Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        Вакансия гения Владимир Молотов

        Сборник "С грустной улыбкой"
        Гениями не рождаются, гениями становятся. Мой любимый рассказик, но по мнению других посредственный. Пролетел на БД-10, как фанера над Москвой.


        Владимир Молотов


        Вакансия гения


        Первые двадцать минут публика скорбно молчала. Цумарт, он же Цумарканов, начал было думать, что наступил перелом. Чертовы карпианцы наконец прониклись Моцартом и вот-вот взорвутся аплодисментами. Цумарт приступил к заключительному аллегро тридцать девятой симфонии, и в этот момент прилетело первое яйцо местной несушки. Затем раздался неуверенный свист, и в висок угодил воняющий брагой гнилой тыблок. Цумарт взвыл и оборвал концерт грубым аккордом. Свист усилился. Захлопнув клавин, музыкант вышел в центр сцены и скрипя зубами, под градом испорченных яиц и фруктов, отвесил три поклона. Одно из яиц попало прямо под нос, противная жижа, с виду точно нелепая поросль, защекотала выбритую, омоложенную кожу. Цумарканов подтерся рукавом и, с трудом сохраняя самообладание, гордо убрался за кулисы.
        В гримерке, выгнав слугу, помывшего его из тазика, Цумарканов развалился в кресле и раскурил трубку. Затем, инстинктивно оглядевшись по углам, извлек из кармана гиперсетевой кристалл. Метрах в двух от музыканта появилась голограмма менеджера корпорации "Ника".
        - Ну, Кроун, вы видели это?  - зло спросил Цумарканов.  - Вы обещали сделать мониторинг.
        - Да,  - поведя бровями, вздохнул круглолицый человек с ямочкой на подбородке.  - Нелицеприятное зрелище.
        - И это все, что вы можете сказать?!  - вскипел Цумарканов, вскочил c кресла и приблизился к голограмме.  - Слушай ты, Кроун, я заплатил полмиллиона! И за что? Спрашивается, за что? Где обещанная слава? Где мои фанатики на этой скотской планете? Где боготворящие меня аборигенки? Где билет в вечность среди человекоподобных?
        Пока состоятельный клиент говорил, голограмма Кроуна сохраняла полное спокойствие. Когда наступила тишина, менеджер развел руками.
        - По-видимому, карпианцы оказались еще не готовы к Моцарту. Скорее всего, наш компьютер просчитался лет на десять-двадцать. Хотя странно. Вроде все как у людей, и эпоха соответствует концу восемнадцатого века на Земле, а поди ж ты - Моцарта не воспринимают. Вон, наш клиент Слапковский, например, на Куильри захлебывается в славе Леонардо да Винчи.  - При этих словах Кроун отвел глаза в сторону.
        - Может, вы как-то не так играете,  - добавил он.
        - Ах вот как ты заговорил?!  - Цумарканов попытался схватить голограмму за лацкан пиджака, но ничего не получилось. Тогда он вернулся в кресло и затянулся трубкой.  - Ну конечно. Хотите списать провал сделки на меня. Вы все устроили: за пару месяцев втерли в меня навыки музыканта, записали в мозг все произведения Моцарта, внедрили на эту планету, помогли доказать, будто я сочиняю музыку с детства и… все. Теперь умываете руки. Я, видите ли, не так играю. Уже двадцать сонат, почти сорок симфоний Моцарта я выдал за свои, но ни один концерт, ни в одной столице этой гребаной Карпианы не приняли. Все освистали подчистую.  - Цумарканов затушил трубку и потер лоб ладонью.  - Вот и сегодня крутой лирической симфонии эти придурки устроили оглушительный провал. В общем так, Кроун,  - Цумарт посмотрел на менеджера.  - Если ваша "Ника" не намерена ничего предпринять…
        - Да нет, есть варианты,  - поспешил возразить круглолицый.  - Можно попробовать посмертную славу.
        - Это как, интересно?  - Цумарканов приосанился в кресле.
        - Иногда, чтобы получить билет в вечность, надо умереть. Сценарий такой. Появляется некий Сальери, наш человек, и понарошку отравляет вас ядом. Мы подсовываем карпианцам копию вашего трупа, а вы спокойно ждете на Земле, когда начнется ваша слава на Карпиане. По опыту человечества и некоторых других цивилизаций известно, что к отдельным гениям слава приходит после смерти, когда народ созревает. И факт преждевременной кончины лишь подстегивает упрямую девку.
        - Нет уж, Кроун, спасибочки! На кой хрен мне посмертная слава? Я хочу сейчас и здесь, при жизни. Если я понарошку умру, как же я тогда воспользуюсь раболепствующими местными девицами? Как почувствую на себе восхваление восторженной публики? Ведь я платил деньги, чтобы стать признанным, заметьте, признанным гением на одной из планет. Пока им не стал кто-то из местных.
        - Но в нашем контракте не было слов: гарантируем, что вы будете купаться в славе гения на планете Н. Вспомните-ка пункт двадцать семь.  - Кроун начал диктовать наизусть, как робот: - В связи с тем, что человекоподобные расы на планетах, указанных в приложении 1, находящихся под наблюдением с коридором одностороннего контакта, развиваются, согласно науке, по одинаковым законам и в соразмерные эпохи, в то или иное время открывается гипотетическая, заметьте, гипотетическая вакансия гения, и клиент может ее занять. Устроитель услуг обязуется в короткий срок привить клиенту творения имевшегося в истории Земли гения, а также обучить навыкам его деятельности, и внедрить клиента на выбранную им самим планету, а также создать легенду детства, отрочества и молодости клиента на данной планете, если это не оговорено иными обстоятельствами. Однако же в дальнейшем, учитывая известную рискованность предприятия, все бремя завоевания славы перекладывается целиком и полностью на клиента, а устроитель услуг лишь оказывает посильную помощь в…
        - Стойте, стойте!  - Поморщившись, Цумарканов поднял руку.  - Да знаю я эту вашу мутотень. Знаю, что деньги вы возвращать не собираетесь. Тогда что вы можете предложить взамен, Кроун? Кроме посмертной славы, конечно.
        - Пожалуйста. Давайте сделаем новую попытку. Правда, надо будет немного доплатить. Но я думаю, это для вас не вопрос. Вот, скажем, на планете Урия в Созвездии Крокодилов сейчас как раз начинается эпоха типа двадцатого века на Земле. Соответственно, открывается куча интересных вакансий. Можно, допустим, упредить местного Малевича и нарисовать черный квадрат.
        - Черный квадрат,  - задумчиво протянул Цумарканов.  - Нет, не пойдет. Вдруг опять не поймут. А какие еще есть вакансии на этой планете?
        - Черт возьми, да куча возможностей! Там существует страна Руша, очень похожая на процветавшую в двадцатом веке Россию. История у нее складывается аналогично. Так что в этой Руше непаханое поле для гениев.
        - Очень интересно. Расскажите-ка мне, что за гении рождались в России.

***

        В столице многострадальной страны Руша планеты Урия все дышало революцией. По улицам маршировали невпопад моряки в забавных кепи, с ружьями наперевес, боязливо семенили курсистки с вуалями, неслись кареты, впряженные в местных вислоухих лошадей, пугающе квакали клаксоны первых автомобилей. Частили осенние дожди, совсем как на Земле.
        На окраине столицы, в маленькой комнатке, за столом сидел Цумарканов. При вялом свете керосинки он записывал очередной перевод "своего" текста на рушкий, сделанный специалистами "Ники".
        Гляну в поле, гляну в небо  -
        И в полях и в небе рай.
        Снова тонет в копнах хлеба
        Не запаханный мой край.

        Вдруг в дверь грубо постучались. Цумарканов вздрогнул, бросил перо. Поправив вживленные белокурые космы, он встал из-за стола и пошел открывать.
        - Кто там?
        - Именем революции, откройте!  - пробасили за дверью.
        Цумарканов убрал засов, в комнату нагло проник человек в черном. Человек в черном прошелся к окну, обернулся.
        - Так это ты Сергун Цусенин? Кропаешь очередные стишки? На кой ты приперся в столицу? Катись обратно в свою глухомань, пока не поздно!
        Цусенин, он же Цумарканов, уперся пятой точкой в стол, под мышками зачесалось от беспокойства.
        - Хкгм. Позвольте узнать, с кем имею честь?
        - Я поэт Муфьян Нищий, певец Руши и революции. Провидица из Бенгарии, слепая Манга, предсказала мне, что ты будешь самым великим поэтом, не только у нас, но и по всей Урии. Я же останусь на вторых ролях. Но мне это явно не по душе.
        - Слепая Манга?  - пробормотал Цусенин.  - Что-то мне это напоминает.
        - Да, слепая Манга. Она еще никогда не ошибалась. Но я решил изменить будущее.
        Муфьян Нищий вытащил из-за пазухи наган и направил ствол в сторону Цусенина.
        - Последний раз спрашиваю, ты уберешься в свою Тмутаракань, чтобы пасти коров, а не стихоплетствовать?
        - Еще чего,  - хмыкнул Цумарканов.  - Наивный, думаешь, я откажусь от славы великого поэта?
        При этом он потянулся в карман за портативным телепортатором, но… не успел: выстрел прозвучал быстрее.
        - Тогда умри,  - прошипел Муфьян Нищий.
        Тело Цумарканова рухнуло на пол. Морщась от вида распластанных по полу мозгов, Муфьян открыл окно и ретировался.
        И еще долго потом шелестели за раскрытой створкой деревья. Совсем как на Земле.


        Январь 2010 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к