вы уже!
        Я поднял глаз и посмотрел на эльфийку, подтягивающуюся в своем боевом роботе обратно на этот этаж. Сложно сказать, что именно увидела дроу в моем взоре, но края пробитой заклятием дыры она тут же выпустила. После чего закономерно с грохотом сверзилась на пол и попыталась броситься наутек. Да только кто бы ее отпустил?
        — Страдать, тварь!  — Как бы я ни пытался доказать себе и окружающим обратное, учитель, да изойдут дуплами его зубы, серьезно повлиял на становление моей личности. Трудно остаться неизменным, когда тебя годами натаскивают на абсолютное повиновение и безмолвное выполнение даже самых отвратительных приказов.  — Тиски Боли!
        Брошенное вслед удаляющейся жертве проклятие прошло через защитную железную скорлупу, даже не заметив материальной преграды. И в следующую секунду боевой робот принялся исступленно биться в жесточайших корчах, поскольку то же самое делала спрятанная в его чреве темная эльфийка. Смещением достигнув поверженного врага, я взмахом всесокрушающего Туманного Лезвия ударил ему в правую ногу, разом просадив свой резерв на триста пунктов маны. Чары ближнего боя, которые запросто срезали зубцы у крепостной стены, не подвели. Конечность мгновенно отлетела в сторону, радуя глаз чистым аккуратным срезом и тоненькой струйкой крови. Не знаю, что удалось отмахнуть бьющейся в агонии дроу, голень или, может, только ступню. В любом случае я собирался проделать данную процедуру со всеми конечностями пленницы и только потом, когда она точно не сможет убежать или сопротивляться, приступить к допросу.
        — Хватит! Остановись!  — К чести темной эльфийки, она сообразила, что происходит, уже на второй ноге. Ее робот попытался направить на меня свою вооруженную лазерным излучателем руку, но тотчас потерял еще и ее.  — А-а-а! Прекрати! Я сдаюсь!
        Силовой Кулак пробил прозрачную кабину машины, предоставив мне доступ к голове перепуганной дроу. Маны стало не хватать, и я, недолго думая, вскрыл себе зубами одну из вен на правой руке. Магия крови всегда приходила на помощь чародеям в том случае, если они намеревались заместить часть сил душевных физическими.
        — Подчинись мне, тварь!  — буквально прорычал я, слабо контролируя рвущийся из глубины гнев.  — Смотри мне в глаза! Говори, откуда у вас появилась книга Темных Путей?!
        — Я служу Темным Путям,  — голос девушки, временно утратившей волю, был слаб, но тверд.  — Живущие во мраке даруют нам силу, власть и богатство, взамен мы отдаем им жертвы, верность и победы. Проповедник Консальмо, мой заместитель, проводит необходимые ритуалы и несет слово истинной веры тем из рабов, которых считает достойными приобщиться к высшей благода…
        Не договорив фразу, дроу содрогнулась всем телом и замолкла, пустив изо рта кровавую струйку. Одновременно с этим в кабине зажглась мигающая красная лампочка и запищал какой-то таймер. Я мгновенно ушел Смещением дальше по коридору, решив, что сейчас робот взорвется. Однако с машиной произошло нечто иное, для меня куда более неприятное. Ткань реальности содрогнулась, открывая дорогу силе нижних планов. Темный вихрь окутал поверженного и частично расчаленного робота, а когда он рассеялся, то футуристический доспех уже оказался не то чтобы целым и невредимым… однако он стал явно работающим. Вместо отсутствующих конечностей выросли несуразные когтистые лапы, обильно покрытые шипами и выглядящие так, будто они небрежно слеплены из сырого мяса. Поменялась и пилот, теперь взирающая на меня источающими мрак глазами одержимого и щерящая кривые, торчащие веером в разные стороны клыки, которые раньше за пухлыми губками вроде бы не наблюдались.
        — Ты дорого заплатишь за то, что пытался подчинить меня! Жалкий недобиток, ты хоть можешь себе представить, чем я пожертвовала, чтобы получить возможность один-единственный раз в случае необходимости прибегнуть к этому козырю?!  — прошипела дроу, явно находящаяся в плотном симбиозе со вселившимся в нее демоном. Если бы речь шла о принудительной одержимости, то получившийся монстр был бы вынужден потратить не менее получаса на освоение чужой шкуры.  — Убью окончательной смертью, утоплю в небытие! Я, Дресса Ан Шатар, обладательница восемьдесят шестого уровня, рыцарь Темных Путей, клянусь в том всеми владыками мрака!
        У вас появился личный враг! Опыт и трофеи за победу над личным врагом удвоены. В случае гибели от рук личного врага вы потеряете минимум два уровня, большее количество вещей и возродитесь позже обычного.
        — В списке персон, заставлявших меня трепетать, ты не удостоишься даже нижней строчки на обороте страницы,  — оповестил я дроу, а после Смещением разорвал дистанцию. Переместился к пролому в потолке, подтянулся и бросился бежать. Драться с одержимым кем-то из не самых низших демонов лоб в лоб, когда запас маны почти пуст, а у него еще имеется и боевой робот, показалось мне крайне глупой идеей. Лучше мы уж как-нибудь потом свидимся. Когда я отдохну, обзаведусь подходящим к данной жестяной банке консервным ножом. И не забуду собрать немного дровишек для ролевых игр в святую инквизицию.
        — Лейтенант, элементарная логика подсказывает мне, что противник при помощи имеющихся у него технических средств будет двигаться быстрее, чем вы,  — напомнил о своем существовании Диспетчер.  — Во всяком случае, по прямой. А именно таковы восемьдесят три процента коридоров станции.
        — Знаю,  — не стал спорить с ним я, облизывая кровоточащую кисть, чтобы ранка быстрее затянулась. За спиной заскрипел металл, когда в него впились когти подтягивающегося боевого робота. Или скорее того, что было им лишь минуту назад.  — Но я надеюсь быстрее найти достаточно большую толпу флоринитов, в которой дроу завязнет. Кстати, тебе что-нибудь известно о так называемом учении Темных Путей?
        — Запрещенное законами суверенной планеты Анчар деструктивное религиозное учение, насчитывающее тысячи лет существования,  — ответил бесстрастный динамик, заставив сердце забиться быстрее, чем это смогла бы сделать преследующая меня одержимая. Кстати, почему она не стреляет? Силы зла не пожадничали, отрастили ее машине новый лазер вместо отрубленного?  — С перечнем государств, где это учение является официальным или разрешенным, вы можете ознакомиться позднее.
        Повинуясь неясному предчувствию и раздающемуся сзади свисту рассекаемого воздуха, я упал ничком и перекатился по полу. Нечто вроде костяного гарпуна, оканчивающегося скалящим зубы черепом какой-то хищной твари, пролетело над головой. Оружие среднего боя, однако. Интересно, это мутировавшая под воздействием сил хаоса лебедка, или одержимый робот с одержимым пилотом просто вырастили эту игрушку в силу необходимости? Если последнее, то тогда ой. С таким мне в одиночку и при полном параде не справиться.
        — Быстрее найди мне проход вертикально вверх или вниз!  — рявкнул я Диспетчеру.  — Такой, чтобы там любой объект, чуть крупнее человека, напрочь застрял.
        — Через пять метров поверните налево,  — тотчас откликнулся машинный разум, держащий в памяти карту станции. Будем надеяться, навигатор из него лучше, чем юморист.  — Двадцать метров прямо. Бегите наискось через свободное пространство в большую стеклянную дверь под голографической вывеской.
        Флориниты, оказавшиеся в неожиданно широком и просторном отсеке, очевидно игравшем роль одной из главных улиц, очень мне удивились. Однако отреагировать попросту не успели. Маг, за которым гонится злой демон, может развить весьма неплохую скорость. Слышал даже историю, будто имеющий подобный голодный и рычащий стимул чародей обогнал конного гонца. И верю ему, ибо пропажу того курьера расследовал один мой очень хороший знакомый. Промчавшись, как ветер, между растениями и разлагаемыми ими телами, я прямо сквозь стеклянные двери вбежал в какую-то гостиницу, привлекавшую посетителей внешней рекламой. Сзади чавкал раздавливаемыми агрессивными кустиками одержимый робот, отставший совсем ненамного.
        — Второй этаж,  — продолжил работать гидом Диспетчер, и я тотчас свечкой взмыл к потолку. Клацнул зубами клыкастый череп, не дотянувшийся до моих пяток каких-то пару метров.  — Дверь в конце коридора. Там с правой стороны люк для грязного белья, ведущий на сорок семь метров вниз, в прачечную на технической палубе. Если повезет, вы даже упадете на мягкое. Пусть и не слишком чистое.
        — Не уйдешь, тварь!  — Противник сделал то, чего от него не ожидал даже я. А это, учитывая мой опыт постижения знаний у учителя, да не устанет Великий Рандом выдумывать ему новые неприятности, дорогого стоит. Одержимый боевой плюнул в меня своим тоже одержимым пилотом. И попал.
        — Отцепись, зараза!  — В комплектацию обычных дроу пятисантиметровые когти не входили. Равно как соединяющая их с пилотской кабиной пуповина кишок. Однако одержимую такие мелочи не волновали, и она упорно тянула меня вниз, попутно пытаясь при помощи своего эксклюзивного маникюра разделать на фарш. К счастью, вцепиться ей удалось не в горло, а всего лишь в правое бедро. Боли тварь не чувствовала, да и обычные раны вряд ли бы причинили перешедшему на сверхъестественный метаболизм существу значимый вред. Но пара ударов Магоубийцей избавили ее от дарованной темными силами мощи, превратив обратно в обычную темную эльфийку. Падающую вниз головой с высоты нескольких метров, да еще и с выпотрошенным наполовину животом.
        Дресса Ан Шатар получила 300 единиц урона и погибает! Получено 940 единиц опыта.
        — А трофеи собрать, как всегда, некогда,  — уныло пробормотал я, уворачиваясь от костяного хлыста. Изменившийся под действием темных сил боевой робот и не думал останавливаться после смерти своей хозяйки, труп которой понемногу начал распадаться искрами у самых его ног. И даже флориниты, окружившие монстра со всех сторон, не ослабили его желание добраться до меня.  — Ох, кажется, пора завести себе маленькую домашнюю часовенку. Или лучше две. Одну — Личному Хомяку, а вторую — Удушающей Жабе. А то ведь совсем без их помощи и покровительства обнищаю и по миру пойду…
        Кое-как долевитировав до второго этажа, я проворно похромал к нужной комнатке, уже слыша, как топает по ведущей туда же лестнице преследующий меня боевой робот. Доковылять до нужной двери из-за раненой ноги удалось с трудом. Но, по крайней мере, в спину больше ничего не прилетало. Судя по треску, который я услышал краем уха, лестница по какой-то причине не выдержала веса взбирающегося по ней массивного объекта. Или просто когти одержимого механического убийцы увязли в покрывавшем ее ковре, и он споткнулся. Не имеет значения, главное, что я с громадным облегчением и чувством выполненного долга провалился в люк для грязного белья. И даже не впечатался лицом в чьи-то вонючие простыни, умудрившись зависнуть в двадцати сантиметрах над смятыми тряпками.
        — Диспетчер, какие шансы, что он меня догонит?  — вырвался у меня обращенный к ИскИну вопрос, пока тело чуть ли не само по себе принялось искать ближайшую поверхность, куда можно присесть. Куб стиральной машинки, за прозрачной крышкой которой виднелись барахтающиеся в мыльной пене рубашки, для этой цели вполне подошел.
        — Если у него нет карты, то почти никаких. И даже если есть, до ближайшей лестницы на технический этаж около семисот метров, а потом столько же в обратном направлении,  — откликнулся ИскИн.  — До лифта намного ближе, но он заблокирован остановившейся кабиной.
        — Все равно слишком близко.  — Я со стоном слез со своего пристанища и заковылял дальше.  — Надо делать ноги… Не важно куда, но подальше.
        — Вас уже давно просили проверить, что происходит в остатках космической академии,  — напомнил Диспетчер.  — При соблюдении текущего курса, скорости и отсутствии значительных препятствий вы достигнете первой назначенной точки через два с половиной часа.
        — Ты сам-то веришь, что такие идеальные условия вылазки на Орбитальном Оплоте вообще возможны?  — не смог удержаться я от иронии.
        — Ну, математическая вероятность данного события имеется,  — ничуть не смутился ИскИн.  — Правда, не очень большая.

        Глава 8,
        в которой герой встречает гномов, спасает учительницу и получает по физиономии

        — Так что ты там говорил о вероятностях?  — задал я вопрос ИскИну, опасаясь лишний раз пошевелить… Да хоть чем-нибудь пошевелить!
        — Ну, это не флоринит. И не препятствие.  — Диспетчер идти на попятную вовсе не собирался.  — Скорее, даже наоборот, неожиданная союзная помощь.
        — А, ну да, конечно,  — согласился с ним я, борясь с желанием сплюнуть прямо на пол. Благо откинутое вверх забрало шлема позволяло.  — Если меня на молекулы сейчас разлагать не станут, то тогда, конечно, союзная.
        — Эй, верзила, хватит болтать со своим компьютером!  — злобно зыркнул на меня лысый большеглазый карлик, в котором я только со второй попытки сумел узнать гнома. Ну не доводилось мне их раньше видеть отскобленными до синевы. Подгорный народ с презрением относился к бритвам и ножницам, не столько из-за особенностей культуры, сколько из практических соображений. Даже обычный человеческий волос невероятно прочен, а данная раса превосходила людей по плотности своих шерстяных покровов раза в три. И если гному в голову или в бороду попадала стрела, то до кожи она могла и не дойти, просто завязнув. С большинством прочих поражающих факторов складывалась аналогичная ситуация.  — Грымли, что ты о нем скажешь?
        Парочку крайне странного вида субъектов мне удалось найти, лишь благодаря магическому зрению. Постоянно проверяя окрестности на предмет засад крупных групп флоринитов или особо опасных их особей, я увидел ауры вполне живых и разумных существ. А после долго ходил кругами вокруг абсолютно ничем не примечательного фрагмента стены. Сначала пытался найти замаскированный проход и простукивал переборки, ну а потом просто принялся делать его. Решил, что бедолаг внутри заклинило или завалило, а потому они не могут ответить. Оказалось, что парочка выживших находилась в полностью дееспособном состоянии. Стоило начать плавить стену в наиболее близком к ним участке, как оба тотчас же открыли свое убежище. И, обдав вышибающим слезы запахом давно не мытых тел, взяли меня на прицел чего-то среднего между просто очень большим ружьем на подставочке и снятой с лафета корабельной пушкой. Если правильно помню, подобные винтовки называются антиматериальными. Потому как черта лысого ты найдешь ту материю, в которую врежется их снаряд. Разнесет на молекулы даже танковую броню! Ну, верхний слой брони так точно.
        — Оммм… — Закативший глаза брат-близнец бритого гнома полностью ушел в свой внутренний мир и, похоже, решил там доблестно заблудиться. Только какие-то подозрительного вида имплантаты, торчащие из лысого черепа, перемаргивались диодами. Неожиданно ритм их работы сменился с ровного ритма на частое моргание, а потом они и вовсе погасли.  — Омм… Знаешь, Рымли, я бы на твоем месте пушку опустил.
        — Эт почему?  — насторожился держащий меня на прицеле тип.  — Он же магик поганый! Их без пригляда оставлять нельзя, мигом на том свете окажешься. Да и одежка у него уж больно подозрительная.
        Ну да, скафандр глупого пирата это вам не костюм-тройка. Персоне, одетой в подобную, хм, униформу, дверь по своей воле не откроют. Или откроют только затем, чтобы влепить в пузо заряд из чего-нибудь бронебойного.
        — А у меня на этого парня нет ничего. Вообще.  — Гном-киборг выдержал мхатовскую паузу.  — Кроме недавней рассылки по громкой связи, где этот тип обличает имперцев в массовом убийстве. И их корабль через несколько минут после этого взорвался. Делай выводы.
        — Знаешь же, не умею я этого,  — буркнул гном ну просто с очень большой винтовкой, однако оружие свое все-таки убрал с подпорки. Учитывая выдающуюся физическую силу большинства представителей данного народа, весить оно должно было килограммов шестьдесят. В противном случае он вряд ли бы стал заморачиваться подобным приспособлением.  — Ладно, раз имперцы его не любят, значит, не совсем пропащий тип. Ну, будем знакомы, парень. Я — Грымли. Он — Рымли. Близнецы, если ты еще не заметил. А ты у нас кто будешь?
        — Мирдин Ревел. Исполняющий обязанности лейтенанта сил самообороны этой станции. Ну, или того, что от нее осталось,  — пожал протянутую руку я. Среди гномов, как, впрочем, и среди людей, попадались личности, разные в плане морали. Хорошие и не очень. Эта парочка, очевидно, подпадала под последнюю категорию. Однако мне сейчас было не до того, чтобы пренебрегать знакомствами.  — А вы, как я понимаю, контрабандисты. Иначе с чего бы парочке гномов, которым вывели всю прическу до единого волоска, прятаться в скрытом отсеке?
        — Ну… Да,  — не стал юлить Рымли, почесывая голову рядом со своими имплантатами.  — Отрицать глупо, тем более что у нас за спиной коробки с товаром виднеются. И если ты хочешь посадить нас в нормальную тюрьму, с трехразовым питанием, душем и доступом в библиотечную сеть, то я согласен и готов во всем чистосердечно признаться.
        — Мне бы самому кто обеспечил путевку в такой санаторий,  — тяжело вздохнул я, устало разминая шею. Надо все-таки найти где-нибудь нормальную кровать. И выспаться.  — Нет, братцы-кролики, выкручиваться придется самим, а не ждать службу спасения. Чем хоть торговали?
        — Корягой,  — вздохнул Грымли, кидая тоскливый взгляд себе за спину, где виднелись сделанные из коробок лежаки и множество раскиданных тут и там баночек.  — Эльфийской. Разбодяженной.
        — Диспетчер?  — тихо шепнул я ИскИну, нуждаясь в дополнительной информации.  — Что это за дурь?
        — В моих базах данных такой наркотик не зафиксирован,  — растерянно ответил компьютерный разум.  — Даже повышенными пошлинами ничего такого не облагается, не говоря уж о полном запрете ввоза на станцию.
        — Эльфийская косметика, линия кремов «Молодая кора»,  — пришел мне на помощь Рымли, очевидно обладающий тонким слухом от природы или за счет имплантатов.  — У вас ее прямой ввоз запретили из-за политических санкций, а через перекупщиков получалась едва ли не двухсотпроцентная накрутка.
        — Ну, это не страшно,  — утешил его я, слегка расслабляясь. Желание не платить налоги за торговлю косметикой, пусть даже фальшивой, в моей личной шкале прегрешений колебалось где-то около отметки «несущественно». Слишком часто жизнь подбрасывала примеры куда более пугающих преступлений.  — А чем разбавляли?
        — Да жиром свиным из консервов,  — ткнул ногой Рымли одну из баночек, находившуюся на самом пороге логова контрабандистов. Та перевернулась и действительно показала мне морду жизнерадостного хряка.  — Очищали его от вонючих примесей и фильтровали понадежнее. Разница с той мурой, которую остроухие шоумены впаривают скучающим домохозяйкам которое тысячелетие подряд, только в брендах и пиаре.
        — Да, хорошо, что мы так и не перешли на синтетику,  — поддакнул ему брат, почесывая подбородок.  — Иначе бы точно опухли с голоду. Свинину-то жрать без проблем можно, пока поперек горла не встанет, и ничего с нее не будет.
        — С вами все ясно. Как верховная власть этой части станции делаю вам устный выговор и на том закрываю дело,  — заявил я.  — Вы как, дальше сами по себе будете или предпочтете влиться в коллектив? Но предупреждаю, помочь вам пока ничем не могу. Сам в поиске средств к существованию, в том числе денежных. Однако группой выживать все-таки легче, чем вразнобой.
        — Вдвоем мы можем только сидеть тут, пока консервы и крем не кончатся.  — переглянулся Грымли с братом.  — Он хоть и гадость, от которой несет по-страшному, но тоже съедобная. Смущает, что туалет наш уже не справляется, а свинина давно приелась. Какие планы, кэп?
        — Гуляем до места, где раньше была академия. Ищем выживших и высокоранговых флоринитов. Первых спасаем, вторых ликвидируем,  — ответил я, не видя причин делать особой тайны из собственных планов. Даже самый матерый ниндзя не выудит секретные данные у того, кто их не имеет.  — Потом отступаем с трофеями в четвертый док, на базу… Ну, или ее неубедительное подобие, если быть точным. Как вы в плане самозащиты? От пары десятков диких флоринитов отобьетесь? А от шаротанка или там генного мастера?
        Лысые гномы снова переглянулись, а потом сконфуженно уставились на меня.
        — Ну, мы это… — явно смутился Рымли,  — не из тех контрабандистов, которым доводилось отстреливаться от патрульных. Пару раз нас накрывали, это да… Но всегда мы просто сдавались, а после удавалось договориться. Кремы для морды и прочего — это ж не бомбы какие-нибудь вирусные.
        — У нас и пушка-то одна на двоих.  — Грымли почесал себе спину рогаткой, на которой до этого размещал свое орудие.  — И та досталась по случаю.
        — Но штука хорошая,  — поспешил заверить меня его брат, видимо, опасаясь, что я возьму и брошу тут бесполезный балласт.  — Настоящий магнитный пульсатор, прямиком из центра галактики, где, как говорят, какого только добра нет. Правда, уверен, иль чего другого там тоже меньше быть никак не может. В любом случае эта малышка умеет швыряться управляемыми шарами плазмы так далеко, как ты только захочешь. Управляемая плазма, прикинь? Я даже и представить не могу, за счет чего такое оружие может работать!
        — Колдовство!  — уверенно заявил я, просканировав конструкцию и наткнувшись в ней на небольшой источник магической энергии.  — Ладно, в таком случае идете позади меня, в драку без особой необходимости не ввязываетесь. Ну а потом уж разберемся, куда вам и как. На станции работает госпиталь мистера Сайлза, где немного тесновато, но можно спать без боязни проснуться убитым. А еще одна взбалмошная особа из «Космического туриста» собиралась дождаться мужа и с ним свалить со станции куда подальше. Может, с ней попутчиками напроситесь. Вопрос только, когда он заявится и согласится ли брать пассажиров…
        — Рымли, ни слова ей про косметику,  — решил обладатель магнитного пульсатора.  — Если чего, мы тут алкоголь из-под полы гнали для шахтеров, понял?!
        — Угу,  — кивнул его брат.  — Не боись, я в курсе, что лучше признаться бабе в серийных убийствах, чем в подделке ее любимого скраба для пяток.
        Над Грымли медленно проявилась надпись, извещающая меня, что он является гномом-контрабандистом девятнадцатого уровня. Его брат, к моему удивлению, находился на той же планке развития, но имел чуть иную специальность. Гном-киборг оказался торговцем информацией.
        Вам предложено задание: «Криминальные элементы».
        Помогите найденным вами преступникам выжить на станции и вновь занять подобающее место в обществе. Но учтите, что они могут не пожелать забыть о своих антисоциальных наклонностях. А расхлебывать последствия их действий придется вам.
        Награда: 1000 единиц опыта.
        Штраф за провал: вариативно.
        Принять. Отказаться.
        Как показала практика, гномы-контрабандисты оказались, мягко говоря, трусоваты. Один-единственный дикий флоринит, свалившийся мне на голову из вентиляции, вызвал у них панические крики и бегство по направлению обратно к их изолированному убежищу. Пришлось догонять, успокаивать и тыкать в бритые морды скрученной в бараний рог без всякой магии тушкой.
        — Почему вы их так боитесь?  — задал вопрос я, стуча отчаянно вырывающимся флоринитом о стену. Растению такое обращение не нравилось. Оно отчаянно шипело на меня и пыталось царапаться обломками когтей. Природное оружие данного существа я в процессе погони за гномами попросту обломал, чтобы не мешало.  — Они же могут представлять проблемы лишь в том случае, если нападают стаей. А одиночный экземпляр это даже не противник, а так, досадная неприятность. Вроде комара или пчелы… Ну, ладно-ладно, переборщил. Кусачей крысы, сожравшей упаковку анаболиков и стероидов.
        — Мне неловко в этом сознаваться, но я в жизни не держал ничего тяжелее коробок с эльфийской косметикой,  — потер вспотевшую шею торговец информацией, пытаясь отодвинуться подальше от сунутого ему в лицо монстрика.  — Да и за те брался лишь при очень большой необходимости. Обычно все, что я перемещаю с места на место, это массивы данных. А они хоть и могут подчас стоить больше планеты и быть убийственней космокрейсера, но мускулы не развивают. Совсем.
        — Да и я как-то молотом в кузне днями напролет не махал,  — смутился его брат, дышащий, как тяжело загнанная лошадь. Магнитный пульсатор и рогатка для него заставили вымотаться гнома так, словно весили целую тонну.  — В общем, не хватит у нас сил, чтобы так вот походя эту дрянь в узел завязать. Скорее уж она сама нас пополам переломает.
        — Ну, конкретно вот так можно и не делать.  — Я поспешил распутать флоринита в прежнее положение, цепко удерживая его за центральную часть стебля. Что-то слегка хрустнуло, и пальцы оказались измазаны в беловатом соке, однако пленник все еще оставался способен шевелиться.  — Главное — это дотянуться ему до мозговой плодоножки. Вот тут она, под цветком. Давайте пробуйте, я подстрахую.
        — Ну, если так.  — Рымли несмело и очень-очень медленно потянулся к «шее» растительного монстра. И тотчас получил по бритой харе кончиком стержневого корня. В обычной ситуации флоринит не смог бы использовать данную конечность, но сейчас в вертикальном положении его удерживали мои руки, и упираться в пол не было нужды.  — Ай! Он дерется!
        — А ты как думал?  — Грымли зашел на пленника сбоку и смог уцепиться за одну из его верхних конечностей.  — Ух! Вырывается, зараза! Но я держу… Бей, братец!
        — На!  — Шагнувший вперед, чтобы отомстить обидчику, торговец информацией получил хлесткий удар цветком по лицу и отпрыгнул обратно. Понимающий, что ничем хорошим для него это не закончится, растительный монстр бился в моих пальцах, как рыба на крючке.  — Оууу! Он мне чуть глаз не выбил!
        — Не везет тебе сегодня,  — вздохнул я и с надеждой покосился на более боевитого гнома, силящегося не выпустить руку «цветочка» из захвата.  — Давай тогда сам с флоринитом заканчивай. Ему как раз в твоем направлении бить нечем.
        — К-к-как?!  — Грымли вместе с извивающимся, словно укушенная за хвост змея, флоринитом совершал перемещения в пространстве по крайне непредсказуемым траекториям. Это было похоже на какое-то родео.  — Если я отпущу хоть одну руку, он меня сбросит!
        — Ну, у тебя еще есть голова,  — напомнил я, крепче сжимая вырывающегося флоринита. Из-за того, что руки перепачкались в липком соке, процесс его фиксации стал намного сложнее.  — А на ней лоб, которым удобно бить, и зубы, умеющие кусаться.
        — Ты это серьезно?!  — фыркнул Рымли, опасающийся приближаться к активно брыкающемуся «тренировочному пособию».  — Может, тогда сам попробуешь?
        — Да нет проблем.  — Я подтянул флоринита повыше и цапнул зубами скрывающуюся у основания листа плодоножку. Та оказалась неожиданно сочной и сладкой. Случалось мне как-то жевать молодой бамбук, так вот, очень похоже! Желудок буркнул, напоминая о том, что последнюю пищу он получал достаточно давно. Ведь случайно подвернувшиеся продукты почти полным составом были пожертвованы обитателям госпиталя. А затем, чисто рефлекторно, мой жевательный аппарат откликнулся на этот сигнал, отправив попавшую в рот вкусную субстанцию вглубь организма.
        Дикий флоринит получает 15 единиц повреждений и погибает!
        Вы съели плоть дикого флоринита! Жизнь:  — 5. Выносливость: +10. Срок: 2 часа.
        Вы грубо нарушаете законы пищевых цепочек и весьма этим фактом довольны. При встрече с чудовищем вы уверены, что кто тут монстр, а кто его еда, еще надо выяснить! И вообще, чем опасней хищник, тем больше в нем полезного и питательного!
        До получения достижения «Пожиратель чудовищ» осталось сожрать тех, кто намерен сожрать вас, 999 единиц.
        Примечание: некоторые существа оцениваются более чем в одну единицу, также имеются обходные пути получения данного достижения.
        — Брат, а я кое-чего понял,  — тихо пробормотал Рымли, взирая на меня большими и очень-очень удивленными глазами.
        — Вегетарианцы — страшные?  — уточнил его близнец, перенесший зрение загрызания флоринита чуть легче. У него всего лишь начался нервный тик.
        — И это тоже.  — Не стал спорить торговец информацией, на которого, видимо, мои действий произвели неизгладимое впечатление.  — Наш выбор, уйти из клана или продолжить оставаться пацифистами, был правильным. Очень правильным. Самым правильным. Я не хочу становиться таким, как он!
        — Эй, ну не надо так. Голод — не тетка, да и вообще, флоринит первым начал… — смутился я и поспешил испепелить улику, смущающую своим обмякшим тельцем найденышей.  — Стоп… Пацифисты? М-да… Пацифисты-контрабандисты-гномы… А я думал, что уже ничему не удивлюсь в этой жизни. И в парочке следующих тоже. Ну, по крайней мере, если склероз не заработаю. С чего же вас так угораздило, бедолаги?
        — Это наше личное дело. И закончим на том,  — буркнул Рымли, похоже, слегка отошедший от шока.  — Двигаемся дальше… Только если вы опять захотите устроить что-нибудь подобное, лучше предупреждайте. Хоть глаза закрою.
        — Ну, названия боевых заклинаний я обычно громко кричу. Правда, иногда уже после их сотворения и попадания в цель. Думаю, этого хватит, чтобы при желании не увидеть, как эта самая цель превращается в прах, пепел или нарезается мелкими кубиками.  — Мои ноги зашагали по маршруту, подсвеченному в прозрачном ободке коммуникатора.  — Нет, ребята, а что вас на самом деле так шокировало? Ну куснул я самоходный сорняк… И что? Он первый напал и к тому же умер быстро. Не кричал, чувствуя приближающийся конец. Не плакал, как ребенок, видя, что из него, еще живого, вытаскивают внутренние органы. Не звал мамочку, впав в детство от вида собственных кишок. Не истекал кровью, уляпывая все подряд. Не… Эй, вы куда подевались?
        Задание «Криминальные элементы» провалено. Гномы-изгнанники Грымли и Рымли сочли, что им небезопасно и дальше оставаться рядом с вами, а любые встретившиеся на станции опасности будут меньшим злом.
        Штраф за провал: Легенда о маньяке-лейтенанте.
        Легенда о маньяке-лейтенанте.
        В пустых и заброшенных помещениях станции Орбитальный Оплот живет ее последний защитник, обладатель могущественных сверхъестественных сил, увидевший столько насилия, зла и жестокости, что они навечно оставили отпечаток в его душе. Чародеи, все до одного, и так являются в лучшем случае странными, но этот выделяется даже на их фоне. Обычно он старается вести себя дружелюбно, но иногда у него случаются приступы ярости, и тогда каждый, кто окажется слишком близко к нему, будет растерзан на мелкие кусочки! Двоим удачливым гномам удалось сбежать от него, пока впавший в неистовство безумец терзал попавшегося ему на пути флоринита зубами, и донести страшную правду до остальных.
        Отношение с выжившими жителями станции понижено на 1. Всего — 14, дружественный нейтралитет. (Хороший вы человек… Наверное.)
        Отношение с гостями станции понижено на 1. Всего — 1 (Безызвестность). (В толпе одно лицо из многих.)
        — Убью этих чертовых контрабандистов! Буду кормить их свиной косметикой до тех пор, пока не лопнут, как воздушные шарики!  — Я едва сдержался от того, чтобы не начать швыряться во все стороны не очень-то оформленным в сгустки боевых заклинаний огнем.  — Знавал я миролюбивых гномов. Знавал трусливых. Но чтобы они от такой малости впали в истерику, сбежали куда подальше и принялись распространять такие дурацкие слухи?! Ох, не зря этих двоих слабонервных дегенератов из клана выпихнули с полным облысением… Не зря! Жаль, что сразу не прибили!
        Кипя от возмущения и время от времени срывая злость на встречных флоринитах и зараженных, я шел дальше вдоль технических коридоров. Отсеки были неожиданно пустыми. И дырявыми. За время пути мне не раз и не два приходилось левитировать, чтобы преодолеть участки пола, состоящего только из удерживающего воздух силового поля. Обстрелявшие станцию корабли наделали в ней много дырок. Впрочем, как правило, палили они по точкам обороны, натыканным на Орбитальном Оплоте ну просто очень-очень густо. Однако свои эмоции довольно быстро пришлось унять, когда магическое зрение засекло весьма необычную ауру. Большую и почти идеально круглую.
        — Диспетчер, замечены шаротанки. Переходим в режим радиомолчания,  — шепнул я ИскИну.  — Единственные встретившиеся мне до сих пор представители данного класса флоринитов входили в состав ассимиляционной партии. Вдруг у них еще и техник есть, способный запеленговать сигнал?
        — Принято. Вы как раз находитесь в районе Высшей академии космонавтов,  — откликнулся ИскИн.  — Отмечаю это место как возможный вражеский фортпост.
        В ближайшем углу что-то зашуршало, там зашевелилась тень с характерными листьями-ветками. Я не придал очередному флориниту особого значения и собрался просто походя рубануть его мечом. За что и поплатился, когда он едва не вогнал мне в глаз какую-то колючку, выстрелив ею с дистанции пары метров из какого-то оружия. Снаряд ослабил привычную, как вторая кожа, Незримую Броню на пятнадцать единиц, после чего лезвие клинка разрезало врагу сначала руку, а потом и стебель, который кончался не одним-единственным стержневым корнем, а целыми тремя, независимыми друг от друга отростками.
        Недозревший флоринит. Уровень 32.
        Успешно ассимилировавший в процессе роста и развития чью-нибудь мозговую ткань дикий флоринит становится недозревшим флоринитом. Эти особи уже имеют примитивный разум, которого, впрочем, редко хватает на отвлеченные действия: умение говорить, читать или считать. Зато все они понимают, что такое оружие. И как его использовать.
        — Первая ласточка, похоже,  — передернулся я, представив, как все заполонившие станцию орды становятся из тупого пушечного мяса подобием полноценных врагов. Пусть им и далеко до десантников, но просто за счет количества и слаженности действий они уже довольно быстро смогут одолеть одиночного противника. Даже если им попадется такой богатый на сюрпризы тип, как я. И потом, если есть недозревшие флориниты, то наверняка имеются и дозревшие. А что у него за игрушка такая?
        Пневматический биопистолет «Колючка».
        Баллон со сжатым под большим давлением воздухом, почти повторяющая работу легких рукоятка-компрессор и заряжаемый с дула ствол, куда можно пихать все, что душе угодно, лишь бы оно туда пролезло. Просто, дешево, малоэффективно. Но все-таки опаснее, чем голые руки-листья.
        Тип: обычное, дистанционное, одноручное.
        Прочность: 23 из 1.
        Скорострельность: 1.
        Емкость магазина: 1.
        Физический урон: 10 —35.
        — Броню не пробьет.  — Я с уважением взглянул на свой скафандр глупого пирата.  — Наверное. Максимум оставит синяк или поцарапает одежку. Однако все равно ничего хорошего.
        Не стоит тянуть с зачисткой, ох не стоит! Иначе дождется Палковводец принудительной смены своей ориентации и перекрашивания корпуса в веселенький голубенький цвет. Аккурат за пять минут до принудительного демонтажа.
        Ноги несли меня дальше по практически пустому коридору технического этажа, а глаза внимательно выискивали притаившуюся по углам опасность. Ну и читали все попадающиеся на глаза вывески. Водоочистительная станция номер три. Прачечная номер девять. Склад продуктов кратковременного хранения девятнадцать дробь три. Внутри пусто. Склад продуктов кратковременного хранения девятнадцать дробь четыре. Кроме двух диких флоринитов, в нем ничего не оказалось. Склад продуктов кратковременного хранения девятнадцать дробь пять. Табличка сохранилась, но внутрь зайти не рискнул. Судя по просачивающимся сквозь перекореженную дверь ароматам, отмываться после экскурсии пришлось бы долго. А воды и так почти нет.
        Разгулявшееся в пустых и тихих коридорах эхо донесло до меня звуки, которые я ни с чем не мог спутать. Пронзительный женский визг, смешанный с веселым гоготом нескольких здоровенных мужских глоток, предвкушающих скорое развлечение. Обладательнице испуганного голоса могло быть как тринадцать, так и пятьдесят, у многих дам голос почти не меняется со временем. А вот радующиеся жизни типы определенно давно уже вышли из юношеского возраста, слишком уж много у них имелось прокуренных басящих ноток. Моряки, не брезгующие пиратством, далекие от соблюдения каких-либо кодексов чести наемники, обычные грабители, просто подвыпившие бюргеры в годах, решившие «культурненько» отдохнуть, а после спрятать следы своего развлечения в ближайшую канаву… Но никак не мирные простые обыватели.
        Вы сотворили заклятие «Невидимость». Мана: 1400/2500. Вероятность обнаружения в оптическом диапазоне минус 80. Длительность: 180 секунд.
        Вы сотворили заклятие «Тихий шаг». Мана: 1350/2500. Вероятность обнаружения в акустическом диапазоне минус 50. Длительность: 250 секунд.
        Источник звуков удалось найти без проблем. Им оказался отсек, выделяющийся из общей серой массы технических помещений веселенькой раскраской. Глаза зацепились за мигающую на стене плоскую неоновую вывеску, изображавшую трех крайне полногрудых девушек-кроликов. Одна, видимо, старшая, являлась абсолютной нудисткой и могла устрашить своими объемами фабрик по производству молока корову-рекордсменку. А ее задний амортизатор поверг бы в священный ужас целую стаю ежей! Вторая выглядела чуть менее монументально и чуть моложе, а свою наготу безуспешно пыталась прикрыть руками. Но изящные и тонкие кисти с задачей объять необъятное справлялись плохо. Третья же, выглядящая на фоне первых двух невинной девочкой, стыдливо выглядывала из-за огромной морковки, демонстрируя вполне человеческих пропорций грудь. Изображение было достаточно реалистичным, чтобы понять, что торчащие из голов девушек длинные мохнатые уши являлись вполне штатной частью представительниц неизвестной расы гуманоидов. Да и короткие хвостики выглядели слишком органичными для деталей костюма. Вывеска «Матушка-крольчиха» окончательно развеяла
все сомнения насчет того, что данное место не является борделем. Кажется, кто-то из разработчиков Нереальности очень любил оригинал данного места, поскольку это уже третий публичный дом с подобным названием, встретившийся на моем виртуальном жизненном пути. Зверски тянуло горелым пластиком с небольшими примесями дыма. Не знаю, что за синтетику тут жгли, но воняла она так, словно является патентованным средством от заложенности носа.
        — Акх-кха-кха! Отвалите от меня, уроды!  — истошно орала изнутри, захлебываясь кашлем, какая-то девица. В голосе ее плескались целые океаны страха и уже закрадывались нотки безнадежной обреченности.  — Назад! Буду стрелять! Стреляю!
        — А киска-то нам попалась с характером, верно, парни?!  — гоготнул какой-то крайне довольный и жизнерадостный голос.  — Как думаете, удастся ее приручить?
        — Давай, кэп, ломай ее!  — активно подзуживала своего, видимо, предводителя группа поддержки. Судя по тому, какую активность они проявляли, очередь подручных должна была приступить к делу, вернее, телу, только после главаря. Поэтому его и торопили всеми силами.  — Подстриги ей коготки! Покажи, что такое настоящий мужчина! Протори дорогу для команды!
        Дверь, ведущая в недра «Матушки-крольчихи», была взломана, о чем свидетельствовал вытащенный из нее наполовину электронный замок. К тому же закрыться ей не давала чья-то обезображенная прямым попаданием из неизвестного орудия голова, лежащая прямо на пороге. В самом наличии части человеческого тела не было ничего удивительного. Но почему у него остался целым череп?! Заполонившие станцию флориниты тщательно собирали думалки у всех, кого могли расчленить. Среди сотен попадавшихся мне на пути зараженных какое-то подобие башки имели лишь те, кого убили прямым попаданием в голову. Видимо, такая мозговая ткань уже не представляла для паразитических растений особого интереса.
        Тихой невидимой мышкой я просочился внутрь гнезда порока, стараясь не наступать на тело… И, как следует рассмотрев увиденное, едва не врезался в подпирающую потолок зеркальную колонну. Нет, все в общем соответствовало ожиданиям. Просторный зал, где стояли диваны, столики, кресла, пуфики и подиум с шестом, был полон народа. И крайне перепуганная дама в обрывках одежды тут имелась, пусть даже меня немного смущала красно-синяя окраска ее кожи и лица. Ранее подобную я встречал только у одной суккубы, которая из-за неправильно составленного договора оставила после себя чувство глубокого морального неудовлетворения. Ну и память об укусе в самое нежное у мужчины место. Хорошо хоть этот укус являлся скорее символическим.
        Разумеется, присутствовали здесь и те, кто довел женщину до подобного состояния. А теперь еще и намеревался всячески продолжать веселье. Штук пять или шесть мужчин разных рас, от классического лощеного светлого эльфа до какого-то вызывающего отвращение одним своим видом трехметрового инсектоида с полуметровым сегментированным первичным половым признаком, выставленным на всеобщее обозрение. Эта выстроившаяся кругом компашка где-то растеряла большую часть одежды, оставив на себе только шляпы, жилетки и носки, но даже не заметила сего факта. Была слишком увлечена добычей. Особа женского пола летала, подобно мячику, из рук в руки, громко визжа и подвергаясь всяческому облапыванию. Из последних сил она пыталась сохранить на себе хотя бы черные ажурные трусики. Вот только смущала меня и не позволяла немедленно начать процесс вырезания насильников пара-тройка деталей. То, что в одной руке у данной особы до сих пор был зажат маленький серебристый пистолет. То, что она им периодически пользовалась, прожигая в обступивших ее мужчинах маленькие дырочки. То, что трое из них, включая ударившегося головой о
порог, уже лежали без движения, нисколько не волнуя данным фактом остальных. И то, что от этих самых тел неимоверно воняло горелым пластиком!
        До получения достижения «Пучеглазый» осталось выпучить глаза 9 999 998 раз.
        — Диспетчер, ты видишь то же самое?  — осторожно уточнил я у ИскИна, неимоверным усилием воли возвращая органы зрения на положенное им от природы место.  — Как вооруженную размалеванную, бескрылую и бесхвостую суккубу готовится изнасиловать толпа андроидов? Даже несмотря на то что она отстреливается из бластера?! Может, я какой-то химической дряни нанюхался и теперь потихонечку галлюцинирую?
        — Камера видеодатчика фиксирует примерно те же события, а значит, с высокой степенью вероятности они являются достоверными,  — не согласился с моей объясняющей все и сразу версией ИскИн.  — Полагаю, это нужно остановить. Во-первых, Шайра Эловин никакая не суккуба, а гражданка планеты Анчар. Во-вторых, она выражает явные признаки недовольства. В-третьих, уничтожаемые андроиды ей не принадлежат. В-четвертых, их использование более рационально для восстановления станции. А никак не для извращенных развратных действий, совмещенных с выходом из строя ценного оборудования.
        — Угу.  — Я почесал макушку, снял невидимость и стал накладывать на поднявших сексуальную революцию роботов чары. В очень быстром темпе. А то мало ли… Они были сложены атлетически, а если видимая мускулатура соответствовала реальной силе, то с обезвреживанием подобных противников могли возникнуть проблемы. Ведь большинство известных мне боевых проклятий на них просто-напросто не подействует по причине отсутствия в этих уродах органических компонентов.  — Водная Стена! Замораживание! Прочность Камня!
        Сгустившая из воздуха вода окутала собой стоящих вокруг андроидов, а после замерзла. Наколдованный лед, познакомившись с чарами, которыми гномы обычно крепили своды свежеотрытых подкопов, стал более твердым, чем обычно. Обладательница черных трусиков и серебристого пистолетика мигом застучала зубами от холода и удивления, даже прекратила визжать. К сожалению, моя импровизированная тюрьма лишила возможности двигаться не все цели. Уж слишком одна из них выделялась своими размерами.
        — Пупсик хочет поиграть со мной?  — Нижняя часть фальшивого инсектоида оказалась вмороженной в лед, но верхняя без особенных проблем смогла повернуться вокруг своей оси не меньше, чем на триста двадцать градусов. Ужасная мохнатая харя с красными фасетчатыми глазами и терками пил в лишенном губ рту задергалась, извлекая из себя звуки.  — А он знает, что плохих мальчиков надо наказывать?
        — Уа-а-ай.  — Только и смог я скривиться от омерзения. Нет, ну каким надо быть извращенцем, чтобы польститься на это?!  — Клинок Молнии! Диспетчер, почему ты мне не сказал, что этот бордель предназначен для мужеложцев?!
        Голубая плеть электрического разряда ударила в голову робота, выжигая ему к чертям всю электронику и пластиковую плоть. Когда чары исчерпали вложенную в них силу, то от верхней части создания осталась только оплавленная головешка. Правда, не факт, что его это убило. Мозги искусственного насекомого вполне могли располагаться где-нибудь в животе или даже в заднице. Но, по крайней мере, он больше не изрекал нечто такое, что сказано быть в принципе не должно.
        — Данное заведение не фильтровало посетителей по гендерному признаку,  — появилась на периферии моего зрения голограмма Диспетчера.  — И позвольте напомнить, что у большинства известных рас соотношение мужчин и женщин детородного возраста примерно один к одному. Соответственно, и спрос среди гостей и жителей станции, распределенных по гендерным отличиям почти поровну, был на представителей обоих полов. Поэтому ваши претензии в свой адрес считаю необоснованными.
        — Ты че на меня так пялишься, урод?!  — взвизгнула счастливо избегнувшая незабываемого удовольствия краснокожая особа, которая теперь находилась посреди ледяного круга с вмороженными в него искусственными мужчинами. Теперь я уже смог к ней как следует присмотреться и точно установил, что природным цветом кожи для нее является алый. А синий, покрывающий примерно четвертую часть кожи, оказался следствием рунической татуировки по всему телу. Кстати, символы для нее были использованы какие-то странные… Что-то они мне напоминали… Причем не из наследства учителя, да заведись у него разумные глисты с телепатическими способностями и привычкой к хоровому пению.  — Быстро кинь мне что-нибудь прикрыться!
        — Паралич! Призрачные Цепи! Глубокий Сон!  — выдал хорошо отрепетированную череду заклинаний я, лишая собеседницу всяческой способности к сопротивлению.  — Фух, неужели управился? Как-то даже не верится. Обычно суккубы к заклинаниям куда более устойчивы. Хотя… Пожалуй, ты был прав. Не демоница она, в ауре нет и следа темной магии. Обычная, гм, инопланетянка с красной кожей и нездоровым пристрастием к боди-арту. Ты вроде бы смог ее идентифицировать?
        При помощи телекинеза я вытащил тельце, перевитое темными призрачными цепями укрощающих демонов чар, из ледяной тюрьмы. И, лишив пленницу пистолета, принялся нагло рассматривать. Благо было что. Пусть грудь своими объемами и не напоминала те молокозаводы с вывески заведения, но два маленьких аккуратных крепких холмика смотрелись весьма аппетитно. Особенно в обрамлении непонятных знаков, в которых чудилось мне, тем не менее, нечто знакомое…
        — Гражданка Шайра Эловин, гость станции. Место рождения — планета Анчар, мать Лайра Эловин, отец неизвестен,  — начал выкладывать сведения Диспетчер.  — Возраст двадцать восемь лет, преподаватель математики в колледже, разведена. Другой информации на нее не имею, поскольку сохранились лишь те сведения, которые она внесла, заполняя анкету беженца.
        — Да не… Ну не может быть… — Я наклонился пониже, уловив в ровных строчках кажущихся смутно знакомыми символов некую закономерность, воскресившую в памяти цепочку ассоциаций.  — Не могла же она набить себе на все тело математические формулы, расписав грудь таблицей умножения?! Это же что с их тщательным изучением за урок получится, а?! Аа-а!
        Изогнувшаяся, словно змея, краснокожая особа со всей силы вцепилась мне в нос, просто проигнорировав как наложенные на нее чары сна и паралича, так и защитное заклинание. Незримая Броня просто не заметила вторжения, в то время как ее создатель его очень даже прочувствовал. Неожиданно острые зубы впились в хрящи, пытаясь лишить мое лицо самой главной его выступающей части. И если бы не отменная реакция боевого мага, ей бы это вполне удалось. С неимоверным усилием разлепив почти сомкнувшиеся и раздробившие тонкие хрящики челюсти девушки, по силе сжатия превосходившие большинство капканов, я отшвырнул ее в сторону, успев напоследок больно пнуть куда-то в район практически голой задницы. Больно для нее, понятное дело. Сапоги моего скафандра, при всей своей нелепости, являлись достаточно толстыми, чтобы в них можно было безбоязненно отфутболивать хоть спрятавшуюся в панцирь черепаху.
        — Не знаю, кто там у тебя мать, а кто отец, но один из родителей точно змея подколодная!  — зло прошипел я, разрываясь сразу между тремя желаниями. Устроить немедленный сеанс экзорцизма, наморозить лед и приложить его к носу и захлопнуть забрало шлема. Конечно, вдыхаемый воздух быстро станет вонючим, несмотря ни на какие системы фильтрации, но зато за сохранность лица больше бояться не придется. Как этой размалеванной краснокожей девке вообще удалось меня достать, проигнорировав Незримую Броню?! Да мне таких фокусов не показывали ни сжигаемые заживо чернокнижники, ни придушиваемые в темном углу вампиры. И даже оповещений от игрового баланса никакого не было, если не считать получения урона в семь единиц. Хм… А полезная способность, если подумать. Учитель, да порази его нервный тик, за такое мог бы и руку отдать. Даже и свою, ему новую конечность вырастить не очень долго.  — Только они могут так гнуться и кусать того, кто только что спас их задницу от серьезнейших неприятностей!
        — Пошел ты в черную дыру, колдун!  — не осталась в долгу девушка, силясь порвать сковывающие ее движения Призрачные Цепи. Причем заклинание, способное удержать даже не самого слабого из низших демонов, то есть гору мяса, когтей, клыков и темной магии весом в пару центнеров, медленно поддавалось ее усилиям.  — Ненавижу! Чтоб вы все сдохли, твари! Проклинаю!
        Мою ауру что-то попыталось деформировать, пусть не слишком сильно, но ощутимо. Впрочем, выправить все обратно и закрыться от неожиданной угрозы оказалось не слишком сложно.
        Астральная атака отбита! Сопротивление астралу повышено на 0,05. Всего: 8, 49 (После предания анафеме и не почешется.)
        — Ты чья-то жрица!  — я наконец-то сообразил, с кем имею дело. Те, кто удостаивался особой благосклонности высших сущностей, сиречь игровой администрации, под обычные правила магии попадали. Но не совсем полностью. Можно сказать, что чародеи оперировали классической Ньютоновской механикой, а силы божественных слуг подчинялись законам, существующим для релятивистской. Основа вроде одна и та же, но правила, уравнения и константы совсем другие.  — Причем, судя по отсутствию мозгов, жрица светлая. Темные бывают либо умными, либо мертвыми. Исключений пока не встречал. Ну и чего же мне теперь с тобой делать, а?
        Вопрос и впрямь являлся нешуточным. Отпускать такой кадр при полном дефиците ресурсов — жалко. Слуги богов всегда умели облегчать страдания другим и, по мере дарованной им благодати, могли оградить обживаемую территорию от зла. Однако принуждать их к сотрудничеству — чревато неприятными последствиями. При наличии времени и горячего желания жрецы и жрицы могли наслать такое изощренное проклятие, что всем прочим оставалось бы только горько рыдать от зависти. Дрессировать — банально некогда. Не знаю, есть ли в здешних сутках хотя бы двадцать четыре часа, но мне-то ведь и сорока маловато будет!
        — Можно подумать, что ты меня развяжешь, извинишься и отпустишь!  — Яд едва ли не капал с красных, как пожарная машина, губок девицы, корчившейся в плотных объятиях Призрачных Пут.
        — А это мысль!  — Обострять конфликт не хотелось.  — Но только если поклянешься слушаться меня во всем на ближайшие… Ммм… Скажем, три месяца. По-настоящему поклянешься. Уж ты-то понимаешь, что я знаю разницу между пустым обещанием и обетом, скрепленным божественной силой.
        — Ах ты!  — задохнулась от возмущения жрица, невесть с чего принявшая такое предложение в штыки.  — Захотел сделать меня рабыней?!
        — И в мыслях не было,  — замотал я головой.  — Сама подумай, стал бы я в таком случае…
        — Никогда! Лучше сдохнуть!  — Жрица орала во все горло. Кстати, достаточно тренированное. Похоже, после всего пережитого шарики у нее за ролики заехали. Да и не только у нее. Я из всех выживших обитателей станции пока еще никого полностью нормальным назвать не могу. Впрочем, это и понятно, такой стресс, как захват дома враждебными инопланетянами, склонными использовать людей в качестве компоста, это же практически как собственная казнь! И шансы уцелеть примерно те же.  — Сначала обработанные твои грязными чарами железяки взбесились и с какого-то перепугу решили, что я изголодавшаяся по мужикам клиентка, которую надо обработать максимально жестко, играя в групповое изнасилование, а потом ты героически решил заменить их собой?! Да будь ты…
        — Ша!  — Я проворно подхватил с пола обрывки какой-то ткани, вроде бы в недавнем прошлом бывшие юбкой, и затолкал их пленнице в рот. А после еще и завязал импровизированный кляп ее же бюстгальтером, лишь по счастливой случайности избегнувшим ледяного плена.  — Полежи так, пока я нормальный кляп не найду. И веревки. Должны же быть в этом борделе такие предметы первой извращенской необходимости, как думаешь? Диспетчер, твое мнение насчет ситуации с этой девицей и свихнувшимися андроидами.
        — К гражданке Шайре Эловин рекомендую проявить снисхождение. Она находится в состоянии аффекта и ограниченно отвечает за свои действия,  — тотчас же откликнулся ИскИн.  — А поведение роботов очень походит на нестандартную защитную программу. Мне кажется, что найденная вами выжившая явилась сюда с целью ограбления. Ей нужны были способные к самостоятельной работе инструменты, уцелевшие после вторжения. Уверен, если хорошо поискать, то удастся обнаружить переносной компьютер, занятый попытками взлома чужого имущества. Вероятно, ее квалификация оказалась ниже требуемой, и вмешательство активизировало протоколы безопасности местной компьютерной сети.
        — Да, против какого-нибудь воришки, не важно какого пола, это бы сработало эффективно,  — согласился я, обозревая ледяную композицию. Даже с потерей наиболее устрашающего своего члена, инсектоида, фальшивые озабоченные самцы могли бы напугать личность более впечатлительную, чем изначально учившийся на демонолога боевой маг.  — Если бы они, полностью лишив его одежды, остановились, впечатлений хватило бы на всю жизнь. А уж если бы продолжили заданный им суровым программистом курс действий вплоть до приезда полиции… Или и того хлеще, до утра… И все сразу, без свойственной живым организмам усталости… Слушай, а под понятие превышение мер необходимой самообороны такие протоколы безопасности, случайно, не подпадают?
        Болтовня не помешала мне поднять с пола и оценить пистолет пленницы, которому лучше временно побыть в моих руках.
        Лазерный пистолет «Иглокол».
        Достаточно мощное и вместе с тем компактное оружие, которое удобно прятать в рукаве, сапоге или дамской сумочке. Прожигает цель концентрированным пучком энергии, и хотя она довольно быстро рассеивается с расстоянием, на дистанции вплоть до десяти метров Иглокол все еще чертовски эффективен. Правда, целиться из него стоит как можно более тщательно, поскольку отверстия он оставляет после себя маленькие и необходимую для выстрела мощь накапливает не мгновенно.
        Тип: обычное, дистанционное, одноручное.
        Прочность: 48 из 50.
        Скорострельность: 15/минута.
        Емкость магазина: 12 из 60.
        Лазерный урон: 50 —95.
        Проследить путь моей пленницы было довольно легко. В правом проходе я обнаружил лежащего в дальнем конце коридора зараженного. Из зеленой поросли торчали пованивающие трупной гнилью ноги в сетчатых чулках. Стоило лишь мне озадаченно хмыкнуть, разглядывая останки труженицы древнейшей профессии, как эти ноги начали дрыгаться, пытаясь приподнять изъеденное корневой системой тело. Потребовались целых три выстрела из чужого оружия, чтобы эта немагическая зомби наконец упокоилась с миром. Правда, одним из них я в цель не попал… Однако во втором проходе, практически у самого порога, имелось некоторое количество основательно пропеченных растительных остатков. Дикие флориниты, столкнувшиеся со жрицей, однозначно. Дальше меня вели уже следы в пыли, которая понемногу начала покрывать неиспользуемое помещение. Сама девушка, возможно, после себя особых улик и не оставила. Однако андроиды, которых никто не учил скрывать свое присутствие, могли бы вытоптать просеку даже в вековом лесу.
        — Не забыть унести отсюда какую-нибудь кровать почище. Ну или хотя бы матрас от нее,  — напомнил я себе, вышагивая по ясно видимой свежей тропе и мимоходом заглядывая в один из номеров. Обычная жилая комната, довольно большая. На стене панель телевизора или компьютера, у одной стены матрас, у другой роскошное ложе персон на пять-шесть, на полу толстый пушистый ковер.  — И еще тут где-нибудь должна быть кухня. А на ней бытовая техника и посуда. Я не намерен давиться сухомяткой, если есть возможность хлебать горячее. Кстати, а ты сам сумеешь взять здешних роботов под контроль?
        — Нескольких сумею. Если использую систему связи вашего скафандра как устройство ввода-вывода сигналов,  — спокойно согласился со мной ИскИн.  — Хочу также заметить, что в своей квалификации намного превосхожу обычных хакеров. И не допущу срабатывания протоколов безопасности на большинстве защит. Исключая наиболее параноидальные и построенные по неизвестным на момент последнего обновления принципам.
        — Ну, надеюсь, тут не осталось роботов-самцов,  — проронил я.  — А если меня попытаются задержать собой несколько не очень одетых девушек, то это не страшно. Влечением к неживым предметам никогда не страдал, но и отвращением тоже. Хотя… Знал парочку более-менее достойных некромантов, держащих в личных наложницах вампирш. И они выглядели вполне нормальными людьми, а не какими-то извращенцами. С другой стороны, классификация кровососов как нежити может быть поставлена под сомнение. Сам видел, что учитель, да прорастут у него из бровей бородавки, из одного вампира вытащил душу.
        Следы привели меня в просторное помещение, похожее на смесь гаража и гардеробной. Повсюду валялись какие-то баночки из-под духов и машинных смазок, отвертки и россыпи неопознанных деталей на столах соседствовали со стразами и макияжем, а на крючках вдоль стен висела одежда и кожа. До ужаса похожая на человеческую, и не только, но, очевидно, предназначенная для натягивания на каркас андроидов. Последние тоже были здесь. Примерно три десятка существ, преимущественно выглядевших как весьма симпатичные и не очень одетые девушки разных рас, застыли стройным рядом на длинной скамье, словно боящиеся пошевелиться школьницы.
        — Как их много-то!  — присвистнул я, переводя взгляд с синей, как морская гладь, трехглазой пухлой красотки на маленькую зелененькую особу, очевидно являвшуюся подделкой под очень-очень молодую орку. Или гоблиншу. В любом случае типом, который бы увлекся секс-куклой подобной модели, должны были заинтересоваться соответствующие органы. Во избежание того, что он может и не удовлетвориться синтетическими аналогами и начать искать живого тепла среди учениц младшей школы.  — Вон та штука в углу, к которой подключен светящийся дисплей, это не местный ли главный компьютер?
        Узнал я сей девайс даже не по монитору, окружающего сидящего полукругом, а по креслу. Очень большому, очень вытертому и, вероятно, очень удобному. Тот, кто управлял схемами поведения андроидов, вероятно, проводил в нем дни и ночи напролет, дабы в случае ЧП быстро взять машину под контроль и увести от греха подальше. А может, этих управляющих было даже несколько. И они работали тут посменно. Судя по количеству станков, процесс оказания услуг личного характера тут кипел вовсю!
        — Да, «Квант-3М»,  — подтвердил искусственный разум, опознав младшего собрата в плоской коробке с работающим экраном, соединенным проводом с основанием стола.  — Полувоенная модель предыдущего поколения. Хм… Система уже открыта даже для удаленного подключения. Могу взять под прямое управление ряд находящихся в данном помещении андроидов.
        — Выбирай модели, максимально устойчивые к высоким нагрузкам.  — Я кивнул в сторону стоящего ко мне затылком робота гренадерских пропорций, напоминающего женщину-медведицу. Или, может быть, неандерталку. Все зависит от того, был ли волосяной покров, скрывающий ее очертания, естественным или принадлежал наброшенной на тыльную часть шкуре. Если бы такая красотка послала мне хотя бы воздушный поцелуй, я бы всерьез задумался как минимум о полнейшем целомудрии на ближайшие сутки.  — И когда возьмешь роботов под контроль, не забудь поискать для них максимально приличную одежду. Я не смогу не отвлекаться на голых дам, разгуливающих по соседству. Даже если буду знать, что они глубоко искусственные. К тому же тряпки послужат дополнительным слоем защиты.
        — Будет сделано,  — откликнулся Диспетчер и приступил ко взлому местных систем. Ну а я занялся поисками того, чем можно было бы на некоторое время зафиксировать в одном положении пойманную жрицу. Ну и во что одеть ее потом, когда данная особа перебесится и будет готова к конструктивному разговору. А она будет, причем скорее раньше, чем позже. Ничто так не пробуждает в женщинах склонность к логическому мышлению, как перспектива внезапно оказаться с голой задницей. И не так уж важно, в прямом смысле это будет или в переносном.
        — Слишком прозрачно, слишком латексно, слишком… Ммм… Хотелось бы посмотреть, как на ней это будет выглядеть, но тоже слишком!  — Я перебирал оставшиеся бесхозными тряпки, стараясь найти из имеющего ассортимента что-нибудь более-менее приличное. Безуспешно.  — И абсолютно никаких веревок или наручников. Хм… Или они хранятся где-нибудь в другом месте.
        — Лейтенант, я закончил,  — раздавшееся над ухом хрипловатое контральто, наполненное предвкушением, заставило меня вздрогнуть, словно от электрического разряда. Мгновенно развернувшись, я обнаружил перед собой безликую фигуру, замотанную во множество самых разных цветастых тряпок. По отдельности местные развратные шмотки, наверное, только бы подчеркнули интересные места куклы. Но когда их на тело напялили штук двадцать, разглядеть оное просто не представлялось возможным.  — Судя по вашей реакции, над настройками внешности экспроприированной техники надо еще поработать.
        — Внешний вид удовлетворителен. Немного ярковато, но пыль и грязь это исправят. Однако надо поработать над динамиками. Сделать голос более… Ну не знаю… Скрипучим?  — не согласился с Диспетчером я, с удовлетворением наблюдая, как заканчивают облачаться в одежду последние андроиды.  — Быстро ты справился, я думал, дольше возиться будешь.
        — Большая часть работы по снятию защиты уже была выполнена гражданкой Шайрой Эловин,  — откликнулся ИскИн уже через динамики коммуникатора, который был немедленно водружен на свое законное место.  — Кстати, местные камеры видеонаблюдения я тоже контролирую. И она уже почти освободилась.
        — Упс!  — Пришлось срываться и бегом бежать до практически сбросившей путы чар жрицы. Не следовало так надолго оставлять ее без внимания.  — А почему ты мне это сказал? Ведь бурчал там чего-то про соблюдение гражданских прав и свобод данной особы.
        — Такого я не говорил,  — не согласился со мной Диспетчер.  — А вероятность ее выживания под вашей защитой повышается на шестьдесят четыре процента. Моральным дискомфортом самой гражданки Шайры Эловин в данном случае можно и пренебречь.
        — Ммм!  — негодующе завопила краснокожая преподавательница математики, когда ее окутал новый слой Призрачных Пут.  — М! Мм! Ммыммать!
        — Почему-то сильно сомневаюсь, что данное высказывание приличествует педагогу,  — пробормотал я себе под нос, закидывая пленницу на плечо.  — Ох! Тяжеловато как-то, и ведь скидки на одежду уже не сделаешь. А до базы еще тащить сию радость на себе несколько километров. М-да, кому-то здесь точно стоит сесть на диету. Диспетчер, что за грохот на контролируемой территории?
        — Демонтаж кухонных приборов, мебели, системы домашнего голографического театра,  — откликнулся Диспетчер.  — Все как приказывали.
        Путь домой растянулся в настоящую эпопею, занявшую, судя по личным ощущениям, не меньше вечности. Встроенный в скафандр хронометр, который не должен был отклоняться больше чем на секунду за сотню лет, однако утверждал, будто прошло лишь четыре с половиной часа. И он нагло врал! Ну, в лучшем случае искренне заблуждался. К тому моменту, когда я достиг дока номер четыре, я чувствовал себя немощным старым колдуном, разменявшим не меньше третьего столетия жизни. По уверениям старожилов Нереальности, на постоянный возрастной дебаф «Дряхлость» игровая администрация тоже не поскупилась. Все дела и заботы тварного мира, исключая разыгравшийся радикулит, отошли куда-то на третий план. И даже теплое женское тело, прижавшееся к щеке, уже не вызывало особых эмоций. Кстати, об этой успевшей отлежать все плечи и промычать все уши тяжеленной туше…
        — Ух!  — Не очень бережно, но жрицу я на пол все-таки положил, а не бросил. Хотя очень хотелось.  — Фууух!
        Вами заработано достижение «Неоварвар!»
        Вернуться из грабительского похода обратно в свое логово во главе каравана нагруженных добычей роботов с голой женщиной на плече, которую вы тащили всю дорогу… Какие еще нужны доказательства вашей истинной природы? Ах да, еще нечленораздельная речь имеется. Все! Дополнительные доказательства уже не нужны!
        Репутация с неоварварами +1. Всего 8.
        Сила +1. Всего 66. (Адски силен!)
        Телосложение +1. Всего 93. (Железо устанет раньше вас. И сталь тоже.)
        Репутация с интеллигентностью — 1. Всего — 3. (Варвар.)
        Интеллект — 1. Всего 130 (Когда вы тупите, то не можете без шпаргалок читать в институте лекции по двум разным предметам одновременно.)
        — Дебил. Правильно мне интеллект срезали. Ну зачем было существо, имеющее ноги, всю дорогу на себе переть, если оно может самостоятельно ходить?  — подумав, охарактеризовал себя я, снимая с пленницы несколько раз обновлявшиеся по ходу пути Призрачные Путы.  — Все, можешь обустраиваться. Из благ, правда, пока только доступ к остаткам компьютерной сети. Если хочешь, поищи знакомых среди выживших в спасательных отсеках. Да, возьми себе парочку пуфиков и одеял. Ну, из тех, которые я вместе с тобой из борделя упер. Переправить тебя к остальным выжившим удастся неизвестно когда, но точно не сегодня. Будут какие-либо просьбы, обращайся ко мне. Или к роботам, ИскИн тут временами занудный, однако, в общем и целом, адекватный. Да, кстати, вот твой пистолет.
        — Лейтенант, производство дроидов закончено.  — Ко мне подъехала тележка грузчика, на которой пассажирами застыли несколько дроидов-уборщиков.  — Рекомендую направить их на сбор материалов в условно очищенной от противника зоне.
        — Да, теперь можно,  — согласился я.  — Прикажи андроидам разобрать трофейные винтовки флоринитов, пусть поработают охраной. На денек-другой их хватит, а дальше будем думать. Появившиеся запасы, если среди них не будет чего-то интересненького, сразу направляй на создание новых грузчиков. Они нам сейчас очень нужны.
        Внимание, вы создали неустойчивую производственную линию.
        Ваши подчиненные будут трудиться, выполняя полученные указания. До тех пор, пока смогут, а остановка возможна по множеству причин. Истощение доступных ресурсов, выход из строя средств производства и вражеский налет только открывают длинный список.
        +3 дроида-грузчика в день.
        — Тьфу,  — сплюнула измусоленные обрывки своей одежды преподавательница математики, изукрасившая свое тело формулами любимого предмета. То, что она может воспользоваться оружием, меня не очень волновало. Нереальность в плане попустительского отношения к умеренным угрозам гораздо более щадящая, чем настоящий мир. Да и потом, руки после длительного пребывания в Призрачных Путах просто обязаны немилосердно затечь даже у жрицы.  — Лейтенант?! То есть никаких жертвоприношений и многократных изнасилований не будет?  — поинтересовалась она.
        — Кажется, ее данный факт сильно расстраивает,  — демонстративно шепнул я все еще стоящему рядом дроиду-грузчику.  — Нет, не будет. В таком порядке уж точно не будет. Ну, насчет второго пункта еще могу подумать. Когда-нибудь потом. Обратитесь к моему секретарю, и он согласует время между семью и восемью часами вечера в конце следующей недели.
        — Но если ты из сил обороны станции… — Преподавательницу математики явно порадовало известие о том, что никто не покушается на ее прикрытое только черными ажурными трусиками тело. Но и сильно обескуражило вместе с тем, напрочь ломая уже выстроившийся в голове шаблон дальнейших действий. Повезло ей все-таки. Мало кому, попавшему в беду, доводится так ошибиться.  — То… почему ты на меня напал?!
        — Эй, дамочка, я вас вообще-то спас. А после, видя временную неадекватность, вызванную стрессом, на время нейтрализовал. Исключительно чтобы минимизировать вред, который вы могли нанести себе самой,  — обиделся я, внутренне соглашаясь с тем, что курс действий был выбран… не самый оптимальный. Но слишком уж меня взбесили братья гномы, а потом шокировало открывшееся зрелище. А может, без женщины я и впрямь дичаю.  — Или вы не так уж возражали против общества тех находящихся в полной боеготовности секс-андроидов, как могло показаться со стороны?
        — Нейтрализовал, значит… И протащил голышом через половину станции?!  — В глазах жрицы, похоже, уже разгоралось адское пламя. Хорошо, что она светлая, иначе это была бы никакая не метафора.  — Не озаботившись даже тем, чтобы прикрыть мой зад?!
        — Так ведь перетащил не абы куда, а в безопасное место,  — наставительно произнес я, тщательно ища выход из сложившейся ситуации. Прихватить из борделя одежду для этой экзотичной преподавательницы математики я ведь забыл! Ограбить одного из андроидов? Впрочем… У меня же в кармане штанов до сих пор лежит первый предмет экипировки, который попался мне в Нереальности.  — И потом, все учтено! Сейчас… Подожди, только справлюсь с застежками скафандра… Вот! Короткая юбка горничной! Можешь одеваться.
        Краснокожая бестия, все-таки подозрительно напоминающая лишенную некоторых характерных деталей анатомии суккубу, посмотрела на меня со странным выражением лица. И я вдруг сразу понял, что сейчас мне попытаются выцарапать глаза маникюром. Возможно, подключив к делу божественную силу.
        Ваше умение «Интуиция» повысилось на 1. Всего 18. (Вы почти понимаете женщин.)

        Глава 9,
        в которой герой смотрит отснятый шпионской видеокамерой материал, планирует спецоперацию и жалеет о том, что не смог помочь врагу

        — Диспетчер, даю тебе совет, как разумное существо другому такому же,  — щелкнул я пальцами, бессильно падая пятой точкой на ближайшую плоскую поверхность. Гравитележка дроида-грузчика протестующе скрипнула, приняв на себя вес тела, упрятанного в скафандр глупого пирата.  — Всегда будь осторожен с женщинами. Представительницы прекрасного пола могут быть не уверены в том, чего именно им хочется. Зато всегда точно знают, что они это получат!
        Преподавательница математики и жрица шестьдесят седьмого уровня оказалась, в общем и целом, достаточно вменяемой особой. Просто нам не повезло встретиться в первый раз, когда оба были на взводе. Она при помощи своих особых умений залечила царапины на моей морде, которые сама же и оставила. Ну а я в ответ не стал разжимать руку, которой держал ее над прикрытой лишь тонким силовым полем дырой в полу станции. От нашествия флоринитов дамочка, истово верующая в то, что все в Нереальности есть число, спаслась крайне простым для себя и одновременно с тем невозможно сложным для всех остальных способом. Смещением вперед во времени на трое суток. Подобный маневр был доступен всем старшим посвященным ее культа и достаточно надежно спасал пытающихся достучаться до цифрового кода полуреальной вселенной существ от большинства опасностей. Вот только, к большому сожалению уроженки планеты Анчар, применяться мог не чаще раза в год. Природу ограничения она объяснить не сумела, сославшись на божественную волю. Я, немного подумав, вынужден был принять такие аргументы. Для персонажей виртуальной игры пути админов
воистину неисповедимы!
        — Да чтоб тебя на ноль поделило! Мирдин, глянь, чего я нашла!  — отвлек меня от размышлений голос Шайры. Краснокожая преподавательница математики после нашего примирения, к некоторому моему сожалению, довольно быстро обзавелась сначала одеждой, а потом и полностью скрывшим очертания покрытого татуировками тела бронескафандром. Оный ей по вновь заработавшей линии воздушных сообщений один любвеобильный андроид прислал вместе с букетом алых роз. Однако в госпиталь или к центру станции она не отправилась. Решила, что для блага выживших окажется полезнее, прикрывая спину новоявленного лейтенанта. Благо возможностей у девушки, не так уж сильно уступающей Палковводцу по части боевых навыков, более чем хватало.  — И правильно я тебе говорила, что десяток дроидов-шпионов нам нужнее, чем парочка лишних грузчиков. Теперь в виновности этой растительной подстилки вообще никаких сомнений нет!
        — Да, рискну предположить, что это крайне важно,  — пришел на помощь жрице Диспетчер.  — И может поставить под угрозу ваши жизни и мое функционирование.
        — Что у вас там такое?  — удивился я, принимая протянутый планшет. Несмотря на доступность голограмм, стандартное плоское изображение на каком-либо мониторе все же было в определенных случаях предпочтительнее. Оно жрало намного меньше машинных ресурсов создающих картинку компьютеров. Могло быть скрытым от глаз посторонних. И оставалось просто-напросто раз в десять дешевле объемных изображений.  — Хм… «Космический турист». Опять к нему мародеры пробиваются, чтобы сдать хабр?
        К тому, что незваные гости часто наведываются в данную точку, я относился с пониманием. Скорее всего, Нора и ее заведение как раз потому там и появились. Надо же кому-то покупать у игроков разное барахло, которое они смогли собрать на вверенной мне территории и не хотят далеко тащить. Собственный торговый представитель рейд-боссу явно не полагался. Прямым текстом этого не сообщалось, но неуклонно повышающаяся сложность бартерных сделок, на которые скрепя сердце шла обладательница фиолетовой шевелюры со мной и обитателями госпиталя, говорила сама за себя.
        — Не совсем,  — покачала головой жрица, которая сейчас почему-то вовсе не выглядела той перепуганной светлой дурочкой, которую почти смогли обесчестить несколько самоходных вибраторов в гуманоидоподобной упаковке.  — Флориниты. Но примерно с теми же целями. И о-о-очень интересным товаром.
        Процессия из шестерки шаротанков, пары десятков десантников и пяти длинных толстых листьев, парящих над полом не хуже роботов с антигравом, прошествовала через площадь. Неразумные растения, которых там толпилось штук триста или около того, почтительно расползались с пути более развитых родичей. А груз, который они везли, действительно был достаточно… интригующим. Каждая из повозок несла на себе ровный штабель из сложенных наподобие дров в поленнице людей. Или, в крайнем случае, их тел. Но последнее вряд ли. Запаянные в нечто вроде чуть зеленоватой пленки явно органического происхождения, они выглядели скорее спящими, чем мертвыми.
        Внезапно порядок движения колонны нарушился, флориниты оставили без защиты свое живое имущество и с максимальной для них скоростью метнулись в один из боковых проходов, ведущих на Площадь Патрульных. Дроид не обладал акустическими датчиками, однако ясно видимые его камерой выстрелы свидетельствовали о разыгравшейся жестокой драке. Биооружие растений практически не демаскировало себя вспышками и звуками, однако их противники определенно не пытались скрыть свою пальбу. Бесстрастная камера шпиона засекла, как столкнувшиеся с отпором разумные кусты откатываются обратно. Шаротанки буквально заливали пока еще остающегося вне зоны наблюдения противника реками кислоты, да и десантники не жалели снарядов своих винтовок. Однако на сей раз им попалась цель, большинство потуг агрессивной флоры высокомерно игнорирующая.
        — Змеелюды?  — удивился я, наблюдая, как пяток гибких длинных фигур, затянутых в мешковатые балахоны, молниеносно ползет в атаку. Разъедающий все и вся яд просто скатывался с их одежды, не в силах одолеть крайне прочную и инертную к агрессивным средам ткань синего цвета. О данных рептилиях я знал не очень много… Да и то в основном по книгам. Мангровые болота, в которых обитали подобные создания, были не слишком дружелюбными к человеческому племени. Слишком жарко, слишком влажно, слишком много агрессивной живности, включая всяческих паразитов и неистребимые стада небывало крупных комаров.  — Откуда они тут?
        — Одна из планет в составе Федерации Лун практически полностью заселена данной расой,  — ответила Шайра.  — Это не так важно, смотри дальше!
        Вооружение рептилий, которых невесть как занесло на Орбитальный Оплот, было единообразным и достаточно эффективным. В правой руке каждый из холоднокровных воинов держал небольшой пистолет-пулемет, буквально заполняющий все пространство перед стволом прожигающими флоринитов едва ли не насквозь капельками плазмы. На левой же красовался небольшой гладкий круглый щит, которым змеелюды прикрывали от ответного огня свое самое уязвимое место. Голову. Теснимые непрерывным огнем растения несли потери. Вот один десантник роняет из пальцев-листьев биовинтовку, хватаясь за полыхающий костер на месте цветка. Вот другой тщетно пытается подняться на обугленных остатках корневой системы, но оказывается раздавленным мечущимся туда-сюда шаротанком, истекающим собственной кислотой.
        Увы, ограниченная видимость и уверенность в высоком качестве своей брони сыграли с представителями змеиного племени злую шутку. Тройка флоринитов, держащаяся позади остальных своих собратьев, внезапно шагнула слитным движением друг к другу и переплелась в единый куст. Воздух вокруг него немедленно наполнился маленькими темными молниями, зримым свидетельством пущенной в ход магической мощи. Процента три или четыре собранной кругом колдунов энергии ушли на паразитные внешние спецэффекты, но остальное было использовано по назначению.
        Разлитая на полу кислота шаротанков внезапно сменила свое агрегатное состояние и стала паром, стремительно окутавшим змеелюдов. А после повторила свой фокус на бис, только минуя фазу жидкости, обращаясь сразу твердым телом. То бишь льдом. Пять кристаллов, внутри которых оказались заключены пленники, немедленно рухнули на пол. Впрочем, в наколдованной тюрьме рептилиям пришлось провести не слишком много времени. Генные мастера, которых среди общей массы десантников на видеозаписи даже я не сразу заметил, подлечили своих сородичей, а после занялись добычей. По одному они лишали змеелюдов ледяной корки, а после в гибкое тело сразу же вцеплялись десятки рук-ветвей. Холоднокровные, очевидно, обладали чудовищной силой. Растения, даже при условии подавляющего численного перевеса, не могли долго удерживать отчаянно бьющееся длинное гибкое тело. Но зеленым колдунам на то, чтобы наложить на своих жертв некий аналог паралича, требовалось лишь около десяти-пятнадцати секунд. А после они обмазывали смирно стоящих пленников зеленой пленкой, выделяемой их цветками, и укладывали на повозку.
        — Здесь больше ничего особо интересного не будет. Диспетчер, включи ускоренную перемотку,  — велела Шайра, и ИскИн пошел жрице навстречу. В быстром темпе процессия флоринитов вновь построилась в походный порядок, дошла до дверей «Космического туриста» и принялась деловито перетаскивать свой груз в его недра. А потом невозмутимые растения принялись загружать свои повозки длинными пластиковыми контейнерами. Судьбой людей и змеелюдов теперь явно заведовал кто-то другой.
        — Что в ящиках?  — спросил я ИскИна.  — Вон, там какая-то пиктограмма есть. И надпись рядом с ней цифробуквенная виднеется.
        — Ракеты класса «космос-космос» с антирадарным покрытием. Производитель и марка мне незнакомы, но графическая маркировка имеется в каталоге наиболее распространенных унифицированных условных знаков Галактики,  — откликнулся почти всезнающий собеседник.  — Обычно такие средства скрытной доставки боеголовки до цели запрещены к свободному распространению и стоят на вооружении спецслужб.
        — Да, стелс-систему сложновато вырастить на грядке,  — задумчиво пробормотал я, рассматривая удаляющуюся колонну. А расползшиеся по углам дикие флориниты уже начинали вновь сползаться на освободившееся пространство.  — Судя по общему количеству товаров, курс у ракет по отношению к рабам примерно один к одному. Ну, или чуть меньше.
        — Ноль семьдесят пять к двум,  — строго поправила меня учительница математики, украсившая собственные сиськи таблицей умножения.  — Я считала. Просто контейнеры по размерам примерно вдвое больше тела среднестатистического человека.
        — Пусть так. Кроме змеелюдов, остальные — местные?  — вздохнув, уточнил у Диспетчера я, чтобы удостовериться в увиденном.
        — Личности пяти граждан визуально идентифицированы с вероятностью в девяносто девять процентов,  — откликнулся ИскИн.  — Для идентификации остальных рекомендуется прибегнуть к более надежным методам. Например, к тщательному осмотру и расспросу, в которые не будут вмешиваться посторонние факторы. К сожалению, вероятность проведения данных процедур в настоящее время стремится к нулю.
        — Какова ситуация с графиком движения кораблей в окрестностях станции?  — Сам собой прыгнул на язык следующий вопрос.
        — Системы обороны станции не смогли ничего засечь. Корабли пиратов или контрабандистов, возможно, оснащены стелс-системами. Но флориниты экранировать работу своих биореакторов не умеют в принципе. Палковводец, которому мы уже переслали копии данного вида, выдал девяностопроцентную вероятность нахождения их крупного аванпоста в неподконтрольной части станции.  — Видимо, ремонтники пока еще не добрались до радаров. Или делали свою работу спустя рукава.  — Также довожу до вашего сведения, что территория магазина «Космический турист» не достигает внешней обшивки станции. Но она соприкасается с отсеком, отданным под жилой модуль повышенной комфортности гражданке НР две тысячи девяносто четыре дробь два. А тот, в свою очередь, связан с принадлежащими ей складскими помещениями, которые находятся на технических палубах, но отделены от нее перегородками пластобетона.
        — Вертикальное жилье, идущее вплоть до самого космоса.  — Я мысленно попытался себе представить получившуюся план-схему подобного жилища, но быстро выбросил ее из головы. Нечего забивать мозги всякой трехмерной архитектурой.  — Съемки, как понимаю, из памяти вернувшегося за подзарядкой дроида?
        — Ответ утвердительный,  — согласился со мною ИскИн.  — Если бы работающие в реальном времени камеры засекли попавших в беду граждан, я бы сообщил незамедлительно.
        — А я ведь у нее закупался… — Осознание того, что обладательница фиолетовых глаз и волос является агентом кустов-людоедов, медленно добралось до мозга.  — Диспетчер! Жучки!
        — Отсутствуют,  — спокойно сообщил мне ИскИн.  — Я бы заметил технические средства, как только они бы начали подавать сигналы. Мощность моих процессоров и изначальная специализация в том числе на поиск контрабанды не оставили бы ни шанса на то, чтобы они смогли отправить больше, чем один пакет информации. Гражданка НР две тысячи девяносто четыре дробь два не могла этого не знать. Если бы она предприняла попытку шпионажа, то лишь ускорила бы свое разоблачение.
        — Самоуверенно,  — сочла нужным заметить Шайра.  — Ты так сильно убежден в том, что смог бы запеленговать жучок оставшимся в целости и сохранности оборудованием, имея лишь один рабочий блок из четырех?
        — Системы поиска, пеленга и идентификации подозрительных сигналов сохранились почти в полном объеме,  — высокомерно сообщил ей Диспетчер.  — Данное оборудование пассивное, не имеющее прямого боевого применения и слишком глубоко интегрированное в мои процессоры.
        — Если бы флориниты знали, где мы, они бы нас уже зачистили, ведь я же не просто выживший, а лейтенант сил обороны станции. И ничуть не скрывал этого. Так?
        — С вероятностью, близкой к единице,  — солидно кивнула Шайра и нахмурилась.  — Да, это странно. Либо я ничего не понимаю в логическом анализе и должна понести суровую епитимью за свою тупость, либо в деле участвуют неизвестные мне факторы.
        — Голосую за вторую версию.  — Я вдумчиво анализировал свою память в поисках первого впечатления о клонированной хозяйке магазина. Нельзя сказать, чтобы оно всегда оказывалось верным… Но демонолог без интуиции долго не живет. И даже не существует. А первый встреченный на станции живой человек мне понравился. И точка. Хотя ведь даже фигуру данной дамочки оценить толком не смог из-за скрывающего все и вся скафандра.  — Но подготовиться следует ко всему.
        Планирование грядущего мероприятия заняло целых пять часов. И то пришлось пропустить часть элементов, отмеченных в его плане как необходимые. Ну не было у нас ни группы снайперов, ни реаниматолога, ни оператора мобильного пускового ракетного комплекса. И еще кое-чего не хватало…


        — Здравствуй, Нора, мы к тебе,  — обрадовал я хозяйку, наверное, последнего работающего на станции магазинчика.  — Принимай, дарю!
        — Не Нора, а НР две тысячи девяносто четыре дробь два… — В этот раз голос обладательницы фиолетовых глаз и волос прозвучал чуть неуверенно. Казалось, она чувствовала, что сегодня наша встреча не кончится для нее добром.  — Кто это с тобой? Раньше я эту краснокожую вроде бы не видела. И, самое главное, что значит «дарю»?
        — То есть можешь забирать эту прекрасную вещь даром! Если ты не в курсе, то последнее слово — синоним слова «бесплатно».  — Широким жестом ткнул я в ящик, который сгружал с дроида-грузчика.  — Шайра, хватит жечь патроны! Флоринитов, сколько ни убивай, меньше не станет!
        — Станет!  — не согласилась со мной преподавательница математики, оставшаяся снаружи магазина и отстреливавшая по одному те растения, которые избегли удара моей магией.  — Главное — уничтожать их быстрее, чем они умудряются возрождаться и размножаться! В идеале — надо убить вообще всех разом! Но как это сделать, не разрушив окончательно станцию, ума не приложу.
        — Крыс, тараканов, флоринитов и бомжей полностью вывести никогда не удастся.  — Нора просвечивала наш подарок каким-то прибором, напоминающим смесь миксера с пистолетом. Определенно, она имела какие-то латентные способности к предсказаниям. Или просто отточенную сотнями и тысячами сделок интуицию.  — Вроде — не бомба…
        — Очень мне надо взрывать твой магазин,  — хмыкнул я.  — Внутри находятся всего лишь несколько стеклянных ампул… И много-много разной дряни, которая не даст их содержимому испортиться.
        — Действительно, похоже на холодильник.  — Нора не прекращала обследовать доставшийся ей даром груз, отложив в сторону один непонятный прибор и взяв вместо него другой.  — Только какая-то странная энергия от него исходит… Твои колдовские штучки?
        — Ну дык,  — не стал отрицать я очевидное.  — А по мерцающим рунам, которые вырезаны на крышке и стенках, разве нельзя догадаться?
        — Да мало ли чего на упаковках рисуют и пишут.  — Появившаяся на свет искусственным путем женщина наконец решилась открыть крышку. Правда, сделала это манипуляторами одного из своих дроидов.  — Та-ак… И чего это за дрянь такая и зачем она мне, по-твоему, сдалась?
        Дюжину высоких и тонких прозрачных пузырьков, наглухо закрытых герметичными пробками, я слямзил из ближайшей аптеки. Раньше там находились какие-то капли от насморка, видимо, весьма распространенного на станции заболевания, но сейчас место лекарства заняло совсем другое содержимое. В одиннадцати — мутновато-белое, с консистенцией кефира и слегка сладковатым привкусом. А в двенадцатом — темно-красное, не свернувшееся лишь благодаря холоду и наложенным на сосуд чарам.
        — Это кровь. Кровь одного мелкого, но очень живучего флоринита. И наша, смешанная в пропорции один к одному.  — Вошедшая внутрь магазина Шайра наконец-то прекратила тратить боеприпас своего небольшого пистолета, к нашему общему счастью, свободно заряжаемого от ближайшей розетки. Ну, или переносного генератора.  — Я мало чего понимаю во всей этой дряни. Однако Мирдин уверен, что такие штучки заблокируют почти любую волшебную систему связи в радиусе десяти-двадцати шагов от себя. Ну а техническую тебе обрезали глушилки, которые мы старательно растыкивали вокруг последние несколько часов.
        Флаконы мгновенно оказались разбитыми об пол. Их содержимое выплеснулось на пол, запятнав собой сапоги хозяйки магазина и ближайших к ней дроидов. Хотя тара, как мне казалось, была противоударной. Во всяком случае, один я ронял прямо на твердый стальной пол с высоты собственного роста. И он остался совершенно целым.
        — Удачно получилось, что при разрушении подобных флаконов действие зачарованной крови только усиливается,  — поделился я своими мыслями с Шайрой, наблюдая, как пятится от нас клонированная женщина.  — Правда, действовать она будет не пару суток, а лишь около часа… Но нам хватит.
        — Рассчитываете управиться с грабежом раньше?  — злобно оскалилась обладательница фиолетовых глаз и волос, чьи дроиды дружно направили на нас свои орудия.  — А не надорветесь всего вдвоем-то?
        — А мы подключим рабов, если одна легшая под флоринитов шалава их еще не успела перепродать,  — заявила жрица, злобно скалясь и, как никогда, начиная походить на самую настоящую демоницу. История взаимных неприязненных отношений обитателей планеты Анчар и цивилизации разумных растений уступала место конфликту между преисподней и небесами. Но только размахом и протяженностью, а не накалом страстей.
        — Да как ты… — начала было закипать обладательница фиолетовых глаз и волос, как всегда, одетая в свой белый скафандр, но осеклась. Робот, в недавнем прошлом являвшийся обычным летучим блокнотом, активировал свой голографический проектор. И на появившемся изображении было ясно видно, как группа из четырех шаротанков и десятка десантников буксирует к торговой точке длинный состав растительных повозок. Толстые зеленые листья парили над полом и покрывавшим его мусором ничуть не хуже устройств со встроенными антигравами.  — Следили, значит.
        — Мне еще в первую нашу встречу твое поведение показалось слишком уж подозрительным, объяснение собственного выживания — надуманным, а защита — чрезмерно слабой,  — подал голос я, бесстрастно созерцая торговку.  — Да, дикие флориниты имеют инстинкт самосохранения. Слабый, но имеют. Однако в других местах станции их большие толпы бестрепетно гасят огненные стены своими телами, дабы добраться до меня. А тут — нет. От твоей лавки, барьер которой несколько тысяч сорняков проломили бы минуты за три, их что-то отпугивает. И сегодня я окончательно убедился в том, что это выделяемые флоринитской живой пайцзой феромоны.
        — Быть слишком умным — вредно для здоровья!  — прошипела женщина, лицо которой под скафандром стремительно претерпевало метаморфозы. Кожу прорывали сотни непрестанно шевелящихся тонких белесых нитей. Веки набухали и закрывали напрочь глаза. А изо рта, отодвинув в сторону высунутый язык, выглянула корявая, покрытая слизью палка с чем-то вроде цветочного пестика на конце.  — Не знали?!
        Воздух вокруг нас вспыхнул горячим жарким пламенем… Или даже самой настоящей плазмой. Расположенные по периметру потолка скрытые турели выдвинулись из пазов и попытались испепелить нежелательных посетителей маленького магазинчика. Да и дроиды к ним присоединились.
        Активировано заклятие «Пространственный Барьер»! Время до рассеивания чар: 180 секунд. Мана: 1100/2500.
        Пространственный Барьер поглотил 810 единиц.
        Пространственный Барьер поглотил 1340 единиц урона.
        Пространственный Барьер….
        Огненный ад бушевал в пяти шагах от нас, но был не в силах дотянуться до двух хрупких человеческих фигур и превратить их в обугленные головешки. Тонкая и почти невидимая граница разделяла реальность усеченной сферой иного пространства. Честно говоря, я не был уверен, куда именно переправляется вся обрушенная на заклинание мощь. Но за годы использования данных чар никто не вылезал из дальнего родственника порталов, чтобы дать по морде нахальным колдунам, вывалившим ему на голову энное количество разной смертоубийственной дряни, всякий хлам или даже целую армию вторжения.
        — За что классические боевые маги особенно не любят демонологов, так это за их умение создавать преграды, которые находятся не то не совсем здесь, не то не совсем сейчас. Однако, тем не менее, действуют,  — просветил я жрицу, занятую прицельным уничтожением ранее скрытых систем обороны. Как всякое хорошее защитное заклинание, изнутри оно было полностью проницаемым.  — Знаешь, на мой взгляд, они просто завидуют. Барьер, который никогда не уступит грубой силе, это очень тонкие и сложные чары. Ну и энергозатратные, даже у меня больше половины резерва выедают. Но выражение физиономии врага, когда он понимает, что не в силах причинить тебе вред,  — бесценно!
        — Создав необходимое уравнение силы и обрушив на тебя хотя бы стремящуюся к минус бесконечности частичку мощи Вселенной, я бы такую защиту продавила,  — не согласилась со мной жрица, выщелкивая из пистолета одну обойму и заменяя ее другой.  — А еще ее могут снять некоторые операторы пространства, подобрав нужные коды доступа в созданной тобой энергетической матрице. Или те, чья мощь в момент удара нарушает стабильность данного континуума.
        — Пожалуй, ты права,  — был вынужден согласиться с ней я, на ходу переводя использованные жрицей математические термины в более понятные слова и понятия.  — Божественная сила, заклятия более искусных магов и просто корежащая мироздание мощь… Все это сможет преодолеть мои чары с большей или меньшей степенью вероятности. Но, к счастью, обладатели подобных возможностей встречаются далеко не на каждом углу. И против девяносто девяти противников из ста «Пространственный Барьер» является просто потрясающе эффективным защитным средством.
        — Хватит хвастаться, считай, я уже прониклась твоим величием и навыками в оперировании реальностью!  — Шайра, сумевшая стрельбой в автоматическом режиме заставить замолчать расположенные в потолке турели, заменила вторую обойму на третью.  — Может, прекратишь трепаться и поможешь?!
        — Ну, если ты так просишь.  — На самом деле я уже давно занимался тем, что подготавливал скрытую атаку. Целью которой являлась потерявшая по большей части свой симпатичный облик Нора, ныне дирижирующая дроидами и доставшая откуда-то из-под прилавка здоровенную штуковину, под выстрелами которой окружающая нас пленка иного измерения пошла радужными разводами. Уже одно это говорило очень и очень много о мощи данного оружия. Воевать, будучи защищенным высокотехнологичными энергетическими барьерами, мне раньше не доводилось. А вот из-за стационарных магических щитов, которые, казалось бы, черта с два прошибешь, пару раз жертвы приходилось вытаскивать.  — Ментальный Лом!
        Вы сотворили заклятие «Ментальный Лом». Мана 950/2500. НР две тысячи девяносто четыре дробь два получает 125 единиц повреждения от кровоизлияния в мозг. Флоринит-шпион получает 320 единиц повреждений. Травмы: дезориентация, смятение и болевой шок.
        — Двойное сознание?!  — удивился я, пытаясь расшифровать полученный отклик от заклинания, являвшегося гибридом между полноценной атакой и попыткой временно подчинить разум цели волшебнику. Проросшие сквозь кожу нашей противницы белесые нити стали дыбом, а потом все разом обмякли. Отвратительного вида морда внезапно вернула себе некоторую часть первоначального очарования, возвратившись к частично человеческим пропорциям. Даже глаза проглянули из-под сдувшихся век, обжигая меня какой-то странной смесью боли, ненависти и безумной надежды.  — Эээ… Шайра, что она творит?!
        Выронившая чудовищное оружие хозяйка магазина сорвала шлем и вцепилась обеими руками в горло. В свое собственное горло, которое принялось ощутимо деформироваться под натиском закованных в перчатки с гидроусилителями стальных пальцев. Впрочем, не успев окончательно раздробить трахею, руки женщины отдернулись. А сама она, выгнувшись колесом, потеряла равновесие и упала на пол. Отвратительного вида отростки, проросшие через кожу и почти скрывшие собой лицо, вновь начали шевелиться.
        — Уб… Убей… — просипела обладательница фиолетовой шевелюры, трясясь, будто в эпилептическом припадке. Над ней внезапно появилась надпись, оповещающая всех желающих об имени, статусе и уровне данной особы.  — Убейте меня!
        НР две тысячи девяносто четыре дробь два. Зараженный шпион флоринитов. Уровень: 75.
        Под контролем опытного генного мастера паразитический симбионт может не ассимилировать полностью пораженное им существо, а остаться лишь небольшим придатком к нему. Небольшим, однако очень важным и к тому же разумным. Имеющий собственное самосознание подселенец в чужое тело может подавлять волю носителя при помощи тщательно сгенерированного гормонального контроля и псионики. Обладающий прежней внешностью, памятью, навыками и генокодом зараженный становится практически идеальным шпионом, которого без медикаментозного обследования практически невозможно распознать.
        Внезапно стойка, рядом с которой корчилась хозяйка магазина, загудела и окуталась молниевыми разрядами.
        — Это генератор! Она смогла дистанционно включить у него режим перегрузки и сейчас тут все взорвется!  — ахнула Шайра, а потом вдруг упала на колени и простерла руки к потолку.  — Во имя всего исчислимого и пребывающего за границами священных чисел! Пусть же вещь сия останется такой, какая она есть! Константа!
        Спустившийся из ниоткуда мягкий белый свет заставил застыть пошедший вразнос генератор. Как раз в тот момент, когда корпус устройства самоуничтожения разорвало вышедшими из-под контроля внутренними процессами. Должен сказать, замерший в точке своего эпицентра взрыв внушал. Не до мокрых штанов, но достаточно близко к этому.
        — Тьфу!  — сплюнул я и только потом вспомнил о том, что одет в скафандр. Напоминание медленно сползло по прозрачному пластику вниз.  — Кажется, я начинаю становиться убежденным вегетарианцем! Подчинение! Стой смирно, тварь!
        Вы сотворили заклятие «Подчинение». Мана 650/2500. Паразитический флоринит находится в вашей власти и готов исполнять приказы.
        Я не был точно уверен, какое из двух сознаний принадлежало проросшей в теле женщины пакости. Менталистика числилась в списке дисциплин, прилежно изучаемых под руководством учителя, да прорасти у него подобный гербарий в носу! Однако более-менее выраженный талант к ней отсутствовал напрочь, благодаря чему старая сволочь смогла несколько отточить свои навыки пыток на не справляющемся с приказами ученике-подопытном. Однако повезло. Контролирующий Нору паразит попал под раздачу. А поскольку именно он сейчас по большей части управлял их общим телом, то затянутая в белую перчатку рука по очереди дезактивировала сначала дроидов, а потом и разделяющий нас барьер.
        — Так-с… Приступим! Шайра, на алтарь ее!  — Я хрустнул пальцами, разминаясь перед долгой и трудной, но необходимой работой. Жаль, толкового жертвенного ножа так и не нашел. И ниток из чьих-нибудь жил. Хирургия и портняжное дело — лучшие друзья некромантов и целителей!  — Хм… За неимением лучшего какой-нибудь стол тоже подойдет. И найди мне веревки, чтобы фиксировать конечности.
        — А?  — Мелко дрожащая жрица попыталась подняться из коленопреклоненной позы, но ноги у нее разъехались, и она шлепнулась обратно на задницу.  — Я? Я все… Теперь точно все. Даже не думала, что у меня действительно получится применить настолько мощный стазис.
        — Да, локальная остановка времени — это круто,  — вынужденно согласился с ней я, переводя взгляд на замершую инсталляцию неначавшегося катаклизма.  — Сколько твоя божественная фигня продержится? Перенести можно?
        — Пару часов, может быть, чуть меньше,  — пожала плечами краснокожая девушка, решив бросить безнадежное дело прямохождения и устраиваясь поудобнее на полу.  — Нет, нельзя. И зачем ты раздеваешь эту предательницу? Пристрелить ее — и все дела.
        — Она за свои действия не отвечала.  — Я наконец-то смог нащупать магнитную застежку на боку скафандра и теперь упорно пытался сообразить, как именно с ней нужно воевать дальше.  — Видишь, в ней флориниты прорастили своего паразита? Надо удалять.
        — Вижу,  — согласилась жрица.  — Потому и говорю, что надо ее сразу пристрелить. Пока растение имеет контроль над телом и, наверное, подавляет до определенных пределов работу мозга. Милосерднее будет. Если зараженные сопротивляются как следует, то флориниты не могут долгое время выполнять сложные действия и удерживать носителя паразита от разрушения и окончательной смерти. А она действовала достаточно разумно и до последнего момента выглядела свеженькой. Значит, сотрудничала с поселившейся в ее теле пакостью. Только не знаю, до нападения растительных тварей на Анчар или уже после.
        Скафандр наконец-то удалось содрать с женской фигуры… Вернее, с принявшей ее форму грибницы. Стало понятно, почему белая броня скрывала собою все тело Норы, за исключением лица. В нос ударила вонь немытого тела, обрывки сгнившей и сопревшей одежды посыпались на пол, однако обнажившаяся под ними плоть вряд ли могла бы кого-нибудь возбудить. Ну, разве только женатого на своей работе специалиста-паразитолога. Сквозь покрытую зеленым налетом кожу тут и там пробивались непонятные образования, заканчивающиеся не то почками, не то сжатыми бутонами.
        — Я… Опоздала… Не сумела… Спрятаться… Нашли… Вживили зародыш… Боролась… Как могла. Но было больно… Слишком больно перечить… И страшно умирать, ведь зараженные почти не могут возродиться.  — Губы хозяйки магазина, обрамленные обвисшими белесыми корнями, едва заметно шевельнулись. Торчащая изо рта влажная деревяшка слегка нарушала дикцию женщины, но в целом оставляла речь достаточно понятной. Тем более что с каждым словом голос ее креп, а тело начало подергиваться. Находящийся под действием чар паразит продолжал сохранять неподвижность, но законная владелица тушки мало-помалу стала перехватывать контроль над их общим вместилищем.  — Смогла убедить тварь, что ты можешь принести выгоду. Не кому-то из генных мастеров, не далеким растительным лордам, а нам! Именно нам! Обманула… Он пока еще молодой… Глуповатый… Знала, чем кончится… Паразит тоже понял… Теперь… И велел страдать! Мне больно! Больно! Убейте!
        — Да будет Бесконечность милостива к твоей душе.  — Жрица подняла свой пистолет, но я заслонил ей траекторию выстрела.  — Мирдин, не дури! Паразит уже заменил собой большинство ее тканей, оставив более-менее неповрежденным только мозг! Они всегда так делают, чтобы их нельзя было вытащить, не убив носителя!
        — Я смогу его собрать покомпактней и выжечь. Один раз ведь уже справился.  — Честно признаться, мне не доставало уверенности в собственных словах. Тогда жертву удалось спасти только чудом, на последних крохах здоровья. Тут же ситуация являлась куда более плачевной. Одним-единственным заклятием Исцеления не обойдешься, нужна полноценная реанимация. И то не факт, что она поможет. Это только кажется, или сквозь полупрозрачную плоть в районе груди я вижу, как пульсирует пронизанное корнями сердце? И почему оно такое большое?  — А ты сумеешь ее вылечить от полученных в процессе повреждений?
        — Мне до завтра не удастся зажечь и благословленную свечку в храме. А возможно, и до следующей недели. Столько боли от наполовину съеденного заживо тела ни одно живое существо не выдержит, раньше свихнется,  — печально откликнулась Шайра.  — Нет, Мирдин. Услышь и меня, и ее. Своим сотрудничеством с врагом она заслужила смерть. От получения ее команды генератору до взрыва прошло бы едва ли две-три секунды. Паразит не успел бы принудить ее отключить систему самоуничтожения.
        Неясное шевеление позади себя я уловить успел. А вот отреагировать на него уже нет. Незримая Броня потеряла целых сто очков прочности, после того как в мой затылок не смогла врезаться зависшая в воздухе рука в белой перчатке. Одержимые подчас демонстрировали значительное увеличение физических параметров. Оказывается, что контролируемых флоринитами людей это тоже касается. Пришлось разворачиваться и накладывать на тело Норы заклятие Паралич. Даже управляющий им, как марионеткой, растительный монстр не сможет ничего сделать, если мышцы его носителя банально откажутся сокращаться.
        — Должен иметься другой выход.  — Я с тоской посмотрел на женщину, которая напоминала мне… меня. Только ей не повезло преодолеть опутывающие тело и разум путы.  — Она же неплохой человек. Ты должна чувствовать. Даже я понимаю это!
        — Та партия рабов, которая была отправлена отсюда другим флоринитам или еще куда-то, могла остаться здесь. И поскольку один из дублирующих командных центров в наших руках, то они имели бы шансы на возрождение при взрыве,  — возразила жрица, все-таки находя в себе силы подняться.  — А покупатели с продавцами имели бы шансы навеки кануть в бесконечность, если бы она правильно подобрала момент запуска системы самоуничтожения. Но ей не хватило духа. Должно быть, продолжала надеяться на что-то… А может быть, уже смирилась со своей судьбой.
        В глазах хозяйки магазина боль затмила собой все другие чувства и полностью вытеснила разум. Из глаз, носа и ушей женщины потекли струйки крови. Гипертрофированное пульсирующее сердце, видневшееся сквозь плоть, то начинало стучать с частотой пулемета, то замирало секунд на шесть-семь. Флоринит, видимо, понимавший, чем кончится дело, заставлял свою носительницу по полной расплатиться за его будущую кончину. Зря он так. Прояви эта тварь чуть больше выдержки — и мне пришлось бы думать о том, как соорудить тюрьму и тратиться на содержание пленницы. А так… Неизвестно, найду ли я вообще средство, позволяющее освободиться от настолько развившегося паразита. Но обрекать кого-то на длящуюся неделями, месяцами и годами агонию было бы слишком жестоко.
        — Прости. Вероятно, из меня плохой волшебник. Хороший бы нашел другой выход,  — вздохнул я, запуская Силовой Молот. Голова женщины после столкновения с заклятием разлетелась на куски. Воздушное Лезвие сделало бы работу чище, но тогда она могла бы еще некоторое время чувствовать. И страдать. Я уже видел, как слетевшие с плеч головы моргали или пытались кричать.  — Эх, да пошла бы вся эта Вселенная в задницу! Хотя, похоже, она и так туда катится прямым ходом. И только редкие бараны вроде меня, скрипя зубами и тараня ударами расшибленного лба, толкают ее в обратном направлении.
        Ваше умение «Интуиция» повысилось на 1. Всего 19. (Можете тыкать в карту, не глядя. Куда попадете, туда вам на самом деле и надо.)

        Глава 10,
        в которой герой проявляет обезьянью мудрость, обзаводится сомнительным союзником и выигрывает гонку со временем

        Взрыв осколочной ракеты столкнулся со вставшим на его пути молочно-белым туманом силового поля. И оно устояло! Ну а как же иначе, если генерировали его не какие-то там рассыпанные по обшивке бусины-горошины, а целая самоходная щитовая установка. Данный узкоспециализированный дроид, имеющий собственный мини-реактор, с каждым мгновением нравился мне все больше и больше… Жаль, вероятность его перепрограммирования стремилась к нулю. К тому же извлечь железные мозги устройства из его корпуса, напоминающего обычный куб на колесиках, было бы адски сложно. Пассивные щиты, поднимаемые и опускаемые едва ли не со скоростью света, дополнялись имеющей угол стрельбы триста шестьдесят градусов лазерной турелью. Да и хозяева машинки тоже подобрались совсем не подарок…
        — Нападение!  — рявкнули сразу трое или четверо боевиков, упакованных в расписанные рунами скафандры, открывая огонь в сторону фигуры с пусковой установкой. В то время как прочие их коллеги, числом два десятка, сплотились вокруг ядра группы — длинной морозильной камеры на антигравах, заполненной до половины отрубленными ногами зараженных. Банда, промышляющая расчленением трупов, интересовала меня уже давно. И, как выяснилось, не только меня.
        — Учись, детка, как надо работать!  — Палковводец лихо подмигнул жрице, а после при помощи своих устройств управления гравитацией швырнул гранаты. Дымовые, электромагнитные, светошумовые и даже техномагические антимагические устройства полетели по ломаной кривой траектории. Часть из них не взорвалась или детонировала слишком далеко от цели, но остальные надежно вывели из строя большую часть прицельных устройств охотников за органами.  — Великое дело — тактика! Хочешь, я дам тебе парочку приватных уроков?
        Происходящее неприятно напоминало не то трагикомедию, не то очень рискованную диверсионную операцию. С одной стороны от нас были непонятные личности, похищающие чужие ноги. Ну а с другой — рекреационная зона, где в здании оранжерии окопались самые настоящие космические пираты. Именно эти уроды рассыпали вокруг станции космические мины, через которые не мог безбоязненно пройти посторонний, и взломали уцелевшие к настоящему моменту системы слежения, теперь просто «не замечающие» корабли мародеров. Во время нападения флоринитов лидеры пиратов, похоже, смогли предъявить растениям довольно убедительные аргументы. Не иначе джентльмены удачи, в цивилизованных местах притворяющиеся честными людьми, регулярно возили новых рабов растительным лордам. В любом случае их оставили в живых. Только лишили корабля, который растения нагрузили добычей и свалили. А эта шайка принялась приспосабливать под себя остатки станции. До поры до времени они еще таились, но недавно от великого ума напали на осторожно высунувшихся из центрального кольца спасателей. И теперь попали в список проблем, требующих первоочередного
решения.
        — Спрячь уже свои грязные поползновения куда подальше!  — шикнула на Палковводца женщина, выпуская длинную автоматную очередь по заранее намеченным ею фигурам.  — Сколько тебе можно повторять, что подобные намеки неприличны! И вообще, мы тут делом заняты!
        Сходиться лоб в лоб с пиратами, не боящимися ни богов, ни демонов, остаткам сил обороны станции не очень-то хотелось. Но вице-спикер проявил государственную мудрость и предложил более изящный план. Луи полагал, что при определенных условиях можно будет стравить эти отбросы с крупнейшей на борту станции шайкой мародеров. А потом уже мы могли заняться победителями. Если таковые вообще будут.
        — Неприлично ходить с расстегнутой ширинкой или и вовсе без трусов,  — отмахнулся автор намеков от Шайры, нажимая кнопку на собачьем ошейнике и наблюдая за тем, как специальная катушка начинает сматывать вместо широкого ремня тонкую и почти прозрачную нить. Полтора десятка недозревших флоринитов с примотанными к рукам муляжами, издали напоминающими биовинтовки десантников, медленно побрели ко входу в один из крупных магистральных туннелей. Точнее, не к самому входу, а к стене рядом с ним. Причем траектория растений была выбрана так, чтобы изнутри их нипочем нельзя было заметить. Врезавшаяся в плодоножку струна, благодаря своей малой толщине почти невидимая, но способная прорезать плоть растений насквозь, принуждала тварей двигаться только вперед.  — И вообще, я не виноват, что у меня такая система личностных ценностей! Все претензии к заводу-изготовителю…
        Свинцовый ливень из более чем десятка автоматических рейлаганов изрешетил стоящего у входа в магистральный туннель ракетчика. Но только после того, как он успел выпустить по своим целям второй снаряд. Самодельная броня, сваренная из толстых листов корабельной брони и придающая его фигуре монументальность, просто не пробивалась их пулями. Ох, кто бы только знал, какого труда мне стоило убедить наших техников при помощи дроида-инженера изготовить из скопившегося у нас металла это убожество. Причем основные проблемы заключались не в том, чтобы смастерить футляр для тела, каковым является большинство доспехов. Напрочь лишенная абстрактного мышления машина просто не понимала, зачем требуется украшать получившееся изделие гравировкой в виде неприличных картинок. У него в памяти не имелось изображений человеческих, да и не только, половых органов. Ни анатомически точных, ни стилизованных. Увы, униформа окопавшейся в оранжерее банды несла их на себе в большом количестве и без данных художеств была бы недостаточно правдоподобной.
        — Нам пора. Заканчивай, Мирдин,  — предложила Шайра, выпуская в сторону вражеского аванпоста еще одну очередь. Обычные пули на кислотные ледяные иглы походили не очень, однако имеющие под рукой хорошего техника десантники не брезговали и скорострельным механическим оружием.  — Иначе рискуем и сами попасть под раздачу. Палковводец уже взлетел на своей антигравитации почти до самого потолка.
        — Да, пожалуй,  — согласился с ней я, а после приобнял даму за талию, набросил на нас Невидимость и дернул за катушку троса. Маленький, но очень сильный моторчик немедленно загудел, поднимая нас к потолку. Причем найден был сей интересный приборчик даже не у покойной шпионки флоринитов, а просто в строительном магазине. Откуда я и дроиды уперли достаточно много ценного. В том числе и умеющего двигаться манекена, который сейчас испускает свой электронный дух внутри превращенного в решето панциря. От нормального андроида, способного принести гораздо больше пользы в «живом» состоянии, данного типуса отличали лишенное каких-либо черт лицо и крайне убогий процессор. Последний по своим характеристикам уступал железу, встречающемуся в иных пылесосах.  — Как думаешь, выгорит наша затея?  — обратился я к жрице.
        — Шансы высоки,  — ответила Шайра, пока мы без всякой магии и иных излучений, которые могли быть обнаружены датчиками, возносились вверх.  — И, кстати, вместо того, чтобы так откровенно лапать меня за пятую точку, мог бы поднять руку повыше.
        Выскочившие из своего убежища пираты принялись вовсю расстреливать из лазерных винтовок, гранатометов и прочего оружия почти уже достигших входа в туннель флоринитов. Растения были изрешечены в клочья мгновенно. Осторожно приблизившиеся к уничтоженному ракетчику мародеры отреагировали закономерно. Именно так и поступил бы любой нормальный человек при виде толпы вооруженных людей подозрительной наружности. Причем палящих куда попало и крайне агрессивно настроенных. Как я и рассчитывал, концерт по заявкам любители охотиться за чужими ногами приняли на свой счет. И даже не задумались о причине столь поразительной меткости противника. Сразу открыли ответный огонь на поражение.
        — Мог бы,  — согласился я с девушкой, досадуя на грубость перчаток собственного скафандра.  — Но не буду.
        — Это… домогательство?  — не очень уверенно поинтересовалась Шайра, не делая попыток вырваться. Впрочем, математика и логика обычно идут рука об руку. Поэтому с логикой у покрывшей свой бюст таблицей умножения девушки было все в порядке. Не очень разумно устраивать разборки в воздухе, если до земли тебе лететь больше двух метров. А кроме того, внизу еще и разгорается настоящий бой.  — Или что?
        — Я бы сказал, что это — начало процесса ухаживания. Причем совершенно естественного.  — Мои пальцы чуть-чуть сжались на пятой точке жрицы. Это вызвало у нее возмущенное фырканье… Но отсутствие более негативной реакции убедило меня в том, что я нахожусь на правильном пути.  — В конце-то концов, я здоровый молодой мужчина… Ну, может, не совсем молодой, но уж абсолютно здоровый точно. А ты — очень симпатичная женщина, успевшая выйти из подросткового возраста и даже побывавшая замужем. Причем мы проводим вместе большую часть суток, а оставшееся время почти рядом спим.
        — Эй, а как же я? Милочка, неужели ты думаешь, будто этот мелкий мягкий колдунишка может быть лучше меня?!  — тихонечко, буквально шепотом, взвыл дурачащийся ИскИн, который висел поблизости.  — Меня, такого большого и твердого?
        — Ох, во имя принципов математического неравенства! Ну почему все самцы Вселенной такие озабоченные?!  — Ладонь жрицы уперлась мне в грудь и демонстративно слегка оттолкнула. Чуть-чуть. Был бы я картонным манекеном, возможно бы, от такого и пошатнулся.  — Эй вы, романтики! Если хотите сократить время на сон за счет чего-то более… интересного… то сначала обеспечьте мне такое место, где можно пару недель спокойно отдохнуть без того, чтобы из-за нашего бездействия станция оказалась раздолбанной на куски или погиб кто-то из ее обитателей. А потом уже можете начинать свои неуклюжие и заранее обреченные на провал попытки ухаживания. Я понятно выражаюсь?
        — Вполне.  — Выдвинутые условия были приемлемыми и достаточно логичными. Действительно, на войне место для чего-то в этом духе только в тылу. А на фронте не страдающий деликатностью противник может отстрелить чересчур пылкому любовнику «орудие производства». Ну, а постепенно копящееся в организме напряжение можно выплеснуть на флоринитов каким-нибудь проклятием позаковыристее. Чтобы передохли побыстрее.  — Тем более что я уже над этим работаю. Вот прямо сейчас. Доказательства азартно перестреливаются внизу друг с другом.
        — Как будто это можно не заметить.  — ИскИн нервно дернулся, когда кто-то из сражающихся выпустил ракету в потолок. Снаряд взорвался далеко от нас, однако ударная волна все равно чувствовалась.  — План-то Луи составил хороший, однако все равно затея попахивает безумием.
        — Когда дерутся тигр и дракон, побеждает старая мудрая и любящая мясо обезьяна, сидящая на дереве и намеревающаяся поужинать останками неудачника,  — напомнил я, разглядывая творящееся внизу копошение.  — Кстати, вы знали, что эти ближайшие родичи людей не столько хищники, сколько падальщики?
        Рекреационная зона, посреди которой и находилась оранжерея, была самым большим и просторным помещением станции. Шесть кубических километров, это вам не хухры-мухры! Зона для пикников и прогулок полностью имитировала нормальную планету, имела собственную речку, изобилующий грибами лесок, маленькую замкнутую экосистему из пары сотен видов насекомых, птиц и зверюшек. Тут даже дожди шли с искусственного неба благодаря генератору климата! А уж о такой мелочи, как голографическое солнце с нарисованными облаками, и говорить нечего. Конечно, при наличии под боком настоящей планеты подобное могло считаться излишеством… Но несмотря на терраформирование, Анчар столь милыми пасторальными пейзажами похвастаться не мог. А людям, проживающим в недрах Орбитального Оплота почти постоянно, очень хотелось комфортной жизни. И среди них, вот уж странное совпадение, оказалась почти вся верхушка местного космофлота. То есть персоны по определению не бедные.
        — Подать сюда этих паскуд!  — Внезапно в характере перестрелки произошли резкие изменения. Какой-то на редкость крупный пират вылетел при помощи реактивного ранца из двухэтажного здания оранжереи, белеющего среди пожухшей, но пока еще не совсем увядшей зелени. Видимо, системы полива были сработаны с большим запасом прочности и широкой автономностью.  — На куски рвать буду!
        Шипастая и покрытая неприличными рисунками экипировка двухметрового громилы дополнялась пузатым баком за спиной и соединенным с ним распылителем. Упс, не повезло! Обычно стоящие в карауле субъекты были вооружены ракетницами… Одну из которых я вчера упер вместе с раззявой-часовым. Без тяжелого оружия эти разбойники с большой космической дороги, являвшиеся решившей переждать облаву шайкой пиратов, просто не желали высовываться из своей берлоги. И хотя я такой подход к делу полностью понимал и всячески одобрял, но вдруг теперь осквернители трупов заметят неувязку?
        Вслед за первой громко матерящейся «ласточкой» из оранжереи в контратаку ринулись и остальные члены пиратской шайки в количестве полусотни рыл. Громко вопя и падая от прицельных попаданий, они быстро сокращали дистанцию, стремясь вступить с чересчур метким противником в ближний бой.
        — И все же я не понимаю, почему ты не поставил в строй пару-тройку сотен трупов и не раздавил всех этих налетчиков по одному, как гнилые орехи. Или не призвал тех призраков, с которыми разделал маскирующихся под спасателей убийц. Мне про них все рассказали в госпитале.  — Жрица поморщилась, взирая на побоище, начавшееся внизу. Похитители одной строго определенной части всех встретившихся им тел были лучше экипированы и обучены. Пираты же пользовались тем преимуществом, которое им давала относительная узость магистрального туннеля. Да, он предназначался и для движения общественного транспорта… Однако замкнутое помещение всегда остается замкнутым помещением. И если внутри его взрывается граната или ракета, осколки и ударная волна обязательно отразятся от стен и потолка. Возможно, даже и не по одному разу.  — Ты ведь можешь, я чувствую. А трупы… Это просто трупы. И если для того, чтобы спасти живых или покарать убийц, им надо на время вернуть способность двигаться… В таком случае даже приверженцы куда более строгих религиозных учений признали бы допустимость подобного маневра. Если бы не нашли
альтернативы.
        — Тьма затягивает,  — ответил я, прикидывая шансы противоборствующих сторон. Обладатели скафандров, изукрашенных рунами и изображениями одноглазого черепа, имели больше шансов на победу, чем любители похабных рисунков. Кстати, вот интересно, а почему подобные способы выделиться из общей массы при помощи графических методов так популярны? В условиях полноценного боя с использованием систем подавления трудно отличить своих от чужих, если все одеты в единообразные скафандры? Или сказывается влияние игроков, которые всячески стараются подчеркнуть свою индивидуальность?  — С тьмой все очень просто. Легко. Логично. Ну, по крайней мере, без нее куда сложнее справиться с большинством проблем. И однажды наступает момент, когда взрезать чье-нибудь горло ритуальным ножом и получить порцию дополнительной силы становится проще, чем искать обходные маневры. И хотя иногда использование тьмы становится оправданным, слишком часто обращаться к ней я никому не рекомендую.
        Несущие потери и очень этим фактом недовольные пираты быстро растратили все запасы гранат и ракет, а после стали колоть свои подбородки о торчащие из наплечников шипы. Данный приступ боевого мазохизма меня порядком обескуражил. Но только до тех пор, пока один из уцелевших охотников за органами не разнес меткой пулей окровавленный кусок железа на осколки тонкой жести, стекла и какой-то пузырящейся зеленой дряни. Понятненько, декоративные элементы нужны не только для украшения, внутри некоторых из них встроены шприцы-инъекторы с боевой дурью. Судя по тому, что космические стервятники, завывая как безумные, понеслись на огрызающегося автоматным огнем противника в штыковую атаку, по мозгам эта дурь шибала конкретно. Но и живучести добавляла тоже немало. С нашего наблюдательного пункта было трудно рассмотреть детали творящегося в туннеле побоища. Однако со стороны старожилов оранжереи в схватке явно участвовали даже те, кого пару-тройку раз прострелили в грудь или живот навылет.
        — Но ты ведь смог остановиться,  — заметила мне жрица, кидая взгляд вниз и тут же переводя его на близкий потолок. Хм… Может, она просто боится высоты?  — Иначе не сражался бы с флоринитами, а помогал бы растительным лордам ловить новых рабов.
        — Это получилось практически случайно.  — Мне было неприятно вспоминать о позднем периоде сотрудничества с учителем, да нацелься ему на дырку в заднице подслеповатый дятел, зашедший в гости к туалетному утенку.  — И я был близок к краю. А может, даже шагнул за него, но быстро выскочил обратно.
        Вой сгорающих заживо существ, вырвавшийся из туннеля, показал высокую эффективность огнеметов в замкнутых помещениях. Впрочем, раздавшийся следом за ним взрыв заставил меня задуматься об опасности подобного оружия. Одно удачное попадание превращает гордого владельца в полыхающий факел на ножках. И тех, кому не повезло оказаться с ним рядом,  — тоже.
        — Ужасно.  — Шайра покачала головой, сморщившись от вони паленого мяса.  — Не понимаю, почему в мире столько насилия. Зачем?! Кому это надо?!
        — Пожалуйста, не жди от простых рубак ответа на подобные вопросы,  — вздохнул Палковводец.  — Такие типы, как я или Мирдин, придерживаются чисто практического подхода к решению проблем. Причем в трех случаях из четырех он заключается в том, чтобы найти персону, которой нужно начистить рыло. И знаешь, помогает!
        Перестрелка в туннеле стала стихать, и я заставил катушку снова начать разматываться, опуская нас обоих вниз. Самый совершенный ИскИн станции тоже принялся снижаться. Следовало проконтролировать выживших, возможно, задать им пару вопросов и собрать трофеи. Для последних у нас имеются целых три дроида-грузчика и десяток андроидов, сейчас находящихся отсюда примерно за пятьсот метров, среди маскирующих их пустых коробок.
        В борьбе обдолбанных боевыми наркотиками по самое не балуйся пиратов и автоматического оружия победили, как это ни странно, первые. Правда, скорее, по очкам. Тела космических пиратов, превращенные в шипастые дуршлаги, вольготно разлеглись по всем доступным поверхностям, смешиваясь с обжаренными обрывками затянутых в униформу трупов. Но трое из них еще находились в вертикальном состоянии и старательно запинывали четвертое и последнее в данной местности живое существо. От всей группы расхитителей тел остался лишь этот потрепанный индивидуум, именно сейчас втаптываемый в стальные плиты пола и готовящийся распрощаться с жизнью.
        — Ты… Кусок… Дерьма! Все… Ваши… Проклятые… Корпорации… Не стоят… И пальца… Моих… Ребят!  — Каждое слово давалось здоровенному бугаю, раза в два превышающему по габаритам остальных пиратов, с большим трудом. Причиной оного являлась пробитая насквозь в его животе дыра, сейчас медленно заполняющаяся каким-то алым месивом. А еще в передней части скафандра у него имелись две характерные выпуклости. Троллиха? В роли атамана пиратов?! Ну надо же, а я и не думал, что они могут освоить более сложные схемы поведения, чем догнать и сожрать всех, кто меньше их по размерам.  — Я тебя зажарю… И съем… Но потом… Мальчики, загиб… Загибайте его! Сейчас эта Т… Тля космическая узнает, каково умирать от…
        От чего именно должен был умереть бедолага, догадаться труда не составляло. Дама внушительных пропорций и людоедских замашек уже поигрывала здоровенным полуметровым шипом, скрученным с собственного скафандра. Гравитационный удар Палковводца размазал рядовых пиратов. Воздушное Лезвие рассекло их предводительнице шею, несмотря на высокий металлический ворот ее одежды. С ревом троллиха повернулась, явив несколько непривычных пропорций, но все же довольно симпатичное лицо, чем изрядно меня шокировала. Я как-то больше привык к тому, что представители данной расы любого пола отвратны лишь чуть менее, чем гниющие зомби. И пахнут примерно так же по вине застрявших между клыками ошметков мяса, покрывающей кожу корки грязи и десятилетних наслоений крови своих жертв. С другой стороны, вымытыми, подстриженными и накрашенными их раньше видеть как-то не доводилось.
        Мою растерянность компенсировала жрица, убравшая обычную автоматическую винтовку за спину и взамен вооружившаяся тяжелым плазменным излучателем покойной Норы. Комок превращенной в энергию материи ударил прямо в стремительно регенерирующую рану троллихи. Не встречая сопротивления, он испепелил не меньше нескольких килограммов мяса, превратив еще большее количество внутренностей в уголь или пережаренный шашлык. С глухим воем пиратская атаманша, у которой медленно и неохотно сочилась из горла кровь, рухнула на колени. Секунд двадцать она еще помучается, но уже не жилец. Повинуясь моему кивку, жрица бросилась собирать добычу с уже начавших распадаться отдельными искорками тел.
        Получено достижение: Боевой интриган.
        Благодаря тщательно спланированной акции ваши враги сражаются друг с другом не на жизнь, а на смерть, а вы сначала делаете вид, будто вас тут вовсе нет, а после собираете трофеи.
        Навык «Тактика» +1. Всего 69.
        (Список того, что необходимо для ведения крупной войны, необъятен, но, тем не менее, он хранится внутри вашей головы. Вместе с кучей сопутствующих материалов на данную тему.)
        Навык Обман +1. Всего 35.
        (Ложь — не повод нарушать свои ложные обязательства. Если это выгодно, разумеется.)
        Интеллект +1. Всего 131.
        (Во многих знаниях многие печали. Главное, не спейтесь с горя!)
        — А ну-ка, руки вверх!  — Ткнул я в украшенную одноглазым черепом спину последнего источника информации лезвие Магоубийцы. Призрачные Путы, разумеется, были бы надежнее. Но не против колдуна, каковым ощущался данный тип. Да и силы следовало беречь. Впереди еще предстояла зачистка оранжерии, ведь не могли же пираты совсем никого не оставить на своей базе. Или могли? Ладно, проверим через пару минут.  — И не двигаться, иначе даже не успеешь понять, как сдохнешь!
        — Быстро отвечай, кто вы такие!  — поддержал меня Палковводец, старательно изображающий из себя жестокого робота-убийцу.  — И с какой целью занимались на станции надругательством над трупами?!
        Последний вопрос, похоже, волновал его сильнее всего. Сугубо из практических соображений. Если кто-то потратил неплохие деньги на то, чтобы такой отряд занимался подобной работой, значит, кому-то она может принести еще больший доход. Осталось только понять, как именно.
        — А вы кто такие и что тут делаете?  — поинтересовался последний выживший, лежа себе смирно на полу и сохраняя требуемую неподвижность. Однако оная не помешала ему с хрустом развернуть шею не меньше, чем на двести семьдесят градусов, и заглянуть мне в лицо.  — И почему я должен вам отвечать?
        Шейные позвонки нормальных людей так сгибаться определенно не могли. Хм, киборг? Или йог? Некоторые из встреченных мне в прошлой жизни умельцев управлять собственным телом могли завязать позвоночник бантиком. Хоть свой, хоть чужой.
        — Вооруженные силы планеты Анчар. Пришли проверить причину шума на временно захваченной вражескими формированиями территории,  — пришла мне на помощь бегающая от одного тела к другому жрица, которую местные пейзажи явно нервировали… Но не так уж и сильно.  — Больше тебе знать не положено.
        — Хм, возможно. Тем более что этого железного дуболома я узнаю,  — с хрустом вернул голову в нормальное положение этот тип.  — В любом случае не вижу причин скрывать свои данные. Адепт Резис Лайве, служба безопасности ордена «ТехенТехнолоджикс». Вместе со своим подразделением искал утерянную собственность нашего культа.
        — Крупная межзвездная корпорация с религиозным уклоном, имевшая на планете Анчар сеть филиалов,  — сообщил в ответ на мой вопросительный взгляд Палковводец.  — Основное направление деятельности — кибермедицина. Несмотря на некоторую сомнительность своих методов, достигают отличных результатов.
        — Эм… — Я с недоумением оглядел сотни отрубленных конечностей, теперь рассыпанных по всему покрытому мусором полу.  — У вас какой-нибудь сверхсекретный курьер пропал на борту станции? Вместе с вмонтированным в бедро тайником? Или новейший прототип искусственной ноги вместе с испытателем?
        — Да если бы. Одну-единственную разработку мы бы забыли — и все дела,  — уныло пробурчал адепт, снова изгибая голову, словно сова, и с тоской оглядывая собственное уничтоженное подразделение. Его, похоже, самого не радовала перспектива шляться по умирающей станции, крутящейся рядом с уничтоженной планетой.  — Руководитель филиала где-то тут у вас отдал концы. А у него — в бедре биоимплантат с кодами доступа высочайшего уровня. Доберись до них конкуренты — и все, считайте наши базы данных выложенными в открытый доступ. Причем сделано все это было на таком высоком уровне, что от натуральной ноги отличить можно только в специализированной лаборатории.
        — В таком случае прошу прощения за свои действия, сочувствую вашим потерям и выдаю временную лицензию на проведение поисковых работ. Отныне силы обороны станции вас не тронут. Однако только в том случае, если в дальнейшем представители ордена будут утилизировать не только нужную им конечность, но и всего зараженного,  — решил Палковводец. О том, что гибель данного отряда ордена случилась по нашей вине, ИскИн решил лицемерно умолчать.  — Также предлагаю наладить обмен информацией о крупных скоплениях противника. Ну и выживших, если таковые вдруг найдутся.
        — Принимается,  — уныло процедил адепт Резис Лайве, с ясно видимой неохотой принимая вертикальное положение. Количество переломов в его теле явно исчислялось двузначной цифрой. Однако колдуны народ живучий, по себе знаю.  — Будьте уверены, «ТехенТехнолоджикс» не забудет вашего поступка. Корпорация ничего не забывает. Ни добра, ни зла. И если вы станете препятствовать осуществлению нашей деятельности, то за вашу голову на галактическом рынке наемников будет обещана щедрая награда.
        — Неприятность эту мы переживем,  — легкомысленно заявил я, не слишком-то впечатленный угрозой. Утопленнику ли бояться дождичка? Если где-то в этой вселенной живет и здравствует учитель, да попади он в руки инквизитору-затейнику, то все прочие претенденты на мою голову должны будут выстроиться в очередь… Кстати, о пластической хирургии надо все же подумать. И о смене имени. Работающая медицинская клиника, в принципе, имеется. А вот где взять паспортный стол?  — Палковводец, сбросишь ему карту?
        — Да нет проблем!  — спокойно информировал ИскИн.  — Хм… В ответ получен пакет информации, содержащий дополнительные данные о нынешней обстановке на станции. Прогоняю через свои блоки анализа…
        — Проклятье! Силовая установка приказала долго жить.  — Резис Лайве принялся по одной собирать рассыпавшиеся чужие ноги обратно в контейнер-тележку. Последняя и впрямь несла на себе следы нескольких попаданий. Очевидно, за ней пытались спрятаться от обстрела представители «ТехенТехнолоджикс».  — Ну и как мне теперь это все до нашего корабля тащить?!
        — Ладно, так уж и быть, выделим тебе одного дроида-грузчика.  — Мысленно я все же признал, что выбранный нами курс действий являлся… не совсем оптимальным. Ошиблись. Бывает. Конечно, самоходная тележка не могла компенсировать уничтожение крупного отряда, но больше извиняться мне было нечем. Не Шайру же уговаривать подарить ночь любви уцелевшему адепту в качестве компенсации морального вреда?  — Но только с возвратом! Диспетчер, проконтролируй.
        — Выполнено,  — согласился со мной держащий с нами непрерывную связь ИскИн, и спустя каких-то тридцать секунд в туннель из бокового прохода въехали роботы. Закутанные в грязные тряпки до полной потери идентификации андроиды были вооружены разномастным трофейным оружием и использовали своих менее антропоморфных собратьев в качестве транспорта. Поравнявшись с нами, эта импровизированная десантная группа притормозила, и дальше три из дистанционно контролируемых кукол пошли пешком. По нашему плану, группа поддержки должна была занять периметр рекреационной зоны и препятствовать бегству тех, кто остался внутри оранжереи.
        — Хм, раз так, то я тоже могу поделиться кое-какой дополнительной информацией прямо сейчас,  — задумчиво пробормотал адепт, уставившись вслед уходящим фигурам. Проследив за направлением его взгляда, я обнаружил длинный пушистый хвост. И то место, к которому оный крепится. Один из андроидов, имитирующий женщину-кошку, где-то зацепился своими камуфляжными тряпками за что-то острое. Ну и порвал себе напрочь одежду. А поскольку имеющую характерную внешность куклу свежий ветерок не смущал нисколько, пейзаж открывался… Интригующий. Даже для меня, помнящего о его фальшивости и искусственности.  — Правда, не факт, что она достоверная. С корабля мне докладывали, что удалось перехватить разговоры, ведущиеся где-то в жилом районе станции. Там кто-то очень сильно ругался на смену места обмена и цену, которую флориниты содрали с него за партию в два десятка рабов. А еще он требовал быстро доставить к нему недостающие ресурсы, чтобы совершить-таки сделку.
        Предложено классовое задание: «Живой товар». Спасите захваченных жителей планеты Анчар от продажи в рабство и верните им свободу.
        Награда: получившие свободу жители планеты Анчар с высокой степенью вероятности присоединятся к вам.
        Штраф за провал: ухудшение отношений с жителями и ИскИнами станции на 10. До окончания задания 24 минуты 59 секунд… 58… 57…
        Принять. Отказаться.
        — Жилой район станции. То есть четвертый луч, на котором мы находимся.  — Палковводец подвесил в воздухе голограмму с картой и жирной точкой на ней. У меня перед глазами мгновенно встал силуэт мельком увиденного через перекрытия шаротанка.  — Да, есть у флоринитов там фортпост. Мирдин докладывал. Но… Мы же туда банально не успеем! После того как меня сюда добросили флаером, его двигательную установку разобрали ради техобслуживания!
        — Своим ходом и в обход по безопасным техническим туннелям?  — предложила Шайра.  — Если воспользоваться транспортом, то появятся шансы предотвратить данную сделку.
        — Грузчик?  — Я взглянул на стоящую рядом со мной самоходную тележку, оснащенную парой манипуляторов, но тут же отверг идею жрицы.  — Нет, слишком медленно. Однако все равно надо направить дроидов и тревожную группу от центра станции. Может, если мы задержим противника, то они еще успеют поучаствовать в драке.
        — Я могу ускорить для нас течение времени,  — довольно неуверенно выдвинула второе предложение Шайра.  — Но после опять свалюсь с истощением, как было уже чуть раньше. И еще эта способность считается опасной. Дополнительная минута с легкостью может отнять как час жизни, так и день. А если я где-нибудь ошибусь с расчетом необходимой формулы заклятья, то и вовсе год. И тогда за полчаса мы проживем всю свою жизнь.
        — Плохой вариант.  — Это ее предложение мне тоже не понравилось. Чем сложнее какое-то магическое действие, тем легче в нем ошибиться. Недаром самые распространенные боевые заклятия — это просто концентрированный сгусток той или иной энергии. Лежащий в руке кирпич может быть любой формы и цвета и не являться идеальным оружием. Но, по крайней мере, он тебя не обрежет, не обожжет и не взорвется внезапно.  — Хм… Телепорт? Нет, не осилю. А осилю, так промахнусь и застряну в переборках, либо вылечу в космос. Космос… Палковводец, у меня есть план! Двигай за мной на максимальной скорости, ты ведь тоже можешь свободно перемещаться в безвоздушном пространстве! И будем надеяться, что разбросанные там мины настроены недостаточно параноидально, чтобы среагировать на цель размером с человека.
        Последнюю фразу я уже кричал, на бегу увлекая за собой жрицу. Хотелось бы взять с собой еще андроидов, но не сумею всех сразу удержать рядом с собой. Телекинез, частным случаем которого является левитация, никогда не был моей сильной стороной. Слабой, впрочем, тоже. Тащить силой мысли еще один объект размером с себя смогу без особого напряжения, но если их будет уже двое, могу кого-нибудь и упустить. А это было бы весьма прискорбно.
        — Что ты задумал?!  — спросила спотыкающаяся жрица, которую я тащил к обшивке станции по кратчайшему маршруту. Хотя детальный план Орбитального Оплота запомнить было практически нереально, общее представление о расположении его частей мне уже удалось составить. Флориниты, попадающиеся нам на пути, по большей части даже не успевали отреагировать на бегущих мимо людей. Ну а отдельные уникумы с хорошей реакцией получали мечом по плодоножке или кулаком по стеблю. Даже если их это и не убивало, продолжить погоню они могли лишь после того, как мы оказывались достаточно далеко.  — У тебя есть какой-то космический скутер?! Здесь?!  — спросила жрица.
        — Настоящий маг — сам по себе идеальное средство передвижения,  — ответил я, усилием мысли создавая впереди себя слабенький огненный шар. Взрыв раздвинул в разные стороны плотную толпу зараженных достаточно, чтобы мы могли проскочить между разлагающимися фигурами.  — В космосе нет препятствий и сопротивления среды, а потом я могу разогнать нас обоих до умопомрачительных скоростей! Главное — вовремя затормозить, чтобы не проскочить мимо. И никуда башкой не въехать на скорости, близкой к звуковой… Опа, вон там в углу не прикрытая ли силовым полем дыра? Ты загерметизирована? Поехали!
        — Стой!  — начала отчаянно вырываться Шайра.  — У меня агорафобия! Я боюсь пустого пространства!
        — Поздно!  — рявкнул я, впихивая сопротивляющуюся женщину в отверстие. А заодно вталкивая туда и зараженного, который лежал почти у самого края дыры. Пущай по космосу полетает, вместе с растущими из него флоринитами. Посмотрим, сумеют ли они там расти и размножаться.  — Просто зажмурься и держись за меня!
        Открытый космос встретил меня отчаянным женским визгом. На фоне которого обычная пустота, безмолвие и неподвижность Вселенной как-то просто не замечались. Диспетчер, очевидно, без всяких подсказок синхронизировал связь между нашими скафандрами. Однако он поторопился. Или, может, так поступил сознательно? Заставить своего шефа слушать бесконечный, забивающий уши вопль было бы вполне в духе своеобразного тонкого юмора машинного разума. Чем больше я с ним общаюсь, тем больше убеждаюсь в наличии под маской занудного педанта крайне оригинальной личности.
        — Ну и чего орать?  — вздохнул я, с трудом отталкиваясь ногами в магнитных ботинках от корпуса и прижимая поближе к себе трясущееся тело жрицы. Хотя и сам старался не очень пялиться вверх и по сторонам. Во избежание потери душевного равновесия. Телекинетическая плюха мягко поддала нам обоим в спины, с ходу разогнав километров до пятнадцати. Следующая удвоила эту скорость. Диспетчер оперативно вывел на прозрачном ободке коммуникатора прерывистый маршрут, которого следовало более-менее придерживаться. Третий рывок придал нам ускорение, напомнившее о поездках на автомобиле. А четвертый заставил отдалившуюся было далеко в сторону серую поверхность корпуса вновь приблизиться к ногам. Вот интересно, а до сверхсветовой скорости маг сумеет разогнать себя, если заранее запасется необходимыми аккумуляторами энергии?
        — Впереди какая-то штука торчит!  — панически закричала Шайра, которая все-таки не закрыла глаза и увидела, как к нам стремительно приближается какая-то ажурная конструкция. Антенна, что ли?  — Сбавь ход!  — добавила она в ужасе.
        — Зачем ходить, если можно летать?  — задался я вопросом и еще раз увеличил скорость. Теперь уже отдельные пятна на обшивке удавалось различить с большим трудом.
        — Мы разобьемся!  — Жрица зачем-то принялась лупить меня кулаками по шлему. Впрочем, силы физической у нее практически не имелось. Вспомнив о том, что сохранять вертикальное положение в космосе вовсе не обязательно, я попытался принять позу лотоса. Если, конечно, оная поза возможна с отчаянно дергающейся дамой на коленях. Эх, если бы не общая жесткость наших скафандров, ее ерзания могли бы стать очень даже приятными.  — Набирай высоту! Лети выше!
        — Зачем летать, если можно сидеть и телепортироваться?  — продолжил я задаваться философскими вопросами, Смещением проходя сквозь стремительно сближающееся с нами переплетение блестящих в свете местного светила прутьев.  — Диспетчер, а почему твоя разметка кончается, а какая-то темная фигня вместо этого, наоборот, подсвечивается?
        — При помощи видеотдатчиков вашего коммуникатора я идентифицировал в ней средний грузовоз «Скотобаза». Между прочим, находящийся в розыске как судно работорговцев,  — спокойно сообщил мне ИскИн, как всегда, невозмутимым голосом. Но почему-то интуиция упорно твердила, что на самом деле он донельзя ехиден и тайком потешается над тупостью и ограниченностью глупых органиков.
        — Учитывая, что он припаркован вблизи запасного эвакуационного выхода космической академии, считаю дальнейшее продолжение маршрута нерациональным.
        К сожалению, система идентификации цели имелась не только у меня. Не то два тела в скафандрах оказались засечены радаром, не то у пиратов имелись контролирующие периметр видеокамеры, а только на длинной громаде грузовика внезапно зашевелились выдвинувшиеся из корпуса орудия. Вряд ли это были полноценные пушки, скорее, некий аналог зенитной артиллерии… Но мне и по-прежнему вырывающейся из моих объятий жрице от этого было не легче.
        Вы попали под импульс стационарной лазерной турели! Незримая Броня рассеяна! Часть урона поглощена броней, прочность предмета снижена! Получен ущерб 320 единиц жизни! Жизнь 1280/1500.
        Вы сотворили заклинание «Облако Мрака». Мана: 1345/2500.
        Мгновенно заполнившая объем в десятки, если не сотни кубических метров клякса непроницаемого мрака скрыла нас от прицельных систем противника. Я не был до конца уверен в том, что это окажется достаточно эффективным, однако же нам повезло. Чары, неплохо маскирующие своего создателя от взглядов и поисковых заклятий враждебных магов, недурно сработали и сейчас. Теперь врагу приходилось насыщать своим огнем довольно большую площадь в надежде чисто случайно зацепить цель. Мы же со жрицей мгновенно откочевали от центра получившегося облака к его краю. И по-прежнему все прекрасно видели. В том числе и проносящиеся со скоростью света лучи, прошивавшие пространство со всех сторон.
        — Сближайся!  — крикнула мне девушка, отчаянно пытаясь создать какой-то барьер, но терпя неудачу. Только несколько искорок божественной магии спрыгнуло с пальцев ее скафандра.  — Или нас поджарят через три секунды!
        — Угу.  — Я перенаправил вектор движения так, чтобы инерция тащила нас к звездолету, а после взглянул на мгновенно проявившийся таймер задания. Быстро меняющиеся цифры успокоили тем, что запас времени еще есть. И довольно солидный. Целых пятнадцать минут. Даже не знаю, достигли ли уже невольники своей точки отправления. Боялся не успеть и чуть не пришел слишком рано, ну бывает же! Впрочем, куда могут деться рабы, если обязанный их увести корабль никуда больше не полетит? А он не полетит, фирма гарантирует. Во всяком случае, с прежним экипажем.  — Диспетчер, а почему в ваших космических конструкциях так много окон? Они же снижают общую прочность. На станции их чуть ли не больше, чем дырок. Тут вон тоже есть несколько. И сквозь одно на меня пялится какая-то подозрительная многоглазая рожа.
        Существо, напоминающее гигантского разумного паука, вместо ног опирающегося на руки, метнулось к виднеющемуся за прозрачной преградой пульту. Нежно-розового цвета накидка, прикрывающая его круглое волосатое тело, развевалась как плащ. Не дожидаясь, когда тварь активирует тревогу или еще одну систему контрабордажной обороны судна, я Смещением проник за прозрачную преграду. Возможно, инсектоид успел удивиться. Но, скорее всего, нет. Лезвие Магоубийцы по самую рукоятку вошло между рассыпанными по жутковатой морде глазами-бусинками, а в следующее мгновение Воздушный Молот снял тварь с клинка и отбросил к дальней стене.
        — Использующиеся для иллюминаторов и обзорных галерей монокристаллы по своим характеристикам превышают большинство известных сплавов,  — выдал справочную информацию Диспетчер.  — Следовательно, участки, где они установлены, не понижают, а повышают общую прочность конструкций. Однако полностью прозрачные космические объекты строятся редко ввиду их высокой стоимости и психологического дискомфорта, испытываемого органиками при полете.
        Дверь в стене открылась, и оттуда появилось нечто, похожее на одного из моих андроидов. Укутанное в рваные замызганные тряпки по самое не могу, до полной потери видовой и половой идентификации. Но с кобурой на поясе. Заряд плазмы, вырвавшийся из винтовки жрицы, испарил его голову.
        — Ненавижу!  — Шайра, выпущенная из объятий, упала на колени, открыла забрало своего шлема и жадно глотала воздух. Однако своей мини-пушки так и не выпустила. Судя по общему бледно-зеленому цвету ранее красного лица, насчет боязни открытых пространств она не шутила.  — О-о-о, думала, вырвет… Мирдин, я тебя убью. Потом. Когда-нибудь. Когда все закончится.
        Корабль пах смертью, болью и страхом. Нет, внешне все было более чем цивильно, даже мусор нигде по углам не валялся. Ну, если не считать еще дергающегося членистоногого, пятнающего своим мозгом серый пол. Однако даже без перехода на аурное зрение можно было ощутить, как витает в этом месте нечто такое… Роднящее его с концлагерем или палатой безнадежно больных. Счет погибших здесь живых существ, помиравших в муках и страданиях, никак не мог измеряться меньше чем трехзначной цифрой. Как здесь только работает живой персонал? Несколько лет даже просто присутствия в подобном месте — и серьезные проблемы со здоровьем обеспечены. В лаборатории учителя, пусть он будет выбран в качестве мишени братством убийц, щепетильно относящимся к выполнению заказов, такого энергетического бардака не допускалось. Старый параноик, при всех его недостатках, все же был достаточно чистоплотен, чтобы полностью удалять все останки собственных жертв. И любил использовать их целиком и полностью, до последнего кусочка.
        — Когда закончится совсем все, убивай,  — великодушно разрешил ей я, находя на пульте управления гнездо контакта и вставляя туда свой коммуникатор. Прорыв сожрал большую часть запаса магической энергии, теперь, чтобы справиться с противником, придется очень-очень потрудиться.  — Мне никогда не хотелось остаться последним существом, пережившим смерть Вселенной.
        К сожалению, тревожный рев сирены все-таки раздался. Причем до того, как жрица смогла подсоединить свой персональный компьютер к местной сети. Что ж… Будем ждать скорое прибытие гостей. И морально готовиться к процессу перезагрузки. Если не получится играть в кошки-мышки, то противник меня рано или поздно сомнет. Невидимость, скорее всего, не поможет. Уж на своем-то судне пираты должны иметь датчики движения и температуры. Чтобы отлавливать играющих в партизан беглых рабов, которые не могут периодически не пытаться устроить бучу. Так, а где здесь можно спрятаться? В вентиляции застряну, а тайные ходы если и есть, то кто бы их еще знал…
        — Взлом вражеских систем затруднен,  — обрадовала жрица, вступившая во взаимодействие с компьютерами корабля.  — Имеется надежная система защиты, обход которой займет не меньше нескольких суток. Придется нам использовать другие методы борьбы.
        Магическое зрение помогло мне насчитать поблизости сорок одну ауру. Плюс несколько помещений были защищены от подобных элементарных попыток шпионажа и выглядели как совершенно непроницаемые для взгляда черные тела. А ведь это еще не весь корабль, он слишком велик, чтобы полностью попасть в зону действия чар. Впрочем, я еще ни разу не видел работорговцев, которые умели бы обходиться без значительного количества слуг. Возможно, невольники помогут атаковавшему их хозяев врагу. Или хотя бы не станут слишком стараться его уничтожить, если им доверят оружие, в случае отражения внешней агрессии.
        — Вот уж спасибо за поддержку,  — уныло вздохнул я, слыша быстро приближающийся тяжелый топот. Около тридцати человек. И, конечно, все в броне. Такие тонкости определить по звуку более-менее опытному человеку — раз плюнуть.  — Облако Жидкого Мрака!
        В отличие от предыдущей версии, модифицированные чары специально предназначались для применения в ограниченном объеме. Подобно очень-очень плотному, но совершенно не удушливому дыму, колдовская хмарь расползалась во все стороны, заполняя переходы и заставляя противников слепнуть. Пользуясь их беспомощностью, в наколдованной тьме можно было бы вырезать работорговцев по одному… Однако удача переменчива. А среди врагов может найтись и собственный маг, который секунд через девять-десять сообразит, как развеять чары. Одолеть всю наколдованную тьму за один раз вряд ли выйдет, придется противникам погоняться за отдельными клубами черного дыма в поисках меня. И перепроверить все щели, куда мог бы под шумок забиться человек или два. Вот только кто сказал, что я стану их ждать.
        Когда мы снова оказались в космосе, жрица удивилась. А еще, кажется, она слегка на меня обиделась за принудительно захлопнутое забрало ее шлема. И даже хотела на этот счет чего-то сказать. Но сунутый к губам палец и зверская гримаса, призывающая к молчанию, временно остановили поток женского красноречия. Ну а я тем временем стремительно перемещался вдоль корабля, выискивая при помощи своих сверхъестественных чувств место наибольшей концентрации эманаций боли, страха и смерти. Именно трюм для рабов, или его аналог в этой посудине, являлся моей целью. И вряд ли он хорошо укреплялся. Во всяком случае, снаружи. Обычно в таких местах основная опасность идет изнутри. Турели уже успели убраться в свои гнезда и обратно вылезать не спешили. Не то их операторы еще не успели сообразить, в чем дело, не то мы находились в мертвой зоне. Все же редкое космическое орудие может нормально стрелять по цели, расположенной от нее на дистанции в десяток метров. Привычная для них дистанция измеряется километрами. А если на такое расстояние зенитные системы допустили вражескую боеголовку, то все, приплыли. Остается
надеяться только на крепость брони. Ну, или силовых щитов, если они тут имеются.
        Искомое нашлось довольно быстро. Небольшое углубление в ровной железной шкуре корабля, прикрытое бледно-молочной пленкой удерживающего воздух силового поля и заканчивающееся люком… Исцарапанным снаружи. И несло от него так, что некоторые из разрушенных темных алтарей по сравнению с этой плоской железякой казались обычнейшими камнями. Я буквально видел, как через это отверстие тюремщики выталкивают наружу свою очередную жертву. Лишь тонкая пленка силового поля отделяет обреченного от пустоты, но защиту она дает слишком эфемерную. Остается только гадать, что случится через некоторое количество наполненных ужасом мучительно долгих секунд. Либо кончится воздух, либо исчезнет отключенная работорговцами нематериальная преграда. Вопреки общественному мнению, вакуум убивает не мгновенно. Если легкие не разорвало резким перепадом давления, то умирают в нем ничуть не быстрее, чем в ледяной воде. И лишь створки люка отделяют умирающих от воздуха и жизни. Кто-то даже издевательски приварил к стальной поверхности ручку, за которую можно держаться при невесомости, чтобы не улететь в бескрайнюю пустоту космоса и
до последнего надеяться на жалость и снисхождение. Толстый металл выглядел отполированным до блеска множеством касавшихся его ладоней.
        — Ох, зря вы до такого довели.  — Я осуществил мечту сотен, если не тысяч умирающих, раздвинув в стороны створки люка. Лезвие Магоубийцы в моих руках, при надобности обретающего огромную прочность, прекрасно сыграло роль ломика. Да и запорный механизм в этом месте оказался старым и слабым, даже магией пользоваться не пришлось. Вдоль каждой стены длинного отсека шли три яруса сплетенных из крупной проволоки клеток. Ныне пустующих, хотя явно еще недавно обитаемых. Экскременты не везде успели засохнуть. А убирать их, похоже, никто в ближайшее время не собирался. Судя по наслоениям удобрений в самом низу, последняя уборка тут была месяцев эдак пять-шесть назад. Зубы сами собой сжались до протестующего скрипа, а руки начали подрагивать от желания сжаться на чьей-нибудь… — Зря… Учитель, откуси ему нос бешеная сова, все-таки успел преподать мне многое. И иногда, вот как сегодня, я в глубине души даже благодарен ему за науку…
        Вы сотворили заклинание «Зов Мертвых». Мана: 600/2500. Количество откликнувшихся сущностей: 17.

        Глава 11,
        в которой герой часто взаимодействует с нежитью, принимает сомнительные препараты и оказывается в логове врага

        — От оно как,  — обескураженно произнес я, рассматривая незамедлительно появившихся умертвий.  — Эволюционировали, значит. И даже пополнение для стаи собрали.
        — Скорее, полностью освоились в новом для себя состоянии,  — едва слышно прошелестел дух полного мужчины, который отныне не был безымянным.  — А рекруты сами подтянулись… Когда мы начали рвать на куски своих убийц, ставших с нами почти одинаково мертвыми. У многих из тех подонков к оплате нашлись такие счета, что даже я лично уступил дорогу другим. В конце-то концов, мои дети страдали меньше часа… А не множество дней, месяцев или лет.
        Каршед От Нзир. Высшее умертвие. Уровень: 80.
        Обладающие высокоразвитым интеллектом, серьезной магической силой и способностью к обучению высшие умертвия по праву входят в число опаснейшей нежити. Кроме того, они даже не лишены некоторой эмоциональности, хотя, по меркам большинства людей, все равно остаются кровавыми маньяками. Замаскироваться под живого и ударить в спину, составить многоходовую интригу, устраняя цель чужими руками, или разорвать на куски бронеавтомобиль с его экипажем… Для подобных существ уже нет особой разницы в том, как будет достигнута их цель.
        Кроме полуматериального толстячка высшими стали еще две дамы, носившие такую же фамилию, но ограничившиеся семьдесят пятым уровнем. А остальные, включая новичков, упали до пятидесятого и стали обычными умертвиями. Вряд ли умеющими пользоваться оружием и компьютерами, но зато более устойчивыми к попыткам изгнания и развоплощения. Впрочем, древняя армейская мудрость утверждает, что стадо баранов под предводительством льва опаснее стада львов под мудрым руководством барана. А метафизических хищных кошек передо мной насчитывался целый прайд.
        — Ну и ладно, мне же лучше,  — решил я и обвел рукой окружающую нас обстановку.  — Месть?
        Заслышав знакомое слово, обычные умертвия дружно взвыли. Причем в их голосах явно звучало согласие.
        — Не совсем месть,  — скрежетнула режущим уши голоском призрачная пожилая женщина с длинными белыми волосами. Видимо, мама Каршеда. Тонкие худые кисти почтенной дамы на секунду размылись туманом и приобрели вид каких-то хищных лап, а после вернулись обратно.  — Скорее, это будет возмездие! Не знаю, кто владельцы этого места, но не хочу, чтобы они жили. Мы поможем бесплатно. Только сначала утратившие себя должны как следует подкрепиться. Благо тут есть чем.
        Даже остатки чужих жизней — тоже ресурс. С точки зрения опытного чернокнижника, конечно. Ну, или существ, с которыми он работает. Я не сумею использовать подобные ошметки сам… Но в мироздании полно созданий, гораздо менее привередливых по части пищи. И не брезгующих к тому же свежатинкой, ведь аппетит к ним приходит во время еды. Семнадцать голодных духов, подвизающихся на самой границе Бытия, мигом оценили предложенное им угощение, созданное сложной смесью местных эманаций. Размытые фигуры, состоящие из лоскутьев тумана, в котором лишь иногда проскальзывали очертания каких-то более-менее оформленных частей, рассредоточились по отсеку. Словно голодные уличные коты, пробравшиеся в витрину с деликатесами, они метались туда-сюда и пытались оценить весь ассортимент невидимых простому глазу яств. С каждой секундой эти гибриды потусторонних хищников и падальщиков набирали все больше сил. М-да… Может, и зря я помог сформироваться этой стае злых духов. Если с ведущими их высшими что-нибудь случится, утратившие себя обычные умертвия обязательно попробуют высосать всю жизнь и силу и из призвавшего их.
        — Что ты творишь?!  — Шипению рассерженной жрицы могла бы позавидовать змея, у которой на хвосте принялись танцевать чечетку.  — Ты же говорил, что не занимаешься подобным!
        — Стараюсь, во всяком случае,  — согласился я с ней, обнаруживая на периферии магического зрения некое подозрительное копошение и натягивая иллюзорную нить, связывающую с ответившими на призыв сущностями. Представители семейства От Нзир мигом оставили в покое свою нематериальную еду и насторожились.  — Но так получается не всегда. В чрезвычайной ситуации, какие инструменты есть, теми и приходится работать. Хотя лучше бы, конечно, использовать вместо вечноголодных духов нормальную группу захвата. Или, на худой конец, отряд восставших рабов, которым я бы презентовал оружие тюремщиков. Да только где ж их здесь и сейчас взять?!
        С легким гудением прямо из покрытого нечистотами пола стала выдвигаться пара турелей с пушками, явно предназначенными для подавления массовых беспорядков. В действии их мне увидеть так и не удалось, поскольку Шайра оперативно превратила оба устройства в куски покореженного металла. Видимо, броня у этих игрушек предназначалась лишь для сопротивления кулакам невольников. Ну, может, отобранным у надсмотрщиков пистолетам. Но никак не тяжелым армейским излучателям, непонятно какими путями оказавшимися в одном туристическом магазинчике.
        — Здесь какие-то барьеры. Не такие, которые могли бы остановить живых,  — недовольно прошипела вторая призрачная дама, в которой я опознал главную обвинительницу принесенного в жертву колдуна. Попытавшаяся пройти сквозь стену, она мигом вернулась обратно, истекая эктоплазмой.  — Поставлено с нашей стороны бытия кем-то сильным. Мне их не пройти… Самой. Но ты, как живой, провести через них можешь.
        Видимо, какую-то защиту от потустороннего пираты на свой отсек для живого товара все же поставили. Скорее всего, работа сильного шамана, они знатные спецы по незаметности своих барьеров. Их духам проще работать на тех слоях реальности, куда рядовой чародей не вдруг заглянет.
        — Туда, живо!  — скомандовал я призракам, махая в сторону массивной двери. Ничуть не уступающая тому шлюзу, который Диспетчер установил на входе в свой ангар, она была закрыта намертво. Выдернутые из-за грани существа послушались, пусть и не слишком охотно. Им нравилась местная атмосфера, и уходить твари не желали.  — Каршед! Ты будешь моими руками!
        Вы сотворили заклинание: «Темная марионетка». Мана: 420/2500. Жизнь: 1200/1500.
        Сознание как будто раздвоилось. Одной его частью я оставался самим собой, а другой — был чем-то иным… Голодным, обозленным, безразличным к большинству существующих в мироздании вещей. Но, тем не менее, способным пройти сквозь стену и дернуть за большой рубильник, открывающий и закрывающий вход в казармы рабов. Повезло, что тут не было каких-нибудь хитрых биометрических систем. Иначе пришлось бы и дальше работать через одного из духов в качестве проводника своей воли.
        — Ох, гадость!  — поморщился я, вновь приходя в нормальное состояние. Струйка крови, текущая из носа, перепачкала все лицо. Да уж, основной недостаток скафандров состоит в том, что вытереться внутри их проблематично.  — Как же я эти проклятые фокусы не люблю!
        — Хшш!  — шипело рядом высшее умертвие, выглядящее так, словно его погладили наждачной бумагой. Внешний покров энергетического существа весь был покрыт заметными царапинами. Впрочем, они понемногу рассасывались… — Не делай так больше!
        — Действительно, не делай. Чтобы слова не расходились с делами,  — не преминула напомнить мне жрица. Высшие умертвия от удивления чуть не разучились левитировать, когда к ним пришла поддержка с такой неожиданной стороны.  — А то странная у тебя какая-то система… Из зараженных армию создавать нельзя, а вот вызывать армаду хищных тварей и вовсю эксплуатировать их можно.
        — С темными искусствами у нас отношения будто у расставшейся парочки. Короче, все сложно,  — был вынужден признаться я, накладывая на себя Незримую Броню. Лишней дополнительная защита уж точно не будет.  — Если боевую часть умертвий еще можно приравнять к стихийной магии по разрушительности и оказываемому воздействию на цели, то вот специфические ритуалы, всяческая некромантия и некогда профильная демонология… Ладно, каюсь. Грешен. Довольна?
        — Не знаю… — с сомнением протянула жрица, поднимая вверх руку, вокруг которой начали виться в воздухе миниатюрные символы числового ряда. Осторожно пытавшийся приблизиться к ней дух, видимо, утративший последние остатки интеллекта и плоховато различающий союзников и добычу, шарахнулся в сторону, явно не желая продолжать знакомство со служанкой высших сил. А там его перехватила старшая представительница семейства От Нзир и от души врезала подчиненному пару оплеух. Может, и не совсем материальных, но сразу видно, что очень болезненных.  — Неубедителен ты. И подозрителен. Говоришь одно, делаешь другое…
        — Вот ведь упрямая баба! Прицепилась, как банный лист!  — буркнул я, начиная терять терпение и слегка натягивая нематериальный поводок магии, связывавший меня с оставшимися полутора десятками тварей. А то они что-то не спешили отлетать от рабских клеток, источающих столь притягательные для них эманации.  — Просто порой получаемый выигрыш не стоит того, чтобы возиться с подобной дрянью. Ну, если им только не является моя жизнь, которая по определению бесценна. А может быть, и нет. Иначе, почему ее приходится так часто ставить на кон, ради даже не материальных благ, а каких-то эфемерных идей вроде справедливости, чести и долга?
        Найти ответ на этот вопрос нам помешали. Ауры врагов, до того мельтешившие где-то в отдалении, стали быстро приближаться. Сразу с двух направлений, группами по тринадцать и шестнадцать существ сразу. Хотя проход дальше в глубину корабля только один. А имеющиеся боковые двери, куда мы попытались сунуться, вели в крохотные комнатушки казарм с двухъярусными нарами и крайне скудными пожитками. Видимо, об экипаже тут заботятся немногим лучше, чем о товаре… Или же в данном месте тоже обитают рабы, только чуть более привилегированные. Не найдя лучшего варианта, я кивком головы указал Каршеду на большую из групп. Высшее умертвие, различающее ауры намного лучше меня, понятливо кивнуло и напрягло свою свору голодных духов. Те, получив четкий и ясный приказ, охотно двинулись навстречу добыче, срезая в нужных местах дистанцию прямо сквозь стены. Интересно, смогут ли монстры убить их всех? Все-таки пули рано или поздно дестабилизируют их псевдоматериальные тела, отправив призванных обратно на родину. Да и сами рядовые умертвия недостаточно круты, чтобы выпивать из жертв жизнь и магию одним глотком. Однако
потрепать работорговцев должны. Все же атаки подобных энергетических пиявок обычную броню, вне зависимости от прочности последней, попросту игнорируют.
        — Ну а теперь будет больно. Причем всем!  — обрадовал я жрицу, создавая посреди коридора рунную ловушку. Первая парочка работорговцев, которая попробует перескочить ничем внешне не отличающийся участок пола, отлетит назад от сильного удара в живот. Если повезет, то они собой еще кого-нибудь повалят и выиграют нам время.  — К нам идут, а убежать мы уже не способны. Молись о чем-нибудь таком… Подходящем к случаю…
        — Тройной множитель… — Фигура девушки на миг размылась и раздалась в стороны потоками пробивающихся изнутри скафандра светящихся цифр, а после Шайры стало уже три штуки. И стоящий в центре оригинал ничем не отличался от двух своих копий. Даже аурой. Фактически передо мной находился один и тот же человек… Ну или к какой там расе относилась данная преподавательница математики? Только в нескольких экземплярах.  — Но имей в виду, у них энергии максимум на полчаса существования. Или пару выстрелов из копий тяжелого плазмомета.
        — Ничего лучшего у меня нет,  — добавила левая Шайра, укладываясь прямо на пол в одной из боковых комнатушек.  — Я все-таки не боевой маг.
        — И вообще, преподавательницам математики сражаться не положено,  — согласилась с ней правая, выталкивая вместе с центральной в середину коридора чьи-то нары. А после руша их и укладывая поверх вторые. Ничего лучше, увы, в зоне видимости не попадалось. К сожалению, работорговцы не озаботились расставить посреди своего логова ничем не прошибаемые преграды. И не раскидали повсюду боеприпасы, зелья здоровья и маны. Совсем не знают, как положено вести себя злодеям в компьютерных играх, паразиты!  — Скажи спасибо, что хоть оружием благодаря папочке флибустьеру умею пользоваться!
        — Как любопытно… — Энтузиазм проснувшегося во мне мага-исследователя мигом отодвинул на второй план мандраж перед приближающимся боем. Сколько их в жизни было уже!.. А этот, с вероятностью процентов в девяносто, не кончится гибелью. Потеря же уровня будет хоть и обидной, но трагичной лишь умеренно.  — Я ведь правильно понимаю, что у такого фокуса основным является вовсе не боевое применение?
        — Извррращенец!  — хором прорычали все три краснокожих девушки, становясь еще больше похожими на помидоры из-за прилившей к щекам крови. Я успел оценить эту милую картину, даже несмотря на то, что сам крепил баррикаду выволакиваемыми наружу нарами. К счастью, эта мебель не была привинчена к полу намертво, а свободно каталась туда-сюда. Интересно, тут такие хорошие стабилизаторы, что звездолет вообще не трясет? Или местным нравится правдоподобная имитация морской качки?
        — Да я вообще-то вел речь о работе с документами.  — Бумажная напасть в прошлой жизни доставляла больше проблем, чем внезапно объявленная соседями война. Ту хотя бы можно было закончить. А вот гидра бюрократии оказалась воистину бессмертна, обставив в деле возрождения далеко позади всяких там фениксов и высших личей. Нет, никто не мешал послать дела подальше и просто наслаждаться жизнью. Однако отсутствие личного контроля над целым ворохом проблем обязательно вызывало неминуемые потери. Если везло, то только денежные.  — Но ход твоих мыслей мне нравится!
        Продолжить размышления и изучение нормального и аморального применения данной способности жрицы, к сожалению, помешали работорговцы. Ну никакого у людей понимания того, когда можно появляться, а когда нельзя. Шайра им это тактично объяснила, ударив из трех стволов сразу. Бегущий на скорости около ста километров в час и громко лязгающий на ходу дроид, похожий на переевшего стероидов механического жучка-носорога, даже до ловушки добежать не успел. Потоки плазмы его искорежили, оплавили, лишили большей части выступающих из корпуса деталей и превратили в годный исключительно для переплавки кусок металлолома. Жаль, не взорвался он.
        Следующими к нам пробирались сомкнутым строем пять личностей, разумно прикрывающихся зеркально-черными прямоугольными ростовыми щитами. Только крохотные сопла, через которые они заливали пространство впереди себя потоками напалма, нарушали целостность кажущейся монолитной преграды. Причем противников и воздух сразу за ними насыщало какое-то заклятие из школы пространства. Видимо, враги сообразили, как можно испортить жизнь умеющему телепортироваться непрошеному гостю. Хорошо, что накрыть подобными помехами всю площадь корабля не сумели. А так они еще узнают, почему от боевых магов защитные заклинания спасают очень редко. Настоящая Шайра сделала пару выстрелов и выругалась, увидев, как зеркально-черная поверхность отражает ударившую в нее плазму. Мне ничего не оставалось делать, кроме как сначала отступить, позволяя противнику продвинуться к нужному месту, а потом рвануться вперед с мечом наголо. Под ногами разорвалась граната, перекинутая через головы противников. Однако осколки и ударивший во все стороны электрический импульс был поглощен Незримой Броней, а ударная волна получилась слишком
слабой.
        — Смещение!  — рявкнул я во все горло, достигая уже подожженной вражеским огнем и весело пылающей баррикады. Пространство содрогнулось и искривилось, когда прошедшая сквозь него материя столкнулась с возведенной преградой. Деформированные, разорванные и пылающие останки рухнули там, где начинался барьер. Прямо на головы сомкнутого строя противников, явно не ожидавших получить собственноручно подожженной баррикадой по башке. Какими бы профессионалами работорговцы ни являлись, но монолитный строй они сохранить не смогли и на пару секунд замешкались. А потом до них добрался уже и лично я, рискованным пируэтом перескочив полыхающие нары и проскользнув под ударившими навстречу струями пламени.
        Лезвие Магоубийцы скользнуло по металлизированной ткани скафандра первого врага, в то время как нога пнула в живот второго, отправляя того к наиболее жарко полыхающему скоплению мебельных обломков, а рука поймала в удушающий захват третьего. Им я заслонился от ударившей в упор атаки, выпущенной четвертым. А после отправил воспламенившийся и истошно кричащий живой щит в пятого, списав эту парочку со счетов. Не знаю, какую химию заливали в эти щиты, но она действовала на работорговцев, как коктейль Молотова на сухие доски. Мне досталась всего пара брызг, но даже они окончательно добили Незримую Броню и сняли почти триста единиц жизни. Скорее всего, оставшихся огнеметчиков удалось бы просто дорезать, но у идущих следом врагов не выдержали нервы. Взрыв нескольких гранат, очереди автоматического оружия, какое-то боевое заклинание и даже чей-то метательный топор ударили по куче-мале, перегородившей коридор. Корчась от боли, я упал на пол, внутренне удивляясь тому факту, что еще не умер. А над головой у меня ударили импульсы тяжелой плазмы, испепелявшие противников просто-таки с математической        — Ошеломление, болевой шок, кровопотеря, инфаркт, дезориентация, хромота, удушье, переломы… — Только и мог я читать список полученных травм в те редкие моменты, когда мир вокруг переставал крутиться и вертеться. Лишь так можно было чуть отвлечься от боли, заполнившей собой весь организм.  — Кхе-кхе… Инфаркт-то откуда? Сроду ведь ничем таким не болел.
        — Прекращай терять целостность своей структуры, грешник!  — На лоб легла холодная и тяжелая ладонь в перчатке скафандра. Увы, полученные раны чудесным образом не затянулись. Однако ощущаемый дискомфорт снизился до уровня, при котором настоящий боевой маг уже может самостоятельно двигаться, ругаться и убивать. Жизни остались сущие крохи. Двенадцать пунктов. Двенадцать! Если бы Шайра не использовала свою жреческую силу для остановки кровотечения, секунд через пять, в лучшем случае семь, отправился бы я на процесс перезагрузки.  — Вставай и работай!  — подстегнула меня жрица.
        — Мой отпуск еще не закончился. Согласно трудовому законодательству имею право.  — Я поднял взгляд на свою краснокожую спутницу. Выглядела она побитой… Слегка. Часть литых деталей на скафандре глупого пирата пестрела многочисленными сколами и вмятинами, гармошка плечевых сочленений правой руки сочилась кровью, а по скрывающему лицо забралу змеилась просто шикарная паутина трещин.  — Где эти уроды?
        — Сбежали, когда их осталось меньше половины от первоначального числа. Не знали, что для плазмомета нет запасной обоймы,  — лаконично ответила жрица, устало садясь прямо на пол.  — Проклятье! Мой лимит сверхординарного воздействия на реальность выработан! Дальше тебе придется как-нибудь самому. Но огнем из обычной винтовки поддержу.
        — Угу.  — Я поудобнее ухватил пальцами рукоять Магоубийцы и впитал оттуда полторы сотни единиц магической энергии. Не бог весть что… Но, видимо, у подвернувшихся под мой клинок работорговцев больше просто не было. Наконец-то появилась возможность вчитаться в список полученных повреждений.  — А… Понятно, откуда инфаркт. Врезали останавливающим сердце заклятием, но благодаря моей высокой сопротивляемости чарам темной магии я остался жив.
        Судя по мельтешению аур в некотором отдалении, мстительные духи развлекались вовсю. И, кажется, высшая нежить утратила контроль над своими младшими собратьями. Во всяком случае, заметно отличающаяся от остальных аура Каршеда почему-то вырывала клочья из какого-то рядового умертвия. А две сопровождающих его дамы бестолково мотались туда-сюда, не то попав под дезориентирующий экзорцизм, не то устроив женскую истерику. Теперь по территории судна работорговцев слонялось больше десятка абсолютно своевольных агрессивных духов… И быстро приближающийся шум подсказывал мне, что они недалеко.
        — Отцепите от меня эту тварь!  — истошно орал кто-то, бодро топая по направлению к нам.  — Отцепите! Она жрет меня! Жрет! Заживо жрет! Внаглую жрет!
        Кажется, последний факт возмущал жертву голодного духа больше всего. Интересно, он видел подобное существо, принимающее пищу в соответствии со всеми правилами этикета? И как же оно это делало? Ну, допустим, воздействующий на жизненную силу жертвы нож не такая уж большая редкость… Однако где можно найти для комплекта вилку, ложку и салфетку с теми же свойствами?
        — А-а-а! Лазер!  — поддакивал ему ничуть не менее испуганный голос, прерываемый частым треском заполошной стрельбы.  — Лазер, молю, дайте лазер! Нежить боится света и огня! А-а-а, больно!
        — Да остановитесь вы, идиоты!  — тщетно пытался догнать их кто-то, очевидно способный решить возникшие у работорговцев проблемы. Магическое зрение, на работу которого множество перенесенных травм не повлияло ни капли, выявило буквально истекающую жизненной энергией ауру.  — Дайте мне их изгнать!
        — Там вампир,  — понял я и со стоном поднялся, покачивая в руке лезвие Магоубийцы. Существо с основанным на волшебстве метабализмом мой клинок мог обратить в горстку праха, высосав до донышка. Но только если в кровососа попасть. А эти бестии всегда отличались более чем пристойными физическими данными.  — Имела с ними дело раньше?
        — Нет, но много слышала,  — отчаянно помотала головой преподавательница математики.  — Мне переставить оружие в режим непрерывного огня?
        — Обязательно.  — Припадая на сломанные ноги и охая при каждом движении, я поплелся навстречу противнику. Следовало бить врагов, пока они разделены. Даже если мой организм сейчас находится далеко не в лучшей форме. Незримая Броня отъела солидную часть оставшейся магической энергии, но встречаться без нее с представителем высшей нежити сейчас упорно не хотелось.  — Эй, вы, отбросы, а ну ни с места!
        Как выяснилось, буквально в двадцати метрах от помещений для рабов коридор космического корабля разделялся. Влево и вправо уходили короткие отрезки метров по пятнадцать длиной, заканчивающиеся шлюзами дверей. Да к тому же сюда выходила лестница откуда-то сверху. И именно на ней сейчас двое работорговцев отчаянно боролись с голодными духами за свою жизнь, катаясь по ступенькам и тем самым мешая пытавшемуся спасти их вампиру. Умертвия обвивали своих жертв, словно змеи, и, приникнув проявившимся в серой хмари ртом к их головам или сердцам, вовсю насыщались жизненной силой. На псевдоплоти монстров виднелись следы, оставленные пулями или ножами сопротивляющихся жертв, однако они были слишком незначительными — чтобы отправить подобное существо обратно за грань Бытия, его нынешнюю оболочку требуется как минимум рассечь надвое. Именно этим, похоже, пытался заниматься вампир, сжимающий в одной руке угольно-черную катану размером с самого себя, а в другой пистолет-пулемет. Однако слишком активно использовать свое оружие он опасался, явно не желая стать невольной причиной гибели спасаемых. Впрочем, сейчас
высшая нежить свои потуги уже бросила и полностью сосредоточилась на том, чтобы встретить незваных гостей.
        — Повелитель Смерти!  — Разумеется, кровосос не смог не опознать того, кто призвал в эту реальность голодных духов. Использованное им наименование некроманта, правда, было излишне пафосным… Видимо, вампир нервничал и даже боялся. И у него имелись на то причины. К числу истинных владык ночи эта полутораметровая пародия на настоящего вампира явно не относилась. Рост и комплекция его подходили, скорее, детскому скелетику, даже широкие рукава и мешковатая одежда черного цвета не могли скрыть данного факта. Ну а голова монстра была деформированной и асимметричной. С громадными бровями, выдающимися далеко вперед челюстями, грустно свисающими вниз большими острыми ушами и редкими пучками волос, росших из самых неожиданных мест. Явный признак того, что существо пыталось однажды совершить боевую трансформацию, но не осилило ритуал и застряло на полпути. Среди низших вампиров, которые были лишены присмотра старших коллег и недалеко ушли от упырей, подобные уродцы встречались достаточно регулярно.  — Почему ты напал на нас?! Чем мы перешли тебе дорогу?! Назначь виру и…
        Усыпленный нелепым обликом и жалким поведением вампира, я излишне расслабился, за что поплатился полностью слетевшей Незримой Броней. Он метнул в меня свое оружие. Причем даже не катану, которую я по въевшейся в кровь привычке фехтовальщика продолжал краем глаза исследовать. Пистолет-пулемет, выглядевший даже на взгляд дилетанта чрезмерно большим и толстым, ударился в землю у самых моих ног. И взорвался, словно сосуд с ужатым до неимоверной плотности жидким азотом. Воздух вокруг меня мгновенно загустел и стал неимоверно колючим, легкие чуть не смерзлись в ледышки, а скафандр глупого пирата вообще принялся рассыпаться на кусочки. Следом за своим оружием вперед уже несся и сам вампир, отводя перехваченный двумя руками клинок для одного сокрушительного удара. Уродливая внешность ничуть не мешала твари двигаться быстрее, чем большинство нормальных ветеранов-мечников.
        — Режущий… Кха… Луч!  — Мгновенно вспомнил я одно из немногих изученных боевых чар, основанных на стихии света. Мне они давались даже хуже, чем пространственная магия. Однако слишком уж эффективна была данная школа против большинства нежити и демонов. А ими окружали себя в большом количестве все коллеги учителя, да поперхнись он дикобразом, на которых мной был открыт сезон охоты. И сам он, когда в очередной раз пытался воскреснуть.  — Съел, дохлятина?
        Вампир мне не ответил, поскольку был очень занят. Распадался пеплом. Поток сорвавшегося с моих пальцев света, губительного для нежити и демонов, но почти безвредного для всех остальных существ, безошибочно нашел свою цель. Интересно, а как действует на кровососов лазерное оружие? Надо будет в следующий раз проверить. Рядом глухо рявкнула винтовка Шайры, обрывая борьбу работорговцев с двумя умертвиями. Духи недовольно зашипели, отцепляясь от мертвых тел, но связываться с нами не рискнули. Понимали, сволочи, кто тут по-настоящему для них опасен. Вместо этого они с ясно видимым усилием просочились сквозь потолок, отправившись на поиски новых жертв. Надо бы их изгнать… Но сил почти не осталось. А если к флоринитам на территории станции добавятся еще и буйные покойнички, то обстановка у нас станет совсем неблагоприятной. Хотя после драки со второй группировкой врагов их не должно было остаться слишком много. Или они вообще все полегли кроме этих двух.
        Внезапно корабль содрогнулся, заставив меня покачнуться и зашипеть от боли в сломанных ногах. Затем еще раз и еще. При третьем толчке я все же не удержался и упал.
        — Диспетчер, что за фигня?  — злобно прошипел я, не рискуя пока вставать.  — Прибыли силы союзников и расстреливают нашу многострадальную станцию прямой наводкой?!
        — Нет. Но наш пассивный радар свидетельствует о быстром удалении трех небольших судов,  — спокойно ответил невозмутимый ИскИн.  — Предполагаю, что имеющийся на борту экипаж воспользовался средствами спасения.
        — Почему?  — удивился я.  — Эти уроды же нас почти, о-о-ох, достали. Не думаю, что мне хватит сил справиться еще хотя бы с парой-тройкой боевиков.
        — Работорговцы — не флориниты, бывшие в прошлом биологическим оружием и не до конца выработавшие в себе инстинкт самосохранения. Они боятся боли и смерти,  — пояснила жрица, для которой сложившаяся ситуация тоже стала сюрпризом. Но не слишком большим. Во всяком случае, сильно удивленной Шайра не выглядела.  — Если же основную массу, как ты выразился, боевиков мы покрошили, то оставшиеся сочли разумным сделать ноги. Офицер планеты Анчар, это вам не какие-то огрызающиеся колонисты. Ты ублюдков и навсегда убить можешь… Пусть и не со слишком высокой степенью вероятности.
        — Ага.  — Кивок вышел несколько смазанным из-за судороги, вдруг скрутившей шею.  — И что, мы сейчас вместе с кораблем взорвемся?
        — Может быть, да, может быть, нет,  — неуверенно предположила она.  — Скорее все-таки нет. Из-за частых попыток саботажа работорговцы не любят оснащать свои суда системами самоуничтожения.
        — Ага, тиснет какая-нибудь наложница у спящего борова коды доступа, и все,  — злорадно хмыкнул я и поменял положение в пространстве. Рухнул на палубу мордой вниз и вытянулся, стараясь расслабиться.  — Миллионные убытки, потеря уровня и, если совсем повезет, даже окончательная смерть. Так мы что, победили?! Ну вообще отпа-а-а-ад!
        — А про рабов ты не забыл?  — участливо осведомилась у меня Шайра, заглядывая в глаза сверху вниз.  — Мы ведь их так и не освободили еще.
        — О-о-ой,  — тяжело выдохнул я, скосив глаза на услужливо появившееся меню задания. На котором все было почти как раньше. Только срок вдруг увеличился с нескольких минут до четырех часов.  — О-ох… Такое чувство, что встать мне тяжелее, чем подняться… Нежитью. А может, они сами спасутся, а?
        — Давай-давай. Отдохнешь потом,  — потянула меня за плечо жрица, явно не слышавшая про такое прекрасное чувство, как сострадание.  — Тем более что на корабле работорговцев просто обязаны быть не только клетки, но и комфортные апартаменты с нормальной системой климат-контроля и большой кроватью. Эта публика любит личный комфорт. Там вполне можно будет и поваляться… Пару суток. Пока освобожденные рабы приходят в себя.
        — Ох, умеете вы, женщины, мужиками манипулировать.  — Я с некоторым трудом перевел свое тело в вертикальное положение и потянулся к застежкам скафандра. Если мне предстояло продолжение банкета, то следовало пустить в ход стимуляторы, ныне мирно покоящиеся в специальном внутреннем кармашке.  — Тебе химии дать?
        — Перебьюсь. Чем она мне поможет?  — фыркнула Шайра.  — Жрецы же, в отличие от вашей колдовской братии, не распоряжаются собственными силами. Нет, Мирдин, похоже, дальше придется работать тебе одному. А я пока… Хм… Посторожу корабль. Но дроидов сюда лучше бы пригнать побыстрее. Если вдруг заявится кто-то пострашнее пары десятков диких флоринитов, не уверена, что смогу в одиночку его остановить.
        В кармане у меня нашлась целая коллекция разного вила стимуляторов. Один уже знакомый мне коктейльчик, неплохо ускоряющий восстановление сил и форсирующий работу органов чувств. Вторым спецсредством являлся дальний родственник банального антидота, повышающий сопротивляемость большинству видов органических и неорганических ядов, а также болезням, потере сознания и даже ментальным атакам. Штука в нынешней ситуации не очень актуальная, но в запасниках его скопилось много. Змеи планеты Анчар отличались большим разнообразием, высокой агрессивностью и привычкой залегать в спячку внутри теплых людских жилищ и транспортных средств, а потому покусанные попадались до нашествия флоринитов регулярно. Ранозаживляющее, ускоряющее реакцию, вызывающее неуемную болтливость и паралич нижних конечностей… Все не то… А! Нашел! Лучшим козырем своего производства доктор Сайлз считал особый состав с говорящим названием «Самосожжение». Этот самодельный синтетический стимулятор рекомендовалось принимать лишь в самом крайнем случае. ИскИн госпиталя поначалу долго не решалась выдать мне свою неопробованную разработку, о
которой вскользь упоминула в разговоре, но я вцепился в нее как клещ. Для мага у меня имелся просто неприлично большой запас чисто физических сил и здоровья. И использовать данное преимущество я собирался всеми возможными способами.
        — Тогда счастливо оставаться.  — Я все-таки решил рискнуть, а потому вколол содержимое одноразового шприца себе в шею. А после быстро начал застегивать лямки остатков скафандра. Помимо прочих ожидающихся побочных эффектов, разбегающаяся по телу дрянь должна была пройтись по моим мозгам частым веником. А в состоянии помраченного рассудка можно и забыть о необходимости герметизации перед выходом в космос.  — Постарайся найти кроме кровати еще и новый комплект нижнего белья. То, которое было на тебе в нашу первую встречу, выглядело очень даже симпатично. Жаль, порвалось… И даже не моими руками.
        Порванные оковы духа. Рано или поздно на пути каждого встает стена, вызванная его физическими ограничениями… И вы ее проломили собственным телом, наплевав на полученные в процессе повреждения. Запас физических и магических сил увеличен на 50 %. Скорость их восполнения повышена на 200 %. До окончания: 38 минут. Телосложение навсегда уменьшено на 3.
        Сорванная башня мага. Как известно, гений и безумец — две стороны одной медали. А вы эту медаль возжаждали поставить на ребро и заставить крутиться. Эффективность заклинаний +75 %. Меткость заклинаний — 50 %. Ясность сознания плавает в диапазоне от 25 до 90 %. До окончания: 21 минута.
        Рефлексы чокнутого чародея. Контролировать собственные действия вы не можете. А вот колдовать — вполне. Осторожно, вы буйный! Агрессивность и импульсивность повышены на 300 %. Скорость реакции увеличена на 25 %. Запас сил снижен на 450 единиц. До окончания: 32 минуты.
        Шайра что-то гневно выговаривала мне, но я уже не слушал. Жидкий огонь растекался по моим венам, и, черт побери, это было приятное чувство! Даже понизившееся навсегда телосложение не особо огорчало, ведь форму можно набрать и заново в ходе тренировок. Мне даже не надо было смотреть на показатели магической энергии и жизненной силы, чтобы увидеть, как стремительно они ползут вверх. Ноги сами побежали вперед, радостно отвешивая пинка всему живому и неживому, попадающемуся по пути. В стороны разлетались обломки не успевших открыться люков, какая-то мебель, чьи-то тела… А если поправлять траекторию этих объектов руками, мечом или телекинезом, то выходило еще забавнее. И громче. Правда, грязнее…
        Реальность в прямом смысле слова дрожала и колебалась от воздействия моей ауры, внезапно вошедшей в резонанс с самой Вселенной. Я мог порхать по ней, как огненная бабочка, лавируя в ветрах энергии и появляясь то там, то тут с яркой вспышкой Первородного Огня. Диспетчер, похоже, подвергся вирусной атаке. Иначе почему он все время верещал как недорезанный поросенок и менял показания целеуказателя? Я пытался спрашивать дорогу у попадающихся на пути людей, но они лежали, зеленели и молчали. И у синих гоблинов тоже пытался. Но, кажется, это племя страдало поголовным географическим кретинизмом. Даже попытки взять нескольких из них с собой в качестве живых целеуказателей ни к чему не привели. Забавные носатые и умилительно-серьезные малыши пинались, кусались, плевались и распадались мыльными пузырями. А один, вернее, одна так и вовсе расплакалась. Я подарил ей свой любимый цветочек, и она осталась скромно стоять у стеночки, истекая из глаз радугой.
        Начался колючий дождик, заставивший обломки скафандра стечь на пол. Но заходящие со всех сторон одновременно тугие струи ливня не могли пробить множества зонтиков, которые я мгновенно наколдовал. Извергавшие из себя воду круглые тучки мгновенно высушил налетевший северный ветер, замораживающий на лету пронзительно кричащих птиц. А раньше мне не удавалось творить одновременно столько сложных чар. Почему? Неужели потому, что доктора своими коктейльчиками не делились? Жадины! Я заберу у них все! И выпью! Вся эта мощь будет доступна мне лишь полчаса? Пускай! Времени хватит, чтобы найти рабов, разнести проклятый аванпост флоринитов, а после вернуться обратно на корабль и порадовать краснокожую жрицу пятью или шестью оргазмами… Хм, или, может, лучше десятком или двенадцатью? Да, точно, так будет лучше! И можно чуть изменить последовательность действий… Или все-таки нельзя?
        — В состав этой адской дряни точно входят ЛСД и виагра,  — пробормотал я, наконец слегка разгоняя заполнивший голову туман. И понимая, что уже успел порядком удалиться от корабля. Моя тушка, которая почему-то стала уже не такой легкой, находилась посреди средних размеров отсека, занятого разбегающимися во все стороны личностями. Причем были среди них как гуманоиды, так и флориниты. Правда, разбегаться могли не многие. Например, мой заклятый враг, Дресса ар… До сих пор стояла у стены. С пригвоздившим ее к переборке Магоубийцей в районе живота и радужным кровотечением из глаз. Это чем же таким я ее приложил, а? Не помню проклятий с похожим эффектом. В районе паха чувствовался некоторый дискомфорт из-за армированной ткани скафандра. Почему-то мне упорно казалось, что добирался в эту точку я, как Тарзан. По лианам. Хотя на космической станции ни одной лианы на глаза не попадалось. А флориниты были слишком низкими, чтобы сойти за них.  — Хорошо хоть слабительного и снотворного в свою смесь не добавили. Надо ей подсказать… И отправить получившуюся смесь учителю, да выглотает он ее залпом перед началом
важной встречи с партнерами!
        В отсеке было холодно. Судя по всему, в работорговцев и в пытающихся залить меня кислотой шаротанков я ударил чем-то вроде Великой Вьюги… Хотя даже обычный Ледяной Взрыв умудрялся наколдовать лишь на более-менее удовлетворительном уровне. А зачем перебарывать себя и оттачивать непрофильные чары, если есть явные склонности к Воздуху и Огню? Однако, судя по результатам, где-то глубоко во мне дремал великий криомант. Даже у выдающегося мага Холода не хватило бы силы и дури так проморозить помещение, чтобы полопались на кусочки стволы разгоряченных пальбой винтовок. А еще компанию оружию составил шлем… забрало которого вывалилось где-то по пути. М-да… Видимо, стоило проверить перед принятием допинга снаряжение на остаточную прочность. И поискать у работорговцев ремонтный набор. Или новые шмотки.
        Я еще раз осмотрел трупы и попытался собрать добычу телекинезом, поскольку лень было нагибаться. Вал разнообразных предметов больно саданул меня по лбу, животу, спине, затылку, рукам, бокам и даже темечку.
        — Ой, мля! Ну и где эти чертовы рабы! Подать их сюда! Каршед!
        Группировку из мстительных призраков немедленно вытянуло Зовом Мертвых под мои слегка мутные очи. Кстати… Их стало меньше? Или больше? И чего это они на меня так скалятся, а?! Солнечный Удар!
        — Поймать, схватить, допросить и повесить!  — рявкнул я, пытаясь проморгаться после неожиданно яркой вспышки ударившего по площади заклятия. Слегка пришибленные призраки болезненно и угодливо зашипели, мигом растеряв весь запал! Черт, опять в голове гоголь-моголь вместо мозгов!  — Этих… Ну тех… Как там? Которые зеленые и бегают. Но не крокодилы! И вроде даже не чебурашки… Рабы? Нет, рабы не зеленые, рабы в цепях… Значит, не их. Понятно?! Кто тут подумал «За что?!». За что схватите, за то и вешайте!
        Выдачу ценных указаний умертвиям и очередной наплыв тумана в башке грубо прервали. Ударом, мощь которого едва не размазала меня по стене… Правда, посторонние этого могли бы и не заметить. Ведь пущенная в ход сила была чисто ментальной.
        — Телепат.  — Внезапно навалившаяся на сознание тяжесть уменьшилась до приемлемого уровня. А я понял, что нахожусь уже совсем в другом месте и моя левая ладонь превращена в кровавую кашу и перемешана со сталью переборки. Похоже, от способного выжечь мозги удара я рефлекторно ушел Смещением куда-то. И закономерно влип. Теперь придется отращивать новую конечность, поскольку это будет легче, чем восстановить старую.  — Ну и где ты спрятался, гаденыш?! Духи! Найдите мне его!
        Наложив чары Обезболивания, рубанув кисть клинком и остановив кровотечение при помощи Магического Жгута, я принялся мысленно перебирать доступный арсенал быстродействующих, смертельных и вместе с тем мучительных проклятий. Мне не нравилось, когда из-за каких-то уродов появлялись такие травмы. И, черт побери, в настоящий момент все идеи о неприменимости темной магии без достойного повода выглядели как-то… неубедительно. А поймать обидчика я сумею, причем скорее рано, чем поздно. Ментальная магия достаточно эффективна, но надо быть очень большим профессионалом, чтобы суметь запудрить мозги нежити. Тем более такой, у которой их в принципе нет как материального органа.
        — Нашли. Но… Мы не знаем, как его убить,  — внезапно пришел сигнал по связи, соединяющей меня с умертвиями. Судя по четкости слов, говорил кто-то из высших.  — Во всяком случае, быстро. И он сопротивляется… Успешно.
        — Темная марионетка!  — Ждать продолжения и дополнительных объяснений мне надоело довольно быстро. Секунд через двадцать. А потому я решил взять дело в свои руки, наплевав на некоторый дискомфорт нежити.
        Удерживаемые на одном месте поднятыми генными мастерами магическими барьерами, умертвия всей стаей боролись с волной… Да что там волной, настоящим цунами диких флоринитов. Причем среди зеленой массы тупых и слабых рукопашников нет-нет да и появлялись недозревшие стрелки с примитивным оружием. Почему-то синие, словно их в краску окунули. А еще откуда-то из-за спин растительного воинства периодически прилетали иглы затвердевшей кислоты, выдавая наличие десантников.
        Отсек же, в котором все это происходило, был… живым. И огромным. Не многим меньше оранжереи и куда больше любого из доков. Хотя первоначальная планировка у него являлась совсем другой. Огрызки изъеденных корнями и побегами стен торчали тут и там, с потолка свешивались остатки перекрытий и лианы… Ага… Так вот где я под кайфом развлекался. Вон и пятна выжженные до сих пор виднеются. И штабель аккуратных зеленых брикетов, внутри которых лежат люди и иные создания. На полу, на потолке, на громадной пульсирующей штуковине, напоминающей ядро грецкого ореха или человеческий мозг. Кстати, оная по одному уверенно развоплощает призраков ударами концентрированной энергии. Похоже, неведомый телепат найден. Переместиться прямо к нему? Наугад? Рискуя опять влипнуть в препятствие, только на этот раз фатально? Да раз плюнуть и хоть трава не расти! Вот только чем бы его так приложить, чтобы он не плюнул в ответ? А! Знаю! В нормальном состоянии я бы на такое, наверное, не решился… Но ведь сейчас можно, правда?
        Смещение, пожалуй, уже близкое к тому, чтобы называться настоящим Телепортом, бросило меня в переплетение лиан, свисающих с потолка. Три дыры от засевших в брюхе живых канатов, раздробленное и перемешанное с каким-то листом колено и отделившаяся напрочь левая ступня, похоже, забытая в месте прошлой дислокации, послужили поводом выразить свое возмущение. А громкий матерный вопль привлек внимание всех присутствующих, ибо для выражения собственных эмоций обычную членораздельную речь и сложносоставные неприличные конструкции редко использовали и умертвия, и флориниты.
        — Убить… — Ментальный посыл, пошедший от громадного растительного мозга, едва не обеспечил выполнение отданной им же команды. Как маг разума, этот орехоподобный субъект превосходил меня минимум на порядок. В честном бою, да еще на короткой дистанции, такая тварь могла выжечь мозги секунд за пять почти любому… Или сработать чуть аккуратней и превратить за минуту-другую даже хорошо защищенного от воздействия извне человека в свою покорную марионетку.
        Куколка высшего флоринита. Уровень 89.
        Флориниты, обеспечившие себя достаточным количеством ресурсов, могут стать чем-то большим, чем обычное живое существо. Разрастаясь в объеме и пропорционально увеличивая личный потенциал, они становятся живыми космическими кораблями, биостанциями, генолабораториями, психоконтролерами, тяжелыми планетарными дредноутами, органическими добывающе-строительными комплексами либо растительными лордами. Попытки эволюционировать дальше занимают много времени, но даже так неспособные самостоятельно передвигаться существа опаснее, чем подавляющее большинство представителей иных рас.
        — Врата Преисподней,  — тихонько-тихонько прошептал я, соединяя в так кстати появившемся обрубке руки жизненную энергию с магической. Именно такой коктейль годился на роль идеальной приманки для демонов. Чародеи всегда были лакомой добычей с точки зрения обитателей нижних миров. А демонологи в качестве трофея еще и являлись немалым поводом для уважения окружающих.  — Откройтесь!
        Секунды две я полюбовался на дело рук своих, а после гаденько захихикал, страшась и стесняясь собственного поступка. За него мне наверняка будет стыдно… Потом… Если переживу танец, в который уже начала пускаться испуганная реальность, сминая на куски флоринитов, остатки переборок и даже не совсем материальных умертвий. И смогу уберечься от тех, кто уже лезет за добычей из открывшейся щели, ведущей куда-то в Преисподнюю…

        Эпилог

        Душа разрывалась от боли, в глазах темнело, а на языке давно и прочно обосновался вкус крови. Кристалл Мира ослепительно сиял, зависнув в воздухе посреди небольшого отсека. Казалось, что я вернулся в прошлое и снова медленно подыхаю в прохудившемся скафандре посреди безжалостного безвоздушного пространства. А еще почему-то казалось, что не казалось… Воистину психологические выверты оцифрованных личностей для большинства этих самых личностей есть предмет темный! Я это как сертифицированный чернокнижник заявляю!
        Четыре лампы дневного света, расположенные по углам помещения, просто терялись на фоне окутывающей все вокруг плотным пологом магии. Хотя смотреть на них, конечно, было приятно. Зримое доказательство нормальной работы систем жизнеобеспечения станции успокаивало нервы. Ведь кроме осветительных приборов, энергия, текущая от недавно введенного в эксплуатацию запасного реактора, также питала много других полезных устройств. Маленькую сборочную линию по производству дроидов разных модификаций. Генератор силового поля, прикрывающий центр станции. Сеть датчиков, делающих крайне затруднительным тайное приближение чужих кораблей к Орбитальному Оплоту. Восемь торпедных батарей и одну мощнейшую лучевую пушку, готовых к стрельбе в любую секунду.
        Конечно, по меркам космической крепости такие системы обороны могли считаться просто смешными. Ведь только пуляющих по врагу самонаводящимися ракетами точек обороны на станции должно было находиться целых сорок. Не говоря уже о прочем вооружении, девяносто девять процентов которого до сих пор не починили и в ближайшие месяцы чинить не будут. Однако уже имеющегося арсенала вполне хватило бы, чтобы объяснить подавляющему большинству мародеров и пиратов их неправоту. Суммарная огневая мощь Орбитального Оплота ныне превосходила большинство специализированных торпедных линкоров. Единичные звездолеты просто не имели в своем брюхе достаточно места, чтобы нести столько громоздкого, а потому разрушительного и дальнобойного вооружения. Ну и, разумеется, их броня заметно уступала таковой у пусть разгромленной, но живой космической крепости. А стычка с враждебными эскадрами или, того хуже, флотами нам в ближайшем будущем не особо грозила.
        Любые более-менее организованные силы покинули систему. Флориниты были вынуждены оправиться от чудовищных потерь. Имперцы после просочившегося в массмедиа компромата даже не смотрели в нашу сторону. Федералисты, которым припомнили их позорное промедление с оказанием нам помощи, тоже примолкли. А самое главное — грабить у нас всем вышеперечисленным больше было нечего! Планета Анчар превратилась в почти безжизненный шарик, где найти кого-нибудь крупнее отдельных насекомых, рыб и червей стало проблематично. Добывающую технику с астероидных поясов либо захватили, либо уничтожили. С содержимым аванпостов поступили аналогично. Люди, которые для разумных растений и прочих работорговцев тоже являлись неплохим товаром, и те кончились! Ну, почти… Флориниты, несколько часов творившие на станции что их душе взбредет, оставили после себя не так уж и много. Рисковать жизнью ради этих объедков и сталкиваться с загнанными в угол ветеранами войны на уничтожение не стал бы ни один здравомыслящий подонок. Игра банально не стоила свеч. А тупые мерзавцы исключительно редко располагают силами, достаточными для атаки на
космическую крепость. Пускай и полудохлую.
        И потому я решил извлечь Кристалл, чья целостность и так уже была немного повреждена предыдущими моими выкрутасами. Да, Орбитальный Оплот был не самым лучшим местом в Нереальности… Но, по крайней мере, тут эту штуковину, от сохранности которой зависело столь многое, охраняли чертовы самонаводящиеся торпеды, энергетический щит и силы безопасности станции!
        — Прекрасное зрелище.  — Вице-спикер Луи Шинес моргнул, отводя глаза от слишком яркого света. За открытие на его территории врат в Преисподнюю он меня долго материл, заодно чуть снизив репутацию жителей станции. Правда, она все равно осталась у нас на уровне взаимного уважения. Хорошо, что эта дыра в нижние планы была плохо стабилизирована и закрылась самостоятельно. Иначе так легко бы точно не отделался.  — Почему вы не сказали, что можете устроить нечто подобное, раньше?
        Полководец на церемонию «открытия» новой достопримечательности станции не пришел. В магии ИскИн не разбирался, красивых и не очень одетых женщин здесь не предвиделось, а по территории станции еще ползало немало диких флоринитов. И всех их требовалось найти и изничтожить. Труд не то чтобы особо тяжелый… но нудный. Как раз самое то для ИскИна, сохранившего, подобно всем машинам, неспособность страдать от скуки.
        — Не видел особого смысла. Место Силы само по себе — достаточно интересная вещь. Однако на начальных этапах своего существования она, скорее, красивая, чем полезная. И к тому же крайне уязвимая,  — ответил я, наблюдая за тем, как густеет окутывающий все и вся свет. Осталось недолго… Считаные минуты, возможно, даже секунды.  — Все же это не Великий Храм какого-нибудь бога. Да, сильные маги с его помощью смогут мгновенно восстановить свою энергию и проводить множество сложных и эффективных ритуалов… Но разве на станции сейчас таких много? Что-то, кроме себя, никого припомнить не могу.
        Внезапно свет, заполнявший помещение, рывком сжался в одну ослепительно-яркую точку и ударил меня прямо в лоб. Тело захлестнул вал энергии, которая могла разрушать и созидать, убивать и воскрешать! И вся она была покорна моей воле!
        Кристалл Мира готов к тому, чтобы отдать накопленную им силу. Выберите вариант ее использования:
        Отдать Мирозданию. Кристалл будет разрушен. Находящиеся в нем души отдадут всю свою энергию и окажутся уничтожены. Ваш персонаж будет повышен на 200 уровней. Вероятность сменить текущую расу на бонусную «Полубог» составляет 1 %.
        Впитать в себя. Кристалл опустеет, но останется цел и пригоден для повторного использования. Находящиеся в нем души отдадут всю свою энергию и окажутся уничтожены. Ваш персонаж увеличит все текущие характеристики на 25 %, запас жизненной и магической энергии увеличится на 250 %. Вероятность сменить текущую расу на бонусную «Титан» составляет 5 %.
        Породить Малое Место Силы. Кристалл будет разрушен. Находящиеся в нем души обретут новую жизнь и станут стражами Малого Места Силы. Вероятность получить достижение «Полудух» и открыть уникальную ветку талантов составляет 10 %.
        Двести уровней… Десятилетия непрерывной тяжелой работы над собой, которое можно будет пропустить, всего лишь выбрав первый пункт из выскочившего меню… Постоянное и не зависящее ни от чего увеличение доступной жизненной и магической энергии в два с половиной раза… То, за что большинство боевых магов убьет без колебаний. А возможные бонусы вообще просто мутили сознание обещаниями невозможных благ. Неуязвимый для обычного оружия полубог зачистил бы Орбитальный Оплот в одиночку и не вспотел. Никогда не устающий титан тоже справился бы с подобной работенкой, но ему пришлось бы потратить чуть больше времени. Скажем, пару суток. С некоторым трудом я оторвал взгляд от первых двух вариантов выбора и перевел его ниже. И усилием воли вдавил иллюзорные строчки.
        В центре помещения возник из ниоткуда каменный монумент в виде рукопожатия. Одна рука была сделана из розового мрамора и казалась практически живой, в то время как вторая являлась алебастрово-белой кистью скелета.
        Кристалл Мира породил Малое Место Силы! Малому Месту Силы присвоен статус «Вечный Союз».
        Вы создали Малое Место Силы и отныне связаны с ним неразрывно. В зависимости от своего состояния и направленности оно будет давать вам те или иные преимущества. В случае разрушения Малого Места Силы вы пострадаете от душевного резонанса и потеряете по 250 уровней персонажа за каждый разрушенный уровень данного образования.
        Вы получили контроль над Малым Местом Силы «Вечный Союз»! Связь с ним оказывает на вас ряд постоянных и неограниченных временем и расстоянием воздействий:
        Астральная кровь. Вы всегда какой-то частью подключены к энергии самой Вселенной, чьи запасы воистину неисчерпаемы. И хотя в вашем распоряжении имеется лишь небольшой кусочек этой силы, даже он значительно расширяет ваши возможности. Скорость восстановления маны не может быть ниже 1 % в секунду. Текущая: 3,5/сек.
        Полудух. Простой смертный — это не вы. И даже среди магических существ вы, из-за своей связи с Малым Местом Силы, нечто, выходящее за общие рамки. Одни находят это привлекательным, другие пугающим, а третьи воспримут данный факт как повод для агрессии. Репутация в глазах представителей некоторых фракций после установления вашего статуса может измениться как в худшую, так и в лучшую сторону. Шанс игнорировать, отразить или ослабить враждебную магию: 10 %. Открыта уникальная ветка талантов: Полудух.
        Вечная Верность. Однажды вы дали слово тем, кто никак не мог бы потребовать от вас ответа. Они доверили вам все, хотя знали, что на одной чаше весов будут их души, а на второй — сила, ради которой можно лишиться души… Но вы сделали правильный выбор. И они не прогадали. Сила нежити, добровольно прошедшей перерождение под вашим руководством, увеличена на 35 %. Вероятность того, что некоторые существа не станут вас атаковать, помогут вам или присоединятся к вам без дополнительных условий, повышена на 10 %.
        Полтора десятка полупрозрачных силуэтов идеально ровной цепочкой вышли из монолита, а после разбили строй. Кто-то облегченно выругался, кто-то упал на колени, кто-то начал восторженно материться. Фигуры их постепенно стали темнеть и обретать большую материальность. Бились на шеях жилки, тек по лбу пот, хрустела, сминаясь, простая темная одежда. Каждый из постепенно облекающихся плотью духов отличался от остальных. Оружием, одеждой, прической, выражением лица… Хотя и схожих черт, разумеется, хватало. Мы ведь были жертвенным мясом одного и того же учителя, пусть все его рабы рано или поздно, подобно нам, поднимут бунт! Уровень моих коллег и собратьев, к сожалению, снизился до сорокового… Упасть еще ниже он уже не мог. По крайней мере, до тех пор, пока существует Малое Место Силы, бессмертными стражами которого они отныне являются.
        — Ребята, если бы вы знали, как я рад вас видеть!  — Слова сами слетели с моих расплывшихся в широкой улыбке губ. Процесс разархивации, ну или чего там в системах Нереальности использовали вместо него, прошел штатно. И передо мной стояли полноценные личности, с которыми меня связывали долгие дружеские и союзнические отношения. Во всяком случае, настолько же полноценные, как я сам.  — Ну, уж теперь-то мы всей этой гребаной Вселенной покажем!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к