Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Молотов Владимир / Визиты В Ссср: " №01 Отпуск В С С С Р Или Назад В Будущее " - читать онлайн

Сохранить .
Отпуск в С С С Р или Назад в будущее Владимир Молотов
        Визиты в СССР #1
        Когда весной 2013 года менеджер среднего звена Дима и его безработный товарищ Коля воспользовались лазейкой в 1983 год, они и не подозревали, какие проблемы их ожидают на обратном пути. Ведь за ними уже начали охоту и доблестная милиция СССР, и люди шамана Илко из пермской тайги 2013 года, и даже бравые агенты ФСБ.

        Но самое главное в том, что только путешествуя в СССР, Димка понял - будущее не принесло счастья соотечественникам. И тогда менеджер решает изменить судьбу СССР.

        Молотов Владимир
        Отпуск в С С С Р или Назад в будущее

        Сентябрь 1983 года, Николай

        Улизнуть на свеженькой «копейке» от милицейского «уазика» оказалось не так-то просто. Хотя и рассчитывал Николай поначалу, что пахнущий новым дерматином «жигулёнок», гордость советского автопрома, без проблем оторвётся от дряхлого «бобика». Но не тут-то было! Советские менты словно движок подменили - так юрко и быстро гнали «уазик», что аж в желудке у Коли слегка замутило от страха.
        «Впрочем, чего боятся-то?  - одёрнул себя Коля.  - Ну, поймают, ну, посадят в советскую каталажку. Да разве ж сравнится эта фигня с ужасами двадцать первого века?»
        Впереди виднелся густой зеленый лес, проглотивший изогнутую линии трассы. Позади противно выла сирена, и покрикивали в микрофон, точно в классическом советском боевике: «Водитель „жигулей“ госномер „сорок-четырнадцать кар“, немедленно прижмитесь вправо и остановитесь!»
        «Хм, вот идиоты!  - в очередной раз ухмыльнулся Николай, поёрзав в неудобном коричневом кресле без подголовника.  - Вам и не снилось, как на полицейском „форде“ да с целым пеналом мигалок, а не с этими вашими колпаками на крыше!» Ещё немного, ещё чуть-чуть, ещё последний километр… А там уже и Кунгур - мало изменившийся в прошлом (да-да, теперь, когда Коля ходок в союзно-застойный мирок, для него и перемены только в прошлом!), там уж поднажать ещё пуще, пронестись до автовокзала. А за ним поворот, а дальше ещё малость и - переход.
        Тут Коля заметил в мелком центральном зеркале салона, как правый ментяра совдеповский высунулся из окна и табельный приготовил. «Макаров, наверное, что у них там имелось на вооружении? Эх, надо было на этот счёт заранее в интернете погуглить. Ведь детство ж моё тут прошло, а ничегошеньки о них не ведаю!»
        Коля выдавил педаль акселератора до отказа. Стрелка-бегунок на забавном линейном спидометре подползла к отметке в сто двадцать километров в час. Показался бы первый дом, а уж в населенном пункте стрелять они не будут, голову на отсечение! Не такие у них законы. Вроде бы.
        «Водитель „жигулей“!  - снова проговорили в микрофон, громко, требовательно и устало.  - Если вы немедленно не остановитесь, мы откроем огонь!» Подлый милиционер, высунувшийся справа, как-то даже забавно мотнул головой, кивнул шоферу, и тут же пистолет издал хлопок. Коля вздрогнул в дубовом кресле. «Копейка» точно споткнулась, словно с правого боку мощный кол жахнул в шину.

        И закрутило Колей угнанный «жигуль», с визгом колёс закрутило, замелькали сосёнки стоеросовые. А внутри у Коли все сжалось, но руки верные руль завертели туда-сюда. Нога же на тормоз прерывисто - раз-раз. И столько мыслей пронеслось! Ну почему он не ушел от них, он, на «нэксии» гонявший по вечерним проспектам Перми, какого же рожна не оторвался от лохов союзных? И что теперь будет? Вот сейчас как перевернётся чёртова «копейка», да как грохнет, и ведь тут ни подушки безопасности, ни тебе даже подголовника! А что если жизнь кончена? Так глупо просрать жизнь в Советском Союзе!..
        Пролетел миг, и Николай понял, что машина замерла в кювете. Такое невероятное облегчение он испытал, словно сделалось невесомым тело. Коля едва осмотрелся - «бобик» ещё не возник, но уже ревел где-то неподалеку,  - потерпевший спешно выпростался из автомобиля и скрылся в первом ряду сосёнок.
        Дальше Колька побежал, отмахиваясь от назойливо царапающих когтей густого пролеска. Сразу стало тяжело дышать, появился гортанный сухой хрип. Нет, надо бросать курить, давно уже себя увещевал, да всё без толку! Вот ещё и «Космос» зачем-то прихватил на пробу, две пачки по семьдесят копеек каждая.
        Преодолев метров сто, может быть, сто пятьдесят, и оказавшись на небольшой лужайке, Колька в первый раз оглянулся. И, о чёрт!  - в ближайших сосенках мелькнула милицейская форма. Николай умостился на корточках поближе к земле, влажный аромат моха через ноздри намекнул о чём-то давнем из детства (которое где-то здесь, в этом времени). Тонкая пачка долларов - улов нынешнего визита - Коля вытащил её из-за пазухи и засунул под кору сухого валежника.
        Едва успел он запомнить место валютного схрона, как ощутил затылком холодный тупой металл.
        - Тарищ лейтенант, он здесь! Я его поймал!  - гнусаво прокричал, паскуда, в нескольких сантиметрах над головой, аж в ухе зачесалось.
        Цепкие потные клешни скрутили Колю сзади, с неожиданной силой поставили на ноги. Лейтенант появился из-за ближайшего дерева и степенно, с нагловатой улыбочкой, приблизился к Николаю.
        «Ну вот и всё, доигрался!»  - понуро подумал Коля, косясь на заветное местечко в коре валежника.

        А ведь было у Любаши предчувствие какое-то, ещё с вечера. Сказала же, едва сели ужинать (несмотря на убогий белый стол с топорными ножками, смешной гарнитур да утробно гудящий холодильник «ЗИЛ» с протяжной серебристой рукоятью, Коле всегда так уютно было в Любкиной милой кухоньке с расшитыми полотенчиками и кружевными занавесками, да и вообще в ее хрущёвской квартирке), сказала же Любаша, так умильно прижав руку к сердцу:
        - Ой, что-то мне не по себе, Коля, как будто за тебя боюсь, что ли, ровно что случится с тобою!
        Точно в сериале каком про СССР, Коля даже растрогался, но виду не подал.
        - С чего это вдруг, Люб? Выкинь из головы всякие глупости!
        И потом, когда под одеялом лежали, на милой сердцу тахте-книжке, на простыне свежевыстиранной, когда едва отдышались после яростной несоветской любви… (И откуда только она позы-то выучила такие, поражался Коля?! Вроде ещё и в помине нет ни Эммануэль, ни Камасутры, ни видаков! Сама дошла, видно, ай молодец, Люба! Вот только с кем натренировалась, сколько их было до нас?..) Так вот, после акта раскрепощенной любви, когда только отпустило, Любаша опять начала:
        - Ой, что-то покалывает,  - схватилась она за сердце.  - Снова у меня это предчувствие дурацкое.
        - Да брось ты, так бывает после бурного секса!
        И нежно погладил пальцами ее соски. Любаша повернулась к нему, пристроила голову на волосатую мужскую грудь.
        А потом и уснули незаметно.
        Но ведь накаркала, подружка ненаглядная!
        Теперь с ментами советскими возни не оберёшься! «Впрочем, где наша не пропадала! Есть одна мыслишка, как выкрутиться!»  - вдруг озарило Николая.
        Меж тем лейтенант подошел вплотную.

        Май 2013 года, Дима и Коля

        Менеджер среднего звена Дмитрий Кукарский был типичным плодом заката советской эпохи. Его детство прошло на информационных сквозняках горбачёвской перестройки, а юность потерялась в ельцинской неразберихе. В смутное время малиновых пиджаков Димка поступил сначала в МГУ, но потом вылетел оттуда из-за лени и вернулся на Родину. Мать устроила его на третий курс Политехинститута, мечущегося от одного названия к другому, устроила, лишь бы не служить сыну в армии. Но в итоге Кукарский «проспал» отбор на военную кафедру и загремел с дипломом инженера на год рядового артиллерии.
        Одиннадцать месяцев в армии без отпуска прошли напрасно - Димка вынес лишь глубокое впечатление от беспробудного пьянства офицерья. Поначалу, вернувшись домой, он работал на заводе по специальности за гроши - обсчитывал какие-то головоломные чертежи. Но вовремя осознав неправильность своего пути, Дима направился в торговлю.
        Однако на ниве продаж благополучие забрезжило не сразу. С переменным успехом болтаясь по разным фирмам, Кукарский попутно обзавёлся семьей. Им с женой быстро удалось сотворить дочку, а любовь… здесь часто у него липло к языку тургеневское: «сошла на нет». Необходимость развода назрела как-то быстро, пережить же саму экзекуцию помогла водка. Одним словом, жизнь строилась по синусоиде, и только к концу нулевого десятилетия у Димки что-то проклюнулось. Ему удалось надолго закрепиться в одной крупной торговой сети и сделать кое-какую карьеру.
        Здесь надо заметить, что при всём при этом у Кукарского был довольно богатый внутренний мир. В детстве Дима много читал - Драйзера, Дюма, Жорж Санд, плюс кучу русской литературы и даже Льва Толстого. Взращённый на этих книгах, в молодости Дмитрий увлекся философствованием. Он даже пытался вывести свою теорию жизни, которая заключалась в отрицании всего научного философствования.
        В зрелом возрасте, будучи семейными человеком, да и после развода, Кукарский продолжал читать умные книжки и параллельно размышлять. Он периодически, под настроение, спекулировал о жизни, об окружающем мире. Главный вывод заключался в том, что все остальные люди не замечают, как всё плохо и сложно.
        Ну почему люди не понимают, часто думал Димка, что они живут в тяжёлое время, какое-то бешеное время с непредсказуемым будущим?! Они все озлоблены бытовыми проблемами, все помешаны на добывании денег, особенно в столицах, и все равнодушны к общей судьбе человечества.
        А меж тем, если приглядеться, судьба человечества в две тысячи десятых годах как раз на распутье. Мир катится в тартарары (достаточно осмыслить глобальные новости), и если срочно что-либо не предпринять, то потом будет хуже. Но что предпринять, Дмитрий не знал. Впрочем, вся эта его позиция не мешала ему наслаждаться благами своего положения - ходить, высоко подняв голову, и покупать красивые вещи.
        То есть, в бытовом, в материальном плане, к две тысячи двенадцатому году Кукарский в полной мере ощущал себя успешным человеком. Он не без гордости служил менеджером пусть и среднего звена, носил подобающий черный костюм с ярким галстуком и кожаный файл-чемоданчик, ездил на работу на престижном в определенных кругах «Логане», а также являлся вечным должником банка за бетонную коробку в тридцать семь квадратов.
        Всё изменила случайная встреча. Так часто пишут в романах, и ещё там пишут, что ничего случайного на самом деле не бывает - все предопределено. Но беда в том, что в настоящей жизни происходит именно так: одна случайность меняет всё, и уже через какое-то время она представляется закономерностью.
        Тёплый майский день 2013 года радовал солнцем. Исполняя очередное объёмное и трудновыполнимое задание директорши департамента, Кукарский обследовал уже пятую за день торговую точку на предмет исполнения новой маркетинговой политики. Вообще, все указания директорши часто напоминали русскую народную сказку: пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что; и Димка порой ощущал себя этаким Иванушкой-дурачком, исполняющим как бы глумливые прихоти психованной самодурки - начальницы.
        В данные минуты ему казалось, что он уже обливается потом, а в голове, точно наваждение, то и дело проскакивали неясные морские пейзажи. Или, правильней сказать, в мечтах у него уже веял морской бриз, и долгожданный июньский отпуск манил турецкими пляжами, радовал своей неотвратимостью, хотя и пугала, впрочем, отделяющая от него вечность.
        И вот Кукарский брёл по длинной аллее строительного гипермаркета сети «Мастерок», осматривая выкладку товара на торцевых стеллажах, как навстречу ему попался знакомый человек. Человек остановил Диму лёгким движением руки, встал на пути и сипло сказал:
        - О, Димка, привет!
        Первые секунды Кукарский вглядывался в лицо человека, испытывая легкую конфузность от неудобной встречи с прошлым, а главное, мучительно пытаясь понять, вырыть из завалов памяти, кто перед ним стоит? Димка образно пытался стереть морщины с лица встречного. И озарение пришло довольно быстро: ба, ну конечно же, это Коля Герасименко, однокашник и знакомый из ранней молодости, с которым связь потерялась после увольнения Кукарского с завода!
        - А, Коля, слушай, привет! Сто лет не виделись!
        «И ещё бы столько не видеться!»  - закончил про себя Дмитрий. Его теперь весьма напрягало это стояние друг против друга у всех на виду, посреди движущихся обывательско-покупательских масс. К тому же надо было заканчивать свою, точнее, директорскую миссию. Но Колька как будто не замечал замешательство давнего однокашника и коллеги.
        - Ну да, лет десять,  - добродушно сказал человек из прошлого и аккуратно потрогал Диму за плечо.  - А ты чо тут делаешь?
        - Я-то?  - глупо переспросил Кукарский.  - Ну, так, работаю. У меня должность - ведущий менеджер в этой сети.
        - Да я понял!  - махнул Коля.  - Молодец, Димон! И вообще, хорошо выглядишь.
        - Ну, ты тоже нормально.
        - Спасибо!  - Колька наконец заподозрил в старом товарище некоторое замешательство и поспешил заверить: - Да ты не тушуйся, про завод можешь не спрашивать! Я и сам оттуда давно ушёл. Я вообще сейчас не работаю.
        - А что так?  - искренне удивился Димка.
        Мимо прошла широкая дамочка в расстёгнутом плаще и слегка зацепила ведущего менеджера. Она равнодушно удалилась, а он чуть отодвинулся.
        - Ты скоро заканчиваешь?  - не шелохнувшись, ответил вопросом Герасименко. Глаза его посмотрели как-то странно, только теперь Кукарский заметил, между прочим, что они густо-серые, а волосы у Кольки поредевшие и, может быть, потемневшие от времени, да и лицо, собственно, потрепанное, какое и бывает ближе к сорока, хотя и не больше потрепанное, чем у Димки.
        - Вообще-то я хотел ещё в юго-западный «Мастерок» сгонять.  - Дима глянул на часы, с некоторых пор любимые - дорогие японские наручники.  - Но это нереально уже сегодня.
        - Ну, вот и отлично!  - Коля снова тронул за плечо.  - Закругляйся, и пойдём где-нить посидим. Я те расскажу и почему не работаю, и когда с завода свалил. А ты про себя, идёт?
        Несколько секунд подумав, Димка вздохнул:
        - Ладно, давай. Жди здесь, я вернусь минут через пять.
        Кукарский быстро, не оглядываясь, вышел из торгового зала на склад. Последний раз он видел управляющего этого филиала именно там. По дороге подумалось: «а может, не возвращаться?! Пускай стоит, ждёт, нафиг он нужен?» И тут же другой голос в Кукарском возразил: «Нет, нехорошо это, непорядочно! А вдруг потом снова нарвусь на него? И что я ему тогда скажу?!»
        На складе Димка случайно уловил подозрительный запах, принюхался. Непонятный аромат вдруг напомнил недавнее лежание в постели после акта с Ленусиком. Кажется, именно так пахла его сперма на её руке! Что-то мыльно-хозяйственное. Димка поморщился: странно, откуда здесь это? Драили пол? Он отогнал дурные мысли, осмотрелся - управляющего не было, равно как и других людей.
        Он ещё сомневался, и стоило поискать управляющего, сказаться, что он уезжает, но на ум приходил ждущий, наверно, с нетерпением Колька. И Кукарский плюнул и двинулся обратно.
        Пересилило его неожиданно проснувшееся желание выпить и одним махом сбросить тяжкий груз работы. Тут ещё кстати оказалось, что любимый «Логан» на ремонте до завтра. Хотя директриса, какой бы плохой она не была, разрешала заказывать такси за счёт компании, и в этот филиал Димка приехал на такси…

* * *

        В уютном зале кафе с интимным освещением три столика занимали какие-то типичные люди, но это были лучшие места. Хотя оставалось одно удобное в углу - его и занял широко ходящий Коля.
        Заказали, мало раздумывая, водку в графине, фирменный салатик и отбивные, да сок на запивку.
        Первые минуты вспоминали о коллегах с завода, посмеивались кое над кем, сходились в замечаниях, единодушно считая прошлое глупым и забавным. Перед Кукарским то и дело восставали давние картины: как они с Колей курят на лестнице и собираются после работы пойти в пивнушку; как Колька смотрит в перекурах порноролики или играет в компьютерные игрушки, и он, Дима, просит всё это переслать на свой компьютер в другом кабинете - по внутренней сети. Пошлые какие-то воспоминания,  - но, пожалуй, лучшие моменты из скучного и туманного заводского прошлого.
        После третьей рюмки Коля начал пространно отвечать на вопрос, чем занимается сейчас.
        - Да, понимаешь, как бы тебе это сказать… Короче, все люди у нас делятся на два типа. Одни пашут с утра до ночи, а другие… В общем, Димон, мы же все от денег зависим, от бабла. Вот есть у тебя дармовой приток средств, и ты можешь не зависеть от какой-нибудь психованной бабы начальницы, ты можешь не заставлять себя вставать в восемь утра и бегать, выжимая пот, по городу, по объектам.
        Чёртов Коля глядел в самую точку, он как будто почуял всю подноготную Кукарского. Чистая случайность, решил Дмитрий!
        - А коли нету источника, то тогда ты будешь бегать и трястись, весь в мыле, или в офисе штаны протирать,  - завершил мысль Колька.
        - А у тебя, значит, есть дармовой приток баб… денег?  - почему-то усмехнулся Дима.
        - Да ты не грузись! Видишь ли… Ну да, деньги удаётся добывать попутно, но это не главное.  - странно изъяснился Герасименко и многозначительным взглядом посмотрел куда-то вбок.
        - Интересно, как это? И почему - не главное?  - снова усмехнулся Димка.
        - Да понимаешь, Дим,  - доверительно сказал человек из прошлого, чуть наклонившись вперёд,  - повезло мне, нашёл себе дело по душе, которое и средства приносит, и, что самое важное, огромное удовольствие доставляет, но и начальников нету.
        Туманно как-то изъяснялся товарищ. Вообще, любил Герасименко мудрить, это Дима помнил, данная черта в Коле активно проявлялась и раньше!
        - Вот ты пашешь в этом своём «Мастерке»,  - тем временем продолжил Коля гнуть свою линию,  - зарплату, наверно, хорошую получаешь…
        Тут он как-то странно поглядел на собеседника, но Кукарский этого не заметил.
        - Ну, допустим,  - ответил Дима, глянув в рюмку.
        - Во-от,  - растянул Герасименко.  - А на самом деле ты раб!
        И визави помолчал, изучая произведённый эффект. Димка поморгал.
        - Что ты имеешь в виду?  - мягко спросил он.
        - Ты раб какого-то олигарха, который владеет сетью «Мастерок». И многие кругом рабы, того или другого хозяина. Вы растрачиваете свою жизнь на работе. А хозяин даёт вам мизерные подачки. Чтоб вы могли двадцать лет рассчитываться за бетонную коробку, а значит, двадцать лет не соскочите с его крючка, не оформите вольную. У тебя ипотека есть?
        Димка вздохнул - опять Герасименко в точку попал!
        - Ну, допустим, есть.
        - Во-от!
        - А тебе что, ещё и квартира свалилась?  - уже недовольно произнёс Дима.
        - Давай лучше выпьем!  - Коля разлил из приятно «запотевшего» графина с ледяной водочкой.
        Спиртное ещё сильней согрело душу. Закусив, Коля продолжил:
        - Хата мне от покойных родичей досталась. Но дело не в этом.
        - А в чём же?  - жуя, спросил Дима.
        - Дело в том, что я очень ценю свободу. Личную свободу человека. Вот пойдём ко мне в гости, я тебе расскажу, каким необычным делом я занимаюсь.
        - А почему бы и нет? Давай пойдём!  - легко согласился Кукарский.
        - Отлично, щас допьём и пойдём!  - Коля снова потянулся к графину.
        - А далеко?  - на всякий случай спросил Дима.
        - Не, тут рядом. Я ведь чего в «Мастерок»-то и зашёл: лампочку купить - перегорела.

        По дороге Герасименко опять начал умничать (они брели, довольные и поддатые, навстречу яркому майскому солнцу, и немного щурились).
        - Ты любишь так наблюдать за людьми, когда идёшь?  - спросил почему-то Коля.
        - Как наблюдать?  - покосился на него Кукарский.
        - Ну, просто разглядывать прохожих.
        - Не знаю.  - Дима на ходу пожал плечами.  - Нет, наверное.
        - А мне нравится. Смотри, какие самодовольные или неприветливые лица! Ещё несколько десятилетий назад они были совсем другими!
        - Ты что, помнишь, какими они были?  - усмехнулся Дима.
        - Ну да! А как же? Раньше люди выглядели добрее.
        - Ага, и трава была светлее,  - снова усмехнулся Дима.
        Но Коля пропустил это мимо ушей и предложил завернуть в подвернувшийся магазинчик - за пивом.

        Как оказалось, Герасименко жил в девятиэтажной «свечке» совдеповской постройки, на углу, при пересечении двух улиц. На лифте поднялись на восьмой, руки оттягивала батарея пивных бутылок с импортными этикетками.
        Когда окунулись в полумрак прихожей, «дыхнуло» спёртым воздухом с примесью чего-то резинового. Николай сразу провёл в комнату.
        Едва осмотревшись в холостяцкой берлоге, Дима задумчиво цокнул языком.
        Стены насыщал приятный розоватый оттенок, приправленный какими-то не то хвостами жар-птиц, не то охапками цветов, шкафы отсутствовали, но имели место всевозможные ниши и полки, построенные по типу огромных карточных домиков. На этих полках аккуратно красовались корешки старых советских книг, либо стояли фарфоровые копилки и старинные гранёные стаканы, лежали какие-то серые вещи и кое-где сохли цветы в горшочках.
        В углу, у окна, мостился комод с выдвижными ящиками. На комоде красовалось огромное стеклянное блюдо. Дима подошёл поближе и рассмотрел в нём россыпь помятых советских купюр вперемешку с упаковкой ленточных пистонов.
        И от позабытого вида этих маленьких, словно игрушечных купюр, а главное, от вида красной бумажной вещички с крупной надписью «ПИСТОНЫ», из которой едва торчали полоски с коричневыми кругляшками, на Диму нахлынуло. Он вдруг с необычайной ясностью и с непривычным теплом в душе вспомнил, как в детстве давил на эти кругляши чем-то острым, и как они вспыхивали с характерным хлопком, и как это волновало и забавляло!
        - Да тут у меня просто хобби такое,  - быстро сознался Коля, дыхнув Кукарскому в затылок.  - Собираю всякую застойную труху. Кстати, у тебя дома не завалялись десятирублевки или двадцатьпятки, а может, и виниловые пластинки, а? Например, Битлы?
        Дима хмыкнул и удивленно повернулся к хозяину.
        - Не знаю. Вряд ли. Наверно, всё выбросил, когда переезжал,  - протянул он.  - Впрочем, надо порыться в закромах. Приду домой, посмотрю.
        - Ты посмотри, обязательно посмотри,  - пьяно улыбнулся Герасименко.  - А то если захочешь…
        Коля осёкся.
        - Что захочешь?  - Дима опять повернулся к хозяину.
        - Узнать, как я зарабатываю… Ладно, неважно. Ты сейчас не спрашивай пока ничего.  - Старый друг забренчал пивными бутылками - пивная батарея выстроилась на стеклянный столик в боевой готовности.
        - Я тебе попозже всё расскажу.  - Коля, глянув на Дмитрия, сделал брови домиком.  - Это не выход в интернет, не финансовая пирамида и не каждодневная мантра.
        - А что?  - чуть усмехнулся Димка, присаживаясь на диван.  - А ну да, ладно, не буду пока спрашивать.
        - Главное ведь что? Главное - это твоё отношение к жизни. Вот я когда с завода уволился, я не стал комплексовать и угнетаться, как это делают все остальные: ну, типа, вот теперь неустроенность, вот теперь безденежье. Я расширил свой взгляд на жизнь.  - Герасименко сел рядом и, «чпокнув» пробкой, протянул бутылку Димке.
        Тот сразу глотнул из горла.
        - Хм,  - вытирая пивные усы, сказал Кукарский,  - ерунда какая-то. Что значит - расширил свой взгляд?!
        - А, в том-то и ошибка твоя!  - Коля поставил Димке к носу указательный палец.  - Узость, догматичность нашего мышления не позволяет обрести полную свободу. Вот ты готов, например, поверить в инопланетян или машину времени?
        - Не знаю,  - сказал Дима в бутылку и пожал плечами.  - Я фантастику не люблю.
        - Да причем тут фантастика?  - воскликнул Коля.  - Ты готов поверить, что есть в жизни нечто невероятное, такое… Ну, что раз и навсегда выбивает из… из привычной колеи?
        - Ну, в принципе, готов.  - Дима снова повел плечами.
        Затем он докончил первую бутылку и поставил её под столик.
        - Хорошо, вот и замечательно!  - удовлетворился Герасименко.  - Завтра проверим.
        - Что проверим?  - Дима покосился на хозяина квартиры.
        - Съездим в одно место. Только ты ничего не спрашивай. Даже когда ехать будем. Зато сам увидишь, чем я занимаюсь.
        Кукарский задумался. Правда, алкоголь уже крепко овладел им. И в соответствии с этим обстоятельством, мысли потекли особенные, оптимистичного характера. «Загадочный он какой-то… То „потом расскажу“, то „сам увидишь“. Да что же это за странное такое занятие? Чего такого он может делать? А, ну и пусть покажет завтра! Один чёрт, завтра выходной, и планов никаких не запла… не предпо… не постро… Короче, ничего ведь не планировал! Всё лучше, чем с проклятым зомбоящиком в бетонной коробке куковать!»
        Больше они об этом не говорили. Точнее, касались слегка, но уже и не обсуждалось, что завтра предстоит некая поездка. В основном болтали о прошлом, о совместном прошлом, или о женщинах.

        Дмитрий не запомнил, как отключился. Очнулся он утром на диване, «валетом» к Герасименко. Ощутил запах пота из-под своей мятой рубашки на теле, горечь и сухость во рту, брюки на ногах, прикрытые лёгким одеяльцем.
        - Димон, ты проснулся?  - довольно бодро спросил Коля и приподнялся на локтях. Он был лохмат и раздет.
        Кукарский почувствовал неудобство и даже некоторый стыд. Надо же было так натрескаться, по-свински, по-бичёвски, чтобы уснуть на чужом диване, да ещё и в одежде! Такого с ним не случалось лет пятнадцать - со студенческой поры.
        - Да,  - односложно прохрипел Кукарский.
        - Тогда давай собираться.
        - Куда?
        - Как, ты забыл? Я же хотел тебе кое-что показать.

        Коля заныкал на утро по бутылке пива, и это помогло быстро обрести человеческий облик. Да ещё плюс душ с милостиво предоставленным огромным полотенцем на десерт.
        Вышли из дома молча, весеннее солнце весело ударило в глаза. Димка поморщился, на душе стало приятнее. Они также без разговоров сели в троллейбус, молча добрались до автовокзала. Коля взял два билета на Кунгур.
        - Так ты в пещеры, что ли, собрался меня тащить?  - нахмурился Димка.
        - Ну да. А что, часто туда ездишь?  - в глазах Герасименко появилась усмешка.
        - Да нет, вообще-то, ни разу не был,  - сознался Дмитрий.
        - Ну, вот видишь - ты как тот москвич, всю жизнь в Москве прожил, а в Кремле не бывал! Так что время зря не потеряешь, совместишь приятное с полезным!
        - Н-да. Ладно, пойду еще пивка куплю,  - задумчиво протянул Кукарский.
        Эйфория от выпитой перед выходом бутылки прошла, и Дима снова чувствовал гнусное похмелье, хотя и не так сильно, как прежде.
        - Э нет!  - Коля мягко попридержал знакомого за плечо.  - Давай не будем. То, что ты увидишь в пещерах - дело серьезное. Ты даже не представляешь…
        - Да что там может быть такого?  - ухмыльнулся Димка.  - Сталактиты и сталагмиты? Что, нельзя на эти сосульки под градусом смотреть?
        Нет, Дима не был пьяницей. И не относился он к тем распущенным менеджерам, которые с пятницы по воскресенье снимают стресс спиртосодержащими возлияниями. Но всё же, всё-таки любил он порой расслабиться и на второй день. Ведь, чёрт возьми, как ни верти, а всё ж хорошо, когда праздник продолжается!
        - Дело не в сосульках,  - неожиданно погрустнел Коля.  - Я покажу тебе нечто, чего никто не знает. Оно нереальное, понимаешь? Но я сейчас не могу рассказать. Просто пока сам не увидишь - не поверишь!
        - Хм.  - Дима качнул головой.  - Что это может быть такое, не понимаю!
        Коля не ответил. Меж ними вновь установилось неудобное молчание.
        Однако едва они вышли на стоянку, подкатил автобус. Загрузившись в салон, Дмитрий пристроился у окна, демонстративно прикрыл веки и откинул голову.
        Всю дорогу он и вправду проспал. Коля толкнул его.
        - Пора, брат, пора,  - дружелюбно сказал он.
        - Что, приехали?  - Димка потянулся вслед за Герасименко, вон из автобуса.
        И так он очутился в маленьком скучном городке, на привокзальной площади. Вокруг мостились частные домики. И только трехэтажный торговый центр радовал глаз.
        - А где пещера?  - недоуменно осведомился Дима.
        - А до неё еще надо добраться на старом пердуне.
        - На чём?
        - Ну, автобус «Пазик», рейсовый, местных автолиний,  - пояснил Коля и тут же пробормотал: - Ничего здесь не изменилось, сколько раз убеждаюсь! Тридцать лет, и хоть бы хны, разве что лозунги сняли, да ларьки повтыкали.
        - Не понял, о чём ты?  - присмотрелся к спутнику Дима.
        - А? Так, ерунда всякая в голову лезет,  - отмахнулся Коля.
        И они подошли к маленькой остановочке.

        Сентябрь 1983 года, Коля, накануне погони

        А начинался визит вполне себе ничего.
        Добравшись до города, Николай по обычаю принялся искать Жорика. «Сначала дело, а уж потом Любовь, то есть Любаша,  - твердил он себе в который раз.  - Хотя и дело-то второстепенное, так, ради пропитания. Но - тем важнее быстрее с ним расквитаться. Как говорится: первым делом самолеты, то есть валюта, ну а девушки потом. Или: сделал дело, гуляй очумело. Эх, богат русский язык на пословицы,  - рассуждал про себя Коля,  - и можно ещё менять их, как вздумается!»
        Но найти Жорика порой оказывалось непросто. Если его солнечная «Волга» не наблюдалась на дежурной стоянке, Николай с досадой сплёвывал. Воистину, как тут тяжко без мобильников, сразу же сокрушался он про себя! Точнее, без сотовой связи. Так бы позвонил, да и спросил: «Привет, ты где щас?»
        Но не придумал Советский Союз в восемьдесят третьем году мобилы! (Хотя, как знать, как знать!  - Чего там творили-создавали в военном ведомстве?!) И толку-то, что собственный сотовый телефон в кармане, только народ тут пугать! Без оператора, без сети, можно разве что будильником пользоваться, да ещё кое-чем. Не дай бог, к тому же, Люба случайно найдёт, сразу всё насмарку, никакую легенду не состряпаешь, разве только про учёного с необычным прибором!
        Однако же, как ни странно, на самом-то деле именно мобильник тут играл главную роль для Коли! А суть вот в чём. Этот сенсорный Самсунг, снабжённый глазком с отличным разрешением, делал вполне себе приличные снимки. А их - фотографии сей почти забытой современниками странной реальности - Николай ценил больше всего. В его мобильнике уже собралась солидная коллекция - можно фотовыставку открывать!
        Тут ведь что главное? Лишь бы комар носа не подточил! Главное - чтоб никто из прохожих не замечал, как Коля мобильником козыряет. Но он и сам об этом заботился. Сто раз осматривался, прежде чем гаджет достать. «А вам и не снилось!»  - кричала душа прохожим. Но те, слава богу, не обращали внимания и становились превосходными героями ценного цифрового кадра…

        Поскольку в этот раз «Волга» Жорика отсутствовала, пришлось дело отменить и пойти погулять, пофоткать. Звенья пословицы поменялись местами. После прогулки самое то и к Любаше заявиться. А Жорика можно и вечером поискать. Или на следующий день прийти. Обратиться к коллегам Жорика Коля не решился - во избежание лишних проблем.
        И поплёлся он по городу, по…ской улице. «Господи, какая благодать!  - в который раз порадовался он.  - Ни одной растяжки, кроме коммунистических, ни единой рекламы! Не смотрят на тебя с полотен ни манящие красотки с длинными ногами, стоящие под надписью „сто диванов“, ни интеллигентные мужички в костюмах на фоне модной бытовой техники, ни семья Кнопкиных, которая открыла для себя какую-то там величайшую истину, почитай, дорогу к счастью. И уж конечно нет и в помине огромных экранов с копошащейся на мелких клетках ерундой».
        Успел и парочку новых фоток сделать. Вот огромный лозунг про пятилетку на доме висит, а под ним на балконе бельё сохнет. А вот забавный жёлтый ЛИАЗ, у которого двери гармошкой, от остановки отплывает, а ему чёрная кошка дорогу перебегает… Время местное Николай узнал у прохожих, пятнадцать минут оставалось до шести. Вот-вот Любаша с работы придёт. Как раз, чтоб успеть заскочить в заветный гастроном около её дома.
        Ах, как он полюбил этот славный гастроном, который в детстве почти не знал! Эти откровенные витрины с россыпями советских карамелек, а порой и с чудными конфетами «Гулливер»! Эти «скучнолицые» продавщицы за прилавками, ничего не ведающие о грядущем размахе российской торговли и о волшебном свойстве штрих-кода! Эти забавные кассовые аппараты с причудливыми кнопками и жуткие механические весы «Тюмень» со стрелкой, перемещающейся вдоль шкалы, с металлическими платформами и чугунными гирями!
        Милый сердцу (или, точнее, желудку) торт «Прага», с которым везло крайне редко - но в этот раз чудом отхватил… Да ещё ароматный батон с широкими поперечными канавками и мощная литровая бутылка из стекла с молоком, с пробкой из фольги, бутылка, бывавшая, к несчастью, обычно лишь по утрам - вот что прельщало Николая в первую очередь, вот к чему он стремился перед встречей с возлюбленной. Иногда, идя к ней через гастроном, он ловил себя на том, что похож на героев известного голливудского хита «Назад в будущее».
        Он не знал и не хотел знать, что сталось с Любой в недалёком будущем, в его времени, в его стране, совсем иной, такой сложной и непредсказуемой. Быть может, удачно выскочила замуж, нарожала детей и теперь уже нянчит внуков, гуляет с ними по аллеям неизменного парка.
        Он и не пытался разыскивать её, возвращаясь в сегодняшнюю Пермь. А зачем? Зачем бередить душу печальным потрясением, которое принесёт эта встреча? Ведь перед ним предстанет пожилая женщина с обязательной паутиной морщин, в матери ему годящаяся. И старческие глаза её наполнятся изумлением, и ему придётся отнекиваться: нет, это не мой отец, я такого человека не знаю! А ещё, чего злого - окажется, что она уже покоится в мире ином.
        Ему нравилось просто плыть по течению, преодолевая лишь некоторое сопротивление немногочисленных омутов. Ему нравилось обитать и в этой реальности, и в той. И брать от той и от этой всё, что заблагорассудится.
        Ему нравилось таскать сюда, в 1983 год, старые заскорузлые десятки и трёшки из чьих-то древних коробочек, а также потрёпанные кассетники на продажу, раздобытые чёрт знает как - с чьих-то дач, сараев и балконов. И всё это лишь для того, чтобы прикупить Любе гостинцев. Но главное - он, словно пребывая на курорте, наслаждался здесь чистой атмосферой (буквально и переносно), страстной любовью советской девушки, превосходными местными пейзажами. Эти великолепные виды старого города записывались в цифровую память и одновременно вызывали в нём такое светлое чувство осознания чего-то необычайного, хотя и давно позабытого, мира, с которым он чудом чудеснейшим соприкоснулся, один одинёшенек на Земле 21 века!
        А дома, в своей реальности, он подолгу просиживал над привезёнными оттуда фотоснимками, уже скаченными в ноутбук, и отбирал из них самые лучшие, и изнывал от желания выложить в сеть, но сдерживался. А ещё, когда кончались средства на пропитание - сдавал что-нибудь, прихваченное в той реальности, например, антикварную вещичку - бронзовую пепельницу или статуэтку из Дулёвского фарфора…

        Поднявшись по чистой лестнице, он постучался в Любашину дверь, но не услышал изнутри ни единого звука. Тогда Коля спустился во двор и сел на лавочку.
        «Как мило, когда нет домофонов и такие простые деревянные двери!»  - с улыбкой подумал он, щурясь от вечернего солнышка. Где-то поблизости шумела детвора, и Николай вспомнил своё детство. Вот так же и он кое-где сейчас играет, наверно, да не кое-где, а в другом районе, десять остановок на автобусе. Здесь, в прошлом, Коля в родной двор не совался, всё по той же причине - наименьшее сопротивление, минимум потрясений. Не портить кайф - впечатление от пребывания в раю, не встречаться с самим собой и молодыми родителями! Меньше знаешь, лучше спишь - святая истина! Да ещё и о петле времени забывать не стоит.
        Конечно, искушение порой одолевало, но здравый смысл перевешивал.
        Люба появилась в момент воспоминания о личной первой драке в родном дворе, случившейся как раз где-то в эту же пору. Или нет, двумя-тремя годами позже. Впрочем, неважно!
        Люба шла летящей походкой. На ней складно сидело облачение по моде восьмидесятых: плотные тёмные чулочки, гладкая серая юбочка до колен, дорогие полусапожки, которые Коля же и подарил, классический коричневый жакет с чёрными пуговицами. Картину дополняла лучезарная улыбка на круглом румяном личике. Личико имело приятные черты, чуть подпорченные большим носом, но с изюминкой - с какой-то советской чистотой во взгляде. Едва покачивались на ходу каштановые волосы до плеч с колечками на кончиках, в стиле а-ля Барбара Брыльска.
        Они познакомились случайно, вечером, в его первый же визит. Коля заглянул на почту, где работала Люба. Ему пришла в голову шальная идея. По первости он не удержался и решил-таки на пробу сделать один маленький эксперимент с прошлым. Всю оставшуюся жизнь тётка из Ижевска корила себя, что не успела попрощаться с матерью, то есть с Колькиной бабушкой. Телеграмму-то дали вовремя, а тёти Тани дома не было, пропадала на югах с новым хахалем. Влюбилась, уехала спонтанно и никому не сообщила. Да там же он её и бросил.
        Коля знал, что до смерти бабушки ещё неделя (и четыре дня до инсульта), и что тётя Таня ещё не уехала из дома, и в уме созрел текст:
        «Таня тчк приезжай к маме тчк она при смерти зпт сильно болеет тчк твоя сестра тчк»
        Прочитав телеграмму, носатая девушка чуть повела бровью, посмотрела на Колю, который через окошко нахально её разглядывал.
        - Вы адрес забыли,  - заметила девушка, спрятав карие глазки.
        - Ах да, конечно!  - спохватился Николай.  - Сейчас допишу.
        Она протянула ему этот забавный старинный бланк с синеватой шапкой «ТЕЛЕГРАММА», и он взял ручку и начал вписывать город, затем улицу, а сам вдруг сказал между делом:
        - Девушка, а что вы делаете сегодня вечером?
        «Пошловато, конечно, и примитивно, но для восемьдесят третьего года, наверно, сойдёт!»  - подумалось ему. Вот только кой чёрт дернул спросить? Видимо, почтальонша понравилась, решил он. Ведь всё ему тут казалось таким милым и забавным, так пела душа от неожиданно оживших, уже давно стёртых воспоминаний, что хотелось здесь, в прошлом, безобидно шкодить и безобразничать, в духе проделок Бегемота из «Мастера и Маргариты»!
        Ну и подспудно мечталось соблазнить какую-нибудь красотку из застойной эпохи. Ибо каково оно будет, а? Ведь в пуританское-то время они, пожалуй, такие милые и непосредственные, не распущенные и… Знойные, что ли. Так он думал в те минуты. Не знал ещё, что угораздит влюбиться по-настоящему!
        Как ни удивился Коля, но девушка ответила с застенчивой улыбкой:
        - Буду сидеть дома.
        - Тогда разрешите вас пригласить в кино,  - сказал Коля, снизив тон, так как к соседнему окошку подошёл дед с медалями на пиджаке и веско закряхтел.
        - Ну, не знаю.  - Она опять спрятала глаза.  - Через полчаса мы закрываемся, если дождётесь, там посмотрим.
        - Обязательно дождусь!  - пообещал Коля, сделав на лице свою самую лучшую лучезарную улыбку.
        Но тут какая-то крупная женщина лет сорока пяти подступалась к его плечу и уже недовольно косилась. Коля отошёл в сторону.
        Через полчаса почтальонша и вправду вышла, и они сразу направились в кино. Впрочем, предварительно узнали друг друга по именам, Николай назвался своим. Он не поверил, что всё так просто. Ну, не могут советские девушки так легко соглашаться, твердил он про себя, поглядывая на Любу. Однако же согласилась!
        Они сходили на «Чучело», перекусив в буфете кинотеатра. После сеанса он проводил её домой. По дороге Люба рассказала, что днём ходить в кино опасно, потому что устраивают облавы андроповские милиционеры в поисках тунеядцев. Коля удивился, и удивился непритворно: он не помнил из истории подобных фактов. Затем Люба начала возмущаться по поводу фильма:
        - Ну как такое может быть? Как это пионеры такие подлые и жестокие?
        - Может, ещё как может!  - чуть улыбаясь, говорил Коля и трепетно держал Любу под ручку.
        «Эх, неведомо вам, до каких пределов дойдут жестокость, пошлость и разврат! Не видели вы „Дом-2“! Не представляете, что в будущем в школах вообще не будет пионеров, дети начнут курить, пить и колоться, а бойкоты в классах с избиениями и выкладками в „ютубе“ войдут в норму!»  - чуть не вымолвил он, но, естественно, не вымолвил.
        У Любашиного подъезда в тот вечер они расстались, чай пить к себе не пригласила. Оно и понятно, раскрепощена девушка была до известных пределов. Ночь Коля провёл на вокзале, на следующий день занялся добычей антиквара (кончались средства на пропитание), а вечером опять потянуло его к почте.
        Только после трёх свиданий он остался у Любы встречать утро. И с тех пор всегда ночевал у неё, а надо заметить - почти каждый визит в СССР затягивался, как минимум, на два-три дня. Не в ларёк же за пивом ходил, если уж мотнулся в прошлое, обратно спешить не стоит - ежу понятно!
        Это уж потом Люба созналась, обнимая его на диване-книжке, что влюбилась с первого взгляда и что вообще всегда верила в такую любовь - сразу и на века!

        …- Привет, давно ждешь?  - улыбнулась возлюбленная, едва он поднялся с лавочки.
        - Минут пять.  - Коля поцеловал ее в щёчку.
        Авоська с молоком, тортом и батоном качнулась и легонько стукнула в бедро. От Любы понесло дешёвыми духами.
        «Надо бы подарить ей что-нибудь из наших ароматов,  - промелькнуло в голове.  - Взять на разлив, типа друг из Москвы привёз: бросить в чудные глазки золотую пыль».
        - Ну, пойдём!  - Играя карими глазами, Люба взяла его под ручку, и они вместе зашли в подъезд.
        Девушка из прошлого жила на третьем этаже.
        Она казалась ему идеальной. Часто Коля думал, что это просто счастье - то, что судьба подарила ему возможность попадать сюда и любить Любу. Ведь в своей реальности он никогда бы не нашёл такую девушку. В своей реальности он давно уже разочаровался в женщинах - там кругом были одни расчётливые стервы, или нудные серые мышки, или карьеристки, или требующие слишком много внимания.
        Люба никогда ничего не требовала. Она была нежной, как наложница султана, понятливой, как читатель википедии, податливой, как разомлевший на солнце пластилин. Она не стремилась залезть ему под кожу, выпытать всю его подноготную. Даже паспорт ни разу не спросила, а ведь паспорт-то у него советский - тю-тю - отсутствовал!! Ей достаточно было того, что он рассказал в первую ночь.
        А легенда сходу получилась банальная: развёлся с женой, оставил ей квартиру в Москве, сам приехал сюда, потому что посулили хорошее место с большой зарплатой, живёт пока в гостинице. Этот последний момент был подан с хитрецой. Расчет оправдался - Люба каждый вечер сама начинала, мол, ну что тебе там куковать, оставайся у меня.
        Квартира ей досталась от матери, переехавшей на Украину. Замуж Люба ещё не выходила, «с мужиками не везло, влюбчивая и доверчивая». Однако на её лице и в её тайком просмотренном паспорте обозначалось тридцатилетие. В советское время, помнил Коля, на таких начинали коситься. А тут мужик, разведённый, москвич, не грех и перед соседями похвастать, у всех на виду под ручку взять!
        Он и квартиру её любил. Эту чудную однокомнатную хрущёвку в панельной пятиэтажке. Хрущёвку с откровенно обнажённым балконом; с милыми окнами в деревянных рамах, ещё не старыми, начисто вымытыми; со стремительными лакированными подлокотниками тонконогих кресел, с допотопным чёрно-белым телевизором с непривычно выпуклым экраном и массивным корпусом,  - со всем тем, что врезалось в память в детстве, что ассоциировалось со старостью и ветхостью, а здесь вдруг обрело первозданный вид.
        В коридоре стоял на коротких ножках поразительный трельяж с золотистыми колпачками ручек на дверцах, и на этих колпачках, на цилиндриках, были выемки под пальчики, а над столешницей трельяжа высился триптих зеркал, который складывался, точно открытка, и узкие боковые зеркала прикрывали большое центральное.
        В комнате красовалась почти чёрная стенка-сервант с хрустальной посудой, в углу, на тумбе, у двери на балкон стоял тот самый ламповый телевизор «Чайка» чёрно-белого изображения с круглой «переключалкой» каналов, который можно было смотреть лежа на пресловутой тахте-книжке шоколадного оттенка.
        В этот раз, как и обычно, Люба, едва только скинула обувь, легковесно прошла в комнату и включила описанный аппарат. Наблюдая за ней в такие минуты, Коля думал: время не меняет любовь человека к дому. Будь у тебя ящик с ручной «переключалкой» или плоская панель с пультом, ты всё равно захочешь начать домашний вечер с этого «теле-еле»  - фона для уюта.
        Прихватив халат, Люба скрылась в ванной для переодевания. Он же сел в то самое маленькое кресло с лакированными деревянными подлокотниками цвета варёной сгущёнки, кресло, стоящее у выхода из комнаты, и уставился в телевизор. Местная новостная программа сообщала об успехах с полей. Ведущая с пышной кудрявой шапкой волос со скромной улыбкой докладывала о лучших комбайнёрах района. Коля зевнул. Справа от кресла мостился высокий торшер - чудесная вещь, и Коля принялся его разглядывать.
        Когда из ванной появилась хозяйка, такая хрупкая и соблазнительная в зелёном халатике, он бросил скучное занятие, и они прошли на кухню и там на пару сготовили лёгкий ужин. Куски Колиного батона румяно обжарились в пышном омлете на чугунной сковороде с дном, напоминающим вафельную поверхность. Люба старательно нарезала четвертной сектор «Праги» и облизала пальчики. Чай разлила из фарфорового заварника с покачивающейся корзиночкой ситечка. На газовой плите уже почти поспел белый эмалированный чайник с носом.
        Говорила она слегка картавя, и эту черту он в ней тоже любил. Иногда ему хотелось передразнивать Любу, но он боялся её обидеть. Она же без умолку несла всякую чепуху о своих передрягах с почтовыми девицами-коллегами. Коля лишь слушал в пол-уха, словно сидел около журчащего ручейка. А то вдруг она останавливалась, задумчиво косилась в окно, так что Коля замечал в профиль грубоватость ее носа, отчего начинал тихонько улыбаться.
        Затем Люба снова поворачивалась к нему и спокойно перескакивала на тему мечтаний о шубе и прочей женской ерунде.
        И тут Люба возьми да и скажи:
        - Ой, что-то мне не по себе, Колюш, как будто за тебя боюсь, что ли, ровно что случится с тобою!
        Прямо как в сериале каком про СССР, Коля даже умилился, но виду не подал.
        - С чего это вдруг, Люб? Выкинь из головы всякие глупости!
        Сказав это, он проглотил добрую половину куска «Праги». Настоящей советской «Праги», которая так радовала его, и тем больше возмущали всякие подделки из будущего, жалкие суррогаты всевозможных ИП и ООО.

        А потом, когда ложились спать - это был целый ритуал. Коля приподнимал тяжёлый диванный механизм, книжка перекачивалась и закреплялась в необычном положении, Люба наклонялась, чтобы достать бельё, а он отводил глаза от этого соблазняющего зрелища. Затем книжка щёлкала и раскладывалась, Коля стоял в сторонке, а Люба стелила белье. И при этом он чувствовал, как Люба испытывает неудобство, как она боится поглядеть искоса на Колю, видел, как она слегка краснеет и как старательно смыкает губки.
        А сам уже тайком тянулся в карман за «импортными резинками», которые на самом деле прикупал в гипермаркете своего времени.
        Свет потухал, и начиналась ночь любви. Ах, как упоённо истосковавшаяся по мужикам Люба приступала к своим ласкам! Как лохматила ему волосы тонкими пальчиками, как нежно поглаживала плечи и спину! Он же наступал на неё аккуратно, целовал её всю от икр до головы, задирая, комкая, сворачивая до шеи тонкую ночную сорочку томно-синего оттенка.
        И потом он осторожно входил в неё, одновременно высасывая губами всю нежность её влажного рта, и начинал двигаться, размеренно и не спеша, с величайшей осторожностью и многозначительной безмолвностью. Однако напряжение возрастало, страсть накалялась, и Люба, с прорывающимися из гортани охами, сама уже ускоряла его, как-то странно двигаясь бёдрами.
        Но едва он готов был извергнуться, она, словно с пониманием, ловила этот момент, резко отталкивалась, высвобождалась, давая ему мгновение передохнуть. Сама же принимала другую позицию, забыв уже о своей былой стеснительности и красноте, а только всецело отдаваясь неуёмной страсти и природному зову. И начинался второй круг рая.
        Засыпали они распластанные, измождённые, под мерный тик стрелок прямоугольных настенных часов с золотистыми цифрами на деревянном циферблате и с заводным механизмом.
        В эту ночь, прежде чем уснуть, Люба опять напомнила о своём странном предчувствии, но тут же откинулась головой на подушку и неожиданно засопела носом в направлении к потолку. А Коля задумался. Ерунда это, не может она ничего такого предчувствовать! Хотя и плохо, что с Жориком не встретился. Второй раз уже такая нестыковка за десять визитов. Но зато утром-то точно таксист будет на месте. Так что надобно выспаться, пораньше встать - одновременно с Любой.
        Коля поворочался несколько минут, подумал ещё о странности происходящего: как это невероятно, что он вот так вот запросто занимается любовью в прошлом, а у него дома, в настоящем, ничего не происходит… И наконец уснул.

* * *

        Утром Коля шёл на встречу с Жориком в приподнятом настроении. Город, ласкаемый восходящим солнцем, начинал новый советский день. День, который будет полон социалистических свершений и тайных тёмных делишек. День, в котором беззаботные люди прошлого, одетые в серое, не попадут в километровые пробки, не испугаются грядущих катаклизмов и не поссорятся с начальством из-за урезанных бонусов.
        Николай брёл по городу и глядел в их лица - то было любимое его занятие помимо фотографирования. И он видел в их лицах только спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. И он даже где-то немножко завидовал им. И припоминалось что-то такое, читанное в молодости: они не продадут. Да-да! Зато у моего народа - какие глаза! Они не продадут или не предадут, что ли. В который раз вспоминалось, но по возвращении всё забывал «погуглить» автора.
        Наслаждаясь также свободой улиц от рекламы, Николай снова и снова радовался тому старому городу, милому и простому, который, как оказалось, совершенно вылетел у него из памяти. Порой Герасименко даже поражался: как возможно, что вот на этом, например, месте стоит какое-то зачуханное здание в два этажа? А ведь здесь должен быть огромный торговый центр с подземным паркингом!
        Впрочем, в последние визиты Коля начал уже ко всему привыкать. Даже к необходимости странным образом добывать средства на пропитание. Открыв лазейку, он сразу смекнул, как подзаработать. На глаза попались старые купюры в двадцать пять рублей. Выяснилось, что их можно раздобыть ещё кучу, роясь по сусекам у знакомых. К тому же, их можно скупать за бесценок, если они не в состоянии ПРЕСС, то есть не выглядят, как только что сошедшие со станка.
        Здесь, в гостях, он бездумно тратил эти деньги в первую очередь на подарки для ненаглядной Любаши (одежду, бижутерию и серёжки), на обеды в столовых и даже ресторанах (здесь он питался даже лучше, чем дома), ну и на прочие мелкие расходы.
        Единственное, чего пока не хватало Коле тут, в прошлом,  - это, пожалуй, удобной сети нужных знакомств. Одного Жорика было уже недостаточно. Ведь хотелось один раз и надолго провернуть что-нибудь большое с большими людьми, чтобы потом забыть о заработке и не заботиться о хлебе насущном хотя бы несколько визитов. Но сегодня утром предстояло потерять и Жорика.
        Впрочем, Коля пока не знал об этом, даже предчувствия не беспокоили. Люба утром тоже ничего такого больше не сказала. Зато как смотрела! Какие у неё были глаза! Карий омут затягивал на самое дно. И было в них что-то, словно говорило: ты ведь не уйдёшь сейчас насовсем? Не сгинешь ведь? Не пропадёшь в своём странном мире? Будто догадывалась обо всём.
        Сама же за завтраком сказала, картавя как всегда: «Я сегодня пораньше с работы приду. Накопились отгулы - возьму пока полдня, в парикмахерскую схожу и домой». Коля намёк понял, но слабинку не дал, лишь плечами повёл: «А у меня работы много, не знаю, как оно сложится». Люба немножко помрачнела, капельку только, хотя даже рука, намазывающая «бутер» на «брод», чуточку дрогнула. А затем Люба мягко улыбнулась и промолчала.
        Ну, и правда, что он мог сказать? Сам ведь не знал, вернётся ли он вообще из своего времени. Иногда, будучи дома, Коля боялся, что канал закроется. А находясь здесь, между прочим, испытывал неясные страхи, что останется тут навсегда. Последнее пугало больше. Но и то не смертельно. Женится на Любке, она ведь так об этом мечтает, только не говорит! Сама первая никогда не заикнётся, не из тех, да и время не то. А вот ждать будет вечно.
        С такими мыслями Коля подошёл к железнодорожному вокзалу, к небольшой площадке, где размещалась стоянка такси, и начал глазами выискивать «Волгу» Жорика. Обычно здесь находились две-три машины. Желтоватая такси с заветным номером «4312 КМО» бывала среди них по утрам и по вечерам.
        В этот раз она стояла в авангарде. За стеклом легковушки изредка покачивалась от скуки коротко стриженая голова. Поспешно семенили прохожие мимо этой доброй старой жёлтенькой «Волги» с как бы скалящимся серебристым передком. Николай повеселел.
        На мелкой площади не было ни одного киоска, как в нынешнюю эпоху капитализма, и поэтому Коле не удалось пройти незамеченным. Голова за стеклом покосилась в его сторону и так и замерла.
        - Свободен, шеф?  - громко спросил Коля, открывая пассажирскую дверь с помощью блестящей ручки с кнопкой.
        Жорик неодобрительно глянул тёмными, почти чёрными глазками, призывно мотнул головой, мол, давай садись быстрее!
        Когда приглушились внешние звуки после хлопка дверью (не так-то просто её закрыть!), таксист осведомился:
        - Не заметил, за тобой наблюдал кто?
        - Да не было ничего. А почему это за мной должны были наблюдать?  - удивился Коля.  - Ты что, боишься кого-то?
        - Да нет, это я так.  - Советский делец помотал головой.  - На всякий случай. Деньги принёс?
        - Ну конечно!  - Коля потянулся в карман.  - А ты?
        - У меня всё в ажуре. Только вот никак в толк не возьму. Зачем тебе столько зелёных? Ведь пришлось изрядно покрутиться, чтобы их достать.
        - Говорил же, за границу собрался свалить,  - отмахнулся Коля.
        Таксист извлёк из-за пазухи олимпийки махонькую пачку купюр, затянутую в полиэтиленовый кулёк.
        - Пересчитывать будем?  - нетерпеливо спросил Коля.
        - Ты же знаешь, деньги счёт любят.
        Николай передал пачку десятирублевых, принял пакет зелёных и зашелестел. В то же время Жорик, лизнув палец, пролистал розоватые купюры. Тридцать штук. По чёрному курсу - три рубля за доллар. Тогда как государство нагло полагало, что зеленёнький эквивалентен шестидесяти с чем-то там копейкам!
        Итого, Николай приобрёл у таксиста сто долларов. Неслыханная сумма, которую Жорик собирал неделю! Измусоленными купюрами по десять баксов. Но зато вот оно - первое крупное дело, после которого можно забыть о заработке, обменять на российские, купить Любе духи и наши деликатесы, себе ботинки и джинсы на лето, ну и забить дома холодильник до отказа! А то возвращаешься из прошлого - и нечем подкрепиться!
        Едва только Герасименко пересчитал доллары, едва засунул обратно в кулёчек, как что-то странное сотворилось вокруг. Какой-то необычный шум раздался снаружи, взвизгнули чьи-то тормоза, кто-то гулко затопал ногами.
        - А чёрт, облава!  - воскликнул Жорик и больно толкнул Димку в бок.  - Вали отсюда, пока цел!
        Герасименко, засовывая кулёчек в карман, успел только заметить жёлтую попугайскую стать милицейского «Уазика». Однако сообразил он быстро, по-армейски, орлом выпорхнул из «Волги» и понёсся куда-то вглубь.
        - Стой, гад!  - гаркнули сзади, неожиданно резво застучав каблуками.
        Коле почудилось даже чужое дыхание за спиной. Но оглянуться он не решился. «Не хватало ещё тут встрять!»  - закрутилось в голове. Герасименко проскочил в проём меж двух тополей и тут, о чудо!  - увидел, как в трёх шагах впереди около своей «копейки» трётся бородавчатый мужичок в кепке и пиджачке.
        «Жигулёнок» отливал на сентябрьском солнце блеском новизны, огромный цветастый брелок с ключами висел прямо у руля, слева - хозяин как раз приоткрыл дверцу и протирал носовым платочком боковое окно изнутри. Удивительное везение! Не задумываясь, Коля схватил бородавчатого за предплечье и оттолкнул в сторону изо всех сил. Кепка водителя спикировала на грязный асфальт.
        - Эй, земляк, ты чего?  - воскликнул мужичок, расширив глаза.
        Но сзади уже подступались. Николай плюхнулся в кресло, машинка завелась с первого тычка, Герасименко хлопнул дверью и был таков. Только головой качнул: эк непривычно замок зажигания расположен! Коля вдавил тугую педаль - бодро взревел мотор. Прямо пошла дорога.
        Оглянувшись, Николай увидел, как остановился позади раздосадованный мент с пистолетом в руке, сплюнул на обочину, как подрулил к нему яичный «Уазик». Будет погоня!
        Коля резко вывернул руль, «копейка» выбралась на основную дорогу. И - помчалась за город, через кольцо, где ещё не стояли бревенчатые ворота Перми.

        Жёлтый «Уазик» довольно резво вынесся на кольцо, не теряя из виду «копейку», и всполошенно завыл сиреной. Коля хорошо знал дорогу на Кунгур - в прошлом лишь пропали удобные развязки, исчезли лишние светофоры. Последнее сейчас только сыграло на руку.
        За городом, на трассе, слава богу, «Уазик» совсем исчез из виду. Коля вздохнул с облегчением, ласково погладил пачку долларов в кармане. «Копейка» неплохо «взяла» дорогу. Сквозь монотонное урчание «жигулёнка» Коля услышал внутренний голос. «Жаль, что машинку нельзя прихватить с собой. Такой раритет в идеальном состоянии вызвал бы зависть у любого ценителя старых авто!»
        Ему, ездившему на «нэксии», которую продал после лишения прав, было непривычно держать этот странный руль с забавной, но, чёрт возьми, стильной клавишей сигнала, сидеть в этом неудобном кресле без привычного подголовника, почти взлетать по трассе, едва стрелка смещалась вправо за сотню. Впрочем, была ведь у него когда-то «Ока». Очень даже похожие ощущения.
        В салоне царил аромат новизны, пахло дерматином, и Коле вдруг пришло в голову, что так пахли какие-то старинные папки с тесёмочками, обклеенные коричневым материалом, в которых он держал свои детские рисунки. Ну, или почти так. В общем, повеяло чем-то похожим, и от этого ощущения у Коли в груди потеплело. Николай открыл форточку, свежий ветерок сентября вторгся в салон, смешивая запахи.
        Незаметно в дороге прошёл почти час, и Колю, успокоившегося, уверившегося, что навсегда оторвался от ментов, начало клонить ко сну. Он прикурил советскую сигарету «Космос», потёр пальцами глаза. Постепенно его отпустило.
        В какой-то момент Герасименко вдруг понял, что едет непростительно медленно, и что в зеркале заднего вида маячит что-то подозрительное. Коля прищурился - так и есть! Чёрт, как он мог потерять бдительность?! Но как они смогли выследить весь его путь? Впрочем, дорога-то на Кунгур прямая.
        «Уазик» быстро сократил казавшееся ещё приличным расстояние. Коля вдавил педаль газа. Корявый передок в зеркале стал уменьшаться, затем снова увеличиваться.
        Улизнуть на «копейке» от сократившего разрыв милицейского «Уазика» оказалось не так-то просто. Хотя и рассчитывал Николай поначалу, что пахнущий новьём «жигуленок», гордость советского автопрома, без проблем оторвётся от дряхлого «Бобика». И даже оторвался ненадолго.
        Но не тут-то было. Советские менты словно успели по дороге подменить движок - так юрко и быстро теперь гнали они служебную тарантайку!
        Впереди виднелся густой лес, проглотивший изогнутую линию трассы. Позади противно выла сирена, и покрикивали в микрофон, точно в советском боевике: «Водитель „жигулей“ госномер „4014 кар“, немедленно прижмитесь вправо и остановитесь!»
        Погоня подходила к печальному концу.

        Май 2013 года, Дима и Коля, а также Сентябрь 1983 года, Дима и Коля

        Коля купил два билета в пещеры за свой счет. Кукарский с Николаем двинулись за экскурсоводом и вскоре с группой туристов проникли в тёмную область. Бывалая женщина лет пятидесяти, ведущая экскурсантов, притормозила всех и включила локальный свет, пересчитала группу, словно школяров, и начала вводный курс. Инструктаж заключался в лёгкой страшилке, дескать, если вы задержитесь и потеряете впереди идущих, то самостоятельно вам отсюда не выбраться!
        - А здесь ничего,  - отметил Димка, наклонившись к новому старому товарищу.
        - Странное дело,  - с усмешкой отозвался Коля,  - люди живут под боком у чудес, а чудес не замечают.
        - Это ты о чём?
        - Ну, о том, что ты никогда здесь не бывал, хотя живёшь в Перми вроде с рождения.
        - Людям некогда ерундой заниматься,  - чуть подумав, сказал Дмитрий.  - Деньги надо зарабатывать.
        - А для чего? Чем больше пашешь, тем меньше в этом смысл.
        - Ладно. Ты зачем меня сюда привёл?
        - Да ты посмотри, как красиво!
        В этот момент группа сдвинулась и потянулась гуськом в первый грот.
        - Слушай пока эту бабу,  - шепнул оказавшийся за спиной Коля и тихонько тронул спутника за плечо.  - Нужный нам грот будет третьим по счёту.
        В хвосте возбуждённо болтающих зрителей они просеменили по каменистой горловине этакого воображаемого чудовища. По дороге Дима полюбовался свисающими сосульками и с усмешкой обнаружил их сходство с производящим детей органом. Когда открылась новая площадка с нишами, населёнными причудливыми скульптурами пещеры, обыватели рассеялись. Так распадаются солдаты, когда им поступает команда «Разойдись!»
        Димка и Коля встали сбоку - у самого входа в грот. Бывалая начала свою размеренную речь. Уста её, впрочем, обронили в жуткую глушь пещеры интересные фразы. Но Кукарский всё-таки не дослушал и опять наклонился к Николаю.
        - А что будет там, в третьем гроте?  - нетерпеливо спросил он.
        - Скоро узнаешь.
        В тусклом свете ламп Дима уловил загадочную улыбку Герасименко.

        В третьем гроте они отстали от группы. Коля дёрнул Диму за плечо, когда люди потянулись в очередной узкий проход.
        - Все, здесь остаёмся!  - громко шепнул он.
        - Какого чёрта?  - не выдержал Дмитрий.  - Мы же потеряемся!
        - Не бойся, не потеряемся!  - Старый товарищ извлёк из кармана маленький фонарик на батарейках.
        Тем временем звуки уходящих уже стихли, и пятно света за ними исчезло. На глаза навалилась кромешная темнота, и в ушах зазвенела тотальная тишина. Но вот Герасименко выдохнул, тихонько щёлкнул, и в глаза Димке ударил лучик желтого света.
        - Э, да ты совсем скис!  - усмехнулся Коля.  - Ещё дрожишь, небось… Идём!
        - Куда ты меня тянешь?  - резко возмутился Кукарский.
        - Вглубь грота.
        - Но зачем?
        - Сейчас узнаешь!
        Коля уверенно повёл спотыкающегося напарника, тыча вперёд лучом фонарика, словно освещая морские глубины. Они остановились в самой заднице грота и, наконец, Коля заставил присесть.
        - Надо немного подождать.
        И выключил фонарик.
        - Чего ждать? Зачем ты выключил свет?
        Коля глубоко вздохнул.
        И промолчал.
        Дима не стал допытываться, покачал головой. Он теперь смотрел во все глаза, но ничего не видел. Густейшая чернота выедала зрачки. Мёртвая тишина давила на уши.
        В голове у Димки всё смешалось: зачем нам это? Что за хрень? Да ведь так и сбрендить недолго! Не зря говорят, однако: хоть глаз выколи! Кукарский поймал себя на том, что его тело испытывает теперь мелкую дрожь. От страха ли, от ещё не ушедшего ли похмелья, либо от всего вместе,  - в этом дать себе отчёт он не смог.
        - Здесь время стоит,  - вдруг произнёс Коля, и эхо пугающе отозвалось где-то на камнях.  - Если будешь так долго сидеть, потеряешь ощущение времени и пространства.
        - Блин, похоже на то.
        - Но нам это не грозит,  - успокоил Коля.  - Мы сейчас пойдём наружу.
        - Ну и как мы отсюда выберемся?  - с нервной усмешкой осведомился Дмитрий.
        - Всё, пойдём,  - спокойно ответил Герасименко и включил фонарик.  - Теперь мы в том времени, в котором я покинул это место.
        - То есть как это?  - спросил Дима, радостно поднимаясь за освещенной рукой товарища.
        - В этом гроте время стоит,  - назидательно повторил Коля.  - Оно начинает двигаться, лишь когда сюда ступает нога человека. Сейчас мы попали в тысяча девятьсот восемьдесят третий год.
        Дима остановился. Дрожь неожиданно прошла. Он какое-то время прокручивал в голове цифры, произнесённые спутником.
        - Ты что, идиот?  - наконец родил Дмитрий.  - Какой, нафиг, восемьдесят третий?
        Маленькая радость от скорого освобождения сразу прошла. Кукарский почувствовал, как у него внутри прокатилась волна. Сначала этот чёртов Колян заставил отстать от группы, нагнав страху, затем ещё вынудил сидеть в глубоком ничто, а теперь вот ещё и сводит с ума идиотскими фразами!
        - Понятно,  - спокойно ответил Коля.  - Не веришь. Этого и следовало ожидать.
        - Слушай, хватит придуриваться,  - примирительно сказал Дима.  - Давай лучше догоним группу и покончим со всем этим!
        - Идём!  - Коля кивнул и резко двинулся вперед.
        Какое-то время Дима молчал и просто двигался вслед за ним, вслед за широкой спиной Коли с облачком света, похожим на нимб святого с иконы. Затем не выдержал:
        - Ну что, долго ещё? Скоро мы группу догоним?
        - Скоро,  - бросил Коля.
        Дальше шли они долго, бесконечно долго, как показалось Диме. Мимо новых гротов, иных - со стоячими озерками воды. По дороге никто не проронил ни слова. Но вот вдруг очертания пещеры начали проясняться и, наконец, перед ними открылся выход на улицу.
        - Фу-у-у! Слава богу!  - весело выдохнул Дима.
        Коля промолчал.
        Они выбрались на открытую площадку над подножием горы.
        - Это выход,  - сипло пояснил Коля.  - Он и в наше время находится не там, где вход.

        Поначалу, пока спускались с горы, никаких изменений Дмитрий не замечал. Всё так же, как и было по приезду. Разве что… разве что птицы пели как-то по-другому, да сосны казались ниже, да и солнце светило иначе, как-то по-осеннему, что ли. А людей пока не наблюдалось. Собственно, это и побеспокоило его в первую очередь: куда делись экскурсанты? Но, скорее всего, очередная группа просто пока не вышла. Впрочем, нет, с запозданием Дима заметил ещё одно.
        Домик с кассой поменял вид, внешне оскудел как-то, что ли. А у главных ворот в заповедник исчез бревенчатый дом с кафе. А чуть поодаль гостиничный комплекс и автостоянка превратились в огороженную стройку.
        Голова у Димы закружилась. Он, было, открыл рот, но не смог выдавить из себя ни слова. Мысли смешались: неужели серьёзно в прошлое попали? Или это какая-то необычайная галлюцинация?!
        Коля шёл чуть впереди и, храня загадочное молчание, время от времени оглядывался на спутника. В лице Герасименко проскальзывала едва заметная усмешка. Такое выражение дарит залу, быть может, фокусник после очередного номера своего выступления.
        На автобусную остановку они вышли знакомой тропой - минуя строящуюся гостиницу, к дороге, и потом через дорогу к остановке. И здесь уж Дима не открыл для себя ничего нового. И даже автобус, казалось, пришёл тот же самый - серый «Пазик», но в приличном, правда, состоянии. Однако стоило только забраться внутрь… Первое же, что бросилось в глаза Кукарскому, основательно выбило у него пол из-под ног.
        Наискосок от двери, у окна, противоположного входу, висел примечательный аппарат в виде короба, серебрящегося металлическим корпусом, со стеклянной сущностью наверху. И в этой головной поверхности, в этой прозрачной крыше, на её потолке - виднелась канавка с прорезью, та самая - для монет. Сбоку же металлического корпуса торчала грубая чёрная ручка в виде сплющенного цилиндра - для вращения. А из передней части корпуса, из паза с надписью «билет», высовывался маленький зубчатый срез билетной ленты.
        В Кукарском сразу же всплыло что-то такое, давнее, необычайно давнее и сладкое, вызывающее тепло в груди! Он вспомнил всё: и эту чёртову машинку с «крутилкой», и стыдливую свою зажатость пионера при нечестном бросании в прорезь трёх копеек вместо пяти, и гордость свою за честное бросание пяти копеек.
        О, билетные автобусные кассы! О, величие советской автоматики! Ведь это же вы висели у окна в каждом «Пазе» и «Лиазе»! Ведь это же вы таили в себе рулоны маленьких билетиков! Ведь это же вы являлись проверкой на честность для всех советских граждан! И это за вами пристально наблюдали сидящие рядом неравнодушные бабушки! Господи, сколько ж воды утекло с тех пор! А повесь такую сейчас в современном автобусе - так ни один ведь не бросит монетку, пока не появится контролёр!
        Тем временем Коля равнодушно подошёл к аппарату, залихватски подкинул с ладони два советских пятака и накормил через прорезь механического билетёра. С помощью чёрной «крутилки» Коля вытравил из его жерла два билетика и спокойно уселся у окна.
        На второй остановке появились первые пассажиры.
        Одеты они оказались как-то странно, так сейчас не одевались, и говорили меж собой совсем о странных вещах!
        Бабушка с повязанным на голове платком и в платье в горошек вполголоса вещала своим товаркам, облачённым в старомодные балахоны:
        - Вот щас Андропов-то им покажет, ястретте! Как поприжимает все жульё-то, ой как поприжимает!
        Кукарский переглянулся с Колей, сидящим у окна.
        - Ну что, Димон, теперь ты не считаешь меня идиотом?  - дружелюбно улыбнулся Коля густо-серыми глазами.
        Дима нахмурился, помотал головой.
        Мысли, образно говоря, превратились в гоголь-моголь. «Значит, он не сумасшедший?! Значит, это не галлюцинация?! Значит, здесь правда тысяча девятьсот восемьдесят третий год! Но как такое может быть?! Как такое вообще возможно?! Да нет же, нет! Это просто какая-то реконструкция! А Коля тщательно скрывает от меня, что здесь, в Кунгуре, сегодня день реконструкторов прошлого СССР!»
        Эта спасительная мысль на короткое время успокоила Диму, но от неё, к сожалению, пришлось отказаться буквально спустя пару секунд, когда он достал мобильник и обнаружил полное отсутствие сотовых сетей - на обеих сим-картах. Дмитрий убрал телефон обратно в карман и покачал головой.
        Кукарский за свою подошедшую к половине жизнь никогда не верил в сверхъестественное, в инопланетян и барабашек, а уж тем паче, в возможность перемещаться во времени. Всякие там байки из бульварных газетёнок про творящиеся кое-где чудеса неизменно вызывали в нём ухмылку, свойственную по жизни думающему человеку.
        Тем труднее оказалось для Димы постичь и принять происходящее, как данность. Но неумолимые факты говорили сами за себя. Однако к Диме снова пришёл страх, страх из-за присутствия непознанного, в которое его, Дмитрия Кукарского, ввергли против воли.
        - Да не переживай ты так!  - Коля заметил состояние товарища.  - Я поначалу тоже чуть было с ума не сошёл.
        Дмитрий принялся машинально разглядывать редкие тёмные волосы на лысеющей голове Коли.
        - А потом привык,  - после паузы добавил новый старый товарищ.  - Тут очень прикольно. Представляешь, я себе даже женщину здесь завёл!
        Дима снова покачал головой.
        - Но… но как ты вообще попал сюда… сам… вначале?  - медленно спросил Кукарский.  - Откуда ты узнал, что надо посидеть в гроте?
        - Да ниоткуда!  - Коля отвернулся к окну, где уже зачастили неизменные, вечные частные домики.  - Я по жизни экспериментатор. Я никогда не жил по всеобщим правилам. Я всегда всё делал не так, как другие. Именно это привело меня сюда.
        - Слушай, можно не умничать!  - недовольно отрезал Дима.  - Выражайся яснее.
        - Хорошо.  - Коля снова повернулся к однокашнику.  - Я был на экскурсии и остался в гроте из любопытства. Я знал, что группы ходят через равные промежутки времени. И полагал, что, в крайнем случае, просто дождусь следующую. Но я был в пещере уже третий раз - уж очень она меня привлекала - и запомнил путь к выходу.
        - И что?  - вставил Дима, потеребив нос.
        - У меня имелся с собой фонарик. Я посидел в гроте, сполна нахлебавшись острых ощущений. А затем попёрся к выходу. Но когда вышел, когда поехал в Пермь, вдруг понял, что время другое. Вот так всё и закрутилось…

* * *

        Они выбрались из автобуса на небольшой площади и двинулись мимо железнодорожного вокзала к находящемуся рядом зданию автовокзала. Строения, по сути, не изменились. Правда, напрочь отсутствовал трехэтажный торговый центр. Да, и конечно же пестрел лозунг:

        СЛАВА КПСС!

        У входа в маленький автобусный вокзальчик Коля приостановился. Кукарский заметил в нём некую оторопь. Коля теперь стоял у настенной доски и тщательно изучал фотографии искомых милицией людей.
        Дима пригляделся к снимкам. В центре красовался фоторобот человека, отдаленно похожего на Герасименко. Довольно паршивый фоторобот, неизвестно как сделанный. Впрочем, редкие волосы были переданы точно, да и глазки Колины озорные тоже себе неплохо вышли.
        Под карикатурной рожей Герасименко крупными буквами размещалось печатное откровение.
        «Разыскивается особо опасный преступник, занимающийся валютными махинациями. Может представляться именем Николай. Приметы: рост 175 см, среднего телосложения, волосы русые, редкие, с залысинами, зачесаны вбок, глаза серые…» И так далее.
        - Видал?  - с виноватой улыбкой обернулся Коля к товарищу.
        - Н-да,  - протянул Кукарский.  - Похоже, ты тут уже прилично наследил! И как только умудрился, не поведаешь?
        - Пойдём!  - Оглядываясь по сторонам, точно матёрый преступник, Коля взял спутника под руку и потянул в сторону.  - По дороге расскажу.
        - Разве мы не поедем на автобусе в город?  - Дима оглянулся назад.
        - Ты же видишь, это опасно для меня. Не помнишь разве, что советские люди - стукач на стукачке? Лучше доберёмся до Перми на такси. Таксисты надёжнее.
        Они прошли несколько метров по пустому месту, на котором отсутствовал тот самый торговый центр, завернули за угол неприметного домишки и присели на лавочку. Николай достал из-за пазухи фляжку.
        - Ну что, я вижу, тебе до сих пор не по себе?  - слегка улыбнулся он.  - На-ка, выпей для успокоения. Теперь уже можно и поддать.
        - Что это?  - удивился Кукарский.
        - Настойка домашняя, в дорогу с собой прихватил.  - Коля повёл плечом.
        Менеджер «Мастерка» не стал отказываться: он принял фляжку и сделал два или три жадных глотка, хотя настойка показалась приторно сладкой и чересчур крепкой.
        Далее Коля вкратце рассказал свою историю: о том, как обменял собранные по сусекам советские купюры на доллары, и как убегал от советских ментов на «копейке», и как угнанная машина слетела в кювет из-за простреленной покрышки, и как менты обманом поймали Колю в лесочке.
        - Ну и вот,  - говорил Коля.  - Один скрутил сзади и зовёт лейтенанта. Подходит ко мне этот лейтенант вплотную, харя молодая, но противная…
        Дима живо вообразил картину происходящего.
        И дальше в рассказе Герасименко всё пошло по предугаданному Димой сценарию.
        - Ну что, добегался?  - спросил лейтенант с презрением во взгляде.
        Он наверняка решил, что перед ним стоит матёрый преступник. Только вот лицо незнакомое совершенно, никаких сводок и фотороботов не напоминало.
        - Документики есть?  - поинтересовался летёха, ощупывая пленённого.
        - Есть, паспорт,  - улыбнулся Коля в предчувствии приятной развязки.
        И офицер уже доставал из широких штанин Герасименко красную книжечку. Но, конечно же, не «серпастый» и «молоткастый», а прихваченный Колей на всякий случай обычный российский.
        Понятно, удивлению милиционера, раскрывшего ксиву и пробежавшего зелёными глазками по буквам, предела не было. В очах его, в раскрытой кривозубой пасти, в телесном оцепенении - во всём этом ощущалась безмерность удивления. Ещё бы! «Представь,  - говорил Коля Дмитрию,  - ты мент в нашем времени и тебе вдруг предъявляют паспорт середины двадцать первого века какой-нибудь Русь-автономии. Какова твоя реакция? Ну вот…»
        Помощник лейтенанта замешкался, отпустил Колю и наклонился к паспорту, съедаемый жадным любопытством. И оба милиционера даже не вымолвили хоть слово - а Коля, не будь дураком, поднял руки и просто стукнул их висками, да так, что искры промелькнули бы, будь их виски кремниевыми!
        Пока же оба взвыли (паспорт выпал), принялись упоённо тереть себе шишки ладошками, Коля ловко выхватил пистолет у лейтенанта и заорал:
        - Руки вверх, придурки!
        Милиционеры из прошлого нехотя потянули пальцы к небу. Коля снял с пояса у второго наручники и без лишних движений сцепил ментов друг с другом.
        - Сели на землю!  - скомандовал Герасименко.
        Они, едва приходя в себя, невольно опустились на траву. Коля садистски пнул каждого в живот (менты снова взвыли), затем подобрал паспорт, доллары и побежал. На их «Уазике» добрался до пещеры, тут же махнул домой, из застоя советского в путинский. И был таков.

        - Н-да,  - протянул Дмитрий, выслушав историю.  - Ну ты и герой! Прямо Чак Норрис какой-то! А где тот пистолет?
        - Я оставил пушку в их «Уазике»,  - тихо ответил товарищ, осмотревшись кругом (никого не наблюдалось).  - Пускай подавятся. Я ж не дурак - лишние проблемы себе наживать! Видишь, и так ищут, не хватало ещё прямых улик.
        - Слушай, а зачем ты вообще рубли на доллары поменял?  - осведомился Дима, поёрзав на лавочке.  - Ты что, для этого сюда путешествуешь?
        - Да нет. Отнюдь! Понимаешь, я тут чувствую себя, как в раю.  - Коля показал рукой на окрестности.  - Наслаждаюсь, так сказать, здешней атмосферой! Балдею от процесса. А доллары - это так, хотел одним махом решить материальные проблемы.
        - Ну, понятно. Так и как ты будешь теперь выкручиваться?  - с какой-то ненормальной усмешкой спросил Кукарский.
        - А, как-нибудь!  - Коля махнул рукой и следующим движением достал из-за пазухи полиэтиленовый комочек.
        Комочек оказался завернутыми в кулёк клеящимися усами. Их Николай тут же поспешил приделать к своему лицу.
        - Ну что, теперь непохож?  - спросил Герасименко, повернувшись к спутнику.
        - Так, пожалуй, лучше,  - улыбнулся Дима.
        И они отправились на стоянку такси.

        Май 2013 года, шаман Илко, Рустам и Ваня

        Илко только что закончил камлание, со стеклянными глазами он сидел около чума в полушубке из оленьей шкуры. Взор шамана обращался к талому снегу. Рустам и Ваня нетерпеливо поглядывали на шамана - они стояли в шаге от него. Наконец, Илко поднял голову. Рустам поправил чёрную вязаную шапочку на круглой бровастой голове. Ваня кхекнул, приставив волосатый кулак к большому рту.
        - Проход открыт,  - на русском языке произнёс Илко, и глаза шамана наполнились тайным смыслом.  - Вы должны добраться до него и пройти в прошлое.
        Рустам и Ваня переглянулись.
        - Тропа открылась ещё раньше,  - добавил шаман, потерев маленькое щетинистое лицо ладонью,  - только духи мне не сразу об этом сказали. И тропой кто-то пользуется. Кто-то ходит по ней туда-сюда. Как он пронюхал? Если это простой смертный, вы должны убить его. Потому что ни один простой смертный, кроме посвящённых… таких, как вы… не должен знать каналы между мирами и временами!
        - Мы найдём его, Илко, можешь не сомневаться!  - горячо отозвался Иван, дёрнув себя за красный шарф, глухо намотанный над воротом куртки.
        - Мы убьём его, Илко, если это простой смертный,  - без выражения сказал Рустам, с лёгким треском переступив ботами по насту.
        - А если это посвящённый или проводник высших сил, вы должны узнать, чего он хочет. Ваши пути не могут пересечься. Помните, ваша цель - добыть то, чего вы так долго жаждали!
        - Мы поняли тебя, Илко.  - Рустам почтительно кивнул.  - Только ты не сказал, где открылась тропа. Куда нам идти, ехать или лететь?
        Илко достал из-за пазухи заскорузлую карту, развернул ее, осмотрел и ткнул узловатым пальцем в одну точку.
        - Это здесь.
        Иван и Рустам наклонились.
        - Нужно попасть в Кунгурскую пещеру. Что делать дальше, я скажу вам по телефону.  - Илко демонстративно вытащил из кармана полушубка спутниковую трубку с антенной.
        - Мы поняли тебя, Илко,  - повторил Рустам и опустил руку на плечо Ивану.  - Идём, братан, нам пора.
        - Да смотрите, чтоб кровь смертного пролилась незаметно для других!  - повысил голос шаман им вдогонку.  - Иначе вам несдобровать,  - добавил он уже тише.
        Но ни один из пары здоровенных мужиков, оставивших шамана, даже не заставил себя оглянуться. Оба быстро ушли к вездеходу, хрустя по насту.

        Сентябрь 1983, Коля и Дима

        Когда Коля и Дима добрались до Перми и отпустили таксиста, некоторое время они стояли посреди улицы и оглядывались по сторонам.
        - Вот хрень какая, а!  - наконец разродился Дима.  - До сих пор не верится. Неужели всё так… Неужели оно так и было, чёрт возьми!
        - Ну да.  - Коля пожал плечами.  - Во-он там гастроном, в котором мы в детстве пили сладкий молочный коктейль. О, это было ни с чем несравнимое удовольствие! Правда, чудо-аппарат поставили не сейчас, а позже, ближе к перестройке. А сейчас там только огромные литровые бутылки молока.
        - Ах, это те?  - добродушно улыбнулся Дима.  - С такой пробочкой из фольги?
        - Угу, вот именно,  - сдержанно кивнул Николай.  - А вон там - хозяйственный магазин, в котором меняли пустые баллончики для сифона на новые, только с доплатой, конечно.
        - Господи, да я же это помню!  - Дима сделал жест рукой.  - Так мы делали газировку! Вставляли один баллончик в сифон и… (Он начал вырисовывать в голове подробности, а внутри проснулось какое-то сладостное чувство.)
        - И закручивали держатель баллончика до упора,  - подхватил Коля.  - А затем оставалось лишь нажать рычаг, чтобы газированная вода заструилась из хоботка!
        - Да-да, а сиропом служило бабушкино варенье!  - с теплом заулыбался Дима.
        - Вот видишь, здесь просыпается всё то, что ты уже давно похоронил в себе,  - глубокомысленно заметил Дима.  - Потому я каждый раз отправляюсь сюда, словно в волшебный изумрудный город. И ещё…
        Он решил, было, сознаться про то, что постоянно делает тут фотографии на телефон, но вовремя сдержался. «Пока не стоит!»  - предупредил внутренний голос.
        - Что ещё?  - переспросил Дима.
        - А? Да так, ничего. Ладно, идём!
        И они двинулись вдоль цепи пятиэтажек с необычайно новыми, а не облезлыми панелями,  - двинулись по свежему тротуару. Первое время шли молча. Коля смотрел вперёд, прямо, чётко переступая. Дима постоянно оглядывался по сторонам, спотыкался.
        - Слушай, Герасименко,  - наконец заговорил Дмитрий,  - а зачем ты меня сюда притащил? Ты ведь мог бы и впредь держать всё в тайне.
        - Хощь верь, хошь не верь,  - сразу отозвался Коля,  - я не мог больше держать это в себе. Меня просто переполняло! Мне надо было с кем-нибудь поделиться. А поскольку друзей я с годами подрастерял, впрочем, как и все в нашем возрасте (Герасименко приостановился с задумчивым видом)… то тут вдруг подвернулся ты.
        - Подвернулся?  - обиженно переспросил Дима и тоже приостановился.
        - Ну, извини, ты же хотел честно? На самом деле я просто заглянул в твой «Мастерок» за лампочкой. У меня дома лампочка перегорела - я уже говорил. Но когда я увидел тебя, то… мне вдруг пришло в голову…
        - Значит, ты сразу. Сразу всё задумал!
        - А ты разве о чём-нибудь жалеешь теперь?
        Дима помотал головой, и они ускорили ход.
        По дороге им попался пивной бар, как оказалось, незнакомый обоим - ведь дошколятами они не увлекались пивом. Оба, не колеблясь, окунулись в помещение за дубовой дверью.
        Коля взял две мощных пенистых кружки из толстого стекла и вяленую воблу. За одним из столиков громко и радостно обсуждали что-то ядреные мужики в поношенных одеждах. «Рыбаки!»  - прислушавшись, определил Дима.
        - Ну что, какие планы?  - отхлебнув пива, Николай поставил вопрос ребром.
        Пена забавно налипла цепочкой на его накладные усы.
        - Я лично хочу заглянуть в родной двор,  - ответил Дима, пригубив кружку.  - Туда, где прошло моё детство. И, может быть, встретить себя. И сказать себе что-то важное.
        - «И сказать себе что-то важное»,  - передразнил Коля.  - Подобный бред только в книжках бывает. А мы здесь реально, понимаешь! Я тебе решительно не советую делать глупостей!  - Коля покачал головой.  - Такие игры со временем очень опасны.
        - А что будет-то? Ты уже пробовал?  - Кукарский доверительно наклонился к товарищу.
        - Нет, я не пробовал, и не желаю даже пытаться. Я принципиально не суюсь в места своего детства! Пойми, мы здесь как бы на прогулке, а не на эксперименте. Так ведь можно всё испортить, напортачить! Вернёмся потом домой, а там… Ты читал Рэя Брэдбери, рассказ у него такой есть, про бабочку.
        - Нет, не читал,  - зачем-то соврал Дмитрий.
        - А зря!  - с упрёком сказал Коля.  - Там будущее изменилось до неузнаваемости после того, как в прошлом туристы с машины времени убили бабочку.
        - Послушай!  - Дима опять наклонился к визави, чуть отодвинув кружку.  - И это ты мне говоришь? А сам-то ходишь тут к какой-то бабе? По-твоему, такое блядство никак не повлияет на будущее?! Да может, ты сам уже давно напортачил!
        Коля помрачнел, сделал два жадных глотка.
        - Извини,  - спохватился Кукарский.
        - Да нет, ничего.  - Коля потёр пальцами лоб.  - Я вообще-то очень осторожно. Резинки таскаю сюда - импортные, из гипермаркета (он виновато улыбнулся).
        - Ну вот. И я не собираюсь ничего тут менять. Только посмотрю и всё.
        - М-да, это не входило в мои планы. Я думал, ты пойдёшь со мной,  - отпив из кружки, расстроенно сказал Коля.  - Хотя, с другой стороны… Мне надо к Любаше, а ты будешь третьим лишним.
        - Вот именно,  - обрадованно подхватил Дима.  - К тому же, я точно решил. И не передумаю, как ни отговаривай!
        - Ладно, бог с тобой!  - смирился, наконец, Коля.  - Делай, как знаешь. Только я тебя умоляю - ничего здесь не меняй! Посмотри на себя и всё. Потом расскажешь, что вышло. Вот тебе трёшка на всё - про всё.  - Коля протянул товарищу скомканную купюру, и тот молча спрятал её в карман.  - А мне, как я говорил, надо навестить Любу, да ещё почву прощупать, сильно ли я встрял.
        Дима улыбнулся.
        - Ну-ну,  - только и сказал он.
        И таким образом после пивбара они разделились. Коля поехал на троллейбусе, а Дима пошёл пешком - волею случая его двор находился недалеко. Встретиться договорились, когда стемнеет, в десять, здесь же, у пивбара.
        - Если кто-то опаздывает, ждать до последнего!  - предупредил Коля.  - До полуночи. А потом на вокзал - там можно переночевать. Следующий час встречи - десять утра на том же месте.
        - Я-то не опоздаю,  - заверил Кукарский.  - Это ты смотри, не застрянь у своей Любки.
        - Нет, я скажу ей, что уезжаю срочно в командировку,  - пообещал Герасименко.

* * *

        Дима шёл в свой двор со странными чувствами. Они переполняли его, они захлёстывали его и даже вызывали лёгкую тошноту в желудке. Они были многогранны и противоречивы. Здесь примешивались - и тоска по чему-то невероятно давнему, что вдруг должно вернуться, и боязнь необычного и сверхъестественного, и мнимое, какое-то неустойчивое ощущение реальности, и даже страх перед встречей с самим собой - маленьким.
        А ещё Дмитрий думал о времени. О том, что не так уж это и фантастично - попасть в прошлое. Ведь не исключено, что время вообще не существует!
        «Время - это всего лишь наша печальная мысль,  - думалось сейчас Диме.  - И эта мысль просто приходит, и мы начинаем сокрушаться: ах, как быстро всё пролетело! Ах, как долго всё тянется! Ах, вот сейчас хорошо, и пусть ничего не меняется! Когда же мысли нет, нет и времени. Его не существует, если мы о нём не думаем».
        - Так давайте ж думать о нём как можно меньше!  - произнёс Кукарский вполголоса и тут же огляделся, испугавшись самого себя.
        «Однако то, что я здесь, явно доказывает то, что оно существует!  - ещё подумал Кукарский.  - Просто противоречие какое-то!»
        Между тем перед ним уже открылся знакомый с детства вид, в двухтысячных изменённый до неузнаваемости. Сентябрьское солнце игриво сияло над головой, и радостно чирикали воробьи округ. Послеобеденный мир прошлого разогревался приятным осенним теплом. Дима сдёрнул ветровку и перебросил через плечо.
        Его, его родной дом, откуда съехали они в девяностом году, стоял, тёмно-желтый, наискосок к гастроному. И не было никаких растяжек на новеньком панельном торце. И уныло серел магазин с огромными буквами над фасадом: «ГАСТРОНОМ». Никаких тебе брендов, сотовых операторов и прочей шелухи! И вместо роскошного фигурного киоска «Роспечати» стоял жалкий маленький газетный домик. Зато на углу пятиэтажки Димки-школьника красовалась жёлтая бочка с квасом, и ждала жаждущих сонная, как давний червяк на крючке, продавщица на стуле.
        Кукарский шагнул к маленькому киоску: за стеклом сидела пышнотелая женщина средних лет со стрижкой под мальчика. Дима попросил сегодняшнюю «Звезду». Ему протянули широкую газету, воняющую типографской краской, а на сдачу - две заскорузлые рублёвки и какую-то мелочь. Всё это показалось таким непривычным, что в который раз закружилась голова.
        При взгляде на советский рубль он вспомнил, как впервые в жизни нашёл деньги. Это случилось, кстати, где-то тут, неподалёку от его дома. Он просто слонялся по окрестностям - ему было лет десять. Быть может, искал сбежавшую кошку, а нашёл странный грязный комок, в котором разглядел тусклую желтизну. И эта находка, этот советский рубль так сильно его обрадовал тогда, просто переполнил искренней детской радостью, словно Димка напоролся на настоящий клад!
        Дима выдохнул и попытался избавиться от нахлынувших чувств. Ему удалось совладать с собой, он отошёл в сторонку и развернул «Звезду». В шапке первой полосы значилось шестнадцатое сентября восемьдесят третьего года, пятница. Путешественник удивлённо качнул головой. Он не перестал удивляться. Свернув газету, Дима сунул её за пазуху и посмотрел в сторону широкого прохода во двор.
        Кукарский почувствовал, как сердце пару раз зашлось, аж кольнуло в груди. Вот родимый двор с аляповатой газгольдерной за высоким железным забором! А вон там, в глуби двора, дощатая горка и корт с деревянным заборчиком. Ничего этого в двухтысячных уже не существует, кроме, собственно, двора! Дима сделал несколько шагов и оказался у первого подъезда своего бывшего дома. Вот лавочки, те давние, советские, из чистого дерева, свежевыкрашенные. Вот бабушки на первой из них лузгают семечки. Вот тополи тянутся едва-едва пожелтевшими листочками к обнажённым решетчатым балконам. Боже, ни один не застеклён! Ни один ещё не закрылся в скорлупу. Люди ещё открыты друг другу!
        А вон там, вон он - родимый третий подъезд. Интересно, сколько сейчас часов? Пришёл ли маленький Димка из школы? Кукарский, стоя на месте, повернулся к бабушкам на лавке первого подъезда. И он понял, что они уже давно разглядывают его. Дмитрий засмущался, опустил глаза - посмотрел на себя. И тут до него дошло, что одет-то он не так! Рубашка, пожалуй, не того покроя, да и джинсы совсем ещё не в моде. Благо, хоть ветровка за плечо закинута.
        - Иностранец, что ли,  - пробормотала одна бабуся, обращаясь к соседкам.
        «Да, прикид менеджера среднего звена здесь смотрится диковато»,  - подумалось Дмитрию. Откровенно поглядев на «божьих одуванчиков», Кукарский спросил:
        - Уважаемые, а не подскажете, сколько сейчас время?
        Бабушки переглянулись. Та, что предположила насчёт иностранца, единственная и решилась ответить:
        - Дык, часов пять, должно быть.
        - Спасибо,  - кивнул Дима, отвернулся и быстро прошествовал к третьему подъезду, спиной чувствуя холодок старческих взглядов.
        У родного подъезда он сел на лавочку, слава богу, пустую, сел затылком к бабусям и призадумался.
        «Ну и чего ты ждешь, дорогой?»  - так спросил он себя.
        «Чего ты хочешь-то? Что ты скажешь себе, восьмилетнему, даже если увидишь молокососа? Разве поймёт он твои предостережения? В лучшем случае кое-что запомнит от испуга. Но воспользуется - вряд ли.
        Ну, вот что ты ему скажешь? Когда надо драться, не бойся, бей первым?! Будут у тебя „махаловки“, там, за гаражами, на школьном пустыре. Так вот: бей первым! Потом ещё бей, и снова „мочи“! А если пропустил удар, удержись на ногах, во что бы то ни стало! Не падай сам и не падай духом, не теряйся, не отдавай себя наплыву трусости. Снова иди в атаку и бей! Ведь это всего лишь бой до первой крови. Это не страшнее комариного укуса.
        А когда подрастёшь, будь активнее с девочками! Не считай их чем-то недостижимым - существами с другого мира. Подходи к ним, как к более простым организмам. И главное, говори-говори, смеши их, не переставай удивлять, открывай им глаза - какой ты на самом деле необычный и умный!
        А когда окончишь школу, не слушай того, кто будет тебе вроде бы другом. Не соглашайся ехать с ним в Москву поступать в физмат. Тебе это ничего не даст. Ты не проучишься там и трёх лет. Не слушай никого! Просто поступай в местный институт. И не проспи отбор на военную кафедру, чёрт возьми!
        А когда соберёшься жениться, не торопись, не поддавайся чарам третьей попавшейся женщины. Вся жизнь твоя будет полна иллюзий, и самая сильная из них - это иллюзия любви. Да и вообще, вся твоя жизнь будет неправильная, несуразная какая-то, словно езда по кочкам и буеракам, будешь ты биться, трястись, метаться, пока всё не устаканится к тридцати пяти годам.
        Так может тебе прожить её совсем по-другому? Сделать несколько правильных шагов, лишь пять-шесть правильных шагов, только и всего! Провести первый отрезок идеально и скучно, как только может быть скучно на свете! И сдохнуть от тоски…
        Вопрос ведь только в том, когда ты заимеешь свои игрушки? Свою новенькую машину и новенькую бетонную коробку? При правильной жизни раньше, а при неправильной позже, только и всего. Однако, в любом случае: какой от них толк по гамбургскому счету?!
        Ведь сейчас, здесь, в детстве, все твоё богатство - это маленький кулёчек с пробками от тюбиков зубной пасты и от пузырьков одеколона. От пасты, кажется, называются „петушками“, и они в игре „в пробки“ самые последние, дешёвки, от которых мало проку. Твоя гордость - это пара „шипров“ из кулёчка, таких пробок от одеколонов - в виде золотистых бочонков или коронок, самых крутых и важных в игре, как будущая бетонная коробка. И при этом здесь, с этим кулёчком сокровищ в виде пробок, истёрзанным в потной руке, да ещё и с найденным грязным советским рублём,  - здесь с этим богатством ты куда более счастлив, чем в будущем с этой однокомнатной коробкой и куском железа на колесах!
        Да-да! Именно в детстве ты был счастлив, но не понимал этого! А сейчас твоё счастье лишь иллюзия, очередная иллюзия твоей взрослой жизни. Так что подумай сто раз, чего ты хочешь здесь, в этом неожиданно нахлынувшем прошлом?!»
        Такие мысли одолевали Дмитрия, пока не открылась дверь его родного с детства подъезда. Дверь открылась, и он вздрогнул.

        Май 2013 года, посланники шамана Рустам и Ваня

        На вездеходе до ближайшего аэропорта, а там - самолётом до Перми, и к разгару ночи Ваня с Рустамом оказались уже в столице края, в нескольких километрах от пещер.
        К девяти утра они добрались до Кунгура, до точки, указанной на карте шаманом, и позвонили Илко.
        - Вы должны купить фонарик и взять билеты на первую экскурсию,  - известил глухой, как из склепа, голос шамана.  - Затем ваша задача - окунуться с группой туристов в пещеру. Сначала слушайтесь экскурсовода. Он проведёт вас к первому гроту, затем ко второму. И пусть память ваша в это время работает как часы. Ибо той же дорогой вы вернётесь назад. Однако прежде, у третьего грота, вам надо отстать от группы. Затем нужно зайти в самую глубь грота и переместиться во времени.
        - Хорошо, мы сделаем всё, как ты сказал, Илко,  - равнодушно вставил Рустам, держащий трубку около уха.
        - Я ещё не закончил!  - недовольно бросил шаман и продолжил: - Когда вас окутает кромешный мрак, который может быть только в глубокой могиле, а уши ваши повянут от давящей тишины, какая возможна лишь в космосе, только тогда вы оставите грот и вернётесь ко входу. Но ваше время уже станет иным. Оно обратится вспять на тридцать лет. Вот здесь-то и надо будет подстеречь смертного, который подло воспользовался каналом, либо встретить посвящённого. Тут свяжетесь со мной, опишите мне этого человека, и я решу, кто он есть на самом деле.
        - Мы всё поняли, Илко!  - Рустам слегка опустил веки.
        - И только разобравшись со смертным, а может, поговорив с посвящённым, вы возьмёте то, за чем пришли. А вернётесь обратно той же дорогой, через тот же грот. Снова притаитесь в самой глуби, и время прибежит вперёд, в сегодняшний день.
        - Всё ясней ясного, Илко,  - заключил Рустам и вскоре уже попрощался с шаманом.
        А между тем, весеннее солнце быстро выкатывалось над горой с пещерами…

        Сентябрь 1983 года, Коля

        Когда Николай приблизился к дому Любы, его начали беспокоить неясные страхи. А что если Любаша уже увидела его фоторобот, скажем, где-нибудь по пути с работы? Что если она уже не ждёт своего ненаглядного? Что если лежит сейчас на кровати и плачет в подушку, над тем, как в очередной раз обожглась с мужиком?
        Коля, следуя заведённой традиции, заглянул в дежурный гастроном. «Праги» не оказалось, зато имелись в наличии конфеты «Гулливер». Герасименко купил полкило и двинулся к дому Любы.
        По мере приближения к её подъезду ноги словно слабели, как будто ватой набивались. Внутри что-то ныло. Коля знал, время «натикало» позднее - в смысле окончания рабочего дня, и Люба должна уже находиться дома.
        Он медленно поднялся на третий этаж и позвонил в дверь.
        Любовь пришла неожиданно. Она отворила тут же, словно заранее притаилась у замочной скважины. И по одному только взгляду, по одному только блеску в её зрачках он понял всё.
        Он понял, что ничего не изменилось, и что она даже не обижается на него за последнее, очередное исчезновение.
        - Явился,  - по-доброму, сипловато и тихо сказала Люба за порогом.  - Где ж ты был, господи?
        Он ступил в прихожую, закрыл дверь.
        - Ну, прости, прости, дорогая,  - заговорил он быстро и обнял её, и она поддалась, протянула хрупкие ручки и положила ему на плечи.  - Так уж вышло. Дёрнули на работе в срочную командировку. Тут недалеко, но всё-таки. Еле вырвался, чтоб с тобой повидаться!
        Эти последние слова уже терялись, заглушались, перетекали в забавное шипение в поцелуях, в сладких сосаниях губ.
        - Ничего-ничего, бывает,  - едва прошептала Люба, помогая ему сдёрнуть олимпийку.
        В Герасименко поднималось, бурлило, вырывалось наружу: как же ему повезло с такой женщиной! Как здорово, что она ничего не знает! И никогда, даст бог, не узнает!
        Скинув ботинки, он увлёк Любу в комнату. И там они, едва опустившись на диван-книжку, продолжили страстно ласкаться. Он уже изнемогал, сердце долбилось молоточком, он уже судорожно путался в пуговичках её халата. Из включенного телевизора противным ребяческим голосом запевал мультяшный Чиполлино. Но вот Люба отстранилась, облизалась и вполголоса произнесла, привычно картавя:
        - Ну, подожди, давай хоть поговорим, чаю попьём, что ли.
        А верхние пуговички у неё уже оказались расстёгнуты, ворот халата распался. И предательски выглянула в разрез грушевидная грудь с темно-красным полукружьем соска, отливающим в мягком свете торшера. И этот вид ещё больше возбудил Колю. Он снова прижался к возлюбленной. Песенка Чиполлино смолкла.
        - Да успеется все. Потом… потом…  - И опять их накрыло пенистой волной страсти.
        Коля уже победил цепкие пуговички и распахнул девичий халат, и целовал её всю - от губ, от плеч и груди до пупка и лобка, где осторожно оттягивал пуританские трусики. И эти бесконечные поцелуи не помогали утолить его жажду. Наконец он остановился и неуклюже сдёрнул остатки своей одежды. В то же время Люба отклонилась и девственно прикрылась пледом, откинув голову на подушку и прикрыв веки в истоме и в ожидании. Но вот, залезши под плед, он приступил к самому главному.
        Коля был так нежен и вместе с тем так активен, так страстен, как никогда. Ему почему-то казалось, что всё это в последний раз, и он хотел любить её как бог. И он любил её как бог. И она с ангельским рвением отвечала его движениям, помогала ему, так что оба они ощущали себя единым организмом.
        После свершения акта врастания они долго лежали молча, распростёртые, с откинутым пледом.
        - Ох!  - вздохнула Люба, первой прервав болтовню диктора в телевизоре.  - Не думала, что так бывает.
        - Всё бывает, когда люди любят друг друга,  - выдохнул Николай.
        - То есть, ты хочешь признаться мне в любви?  - почти без картавости сказала Люба, подперев голову рукой.
        Он глянул на неё искоса - заметил сместившийся в хитрой улыбке уголок изящного рта.
        - Да, хочу. Я люблю тебя,  - сказал он твёрдо.
        - Я тоже люблю тебя!  - Люба прильнула к нему и поцеловала его волосики на груди.
        Коля ощутил нежные мурашки по всему телу.
        - Может, нам стоит пожениться?!  - вдруг ляпнула Любаша, подняв голову.
        В первые две-три секунды Коля замешкался. «Вот, выдавила, наконец, из себя то, о чём так долго мечтала!» Однако, не желая выдавать своего замешательства, Коля быстро нашёлся.
        - А что, может и поженимся. Ты только погоди денёк-другой, улажу свои дела, и пойдём в ЗАГС.
        Люба промолчала и с довольным видом вновь опустила голову ему на грудь. На том разговор о браке был исчерпан. Ну и слава богу, сказал себе Коля! А ещё ему подумалось: что если и вправду пожениться по липовому паспорту (который давно пора уже сделать)?! Надо ведь Любу уважить, в конце-то концов! Ведь он её на самом деле любит. «Любишь ли?»  - тут же спросил он себя. И тут же ответил: «Ну да, люблю».
        Они немного помолчали, как вдруг раздался протяжный звонок в дверь: «та-ту-у!». Коля явственно ощутил, как вздрогнула Люба.
        - Ой, кто это?  - сиповато спросила она и с беспокойством в лице села на постели.
        - Ты никого не ждёшь?  - настороженно осведомился Герасименко.
        Люба, с растрёпанными волосами, быстро-быстро помотала головой. В её глазах прочиталось недоразумение, смешанное с лёгким испугом.
        - Тогда не открывай,  - хмуро предложил Николай.
        Только Люба начала думать над ответом, как звонок раздался снова. Но теперь уже он прозвучал протяжнее и настырнее. И сразу же повторился несколько раз. «Та-ту-у, тату, тату, тату!»
        - Блин, кому неймётся?  - не выдержал Коля.
        - Может, это Лидка, подруга, муж опять напился, она ко мне прибежала,  - скороговоркой предположила Люба.
        Коля повёл бровями, вздохнул.
        - Я пойду открою.  - Люба вопросительно поглядела на жениха и, не дожидаясь ответа, соскочила с дивана, накинула халат.
        Герасименко покачал головой и потянулся за рубашкой.
        А дальше он прислушался к звукам из прихожей с замиранием сердца.
        - Кто там?  - глухо спросила Люба сквозь дверь в ответ на очередной звонок.
        И что-то резкое выдал мужской голос. Провернулся ключ, скрипнула дверь, послышались твёрдые, варварские шаги двух или трех человек.
        Коля уже застёгивал ширинку на брюках, когда в комнату заглянула милицейская фуражка. Из-под козырька глядело печально знакомое лицо лейтенанта. С волчьим огоньком в глазах.
        - Ага, попался, голубчик!
        Вслед за летёхой в комнату проник какой-то незнакомый сержант, старшой. И ещё рядовой. А уж за ними протиснулась Люба с наполненными ужасом глазами. Но в прихожей мостился кто-то шестой.
        - Серёга, наручники цепляй!  - бросил офицер старшому.
        Не успел Коля второй раз моргнуть, как на запястьях защёлкнулись крепкие железки.
        - Послушайте,  - вполголоса произнесла Люба,  - что происходит?
        Её лицо сделалось плаксивым, готовым сорваться в рыдания.
        - А то, гражданочка,  - неприятным голосом начал летёха,  - что вы пригрели у себя дома злостного преступника-валютчика.
        Рядовой прислонился к спинке кресла, а сержант, самодовольно ухмыльнувшись, спрятал ключик в карман. Лейтенант со значительным видом осмотрелся в комнате.
        Тут показалась личность, таившаяся в прихожей. Тётка лет пятидесяти с корявыми чертами лица и в очках заглянула в комнату.
        - Он самый,  - прогнусавила она.  - Он не первый день к Любке ходит.
        - Амалия Петровна?  - одними губами сказала Люба.
        Обойдя рядового, она медленно опустилась в кресло.
        - Коля, это правда?  - всхлипнув, спросила любимая.
        - Да нет же, нет!  - резко возмутился Герасименко.  - Не верь им, милая, это какая-то жестокая ошибка!
        - Ошибка, говоришь?  - лейтенант злобно уставился на свою жертву.  - Вот ублюдок, он ещё отпирается. Прикидывается хорошим!
        Шагнув к Николаю, офицер влепил ему пощечину, да такую, что у Герасименко слеза выступила!
        - Не смейте!  - вскрикнула Люба, привстала, снова беспомощно села и вдруг зарыдала.  - Коля-я-а-ха-ха! Что они делают?
        Она спрятала лицо в ладонях.
        - Давай, Серёга, выводи его,  - скомандовал лейтенант.
        - Пшёл!  - старшой толкнул Колю в плечо.
        Герасименко двинулся вперёд, с презрением поглядев на очкастую Амалию. И когда прошествовал мимо неё, та испуганно отпрянула, словно бы он собирался в неё плюнуть. Сержант подталкивал Колю в лопатки, рядовой открывал входную дверь, завершал процессию офицер.
        Коля уже ступил за порог, когда Люба выскочила в прихожую и со слезливым лицом запричитала:
        - Коленька, я тебя вытащу, я сейчас же поеду… В какое вы его отделение?
        - В третье, гражданочка, в третье,  - козырнул ей лейтенант.  - Не советую даже суетиться. Мы всё равно его не выпустим.
        И Герасименко увели на площадку. И услышано было, как где-то сзади засеменила бдительная Амалия Петровна.

        Сентябрь 1983 года, Дима

        Кукарский вздрогнул: дверь подъезда открылась, и оттуда выбрела девочка лет девяти-десяти, белокурая, с круглым личиком, облачённая в бежевое платьице и пуговичную кофточку поверх плеч. В руке у девочки болталась пустая матерчатая котомка.
        Она глянула на Дмитрия и чуть заметно улыбнулась. «Блин, да это же Лерка!»  - тут же признал он. Та самая Лерка из тридцать пятой, этажом ниже, с которой мальчик Димка когда-то проводил свои дни! Та самая Лерка, с которой они стояли как-то вечером на пятачке, вон там, на углу дома, за оградкой,  - стояли друг против друга. И Лерка в те минуты,  - он отлично это помнит и уж не забудет никогда,  - Лерка в те минуты возбуждённо говорила ему, что у неё как-то необычно бьётся сердце. И она импульсивно брала его руку и прикладывала к своей груди: «На, послушай!» И он и вправду ощущал гулкое биение её сердца, словно вырывающегося из груди, и удивлялся.
        А когда Лерка через пару дней попала под троллейбус, едва отойдя от дома, он понял что было это не случайно, что сердце её не зря так колотилось, что девочка предчувствовала свою гибель. Кажется, смерть её случилась на второй день после наезда огромных колес, в больничной койке. Лера так и не пришла в сознание. Но об этом он уже узнал от её матери, странноватой и не очень симпатичной блондинки.
        Ну а как Лера попала под троллейбус? Немощная бабушка из соседней квартиры попросила Леру купить молока в магазине через дорогу. Это Димка тоже узнал от матери Леры. Интересно, почему не в гастрономе по соседству? Почему через дорогу? Эти мысли пронеслись в нём, в нынешнем Димке, и ещё подумалось вот что.
        «Да ведь она идёт с котомкой, а попала под электрическую махину тоже с котомкой. И движется как раз туда, в ту сторону, где в 2013 году есть пешеходный переход, а здесь, в 1983 году ещё нету. А что если это тот самый день? Что если пришел её час? Что если два дня назад они уже стояли на том пятачке, и Лерка уже просила послушать биение сердца?»
        Глядя, как девчонка перебирает тонкими ножками, как она приближается к углу дома, Дмитрий неожиданно для себя вышел из ступора и сорвался со скамейки. И он засеменил вслед за девочкой. А то, что это именно Лера - сомнений в нём не осталось.
        Если сейчас ей помешать случайно убиться, если остановить её, предупредить… Или помочь перейти дорогу, то чёрт знает! Может и жизнь его, Дмитрия, изменится до неузнаваемости, как он порой подумывал. Ведь по всем параметрам они должны были вместе вырасти, полюбить друг друга и пожениться.
        А и как иначе? Единственная в подъезде девчонка, закадычная подружка. Сколько развалин облазили на пару! Сколько проблем обсудить успели! Сколько чаю выпили друг у друга в гостях! Стоило ему пожениться в молодости, он оказался бы счастлив уже лет в двадцать, а не в тридцать три, как вышло на самом деле.
        Часто ему думалось, что он нашёл себя так поздно именно из-за несчастных романов, к тому же, довольно редких. А встреть он счастливую любовь раньше, была бы семья раньше, был бы надёжный тыл загодя, был бы стимул чего-то добиваться. Так что глядишь, вернётся в своё время, а там он уж не какой-нибудь захудалый менеджер, а настоящий директор или депутат городской думы! А дома сидит и ждёт Лера с двумя детьми.
        «Да ведь несколько ещё минут назад ты думал иначе, дружище!» Так Димка одёрнул себя, двигаясь за девчонкой. «Не ты ли сказал сам себе, что неважно, когда всё случится: при правильной жизни ты всего лишь раньше заимеешь свои игрушки. Но что в них толку?
        Да есть, чёрт возьми, толк! Жизнь-то всё равно одна, и если ты быстрее себя обеспечил, да ещё успел сделать себе имя, то и больше возможностей получил к середине забега. Во всех смыслах. Если раньше поднялся по лестнице, а главное, закрепился, то и добиться можно большего, да и счастливее ощущать себя. Лишь бы остаться с прежними моральными принципами, не растерять природную доброту. А она не растеряется, ведь сам-то ты не изменишься, поменяются лишь обстоятельства!»
        Девочка уже приблизилась к оживлённой автодороге. «А как же Коля со своими предупреждениями по поводу „эффекта бабочки“!  - вдобавок подумалось ему.  - Да ладно, уже неважно! Что хочу, то и ворочу!» Слева, как ни странно, завыл, разгоняясь, троллейбус. Дмитрий резко вышагнул вперёд и ухватил белокурую за ручку, под мышкой.
        - Стой, девочка, остановись!  - услышал он свой дрогнувший голос.
        Она замерла и медленно обернулась. Он увидел испуг в её огромных серых глазах, почувствовал напряжение в маленьком хрупком теле.
        «И всё-таки, а как же причинные связи во времени?  - не унимался внутренний голос.  - Ну и плевать! Посмотрим, что будет!»
        - Вы чего, дядя?  - девочка зашевелила пухленькими губками.
        - Тебя ведь Лера зовут, верно?  - вкрадчиво спросил Кукарский.
        - Ну да, а чо?  - белокурая успокоилась, напряжение спало.
        Дмитрий отпустил её руку.
        - Э-э, видишь ли,  - протянул он.  - Послушай, отойдём-ка в сторонку, ладно?
        Он повёл рукой, шагнул к тротуару, и девочка послушно подалась вслед за ним. В её пристальном взгляде появился интерес. Меж тем троллейбус уже пронёсся мимо и притормозил где-то в стороне.
        - Видишь ли, Лера, я знакомый твоего друга Димки.
        - Чего, Димки? А-а!  - девочка перехватила котомку в другую руку.
        - Не знаешь, где он сейчас? Что-то я его дома не застал.  - Кукарский тронул Леру за плечо, шагнул обратно к дому, и девочка машинально шагнула вслед за ним.
        - Они сегодня с мамой в деревню уехали, к бабушке. У него уроки рано закончились.
        - А, понятно,  - задумчиво протянул Дмитрий.  - Ну ладно. А ты куда пошла?
        Оба сделали ещё пару шагов в сторону дома.
        - Ой, меня соседка попросила молока купить через дорогу, а то в нашем гастрономе молока нет.
        - Так вот послушай, если будешь ходить в тот магазин через дорогу…  - Дима остановился, и девочка тоже встала.  - Никогда не переходи здесь, а иди к светофору! Потому что здесь опасно, понимаешь?  - Он наклонился к Лере, посмотрел внимательно в её умные глаза и добавил: - Тут вчера человека сбило насмерть. Вот так же переходил, как ты.
        В глазах Леры появился испуг, она приложила ко рту свою пухлую ручку.
        - Ой, правда, что ли?
        - Честное слово. Ну а теперь беги к светофору. И на обратном пути тоже не вздумай здесь переходить!
        Девочка как-то странно повела плечом, смерила Дмитрия загадочным взглядом и кивнула. Кукарский помахал ей рукой:
        - Ну всё, пока!
        Лера вдруг улыбнулась и махнула в ответ.
        - До свидания.
        В следующий миг она отвернулась и двинулась в сторону светофора.
        Дима ещё долго смотрел ей вслед, изучая чуть подпрыгивающую походку, колыхание её платья. И когда она скрылась из виду, Кукарский, с чувством выполненного долга, наконец, отправился восвояси - прочь от родного двора.
        Собственно, куда теперь пойти, он не знал. Время встречи с Николаем ещё не наступило. Оставалось лишь одно - погулять.
        И дальше он долго бродил по окрестностям, тем самым околоткам, где что-то важное отзывалось из детства. Это была как бы экскурсия по местам памятных событий. По пустырю за школой, на котором нынче стоят с безобразными балаганными балконами девятиэтажные пансионаты… По пустырю, на котором этот противный Князев, гроза ребятни, отобрал у Димки пять копеек. Здесь, в прошлом, сей остров земли хранил первозданный вид, лишь кое-где торчали ржавые прутья арматуры. Детворы на нём не наблюдалось - шли уроки.
        А ещё прошёлся Дима по неизменным буграм около железной дороги, где пятиклашками они плавили биты для особой игры. А именно, в пустых консервных банках готовили на костре блестящие кругляши из раскрошенных свинцовых пластин. А потом эти кругляши, начиная игру, подкидывали до какой-то ямочки. Название и правил турнира Дима уже не помнил, помнил только, что свинцовые пластины брали из старых аккумуляторов на свалке. Но костры сейчас никто не разводил, а только сидели кучкой три алкаша на склоне бугра, и виднелась у них бутылка портвейна с тремя семёрками на этикетке - знатное пойло, так и не испытанное в детстве!
        Наконец, прогулялся Дима и по дворам соседским, послушал звуки прошлого, и с особым восторгом обнаружил ту старую голубятню с воркующими постояльцами, которой в двадцать первом веке и след простыл. Покормил Дима голубей, посидел на скамеечках.
        Ах, милое-милое советское детство! Где, в каких закоулках старого города ты попрощалось с нами? Когда, в какие часы и дни ты незаметно исчезло? Почему стираешься даже в памяти? Тебе ли не знать, как мы носились по гулким крышам железных гаражей! Тебе ли не ведать, как бродили с тобою по свалкам в поисках запчастей для самолёта? Как верили с тобою, что сможем его собрать и взлететь? Тебе ли не знать, как мчались на «велике» за мечтой, и как радостно шумел ветер в ушах? Как гоняли шайбу маленькими железными клюшками? Как искали в киосках заветную марку? Как вырывали страницы из школьного дневника?
        Ты ли бесконечно манило слоняться, носиться, играть? Ты ли радовало кукурузными палочками в огромных коробках и лимонадом в стеклянных бутылках? Ты ли колосилось полями и гремело раскатами грома? Ты ли звало искать отдохновение от игр у экрана лампового телевизора, потому что приходила «Гостья из будущего»? Ты ли намекало на первую любовь к такой чудесной девчонке, которую хотелось рисовать?
        Или это было не ты? Или это всё привиделось, приснилось? Каким-то образом превратилось в легенду? Почти в небылицу? Да нет же, нет, это было именно ты! Ведь именно с тобою мы так верили во всё светлое, чистое, в то, что мир обязательно станет лучше, в то, что все люди добрые, а страна наша удивительная и прекрасная и с великим будущим! В то, что впереди только самое классное - прекрасная взрослая жизнь!
        И хоть наши ожидания не оправдались, но ты-то выполнило свой долг сполна! Ты дало нам стержень, внутреннюю силу, которую мы до сих пор несём, как олимпийский огонь. Так гори же по-прежнему в наших сердцах вялым язычком затухающей свечи! Гори! Не теряйся в закоулках памяти. Мы всегда с тобою!..

        Не заметил Кукарский, как начало смеркаться. И пора стало выдвигаться к месту встречи с нечаянным другом. Да и похолодало к заходу солнца как-то резко, по-осеннему - неожиданно появился подлый вечерний ветерок.
        Ровно в назначенное время, в десять часов, Кукарский подошёл к пивному бару. Двери заведения оказались плотно закрыты, окна погашены, да и не мудрено - на табличке значилось время работы - до семи вечера. Дима встал рядом и огляделся. На обозримых горизонтах никого подходящего не просматривалось. Редкий прохожий спешил домой, но схожести с Колей не имел даже приближённой. Дмитрий потянулся, было, в карман за мобильником, однако в следующую секунду на лице менеджера появилась усмешка.
        Минут пять Кукарский ходил взад-вперёд, от одного угла дома к другому и обратно. От волнения в груди ощущалось какое-то слабое жжение. Порой Дима замедлял шаг, останавливался, приглядывался и прислушивался. Вот зажглись горбатые фонари. Вот по той стороне улицы прошёлся мужик в брюках и свитере и даже не обратил внимания на Диму. Вот двери пивбара миновала семейная парочка (он угловатый, в дефицитной лётной кожанке и серых брюках, ямочка на подбородке, она хрупкая, в плаще, со стрижкой под мальчика, им лет по тридцать), оба с подозрением оглядели Кукарского и удалились.
        Дима присел на корточки, глянул на свои любимые наручные часы (уже пятнадцать одиннадцатого!) и задумался. Только теперь он вдруг ясно понял, во что, собственно, влип. С глаз словно пелена спала. И как ни прекрасен был мир детства, голос разума отрезвляюще оглушал. Что если Коля не придёт? Где его искать? И сможет ли он, Дмитрий, один выбраться отсюда?
        Да почему, собственно, Коля не придёт? Кукарский, ощущая лёгкую дрожь от холода, начал размышлять ещё быстрей и ясней. У своей любовницы Герасименко остаться не должен, ведь он же обещал вернуться! По дороге сбила машина, а может, малочисленные советские гопники стукнули по голове? Нет, стоит пренебречь мизерными вероятностями. Значит, помешать Коле могло только одно. Если его, как разыскиваемого преступника, каким-то образом упекли в каталажку.
        Но каким образом? Люба, стерва, выдала, вот что! Ведь Любка же её имя, правда?! Стало быть, помочь Коле нет возможности, но есть надежда, что выберется сам. А какой там был уговор на крайний случай? Ждать до полуночи и валить на вокзал. Там перекантоваться и к десяти утра снова сюда. Место встречи изменить нельзя!
        Но ждать два часа на одном клочке земли невыносимо - это знает каждый! С трудом промучился Дмитрий до двадцати минут двенадцатого и побрёл прочь. И вот на счастье загудел за спиной автобус, последний, наверное. Кукарский оглянулся - так и есть, забавный жёлтый «Лиаз» стремительно приблизился к нему.
        Дима инстинктивно махнул рукой, автобус затормозил у его носа и распахнул гармошки дверей. Дмитрий запрыгнул на подножку, в голове промелькнуло какое-то дежа-вю. Ну конечно, так много раз бывало в детстве!
        Автобус тронулся. Впереди Дмитрия Кукарского ждала неизвестность.

        Сентябрь 1983 года, Коля

        - Ну что, жучара, будешь говорить, кто ты есть и зачем скупал доллары?
        В полумрачном кабинете лейтенант восседал за большим столом, накрытым кипами бумаг, и неумело тыкал пальцами в кнопки печатной машинки. Настольная лампа с зелёным металлическим абажуром, прикреплённым к горбом изогнутой стальной трубке, подсвечивала облепленные червями сосудов кисти оперативника, лицо его оставалось в тени. Коля примостился на стульчике на углу стола, напротив лейтенанта. Наручники, казалось, натёрли на запястьях мозоли.
        В голове Герасименко роились разные мысли. Хорошо, что российский паспорт в этот раз не взял с собой - не помог бы, а только усугубил бы дело. Хотя, как знать. И плохо, что советскую ксиву состряпать так и не успел. А ведь хотел в тот раз пробить у Жорика, после сделки собирался заикнуться, да облава помешала. И ещё Коля сетовал в уме, что не приготовился к такой очевидной ситуации, совершенно не продумал, как отвечать.
        Тем не менее, он, глубоко вздохнув, начал нести первое пришедшее в голову:
        - Ничего я не скупал. Вы меня с кем-то перепутали.
        - Да неужели?  - сотрудник доблестной милиции СССР отвлёкся от печатной машинки и уставился на арестанта.  - А вот таксист Жорик, которого мы поймали, говорит иначе. Может, вам очную ставку устроить, а? Он тебя мигом опознает, ему-то сидеть неохота, в отличие от некоторых штатских.
        На лице лейтенанта появилось то самое, классически хитроватое выражение героя-мента из советских кинофильмов. Эх, сейчас бы фотку его сделать на фоне кабинета, с печатной машинкой! Мгновение подумав, Коля заговорил.
        - Ты меня на понт не бери, гражданин начальник,  - в том же духе советских кинофильмов с лёгкой ухмылкой сказал Герасименко.  - Нет валюты, нет дела. У тебя доказательства есть? Улики есть? Ничего у тебя нет… Ну, давай, веди своего Жорика, посмотрим, что он нам скажет.
        И, довольный собой, Коля приосанился и закинул ногу на ногу. (Тоже любил он на досуге те самые советские детективы посмотреть, вот и не прошла любовь даром, пригодилась в реальной ситуации!)
        Лейтенант нахмурился, потёр подбородок тонкими холеными пальцами.
        - Ах вот ты как заговорил!  - наконец сказал он и добавил, уже громче: - Ну ладно, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Сиди здесь и не двигайся, понял?!
        С этими словами он вдруг встал и вышел из кабинета. А взамен в дверях появился рядовой, который был на задержании. Глянув на Колю хмурым взглядом, рядовой поправил кобуру и отвернулся.
        Зазвенела тишина. Время потекло медленнее.
        Первые минуты, не обращая внимания на надсмотрщика, Николай выискивал мозгами возможные пути побега. Но как он ни крутил, как ни выдумывал, ничего путного не выходило. (Этаж третий, на окне решётка, опять же, конвоир рядом.) Меж тем, запястья в наручниках всё больше напоминали о себе непереносимым нытьём.
        Когда уже мысли совсем сбились, в кабинете появились двое, а рядовой исчез. Поднадоевший лейтенант пропустил вперёд низкорослого типа в кожанке, средних лет брюнета с решёткой морщин на лбу.
        Последний скинул куртку на спинку стула и оказался в сером вязаном свитере простого покроя. В следующее мгновение гость по-хозяйски сел за стол оперативника и уставился на Колю пронзительными серыми глазами.
        - Ну-с, гражданин,  - низким голосом начал он,  - рассказывайте, кто вы, что вы?
        Лейтенант сел в углу и притаился.
        - Послушайте,  - Коля доверительно наклонился вперёд,  - я вижу, вы человек толковый и более важный. Мне уже приелось этому лейтенанту объяснять! Это какая-то ошибка, у меня никогда не было валюты. Да и у вас нет доказательств.
        Человек с морщинистым лбом слегка улыбнулся, только улыбка у него получилась какая-то корявая, но, впрочем, так вышло лишь из-за особого строения рта.
        - Допустим, в чём-то вы и правы,  - кивнул он.  - Однако меня сейчас больше интересует вот что. Какой такой странный документ вы показывали лейтенанту после того, как попытались скрыться на автомобиле ВАЗ? Кстати, его угон мы вам точно пришьём, можете не сомневаться.
        Коля свёл брови. Ага, вот, значит, как?! Ну ладно. Тогда мы пойдём другим путем.
        - Я показывал паспорт из будущего. Вы ведь из КГБ? (Гость неопределённо кивнул.) Ну, так вот… (Николай вздохнул.) Понимаете, я могу оказать вам неоценимую помощь во всём. Вообще во всём! Я располагаю информацией о будущем. Потому что… Я прибыл оттуда!
        - Очень интересно,  - спокойно сказал человек в штатском.  - На машине времени, что ли?
        - Да нет же, посредством Кунгурской пещеры. Ну, это долго объяснять. Вы же знаете про тот самый документ, очень странный. Это же прямое доказательство!
        - Да-да, очень интересно было бы взглянуть,  - согласился морщинистый тип.  - Он у вас при себе?
        Его серые глаза впились в Герасименко.
        - К сожалению, в этот раз не захватил,  - искренне посетовал Коля.
        - Ну ладно, поверю на слово. И какой же год у вас там сейчас, в будущем?
        - Две тысячи тринадцатый,  - сообщил Коля.
        - Ух ты, тридцать лет вперёд!  - штатский закатил глаза, а затем насмешливо поглядел на Николая.  - И как же у вас там обстановка в мире? Советский Союз доминирует? Ядерная война не случилась?
        - Представьте, войны нет. Вот только Советский Союз…
        Коля задумался. Ибо повод появился серьёзный. Выложить правду-матку или соврать?
        - Что Советский Союз?  - хором спросили служивые.
        Но Колю так подмывало открыть им глаза, что он не выдержал.
        - Развалился Союз. В тысяча девятьсот девяносто первом. Восемь лет вам осталось.
        - Как развалился?  - Лейтенант возбуждённо привстал со стула.  - Да это же сущий бред, Кирыч! Он тут нам лапшу на уши вешает, а мы!..
        Кирыч успокаивающе приподнял руку, повёрнутую ладонью к лейтенанту.
        - Ну-ка, гражданин, расскажи-ка подробнее, каким образом он развалился!
        Николай опять вздохнул.
        - В общих чертах это получилось так. Экономическая система, которая у вас уже трещит по швам, в конец износилась. Когда к власти пришел Горбачёв…
        - Кто, Горбачёв?  - перебил «морщинистый лоб».  - Хкгм. Ну, продолжай.
        - Так вот, Михаил Сергеич пытался перестроить систему, перестройка, гласность, демократия… Но у него ничего не получилось. Это так, грубо говоря. А потом его вообще отстранили от власти. Только республики в это время уже наплевали на Союз. Затем состоялся путч, потом Россия стала жить сама по себе, а республики отдельно.
        - Подожди-ка, а куда Андропов-то делся?  - подал голос лейтенант.
        - Умрёт скоро ваш Андропов. Совсем немного ему осталось. С полгода, не больше.
        Лейтенант как-то странно крякнул, а штатский привстал.
        - Ну всё, довольно, с меня хватит!  - громко сказал он.  - Хотел я послушать твой бред, да видно, не зря! Можешь не сомневаться, ты уже наговорил на семидесятую статью. А по ней за антисоветскую пропаганду я могу тебя на семь лет упечь! Из будущего он, ага, нашёл дураков! Из психушки ты, вот откуда!
        Услышав столь бурную тираду от неожиданно вспылившего гостя, Николай заметно сник. А морщинистый тип, меж тем, добавил, обращаясь к лейтенанту:
        - Короче, Андрюха, я его забираю. Тут явная антисоветчина.
        И с этими словами Кирыч вышел из-за стола, накинул кожанку, сделал два шага и подхватил Колю под мышкой.
        - Поехали!
        - Как же? Вот так вот?  - недовольно пробормотал Андрюха, но сразу махнул рукой.  - А! Делайте, как знаете. Я предвидел, что этим всё кончится.
        Николая вывели из отделения в сопровождении сержанта с автоматом Калашникова и коренастого кагэбэшника Кирыча. Веял осенний ветерок, под фонарём мелькали неясные тени. Неподалёку стояла чёрная «Волга».
        - Коля! Коленька, куда они тебя?  - неожиданно услыхал Герасименко сбоку и обернулся.
        Люба в кофточке и брюках, словно призрак в ночи, взбежала на крыльцо отделения и потянулась руками к ненаглядному. Сержант отгородил от неё Николая:
        - Гражданочка, посторонитесь!
        Кирыч тоже отвлёкся. В ту же секунду Герасименко понял, что более удачного момента ему уж не представится. Подло пихнув плечом сержанта прямо на Любу («Прости, милая!»),  - Николай бросился бежать в противоположную от девушки сторону.
        - Стой, гад!  - вскрикнул Кирыч и кинулся следом.
        Люба завизжала и вцепилась в сержанта. Тот запыхтел:
        - Да отпустите вы! Ну-ка, прекратите срочно!
        Меж тем, Коля доскакал до конца дома и резко метнулся во дворы. Однако скованные руки помешали хорошенько разогнаться, поэтому Кирыч уже почти настиг жертву. Казалось, ещё мгновение, и кагэбэшник схватит Колю за шкирку, как школяра, или подставит подножку, и Коля плачевно рухнет на землю.
        Герасименко дышал, как паровая машина. Сцепленные впереди руки ещё и мешали держать равновесие. Затылком Коля чувствовал, будто кагэбэшник уже тянется к нему. Надежда таяла с каждой секундой. Сердце прыгало в горло. Глаза едва различали впереди горку детского песочка.
        Коля предпринял отчаянный шаг. Плюхнувшись в песок на колени, перекатившись кубарем, он резко сгреб в сцепленные ладони большую горсть песчинок. И как только подскочил Кирыч, Коля повернулся и выпростал вперёд сцепленные руки, постаравшись сыпануть на преследователя как можно больше песка.
        Это подействовало. Кирыч негромко вскрикнул и на мгновение замер, приложил руки к лицу, и тогда Коля ребром наручников дал ему под дых. Кирыч как-то коротко промычал, и тут же Герасименко опять сорвался в бег.
        - Стой, сука, стрелять буду!  - через какие-то секунды выкрикнул кагэбэшник.
        Насчёт «стрелять» Коля не поверил. Впереди замаячили отдалённо знакомые железные гаражи, да-да, когда-то в детстве он побывал тут пару раз, всё выглядело именно так! Коля метнулся в узкий проход, воняющий мочой, и принялся петлять между металлическими коробками. Вскоре ему удалось запутать след.
        Герасименко остановился где-то на узком пятачке меж двух гаражей и отдышался. Слегка надкушенная луна фонарём подсветила местность. Коля прислушался. Неподалёку осторожно захрустели по траве подошвы Кирыча. Коля постарался сдержать тяжёлое дыхание. Осмотрелся. И тут ему в голову пришла гениальная мысль.
        Гараж, за углом которого он стоял, имел почти плоскую крышу, и до неё можно было дотянуться рукой. Коля и дотянулся - только наручниками. Ими же, морщась от боли, уцепился за выступающий кронштейн, носочками с выправкой скалолаза опёрся на торчащие из стены болтики, из последних сил подтянулся и - уже не помня себя, выкарабкался на середину крыши.
        Вновь сдерживая тяжёлое дыхание, он попытался замереть. Глазам открылось бесконечное звёздное небо. Необычайно прекрасное небо! С мириадами чьих-то миров. Миров с лежащими на крышах такими же бедолагами, не кстати подумалось Коле. И Герасименко прислушался. Кагэбэшник прошелестел где-то рядом. Быть может, у соседнего гаража. Фиг догадается, умник!
        Коле показалось, что прошла вечность, прежде чем Кирыч сплюнул, матерно выругался и неспешно удалился. Коля тихо засмеялся. Как глупо всё, боже, как глупо и как прекрасно! Вот так бы и лежал тут до скончания веков!
        Однако становилось холодновато. Выждав ещё какое-то время, Герасименко начал выбираться вниз.
        Спрыгнуть удалось без проблем. Но теперь насущной задачей стало избавление от бремени наручников. Николай под светом луны поднёс их к носу и внимательно рассмотрел. Два крупных колечка соединяют двух защёлкивающихся стражей. Эти стражи - дужки с храповыми механизмами - открываются, очевидно, простеньким ключом, решил Коля. Вот если бы сюда скрепку! Впрочем, чем чёрт не шутит!
        Герасименко, нагибаясь и щурясь, ещё побродил около гаражей и, наконец, в свете луны рассмотрел валяющийся на голой земле кусочек стальной проволоки.
        - Ага, так-так!  - обрадовался Коля.
        Подобрав спасительную соломинку из металла, он принялся за дело. Но дело оказалось непростым.
        Одну кисть приходилось необычайно изгибать, затем напрягать пальцы, совать кончик проволоки в дырочку… Невероятно долго он так напрягался и пыхтел, но всё же получил награду! Сначала щёлкнул один замочек, вконец и второй. Облегчённый вздох, Коля откинул наручники в траву, спустил рукава пониже и засеменил вперёд, в сторону вокзала.
        Ведь если Дима чётко последовал уговору, то он сейчас должен быть там. Нужно срочно на рассвете выбираться отсюда в свою реальность, и только вместе!

        Сентябрь 1983 года, Коля и Дима, а также посланники шамана Рустам и Ваня

        Дима действительно сдержал уговор. Когда Николай зашёл в зал ожидания и двинулся вдоль полупустых рядов скамеек, он сразу приметил товарища. Кукарский сидел в странной позе, откинув голову на спинку сиденья и прикрыв глаза локтем.
        - Фу, слава богу, ты здесь!  - проговорил Николай, плюхнувшись рядом.
        Дима вздрогнул, отнял руку и посмотрел на соседа.
        - Коля? Какого хрена? Куда ты пропал? Я два часа тебя ждал!
        - Меня менты повязали,  - тихо сказал Герасименко, оглядевшись по сторонам (поблизости никого не было, поодаль кое-кто спал, иные же просто сидели и зевали).
        - Я так и думал!  - Дима качнул головой.  - Хотел уже поутру идти тебя спасать!
        - Да как бы ты спас?  - слегка усмехнулся Коля, потирая запястья с красными полосками.  - Надо срочно паспорта делать, а то без бумажки мы тут какашки… Ладно, пойдём выпьем быстрее, пока менты и сюда не нагрянули. Ужасно хочется горло промочить спиртным! Надеюсь, местный ресторан ещё открыт.
        Дима посмотрел на часы и пожал плечами. Стрелки показали половину второго ночи. Затем, оглядевшись вокруг, он убедился в отсутствии милицейских погон.
        Оказалось, что ресторан действует до трёх. Это вызвало у обоих радость, смешанную с изумлением - ведь они встретили, пожалуй, единственный экспонат в своём городе-музее с непривычным для Союза режимом работы. Столики пустовали, только за одним, в дальнем углу, сидели, судя по всему, двое вахтовиков и пили водку из графина, закусывая варёными пельменями.
        Коля пристроился в другом углу, подальше от входа. Дмитрий сел напротив. На удивление быстро появилась официантка, пухленькая женщина лет сорока в скромном сером платье и синем передничке, Герасименко попросил немного водки и салат оливье.
        - Ну, рассказывай,  - нетерпеливо попросил Дима, когда женщина удалилась.  - Это твоя Люба тебя выдала?
        - Да ты что!  - возмутился Николай.  - Она наоборот помогла. А выдала соседка.
        И Герасименко быстро, но красноречиво изложил свою историю, сделав паузу, только когда принесли заказ. По мере его рассказа Кукарский пару раз цокнул языком.
        - Ну ты даёшь! Просто супер-герой какой-то!.. Ладно, хорошо, что всё так обошлось!  - заключил он, дослушав собеседника, и сразу начал о себе: - А у меня тоже кое-что случилось!
        И Дима вкратце поведал историю собственного приключения.
        - Значит, ты всё-таки не удержался от эксперимента!  - В заключение его рассказа покачал головой Коля.  - Что ж, моё дело было предупредить.
        - Ладно, потом разберёмся!  - Кукарский махнул рукой.  - Сейчас главное свалить отсюда. А то менты, кажись, уже начали по твою душу рыскать!
        И он указал пальцем в окно, где промелькнул ярко светящий фарами милицейский «УАЗ».
        - Вот блин!  - нахмурился Коля.  - Надо срочно ретироваться. План такой: берём такси и едем в Кунгур. Лучше там переждать до утра, спокойней будет.
        - Замечательный план!  - поддержал Дима.  - А денег у тебя хватает? У меня только мелочь осталась.
        - Хватает. Выпивай быстрей и пойдём.
        Хотя вокзал и выглядел убогим (по крайней мере, изнутри) по сравнению с нынешним временем, одно оставалось неизменным - таксисты. Они, как и всюду всегда, дежурили у входа-выхода. Вот только в данный момент «Волги» Жорика здесь, у вокзала, не наблюдалось.
        Чудом проскользнув незамеченными вблизи двух патрульных, чуть под хмельком, товарищи сели в другую - белую «Волгу», и машина помчалась в Кунгур. Коля сразу спросил у шофёра про Жорика, мол, старый знакомый, и где он сейчас? Но водитель помотал головой - знать не знаю такого. Может, соврал, подумал Коля и стал искать причину подобного укрывательства, однако веки неожиданно потяжелели.
        В общем, в дороге оба товарища задремали и когда приехали, почувствовали себя протрезвевшими. Они забрели на местный вокзал и оставшееся время до утра скоротали там. Опять подремали - прямо на скамейках, откинувшись на спинки.
        Первым пробудился Коля. В глаза бросился автомат с газированной водой. Тот самый, почти забытый, но в советском прошлом - излюбленный всеми. Аппарат представлял собой большой, размером с холодильник, металлический шкаф голубоватого цвета с надписью вверху:
        ВОДА газированная.
        Под названием красовались кнопочки для выбора напитка и - ближе к правому краю - прорезь для трояка или копейки (если без сиропа). В центре агрегата располагалась белая ниша, и в этой нише смачно выхаркивался в дежурный стакан освежающий лимонад за трояк. Стеклянная ёмкость предварительно споласкивалась путём нажатия в перевёрнутом виде на фонтанчик. То есть, внизу ниши имелось два гнезда - в левом наливалась газировка, а в правом осуществлялась промывка. Недолго думая, Коля встал, размял конечности и порылся в карманах в поисках подходящей монеты.
        - Чудо советской техники!  - ухмыльнулся он.  - Надеюсь, сифилитики не пили из этого стакана…
        Вернувшись с порцией газировки, Герасименко толкнул Диму и дал ему промочить горло. Получив благодарность от товарища, он кивнул и тут же напомнил, как неразумно Дмитрий употребил своё одиночество вечером в городе. Кукарский в ответ отмахнулся, мол, всё будет нормально.
        - Думаешь, вернёшься назад и станешь в шоколаде из-за этой Лерки?  - громко усмехнулся Коля из середины пустого зала, возвращаясь с пустым стаканом к автомату.
        - Надеюсь,  - серьёзно ответил Дима и слегка поддел: - Всё лучше, чем от ментов бегать.
        Николай не обиделся, а наоборот, согласно кивнул, да, мол, грешен!
        - Ладно, фиг я больше тут на доллары меняться буду!  - пообещал он, вернувшись на место.  - Одни проблемы только себе нажил. Лучше займусь исключительно профессиональной фотосъёмкой. Быть может, попробую местную плёночную технику - детство вспомню. А деньги на пропитание и так достану… Здешние трёшки и рубли в будущем накопаю. Дома какой-нибудь местный антиквариат толкну…
        Коля мечтательно откинул голову назад и уставился на огромную местную люстру.
        - Ну-ну,  - ухмыльнулся Дима, качнув головой.  - А кстати, мы в какое время вернёмся сейчас?
        - Как в какое?  - искренне удивился Коля, поглядев на товарища.  - В наше.
        - Нет, я имею в виду, сколько у нас суток прошло, пока мы были здесь?
        Коля вздохнул и сделал очень умное лицо.
        - Как ни странно, часы здесь и там бегут одинаково. Здесь прошла ночь, и там прошла ночь. Вскоре мы окажемся в начале дня воскресенья.
        - Замечательно,  - успокоился Дима.  - Значит, я ещё на работу успею собраться.
        - Тебя это беспокоит?
        - Да нет. А слушай, почему именно восемьдесят третий? Ты не задавался вопросом?
        - Задавался. Но ответа пока не нашёл. И если бы был, например, сорок третий (что оказалось бы куда плачевнее для нас), вопрос возник бы аналогичный: а почему именно сорок третий?
        - Ну да,  - согласился Димитрий.  - Ладно, сколько там натикало?
        И он потянулся к часам, но Коля слегка толкнул его и указал на циферблат на стене.
        Настала пора выдвигаться к пещерам.
        Когда друзья вошли на территорию комплекса, по всему стало видно, что уже готовится первая экскурсия. На последние копейки Коля взял два билета, и вместе с группой советских туристов товарищи погрузились в пещеры.
        Все сделалось по плану. В третьем гроте они остались одни. Но, едва пропали огоньки группы и стих говор уходящих людей, из укрытия - из-за огромных камней вдруг вышли посланники шамана Рустам и Ваня.
        - Почему их двое, Рустик?  - тихо спросил Иван, затягивая молнию на вороте куртки.  - Я думал, он будет один.
        - Неважно,  - ответил круглоголовый бровастый Рустам.  - Шаман не уточнял, сколько их будет. Ты что, не справишься с двумя?
        И он с легким сомнением глянул на спутника (хотя в кромешной тьме можно было только догадываться о движениях соседа и выражениях его лица).
        - Обижаешь!
        Рустам щёлкнул фонариком и ослепил глаза оказавшемуся в двух шагах от него Николаю. Последний отпрянул назад, нечаянно толкнув Диму. (Сердца у них чуть не лопнули от испуга!)
        - Ну что, придурки, не ждали?  - усмехнулся Рустам.
        - Вы кто такие?  - дрожащим голосом осведомился Герасименко.
        - А вы кто? Просвещённые или просто так?  - глупо спросил Иван. (У него и глаза казались глуповатыми.)
        Коля посветил на посланников шамана собственным фонариком. В свободной руке Рустама блеснул пистолет.
        - Просвещённые мы,  - медленно сказал Коля.
        - Бежим отсюда,  - прошептал Дима, потянув товарища за рукав.
        И они согласованно начали отступать назад, к тропе, выводящей из грота.
        - Стоять!  - вскрикнул Рустам, и эхо пугающе разнеслось по причудливым камням-часовым.  - Мы ещё не договорили.
        Но Коля и Дима уже развернулись и ударились в бег со всех ног. Впрочем, ноги то и дело теряли точку опоры, и приходилось спотыкаться. Кукарский едва не упал по пути, но Коля его поддержал.
        - Стой, стрелять буду!  - громко предупредил Рустам и нажал на спусковой крючок.
        Хлопок выстрела как-то странно прозвучал в пещере. Но за долю секунды до хлопка случилось ещё более удивительное: фигуры беглецов рассеялись в лёгкой дымке. А после выстрела и дымка развеялась.
        - Что за фигня?  - возмутился Иван.
        - Не знаю, давай за ними!  - Рустам пожал плечами и спрятал пистолет.
        Посланники шамана побежали к тропе, но при свете фонаря впереди людей уже не просматривалось.
        - Подожди!  - в какой-то момент воскликнул Рустам.  - Надо вернуться. Шаман говорил вернуться так же, как пришли… Выйдем из пещеры, позвоним шаману.
        Однако позвонить они уже не смогли, поскольку вышли в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году. Вернее, они попытались позвонить, как только вышли на свет. Но телефон написал, что сеть не найдена.
        Это потом уж посланники осмотрелись на местности и поняли, что здесь что-то не так. Впрочем, окончательно их озарило только на автобусной остановке. Там бабушка, которую поразил их внешний вид, перекрестилась и удалилась прочь. А Ваня подобрал смятую газету «Правда» за шестнадцатое сентября тысяча девятьсот восемьдесят третьего года.
        И тогда Рустам вспомнил слова шамана.
        - Илко говорил про время. Мы попали назад.
        - Ага, а те двое ушли вперёд,  - сообразил Ваня.
        - Но здесь мы почти у цели,  - заметил Рустам.  - Возьмём то, за чем охотились, и вернёмся обратно. Вот тогда уже и поквитаемся с той парочкой.
        После этих слов посланники шамана отправились в городок, отобрав деньги у первого встречного паренька.

        Между тем, Коля с Димой благополучно выбрались в своё время.
        - Что это было?  - спросил Дмитрий товарища под ослепляющим майским солнцем.  - Откуда взялись эти ублюдки?
        Кукарского только-только отпустил приступ мелкой дрожи. Друзья остановились недалеко от выхода из пещер.
        - Не знаю,  - нахмурился внешне спокойный Герасименко.  - Не везёт мне, вечно не везёт! Опять кто-то объявил охоту.
        - Знать бы - кто,  - протянул Кукарский, глубоко вздохнув.
        - Блин, неужели кому-то ещё стало известно про мой канал?  - Коля, прислонившись к дереву, недовольно покачал головой.
        - Не только твой, но и мой,  - заметил Дмитрий с грустной улыбкой.
        - Да уж, теперь он наш,  - согласился Коля.  - Вместе с этими отморозками.
        - Давай подумаем, кто они могут быть?  - Дима присел на корточки.
        - Не знаю. Не знаю,  - выдохнул Николай.  - У меня вообще никаких мыслей даже нет!
        Несколько секунд они помолчали. Затем Дмитрий резко встал и выпрямился.
        - Ну ладно, потом разберёмся,  - решительно сказал он.
        - Ага, разберёмся позже,  - согласился Николай.  - Давай пока по домам. Надо отлежаться, переварить всё. В понедельник вечерком встретимся снова.
        И они двинулись в сторону автобусной остановки.

        Май 2013 года, Дима

        День стоял солнечный, кричала ребятня и птички чирикали, но Дима сидел дома. За приоткрытыми окнами шумел привычный весенний мир, но Кукарский чувствовал себя не в своей тарелке. Беззаботно работал телевизор - огромная плоская панель, на экране в сотый раз повторяли забавные шутки «Уральских пельменей».
        - АБВГДЕЁЖ,  - говорил переодетый в милиционера любимчик зрителей.
        «Галдёж, кругом галдёж,  - сбивчиво думал Дима про улицу.  - Что за странное чувство? Как будто что-то в корне изменилось. А ничего ведь не произошло! Ну, побывал в прошлом. С кем не бывает? Что?! Бред! Вот именно, ни с кем не бывает! И чего теперь делать? А ничего - пойти проверить, жива ли Лерка… Хорошо хоть воскресенье, и на работу не надо».
        Он медленно встал с кресла, прошёлся по комнате. «Как узнать? Просто позвонить в дверь? Типа, тётя Валя, здрассте, я тут мимо проходил, давайте чай попьём с моим тортом. Нет, глупо. Что-то поумней надо придумать. Например, вам не попадалось извещение, а то мне должны бандероль прислать, вдруг на старый адрес…»
        Дима остановился у приоткрытой двери балкона, от сквознячка шторка лизнула голень (дома он ходил в шортах). «Да, точно, про извещение спрошу. Это вполне нормально. И ненужных мыслей не вызывает: почему вдруг так случайно зашёл?»
        Немного постояв у балкона, Дима вернулся в кресло. «А как же петля времени или эффект бабочки?» - вдруг подумалось ему. «Ведь если Лерка жива, то, может, и в мире что-то изменилось?! Точно у Рэя Бредбери? Может, сначала проверить, что вообще в мире творится?»
        «Ну, „Уральские пельмени“ - ладно, их с телека убитыми в прошлом бабочками не выгонишь, а вот посмотрим, как остальное». Кукарский схватил пульт и принялся переключать каналы. Реклама про «сделай перерыв» со всемирно известным шоколадным батончиком - тоже вечная, дальше долгоиграющий сериал про комическую семейку, наконец, новости. Всё как всегда. Ничего необычного. Даже в новостях. Волнения в Египте, обострение ситуации в Сирии, закончено расследование смерти известного актёра Андрея Панина. Ничего из ряда вон выходящего. Нет, надо срочно поехать проверить, жива ли вообще Лерка!
        С этой мыслью Кукарский выключил телевизор, быстро переоделся и решительно направился в прихожую. У входной двери затормозил, замер, затем качнул головой и цокнул языком.
        - Ну ладно,  - вслух сказал он, наконец, надел ботинки и, отперев дверь, вышел на площадку.

        До места добрался быстро - проехал три остановки на первом попавшемся автобусе. С замиранием сердца вошёл в старый двор. «Н-да, как тут всё изменилось с тех пор!» Не существовало нынче газгольдерной, отсутствовал старинный хоккейный корт - давно убрали, исчезла, конечно, и горка высокая из дерева для деток, под которой маленький Димка впервые покурил бычок. Зато красовался новый современный игровой островок для детей, а в углу двора стояли киоски - по ремонту обуви, по овощам… И сидели новые бабки на скамейках.
        Дмитрий неуверенно набрал на домофоне две цифры: три и пять, тридцать пятая. После долгих гудков ответил приятный женский голос, оперный такой, как у статной дивы, весьма вероятно, что Леркин.
        - Кто там?
        У Дмитрия внутри слегка похолодело.
        - М-мэ, извините, это Дима Кукарский, в тридцать восьмой жил. Я хотел узнать…
        - Кто-о? Димка?  - резко удивилась дива-дева.  - Ну-ка, поднимайся!
        И дверь приоткрылась. Кукарский быстро поднялся: а, будь, что будет - скорей бы уж!
        На третьем этаже его уже ждали. Из тридцать пятой выглядывала высокая статная девица, точнее, женщина, Кукарский про себя называл таких породистыми.
        - Ну, здравствуй, Дима, давай заходи,  - сказала дама и отступила.
        Дмитрий зашёл. Она предстала перед ним во всей красе. Лера во плоти, облачённая в красноватый халатик с оранжевыми цветочками. Именно такой он её и представлял: рост навскидку метр семьдесят, ровные локоны песочного цвета - до плеч, умные серые глаза, не потерявшие былого огонька. Не сказать, что красивое, но приятное лицо с каким-то оттенком чего-то грубоватого - быть может, с неправильным рисунком скул.
        Он ждал всего, чего угодно. Что вот сейчас она скажет: «где ты был вчера, я тебе звонила?»
        Или: «какого чёрта ты припёрся, мы же развелись?» Впрочем, про свое прошлое он ведь ничего такого не вспомнил вдруг.
        Лера сказала иное.
        - Господи, Димка, как ты изменился! Сколько мы не виделись? Кажись, лет двадцать пять. Надо же, четверть века, подумать только!
        «Вот, значит, как!» - мысленно поразился Кукарский.
        - Думаешь, двадцать пять?  - недоверчиво протянул он вслух.  - Я тоже… м-м… рад тебя видеть. Ты тоже отлично выглядишь.
        - Ну да, ну да, заходи, чай пить будем,  - сказала Лера и, уже удаляясь на кухню, добавила глуше: - А я о тебе вспоминала. Иногда. И в детстве - в интернате, и потом - за границей.
        - В интернате,  - задумчиво пробормотал Дмитрий, медленно продвигаясь на кухню.  - За границей… И ты только сегодня прилетела, да?
        - Нет, вчера.
        - А где тётя Валя? М-м, то есть, твоя мама?
        - Она в парикмахерской, я её отправила прическу навести. Так, захотелось, знаешь, подарок какой-нибудь сделать.  - Лера обернулась, стоя у раковины с текущей водой, блеснула глазами.  - Конечно, кроме гостинцев, которые из заграницы привезла.
        - Так ты сейчас в какой стране живёшь?  - Кукарский машинально присел на табурет у кухонного стола.
        Лерка копошилась теперь около гарнитура с мойкой - нарезала хлеб. Её крупная интересная часть четко прорисовывалась сквозь халат.
        - Как, разве ты не в курсе? В Бельгии.  - Подруга детства снова обернулась, поправила локон над ухом.  - Ах, ну да, ты ж давно в мамином доме не живёшь… А я приезжала пару лет назад и про тебя вспоминала, но только ни телефона, ни адреса. В «одноклассниках» и «контакте» тоже тебя не нашла.
        - Ну да, я в соцсетях принципиально не регистрируюсь. Но теперь-то уж будем видеться.
        - Ещё бы! Теперь ты от меня никуда не денешься!  - Лерка с улыбкой выставила на стол тарелку с бутербродами.
        Кукарский поймал её взгляд - пронзительный и таинственный, и спрятал глаза.
        - Твоя мама так ни разу и не рассказала мне,  - Дима пошёл на хитрость,  - а почему ты попала в интернат? И как потом сразу перебралась за границу?
        Лера озабоченно присела рядом за стол.
        - Как, не рассказала? Странно. А я думала, ты всё знаешь.  - Лерка принялась накручивать маленький локон на палец.  - Ну, это долгая история, как я попала в интернат. В общем…Короче, у мамы было тяжелое материальное положение, отец не платил алименты. Она уехала на север на заработки, а меня пристроила к знакомой в элитный интернат. А после аттестата я сразу выскочила замуж за иностранца. Очень удачно, до сих пор не жалею.
        Тут вскипела вода в зелёном электрическом чайнике. Лера наполнила кружки горячим чаем.
        - Да уж, тебе можно позавидовать.  - Дмитрий надкусил бутерброд и хлебнул чайку.  - А сколько у вас детей? Ты их не привезла?
        Едва поднеся кружку к сочным губам, Лера остановилась. Лицо её вмиг погрустнело.
        - К несчастью, детей бог не дал.
        В голове у Кукарского проскочила мысль: «вот ведь как всё хитро обустроилось!» А вслух он поспешил подбодрить:
        - Ну, это ничего, может, ещё будет, сейчас все возможно.
        Он хотел ещё что-то добавить насчёт современной медицины, в особенности, бельгийской, однако вовремя осёкся.
        - Да я особо и не переживаю.  - Лерка махнула рукой.  - Ну а ты-то как? Рассказывай быстрее, женат и двое детей, да?
        Зажигательная улыбка сделала её не очень симпатичное лицо образцом красоты.
        - Я развёлся, не сошлись характерами. У меня есть дочка, уже в школу ходит,  - сухо доложился Кукарский, пригубив кружку с чаем.
        - Даже так?  - удивилась Лера.  - Ну что ж, с кем не бывает… (Она как-то странно принялась разглядывать его, словно он поскользнулся на ровном месте.) А ты здорово изменился, я б тебя и не узнала где-нибудь в другой ситуации… то есть, на улице.
        - Что, поправился и постарел?  - натянуто улыбнулся Кукарский.
        - Я тебя и молодым-то не знала. Фотки бы посмотреть.
        - Если хочешь, позже я сброшу тебе пару снимков. Куда-нибудь….
        - Правда? Ну, скинь по телефону, я тебе номер дам. Или электронку свою напишу!
        - Вот и прекрасно,  - удовлетворился Дима.  - Спишемся, будем общаться!
        Затем некоторое время они просто молча потягивали чай и заедали бутербродами.
        - Лер, а помнишь, в детстве мы стояли там,  - вдруг прервал неудобную паузу Кукарский, кивнув головой в соответствующую сторону,  - на пятачке в конце дома, и ты прикладывала мою руку к своему сердцу? И говорила, вот, мол, смотри, как оно бьётся странно.
        - Что-то такое смутно припоминаю,  - буднично сказала Лера с легкой улыбкой.  - Ой, да сколько там всего было, всё и не упомнишь! Будешь ещё чаю?
        Кукарский помотал головой:
        - Да не, спасибо, я не голодный.
        Он весьма огорчился её ответом, но виду не подал. Не так как-то всё получилось вообще, в целом, да и беседа, собственно, не склеилась толком. И Лерка вот оказалась совсем какой-то чужой, почти забывшей про него, про тот важный момент с биением сердца. А ведь он, можно сказать, жизнь ей спас, хоть и в ином обличии, но от смертоносного троллейбуса уберёг, и вот поди ж ты!.. Чай пьёт и даже не догадывается! Не помнит даже те важные дни!
        - Кстати, Дим, а ты зачем к нам шёл-то?  - вдруг спохватилась подруга детства.
        - Я?  - Кукарский посмотрел на остатки чая в своей кружке.  - Да так, очутился в этом районе по делам, шёл мимо, дай, думаю, спрошу у твоей мамы, не попадались ли извещения какие с почты. Представляешь, три с половиной года с тех пор, как моя мать продала квартиру и уехала жить в деревню, а иногда чего-нибудь да приходит!
        - А, вот оно что,  - кивнула Лерка.  - Ну, это я не знаю, это надо у мамы спросить. Ты подожди, она скоро придёт.
        - Да нет, ты знаешь, я потом как-нибудь снова загляну. А то мне тут вспомнилось вдруг: надо срочно ещё в одно место заскочить.
        И Дима как-то быстро засобирался. На удивление, Лера не стала спорить, только сотовый записала. Дмитрий дал свой номер и себе вбил её телефон. Про электронную почту как будто бы и забыли оба…
        - Жаль, ну что ж, у всех дела… Но ты обязательно загляни!
        Кукарский пообещал. Расстались простыми добрыми знакомыми.

        Дима шёл домой пешком. Лёгкий майский ветерок дул ему в лицо. Он шёл и думал о многом. О том, что не оправдались его надежды на лучшее будущее, связанное с Леркой. О том, что умная природа-мать как всегда всё хитро обстряпала. В смысле, так же хитро, как например, разукрасила когда-то крылья бабочек. Лера выжила, но ничего своим существованием не изменила. Ровным счётом ничего - ни его собственную жизнь, ни жизнь страны, и даже новой какой-нибудь жизни не произвела и путёвку не дала! Разве что скрасила серые будни некоего бельгийского бюргера.
        Стало быть, фигня всё, что там фантасты понаписали. Нет никакой петли времени, и гибель бабочки ни на что не влияет!
        Ну и хрен вам, вдруг возмутился про себя Кукарский, это мы ещё посмотрим, чья возьмёт! Мы ещё наворотим «делов» в прошлом. Эксперимент только начался! Нужно немедленно сманить Колю - снова отправиться в пещеры, перебраться в чудесный застойный мир под названием СССР. А там наследить гораздо основательней! Так, чтоб уж точно отразилось! Вот тогда и посмотрим!
        Осталось лишь обдумать, каким именно образом наследить.
        Дмитрий не заметил, как пришёл домой, и первым делом принялся готовить еду. Несмотря на его слова в гостях у Леры, на самом деле голод он почувствовал с некоторых пор адский.
        А суть тут не в матушке природе, подумалось ему за чисткой картошки. Дело в какой-то божественной природе времени. Время словно посмеялось над ними с Колей. Это не они с ним поиграли, а оно с ними обоими. И ещё не раз сыграет злую шутку!
        Начистив картошки, Кукарский умеючи настрогал кирпичики и накормил опасно шипящую на плите промасленную сковороду. Затем достал сало из морозилки, тоже построгал, и с предвкушением облизнулся.
        Обед удался на славу. Валяясь на диване с потяжелевшим животом, Дима нашёл в мобильнике Герасименко и позвонил. Отключился, когда надоела бесконечная череда длинных гудков. Странно, трубку не берёт. Спит, что ли?
        Однако вечером Коля оказался вообще недоступен. Похерив надежду поговорить с сотоварищем, Дмитрий включил телевизор и снова стал проверять на различных каналах, не поменялось ли чего.
        Но пластинки играли старые. Мир озабоченно жил своей сложной жизнью, с огромными экономическими проблемами (вся Европа трещала по швам вкупе с Америкой), с больными на голову звёздами шоу-бизнеса и ютуба, с бесконечной трескотнёй пошлых юмористов, с показными преобразованиями квартир и людей, со страдающими где-то от горя и нищеты бездомными и потерянными экземплярами общества.
        Так Дмитрий и уснул с телевизором - ближе к полуночи.
        А утром он поехал на работу, на маршрутке. «Логан» должны были вернуть в понедельник после обеда, то есть сегодня. В маршрутке люди толпились и мешались друг другу - в основном, злые и не выспавшиеся.
        Перед одной из остановок высокий худощавый парень, пробираясь к выходу, нечаянно толкнул коренастого мужчину, и тот сразу взъелся:
        - Куда прёшь, аккуратней надо, да?!
        Парень на секунду затормозил и злобным оценивающим взглядом вперился в коренастого.
        - Чо смотришь?  - не растерялся тот.
        - Чего ты дёргаешься, видишь, места мало!  - отпарировал долговязый.
        - Ну, сейчас будешь ещё мне тут втирать. Смотри, а то с тобой выйду!  - коренастый развернулся грудью к сопернику.
        - Ага, щас, испугался!  - бросил длинный, и поскольку маршрутка уже остановилась, быстро вышел на улицу.
        Пассажиры уставились на коренастого, но тот молча отвернулся к окну. Маленький конфликт исчерпался - обычное дело.
        Дмитрию в очередной раз захотелось пофилософствовать.
        Интересно, как люди за тридцать лет смогли изменитьсянастолько, спросил он себя? Неужели достаточно было перевернуть всё с ног на голову, чтобы они очерствели, поглупели и полюбили деньги? Неужели пресловутый переход к грёбаному капитализму сломал их, сделал какими-то далёкими друг от друга обывателями с недобрыми выражениями на лицах?
        Там, в Советском Союзе, они выглядели иначе - спокойней, добрее и светлее, что ли. В тех же автобусах никто не ругался. Хотя, может ему показалось. Но, во всяком случае, ещё позавчера ему хотелось кричать: люди! Готовьтесь! Впереди вас ждут тяжёлые испытания! И выйдите вы из них не самым лучшим образом.
        Но прохожие там были так беззаботны, так просты и довольны жизнью, так добры друг к другу, что казалось, ему лишь сниться сон.
        И вдруг Дмитрий додумался, в чём суть. Русский человек - ленивая и терпеливая скотина, всегда плыл по течению. Все периоды истории. Лишь отдельные личности - поэты и другие деятели - пытались его вразумить, но эти личности были, по истине, гениями. Однако одновременно тираны гнобили гениев, остальных же людей подталкивали в нужное русло.
        И вот безвозвратно кончились века тиранов и гениев, никто больше не подталкивает в нужное русло и не вразумляет опомниться, и страна катится сама по себе. И уже прикатилась сюда, чёрт знает, куда! И вот теперь имеем то, что есть.

        На работе Кукарского тоже ждали одни разочарования.
        Окунулся он прямо с порога да в полымя. На ресепшене очутилась дежурная девица, красотка Арина с тёмными глазами под соломенным каре и несомненно мощной грудью под блузой. Она встретила Кукарского строгим взглядом и сообщила, что уже имеет для него записку от директрисы. А в ней требовательно предлагается до десяти прислать по электронке отчёт о результатах последнего мониторинга торговой сети на предмет новой маркетинговой политики.
        В общем, началось опять как в сказке про Иванушку-дурачка или про старика с неводом: пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что, причём, как можно быстрей! Кукарский запёрся в личном кабинете и начал напряжённо создавать отчет. Без пяти десять послание улетело начальнице.
        И потом до обеда Дима разбирался с остальными бумагами, проклиная товарно-денежные отношения, надеясь в перерыве забрать машину и уже на ней поехать по объектам.
        Около одиннадцати позвонил Коля.
        - Привет, как дела?
        - Пока не родила,  - зло съязвил Дима.  - Я тебе вчера дозвониться не мог.
        - А, извини, хлопотал со всякой рухлядью. Представляешь, я раздобыл почти задаром два «Зенита» начала восьмидесятых! Завтра снова махнём в Совок, один испытаю в деле - хочу купить там плёнку и поснимать советские пейзажи.
        - Вот как?  - удивился Дима.  - А зачем тебе это?
        - Знаешь, я не говорил… Ещё в детстве увлекался фотографией. Так что хочу вспомнить старое. К тому же, там такие снимки получают… Короче, там такое можно нафоткать! Ну, сам видел, всё первозданное и забавное!
        - А со вторым «Зенитом» что будешь делать?
        - Его попробую реализовать рублей за пятьдесят. Чтоб было нам на что жить там. Кстати, ты как, сможешь назавтра отпроситься с работы?
        - Попробую,  - задумчиво протянул Кукарский.  - А ты не боишься опять соваться в Совок?
        Дима самодовольно улыбнулся своей случайной тавтологии.
        - Боюсь. Но у меня есть новый план. По телефону рассказывать не буду, узнаешь с глазу на глаз.
        - Ну, Коля, ты как всегда в своём репертуаре!
        - Ага. Ладно, давай сегодня вечером подтягивайся ко мне, обсудим детали, согласен?
        - Окей.
        - Да, и не забудь вот что: пошарься у себя дома. Вдруг у тебя завалялись советские купюры. Рубль, там, или трёшка, а? Чем чёрт не шутит! А если купюр нет, то прихвати хоть книжку какую ценную. Например, «Три мушкетёра» там продать можно, когда денег у нас не будет. А год издания чёрной ручкой подправим.
        - Ладно-ладно, гляну - не забуду!  - улыбаясь, пообещал Дмитрий.
        На этом разговор закончился. «Два „Зенита“» - несколько раз пробормотал себе под нос Дмитрий, хмыкнул и постучал пальцами по столу.
        Выбивание отгула на завтра Дмитрий не стал откладывать в дальний ящик. Помявшись на месте пару минут, Кукарский побрёл к начальнице.
        Директрису за глаза звали Шахиней, просто потому, что фамилия у неё была Шахова. Пока Дмитрий шёл к ней по коридорам офиса, поглядывая на мелькающих коллег (кое-кто протягивал руку для приветствия), в голове опять закрутились глобальные мысли.
        Его в очередной раз побеспокоило вот что: почему другим всё равно, что у них нет свободы? Неужели они не понимают, как замучен и зажат каждый из них? Тяжелейшая зависимость от денег заставляет людей добровольно загонять себя в клетки офиса. Только в этих клетках вместо решёток жёсткие правила.
        Правило первое. Ты подчиняешься противному и своенравному начальнику (редко когда попадается добрый). На работе ты его раб. (А ведь прав был пьяный Коля, чёрт его дери!) Что шеф скажет, то ты и делаешь. От него зависит, получишь ли ты так необходимую тебе свободу на завтра - отгул или день за свой счёт.
        Но разве может в двадцать первом веке, веке торжества демократии и гаджетов, разве может один человек всецело подчиняться другому? Это же анахронизм какой-то, рабовладельческий строй, полнейшая несправедливость! Поэтому всегда, когда ты идёшь на ковер в предчувствии директорской грозы, помни - вы с ним одной крови, он такой же человек, он равен тебе, а не выше. Во вселенском масштабе мы все равны.
        Правило второе, касающееся вообще нашей жизни. Ты глубоко зависим от квартирного вопроса. Либо ты соришься с родителями перед сном и поутру, либо выкладываешь солидную часть зарплаты каждый месяц за бетонную коробку, в которой даже не разбежишься, либо тебе в чём-то повезло (получил наследство, выиграл в спортлото джек-пот). А вот в советское время, между прочим, квартиры почти за так раздавали!
        Правило третье вытекает прямо из первого. Ты не можешь жить в своё удовольствие, по крайней мере, сорок часов в неделю. Законных сорок часов жизни в неделю ты отдаёшь другим людям. За то, чтобы остальное время пожить в свое удовольствие.
        Вот такой главный парадокс часто изумлял Дмитрия. Получался замкнутый круг.
        Когда Дима приблизился к аквариуму - стеклянному кабинету Шахини - хозяйка оказалась на месте. И поскольку дверь застыла на половине поворота, он ступил на порог, бросив типичное: «Можно, Александра Степанна?» Та кивнула не глядя.
        - Я посмотрела твой отчёт. Вполне пойдёт,  - равнодушно бросила она, пялясь в монитор.
        «Только и всего?!» - с неудовольствием заметил про себя Кукарский. Но для начала решил оптимистично доложиться о прочем, чтобы создать задел для просительной части.
        - У меня пока всё по плану, щас после обеда отлучусь по объектам, так что не теряйте.
        Шахиня, грузная женщина с намёком на присутствие талии, приподнялась с кресла и поправила цветок на подоконнике. Кукарский про себя оценил её деловое чёрное платье на четыре из пяти.
        - Молодец, давай действуй!  - бодро сказала она, села и уставилась на него пронзительным взглядом больших синих глаз, по которому он понял, что сегодня барыня в настроении.
        В принципе, черты лица её тоже заслуживали четвёрочку, если не считать стрижки под мальчика и грубого рисунка скул.
        - У тебя всё?  - спокойно добавила Шахиня.
        - Да-да. Только у меня проблемы дома, можно завтра мне день взять?  - Он спрятал глаза и внутренне напрягся.  - Я в среду отработаю подольше и сегодня.
        - Целый день?  - нахмурилась Шахиня.  - Ну, смотри, главное, чтоб к вечеру среды у меня лежали твои предложения по магазину южного микрорайона. Ты знаешь, о чём я.
        - Хорошо, я сделаю,  - с облегчением кивнул Кукарский (предложения уже крутились в голове).
        - Всё, спасибо,  - бросила Шахиня и уткнулась в бумаги.
        Дмитрий покинул её аквариум.
        В голову стрельнуло вот что. Частенько брошенное напоследок «спасибо» или «удачи» звучит как «всё, ты свободен, можешь идти, ты мне больше не нужен, я уже взял от тебя всё, что хотел», или: «я уже высказал тебе всё, что наболело и больше не хочу с тобой разговаривать».
        Вернувшись к себе, Кукарский принялся собираться на обед и за машиной. Настроение приподнялось. Ему уже поверилось, что впереди его ждёт только хорошее. По крайней мере, на самую ближайшую перспективу в день-два.

        Май 2013 года, Коля Герасименко, а затем Коля и Дима

        Когда Николай звонил Кукарскому и договаривался насчёт нового путешествия во времени, под майским солнцем он приближался к своему подъезду. Рука держала телефон около уха, а на локте раскачивался пакет с двумя фотоаппаратами. Два «Зенита Е» ему удалось приобрести по весьма сходной цене, один через сайт «Авито» за двести пятьдесят рублей, второй - у знакомого дедули-алкаша за сто рублей. Итого: триста пятьдесят современных рублей - сущая мелочь!
        Николай и вправду решил сменить орудие для съёмок - цифровую камеру мобильника на милую сердцу плёночную технику. Ведь руки всё чаще чесались взяться за старое. Всё чаще припоминал он, как мальчишкой старательно заправлял отснятую на простенькой «Смене-8М» плёнку в круглый чёрный бачок для проявления. И проделывал это, между прочим, в тёмной ванной с выключенным светом, где сначала хоть глаз выколи, а потом уж и кое-какие очертания - то тут, то там.
        Припоминал и то, как вывешивал закреплённые плёнки с помощью прищепок на бельевой верёвке, и как уже при включённом свете просматривал на них кадры, силясь различить детали, понять, удался ли тот или иной снимок. И, наконец, как начиналось таинство печати фотографий.
        Для этого волшебного процесса, похожего на колдовство, у маленького Кольки имелся фотоувеличитель «Юность», нынче бесследно канувший в небытиё (на свалку?). Устанавливался он на стиральную машину, как на столик. Плёнка заправлялась при свете красного фонарика в специальную железку, и там продвигалась под лампой увеличителя, прикрытой красным фильтром. А на его, увеличителя, доске-основании кадры плёнки впервые и откровенно превращались в фотографии - особенно при удалении красного фильтра. Знай только - подкладывай листы фотобумаги из упаковочного конверта, да щёлкай фильтром, да отсчитывай задуманное число секунд!
        А затем ещё опускай преображённые листы в кювету с проявителем. И наблюдай при свете красного фонарика за тем, как постепенно, секунда за секундой, появляются очертания снимка, проявляются лица, окрестности, дома, как магическим образом рождается настоящая фотография…
        Жаль только, всю эту технику - увеличитель и бачок - тоже надо теперь выискивать, выспрашивать или покупать…
        Ну а второй «Зенит» не грех и продать, решил Коля. Ведь этот аппарат не чета его давней «Смене 8М»! Ведь в Совке один новый «Зенит» стоит почти целую зарплату советского инженера! А тамошние деньги нынче требовались на карманные расходы. Причём, теперь, между прочим, в расчёте на двух человек. Короче говоря, если здесь Коля потратил, в сущности, копейки, то в прошлом должен был заработать гораздо больше.
        Отключив телефон после разговора, Герасименко огляделся по сторонам. Мимо продефилировали красивые девицы в коротких юбочках и вроде бы улыбнулись Коле. «Блин, Люба, как же там моя Люба?» - подумалось ему, и сердце тихонько сжалось.
        «Долго, видать, она того мента держала, что он так и не присоединился к кагэбэшнику Кирычу! А то бы от двоих я точно не ушёл. Ай молодец, Любаша! Ну, ничего, завтра найду её, всё объясню, она поймёт, любит ведь, очень любит!»
        Да и Коля теперь любил её ещё больше. А спроси кто знающий всю подноготную, неужели не ходил ты здесь, в две тысячи тринадцатом, мимо её окон, Коленька, неужели не заводили сами ноги тебя к её дому? И ответил бы он, что да, завели один раз, прошёл с нытьём в груди, поднял голову, посмотрел на окна, да только ничего в них не привиделось, иные тёмные шторы и никакого колыхания. А больше Коля и не совался, всё из-за того же чёртового принципа невмешательства.
        Проскользнув в свой подъезд, Коля взбежал вверх по ступенькам до первой площадки. «Кстати, эти гады в пещере, кто они?  - вдруг всплыло в голове.  - До сих пор ведь никаких версий. Интересно, пистолет у них боевой был или травматика? Что если опять поджидать будут? Справится ли моя игрушка? И паспорт, паспорт, немедленно по прибытии выкрасть у кого-нибудь! Да фотку переклеить - только и всего. Стало быть, надо фотки заранее приготовить».
        В квартире Коля сразу принялся рыться в альбомах, в поисках старой чёрно-белой фотографии три на четыре. К счастью, вскоре нашёл. И сразу набрал Дмитрия - заставил его сделать то же самое. Дима сказал, что забрал машину и часам к семи подъедет.
        Заварив чайку, Коля включил ноутбук. В «Одноклассниках» он заглянул на страницу тётки из Ижевска. Та самая тётя Таня, которая не успела попрощаться с матерью, умершей в восемьдесят третьем. Телеграмму отправили вовремя, а тёти Тани дома не было, пропадала на югах с новым хахалем.
        Совершая один из первых визитов в Союз, Коля знал, что до смерти бабушки ещё неделя (и четыре дня до инсульта), и что тётя Таня ещё не уехала из дома, и послал телеграмму с почты, где работала Люба (собственно, в день знакомства с ненаглядной).
        Настало время проверить, подействовал ли фокус.
        Пару недель назад, вернувшись после того визита, Коля послал сообщение родственнице, с которой лет пять не виделся, через сервис «Одноклассников».
        «Привет, тётя Таня! Как дела? Что-то я запамятовал: когда бабушка померла, ты приезжала на похороны? Просто мамы уже нет в живых, спросить не у кого, а я биографию всех наших семейств составляю, так, от нечего делать. Пиши, жду ответа! (Мама присылала тебе телеграмму за неделю до смерти бабушки.)»
        Поскольку тётки в тот момент на сайте не было, Коля выключил ноутбук и забыл. А теперь вот вспомнил. Когда Герасименко посмотрел личные сообщения, он с лёгким трепетом обнаружил ответ от тётки.
        «Привет, дорогой! Странно, зачем это тебе биографии составлять? Видимо, совсем делать нечего, а? Где хоть сейчас работаешь?
        Ой, мою больную тему ты задел! На похороны я не приезжала и до сих пор об этом жалею. Никакой телеграммы за неделю до смерти мамы я не получала. Наверно, не дошла. Была, правда, телеграмма за день до смерти, но я в тот момент отдыхала на юге, и никак бы не успела, даже если бы её прочла.
        Пиши, если что, пока!»
        Коля вздохнул. Стало быть, его телеграмма, отправленная через Любу, не дошла, а та старая, когда-то отправленная матерью, дошла - но последний факт и так давно известен. Стало быть, такую, казалось бы, мелочь в прошлом поменять не удалось.
        «Стоит ли после этого задумываться об экспериментах?  - спросил себя Коля - Да ведь я и не собирался,  - тут же сказал он себе.  - Так, поиграл разок и хватит! Нечего нарушать принципы, которые сразу в уме прописал!
        Пусть вон Димка экспериментирует. Сейчас приедет, спросим, что там у него вышло с той девчонкой».

        Димка прибыл в половине восьмого. В руке у него оказался нагруженный цветастый пакет с брендом известного гипермаркета. С торжественным видом, пройдя в комнату, Кукарский достал из ноши две толстеньких книги явно советского издания: «Три мушкетёра» и «Граф Монте-Кристо». Томики хорошо сохранились, даже обложки не потёрлись.
        - Ух ты, классно!  - искренне восхитился Коля.  - То, что надо. Где покупали?
        - Родители привезли из отпуска по Средней Азии. Мне лет пять тогда было.
        - Молодец, Димон! Наше пропитание в Совке ты уже обеспечил!  - Герасименко взял книги и принялся с интересом листать - сначала «Мушкетёров», а потом «Графа».
        - Жалко вообще-то,  - посетовал Дима.  - Хотел дочке подарить, передать, так сказать, по наследству семейную реликвию.
        - Да брось ты!  - Коля отложил книги в сторону.  - Она всё равно Дюма читать не будет. Их же кроме «Ютуба» ничего не интересует. Я вот «Зениты» вообще скупил - современные деньги потратил, немного, правда, но всё же. Зато один себе оставлю, уж как я в детстве мечтал о таком агрегате!
        Герасименко откопал один фотоаппарат и протянул Диме. Дмитрий аккуратно его принял, с видом знатока покрутил объектив.
        - Чёрт возьми, превосходная техника! Выдержка, экспозиция, не объектив, а телескоп!  - понимающе отметил Кукарский.  - Ты тоже в детстве фотографией занимался? (Я вот только один раз пробовал, а потом бросил.)
        - Нашёл чего спросить. Пять лет! Пять лет я снимал, печатал, проявлял и закреплял на самом беспонтовом оборудовании! Бедные родители купили мне всё самое простенькое, без изысков. Я мечтал о навороченном «Зените», а довольствовался убогой «Сменой Восемь М». Я мечтал о чудесной «Упе» в чемоданчике с прибамбасами, а пользовался примитивным фотоувеличителем «Юность», состоящим из трёх крупных деталей!
        - Да-да,  - улыбаясь, покивал Дима и вернул фотоаппарат.  - Советские супер-гаджеты стоили нереальных денег… Для школьника.
        - И для родителей тоже… Кстати, ты фотку на паспорт нашёл?  - спохватился Николай, засовывая «Зенит Е» в чёрный пакет.
        Кукарский достал из-за пазухи маленький глянцевый листок.
        - Нет, в фотошопе накроил, сделал чёрно-белой и распечатал на фотобумаге. Так что не отличишь!
        Коля взял снимок и удовлетворенно кивнул - на небольшом формате аккуратно расположились аж шесть маленьких портретиков Кукарского.
        - Ну всё, осталось раздобыть паспорта!  - заключил Коля и положил снимок на книжки Дюма.
        - И ещё бы оружие не помешало,  - заметил Дмитрий, присаживаясь на диван.  - Хотя бы газовый баллончик. А то всякие бандиты да менты…
        - Насчёт этого я уже позаботился.  - Герасименко сделал самодовольный жест рукой, мол, будь спокоен!
        - Вот как?  - удивился Дима и тут же добавил полушутя: - Ты раздобыл газовый баллончик?
        - Обижаешь!
        Герасименко с загадочным видом удалился в туалет. Послышалось, как брякнула крышка унитазного бачка. И когда Коля вернулся, в его руке уже чернел маленький самодельный револьвер. Дмитрий осторожно взял протянутую игрушку и повертел в руках.
        - Хм, что за фигня? Где откопал?
        - Купил. У одного знакомого токаря-частника. Он как-то хвастался по пьяни, что сварганил настоящий револьвер. Правда, уговаривать пришлось долго, но… Короче, почти всё воскресенье убил я на это дело. Пришлось сильно пожалеть, что тогда в Союзе не забрал себе пистолет ментов!
        - Да чёрт с ним… А патронов много?  - деловито осведомился Кукарский.
        - Нам хватит,  - туманно заявил товарищ, отобрал револьвер и спрятал в ворох лежащей на стуле одежды.
        - Ладно, будем надеяться, что те парни не появятся больше,  - со вздохом сказал Дима.  - Слишком мала вероятность.
        Было у него в кармане ещё кое-что для путешествия, и он теперь это щупал, и думал: показать - не показать, однако так и не решился.
        - Как знать, как знать,  - задумчиво протянул Коля, а секунду помолчав, вдруг спросил: - Кстати, что там с твоей Леркой? Ходил к ней, проверял?
        Дмитрий обрадовался вопросу и красноречиво описал свою встречу с подругой детства.
        В конце рассказа Герасименко причмокнул.
        - Н-да, тенденция, однако.
        - В каком смысле?  - спросил Дима, вглядываясь в густо-серые глаза бывшего однокашника.
        И тогда Коля сознался, как прошёл его собственный эксперимент с телеграммой.
        - Вон оно что,  - протянул Дима,  - а сам говорил, типа, я в таких играх не участвую!
        - Да я в самом начале только попробовал немножко и сразу бросил,  - глупо сказал Коля и почему-то недовольно глянул на румяное лицо Кукарского.
        - Ладно. Эти итоги ещё ни о чем не говорят,  - задумчиво произнес Дмитрий.  - Я попробую сделать кое-что покруче.
        - Слушай, давай так…  - Коля придвинулся к товарищу (теперь они оба сидели на диване).  - Прежде чем попадём туда, проработаем все детали. Ты делишься своими планами, а я своими.
        - Согласен, только давай перекусим. У тебя есть чего пожрать?
        - Ах да! Ты ж не ужинал, наверно. Да и я, в общем-то, тоже.  - Николай стал оглядываться по углам, как будто что-то ища.
        - Я на работе задержался, даже домой не заскочил,  - согласился Кукарский.
        И они удалились на кухню, где хозяин обратился за выручкой к доброму другу холодильнику. А Дмитрий вдруг вспомнил их общее с Колей прошлое и спросил, присев на табурет:
        - Давно ты один живёшь? У тебя вроде какая-то баба была, когда мы на заводе работали.
        - Была да сплыла,  - поморщившись, ответил Коля.  - Никто тут долго не задерживался. Современные женщины меня не прельщают. У них, мягко говоря, ужасные характеры, испорченные временем. Вот Люба - это да! Там, в СССР, я наконец-таки нашёл именно то, что искал!
        Дмитрий ухмыльнулся.
        - Кстати, насчёт Любы,  - живее сказал Николай, подливая масла на шипящую сковороду.  - Давай обсудим первый вопрос…
        Так, за ужином они и обговорили все детали. А потом Кукарский уехал спать к себе, чтобы бодрым вернуться к семи утра.

        Сентябрь 1983 года, посланники шамана Иван и Рустам, а также Дима и Коля

        В маленьком городке Кунгур посланники шамана нашли сдающую площадь бабку и сняли подешевле комнату у неё в избушке, за деньги, добытые грабежом. Выяснилось, что комнату данную лелеют клопы, но ни Рустама, ни Ваню сей факт не огорчил.
        Напарники в доме не торчали, а в другом месте с утра до вечера наблюдали за объектом. Объект должен был находиться в бревенчатой избе с пирамидальной шиферной крышей, за невысоким забором. Поначалу Ваня прикинулся инспектором пожнадзора и спросил хозяина. Калитку открыла пожилая супруга и сказала, что муж уехал в областной центр, а вернётся к вечеру, так что прийти лучше завтра.
        Поскольку делать посланникам было нечего, а дело ещё не шло к вечеру, они и стали наблюдать. Вдруг, чем чёрт не шутит, хозяин вернётся быстро. А позицию ребята заняли удобную - заброшенный сарай наискосок от объекта.
        Обзор из битого окошка лучше некуда. Знай себе картой лупи - бита или не бита, да в треснутый квадрат поглядывай - идёт или не идёт. К тому же, седушки удобные - из раскуроченного на две части дивана раскладного. А недалеко и магазин есть с «жигулёвским», с аппетитными консервами и хлебушком пахучим деревенским.
        Однако хозяин не появился даже к полуночи, и посланники отправились спать в клоповник. Выспались лучше некуда, а наутро вновь вернулись к своему посту. Вот только пришлось там куковать ещё целый день до вечера. Наконец показался хозяин - черноусый дед крепыш, вылитый, как на старой фотке в руке у Ивана.
        Рассыпались в стороны, затем Рустам подскочил сзади, а Иван сбоку. Как раз уже открылась калитка, куда, собственно, и втолкнули хозяина. Супруга вышла на крыльцо, взвизгнула, но Рустам тут же оказался рядом с ней, подхватил её со спины и зажал рот.
        Иван сбил старика с ног, пнул по животу. Жертва согнулась, застонала и сплюнула на землю.
        - Ну, колись, старпер, куда монеты зарыл?!  - рыкнул Иван.
        Рустам тем временем уже оттаскивал женщину в дом, хотя та умудрялась взвизгивать сквозь его мощную ладонь.
        - Какие монеты?  - хрипел дед.  - Откуда вы взялись, ребята? Не знаю я ни про какие монеты.
        Тогда Иван поднял деда за грудки и поставил на ноги.
        - Ах, ты не знаешь!  - И припёр его к сухой яблоне (под ногами едва слышно зашуршали листья).
        Один мощный удар прошёл с хлопком, и беззубая челюсть тихонько хрустнула, голова старика качнулась. Но ни звука от боли не услышал двор.
        - Сволочи, фашисты!  - прошипел хозяин.  - Видать, мало я таких гадов в сорок пятом под Берлином расстрелял!
        - Не гони пургу, дед! Говори, где монеты зарыл?  - Иван угрожающе занес волосистый кулак.
        Дед смело посмотрел ему в лицо. И что-то появилось такое в глазах старика, что даже пустой Иван почувствовал нечто и опустил руку.
        В этот момент из дома вышел Рустам.
        - Всё, я ее привязал. Ну, что он, раскололся?
        - Как же, войну вспомнил, а мы, значит, фашисты!  - ухмыльнулся Иван, отпустив старика.
        Последний медленно присел на ворох сухих листьев под яблоней.
        Рустам приблизился и наклонился над стариком.
        - Слушай, дедуля, ты не прав,  - отчеканил он.  - Мы добрые, хорошие ребята. Нам нужны только твои монеты в сундучке, которые ты закопал. Ведь пропадут ведь, понимаешь?
        Хозяин сплюнул вбок, поднял глаза на Рустама, со всё тем же стойким взглядом ветерана.
        - Толку-то, что ты рисунок оставил,  - проговорил Рустам,  - зашифровал ещё для потомков. Ведь всё равно всё сгорело вместе с тобой. В девяносто девятом всё сгорит - и дом твой, и рисунок, и ты сам, и никто не сможет найти клад! Так что будь молодцом, отдай нам сейчас. А то пропадёт добро зазря.
        - Да откуда ты знаешь про девяносто девятый?  - изумился дед.
        - Баба Ванга нашептала,  - с усмешкой сказал не лишённый умишка Рустам.  - Короче так, если сейчас не скажешь, где клад, я иду гладить твою бабку горячим утюгом!
        Дед схватился за голову и как-то неестественно затрясся, словно заплакал.
        - Да подавитесь вы, хых-хых! Не зарыл я их ещё. И откуда узнали только, что собираюсь копать? Хых. Вон там они - под бревном в овражке.
        - Ну, вот и молодчина. Сходи-ка, Вань, посмотри,  - сказал Рустам.
        Его напарник с готовностью сбегал к бревну и через несколько секунд вернулся с увесистым латунным сундучком,  - в подобных хранили ценности ещё до революции семнадцатого года.
        - Глянь, что там внутри!  - скомандовал Рустам.
        Ваня поставил сундучок на подвернувшийся деревянный столик и открыл защёлку. Когда он приподнял крышку, глаза его заблестели, точно у героя кинофильма про пиратов.
        - Полный фарш!  - певуче произнёс Иван.
        - Так, порядок. Уходим,  - удовлетворенно решил Рустам.
        - А с ними что делать?  - Иван ткнул пальцем в деда, ненавидящими глазами глядящего на бандитов.
        - Ну, не мочить же, Вань, головой-то думай!  - упрекнул Рустам.  - Пускай себе живут.
        Ваня защёлкнул сундучок, и напарники мигом покинули приусадебный участок. На этом экзекуция завершилась.

        В съёмной комнате они перепотрошили латунный саквояж. Монет оказалось до чёртиков много, и все старинные.
        - Мы богаты, Рустик?  - спросил Иван.
        Рустик повёл плечом.
        - Не знаю. Шаман говорил, что здесь на полмиллиона баксов.
        - А давай его кинем!  - Иван вопросительно посмотрел на соратника.
        Рустам повёл бровью.
        - Ладно, поглядим, как карта ляжет. Утром сваливаем обратно.

        Утром они приблизились к пещерам. Однако Рустам вспомнил про парочку пользующихся каналом. Он предложил не идти сразу в грот с группой туристов, а подождать у выхода. Вдруг именно в это утро «те придурки прибудут сюда». И бандитам несказанно повезло. Вскоре из выхода (откуда возвращаются на свет экскурсии) появились два человека, вполне похожие на тех.
        Правда, один оказался с усами, но Рустам всё равно признал его лысеющие волосы. Стало быть, усики-то приклеил. Второй, круглолицый, больше походил сам на себя. И хотя в прошлый раз простые смертные предстали при свете фонаря… Всё равно Рустам их узнал, ведь память на лица у бандита отменная. Да и на одежду тоже.
        Рустам достал пистолет и навёл ствол на щурящихся от солнца друзей. А Иван поставил латунный сундучок на землю и сжал кулаки.
        - Салют, чмошники!  - усмехнулся Рустам.  - Кажется, мы в прошлый раз так и не договорили!
        Вышедшие из пещеры опешили и даже попятились назад. Тот, что с усиками, неожиданно достал револьвер и направил на Рустама.
        - Ну, хорошо, можно и поговорить,  - процедил он.
        - Блин, смотри, Рустик, вооружились, гады!  - удивлённо сказал Иван.
        Дмитрий (а круглолицым оказался именно он) держал в руке пакет с «Зенитами» и книжками. Ему было страшно. Очень страшно. Как, может, случалось только в детстве, лицом к лицу с грозой ребятни Князевым, отбиравшим мелочь, или в молодости - при встрече с двумя пьяными гопниками. Кукарский смотрел прямо в зияющее дуло пистолета Рустика, и ему казалось, что вся жизнь одним сгустком устремится сейчас в эту дырочку, чтобы исчезнуть навсегда.
        - Кто вы такие и откуда узнали про наш переход?  - тем временем едва дрогнувшим голосом спросил Коля.
        Он, видимо, трусил тоже, но не настолько, насколько его товарищ.
        - Ха, «наш переход»!  - усмехнулся Рустам.  - Не ваш, а наш! И вообще, это не твоего ума дело!  - вдобавок сгрубил Рустам и сделал шаг вперёд.  - А вот как вы пронюхали про переход?
        Вперёд подался и Ваня. Николай же не шевельнулся. Он знал, что нельзя подавать виду, даже если боишься. Дима поставил пакет на землю и нащупал в кармане заветный предмет, который прихватил с собой на всякий пожарный, но при этом не счёл нужным оповестить товарища.
        - Случайно пронюхали,  - нервно бросил Дмитрий.
        - Значит, они не посвящённые,  - проговорил бровастый Рустам, глянув на спутника.  - Помнишь, что Илко говорил? Придётся их замочить.
        При слове «замочить» у Дмитрия внутри ёкнуло. Он глянул на сотоварища. А что тот?
        Коля никогда не стрелял в людей. Но он понимал, что рано или поздно какие-то вещи приходится делать в жизни первый раз. Его подрагивающий палец на спусковом крючке стал вдруг главным органом тела, на котором сконцентрировался мозг. Ещё чуть-чуть и… Нажать или не нажать?
        Он примерно прицелился в руку Рустама, держащую настоящий боевой пистолет, прицелился без ловли на мушку, не выдавая себя. Ещё мгновение и…
        Дима вздрогнул от оглушительного хлопка. Его рука сама выдернула баллончик из кармана, из гортани выдался какой-то звук, баллончик беспорядочно запшикал по лицам соперников. Хотя Кукарский ещё не понимал, кто выстрелил первым. Во всяком случае, едва газ распылился, оба бандита спрятали лица за кистями рук, принялись истошно кашлять и перебрасываться матерными словами.
        Но и Коля тоже проявил себя - толкнул сбоку.
        - Беги туда!  - крикнул он.
        И тогда Дима, успев схватить пакет, уже полетел, подскакивая, по крутому склону. Где-то сбоку натужно задышал Герасименко. Опомнились они только внизу - когда остановились перевести дух.
        - Какого… чёрта?  - тяжело дыша, спросил под деревом Коля.  - Ты где… Баллончик взял?
        Дима присел на корточки.
        - Слушай, прости. Я так… На всякий случай взял… Он у меня давно. Валялся. С неза… памятных времён. А ты… Ты выстрелил в него, да?
        - Нет, я не успел… Это он, видишь?!  - Коля показал окровавленное плечо с надорванным рукавом.  - Но я же везунчик… по жизни! Это только царапина… Представляешь, чиркнуло… как комарик укусил.
        В другой руке он держал свой револьвер, водил стволом вдоль кровавого подтёка.
        - Тогда бежим дальше,  - спохватился Дима.  - А то они сейчас оклемаются.
        Коля спрятал револьвер. Товарищи осмотрелись и, к счастью, не обнаружив погони, помчались к выходу из комплекса.
        Оказавшись в посёлке, они отдышались. В поле зрения попала остановка. Автобус как раз подъехал. Они снова бросились вперёд, и едва успели вскочить на подножку.
        В пустом салоне Коля снял старую серую ветровку, задрал рукав синей рубашки (в этот раз они оделись попроще, чтобы соответствовать эпохе). Затем Николай осмотрел рану. На коже и вправду была всего лишь царапина, хотя и не маленькая. Кровь уже почти запеклась.
        - Надо бы обработать,  - нахмурившись, протянул Кукарский.
        - Сейчас.  - Коля махнул здоровой рукой.  - Приедем на вокзал, чекушку купим. На-ка, заплати за проезд.
        Дима взял протянутую мелочь и сходил к чудесному аппарату с «крутилкой».
        Когда он вернулся с двумя билетиками, Герасименко, как ни в чём не бывало, уже сидел у окна, облачённый в надорванную ветровку.
        - Ты слышал, они сказали: «Илко»?  - обратился Коля к подошедшему товарищу.  - Дескать, что-то там Илко говорил, поэтому придётся «замочить».
        - Ну да, вроде того,  - поморщился Кукарский.
        - Интересно, кто такой Илко?
        - Имя какое-то странное,  - заметил Дима, присев рядом.  - Финское, что ли?
        - Не думаю.  - Коля внимательно поглядел в окно, словно бы желая убедиться, что погони нет до сих пор.  - А здорово ты их остудил!
        - Да, но если б он выстрелил второй раз… Был бы полный пипец!
        - «Бы» не считается… Блин, теперь ещё придется руку от людей прятать!  - посетовал вдобавок усатый Николай.
        …На вокзале они не стали светиться. Взяли чекушку в продмаге и забрели подальше в частный сектор. Там присели на лавочку, и Дмитрий водкой обработал рану товарищу. Затем каждый отпил из горлышка. Мол, надо снять напряжение. Ведь до сих пор дрожь пробирает.
        - Эх!  - сказал Коля, занюхивая кулаком.  - Хороша советская «Пшеничная»! Не то что сейчас, у нас там гонят муру всякую!
        - Ага, точно,  - подтвердил Кукарский, беззастенчиво приняв свою дозу.  - В современной России водки разной много, а хорошей нет.
        - Слушай, мне эти наши злоключения один советский фильм напоминают.  - Коля неожиданно сменил тему.
        - Какой?  - удивился Дима.
        - «Гостья из будущего». Помнишь, там космические пираты гонялись за главным героем, а у него друг был. Так вот, Коля и Фима - это мы с тобой.
        Дима с теплом в груди вспомнил очень милый и добрый фильм, который в детстве смотрел несколько раз, причём, каждый раз без памяти влюблялся в Алису Селезнёву. Да так, что хотел ехать искать её в Москве!
        - Весьма отдалённое сходство,  - заметил он.
        - Думаешь? Пожалуй… Ну что, а теперь давай пробежимся по плану.  - Повеселевшими густо-серыми глазами Коля поглядел на спутника.  - Итак, я занимаюсь здесь фотиками и книжками, а ты едешь в Пермь выцеплять Любу.
        - Окей, как договаривались,  - вздохнул Дима, встал и оправился.  - Ну ладно. Тогда я погнал?
        - Дуй. Пузырь быстренько допиваем и всё. На тебе вот, трёшка в дорогу. Последняя.  - Коля протянул заскорузлую купюру.
        Затем они поделили два донных глотка и спрятали пустую чекушку.
        На том и распрощались.

        Сентябрь, 1983 год, Дима

        После расставания со спутником Дмитрий махнул на автовокзал и сразу пристроился в автобус - у окна. По пути сначала, было, задремал, но, едва очнулся, заметил на трассе пионерский лагерь. Огромные ворота, на постаменте гипсовый мальчик с горном, на его шее - галстук, покрытый свежей красной краской. И тут нахлынули воспоминания.
        «Чёрт возьми!  - воскликнул про себя Дима.  - Уж сколько я в этих лагерях провёл! Вставали утром под такой горн, на зарядку строились, речёвки пели… „Клич пионера: всегда будь готов! Клич пионера: всегда будь готов!..“
        А ещё девочку любил одну, в какой-то из летних смен. Первая любовь. Она с чёрненькими волосами, симпатичная, в соседней палате обитала, помню, из окна высовывался и её кликал. А потом где-то на задах лагеря, среди деревьев ходили с ней, и я пытался что-то сказать, что-то такое, типа в любви признаться. И она загадочно вела себя как-то. А ночью, когда отважились девчонок зубной пастой измазать, именно её я первой измалевал - от души, с любовью!
        Господи, боже мой, какое упоительное было детство! И как чётко вспоминаются и эта девочка, и этот горн, и эти зарядки! Интересно, где она сейчас - моя первая детская любовь? В смысле, в две тысячи тринадцатом…»
        Так, увлечённый воспоминаниями, Дима и не заметил, как добрался до Перми.
        И вот он уже вышагивал по направлению к почте, где служила Люба, для выполнения одной из инструкций Герасименко. Солнце, как подарок в середине сентября, припекало с правого боку. Под ноги изредка падали с тополей жёлтые фантики - осень начинала трапезу с десерта.
        Кукарский ступал по тротуару и радовался окружающему миру, хотя действие ста грамм «Пшеничной» уже прошло. Диму восхищало сейчас полное отсутствие рекламной шелухи. И ещё его слегка забавляли огромные классические лозунги на зданиях:
        СЛАВА КПСС!
        ЗАДАНИЯ 11-й ПЯТИЛЕТКИ ВЫПОЛНИМ ДОСРОЧНО!
        НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ!
        А ещё его радовали прохожие, облачённые в незамысловатые наряды,  - в их лицах не наблюдалось чёрствости и озабоченности. По крайней мере, так ему казалось. А по дорогам не спеша ехали неказистые автомобили с непривычно огромными круглыми передними фарами (изредка квадратными) и жутко угловатыми формами: «Жигули», «Москвичи», «Волги» и «Победы», а то и «горбатые», совсем неказистые «Запорожцы».
        «Ну, а с другой стороны,  - подумалось Диме,  - не очень-то интересное время нам досталось. Брежнев уже не управляет страной, на него вживую не посмотришь, даже если в Москву податься. Высоцкий тоже уже в могиле. Да и знаменитая олимпиада позади. Так что интересного мало, даже если махнуть в столицу…»
        Тут мысль прервалась, потому что показался нужный дом, красноречиво описанный Николаем. Так и есть: в торце обозначился вход в почтовое отделение. Кукарский сначала постоял, подумал.
        Через минуту-другую он проник внутрь почты. Ему открылась следующая картина.
        У окошка мостилась бабушка в повязанном на голову платке и что-то тихо говорила сотруднице почты. Дмитрию ничего не оставалось, как подойти ближе. За рабочим столом сидела и вежливо отвечала посетительнице молодая женщина в самом соку.
        Описания подтвердились - каштановые волосы с колечками на кончиках, карие глаза, чуть крупноватый нос, приятные черты, лёгкая картавость,  - сомнений не осталось. Это Люба! Дмитрий отошёл в сторонку и подождал, когда бабулька отчалит. Больше никто, слава богу, на почту не заявился.
        Дождавшись своего мига, Кукарский приблизился к окошку, наклонился к Любе и вполголоса произнёс:
        - Здрассте! Я от Коли. Меня зовут Дима.
        Люба подняла голову, как только он начал говорить. И сообщая ей, от кого пришёл, он заметил, как поменялось выражение в карих глазах девушки - от безразличного и невесёлого к изумлению и тревоге.
        - Мне нужно срочно с вами поговорить,  - продолжил Дима.  - Коля кое-что передал на словах.
        Почтальонша часто-часто заморгала. Замолчавшему Кукарскому даже показалось, что в глазах её застряла слезинка. Неожиданный скрип двери нарушил позицию, и помещение омрачила толстая женщина в шляпе и плаще.
        - Вы сможете выйти минут на пять?  - быстро спросил Дима.
        Люба закивала:
        - Да-да, подождите за углом. Я сейчас, человека обслужу только.
        Через пять минут, хлопнув скрипящей дверью почты, выбрела тётка в плаще и шляпе, а вслед за ней, через несколько секунд, появилась Люба в короткой коричневой курточке, накинутой на плечи. Они с Димой торопливо прошлись вдоль дома и сели на лавочку одного из подъездов. Кукарский вообразил себя этаким агентом спецслужб.
        - Где Коля, говорите же, не молчите?!  - сходу накинулась девушка на посланца.
        - Всё нормально,  - поспешил успокоить Дмитрий, почувствовав её возбуждение.  - Он жив-здоров и находится на свободе. Только не может здесь появиться. Ну, сами понимаете.
        - Не может появиться,  - задумчиво повторила Люба, теребя полы курточки.  - Ну да, конечно. А всё-таки, где он?
        - Коля сейчас в Кунгуре.
        - А, понятно. Что он хотел мне передать?
        Кукарский опустил глаза на серый асфальт, прокряхтел:
        - Хкгм. Просто… Он по-прежнему… м-мэ… очень любит вас. И он никакой не валютчик, милиция ошиблась. И он очень благодарен вам, что вы помогли ему бежать.
        - Так,  - почему-то кивнула Люба.  - А кто же он на самом деле?
        - Понимаете, Николай и я, Дмитрий… Мы являемся сотрудниками секретного НИИ.  - Кукарский начал излагать легенду своего напарника.  - Так вот, мы прибыли из Москвы с одним тайным исследованием. Это касается вопросов флуктуаций времени и пространства. Очень фантастическое исследование, знаете ли!
        Люба покосилась на Диму с округлившимися карими глазами, достойными пера поэта, и как ему показалось, стала внимать каждому слогу. А Кукарский продолжил:
        - Даже советская милиция не должна быть в курсе! И так получилось, что в рамках исследования Коле нужно было состыковаться с валютчиком. Короче, менты приняли его за обычного преступника.
        - Я знала, что это ошибка!  - просветлела Люба.
        «Какая киношная патетика! Но боже, до чего же это мило!» - улыбнулся про себя Кукарский. А вслух сказал:
        - Вы можете увидеться сегодня вечером в Кунгуре.
        - Я согласна!
        И они обсудили детали.
        А потом Дима спросил:
        - М-мэ, кто-нибудь из ментов, ой… из милиции вас беспокоил с тех пор, как вы ушли из отделения? Ну, с тех пор, как помогли убежать Николаю?
        - Нет-нет, никто не приходил,  - ответила Люба, слегка картавя.
        - Странно,  - протянул Дима.  - Наверно, просто засаду около подъезда сделали… Ну ладно. Итак, ровно в шесть на автовокзале.
        - Да, хорошо,  - кивнула Люба и вопросительно посмотрела на собеседника.  - Ну, я пойду.
        - Идите.
        Она медленно поднялась и побрела обратно на почту. Но что-то появилось в её походке. Что-то живое и стойкое. Дима посмотрел ей вслед, однако девушка даже не оглянулась.
        Вскоре и он встал со скамейки и двинулся в другую сторону.
        Кукарский покинул незнакомый двор и побрёл по улице. Он вдруг поймал себя на том, что здесь, в прошлом, у него часто появляется какое-то нытьё где-то в груди. Или какое-то необъяснимое томление души, связанное с окружающими картинами. Особенно когда смотришь на эти милые панельные пятиэтажки с обнажёнными решётчатыми балконами, на эти славные советские лозунги, на людей во дворах, гулко хлопающих подвешенные ковры, на все эти незамысловатые пейзажи, отдающие дешёвой, но такой божественной простотой!
        - Эй, молодой человек!  - кто-то окликнул сзади.
        Дмитрий остановился и с опаской оглянулся. К нему не спеша приближался невысокого роста брюнет с решёткой морщин на лбу. На брюнете складно сидела кожаная куртка под цвет волос. Подошедши вплотную к Дмитрию, морщинистый сказал:
        - Товарищ, я случайно видел, как вы общались с женщиной с почты.
        - Ну и что?  - Дима нахмурился в предчувствии недоброго.
        Привязавшийся тип лишь на секунду, на фотографический момент козырнул корочкой. Разглядеть фамилию Кукарскому не удалось.
        - Я из КГБ,  - заявил «морщинистый лоб».  - Хотел бы задать вам пару вопросов.
        Дима начал понимать, откуда ветер дует. Но ведь он неместный, не взрослый советский человек, поэтому упоминание вездесущего ведомства не привело его в трепет. Напротив, он даже ощутил некоторую забавность ситуации.
        - Интересно, с каких это пор КГБ интересуется почтальоншами?  - улыбнулся Кукарский, откровенно разглядывая Кирыча (а перед ним, несомненно, давил землю ногами тот самый Кирыч).
        Кагэбэшник по достоинству оценил ответ Дмитрия - снисходительно ухмыльнулся и покачал головой.
        - С тех самых пор,  - медленно ответил он,  - как данная почтальонша спуталась со злостным валютчиком. Давайте пройдёмся.
        Кирыч указал рукой прямо и двинулся вперёд, Дима побрёл рядом.
        - Впрочем, валютчик этот подозревается не столько в скупке долларов, сколько в чём-то более тёмном. Он назывался Николаем, вы с ним знакомы?
        - А почему я должен быть с ним знаком?  - Кукарский напряженно обдумывал свои дальнейшие действия.
        Поначалу он шёл от почты с чётким планом, но теперь этот неприятный тип спутал все карты. План у Димы имелся сумасшедший: поджечь деревянный дом в два этажа, в котором в двадцать первом веке обосновались (и до сих пор работают) несколько офисов - в одном из них на заре своей карьеры полгода ошивался сам Дима.
        Да так поджечь, чтоб сгорел дотла: припасти спирта или бензина, варварски облить бревенчатые стены и развести костёр на заднем дворике, где почти нет людей. Впрочем, и в самом здании никого нет. Дима навёл справки: в прошлом дом пустовал. А потом оставалось вернуться к себе в будущее и посмотреть, как оно изменилось! Как повлияло уничтожение объекта на жизнь людей и этих фирм, обитавших в доме? Это вам не Лерку маленькую предостеречь, это посерьёзней будет!
        Так рассуждал Дмитрий до поры до времени. Он даже рассчитывал помешать чем-нибудь пожарникам. Но чёртов кагэбэшник навёл на другие мысли. В голове у Кукарского уже роились намётки нового, более масштабного плана, который мог бы дать толчок изменениям не только на небольшом участке города, но и в пределах всей страны, а то и… Впрочем, очень часто наши мысли заносят нас в такие заоблачные дали, что аж дух захватывает!
        Хотя и дом никуда не денется, подумалось Диме, авось и туда успею!
        - Потому что с Николаем отлично знакома данная гражданка по имени Люба. А вы более пяти минут провели сейчас с ней. Чувствуете связь?  - тем временем сказал Кирыч, замедлив ход и внимательно покосившись на собеседника.
        - А вы что, следили за нами?  - Дима скорчил недовольное лицо.
        - Скажем так, мои люди выполняли свою повседневную работу. Они сообщили об отлучении Любы с почты. А я волею случая оказался поблизости и быстро подскочил.  - Кирыч, на удивление, ответил честно.
        «Странно, как это вы так юрко справляетесь со столь хлопотными делами при тотальном отсутствии сотовой связи?!» - глубокомысленно сказал про себя Кукарский. Хотя недавно же заметил он, что тут неподалёку имелся уличный телефонный автомат… А вслух Дима произнёс:
        - Хорошо. Я вижу, вы откровенны, буду и я с вами искренен.  - Он вдруг представил себя этаким героем типичного шпионского фильма Страны Советов.
        Кирыч остановился, повернулся к собеседнику и приподнял брови, морщины на лбу очертились чётче и напомнили гармошку.
        - Да, я знаком с Николаем,  - твёрдо продолжил Кукарский.  - И хочу предложить вам сделку. Я помогаю вам, вы помогаете мне. Это будет взаимовыгодное сотрудничество. Но учтите, вам придётся поверить в совершенно невероятные вещи! В противном случае у нас с вами ничего не получится.
        - Что ж, посмотрим-посмотрим,  - просветлел Кирыч.  - Для начала пройдёмте в машину.
        И они перебрались в чёрную «Волгу», стоявшую неподалёку.
        «А и чёрт с ним!  - махнул про себя Дима.  - Поди-ка дом-то я всё равно успею поджечь!»

        Сентябрь 1983 года, Коля

        Путного фотографа в Кунгуре Коля нашёл довольно быстро. Фотостудия с незамысловатым названием «Портрет» ему уже попадалась на глаза здесь, в прошлом. В сию контору он и отправился, чтобы избавиться от того «Зенита», который предназначался на продажу.
        Студия располагалась в полуподвальном помещении пятиэтажного дома. Коля дал себе слово взглянуть на это место в будущем, то есть в своём времени. И спустился вниз. Его встретила тучная женщина, восседавшая за письменным столом. На столе лежал лист стекла, а под стеклом красовались чёрно-белые портреты различных обывателей. Среди этих портретов, в центре, красовался один большой и цветной фотоснимок, слово разукрашенный вождь среди своих серых индейцев,  - настоящая гордость конторы!
        Женщина записала Колю в журнал (он сказал, что, дескать, будет сниматься на новый паспорт в сорок пять лет), затем Николай был препровожден ею в главное таинство советских мастеров массовой фотографии.
        Здесь, посреди небольшого полумрачного зала, торжественно зиждилась на деревянной треноге дивная фотокамера, как будто сделанная из гармошки, с маленьким объективом на торце. Та самая штуковина, из которой птичку отправляли в полёт большие листы негативов, пихаемые в аппарат сбоку. И пихал их этакий волшебник, накрываясь чёрной простынкой.
        Вполне себе ожидаемо, из-за ширмы классически выплыл чуть лысоватый импозантный дядечка с мушкетёрскими усиками и таковой же бородкой, с острыми чертами лица и цепкими глазами. На нём свободно сидела на размер больше чёрная рубашка, заправленная в широкие серые брюки с коричневым кожаным ремнем.
        - Так-с, молодой человек,  - весело произнёс фотограф.  - На паспорт снимаемся?
        - Честно говоря, я хотел бы,  - протянул Коля, доставая из котомки «Зенит»,  - предложить вам вот это.
        Мастер нахмурился, подошёл поближе и взял аппарат в руки, подозрительно глянув на посетителя. Коля спохватился и прикрыл разодранный рукав кистью здоровой руки. Фотограф повертел аппарат, хмыкнул пару раз, затем его лицо вдруг помрачнело. Он поднял глаза и злобно воззрился на посетителя:
        - Какого чёрта?! Это же мой аппарат!
        - То есть как это: ваш?!  - искренне удивился Коля.  - Не может быть!
        - Да вот же, царапина на корпусе,  - заявил человек с мушкетёрской бородкой и, приблизив фотоаппарат к глазам Николая, указал сарделечным пальцем на место около объектива.  - Она как опознавательный знак. Только у моего «Зенита» есть именно такая царапина!
        - Это просто совпадение,  - задумчиво протянул Коля, неожиданно выхватил аппарат и отступил на шаг назад.  - Если не хотите, можете не брать.
        - Совпадение, говоришь? А вот мы сейчас проверим.  - Волшебник фотодела дёрнулся было, чтобы отобрать камеру у Коли, но затем метнулся в сторону, скрылся за ширмой и зашуршал.
        Через мгновение он вернулся с большой кожаной сумкой, снабжённой наплечным ремнём. Мастер угрожающе водрузил сумку на стул и порылся внутри.
        - Ну конечно!  - воскликнул мушкетёр, подняв голову.  - Его здесь нет. А ведь ещё утром он был здесь! Но как вы могли… (он растерянно посмотрел на Колю) как вы могли проникнуть сюда, выкрасть его, а потом вернуться и ещё… И ещё иметь наглость продавать мне же мой же фотоаппарат?!
        - Вот именно,  - усмехнулся Коля.  - Чувствуете? Никакой логики! Ну, в общем, я пошёл.
        И он предпринял соответствующие действия к тому, чтобы срочно ретироваться. Едва же Герасименко, брякнув «Зенитами» в котомке, вышел в предбанник, тёткину вотчину, как из самого сердца студии раздался крик:
        - Аделаида Львовна, задержите его, это вор!
        Аделаида Львовна раскрыла полусонные затуманенные глаза и уставилась на проходящего мимо неё Николая. Её рот что-то промычал, и она сама начала уже было со скрипом выбираться из-за стола, однако же Коля быстро взбежал по ступенькам. А уж там, на улице, естественно, не задержался и моментально удалился от студии в стиле спортивной ходьбы.
        «Н-да, ну и дела!  - шёпотом бормотал про себя Коля, быстро переставляя ноги и глядя на асфальт,  - какого чёрта так вышло? Видимо… Видимо… Похоже, что этот фотик давным-давно чудесным образом принадлежал психу из студии. И когда я с этим „Зенитом“ сюда прибыл…»
        - Ведь одна и та же вещь не может быть в двух экземплярах?!  - вслух сказал Коля с озарённым видом, замерев посреди тротуара.
        И тут же он двинулся дальше. «Да-да,  - продолжил он про себя,  - „Зенит“ сначала принадлежал этому придурку, потом кочевал из рук в руки и, наконец, достался мне. Но когда я его принес в студию, „Зенит“ из прошлого взял да исчез, по закону сохранения массы!»
        - Н-да, одна и та же вещь не может одновременно существовать рядом,  - повторил он вслух, всё еще возбуждённый.
        Впрочем, вскоре Коля успокоился. Бог с ним, с фотографом. Дело-то остаётся не на мази. Фотоаппарат надо продавать. Фотостудий в этом пещерном городке больше нет. Остаётся последний вариант - комиссионка.
        Николай недолго блуждал в поисках комиссионки. Совершенно случайно ему попался на глаза нужный магазин. Герасименко погрузился внутрь. У витрины с фотоаппаратами тёрся мальчик лет десяти.
        Коля обратил на мальчика внимание, потому что тот мешал подойти к продавщице и поинтересоваться. Пронаблюдав за пацаном, Николай заметил, как зачарованно парень смотрит на «Зенит Е», красующийся за стеклом среди двух дешёвых аппаратов - «Вилии Авто» и «Смены Символ».
        Герасименко мгновенно вспомнил себя. Вот так же по пять минут стоял он у витрины тогда, более четверти века назад. И зачарованно смотрел на великолепный огромный объектив с градуированными кольцами, на обалденные прибамбасы на корпусе, в том числе механизм автопортрета (для советского «селфи»!) и продолговатое стёклышко зеркального видоискателя, короче, на полный фарш этого гаджета, как сказали бы сейчас подростки.
        Мечта была тлеющим угольком. Она была несбыточна. Ибо «Зенит Е» стоил целых сто советских рублей! Но её подогревали стояния у витрины. Или сидения в тесноте ванной комнаты у бачка с фотоплёнкой. Маленький Колька выключал в ванной свет, заряжал небольшой чёрный бачок фотоплёнкой на ощупь, затем заливал туда проявитель, крутил уже при свете стерженёк бачка и тихонько мечтал о волшебном «Зените».
        Так пусть же теперь вот, здесь вот, у другого парня сбудется мечта!
        - Послушай, молодой человек, ты хочешь этот «Зенит»?  - движимый неожиданным единым порывом, Коля обратился к пацану и указал пальцем на витрину.
        Мальчик вздрогнул и уставился на незнакомого дядьку во все пугливые глаза. «Да-да, у меня и глазки были похожими!» - с каким-то теплом внутри подумал Коля.
        - Я видел, как ты его рассматривал,  - дружелюбно сказал Герасименко.  - Ты хочешь такой же?
        Парень часто закивал.
        - Как тебя зовут?
        - Паша.
        - А меня дядя Коля. У меня есть точно такой же «Зенит». И он мне особо-то и не нужен. Так что я дарю эту технику тебе!  - Коля вытащил из котомки камеру с царапиной и тут же предостерёг: - Только смотри, пользуйся бережно! А если родаки спросят, откуда взялась, скажи, дескать, нашёл на улице. Вот нашел, и всё тут!
        Парень, не веря своему счастью, медленно протянул руки, затем пугливо отдернул, подумал, затем снова протянул. Но Коля почти насильно вложил советский инструмент престижа в руки Павлу.
        - Держи, а то передумаю.
        - Ой, спасибо, дядя Коля, спасибо огромное!  - тонким голоском проговорил парень, отступая к дверям.
        - На здоровье. Пользуйся. И помни, что я тебе наказал - нашёл на улице, и всё тут!
        Пацан, кивая, исчез в дверях. Николай ощутил, как необычайно тепло ему стало на душе. Он вдруг понял, что так мало добра, настоящего, большого добра он сделал в своей жизни! И что делать крутое добро необычайно приятно, что от этого испытываешь особый кайф!
        Однако глаза Коли вдруг поймали взгляд молодой продавщицы. И отметив в этом взгляде нечто совершенно недоброе, Герасименко быстро растворился в дверях.
        Ему стало легко. Легче стало идти. Легче стало внутри. Захотелось запеть. Тем более, погода наладилась - солнце перестало теряться в облаках, как то бывало с утра. Герасименко завернул в тихий дворик, присел на лавочку у трехэтажного кирпичного дома и достал пачку сигарет «Космос». Прикурив, он глубоко затянулся и выпустил дым, и мечтательно поглядел вдаль.
        И вдруг червь сомнения закрался в его душу. А может, зря отдал парнишке «Зенит»? Слишком молод ещё пацан для такой техники… Да нет же, нет! Всё правильно сделал! Завидев бабульку в сером махровом платке, повязанном на голову, Коля чего-то испугался, отбросил сигарету и побрёл дальше.
        Жизнь прекрасна, подумал Герасименко. Но оставшуюся продукцию - книжки - надо как-то сплавлять. Тут он почувствовал, что край усика отклеился. Коля остановился, осмотрелся и вороватым движением пригладил бутафорские усы.
        А когда на его пути вырос универмаг, Коля окунулся в этот магазин и отыскал фотоотдел. Там он приобрёл плёнку, уже заправленную в кассету, заправил её в оставшийся на руках «Зенит» и вернулся на улицу. Превосходные пейзажи прошлого сами попросились в объектив.
        Герасименко поснимал несколько видов. Теперь отпала надобность скрываться, как раньше с сотовым телефоном, используемым в режиме фотосъёмки. Спокойно достал советский гаджет, бережно настроил объектив, пощёлкал затвором.
        Вот типичный советский гастроном с воркующей стаей голубей у входа - отличный кадр на память! А вот лозунг «Слава КПСС!» на фронтоне дома. А там - спуск к небольшой речке и старинные избы. Великолепные пейзажи! Первозданная красота! И «Зенит» с кучей ручных настроек, где можно поиграть с экспозицией и выдержкой, покрутить объектив - незабываемые ощущения!

        Во второй половине дня (сытно отобедав в какой-то совдеповской столовке за семьдесят три копейки), Коля ещё пристроил книжки Кукарского. Можно сказать, отдал за приличные деньги,  - местному библиофилу, которого подкараулил у районной библиотеки.
        Котомка полностью опустела. Душа стала невесомой!
        Остатки алкоголя в организме, кроме всего прочего, помогли Коле превратиться в преступного и отважного человека. Избавившись от книжек и фотокамеры, Коля от нечего делать заглянул на железнодорожный вокзал. И там, на подъёме, с поэтическим вдохновением, Герасименко выследил отдаленно похожего на себя рассеянного мужичка. Мужичок покупал билет на поезд. И хотя паспорта в СССР для этого не требовались, Герасименко повезло. Мужичок зачем-то доставал паспорт и проверял его, и вообще копошился в карманах. Коля запомнил, куда этот кадр сунул паспорт. Пронаблюдал, как мужичок сел на скамейку ожидания.
        Герасименко походил рядом, со спины мужичка. И вот мужичок задремал. Очень обрадовавшись сему обстоятельству, Коля присел по соседству, осмотрелся. Адреналин в крови начал зашкаливать. Сердце попыталось выскочить наружу. Убедившись, что никто на них не смотрит, Николай аккуратно вытащил паспорт у горе-пассажира.
        Затем он не спеша вышел из зала ожидания. А уж на улице весьма прибавил ходу. И был таков. Хотя его и начала терзать совесть. «Ну да ладно!  - подумал он.  - Придет мужичок в паспортный стол, пожалуется на потерю, отделается предупреждением…»

        Сентябрь 1983 года, Коля, Люба и Дима

        К вечеру приехали Дима с Любой. Герасименко встретил их на автовокзале, как и было условлено, по расписанию последнего рейса. Едва Люба вышла из салона вслед за Димой, заждавшийся Герасименко подскочил к ней и обнял её на виду у всех, и расцеловал в обе щеки.
        - Люба, Любаша! Ты прости меня, ладно?  - быстро начал он говорить, увлекая девушку в сторонку (Дима поплёлся за ними).  - Прости, что так вышло, я ведь не хотел! Я совсем не тот, за кого они меня приняли.
        - Боже мой, какая драма!  - громко поиздевался идущий по пятам Кукарский.  - Прямо как в кино!
        - А ты помалкивай!  - бросил Николай, оглянувшись.
        - Я знаю, знаю,  - заговорила Люба, прильнув к любимому и крепко держа его за руку.  - Я всё знаю, твой друг мне всё рассказал. Но что у тебя с рукой? И что за дурацкие усики?
        - Я потом объясню. И… прекрасно, что ты уже знаешь! Идёмте.  - Коля опять оглянулся на товарища.  - Куда мы пойдём?
        - Послушайте, у меня здесь живут родственники,  - слегка картавя, радостно сообщила Люба, остановилась и поглядела на обоих.  - Ну, так, седьмая вода на киселе. Но переночевать можно. Я Диме уже рассказывала про них.
        - Отлично, просто отлично!  - искренне обрадовался Николай.  - Идёмте. Только заглянем в магазин и купим всяких вкусностей. Я тут разжился деньгами. (И он незаметно подмигнул товарищу.)
        И они двинулись дальше, даже не поменяв направления.
        По дороге ещё Коля спросил милую, как она в тот вечер задерживала милиционера на крыльце отделения. И Люба живописно повествовала, и все смеялись, и звонкий смех разносился по окрестностям.

* * *

        Дальние родственники оказались милейшими людьми. Дима, попивая выставленную на богатый стол ягодную настойку, поглядывал на них и думал. О чём он думал? Ах да! О том, что эти милейшие люди через тридцать лет станут теми самыми бабушками и дедушками, потерянными для новой жизни. Теми самыми надоедливыми, никому не нужными стариками, нудно донимающими молодых продавщиц в гипермаркетах, неприятно занимающими места в маршрутках и мешающимися в очередях в банкоматы.
        «Нет, это не мы потерянное поколение!  - думал он.  - Не мы, дети семидесятых, возмужавшие в другой стране. А это они - потерянное поколение. Те, кто воспитывал детей на высоких идеалах ленинизма (уступай место в автобусе старикам, делай людям добро безвозмездно, бла-бла-бла), те, кто работал при соцсоревнованиях и уравниловке, а старость встретил в непонятной стране плюющих на них людей, в стране смехотворных пенсий».
        То есть здесь, в 1983 году, этим родственникам уже и так стукнуло лет по сорок - муж да жена без детей. Они выставили на стол всё, что имелось в доме. Плюс к тому, Николай расщедрился и снабдил хозяев тем лучшим, что удалось купить в захолустье.
        В общем, супруги из прошлого оказались простыми людьми. Они болтали обо всём, что пришло в голову в тот или иной момент.
        Муж выглядел странно: его лицо так и просилось на карикатуру. Ну, вот бывают типажи, которых сразу хочется зарисовать в комичном виде - или у них зубы выпячиваются, как у лошади, либо брови так изогнуты, словно человеку с рождения дана вселенская печаль. Этот мужчина просто отличался мягко выраженной заячьей губой вкупе с оспинками на щеках.
        Жена его, напротив, выглядела милой советской крошкой в платьице. Типичная брюнетка, стриженная под мальчика, правильные черты лица. Она бесконечно тараторила о всякой ерунде, а муж большей частью молчал. Он работал телемастером в госконторе, а она библиотекаршей в местной библиотеке.
        Коле казалось, что он её уже видел, когда торчал у входа с томиками Дюма в ожидании подходящего клиента. Она вроде бы выглядывала в ближайшее окно, но, возможно, то была вовсе не она, Герасименко не мог дать себе точный отчёт.
        Жену звали Кларой, поначалу та рассказывала про свою и Любкину многочисленную родню: кто где живёт, да кто чем занимается. Затем разговор мягко перешёл на тему телевидения. Сначала стали обсуждать Пугачёву и её очередной роман, который был в этом времени у всех на слуху, затем коснулись темы телевизоров, тут включился и молчаливый муж, Андрей. Дескать, советские телевизоры часто ломаются, а лампы нужные днём с огнем не сыщешь!
        И тут, в пылу светлых полётов хмельной мысли, у Николая родилась гениальная идея: а что если поставлять этому мужу телевизионные лампы для ремонта? Ведь в нашем времени они совершенно бессмысленны и бесплатны (коли найдёшь),  - ненужный хлам! А тут, тут этому Андрюхе можно втюхивать их за нормальные деньги, которые нужны для расходов в Союзе! Только вот где эти чёртовы лампы откапывать в две тысячи тринадцатом? Поиск ответа на данный вопрос Николай оставил на потом.
        Когда хмель уже изрядно овладел некоторыми, разговор вдруг перекинулся на политику. Клара заметила возбуждённо, что Андропов наведёт порядок, что он даст ещё всем жару! А муж её тихо вставил, мол, с Андропова вообще новая эра начинается. Николай с Димой лишь загадочно улыбнулись, а Люба, в очередной раз прильнувшая к Николаю, равнодушно почесала себе нос.
        В конце беседы, как при классическом застолье, принялись петь песни. Негромко, но вдохновенно. Впрочем, пьяный уже Герасименко (сказалась дневная чекушка) затягивал громче всех.

        Миллион, миллион,
        Миллион алых роз
        Из окна, из окна,
        Из окна видишь ты.
        Кто влюблен, кто влюблен,
        Кто влюблен и всерьез,
        Свою жизнь для тебя
        Превратит в цветы.

        Встреча была коротка,
        В ночь ее поезд увез,
        Но в ее жизни была
        Песня безумия роз…

        Впрочем, Кукарский тоже разошёлся, хотя и напутал несколько слов. Вместо «безумия», например, он спел «безумная», но услышав других, тут же поправился.
        После хорового исполнения трёх самых популярных песен 1983 года, на удивление, хорошо знакомых и Коле, и Диме, хозяин дома решил, что самодеятельность общая всё-таки скудновата. Поэтому он включил проигрыватель «Урал».
        Последний, как выяснилось, представляет собой такой тёмный ящик на четырёх длинных ножках со стеклянной лицевой панелью, где расписана куча городов мира на каскадной шкале для радио, и за ней, за этой шкалой существует длинная вертикальная стрелка. Пластинку Андрей поставил большую, из огромного красивого конверта с кучей цветастых и частично усатых «Песняров». И началось.

        Где же моя темноглазая, где?
        В Вологде-где-где-где, в Вологде-где,
        В доме, где резной палисад…

        И все опять запели, невпопад перекрикивая радиолу.
        А рядом с радиолой «Урал», между прочим, красовался патефон, и Николай давно приглядывался к чудной переносной технике в виде коричневого чемоданчика для проигрывания виниловых пластинок. Наконец, когда пение прекратилось, Коля осведомился:
        - А этот патефон что, не работает?
        - Он работает.  - Клара махнула рукой в сторону антиквариата.  - Но мы его давно не слушаем. Он от моего деда остался.
        - Господи, какая прелесть!  - женственно восхитился пьяный Герасименко.  - Я таких почти не видал.
        Николай, как ценитель местных вещей, а также откровенного антиквариата, приблизился к привлёкшей его технике и просто искренне восхитился отличным состоянием патефона.
        - Обалдеть!  - проговорил он, проведя по нему пальцами.
        - А хочешь, мы тебе его подарим?  - вдруг расщедрился Андрей, вставший сбоку.
        При этом он осторожно покосился на супругу, чуть скривив заячью губу, но жена лишь поддержала мужа.
        - Да конечно, он нам нафиг не нужен!  - и добавила громче: - Мы хотим сделать гостю приятно! Теперь это наш подарок!
        - Ну, спасибо большое! Я, знаете ли, не откажусь от такого презента!  - обрадовался Коля и многозначительно переглянулся с Димой.

        Музыкальная часть вечера закончилась чаепитием. Разговор при этом зашёл о необходимости видеться чаще. А после чаепития пришла пора отходить ко сну. Тем более, спиртное вроде бы кончилось.
        У гостеприимных хозяев в частном доме оказалось много комнат. В одной разместили на ночлег хмельного Колю, прилюдно обнимавшегося со своей Любой, в другой постелили не хмелеющему Диме.
        В первые минуты в одиночестве к Дмитрию вернулись угрызения совести. С тех пор, как он освободился от кагэбэшника, Кукарского периодически беспокоило чувство вины перед Николаем. Впрочем, хмель взял своё, и Дима не заметил, как уснул.
        А вот в комнате Коли долго шептались.
        - Значит, ты учёный с секретной миссией?  - тихо говорила Люба, лёжа на нем и гладя его по голове.  - Твой Димка мне всё рассказал… Подумать только!
        - Да, представь, всё гораздо сложнее, чем… чем можно было подумать… И, блин… Я, понимаешь, не могу раскрыть секрет миссии. Не могу даже вообще ничего пока… Ну, подробностей никаких сказать.
        - А поцеловать-то ты меня можешь?
        - Это конечно да!
        И после продолжительной паузы, сдобренной шорохами:
        - Ой, Колюш, остановись ты! Ну, здесь же нельзя баловать! Мы же в гостях, неприлично как-то.
        - Тогда давай спать. А то что-то пьяный я совсем.
        - Только просто обними меня.
        - Иди сюда. Вот так.
        - Ты отклеил свои усики?
        - Да, похоже, они мне это… блин. Больше не понадобятся. Ой, только не спрашивай, зачем я их… Так нужно было для работы.
        - Ладно-ладно. А с рукой у тебя что было? Тоже из-за работы?
        - Да-да. Ты молодец, киска, всё понимаешь!
        - Угу… А что будет завтра?
        - Завтра? Хм. Завтра мы с Димкой уедем на важное задание. Но, может, уже к вечеру вернёмся. А ты жди. Как только мы вернёмся, Димка сразу тебя найдёт.
        - Угу, он, значит, у тебя теперь связной… Ну ладно, хорошо. Я буду ждать. Я буду всегда тебя ждать!
        - Вот и умничка. Я тебя люблю!
        - И я тебя… Очень люблю.
        Потом опять продлились, довольно надолго продлились шорохи, и, видимо, всё же что-то случилось. Но, наконец, в комнате стихло, а через несколько минут стал доноситься из комнаты негромкий храп.

        На рассвете Диму растолкал Герасименко. Первое, что отметил Дима, как ни странно, у Коли похмелья - ни в одном глазу! Товарищ одет, трезв и бодр. И когда только успел проспаться?
        - Чего ты дрыхнешь? Валим быстрее!  - возбуждённо прошептал Николай.
        - Куда?  - спросонья удивился Кукарский.
        - Как куда? Домой! В наше время. Или ты передумал идти на работу?
        Говоря это, Коля демонстративно достал револьвер из кармана брюк и стал проверять барабан.
        - Ах да!  - Дима потянулся и вдруг спохватился: - А как же Люба?
        - Ничего. Я её ночью уже предупредил. Идём, пока все спят!  - Герасименко засунул оружие обратно в карман.
        Кукарский, протерев глаза, слез с широкой постели и быстро засобирался.
        Затем они вышли из Диминой спальни. Большая гостевая зала пустовала. По дороге Коля не забыл прихватить патефон, причём, еще и пораненной рукой.
        - Да зачем тебе этот скарб!  - громким шёпотом одёрнул Кукарский.
        - Ты что! Это ж антиквариат! Мало ли, пригодится. Может, себе оставлю. Или продам,  - вполголоса проговорил Николай.
        Дима в отчаянии махнул рукой.
        А дальше им удалось тихо выйти из дома. Собака во дворе - они узнали ещё вчера - прослыла молодой и глупой, поэтому звука не подала, а только хвостом повиляла. Аккуратно прикрыв калитку, они побрели в направлении пещер. Солнце едва выкатилось из-за горизонта. Лёгкий ветерок обдал их серьёзные лица. Где-то закукарекал петух. Поодаль засеменила бабулька в коровник.
        По дороге Коля ещё похвастал украденным у кого-то паспортом.
        - Видал?
        - Какого чёрта?!  - удивился Дима.  - Как ты умудрился?
        - А вот. Уметь надо!  - усмехнулся Герасименко и тут же раздобрился: - Ладно, в первую очередь на тебя его переделаем. Ты же у нас теперь главный мой агент.
        Дима лишь повёл плечом.
        - Хотя, ты ж тоже преступник - дом-то тот поджёг?  - вспомнил Коля.
        - Да спалил я его! Горел как факел, как раз когда я за Любой уже поехал,  - сознался Дмитрий, поёживаясь от утренней прохлады.
        - Ух ты, молодец!  - похвалил Коля.  - Посмотришь теперь, что изменилось,  - и тут же товарищ хитро улыбнулся: - Надеюсь, люди там не пострадали?
        - Да ты что, за идиота меня принимаешь? Нет, конечно! На парадной висел замок,  - хмуро известил Дима.  - Иначе я бы не стал…
        Да, он всё же осуществил свой первоначальный план! Кукарский выпросил у доброго мужичка на «Москвиче-412» литр бензина, а затем вычеркнул полгода из своей жизни. Полгода, которые проработал в этом доме. И то была сущая правда. Неправдой оставалось то, о чём Дима умолчал - встреча с кагэбэшником. Ибо молчание тоже ложь!
        Его опять начала терзать совесть. Но сказать про кагэбэшника он не мог. Если уж вчера пьяный не раскололся, то сегодня утром, с похмелья, и подавно язык на замке.
        - Тебя похмелье не мучает?  - взамен спросил Кукарский, двигаясь вперёд.
        - Мучает немного.  - Коля на ходу посмотрел по сторонам.  - Но я знаю отличное средство!
        - Интересно, какое?  - покосился на друга Дима.
        - А вон, видишь - магазинчик небольшой.  - Коля указал свободной рукой.  - Написано: соки, воды, мороженое. Наверно, уже открылся. Идём, хапнем по мороженке?
        - А, ну да, мороженка - лучшее средство с похмелья,  - насмешливо согласился Дима.
        Коля выдал Дмитрию часть неистраченных денег, вырученных за книги Дюма, и друзья вскладчину взяли два бумажных стаканчика, наполненных чудесным сливочным мороженым советского времени. Кушать пришлось прилагаемыми деревянными палочками. Ребята в очередной раз вспомнили своё детство.
        Обмотанный ветровкой патефон стоял на асфальте. Коля держал стаканчик в здоровой руке. Надорванный рукав куртки с пятнами крови больше никому не мозолил глаза. Коля освободился от ветровки и обмотал ею патефон. Опять же, чтоб старинный агрегат никому не мозолил глаза. К тому же, холода Герасименко никогда не чувствовал.
        - А что, классное, между прочим, мороженое,  - заключил Николай, быстро опустошая картонный стаканчик.  - В наше время такого не делают.
        - Точно!  - охотно согласился Дима, облизывая деревянную палочку.  - У нас всё больше на растительных да пальмовых маслах. А тут на натуральном молоке.
        - На натуральных сливках,  - поправил Коля.
        - Ну да, на сливках.  - Дима как-то странно посмотрел на товарища.
        Покончив с мороженым, они выбросили пустые стаканчики в ближайшую урну и взяли ещё по стакану сока. В СССР сок наливали из огромных стеклянных колб в виде конуса. Причём, суженная часть колбы направлялась вниз, а завершалась краником. Через него-то и струился настоящий, а не наполовину разведённый сок. Товарищи, пока осушали стеклянные стаканчики, полюбовались этими колбами.
        Наконец, они двинулись по направлению к пещерам. Идти оставалось совсем немного.
        Дима согласился поднести патефон, так как Коля пожаловался на нытьё в подстреленной руке и на то, что ему ещё оттягивает шею фотоаппарат «Зенит» в чехле.
        - Кстати,  - добавил он,  - я здесь кое-что нафоткал. Дома попробую раздобыть бачок и увеличитель, чтобы проявить кадры.
        Но Дима лишь равнодушно пожал плечами и промолчал.
        Чемодан патефона слегка раскрылся и большая фигуристая игла для виниловых пластинок покачивалась на ходу. Дима шёл вслед за другом и думал. Мысли его одолевали невесёлые.
        Можно ли считать тайный сговор с кагэбэшником Кирычем предательством по отношению к товарищу? Нет, чёрт возьми, нет! Потом, потом, как-нибудь наступит подходящий момент и… Удобно станет признаться Коле. А пока не время. Да и сам Коля? Разве он всегда честно поступает? А как он тут обходится с местными? Ворует паспорта без зазрения совести! Меж тем, Дима Кукарский ничего такого не делает. У него вообще цели святые - изменять к лучшему будущее как можно большей массы людей!
        На этой мысли Дима успокоился. Точнее, он переключился на свои наполеоновские планы, которые, впрочем, находились ещё в зачаточной стадии разработки.
        Через десять минут друзья оказались на месте. Дальше - всё по избитому сценарию. Купили билеты, погрузились в пещеры, затёрлись в третьем гроте. Вышли в две тысячи тринадцатый год. Но здесь их уже ждали.

        Сентябрь 1983 года, май 2013 года, Коля и Дима, а также посланники шамана

        Когда Иван с Рустамом оклемались,  - когда отвязался кашель и перестали течь бесконечные слёзы от газа из баллончика… Пришло время просто сесть и подумать.
        - Вот с-суки, а!  - почёсывая нос, протянул Иван и присел на пенёк.
        - Козёл, он у меня будет уши свои кушать!  - пригрозил Рустам, прислонившись к дереву и поглядев в сторону убежавших.
        - Может, догоним?  - Иван вопросительно посмотрел на бровастого товарища.
        - Спокойно!  - Рустам сделал жест рукой.  - Никуда они от нас не денутся.
        - А, ну да,  - кивнул Иван.  - Им же ещё возвращаться.
        - Только ждать мы их будем уже в нашем времени.
        У Рустама родился план. Изложенный план быстро дошёл до мозгов Ивана, и спутники покинули место своего плачевного поражения.
        Успешно перебравшись с монетами в привычный двадцать первый век, они разделились. Иван остался дежурить у пещер, а Рустам отправился припрятать сундучок с монетами. Только предварительно позвонили шаману Илко посредством спутниковой трубки.
        - Мы добыли клад, Илко,  - сообщил Рустам,  - всё в полном ажуре.
        - Ну что ж, приятное известие,  - прохрипел Илко в трубку,  - скоро я буду в Перми, а пока припрячьте монеты.
        - Мы так и сделаем, Илко.  - Рустам чуть опустил веки.
        - А как с тем, кто воспользовался каналом. Вы встретили его?
        - Мы встретили их. Это двое непосвящённых. По ходу, они случайно пронюхали про нашу лазейку.
        - Случайно?!  - Илко усмехнулся где-то у себя в тайге.  - Да такие случайности одна на миллион бывают!
        - Короче, в любом случае, они не посвящённые.
        - Ты уверен? Что вы с ними сделали?
        - Бляха, им пока удалось зашкериться в прошлом. Мы немного обломались. Но сейчас мы поджидаем их здесь, в настоящем.
        - Странно, как это вы могли их упустить?  - опять усмехнулся Илко.  - Ну ладно, у вас реально выпал второй шанс! Они скоро вернутся. И тогда вы должны их пленить, чтобы дождаться меня. Я хочу сам посмотреть на них.
        - Хорошо, мы так и сделаем, Илко!
        Рустам сдержал обещание, они так и сделали. Рустам надёжно пристроил сундучок в камеру хранения на вокзале в Перми. К вечеру главарь парочки вернулся назад. Оказалось, что исполнительный Иван так и не покинул пост.
        - Молодец!  - похвалил Рустик.  - На вот, хавай. Я тебе две шаурмы привёз. Тёпленькие ещё!
        Иван накинулся на выложенные на газету лакомства.
        - Где бы нам заночевать?  - меж тем задумался вслух Рустам.  - Сегодня они один хрен не припрутся. Надо утром сюда вернуться. Может, опять к той бабке в клоповник?  - И он подмигнул товарищу.
        - Э, да она уж сдохла давно!  - всерьёз возразил Иван.
        В общем, к ночи бандиты ушли неведомо куда, а рано утром вернулись.

        В девять часов утра Коля вышел из пещер первым. За ним, отставая на пару шагов, появился Дима с обмотанным патефоном в охапке.
        Нападение произошло неожиданно.
        Едва Дима поравнялся с товарищем, едва оба прошли по дорожке к безлюдному заросшему месту, как из-за кустов выскочили. Выскочили вероломно двое, очень быстро вынеслись, рассекая воздух, и с матерками сбили с ног приятелей Диму и Колю - практически одновременно. Завёрнутый патефон отлетел в сторону, громыхнул, и раскрылась обёртка из ветровки, и оттуда выпала отлетевшая от аппарата фигурная игла.
        В следующее мгновение Коля и Дима обнаружили себя лежащими на земле и получающими порции острой боли. Диму продолжил пинать Рустам, всё больше в живот, а Николая - Иван, по ногам, по рёбрам. При этом бандиты несколько раз смачно выругались.
        - Ну что, твари, отрыгнётся вам баллончик!
        - Щас будешь кровь свою пить, сука!
        Дима сначала старался закрывать живот руками. И носки ботинок врага пронзительно отбивали костяшки.
        А затем Кукарский попытался выкарабкаться, встать на ноги, но у него не получилось. Удалось лишь кубарем откатиться в пыли назад, к патефону. В голове же помутнело, и одна только мысль словно втёрлась в мозг: «как больно, как ужасно, ну когда же это кончится!»
        Рядом хрипел Коля, матерился. И конечно слышно было, как и его мутузили.
        И вдруг Дима почувствовал или, точнее, услышал, что удары с двух сторон прекратились, и он поднял глаза.
        - Смотри, Рустик, я достал его игрушку,  - сказал Иван, стоявший над Колей, и вытянул вперёд руку с кустарным револьвером Герасименко.
        - Ух ты, револьвер!  - протяжно сказал Рустик с ударением на слоге «во» и усмехнулся.  - Ну что ж, сейчас мы поиграем.
        Меж тем Рустам достал свой пистолет и направил на тяжело встающего Диму. В тот же момент Иван нацелил ствол револьвера на поверженного, хрипящего и плюющего под себя кровью Николая.
        - В смысле, как поиграем?  - быстро осведомился Иван.
        - А вот как!  - Рустик приставил ствол ко лбу вставшему на колени Кукарскому (Димка замер, ощутив холодную сталь).  - Патрончики из барабана достань, но один оставь.
        Ваня повёл бровью. Хмыкнул, качнул головой. Николай поднял голову, сел на земле и выжидающе посмотрел на Ваню. Меж тем Иван выполнил указание Рустика - опустошил барабан до одного патрона. Остальные спрятал в карман.
        - Значит, русская рулетка,  - довольно воскликнул Ваня.  - Классно ты придумал, Рустик! Ух, как мы сейчас поиграем!
        И он со стрекотом прокрутил барабан ладошкой - туда-сюда, да так картинно, словно ребёнок с игрушкой.
        Дима и Коля переглянулись. Глазами они сказали друг другу всё - и поняли друг друга без слов.
        Ваня протянул револьвер Николаю.
        - На, держи. Правила знаешь?  - ухмыльнулся он.
        Коля медленно кивнул.
        - Ну что, языки прикусили, придурки?!  - Рустам схватил Диму за ворот куртки и больно ткнул стволом в щёку.  - Если твой дружок не поиграет, я тебя пристрелю!
        У Димы по спине пробежал холодок. «Пристрелю» - глухо отозвалось в голове.
        - Вот сволочи!  - прошипел Коля и, сев на землю, дрожащей рукой взял собственный револьвер.
        У Кукарского поплыло в глазах. «Если перехватить рукой ствол этого Рустика, если отобрать у него оружие и…  - подумал Дима.  - Но я не смогу, чёрт, нифига не смогу!»
        Коля медленно приставил револьвер себе к виску, положил палец на спусковой крючок. В голове тоже заметались и переплелись мысли, куча мыслей. «Как быть? Выстрелить в этого ублюдка? Но тогда тот, второй, убьёт Димку. Да и если осечка? Тогда Димка окажется убит, а я один против двоих бандитов, и всё станет бессмысленным. Нет, не пойдет, бред!»
        И новая мысль.
        «А если нажать? Я же выиграю! Я обязательно выиграю. А потом, когда передадут револьвер Димке… Можно будет что-то сделать, что-то резкое, быстрое».
        И сомнение.
        «А если я не выиграю? Если я сейчас сдохну? Тогда всему конец! Тогда прощай эта чудесная жизнь! Прощай Люба, прощайте путешествия во времени! Прощай сладкое милое тело, так обожающее спать с Любой! О, как прекрасно на свете любить Любовь, видеть её истому!.. Нет, я не почувствую боли. Ведь боль продлится только секунду или две. А потом - просто тьма. И мне уже будет наплевать. На всё. На что бы то ни было!»
        - Ну, ты, чего ждёшь?  - не вытерпел Рустам.  - Считаю до двух и стреляю в твоего дружка.
        - Давай резче!  - Иван слегка пнул Колю Герасименко.
        - Раз!  - громко отчеканил Рустам.
        Все напряглись.
        - Да сейчас,  - прохрипел Коля.  - Дайте приготовиться.
        - Чо тут готовиться?  - нервно усмехнулся Иван.  - Нажимай и всё!
        - Два!  - выкрикнул Рустам.
        Коля зажмурился и… сильно дрожащей рукой, с ожиданием боли и конца, нажал спусковой крючок.
        Щелчок прозвучал так, словно бог под ухом цокнул языком. Пронесло.
        У Дмитрия жар, охвативший его секунду назад, сменился на холод и мурашки.
        В то же мгновение раздались выкрики откуда-то со стороны, но близко, шагах в пяти от места игры.
        - Стой, не двигаться, стрелять буду!
        - Бросай оружие! Полиция! Вы арестованы.
        Иван с Рустиком замешкались, закрутили головами, и тут же набежали трое полицейских - двое с автоматами, один с пистолетом. Коля выронил револьвер из рук, обхватил голову и затрясся со всхлипами. Дима вытер пот со лба. Рустам бросил свой пистолет на землю.
        Подошедший капитан в полевом мундире его подобрал. Каждый автоматчик приставил ствол к каждому бандиту.
        - Руки за спину! Лечь на землю!
        И спустя миг роли поменялись. Иван и Рустам, матерясь, нехотя опустились и оказались в том же положении, что и некогда Коля с Димой. А последние так и остались сидеть на земле.
        Пока их не подняли и не повели к двум полицейским машинам за компанию с бандитами.

* * *

        Коля расположился на стуле в освещённой окном комнате, напротив стола следователя, который шуршал ручкой по листу бумаги. У следователя или, точнее, оперативника было овальное лицо с исключительно некрасивыми, какими-то слащавыми губами и ещё - с угловатыми скулами.
        - Итак, вас опознали,  - чеканил он между делом.  - Несколько раз в пещерах объявляли тревогу среди персонала. Вы заходили в пещеру с группой и пропадали. Поиски человека проходили безрезультатно. Сотрудникам пещер пришлось сообщить в полицию. Вы думали, что ваше исчезновение останется незамеченным? Как бы ни так!  - Опер перестал писать и постучал пальцами по столу.  - Сегодня на месте действия вас опознали два экскурсовода.
        - Они ошиблись,  - равнодушно сказал Коля, стресс от «русской рулетки» уже почти развеялся.  - Это был не я. Никуда я не пропадал. Я вообще сегодня первый раз в Кунгуре оказался.
        - Вот только давайте не будем!  - резко возмутился оперативник.  - Вчера утром пропали двое, до этого - ещё двое. А сегодня явилось четверо. И вы в том числе. Как это объяснить?
        Полицейский наклонился ближе, приоткрыл противные губы, уставился на Колю недобрыми серыми глазами.
        - А в чём, собственно, меня обвиняют?  - Герасименко глянул в окно, там качнулась набухшая зеленью ветка тополя.
        - А хотя бы в ношении самодельного револьвера. Где вы его взяли?
        - Послушайте, это не мой револьвер,  - разозлился Коля и пристально поглядел на оперативника.  - Это «пушка» тех бандюг!
        - Ну да, они - бандиты, проходили по другим ориентировкам. Теперь им точно посидеть придётся. Но они говорят в один голос, что это ваш револьвер,  - спокойно изъяснился хозяин кабинета, выпрямив осанку.
        - Не-не-не, они просто хотят на меня… блин, как это называется? Повесить пушку? Нет, не так. М-м. Короче, списать револьвер на меня.
        - Ладно,  - вздохнул оперативник,  - давайте так: вы рассказываете правду, и я вас отпускаю. Под подписку о невыезде. Огнестрельное мы всё равно изъяли как вещдоки.
        - Хорошо, так и быть, я вам сознаюсь.  - Коля честно посмотрел на полицейского.  - Вот, слушайте. Я и мой друг Дмитрий Кукарский… В общем, мы с некоторых пор вместе путешествуем во времени. А до этого я один путешествовал. Мы остаёмся в пещерах, в третьем гроте, поскольку он какой-то волшебный, и, затаившись там, мы незаметно перемещаемся в тысяча девятьсот восемьдесят третий год.
        Всё это Николай проговорил быстро и чётко.
        - Вы что, на полном серьёзе?  - оперативник сделал странное выражение лица, словно приготовился воскликнуть, выдавить из себя что-то типа - «ну ты и дебил!».
        - Ну конечно на полном серьёзе!  - Коля не моргнул.  - Вот и патефон мы оттуда принесли. Тоже вещдок?
        - Бред какой-то! Перестаньте дурачиться!  - Опер напрягся и даже слегка покраснел, Коля принялся машинально наблюдать, как двигаются некрасивые губы визави.  - Мне тут не надо комедии разыгрывать! Или, может, ты в камеру к уголовникам захотел? Я из тебя дурь-то быстро повышибаю!
        - Не верите,  - печально вздохнул Николай, когда опер замолчал.  - Я так и знал! Но тогда скажите, откуда же у меня взялся патефон?
        Полицейский почесал кончик носа.
        - Да фиг тебя знает! Скорее, у тебя с мозгами не в порядке. Таскаешь патефон вместе с собой, туда-сюда. Короче, отправлю-ка я тебя в психиатрическую, на обследование.
        - Ещё чего!  - обиделся Коля.  - Слушайте, вы же обещали меня отпустить! Под подписку. Ну. Я же не опасный для общества. Хорошо, никуда я не перемещался. Просто оставался в пещерах, а потом выходил позже сам. Ну, дурью маялся.
        - Ладно,  - заключил опер.  - Посидишь в коридоре, подумаю, что с тобой сделать.
        Колю вывели и усадили за дверью кабинета. Он осмотрелся. Улизнуть не представилось возможности. Слишком много полицейских вокруг да около. К тому же, пропуска-то на выход не выписали. Как через дежурного прошмыгнуть? Да и с Димой не ясность. Где он? Где-то здесь? Его отпустили или нет?

        Меж тем Дмитрий сидел у другого оперативника, и Кукарского тоже допрашивали.
        - Что вы делали в Кунгурских пещерах?  - строгая брюнетка с погонами лейтенанта и даже с едва заметными усиками, впрочем, вполне очаровательная, постукивала изящными пальчиками по кнопкам клавиатуры ноутбука.
        - Как что? Сходил на экскурсию в качестве туриста.  - Кукарский откровенно разглядывал девицу в форме, в душе оставался лишь неприятный осадок от недавних событий.
        - Тогда каким образом вы оказались в компании двух преступников и некоего Герасименко?  - низким грудным голосом осведомилась брюнетка.
        - Я недавно познакомился с Герасименко,  - протянул Дмитрий.  - Мы вместе пошли на экскурсию. По дороге случайно купили патефон, ну так, просто понравился. А эти дебилы напали на нас. Видимо, хотели отобрать антиквариат.
        - Они угрожали вам оружием?  - девушка-лейтенант оторвала глаза от ноутбука - Дима поэтично обозначил их как «глубокие омуты серо-зелёного оттенка».
        - Совершенно верно,  - кивнул Кукарский.
        - Тогда почему Герасименко держал в руке револьвер?
        - Они заставили его играть в русскую рулетку и вручили свой револьвер с одним патроном.
        Дама из полиции пару раз моргнула и затем постучала по кнопкам клавиатуры ноутбука. Дима отметил про себя, что пальцы у нее тонкие и холёные.
        - И что?  - тихо спросила брюнетка.  - Герасименко сыграл?
        - Да. Но, как видите, ему повезло. Если б не полиция, то есть, если б не вы, следующим игроком был бы я.
        - Понятно,  - заключила лейтенант.  - Вам тоже повезло.
        - Что-нибудь ещё… хотите спросить?  - с легкой улыбкой поинтересовался Кукарский.
        - Ладно, у меня пока всё.
        - Значит, я могу быть свободен?  - обрадовался Кукарский.
        - Да, но вам временно запрещено выезжать из города.
        И Дмитрия Кукарского отпустили из двадцать четвертого отделения полиции Перми.
        Выйдя в коридор отделения, Дима достал мобильник и набрал Герасименко, но у того, видимо, телефон приказал искать зарядку. Тогда Дмитрий прошелся по коридорам и счастливо напоролся на Герасименко.
        К этому моменту Колю уже решили отпустить. И вместе друзья покинули отделение полиции.
        Первые секунды они шли молча, и майское солнце улыбалось им, и встречные девушки с интересом поглядывали на них.
        - Эх, жаль, что я сегодня решил курить бросить!  - Коля нащупал в кармане пустую смятую пачку «Космоса».
        - Неужели?  - удивлённо покосился Дима.  - На тебя это как-то не похоже.
        - Да вот, представь себе,  - не без гордости ответил Герасименко.  - Когда-то надо ведь начинать… что-нибудь хорошее делать.
        После короткой паузы Дима кое-что вспомнил
        - Слушай, а что с патефоном?  - спросил он.
        - А!  - Николай махнул рукой, недовольно сморщив лицо.
        - Ну и леший с ним!
        - Может, ещё вернут,  - предположил Коля.  - Им главное - те уроды. Ублюдки оказались преступниками, которых уже искали.
        - Да-да,  - покивал Дима.  - Ещё бы! Такие твари должны вечно сидеть! Когда этот Рустик заставил тебя в русскую рулетку…
        - Ой, лучше не напоминай мне!  - воскликнул Николай.  - Это было жутко. Не дай тебе бог такого испытания!.. Но я выдержал.
        - И всё-таки как?  - Дима приостановился и с восхищением уставился на друга.  - Ты рассчитывал, ты верил, что пуля… что она не выпала… не попала в ствол?
        - Да, чёрт возьми, да!  - Коля тоже остановился.  - Я знал, что карта не выпала! Я ведь по жизни везунчик. Иногда по ночам я вижу свою звезду…
        Дима секунду помолчал.
        - Что, звезду?  - наконец произнёс он и недоверчиво покачал головой.
        - Да-да, ты не ослышался!  - Коля смело посмотрел другу в глаза.
        - Ладно, проехали,  - вздохнул Кукарский, ступив шаг вперёд.
        - Блин, вот только пушку мою жалко,  - посетовал Коля, двинувшись вслед за Кукарским.  - Если на патефон ещё есть надежда, то её уж точно не вернут!
        - Ну и бог с ней!  - бросил Дима.
        Затем некоторое время они снова шли без разговоров.
        - Ну что, поедем смотреть, во что нынче превратилось пепелище?  - Коля оживлённо вспомнил про подожжённый товарищем дом и задорно поглядел на спутника.
        - Чёрт, я сейчас не могу.  - Дима поднёс руку к глазам и посмотрел на японские часы.  - Мне же срочно на работу надо!
        - Ну и бог с ним,  - запоздало передразнил Герасименко.  - Сам потом разберёшься. У меня тоже дома дел навалом. Мусор вынести. Лампы для телеков поискать.
        - Какие лампы?
        - А? Да это я так, пошутил.
        Дима механически посмотрел на проступающую плешь товарища.
        - Ладно,  - подытожил он.  - Мне всё-таки надо на работу спешить.
        - Ага, давай вали,  - усмехнулся Николай.  - Вечером увидимся, если что.
        На том они и расстались.

        Май 2013 года, Дмитрий Кукарский и его личные планы насчёт всей страны

        Одно из ярких воспоминаний, вынесенных Димой из семейной жизни - это запах утреннего детского сада с ароматом прогорклой каши. Когда он сдавал ребёнка воспитателю, казалось, ничего нет ужаснее этого запаха!
        Но после развода Дмитрий получил невероятную свободу, и в полной мере ощутил её самую на своей шкуре. Некуда больше стало спешить, не перед кем отчитываться. Впрочем, через какое-то время он по самое «не хочу» вкусил этой свободы, пресытился ею, и почувствовал скуку и одиночество.
        В досужее время, если не транслировали хоккей или футбол, и никто не звал пить пиво, Дима или читал умную книгу по истории России, или сидел в интернете. Но в сети он не делал ничего определённого, а занимался всякой ерундой. Например, просматривал на форумах обсуждения реального положения вещей в современной России. А когда становилось совсем скучно, он искал ответы на беспокоящие его каверзные вопросы. Как то: «Что помогает космонавтам обойтись без секса?» Или: «Как отмыть следы от почек на кузове автомобиля?» Либо, на худой конец, вводил какие-нибудь сочетания известных фамилий, скажем, «Путин и Кабаева».
        Всё это было так, пока Дима не встретил Николая, пока не погрузился в удивительный мир далекого детства. Когда же погрузился, когда прошёл первые круги испытаний,  - когда связался с кагэбэшником,  - Кукарский уже стал совсем иным. Он почувствовал, что жизнь его вдруг круто изменилась, и, причём, бесповоротно.
        Дошло до того, что Дмитрий решил взять отпуск пораньше, наплевать на путёвку в Турцию, и целиком провести отпуск в СССР.
        Нет, вернее, сначала дошло до того, что он отправился в следующее путешествие в одиночестве, без Герасименко.
        И лишь параллельно взлелеял план срочного ухода в отпуск, пусть даже за свой счёт. Потому что после второго путешествия в прошлое приступить к служебным обязанностям оказалось куда тяжелее, чем даже после первого.
        Прежде всего, Дима получил втык за то, что сильно опоздал. И не от кого попало, а именно от Шахини. Как назло, начальница искала его с самого утра, чтобы выдать новые порции «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». А Дмитрия долго не было.
        Впрочем, он оправдался очередной полуправдой - дескать, совершенно случайно попал в отделение, так как стал свидетелем некой бандитской разборки. Шахиня, как ни странно, поверила и, к счастью, подробности её не заинтересовали.
        Весь в мыле, Дима отправился исполнять новые поручения. И сам этот процесс разозлил его, и вот тут-то он и задумался вплотную о заявлении про отпуск за свой счёт. Отсутствие оплаты взятых в оборот дней его не беспокоило - стоило лишь провернуть на пару с Колей какую-нибудь крупную товарно-денежную операцию в прошлом. Дима даже удивился сам себе, как это манящие турецкие пляжи перестали его манить, как это Советский Союз оказался интереснее и краше?!
        А ну её, эту Турцию! Чего он там не видал?! Зачем он вообще туда собирался? Потому что каждый россиянин патриотом может и не быть, а в Турцию слетать обязан? Иначе чем, какими фотками, россиянин будет хвастаться виртуальным дружкам в социальных сетях? (Хотя эти друзья ради настоящей дружбы в реале и гроша ломаного не дадут!)
        В общем, путешествия в восемьдесят третий куда важнее и приятнее Турции, решил Дмитрий! И если застрять в застойном прошлом надолго, то и будет отпуск куда покруче банальной турецкой пошлятины! Ведь там, в восемьдесят третьем, сущий рай!
        В этот рабочий день, получив серьёзный пистон от Шахини - с повышением голоса, с противным тоном разговора,  - Дима съездил на два объекта. По закону подлости объекты расположились в другом конце города относительно заветного сожжённого дома и по другому пути. И посмотреть итог поджога получалось только вечером.
        По дороге Кукарский проклял пробки. Люди в соседних машинах вызывали лишь презрение. Зачем все едут? Куда все едут? Слишком много развелось автомобилей. То ли дело было в застойную советскую эпоху!
        Дмитрий вспомнил, как ходил по улицам старой Перми. Тамошние люди понятия не имели о пробках! Ведь автомобиль являлся гордостью и роскошью на душу населения, а не средством передвижения и не рабочей лошадкой. А примитивная Вазовская «шестёрка» своим видом вынуждала соседей хозяина сего чуда покрываться пятнами от зависти!
        Впрочем, «АВТОВАЗ» недалеко ушёл нынче от пресловутой «шестёрки», с усмешкой думал Дима, оглядывая соседние машины. «Ну что эта „Приора“, разве это машина двадцать первого века? Ну, ведь курам же на смех! Сущее извращение!»
        Кстати, нынче люди в пробках ненавидели друг друга, по крайней мере, так считал Кукарский. И ещё он в один момент вдруг вывел для себя вот какую истину. Объективная особенность нашего времени в том, что люди окончательно разлюбили друг друга!
        Вывел он сию аксиому уже на одном из объектов. В небольшом магазине «Мастерок», на окраине спального района, по залу Диму сопровождала молодая серьёзная дама - управляющая супермаркетом.
        Дама, несмотря на свои лет двадцать семь или двадцать восемь и на очаровательное, в общем, лицо с аккуратной рыжеватой челкой, выглядела настолько серьёзной, и казалось, так по жизни была увлечена работой, читай, карьерой, что Диму это только расстроило. Как ни пытался он её раскачать шутками, когда они двигались вдоль торговых рядов, девица лишь со странными взглядами косилась на старшего менеджера из центрального офиса.
        Девушки, которые слишком ко многому стремились, много учились и много работали, по определению вызывали у Кукарского стойкую душевную тошноту. Они казались ему ущербленными в чем-то глубинном, главном, а именно, в любви и сексе, и поскольку некуда им было девать ласку и любовь, занимались они, по разумению Димы, всякой ерундой.
        Вместе управляющий и гость проверили состояние торгового оборудования и наполнение полок товаром. Так и не смогши расшевелить человеческое начало в девице, Дима распрощался со спутницей, прикупил кое-что себе и пошёл на кассу.
        Он стоял в очереди и думал, до чего же нынче люди загружены, замкнуты, и сколько у них напыщенных масок, что даже шутками их не пронять! Но от невесёлых мыслей его отвлекло какое-то необычное оживление, сотворившееся у соседней кассы.
        Дима поднял голову и увидел следующее: какой-то лысый коренастый мужичок, из тех, что ходят с вечно злобным лицом, недовольно обругал копошащегося соседа - худощавого типа в бейсболке, жующего жвачку.
        - Молодой чемодан, побыстрей нельзя? Люди-то ждут!  - И указал на скопившуюся очередь.
        Но «молодой чемодан» взъелся и ответил что-то грубое, мол, знаешь что, мужик, иди ты к чёрту, понял, да?!
        Это необычайно разозлило коренастого. Завязалась паскудная перепалка, как говорится, слово за слово и пошло-поехало!
        Однако последовавшего за всем этим поворота событий никто не ожидал. Услышав очень обидное слово, лысый мужичок (оба уже стояли за линией касс, снаружи магазина) вдруг ударил под дых типа в бейсболке. Тот поначалу прижал руки к животу, но через несколько секунд сумел перегруппироваться и накинулся на зачинщика. Они вцепились друг в друга и начали как-то нелепо крутиться по холлу, скрипя подошвами ботинок.
        Слава богу, сиюминутно подскочили охранники магазина. Последние и разняли неожиданно завязавшуюся драку в общественном месте. Они развели петухов в разные углы. И кто-то уже заговорил про едущую полицию, а какая-то бабка под боком у Кукарского возмущённо забормотала о том, до чего, мол, опустились люди, друг друга сгрызть готовы!
        Выйдя на улицу, Дима огляделся - как раз навеяло тучу, и собрался дождь. Под стать погоде мысли полезли совсем унылые. Эта строгая карьеристка, эти два мужичка,  - весь этот серый мир настоящего так разительно отличался от вчерашнего путешествия, от тех милых людей, добродушно подаривших патефон! Тут Дима и вывел истину, что люди разлюбили друг друга.
        И тут же он окончательно утвердился в мысли, что вступил на правильный путь - что не зря связался с кагэбэшником, представившимся Игорем Кирычем. Что теперь уже, несомненно, надо будет заняться изменением прошлого во благо будущего.
        Но сначала надо было убедиться, к чему, собственно, привёл небольшой тренировочный эксперимент с подожжённым домом.
        Вечером Дима, отстрелявшись на работе, заехал-таки в тот район, где либо стоял (если восстановили), либо не стоял чёртов дом. Пока Кукарский ехал, разошёлся дождь. Капли то колошматили по окнам «Логана» со всей дури, то превращались в скупые небесные слёзы.
        Когда Кукарский прибыл, дождь уже перестал. Дима вылез из машины и ноздрями втянул превосходнейший аромат майского естества после дождя. И одновременно Кукарский уже узрел, что памятник старины, им спалённый, отсутствует на старом месте.
        И этот воодушевляющий аромат промокших свежих листочков на деревьях, этот свершившийся акт изменения прошлого - всё это в миг подняло в Диме волну, и всякое ненастье ушло из души, а настроение резко поднялось.
        - Ага, свершилось!  - сказал он вслух.  - Наконец-то! Наконец-то хитрая сущность времени прогнулась!
        Тут пролетели в голове все эпизоды, связанные с этим экспериментом. И то, как Коля покрутил пальцем у виска накануне махинации с домом. «Ты что, спятил? Что за дикая идея, спалить избу?» И то, как после встречи с Игорем Кирычем перебрался Дима на бензиновую заправку со смешными колонками, по шкалам которых двигались стрелки. И как подвернулся на заправке мужик на лихом «Четыреста двенадцатом». И как на задах временно брошенного дома оросил Дима брёвна бензином и чиркнул спичкой. И, наконец, как уходил по улице, оглядываясь на неожиданно бодрые языки пламени.
        Правда, в эти минуты уже где-то завыла сиреной пожарка, но времени помешать ей не осталось. Люба уже, по прикидкам, приехала на автовокзал. Впрочем, пламя занялось так споро, что шансы пожарников растаяли в секунды.
        И он не ошибся! Дома теперь не существовало. А на месте, где дом стоял, росло несколько небольших тополей. Значит, и не было тех шести месяцев, проведённых в офисе? Но, напрягшись, Дима вспомнил несколько ярких моментов той службы в офисе в деревянном доме.
        Как же так, спросил он себя? Память не стёрлась, а здание стёрлось. Имелось там несколько комнат, отданных рекламной газетёнке. И была основная зала, где сидел Димка и сидели его коллеги. И все они ежеминутно названивали клиентам, упорно втюхивая полосы под рекламу. И была директорша (опять баба!) с каждодневными планёрками, похожая на фурию из кинофильма «Блеф» с Адриано Челентано. И была блондиночка Софья с тонким голоском, по которой сох Димка. Как раз перед знакомством с будущей супругой.
        И где они сейчас все? Вот бы хоть одну сюда, чтоб спросить: ну, мол, девица, помнишь ли чего обо мне, о нас, как мы служили в той газетёнке?! Но ни одну сволочь ведь сейчас не откопаешь! Те люди, рядом с которыми ты копошился когда-то, в определённый период своей жизни, имеют свойство бесследно исчезать. А если всё же они и появляются лет через десять, вот как Коля, то в совсем неподходящий момент!
        Да, и там ещё парковка имелась у крыльца, небольшая такая, аккуратная, и всё время стояли два «Жигулёнка» седьмой модели с названием газетёнки на боках, готовые сорваться сиюминутно к созревшему клиенту. И менеджеры набивались в эти «Жигулёнки», в том числе и Димка, и ездили по адресам…
        А теперь вот ни парковки, ни дома. Только три тополя. «Три тополя на Плющихе», блин. Меж тем, ничего больше в городе не изменилось - это Кукарский успел заметить. И в людях тоже ничего не изменилось. Взять, например, Шахиню.
        Тут Диме пришла идея. Он сплюнул, сел в машину и помчал «Логана» по направлению к центральной библиотеке. Срочно, пока не закрылась, раздобыть подшивки газет! А заодно понабрать учебников по новейшей истории России. Это для Кирыча. Ибо уже завтра назначена встреча.
        Дима уже решил, что на работу завтра опять не пойдёт. Возьмёт потом больничный у знакомой медички. Главное, заранее ей звякнуть. И он позвонил по пути в библиотеку. Та пообещала посодействовать. А в ходе больничного и заявление на отпуск можно поднести, решил Кукарский.
        В библиотеке оказалось пустынно. Лишь редкие странные личности, да парочка студентов попались Диме на глаза. Перво-наперво он попросил у очкастой библиотекарши лет сорока с некрасивым лицом подшивку местных газет.
        Долго рылся. Но нашёл! В старинной «Звезде» за тот сентябрьский день - за двадцатое число, года тысяча девятьсот восемьдесят третьего, ютилась на второй странице заметка о печальном происшествии. В результате пожара, дескать, сгорел заброшенный дом. Причина возгорания неизвестна. Дому было семьдесят лет. На месте пепелища решено разровнять площадку и сделать в будущем маленький скверик.
        Ладно, заключил Дмитрий, пусть так. Ну а что же с той газетой? Где она-то прописалась? Ведь сейчас, в мае две тысячи тринадцатого, она должна до сих пор оставаться в злополучном деревянном здании.
        Кукарский сдал подшивку «Звезды» и попросил бесславную рекламную газетёнку. За любое число.
        - Таких не держим!  - гордо сказала дама в очках низким мужиковатым голосом.
        Тогда Дима перешёл в другой абонемент и выписал себе на неделю два учебника новейшей истории России. Так чтоб с Горбачёвской перестройкой, с распадом СССР, с эпохой правления Ельцина. При беглом просмотре соответствующих глав показалось, что объясняются все эти этапы весьма доходчиво.
        Наконец Дмитрий перебрался в интернет-зал и вышел в сеть. В поисковике набрал название газетёнки и таким образом отыскал всю необходимую информацию. Выяснилось, что в означенный период, а именно, зимой и весной две тысячи четвертого года, Димина рекламная «многополоска» арендовала офис в том же районе, где в тысяча девятьсот восемьдесят третьем сгорел дом.
        Более того, редакция занимала площади особняка, похожего на сгинувший. Особняка, так же сложенного в два этажа из бревён в начале двадцатого века. Возможно, что и экстерьер с интерьером у сего здания напоминали стёртые Димкиным огненным ластиком экстерьер с интерьером. Впрочем, как раз таки эти интерьер с экстерьером уже постирались в Димкиной памяти. Ибо в первую очередь в голове меркнут подробности места действия.
        Стало быть, само-то действие никуда и не потерялось, вдруг озарило Кукарского! Всё происшедшее с ним, с Челентановской фурией, с блондиночкой Софьей, происходило, как и происходило, но только в другом, похожем месте и в том же районе.
        И, тем не менее, дом таки пропал! А следовательно, настоящее можно поменять. (Ну конечно можно!  - И с Леркой, собственно, результат имелся, ведь она ожила, это тоже очень важно!) Но настоящее меняется весьма осторожно. И значит, стоит рискнуть - переделать прошлое всей страны! Ни больше ни меньше! И тогда так осторожно всё поменяется, что мы останемся теми же, за то жить станем лучше… Нет-нет! Мы все станем добрее!
        Бред, сущий бред, сразу одёрнул себя Дима! Какой же он идеалист!
        «Да ладно! Хуже, чем было, никак не станет! Разве может быть что-то хуже лихих девяностых? А я хочу без них. Чтобы просто: Советский Союз благополучно вступил в двадцать первый век. Вот как Китай. Только и всего. Дом пропал, пропадёт и весь этот грёбаный капитализм!
        По крайней мере, мне-то что от этого? Мне-то точно хуже не станет! Ну а зачем мне это нужно? Больше всех надо, что ли? Да затем, что у меня, только у меня, единственного на всём белом свете, есть волшебная палочка! И… если не я, то кто?! Ведь люди не видят, как мир катится в тартарары. При такой озлобленной жизни, при таком влачимом существовании мы скоро все загнёмся!
        Да-да, я раньше часто думал: вот как скоро мы все загнёмся. Кругом озлобленность, равнодушие, казнокрадство, отсутствие национальной идеи. И Россия вот-вот развалится. Или её разбомбят. Но я считал это замкнутым кругом. Я не видел выхода из происходящего. Мне не приходило в голову, как нам всем выпутаться из пут?
        А теперь сама судьба преподнесла фантастический подарок! Надо только суметь им правильно воспользоваться. Поскольку он требует трепетного к себе отношения…»

        Когда Кукарский вышел из библиотеки с учебниками под мышкой, радостно сияло солнце, но оно уже катилось по крышам и посылало прощальный ветерок. «И ещё мне бы завтра одному туда смотаться,  - твердил про себя Дмитрий.  - Коля будет мешать встретиться с Кирычем».
        Впрочем, сложностей воплощение сей задумки не представляло - достаточно было соврать Николаю с три короба, мол, завтра не смогу, а самому с раннего утра податься к пещерам. Правда, предварительно прощупав почву - когда этот маневр собирается сделать Коля? Поедет ли он один, если приятель занят на работе?
        Проблема решалась немедленным звонком. Дима достал мобильник и набрал товарища. Тот ответил сразу и затараторил:
        - Представляешь, эти полисмены вернули мне патефон!
        - Интересно, каким образом?  - слегка удивился Кукарский.
        - А, вспомнил тут про одного одноклассника, он же в ментуре по жизни. Ну, связался с ним, попросил надавить, куда следует. Коньячок ему вот сейчас повезу. Так что не знаю, сколько мы пробухаем. А завтра ещё патефон попробую реализовать, просто хочу Любе подарок сделать - шубу купить, так что деньги срочно нужны.
        - Понятно,  - обрадовался в душе Дима.  - Значит, очередное путешествие во времени отменяется!
        - Да, давай до послезавтра. Ты пока паспорт на себя советский сделай. Я ж тебе ту ксиву отдал,  - напомнил Коля.
        Тепло попрощавшись, Кукарский отключился.
        Итак, дорога открыта, воодушевлённо сказал он себе! Завтра я отправляюсь в прошлое один-одинешенек!
        Фу чёрт, нашел же приключений на свою голову!
        Дома после перекуса Кукарский ненадолго уставился в экран плоского телевизора. Но там показали криминальные новости под стать последним Диминым размышлениям. Какой-то пьяный директор фирмы на своём «Гелендвагене» наехал на пенсионерку. Та пришла в себя в больнице и дала показания. «Он повернул руль в мою сторону и даже улыбнулся,  - сообщила, почти плача, жалкая седая женщина в бинтах,  - и я не успела ничего сделать…» Показали этого типа за решёткой суда - обычный брутальный молодой человек со свирепым лицом.
        - Вот тебе, пожалуйста,  - пробормотал Дима.  - Да разве возможно было такое в СССР, где пожилых учили уважать с детства?
        «Нет, это уж точно,  - снова пришло в голову,  - люди нынче окончательно разлюбили друг друга!»
        Выключив телевизор, Кукарский набил чёрную походную сумку с наплечным ремнём. Сунул ноутбук с историческими роликами, которые перед ужином скачал в ютубе (Михаил Сергеевич беседует с жителями северной столицы, крах Горбачёва, Ельцин на танке и прочая), два учебника новейшей истории, томики «Консуэло» на продажу, а также всякую мелочёвку - пластиковые карточки, открытки, флэшку,  - всё в качестве сопутствующих доказательств именно для Кирыча. В карман кожанки засунул последнюю советскую купюру - один рубль. На первые часы путешествия достаточно.
        И во время этих сборов как-то неприятно заныло в груди у Димы, словно он паковал чемодан в командировку на Воркуту. Его начали грызть сомнения - а стоит ли? А прав ли он? Имеет ли право распоряжаться судьбой миллионов? Может, остановиться, пока не поздно, плюнуть на всё, да и просто развлечься прогулкой по прошлому?
        Впрочем, ничего ведь ещё толком не решил, утешил себя Дима. Планы только в намётках. Программа-минимум - всего лишь рассказать Кирычу о невероятно крутом тридцатилетии, пройденном страной. Ибо мало какой империи давалось такое конкретное «жэ» в истории за столь короткий период! Практически почти никакой! Разве что Римской под натиском варваров. Да и то неудачное сравнение.
        Дима отставил сумку и удалился на кухню. Там он выпил некрепкий кофе с бальзамом, извлечённым из старых запасов. Мысли окрасились в яркий цвет. Ну конечно всё у него получится! Всё пройдет безболезненно! И результат никак не окажется хуже того, что уже и так случилось в данное время.
        Мир переделать не столь уж и сложно. Главное, чтоб повезло, и ещё надо просто захотеть!
        После повторной кружки кофе с бальзамом на Кукарского вдруг навалилась необычайная сонливость. Кофе всегда действовал на Диму парадоксально. Кукарский перебрался в комнату, разделся, лёг на диван и сразу отключился.

        Сентябрь 1983 года, Дмитрий Кукарский и КГБ

        Проснулся Дима рано - сработал внутренний будильник. Кукарский соскочил, навёл марафет и… Вскоре с сумкой наперевес он уже бежал на автобус, чтобы добраться до автовокзала. В пути Кукарский старался ни о чём не думать. Так, наслаждался пейзажами солнечного утреннего города.
        «Ведь город не станет хуже, если я поменяю историю страны?» - спросил он себя в один момент.
        «Да нет, глупости! Зато, может, вместо тупорылой рекламы появится нормальная»,  - усмехнулся сам себе в ответ.
        Купив билет до Кунгура, Дима ещё подремал на вокзале, а затем и в автобусе.
        С первой экскурсией он пробрался в пещеры. Четко следуя проторенному квесту, Дима перебрался в тысяча девятьсот восемьдесят третий год и вернулся в областную столицу. Вид любимого города его обрадовал: светило солнце, и добрые люди радовались светилу, и вместо глупой рекламы встречались лишь коммунистические лозунги!
        Найдя ближайший телефон-автомат,  - точнее, найдя показавшуюся забавной железную кабинку со стеклянными окнами,  - Кукарский плотно закрылся изнутри, опустил монетку, которую только что выменял в магазине, в прорезь навесного аппарата с диском для набора номера. Держа в другой руке мятую бумажку с наспех нацарапанными цифрами, Дмитрий набрал номер, покручивая чудной диск.
        Кирыч ответил после третьего гудка в тяжёлой телефонной ретро-трубке. По голосу - вроде обрадовался. Попросил приехать в управление, объяснил, как добраться. Впрочем, Дмитрий и так знал место расположения пресловутой конторы, да и внешний вид её себе вполне представлял - вот уж что не менялось много лет!
        В областном КГБ Кирыч встретил Дмитрия у вертушки. И промелькнуло что-то по лицу офицера, какая-то тень от штор на окне, и Диме почудилось, будто Игорь Кирыч - это некий фантастический робот. Но Кукарский тут же отогнал от себя дурацкое наваждение.
        По длинным полумрачным коридорам, напоминающим старое управление завода, в котором Димка когда-то работал, майор провёл гостя к себе в кабинет.
        - Ну вот, здесь нам никто не помешает, никто не подслушает,  - с довольным видом констатировал кагэбэшник, жестом усаживая Дмитрия на стул.
        Сам он сел напротив, за стол,  - в общем, классическая расстановка фигур. В просторном кабинете большое окно сбоку от стола оказалось зашторено бежевыми занавесами с кисточками. На стене, противоположной столу, висел огромный портрет Андропова. Генсек через очки строго глядел на Диму, и Дмитрию даже становилось как-то не по себе от этого взора. Впрочем, опустившись на стул, он оказался спиной к молчаливому соглядатаю.
        - Да, это точно,  - согласился Кукарский с озвученными преимуществами места встречи.
        - Ну-с, давайте начнём!  - Игорь Кирыч приподнял жидкие брови и сморщил и без того морщинистый лоб.  - Вы привезли с собой то, что обещали?
        - О да, я привёз вам кучу доказательств,  - охотно ответил Кукарский и потянулся к сумке, которую несколько секунд назад бережно поставил под стул.
        Перво-наперво Дима с торжественным видом извлёк ноутбук. Игорь Кирыч уставился во все глаза.
        - Это что за аппарат?  - после паузы бодро отчеканил он с каким-то музыкальным ритмом.
        - А это но-ут-бук,  - в такт визави чётко ответил Кукарский и раскрыл аппарат, как книгу.
        - Ну, то есть переносной компьютер,  - добавил Дмитрий, заглянув в свой ноутбук сбоку.  - Надеюсь, понятие «компьютер» вообще вам знакомо?
        - Обижаете!  - Кирыч провёл указательным пальцем по нежной поверхности жидкокристаллического экрана, по шершавому ободу корпуса, но едва на чёрном дисплее появился опознавательный знак «Виндовс», майор повёл бровью.
        - Это плоский мони… м-нэ… ну, типа телевизора. Впрочем, у нас теперь почти все телевизоры плоские. А вот в этой части, где кнопки клавиатуры, короче, под ними - находятся, так сказать, мозги компьютера. Они выполнены в виде плоских электрических плат, но без ламп. Лампами мы давно уже не пользуемся, только диодами.
        Кирыч озадаченно прокряхтел, нажал пальцем букву «е».
        - Н-да,  - протянул он, покачав головой,  - ну и ну!
        - Этот компьютер, точнее, ноутбук,  - терпеливо продолжил Дима,  - может показывать видеозаписи, снятые на камеру. Только камеры у нас теперь снимают не на плёнку, а просто так, с помощью, м-мэ, особой цифровой технологии.
        - Хм, не представляю, как это так - без плёнки? Что за технологии такие?
        - Ну, вот так.  - Дмитрий почесал затылок.  - Просто снимки сразу фиксируются в электронную память на специальной карте и… А, ладно, не будем пока вдаваться в подробности, это слишком сложно! (Дима махнул рукой.) Лучше начнём смотреть. Сейчас я включу вам первую видеозапись,  - строго проговорил Кукарский.  - Вы получите дозированную информацию во временной, так сказать, последовательности… Мне нужно сесть рядом с вами.
        - Ах, да-да, конечно!  - спохватился майор.
        Дима перебазировался вместе со стулом. Когда они оказались рядом - майор КГБ и он, гость офицера,  - Дима уловил лёгкий аромат простого советского одеколона. И на лице проскользнула улыбка.
        А дальше человек из будущего придвинул ноутбук и включил первый ролик. Началось действо - отрывок из легендарной программы «Время». Михаил Сергеевич с визитом в Ленинграде. Вот генсек вышел в народ, чтобы обмолвиться о близком вступлении в силу сухого закона. Вот люди запросто что-то говорят ему. Вот он отвечает.
        Следом, после кратчайшей паузы, Дима включил другой ролик. Первый президент СССР объявляет о своей отставке. Печальный, он сидит за столом с бумагами в руках и говорит. «В силу сложившейся ситуации, с образованием Содружества Независимых Государств, я прекращаю свою деятельность на посту президента СССР…» Крах Горбачёва, крах системы…
        Кирыч внимательно просмотрел оба ролика, но выражение лица майора не поменялось ни разу. «Стойкий хрыч! Ну прямо истинный разведчик!» - усмехнулся в душе Дима. Свернув видеоплейер, Кукарский прикрыл ноутбук.
        - Вот так значит?  - Кагэбэшник постучал пальцами по столу.
        - Да, вот так,  - вздохнул Дмитрий.  - Михал Сергеич, став генсеком, замутил перестройку системы. Он принялся проповедовать гласность и выходить в народ. (На лице майора появился знак вопроса.) Гласность - это значит ослабление цензуры,  - пояснил Дима,  - и снятие информационных барьеров. Чтобы все в открытую говорили о наболевшем. Короче, вот вам учебники, почитайте прямо сейчас. Сколько вам нужно времени на их изучение?
        Кукарский потянулся за сумкой и достал принесённые книжки.
        Кирыч хмыкнул, раскрыл первый том, глаза майора забегали по буквам, жидкие брови придвинулись друг к другу.
        - Не знаю, не знаю,  - наконец сказал он после длинной паузы.  - Мне бы хотелось ещё всё обдумать как следует. Пожалуй, на это уйдёт весь сегодняшний день и вечер.
        - Прекрасно, значит, видеопросмотры продолжим утром. Только где бы мне переночевать…
        - Ну, постой. С этим мы разберёмся.  - Майор предупредительно поднял кисть руки.  - Меня вот что, главное, интересует. А сейчас-то что? Что там у вас сейчас есть? Советский Союз развалился, не верится, конечно… Но, похоже, что ты это не придумал. И этот твой ноут, как его там, бук?.. Он не похож на самодельную конструкцию. Допустим, ты, правда, из будущего, как и твой дружок, и СССР действительно распался. Но что происходит у вас в целом? Какие автомобили ездят? Летают ли люди на Луну и на Марс? Как выглядят деньги?
        - Так, давайте по порядку. Где-то у меня тут есть фотки моей машины.  - Дима нашёл в ноутбуке и показал.  - Ага, вот. Так выглядит современный импортный автомобиль «Рено Логан». У нас иномарки доступны всем.
        Игорь Кирыч причмокнул.
        - Ну, про мобильные телефоны я вам уже рассказал в прошлый раз,  - напомнил Кукарский.
        В тот день он предъявил мобильник в качестве главного доказательства своего прихода «оттуда».
        - А вот такие теперь есть телефоны у каждого,  - известил тогда Кукарский, протягивая мобильник (оба сидели в чёрной «Волге» майора).  - Их носят с собой. По ним можно связаться из любой точки, хоть из леса, с любым человеком, у кого есть такой же. Конечно, если только знаешь номер абонента - он десятизначный.
        В тот раз Кирыч не смог сдержать эмоций - он ухмыльнулся, взял у Димы сотовый и повертел в руках, а уж отдал только в конце разговора.
        Нынче Дима даже не достал мобильник, он продолжил дальше грустным голосом:
        - А вот с космосом, к сожалению, всё гораздо хуже - никуда мы так и не полетели дальше Луны. Ни мы, ни америкосы. Готовится, правда, полёт на Марс. Но… Всё туманно как-то.
        Наконец Кукарский ещё показал российскую сторублевку. Но гладенькая купюра из банкомата заняла у майора всего несколько секунд.
        - Ладно, это всё понятно,  - вздохнул он, вернув сотку.  - Но ты мне вот что ещё скажи. А сам-то ты чего хочешь? Зачем ты со мной связался? Какие цели преследуешь?
        - Наши с вами цели вполне совпадают, я же, кажется, намекал уже. Мне нужно с вашей помощью выйти на Горбачёва, чтобы убедить его не делать фатальных ошибок. Я хочу совместно с вами не допустить грядущего развала Советского Союза, и вы, надеюсь, этого тоже хотите!
        - Хах, эк ты загнул!  - майор резко усмехнулся и тут же покачал головой.  - Прямо так сразу встретиться с Горбачёвым! Ты уверен, что я могу это устроить? Ты думаешь, от этого будет толк?
        - Да, я почти уверен во всём! Мне известно, что будущее можно изменить, если действовать разумно.
        - Интересно, откуда тебе это известно?  - Майор хитро поглядел на собеседника.  - Ты уже что-то попробовал?
        - Даже если бы я что-то натворил, мне было бы плевать на обвинения в вашем мире, меня взрослого всё равно у вас не существует!  - Диму словно разжарило.  - Главное, я понял, что будущее можно изменить. Представляешь, Игорь Кирыч, мы сделаем другую, великую страну, не терявшую своего достоинства!  - Глаза у Димы загорелись, но собеседник посмотрел недоверчиво.  - У нас будет иная история, полная побед и… замечательных свершений. И через тридцать лет СССР станет величайшей державой мира, перед которой будут пресмыкаться Соединённые Штаты! В которой люди будут знать, что живут ради общей идеи построения пусть не коммунизма, но компромиссного доброго мира. В которой не будет озлобленности у населения. В которой не перестанут уважать старших, уступать им место в автобусе. В которой люди будут мечтать не о лёгких деньгах, а о полётах в дальний космос и о новых свершениях!
        Дима не заметил, как увлёкся. А когда остановился, понял, что в пылу своей пафосной речи чуть ли не истёк слюной.
        - Ладно-ладно, это я понимаю,  - наконец, по-доброму улыбнулся кагэбэшник.  - Конечно, будущее без СССР - полное дерьмо! Слушай, а что именно плохое есть у вас? Что тебе так не нравится?
        - Не знаю.  - Дима пожал плечами.  - Как-то всё в целом. Понимаешь, у нас всё плохо. Нет идеалов, люди любят деньги, им не к чему стремиться, кроме наживы. Люди думают исключительно о собственной выгоде. Многие готовы продать душу за деньги. В нашем мире злоба из-за конкурентов и обман ради наживы - обычные явления. Мы живём во лжи. Каждый стремиться обхитрить кого-то и таким образом нажиться. Люди ненавидят друг друга. Многие готовы убить своего соседа или хотя бы дать ему в морду, просто так.
        Кирыч покачал головой, но Диму опять понесло:
        - У людей отобрали идеалы, а взамен ничего не дали. Раньше мы хоть как-то верили, что построим хоть какое-то подобие коммунизма, а теперь в нашем мире никто ни во что не верит, ни в бога ни в чёрта. У всех есть только один идеал - это миллион долларов! Но самое главное то, что русский народ духовно обнищал, книги читать перестал, поглупел, обозлился на весь белый свет. Каждый человек живёт в своём убогом мирке, и его беспокоит только благополучие собственной семьи. Ему насрать на соседа за стенкой, наплевать на то, что творится в мире, он ничего не читает, а только играет в компьютерные игры. На лицо полная деградация. В общем, я могу так бесконечно перечислять недостатки нашего мира,  - заключил Дмитрий.
        - Да уж!  - многозначительно протянул Игорь Кирыч - Что ж, всё это… То, что ты высказал… Это весьма серьёзные аргументы… Ну ладно, мне более менее понятно.  - Кирыч постучал пальцами по столу.  - А может мне того… Сначала самому посмотреть?
        - Что посмотреть?
        - Ваше будущее.
        - Э нет!  - испугался Дима.  - Ни в коем случае! Вы же там с ума сойдёте! Оно слишком сложное. Совершенно непонятное. Я и сам до конца всё не понимаю, а уж вам… у тебя вообще… крыша съедет… лучше не соваться!
        - Ладно, ладно, ознакомлюсь сначала в теории, а там посмотрим.
        В итоге они достигли консенсуса. Игорь Кирыч взял тайм-аут для изучения матчасти, а Кукарскому выделил комнату в гостевом общежитии КГБ. Ибо Дима заявил, что не вернётся к себе, назад в будущее, пока не определится с майором насчёт встречи с Горбачёвым и Раисой. Так майор расстался с Димой до утра.

        Май 2013 года, Николай Герасименко и его личные планы насчёт очередного путешествия в прошлое

        По телефону Николай говорил другу сущую правду. Он заполучил патефон обратно с помощью бывшего одноклассника, служащего ныне в полиции в чине капитана. На следующий день, когда Дима в одиночку махнул в прошлое, Коля занялся добычей необходимой суммы для покупки подарка Любе. Он давно мечтал приобрести красивую шубу, не советскую, а современную, чтобы любимая обомлела, в обморок упала от счастья! И поэтому, дабы набрать необходимую сумму, Коля решил реализовать патефон.
        С самого утра Герасименко немного мучило похмелье, его беспокоило, что слишком часто он выпивает - обычные, впрочем, утрешние угрызения совести умеренно пьющего человека. Накануне вечером пришлось прилично залить в горло с этим одноклассником. Хотя выглядел Коля сейчас неплохо - побрился перед выходом, отутюжил одежду.
        И не мудрено, ведь элементарное правило человека, продающего вещь - выглядеть как на бракосочетании в загсе. А продавать Коля пришёл по объявлению - к некоему скупщику антиквариата. Скупщик, как оказалось, держал небольшой, да что там небольшой, мизерный магазинчик в подвале пятиэтажки.
        Когда Коля спустился туда с патефоном в охапке, у него глаза сразу разбежались. Было непонятно и удивительно, как это хозяину на восьми-девяти или десяти квадратах удалось разместить столько всякого хлама!
        Услыхав шорохи, явился владелец лавки. Он выплыл из-за перегородки, протиснулся между огромным самоваром и стопками лежащих на полу древних книг, и, бросив короткий взгляд на самого Колю, уставился на патефон. Причём, пожилой возраст и чрезвычайно неказистое морщинистое лицо со впалыми скулами едва не отпугнули посетителя.
        - Патефон дорого не возьму,  - сразу предупредил хозяин.  - Пять тысяч рублей, не больше.
        Николай сник. Он явно рассчитывал на большее. Названной суммы не хватало даже на воротник от хорошей шубы. «Что ж, будем копить!  - тут же решил он.  - До зимы в СССР ещё целых три месяца - время есть».
        - Может, за семь?  - На всякий случай Коля решил поторговаться.
        - Нет, за пять!  - противным старческим голосом ответил антиквар и пощупал патефон.
        Отломившуюся иглу Коля намедни кое-как присобачил, и теперь он боялся, что место стыковки привлечёт ненужное внимание. И не зря: ибо профессионал из лавки это место пару секунд пальпировал, словно под лифом у девки в кинотеатре. Однако хитрец, правда, ничего не сказал по поводу иглы.
        - У меня такого добра вона сколько!  - Хозяин повёл рукой в сторону витрины, и Коля увидел там ещё два похожих патефона без ценников.  - Пять штук, не больше.
        - Ладно,  - вздохнул Герасименко,  - забирай!

* * *

        Дима в разговоре с кагэбэшником Кирычем был в какой-то степени прав - все стремятся к наживе в две тысячи тринадцатом, ну, пусть и не поголовно все, но наличие приличной суммы денег радует многих! Вот только забыл Дима факты из истории. А именно - запамятовал он, что и в Советском Союзе хватало подлецов. И к наживе там тоже стремились - только далеко не все поголовно. Просто таких личностей ни Диме, ни Коле пока ещё не довелось встретить в СССР.
        А в наше-то время этаких жуликов, как в Советском Союзе, в его гастрономах, даже в его партийных ячейках,  - в наше время подобного жулья стало на порядок, на десять порядков больше! И прибавилось ещё миллионов пять мошенников всяких разных мастей! Так уж устроен человек: если он живёт в стране, где нет никакой идеологии, то ему сам бог велел жадничать и отстраняться от окружающих!
        «Грязными бабками» брезгливо обзовёт деньги российский журналист, если они в руках у олигарха, а сам с удовольствием продаст подороже из ничего вылепленную грязь.
        Вот и русский поп всегда скажет тебе, что деньги - это зло, что Иисус в такой-то главе Евангелия вещал про богатеев то-то и то-то. Однако сам этот поп почему-то на заправку обязательно приедет на новеньком японском джипе.
        Что же касается Коли Герасименко, то он как раз не очень-то любил деньги за грязь, связанную с ними, но зато он обожал делать Любе дорогие подарки. Один миг, когда её очаровательные глазки наполнялись восхищением, стоил всех богатств мира!
        Так что Коле вновь захотелось окунуться в этот миг, не через три месяца, а сейчас! Поэтому он решил вырученную сумму не отложить в копилку, а сразу потратить на новые духи для любимой. В его голове уже роился план: зайти в парфюмерный магазин и прикупить такие женские духи, с таким впечатляющим ароматом, оставляющим мощный убийственный шлейф, что Люба запрыгает от восторга!
        Так Коля и сделал. Он заглянул в известный сетевой парфюмерный магазин и выбрал сногсшибательный аромат. Конечно, приятная девица в форменном передничке попыталась навязать ему свои вкусы, но Коля полностью положился на собственную интуицию. Уж он-то знал, чем свалить Любу наповал.
        Таким образом, параллельно ко всему Колю одолевали любовные переживания. Опять нахлынула страсть к Любе, и ему со страшной силой захотелось срочно окунуться в излюбленный мир тысяча девятьсот восемьдесят третьего года.
        Ощущая потной ладошкой душистый бутылёк в кармане, в отличном расположении духа Николай подошёл к двери своей квартиры. И, как это обычно бывает, витая в облаках, Герасименко не заметил ожидающей его опасности.
        Едва Коля повернул ключ в замке, как сзади кто-то резко выскочил из ниши за лифтовой шахтой, мгновенно оказался рядом, зажал Коле рот одной рукой и надавил пальцами другой на точку около кадыка. У Коли закружилась голова, и он потерял ощущение реальности. Понял лишь, что медленно оседает на пол. Затем наступил провал.
        Николай очнулся на своём диване, со стянутыми кожаным ремнём руками (его же советским ремнём!)  - он сидел, вытянув ноги и откинув голову на спинку. В голове роился туман, мысли путались. Где-то сбоку кто-то негромко копошился.
        Коля поднял голову, с болью в глазных яблоках перевёл взгляд и увидел странного человека около своих настенных полок. В меру упитанный мужчина в тёмно-сером мешковатом одеянии с тряпичной чёрной повязкой на патлатой голове копался в нижнем отделении Колиного шкафчика. На пол высыпались альбомчики с фотками, записные книжки и прочий хлам. Тут же валялся чёрный бачок, прикупленный для проявки советских фотоплёнок.
        - Ты кто? Вор, что ли?  - проскрипел Коля.
        Незваный гость резко обернулся. Его несимметричное маленькое лицо с трехдневной щетиной перекосила злобная ухмылка.
        - А, очнулся, смертный!  - низким голосом сказал странный человек.
        Поднявшись с корточек, тип приблизился к Николаю. Герасименко почувствовал запах пота и энергию ненависти. Наклонившись к Николаю, непрошеный гость схватил хозяина квартиры за ворот и крепко натянул, вплоть до удушения.
        - Я не вор, я тот, кто пришёл тебя наказать!  - прошипел он змеёй, сузив серые глазки.
        - За что наказать?  - пугливо спросил Коля сдавленным голосом.
        - Канал между временами.  - Незваный гость чуть ослабил хватку.  - Ты не имел право им пользоваться! Ведь ты - простой смертный.
        - Какой канал?  - заморгал Коля.
        Пришедший наказать отпустил шею хозяина квартиры и отступил на шаг назад, но только чтобы выпрямиться во весь рост и принять угрожающий вид.
        - Смерти не боишься? Ты дурачком-то не прикидывайся,  - уже спокойнее добавил он, в упор глядя на Герасименко.  - Сам в прошлое, как на прогулку, таскаешься!
        Коля откашлялся.
        - А откуда тебе это известно?
        - А мне всё известно. Я имею связь с мирами.  - Незваный гость закатил серые глазки, как бы указывая на потустороннее происхождение миров.  - Месяц назад открылся проход, о котором не знал никто! Яма под проходом разделяет наш мир на тридцатилетний промежуток. И как ты умудрился туда забраться?
        - Хорошо, я просто случайно,  - затараторил Коля,  - но я ничего там не напортачил. Да и почему мне нельзя? Да плевал я на всякие там (он тоже закатил глаза). Думаешь, я испугался твоих понтов? (Коля и вправду уже не трусил.) Подумаешь, связь с мирами! Ты из «Битвы экстрасенсов» припёрся сюда? Шаман, что ли, какой?
        - Поразительно, как ты догадался?  - Тип приблизился к Николаю и больно врезал ему по рёбрам.  - Я шаман из Пермской тайги, зовут меня Илко, я пришёл уничтожить тебя, как ненужную помеху.
        Коля, превозмогая боль в ребре, часто выдыхая, плюнул в лицо шаману:
        - Да пошёл ты!
        А в голове промелькнули слова бандита из той парочки: «Илко наказал их замочить!»
        И тут Николай получил второй удар в челюсть, куда более болезненный и неприятный. Аж слёзы на глаза выступили. Тем более обидно стало, что избивают в собственной крепости, на собственном диване. Но, увы, пленённые руки не могли выставить защиту.
        - Говори, зачем ты пользовался каналом?  - Илко снова склонился над жертвой.
        - Просто так,  - сквозь слёзы усмехнулся Коля.  - От нечего делать. А зачем ты шарился в моих вещах?
        - Искал что-нибудь интересное. И нашёл вот это!  - Шаман вытащил из кармана мешковатого одеяния пачку сигарет «Космос» образца тысяча девятьсот восемьдесят третьего года.  - Ты это оттуда притащил? И из-за такой ерунды ты пользовался каналом?
        - Это мелочь. Я просто пользовался тамошними дарами. Но в квартире ничего больше нет,  - честно сознался Коля.  - И как ты вообще мой адрес узнал?
        - Это мой секрет,  - противно улыбнулся щетинистый шаман.  - Короче! Я понял, что ты тратил канал на всякое дерьмо. А ведь подобные проходы открываются раз в сто лет! И даже я не властен над ними. Я могу их только узреть. Духи подсказывают мне…  - Шаман как-то странно посмотрел в себя стеклянными глазами, впрочем, он тут же злобно воззрился на Колю.  - Ладно, хватит тут базар разводить! Выбирай, Николай, как умирать будешь? Хочешь, тебя найдут повесившимся? А хочешь, обнаружат отравившимся таблетками?
        - Дай-ка подумаю с минуту,  - не теряя самообладания, сказал Коля, в расчёте потянуть время.
        - Ни секунды. Выбирай прямо сейчас!  - И шаман угрожающе приблизил к Коле щетинистое лицо.
        И Герасименко понял, что сейчас или никогда.
        Сейчас или никогда нужно что-то предпринять, дабы спасти свою жизнь.

        Сентябрь 1983 года, Дима и Кирыч

        Комната общежития КГБ, в которой поселился Дима, скорее походила на квартиру. Совмещённый санузел, кухня два на два, с деревянным столом и эмалированной раковиной, и комната с шестнадцатью навскидку квадратами с голым решётчатым балконом. На последнем открывался чудесный вид с панорамой старого центра Перми. В общем, и снаружи, и внутри - настоящая машина времени!
        В комнате из обстановки имелись: глухая тумба с большим цветным «Рубином», журнальный столик с по козлиному расставленными ножками и с полочкой из ребёр вместо плоской поверхности, а также типичный совдеповский шифоньер с золотистыми колпачками вместо ручек. Вся эта мебель была темно-вишнёвого цвета, как впрочем, и «Рубин» с «крутилками» и «передвигалками», расположенными справа от кинескопа.
        Диме вспомнилось время, когда он въехал в свою ипотечную квартиру, купленную на рынке вторичного жилья. Она была в таком же первозданном виде - как привет из прошлого. А тут это прошлое ожило и обновилось.
        И сев на стул в этой кагэбэшной квартирке, в одиночестве, Дима услышал звенящую тишину. И защемило глубоко в груди: а что дальше-то? Зачем я здесь? Правильно ли всё творимое и происходящее?
        Он понял, что отвлечь от ненужных мыслей может только прогулка. Но куда пойти? Поначалу его потянуло опять к родному дому. Взглянуть бы всё-таки на себя маленького! Да только сказать-то себе нечего - не поймет малец, слишком мал. Не тот ещё период.
        Ещё не период нежно-сексуального созревания. Вот если б в него попасть! Тот самый, когда начал чувствовать нечто необычное к женщинам. Когда при виде старшей вожатой в пионерском лагере на каком-то представлении в образе птицы, но главное - с голыми ногами!  - когда при виде этих плотных голых ляжек, чудесно стремящихся друг с другом к чему-то треугольному,  - так волнительно становилось, так сжималось всё внутри! Так всё переворачивалось внутри, что хотелось вскрикнуть и выбежать из зала или… Или убить себя и её! То есть не понимал ещё никем не объясненную сексуальную суть мужчины.
        Да, не тот период! Ещё только первый класс! Беззаботная беготня по школе, наивные мысли, наивные мечты. Что можно объяснить такому себе? Да ведь и хотел же! Хотел уже тогда, в первый визит. Но природа времени подсунула Лерку, которая известила об отсутствии Димки маленького и его матери. Значит, время предупредило - что нельзя встретиться с самим собой или с молодой мамой. Стало быть, прав Коля - нечего испытывать собственную судьбу!
        Дима снова осмотрел комнату - и тут ему пришла идея. Дом, в котором у него квартира по ипотеке, строится как раз сейчас, в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году. А не пойти ли ему на стройку и кое-что проделать? Решено! Так тому и быть!
        По дороге Кукарский завернул на советский базарчик и удачно спихнул по дешёвке два тома «Консуэло». Пообедал Дима в знакомой с детства пельменной за шестьдесят две копейки. Там радовал неизменный от времени полумрак. Касса царила на старом месте (в смысле, как в детстве), а из-за кассы, из нутра кухни тянулся пар, и дородная повариха громко сообщала, что пельмени сварятся через две минуты. А на столах стояли графинчики с бесплатным раствором уксуса и солонки с перцем и солью.
        Впрочем, мало что изменилось здесь к две тысячи тринадцатому году: только косметические исправления появились. Свежее стало, стены посовременнее, потолки другие, опять же - окна пластиковые, думал Дима при осмотре зала, вот только графинчиков и солонок уже не ставят - всё за отдельную плату!
        Хотя пельмени тысяча девятьсот восемьдесят третьего года показались вкуснее, чем вообще всякие пельмени из две тысячи тринадцатого года. Ну, это и понятно, решил Дима. В Советском Союзе всякую дрянь в мясной фарш не добавляли, а ГОСТы чтили!
        Отобедав, Дима прогулялся по памятным местам, пропущенным в первый визит. И, наконец, добрёл он до заветной стройки. Было полшестого вечера, за забором царила тишина. Кукарский пробрался в расщелину с отвернутыми досками, тихо пробрался краешком изгороди, боясь сторожа, и проскользнул в нужный подъезд.
        Квартира располагалась на втором этаже. Входная дверь пока что не обрела свою ипостась. С замиранием сердца Дмитрий ступил внутрь. Под подошвой предательски хрустнула строительная крошка. Бетонные стены прихожей в полумраке словно сузили пространство.
        Пройдя в комнату, Кукарский встал посреди и осмотрелся. Обзор двора уже успели застеклить. Вот только тополи ещё не выросли - даже до второго этажа не дотянулись! А ведь там, в будущем, они до крыши дома уж достали!
        В груди стало тепло. Своё, родное, в первозданном виде,  - он почувствовал себя так, словно попал в доисторические времена. Впрочем, это сравнение неудачное, как и всякое другое.
        Кукарский оставил комнату и, хрустя подошвами, проследовал в ванную. Унитаз и чугунная ванна уже обосновались на своём месте - унитаз до вселения Димы не дожил, а вот ванна просуществовала спокойно, Кукарский лишь сменил ей покрытие.
        Дима сел на колени, изогнулся и просунул далеко в нишу между стеной и ванной заранее приготовленную посылочку себе из прошлого - небольшой свёрток в фольге, крепко затянутый в полиэтиленовый пакет.
        В фольгу были завёрнуты всякие мелочи, которые Дима прикупил сразу после продажи «Консуэло» Жорж Санд, а именно: закрытый металлический кружок-таблетка с бальзамом «Звёздочка», диафильм «Остров сокровищ» в пластиковой баночке и, наконец, тройной одеколон.
        Все эти безделушки Дима планировал использовать на собственные нужды. А самое главное, он хотел посмотреть, как они сохранятся.
        Под собственными нуждами подразумевалось вот что. Бальзам просто для каких-нибудь местных лечений. Диафильм Кукарский решил показать дочери (и посмотреть вместе с нею - оставалось лишь раздобыть проектор), а тройным одеколоном он хотел обеззараживаться после бритья. Хотя кое-что можно было бы и спихнуть коллекционерам, например, тот же флакон с одеколоном.
        На кухне Дима постоял у окна, разглядывая неузнаваемые очертания будущего двора, наконец, покряхтев, он вышел в прихожую и покинул свою будущую квартиру.
        По дороге в общежитие Кукарский заглянул в отдаленно знакомый гастроном, чтобы прикупить чего-нибудь на ужин, например, бутылку кефира с фольгированной крышкой и пышный советский батон. Вот только продают ли всё это по вечерам, Дима не помнил.
        Однако в нутре магазина Кукарский нарвался на очередь за карпом горячего копчения, и Дмитрию так захотелось попробовать советской рыбки, что он пристроился в хвост очереди, за бабулькой в цветастом платке.
        Очередь продвигалась медленно. С виду она имела разноликий состав - тут затесались и стар и млад. Кое-кто судачил о том, что, дескать, движемся черепахами, иные болтали о чём-то отвлеченном, третьи молчали.
        Вдруг мужчина, которому уже отпускали, подал необычно громкий голос:
        - Да где ж тут семьсот грамм? У вас весы, наверно, врут! Здесь не больше полкило. Граждане, не верьте им!
        Этот покупатель - мужичок средних лет в сером пиджаке и зелёных брюках - приподнял над головой полиэтиленовый кулёк с рыбиной.
        - Мужчина, не задерживайте очередь!  - усмехнулась блондинистая продавщица с выпячивающей белый халат грудью.  - С чего вы взяли, что здесь полкило? У вас есть встроенные в тело весы?
        Две девушки, получившие первое место в очереди, тихонько хихикнули.
        - Вот сейчас приду домой и проверю на домашнем приборе,  - только и нашёлся мужчина и, покраснев, покинул очередь.
        Бабулька в платке, стоявшая перед Кукарским, глубоко вздохнула и покачала головой.
        «Эх, люди, люди,  - чуть не сказал вслух Дима.  - Знать бы вам, как доступна стала через тридцать лет любая рыба! Вам и не снились наши просторные и помпезные гипермаркеты, в которых можно ходить как на прогулке и выбирать всё, что душе угодно. Точнее, телу. Вам и не ведомо, как убоги ваши сомнения на счёт этих забавных весов с огромной качающейся стрелкой, с надписью „Тюмень“, как смешны вообще ваши очереди. Вот то ли дело постоять в банкомат - вот там точно все нервы вымотаешь!»
        Прикупив, наконец, заветную рыбину, Дима подошёл к другому отделу и взял-таки батон с… парой бутылок пива, более подходящего к рыбе.

        Вечером Дима с интересом просмотрел программу «Время» в тусклых цветах с легендарным диктором Кирилловым, поразмышлял о своей миссии и устроился спать. Но сон не пришёл. Дима поворочался раз сто, пока не привязались какие-то бредовые видения с хождением по советскому миру. Рано утром, когда, наконец, наступило крепкое забытьё, Диму разбудил Игорь Кирыч, точнее, разбудил стук в дверь. А за дверью оказался Игорь Кирыч с загадочным выражением лица.
        Они сели на кухне. Кофе здесь не водился. Поэтому Кукарский достал припасённую бутылку «Жигулевского» и распределил содержимое по казённым стаканам.
        - Я всё изучил и всё обдумал,  - торжественно заявил Кирыч, мгновенно осушив стакан до дна.
        И, глядя не выспавшимися глазами на Кукарского, кагэбэшник поёрзал на деревянном табурете. Он намеренно затянул паузу.
        - Ну и?..  - не вытерпел Дима.
        - Меня крайне не устроила та история, которая потянулась после перестройки.
        - Вот-вот.
        - Я вижу корень зла в действиях Горбачёва и… принимаю решение поддержать твою авантюру. Хотя цели у нас разные.
        - В смысле?  - удивился Дима.
        - Я поддержу тебя только потому, что у меня есть свои интересы в этом деле.
        - Это какие?  - Кукарский нахмурился.
        - Неважно, потом узнаешь!  - отмахнулся Кирыч.  - Давай лучше обсудим детали.
        - Ну, хорошо. Давай обсудим.  - Дима глубоко вздохнул.
        - Я уверен, что смогу договориться о встрече в верхах.  - Кирыч доверительно подался вперед.  - Это будет, конечно, сложно сделать мне, простому провинциальному майору КГБ, но… Есть одно «но».
        - Интересно, какое?  - Дима напрягся.
        - У меня для этого найдётся достаточно связей. Я попытаюсь организовать вылет в Москву через одного близкого мне человека,  - загадочно пояснил майор.
        - Окей, я на всё согласен,  - просто сказал Кукарский.  - Действуй!
        Кирыч снова поёрзал, затем встал, подошел к окну и со скрежетом открыл деревянную раму. На улице светало, изредка запевала какая-то птичка. В её руладах слышались нотки тревоги. Лёгкий ветерок проник на кухню и тихонько погладил Димкины жёсткие вихры.
        Кукарский поёжился - зябко всё-таки, осень в СССР. Кирыч высунулся на улицу и глубоко вдохнул несколько раз. На нём ладно сидел вязаный свитер, а Дмитрий оказался в одной футболке и брюках.
        Наконец Кирыч закрыл окно и вернулся на табурет.
        - Легко сказать, действуй… Нам с тобой надо продумать конкретный план действий: что мы будем говорить в Москве и кому.
        - То есть как, кому? Я же говорил - мы же к Горбачу поедем! Я тоже всё обдумал этой ночью!  - Дима поставил руку со стаканом локтем на стол.  - Вот первое, что мы ему скажем: Горбачёв должен отказаться от сухого закона. Второе. М-м… Горбач должен сделать перестройку по-другому. Нельзя упустить из виду экономику! И нужно правильно её реформировать: перекинуть с десяток миллиардов из оборонки на продовольственные нужды. Опять же партийную машину необходимо перестроить… Короче, я и на этот счёт хорошо подготовился. У меня в ноутбуке есть записи сделанных после развала СССР заявлений позднего Горбачёва о собственных ошибках - вот пусть он сам их и послушает!  - И, чуть подумав, Дима решительно поставил на стол стакан и сказал: - Надеюсь, именно они и подействуют на будущего генсека в первую очередь!
        - Вот именно! И таким макаром Горбачёв сделает ещё хуже,  - иронично предположил Кирыч.
        - Нет, это невозможно,  - секунду подумав, возразил Дима.  - Он не такой дурак. К тому же, если он сразу уберёт Ельцина, тогда точно хуже не будет.
        - Что значит - уберёт?  - удивился Кирыч, наморщив и без того морщинистый лоб.
        - Ну, я имею в виду, задвинет подальше, разжалует, засунет куда-нибудь в секретари райкома в Тюменской области. А ещё лучше, организует покушение. Хотя… Это уж совсем радикально. Но, пожалуй, единственно верный шаг.
        Дима вновь наполнил опустошенные стаканы.
        - Нет-нет, ты что, спятил?  - резко возразил майор.  - Такими методами действуют только где-нибудь в Соединённых Штатах. А Горбач вообще на подобные махинации не пойдёт! И вообще, все это весьма-весьма… Ну, сам подумай, причём тут Ельцин? Если Союз не развалится, то и у Ельцина не будет дороги.
        Кирыч жадно отхлебнул пива и покачал головой.
        - Ты вообще хорошо помнишь наше время?  - вдруг спросил он.  - Вот что ты помнишь? Что знаешь?
        Его серые глаза пытливо уставились на Дмитрия.
        - Ну, школьница у вас была недавно с визитом, как там её? Саманта Смит. Излюбленная тема политинформаций нашего детства. Как сейчас помню: по утрам в школе мы проводили политинформации.  - Дима кратковременно закатил глаза.  - И это очень даже романтическая история была. О том, как простая девочка из Америки написала главе СССР письмо: почему вы хотите ядерной войны? А он доходчиво ответил, хотят ли русские войны, и пригласил её в гости. Кстати, через два года девочка погибнет в авиакатастрофе (Кирыч приподнял брови). Недавно я прочитал их переписку с Андроповым и чуть не прослезился.  - Дима улыбнулся.  - Ну, прочитал, когда готовился к нашей с тобой встрече. То есть ещё у себя дома, через сеть. Ну, помнишь, я рассказывал, что у нас есть всемирная компьютерная сеть.
        - Да-да, помню-помню,  - отмахнулся Кирыч.  - Но не об этом тебе надо было читать! А о том, что творилось в верхах. Ты вообще в курсе, что Андропов уже создал группу для разработки реформ? Что в эту группу входит Горбачёв?
        Кукарский помотал головой.
        - А ты откуда знаешь?
        - Долг службы,  - сухо заметил майор и хлебнул из стакана.  - Положение обязывает. Но дело даже не в этом. Ты понимаешь, я всю ночь изучал эту вашу историю, всё обдумывал. И…  - Он наклонился вперёд, голос его стих на полтона.  - И меня мучает сомнение: а может, не к Горбачёву нам с тобой надо ехать! Нечего ему внушать, он всё равно не сможет! Слишком бесхребетный. То есть, наивно ты ставишь вопрос, Дима! Тут всё гораздо сложнее!
        Кукарский округлил глаза:
        - А к кому же тогда нам обращаться? На кого, по-твоему, надо сделать ставку? Подожди, я как-то об этом не подумал. Мне как-то в голову не пришло… Мне казалось, что стоит лишь кое-что поменять в стратегиях Горбача… Стоит лишь раскрыть ему карты, дать ему сценарий, и дело в шляпе!
        - Я же тебе намекнул: будет только хуже! Уж поверь моему опыту и моему знанию расстановки нынешних сил, а теперь и моему знанию будущего!
        - Ну, так и что же ты предлагаешь?  - Дима нервно стукнул уже пустым стаканом по столу.  - На кого, чёрт возьми, надо сделать ставку? Или ты сам толком не знаешь? Ведь всё это очень серьёзно! Мне сейчас кажется, что мы тут как боги за шахматной доской.
        - Вот именно. Всё это слишком серьёзно. Меня до сих пор мучают сомнения. Замахнуться на такое!
        - Думаешь, мне легко?  - усмехнулся Дима.
        - Короче говоря, моё предложение следующее.  - Кирыч тоже стукнул пустым стаканом.  - Мы летим в Москву, но не к Горбачёву.  - Тут он сделал паузу, прощупал взглядом Диму и покосился на окно.
        - Интересное дело, тогда к кому же?  - задумчиво осведомился Дима.  - Уж не к Нему ли?!
        Кукарского пронзила догадка.
        - Если б ты знал, каких трудов мне это будет стоить!  - начал Кирыч издалека.  - Мне, простому майору КГБ, добиться аудиенции у Него! (Майор ткнул пальцем в небо.) Слава богу, что мой двоюродный дядя служит генералом в Кремлёвском гарнизоне. Иначе плакали бы наши…
        - Ну ладно, не томи!  - не выдержал Кукарский.
        Кирыч многозначительно посмотрел ему в глаза и произнёс:
        - Мы поедем на аудиенцию к Андропову. Это именно ему надо расписать, как сложилось будущее. Это именно он должен успеть до смерти сделать правильную расстановку сил, убрать Горбачёва из своей группы реформ, разочароваться в нём, изложить своё политическое завещание. Чтобы Черненко вообще потом не ставили. А сразу поставили бы Романова или Рыжкова.
        - Романова или Рыжкова? Романов, это тот, который много сделал в Ленинграде?
        - Да-да. Конечно, со всеми ними лично я незнаком. Но… У нас тоже есть свои политинформации. И мы знаем, кто есть кто.
        - Ладно, согласен!  - Дима глубоко вздохнул.  - Андропов рассудит. Узнав будущее, Андропов сам решит, как скорректировать сценарий. Вот только хорошо ли это будет: узнать ему о своей смерти?
        - Думаешь, он не подозревает, что конец уже близок?  - усмехнулся Кирыч.  - Ты опять наивен. Мы лишь откроем ему тайну - сколько дней осталось. Понимая, что ты точно умрешь, ты ведь захочешь узнать, сколько дней ещё есть в распоряжении?
        - Ну да, наверно.
        - Вот и я так думаю.
        - Но разве может Андропов найти единственно верный путь? Он ведь диссидентов гнобил! Ведь это он Солженицына выдворил.
        - А что, у вас сейчас сильно любят Солженицына?  - Кирыч с интересом посмотрел на собеседника и чересчур сморщил лоб.
        Дима хмыкнул.
        - Ты знаешь, в две тысячи тринадцатом его уже никто не читает. Никому не надо.
        - Ну вот, за что боролись, на то и напоролись. На кой тогда он вообще нужен был? Он ведь говном поливал СССР!
        - Ладно, пусть будет Андропов. Но только для оздоровления системы всё равно нужна демократия.
        - Да бред это, бред! Все эти диссиденты на хрен не нужны!  - вдруг вскипятился майор.  - Они развращают систему и дают лишь иллюзию свободы. Ну, скажи мне, кого вы из диссидентов сейчас читаете? Хоть кого-то помните, кроме Солженицына?
        Дима махнул рукой.
        - Да никого. Мы сейчас вообще книг не читаем.
        - То есть как это?  - удивился Игорь.
        - А вот так. Я же тебе вроде бы говорил уже: все увлечены компьютерными играми или добыванием денег. Ещё эта сеть международная… компьютерная, чёрт бы её продрал! Всякие гаджеты, ну, то есть, устройства, мобильные телефоны - всё это сделало чтение ненужным.
        - Да как могут такие суррогаты заменить книги?
        - А вот так. Я тоже думаю, что не в гаджетах дело. Ну, то есть в этих устройствах. Просто народ поглупел. Нет ни во что веры. Нет идеи. Отсюда и нет ни к чему любви. Ну, я уже говорил…
        Кирыч вздохнул.
        - Вот именно, демократия развратила. Если бы взять самое лучшее от вас и от нас… Ладно-ладно. Мы всё исправим. Полетим в столицу и… Дай мне только время. Мне нужно два дня, чтобы договориться, чтобы связаться со своим Кремлёвским генералом и подготовить эту встречу через данный канал. А ты можешь пока пожить здесь. Впрочем, если хочешь, можешь пока вернуться туда, к себе… Только не пропадай!
        И Кирыч так странно посмотрел на Диму.
        Какое-то время они ещё посидели на кухне, но бурных бесед уже не вели…

        Май 2013 года, Коля и шаман, а также ещё кое-кто

        - …Впрочем, хватит тут базар разводить. Выбирай, Николай, как умирать будешь? Хочешь, тебя найдут повесившимся? А хочешь, обнаружат наглотавшимся таблеток?
        - Дай-ка подумаю с минуту,  - не теряя самообладания, сказал Коля в расчёте потянуть время.
        - Ни секунды. Выбирай прямо сейчас!  - Шаман Илко угрожающе склонился над Колей.
        И тогда Герасименко понял, что сейчас или никогда.
        Сейчас или никогда - надо спасать свою шкуру.
        - Повесим… вшимся,  - мучительно прошептал Коля, ибо шаман уже высыпал себе на ладонь горсть таблеток - из бутылька, который достал из-за пазухи.
        - Вот как?  - слегка удивился Илко.  - Ну что ж, это будет больнее.
        И красненькие таблеточки рассыпались на ковер, а вслед за ними покатился бутылёк. А шаман встал над Колей, вплотную прижался к Николаю, и кровожадно потянул руки к Колиной шее. Щетинистое лицо Илко исказила звериная гримаса.
        Герасименко зажмурился, но едва большие пальцы шамана коснулись шеи жертвы, как Коля широко раскрыл глаза и… Резко выбросив ногу коленом вверх, со всей силы ударил склонившегося над ним шамана в пах.
        Тот взвыл и отпрянул или отпрянул и взвыл, или всё одновременно - Коля даже не понял, а только судорожно принялся развязывать зубами ремень, стянувший запястья. На удивление, модная кожаная ретро-вещь легко поддалась. Полусогнутый Илко ещё стонал, прижав руки к паху. Коля тут же соскочил с дивана и метнулся в сторону. Однако шаман таки пришёл в себя. Как только Коля оказался у дверного проёма - у выхода из комнаты, Илко выправился и поднял суровые глаза, полные свирепой ненависти.
        Руки шамана сжались в кулаки. Колей вновь овладел страх. Тем более что стихнувший было Илко начал издавать противный утробный вой:
        - У-у-у!  - Как будто внутри у него завелся моторчик.
        При этом шаман медленно двинулся прямо на Колю, как бы лбом вперёд, словно на абордаж. Герасименко ощутил дрожь, поднимающуюся изнутри. В голове мгновенно засуетились сбивчивые мысли.
        Бежать из собственной квартиры и вызывать полицию? Но ведь и шаман побежит вслед, да ещё, чего доброго, схватит на выходе! Да и как вызывать помощь? По телефону? Кстати, где сотовый? Коля полез в карман, но ничего не нашёл, кроме махонького флакончика духов. Впрочем, не так уж и мало там жидкости, чтобы брызнуть в глаза врагу! Эта мысль проскочила, как озарение.
        И Коля резко выдернул из кармана руку с ароматом для Любы, другой рукой моментально сорвал пробку с духов, так что уже в следующую секунду драгоценный аромат полным букетом прыснулся аккурат в самые глаза уже подскочившему шаману.
        Вскрикнув, Илко закрыл лицо ладонями и остановился в полушаге от Коли, будто в детской игре про «море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три, морская фигура замри!» Не теряя времени, Николай выпустил из рук пустой бутылёк и со всей мочи ударил шамана в грудь кулаком. Герасименко тут же показалась грудь врага какой-то слишком твёрдой, что ли. Тем не менее, шаман пошатнулся, отнял руки от лица, попытался ими сбалансировать себя, но всё же сел на пол.
        Коля фотографически запомнил в этот миг лишь ставшие подслеповатыми прикрытые глаза шамана. Когда Илко оказался на полу, они, эти глаза, растерянно забегали туда-сюда. Не упуская ни секунды, Коля схватил с подручной тумбы пепельницу из толстого стекла и, приложив мощное усилие, огрел ею шамана по темени.
        Подслеповатые глаза закатились, веки опустились, шаман рухнул на пол и затих. Николай сел рядом, на ковер - в позу лотоса. Он вдруг услышал собственное тяжёлое дыхание. «Это я его уделал? А? Ну! Да, я победитель! Я его одолел! Но как всё получилось? Странно. Даже и вспомнить невозможно! И что теперь?»
        Точно подсказка, из кармана мешковатой одежды шамана вывалился сотовый телефон - любимый замызганный сенсорный мобильник. Коля обрадованно схватил вырученный из плена собственный гаджет, непослушным пальцем откопал имя «Дима» и включил соединение.
        К радости тут же примешалось разочарование: монотонный голос известил о недоступности Кукарского или его отсутствии в зоне действия сети. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль: а что если Дима сейчас прогуливается себе в прошлом, подло, без товарища? Но Николай сразу отогнал шальную мысль.
        Жаль, жаль, что недоступен. А то бы примчался, а то бы вместе решили, что делать с этим придурком, валяющимся на ковре около шкафчика с приоткрытой дверцей.
        Однако с телом «придурка» требовалось срочно что-либо предпринять, а то оно уже слегка подавало признаки жизни! Дабы оттянуть момент прихода шамана в себя, Коля проделал следующее. Он сбегал на кухню, достал початые пол-литра водки и с опаской вернулся обратно. Илко, слава богу, ещё не очнулся, но уже постанывал.
        Коля присел над шаманом, с трудом раскрыл противную щетинистую пасть и обильно угостил самозванца всей оставшейся водкой - примерно триста миллилитров. Шаман снова притих.
        Вот теперь можно икру не метать, с облегчением вздохнул Герасименко, и на всякий случай осмотрел ещё содержимое карманов странного одеяния. Практически ничего особенного не нашлось - спутниковый телефон, кортик, зажигалка, курительная трубка. Разве что непонятная бумажка привлекла внимание Коли - на клеточном тетрадном листе был записан какой-то номер и код. А ниже указано: «жд вокзал».
        - Хм, номер ячейки и код в камерах хранения на вокзале?  - вслух смекнул Николай.  - Надо будет проверить!
        И он спрятал бумажку себе в карман.
        Дальше Герасименко долго размышлял: как же ему быть? Куда девать тело? И, наконец, пришёл к выводу, что шамана надо сдать в полицию. Коля позвонил куда следует и пожаловался, будто его хотели ограбить, и через фантастические тридцать пять минут прибыл наряд.
        Полицейские удивились, как это Николай справился с таким странным бандитом? Записав показания, втроём они подняли шамана и поволокли из квартиры в свою машину. Илко, забавно воняющий водкой и женскими духами, начал что-то бессвязно бормотать.
        - Где-то я тебя видел,  - щурясь, сказал напоследок молодой голубоглазый капитан с гитлеровскими усиками.  - Ты у нас недавно не бывал?
        - Нет, что вы!  - соврал Коля.  - Упаси боже, я перед законом чист.
        - А почему тогда этот тип именно к тебе ворвался?  - Капитан уже стоял в дверях квартиры.
        - Не знаю.  - Коля пожал плечами.  - Сам не знаю. Ваше дело - разобраться.
        - Мы-то разберёмся. Только тебе, если что, повесточку принесут.
        Коля цокнул языком.
        На том и распрощались.
        Герасименко пожалел, что окно у него не выходит во двор, и, стало быть, невозможно проследить экзекуцию погрузки шамана, но всё равно сходил к окну и посмотрел на вязнущие в пробке автомобили. Пластиковый стеклопакет хорошо скрывал гомон улицы.
        Коля прошёлся по комнате, подобрал несколько таблеток и бутылёк. Интересно, чем это Илко хотел его отравить? Но на бутыльке этикетка отсутствовала. Оставалось только догадываться, что красноватые кругляшки являются неким сильнодействующим усыпляющим.
        Затем Коля подобрал с поля боя пустой флакончик из-под духов… Как жаль, улыбнулся он, пришлось лишиться чудесного подарка для Любы! Придётся снова пойти в парфюмерный магазин, но зато можно выбрать что-нибудь ещё покруче.
        Наведя в комнате относительный порядок, Герасименко опять позвонил товарищу. Но Дима по-прежнему оставался вне зоны доступа. Очень странно! Куда он мог подеваться? Или так занят на работе, что отключил мобильник?
        А что если позвонить ему в контору? Ведь есть же у них телефоны. С этой мыслью Коля включил компьютер, загрузил городскую карту и нашел Димкину контору через сервис. Однако когда Николай таки дозвонился до какой-то секретарши, милый голос известил, что Кукарский отсутствует на службе по причине болезни.
        Ах вот как?! Какого чёрта? По какой болезни? Что происходит? Мысль о том, что Дима свалил в прошлое без него, с новой силой врезалась Коле в мозги.
        Он быстро переоделся и вышел из дома.

        Около Диминого подъезда стоял знакомый «Логан». Это поначалу обрадовало Николая. К тому же, как в удачной карточной игре, где все козыри на руки, ещё и домофон на подъездной двери оказался нерабочим. Герасименко с учащенным дыханием, с прыгающим сердцем поднялся на второй этаж, позвонил в дверь, но… Никто там, внутри, не пошевелился, даже и не подумал открывать.
        Помучив ещё пару минут кнопку звонка, Коля расстроился и, понуренный, спустился вниз. На улице как всегда радостно зачирикали воробьи. Мимо пронеслись двое пацанов на звенящих велосипедах.
        Герасименко сделал несколько шагов вдоль дома. Что-то зашуршало сбоку, он вздрогнул. Около него возникла огромная серебристая иномарка, почти безмолвная, зеркальное окно опустилось и нарисовалось серьёзное, очень строгое лицо с мужественными чертами, такими правильными, словно высеченными из камня, то есть какими-то скульптурными, что ли, и ещё - с острыми пёрышками бровей.
        - Ну что, гражданин Герасименко, пропал ваш товарищ?  - зычно спросило лицо, как будто встретил человек из машины старого знакомого.
        Коля страшно удивился, и в душе как бы всё упало в предчувствии недоброго. А недоброе не преминуло наступить, ибо раскрылась задняя дверь серебристого седана, и кто-то неожиданно подошедший сзади практически втолкнул Колю в машину, а затем и сел следом.
        Едва Николай оказался в салоне, комфортный автомобиль рванул прочь из двора, хотя внутри авто ничего не изменилось, а только поплыло изображение в окнах. Коля обнаружил се6я зажатым меж двух бугаев в порядочных костюмах и при галстуках. Скульптурное лицо спереди обернулось, но лишь градусов на сорок пять, и человек этот (довольно широкий в плечах) зычно произнёс:
        - Вам придётся проехать с нами для выяснения всех обстоятельств.
        - С кем это, с нами?  - нервно ухмыльнулся Николай.  - Каких таких обстоятельств?!
        Ему быстро махнули перед носом синей корочкой, но Коля успел прочитать три больших буквы аббревиатуры, и тут же стало тошно.
        - Мы всё знаем,  - меж тем сказал скульптурный человек, облачённый тоже в костюм.  - Нам давно известно, что вы со своим дружком воспользовались временным каналом. И, между прочим, ваш товарищ в этот раз отправился в прошлое без вас.
        - Ну да, я так и знал,  - вздохнул Коля.
        - Так что повторюсь - вам придётся проехать с нами и ответить на несколько вопросов.
        Коля обречённо кивнул. После короткой паузы человек спереди спросил:
        - Ну что, Герасименко, как же вас угораздило обнаружить временной канал?
        - Простите, а как мне, собственно, к вам-то обращаться?  - с неожиданной иронией осведомился Коля.
        - Подполковник Игорь Игоревич.
        - А откуда вы вообще сами-то узнали про временной канал?
        - Эх, Николай!  - скульптурный повернулсявсем корпусом и даже дотянулся рукой до плеча собеседника.  - Грош была бы нам цена, коли б мы не знали, что кто-то пытается изменить настоящее.
        - А что, кто-то пытается?  - Коля вдруг покраснел, осознав свою наглость - заваливать встречными вопросами.
        - Весьма вероятно,  - спокойно ответил подполковник, приняв естественную позу лицом к лобовому стеклу.  - Иначе, зачем ваш дружок Дима взял в библиотеке книги по новейшей истории? Зачем он потащился в Кунгур с набитой сумкой? Жаль, что мы узнали о взятых им книгах слишком поздно. А то бы перехватили его перед пещерой. Неужели он так и не поделился с вами своими планами?
        - Увы, получается, что нет.
        - К тому же Кукарский накануне качал ролики с Горбачёвым. Это тоже о чём-то говорит. Может, он подался в советский Кремль?  - задумчиво добавил скульптурный.
        - Всё-таки не понимаю, как вы вообще про нас узнали, а главное, как про ролики-то прочухали?  - изумился Коля.
        - Скажем так: мы с группой учёных давным-давно отслеживаем флуктуации пространственно-временного континуума…  - Подпол серьёзно посмотрел на Колю в салонное зеркало.  - Недавно мы определили точку возмущений - Кунгурские пещеры. Наконец, мы связались с местной полицией. И тут-то выяснилось, что вы на пару замешаны в одном странном деле с двумя бандитами.
        Коля понял, о чём речь, и покивал.
        - Ну, хорошо, вы установили слежку за каждым из нас. А про ролики-то как узнали? Про те, которые Димка скачивал?
        Подпол усмехнулся:
        - Зная человека, залезть к нему в компьютер проще простого. Но, честно скажу, мы прокололись, мы не успели его остановить. Боюсь, что он натворит делов! Поэтому я надеюсь на вашу помощь, Николай.
        И офицер многозначительно повернулся к пленённому.
        - Ведь он, получается, вас кинул. Вы ему показали дорогу в СССР, а он без вас начал менять историю.
        Тут машина остановилась, и Колю вывели во двор административного здания, и завели через чёрный ход внутрь.
        Продержав Николая Герасименко часа два в одиночной камере, они начали настоящий допрос, на котором присутствовал Игорь Игоревич и какой-то его помощник с забавным лицом, напоминающим этакого киношного гоблина. Мурыжили Колю целый вечер.
        «Когда, по-вашему, вернётся из прошлого Кукарский?» «И мы так и не услышали, каким образом вы узнали про канал?» «Как вы привели туда Кукарского?» «В какой год и день вы попали в первый раз?» «А во второй раз, в третий?!» «Что вы делали в Советском Союзе?» «С кем вы там встречались? Назовите по имени и фамилии!»
        Николай отвечал растерянно, подавленно и односложно. В основном сообщал правдивые сведения. Однако про Любу не сказал ни слова. Настоящий партизан!
        Ночевать его принудили в камере. Прилегши на твёрдую койку, Коля дал волю злобе на товарища.
        Так отвратительно закончился этот день после превосходного дебюта с патефоном.

        Дима накануне великих событий

        Делать было нечего: Кирыч попросил два дня на устройство встречи с генсеком, и Дмитрию пришлось временно вернуться домой. Точнее, не пришлось, а так он сам захотел. Но оказалось, зря, ой как зря! В нашей реальности его уже ждали, что называется, с распростёртыми объятиями.
        Едва Дмитрий приблизился к подъезду своего дома, как с ним тут же проделали экзекуцию, подобно номеру, произведённому с Колей Герасименко. Сценарий повторился - прикатили на серебристой иномарке, всунули в её нутро и укатили.
        В управлении Диму сразу привели на очную ставку с Герасименко. Войдя в комнату для допроса под конвоем и увидав своего товарища, менеджер «Мастерка» опустил глаза. Он не в первый раз почувствовал себя виноватым.
        - Садитесь, Кукарский,  - зычно сказал Игорь Игоревич.  - Вы узнаёте этого человека?
        - Д-да.  - Дима погрузился на стул, наискосок от дружка.  - Это мой товарищ Коля Герасименко.
        - Ладно, к нему мы ещё вернёмся… Итак, по вашим заверениям, вы сейчас вернулись из гостей. У кого же вы гостили?
        - Я же сказал, у родственников.
        - Назовите имя, фамилию, кто и кем вам приходится?
        - А зачем?  - Дима смело посмотрел на подполковника.
        Меж тем, человек, похожий на киношного гоблина, сел напротив Кукарского (тогда как подполковник замер над металлическим столом), сел и хрипло сказал:
        - Слушай, ты! Ещё один умник, да? Здесь вопросы задаём мы, понял?! Мало того, что вы, придурки, без спроса сунулись в канал, так вы ещё и отпираетесь тут, как садишные детки! Ну-ка, быстро отвечай, что ты делал вчера в СССР? С кем встречался, а главное, кому показывал учебники истории? Ведь ты их обратно не притащил!
        Дима посмотрел на Колю. Во взгляде Герасименко промелькнуло столько всего! И досада, и горесть, и, помимо прочего, надежда на нормальный исход дела.
        - Ну, хорошо.  - Дима глубоко вздохнул.  - Я… Я воспользовался каналом.
        - Это мы и без тебя знаем, придурок,  - сипло сказал похожий на гоблина.  - Последний раз спрашиваю, кому ты учебники показывал?
        - М-нэ, так, просто знакомому.
        - Имя, фамилия, род занятий знакомого.
        - Да откуда я знаю? Случайно в пивной повстречались, посидели, я ему рассказал, он попросил привезти доказательства. Вот я и привёз. Женька его зовут, больше ничего не знаю.
        - Вот, ушлёпок, врёт ведь и не моргает!  - гоблин заискивающе поглядел на подполковника.
        - Н-да уж,  - протянул Игорь Игоревич, присаживаясь за металлический стол четвёртым, напротив Герасименко и рядом с Димой.  - Сложное дело. Надо бы с ними… м-м… наглядную экскурсию, так сказать.
        - Ага,  - радостно кивнул гоблин.  - Грузим их в машину и на Кунгур. Пусть покажут, как они перемещаются.
        - Ладно, не кипятись, сейчас посмотрим,  - спокойно сказал шеф-подполковник.
        Товарищи переглянулись. Но не успели они и подумать о чём-то дельном, как появился конвой, и их увели.
        Горе-путешественников поместили в новую камеру - свежевыкрашенную в салатовый цвет, с двумя застеленными кроватями. Каждый выбрал свою лежанку и сел на аккуратно заправленное одеяло. Стеклянное окошко заливала шершавая белая беспроглядность алкидного типа, как в больничных туалетах. На потолке, куда первоначально обратились дружные взгляды, ничего особенного не наблюдалось, кроме диодного светильника в виде квадрата,  - ни камер, ни микрофонов. Лишь разводы кремовой краски.
        - Ну что, допрыгался?  - язвительно сказал Коля, строго посмотрев на сокамерника.  - Предатель.
        Вся злоба у Коли уже перегорела, и последнее слово прозвучало скорее иронично, чем на полном серьёзе. Дима поймал на слух эту нотку.
        - Слушай, знаешь, я не хотел. Просто, само так получилось.
        - Что именно получилось?  - тихо спросил Коля, с опаской поглядев на стены.
        - Это прозвучит дико, очень дико. Может даже смешно, но… Я сошёлся с тем кагэбэшником, чтобы вернуть Советский Союз,  - почти шёпотом завершил тираду Дима, наклонившись вперёд к товарищу.
        - Что? Что ты сказал? Вернуть Советский Союз?! (Дима приставил палец ко рту, и его собеседник сбавил на полтона.) Господи, это ж бред, какой же это бред!  - Коля схватился за голову.  - Ты что, идиот?! Зачем это нужно? Кому это надо? Только твоей больной фантазии?
        - Всем!  - Дима встал с постели и прошёлся по камере, стараясь говорить тише.  - Это нужно всем. Если бы Союз не развалился, мы все бы жили сейчас по-другому, понимаешь? Всё было бы совсем иначе. Люди стали бы добрее, гораздо добрее! Они продолжали бы, как и в СССР, везде уступать место старшим и дорогу Скорой Помощи. Они не стали бы обманывать пенсионеров и немощных с целью наживы. Они прекратили бы ненавидеть соседей и конкурентов. Они не научились бы поклоняться деньгам. И наша жизнь - она… Напомнила бы тот самый коммунизм, к которому все стремились тогда. Именно это я и хочу доказать!
        Наверно в последние мгновения пламенная речь Димы зазвучала слишком громко, и товарищи, вдруг испугавшись, дружно осмотрелись по сторонам, будто бы в поисках ушей на стенах.
        - Наивный! Идеалист! Ты уверен вообще в том, что говоришь? А если у тебя ничего не получится? Если начнётся третья мировая?  - выразительным шёпотом сказал Коля и внимательно глянул на остановившегося товарища.  - Ведь ты же не можешь точно знать, как повернётся история после твоего выпендрёжа.
        - Да откуда ей взяться, третьей мировой?  - Дима сел обратно на кровать.  - Если уж в лихие девяностые никто на нас не напал, то на империю зла и подавно не позарятся.
        - А ты о людях подумал?  - вполголоса возмутился Коля, поёрзав на кровати.  - Ты у них спросил? Надо им это?
        - Вот именно, подумал! О них я и подумал в первую очередь! Я хочу вернуть людям веру!  - полушёпотом проголосил Дима, упирая кулаки в одеяло.  - В Советском Союзе мы были сплочёнными и добрыми. Потому что мы верили в лучшее будущее. А главное, мы верили в доброту! В то, что все люди добрые. Это внушали нам с детства. Мы все любили друг друга. Ну вспомни: даже вокруг нас процветала добрая Восточная Европа! СССР провозглашал дружбу народов. И мы дружили! Дружили с болгарами, дома строили вместе, дружили с поляками, с немцами, даже с многими капстранами ладили! И это было не на словах. Люди действительно любили друг друга.
        Коля покачал головой. Дима перевёл дух и продолжил:
        - А теперь что творится, разве ты не видишь? Теперь кругом нас проклинают! Америка, Украина, Польша, кто там ещё? А внутри своей России мы тоже все звери! Мы все живем по принципу - человек человеку волк. Кто хитрее, наглее, тот и пробивается везде, добивается каких-то благ за счёт ближних. Коттеджи строит, высоченными заборами ограждается. Ну что, разве не так? Ну скажи мне, разве не так?
        - Даже если это так, откуда ты знаешь, что у тебя получится?!..  - сказал Николай в полный голос, но тут же осёкся и притих, а затем добавил уже шёпотом: - Постой, а этот кагэбэшник, с которым ты спелся…
        - Да-да, тот самый майор, помнишь?  - подтвердил Дима.  - Ты мне рассказывал, как убегал от него. Его звали Игорь Кирыч. Он ведь потом привязался ко мне, в тот день, когда я искал Любу. Ну, помнишь? Ты же меня сам послал.
        - Ах да! И что?  - Коля посмотрел недоверчиво на друга, затем покосился на огромную металлическую дверь камеры.
        Однако за маленьким стеклянным окошком этой двери ничего не промелькнуло.
        - А то, что данный кагэбэшник меня поджидал у почты. Точнее, его люди следили, кто придёт к Любе. И они меня подловили, и позвали его, и он тут же примчался. А чтобы выкрутиться, я ему выложил доказательства. Доказательства того, что мы не валютчики, а люди из будущего. Иначе бы он меня не отпустил, сам понимаешь.
        - Интересно, какие такие доказательства?
        - Простые: банковский пластик с годом и фамилией, российский паспорт, мобильный телефон, купюры двухтысячных годов. Ему этого хватило, он почти поверил. Я предложил ему сотрудничество. Я разукрасил перед ним возможную реальность такими чудными красками!
        - Какими чудными?  - Коля подался вперёд.
        Дима осмотрелся и заговорил шёпотом:
        - О, я сказал ему, что перед ним теперь открываются невероятные перспективы!  - Кукарский начал жестикулировать руками.  - Подумай только, сказал я ему, мы с тобой мир перевернём! Мы с тобой до Горбачёва доберёмся и будущее ему поведаем. И тогда ты станешь полковником! А того и глядишь, генералом. Это подействовало. Ведь все служащие тщеславны.
        - И что?  - Коля почесал свою залысину, опёршись локтем на спинку кровати.  - О чём вы в итоге договорились?
        - Мы пришли к консенсусу,  - усмехнулся Дима Кукарский, отклонившись к стене.  - В следующий визит я привожу ему доказательства, в виде учебников новейшей истории и видеороликов. А также прочую мелочь, типа ноутбука. А он взамен помогает мне изменить прошлое и, следовательно, будущее.
        - Хм. Н-да.
        - И когда он узнал подробности развала Советского Союза, он проникся. Он захотел мне помочь. Точнее, он даже сам стал сторонником спасения империи. Только вот побуждения его для меня сомнительны. Похоже, за счёт нашего предприятия он просто рассчитывает мощно взлететь в своей карьере.
        - И что дальше?  - Коля с интересом наклонился вперёд.  - На чем вы остановились?
        - Прости, но это государственная тайна. Я не могу тебе сказать.  - Дима отвернулся к окну.
        - Ах вот так, значит, да? Я-то думал, мы друзья. Но ты теперь предаёшь меня на каждом шагу.
        Со стороны Коли это прозвучало как-то глупо. Кукарский некоторое время смотрел на товарища, пытаясь понять, в шутку он или всерьёз. Однако в камере царил полумрак, и выражение лица собеседника оставалось непонятным.
        - Но послушай, Коль,  - наконец сказал Дмитрий,  - ты ж сам должен понимать, у меня не было другого выхода. Я спасал Любу, спасал тебя, чёрт возьми! КГБ являлось нашим врагом, а я сделал их нашими союзниками.
        - Ага, за счёт своих сумасшедших идей. Будь проклят тот день, когда я показал тебе дорогу в прошлое!
        Коля с досадой потёр лоб.
        - Ну зачем ты так!  - огорчился Дима.
        Наступила тишина, вселенская тишина, полная мыслей, разочарований и надежд.
        И оборвал её конвой, который явился за пленниками. Двое в форме, вооруженные автоматами, вывели Кукарского и Герасименко из камеры, полутёмными коридорами препроводили к выходу на задний двор.
        Едва друзья глотнули свежего майского воздуха, как их тут же законсервировали в чёрный минивэн. В салоне они остались наедине друг с другом - водительское отделение спряталось за тонированной перегородкой из пуленепробиваемого стекла.
        Автомобиль понёсся прочь.
        Окна, кстати, отсутствовали. Лишь вялый свет салонной лампочки выдавал очертания друг друга.
        Первым созрел Кукарский.
        - Интересно, куда нас везут?  - осведомился он у стен.
        - Наверно, к пещерам, для, так сказать, следственного эксперимента, или как это у них там называется,  - предположил Коля.
        - То есть они попрутся с нами в прошлое и сорвут все мои планы,  - протянул Дима.  - Надо как-то отсюда выбираться.
        С этими словами он стал тормошить внутреннюю ручку выдвижной двери. Но та не поддалась. Ни с первого раза, ни со второго, ни с третьего. Имелся, видимо, какой-то секрет - отпирался минивэн только снаружи.
        - Да ты посмотри, скорость-то какая!  - снисходительно усмехнулся Коля.  - Даже если откроешь, как прыгать? Чтоб все кости переломать?
        - Уж лучше ноги, руки переломать, но от них отвязаться,  - в сердцах бросил Дима и опять начал дёргать дверь.
        Но та упорно не поддавалась.
        Всё кончилось на том, что машина неожиданно остановилась сама, и заветную дверь легко отодвинули снаружи. В салон заглянуло словно высеченное из камня скульптурное лицо Игоря Игоревича.
        - Выходите оба!  - негромко скомандовал подполковник.
        Друзья удивленно переглянулись.
        - Где мы?  - спросил Дима.
        - Недалеко от Кунгура. Дальше доберётесь своим ходом.
        И подпол отступил, пропуская их на свет божий.
        - То есть как это?  - опешили оба, так что даже не поспешили вылезти.
        - А вот так.  - Офицер вздохнул.  - Я слышал ваш разговор в камере.
        - Стоило догадаться,  - пробормотал Коля, начиная выбираться из машины.
        - Это странно, может, для вас прозвучит,  - заметил эфэсбэшник, держась рукой за выдвижную дверь (сейчас он был в спортивном костюме),  - да, странно прозвучит, но тот, про кого вы говорили - Игорь Кирыч - он мой отец. Он завещал вас не трогать. Просто я не сразу понял, что вы это вы.
        - Ах вот оно что! И как именно он упоминал о нас?  - возбуждённо спросил Дима, высвободившись из минивэна вслед за товарищем.
        Подпол закатил глаза.
        - Двое человек придут из прошлого (именно эту фразу я долго не мог понять), один из них будет зваться Дима и упомянет меня как «майор Игорь Кирыч», ты должен будешь отпустить их, если я тебе дорог как отец.
        - Значит, дорог?  - съязвил Коля, встав на обочине.
        - Отец пропал без вести, когда я был маленький. Это специальное письмо, оставленное им для меня взрослого.
        - При каких обстоятельствах он пропал?  - спросил Кукарский, машинально поправляя ремень на джинсах.
        - Он ушёл из семьи,  - грустно сказал Игорь Игоревич, отступив к передней двери.  - Раньше мать всегда говорила, что он погиб на задании. Но когда я вырос, то узнал, что он просто ушёл из семьи, а также перестал появляться на службе. То есть он просто пропал без вести.
        - А относительно нас ничего больше он не написал?
        - Нет.  - Подпол прислонился к передней двери, во рту у него мелькнуло что-то типа зубочистки.
        Дима и Коля теперь стояли в шаге от него, не зная, как применить себя, и как отнестись ко всему услышанному. В их душах поднималось тепло, а в мыслях роились вопросы.
        - Значит, больше ничего,  - задумчиво пробормотал Кукарский.  - Странно… Придётся спросить у него самого.
        - Вот что, дорогой!  - Коля шагнул к подполковнику и неожиданно по-дружески положил ему руку на плечо, хотя для этого пришлось вытянуться во весь рост и даже выше.  - Если мы снова увидимся, мы обязательно расскажем тебе о том, куда пропал твой отец. Если нам удастся прояснить ситуацию.
        - Да, надеюсь.  - Офицер освободился от руки Коли и открыл переднюю пассажирскую дверь.  - Я бы рискнул отправиться с вами и увидеть отца, но учёные наложили на это строгое табу.
        - Всё правильно,  - заметил Дима.  - Мы тоже так и не смогли встретиться там с родными. И потом уж больше не пытались.
        - Ну и чёрт со всем этим! Желаю вам удачи! Только учтите, теперь вы официально числитесь беглецами!  - бросил Игорь Игоревич, махнул рукой и скрылся в автомобиле.
        Чёрный минивэн тронулся с места, резко развернулся прямо на дороге, подняв клубы пыли, и тут же помчался обратно. Некоторое время товарищи наблюдали, как он превращался в мелкую точку. Наконец и она исчезла. Дима и Коля двинулись в противоположном направлении, в сторону пещер.
        - Ну и… что будем делать?  - вздохнул Герасименко, пнув на обочине камешек.
        - Что-что, валим в СССР! Неужели твои мысли не совпадают с моими?  - Дима расстегнул ворот рубашки, ему стало душно, несмотря на полевой ветерок.
        Впрочем, ветерок был вялый. Всё-таки день разыгрался жаркий, во всех смыслах.
        - Да совпадают мысли, совпадают,  - с лёгким недовольством ответил Коля.  - Ты отправишься к своему кагэбэшнику, а я к Любе. И послушай, Диман, может, ты, наконец, скажешь, что вы там задумали со своим Кирычем? Поехать к Горбачёву, да?
        - Нет, к Андропову.  - Дима махнул рукой, ему уже стало всё равно.
        - Только и всего? Тоже мне, государственная тайна!
        И они молча пошли по обочине вдоль дороги.
        Однако через какое-то время они всё же передумали.
        - Нет!  - воскликнул Николай, как только стихли автомобили, и остановился.  - Я не могу так сразу. Надо сначала вернуться домой и подготовиться. Отправляться в прошлое с бухты-барахты не мой стиль.
        - Пожалуй, ты прав.  - Дима тоже остановился и почесал голову.  - Мне тоже не с руки. Кирыч наверняка ещё не готов к визиту в Кремль.
        Так вот они и передумали. Развернулись в обратную сторону и пошли. По дороге поймали попутку до города.

        Дима Кукарский и Кирыч на встрече с генеральным секретарём ЦК КПСС

        Через три дня после этих событий Дима с Кирычем сидели в салоне советского самолёта. Они летели в Москву на встречу с генеральным секретарём Андроповым. Уж как там Кирыч выбивал аудиенцию у главнейшего, хотя и тяжело больного человека,  - подробностей Дима не знал. Он и не пытался выведать тайну - понимал, что бывалый кагэбэшник не расколется. Правда, Дмитрий помнил про упоминание родственника Кирыча - генерала из Кремля. Кукарский понимал, что эта ниточка сыграла решающую роль.
        Игорь Кирыч теперь вызывал у Димы странные чувства. Кукарский косился на майора и вспоминал подполковника из своего времени. Н-да, кто бы мог подумать: отец и сын! На лице Дмитрия невольно появлялась улыбка. То и дело хотелось заявить, мол, слушай, а я видел твоего… м-м… Но Кукарский сдерживался. Он считал, что ещё не время.
        Правда, спросил один раз, пока не взлетели, как бы между прочим: «Слушай, Игорь Кирыч, а у тебя семья есть? Жена там, дети?» И получил исчерпывающий ответ: «Конечно, офицер КГБ должен быть образцовым семьянином! У меня красавица жена и сын Игорь. А ты женат?» И Диме пришлось сознаться, что он разведён, впервые без гордости за себя.
        Сейчас Дима сидел у иллюминатора, за которым под бежевым крылом проплывали перистые облака с редкими проблесками поделённой на ромбы земли, и вспоминал восемьдесят второй год. Вот так же летел он на подобной «Тушке», совсем маленький, с матерью и её подругой, в Ростов-на-Дону. Откуда потом их увезли на море на «Запорожце».
        И этот первый в детстве полёт до того впечатлил Димку, что запомнился на всю жизнь! Удивительно правильные трапеции полей и лесов в иллюминаторе, толстенная белая перина из облаков, оглохшие уши и лёгкая тошнота. Но главное - невероятная, захватывающая дух высота!
        Тот рейс долго задерживали с отлётом, они с матерью и её подругой то уезжали из аэропорта, то возвращались и, наконец, улетели. А потом, после посадки, ехали на этом «Запорожце» с боковыми карманами, а у него что-то там ломалось каждые тридцать километров, и дядя водитель, отец подруги, что-то там шаманил, отчего карманный «Запорожец» снова оживал. Так и добрались до Кубанской станицы, от которой уже катались на море на рейсовом автобусе.
        Вообще все эти воспоминания с милого детства, с легендарного Советского Союза, словно хранились у Димы в старом поблекшем сундучке в виде картинок, раскладывающихся растянутой гармошкой, виньеток и разных побрякушек и золотинок. И когда он доставал хоть одну такую вещичку, она будто загоралась разными цветами и начинала дарить тепло.
        Часто Диме казалось, что не было в его жизни уж ничего лучше, чем то скудное, по сути, детство, не было и никогда, наверно, не будет. Что именно тогда, в ту пору, он по-настоящему чувствовал себя счастливым. Счастливым простым советским счастьем. И ужасным и единственным огорчением детства был лишь тот день, когда у Димки угнали велосипед «Уралец». Он с другом прикатил к магазину и, беспечно оставив велик у дверей, потащился внутрь гастронома.
        Каким тяжелейшим горем оказалось узнать от случайного мальчика у дверей магазина, что «пьяный дядька сел и уехал вон в ту сторону»! И с каким грузом на душе потом пришлось долго ходить по дворам, искать пьяного дядьку с любимым велосипедом! Но конечно всё оказалось напрасно. Этак получился ещё и первый в жизни удар по вере в доброту любых людей на Земле! Но он стал единственным разочарованием маленького Димки в стране СССР.
        И вот ведь всё самое хорошее именно тогда и придумали, порой твердил себе Дима. Взять те же аппараты для газировки. Вон теперь их на каждом шагу копируют! А раскладушки? А многочисленные современные клоны советского мороженого или советского лимонада? В общем, достаточно посмотреть вокруг.
        А если ещё вспомнить искусство, и музыку, и кино!
        Вот, например, все классические фильмы, самые лучшие, которые хочется бесконечно пересматривать - ведь их создали именно в СССР! Взять ту же «Гостью из будущего». Господи, как Дима любил в детстве Алису Селезнёву! Он просто с ума сходил от этой любви! Даже мечтал порой податься в Москву, найти ту девочку, снявшуюся в чудесном сериале про Прекрасное Далёко, и признаться ей в любви!
        А ведь были ещё «Ирония судьбы», «Москва слезам не верит», «Экипаж», да что там! Куча фильмов, при просмотре которых до сих пор слёзы на глазах или мурашки по коже! И то, что снимают сейчас, в России, лишь жалкий эрзац тех божественных произведений искусства!
        Ну а песни? Какие гениальные песни родились именно тогда! Одна «Вологда» чего стоит! А ещё «Эти глаза напротив», «Миллион алых роз» и десятки других композиций. Разве хоть одну песню из нынешней попсы будут напевать лет через тридцать?! Да об этом даже смешно подумать!
        И вот теперь, в реальности прошлого, Дима воочию видел всё окружающее именно так, как оно было на самом деле. Ведь воспоминания детства по обычаю не включали в себя антураж эпохи. Пейзажные краски, второй план, общий фон - всё это воссоздалось в новом рождении, разукрасилось необычайными полутонами.
        И вот Дима увидел воочию Москву тысяча девятьсот восемьдесят третьего года. Они с Кирычем спустились с трапа, странный автобус подвёз пассажиров до аэропорта Домодедово, и дальше началось. Москва, Москва, Москва…
        Дима попал в волшебный город, ещё не замутнённый пыльными перестройками фасадов и транспортных развязок, «Макдональдсами», пробками и рекламной шелухой. Простой и чистый город в первозданном виде. С улыбчивыми людьми, одетыми в незамысловатые одежды. С первыми автоматами «Пепси-колы» - несбыточной мечты детства.
        Не откладывая свой визит в дальний ящик, два миссионера незамедлительно прибыли к истоку Красной Площади со стороны улицы Горького. Понедельник стоял на удивление солнечный и тёплый, несмотря на осень. По брусчатке бродили большей частью иностранцы, но они тоже выглядели несколько старомодно. И носили с собой плёночные фотоаппараты с большими объективами.
        Игорь Кирыч провёл Дмитрия в Кремль со служебных ворот. Майор показал удостоверение и сообщил, что у него назначено. Минут через пять нарисовался высокий офицер в форме капитана и взялся сопровождать прибывших во внутренние палаты.
        - Андропов в Кремле появляется редко,  - тихо заметил Кирыч, наклонившись к спутнику, когда они уже подходили к дверям одного из местных зданий.  - Всему виной обострение болезни. Но нам повезло - сегодня генсек на рабочем месте.
        Дима покивал. Его сердце колотилось всё быстрей. Ещё бы! Вот-вот он увидит того человека, о котором в детстве мог лишь благоговейно подумать. Вокруг которого создавался ореол спасителя застывшего общества - это Дима помнил хорошо. Тот самый вождь, который впервые вызвал восхищение после надоевшего шамкающего Брежнева.
        На пропускном пункте здания (Дима не знал, какого) их осмотрел молоденький гладко выбритый красавчик в чине старшего лейтенанта, затем он попросил Диму показать, что в сумке. Кукарский шагнул к старлею и раскрыл перед ним сумку, сделав жест головой: на, мол, смотри.
        - А это что такое?  - удивился красавчик-офицер, сразу приметив ноутбук.
        - Это новый секретный аппарат, который привезли показать генеральному,  - недовольно бросил Кирыч, суя в лицо лейтенанту своё удостоверение.
        - А, понятно,  - протянул офицер Кремля.  - Ладно, идём.
        Их провели в просторную комнату, обставленную по-спартански: коричневый кожаный диван со стойкой для капельниц, дубовый, обитый зеленым сукном, стол с простым кожаным креслом и огромный портрет Ленина на стене, около архитектурной лепнины. Свет пропускали два больших окна со спущенными белыми шторами.
        Обитатель комнаты встал с дивана, махнув человеку в белом халате, и последний вышел с чемоданчиком в руке. А генеральный (ибо это, конечно, был он) сел за стол и молча, слабым жестом руки, пригласил гостей разместиться напротив. Дима и Кирыч устроились на стульях с другой стороны стола. Перед Кукарским оказался совсем не тот человек, который висел у Кирыча в кабинете в качестве портрета.
        Это был человек в синем спортивном костюме, измождённый болезнью, с желтоватым цветом кожи, со впалыми щеками, с костлявыми кистями рук, обвитыми верёвками сосудов. Единственное, что роднило настоящего Андропова с тем портретом - это внимательные, проницательные глаза, глядящие сквозь большие очки и как бы сквозь гостя.
        - Ну-с, я надеюсь, меня не обманули, что у вас сверхсекретная информация государственной важности,  - неприятным голосом сказал Юрий Владимирович, поглядывая то на майора, то на Диму.  - А то у меня времени в обрез. Да и чувствую я себя так, что уже жалею, что согласился принять каких-то… м-м… В общем, у вас есть три минуты на изложение сути.
        - Да-да, товарищ генеральный секретарь!  - поспешил заверить Кирыч.  - Речь идёт ни больше ни меньше, как о распаде СССР.
        - Вот как?  - оживился тяжело больной генсек.  - Очень интересно. Ну что ж, давайте выкладывайте.
        При этом он даже поёрзал в кресле.
        Дима открыл было рот, но его сосед предупредительно поднял руку.
        - Это не происки американцев,  - издалека начал Кирыч.  - Хотя, в какой-то степени и их тоже… В общем, тут другое. Это невероятно, очень фантастично. Вот товарищ рядом со мной (майор тронул Диму за плечо) знает необычайно много о будущем развития СССР и мира. Вы же слышали о болгарской прорицательнице бабке Ванге?
        - Ну да.  - Юрий Владимирович слегка улыбнулся.  - И что, он тоже прорицатель?
        - Нет, он гораздо правдивей,  - быстро сказал Кирыч.  - Он знает всё с гарантией. Потому что ему удалось попасть в так называемый временной канал. То есть, как это ни странно звучит, ему удалось переместиться во временном канале. А зовут его Дмитрий.
        Кукарский кивнул. Ему показалось, что генсек его сейчас просто высверлит глазами.
        - Если я правильно понимаю,  - вкрадчиво вставил Андропов,  - вы хотите сказать, что ему удалось переместиться во времени?
        Кукарскому показалось, что главнейший слегка улыбнулся.
        - Да-да, именно так!  - с радостью подхватил Кирыч.  - Он, Дмитрий, жил в будущем, и там появилась, мнэ, как бы дыра во времени, и он переместился, а я занимался одним делом, по которому, мм-мэ, как раз пришлось встретиться, ну, случайно, с Дмитрием (майор снова тронул соседа за плечо). Я заподозрил Дмитрия в операциях с валютой, а он привёл мне неопровержимые доказательства, что он не валютчик, а человек из будущего, где нет Советского Союза. (Кирыч глубоко вздохнул.) И вот теперь эти доказательства здесь, у нас, с собой.
        Андропов задумчиво потеребил нос, затем откинулся на спинку кресла. Диме показалось, что генсек как-то ещё больше побледнел. Сам же Кукарский продолжал волноваться, и от этого у него мутило где-то под животом, и уж совсем не кстати появлялись позывы в туалет.
        - Н-де, звучит как полный бред,  - наконец сказал Андропов после тяжёлой паузы.  - Не понимаю, почему я, больной человек, согласился выслушать эту чушь? Я хочу немедленно посмотреть ваши доказательства, либо я вас обоих отправлю отсюда прямо в психушку.
        - Сейчас-сейчас,  - засуетился Кирыч и потянулся к Димкиной сумке, но тут же опомнился,  - Дмитрий, давай сам, тебе слово.  - Его голос дрогнул.
        Кукарский извлёк ноутбук, раскрыл и включил.
        - Хкгм. Уважаемый Юрий Владимирович, это переносной компьютер со складным плоским монитором,  - пояснил он, пока загружалась «Виндовс».  - У нас, в две тысячи тринадцатом году, такие ноутбуки уже есть на каждом шагу.
        - Как вы сказали, нотбуки?  - перебил генсек, поправив очки на переносице.
        - Но-ут-бу-ки,  - повторил по слогам Дима.
        - Угу,  - кивнул Андропов.
        - Сейчас я включу вам записи Михаила Горбачёва,  - продолжил Кукарский,  - они плёночные, но их переписали в компьютер - есть такие технологии.
        - Кого, Миши?  - удивился генсек.
        - Ну да, Михаил Сергеевич стал генеральным секретарём после вас. Впрочем, там был ещё Черненко, но он, правда, быстро умер.
        Юрий Владимирович неодобрительно покачал головой.
        - Черненко… Ладно, включай свои побрякушки.

        После того, как Андропов изучил все приведённые аргументы, он долго молчал. Генсек то покачивал головой, то неодобрительно цокал языком. Дима к тому же отдал ему один учебник новейшей истории, и генсек его пролистал, изредка поглядывая на гостей. И вдруг Андропов сильно побледнел, ему стало не по себе, и он вызвал врача.
        - Вы свободны пока,  - бросил он гостям.  - Мне надо подумать. Пусть вас разместят в Кремле. Или нет, лучше в гостинице «Россия».

        Решение Андропова

        Через полчаса миссионеры уже сидели в креслах в люксовом номере с видом на Кремль, и каждый молча смотрел в стену. (По приходу Дима наконец-то с удовольствием облегчился в уборной.)
        - Ну и что теперь?  - устало вздохнул Кукарский.
        - Ждать, только ждать,  - ответно вздохнул майор.
        Ждать пришлось довольно долго. Благо, нашлась в тумбочке колода карт, да и Кирыч оказался силён в подкидного. Лишь когда за окнами столица погрузилась в сумрак, казавшуюся бесконечной тишину номера нарушил отчеканивший шаги гость. За визитёрами прислали того же красавчика, старшего лейтенанта, который досматривал ноутбук, и старлей снова отвёл их в пристанище главнейшего в Кремле.

        Юрий Владимирович принял их в том же кабинете, предложил те же стулья.
        - Итак,  - сказал он, вставая из-за стола.  - Я изучил ваш учебник истории.
        - Все главы от нынешнего периода?  - осмелился спросить Кирыч.
        - Да, отложил срочные дела, потратил время на вас… Послушай, майор, я сейчас очень много читаю, в основном, философского. Например, Достоевского, Ницше. И вы тут припёрлись весьма кстати со своими выкладками!  - Генеральный секретарь по-сталински прошёлся вдоль кабинета.  - Я не боюсь смерти, я знаю, что она уже близка. Вы раскрыли мне лишь то, насколько она близка, чёртова девка с косой! А это значит, что нужно успеть кучу полезного сделать.
        - Да-да,  - зачем-то вставил Дима и тут же покраснел.
        - По сути, читая эти книги,  - Андропов повёл рукой в сторону полок с томиками философов у дальней стены,  - я многое понял в последнее время. Что-то такое у меня крутилось в голове насчёт Миши, насчёт дальнейшего развития социализма. И были даже мысли по поводу развала страны. Можно сказать, я сам не хуже бабки Ванги!
        Он остановился и с болезненной улыбкой поглядел на гостей. Диме подумалось, что улыбка у него какая-то странная, некрасивая, что ли.
        - Я так и знал, что если спустить всё без тормозов, как Миша, страна к чертям развалится. Не-ет, тут нужен другой подход! Хотя, признаться, до вашего визита я возлагал на Мишу большие надежды!
        Генсек снова погрузился за стол. Гости по-гусиному повели головами в его сторону.
        - Как сказал Шопенгауэр или кто-то ещё до него,  - продолжил вождь,  - человек слишком хрупкое создание, но он может создавать прочные храмы на века. В последние дни мне всё чаще приходила мысль: социализм - это исключительное творение человека, в отличие от капитализма. И Союз Советских Социалистических Республик есть тоже рукотворный храм, который может просуществовать века. Всё зависит от хрупкого создания. Как он, то бишь, человек, будет поддерживать чистоту и порядок в храме? Как будет ремонтировать стены? Как будет чинить крышу? Вовремя ли узрит необходимость ремонта здания? Почует ли подмывание фундамента?
        Юрий Владимирович помолчал, покосился на огромное зашторенное полупрозрачными занавесями окно.
        - Хкгм,  - прокряхтел Дима.
        - Я принял это решение только что, вы первые, кому я озвучиваю! Уйду в отставку по болезни за неделю до смерти (дату своей кончины из учебника я хорошо запомнил - такое не забывается!) А на пост генерального секретаря сам назначу Алиева Гейдара. Он справится лучше Горбачёва и его Раисы. Именно нерусские надёжнее всех вытаскивали нашу страну из дерьма. Взять хотя бы Екатерину, или того же Иосифа Виссарионовича. И качества у Гейдара есть подходящие, не то, что у Миши. В общем, ошибался я насчёт Миши. А теперь, благодаря вам, понял, в чём промах.
        Так Андропов, на удивление гостям, озвучил свой вердикт.
        После этого он предложил визитёрам совместно обсудить детали построения нового будущего, мол, вычленить, какие могут возникнуть нюансы и как бы «не опростоволоситься». После этого Андропов вообще раздобрился и даже похлопал Диму по плечу:
        - А ты мне ещё «порассказываешь», как там что у вас. Но это всё завтра, завтра… А сейчас я устал, надо мне отдохнуть, так что не прощаюсь, говорю: «Пока до утра!»
        На этом они крепко пожали поочередно холодную руку генсека и покинули его покои.
        После аудиенции у генерального, Дима поделился с Кирычем своими впечатлениями.
        - Странный он какой-то оказался. Я от него такого не ожидал,  - сказал Кукарский, когда они уже лежали в номере гостиницы на кроватях.
        - Ну и в чём странность, по-твоему?  - повернул голову Кирыч.
        - Да не похож он на того Андропова, которого я себе представлял! Твёрдый человек, один из тех, кто развязал войну в Афганистане, разве может он стать сентиментальным? И так рассуждать о своей смерти? Вспоминать какие-то философские изречения? Читает он, видите ли, много…
        - С чего ты взял про Афганистан?  - слегка возмутился Игорь, глянув в потолок.  - Это не Андропов отдал приказ ввести войска.
        - Да ладно!  - Дима оживлённо приподнялся и облокотился на подушку.  - Уж кому-кому, а тебе-то должно быть известно, кто там был инициатором ввода войск!
        - Ладно, сдаюсь,  - замялся Кирыч.  - Я ещё раз убеждаюсь, как хорошо ты изучил нашу историю.
        - А как же!  - Кукарский снова растянулся на кровати.  - Я ведь готовился к визиту заранее.
        - Но если б мы не ввели войска, США опередили бы нас, они бы заимели мощное влияние на этот регион, а значит, появилась бы опасная угроза нашим южным границам.
        - Ты сейчас очередную политинформацию вспомнил?  - усмехнулся Дима.
        - Хорошо, скажу проще для тебя. Мы просто защищаем свою страну от возможной угрозы. Если хочешь, это обычный инстинкт самосохранения.
        - А, чёрт с тобой!  - отмахнулся Дима.  - Может, ты и прав.
        Затем они какое-то время лежали молча.
        Но в один из моментов Диме вдруг взбрело в голову: «а ведь надо сказать ему, в конце концов, про сына!»
        - Слушай, Игорь!  - вымолвил Кукарский.  - А ты знаешь… Между прочим, в своём времени, ну, перед визитом здесь в Кремль, я встретился с твоим сыном.
        - Да?  - майор заметно оживился и даже привстал с кровати.  - Какого чёрта? Ну-ка, давай отсюда поподробнее! Впрочем, погоди секунду: выйдем на свежий воздух.
        Они выбрались на балкон, и майор угостил элитными сигаретами «Кэмел». Поглядывая на огни вечерней столицы, Дима глубоко вздохнул, прикурил и начал рассказ. О том, как они накануне угодили в ФСБ на пару с Колей. О том, как познакомились с Игорем Игоревичем. О том, как тот их отпустил. И самое главное - о том, что Кирыч должен после возвращения из Москвы сразу оставить важное для сына письмо. Письмо, в котором есть просьба отпустить Колю и Диму.
        - Странно, почему это я ушёл из семьи?  - весьма озадачился майор, пообещав оставить письмо.  - Может, после сегодняшнего, когда всё круто изменилось, меня, наконец, взяли в Москву? Положим, строго секретная миссия. А там, то есть тут, в столице, что-то со мной произошло.
        И он задумчиво потер щёки пальцами руки.
        - Значит, для этого ты старался в паре со мной, чтобы перебраться в столицу?  - Дима хитро посмотрел на майора.

        - Послушай, Кукарский, тебе-то ведь всё равно, а у меня жизнь налаживается!  - Кирыч, слегка окутанный дымком от сигареты, со значением покосился на собеседника.
        Дима ухмыльнулся и промолчал. А внизу пронёсся очередной советский автомобиль, спугнувший кого-то пронзительным сигналом клаксона…

        Утром, часов в десять, решив, что приглашение вот-вот поступит, они нетерпеливо двинулись в Кремль.
        Дима испытывал предвкушение чего-то тёплого и светлого, ибо он в душе всё-таки наполнялся этакой странной симпатией к генсеку. Напарники ожидали дружелюбной и мудрой беседы, однако на КПП их встретили холодно.
        - Ночью Юрию Владимировичу стало плохо, так что сегодня он не сможет вас принять. Впрочем, как и завтра, и послезавтра… Юрий Владимирович просил проводить вас в аэропорт и отправить домой,  - сухо заявил незнакомый майор, коренастый крепыш с маленькими усиками.
        Игорь Кирыч и Дмитрий Кукарский враз поникли. Как будто их лишили чего-то очень важного в жизни, того, что уже никогда больше не вернёшь. Только пермский кагэбэшник расстроился по своим причинам, а вот Дима… Он решил, что всё напрасно.
        Им пришлось тут же отправиться за чемоданами в сопровождении двух военных.
        Дима не смог выдавить ни слова, впрочем, как и майор. Лишь вялая надежда на то, что Андропов не передумает, да что там!  - просто успеет выполнить свои обещания,  - эта надежда грела душу Кукарскому.

        Сентябрь 1983 года, Пермь, Коля Герасименко и Люба, за день до встречи Димы в верхах, а также май 20

        Поскольку бояться Николаю было уже нечего, то после перемещения во времени посредством третьего грота он отправился прямо в Пермь к возлюбленной Любови.
        С Димой они расстались на автовокзале - Кукарский отправился в гостиницу КГБ. А Коля двинул пешком на квартиру к Любе, ибо это было недалеко.
        Стрелки часов склонялись ко второй половине дня. Погода стояла безоблачная, тёплая, с лёгким ветерком. Разве что редкие белые парусники проплывали по синему небу. Совсем как летом, в конце августа. Даже листьев жёлтых мало.
        По пути Коля заглянул в излюбленный гастроном, чтобы купить торт «Прагу», если повезёт. А потом в вино-водочном надо будет взять шампанского, решил он. Ведь повод имелся серьёзный - предстоял важный разговор с Любой.
        Ему исключительно подфартило - удалось взять и «Прагу», и бутылку «Советского». Правда, в гастрономе пришлось поторчать в змеиной очереди. А вот шампанское досталось без всяких проблем.
        Единственным обстоятельством, которого Коля боялся, было возможное отсутствие девушки дома. Но он надеялся на то, что сегодня, в воскресный день, она будет сидеть у телевизора и никуда не пойдёт. В очередной раз Николай пожалел об отсутствии в советском прошлом сотовой связи.
        И в Любином доме ему тоже подфартило - он же слыл счастливчиком! Люба открыла дверь после первого же нажатия кнопки звонка. Как будто сидела в прихожей на пуфике и ждала его прихода, с замиранием сердца вслушиваясь в очередные шаги на лестничной площадке.
        - Ты пришёл?  - зашевелились её губы, и слегка дрогнули ресницы.
        Николай ступил за порог и, прикрыв дверь ногой, прижал к себе девушку, обнял, погладил по спине. Они слились в затяжном поцелуе. Коля впился в её сухие губы, жадно начал пить её сок - застоявшийся, забродивший сок.
        С трудом, нехотя оторвавшись от объятий любимого, девушка закрыла дверь на замок. Снова обернувшись к нему, она подняла влажные глаза, и Николай увидел в этих очах столько нежности и любви, сколько он и не ждал от неё сейчас, сколько ему и не снилось до сих пор!
        - Наконец-то ты пришёл,  - прошептала Люба и опять упала в его объятия.
        Он увлёк её в комнату, и там, продолжая лобзать друг друга, они устроились сидя на сложенном диване.
        Под боком тихо работал телевизор. Шла комедия «Операция „Ы“ и Другие приключения Шурика», герой как раз целовался с девушкой - это Коля понял «задними мозгами». Руки же Николая уже расстёгивали пуговички на воздушном халатике Любы.
        - Подожди, ну подожди!  - шептала любимая.  - Ну что, прямо так сразу?
        - Да, разве ты не соскучилась?  - отвечал шёпотом Коля, пробираясь рукой всё ниже - к девичьим трусикам.
        - Конечно соскучилась!  - вполголоса говорила она.
        И от неё распространялся какой-то странный приятный запах свежего белья. И не было сейчас у Коли того волшебного аромата, который он хотел ей подарить, но его и не нужно было. Девушка любила Николая без всяких подарков.
        Пальцы Герасименко путались, меж тем Люба уже не возражала. И вот обнажились её плечи, широкие и в то же время хрупкие. И вот уж он принялся нежно ласкать её грудь и осторожно целовать соски.
        Так они отдались единому порыву, и окружающий мир - будь то квартира Любы или весь Советский Союз - перестал для них существовать. Остались только чувства, яркие, сильные, нереальные. Остались только гладкость кожи, и нежность губ, и ласка рук, и нечто единое и божественное.
        Им оказалось мало места на сложенной тахте-«книжке», и в порыве страсти они упали на ковёр, и уже там всё было кончено в несколько мгновений.
        Когда тела отходили от потрясения, Люба притянула к себе халатик, чтобы накрыться. И когда молчать уже стало неприлично, она заговорила первой.
        - Ну что, надолго ты теперь?  - вполголоса спросила она.
        - Да, надеюсь, что навсегда,  - тихо сказал он.  - Я хочу остаться с тобой навсегда.
        - Правда?  - Люба приподнялась, облокотилась на ковёр, её лицо стало ясным, как самый солнечный день.
        - Только ещё не решил, в каком мире,  - пробормотал Коля.
        - Не поняла, что значит - в каком мире?  - её чистые глаза выразили знак вопроса.
        - Да это я так,  - спохватился Герасименко.  - Просто… мне надо кое-что обсудить с тобой. Только давай сначала выпьем шампанского.
        Он привстал и начал одеваться.
        - Я прикупил,  - добавил Коля.  - И ещё торт «Прагу» удалось раздобыть.
        - Ой, а в наш гастроном тут на днях «Киевский» завозили,  - затараторила Люба, и тоже встала и принялась спешно натягивать халатик на красивое обнажённое тело.  - Так представляешь, я стояла в очереди почти час, и как раз на мне торты закончились! Вот огорчение-то было.
        - Господи, какая это ерунда!  - тихо сказал Коля, застёгивая ширинку на брюках.
        «Знала бы ты, до чего много у нас тортов,  - договорил он про себя.  - И вообще, какое изобилие в наших гипермаркетах!»
        Но не знала она. Знать не знала, ведать не ведала. Как же её тащить в новое время? Сразу в психушку угодит, даже фамилию не спросят! Но и как ему здесь оставаться? Жить в тысяча девятьсот восемьдесят третьем без возврата? Но ведь ни интернета тебе, ни мобильника, ни даже гипермаркета. С милым рай в шалаше, а с милой рай в совке, так что ли? Хотя, есть, конечно, и свои плюсы.
        Одним словом, дилемма. Неразрешимая дилемма мучила Николая. Даже сейчас, на руинах любовной схватки, в неослабевающей эйфории после сильнейшего оргазма дилемма продолжала мучить. Хотя и возникла она лишь накануне. А именно: когда Николай чётко решил одно - навсегда остаться с Любой, не расставаться с ней ни на день!
        И вот сели они на кухне, Коля разлил шипучку в заботливо протёртые Любой фужеры, встретились их глаза… И кольнуло Николая - какой в её очах любовный блеск, какая детская непосредственность! И вдруг озарило - да ведь всё просто, и нечего тут мучиться!
        И вовсе это не дилемма! Ибо из двух вариантов один другого не исключает. Коля просто посвятит Любу в свои дела. Он полностью ей доверится. И она поймет. Она так любит его, что не сочтёт его сумасшедшим, что примет любую его сущность, любую легенду, быль или реальность.
        Она пойдёт за ним хоть в Сибирь, хоть на Голгофу - в этом он окончательно удостоверился только сейчас. Хотя сколько времени ему нужно было?! Дурак! Давно бы уже мог понять! Ан нет, не хватало, видите ли, только этого взгляда без слов, друг напротив друга с фужерами!
        - А давай-ка выпьем за любовь!  - сказал Герасименко тихо и вдохновенно.
        - Давай,  - просто согласилась Люба.
        - Выпьем за любовь, родная, выпьем за любовь,  - напел он, осушив фужер.
        - Что это за песня такая?  - поинтересовалась Люба, облизывая губы после шампанского.
        - У вас такой ещё нет, а у нас давно уже есть,  - загадочно сказал Коля.
        - У кого это, у вас?  - Люба склонила голову набок и посмотрела на суженого как-то игриво, что ли.
        - Понимаешь, Люба,  - с полной серьёзностью заговорил Герасименко,  - я должен поведать тебе одну вещь. Очень важную вещь. Она касается этой песни, например, и ещё многого другого. Эта вещь очень невероятная, Люба. И когда ты её услышишь, тебе, может быть даже, станет не по себе. Но… ты должна мне поверить.
        Девушка моргнула несколько раз, глаза её наполнились удивлением.
        - Странно ты говоришь, Коль. Ну что ж, продолжай, я всё пойму.
        - Надеюсь,  - глубоко вздохнул Николай.
        Настала минута, когда нужно сделать близкому человеку, быть может, самое трудное признание в своей и его жизни.
        И, вновь разлив игристое вино, Коля начал свою признательную речь.
        - На самом деле я не учёный, и мы с Димой не проводили никакие эксперименты. (Выражение глаз Любы начало меняться, и он поспешил продолжить). Понимаешь, мы жили себе, жили, только чуть попозже, чем ты. Я несколько раз бывал в Кунгурских пещерах. И однажды я отстал от группы, и вдруг попал в ваше время.
        - Постой, Коль, что значит - жили попозже? Что значит - попал в ваше время? Я не понимаю.
        - Ну хорошо,  - вздохнул Герасименко.  - Давай теперь выпьем снова, и я всё поясню.
        Они торжественно, словно на важной церемонии, чокнулись дорогим советским стеклом, и каждый освободил дно фужера.
        Затем Коля полез в карман и случайно выронил телевизионную лампу. Та брякнула о деревянный пол.
        - Так, стоп,  - сказал Николай, подобрав лампу и сунув в другой карман.  - Это не то, это для нашего дорогого мастера в Кунгуре, у которого мы были в гостях.
        Люба только улыбнулась.
        Наконец Коля, не торопясь, извлёк из кармана джинсов мобильник и протянул девушке.
        - Ага. Вот посмотри. Это прямое доказательство того, что я живу несколько в другом мире. То есть я родом оттуда, а жить хочу с тобой. И там, и здесь.
        Люба осторожно приняла сенсорный мобильник, положила его на ладонь и погладила пальцами другой руки.
        - Что это?
        Маленький дисплей вдруг ожил, появилась картинка.
        - Ой!  - воскликнула Люба и вздрогнула.
        - Это телефон,  - сказал Николай.  - Но… Он необычный. У нас, в нашем мире, в нашем времени, с такими ходят все. То есть у каждого есть переносная трубка, и каждый может в любой момент позвонить другому.
        - В вашем времени… А где же кнопки?
        Николай умилился, глядя на любимую. Её глаза заблестели, она стала походить на ребёнка, которому подарили необычайную игрушку. Он придвинулся к девушке и, ощутив ее лавандовый аромат, он аккуратно взял мобильник из её рук и показал:
        - Вот. Кнопки прямо на экране. Нужно просто тыкать пальчиком. Жаль только позвонить мы сейчас никуда не сможем. Для этого необходима специальная сеть, типа телевизионной, с вышками в населённых пунктах, передающими радиосигналы.
        Искрящиеся Любины глаза смотрели то на мобильник, то на Николая.
        - Ну и какое оно, ваше время? Далёкое будущее?  - теперь Люба как-то странно уставилась на любимого, он даже не смог прочитать её взгляд.
        - Вроде и недалёкое, но пропасть нас разделяет огроменная,  - с грустью сказал Коля.  - Я живу в две тысячи тринадцатом году. Хотя… В твоём времени я ещё хожу в первый класс.
        Наступила пауза. Люба поводила тонкими пальцами по внешней стенке фужера. Глаза её покосились на окно, где макушка тополя покачивала золотыми серёжками. Наконец она посмотрела на Герасименко и ласково улыбнулась.
        - Послушай, Коля, ну зачем тебе вся эта игра? Зачем ты притворяешься, что прибыл из будущего? И это твоё изобретение, конечно, необычное, но… Разве вам разрешают выносить такие штуки из лабораторий?
        Коля покачал головой.
        - Не веришь. Ну что ж, ладно. Тогда собирайся.
        - Куда?  - Люба приосанилась.
        - В Кунгурские пещеры. Сама всё увидишь!

* * *

        Илко сидел в одиночной камере на шконке. Ему страсть как хотелось поколдовать, но подлые менты отобрали карманный магический амулет. Лицо шамана выглядело мрачнее грозовой тучи. Мысли текли злобные.
        «Рано или поздно я выйду отсюда. И тогда этот смертный уж точно будет умирать долго и мучительно!»
        В какой-то момент Илко вдруг вспомнил старого шамана Яна, своего деда, да будет священен его прах… Это Ян научил чувствовать наличие проходов во времени. Откуда у Яна взялось такое искусство? Молодой Илко часто задавался этим вопросом. А однажды озвучил его у костра, один на один с Яном.
        - Древние хозяева наших краёв знали очень много такого,  - сказал Ян,  - что тебе и в голову никогда не приходило! Кое-что я перенял от них. Они ведали, где лежит камень долголетия, и ходили туда. Они знали, где течёт река желаний, и часто пили из неё воду. Праотцы ведали про временные проходы в пещерах, а ещё они определили, когда эти проходы открываются.
        Ян передал последнее упомянутое знание Илко. А Илко просто решил с помощью этого знания обогатиться и нанял двух пустоголовых придурков! Может, зря дело затеял? Ведь всё плохо кончилось. Такая мысль теперь постигла шамана. «Да нет, не зря!  - тут же одёрнул он себя.  - Ничего ещё не кончилось!»
        Где-то рядом раздались шаги дежурного сержанта. Илко даже не пошевелился.
        - Рано или поздно, но я выйду отсюда,  - прошептал он.  - И тогда посмотрим…

        Конец мая 2013 года, возвращение Димы

        Когда Кукарский вышел из пещер, сердце его с тревогой напомнило о себе.
        С каждым шагом он ожидал проявлений нового. Он надеялся, что ему вместе с Игорем Кирычем удалось изменить время безвозвратно. Однако в первые секунды нахождения в современности ничего особенного не отмечалось.
        На земле лохматилась свежая зелёная трава, на деревьях пели птички, с неба падали солнечные лучики - выходило, что, как и дома, здесь конец мая. Деревья стояли те же, всё выглядело точно так же, как если бы он просто вернулся домой.
        «Чёрт, неужели Андропов так ничего и не успел сделать? Да нет, не может быть, он должен был успеть отдать распоряжения!»
        Едва же Дима спустился к тому месту, где по обычаю сидели лоточники, торгующие сувенирами и символикой Кунгурских пещер, то увидал нечто. А именно: вместо обычных базарных строений типа маленьких веранд с витринами, усеянными уральскими самоцветами, всевозможными браслетами и магнитами для холодильников, стоял длинный белый одноэтажный магазин с чередой окон в пластиковых рамах, с огромной светящейся вывеской:
        КУНГУРСКИЙ СУВЕНИР
        Недолго думая, Дмитрий погрузился в данный чертог. За прилавком стояла одна продавщица в светло-зелёном рабочем халатике поверх белой блузы. Она радушно улыбнулась гостю, пока единственному на сей момент, и Кукарский отметил искренность в серых глазах, приятные белые зубки с едва выдающимися клыками, а также румяность щёк и общую привлекательность лица зрелой женщины.
        - Доброго дня!  - голосом, льющимся певуче, встретила Кукарского продавщица.
        - Здравствуйте!  - живо поприветствовал Дима, машинально перекинув сумку с ноутбуком на другое плечо.
        - Чем интересуетесь?  - осведомилась девица, подойдя поближе.
        - Да, собственно…  - протянул Кукарский.  - Видите ли…
        И тут он застопорился. В голове прокрутилось: «Мне интересно, у вас тут Советский Союз или нет?» Но, естественно, он понял, что это прозвучало бы глупо и дико. Помявшись, Дима заключил:
        - Впрочем, ничего. Извините.
        И он быстро вышел из магазина. Навстречу ему запели лесные птицы, и проклюнулся солнечный лучик между ветками деревьев. И там, где кончились тени, стало вдруг по-летнему жарко.
        - Н-да, всё это еще ни о чем не говорит!  - возбужденно пробормотал себе под нос Дима.
        Не сбавляя скорости, Кукарский засеменил к выходу из комплекса. Однако дальше по дороге сущности вновь предстали в старом формате - бревенчатый домик с кафе, решётчатые ворота, редкий лес.
        Когда же Дима вышел к остановке, подкатил маленький автобус, похожий на «Газель», но всё же имеющий немного другие формы. Дмитрий так и не смог уловить суть отличия. Или не успел. Потому что сзади неожиданно подскочил паренёк в аккуратном сером костюмчике. Дима даже вздрогнул.
        Вместе с пареньком они залезли в автобус, и тут Кукарского до глубины души поразила одна деталь - под пиджаком, под воротником рубашки у мальчика был повязан красный галстук. Неужели пионерский? Но бантики выглядели слишком короткими и были так элегантны, что напоминали скорее бабочку. Впрочем, моде подвластно всё!
        Притулившись на кресло в передней части микроавтобуса, парень равнодушно достал из-за пазухи наушники и всецело отдался музыке. Дима задумчиво уставился в окно. Вскоре потянулся городок, похожий сам на себя.
        Но вот когда Диме на глаза попался первый лозунг на жёлтом трехэтажном доме, Кукарский окончательно всё понял. Лозунг гласил:
        СЕМНАДЦАТЫЙ ПЯТИЛЕТНИЙ ПЛАН - ПОБЕДА ИННОВАЦИЙ В СССР!
        Сомнений больше не осталось: Дмитрий попал в Советский Союз образца две тысячи тринадцатого года! И такой вихрь закрутился в его душе! Так ему стало не по себе, что аж закружилась голова, и заныло под грудью.
        Кроме пионера с наушниками салон микроавтобуса оживили ещё двое безмолвных непримечательных мужчин, но они быстро сошли через остановку.
        Каждый пассажир при входе вставлял в прорезь специального аппарата, висящего под окном, какую-то пластиковую карточку. Дима понял, что так люди здесь расплачивались за проезд. Ему пришлось проехать «зайцем». Вылез Дима вместе с пионером на автовокзале и тут уж приобрёл билет до Перми за старые советские рубли.
        Пока же Кукарский стоял у кассы, наблюдал за людьми. Выглядели они неброско - джинсы, футболки, рубашки, платья простых расцветок. Никакого отличия от провинциальных одёжек реального Диминого мира. Разве что не встречаются белые вороны - какие-нибудь маргиналы с фиолетовыми волосами. Тогда Кукарский решил подслушать разговоры людей.
        - Ты картошку посадила уже?  - спрашивала одна бабушка другую.
        - Дык. Неделю еще назад всё высадила. Мелочь за месяц в совхозе купила.
        Кукарский прислушался к другой компании.
        - А кто такой Васька?  - спрашивал парень из молодёжной тусовки с рюкзаками и в походных одеждах.
        - Ты чо, Глеб, не в курсях? То ж комсорг соседней группы! У него ещё бородавка на подбородке,  - живо отвечала блондинка с аккуратным каре.
        Дима вышел на улицу и всей грудью вдохнул перегретый на солнце воздух. Впереди красовалось трёхэтажное здание - архитектурно такое же, какое оно здесь и было в две тысячи тринадцатом, в России.
        Но вот в плане антуража имелось отличие. Вместо скучившихся внутри арендаторов, торгующих известными брэндами, да некоего чикен-бистро, здесь присутствовало всего два заведения:
        ЦУМ
        КАФЕ «КУНГУРСКИЕ ЗОРИ»
        Кукарский решил исследовать ЦУМ и погрузился внутрь.
        Собственно, как старший менеджер сети «Мастерок», Дима имел непосредственное отношение к торговле. И не мудрено, что организация сего процесса заинтересовала его здесь прежде всего прочего.
        У входа в этот, условно говоря, торговый центр, под зонтом стояла лоточница с морозильным ларем. В ларе красовались штабеля мороженого трёх сортов. Эскимо «Белый аист» Пермского производства, бумажные стаканчики «Славянского» с палочками и вафельные стаканчики с шоколадной крошкой, под названием «Зурбаган».
        - А почём эскимо?  - осведомился Дима.
        Лоточница - девица с короткими волосами песочного цвета, с раскосыми глазами, охотно ответила:
        - Пятьдесят две копейки. Очень вкусное!
        И она улыбнулась, не обнажая зубов, и Диме показалось, что луч майского солнца отразился в её глазах.
        - Отлично!  - Дмитрий вытряс из кармана советскую мелочь образца девятьсот шестьдесят первого года.
        Приняв деньги, девушка выпустила погулять морозец из ларя, и Дима выбрал самую красиво лежащую порцию.
        - Спасибо.
        Эскимо «Белый аист» в кремовой глазури оказалось на редкость вкусным,  - натуральным, на молоке. Впрочем, Дима иного и не ожидал. В нём уже поднималась вера в настоящий, замечательный Советский Союз.
        И ничего от ностальгии по детству. А лишь только простое воплощение мечты.

        Кукарского втолкнула в универмаг стеклянная лопасть крутящегося креста дверей. И на глаза Диме сразу попался салон сотовых телефонов под названием «Союз-Терминал». Дима, конечно же, нанёс туда визит.
        Под ярким светом, точно в «Евросети», изобиловали товаром витрины, и около них тёрся парень в жёлтом жилете. Завидев посетителя, продавец сразу приблизился.
        - Здравствуйте, товарищ, может, вам что-нибудь подсказать?  - спросило прыщавое лицо с воодушевлённым взглядом.
        Дима улыбнулся.
        - Спасибо, пока не надо.
        Парень кивнул и удалился за прилавок.
        Дима обратился к стеклянной витрине. Здесь красовались телефоны совершенно такие же, как в его мире. «Самсунг», «Нокия», «Флай»… И среди всего небольшая полка уделялась советским смартфонам одной модели - только в разных вариациях. Своим видом они не напоминали ни одну из известных моделей. На неказистых угловатых корпусах блестели буквы названия:
        ВЕГА
        «Честно сказать,  - подумал Кукарский,  - дизайн у советских мобильников ужасный! Ну, за то хоть цены поменьше…» Дима покачал головой. Он даже что-то ещё пробормотал про себя, и парень в жёлтой жилетке навострил ухо. Но затем Кукарский быстро вышел из салона.
        На первом этаже центрального универмага, на просторных площадях размещались несколько отделов: текстиля, парфюмерии, бытовой химии и прочей ерунды. Дима забрёл в отдел мужского белья и принялся рассматривать спортивные штаны с лампасами.
        - Вас интересует что-то конкретное?
        Кукарский вздрогнул и повернул голову. Сбоку стояла забавная низенькая девушка с длинной чёрной косой, пухлыми щёчками и длинными ресницами - все эти черты бросались в глаза в первую очередь.
        Дима опустил взгляд и заметил на голубой форменной блузке с выдающейся грудью комсомольский значок. Кукарский прищурился. Девушка недоуменно посмотрела сверху вниз - на свой значок. Последний мало чем отличался от образцов из Димкиной юности. Разве что… Под профилем ленинской головы (которую Димка любил рисовать в далеком детстве) вместо «ВЛКСМ» теперь писалось «ЛКСМ».
        «Убрали слово Всесоюзный? Комсомол уже не стал таким всеобщим!» - озарило Дмитрия. Он машинально перевесил свою сумку на другое плечо.
        Тем временем девушка, удивлённая странным интересом к собственному значку, зачем-то сказала с ясным взглядом:
        - У нас в ЦУМе сплочённая комсомольская организация. Мы на собраниях обсуждаем все жалобы покупателей и наказываем виновных лишением баллов. У вас есть жалобы?
        «Фанатичка!» - подумал Дима и поспешил удалиться, не выясняя, каких баллов лишают.
        - Нет-нет, спасибо, всё хорошо,  - бросил он напоследок.
        Дальше Дима прошёлся по рядам с зонтиками, перчатками и шляпами. В какой-то момент ему даже показалось, что он просто блуждает по приевшемуся гипермаркету типа «Ленты». Ассортимент ему понравился. В принципе, вполне. Н-да, очень даже ничего. Учитывая, что здесь провинция… Да ещё и Советский Союз!
        А вот футболки с надписью «СССР», кепки с символикой «серп и молот» - неужели и здесь?! Будто бы никуда и не попадал, ни в какой новый Союз! Ведьтам, в России, в реальном мире, ностальгия так захватила народ, что повсюду продают нечто подобное. Забавно получается: можно купить у себя, в России, и перебраться сюда, и надеть. Впрочем, стоп! А есть ли она теперь, эта Россия? Ведь теперь-то её нету!!
        И вдруг Диме стало страшно. Значит, он совсем-совсем в другом мире?! Значит, в обычную жизнь уже нет возврата?! А как же здесь? Как же с его квартирой, как с его работой? Что делать с паспортом, наконец? Тот, липовый, раздобытый Колей, в новом Союзе явно не прокатит.
        Да и есть ли вообще здесь прошлое Димы Кукарского? И откуда бы ему взяться? Как на этот раз господин «время» распорядился кругом общения Димы? Чтобы узнать всё это, нужно срочно валить в Пермь, решил Кукарский.
        Так, вновь переполненный тревогой, он покинул ЦУМ и вернулся на автовокзал. Автобус уже подкатил к платформе. Дима загрузился в нутро автобуса последний - опять во все глаза пронаблюдал за рядом копошащимся людом. Но, впрочем, ничего особенного больше не заметил.

        Прибыв в столицу края, Дима первым делом направился к себе домой. Точнее, к дому номер шестьдесят пять по улице Б…о, в котором у Дмитрия в реальной жизни была ипотечная квартира.
        Большой город выглядел странно: вроде те же привычные строения, аляповатые фасады, те же проспекты, то же пространство улиц, но совершенно другой наряд, иные платья и неглиже.
        Во-первых, нельзя сказать, что реклама полностью отсутствовала. Она встречалась, хотя и в гораздо меньшем объеме. На придорожных столбах-плакатах, на растяжках в коронах зданий, на огромных жидкокристаллических экранах. Но она разительно отличалась от той, к которой Дима привык.
        СОВЕТСКИЙ БЕНЗИН - ЕВРОПЕЙСКОЕ КАЧЕСТВО
        И симпатичная рыженькая девушка, облачённая в элегантную синюю формовку с помочами, с лучезарной улыбкой держит пистолет из колонки.
        ЗОЛОТО ЗОЛОТЫМ Предъяви золотую карту победителя соцсоревнования и получи скидку на золотые изделия типа Б в магазинах «985» СП «Уралгосзолпрод»
        И два обручальных кольца как знак бесконечности.
        ОН УЖЕ ВЫИГРАЛ КВАРТИРУ! А ТЫ? ВСЕСОЮЗНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛОТЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ»
        И приятный мужчина в классическом костюме с красочным лотерейным билетом в вытянутой вверх правой руке.
        АЭРОФЛОТ - К ВАШЕМУ ОТПУСКУ ГИБКАЯ СИСТЕМА СКИДОК
        И премиленькая блондиночка стюардесса держит на ладошке солидный аэробус, похожий на лайнер «Сухой».
        А огромный кристаллический экран на улице Сибирской в центре? Какие-то странные картинки сменяли друг друга. То много-много людей с красными бантиками на сердцах строем шли вперёд, и затем мелькали буквы:
        ПРИДИ НА ВЫБОРЫ ДЕПУТАТОВ ГОРОДСКОГО СОВЕТА - ИСПОЛНИ СВОЙ ГРАЖДАНСКИЙ ДОЛГ
        То красивый седан типа «Лады Гранты», только имеющий элегантную заднюю часть, а не ужасную толстую попу, как у настоящей «Гранты», проезжал мимо и подмигивал фарами, и после высвечивались огромные буквы:
        ТОЛЬКО ДО КОНЦА МАЯ БОЛЬШИЕ СКИДКИ НА АВТОМОБИЛИ В АВТОСАЛОНАХ ЛАДА
        НА МОДЕЛИ КАЛИНА, ПРИОРА, ГРАНТА
        Это всё во-первых. А во-вторых, бросались в глаза лозунги, в основном, закрывающие собой всякие фасадные несуразицы типа облезлой краски.
        ЧИСТОТА НАШЕГО ГОРОДА - ЗАЛОГ ВАШЕГО ЗДОРОВЬЯ
        НАШ КРАЙ - ОПЛОТ СССР
        СЕМНАДЦАТЫЙ ПЯТИЛЕТНИЙ ПЛАН - ТОРЖЕСТВО НАНОТЕХНОЛОГИЙ
        НАРОД, ПАРТИЯ И ОБНОВЛЕННЫЙ СОЦИАЛИЗМ
        - Ну всё, хватит!  - остановившись посреди улицы, вслух воскликнул Дима и закрыл глаза.
        Прошло примерно пять секунд. Кукарский поднял веки. Мир ни капельки не изменился.
        - Н-да,  - протянул Дмитрий.
        И уже не оглядываясь по сторонам, он засеменил по родному кварталу. Ну вот он, дом номер шестьдесят пять. Совершенно такой же. Слава богу!
        «А что насчёт моего „Логана“? Стоит ли на парковке двора?» Так спросил он себя с тревожными ударами сердца. И быстрей-быстрей сделал три шага, что позволило заглянуть за раскидистый тополь, скрывающий припаркованные машины.
        Надо же, стоит!  - радостно отозвалось в сердце. Любимый, цвета «мокрый асфальт»! Блестит на солнце.
        Дима почти подбежал к родному авто и практически ощупал его. Всё точно так же! Вплоть до бордюрной царапинки на бампере, известной одному Диме! Вплоть до аптечки на задней полке, новенькой чёрной аптечки с надорванной полиэтиленовой плёнкой! До скрученных ребятнёй колпачков с ниппелей на левых колёсах, дальних от окна.
        Диме стало жарко, хотя на улице и без того стояла жара. Он повернулся к дому. Солнце ударило в глаза, и он прищурился. Ладно, сказал он себе, посмотрим ещё, подойдёт ли ключ от домофона.
        Кукарский плавно подобрался к подъезду. Он приставил кругляш, и дверь радостно запищала. И в Диме всё поднялось - ура! Ура, свершилось!
        Подъезд такой же, разве что гораздо чище. Ах да - дело вот в этой табличке на площадке первого этажа, аккурат под лампочкой:
        СЕГОДНЯ
        ОТВЕТСТВЕННЫЕ ЗА ЧИСТОТУ ПОДЪЕЗДА КВ. 45, КВ. 46
        У Димы, слава богу, сорок первая, на втором этаже. Быстро взбежав по лестнице, он остановился и с затаённым дыханием уставился на свою дверь. Всё без изменений. Та же старая коричневая покраска. С виду тот же замок.
        Кукарский достал ключ, вставил в скважину и…
        Ключ привычно повернулся со знакомым скрипом механизма замка. Дима перевёл дух, ступил на порог. Где-то в рёбрах больно кольнуло, так что он поморщился. В ноздри ударил до смешного знакомый спёртый воздух.
        Кукарский осмотрелся. В обстановке все предметы кричали: мы такие же, какими ты нас оставил! Дмитрий прошёл, нет, прошелестел в комнату, сел на диван и снова осмотрелся. Каждая, даже мелкая, вещь в комнате как будто назло занимала то же положение, какое занимала втом миречаще всего!
        На глаза попался телевизионный пульт. Дрожащей рукой Дима схватил этот инструмент досуга и ткнул в кнопочку. Любимый «Панасоник» засиял - включился второй канал.
        В ярком зале творился некий концерт или открывалось мероприятие. Может быть, конкурс певцов либо киноартистов? На сцену приглашали очередную гостью.
        Знакомый телеведущий, в чёрном костюме, плотненький типчик с клоунским щекастым лицом (Дима не мог вспомнить его фамилию) улыбчиво вещал со сцены, держа в руке папку:
        - Для вручения главной премии «Человек года» по версии журнала «Медиа-Союз» на сцену приглашается спортсменка, комсомолка и просто хорошая девушка. Итак, встречайте - председатель Комитета Комсомола города Ленинграда Ксения Собчак!
        Под бурные аплодисменты публики, заполонившей огромный зал, на всеобщее обозрение статно продефилировала скандальная вмире без СССРтеледива. Вэтоммире она выглядела вполне прилично, без всяких там изысков.
        Взойдя на сцену, девушка отвесила легкий поклон. На ней было строгое вечернее платье монотонно зелёного цвета, что, впрочем, весьма гармонировало с её шикарной блондинистой прической. На груди, как вспыхнувшая в сумеречном небе звезда, поблёскивал в свете прожекторов маленький комсомольский значок.
        Ксения открыла рот, и зал притих. (Модельная брюнетка в коротком красном платье поднесла Собчак статуэтку для вручения.)
        - Ну что ж,  - сказала общеизвестная комсомолка.  - Я рада, как говорится, оказанной мне чести. Хотя, конечно, мне бы хотелось провести всю церемонию от начала и до конца…
        Ксюша покосилась на ведущего, в зале появились смешки. Щекастый типчик принял самое серьёзное лицо из всего арсенала своих масок. Собчак продолжила:
        - Поскольку в моём видении это всё должно выглядеть как-то живее… Ну да ладно. Зачем я, собственно, вышла-то сюда? Ах да! Для вручения вот этой замечательной статуэтки «Человек года» по версии журнала «Медиа-Союз». И тот, кого я должна одарить этим призом, надо сказать, действительно заслуживает особого внимания, как моего, так и всей страны!
        Председатель Комитета Комсомола сделала паузу. Зрители тоже стихли.
        - Встречайте!  - наконец воскликнула девушка.  - На сцену приглашается… Для вручения премии «Человек года» по версии журнала «Медиа-Союз» на сцену приглашается… замечательный телеведущий, прекрасный актёр, удивительный человек, парторг центрального канала Иван Ургант, под ваши аплодисменты!
        Зал взорвался. По проходу засеменил высокий тип в сером костюме, хорошо известный и вмире без СССР, впрочем, при одном взгляде на которого Диму затошнило, и он переключил канал.
        Здесь, на каком-то «Семейном телевидении» показывали передачу «Клуб кинопутешествий» с её неожиданно ожившим бессменным ведущим Юрием Сенкевичем. Последний смотрелся живчиком и всем своим видом напоминал аксиому - старость богата мудростью.
        - Сегодня у нас в гостях журналист-международник Юрий Железняк,  - говорил руководитель программы.  - Юрий только что вернулся из поездки по Соединенным Штатам Америки. (Гость приосанился, ведущий подался вперёд.) И меня, как и многих зрителей, в первую очередь интересует вопрос: как нынче живёт ведущая капиталистическая держава? Насколько народ её сломлен, так ска-ть, стагнацией, непомерно разрастающимся экономическим кризисом, общим дефицитом бюджета и падением доллара?
        - Ну-у, вы знаете,  - заговорил гость неожиданно тонким голосом,  - на самом деле, не всё так плохо у них, как нам кажется, или как нам внушают здесь, образно говоря, со своей колокольни. Конечно, заметно то, что гораздо больше стало нищих, попрошаек на улицах Нью-Йорка, частично закрылись некогда помпезные бутики, обанкротились некоторые мощные концерны и мелкие предприятия.
        - Хорошо, это понятно.  - Сенкевич поменял точку опоры в кресле.  - А вот люди-то, сами люди, населяющие континент, может быть, они стали как-то более загруженными, вам не показалось?
        - Да, прохаживаясь по улицам Нью-Йорка, я постоянно замечал в их лицах печаль. И какое-то, что ли, равнодушие ко всему. А может даже безысходность. Это наводило меня на мысль, что озабоченность кризисом сильно поглотила американцев.
        Дима похихикал. Ему стало скучно, и он выключил телевизор. Гораздо привлекательней показалось вот что - залезть в интернет.
        Свой ноутбук Кукарский нашёл там же, куда и положил в последний раз - в наплечной сумке. Собственно, комп и был там по возвращению из Москвы, точнее, из прошлого. Вернее, с этой сумкой Дима, собственно, и пришёл домой.

        Интернет загрузился. Социальная сеть «Одноклассники», так излюбленная народом, была из чувства стадности интересна и Диме, хотя выставлять себя напоказ он не хотел и собственную страницу не заводил. Как ни странно, внешний вид «Одноклассников» ничуть не изменился в этом мире СССР!
        Всё как обычно, те же «друзья» с их самовлюблёнными лицами на цифровых снимках, с их бесконечными фотосессиями вояжей в Турцию или Египет, с их крайне остроумными статусами, с их замечательными ссылками на разную лабуду. Единственное отличие, которое заметил Кукарский: когда около фамилии человека указывался город проживания, рядом стояла страна, но не Россия, а, естественно,  - СССР.
        Вот и всё. Тогда Дима зашёл на сайт с новостями и почитал колонки.
        Писали следующее.
        ПРЕЗИДЕНТ СССР СЕРГЕЙ СОБЯНИН ВЧЕРА ПРИБЫЛ В КНРс дружественным визитом. Первым делом Собянин в Пекине начал встречу в верхах. При неформальном общении с председателем КНР обсуждались вопросы взаимовыгодного сотрудничества.
        В личной беседе при минимальном количестве пресс-агентств третий президент СССР подчеркнул, что в свете экономического кризиса в США складывается новый формат отношений блоков Китай-СССР и Великобритания-США.
        В данном формате необходимо пересмотреть рамки договоров по экономическому и политическому сотрудничеству с англоязычными капстранами. В частности, поддержал председатель КНР, нужно создать новую модель стратегического перевооружения и пересмотреть расположение военных баз китайских вооруженных сил, а также дислокации для проведения совместных советско-китайских военных учений.
        После встречи в верхах президент СССР в сопровождении китайского лидера отправился на экскурсию по святым местам.
        СОВЕТСКАЯ ПЕВИЦА ДИНА ГАРИПОВА СТАЛА СЕДЬМОЙ НА КОНКУРСЕ «ЕВРОВИДЕНИЕ - 2013». Дина Гарипова, исполнившая на «Евровидении» лиричную песню What If, набрала 134 балла по результатам зрительского голосования и решения профессионального жюри.
        («Черт!  - подумал Дима.  - Ведь я что-то слышал подобноеу нас, она же иу насна „Евровидении“ выступала! Только место заняла повыше».)
        МАЛЬМЕ, 23 мая - ИТАР-ТАСС Новости. Советская конкурсантка «Евровидения-2013» Дина Гарипова по итогам финального голосования вошла в топ-10, заняв 7-е место. Победила в конкурсе представительница Дании Эммили де Форест с композицией Only Teardrops («Только слёзы»).
        Наивысшую оценку в 12 баллов Советскому Союзу поставила одна страна - ГДР. По 10 баллов дали Великобритания, Ирландия, Югославия, восемь баллов были отданы Болгарией.
        Как только Гарипова вышла на сцену, зрители подняли красные флаги СССР. Традиционно советскую певицу поддерживали и в пресс-центре, где ей подпевали не только советские журналисты, но и их коллеги из других стран. В финале песни все они повставали со своих мест и завершили композицию What If вместе с артисткой, размахивая флагами.
        Дима громко, на всю комнату, цокнул языком и покачал головой.
        Дальше он загрузил поисковик и набрал в строке дежурных фраз следующее:
        Новейшая история СССР 1984 -2012 гг.
        Как и следовало ожидать, выпало ссылок, что грязи в авгиевых конюшнях. Но Дима стрельнул мышкой по одной из первых, бросившейся в глаза. Открылся текст, довольно лаконичный и ёмкий. Кукарский пробежался глазами, выхватывая только важные (на его взгляд) отрывки:
        СССР В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ГЕЙДАРА АЛИЕВА 1984 -2001 ГГ. ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАСТОЙНЫХ ЯВЛЕНИЙ…
        Накануне новогоднего праздника, 30 декабря 1983 года Юрий Владимирович Андропов выступил перед страной по телевидению и сообщил, что слагает с себя полномочия руководителя СССР. («Ага, ага, всё-таки сделал, не подвёл, молодец, настоящий человек слова!» - радостно пробормотал Дима.) Юрий Владимирович заявил, что……………………………….. и вместо себя………………………..Гейдара Алиева…………….Это была беспрецедентная акция………..в верхах……..впервые в истории СССР…………….Андропов также заявил, что…………и страна переживает глубокие застойные явления…
        Гейдар Алиев начал с того, что…………………..была усилена борьба с коррупцией………… полный пересмотр системы руководства Компартией……….…….материальная заинтересованность рядовых работников на предприятиях промышленности……….. Кроме того, были отведены…………………. В то же время…………политика, напоминающая НЭП в начале двадцатых годов………..некоторую свободу предприятиям……………..введение мелкой частной торговли……..возможность мелкого индивидуального предпринимательства……
        В то же время…………в период 1985 -1986 гг. был произведен поэтапный вывод войск из Афганистана………………..социализм со здравым лицом…………..приоткрыть «железный занавес»………………глубокое реформирование силовых структур……………….
        Важную роль в реформировании страны занимало преобразование такого мощного общественного пласта как культура………………………..так называемая «советская культурная революция»…………………хотя, например, труды Солженицына оставались под запретом вплоть до «московских волнений» 1999 года.
        В 1995 году Гейдар Алиев на…… XXIX съезде КПСС………необходимость введения президентства…………………..и в том же году на……………. был провозглашен первым президентом Союза ССР…

        Со вступлением в 21 век партия рапортовала о полном преодолении застойных явлений…..валовой продукт вырос до…………..что составляло рекордную отметку……
        В 2001 году, как величайший акт проявления социалистической демократии, состоялись всесоюзные выборы президента СССР, на которых одержал победу Сергей Шойгу……
        С 2006 года, после избрания президентом Сергея Собянина, который был переизбран и на второй срок, страна, успешно преодолев первый мировой экономический кризис, неуклонно ведет политику созидания, мирного сосуществования, обновленного социализма с человеческим лицом…

        - Ну и ну!  - глубоко вздохнув, вслух сказал Дима. Выгрузив операционную систему, он демонстративно захлопнул ноутбук.
        Но едва переносной компьютер был заброшен в дальний угол, раздалась дребезжащая трель мобильника. Дима вздрогнул - за этой суматохой с временными перемещениями он совсем забыл про свой сотовый. И к тому же, откуда такой странный рингтон?
        Пришедши на звук, Дмитрий увидел родимый мобильник. Номер высветился неизвестный. Кукарский взял телефон дрожащей рукой, помялся на месте, выдохнул, нажал кнопку и приложил аппарат к уху.
        - Алло? Дима? Это секретарша директора Шаховой. Вы скоро приедете на работу? Она вас ждёт.
        - А? Да-да, понял, сейчас приеду.
        - Хорошо, только побыстрее, пожалуйста!
        Кукарский открыл рот, чтобы спросить что-то, но на том конце запиликало.
        Н-да. Надо же, потеряли! Голос девицы незнакомый, а вот фамилия директрисы более чем… Впрочем, секретарши и так меняются как перчатки, а уж с изменением времени… Значит, с работой всё в ажуре? Тут Кукарский, между прочим, определил, что на дворе понедельник, двадцать третье мая.
        Он решил немедленно отправиться в контору. Посмотрим, сказал он себе, натурально потирая руки, посмотрим: уж поскольку онатутсуществует, называется литутмоя торговая сеть «Мастерком»?!
        Пока же он спускался по лестнице вниз, ковырялся в мобильнике в поисках номера Коли. Но - странное дело! Никакого Николая в контактах не оказалось. Напрочь отсутствовал дружок в записной книге!
        - Ладно, потом разберёмся,  - пробормотал под нос Дима и вышел на улицу.

        Конец сентября 1983 года, конец мая 2013 года, Кунгур, Пермь, Коля Герасименко и Люба

        Случилось то, чего Николай боялся больше всего. Оказавшись в его будущем, в две тысячи тринадцатом году, Люба потерялась. Точнее, она потеряла себя. Не успели они доехать до Колиного дома, как у любимой закружилась голова. Просто от вида всего окружающего блеска и рекламной мишуры девушка чуть не упала в обморок.
        Последние метры Коля вёл её под руку и успокаивал самыми нужными словами. Едва Герасименко запер изнутри дверь своей квартиры, как обнял Любу и нежно, словно больную, провёл в комнату и усадил на диван.
        - Ну что ты! Что ты так переживаешь? Это всего лишь близкое будущее.
        - Я ничего не понимаю!  - Люба схватилась за голову, волосы её растрепались.  - Это всё просто ужасно! Это чудовищное будущее! Я ничего не понимаю.
        Коля сел рядом, в груди у него ныло.
        - Да, я так и знал. Ну, хоть теперь ты мне веришь.
        Люба покосилась на него. Он пригладил её волосы. Она вдруг уткнулась ему в плечо и всхлипнула, Николай похлопал её по спине.
        - Ну что ты, что ты? Ничего, всё будет хорошо. Со временем ты привыкнешь.

        О, как он был прав! Время, с которым он заигрывал, всегда и вор, и прокурор, и лекарь. Оно, по заверению живого классика, умелый вор, который утягивает у человека всё. Но оно же и прокурор, который расставляет всё на свои места и разъясняет, кто есть кто. И оно же и лечит, приводит в чувство, заставляет привыкать к некогда невероятному состоянию.
        И Люба привыкла, через месяц, может быть, через два. Как это началось? В первый день, и во второй, и в третий, и ещё несколько дней в современной России он её никуда не выводил. Они сидели дома, маленькими дозами смотрели телевизор, изредка заходили в интернет, занимались любовью на диване или в ванной.
        Коля стал терпеливым учителем, доходчиво излагающим ответ на любой вопрос растерянной ученицы. Он и не предполагал в себе таких способностей. Впрочем, ему это нравилось. Да-да, ведь кажись, в юности или где-то в молодости, да нет, уже и в зрелости, он мечтал встретить девушку типа графини из прошлого. Были у него такие фантазии.
        Он порой представлял романтические истории, как вводит эту графиню в свой мир. И вот эти глупые, идиотские фантазии вдруг сбылись. Они стали явью. Перед ним сидело само совершенство и почти детским голоском спрашивало, слегка картавя:
        - Коль, а что значит, звонки внутри сети бесплатны? Разве вообще людям нужно платить за каждый звонок? И почему внутри сети? А снаружи что?
        - Ну как же, милая? Я ведь объяснял.  - С улыбкой Коля наклонялся к любимой.  - У сотовой сети есть операторы, то есть организации, которые обеспечивают мобильную телефонную связь. Их несколько, вот каждый и даёт свою рекламу, завлекает разными хитростями. Например, чтобы все люди с номерами именно этого оператора общались между собой бесплатно.
        - А!
        - Да, в обычном же смысле надо платить за услуги связи. А оплата идёт за каждую минуту или секунду разговора, то есть за каждый звонок.
        - Это я поняла.
        - Ну вот, видишь, какой ты молодец!  - обязательно хвалил Коля и приглаживал локоны а-ля Барбара Брыльска.
        Через несколько минут возникал новый вопрос.
        - Коля, а что значит слово «бренд»?
        - О, дорогая,  - отвечал Коля, чувствуя себя этаким гуру-лектором перед милой студенткой,  - это очень важное, очень знаковое слово нашей современности! В принципе, буквально оно означает некую торговую марку, название популярного в народе товара.
        - Вот как?  - Люба смотрела влюблёнными глазами.
        - Да,  - продолжал Коля,  - но на самом деле слово это имеет глубинный смысл, так сказать, характеризующий нашу эпоху. Оно означает, что «брендовость» движет миром. В чём сила? Сила в бренде! Вот если есть у тебя бренд, значит, ты крутой. Потому что смог заработать так много, что купил бренд. Но вся беда в том, что тот, кто произвёл бренд,  - улыбнулся Коля,  - наплевал на тебя сильного и сделал товар абы как, тяп-ляп. Всё равно ведь купишь! Так что в выигрыше на самом деле тот, кто купил гораздо дешевле хорошую копию бренда, но не бренд. В общем, кто хитрее, тот и сильный.
        - Что-то я толком не поняла.  - Люба начинала теребить большой носик.
        - Ну ничего, со временем разберёшься,  - слегка усмехался Коля.
        И тогда они приступали к новому занятию, например, садились за компьютер.
        И тут неизбежно следовал очередной вопрос. Например:
        - Коль, а зачем людям эти социальные сети? Они что, в реальности совсем уже не общаются? Разве может этот интернат заменить беседу с глазу на глаз? Не лучше ли просто так, ногами,  - добавляла Люба, показывая пальчиками ноги человечка,  - ходить друг к другу в гости?
        И Герасименко глубоко вздыхал.
        - Ох, милая! Ты затронула, так сказать, животрепещущую проблему нашего времени. Люди всё больше предпочитают виртуальное общение реальному. Им неохота ходить в гости ногами. Куда проще заглянуть к другу через компьютер.
        - Но почему? Из-за чего это происходит?
        - Не знаю.  - Коля повёл плечом.  - Мне кажется… Э… Мне кажется, людей просто стало очень много. И они стали мешаться друг другу. Ну, как в длинной очереди. И, кроме того, у них прибавилось проблем. Ну, там, необходимость добывания денег - это каждодневная гонка за деньгами. Потому что очень много благ вокруг, глаза разбегаются, и всё хочется купить.
        - Да, как в том фильме вчера, гипермаркет показывали,  - кивнула Люба.
        - Угу. Ну и вот. О чём я? Ах да! Всё хочется купить, необходимость добывания денег, люди мешаются. То есть общаться с глазу на глаз нет ни времени, ни желания. И все эти друзья в социальных сетях только фикция. Вот Дима - настоящий друг. Хотя, он меня чуть не подставил.
        - Коль, да забудь ты уже эту историю, лучше попробуй снова ему позвони. Интересно, куда же он пропал?
        - Не знаю. Бесполезно.  - Коля приложил мобильник к уху.  - Опять недоступен.
        Вздохнув, Герасименко убрал телефон и почесал затылок.
        - Странно всё это,  - протянул Коля.  - Дома его тоже постоянно нет. Вчера опять заскочил, ну, когда за продуктами бегал, ты ещё спала. Так опять никто не открыл. И «Логан» как будто дня три не трогали.
        Коля задумчиво поглядел в окно. Люба прильнула к нему, рука её проскользнула за ворот мужского халата. Коля замлел, как кот: тонкие нежные женские пальцы погладили его шею и ниже - грудь.
        - Слушай, а давай сходим в гипермаркет,  - вкрадчиво сказала Люба.  - Мне надоело сидеть дома.
        - Да-да!  - Герасименко ласково посмотрел на девушку.  - Пора. Пора уже тебя выводить в люди!
        - Конечно. Сколько можно держать меня взаперти?  - Люба улыбнулась, и её ручка пошла путешествовать дальше под халатом.
        Коля прикрыл веки.
        Всё чаще он говорил себе: я в раю.
        И в этот раз он опять ощутил себя в раю.

        Первый выход в люди прошёл на ура. Они прошлись по торговому центру, поковырялись в бутиках модной одежды, подивились изобилию бытовой техники, посидели в кафе за чаем с тонкими блинчиками. Последние Люба раскритиковала и заявила с милой улыбкой, что сможет состряпать гораздо лучше.
        Затем завернули в меховой салон. Естественно, по инициативе девушки. Разглядывая и ощупывая шубы, Любовь с восхищением покачивала головой.
        - Боже, какая прелесть!  - то и дело приговаривала она.
        И глаза её наполнялись золотым блеском.
        Коля крутился рядом, на языке крутилось следующее: «Ну, хочешь, купим шубу, только я ещё не накопил! Впрочем, можно взять в кредит».
        Выбрав момент, он шепнул ей это на ухо. Люба загадочно улыбнулась.
        - Можно и до осени подождать,  - мягко сказала девушка.
        - Ну хорошо,  - вздохнул Герасименко,  - я крутанусь. Есть у меня один замысел. Так что купим здесь, совсем скоро.
        - Ой, правда?  - Люба прильнула к спутнику и коснулась влажными губами его щеки.  - Как здорово!
        Однако дальнейшее действие испортила сотрудница салона. Она возникла стаей комаров из леса мехов.
        - Молодые люди, вы шубку на девушку подбираете? Вас какой фасон привлекает?  - ласковым голосом проговорила она.  - Длинный или короткий? Из норки или мутона?
        - Спасибо, мы просто смотрим пока. Если что, мы вас позовём,  - строго ответил Герасименко.
        Девушка повела плечом и нехотя отошла.
        После мехов Коля с Любой поднялись на четвёртый этаж и погрузились в центр боулинга. Полчаса они занимались киданием шаров. Любе очень понравилось это необычайное развлечение. Наконец Николай решил, что для первого раза достаточно всего, и они пешком отправились домой.
        Правда, предварительно набрали всяких вкусностей в цокольном гипермаркете, также поразившим воображение Любы. Коля снабдил покупательскую корзину такими вкусностями, как красная рыба в вакуумной упаковке, сырокопчёная колбаса на верёвочке, красивая бутыль коньяка, отборный виноград, торт «Киевский» и прочее, прочее, в том же духе.
        Дома, при свечах, все это было опробовано, но без обжорства. В качестве музыкального сопровождения по телевизору артисты исполнили последние суперхиты русской эстрады.
        А в конце ужина Николаю вдруг пришло в голову:
        - Слушай, а хочешь, будем фотки печатать?  - воодушевлённо сказал он Любе.
        Девушка удивилась. И тут Коля сознался, что в каждый свой визит в СССР делал снимки с красивыми пейзажами. А теперь уже приобрёл здесь, в России, за бесценок, увеличитель и кюветы. Химикаты же недавно прикупил в СССР.
        Люба очень обрадовалась столь необычному предложению.
        И так остаток вечера они провели в тёмной ванной за печатью фотоснимков.

        Всё это прекрасно, но нужно было съездить в прошлое. Тем более, что простыл след Димы, и Николай смутно надеялся отыскать друга в тысяча девятьсот восемьдесят третьем. Поэтому наутро Герасименко отправился с Любой в прошлое.
        Раньше, при просмотре, например, старого кинофильма, прошлое вызывало у Коли некое щемящее чувство. Ощущение было похоже на печаль, смешанную с жалостью. Почему? Да потому что грустно было и жалко думать о чём-то таком, чего никогда уже не будет, но что когда-то было с нами со всеми.
        Теперь же прошлое неизменно радовало Колю. Он с удовольствием погружался в мир тысяча девятьсот восемьдесят третьего года. Мир, не знающий рекламы и одноразовых товаров, мир, не употребляющий пальмовое масло и мясо с соевым белком, мир, не ищущий повсеместной выгоды и не торчащий в пробках на дороге…
        Вот и теперь Коля счастливо шагал по тихим улицам, не отягощённым рекламной мишурой, под руку с любимой, и напевал себе под нос модную песню из своего времени:
        - Ты-ы-ы и я-я… Сила притяженья… Ты-ы-ы и я-я
        - Ой, как всё непривычно вдруг стало дома!  - заметила Люба.
        Коля усмехнулся.
        - Да, представляю.
        Но тут же он задумался.
        Как найти Димку, если тот здесь? Отыскать кагэбэшника Кирыча? Может, он прольёт свет? Стой, его сын обмолвился тогда, когда отпустил их, что отец пропал без вести. Если это уже случилось здесь и сейчас, в этом мире прошлого… Значит, и Дима ушёл вслед за ним?
        Этот домысел вдруг вклинился в голову и завертелся в мозгах в разных вариациях. И поскольку вывод нуждался в срочной проверке, Коля вдруг потерял покой. Так что дома у Любы он не нашёл себе места.
        Любовь не заметила его беспокойного состояния. Оказавшись в собственной квартире после долгого пребывания в совершенно ином, невероятном мире, она кошкой отправилась бродить по углам.
        Ну, конечно, по углам - это образно сказано. Люба просто сходила на кухню, заварила чай. Это первым делом. А затем она взяла тряпочку и ласково «прошлась» по пыльным налётам на трельяже в прихожей, на стенке в комнате, на телевизоре «Чайка» чёрно-белого изображения.
        Впрочем, Коля тоже ходил по углам. По углам комнаты, туда-сюда. Наконец, он не выдержал. И когда Люба позвала пить чай, Герасименко отрицательно помотал головой.
        - Ты знаешь, Люб,  - решительно сказал он,  - ты меня прости, конечно, но мне что-то не хочется сейчас чаю. Мне надо сходить кое-что провернуть… В общем, Димку надо срочно поискать, понимаешь?
        - Думаешь, он здесь пропадает?  - упавшим голосом спросила Люба и прислонилась к косяку у входа в комнату.  - Ну и куда ты пойдёшь? Надолго?
        - Не знаю, нет, просто позвоню пока.  - Коля повёл плечом и вышел.
        Правда, в проходе около Любы остановился и коротко поцеловал её в тёплые губы. Уж затем быстро покинул квартиру.
        - Я буду тебя ждать!  - громко сказала вдогонку Люба.
        Жаль, что не было у неё домашнего телефона. В тысяча девятьсот восемьдесят третьем это ой какая редкость! Величайший, можно сказать, дефицит. Телефонный аппарат с городским номером в восемьдесят третьем прямо почти привилегия. И на тех, у кого это было, смотрели с завистью.
        Посему побрёл Коля звонить с автомата. А то бы и не пришлось уходить, с любимой объясняться. Взял бы в руки толстую книженцию с абонентскими номерами жителей Перми, отпечатанную в местной типографии в восемьдесят втором. И поискал бы Каримова Игоря Кировича.
        Впрочем, лица на службе у государства своих номеров не разглашали. Да и что там! Был, был у Коли номер, но не домашний, а рабочий. Та самая скомканная бумажка из Диминого кармана, по которой Дима звонил и назначал Кирычу встречи. Та самая бумажка была передана в темнице ФСБ другу на память.
        И вот теперь, дойдя до автомата, Коля набрал по ней номер. Рабочий номер. Но ответил, хоть и сразу, незнакомый голос.
        - Майор Игорь Кирович?  - недоверчиво спросил на всякий случай Коля.
        - Нет, это не он,  - грустно отрезал молодой голос.  - А кто его спрашивает?
        - Дело в том,  - замешкался Николай.  - В общем, у телефона старый знакомый. Не подскажете, где сейчас находится Игорь Кирович?
        - А почему вы интересуетесь?  - с подозрением осведомился голос.  - Какова степень вашего знакомства?
        - Да какая к чёрту степень?!  - нетерпеливо возмутился Коля.  - Водку вместе пили. Сына его нянчил.
        - Вот как…  - протянул голос.  - И давно вы виделись последний раз?
        - Неделю назад. А что, собственно, произошло?
        Человек где-то там в кабинете майора постучал пальцами по столу (кстати, что он там делал? разбирался в бумагах коллеги?)
        - А то,  - слегка насмешливо ответил человек,  - что майор пропал. Ни дома не появляется, ни на службе. И никто не знает, где он находится, никто его не видел последние дни. Вот и вы тоже…
        - Ого, ничего себе!  - притворно удивился Коля.  - Как так?
        - А вот так. Может, он в Америку сбежал,  - вдруг предположил голос.  - Странно, на него это не похоже.
        - Нет, нет, никуда он не сбегал! Он просто… Просто ушёл в лучший мир,  - заверил Коля и бросил трубку.
        Из телефонной будки Николай вышел понуренный. Случилось то, чего он больше всего и боялся последний час. Его версия подтвердилась - Кирыч исчез, а значит, и Дима тоже здесь исчез. Они же ещё недавно были вместе, заодно. А в нынешнем две тысячи тринадцатом, в России, они не появились, ни тот, ни другой.
        Так неужели же их Советский Союз отделился от этого мира и благополучно зажил в каком-то ином, параллельном мире?!
        Коля пошёл по тротуару, не замечая людей.

* * *

        Время и деньги суть близнецы, они очень похожи. И то и другое тратится очень быстро, улетает незаметно. Время стоит денег, а деньги стоят времени. Вот только деньги не так жестоки, как время. Их хотя бы, при желании, можно накопить. А время утекает безвозвратно.
        Оно, в качестве особого капитала, даётся только один раз. Только один раз, при рождении, человек получает в распоряжение огромный капитал - жизнь. Но многое зависит от того, как он растратит это богатство. Как деньги можно потратить глупо или потерять, так и время можно потратить бездумно, либо растерять.
        Николай же был уверен теперь, что он не только не растратил половину своего капитала к тридцати восьми годам, но и наоборот, приобрёл кое-что. Ведь, путешествуя с Любой в тысяча девятьсот восемьдесят третий год, он проводил там по несколько дней, а когда возвращался в своё время, то замечал странную вещь. В настоящем, в России, со времени отбытия Коли и Любы проходил всего один день. Хотя раньше, в первые визиты время текло одинаково. Впрочем, раньше Коля и не удалялся в прошлое надолго. В общем, этот феномен ещё требовал изучения.
        Итак, в прошлом время текло как обычно, а в настоящем оно сильно замедлялось - но только пока Коля надолго застревал в прошлом. Так Николаю Герасименко удавалось вдвойне обманывать время и добавлять себе дней для проживания.
        Но самое главное заключалось не в этом. Самое главное заключалось в том, что к тридцати восьми годам Коля наконец обрёл настоящее счастье, к которому шёл всю свою сознательную жизнь. Точнее, половину жизни. У каждого человека только один раз бывают главная любовь и главное дело. И Коля этого достиг - он обрёл Любовь, а главным делом стали путешествия во времени.
        Однако Николай успел найти и потерять друга. Учитывая, что настоящих друзей у него после школы не имелось - это очень печально. Но всё же без друга можно было обходиться, так что эта потеря не принесла много горя, как если бы он потерял любовь.
        Кроме того, Николай никогда не терял надежду. Дни текли, прошло лето, наступила зима, Коля до сих пор верил, что когда-нибудь Дима объявится. По-прежнему он жил в двух временах. Примерно месяц они с Любой проводили в настоящем, потом на месяц удалялись в прошлое. Но если в прошлом уже наступала новая осень, в настоящем ещё лютовала зима.
        Коля не терял надежду. Ему верилось, что когда-нибудь произойдёт чудо, и один из гротов Кунгурских пещер приведёт Герасименко в светлый мир, в котором обитают Дима и Кирыч. А пока же он испытывал каждый грот по очереди. Но большинство из них приводило назад, в настоящее. Вернее сказать, никуда не приводило. И только третий по-прежнему возвращал в далёкое близкое прошлое.
        Однажды, находясь в настоящем, Коля случайно нашёл у себя бумажку с номером и кодом, с подписью «ж. д. вокзал». Герасименко вспомнилась потасовка с коварным шаманом, и теперь эта давняя картина вызвала лишь улыбку. Коля вспомнил также, что обещал себе проверить ячейку по записке в камерах хранения на вокзале.
        Добравшись в одиночку до железнодорожного, Коля погрузился в подземный зал с автоматическими камерами и нашёл заветную ячейку. Код на клетчатом листке оказался верный - дверца отворилась, как в хорошем кинофильме.
        В тёмной нише стоял латунный сундучок. Осмотревшись и убедившись, что никого поблизости не наблюдается, Герасименко вытащил неожиданную находку на свет ламповый. Сундучок оказался весом с гирю.
        Коля быстро замотал его в имевшийся пакет, обхватил руками и удалился восвояси. На площади взял такси. Вскрыл сокровище только дома. И обомлел, и присвистнул: сундук оказался доверху наполнен старинными монетами.
        Тут вышла Люба из ванной и увидала всё и, прикрыв рот ладошкой, издала какой-то окающий звук.
        У Коли в голове прокрутилось лишь одно: больше не нужно копить на шубу! Да и вообще больше не нужно зарабатывать на пропитание! Теперь можно просто жить и наслаждаться жизнью! И неважно, откуда взялись сокровища. Главное, что они так и не достались этим подлым бандюгам!
        Так Николай и Люба стали обеспеченными людьми.

* * *

        Некоторые считают, что в любви есть период цветения, когда всё наполняется самыми яркими красками, и есть период застоя, который приходит через год-два после цветения. Но у сильной любви, по-видимому, есть только цветение.
        Чем больше дней Николай проводил с Любой, тем больше он её любил, да-да, пусть забавно, пусть банально это звучит, но это так! С каждым днём он словно открывал новую страницу бестселлера.
        Казалось бы, девушка из прошлого должна быть скучна. А выходило наоборот. Коля всё больше находил в ней таких странных черт, что диву давался. Далеко не в каждой современнице сочеталось столько такта, добра, понимания недостатков ближнего, столько ума, способного в несколько дней постигнуть самое невероятное будущее, наконец, столько умения любить!
        И Николай старался платить любимой самым лучшим, что имел в себе. Собственно, он одновременно и обретал внутреннее душевное богатство, и порой с удовольствием замечал, что становится лучше.
        Например, с тех пор как одарил советского парнишку «Зенитом». Или с тех пор как украсил свою комнату чёрно-белыми фотографическими пейзажами СССР, сделанными на старой аппаратуре.
        Впрочем, хватит этой толстовщины. Остановимся на том, что они жили долго и счастливо, и надежда встретить Диму не умирала.
        Но Кукарский пропал безвозвратно.

        Конец мая 2013 года, Дима и новый Советский Союз

        Дмитрий Кукарский выехал на «Логане» на дороги СССР с целью добраться до офиса «Мастерка-не-Мастерка». Ежели таковой остался на старом месте.
        Когда Дима ещё сел в машину, его охватила эйфория. Наконец-то сбылась мечта! Наконец-то желанный, любимый мир детства воплотился, вступил в своё логическое совершенство!
        Добрый мир с пионерскими галстуками и пионерскими зорьками, с наполненными марками и ценнейшими блоками марок шелестящими альбомами, с запрятанными в кладовую комнату проекторами для диафильмов, с любимыми книгами, в которых геройствовали отважный канатоходец Тибул и бесстрашный Овод, с загадочными глазами Алисы Селёзнёвой из поразительного фильма «Гостья из будущего», с первой детской любовью, такой волнительной и такой щемящей, с висящим на балконе велосипедом «Уралец» - весь этот добрый мир обрёл новую ипостась, превратился в прекрасную быль!
        Так что осталось лишь удостовериться, какими стали люди этого мира.

        И, двигаясь по дорогам Советской Перми, Дима сразу отметил несколько моментов. Культура вождения здесь разительно отличалась от той, которой он в жизнь насмотрелся в капиталистической России. Здесь не подрезали перед светофорами, не лезли на рожон, не неслись на желтый или красный свет и не давили до одури на сигнал клаксона, находясь в хвосте уснувшего водителя.
        Хотя парк автомобилей не отличался от привычного глазу. Те же ВАЗы, те же иномарки. Лишь некоторые модели выделялись необычным видом. Например, маршрутные такси. Каждая из них представляла собой некую модифицированную, можно даже сказать, мутировавшую «Газель». Именно на такой Дима ехал с пещер до автовокзала.
        Впрочем, отличие заключалось лишь в некоторых отклонениях от привычных форм кузова. Опять же, как и в случае с «Грантой» и её совершенной задницей, здешняя Газель смотрелась элегантнее, симпатичнее, стремительнее.
        Ну а пробки… Пробки, конечно, встречались. Ведь количество автомобилей на душу населения в новом СССР тоже составляло далеко немалое число. Это Дима понял сразу, ещё когда въехал в столицу края на автобусе, кстати, на обычном «Икарусе».
        Итак, постояв в пробке на одной из центральных улиц, Дмитрий, наконец, приблизился к месту, где мог располагаться центральный офис фирмы «Мастерок». И через ещё метров двести показался до коликов знакомый синеватый дом.
        Офис оказался на своём месте. Когда Дима уже поднялся на крыльцо, то разглядел обновлённую табличку.
        Минторг СССР
        СП СЕТЬ МАГАЗИНОВ МАСТЕРОК
        Кукарский ухмыльнулся и потянул дверь на себя.
        Первым делом он попал на ресепшен. Отделка помещения не отличалась от прекрасно ему знакомой. За «барной стойкой» восседала Арина - очаровательная девушка, встречавшая Кукарского сотни раз в старом мире.
        Сотни раз он приходил на работу, ещё до путешествий в СССР, до знакомства с Колей, до своего душевного преобразования, когда ему вздумалось изменить мир,  - и она сидела здесь. И вот он изменил мир, он сам, собственной персоной! Чем несказанно возгордился между делом. И она опять сидела тут, то и дело водя бровями.
        Но в этот раз красотка Арина с томным взглядом под соломенным каре и мощной грудью под блузой, мягко улыбнулась и приветливо сказала Кукарскому:
        - Ой, Дима, как мы рады вас видеть!
        - Да? А я-то как рад!  - улыбнулся Кукарский.
        - Ну, хорошо ли ваше здоровье? Поправились?  - моргая, спросила Арина.
        - А я что, болел?  - слегка удивился Дмитрий.
        - Ну да, неделю вас не было,  - в свою очередь удивилась девица.
        - А-а, понятно,  - протянул Кукарский.  - Теперь, кажется, всё хорошо.
        - Пройдите к директору, она вас ждёт.  - И Арина вдруг уткнулась в советский мобильник «Вега».
        Путь к директору не изменился. Но в самом начале, на доске объявлений, висел огромный плакат.
        ДА ЗДРАВСТВУЮТ ПОБЕДИТЕЛИ АПРЕЛЬСКОГО СОЦСОРЕВНОВАНИЯ!
        1 МЕСТО - КОЛЛЕКТИВ ЮЖНОГО «МАСТЕРКА» И ЕГО ДИРЕКТОР СУХОВ А. Т.
        2 МЕСТО - КОЛЛЕКТИВ «МАСТЕРКА-2» И ЕГО ДИРЕКТОР ОПАРИНА С. П.
        3 МЕСТО - КОЛЛЕКТИВ ЦЕНТРАЛЬНОГО ОФИСА И ГЕНДИРЕКТОР ШАХОВА А. С.
        Пять лучших сотрудников южного «Мастерка» награждаются золотыми скидочными картами и бесплатными путевками в Турцию на 7 дней!
        Пять лучших сотрудников «Мастерка-2» награждаются золотыми скидочными картами и бесплатными путевками в Ленинград на 3 дня!
        Пять лучших сотрудников Центрального офиса награждаются золотыми скидочными картами и поездкой в Кунгурские пещеры!
        - Вон оно что!  - пробубнил Дима и покачал головой. В этом странном соцреализме даже фамилии директоров не подменились.
        - Да-да, а ты как думал?
        Дима вздрогнул - за спиной кто-то горячо выдохнул. Кукарский обернулся и столкнулся нос к носу с рослым детиной, начальником службы безопасности Игорем Артёмовичем.
        - Привет.  - Дима пожал огромную руку.
        - Выздоровел? Иди, Шахиня тебя ждёт.
        И Артёмович удалился. «Чёрт возьми!  - вслед ему захотелось воскликнуть Диме.  - Но ты же жил в России, в той обычной России! Неужели не помнишь ничегошеньки?!»
        Шахиня тоже сохранила свой прежний вид. Обтягивающий деловой костюм, складки на талии, стрижка под мальчика и вполне симпатичное лицо. Да и аквариум её не претерпел по сути никаких причинно-временных мутаций. Разве что на стенах висели совершенно необычные надписи в рамочках.
        Диму умилила, например, вот эта.
        В глобальном смысле нет ни начальников, ни подчиненных.
        Каждый из нас - человек с большой буквы!
        И прежде чем повысить голос на сотрудника,
        Поставь себя на его место,
        И представь - как ты противен ему в своём гневе,
        Глубоко вздохни и начни говорить спокойно.
        Впрочем, следующая надпись была интереснее, она даже слегка позабавила Диму, так что на его лице появилась едва заметная улыбка.
        Мы все здесь пашем зимой и летом,
        Чтоб процветал наш общий дом -
        Страна Советов,
        И чтоб нам чудно отдыхалось в нём!
        «Весьма глубокомысленно, между прочим!» - сказал он про себя.
        - Ну что, дорогой, явился?  - добродушно сказала меж тем Шахиня и указала ему на кресло возле себя (сама же она, поправив цветок на подоконнике, опустилась за стол).
        - Добрый день, Александра Степанна,  - поприветствовал Дима.
        - Здравствуй. Выздоровел?
        - Да, вроде не болею.  - Кукарский повёл плечом.
        - Ну, молодец! Я тебя не буду загружать пока. Вникай сам потихоньку во все проблемы. Если что, обращайся, чем смогу - помогу.
        - Спасибо.
        Шахиня как-то странно посмотрела на Диму, моргнула пару раз.
        - Ну, я пойду?  - догадался он.
        - Ага, иди,  - покивала директриса и уткнулась в бумаги.
        «Вот это я понимаю!  - восклицал про себя Дима, возвращаясь в собственный кабинет.  - Вот это совсем другое дело! А в том мире она никогда так не поступала! Никогда она ещё не была такой доброй и покладистой. И чтоб сама себе повесила памятку не кричать на сотрудников - да ни в жизнь! А тут, ты смотри! Не буду ничем загружать - ну надо же, а?! Просто сказка какая-то!»

        И такими же паиньками выставились остальные коллеги.
        Они искренне улыбались каждому посетителю, много работали, в перекурах хвастались своими детьми, а не новыми гаджетами и крутыми иномарками, наконец, никогда не проявляли излишней суеты. В старом мире Дима привык к ненужной суете. Там все носились сломя голову, с выпученными глазами стараясь выполнить очередное чумовое задание вышестоящего руководства.
        Тут, напротив, никто не гоношился. Каждый выполнял свою задачу с чувством, с толком, с расстановкой. И начальство не давило прессом, не стегало кнутом и не пороло горячку. Люди любили работать - неужто к этому их приучила система?
        Во всяком случае, наличие национальной идеи - «социализм с человеческим лицом» - что-то да значило, решил Дима. Но главная причина, как смекнул он, заключалась в том, что о работающем люде просто много заботились,  - так устроило государство.
        Вот, например, к вечеру понедельника нагрянула инспекция из местного органа минсоцтруда. Дотошный мужичок, напрочь лишённый волос на голове, с галочкой на лбу (особое устройство костей черепа) подходил к каждому сотруднику центрального офиса, вплоть до уборщицы, и вежливо так, с мягкой улыбочкой задавал вопросы.
        Ему охотно отвечали. А рыженькая девушка с очень серьёзным лицом и преждевременной, не по возрасту, строчкой на лбу строчила ручкой по листу, держа на другой руке планшет для бумаг - скрупулёзно заносила ответы.
        А вопросы порой задавались каверзные. «Вам выдают канцелярские принадлежности по первой вашей просьбе?» «Хорошо ли к вам относится ваш непосредственный руководитель? Оцените по пятибалльной системе». «Вовремя ли вам выдают расчётный лист, и высчитывают ли у вас из зарплаты какие-либо суммы за какие-либо провинности?» «Что, высчитывают? Есть внутренний приказ? А ну-ка, ну-ка, пройдёмте-ка в отдел кадров, будем разбираться в правомерности данной процедуры!»
        Весь центральный офис дрожал от этой проверки. И она продолжалась до шести вечера, пока все не разошлись по домам. В том числе и Дима отправился восвояси, в тяжёлых раздумьях о том, как употребить навалившийся вечер.
        Но, кстати, также всем сотрудникам раз в неделю, например, устраивали «психологические собрания», нечто вроде тренингов. И на таких собраниях люди учились понимать друг друга, учились относиться к коллегам с терпимостью, учились никогда не повышать голос.
        Ну и конечно неизменным атрибутом новейшего советского общества были совместные парт-комсомол-собрания. Они проводились каждую пятницу. Если не считать каждодневных летучек (в старом Димином «Мастерке» из России их называли брифингами).
        Кроме того, в советском «Мастерке» работали люди, которые обязаны были контролировать всю эту программу - и наличие психологических собраний, и регламент партсобраний, и они даже раз в неделю проводили опросы работников - научился ли ты чему? Что ты вынес с последнего психособрания?
        Кроме того, по понедельникам с утра проводились этими специальными людьми политинформации. И они доводили до каждого истинное положение в мире. И все это подавалось с правдивым пониманием социализма и капитализма, без всяких там экивоков на загнивающий в последней стадии. Трезво оценивались «их» плюсы и «наши» минусы.
        В этой стране, как понял Дима, уже не было никакой лжи, никакой двойственности, никакой исторической неправды. Все люди знали, что Сталин был сложной противоречивой натурой с культом личности, все читали Солженицына, в интернете у всех был доступ ко всему.
        Но такой подъём чувствовался среди всех! Так верил каждый в свою страну, в торжество социализма с демократическим лицом! Без ложного патриотизма каждый любил Родину и знал, что живёт в лучшем городе мира, в лучшей стране мира!
        Ещё бы, ведь им никогда не ломали психику развалом СССР! Они и представить себе не могли, что такое ваучер, что такое «лихие девяностые»! Они наоборот - только развивались в лучшую сторону без сломов и переломов. Только отбрасывали всё плохое, постепенно восстанавливали историческую правду и прибирали к рукам всё хорошее.
        И у них получилось, чёрт возьми! У них получилась великолепная система!
        В которую Дима благополучно вписался к концу недели.
        Вот только несколько обстоятельств очень его разочаровали.
        Во-первых, Коля Герасименко совершенно пропал из жизни. Он исчез из контактов мобильника, впрочем, как и кое-кто другой. Он пропал из своей квартиры - три раза Дима навещал товарища, но на звонки в дверь никто не подходил. И шорохов за дверью приложенное ухо не улавливало, хотя коричневая краска на металле, казалось, хранила всё те же прыщи и царапины, как и в России.
        Во-вторых, исчезла из поля зрения его бывшая семья - супруга, с которой он не так уж давно развёлся, и главное, любимая доченька. Их телефоны также пропали из контактов мобильника. А когда Дмитрий пришёл к ним домой в воскресенье, чтобы по обычаю забрать девочку в зоопарк или в цирк, дверь в квартиру открыл какой-то верзила.
        В противной промасленной майке цвета хаки верзила, с добрым, впрочем, лицом, на резонный вопрос удивлённо ответил: «Извините, здесь такие не проживают». И развёл руками. «А вы давно тут живёте?» - поспешно спросил Дима в уже закрывающуюся дверь. Дверь, жалобно скрипнув, приостановилась, и Кукарский услышал хмыкающее: «Да уж лет двадцать!»
        Но зато объявился Игорь Кирович. Впрочем, его-то появление Дима предвидел.
        На пятый день своего пребывания в новейшем СССР Дима приехал домой с работы. Едва он выбрался из машины, как к нему подошёл невысокий пожилой человек в сером пиджаке с лицом не очень приятным - с морщинами на лбу.
        - Игорь?!  - удивился Кукарский.  - Чёрт возьми! Откуда ты здесь?
        - Оттуда же, откуда и ты,  - усмехнулся Кирыч.
        Его голова оказалась полностью седой, а так - прежний майор, разве что кожа погрубела, да в глазах появилась какая-то особого рода хитринка, свойственная исключительно пенсионерам.
        - Ну и ну!  - покачал головой Дима.
        - Ты не представляешь, как долго я ждал нашей встречи!  - Игорь Кирыч приблизился вплотную и осторожно потрогал Кукарского за плечо, словно не веря своим глазам.
        - Ну что ж,  - вздохнул Дмитрий.  - Раз уж такая встреча… Пойдём ко мне, кофе попьём. Там и расскажешь, как дело было.
        По лестнице поднялись молча. Кукарский несколько раз уловил волны парфюмерного аромата, довольно пошловатого на нюх Димы. «Ишь ты, надушился старый хрен!»
        В квартире Кукарский сразу провёл гостя на кухню, включил электрический чайник. Сели друг против друга на табуретки. Дима внимательно рассмотрел Кирыча. «Почти не изменился. Только седина эта… непривычно как-то».
        - Ну… Хотя нет, постой. Покупал я тут водку на пробу.  - Дима встал, потянулся к холодильнику и достал бутылку «Пшеничной» вкупе с выложенными на тарелочку корнишонами.
        - Ага, ну и как тебе современная советская?  - улыбнулся Кирыч.
        Дмитрий набулькал в рюмочки.
        - Супер,  - бросил он.
        Чокнулись и выпили.
        - Ну, рассказывай!  - Дима опять уставился на гостя.
        Да и тот до сих пор внимательно разглядывал Диму.
        - Все эти годы я следил за тобой,  - наконец начал Кирыч.  - Но у нас так и не получилось встретиться. Пока не наступил этот день.
        - Почему именно этот?  - Дима отклонился немного назад.
        - Ну, ни этот, так другой. Главное - примерная дата твоего возвращения.  - Кирыч почесал нос.  - Помнишь тот день, в который мы разбежались? Ты - сразу в будущее, а я остался в своём времени.
        Дима с печалью кивнул.
        - Так вот, перед тем как уйти на автовокзал, ты сказал мне, что прибудешь в конец мая две тысячи тринадцатого. Вот я и ждал конца мая две тысячи тринадцатого.
        - Но почему ты не подошёл ко мне раньше?  - Дима снова наполнил рюмки.  - Почему у нас не получилось встретиться?
        - Да потому что ты меня не узнал!  - громко сказал Игорь Кирыч и, осушив рюмку, добавил: - Ведь я попробовал. Я подошёл к тебе однажды, три года назад. Но ты меня не узнал. «Привет, как дела?» - сказал я тебе. «Извините, вы обознались!» - холодно сказал ты и отошёл в сторону. Больше я и не пытался, а только ждал этого дня.
        Завершив свою тираду, Кирыч аккуратно затолкал в рот крючковатый корнишон и захрустел челюстями. Дима же выпил и задумался, даже закусывать не стал.
        - Значит, я был не я,  - глухо заговорил он.  - Вот как интересно… То есть я жил, осознавал себя, но потом вдруг всё вспомнил и… И в то же время забыл свою здешнюю жизнь? Бред какой-то! Метаморфозы времени. И, тем не менее, я не помню весь этот длинный отрезок в тридцать лет моего пребывания здесь. Ты говорил, что следил за мной? Значит, ты свидетель? Что я делал? Каким я был?
        - Ну, каждый твой день наблюдать я никак не мог. Но время от времени я наводил справки. И твоя жизнь мало отличалась от той. О которой ты мне рассказывал тогда в самолёте, на обратном пути из Москвы.
        Кукарский вспомнил, что когда они летели в «тушке» после визита к Андропову, то не знали, чем занять время. (О время!  - то оно на вес золота, то его нечем занять!) И тогда Дима вкратце поведал о своей жизни в России до две тысячи тринадцатого года.
        - Да-да, я помню,  - закивал теперь Кукарский и подцепил вилкой корнишон.
        Наконец настала его очередь похрустеть. А Игорь продолжил, образно говоря, открывать занавес.
        - Ты так же мыкался после института, потом закрепился в торговле, женился на соседке Лере, с которой дружил в детстве…
        - Чёрт, всё-таки Лерка!  - воскликнул Кукарский, поёрзав на табурете.  - Но я же ничего такого не помню!
        - И не вспомнишь. Последние дни ты болел, потом ушёл из дома и пропал,  - пояснил Игорь, покрутив пальцами пустую рюмку.  - Зато на следующий день появился другой ты. Да, но это нынче. А тогда, с Леркой, никто у вас не родился, ты развёлся, а она уехала за границу, наконец, ты купил квартиру в кредит. Угу, в Советском Союзе тоже есть кредиты! Только не ипотечные, а социальные. И банки не навязывают их каждому обывателю. Потому что банков-то мало, в основном заправляет Сберегательный банк. Да ещё государство заставляет снижать процентные ставки.
        - Ага, понятно. Сбербанк рулит. Впрочем, как и у нас… было.
        - Да, Сбербанк СССР играет ведущую роль.
        - Как-то странно,  - протянул Дима.  - Тут всё чем-то похоже, всё почти так же, но если присмотреться - совсем по-другому.
        На что похоже?  - Игорь чуть наклонился вперед.
        На тот мой мир.
        А, ну да.
        Тут вдруг возникла пауза. Восстала неожиданная тишина. Каждый задумался о своём, и каждый испугался этого непредвиденного молчания.
        Игорь Кирыч первым разрубил узел.
        - А моя семья пропала с самого начала. Как только мы вернулись с тобой от Андропова. Через пару дней их просто не оказалось дома. Они исчезли. Всё это странно. Все эти фокусы подлого времени!
        - Пропала семья…  - задумчиво повторил Дима.  - Да-да, а я ведь видел твоего сына - помнишь, я тебе рассказывал тогда в Москве и просил написать ему письмо? Письмо-то ты написал, но и без вести, значит, тоже пропал, как и ожидалось.
        Пришло время удивиться бывшему кагэбэшнику.
        - Да, было, было!  - пенсионер прищурился.  - Но я тогда не придал этому значения! Да и ты, видимо, тоже.
        - И я тоже тогда не придал всему значения,  - кивнул Кукарский.  - Я думал, мы ещё увидимся и с ним, и с тобой.
        И Дмитрий снова вкратце пересказал подробности знакомства с Игорем Игоревичем и подробности их прощания за городом. Свое изъяснение Кукарский заключил извиняющейся фразой:
        - В тот день я ещё не знал, что обратного пути не будет.
        - То есть, как не будет?  - живо спросил бывалый кагэбэшник.
        - А вот так!  - Дима потянулся к бутылке.  - Я вчера свалил с работы пораньше, съездил в Кунгур, попытался вернуться в прошлое. И что ты думаешь?
        - Ты не смог,  - вздохнул Кирыч, принимая наполненную рюмку.
        - Да, проход оказался закрытым. Ни в третьем гроте, ни во втором, ни в каком-либо другом я не смог найти выход в другой мир. Каждый раз я возвращался в ваш Советский Союз.
        - Ни в ваш, а в наш!  - усмехнулся Кирыч.  - Ты ведь тоже приложил к этому руку!.. Подожди-ка, ты что, успел исследовать все проходы за полдня?  - добавил Игорь и выпил из рюмки.
        И после этих очередных пятидесяти грамм кагэбэшник забавно поморщился. А Дима тоже опорожнил свою ёмкость.
        - Да, я просто пошёл на маленькую хитрость,  - сказал он, закусив огурчиком.  - Когда выходишь из пещер, но когда ещё не вышел, на мобильнике появляется оператор. Ну, типа, сеть доступна. Так вот, здесь у меня постоянно высвечивался Совком.
        - Всё понятно.  - Кирыч отставил пустую рюмку в сторону, затем тоже проглотил огурчик.
        - Ага, понятно, что ничего не понятно,  - ухмыльнулся Димка и подхватил пальцами последний корнишон.  - Ещё и Коля пропал напрочь. Ну, Николай, тот самый, мой товарищ, за которым ты когда-то гонялся. (Кукарский улыбнулся.)
        - Постой.  - Кирыч поднял палец.  - У тебя пропал товарищ, сменилась семья, у меня пропала семья. Значит, все они остались в том, твоём мире! Ты что, до сих пор этого не понял? А мы прожили тридцать лет совсем в другом! То есть я прожил, а ты заявился на всё готовое. Я вот давно уже так думаю.
        - На всё готовое… Хм, забавно. Но, видимо, ты прав. Я тоже об этом уже подумал несколько раз.
        - Н-да.  - Кирыч постучал пальцами по столу.  - И что нам теперь делать? Впрочем, я-то уже на пенсии. Рыбалка, понимаешь, охота, есть чем отвлечься. Особо не заморачиваюсь. Твоё будущее сбылось, как мы и хотели. Сбылись наши самые радужные прогнозы. Но вот ты-то, раз обратного пути у тебя нет… Ты-то что будешь делать здесь?
        Дима глубоко вздохнул.
        - А ничего. Жить.
        Бывший майор ухмыльнулся. А Кукарский тем временем спокойно полез в холодильник в поисках новой закуски.
        - Жить,  - протянул Кирыч.  - Что ж, резонно.
        Дима достал варёную колбасу, отрезал три круга, бросил на тарелочку из-под корнишонов.
        - Да, если честно, мне здесь понравилось,  - сознался Кукарский.  - Тут гораздо лучше, чем было в моём мире. И люди добрее. Это то самое, о чем я и мечтал.
        - Как ты про людей-то определил?  - насмешливо спросил Игорь.
        - Не знаю.  - Кукарский пожал плечами, взялся за бутылку.  - Это сразу чувствуется. Хотя бы в том, что здесь каждый не стремится срубить побольше бабла, или дать соседу в морду, или заснять, как избивают прохожего, на камеру мобильника.
        - Какого бабла?  - Кирыч отодвинул свою рюмку.  - Я пока пропущу.
        - Да?  - удивился Кукарский, и тут же поддержал, и поставил бутылку.  - Ладно, я тоже пока не буду. Какого бабла, говоришь? Ну, денег. Это у нас так называли.
        А.
        - Тут психология людей замешана. Стоит попасть в тот мой мир, и ты сразу почувствуешь, как все хотят срубить бабла. Здесь как-то об этом не думают.
        - Ты что, мысли читаешь?  - Кирыч снова принял насмешливый тон.
        - Да нет, сейчас я тебе объясню. Ну, вот возьми простой случай. Там, у себя, пришёл я, например, покупать сотовый телефон. Так мне продавец начнёт надоедать: а купите к вашему аппарату чехол, а купите к нему страховочку, да я вам сделаю скидочку. А потом ты выходишь из салона, смотришь на чек и понимаешь, что тебя крупно развели, и скидки никакой не сделали. Со скидкой была просто уловка.
        Хм.
        - Да-да. И так там повсюду. А здесь я с подобным ни разу не столкнулся. Хотя каждый день что-нибудь покупаю. (В первое же утро мне выдали аванс на работе.)
        - Ладно,  - Игорь Кирыч глубоко вздохнул.  - Чтобы понять здешних людей, тебе надо больше гулять. Так что пойдём, прогуляемся. Проводишь меня.

        Чуть хмельные, они вышли на солнышко и двинулись по дворовой дороге. Со стороны могло показаться, что это отец и сын отправились в магазин или в гости. Тут навстречу им попался черноволосый таджик (или узбек) в рубашке и джинсах, громко разговаривающий по мобильнику.
        - А плитка сколько?  - почти кричал в трубку прохожий.  - Два квадрат? Гипсокартона-ма надо. Три лист. Нет, четыре лист. Да… Да… Сикоко? Диесять рублей? Дорого будет. Квадрат-нама семь рупь стоит.
        Дима изумился.
        - О, великая нация строителей!  - со смешком сказал он.  - Неужели и здесь твои сыны денно и нощно трудятся на ремонтах квартир и офисов, не щадя живота своего?!
        - Это ты о чем?  - Кирыч повернул к спутнику седую голову, моргнул два раза.
        - Слушай, Игорь, у вас есть такое понятие как гастарбайтер?
        Нет. А что это?
        Ну, дешёвая рабочая сила из… короче, из братских республик.
        Иностранец тем временем удалился и, стало быть, монолог его стих.
        - А, у вас это так называлось!  - понял Кирыч.  - Да-да. У нас их величают «стахановцами». Они любят работать в РСФСР. Здесь им хорошо платят. Больше, чем на малой родине. На малой родине работы мало.
        Дима с интересом посмотрел на спутника. Странным стал этот Кирыч. Непохожим на себя молодого. И речи у него какие-то степенные теперь, и всё на полном серьезе. Или здесь все так себя ведут?
        Вопросы, вопросы… Они ещё долго будут мучить Диму в этом уникальном мире под названием Советский Союз две тысячи тринадцатого года. Но теперь хотя бы у Кукарского будет человек, который поможет во многом разобраться.
        А пока они шли через дворы, те самые, по которым Дмитрий гулял во время своего визита в тысяча девятьсот восемьдесят третий. Они брели, и Дима не узнавал окрестностей. Так всё изменилось!
        Обновлённые фасады панельных пятиэтажек (тусклых в России две тысячи тринадцатого)  - с оранжево-зелёными или красно-белыми мозаиками. Многочисленные детские площадки с фиолетовыми лесенками и серебристыми горками. А на месте давней, памятной голубятни выросла игрушечная космическая ракета, которую облепили крикливые детки. Нечто похожее творилось и во дворах современной России.
        Этот мир выглядел прекрасно. И Дима, чуть хмельной, во все глаза любовался им, пропуская мимо слуха рассказ Кирыча о своей жизни. И что-то внутри Димы поднималось, вся его душа наполнялась такой необычайной радостью, какая, быть может, поглощала его только в детстве.
        Когда поглощала, в какие моменты? Да в тот, например, вечер, когда Диме исполнилось десять лет, а лучший друг детства Андрей всё не приходил. (Лерки уже не существовало.) И Димка выходил на площадку и прислушивался к чьим-то шагам. И вот. Наконец. Зазвучали их шаги - Андрея и его старшей сестры, и зазвучали их голоса. И такая мощная радость поднялась в Димке, так забилось маленькое сердечко!
        Он увидел их радостные лица, они извинились за опоздание и с порога вручили ему загадочную коробку. И в этой коробке оказалась восхитительная электронная игра «За рулём». И тогда, при осмотре этой чудесной конструкции, при осмотре её руля и машинки, и диска с дорогами и знаками,  - и тогда радость переполнила Димку ещё больше! О святое время детства, когда ты вечно пьян без вина!
        Мир детства, мир советского детства, с простыми клюшками, которые пытались загнуть при нагреве над плитой, с великолепной игрой «За рулём», переполняющей счастьем, с бесконечными россыпями марок, с фантастическими мечтами о маленьких стеклянных бутылочках «Пепси-колы», с треснутыми кюветами для проявителя и закрепителя, с динамиком для фонарика на велосипед, с добрыми и светлыми мечтами - весь этот мир ушёл в параллельное измерение, воплотился во взрослую жизнь в какой-то новой, странной, параллельной, как оказалось, ипостаси.
        Дима Кукарский только теперь, быть может, впервые в зрелой жизни почувствовал, что он по-настоящему счастлив после детства. Что если счастье и есть, то оно здесь, в этом новом светлом мире, полном ярких красок, добрых людей и забавных «стахановцев»!
        И так они долго ещё гуляли с Кирычем, эта странная пара - менеджер среднего звена из скучного серого мира и седой пенсионер реального СССР, бывший офицер спецслужб. И со стороны казалось, что два человека уже давно нашли то, что искали. И теперь они, умиротворённые, возвращаются домой.

        Эпилог

        Цена времени познаётся с возрастом. И только познав цену времени, человек начинает стараться. Стараться дорожить каждым мигом, пусть даже самым бессодержательным. Человеку под сорок хочется удержать каждый день, каждый час этого дня. Хочется, чтобы хотя бы вторая часть жизни прошла не зря, если уж в первой наломал дровишек.
        И Дима Кукарский, и его товарищ, дружба с которым длилась, впрочем, не так долго - оба они понимали, что вступили во вторую часть и что надо дорожить каждым мигом. А уж тем более то, что с ними случилось, заставляло вдвойне дорожить.
        Дима и Коля познали ещё и другую грань времени. Время раскидало их, и в результате Димкиного эксперимента они оказались в разных мирах. Каждый из них понимал это, но не терял надежду когда-нибудь снова встретиться.
        Во всяком случае, Дмитрий Кукарский время от времени по-прежнему посещал Кунгурские пещеры. Он испытывал третий грот, а также и другие гроты, но таинственные пещеры упорно не открывали ему путь в привычный мир, и вообще в какой-либо другой мир.
        Впрочем, жизнь в новом СССР двадцать первого века очень радовала Диму. Ему нравилось здесь работать, ибо люди здесь искренне стремились любить коллег, как своих родственников. Такая у них была психология. Её в них заложили, ведь психология закладывается десятилетиями. Ведь либо вас тридцать лет долбят по голове ростом цен, бандитизмом, ваучерами, дефолтами и прочей лабудой, либо вас все тридцать лет холят и лелеют.
        Дима с удовольствием ездил на работу, и хотя он и торчал порой в пробках, но в этих пробках никто не вылезал нагло из толпы и не обгонял по обочине или по встречке. А уж тем более никто не вылезал из машины, чтобы начать драку. Травматическое оружие в СССР-2013 было запрещено. Всё это удивляло Кукарского. Он изумлялся тому, как здешним людям удалось сохранить столько доброты и порядочности. Впрочем, о причинах уже говорилось где-то в предыдущих строках.
        Гораздо интереснее, наверно, что делал Дима в новом мире. А между тем, ничего особенного он не делал. Просто жил и наслаждался жизнью. У него стали появляться кое-какие знакомые помимо Кирыча. Например, летом Дима плотно сошёлся с коллегой, менеджером Архипом, мужичком лет сорока с импозантными усиками.
        Кстати, менеджеров в Советском Союзе двадцать первого века звали странным словом «управдепы». Американизмы здесь вообще были не в почёте. И только иногда «управдепов» пренебрежительно величали менеджерами в качестве ругательства.
        Конечно, Дима сразу погуглил (а «Гугл», кстати, здесь тоже имел место быть), так вот, Дима сразу «погуглил», что значит «управдеп». И выяснилось, что это значит - мелкий управленец из какого-либо департамента. Короче, типичный народный неологизм.
        Ну и вот, с управдепом Архипом у Димки завязались дружественные отношения. Товарищи вместе пили пиво по пятницам - в скромной советской пивной около офиса. Кукарский, чуть захмелев, выпытывал у Архипа, чем живут его знакомые, куда ходят, что любят?
        Однажды у Димы закрутился роман с девицей из окраинного магазина сети «Мастерок». Дошло до того, что в отпуск он поехал вместе с ней, на Чёрное море, в Грузинскую Советскую Республику.
        Но как развивался роман, мы пока доподлинно не знаем. Ведь будущее, пусть даже советское, ещё не наступило. Поэтому отдадимся в цепкие объятия времени, и будем ждать лучших времён.

        Что касается Николая Герасименко и Любы, то они вроде бы и зажили как в сказке, но… Нажили таки себе небольшую кучку проблем.
        Первая мелкая ссора возникла при покупке шубы. Люба настаивала на посещении специального магазина мехов в крупном торговом центре поблизости, тогда как Коля предлагал поехать в большой дорогущий магазин мехов на центральной улице столицы края.
        В конце концов, Коле пришлось уступить любимой, он так и не смог убедить её, что большие деньги, вырученные за старинные монеты из вокзальной ячейки, жалеть нельзя, что они никогда не кончатся, а только приумножатся, если их разумно вкладывать.
        Новая волна накатила, когда Люба захотела родить ребёнка. Николаю пришлось крепко задуматься. В каком времени рожать? Нарушит ли это баланс времён? Как зарегистрировать ребёнка?
        Он мучительно искал ответы и не мог найти. Люба же делала в постели всё возможное, чтобы в ближайшем будущем забеременеть. А он, впрочем, не сопротивлялся.
        В один не прекрасный, а пасмурный день решение созрело. Толчком к этому послужил поступок Любы. После обеда девушка вернулась с одинокой прогулки - Коля переодевался после очередного вояжа в прошлое с целью «пофотографировать».
        Когда они встретились в комнате, Герасименко сразу заметил влажность в её карих глазах, её очень грустный взгляд, и даже неправильный нос Любы стал выглядеть как-то некрасиво из-за выражения плаксивости на её лице.
        - Что случилось, солнце моё?  - ласково спросил он, взяв девушку за плечи.
        Зрачки любимой поднялись, и Коля в них утонул.
        - Я была там, где жила, стучалась в свою квартиру,  - тихо сказала Люба.
        У Коли внутри возник комок.
        - Зачем ты это сделала?!  - с досадой сказал он.  - Ведь мы же договаривались!
        - Ну, я не смогла удержаться. Я давно хотела.
        - И что? Тебе открыл кто-нибудь?
        - Да. Это была незнакомая женщина средних лет. Она сказала, что девушка, которая жила в этой квартире, давным-давно куда-то переехала. А квартиру эту они нелегально купили у неё ещё в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году.
        - Только и всего? Господи, стоило ли из-за этого так переживать?!  - Коля поцеловал любимую в сухие губы.
        - Но она сказала, что у девушки не было детей.
        - Правильно,  - невозмутимо сказал Коля.  - Дети появились позже.
        Итак, в этот же день у Коли появилась мысль. Они продадут квартиру Любы путём хитрых советских махинаций, а вырученные средства переведут в СССР на счёт любого детдома.
        Родит Люба в современной России - здесь надёжнее. Вот только отсутствие паспорта может стать камнем преткновения. Но не для Николая. Уж он-то имеет опыт в таких делах. Уж он-то умеет выкручиваться из подобных ситуаций.
        Так что бездельничать Николаю не пришлось. Пока Люба с животом сидела у него дома, он погружался в многочисленные хлопоты. В прошлом химичил с квартирой (вытащить Любу в прошлое довелось лишь на сделку). В настоящем Коля искал пути получения паспорта.
        Наконец всё уладилось. Люба стала Любовью Семёновой тысяча девятьсот восемьдесят третьего года рождения! Она благополучно родила в третьем роддоме. На свет появилась чудо-дочка в три кило двести грамм.
        Девочке предстояло прожить, быть может, до начала двадцать второго века. Её ждало, впрочем, неясное будущее.
        Будущее всегда неясно.
        Но для наших героев уже не было понятий «будущее» и «прошлое». Они жили вне времён. Потому что сумели обмануть время.
        Жизнь Коли Герасименко, как и жизнь Димы Кукарского, скорее всего, вероятнее всего, долго, очень долго продолжалась в избранном мире.
        И каждый из них был счастлив хотя бы тем, что достиг того, к чему стремился.
        И где-то в ином мире великая страна под названием СССР по-прежнему мечтала о светлом будущем, и в ней по-прежнему стройными рядами шагали пионеры с алыми галстуками и комсомольцы с поблёскивающими значками. И они по-прежнему вдохновенно пели: «Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца…» - и при этом дружно ощущали неимоверную орлиную силу, несущую их вперёд и даже ввысь. И в их глазах читалась истинная вера в то, что сообща можно построить прекрасный мир, если только сообща, если только у всех есть одна светлая и добрая идея, не имеющая ничего общего с мечтами о красивой жизни и лёгких деньгах.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к