Сохранить как .
Маг Света 2 Алексей Мойса
        Маг Света #2
        Город Леона в агонии боев между людьми и монстрами. Он решается покинуть его вместе с отрядом, но путь лишь один. В Катакомбы, в неизвестность, прочь от Светлых и Темных с их склоками. В город, где обосновались сильнейшие люди, и куда добраться сможет не каждый. На пятый уровень Катакомб. В Гримгард.  

        Реалрпг. Маг Света 2
        Дракмир

        ГЛАВА 1. ПУТЬ В ГРИМГАРД.

        Я ненавижу мертвяков! Клинок Света разрубает зомби на пути, давно мертвое тело падает половинками по сторонам пыльной дороги.
        - Не отставать, - подгоняю Ислану, споткнувшуюся о тело зомби.
        Мы в Катакомбах. Стремимся прорваться на пятый уровень, в город Гримгард. К людям, цивилизации и безопасности.
        Почти прошли второй уровень. Великие Гробницы. О, действительно великие. Огромные пирамиды, похожие на древние храмы ацтеков, битком набитые немертвыми жителями. Соваться внутрь - смертный приговор.
        Мы и не совались, жались к стенам огромных пещер, где стоят эти пирамиды гробницы. Нас семеро. Уже десять часов мы пробираемся по Катакомбам. Магией Света я стараюсь не полыхать, изредка пользуюсь Клинком Света, он привлекает меньше внимания немертвых. Мои друзья пока прекрасно справляются без меня.
        Борм, наш Рыцарь. В прекрасных латных доспехах, отливающих синим, он пробивает нам путь. Все удары ржавыми клинками зомби он принимает на щит, не пропускает не единого. Сразу за ним - Димид, Алхимик.
        Всегда готов подать другу парочку другую заживляющих зелий. Они и силы возвращают, так что весьма кстати. Да и подраться Димид не дурак. Его топорик, сверкающий острым лезвием, проламывает головы зомби как арбузы. Димид едва уступает Борму в размерах, богатырскими размахами он отгоняет подбирающихся мертвяков.
        Изгал, Воин. Наскоками он врывается в битву, кромсает спины зомби мечом и ножом, подрезает ноги, заставляя немертвых склоняться на колени перед Бормом.
        Лазар, наш Целитель, в любой момент готов подлечить ребят прямо на ходу. При этом не упускает возможности поддеть на меч ближайших врагов или недобитков.
        Я иду в конце отряда. Вместе с Лугосом, нашим Фортификатором, и Исланой, Кузнецом. Им нечего делать в битве, особенно девушке. Слишком опасно. Уровни зомби здесь доходят до пятнадцатого. Если бы зомби не были иссушены временем, их удары валили бы с ног закованного в латы Борма. Пока его спасает собственная сила и навыки, вроде Эгиды Щита.
        - Прорвались, - с облегчением выдыхает Лугос. - Парни, поднажмем! Впереди переход!
        Память не подвела Лугоса. Нам пришлось подойти непростительно близко к гробнице, мертвяков тут много. Туманный водоворот перехода прямо за углом, в стене пещеры. Зомби возле него нет, монстры словно не видят это место. Не теряя времени проскакиваем на следующий уровень.
        Туман касается лица прохладной взвесью.
        "Третий уровень Катакомб. Ледянящий Лес"
        Два шага вперед внутри серой хмари, ничего не видно и не слышно. Я вырываюсь из тумана последним. Вокруг маленькая пещера, скорее даже комната с одним выходом.
        Первое ощущение - холод. Изо рта рвется пар при выдохе, щеки и нос щиплет мороз. А тут не курорт, дубак похлеще, чем на поверхности.
        Можно немного расслабиться. Возле переходов обычно нет монстров, они не реагируют на людей. Но стоит отойти метров на десять...
        Народ ждет меня.
        - Все в порядке?
        - Да, в норме, - ответил за всех Лазар. - Я слежу за ранами. Почувствую, если у кого-то прана не в порядке. Нам нужен отдых, все почти на пределе.
        - Не стоит здесь отдыхать, - категорично возражает Лугос. - Это опасное место. По мне, так опасней четвертого уровня.
        - Хотя бы пару часов мы можем себе позволить? - недовольно смотрю на Лугоса.
        Я устал. Да все устали, как черти! Аура смерти и ходячие трупы вымотали похлеще марафонского забега.
        - Хорошо, - Лугос осмотрел уставших ребят. - Но не больше. Это и правда очень опасное, коварное место, Леон. Не стоит тут задерживаться.
        - Хоть поедим! - оптимизм Изгала не теряется нигде.
        - Да, - Лугос вздохнул, провел пальцами по лицу, словно снимая серьезную маску. Улыбнулся нашему оптимисту. - Конечно. Я тоже проголодался.
        Борм скинул щит с руки, прислонил его к стене пещеры. Я вижу, как его пальцы дрогнули в судороге. Рыцарь повел плечами и пошел помогать остальным организовывать маленькую стоянку. Он не жаловался, ни слова не сказал, но я чувствую его облегчение. Тяжело ему пришлось.
        От Лугоса это тоже не укрылось, понял, наконец. Короткий виноватый взгляд на рыцаря.
        - Пойдем, - хлопаю его по плечу. - Покажешь уровень. Ты говорил, что он красив, но сюда лучше не лезть. А теперь только про опасность и талдычешь.
        - Но тут действительно опасно!
        - Тут везде опасно, - хмыкнул голос Изгала со спины. - Я с вами. Ребята пока поесть приготовят.
        Я оглянулся. Ребята уже вытащили из пластин вещи и продукты. Удивительные артефакты эти пластины, любой ученый душу бы продал, чтобы понять их принцип работы.
        Ислана хлопочет над маленьким мангалом, засыпает уголь, гремит кастрюлей и ложками, пытается быть в трех местах сразу. Понимает свою бесполезность в походе, старается быть полезной. Ну, если снаряжение сломается, ее полезность очевидна. А что в бою она лишь помеха, так это мелочи. Махать мечом против тупых монстров много кто может. А вот этот самый меч сделать...
        - Идем, - отрывает меня от зрелища Лугос.
        Из пещерки один выход, маленькая дыра. Чтобы пройти, надо согнуться вполовину. Лишь бы там не было чудовища с занесенным топором. А то вылезешь и шмяк! Башка покатится. Сначала пролез Лугос, за ним Лазар. Я последний. Это становится традицией.
        Мы вылезли на каменное плато, за нами холмик мерзлой земли и камней. Все это на головокружительной высоте горы. Первое, что я почувствовал - мороз и ветерок, что пронизывает до костей. А еще странный перезвон. Словно внизу сотни маленьких колокольчиков.
        - Бр-р, - по собачьи встряхнулся Изгал. - Холодрыга.
        Лугос уже на краю обрыва, махнул рукой.
        - Идите сюда.
        Я подскользнулся на обледенелом камне, но не упал, только чертыхнулся. Надо осторожней быть. Добираемся до Лугоса. Тут уж мы с Изгалом рты открыли.
        Леденящий Лес, так ведь уровень называется? Скорее, лес, застывший во льду. Как и уровни до этого, все пространство - огромная пещера, куда вместится мегаполис. С высоты горы нам виден весь уровень, как на ладони. Холмы, покрытые густым лесом, высокие деревья с густыми кронами. Причем деревьями такими, что не видел никогда. Как в сказке про эльфов, с их чудесными древесными исполинами. Вот только вся эта красота закована в лед.
        Лес зеленый, ни следа жухлости, он словно никогда не знал осени. Каждый лист, ветка и ствол, все покрывает прозрачный, голубоватый лед. Ветер проходится по кронам замерзшего леса, понятно, что я принял за звон колокольчиков.
        А еще тут светло, сам лед светится нежным, голубым светом, превращая лес в магическую сказку. Вдали видно, как среди крон деревьев метаются синие огоньки, то взлетая над лесом, то ныряющие в глубину ледяной листвы.
        - Обалдеть, - выдал Изгал. - Красота какая. Надо Ислане показать.
        - Успеешь еще, - довольно улыбается Лугос. - Как тебе, Леон?
        - Слов нет, - честно отвечаю я. - Такого в нашем мире не увидишь.
        Изгал подошел к краю плато, глянул вниз, присвистнул удивленно.
        - Как спуститься я вижу, там тропа. Но узкая, блин, как бы не навернуться.
        - Другого пути я не знаю, - ответил ему Лугос.
        - Тут действительно красиво, - возвращаю разговор к прежнему руслу. - Но что насчет опасностей?
        - Холод и монстры, - перешел на серьезный лад Лугос. - В лесу водятся разные твари, типа Морозных Пауков. Но даже они не так опасны, как настоящая напасть этого уровня. Ледяные Сколопендры. Эти твари изо льда, они прозрачны, пока не двигаются. Могут висеть где угодно, на дереве, в ветвях, на камнях. Даже на земле спокойно замаскируются. Бросаются как змеи, а еще парить в воздухе умеют.
        - Ты сам-то их видел? - Изгал отвлекся от разглядывания пути.
        - Видел, - Лугос дышит паром на озябшие руки. - Да и в Гримграде их как только не склоняют по-матерному. Прыгнет, жвалами башку откусит и все. Пойдем обратно, про холод я не шутил.
        - Пойдем, - киваю я, у самого нос щиплет уже от мороза. - А что с холодом не так? Мы к зиме привычные, не май месяц конечно, но прогуляться можно.
        - Он магический, - кратко объяснил Лугос, устремляясь в дыру.
        - Зашибись объяснил, - возмутился Изгал. - Лугос, погоди!
        Ну вот, опять я последним захожу. В пещерке намного теплее, горящий мангал медленно протопил пещеру, теперь здесь можно хоть немного передохнуть и поесть. В животе крутит от голода.
        Спустя час. Мангал отдает последнее тепло углей, отряд сыт и доволен. Раскинули одеяла на полу, почти все задремали, уставшие от длительных боев без передышек.
        Не спал только я. Сижу спиной к выходу в уровень, смотрю, как крутится туман в переходе. Странная штука, если честно. Если это портал, то не впечатляет. Ну дырка в стене, ну туман водоворотом крутится, я уже не удивляюсь подобным чудесам. Я маг, что уж теперь разевать рот на сверхъестественное? Хотя от некоторых тварей матерюсь от души. Про себя.
        До сих пор помню первого убитого монстра. Еще бы не помнить! Бывшая девушка, что стала зомби и скреблась два дня в запертую кухню. Кажется, именно тогда что-то внутри надломилось. Я все жизнь был пофигистом, каких мало. Да еще и эгоист, чхать я хотел на окружающих, своя рубашка ближе к телу и все такое.
        Сейчас я совсем другой человек. Пугает, насколько сильно меня меняет окружающий мир и события. Я стал куда более жестоким, по-настоящему. Легко говорить, что тебе плевать на убийства, когда смотришь новости или еще всякую дрянь в интернете. После первого убитого человека у меня язык не повернется сказать нечто подобное.
        Знать бы раньше цену жизни, не краснел бы сейчас за высказанные рассуждения. Идиотом я был. Главное, что мозги появляются. Надо заботиться об отряде, их жизни зависят от моих решений. Пофигист и эгоист только заведет всех в могилу. Еще многое осталось от старого меня. Я вынужден измениться еще больше.
        Я встряхнулся. Мысли словно замедляются, я почти сплю. Только перед сном меня тянет подумать про жизнь. В остальное время меня занимают лишь решения проблем или работа.
        Не пойму, Борм спит или нет? Он по правую руку от меня, совсем рядом. Рыцарь сидит на одеяле рядом с мангалом, под спину щит подставил, голову склонил. Шлем так и не снял, так что не понять. О, поднял голову, огляделся, руки на груди сложил.
        - О чем задумался, друг? - шепотом спрашиваю.
        - Да так, о жизни, - тихо отвечает Борм.
        - У дураков мысли сходятся, - посмеиваюсь в ладонь. - Тоже думал, о всяком.
        - Тебе полезно, - слегка повеселел рыцарь. - Удобно, когда не надо париться о важных вещах. Знай себе руби и делай, что говорят.
        В который раз убеждаюсь, что мы не просто так собрались в отряд. Очень много общего, даже мысли в одном русле. Приятно, когда на одной волне. Однако, кое-что беспокоит. У Светлых и Темных особые отношения к иерархии, Конец Мира подарил нам многое, в том числе инстинкты подчиняться более сильному. В нашем случае это маги.
        Во мне слишком много свободолюбия, я бы не подчинился никому. Если бы не осталось выбора, просто бы ушел. Я и на работе до Конца Мира позволял себе начальство на хер посылать и всегда был себе на уме. Никто не любит таких подчиненных, меня извиняло только то, что все возмущения были по делу. Никогда не позволял себе лишней наглости.
        Пару раз доходило до выговоров, а один раз в меня запустил каской начальник цеха. Попал, кстати, прямо мне в лоб. Благо, я тоже в каске был.
        - Тебя это не оскорбляет? - с интересом поддеваю друга.
        Короткий взгляд в прорезях шлема, острый, как клинок. Он понял, о чем я. То самое мифическое влияние, теория Махаила, лидера Светлых. Прикольный был мужик, жаль умер.
        - Твои идеи много раз вытаскивали нас из жопы, - честно сказал Борм. - Уважение ты заслужил. Только вот... Много риска. Не знаю, каким чудом еще никто не погиб. Постарайся лучше продумывать свои планы. Ведь воплощать их нам.
        Борм бросил взгляд на Ислану. Женщина свернулась на одеяле, похожая на кошку, даже щурится во сне похоже.
        - Мне теперь есть кого защищать. И к кому возвращаться. Уж постарайся чтоб я не сдох.
        Нет в его словах скрытого смысла. Типа "чтобы я не отдал жизнь зря". Он высказался открыто и честно, как всегда. Настоящий рыцарь. Который очень хочет жить.
        - Ну, а если твои приказы станут идиотскими... Я сам отрублю тебе голову. Никакое "влияние" не спасет.
        - Справедливо, - слегка киваю рыцарю.
        Закончив на глубокомысленном молчании, Борм согнул колени, оперся на сложенные руки и задремал.
        Мангал погас. Я очнулся, как от транса, не понимаю, сколько времени прошло? Холодно, блин!
        Еле встаю, все тело затекло и замерзло. Мысли тоже словно замерзли, я с трудом понимаю зачем встал и чего хочу. Плохо дело, единственная мысль.
        - Подъем, - хриплый голос с трудом вырывается из горла облаком пара. - Народ!
        Едва не вляпались. Отдохнули, блин! Обошлось, ребята проснулись. Долгих полчаса мы тупили, пока мангал не разгорелся вновь, живительным теплом разогнал холод пещеры.
        - Как я так сглупил, сам же всех предупреждал, - сокрушается Лугос. - Извините, я даже не помню, как уснул.
        - Ты был прав, - Изгал теперь воспринял всерьез предупреждения. - Извини.
        - Прав в чем? - разминает плечо Лазар.
        - Холод магический, - отвечаю за него. - Такое ощущение, что даже мысли в голове застыли. Заодно с эмоциями. Я даже не злюсь, вообще спокойствие.
        - Да, - смежил веки Лазар, кивнул. - Есть такое. Надо валить отсюда.
        - Про влияние на разум я не знал, - потерянно сказал Лугос, сбил с бороды иней. - Я быстро проходил этот уровень. Сколько мы тут?
        - Фиг знает, мы все спали, - Димид подходит к нам. - Вот, выпейте.
        Каждый получил по пробирке с Эликсиром Весны. Запах трав взбодрил, обожаю это зелье. Выпиваю одним глотком, по пищеводу пробегает тепло и мягкость. Как глоток солнечного света сделал.
        - Взбодрило, - хлопает в ладоши Изгал, потер руки. - Спасибо!
        Лазар покрутил пробирку в руках, отдал Димиду и сказал:
        - Как Целитель скажу, в этом зелье ни капли праны. Как оно лечит вообще не понятно.
        - Я тебе потом объясню, - обещает Димид.
        Остальным как-то без разницы, быстро собирают лагерь. Из моей пластины ничего не доставали, так что я просто ждал. А заодно заставлял Источник наполнять тело Светом. Я так делал, чтобы с утра быстрей проснуться или когда холодно тоже помогает. Сейчас тоже помогло, пальцы легко сжимаются в кулак, отогрелись.
        - Все забрали? - оглядываю отряд. - Тогда в путь.
        ***
        Спуск с горы крутой, извилистый и узкий. Тропка среди камней и льда, очень не хочется полететь с нее вниз, навстречу кронам ледяного леса. Мы спускаемся медленно, каждый шаг проверяется. Хватает десяти минут такого спуска, чтобы заболели мышцы на ногах. Икры горят огнем, а до конца еще далеко.
        - Чертов ветер, - ругается позади меня Лазар. - Я пальцев не чувствую. Приходится постоянно тратить прану!
        - Не кричи, - спокойно увещевает его Лугос. - Не дай Свет пару камней с верхушки упадет на голову. Вот тогда поорешь.
        Борм, шагающий впереди меня, хмыкнул, но ничего не сказал. С его тяжестью доспехов и оружия лучше не отвлекаться. Тропа набирает крутой угол, последние метры мы уже скользим. Ислана так вообще плюнула и села на задницу, тормозит ногами и скользит.
        - Отдыхаем, - командую я. - Десять минут. Не стоит тут задерживаться.
        Меня молчаливо поддерживают. Леденящий Лес оказался слишком коварным местом. Я лучше сойдусь лоб в лоб с Фавном, чем останусь здесь надолго!
        Пока отдыхаем, есть время осмотреться. Через пару метров камень и лед переходят в мерзлую землю. Чуть дальше сразу начинается лес. Удивительно, тут еще осталась трава и кусты! Присматриваюсь, похоже, я погорячился. Каждая травинка покрыта тонкой пленкой голубоватого льда, кусты замерзли еще сильнее, застывшими ветвями они напоминают изломанные лапки пауков.
        Отдых закончился. Идем в защитном порядке. Я и Борм впереди. Изгал и Димид прикрывают тыл. Остальные в центре. Все зорко оглядывают каждый ствол дерева, каждый камень, поросший мхом и льдом. Чуйка на неприятности завязывает внутренности в узел, ощущение, что мы на прицеле.
        - За нами следят, - довольный голос Изгала позади. - Зуб даю, монстрики подтягиваются.
        - С чего ты взял? - дрожаший голос Исланы.
        - Просто поверь Воину, - доверительно шепчет Изгал. - Слежка от человека чувствуется совсем по-другому.
        Я пока не настолько крут, чтобы ощущать тоже самое. Но в чем-то понять могу, чисто на интуиции. Была разница, когда Шаграм хотел меня убить, и когда Фавн хотел меня убить. Жажда убийства от них разная. Может, это мое воображение, но я точно ее чувствовал. И судя по парням, которые стали идти более мягко и плавно, сжимая рукояти верного оружия, не я один такое умею.
        - Здесь! - выкрик Лугоса.
        Старикан так шустро кинул стилеты, что я увидел лишь размытые линии от их полета. Лезвия рассекли морозный воздух тихим свистом. А потом визг, почти на ультразвуке, но пробирающий до мурашек на руках.
        Лугос метнул два стилета в дерево справа, они воткнулись словно в воздух, не долетая до ствола. Через секунду хозяин визга появился.
        "Ледяная Сколопендра. 19ур"
        Тело изо льда, сегменты ледяного хитина и острые ножки, что десятками извиваются в агонии и ярости. Сколопендра огромна! Минимум два метра в длину, эта тварь извивается в воздухе, не падая!
        - Леон! - окрик Лугоса.
        - Знаю я, - огрызаюсь за спину.
        Никто не захочет подходить к такой твари вплотную. Сколопендра притерпелась к неожиданной боли, звякнули металлом жвала с локоть длиной, хищные, острые, они отрубят руку с легкостью, если сомкнутся.
        Я готов атаковать. Стрела Света собирается из потоков энергии над ладонью. Треугольник потоков собрался в нечто похожее на наконечник стрелы, что острее лезвия и опаснее пули. Теперь прицелиться, получай!
        Смертоносная магия сорвалась в полет с ладони. Стрела Света быстро летит на Сколопендру. Тварь изворачивается в петлю, резко и быстро. Стрела Света врезается в дерево, выбивает лед и кору из ствола.
        - Увернулась, сука, - яростно матерится Димид. - Дай-ка я ей врублю!
        Желаниям Димида не суждено сбыться. Монстр метнулся прямо на меня. Слишком быстро, слишком неожиданно! Я отшатываюсь назад, вижу распахнутые жвала на морде ужасного ледяного насекомого, горящие магией бусинки глаз.
        Спина Борма вырастает передо мной, звон удара об щит. Борм с рыком шагнул навстречу, отбросил Сколопендру ударом щита. Он открылся этим ударом, монстр не упускает шанс, извивается дикой змеей и с визгом бьет головой в грудь рыцаря. Борм налетает на меня, падаем вместе.
        Хрустнула замерзшая трава под спиной, тяжеловесная туша Борма наваливается сверху, крик Исланы и маты парней. Кое-как вскакиваем с Бормом, готовые рвать и метать.
        - Ха! Долго вы, - смех Димида. - Прилегли поспать часик?
        Все уже кончилось. Сколопендра на земле, в спине стиллеты Лугоса, из башки торчит топорик Димида. Изгал пытается отрубить ей голову мечом, ледяная крошка во все стороны летит.
        - Что? - отвлекся он на наши взгляды. - Это трофей. Ну и Димиду на алхимию. Вы как?
        - Облажались мы немного, - буркнул Борм. - Кто же знал, что она так умеет?
        Только сейчас у меня задрожали пальцы от адреналина и горячки короткой схватки. Кровь бежит по венам обжигающим потоком. Я еще не успел разогреться и понять что случилось, как все уже кончилось. Обидно.
        - Тьфу, - сплюнул на землю. - Вот гадина. Ну вы даете.
        - Я же говорил - дай рубану, - скалится Димид. - Я, кстати, пару уровней взял. Семнадцатый, епта!
        Еще и два пальца показал, в жесте победы, подмигнул. Не понимаю я этих анимешных поз и приколов.
        - Поздравляю, - неохотно отвечаю другу.
        Не знаю почему, но мне обидно. На себя. Так тупо подставился, надо быть осторожней, слишком шустрые и ловкие твари Сколопендры, хрен увернешься. Надо подгадывать, куда она ударит и контратаковать. Уверен, Димид ее так и подловил, раз умудрился топор в башку врубить. От простого удара она бы увернулась, у нашего Алхимика прокачка больше в Силу идет.
        Идем дальше. Я больше не отвлекаюсь, взгляд быстро скользит по леденелой траве, деревьям, ветвям, я готов приголубить любое место Стрелой Света, если окажется подозрительным. Чутко улавливаю, как хрустит лед под ногами отряда, еле слышное дыхание, шум ветра и перезвон ледяных крон над головой.
        Мы идем осторожно, прячемся, чуть что.
        - Стоп, - шепот Борма, он поднял руку.
        Борм что-то заметил, спустя секунду замечаю и я. Метрах в десяти среди деревьев мелькает белый силуэт. Прячемся за деревьями, выглядываю. В просвете мелькнуло огромное тело паука, он неспешно перебирает лапами. Когда тело исполинской твари исчезает в гуще леса, замечаю, как тянется вслед толстая нить паутины. А следом волочится кокон в рост человека. Кокон шевелится, изгибается, но неотвратимо исчезает в гуще деревьев.
        Вот так, скрываясь, мы идем по указаниям Лугоса все глубже в лес. Изгал навострился предчувствовать Сколопендр, их жажду убийства он ловит почти не напрягаясь. Никто в отряде не может повторить такого, а Изгал искренне недоумевает, как мы не ощущаем подобного так легко. Я поменялся с ним местами в отряде, теперь иду сзади.
        Становится холоднее, мороз буквально выдирает тепло из тела. Пальцы на ногах уже не чувствуются, только ноют противно и протяжно. Почти обморожение. Лица тоже не чувствую. Если улыбнусь - лицо треснет, как фарфоровая маска, даже губы разлепить боязно.
        Я не использую Свет, чтобы согреться. Если монстры смогут почуять, это будет жесткая подстава для всех. Да и не жалуется никто на холод, терпят. Я тоже потерплю.
        - Сюда, - выдохнул Лугос, указав рукой на огромное дерево.
        Этот исполин возвышается над другими деревьями, да и в ширину огромен. Выделяется и корнями, что словно вгрызлись в мерзлую землю древесными бурами, да так и застыли. В корнях виден проход, темный зев, в который легко протиснуться человеку, даже не пригибаясь. А там, в глубине, виден уже привычный плотный туман, что закручивается водоворотом.
        Пролезаем туда, парни нерешительно мнутся у самой границы перехода.
        - Ты ведь говорил, - обернулся Борм к Лугосу. - Что упал на четвертый уровень? И переломался весь.
        - В другом месте, - хмыкнул старикан. - Не сцыте, молодой человек.
        Лугос за словом в карман не лезет, да еще и тут же доказывает делом. Он первым вошел в туман, только рябь прошла. Парни матернулись тихонько, но следом пошли. Один за одним все исчезли в тумане. Я оглянулся, из прохода под корнями виден приятный и холодный голубой свет. Вздохнул морозный воздух носом, аж засвербело. Надеюсь, я сюда никогда не вернусь. Уж больно гадкий уровень! Или вернусь, ведь красиво тут, не смотря на все. Время покажет. Шаг в туман...
        "Четвертый уровень Катакомб. Перекрестки Минотавров"
        Только я вышел, как слова из синих букв "Циферок" буквально впечатываются в сознание.
        "Добавлен новый навык - Язык Катакомб (пассивный)"
        Начинает кружиться голова, опираюсь на шершавую каменную стену огромного коридора. Ребята все валяются на полу, Лазар ошалело моргает, остальные с закрытыми глазами. Один Лугос стоит и смотрит на меня взглядом побитой собаки.
        - Лугос, - с раздражением шиплю его имя.
        - Извини, - тут же оправдывается Фортификатор. - Я забыл. Это неопасно, честно. Минут пять всего...
        Остальные слова расплываются, в ушах шум крови. Даже так я не сомневаюсь в Лугосе, ему незачем предавать. Это чувство доверия к каждому в отряде так железно, что я просто поверил. Забыл, бывает.
        Сам сползаю по стеночке, лучше сидеть, когда все перед глазами кружится. Такого я не видел и в дрова пьяным, лучше уж зажмуриться, а то мутит.
        Новый язык свободно устраивается в мозгах, не спрашивая разрешения. Слова, понятия, ассоциации, я буквально вижу, как незнакомый язык становится понятным. Если раньше я мог сказать слово "привет" на пяти-семи языках, то теперь к ним прикрепляется восьмой. И так к каждой букве и звуку, что способно выдать человеческое горло.
        Потихоньку отпускает, я боялся, что в мозгах лопнет что-нибудь и каюк. Обошлось. Язык Катакомб прочно занял место рядом с родным. Он оказался весьма богат, наравне с русским. Мне раскрылись все нюансы, вторые смыслы, спорные обозначения предметов, я как с детства шпарил на этом языке.
        - Что это было?! - единственные слова без мата от Лазара.
        Пока Целитель ругательствами смывает страх, я просто размышляю. Я обещал себе не охреневать от неожиданностей нового мира пару недель назад. Слово надо держать.
        Целитель закончил ругаться на русском, перешел на Язык Катакомб. Он сам это понял, обалдевшее лицо и медленно затихающий монолог.
        - Странный язык, - Димид трет нос пальцем. - Латинский, немецкий и английский? Нет, вообще не то. Непонятно. Шуар ха драмон? Ли вруб ризлет?
        Для меня незнакомые слова тут же сложились в понятные вопросы. А потом в смех. Смеюсь не один, все очухались и тоже посмеиваются. "Отмерзли ли яйца? Да вроде не звенят?"
        - Забей, Лугос, - советую старику, что с виноватым видом оглядывает нас. - Просто забей.
        - Сначала Леденящий Лес, теперь это, - вздохнул грустно Лугос. - Простите старика.
        - Да тебе едва за сорок, - фыркнул Изгал. - Тоже мне старик! Еще перетрахаешь всех баб-с, побольше нашего!
        Неожиданная фраза заставила старика поперхнуться.
        - Изгал! - возмущенно шипит Ислана.
        - Хватит веселиться, - я тру лицо, начинающее отогреваться. - И потише, кто его знает, что тут ходит. Лугос, давай объясняй, что за Язык, да про уровень рассказывай.
        До этого он мало успел рассказать, только названия уровней, да пару реплик в стиле - туда не ходи, сюда не ходи. Самое важное и то на ходу. Толпы нежити рядом к разговорам не располагают.
        - С этого уровня попадаются полуразумные монстры, - тут же колется Лугос. - Они на Языке Катакомб лопочут или рычат. Договориться даже не пытайтесь, бесполезно. А навык еще очень пригодится, в Гримграде все на нем говорят. Говорить на родном языке там что-то вроде табу, негласного. По крайнем мере в общественных местах. Неприятно, когда не знаешь, о чем говорят в шаге от тебя.
        - И что, так сразу все на Языке Катакомб и заговорили? - спокойно интересуется Лазар.
        - Сначала кто-то по-английски пытался, - развел руками Лугос. - Да оказалось, что ни черта он не всемирный, дай Свет один из десяти сможет пару предложений выдавить. Видел я французов, те вообще готовы в лицо двинуть, если по-английски с ними заговоришь. А Язык Катакомб знают все, кто прошел ниже третьего уровня. Удобно.
        - Причем в совершенстве, - задумчиво добавляю, мысленно перебирая слова нового языка. - Не так ли? В лесу голубые ели, а потом спали, а потом скинхеды пришли и голубые попали.
        Смысл не потерялся, а школьный прикольчик подарил народу улыбку. Мы так игрались словами минут десять, привыкая, раз в Гримграде придется говорить так. Только у Борма поначалу были проблемы, он мешал русский с новым языком, не замечая. Но небольшая практика быстро поправила.
        - Удивительная хрень, - качает головой Димид. - Вот так влет получить в башку новый язык. Капец!
        - Да ладно, сколько можно мусолить эту тему, - хмуро прерываю новый виток обсуждений. - Давай уже про опасности уровня, Лугос.
        - На входе мы в безопасности, как всегда, - тут же заверил Лугос.
        Я немного расслабился. Никто из нас бдительности не терял, даже Ислана поглядывала в темный коридор время от времени. Вдруг монстры повалят?
        - Сам уровень легкий для путешествий. Одни коридоры, да перекрестки, главное, направления не терять. Есть в нем небольшая хитрость, каждый перекресток коридоров слегка смещен, то есть, тут не как на тетради в клеточку. А еще стены поглощают шум, если заорать во все горло - эха не будет.
        Лугос замолк, собирается с мыслями. Димид скинул сапоги, пытается растереть стопы ладонями.
        - Еще какие-нибудь странные штучки будут? - недовольно морщась, спросил Димид.
        - М? - пришел в себя Фортификатор. - Нет. Из монстров тут только Минотавры. Уровни от двадцатого и выше. Поверьте на слово, молодой человек, большего здесь и не нужно. Иначе уровень стал бы совсем непроходимым. Минотавра себе представляете?
        - Допустим, - буркнул я.
        У меня тоже ноги начали отогреваться, покалывания медленно переходят боль. Настроения не добавляет ни на грамм.
        - Тело человека, голова быка, - отозвался Борм. - Так?
        - Размеры коридора оцените, - просит Лугос.
        А размеры внушают почтение. Стены, пол и потолок, все из огромных плит желтоватого камня. Видны стыки, поросшие плесенью и мхом. Такие размеры коридоров и в дворцах не увидишь. Больше десяти метров в ширину, а потолок на такой высоте, что даже подсчитать не возьмусь. Огромные плиты под ногами, на потолке кажутся лишь большими кирпичами.
        Лугос подождал, пока все перестанут крутить головами, а Изгал расщедрился на удивленный свист, и продолжил:
        - Вот и Минотавры тут такие же. Огромные, башка бычья, тело перекачанное. Вместо ног копыта, кстати говоря. Ах да, - словно спохватился Лугос, и добавил, - с огромным таким топором.
        Я честно постарался представить такое чудовище. Наяву. Скажу честно, к такому меня даже Голливуд не готовил.
        - И как их убивать? - все, что интересует Борма. - Я выдержу удар?
        - В том и дело, - разводит руками Лугос. - Я не знаю. Наемники провели меня так, чтобы я не участвовал в боях. Только Минотавр из-за угла - меня тащат прочь, пока крутые мужики разбираются. По идее, у них человеческая физиология...
        - Если они такие огромные, то не важно, - обрубаю обсуждения. - Действуем как привыкли. Если строить теории ни черта не зная, ничего хорошего не выйдет.
        Изгал открыл рот, собираясь возразить. Да так и закрыл. Потому что правда. Сколько мы монстров не встречали, всегда они находят чем удивить. Поначалу так точно. Ледяная Сколопендра едва меня не убила. В бою с незнакомым монстром нет теории, а предположения только заведут в могилу. Только практика и готовность к любой, даже логически невозможной херне спасет жизнь.
        За такой опыт мы заплатили кровью и страхом. А чем больше платишь, тем меньше хочется это делать.
        Мы отогрелись, успокоились. Расшатанные нервы пока не довели нас до скандалов на пустом месте, но всему есть предел. Только близость конца пути дает надежду, что никто не ошибется, не психанет в неподходящий момент. Хорошо, что друзья не тупые, да и сам я не чайник. Понимают без слов.
        Надо немного потерпеть. Отдых близко. А там уже можно скинуть это почти суточное напряжение и усталость. Мы уже точно больше двенадцати часов в Катакомбах, из них отдохнули дай Свет час или два. Все остальное время сражались и прятались от монстров.
        Я смотрю вперед, в коридор. Здесь царит полумрак, глаза уже привыкли. Достаю пробирку с зельем ночного зрения, мелькает мысль, что осталось всего две. Полумрак меняется на глазах, вижу стены, как днем. Теперь отчетливо вижу желтые плиты стен, зеленоватый мох на стыках, серую плесень и пыль. Остальные глянули на меня, тоже выпили. Говорить не хочется, отдыхаем в тишине.
        - Идем, - поднимаюсь с пола. - Осталось немного.
        Друзья молча поднимаются следом. Угрюмо, мрачно, но с решимостью в глазах. Проверяем снаряжение, делим зелья Димида. Достали объемную флягу из моей пластины. Пару глотков простой воды на всех и вперед. В бой с новыми монстрами.
        ***
        Идем по коридорам, что похожи друг на друга как в зеркале. Как здесь ориентироваться непонятно, я уже с трудом понимаю, где мы свернули и как возвращаться, если надо. Лугос ведет нас уверенно, впереди со мной и Бормом. Снова поворот налево, коридор из желтых плит, дышащих древностью. Несмотря на большое пространство, кажется, что стены давят. Я был как-то в шахте, в командировке, и не было такого ощущения и опаски. Даже когда в я вжимался в стену, чтобы пропустить шустрый электровоз с вагонами руды. Там прямо перед лицом все это дело проносилось и ничего. А тут прям клаустрофобия накатывает.
        Лугос и Борм поднимают руки одновременно, вперед, через перекресток быстро промелькнула чья-то тень. Человек! Это точно был человек!
        - Отбой тревоги, - усмехнулся Лугос. - Челночник это, один.
        - Челночник?
        Это слово будит в памяти что-то времен девяностых, когда я был еще мальцом.
        - Таскают всякое, - покрутил кистью Лугос. - Туда-сюда. Обычно таких не трогают, но у них все равно паранойя. Вдруг кто пощипать захочет. Такие ребятки пытаются хоть что-то заработать в Гримгарде, в город ящик тушенки, оттуда артефактик какой за копейки. Как-то так.
        - Ты говорил, что в Гримгарде своя валюта, - брови сами собой хмурятся. - Что за валюта?
        - Пробки от бутылок, - хрюкнул от смеха Димид позади.
        Лугос шутки не понял, от его злого взгляда Алхимик заткнулся.
        - Один особый минерал, с монстров. Я покажу, если завалим Минотавра. Такие попадаются со всех монстров, от четвертого уровня Катакомб. Разные бывают, в общем.
        - Ладно, идем.
        Голова ватная, не хочу сейчас воспринимать никакую информацию. Судя по вздоху Лугоса, он тоже задолбался и объяснять не в настроении.
        Пока нам везет, никаких монстров на пути. Мы решили пойти тем путем, откуда выскочил Челночник. Наверняка там безопаснее, эти ребята должны знать где ходить. Язык Катакомб все больше усваивается сознанием, я и не заметил, как стал думать на нем. Вообще никакой разницы, что на родном, что на этом.
        Остальные этого забавного факта и не заметили, короткие реплики на Языке Катакомб. Как-то спокойно и без договоренностей мы перешли на новый язык.
        - Стойте, - шепнул Лугос. - Слышите?
        До нас донеслись приглушенные слова. На латыни?!
        - ...Ignis! Amen!
        На голос человека тот рык вообще не походит, но слова-то знакомые. Вроде, огонь и аминь? Мы прижались к стене у очередного поворота. Я оказался крайним. Делать нечего, выглянул.
        Вдали, метрах в пятидесяти еще перекресток. Оттуда полыхает красным и желтым, словно там гигантский костер. Огромные тени скачут по стенам, с рогами. Рев раненного зверя, яростные крики людей. В лицо ударяет мягкая волна теплого воздуха. А там не хило кто-то зажигает!
        Сказал остальным что видел. Лугос поджал губы, прикидывает что-то про себя.
        - Ну?
        - Слышал я пару слухов, - быстро шепчет он. - Скажу просто, валим отсюда. Огненные маги там развлекаются. Точнее, боевой отряд Храма Огня.
        - Они такие страшные? - любопытствую я.
        - Никогда не знаешь, что им в голову придет. Я сам не видел, но слухи на пустом месте не возникают. Говорят, фанатики они.
        - М? - поднимаю бровь, типа видали мы таких.
        - Не такие, как Махаил, - серьезно говорит Лугос. - Настоящие фанатики. Которые и "еретиков" сжечь могут, и прочее дерьмо.
        Слушаем умного человека и валим подальше от разборок.
        Мы шли по пути, что очистили огневики, подпалины на стенах свежие. Всего через пару минут мы наткнулись на первый труп Минотавра. Огромная туша, воняющая паленым мясом и шерстью. Целыми от него остались только рога, все остальное похоже на уголек с кровью и костями. Зажимая носы, мы проходим дальше. Только Лугос отважился подойти ближе, осмотрел труп и догнал нас.
        - Хотел посмотреть, вдруг они минерал оставили, - объяснил он на ходу. - Ничего.
        Вот и конец пути. Далеко впереди виднеется проход. Этот проход отличается от прошлых. Большой пролом прямо в тупике, метра три в высоту и ширину, а туман в нем более густой, почти белый.
        Хреновая новость - путь преграждает Минотавр.
        "Минотавр. 23ур"
        Он вышел из прохода справа, неторопливо, неспешно. Под копытами содрогается пол, мощные мускулы перекатываются под бронзовой кожей, увеянной шрамами. Минотавр заметил нас, качнулся огромный топор в руке. Минотавр обернулся к нам, сжал свободный кулак, что размером с дверь. Рогатая голова быка, черная, с желтоватыми рогами, запрокинулась, волосатая грудь с плитами грудных мышц расширилась. Громовой рев чудовища ударил по нам как сильный ветер, по ушам как ладонями врезали.
        Как у Горуглий визг, мелькает мысль в голове. Устрашает, хочешь ты этого или нет. У меня колени задрожали, монстр разом стал как-то выше, его аура давит на нас. Мы слабаки, нам не выстоять против такой мощи...
        Ислана пискнула сдавленно позади, упала на колени, губы дрожат. Димид поднял ее на ноги одним рывком.
        - Приди в себя! - крикнул он прямо ей в ухо.
        Женщина вздрогнула, блуждающий взгляд стал осмысленным. Ее слабость дала сил нам. Я взял себя в руки, стыдясь секундной заминки. Борм кашлянул, одним движением достал меч из ножен. Я тоже не теряю времени, мой Клинок Неофита уже в руках, пальцы сжимают дерево рукояти.
        Клинок Света вырастает перед лицом. С испугу я вкладываю больше сил, чем надо, но заклинание держится. Как и прежде, на вид ничего особенного, словно тонкий меч из подсвеченного хрусталя. На вид хрупкий и неопасный, Клинок Света разрубал железо в моих руках.
        - Дайте мне, - сказал Борм. - Леон?
        Понимаю его без слов, это происходит все чаще. Борм хочет узнать свои пределы, способен ли он сдержать удары такого монстра. А Минотавр не ждет. Его шаги сотрясают пол, пыль сыпется тонкими струйками с потолка.
        - Валяй, - киваю другу. - Только не помри.
        Лазар хлопнул рыцаря по наплечнику.
        - Не лишись головы и сердца, и я тебя вытащу хоть с того света.
        Большего Борму и не надо. Он сорвался с места быстрыми шагами, переходит в бег. Мы не собираемся просто смотреть. Когда Борм даст отмашку - мы вмешаемся. Или когда он оплошает. В левой ладони у меня уже горит Стрела Света, я готов отвлечь монстра в нужный момент.
        - Нет! - тихо вскрикнула Ислана, смотрит на меня обвиняюще. - Зачем?!
        - Не отвлекай, - шикаю на нее недовольно. - Я его не на смерть послал.
        - Я не понимаю, - раздраженно вырвала руку из хватки Димида. - Напали бы все вместе.
        - Потом Борм тебе сам объяснит.
        Нет больше времени на разговоры. Минотавр размахнулся топором, ударил сверху со всей дури. Борм едва разминулся с темным лезвием, топор врезался в пол, грохот удара пугает. Что за силища у него? Пугает.
        Плиты пола легко держат удар, я думал, сейчас рванет камнями и крошкой. Борм тоже так подумал, отвернул голову в сторону. Это его и спасает. Минотавр с размаху ударил кулак по верткой цели. Борм выставил щит, меч завел за спину, согнулся. Его фигура стала монолитом с помощью навыка.
        Хруст пальцев Минотавра. Звон от удара. Борм не шелохнулся, только проехал ногами на полшага.
        - Ха! - я улыбаюсь от облегчения. - Он держит удар. Вперед!
        Минотавр отдернул руку, ревет от боли и гнева. Его круглые глазенки загораются красным, словно там огонь. Монстр в ярости, он бьет топором по Борму, рыцарь принимает новый удар на щит. На этот раз его едва не перевернуло, но он снова смог сдержать и погасить бешеную мощь удара Минотавра.
        Мы подоспели как раз к новому замаху. Стрела Света бьет в морду монстра. Минотавр лишь мотнул башкой, не обращая внимания на мелкую царапину. Лугос кидает стилеты, они вязнут в шкуре на груди Минотавра. Димид, Изгал, Борм и я кидаемся в атаку. Лазар остался с Исланой.
        Даже на вытянутой руке, мечи едва достают до бедра Минотавра. Я бы вдарил по яйцам Стрелой Света, да Минотавр похоже бесполый, на паху только густая шерсть, не видно есть или нет. А жаль.
        - По ногам бьем! - громко кричу парням.
        Клинок Света с размаху врезается в ногу Минотавра. Он легко прорезал волосяной покров, но не саму ногу. Лишь мелкий порез на полпальца в глубину!
        - Из чего ты млять, сделан?! - орет Димид, топорик едва не вывернуло из рук от удара.
        - Как об стену ударил, - выдыхает Изгал.
        - Гр-р-а! - мощный рев в ответ вперемешку с вязкими слюнями из пасти.
        Минотавр проворачивает неожиданный финт. Он резко нагнулся, разинул пасть, полную желтый кривых зубов, цапнул за щит.
        - Черт! - ругнулся Борм.
        Только это он и успел, Минотавр рванул башкой, рыцарь оторвался от пола и улетел пушинкой в стену. Грянулся об нее с лязгом металла и упал лицом в пол. Минотавр повернул башку ко мне.
        - На, сука! - колю Клинком Света.
        Парни тоже момента не теряют, рубят по мощной шее Минотавра. Я попадаю прямо в левый глаз, он лопнул как шарик, бычья голова резко дернулась. Рога зацепили Изгала, прямо в грудь удар пришелся. Воин всхлипнул от боли, когда упал на спину. Похоже, ребра в кашу.
        Однако, Изгал кое-что успел. Он оставил меч прямо в шее Минотавра. Пуская всего на ладонь, но он загнал его в плоть монстра. Минотавр выпрямился, махнул ладонью по шее, меч выпал, но успел нанести еще большую рану. Кровь хлещет из шеи монстра, заливает его торс, тягучими, черными каплями орошает пол.
        Все это я улавливаю лишь краем глаза, я не прекращая рубить колено Минотавра. Свет полыхает при каждом ударе, слепит глаза.
        Минотавр снова занес топор над головой, да так и рухнул на подрубленное колено. Топор грянул рядом со мной.
        - Димид? - я чуть икать не начал от удивления.
        Алхимик забрался по спине Минотавра, вцепился одной рукой в рог, а второй с топором рубит по темечку бычьей башки.
        - Падла! А-а-а! - орет Димид.
        Минотавр яростно качает головой, Димид не удержался и полетел на пол. Шея монстра близко! Я колю со всей силы, рубящие удары тут бесполезны. Да! Пробил! Еще раз!
        Еще раз не получается, Источник почти пуст, Клинок Света гаснет.
        - Черт!
        - Я помогу! - голос Борма.
        Рыцарь очнулся и пришел на помощь. Минотавр хорошо его запомнил, оставив топор, он бьет рукой. Борм сдержал удар, перемахнул через руку Минотавра, как через поваленное дерево. Меч рыцаря углубил рану от моего Клинка Света.
        - Всем назад!
        Минотавр встает, его шатает. Встать не получается, он на коленях. Размашистыми ударами он пытается прихлопнуть нас, взметаются клубы пыли от каждого шлепка огромной ладони.
        Мы отошли, Лазар уже лечит Изгала, Борм короткими глотками пьет зелье из пробирки. Минотавр слабеет, пытается догнать нас на трех конечностях и падает, как подкошенный. Единственный глаз с ненавистью смотрит на нас. Огонек этой животной ярости гаснет только со смертью монстра, что сдох в луже черной крови.
        "Получен новый уровень! Ваш ур - 19"
        "Получен новый уровень! Ваш ур - 20"
        "Получены Очки Развития: + 4 (4)"
        "Получена Репутация: + 100 (645)"
        "Вы достигли 20 ур! Разблокирована углубленная Справка (более подробные описания)"
        Моргнул и синие надписи пропали.
        - Жестко, - я сел где стоял, сил не осталось.
        Изгал прохрипел что-то матерно-веселое, пока Лазар водит руками над его телом.
        - Помолчи, - заткнул его Целитель. - А то кровь горлом пойдет. Вложи очко в Силу, хоть мышцы меньше лечить.
        Изгал успокоился, прикрыл глаза. Парни тоже присели на пол, не стесняясь пыли и трупа Минотавра в двух шагах.
        - Остальные как?
        - Нормально, - отозвался Борм.
        Рыцарь боязно косится то на мертвого Минотавра, то на сверлящую его взглядом Ислану. На его месте я бы лучше еще раз повидался с Минотавром. Влетит ему за риск.
        - Только коленку ушиб! - радостно отозвался Димид. - Приколите, я на Минотавре покатался! Ха-ха-ха!
        Смех Алхимика не поддержали, он замолк, быстро успокоившись.
        - Извините, - чешет затылок. - Нервное.
        Один Лугос чем-то занят. Фортификатор ковыряется стилетом во лбу Минотавра, скользит на мокрой от крови шерсти, но упорно залезает обратно.
        Одно радует, до прохода совсем недалеко. Рядом наша цель - Гримград.

        ГЛАВА 2. СЛАВНЫЙ ГОРОД ГРИМГРАД.

        Я выхожу из тумана последним, как всегда. Мы оказались на небольшом холме, посреди леса. Позади каменная арка с туманом внутри.
        Запах, какой чудесный запах свежести леса, после душных подземелий! Он пьянит, я дышу полной грудью и не могу надышаться. Следом пришли звуки, чириканье птиц, шум лесных крон. Ветер ерошит волосы, он теплый и свежий.
        - А неплохо тут, - потягивается Изгал. - Уй, блин, ребра.
        - Осторожнее, - пеняет ему Лазар. - Я не до конца залечил.
        Лугос стоит, прикрыв глаза. На лице играет улыбка, что забавно смотрится из-за паутины в короткой бороде. И где умудрился подцепить?
        - И где же сам город, Лугос?
        - До него полдня пилить, - отозвался Фортификатор. - Мы на самом краю уровня. Уже вечер, остановимся тут рядом, на полянке. Можете не волноваться о зверях или монстрах, тут ни одного хищника. Настоящий Рай для людей.
        Я осматриваюсь уже более пристально. Этот уровень куда больше предыдущих, хотя бы Леденящего Леса. Позади лес, впереди лес. Все это огромная пещера, но таких размеров, что я не вижу конца. А потолок так же высоко, как небо на Земле. Только вместо неба потолок пещеры, блестящий и далекий.
        - Это Солнце? - потерянно спрашивает Борм.
        Я и сам готов задать такой же глупый вопрос. Огромный шар слепящего света, напоминающий Солнце, висит вдалеке.
        - Нет, - отозвался Лугос. - Это Кристалл Мира. Какой-то глазастый мужик смог прочитать описание. Говорят, что он так долго смотрел на него днем, желая узнать, что ослеп. Кристалл затухает к ночи, но не полностью, скорее, он светит как Луна.
        - Потрясающе, - шепнула Ислана. - Тут все такое... Такое мирное.
        И правда. Меня покидает напряжение, словно тугая пружина расслабляется внутри. Мы пошли в лес, ведомые Лугосом, и шли мы тихо. Умиротворенная улыбка Димида поразила меня, никогда не видел, чтобы он так улыбался. Мы шли по странному лесу, здесь чисто, никаких буреломов, видно, что лес полон живности. Среди кустов иногда прыгают мелкие зверьки, кажется, я видел зайца. С хрустом ветвей от нас ломанулся молодой олень, он исчез за стволами высоких деревьев, чьи ветви и листья пропускают лучики света.
        Лес здесь без следов смены года, никаких жухлых листьев, под ногами пружинит мох и зеленая, сочная трава. В траве угадываются маленькие, белые цветы, в корнях деревьев шляпки грибов. По ветвям над головами отряда промелькнула шустрая белка.
        - Красота какая, - выдохнула Ислана. - Правда?
        - Правда, - соглашаюсь с ней. - Здесь очень красиво.
        - Словно людей тут никогда не было, - добавил Лазар. - Лес полон праны, он пышет жизнью. Жаль, что вы не Целители. Такие ощущения...
        Больше Лазар не произнес ни слова, только щурился довольно и шел с таким счастливым видом, что хотелось треснуть разок. Но это белая зависть, каждый из нас ощущает это. Безопасность. Тут безопасно, мирно и ничто нам не угрожает. Если и город будет таким же - я буду счастлив здесь жить. После Конца Мира я не мог полностью расслабиться, даже во сне. А здесь смогу, и это так прекрасно! Никаких монстров!
        Хочется смеяться во все горло, хохотать, запрокинув голову и так громко, чтобы всколыхнулись листья на деревьях. Мы дошли! Мы добрались и все живые!
        Я не позволяю себе лишнего шума. Здесь хочется ходить тихо, наслаждаться природой и не тревожить ее почем зря. Мы шли долго, медленно темнеет в лесу. Когда Лугос довел нас до известной ему поляны, я просто упал на траву. Несмотря на великолепное настроение сил просто нет.
        - Хоть зверей нет, но люди тоже опасны, - намекнул мне Лугос, севший рядом.
        - Сами с дозором разбирайтесь, - буркнул я сквозь пелену дремы. - У меня нет сил даже подумать.
        - А ты оглянись, - веселый смешок. - Ни у кого нет.
        Полянка маленькая, в середине камнями выложено место для костра. Пару бревен рядом, чтобы сидеть. А вокруг всего этого добра сопят в обе дырки остальные. Только мы с Лугосом еще не отрубились.
        - Ох блин, - встаю, кряхтя, как старик. - Доставай пластины, хоть одеяла им достанем.
        Когда мы перетаскивали ребят на одеяла, никто даже глаз не открыл. Только Лазар что-то буркнул сквозь сон и снова отключился, только мы его отпустили. Изгала несли осторожно, как фарфоровую статуэтку, у него в ребрах еще куча трещин. Завтра Димид найдет из чего сделать еще зелий и долечим Изгала. Шел парень на одной воле и навыках Лазара. И ни разу не пожаловался.
        Пока таскали всех, желание сна переросло в тупую усталость. Кристалл Мира медленно затухает, желтое сияние Солнца превращается в мягкий свет Луны.
        - Схожу за дровами, - нехотя поднялся Лугос. - По ночам все же прохладно.
        Спустя час я сижу к костру спиной, облокотившись на теплое бревно. Все спят, Димид храпит негромко. Я грызу пластинку вяленого мяса. Нормального, еще из магазина взятого, вакуумная упаковка догорает в углях костра. Тишина, только изредка в лесу слышны шорохи и шум ветвей. Поохраняю сон друзей, а там толкну кого-нибудь ближе к утру. До обеда мы точно здесь задержимся, надо отдохнуть. Успею еще выспаться. По словам Лугоса, если выйдем в обед, к вечеру будем в Гримграде.
        ***
        Я проснулся от шума. Голоса друзей, чириканье птиц, еще и свет бьет в глаза. Очень хочется еще поваляться. Заваливаюсь на бок, не открывая глаз. Медленно вспоминаю прошедший день. Вот это был рейд, на полсуток.
        Я лежу на одеяле, а сверху еще одно, кто-то заботливо накрыл, пока спал.
        - Ох, черт, - зря я решил сесть.
        Мышцы пресса прострелило острой болью, а в ногах словно тянутся чувствительные струны. Тело платит болью за нагрузки. Рядом Димид сидит, скрестив ноги. Алхимик что-то сосредоточенно мнет в небольшой ступке.
        - Доброе утро, - отвлекся он, улыбнулся. - Как спалось? Как себя чувствуешь?
        - Нормально, - на автомате отвечаю. - Вру, хреново.
        - Эй, народ! - всполошил остальных криком Димид. - Леон проснулся.
        Судя по яркости Кристалла Мира, утро едва наступило. Ребята сидят на бревнах у костра, все как один оглянулись на меня посмотреть.
        - И что? - поднял бровь Лугос. - На ушах теперь ходить?
        Замечаю, что одного не хватает. Изгал валяется на одеяле за бревнами, вроде спит. А нет, не спит, ворочается. Ладно, хочу или нет, но надо вставать. С трудом и стиснутыми зубами, но встаю. Телу очень не нравятся мои команды, все болит так, что охота плакать. Я в жизни бывало перенапрягался, работка у меня все же не сахар была. Но такое...
        Плюхаюсь на бревно рядом с Бормом. Рыцарь без доспехов и оружия, в одной рубахе да штанах, сидит, лезвие меча полирует. Ислана смотрит то на него, то на меч. Непонятно кого к чему ревнует, Кузнец наш.
        - Как Изгал?
        - Я нормально, - отозвался болезный.
        Лицо бледное, глаза лихорадочно блестят, пропотевший.
        - Какое нормально? - привстал Лазар. - А ну лежать! Не шевелиться, дышать и молчать!
        - Димид сказал, что поставит его на ноги, - Лугос кивнул на Алхимика.
        А того уже и след простыл, только ступка на траве.
        - Опять за травами убежал, - вздохнул Лугос. - С утра носится. Говорит, тут много целебных и не очень штучек для Алхимии. Рядом неглубокая речка, можешь сходить ополоснуться. Вода теплая.
        Можно нормально помыться?! Эта мысль захватила меня полностью. До этого приходилось выкручиваться.
        - Где?
        - Там, - понимающе улыбнувшись, Лугос тыкнул пальцем мне за плечо. - Тебе не помешает. Выглядишь, как только что поднятый труп. Даже хуже Изгала.
        - Мы, маги, к таким нагрузкам непривычные, - полушутя отмазался я. - Я пошел.
        Мне хватило десяти минут, чтобы найти речку, раздеться и по самые уши засесть в прохладной воде. Речка маленькая, метра три в ширину, а в глубину по пояс. Откуда она в такой пещере я даже не стал задумываться, есть и ладно.
        - Какой кайф, - пробулькал в воду с наслаждением.
        Дно из гладких камней, сидеть удобно. Пусть каждое движение причиняло боль в мышцах, я все равно мылся как в последний раз. Мыло у нас было, вместо мочалки короткое полотенце прихватил.
        В итоге вылез я из речки чистый, довольный, как слон и цветом, как поросенок. Кожа аж скрипела, до того отодрал. А Кристалл Мира уже начал ощутимо припекать, как настоящее Солнце. Прикинул про себя, плюнул и принялся за стирку. Броню надо в порядок привести, да и нательное белье под ней все пропотело.
        Спустя полчаса сижу на берегу речки, залипнув на течение воды. Ноги в стороны раскинул, так меньше болят. Греюсь в одних белых трусах. Свет ласкает лицо теплыми лучами, ветерок сушит волосы. Обалденно. Рядом на траве вещи сохнут.
        Тихие шаги позади, знакомые. Димид.
        - Вот ты где, - хмыкнул Алхимик.
        Уселся рядом, кружку мне протянул. Обычную такую, походную, я ее вроде в комплекте с термосом видел.
        - О, кофе. Спасибо.
        - С добавками, - честно предупредил друг. - Здоровье поправить.
        Хлебнул черного напитка, пикантно получилось. Словно в обычный заварной кофе бухнули корицы, меда и чуток соли.
        - Ничего так.
        Мы серьезно расслабились в условно безопасном уровне. Но честно говоря, мне плевать. Думаю, остальным тоже. Нельзя все время быть как натянутая струна или пружина. Вот нападут какие-нибудь отморозки, тогда и будем голову пеплом посыпать. А пока... Просто расслабимся немного.
        - Изгал в порядке, - отвлекся от речки Димид. - Уже на ногах. Но ему бы еще денек отлежаться, силы восстановить.
        - Ты молодец, - с улыбкой хвалю друга. - Без тебя, как без рук.
        - Алхимия - сила! - гордо выдал он в ответ. - Кстати, держи.
        Димид вытащил из своей пластины бутыльки и пробирки с зельями. Разложил рядом с моей одеждой.
        - Четыре Эликсира Весны. Одно зелье Ночной Кошки. Одна мазь. И два флакона нового зелья для врагов.
        - Дай посмотреть.
        Темно-зеленый бутылек. Как от зеленки. Стекло тонкое, хрупкое. А пробка, как из смолы.
        - Что-то я таких бутыльков не помню.
        - Я тоже двадцатый взял, - хвастается друг. - Дали справку и навык. Теперь могу делать такие хоть вагонами. Всего-то песок и костер надо.
        - А мне только справку, - вздохнул грустно я.
        Да и пофиг. Что хоть за зелье внутри?
        "Проклятье Слепоты"
        "При попадании на врага награждает его слепотой на минуту"
        "Срок годности: неограниченно"
        "Создатель: Димид"
        - Крутая штука. Очень бы на том Минотавре пригодилась.
        - Ага.
        У меня все зелья в накидке, на петельках висят с внутренней стороны. Подумал, да отдаю Димиду опасные штучки.
        - Держи-ка обратно, боюсь я рядом с собой такое таскать.
        - И ты туда же, - со стоном откинулся на траву Димид. - Борм тоже самое сказал. Только Лугос взял парочку.
        - Посидим спокойно? Я очки распределю.
        - Валяй, - отмахнулся Димид.
        Алимик лег на бок и затих. Журчание воды успокаивает, он быстро задремал. А я раскинул Очки Развития, молча стерпев легкую боль. Источник снова отожрал часть моей плоти, заменяя на себя. Я закинул все в Свет. Глянуть что ли, что там в Статусе?
        Имя: Леонид Игоревич Бродилов (скрыто)
        Ник: Леон (показывается)
        Класс: Маг Света
        Ур: 20
        Сила: 13
        Ловкость: 23
        Интеллект: 22
        Воля: 18
        Свет: 26
        Очки Развития: 0
        Репутация: + 645 (Светлый)
        Навыки:
        Кулак Света
        Мерцание жизни
        Стрела Света
        Клинок Света
        Следующие вкину в Ловкость. А то попадется что-то вроде Сколопендры и каюк. Не уверен, что смог бы тогда уклониться, хорошо, что Борм подоспел. Снова шаги позади.
        - Эй, тунеядцы, - веселый окрик Лазара. - Приходите жрать пожалуйста.
        Димид подскочил, как наскипидаренный, секунда и нет его. Вот гад! Мог бы подождать. Одежда еще влажная. На мне досохнет. Еда ждать не будет!
        Парни умудрились поймать кабанчика, так что у нас царский обед. Замариновали на скорую руку, да запекли на углях. Сочное мясо само слезает с шампуров из веток, просто тает во рту.
        - Очень вкусно, - жмурюсь от удовольствия. - Давненько я такого не ел.
        - Угум, - отозвался Димид с набитым ртом.
        Остальные поддержали кивками, не отрываясь от праздника живота. Покушали, за собой убрали, собрались в путь. Время как раз где-то к полудню. Выдвигаемся.
        Под ногами пружинит мягкая земля, покрытая мхом. Димид на ходу подрезает грибы, растущие в корнях деревьев. Ислана сорвала белый цветок с множеством лепестков, похожий на ромашку, вдохнула сладкий аромат, заправила цветок в волосы.
        Я иду сразу за Лугосом, не забываю оглядывать окрестности. Все спокойно и мирно, как вчера. Только пение птиц и шум листвы, мягкий и расслабляющий.
        - Мы сейчас далеко на востоке, - объясняет Лугос на ходу. - Гримград в центре уровня. Мы вчера неплохо так сократили путь, так что часа через три как раз дойдем.
        - А где жить будем? - спросила Ислана. - Да и кузня нужна.
        - И лаборатория, - поддакнул Димид.
        - Все найдем, - отмахнулся как от мелочи Лугос. - Город огромен, пустых домов там больше, чем людей. Я уже присмотрел для нашего отряда пару домов. Но пока не восстанавливал, чтобы не занимали.
        - Огромен, говоришь, - задумался я. - А сколько людей сейчас живет в Гримграде?
        - Навскидку пара тысяч о нем только знают. На поверхности, имею в виду. А вот в самом городе пока очень мало людей. Как у нас в городе. Я же говорил, сюда пока могут добраться лишь сильнейшие. Или те, кому про Гримград рассказали и привели.
        - Как мы, короче. Понятно.
        - Такое положение не будет длиться долго, - размышляет на ходу Лугос. - Рано или поздно народ возьмет уровни повыше, обзаведется нормальным снаряжением и прорвутся. Причем толпами. Пока же, Гримград это город элиты нового мира. И поверь на слово, многим хочется, чтобы так все и осталось. Поэтому помалкивают наверху.
        Значит, мы здесь вовремя. Займем нормальное место, обзаведемся связями и знакомствами. Когда сюда придут тысячи людей, начнется вечная грызня интересов и мерянья у кого толще. Сильнейшие старожилы Гримграда будут смотреть на новичков, как на говно под ногами. Оказаться в таком положении не хочется. Значит, надо самим стать этими старожилами, тогда нас никто не посмеет задевать. Ну а мы не конфликтные, лишь бы не лезли со своими планами власти и прочего дерьма.
        - Кстати, - обернулся Лугос. - Держи.
        Он кинул мне маленький кристаллик. С ноготь мизинца всего. Насыщенный красный цвет, это словно осколок рубина. Лежит на ладони, сверкает на свету.
        "Осколок Силы"
        "Один из осколков Кристалла Силы. Можно найти в телах монстров силового типа"
        - И что это?
        - С Минотавра выковырял. Это и есть валюта Гримграда. Сотню таких можно превратить в Кристалл Силы. Он даст плюс один к параметру, если вставить такой в артефакт, броню, оружие. Алхимик сможет приготовить из Кристалла особое зелье, Эссенцию. Выпьешь - станешь сильнее на одну Силу. Эффект навсегда. Есть Осколки разных цветов, по параметрам. Силы, Ловкости, Интеллекта, Воли. Других пока не находили.
        Осколок Силы пошел по рукам, пока не вернулся ко мне.
        - Всего один Осколок с Минотавра? - с обидой спрашивает Димид. - Это не честно.
        - Думал, в сказку попал? - смешок Лугоса. - Лучше я тебя сразу обломаю.
        - Лугос, - перебиваю друга, который наверняка хотел закатить целую лекцию. - Сколько ты таких должен?
        Лугос вытащил нас из жопы на Земле, сделал все, что добраться до нас и дойти сюда всем отрядом не голожопыми. И встрял в долги, за неуплату которых поплатится жизнью. Сейчас его шею закрывает шелковый платок, если снять - видна вязь ошейника из рун, мерцающих Светом. Клятва убьет его.
        - Снаряжение, наемники, мое лечение, - тихо перечисляет он. - А также четыре Пластины Веса. Я должен четыре с половиной сотни Осколков.
        - Любых?
        - Они все стоят одинаково. Так что без разницы.
        Дальше идем молча. Каждый понимает - это жопа. Наверняка большую часть стоят Пластины. Они полезны и все такое, не раз еще пригодятся. Но на хрена так тратиться было?!
        Лугос идет ровно, спина прямая, смотрит только вперед. Бесполезно ему что-то высказывать. Он сделал то, что считал нужным. Четыреста пятьдесят Осколков. Мы едва убили Минотавра, получили один.
        - Лугос.
        - М?
        - Что можно купить за один Осколок?
        - Ящик консервов, там банок десять. Любых. Есть парочка таверн в городе и одна гостиница, уже ушлые ребятки подсуетились. Можно снять комнату на три дня. Ее будут убирать и менять белье, греть ванну для тебя раз в сутки. Можно хорошо и вкусно пожрать и выпить на одного человека в таверне. Или взять только спиртное и нажраться в дрова.
        - Во сколько тебе обошлись Пластины Веса?
        - Сто десять за штуку. Я взял четыре, а еще десятка долга - лечение в Храме Света и наем отряда для сопровождения. С наемниками я схитрил, они мне взяли снаряги за свой счет, а я починил им дом. По сути, я выиграл пяток Осколков.
        - Значит, четыреста сорок Артефакторам, пять Храму, пять наемникам.
        - Все верно.
        Будет непросто. Капец как не просто! Где взять столько "денег"?
        - Почему артефакты стоят так дорого? - Лазар подходит ближе к нам, идет рядом.
        - Потому что они делаются с помощью Осколков, - кратко ответил Лугос. - Всякая мелочь типа колечка или ожерелья с маленьким плюсом не считается. Стоящие вещи типа Пластин Веса обходятся очень дорого. По сути я заплатил десять Осколков за каждую Пластину, все остальное - пошло на материал.
        - Еще не заплатил, - педантично поправляет его Лазар.
        Лугос спорить или поправляться не стал. Просто повел нас дальше. А я все так же размышлял, где взять столько? Может, в самом Гримграде найду ответ. Пока только банальные идеи в голове, типа пойти и убивать Минотавров. Или продавать зелья Димида. А они нам самим нужны! Еще и ограничение времени давит. Осталось двадцать восемь дней. А потом Лугос умрет.
        Ладно, что-нибудь придумаю. Если не хочу, чтобы мой товарищ сдох паршивой смертью из-за нас.
        ***
        Мы почти пришли. Лес медленно редеет, постепенно переходя в поля. Все больше нам на пути попадаются заброшенные лесные домики, сложенные из бревен. Все больше тропинок и следов присутствия людей. На полянках - следы костров, на деревьях следы сломанных веток, зарубки на коре.
        Лес кончился, впереди огромные поля высокой травы, настоящие луга. Уже виден Гримград. Мы поднялись на небольшой пологий холм, чтобы осмотреть великолепие древнего города.
        Гримград раскинулся широко и свободно, нет у него стен и преград. Основа города стоит на холме, огромном настолько, что туда вместился бы наш родной городок. Гримград похож на средневековый город. Дома не превышают четырех этажей, но чем ниже от центра, тем меньше этажей. Видны дороги, что рассекают город широкими улицами, где легко бы проехал грузовик.
        Древние строители заключили реку в каналы города, видно, как широкая и мощная река врезается в город с севера, а на другом конце разбегается множеством мелких речушек и уходит в леса. Все дома из желтого, серого и красного камня, без какой-либо системы. Это придает городу странный, уникальный вид и атмосферу.
        - Идем, - подгоняет нас Лугос. - Я хочу быть в городе до вечера. Нам еще дом занимать.
        - Хорошо.
        И мы пошли. По тонким тропкам, что медленно расширяются к городу. Тропинка под ногами превращается в утоптанную дорогу, и почти сразу в мощеную, из серого кирпича. Идти в разы легче и приятнее, дорога ровная, хотя и старая на вид. Кое-где трещины, но видно, что она будет крепка еще много лет. Строили на века. Вопрос только один - кто ее строил? Неужели Черная Пирамида уже появлялась когда-то в нашем мире? Или в параллельном? Или все это сделано мгновенно? Нет ответов на такие вопросы. Но когда-нибудь, мы их узнаем. Люди любопытны, кто-то из нас найдет ответ.
        Попадаются люди. Вон пара человек лежат на склоне холма, утопая в зелени. Наслаждаются теплом Кристалла Мира и легким ветром. Увидев нас, они помахали руками. Мы так же молча поздоровались.
        Вот и город. Мелкие дома, стоящие далеко друг от друга, переходят в более плотную и ровную застройку. Дорога ведет вверх.
        - В городе несколько очагов, где народ собирается, - объясняет Лугос. - Это Храмы и центр города. Там рынок образовался, таверны и гостиница.
        - А где Храм Света?
        - Да тоже в центре почти. Увидишь, он здоровый. Крыша круглая, все здание белое, как из снега.
        - А остальные Храмы?
        - Храм Тьмы за городом, вроде как под землей. Никто точно не знает где, Темные молчат как рыба об лед. Храмы стихий по сторонам света. Храм Огня - Север, Воды - Юг, Земли - Восток, Воздуха - Запад. Если заблудишься - главное, узнать где ближайший Храм. А там поймешь.
        - Понятно.
        Все в этом городе буквально дышит древностью и монументальностью. Все из камня, в проулках много пыли, грязи и песка. Только на главных улицах можно пройти нормально. Но чем выше мы поднимаемся, тем чище вокруг. Попадаются дома, что выглядят, как новенькие. Стены чистые, деревянные ставни на окнах сверкают свежей древесиной. Фортификаторы постарались.
        Так странно выглядит. Идешь, глазеешь, старый дом, почти развалины, и следующий такой же и тут оп! Новенький, как с картинки двухэтажный особнячок. А потом опять развалины и старость.
        - Ах да, чуть не забыл, - спохватился Лугос. - Добро пожаловать в Гримград!
        - Спасибо, - учтиво поклонился Изгал, по-шутовски прищелкнув пятками. - Вы так любезны, сэр!
        - А где наш дом? - Ислана откинула прядь волос за ухо.
        - Ближе к центру. Я закрыл его на засов изнутри и вылез через окно. Так что умные люди поймут - занято. Ну и соседей предупредил.
        - Соседей? - Лазар отвел взгляд от ближайшего двора.
        А там есть на что глянуть. Во дворе на веревках девушка развешивает простыни. Фигуристая. Нейтралка.
        - Ага, Нейтралы, в основном. Тут вообще большинство Нейтралы, как и во всем мире, насколько я понял.
        - Тогда идем скорее, - Ислана буквально завелась идеей увидеть дом. - Он большой? А есть кухня? А для кузницы место будет?
        - Все увидишь.
        - Ну Лугос.
        - Ислана, - одернул подругу Борм. - Перестань. Не будем привлекать лишнее внимание.
        А внимание нам обеспечено. Проходящие мимо люди, все одеты в порядочные доспехи, как минимум в кольчуги, провожают нас взглядами. Из окон домов тоже любопытные глазеют. От взглядов людей, уровень которых как минимум двадцать пятый, как-то неуютно.
        - Почему на нас так глазеют, - шепотом интересуюсь у Лугоса.
        - Я же говорил, что наш город уникален, - еще тише отвечает друг. - Здесь Светлых мало, а боевых классов вообще ни одного. Вы уникумы, парни.
        Чего? Я серьезно так удивился, еле сдержал спокойную мину на лице. В нашем городе среди Светлых редкость такие как Лугос, Ислана, Димид. Боевиков как грязи, а здесь мы уникальны?
        - Смешно, - Борм тоже оценил иронию, услышав наш разговор.
        Вот мы и поднялись на основную часть города. Ветхих домов все меньше, люди ходят уже группами, а не одиночками. Впервые с Конца Мира вижу нормальный людской поток, как в настоящем городе.
        Мы идем по одной из основных улиц. Нашу компанию никто не задевает, мы идем плотной группой, Борм впереди как волнорез рассекает толпу. Людской гомон заполняет улицы, слышен смех и веселые выкрики.
        - Хэй, Лугос! - из толпы машут рукой нашему Фортификатору.
        Тот неловко кивнул, но не ответил.
        - Просто знакомый, - пожал он плечами. - Я ему дом восстановил.
        Разнообразие людей такое, что глаза разбегаются. Рослые мужики в доспехах, покруче чем у Борма, прошли мимо нас, даже не удостоив взглядом. Неприметные фигуры в светлых плащах с капюшонами, мелькают в толпе. Я ухватил одного взглядом, только успел увидеть, что Целитель и уровень. Двадцать четвертый.
        Я смотрю на людей уже более сосредоточенно, щурюсь, пытаясь ухватить ники и классы. Большинство Нейтралы, но в этом потоке людей попадаются яркие точки, как валуны в реке. С красными никами - огневики, пятерка таких ребят исчезли в проулке. А вон насыщенно синий ник молодой девушки, она выглядит невинно и светло в простом платье, распущенные светлые волосы вьются за спиной. Но ее обходят по дуге даже самые суровые на вид воины. Димид дернул за локоть, и я отвлекся.
        Толпа снова стала однородной, больше приглядываться я не стал, мутит от ряби ников.
        - Ты чего завис? - спросил Димид.
        - Смотрел.
        - А, - понятливо протянул Алхимик. - Потом насмотримся.
        - Рядом рынок, - Лугос показал кивком направо, на еще более широкую улицу. - Нам туда. Дом сразу за рынком, возле Храма Света.
        - Тогда чего стоим? - бодро спросил я. - Вперед!
        Пара минут хода по широкой улице, где по сторонам раскинулись уютные дома. Архитектура в центре города другая. Если внизу это простые дома из грубых блоков камня, то здесь уже видна красота. Камень и дерево переплетаются из блоков и столбов, отделка и украшения, резьба на камне и дереве. Хоть большинство домов явно не посещали Фортификаторы, они все равно сохранили красоту.
        Верхушки домов часто из дерева, треугольные или покатые крыши, ни одного одинакового! Такое разнообразие поражает и заставляет идти медленнее, чтобы рассмотреть. Да уж, это не наши однотипные дома из стали и бетона!
        Рынком оказалась площадь в центре города. Да она не уступает площади в мегаполисе! Мощеная белым камнем, фонтан в центре, работающий! Фонтан удивителен, из трех чаш белоснежного камня, резьба и барельефы в виде листьев и ветвей. Чистая, прозрачная вода наполняет чаши, стекает невесомыми стенами. Свет от Кристалла Мира разбивается на радужные блики, здесь даже дышать легче и приятней.
        А рынком оказались обычные, грубо сколоченные прилавки. Десятки разных лавок по краям круглой площади, тенты из разноцветной ткани прикрывают торговцев и товар от жаркого света Кристалла Мира. Люди не торопятся, ходят от одного торговца к другому, обсуждают товар.
        - Потом посмотрите, - подгоняет Лугос. - Кстати, вон там таверна.
        Лугос показал рукой, в другой конец. Ни хрена себе, таверна. Здоровенное здание, оно сильно отличается ото всех виденных ранее. Словно взяли древний корабль, перевернули и воткнули сюда вместо здания. Только двери и окна вырезали. Даже отсюда оно кажется огромным.
        Мы быстро преодолели рынок. Я даже увидел Храм Света. Он возвышается над домами белоснежным куполом и столбами, без всяких украшений. Но ему и не надо, оно и так внушает должное почтение. Но нам в другую сторону, дальше по улицам. От площади ведут четыре дороги, думается мне, что по сторонам света. Мы пошли на одной из них. Потом узнаю у Лугоса точнее, а то тут заблудиться легко.
        - А вот и наш дом! - спустя два десятка домов Лугос остановился.
        - Обалдеть, - весело выдал Изгал. - Точно наш?
        - Точнее не бывает, молодой человек. Подождите тут, я открою.
        Наш будущий дом внушает. Три этажа, первые два из камня, последний из дерева. Крыша треугольная, с широким окном. Дом огромен, окна закрывают ставни, я уже насчитал больше десяти окон на втором этаже и на третьем столько же. А вот первый этаж окнами не балует, всего парочка. Дом дышит мощью и древностью, я уже готов сказать - наша крепость! Блоки камней большие, основательные, время не испортило их, только сцепило еще крепче.
        У нас тут из соседей дома попроще, намного проще. Только в два этажа, да и дерева намного больше, чем камня. Нет такого ощущения мощи и основательности.
        Открылась единственная дверь наружу. Открылась со скрипом и тяжко, Лугос изнутри толкает двумя руками. Дверь почти вросла в косяки, дерево давно стало каменным по крепости с течением времени. Но не рассохлось, выглядит отлично, без трещин. А если бы и были - Лугос все поправит.
        - Прошу! - с улыбкой приглашает нас внутрь. - Проведу и покажу все.
        - Всегда мечтала жить в подобном доме, - радостно поделилась Ислана, первой забежала внутрь.
        Следом ломанулись остальные, не терпится все исследовать. Лугос лишь бороду гладит, да посмеивается.
        - Первый этаж общий, - спокойно рассказывает он. - Половина этажа кухня, все остальное столовая и она же гостиная.
        Мог бы и не говорить, все видно. Здоровая печь, совсем как в старину, овальный зев печи открыт, рядом большая заслонка, пока ржавая и чуть гнутая, словно по ней молотом били. Рядом с печью шкафы, высокие и добротные, столешница для готовки, в стену вбиты крюки для всяких мелочей. Даже поварешка есть! Одна висит, давно и безнадежно проржавевшая. Чуть дальше нечто среднее между камином и очагом, там вбит толстый железный прут внутри. А, понял! Туда вешается котел, можно суп варить и все такое.
        Посередине стол и лавки, здесь человек двадцать пировать может!
        А дальше пустота. Только пол скрипит под ногами старым деревом, уже нормальный камин, да пару стульев. Я бы на них садиться не рискнул, до того старые на вид.
        - Много места, - одобрительно выдал Борм.
        - Да тут в футбол гонять можно! - смеется Изгал. - Скажи же, Лазар? Или повесим кольцо, в баскетбол будем играть!
        Изгал показал с воображаемым мячом, как он в баскетбол играет. Вот ведь балагур, только кровью плевался да дышал через раз, а уже носится.
        - Угомонись, - показал ему кулак Целитель. - Тебе покой прописан.
        Остальные этажи ничего интересного не показали. Простые комнаты. На втором этаже десять комнат, на третьем всего три, зато огромных. Крыша заменяет потолок, так что высота метра четыре, а то и пять. Площадь комнаты на третьем этаже внушает, не меньше тридцатки квадратных метров будет. Правда из мебели только грубая кровать без матраса и стол, сломанный пополам. Зато окно одно, прямо на улицу перед входом, здоровое, похоже на арку. Никак не закрывается. Дождей тут нет, зато воздух всегда чистый будет. Проветривать не надо.
        - Говорю сразу, - поднял я руку. - Забиваю комнату себе. Эту!
        - А тебе не много будет? - возмущаются парни.
        - Нормально, - скрестил руки на груди. - Я себе выбрал, а вы как хотите.
        Ребята переглянулись... Пошел жаркий спор. Вот так мы и заселились, теперь надо обживаться. Как минимум пару дней проведем в Гримграде, отдохнем, подумаем нормально, в безопасности. Поглядим что тут есть.
        Мы прорвались сюда сквозь тьму, холод и монстров. Несколько раз я думал, что каюк, не потянем. Но мы смогли, никто не умер в пути. Висит долг на Лугосе, мы никого здесь не знаем и первое время будем как потерянные котята тыкаться и все расспрашивать.
        Я остался в своей комнате, народ пошел спорить и выбирать комнаты. Прилягу на кровать. Сдул пыль, оружие скинул на пол, вместе с накидкой и зельями. Скрипучие доски легко приняли тело, закинул руки за голову. Хорошо просто лечь и вытянутся, длина кровати позволяет. Ничего пока не ясно, нет планов и наметок. Пока что я уверен лишь в одном. Здорово, когда есть дом.

        ГЛАВА 3. ЗНАКОМСТВА, ДЕНЬГИ, БИТВЫ.

        Когда-то давно, я ребенком ездил в летний лагерь. Вспомнилось, что многие дети не могли нормально спать первые дни, а воспитатели мягко говорили, что на новом месте всегда спать тяжело и укладывали в кровати ночных гуляк.
        Сам не знаю, почему с утра такие воспоминания. Потому что спалось мне просто обалденно. Скрипучая кровать, старая, как мамонт. Вместо матраса вдвое сложенное одеяло. А спится так, что глаза раскрывать неохота. Но надо.
        Тяжелые веки поднимаются. Первое, на что падает мутный взгляд - поломанный стол в другом конце комнаты. Надо будет попросить Лугоса починить. Из окна льется мягкий свет Кристалла Мира, пока мягкий, еще раннее утро. Зеваю во весь рот, скидывая остатки сна. Уже не помню, о чем он был. Что-то бодрое, веселое.
        - Размяться, что ли? - спросил у потолка. - Почему нет?
        Тренировки и битвы приучили к удовольствию от гибкого и сильного тела. Когда чувствуешь каждую мышцу так отчетливо и ясно, что кажется, можешь горы свернуть. Сейчас же тело вялое, как сосиска из холодильника, это не нравится.
        Вещи как попало валяются у кровати, я шлепаю босыми ногами по пыльному полу, разминаюсь. Не фанат я был зарядки, ой не фанат, а теперь ничего, даже нравится. Раз наклон, два наклон, а теперь присесть, а потом отжаться от пола. Я издеваюсь над телом на сколько фантазии хватает, а оно легко выполняет все команды. А что если на руки встать, смогу?
        - Оп-па!
        Обалдеть, стою! Стою на руках, спокойно и прямо, как на ногах почти! Вообще без проблем. Не припомню у себя таких талантов, вот что "Циферки" Ловкости животворящие делают. Отжаться от пола получилось только три раза, потерял равновесие. Но и так не плохо, мне понравилось.
        Ладно, надо умыться. Вроде Лугос говорил, что на заднем дворе колодец есть. Тут у каждого третьего дома такой, подземные каналы как-то хитро сделаны, что всем воды хватает.
        Оделся, оружие прихватил. Мой Клинок Неофита легкий, его не в напряг таскать, а уверенности добавляет. Без магии это просто арматурина с рукоятью, даже колбаски не нарежешь. Но у меня на такой случай два стилета есть. Надо будет попросить Лугоса научить их метать, не всегда есть силы магией бить, пригодится.
        Народ еще спит, на втором этаже слышен громогласный храп Димида. Хорошо, что он не мой сосед, ха! А вот и неприметная дверка у начала лестницы на первом этаже. Выход на задний двор.
        А ничего такой дворик! Сюда еще один дом впихнуть можно. Наш задний двор прикрыт высокой стенкой, кое-где обвалившейся, за ней такие же дворики. Все заросло травой, есть еще один стол и лавки, как на первом этаже, можно тут посиделки устраивать, на свежем воздухе. Колодцем оказалась широкая труба из грубого камня, по пояс высотой. Ничем не прикрыт. Рядом валяется ведро и цепь, сваленная в кучу. Причем новенькая на вид, уже Лугос постарался. Потрясные у него способности, обычные предметы восстанавливать, укреплять, покуда энергии прочности в них хватает. А я только и могу Светом монстриков кошмарить. Каждому свое.
        Дно колодца еле видать, темно внутри. Но вода в колодце оказалась свежей, прозрачная, как слеза и такая холодная, что зубы заломило, когда пил.
        Таки нашел туалет, им оказалась кабинка в углу дворика, как в деревне прям. Сделав все дела, вернулся в комнату, глянул в окно. А там сюрприз! Возле дома, напротив. Дом меньше нашего, в два этажа, почти полностью из дерева. Только раскрашен необычно, одна половина желтая, вторая зеленая, вроде даже свежая краска, вон как бликует на свету.
        На лавочке сидит мужик, развалился расслаблено, меня сразу увидел, рукой машет. Пообщаться хочет.
        "Даттэ. 31ур"
        Ник зеленоватый, Нейтрал. Источник информации! Киваю в ответ, сейчас спущусь мол. Надо общаться с соседями, особенно с такими сильными. Мои похождения так никого и не разбудили, на кухне никого нет. Вижу изменения, Лугос уже с печью и очагом поработал, мебель тут тоже не похожа на рухлядь, добротный стол и лавки, словно только от руки плотника. Дверь открылась без скрипа, мягко и тихо.
        Чем ближе подхожу, тем острее взгляд мужика на лавочке. А сосед не прост, сразу видно, незаурядная личность. Один глаз прикрыт повязкой, черная кожа с заклепками крестом. Волосы рыжие, в тугой хвост стянуты. Сам вроде молодой, улыбается добродушно. Лицо острое, скуластое, видно, что в харю не наедает. Приятное на вид лицо, но ощущение раздолбайства и веселья так и витает в воздухе. А уж фигура у него ни чета моей. Даже сидя он кажется высоким, в плечах широк, грудь колесом. Одет в бежевую форму, где-то я такую видел. Военная вроде. Рукава закатаны, обнажая мощные руки.
        - Здарова, - шире улыбнулся он, глаз щурит. - Леон, верно? Лугос про тебя рассказывал. Да ты садись, мужик, не теряйся.
        Поздоровались за руку, ладонь у него крепкая, жесткая, но силу он не показывал. А я уж думал, как сожмет, что без пальцев останусь.
        - Я Даттэ, будем знакомы.
        - Приятно. Сосед, значит. А чего там про меня Лугос рассказывал? И ты кто, раз с ним знаком?
        Сажусь рядом, оказываясь на полголовы ниже. Обидно, я ведь не задохлик и рост выше среднего. Но с ним себя так и чувствуешь, от Даттэ так и прет грубой мощью, физической. Разница уровней может так влияет? Или просто харизма, хочется с этим парнем вести себя свободно.
        - Наемники мы, - усмехнулся он в ответ. - Отряд "Рыжие Псы", слыхал может. Мы Лугоса вытащили, да и потом провожали. А он нам домик вот этот забабахал! Крутой, правда?
        - Ага.
        - А про тебя я сам спрашивал, как услышал. Никогда не видел Мага Света!
        - Ну вот и увидел, - добродушно улыбаюсь в ответ.
        - Крутой, но очень осторожный маг, - кратко выдал Даттэ. - Так про тебя Лугос сказал. Не очень-то ты и крутой на вид.
        Я и ответить не успел, как Даттэ вытащил маленькую пластину, совсем как у меня. Пластина Веса. Миг, и у него в руках трубка с длинным мундштуком и небольшой кисет для табака.
        - Табачку будешь? Хороший, ты такого не пробовал еще, зуб даю!
        Почему нет? Когда так радостно предлагают. Исключительно позитивный человек, этот Даттэ. Чем-то Изгала напоминает, только от Даттэ еще так и прет силой и уверенностью, нашему Воину до такого еще далеко.
        - Ну давай.
        Он сноровисто забил трубку, достал тонкую палочку из черного дерева, запалил трубку.
        - Да ты не теряйся, мужик, - смеется Даттэ. - Держи, дарю! У меня еще есть.
        Вот так у меня в руках оказалась запаленная трубка и кисет с табаком, а еще палочка зажигательная. Вот так дела...
        Попробуем, что тут за табак, раз хвалят. Надеюсь, не отрава. Дым сначала отдал невыносимой горечью, очень крепкий табачок попался. Покатал его на языке, вдохнул в легкие, едва не срываясь на кашель, аж продрало до печенок. Зато, когда выдохнул клуб сизого дыма, пришло послевкусие. Пряный вкус вишни, насыщенный и густой, с ноткой непонятных специй, что щиплют язык корицей и мятой.
        - А неплохо, - оценил я. - Никогда такого не пробовал.
        - Ха-ха! - довольно смеется Даттэ, открыто и легко улыбается. - У Шаманов Гоблинов достал. Они дерьмо курить не будут!
        Ничего себе новости!
        - Чего?! - я едва не поперхнулся. - Какие еще гоблины? Они тебе продали что ли?
        - Тю, - протянул он в ответ. - Да ты, браток, еще на шестом уровне не бывал? Какие покупки, только хардкор, кровь и мясо! Хе-хе, с поля боя взято! У меня этого табака знаешь сколько?
        Доверительно наклонился, руки развел, показывая, и тихо так говорит:
        - Вагон!
        - Прям таки вагон? - потихоньку успокоился я, затянулся еще.
        - Да чтоб мне второго глаза лишиться! Вагон. Только маленький. Кстати...
        Даттэ на миг стал серьезным, взгляд острый, как бритва, ощущение, словно на тебя дикий зверь глянул, оскалился. И признал не годным в пищу.
        - Лугос нам еще Осколков должен. Пять штук. Когда возвращать собираетесь?
        - С чего вдруг такие вопросы? - я не показываю, что хоть как-то дрогнул, спокойно затягиваюсь прекрасным табачком.
        - Ты же его лидер, верно?
        - Мы еще не ходили в нормальный рейд. Пяток Осколков не большая сумма, вернем быстро, не переживай.
        Даттэ вмиг стал добрее, вернулась бесшабашная веселость в голосе.
        - Слово, мужик. Ты сказал, я услышал. Ладно, расскажу тебе про Гоблинов. Или вы на Минотавров охотиться будете?
        - Не решил еще. А кто опасней?
        - Везде жопа, - улыбнулся Даттэ, перекинул хвост волос за спину. - Только булки у нее разные.
        - С Минотавром мы уже встречались. Расскажи про гоблинов.
        - Они на шестом уровне, вход туда на востоке, в пещере. Туда тропа ведет, народ находил, не заблудишься. Сам уровень называется Скалы Гоблинов. Отвратное местечко.
        Даттэ сплюнул под ноги, покачал головой.
        - Мы там все время новичков теряем. Гоблины по одиночке почти не ходят, только Разведчики. Осколки есть только у крутых ребят, а там и мелочи хватает. Живут Гоблины в пещерах, есть и поселки на поверхности. Местечко не сахар, везде камни и горы, а в них почти бесконечные пещеры. Чем глубже полезешь - тем больше отхватишь. О, я придумал!
        - Чего? - хочется отодвинуться от него, у Даттэ глаз аж сверкает от идеи.
        - Давай я тебе напишу бестиарий, купишь?
        - Сколько? - я уже готов сам в него вцепиться.
        Информация по монстрам, золотая жила!
        - За Гоблинов возьму еще пять Осколков, - паскудно ухмыльнулся наемник.
        Продажная душа, нет бы просто так помочь!
        - Идет.
        - Запишу на счет! - тут же хлопнул меня по плечу Даттэ. - Ладно, тогда я пошел писать. Занесу вечером. Мы еще два дня отдыхать будем, заходи, если что.
        - Ага.
        Наемник встал, отряхнул и так чистые штаны. Идет вразвалочку, насвистывает под нос фривольный мотивчик. Почему кажется, что сейчас меня обули как лоха?
        Тоже иду к себе. Информацию можно получить от разговоров в таверне, наверняка выпившие мужики рассказали бы все, как на духу. Вот только отличать правду от хвастовства мне не хочется. Лучше заплатить и получить нормальную информацию, да еще и в письменном виде. Надеюсь, это будет нормальный бестиарий, а не две строчки.
        На кухне не пусто, здесь Лугос суетится. Выспавшийся, опрятный и с ровной, аккуратной бородкой и сединой в волосах, он ходит возле шкафов и бурчит под нос.
        - Доброе утро, Лугос.
        - О! Леон, - Лугос резко обернулся. - Доброе. Видел, ты там с Даттэ болтал. Как тебе наш сосед?
        - Странный мужик, - я до сих пор не отошел от манеры общения этого наемника. - Смотри, трубку мне подарил. А еще я заказал у него бестиарий.
        Лугос закатил глаза.
        - Не бесплатно, так? Знаю этого пройдоху. Сколько?
        - Пять.
        - Терпимо, - кивнул он. - Не беспокойся, Даттэ знает цену слову. Не обманет.
        - Надеюсь. А ты чего тут лазишь? Остальные спят еще?
        - Как сурки, - улыбнулся друг. - А я тут чаю решил попить, да восстановить хлам всякий. Или выбросить.
        Мы нашли старый запас дров возле очага, небольшая кучка. Я сгонял за остатками угля из наших запасов, скинул увесистый мешок у печки. Лугос уже развел огонь, шебуршит в шкафах. Присаживаюсь за стол, наблюдая.
        Лугос выставляет на стол котелки, ложки, гнутые тарелки, двузубые вилки, ржавые ножи. Откуда-то цепь достал, звенья такой толщины, что сдержали бы слона. На кой черт она здесь? Под пальцами Лугоса предметы скидывают слой ржавчины, вмятины сами собой выпрямляются, лоснятся чистотой бока котелков. С тихим треньком встали на место гнутые зубцы вилок.
        - Потрясающе, - честно сказал я. - Настоящая магия.
        - Сам в восторге, - кивнул Лугос.
        Остальной народ потихоньку просыпается, сонные рожи бродят по кухне, принюхиваются, нет ли чего вкусного? Ислана появилась и вялые трепыхания мужиков на кухне превратились в порядок. Все выгнаны умываться, меня запрягли чистить картошку, Лугос тоже не успел смыться, теперь разделывает ногу кабанчика, которого мы вчера поймали.
        - Почему я должен картошку чистить? - ворчу под нос как мальчишка. - Вон сколько ленивых лбов.
        - Будь ты хоть властелином мира, - хмыкнул Лугос. - Баба на кухне заставит чистить картошку или посуду мыть.
        - Я вам не домохозяйка и не служанка, - фыркнула Ислана. - Так что помогайте. Вот наймете кого-нибудь, тогда и будете спать до обеда. А пока извольте пахать на благо... На благо, короче.
        - Тиран, - с видом знатока кивает Лугос.
        - В юбке, - поддакиваю.
        - А ну цыц, - хлопнула полотенцем в руках Ислана.
        - Да, госпожа.
        - Как прикажете, госпожа.
        Борм не нашел момента лучше, зашел как раз под наши последние слова.
        - Эм, - замялся здоровяк. - Мужики, вы чего?
        В общем, утро вышло веселым. После завтрака, сытые и бодрые, собрались на разговор на заднем дворе, за столом. Свежий воздух пробудил самых вялых сонь окончательно. Разговор зашел о дальнейших планах.
        - Вот мы и добрались до Гримграда, - начал я. - Сегодня займемся обустройством, приведем дом в порядок. Вопрос в том, что делать дальше.
        - Как это что? - Димид чешет небритую щеку. - Гасить долги, а то Лугосу каюк.
        - Нам нужны деньги, - кивнул я. - Или Осколки, что одно и тоже. Как их добыть, вот в чем весь прикол. Думаем, господа и дама, думаем.
        Не я один ломал голову до этого. Идеи народ высказал здравые, иногда бредовые. Димид делал ставку на свои зелья, Ислана на продажу мечей, Изгал и слышать ничего не желал, пылая желанием битв и других не признавая путей. Очень уж его задело поражение от Минотавра. Остальные поддакивают то одному, то другому. Сижу и слушаю спор друзей, а когда обсуждения пошли по третьему кругу, хлопнул ладонью по столу.
        - Хорош, народ. Вы еще подеритесь, блин.
        Взгляды скрестились на мне.
        - Мы еще много не знаем, - стучу пальцем по столу. - Понятно, что надо использовать все. Делаем так. Ислана, Димид идут по лавкам. Посмотрите, что продают, сколько стоит, поспрашивайте, откуда берут ресурсы. Я видел вчера лавки с оружием, но откуда они металл берут? А для зелий травки и требуху с монстров?
        Димид с Исланой притихли, задумавшись. Правда ведь, откуда дровишки у народа для таких объемов? Лавок там было на рынке завались, все найдешь.
        - То, что нам надо открыть свой магазин, или лавку, или как хотите назовите - это точно, надо. Вот и займитесь, соберите информацию для начала. Изгал и Лазар.
        - Да? - отозвались парни.
        - Вечером я получу от наших соседей бестиарий по монстрам шестого уровня. Но я им пока не доверяю до конца. Походите по городу, послушайте треп народа, сами поспрашивайте. А потом сравним. К Минотаврам, я так понимаю, больше дураков соваться нет?
        - Уж лучше гоблины, - Изгала передернуло. - Ты прав. Если они такие же, как я думаю, им хоть по башке дать можно. А не по коленке.
        - Лугос займется домом.
        Фортфикатор степенно кивнул, иного и не ожидая.
        - А я и Борм тоже в город, поглядим на достопримечательности, зайдем в таверну. Вдруг там найдется любитель поболтать. Нам сейчас важна информация, как ничто другое.
        - Леон, - привлек внимание Лугос, высыпал передо мной еще три Осколка. - Это все. Больше нет.
        На вопросительный взгляд Лугос ответил со смешком:
        - В таверне же надо пить, а не сидеть за пустым столом. Да и болтунов угостить. Припасов у нас хватает, можно не экономить.
        - Спасибо.
        - Кстати, я ведь тоже могу зарабатывать, - скромно напомнил Лугос. - Восстановление домов и предметов. Фортификаторам не плохо платят, знаешь ли. А нас всего трое на весь город. Пока трое. Надо ловить волну, пока конкурентов мало.
        Я кивнул, спрятал Осколки в пластину, а сам артефакт в карман штанов. Та как влитая там сидит, если найдется вор - так просто не вытащит, почувствую.
        Если собрать вместе умения и идеи, то мы сможем быстро закрыть долг Лугоса и жить уже для себя. Надо верить в это, без надежды и веры в себя ни черта не получится. Да, сумма большая, но мы справимся. Продадим все что есть, если придется! Давлю в себе сомнения, неуверенность и страх перед неизвестным делом. Я не один, вместе справимся. Как-нибудь.
        Пока я размышлял, прикрыв глаза, народ спокойно разошелся. Только Лугос шаманит своими навыками у колодца. Укрепляет, наверное. Ну и рыцарь сидит, забив на болтовню, он уже пять минут как дремлет с открытыми глазами.
        - Идем, Борм. Борм? Проснись, блин!
        Сразу выйти не вышло, пришлось ждать, пока рыцарь успокоит свою паранойю и экипируется по полной. На улице тепло, Кристалл Мира прогрел дома и дорогу, свежий ветерок приносит запахи полей и леса. Когда знаешь, что на поверхности морозная зима и снег, гулять в таком Раю одно удовольствие.
        - Куда сначала? - поравнялся со мной Борм.
        - Пойдем на Храмы глянем? Сначала на Храм Света, он ближайший.
        - Пойдем, - без особого восторга согласился рыцарь.
        На площади торговцы только начали раскладывать товар. Мимо нас протиснулась молодая девчушка, с ящиком фруктов. А может, просто миниатюрная женщина. Бегает она, словно не чувствуя веса ящика, вон как несется.
        Людей на улицах мало, похоже, мы из ранних пташек и тут любят просыпаться к обеду. Храм Света возвышается над домами чуть севернее. Мы нашли проулок, чтобы пройти к нему. Перед Храмом тоже площадь, только меньше основной раза в три. А сам Храм...
        Крыша полусферой, монолитные стены, мощные столбы. Храм выглядит просто, никаких украшений. Но ощущения от него странные. Такая громада возвышается перед нами, ступени в Храм сделаны как для великанов, широкие и высокие. Все белоснежное, ни единой пылинки, Храм словно не позволяет запятнать себя хотя бы капелькой грязи. Чем мы ближе, тем меньше хочется заходить. Вот мы у ступеней.
        Аура Храма пробирает до печенок, кажется, что нет вокруг ничего и никого, только Храм Света. Я поднял ногу над ступенью, опустил обратно. Не хочу туда идти. Чувствую, что недостоин войти, аура Света вокруг Храма такая чистая и слепящая, такая непогрешимая, что чувствуешь себя ничтожеством, жалким грешником, что осмеливается смотреть на Солнце и не слепнуть.
        Переглянулись с другом. Вижу, что зрачки Борма расширены, по носу пробежала капелька пота. Наверняка под шлемом лицо бледное.
        - Не пойдем?
        Борм медленно покачал головой.
        - Я... - сглотнул Борм. - Недостаточно чист, чтобы войти.
        Понимаю его. Молча уходим от Храма обратно, на главную площадь.
        - А ведь там люди живут, - припоминаю я. - Другие Светлые. Интересно, как это им удается? Внутри наверняка ощущения покруче.
        - Я бы там жить не стал, - честно признает рыцарь. - Все время ощущать, какой ты не идеальный, ничтожество. Не смог бы.
        - Во на что ты правильный, а гляди-ка, и тебя пробрало! - подначиваю друга.
        - А тебя нет? - серьезно спросил Борм. - У тебя же внутри Свет, так?
        - Сравнил спичку и прожектор, - буркнул я под нос. - Я тоже не такой чистенький для Света, доволен?
        - Я не пытаюсь поссориться, - угрюмо откликнулся рыцарь. - Успокойся.
        - Да. Извини.
        Храм Света дал незабываемые ощущения. Черта с два я туда просто так пойду! Ужасное место, самооценку не просто уничтожает, а втаптывает в пыль с особым садизмом.
        Если в голову когда-нибудь придет мысль, что я правильный и непогрешимый - хватит одного посещения Храма, чтобы подобное дерьмо вышибло из головы похлеще выстрела дробовика. Ну, или удара Минотавра, это даже круче будет.
        - Куда дальше пойдем? - Борм оглядывает дороги, ведущие с площади.
        - Наш дом на западе, там же Храм Воздуха. Пойдем туда, а на обратном пути домой заглянем, чаю попьем.
        - Звучит как план, - одобрил кивком рыцарь. - Идем.
        Мы как раз проходили мимо таверны, когда двери заведения с хлопком раскрылись от мощного пинка. Прямо на брусчатку рожей полетел бухой мужик. Двойка рослых ребят отряхнули руки, окинули нас взглядами, полными веселья и закрыли дверь.
        - Ох, мля, - возится на земле побитый. - Перебрал я мальца. Что, жалко кружечки в долг?! У меня день рождения, мать вашу.
        На глазах редких прохожих он спокойно и целеустремленно... пополз на четвереньках обратно.
        - Весело тут, - посмеивается Борм.
        - Еще заглянем, - обещаю другу. - Пойдем дальше.
        Такая мирная сцена, без крови монстров и Темных, желающих выпустить кишки, здорово пнула настроение вверх. После внушающего величия Храма Света это освежило и вернуло в норму. Я вздохнул поглубже и выбросил дурные мысли из головы. Ну не совершенен я и что? Нет совершенных людей, а если найдутся - пусть сходят к Храму Света, живо спесь слетит. Даже Махаил бы приуныл там, хотя был тем еще почитателем Света.
        Странные религии пришли после Конца Мира, многие стали верить фанатично и преданно, примеров хватает. Довольно интересно наблюдать, как новые верования набирают силу. Ведь чудеса теперь сплошь и рядом. Такое ощущение, что людям необходимо хоть во что-то верить, нужна поддержка, стержень. Особенно сейчас, когда просто веры в себя не хватает, когда люди кажутся такими слабаками против монстров. Может, оно и правильно. Я и сам потихоньку проникаюсь верой в Свет, настоящей, искренней. Помолиться, что ли? Здорово мне Храм по мозгам дал, раз я задумываюсь о подобном.
        Пока мы топали к Храму Воздуха, я размышлял. Борм не мешает, тоже загрузился чем-то похожим. Сколько мы еще увидим странного с точки зрения прошлого, такого обычного мира? Мифические чудовища, магия, артефакты, все как сошло со страниц древнего эпоса и воплотилось в жизнь. Скоро будет месяц, как все закрутилось, интересно, я проживу достаточно, чтобы увидеть новую цивилизацию? Мы с ребятами частенько болтали о таком и всегда мнения разные. Какой будет новый мир, когда все устаканится?
        - Чего улыбаешься? - спросил Борм. - Только не говори, что анекдот вспомнил.
        - Мечтаю, как мы надеремся в хлам в таверне.
        - Снова звучит как план. Одобряю.
        Город просыпается. Народ выходит из домов, общается, собирается в группы. Сразу видно, кто здесь просто на рынок собрался, а кто в рейд. Меня мало заботят люди, я увлечен домами и архитектурой, а вот Борм глазеет только на людей вокруг. Не вижу его глаз, но уверен, сейчас он до последнего следил за подтянутой попкой девицы перед нами, пока она не свернула в проулок. Неплоха, конечно, но у него Ислана есть, зря заглядывается. Привычки страшная вещь, получит наш рыцарь когда-нибудь по шлему кузнечным молотом, ой получит. Я вот свободен, но не заглядываюсь. Есть поинтересней вещи вокруг. Зря Борм на дома не смотрит. Я в восторге, как тут народ выделяется.
        Например, башка единорога над входной дверью, только вот на роге следы крови, засохшей. Неужели настоящая? На каком уровне такие водятся? Я бы поглядел на живого единорога, это же блин легенда! По идее, драконы тоже легенда, вот с ними бы встретиться не хотел.
        Или вон ставни у одноэтажного домика. Сам домик похож на хибару бедняка, крыша из соломы, сам домик серый, невзрачный. Зато ставни на окнах офигительные! В древесину вбиты сотни золотых и серебряных монет. Где достали такие, черт его знает. Но здесь в ходу Осколки, вот и пустили благородный металл на украшения. Удивительно, что не нашлось еще идиотов, которые выковыряли бы такое "богатство".
        - Странно все, - отвлек меня Борм. - Я про людей.
        - А что не так? Ну глазеют изредка, и что? Ты же знаешь, мы типа редкость. Привыкнут.
        - Да я не про то, - отмахнулся рыцарь. - Я про отношение.
        - А что не так?
        Искренне не понимаю. Люди как люди, никто не смотрит волком и не желает провернуть меч в животе пару раз. Уже неплохо, как по мне.
        - В том и дело, - объясняет Борм. - В нашем городе мы внимания особо не привлекали, но были одними из сильнейших. И все равно на нас постоянно все точили зуб. А здесь мы притягиваем взгляды из-за редкости. А ты посмотри на их отношение. Мы тут слабаки пока, смазка для мечей, а никакого высокомерия нет. Смотрят, как на равных.
        - Люди уже опытные. Им нечего доказывать или принижать других. Это у нас...Ну ты понял.
        - Все сложно, - понимающе кивнул Борм. - Кстати, вон Храм, отсюда видно.
        Мы спустились из центра Гримграда, Храм Воздуха стоит не на самом отшибе, а на подъеме. Окраина города еще далеко, мы можно сказать, еще в центре, просто в конце одной из главных улиц. Дорога словно врезается в Храм и разбегается от него стайкой улочек, низких домов и узких дорог.
        Мы подошли ближе. Храм Воздуха совсем другой, чуть ли не противоположность Храму Света. У него нет крыши, нет стен. Сотни ажурных столбиков в пару пальцев толщиной, бесконечные арки. Столбики выкрашены в синий, во все оттенки синего от полупрозрачного голубого, до яркой небесной синевы. Только арки нависают воздушными облаками, белыми и легкими. Размерами он не уступает собрату, но ощущения другие.
        Свобода. Легкий ветерок гуляет меж столбиков, поет в переходах, ютится под арками, играет с волосами проходящих рядом людей. Столбики превращают ветерок в песню ветра, еле слышную, но красивую, словно целый оркестр играет самую душевную мелодию, что я слышал. Если прислушаться, можно найти там голоса, что тянут ноты пронзительно и чисто.
        Качаю головой, с трудом сбрасывая наваждение. Толкнул Борма локтем, тот тоже очнулся.
        - Впервые тут? - с усмешкой спросили позади.
        Плавно обернулся. Перед нами молодой парень, синий плащ прячет неплохую кольчугу и плотные кожаные штаны. Из образа средневековья выбиваются только модные кроссовки, белые и новенькие на вид. На вид парню больше семнадцати не дашь. Чистое лицо без следа щетины, светлые волосы в беспорядке, словно он в ураган попал, ясные голубые глаза смотрят с прищуром и хитринкой, а на тонких губах играет проказливая улыбка. Так и охота вдарить в лоб, чтоб не ухмылялся.
        "Вадар. 27ур. Маг Воздуха"
        - Да, впервые, - оценив его, соизволил ответить, хотя хочется проигнорировать.
        - Ветер дает свободу только своим детям, - убрав усмешку, серьезно сказал парень. - У остальных он ее отбирает. Некоторых приходится пинать, чтобы пришли в себя. Бывает, часами стоят перед Храмом.
        - Твое любимое занятие? - невзначай интересуется Борм.
        - Одно из любимых, - без тени стеснения признался Вадар. - Утречком выйдешь, пнешь пару человек и сразу на душе хорошо.
        - Я Леон, а это Борм, - представился я. - Мы тут новенькие, вчера в Гримград пришли.
        - Маг Света и Рыцарь, тоже из Светлых, - прищурился Вадар. - Забавно. А я Вадар. Пока.
        Он резко развернулся, аж плащ хлопнул и ушел стремительным, пружинистым шагом.
        - И чо это было? - хмуро спросил Борм.
        - Непостоянный и порывистый, - припечатал я. - Если все ветряки такие, то ну их в жопу.
        - Мне он тоже не понравился, - рыцарь смотрит в спину Вадару, пока тот не скрывается в проулке.
        А мне вдруг пришла идея, почему он так резко свалил. Маг Воздуха, да?
        - Спорим, он нас сейчас слышит с помощью магии? Развлекается так, беся людей.
        Вадар выглянул обратно из-за угла дома, помахал рукой, мерзкая улыбочка красуется на молодом лице.
        Я кивком показал Борму, пошли мол дальше, нечего этого мага развлекать. Вадар понял, что о нем больше говорить не собираемся, скорчил рожу и снова скрылся. Странные тут люди водятся.
        Песня ветра касается слуха невесомым перышком, зовет прислушаться, вникнуть в нее, снова почувствовать красоту свободы. Меня аж передернуло. Ушли мы оттуда скорым шагом, получить пинок, залипнув на Храм, не хочется ни мне, ни Борму. Лучше уж мы дома чаю попьем. Интересно, какие сюрпризы ждут нас у остальных Храмов?
        - Забей на всяких психов, - советует Борм. - Пойдем лучше чаю попьем. Меня уже мутит от всякой мистики.
        - Меня тоже, Борм. Меня тоже, - тихо отозвался я.
        До дома дошли быстро, путь обратно показался в два раза короче. Отвыкли мы от общества, вот что я понял. При громких голосах Борм хватался за меч, я едва не шарахнул Стрелой Света по неожиданно выбежавшему из дома парню. Тому вслед летели гневные женские крики, да еще и таким пронзительным, визгливым голосом, что мы парню молча посочувствовали.
        На кухне чистота, все сверкает новизной. Нашли чайник, заварку, по-братски разделили последнюю ложку сахара.
        - Ты уверен, что не у тебя? - Борм давит подозрительным взглядом.
        Чувствую себя как на допросе у крутого копа.
        - Уверен. В пластине точно нет, я все выложил.
        - Жаль, - признался рыцарь. - Ненавижу чай без сахара.
        - Может, у Исланы?
        Мы столько разного напихали в пластины артефакты, что уже не упомнишь, что там было. Все выгрузили вчера в одной из комнат на третьем этаже, там настоящие завалы нужного и не очень барахла, еды, материалов для ковки и алхимии, одежды. Черт ногу сломит.
        - Ладно, идем уже.
        - Может, ну их, эти Храмы? - морщась недовольно, Борм пьет чай мелкими глотками. - Сразу в таверну?
        - Мне тоже влом. Но раз начали...
        - Свет с тобой, - сжал губы рыцарь. - Пойдем.
        Что не сказано словами, понятно по глазам. Борм боится, не сильно, скорее опасается, но к Храмам подходить у рыцаря нет желания. А у меня странное чувство, словно я обязан завершить это своеобразное паломничество. Храмы словно срывают маски, заставляют видеть себя таким, какой есть, даже если человек в упор не замечает недостатков. Лучше любых слов. Такие вещи дорогого стоят.
        Хочу знать себя, понять. А то в последнее время не знаю толком чего хочу, к чему стремлюсь, зачем вообще живу. Мы все цепляемся за малейшие возможности чем-то занять себя, отойти от раздумий хоть на час. Только перед сном давящие мысли возвращаются.
        Больше мы ни слова друг другу не сказали. Поднялись, Борм надел шлем, я подцепил оружие на пояс, глотком добил остатки чая.
        Пошли на восток, к Храму Земли. Народу на улицах меньше, рассосались кто куда. Только в центре кипит насыщенная жизнь, гомон людских голосов, смех, все это так чуждо теперь, так удивительно. Обстановка спокойствия расслабляет скрепы паранойи, напряжения, Борм ни разу не схватился за меч по пути. А вот и Храм Земли, быстро дошли. По расположению он словно близнец Храма Ветра. Главная улица востока разбивается об огромное сооружение, разлетается узкими дорогами, ручейками низких домов. Выглядит так, словно хотели специально подчеркнуть величие и громаду Храма Земли.
        После двух встрясок этот Храм не кажется чем-то особенным. Острая скала треугольником, выступы, острые и угловатые камни блестят ровными срезами, как лазером прошлись. Рукотворное сооружение в виде горы, целое только на вид. Один вход, оформлен как темный зев пещеры, внутри улавливаются острые клыки сталагмитов, разбивающие широкий проход на узкие коридоры.
        Входить не хочется, мы осторожно приближаемся, шаг за шагом. Тут нет никого, только мы двое, звуки города пропали, как отрезало. Тишина. С каждым шагом она сильнее. Я не слышу дыхания, щелкнул пальцами на пробу, звука нет. Пока не так уж страшно, подойдем ближе.
        Храм Земли возвышается перед нами, давит громадой камня, словно мы его часть, словно мы одни из колонн, что держат его. Такая тяжесть и тишина... Я дышу? Я выдержу такое?
        Нет. Недостаточно крепок, раздавит, еще шаг и раздавит, как жалкого таракана! Шаг назад, еще один, быстрее, пока меня не сломило, пока тяжесть и тишина не сломали, как тростинку!
        Борм остался. Рыцарь стоит у Храма, голову опустил, руки висят безвольно. Вижу, как его ноги дрогнули, едва не отправляя хозяина на колени. Борм выстоял, выпрямился, шире раздвинул плечи, голову поднял упрямо. Рыцарь спокойно развернулся, медленно пошел обратно, ко мне. В отличие от меня, друг идет прогулочным шагом, а не драпает со всех ног, держится. Чувствую себя слабаком и трусом.
        Спокойно, это все влияние Храма. Вдох, выдох, спокойствие, только спокойствие.
        - Идем дальше? - с толикой злорадства спросил друг. - Ты ведь сам хотел.
        - Конечно, - сам чувствую, насколько жалкая улыбка выходит. - В Храм Воды.
        Вода вроде спокойная стихия, может хоть ее храм встретит нас нормально, а не выворачивая наизнанку слабости так грубо.
        Прийти в себя не просто, иду на автопилоте, тупо следуя за спиной Борма. Мысли застыли, раздавленные мощью Земли, кости ломит, словно тело взаправду почуяло вес громады.
        - Знаешь, ты все-таки прав, - обернулся друг. - Думаю, каждый здесь прошел подобное...
        - Паломничество, - подсказал я другу.
        - Мы тоже должны, - кивнул Борм. - Я там словно разом почуял всю ношу ответственности. Ведь я тот, кто защищает ваши жизни в бою, первый на острие атаки и защиты. Черт, хрен выразишь словами все ощущения.
        Рыцарь повел плечами, неуверенно кивнул, пытаясь передать хоть как-то мысль.
        - Забей, я понял. Идем дальше. Хочу поскорей закончить и напиться в хлам.
        В этот раз мы пошли напрямик, на юг, в сторону Храма Воды. Через центр идти не хочется, толпа людей сейчас совсем не в тему, надо спокойно подумать и привести душевное равновесие в порядок.
        Интересно, а свихнувшиеся от воздействия Храмов уже есть? Надеюсь, первыми мы не станем.
        Путь наш пролег через более ущербные районы Гримграда. Дома здесь, в низине, почти развалились от времени. Обвалившиеся крыши, обшарпанные стены, пыль, что пахнет древностью и камнем, от которой свербит в носу.
        - Будь здоров, расти большой, - ответил я на двойной чих рыцаря.
        - Спасибо.
        Даже дорога тут хреновая. Камни мостовой в трещинах, горбах, так и пытается цепануться за носок, заставить споткнуться неосторожного путника. Нам так хочется поскорее все закончить, что мы почти не смотрим под ноги, шагаем быстро, не обращая внимания на дома и редких тут людей. А зря.
        Темная вспышка привлекла внимание справа, это все, что удалось уловить боковым зрением. А потом в лицо прилетело, бухнуло по башке так, что я едва к праотцам не отправился. Перед глазами дорога, стена, хруст камня или костей, пыль, чувство полета. Еще раз тупая боль от удара головой. Напали? Темные? Я туплю, тело не слушается, умираю?
        - Леон! - как сквозь вату пробивается голос друга. - Ах ты сука! Куда!
        Реальность врывается в сознание болью и тошнотой, перед глазами двоится. Я внутри дома, валяюсь на деревянном полу. Причем наполовину на полу, ноги ниже, гнилые доски не выдержали веса и удара, провалившись. Красная лужица растет перед лицом, захватывает кровью пыльные доски, сантиметр за сантиметром. Почему-то это кажется самой занимательной картиной в мире, завораживает. Кровь отражает мое спокойное лицо, потолочные балки и скудную обстановку.
        Интересное у меня лицо, правая сторона как наждачкой содрана, в глазах краснота, капилляры полопались, залив белки кровью. Пытаюсь хмыкнуть бодро, да из горла вырывается только тусклый, болезненный сип. А, понятно. Лужа крови растет, отражает горло. Рядом с кадыком проблема, толстая щепка воткнулась в горло. Не могу...Дышать не могу. Пытаюсь пошевелиться, но сил не находится. Ну и плевать, мне и так неплохо.
        Тупое тело не понимает, что я умираю. Содрогается в спазмах диафрагма, пытается заставить меня вдохнуть хоть каплю пыльного воздуха. Как будто я бы стал дышать этой пылью! Смешно.
        Эй, погоди-ка! Я не собираюсь тут умирать! Какая падла меня атаковала?! Сотрясение мозга, круто же по голове прилетело. Ну же, тупое тело, двигайся!
        Перевернулся на спину. От недостатка кислорода темнеет в глазах. От понимания что происходит только хуже, не паниковать, спокойно, блин! Одной рукой достать флакон с Эликсиром Весны, второй схватить щепку в горле. Дернуть! Кровавый фонтанчик из собственной шеи, вот уж зрелище, что будет сниться в кошмарах. Не дышать! Не дышать, терпеть хотя бы секунду! С трудом глотаю зелье, едва не вдохнув его в легкие вперемешку с кровью, теперь полить на шею. Больше нет сил, воздуха!
        - Кха-кха! - все что могу, это без остановки кашлять, едва не выплевывая легкие.
        Еще Эликсира Весны. Димид, я тебе в пояс поклонюсь, Алхимик ты мой любимый! Только вари еще такие чудесные зелья.
        Возвращается слух. За пределами дома грохот, в дыру, куда я залетел или пробил, залетает Борм. Глаза бешеные, рука крепко сжимает меч, с лезвия капает густая, почти черная кровь.
        - Живой?!
        - Да, - хриплый голос пугает меня самого, настолько он убитый. - Сам как?
        - Не знаю, кто это был, - резко, быстро слетают слова с губ рыцаря. - Но я его зацепил разок в спину. Он так быстро уматывал переулками, что пришлось кинуть меч вдогонку.
        Сажусь, стараясь не морщиться от колких ощущений в спине. Еще не зажило. Лицо чешется, кожа нарастает, пока не рискую прикоснуться. Здорово же мне прилетело! Как не помер, чудо просто!
        - Как хоть выглядит?
        - Не поверишь, - Борм сменил тон на спокойный, видя, как я прихожу в норму. - Видел только со спины, но выглядел...Как Шаграм.

        ГЛАВА 4. ПЕРВЫЕ ПЛАНЫ, ПЕРВЫЕ РЕЙДЫ.

        Борм ходит туда-сюда, доски пола натужно скрипят под весом рыцаря.
        - Это точно был Шаграм! - сжимает кулаки рыцарь. - Одежда точь-в-точь. Какого хрена он напал опять?
        - Да успокойся ты, - разминаю плечо, хрустит приятно. - Если бы он хотел убить - я бы уже помер. Меня едва по лицу чиркнуло и унесло вслед за магической плюхой. Не считая случайностей, это был просто удар по лицу. Типа привет.
        - От которого ты чуть коньки не двинул, - Борм резко развернулся ко мне, да так и замер. - Фига себе... Гляди.
        - Что?
        Лужа моей крови тает на глазах. Не просто тает, она светится, с каждой секундой сильнее, пока не превращается в тающие хлопья энергии Света. Лужа крови за мгновенья превратилась в Свет и распалась, истаяла искорками. На одежде и руках тоже кровь исчезает, освещая мое наверняка удивленное лицо. А вот щепка, что была залита кровью, продолжает испускать свет, мягкий и приятный, как от детского ночника. Поднимаю ее, свечение не пропадает.
        - Что у тебя за кровь, блин? - Борм взгляд не может оторвать от щепки.
        - Ты еще не видел, что у Шаграма вместо крови, - мрачно отзываюсь я. - Я ему сердце проткнул в нашу последнюю битву.
        - И? - с легкой опаской интересуется друг.
        - И ему плевать было. Тьмой покровоточил и снова напал. Это было жестко и сильно. Поэтому и говорю, что сейчас Шаграм просто поздоровался. А может это вообще не он был.
        Мы решили продолжить паломничество. Ну ударили разок Тьмой, что теперь, домой бежать, хвост поджав, да скулить и бояться? Я совсем не уверен в личности напавшего. В прошлый раз Шаграм меня едва зацепил, а рана истекала Тьмой, причиняя боль и отравляя. Сейчас все в порядке, Борм сказал, что и следа не осталось. Когда от прошлой плюхи Темного мне в подарок остался шрам под глазом.
        Как говорится, мир квадратный, за углом встретимся. Если это был мой заклятый “друг”, то я тем более не в обиде, ему в прошлый раз круче досталось. От тающей Светом крови оказалась своя польза - одежду стирать не надо. А еще щепка светится, ее убрал в пластину, посмотрим, сколько она так будет работать. Может, такие штуки продавать получится, вместо свечей сойдет, с руками оторвут. Я уже читал при свечах, глаза потом болят.
        В таких мелочах начинаешь скучать по привычным вещам. Лампочки, микроволновки, стиральные машины, интернет. Вот по всемирной сети скучаю больше всего. Раньше любое знание или ответ на вопрос в мгновенной доступности были, а теперь есть только память и логика. До сих пор ощущение, что я тупой, как пробка и с хреновой памятью. Вот теперь я понимаю, насколько эпичное изобретение - интернет. Голод по информации вообще отдельная тема. Димид до сих пор ноет изредка об этом, если бы не Алхимия, он бы свихнулся.
        Мы вышли в оживленные районы, только паранойя снова вернулась. Борм не хватается за меч, он его вообще не отпускает, готов в любой момент выдернуть клинок из ножен и покромсать любого. От рыцаря так и веет опасностью, даже я чувствую, как ему хватит секунды, чтобы убить. Проходящие мимо воины задерживают на нем взгляд, кто с опаской, кто с понимающей усмешкой. Один мужик вообще присвистнул, улыбнулся и прошел мимо с напоказ поднятыми руками.
        - Не напрягайся так, парень, - напоследок советует воин. - А то запор случится, по собственному опыту говорю!
        Ушел он со смехом, диким и неприятным. Борм проводил его взглядом.
        - Ладно, - отпустил он рукоять меча. - Я веду себя глупо, Леон? Надо бы успокоится.
        - Просто не строй такую такую зверскую рожу, даже под шлемом видно.
        Мы идем дальше, я так совсем на расслабоне, наслаждаюсь видами древнего города. После близкой смерти ощущение жизни особенно яркое, стараюсь продлить это краткое состояние. Не каждый день рискуешь помереть от деревянной щепки, в конце концов! Ладно еще от меча, магии или от монстров, но такой тупой смерти я не приму. Все равно что от упавшего на темечко кирпича, кто бы хотел так сдохнуть? Это блин смешно. Он был славным парнем, но кирпич не оставил ему шансов, вспомним же, какой хороший был человек. Да ну нахер.
        Только сейчас ловлю себя на мысли, что иначе воспринимаю смерть. Стал готов к ней, в любой момент жизнь может оборваться. Такую банальную вещь знает каждый, но знать и принимать это разные вещи. Больше не гоню от себя мысли о смерти, как раньше, с удовольствием мусолю эти мыслишки, радуясь, что еще жив.
        - Вот и Храм Воды, - тихий голос Борма отвлек от размышлений.
        - А тут больше народу, - так же тихо отвечаю. - Не такой страшный?
        Храм Воды не старается выделится, он невысок, всего-то в два этажа. Дома рядом целые, добротные, с деревянными крышами треугольником. Впечатление, словно Храм Воды тут вообще случайно оказался. Но ведь так быть не может, правда?
        - А ничего такой, - оглядываем сооружение. - Красиво даже.
        Вместо стен льющаяся вода, но так хитро сделано, что не поймешь издалека. Просто четыре стены из воды, откуда она льется не видно, что за водой тоже. Настолько спокойны сплошные стены льющейся воды, что видно отражение, как в зеркале. Магию этого места поймет любой, ведь вода просто льется на землю и тут же исчезает, без брызг.
        - Леон, погляди-ка, - отвлекает друг.
        Понимаю о чем он. Люди не смотрят на Храм. Некоторые даже голову отворачивают, когда мимо проходят. В чем же тут фишка и секрет? Никакого давления не чувствую, опасности тоже. Вот только народ Храм обходит по широкой дуге.
        Мы стоим уже вплотную, разглядываем отражение. Только тихий звук, как от далекого водопада. Хочу коснуться пальцами, мое отражение протягивает руку.
        - Не стоит этого делать, - голос сзади.
        - А что будет?
        - Затянет, - безразлично ответили мне. - Только Жрицы Воды проходят туда, остальных больше никто не видел.
        Я обернулся, Борм тоже. Никого, советчик предпочел скрыться в ручейке проходящих людей. А по голосу не понять, мужик или женщина, интонации настолько ровные были, как у робота.
        - Ладно. Пойдем к последнему?
        - К Огню? А Тьма?
        - А ты знаешь где Храм Тьмы? - невесело улыбаюсь в ответ. - Да и не думаю, что нам будут рады там.
        - Пожалуй так, - спокойно отозвался рыцарь.
        Мы пошли дальше. И тут же в Борма на полном ходу врезался низкий мужик. Если бы гномы существовали, вот он бы им был. Борода до груди, нос картошкой, плечи поперек себя шире.
        - Смотри куда прешь, дылда! - громким басом оглушил мужичок.
        - Извини.
        - Ходят тут дебилы всякие, - шмыгнул носом мужик.
        Борм отвечать не стал, молча обогнул скандалиста, да дальше пошел. Я догнал его, поравнялся.
        - Ты чего такой спокойный?
        - А ты нет? - косит взглядом друг. - Храм то с подвохом оказался. Помнишь Леденящий Лес?
        Еще бы не помнить! А, понятно, о чем он. Опять какая-то ментальная гадость, больно умиротворенное ощущение. Вот так успокоишься до состояния овоща, да в воду Храма войдешь, как миленький.
        - Не люблю я такие штучки, - с трудом прорывается раздражение. - Как думаешь, а чем Огонь нас встретит?
        - Буйством эмоций? - словно сам себя спрашивает Борм. - Смысл гадать. Увидим.
        Ускоряем шаг, хочется быстрее закончить эти игры с высшими силами, да пойти бахнуть кружечку пива. Хоть и маг, а мистика уже в печенках сидит, хочется чего-то приземленного и обыденного.
        А там уже вечер наступит, все вернутся домой. Обсудим на счет лавки, да и сосед даст информацию. Потихоньку обрастаем четкими планами, а не тыкаемся как слепые котята. Не люблю неопределенность, а ее после Конца Мира хоть жопой жуй.
        Храм Огня на севере города, в противоположном конце от Храма Воды. Идти пришлось много, зато по основным улицам, скучно не было. Каких только людей не встретишь в Гримграде! Двойка низких девушек с кошачьими ушками заставила тормознуть на секунду, пока не понял, что уши накладные. Потом увидели мужика с топором Минотавра. Он волок его за собой, шкрябая мостовую и высекая искры из камней, люди обходили мужика стороной. А тому вообще по барабану, тащит, да под нос насвистывает. Сколько же у него Силы?
        Обогнав мужика с топором, мы влились в поток людей, идущих в центр. Меня толкнули под локоть, довольно грубо и невежливо. Девушка, обычная на вид. Джинсы, куртка, лицо обычное. Она вся на вид такая, средняя, серая, обычная, такие не запоминаются. Только карие глаза, сверкающие интересом, так и пилят меня с ног до головы.
        - Эй, ты Маг Света?! - любопытство так и скользит в голосе. - Колдани что-нибудь!
        Девушке тут же прилетело по голове маленьким кулачком.
        - Извините, - утаскивает любопытную подруга. - Она у нас дурочка.
        - Ну, Миланда! - плаксивый голос затих в переулке.
        Вторую девушку видел лишь мельком, но эта врезалась в память сразу. Никогда не видел людей с такими длинными волосами, аж до пяток спадает волна черных волос. Больше ничего рассмотреть не успел, слишком быстро убежали. Ну и личности ходят тут!
        За получасовую прогулку мы увидели еще всякое. Теперь понимаю Борма, который на людей больше глядит, чем на дома. Такие чудики попадаются, куда там психбольнице!
        - Купите нож! - пробегает мимо молодой пацан, мальчишка совсем. - Нож купите! Хороший! Эй воин, купи нож, недорого!
        К нам он не привязался, зато к кому-то позади здорово прилип. Грубый мат мешается с криками “купи нож, хороший!”.
        - Дурдом, - усмехнулся Борм.
        - Да ладно, весело же.
        - А я и не спорю, - кивает друг. - После нашего города тут жизнь ключом бьет. Аж душой отдыхаешь.
        Чем ближе мы к Храму, тем больше людей. Ручейки народа собрались в мощный поток, что подхватил нас и вынес прямо на площадь перед Храмом Огня. Мы старались не потерять друг друга, так что для меня Храм появился неожиданно, как из-под земли. Оказался он самым простым из всех, зато на уровне внушаемости сразу даю первое место. Четыре колонны, лестница к огромной каменной чаше и пылающий в ней огонь. Нет, Огонь! Полыхает ярким, золотистым цветом, перебивает освещение Кристалла Мира, слепит. Жар нарастает с каждым шагом, пока толпа, наконец, не образовалась в более менее ровные ряды перед Храмом. Странно, но никто не говорит, что тут происходит. Люди рядом молчат, а дальше такой тихий и неразборчивый гомон, что слов не разобрать.
        На лестнице перед Чашей Огня стоят люди, пятеро огневиков. А у подножия еще больше, огневики выстроились кордоном, не пускающим толпу дальше.
        - Эй, Леон, - знакомый голос и касание по плечу.
        Оборачиваюсь, Димид стоит, улыбается широко, Борму кивнул.
        - Димид. Ты чего тут забыл? Где Ислану потерял?
        - Домой пошла, - пожал плечами друг. - А чего тут происходит? Чего за праздник?
        - Сами не в курсе.
        - Так я ща узнаю, - Димид строит серьезную мину на лице, складывает пальцы перед грудью в загогулину и как заорет: - Особой техникой потеряшек! Спроси у прохожего дзюцу!
        Внимание он точно привлек. Сначала громким голосом, потом тупым поведением. Народ, кто помоложе засмеялся, улыбаются. А я опять не понял идиотизма Димида.
        - Хватит нас позорить, -  вздыхаю грустно. - Не понимаю я твоих кривляний, сколько раз говорить.
         - Непроверенного зелья бахнул, что ли? - подал голос Борм.
        Алхимик ответить не успел. К нам подошли двое парней, одетые по-обычному. Джинсы, футболки, кроссовки. Выглядят как типичные молодые люди до Конца Мира, русоволосые, опрятные, без оружия. Рядом с Бормом, одетым в полный латных доспех, смотрятся ребята странно. Или я начинаю путать понятия странного?
        - Знакомый голос! - обратился один к Димиду. - Ты случаем не...
        Пошел непонятный мне треп. Единственное, что понял, Димид не врал, когда говорил про свой Аниме Блог. Видать, фанаты у него и сейчас найдутся, пусть и всего два.
        - Да, - кивает Димид. - Были бы телефоны, я бы сделал с вами пару фоток, но тут уж никак, сорян.
        - Я так скучаю по анимешкам, - чуть ли не плачет парень. - Как вы держитесь.
        - Крепитесь, па-а-арни, - снова развел клоунаду Димид.
        - Лучше скажите, - вклиниваюсь в театр абсурда. - Что тут творится? Откуда столько людей?
        - А вы не знаете? - удивились ребята. - Будут жечь смертника.
        - Чего?!
        - Ну, не в том смысле, - разговорчивый парень чешет затылок. - Мы в Гримграде сами неделю всего, на такой движухе еще не были, только слышали. Вроде как если убить человека на территории уровня, Кристалл Мира вешает на убийцу особую метку. На лице рунами Катакомб будет впечатан круг. Там будет написано “убийца” и имена жертв. Если такого убийцу принести в жертву в любом Храме - будут плюшки.
        - Говорят, такое было всего пару раз, - вклинивается его друг. - Редкое событие, вот народ и собрался поглазеть.
        - Какие еще плюшки? - услышали их в толпе и отозвались. - Благословение Огня будет! Балда!
        - Ну, или так, - смутился парень. - Ладно, мы пойдем.
        - Увидимся, - кивнул Димиду бывший фанат, крепко пожал руку, на нас даже не глянул.
        - А ты говоришь, позорю, - шепнул мне Алхимик. - Дзюцу потеряшек всегда работает.
        - Димид, - почти простонал имя друга идиота.
        - Молчу.
        Борм тронул за плечо, показал взглядом вправо. Народ столпился у Храма, да в середине площади, а по краям пусто. Оттуда будет лучше видно, да и толкаться в толпе не надо. Пошли туда.
        Рядом быстро протиснулся высокий парень, он быстро пробежал через толпу, ввинчиваясь змейкой между людей, да так ловко, что я аж засмотрелся. Он в два прыжка забрался на крышу дома, с комфортом улегся на узкий бортик.
        - Во дает.
        Мы повторять подобное не стали, устроились на крыльце под ловкачом на крыше. Как раз над головами народа все видно, да и от Храма недалеко. Мы успели к началу действия.
        На верх лестницы ступают огневики, тащат за загривок избитого в хлам мужика. Выглядит жалко.
        - Как его исколбасили, - задумчиво оглядывает смертника Борм. - Он вообще в сознании?
        Избитого затащили на площадку наверху, почти к бортику Чаши Огня, поставили на колени, лицом к людям. Руки заломлены за спину. Бедолага с трудом что-то видит, трясется мелко, лицо напоминает кусок кровавого мяса, глаза заплыли от синяков, с губ без остановки течет кровь. От одежды серые лохмотья, такие впору крестьянам в средневековья таскать. Единственное место на лице, не тронутое побоями - щека. Всем здесь виден черный круг из закорючек. Отсюда не прочитать, но мне и так уже понятно, что там.
        Рядом с избитым встал главный, поднял руку. Надо бы глянуть, что за мужик такой.
        “Алдер. 37ур. Жрец Огня”
        Пока толпа замолкает, разглядываю этого Алдера. А видок у него внушающий. Под два метра ростом, светлый плащ не скрывает поджарую, мускулистую фигуру. Одежда обычная, штаны, рубашка светлая, жилетка из кожи и сапоги. У этого мужика есть стиль, все выглядит гармонично, вот только смущает его фигура. Мощные руки и ноги, объемный торс, теперь понятно, почему такая одежда. Он чудовище, слишком отличается от обычных людей. Да он в плечах равен Борму в доспехах! А Борм сам выглядит как максимально накачанный воин, я думал, круче быть не может. Оказалось, может. Алдер напрягает одним видом, от него веет силой и спокойствием, словно нет здесь десятков людей, что смотрят на него.
        Спокойный взгляд блуждает по толпе, поверх очков кругляшков, я такие только в кино видел. Очки немного снижают уровень звероватости и мощи в его облике. Короткая стрижка светлых волос, что топорщятся неровными прядями, лицо из рубленых черт, суровое и жесткое, как у боксера. Он повернул голову, сказать что-то подчиненным, а мы оценили гордый профиль носа. В общем, лицо у него, хоть на монеты чекань, для Римской Империи. Благородный облик портит только черный шрам, похожий на острый клык от челюсти до середины щеки. Странный шрам, похоже на черный ожог или от темной магии.
        - Огонь! - громкий крик Алдера заставил толпу вздрогнуть. - Все из Огня рождено, да в Огонь вернется, в пепел обратившись! Помолимся же, братья и сестры! За душу грешника, что сгорит в Священном Пламени!
        Огневики сложили руки в молитвенном жесте, я сам едва не поддался порыву. Голосок у мужика тот еще, полукрик, почти рев, басистый и пробирающий до костей. Ему бы в опере петь, а не народ сжигать.
        - Люди! - развел руки в стороны Алдер, словно желает охватить всех. - В прошлый раз, мы принесли в дар Священному Огню убийцу, что воровал и убивал ночами. Тогда вас было меньше.
        Под конец речи его голос затих, но снова набрал мощь в порывистой речи:
        - Я рад, что почитатели Огня растут день ото дня! Сегодня, мы караем убийцу и насильника, чьи грехи тяжки, а душа черна! Все вы видели Линезу, что проповедовала перед Храмом, прямо здесь, где я стою! Каждый день она не щадила сил, молясь за наши души Священному Огню!
        Замечаю, как в толпе народ переговаривается, кивает, мол да, была такая. Громогласный бас Алдера прокатился рокотом сквозь людей, гася любой шепот:
        - Ее убил он! - Алдер жжет яростным взглядом преступника, рот щерится в злобной усмешке. - Вчера вечером он подошел к Линезе, прямо здесь! Прикинулся страдающим и раненным, попросил отвести до своего дома, а там надругался и задушил! Его имя Гнитос, имя убийцы и ублюдка, которого ждет Священный Огонь! Согласны ли вы с этим, люди?!
        - Конечно! - отозвались из толпы.
        - Добрая была девушка, за что ты так с ней, сволочь!
        - Сжечь ублюдка!
        - Убить его!
        - Отрежьте ему яйца!
        - Сдохни, гад!
        Какофония яростных криков наполнила площадь, люди кричат, трясут кулаками над головой, мало кого оставила равнодушным речь Алдера. Даже во мне шевельнулась жалость к девушке, хоть я ее и не видел никогда. Алдер поднял руку, толпа смолкла.
        - Последнее слово, Гнитос, - участливо, даже с толикой доброты он смотрит на убийцу.
        Тот говорить не может, только пузыри кровавые на губах лопаются, хотя он старается что-то сказать.
        - Дайте ему зелье, - бросил веско Алдер.
        К убийце подошли, задрали голову, дернув за волосы, силой впихнули в глотку зелье. Тот чуть не захлебнулся, кашляет натужно, громко, чуть ли не выблевывая легкие. Но говорить он смог.
        - Я...был пьян! Не соображал, что делаю! - голос убийцы прерывист, он говорит тихо, быстро, боясь, что заткнут. - Да такое с каждым может быть! Был тяжелый рейд, я напился, бывает! Простите, люди, не хотел я. Не хотел...
        - Это все? - улыбнулся ему Алдер.
        Странно, он улыбается добро, даже морщинки в уголках глаз появились, да и угрозы от Алдера не чувствуется. Неужели простит?!
        - Почему меня судят?! - взорвался речью избитый. - Почему сжечь в Огне?! Кто вообще вам дал право судить, толпа? Что за варварство, мать вашу! Отпустите меня, сами горите в этом говенном костре!
        Терять ему уже нечего, вон как разошелся. Народ и возмутиться не успел, как Алдер взревел со злобой и радостью:
        - Еретик!
        Настолько злобно и фанатично у него вышло, что толпа аж отхлынула от ступеней, только ряд огневиков стоит непоколебимо, не дрогнув от крика Жреца Огня.
        Алдер наклонился, схватил пальцами за шею Гнитоса, как стальными крюками впился, рывком поднял его на вытянутой руке. Ну и силища. Убийца дрыгает ногами, пытается пнуть Алдера, а тот лишь тянет губы в усмешке.
        - Это не суд! - сказал он, глядя в затухающие глаза убийцы. - Это Кара! Кара Священного Огня!
        Алдер повернулся к толпе. Блеснули стекла круглых очков.
        - Ща что-то будет, - буркнул мне на ухо Димид.
        - Священный Огонь карает лишь недостойных! - Алдер развернулся к Чаше Огня вместе с хрипящим в руке Гнитосом. - Чистых сердцем он не тронет. Давай проверим, достоин ли ты Кары, еретик! Аминь!
        Он шагнул в Огонь!
        - Безумец, - выдохнул я.
        Гнитос вспыхнул как спичка еще в шаге от языков золотистого огня. Всего миг, и они оба исчезли в ревущем пламени.
        - А-а-а! - дикий вопль несется оттуда.
        Мы молчим. Тут никто не смеет вымолвить ни слова. Да все просто охренели от безбашенности Алдера. Крик Гнитоса превратился в вой, настолько громкий и ужасный, что даже представить его боль страшно. Странно, что Алдер не кричит.
        - Ха-ха-ха! - слышится смех Алдера из ревущего Огня. - Гори! Гори, еретик! Обратись в пепел!
        Обалдеть, он еще жив. Все молчат, вижу в толпе бледные лица, никакой радости от наказания убийцы. Слишком уж... просто слишком. Огонь в Чаше взметнулся, столп ярких искр вылетел оттуда, накрыв площадь и всех людей.
        В тот же миг из огня показалась нога, обутая в черный сапог. Еще шаг, из Чаши спокойно так выходит Алдер. Только очки запотели, да волосы сильнее взъерошены. Живой, целый Алдер, умиротворенная улыбка играет на губах, он стоит, очки протирает белым платком.
        - Капец, - кратко выдал Димид.
        Сверху весело матерится на крыше ловкач, да так с огоньком, что упал оттуда, прямо перед нами. Вставать даже не подумал, только голову к нам повернул. Ошалелый взгляд зеленых глаз, черный хвост волос за спиной. А на лице такое изумление и восторг, какой бывает у лишь у детей.
        - Вы видели?! - спросил он нас, словно сомневаясь в собственном разуме.
        - Ага, - киваю ему. - Охренеть.
        ***
        Топаем домой, обошлись без посещения таверны. Слишком много желающих выпить после зрелища у Храма. Продрались через толкучку у торговых лавок, совсем народ ошалел к вечеру, чуть дорогу не перегородили. Между мной и Димидом протискивается мужик в кожаном плаще, тащит за руку женщину.
        - Давай быстрей, - тянет он ее через толпу. - Новые пластины раскупят. На хрена я тебя вообще с собой взял?
        Ответ женщины затерялся в гомоне очереди. Да я и не прислушивался, занятый собственными мыслями. В ушах до сих пор стоит злобный, радостный хохот Алдера, Жреца Огня. Такого никто не ожидал, броня пофигизма пробита насквозь. Страх перед этим человеком давлю, не даю протиснуться росткам неуверенности. А я еще думал, что повидал безумцев и фанатиков и больше таким меня не пронять. Бесполезно, если встречу его лицом к лицу, буду вспоминать его довольный, яростный вопль: “Еретик!”. Бр-р, против воли передернуло.
        - Обидно, - сказал под нос Димид.
        - М?
        - Я про Благословение Огня, - перевел взгляд на меня Алхимик. - Мы под козырьком крыши стояли, искры до нас не долетели. Слышал, как народ обсуждал?
        - Не до того было, - пространно отвечаю другу, не желаю признаваться в страхах.
        - Типа бафа на неделю прилетело, ко всем параметрам плюс единица, - Димид цокнул языком. - Сильно.
        - Не факт, что нам бы досталось, - бросил мрачно Борм, пнул мелкий камешек, тот скачет по мостовой, теряется в ногах прохожих. - Не видел там никого, кроме Огневиков и Нейтралов. Может, нам бы прижгло, вместо плюсиков твоих.
        - Что, вообще никого? - оживился я. - Точно?
        - Я Темных высматривал, - кивнул друг. - На всякий пожарный. Так что да, точно.
        - Раз другие не ходят к не своим Храмам, то и нам не стоит, - осторожно предлагает Димид. - Кто его знает, почему?
        - Как будто я захочу еще раз увидеть, как заживо горит человек, - Борм сжал кулак до тихого хруста костяшек. - Мы ведь не пойдем еще раз?
        - Еще чего, - сплюнул на обочину дороги. - Конечно не пойдем, оно того не стоит. У меня в ушах еще крик стоит.
        - Хватит об этом, - просит Димид. - Итак хреново спать буду, не напоминай.
        Возле дома окликнул Даттэ. Он сидит на лавочке возле своего дома, трубку курит.
        - Хэй, Леон! - машет тетрадкой в руке наемник. - Забирай, свою работу я выполнил.
        - Благодарю, - шершавая обложка старой тетради греет пальцы важными записями, возможно они спасут нам жизнь.
        - Не помрите там, ребятки, - раздвинул губы в улыбке Даттэ. - Вам еще долги возвращать. Кстати, у вас важный гость.
        - Гость? - переспросил я, запихивая тетрадь в пластину артефакт. - Кто?
        - Один из Светлых, - беззаботно улыбается наемник. - Насколько знаю, он важная шишка. Но это уже ваши проблемы.
        - Ты прав. Спокойного вечера, Даттэ.
        - Ага, - наемник приложился к трубке, выдохнул клуб ароматного дыма. - Счастливо.
        А я ведь почти расслабился, возле дома отпускать начало после увиденного. Теперь придется снова загонять себя в жесткие рамки самоконтроля и строить рожу кирпичом. Перед входом домой выдохнул, отпуская эмоции и нервозность вовне. Голова очистилась от лишних мыслей, тело полегчало, пришла уверенность в себе. Такой штуке недавно научился, глядя как Борм становится спокойным за секунду, я примерно понял фишку. Самовнушение неплохая штука, главное самому верить, что помогает. Читал в юности всякое, не думал, что пригодится околонаучная хрень. Хотя сам я теперь тоже околонаучная хрень, как и все вокруг. Забавно жизнь поворачивается.
        Дверь плавно открылась, впуская нас в дом. Запахи пряностей и мяса шибанули в нос приятным ароматом, голоса друзей донеслись задорным потоком.
        - Бухаете, значит! - Димид вырвался вперед. - Да еще и без нас!
        - О! Гляди, кто вернулся, - язвительно говорит Ислана. - Бросил девушку в городе, а сам убежал.
        - Кто еще кого бросил?!
        - Привет, народ, - захожу вслед за Димидом.
        Борм молча обошел нас, Ислана мигом отвлеклась на своего парня, улыбнулась, раздражение девушки как ветром сдуло. Ислана завертелась вокруг рыцаря, помогая снять броню.
        Остальные сидят за столом, в камине висит на штыре котелок, мягко бурчит варевом. Из печи прет жаром, слышится шкворчание мяса.
        Народ развалился на лавках, усадив гостя ближе к началу стола. Во главе стола появился здоровый стул, больше похожий на трон.
        - Это еще что? - отстегиваю оружие от пояса, вместе с накидкой бросаю возле шкафов.
        - Для тебя, - Лугос улыбнулся. - Как тебе подарок?
        - Где только достали такой? - хмыкнул в ответ, разглядываю этот мини-трон.
        Высокая деревянная спинка с резьбой, мелкой и затейливой, видны листья и цветы, картины сражений воинов, мифические чудовища. Все искусно вырезано из темного, почти черного дерева. Подлокотники обиты мягкой красной тканью, на сиденье пухлая красная подушка с золотыми кисточками. Такой подарок можно назвать королевским, я бы на этот стульчик в прежние времена пахал бы полгода. А то и год. Антиквариат, чтоб его, хотя выглядит как новенький.
        - Нашли вход в подвал, а там куча разбитой мебели. Пришлось попотеть, но хотя бы часть восстановили.
        - Спасибо, - устраиваюсь в наикрутейшем кресле, которое когда-либо видел. - Обалденная штука.
        Наш гость терпеливо наблюдает, не вмешивается в разговор.
        “Квансонхэ. 31ур. Созидатель”
        Странный ник, необычная одежда. Да и сам он необычный. Низкий мужчина, азиатское лицо, глаза щурит так, что самих глаз почти не видно. На вид не особо опрятный, недельная щетина почти превратилась в черную бороду, длинные пряди темных волос, словно не знающих расчески. Одежда - отдельный разговор. Что-то вроде кимоно и балахон сверху, все коричневое, невыразительное.
        Однако, одна вещь преображает этого человека, сглаживает недостатки. От него чувствуется спокойствие и доброжелательность, а еще уверенность, непрошибаемая и крепкая. Метеорит рядом рухнет - он фиг внимание обратит. А еще Свет. Пусть я не чую в нем Источника, как у меня, но Свет в нем силен, распределен по всему телу. Подобное я ощущаю лишь от Борма, когда он укрепляет тело навыком. А тут постоянное ощущение, как интересно...
        - Здравствуйте, - кивнул ему спокойно, улыбнулся. - Я Леон, лидер нашей небольшой группы.
        - Привет, - доброжелательно улыбается гость. - Зовите меня Кван, так привычнее. Я Смотритель Целебного Сада из Храма Света. Как говорится, класс обязывает с живностью водиться.
        Димид с Бормом тоже представились, тут же влез Изгал.
        - Кван мировой мужик! - с энтузиазмом воскликнул парень. - Я его возле Храма встретил. Он мне столько рассказал! Я решил, стоит его в гости пригласить.
        - И я благодарен за приглашение, - наш гость мягко перехватывает речь Изгала, гася пылкую речь. - Думаю, стоит немного рассказать о себе, в знак доверия. А еще...
        Кван вытащил из широких рукавов Пластину, чуть более крупную, чем у нас, да и символов на ней на порядок больше. Пару взмахов рукой, он вытащил как из воздуха четыре ящика, что появились на столе с тихим перезвоном бутылок внутри. Ящики из дерева, с эмблемами напитка на боках.
        - О, - протянул восхищенно Лазар. - Ирландский темный эль, да не простой. Я такой видел в только баре у одного знакомого. Дорогая штука.
        - Пиво не всем по вкусу, - скромно высказался Кван. - Но я еще не видел никого, кому бы не понравился элитный эль.
        Я больше оценил, как этот Кван ловко отмазался от рассказа о себе, переведя тему подобным фокусом. Ладно, подыграем, хотя жест красивый, не отнимешь.
        - С чего такие подарки? - у меня аж брови поднялись.
        Достать такие вещи дорогого стоит, плюс доставка в Гримград.
        - Как я понял из общения с вашим другом, вы славяне. Пусть я и кореец, - хитро улыбается Кван. - Но предпочитаю жить по правилу: “В Риме веди себя как римлянин”. У вас с подарком первый раз приходить в гости считается правилом хорошего тона, не так ли?
        Опять, капля информации и ловкий перевод темы.
        - Так, - вынужденно соглашаюсь. - Спасибо за отличный подарок.
        - Еда готова, - Ислана вытаскивает из печи противни, одуряющий запах мяса бьет в ноздри.
        - Короче, познакомились, - киваю Квану. - Изгал, тащи кружки, устроим небольшую пирушку!
        - Сначала еда - потом дела, - с видом знатока качает головой кореец. - За столом минимум официоза. Знаете, обожаю ваши негласные традиции.
        - А уж мы как их любим, - смеется Димид, сгружая коробки со стола.
        - Вы уж простите, если что не так, - заранее предупреждаю гостя.
        Смутно помню что-либо про традиции других стран. А уж культуру Кореи так вообще никак. Обидеть мужика не хочется, тем более по незнанию. Он много чего интересного может рассказать.
        - Не стоит беспокойства! - замахал руками Кван. - Меня трудно обидеть. К тому же, в Риме...
        Продолжать фразу он не стал, только пялится с вежливым интересом. Удивительно, но этот странный тип не раздражает. Есть такие люди, которых невозможно ненавидеть, настолько они благожелательные.
        - Понятно.
        Стол быстро заставлен едой и глубокими кружками, пенный напиток разлит, тарелки полны, компания приятная. Кружки Изгал достал еще какие, здоровые, деревянные, с ободком металла сверху и резьбой по низу. Как в рекламе пива прям.
        - Ну, - поднял я кружку за широкую ручку. - Бухнем!
        - За нас! - подхватил Димид.
        Каждый присоединил маленький тост, столкнулись кружки над столом, качнулись пенные шапки, рискуя упасть ароматными хлопьями. Даже маленький азиат весело буркнул что-то на своем родном, а потом в один присест ополовинил кружку почти на литр вместимости. Силен, мужик. Не будем отставать!
        Утолили первый голод, отличный алкоголь расслабил скрепы неуверенности, наш гость раскраснелся, скинул хламиду, оставшись в одном кимоно почти нараспашку.
        - Слушай, Кван, - обратился к гостю Изгал, подливая тому выпивки из темной бутылки. - Расскажи Леону, что ты мне говорил.
        - Что именно? - спокойно спросил Кван. - Про Гримград или про себя?
        - Начни с города, - прошу уже я, откладывая шпажку, на которой еще осталось пару аппетитных кусков мяса.
        - А что вы вообще знаете про Гримград? - интересуется гость. - Чтобы мне не повторяться.
        - Ну, - переглянулся с друзьями. - По сути, почти ничего. Древний город, Храмы, люди потихоньку прибывают, торгуют. Вот и все.
        - Тогда я просто обязан вас просветить! - всплеснул руками Кван. - Плохо, когда собратья по силе ничего не знают.
        - Начните с основного, - киваю Изгалу, что и мне долил до верха. - Кто тут главный, чем вообще народ занимается?
        - В Гримграде нет главных, - поучительно вещает Кван, он приосанился, стал серьезнее. - Можно разделить тут всех на фракции. К примеру, самые сильные - Храмы. Нас так и называют, Фракции Храмов. Мы самые организованные, иерархия четкая, все работают на общее дело своего Храма. У Нейтралов нет ничего подобного, просто куча разных отрядов, торговцев, одиночек, кто-то приходит, потом исчезает, на их место приходят новые.
        - Но кто-то же сильнее?
        - Да не особо, - Кван отпил эля, утер пену с губ. - Поймите, в самом городе никто не делит территории или влияние, это наш общий дом. Отморозков тут не терпят, по негласным правилам неадекватов быстро укорачивают на голову за пределами мирного уровня. Если попадутся в самом Гримграде убийцы - сразу на алтари идут, все об этом знают, так что мало находится идиотов.
        - А вне города? Делят территории? - прозорливо заметил Лугос.
        Наш Фортификатор глаз с гостя не сводит, готов заметить любую ложь или недосказанность. А Квану хоть бы хны, спокойствие и хорошее настроение так и прет из него, заряжая позитивом.
        - А то, - змеиная улыбочка играет на губах азиата. - Такие маленькие войны кипят, что кровь озерами.
        - Нам бы подробностей, - стал серьезней я. - Чтобы не влететь по незнанию.
        - Конечно, - похлопал мне по руке Кван. - Все расскажу, не сомневайтесь.
        Замечаю, как Лазар под столом держит на колене тетрадку и карандаш, а на лице лишь вежливое внимание. Вот ведь жук, молодец, завтра будет легче вспомнить все нюансы по записям. В голове уже слегка шумит от алкоголя. А Кван тем временем начал обстоятельный рассказ:
        - Начнем с Храма Воды. Там одни женщины, зато какие бестии, ммм! Безжалостные, в миру холодные, в бою страстные, сказка, а не женщины!
        Кажется, нашего нового друга понесло. Слава Свету, он вовремя опомнился.
        - Водники держат Леденящий Лес, для них там раздолье, лед отличный инструмент для них. Осколков почти нет, зато части монстров раскупают на ура все. Артефакторы, Кузнецы, Алхимики, всем нужны запчасти бедных монстров. Вы знаете, что можно сделать неплохой холодильник из Ледяной Сколопендры?
        - Нет, - выдавил я, стараясь не терять спокойное лицо.
        Вот это новости, блин.
        - Там еще пауки есть, отличный паучий шелк с них собирают водники, - занесло немного Квана. - Что-то я не о том... Ах да, территории. Четвертый уровень прочно заняли огневики. Минотавры там от них давно страдают. Главные поставщики металла и Осколков, между прочим. Храм Воздуха слишком мал, чтобы на что-то претендовать. Вообще никто не знает, где эти ребята шарахаются, захочешь поговорить - проще воздух голыми руками поймать. Храм Земли самый скрытный, их всего десяток, зато уровни одни из самых высоких. Эти ребятки лезут в самую глубь, все стремятся подальше забраться. Не счесть, сколько раз наши Целители их по частям собирали, а они все лезут и лезут в пасть демону. Упорные, даже слишком. Зато и добыча у них богатая, оплачивают услуги Целителей не щадя Осколков. Пару раз нанимали даже, но когда один из наших не вернулся, мы найм больше не принимали.
        Я слегка отвлекся на Ислану, девушка меняет блюда на столе. Парящая картошечка, рагу, еще мясо, только теперь на углях запеченное, да с острым соусом. Вкуснота!
        - А что насчет Темных?
        - Сидят где-то в своем Храме, - безразлично пожал плечами Кван. - Всем на них плевать. Я даже не уверен, что у них Храм есть, только по логике все думают, что есть. А так никто не видел.
        - А Нейтралы? - Димид отвлекся от своей тарелки. - Они как живут?
        - Обычно на шестом уровне околачиваются, - Кван зевнул, прикрыв рот кончиками пальцев. - Или работают наемниками у Храмов, таскают вещи с поверхности и обратно, собирают ресурсы. Выживают как могут, в общем. Чаще всего Нейтралы сами по себе или работают на такие группы как Гильдия Артефакторов, они тратят горы ресурсов на эксперименты. Пф, хоть и пафосно звучит, их там всего пятеро и плевать они хотели друг на друга. Среди них лишь договоренность о ценах, вот и вся гильдия. Наш Артефактор их терпеть не может, говорит, что скользкие, как слизняки и алчные, как дебилы.
        - А он умеет опустить словом, но ты так и не рассказал, что Светлые делают, - с усмешкой заметил я. - Может, поделишься?
        - Поделюсь, - беззаботно улыбается Кван, вот только голос серьезный, без капли веселья. - Вы Светлые, а значит, заочно относитесь к Храмовой Фракции. Сами понимаете, к какой именно. Хотите вы этого или нет, так вас воспринимают и будут воспринимать.
        - Нам все равно, - прямо ответил я.
        Не собираюсь активно дружить с этими ребятами. Лугос едва заметно кивнул, прикрыв глаза, он что, тоже не хочет сотрудничать с Храмом Света? А, ну да, если подумать, они здорово его нагрели. Ладно артефакты помогли достать, огромную цену еще можно понять, но брать деньги за лечение... Как он там сказал? Собрат по силе, тоже мне. Лицемеры.
        - Думаю, со временем, мы решим этот вопрос, - Кван и не думал унывать. - Мы в Храме многим занимаемся. Никаких территорий не держим, у нас нет боевиков. Большинство у нас Целители, есть Созидатели, Фортификатор и Артефактор. Чтобы повышать уровни, приходится много платить наемникам, чтобы брали в рейды и позволяли добивать монстров.
        - Чем зарабатываете?
        - Много чем, - Кван примеряется, чего бы скушать, взгляд блуждает по тарелкам. - В основном, лечим всех за Осколки, меньше получается с артефактов, Фортификатор редко берет заказы, не любит он работать. Самые копейки с продажи целебных растений и продовольствия. Овощи, фрукты, мы можем вырастить что угодно за пару дней. Сотрудничаем с Храмом Воды по зельям, у них аж три Алхимика. Они дерут с нас безбожно ресурсы и еще приплачивать приходится.
        - Ингридиенты стоят так мало? - оживился Димид, наклонился над столом. - Почему?
        - А зачем платить, когда можно пойти и нарвать бесплатно? - грустно вздохнул Кван. - Ничего особо редкого мы не выращиваем. Все можно найти в пределах уровня.
        - Не верится мне, что это все, - улыбаюсь азиату. - Чем вы еще занимаетесь?
        - Собираем знания, изучаем Свет, - Кван ответил быстро и спокойно, как о мелочах сказал. - Вот, к примеру...
        Кван сжал кулак над столом, разжал, полыхнуло Светом. Слабовато, зато какой результат! На ладони Квана лежит шарик из энергии, очень похожей на мой Клинок Света. Словно подсвеченный изнутри хрусталь.
        - Типа, светильник, - сообщил он. - Только недолговечный.
        Спустя пару секунд шарик исчез, отдав энергию.
        - Сами магию изучаете, значит, - впечатлил, ничего не скажешь. - Это очень опасно, хоть и перспективно.
        - Навыки, это конечно круто, - кисло улыбнулся Кван. - Но мы не брезгуем экспериментами. В каждом из нас есть энергия, магия, почему бы не научится использовать ее?  Разве ты, как маг, не пробовал что-нибудь сделать без Системы?
        Единственный раз, когда пробовал, чуть руки не лишился. Тогда я засунул в пасть Горгулье Кулак Света, а потом создал еще один, поверх.
        - Один раз, - честно отвечаю гостю. - Он едва не стоил мне жизни, как минимум - руки. Ваши фокусы занятны, даже интересны. Однако, я намного сильнее в магии. Где для остальных ошибка закончится пшиком, я помру. А пробовать что-то слабенькое, неизвестное... Зачем? Лучше отработать применение серьезного навыка.
        Остальные чутко прислушиваются к нашему разговору. О магии мы с ребятами мало говорили, всем интересно.
        - Неужели вообще не хочется создать что-то новое? - поднял бровь Кван. - Без Системы?
        - Хочется, - спокойно ответил я. - Когда настанут более спокойные времена, буду потихоньку шаманить. А пока, считаю это бесполезной тратой времени. Излишнее любопытство и надежда создать что-нибудь убойное методом тыка - глупость. Это не ко мне.
        Когда приобретаешь навык, появляются знания его создания и использования. А еще обрывочные ощущения, как делать не надо и примерные последствия. Например, Мерцание Жизни, останавливает кровотечение и слегка улучшает регенерацию. Поможет быстрее восстановиться после ранений или прямо в бою. Вот только я его не использую. Раньше опасался, потому что насыщение сердца энергией Света может пройти плачевно, вплоть до сжигания к чертям. Болезненное самоубийство. А сейчас это бесполезно, у меня попросту нет сердца, его сожрал расширившийся Источник. Я и так пассивно под Мерцанием Жизни, пусть и ослабленным.
        Такие подводные камни в каждом навыке. Потоки Кулака Света сдерут с руки кожу, если неправильно построить направление и очередность. Стрела Света способна сорваться с ладони не во врага, а в самого мага, если острие Стрелы будет не идеальным. Она еще и взорваться может, если потоки неправильно замкнуть, то есть - прощай рука. С Клинком Света попроще, там последствия не фатальны, хоть навык и сильнее на порядок, если рванет - выживешь. Просто полетаешь как гордая птица крот, которую если пнешь - полетит.
        Поначалу сравнивал это с прошлой работой сварщика. Ты можешь сбить шлак после электродуговой сварки голыми руками, вместо молотка, если шов получился нормальным. Вот только порезаться осколком или спалить пальцы до костей... Идиотизм. Есть инструмент, проверенный и нужный, им пользуйся. А если его нет - не хер лезть.
        Все эти мысли пронеслись в голове за секунды, пока отпивал эля из кружки. На том обсуждение магии закончилось, Кван травил нам истории Гримграда, рассказал и о себе.
        - Я был в России на мировом форуме, как переводчик для ученых, - Кван икнул. - А потом бах! И очухался один. Только что целый зал, сотни людей и никого. Глянул в окно, по улице бегают люди от Грызг, да еще и с друг другом успевают сразиться. Полыхают магазинчики, Аппокалипсис настал. А я русский с горем пополам знаю, доверия ко мне это не прибавляло. Пару раз чуть не зарезали, засел в каком-то подвале. Кое-как нашел еще двоих Светлых, так и выживали. Пока нас не загнали к пролому, прямо во дворе одного из домов. Тут уж выбирай, прыгнуть в темноту или дать себя сожрать Грызгам. Мы прыгнули.
        Кван быстро сомлел от выпитого, пришлось Изгалу провожать его до Храма. Мы еще немного посидели, обсудили планы на завтра. Пойдем в рейд, прямо с утра. Неплохо отдохнули, пора и поработать!
        ***
        Утро началось с суматохи. Народ пышет энергией и энтузиазмом, всего пара дней отдыха зарядили похлеще скипидара на пятую точку. Спокойными остались только я и Борм, нам в рейд скоро. Рыцарь меланхолично жует кашу, шкрябая деревянной ложкой в такой же деревянной миске, Борм наблюдает за суетой вокруг, словно это телевизор с выпуском утренних новостей. Я недалеко от него ушел, вроде умылся и побрился, экипировался, все взял, а проснуться забыл.
        - Я хочу в доме! - Ислана фурией надвигается на Лугоса. - Все будут глазеть!
        - На заднем дворе? - старикан непоколебимо стоит на своем, даже бровью не повел.
        Они задумали превратить соседний дом в магазин. Двухэтажный, просторный, но требующий основательного ремонта. Первый этаж под сам магазин, второй под склад и лабораторию Алхимика. Кузницу на заднем дворе обустроить. Вот тут и нашла коса на камень, Ислана как с цепи сорвалась. Привыкла работать с крышей над головой и все такое, не знаю, какая вожжа ей под хвост попала.
        - Пойдем? - шепот Борма едва коснулся ушей. - А то сами встрянем.
        Тихонько ставлю кружку на стол, недоеденный бутерброд с собой возьму, по пути доем. Киваю Борму. Мы спокойно, словно так и надо, не прощаясь ушли. Никто и не заметил.
        - От нудной работы, считай, отмазались, - улыбаюсь свежести утра, Кристалл Мира еще только начинает набирать яркость солнечного светила. - Валим отсюда.
        Идем на восток, где вход на шестой уровень примерно знаем. Даттэ даже на схематичный рисунок расщедрился, так что не заблудимся.
        Наша задача проста, как три копейки. Походить по шестому уровню, оценить противников, пособирать всякое разное. Гоблины и шестой уровень считай снабжают Гримград полезными вещичками и ресурсами. От табака шаманов, до железной руды глубоких шахт. Так написано в методичке от Даттэ, так говорил вчера Кван. Но мы же ребята недоверчивые, пока сами не проверим, не угомонимся.
        Остальным работа и тут найдется. Переделать дом под магазин, начать собирать ресурсы для Алхимии Димиду, обустроить лабораторию и кузницу, куча дел. А мы должны проверить, сможет ли наш отряд сам обеспечить ресурсами наших ремесленников или придется закупать часть на стороне.
        До леса мы добрались через час. Прошли поля, обогнули пару холмов, наткнулись на свежую тропинку и пошли по ней вглубь леса. Через десяток минут вышли на маленькую поляну, даже поляной не назвать, так, пятачок пространства без деревьев и кустов. Сюда нас привела тропинка. Зато тут есть бревна, сложенные вокруг кострища. Видно, что тут часто останавливаются, запас дров возвышается ровной кучкой за бревнами.
        Смущает другое, тут уже занято. Пятерка мужиков сидят вокруг кострища, как нас заметили, притихли. Да мы и мы остановились, удивленные их внешним видом. Мужики как месяц не стриглись и не брились, бородатые, угрюмые, сверлят нас выжидающими взглядами. Оружие под рукой держат, добротные мечи и топоры, круглые щиты с намалеванное пятерней, как отпечаток ладони. А еще они все по пояс голые, верхние доспехи им заменяет боевая раскраска, полосы красной краски пересекают голые торсы неровными мазками, на лицах тоже полоски и стрелки. Я прищурился и “Циферки” выдали их принадлежность. Все Нейтралы, от тридцатого уровня и выше, самый щуплый оказался аж тридцать девятого. Он то и встал, приветствуя нас.
        “Палагорн. 39ур”
        Моргнул, исчезли синие буквы, возвращая мир к привычному виду.
        - Светлые, - удивленно протянул он. - Да и еще и Маг! И Рыцарь! Какие люди в нашем захолустье. Ну привет, что ли.
        - Здравствуйте, - с небольшой заминкой отвечаю. - Я Леон, это Борм. Надеюсь, вы тут не с разбойными целями сидите?
        Палагорн хмыкнул насмешливо, смешки звучат от его товарищей, превращаясь в громогласный хохот.
        - Как нас только не называли, - отсмеялся главарь. - Но вот разбойниками впервые. Вы чего, про нас не слышали?
        Еще раз осматриваю его. Полуголый мужик, куча шрамов прячется под краской, мощное тело, жилистое, зря его щуплым назвал, он только по сравнению с другими меньше кажется. Те вообще монстры, настоящие варвары. Здоровые, волосатые, у некоторых еще и пузо объемное, как у заядлых любителей пива. Больше всего они смахивают на раздетых байкеров, если бы не оружие и шрамы от когтей и зубов монстров.
        - Нет, не слышали.
        - О как, - кашлянул Палагорн, потом хлопнул по груди кулаком. - Мы Адепты Битвы. Лучшие воины в этом болоте!
        - Между прочим нас много, - словно невзначай дополнил его товарищ. - Пять десятков уже наберется. Странно, что вы о нас не слыхали.
        - Да новички они, - фыркнул презрительно еще один. - Поросль зеленая.
        - И правда, - оценивающим взглядом прошелся по нам главарь. - Уровни маленькие, оружие так себе. Этот вообще маг. Слышь, Светлячки, вступайте к нам!
        Пока мы обтекали от такого поворота беседы, Палагорн подошел к нам, цыкнул на броню Борма, покачал головой. Чувствую себя манекеном на витрине, так пристально к нам приглядываются эти Адепты Битвы. Еще одни психи в этом новом мире. Как бы свалить потактичнее, чтобы не пришлось превращать тут все в бойню? То, что мы их уделаем, я сомневаюсь. Но и без потерь они не обойдутся, уж пару человек мы точно положим.
        Палагорн словно мысли прочел, резко отступил от нас, опасливо косится на меня. Учуял угрозу? Он покруче Изгала в этом будет.
        - Так что? - снова принял вызывающий вид, пышет бахвальством. - Вступаете?
        Борм устал молчать, вышел вперед, вперил взгляд в главаря. Гулким басом, на пару тонов ниже, чем я привык слышать, спросил:
        - Вы вообще чем занимаетесь, для начала?
        - Сражаемся, - охотно отвечает Палагорн. - Со всеми подряд махаемся, ха-ха-ха! Наподдаем под зад монстриками, да и пару людских бошек проломить не прочь.
        Остальные его поддержали одобрительым смехом и кивками. Ведут они себя с нами свободно и вольготно, за оружие не хватаются. Сражаться в Гримграде никто из них не будет, не идиоты. Мы тоже вспомнили о правилах для убийц, успокоились. Я так точно, а Борм только и ответил ему:
        - Ясно, - и замолк, как воды в рот набрал.
        - А за что сражаетесь? - проявил любопытство я. - За идею или деньги?
        - Мы тебе не наемники, - с наездом попер на нас Палагорн. - Мы настоящие воины, понял?
        - Понял, - киваю. - Так чем занимается ваша организация?
        Чуть не ляпнул шайка, но удержался.
        - Я же сказал, - недовольно скривил губы мужик. - Просто сражаемся.
        - Для чего?
        - Еще один слизняк, - сплюнул в кострище самый бородатый.
        - Для битвы не нужны причины! - громко высказался его сосед по бревну.
        На такое отвечаю лишь недоуменным молчанием. Точно психи, почему нам так везет на всяких фриков, остались вообще нормальные люди еще?
        Палагорн подошел ко мне, по пути толкнув Борма плечом, он смотрит в глаза, не моргая. А у него глаза мутноватые, зеленые, как в затянутом тиной болоте, белки глаз красные, словно тот давно не спал. Чудится мне в этих глазах сумашедшинка, когда сразу понимаешь - человек не в себе.
        - Разве ты не ощущаешь наслаждения от битвы? Или ты боишься в этом признаться, как и остальные слизняки в городе?
        - Допустим, иногда ощущаю, - соглашайтесь с психами, просто соглашайтесь.
        - Хорошо, - слегка успокоился воин. - Тогда ты должен вступить к нам. Есть несколько условий...
        - Я не собираюсь вступать к вам, - сразу даю ответ. - И вообще, нам пора.
        - А, - понимающе тянет Палагорн. - Боишься. Страшно сражаться?
        Детская подначка, но я завелся. Уж больно этот псих раздражает.
        - С чего ты так подумал?
        - Перед битвой любой человек ощущает страх. Страх боли, страх крови, страх поражения и смерти. Во время битвы страх еще больше! Но стоит ей закончиться... Хочется еще! Еще крови! Еще и еще!
        Палагорн распалился, глаза блестят, говорит с жаром, со страстью. Но его вера не цепляет, лишь морщусь на его вопли.
        - Вот ты завелся, успокойся.
        Палагорн улыбается, понимающе так, словно взрослый ребенку.
        - О, так я прав. Ты уже ощущал жажду битвы.
        Достал, дай уже пройти спокойно. Выскажу ему все прямо, задолбал.
        - Раз вы неспособны усмирить это желание "еще" - то вы уже не люди. Просто звери.
        Вот только попробуй ляпнуть, типа люди и есть звери или про инстинкты какую-нибудь хрень смолоти. Есть такие люди, что вызывают мгновенную антипатию, вот так и хочется в табло прописать. Я такое лишь пару раз встречал, и надо же, в третий раз повезло.
        - И что? Бояться себя? Своих желаний?! - завопил Палагорн, скривился, как лимон съел, окинул презрительным взглядом. - Ха! Да ты просто трус. Проваливай, маг.
        Мы и пошли, надо еще тут в споры с психами вступать. В спину нам летят слова остальных Адептов:
        - Я же говорил, слизняк.
        - Пф, еще и трус в броне. Боится боли.
        - Да ладно вам, Светлые все такие.
        - Ха! Тоже мне, Фракция, смех один. Даже смахнуться с ними не хочется.
        - Ты че? Зассал?
        Мы скрылись за деревьями, но еще долго до нас доносятся обрывки смеха и звуки потасовки.
        - Каких только чудиков не встретишь, - вздохнул Борм. - С голой жопой в бой бегают.
        - Ага. Видал сколько шрамов?
        Борм промолчал. Говорить тут не о чем, нам даже обсуждать их не хочется. Просто идем дальше по тропинке. До входа на шестой уровень должны быть еще две таких стоянки, передохнем на одной из них.
        - Знаешь, - сказал я, переступая через корень дерева на тропинке, - вроде я не молчуном был, общие темы с любым человеком находил. А последнее время такое ощущение, что я с людьми будто на разных языках говорю. Не понимаю ни мотивов, ни тем, ни чего им вообще надо, ни-хре-на. Уже не понимаю, я чудик или окружающие?
        - Не ты один, - Борм пригнулся, чтоб головой не зацепить низкую ветвь. - Я так говорить с людьми даже не хочу. Честно говоря, слушать тоже.
        Пусть ко мне это не относилось, рот я прикрыл. Да и зачем шуметь словами в такое утро? Стоило отвлечься от мыслей и болтовни, как окружающий мир напомнил о себе. Поют птицы, мелодично и не очень, шуршит успокаивающим фоном листва, время от времени рядом с тропой слышны аккуратные шаги животных или журчание ручьев. Макушку припекает Кристалл Мира, как ярким, летним солнечным днем, а дышится так легко и свободно, что хочется вдыхать сладковатый, пахнущий травами и теплом воздух, все больше и больше.
        Мы перекусили на следующей стоянке, термоса поделились горячим чаем, бутерброды с мясом, подкопченным и сочным, пошли на ура. Посидели, вытянув уставшие ноги, набрались сил, я читал методичку от Даттэ, Борм полировал меч, вглядываясь в отражение время от времени.
        Убираю термос и тетрадь в пластину. На языке все еще вкус терпкого, сладкого чая, успокаивающего и придающего сил.
        - Готов?
        - Идем, - кивает друг.
        Спустя полчаса мои пальцы касаются воронки тумана, спина Борма исчезла в нем мгновенье назад. Задержка дыхания, как перед прыжком в воду, шаг вперед, в прохладный и влажный туман перехода.

        ГЛАВА 5. ХИТРОСТЬ ГОБЛИНОВ И ПОДЛОСТЬ ЛЮДЕЙ.

        “Шестой уровень Катакомб. Скалы Гоблинов”
        Исчезает надпись перед глазами, туман вьется воронкой за спиной. Первое, что ощущается здесь - жар. Потолок уровня пылает желтыми кристаллами, что выдают слепящий свет и тепло, они жарят каменистую землю, пропекают высокие скалы не хуже палящего пустынного солнца.
        - Я тут сварюсь в доспехах за полчаса, - недовольный голос Борма.
        Мы оглядываем уровень, вроде никого опасного, есть время. Скалы Гоблинов, некрасивое место, здесь нечего разглядывать. Все серое, опаленное и давно выцвело от палящего света кристаллов. Огромный уровень, уже больше смахивающий на отдельный мир, чем на пещеру. Острые пики гор, треснутые камни, из земли пробиваются острые побеги кустов, покрытые шипами. Надо будет не забыть взять таких, из этих кустиков делается парализующий яд, Димид просил захватить для опытов.
        Тут есть только одна достопримечательность - Пики Близнецы. Их отсюда видно, две скалы возвышаются вдалеке, царапают пиками потолок, тот что слева чуть меньше, но острее на вид. Еще их называют Западный и Восточный, для новичков единственный нормальный ориентир тут.
        - Идем, найдем пещеру попрохладней, - подгоняет Борм.
        Камешки хрустят под сапогами, когда мы спускаемся с возвышения. Мы обсудили что делать вчера, примерно знаем куда идти. Будем на окраинах осматриваться, на наших уровнях соваться дальше самоубийство. Пока идем, в уме прогоняю строчки из записей Даттэ:
        “Гоблины не однородны, у них есть свое общество. Уровень делят кланы и племена. Есть три крупных и сильных клана гоблинов, два делят Пики Близнецы и подземелья в центре, богатые металлом и пропитанием. Третий клан занимает самые глубины уровня, уровни у них самые высокие, хорошо, что они на поверхность никогда не вылазят. Да и не смогли бы, гоблины этого клана почти ослепли от темноты, их легко узнать по белесым глазам.
        Все остальное занимают племена, большие и мелкие. Чем дальше от центра, тем слабее племя. Гоблины не гнушаются воевать друг с другом, делят территории, можно подлавливать раненных после драк, многие этим пользуются”
        Хорошо, что это знаем и не полезем по глупости в самую жопу. Будем ходить в пещерах, глубоко не лезем, больше смотрим, чем сражаемся. Хорошо будет найти таких же новичков, поглядим как они будут сражаться. По окраинам только новички вроде нас и ползают, ребята покруче рубятся дальше.
        Узкие тропки, куда не кинь взгляд - острые грани возвышающихся скал, чахлые кустики с шипами, трещины и провалы. Голову напекает, спина мокрая от пота, каково Борму в доспехах спрашивать не хочется. Мы пошли налево, находя более ровные проходы. Приходится протискиваться боком между камней, подниматься и перелезать грубые валы камней. Проход в глубины мы нашли спустя долгие двадцать минут, показавшиеся многочасовым адом. Жарко, как в бане, только тут воздух сухой, полный пыли и запаха камня. А еще что-то между лопаток зудит и мурашки по спине.
        - Фух, ну наконец-то! - Борм скинул шлем, только мы зашли в пещеру.
        Разница в температурах такая, словно мы зашли в холодильник после вулкана. Борм утирает потное лицо, отбрасывая пряди мокрых волос. Я не так взопрел, но тоже с наслаждением вдыхаю прохладу пещер. Оклемавшись, пошли дальше, вглубь.
        Потолки тут высокие, не ниже трех метров. Главное, что не темно, пещеры освещает оранжевый свет кристаллов на потолке и стенах. На поворотах кажется, что за ними пылающие костры, но стоит заглянуть, как попадаешь в такой же проход. Мы не опасаемся, гоблины днем высоко не поднимаются, предпочитают сидеть в более темных и сырых местах.
        - Отдохнем немного.
        Мы дошли до развилки, три прохода, все резко уходят вниз. Дальше легко встретить гоблинов-разведчиков, а то и отряд одного из племен. Чем дальше мы зайдем, тем больше встретим подобных развилок. Ориентироваться трудновато, но всегда можно выйти. Чем глубже, тем шире и выше пещеры, больше развилок и поворотов, а еще темнее. Главное помнить такие мелочи, а там уже вылезешь.
        - Борм.
        - Чего? - рыцарь протирает шлем изнутри тряпочкой.
        - Ты не чувствовал слежки наверху? Мне кажется, за нами кто-то шел.
        - М-м? Да нет. Но на всякий случай буду оглядываться почаще.
        Хорошо, что друг воспринимает мои ощущения всерьез. Никаких “тебе показалось”, это радует. Будем надеяться, что не параноик и ощущение сверлящего взгляда между лопаток мне показалось. Обычно народ тут ходит ближе к вечеру, когда за гоблинами глубоко лезть не надо, сами вылазят. Это новички вроде нас с утра пораньше лезут, странно только, что мы лишь один отряд по пути встретили. Да и те возвращались. Рановато мы вышли, наверное.
        Спускаемся по центральному проходу. Пол пещеры с каждым метром грубее, трещины и камешки попадаются все чаще, воздух становится влажным, противная сухость в горле пропадает. Хочется чихнуть как следует, но держусь, хоть в носу и свербит так, что аж глаза слезятся. Нельзя шуметь, рядом могут быть гоблины.
        Уклон выпрямляется, мы на следующем ярусе пещер. Выходим в большой грот с озерцом в другом конце и провалом в следующие пещеры. Именно здесь мы впервые в жизни встречаем гоблина.
        - Апхчи! - чихаю громко, с эхом и гулом на весь грот.
        Звук отражается от высокого потолка и покатых стен. Гоблин подпрыгнул, резко обернулся к нам. Он сидел на берегу озера, на корточках, может рыбу ловил или пил, черт его знает. Борм едва слышно ругнулся сквозь зубы, укоряющий взгляд чувствуется кожей.
        - Что? Он все равно нас заметил. Разведчик же.
        “Гоблин-разведчик. 25ур"
        Наш пещерный друг подбирается ближе, выходя на более освещенную середину. В оранжевом свете пещер он кажется еще уродливее. Ростом до пупка обычному человеку, зеленая кожа, в прыщиках и мелких язвах. Гоблин медленно ступает навстречу, дергается лысая башка с длинными ушами, мочки оборваны, кончики как обжеванные. Гоблин не сводит с нас взгляда мелких, злых глаз, черных. Глаза у него идеально круглые, нечеловеческие, противно смотреть. Нос длинный, из широких ноздрей торчат волоски, тонкие губы щерятся в жестокой ухмылке, обнажая желтые острые зубы.
        Одежды почти нет, только сальная повязка вокруг бедер, пояс с веревочками и мелочью, вроде черепков крыс и непонятных бутыльков и широкий, щербатый нож в трехпалой лапе. Гоблин костлявый и несуразный, пропорции тела искажены, одна рука длиннее другой, с ногами такая же лажа.
        - Ну и уродец, - протянул Борм, обнажая меч.
        Гоблин ломанулся в атаку, резко, неожиданно. Успеваю жахнуть Стрелой Света, гоблин легко увернулся, прыгнул на Борма. Рыцарь рубанул мечом, но ловкая тварь извернулась прямо в прыжке, налетела на друга молча и быстро.
        - Отцепись, тварь! - Борм пытается скинуть гоблина с брони.
        Если я жахну магией, задену друга. Достаю стилет и кидаюсь на помощь. Гоблин уже забрался на плечи Борму, перехватил тощими ногами шею, замахнулся кинжалом и ударил в зазор между броней и шлемом, прямо в шею. Бросаю стилет, но попадаю рукоятью по спине. Вот дерьмо!
        - Борм! - только и успел бестолково крикнуть.
        Гоблин застыл, а я выдохнул от облегчения. Борм проткнул его снизу, насадил как бабочку на булавку. Рыцарь поднял тщедушное тельце на клинке, сбросил на пол.
        - Ты как? - пара шагов и я рядом. - Он тебе почти в шею кинжал всадил.
        Борм попал в ножны с третьего раза, одной рукой снял шлем. Лицо бледное, как бумага, ни кровиночки.
        - Не знаю, - аж трясет от адреналина друга. - Погляди.
        Все в порядке, гоблин лишь срезал прядь волос на шее, не дотянул до кожи. Даже царапины нет.
        - Повезло.
        - Охренеть он шустрый, - глубоко вздыхает Борм, успокаиваясь. - Я растерялся на секунду, а он уже на мне сидит.
        Борму действительно сильно повезло. Гоблины-разведчики уникальные твари. Единственные из гоблинов, что ходят по одиночке. А также единственные, кто использует яд на оружии среди гоблинов. От уродца воняет, черная кровь пахнет тухлятиной, а из мертвых глаз не исчезла злоба. Даже умирая, гоблин не убрал с рожи жесткую ухмылку, уверенный, что зацепил человека. Я забрал два пузырька на веревочках, сделанных то ли из древа, то ли из засохшего гриба, Димид потом разберется, что это за дрянь. Кинжал брать в руки не хочется, но пришлось. Зеленоватый металл, зазубренное лезвие, мелкая рукоятка без обмотки, человеку такой точно не подойдет. Ислана разберется, надо забрать.
        Борм получил двадцать второй уровень, а я даже репутации не получил. Еще и стилет искал добрых пять минут, пока не обнаружил его под ногами друга.
        - Что дальше? - Борм снова спокоен и собран, ни тени сомнений, только уверенность и неполебимость.
        - Все по плану, - прячу стилет в петельку изнутри накидки. - Раз встретили разведчика, значит скоро тут будет патруль. Будем сражаться здесь. Давай-ка тело уберем.
        Противно трогать гоблина, но приходится. В две пары рук мы дотащили тщедушное тельце до озерца в углу пещеры, камень на грудь и труп исчез в темном зеве подземных вод. Мы же сели у стены возле прохода вниз, сразу нас не увидят, наросты на стенах помешают. Ударим в спину, остается лишь подождать.
        Какое-то время я еще поглядывал на проход наверх, но никаких преследователей не обнаружил. Похоже, все-таки показалось или от нас отстали. Ну и хорошо, ждем.
        Только я настроился подремать, как послышались шаги. Тихие, осторожные, шлепанье босых ног выдает их, гоблины. Они вышли в грот, озираются, в поисках разведчика. Эти повыше будут, до груди мне ростом, массивнее, мускулы перекатываются под зеленой кожей, на торсах безрукавки из тонкой кожи, трехпалые пальцы сжимают изогнутые мечи из зеленоватого металла. Гоблины-воины, трое. Еще секунда и они обернутся, увидят нас. Резко встаю, Стрела Света срывается с ладони, вгрызается в спину гоблина, оставляет за собой рваную дыру, в которую можно просунуть руку. Первый враг падает, осталось двое.
        Борм быстро подскакивает к левому, я к правому. Клинок Света сияет в руках, ослепляет гоблина. Тот щурится, рычит неразборчиво, кидается в атаку. Гоблин сжимает меч двумя руками, острие смотрит мне в грудь, зеленые, пухлые губы щерятся в злобной усмешке. Он готов проткнуть меня насквозь, быстрый гад, очень быстрый! Шаг в сторону и взмах Клинком Света, почти наугад.
        - Гри-и-и! - визг тонкий и высокий бьет по ушам, в нем отчетливо слышится боль и страх.
        Я отрубил ему руки, хорошо. Гоблин пятится, прижимает обрубки рук к груди, по мерзкой роже текут слезы боли, он дрожит от страха. Гоблин резко разворачивается и срывается в бег, Стрела Света догоняет его, прошивает как иголка бумагу.
        Борм наступает на своего врага, небрежно отражает удары щитом, давит, каждый шаг заставляет гоблина отступать. Еще пара секунд, взмах острого меча, гоблинская голова катится по полу, снесенная с плеч.
        "Получен новый уровень! Ваш ур - 21"
        "Получен новый уровень! Ваш ур - 22"
        "Получены Очки Развития: + 4 (4)"
        "Получена Репутация: + 200 (845)"
        После опасного и юркого разведчика, этот бой вышел простым, все закончилось за секунды.
        - Как-то просто вышло, - веселый голос Борма. - От воинов я ожидал большего.
        - Эти не настолько быстрые, - кивнул я. - Да и внезапность сыграла.
        Только наклонился над первым трупом, чтобы обобрать, как позади что-то громко разбилось. Звон стекла раздался эхом, все вокруг заволокло фиолетовым дымом. Не успеваю ничего сообразить, обернулся на звук, сдуру вдохнул, кашель раздирает легкие. Рядом кашляет Борм. Конечности немеют, падаю, не удержавшись на ногах. Фиолетовый дым быстро рассеивается, мы валяемся на полу, среди поверженных гоблинов.
        - Какого, кхе-кхе, хрена?! - сипит Борм, да так сдавленно, словно его душат.
        Я тоже с трудом дышу, тела вообще не чувствую. Лезвие Клинка Света перед глазами, хорошо хоть не зарезался, когда упал. Чувствую магию, как Источник поддерживает навык, но не тело, даже моргать трудно. Пытаюсь встать, но лишь трепыхнулся вяло.
        - Вы еще не настолько сильны, чтобы перебороть яд, - насмешливый голос впереди.
        К нам подходит низкая фигура в балахоне, скидывает капюшон. Я его узнаю! Тот мужик-гном, что врезался в Борма в городе и наорал! Ветхий серый плащ волочится за ним, великоват будет. Остальное подогнано как надо, кольчуга, штаны, сапоги. Вьются неровно сплетенные косички в широкой бороде.
        - Ты, говна кусок, - Борм тоже его узнал.
        - Завали-ка пасть, дылда стальная! - нагло ответил мужик.
        Кто же ты такой, ушлепок?
        “Рагнач. 42ур”
        Нейтрал, значит, только вот ростом и выделяется. Да и уровень великоват для этой песочницы. Что он тут забыл? Пока он переругивается с Бормом, думаю. Какого хрена он напал? Хочет обокрасть или убить. Скорее всего и то, и другое.
        Рагнач пнул Борма в голову, поток брани от рыцаря не прекратился. В итоге он колотил его по башке пока Борм не умолк. Друг не отрубился, вижу, как в прорезях шлема сверкают злостью глаза.
        Рагнач подошел ко мне, сел на корточки, вздернул за волосы, отпустил. Клацнули зубы об пол, зато теперь смотрю прямо вперед, на него.
        - Чего вылупился, маг? - Рагнач сморкнулся в сторону, зажав ноздрю пальцем, вытерся об балахон. - Не пырь глазенки, а то выколю. Не собираюсь вас убивать.
        Ну-ну, как же. Траванет напоследок и гоблины нас сами добьют.
        - Странно, - хмыкнул этот гном бородатый. - Ни страха, ни вопросов. Неужто прошарил?
        - Живыми мы отсюда не уйдем, - больше утверждаю, чем спрашиваю.
        - Не уйдете, - довольно соглашается Рагнач. - Я вообще никого еще лично не убил из людей. Не люблю я это дело. Так что приучил местное племя, что если слышен свист - рядом добыча. Ща вот свистну и пойду дальше по своим делам. Они знают, что Храмовники исчезают после смерти, так что будут кушать вас медленно, по кусочку. Смерть у вас будет паршивая.
        Ну уж нет, так просто не сдохну! Яд не будет действовать вечно, надо лишь перебороть его действие. Вот только как?!
        Рагнач с наслаждением всматривается в мое лицо, паскудное хихиканье так и вырывается из горла. Для него не секрет мои мысли, наверняка не впервой подобное проворачивает. Толстые пальцы шарят по моему телу, вытаскивают эликсиры, стилеты, вот и пластину нашел.
        - У меня к тебе вопросец есть, - пока обыскивает по второму кругу, болтает Рагнач. - Говорят, в Храмах знают Истину. Что такое эти Катакомбы, куда делось почти все человечество, откуда взялась Пирамида, с которой все началось. Что это за Система и для чего вообще все это дерьмо происходит. Расскажешь - отпущу.
        Блин, что делать? Впервые слышу про такое. Надо соврать что-нибудь! Наплету с три короба, может и выживем? Не успел я ответить, как Рагнач хмыкнул и выдал:
        - Слишком много удивления. Не знаешь, значит.
        - Просто удивлен, что такие слухи пошли.
        Рагнач встал, осторожно схватил меня за запястье, отвел руку с Клинком Света в сторону, явно опасаясь магии, а потом размахнулся и отвесил мне пинок по лицу. Особо удара не почуял, в глазах все крутится, на языке солоноватый вкус крови, щеку прикусил.
        - Писька у тебя еще не выросла, чтобы меня обмануть.
        Ублюдок рассмеялся, пнул мне по ребрам, да так, что аж хрустнули. Засунул пальцы в рот, пронзительный свист заложил уши, разнесся по подземельям сигналом для гоблинов. Трапеза ждет.
        - Думаю, пара минут у меня есть, - к чему-то прислушался он. - Продолжим.
        Он сдирает с Борма броню, запихивает элементы доспехов в мою пластину. Черт! Твою мать! Черт, черт, черт, черт! Что делать?!
        Пытаюсь дернуть хоть пальцем. Рагнач спиной ко мне, засадить бы Клинок ему в спину! Глухо, вообще тела не чувствую. Только быстрое биение Источника. Повернуть бы хоть ладонь в его сторону, саданул бы Стрелой Света. Бесполезно.
        Раз чувствую магию, надо что-то делать с ней. Больше выхода нет. Разгоряченный паникой мозг выдает тупые идеи одну за другой. Я чувствую тонкий поток Света от Источника по руке и к Клинку Света, что не собирается развеиваться. Если наполню Светом тело, смогу пошевелиться? Волны энергии наполняют тело, вижу, как светится рука. Не получается, я так выдохнусь быстрее. Что я еще могу?
        Отвлекают звуки рядом, Рагнач с упоением избивает Борма. Друг и звука не издает, не дает насладиться стонами этому мелкому садисту. Черт, я обязан сделать хоть что-нибудь! Попробую Мерцание жизни, больше ничего не остается. Может, это выведет яд?
        Источник полыхнул в груди, как горящий факел в грудь воткнули, больно, черт побери! Заставляю себя молчать, не привлекать внимания.
        - Ну все, ребятки, пока, - лыбится во всю рожу гаденыш.
        Он проходит мимо меня, сапог чиркнул по носу. Стой, урод! А в жопу все, будь что будет! Еще одно Мерцание Жизни, прямо поверх первого.
        - Млять, - пищу от боли как мелкая девчонка, аж самому стыдно.
        Рагнач не обратил внимания, шагнул дальше, подкидывает мою пластину в руке. А я давлю стоны в горле, только не оборачивайся, дай шанс.
        Вижу, как вздуваются вены на тыльной стороне ладони. Теперь я почувстовал тело, каждую венку и капилляр, ощущение, будто кровь горит и бежит раскаленным потоком по венам, омывает каждую мышцу и косточку крутым кипятком. Сжимаются пальцы на рукояти, чуть приподнимаюсь и с наслаждением втыкаю острие Клинка Света в ногу мелкого ушлепка.
        - Ай, сука! - тот падает как подкошенный.
        Пластина со звоном катится к озерцу. Рагнач встал на колено, увидел мой многообещающий взгляд. Резко метнулась рука за пазуху, он достал толстый флакон с фиолетовой жидкостью внутри, замахнулся.
        Я хотел отрубить ему башку, но промахиваюсь, отсекаю занесенную руку. Клинок Света гаснет, я падаю, энергии нет, все потратил на последний рывок. Отрубленная рука медленно падает, разжимаются в полете толстые, волосатые пальцы, отпускают в полет флакон с ядом. Флакон разлетается осколками под вой боли Рагнача, все заполоняет фиолетовый дым.
        Яд рассеялся в воздухе. Валяемся втроем, у меня перед лицом копится лужа крови из обрубка руки Рагнача. Тот матерится сквозь зубы, не в силах пошевелиться.
        - Хоть тебя с собой заберем, - флегматично сказал Борм.
        - Дебилы, - плачется в потолок Рагнач. - Я противоядия не брал, я истекаю кровью! Гребаные Светлые, ненавижу! Ненавижу вас!
        - В чем дело, бородач, - потешаюсь над врагом. - Не хочется умирать? Ты не бойся, гоблины сожрут тебя раньше, чем ты истечешь кровью.
        - Суки! Твари! Ублюдки! - воет Рагнач во всю мощь легких.
        - Не рой яму другому... - глубокомысленно выдал друг. - Красавчик, Леон.
        - Ага, - отозвался я, борясь с усталостью, так и охота отрубиться.
        - А еще так сможешь? - проблеск надежды в голосе друга.
        - Сил нет.
        - Понятно, - спокойно ответил рыцарь. - А ведь ты обещал.
        Вспоминаю наш разговор тогда, в Леденящем Лесе. Вслух не обещал вообще-то, но друг прав. Я не могу дать ему так тупо умереть. Но магия и правда кончилась, а если бы и была, еще один такой трюк меня убьет. О, Свет, я идиот, есть же возможность восполнить силы. Прикрываю глаза.
        “Очки Развития: -4 (0)”
        “Свет: +4 (30)”
        Источник сжимается, медленно, тягуче, пока не превращается в точку, пылающую в груди. С каждым десятком были последствия, что на этот раз?
        Ответ пришел вместе со взрывом изнутри. Меня буквально выжигает Светом, перед глазами ничего не вижу, кроме слепящей белизны. Источник резко разросся, ничего не оставив из внутренних органов. Дышу, но не чувствую необходимости, похоже, легких у меня теперь нет совсем. А еще что-то исчезло в чувствах. Что-то важное и необходимое.
        Ладно, не об этом сейчас надо думать. Мерцание жизни! На этот раз хватает одного раза. Рвано, дергано поднимаюсь. Ладонь скользит в крови, но я упорно поднимаю тело. Встаю, шаг к Борму, оружие в ножны. А, точно, пластину забрать надо. Уже слышны отдаленные крики гоблинов, радостные и предвкушающие. У меня минута, не больше. Странно, никакого мандража, просто рассчитываю действия и возможности. Пластину забрал, Борма за шкирку взял, тащу.
        Тяжело, но тащу, под злобные маты Рагнача, что с каждой секундой все тише и неразборчивей. Он умирает и знает это. Херового тебе посмертия, ушлепок! Пусть гоблины обглодают твой труп.
        Шаг за шагом, руку оттягивает вес друга, что не в силах шевелиться, только наблюдать как его ноги волокутся по полу, собирают камешки в отвороты сапог. Гоблины все ближе, гомон десятков зеленых уродцев отражается от стен грота гулким эхом. А я все ближе к выходу наверх, шаг за шагом, утекают силы, вены на руках уже не светятся, а перед глазами плывет и крутится пространство, меняя местами пол и потолок.
        Все как и рассчитано, секунда в секунду. Затаскиваю тушу Борма за поворот, и тут же радостные крики гоблинов долетают до нас. Приятного аппетита, уродцы. А теперь еще шажок наверх, блин, тяжело! Еще шаг, подтянуть друга под тихий треск ткани, повторить до победного. Еще шажок...
        ***
        Третий день отлеживаюсь после приключений в пещерах. Дома никого нет, все заняты магазином, а я отлеживаю бока на кровати. Дерьмо, скукота... Но если встану, Лазар мне башку открутит, все уши прожужжал про режим и все такое. Чем-то ему мое состояние праны в теле не нравится. Как будто я в восторге!
        - Блин, - закидываю руки за голову, одеяло сползает на живот.
        С трудом помню, как вытаскивал Борма, а потом уже тащили друг друга по очереди. К городу вышли уже ночью, залитые Эликсиром Весны по брови. Тот долбанный гном здорово отделал Борма, чуть не все кости переломал, силища в этом хмыре была та еще. Челюсть он мне сломал одним пинком, когда действие яда прошло я готов был на скалы лезть от боли. Но все это мелочи.
        Поднимаю руку перед лицом, вспышка желания, кисть окутывает мягкий Свет. Сейчас такие фокусы выходят сами собой, а любая вспышка эмоций превращает меня в гирлянду, свечусь как дебил на новогоднем празднике. Привыкну держать себя в узде, рано или поздно. Меня беспокоит совсем другое.
        Я не ел и не пил ничего кроме зелий уже сутки и не хочется. Не ходил в туалет, часто забываю дышать. Дерьмо, я забываю просто вздохнуть и часами лежу как труп! Когда Лазар пришел проведать меня ночью, думал я сдох! Он здорово перепугался. В отличии от меня. Свет забрал мой Страх. Нет больше этой эмоции, как отрезало. Я все честно рассказал ребятам, ничего не утаил. Лугос мне даже спец допрос устроил и остался доволен. В психа не превратился. Пока копаюсь в себе, много думаю, заняться все равно нечем.
        Переворачиваюсь на бок, разглядываю уже известный до малейших деталей стол. Тяжелая столешница, ящики, позолоченные ручки, ножки в виде лап неведомого чудища. Странный стол, но прикольный.
        Раньше думал, что страх заставляет меня действовать, сражаться, выживать. Что без страха не будет никакой мотивации, что без страха можно лишь бестолково сдохнуть. Читал как-то, что воин без страха просто труп, что бесстрашность и храбрость разные вещи и прочую чушь. Все это оказалось чушью. Я не лишился других эмоций, не стал вдруг идиотом, лезущим в любые авантюры. Понимание что опасно, а что нет, стало только глубже. Страх подобен шорам на глазах, а теперь они упали, не мешая оценивать реальность как положено. Бесстрастно.
        Мне нравится жить, нравится наслаждаться едой, выпивкой, общением и всем, что наполняет жизнь людей радостью. По-прежнему не нравится боль, смерть, не желаю терять товарищей, также не люблю убивать без причин или калечить других. Не полезу в бой без причины или выгоды, не подставлю друзей под смерть, несмотря ни на какие доводы. Да, я не боюсь их потерять, просто не желаю этого. Это оказались разные вещи. Привязанность и страх потери. Первое - доверие, второе - эгоизм.
        Ничего не изменилось, а вся прочитанная про страх дребедень так и осталась чушью на страницах книг, не имея с реальностью ничего общего. Свет забрал или подарил, вот о чем думаю второй день. Не нахожу ответа, а от мусоливания одних и тех же доводов уже голова трещит.
        - Скучно, блин, - катаюсь по кровати как ребенок, не желающий спать днем.
        Хотел побриться, типа предлог встать и пройтись. Да вот только на лице нащупалась привычная бородка и не следа щетины вокруг. Еще одна странность, ведь раньше хватало трех дней, чтобы получить облик обросшего мужика, словно вылезшего из-под днища “Жигулей” в любимом гараже.
        Могу не есть, ни пить, не обязательно дышать, бриться и ходить в туалет. Ничего не боюсь, просто не могу испугаться. Тело на треть состоит из энергии, магии, Света, как ни назови, один хрен. Я перестал быть человеком.
        - Как говорит Димид, - бурчу в подушку. - Печалька.
        - Разговоры с подушками до добра не доведут! - веселый голос от входа.
        - Лазар? Чего приперся?
        Целитель идет пружинистым, бодрым шагом, с задорной лыбой на лице. Видно, что человек жизнью наслаждается. А у меня тело ноет, кости крутит и выматывает тянущая боль в мышцах, от которой так трудно отвлечься. Как охота ему вмазать, чтобы тоже хреново стало.
        - Будешь подопытным, - припечатал Целитель.
        - Чего?!
        Ответом стал мелкий флакон, упавший в руки. Размером с мизинец, внутри прозрачная, как слеза, жидкость. Плотная пробка с нарисованным смайликом. Ох уж этот Димид, точно его работа.
        - Новое зелье Димида, - соизволил объяснить Лазар. - Пей давай, я пошутил, не опасно.
        - Да ну? - приглядываюсь к зелью.
        Хм, описание почти такое же, как у Эликсира Весны, только одна новая строчка.
        “Эликсир Осени”
        "Заживляет любые повреждения средней тяжести. Снимает боль. Лекарство от большинства легких болезней"
        “Заживляет энергетические повреждения легкой тяжести. Ускоряет восстановление”
        "Создатель: Димид"
        Пробка слетела с тихим хлопком. Принюхиваюсь. Пахнет опавшей листвой, грибами и брусникой. На вкус оказалось так же, как и на запах, немного вяжет язык, как от хурмы, а в целом очень даже вкусно.
        - Ну как? - цепким взглядом проходится по мне Лазар.
        - А полегчало, - удивленно отозвался. - Отличная штука.
        Тянущая боль исчезла, как по волшебству, кости перестало ломить, в голове прояснилось. Лазар на слово не поверил, тычком в лоб уложил обратно в постель, водит руками над телом, хмурит лоб.
        - Если бы тебя мечом проткнули, я бы за секунды залечил, - объясняет Лазар. - Но вот повреждения от магии пока чинить не приходилось. Пришлось просить Димида сделать хоть что-нибудь. А то ты бы еще пару недель валялся.
        - Стоит сказать ему спасибо.
        - Это уж точно, - улыбнулся наконец друг. - Он два дня на ногах, от котлов не отходил. Изгал тоже замотался, носился вокруг Гримграда, собирая ингредиенты, сейчас дрыхнет как младенец, пушкой не разбудишь. Так, вроде в порядке. Точно себя нормально чувствуешь?
        Взгляд прожженного прокурора пронзает рентгеном.
        - Точно, - спокойно киваю. - Могу я уже встать? Задолбало тут валяться, честно.
        - Хорошо. Но чтобы при любых проблемах сразу звал! Это не шутки, тут врачей нормальных нет!
        - Да понял я, понял.
        Зануда, я еще на третий раз внял, а он все повторяет. Детский врач точно для него профессия. Ну или мастер пыточных дел, сломал, залечил. Помню еще, как он умеет пытать. Других еще не видел, но уверен, Целители все немного шибанутые.
        Лазар держит себя в руках, но замечал я в глазах его странный огонек, маньячный такой. Ему интересно, как я могу есть и дышать, почему зелья на меня действуют, если все это просто исчезает внутри, распадается в Свете. Мне и самому интересно, но отдаваться на опыты не желаю. И так примерно знаю, как это работает. В момент вдоха в груди появляется знакомое ощущение, словно легкие на своем месте. Имитация, проще говоря. Так Лазару и ответил, жаль, что маньячный блеск стал только сильнее.
        Куда больше интересует другой вопрос. В Храмах знают Истину. Я хорошо запомнил слова Рагнача, чтоб ему в желудках гоблинов икалось. Вряд ли Светлые ответят нам сейчас на все вопросы. Я бы не отвечал на их месте, слишком мы обособлены и непонятны пока. Но ничего страшного, сейчас есть другие заботы, время поджимает совсем по другим вопросам. Хватит разлеживаться, пора вставать и браться за работу. Любопытство можно будет утолить и потом.
        Через час уже пожалел о желании встать. Сижу на крыше соседнего дома, который будет магазином, под мышкой доски, которые хрен знает откуда достал Лугос, в другой руке кувалда и гвозди. Неужели так трудно достать в Гримграде обычный молоток?
        - Леон! - кричит снизу Изгал. - Чуть правее!
        Вижу его рожу сквозь перекрытия крыши, глаз щурит, присматривается, чтоб ровно доски ложились.
        - На хрена нам вообще крыша? - бурчит рядом со мной Борм, без доспехов чувствующий себя неуютно. - Дождей-то нет. Дай молот на секунду.
        - Держи.
        - И гвоздь, тут не хватает одного. Кто вчера тут работал? Косяпоры!
        Молча передаю парочку острых гвоздей, все еще теплых, только из кузни. До нас и сейчас долетает мерный звон молота и наковальни с заднего двора. Ислана не знает, что такое отдыхать.
        - Сам ты косяпор! - орет снизу Изгал. - У меня гвозди кончились!
        - Мозги у тебя кончились, - шепотом ругается рыцарь, - все же рассчитано, просто заколотил куда-то лишний.
        - Чего? - орет Изгал. - Не слышу!
        - Дурак ты, говорю! - отзывается Борм.
        Я стараюсь не ржать, но ответ Изгала просто убивает.
        - А?! Досок еще? Ща принесу! И говори громче, не слышно нихрена!
        - Идиот, - вздыхает Борм едва слышно.
        Изгал, уже дошедший до двери в другом конце комнаты, непостижимым способом услышал.
        - Сам такой!
        Прям ностальгия, блин. На заводе тоже так работалось. Ни черта не слышно из-за агрегатов и шума цехов, любое слово превращается в неразборчивое мычание. Зато маты и пальцовки слышатся идеально. Одним матным словом можно выразить что, куда, зачем и через сколько. Всегда это удивляло. А еще я задолбался в обычной жизни избавляться от привычки через слово мат вставлять. Но это фигня, был у меня знакомый, который даже в предложении из трех слов вставляет два “короче”. Убийство для слуха. Видел как-то, как он делал заказ в ресторане. Официантку было жалко...
        Ладно, отвлекся я что-то.
        - Молоток верни.
        - А? Звиняй, держи.
        - Придержи конец доски, вот тут.
        - Так?
        - Чутка левее, ага, норм.
        Тук-тук, пошла работа. До ночи должны закончить, а завтра открыться! Надеюсь, не я буду за прилавком.
        ***
        По закону подлости, он же справедливости, именно мне и выпало первый день стоять за прилавком. Раз два дня валялся без дела, то мне и работать, пока остальные отдыхают.
        Встали все рано, на улице темно. Ислана, зевая, ушла перебирать товар из своих железок. Димид повел в магазин, проводить ликбез по товару. Должен же я знать, что продаю?
        С улицы домик под магазин уже не напоминает развалину, что от неосторожного чиха сложится. Добротный дом в два этажа, лакированное дерево блестит от мерцания Кристалла Мира, два окна на дорогу прозрачные настолько, что кажется, будто их нет. Возле высокой двери две вывески на цепях, одна с названием магазина:
        “Клинки и Зелья”
        Просто и со вкусом. Вторая же вывеска с рисунком, на фоне толстого флакона перекрещенные топор и меч. Неплохо смотрится. Дверь открылась без скрипа, звякнул подвешенный колокольчик. Весь первый этаж - одно пространство без стен и преград. У стен справа простые деревянные стойки с мечами, кинжалами и топорами, на стенах крюки с оружием покруче, секиры, двуручники, молоты.
        У стены слева витрины в два ряда, на белом полотне стоят колбочки с зельями и кратким описанием эффектов, ниже ценники. Дальше прилавок, высокий и длинный, с кучей выдвижных ящиков и полок для товара и разных мелочей. Тяжелая столешница наполирована до состояния зеркала. За прилавком пара тяжелых, массивных кресел, а за ними лестница на второй этаж.
        Димид повел к зельям.
        - Гляди, тут весь ассортимент. Зелья ночного зрения, целебные, пара ядов, эти не рекомендуй, яды у меня хреново выходят. Кстати, фишка наших зелий самая крутая, упирай на это.
        - Фишка?
        Димид постучал костяшками пальцев по стеклу витрин.
        - Фишка же, ну? Я что, не говорил?
        - Мне уж точно нет! Я бы запомнил.
        - Оп-па, неловко вышло, - Димид почесал затылок. - Ладно, быстро объясню. Помнишь, что у Темных зелья другие? Больше на яды и урон рассчитаны?
        - Ну, что-то такое помню.
        - Так вот, у Светлых Алхимиков зелья на исцеление работают. У Огненных взрывчатка в основном или кислота какая. Водники мастера медленно действующих ядов, из целебных только усиливающие регенерацию видел. Темные пока не продают или я не в курсе. У Землевиков Алхимик пока не появился, про Воздушников не слышал. Вот и выходит, что по целебным эликсирчикам мы самые крутые. Спрос будет, мама не горюй!
        - И правда, - киваю. - Я бы и сам покупал у тебя, если бы не халява.
        - Хе-хе, цените меня больше. Короче, Эликсир Весны будет самый ходовой товар, четыре ящика за прилавком, как запас. За копейки или оптом не продавай, пусть всегда будет дефицит. Не надо никому знать, что я их могу тоннами варить.
        - Ну и ты жук, - качаю головой. - Одобряю. За сколько начнем продавать?
        - Осколок за штуку, не меньше! - категорично выдал друг. - Так, теперь по железкам. Тут все так же, как у Алхимиков. Для нас это фигово, потому что особыми плюшками к урону или силе удара клинки Иланы похвастаться не могут, печалька. По крепости Кузнецы Землевиков вне конкуренции. Короче говоря, впариваем железки для новичков, Ислана на них Репутацию набивает. Что-то покруче она может и будет делать только для нас.
        - Мда...
        - Между нами, - наклонился Димид. - Ее это капец как бесит, так что лучше не поднимай эту тему. Она уже разок с одним Огневиком Кузнецом на площади поцапалась, так что лучше помалкивай.
        - Понял, - давлю улыбку.
        А Ислана-то оказалась с амбициями. Ну ничего, только работать с большим усердием будет.
        - А, и последний сюрприз, - спохватился друг. - Ходи сюда.
        Димид перегнулся через стойку, достал пачку бумаг и что-то похожее на чайник с треногой.
        - Так, это рекламка, пойду расклеивать по городу. А вот это тебе, смотри сюда.
        Подхожу ближе. Ха, и правда чайник, только на подставке с тремя ножками.
        - Эту хрень Лугосу какой-то знакомый чел задарил. По сути - просто чайник, подставка его нагревает. Работает от любой магии, даже от Праны, Лазар проверял. Даже я могу им пользоваться. Бутылки с водой под прилавком, литров пять там есть, кофе и чай там же. Туалет во дворе...А ну да, тебе же не надо. Последний подарок тогда.
        Димид вытащил пластину, достал оттуда три журнала.
        - Кроссворды?
        - Выменял вчера у одного нуба на гоблинский ножик, - самодовольно ухмыляется Димид. - Вроде все. Ну давай, я погнал! В обед Изгал тебя сменит.
        Димид захватил листовки с рекламой, пожал руку, да так, что аж кисть захрустела и убег. Я остался один в магазине, ошарашенный, не знающий что делать.
        - Мда, - порываюсь почесать затылок. - Тьфу ты, приставучая привычка. Ну ладно, вроде как за прилавок встать надо? Приветствовать посетителей и все такое. Блин, а чего говорить? Добро пожаловать? Или хватит просто “Здравствуйте”? Нет, это тупо звучит.
        Так и начался мой первый день в магазине “Клинки и Зелья”. С полного непонимания и тупых вопросов самому себе.
        На улице уже светло, в окнах мелькают тени проходящих мимо людей. Звякнул колокольчик, первый посетитель!
        Откладываю журнал, стою, облокотившись на стойку. Дверь за спиной посетителя прикрылась, возвращая полумрак. Мужик в плаще с капюшоном, довольно рваным и потасканным на вид, но из дорогой, струящийся ткани, похожей на шелк. Он зыркнул в мою сторону, осматривается.
        Блин, надо сказать что-нибудь? Добро пожаловать ведь сойдет? Хотя он уже секунд пять стоит, это будет тупо, с такой задержкой. Что делать?!
        Мужик за меня, кивнул, пошел к витринам с зельями. Он будет смотреть и читать описания или у меня спросит? И чего отвечать? А что он спросит? А если про способ создания и рецептуру, вдруг он в Алхимии сечет?
        Вижу, как кожа на руках начинает легонько светится, слишком много нервов трачу на бесполезные метания. Но вдруг он подумает, что тут некомпетентные люди сидят, я не могу опозорить ребят, столько сил вложивших в магазин.
        Мужик заметил свечение, да еще и взгляда от моих рук не отводит. Он отошел на полшага, виноватый голос из-под капюшона:
        - Я не буду ничего трогать, извините. Только смотрю, честно!
        Вот я идиот, напугал его! Надо что-то ответить, что-нибудь вежливое. В голове пусто, ни одной дельной мысли.
        Притушил волнение, свечение прекратилось. Молча кивнул посетителю и отвернулся к другим стойкам с товаром. Вроде его это устроило.
        Не боюсь опозориться, но нервов столько потратил, что впору с инфарктом слечь. Никогда не думал, что профессия продавца такая нервная! Как они это выдерживают?
        - Можно? - робко спросил мужик.
        - Да-да? Что-то присмотрели?
        - Один Эликсир Весны, если можно.
        Мужик покопался за пазухой, на прилавок лег один Осколок красного цвета. Быстро меняю его на товар, флакон исчезает под полами плаща.
        - Спасибо, - учтиво склонил голову мужик.
        Я топовый продавец, я топовый продавец, не нервничать.
        - Приходите еще, - ровным голосом отвечаю, лишь бы не заметил неуверенность.
        Звякнул колокольчик, мужик ушел. Я амебой растекся в кресле.
        - Фу-ух, блин. Чтоб я еще раз за прилавок встал...
        Дилинь! Новый посетитель. Твою мать! Почему-то очень хочется заплакать, детское желание, глупое. Вроде рад должен быть, а вместо этого хочу, чтобы больше никто сюда не заходил!
        - Добро пожаловать в “Клинки и Зелья”!
        - Здрасте, - веселый голос молодого парня. - Мне бы меч посмотреть.
        Да чтоб ты им зарезался, вали отсюда!
        - Да, конечно. Все образцы на стойках, можете трогать.
        Дилинь!
        - Здравствуйте, - неуверенный шажок в помещение, девушка. - Тут зелья целебные продают, да?
        Это будет долгий день...

        ГЛАВА 6. В ПОИСКАХ ИСТИНЫ.

        Спустя неделю...
        Сидим с Даттэ на лавке у его дома. Кристалл Мира припекает голову приятным, вечерним светом. Ветерок носит по дороге зеленые листы, освежает запахом леса, доносит до нас аппетитные запахи выпечки. Неподалеку пекарня открылась, мучает теперь людей одуряющими запахами свежего хлеба, булочек, багетов и пирожков, огромных мясных пирогов и даже пицц в килограмм весом. Одну такую мы вчера умяли с огромным удовольствием.
        Даттэ давно не было в городе, так что я не упустил случая пообщаться с наемником. Как только увидал его на лавочке, сразу подошел.
        - Огоньком не поделишься? - Даттэ качает трубку в ладони.
        Даю ему прикурить, да и сам не удерживаюсь, достаю трубку и кисет с табаком. Сидим, дымим, соревнуясь в густоте выдыхаемого дыма. Отсюда хороший вид на наш дом и магазин, наблюдаем, как народ стремится в “Клинки и Зелья”, в надежде успеть закупиться до закрытия.
        - Гляжу, дела у вас в гору пошли, - Даттэ выдыхает две струйки ароматного дыма через нос. - Когда я уходил, у вас пара десятков человек в день заходило. Прибыльное дельце оказалось?
        - А то, - стараюсь улыбаться не самодовольно, попроще, - растем потихоньку. Тебе вон долг отдали, Храму тоже. Осталось скопить должок для Гильдии Артефакторов и наслаждаться законным отдыхом. Правда сейчас прибыль не такая уж большая.
        - Чего так? - соизволил удивиться расслабленный наемник.
        - Решили сами за ресурсами не носиться, - вытряхиваю трубку, тут же забиваю по новой. - Закупаем металл у Огневиков, а для зелий травки у Светлых. Оба Храма те еще крохоборы, дерут в три шкуры. Зато мы теперь хоть высыпаемся, а то в первые дни половина отряда из пещер да лесов почти не вылазила.
        Меня передернуло. Потные, грязные, уставшие, как собаки носились вокруг города и в Скалах Гоблинов. Быстро же истаяла идея полного самообеспечения.
        - Думал, Кван ваш дружище, - дернулись уголки губ Даттэ. - Созидатели уж своим-то должны делать скидки. А оно вон как...
        - Знаешь Квана? - обхожу скользкую тему, что для Храма Света мы вовсе не свои. - Что-то я его давно не видал.
        - А с кем я в последний рейд ходил? - хмыкнул наемник. - Вообще-то со Светлыми почти пять дней на поверхности шарились.
        - Как будто мне Храм докладывает, - затягиваюсь мощнее, аж язык щиплет. - Рассказывай, как там оно? На вольных хлебах поверхности.
        Даттэ отвел взгляд, облокотился на колени, сгорбились мощные плечи, зубы стиснули мундштук трубки до тихого треска.
        - Эй, ты чего?
        - Это был настоящий Ад, - кратко, зло выдохнул наемник. - Такой жопы не видал и до Конца Мира, а я много где бывал. Чудом, мать его, выжили. Там не один наемный отряд был, “Синие Ястребы” все полегли, два десятка. “Адепты Битвы”, их сильно потрепало, только трое вернулось. Но они придурки, вообще не понимаю, как они существуют еще. Кидались под удары монстров и смеялись, чем больше ран, тем круче. Берсерки, ха! Гандоны они, а не берсерки. Если бы не Целители из нанимателей, все бы сдохли в первую же стычку.
        Даттэ сплюнул на землю, прямо в пробивающуюся из трещины травинку попал.
        - Больше не расскажу, - предупреждает он, парой пальцев стучит по шее. - Подробности о наймах выдавать не в нашем стиле.
        Ясно, Клятва. Да и не хочется с него трясти большее. Даттэ уходил веселым, здоровым, так и полыхал задором и энергией, как и весь его десяток бойцов. А сейчас никто кроме него сил не нашел из дома выйти, поздороваться. А сам Даттэ как месяц в карцере провел, осунулся, глаза запали, бледноват стал. Вижу, что он очень устал и вымотался. Но все-таки один вопрос я обязан ему задать.
        - Даттэ. Тут слух один до нас дошел...
        В общих чертах поведал ему про нашу кровавую встречу с Рагначом, чтоб его косточки гоблины годами глодали.
        - Истина, значит, - хмыкнул Даттэ, на этот раз весело. - А я уж думал, хотя бы вам такое известно. Вы же Светлые, а оно вон как. Только спрашивать не стал.
        - Так ты знаешь? - затаил дыхание я.
        - Ага, как же, - Даттэ откинулся на стену дома, вытянул ноги. - Залупой тебе по бороде, а не Истину Храмов.
        - Хм... - обидно было, не думал, что Даттэ так отошьет.
        - Да я не в том смысле, - махнул трубкой наемник. - Просто я сам пробовал узнать, причем, из надежного источника.
        Даттэ прикрыл глаза, улыбнулся. Улыбка вышла светлая, добрая, наемник так задумался, что трубка в пальцах перекосилась, табак вылетел.
        - Ох, черт, - спохватился он, да поздно. - А, мать его в пердак! Это был мой последний табак!
        - Держи, - тут же делюсь, но как как искуситель отдергиваю кисет с табаком в последний момент. - Так что там за надежный источник?
        - Гад, - давит улыбку Даттэ, ловким движением вырывает приз. - Дай сюда!
        Нас отвлекает смех от дороги. Стайка молодых девушек смеется с нас, стреляют глазками. Даттэ нахмурил рожу, но смешки лишь громче. Разговор заводить не стали, прошли дальше по своим делам.
        - Так, о чем это я, - Даттэ провожает взглядом стройные фигурки. - А, ну да. В общем, девушка у меня есть, Жрица Воды. Может, видал ее, заглядывает иногда.
        - Не видел, - поднимаются брови. - Фига себе у тебя знакомства.
        - Ага. Если кратко... - Даттэ замялся, теребит кончик своей рыжей косы пальцами. - Любит она меня, короче. Серьезно все у нас.
        Молчу в ответ. Что тут скажешь?
        - Так вот, - взял себя в руки наемник, набил трубку, закурил, - спрашивал я ее об этих слухах. Она не ответила, сказала, что не может предать доверие сестер по Храму. Я не настаивал. Некоторые вещи нельзя рассказывать даже любовникам.
        Даттэ засмеялся, но смех вышел тихий, слышится в нем горечь.
        - В конце концов, есть личная жизнь и есть работа. Я же ей про свои наймы и клиентов тоже не рассказываю. Так что засунул я любопытство куда подальше. Чего и тебе советую. Не знаю, кто этот слух пустил, но его основатель наверняка уже гниет в земле где-то на уровнях. Такие утечки информации не прощают.
        Сидим, молчим, время от времени пускаем дымные колечки по очереди. Мы с Даттэ не друзья, просто знакомые и соседи. Чего это он так откровенен? Такая история уж точно не для ушей простого знакомого. Не врет ли?
        - Что-то ты больно честен, - подначиваю наемника. - Для того пройдохи, которого я знаю.
        Даттэ закинул ногу на ногу, перекинул косу за спину. В вечернем свете Кристалла Мира его рыжие волосы отдают краснотой, словно на макушке пожар начался.
        - Помнишь мы с парнями к тебе в магазин заходили, перед рейдом.
        Очень смутно, вообще не помню. У меня столько посетителей было, что трудновато в такой текучке запомнить. Но я лишь киваю в ответ. Даттэ стал серьезен, в глазах отражается стальной блеск. Повеяло угрозой, как далекая, но стоящая на пороге гроза. Сквозь ауру раздолбая видится куда более опасная личность, хищная. Как не натягивай на волка шкуру овцы, а хвост видно. В такие моменты он... пугает. Даже меня.
        - Ты тогда нам пару зелий еще сверху накинул, так, в подарок по дружбе. Эти мелкие флакончики, о которых я не помнил особо. Они спасли жизни дорогих мне людей. Помню высыпал все из пластины на землю, шарюсь в хламе, в надежде хотя бы бинт отыскать. Ору Целителей, а те уже далеко ушли. Вещи все в луже крови чуть ли не плавают, Ормунг кричать от боли перестал, глаза закрыл... И тут натыкаюсь на твои зелья, про которые совсем забыл. Я в жизни так маленьким бутылочкам не радовался.
        - Понятно, - сдержанно отвечаю я, уж больно в красках представил все это.
        Даттэ смотрит на свои руки, пальцы сжимаются в пудовые кулаки, косой, острый взгляд пронзает до костей. Моя рука сама к оружию тянется, одергиваю на полпути.
        - Дам тебе один совет, Леон, - Даттэ сделал паузу, перевел взгляд под ноги. - Терять товарищей больно. Но неизбежно. Если хочешь отсрочить такой момент как можно дальше - никогда не расслабляйся в Катакомбах. Как бы не хотелось спать, как бы ты не устал или был изранен, даже если враги многократно слабее. Даже если врагов вокруг нет и кажется, что ничего не угрожает. Ты понял? Никогда.
        Ответить я не успел. Из магазина выглянул Димид, машет рукой.
        - Магазин закрывается, мне пора.
        С тех пор как нас разок попытались грабануть, мы настороже. Даже ночью в магазине сидит кто-то из отряда. Кивнул наемнику на прощание и пошел. А Даттэ так и остался сидеть с потухшей трубкой в зубах, со сжатыми кулаками. Надеюсь, его отпустят тяжелые мысли. Что же там за рейд такой был, что чуть не сломил такого волевого человека? Не уверен, что хочу знать.
        ***
        За окном сгущаются сумерки, парок пробивается из чайника, звук закипающей воды напоминает мурчащего кота. Насыпаю кофе в большую кружку, с презрением отодвинув мелкие кофейные наперстки. Никогда не понимал людей, которые могут цедить из них кофе часами.
        Кожаное кресло принимает расслабленное тело, в одной руке кофе, в другой трубка, ноги закинуты на стойку. Мне тут до полуночи сидеть, так что кайфую по полной. Как раз появилось время поглядеть на “Циферки”, да прицениться к новым навыкам.
        Хлебнув горячего кофе, жмурюсь от удовольствия. Целый день хотел попить, да все времени не было. Итак, чего там со статусом?
        Имя: Леонид Игоревич Бродилов (скрыто)
        Ник: Леон (показывается)
        Класс: Маг Света
        Ур: 25
        Сила: 13
        Ловкость: 26
        Интеллект: 25
        Воля: 20
        Свет: 30
        Очки Развития: 0
        Репутация: + 1445 (Светлый)
        Навыки:
        Кулак Света
        Мерцание жизни
        Стрела Света
        Клинок Света
        Неплохо, беготня по пещерам окупилась. Воля достигла двадцатки еще когда Борма вытаскивал, тогда не то что повышение “Циферок”, голую бабу бы не заметил. Кстати, говорят на восьмом уровне Сирены водятся, слыхал, что красивей женщин не бывает. Да и поют круто и не особо агрессивны. Хотелось бы заценить, но силушка пока не позволяет.
        Последние Очки потратил в Интеллект и Ловкость, хотелось бы тоже до тридцати догнать, как Свет. Каждое очко в Ловкости добавляет мне шансов в бою. Особенно когда сталкиваешься с такими ловкими тварями, как Гоблин-разведчик, ох и шустрые же недомерки. Одна царапина и тебе каюк, если товарищей рядом нет. Парализующий яд та еще гадость.
        Надо бы решать, брать ли еще навык из первого ранга или копить на второй? Посмотреть, что ли? Так, где там эта вкладка, ага, нашел:
        "Изучить навыки 1 ранга:
        Копье Света (1 ранг) - 1000
        Щит Света (1 ранг) - 1100
        Хлыст Света (1 ранг) - 1230
        Клинок Света (1 ранг) - 2500"
        У меня тут взят только Клинок Света. По остальным Справку читал, все бафы на оружие. А жаль, лучше бы Щит Света оказался барьером, взял бы не раздумывая. Точно не буду больше брать первый ранг, лучше вдумчиво гляну второй.
        “Изучить навыки 2 ранга:
        Набор базовых бытовых навыков: Очистка, Поиск воды, Аура тепла (2 ранг) - 3000
        Набор базовых защитных навыков: Малый барьер, Сигнальная нить, Очищение - 3100
        Печать Возмездия - 3200
        Кара Света - 3250”
        Мда, надо бы еще кофе налить. Достал заодно железную плошку под пепел, залил до краев кружку ароматным кофейком, пора почитать Справку. Половина ясна по названию, но лучше уж быть уверенным в том, что берешь. Особенно с такими ценами.
        Сначала разгребу бытовые навыки.
        “Очистка”
        “Справка. Очистка - бытовое базовое заклинание. Очищает тело, одежду, доспехи и оружие.
        Внимание, при сильном насыщении Светом заклинание снимает кожу или повреждает объект Очистки. Будьте осторожны”
        - Кха! - что-то кофе в не то горло попало, вспомнил макет человеческого тела без кожи.
        С Поиском Воды и Аурой тепла без сюрпризов, работают как надо. Меня больше интересуют защитные навыки. Затягиваюсь табачком в очередной раз, под потолком вязкие тучки уже собираются, надо бы поменьше дымить в помещении.
        “Малый барьер”
        “Справка. Шестигранный барьер из Света, радиусом в один метр. На создание всегда требуется треть от максимального резерва энергии. Расстояние от тела - не более десяти сантиметров”
        О как! Впервые такие точные размеры выдала Справка, да еще и всегда треть от резерва смущает. Он должен быть очень прочным. Таким навыком не побалуешь в битве, даже с полным резервом три раза скастовал и до свидания. Опасная штучка, как жизнь спасет, так и станет причиной смерти через секунду.
        Сигнальная нить просто натягивается между двумя любыми объектами, при пересечении - в башке зазвенит. Полезная штука. Очищение... Вот бы что пригодилось не так давно. Очищает тело от нелетальных и медленно действующих ядов. Парализующую гадость бы точно сняло.
        - Эх блин, вот бы мне Очищение только взять, - пробую и так и сяк, грустный выдох в потолок. - Жаль, что так нельзя.
        Ну и хрен с ним, нельзя так нельзя. Что там дальше?
        “Печать Возмездия”
        “Справка. Свет не любит, когда трогают его Адептов. При наложении Печати на противника раны, полученные от него, дублируются в ответ на врага в том же размере”
        Уже вижу бесполезные моменты в использовании. Что мне отрубит руку - Минотавру оставит царапину. Да и подставляться ради Печати не хочется, жуткий навык.
        “Кара Света”
        Справка. Пошедшего против Света, да поразит карающая длань.
        Мгновенно высвобождает весь резерв в одном ударе. Сам Свет ведет вашу руку, враг не сможет уклонится. Не наносит повреждений пользователю”
        Воу, а вот это уже похоже на действительно крутой навык. Вот только что потом делать с пустым резервом? Это скорей оружие одного удара, или ты или тебя. Тут и вопроса не стоит что брать.
        Бытовой набор был бы очень полезен, если бы я на поверхности выживал, один. Кара и Печать слишком самоубийственные, остается лишь один нормальный вариант. Буду копить на защитные навыки. Мы уже навострились гоблинов косить, уровни нормальные для Скал Гоблинов, быстро на мелких племенах репутацию набью.
        Надо бы только время найти, чтобы в магазине не стоять. Возьму завтра Борма, Изгала, что уже изнылся от безделья, да пойдем на целый вечер и ночь. Утром там делать нечего, приходится глубоко лезть, а как темнеет они сами выбираются.
        Дилинь! Звякнул дверной колокольчик, мягкий перезвон заставил вздрогнуть от неожиданности. Я забыл засов задвинуть. Кресло сдвинуто вбок, лень выглядывать, кто там пришел.
        - Мы уже закрыты, приходите завтра.
        На двери с той стороны табличка “Закрыто” же должна висеть, кто-то читать не умеет?
        - Я тут по другому вопросу, - знакомый голос от входа, с легкой насмешкой. - Привет, Леон.
        Выглядываю. А там старый добрый Кван. В своей любимой хламиде, похожей на кимоно, все такой же спокойный как слон и умиротворенный. Только помятый слегка, да усталость на лице отпечаталась синяками под глазами и морщинами на лбу.
        Видать правду говорил Даттэ, раз даже Кван после рейда на поверхность выглядит почти как Зомби со второго уровня Катакомб.
        - Здаров, Кван. По делу или так, поболтать заскочил?
        - Я тут с важным деловым предложением, - обстоятельно заливает Созидатель. - Найдется ли у тебя хоть минутка свободного времени для бедного служителя Храма Света?
        Хоть бы на миг в лице переменился, так нет, кремень! Все так серьезно сказал, что мне аж эго почесало, хотя знаю, что издевается. Талант, что тут скажешь.
        - Мы не будем поставлять зелья просто в обмен на сырье, так что можешь проваливать и отсыпаться.
        - Ты это о чем? - Кван соизволил поднять одну бровь в удивлении, правую.
        - А ты не знаешь? - пришла пора удивиться и мне. - Вроде говорили, что от твоего имени предлагают.
        - Кто предлагает? Что?
        В итоге, оба в непонимании.
        - Вот оно как, - тяну в предвкушении, вставая. Кивнул Квану на второе кресло. - Ты присаживайся, я пока дверь запру. Ждет нас интересный разговор.
        Тяжелый брус дерева втискивается в скобы, надежно запирая дверь. А когда вернулся, на столике меж двумя креслами появилась пузатая бутылка из стекла с узорной белой пробкой. Внутри переливается янтарем густая жидкость. Кван как раз достал бокалы, выставил на столик.
        Не знаю, что это за штука, но выглядит круто и дорого. Искорки внутри жидкости переливаются, наполняют напиток мягким, ровным свечением, чувствую легкий шлейф магии Огня.
        - Что? - Кван приподнял уголки губ. - Я же сказал, важное деловое предложение.
        - Да ничего, - устраиваюсь напротив. - Наливай, поговорим. Что это такое, кстати?
        - Один из наших Созидателей любит настойки на травах, - Кван открыл бутыль. - У него друг есть, Алхимик Огня. Дальше думаю, продолжать не нужно.
        За небольшое время тут, в Гримграде, образовался своеобразный этикет и негласные правила. Я бы мог схватить бутылку и прочитать описание, но это было очень грубо, прямой намек на недоверие и пренебрежение. Такие вещи будто сами собой пришли в нашу жизнь, без разговоров и объяснений. Просто знаешь, что стоит делать, а что нет. Большим показателем в таких вещах является личная сила, можно опускать много моментов, если ты сильнее. Вот только потом это аукнется.
        К примеру, меня тут в магазине одна девица обзывала мальчишкой и пыталась приказать делать зелья только для нее и как можно быстрее. А ведь всего на пару уровней выше была. От такого самомнения выпали в осадок еще парочка посетителей, а не только я. Хватило терпения, не прибил, лишь кивал и записывал. Когда она пришла в следующий раз, цены для нее были в три раза выше. Черный список, однако. Пришлось ей заткнуться и брать как есть.
        - Попробуй, - двигает бокал ко мне Кван. - Названия нормального у него пока нет, когда я вернулся, оказалось что весь Храм на него подсел.
        Надеюсь, не наркотик? Поднял бокал, качнулся расплавленный янтарь внутри. На запах непонятно. Немного тянет костром и тонкие ноты целебных трав, сплетающихся в пряный, легкий аромат. Попробуем.
        Сначала показалось, что глотнул сладковатого сиропа от кашля. Через секунду, что глотнул раскаленный штырь, намазанный острым перцем, еще через мгновение по телу разносится волна тепла и жара, пробирающая до костей. Пожар во рту стих, как не было, оставив привкус тлеющих углей в горле и цветочной пыльцы на кончике языка. А еще совсем немного, почти неуловимо, запах алкоголя.
        - Ну как? - щурит и без того узкие глаза Кван, хлебнул сам, причмокнул довольно. - Ох, согревает.
        - Да, неплохо, - ставлю бокал на столик.
        Такие четкие и мощные вкусы немного настораживают, надо привыкнуть. Одно знаю точно, никакой чай или кофе не прогреют так, как эта штука. Кван с едва заметным сожалением оставляет свой бокал на столике.
        - Так кто там от моего имени приходил? - спросил, как о погоде Кван, свободно развалился в кресле.
        - Меблегал, - улыбаюсь в ответ. - Знаешь такого?
        - Созидатель, - прикрывает глаза он. - Мой заместитель. И чего предлагал?
        - Он не предлагал. Требовал. Хотел пересмотреть наши с тобой договоренности. Если бы ты не вернулся через пару дней, пришлось бы разорвать с Храмом торговые отношения.
        - Я разберусь, - плавный кивок, без грамма угрозы, но я уже достаточно узнал Квана. - Все будет по-прежнему, уверяю тебя.
        Если что, земля тебе пухом, Меблегал. Тишина в магазине, на улице редкие разговоры проходящих мимо людей. Забиваю трубку, Кван не отвлекает, с искренним интересом наблюдает за процессом. На Даттэ не насмотрелся? Хотя тот в рейде мог и не дымить.
        Поплыл к потолку сизый дымок, Кван не прерывает уютную тишину. За такое он мне и нравится, умеет чувствовать атмосферу и правильно ее поддерживать. Моим друзьям такого умения иногда очень не хватает. Димид вот не терпит молчания, стремится заполнить разговором тишину, причем любым, на самую идиотскую тему, лишь бы не молчать. Борм обычно начинает чистить и полировать меч, тихим скрежетом сбивая с мыслей. Лазар просто пилит взглядом, отвлекая касаниями Праны, у него уже рефлекс так наше здоровье проверять. Изгал вот неожиданно хорош в этом, когда надо он душа компании, шутит, балагурит. А когда не надо - так молчит, что про него забываешь. С Исланой забыл, когда говорил нормально, она все время в кузне или с Бормом милуется. Лугос вечно где-то пропадает, принося после отлучек маленькие горки Осколков.
        - Расскажешь про рейд? - вытряхиваю трубку в железную чашу, меняю на бокал с огненной водичкой. - Даттэ молчит, а мне интересно. Чего там на поверхности творится?
        Я уже неплохо изучил Квана, он верен традициям вести дела по-восточному, если время позволяет. С ним надо долго говорить о всяком разном, пока он не прощупает твое настроение, досконально не проявит образ мыслей, намеками не вытянет правдивое отношение к вещам и событиям. Только потом он скажет свое предложение, словно нанесет один точный и мощный удар, от которого не сможешь увернуться. Не знаю точно кем он был до Конца Мира, но вот делец из него бы вышел отличный. Как говорится, вот вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.
        Этим он и интересен до неприличия, всегда любопытно, как он подцепит тебя на крючок, что выкинет на стол из козырей, как заденет чувства и как вывернет выгоду, чтобы именно ты считал себя в выигрыше. Он невероятно умный засранец, хитрый и изворотливый. Беседа с ним вообще не напрягает, зато можно часами разбирать ее ход после. Мне в целом все равно делать нечего, так что полюбил общение с Кваном. Неплохая замена телевизору и серфингу в инете, интересная, да и мозги шевелятся.
        Кван покачал напиток в бокале, собираясь ответить, как нас отвлек звук от входа. Кто-то дергал дверь с той стороны, перестал. Мы сидим тихо, прислушиваясь. Из окон нас не видно, стойка и высокие спинки кресел прикрывают от невнимательного взгляда. Но в окнах никого и не показалось, вместо этого глухо звучит злой мужской голос:
        - Не успели, млять! Вот и сходили в ночной рейд, спасибо тебе. Не могла еще дольше собираться, а?
        Тихий ответ, слишком тихий, чтобы услышать. Бубнеж начинающейся ссоры и взрыв криков в конце.
        - Да пошел ты, козел! Задолбали твои придирки, ничего кроме них от тебя не слышу! Подумаешь опоздали!
        - Да стой ты, дура! Слушай...
        - Иди в жопу, придурок!
        Грустный вздох, усталый и тяжелый, мне аж жалко стало неизвестного мужика за дверью.
        - Ну и куда ты поперлась?
        Ответ был визгливым, матом и такой громкости, что вздрогнули мы с Кваном.
        - Ну и вали! - обиженно бурчит мужик.
        Парочка скандалистов ушла. Я отпил немного из бокала, напиток снова прогрел необычными вкусами и магией. Сидим, молчим. Тишина в этот раз совсем не уютная.
        - Забавно, - улыбаюсь в сторону двери.
        - Пожалуй, - покладисто соглашается Кван. - Сама реальность меняется, а отношения людей все также банальны.
        - Это была ирония?
        - Верно. А что?
        - Да ничего, - заполняю бокалы по новой. - Выпьем же за это.
        - За иронию? - начинает улыбаться Кван.
        - За женщин, - не объясняя вывертов своей логики, поднимаю бокал.
        Кван ничего не сказал, но выпил до дна, ни капли не оставив. Не тороплю его с рассказом, вопрос он слышал, не глухой. Даю время собраться с мыслями. Глядишь, побольше информации расскажет.
        Кван задержал взгляд на трубке, что валяется на столе. Без слов понимаю его желание, к трубке добавляется кисет с табаком и палочка-зажигалка. Кван быстро справился, спустя секунд пятнадцать трубка задымила, а довольный азиат начал рассказ:
        - Все началось с того, что мы начали платить за информацию. За важную нам информацию. Ты знал, что челночники еще и таким подрабатывают?
        - Нет, не знал.
        - Их не видно и не слышно, проворачивают свои делишки с торговцами и исчезают. А эти ребята много знают. Особенно о том, как и где достать нужные вещи. Любой шик за ваше золото.
        Забавный вариант нашей поговорки, забавляюсь про себя, надо запомнить.
        - Вот мы и платили за такое. Нам вообще много чего надо, но об этом я умолчу.
        Понятливо киваю.
        - В этот раз мы шли за Светлыми, письмами договорились заранее, выдвинулись сначала в Мюнхен, - Кван прикрыл глаза, предаваясь воспоминаниям. - Взяли три отряда из наемников, ну ты знаешь уже. А про Мюнхен знаешь?
        - В каком смысле?
        - Это город Огневиков, - хмыкнул на мою непросвещенность азиат. - Основной. Они там всем заправляют, самая большая Община Огневиков на поверхности. Да и в самом городе тысяч двести народу. Повезло им в первые дни, удержали город от монстров, скооперировались с Нейтралами и другими. А здесь у нас всего лишь представительство, так сказать. Было.
        Что-то тяжелое повисло в воздухе, отнюдь не дым.
        - Нет больше Мюнхена.
        Кван замолчал, лишь курит трубку и молчит. В сумерках помещения морщины на его лице кажутся глубокими, словно чернила прорезали путь на лбу и в уголках глаз.
        Я в угадайку играть не собираюсь, есть десятки причин сказать, что города больше не существует. Ушли жители, монстры напали, все решили в Гримград перебраться. Спрашиваю прямо:
        - Что значит нет?
        - А то и значит, - Кван выбил пепел в чашку, осторожно положил мою трубку на место. - Нет. Стерт с лица Земли, в пепел.
        - А жители?
        Кван налил себе, залпом выпил, не поморщился даже.
        - Кости и прах. Выживших дай Свет десяток наберется, кто в Катакомбы прыгнуть успел.
        Двести тысяч человек. Сильнейшая Община Огня. Что способно на такое?
        - И что там такого случилось? Ядерная бомба? Метеорит упал? Зеленые человечки прилетели?
        - Драконы, - невесело усмехнулся Кван. - Знаю, как это звучит, но я сам их видел. Мы встретили парочку выживших, уровни пятые, как выжили, одному Свету известно. Они почти свихнулись там в темноте первого уровня, да еще и после произошедшего... Еле вытянули что случилось. Не поверили, поперлись сами посмотреть.
        - И чего? - подгоняю замолчавшего Квана.
        - И того, - раздраженно отвечает он. - Все горит так, что волосы на голове сами загораются от жара. Все пылает, дома, машины, остатки людей, кажется, что даже облака горят. А что не горит - то уже пепел и прах. А в красном небе кружат эти твари, воют так, что даже Адепты Битвы обосрались. Везунчики нам рассказали, что сильнейшие из Жрецов Огня в пламени драконов сгорали как спички. Никто им ничего сделать не смог, а желающих было... Много. Всего четыре дракона спалили город за десяток минут.
        - Откуда они вылезли вообще? - осознание, что не сказочку на ночь мне втирают, подбирается к сознанию тревожными звоночками.
        Кван выразительно глянул под ноги.
        - А откуда все монстры вылезли?
        Вопрос риторический. Большинство монстров из Катакомб пролезли. Видимо и драконы нашли лазейку. Челночники о таких лазейках знают больше всех. Я сам уже успел узнать парочку. Из Гримграда сразу в Леденящий Лес, минуя четвертый уровень, и еще одну только по рассказу, с восьмого уровня напрямую в Санкт-Петербург. Я все хотел на Эрмитаж посмотреть, да говорят нету его больше.
        - Ну и новости ты принес, - тру уставшие глаза. - Звиздец. Ты меня не разыгрываешь? Драконы спалили город, серьезно? И толпа Огневиков им ничего не смогла сделать?
        - Ты мало тут удивительного видел?
        - Да многовато уже, - нехотя соглашаюсь, оставляю глаза в покое. - Ладно, верю. Значит, нету больше Мюнхена, так?
        - Вполне возможно, что не только его, - безразлично пожал плечами Кван.
        - Ну охренеть теперь, что еще сказать, - достаю из-под прилавка обычную бутылку воды, хочется промочить горло чем-нибудь кроме огненной водицы.
        На кой черт драконы вообще на город напали? Привлекла магия Огня в больших количествах? Хотя какая уже разница. Людей жалко, столько способных личностей погибло. А ведь раз выживали до этого, значит не слабаки были. А теперь весомый кусок потенциала человечества превратился в пыль. Мы так сможем выжить вообще? Как вид хотя бы?
        - Это еще не все новости, - Кван с интересом наблюдал за мной, ошарашив в нужный момент.
        - Вряд ли меня что-то удивит больше драконов.
        - Как знать, - Кван потянулся за пластиной, достал пакетик орешков. - Будешь?
        - Нет.
        - Как хочешь, - не расстроился он. - Так вот, мы решились продолжить рейд. Через Катакомбы искали выходы в крупнейшие города Европы, примерно зная лазейки. Без Светлых возвращаться в Храм мы не могли, столько ресурсов потрачено было и все в пустую? Ну уж нет. В итоге забрели в один город, куда точно не следовало. Париж, столица Франции.
        Не успел я спросить, что же там такого, как Кван дал ответ:
        - Он же Анклав Темных, пожалуй, крупнейший в мире сейчас.
        Вот еще чего не хватало!
        - Сколько их там?
        - Сотни, - Кван закинул в рот горсть орешков, жует довольный. - Мы думали, чего их в Гримграде не видать, а они про него знают, уж поверь. Ответ оказался простой, они же Темные. Лучше быть главными там, чем одними из Храмовых Фракций здесь. А живется им там припеваючи. Все удовольствия. Выпивка, лучшая еда, женщины и мужчины на любой развратный вкус. Все обеспечивается рабами.
        - Ну-ка еще раз, - ковыряю мизинцем в ухе. - Не расслышал.
        - Рабы, Леон, - кивает Кван. - Сотни рабов. Нейтралы, Храмовники, им плевать, все кроме Темных там рабы или под пятой Темных и живут только пока исполняют прихоти хозяев города. Там и сбежать никто не пытается, ибо куда? К монстрам в лапы?
        - И как там вас всех не поубивали к чертям? Вы ж Светлые.
        - А мы и не лезли, - усмехнулся азиат. - Наемников послали. Они нам выкупили несколько Светлых. Даже Магов Света купили, кстати. Двух. Парня и девушку. Невеселая у них была судьба.
        Примерно представляю, Темные наверняка устроили немало гадостей с их участием. Удивительно, что их сразу не убили. Пусть я не спрашивал, но Кван решил рассказать, чтобы уж совсем иллюзий не оставить.
        - Парень был секс игрушкой у одной дамы, ей нравилась опасность, исходящая от противоположной силы. Пацан рассказывал в подробностях, та еще извращенка ему попалась. Но его кормили хоть нормально. Девушке не так повезло. Она была подопытной у Темного Мага. Вот уж кому от жизни досталось.
        Кван прикрыл глаза, но я успеваю заметить печаль и грусть. Ему жалко ее, да и кому бы не было?
        - И вот тут, Леон, появляется мое невероятно выгодное деловое предложение.
        Ну вот, так и знал, что он выкинет нечто подобное. Хитрый лис.
        - Слушаю.
        - Вы еще не отдали четыре сотни Гильдии Артефакторов? Копите все сумму, так?
        - Все то ты знаешь. Да, так и есть.
        Кван убрал пакетик с орешками, сел прямо, на лице хитрая улыбочка, несведущие люди назвали бы ее доброй и располагающей. Я же начеку, в такие моменты в Квана будто сам дьявол вселяется, хрена с два его переторгуешь. Даже Лугос буксует против Квана торговаться, а наш Фортификатор хорош в этом.
        - Мы готовы отдать их за вас. Плюс доплатим еще три сотни Осколков сверху. В ответ на парочку небольших услуг. Разумеется, оплата вперед.
        Семь сотен Осколков. За такое можно организовать небольшую войну в Гримграде или нанять половину наемников города для длительного рейда. Ну или заказать несколько крутых артефактов у Гильдии. Или сварить семь Эликсиров Силы и споить Борму, будет Минотавров кулаком с ног сбивать.
        - А еще скидка на сырье для зелий на месяц. Пятьдесят процентов, - добивает Кван.
        Так и подмывает громко и грязно выругаться. Искуситель чертов.
        - Сначала скажи, что надо делать. Вслепую не соглашусь.
        - Конечно, - пальцы Квана оглаживают подлокотник кресла. - Я и не думал ничего скрывать. Дело в Дагире, магичке. Мы привели в Храм двенадцать новичков, но не всех мы можем обучить, как положено. Подтянуть уровни, обучить, снарядить, предстоит много работы. Но девушку мы вынуждены отдать на обучение именно тебе.
        - Не понимаю, - мну мочку уха в недоумении, зачесалась. - За такие деньги любые наемники будут в вашем распоряжении. Подтянут уровень, научат сражаться. Тем более, всего одного человека. В чем подвох?
        - Подводные камни ищешь? - одобрительно кивает Созидатель. - Они есть, не скрою. Я же говорил, Дагира была подопытной крысой у Темных. Они пытались привить ей способности, присущие им самим. А еще экспериментировали с Репутацией, пытаясь сделать ее отрицательной, как у них. Проще говоря, насильно вливали Тьму прямо в Источник, пытались превратить одно в другое. Самое интересное в том, что частично эксперимент удался, частичка Тьмы прижилась. Даром такое не прошло, ее Источник загрязнен Тьмой, как и тело. Как понимаешь, приятного мало, особенно для такого класса. Мы не можем держать ее в Храме, Свет от Алтаря причиняет ей боль и дискомфорт. А другие наши братья и сестры относятся к девушке с неприязнью, чуя в ней Тьму.
        - Мда...
        - Теперь ты понимаешь масштаб проблемы? - Кван облокотился на ладонь, палец стучит по щеке, выдохнул устало. - Она потихоньку очищается, но Свет Храма буквально выжигает ее энергетику. Такая помощь хуже самой ужасной пытки. Дагира может излечиться, но надо увеличить ее собственный Источник, а еще очень бы помогла помощь извне. Свет в Храме слишком силен. Другой Маг Света как раз подойдет.
        - У вас же появился еще один?
        - Они друг друга терпеть не могут, - почти незаметно морщится Кван. - Точнее пацан вообще на нее чуть ли не кидается. После рабства у Темных он любой признак Тьмы зубами рвать готов. Сам понимаешь, он скорее девчонку подставит в рейде, скормит монстру, например.
        Молчим, я думаю, а Кван терпеливо ждет ответа, попивая из бокала.
        - Что-то не стыкуется, - щелкаю пальцами в воздухе. - Какая-то недосказанность витает. Зачем вам так нужны Маги Света? Судя по таким вложениям, они вам прямо необходимы. Причем подконтрольные, ведь ко мне вы особого интереса не проявляли.
        - Не могу сказать, - выслушав меня с ноткой интереса, Кван довольно щурится. - Хотел бы, да не могу.
        - Это связано со слухами про Истину Храмов? - кидаю пробный шар любопытства.
        - Не могу сказать, - улыбочка Квана еще шире, показывает, что на верном пути. - Дотянешь Дагиру до тридцатого уровня, оденешь нормально, поможешь вылечиться... Тогда смогу сказать.
        - То есть, когда ваши непонятные планы будут уже выполнены.
        - Мимо, - качает напиток в бокале Кван. - Но близко.
        - Если не соглашусь, Лугос меня убьет, - грустно вздыхаю. - Не хотелось бы брать такого кота в мешке, но Лугос буквально грезит избавлением от своего ошейника.
        - Так ты согласен? - дожимает Кван.
        - А кто бы отказался? Условия вполне выполнимые. Ограничения по времени будут? Или клятву дать на Алтаре, как Лугос?
        - Нет, нет, - качает головой азиат. - Не в таком деликатном деле. Никаких клятв или ограничений. О нашем соглашении никто не должен знать в подробностях. Даже о том, что оно есть. Ты просто помогаешь другому Магу Света освоиться в Гримграде, только и всего.
        Кван встал.
        - Раз соглашение достигнуто, то мне пора идти. Чтобы собрать всю сумму, мне понадобиться несколько дней, тогда же и приведу Дагиру. Ей тоже нужно время, долечиться, да и просто в себя прийти. Куда лучше?
        - К нам домой.
        - Да будет так, - кивнул один из лидеров Храма Света. - Через три дня, вечером, я приведу ее к вам. Успехов и процветания тебе, Леон.
        Цветасто попрощавшись, Кван ушел, оставив мне на ночь полбутылки огненной воды и бокалы. Засов поставлен на место, под стойкой припрятана интересная книга с закладкой на середине, есть и выпить, и покурить. Что же, меня ожидают несколько приятных часов дежурства, в кои-то веки. А темнота для чтения не помеха, когда можешь светиться всем телом, как лампочка. Сумрак магазина потрепал тихий смех. Всегда надо искать хорошее, ведь так? Оптимизм Изгала заразительная штука, но несомненно помогает жить.
        ***

        Стучит нож по разделочной доске, прорубая овощи. Ислана готовит, плавными шагами танцует по кухне, от очага до шкафов, замирает на секунды перед котлом, творит особую, кулинарную магию. Пока мы уныло переглядываемся с утра, вяло следя за женщиной. Собралась обычная утренняя компания, я, Борм, Димид и она. В такую рань больше никто не встает. Изгал уже пришел с дежурства в магазине, его тихий мат, когда воин ударился обо что-то в темноте, разбудил меня. А уже мои шаги остальных.
        Когда я пришел после полуночи, отдав пост Изгалу, народ еще не спал. Не пришлось ждать утра для рассказа о новом соглашении с Храмом Света. Лугос радоваться заранее не стал, но я видел в глазах друга тень благодарности. Клятва висит на его шее удушающим предупреждением, отсчитывающим дни жизни. Вот и сейчас Лугос спустился к нам, пугая бледностью лица, синевой мешков под глазами и попросту убитым видом. Краше в гроб кладут.
        - Доброе утро, - как всегда вежливо приветствует Фортификатор.
        После чего садится рядом со мной, рассматривает нас с непонятным интересом. Какая-то странная деталь цепляет в его облике. На шее нет платка, уголки губ приподняты в намеке на улыбку. А главное...
        - Да ладно! - взорвался эмоциями Димид. - Неужели?!
        - Да, - улыбается на полную Лугос. - Клятва пропала. Просыпаюсь, ничего не давит на шею, не прижигает. Все! Нет ее!
        - Ха-ха! - приподнимаюсь, хлопаю от души, сжимаются пальцы на крепком плече. - Поздравляю!
        Звук упавшей ложки привлекает взгляды, Ислана стоит, прижимает пальцы к губам, ошарашенно оглядывает нас.
        - Ислана, ты чего? - привстает Борм.
        - Ничего, - машет руками девушка. - Удивилась просто. Надо же теперь праздник устроить, да? А у нас и нет ничего...
        - Спокойно, - тепло улыбается ей Лугос. - Ничего не нужно. Леон, могу я взять пару десятков Осколков?
        Без вопросов достаю пластину, горка камушков, блестящих краснотой, выросла перед другом в мгновение ока. Также быстро исчезает в ладони Лугоса.
        - Я в Таверну, - встает он. - Отдыхать буду неделю. Вы не против?
        - Ты заслужил и большее, - откидываюсь на спинку кухонного трона. - Пахал побольше нашего. Отдыхай и ни о чем не беспокойся, будут проблемы - сами уладим.
        - Тогда я пошел, - кивнул на прощание и был таков.
        - Вовремя, - протянул глубокомысленно Димид, провожает закрывающуюся дверь взглядом. - Еще неделя и он бы точно слег. Физически он более чем в порядке, но вот психически...
        - Знаю, - барабанят пальцы по подлокотнику. - Лазар говорил.
        Завтрак прошел на ура. Спустились остальные, порадовали их новостями. Давно уже мы так спокойно не сидели, больше отдаваясь рабочей атмосфере и общей цели. Теперь можно слегка расслабить булки и не рвать так жилы, пытаясь заработать больше.
        - Раз все так хорошо разрешилось, - издалека начинает Ислана. - Можно узнать, сколько у нас свободных денег?
        Что-то мне не нравится начало разговора, рука сама тянется спрятать пластину подальше от ожидающего взгляда нашего Кузнеца.
        - Которые на себя потратить можно? - уточняю осторожно. - Две сотни.
        - А если честно, - угрожающим взглядом жмет девушка.
        Замени половник на меч, а передник на броню и перед нами встала бы ужасающая валькирия. Начинаю нервничать.
        - Ну? - щурит глаза девушка.
        Димид отвернул голову, душит смех в ладони. Даже Лазар, за утро и слова не сказавший, ухмыляется паскудной ухмылочкой. Наслаждается представлением, как меня морально разносит внешне хрупкая и стройная девица. Которая кузнечным молотом череп слону проломить может.
        - С учетом платы от Квана, пять сотен осколков, - со вздохом сдаюсь я. - Только не говори, что хочешь все забрать. Димид на свои задумки столько не требует.
        - Я не хочу забрать! - вспыхнула возмущением Ислана. - Хочу сделать всем нормальную броню и оружие. Да и знаешь как задолбало ковать одно и тоже каждый день?! У меня куча рецептов открылась, я уже двадцать седьмой взяла! Больше чем у вас всех, между прочим.
        - Ладно, не кричи, - Борм тянет девушку за руку, усаживает рядом. - Говори, чего ты там задумала.
        В руках рыцаря гнев женщины как волной смыло, Ислана мигом успокоилась, отложила половник. Борм крут, надо бы взять у него пару уроков по мгновенному укрощению. Когда до такого доходит, меньше чем получасом женского монолога не отделаешься. Ну или можно как я когда-то, шваброй по горлу и в окно. Нет, нехорошо так о мертвых шутить, даже про себя.
        - Сказала же, - Ислана удобно устраивается в кольце рук Борма. - Броню и оружие хочу сделать. Тебе только меч, а остальных пора переодеть по нормальному. А то у нас магазин есть, а половина отряда в рейды ходит в каком-то нубском шмотье. Стыдно должно быть.
        - Что, мне тоже? - подтягиваю кружку с кофе.
        - Конечно! - фыркнула Ислана. - Ты наше лицо. Ты должен выглядеть так круто, чтобы все опасались с нами связываться, понял?
        - Ага, - вяло соглашаюсь, больше заинтересованный в кофе, чем в разговоре.
        - Ты лидер или где?! - снова полыхнула Ислана.
        От неожиданного окрика едва не поперхнулся.
        - Да понял я, понял! Успокойся. Тиран в юбке, блин.
        - Я штаны ношу, - улыбается она. - Короче, давайте обсуждать, кому чего надо. Теперь выбор куда больше, можете высказывать свои хотелки.
        И тут по лестнице спустился Изгал, лицо пухлое от недосыпа, на щеке след подушки.
        - Вы чего орете с утра пораньше? - раздирающий рот зевок заполировал вопрос.
        - Ты вовремя встал, - машу рукой. - Садись, думать будем. Лазар, тащи бумагу.
        - Сейчас будет.
        - А чего такое-то? - разлегся на столешнице Изгал.
        В двух словах объяснили, воин разом стряхнул сонливость, встрепенулся.
        - Это дело хорошее, - показал большой палец Ислане. - Новая снаряга! У меня как раз новый навык скоро будет, там надо действительно хороший меч. В магазине такого не видел...
        - Да? Какой? - нагибается навстречу Кузнец.
        Понеслась работа, больше языком, чем делом. Мои запросы просты, поменьше веса, плюсы чтобы на Ловкость и Свет к броне. Клинок Света пока основное оружие, так что для этого навыка неплохо подойдет и мое оружие. Однако Ислана считает иначе, сказала сделает меч покруче того огрызка, что я таскаю в ножнах.
        - Некоторых вещей на рынке не достать, - Ислана стучит карандашом по листу бумаги. - Придется вам повоевать немного с монстрами. Если подбирать из того, что мы можем найти в Катакомбах... Я все напишу, не беспокойтесь. Да и далеко лезть не придется. Вот!
        Под нос сунут листок.
        “Три пары жвал и одна железа Морозного Паука
        Три жала Ледяной Сколопендры
        Два рога Минотавра (обязательно правые, они чуть больше)
        Кости Гоблина-шамана(тащите все, разберусь)”
        - Капец, - выдал Димид, подглядев в листок. - Тебе труп гоблина приволочь?
        - Можете сжечь труп, мне только кости нужны. Обгорелые тоже сойдут. Остальное я точно куплю, - заверяет наш Кузнец.
        Да уж, это не пара слитков железа. Жутковатые ингредиенты.
        - Не будем тянуть кота за яйца, - складываю лист пополам. - Изгал, отсыпайся до обеда, покушаем и выходим. Лазар, в этот раз ты с нами.
        - Куда сначала? - спокойно спрашивает Целитель.
        - В Леденящий Лес. Начнем с чего попроще.
        - Будем надеяться, что не наткнемся на Жриц Воды, - лишь кивнул в ответ Лазар. - Все же их территория.
        - Договоримся, - поморщился я. - Я больше Огневиков на четвертом опасаюсь. Те могут и без вопросов...
        - Ну да, - Димид щелкнул пальцами. - У них же там такое произошло на поверхности. Ребята сто пудов на взводе. Лучше их не злить лишний раз.
        - Да ладно вам, - Борм нехотя отпускает Ислану, она собирает посуду со стола. - Нам надо всего два Минотавра.
        - Ладно, - прерываю беседу. - Раз такие дела нарисовались, то пойду тоже посплю. Чего и вам советую.
        Нам предстоит очередное дельце с риском для жизни. Хотя бы веселей, чем сидеть в магазине. А то я скучать по сражениям начинаю. Все-таки Адепты Битвы не полные психи, что-то в их философии есть. Под такие странные мысли голова касается подушки. Есть нечто привлекательное в том, чтобы сладко спать, когда город просыпается. Похоже на злорадное ощущение, когда народ с угрюмыми рожами шел на работу, а у тебя выходной. Жаль, таких привычных повседневных деньков больше не увидишь.
        Прохладное одеяло накрывает с головой, прячет от света из окна и провожает в сон шелестом складок.

        ГЛАВА 7. РЕЙДЫ ПРОСТЫМИ НЕ БЫВАЮТ.

        В обед народу на улицах города мало, Кристалл Мира палит в это время не хуже Солнца в пустыне. Идем вчетвером. Изгал изредка зевает, пяти часов ему явно не хватило, чтобы выспаться. Борм на ходу подтягивает ремни наруча, отдав щит Лазару на время. Наш Целитель на ходу всматривается в полированную сталь щита, усмехнулся отражению, да отдал щит владельцу.
        - Что? - замечает мой взгляд Лазар. - Похудел просто.
        - Да ничего, - перевожу взгляд на редких прохожих.
        Лазар и впрямь изменился внешне за прошедшее время. Когда мы его впервые встретили, он был немного пухлым мужиком, похожим на этакого доброго врача педиатра, только в военной форме. Если не знать, каким он может быть жестким, легко обманешься внешним видом. Сейчас от того образа ничего не осталось. Лазар обзавелся плотной щетиной, черты лица стали острее, ушла пухлость, ее заменила плотно сбитая фигура, обтянутая кольчугой и толстой кожей доспеха. Ему еще волосы отрастить и будет как вставший на дыбы медведь. Если так рассуждать, то можно и правда выразить все одним словом - похудел.
        Мы идем тем же путем, каким некогда пришли в Гримград впервые. Спустились из центральных районов, быстро преодолели улочки низких домиков, что начали потихоньку приобретать новых хозяев. Вот и знакомые поля, дорога превращается в просто утоптанную тропу.
        Ага, здесь. Холм, с которого нам тогда махали парочка бездельников, первые встреченные люди в Гримграде. Обходим его с другой стороны, а там находим обросшие мхом и травой пару валунов.
        Незаметная снизу щель, между валунами, ее прикрывают стебли травы до пояса, что стремятся выше с каждым днем. Лазейка на третий уровень найдена, вперед.
        - Борм, - приглашающим жестом показываю на щель.
        - Погодь, - рыцарь поправил щит на руке, повел головой, проверяя как сидит шлем, крепкая хватка на рукояти меча. - Готов.
        - Вперед.
        Борм первым шагнул в темную прохладу лаза в холме. За ним прошли остальные, почти сразу попадая в вязкую серость тумана. От таких лазеек ощущения куда более яркие, чем от обычных переходов. Мгновенья потерянности в пространстве, надо просто шагать вперед, неважно куда.
        “Третий уровень Катакомб. Леденящий Лес”
        Туман расступается перед глазами, пахнуло диким холодом, щиплет кожу на щеках, морозит нос и неприкрытые пальцы. Тут все по-прежнему, ужасный дубак.
        Мы вышли из трещины в огромном стволе дерева, что навечно застыло в толстом слое синего льда. Шелестит перезвоном замерзшая крона листвы над головой. Сапоги приминают хрустящие травинки и лед, мы на поляне, вокруг скованные льдом деревья густого леса. Мы в середине уровня, тут темнее, чем на окраинах. Лед толще, свет от него наоборот, меньше. Очередной парадокс Катакомб, не особо задевает внимание.
        Надо быть настороже, большинство народу в Гримграде знает этот проход и пользуется. Вроде все спокойно, только напрягают следы вокруг. На ледяных стволах глубокие царапины, в снежной траве проплешины, следы пролитой крови, что вмерзла в землю красными пятнами. Свежесть следов непонятна, не с такой температурой тут рассуждать о времени битвы.
        Не успели осмотреться толком, как Борм встал в защитную стойку, Изгал рванул меч из ножен, Лазар отходит ко мне.
        Жрицы Воды выходят из-за деревьев. Три женщины, как на подбор красавицы. Легкие синие одежды, тонкие плащи, на ногах босоножки, холод здесь их точно не беспокоит. Они похожи друг на друга как сестры, в черных волосах застыла изморозь и кристаллики льда, на лицах безбрежное спокойствие, как на прекрасных статуях, кожа сияет бледностью мрамора, только пылают красным сочные губы.
        Впереди плавно шагает главная, за ней спокойно поспевают остальные. Их движения плавны, как у текучей воды, грациозны. Хороши чертовки, завораживают. Не видел их в Гримграде, я вообще только одну Жрицу Воды видел, но та была блондинкой, да одета была в платье, считай, по-домашнему.
        Сохраняем дистанцию в три метра, стоим, друг на друга пялимся. Две девушки позади главной кажутся куда моложе, видно, что нервничают немного, совсем спокойными их лица не выглядят. А вот старшая внушает. Мраморный лик без тени эмоций, черные глаза в обрамлении длинных ресниц, покрытых изморозью, эти глаза четко передают высокомерие и безразличие. Эта женщина выглядит куда более притягательной и зрелой, она опасна.
        “Шиширида. 34ур. Жрица Воды”
        Остальные две лишь двадцать четвертые, похоже, новенькие еще. Старшая перевела взгляд на меня, безошибочно выделив главного. Размыкаются красные губы.
        - Эта наша территория, - тягучий колокольчик грудного голоса, глубокий и пробирающий. - Остальным нечего здесь делать. Уходите.
        Начинаю понимать, почему ингредиенты отсюда перестали попадать на рынок. Вот встревалово! Придется договариваться.
        - Госпожа, - встрепенулась девица слева. - Они же те Светлые, с лавочкой зелий.
        - Я знаю, - снисходительный взгляд старшей затыкает Жрицу. - Поэтому они еще живы.
        Я молчу, размышляю, чем бы подкупить их? Простой разговор и просьба здесь не помогут, следы крови ясно показывают облом прошедших тут переговоров. Храм Воды взял уровень под полный контроль.
        Шиширида скрещивает руки под объемной грудью, оглядела нас еще раз. Парни так и не меняли напряженных поз, готовые атаковать в любой момент, лишь щелкни пальцами. Нас не пронять холодной красотой, у каждого развито чувство опасности. А оно зашкаливает рядом с этими бабами, так и шепчут инстинкты - беги подальше, спасайся.
        - Живы, потому что Светлые. Причем, сами по себе, а не Храмовые, - уточняет старшая. - Хотя за то, что переняли наших клиентов по зельям... Храм Света еще можно понять, но вот остальное - плохая конкуренция.
        Они говорят так, словно нас тут нет, будто мы не опаснее хомячков за стеклом. О чем она, черт ее дери? Мы не конкурируем. Все Жрицы немного знают Алхимию, но торгуют они только с Храмовыми Фракциями, тогда как мы больше по остальным. Они презирают Нейтралов и не ведут с ними дел, это весь Гримград знает.
        - Мы не конкуренты, - мои первые слова им.
        В отличие от Жрицы, из моего рта вылетает пар от холода.
        - Как высокомерно, - хищно щурится Шиширида. - Вы даже не считаете нас конкурентами?
        Полные губы раздвигаются в улыбке, как хищная красная трещина на льду. Улыбка ее не красит, это точно. Сейчас эта женщина совсем не выглядит, как человек. Перед нами совершенно другое существо.
        Вот только и мы не просто люди, страха нет и в помине. Веет магией, пока не опасной, лишь фон сгустился на поляне.
        - Нам нужна лишь пара запчастей от местных монстров, - смотрю прямо в глаза старшей Жрице. - Больше ничего.
        - Ты даже не соизволил ответить на вопрос, - презрительно отвечает Шиширида. - Знаешь что, мужлан? Ты точно должен сдохнуть.
        Она не двигается, лишь дрогнули тонкие пальцы с острыми ногтями. Слышу позади тихий треск и шелест. Прямо из земли растет и несется острый ледяной кол, стремится наколоть меня как бабочку на булавку. Лазар не оплошал, пинок окованного сталью сапога снес ледяной кол, разбил на осколки.
        Я повернул голову обратно, остальным телом и не дернувшись. Слишком медленно, я бы увернулся. Но все равно спасибо, Лазар.
        - Не будь такой заносчивой, женщина, - от души советую Жрице. - Решим все мирно.
        Улыбка пропадает с ее лица, встряхнув руками, она встает в странную стойку, словно готова выцарапать глаза любому, кто подойдет. Остальные расходятся в стороны, давая пространство, повторяют ее движения запоздавшим зеркалом. Веет магией еще сильнее, холодной, обтекающей рядом, готовой вонзить когти в теплые тела. Ну почему все такие борзые стали, никаких диалогов, все силой. Ворчу как дед, какие времена, такие и нравы. Разом очищаю разум от неуместных мыслей. Источник прогревает кости, Свет омывает изнутри, заражает жаром магии мышцы, веселей бежит кровь по венам.
        - Значит, нет? - мои пальцы обхватывают теплую рукоять верного оружия, шелест из ножен.
        Активация Клинка Света озаряет ледяную траву под ногами, отражается на спине доспехов Борма, освещает бледные лица Жриц.
        Они нападают первыми, быстро и безмолвно. Разом вскинулись руки, явно отработанная начальная атака. В нас летят Ледяные стрелы, пугая зазубренными лезвиями. Борм не сплоховал, шаг назад, три Ледяные стрелы меняют траекторию, как магнитом их притягивает к щиту. Звон льда подобен разбившейся вазе, Жрицы опешили на миг от такого поворота. А, нет, старшая улыбку пугающую мне обратила, вместе с новыми кольями изо льда.
        - Маг мой! - крикнула она.
        А моим ребятам команды не нужны, самодовольная мысль мелькнула на миг. В следующую секунду Клинок Света срезает ледяной кол, резкий разворот, зажегся Кулак Света, теперь аж два кола одновременно. Кручусь как белка в колесе, но шагаю к старшей, рублю колья как траву, легкими взмахами, почти небрежно и спокойно. Где Клинок не успевает, там Кулак Света встает на пути льда несокрушимой преградой.
        Пока я забираю внимание старшей, парни не плошают, разобрав противниц по вкусу. Борм рванул на левую, Лазар на правую. Изгал спокойно обходит редкие колья, обращенные ему, но тоже приближается к Шишириде.
        Борм лениво отмахнулся щитом от очередной Стрелы льда, крякнул, когда в щит вломился тараном плотный Бур Воды, но не дрогнул. Его противница начинает паниковать, машет руками все активней, перед ней возникает плотная Плеть Воды, но слишком медленно. Борм подскочил, меч срезает Плеть у основания, в сантиметре от пальцев Жрицы. Та и взвизгнуть не успевает, щит с грохотом врезается в лицо, хруст носа, девица летит кубарем, ломаются ледяные травинки на пути, оставляя просеку. Одна в отрубе.
        Я не могу пробраться ближе, колья становятся толще, уже разом по три выстреливают из мерзлой земли. Но слишком медленно. Спокойно оцениваю врага, Шиширида медленно взмахивает руками, Клинок Света срезает лед еще на этапе создания, ее глаза не успевают за взмахами моего Клинка. А на лице ни следа усталости. Все с ней ясно, мало Ловкости, восприятие не дотягивает, значит на Интеллект тоже забила, вкладывалась только в магию. Резерв, конечно, внушает почтение... Но и только.
        Замечаю краем глаза, как Лазар справляется со своей. Просто идет в лоб, получает сосульку в предплечье, не морщась выдергивает. Довольный взгляд девицы превращается в удивлённый, когда рана не отдала и капли крови, затянулась, оставив в наруче прореху и чистую кожу. Лазар смахнул с пальцев зеленое свечение, Жрица рухнула как подкошенная, трясется в припадке, белая пена на красных губах. Вторая есть.
        Шиширида и не думает прекращать. Парочка кольев заставляют Борма прыгать по поляне, но я и Изгал уже близко. Воин рывком сближается, она наконец дрогнула, пятится, резкий взмах рук. Стена Воды встает перед Изгалом, три метра в ширину, высотой же около двух. Изгал рубанул мечом по преграде, но тот застыл там, как в тисках зажатый.
        Жрица создает что-то действительно мощное, магия щиплет кожу не хуже мороза. Между ладоней Шишириды растет шар воды, полный потоков и завихрений. Пора открывать неожиданные фишки.
        Изгал ругнулся, оставил меч в Стене Воды, потом плюнул, отошел для разбега на пару шагов и прыгнул через преграду. Два метра не предел для него, а Жрица и не замечает, сосредоточена на своей магии. Пора и мне помочь. Кулак Света пропадает, на его месте собираются потоки Стрелы Света. Она сияющей звездой несется через поляну, прошивает Стену Воды насквозь и врезается в шар воды в руках Жрицы. Магия рванула брызгами Воды и Света, разнесла руки Жрицы в стороны, качнула. А тут и Изгал подоспел, пятка сапога впечатывается точно в лоб старшей Жрице. Она летит кувырком, отрубилась еще в полете, лежит на мерзлой земле поломанной куклой, руки в стороны. Тишина, тихий звон ледяной листвы да мороз по коже. Идиллия. Развеиваю Клинок Света, оружие в ножны.
        - Ну что, - оглядываю место битвы. - Неплохо согрелись, м?
        - Да, неплохо, - соглашается Лазар, тащит к нам девицу за волосы.
        - Блин, ты беспощаден, - морщится Борм. - Зачем за волосы то?
        - Сами напросились, - безразлично пожимает плечами Лазар. - У меня веревка есть. Вязать будем, или...
        Красноречиво ведет пальцем по горлу.
        - Убийство нам не простят, - отказываюсь от кровавого варианта. - Вяжите. Они должны меняться, так что смена их найдет. Надеюсь, мы успеем завершить тут свои дела.
        - Как скажешь, - Изгал бросает вторую мне под ноги, как ценный трофей. - А веревки хватит?
        - Хватит, - заверяет Лазар. - У меня метров двадцать с копейками. Сейчас только главную шмару притащу.
        Борм на такие слова сопит недовольно, но и слова против не сказал. Она и впрямь неприятный человек. Борм иногда настоящий рыцарь, думаю, за это его Ислана и любит. Хорошо хоть в бою излишнего благородства не проявляет, вон как по лицу щитом засадил, у девицы нос набок и кровь бежит. Ничего страшного, от такого маги не умирают, по себе знаю. Не были бы женщинами, за такой “горячий” прием пару костей бы сломали в довесок. Но тут уже какое-никакое воспитание просыпается, чтоб его. Обойдемся связыванием.
        Зря мы это это дело доверили Лазару. Стараюсь не ржать, но еле держусь. На ветвях дерева качаются три девицы, связанные в стиле БДСМ. На лбу главной наливается синяк в форме отпечатка каблука сапога. Сотрясение мозга ей обеспечено. Пусть радуется, что не убили.
        - За такое они нас точно возненавидят, - вздыхает Борм.
        - За что ты их так, Лазар? - посмеиваюсь в ладонь.
        - А что такого? - злая усмешка у него, садистская. - Отношения у нас точно испорчены, так что пусть получают, заслужили. Меня взбесило: "Это наша территория!". Нам нужно-то пару монстров, а они их что, рожают что ли?
        - Да ладно тебе, - оглядываю интересную композицию, Жрицы на дереве, такого больше нигде не увидишь. - А они так не помрут?
        - Все Жрицы немного Целители, от таких узлов руки и ноги не отнимутся. Пусть висят, качаются.
        - Да черт с ними, - фыркнул Изгал. - Пойдем уже, а то до ночи провозимся.
        Замыкаю наш порядок, последним прохожу мимо связанных Жриц. Тихий стук упавшего предмета. Маленький, с палец толщиной, лежит в корнях дерева. И что это такое? О, надо же... Последним пакостным действием пинаю в кусты тюбик красной помады.
        ***
        Жуткая холодина пробирает до костей, знакомое чувство замерзших мыслей и эмоций все ближе. Лазар помогает Праной, я Светом, но каждый раз эффект тепла и энергии действует меньше. Ненавижу это место! Стараемся быстрее закончить дела здесь. Со Сколопендрами выходит быстро, Борм идет впереди под Эгидой Щита, срывающиеся в атаку невидимые твари врубаются в щит, подскакиваем с Изгалом, два удара - готово.
        - Быстро справились, - сказал Лазар, с хрустом выворачивая жало ледяной жертвы.
        Жало ледяной Сколопендры может проломить кирпичную стену с одного удара, очень крепкая штука. Походит на ледяной коготь с зазубринами, морозит ладонь, на основании белесая слизь. Убираю гадость в пластину.
        - Со Сколопендрами все, - отмазываю ладонь об ближайший ствол дерева. - Остались пауки.
        - Я видел паутину за теми деревьями, - кивает направо Борм. - Похоже, там целое гнездо.
        - Лучше туда не лезть, - говорит Изгал, постукивая зубами от холода. - Походим кругами, наткнемся на одиночек.
        - Ты как вообще? - вливаю в друга толику Света через прикосновение.
        Прилив энергии немного согревает воина, губы розовеют, зубы не стучат.
        - Норма, спасибо, - благодарно отзывается Изгал.
        Кольчуга у него прилегает к телу, от того и холодит друга не слабо, тут и термобелье не спасает. Нагрудник Борма изморозью покрылся, а прорези шлема затягивает тонким слоем льда, пар дыхания оседает снежной бахромой на металле. Рыцарь не жалуется, только сбивает ладонью налипшую изморозь на шлеме, отчего издается забавный скрежет, на кончиках пальцев стальные коготки.
        - Погнали, пока не замерзли насмерть.
        Зелья пока не тратим, кто знает что случится. Хрустит лед под ногами, сопит носом Лазар позади, двигаемся по острым следам от паучьих лап и обрывкам паутины.
        - Вон он! - приглушенный голос Борма впереди.
        Вовремя, Морозный Паук вырвался из лесного пролеска белой глыбой, как из катапульты запустили. Вонзаются острые лапы в мерзлую землю, ужасающие жвалы клацают в предвкушении, несколько пар глаз следят за жертвами черными омутами. Толстое туловище нависает над землей объемным брюшком, от паука разит холодом и голодом.
        “Морозный Паук. 27ур”
        Он летит прямо на отряд, удивительно бесшумно для такой громады, метра два выйдет!
        - Ох, епт! - Борм не рискует принять удар от такой туши, отскакивает.
        - Я к нему не подойду! - повторяет за Бормом Изгал. - Давай магией!
        - Как будто я подойду! - кричу в ответ, скрываясь за деревом и готовя сразу две Стрелы Света.
        Страху и отвращения много, толку мало. Паук растерялся, крутится, не в силах выбрать жертву. Мы окружили его, а потом я всадил две сияющих Стрелы Света прямо в башку. Лопаются черные глаза, хлынула белая кровь, застывает наростами белых сосулек, писк на грани ультразвука бьет по нервам.
        - Давай еще! - орет Изгал, отвлекая тварь.
        Паук бьет вертикально передними лапами, Изгал увернулся от них как от падающих пик, на грани, на миллиметрах от вонзающихся в землю хитиновых орудий убийства.
        - Сука, ну и тварь! - подключается Борм, оказываясь лицом к морде перед пауком.
        Щит звенит колоколом, когда жвала защемили его. Борм не в силах выдернуть руку из креплений, Паук медленно поднимает щит вместе с ним! Вот черт, это плохо! Но башка твари снова на траектории удара, лови еще Стрелу Света! Она вонзается ровно в середину башки, Борм добавляет туда удар мечом. Паук рухнул, бьются в конвульсиях мощные лапы.
        “Получен новый уровень! Ваш ур - 26”
        “Получены Очки Развития: + 2 (0)”
        “Получена Репутация: + 150 (1895)"
        Изгал с Бормом с трудом раздвигают жвала мечами, используя их как рычаги. Мертвая тварь отдает жертву, рыцарь вырвал щит.
        - Звиздец он страхолюдный, - с омерзением втыкает меч в землю Борм, пытаясь очистить клинок.
        - Не страшнее Зомби, - отзываюсь я, примеряюсь к жвалам. - Кстати, а где у него железа?
        - В брюхе, - услужливо подсказывает Лазар. - Сзади. Изгал, поможешь?
        - Меня стошнит, - морщит лицо Изгал. - Давайте сами?
        - Неженка, - беззлобно подкалывает Лазар. - Ладно, один достану, не трясись.
        Лазар перехватил нож обратным хватом, зашел за тушу. Слышится треск хитина и противные хлюпающие звуки. Изгала передернуло.
        - Нам еще двух таких завалить надо, - добавляю ему плохого настроения.
        - Зато согреемся! - все же воспрял духом неисправимый оптимист.
        Пауков долго искать не пришлось, как и первый, они сами нас нашли. Было легче, парни просто отрезали лапы с одной стороны, отходили, паук бестолково вертится, я добиваю магией. Обошлось без ранений, отлично.
        - Ну что, на четвертый? - убираю последние нужные части паука в пластину.
        - Идем, - ориентируется Лазар. - Туда.
        - Лучше пошустрей, - стучит зубами Изгал.
        Проход недалеко оказался, причем знакомый. Странно, но Жриц Воды в этот раз мы не увидели. Но я точно ощущал злой взгляд в спину, когда заходил последним. В Перекрестки Минотавров врываемся с наслаждением качественно промороженных людей.
        - Звиздец, - Изгал скидывает перчатки на пол, ожесточенно трет ладони. - Пальцев не чую, блин!
        - Не три, - недовольно ворчит Лазар. - Кожа треснет. Пусть так отогреется.
        Борм привалился спиной к стене, молчание говорит красноречивей любых слов - не трогать, греется.
        - Чтоб я еще раз в этот ледяной ад сунулся, - сплюнул Лазар. - Почти всю Прану на вас потратил. Она долго восстанавливается, между прочим!
        - Все так плохо? - серьезно спрашиваю у друга.
        - Да.
        Ясно, еще часа три наш Целитель не в кондиции. С жизненной энергией лучше не шутить, отдавший себя до капли Целитель имеет неплохой шанс откинуть коньки. Плохо дело, если нас тут ранят, придется обходится бинтами и зельями. Хотя многие и того не имеют, а в рейды носятся. Нужно быть благодарным. Лазар и так многое сделал, как минимум спас от обморожения, а как максимум от наведенного чувства апатии Леденящего Леса. Видели мы там статуи присевших к стволам деревьев людей. Вот только не статуи это, а люди.
        Перекрестки Минотавров намного лучше! Я этих тварей целовать меж рогов готов, тут хотя бы тепло!
        - У меня Репутации накопилось, - прерывает тишину спокойный голос Изгала. - Новый навык возьму. У меня сейчас Рывок, Разрез и Начальное Владение Мечом, думал все, что взять такого, чтобы сочеталось.
        - И чего надумал? - Борм снял шлем, протирает оттаявший лед.
        - Раз твоя благоверная мне нормальный клинок обещалась, - с лукавой улыбкой вещает воин, - то возьму Рассечение. Будет что-то типа Клинка Света Леона, только на один удар.
        - Причем тут мой навык? - заинтересовался я.
        - Там на кромке лезвия собирается полоска из Праны и Света, на долю секунды, - охотно поясняет Изгал. - Типа самурайского удара, вжих! И рассекло все нахер.
        Изгал прикрывает глаза, пара секунд и крик, полный веселья:
        - Взял! Теперь круче гор, епта! На чем бы попробовать?
        - Не ори, - просит Лазар. - Мы далеко от перехода.
        Поздно предупредил. Вчетвером поворачиваемся на звук тяжелых шагов. Содрогаются плиты пола, вибрация мелкими волнами достигает стоп, ползет по костям, отдается в зубы.
        Далековато мы от перехода отошли, на автомате протопали метров пять. Минотавры шум не любят. Гротескная тварь из мифов показывается из-за угла. Сначала из темноты вылезает блестящее лезвие огромного топора, следом кончики рогов, больше похожие на бивни мамонта по размеру, вот и все тело показалось. Гремят шагами толстые копыта, пар из широких, бычьих ноздрей, яростный блеск краснотой крови в глазах. Минотавр заметил жертв.
        - Гр-р-р-а! - протяжный рев несется по проходам, бьет по ушам звуковой бомбой.
        - Ненавижу, когда они так орут, - со вздохом признается Борм.
        Надет шлем, хруст шеи в краткой разминке. Рыцарь и Минотавр с упоением несутся навстречу, желая битвы с сильным противником.
        - Вот и погрелись, блин, - достает на ходу меч Изгал.
        - А вот нечего было орать, - пожурил я друга под гром сражения Борма и монстра.
        Изгал не слышит, скачет в ногах Минотавра юрким кузнечиком, жалит острыми ранами, отвлекает, злит бодрыми криками. Размашистые удары Минотавра кончаются щитом Борма, бычью морду жалят Стрелы Света, кровь бежит по шерсти ног из многочисленных порезов от Изгала. Тактика отработана, осечек не дает. Спустя минуту монстр пал на колени, в глаза вонзается по клинку. Один из стали от Борма, второй из Света от меня.
        "Получена Репутация: +100 (2295)"
        Неплохо, вместе с убитыми пауками неслабо уже поднял. Глядишь, так скоро новые навыки возьму.
        - Тихо вроде? - прислушивается Изгал. - Извините за это, не сдержался.
        - Просто помни, что мы не на прогулке, - советует Лазар легкомысленному воину.
        - Да я не выспался просто, - шепотом, чтобы Целитель не услышал, оправдывается воин.
        - Да-да, конечно, - поддакивает все услыхавший Лазар.
        С этими словами Целитель полез ковырять Осколок из туши, пока мы примеряемся к рогу.
        - Вроде этот больше? - спрашиваю рыцаря.
        - Да фиг знает, - повел наплечниками Борм. - Правый надо.
        - Правый если от него смотреть или от нас?
        - Просто рубите что побольше, - вставляет свои пять копеек Изгал, тычет пальцем на другой рог. - Этот!
        - Берем оба, - плюю на все и замахиваюсь Клинком Света.
        Рулетки у нас нет, пальцами мерить будем что ли? Ислана сама разберется. Размах, хрустальное лезвие из синеватой энергии Света рубит рога как масло. При жизни Минотавра так легко они бы не поддались.
        - Готово, - убираю в пластину добычу. - Пойдем к переходу в Гримград, там поищем второго. Идем тихо, не хочу лишний раз сражаться с этими тварями.
        - Про Огневиков не забывай, - дельный совет от Борма. - Думаю, они, как и Водники, плотно опекают свое.
        - Ты прав, - киваю другу. - Будем начеку. Если встретим их, первыми не нападайте. Попробуем договориться.
        Продвигаемся нормально, по пути, впервые показанному нам Лугосом. Изгал идет впереди, в роли разведчика. Странно, не попадается ни людей, ни монстров, хотя мы дошли до центра уровня. Изгал машет рукой, стоп.
        Спустя минуту напряженной тишины раздается рев Минотавра там, куда глядит Изгал. Едва уловили его в тишине, стены тут особые, хорошо экранируют громкие звуки. Если бы не это, на любую схватку сбегалась бы чертова куча Минотавров со всего уровня.
        Изгал возвращается.
        - Странные дела, Леон, - шепотом рассказывает он. - Там какая-то баба из Огневиков, заманивает Минотавра за собой. Шмаляет с арбалета ему по рукам, да еще и ловкая, уворачивается от ударов как не фиг делать.
        - Уверен, что не убивает?
        - Заманивает, говорю же. Кстати арбалетик у нее не простой, многозарядный. Да и одета она явно не в простое шмотье.
        - Класс хоть разглядел? - спросил Лазар.
        - Разведчик она, - уверенно кивает воин. - Ник не разглядел, Минотавр помешал. Но одета чудно, не для Разведчика уж точно. Платье, как у монашек, только бордовое. Только вырез сбоку такой, что аж лямку трусиков видать. Черные, кстати. Да и двигается очень шустро, быстрее меня точно.
        - Да ну? - Лазар оглядел мою одежду.
        Ну да, у меня тоже цвет шмотья бордовый.
        - Чего? - возмущаюсь шепотом. - Не знаю я. Вряд ли это доспехи Артерии, Ислана говорила, что это эксклюзив, как у Борма.
        - Мне больше интересно, что она такое вытворяла, - задумчиво гладит подбородок Лазар. - Есть мысли?
        Думаем. Заманивает куда-то монстра. Изгал прав, странно это. Если она такая крутая, нет смысла заманивать в ловушку. Если только не один вариант.
        - Есть одна догадка, - признаюсь я. - Только бредовая немного.
        - Ну?
        - Баранки гну. В общем, представь, что они отрядом тут, со Жрецами Огня. Если у них уровни высокие, то какой смысл бегать тут по одному Минотавров жарить? Так и силы быстро кончатся.
        - Значит, слабые товарищи приманивают их и...
        - Бум, - соглашаюсь на высказанную мысль. - Вполне возможно, хотя и опасно.
        - Слишком безумно, - не соглашается Борм.
        - А ты вспомни, что у Храма Огня было.
        - Ладно, - признает Борм, - возможно, все так и есть. Делать что будем? Нам как раз в ту сторону.
        - Есть еще южный проход, - напоминает Лазар. - Только мы им еще не ходили. Да и в Гримграде он вроде возле озера выходит. Я там тоже не был.
        - Пошли, - рублю рукой воздух. - Лучше побродить в поисках часик, чем на этих напороться. А в Гримграде уже не заблудимся.
        - Да, пожалуй.
        - Изгал, вперед.
        Секунда, воин использует Рывок и пропадает с глаз, только мелькнул впереди темный силуэт, тут же скрылся за углом. Шустер стал, ничего не скажешь.
        Рейд продолжился. Пришлось завалить Минотавра, что вышел сзади и догнал нас. Тут уже не вина Изгала, самим щелкать клювом не стоило. Быстро с ним разобрались, дальше утроив бдительность. Разговаривать перестали совсем, ограничиваемся жестами, да за спину поглядываем. Все ингредиенты собраны, настрой боевой, все почти кончилось. Рейд прошел нормально, что не может не радовать.
        Только я об этом подумал, как показался Изгал. Лицо серьезное, без тени обычного лукавства и улыбки.
        - Выход нашел, - кратко сообщает воин. - Но там проблема.
        - Чего еще? Минотавр?
        - Хуже. Алдер там стоит.
        Не успеваю ругнуться втихую, как Жрец Огня сам выходит вслед за Изгалом.
        "Алдер. 42ур. Жрец Огня"
        Плащ бордовый полами цепляет пыльный пол, в ладони огонек, освещающий коридор. Стекла круглых очков отражают огонь, кажется, что сами глаза пылают. Тот раз плохо дал почуять его ауру. На голову выше Борма, шире в плечах, топорщится прическа ежиком из светлых волос-иголок. Он одним взглядом показал, какие мы вши под ногами.
        - Так-так, - глубокий, хрипловатый бас отдает насмешкой и затаенной угрозой. - Маленькие Светлые заглянули на огонек. А я думаю, что за крыски шебуршат во тьме?
        - Спокойно, - выхожу вперед, не убираю руки с оружия. - Мы не враги. Просто пришли убить пару Минотавров и обратно.
        Алдер и не взглянул на меня, словно не к нему обращались. Затух огонь на ладони, сжатый пальцами. Замечаю странный атрибут перчаток без пальцев. Пластины на тыльных сторонах уж очень напоминают узорами артефактные.
        - На колени, - спокойно так, буднично командует Алдер.
        - Что? - растерялся немного.
        Парни тоже не в восторге. А Жрецу плевать на наше недовольство и непонимание. Смотрит поверх голов. Сжались губы в полоску. Взгляд обратился на меня прессом зеленых глаз. Какого черта?! Дрогнули колени, но я упрямо стою. Матерно ругнулся Изгал позади, сопит недовольно Борм, шепнул что-то Лазар.
        - Лишь Огонь Священный дарует людям Свет, - как на проповеди вещает Алдер. - Иное же... Ересь!
        Алдер скинул личину спокойного здоровяка. Он разом еще подрос, раздались в стороны плечи, аура зверя и безумия бьет по нам волнами жара с примесью искр. Трещат брови от жара, глаза слезятся.
        Быстро достаю оружие, зажигается Клинок Света. Он тут явно не поболтать собрался. Но Алдер лишь давит взглядом. Я думал, почуял ауру зверя? Ошибался, бывает.
        Жрец Огня выдыхает устало, словно в конце тяжелого рабочего дня. Окинул нас взглядом таким... сочувствующим. Типа ничего личного, просто работа такая. От этого только еще страшнее. Даже я чувствую нечто тревожащее. Не успеваю порадоваться, что страх могу испытывать, хотя бы такой, как Алдер рванул вперед.
        Скрестил руки, из пластин на перчатках появились клинки, прямо в воздухе. Он перехватил их привычно, крепко. Взметнулся огонь на лезвиях, пламя пляшет тенями на стенах.
        - Обратись в прах! - взревел Алдер яростно, громко.
        Заслоняюсь Клинком Света, какое тут ударить в ответ! От столкновения стихий мое оружие выворачивает в сторону, а самого запускает ядром по коридору. Останавливает только стена, вышибает дух, трещат ребра и позвоночник. Полетал, млять! Что за жуткая мощь?! Руки дрожат, как грузовик вмазался, едва рукоять из рук не вылетела.
        Поднимаюсь, некогда валяться! Алдер метается среди парней так шустро, что видно только размытые траектории Огненных Клинков. Благо я недалеко, сейчас мы его вместе заломаем!
        Мгновение, боль в животе, тепло стены греет спину. Обращаю взгляд вниз. Я наколот на стену двумя красными от Огня клинками, дымятся кожаные ремешки на простых рукоятках. Алдер замер с вытянутыми руками в мою сторону, злобная усмешка подарена мне в награду за боль.
        - А-а-а! - ору как резаный!
        Свет в теле взбесился, метается волнами как загнанный дикий зверь, пытается притушить боль, что каленым железом разъедает кишки. Вытащить! Надо вытащить или больнее будет!
        Ни о чем больше думать не могу. Только боль и жар, когда оружие врага звенит по полу, извлеченное из тела. Меня скрючило пополам, не разогнуться. Зелья, где они? Целителю отдал, чтобы в бою не разбились! Идиот, надо было хоть одно в пластину кинуть! Где Лазар, мать его?! Поднимаю голову и смотрю, как моих друзей разделывают под орех.
        Алдер уже орудует новыми клинками. Он превосходит всех троих. Всем. Сила, скорость, мощь магии, умение. Удары Изгала небрежно блокируются, он даже не оборачивается, просто подставляет Клинок Огня под нужным углом. Лазар пытается сделать подсечку, злая ухмылка в ответ, нога Целителя хрустит под напором сапога. Крик друга ввинчивается в уши болезненным потоком, словно мне больно, словно моя нога проминается до хруста костей между сапогом и полом.
        Бешеный, полный злого веселья смех Жреца Огня гремит по стенам оглушающим набатом.
        - Почувствуйте мощь Священного Огня, Еретики! Сгорайте в пепел! В пепел и прах! Ха-ха-ха! Горите же, горите!
        Этот ублюдок сущий дьявол! Из какого ада ты вылез, ушлепок?! Я словно вижу перед собой демона из жутких фантазий. Полыхает огнем мощная фигура, пляшут языки огня в волосах, дрожит воздух от жарких выдохов. Оскал ярости и безумия, отчего черты лица искажаются до неузнаваемости. Никакие очки не сдерживают облик самого лютого психа, что я видел и даже мог представить. Аура мощи и Огня хлестает искрами гнева, удушает жаром, сам воздух краснеет вокруг Алдера, в горле першит от сухости.
        Нахожу силы поднять клинок, ковыляю согнувшись. Он перестает играться с жертвами, четко понимаю. Изгал тоже понял. Лазар подлечился, встает. Изгал едва успевает отвести пылающее лезвие от шеи Целителя. Воин тут же получает с разворота пяткой в ребра, оба летят кубарем в ближайшую стену. Остался только Борм, который за все время ни разу не попал во врагу. Да, Враг с большой буквы. Я хочу убить его!
        Борм выставляет щит перед собой, забыв об атаке. Пылающий клинок летит точно в смотровую щель шлема, но притягивается на щит. Звяк! Сноп искр.
        - Хм, - отскочил Алдер, крутнулись лезвия пылающим кольцом.
        Обходят друг друга по кругу, Борм дает мне возможность запустить чем-нибудь в спину врагу. Стрела Света! Сгорает недолетая.
        - Не верю, - шепнут треснутые губы.
        Еще раз! Свет буквально разрывает на искры в его ауре, сжигает без остатка. Неужели разрыв в уровнях так велик?! Отчаяние подбирается к горлу, щекочет острыми коготками безнадежности.
        Борм видел все это, но упорно принимает удары.
        - Ха! - смеется Алдер, ему весело, безумно весело! - Раз я не могу преодолеть этот щит... Значит, я его сломаю!
        - Попробуй, - отвечает угрюмо рыцарь.
        Пламя на Клинках Огня набирается краснотой ярости создателя. Все происходит слишком быстро! Я лишь пару шагов сделал, а он уже почти убил их! Жрец налетает на Борма сверкающей огнем звездой, все заполняет звон стали и треск жаркого огня. Вижу только, как Борм отступает. Держись друг, я сейчас. Только держись, блин. Уж Клинок Света должен его пронять!
        - Гр-р-ра! - знакомый рев луженых глоток Минотавров.
        Аж целых двое! Мало нам было проблем! Минотавры наступают с моей стороны коридора, протуплю секунд пять и получу топором в спину.
        Упавшие парни с трудом встают, Алдер отвлекается на миг, смахивает с Клинка Огня вал пламени на них.
        - Нет! - кидается к ним Борм, клинок Алдера преграждает ему путь.
        Я тоже кидаюсь, но спотыкаюсь, с трудом удерживаясь на ногах. Пятна в глазах от вспышки огня пропадают. Лазар стоит, раскинув руки в защитном жесте. Лицо в ужасных ожогах, одежда тлеет. Он падает на спину, его подхватывает Изгал. Воин укладывает Лазара, сам срывается в бой. Изгал показывает нечто новенькое. Лезвие меча светится нежным желтым светом, мгновенно срывается в полосу сияющего навыка. Давай! Разруби его нахер!
        Алдер резко развернулся, так быстро, что никто не заметил движения. Стоит Изгал, стоит Алдер. Вот только меч Изгала крошится под жесткими пальцами Жреца. Изгал удивиться не успел, как вновь отлетает в стену поломанной куклой. Харкает кровью на пол, тянется к подсумкам за зельем.
        - Сука! - хриплю от ярости, в горле клокочет ненависть.
        Даже Шаграма так не ненавидел! Плюю на боль, на последствия резких движений. Вот черт! Борм попытался ударить щитом в голову Алдера. Зачем, блин?! Жрец легко убирает башку из-под удара.
        - Пади, - камнем падает слово Жреца Огня.
        Падает вместе с ударом на голову рыцаря. Ну уж нет, сука! Вклиниваюсь между ними. Прыгаю сам под удар, подставляю левую руку. Кулак Света хрустит потоками, омывает кисть. Одновременно рублю Клинком Света со всей дури. Насколько хватает сил, все вкладываю в удар!
        Клинок Огня не замечает преграды, мой Клинок Света тоже, рассекает грудь. Следом пинаю его по ребрам, Алдер успевает подставить локоть, но пинок сдобрен Светом. Хер знает, как такое получилось, со злости. Он улетает к Минотаврам в лапы, моя кисть на пол.
        - Нет, - кашлянул я. - Не может быть.
        Взгляд перешел от упавшей руки на обрубок. Ни капли крови, все прижгло до черноты плоти. Вместе с осознанием приходит боль, а с ней отчаяние. Что сильнее, не понять, остался лишь крик.
        - А-а-а-а! - вою на одной ноте.
        - Это наш шанс! - выдохнул рыцарь.
        Борм хватает меня под здоровую руку, волочит к выходу. Какой в жопу шанс?! Моя рука! Матерится Лазар, тащимый Изгалом. Крик позади, полный ярости. Оборачиваюсь, мутно видно от слез, как через пыльное стекло. Минотавр поднял в лапище Алдера.
        - Грязные чудовища! - ревет Алдер громче Минотавров. - Горите в Пламени!
        Такое зарево полыхает, смотреть невозможно! Крик боли монстров, упоительный смех Алдера.
        - Быстрей, - хрипит на ходу Изгал. - Мы почти у выхода. Налево.
        Когда мы свернули, слышатся крики людей. Еще Огневики прибыли, но это все уже не важно. Ибо...
        "Пятый уровень Катакомб. Гримград"

        ГЛАВА 8. РУКА. ДОСПЕХИ. УЧЕНИЦА.

        Отряд вырывается из пелены тумана. Побитые, грязные, жалкие, злые как черти. Воздух Гримграда свеж ночной чистотой, Кристалл Мира ласкает уровень лунным светом.
        Мы оказываемся на каменистом холме, проход позади скрыт за валунами, совсем как тот, с которого начался рейд. Внизу зеркальная гладь небольшого озера, полного рыбы и разноцветных водорослей, годных в Алхимию. Вокруг лес, густой, совсем не зловещий, тихий ночью.
        - Млять, - ругнулся Лазар, не сдерживая громкости.
        Есть от чего. Слева нас поджидают новые проблемы. Четыре Жрицы Воды поднимаются с камней, отряхиваются, идут к нам. Среди них три знакомы, Шиширида и две девки, а вот последняя незнакома, что сулит еще больше проблем.
        Синие одеяния, более яркие, похожие на греческую тогу. Под тканью видна кольчуга с мелкими колечками, облегающая чешуей гибкое тело. Видно, что броня не проста, так просто не пробьешь. Черная коса уходит за спину, сверкают сапфирами заколки в волосах, держат вычурную прическу. Цепкий, яркий взгляд синевой, легкие морщинки в уголках глаз, аура магии витает вокруг женщины плотным саваном. Эта баба на порядок сильнее, да и старше остальных лет на десять. С ней не поиграешь ни словами, ни в бою.
        "Радагаста. 43ур. Жрица Воды"
        Остальные Жрицы не скрывают удовольствия от вида наших ран, мстительные ухмылки играют на красных губах. Приплыли, блин.
        - Паршивый день, - буркнул Борм.
        - Вот вы и попались, ребятки, - спокойно вещает главная.
        Ее слова слышу как сквозь плотную вату, резкость зрения падает. Только не в обморок! Держаться, мать твою! Остатки Света вяло гуляют по телу, но придают немного бодрости, приглушают охерительную боль в руке и животе. Скрип зубов, сдерживающий недостойные стоны. Только не при них.
        - Чего вам, - сам удивляюсь твердости голоса, что звучит ясно и сильно. - Пришли поквитаться?
        - Скорее, обсудить размер контрибуции, - спокойно отвечает главная Жрица. - Но видя ваше состояние...
        Что она там хотела добавить, больше не узнать. Может помочь, может добить, чтоб не мучились. Ибо сзади раздается знакомый треск огня, земля под ногами освещается краснотой, веет жаром и яростью. Ленивый взгляд назад. Ну, кто же еще, конечно Алдер, ежа ему в гузно.
        - Еретики! - рев Жреца Огня рвет спокойствие этого места. - Вам не сбежать!
        За ним показываются еще двое. Первый оказался молодым парнем, тоже блондином, как и Алдер. Стройная фигура, в руках меч в ножнах, вычурных, с красной гравировкой. Одежда напоминает военный китель без знаков различия, на плечах алый плащ, как у Алдера.
        "Кристофор. 34ур. Воин Огня"
        По другую руку стоит девушка, осанка ровная, как кол проглотила. Фигура скрыта за монашеским одеянием, она полностью облачена в подобие монашки, даже шапка на голове. Все радикально алого цвета, какой бывает только артериальная кровь. Лицо прикрыто тканью, оставляет лишь глаза, черные, не понять где зрачок, а где радужка. Холодные глаза без эмоций. Оружие оригинальное, легкий арбалет с барабаном у рукояти, в другой руке тонкий кинжал, как раз в глаз или печень ткнуть.
        "Лирианна. 35ур. Разведчик Пепла"
        Она оглядела нас, потом Жриц Воды, остановилась на мне. Мне чудится презрительная насмешка.
        За секунды все оценили друг друга, молчание прерывает Алдер. Он не снизил угрожающей ауры, злоба и ярость вскипают лавой в глазах. Искры разлетаются от него, как под потоком сильного ветра, разом жарче стало. Я встаю ровно, не хочу мешать Борму в бою.
        Только шаг сделал, как Алдер врезается взглядом в мое лицо. Чего мне стоит не передернуться от такого внимания, никто не узнает. Алдер провел пальцами по груди, где четко виден горизонтальный разрез. Мой последний удар Клинком Света достиг цели, разрезал одежду, броню под ней и плоть до самых костей. Пятно крови медленно растет, каплями сползает по одежде из глубокой раны. Жрец Огня помят, явно встреча с Минотаврами даром не прошла, он прихрамывал, хоть и старался это скрыть.
        - Далеко собрался, Еретик? - громогласно вопрошает он.
        Два клинка в его руках озаряются пламенем. Поднимаю свой и... Млять! Клинок Неофита сломан! Осталась только рукоять и косой обломок гарды, я сильно перестарался в последнем ударе. Ислана не предупреждала о таком. Видать сама не знала. Отличный сюрприз от собственного оружия!
        Отбрасываю его под ноги. Алдеру плевать, безоружен я или нет, кидается в атаку! Меж нами взметается толстая полоса Воды. Алдер врезает Клинки Огня, надеясь на ходу преодолеть хлипкую на вид преграду. Не выходит, он как в стену врезался, отступил на шаг.
        Оба смотрим, откуда она берет начало. Радагаста. Плеть Воды змеится от ухоженных пальчиков, поджаты в недовольстве губы, она смотрит на Алдера с укором.
        - Что ты себе позволяешь, Жрец Огня? - вопрос Радагасты висит без ответа, она меняет тон. - Алдер. Остановись. Мы в Гримграде.
        Тихая просьба, почти дружеский совет. Они хорошо знакомы?
        - Не стой на пути! - вспыхнул в ответ Алдер пуще прежнего. - Мне плевать!
        Тихий смешок от монашки Огня отдает презрением. За повязкой не видно лица, но есть ощущение улыбки. Пожалуй, понятно, что она прячет за ней. Метка убийцы. Им и правда наплевать.
        Пока они тут меряются длиной крутости, мои ребята не теряют времени. Принимаются зелья, Изгал достал запасной меч, тренировочный, с тупым лезвием, но хоть что-то. Борм с сомнением оглядывает щит, в металле четко видны глубокие царапины, а сам щит черный от копоти. Выдержит ли еще один бой? Лазару паршиво, зелья не помогают. Ужасные ожоги и волдыри лишь чуть сбавили в красноте. Он не боец. Мне Эликсир Весны тоже не помог, словно простой воды глотнул вместо крутого зелья. В глазах рябить перестает, да голова меньше кружится, вот и весь эффект. Пламя Алдера это не простой огонек из костра, магия этого ушлепка нанесла всем серьезные повреждения в энергетике.
        - Я еще не закончила разговор с ними.
        Новый удар Клинком Огня по Плети Воды. Искры, пар в стороны, преграда не сдается.
        - Убери это! - не слушая, командует он.
        - Нет, - хмурятся тонкие брови.
        Алдер застыл, впервые обратил на Жриц внимание по-настоящему. Более молодые девушки аж опешили от ярости на его лице, неосознанно шагнули назад. Но не Радагаста, она смело встречает его взгляд своим.
        - Хочешь разобраться, не дожидаясь Судного Дня? - почти спокойно спросил Алдер, поднялись оба клинка. - Да будет так!
        Жрицы ощутимо напряглись, подручные Алдера тоже меняют позы, готовые проливать кровь. А я стою тут, как приз за победу. Какого хера?! Злоба подстегивает Свет, Клинок Света формируется без всякого оружия. Просто полоска Света с острой гранью, но будь я проклят, если она не ранит врага!
        Сам бросаюсь на Алдера. Жрец Огня не плошает, со злобной радостью и улыбкой он бьет навстречу. Мне оба плюем на Плеть Воды, от удара двух стихий она рвется, как нитка, опадает бесполезной водицей. Важен лишь Враг перед тобой и ничего более.
        Алдер принял мой удар на скрещенные клинки, стоим лицом к лицу, а между нами полыхает магия.
        - Еще есть силы сражаться, Еретик?! - орет в лицо Алдер.
        - Болтаете тут, словно нас нет, - давлю на него со всей силы. - Моя рука! Мои друзья! Ублюдок, да я разорву тебя нахер!
        - Ха-ха-ха! - не смех, это больше похоже на разъяренный крик радости. - Попробуй, Маг!
        - Ты труп, Жрец!
        Алдер отклоняется, я теряю равновесие. Жрец резко давит сам, да еще и с размаху добавляет головой. Он со всей дури бахнул лбом мне по лицу.
        В башке звенит на одной ноте, ноги подкосились. Сука! Гад! Тварь! Не даю ему ни мгновения на триумф, плюю на жар, пру вперед волом. Клинки вновь сходятся в клинче, левой руки у меня больше нет, чтобы вмазать Кулаком Света. Алдер предпочитает блокировать двумя клинками, опасается Света. Помнит еще прошлый удар, сволочь! Пусть нет кулака, зато могу вмазать с локтя! Что и делаю. Лови в ответ по роже, падла!
        Стоим как два барана, у меня губы в хлам, у него с носа течет кровь. Безумие на лице врага ширится вместе с улыбкой.
        - Обратись в пепел! - вместе с криком волна Огня.
        - Пшел нах! - выплескиваю Свет навстречу.
        Сил почти нет, Клинок Света мерцает, Алдер еще полон сил. Морщится, когда наступает на левую ногу, но лыбится все также безумно. Черта с два сдамся! Я грохну тебя!
        Вновь сходятся вместе Клинки, полыхает Свет, давимый Огнем. Нас не оставляют один на один. Жрицам Воды тоже захотелось драки. Все наплевали на запрет. Радагаста подняла новую Плеть Воды, плавный взмах ладони, она несется в нас обоих, грозя располовинить.
        Изгал использует Рывок, резко появляется рядом. Пылающий желтизной меч разрубает Плеть Воды. Жрице это не понравилось. Не успел он дух перевести, как вмешиваются остальные Огневики. Лирианна, или как там эту сучку, не медленней Изгала обходит нас, поднимает арбалет, щелчок тетивы.
        Арбалетный болт едва не расплескал мозги Изгала, еще миг и войдет в затылок. Борм явился, принял снаряд на щит. Ничего не закончилось, новые болты градом летят на нас. Яростный крик Жриц Воды, среди них резвится пацан из Огневиков, заставляет их не стоять на месте и активно магичить. Иначе башка с плеч.
        Алдер хитрым финтом вбивает наши клинки в землю, а потом с разворота бьет ногой. Прямо в живот, в раны! Лечу кубарем, чуя комок огненной боли в животе, треск в ребрах. Меня поднимает Лазар, рядом тут же появляются Борм и Изгал. Огневики вернулись к Алдеру, Жрицы тоже плотно сгруппировались. Стоим треугольником, готовы грохнуть всех кроме своих. Фон угрозы и магии растет, напряжение висит натянутой струной, один миг и все завертится.
        - Воу, - веселый голос с четвертой стороны. - Вот это веселуха!
        Кто тут такой смелый объявился?! Голос из пустоты хмыкает весело.
        - Покажись, - угрюмо требует Алдер.
        Показался, да не один. Пятерка Магов Воздуха, во главе со знакомым парнем.
        "Вадар. 33ур. Маг Воздуха"
        На вид такой же раздолбай. Проказливая улыбочка, вихры светлых волос, словно в ураган попал. Голубая накидка на доспехах из кожи и кольчуги, нелепые спортивные кроссовки. Остальные Маги Ветра тоже в кроссовках, модно у них что ли?
        - Вы здесь откуда взялись? - впервые подала голос Шиширида, собрала меж ладоней шар воды, готовая атаковать.
        - Ветер ведет туда, где весело! - с радостью отвечает Вадар.
        Маги Воздуха смеются, как хорошей шутке, весело и беззаботно. Злобный смешок Алдера разом перекрывает это веселье волной звериного предвкушения.
        - Десять Еретиков или сотня? - спросил он сам себя. - Да плевать! Все вы сгорите в Огне!
        Вадар активно кивает, поднимает палец.
        - Драчка это весело. Но не дороговато ли обойдется такое четырехстороннее рубилово, м? В этом месте всего один закон. Не убивать в Гримграде. Давайте не будем рушить последнюю стабильность.
        - Есть с чем согласиться, - скрестила руки на груди Радагаста. - Разбирайтесь сами.
        - Куда собралась, сучка? - окликает ее Алдер. - Эй, я тебе говорю! Стой, млять, Радагаста!
        Жрица не отвечает, игнорирует. Резко развернулась на пятках, уводит остальных за собой.
        - Алтарь Воздуха тоже любит жертвы, - невзначай сообщает нам Вадар.
        Мы потрепаны, они полны сил. Не трудно угадать, кто тут выйдет победителем. Только Воздушники. Алдер не станет объединяться с нами против них. Утихает аура пожирающего огня.
        - Тц, - прячет оружие в пластины на перчатках. - Все настроение пропало. Уходим.
        Огневики следуют обратно в Катакомбы.
        - Вот и ладненько, - одобрительно кивает Вадар.
        Мгновение и Маги Воздуха растворяются в пространстве, словно не было. Но следят точно, хотя не чувствуется.
        Борм снова подхватывает меня под здоровую руку, силы совсем покинули. Медленно ковыляем отсюда.
        - Эй! - незнакомый женский голос, высокий, звонкий.
        Лирианна швыряет Изгалу что-то прямо в лицо. Тот ловит свободной рукой. Пальцы друга крепко сжимают потерянное в Катакомбах. Мою отрезанную кисть.
        - Ручка вашего лидера, - соизволили нам сказать, презрительный взгляд черных глаз идет приправой к едким словам. - Слишком жалкий трофей. Оставьте себе.
        Это точно не доброта, не жалость. Сказала именно то, что хотела.
        - Сучка, - сжал зубы воин, осторожно пряча "жалкий трофей" за пазуху.
        Издевательский смешок был нам ответом.
        ***
        - Ай! - дергаюсь, сбивая работу Лазару.
        Сжимаю культю, наполовину избавленную от черноты. Дергает по руке судорогами боли. Целитель вздыхает тяжко, протирает скальпель салфеткой.
        - Постарайся не шевелиться, расслабься. Не хочу напортачить.
        - Хорошо, - все понимаю, но больно, жесть.
        Мы в моей комнате. С третьего этажа слышно, как Ислана на первом ругает Борма и Изгала. Так испортить ее творения, для девушки это был шок и трепет.
        Лазар вновь склоняется над раной, скрипит табурет под ним. Свечи играют тенями на стенах от легкого сквозняка, колеблются огоньки. Сосредоточенная тишина.
        Исключая руку, я выгляжу еще нормально. В сравнении с остальными. Отряд добрался до дома к середине ночи, едва на ногах стояли. Нас здорово отделали, никто без ран не обошелся. Изгалу достались переломы ребер и вывих запястья. Борм, когда снял черную, закопченную броню, показал ужасное состояние. Красный, в ожогах на лице и руках, а левое предплечье чудом не раскрошилось. Кости треснули от ударов Алдера по щиту, не представляю, чего ему стоило сдерживать арбалетные залпы от той монашки. Наверняка боль была адская.
        Хуже всего выглядит Лазар. Он потерял сознание на подходе к городу, сильная лихорадка. Исчезли волосы и брови, щетина осталась клочками и много волдырей с ожогами по всему телу. Димид как увидел, едва зубы ему не вынес горлышком бутыли с Эликсиром Осени. Повезло, хотя бы это зелье помогло.
        Лазар продолжает работу, теперь бледный, с красными пятнами на лице и руках, но хоть ожоги исчезли.
        - Теперь еще капельку, - бормочет под нос.
        Капает на культю Эликсира Весны, черная плоть отслаивается, тут же цепляется скальпелем. Стараюсь не дергаться, холодный пот бежит по лбу. Чертов Алдер! Ненавижу Жрецов Огня!
        Открывается дверь, Димид заходит. В руках осторожно несет продолговатый таз.
        - Все запасы ушли, - шепотом обращается к работающему Лазару. - Но я сделал как ты сказал.
        - Хорошо, - отрывисто отвечает Целитель. - Ставь сюда.
        Рядом с ним еще табурет, отодвинуты инструменты хирурга, плескается жидкость в тазе. В ней замочена моя кисть. Выглядит, словно она застыла в жидком меду, но я знаю что это. Эликсир Осени. Весь наш запас на месяц вперед, считай, три сотни Осколков спущены в трубу, чтобы поддержать и восстановить отрезанную плоть.
        - Ты уверен? - Лазар поднимает взгляд, без бровей выглядит еще суровей, чем обычно. - Я не гарантирую успеха.
        - Шаграму вернули руку, - упрямо цежу слова через стиснутые зубы. - Я не собираюсь быть калекой.
        - Насколько я понял, - усаживается ко мне в ноги Димид. - Это была Темная Алхимия, да и руку ему приделали чужую. Я так не умею.
        - Не в том дело, - откладывает скальпель Лазар. - Если бы руку просто отрезали, я бы знал что делать. Это не проблема для Целителя моего уровня. Но тут повреждения другого плана. Да и ты уже ни хрена не человек. Ты на треть из Света состоишь, вместо крови непонятная бурда. Повреждения энергетики на тебе отзываются едва ли не сильнее просто физических. Я не понимаю, как работают тела подобных тебе, Леон. Как с таким работать?!
        Молчим. Лазар опасается неудачи, понимаю его, но не хочу быть обузой! Без одной руки мои боевые возможности снижаются минимум вполовину! Да и быть калекой, ну уж нет! Не смирюсь с этим, пока есть шанс.
        Все дело в этой жопной магии Огня. Даже если Лазар приделает руку обратно, никаких шансов, что приживется и заработает. Повреждения на энергетическом уровне, а с такими проблемами еще никто работать не умеет. Это внове для всего человечества.
        Поэтому кисть замочили в таком диком количестве зелья, в надежде восстановить часть повреждений хотя бы с одной стороны.
        - Ладно, - Лазар выдохнул, прикрылись веки. - Я копил на боевой навык, ну да хер с ним. Возьму навык Нить Праны.
        - Это поможет? - с каплей надежды звучит мой вопрос.
        - В работе Целителя да. Он стоит кучу Репутации, но совершенно бесполезен в остальном. Нитью не задушить, не поставить ловушку, даже не разрезать ничего. Целители Храма используют ее, чтобы исследовать трупы монстров, это тонкий инструмент контроля и познания.
        Лазар открыл глаза, взялся за толстую иглу в форме полумесяца. Димид сглотнул.
        - Пойду я, - встает с кровати. - Не хочу смотреть.
        - Приготовь еще Эликсиров Осени, - бросает вдогонку Лазар.
        - Сделаю, - слышится уже из коридора.
        Закрывается дверь, дрогнуло пламя свечей. Лазар прикасается к ушку иглы, тянется плотная, зеленая нить. Отворачиваю голову. Никогда не любил иголки. Плеск жидкости, стук капель по полу, крепкая хватка на культе.
        - А теперь терпи, - ледяным тоном командует Лазар.
        Киваю, закрывая глаза.
        - Я соединю плоть, нервы, сосуды и даже кость. Для обычного человека этого бы хватило для полного восстановления. Но я сразу предупреждаю, есть большой шанс, что руку ты не почувствуешь. Да и магию использовать левой рукой не сможешь. Никогда. Будь готов к худшему...
        Искра надежды не утихает, несмотря на слова Лазара. Пусть все будет хорошо! Шепот друга приносит серьезный совет напоследок:
        - ...тогда не будет так больно потом.
        Разглядываю стену, в спину упирается острый уголок подушки, но двигаться нельзя. Уколы иглы терпимы, Лазар делает все быстро, уверенно пришивает руку на место. Текут минуты, уменьшаются свечи, укол за уколом.
        - С первой частью закончил, - голос друга сорвался от усталости.
        Резко поворачиваю голову. Лазар выглядит откровенно паршиво. Бледный, лицо покрыто бусинками пота, дышит прерывисто. Я слышал байку про Целителя, что грохнул сам себя в Храме Света. Он просто истощил все запасы Праны, говорят, он высох до состояния скелета, обтянутого кожей, а потом осыпался синими искрами, как и любой умерший из фракции Храмов.
        Лазар приложился к бутылю с зельем, выровнял дыхание. Щеки запали, скулы заострились.
        - Теперь самое важное, - тянет руки ко мне.
        - Эй, постой...
        - Заткнись, - приказывает Целитель. - Я не собираюсь помирать и знаю свой предел.
        Надеюсь. Опускаю взгляд на место стыка кисти и предплечья. Выглядит очень странно. Толстые стяжки уплотненной Праны, зелеными нитями стягиваются в шов. Лазар касается их кончиками пальцев, осторожно, аккуратно.
        О, чувствую! Теплое ощущение, снимает боль, приятно. Следом приходит отвратная ассоциация, как будто маленькие червячки копошатся внутри, бр-р, мерзость. Стегнула боль, тут же снятая теплом. Процесс пошел, снова отворачиваю голову. Смесь странных ощущений терзает минута за минутой. Противные чувства мешаются с теплом в руке, Лазар дышит тяжко, с надрывом.
        - Все соединил, - кашлянул в ладонь. - Не смей ей шевелить пока. Сейчас, бинтом перевяжу.
        Рука замотана от кончиков пальцев до локтя, Лазар ткнул пальцами под ребра.
        - Двинься.
        Не знаю зачем, но сдвигаюсь ближе к стене. Через секунду Лазар на пригретом месте, вытянул ноги, одеяло отобрал.
        - Не понял?
        Целителю пофиг, сопит в обе дырки.
        - Только попробуй разбудить, - сонно буркнул.
        Вряд ли у него найдутся силы хотя бы пальцем еще шевельнуть. Отключился, как рубильник дернули.
        - Да черт с тобой, отдыхай.
        Дую на свечи, огоньки трепещут, гаснут, оставляя дымок. Отдых необходим, мне, Лазару, всем нам. Лишь бы не храпел, как Димид. А кровати не жалко, широкая. Улыбнувшись с благодарностью в сердце, ложусь на правый бок. Спокойной ночи. Только бы рука заработала...
        Сон не запомнился. Помню только искры, огонь и крики. Разбудил мягкий толчок в плечо, открываю глаза. Лазара нет, свалил так, что я не проснулся. За окном разгар дня, а перед кроватью стоит Димид с подносом.
        - Доброе утро, - ставит поднос на табурет у кровати. - Завтрак и зелье. Лазар прописал тебе по ложке Эликсира Осени каждый час, плюс Эликсир Весны перед сном.
        - Не особо хочу есть, - тру глаза целой рукой, левая же покоится на перевязи.
        - Телу нужны силы, - улыбается Алхимик. - Накормлю силой, если надо. Одной рукой справишься?
        - Ага, без проблем. Как там остальные?
        - Все отлично! Они уже ушли.
        Среди всех достоинств Димида прячется один забавный недостаток. Он совершенно не умеет врать, стоя прямо перед собеседником. Хватило десяти секунд ожидающего взгляда, ем, не глядя в тарелку, ложка шкрябает дно.
        - В Скалы Гоблинов, - сдается Алхимик. - Хотят закончить рейд.
        - Все?
        - Только я с тобой остался. Магазин на обед закрыл. Ислана хочет посмотреть на ребят в бою, оценить все наглядно. Не знаю, что она имела в виду. Лугоса все еще нет, отдыхает в городе.
        - Ясно, - отставляю тарелку, на очереди зелье.
        Капаю на язык примерную дозу прямо из бутыли. Не отмерять же мне в ложку с одной рукой? Вязкий привкус опавшей листвы остается послевкусием.
        - Так ты не против? - поднимаются черные брови.
        - Я вам не нянька, да и вы не дети. С чего мне быть против?
        - Действительно, - задумчиво отвечает Димид. - Не боишься за них?
        Прячу бутылек под подушку, через час приму новую дозу.
        - Скалы Гоблинов ничейная территория, да и с гоблинами мы не раз махались. Справятся без проблем.
        Димид забирает поднос, остановился в дверях на секунду.
        - Знаешь, ты вправду изменился, Леон. Если Свет и Репутация тому виной, следи за собой лучше.
        Ушел, прикрыв дверь. Оставил после себя только один не заданный вопрос. Он ни слова не сказал про мою руку. Наверное, к лучшему, потому что я ее не чувствую...
        До вечера слонялся по дому неприкаянным призраком. Курил трубку на заднем дворе, набивать ее одной рукой - то еще испытание. Чем больше проходило времени, тем сильнее растет раздражение. Три раза принимал зелье и ничего. Я вижу руку, пальцы не шевелятся, черт побери! Не ощущаю их никак!
        Как же хочется со всей дури вмазать об дверной косяк, почувствовать боль, сжать кулак. Свет не проникает в кисть, хоть тресни. Как перегородку поставили. Трещит трубка, сжатая в пальцах. Твою мать, хватит нервничать. Убираю все в пластину, табак не помогает успокоиться. Нет смысла в злости, рука от нее не зашевелится. Надо угомониться, пойду поем.
        Часам к восьми вернулся Димид, помог с перевязкой. Сидим на кухне, за столом.
        - У меня есть для тебя кое-что, - друг отрезает концы узелка, проверяет, не туго ли. - Держи. Передали через парнишку Нейтрала сегодня.
        Лист тетрадной бумаги, сложенный пополам. Ну и что это? Убористый почерк, с завитушками и сильным наклоном.
        "Если останешься без здоровой руки - напинать тебе будет слишком скучно. Наверняка ты сейчас не можешь и пальцем шевельнуть, вдобавок слишком тупой, чтобы понять как.
        Используй перегрузку от навыка Мерцание Жизни, вместе с расширением Источника. Как минимум +2. Если это тебя не убьет - будет шанс вернуть руку.
        Не сдохни до нашей следующей встречи. Ш."
        - Ты читал это? - сжимаются зубы.
        - Нет, - пожимает плечами Алхимик. - Я не лезу в чужую переписку.
        - Так прочитай, - бросаю ему листок.
        Глаза друга быстро пробегаются по строкам. Гнев во мне растет с каждой секундой. Что за подачка? Да еще и от него!
        - Это ведь? - поднимаются брови.
        - А у кого еще были проблемы с оторванной рукой?! - грянул кулак по столу. - Этот Темный ублюдок! Шаграм, собака!
        Димид молча сложил лист, убрал в карман. Ухмыльнулся пакостливо.
        - Да уж, вы как магниты друг для друга. То притянетесь, то оттолкнетесь. Ты его отделал в нашем городе, он тебя чуть не грохнул в Гримграде. Сладкая парочка.
        - А по зубам? - невинные шуточки Димида бесят, но снимают напряжение.
        - Да ладно тебе, - Димид швырнул комок старых бинтов в ведро у входа, попал. - Лучше скажи, это поможет?
        - Наложение навыка один на другой? Тут больше шанс коньки двинуть. Я уже сделал так один раз, когда нас траванули ядом в пещерах.
        - И?
        - И чуть кровь не вскипела. Меня больше напрягает своевременность совета. Откуда он все знает? Нахрена помогает?!
        - Хочет убить поболезненнее? - хмыкнул Алхимик.
        Распахнулась дверь, в дом ворвались остальные ребята. Усталые, грязные, но с улыбками на лицах.
        - Пить! - Ислана тащится к шкафам, как зомби.
        Непривычная к рейдам, девушка устала больше всех. От нее только кивок приветствия.
        - Здарова больным и здоровым! - Изгал первым подходит, сел за стол напротив. - Дай пять!
        И руку, гад, левую тянет.
        - Очень смешно. Как рейд?
        - Все достали, - Борм стаскивает нагрудник через голову, не заморачиваясь с ремешками. - Табака от Шаманов тебе захватили.
        - Спасибо, - надо же, приятный презент.
        - Я спать, - мимо проходит Ислана. - Как проснусь - сразу в кузню.
        Лазар молча подошел, руку схватил, шаманит над раной. Чую, как внутри змеятся Нити Праны, бр-р, чуть не передернулся.
        - Паршиво, - хмурится Целитель. - Не двигается?
        - Нет.
        - Если завтра без изменений - рубим нафиг.
        - Что?! - вырываю обратно руку.
        - Сделаем протез, - спокойно отвечает Лазар, - проводящий Свет. Двигаться он не будет, но хотя бы магичить сможешь.
        - Насчет этого, - отвлекает Димид, доставая листок. - Такое дело...
        ***
        Между протезом и здоровой рукой, что бы выбрал нормальный человек? А если в процессе лечения есть нешуточный шанс умереть?
        Неделю назад я бы выбрал протез. Не строя из себя героя, не бросая громких слов и обещаний все преодолеть. Я слишком ценю свою жизнь, не люблю рисковать. Но это было бы неделю назад. Иногда семь дней - бездна времени, за которую меняется все.
        Новый день я встретил с тридцатью двумя очками в параметре Свет. Вчерашний вечер прошел в раздумьях, а когда ночь опустилась на Гримград, решился. И не прогадал.
        Курю на заднем дворе, в одиночестве. Над головой разгорается Кристалл Мира, меняет свет Луны на солнечное сияние, теплое и приятное глазу. Сегодня к вечеру должен прийти Кван с магичкой и Осколками. Приятно думать, что встретит его не калечный Маг Света, а полный сил, здоровый Леон.
        Сейчас хожу не в доспехах Артерии, их забрала Ислана. Обычная, домашняя одежда, темные штаны и водолазка, рукава закатаны. Забавные тапочки в виде кроликов на ногах, теплые, с черными глазами-бусинками и усами. Они удобные, но блин, розовые! В таких тапочках из дома лучше не показываться, стремновато.
        Не могу удержаться, поглядываю на левую руку минимум раз в минуту. Бинты убраны, Нити Праны исчезли. Обычная, здоровая рука. Остались лишь жирные, темные точки там, где кожу пробила игла. Сжимается кулак, пляшут искорки Света на костяшках, улыбка сама растет на губах. Как же хорошо!
        И как херово было ночью. Улыбка меркнет под свежим воспоминанием. Способ лечения от Шаграма прост, как топор. Я вкинул очки в Свет, Источник начал расти, вырабатывая огромное количество энергии. Плюс активировал Мерцание Жизни. При одиночной активации вены по всему телу светились изнутри. Завораживающее зрелище, словно под кожей линии микросхем закатили световую вечеринку. Вот только на левой кисти не было ничего. При второй активации пошло наложение навыка - я мычал, закусив рукоять стилета. Оплетка прокусывалась, как свежий хлеб, деревянный скрип рукоятки ввинчивался в мозг.
        Свет пробился, связал перебитые каналы в руке. Тогда я впервые четко почувствовал собственную энергосистему. Удивительная хрень! В груди огромное пятно Источника, от него растут жгуты, похожие на корни, что опутали кости, проникли в мышцы тонкими отростками. Видно, что она все еще растет, ощущалась незавершенность.
        Следом все стало совсем паршиво. По коже начали расходиться трещины, из них наружу рвался Свет. Он ослеплял Лазара, что старался закрыть трещины. Помню, как порхали руки Целителя над телом на огромной скорости, мелькали, размываясь в воздухе.
        Все обошлось. Когда действие навыка кончилось, раны закрылись сами, не оставив и следа. Пальцы на левой руке сжались до хруста.
        Можно было сказать, что я плакал от боли, но на самом деле - от облегчения и радости. Впервые в жизни пустил слезу от радости, думал, это байка такая киношная, ан нет, в жизни все возможно.
        Стук трубки о стальную чашу, пепел растет горкой на дне. Кружка на столе парит, дарит запах терпкого, ароматного кофе. Вдыхаю его полной грудью, левую ладонь греют бока кружки.
        - Какое, мать его, отличное утро, - салютую сам себе кружкой.
        Тихо так, спокойно. Все спят еще, только Ислана уже проснулась и убежала творить. Есть время подумать без лишнего шума. Есть о чем.
        Меня удивляют Храмы. Точнее, уровни людей в Храмовых Фракциях. Мы все в относительной безопасности, живем мирно в Гримграде. Казалось бы, наслаждайтесь спокойствием, мирными деньками. Торгуйте, плавно развивайтесь, просто живите!
        Нейтралы так и живут, мы так живем. Но не они. Куда так гонятся? Зачем им так бешено набирать уровни, теряя товарищей в Катакомбах? К чему столько силы, куда она будет приложена? Хотят захватить власть в городе, грохнуть всех конкурентов? К чему готовятся?
        - Зачем же им всем такая сила, - смотрю в кружку, отражение плавает, смазывая черты лица, четко виден лишь Свет в глазах.
        Опять перебрал с эмоциями, спокойнее. Хлебнул кофе, выдохнул.
        Даже если убрать эти размышления за скобки, остается главный вопрос. Что теперь с этим всем делать нам. Прорубать путь через Катакомбы, рвать жилы ради новых уровней и навыков? Для чего и зачем? Чтобы не отставать? В чем причина Храмов так рваться к силе, откуда такая одержимость?
        Гримград потихоньку растет в жителях, приходят группами, одиночками. Всего за пару недель тут народу вдвое больше стало. Нейтралов так точно, а с Храмовниками напряг, мало нас. Соотношение с каждым днем растет в пользу Нейтралов. Может, в этом причина?
        Напрягает Шаграм. Где он и откуда берет информацию, зачем помог, нападет ли? Все эти мысли роятся в голове, бьются друг о друга, рождают новые вопросы. Ощущение, что от всех размышлений голова квадратная.
        Я обычный работяга, всю жизнь пахавший на заводе. Из тех простых людей, что на выходных сидели дома, за компом или книгой, да в бар с друзьями по хорошему поводу ходили. Куда мне угнаться мозгами за действительно умными людьми. Разгадывать планы, строить свои, плести интриги, вызнавать секреты. Все это не для меня.
        Дверь в дом открыта, в тишине четко слышу, как скрипнули половицы лестницы, на кухне звякнула кастрюля. Ребята просыпаются. Ладно, к чему гадать, просто спрошу Квана сегодня. Надеюсь, в этот раз он не оставит вопросы без ответа. А если оставит - не у одного меня есть голова на плечах, будем с ребятами думать вместе. Авось чего и надумаем.
        Поднимаюсь с лавки, трубку в пластину и в карман. Палец кольнуло уголком блокнота в кармане штанов. На черта я его все время с собой таскаю? Надо тоже в пластину убрать. Хотя...
        Блокнот тонкий, маленький, с ладонь величиной. Что-то такое витает в голове, я же важные вещи сюда записывал? Листаю на ходу, ухватывая неровные строки, карандашом написано, видно паршиво.
        "Свет может забрать мою личность, так что записываю то, что не должен потерять. Темный Маг, Шаграм, посоветовал держаться за недостатки. Запишу их, чтобы не забыть. Боюсь утратить себя. Уже испытал на своей шкуре влияние Репутации, соседа напугал. Здорово тогда в башке переклинило..."
        - Утречка, Леон! - сбил с чтения голос Изгала.
        Воин сидит за столом, насыпает в чашку сахар полными ложками. Очаг распален, бурлит вода в котелке, черные бока лижут языки огня. Значит, на завтрак каша будет. Изгал только ее и умеет готовить.
        - Чего там? - кивает на блокнот в руках.
        - Да так, - задумчиво смотрю на неровные строчки, словно писавший сильно боялся и спешил. Дочитать или нет, фигово помню, что там писал. - Неважно.
        Блокнот летит в огонь, уголки обложки тлеют, занимаются огнем, листы сворачиваются от жара.
        - А я вскочил пораньше, - жмурится Изгал. - Не могу спать, жду, когда Ислана меч сделает. Интересно, какой он будет?! Я вот думаю...
        Треп воина привычно отсекается, как фоновый шум. Ему ответы не нужны, только свободные уши. Поддакиваю, да сам кофе попиваю, за компанию себе еще налил.
        - А кто сегодня в магазине? - прерываю друга, а то он часами болтать может.
        - Ты чего? - хмыкнул воин. - Воскресенье сегодня. Закрыто на выходной.
        - Что-то я в днях потерялся, - чешу кончик носа. - Значит, все отсыпаются?
        - Ага. Кроме Исланы, - кивает Изгал. - Она быстро работает, так что жду меч к обеду! Как думаешь, успеет? Режущие кромки должны быть...
        Вот блин. Свет, дай терпения. В последние дни нервы ни к черту. Я сейчас всерьез хотел попросить Лазара зашить другу рот Нитями Праны.
        - Извини, - снова прерываю его. - Спать что-то рубит, пойду еще поваляюсь.
        - Подходи через часик, - прикинул про себя Изгал. - Как раз каша еще горячая будет. Я всех будить буду.
        - Ага, - я уже на полпути к лестнице.
        Почти ушел, догоняет новость.
        - Кстати, Лугос появился. У себя храпит, перегар такой стоит - топор вешай!
        Хмыкнул в ответ, типа услышал. Фух, свалил. Раньше Изгал столько не болтал, а тут в магазине нашел свой талант. Заболтает любого посетителя, уговорит купить все и чуть сверху. Совсем спасу от него не стало. Хорошо хоть в важных обсуждениях только по делу говорит.
        ***
        Собрались все вместе к полудню. Лугос сидит, мутный взгляд в тарелку, похмелье такое, что зелья пасуют. Исланы пока нет, так что у нас лениво-мужицкий обед. Два вареных яйца и картофелина на каждого, попить вино, красное.
        Мне-то кушать не требуется, отдаю одно яйцо под жалостливый взгляд Димида, второе Борму. Посыпаю картофелину солью...
        Бах! Дверь грянулась о стену, врывается Ислана. За грудой доспехов и оружия головы не видно. С грустью смотрю на упавшую картошку. Вот и покушал, блин.
        - Разбирай! - добро грянулось на обеденный стол. - Это тебе! Это тебе! Куда лапы тянешь?! Вот твой меч!
        Под диким напором девушки мы разбираем снарягу, все еще немного обалдевшие от такого появления. Борма обокрали на еду.
        - Я мыться, - с набитым ртом прошамкала Ислана, убегая.
        Появилась как нежданный шторм и так же исчезла.
        - Во дает, - хмыкнул Лугос, с пофигизмом на лице продолжает очищать яичко.
        Парни заняли весь стол, пойду в гостиную. Места у нас много было, оборудовали диваны перед камином, кресла, даже кресло-качалку где-то взяли. Я и не знаю, откуда они все берут. В доме как по волшебству все меняется, то посуда новая, то мебель. Может, пьяный Лугос по ночам баловался?
        Ладно, черт с ним. Раскладываю на диване новую снарягу. Что тут у нас? Ага, меч вижу, плюс мешок холщовый, там доспехи. Начну с оружия.
        Наконец-то нормальный меч! Рукоять на две ладони, обтянута черной кожей. Набалдашник прикольный, золотая голова орла. Стукнул ногтем, сталь позолоченная. Гарда - крылья, тоже позолочены. Ножны синие с острыми гранями, покрытыми позолотой. На конце уголок, можно двинуть не хило. Вытаскиваю клинок.
        Так и знал! Хер мне, а не обычный меч. Почти прозрачный, как хрусталь, змеятся синие прожилки. Хрупкий на вид, кажется, от удара разлетится на осколки. Махнул на пробу, весит мало. Надеюсь по описанию ты лучше, чем выглядишь. Справка. Воу! Не мало.
        "Меч Небес"
        "Эффекты:
        Клинок Света активируется при покидании ножен.
        Не требует энергии для активации и поддержки навыка Клинок Света.
        Расход на удары Клинком Света снижены втрое"
        Особенности:
        Эффекты активны только в руках владельца (требуется привязка)
        Без Клинка Света меч крайне хрупок, сломается от одного удара.
        Ножны - часть Меча Небес"
        "Описание:
        Говорят, что когда Легионы Небес спускаются в мир, руки их сжимают такие мечи. Некоторые еще помнят их владельцев. Темные существа будут испытывать к вам неприязнь"
        "Создатель: Ислана"
        "Владелец: нет"
        Хм. Что за прикол с ножнами? Надо будет у Исланы спросить. А описание-то какое пафосное! Остался главный вопрос - как привязать меч?
        - Круто! - вопль Изгала.
        Воин носится по этажу, взмахи навыка оставляют желтые полосы в воздухе.
        - Эй, осторожней!  - возмущается Лазар.
        - Прости, - до ушей улыбается воин. - Пойду наружу! Черт, вот это меч! Борм, без обид, но я готов расцеловать нашего Кузнеца!
        Рыцарь лишь улыбается краешком губ, не выпускает из рук обновленный щит. В центре появился красный ромб, да и грани щита пугают остротой. Теперь сможет щитом орудовать не хуже, чем клинком. Меч ему тоже новый достался.
        Ладно, пора заценить новые доспехи! Переворачиваю мешок.
        - М-да...
        Как она там говорила? Ты наш лидер и должен выглядеть круто, да? Ну-ну. Раскладываю доспехи на диване, чтобы оценить примерно, что и куда.
        Лазар оценил свой новый меч, подошел ко мне. Вдвоем пялимся на выкидыш Ислановского гения.
        Нагрудник как у римских легатов на картинах, анатомический, с грудными пластинами, все дела. Начищенная сталь, гравировка золотом, выглядит круто. Уверен, подойдет к телу второй кожей, уж больно точно меня Ислана обмеряла. Все хорошо, если бы не одно большое но. Он тонкий! В миллиметр, не больше. Справка.
        "Нагрудник Герольда Света"
        "Эффекты:
        Входящий урон от магии снижен х3. От Темной магии - х4.
        Снижает вес экипировки вдвое.
        Поддерживает температуру тела"
        Отдельной графой идут особенности. Вот и эффект расширенной Справки показался, удобства прибавилось. Я уж думал, обманули нас "Циферки", раньше особых изменений не чувствовалось.
        Особенности:
        Часть комплекта Герольда Света 1/6
        Эффект полного комплекта:
        Затраты навыков снижаются на 10%.
        Ловкость: +3
        Интеллект: +3
        Воля: + 3
        Описание комплекта:
        Герольды Света - первые приходят в мир. Перед вратами крепостей, во главе вторжений, несут они весть о Величии Света. Горе же тем, кто не склонится.
        Во многих мирах ходят предания о Герольдах Света. Многие помнят, как они выглядят.
        Темные/Инфернальные существа будут испытывать к вам ненависть.
        Светлые существа не нападают первыми"
        Интересно, смотрим дальше. Сапоги. Тонкая, мягкая кожа, жесткая подошва с каблуком, полосы стали с золотыми заклепками. Неплохо, за такую обувь благодарствую. Справка.
        "Сапоги Герольда Света"
        "Эффекты:
        Время и сила действия слабых/нелетальных ядов снижается вдвое.
        Ловкость: + 1"
        Особенности..."
        Уже читал, одинаково, дальше. Следом странное кольцо, разомкнутое. Прикинул на вес, мать моя женщина, это что, чистое золото? Весит не кисло. А, я понял. Браслет на руку, судя по размеру - на бицепс. Причем, на правую руку. Справка.
        "Златой Обруч Герольда Света"
        "Эффекты:
        Воля: +1
        Добавляет навык - Сияние.
        Особенности..."
        Ух ты, навык! Ну-ка! Справка позволила развернуть описание навыка, но ощущение, словно в воду сознанием провалился. Синие буквы полыхают перед глазами.
        "Справка. Сияние. Доспехи озаряют пространство на десять шагов вокруг. Позволяет заметить маскировку других существ"
        Потряс головой, лучше больше так не делать. Одел бы, да в своем статусе глянул. Голова слегка кружится. Да пофиг. Очень хороший навык! Ледяные Сколопендры тем и опасны, что маскировкой. Уверен, таких тварей мы еще встретим.
        Дальше. Перчатка, соединенная с наручем. Видимо, Ислана приняла отрезанную руку близко к сердцу. Стальные когти в полсантиметра, шипы на костяшках. Все остальное - защита в виде длинных перьев из стали, внахлест. Еще и напыление золотом. Выглядит мощно, крепко, красиво, внушает, да. Теперь придется постараться, чтобы ручку мне оттяпать, хе-хе. Справка.
        "Орлиные Когти Герольда Света"
        "Эффекты:
        Защитные навыки, активированные через Когти, усиливаются - х2
        Снижает инерцию полученных ударов -х2
        Не проводит жар/холод/ток
        Особенности..."
        Очень хорошо! Помню, как Алдер прорезал потоки Кулака Света легко и быстро. Была бы у меня такая перчатка! У Жреца Огня экипировка как минимум не хуже. Я должен был располовинить его Клинком Света тогда...
        Осталось два предмета. Штаны и сверток белой ткани, плащ, наверное. Штаны светлые, с тремя полосками стали на бедрах. Вряд ли они защитят от ударов. Да и я не Рыцарь, чтобы доспехами удары принимать. Справка.
        "Штаны Герольда Света"
        "Эффекты:
        Скорость регенерации Праны - х2
        Скорость восстановления Света - х2
        Особенности..."
        Если перевести на человеческий, регенерация и восполнение магии. Блин, это не доспехи, а артефакты! За такие шмотки могут убить. Сколько денег она слила? Мы банкроты?!
        - Осталось вот это, - Лазар кивает на белый сверток, он все это время внимательно читал, прикасаясь к вещам после меня.
        - Ага. Тоже интересно?
        - Конечно! - Лазар дает мне сверток, с интересом следит. - Знаешь, такие вещи - это уровень глав Храмов, не меньше. Я поражен, что Ислана может творить нечто подобное.
        А я не особо. В "Клинки и Зелья" выставлен товар много хуже, но он ведь для всех.
        - Она Светлый Кузнец, - пожимаю плечами. - Ничего удивительно, что для Светлых она клепает такие потрясные штучки.
        Разворачиваю сверток. Как и думал, плащ. Ткань плотная, текучая, как шелк. Непросто плащ, широкие наплечники поверх ткани, высокий воротник. Золотая цепочка на уровне шеи скрепляет края. Стоит плащу развернуться до конца - ткань белеет еще сильнее. Абсолютно белоснежный, кажется, что испускает Свет. Или не кажется?! Справка.
        Ух ты, да у него даже описание отдельное есть.
        "Плащ Герольда Света"
        "Эффекты:
        Нельзя испачкать. Восстанавливается при повреждениях.
        Темные/Инфернальные существа испытывают боль от Света этого плаща.
        Обжигает не Светлых существ.
        Особенности...
        Так, это пропускаем, вот про плащ еще написано:
        Описание:
        Плащ Герольда Света - особенный предмет. Он - Знамя Небес. Несущий его на своих плечах - Вестник.
        Праведным и Светлым он несет весть о Спасении. Храбрость и Доблесть зажигает в сердцах один вид и Свет  плаща Герольда.
        Злу и Тьме - весть о Возмездии и Каре. Страх и Боль падут на головы нечестивых"
        - Звиздец пафосно! - выдал Лазар, прочитав.
        - А мне нравится, - улыбаюсь, глядя на плащ. - Да и разве ты не ощущаешь?
        Его ткань греет пальцы, а еще чувствуется нечто возвышенное, чистое. Не пальцы греет Свет плаща, а саму душу, сердце. Такие чувства бывают от особых стихов и музыки, когда воспеваются высокие идеалы. Лазар понизил голос до шепота:
        - Пожалуй, - тянет пальцы к белой ткани, но не рискует его коснуться еще раз. - Есть что-то такое.
        Странно иное, почему возле Храма Света совсем не такое греющее чувство? Там холодно, стерильно, строго. Ни капли тепла. Борм услышал, подошел, хмыкнул.
        - Опять штучки с разумом.
        - Прочитай.
        Рыцарь прочел, разорился хохотом.
        - Да уж, - утирает слезу, мощные плечи трясутся. - Этот комплектик... Как про тебя сделан! Описание на все сто. Ха-ха-ха!
        - Да чего ты ржешь-то? - недоумевает Лазар.
        Лугос за столом посмеивается.
        - А ты не помнишь? - сдавленно спросил Борм, выпрямился, сделал одухотворенное лицо.
        О нет... Борм цитирует:
        - "Лугос! Ты все еще наш друг. Не нужно спрашивать, когда возвращаешься домой!"
        - А... - многозначительно выдал Лазар.
        - О да, - тянет издевательски Фортификатор. - Помню такое.
        - Заткнитесь, - бурчу еле слышно.
        Димид усмехается, лукаво щурится, подмигнул.
        - А я вот еще вспомнил... - забивает гвозди в крышку моего гроба Алхимик.
        Ну да, было. Но было в тему! Чую, как горят уши. Вот гады, я вам еще припомню.
        Ислана вернулась. После ванны спокойная, девушка быстро разобрала что и куда, разъясняет непонятные моменты.
        - Что значит, как привязать? - усмехнулась она. - Пусти в меч Свет! Ножны очень крепкие, они не дадут сломать меч, пока не вытащишь.
        С мечом разобрались, остался еще вопрос.
        - Ты серьезно хочешь, чтобы я в этом ходил? - киваю на белоснежную ткань плаща. - Да меня видно будет за километр! А Златой Обруч? Его как носить вообще?
        - Да видно, - довольно кивает Кузнец. - В том и задумка! Зачем тебе прятаться? Ты Маг! Ты должен херачить все что движется, а что не движется - мы подвинем, чтобы ты херачил. Знаешь, одевай!
        Задетая за живое, Ислана не отстает, пока не соглашаюсь нацепить все "вот прям щас". Обиженная Ислана никому не нужна, приходится одеваться. Первыми идут штаны, потом розовые тапочки меняются на сапоги. О, удобные!
        - Куда? - останавливает руку на полпути к нагруднику. - Водолазку снимай. Все на голое тело одевается.
        - Это же металл!
        - Делай, что говорю.
        Там конечно есть приписка про температуру тела, но стремно мне. Стаскиваю водолазку, ее место занимает доспех. Первые секунды сталь обжигает прохладой голую кожу. Ислана затянула по ремешку на боках, задняя часть плотно прилегает к спине, вызывая мурашки, передняя давит на грудь, спирает дыхание. Через секунду металл теплеет, тяжесть уходит.
        Златой Обруч стягивает правый бицепс, сгибаю руку, золотое кольцо легко расходится, не мешает, держится, как влитой.
        Следом перчатка на левую, пальцы свободно занимают положенные места, шевельнул ими, перестук стальных когтей. Пальцы как ватой сжали, перчатка стала продолжением руки, а тяжесть Когтей дарит чувство защищенности, непробиваемости.
        - Последний штрих! - как художник перед картиной, так Ислана стоит передо мной, придирчиво оглядывает композицию.
        Накинут плащ, тяжесть наплечников заставляет ровно держать спину, расправить плечи. Золотая цепочка сцепила края, как на замок закрыла тело от остального мира. Тепло Света окружает весомой аурой, включились бонусы комплекта. Полы плаща обняли тело, скрыли руки, ощущение, что вместо плаща за спиной нечто большее. Будто там целая армия, застывшая в боевой готовности. Чувство обалденное. Защита, мощь и капелька горделивого величия.
        На поясе штанов петля стальной цепочки, меч прижился там, как всегда был.
        - Ну как?
        Как истинная женщина, Ислана не могла не выкинуть нечто подобное. Полезла к голове, женские пальчики перебрали пряди волос, устроив по своему вкусу.
        - Вот теперь отлично! - улыбается она.
        Невозможно не ответить на чистую радость этой улыбки.
        - Спасибо, - склоняю голову. - Ислана.
        Не спрашиваю, сколько все это стоило. Уверен, все окупится сторицей. Только сейчас я понял, чего так не хватало. Нормального снаряжения. Теперь можно лезть в Катакомбы не с опаской и боязливым предвкушением, а с четкой целью, уверенно идти в бой. Ислана права, нам не нужно прятаться от всего и вся. Взял меч в руки - убивай, поднял щит - защищай, призвал магию - повергай врагов.
        Очень не хватало подобного чувства. Вот, чем Храмы отличаются от нашего отряда. Они не боятся. Хм, кажется, вместе с доспехами во мне появилась частичка их пафоса. Главное, не говорить вслух такие мысли, а то парни житья подколками не дадут.
        ***
        Сидим перед камином, дело ближе к вечеру. Я подтащил свой трон-кресло ближе к огню, уселся с комфортом, Плащ Герольда перекинут через спинку, меч к ноге прислонил. Не хочется далеко от себя оружие держать, особенно такое, что в руках не владельца от одного удара сломается. Чую, станет привычкой.
        Остальные на мягкой мебели. Ислана вниз головой на диване, ноги закинула на спинку. Лугос читает, лениво перелистывает страницы книги в красной обложке. Изгал забалтывает Лазара, а тот просто размышляет, глядя в огонь. Борм удобно улегся головой на живот Исланы, ноги закинул на подлокотник дивана, на лице улыбка довольная, умиротворенная, рыцарь слушает рассуждения девушки о кузнечном мастерстве. Димид же присел на уши мне, развалился в шикарном кожаном кресле, вещает:
        - Главное что? Неторопливость. Чуть что не так размешал и все, вместо зелья пшик. Тут "Циферки" не помогают, только практика. Хорошим Алхимиком не стать с одним знанием рецептов, надо экспериментировать. Думаешь, я деньги наши на воздух пускаю? Нет! Я...
        Стук в дверь, вежливый, стандартный, три стука. Димид понял, что он ближе всех, вздохнул, поднялся открывать. Отодвинут засов, дверь настежь.
        - Что? - голос Димида перебивает невнятный бубнеж гостя. - Леон, тут к тебе. Заходи.
        Гость прошел в дом, стоит, с ноги на ногу переминается. Озирается пугливо, словно в клетку с тиграми попал.
        Созидатель из Храма Света, мне неизвестный. Молодой парень, на вид лет пятнадцать, низенький, тощий. Вихрастая прическа, в ушах серьги-кольца качаются. Одежда проста, рубашка и джинсы светлых тонов не по размеру, висят на нем, как на вешалке. Забавный паренек.
        "Лихштреб. 14ур. Созидатель"
        Он нашел взглядом меня, в руках комкает листок бумаги. Замечаю там схематичный рисунок со стрелочками. Это чтоб не потерялся? Наш дом просто найти, зачем ему карта?
        - Господин Леон, - неловко мнется, не знает, куда руки деть. - Кван просит вас подойти в одно место. Я проводить должен.
        От общего внимания парень нервничает, неуютно от взглядов нашей компании. Димид позади него возвышается башней, дышит в макушку. А мы молчим, смотрим.
        - Так вы пойдете? - совсем потух голос паренька. - Или мне передать там чего...
        Впервые встречаю такого неуверенного человека. Он вздрогнул от моего голоса, но взгляда не отводит, что радует.
        - Кван должен был привести к нам одну девушку. С этим проблемы?
        - Да, - парнишку явно обрадовала хоть какая-то определенность разговора. - Он просит вас придти.
        - Далеко?
        - Нет! В городе, возле нашего Храма!
        - Да без проблем.
        Поднимаюсь, Меч Небес на пояс, плащ на плечи. Качаю головой на ожидающие взгляды парней. Один схожу, что-то подсказывает, что не стоит никого брать.
        - Идем.
        На улице полно народу, люди ходят компаниями, любуются городом, гуляют, болтают. Одеты, кто во что горазд, мой доспех не сильно привлекает внимание. Только изредка ловлю взгляды на плащ, такой трудно не заметить, но особо интереса он не вызывает. Интересно, наверное, смотрюсь со стороны. Белоснежное пятно на фоне города и людей, что предпочитают темные цвета.
        Следую за парнем, легко покрываю его два семенящих шажка одним своим. Забавно за ним наблюдать, интересно. Парню неловко от молчания, не знает, стоит ли заговорить? Что сказать, надо ли?
        Все на лице написано. Опасается, что не понравится мне. Невзначай коснулся его полой плаща, когда из дома выходили, Лихштреб никак не реагировал. Успокоился только немного, да и все. Видать, чистое сердце у паренька, нет в нем злых намерений. Радует, что не в засаду ведет.
        - Если хочешь что-то спросить - вперед, я не кусаюсь.
        Паренек сбавил шаг, бросил странный взгляд, опасливо начал:
        - Вы третий Маг Света, что я видел.
        - Остальные двое - Дагира и?
        - Преслав, - кивает паренек, приободрился, говорит спокойнее. - Я сейчас ему помогаю. Типа принеси, подай и все такое.
        Понятно. Он не новичок в Гримграде, вот и приставили все объяснять и помогать.
        - Знаете, - окинул меня взглядом с ног до головы. - Вы не такой, как те двое. Уж точно не как Преслав!
        Хм, тоже сбавляю шаг. Идем медленно, неспешно. Есть пара минут, чтобы узнать про новых Магов Света, не упускать же такую возможность.
        - Да ну? - подзуживаю паренька.
        - Он себя ведет, - замялся паренек. - Не так, как вы. Командует, словно я его раб! А я сначала несусь выполнять, а только потом задумываюсь, почему. С вами другое ощущение. Вы... спокойный. С Преславом страшновато. Как прикажет чего! И так постоянно!
        Допекло же парня, раз первому встречному так свои переживания вывалил.
        - Это Влияние Света, - усмехнулся уголками губ. - Тебе в Храме не рассказывали?
        - Нет, - моргнул озадаченно. - А что это?
        - Что-то вроде пассивной способности. Не замечал, что в Храме все четко по иерархии, всегда ясно, кто кому подчиняется или кто просто круче? - щелкаю пальцами. - Более внушает, скажем так.
        - Думал, так и надо, - парень опустил взгляд, отчего едва не вписался проходящего навстречу воина. - Ой, извините!
        - Под ноги смотри, - добродушный ответ. - О, здравствуйте, Леон.
        - Привет, - мимоходом здороваюсь.
        В лавке много с кем контактируешь, уже привычка здороваться, даже если в упор не помню. Подходим к площади, народу только больше.
        - Так что с Влиянием? - шепотом спрашивает паренек. - Как оно работает? Меня Преслав подчиняет или как? А вы сами им пользуетесь?
        В парне проснулся страх. Странно, что боится он не идущего рядом меня, а далекого Преслава. Что же там за маг такой? Отвечаю честно, мне таить нечего, а парню вдруг поможет.
        - Один раз пользовался. Пытался друга успокоить, уверенности придать.
        - Мне бы такое не помешало, - вслух подумал Лихтштреб, морщит лоб.
        - Влияние это что-то типа ауры вокруг каждого Храмового. В нашем случае, всегда понятно, в ком сильнее Свет. Инстинкт. У Магов да Жрецов это выражено на порядок сильнее, вот и все. Преслав не подчиняет, просто его слова имеют большую убедительность, приказы кажутся здравыми и уверенными. Этому можно сопротивляться. Ты же задумался об этом, а не слепо носишься по малейшей прихоти.
        - Ага, - приободрился паренек. - Но ведь с вами такого нет. Вы не страшный.
        - У нас разный случай, - ну вот, хотел узнать больше, а в итоге сам лекцию закатываю. - Влияние можно усилить, раз ты так бегаешь по малейшему слову и боишься - значит, он осознанно давит на тебя. Мне такие методы не нужны. У нас в отряде полное доверие друг к другу, Влияние почти не действует. В рейде, конечно, никто со мной не спорит, но причина тому не Влияние.
        Парень не очень-то понял, но кивает. Плохой из меня лектор получился.
        - А как сопротивляться? Вы вот уверенности придали другу, а у меня... Такое ощущение, что Преслав меня ее лишает. Я как-то возразил ему, мелочь, честно! Так теперь вякнуть боюсь, аж самому противно.
        М-да. Этот маг совсем после рабства у Темных кукушкой двинулся? Он же его ломает, как личность. А паренек молодой, хоть и мозговитый, но не выдержит такого напряга.
        - А ты обращался к кому-нибудь?
        - Нет, - отводит глаза. - Все и так заняты.
        Ладно. Я не палочка-выручалочка, в дела Храма лезть не буду, но хоть советом помогу.
        - Есть три способа. Просто силой воли противодействовать. Он тебе слово, а ты про себя три в ответ против. Так сможешь выполнять свои обязанности и не сломаться. Второй способ попроще - попроси взять тебя в рейд, стань выше уровнем, чем Преслав, это ослабляет Влияние. Ну и параметр Воля сильно режет такие вещички, на разум давящие. Все понял?
        Мы прошли площадь, проходим мимо Храма Света.
        - Да. Спасибо вам, - от души благодарит паренек.
        - Было бы за что, - отмахнулся я. - Далеко еще?
        - Нет, - спохватился он. - Третий дом дальше по улице, господин Кван сказал, что встретит. А мне пора в Храм, извините!
        Протараторил и убег. Юркая фигурка резво взбегает по ступеням Храма, исчезает за колонной. Жалко его, совсем еще пацан. Намекну Квану на проблемы от Преслава, может, приструнит того немного. Не дело так своих ломать, даже Махаил себе такого не позволял, хотя держал людей в ежовых рукавицах.
        Длинный же день выдался, богатый на события. И он все еще не закончен. Иду, куда паренек показал.
        На узкой улочке ни души. Двухэтажные домики из дерева по обе стороны, однотипные, как близнецы. Чистенькие, ухоженные, в темных окнах движения нет. Белые двери, со знаком шестигранника. Видел такое на одежде одного Целителя. Так это дома для Храма Света? Думал, они все в Храме живут. Так, первый дом, второй...
        Кван сидит на деревянных ступеньках, пальцы переплел, глаза закрыты. Сильно он задумался, стою перед ним, а не реагирует. Под глазами залегли глубокие тени, от Созидателя не веет спокойствием и умиротворением, скорее нервозность и досада. Что же вывело из равновесия? Даже ума не приложу. Девица повесилась? Заболел?
        - Кван.
        Он открыл глаза, глянул хмуро.
        - Вот и ты, - устало кивнул. - Пойдем в дом. Может, хотя бы тебе удастся помочь...

        ГЛАВА 9. ДАГИРА И ДОГОВОР ХРАМОВ.

        Внутри дома запустение, половицы скрипят под шагами расстроенной скрипкой. Кван проводит в зал, кивает на стул. Оглядываюсь, перед тем как присесть. Старая мебель, стол без одной ножки, пара стульев и пустота. Пыль лежит тонким слоем, следы отпечатков сапог, маленькие и большие, видно тут куча народу побывала. Закрытые двери без ручек, никакого освещения, даже огарка свечи. Чуждо здесь, Гримград вне дома кажется веселым и цветным парком, а дом - отдельным миром, где снимают фильмы ужасов.
        Тихо тут, только дыхание Квана слышно. Блин, опять дышать забыл, из-за пыли дыхание задержал, да так и оставил. С глубоким вдохом приходит запах. Пахнет старым деревом, опилками и запустением. Специфический запах, подходит этому дому, где нет ощущения жизни. Словно тут никто не жил и больше никогда не будет.
        - А где Дагира? - мой голос разрывает гнетущую атмосферу.
        - Наверху, в своей комнате, - на секунду поднял взгляд Кван. - Она нас не услышит.
        - В чем проблема? - в своей манере, в лоб спрашиваю.
        Давно общаемся, нет смысла в часовых кружениях словесных паутин, раздражают они меня. Хочется быстро все решить и уйти домой, сесть у камина, вина налить бокал и книгу в руки.
        - В Дагире проблема, в чем же еще, - невесело усмехнулся Созидатель. - Она умирает. Наши предположения оказались ложными, ей уже ничего не поможет.
        Понимаю, что сейчас в доме только мы трое. Никаких Целителей, где-то наверху помирает девушка, а Кван ведет бесполезный разговор.
        - И чего ты такой спокойный? Совсем все плохо?
        Кван сцепил пальцы в замок, облокотился на стол, голову на пальцы опустил, смотрит в пол.
        - Мы думали, что Тьма уменьшается в ней. Ошиблись. Она уплотнялась, прямо в Источнике. Вот и все, через какое-то время этот кокон вскроется, как гусеница превратится в бабочку. Этот процесс стопроцентно убьет ее.
        - Сколько ей осталось?
        - Пара месяцев, если из Гримграда выходить не будет. Полгода, если вывезти на поверхность. Главный Целитель обладает отличным чутьем, он заметил пульсацию Тьмы и вывел формулу. На моей памяти, он еще никогда не ошибался.
        - Что-то же можно сделать? Вырвать эту Тьму, выжечь? Окружить еще одним коконом, только из Света? Пусть расширит Источник, Свет в ней сам выжжет заразу. Алхимия, артефакт какой-нибудь запилите.
        Кван лишь грустно улыбается, снисходительно выслушивая пылкую речь.
        - Что, ничего не придумать?
        Молчание лучше любого ответа. Скрещиваю руки на груди, скрип стула под жопой раздражает, при малейшем движении реагирует.
        - Хорошо. Тогда я тут зачем? Про расторжение нашего договора хотел сказать?
        - Нет, - размеренный голос азиата. - Он все еще в силе. Проблема в том, Леон, что меня убьют, если узнают про Дагиру. И Главного Целителя тоже, за компанию. Ты представить не можешь, что мы вложили и сколько поставили на эту девушку.
        Грызня внутри Храма, как банально. Одни поставили на Преслава, другие на Дагиру. А Кван еще и своего шпиона малого приставил, Созидателя. Прям интриги плетутся, ужас. Только сейчас понимаю, что всем, собственно, плевать на бедную девушку. Своя шкура ближе к телу. Иронию момента мешает оценить убитый вид Квана, вот уж кому не до шуток.
        - Эта Тьма в ней, - морщится Кван. - Все портит. Правильно Главный Целитель сказал: словно зашел в спальню и увидел кусок собачьего говна на простынях.
        - От меня-то ты чего хочешь? Я не чудотворец.
        - Если усиливать ее Источник, протянет дольше, - шепот Созидателя отдает жутью, особенно здесь. - Хотя бы три, четыре месяца. Этого времени нам хватит.
        - Вот как.
        Я ошибся? Ведь тогда Квану не о чем беспокоиться, чтобы они там не задумали. Он действительно переживает за нее?
        - Дагира, - грустный вздох. - Девчонка сломалась. Я сам дал ей надежду, сам же ее отобрал. Она больше не верит ни единому слову, сидит, как кукла. Не реагирует ни на что, ни ест, ни пьет. Как красивая кукла, бесполезная.
        - Вообще ни на что?
        - Даже на пощечины и угрозы, - нехотя признает Кван.
        Ничего себе, до чего дошло. Сильно же их припекло.
        - Все просто, как ты любишь, - поднимает взор один из глав Храма. - Доведи ее до тридцатого уровня, как договаривались, экипируй и отдай обратно.
        Мешок с осколками ложится на стол, пухлый, веревочкой перевязан.
        - Делай что угодно, только не убивай. Хоть на цепочке води, как собаку, да с ложечки корми. Она твоя, делай что хочешь. В рамках договора.
        Кван поднялся.
        - Эй, погоди!
        - Мы договорились, Леон, - уверенно жмет словами. - Ты не можешь отказать.
        Они уже избавили Лугоса от Клятвы и долга. Уверен, Осколки обратно он не возьмет. Опасный блеск глаз обещает угрозу и предупреждение. Я не могу поиметь проблем еще с одним Храмом, он это знает. А я знаю, что он хватается за соломинку. Секундная борьба взглядов...
        - Хорошо.
        Кивок прощания, Кван бросил последний взгляд наверх, уходит.
        - Кван, - тихо окликаю. - Хотел тебя попросить кое-что. Насчет паренька твоего, что с Преславом.
        - Я все знаю, - падают шепотом слова, в них предостережение, угроза. - Так надо. Не лезь не в свое дело.
        Какая же ты сволочь все-таки! Скрипнула дверь, оставив тишину и гнетущую ауру старого дома. Кван ушел, я промолчал, но оба знаем - запомню. Все запомню. Прежнего доверия больше не будет.
        Ступаю по лестнице, сапоги бухают тяжело, громко проминаются половицы, рискуя отправить туда, вниз, прямиком в темный пролом, пробитый орущим в падении тельцем. Что за чушь лезет в голову?! Левая рука крепко хватается за перила, хрустит давно рассохшийся лак под стальными когтями перчатки.
        Какой забавный обман внешности, снаружи дом сверкает новизной, как однотипные домишки Европы, чистые и вылизанные. Чьи хозяева заботливо подкрашивают во дворе заборчики высотой до колена, каждый выходной ползая на карачках с ведром белой краски.
        Коридор, пыльный и тихий, узкий настолько, что наплечники царапают обшарпанные стены. Двери без ручек, давно и прочно срослись с косяками. Лишь одна дверь приоткрыта, в конце коридора, как рейд-босс в конце игры ждет посетителя, манит тонкой щелью, темной, словно скрывающей тайну.
        Пальцы замирают перед дверью, опасаются коснуться трещин, так и норовящих загнать щепку под ноготь, только сунься! Тихо, очень тихо, только свое дыхание и шум крови в ушах. Презрев все, толкаю дверь, готов ко всему, хоть к монстру навстречу, что заорет прямо в рожу слюнявым оскалом! Готов и смел, но дыхание затаил, как пловец перед нырком в океанскую бездну, окунаюсь во тьму комнаты.
        Комната маленькая, квадрат по три шага от стены до стены. Окно открыто настежь, ночной свет Кристалла Мира рвется внутрь лунными лучами, рассекает комнату надвое. В темной части стою я, дверку за собой прикрываю. А в освещенной...
        Выдохнуть боюсь, потревожить. В комнате из мебели одна кровать, больше похожая на старую раскладушку, да с матрасом промятым и таким убогим на вид, словно соломой набит, пару веков назад. Никаких подушек или одеял. Сидит на этом убожестве одинокая фигура, освещенная и молчаливая. Как кукла, посадили и сидит, в одну точку на стене смотрит, не моргая.
        "Дагира. 14ур. Маг Света"
        Любые слова застревают на подходе, боясь вспугнуть, оборвать момент, картину. Девушка, красивее коих не видал ни в жизни, ни на картинках. Водопад черных волос, идеально прямых, гладких, шелковистых и словно невесомых, дунь - взметнутся волной. Кожа белоснежным алебастром, мрамором, молочная настолько, что чуть ли не светится. Гладкая и чистая, кончики пальцев скользили бы по ней без преград, медленно и неспешно, как по чистейшему шелку.
        Девушка смотрится здесь, в запустении, разрухе, как невиданное чудо из чудес. Настолько контрастно и вместе с тем органично. Хрупкая, ранимая, но чувствуется гордость в ее позе, пускай безвольной, но завораживающей. Я, даже ни разу не рисовавший ничего сложнее звездочки в телефонном справочнике - хотел бы написать картину. В чувствах раздрай и мешанина, никогда такого не было!
        А лицо, о Свет, оно пугает и восхищает! Восхищает красотой, пугает безразличностью. Точеные, высокие скулы, аккуратный нос, полные, чувственные губы, куда там замарашкам Жрицам из Храма Воды! Плавные линии лица, тонкая шея, ключицы и опущенные плечи, по которым так и хочется пройтись губами снизу вверх.
        Одежда - отдельный разговор, короткие шортики обтягивают талию вместо пояса, не скрывают длинные ноги. Взгляд цепляется за едва видные шрамы, на бедре, под коленкой, на маленьких стопах, тонкие, как от лезвия хирурга. Присмотревшись, можно заметить их всюду. Шея, руки, даже на тонких пальчиках тонкие следы исчезающих от времени шрамов. Вызывают странное чувство отторжения, жалости. Она никак не реагирует на мои разглядывания.
        Плоский, подтянутый животик, открытый взгляду. Безобразный, старый топ перетягивает высокую грудь выцветшей тряпкой. Гуляет сквозняк, бьется об стены прохладой ветерка, а я все пялюсь, не в силах оторваться. От холода соски торчат задорно вверх, притягивают взгляд. Минимум одежды, безразличие и неподвижность. Едва вздымается грудь при дыхании, радует, что живая. Если бы не это - фарфоровая кукла, шедевр мастера. Не верится, что она человек.
        Все это забылось, как скучная передача по телику. Шевельнулась! Она повернула голову, смотрит на меня. Глаза, что с ее глазами? Синева радужки такая, что кажутся фиолетовыми, а зрачки! Они белые! Она слепая? Нет, у слепых глаза другие.
        Ладно, успокоился. Молчать дольше уже неприлично.
        - Привет, - выхожу на свет, в одном шаге от кровати останавливаюсь, как у незримой границы, ощущение - не переступай! - Я Леон, Маг Света, как и ты.
        Тишина. Просто смотрит, странный взгляд, завораживающий удивительностью глаз. Минута, другая... Скажи что-нибудь! Хочется взять ее за плечи и трясти, пытаясь добиться хоть какой-то реакции. Живой человек не может быть таким!
        Разомкнулись полные губы...
        - Дагира, - тихонько так, на грани слышимости представилась. - Про тебя другое говорили...
        Голос ее красив, мелодичен, но портит его хрипотца не раз сорванных связок. Киваю на кровать, прося разрешения присесть. Дагира двинулась вбок, стараясь отсесть подальше. Пытаюсь ощутить ее Свет, выходит легко, она все же маг, с этим просто. Кусок Тьмы засел в ее груди, на манер ржавого гвоздя. Взгляд цепляет, а выдернуть нельзя, нечего к заразе ручки тянуть. Сидим, молчим, приходится самому вытягивать на разговор.
        - И что же такого говорили?
        Дагира вновь уставилась в одну точку, на лице ни тени эмоций. Такое безразличие начинает подбешивать, даже ее красота не спасает.
        - Коротышка азиат говорил, что твой Свет обжигает даже Светлых, - соизволила ответить спустя полминуты. - Это не так. Греет. Теплый ты.
        - Что у тебя с глазами? - не удерживаюсь от прямого вопроса. - Ты слепая?
        Дагира медленно повернулась всем телом, полностью на кровать уселась, длинные ножки скрестились по-турецки. Замечаю на шее тату, с правой стороны. Цифра "18", что бы это значило? Татуировки не делают без смысла. Дагира поднимает указательный палец, показывает прямо на зрачок.
        - Один Темный Алхимик приходил ко мне каждый день. Капал яд в глаза, ровно по три капли, - без эмоций рассказывает, мерно и четко, голос неживой. - Кап, кап, кап, не моргай. Теперь не различаю никаких цветов, зато вижу в темноте. Хочешь такие же?
        Наивный, детский вопрос, он дарит легкую улыбку, не смотря на страшный рассказ.
        - Нет, спасибо. Оно того не стоит.
        Странное место, разговор, девица, даже сама ситуация отдает нотками абсурда. Почему меня это забавляет? Разговор с ней.
        - Что делать собираешься? - серьезный вопрос от меня.
        Дагира понимает, о чем он. На этот раз молчание висит добрых пять минут, но странное дело! Совсем не напрягает.
        - Ты говоришь с живым трупом. Что может желать или делать живой труп?
        - Что?
        - Гнить, - отвернулась обратно, на стену пялится.
        Бросила взгляд на меня, молча разглядывающего ее лицо.
        - Что за взгляд? - впервые показала эмоции Дагира, фыркнула. - Не надо мне жалости!
        - Жалость? - улыбаюсь уголками губ. - Нет, не она. Знаешь, что будет, если ты сейчас умрешь и рассыплешься искрами?
        Ожидание ответа в глазах. Сама напросилась на правду.
        - Ничего. Мир не рухнет, никто по тебе не всплакнет. Расскажу друзьям о нелегкой судьбе одной девушки, вряд ли мы даже выпьем за упокой души. Изредка твое имя будет всплывать в разговорах, пока не исчезнет из памяти. Вот будущее "живого трупа", если он так и продолжит сидеть здесь. Где тут жалость? Это презрение, Дагира. Обычное такое, мимолетное, как к бомжу в блевотине.
        Замолчал, улыбка исчезла, словно говоря - это правда, так и будет. Дагира сузила глаза, дрожат губы, капельки слез копятся в уголках глаз, грозят сорваться, пробежаться по щекам солью линий.
        Чувствую, как копится внутри нее Свет, набирает мощь, сгущается. Достучался до нее! Вот только, что теперь делать? Дагира всхлипнула, мгновенье затишья, как перед ударом грома. Черт! Перестарался! Полыхнуло...
        ***
        Третий день, как привел Дагиру к нам. Через пару часов Ислана закончит переделывать комплект Артерии под нее, переоденется - сразу выходим.
        Шелестит тряпочка по Мечу Небес, убирает малейшие следы пыли, даже пара отпечатков пальцев оказались на прозрачном лезвии. Шероховатая ткань стирает отпечатки, скользит по клинку. Туда-сюда, монотонный процесс не отвлекает от мыслей.
        Дагира напоминает кошку в доме. Привел, она живет, бродит вокруг, исследует. Про кошку часто забываешь, лишь исчезнет за углом. Особенно, если она не мяукает, когда кормить надо.
        Наш разговор тогда закончился на высоких тонах, но главное, что Дагира решила прожить остаток дней активно, беря от жизни максимум. Всяко лучше, чем считать себя живым трупом и разлагаться, как личность, сидя на попе ровно.
        Дагира мало говорит, не начинает разговор сама. Но активно общается с ребятами, если задать вопрос. Общается со всеми, кроме меня. Она не обиделась или что-то вроде этого. Просто я не задаю вопросов. Свою цель я высказал еще тогда - довести ее до тридцатого уровня, и свободна, как ветер. Не знаю, что она обо мне подумала тогда, но факт налицо - она здесь. Причем, за стеной, поселили в соседней комнате. По ночам оттуда слышен тихий плач. Но утром Дагира спокойна, холодна и немногословна, ни следа слез.
        Думаю, она знает, что слышу все, иногда вижу благодарный взгляд, скорее тень благодарности. За то, что не лезу. Она сильная, есть в ней стержень, да крепче многих. Кван знал, на кого ставить. Осталось только узнать причину ставки.
        - Леон, - заглядывает Димид. - Все собрались.
        Меч в ножны, плащ на плечи, спускаюсь. Борм допивает чай, получает поцелуй в щеку от Исланы, шлем занимает свое место. Димид убирает в пластину батарею флаконов со стола. Изгал что-то жует, пытаясь на пальцах объяснить Лазару дельную мысль. Целитель обернулся, с облегчением спрашивает:
        - Идем?
        Дагира. Девушка выходит к нам, по пятам за ней Ислана. Магичка завернулась в светлый плащ, капюшон скрывает лицо до губ, под полами плаща скрывается доспех Артерии. Оружия при ней не вижу, да и рано ей, Клинок Света еще не открыла. Будет добивать раненных монстров Стрелами Света.
        - Выходим.
        На этот раз я первый толкаю дверь. Спустя час, вопреки традиции, первый же ныряю в туман перехода одной из лазеек. На второй уровень Катакомб. Рейд начался.
        Так и потекли дни, один за другим. Мы возвращались на ночь в Гримград, иногда ночуя в лесу, не тратя время на ходьбу до города. На третий день Димида сменил Лугос. В магазине сильно не хватает Алхимика, зелья сметают вмиг. Гримград растет.
        Происходящее в городе задевает нас лишь краем, обрывками слухов, смурными лицами людей. Храмы Огня и Воды многим группам Нейтралов встали посреди глотки. Они перестали даже новичков в Гримград пропускать! Рубят на подходе. Такие слухи витают среди народа, щедро сдобренные недовольством, злобой за убитых товарищей.
        Нас это никак не трогает. Все знают - отряд Леона к Храмам почти никак не относится, а с Огнем и Водой на ножах. Играет еще репутация, единственных Храмовых, что помогают Нейтралам зельями и оружием. "Клинки и Зелья" стали популярным магазином, лавочки на площади тихо исчезли, превратившись в такие же магазины. Но момент уже упущен, мы первые заняли верхние ступени в этой нише.
        Дагира доросла до двадцатых уровней, получила в подарок Клинок Неофита. День отдыха и пойдем в Скалы Гоблинов. Рейды уже стали привычкой, сражения рутиной, а присутствие девушки за спиной уже не напрягает. Скорее, чувствую себя не уютно, если ее нет поблизости. Странное дело, но мы не сказали друг другу больше десяти слов за эту неделю. Ребята сначала посмеивались, потом начали беспокоиться. Думали, мы враждуем, что Дагира всадит нож в спину за прежние обиды. Ха! Нам просто не нужны слова, точнее, ей не нужны. Я бы поболтал с девушкой. Просто не хочется рушить то молчаливое взаимопонимание, что сложилось между нами. Хватает намеков взглядами, движений пальцев, невербальных жестов.
        Кстати, она так и не снимает капюшон плаща с тех пор, как получила. На людях так точно, лишь изредка, когда встаем лагерем, она позволяет себе немного открыться нам. Интересно наблюдать за ней, таятся в поведении мелкие тайны, недосказанности. Спроси - узнаешь, показывает ее взгляд. Но так будет не интересно, ощущение загадки пропадает, исчезнет сизым дымом, как из моей трубки.
        Сегодня мы вернулись в Гримград, домой. Отряд прокалывает толпу на улице острым клином со мной во главе. Народ расступается, иногда даже не видя, кто за спиной. Такое появилось вместе с Плащом Герольда, полезная фишка.
        Стукнула дверь об стену, врываемся с шумом и гамом голодной компании.
        - Мы дома! - веселый крик Изгала.
        - Здаров, - машет рука с дивана, Димид.
        - Есть чего пожрать?
        - Неа, готовьте сами, я сегодня задолбался, капец.
        - А где?.. - недосказанный вопрос от Борма.
        - В Кузне, где же еще.
        Рыцарь скинул щит, да так и убег, даже стакана воды не выпив. А ведь всю дорогу ныл, как пить охота.
        Среди нас остался лишь один нормальный повар. Со вздохом тащусь на кухню. Позади неслышная тень по пятам, Дагира.
        Бурлит вода в котелке, под восторженный голос Лугоса. Тот показывает Димиду свою новую коллекцию.
        - Вот это розовый кварц. Таким отделывают усыпальницы сильных немертвых в Гробницах. А вот обычный гранит, но ты только глянь на эти черные прожилки!
        У Фортификатора проснулась страсть к геологии. На привалах он стал жадно разглядывать куски разных пород, находя в обломках камней целые миры, любуясь ими. Иногда интересно послушать, попробовать найти в таких камешках красоту, необычность. Забавное хобби нашел для себя Лугос.
        Шинкуются овощи, ровные кубики сметаются с доски в котел. Так, надо помешать... Слева подается деревянная ложка, осторожно держится в тонких пальчиках. Мешаем, теперь надо рыбу разделать. Внутренностей нет, видать, Ислана купила. Но надо на филе разделать. Так, где нож? Звук двинутого ящика, рукоять тонкого ножа сама собой возникает под рукой. Ага, теперь соль. Пока повернулся помешать в котелке, на ломтики рыбы летит точно отмеренная щепотка, обернулся, все уже посолено и поперчено.
        - Садитесь кушать, господа!
        Тащу котелок к столу, в печи тушится рыбная филешка. За спиной звенит стопка тарелок. О, Дагира помогает, молодец! Я уж думал, чего забыл.
        Время к полуночи, взбиваю подушку, спать готовлюсь. Разобрался с новыми навыками, взял все-таки набор защитных. Завтра выходной, подумаю, на что дальше копить.
        Лежу в кровати, воюю с одеялом. Один из таких тупых моментов, когда лежишь, накрылся уже, а в ногах одеяло сбилось. Колотишь его ногами, колотишь, раздражаешься, а оно только сильнее сбивается, уголок никак не хочет лечь ровно!
        Смешок из угла. Одеяло на пол, стою в одних трусах, готов бить или защищаться, смотрю в темный угол, возле стола. Пусто, никого. Но вот из пустоты медленно появляется фигура. Вот так, ровно в полночь, ко мне заявился неожиданный гость.
        Вадар, Маг Воздуха, решил почтить визитом. На этот раз он изменил привычкам в одежде, заявился в простой синей футболке с надписью "Peace and Love", джинсах, а на ногах все те же модные кроссовки. Поднял руки, улыбнулся лучезарно, широко.
        - Спокойствие, мой друг, спокойствие.
        - Давно ты там?
        - Кто знает, - улыбка сменилась на лукавую. - Через три часа состоится собрание глав Храмов. Второй раз за историю Гримграда. Я хочу тебя пригласить на эту встречу. Не только я, Алдер тоже высказал пожелание увидеть тебя там.
        Событие явно не рядовое. Приглашение от сразу двух Храмов, надо же. Льстит.
        - Чего обсуждать будете? Зачем там я?
        - Тут скорее вопрос, зачем тут я? - Вадар плавным шагом идет к окну. - Пойдем на крышу, разговор будет непростым. Никакой угрозы, уверяю тебя. Просто пообщаемся.
        Зачем на крышу, чем плоха моя комната? Не успел спросить. Маг Воздуха запрыгнул на окно, зацепился рукой за верхнюю раму, бросил тело вверх. Все проделано гибко, изящно, с легкостью. Только сквозняк пробежался по комнате, пощекотал голую кожу ночной прохладой.
        Похоже, сон мне сегодня не светит. Броню одевать не стоит, Вадар просто оделся, надо соответствовать. Штаны, водолазка... Черт, придется тапочки-кролики надеть.
        Ловкости хватает, чтобы провернуть подобный Вадару трюк. Не так изящно, но забираюсь на крышу одним движением. Крыша у нас косая, но можно на ней стоять, даже прилечь на черепицу, если захочется. Вадар так и сделал, лежит на боку, голову на кулак облокотил.
        - Отличные...
        - Ни слова про тапочки.
        - Как скажешь, - кивает на свободное место рядом.
        Черепица старая, выцвела давно, сажусь, уголки черепицы краями впиваются в пятую точку. Как он тут валяться умудряется? Я бы весь уже изворочался.
        - Итак? О чем разговор пойдет?
        - Об Истине Храмов, о чем же еще? - легкомысленно отвечает Вадар. - Если ты знать не будешь, остальные на встрече не смогут говорить прямо. Клятвы, понимаешь ли.
        - А у тебя их нет? - недоверчивый взгляд.
        - Ветер не приковать цепями, - в голубых глазах витает нечто легкое, но внушительное. Гордость. - Мы презираем Клятвы на Алтарях. Так что Маги Воздуха единственные, кто может тебе рассказать.
        - Ценю и все такое, - смотрю, как в доме Даттэ гаснут огоньки в окнах. - Почему вы решили открыть тайну?
        - Давай обойдемся без долгих "зачем и почему", - сморщился Вадар. - Это нудно.
        Думаю не долго. Зачем мне знать причины? Сначала пусть расскажет, а там видно будет.
        - Слушаю, внимательно.
        - Вот и хорошо! - широкая улыбка вернулась Магу Воздуха.
        Он щелкнул пальцами, вокруг нас играет потоками освежающий ветерок. Ерошит волосы прохладой, чистым Воздухом. Магия.
        - Чтоб не подслушали. И не подсмотрели, - соизволил объяснить Вадар, тут же задал вопрос. - Как думаешь, где мы сейчас?
        - В смысле? В Гримграде. В Катакомбах.
        - Это верно, - хмыкнул Вадар. - Но что такое эти Катакомбы. Думаешь, мы под землей? Нет, мой друг, совсем не там. Катакомбы, Гримград с Храмами, все это - Черная Пирамида. Уровни, чем дальше, тем шире, так что многие догадались сами. Хотя это не просто предположить.
        - Это догадка такая? Черная Пирамида... Та огромная хрень, с которой все началось и полетело прямиком в гребаный ад. Ты про эту штуку сейчас?
        - Ага, - смеется Вадар, весело хохочет. - Ты бы видел свое лицо! Это не догадка, Леон. Я точно знаю.
        Катакомбы внутри Черной Пирамиды. Это многое значит и одновременно - ничего. Что делать с такой информацией? Без понятия.
        - Не очень-то и тайна оказалась, - пожимаю плечами.
        Вадар лишь прищурился в ответ, явно гадость приготовил, открыл рот:
        - Я был одним из первых, кто нашел Гримград. Почуял Храм, его силу, пришел к Алтарю. Тоже самое случалось и с другими. Алдер, Радагаста, Хорм, его увидишь еще, Маг Земли. Не знаю, кто нашел первым Храм Света, они группой пришли. Главное другое. В каждом Алтаре было запечатано послание.
        - От кого?
        - Без понятия, - Вадар лег на спину, руки под голову закинул. - Ты не перебивай, а слушай. Я передам тебе суть. Когда один из Жрецов или Магов Храмовой Фракции достигнет конца Катакомб - они исчезнут. Исчезнет Черная Пирамида. Фракция, что победит в этой гонке, получит награду. Это я кратко, там слов было, на час слушать. Слыхал про такое понятие - терраформирование? Черная Пирамида нечто вроде такого механизма, меняющего миры. Ну, это мы так поняли. На самом деле, Воздух ее знает, что это вообще такое.
        Мысли носятся в голове, рождают идеи, отбрасывают, пока не выкраивается новая картина мира. Вместе с нелестным мнением.
        - Что, и это все? - разочарованно смотрю на гостя. - Храмы просто грызутся ради власти. Так банально и тупо!
        - Это ты тупой, - раздраженно выдал Маг Воздуха. - Ты хоть понимаешь, что будет, когда все это случится? К примеру, если Алдер достигнет конца первым? Нет, ты даже не понимаешь систему происходящего. Ты хоть раз задумывался, откуда пришла к тебе сила? Нет? Я так и думал.
        Возразить нечего, я предпочитаю заниматься делом, а не мучать мозги. Благо, Вадар решил открыть все карты. Даже настораживает такая открытость.
        - Храмы, Леон, Алтари. Вот откуда берется первая сила, вот кто рождает в нас Источники. В Магах и Жрецах точно, насчет остальных не уверен. Короче, когда все нашли послания, Храмы собрались вместе, поговорить, обсудить все. Не было Темных, но и без них обошлись. Мы вывели теорию будущего. Что будет, если один из нас достигнет награды для своей фракции, а Черная Пирамида исчезнет. Учитывай, что лазейки на поверхность появляются из каждого уровня одна за другой, монстры остаются на Земле.
        - И что же такого случится? Один из Храмов будет иметь преимущество над другими. Подумаешь, проблема!
        - Как с тобой трудно, - тихий стон. - Ты вообще не прошибаемый?
        - Да мне просто плевать на ваши терки за власть.
        - Да не во власти дело! - впервые повышает голос Вадар. - Ты что, не понимаешь? Наградой станет Сила, огромная, подавляющая! А человек, что получит ее - станет всем. Представь, что если Адер получит силу Бога Огня? Вот так, на секунду!
        - Не кричи, - морщусь, он слишком эмоционален. - Просто объясняй, я действительно могу не понимать некоторых моментов. Сожжет Алдер остальных или что?
        - От этого зависит, каким станет мир, - снизил тон Вадар. - Понимаешь? Если награду получит Алдер - всему конец. Куда там кострам Инквизиции, он пробудит вулканы, ему вообще плевать на жизни не Огневиков. Да, Алдер образован, начитан, не смейся, он действительно очень умен. И при всем этом - фанатичен до безумия. Он болен, Леон.
        Проблема есть, не отрицаю. Но вот только я тут при чем?! Он меня на убийство Алдера толкает?
        - А как насчет вас, м-м? Воздуха.
        - Мы слишком далеко от ответственности и ненавидим любые ограничения. Скорее поднимутся ураганы, сметающие и монстров, и города. А мы просто будем наслаждаться небесами. Такие уж мы.
        - Радагаста?
        - Океаны разольются так, что суши не будет. Или все нахрен замерзнет.
        - А этот, Хорм?
        - У него идея фикс - загнать всех в подземные убежища и не вылезать никогда. Человечеству так не выжить. Про Темных сам понимаешь. Вообще не вариант.
        - И что дальше? Ведь никто не откажется от такой силы, верно?
        - Не только в жажде силы загвоздка, - снова перевернулся набок Вадар. - Чем дольше Черная Пирамида в нашем мире - тем меньше шансов у человечества. Монстры-то лезут, плодятся уже на Земле. Сколько у нас городов осталось? Слышал уже про Драконов?
        - Слышал, - угрюмо отозвался я.
        Я понял. Осознал огромную и беспросветную жопу впереди.
        - Вот поэтому мы, Воздушники, ставим на Светлых, - огорошил Вадар, как молотом по башке. - Мы все про всех знаем. Способности, потенциал. Только у Света сейчас будут возможности поднять человечество из такой ямы.
        - Да ну?
        - Не мои слова, - открестился Маг Воздуха. - В Храме Света подслушал. Слова Совета из Храма Света. Когда исчезнет Пирамида и Храмы, кто станет источником сил? Маги и Жрецы. Вот и представь. Что будет, уровнях эдак на сотых? Да с наградой? Маги Света будут богами, Источниками, остальные - их Апостолами. Фортификаторы, возводящие золотые города за минуты. Целители, любую болезнь обращающие вспять, даже старость будет не властна. Алхимики, создающие удивительные, легендарные вещества из ничего. Светлые Артефакторы и Кузнецы, дарующие невероятные предметы Воинам, Рыцарям и прочим. Да такие вояки смогут повергать вспять целые армии! А Созидатели? Цветущий сад за секунды, изобильные поля, даже гектары леса за часы восстанут из пепла! Собственно, нечто такое я и услышал. Завораживает картинка, да?
        - Немного.
        - А ведь они правы! - резко сел Вадар. - Никто из нас не способен на такое. Никто не одарен более в созидательстве, чем Светлые. Это наш путь к спасению, Леон. Остался лишь один вопрос. Кто из Магов Света станет Богом? Даже не так, от этого будет зависеть целый мир. Кто должен им стать, как думаешь?
        - Так вот к чему все эти пляски вокруг Преслава и Дагиры, - хлопаю в ладоши, пазл сложился! - О, погоди-ка...
        Лукавый взгляд, Вадар поднимается, отряхивается неспешно.
        - Время, надо еще по делам сбегать. Подходи к озеру через пару часов, на то плато, где вы с Алдером смахнулись. Кстати, Светлые не знают, что ты там появишься, будут недовольны.
        - Эй, постой.
        - Ну, ты подумай короче. А я пошел!
        Прыгнул с крыши, фигура Вадара исчезла, не долетев до земли. У меня голова квадратная от такой инфы. Какого хрена?! Лучше бы я этого всего не знал.
        ***
        Думай или не думай, а идти на встречу надо. Пришлось будить всех, рассказывать, принимать вопросы, на которые сам ответов не знаю. Тут не до болтовни, даже кофе не успеваю толком попить, хлебаю из чашки горячий, обжигает губы. Время поджимает.
        - Кто со мной пойдет? - затягиваю ремешок доспехов. - Двоих хватит.
        - Как без меня? - усмехается Борм.
        - Я пойду! - Изгал вскочил со скамьи, рванул так, что чуть обеденный стол не перевернулся. - Меч только захвачу!
        Так и решили. Спустя полчаса идем по лесу, глаза ловят в сумраке знакомые ориентиры. Огромный валун в два человеческих роста, поросший мхом исполин. Помню, как утопала рука во влажном мху, когда опирался на него уставший. Вот пара деревьев, по обе стороны тропинки, значит верно идем. Только они тут, как близнецы перекрывают ветвями верх, сплетаются кончиками веток в природную крышу. Похоже на чудесную арку, крона украшает листьями, пышно, густо нависает над головами. Красиво стоят, даже Димид залип тут как-то на минуту, не в силах взгляда оторвать.
        Пока топаем - лезут мысли о разговоре с Вадаром. В голове собирается четкая картинка чужих мотивов и поступков. Вот почему Храмы так рвутся к силе, вот причина нервозности Квана. Узнают, что Дагиру от Тьмы не избавить - башку снимут, как проигравшему. Я уже понял, зачем Вадар пришел.
        Все ставят на возможных победителей будущей гонки, собираются в союзы, мешают сплетенками, намеками. Наверняка убираются конкуренты, тихо, без шума исчезают сильные Маги и Жрецы. В Гримграде нет ни одного Мага Света не повязанного с Храмом. Дагиру и Преслава вытащили из рабства, наверняка, чтобы благодарными были. Где же остальные? В моем городе Магов Света было завались! Да и в мире наверняка не мы трое остались. Где же они? А там же, где пара-тройка групп сильных наемников, что прикормлены Храмом Света. Ребятки известны, но вот что-то я не слышал, чтобы их кто-то кроме Храма Света нанимал. А денюжки-то водятся! Покупали они у нас зелья, помню значки шестигранника на одеждах. Знать бы тогда, что это за знак - такую бы накрутку по ценам влупил!
        Зачем Огонь и Вода так трепетно охраняют уже нубские уровни? Им они не нужны, это просто единственный более-менее известный проход. Ответ прост - крошат на фарш будущих конкурентов. Только вот увлеклись немного, теперь всех месят.
        Наш отряд чудом в Гримград попал, без проблем. Наверняка в Храме послушали Лугоса, когда он впервые к ним попал. Обязали Клятвой, чтоб наверняка привел наш отряд. Да вот только маленькая закавырка оказалась.
         Мой Свет, его индивидуальность, можно сказать, прирученность. Еще в разговоре с Махаилом, под давлением его Влияния, переборол навязанные инстинкты, подчинил собственную силу моим желаниям. Оставил за собой право решать, кто друг, а кто враг. Только недавно от Дагиры узнал, мой Свет их обжигает. То-то я думаю, чего кроме Квана никого не видать рядом! Только этот азиат со стальными нервами, умением держать лицо, может рядом находиться.
        Так ясно все стало, обычно, привычно. Как же это зашибись, понимать, что вокруг происходит!
        Тихий плеск волн о берега, озеро рядом. Видны огоньки в просветах деревьев, мелькают фигуры. Почти пришли. Вовремя, за десять минут до начала управились.
        Плато не изменилось. Только факелов навтыкали, чадят черным дымком, запах смолы бьет в ноздри щекоткой. Стол неподалеку от лазейки на четвертый уровень Катакомб. Довольно забавно смотрится этот стол, круглый, с одной ножкой, но даже на вид громоздкий, внушительный. Был бы стол попроще, сразу бы возникло ощущение вечернего пикника, а так нет. Хоть бы водички поставили графин, но видимо, тащить сюда стол уже было достаточной запарой.
        За столом пока никого, хотя народ уже собрался, тусуется группками по трое и больше. Воздушников пока нет, зато остальные тут. Хотя, черт их знает, этих Воздушников. Может, в шаге стоят, не заметишь!
        Нас заметили, кидают взгляды. Храм Воды представляют три Жрицы. Острый взор Радагасты, смежила веки, здороваясь. За ней кривит лицо Шиширида, высокомерный вид, носик кверху, красные губки манерно кривятся в презрении. Смешно. Третьей Жрице плевать на все вокруг, играется с гладью озера, ладошкой водит, круги на воде рассматривает, чудная.
        Землевики пришли вчетвером, в сторонке переговариваются, ближе к берегу озера, осматривают остальных.
        Среди Светлых никого не знаю, они тоже тройкой заявились. Бежевые накидки, знак Храма Света налеплен куда только можно, на высоких воротниках, отворотах легких курток, груди. Шестигранники даже как амулеты на шеях качаются, на цепочках.
        Два внушающих дядьки, с проседью в волосах, со спокойным взором вивисектора. Целители. А вот третий, что стоит как главный среди них, привлекает внимание. Молодой парень, высокий, тонкий как жердь. Острый подбородок, подростковая резкость черт и напускная важность в горделивом взоре.
        "Преслав. 19ур. Маг Света"
        Он вразвалочку подошел, перекрыл путь дальше, к столу.
        - Ты чего здесь забыл? - ломающимся баском спрашивает.
        Огонек в глазах недобрый, враждебный. Сопровождающие паренька не вмешиваются, наблюдают. Неужто и впрямь воспринимают главным?
        - Здесь тебе не место! - смотрит исподлобья. - Тут уже есть Маг Света. Уходите!
        Оп-па! Давит Влиянием, надо же! Каждое слово наполнено силой, властностью. Жаль, не его, то Влияние Света в нем, напускная властность, заимствованная, дунь - слетит шелухой.
        Позади хмыкает Борм, не надо оглядываться, знаю, Изгал лыбится до ушей. Просто иду вперед, не глядя на парня. Парни следом, как паровой каток надвигаемся. Преслав сначала смотрит быком, мелькнуло на лице непонимание, отошел на шаг, споткнулся. Позорным образом на жопу упал, глядит снизу вверх. А чего ты ожидал, пацан?
        Тут даже сопровождающие парня дядьки заулыбались, один даже подмигнул! Есть чему позабавить. Попытка давить на нас Светом, Влиянием от него... Все равно, что шестиклассник подойдет к взрослому дяде померяться пиписьками.
        Я меряться не стал, просто иду дальше. Преслав поднялся, отошел обратно. Переговаривается, тихонько так, зато жестикулирует яростно, гневно. Не скандалить ума хватило, уже плюс парню. Хотя и не нравится он мне чем-то, никак не пойму, но цепляет.
        Камешки под сапогами хрустят, неподалеку озеро накатывает волны на каменистые берега. Ага, вот и Огневики, к столу подходят.
        Алдер смотрит на меня, позади него те двое, Кристофор и Лилианна. Жрец Огня медленно кивнул, приветствуя, отвернулся к своим, болтает с мягкой улыбкой проповедника. На руку мою и глянуть не соизволил! Вот гад! Злость вскипает внутри, обжигает спокойствие, аж пальцы дрожат. Достать бы Меч Небес, дать ему попробовать крови ушлепка!
        Алдер как мысли прочитал, дернулись уголки губ, хитрый прищур за стеклами круглых очков. Типа давай, всегда готов. Сволочь... Заставляю себя склонить голову, градуса на три, больше не получается. Тут нельзя сражаться, ото всех острое внимание готовых к атаке зверей. Пришедшие сюда не потерпят склок. Не сегодня.
        На берегу появился Вадар с десятком Магов Воздуха. Сам он пошел к столу, остальные заняли периметр. Их голубые плащи мелькнули на огромной скорости, быстрее, чем стая тараканов из-под тапка.
        - Господа и дамы, - развел он руки. - Прошу к столу. Оставьте сопровождающих позади. Напоминаю, никаких драк и провокаций.
        - Не дети, - качается шикарная коса от шагов Радагасты, блестят украшения на руках. - Не повторяй.
        Мои парни молча отошли к берегу, цепко следят за такими же. Собираемся за одним столом. Шестеро нас вышло, справа от меня по кругу: Вадар, Алдер, Преслав, Радагаста, Хорм.
        Впервые вижу главного Храма Земли. Хорм оказался по левую руку, возвышается башней. Выше меня на голову, плечи, как валуны, руки в обхвате - как моя нога. Здоровяк, огромный! Чувствуется мощь, неспешность в движениях, встал скалой, не сдвинешь танком.
        - Привет, - повернул он голову ко мне. - Я Хорм.
        Голосок под стать, гулкий, мощный, как из бочки басом.
        - Леон, - подаю руку пожать.
        Ладонь исчезает в его лапище, мощное рукопожатие, аж костяшки хрустят. Лицо скуластое, почти квадратное, как грубый скульптор поработал. Глаза глубоко сидят, нависают козырьками надбровные дуги. Смотрит - как два темных провала, с угольками черных зрачков в глубине.
        - А меня помните? - поднял руку Преслав, тянет тонкие губы в улыбочке.
        - Ты вчера приходил, - перевел взор Хром, как башня танка поменяла цель. - Разумеется, я тебя помню.
        Вроде обычные слова, а прям чуется подтекст сарказма. Интересный мужик этот Хорм! Он мне уже нравится.
        - Итак, - Вадар уперся ладонями на столешницу. - Начнем. Думаю, всем уже понятно - Леона я просветил по всем вопросам. Можно говорить открыто.
        - А кто дал вам... - начал Преслав.
        - Малой, - добро лучится из улыбки Алдера, Жрец Огня хрустит пальцами под столом. - Не раздражай. Продолжай, Вадар.
        Преслав упрямо вскинул подбородок, собираясь продолжить.
        - Не будем отвлекаться по пустякам, - манерно тянет гласные Радагаста.
        - Итак, - снова начал Вадар. - Никто не будет спорить, что Воздух самый информированный? Вот и хорошо. Есть две новости, проблемы, что надо решать вместе. Для этого вы здесь.
        Разговор пошел о деле, всех поставили перед фактом моего присутствия. Никто больше не возникает, не тыкает пальцем - уберите Леона! Преславу приходится утереться. Молчит, на рожу маску вежливого внимания нацепил. Судя по лукавым взглядам Вадара, его забавляет.
        - Начнем с плохого. Сейчас в Гримграде нас, Храмовых, около полутысячи. Не смотря на все попытки скрыть город, Нейтралы продолжают прибывать. Сейчас их уже около семи тысяч. Каждый день приходит еще около сотни. Нам не перекрыть все лазейки. Слухи разошлись, Гримград теперь не секрет для мира вне Катакомб.
        Мало кто остался равнодушным от таких новостей, лица хмурые, молчат.
        - Храм Воды и Огня, - обратил на них внимание Вадар. - Вы слишком переусердствовали. Ладно бы только вас начали ненавидеть, так нет! Отношение портится ко всем Храмам. Учитывая количество Нейтралов, продолжение принесет беду.
        - Плевать, - Алдер раздвигает губы в звериной ухмылке. - Еретики сгорят.
        - У тебя больше нет поддержки извне, - бросила высокомерно Радагаста. - Не задавайся, Алдер. Вадар еще никогда не ошибался в прогнозах. Нейтралы сметут нас, уже сейчас в городе случаи нападения повсюду. Надо прекращать.
        Удивительное дело! Алдер промолчал. Не признал вслух неправоту, но в его случае молчание - уже согласие! Мое мнение о нем с треском ломается, сыпется осколками. Ладно, признаю наличие мозга у Жреца Огня.
        - Это не все, - дождался тишины Вадар. - Нейтралов стало много, многие плевать хотели на правила, гласные и негласные. Я лично видел, как ходят на площади с метками убийц на мордах! Если так дальше пойдет...
        Радагаста провела пальчиком по губам, сказала, как через силу:
        - Если объединим силы, сможем навести порядок.
        - Бросить все дела? - фыркнул Алдер. - Ходить, играть в полицию на улицах?
        - Боюсь, это невозможно, - ушли нотки бодрости из голоса Вадара, Маг Воздуха продолжил серьезным, грустным тоном. - Тут вступает вторая новость и проблема. У нас нет времени.
        - В каком смысле? - подозрительный взгляд Жрицы.
        - Лазейки растут, ширятся проходы, да и в числе тоже. Наш Храм дружит со многими челночниками, они приносят дурные вести. Нижний Новгород - превратился в город Немертвых окончательно. Рига - сожжена Драконами. Казань зажимают с двух сторон племена Дикарей и Фавны. Варшава, Минск, Женева, Рим, Бухарест... Сколько еще держится оплотов Человечества? Список все меньше, как и выживших. Боюсь, мы вынуждены бросить все силы на прохождение Катакомб. Если Черная Пирамида не исчезнет из нашего мира в течение полугода - планете конец. Просто некому будет бороться, не то что возрождать цивилизацию. Таков наш прогноз.
        Тишина виснет среди нас вязкой патокой. В голове лишь одна мысль - все действительно настолько хреново?
        - Есть еще паршивая новость, - бас Хорма разрывает тишину. - Мы проходили вчера двенадцатый уровень.
        - И? - встрепенулся Вадар. - Что там такого?
        - Темные, - угрюмо падает весть. - Десятки отрядов. Они вступили в игру. Мало того, опережают всех нас.
        Алдер требовательно уставился на Вадара.
        - Вы так и не нашли их Храм?
        Качает головой.
        - Ну, зашибись теперь, - моя первая фраза на собрании приковала взгляды ко мне. - Что? Я с ними с самого начала махался. Просто не будет.
        - Делать-то что будем? - Радагаста смотрит на нас по очереди. - Надо за пару месяцев прорваться до конца Катакомб. Сколько всего уровней?
        Вопрос явно риторический.
        - Сорок восемь, - чисто для меня уточнил Вадар.
        - Ага, - фыркнула женщина. - А еще проблемы с Нейтралами. Повторю вопрос - что делать будем?
        - У меня есть идея, - поднимает руку Преслав.
        Скептические лица повернуты к молодому Магу Света. Тот не струхнул, четко выражает мысль:
        - Что если открыть Нейтралам часть правды? Ведь награду сможет забрать лишь Маг или Жрец, обладатели Источников, верно? Надо же куда-нибудь направить всю эту агрессию и энергию. Пустим байку про Силу Бога среди народа, сразу ломанутся. Пусть пробиваются, нам меньше работы. Да и дохнуть будут, как мухи, все меньше проблем.
        Вот так вот отправить тысячи людей на смерть? Обманом? Я не верю ушам.
        - Что? - с вызовом отвечает Преслав на мой взгляд. - Они все равно дохнут в Катакомбах! Пусть хоть умрут с пользой.
        - Да ничего, - пожимаю плечами, про себя кипя раздражением.
        Ладно, башка у него варит, даже неплохо варит. Но серьезно? Это Светлый? Такая подлость, аж тошно! Коварный, маленький ублюдок. Как раньше говорили - в разведку бы с этим парнем не пошел.
        - Это выход, - морщится, но соглашается Вадар.
        Как плотину прорвало, все кивают, высказывают одобрение. Меняются взгляды на Преслава. Так и хочется заорать, что вы несете, млять?!
        - А ты чего молчишь, Леон? - привлек ко мне взоры Хром. - Не по душе идея?
        Не время и не место для прямоты. Хотя я бы вас, суки двуличные, всех под нож! Но только вякни тут неодобрям-с, сразу грохнут. А потом и друзей, чтобы инфа не просочилась. Свет во мне горит, пылает так, что едва сдерживаюсь. Но уже начинаю светиться изнутри. Только бы не полыхнуть, как Дагира. Спокойствие, сохраняю спокойствие.
        - Да нет, - давлю из себя слова, тяжко, натужно. - Понимаю... необходимость.
        - Не время для человеколюбия, - прочитал меня Маг Воздуха. - Хорошо, что ты понял.
        Человеколюбие? Что ты несешь, Вадар?! Ты же сам сейчас ратовал за Человечество, а теперь лучших, сильнейших, а других в Гримграде пока не появилось, под нож пустить? Чтобы самим полегче было, чтобы за грешки к стенке не приперли? Мало нам было жертв?! Где тут логика!
        А, ну да, славное "убить меньшее, чтобы спасти большее". Вынужденность таких мер... Это убивает меня изнутри. Все равно, что лично, своими руками небольшой городок уничтожить. Залить кровью улицы, дороги, выложить трупами тротуары, а потом грустно вздыхать: "Ох, так было нужно"
        Плевать на отдельных дебилов, аморальных ушлепков, тех бы я сам не прочь головы лишить! Но вот так...
        - ... значит, не нападаем друг на друга, - подытожил Вадар. - Нас и так мало. Кто первый - тот и выиграл.
        Они кивают, улыбаются друг другу, лицемерно, добродушно, даже Преслав! Точно будут бить в спину, только отвернись.
        Смотрю на лица, перевожу взгляд с одного на другого, понимаю - нельзя отдать таким людям судьбу целого мира. Награду, божественную силу. Никому из них.
        Собрание закончилось, как в тумане. Бредем домой по лесу, парни не дергают, топают молча. Но я же не могу стать Богом? Что я делать буду, с такой-то силой? Сначала совесть не даст в потолок плевать, буду помогать людям. Всегда и всем нужный, ни минуты покоя. А когда задолбает - взвою, но буду продолжать. Скорее всего, вечность. Богу не дадут умереть от старости. Прощай спокойная жизнь, слейтесь в трубу планы свободы?
        Очнулся уже дома, с кружкой чая в руке, парок поднимается, долбит в нос терпким ароматом. Кто мне ее дал? Взгляд цепляется за Дагиру. Девушка участливо смотрит в лицо, молчит, нижнюю губу прикусывает. Волнуется за меня? О! Идея.
        - Слушай, Дагира.
        - Да? - тихий вопрос.
        - Думаю, появился шанс тебя исцелить. Как тебе идея стать богиней?
        Кашель со спины, приглушенный мат. Оборачиваюсь, а там вся честная компания. Еще никогда не видел такого охренения на лицах друзей. Не знаю почему, но настроение ползет вверх, вместе с улыбкой на губах. Чаю хлебнул, с причмокиваниями, шумно, громко. Эх, хорошо!

        ГЛАВА 10. ВОТ ДВЕРИ В АД, ОТКРЫТО, ЗАХОДИТЕ.

        Спустя два дня. Седьмой уровень Катакомб, Темная Пустыня.
        Шуршат пески, барханами стелясь до горизонта. Редкие камни торчат из песков уродливыми клыками, разбавляя однообразный вид. Потолка уровня не видно, там густой туман, темный, как все вокруг. Глаза давно привыкли к беспросветной ночи здешней пустыни. Подошвы сапог оставляют глубокие следы, но через минуту исчезнут. Малейшее упоминание, что здесь кто-то ходил, болтал, смеялся, мечтал или просто угрюмо, молча проковылял - исчезнет.
        Таково это место, никаких ориентиров, нельзя оставить меток, воткни меч, палку, да хоть копье! Как сквозь землю провалится, только отойди за бархан. Безмолвно, темно, иногда туман стелется по песку тонким покрывалом, как верный пес выискивает жертв, что исчезнут в этом месте, подобно следам на песке.
        Рейд продолжается. Мы прошли через переход час назад. Переход интересного вида, два каменных клыка аркой, размером в пять метров высотой. Мы как вышли, уставились на это чудо. Арка перехода посреди пустыни, вокруг никаких больше заметных ориентиров, отойдешь - потеряешься.
        Со мной Борм и Дагира. Мы здесь, чтобы взять планку тридцатых уровней, очередную ступеньку на пути к великой награде. Мы не поперлись одни, не зная здешних мест. Наняли хорошо знакомый отряд наемников - Рыжих Псов Даттэ.
        "Клинки и Зелья" больше не нужны, магазин исполнил свою роль. Остальные ребята занимаются распродажей остатков товара, закупаются наперед всем необходимым. Еда, ингредиенты, редкие компоненты монстров. Раз Черная Пирамида исчезнет, нет смысла цепляться за вещи. Нужно так же торопиться с прохождением Катакомб, вырываться вперед.
        Слухи уже пошли, осторожно витают от одного к другому, ломают недоверчивость, будят жадность людей. Скоро Катакомбы превратятся в побоище. Надо отрываться вперед, пока есть небольшая фора. А вот Храмы давно впереди, придется догонять. Особенно по уровням.
        Даттэ ведет, остальные наемники по сторонам, защищают, да болтают потихоньку. Всего десяток их, я знаю только троих, помимо Даттэ. Остальные новички. А ведь еще неделю назад по именам еще пятерых знал. Где они теперь? Ясно где, работа наемника не сахар, да и не хлебушек с маслом.
        Зато дожившие до сего дня - ветераны. Топает тяжко Рипин, платочком лоб вытирает. Пухлый толстячок, роста среднего, за спиной в петле двуручный молот качается. Видел, как он тренируется, силищи в нем - стены снесет! Молчаливый, хуже Борма, от Рипина дай Свет два слова слышал.
        А вон Лендал, этот вообще лысый, высокий, но ловкий, что кошка! Болтун, похуже Изгала. Даже сейчас не затыкается, шепотом с одним из новичков болтает.
        - Бабы, - глубокомысленно вещает Лендал, - они ж щекотки жуть боятся. Вот ты...
        М-да... Лучше не прислушиваться. Третий знакомый наемник внимания на треп друга не обращает. Привык, как мы к трепу Изгала. Идет, ястребиные глаза зорко оглядывают песчаные барханы, руки крепко арбалет сжимают, палец гладит спусковой крючок. Этого Дисисом звать, снайпер, каких мало. Болт арбалетный на спор в рублевую монетку всаживает. Со ста метров!
        Дагира невесомо коснулась локтя, глазами вбок показала. Обычный бархан, как и десятки вокруг, только кустик чахлый на вершине. Чего это там?
        - Даттэ, - шепотом зову. - Что там?
        Глава наемников кулак сжатый поднял, отряд встал, Лендал заткнулся. Теперь, без скрипа песка под сапогами, слышим звуки боя. Крики людей докатываются, эхо команд, вопли. Некислая заварушка там, раз так орут.
        Даттэ кивнул мне, сказал:
        - Пойдем, глянем. Остальным - глядеть в оба.
        Забираемся на бархан, песок осыпается под ногами, приходится руками помогать. Рядом шустро взбирается Даттэ.
        Крики громче, азартные, яростные, отчаяные. Открывается вид по ту сторону.
        - Воу! - не сдержался Даттэ.
        - Ага.
        Пятерка мужиков с топорами и голыми торсами. Адепты Битвы сражаются с огромным монстром.
        "Древний Скорпион. 32ур"
        Размером с деревенский дом, темный хитин блестит под светом факелов, щелкают ужасающие клешни. На наших глазах Скорпион разносит людишек в пух и прах. Метнулось жало, протыкает насквозь воина. Скорпион продолжает кружиться на месте, щелкают жвала и клешни, а на кончике жала так и остался висеть человек. Труп мотыляется вслед за движениями хвоста Скорпиона. Безвольно болтаются руки и ноги, кровь хлещет по сторонам.
        - Тварь! Сука!
        - Бандилос! - кричит на одной ноте воин, слезы на глазах. - Сука! Умри!
        Даттэ бесстрастно наблюдает за вакханалией смерти.
        - Поможем им?
        - Я не собираюсь терять людей в чужих проблемах, - каменное лицо, спокойный голос. - К тому же... Смотри туда.
        Взгляд следует за пальцем наемника, на ровную гладь песка. Спустя секунду, как по заказу, земля взрывается песком. Вылез второй Скорпион, монстры наступают с двух сторон.
        - В этих местах ровные участки - опасны.
        - Эй, там! - кричит нам один из Адептов Битвы. - Помогите!
        Даттэ показывает средний палец, резко развернулся, рыжая коса качается за спиной.
        - Идем, Леон.
        - Ублюдки! - разоряются внизу. - Да помогите же!
        Даже если бы мы начали спускаться - не успели бы. Все кончается за секунды, Скорпионы пируют свежим мясом.
        Рейд продолжается. Нас ведут дальше, к монстрам попроще.
        - Примерно в середине уровня стоит Оазис, - Даттэ курит трубку на ходу. - Так мы его называем. Небольшое озеро, скалы вместо пальм. Это озеро - проход дальше, на восьмой уровень Катакомб. Так что там безопасно, а монстры неподалеку как раз тридцатого уровня. Нам подходит.
        Мы идем, Лендал болтает, все спокойно. Но все меняется, быстро обстановка становится нервной, чувство беды крутит живот. Сгущается вязкий туман. Отряд встал, тишина.
        Туман стелется под ногами, щиколотки тонут в вязком покрывале. Прохлада забирается под плащи, лезет холодом под доспехи, странная, беспокоящая.
        - Что за? - поднимает руку Борм, показывает вперед.
        Нас окружают!
        - К бою! - резкая команда Даттэ.
        В тумане бродят темные силуэты, человеческие. Большие и мелкие, тонкие и толстые, несуразно огромные, карликовые.
        - Даттэ! Что это?!
        - Песчаные Демоны, - шепотом ответил наемник.
        Отряд Даттэ пятится, новички пугаными овцами сбиваются в круг. Не виню их, жуть наползает вместе с туманом, когда показываются Демоны.
        Они выходят к нам валом омерзительных фигур, карикатуры человека. Уродцы. Вон шлепает мелкими ножками тварь из песка, а пузо волочится, оставляет широкий след. Тяжелая поступь вместе с семенящими шажками, руки и ноги разной длинны. Нет ни одного нормального гуманоида, все существа словно хотят исказить, извратить пропорции! Смотреть неприятно. Они надвигаются, разглядывают нас.
        Безносые лица, провалы ртов шамкают беззвучно. И глаза. О, Свет, что за мерзкие глаза! Черные белки, сочатся Тьмой, красные, звериные зрачки пылают жаждой, нетерпением, голодом.
        Как-то так вышло, что мы в стороне от наемников. Стоим спина к спине, я, Дагира, Борм.
        - Не смотрите, что песок. Их тела плотнее камня! - крик Даттэ. - А меч может застрять! Их можно убить, просто бейте больше! Кровь у них есть, убивали уже!
        Туман плеснул в лица плотной волной, скрыл монстров, отряд Даттэ исчез в пелене. Через мгновение передо мной явилась отвратительная морда, разевается пасть черных клыков, вместо слюны капает кровь.
        "Песчаный Демон. 30ур"
        Клинок Света покинул ножны, тут же бью прямо в мерзкие глаза! Половина башки отлетает почерневшей песчаной плотью. Один есть!
        Демон не упал, поднимаются руки, корявые пальцы цепляются в шею, сдирают кожу наждачкой песка.
        - Твою мать! - хриплю, рублю в торс. - Получи!
        Дагира помогает, из-за плеча рвется гулом Стрела Света, сносит остатки головы Демона.
        - Спасибо.
        Резко не до разговоров. Демоны прут лавиной! Беру Меч Небес двумя руками. Увернуться от когтистой лапы, ударить! Меч взметается над головой, чтобы гильотиной обрушиться на голову очередной твари. Полыхает Свет вокруг, кружусь на месте, не отойти, окружили! Рубить! Бить! Удар за ударом, не дать схватить!
        Куда пропали Борм с Дагирой? Вопрос вышибает из головы обжигающая Тьмой хватка. Прямо из-под ног, из песка торчит костлявая рука Демона, до хруста сжимает стопу.
        - Отвали! - рублю по руке монстра.
        Меня хватают за руки, пытаются вцепиться за шею, тащат, валят с ног! Кругом враги, со всех сторон!
        - Леон! - крик Дагиры.
        - Я... - хватка на горле мешает дышать, черные когти царапают шею, остро гладят бьющуюся венку.
        Твари! Сгиньте в Свете! Плащ Герольда полыхает Светом, Меч Небес сверкает размашистыми ударами. Куча царапин сочатся кровью, Тьма отравляет тело, немеют конечности, жжет мелкие раны. Красные капли рубинами срываются вниз, разбиваются об землю. Жадный песок пытается впитать кровь, как желанное вино, но она испаряется, не оставляя следа.
        Огромный Демон, маленькие ручки, туша жирная, колобок песчаный. Он удивил неожиданным ходом, волны проходят по телу, вырываются из демона песчаные колья! Твою мать! Увернуться не успеваю!
        - Малый барьер! - впервые выкрикиваю название навыка.
        Шестигранная стена из Света с хрустом энергии возникает передо мной. Песчаные колья врубаются в преграду, песок разлетается как волны о скалы, барьер не дрогнул. Треть резерва как корова языком слизала. Зато целый!
        - Тварь! - барьер исчез, бросаюсь на колобка, надо завалить его сейчас!
        Вокруг туман и Демоны, мои невнятные крики при ударах. Черные глаза с красной щелью зрачка. Они повсюду. Павшие Демоны не отворачивают лиц, даже умерев, смотрят прямо на меня. Все головы повернуты ко мне, сверлят ненавистью взглядов.
        В тишине раздается первый шепоток:
        - Ненавижу...
        Потусторонний голос, дерущий мурашками тело, жутью проходится по костям. Демоны наступают, ползут с отсеченными конечностями, цепляются когтями в песок. Все, чтобы добраться до меня!
        Они смотрят, все смотрят! Десятки мертвых Демонов, сотни черных глаз!
        - Ненавижу...
        - Ты наш...
        Снова шепот! Пригибаюсь под удар огромной лапы. Песчаный демон с тремя руками, лишь одна нормальная, остальные две мелкие, атрофированные, словно отмершие. Он скалит черную пасть, капает с клыков кровь, шепот...
        - Умри...
        - Проклинаю...
        - Ненавижу...
        - Ты наш...
        Ору во все горло:
        - Заткнитесь!
        Шепот лишь громче. Он ввинчивается в уши десятками голосов, лезет под череп, проникает в голову дурманом потустороннего эха.
        - Проклят... ты проклят...
        - Вестник... умри...
        - Ненавижу...
        - Ты наш...
        Голоса идут даже от мертвых! Их глаза следят за каждым движением, следуют всюду! Не дают сбежать, туман сгущается. Сражаться! Убить тварей! Я вас всех покрошу!
        Дыхание хрипами из глотки, Меч Небес верно рассекает песчаную плоть. Тянется рука, черные когти целят в глаза. Отсекаю пальцы, падают черными комочками. А в голове все бьется потусторонним громом шепот голосов.
        - Ненавижу...
        - Умри...
        - Проклинаю...
        Сколько я сражаюсь? Рукоять меча скользит от крови. Жарко, с выдохом изо рта рвется пар. Больно, раны болят, Тьма жжет царапины. Едкий пот щиплет глаза. Свет рвется из тела волнами. Закончится. Когда этот ужас закончится?!
        - Ненавижу...
        Черные глаза всюду. Голоса...
        - А-а-а-а! - ору, сам бросаясь в атаку.
        Я пуст. Меч небес погас, оставшись хрустальным лезвием в руках. Враги кончились. Трясутся руки, с трудом попадаю клинком в ножны. Трупы Демонов поглощает зеленоватая пелена тумана. Черные глаза до последнего сверлят ненавистью, жгут яростью, голодом. Никого, не слышу ни друзей, ни врагов.
        - Ненавижу...
        Бешено озираюсь. Нет живых! Никакого движения. Голова трупа под ногами шевельнулась, красные зрачки переводят взгляд на мое лицо.
        - Проклинаю...
        - Сдохни! - топчу сапогом лицо Демона. - Умри! Сдохни! Исчезни, падаль!
        Топчу кашу вместо головы, не в силах забыть последний взгляд Демона. Снова тишина. Спустя секунду, прямо в голове, в середине черепа, отдаваясь от костей...
        - Ненавижу...
        - Проклинаю...
        - Ты наш...
        Снова и снова, сливаются в единый гул, монотонный шепот, сметающий мысли.
        - А-а-а! - кричу так, что срываю голос.
        Закрываю глаза, сжимаю ладонями уши. Но шепот становится сильнее! Подкосились ноги, холодный песок бьется в колени. Чудятся глаза, повсюду, черные глаза с красной щелью зрачков, сотни взглядов.
        - Проклинаю...
        - Заткнитесь! Я вас не боюсь! Умолкните! Замолчите!
        Что-то касается плеча. Бью наотмашь тыльной стороной кулака, со всей силы.
        - Ай! - женский голос. - Леон?
        - Дагира?
        Туман рассеялся, вокруг ни одного Демона, только черные кучки тлеющей плоти. Отряд Даттэ на бархане, сидят, переводят дыхание. Четверо лежат лицами вниз, кровь питает песок. Никогда больше не встанут.
        Борм подходит, щит в черной крови, на лицевой части шлема четыре борозды от когтей. Дагира прижимает руку к щеке, из уголков губ бежит струйка красной крови.
        - Черт! Дагира, прости...
        - Ты в порядке? - участливо спрашивает, не думая об ударе.
        Мне от этого только хуже! А если бы левой рукой ударил? Мог бы и челюсть сломать! Совесть воет раненным волком.
        - Да. Я... Шепот Демонов. Голоса в голове.
        - Голоса? - моргнула озадаченно. - Леон?
        Она не слышала? Что, никто не слышал?! Черт! Я не сумасшедший!
        - Демоны, - с надеждой смотрю на товарищей. - Они же говорили, да?
        - Я слышал шепот, - Борм отряхивает щит. - Но не разобрал слов.
        - Может, было что-то... - неуверенно сказала девушка. - Леон, ты точно в порядке?
        - Да! Конечно, - смотрю, как она утерла кровь с губ, не обращая на красный след. - Я не сильно ударил? Прости!
        - Угу. На тебе куча ран! - спохватилась Дагира. - Надо обработать!
        - Они все рвались к тебе, хрен пробьешься, - виноватый тон друга. - Нас сразу оттеснили.
        - Я вас не виню.
        Моя броня тому виной. Но она же сегодня десятки раз спасла жизнь. На белоснежном плаще ни царапины, ни пятнышка. Левая перчатка отразила кучу ударов, металл перьев, когти пальцев черные от крови Демонов. Я ранен лишь там, где не успел подставить верный доспех под удар.
        "Циферки" пестрят сообщениями, не заметил, как тридцать первый уровень взял. Мысленным посылом стираю к чертям мешающие буквы. Репутации накапало вагон, но не до этого сейчас.
        Какого хрена это было? Такой жути не припомню, даже окруженный Зомби. И если все демоны поперли на меня, где были наемники? Ладно Даттэ и тройка ветеранов, но эти новички! Набрал сброда в отряд, так и нанимателя потерять не долго!
        Дагира использует мазь от нашего Алхимика, царапины с трудом, но затягиваются. Сижу на песке, а девушка вокруг вьется, невесомыми касаниями наносит мазки.
        - Ты как, Леон? - подходит Даттэ. - Живой еще?
        - Не благодаря вам, - улыбаюсь, показывая, что не со зла.
        - Да ты полыхал в тумане - хрен подойдешь! - смеется рыжий наемник, положил руку мне на плечо, отдернул. - Ладно, пойду парней ободрю. Все же четверых потеряли...
        - Сочувствую.
        - А, - в сердцах махнул рукой Даттэ. - Задолбало. Мрут, как мухи. Не засиживайтесь, до Оазиса недалеко осталось. Одним рывком дойдем, там и передохнете.
        Дагира перемотала мне шею бинтами, да так, что дышать тяжеловато. Но с таким усердием заботится, что язык не поворачивается упрекнуть. Ладно, мне все равно дышать не надо, просто привычка. Да и не палюсь, а то Свет знает что подумают.
        Шагаем дальше. Ребята Даттэ оставили трупы, как есть, все равно, мол, исчезнут в этой пустыне за минуты. От такого отношения коробит.
        Всего пара минут пути, снова пошли шуточки, болтовня Лендала. Идет себе, с лысины песчинки смахивает.
        - Жалко Описа, - вздыхает один из новичков, косматый мужик с копьем. - Он так мечтал Дракона увидеть, прямо грезил ими.
        - Пф, - фыркнул Лендал. - А я сутенером мечтал стать, со второго класса. Вот это мечта! Ходил бы в золоте, еще и шубу белую! Куча девок на любой вкус, красота!
        - Ну да, конечно, - не остается в долгу мужик. - Все в детстве мечтали стать космонавтами, а ты - сутенером.
        - Молчал бы, - поигрывает ножом Лендал.
        - Сам много болтаешь, - вмешивается еще один из новичков.
        Лендал угрожающе щурит глаза, Дисис невзначай направил арбалет на новеньких.
        - Тихо там! - шикнул Даттэ.
        Обошлось. Парни успокоились, недовольство осталось.
        - Отличный у них отряд, - шепот Борма за плечом. - Полное взаимопонимание.
        Сам гадаю, зачем их нанял? По знакомству, мать его. Ну, хоть Даттэ инфой об уровне делится, и то хлеб.
        Скоро показывается точка назначения. Сначала видны скалы, как острые клыки растут из песка, тянутся к туману потолка. Идем меж ними, как между зубами исполинского чудища, прямо в пасть. Но вот показывается озеро. Маленькое, спокойное настолько, что гладь воды похожа на застывшую лужу серебра.
        - Пришли, - оглянулся Даттэ. - Готовим привал!
        Наконец-то! Хоть песок из сапог вытряхнуть, он уже повсюду, даже на зубах скрипит! Да и раны от движения кровоточат, щиплет под бинтами. Мазь Димида работает, все чешется - жуть!
        Устало садимся у ближайшего каменного клыка, наблюдаем суету наемников. Они сноровисто располагаются тут, ничего не опасаясь. Достали вязанку дров из пластины, котелки, продукты, развернулись на земле спальники.
        ***
        Пока сидим, есть время раскинуть очки. Теперь я не затягиваю с этим, как раньше, каждая минута дорога. Взято пять уровней, есть десять очков. Про основные параметры забывать не стоит, но резерв все еще удручает. Выбор очевиден.
        "Очки Развития: - 2 (8)"
        "Интеллект: + 2 (27)"
        Остальное в Свет.
        "Очки Развития: - 8 (0)"
        "Свет: + 8 (40)"
        Силы возвращаются, вместе со Светом приходит облегчение, раны заживают быстрее. Довольно прикрыл глаза, чувство магии в теле, силы, спокойствия. Когда резерв пуст, чувствуешь себя очень неуютно.
        Есть небольшое чувство потери, не особо заботящее. Свет снова что-то забрал в ответ, исправил. Проходит минута копания в себе, так сразу понять не выходит. А, я понял!
        Жадность. Сколько бы человек не имел, всегда хочет в два раза больше. Слышал эту фразу от одного старого слесаря на заводе. Он был прав, во всех сидит чувство желания обладать большим, чем есть. Теперь довольно того, что имею. Увеличение силы, богатств, интересно конечно. Но не более чем необходимость.
        Спасибо Свет! Убрал действительно мешающую вещь. Даже думается легче, когда доволен и ценишь то, что уже есть. Ведь червячок сомнений все же грыз меня, Сила Бога, шутка ли? Любой бы задумался. Теперь последние сомнения отпали, эта сила не нужна мне. Нужна Дагире, необходима. Вот ей и спихну, все по плану, хе-хе.
        Борм садится рядом, ноги вытянул, шлем на колени уместил.
        - Знаешь, странно было, - говорит друг.
        - Это слово тут заменяет "обычно", - хмыкаю в ответ.
        - Я не про то, - медленно качает головой Борм. - Разве Даттэ не вел нас безопасными путями? Мне кажется, Демонов на нас кто-то навел.
        - Ты кого-то видел? - сбавляю голос, не хочу волновать Дагиру.
        Девушка неподалеку, вычесывает волосы от песка и пыли, недовольно морщит носик.
        - Нет, - подумав, отозвался рыцарь. - Просто...чуйка.
        - По части интуиции ты конечно не Изгал, - пальцы мнут переносицу, - но приму твою чуйку как факт. Смотрим в оба. Если это человек, местность перехода для него не проблема.
        Хрустит песок под тяжелыми шагами, Даттэ подходит, на лице широкая, плутоватая улыбка.
        - Леон! - щурит единственный глаз. - Вы ведь все достигли тридцатого уровня? Формально, наш наем выполнен, не так ли?
        - Можно и так сказать, - недовольство в моем голосе можно пощупать.
        Чертов Даттэ, везде без смазки пролезет, вымогатель! Ожидающий взгляд наемника. Тянусь к пластине.
        - Подавись, - бросаю мешочек.
        Пухлый мешочек с Осколками меняет владельца, довольный наемник кивнул, подкидывает плату на ладони.
        - Мы бы все равно не задержались надолго, - слегка виновато говорит наемник. - Нас уже ждет следующий контракт. Договорились раньше, чем с тобой. Водники хорошо платят, не хотелось бы опаздывать.
        Даттэ выполняет заказ Храма? Он же клялся и божился, что больше никогда и ни за что. Ну-ну, за звонкую монету тут же мнение поменял.
        - Вот как. Понятно. Долго выполнять будете?
        - Вряд ли ты сможешь нас нанять еще раз. Но ты не боись, - смеется Даттэ. - Проведем в Гримград через лазейку восьмого уровня. В качестве бонуса.
        - И на том спасибо. Ты же знаешь, что таких жадных никто не любит?
        - Одна меня все же любит, - подмигнул он. - Да еще такая горячая, м-м!
        - Жрица Воды твоя? - заинтересовался вдруг Борм. - Как ее зовут?
        - А ведь точно, - тоже любопытство проснулось. - Ты не говорил ее имя.
        - Шиширида, - пожал плечами Даттэ.
        Мы с Бормом переглянулись.
        - Что? - среагировал наемник. - Знаете ее?
        - Да нет, - безразлично отзываюсь. - Так, видели в городе. Она же с главной Жрицей Воды ходит?
        Лучше бы ему не знать, что мы чуть не убили Шишириду.
        - С Радагастой? - развеселился наемник. - Ну да. Как она Жрецов Огня поносит, заслушаешься! Ха-ха-ха!
        - Ну да. Алдера она не любит.
        Даттэ ржет, как конь, аж за живот схватился.
        - Ты что, не знал? - смеется наемник. - Они женаты. Еще до Конца Мира были.
        - Кто? - отказываюсь слышать.
        - Радагаста и Алдер, - переводит дух Даттэ. - Вроде как до сих пор обручальные кольца носят.
        Быть того не может!
        - Нормальным людям такого не понять, - недоумевая, качаю головой.
        Я же сам видел, они готовы прикончить друг друга!
        - А вы неплохо расположились, - Борм переводит тему, оглядывая стоянку наемников.
        - Вроде как. А чего вы тут сидите? - спохватился он. - Пойдем к нам, поедите горячего! Давайте, не морозьте жопы на песке. Ну же, пойдем!
        - Ладно, ладно! - вот настырный. - Дагира! Пойдем к наемникам. На халяву покушать предлагают.
        Нас усадили к огню, со всем почетом, в середине. Вокруг сидят наемники, смеются, выпивают, прикладываясь к бурдюкам с вином. В руки вручили по деревянной плошке с ароматной похлебкой, в наваристом бульоне сочные куски мяса и овощей.
        - Приятного аппетита, - желаю окружающим, зачерпывая ложкой.
        Я не испытываю голода, но от еды пока не отказываюсь. Тем более на людях. Человек, который вообще не ест, не пьет, что может быть подозрительнее? Думается мне, у других Магов и Жрецов такие же проблемы возникают, после определенного порога силы.
        - Кха, - не в то горло полезло.
        Деревянная ложка выпадает из пальцев, тело немеет. Заваливаюсь назад, рухнул на спину. Рядом грянул об землю Борм, с лязгом доспехов распластался лицом в песок. Плошка катится по земле, расплескивая похлебку, Дагира осела, беспомощность на лице.
        Наемники молчат. Один за другим встают, слышу шелест мечей из ножен. Знакомые сапоги перед глазами, ношенные, потертые. Даттэ смотрит на меня сверху вниз, во взгляде неуловимая жалость пополам с решительностью.
        Нас отравили. Парализующий яд! Такое дерьмо  еще раз не сработает. Потихоньку готовлюсь использовать Очищение. Вот черт!
        Даттэ поднял клинок, остановился на пару секунд, высказать последние слова.
        - А я ведь говорил, - с горькой иронией вещает наемник. - Нас уже ждет другой контракт. И что ты вряд ли сможешь нанять нас снова, Леон.
        Богатырский размах, чтобы без мучений отсечь голову с плеч.
        - Прости, - шепнул Даттэ.
        Лезвие меча срежещет, зажатое в кулаке. Когти Герольда с легкостью остановили меч. Обожаю новую броню! По коже бегут искорки Света, они за доли секунды растворили яд, но вот побочный эффект... Как от разрядов тока искорками по всему телу, неприятное ощущение.
        - Это ты прости, - встаю, не отпуская меч "друга". - Такие слабые яды на меня уже не действуют.
        Крик боли рядом, Даттэ дернулся на знакомый голос. Борм на ногах, с лезвия меча капает кровь, рядом труп Лендала. Труп стопроцентно, никто пока без головы жить не научился. Не стать тебе сутенером, болтливый Лендал.
        - А я после одного случая ношу за щекой капсулу, - как бы между прочим сообщает рыцарь. - С антидотом.
        Даттэ дернул на себя меч, не пускаю. Тогда он просто оставил его, резво отошел к своим. Отбрасываю чужое оружие в сторону. Против нас встают наемники, окружают кольцом мечей, копий, топоров. Молот только у толстяка.
        - Дагира, - смотрю на сидящую безвольно девушку. - Не бойся. Мы быстро справимся, а яд скоро пройдет. Просто подожди.
        Борм встает рядом, острый взгляд на Даттэ отдает угрозой. Впервые вижу Борма в такой ярости, скалит клыки диким зверем, ненавидящий выдох через сжатые зубы.
        - Предатель, - лязгнул металл в голосе. - Почему?!
        - Наш наем закончился, - развел руки Даттэ. - Другой начался. Я никого не предавал.
        - Думаешь, хитрый лис? - вокруг рыцаря даже воздух кипит гневом. - Лишь грязная крыса!
        - Ой, как страшно, - подзуживает рыцаря Даттэ.
        Он получил новый меч, крутанул показушно.
        - Уловка с ядом не сработала, - тащу Меч Небес из ножен, медленно, плавно. - Что делать будешь?
        Даттэ покачался с пятки на носок, оглядел своих ребят, показал пару знаков свободной рукой. Двое отошли назад, арбалеты достают.
        - Выполнять свою работу, что же еще.
        - Просто дайте вас убить, - посмеивается один из наемников.
        - Не больно будет, - скалится другой. - Чик и все.
        - Кастрат! - подхватил третий, заржал.
        Миром не разойтись. Жаль. Меч Небес озаряется Светом, полыхает так, что наемники глаза руками прикрывают. Борму Свет совсем не мешает.
        - Жалкие крысы! - взревел он, врезаясь в наемников с щитом и мечом.
        Я же быстро оттащил Дагиру к большому валуну, перекинул за него, не до любезностей сейчас. Обернулся на свист арбалетных болтов. Чертовски вовремя!
        - Нас больше, - крикнул Даттэ. - Смысл сражаться? Все равно умрете!
        Вместо ответа кидаюсь в самую гущу, где рубится Борм. Наемников больше, они выше уровнем, но странное дело, мы легко держимся против Нейтралов. Это впервые, когда мы серьезно бьемся против Нейтралов. Может, отряд Даттэ и знает, как совладать с монстрами и выжить. Но...
        - Хиловаты будете, - Борм нанизал на клинок толстяка с молотом, пинком снял труп с верного оружия.
        Хлопки арбалетов. Дисис хорош, да и второй арбалетчик хорошо целится. Два звяка о щит рыцаря, против Борма этого мало.
        - Что вы делаете? - недовольно крикнул Даттэ. - Нападем вместе, разом. Сейчас!
        Осталось семеро. Наемники кружат стаей гиен, по знаку Даттэ нападают разом со всех сторон. Резко меняемся местами с Бормом, вскидываю руку. Малый Барьер!
        Шестигранник Света отразил удары, арбалетные болты, даже откинул парочку воинов. Барьер исчезает, Когти Герольда смыкаются на шее Даттэ, жгут Светом кожу, черные коготки вонзаются в плоть. Надо бы сказать что-нибудь, в глаз его бесстыжий плюнуть. Сжатые зубы не хотят размыкаться. Нет злости, обиды тоже нет. Просто недоумение. Нейтралы так слабы против нас, Храмовников. Вот откуда презрение к ним от Храмов. Причина лишь в слабости? По основным параметрам они не должны отставать.
        Борм с легкостью расправляется с остальными, со всеми разом. Легко танцует меч, вклинивается в промежутки ударов. После тренировок с Изгалом и Бормом, после десяток схваток с ними бок о бок, наемники выглядят детьми, махающими палками. Никакой особой техники, даже держат оружие так, как удобно, а не как правильно. Сильнее размахнуться, да помощнее вмазать, вот и вся тактика.
        Думал, они будут защищать нас в рейде, помогать в бою. Смешно. А еще я думал, зачем им яд?
        - Слабаки! - презрительный голос Борма. - Крысы! Бесстыдные, жалкие крысы!
        - Сам ты крыса! - бросается на него паренек с копьем.
        Косой взмах меча, распадается надвое копье и тело, хлещет кровь, орошает доспехи рыцаря.
        Даттэ не сдается, тянется за ножом в сапоге. Как все глупо... Втыкаю Меч Небес в землю. Замарать его кровью в этом бою кажется неправильным. Стрела Света!
        Даттэ прошивает насквозь, прямо в середине груди дыра, кулак пролезет. Отпускаю его. Позади все кончается, Борм не дает пощады. Последними пали арбалетчики, так ничего и не смогли противопоставить рыцарю.
        О, он еще жив. Смотрю, как хорошо знакомый человек умирает. От моей руки. Кровь идет горлом, он до последнего не отрывает взгляд.
        - Вот... что бывает, когда не можешь отказать бабе... - Даттэ смог вздохнуть еще раз, хоть это и бесполезно.
        - А ты ведь говорил, что не путаешь работу и личное, - убираю клинок в ножны. - На нас вон как резво напал.
         - Не убивай...ее, - последние слова Даттэ. Просьба. - Обещай.
        После сделанного им давать обещания? От близкой смерти рассудок потерял? Язвительный ответ теряется в горле. Взгляд умирающего "друга". Нечеловеческая мольба на лице, твердая уверенность в единственном глазе. Что-то дрогнуло в душе, задело струнку совести.
        - Хорошо. Если сама не нападет, - слова сами вырвались.
        Но сказал я их уже мертвому.
        - Не умеешь ты выбирать друзей, - грузные шаги Борма за спиной. - Кван, Даттэ... Шаграм.
        - Про себя забыл.
        - Ха, есть такое дело, - напускная веселость в голосе рыцаря. - Я нашел пузырек из-под яда. В Храме Воды такие делают. А они...
        - Не торгуют с Нейтралами. Знаю.
        - Просто вдруг по ложному следу повести хотел, - немного виновато отзывается Борм. - Он такой, хитрожопый. Был.
        От этого безразличного "был", так хреново на душе стало. Даттэ, ну зачем. Зачем, мать твою?! Денег мало было? Шиширида попкой вильнула? В чем настоящая причина. За что я тебя грохнул, чертов рыжий идиот?!
        Уже не спросишь.
        - Даттэ! - женский крик.
        Знакомый голос. Только и успела мелькнуть мысль, как нас сносит тараном Воды. отплевываемся, на ноги поднялись, мокрые, помятые.
        Шиширида тут как из воздуха появилась, на коленях перед трупом. Одежда в песке, но все такая же эффектная. Портит лишь выражение лица. Неверие, шок. Смотрит на него пустыми глазами, полный ступор.
        - Вот и причина, - зло смотрит на женщину Борм. - И кто на нас Демонов навел.
        До нее пара метров, один рывок и рыцарь снесет голову дурной бабе. Она вообще неадекватна, руки тянет к бледному лицу Даттэ, но прикоснуться боится. Слезы бегут по щекам черными полосами, тушь фиговая.
        Хотелось бы сказать - вот к чему приводят тупые интриги, дура. Но это будет пустым злословием, не более.
        - Стой, - взметается рука, останавливая друга.
        Красноречивый взгляд. Сам знаю, что шанс. Но я обещал. Слабый толчок Водой можно не считать за нападение. В отличие от наемника, буду держать дух обещания, а не букву.
        - Даттэ, - пищит растерянно женщина.
        Удивительно эффектно появилась Дагира. Для нас, Шиширида на нее и не глянула. Дагира резво оказалась за спиной Жрицы, в руках блеснул нож.
        - Стой!
        Дагира не остановилась. Нож вскрывает глотку Шишириды с легкостью бритвы. Жрица падает на тело Даттэ, прикрывает сквозную рану любимого. И рассыпается синими искрами.
        Дагира подходит к нам, на лице спокойствие, по рукам бежит кровь. Алая, как закатное солнце.
        - Зачем?! - я зол, черт побери! - Я же обещал!
        - Слышала, - кивает девушка, убирая нож. - А я не обещала. Благородно конечно... но пойми, она была опасна. Мстящая женщина ни перед чем не остановится.
        - Ты... - шиплю сквозь зубы.
        Дагира отводит взгляд, но упрямо вскидывает подбородок. Мол, смотри, я тут права!
        - В жопу все! - пинаю подвернувшийся рюкзак. - Дерьмо!
        - Леон, - мягким тоном увещевает Дагира.
        - Молчи! Светом прошу! Просто молчи!
        Тихий шепот Борма:
        - Не лезь пока. Он быстро остывает.
        Советчик хренов! Что за тупой день! Смерти, смерти, бессмысленные смерти! Когда эта херня закончится уже?!
        - Идем домой, - угрюмый голос, уверен на вид я тоже не ангел. - Выходных теперь не будет.
        - Завтра сразу в рейд? - деловито спросил Борм.
        - Да.
        Хватит с меня. Скоро таких смертей станет только больше. Из-за Храмов, их планов. Люди не тупые, но очень недоверчивые. Я бы хотел выбежать на площадь, рассказать все людям. Но такое даст лишь обратное. Умный человек и без этого задумается, а жадные только укрепятся в решении пробиваться до конца Катакомб.
        Надо закончить все это дерьмо как можно скорее. Не знаю, что тому виной, но я стал близко к сердцу воспринимать чужие судьбы. Не хочу лишних смертей. Не как раньше, по телеку про теракт услышал и забыл. А по-настоящему. Это чувство грызет изнутри, как представлю сотни таких "Даттэ", аж тошно и больно.
        Возвращаемся прежним путем. Все, как Даттэ учил. По гладким, ровным местам не ходить, только между барханов. Ступать тихо, прислушиваться к шуршанию песка - он тут индикатор опасности. В башку настырно лезут отрывки разговоров с рыжим наемником. Фантазии, что все можно было сделать иначе, обойтись без крови.
        Путь будет тихим внешне. Но внутри... буря.
        Вернулись в город до ночи, вечереет. Я успокоился, уже не так терзает совесть. Лживые слова, типа "так было надо", "ты или тебя". Они смогли приглушить дебильную совесть. Ей плевать на доводы разума.
        Доходим до нашей улицы. Вид дома в два цвета, знакомая лавочка. Как молотом по голове. На ней уже не будет дымить трубкой знакомый здоровяк Даттэ. Ночью не проснешься от веселых криков подвыпивших наемников. Мы всех их убили, покрошили к чертям. Там, на песке, остались лишь обрубки и кровь.
        - Что ж так тошно, - едва слышно бурчу под нос. - Никогда такого не было.
        Домой зашел без сил, не раздеваясь упал на красный, кожаный диван. В камине огонь лижет поленья, эхом голоса друзей. Ни о чем не хочу думать.
        Чувствую, как под головой что-то мягкое. Дагира положила мою голову на колени, гладит. Ловкие, чуткие пальчики перебирают пряди волос. Приятно, никогда меня вот так не гладили.
        Стараюсь не думать, что недавно с этих чутких пальчиков стекала яркая, алая кровь, капала на песок, срываясь с ноготков. Что сейчас перебирают мои волосы.
        - Прости меня, - чистый шепот на ухо. - Не злись, пожалуйста. О вас же заботилась.
        - Я не злюсь, - отвечаю так же тихо, это разговор лишь для нас двоих. - И все понимаю. Просто... так уж вышло.
        Дагира молчит, но прикосновения стали нежнее, ласковей. Тепло и приятно. Так и уснул, убаюканный тихим дыханием девушки и чуткими пальчиками.

        ГЛАВА 11. КРЕПОСТЬ БРИГ.

        Двадцать второй уровень Катакомб. Край Змеелюдов.
        До чего же верткие твари! Сражаемся с отрядом Змеелюдов. Всего три змеемордых гада, а сколько проблем.
        Вокруг поле, пшеница колосится аж до пояса. Вдалеке возвышается горный массив, к самой высокой горе примыкает крепость. Но сейчас не до нее.
        - Вот сука! - Изгал ужом вертится от копья Змеелюда.
        "Змеелюд - Воин. 50ур"
        Обычный Змеелюд-Воин двух метров роста, гуманоид, башка змеи, по телу зеленая чешуя. Глазенки змеиные, да еще и шипит на своем, гадском языке. Но все бы ничего, да крепкие, да сильны, ловки, еще и разумны. Встречали и не таких. Но их оружие, броня! Это, мать его, нечто.
        Есть тут в горах шахты с особым металлом, Квехелит называется. звиздец он крепкий! На вид обычная сталь, только зеленоватый отбеск дает. Я уже забыл, что Клинок Света может что-то не разрезать. Клинок Света прорубит эту удивительную броню, но не с одного удара. А часто в битве один удар - это все. Обычное оружие на такой броне даже царапин не оставляет. Два стилета Лугос уже обломал. Благо обычные воины Змеелюдов закованы в металл не полностью, есть места для удара.
        - Да сдохни ты! - полосую Клинком Света противника.
         Враг лениво подставляет древко копья, обитое Квехелитом. Опытный в сражениях, враг предвидит каждый удар. Дагира палит Стрелами Света над моим плечом, одна за другой смертоносная магия врезается в грудь Змеелюда. В ответ шипит, скотина, не нравится ему, что слепит.
        Мы тут всем отрядом, кроме Исланы. Второй день на уровне, что словно вырезан из отдельного мира, помещен сюда. Тут есть деревни, маленькие города. Тут есть народ, что живет и возделывает эту землю. Они даже скот разводят, на вид обычные коровы, только рога не два, а три. Да и расцветки черной, без пятен. Точнее, были городки и деревни, народ был.
        Пока мы набивали уровни в местах попроще, здесь развернулась бойня. Темные первыми добрались сюда. Какой ужас они устроили Змеелюдам, представить страшно. Мы видели спаленные дотла деревни, развешанные на деревьях трупы, колодцы доверху полны мертвецами. Стены городков проломлены, возвышаются на них украшения победителей. Бесчетные ряды грубых копий, насажены головы, змеиные пасти разинуты в последнем крике. Головы разлагаются на свете здешнего Кристалла, тоже подобного Солнцу.
        Пусть для нас они выглядят омерзительно, а у кого-то вообще фобия на змей! Но такие картины не могут остаться без жалости. На мертвецах простая одежда из холщевой ткани, в пятипалых руках зажаты вилы и ножи. Это были не воины, лишь простые, мирные жители. Пусть иного народа, но Темных хочется привлечь к ответу. Зачем было так поступать?
        Тут застряли все, переход на двадцать третий уровень Катакомб оказался в главной крепости Змеелюдов. Говорят, они там здорово окопались, хрен выкуришь.
        Мой противник открыл пасть, змеиные клыки показались. Уже известный трюк, сейчас ядом плюнет. А вот хрен! Меч Небес несется острием в пасть Змеелюда, пробивает небо и мозг.
        "Получен новый уровень! Ваш ур - 50"
        "Получены Очки Развития: +2 (2)"
        "Получена Репутация: + 130 (10 030)"
        Наконец-то добил репу до десятки! Новый навык, жди меня!
        - Помочь? - обернулся к парням.
        - Сами, - пыхтит Борм, отражая удары копья. - С усами.
        Парни справились, тоже взяв пятидесятые. Змеелюды валяются, лужи зеленой крови питают землю. Теперь можно выдохнуть свободнее, мы догнали Храмовых по уровням. Нам играет на руку, что все тут застряли, две недели уже мучаются, людей у крепости теряют. Вот только теперь и мы тут застряли, вместе со всеми.
        Одно хорошо - Темные отсюда свалили. Не сразу, сначала получили по зубам от Змеелюдов крепости, потом остальные Храмы подтянулись, Нейтралы тоже притащились, кто посильнее. Сначала Темные крепко дали по зубам мелким отрядам, потом начали выхватывать в ответ. Устроил народ Гримгарда веселуху Темным ушлепкам, говорят, рубилово было еще то.
        Кто знает, может, если бы не Темные - смогли бы договориться с разумными монстрами. Хотя бы на свободный проход дальше. Теперь же они ненавидят людей. Бросаются сразу, лишь бы задеть, царапнуть, утащить с собой на тот свет.
        Интересный, важный факт. После двадцатого уровня Катакомб монстры не восстанавливаются в числе. На двадцатом почти не осталось Фавнов, в укромных уголках Зачарованного Леса попрятались отдельные племена. А на двадцать первом постоянная снежная буря, сугробы по колено. Снежные монстры там проблем не доставляют, мало их. Парочку Етти завалили, замерзли и плюнули, дальше пошли.
        Дагира осталась с нами, послав куда подальше Храм Света. Клятв на девушке не оказалось, да и плевать там всем на нее. Любимчик публики - Преслав!
        Кван не сдается, приходит частенько, наедине ей мозги полоскает. Последний раз она Квану пощечину закатила, из-за чего - говорить отказывается. Сказала только Ислане, наш Кузнец посмеивается, но молчит, как партизан на допросе.
        - Ну что? - оглядываю друзей. - Планочка взята, поздравляю с пятидесятым.
        - Выходной? - тоскливая надежда в голосе Борма.
        - А вот хрен, - у самого грустный выдох. - Попробуем пятьдесят первый взять. Уж по десятку змеек завалим? Сходим потом к крепости, поглядим, а то слухов-то сколько!
        Лугос кашлянул, привлек внимание.
        - Может, хоть пообедаем? С утра ни крошки во рту.
        Наш Фортификатор в кои-то веки сменил пиджак на доспехи из кожи и металла. Резко изменил образ, взгляд не привык еще. После костюма доспехи на нем так нелепо смотрятся, как сбруя на корове. Благообразная бородка клинышком, чуть больше проседи в волосах. Если бы не стальной взгляд - старичок, божий одуванчик. Это если не знать, что Лугос стилет летящей Горгулья в глаз вгоняет с полста метров.
        - Режим питания нарушать нельзя, - с улыбкой, явно кого-то пародируя, выдал Лазар.
        Целитель наоборот, перестал броню носить. Ислана смастерила ему тряпичные доспехи. Ткань на свету белизной отдает, доспех мешковитый, узоры золотые на рукавах, голову глубокий капюшон прикрывает. На вид - прям роба мага из компьютерных игрушек, я в такие лет десять назад играл. Размах плеч богатырский, да отсутствие бороды подкачало, так бы точно стереотипным магом был. Оружия Лазар тоже не носит. Зачем клинок Целителю? Да еще полста уровней. Он тебе взмахом руки за десяток метров сердце с членом местами поменяет.
        Хотя Лазар предпочитает сейчас Поток Праны использовать. Им можно лечить союзника, а можно забирать жизнь у врага. Ужасающее умение. Последнего Змееюлюда они с Лугосом убили, как на прогулке. Поток Праны высосал зелень жизни из монстра, Лугос просто добил несчастного.
        - Пойдем тогда к лесу, - оборачиваюсь к далекой полоске лесного царства. - Тут скоро завоняет.
        - Это да, - Изгал пнул труп Змеелюда. - Эти мертвые смердят, как целая свалка блювоты.
        Воин наш заматерел, обзавелся солидным доспехом, стальные чешуйки заковали тело в гибкую броню, на левой руке кулачный щит в две ладони размером. Изгал навострился ловко принимать удары на этот щит, бить им, там режущая кромка такая, что глотки вскрывает, как консервные банки.
        Пока идем, раскидываю Очки.
        "Очки Развития: - 2 (0)"
        "Свет: + 2 (70)"
        Энергетика еще подросла, плотные каналы оплели каждую косточку, вторглись в мышцы, раскинулись сеткой под кожей. Чую, следующие Очки в Свет поглотят остатки тела. Кем я тогда стану, или чем?
        - Что-то на этот раз? - с вялым интересом спросил Изгал.
        Заметили свечение при росте Источника. В прошлый раз тоже он заметил, глаз наметан все подмечать.
        Ребята знают, при каждой десятке в Свет что-то происходит необычное. Свет уже убрал пару огрехов в своем верном клинке.
        На пятом десятке был такой подарок, что не знал сначала, как отнестись. Всегда провожал взглядами стройные женские фигурки, обычная реакция. Даже подумывал уже сходить в новое заведение на юге Гримгарда, "Лежи и Пой", открытое двумя голландцами. Вроде Таверна всех устраивала, а ведь нашли же свою нишу! Местечко славится тем, что легко найти пару на ночь. На любой вкус, возраст и цвет. Можно снять комнату, Изгал говорил, уютно все.
        А тут сюрприз! Выхожу с утра из дома, мимо такая красотка проходит, шортики в обтяжку, топ едва грудь прикрывает, плоский животик, лицо милое. Как говорится, прям мой типаж. Улыбнулась зазывно, нимфой дальше плывет, шаг от бедра, каблучки стучат, ягодицы торчат, как спелые вишни, сами взгляд тянут. А он не тянется! Зевнул, пошел по делам. Только вечером понял. Свет забрал Похоть. Вроде и могу, если захочется, да нет той животной страсти. Я после эпизода в жизни с девушкой-зомби и так фобию небольшую схватил, а теперь так вообще...
        На шестом десятке Свет забрал Гордыню. Вот это, если честно, был удар. Я очень гордился своей силой, что мы не сдохли, благодаря моим решениям и силе. Не распались искрами бесславно у кучи мусора и дерьма, как тот мой сосед, даже имя забыл... Его еще Грызги порвали, как кровавую тряпку мотыляло. Блин, сверху жил, помню же! А имя нет! А ведь такое стыдно не помнить.
        - Стыд, - щелкнул пальцами, отвечаю Изгалу. - Пропало, как отрезало.
        - Что, станцуешь стриптиз в центре города? - подкалывает воин.
        - В розовых стрингах, - буркнул Борм.
        - Я сказал стыд, а не ум, - усмехнулся, представив картину. - На подначки не ведусь.
        Изгал открыл рот, прям вижу, как крутится на языке воина остроумная мысль, что сейчас как выстрелит, как разорвет компанию хохотом! Фиг там, на полпути мысль завяла, рот закрыт, растерянный взгляд. Отвлекся на шелест пшеницы. Забыл. Изгал слишком чутко воспринимает реальность, на каждый шорох реагирует. С ним бывает. Хрен с ней, с шуткой, зато любую тварь подсечет из засады.
        За десяток минут добрались до кромки леса, вломились в него, как стая кабанов, с шумом, треском кустов и ветвей. Нашли неплохую полянку, поваленное дерево послужит скамейкой, в паре шагов за кустами журчит ручей.
        - Отличное место, - довольно озирается Димид. - Прямо как на пикник собрались. Я отойду ненадолго?
        - Опять за травами?
        - И посцать заодно, - лыбится Алхимик. - Лови. Через полчаса буду.
        Тощий мешочек меняет владельца.
        - Изгал, - киваю воину на спину уходящего Алхимика.
        Воин недовольно вздохнул, но пошел вслед за Димидом. Пока народ располагается, достаю широкий нож, небольшая ямка в земле вырыта за минуту. Круглая, глубиной на десяток сантиметров. Сойдет.
        Из мешочка Димида вынута синяя горошина. Бросаю в ямку, взметается первый синий язычок пламени, второй, спустя пяток секунд полыхает сильное, яркое пламя. Замена костру отличная.
        Этот огонь не погасить водой или песком, горит ровно час, не вырвется из круга ямки ни на миллиметр. Алхимический огонь с интересным названием и свойством. Температура огромная, полено сжигает дотла за десяток минут. Очень тепло, если рядом сидеть. Но если сунуть голую руку - даже тепла не почуешь. Он не трогает живых. И называется под стать - "Погребальное пламя". Сжигает только мертвое, понятно для чего используется. Иногда неловко использовать его так, для готовки еды или погреться. Называем между собой "Синим Огоньком".
        Дальше все в руках Дагиры. Девушка деловито раскладывает на траве доску для резки, три ножа, овощи, мясо...
        Мясо, дорогое сейчас удовольствие, если не монстров жрать. В Гримгарде столько народу, выбивают к чертям всю дичь округи. С учетом того, что всякие кабанчики, да олени с зайцами утром снова заполняют лес, показатель еще тот. Тут уже не знаешь чему радоваться, ведь монстры на других уровнях тоже к утру заполняют очищенные локации. Мы сюда почти десять часов добирались. Так что еще как минимум три дня будем в рейде. Однодневные скачки до гоблинов и домой вспоминаются с ностальгией.
        - У кого специи? - озирается Дагира. - Ну? Как я готовить буду?
        - У тебя, - сам видел, как она к себе в пластину убирала.
        - А, точно, - спохватилась, улыбка неловкая. - Извините.
        Парням пофиг, разлеглись на травке, пикник, блин. На первый взгляд все расслаблены, выходи и режь. Но если присмотреться...
        Борм чистит лезвие меча, внимательный взгляд в отражение показывает, что за спиной. Лугос привалился к поваленному дереву спиной, сидит, отдыхает, да на процесс готовки смотрит. Пальцы бездумно перебирают травинки. Вроде молча за девушкой наблюдает, думает о своем. Да только вот не за ней наблюдает, а за ее спиной. А в траве у руки стилет лежит, метнет - моргнуть не успеешь.
        Лазар медитирует, а на самом деле следит за Праной, чутье Целителя заметит крупные очаги жизни, никакие деревья не скроют.
        Мало заметно, но вокруг меня иногда светлее, чем должно. Сияние от доспехов покажет скрытых врагов. А у нас уже бывало такое. Стая невидимых Грызг, да не одна. Охренительный сюрприз, для посетителей пятнадцатого уровня, Поля Охоты.
        Опасные, параноидные привычки сами пришли, без тренировок и прочего. Когда жизнь сутками на волоске, или свихнешься, или привыкнешь.
        Тем удивительный услышать за спиной знакомый голос:
        - Привет. Как оно?
        Парни дернулись, но глянув мне за спину, успокоились. Кивнула гостю Дагира, Лугос перекинул в ладони стилет, с явным намеком, мол, ты поаккуратней появляйся.
        - Твою мать, - вздыхаю уныло. - Опять.
        - А что? - выходит из-за спины Маг Воздуха.
        - Что-что! Седьмой раз уже, Вадар! Я уже забил на то, как ты нас находишь...
        - Ветер ведет, - голимая отмазка, что приелась всем.
        - ...но вот твоя способность припереться к обеду, это нечто. Может, ты вообще от нас не отходишь?
        - Кто знает, - лукаво щурится Вадар.
        - Да хрен с тобой, - махнул рукой я. - Падай где-нибудь.
        - На него тоже порцию готовить? - крутанула нож в пальцах Дагира.
        Довольная рожа Мага Воздуха говорит сама за себя. Знает, скотина, что неловко будет перед ним кушать, терпеть голодные взгляды в тарелку. Не мне, Свет убрал эту проблему. Ребят жалко.
        - А как же гостя не уважить, - сарказм не услышит только ленивый, или наглый. - Готовь.
        - Если что, вокруг никого, - выдал Маг Воздуха. - В радиусе километра кроме нас ни монстров, ни людей. Пару зверей только, не хищных, да птицы.
        - Садитесь нормально, - киваю парням.
        Устраиваемся все у поваленного древа, ствол широкий, пара ветвей толстых тоже приспособим. Мох влажный с коры сковырнешь - вот тебе и скамейка. Словам Вадара можно верить, еще ни разу не обманул. Разумеется, с оглядкой, хрена с два я теперь полностью доверюсь храмовнику.
        Вадар приходит часто с важными вестями, разок заскочил просто поболтать, новости последние рассказал. Ислана в городе частенько гуляет, в общем мы обстановку знаем, но слухам верить - последнее дело. От Вадара точную обстановку узнаем, про крепость Бриг он рассказал. Можно гордиться, глава Храма Воздуха у нас информатором за еду подрабатывает! Но вот только и слепому видно, надо ему от нас что-то позарез. Не просто так приходит. Все мы знаем что. Не знаем только почему.
        Сидим тихо, на этот раз действительно расслабились, ушло из поз напряжение, из глаз тревога и острое внимание. Хотя нет-нет, да повернется голова на шум листвы в ветвях, глаза окинут резким взглядом округу. Не тороплю мага, было бы важно - тут же бы выдал. Поедим, отдохнем, там и расскажет.
        Шум в кустах, знакомые шаги. Вернулись Димид с Изгалом, заметили голубой плащ Вадара, но не удивились. Алхимик присвистнул:
        - О! Уже тут. Шустер.
        - А то, - хмыкнул Вадар.
        - Мы его в лесу встретили, - вкинул пять копеек в разговор Изгал.
        Добрый десяток минут смотрим, как Дагира готовит. Девушка разожгла еще два Синих Огонька, теперь кашеварит аж в три тары. Кастрюля, сквородочка мелкая, да здоровый казан с тяжелыми ручками. Наблюдаем, как летят с доски ровные кубики овощей, тонкие полоски мяса, на глазок щепотки приправ, полетели горстями белые потоки риса. Все это жарится, варится, шкворчит, тушится, запахи стоят - закачаешься! Слюнки текут.
        - Вот ведь талант у человека, - цокнул языком Вадар.
        - Ага, неплохо.
        Дагира услышала, кинула мне косой взгляд. Не волнуйся, ничего я ему не расскажу. Если вездесущий Воздушник не знает, то и не надо.
        На прошлой неделе, когда мы все сгрудились у Синих Огоньков в холодной снежной буре, девушка поведала о своем прошлом. Мы тогда сидели плотно, грелись теплом друг друга, травили байки, анекдоты, сквозь стучащие зубы рвались истории из жизни. Спать было нельзя, болтали по очереди, все что угодно, лишь бы не уснуть.
        Дагира жила в Париже, училась в жутко престижном заведении, на элитного шеф-повара. А подрабатывала в стриптиз клубе, но кем! Ладно бы у шеста крутилась, с ее красотой кидали бы не жалкие бумажки, деньги бы пачками летели! Там бы до ключей от машин и квартир бы доходило. За таких женщин в средние века могли бойню устроить, а вражину, что похотливый взгляд бросил - на кол, и замок его огню предать, и страну, и всех на хер на виселицы качаться, чтоб неповадно было!
        Отвлекся что-то. Дагира работала посудомойкой на кухне того клуба. Даже не помощником повара! Такая женщина, куда глаза людей смотрели...
        Там ее и настиг Конец Мира. Каково было одной девушке, Светлой, в городе Темных и монстров, представить сложно. Она не рассказывала, замолкла, только смотрела дальше в синие языки пламени, слушала наши истории под завывающий снежный ветер.
        - Да, - уронил я пару слов вдобавок. - Так готовить, это надо уметь. Ислана у нее уроки берет, а это показатель.
        - Может, мне к вам перейти? - ухмыляется вихрастый маг. - Ну его в жопу, этот Храм.
        - Храм куда-куда? - поднимается бровь в притворном удивлении. - Алдера там на вас нет, Воздушники. Еретикуешь помаленьку?
        Шуточки про бзики храмовников давно вошли в привычный стеб. Даже про меня пару анекдотов в народе гуляет. В стиле:
        "Увидел как-то Леон тень котенка на стене, пересрал и сказал отряду:
         - Ну нахер!
        И повел обратно. Мы поржали над ними, дальше пошли. А там, сука, отряд гоблинов сидит! В кошачьих ушках"
        Безобидные, в общем, слухи, да анекдотики про осторожность. Лучше бы про Изгала сочиняли, я в такие моменты его слушаю.
        Вот Алдера многие не любят, злословят. Я так ублюдка очкастого терпеть не могу. Вот бы ему разок тоже руку отрезать. Или ногу... Эх, мечты, сладкие мечты. Остается только шутить. Но так, чисто шепотом, а то вдруг как из кустов выскочит с огненным мечом и криком: "Еретик!". Не поминай всуе, как говорится.
        - Вам жалко что ли? Я много не ем.
        - Самим мало! - отрезал Изгал.
        - Ага, лишних не кормим, - кивает важно Димид.
        - Так что можешь топать, - машу кистью. - Давай, кыш-кыш.
        - Злые вы, хрен уйду я от вас, - посмеивается Вадар.
        - Не ругайтесь, - бросила из-за плеча Дагира. - На всех хватит, я с запасом готовлю.
        - Да мы так, - улыбаюсь девушке. - Шуткуем просто.
        Еда в тарелках словно сама испаряется, ложки мелькают, ноздри жадно ловят манящие запахи, глаза следят за другими, не ухватили ли, сволочи, добавки? А Дагира и довольна, только подкладывает.
        Лопну блин, куда третью наваливаешь? Протягивает тарелку, а там с горкой, парит ароматом, дразнит запахом. А взгляд у девицы чистый такой, как у котенка, аж светится вся. Хотел отказаться, но как смотрит! Сомкнулись на миг длинные ресницы, взгляд еще невинней. Черт с тобой, сдаюсь, давай... Да и кто бы отказался? Мне грозит смерть от переедания, как глупо.
        Казан опустел, даже крошек не осталось. Поели, чайку заварили, разговор медленно перетекает на серьезные темы. Лугос подул в чашку, отхлебнул, а потом как резко задаст вопрос в лоб:
        - Не пойму я, - на Вадара глядит. - Чего так нашему отряду помогаете. Хотите победы Светлых - вперед, у Преслава шансов вагон. Паренька с такой охраной водят, точно до конца доживет.
        Лугос замолк, сверлит взглядом, давит. А взгляд у Лугоса тяжелый, прокурорский, что там человек, под таким взглядом статуя вспотеет!
        Вадара трудно смутить, с удовольствием играет в гляделки.
        - Колись давай, - улыбаюсь на такие детские сцены, ладно Вадар, это клиника, но Лугос! - Хватит пялиться.
        - Да все просто, - Вадар отвел взгляд, на травке развалился, улыбается беззаботно. - Вы ребята, просто лучший вариант. Ваша компания сложилась сама, у вас прочные узы. А у остальных - нет. Все с самого начала знали про Черную Пирамиду и ее секреты. Их мотивы искажены алчностью. Божественная Сила должна достаться достойному, и соратники должны быть соответствующими. Дагира, можно мне еще чайку?
        - Странный ты, все-таки, - качаю головой.
        - Какой есть.
        Вадар получил свою кружку, весьма забавную, на белых боках подмигивает морда розового кролика.
        - Но в чем твоя выгода? - Лугос не отстает, он всегда добивается своего. - Не поверю в доброе сердце.
        Лицо мага как тень накрыла, улыбка исчезла, серьезный взгляд. Редко увидишь его таким. Смурным, горькие складки в уголках губ, морщинка на лбу. Настоящим.
        - Меня просто все задолбало, - в сердцах выдает маг. - Не только меня. Наши друзья, семьи, знакомые, привычный мир. Все рухнуло прямиком в Ад. Все из-за Черной Пирамиды. Большинство не выдает таких чувств, люди смирились, привыкли. Радуются новой силе, возможностям, кому-то за счастье сражаться, почувствовать себя героем. Знаете, что я об этом думаю? Сила, Артефакты, Монстры, Стихии, Храмы, синие буквы Статуса перед лицом каждое утро... Все это. Нахер!
        Вадар сцепил зубы, губы сжались в бледную полоску. Выдохнул протяжно через нос.
        - В жопу Черную Пирамиду. И все, что она дала нам. Я надеюсь, что когда мы закончим проходить Катакомбы - все исчезнет. Пирамида, Катакомбы, Система и монстры. А если нет...
        Маг перевел взгляд на меня. Трудно сказать, что за чувства плескаются в голубых глазах, они светятся. Магией? Или надеждой.
        - ...надеюсь, что Бог заберет все это. Просто вернет людям их гребанную, несовершенную и простую жизнь.
        Вадар рывком поднялся, отряхнул плащ.
        - Извините за это, - хрустнул шеей. - Наболело. В общем, я чего пришел. Сейчас под крепостью Лагерь обустраивают. Собираются значительные силы на штурм. Храмы, Нейтралы. Надо как-то организовывать такую толпу. Да и силы надо немеряно. Очень нужна ваша помощь, участвуете?
        - Сначала посмотрим, чего и как, - отозвался я, все еще впечатленный речью мага. - Но придем точно.
        - Супер! Когда?
        - Сегодня отдохнем тогда, - оглядел ребят. - Здесь. А утром подойдем.
        - Заметано, - кивает Вадар. - Завтра встречу вас у Лагеря. Вы тут не расслабляйтесь, по округе отряды змеек ползают. Ладно, удачи!
        Ни лицо вернулась беззаботная улыбка, идет пружинистой походкой, чаек  на ходу горячий прихлебывает.
        - Ага. И тебе.
        - Счастливо, - махнул Изгал.
        - Пока, - кратко выдал Борм.
        - Приходи еще, - улыбнулась Дагира.
        Вадар исчез на ходу, как всегда. Только ветер на поляне взметнулся и опал травинками.
        - Вот как ты мог согласиться? - Лазар цокнул языком. - Сразу бросаемся на помощь всем и вся.
        Не успеваю и слова вставить, как подхватывает Изгал с Димидом.
        - С каждым днем все добрее и добрее, - довольно кивает Димид. - Настоящий Светленький.
        - Нет бы о себе подумать, - поддакивает ему воин. - Как нормальный человек. Ничего не осталось.
        - Да хорош меня стебать!
        - Да ты даже про плату не спросил! - накинулся в ответ Лазар. - Ну, куда это годиться, ты уже совсем "осветлился". Где эгоизм? Жажда наживы?!
        - Ничего человеческого, - качает головой Изгал.
        - Чудовище, - Димид показывает большой палец.
        Вот паяцы! Задолбали! Да, выходных не даю, но не повод все время подкалывать на эту тему. Только Дагира помалкивает, да взглядом недобрым на них смотрит.
        - Дагира, - улыбаюсь паскудно. - Этим на ужин добавки не давать.
        - Как скажешь.
        - А если и давать, то без мяса, - добиваю контрольный.
        Мгновение тишины, на всю поляну раздается театральный шепот Изгала Димиду.
        - Я же говорю - чудовище.
        - Ничего человеческого, - делает большие глаза Алхимик в ответ.
        - Сволочи вы, - грустный выдох.
        Знаю, что пытаются так подбодрить. Не можешь решить проблему - смейся над ней. Но все равно, эта тема как серпом по яйцам. Может, в следующий раз Свет заберет чувство юмора? Было бы неплохо.
        Только Лугос промолчал, он все еще смотрит туда, где валялся Маг Воздуха, размышляет о чем-то.
        ***
        Утро, светлеет в лесу. Тягучие тени медленно убираются под гнетом света. Вещи собраны, полностью экипированы, поели, проснулись. Пора.
        Изгал первый сорвался в путь, разведка. Лазар следует за ним, прикроет, если воин встрянет в засаду. За ним Борм и я, спину кроет Дагира и Лугос. Все давно привычно, молча.
        Лес пролетел перед глазами, следом поля, ростки пшеницы щекочут даже сквозь штаны. Вот и кустистые предгорья, каменистая местность. Еще издалека видно темное пятно на фоне крепости, широко раскинулся Лагерь.
        Нас встречали отряды Нейтралов, что бродят тут пятерками. По взглядам вижу, узнают нас. Но никаких приветствий, хмурые взгляды. Человек - проходи, все.
        Все ближе громада крепости Бриг. Исполинская Цитадель, а не крепость! Серый камень двумя рядами стен, плюс высокий замок с тремя башнями. Получается три области обороны, крепкий орешек.
        Высоченные стены, острые зубцы венчают их, подобные змеиным клыкам. Видны темные точки часовых, что ходят туда-сюда. Крепость стара, плющ и корни обвили стены в основании. На вид не один век, но все еще служит несокрушимой преградой. Ни трещинки в громадных камнях, похожих на плиты, как у знаменитых пирамид размером, а стыки так плотны, что иголка с трудом влезет. Единственный вход - врата, в такие два грузовика въедут.
        - Я туплю или ворота тоже из камня? - приглядывается Изгал.
        - Из камня, - ответил Борм. - Думаю, толщины не пожалели.
        - Сколько же они весят? - вопрос остался висеть без ответа.
        Мы поднялись на мелкую сопку, чтоб разглядеть Лагерь.
        - Ну и народу, - присвистнул Димид. - Ты погляди только! Всех что ли согнали?
        - Похоже на то, - оглядываю Лагерь вместе со всеми.
        Лагерь внушает. Видно, что не рядовое событие, никакой сумбурности, руководят явно четкие люди. Широкий частокол в сторону крепости, перед ним ров, отсюда не видно, но там наверняка острые колья на дне. Сотни палаток в ровных рядах, широкие проходы, чадят костры полевых кухонь. Перезвон молотов с дальнего конца, там змеятся черные дымки кузницы. Где Храмы видно сразу, выпедрежники. Палатки в цвета стихий, со знаками. Только белых что-то не видать, денег на покраску не хватило?
        Народу столько - глаза разбегаются! Все куда-то ходят, болтают, смеются, передвигаются от группы к группе. Смешались накидки Храмов с Нейтралами, на первый взгляд полный хаос. Но если присмотреться, мало кто без дела склоняется, идут целеустремленно, все чем-то занимаются.
        - Вот и вы! - в паре шагов появляется знакомая вихрастая макушка. - Добро пожаловать! Как вам Лагерь?
        - Привет, - киваю за всех. - Ну ты, конечно... Охренеть, слов нет. Сколько тут?
        В ответе Вадара не скрывается гордость.
        - Три тысячи Храмовых и восемнадцать тысяч Нейтралов. Ух, как мы им вдарим!
        - Крепко же Змеелюды всех допекли, - задумчиво отзываюсь на такие цифры. - Тут что, весь Гримгард собрался?
        Вадар окидывает Лагерь довольным взглядом.
        - Почти все, кто выше двадцатого уровня.
        - А врагов сколько?
        - Где-то на треть меньше, - поскучнел маг. - Ладно, пойдем. Я вам уже палатки в наших рядах приготовил. Не против с Воздухом пару дней пожить?
        - Да нам пофиг.
        - Такая заварушка, - Изгал места себе не находит, жадно разглядывает все. - Чуть не пропустили.
        - Ты чего так возбудился, - осаживает друга Лазар.
        - А ты в детстве не мечтал замок взять? Сразиться на стенах и все такое... Круто же! Можно сказать, мечта сбывается у человека, а ты ворчишь.
        Чем ниже мы спускаемся, тем меньше пыл воина. Стены крепости растут с каждым шагом, давят громадой, монументальностью. А между Лагерем и крепостью добрый километр чистого поля. Ни кустов, ни деревьев. Дагира ахнула, сбилась с шага.
        - Там же... - с трудом отводит взгляд.
        - Твою мать, - вырывается само.
        Видны сотни трупов, десятки людей пришпилены копьями к земле, валяются вперемешку мертвецы людей и змей. Если перебороть отвращение, приглядеться, то глаз цепляется за пустые доспехи и одежду в крови, что после храмовников остались. Ямы, полные трупов, рытвины от сильных навыков, чернеют лужи засохшей крови. Живые стараются не смотреть туда, только видишь изредка человека, что задержит взгляд на определенном месте. Тут теряли друзей и товарищей, в глазах воинов плещется ненависть к далеким фигуркам на стенах.
        Люди здесь как из двух разных миров. Одни веселые, собираются в компании, шутят, грозятся в сторону крепости. А вторые одиночками или угрюмыми группками, веселья столько же, как на похоронах у могилы. Вторых многовато. Сколько же битв между двумя народами видела крепость?
        Дошли до середины Лагеря. Вадару дорогу уступают, вижу удивление, когда замечают нас. Не ожидали, что наш отряд поучаствует в опасной заварушке? Мимо проносят носилки с бойцом, от колена ноги нет, грязные бинты неровно обжимают культяпку и голову, торчат из-под доспехов, на лицо лучше не смотреть - месиво.
        - Что-то мечта уже не кажется такой классной, - тихо сказал Изгал, провожает взглядом носилки.
        Рядом огромные палатки с открытыми стенками, десятки коек полны стонущих калек, метаются с тазами девушки из Храма Воды, на лицах усталость и сосредоточенность. Одна споткнулась о грязные бинты под ногами, грязные маты летят во все стороны. Но тут же отвлеклась на нового пациента.
        - Сюда давай, - командует парням с носилками. - Да живее, он почти труп! Девчонки, тяжелый!
        Две Жрицы мгновенно на подмоге, водят руками над телом, глаза закрыты, испарина на лбах. Хочется на цыпочках идти, не мешать даже лишним звуком шагов.
        - Откуда раненые? - деловитый вопрос от нашего Целителя.
        - Пробная вылазка ночью, - объяснил Вадар. - Хотели часовых снять и ворота открыть. Оказалось, змейки отлично видят ночью. Диверсия провалилась.
        - И сколько потеряли? - с интересом вопрошает Лугос.
        - Лучше тебе не знать, - улыбка Вадара увяла на секунду. - Идем скорее!
        Растет небольшое подозрение. Белых палаток не видать, в Лагере ни одного бойца с шестигранником, возле раненых ни одного Светлого Целителя. Где же наши собратья по силе, интересно знать? Когда тут такие события разворачиваются.
        Вадар привел нас к двум палаткам, армейские, широкие, как шатры. На отворотах знак Воздуха, треугольник из волнистых полос. Внутри, как в нормальной квартире, кровати, столики, даже ковер на полу. Цветастый, с круглыми узорами, как с базара на востоке стащен.
        - Ковер то зачем? - хмыкнул я.
        - Чтобы было. Ладно, пусть пока твои ребята располагаются, а мы пойдем. Покажу тебе тут все, да обстановку узнаешь.
        - Иди-иди, - довольный Изгал уже на кровати развалился, по пути стащил со столика графин с вином. - Нас и тут неплохо кормят.
        - Вы надолго? - шепот Дагиры со спины.
        Черт! Иногда она так тихо себя ведет, что пугает в такие моменты. Словно тень, которая вдруг заговорила.
        - На час, не больше, - Вадар развернулся на пятках, откинул полу палатки. - Пойдем, Леон. А вы отдыхайте, штурма сегодня точно не будет.
        Маг повел меня к частоколу, на ходу нас обернул купол прозрачного ветра.
        - Так нас никто не увидит. И не услышит.
        - Иногда завидую другим способностям, - признаюсь Вадару.
        Тот в ответ лишь хмыкнул, но по роже вижу - доволен. Чем ближе подходим, тем виднее титаническая работа по защите Лагеря. Колья частокола остры, не просто деревяшки, обиты металлом. Установлено все со скурпулезной симметричностью, как шахматные клетки. Никакой отряд не продерется быстро через такие преграды. А перед копьями еще и ров такой глубины, что колья на дне теряются в тени стенок. Через ров прокинут широкий мост, единственный путь.
        - Мост из двух частей, - Вадар показал пальцем на здоровый рычаг с нашей стороны. - Дернешь рычаг - сложится в середине и рухнет в пропасть. Этот Лагерь не моя заслуга, тут раньше всех обосновались Землевики, взяли Бриг в осаду неделю назад.
        - А там что?
        Внимание привлекает здоровенная дура. Словно длинный дом на шести деревянных колесах. Конструкция покосилась на одну сторону, колеса утопают в рыхлой земле, рядом глубокие следы от колес и ног. Толпой сюда тащили. На плоской крыше куча дырок, торчат обломанные стрелы.
        - Таран, - лаконично ответил Вадар. - Оказался бесполезен. Крышу пробили огромными стрелами, а сам таран разбился о ворота.
        Подходим ближе, оцениваю сам таран. Просто колонна из камня на цепях, перед раскрошен, паутина трещин рассекают торец. Блин, что там за ворота такие?
        Мимо нас с лязгом доспехов шагает отряд. Два десятка Землевиков, Рыцари. Черная броня, шипы наплечников грозят остротой, ростовые щиты со знаком Земли, квадрат с крестом внутри. Шлемы украшены витыми золотыми рогами, как у барана.
        За ними гордо вышагивает десяток Жрецов Огня. Эти по-обычному, красные мантии, амулеты, простая одежда под полами мантии. Сдвоенный отряд гремит сапогами по мосту, один из Жрецов, что идет последним, на ходу сморкнулся в пропасть, зажав ноздрю пальцем. Брезгливо трясет руку с прилипчивой соплей.
        - Ты погляди на него, - ухохатывается Вадар.
        А Жрец отколол номер, отчаявшись опозориться, огляделся, невзначай похлопал товарища по спине, тот оборачивается. Сопливый сказал ему что-то с улыбкой.
        - Придурки, - ржет Маг Воздуха. - Обожаю заставать такие моменты.
        - Зачем они туда?
        - Трупы надо сжечь, - стал серьезным маг. - Да вот только не дают ушлепки в крепости. Смотри внимательно.
        Наблюдаем, как отряд пересек мост, распался на тройки в два Рыцаря и Жреца. Только они на пару метров от частокола отошли, как слышится свист. Противный, как гвоздем по стеклу. Сверху!
        Летят десятки копий, острых и тяжелых, таких полно на поле перед крепостью.
        - Это стрелы, - ошарашил Вадар.
        Не успел ответить, как грянул гром. Устрашающие стрелы гремят об щиты Рыцарей, разлетаются на части, гнутся. Одного Рыцаря три стрелы подряд вбивают по колено в землю. Мужики с матами выдирают товарища, подхватив под руки. Жрецы заливают трупы Огнем, чадит черным дым, запах паленой мертвечины бьет в нос, хотя еще далеко, воображение разыгралось. Снова свист, летят стрелы.
        - Кто их запускает?
        Я надеюсь услышать про стрелометы или еще какую средневековую машину, но Вадар разбивает такие мысли вдребезги.
        - Ящеры-Лучники, - Вадар спокойно наблюдает, как Рыцари пытаются прикрывать щитами работающих Жрецов. - Их не больше полусотни там, но это одна из самых геморойных проблем. Они гиганты, как Минотавры, у нас есть один лук такого, позже покажу. Кстати, есть подозрение, что бьют они куда дальше, чем показывают. Пойдем отсюда.
        Вадар таскал меня по закоулкам Лагеря, показал и кухню, длинные столы заняты обедающими людьми. Потом полевой госпиталь, все койки забиты ранеными, Жрицы Воды с ног сбиваются. На вопрос, где Целители, ответил:
        - Еще не прибыли. Уже всем понятно, что не придут.
        - Но почему?
        - Снова внутренние терки, - пожал плечами маг. - Привели еще парочку Магов Света.
        - А я и не знал.
        - Ваша проблема в том, - хлопнул по плечу Вадар. - Что не умеете идти на компромиссы. Свет не гибкий. Ты еще нормальный, но вот остальные в Храме Света...
        - И что там теперь будет?
        - Да похер, - хмыкнул Вадар. - Пусть хоть поубиваются друг о друга. Пока они там разбираются кто главный - ты займешь Трон.
        Сказать ему про Дагиру или не сказать? Пожалуй, не стоит. Черт его знает, еще грохнет девушку. Никогда не понимал, что у него в голове. Просто промолчал.
        Вадар снял невидимость, повел поздороваться с главными тут. Повидался с Хромом, мужик еще сильнее внушает монументальностью, на его фоне крепость уже не выглядит такой несокрушимой. С Алдером обменялись кивками и натянутой улыбкой. Радагаста на приветствие ответила сжатыми губами. До сих пор не знаю, в курсе ли она про смерть Шишириды. Но нам никто ничего не предьявлял. Грязная игра за спиной на обзор не выставляется.
        Только вечером вернулся в палатку, уставший, как сто слонов.
        - Мы участвуем. Я спать, - рухнул на кровать, что ближе. - Разбудите к ночи, в полночь собрание будет.
        - Ага, спи, - вяло кивает Борм.
        Лицо красное, голос неразборчивый. Народ набухивается помаленьку. Пусть, им надо. Сам бы нажрался, да нельзя. Еще и неуверен, что смогу, черт его знает, что с телом Свет сделал. В любом случае, Лазар всех утром подлечит, за боеспособность волноваться не надо.
        ***
        - Леон, - голос Дагиры вырывает из забытья. - Вставай, ты просил разбудить.
        Резко сажусь, холодные ладони трут лицо.
        - И нафиг ты у нас лег? - Изгал смотрит с койки рядом. - Тебе свою палатку дали.
        - Да? Не знал.
        - Как выйдешь - слева будет. Поменьше, зато на одного. Прям уважили тебя.
        - Интересно еще, с какого перепугу. Ладно, дайте воды умыться и я пошел. Сколько времени?
        Бутылка прилетает в грудь, ловлю.
        - Почти полночь, - Дагира занимает нагретое местечко, развалилась довольной кошкой. - Спокойной ночи.
        - И вам.
        Ребята спят, наш разговор не сбил мерного храпа Димида, Борм сопит на кровати в углу. Щит под подушкой, во дает. Ладно, почти опаздываю, надо торопиться.
        Откинулись полы палатки, холодит сквозняк ночи, мигом становится теплее. Доспехи защищают владельца даже от таких мелочей. Только сильная магия может проникнуть через такой климат-контроль. Сколько раз про себя благодарил Ислану, столько же еще припомню добрым словом.
        - Вот и ты, - Вадар поджидает рядом. - Идем.
        Ночной Лагерь тих, только часовые озаряют светом факелов хмурые лица. Из палаток слышится храп, иногда тихие разговоры. Проходим сквозь ряды палаток, Вадар ведет в другой конец Лагеря.
        Идем тихо, без разговоров следую за голубой накидкой мага. Вот и середина Лагеря, полевой госпиталь. Стены огромного шатра открыты. С коек слышны приглушенные стоны, в бреду несвязные разговоры. Боец ворочается на крайней койке, бормочет сквозь сон. С удивлением узнаю в бормотании знакомые слова на французском, парочку матов уж знаю.
        За столом клюет носом Жрица Воды, молодая девушка провожает нас сонным взглядом, снова кемарит на подставленной ладони. Один из больных заметался на койке.
        - Больно! А-а-а!
        Девушка встрепенулась, бежит к больному.
        - Тише, тише, - журчит успокаивающий голос.
        - Рука болит.
        Косой взгляд на мужика, даже в сумерках ночи вижу, рук у него нет. Отрублены по плечи. Фантомные боли мучают бедолагу.
        - Поболит и перестанет, - ласково улыбается Жрица, водит засветившейся ладонью над головой. - Спи, все будет хорошо.
        Только мужик уснул, как улыбка исчезает с лица девушки, скорбный взгляд, усталый вдох. Она вытерла лоб больному, оглядывает остальных больных. Все спокойно, только стоны и сопение десятков людей.
        - Мердё! - бурчит француз сквозь сон, ворочается. - Фис депют!
        Кого же он там так поносит, в своем беспокойном сне? Блин, от Вадара отстал! Догоняю мага быстрыми шагами. Тот и взгляда на госпиталь не бросил, прет, как танк, дальше.
        Он привел к восточной части Лагеря. Огромные палатки, высотой с дачу какого-нибудь генерала, коричневый цвет, воткнуты копья со знаменами Храма Земли. Всюду факелы, часовых в пять раз больше, все Землевики. В эту часть так просто не попасть, нас провожают острыми взглядами, словно просвечивающими до печенок.
        Вадар ведет в центр, где стоит самый большой шатер. Вокруг уже группы остальных Храмов, стены шатра заткнуты сверху, четыре столбика держат тканевую крышу. А в середине шатра уже знакомый стол для переговоров. Вот и не влом им всюду его таскать?
        Долго не рассусоливаем, сопровождающие Глав Храмов остаются в стороне. Знакомая компания сгрудилась вокруг стола.
        Радагаста рядом с Алдером, поджимает недовольно губы, косится вправо на Жреца Огня. Прическа еще вычурней, десятки косичек с вплетенными украшениями, что сверкают камнями в свете факелов.
        Алдер протирает очки-кругляшки платочком, но в глазах блестит жестокий огонек, а мантия настолько алая, что кажется залитой кровью.
        Дальше встал Вадар, следом я, а дальше возвышается колоссом Хром, Маг Земли угрюмо взирает на сборище, на лице ничего, камень.
        - Свет не явился, - гулкий бас Хрома давит тишину, как таракана кованым сапогом. - Только ты, Леон?
        - Похоже на то, - киваю ему.
        - Свежие новости, - Вадар уперся руками в столешницу. - В Храме Света вечером была заварушка, погибли глава Созидателей, глава Целителей и два новичка Мага Света. Маги вроде как на дуэли с Преславом.
        Кван мертв?! Вот так дела!
        - Что на уме у этих идиотов в такой час?! - Алдер громыхнул кулаком по столу. - Что там произошло?
        - Не ищи логику в поступках безумца, - с намеком подмигивает Вадар Жрецу Огня. - Они просто идут к своей цели любыми средствами. Сейчас в Храме Света идут перестановки в иерархии, вряд ли они явятся.
        - Паршиво дело, - хмуро бросает слова Хром. - Если Светлых не будет...
        - Обойдемся и без них! - резко крикнул Алдер.
        - Вы не понимаете, - перевел тяжкий взгляд на них Хром. - Нам понадобятся все силы.
        - Можно? - улыбаюсь всем, поднимая руку. - Для тех, кто не в теме. Я так понимаю, до этого крепость штурмовали только Землевики?
        - Да. Последний раз вместе с Огнем, - ответил Хром.
        Алдер сжимает кулаки, яростный взгляд летит в сторону крепости. Спрашивать "каково оно?" излишне. Хром сам начал просвещать.
        - Пробовали по классике, таран, лестницы. Еще на подходе строй разбили залпами стрел Ящеры-Лучники, таран разбился о врата, а потом людей внутри прошили стрелы. Лестницы легко сбрасывали вместе с людьми.
        - А мы пытались поджечь защитников наверху, - Алдер стиснул зубы, выдавил. - Слишком много лучников, еще и камни швыряли, потери... Огромные.
        - Вот и вопрос теперь, - поднимает палец Вадар. - Что делать будем?
        - Ты нашел, откуда они делают вылазки? - вносит конструктив Радагаста. - Разведчики постоянно вылавливают отряды Змеелюдов, они не могли прятаться от нас все это время вне крепости.
        - Хорошая новость, - кивает Вадар. - Нашли. Тайный ход, ведет прямо на первую стену. Но лезть туда - самоубийство, даже мои парни с трудом остались незамеченными. Там большая охрана, похоже на ловушку.
        - Проблема еще в том, - косится зло на Хрома Алдер. - Что кое-кто не желает рушить стену.
        - Мы могли бы попробовать, - спокойно отвечает Маг Земли. - Но я желаю оставить крепость нам. Гримгард превратился в помойку, вы знаете это.
        - О, - я уловил поток мысли. - Хотите переселиться сюда?
        - Верно. Только Храмы, никаких Нейтралов. Разумеется, кто не участвует в осаде - места в крепости не получит.
        Намек на Светлых, ясненько. Я бы тоже не прочь переселиться сюда. Вспоминается Гримгард, каким мы его оставили пару дней назад. В водных каналах плавают на дне трупы со стрелами в спине, всюду мусор, консервные банки на улицах, потасовки на площади. Еды мало, цены на товары взвинчены втрое. От лесов медленно, но верно остаются пеньки, кривые хибары строятся на окраинах, десятки палаток. Толпы людей с метками убийц на лице, город криминала, а не нейтральная зона, вот что сейчас Гримгард.
        - Идея хороша, - признаю я. - Мы в деле.
        - Сначала займите крепость, - ядовито вставляет Радагаста. - А потом делить будем.
        Вводные ясны, все молчат, извилины крутятся. Есть два способа нападения, классический - в лоб, и хитрожопый - через тайный ход. Оба почти провальные.
        - М-м, - чешу подбородок. - Кажется, мы неправильно мыслим.
        - Да вроде не тупые, - хмыкнул Вадар. - Просто вариантов нет.
        - Ты не понял, - отмахиваюсь от колкостей Мага Воздуха. - Мы ведь намного превосходим предел человека, верно?
        Главы Храмов посмотрели, как на дебила. Ну да, очевидные вещи говорю. Но вы дослушайте сначала. Улыбаюсь.
        - Тогда почему размышляем категориями обычных людей? Пора бы думать иначе, может, в этом проблема? У нас столько возможностей, надо лишь придумать, как их правильно применить. Надо делать то, чего враг не ожидает. Змеелюди уже готовы ко всему, что вы им показали.
        Алдер фыркнул презрительно. Радагаста и не желает задуматься, а Вадар лыбится, по нему не поймешь, о чем думает.
        - Действительно, - Хром не стал отмахиваться от моих слов. - Я тут подумал, а на хрена нам лестницы нужны? Бесполезны. Силы наших Рыцарей достаточно, чтобы закинуть вверх кого-нибудь. По-крайней мере, если вдвоем одного подкидывать. У нас сто пятьдесят Рыцарей, если подкидывать на стену одного человека... Семьдесят пять воинов в секунду будет оказываться сразу наверху.
        - Не так же кардинально, - я чуть не поперхнулся.
        - Что за безумные идеи? - уставилась на Хрома Жрица.
        - А что? - поддерживает мысль Вадар. - У каждого человека выше двадцатого уровня достаточно живучести и сил, чтобы без проблем выполнить такой трюк. Даже если промахнутся и упадут с такой высоты - максимум ноги сломают.
        Осознание новых возможностей, даже скорее нового применения, заполняют головы. Шестеренки в мозгах закрутились, пошел креатив, идеи.
        - Необязательно отказываться от тарана, - вношу свою лепту. - Для отвлечения внимания подойдет, нет, даже можно проломить ворота!
        - Как? - грустно улыбается Хром. - Таран не выдерживает больше двух столкновений. Врата из камня с Квехелитом, скорее всего из шахт. В этот раз ему даже приблизится не позволят, прошьют стрелами насквозь Ящеры-Лучники.
        - Разве ваши Рыцари не осилят защиту тарана?
        - Будут на крыше стоять? - улыбается уже с весельем Хром. - Я бы поглядел, но нет.
        - А Эгиды Щита у них нет что ли?
        - Чего-чего? - заинтересовался Хром. - Это Навык такой? У твоего Рыцаря?
        О! Так у них иные навыки, оказывается. Светлый Рыцарь имеет свои фишки, не знал.
        - Эгида Щита притягивает все на щит, любые удары, - вместо меня отвечает Алдер. - Такую защиту почти невозможно преодолеть.
        - Молчал бы, - угрюмо играют желваки на скулах.
        Насмешливый взгляд на левую руку.
        - Почти, - с наслаждением повторяет Алдер. - невозможно.
        Просто игнорируй, не отвечай на подначки. Но, как же охота вскрыть его Мечом Небес от паха до горла!
        - С тараном есть задумка, - все же игнорю Алдера. - Борм позволит ему подойти к воротам.
        - Как отвлечение неплохо, - перебивает Хром.
        - Нет, - качаю головой. - Не просто приманка внимания. У меня Фортификатор в отряде, Лугоса все знают?
        - А ведь правда, - щелкает пальцами Вадар. - Лугос сможет заставить таран работать как надо!
        - И укрепит, - киваю. - И восстановит, если сломается опять. Таран пробьет ворота.
        - Уже похоже на план! - зажигается энтузиазмом Хром.
        - Не забываем про тайный ход, - напоминает Вадар. - Пусть большой отряд не пройдет, но пара-тройка Магов Воздуха без проблем. Устроим еще и диверсию, выбьем лидера Змеелюдов в крепости. У змеек четкая иерархия, но пока разберутся, кто главный, да что делать...
        - Появляются нормальные шансы, - бормочет под нос Жрица Воды. - Хорошо, в таком я уже готова принять участие.
        А мне есть еще что добавить.
        - Думаю, если я пойду в первой волне тех, кого будут на стену подкидывать... Смогу ослепить всех врагов на стене. Первые отряды смогут укрепиться и вступить в бой.
        - Потерь будет меньше, - задумчиво прикрыл глаза Хром. - Но ты уверен? Я в шутку сказал.
        - Одним тараном нам крепость не взять, - уверенно отвечаю Магу Земли. - Змеи смогут сдерживать одни ворота сколько угодно. А лестницы бесполезны.
        - Значит, - подытожил Вадар. - Атака в лоб тараном, атака стен, диверсия. Распределим роли и оповестим всех. Нужен идеальный порядок действий, хаос недопустим.
        - В первой волне предлагаю Адептов Битвы, - перебирает пальцами по столу Алдер. - И моих ребят. Огонь расчистит пространство на стенах.
        - Не желаешь уступать всю славу мне? - усмехаюсь Жрецу.
        - И сам пойду, - добавляет с кивком Алдер. - У меня длинный счет к змеемордым скопился. Твои ребята точно подкинут нас на стену?
        - Они туда валуны под центнер швыряли, - уверенно отвечает Хром. - Не проблема.
        Дальше пошел конструктив, по пунктам кто, куда, когда, какой отряд первым. Десятки незнакомых имен мелькают в разговоре, я мало знаю о новых силачах Нейтралов, так что помалкиваю. Зато мотаю на ус, вдруг столкнуться придется не на одной стороне?
        Когда возвращался к своей палатке, уже рассветает. Лагерь проснулся, костры горят, запахи еды витают в воздухе. Мои ребята тоже встали, от похмелья не следа.
        - Ну? - с нетерпением смотрит Изгал.
        Остальные тоже сверлят ожиданием во взглядах.
        - Сегодня подготовка. Штурм назначен на завтра. Участвуют все. И у нас важные роли в грядущей битве.
        - Есть! - сжимает кулак в победном жесте Изгал.
        - Димид, Лазар, идите в госпиталь. Светлых Целителей не будет, с этого часа вы там главные. Жрицы Воды помогут, все договорено. Во время штурма и после будете латать всех, кого принесут. Только одно уточнение - храмовников лечить первыми. Они должны возвращаться в бой раньше остальных. Зелья не жалеть, нам важен каждый боец.
        - Понял, - Лазар тут же пошел, не став слушать продолжения.
        Димид потянулся за ним, только заскочил в палатку за вещами.
        - А вот с вами, - окинул с ног до головы друзей. - Другая солянка. Слушайте план...
        ***
        Следующий день, Кристалл медленно меняет цвет, рассвет скоро. Когда солнечный свет зальет землю, штурм начнется. Еще примерно двадцать минут.
        Большинство палаток свернуто, народ проверяет оружие и броню. Сейчас видно, насколько велика наша армия. Сотни копий готовы впиться в податливую плоть или обломиться о крепкую броню. Сотни мечей жаждут крови, ждут, когда хозяева избавят от плена ножен. Сотни щитов готовы принять на себя хлесткие удары врагов. Сотни арбалетов ожидают, когда в ложа опустятся смертоносные болты, чтобы с хлопком тетивы отправить в цель. Десятки Магов и Жрецов скрывают нетерпение, в глазах блики Стихий, никто не рискует подойти близко, ауры обжигают морозом и жаром, тяжестью и остротой. Тысячи людей сегодня готовы победить или пасть в бою.
        Медленно выдыхаю. Обещал ослепить врагов? Придется выполнять слово. Глаза прикрыты. Лезу в навыки.
        "Изучить навыки третьего ранга:
        Луч Света - 9 800
        Справка. Плотный луч энергии пронзает все на пути. Дальность зависит от вложенной силы.
        Молния Небес - 9 950
        Справка. Небеса разразятся громом и золотой молнией, что покарает врага. Невозможно увернуться, отвести, обмануть иллюзией. Активация опустошает весь резерв.
        Ограничения:
        Только при чистом небе.
        Исток - 10 000
        Справка. Пассивный навык. Источник эволюционирует в Исток.
        Резерв увеличивается на треть.
        Скорость восполнения увеличивается на треть.
        Свет не может навредить обладателю Истока в любом виде, форме и мощности"
        Я уже давно выбрал. Итак...
        "Репутация: - 10 000 (30)"
        "Получен новый навык - Исток"
        На секунду показалось, словно исчез желудок. А потом вновь появился, только больше размером. Если бы мог блевануть, то испачкал бы сейчас сапоги. А так полой плаща рот прикрыл, чтобы не увидели перекошенное в гримасе боли лицо.
        - Фух.
        - Леон? В чем дело? - вездесущая Дагира тут как тут.
        - Все хорошо. Навык новый взял. Исток.
        Дагира отстала, ее взгляд привлекла суматоха сворачивающегося Лагеря. Остальные лишь услышали, что все нормально и успокоились. Только блеск в глазах скрывают, отводят взгляды в сторону. Чтобы Дагира не заметила. Незачем ей знать. За внешним фасадом циничности скрывается в девушке огромная доброта и сострадание. Я хочу оставить их. Так надолго, насколько хватит таких чистых чувств в этом гнилом насквозь мире.
        За полой Плаща Герольда скрываю не только боль. Куда больше в оскале торжества. Теперь можно не бояться повредить себе Светом. В этом скрывается куда больше простой возможности экспериментов.
        Совет Храма Света устраняет всех конкурентов Преслава. Убит Кван, уверен, в планах достать меня и Дагиру. Вот только...
        Шах и Мат, Храм Света. Я победил.
        - Ха-ха-ха, - тихий смех на грани слуха.
        Еще Махаил как-то объяснял мне, что бой магов одной стихии - все равно, что бой подушками. Это относится ко всем не физическим атакам и навыкам. Но мой Свет немного другой, он способен навредить своим.
        Они так боятся моей силы, эти Светлые из Храма. А ведь даже не подумали, что это работает в обе стороны. Любой Целитель, Созидатель, даже единственный оставшийся у них Маг, все они способны легко меня убить. Десять секунд назад это правило перестало существовать. Исчезло.
        А когда мы вернемся в Гримгард... Исчезнет и Храм Света. Преслав и Совет Храма слишком заигрались властью, мнимое превосходство и внутренние дрязги ослепили их. Сейчас они отстают по уровням. Такой шанс, даже подарок, упускать нельзя.
        Приходится признать правоту Вадара. Свет не гибкий, а цель стоит выше любых средств, если она достойная. Только кое в чем Маг Воздуха ошибся. Я не лучше и не хуже Светлых собратьев. Мы не лучше. Мы такие же.
        - Стройся! - зычный голос Хрома. - Переходим мост! Держать порядок, Рыцари впереди, выкатить таран!
        Началось. Еще немного, начнется штурм, кровь польется со стен крепости. Прости, народ Змеелюдов. Сегодня ты исчезнешь. Люди нередко бывают очень беспощадными.
        Борм уже там, возле тарана, а Лугос внутри с воинами Землевиков, наверняка готовится вжать ладони в толстые перекладины, толкать вперед один из винтиков нашей победы.
        Лазар и Димид остаются в госпитале. Дагира пойдет второй волной, когда ворота первой стены рухнут. А я...
        - Вперед, Изгал.
        Короткий взгляд на друга. На лице спокойствие, в глазах решимость выжить, несмотря ни на что.
        - Идем, - кивнул воин.
        Щеку обожгли губы краткого поцелуя.
        - На удачу, - шепнула Дагира.
        Проходим сквозь пустоту бывшего Лагеря. Прогибается мост под тяжестью сотен шагов. Мы в первых рядах, рядом с тараном. Справа Борм, слева Изгал. Далеко впереди, на стене крепости видны плотные ряды врагов. Пока далекой, темной полосой они ждут бурю, что снесет их твердыню, растопчет гордость вместе с жизнью.
        Первые лучи Кристалла светом солнца рухнули на землю, озарили ровные ряды людей. Хрустнул шеей Борм, лязгнул из ножен Меч Небес, Изгал сжимает рукоять своего клинка так крепко, что скрипит кожа перчаток. Вслед за нами позади раздается лязг сотен клинков. Первый шаг грянул на поле битвы подобно грому, второй еще громче. Скрипят колеса тарана, сминают камешки на пути. Мы надвигаемся. Молча, неотвратимо.
        Знакомый свист стрел над головами, гиганты лучники в крепости не дремлют.
        - Щиты! - рявкнул Борм.
        Сотни Рыцарей двинулись вперед, тяжеловесно вздымаются щиты в полный рост.
        - Малый барьер, - шепчу вдогонку.
        Прямо в меня, как на белую мишень летит тройка огромных стрел. Развернулся барьер, слепит соседей белизной, мощью Света. Вот и все, дождались.
        Штурм крепости Бриг начался.

        ГЛАВА 12. ШТУРМ.

        Таран медленно подбирается к воротам, обстрел сверху не прекращается. Стрелы, похожие на огромные копья, со свистом пронзают пространство. Борм с другими Рыцарями с трудом сдерживают постоянные залпы. Стрелы десятками ломаются об щиты, острые обломки впиваются в землю.
        Ящеры-Лучники. Я уже вижу их отсюда. Огромные твари, башка, как у анаконды, мощные руки сжимают луки в два моих роста. Им подносят стрелы целыми охапками. Гиганты Змеелюдов не единственные, кто доставляет проблем, остальные Змелюды тоже не сидят без дела, простых лучников у них навалом. Наши ряды крошит настоящий ливень стрел.
        - А-а-а! - рядом падает воин, держится за глаз, оттуда оперение торчит.
        Не повезло мужику. Дернулся пару раз, мешаясь под ногами товарищей, затих. Черт, стоять тут спокойно, когда удачная стрела оборвет жизнь так небрежно... Многие уже боятся, страх просыпается в глазах. Ну же, давайте живее!
        Словно услышав мысль, таран поднажал. Борм в один прыжок достиг крыши тарана, щит выставлен над головой, притягивает каждую стрелу, летящую в таран. А тот уже достиг ворот.
        - Раз, два, взяли! - слышится оттуда.
        Бум! Грохнуло так, что сама стена должна целиком обвалиться. Но нет, врата не дрогнули.
        - Наш ход, - рядом выросла фигура Алдера.
        Действительно, Рыцари Земли уже у стен, щиты отброшены. Змеелюды сосредоточили все внимание на воротах, самое время. Рыцари встали парами, скрестили руки, ноги согнулись, ожидающие взгляды. Народ позади меня сверлит спину ожиданием. Мы по левую руку от тарана, с той стороны такая же картина, только там выстраиваются для разбега полуголые мужики. Адепты Битвы в полном составе. Орут там чего-то воодушевляюще матерное.
        - Чего застыл, Маг? - насмешливо взирает Алдер. - Испугался?
        В сантиметре от моей ноги вонзается стрела, еще бы чуть и пронзила стопу. Млять, Змеелюды очухались! Сверху на нас направляются десятки луков, поднимаются над змеиными башками камни. Киваю Рыцарям перед собой, они отвечают тем же, готовы. Пригибаюсь для разбега.
        - Мне неведом страх, Жрец.
        - Тогда чего тормозишь? - копирует позу Жрец Огня.
        Рядом встают другие Жрецы Огня, пробираются вперед. Куда не кинь взгляд, алый, как кровь цвет. Я единственное белое пятно в красном море.
        - Боюсь, что ты не поспеешь.
        Ответа не слышу, концентрация только на паре Рыцарей перед собой, глаза не следят за стрелами вокруг. Все или ничего.
        - Вперед! - вместе с выдохом срываюсь с места.
        Под сапогами земля взрывается от мощных толчков, проминается следами. Пять шагов, нога на скрещенных руках Рыцарей. Те гулко выдохнули, толчок в ногу подобен сильному удару. Смотрю только на цель, на вершину стены. Ветер свистит в ушах ураганом, вышибает из глаз слезы, полы плаща хлопают за спиной.
        Перед взглядом пролетают стыки каменных плит, зубцы стены рванулись навстречу, как девушка в руки любимого. Давай, дорогая, ближе, еще ближе!
        Я над стеной! Стена широка, враги в два ряда спокойно помещаются, да еще и места для боеприпасов и камней хватает. Головы Змеелюдов смотрят вверх, прямо на меня, пасти разинуты, никто не успевает перенаправить лук. Даже гигант Ящер, что оказался прямо подо мной, застыл соляным столбом, завороженный невиданным зрелищем.
        Выкусите, уродцы! Свет распаляется в груди, жадно рвется из тела обжигающей волной. Чувствую себя взорвавшейся звездой, что озарила крепость до самого темного угла, выжгла тени и взгляды тех, кто осмелился смотреть на меня.
        Крики боли врагов звучат сотнями шипений на все лады, как клубок рассерженных змей пнул. Отлично, ослепил всех!
        Вот черт, падаю! Быстро падаю! Подо мной Ящер-Лучник, лук выронил, за глаза схватился. Меч Небес сам в руке оказался.
        - Получи!
        Рухнул ему на голову метеором, клинок проломил череп гиганта. В ноги удар об его башку отдался так, что пяток не чую. Ящер качнулся, взмахнулись бестолково руки, шагает назад.
        - Нет, стой! - пытаюсь освободить клинок.
        Застрял в кости, блин! У него лоб толщиной, как броня танка! Клинок расширяет рану, хлещет фонтаном зеленая кровь. С трудом удерживаюсь на голове врага, сапоги скользят по чешуйчатой морде. А гигант все ближе к краю стены, еще шаг, заваливается назад... Падаем оба!
        Меч Небес выдернут, но слишком поздно. Этот ублюдок сдох, и даже трупом не удержался на ногах! Нахрена падать именно туда?! Я разобьюсь! Нет, точно разобьюсь, блин! Впервые за время в Катакомбах я позволяю себе родной язык.
        Змеелюды внизу с удивлением наблюдают за двумя летящими фигурами. Одна огромная, безвольно раскинув руки в стороны, падает во внутренний двор. А вторая, маленькая на ее фоне, летит вслед. Зато орет с такой яростью, что многие вздрогнули от злобы голоса:
        - В Аду догоню, трахну, тварь!
        Рухнул на ноги, покатился, отбивая колени и локти об камни двора. Вскочил, бешено озираясь. Живой! Живой, мать его!
        - Вот не везет, - цыкнул языком.
        Я оказался прямо между воротами и огромным отрядом Змеелюдов, что ждут прорыва. Под сотню закованных в Квехелит с ног до головы врагов, в руках треугольные щиты и копья, заостренные, как змеиный клык.
        - Ха-ха-ха! - слышится бешеный смех сверху.
        Голос узнал. Как и яростное пламя, что заливает верхушку стены. Жрецы Огня объявились на стене. Мои противники смотрят туда, на меня ноль внимания. Свалить что ли? Отряхиваюсь от пыли, хотя доспехи сохраняют чистоту, бесполезное действие, нервишки шалят. В принципе, бежать некуда, чего терять?
        - Куда уставились? - крикнул врагам, перехватил меч удобнее. - Вас сейчас меня бояться надо.
        Есть в этом нечто охренительно азартное! Бросать вызов сотне врагов разом. Показал на них, а потом жест пальцем по горлу. Видимо, в ходу везде. Во, как шипят! Змейки оскорбились, но ничего не успевают сделать. Позади меня грохот падающих ворот. Две половинки падают ровно слева и справа. По рухнувшим створкам гремят шаги Рыцарей. Спиной чувствую злобу, нетерпение, жажду крови. Ох, как ребята злы! Желают отомстить за добрый прием и обстрел.
        - Добро пожаловать, - с улыбкой приветствую Борма, что вырос за правым плечом. - Ты задержался.
        Друг ответить не успевает, на нас кидается отряд Змеелюдов. Отошли от краткого ступора, озлобились. Сталкиваются в смертельной схватке люди и змеи. Звенят клинки, хриплые крики, громкое шипение перекрывает стоны боли, яростный мат глушит предсмертные проклятья змей.
        - Ших-са! - шипит в лицо воин змей.
        Мы скрестили меч в меч, пасть разинута в оскале, показываются клыки. Змеиные глаза изливают злобу и жажду крови.
        - Да страшный, страшный, - плюю прямо в пасть.
        Следом вгоняю туда Стрелу Света. Башка врага взрывается зеленой кашей крови и мозгов. Труп падает под ноги.
        - Ублюдки! - рев Алдера летит сверху. - Познайте мощь Священного Огня!
        Чертов псих просто спрыгнул вниз! Еще в полете создал в руках огромный Шар Огня, влетает с ним в самую толпу. Взметается пламя, палящее краснотой ярости, слепит всех и каждого жаром, даже камень там плавится. Катаются по плитам враги, но не только враги, люди тоже! В панике пытаются выбраться, сбить пламя, но падают горящими факелами. В языках огня угадывается мощная фигура, что смеется, запрокинув голову.
        - Ха-ха-ха! Горите! В пепел! Горите!
        - Урод! - вопит Рыцарь Земли. - Там же наши!
        Рыцари Земли добивают врагов, крик привлекает взгляды на ужасную картину. Алдеру плевать, заливает все Огнем и сам заливается, хохотом.
        - Спокойно, - под хохот безумца сказал один из Рыцарей. - Сейчас нельзя его убивать.
        - Но! Эта сволочь!
        - После битвы поквитаемся, - его товарищ тоже не теряет головы, но взгляд обещает Жрецу многое. - Тащите таран! Пробьем следующие ворота!
        - Гребанный псих, - отворачиваюсь от страшного зрелища. - Идем дальше, Борм.
        - Да, - друг с трудом поднимает щит, рука дрожит.
        - Ты как?
        - Нормально, после битвы отдохну. Я уже принял зелье Димида.
        Борм ответил уверенно, даже самоуверенно. Хотя я понял, что левая рука друга многое на себя приняла. Лишь бы не перелом, остальное зелья должны быстро поправить. Надо будет за ним приглядеть.
        Змеелюды не сдаются так просто, врата второй стены открываются, ровные ряды Змеелюдов-Воинов выходят, тут же врезаются в толпу наших воинов.
        Наш строй прогибается! Змеелюды прорвались, смешали наши ряды, превратили бой в хаос отдельных сражений! Задние ряды уже готовы дать деру! Алдер зажат где-то в стороне, остальные Жрецы полыхают Огнем на стене. Блин, я что, единственный из лидеров тут? Что за тупая мешанина действий?
        А враги все прибывают! Если так дальше пойдет - будет очень плохо! Вздымается над головой Меч Небес, Свет изливается на ряды людей и врагов.
        - Держать ряды! - мой голос вклинивается в звон клинков, звуки битвы пропускают его. - Рыцари! Все, ко мне!
        Слава Свету, послушались без проблем. Я стал путеводной звездой, к которой тянутся Рыцари Земли и Нейтралы. Десятки Рыцарей сжались в единый кулак вокруг меня, развернулись ровным строем. Враги разбились об эту стену щитов, отлично, есть небольшая передышка для остальных. Лидеры отрядов сумели сориентироваться, добили врагов в наших рядах, вернули строй. Со второй стены увидели это, врата захлопнулись. Ну, хотя бы больше врагов не будет.
        Добиваем остатки врагов, в хаосе битвы нас с трудом находит Изгал. Вокруг трупы, они устилают землю, тону в лужах зеленой и красной крови. О них спотыкаешься, сапоги скользят, под подошвами хлюпает, взгляд цепляется за искаженные гримасы боли, предсмертную агонию. Первые ворота сломаны, но вокруг столько людей, что я не вижу Дагиру. Она уже должна быть здесь. Но такая бойня...
        - Изгал! - кричу другу, отбиваясь от воина с копьем. - Найди Дагиру!
        - Я понял! - кричит сквозь людей и змей воин.
        - Защити ее!
        Мы смели Змеелюдов с первой стены подобно урагану. Алдер угомонился, к нему подтянулись остальные Жрецы Огня. Врагов на этой стене не осталось. Но нас ждет еще одна, а следом главное укрепление - маленький замок, утопленный в скалу. Будет не просто.
        Гремят шаги по упавшим створкам, подкрепление прибывает сотнями воинов. Вместе с ними зашел и Хром.
        - Слишком легко, - Маг Земли задержал взгляд на опаленные до черноты трупы Рыцарей. Ничего не сказал, только глаза прикрыл. - Они решили оставить первую стену. Дальше будет труднее.
        Хром перевел взгляд, а мы вслед за ним. На второй стене строятся ряды Змеелюдов, громкое шипение команд долетает даже сюда.
        - Не похоже, что у них проблемы с командованием.
        - Вадар пошел лично, - Хром не задерживается, идет прямо в лоб, на ворота. - Он справится.
        - Ты куда?
        Вслед за Хромом тянутся Маги Земли, по одному они сливаются в ручеек десятков, что следует за лидером. Потянулись и мы.
        - А разве не ясно? - Хром с презрением относится к стрелам, что летят сверху. - Эти ворота обычные. А с такими... Разговор у нас простой! Всем, покинуть таран! Маги, приготовились!
        Вижу, как Лугоса вытаскивают из домика тарана, быстро тащат оттуда. Тот не понимает, что происходит, все остальные люди тоже. А Магам Земли плевать, встали по обе стороны от тарана, взметнулись руки. Гремят звоном цепи, вижу, как колонна камня, что мы назвали тараном, сама поднимается, вместе с домиком!
        - Пли! - рявкнул Хром.
        От этого ора у всех уши заложило. Таран рванул на ворота! Колеса цепляются за плиты, ломаются, выворачивают кладку. Врата ждут удара. Они такие же большие, но обычные, из дерева и полос обычного железа. Каменная колонна вломилась в них с потрясающей мощью, Змеелюды на стене не удерживаются на ногах, настолько силен удар. Ворота вносит внутрь вместе с тараном, летят в стороны обломки камня и дерева.
        - Они все разнесли! - потрясенный крик позади.
        - Какая сила, охренеть!
        - Да! Мы пробились!
        - Все! - перекрывает гомон мощный бас Хрома. - В атаку! Леон, ослепи их!
        Да, сейчас лучший момент! Рыцари Земли уже наготове, пока враги на стене в смятении, Рыцари подобрались вплотную к стене, уже скрещены руки двоек. Всего секунда и мы снова взлетим над башками врагов. А я ведь чуть не помер в прошлый раз.
        - Борм, вперед!
        - Да!
        Несемся в первых рядах. Как там Дагира, нашел ли ее Изгал? Последняя мысль, пока зубцы второй стены рвутся навстречу под вой ветра в ушах.
        ***
        Очнулся в госпитале, руки ноги на месте, здоровый, довольный. Только шишка на макушке. Я сюда сам пришел, на своих двоих. Выспался на ура. Пугаю соседей на койках веселым смехом.
        - Ха-ха-ха! Какая тупая смерть!
        - Леон! - Дагира как на крыльях подлетает. - Что с тобой?
        - Ты бы видела! - пугаю девушку заливистым хохотом. - Он сдох! Как он сдох, скотина!
        - Кто? - поднимаются брови девушки. - Я тебя не понимаю.
        - Алдер!
        Грохот упавшего таза.
        - Нет! - крик справа от нас.
        Радагаста. Жрица Воды смотрит на нас, дрожащие пальцы закрывают рот, слезы копятся в уголках глаз.
        - Госпожа? - обеспокоенный голос одной из Жриц.
        Девушки в синем ходят меж коек с больными, отвлеклись, на главную смотрят.
        - Я же сама ему смерти перед битвой пожелала, - шепчет Радагаста. - Не может быть. Ты врешь!
        - Я не один это видел, - ухмыляюсь на ее яростный взгляд.
        - Где?
        - Перед замком.
        - Я не верю тебе.
        Радагаста исчезла так быстро, что лишь шлейф духов остался через миг. Плевать я хотел на ее страдания, Алдер заслужил каждую каплю боли перед смертью. Жрец Огня умер, вздернутый в воздух на добрый десяток копий. Но, даже подыхая, распадаясь искрами, хохотал, как сумасшедший, опалял врагов Огнем. Алдер отказывался умирать, в те секунды все верили, что чертов псих сможет остановить даже собственную смерть. Один из Рыцарей Земли помог ему отойти в мир иной, пустив арбалетный болт в затылок. Одним выстрелом вернулось зло к тебе, Алдер. Гори в Аду вечно.
        Никто из нас не расскажет про тот выстрел, не выдаст имя того Рыцаря. Там же полегли ближайшие сподвижники Алдера. Кристофор получил Копье Земли в спину, пока хлопал глазами на опадающий искрами труп. А Лилианна, что кинулась на убийцу Жреца, забыла смотреть по сторонам. Изгал снес ей голову одним ударом клинка. Он не забыл насмешек, не простил. Так что Алдер помер на копьях Змеелюдов, точка.
        - Одним врагом у нас меньше, - достаю из-под койки сапоги. - Где ребята?
        Дагира смотрит на меня с непонятной жалостью на лице. Не меня тебе надо жалеть, Дагира, а тех, кто сегодня полег в битве за эту бесполезную крепость. Или народ Змеелюдов, от которых не осталось ни единого существа. Всех раненых добили, вообще всех в крепости истребили. Особо старались Жрецы Огня, кидали в костры еще живых. Мерзкий запах, мерзкое зрелище.
        - Развернули Лагерь заново, пока крепость убирают. Они в палатке, отдыхают.
        - Нам нельзя терять время, - Плащ Герольда занимает место на плечах. - Отдохнем в пути. Возвращаемся в Гримгард.
        - Хорошо.
        Дагира занимает привычное место за спиной, идем сквозь наспех поставленные ряды палаток. Теперь всем не до порядка, отовсюду стоны раненых. Много потерь, главную крепость взяли, но с таким уроном, что лучше бы забили хер.
        Змеелюдам некуда было отступать, сражались так, что демоны бы обосрались и отступили. Люди не отступились. За своих павших вгрызались в ряды тварей с яростью берсерков, не уступая змеям по жажде крови. Никогда не видел ничего ужасней, жестокость правила балом, а кровь заливала каменные плиты так, что цвет камня потерялся. Перед настоящей войной двух народов отступают и толпы зомби, и демоны, и множество ужасов Катакомб. Надеюсь, не придется участвовать больше в такой масштабной бойне.
        - Мы идем за вещами? - Дагира проводила взглядом ковыляющего воина, ноги нет, грубый костыль утопает в грязи.
        - М?
        - Я про Гримгард. Мы ведь переезжаем в Бриг, верно?
        - Да, конечно.
        - Но куда так торопиться?
        От ответа избавляет Вадар. Маг Воздуха машет руками еще издали, как завидел.
        - Хей, Леон! Потрясная битва!
        - Кто бы говорил, - киваю магу. - Открыть врата крепости изнутри, настоящий подвиг.
        - Ой, ты меня смущаешь! - Вадар перевел взгляд на Дагиру. - А ты чего такая кислая? Мы победили!
        - Но потери... - осекается девушка.
        - Да забей! Большинство просто пушечное мясо.
        От взглядов, что кинули на Вадара услышавшие Нейтралы, можно упасть замертво.
        - Да как он смеет, - одного воина сдерживают за плечи друзья, качают головами.
        - Прояви уважение к павшим! - крикнул молодой воин.
        Магу плевать, мелет языком что думает:
        - Ой, да забей. Меньше народу - больше кислороду! Пойдем праздновать!
        - Прости, - улыбнулся я. - Мы спешим. Увидимся позже.
        Мы оставили его разбираться с последствиями слов. Вадар стоит напротив оскорбленных, молча кивает на горячие слова, улыбается. Сволочь он все-таки, а поведение ветреное, не поймешь, что выкинет. Такой союзник хуже врага.
        Надо торопиться, пока в Гримгарде мало тех, кто сможет помешать уничтожить Храм Света. Собрались быстро, парни все понимают, ни слова жалобы, об отдыхе никто не заикается.
        Гоню отряд к переходу, обгоняем отряды Нейтралов, что тоже решили возвратиться. Они привязываются следом, в надежде обрести надежный пробойник через уровни. Ну-ну, попробуйте поспеть.
        Удивительно, но мы обошлись без серьезных ран в такой дикой мясорубке. Хотя всегда в первых рядах шли. Пострадал серьезно только Борм, после битвы Рыцарь не смог поднять щит, а сквозь щели латной перчатки не переставала капать кровь. Лазар быстро решил проблему. Перед тем, как выйти из Лагеря, он шепнул мне:
        - Я добил парочку беспокойных Огневиков и Жриц, что таскались с Шиширидой. Все выглядело достоверно.
        - Как? - шепчу в ответ, улыбаясь, словно доброй шутке.
        Дагира крутится возле Борма, помогает затянуть ремешки нагрудника.
        - Димид дал хороший яд, мы заменили им лекарство. Жрицы Воды сами их добили, улик не осталось.
        - Хорошо. Вы молодцы! - уже обычным голосом отвечаю Целителю. - Отлично поработали.
        - Ага, - Димид улыбается в ответ, но неловко, улыбка скорее похожа на гримасу.
        Угрюмое выражение лица Алхимика пропало только возле перехода. Да, методы дерьмовые, меня самого воротит. Но не стоит корить себя, парни, не разбирать средств в этой гонке решил я. Если Ад существует, там определенно уже готово местечко.
        Взгляд сам притягивается к Дагире, что весело смеется над шуткой Изгала. Она, наконец, стала улыбаться. Ради ее живой, веселой, сделаю и не такое. Если спросят за грехи - отвечу, не сомневаясь.
         Мы продираемся сквозь снежную бурю двадцать первого уровня, ноги утопают в снеге по колено. А на душе тепло. Греет воспоминание, как Дагира пришла ко мне в палатку в ночь перед штурмом. Горячие губы, как гибкое девичье тело вьется в моих руках, сладкие стоны и жар тел, сбитое одеяло, трепыхание огонька свечи.
        Воспоминание резко сменилось другим. На руках вместо Дагиры - кровь. По локти обагряют потоки свежей, горячей крови врагов. Почему-то красной, человеческой. Споткнулся, рухнув на колено, по пояс провалился в снег.
        - Осторожней, Леон, - с усмешкой выдергивает из плена снега Борм. - Эй, ты как? Побледнел весь.
        - Нормально, - в рот залетают снежинки, отплевываюсь. - Холодно просто.
        - Понятно. Скоро переход, не спи.
        Оба мы знаем, мне не холодно.
        Уровни пролетают под мерными шагами, монстры словно сами падают на пути. Невидимые стаи Грызг в Полях Охоты. Зачарованный Лес пытается заплутать тропинки, Фавны кроются в сумерках, выжидают, жаждут напасть, но не осмеливаются.
        Мы преодолеваем все, не ослабляется острота внимания, спешка в меру. Гигантские Змеи в Пещерах Яда, их чешую плавят яды Димида, клинки Изгала и Борма вскрывают гибкие тела.
        Льдистый смех Дев Вьюги больше не пугает, Горы Забвенья остаются позади, вместе с бесчетными трупами неудачников, что навеки вморожены в лед. Они повелись на красоту Дев, подошли слишком близко, для последнего поцелуя. Их ворожба стекает по Плащу Герольда, а мой Свет заставляет проявиться истинной сущности. Белесые глаза, полный клыков рот, опавшая лоскутами кожа лица. Такие девицы доверия не вызывают.
        Скоро, совсем скоро мы уничтожим главную угрозу мне и Дагире. Храм Света, жди нас.
        Восьмой уровень. Сирены наполняют воздух самым прекрасным пением из всех. Ария ни одной оперы не сравнится с чудесным гласом Сирен. Недостижимое великолепие звуков ласкает слух, завлекает с тонких каменных мостиков, манит упасть в прохладные воды бесконечного Озера. Не сегодня, простите, красотки.
        Снова переход. Песчаные Демоны падают под взмахами Меча Небес, затихают в ушах вопли посторонним эхом:
        - Проклят...
        - Ты наш...
        Уже не отвечаю, не кричу - заткнитесь! Мне плевать на проклятья мертвецов. Пусть гноятся на барханах Темной Пустыни.
        Прохладный туман ласкает лицо, вихрится потоками воронки, чтобы отпустить из плена перехода.
        "Пятый уровень Катакомб. Гримгард"
        Ночь, прохладно на уровне. Только вышли, как навстречу кинулись люди. Тройка молодых парней, одеты как попало, словно бежали из дома в чем пришлось. Едва не шарахнул магией, но обеспокоенные лица заставили сдержаться.
        - Вы ведь Светлые? - с надеждой спросил один.
        - В чем дело? - недовольный, уставший Изгал покачивает клинком.
        - На город напали! Темные, они повсюду! - истеричный крик пацана оглушает новостью.
        Не может быть! Суки, нашли же время!
        - Что ты сказал?! - Борм хватает за шкварник парня, подтянул к шлему. - Повтори!
        - Борм, - окликаю друга, сглатывая вязкую слюну. - Сам погляди.
        Мы вышли через лазейку около озера. Другую, почти у самой воды. Но не лазейки сейчас важны... Отсюда видны крыши Гримгарда, черный, вязкий дым вьется клубами над городом. Зарево пожаров красит алым потолок уровня.
        - Нет, - Борм отбросил парня, тот рухнул на пятую точку. - Ислана!

        ГЛАВА 13. ПЫЛАЮЩИЙ ГОРОД.

        Бежим так быстро, что ноги немеют, а хриплое дыхание рвет голосовые связки. У парней и Дагиры, я уже научился не дышать при беге и сражении. Но все равно тяжело. Борм задал темп, Рыцарь несется сквозь лес носорогом, продирается через кусты и заросли, срубает низкие ветви деревьев на пути.
        Позволяю себе пару вдохов. Запах гари пропитал округу удушливым ароматом. Лес быстро кончился, только пеньки на пути, да засохшие ветви. Нейтралы тут все вырубили.
        Стоило о них подумать, как навстречу объявились. Толпа Нейтралов идет на нас, а за спинами пылают палатки, огонь пожирает недостроенные домики. Город близко, но мы пока даже на новые окраины не попали.
        - Стойте! - кричат нам.
        Нейтралов огромная толпа, около сотни людей не дают пройти. Странно, у всех на шеях тяжелые, широкие ошейники из черной кожи. Видел такие в городе, много народу носит. Мода на такую защиту удивляет, они же жутко неудобны.
        Но хрен с ними, с ошейниками, почему многие держат факелы, а на нас направлено оружие?
        Приходится затормозить перед самой толпой.
        - Пропустите! - Борм рванул прямо на людей.
        - Не так быстро!
        - Эй, ты чего?! Там Темные!
        - Безумец, там пожар! Остановите его!
        Борма хватают за плечи, толкают, выпихивают обратно. Он чуть не врезался в меня, придерживаю друга в спину, не даю упасть.
        - Ах вы, - Борм хватается за меч. - Пропустите нас!
        - Стой, Борм, - Изгал настороже, тянется клинок из ножен. - Тут что-то не так.
        Да, я тоже чувствую. Меч Небес озаряется Светом, передние ряды отшатнулись, люди закрывают глаза. Что-то Темное витает в рядах, словно там Темные Маги, но нет. Только Нейтралы, куда не кинь взгляд. Уровни не больше тридцатого, этого хватило бы, чтобы принять участие в осаде Бриг. Почему они здесь?
        - Я чувствую в них зерна Тьмы, - встаю рядом с Рыцарем. - Тут и правда что-то не чисто.
        - Так и есть! - ухмыляется нам рослый мужик из передних рядов.
        "Лудлет. 29ур"
        Куртка из кожи нараспашку, мышцы такие, что кажется, кожа трещит. Он выглядит обдолбанным стероидами качком. А лицо женственное, миловидное. Челка темных волос прикрывает раскосые глаза. Его не перебивают, замолкли, только рот открыл. Так он их лидер?
        - Они поджигатели! - вскричал Лугос в страшной догадке. - Леон, они враги!
        - В точку, старик, - Лудлет провел факелом перед лицом, трещат ресницы от жара. - Мы Рабы Темных. И наша работа... Завершена.
        - Вы же Нейтралы! - Изгал направляет острие клинка на толпу. - Почему?! Вы в Гримгарде, незачем выполнять указы Темных!
        Ответ поражает. Люди просто смеются, хохочут, чуть ли не навзрыд ржут над нами.
        - Ты не знаешь, о чем говоришь, - с превосходством взирает Лудлет.
        Лица толпы озаряются оскалами, они похожи на бесконечные ряды ухмыляющихся демонов. Тьма поселилась в них. Чувствую, в них, как и в Дагире, поселилось зерно Тьмы. Только в них Тьма разрастается, плывет по венам, миазмами проникает в души. Ощущение, словно наклонился над гниющей помойкой, а лицо вот-вот окунется в лужу блевоты. Они мерзкие.
        Свет понимает меня, Меч Небес полыхнул, ровное свечение сбивается, Клинок Света стал шире, ярче. Нейтралы напряглись, Лудлет не обращает внимания.
        - Мы втирались в доверие, доносили, убивали, предавали, - с удовольствием рассказывает Лудлет. - Все, чтобы город остался разрозненной толпой неудачников, вроде вас. А теперь, когда Гримгард падет, наше задание закончится. Получим награду от хозяев!
        - Зачем? - чувствую, как скрипят зубы от злобы. - Вы идиоты! Вы рабы, почему подчиняетесь? Зачем?!
        - Ха, - Лудлет почесал ошейник лезвием ножа. - Награда от хозяина будет огромна! Теперь мы сами станем Темными! А если еще вас грохнуть, награда станет еще больше!
        Больше он ничего не успевает сказать. Борм вскинул щит, повернулся боком, фигура озаряется Светом. Доспехи Рыцаря и щит сияют, ослепляют людей.
        - Насрать мне на все это. Прорыв Щита, - шепнул едва слышно Рыцарь.
        Борм рванул на врагов, пушечным ядром проломил ряды, оставил за собой переломанную просеку трупов, опрокинул середину толпы.
        Борм не стал ждать или продолжать, бежит дальше, в город, объятый огнем.
        - Парни, разберитесь тут. Дагира, бежим за ним!
        - Теряем тут время, - Изгал цыкнул языком. - Что значит разберитесь?!
        - Просто убейте! - крикнул уже на бегу.
        Я полыхнул Светом, ослепил. Бежим через просеку в толпе. Встречных Нейтралов повергает Клинок Света, лезвие не замечает преград, рассекает кости и плоть. Вскрикнули под ногами, не глядя наступил на пальцы лежачего, что тянулся к мечу.
        - Лудлет мертв! Остановите их! - нашелся крикун.
        Этот же голос разразился воплем боли, под яростный рев Димида. Алхимик разошелся не на шутку, еще долго бьется в ушах эхо крика:
        - Остановить нас?! Вы кем себя возомнили, говна куски?! Умрите!
        Бежим за Бормом. Рыцарь превратился в бешеного берсерка, сносит на пути завалы, рубит не глядя правых и виноватых, всех. После Прорыва Щита весь в крови, она капает с доспехов, ведет нас, как по дорожке. Рыцарю плевать на все, лишь бы добраться до цели.
        - Борм! Нас подожди хоть!
        Не слышит. На улицах все полыхает, завалы и трупы, удушает жар и дымная гарь. Дома рушатся под горящим весом, всюду сражаются Нейтралы. Люди не хотят терять дома, кидаются на Рабов Темных, иногда, в чем мать родила. На пути Борма оказалась такая пара сражающихся. Нейтрал с кочергой лупит другого, с факелом. Борм проносится сквозь них. Мужика с кочергой сбил щитом, бедолага влетел в горящий дом уже без сознания, но там очнулся, кричит так, что кровь стынет в жилах. Раб Темных порадоваться не успел, Борм не глядя сносит башку с плеч, только росчерк клинка мелькнул. Тело без головы неровно шагнуло, рухнуло с влажным шлепком.
        - Что он творит?! - запыхивается позади Дагира. - Борм! Остановись! Черт, Леон, сделай что-нибудь! Он же без разбору людей рубит!
        - Береги дыхание, - хладнокровный совет в ответ. - Успокойся.
        Жаль, что Дагира не вкладывает очки в Свет, из-за боли от Тьмы рост Источника приносит лишь больше страданий. Вкладывается в Волю, так боль утихает, снижается до терпимого зуда в груди. По рассказам-то больно слушать, каково ей каждый день мучиться представлять нет желания.
        В Дагире иногда просыпается слишком много лишних чувств. Да, мне тоже жалко бедолаг вокруг, но нет страха за жизни. Пусть Борм хоть сотни перебьет, лишь бы успел к Ислане. В его глазах весь Гримгард не стоит одной жизни. Понимание держит меня от глупости, вроде остановить друга, хотя хочется влупить подзатыльник за ненужные убийства. Иногда надо правильно расставлять приоритеты. Ислана важнее. Радует, что Свет не до конца прогнул мозги, еще могу соображать как нормальный, эгоистичный человек, а не как гребанный паладин из сказок. Но людей жалко пипец, это да. Даже в глазах щиплет, надо же! Или это от дыма? Да, точно, от дыма!
        Пока не попалось настоящих Темных. Главное, чтобы Ислане они тоже не попались, те скорее рванут на Светлого, чем будут заниматься поджогом. А если удалось спрятаться в доме, не факт, что сам дом цел. Гоню тяжелые мысли прочь. Все хорошо, все будет хорошо.
        Обычно я притупляю чувствительность. Теперь же развернул во всю ширь. Чувствую эту часть города. Темные миазмы поглощают улицы, ползут всюду, копятся у окраин. Они отступают?
        Меня как прострелило ощущением Тьмы. Там, где наш дом, озеро Тьмы разлилось. Более чистая, ровно пульсирует. Там кто-то сильный, гораздо сильнее отбросов, что попадаются на пути. Досадно, но сильнее меня.
        Мы ближе и ближе к спине Рыцаря, догнали Борма. Вот и наша улица началась, дорога растет вверх, бежать тяжелее. Вокруг ни одного горящего дома, все тихо и мирно. Озеро Тьмы колыхнулось, почуяло меня, обожглось о Свет, отпрянуло. А я как в ночное море нырнул на секунду, потерялся в пространстве, споткнулся. Едва не навернувшись, продолжаю бежать, сапоги гремят о мостовую. Слышны только наша поступь, крики и пожар где-то там, за домами. У соседей света в окнах нет, ставни захлопнуты. Где все?
        - Скорее, - уже сам подгоняю друга.
        Вижу наш дом! Цел! А вдалеке, в конце улицы, где сосредоточие Тьмы, мелькнула за угол фигура в черном плаще. Даже издали, со спины, я узнал зализанные назад волосы, мощную фигуру, привкус Тьмы.
        - Ислана! - Борм рванул в дом.
        Разрываюсь между двумя желаниями. Ислана важнее. Лишь бы жива! Если нет, не прощу ублюдка! Тоже забегаю внутрь.
        - Живая, - падаю назад, облокачиваюсь спиной на стену.
        А впереди, на кухне, Ислана ошарашенно гладит шлем Борма, что рухнул перед ней на колени, обнял ноги, молча пытается отдышаться.
        На столе две чашки, тарелка с половинкой шикарного, большого торта. Шоколадного.
        - Ислана! - поспела Дагира. - Ты в порядке?!
        - Да, - кивает Кузнец. - Все хорошо.
        - Мне показалось, видел Шаграма в конце улицы, - убираю Меч Небес в ножны, сразу темно стало.
        - Он был тут, - как молотом по голове новость Исланы. - Мне ничего не угрожало, Шаграм пообещал, что наш дом никто не тронет. Мы попили чаю, он тортик принес. Сказал, сам испек. Такие сейчас в магазине не купишь.
        В голове с хрустом пытается сложиться пазл. Шаграм не убил, не спалил дом дотла, не напал на меня, еще много разных "не". Хотя ушел, наверняка почуяв меня. Чаю попил, тортик принес. А торт не иллюзорный, коготь перчатки зацепил шоколадную глазурь, поднес ко рту. Лизнул, обычный шоколад, никакого яда.
        - Тортик... - выдавил слово из горла, злость вспыхивает не хуже города. - Сука! Он что, троллит меня?! Какой в жопу тортик?! Зачем он приходил?
        - Просто поболтать, о старых временах, когда я с Бормом у него жили, - Ислана пытается расцепить руки Борма. - Да живая я, отпусти уже! По лбу дам!
        - Город горит, а Шаграм зашел просто поболтать? - картина в голове никак не желает сложиться.
        - Даже про тебя ничего не спросил, - кивает Кузнец. -  Ах да, у него довольно высокий уровень. Шестьдесят второй.
        - Это невозможно, - качаю головой. - Если только... Черт! Темные таки нашли лазейку дальше! Дерьмо!
        - Я ничего не понимаю, - потерянно улыбается Ислана. - Что происходит?
        - Подстава происходит, - сдуваю с носа сбившуюся прядь волос. - Единственная улица, где ничего не тронуто - наша. Какие мысли будут у народа, нагадать не трудно. Ладно, плевать! Собирайте вещи, скоро остальные подойдут.
        - Что? Куда?! - Ислана устала мягко увещевать Борма, треснула кулаком по шлему. - Я в Катакомбах жить не согласная!
        - В крепость Бриг, - очухался Рыцарь, расцепил стальную хватку. - Не бойся, там спокойно будет.
        Как же круто меняется жизнь сейчас, мысль мелькнула, зацепила спокойные воспоминания прошлого. Раньше жил не тужил, пахал себе сварщиком на заводе да горя не знал. А, ну его в жопу, такие мысли! Только тоску навевают.
        Зато забыл, когда последний раз было скучно. Такая жизнь тоже не плоха. Исчезнет Черная Пирамида, Дагира вылечится, заживем нормально, как люди, а не машины для убийства монстров. Пошлем подальше всех, построим домик. Точно, как-то мечтал о домике у моря! Чтобы еще в два этажа, и пляж рядом, песочек белый...
        - Леон! Леон! - тычок Дагиры приводит в чувство. - Чего так на меня смотришь? Аж страшно стало.
        - Да так, - улыбнулся девушке, обнял, шепнул на ушко: - Просто понял, как тебя люблю.
        Кончики пальцев скользят по шее, проводят по татуировке, повторяя контуры цифр. Дагира воровато огляделась, никто ли не смотрит? Ислане с Бормом не до нас, переругиваются, выкидывая из шкафов кастрюли, решают что взять. Дагира прикрыла глаза, чмокнула в губы, жаркий шепот в ответ:
        - Я все понимаю, но может, не сейчас? Там город горит. Хотя...
        Интересно, это она озабоченная, или просто я без Похоти страсть потерял?
        - Уймись, тигрица, - легкий щипок за попу.
        - Эй! - прилетает кулаком по плечу. - Больно же.
        Слышу топот за дверью, успеваю отпустить девушку до того, как внутрь врывается Изгал, за ним остальные.
        - Хей, Ислана! Живая еще?
        - Да в порядке я, - устало вздыхает Кузнец.
        - Жаль, жаль, - притворно обиделся парень. - А я уже на жестокую месть настроился.
        - Щас за такие шутки сам дуба дашь, - грозит пудовым кулаком Борм. - Как сами?
        - Мы в норме, - Димид рухнул в кресло. - А городу капец. Темные отступают, сейчас мясорубка на окраинах. Там народ с осады Бриг возвращается.
        Лугос огладил дверной косяк, сказал:
        - Никак не пойму, почему наш дом еще цел? Я укреплял, но не от огня же?
        Рассказали парням о визите Шаграма.
        - Вот гандон! - разоряется Изгал, но тут же переключился, на стол смотрит. - А торт вкусный?
        Лазар поспел первее, стянул кусок. Только прожевал, как спохватился, выдал задумчиво:
        - Вкусный. Давно сладкого не ел. А если бы отравленный? Иногда сомневаюсь в нашем психическом здоровье. Зачем Шаграм его притащил, что это значит?
        - Да что угодно, - отмахнулся я. - Чего у Темного Мага не отнять, так умения поставить в тупик. Даже пытаться не буду.
        - А я вот не пойму, - с набитым ртом бубнит Изгал. - Как мы тех Рабов раньше не почуяли? От них разит Тьмой!
        - А чего на меня уставились? - раздражение растет, но скорее на себя. - Я тоже не чувствовал. Может, потому и напали, что маскироваться больше не могли.
        - Блин, - вздохнул Димид. - Нейтралы теперь будут думать, что мы с Темными скорешились, раз дом цел и мы тоже. Когда махались с Рабами, на нас обычные Нейтралы налетели.
        - И? - беспокойный червячок сомнения проснулся.
        - И порубили всех нахер, - легкомысленно сознался Димид. - Там не до объяснений было. Но пара-тройка сбежало.
        - Почему они на вас напали? Тьму и Свет даже нейтралы чувствуют, я спрашивала, - Ислана отвлеклась от кухонных шкафов, поднимаются тонкие брови. - Мы же Светлые! А они Темные, так? Мы же враги до гроба!
        - Ха! - Лугос следит за улицей в окно. - Большинство считает, что это просто стереотип. Храм Огня с Водой же не бьются, так? Или Земля с Ветром. А Темных в Гримгарде особо не встречали. Нейтралы вообще мало чего о Храмовых знают. Судят со своей колокольни.
        - Ага, - согласился с ним Димид. - Увидали, что мы Нейтралов гасим, сразу на помощь им рванули, а не нам. Придурки.
        Выговорились, успокоили нервишки. Мы вместе, никто не погиб, Ислана не пострадала, все хорошо. Стянул со стола чайник, пью теплый чай прямо из носика. Утер губы рукой.
        - Ладно, ребят, собирайтесь к переезду. А мы с Лазаром сходим кое-куда.
        Какие бы планы не воплощали Темные, свои менять не собираюсь. Суматоха в городе даже на руку. Свидетелей не будет, в центре сейчас мало людей. Парни легко защитят Ислану и Дагиру, а Темные все равно отступают из города. Лучше момента не придумаешь. Храм Света падет этой ночью. Чтобы не случилось.
        Дагира дернулась было за мной, но я добавил:
        - Вдвоем.
        - Но?
        Парни понятливо кивают за спиной девушки, Ислана машет рукой, успокою мол, не беспокойся. Поняла, куда и зачем идем. Вот и хорошо.
        - Просто проведаем пару знакомых, - успокоил девушку. - Скоро вернемся. Не бойся, нас двоих хватит за глаза. Захвати и мои вещи тоже, пожалуйста.
        - Хорошо, - недовольная, но послушно отправляется наверх.
        - Идем, Лазар.
        - Давно пора, - глаза Целителя блестят предвкушением, хрустят костяшки сжатых кулаков.
        На улицах никого, площадь пуста, фонтан не работает. Только зарево бесчисленных пожаров, куда не кинь взгляд. Идем дальше.
        Храм Света. Все такой же внушающий холодной аурой могущества, гнущий встать на колени. Величие стен давит, от огромных колонн словно исходит легкое свечение. Поднимаемся по лестнице, чьи ступени явно не для людей сделаны, слишком большие.
        В этот раз Храм не давит чувством ничтожности, легко отбрасываю тяжелые мысли, навязанные аурой холодного Света. Мы достойны войти, ибо цель достойна. А те, кто в твоих стенах плетут планы, интригами путают людей, дождались кары.
        Тяжесть стен уменьшается, может, Свет услышал мои мысли, а может, я просто привыкаю. Приятней думать о втором, чем о разумности Света здесь.
        Проходим меж колонн. Вот и вход, гигантские врата открыты. Около входа мечется шагами молодой Целитель.
        - Кто вы?! - выкрикнул, только завидев.
        Молодой совсем, лет семнадцать парню. Тонкие подростковые усики, волосы длинной черной челкой набок.
        - Не узнаешь? - Лазар выходит вперед, приближается с дружелюбной улыбкой. - Хад, это же я, Лазар.
        - Лазар?! А ты Леон?
        - Верно, - склоняю голову на пару миллиметров. - Добрый вечер. И прости.
        Лазар тенью возникает за спиной парня.
        - А? - потерялся на миг молодой Целитель.
        Лицо его высыхает на глазах, трескаются губы, упал. Но не исчез искрами. Лазар стоит над ним, пальцы сжимаются в кулак, разжимаются. Не может решиться добить.
        - В чем дело, Лазар?
        - Оставим его в живых? - словно сам не веря, просит Лазар. - Он хороший человек. Лечил всех без платы, помогал едой беднягам на площади. Не хочется такого жизни лишать. Сегодня и так прольется много крови.
        Чтобы Лазар, что раненым врагам яд подливал, вот так сомневался? Этот паренек настолько впечатлил его, удивительно. Что же, пусть так.
        - Как хочешь, - прохожу мимо павшего.
        Почудилось движение. Лазар хрипло выдохнул, я резко обернулся. Друг высыхает, так же, как секундами ранее высыхал Хад. Паренек лежит, рукой намертво вцепился в ногу Лазара, выкачивает Прану, восстанавливается.
        - Я тоже так умею, - выплюнул злобно парень. - Ублюдки! Я не дам вам разрушить мой дом!
        - Как жаль, - голос Лазара отдается от стен. - Что хорошие люди часто бывают тупыми.
        Парень опешил, когда высохшее лицо Лазара, похожее на лик мумии, повернулось к нему. А потом Хад закричал, страшно, обреченно. Я же и не дернулся. Ни на миг не сомневался в Лазаре. Пока Целители тут мхом покрывались, он сражался, изучал, тренировался. В искусстве обращения с Праной ему нет равных.
        Их сражение подобно перетягиванию каната, только с Праной вместо веревки. Длилось ровно столько же, сколько кричал парень. Пара секунд, Хад замолк, навсегда. Искрами осыпается тело молодого Целителя, они поднимаются к потолку, исчезают. Лишь одежда осталась на полу.
        - Я давал тебе шанс, - шепнул Лазар вслед искрам.
        Дал Лазару десяток секунд, собраться с мыслями. Жесткое выражение вернулось на лицо Целителя, Лазар глубоко вздохнул, тело на секунду окуталось зеленым светом.
        - Я в норме. Все по плану.
        Молча иду дальше. Целитель скрылся за створкой врат, прибрав одежду мертвеца. Лазар останется у входа, единственный способ зайти и выйти. Лазар не даст ни того, ни другого. А внутри... Моя работа.
        Я впервые в Храме Света, осматриваю все вокруг. Не знаю, кто и как строил Храм, но тут все гигантское. Единственный коридор ведет в глубину Храма. Белый мрамор стен зеркально гладок, пол и потолок тоже. Ни единого стыка не видать, как из единого куска вытесано. Никаких украшательств. Свет пропитал плиты Храма так глубоко, что камень светится. Любой барельеф или завитушка казались бы тут чуждыми, ненужными. Идеальность минимализма отлично подходит огромным пространствам. Но от этого здесь все кажется слишком пустым, нечеловеческим. Жить здесь наверняка неуютно.
        Шаги не оставляют эха, никаких звуков, только тихий шелест плаща за спиной. Коридор вывел в главный зал.
        Потолок куполом, через круглую дыру льется столп лунного света от Кристалла. Прямо на Алтарь в середине зала. Тут нет больше ничего. Только огромный, круглый зал с тремя проходами и Алтарем. Два коридора справа и слева, идеально симметричны, а через третий проход зашел я.
        Алтарь - просто плита, ровный квадрат белоснежного камня. Грани настолько идеальны, что можно порезаться. Алтарь велик, вряд ли он бы уместился в мою комнату, захоти я утащить его.
        - Пришел, - знакомый голос раздался в зале.
        Из-за Алтаря выходит человек. Белый плащ с капюшоном. Он скинул капюшон, открыв юное лицо. Преслав. Маг Света прищурился, оглядывает с ног до головы.
        - Пятьдесят первый уровень, - тихий голос сливается с пустотой зала. - Наверняка с Истоком, верно? Иначе бы ты не сунулся сюда. Ты слишком предсказуем, Леон. Я ждал тебя еще пару дней назад.
        Тишина вернулась. Я наслаждаюсь прохладой Света от Алтаря. Свет подобен легкому бризу, что омывает уставшее тело. Но он чужд мне, не смеет влиться в тело, подпитать силы. В отличие от Преслава, он буквально дышит энергией этого места. Такой же холодный, жестокий, молодой Маг в моих глазах подобен лишь отростку от Алтаря. У него нет собственной силы, воли. Многое слышал о нем, мало хорошего. Даже Шаграм заслуживает больше уважения. Черт возьми, даже Алдер! Пацан просто малолетний садист, упивающийся Влиянием и даруемой властью.
        Преслав пятится от моего взгляда, спохватился, встал ровно. Он такую речь закатил, а я просто давлю его взглядом, как таракана. Торжество уходит, меняется нервозностью. Слабая воля... Молчим.
        - Скажи что-нибудь! - не выдерживает Преслав.
        - Добрый вечер.
        - Издеваешься? - полыхнул Светом, пытается давить аурой.
        Все те же ошибки. Не учится парень.
        - Вежливость еще никому не мешала, пацан. Скажи мне, где Совет, будь добр.
        Взгляд вильнул влево.
        - Не скажу!
        - Понятно.
        Просто иду налево, к коридору. Преслав говорил, что я предсказуем? На себя посмотри, пацан. Не тупой, вместо Света наверняка пользуется ножом. Видел короткие ножны на поясе, когда полы плаща открылись. Просто шагаю к коридору. Слышу, как шелестят складки плаща, семенящие шаги. Легко представляю торжествующую улыбку на лице, жестокую радость в глазах. Еще секунда и нож вонзится в шею. Меч Небес? Смешно, хватит и Стрелы Света.
        Полсекунды, чуть приподнял правую руку, ладонь назад. Полыхнуло Светом. Жарким, палящим, как южное Солнце, яростным. В ауре Храма мой Свет так ярок, понимаю, почему Дагира называет его теплым.
        Преслав упал на спину, звенит нож по полу. В груди круглая дыра, ни капли крови, в дыре Свет сияет. Так просто не умрешь, верно?
        - Раз все понял, мог бы сбежать, пацан. Я даже дал тебе шанс.
        Вру, Лазар бы прибил его на выходе. Но шанс, мизерный, один на тысячу, у него был. Так что не так уж и лгу.
        - Я не могу сбежать, - поднимается, закрывает руками страшную рану. - Ты идиот, Леон!
        С дырой в груди орать, как живехонький. От тебя тоже мало человеческого осталось, да?
        - Я! Я дал тебе время! Я даже убил всех конкурентов, притормозил Совет! Почему наемники Храма не гонялись за тобой, Леон?! Я не давал!
        Преслав шатается, не выдержал, рухнул на колени. Взгляд яростный, ненависть искажает ровные черты лица.
        - Они хотят, чтобы я заполучил Силу Бога. А потом разделил ее между ними! Пришлось дать Клятву! Такое убьет меня. А я не хочу умирать!
        - И что с того?
        Меч Небес шелестит из ножен. Прозрачные грани озаряются Светом. Сияние опаляет Преслава, щурит слезящиеся глаза.
        - Я подыграл тебе, Леон! Не хочу подчиняться старым пердунам! Я просто был вынужден напасть! Это все Клятва! Я же ничего не могу тебе сделать Светом! Пойми, ничего!
        Надежда. В глазах надежда, он хочет жить.
        - Повторю. И что с того, пацан.
        - Но как же...
        Меч Небес поднимается, выше, еще выше. Над головой, чтобы рухнуть на врага сияющей Немезидой.
        - Я знал все это. С самого начала. Могу лишь поблагодарить, твой эгоизм и жажда жизни избавили от лишней работы.
        - Нет...
        Преслав швыряет Стрелы Света. Без всякого вреда разбиваются о грудь, одна даже в лицо прилетает. Чувствую, как прохладный ветерок, не более.
        - Прощай, пацан.
        Меч Небес трижды вкусил крови, прежде чем Преслав затих и осыпался искрами. Он и правда, очень хотел жить.
        На этом можно закончить, без Мага Света этот Храм выходит из гонки за Божественную Силу. Вот только Совет хрен успокоится. Попытается захватить меня или Дагиру, опутать Клятвами. Не как Преслава. Пацан безбожно врал, напропалую, даже не заботясь о правдоподобности. Не было на нем никаких Клятв, я слишком хорошо изучил подобные штучки на Лугосе, даже на Кване тишком пытался изучить, во время разговоров. Но я ведь успел сказать пацану спасибо за остальное, верно?
        - Извини, - в тишину зала летит шепот единственного слова.
        Время Совета. Четверо. Квана грохнул его бывший заместитель. Тот самый, что пытался выбить мзду с нашего магазина. Главного Целителя шлепнул ученик, почти сын, по слухам, очень добрый был мужик, любил свое дело. Вот только ученичок власть ценит больше. Остальные двое - Артефактор и Фортификатор.
        Не станет этих четверых и все будет хорошо. Остальные слишком слабы, да и плевать им на власть. Как и я, ребята просто хотят спокойной жизни, постараюсь не трогать, если на пути не встанут.
        Я чувствую десятки Светлых в Храме, большинство будет справа, там, наверное, комнаты. А вот слева всего несколько сильных аур, шесть. Четверо из них - цели. Вперед, это не будет сложно.
        - Эх блин, - с тоской смотрю на Алтарь, Свет даже не попытался защитить своих адептов. - Мерзкое это дело, убивать людей.
        Но надо. В главном зале осталось лишь эхо шагов и красивый белый плащ на мраморном полу. Алтарь ни на миг не теряет мерного свечения. Для него в этих стенах царит Свет, не люди.

        ГЛАВА 14. ДВОР ЧИСТЫХ ДУШ.

        Люди, что вернулись в Гримгард после тяжелой битвы за крепость Бриг, обнаружили пепелище. Оставленные в городе раненые или просто слабые друзья, сгорели заживо или убиты Темными, пепелище на месте домов. Ярость и горе трудно описать. Мало кто кричал и бил кулаком в грудь с клятвами отомстить. Для таких вещей слова не нужны. Нужны дела.
        Чтобы одолеть десяток уровней Катакомб в прошлый раз, у Храмов ушел месяц. Тогда все действовали вразнобой. Теперь же всех захватил порыв догнать и вломить Темным. Никто не желает отдавать Силу Бога в руки Темных.
        Маги Воздуха не постеснялись заявиться в Париж, прямо в логово Темных, разузнать все, захватить пленных. Лазейка была найдена. Через Скалы Гоблинов ведет прямиком на тридцатый уровень.
        Тысячи людей прорывали оборону уровней неостановимой лавиной. Темных нагнали уже на тридцать пятом, с тех пор прошла жалкая неделя. Всего за неделю люди прорвались до сорок шестого, попутно сражаясь с Темными.
        Сволочей очень много. Рабы Темных, сами Темные. Не только Нейтралы оказались заворожены Тьмой и обещаниями силы, что в ней таится. До сих пор неизвестно, как они сделали это, но Темные Маги смогли довести эксперименты до конца. Перерождают в Темных Рабов Нейтралов, нашлись и Храмовники с зерном Тьмы в груди. Нашлись и придурки, что стали косо поглядывать на Дагиру, но пока обошлось без драк.
        Неделя как начался замес двух сторон. Темные против всех остальных. Другого выхода нет, иначе сметут. Кровь людская льется чаще крови монстров, каждый день полыхают битвы на всех уровнях Катакомб и конца этому не видно.
        Единственная точка спокойствия - крепость Бриг. Но там мы не были уже четыре дня, слишком мало времени. Никакого отдыха! Нельзя уступать Темным. Сейчас застряли все на сорок шестом. Долина Драконов.
        Не знаю, кто придумал назвать Долиной это место. Бесконечные горы острыми пиками возносятся к облакам. Не видно, есть ли за облаками потолок уровня. Зато видны десятки крылатых ящириц, что вьются над горами.
        Драконы оказались такими, как люди описывали. Огромные ящерицы, с крыльями, дышат огнем. Чешую хрен чем пробьешь. Одно спасение, они тупые, можно проскользнуть мимо. Заманить, отдав на откуп пару человек, пока остальные проходят. Благо, еще находятся люди, которых эта жизнь невероятно задолбала, сами на роль камикадзе идут. Если бы еще и миф о мудрости Драконов подтвердился - заказывай кремацию. В драконьем пламени.
        Сотни людей разбились на отряды, иначе не пробраться по-тихому. Говорят, видели отряды Темных, схватки прямо под носом Дракона не редкость. От ящериц огребают все.
        Идем отрядом по тропке на склоне горы. На этот раз всем отрядом, никого в Бриг не оставили. Слишком опасно, Темные могут повторить трюк с нападением на незащищенный дом.
        - Ох, черт, - нога на миг скользнула, под пяткой ощущение пустоты, екнуло в груди.
        Внизу пропасть, глубины не видать, внизу темный туман. Под ногами осыпаются камешки, тропка узкая, неустойчивая.
        - Осторожно, - бурчит впереди под нос Борм. - Тихонечко.
        - Будешь тут тихонечко! - Изгал за спиной ругается, опасливо косится вниз. - Один шаг не туда и пока.
        - Не ори, - спокойный голос Исланы. - Обвал может быть.
        - Хрен с ним обвал, - поучающий шепот Лугоса. - Драконы, молодой человек, вот кого опасаться надо.
        Между обвалом на голову и Драконами... Выбираю обвал. Мы уже видели, как на подобной тропе Дракон настиг отряд Нейтралов. Завис в воздухе, пыхнул пламенем. В пропасть полетели горящие факелы вопящих людей. Дракон способен спалить за секунду, в пепел обращается даже оружие и броня. В тот раз Дракон забавлялся, так, прижег слегка, а потом ловил обгоревших людей в воздухе, поднимал выше, чтобы разжимая когти, наблюдать смертельный ужас падающих жертв. Жуткая смерть.
        - Впереди пещера, - радостный шепот Рыцаря. - Наконец-то!
        Единственные места спокойствия, пещеры и проходы внутри гор. Редкость, когда удается спрятаться от курсирующих в небесах Драконов. У нас есть на крайний случай пару наборов зелий от прокачавшегося Димида, но они как последний шанс. Других таких зелий не будет, уникальные ингридиенты нужны.
        Вот мы и в пещере. Невысокий потолок, едва макушкой не цепляешься. Впереди темный зев, сквозняк гуляет, значит, сквозная пещера. Ничего, нам хватит. Надеюсь, мы найдем переход. Сейчас добрели примерно до середины уровня, обязан быть где-то здесь.
        - В жопу все, - сажусь у неровной стены. - Отдыхаем час.
        Дагира притулась сбоку, мелко дрожит. Холодно на всем уровне. Распахиваю плащ, укрывая полой озябшую девушку. Прижалась ко мне, греется, глаза закрыла. Дагире все хуже с каждым днем, боюсь, если поход затянется - она умрет. Тьма зреет в ней плотным коконом, пульсирует, обжигает болью. Воля конечно поднимает болевой порог, но саму боль не снимает. Жалко ее, скорее бы закончить со всем этим, избавить от изнуряющего соседства с Тьмой.
        - Потерпи еще немного, - который раз за сутки шепчу на ушко.
        - Угу, - прижимается еще сильнее, в надежде впитать больше тепла.
        Я бы мог согреть Светом, но будет лишь больнее. Остается обнять покрепче, закрыть полой белого плаща ото всех бед и невзгод. Хотя бы на час.
        Ребята занимаются кто чем. Ислана отобрала у Борма меч, уселась рыцарю на коленки, полирует лезвие странным камнем, синие искры сыпятся. Даже не хочу знать, что она делает. Лекций о своем деле и от Димида хватает. Сам Алхимик тихо прикорнул у стеночки, лицом к выходу. Если кто пойдет - мигом проснется.
        Изгал пошел проверить дальнейший путь, в руках плотный полотяной мешочек, хомячит сухари на ходу. Лазар шепотом общается с Лугосом, склонили головы друг к другу, слов не разобрать.
        Дагира уснула, сопит в шею тихонько, щекочет дыханием. Тоже прикрываю глаза. Открылся Статус, взгляд застывает на цифрах напротив параметра Свет.
        Имя: Леонид Игоревич Бродилов (скрыто)
        Ник: Леон (показывается)
        Класс: Маг Света
        Ур: 81
        Сила: 13
        Ловкость: 46
        Интеллект: 46
        Воля: 20
        Свет: 98
        Очки Развития: 2
        Репутация: + 3200 (Светлый)
        Навыки:
        Кулак Света
        Мерцание жизни
        Стрела Света
        Клинок Света
        Малый Барьер
        Сигнальная Нить
        Очищение
        Исток
        Луч Света
        Еще два очка и будет сотня. Но не могу вложиться туда. Чувство, что потеряю нечто важное. Если сравнить нас неделю назад и сейчас, разница коллосальна. Не только мы, за жалкую неделю почти все стали вдвое сильнее. Смотреть на нынешних людей необычно.
        Нейтралов можно посчитать сверхлюдьми, обычными уж точно не назвать. Намного сильнее, живучее, ловчее, размышляют с такой скоростью, что обалдеть можно. Даже самые тупые теперь выдают решения задачек шустрее калькулятора. На привалах бывали у Нейтралов, видели как они забавляются.
        Но если взять Храмовников. Вот тут ни за что обычными людьми не назовешь. Даже просто людьми! Нейтралы для нас, как обычные люди для них. Мы лишены многих слабостей, намного могущественнее.
        Взять меня. Свет лишил чувства голода и жажды, избавил от потребности в дыхании. Мне неведомы Жадность, Страх, Стыд, Гордыня, Похоть. А за эту неделю Свет забрал Лень, а после Гнев.
        Хрень с ней, с Ленью, я уже отучился бездельничать. Лень - механизм сберегания энергии, оставшийся от далеких предков. Сейчас у меня этой энергии, завались! Хоть жопой жуй. Нечего экономить. А вот с Гневом иная солянка. В бою часто полагался на злость, жаркий гнев спасал от боли, давал сил. Теперь в бою лишился внутреннего огня, что незримо поддерживал весь путь после Конца Мира. Холодная голова, когда бьешься - необычное чувство.
        Сражение без ненависти - как макарошки без соли и мазика. Так Димид сказал. Склонен согласиться.
        Друзей не обошла участь изменений. Изгал постоянно жрет, потому что не испытывает голода. Просто не знает теперь, когда есть надо? А организм быстрее восстанавливается, если покушать. Вместо подмоги подлянка.
        Димид сейчас делает вид, что спит. Дыхание ровное, расслаблен, вон как на боку разлегся сытым львом, разве что задней лапой не дрыгает во сне. А ведь Алхимик больше не может спать. Ему и не надо. Свет живет в каждом из нас, есть Источник или нет, но чудо-сила меняет, избавляет от огрехов в своем понимании.
        Потому и опасаюсь догонять очки Света до сотни. Энергосистема полностью заполнила тело, проникла в каждую клеточку. Сижу сейчас, дышу в унисон с Дагирой. Имитация, вот что я делаю. Все тело, одна сплошная имитация из Света. Меня царапнули два дня назад, по незащищенной руке. Крови не было, сквозь царапину проникает свечение, словно под кожей мини-прожектор врубили. Я хочу бояться этого, хотел бы, да больше не могу. Остается только верить в здравый смысл, интуицию, стараться не потерять ускользающее ощущение, что я все еще человек. Осталась маленькая грань, что горит синим в Статусе циферкой "98". Пересеку ее... Что же тогда будет?
        Кстати, Репутации вроде хватает на низкопробный навык. Да хрен с ней, Луч Света взял, больше ничего пока не надо. Навык силен, куда сильнее Клинка Света или Стрелы. Чешую Дракона правда только подплавил, когда вдарил в полную силу. Но на остальных-то нормально действует. Демонов любых мастей сносит прямиком в Ад, пепла не остается. А нам последние пять уровней только Демоны и попадались. Вот уж где проклял собственную броню. Кидаются твари, за уши от меня не оттащишь. Глупо такое говорить, но с Драконами вздохнул свободней.
        Вернулся Изгал, сел рядом.
        - Пещера ведет на ту сторону горы. Выглянул на секунду, сразу Дракон над башкой пролетел, успел только увидеть долину. Между трех гор. Нормальная такая, кустики, пара озер, скалистая. Будет, где спрятаться.
        - Хорошо. Отдохни, скоро пойдем.
        - Думаешь, переход там?
        - Долина в середине уровня, - хмыкнул тихо. - Их на всем уровне не много. Если не тут, то где?
        Изгал устроился с другого боку, задержал взгляд на черной макушке Дагиры.
        - Как она?
        - Плохо.
        - Надеюсь, она выдержит...
        - Выдержит, - уверенно прерываю воина. - Она сильная.
        - Может, Лазара позвать?
        - Не надо надо мной трястись, - пошевилалсь девушка, буркнула сонно: - Не хрустальная.
        Взглядом затыкаю Изгала, пусть девушка отдохнет. И так морщится, когда думает, что никто не видит. А еще у Димида Эликсиры Осени выпрашивает, тайком от меня. Дурочка, будто переживать сильнее буду. Мы справимся, скоро ты перестанешь страдать.
        Найти бы еще того урода, кто с ней сделал подобное! Но Дагира молчит, как рыба об лед, о времени в рабстве у Темных ни слова.
        ***
        Другой конец пещеры вывел в долину. Ветер на высоте холодный, порывами забирается под одежду, пытается выстудить тело. Крутой спуск змеится узкими тропами, не навернуться бы. Оглядываем долину с высоты. Изгал довольно точно описал. Большая долина, мелкие скалы рассыпаны по всей долине в хаосе, как детские игрушки в комнате. Отсюда два озера видятся мелкими лужами. Долину окружают три горы, что срослись боками. Так просто сюда не попасть. Дракона пока не видать.
        Внимание привлекла вспышка вдалеке, как петарда взорвалась. Из-за тени от горы другой конец долины плохо видно. Да и далеко. Еще раз полыхнуло, ветер доносит эхо грохота, будто там небоскреб рухнул. Неужели Дракон там?
        - Изгал, у тебя бинокль?
        - Ага. Держи.
        Тяжелый, армейский бинокль старого образца, но еще прекрасно служит. Кручу колесико, настраивая фокус, а взгляд уже мчится вперед, в другой конец долины.
        В подножье горы выбита лестница, венчает ее высокая арка с переходом. У перехода кипит сражение. Месятся сотни людей толпа на толпу. С двух сторон прибывают десяки новых участников. Не трудно догадаться, кто с кем. Как два моря схлестнулись, Темные с другими Храмами. В этот раз там оказались Темные Маги, волны Тьмы захлестывают десятки Нейтралов, люди исчезают под ними без следа.
        Хлестают по рядам пламенные струи, волны Тьмы разбиваются о поднятые каменные стены. Землевики теснят Темных к переходу, зажали. Но получают в правый фланг атаку от магов, Темные ринулись в атаку, ряды смяты, снова всеобщий хаос и мясорубка. В переход потихоньку проникают отряды с обеих сторон, на лестнице битва еще ожесточенней по ступеням катятся упавшие.
        - Ух, ё...
        - Чего там? Дракон? - по голосу слышу, Изгалу не терпится самому взглянуть.
        - Хуже, погляди. Там Темные с остальными смахнулись.
        Изгал принял бинокль, быстро оглядывает не только место битвы, но долину.
        - Не кисла там зарубились, - ухмыльнулся воин. - Ага, вижу. Проходы во всех трех горах есть, с одной стороны Темные прут, с другой "наши".
        - Чего делать будем? - Димид отбирает бинокль, сам смотрит. - Легко теперь не пройти.
        - Радоваться будем, - буркнул Лугос. - Вовремя отдохнуть присели. В кои-то веки в массовую битву не втянуты.
        - Димид, - отвлекаю друга от разглядывания мясорубки внизу. - Доставай свои чудо-зелья. Попробуем протиснуться незамеченными.
        - Пяти минут не хватит!
        - Ближе подойдем, - признаю правоту Алхимика. - А там уже...
        - Ты уверен? - как от сердца отрывая, Димид раздает флаконы.
        - Давай, не жмись. Уверен.
        В руки попадают два флакона. На каждый можно было обменять комплект доспехов, как у Борма. А за оба и мой прихватить на сдачу. Только за счет стоимости ингридиентов.
        Белый флакон легкий, почти невесомый. Внутри клубится сжиженный Свет.
        "Зелья Сокрытия"
        "Свет укрывает любимых детей ото всех невзгод, ни один взор не остановится на вас.
        Действует пять минут.
        Ограничения:
        Только для Светлых
        Создатель: Димид"
        Синий флакон проще, горлышко шире, внутри синия слизь. Ее на сапоги вылить надо.
        "Зелье Тишины"
        "Скрадывает звуки передвижения, смешивая с фоном вокруг.
        Действует пять минут.
        Создатель: Димид"
        Мы видели, как Димид готовил зелья на привале. Причем, привал из-за него и был. Чуть ли не посреди врагов пришлось! Учитывается все, нужное время, положение Алхимика, какой котелок, пентаграмма под костром. Димид в котелок даже кровь лил, вскрыв вены. А с Зельем Сокрытия пришлось помогать мне, добрый десяток минут вливал Свет в бурлящую жижу. Такие усилия, редкие компоненты, а время действия - жалкие пять минут! Маги Воздуха такие штучки по щелчку пальцев используют, а нам так изгаляться. Не справедливо, блин.
        Жаль, что такие зелья можно готовить только раз в месяц. Ну, зато по Димиду всегда можно узнать время полнолуния, как жопой чует.
        Это уже не низкопробная Алхимия, действия этих зелий не перекрыть ничем. Даже взор Драконов не проникнет сквозь действие зелья Сокрытия, а шаги не услышала бы и летучая мышь.
        Идти до перехода около часа, если не торопиться. Еще тлеет надежда, что там все без нас кончится. В общей битве никогда не знаешь, откуда прилетит. Тем более с такими союзничками. Осталось два уровня Катакомб, предательства не удивят.
        Спустились с горы без проблем, топаем по каменистой земле, чутко вслушиваемся в каждый шорох. Обходим каждую мелкую скалу так, словно там враг засел.
        - Прячься! - крик Изгала.
        Спустя секунду спина прижимается к ближайшему валуну. Сверху хлопки кожистых крыльев, что с натугой несут Дракона. Чертова ящерица проносится над нами, не обратив внимания. Взгляд различает чещуйки на брюхе, острые шипы хвоста. Пара взмахов огромных крыльев уносят Дракона дальше. К настоящему пиру для огнедышащей твари.
        - Капец, - выдыхает рядом Димид. - Все хуже и хуже.
        - То ли еще будет, - угрюмо отозвался Лугос с другой стороны.
        Как бы не хотелось, а придется лезть. Нас уже обгоняют.
        - Погнали. Пока Дракон там всех заставит просраться, проскользнем в переход.
        - Лучше бы он там всех расшугал, - хмыкнул Изгал.
        Появление Дракона подстегнуло, сами не заметили, как достигли подножья горы с переходом. Еще минут пять быстрого шага и окажемся прямо на поле боя. Дракон беснуется, длинная шея изгибается в ответ на атаки людей, клыкастая пасть извергает валы огня. От жара во рту сухо, как в пустыне, горячий ветер бьет по лицу. Но атаки на Дракона летят с прежней силой, как там кто-то еще выживает?
        Наткнулись на Огневиков. Два парня и девушка скрылись за скалой, девчонка зажимает живот, алая мантия пропитывается кровью. Парни устало привалились к камню, на лицах вздулись чернотой вены, стонут. Тьмой отравлены. Да и у девушки по шее медленно взбирается чернота. Темные Маги не хило отмудохали, не жильцы.
        - Светлые? - заметила нас девушка. - Помогите нам.
        Не красотка уж точно, толстая, губы разбиты, под глазом фингал синеет.
        - Добить, - краткая команда парням.
        Ислана поджала губы, но ничего не говорит, отвернула голову под звуки ударов мечей.
        - Не надо! - жалостливый крик прерывает удар клинка.
        Синие искры взметаются, оставляют алые одежды навсегда лежать здесь.
        - Пейте зелья и рысью к переходу. Постараемся не врезаться ни в кого. Обходим справа, вроде Дракон туда меньше бьет.
        Зелье Тишины синей слизью капает на сапоги, пятна растут, захватывают стопы, исчезают. Только легкое свечение остается. Топнул на пробу, ни звука. Зелье Сокрытия озаряет наши тела изнутри, потоки Света окружают, закрывают коконом. Мы видим друг друга прозрачными силуэтами. Теперь только Светлые смогут нас заметить, но их тут нет.
        Позади взметнулась пыль, мелким ураганом опала к земле, открыла фигуру Мага Воздуха. Вадар!
        - Леон? - шепотом спрашивает маг. - Отзовись.
        А вот хер тебе! Знаками показываю ребятам следовать дальше. Вадар пустил с рук пару тонких порывов ветра, они проходят сквозь тела, разбиваются о скалу.
        - Черт, - зло выдохнул маг. - Ладно.
        Снова взметнулся ветер, скрыл мага с глаз. Сталкер хренов, так и знал, что следит. Не собираюсь ему отвечать, снова ведь втянет в авантюру. Атаковать Дракона, например. В жопу его планы.
        Быстро идем к переходу, как и задумали. У нас всего пять минут, секунды чувствуются, как ускользающее сквозь пальцы время. Спешим.
        На лестнице свалка, Дракон не видит перехода, народ ломится к нему. Кровь там запятнала ступени, полыхает Тьма и Огонь, Нейтралы и Рабы орут, стараются и под магию не попасть, и врага пырнуть.
        А возле Дракона тоже веселуха. Отряд Храма Земли во главе с Хромом и Огневики с одной стороны, Темные с другой. Еще и Жрицы Воды с Нейтралами под ногами у всех путаются. Там о сражении друг с другом речи нет, стараются Дракона завалить.
        Воу! Огневики отжигают! Бороться огнем с огнем это сильно. Выдох Дракона сталкивается с Огнем Жрецов, два пламени пытаются пересилить друг друга.
        Храм Земли тоже не баклуши бьет, Хром совместо со своими магичит. Колонна камня вырывается из-под лап Дракона, с громовым треском врезается в пасть. Летят обломки клыков вперемешку с щебнем, яростный рев с кровью, рык такой, что колебания воздуха видно. Лупануло по ушам, словно граната над ухом взорвалась.
        Дракон забил на игру с людишками, рванулся в лоб на Хрома, разметал Рыцарей как оловянных солдатиков, метнулась в рывке пасть. Вот блин, он достал Хрома! Клацают мощные челюсти. Дракону прилетает Тьмой в бок, игрушка забыта.
        Хром рухнул совсем рядом с нами, пяток метров всего. Точнее, половинка Хрома, верхняя. Его как циркуларной пилой в талии перерубило. Ислану мутит, Борм поспевает подставить руку, обнял. Не до конца еще наш Кузнец от боязни крови избавилась.
        - Твою мать, - не сдержался Изгал. - Он жив еще!
        Хром так просто не сдается. Натужно пыхтит, поднимаеясь на руках. Ниже пояса налепляются камни, почва словно сама срывается на помощь Магу Земли, закрывает раны, камешки со стуком липнут друг к другу магнитом. Нарастают ноги. Хром за секунды превратился в полуголема.
        - Я не умру! - твердый голос Хорма, полный решительности.
        Каменные ноги шевельнулись, Хорм встал на колено, поднимается. Дракон заметил, мощный выдох пламени, ревущий огонь скрыл за собой Хорма. Я отшатнулся, закрывая лицо от жара. А когда убрал руки, вместо Хорма остались обгоревший до красноты и сажи камень, вроде, это были ноги. Земля тебе пухом, Хорм.
        - Ходу! - время дорого.
        Мы побежали. Плевать на толкучку на лестнице, народ не понимает, кто отталкивает с пути.
        - Он смотрит сюда! - отвлекает громогласный крик. - Дракон!
        - Дракон заметил переход!
        - Нет! Он на бегущих к нам нацелился!
        А люди и впрям забили на сражение, бегут к единственному безопасному месту, переходу. Дракон поднялся на задние лапы, распахиваются кожистые крылья. Огромная тень накрывает лестницу и людей. Меж зубов ящера зажигаются красные искорки, в глубине глотки, красной, как магма, клокочет пламя, набирает мощь. В этот раз он жахнет во всю силу, таким пламенем Драконы сжигают города.
        Давка бешеная, отдавил кому-то ногу, вдарил с локтя в висок, когда навалились справа. Позади вцепилась в плащ Дагира, хватаю ее, толкаю перед собой. Ребята впереди, Борм с Изгалом работают клином, пробираются наверх. Арка перехода все ближе, люди один за другим исчезают в тумане.
        - А-а-а! Пропустите! - орут в толпе.
        - Свалите, отбросы! - маг бьет по толпе хлыстом Тьмы, не разделя своих и чужих
        - Сука!
        - Щас плюнет!
        Быстрее! Не успеем!
        - Прорыв Щита! - рявкнул Борм, предупреждая нас.
        Вслед за кровавой просекой переломанных людей влетаем в туман всем отрядом. Я вхожу последним, спиной ощущая жар драконьего пламени.
        "Сорок седьмой уровень Катакомб. Двор Чистых Душ"
        - ...ец вовремя! - слышу Изгала, вывалившись из тумана.
        Спало Сокрытие. Туман тускнеет, арка рушится, опадает обломками. Пути назад больше нет. Вокруг какой-то город, дома из светлого кирпича, десятки людей. Мы на широкой улице, позади высоченная стена, впереди дома. Вдалеке возвышается огромный дворец, острые шпили рвут пушистые облака, что плывут в синеве небес. Небо! Тут есть небо! Не успел оглядется, как рванул взрыв впереди, двухэтажный дом сложился внутрь. Битва не закончена. Плевать, главное мимо Дракона успели проскользнуть.
        - Что?! - оглашенный крик заставляет вздрогнуть. - Светлые!
        Прямо в руки к Темным, чтоб их! Орал тощий, как глист мужик. Черный плащ на нем висит, как на вещалке. Больше он ничего не успел сказать. Изгал рывком сблизился, сверкнул дугой клинок, голова с плеч. Идеальный удар.
        - Сверху! - кричит Борм. - Назад!
        Отпрыгиваем к стене. А сверху, со стены летят монстры этого уровня. Разглядеть получается не сразу. Крики людей меняются с яростных на паникующие, все ломятся кто куда. Мы тоже сныкались, как раз за стеной сложившегося дома. Пыль еще стоит в воздухе, меньше заметно будет.
        Бежим проулками, узкими настолько, что наплечники то и дело высекают искры из каменной кладки. Вывалились на соседнюю улицу, чтобы застать ужасающее зрелище.
        "Рыцарь Двора. 85ур"
        Он проходит сквозь отряд Рабов Темных, не останавливаясь. На две головы выше всех, латы закрывают тело несокрушимой, сияющей сталью. Поверх доспеха белая туника до колен, золотая цепочка служит поясом. Шлем орлиной головой без глаз, забрало-клюв обращается к жертвам безжалостным ликом. У этого существа две пары рук. В нижней паре щит и меч, в верхней короткие копья, острыми наконечниками качаются над головой в такт шагам, жалят во все стороны. Но больше поражает круглый нимб над шлемом и аура. Словно нет под латами ничего, кроме Света.
        Рыцарь Двора походя расправляется с людьми. Никого не убивает. Хуже. На монстра кидается здоровый Раб Темных с топором, он смахивает на варвара, горы мускул бугрятся, когда варвар наносит удар. Рыцарь Двора обратил к человеку клюв-забрало, взмах меча, пинок. Меньше секунды тратит на врага. Он стал настоящим кошмаром, отсекает кисти, потом руки до локтей, а следом до плеч. Следом отрубает ноги.
        Мало проблем, так с другой стороны появился точно такой же! Люди зажаты меж двух огней, бросаются в узкие переулки, как тараканы от тапка.
        Никто не удостаивается милосердного удара, обрубки людей крича дожидаются смерти, истекая кровью в агонии безумной боли. За секунды улица превращается в филал чистилища, где грешников карают без жалости, без малейшей толики пощады.
        Рыцари Двора почуяли мой взгляд, резко обернулись. Черт! Нам капец! Но нет, увидев меня, опускают оружие. Уходят, по пути наступают на кричащие обрубки людей, хруст костей сопровождает их шаги.
        Неужели они Светлые существа?Хотя глупый вопрос, я же чувстую в них Свет. По силе на треть слабее моего будет. А их скорость, мастерство! Все на высшем уровне. Впервые за все Катакомбы мы встретили подобных. Наконец-то окупилось страдание от доспехов! Ха-ха-ха! Светлые существа не нападают первыми. Если тут все такие - это шанс!
        - Чего там? - спросил Изгал.
        Остальные слышат вопли. Ожидающие взгляды. Вкратце рассказал. Любопытный воин выглянул из переулка, вернулся с такой бледной рожей, что альбомный лист заменит.
        - Может, хоть добьем бедняг? - сглотнул Изгал.
        - Пусть мучаются, - оскалился Лазар. - За то, что продались Тьме.
        - Забудь про них, - также жестко добавляю я. - Нам надо идти. Нельзя терять время. Темных и других Храмовников немало успело перейти. Найдутся там и Маги и Жрецы.
        - Куда идти-то? - прикидывает вслух Лугос. - Самая высокая точка, вон тот замок. Или это дворец?
        - А я видел лестницу на стену, - вклинился Лазар. - Можем, оглядим все с высоты? Этот город огромен, побольше Гримгарда будет. Надо осмотреться.
        Где бы мы не оказались, из любой точки будет виден дворец в центре и огромные стены, окольцовывающие город. Так куда же пойти? Где переход на последний уровень?!
        - Посмотрите наверх, - Ислана кивнула на крыши.
        Оп-па, неплохо. Тут еще и по крышам можно неплохо пройти. Между домами расстояние маленькое, кое-где через улицу стоят арки. Они придают красоты, но и перебираться по таким широким аркам не составит труда. Если тут есть не Светлые монстрики, лучше идти скрытно.
        - Борм вышибай двери, заберемся на крыши и пойдем по ним. Ко дворцу.
        - Как скажешь, - безразлично ответил Борм.
        Только зашли в дом, почему-то пустой внутри, без мебели, как снаружи раздалось:
        - Какого хрена тут произошло?!
        Крик перебил стоны и крики, в ответ хрипят вразнобой:
        - Добей.
        - Прикончите меня!
        - Помоги!
        Лестница приводит на крышу. Не обращаем внимания на крики и звуки с улицы. Воу! Теперь понятно, чего тут на крышу такая лестница.
        Сверху прекрасный вид. Крыши домов ровные, белые, украшены башенками и беседками, словно еще один ярус улиц. Почти все дома красуются беседками с ажурными крышами, в клумбах цветут растения, на той стороне вообще целая оранжерея, прикрытая тонкими стеклянными стенками. Чей же это город, полный красоты и изящества, а так же монстров, настолько жестоко защищающих эту красоту. Двор Чистых Душ, да? Можем, мы просто не в силах увидеть истинных жителей?
        Лазар не дал задуматься, потянул за всеми. Но уходя по широкой арке на соседнюю улицу, чуял взгляд в спину, полный веселого интереса.
        - Слышали? - почему-то шепотом спросил Изгал. - Как посмеялся кто-то?
        - Нет, - озираемся.
        - Вот опять! - подскочил самый чуткий из нас.
        - Да тихо все, - раздражается Лазар. - Не ори, еще накличешь кого.
        Изгала передернуло, он первый ломанулся дальше по крышам.
        - Ну его в жопу, идем скорей, - подгоняет воин.
        - Какое странное место, - с любопытсвом озирается Ислана. - Красиво тут.
        - Не забывайте, - говорю всем. - Про Сирен, Ледяных Дев. В Катакомбах даже красота опасна. Не расслабляемся.
        С крыш мы видим отряды других Храмов, Нейтралов, Темных. Точнее, как их гоняют по улицам Рыцари Двора. Только Темные умудряются дать нормальный отпор, остальные частенько остаются обрубками на улицах. С каждой минутой улицы все больше окропляются кровью, город избавляется от чужаков с огромной скоростью. Рыцари Двора замечают нас влет, но задержав взгляд на мне, теряют интерес. Один раз Рыцарь Двора запрыгнул на крышу, уже почти рванул на Дагиру, когда я закрыл девушку собой. Рыцарь наклонил голову, долгую секунду задержал острое внимание, а потом спрыгнул вниз. Пронесло.
        Неприятности не могли избегать нас вечно. Остановились на крыше трехэтажного дома, присели в беседке отдохнуть хоть минуту. Рядом приятный запах красных роз, каменные скамейки делятся прохладой, ветерок ерошит волосы. И тут по беседке прилетает Водяным Тараном!
        - Малый барьер! - выпалил, едва не срываясь на крик.
        Шестигранник Света отражает удар, вода яростными брызгами разлетается по крыше. Следом в барьер прилетает десяток хлыстов разом, отражено, хлысты рубят цветы в клумбах, оставляют борозды в крыше, распадаются лужами. Барьер исчез, треть резерва ушла.
        На крышу запрыгивают Жрицы. Одна, две, три, последней, четвертой, появлятся знакомая всем Жрица Воды. Радагаста.
        - Вот и попались, - холодный голос с ноткой визгливой безуминки. - Я не дам вам победить!
        - О чем ты, дура? - выходит вперед Борм.
        Оставляем девушек позади. Взгляды и настрой Жриц не оставляет надежд на мир. Радагаста не отрывает взгляда от меня. Выглядит главная Жрица отвратно. Как женщина, что долго балансирует на грани отчаяния. Черные мешки под глазами, что даже не попытались скрыть косметикой, морщины избороздили прежде красивое лицо, капилляры в глазах полопались. Усмешка на губах отдает фальшью, придает еще более безумный видок. Ведьма, как пить дать, ведьма.
        - Сила Бога будет моей! Ты слышишь, Леон?! - резко, визгливо кричит Радагаста, будто не в паре метров стою. - Став Богиней, воскрешу Алдера и всех, кто погиб! Сдайся, так будет лучше для всех!
        - Что за чушь ты несешь, женщина? - выхожу вперед.
        Жрицы напряглись, воздух становится влажным, меж пальчиками Радагасты играют капельки воды.
        - Умри, - приказ, не просьба. - Я воскрешу тебя позже. Так буду уверена, что не помешаешь.
        Едва держусь, чтобы не наорать на обезумевшую от горя курицу. Сама ведь хотела прикончить бывшего муженька, а теперь слетела с катушек, стоило Алдеру помереть.
        - Дура, - припечатал веско в тишине ожидания. - Мертвых не вернуть. Особенно тех, от которых и тела не остается. Совсем чокнулась?
        - Глупец, - уже спокойней отвечает Радагаста. - Не буду вас воскрешать. Просто сдохни!
        Три тарана воды в упор, да еще и Колья Льда со спины, это перебор!

        ГЛАВА 15. ТРОН БОГА.

        Тараны Воды принял на себя Борм, столпы голубоватой воды врезались в щит, разлетаются волнами, как разбивается о волнорезы штормовое море. Колья Льда не напрягаясь срезал Изгал, отсек играючи. В итоге, я и шага не сделал.
        - Четыре на шесть! - крикнул Димид, швыряя в Жриц флаконы зелий. - Изи!
        Жрицы шустро прыгнули в стороны, три хрустальных флакона разбились, едкий дым зеленью плавит крышу, вовремя убрались. Разобрали противников, Радагаста достается мне одному.
        Рванул к ней, Стена Воды взметнулась перед лицом, ха, да плевать! Прошибаю телом плотную воду, Когти хватают женщину за лицо, швыряю с крыши. Сам прыгаю вниз, Плащ Герольда за спиной хлопает, как крылья, на лету достаю Меч Небес. Радагаста падает на мостовую, перекатилась по ровным плиткам, на волос с Клинком Света разминулась. Мы на узкой улочке, тут особо не побегаешь. Жрица вскочила, резко взметнулись руки к небесам, тугой волной проносится мощная аура сырой магии, заставляя отступить на шаг.
        - Я не остановлюсь! - отчаянно кричит Радагаста.
        Убеждай себя, сколько хочешь, Жрица. Взгляд цепляется за золотистый отблеск, на груди Радагасты качается цепочка с двумя кольцами. Большое и маленькое, бьются боками друг о друга, пока Радагаста руками выводит петли в воздухе. Символы уз между Алдером и Радагастой. Я лишу тебя этих уз, потом разобью тщетное сопротивление, вместе с верой в победу. Разрушу твои надежды, Жрица!
        Жестокие мысли придает Свет, полыхает внутри, жжет. Свет словно заменил мой Гнев своим, спокойствие рушится навеянным чувством. Какого черта? Мне плевать на надежды дурной бабы! Просто убью и все.
        Всего на секунду отвлекся, а Радагаста уже закончила. Вокруг поднимаются мелкие капли, парят вверх, как дождь наоборот. Наверняка один из сильных навыков, надо валить!
        Бесчетные капли белеют, обратились льдом, вытянулись в узкие иглы. Сотни ледяных иголок равернулись ко мне остриями. Млять! Бежать некуда!
        А надо ли? Желание уничтожить адепта другой Стихии жжет неистерпимым зудом, подчиняюсь ему. Меч Небес выпадает из ослабевшей хватки, ладонь сама собой направляется на врага. Прежде чем верный клинок коснулся земли, вырвался шепот:
        - Луч Света.
        Из ладони вырвался широкий луч, белое сияние заполнило улицу, испарило лед на пути. Полыхнуло так ярко и мощно, что сам опешил, в глазах темные мушки, ни черта не видно. Меня сейчас убьет или как?
        Звон сотен ледяных иголок дает ответ, они падают на мостовую острой лавиной, звенят по дороге, рассыпаются по земле.
        Проморгался, готов ко всему, хоть уворачиваться, хоть нападать. Но лед игл медленно распадается на лужи, а Радагаста так и стоит. Только без головы. Свет наполняет грудь ликованием, победа!
        Тело Жрицы падает на колени, заваливается набок, тает синими искрами. Странный вышел бой, больше с собственными чувствами воевал, чем с ней. До этого легко было гасить порывы Света, но с каждым днем растет сила навязанных чувств. Хоть в разум не лезет, спасибо и на этом.
        Спокойствие вернулось, Меч Небес щелкнул, запираясь в ножнах. С крыш над головой льется вода потоками, как во время ливня. Надо бы помочь парням. Или проверить на трофеи Радагасту?
        На мостовой грудой лежат синие одежды, блестят мокрые колечки замечательной кольчуги. А поверх нее золотые кольца, что странно сплелись, как два звена цепи.
        Сверху азартный крик Изгала:
        - Ах ты ж сучка!
        - Да пошел ты, - звонкий женский голос в ответ. - Получи!
        Снова ливануло с крыш. Ладно, пусть лежат. По крайней мере, Радагаста умерла с надеждой в сердце.
        Хватает Ловкости, чтобы в два прыжка достигнуть верха, Когти перчатки вцепились в карниз, закинули тело наверх. Но все уже закончилось. Синие искры покидают одежды, в крышах проломы, туда стекает вода. Парни недовольно пытаются отряхнуться от лишней влаги.
        - Долго ты, - с улыбкой кивает Изгал. - Радагаста все?
        - Мертва.
        - Эй! - крик из пролома, вроде Димид. - Помогите вылезти! Потолок высоко, а зацепиться не за что!
        - И мне! - в соседнем проломе показалась рука в латной перчатке, Борм хватанулся за край, но отломал, упал обратно.
        - А домики-то старые, - хмыкнул Изгал. - Надо осторожней ходить.
        - Ребят! Ну помогите!
        - Да идем, не ори!
        В такие моменты радуюсь, что сам в легкой броне хожу. Уж лучше скорость, чем заковаться с ног до головы. Димид нашил себе пластин Квехелита в подкладку, а этот металл тяжелее железа вдвое. Про Борма и говорить нечего, Ислана ему постоянно толщины доспеха добавляет. Как еще до боя не провалился, милостью Света, не иначе.
        ***
        Небо темнеет, потихоньку открывает вид на звезды. Продолжаем путь к дворцу. Мы не одни такие умники, по крышам идти. Пришлось спускаться, чтобы меньше сталкиваться с врагами. Все сейчас враги, нет здесь друзей и союзников. Мы сами по себе.
        Во дворец ведет лишь одна улица, главная. Она широка, прямой стрелой поднимается ко дворцу, низкими домиками устилает обочины, пока не остается мощеная белой плиткой дорога, что врезается в подножие дворца.
        Все стремятся туда. Чем ближе мы подходим, тем жарче битвы вокруг. Громыхнуло на соседней улице, треск и грохот рушашихся домов. Над крышами поднимается черный дым. По всему городу хватает очагов подобного дыма, Огневики разошлись. Изредка в небо косыми стрелами взлетают Тараны Воды, волны Тьмы пожирают улицы, в спину бьют тугие порывы Воздуха. Вокруг не утихают сражения всех против всех. Некому воззвать к голосу разума. Союзы забыты, дружба расторгнута, каждый Храм, каждый отряд сам по себе.
        - Быстрей! - подгоняю отряд.
        Бежим по одной из десятков одинаковых улочек, громада дворца все ближе, через пару домов улица кончится, придется переходить на главную. А там звуки сражения, крики, битва в самом разгаре.
        - Ай! - вскрикнула Ислана позади.
        - Ислана! - резко развернулся обратно Борм.
        Ислана не может шевельнуться, ее тень разрослалсь кругом, чернеет, девушка по щиколотку вязнет в ней, как в луже. Привкус Тьмы оседает на языке падалью и гнилью. А позади Исланы из черной лужи вырастает человеческая фигура. Приставляет короткий нож к шее, прямо к венке.
        - Не дергайся, - шипит на ушко.
        "Разшаг. 79ур. Темный Изыскатель"
        Знакомый парень, где-то я его видел. Тощий, жилистый, в черной кожаной броне. Он оглядывает нас, взгляд как у психа, ни на секунду не останавлявается на чем-то одном, зрачки так расширены, что радужки не видать.
        Не успели и пикнуть, как еще проблем привалило. Впереди стена дома рухнула, кирпичи осыпаются, вырывается наружу огромный монстр. Собака размером с носорога. Шкура красная от крови, костяные шипы гребнем из спины торчат, ошейником венчают мускулистую шею.
        "Грызга. 78ур"
        От монстра веет Тьмой, черная слюна сочится меж клыков, падает щипящим ядом на мостовую. Грызга рычит, пружинит лапы перед прыжком.
        - Тише, тише, дорогой, - следом из пролома вылезает женщина.
        "Гидала. 78ур. Приручитель"
        Черные волосы, одинаковая броня. Эти двое...
        - Привет, - весело улыбается женщина. - Давно не виделись.
        - Помните нас? - Разшаг скорее вякнул, чем спросил. - Не двигайтесь! А то порежу ее.
        Больше он ничего не смог сказать. Как Борм развил такую скорость, непонятно. Неужели использовал Прорыв Щита? Борм оказался за спиной шантажиста, острие меча застывает у глотки Разшага, подобному тому, как он сам Ислану стращает.
        - Только дерни хоть пальцем, - угрожающий тон Борма пробирает до мурашек. - Только попробуй...
        Грызга скалит клыки, рычит.
        - Помню я вас, - решил разбавить напряжение разговором. - Вы те два неудачника, что просрали посылку нам.
        - Эм, - растерялась Гидала, теребит кончики длинных волос. - Может, просто поговорим? Отпустите Разшага, пожалуйста. Нам просто приказали передать вам кое-что.
        Меня сбивают с мысли собственные ощущения. Вижу Приручителя, а чувствую, как Мага. У нее появился Источник, слабый, но ровно пульсирующий. Может, на ней тоже эксперименты ставили? Догадку подтверждает тату "18" на щеке Гидалы. У Дагиры такая же на шее. Тьма связывает Гидалу и Грызгу, передает монстру силу. Она готовится атаковать?
        - Изгал, - шепнул в сторону. - Ислане.
        - Понял.
        Воин Рывком оказался рядом с плененной Исланой, отвлек крик:
        - Нет! - Гидала махнула рукой.
        Грызга рванула ровно на меня. Малый барьер!
        Шестигранник Света содрогнулся, вижу оскаленную пасть монстра. Туда не то что голова, я целиком влезу! Барьер треснул, на шаг отступил. Да ладно! Секунда удивления аукается пропущенной атакой. Грызга еще раз рванулась, барьер разлетается осколками, пасть прирученного монстра смыскается на левой руке.
        - Леон! - крик Дагиры.
        - Все в порядке!
        Перчатка держится, клыки сжимают металл, не в силах смять. Злобный рык, красные глаза горят яростью, голодом. Да ты охренело, животное! Я тебя щас пополам разделаю! До Меча Небес не дотянуться, вломил с правой Кулаком Света по морде.
        - Отцепись! - еще удар, а теперь в глаз пальцем.
        Как тебе такое?! Визг Грызги патокой для слуха, но не хочет разжать челюсти, мотыляет башкой, с трудом держусь на месте.
        - Ай! - вскрикивает хозяйка Грызги.
        Стилеты Лугоса проткнули Темной ноги, Грызга разжала челюсти, оставив царапины на металле. Рванулась на защиту хозяйки, новые броски Лугоса отражены шкурой без труда.
        - Прочь! - резкая команда от Темной.
        Грызга рванулась обратно в пролом дома, на загривке вцепилась в костяные наросты Гидала. Внутри дома грохнуло, словно еще пару стен снесли. Сбежала, сучка!
        С Исланой все в порядке, Разшаг без руки, по локоть отрезали. Катается по мостовой, Борм с Изгалом охаживают парня ногами. Он извивается червяком, кричит. Ислана потирает шею, мелко дрожат пальцы.
        - Простой смертью не отделаешься, - азартно выдает Изгал, к каждому слову добавляя удар.
        Разшаг пытается провалиться в тень под собой. Уже наполовину увяз в черной жиже, как Борм за шкварник вытащил обратно, швырнул в стену дома.
        - Ну и какого хрена это было? - протянул недоуменно Лазар. - Да хорош его колотить! Дайте я!
        - Скотина, - Борм в последний раз вмазал по лицу сапогом, уступил Целителю место, отходит к Ислане.
        - По приказу! - вопит Темный. - Не хотел я!
        - Ну конечно, - Лазар ласково треплет его по макушке. - Сейчас все расскажешь, кто, чего, куда. Птичкой запоешь. Леон! У нас ведь есть время?
        Звуки боев на улицах отдаляются, вроде близко никого. По ощущениям Тьмы рядом нет, Гидалу не чувствую. На краю ощущений полыхает Огонь и Тьма, а в другой стороне слабенько Тьма и Вода. Вроде на нас никто не ломится.
        - Минута и погнали.
        - Понял, - Лазар деловито засучивает рукава.
        Разшаг запел соловьем через десять секунд. Мы окружили парня, слушаем да за округой следим. Изгал держит острие меча у кадыка, парню и сглотнуть страшно.
        Информация течет потоком. Темные Маги нашли способ не только передавать Зерна Тьмы другим, но и создали специальный Артефакт, чтобы извлекать Источники других Магов и Жрецов. План Темных прост, создать Бога, что будет властвовать над всеми Стихиями. Закавырка только в том, что забрать Источник силой нельзя. Добровольная отдача и никак иначе. Темные уже собрали Огонь, Воду, Землю. Остался только Свет и Воздух.
        - Вот, - трясущимися руками Разшаг ставит возле себя хрустальный шар, похожий на гадальный, с детский кулачок размером. - Послание такое. Если Леон поместит туда Зерно Источника Света, Шаграм излечит... эту.
        Бегающий взгляд со скрытым презрением остановился. На Дагире.
        - Зачем ему именно мой Свет? - сверлю взглядом парня. - Он знает, где взять Магов Света. Как и ты. В нашем городке еще оставались.
        - Не знаю, - усмехнулся Разшаг.
        - Ну, сука, - Лазар снова склонился над жертвой.
        - Не надо, - сучит ногами Разшаг, пытается вжаться в стену.
        - Говори, падла!
        - Убьет! - завопил во все горло Разшаг. - Процесс отдатия убьет! Артефакт так устроен! А-а-а! Шаграму нужен Свет только Леона, там что-то с особенностью Источника связано! больше ничего не знаю! Не знаю! Умоляю, не надо!
        Когда Лазар выпрямился, от Разшага остался окровавленный кусок мяса. Кожи на лице нет, глаза ссохлись, нос впал. Только ноги дрыгаются в конвульсиях.
        Вовремя Лазар закончил. Удар милосердия стал наградой за правду. А к нам приближаются десятки Темных, окружают.
        На крышах появляются Грызги, огромные, пасти скалятся. Гидала привела подмогу. Она рыщет взглядом, пока не натыкается на тряпье, оставшееся от парня. Рядом с женщиной встают другие Приручители. Четверо. Одинаковая броня из кожи, на лицах ухмылки. У одного рожа такая противная, что Ислану передернуло. Шрамов больше, чем кожи. Тату "18" на видных местах, чувствуются, как хиленькие Маги. С другой стороны подбираются еще Темные, медленно подходят, осторожно.
        - Вы заплатите, - выдыхает сквозь зубы Гидала. - Но сначала... Зерно Источника! Быстро!
        Взгляды Темных останавились на мне, ожидание. Даже Грызги смолкли, почуяв настрой хозяев.
        Шар-артефакт рядом, только наклонись и протяни руку.
        - Давай же, Леон! - протягивает руку Гидала. - Обещаю, мы не тронем остальных. А эта... Будет жить без Тьмы. Дура, конечно, но ведь вам так хочется?
        - Леон? - Дагира с беспокойством в голосе. - Не надо.
        - Тебе решать, - пожал плечами Лазар.
        Парни кивнули, только Дагира еще ничего не поняла. Умоляющий взгляд как ножом по сердцу. Дурочка...
        Поднимаю ногу, подошвой сапога чувствую шар, катаю меж сапогом и мостовой. Темные так забавно следят за артефактом, словно вопрос жизни и смерти.
        - Передайте Шаграму, - мой голос полон уверенной насмешки.
        Поднимаю левую руку. Когти Герольда складываются один за другим, пока не остается средний. Когтистый фак, получите, распишитесь. Хруст шара под сапогом, осколки рассыпаются стеклянным звоном. Грызги воют в небо, подобно волчьей стае. Гидала сжимает кулаки.
        - Плохой выбор, - только и выдавила из себя Гидала.
        - Для вас да.
        Грызги Приручителей рычат. С остальных крыш показались Разведчики Темных, наставляют арбалеты. Незнакомый Темный Маг появился из переулочка, шагает неспешно, плащ за спиной качается в такт шагам, лысина блестит. Прямо на макушке тату "18" готическим шрифтом. Золотая цепочка на бычьей шее, выглядит внушительно. Как охранник на входе в ночной клуб. Хе-хе.
        "Забраз. 80ур. Темный Маг"
        Топает к нам с Кулаками Тьмы и паскудной ухмылочкой. Лучше бы не улыбался, щель между передними зубами такая, что трамвай въедет.
        Убираем девушек за спины, встаем полукругом, готовые к битве. Грызги спрыгнули, острые когти клацнули о плитки мостовой.
        - Ну, - Борм хрустит шеей. - Сейчас вы огребете.
        Темных не впечатлило. Их больше пугает Забраз, Темные смотреть-то на него боятся. Ждут команды.
        Дагира дрожит.
        - Ты чего?
        - Я помню его, - голос девушки дрогнул. - Будьте осторожны.
        Неужели это экспереминтатор?!
        - Так это он...
        - Нет! - поспешно перебила Дагира. - Другой. Забраз безумен, псих! Садист.
        Забраз остановился в десятке метров, задержал взгляд на осколках артефакта.
        - Понятно. Этого в живых, - Темный Маг кивнул на меня. - Остальных в расход.
        Всех отвлек смех с крыши, а следом вопль падающего Приручителя. Горящим факелом разбился об мостовую. А наверху смеется Жрец Огня. В волосах играются языки огня, руки распахнули алую мантию в дружелюбном жесте.
        - Что за веселье и без нас?! - вскричал мужик. - Правда, парни?!
        Следом за ним появляются Жрецы Огня, девятеро. Заводить разговор никто не собирается, хлопнули арбалеты, отправляя Жрецам Огня острые подарки. Грызги ломанулись на нас. Зря отвлекся, Забраз оказался рядом, одним ударом Кулака Тьмы вышиб из компании друзей.
        Не кислый ударчик, аж искры в глазах.
        - Больно ведь, сволочь, - поднимаюсь, потирая щеку.
        Закрутилась битва. Воют Грызги, матерятся Жрецы, полыхая во все стороны. Жара, неразбериха, еще и болты арбалетные летают. Изгал на миг показался в гуще битвы, столп пламени рванул под ногами, за миг до удара снова исчез Рывком. Орет Димид весело, швыряя во всех подряд флаконы.
        Слабачок-то Маг оказался, таким ударом Шаграм бы мне мозги через ухо вышиб. Или он так специально? Мягонько, чтоб товар не повредить. Забраз потирает кулак, не глядит на хаос битвы, идет на меня. Лови ответку! Луч Света озарил улочку, уничтожил в пыль пару Грызг, невовремя прыгнувшего с крыши Жреца Огня, а Темный Маг умудрился вжаться в землю за мгновенье до удара Светом.
        Не успел Забраз вскочить, как на спину упал флакончик с зельем, разбился от легкого удара, разлил по спине едкую начинку.
        - А-а! Млять! - крутится на месте Темный Маг, пытается скинуть плащ.
        Тактика у нашего отряда простая, сначала вышибать самого крутого. На Забраза накинулся Борм, Прорыв Щита смел Темного Мага, как пылинку, вбил в пролом дома, откуда впервые Гидала показалась.
        Улица за секунды превращается в валы щебня, кирпичей и стонущих тел. Дым слезит глаза, все заволокло черным, удушливым дымом. Пытаюсь увидеть где остальные, иду на звуки сражения.
        Половинка Грызги скулит, пытается на передних лапах доползти до заваленного стеной хозяина. Добиваю Стрелой Света обоих. Отмахиваюсь от синих букв перед глазами, не до вас сейчас, "Циферки"!
        Из дыма вырывается знакомая фигура.
        - Валим нахер! - тащит ко мне Дагиру за руку Изгал, кашляет, рожа красная.
        Дым дал прореху, вижу что дальше. С того конца еще Темные бегут, с размаху вляпываются в огненный вал, ржет Жрец посреди улицы, заливисто, звонко смеется, запрокинув голову. Идейный последователь Алдера, чтоб его в Аду черти в жопу драли. В открытый рот Жреца влетает арбалетный болт, смех прервался.
        - Где остальные?!
        - Через проулок на главную! Кха-кха! Быстрей!
        - Куда собрались?! - громогласный ор Забраза.
        Темный Маг вырвался из дыма, как черт из табакерки. Налетел ураганом ударов. Из-за дыма ни черта не видно, он бьет наугад, я так же защищаюсь. За секунду отхватил десяток смачных оплеух в тело. Нагрудник защитил, но Тьма жжется не хуже огня, больно! Забраз знает толк в рукопашке, но уж больно слабоват, как Маг. Видать, больше в Силу вкладывался, потому что ударами сотрясает, как пушечными ядрами. Закрываю голову, но схватываю в ухо. Голова мотнулась, звенит в ушах.
        - Сука! - сам бью Кулаком Света, задолбал!
        Когти Герольда разодрали лицо врага до кости, а потоки Света от навыка еще и стесали кожу до мяса. Вот как надо этим навыком бить, учись, ублюдок!
        Забраз отшатнулся, глаза залило кровью. Взвыл белугой. Еще не все, слабак! Луч Света точно в грудь поставил крест на Темном Маге. Тело распалось искрами не успев упасть.
        - Леон! - крик Дагиры сквозь дым. - Где ты?! Леон!
        Бреду на голос. Да что, мать их, подожгли Жрецы, что не видно ни хрена?! Вдохнул случайно, едкий кашель разъедает горло. Воют Грызги, азартно кричат Огневики, топот сапог рядом, звон клинков. То и дело хлопки арбалетных выстрелов со всех сторон. Хаос полнейший. Вопль неизвестной бабы оглушил, визг, как пила циркулярная.
        Иду пригнувшись, спотыкаюсь на каждом шагу. И как все так превратилось в полную жопу? О, впереди спина в алой мантии, лови Мечом Небес под ребро. Жрец упал, распадаясь искрами. Рядом с ухом свистнул арбалетный болт, вонзился в землю по самый кончик оперения. Считай, смерть в сантиметре от башки косой махнула.
        Дыма все меньше, знакомая рука в латной перчатке вырвала из дымовой завесы, затянула в целый переулок. Борм. Все наши в порядке, только Изгал плечо зажимает, да Лазар, матерясь на все лады, поливает зельями отрубленный мизинец.
        - Живой! - кидается на шею Дагира.
        - Ага, - выдыхаю облегченно, обнимая в ответ. - Валим отсюда. Пока они там между собой разбираются.
        Вырвались на свободное пространство, обернулся. Позади полыхает огнем и дымом десяток домов, рушатся один за другим, грохот громовой. Бежим по главной улице города, дворец растет впереди, нависает башнями. Кончились дома, осталась только мощеная дорога с уклоном вверх. Еще сотня метров и мы у цели! Наверху виден переход! Вместо тяжелых врат, входом во дворец служит арка перехода, крутится воронкой туман. Статуи еще какие-то.
        - Стоять! - женский крик позади. - Эй, куда?!
        - Сама стоять, сучка! - еще дальше позади.
        Нас догоняют все подряд, Огневики, Жрицы Воды, Темные. Вырываются из переулков отрядами, несутся следом. Как ждали, чтоб их! А может, и правда, сидели там, друг на друга поглядывая, да не решались первыми вылезти и огрести.
        - Капец! - выдал Димид, рассыпает назад флаконы.
        Флаконы лопаются, рождают крупные, едкие лужи кислоты, преследователям приходится тратить время на обход. Особо ловкие пытаются перепрыгнуть.
        Вот и лестница! Тяжелые каменные перила венчаются завитушками золотых украшений, ступени расписаны облаками. Произведение исскуства, а не лестница. Широка, хоть танки на парад пускай. Сверху вниз.
        О, твою мать! Сверху показались Рыцари Двора. Черт, это были не статуи! Добрый десяток, гремят сталью доспехи, нимбы палят Светом. Они явно не рады такой толпе.
        - Всем в сторону! - шикнул своим.
        Прижимаемся к тяжелым перилам, стараясь не дышать. Закрыл телом Дагиру. Рыцари Двора пронеслись, головы не повернув. Врезались в толпу народа внизу, крики, вопли, кровь по ступеням льется, пятнает нарисованные облака. Но люди все прибывают, стремятся к переходу на всех парах. Бьются на бегу, плевать на все, лишь бы первыми! Лавина сражения надвигается.
        - Там же... - Дагира смотрит вверх, глаза распахнуты в немом удивлении.
        На самом верху стоит знакомая фигура, легкая улыбка играет на губах, ветерок треплет рваный черный плащ.
        "Шаграм. 81ур. Темный Маг"
        - Сука, ну вот как? - простонал Изгал. - Опять этот ублюдок!
        Дагира рванулась наверх, едва не сбив меня. Стучат по ступеням каблучки сапожек, она мчится наверх, на ходу бьет Стрелами Света. Она как обезумела от вида улыбающегося Шаграма, несется вверх, падает, снова бежит.
        - Дагира!
        Шаграм ленивыми взмахами ладони отбил Стрелы Света, развернулся, вошел в туман перехода.
        - Дагира, блин! - бежим следом.
        - Стоять, ублюдки! - орут снизу.
        Под ноги бьют огнем и водой, окатило брызгами, шипит пар. Внизу настоящая свалка тел, никогда такого месива не видел. Город в ночи полыхает очагами пожаров, отсюда видно, как улицы красуются проплешинами битв, продолжают рушиться дома.
        Вовремя я назад глянул, летит огромный кол изо льда, прямо в спину Ислане. Приходится прикрыть малым барьером. Лед разлетелся о шестигранник Света осколками, сыпется по ступеням крупными глыбами, сбивает людей с ног. Кровавая куча-мала на лестнице.
        В голове крутятся мысли. Как Шаграм прошел Рыцарей Двора? Почему Дагира так въярилась? Как сейчас биться, резерв меньше трети, блин!
        Борм глянул назад, рявкнул мне:
        - Давай, Леон! Мы задержим!
        Черт! Черт! Мать их всех за ногу!
        - Не сдохните только!
        Догоняю девушку мощными рывками. Влетаю в туман перехода на пару секунд позже Дагиры. Выхода не остается, я почти пуст. Придется рискнуть со Светом.
        "Очки Развития: - 2 (0)"
        "Свет: + 2 (100)"
        Свет в теле взбунтовался, вырвался волной, всколыхнул туман. Резерв полон под завязку, магия гуляет по телу бодрящими волнами. Почти экстаз, обалденное чувство! Еще два шага, вырываюсь из перехода.
        "Сорок восьмой уровнь Катакомб. Трон Бога"
        После ночного полумрака по глазам ударило золотистым освещением. Круглый зал, метров пятьдесят шириной. Пол вычурной мозаикой золотых пластин, высокий потолок куполом. Витражи цветастые с символикой пирамиды. А в том конце зала лестничное подножие Трона. Трон высоко, почти под самым куполом, размером, как для Титана. А на вид грубый, как топором из черной скалы вырублен. Золотое свечение от Трона озаряет зал, от этого чернота материала еще сильнее бросается в глаза. Чуждо смотрится. Потусторонняя Сила ощущается от Трона, никогда подобного не ощущал. Мурашки бегут по рукам.
        В середине зала Шаграм, голову запрокинул, на Трон смотрит. Дагира бежит на него.
        - Стой, дура! - крикнул, и сам задумался, зачем. - Эй, Дагира...
        Да пусть бежит, какое мне дело? Шаграм обернулся, руки в карманах плаща. Снисходительный взгляд обращен на Дагиру, губы улыбаются, а в глазах холод. Ему плевать на девушку, на нож в ее руках, да и на ярость, которая чувствуется кожей, тоже плевать. Как на комарика, что мимо летит.
        - Шаграм! - ярость в голосе Дагиры. - Ты ответишь! За все ответишь!
        - А, - тянет насмешливо Шаграм. - Неудачный эксперемент. Вижу, так и не научилась пользоваться моим подарком. Пожалуй, ты его не достойна.
        Шаграм вытянул руку, блеснул серебром тяжелый перстень на пальце, с гравировкой "18".
        - М-м, - неуверенно чешу когтем перчатки кончик носа. - Погоди?
        Дагира рухнула на коленки, жалкий всхлип, падает оружие из пальцев. Тьма вырывается из глаз, бежит струйками по губам, плывет в ладонь Темного Мага. Дагира падает навзничь, безвольно, как кукла с обрезанными нитями. Глаза пусты, безжизненны, Дагира... нет, просто пустая оболочка. Кусок красивого, фигуристого мяса распадается на синие искры. Доспехи Артерии сиротливо лежат на золотом полу. Всего секунда и ее больше нет.
        - Бесполезный мусор, - отряхивает ладони Шаграм.
        Странно. Я должен закричать ее имя. Разрываться от ярости, от боли потери, но нет. Ничего не чувствую. Свет забрал самый сильный, мешающий думать недостаток. Привязанность. Любовь.
        Думал, это светлое чувство. Сейчас, у способного мыслить трезво, другое понимание. Оно приходит в голову само собой, раскрывая глаза. Любовь есть эгоизм. Желание обладать другим человеком настолько велико, что люди осыпают любимых вниманием, богатствами, сражаются, даже убивают без сомнений. Если смотреть с такой стороны... В Любви нет ни капли Света. Это знание... разочаровывает. Друзья, любимая, пф! Лишние цепи. Мне они больше не нужны. Свобода. Думается легче, словно спали незримые ограничения, мысли больше не витают в сторону. Все четко, понятно. По полочкам.
        Вот Трон Бога. Вот я. Вот препятствие.
        Шаграм перевел взгляд на меня. Снисхождение исчезает, он довольно приветливо улыбнулся.
        - Шаграм, - приветствую старого врага.
        - Леон, - насмешливо кривятся губы. - Ты же был не против избавиться от помехи?
        Провокация? Слабо, я уже не поведусь на подобное. Раскусываю план Шаграма, словно вижу, как он строится в голове врага. Подначками заставить осознать потерю, лишить жажды жить, забрать Зерно Света. Прости, не сработает.
        - Не особо, - спокойный ответ рождает блеск удивления в глазах врага. - Спасибо.
        Он шагает вправо, я тоже. Идем по кругу, не отводим взглядов друг от друга. Замечаю не только украшение на пальце. На поясе цепочка качается в такт шагам, а на ней висят гроздью хрустальные шарики. Переливаются разными цветами, Огнем, Водой, Землей, еще два пустых хрустальных шара ждут Воздух и Свет. Шаграм говорит, голос отражается от стен:
        - Кое-кого не хватает. Где же еще один долгожданный гость? Где нашего общего друга потерял?
        - Ты это о ком?
        - О Вадаре, разумеется. Он должен был довести тебя. И придти сам.
        Ага, вот оно как. Так и знал, скользкая тварь. Шаграм говорит правду, чувствую это. Как и то, что это попытка вывести из равновесия, пошатнуть точку спокойствия.
        - Мы с ним разминулись, надеюсь, его Дракон сожрал.
        - Прискорбно.
        - Не то слово.
        Остановились. Шаграм первым прерывает тишину.
        - Вот он, Трон.
        Продолжаю за него, чувствую слова до того, как он скажет их.
        - Который подарит целый мир.
        - Кому же он достанется? - намекает на себя Темный.
        - Действительно, - окатываю врага презрением. - Ты не достоин. Как насчет меня? Отдай артефакты. Тьму можешь оставить себе.
        - Смешно, - как шутку оценил Шаграм, улыбка исчезла. - А ты изменился, не так ли? Придется обойтись без Света. Решим это дело.
        Тьма клубами вырывается из него. Золостистый свет Трона не достигает нас, Тьма мешает.
        - Чего решать? Я просто убью тебя.
        Свет разгоняет полумрак, делит зал на две половины. С той стороны чернота, ночной мрак с темной фигурой человека. Холод. Моя сторона - Свет, что давит темноту, не оставляет теней и полутонов. Тепло.
        Два рывка навстречу. Сталкиваются волны Света и Тьмы, они равны в этой последней битве. Голая сила, никаких уверток. Один из нас возвысится, другой падет. Мир неминуемо изменится, получив настоящего Бога.
        Время считается попытками атак. Вместо секунд уколы Тьмы, мгновенья считаются рубящими ударами Света. Минуты проходят волнами магии, что валом мощи захлестывают противника. Вновь и вновь бросаемся друг на друга, скалясь, как дикие звери. Полыхает неудержимо Свет, чернит пространство Тьма.
        - Может, разделим Силу Бога пополам? - кричит Шаграм.
        - Я же сказал, - бью в сосредоточие Тьмы Лучом Света. - Ты не достоин! Тьме не место в нашем мире!
        - Да брось! Я буду обладать почти всеми Силами! Человечество ждет процветание, пойми!
        - Ждет, - кивнул я. - Но не такой сволочью во главе! Сдохни уже!
        Времени на разговоры больше не осталось, только на битву. Наши удары обрушили арку перехода, теперь здесь можем быть только мы. Вдвоем. Пока не останется один, победитель. Бог.
        Трон ждет победителя. Только встань на ступени, поднимись к сияющему золотом Силы Атрибуту. Кто им станет, что будет с миром? Люди всей Земли узнают это, когда настанет следующий день. На рассвете эта битва закончится. Человечество обретет Бога. Черная Пирамида исчезнет навсегда.
        Вот только, нужно ли Человечество самому Богу? Это уже совсем другая история.
        Конец.
        ПРИМ.АВТОРА. Это конец цикла "Маг Света". Спасибо за комментарии, награды, покупки подписок. Вы грели мое вдохновение.
        Если вам понравилось, нажмите на кнопку "Мне нравится" и сделайте репост. От меня вам за это сердечная благодарность.
        Добавление книги в Библиотеку поможет вам перечитать книгу позже. А кнопка "Отслеживать автора" на странице автора, дает еще больше информации. Обо всем.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к