Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Затишье перед бурей Александр Петрович Харников
        Александр Борисович Михайловский
        Военная фантастика Ангелы в погонахПуть в Царьград #5
        Югороссия стала фактором мировой политики. Как государство она появилась на свет в 1877 году, когда из XXI века в XIX перенеслась эскадра российских кораблей, направленная к берегам Сирии. Югороссия возникла на обломках Османской империи и в союзе с Россией начала наводить в мире порядок.
        Экспедиционный корпус русских войск под командованием генерала Скобелева отправился к берегам Персидского залива. Югороссия подготовила восстание в Ирландии. А побежденные в Гражданской войне конфедераты собираются взять реванш за поражение. Весь мир замер в ожидании событий, которые изменят течение истории.

        Александр Михайловский, Александр Харников
        Затишье перед бурей

        
* * *

        Авторы благодарят за помощь и поддержку Юрия Жукова, Макса Д (он же Road Warrior) и Олега Васильевича Ильина.

        Пролог

        Югороссия, словно хороший актер, выдержала паузу и приступила к расширению своих пределов. Отгремела война за освобождение Балкан от османского ига, но мир на планете Земля так и не наступил. В Ирландии зреют гроздья гнева  - жители Зеленого острова готовят восстание против ненавистных им британцев.
        Бывшие конфедераты не смирились с поражением в Гражданской войне. При поддержке югороссов они готовы снова сразиться с янки, чтобы освободить свою родину от «саквояжников».
        Британия повержена, а Австро-Венгрия со страхом смотрит на Россию и Германию, которые готовы провести раздел Двуединой империи. Алчные американцы с вожделением посматривают на Канаду, которая, после ослабления своей метрополии, стала легкой добычей для южного соседа.
        Русские войска отправились в «последний бросок на юг», к границам Индии. Осада британских твердынь  - Мальты и Гибралтара  - подходила к концу. Еще немного, и символы господства Англии в Средиземноморье падут в самое ближайшее время.
        Россия копит силы, ибо, к сожалению, единственное, с чем считаются в этом жестоком мире  - это сила. Ведь еще нет ни Лиги Наций, ни ООН, и все противоречия между государствами решает исключительно грубая военная сила. Закон джунглей царит так же и в политике, и в экономике. И чтобы выжить в этом мире, надо всегда иметь под рукой оружие. И верных союзников. И то и другое у Российской империи имеется…

        Часть 1. Воскрешение Конфедерации

        16 (4) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. КУБА, ГУАНТАНАМО
        Джуда Филипп Бенджамин, государственный секретарь Конфедеративных Штатов Америки
        Быстроходный югоросский катер причалил к деревянному пирсу, и я, вежливо попрощавшись с командой, сошел на берег. На мне был элегантный костюм, сидевший на моей фигуре, как вторая кожа. Только в Лондоне, на Сэвил Роу, умеют шить такие костюмы. Мои некогда черные волосы и окладистая борода практически полностью поседели, но лицо было все еще молодым, почти без морщин. Оглядевшись, я увидел небольшое здание, над которым реял флаг Конфедерации. Глаза мои заблестели, а по щеке скатилась слеза. Через много лет я снова вижу этот флаг, развевающийся на флагштоке.
        Минуту спустя я был окончательно сражен  - от здания с флагом, размахивая тростью, навстречу мне шел сам президент Дэвис! Его сопровождали четверо молодых людей неброской наружности.
        - Джуда, мой друг, добро пожаловать в Гуантанамо!  - сказал президент, пожимая мне руку. Сопровождавшие его молодые люди приняли у матросов мой багаж и неподвижно замерли в ожидании.
        - Спасибо, мистер президент,  - ответил я, сжимая его еще крепкую руку, словно боясь, что все увиденное окажется сном, и я сейчас проснусь,  - очень рад, что сегодня оказался здесь, среди своих друзей.
        - Пойдем, я тебе покажу твое новое жилище,  - президент Девис подвел меня к высокому и плотному армейскому офицеру к югоросской военной форме.
        - Бен, познакомься  - это майор армии Югороссии Сергей Рагуленко, наш главный военный советник. Майор, а это Джуда Бенджамин, государственный секретарь Конфедеративных Штатов Америки,  - представил он нас друг другу.
        Утирая непрошеную слезу, я негромко сказал:
        - Мистер президент, можно я еще немного постою здесь? Ведь мне так давно не приходилось видеть наш славный флаг.
        Я стоял, смотрел на развевающееся в воздухе алое полотнище с синим Андреевским крестом, украшенное белыми звездами, и вспоминал всю свою минувшую жизнь. Я, Джуда Филипп Бенджамин, родился в еврейской семье в Сен-Круа на Виргинских островах. Мне исполнилось два года, когда наша семья переехала в город Фэйетвилль в штате Северная Каролина.
        Мой отец, Филипп Бенджамин, попробовал себя в качестве бизнесмена, но быстро прогорел, и мы снова переехали, на этот раз в город Чарльстон, что в Южной Каролине. Вторая попытка начать бизнес закончилась тем, что все семейные сбережения были словно унесены ветром, и нашей семье пришлось перебираться в лачугу около порта. Тогда отец сказал мне: «Если не везет в карты, сынок, то повезет в любви. А бизнес, малыш, это те же карты».
        Отец всю оставшуюся жизнь торговал фруктами с лотка около порта. Жили мы впроголодь, но деньги на обучение нас, детей, для моего отца были всегда на первом месте.
        Сначала я учился в хороших школах, а потом отец послал меня в Йельский университет, расположенный в штате Коннектикут, в городе Нью-Хейвен. Во время учебы я подрабатывал как мог, но сев однажды играть в покер, быстро почувствовал логику этой карточной забавы и начал зарабатывать игрой в покер неплохие деньги. Вскоре я уже полностью оплачивал свое обучение, да еще и делился с родителями. Потом, на втором курсе, я начал писать рефераты за своих не столь одаренных товарищей, и денег, которые я теперь зарабатывал, хватало и на обучение моих младших братьев.
        А вот с женщинами мне не везло. Ни одна из молодых евреек, с которыми меня знакомили в Нью-Хейвене и в Чарльстоне, мне не понравилась. Впрочем, как и я им.
        Эти юные стервы в первую очередь оценивали толщину кошелька избранника и только потом смотрели на прочие его достоинства. А это до безобразия похоже на проституцию, небрежно прикрытую фиговым листком брака. Я не аскет и не моралист, но одно дело  - провести с девкой за деньги ночь, и совсем другое  - всю жизнь. И я все время вспоминал слова отца.
        Летом, после того как я окончил первый курс, мне случайно довелось попасть на митинг в центре Чарльстона. Речь держал сам Джон Калхун, сенатор от Южной Каролины и самый яркий южный политик. Он не уподоблялся проповеднику или артисту, он говорил языком, понятным для всех. Его речь была о том, как Север пытается подмять под себя Юг, и что Североамериканские Соединенные Штаты медленно, но верно превращаются в тиранию, хуже той, против которой колонисты восстали в далеком 1776 году, и что у каждого штата, да и у Юга вообще, есть полное право выйти из состава Федерации.
        Еще год назад я не поверил бы Калхуну, но год, проведенный в Коннектикуте, укрепил меня в мысли о том, что «что-то прогнило в датском королевстве», и моя родина  - это не Североамериканские Соединенные Штаты, а Дикси  - штаты к югу от линии Мэйсона  - Диксона, от Миссури на западе до Делавера на востоке. И моей первой настоящей любовью стала не женщина, а Юг.
        Впрочем, женщин я тоже не чурался  - чего-чего, а публичных домов в Нью-Хейвене хватало, и денег у меня было теперь вполне достаточно и на них тоже. Но мне хотелось не только телесного удовольствия, но и любви. А вот этого я найти никак не мог.
        В 1827 году, когда мне было шестнадцать лет, после двух лет обучения в Йеле, рейд профессоров накрыл игру в покер. Я был единственным евреем из игроков, и, возможно, именно поэтому из университета исключили только меня. Но я не отчаялся и поехал в Новый Орлеан, где устроился клерком в адвокатскую контору, а через три года начал обучаться юриспруденции.
        Из адвокатской конторы меня вскоре уволили, поскольку владельцам не понравился еврейчик, который возомнил себя будущей звездой юриспруденции. Я начал зарабатывать на жизнь уроками английского. Дело в том, что многие креолы даже через полвека после покупки Луизианы у Наполеона почти не говорили на английском. И вот одна-то из моих студенток, Натали Боше де Сен-Мартен, мне очень понравилась.
        Как ни странно, несмотря на то что я был евреем, ее родители буквально затащили нас с Натали к алтарю. Потом, конечно, выяснилось, что она была «слаба на передок». Но я слишком поздно узнал то, что знали все. Жениха из приличной семьи она бы никогда себе не нашла.
        И вот, после того, как я в двадцать один год с первого раза сдал экзамен на степень юриста, к которому многие другие готовились годами и пересдавали его по многу раз, мы с Натали обвенчались в католическом храме в Новом Орлеане. В синагогу Натали идти отказалась, да и я сам не был ревностным иудеем.
        Вскоре после свадьбы Натали родила мне дочь, которую мы назвали Нинетт. Больше детей у нас не было. Позже я узнал, что вскоре после родов Натали «залетела» от кого-то из своих случайных знакомых и в результате тайного аборта стала бесплодной на всю жизнь. А когда Нинетт было семь лет, моя супруга вдруг объявила, что «она уезжает в Париж, и что ты можешь иногда приезжать», не забыв добавить, что пришлет мне адрес, по которому я смогу высылать ей деньги. И тут я понял, что буду и дальше любить жену и содержать ее, несмотря на ее выкрутасы. Тем более что деньги, причем немалые, у меня тогда уже водились.
        Когда я в 1851 году стал сенатором от Луизианы, Натали ненадолго послушалась меня и переехала ко мне в Вашингтон. Но уже через несколько месяцев, брызгая слюной и истерично крича, что она «не хочет больше жить в глухой провинции», Натали укатила обратно в Париж.
        После этого, как это было и раньше, я проводил по месяцу в году в своем парижском доме. Я даже думал остаться там навсегда. Но, когда я обратился в местную адвокатскую коллегию, мне быстро дали понять, что мантия адвоката мне не светит. Ведь я  - иностранец, а французский язык у меня, хоть и практически безукоризненный, но имел луизианский акцент, «а это недопустимо».
        Так что с любимой женщиной мне не повезло. Да и над моей первой и главной любовью  - нашим милым Югом  - сгущались тучи. Наконец, в 1861 году я оказался одним из тех, кто уехал из Вашингтона навсегда. Сначала генпрокурор Конфедерации, потом военный секретарь и, наконец, госсекретарь. Я делал все, чтобы Юг стал свободным и независимым. Но наобещавшие нам с три короба англичане и французы обещаниями и ограничились.
        После капитуляции Юга я сказал президенту Дэвису, что ни при каких условиях не буду жить под властью янки. Дэвис попенял мне, дескать, они пообещали никого не трогать, сдался новым властям и оказался в тюрьме. А я сумел бежать в Англию практически без гроша в кармане. Я жил на гонорары за мои книги по юриспруденции, пользовавшиеся спросом и в Старом Свете. Но самое главное  - я был на свободе.
        И тут отцовская поговорка дала сбой. Чтобы работать адвокатом, нужно было и здесь пройти как минимум трехгодичный курс, а потом сдать экзамен. Я же сдал этот экзамен за пять месяцев и стал одним из самых уважаемых адвокатов в Лондоне. Когда я приехал в Париж к жене, которую не видел шесть лет, она бросилась ко мне на шею, исповедовалась во всех своих грехах и изменах и обещала больше так никогда не поступать.
        Жизнь налаживалась… Пусть газеты янки писали, что жена изменяла мне потому, что я  - импотент, а кое-кто даже намекал, что я  - содомит. Но мне было все равно. Я был счастлив во всем, кроме одного. Моя первая любовь  - Дикси  - лежала изнасилованная проклятыми янки, и я уже не надеялся когда-либо увидеть ее свободной.
        В сентябре этого года я снова поехал к жене в Париж, а в начале октября, незадолго до отъезда, ко мне на улице подошел незнакомый молодой человек.
        - Мистер Бенджамин,  - вежливо сказал он,  - у меня к вам рекомендательное письмо.
        Этот молодой человек не был южанином, а его английский был с явным иностранным акцентом, причем не испанским, фрацузским или немецким. Я взял из его рук конверт, вскрыл его и увидел знакомый почерк президента Дэвиса.

        «Мой дорогой Джуда,  - писал тот,  - я прошу Вас выслушать человека, который передаст Вам это письмо, и верить ему, как Вы верили мне.
    Ваш друг Джефферсон Дэвис».

        - Мистер Бенджамин, меня зовут Александр,  - представился незнакомец, когда я дочитал письмо и кивнул ему в знак согласия.  - Не хотели бы вы выпить кофе? В «Кафе де ля Пэ» есть приватные кабинеты, где нам никто не помешает.
        Я был в недоумении: президент Дэвис никогда бы не прислал ко мне просителя. Тем более, откуда он узнал, что я буду в это время в Париже? Так что что-то здесь было не так…
        Через десять минут мы сидели в кафе и перед нами стояли чашки с кофе. Александр неожиданно произнес:
        - Мистер Бенджамин, президент Дэвис просил вам передать, что правительство Конфедерации возобновляет работу с середины ноября, и что ваше присутствие там будет обязательным.
        Я ошеломленно смотрел на собеседника.
        - Да-да, правительство Конфедерации возобновляет свою работу,  - повторил тот.  - А вы, как-никак, государственный секретарь…
        - Мистер Александр…  - хрипло произнес я.
        - Просто Александр,  - поправил меня он.
        - Александр,  - сказал я,  - Конфедерация, увы, мертва, янки контролируют весь Юг.
        - Мистер Бенджамин…  - назидательно сказал тот,  - позвольте вам кое-что объяснить.
        - Зовите меня просто Джуда,  - тихо произнес я. На мгновение мне показалось, что передо мной не живой человек, а воплощенный ангел Господень, настолько странными и чужеродными выглядели его мимика и телодвижения.
        - Так вот, Джуда,  - сказал Александр,  - Конфедерация обязательно возродится, и в скором времени начнется освобождение ее территории от власти янки. Правительство уже собралось в полном составе, не хватает только вас. А то, где именно расположено правительство Конфедерации в изгнании, вы узнаете чуть позже. Если мы, конечно, договоримся.
        - Но Конфедерацию никто не признает,  - уныло сказал я,  - если уж ее никто не признал тогда. И она снова будет обречена…
        - Джуда,  - усмехнулся мой собеседник,  - Конфедерацию уже признали. Это сделало государство, которое я имею честь представлять. И мы готовы помочь святому делу освобождения Юга от тирании янки всем, чем можно: деньгами, причем немалыми, новейшим оружием и первоклассными военными специалистами. Один умный человек сказал в похожем случае: «Наше дело правое, враг будет разбит, и победа будет за нами».
        - Но кто вы?  - недоумевая, произнес я.
        Александр снова усмехнулся:
        - Это вы узнаете, как только согласитесь на предложение вашего президента. Вашего, заметьте, не моего.
        «Значит, вы югоросс, милейший Александр…»  - подумал я про себя.
        Я был в Портсмуте по делам одного из своих клиентов в ту самую ночь, когда югороссы непонятным образом уничтожили весь базировашийся там британский флот и сильно разрушили сам порт. Обстрел и взрывы меня не испугали. Больше всего меня поразила та легкость, с которой они уничтожили главную базу военно-морских сил Объединенного королевства. Да, если это государство со всем его могуществом станет нашим союзником, то у нас появится реальный шанс.
        Я поднял голову и сказал:
        - Александр, я согласен. Только один вопрос, раз уж я согласился. Вы ведь югоросс?
        - Ну, вот и хорошо,  - кивнул тот.  - Да, вы угадали, я действительно югоросс. Ну, а пока вам предстоит вместо Лондона добраться до острова Флореш, что в Западных Азорах. В начале ноября вас оттуда заберут.
        - А у меня будет время вернуться в Лондон и привести в порядок все мои дела?  - растерянно спросил я.  - У меня ведь клиенты…
        - Лучше этого не делать, чтобы никто ни о чем не догадался,  - ответил Александр.  - У вас есть партнеры? Напишите им, что вам придется срочно отправиться на лечение, и что вы просите, чтобы они взяли клиентов на себя на время вашего отсутствия. А жене и дочери не говорите ничего. Пусть они думают, что вы вернетесь в Лондон. Так будет безопасней и для них, и для вас.
        Александр достал из кармана большое портмоне.
        - Вот, смотрите,  - сказал он.  - Это билет на поезд в Бордо. Отходит послезавтра, именно тогда, когда вы собирались уехать в Лондон. Вот билет на пакетбот, следующий рейсом Бордо  - Лиссабон. А это билет на пароход, идущий в Веракрус. Договоритесь с капитаном о том, что вы сойдете во Флореше. Так многие делают. Потом поселитесь в гостинице «Осиденталь» в городе Санта Круз, там на ваше имя уже зарезервирован номер. Через несколько дней после вашего приезда на Флореш зайдет наш корабль. На нем вы и отправитесь прямо на встречу с Джефферсоном Дэвисом.
        - Значит, вы были уверены, что я соглашусь?  - спросил я.
        - Конечно,  - ответил он,  - вы же патриот своей родины.
        Дальше все пошло как по маслу. Жена проводила меня до перрона, я сел на поезд до Кале, подождал, пока супруга уйдет, и пересел в нужный поезд на Бордо.
        Дальше были Бордо, Лиссабон, Санта Круз… А потом  - зашедшая на Флореш эскадра огромных югоросских кораблей. На крейсере с труднопроизносимым названием «Severomorsk» ко мне с самого начала отнеслись как к официальному лицу дружеского государства с соблюдением положенного дипломатического этикета. Далее  - шесть дней морского путешествия, и вот я на Кубе, куда я когда-то бежал от янки по дороге в Англию, и откуда я, с Господней помощью, вернусь туда, откуда уехал, как мне тогда казалось, навсегда.
        И только там я поверил, что наш Юг возрождается. И что мне действительно стало везти в любви.

        16 (4) НОЯБРЯ 1877 ГОДА, КУБА, ГУАНТАНАМО.
        Джефферсон Финис Дэвис, президент Конфедеративных Штатов Америки
        Я терпеливо ждал, пока мой старый друг Джуда стоял, вытянувшись, как по стойке смирно, а по его щекам текли слезы. Тут я понял потаенный смысл слов югоросского майора Сергея Рагуленко, которого местные кубинцы звали «команданте Серхио Элефанте»: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».
        Наконец, Джуда немного успокоился, вытер платком с лица слезы и надел шляпу.
        - Идемте, мистер президент,  - сказал он мне,  - теперь я готов выслушать все, что вы мне скажете.
        Рука об руку мы с ним вместе вошли в недавно построенный небольшой домик с претенциозным названием «Временный Капитолий Конфедерации». Теперь я понял, почему майор Рагуленко так настаивал на необходимости этого здания. Если все Гуантанамо, со всеми его потрохами, принадлежало Югороссии, то тут, во временном Капитолии, была территория Конфедерации. Обстановка самая обычная: большой круглый стол, несколько стульев, на столе кувшин с водой и несколько стаканов, а также огромная Библия.
        За столом уже сидели Джон Рейган, адмирал Семмс, генерал Батлер и единственный на сегодня наш гость  - генерал Форрест.
        Джуда обнялся со всеми, кроме генерала Батлера. Я вспомнил, что у них были кое-какие трения в бытность Джуды военным секретарем. Впрочем, после минутной задержки и эти двое торжественно пожали друг другу руки.
        Я выдержал двухминутную паузу и запел «Дикси», наш гимн: «I wish I were in the land of cotton…» («Как я хочу оказаться на земле, где растет хлопок…»)
        Нестройный хор голосов поддержал меня  - мы не хор в католической капелле, подумал я, зато поем от всей души.
        Когда отзвучали последние слова  - «Жить и умереть в Дикси»,  - наступила звенящая тишина. Лишь было слышно, как глухо тикают, методично помахивая маятником, большие напольные часы в углу комнаты.
        - Господа,  - сказал я, выдержав подобающую моменту паузу,  - я рад, что вы все нашли возможность присоединиться к нам здесь, вдали от нашей Родины, на клочке земли, арендованном нашими югоросскими друзьями. Сейчас у нас появился исторический шанс воссоздать нашу родину, которая вот уже двенадцать лет стонет под пятой оккупантов, саквояжников и скалавагов, и их черных приспешников. Недалек тот день, когда наш народ обретет свободу, за которую мы так храбро боролись целых четыре года. Давайте же примем присягу на фамильной Библии генерала Батлера, привезенной им из Дикси сюда, в Гуантанамо, где возрождаются наша армия, наш дух и наша нация!
        И я первым произнес присягу:
        - Я, Джефферсон Финис Дэвис, клянусь в верности Конфедеративным Штатам Америки и моему штату Миссисипи, и обещаю до последнего вздоха и последней капли крови защищать свободу моей родины, да поможет мне Господь!
        Все, включая Джуду, который номинально был иудеем, и католика адмирала Семмса, приняли присягу на этой англиканской Библии. Я подумал, что все мы уже присягали Конфедерации, но только один Джуда так и не нарушил клятвы верности. И сейчас его голос зазвучал звонко и четко, как будто он сразу помолодел на тридцать или сорок лет.
        После церемонии мы все отсалютовали знамени Конфедерации, стоявшему на постаменте в углу небольшого зала, после чего я сказал:
        - Господа, теперь, когда все мы приняли присягу, я могу вам рассказать о подробностях нашего соглашения с югороссами. Но лучше будет, если я раздам вам всем точные копии этого договора, каким-то чудесным образом сделанные нашими югороссийскими друзьями. Каждая из этих копий  - ваша, но прошу позаботиться о том, чтобы никто не узнал не только о содержании нашего договора, но и о самом его существовании. Помощь, которую мы получаем от Югороссии, до самого последнего момента должна оставаться тайной за семью печатями.
        Джуда внимательно посмотрел на меня и покачал головой.
        - Господин президент,  - сказал он,  - четырнадцать лет назад я договаривался и с англичанами, и с французами о военной поддержке с их стороны. Тем не менее никакой военной или другой помощи мы от них так и не получили. Можем ли мы сейчас доверять югороссам?
        Я ответил:
        - Джуда, югороссы  - это не англичане и не французы, а самые настоящие джентльмены, чье слово тверже стали. Все, что они нам обещали, было выполнено в кратчайшие сроки. Фактически все, что мы сейчас имеем, получено с их помощью. Погоди немного, приятель, и генерал Форрест еще покажет тебе нашу новую армию Конфедерации, которую мы создаем с их помощью. Под руководством их инструкторов наши молодые джентльмены, изнуряя себя тренировками и маневрами, учатся воевать не числом, а умением. Если у них выйдет хотя бы половина от того, что они хотят, то каждый солдат новой армии Конфедерации будет стоить трех или пяти солдат янки. И я, и другие участники переговоров с Югороссией убеждены в том, что она неукоснительно выполнит и другие пункты нашего соглашения.
        Немного помолчав, я добавил:
        - Да и сам факт вашего присутствия здесь, друг мой, разве он не свидетельство в их пользу?
        - Да, вы правы, мистер президент,  - Джуда склонил голову в знак согласия,  - я просто восхищен тем уровнем организации дела, который был мне продемонстрирован. Признаю, что у них есть чему поучиться, хотя бы в организации ведения дел.
        При этих словах Джуды мы с адмиралом Семмсом многозначительно переглянулись. Это Джуда еще не был в Константинополе, в бывшем султанском дворце Долмабахче. Вот где организация дела, которая с точки зрения каждого взрослого джентльмена поставлена югороссами на недосягаемую высоту, причем совсем не в ущерб самому делу.
        Потом и Джуда, Рейган и Батлер углубились в чтение предоставленного им Соглашения. Ведь до сего момента только я, генерал Форрест и адмирал Семмс были досконально знакомы с этим документом.
        Через десять минут внимательного чтения Джуда поднял голову.
        - Господин президент,  - сказал он,  - я, как патриот и как юрист, должен заметить, что я весьма благодарен и вам, и нашим югороссийским друзьям за то, что этот договор был составлен и подписан. Тем не менее мне неплохо бы кое-что обдумать, а также поговорить с секретарем Рейганом об исполнении некоторых пунктов этого договора. Нет, я не призываю ни к его изменению, ни, тем более, к его отмене. Просто мне хотелось бы понять  - каким именно способом мы сможем продвигаться вперед при исполнении этого документа.
        Да, Джуду не зря всегда называли «мозгами Конфедерации». И тогда я спросил, нет ли у кого-нибудь еще каких-либо возражений. Когда никто не отозвался, я поднялся из-за стола и обвел всех внимательным взглядом.
        - В таком случае,  - сказал я,  - объявляю первое заседание правительства Конфедерации закрытым. О дате следующего заседания вы все будете оповещены дополнительно после того, как госсекретарь Бенджамин сообщит нам о своих соображениях относительно исполнения договора. Тогда мы сможем продолжить обсуждение. Всё, все свободны. И да поможет нам всем Господь!
        И все мы вышли из зала заседаний, не забыв перед этим поцеловать наш флаг с синим Андреевским крестом, усыпанный звездами на красном фоне.

        18 (6) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. ГУАНТАНАМО
        Правительство Конфедеративных Штатов Америки
        Джефферсон Дэвис встал, выдержал паузу и торжественно произнес:
        - Заседание правительства Конфедеративных Штатов Америки объявляю открытым!
        Сказав это, президент Девис запел «Дикси». К нему присоединились все присутствующие: госсекретарь Бенджамин, секретарь финансов Рейган, военный секретарь Батлер, военно-морской секретарь Семмс и генерал Форрест в качестве гостя.
        Когда все расселись по своим местам, Дэвис сказал:
        - Ну что, Джуда, что ты теперь скажешь о нашем договоре с Югороссией?
        Бенджамин встал, раскрыл бювар с бумагами и откашлялся.
        - Я впервые вижу договор,  - сказал он,  - в котором я не нашел ни единого изъяна. Более того, югороссы показали себя весьма щедрыми партнерами. И, насколько я могу судить, в настоящий момент они неукоснительно выполняют все взятые на себя обязательства. Эх, если бы французы и англичане, четырнадцать лет назад гарантировавшие нам такую помощь и поддержку, выполнили бы они хоть четверть данных мне обещаний… Да какую четверть, хоть одно! Меня удивило то, что взамен югороссы просят так мало. Ведь тихоокеанские территории они вполне могли бы получить и сами, без всякого вмешательства со стороны Конфедерации  - достаточно было организовать блокаду всех основных портов САСШ плюс обстрел Нью-Йорка, Бостона и Балтимора. Тогда Хейз приполз бы к ним на брюхе и согласился на все их условия. Но в договоре прописаны лишь те территории, которые уже в той или иной степени принадлежали им, либо (как в случае с Орегонской территорией) были дарованы русским императором Александром Первым своим подданным, но потом захвачены САСШ и Англией. Единственным исключением является побережье от Сан-Франциско до Монтерея,
которое ранее было испанским, а потом  - мексиканским. Но и на него у русских никак не меньше прав, чем у САСШ, которые захватили эти земли в результате войны с Мексикой.
        И я весьма благодарен нашим русским партнерам за все, что они делают для возрождения Конфедерации. Причем они все это делают абсолютно бескорыстно. Но нужно задать себе такой вопрос  - что будет после нашей победы? Ибо я верю, что победа будет за нами и Юг будет свободным. Так вот, после победы нам придется заново создавать экономику Юга. В первую очередь будет необходимо восстановить сельское хозяйство. И если крупный рогатый скот в Техасе или рыболовство на нашем побережье  - это работа для белых жителей Конфедерации, то хлопок и табак мы привыкли производить на плантациях, которые приносили прибыль только тогда, когда на них трудились рабы. А рабство мы возвращать не собираемся.
        - Джуда,  - заметил секретарь финансов Рейган,  - но ведь есть же система разделения продукции  - когда негры работают на тех же плантациях, что и раньше, только за долю в урожае.
        - Есть,  - ответил Джуда,  - но, судя по тому, что я читал в последние годы, была она в основном убыточна.
        - Да, это так,  - подтвердил генерал Батлер.
        Бенджамин оглядел присутствующих и продолжил:
        - Далее, джентльмены. После войны от нашей южной промышленности, и так не очень развитой, вообще остались лишь рожки да ножки. После того, как Конфедерация капитулировала, янки, конечно, заново открыли некоторые наши заводы и фабрики. Но почти все они занимаются переработкой сырья, готовый продукт вывозится на Север за бесценок, а потом мы получаем его же, но уже по более высокой цене.
        - Увы, так оно и есть,  - вздохнул Форрест.
        - Теперь поговорим о торговле,  - продолжил Бенджамин.  - Вряд ли после освобождения нам удастся и далее торговать с Севером. С Мексикой же и другими странами Центральной и Южной Америки нам торговать будет практически нечем  - поскольку им нужны промышленные изделия, которые мы не производим и не сможем им поставлять. Для торговли с Европой нам будет нужен современный флот. Наш торговый флот сильно устарел, а для строительства новых кораблей также понадобятся большие деньги.
        - Да,  - подтвердил адмирал Семмс,  - сейчас почти вся торговля идет через Бостон, Нью-Йорк и Филадельфию.
        Бенджамин переложил очередной листок в своем бюваре:
        - Ну и, наконец, вопрос обустройства новых территорий. Для этого у нас просто нет средств. И, скорее всего, не будет. Портами в Южной Калифорнии мы воспользоваться не сможем  - ведь туда от нас не идет ни одной железной дороги, и в ближайшее время мы ее вряд ли построим. А путь по тропам весьма и весьма опасен, поскольку та местность кишит мексиканскими бандитами и воинственными индейскими племенами. Кроме того, не исключено, что и наш преступный мир потянется туда же. Ведь многие наши ветераны стали грабителями на Диком Западе, как, например, братья Фрэнк и Джесси Джеймс. Более того, весьма вероятно, что туда побегут и негры, когда узнают про безнаказанность и возможность заниматься грабежом и насилием. Ведь с экономической точки зрения им сейчас намного хуже, чем до начала Войны между штатами. Плюс именно они «отличились» во время Реконструкции, когда убийства и изнасилования белых были в порядке вещей, а в местном самоуправлении, да и в Конгрессе САСШ, сидели негры вперемешку с саквояжниками. В народе их ненавидят. Но они живут на Юге точно так же, как и белые, и их интересы должны хоть
как-нибудь учитываться  - или мы должны будем организовать их переселение в Африку. Но в этом случае нам нужно время, транспорт и деньги, чтобы выкупить земли и создать там для них поселения. Если же они останутся здесь, то наличие крупных малозаселенных территорий на Западе вполне может привести к массовой их миграции в те края и вероятному формированию там «черной республики», по образу и подобию Гаити, с последующей кровавой баней для белого населения и созданием очага напряженности на западе нашей страны. Более того, и сами эти территории мы тоже потеряем. Но, если даже туда не допустить негров, то все равно там будет ад кромешный. Ведь теперешнее население этих территорий состоит из гремучей смеси янки, мексиканцев и индейских племен. Можно, конечно, от них избавиться с помощью оружия  - но это будет еще одна война, на которую у нас просто не хватит ни людей, ни денег, ни времени. А восставшая Южная Калифорния вдали от основной части нашей территории ничего нам хорошего не сулит. Тем более что Мексика может вспомнить старые обиды и попросту забрать эти земли обратно.
        - Так что же вы предлагаете?  - спросил озадаченный Джефферсон Дэвис.
        - Наше спасение  - помощь Югороссии,  - ответил Джуда Бенджамин,  - если мы уступим им право на все земли к западу, например, от Рио-Гранде…
        - Но тогда мы потеряем выход к Тихому океану!  - воскликнул Батлер.
        - Да, но то, что мы отдаем, очень похоже на белого слона из известной легенды,  - сказал Бенджамин.  - А еще я попросил бы у русских кое-что взамен. Ну, например, определенную сумму в качестве безвозмездной финансовой помощи, дешевого кредита, и портовые мощности, свободную портовую зону в одном из тихоокеанских портов, например, в Лос-Анджелесе, и железную дорогу от нашей территории до этого порта, к примеру, от города Санта-Фе, с правом беспошлинной перевозки грузов. Мне почему-то кажется, что югороссы на это пойдут. Тогда у нас не будет огромных бесхозных территорий на западе. Не будет и проблемы с их умиротворением. Зато будет порт на Тихоокеанском побережье с железной дорогой в Конфедерацию. Плюс, смею надеяться, средства на восстановление Дикси.
        Форрест улыбнулся и добавил:
        - И когда эта дорога будет построена, то русские обеспечат ее безопасность, и мы сможем не только снабжать их американские владения нашей продукцией, но и торговать с Азией.
        - Вот именно,  - сказал Бенджамин.  - Кроме того, именно с русскими мы сможем в кратчайшие сроки наладить торговлю. Мы уже сразу после обретения независимости будем готовы продавать им техасскую нефть, техасский же скот, аппалачский уголь, луизианскую рыбу, овощи и фрукты, а также табак и хлопок. Все это мы получим от наших белых фермеров. Для этого мы учредим фермерские банки с льготными условиями кредитования, а также профинансируем компании по закупке сельскохозяйственного инвентаря. Точно так же мы сможем закупать югоросские  - а возможно, и немецкие  - машины для нашей промышленности, а также строить новые корабли. Ведь Чарльстон, например, издревле славился своими верфями. Только во всём моем умопостроении есть одно слабое место…
        - И какое же, Джуда?  - спросил президент Дэвис.
        - Мистер президент,  - сказал Бенджамин,  - вижу, что вы согласны, и я согласен. Осталось немного  - уговорить югороссов. Поэтому я прошу от вас полномочий на переговоры с послом Югороссии подполковником Ильиным.
        - Конечно, Джуда,  - одобрительно кивнул президент Дэвис.  - Но у нас ведь еще не прошла официальная церемония вручения верительных грамот  - она назначена только на следующее воскресенье.
        - Мистер президент,  - покачал головой Бенджамин,  - я, конечно, понимаю, что дипломатический протокол к тому обязывает, но этот вопрос нужно решить как можно скорее. У подполковника Ильина, насколько я знаю, есть возможность почти мгновенно связаться по беспроволочному телеграфу с Константинополем. Так что, я надеюсь, ответ мы получим не позднее завтрашнего утра  - ведь в Константинополе время ровно на семь часов позже, чем здесь, в Гуантанамо.
        Президент Дэвис задумчиво покрутил в руках карандаш, потом аккуратно положил его в стаканчик, стоящий на столе. Похоже, что он принял окончательное решение.
        - Думаю, что ты, Джуда, прав,  - сказал он.  - Никто не возражает, чтобы принять это предложение и поручить государственному секретарю проработать этот вопрос с господином Ильиным, новым послом Югороссии при Конфедерации?
        Возражений от присутствующих не поступило.
        Президент Дэвис кивнул.
        - Ну что ж, джентльмены, тогда давайте перейдем к другим вопросам…

        ПОЛЧАСА СПУСТЯ, ТАМ ЖЕ
        Подполковник Ильин, выслушав Бенджамина, задумался, а потом кивнул.
        - Джуда,  - сказал он,  - мне кажется, то, что вы мне сейчас рассказали, вполне разумно. Я немедленно свяжусь с моим правительством и дам вам знать. Единственный вопрос  - на какую сумму вы рассчитываете?
        Бенджамин не задумываясь ответил:
        - САСШ получили Новую Мексику и Калифорнию за восемнадцать миллионов долларов. Конечно, с тех пор многое изменилось, да и мы отдаем всего лишь права на земли, нам еще де-факто не принадлежащие. Более того, это менее чем половина той территории, которую мы получили тогда от мексиканцев. Кроме того, мы и так перед вами в неоплатном долгу. И я бы вообще не стал бы просить у вас денег, если бы нам они не были так необходимы для восстановления Юга.
        - Резонно. Тогда не могли бы, более точно назвать сумму, которую хотели бы получить для этой цели?
        - В идеале, около двадцати миллионов долларов  - часть в кредит, товарами и деньгами, часть в качестве безвозмездной помощи. Конечно, не сразу, а частями. Например, по два миллиона долларов в год в течение десяти лет. Конечно, мы были бы вам очень благодарны, если бы вы выделили нам даже меньшую сумму…
        - Ну что ж,  - улыбнулся подполковник Ильин,  - мне кажется, что эта сумма вполне разумная. Я сегодня же свяжусь с моим правительством и дам вам знать о его решении как можно быстрее.

        19 (7) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. ГУАНТАНАМО
        Правительство Конфедеративных Штатов Америки, генерал Форрест, подполковник Ильин
        - Господа,  - подполковник Ильин достал из папки и положил на стол два листа бумаги,  - мое правительство уполномочило меня принять все предложения госсекретаря мистера Бенджамина, включая и сумму запрошенной вами финансовой помощи. Вот проект дополнения к нашему соглашению.
        Джефферсон Дэвис взял один из экземпляров соглашения, прочитал его, потом показал Джуде Бенджамину, после чего подписал оба документа. То же самое сделал и Ильин.
        После этого посол Югороссии посмотрел на Бенджамина.
        - А теперь, господа, у меня есть для вас не очень приятная новость. По данным, полученным нашей разведкой, в Вашингтоне планируется путч, в ходе которого президент Хейз будет убит и его заменит Вильям Вилер. Де-факто власть захватит группа заговорщиков-сенаторов, включая и известного вам господина Паттерсона. Убийцей объявят какого-нибудь южанина, и армия янки вернется в города Юга. Начнется новая Реконструкция. Что это означает, полагаю, вам объяснять не надо. Произойдет все это, по нашим сведениям, не раньше этого лета. Событиям будет предшествовать ультиматум, предъявленный Англии с требованием передать САСШ английские владения к западу от города Йорк на озере Онтарио.
        В зале воцарилась мертвая тишина. Первым заговорил Джуда Бенджамин:
        - Понятно. Они убьют Хейза, когда необходимость в нем окончательно отпадет.
        - Вот именно,  - кивнул подполковник Ильин,  - и это будет сделано не раньше, чем армия янки, выдвинутая к границам английских владений, освободится для переброски на юг.
        Форрест задумался, потом сказал:
        - Необходимо обдумать вопрос об организации сопротивления на Юге. Мы не можем заранее открыть янки наши карты. Но мы вполне можем создать так называемые «охотничьи клубы». При этом мы еще можем опереться на наименее радикальные элементы Клана.
        Президент Дэвис спросил:
        - Это хорошо, но только кто все это возглавит?
        - Мистер президент,  - ответил Форрест,  - думаю, что мне все же придется отправиться на Корву и там готовить к Ирландскому походу наш Добровольческий корпус  - ведь именно он и будет ядром нашей регулярной армии. А генерал Бейзил Вилсон Дюк, который когда-то участвовал в знаменитом рейде Моргана, как мне кажется, идеальная кандидатура в качестве командующего нашим сопротивлением на Юге. Генерал Дюк недавно прибыл в Гуантанамо, так что сразу же после заседания правительства я переговорю с ним. Вопрос только в том, чем вооружать наших «охотников», поскольку выступать с охотничьими ружьями против регулярных армейских соединений  - это не совсем удачная мысль. Наши парни, конечно, не боятся умереть за родину, но нельзя же их подставлять под пули регулярных частей янки.
        - Господа,  - вступил в разговор подполковник Ильин,  - если вы позволите, то я скажу пару слов по поводу вооружения планируемых вами партизанских отрядов.
        - Мы всегда рады выслушать вас,  - сказал президент Дэвис,  - мнение боевого югоросского офицера весьма ценно для нас.
        - Насколько мне известно,  - продолжил Ильин,  - в настоящий момент в связи с чрезвычайной слабостью своего патрона.44-40 Winchester, многозарядная винтовка Winchester Model 1873 не считается боевым оружием на территории САСШ и разрешена к свободной продаже. В то же время эта винтовка способна обеспечить высокий темп стрельбы, когда один стрелок способен заменить трех-четырех вооруженных однозарядными ружьями. Должен вам сказать, что на данный момент совместными усилиями оружейных мастеров и ученых Югороссии и Российской империи разработан патрон повышенной мощности стандарта.45 Colt, начиненный новым русским бездымным порохом замедленного сгорания и снаряженный сминаемой пустотелой полуоболочечной пулей оживальной формы.
        Генерал Форрест, именно винтовками «Винчестер» под такой патрон будет вооружена большая часть бойцов вашего Добровольческого корпуса и корпуса Ирландских королевских стрелков. Дополнительным плюсом этого оружия можно считать то, что ваши люди, хотя и потеряв немного в убойной силе, смогут пользоваться трофейными боеприпасами от популярного у янки револьвера Кольта «Писмейкер». Пусть сторонники освобождения Юга приобретают винтовки «Винчестер», а уж патронами мы их обеспечим.
        Подполковник Ильин улыбнулся:
        - Обещаю вам, джентльмены, что солдаты и офицеры янки будут поражаться пулями из «охотничьих» «винчестеров» ничуть не хуже, чем из армейских винтовок. Тем более что во время партизанских действий, которые в основном происходят в населенных пунктах, дистанция, с которой ведется огонь, чрезвычайно мала, и «винчестеры» с их высоким темпом стрельбы окажутся даже более смертоносным оружием, чем армейские ружья янки.
        - Мистер Ильин,  - заинтересованно спросил генерал Форрест,  - а бездымный порох или пироксилин действительно мощнее черного пороха? И подойдет ли он для ружейных патронов  - ведь от него давно уже отказались, поскольку он при стрельбе сильно портит оружие. В чем же секрет вашего пороха?
        Подполковник Ильин немного подумал, а потом ответил:
        - Видите ли, все дело в том, что портит оружие непереработанный порошкообразный пироксилин, который, обладая очень большой скоростью горения, по сути, взрывается в стволе. Нам удалось перевести пироксилин в растворимую в воде форму с последующей его грануляцией. Поскольку горение идет только по поверхности гранулы, то получается, что чем она крупнее, тем медленнее сгорает заряд.
        Теперь давайте сравним револьвер Кольта и винтовку «Винчестер». У револьвера длина ствола шесть дюймов, а у винтовки  - двадцать четыре, из-за чего в «винчестере» при расширении пороховых газов давление на пулю постоянно ослабевает. Для того чтобы поддерживать в стволе «винчестера» постоянное давление, равное начальному револьверному, необходим заряд пороха, способный выделить в четыре раза больше газов за в два с половиной раза большее время. Причем скорость горения должна быть минимальной в начале выстрела и максимальной в конце, когда пуля прошла уже примерно пять шестых своего пути по стволу. Не буду раскрывать всех наших секретов, но скажу, что инженерам Югороссии удалось этого добиться и получить патрон с нужными характеристиками и с вполне приличной начальной скоростью пули в тысячу шестьсот футов в секунду. Примерно через две недели со следующим конвоем сюда привезут ящик таких патронов из пробной партии, произведенной Константинопольским Арсеналом. Тогда вы сами сможете убедиться, что все сказанное сейчас мною соответствует действительности.
        Президент Девис и генерал Форрест переглянулись.
        - Очень хорошо, мистер Ильин,  - сказал генерал Форрест,  - поскольку у нас нет оснований не верить вам на слово, то мы немедленно отдадим своим людям команду покупать «винчестеры» где только можно. Надеюсь, что вы еще не раз поделитесь с нами своим богатым боевым опытом.

        20 (8) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. 11:25. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ. ГАТЧИНА. ДВОРЕЦ, КАБИНЕТ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА III
        Известие из Константинополя о том, что его сын Георгий, возможно, болен туберкулезом, огорчило императора. Александр хорошо знал об этой страшной болезни. От туберкулеза умерли его мать  - императрица Мария Александровна, и старший брат Николай. Необходимо было начать борьбу с этой проклятой болезнью. Югороссы как-то научились лечить туберкулез. Но одним им просто невозможно вылечить всех больных в Российской империи. Поэтому надо создать центр по борьбе с туберкулезом  - и не только с ним. И возглавить его должен сведущий в этом человек. Лучшей кандидатурой на эту должность, как подсказали императору югороссы, оказался тридцатидвухлетний профессор Одесского университета Илья Ильич Мечников. Именно ему император Александр III чуть больше двух недель тому назад послал приглашение прибыть в Санкт-Петербург для очень важного разговора.
        И вот адъютант принес известие о том, что профессор Мечников здесь, в Гатчине, и ожидает, когда император сможет его принять.
        - Немедленно пригласи его и сообщи штабс-капитану Бесоеву, что профессор Мечников прибыл, и что я жду его с соответствующими бумагами,  - сказал царь-труженик, еще раз просматривая разложенные на столе документы по запутанному крестьянскому вопросу, сейчас, пожалуй, самому важному вопросу Империи.
        С начала реформы прошло шестнадцать лет, но ее ядовитые плоды уже видны невооруженным глазом. Нищают не только крестьяне, разоряются дворяне, забросившие хозяйство и берущие деньги в Дворянском банке под залог своих имений. Падают и урожаи.
        Хуже всего обстоят дела в тех губерниях, где практикуется ежегодный передел земельных паев по количеству едоков. За ничьей землей никто не ухаживает, мужики не вносят в нее даже навоза своей собственной скотины (у кого эта скотина, конечно, есть), и сеют, сеют из года в год пшеницу по пшенице. В результате земля истощается, пустеет. И обычным становится позорнейший урожай «сам-пят». В стремлении увеличить количество едоков мужики заставляют своих жен рожать без счета. И так же без счета невинные младенцы мрут от плохих условий жизни и болезней.
        Посланные императором в народ с заданием увидеть и доложить, как на рекогносцировку во вражеский тыл, молодые офицеры  - слушатели Академии Генерального штаба, каждый день доносят до него все новые и новые подробности творящихся в России безобразий. Не по-христиански все происходящее и не по-хозяйски.
        Государство Российское тоже хорошо  - подсело на выкупные платежи, которые составляют более половины бюджета. И не может казна теперь без них, как пьяница без выпивки. Никто даже и не думает о других источниках дохода. Недоимки по этим платежам растут. Растут и суммы, выданные под залог Дворянским банком. А жиреют на всем этом хлебные спекулянты. Можно, конечно, начать с того, что взять внутреннюю и внешнюю торговлю хлебом в казну. Но для этого надо будет организовывать целое ведомство, на которое поставить надежного, проверенного и способного человека. Оборот хлеба в Империи и поставка его на экспорт  - это же целая наука, где ум нужен поболее губернаторского. Проект указа о хлебной монополии уже лежит у императора в сейфе. Дело было лишь за подходящей кандидатурой начальника соответствующей государственной конторы. Хлебных спекулянтов императору было совсем не жаль. Если им не нравится в России, пусть уматывают, хоть в Европу, хоть в Америку, хоть к черту на кулички.
        Вздохнув, Александр III собрал бумаги по крестьянскому вопросу и убрал их в сейф. Их время еще придет. А сейчас…
        - Профессор Илья Мечников,  - сказал вошедший адъютант.
        - Проси,  - ответил император и добавил:  - Да, и поторопи там штабс-капитана Бесоева.
        - Уже идет,  - ответил адъютант, прислушиваясь к шагам в коридоре,  - сейчас будет.
        - Ну и хорошо,  - кивнул Александр III,  - пригласи пока профессора.
        Профессор Илья Мечников оказался довольно молодым человеком лет тридцати с небольшим, ровесником императора. У него были густая черная борода и маленькие железные очки на большом породистом носу. Портрет профессора дополняли большие, чуть покрасневшие, руки, которые он не знал, куда девать.
        - Здравствуйте, ваше величество,  - смущенно произнес Мечников.  - Вы меня звали?
        Императору эта робость и неуклюжесть профессора понравились. Зачастую бывает так, что если человеку дан талант, то он лишается какой-то доли здоровой наглости и способности к интригам. История с забаллотированием Мечникова в профессора Военно-медицинской академии это только подтверждает. Был бы интриганом  - прошел бы как миленький. Таких людей необходимо все время поддерживать и опекать. Но и они тоже не останутся в долгу, принеся много пользы своему Отечеству. Император знал это по опыту общения с Менделеевым. Сразу видно  - они одного поля ягоды.
        В тот раз поддержку Мечникову оказал французский институт Пастера, и он же снял урожай с его гениальных открытий. В этот раз великому ученому поможет не француз, а сам император Александр III.
        - Здравствуйте, Илья Ильич,  - сказал царь,  - да, я вас звал. Проходите, садитесь. Разговор у нас будет очень интересный.
        В этот момент в дверях появился адъютант.
        - Штабс-капитан Бесоев,  - доложил он.  - Пригласить?
        - Конечно же,  - сказал император,  - зачем ты спрашиваешь дважды об одном и том же?
        На вошедшего Николая Бесоева, держащего в руках тонкую папку, профессор Мечников сразу же посмотрел неприязненным взглядом. По мнению интеллигентов того, да и не только того, времени, молодой блестящий офицер мог быть лишь тупым солдафоном, очередным изданием грибоедовского Скалозуба.
        Не обращая внимания на недоброжелательный взгляд профессора, Бесоев поздоровался с императором, а потом с Мечниковым.
        - Николай Арсеньевич,  - пояснил император Мечникову,  - является моим советником по многим вопросам, в том числе и научным. Да вы не обращайте внимания на его мундир. Он  - югоросс, и он временно прикомандирован ко мне.
        - Югоросс?  - переспросил Мечников.  - Это, конечно, совсем другое дело. Здравствуйте, Николай Арсеньевич. Вы уж на меня не обижайтесь  - я поначалу принял вас за обычного служаку, который выше науки о подмывании лошадиных хвостов не поднимался.
        - Ну, вот и хорошо, Илья Ильич, что вы все поняли,  - сказал император,  - только служак наших вы тоже не обижайте. Служат они России не за деньги, а за совесть, и живота своего при этом не жалеют. Знание о том, как надо ухаживать за лошадьми  - это тоже вещь нужная.
        Мечников растерянно пожал плечами, показывая, что он извиняется за бестактность, да и только. Император в ответ посмотрел сначала на него, потом на Бесоева и сказал:
        - Собственно, Илья Ильич, я пригласил вас для того, чтобы предложить вам организовать в Санкт-Петербурге, а потом и возглавить, Российский Императорский институт микробиологии, а Николай Арсеньевич должен помочь очертить рамки вашей будущей деятельности. Ну как, вы согласны?
        - Институт микробиологии?  - растерянно переспросил Мечников.  - Ваше величество, а как же господин Победоносцев и прочие наши ретрограды от церкви? Они непременно будут против.
        - Господина Победоносцева с ретроградами оставьте мне,  - сухо заметил император.  - Свое мнение они пусть держат при себе. Вас оно тоже не должно волновать абсолютно. Главное  - дело.
        - Тогда я согласен,  - кивнул приободрившийся Мечников,  - а что я должен буду делать?
        - Так сразу сложно сказать,  - задумчиво ответил император,  - вы должны будете заниматься всем, что связано с нашими маленькими врагами  - микробами. У нас огромная страна, в которой ежегодно случаются эпидемии. Народ умирает от холеры, дизентерии, дифтерии, тифа, кори и оспы. А на юге у нас существуют очаги чумы. Только этого нам не хватало, прости господи. В госпиталях на войне солдаты массово мрут от горячки или же антонова огня, который тоже случается от попавших в рану болезнетворных микробов. Ваш институт должен будет изучать как сами эти болезни, так и способы их распространения, методы защиты от них и формы лечения, включая поиск новых вакцин и лекарств. Не стоит забывать и о других микроорганизмах, что приносят людям пользу. Я имею в виду разного рода молочнокислые бактерии и палочки, кефирные грибки, винные и хлебные дрожжи и сырную плесень. Тут вы должны будете заняться поиском наилучших их разновидностей, пригодных для употребления людьми. Как видите, перед вашим визитом, Илья Ильич, я тоже интересовался этим вопросом и понимаю, сколько новых открытий вы еще сделаете.
        - Поговорите с вашим знакомым, господином Сеченовым,  - добавил Николай Бесоев,  - быть может, его заинтересует исследование физиологии естественного человеческого иммунитета. Этой темой он еще, кажется, не занимался.
        - Иммунитета?  - переспросил Мечников.
        - Иммунитет,  - пояснил Бесоев,  - это естественное или искусственное свойство организма сопротивляться вторжению болезнетворных агентов. Искусственный иммунитет к оспе, например, возникает в результате оспенной прививки.
        - Ах да,  - сказал Мечников,  - конечно же это очень важно. Я бы и сам с удовольствием поработал над этим вопросом.
        - Ну, вот и договорились,  - довольно сказал император, доставая из ящика стола какую-то бумажку.  - Это ассигновка на десять тысяч рублей. Думаю, что они вам пригодятся для начала вашей работы.
        - Да что вы,  - замахал руками Мечников,  - зачем мне такие огромные деньги?
        - Берите,  - строго сказал император,  - считайте, что это аванс. Снимайте квартиру, вызывайте сюда супругу и, самое главное, составьте смету, в которой укажите, какие средства и инструменты вам понадобятся для начала работы вашего нового института. Как будет все готово  - сразу же ко мне. А я вам пока какой-нибудь дворец для размещения института подберу, с расчетом, что называется, на вырост.
        - Боже правый, как это все неожиданно,  - смущенно сказал Мечников, пряча ассигновку в нагрудный карман своего сюртука.
        - Вы же прекрасно знаете, Илья Ильич,  - наставительно сказал император,  - все прекрасные начинания обычно упираются в отсутствие финансирования.
        - А это вам от меня,  - сказал Бесоев, протягивая Мечникову папку, которую он принес с собой.  - Тут для вас есть несколько подсказок на начальный период работы.
        Мечников открыл папку и начал читать первый лист, который был озаглавлен «Плесневый гриб пенициллум», после чего стал быстро-быстро листать содержимое папки.
        - Извините, ваше величество,  - сказал раскрасневшийся от волнения Мечников, с трудом оторвавшись от чтения,  - вот это воистину царский подарок. Тут столько новых идей!
        - Ладно уже,  - махнул рукой император,  - Илья Ильич, раз мы с вами обо всем договорились, то вы можете идти. Через несколько дней жду вас с докладом.
        - Разумеется,  - сказал Мечников, вставая и кланяясь царю,  - всего вам доброго.
        - И вам того же, Илья Ильич,  - ответил император и посмотрел на Бесоева:  - А вот вас, Николай Арсеньевич, я попрошу остаться. Есть очень важный разговор.

        21 (9) НОЯБРЯ 1877 ГОДА, ПОЛДЕНЬ. КРЕПОСТЬ БАЯЗЕТ
        Подполковник Российской армии Ковалевский Александр Викентьевич
        Со времени нашего чудесного спасения от войск Фаик-паши прошло почти полгода. Но порой мне кажется, что это было еще вчера. До сих пор при воспоминании о том страшном дне меня не оставляет трепет и благоговейный ужас. Хотя сейчас я уже знаю о тех событиях куда больше, чем тогда.
        Тогда турецкие войска еще сражались, но Оттоманская Порта уже была смертельно ранена, сраженная в самое сердце одним коротким ударом. Это сделали югороссы, которые прислали нам на помощь крылатый эскадрон своего небесного воинства.
        Вот уже три месяца прошло с тех пор, как моя Сашенька призналась мне, что она непраздна и носит под сердцем наше дитя. Мы посоветовались и решили, что если родится мальчик, то мы назовем его Виктором в честь владыки Югороссии адмирала Виктора Ларионова, приславшего нам столь нужную нам помощь. Если же родится девочка, то мы не станем называть ее именем сошедшей недавно с ума величайшей злодейки в истории  - британской королевы, а наречем ее Ириной, в честь супруги великого князя Болгарии Сергея Лейхтенбергского.
        Доктор Сивицкий регулярно осматривает Сашеньку и говорит, что все у нее будет хорошо. Ну, вы понимаете, о чем я говорю. Но давайте обо всем по порядку.
        Вскоре после нашего чудесного спасения я был вновь назначен командовать гарнизоном Баязета, а подполковник Пацевич был отозван в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией великого князя Михаила Николаевича. И, как мы узнали позднее, он был предан военному суду за проявленное им безрассудство, граничащее с безумием. Поскольку он проявил личную храбрость, выступив вместе с нашим отрядом, и учитывая то, что все кончилось благополучно, суд счел возможным ограничить наказание отставкой его без мундира и пенсии. Как говорится, вот и все об этом человеке.
        Дни шли за днями, известия о том, что творится в мире, доходили до нас с большим опозданием, и нам даже казалось, что мы всеми забыты в этом проклятом, никому не нужном городишке.
        Еще до отстранения подполковника Пацевича на подкрепление нашего гарнизона прибыли три сотни Эриванского конно-иррегулярного полка под командованием полковника Исмаил-хана Нахичеванского, которого я попросил принять начальство над всей нашей кавалерией, достигшей численности тысячи сабель.
        После того как были взяты Карс и Эрзерум и вся русская кавказская армия ушла вперед, нашему отряду было поручено охранять порядок на транспортных путях в окрестностях Баязета, истребляя разбойничьи банды, в которые превратились остатки турецкого войска. Особенно свирепствовали курды, грабящие караваны и приводящие к запустению и без того скудную торговлю.
        Полковник Исмаил-хан Нахичеванский взялся за это дело с необычайным рвением. Казаки и его иррегулярная конница, составленная из верных России кавказских инородцев магометанского исповедания, наводили на разбойников ужас. И вскоре местность вокруг Баязета была приведена к полному спокойствию. Чтобы солдаты не расслаблялись в безделье, я начал проводить с ними полевые занятия, тренируя их для ведения войны в горах. Горцы полковника Исмаил-хана учили моих ставропольцев и крымцев  - как надо двигаться по горным тропам, как организовывать засады и как отступать, попав в неприятное положение.
        Тем временем события в далеком от нас мире шли своим чередом, и известия о них доходили до нас с большим опозданием. Новости о разгроме югороссами британского флота, о завершении Балканской кампании, о взятии болгарской столицы, о захвате нашими матросами и конницей Суэцкого канала, а также о водружении на купол Святой Софии православного креста, были встречены нами с большими воодушевлением. Зловредной Британской империи был поставлен шах и мат. Конечно, нас сильно опечалило и возмутило известие об убийстве государя-императора Александра II. То, что убийцы были сразу же схвачены на месте преступления, ничуть не умаляло всей трагичности произошедшего.
        Новость же о заключении в Петербурге Тройственного союза между Российской империей, Югороссией и Германией, иначе именуемого Континентальным альянсом, привела нас в восторг. Объединились три самые сильные державы мира, превратив все остальные государства в обычных статистов. От самого названия этого союза веет какой-то несокрушимой мощью.
        Сразу же после того, как договор был подписан, новый российский император Александр III объявил о включении Западной Армении в состав Российской империи и о подготовке нового похода Кавказской армии. Ей предстоял путь в Сирию и Палестину, ради освобождения томящихся под гнетом противников нашей веры древнее христианское население этих земель.
        Знающие люди из числа армейских офицеров поговаривали, что в Петербурге попросту разделили мир. России достались Балканы и вся Азия, Германии  - остальная Европа и Африка. Что же получили югороссы  - пока не ясно. Но в последнее время они начали сильно интересоваться американскими делами.
        Ох уж мне эти штабные всезнайки  - хотя все может быть. Если так, то не за горами падение Франции и лоскутной Австрийской империи. В последнее время я разучился удивляться и все события воспринимаю такими, как они есть, не ища за ними тайных подоплек.
        Примерно с сентября у нас в крепости начали создаваться большие запасы провианта, фуража, амуниции и боеприпасов. Причем патроны в основном завозились к винтовкам Бердана, которых у нас отродясь не было. Недоумение мое длилось недолго. Вскоре стало известно, что через наш забытый Богом и людьми Баязет по дороге Эрзерум  - Табриз должен пройти Экспедицион ный Персидский корпус под командой генерала Михаила Скобелева.
        Так уж получилось, что наш Баязет оказался последним русским гарнизоном на уже замиренной земле. Далее их путь будет пролегать на Табриз по персидской земле с большей частью недружественным нам населением. Кстати, полковник Исмаил-хан Нахичеванский уже получил предписание Главнокомандующего присоединиться к Персидскому Экспедиционному корпусу вместе со своими тремя сотнями Эриванского иррегулярного ополчения. Жаль, мне будет очень не хватать этого опытного и храброго воина, начавшего свой боевой путь еще в Крымскую войну. Но, наверное, в Персии он будет нужнее.
        В ожидании Персидского корпуса закончился сентябрь, прошел октябрь. В октябре сухая солнечная погода сменилась затяжными моросящими дождями. А к началу ноября по ночам дожди стали переходить в мокрый снег. Иногда небо все же разъяснялось, и тогда, радуя нас своими нежаркими лучами, сквозь легкие облака проглядывало неяркое осеннее солнце. Насколько мы проклинали это палящее светило летом, настолько же мы были рады ему сейчас.
        Если в начале сентября я получил выговор от моего непосредственного начальника генерала Тер-Гукасова за напрасную порчу военного имущества и расход боеприпасов, производимых моими солдатами во время полевых учений, то уже в октябре на мое имя поступил именной рескрипт государя, которым за успехи по службе я производился в полковники. Также государь повелевал  - на базе Баязетского гарнизона сформировать первый в Русской императорской армии горно-егерский полк, подчиненный напрямую главнокомандующему Кавказской армией. Чуть позже с очередным обозом на доукомплектование полка пришли четыре роты новобранцев и отдельная рота кубанских пластунов.
        Сроком полной готовности полка к выступлению было указано Рождество Христово. Тогда я понял, что время моего баязетского сидения вскоре закончится. Супруга моя ужасно тревожилась за меня. Но так было во все времена, когда русские женщины провожали своих мужей, отправлявшихся на войну.
        Несмотря на плохую погоду, горные марши, ротные и батальонные учения закипели с удвоенной силой. Важно было успеть подготовить новобранцев и оправдать доверие государя.
        Тем временем наши склады все время пополнялись и пополнялись, а генерал Скобелев со своим Персидским корпусом все не появлялся, хотя, по слухам, он был уже совсем близко. С обозами пришло дополнительное вооружение и снаряжение и для моего вновь формируемого полка. Четыре картечницы Гатлинг-Горлова, поступившие вместе с расчетами и боезапасом, должны были составить полковую скорострельную батарею. А тремя сотнями многозарядных винтовок Винчестера должны были быть вооружены солдаты скорострельных взводов. Таких взводов в полку было велено иметь девять, по одному в каждой роте. Эти винтовки были захвачены нашей армией после капитуляции турок на Балканах, и вот теперь им тоже нашлось применение.
        В самое ближайшее время нам обещали прислать какие-то совершенно чудесные патроны к этим винтовкам, а также винтовки Бердана № 2 для остальных солдат, взамен наших ружей системы Карле.
        И вот настал тот день, когда казачьи разъезды принесли весть о том, что генерал Скобелев со своим корпусом уже совсем близко. Встречать героев Персидского похода высыпали все свободные от службы, как офицеры, так и нижние чины. Шедший утром дождь совершенно прекратился, и в разрывах облаков даже стало проглядывать голубое небо. Впереди войск ехала группа всадников, в которой сразу можно было угадать начальство. А за ними в походной колонне шагали батальоны сводной Гвардейской бригады  - по одному от Преображенского, Семеновского, Измайловского, Егерского, Московского, Гренадерского, Павловского и Финляндского полков.
        Сначала нам показалось, что идет армия вовсе не русская,  - настолько непривычен был глазу покрой солдатской формы, сшитой из тусклой серо-зеленой ткани, совершенно не бросавшейся в глаза.
        Я вытащил из футляра свою старую добрую подзорную трубу и приник к окуляру. Вместо привычных шинелей на солдатах были надеты короткие стеганые куртки, прикрытые сверху непромокаемыми плащ-накидками из гуттаперчи с капюшонами, под которыми солдаты несли на плечах свои винтовки, супротив всех уставов стволом вниз.
        Ротные колонны выглядели совершенно однородно. Нигде не было видно ни золотого шитья, ни галунов, так любимых нашими офицерами, не блестел серебром и золотом полированный металл. Меня поразило мрачное великолепие хорошо сработанной боевой машины, в которой нет ничего лишнего  - одна лишь голая целесообразность на пути к победе.
        Несмотря на усталость, гвардейцы шагали бодро. Вслед за ротными колоннами ехали по две упряжки с картечницами Гатлинг-Горлова, а за ними  - пароконные повозки, очевидно с военным имуществом. Дымились какие-то странные сооружения на колесах, которые, как я потом узнал, были походными полевыми кухнями. Солдат идет, а обед варится.
        В этот момент я подумал, что встреться мы с Фаик-пашой, и имея на каждую пехотную роту и сотню кавалерии по две таких картечницы, то еще неизвестно, чем бы закончилось это побоище, даже без помощи наших крылатых ангелов-хранителей. Всем ведь известно уничтожающее действие картечниц по плотным рядам кавалерии и пехоты, которыми наступали на нас турки.
        Следом за Гвардейской бригадой из-за поворота дороги показались так же обмундированные и снаряженные полки Гренадерской дивизии, а за ними Кубанский отдельный пластунский батальон. Далее шла саперная бригада, за которой следовала кавалерия и артиллерия.
        Чуть позже я узнал, что в распоряжении генерала Скобелева было двенадцать тысяч штыков, семь тысяч сабель, при трехстах картечницах Гатлинг-Горлова и сорока восьми четырехфунтовых железных орудиях Круппа  - лучших полевых пушках на данный момент в мире.
        Прошел час, прежде чем голова колонны дошагала до ворот крепости. Мы с моими офицерами вышли навстречу едущим впереди нее всадникам, среди которых генерала Скобелева можно было бы узнать по широкой окладистой бороде и таким же тусклым, как и его мундир, серо-зеленым эполетам. Еще один офицер свиты генерала носил бороду, а двое других были гладко выбриты, загорелы и имели вид людей бывалых и умелых.
        - Здравия желаю, ваше превосходительство,  - приветствовал я генерала.  - Разрешите представиться  - полковник Ковалевский, Александр Викентьевич, командир недавно сформированного Первого Горно-егерского полка и начальник гарнизона Баязета.
        Генерал легко соскочил с белого жеребца. Вслед за ним спешились и остальные офицеры.
        - Здравствуйте, Александр Викеньевич,  - сказал он мне,  - наслышан о вас, наслышан. В Эрзеруме только и говорят о вас и о вашем полке. А теперь я представлю вам моих спутников. Мой главный военный советник, полковник армии Югороссии Бережной Вячеслав Николаевич, мой главный политический советник, майор государственной безопасности Югороссии Османов Мехмед Ибрагимович, командир сводной гвардейской бригады, полковник Гриппенберг Оскар-Фердинанд Казимирович. Прошу, как говорится, любить и жаловать.
        В ответ я представил прибывшим своих офицеров, включая полковника Исмаил-хана Нахичеванского, поняв, откуда взялись все эти новшества в Персидском корпусе. Надо будет хорошенько расспросить наших гостей, чтобы и мне не упустить чего-то важного.
        - Но сейчас прежде всего о деле,  - сказал генерал.  - Солдат надо немедленно разместить под крышей, ну а уж кормежка у нас своя. Пробудем мы у вас три дня, так что не обессудьте, если будет немного тесновато.
        - Никакой тесноты,  - сказал я,  - округа совершенно замирена, так что для большей части ваших солдат и офицеров приготовлены квартиры в городе, в домах бежавших от нашей армии турок. Я сейчас выделю офицеров, которые и разведут ваши части по квартирам. А вас, ваше превосходительство, вместе со штабом я попрошу быть моими гостями. Прошу проследовать в цитадель. Там для вашего корпуса приготовлены припасы. Передачу их в ваше ведение мы можем начать немедленно, как только закончим расквартирование.
        Генерал Скобелев пожал мне руку.
        - Замечательно, Александр Викеньевич,  - сказал он.  - Ну, что ж, за дело так за дело!

        18 (6) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс, более известный как Марк Твен, корреспондент газеты «Нью-Йорк Геральд»
        Гераклит сказал, что невозможно два раза вступить в одну и ту же реку. То же самое можно сказать и про этот город. Мне вспоминается мой первый визит в Константинополь. Тогда я писал, что кроме живописности он не радует ничем, и что с той минуты, когда покидаешь корабль, и до самого возвращения на него не устаешь проклинать этот город. Грязь, зловоние, нищета…
        Я не очень был рад перспективе возвращения в Константинополь. И действительно, с борта французского лайнера «Амазон» город выглядел примерно так же, как тогда  - весьма живописным. Мечети, такие как Голубая мечеть и Сулеймание, выглядели такими же запущенными, как и в год моего первого визита. Вот разве что Святая София оказалась намного чище. Тут я увидел, что настоящий цвет ее стен  - не серо-буро-малиновый, а именно красный. И на ее куполе вместо полумесяца гордо высился огромный православный крест, огненно-золотой под лучами осеннего полуденного солнца.
        Еще одной приметой нового времени были большие военные корабли, стоявшие на якоре напротив бывшего султанского дворца Долмабахче, над которыми реяли белые флаги с синим косым крестом, указывая на их принадлежность к русскому военному флоту. Один из этих кораблей был огромным, странной конструкции, с высоким бортом, плоской, как поле для игры в гольф, палубой, и загнутым вверх, наподобие утиного клюва, носом. Этот корабль был больше любого другого, существующего где-либо еще в мире. Он был больше даже знаменитого «Грейт-Истерна».
        В прошлый раз мы переправились на берег на борту турецкой лодки  - каика. Теперь таких каиков в порту не было, хотя кое-где по пути сюда они нам и попадались. В этот раз «Амазон» пристал прямо к новехонькому пирсу, блиставшему чистотой.
        Пройдя мимо солдат европейской внешности и в пятнистой форме, с надвинутыми на одно ухо зелеными беретами, пассажиры «Амазона» и ваш покорный слуга попали на паспортно-таможенный контроль, который мы все прошли безо всяких проблем. Таможенник, взявший у меня документы, был внешне похож на турка, одет в чистую отглаженную форму, и что совсем удивительно, не потребовал у меня бакшиш. Разговаривая со мной, он был доброжелателен, а когда пролистал мой паспорт, вдруг сказал:
        - Простите, сэр, но вы не тот ли знаменитый писатель Марк Твен? Мне так нравится ваш «Том Сойер»! Добро пожаловать в Константинополь!
        Приятно, не скрою, когда тебя узнают даже на другом конце света. Я спросил у него, где мне лучше остановиться. Таможенник порекомендовал мне новый отель «Ибрагим Паша» и на прощанье взял под козырек.
        Закончив с пограничными формальностями, я вышел на улицу и осмотрелся. При этом нанятый мною тут же на пирсе носильщик-грек вез за мной тележку с багажом.
        «Да,  - подумал я,  - теперь нужен глаз да глаз».
        В тот раз невозможно было отбиться от нищих, которые постоянно хватали меня под руку и требовали бакшиш, а также торговцев в грязных одеяниях, напропалую пытавшихся всучить мне свои товары. Да и воров тогда тоже было предостаточно. В прошлый раз мне очень повезло в том, что я ночевал на корабле, и у меня было нечего красть.
        Теперь же на улице было чисто и аккуратно. Прохожие практически все были одеты по-европейски, а не в ту грязную и пеструю одежду, как в мой прошлый визит. На некоторых прохожих, правда, были костюмы в национальном стиле, но тоже чистые и не очень поношенные. Уже позже я узнал, что появление на городской улице в непотребном виде, или другое нарушение общественного порядка, карается тут десятью-пятнадцатью сутками общественных работ.
        У стоянки извозчиков, на столбе висел прейскурант с вполне разумными ценами. А рядом в небольшом банке пожилой грек менял деньги. С того моего визита я знал, что грекам верить нельзя. Но сумма, с учетом указанной комиссии, точно соответствовала тому количеству долларов, которые я менял.
        И тут у меня возникло подозрение, что те люди, которые полгода назад захватили Стамбул и переименовали его обратно в Константинополь, просто подменили этот город. Тот, старый Константинополь, был больше всего похож на цирк, по которому бегали толпы мошенников и стаи бродячих собак, и где у меня было лишь одно желание  - поскорее вернуться на свой корабль и отплыть куда угодно, хоть в Россию, хоть в Италию…
        Да, я совсем не хотел ехать в это путешествие. Но мне пришлось это сделать. Не всегда мы повелеваем обстоятельствами  - иногда обстоятельства довлеют над нами.
        А началось все так. Восемнадцатого октября мне принесли письмо от Уайтлоу Рида, хозяина газет «Нью-Йорк Геральд» и «Нью-Йорк Трибьюн». Он настоятельно просил меня прибыть к нему в Нью-Йорк, пообещав «предложение, от которого невозможно отказаться». В письмо был вложен билет первого класса на поезд Хартфорд  - Нью-Йорк и несколько долларовых купюр на оплату кучера.
        Я бы не поехал в Нью-Йорк, но содержать дом из двадцати восьми комнат, который я купил по настоянию моей Оливии, было весьма накладно. А мои последние инвестиции вполне могли бы послужить темой для пары моих рассказов  - юмористических, и с предсказуемо грустным концом.
        Так что вместо того, чтобы гордо проигнорировать приглашение, на следующий день я сидел в кабинете у мистера Рида, имея на лице довольно-таки умильное выражение. После обычных в последнее время восторгов по поводу «Тома Сойера» он сказал:
        - Мистер Клеменс, я хочу предложить вам небольшую поездку за границу. Полностью за счет газеты и за хороший гонорар. Я знаю, что вы неплохо зарабатываете в качестве литератора, но мы готовы предложить вам сумму, которая более чем компенсирует задержку с выходом вашей следующей книги.
        Я не стал ему говорить, что в данный момент я никакой книги не пишу, и величественно (по крайней мере, так мне показалось) кивнул головой. Тем более что сумма, которую он мне назвал, была настолько внушительной, что гонорары от большинства моих книг удавились бы от зависти, если бы у них была шея.
        - А что мне придется делать?  - поинтересовался я.
        - Вам следует отправиться в Константинополь,  - ответил мистер Рид.  - Читателей «Нью-Йорк Геральд» очень интересует таинственная Югороссия и все, что с ней связано. Напишете цикл путевых заметок  - и о городе, и о стране, и о ее новых правителях. Названную вам сумму мы заплатим за шесть газетных статей по две газетные полосы каждая. Если вы напишете еще и про дорогу туда, либо про посещение других стран по дороге домой, то это будет оплачено отдельно.  - И он назвал мне цифру, хоть и меньшую, чем предыдущая, но тоже весьма и весьма привлекательную.  - Только постарайтесь прибыть туда как можно скорее, ведь наши конкуренты не дремлют.
        Да, мое предыдущее посещение Константинополя трудно было назвать приятным. Но последние вечерние туалеты, заказанные Оливией, вот-вот должны были пробить немалую брешь в семейном бюджете. И я дружески пожал руку мистера Рида, получил аванс, билет на пароход и деньги на расходы на ближайшее время, после чего вернулся домой в Хартфорд.
        Моя дорогая Оливия сначала приуныла, но когда она узнала про сумму, которую мне обещал Рид, быстро посчитала в уме и бросилась паковать мои чемоданы. На следующий день, ранним утром она форменным образом вытолкнула меня за порог  - чтобы я не опоздал на свой пароход, принадлежавший французским почтовым линиям.
        Потом были Бордо, Марсель, Неаполь, Пирей и, наконец, Константинополь, по которому я сейчас ехал на весьма удобной пролетке по недавно уложенной мостовой. По крайней мере, в прошлый мой визит тут была сплошная грязь. Когда я садился в пролетку, извозчик, тоже грек, рассыпался в комплиментах про моего «Тома Сойера». Они что, все там сговорились?
        И вдруг я увидел книжный магазин, на витрине которого красовались книги, а также портреты писателей, среди которых я узнал Александра Пушкина, Виктора Гюго и  - о ужас  - вашего покорного слуги.
        По дороге нам повсюду попадались стоявшие на расстоянии прямой видимости одетые в чистую синюю форму полисмены, которых тут называли «gorodovye». Кроме формы, их отличали от всех прочих три непременных атрибута: свисток на шее, висящая на поясе кобура с большим револьвером, а также дубинка литого каучука.
        По дороге мы проехали возле большого дома, возле которого бегали и играли дети самых разных возрастов в чистенькой одежде. Я спросил у извозчика:
        - Что там находится?
        - Школа, сэр,  - ответил он.  - До освобождения города там жил один купец, хоть и грек, но большой мерзавец. Он давал деньги в рост под большие проценты, причем своим же, и наживался на поставках в турецкую армию. Когда пришли русские, они сразу же прижали его к ногтю, назвав «vrag-naroda». Купца судили и повесили, а все его имущество было конфисковано в казну. Так ему и надо, негодяю. Теперь в этом доме наши дети бесплатно учатся русскому языку, письму и арифметике.
        И вот, наконец, мы доехали до гостиницы, располагавшейся в прекрасном, недавно отремонтированном дворце, построенном в восточном стиле. И тут извозчик, хоть он и был греком, взял с меня ровно столько, сколько было указано на таксометре  - я уже видел подобные устройства в Париже,  - более того, когда я хотел дать ему чаевые, то он взял только двугривенный.
        Чем дальше, тем больше я убеждался, что Константинополь подменили. Где тот город? Где карлики, женщины с тремя ногами, гавкающие псы, тюрбаны, попрошайки?
        И тут к пролетке подбежали несколько человек в шароварах и фесках. Двое схватились за мой багаж. Я чуть не обрадовался  - нет, не все еще здесь изменилось. Но тут старший мне сказал:
        - Мистер Клеменс, добро пожаловать в отель «Ибрагим-паша»! Не беспокойтесь, ваш багаж доставят прямо в номер.
        «Воришки», увы, оказались всего лишь сотрудниками гостиницы, одетыми в национальные одежды ради придания соответствующего колорита. А несносный портье продолжал:
        - Мистер Клеменс, я истинный поклонник вашего творчества. Особенно мне нравится «Жизнь на Миссисипи».
        Ну, хоть не «Том Сойер», подумал я и вошел в отель, дверь в который открыл мне с поклоном портье. В безукоризненно чистом холле улыбчивый клерк вписал меня в книгу постояльцев, посмотрел на мой паспорт и вдруг спросил:
        - Сэр, не вы ли тот самый знаменитый писатель Марк Твен?
        Тут я подумал, что если и этот скажет мне сейчас что-нибудь про «Тома Сойера», то я, наверное, совершу первое в своей жизни убийство. Но я сдержался и сказал:
        - Да, тот самый, собственной персоной.
        - Сэр,  - сказал портье,  - у меня для вас сообщение от господина Тамбовцева, канцлера Югороссии.
        С этими словами он передал мне сложенный вдвое лист бумаги. Откуда этот мистер Тамбовцев знал, что я окажусь в этой гостинице? Конечно, ему об этом мог сообщить таможенник, но каким образом? И как так получилось, что послание так быстро оказалось в гостинице?
        Попутно я обратил внимание, что на доске за спиной портье сиротливо висели всего несколько ключей. Остальные же номера были, безусловно, заняты. Когда я спросил портье о причине такой популярности его, в общем-то, недешевого отеля, то он со вздохом ответил:
        - Вы вовремя приехали, сэр. Уже к вечеру мест не останется совсем. Завтра с Кубы приходит очередной конвой, и сейчас на аукцион собираются оптовики, приехавшие сюда со всей Европы. Двадцать тысяч тонн товаров: сахара, кубинского рома и гаванских сигар, а также кое-чего по мелочи. Это, знаете ли, не шутка. Тут крутятся такие деньги, что и Ротшильды от зависти кусают локти.
        Я кивнул, поблагодарил портье и отошел от стойки. В роскошном уютном номере, присев в мягкое кресло, я развернул письмо и прочел следующие строчки:

        Уважаемый мистер Клеменс, добро пожаловать в Константинополь!
        Поздравляю Вас с прибытием в Константинополь и приглашаю Вас на обед во дворец Долмабахче завтра в 12 часов. Персонал гостиницы сможет передать мне Ваш ответ. Если Вы согласитесь, то за Вами завтра в 11:30 приедет пролетка.
        Искренне Ваш, Александр Тамбовцев (канцлер Югороссии)

        Я спустился в холл гостиницы и попросил помощника портье, молодого человека за стойкой, передать мистеру Тамбовцеву, что я принимаю его приглашение. После этого я решил все-таки сделать то, что мне в тот приезд понравилось меньше всего, подумав при этом, что хоть так я смогу почувствовать себя в знакомом городе.
        Сначала я пошел в ресторан при гостинице. Но он, увы, оказался вне всякой критики. В зале было чисто, на столах лежали белоснежные скатерти, персонал был вышколен так, будто его дрессировал прусский фельдфебель, а блюда хоть и были с восточным колоритом, но оказались необыкновенно вкусными, особенно шашлык в гранатовом соусе, который я запил фракийским вином, оказавшимся всяко лучше любого американского. И вообще выбор блюд и особенно напитков в твердой книжке меню просто поражал. Тут были все сорта американского виски, кубинского рома, русской водки, греческие и российские вина и даже мексиканское кактусовое пойло под названием текила.
        Чтобы хоть как-нибудь испортить сегодняшнее впечатление, я заказал турецкий кофе, об ужасах которого я написал в своем репортаже во время моего первого посещения этого удивительного города. Но он, хоть и густой, здесь был весьма неплох.
        И тогда я решился и пошел в баню тут же, при гостинице. После своего предыдущего визита в Константинополь я написал, что тот, кто окружает турецкую баню ореолом очарования и поэзии, не постесняется воспеть все, что есть в мире скучного, дрянного, унылого и тошнотворного. Действительно, то посещение хамама было одним из самых ужасных впечатлений за всю мою не столь уж и короткую жизнь.
        Но здесь все было чисто, роскошно и весьма мило. И массаж был бесконечно приятнее, чем тот, которому меня подвергли девять лет назад. Из бани я вышел помолодевшим и решил, что, может, не так уж и плохо, что город так сильно изменился под властью его новых хозяев.
        Так сказочно началось мое пребывание в Югороссии. Посмотрим, что будет завтра.

        23 (11) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс, более известный как Марк Твен, корреспондент газеты «Нью-Йорк Геральд»
        После обильного завтрака я вышел в лобби отеля и закурил великолепную кубинскую сигару. Таких хороших сигар нет даже в Америке  - а здесь, на другом конце земного шара от Кубы, есть, причем обошлась она мне в смешные по американским меркам деньги.
        «Что-то мы делаем не так»,  - подумал я, настроившись на философский лад.
        Не успел я покончить с сигарой, как ко мне подошел молодой человек, одетый в хороший цивильный костюм, который, впрочем, никак не мог скрыть его несомненную военную выправку.
        - Здравствуйте, мистер Клеменс!  - сказал он на неплохом английском.  - Меня зовут Андрей Ленцов.
        - Вы приехали, чтобы отвезти меня к вашему канцлеру Тамбовцеву?  - проворчал я.  - Но как вы узнали, что я именно Клеменс?
        - Ну, во-первых, вы единственный американец в этом отеле,  - ответил мне посланец югоросского канцлера,  - а, во-вторых, я уже раньше видел ваш портрет.
        - И вы тоже являетесь поклонником «Приключений Тома Сойера»?  - с иронией спросил я.
        - Мне больше нравятся «Приключения Гекльберри Финна»,  - скромно ответил он, чуть не убив меня своими словами наповал.
        - Интересно,  - я не мог скрыть своего удивления,  - я эту книгу еще только пишу. Откуда вы можете ее знать?
        Посланец канцлера Тамбовцева вдруг покраснел.
        - Да нет,  - сказал он смущенно,  - я имел в виду Гекльберри Финна как героя «Приключений Тома Сойера».
        Было ясно как солнечный день, что молодой человек что-то недоговаривает. Но где и как он мог ознакомиться с моей рукописью, которая ни на день не покидала моего дома в Коннектикуте? Еще одна загадка…
        Я тяжко вздохнул и сказал:
        - Ну что ж, мистер Лен…
        - Ленцов,  - поправил он меня.
        - Сложное слово,  - проворчал я,  - не знаю, как вы, русские, выговариваете подобные фамилии. Лен-тс-ов… Язык можно сломать.
        - Называйте меня просто Эндрю,  - сказал мой собеседник,  - так вам будет намного проще.
        - Ну, тогда, Эндрю, поехали,  - сказал я.
        Когда-то давно я написал, что человек нормального ума может выучить английский за тридцать часов, французский за тридцать дней и немецкий за тридцать лет. Когда я ехал сюда, в Югороссию, я попытался снова разучить те фразы, которые я когда-то зубрил перед посещением Крыма  - лет десять назад. Увы, я пришел к выводу, что для русского языка и трехсот лет не хватит. Хотя русские дети довольно бойко лопочут на нем лет с пяти. Не означает ли это нашей англосаксонской умственной ограниченности?
        Когда мы вышли из отеля, там нас уже ждал экипаж  - странная угловатая закрытая со всех сторон железная повозка на четырех толстых черных колесах, без всякой видимости запряженных в нее лошадей. Эндрю небрежно открыл передо мной дверцу с правой стороны и пригласил садиться. Сиденье на удивление оказалось мягким и удобным. Тем временем посланец мистера Тамбовцева закрыл за мной дверь, обошел этот агрегат и устроился на соседнем сиденье перед круглым колесом непонятного мне назначения.
        - Поехали,  - сказал он, взявшись левой рукой за колесо, а правой поворачивая что-то перед собой.
        Повозка заурчала, будто неизвестный науке зверь, и мы тронулись с места, быстро набирая ход на узеньких улочках Константинополя. Неведомая сила вжала меня в сиденье, заставляя задержать дыхание.
        Вот, еще одно чудо, которое для моего визави абсолютно нормально, я же чувствую себя в нем как африканский дикарь, впервые севший в поезд. А Эндрю как ни в чем не бывало откинулся на своем сиденье, лишь изредка с независимым видом пошевеливая то самое колесо, отчего агрегат поворачивал направо или налево. Ход был удивительно мягкий, никакой зубодробительной тряски по булыжной мостовой, которую я испытывал, добираясь к отелю на извозчике.
        Вскоре мы уже подъехали к большим воротам какого-то парка, которые распахнулись перед нами, едва только охранявшие их люди в странных пятнистых мундирах увидели наш самоходный агрегат. Еще минута езды по чисто выметенным узким парковым дорожкам, и мы остановились у парадного входа во дворец Долмабахче. Того самого султанского дворца, который в прошлый раз я лишь мог наблюдать с другой стороны пролива Босфор.
        На ступенях парадного входа меня встретил улыбающийся седобородый человек.
        - Мистер Клеменс, я очень рад вас видеть,  - сказал он.  - Разрешите представиться  - меня зовут Александр Тамбовцев. Добро пожаловать во дворец Долмабахче. Прошу вас следовать за мной.
        И мы пошли по длинному коридору, который, казалось бы, был похож на коридор в любом европейском дворце. Но что-то там было не так. И вдруг меня как осенило  - точно так же, как и в гостинице, светильники давали ровный яркий свет, совсем не такой, как от газовых рожков, и лампы не гудели. Так что же это такое?
        Я тут же спросил об этом у моего Вергилия.
        - Это электричество, мистер Клеменс,  - ответил он мне с улыбкой.
        И тут я сопоставил все мной увиденное: огромные железные корабли, быстроходные самодвижущиеся лодки и повозки, а также электрический свет, и вежливое, но не подобострастное поведение югороссов, обладающих невероятным могуществом, а также то, что Эндрю успел прочитать еще не написанного мной «Гекльберри Финна»… В голове как будто что-то щелкнуло…
        Не так давно у меня возникла идея новой книги. Представьте себе, что янки из Коннектикута вдруг попал, скажем, в древнюю Грецию. Или в Древний Рим. Или во времена короля Артура, что нам, выходцам из Британии, гораздо ближе… Я еще не начал писать эту книгу, но время от времени возвращался к ее идее.
        «А что, если югороссы точно так же провалились в прошлое?  - подумал я.  - Хотя нет, правильнее было бы сказать “ворвались”, как полиция врывается в разбойничий притон».
        И тогда я прямо спросил у канцлера Югороссии:
        - Мистер Тамбовцев, скажите, вы пришли к нам из будущего, как…
        - Как ваш янки из Коннектикута?  - улыбнулся он.
        - Вот вы и попались…  - со смехом ответил я.  - Эту книгу я даже не начал писать.
        - Мистер Клеменс,  - уже серьезно заговорил он,  - книга у вас получится замечательная. Равно как и книга о приключениях Гекльберри Финна. А насчет того, откуда мы  - можете ли вы дать честное слово, что будете держать все рассказанное вам в тайне?
        Подумав секунду, я торжественно сказал, как в далеком детстве, проведенном в городе Ганнибал, что в штате Миссури:
        - Честное индейское, мистер Тамбовцев!
        - Хорошо,  - сказал он,  - вы умный человек, и я расскажу вам всё. Но только не здесь. Давайте доберемся до моего кабинета.
        Первое, что меня поразило в кабинете канцлера, это были книжные шкафы со стеклянными стенками, за которыми теснились сотни томов. Пожалуй, в Америке не часто увидишь такое изобилие печатного слова. Мы уселись в мягкие кресла, стоявшие по обе стороны низенького журнального столика, и канцлер Тамбовцев начал свой рассказ.
        Вряд ли он рассказал мне даже малую толику всей той истории, но и от того, что я узнал от него, я долго не мог прийти в себя, очнувшись лишь тогда, когда мистер Тамбовцев налил мне рюмку водки. Осушив ее одним глотком, как меня когда-то учили русские в Крыму, я сказал:
        - Мистер Тамбовцев…
        - Зовите меня Александр,  - мягко поправил он меня.
        - Хорошо, Александр,  - ответил я,  - тогда и вы зовите меня Сэмом. Александр, а о чем мне можно будет писать в «Нью-Йорк Геральд»?
        - Пишите про все, что увидите, Сэм, кроме того, что я вам рассказал,  - ответил он,  - это не для печати. Я рассказал вам все это только потому, что знаю ваши убеждения и верю, что вы не захотите повторения той истории.
        - Да,  - сказал я,  - но, Александр, что стало ее причиной?
        - Деньги,  - кратко ответил он,  - точнее, та ситуация, когда жажда наживы оказалась важнее верности слову, чести, совести и милосердия. Америка в двадцать первом веке совсем не христианская страна, хотя ее политики то и дело сыплют цитатами из Библии.
        - Фарисейство в чистом виде,  - вздохнул я и добавил:  - Но, Александр, у меня к вам есть один вопрос…
        - Спрашивайте,  - коротко ответил он.
        Я немного замялся, потом заговорил.
        - Александр,  - сказал я,  - мне довелось быть в этом городе несколько лет назад, когда он был еще столицей Османской империи. Теперь я вижу его иным, когда он стал югоросским Константинополем. Сегодня это совсем другой город. Дома остались прежними, но люди в нем совсем другие. Вы навели тут жесточайший порядок, полицейские, или, как у вас их называют  - «gorodovye», стоят буквально на каждом шагу. Но при этом никто не выглядит забитым или несчастным, а все довольны. Почему?
        - Понимаете, Сэм,  - ответил мне Тамбовцев,  - бывает порядок ради порядка, а бывает порядок ради людей. У нас как раз такой случай. Городовые стоят на каждом шагу, это да. Но пока не происходит ничего криминального, они ни во что не вмешиваются. Мы за этим строго следим. Если вы заблудились  - смело подходите к любому и спрашивайте дорогу. Вам ответят со всем возможным тщанием.
        - Хорошо,  - сказал я,  - запомню. Но, Александр, куда делись все эти воры, нищие попрошайки, грабители и убийцы, которыми город был переполнен в мой прошлый визит?
        - Знаете, Сэм,  - канцлер Тамбовцев на минуту задумался,  - когда мы высадились в тогда еще турецком Стамбуле и взяли в плен самого султана, вся эта публика, огорченная подобным развитием событий, по своему обычаю тут же принялась громить христианские кварталы города и убивать иноверцев. Адмирал Ларионов приказал нашим солдатам немедленно остановить погром и резню. Для наведения порядка было разрешено применять любое оружие, за исключением, пожалуй, только тяжелых пушек.
        - И вы их всех…  - с некоторым испугом спросил я, признавая, впрочем, в душе необходимость таких жестких мер при столь трагических обстоятельствах.
        - Ну, не совсем всех,  - ответил Тамбовцев,  - но самых кровожадных и буйных  - точно. Потом, когда Черное море было окончательно очищено от остатков турецкого флота, к нам на помощь прибыли греки из России, по большей части служившие в русской армии. С их помощью мы смогли создать из местных жителей отряды Национальной гвардии, совместно с которыми окончательно взяли под контроль город и окрестности. С их помощью мы и начали наводить тот самый образцовый порядок, который вас так удивил. Одновременно КГБ разыскивало сбежавших участников погрома, на чьих руках была кровь невинных жертв. После суда и приговора они попадали туда, куда им была единственная дорога  - на виселицу. И это даже было гуманно  - ведь родственники убитых ими людей хотели их, как это у вас называется  - линчевать. Тогда, поняв, что прежней жизни уже для них не будет, разбойники и убийцы стали переправляться через Босфор, ища спасения в тех землях, на которые еще не распространилась наша власть. Вместе с ними бежали и чиновники бывшей султанской администрации. Многие так торопились унести ноги, что, прихватив золото, бросили на
произвол судьбы свои гаремы. Золото им, впрочем, чаще всего увезти не удалось. На приграничных таможнях нажитое взятками и грабежами имущество и ценности конфисковались. Беглецам оставляли лишь небольшую сумму на обзаведение имуществом на новом месте жительства. Что же касается их брошенных жен, то мы взяли этих несчастных женщин с их детьми, оставшихся без кормильца, под свою опеку. Сходите в наш военный госпиталь  - он тут рядом,  - в нем живут те из них, что не нашли еще себе нового мужа или же подходящую работу.
        - Александр, у вас что, и женщины работают?  - удивленно спросил я, подумав, что у меня уже есть темы для двух, нет, даже для трех статей. Работающие женщины  - это ведь тоже такое дивное диво, про которое будет интересно прочесть американским читателям.
        - Да, работают,  - кивнул мне канцлер Тамбовцев, посмотрев на часы, которые он носил не в кармане, как это принято, а на запястье левой руки.  - А теперь, Сэм, давайте пойдемте, пообедаем, и вы все увидите сами.
        Обед в правительственном ресторане при дворце Долмабахче был восхитительным, хотя и состоял из блюд, мне решительно незнакомых, за исключением, пожалуй, шашлыка, который я уже пробовал в гостинице. Прислуживали нам прелестные девицы в длинных черных платьях, украшенных кокетливыми кружевными белыми фартучками. В основном это были девушки в восточном стиле. Но среди них были и красотки вполне европейского вида, и даже одна мулатка. Ах, эти опущенные долу глазки, отстраненные, но в то же время доброжелательные выражения на милых личиках. А уж когда во время перемены блюд твоего плеча, как бы ненароком, касается тугая женская грудь, и тебя обдает легким ароматом духов… Нет, об этом непременно надо написать.
        Во время обеда Александр то и дело называл мне названия блюд: это  - русская солянка, это  - турецкий шашлык из баранины в гранатовом соусе, а вот это  - русский торт по-киевски.
        И когда та самая очаровательная мулатка принесла нам крепкий турецкий кофе, к которому я стал относиться намного лучше после вечера, к нашему столику подошел человек средних лет в темно-синей форме.
        - Вы разрешите?  - спросил он.  - Мистер Клеменс, позвольте вам представиться  - адмирал Ларионов, Виктор Сергеевич. Очень рад видеть вас в Константинополе. Давно хотел с вами познакомиться поближе.
        Вот так, запросто, подошел и представился. А попробуйте так же пообщаться с нашим президентом…
        После обеда адмирал откланялся  - мол, дела, а мы с Александром вернулись в его кабинет. Первым делом хозяин налил мне в бокал восхитительного коньяка.
        - Сэм,  - сказал он,  - Эндрю к вашим услугам в ближайшие дни. Он покажет вам все, что вы захотите. Кстати, у нас в Константинополе живет еще один американский писатель. Если вы не против, то я его с вами познакомлю.
        «Ну вот,  - подумал я.  - Чего в Америке практически нет  - так это писателей, которых было бы интересно читать. В моде скучные моралистические опусы, примерно такие, какие я высмеял в “Томе Сойере”. Другие пишут про индейцев и Дикий Запад, неуклюже подражая покойному Джеймсу Фенимору Куперу. Впрочем, и его произведения были необыкновенно скучными, а каждый поворот повествования был виден за версту. Были у нас, конечно, и неплохие писатели  - Вашингтон Ирвинг, Натаниэль Хоторн, Эдгар Аллан По. Но они все давно уже находились в краях, откуда даже югороссы не смогли бы их переправить в Константинополь. Разве что Герман Мелвилль, написавший две или три неплохие книжки  - но его я совсем недавно видел в Нью-Йорке, где он работает таможенником».
        Тем временем Александр, смотревший с улыбкой на меня, продолжил:
        - Сэм, вам знаком Джордж Генри Бокер?
        «Бокер был когда-то весьма неплохим драматургом»,  - подумал я, и спросил уже вслух:
        - Но он вроде сейчас находится в Петербурге?
        - Нет,  - ответил Тамбовцев,  - он уже здесь, в Константинополе.
        - Александр,  - ответил я,  - Бокер  - это, пожалуй, один из немногих американских писателей, с кем мне было бы интересно познакомиться.
        - Ну, вот и отлично,  - сказал мой собеседник.  - Я поговорю с Джорджем и дам вам знать, когда и где он может с вами встретиться.
        Мы распрощались, и Эндрю, как и было мне обещано, повез меня по достопримечательностям этого так сильно изменившегося города.
        Как обычно, какая-то сардоническая жилка хотела найти что-нибудь глупое или несуразное в ситуации, в которой я оказался. Но впервые за всю мою жизнь мне ничего не приходило на ум. Разве что в голове у меня ворочалась одна мысль  - почему же так интересна моя скромная персона, и почему сам канцлер Югороссии тратит на меня половину своего рабочего дня?
        Несколько статей, которые я напишу и в которых я обрисую Югороссию и ее обитателей перед американцами в выгодном свете? Не верю  - это было бы слишком мелко. И зачем меня хотят познакомить с Бокером?

        24 (12) НОЯБРЯ 1877 ГОДА, УТРО. КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        Игорь Синицын, капитан морской пехоты
        Вчера наш «Североморск» вернулся в Константинополь из похода в Карибское море, во время которого он сопровождал транспортный конвой, состоящий из танкеров и транспорта «Колхида». В случае попыток военно-морских сил любой державы задержать суда конвоя для досмотра или, не дай бог, ареста, мы должны были препятствовать этому. Или, в случае попыток задержать наши суда в порту захода. Впрочем, желающие совершить такое экзотическое самоубийство вряд ли нашло бы. Кроме того, мы должны, как говорят военные, «показать флаг», то есть напомнить всем о том, что мы ребята серьезные и шутить не любим.
        А вообще же мы выполняем важную задачу. Наш транспортный конвой доставляюет раз в две недели двадцать тысяч тонн разных колониальных товаров с Кубы, что является одной из основ экономики Югороссии. Сахар, ром, кофе, цитрусовые, сигары, табак… Как только «Колхида» становится под разгрузку, то тут же начинается большой аукцион. Говорят, что все, что она привозит, улетает прямо с причала и за немалые деньги. А что вы хотели, собственное государство  - это дорогая игрушка. Но хватит об этом.
        В этот раз при возвращении в Константинополь всех нас, и команду «Североморска», и морских пехотинцев, ждал сюрприз  - полный комплект парадной формы, пошитой по «новым» образцам.
        Портной  - старый грек, для примерки и подгонки мундиров и шинелей  - ведь не вечно же нам болтаться в тропических морях и океанах  - со всей своей оравой подмастерьев явился прямо на борт «Североморска», лишь только мы встали якорь. Приказ адмирала Ларионова  - сход на берег  - только в новых парадках. Я считаю, что это правильно. Константинополь  - это наша столица, на нас тут смотрят иностранцы, да и перед нет-нет да и появляющимися у нас гостями из Империи тоже позориться не след.
        Парадные мундиры и шинели были черного цвета и одного покроя. На этом фоне хорошо смотрелись блестящие позолоченные пуговицы и ремни с портупеями из белой кожи. Погоны тоже были черные, отороченные цветным кантом  - у плавсостава просветы и кант были золотистыми, у летчиков морской авиации  - синими, а у нас, у морских пехотинцев  - красными.
        Кстати, погоны на моем мундире оказались украшены одной лишней звездочкой. Я сначала подумал даже, что это не мой мундир, хотя других офицеров морской пехоты, кроме меня, на «Североморске» не было. Недоумение мое рассеял капитан 1-го ранга Перов.
        - Игорь,  - сказал он, хитро улыбаясь,  - твой это мундир, твой. Учитывая твою образцовую службу, подвиги во время Турецкой кампании, и за успешное выполнение одного секретного и ответственного задания в Карибском море адмирал Ларионов произвел тебя в следующее звание капитана морской пехоты. Поздравляю. Завтра, прямо с утра  - на берег. Твоя милая тебя, наверное, уже ждет не дождется.
        «Интересно получается,  - подумал я,  - я, кажется, начинаю делать карьеру».
        Когда вокруг меня закончили хлопотать портные, я подошел к зеркалу и даже сам себе понравился. Красавчег! Строго и внушительно.
        После примерки начфин выплатил нам всем, как тут принято говорить, жалованье. У меня в этот раз вместе со всеми надбавками вышло сто двадцать рублей с копейками. Рубль Российской империи, который в ходу и в Югороссии, между прочим, штука очень весомая. Один рубль содержит семьдесят семь сотых грамма чистого золота, и примерно равен тридцати пяти долларам США нашего времени. Достаточно сказать, что самая мелкая монета  - это отнюдь не копейка, как было в советское время, а монета в четверть копейки, называемая полушкой. Только здесь мне до конца стала понятна старая русская поговорка «За морем телушка  - полушка, да рубль перевоз». Короче, я теперь богатенький Буратино.
        Это была уже не первая моя зарплата в местных деньгах, но старший лейтенант все получал поменьше капитана. Хотя мне и тогда хватало и на жизнь, и на сувениры для моей милой Оленьки. Ну как я к ней примчусь с далекой Кубы, и без подарков? В этот раз я привез Ольге изящную дамскую сумочку, яркий цветной платок, флакончик кубинских духов и серебряные серьги ручной работы. Надеюсь, что ей это понравится.
        На свидание с Ольгой я отправился ближе к полудню, когда солнце уже высоко поднялось над горизонтом. Стояла редкая погода для этого времени года: безветренная, солнечная с высокой перистой облачностью, причудливо раскрасившей небо узорами. Вместе со мной сходил на берег мой взвод. Все бойцы были обмундированы так же, как и их командир. Различались лишь погоны.
        Извозчики уже ждали катер с «Североморска» на пристани, подобно стае стервятников, рассевшихся на скалах в ожидании добычи. У таксистов всех времен и народов просто удивительный нюх на то, где и когда можно снять клиента.
        Дождавшись момента, когда мои орлы рассядутся в пролетки и направятся по разнообразным заведениям  - сбрасывать накопившееся напряжение и деньги, я подозвал извозчика.
        - Куда изволит ехать господин офицер?  - спросил тот на чистейшем русском языке.  - В «Жар-птицу» или в «Одалиску»?
        Этот грек был явно реэмигрантом из Империи, решившим попытать счастья на родине предков после того, как та была освобождена от османского владычества. Наши власти поощряли такое явление, стремясь по мере возможностей увеличить в Югороссии количество русскоговорящего населения.
        - В госпиталь,  - сказал я, садясь в пролетку,  - и поживее, пожалуйста.
        - Господин офицер хочет навестить раненого товарища?  - поинтересовался извозчик, трогаясь с места.
        - Что-то типа того,  - буркнул я, поудобнее устраиваясь на мягком сиденье,  - мы взаимно ранили друг друга в самое сердце.
        Извозчик понял, что я не расположен к беседе, и замолчал.
        До госпиталя я доехал быстро, тут было всего ничего, рукой подать. Когда экипаж остановился, я протянул извозчику гривенник:
        - Жди здесь. Дождешься  - получишь еще столько же.
        Лицо грека расплылось в улыбке. Еще бы, красная цена такой поездке  - пятачок, так что «водитель кобылы» был доволен.
        - Не беспокойтесь, господин офицер, буду ждать столько, сколько потребуется.
        Городовой, стоявший при входе в госпиталь, при виде меня подтянулся и отдал честь. Я вошел и осмотрелся. От бедлама, который тут творился летом, не осталось и следа. Госпиталь казался вымершим. Раненые, кроме самых тяжелых, уже выздоровели и разъехались по своим частям. Теперь тут в основном занимались хворями, одолевающими гражданское население большого города. В приемном покое одиноко скучала медсестра средних лет.
        - Вы к кому, товарищ капитан?  - спросила она, окинув меня взглядом с ног до головы.
        - Пожалуйста, позовите Ольгу Пушкину,  - сказал я.
        - А вы кто ей будете?  - с сомнением спросила медсестра.  - У Ольги, между прочим, есть жених.
        - Я и есть тот самый жених,  - ответил я.
        Медсестра внимательно посмотрела на меня и всплеснула руками.
        - Господи, Игорек, это ты?  - воскликнула она.  - Богатым будешь  - я тебя в новой форме и не узнала. Оленька-то тебя уже совсем заждалась. Все дни считала до возвращения «Североморска». Иди-иди, у них сейчас занятия во втором корпусе, но скоро закончатся.
        Второй корпус  - это сильно сказано, просто большая утепленная палатка, типичная для полевого госпиталя, после того, как количество пациентов резко уменьшилось, превращенная в учебную аудиторию. При госпитале работали курсы повышения квалификации врачей этого времени, а также школа медсестер, которую и посещала моя Оленька. Я посмотрел на часы. До полудня, когда должны были закончиться занятия, оставалось меньше пяти минут.
        Разумеется, не было никакого звонка. Просто из-за откинувшегося полога палатки начали выбегать одетые в белые халатики девицы, года на два-три старше моей Ольги, на ходу накидывая на плечи короткие шубейки. Ольга вылетела из этой толпы, как маленький метеор, и повисла у меня на шее.
        - Игорь Сергеевич!  - вопила она.  - Мой милый Игорь приехал!
        Игорь Сергеевич Сергачев, главный хирург госпиталя и по совместительству опекун Ольги, посмеиваясь, вышел из палатки последним.
        - Здравия желаю, товарищ подполковник,  - сказал я, пытаясь отдать честь из-под повисшей на моей шее тихо повизгивающей от счастья Ольги.
        - Здравствуй, Игорь, здравствуй,  - улыбаясь, сказал доктор Сергачев и строго добавил:  - Слушательница Пушкина, отпусти старшего лейтенанта, ты его сейчас задушишь.
        Ольга ойкнула и, отпустив мою шею, тихо сползла на землю.
        - Я неприлично себя веду, Игорь Сергеевич?  - виновато спросила она.
        - Гм, в общем, не принято так себя вести в присутствии посторонних,  - ответил доктор.  - Впрочем, все это из-за твоей молодости.
        - Я больше так не буду,  - скорчив виноватую рожицу, шмыгнула носом Ольга,  - честно, честно…
        Тут Игорь Сергеевич, наконец, разглядел на моих погонах новую звездочку.
        - Так, тезка,  - сказал он,  - с новым званием тебя. Глядишь, годика через два, когда вам с Ольгой можно будет пожениться, ты уже догонишь в чинах ее папеньку.
        - Не надо догонять папеньку,  - капризно сказала Ольга,  - все полковники старые, а я не хочу выходить замуж за старичка.
        - Ну, ну,  - покачал головой Сергачев,  - значит, я еще молодец хоть куда  - мне еще до полковника служить и служить.
        - Ольга,  - сказал я, щелкнув замками своего саквояжа, поставленного на вкопанную у палатки скамейку,  - это тебе на будущий день рождения…
        - Ой, Игорь,  - воскликнула Ольга, доставая из саквояжа разукрашенный кубинскими народными узорами платок и набрасывая его на плечи,  - это все мне? Сумочка  - просто прелесть! И сережки тоже очень красивые. А это что?  - она держала в руках флакончик с духами.
        - Это духи,  - сказал я,  - кубинские. Таких тут ни у кого нет.
        Ольга открыла флакончик и понюхала пробку.
        - А пахнет как,  - сказала она, зажмуриваясь от удовольствия.  - Какими-то тропическими цветами. Как мне хочется побывать там…
        - Товарищ подполковник,  - я обратился к Сергачеву,  - пожалуйста, отпустите Ольгу со мной в город…
        Доктор посмотрел на меня, потом на нее и кивнул.
        - Ладно,  - сказал он,  - но только до восемнадцати ноль-ноль и ни минутой позже. А ты, егоза,  - бегом переодеваться. В тот самый серый костюм, который тебе подарила Ирина Владимировна.
        - Ой, Игорь Сергеевич, я сейчас,  - Ольга схватила мои подарки, прижала их к груди и метнулась куда-то между палаток.
        Пока она бегала, мы с подполковником Сергачевым коротко переговорили о текущих делах. Меня, честно говоря, удивило такое количество молодых русских девушек на курсах медсестер. Им здесь, в недавнем турецком Стамбуле, просто неоткуда было взяться. Оказалось, что прибыли они сюда из России, из сиротских приютов и воспитательных домов для девочек, находящихся под патронажем главного управления императрицы Марии, которым руководил принц Петр Георгиевич Ольденбургский.
        Меньшая часть из них должна была после обучения вернуться обратно в Империю, для того, чтобы работать по специальности в больницах и родильных домах, также проходивших по этому ведомству. А остальные останутся в Югороссии навсегда, пополнив собой русское население нашего молодого государства. Я сделал себе в памяти заметку  - куда следует направить орлов, желающих найти себе невесту. Ведь не каждому будут по душе гречанки или турчанки. Не буду спорить  - среди них немало красавиц, но все-таки милые славянские личики как-то роднее и ближе. Надо будет поторопить моих холостяков, а то такое «хлебное» место быстро застолбят другие.
        Ждать мне пришлось недолго  - Ольга переодевалась с быстротой солдата. Не прошло и четверти часа, как она явилась перед нами, сияя как утреннее солнышко, одетая в приталенное длинное серое пальто, обтягивающее тоненькие плечи и уже явственно видную девичью грудь. В покрое его чувствовалось влияние совсем иных времен. Довершали ансамбль кокетливая серая шляпка с коротенькой вуалью и только что подаренные мною серьги. Косметики на лице был минимум, и вся  - по делу. Когда она подошла поближе, я ощутил тонкий, едва различимый аромат кубинских духов. Явно сказывался хорошо усвоенный Ольгой «курс молодого бойца», который с ней в свое время провела Ирина Андреева.
        - Молодая леди может быть пылкой и страстной,  - говорила Ирина,  - она лишь не имеет права быть вульгарной.
        - Слушательница Пушкина к увольнительной до восемнадцати ноль-ноль готова,  - полушутя-полусерьезно отрапортовала Ольга.  - Игорь Сергеевич, разрешите убыть в увольнение.
        Доктор Сергачев только махнул рукой. Я предложил ей руку, и мы степенно начали прогулку. Сначала мы попили кофе в турецкой кофейне, а потом долго гуляли по набережной и парку у дворца Долмабахче. Когда Ольга устала и немного замерзла, я предложил отвезти ее обратно в госпиталь. И тут она выдала такое, что я чуть не упал.
        - Знаешь,  - сказала она мне,  - до шести вечера еще есть пара часов, и мы могли бы снять номер в гостинице, чтобы отдохнуть и согреться.
        - Это еще зачем?  - настороженно спросил я.
        - Игорь,  - Ольга покраснела и внимательно посмотрела мне в глаза,  - мне хочется, чтобы ты стал моим… Ты понимаешь меня?
        Тут я понял, что попал в засаду, из которой мне так просто не выкрутиться. Эта чертова акселератка, которой через две недели исполнится только тринадцать, начитавшись наших книжек про любовь и повинуясь действию африканских генов своего великого деда, решила резко повзрослеть, затащив меня в постель. В общем, «играй, гормон!» В этот раз я сумел выкрутиться, но если эти попытки будут продолжаться, то… Мне теперь надо быть сапером, который не имеет права на ошибку.
        И самое главное  - мне совсем не хочется расставаться с этим милым бесенком. Эх, быстрее бы она повзрослела…

        25 (13) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. 14:05. АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ ПОЛИГОН ГАУ ПОД ПЕТЕРБУРГОМ
        С Ладожского озера дул пронизывающий холодный ветер и фейерверкеры, закончившие готовить все необходимое для опытно-показательных стрельб, теперь неуклюже переминались с ноги на ногу, украдкой покуривая и пряча озябшие ладони в рукава шинелей.
        Начальник Обуховского завода, полковник по Адмиралтейству Александр Александрович Колокольцев, полный тезка императора, достал из кармана часы и щелкнул крышкой. Пять минут третьего. Но, как говорят в таких случаях: «Начальство не опаздывает, начальство задерживается».
        Но, вот, кажется, и их императорское величество. На дороге, ведущей из Петербурга, показалась карета, за которой скакали казаки императорского лейб-конвоя. При виде кареты солдаты оживились, туша папироски и строясь перед орудиями непривычного для этих времен вида.
        Подскакавший первым начальник лейб-конвоя, флигель-адъютант царя и его личный друг граф Сергей Дмитриевич Шереметьев, легко соскочил с коня и с легким поклоном открыл перед императором дверцу кареты. Его императорское величество Александр III сошел на грешную землю, величественно осмотрелся и кивнул. Выстроившиеся у орудий артиллеристы под его взглядом выкатили грудь колесом и старательно ели царя глазами. Когда им еще доведется вот так, вблизи, увидеть российского самодержца. Следом за царем из кареты вышел его новый друг, штабс-капитан Николай Арсеньевич Бесоев, командир Императорской Гатчинской роты особого назначения, не имевший, впрочем, в Российской империи никаких иных официальных чинов или должностей.
        Граф Шереметьев первое время довольно сильно ревновал своего царственного приятеля к его новому знакомому, который, казалось, овладел всем вниманием и всеми помыслами нового императора. Но потом они как-то встретились, разговорились и даже подружились.
        Николай Арсеньевич оказался человеком умным, начитанным, способным с тонкой иронией рассказать о тех или иных событиях. К тому же они с Сергеем Шереметьевым сошлись во взглядах на самобытность русского народа. Окончательно сердце графа растопила подаренная ему распечатка историко-философского труда «Великая Степь и Древняя Русь», ранее незнакомого Шереметьеву автора Льва Гумилева. С трудом продираясь сквозь упрощенный югоросский алфавит, Сергей Дмитриевич постепенно начал постигать всю глубину и стройность мыслей автора, так созвучных его собственным.
        С тех пор граф, сам не являющийся поклонником физкультурных забав, все чаще присоединялся к посиделкам в комнате отдыха особой роты, когда, полностью выложившийся на снарядах и в борьбе и оттого умиротворенный, император Александр Александрович, распаренный после горячего душа, пил чай с Николаем Арсеньевичем, ведя попутно беседы на разные темы. Граф начал замечать, что три месяца непрерывных тренировок изменили императора даже внешне. Лицо его осунулось, приобрело монументальную твердость, куда-то исчез накопленный жирок, движения стали мягкими и гибкими. Александр III, и ранее обладавший недюжинной силой, стал более походить уже не на добродушного русского медведя, а на такого же сильного, но смертельно опасного тигра.
        Но вернемся на артиллерийский полигон. Не успел император осмотреться, как полковник Колокольцев отдал свой рапорт.
        - Ваше императорское величество,  - доложил он,  - орудия нового строя к опытно-показательным стрельбам готовы. Разрешите начинать?
        - Очень хорошо, Александр Александрович,  - сказал император.  - Но сначала дайте вблизи полюбоваться на ваши, как вы говорите, «орудия нового строя». Вы мне их покажете и все расскажете, а потом и постреляем вволю.
        - Как вам будет угодно, ваше императорское величество,  - кивнул полковник Колокольцев.  - Прошу пройти за мной.
        - Ой, какое маленькое,  - удивился император, подойдя к орудию, стоявшему с левого края,  - и как из такого «пистолета» можно стрелять?
        Действительно, по высоте короткоствольная пушка вместе с противопульным щитом не достигала императору и до груди.
        - Очень даже можно,  - пояснил Колокольцев,  - это легкое пехотное четырехфунтовое орудие, сочетающее в себе свойства пушки, гаубицы, мортиры и горного орудия. За основу взят ствол четырехфунтовки Круппа, обрезанный до двенадцати калибров. Дальность стрельбы двадцатипятифунтовой осколочной гранатой, содержащей три фунта влажного пироксилина или иного взрывчатого вещества, составляет примерно четыре версты. Но для пушки, непосредственно поддерживающей пехоту на расстоянии прямой видимости, больше и не надо. Заряжание раздельное, картузное, или условно гильзовое. Но пушка легко переделывается под патронный выстрел. Углы возвышения ствола: от минус пяти, до семидесяти пяти градусов. Лафет однобрусный, собранный из двух П-образных профилей, соединенных распорками. Колеса малого диаметра, не дубовые, а двухсторонние штампованные стальные. Шина пока дубовая, укрепленная железной полосой. В дальнейшем мы планируем перейти на литой каучук, как только он будет производиться в достаточном количестве.
        Из последних новшеств в орудии присутствуют: гидравлическое откатное и пружинное накатное устройства, закрепленные на люльке, по которой скользит ствол во время выстрела, планка Пикаттини для установки прицела, и устройство для горизонтальной наводки, состоящее из поворачивающихся относительно друг друга верхнего и нижнего станков. Горизонтальная наводка возможна в пределах десяти градусов по обе стороны от оси орудия. Вес орудия без передка  - в пределах двадцати пяти пудов, а его низкий профиль, которому вы, ваше императорское величество, так удивились, делает его малозаметным для противника. Расчет состоит из командира орудия в ранге унтер-офицера, наводчика в ранге ефрейтора, заряжающего и еще трех нижних чинов, предназначенных для подноски снарядов и перекатывания пушки в бою силами расчета.
        - Очень полезная пушка,  - сказал граф Шереметьев.  - Помню, как при прорыве через Шипку турки укрепились на высотах, а мы ничем не могли их взять, ибо стволы наших пушек не поднимались так высоко. Сколько бы наших солдатиков там полегло, если бы не помощь свыше.
        - Так, так,  - сказал император, сделав вид, что не заметил замечания своего друга,  - скажите, Александр Александрович, наверное, при таком количестве новшеств эта пушка трудоемка в производстве и обойдется нам слишком дорого?
        - Никак нет, ваше императорское величество,  - ответил Колокольцев,  - большинство ее деталей или литые из самой обыкновенной стали и требуют после отливки минимальной последующей обработки, или же штампованные, соединенные клепкой. После приобретения нашим заводом в Германии гидравлического пресса мощностью в 62 500 пудов таковые работы не представляют для нас никаких трудностей. Наличие противооткатных устройств сильно снизило нагрузку на конструкцию орудия, отчего стало возможно удешевление всех остальных деталей. Единственное сложное устройство  - это механизмы отката и наката. Но и они немногим сложнее, чем, например, помповые водяные насосы, которые уже освоены к производству на отечественных заводах.
        - Очень хорошо, Александр Александрович,  - император, повернувшись к штабс-капитану Бесоеву, вполголоса спросил:  - А вы что скажете, Николай Арсеньевич?
        - Реплика с германского пехотного орудия времен Второй мировой войны,  - почти шепотом, так, чтобы никто из посторонних не услышал, сказал Бесоев,  - причем неплохая реплика. Если Обуховский завод сумеет наладить их массовое производство, то вооружать этой пушкой надо пехотные и горно-егерские батальоны.
        - Прямо так и батальоны,  - усомнился император,  - а почему, к примеру, не полки?
        - У этого орудия, ваше императорское величество,  - ответил Бесоев,  - принцип очень простой: «Кого вижу  - в того и стреляю». Для того чтобы избежать напрасной траты офицерского состава на формирование батарей, можно включить по одному орудию в каждую роту, подчинив расчет непосредственно ротному командиру. Там, на поле боя, ему видней  - какие цели поражать в первую очередь. А для полковой артиллерии, как я понимаю, больше подойдет следующий образец.
        - О следующем потом,  - отмахнулся император, и, указав артиллеристам на крайний левый щит, выкрашенный белой краской и находившийся на мишенном поле на расстоянии примерно двух верст, сказал:  - А ну-ка, братцы, подбейте мне вон ту мишень.
        Расчет засуетился возле орудия. Наводчик опустился на одно колено. Покрутив маховик горизонтальной наводки, он глянул в визирный прицел и потребовал чуть довернуть пушку влево. Двое подносчиков разом взялись за хобот лафета и легко повернули орудие. Тем временем командир, прикинув дистанцию, скомандовал прицел, и наводчик завертел уже другим маховиком, поднимая ствол.
        Пока наводчик с командиром наводили орудие на цель, заряжающий сунул в казенник массивный тупоголовый снаряд и пропихнул его вглубь прибойником. А рядом уже стоял подносчик, держа в руках заряд  - цилиндр желтоватого цвета с медным донцем.
        - Постой-ка, братец,  - обратился к нему император,  - покажи, что там у тебя такое?
        - Это и есть то самое условно-гильзовое заряжание,  - вместо солдата ответил полковник Колокольцев.  - Заряд бездымного пороха профессора Менделеева помещается в глухой цилиндрический футляр из жесткого целлулоида, сверху на который надевается медное донце с капсюлем. Поскольку целлулоид  - это та же нитроцеллюлоза, то в процессе выстрела футляр сгорает без остатка, оставляя после себя только донце, которое после замены капсюля пригодно к повторному использованию. К такому решению мы пришли из-за того, что в плохую погоду заряд в картузе может отсыреть. А эта пушка должна уметь стрелять и в дождь, и в снег, и по казенник в грязи. В случае использования зарядов в картузах из затвора вынимается ударник, вместо которого вставляется обыкновенная запальная трубка с вытяжным шнуром.
        - Очень интересно, Александр Александрович,  - сказал император и повернулся к Бесоеву за комментариями.
        - Технология второй половины двадцатого века,  - снова шепнул ему штабс-капитан,  - применяется в автоматически заряжаемых танковых пушках калибром от сорока восьми линий и выше. Поскольку, за ненадобностью, ничего подобного мы на Обуховский не передавали, то там додумались до этой конструкции самостоятельно. Это, конечно, редко используется в малокалиберных пушках, где все равно придется переходить на унитарное заряжание, но для гаубиц крупного калибра эта сгораемая гильза вполне подойдет.
        - Понятно, Николай Арсеньевич,  - император кивнул солдатам:  - Продолжайте, братцы.
        Заряжающий принял у подносчика заряд, вставил его в казенник, толкнул прибойником до упора, потом, закрыв затвор, взвел рукоятью спусковой механизм и сообщил:
        - Готово!
        Командир дал команду: «Огонь!», наводчик дернул за спуск, орудие рявкнуло, на мгновение окутавшись быстро рассеявшимся полупрозрачным дымком. Ствол резко отскочил назад, затем плавно вернулся в исходное положение. Остро запахло смесью эфира и камфары. Шагов за сто до мишени, но довольно точно по целику, вспух клуб белого дыма.
        - Для учебных стрельб,  - пояснил полковник Колокольцев,  - мы используем гранаты, снаряженные черным порохом. Поражающее действие в таких случаях слабое, зато разрыв очень хорошо заметен.
        Тем временем командир скомандовал: «Недолет, пять больше», наводчик подкрутил маховик, а заряжающий, открыв затвор, вытряхнул на землю звякнувшее донце. Далее все повторилось в том же порядке. Второй снаряд лег с перелетом шагов в пятьдесят. Командир дал еще одну поправку, и с третьего выстрела орудие, наконец, поразило цель, разнеся щит в щепки.
        - Замечательно,  - сказал император, ожидавший, сказать честно, худшего.
        Неожиданно сделав шаг вперед, он сказал:
        - Посторонитесь, братцы,  - и, нагнувшись, взялся за рукояти, за которые подносчики ворочали пушку, с легкостью оторвав хобот от земли, и, потянув на себя, сделал шаг назад. Пушка послушно покатилась следом, будто говоря, что такому богатырю она готова отдаться хоть сейчас.
        - Действительно, игрушка,  - сказал император, осторожно опуская хобот на землю.  - Идея штабс-капитана Бесоева отдать ее пехоте прямо в роты не лишена смысла. Если будет надо, солдатики смогут эту малышку на руках затащить на любую горку, а уж она им сторицей отплатит. Ну, Александр Александрович, давайте посмотрим, что там у вас дальше?
        - Дальше, ваше императорское величество,  - ответил Колокольцев,  - нормальная, если так можно сказать, четырехфунтовка Круппа, правда, измененная почти до неузнаваемости. Конструкция и технология производства аналогичны легкой пехотной пушке, за исключением того, что ствол не обрезан, а даже удлинен до тридцати калибров, угол вертикальной наводки ограничен тридцатью градусами, углы же горизонтального наведения увеличены до двадцати двух градусов в обе стороны. Из новшеств, отсутствующих в предыдущем образце, имеются раздвижные станины, которые и позволяют так широко менять направление стрельбы без изменения положения самого орудия. Поскольку отдача при стрельбе значительно выросла, то вся конструкция пушки несколько более массивна, а противооткатные и накатные устройства более мощные. Масса орудия без передка составляет семьдесят пять пудов, но зато максимальная дальность стрельбы фугасной гранатой при этом увеличилась до десяти с половиной верст.
        - Замечательно, Александр Александрович,  - сказал император.  - Как я понимаю, процесс ведения огня из этой пушки не сильно отличается от предыдущего варианта?
        - Так точно, ваше императорское величество,  - ответил Колокольцев,  - не сильно.
        - Ну, тогда давайте посмотрим на ваше последнее детище,  - сказал начавший уже зябнуть на ветру император, указывая на массивное орудие, широко расставившее лапы станин и задравшее в небо свой толстый кургузый ствол, увенчанный массивным набалдашником дульного тормоза.
        - Это, ваше императорское величество,  - сказал Колокольцев,  - сорокавосьмилинейная тяжелая полевая гаубица. Максимальный угол возвышения ствола  - сорок пять градусов. Длина ствола  - восемнадцать калибров. Максимальная дальность стрельбы шестидесятифунтовой фугасной гранатой составляет до восьми верст, а облегченной пятидесятифунтовой гранатой  - до десяти верст. Углы горизонтальной наводки по тридцать градусов в обе стороны. Масса орудия сто десять пудов.
        Император вопросительно посмотрел на Бесоева.
        - Все орудия,  - тихо шепнул тот,  - соответствуют требованиям тридцатых годов будущего столетия. Если еще они успешно пройдут намеченные нами полевые испытания, то будет просто замечательно. Ничего подобного ни у кого в мире сейчас нет.
        - Николай Арсеньевич,  - так же тихо сказал император,  - а вам не жалко британских да североамериканских солдатиков? Ведь вы собираетесь дать эдакую страсть в руки людям, которые ненавидят их всеми фибрами души.
        - А они нас жалели?  - так же тихо сказал Бесоев.  - В Крыму британцы и французы считали за доблесть с безопасного расстояния расстреливать из штуцеров русских солдат, имевших устаревшие гладкоствольные ружья. А что янки творили на Юге во время так называемой Реконструкции? Вам же все это известно. Если они со своими так обращались, то что уж тут говорить о нас, о сиволапых дикарях. Нет, адмирал Ларионов прав, и эту болезнь надо лечить до того, как она примет угрожающие масштабы.
        - Скорее всего, вы с Виктором Сергеевичем правы,  - вздохнул император.  - Значит, быть посему. Ваши ирландские и американские друзья получат так необходимые им пушки. Только вместе с ними мы пошлем наших офицеров  - пусть они тоже поучатся, а заодно доложат, как и что там было.
        Полковник Колокольцев отошел в сторону и терпеливо ждал, пока император посовещается с Бесоевым. Ну и что, что всего лишь штабс-капитан. Зато югоросс, и лицо, приближенное к священной особе монарха. К тому же большую часть сведений и необходимых подсказок  - где что брать, и как что делать, полковник Колокольцев получил именно от Бесоева, и понимал, что орудия, которые удалось создать таким образом, опередили свое время на многие годы. Они способны дать русской армии качественное преимущество над любым противником. Дело только за массовым производством. Но вот, пришло и его время.
        - Ну, Александр Александрович,  - сказал ему император,  - а теперь ответьте мне  - сколько таких пушек вы готовы дать нашей армии?
        - Сейчас мы готовы выпускать до пяти пушек в день без различия типов,  - ответил полковник,  - но, немного поработав над технологией и приобретя еще оборудование, мы готовы удвоить или даже утроить выпуск.
        - Очень хорошо, Александр Александрович,  - сказал император.  - В течение двух недель мне нужны шесть тяжелых гаубиц, двенадцать средних и двадцать четыре легких пушки. Они будут испытаны…  - тут император немного замялся, а потом, взглянув на Бесоева, подмигнул ему и продолжил:  - Словом, они будут испытаны в боевых условиях у наших друзей-югороссов. После испытаний они вам сообщат обо всех неполадках, претензиях и пожеланиях. Так как, Александр Александрович, справитесь?
        - Так точно, ваше императорское величество,  - кивнул Колокольцев,  - справимся.
        - Ну, вот и замечательно,  - довольно сказал Александр III.  - Если полевые испытания пройдут нормально, то можете считать, что ваши пушки приняты на вооружение, а у вас на шее орден Святого Владимира третьей степени. Так что не подведите. Ну, а теперь мы вас покидаем. Извините, дела. И у императора в сутках только двадцать четыре часа. До свидания.

        27 (15) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        Джордж Генри Бокер, посол Конфедеративных Штатов Америки при правительстве Югороссии
        Внизу, в холле звякнул несколько раз дверной колокольчик. Обычно дверь гостям открывал Янис, наш слуга-грек, по совместительству работавший дворецким. Но своего друга Александра Тамбовцева, пришедшего ко мне в гости вместе с мистером Клеменсом, решил встретить лично.
        И действительно, на пороге стоял канцлер Тамбовцев собственной персоной. А рядом с ним я увидел человека, чье лицо было знакомо, наверное, каждому грамотному американцу  - да и каждому югороссу тоже. Шевелюра, усы все ну прямо как у меня в молодости.
        Канцлер Тамбовцев улыбнулся, пожал мне руку:
        - Джордж, познакомься, это мой новый друг Сэмюэль Клеменс. Сэм, позволь тебе представить Джорджа Генри Бокера.
        Мистер Клеменс улыбнулся, крепко пожал мою руку:
        - Мистер Бокер…
        - Джордж…  - улыбнувшись, поправил я его.
        - Джордж,  - серьезно сказал мистер Клеменс,  - я давно мечтал познакомиться с автором «Франчески да Римини». Именно вы для меня  - родоначальник американской драматургии и весьма интересный поэт.
        - Мистер Клеменс…  - начал отвечать я, но тут уже мой новый знакомый внес свои поправки.
        - Джордж,  - сказал он,  - зовите меня просто Сэмом.
        - Сэм,  - повторил я,  - конечно, спасибо вам за комплимент, но, увы, я его совсем не заслужил. Взамен должен сказать, что я рад приветствовать вас в стенах моей скромной обители.
        Наш дом в Константинополе был, конечно, поменьше, чем особняк в Филадельфии, который мы продали, чтобы выкупить и обставить свое новое жилище здесь, в столице Югороссии. Решение приняла моя Джулия, заметив, что после того скандала возвращаться в Североамериканские Штаты мне, наверное, уже не судьба. Сначала югороссы хотели просто подарить мне этот дом, но я, памятуя, как Авраам отказался от предложенной ему в дар земли в Хевроне и настоял на ее покупке, решил поступить точно так же.
        Раньше этот особняк принадлежал какому-то турецкому паше, который бежал из Константинополя.
        Перед тем как я въехал в него, он был капитально отремонтирован. А потом, под чутким руководством моей Джулии, каждая комната в доме была обставлена, каждая в своем стиле. Типично филадельфийская гостиная: диваны с мягкими подушками, шкафы работы немецкого меньшинства Пенсильвании, масляные лампы… Столовая  - русская: с льняными скатертями, резной мебелью и даже баташовским самоваром с медалями. Курительная  - оттоманская: низенькие диванчики и столики, ковры, кальяны… Ну и так далее.
        Я представил мистера Клеменса своей супруге, и мы сели к уже накрытому столу, где к нам присоединился мой старый университетский приятель Билл Джонсон, ныне первый секретарь посольства Конфедерации в Югороссии. Представил я его Сэму, конечно, без упоминания этого титула  - существование самого посольства пока еще не афишировалось, а вывеска на его здании гласила: «Общество югороссийско-американской дружбы».
        Как только начнется Третья американская революция и Конфедерация возродится, тогда мы и поменяем вывеску. Мы водрузим на флагшток красный флаг с синим Андреевским крестом и с белыми звездами.
        Джулия, которой я отправил телеграмму о том, что Алекс захотел познакомить меня с Сэмом, ответила, что это обязательно должно произойти у нас дома и в ее присутствии. Врачи с Принцевых островов дали добро, и вчера с утра она прибыла в Константинополь. Впрочем, она уже практически здорова, поскольку здешние эскулапы умеют творить настоящие чудеса.
        Когда-то давно, когда я только-только дал согласие на свое назначение послом Югороссии, канцлер Тамбовцев дал мне несколько книг об американском Юге. Ведь я, к своему стыду, там бывал разве что в Мериленде, на родине моей Джулии. В основном это были работы по истории, по Второй американской революции  - именно так южане называли Гражданскую войну, по экономике, да и вообще по жизни на Юге.
        Среди этих книг оказались «Жизнь на Миссисипи» и «Гекльберри Финн», написанные моим сегодняшним гостем. Впрочем, последнюю книгу он еще не написал, и Алекс очень просил меня пока никому ее не показывать.
        Книга оказалась гениальной  - возможно, лучшим литературным произведением, когда-либо написанным на американском континенте. Прочитав эту книгу, я уже собрался вернуть ее Алексу, но тут ее заметила супруга, паковавшая чемоданы для очередного посещения Принцевых островов, и забрала с собой. С тех пор для нее мистер Клеменс  - самый любимый писатель. А мне пришлось провести с женой обстоятельную беседу и объяснить ей, кто же такие на самом деле югороссы. К счастью, она у меня не болтушка, и информация дальше не пойдет. Но вот на личном знакомстве с автором этой книги она настояла.
        После обильного и весьма вкусного обеда, в котором проявилось кулинарное искусство как Джулии, так и наших служанок  - Марфы из Петербурга и Фатимы из Константинополя, мы уединились в курительной. Алекс не курит, да и я этим занимаюсь редко, с тех пор, как Алекс рассказал мне о последствиях курения, снабдив лекцию несколькими весьма красноречивыми фотографиями.
        А вот Сэм с удовольствием разжег кальян и вдыхал ароматный запах лучшего местного табака. Потом я открыл бутылку десертного крымского вина, а Фатима принесла нам кофе.
        И тут я увидел, как мистер Клеменс листает какую-то книгу. Его лицо неожиданно вытянулось от удивления. Я похолодел  - это были те самые «Приключения Гекльберри Финна», которые я хотел вернуть канцлеру Тамбовцеву и неосторожно оставил на столике.
        - Да,  - наконец произнес мистер Клеменс,  - неплохо написано. Не думал, что я на такое способен… Джордж, не дадите почитать?
        - Это книга Алекса,  - сконфуженно пробормотал я,  - точнее, из библиотеки в Долмабахче.
        Канцлер Тамбовцев при этих словах лишь улыбнулся.
        - Конечно, Сэм,  - сказал он,  - берите. Только разве вам не будет скучно ее читать? Сами же написали  - или напишете. У нас еще есть, так что можете не возвращать.
        - А пока у меня к вам есть небольшой разговор. Видите ли, в нашей истории  - да, Джордж, Сэм уже знает, откуда мы,  - вы были лучшим американским писателем своей эпохи. Кроме того, вы замечательный журналист. Я знаю, что вам заказали написать серию статей про Югороссию. А вот не хотели бы вы после окончания этих статей поработать, так сказать, на новой стезе?
        - На какой же?  - полюбопытствовал мистер Клеменс.
        - Видите ли, только человек, искренне любивший Юг, мог написать такую книгу,  - сказал канцлер Тамбовцев.  - Да и вы еще в 1861 году вступили в добровольческий отряд у себя в Миссури.
        - Да,  - ответил мистер Клеменс,  - было такое. Но я его быстро покинул, потому что понял, что война  - это не мое дело.
        - Никто вас и не призывает к войне,  - канцлер Тамбовцев поспешил успокоить Сэма.  - Но вот насколько хорошо вы знаете то, что произошло на Юге после войны?
        - Вы имеете в виду Реконструкцию?  - спросил мистер Клеменс.  - Моей Миссури она не коснулась  - кроме освобождения рабов, которое я приветствовал, там ничего особо не изменилось. А вот в других штатах, в тех, которые примкнули к Конфедерации, там, если верить прессе, проводилась политика умиротворения, поддержки экономики и предпринимателей, а также бывших рабов.
        Канцлер Тамбовцев заулыбался еще шире:
        - А сам-то вы в это верите?  - немного ехидно спросил он.
        - Знаете, другой информации я в газетах не видел,  - ответил мистер Клеменс, немного подумав,  - но я и читал в последние годы лишь те газеты, что выходят в Нью-Йорке и Новой Англии, а до того  - в Калифорнии. А что тут не так?
        - Скажите,  - спросил канцлер Тамбовцев,  - а вот почему тогда южане были недовольны существующим положением вещей?
        - Мы, южане,  - ответил мистер Клеменс,  - очень не любим, когда другие заставляют нас поступать так, как они считают нужным.
        Мой югоросский друг отрицательно покачал головой.
        - Увы, Сэм,  - сказал он,  - это не единственная причина, и даже не основная. Более того, то, что вы читали в прессе, мало что имеет общего с настоящей картиной Реконструкции. Давайте для начала послушаем Билла Джонсона. Билл, прошу прощения за то, что заставляю вас вспоминать о трагических событиях, которые приключились с вами и вашими близкими. Но не могли бы вы рассказать мистеру Клеменсу про то, что случилось с вашей семьей?
        Билл начал свой рассказ. Сначала мистер Клеменс смотрел на него недоверчиво  - так, впрочем, как и обычно. Но потихоньку его лицо менялось. И вот Билл закончил свой рассказ словами:
        - Так я оказался в Константинополе. Но мое сердце осталось там, у могилы моей несчастной Александры, и там, где лежат останки моих детей.
        И тогда Клеменс встал, подошел к Джонсону и обнял его за плечи. Через пару секунд, похоже устыдившись своих эмоций, он вернулся на свое место на диванчике.
        - И такое происходит в нашей стране?!  - воскликнул он.  - Хоть я и живу в Коннектикуте, я все-таки южанин, пусть и из Миссури. И сейчас кровь стынет в моих жилах, когда я слышу о том, что там происходило на самом деле.
        Канцлер Тамбовцев только грустно посмотрел на него.
        - Сэм,  - сказал он,  - когда Ли подписывал капитуляцию, ему было обещано прощение для всех южан, кроме тех, которые совершили тяжкие преступления, как, например, комендант Андерсонвилля, и возвращение нормальной жизни в южные штаты, уже, конечно, без рабства. Запомни  - политики в Вашингтоне никогда не выполняют своих обещаний, если считают, что им это невыгодно. Так было, так есть и так будет. Вместо обещанного возвращения нормальной жизни у южан отняли практически все права, наделив ими только негров, саквояжников и немногих скалавагов…
        - А что это такое  - скавалаги?  - удивленно спросил мистер Клеменс.
        - Скалаваги,  - ответил канцлер Тамбовцев,  - это южане, которые поддерживали янки. А саквояжники  - северяне, которые пришли на Юг после войны, все имущество которых помещалось в одном саквояже. Теперь многие из них страшно разбогатели, а некоторые даже стали сенаторами, как, например, небезызвестный Паттерсон, сенатор от Южной Каролины.
        - Но меня с ним знакомили,  - ответил мистер Клеменс,  - и он произвел на меня неплохое впечатление.
        - Сэм,  - с горечью сказал канцлер Тамбовцев,  - а что вы скажете, например, если узнаете, что в тюрьмах Чарльстона и других городов сидит множество людей, чьим единственным преступлением было то, что им принадлежало имущество, которое Паттерсон решил забрать себе? Или, что он снизил зарплаты рабочим на одной из своих железных дорог, а когда люди начали протестовать, то он вызвал людей Пинкертона во главе с ним самим, и несколько человек были убиты и ранены? Кроме того, наша разведка сумела обнаружить еще одно весьма зловонное дело, в которое замешан Паттерсон. Об этом пока нельзя говорить, но поверьте  - нет такого преступления, на которое он бы не пошел ради десяти процентов дополнительной прибыли.
        В ответ на эти слова мистер Клеменс растерянно поежился.
        - Алекс,  - сказал он,  - я вот только одного не понимаю  - почему южане не восстанут против всего этого?
        - Ну,  - сказал канцлер Тамбовцев,  - формально Реконструкция закончилась, войска северян выведены из городов, южане восстановлены в гражданских правах. Но многие города и плантации до сих пор лежат в руинах, промышленность и торговля практически заглохли, да и те, кто совершил преступления против южан, не наказаны и далее творят то, что творили раньше. Так что не удивлюсь, если в ближайшем будущем Юг восстанет вновь.
        - И я так понимаю,  - сказал Сэм, немного подумав,  - что то предложение, которое вы хотите мне сделать, напрямую связано с Югом?
        - Да, Сэм,  - сказал канцлер Тамбовцев,  - мы бы хотели предложить вам работу главного редактора газеты, которая бы объективно освещала Юг и все то, что там происходило и происходит. Зарплатой вы, наверное, будете довольны.
        При этом он написал на листке цифру, от которой у мистера Клеменса округлились глаза.
        - Алекс,  - растерянно сказал он,  - это слишком много даже для известного литератора.
        Канцлер Тамбовцев внимательно посмотрел на него.
        - Скажу сразу, эта работа может быть небезопасной; вы, может, слышали про Франка Ки Хауарда?
        - Слышал,  - ответил мистер Клеменс,  - и даже знаю, что он написал книгу про свое пребывание в заточении в начале Гражданской войны. Но его книгу практически никто не читал  - ее тираж был почти сразу арестован, равно как и издатель, который посмел ее напечатать.
        - Сэм,  - сказал канцлер Тамбовцев,  - я принес вам эту книгу, а также роман «Унесенные ветром», книгу, которая с документальной точностью описывает жизнь одной плантации во время и после Гражданской войны. Вот они,  - и, открыв свой портфель, он достал уже знакомые мне книги.
        Мистер Клеменс взял книги и взвесил их на руках.
        - Алекс,  - сказал он,  - позвольте мне взять их почитать. Потом мы можем обсудить ваше предложение. Но скажу сразу: моя Оливия  - янки до мозга костей, и вряд ли посмотрит благосклонно на подобную работу. Более того, я уже не столь молод, и мне хотелось бы жить у себя в Хартфорде и писать книги, благо денег у меня пока достаточно. Когда, конечно, Оливию не навещает ее портниха, или она не едет в Нью-Йорк за покупками.
        На эти слова мистер Тамбовцев лишь развел руками.
        - Сэм, это ваше право. Но имейте в виду, что предложение мое останется в силе, даже если вы первоначально ответите «нет». И если вы передумаете, пришлите телеграмму вот на этот адрес…  - и он написал пару строчек на том же листе бумаги.  - Сообщите, что хотели бы обсудить издание ваших книг в Константинополе, и мы сразу все поймем.
        - Хорошо, Алекс,  - кивнул мистер Клеменс,  - договорились.
        - Ну, вот и ладушки,  - сказал канцлер Тамбовцев.  - А пока давайте насладимся вот этим вином,  - и он достал из портфеля две бутылки вина с этикетками на русском языке.  - Давайте выпьем за хозяина этого дома.
        Янис декантировал рубиновое вино, и меня поразило, насколько красив и гармоничен был его букет. Вино оказалось крепленым и сладким, в соответствии с общепринятым вкусом. И должен сказать, что лучше вина я, вероятно, не пил никогда. Сэму вино, похоже, тоже понравилось не меньше.
        - Что это за чудесный напиток, Алекс?  - спросил он.
        - Это  - крымский портвейн от князя Голицына,  - улыбнулся канцлер Тамбовцев.  - Мне кажется, что подобного не сыщешь и в Португалии.
        Я посмотрел на него и спросил:
        - Алекс, а где его можно достать?
        - В скором времени,  - сообщил мне канцлер Тамбовцев,  - его будут продавать и в Константинополе, в винном магазине братьев Караманлис. А пока я пришлю вам всем по ящику этого вина. Если хотите, конечно.
        Взгляды каждого из нас были настолько красноречивы, что канцлер Тамбовцев только усмехнулся.
        - Ну что ж,  - произнес он,  - значит, завтра вам его привезут. А пока предлагаю следующий тост  - за прекрасных дам!

        Часть 2. Конец Пинкертона

        28 (16) НОЯБРЯ 1877 ГОДА. КОНСТАНТИНОПОЛЬ. ДВОРЕЦ ДОЛМАБАХЧЕ.
        Канцлер Югороссии Тамбовцев Александр Васильевич
        Сегодня мне предстоит побыть цыганкой, которая «золотому, яхонтову, серебряному добру молодцу» нагадает «дорогу дальнюю и большие хлопоты», хотя очень не хочется мне этого делать  - сей добрый молодец еще не натешился с молодой женой. Только служба есть служба. И никуда от нее не денешься.
        Иными словами, сегодня я вызвал к себе уже известного всем подпоручика Игоря Кукушкина. К нему и его супруге Надежде я помимо обычных человеческих симпатий испытываю еще и что-то вроде родственных чувств  - ведь я был шафером на их свадьбе. Да и нравится мне эта парочка очень. Познакомились они при трагических обстоятельствах во время погромов, начавшихся сразу же после захвата нашей эскадрой Константинополя. Ну и полюбили они друг друга почти сразу. А сейчас мне придется разрушить их идиллию. Как там в песне поется? «Дан приказ  - ему на запад…»
        Из уютного семейного гнездышка в Константинополе ему и его прелестной спутнице жизни предстоит отправиться на Кубу, где самого Игоря ждет должность коменданта нашей базы в Гуантанамо, а его взвод составит ее гарнизон.
        Почему именно его? Во время обсуждения этого вопроса с адмиралом Ларионовым мы оба пришли к выводу, что подпоручик  - самая подходящая кандидатура, поскольку он имеет боевой опыт, весьма находчив, умеет командовать, прекрасно стреляет и владеет приемами рукопашного боя. Нам нужен на Кубе человек, на которого можно было бы полностью положиться. Немаловажную роль сыграло и то, что он женат на испанке, и в процессе общения со своей супругой научился довольно неплохо разговаривать на языке Сервантеса. Сейчас он усиленно штудирует английский язык. А Наденька, помимо родного испанского, свободно владеет французским, английским, турецким и греческим языками и уже неплохо изъясняется по-русски. Она вполне могла бы быть у него переводчицей.
        Все эти соображения я и выложил Игорю, когда он прибыл по моему вызову. Скажу честно особого восторга я на его лице не обнаружил. Действительно  - человек только-только наладил семейную жизнь, а тут тебе  - бац, приказ. Но, как известно, приказы не обсуждают, а выполняют  - это любой военный человек знает как таблицу умножения. К тому же я подсластил ему пилюлю, обрадовав приказом о производстве его в поручики, и намекнув, что служба в Гуантанамо может дать командованию еще один повод для очередного повышения его в звании.
        - Александр Васильевич,  - сказал Кукушкин,  - Гуантанамо  - это то место, где у американцев в нашем времени была секретная тюрьма?
        - То самое,  - ответил я.  - Но в этой истории там будет наша, не менее секретная база. Что там и как  - ты потом узнаешь из документов, которые тебе вручат на «Адмирале Ушакове» уже в море. Даст Бог, если в Средиземном море и в Атлантике не будет сильно штормить, то у вас с Надеждой будет довольно неплохое свадебное путешествие. Кстати, как там она?
        - Спасибо, хорошо, Александр Васильевич,  - улыбнувшись, сказал Игорь,  - правда, она обижается, что вы к нам не заходите.
        - Извини, Игорь,  - сказал я со вздохом,  - просто у канцлера Югороссии совсем нет времени. А теперь я даже и не знаю, когда и увидимся. Надеюсь, что годика через два или три тебя сменят, и ты с Наденькой снова вернешься сюда, на берега Босфора. И вернетесь не вдвоем, а с пополнением… Кстати, как там у вас, ничего не намечается по части прибавления в семействе?
        - Вроде бы нет,  - смущенно ответил Кукушкин.  - Хотя… Ну, в общем, будем посмотреть. До свидания, Александр Васильевич, всего вам доброго. И не болейте, а то Надюша мне рассказала по секрету  - как вы у подполковника Сергачева тайком таблетки стреляете.
        - Ладно, Игорек,  - я пожал руку поручику Кукушкину.  - Вперед, не посрами нас, питерских.
        - Да я, Александр Васильевич, не питерский, а выборгский,  - сказал с улыбкой Игорь,  - хотя, конечно, все равно рядом  - два лаптя на карте.
        Не успел я попрощаться с Кукушкиным и перевести дух, как зашла секретарша и сказала, что в приемной сейчас находится посетитель, который меня страстно желает увидеть. Этот посетитель назвался Андреем Желябовым.
        Сказать честно, я уже как-то и подзабыл о существовании этого несостоявшегося цареубийцы. Знал только, что он активно занимается медициной под руководством своей подруги  - операционной сестры Жанны Герасимовой. Видел его несколько раз беседующим с моим старым другом Игорем Сергачевым. Я потом спросил у Игорька  - о чем он так задушевно разговаривал с Желябовым.
        - Знаешь, Шурик,  - задумчиво сказал он,  - похоже, что у человека произошла полная переоценка ценностей. Сейчас он уже не рвется «взять все и поделить», а думает о том, как бы принести больше пользы окружающим. Да и Жанна, похоже, правильно на него влияет. Со мной же Андрей советовался, как ему лучше поступить  - набраться опыта, а потом уже взяться за учебу, или сразу пойти учиться на врача.
        И вдруг Желябов срочно просит у меня аудиенции. Что бы это могло значить?
        А значило это то, что он тоже решил отправиться на Гуантанамо. Но не для того, чтобы греть пузо на золотом песочке местного пляжа. Все началось с того, что на «Адмирале Ушакове» в составе отряда медиков на Кубу должна была отправиться и Жанна Герасимова. Операционная сестра  - профессия дефицитная, и там, где будет много раненых  - а экспедиция в Ирландию вряд ли будет легкой прогулкой,  - без медиков с опытом военно-полевой хирургии просто не обойтись.
        Но, узнав о том, что его подруга куда-то уезжает, Желябов разволновался. Он как-то сумел разговорить Жанну, и она рассказала ему, в общих чертах, конечно,  - чем именно будет заниматься во время своей кубинской командировки. И вот тут-то Желябов показал характер и взвился на дыбы!
        Это что же такое получается  - женщина отправляется за тридевять земель, чтобы поучаствовать в борьбе за свободу угнетенных, а он, здоровенный мужик, должен отсиживаться в безопасности, штудируя учебники анатомии и накладывая гипсовые повязки? А дама его сердца в это же время будет помогать хирургам во время операций, вытаскивать раненых борцов против британских угнетателей с того света! Нет, так не должно быть!
        Все это Желябов выложил мне, волнуясь и глотая слова. И куда делась его обычная сдержанность? Он просил, нет, он требовал, чтобы я включил его в состав медицинского отряда в качестве волонтера.
        - Александр Васильевич,  - бушевал он,  - если я не отправлюсь вместе с Жанной Владиленовной на эту святую войну за свободу угнетенных ирландцев, то я себе этого никогда не прощу. Неужели вы хотите, чтобы я навсегда потерял сам себя?
        - Андрей,  - сказал я, когда Желябов выдохся и сделал паузу, чтобы немного передохнуть,  - я вас прекрасно понимаю. Если бы не мой возраст и не моя должность, то я и сам бы, не задумываясь, отправился помогать ирландцам. Но с вами все не так просто. Вы просто не представляете, каким опасностям в этой экспедиции вы можете подвергнуть свою жизнь.
        - Я готов отдать жизнь за свободу Ирландии!  - пылко воскликнул Желябов.  - Во всяком случае, даже если я там и погибну, то последняя моя мысль будет о том, что жизнь я прожил не напрасно!
        - Гм,  - сказал я,  - если вы так решительно настроены, то я, пожалуй, замолвлю за вас словечко перед адмиралом Ларионовым. Кстати, а как к вашей идее относится Жанна? Надеюсь, что вы с ней обо всем посоветовались?
        - Большое спасибо, Александр Васильевич!  - воскликнул Желябов, подскочил ко мне, словно стальными тисками сжал мою ладонь и стал ее трясти.  - Я уверен, что Виктор Сергеевич вам не сможет отказать! А с Жанной мы, конечно, уже все обсудили, и она будет рада, если я вместе с ней отправлюсь на Кубу. Ну, и туда, где будет нужна наша помощь.
        Говоря эти слова, Желябов просто светился от радости.
        - Александр Васильевич,  - добавил он,  - как только моя судьба окончательно решится, я попрошу вас немедленно сообщить мне об этом. А мы с Жанной будем готовиться к отъезду. Я обещаю вам, что не подведу и сделаю все, что в моих силах, чтобы Ирландия стала независимой от гнета британских угнетателей.
        Выпалив все это, Желябов начал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу.
        - Если вы разрешите,  - наконец, сказал он,  - то я уже побегу, обрадую мою Жанну?
        Я кивнул головой, и Андрей с облегчением выбежал из моего кабинета, а я стал размышлять о странностях жизни. Вместо петли на эшафоте и сомнительной славы цареубийцы Андрея Желябова теперь ждет достойное дело  - борьба за свободу угнетенных ирландцев. Согласитесь, что ради этого стоит и жизнью рискнуть…

        29 (17) НОЯБРЯ 1877 ГОДА, УТРО. КУБА. ГУАНТАНАМО
        Майор Сергей Рагуленко
        От сладкого сна меня разбудила неожиданно запиликавшая рация, лежавшая рядом с кроватью на изящной резной тумбочке. Эта тумбочка, как и вся мебель в спальне, была подарена нам каким-то неожиданно объявившимся родственником Маши. Удивительное дело: когда девочка  - бедная сирота, а папа ее сидит в американской каталажке, так у нее вообще никаких родственников нет, словно вымерли все. Но как только неожиданно вернувшийся отец становится торговым представителем Югороссии и начинает ворочать миллионами, а дочь выходит замуж за югоросского офицера в майорском чине, как тут же изо всех щелей выползли двоюродные, троюродные дяди, тети, кузены и кузины. Да так резво и напористо проявляют свои родственные чувства, что хоть ставь на крыльце дома пулемет. Такова она, селява.
        Услышав вызов, я недовольно поморщился. Ведь сказал же всем, что хочу, наконец, взять один выходной, чтобы посвятить весь день своей любимой супруге, нежной и свежей, как роза. Вон она лежит, черные длинные волосы разметались по подушке, а соблазнительные формы тела легко угадываются под шелковой простынкой, подаренной нам еще одним родственником. По счастью, пиликание рации ее не разбудило. Умаялась, бедная. Хотя в постель мы легли довольно рано, но уснули на самом деле всего-то три-четыре часа назад.
        Взяв с тумбочки рацию, я, чтобы не мешать жене, на цыпочках вышел в соседнюю комнату и уже там нажал на кнопку приема.
        - Слон слушает,  - недовольно по-русски буркнул я в трубку.
        - Серхио, Серхио,  - послышался взволнованный голос Мануэля,  - soy yo, Manuel. (Это я, Мануэль.)
        - Да слышу я, братишка,  - сказал я уже по-испански.  - Что случилось?
        - Только что прибежал Эрнесто,  - затараторил Мануэль,  - и сказал, что на вокзал прибыла группа янки. Пятнадцать человек, и среди них тот самый человек в котелке и с бородой, очень похожий на портрет, который ты мне показывал.
        «Ага,  - подумал я.  - К нам приехал наш любимый мистер Пинкертон, дорогой…» Причем, что интересно, собственной персоной.
        - Молодец, Мануэль!  - сказал я.  - И куда эти янки направились?
        - В отель «Посада дель Мар», это у гавани,  - ответил Мануэль и спросил:  - Серхио, что нам делать?
        - Погоди,  - я почесал затылок,  - дай подумать…
        «Да,  - подумал я,  - весьма осторожные граждане  - профессионалы, мать их за ногу». Номера у них были зарезервированы на послезавтра в гостинице «Гавана». Похоже, что кто-то для них забронировал еще и эту гостиницу, намного скромнее «Гаваны». Причем этот «кто-то», скорее всего, из местных. Значит, решительных действий можно ожидать со дня на день. Ведь всю доступную информацию местный агент Пинкертону, вероятно, уже предоставил.
        Дело было в том, что по моей просьбе Мануэль и те из его друзей, которые в настоящий момент находятся в Гуантанамо, рассказывали о том, что семья моих новых родственников сейчас проживает в старом особняке на другом берегу пролива, соединяющего бухту Гуантанамо с Карибским морем. Туда же доставляется и почта для Родриго. Там же он время от времени принимает своих деловых партнеров, поставщиков товаров для нашей базы и для отгрузки в Югороссию. Гостиная и некоторые другие части дома были полностью отремонтированы, мебель осталась от старого хозяина, а служанки и младшие дочери Родриго во время этих визитов прислуживают гостям. Так что никто в городе и не сомневается, что Родриго де Сеспендес со всей своей семьей живет именно там. Первоклассная мышеловка…
        Добраться к дому было бы легче всего на лодке. И, наверное, именно потому мистер Пинкертон и выбрал для поселения гостиницу рядом с гаванью. Похоже, что он решил захватить бедного Родриго темной ночью и устроить ему допрос с пристрастием, для того чтобы разузнать о местоположении остальных освобожденных узников, поскольку никто из чарльстонских беглых арестантов ни в городе, ни в округе не объявился. Второй вопрос, который их интересует  - это то, как именно был совершен побег с острова Салливана. Так что, пока не закончится допрос, Пинкертону просто нет смысла убивать Родриго.
        Надо учесть и то, что в ближайшие пару дней, а точнее, ночей, операция по захвату Родриго маловероятна. Мистеру Пинкертону необходимо для начала внимательно осмотреться, тщательно подготовиться и, главное, получить добро от заказчика.
        - Так,  - сказал я,  - Мануэль, слушай меня внимательно. Пусть кто-нибудь из твоих парней постоянно дежурит в порту. Мне необходимо будет знать, когда кто-нибудь из этой компании начнет договариваться с рыбаками об аренде лодки.
        - Обижаешь, Серхио!  - воскликнул Мануэль.  - Там уже посменно дежурят три человека. И трое у гостиницы. И еще. Помнишь, ты спрашивал про почту в Гуантанамо?
        - Конечно помню,  - ответил я.
        - Так вот,  - сказал Мануэль,  - не мог бы ты приехать в Гуантанамо лично? Знаю, что у тебя сегодня запланировано время с Марией, но без тебя никак не получится. Есть интересная информация…
        «Сволочь малолетняя,  - подумал я, натягивая брюки,  - но что поделаешь  - служба превыше всего».
        Для того чтобы не будить Машу, я быстренько написал ей записку, в которой говорилось, чтобы она ни о чем не беспокоилась. Потом я прихватил кое-какие вещицы, которые должны были стимулировать агентов Мануэля к более плодотворному сотрудничеству, и через полчаса уже высадился с нашего катера прямо в центре Гуантанамо, но на всякий случай чуть в стороне от гавани.
        Мануэль ждал меня, как мы и условились, в здании почты, в малоприметном коридоре, справа от входа в главный зал. Рядом с Мануэлем стоял один из его сорвиголов. Мануэль кивнул напарнику, после чего тот бесшумно отошел и встал так, чтобы ему был виден вход в зал для посетителей.
        - Молодец, Серхио,  - сказал мне Мануэль,  - ты как раз вовремя. У девушек только-только начался обеденный перерыв…
        Сказав это, он постучался в окрашенную охрой дверь.
        - Кто там?  - произнес звонкий женский голос.
        - Мануэль и команданте Элефанте,  - ответил мой шурин.
        - Войдите!  - произнес тот же девичий голос. Я услышал, как щелкнула щеколда двери.
        Мы с Мануэлем зашли в небольшую комнату, в которой стояли два стула рядом с окошками, ведущими в зал для посетителей. На них сидели две девушки-мулатки. Одна, которая посветлее, очень сильно напомнила мне Марипосу из Лурдеса моей юности.
        - Сеньориты,  - сказал Мануэль,  - это мой друг, команданте Серхио, также известный как кабальеро Элефанте. Серхио, это Элиана,  - он показал на более темную,  - а это  - Марипоса.
        Я по очереди поцеловал руки девушек, и вдруг увидел, как у них от удивления приоткрылись рты.
        - Что-то не так?  - спросил я.
        - Нет, сеньор Серхио…  - начала Элиана.
        - Просто Серхио,  - сказал я.
        - Нет, Серхио,  - скромно потупив глаза, ответила мне Элиана,  - просто белые мужчины в наших краях никогда не целуют руки мулаткам, тем более такие важные сеньоры, как вы.
        - Девушки,  - сказал я,  - неужто мне теперь возбраняется целовать руки прекрасным сеньоритам? Любого, кто скажет хоть что-то против, я готов немедленно вызвать на дуэль. На чем угодно, от револьвера до шестидюймовой гаубицы включительно.
        Кстати, произнося эти слова, я не кривил душой. Девушки были и правда просто великолепны. Не будь у меня моей Марии, то, наверное, я уже активно флиртовал бы с одной из них, а то и с обеими сразу. Но сейчас пришлось добавить:
        - Не будь я женат,  - сказал я, с сожалением разведя руки,  - я бы с удовольствием познакомился с вами обеими поближе…
        - Да знаем мы,  - засмеялась Марипоса,  - а жаль. Мы бы тоже с удовольствием познакомились поближе с таким привлекательным и галантным кабальеро.
        - Но,  - я элегантно шаркнул ножкой,  - позвольте мне вручить вам по небольшому подарку с моей родины.
        Сказав это, я дал каждой по русскому вышитому платку, привезенному из Константинополя как раз для подобных случаев, и по флакончику душистого болгарского розового масла.
        Первой опомнилась Элиана.
        - Серхио, что вы,  - воскликнула она,  - мы всего лишь простые бедные мулатки и недостойны таких богатых подарков.
        - Элиана,  - сказал я,  - а чем богатые белые сеньориты достойнее вас? Мне кажется, что таким красивым девушкам, как вы, нужно дарить только красивые вещи. Так что, берите, и чаще вспоминайте того, кто подарил вам это.
        Марипоса прослезилась, потом подошла ко мне и поцеловала в щеку, чуть прижавшись ко мне высокой грудью. Немного подумав, Элиана также последовала примеру своей коллеги, после чего взволнованно произнесла:
        - Серхио, мы всегда будем рады вас видеть. Но вы, наверное, хотите знать, что именно новоприбывшие янки послали по телеграфу? Как и просил меня Мануэль, мы пока задержали телеграмму одного из них до вашего прихода.
        И Марипоса передала мне заполненный бланк. Он был направлен сенатору Паттерсону по известному нам адресу в Джорджтауне. В графе «адрес отправителя» значилось: «Аллан Пинкертон, отель Посада дель Мар, Гуантанамо». А текст был следующим:
        «По информации, полученной от нашего человека Сеспедес в Гуантанамо, адрес уточняем, южан не видели, работаем дальше. Пинкертон».
        Я посмотрел на бланк и сказал:
        - Сеньориты, огромное вам спасибо. Можете эту телеграмму посылать по адресу. Если будет ответ, задержите его и передайте копию человеку Мануэля. И я дам вам знать о том, что вам делать дальше. А теперь…
        Тут я вытащил несколько купюр из кармана. Марипоса и Элиана замотали головами:
        - Нет, Серхио,  - за всех ответила Марипоса,  - от вас мы не возьмем ни сентаво. Ведь вы теперь наш друг.
        - Нет уж, красавицы,  - я попытался возразить,  - вам уже давно пора замуж. Так что пусть это будет вам моим подарком на будущую свадьбу.
        Марипоса посмотрела на деньги и строго сказала:
        - Ладно уж, если так, то возьмем по двадцать песо. Но не больше. Не возражай нам больше, а то мы обидимся! И только если ты согласишься прийти к нам на венчание.
        - Заметано!  - воскликнул я.  - Конечно, если я на тот момент буду здесь, в Гуантанамо.
        Я опять поцеловал руки девушкам, и мы с Мануэлем покинули почту.
        - Мануэль,  - сказал я своему юному другу, когда мы отошли от почты подальше,  - после того, как закончится вся эта история с Пинкертоном, девушкам будет необходимо срочно уехать.
        - Но почему, Серхио?!  - громко удивился он.
        - Тише,  - успокоил я его.  - Дело в том, что банда Пинкертона в Америке самая известная, но не единственная. Когда он исчезнет, то Паттерсон наймет еще кого-нибудь, и этот кто-нибудь сможет легко узнаться о нашей сегодняшней встрече. Понимаешь, я не хочу, чтобы эти милые девушки превратились бы в два изуродованных трупа, которые скормят акулам, плавающим в море. Помнишь, что рассказывал тебе отец о нравах янки?
        - Помню,  - опустив голову, буркнул Мануэль.  - Так что же нам делать?
        - Как я уже тебе говорил, им потребуется уехать.  - Я строго посмотрел на шурина.  - Лучше всего вместе с твоими сестрами в Константинополь. Там они точно будут в безопасности, ибо югоросский КГБ работает хорошо, а шпионов и преступников там не жалуют. А еще там целуют руки девушкам независимо от цвета их кожи. И вообще, Югороссия  - это настоящая страна чудес.
        - Ладно,  - вздохнул Мануэль,  - заметано. Я поговорю с Марипосой и Элианой, правда, не обещаю, что они так уж сразу согласятся.
        - Ты уж постарайся, братишка,  - сказал я,  - ведь от этого зависит их жизнь. В следующий раз с людьми, находящимися на виду, надо будет работать куда осторожнее, с соблюдением всех правил конспирации. Ты меня понял?
        Мануэль кивнул, и мы с ним отправились дальше, по направлению к тому месту, где меня ждал катер.

        1 ДЕКАБРЯ (19 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА. КОНСТАНТИНОПОЛЬ. ДВОРЕЦ ДОЛМАБАХЧЕ, КАБИНЕТ КОНТР-АДМИРАЛА ЛАРИОНОВА
        Присутствуют:
        правитель Югороссии контр-адмирал Виктор Сергеевич Ларионов; канцлер Югороссии Александр Васильевич Тамбовцев; глава МИД полковник Нина Викторовна Антонова; начальник штаба эскадры капитан 1-го ранга Сергей Петрович Иванцов; врио командующего войсками майор Александр Александрович Гордеев.
        - Товарищи,  - произнес адмирал Ларионов,  - считаю, что пришло время окончательного изгнания Британии из Средиземного моря, для того чтобы окончательно и полностью устранить в нем угрозу российским интересам. Надеюсь, ни у кого нет сомнения в том, что, будучи оставленным в покое, это государство и дальше продолжит всячески противодействовать и вредить России.
        - Мальта, Виктор Сергеевич?  - спросил капитан 1-го ранга Иванцов.
        - Она, Сергей Петрович, и не только,  - ответил Ларионов.  - Нина Викторовна, расскажите, пожалуйста, присутствующим тут коллегам о текущей политической обстановке в Средиземноморье.
        - Как вам уже известно,  - начала свой доклад полковник Антонова,  - после военного поражения и дезинтеграции Османской империи большинство территорий, ранее входивших в ее состав, стали де-факто независимыми или отошли к другим государствам. Это касается островов Крит, Кипр, Родос и еще нескольких, более мелких, на которых высадились греческие войска.
        - Мы, в смысле Югороссия и Российская империя,  - перебил Антонову адмирал Ларионов,  - собственно и не возражали против этого. Скажу больше  - мы приветствовали такое развитие событий. В конце концов, это не более чем восстановление исторической справедливости. Все исконно греческое должно стать греческим, за исключением, разумеется, тех территорий на побережье Малой Азии, которые отходят в зону ответственности Югороссии. Впрочем, Нина Викторовна, извините, продолжайте, пожалуйста…
        - Спасибо, Виктор Сергеевич,  - сказала полковник Антонова.  - Я продолжаю. Ангорский эмират, являющийся правопреемником Османской империи  - естественно, в урезанном виде и с ограничениями в отношении его вооруженных сил,  - в настоящее время реально контролирует только Малую Азию, за вычетом участков побережья Эгейского, Мраморного и Черного морей, населенных преимущественно греками и, как уже было сказано, отошедших в сферу ответственности Югороссии. Восточнее линии Трабзон  - Джейхан власть ангорского эмира в настоящее время не распространяется. Тамошние паши, все как один, перестали отправлять Абдул-Гамиду собранные ими налоги и провозгласили себя независимыми правителями. В общем, феодальная раздробленность в ее классическом виде. Формальным поводом к мятежу послужило понижение статуса нашего старого знакомого Абдул-Гамида с султана до эмира. В результате такого развития событий император Александр Третий принял решение взять под свою руку территории современных нам турецкого и иракского Курдистана, Сирии, Ливана, Палестины и Иордании и таким образом воплотить в жизнь еще одну затаенную
мечту российских императоров об освобождении Святой земли от власти мусульман.
        - «Яко два Рима падоша, а третей стоит, а четвертому не быти»?  - процитировал капитан 1-го ранга Иванцов.
        - Именно так, коллега,  - ответила полковник Антонова.  - Но, кроме идеологии, Александром Третьим движут еще и практические соображения стратегического характера. Российский контроль над Ближним Востоком должен упрочить политическое и экономическое положение России и на корню устранить все предпосылки к будущему превращению этого региона в зону хаоса.
        - Понятно, Нина Викторовна,  - кивнул Иванцов,  - война с Турцией закончилась очень быстро, при этом армия отмобилизована, ресурсы не растрачены, так почему бы не взять то, что само идет в руки? Другой вопрос, как на это отреагируют в Берлине? Там, кажется, уже появилась идея строительства железной дороги Берлин-Багдад?
        - Сергей Петрович,  - сказал адмирал Ларионов,  - как непосредственный участник переговоров, могу сказать, что такой идеи там пока еще нет. И вряд ли она появится, потому что на трассе предполагаемой железной дороги возникла Югороссия. А в обход нашей территории построить такую дорогу просто невозможно. И потому немцы этой идеей заморачиваться не будут. Посовещавшись с Александром Александровичем, мы пришли к мнению, что для того, чтобы Германия в будущем доставляла нам как можно меньше проблем, ее экспансионистские устремления следует направить в противоположную от нас сторону. Например, в Африку  - осваивать британское и французское наследство. Для этого немцам придется строить огромный военный и транспортный флот, которого у них сейчас нет, что надолго займет их внимание и ресурсы. Как мы уже знаем по историческому опыту, огромные колонии, удаленные на большое расстояние от метрополии, не принесли в итоге счастья ни Испании, ни Франции, ни Британии. Но раз уж так случилось, и императору Вильгельму Первому очень хочется сделать Германию великой колониальной державой, то пусть он займется этим
делом.
        - Для того чтобы подтолкнуть Германию двинуться по нужному нам пути,  - сказал канцлер Тамбовцев,  - мы уже вступили в переговоры с некоторыми из крупных немецких промышленников, предложив им за соответствующую плату или долевое участие предоставить все технологии, необходимые для постройки современного флота. В первую очередь наше предложение заинтересовало такого любителя построения вертикально интегрированных холдингов, как Альфред Тиссен. В ближайшее время он собирается лично выехать в Константинополь. Тут мы его и дожмем.
        - А в чем смысл?  - спросил Иванцов.
        - Смысл заключается в том,  - ответил Тамбовцев,  - что Тиссену необходимы наши технологии, а нам  - самое современное на данный момент германское промышленное оборудование, требующееся для переоснащения, мягко говоря, отсталой местной промышленности. Интерес взаимен, а потому и сотрудничество будет выгодным для всех.
        Кроме того, попутно будет решаться поставленная Виктором Сергеевичем задача по отвлечению агрессивных поползновений Германской империи в сторону, противоположную территории России. Пока Российская империя будет укреплять свои внешние рубежи и прошивать свою территорию железнодорожными путями, немцы могут сколько им угодно развлекаться в Африке. Но это игра на десятилетия вперед.
        - Понятно,  - кивнул Иванцов.  - И что из этого следует?
        - Из этого следует,  - ответил адмирал Ларионов,  - что у Югороссии тоже есть свои стратегические интересы. Доля, выделенная нам в жирном мировом пироге, находится на американском континенте. И для того, чтобы в будущем обезопасить наши торговые пути, в первую очередь необходимо изгнать англичан с Мальты и из Гибралтара. Кстати, Нина Викторовна, как у нас дела на испанском направлении?
        - Королевское правительство в Мадриде,  - сказала полковник Антонова,  - проматывает деньги значительно быстрее, чем их получает. Арендная плата за Гуантанамо тамошним транжирам  - всего на один зубок, и теперь они снова ищут  - что бы еще такого сдать нам в аренду. Прежнее соглашение с Испанией об обмене отвоеванного Гибралтара на остров Пинос, не приносящее Мадриду живых денег, в настоящий момент устраивает испанское правительство все меньше и меньше. Сейчас нас осторожно зондируют насчет того, чтобы предложить нам обменять Гибралтар не на Пинос, а на право аренды Кубы сроком на девяносто девять лет.
        - А мы потянем?  - поинтересовался Иванцов.
        - Один наш транспортный конвой с Кубы,  - ответил Тамбовцев,  - приносит такие доходы, которые Испания получает оттуда за год в виде налогов. И это только начало. Что такое Куба, каков ее народ и промышленный потенциал  - всем вам прекрасно известно. Для более тщательного освоения всех открывающихся возможностей нам необходимы не столько деньги, сколько лояльные нам местные кадры. Работа в этом направлении уже ведется.
        - Спасибо, Александр Васильевич,  - кивнул адмирал Ларионов,  - мы все понимаем, что ни одно государство не может существовать, не имея соответствующей экономической базы. Сейчас наша ниша в мировом разделении труда  - это трансатлантические грузоперевозки. Для того чтобы заменить на маршруте одну «Колхиду», необходим флот из примерно пятидесяти, а может быть, и поболее местных грузовых пароходов. Неважно, возьмем ли мы Кубу в аренду, или просто будем доставлять с нее в Европу грузы, в первую очередь нам необходимо обеспечить безопасность маршрута. Это возвращает нас к тому, с чего этот разговор начался  - к десантной операции на Мальту.
        - В таком случае,  - сказал Иванцов,  - по моему разумению, операцию лучше всего проводить в тот момент, когда на Кубу уйдет «Североморск», а «Адмирал Ушаков», имеющий большую огневую мощь, будет находиться в Средиземном море. Кроме «Ушакова» к операции можно привлечь «Ярослава Мудрого» и все четыре БДК. Гарнизон Мальты невелик, истощен блокадой и укомплектован в основном индусами, которые совсем не горят желанием сражаться за белых сагибов, не считающих их людьми. А посему никаких дополнительных сил привлекать не требуется, можно обойтись своей морской пехотой и спецназом. Кроме того, перед самым десантом мы можем заслать на Мальту нескольких бывших сипаев, взятых нами в плен во время разгрома британской эскадры у Пирея. Они ранее служили на Мальте, поэтому на острове у них остались знакомые. Эти люди были соответствующим образом нами обработаны и согласились сотрудничать. Таким образом, мы полагаем, что они окончательно распропагандируют гарнизон Мальты, и в момент высадки на ней наших войск там вспыхнет антианглийский мятеж. Таким образом, вероятность организованного сопротивления нашим войскам
будет сведена к минимуму.
        - Очень хорошо, товарищ майор,  - сказал адмирал Ларионов.  - Операция назначена на 25 декабря, так что время у вас еще есть. Через неделю вы, вместе с Сергеем Петровичем, доложите мне детальный план операции. На этом все, товарищи, и, за исключением полковника Антоновой, вы все можете быть свободными.

        3 ДЕКАБРЯ (21 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА. КУБА. ГУАНТАНАМО
        Майор Сергей Рагуленко по прозвищу Слон
        В связи с прибытием мистера Пинкертона в последние дни я совершенно забросил тренировки, уделяя все свое внимание этому весьма опасному джентльмену и его команде. При всей моей нелюбви к подобным мерзавцам я все же должен был признать, что в определенном профессионализме им нельзя было отказать. Хотя, конечно, до нашего уровня им еще очень далеко. Ну, тем оно и лучше.
        Самой главной задачей, которая стояла перед нами на первом этапе, было заблаговременное вскрытие планов противника. Притом, что о своих планах люди Пинкертона в присутствии посторонних особо не распространялись. К моему величайшему сожалению, здесь, в Гуантанамо, в нашем распоряжении не было ни «жучков», ни какой-либо другой специальной шпионской аппаратуры. Ну, ведь не ставилось перед нами задача вести на Кубе разведку. В ответ на мое сообщение о закрутившейся интриге из Константинополя передали, что к нам направлена группа усиления в составе постоянного комендантского взвода для базы и группы специалистов из ГРУ. Вот у них есть все необходимое, в том числе и лазерный микрофон для считывания разговоров с оконных стекол.
        Только вот очередной конвой будет здесь, в Гуантанамо, не раньше чем через пять дней, и к нашему празднику спецы явно не успевают. Основная задача у них, в общем-то, совершенно другая. Испанское правительство в Мадриде, которому отчаянно нужны деньги, после возвращения Гибралтара пытается всучить нашему адмиралу аренду Кубы на девяносто девять лет вместо передачи острова Пинос в собственность. И наши разведчики должны выяснить, кто здесь есть кто, и стоит ли овчинка выделки. По моему мнению  - стоит. Но в Константинополе решили еще раз все перепроверить. Очень жаль, что это решение запоздало на пару недель, и теперь нам придется обходиться подручными средствами.
        Но вернемся к нашим баранам, то бишь к пинкертонам. Изначально у меня был план подложить в номер Пинкертона поставленную на передачу малогабаритную рацию. Но ресурс аккумулятора не был бесконечным. К тому же «гаврош» из команды Мануэля, попытавшийся забраться в номер нашего незваного американского гостя через окно, был замечен, и ему еле-еле удалось унести ноги.
        Пришлось в срочном порядке отправлять парня обратно в Сантьяго, поскольку в Гуантанамо на него уже начала охотиться местная полиция. Оказалось, что Пинкертон пять лет тому назад помогал кубинскому правительству подавлять восстание местных жителей. Как сообщила нам Марипоса, из Гаваны вчера здешнему полицмейстеру пришла телеграмма, в которой говорилось, что он должен оказывать всяческое содействие этому почтенному сеньору. Мелочь, но неприятно.
        Впрочем, как я уже говорил, с местным гадюшником будут разбираться уже совсем другие люди. А нам придется ограничиться обычной «наружкой» и старым добрым методом дедукции, благо что даже внешне приезжие янки выделялись среди местных кубинцев, как белые медведи среди бурых.
        Из тех сведений, что собрали парни Мануэля о перемещении гостей, кое-что уже можно было понять. Особое мое внимание привлек тот факт, что пару раз на дороге, ведущей в «особняк Родриго», появлялись группы конных гринго, которые делали вид, что «просто погулять вышли».
        Кстати, лошадей напрокат здесь можно было взять столь же просто, как и в XXI веке автомашину. Но на дороге, ведущей к усадьбе, в полусотне метров от дома, предыдущий хозяин поместья построил сторожку со шлагбаумом, которой мы не преминули воспользоваться. Мы выставили там постоянный пост из трех наших местных курсантов-южан во главе с сержантом. Янки из первой группы, когда им было сказано, что проехать можно только по приглашению «сеньора де Сеспедеса», покорно повернули назад. А вот вторая компания нагло попыталась проехать мимо нашего блокпоста, и была остановлена только несколькими револьверными выстрелами  - сначала в воздух, а потом и под копыта коней.
        После этого случая «пинкертонам» неожиданно надоело кататься на лошадях, и вчера они вдруг решили заняться рыбной ловлей. Для этого один из помощников Пинкертона снял заброшенный домик рыбака в заливе, чуть восточнее города, и взял напрокат пару лодок. Конечно, при этом «рыбаки» почему-то слишком близко подходили к особняку, и вместо рыбной ловли зачем-то осматривали берег в бинокли и подзорные трубы.
        Тем временем вчера сенатору Паттерсону была отправлена короткая телеграмма следующего содержания: «В Гуантанамо удалось обнаружить лишь самого мистера С. Просим разрешения на акцию. А. П.» А сегодня утром поступил ответ главного злодея: «Акцию разрешаю, начинайте».
        И вот, часа через три, уже ближе к полудню, две лодки с неприлично большим количеством «рыболовов» на борту отчалили от берега. Кубинцы удивлялись  - мол, какой дурак выходит в море на рыбалку в середине дня? Вот ближе к вечеру  - совсем другое дело. Тогда и рыба клюет, и солнце не печет. А то, хотя и был уже декабрь на дворе, но погода на Кубе была по нашим меркам летняя  - тридцать градусов днем, двадцать два ночью. А вода в заливе  - все те же тридцать градусов…
        У домика рыбака остались всего лишь двое гринго, сидящих с удочками на берегу. У каждого из них, что самое интересное, на поясе было по две кобуры с револьверами. Прямо как в кино про индейцев и ковбоев. На Буффало Билла хотят быть похожими, или на Юла Бриннера из «Великолепной семерки»? Ну-ну, флаг им в руки  - пусть изображают из себя крутых парней. Впрочем, это уже не наши проблемы.
        И хотя эти орлы и пыжились, но «сработали» мы их на пару с Женькой Александровым вчистую. Да так быстро, что комар не успел чихнуть. Очухались горе-рыболовы лишь в самом домике, тщательно упакованные, с заклеенными скотчем ртами. Между прочим, в разных комнатах.
        И вот представьте себе. Открывает с трудом такой джентльмен глаза, головка у него бо-бо, и ручками не пошевелить. И первое, что он видит  - две мерзкие хари, щедро размалеванные черно-зелеными полосами устрашающего боевого грима. В общем, выходцы из преисподней. Непривычен тут еще народ к подобным зрелищам.
        Первый «пинкертон» закрыл на секунду глаза, открыл их опять, посмотрел на нас еще раз, и в воздухе вдруг резко завоняло сортиром, а на полу стало расползаться огромное желтое пятно. Тоже мне  - бесстрашный герой прерий…
        Нам даже не пришлось его ломать. Захлебываясь от ужаса, этот «борец за интересы мирового капитала», тут же испуганной скороговоркой выложил все, что нам хотелось знать. План был примерно таким, как я и предполагал. «Рыболовы» с наступлением сумерек должны были высадиться на пляже неподалеку от особняка, а как только полностью стемнеет, взять штурмом сам дом. Инструкции у них были простые  - захватить живым Родриго де Сеспендеса и убить всех остальных, кто окажется в этот момент в доме.
        - И его дочерей тоже?  - поинтересовался я.
        Тут немного пришедший в себя «пинкертон» неожиданно осклабился.
        - Да,  - сказал он нагло,  - конечно, и этих кубинских шлюх тоже. Жаль, что у нас было бы слишком мало времени, чтобы их оприходовать…
        И тут я сорвался. Этих двоих мерзавцев мы по-любому собирались пустить в расход, но этому гаду я свернул шею собственноручно и чуть раньше запланированного времени. Женька даже шарахнулся от меня, увидев мое лицо в этот момент.
        Отправив в преисподнюю одного янки, мы тут же принялись за второго. Он только что пришел в себя и тут же начал верещать, что он, дескать, американский гражданин, и поэтому его надо немедленно выпустить со всеми извинениями.
        Ну, американским гражданством нас не так уж просто впечатлить. Был у меня похожий эпизод в приснопамятном две тысячи восьмом, когда мы отловили одного такого неподалеку от Цхинвала. Как и тогда, я придавил этому гаду пальцем одну неприметную точку на шее, и его угрозы тут же сменились истошными воплями, перешедшими в жалобное причитание о том, что он, мол, хороший, что он всех нас любит и все нам расскажет без утайки.
        Но единственное, что этот тип смог добавить нового, так это то, что сегодня они намеревались допросить Родриго, заставив его написать семье письмо о том, что он, дескать, срочно отбывает в Гавану по делам. После этого они должны были убить его и похоронить в уже вырытой яме в лесу, в паре сотен метров от дома. Затем, если оказалось бы, что разыскиваемые Пинкертоном южане находятся где-нибудь рядом, они продолжили бы поиски. А если нет, то тогда они отправились бы отсюда завтра днем на гаванском поезде.
        Так как тот самый лес вплотную подходил к задней двери домика, то мы, свернув шею и второму мерзавцу, воспользовались уже вырытой ими ямой для того, чтобы закопать их грешные тушки в кубинской земле. После чего мы незаметно выдвинулись в направлении «особняка Родриго».
        Там нас уже ждал вооруженный «винчестерами» с магнумовскими патронами новосозданный спецназ Конфедерации, вкупе со всем инструкторским составом нашей базы при автоматах Калашникова и двух «Печенегах». Если что  - то повеселимся от души.

        3 ДЕКАБРЯ (21 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА, НОЧЬ. КУБА. ГУАНТАНАМО.
        Майор Сергей Рагуленко
        Поместье, именуемое нами сейчас «особняком Родриго», когда-то было построено богатым плантатором Аугусто де Сеспедесом, дальним родственником нашего друга Родриго. Кстати, Мануэль успел шепнуть мне по секрету, что матери, как Марипосы, так и Элианы, были его незаконнорожденными дочерьми. И когда он умер, не оставив прямых наследников, то при вскрытии завещания выяснилось, что дон Аугусто распорядился освободить всех рабов, оставил дочерям деньги на образование детей, а сам дом завещал своему кузену из Гаваны Эусебио де Росарио-и-Сеспедес. Сам дон Эусебио в поместье появлялся редко, но при этом позаботился о том, чтобы дом был полностью отремонтирован и перестроен.
        Купили мы это поместье у дона Эусебио по случаю, и не столько для проведения спецоперации, сколько для размещения торгового представительства Югороссии. Так уж получилось, что дону Эусебио срочно понадобились деньги, и когда мы с ним познакомились на моей свадьбе и разговорились, то я смог предложить ему за особняк довольно солидную сумму.
        Дом оказался вполне добротным, двухэтажным, построенным по испанской колониальной моде  - с внутренним двориком, в котором был даже небольшой фонтан. Снаружи по первому этажу дом опоясывали прикрытые ставнями маленькие окна, а на втором этаже были устроены эдакие кокетливые балкончики. Единственное, что выбивалось из испанского стиля  - это пристроенная сзади дома терраса, и дверь в ней, новомодная американская, а не массивная из дуба, как другие двери в этом доме. Так что на месте Пинкертона я бы штурмовал дом именно через заднюю дверь.
        Оконные проемы на нижнем этаже из-за местного жаркого солнца были постоянно закрыты тяжелыми ставнями. А вот на втором этаже ставни одного окна были чуть приоткрыты, и через щель наружу пробивался неяркий свет керосиновой лампы.
        Когда стемнело, люди Пинкертона начали постепенно накапливаться в рощице за террасой. При этом они воображали, что делают это незаметно для обитателей дома. Но их легко можно было обнаружить не только нашими приборами ночного видения, но и по многочисленным тлеющим огонькам крепких кубинских сигар и сигарет. Похоже, что эта братия так и не догадывалась  - насколько их демаскирует курение на боевом посту. А курили они много. Несколько человек смолили одну сигарету за другой. Мне даже стало интересно  - неужели они всегда столько курят, или это у них от нервов?
        В течение нескольких минут небо стало абсолютно черным, с россыпями звезд и крохотным серпиком луны  - приближалось новолуние. Вот в окне на втором этаже погас свет, и девять «пинкертонов» побежали  - бесшумно, как им казалось  - к двери на террасу. На самом же деле эти «ковбои» в своих тяжелых сапогах топали как стадо коров. От такого шума проснулся бы даже мертвый.
        «Так,  - подумал я,  - двое  - в гостинице в Гуантанамо, под наблюдением. Двое  - в земле у дома рыболова. Двое  - у лодок. Девять  - здесь. Итого  - пятнадцать. То есть все “пинкертоны” в наличии».
        Загорелся огонек свечи, и кто-то начал колдовать над замком двери. Ну, хоть не стали ее ломать  - и то хлеб… А то я уже начал было сомневаться в их квалификации. Долго ищет, не знает, что ларчик просто открывается  - мы специально «забыли» закрыть дверь. Впрочем, такое тут часто бывает  - криминала мало, и народ нередко забывает запирать окна и двери. Так-так-так… Попробовал ручку, и дверь… открылась.
        Я пощелкал пальцем по микрофону рации, дал ребятам сигнал  - мол, ждите гостей.
        Семь из девяти «пинкертонов» зашли внутрь, двое остались на стреме в рощице. Посмотрим теперь, как с ними справятся мои ученики, доморощенные ниндзя, которых мы готовили для фронтовой разведки армии Конфедерации… Неплохо, неплохо, мне и снайперу на плоской крыше не пришлось ничего править  - оба клиента уже дохлые, со свернутыми шеями, валятся на землю. Три щелчка рации  - лодочников тоже уже поубивали.
        Я прильнул к оптике «винтореза». И действительно, кто-то в панике выскочил из дома. Негромкий хлопок, и, как там в считалочке: «Девять негритят, поев, клевали носом, один не смог проснуться, их осталось восемь». Максимум.
        Больше оттуда никто не выходил. Вскоре из верхнего окна трижды мигнул электрический фонарь. Операция закончена, потерь нет… Молодцы ребята, сработали оперативно. Да, конечно, там было трое наших инструкторов, но, судя по всему, и конфедераты, и кубинцы тоже сдали экзамен на профпригодность. Ведь именно таковым для них и была сегодняшняя операция.
        Когда все кончилось, ребята потихоньку начали приборку, вытаскивая из дома тушки «пинкертонят», еще совсем недавно бывших самыми высокооплачиваемыми детективами во всей Америке. Теперь каждому из них привяжут к ногам камень  - и концы в воду. Все необходимое для этой траурной церемонии было подготовлено заранее. Морская живность тут очень прожорливая, так что уже через пару неделю от наших потеряшек останутся лишь косточки.
        А мне надо будет еще переговорить с нашим другом Алланом, которого тщательно спеленав, вынесли из дома последним и аккуратно положили на землю.
        Я выдернул из его рта кляп и сказал:
        - Ну что, мистер Пинкертон, будем знакомиться? Кстати, кто вы такой, я прекрасно знаю.
        - А вы кто?  - прохрипел он.
        - Я ваш страшный сон,  - сделав свирепую рожу, прорычал я.
        Повернув голову, Пинкертон сплюнул на землю.
        - Вы не американец,  - задумчиво сказал он,  - и не кубинец. Думаю, что вы югоросс…
        «Умный, сукин сын»,  - подумал я и сказал вслух:
        - Вы угадали, я действительно югоросс. Только эта информация вам уже не поможет.
        Пинкертон прокашлялся, а потом сказал:
        - Я бы, конечно, мог бы начать возмущаться или предложить вам золотые горы за свою жизнь. Но, как я понимаю, все это совершенно напрасно, и шанса выжить у меня нет.
        «Ой, вэй,  - подумал я,  - клиент, кажется, уже созрел…»
        Дело в том, что в Константинополе умные люди поставили под сомнение необходимость ликвидации этого довольно незаурядного человека. В этой умной голове должен храниться компромат как минимум на половину всех известных американских политиков. Перевербовать Пинкертона, конечно, вряд ли получится. Но вот выкачать из этого человека всю информацию до капельки специалистам КГБ в Константинополе вполне по силам. Но коль клиент уверен в своей близкой смерти, то сперва закончим наше «экстренное потрошение», заодно решив и свои местные проблемы.
        - Да, вы правы,  - сказал я.  - Но зато у вас есть шанс умереть вполне достойно. А то ведь у нас есть и специальные процедуры  - разной степени болезненности.
        - Ладно, мистер как вас там,  - кивнул Пинкертон,  - раз уж мне все равно умирать, то если вы дадите сигарету, так и быть, я вам все расскажу.
        - Сигарету  - пожалуйста,  - ответил я,  - хотя, как говорят медики, курение укорачивает жизнь. А потом, как порядочный человек, я обещаю вам и стаканчик виски.
        Пошарив в карманах куртки у одного из дохлых «пинкертончиков», я достал портсигар и вынул из него сигарету. Потом я вставил ее в рот мистеру Аллану, после чего, щелкнув пьезоэлектрической зажигалкой, дал ему прикурить. При этом у него глаза вылезли на лоб от удивления.
        - Ого, вот это штучка у вас!  - покачал головой он, докурив сигарету.  - Спрашивайте.
        - Что именно известно о нас Паттерсону?  - спросил я.
        - Так вы и про него знаете…  - восхищенно покрутил головой Пинкертон.  - Ну что ж, о вашем дейго[1 - Унижительное название итальянцев и испаноязычных.] Сеспедесе он знает. А вот обо всех остальных беглецах ему пока ничего не известно, и это его серьезно бесит. Паттерсон очень хочет узнать, как именно они бежали и где они теперь. Он человек злопамятный и весьма неприятный. А еще и содомит. Но платит он хорошо.
        - Отлично, мистер Пинкертон,  - сказал я,  - с самим сенатором Паттерсоном, если он еще будет нам надоедать, мы разберемся позднее. Теперь скажите  - ваша группа была единственной, или, в случае вашего исчезновения…
        - Вы хотите сказать  - после нашего исчезновения,  - хмыкнул Пинкертон.  - Мои ребятки сюда вряд ли поедут  - здесь, увы, был цвет моего агентства. А те, что остались, бастующих разогнать смогут, но на что-то большее не способны. Конечно, Паттерсон иногда работает и с другими детективными бюро, например, с братьями Дорсет в Чарльстоне, или с «Мак-Джордж и компанией» в Вашингтоне,  - но те все действуют только в своих городах и их окрестностях. Вряд ли они согласятся выехать на Кубу. Только вот злопамятный он, и денег у него навалом. Так что вполне вероятно, что кто-то сюда рано или поздно заявится. Но вот когда? Вы не поверите, но организация этой экспедиции заняла у меня немало времени, хотя мы-то с Кубой были хорошо знакомы.
        - А что Паттерсон думает о южанах, бежавших вместе с Сеспедесом?  - спросил я.
        - Он их ищет по всей Америке,  - ответил Пинкертон.  - Мои люди искали их и в Чарльстоне, и в других городах. Странно, были люди и исчезли, как будто их никогда и не было. Родственники некоторых из них даже приходили к нам и просили их разыскать. Так что, мне кажется, и я это сказал тогда Паттерсону, что спасали одного лишь Сеспедеса, а остальных  - по кумполу и в воду. Вот примерно, как скоро произойдет и со мной.
        - Ну что ж, спасибо,  - сказал я, усмехнувшись про себя.  - Вы нам очень помогли. Я вам обещал виски, вот, пожалуйста,  - и я приложил к его губам практически полную бутылку, найденную нашими ребятами у одного из убитых подчиненных Пинкертона.
        Тот присосался к бутылке, и количество жидкости в ней стало быстро убывать. Я его даже зауважал  - выпить пол-литра и более, залпом, сможет далеко не каждый русский. Впрочем, Пинкертон был родом из Шотландии, а там еще те пьяницы…
        Опустошив бутылку, он посмотрел на меня мутным взором, что-то попытался сказать и вырубился. Я махнул рукой, и его бездыханное тело унесли в сторону. Пусть проспится, придет в себя еще на этом свете, потом и поговорим. Умирать второй раз ему ой как не захочется.
        Через несколько минут лодки с покойниками отчалили от берега, и некоторое время спустя я услышал один за другим десять всплесков.
        - Покойтесь с миром, янки,  - пробормотал я.
        А лодки мои ребята потом оставят на своем месте у дома рыбака. Вряд ли кто-нибудь поймет, что именно там произошло  - ну, напились гринго, обоссали пол и смылись. Все ж знают, что они  - некультурная нация…

        5 ДЕКАБРЯ (23 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА, ПОЛДЕНЬ. ОСТРОВ КОРВУ
        Капитан-лейтенант флота Югороссии Виктор Брюсов, пока еще не король Ирландии
        Сегодня утром на Корву пришел и встал под разгрузку очередной транспортный конвой из Константинополя. В этот раз «Колхиду» сопровождал не БПК «Североморск», а эсминец «Адмирал Ушаков». Первым делом, как и положено в таких случаях, я встретился с его командиром, капитаном 1-го ранга Ивановым, который передал мне список доставленного.
        Вместе с «Колхидой» и «Ушаковым» в составе конвоя пришло и учебное судно «Перекоп». Оно доставило нам пополнение. В числе его была полноценная медсанчасть, которую я давно уже просил у Константинополя в связи с тем, что численность моего воинства значительно увеличилась. Вместе с медиками на Корву прибыли унтер-офицеры и офицеры в чине от подпоручика до майора Русской императорской армии, выказавшие желание поучаствовать в борьбе ирландского народа за свою независимость. Старшим среди русских волонтеров был майор Радкевич, в свое время отличившийся при штурме Софии. Как я понимаю, поход Скобелева в Иран  - это само собой, но император Александр III также желает знать, как наша тактика и новое оснащение покажу себя в сражениях не только против халатников, но и против достаточно боеспособной и хорошо вооруженной британской армии.
        На этот раз предназначенный для нас груз «Колхиды» включал в себя полсотни винтовок «Винчестер» из арсеналов бывшей турецкой армии, с запасом особых патронов на бездымном порохе. Их мы собирались использовать в учебных целях. Обратным рейсом с Кубы нам должны были перевезти еще тысячу закупленных в Америке таких же винтовок, абсолютно новых, еще в заводской смазке, после чего у меня появится возможность сформировать и обучить в шотландских и ирландских частях роты стрелков, вооруженных скорострельными ружьями, и в бою способные уравновесить многократный численный перевес противника.
        Лично опробовав «винчестер» с новым патроном, я сделал вывод, что вещь получилась неплохая. Только отдача выросла, и неопытный стрелок может не только набить себе синяков на плече, но и заработать перелом ключицы. Впрочем, дареному коню в зубы не смотрят, и моих стрелков придется натаскивать в стрельбе из этого, по нашим меркам, антиквариата, чтобы они себя не покалечили и чтобы зазря не расстреляли весь невосполнимый боезапас по кустам.
        «Колхида» доставила нам так же сотню новеньких винтовок «Маузер» образца 1871 года с оптическими прицелами и  - я даже не поверил своим глазам  - приспособленных под патрон 7,92Ч57ISR, снаряженный бездымным порохом Дмитрия Ивановича Менделеева. Кто-то из наших умников в Константинополе сумел впарить немцам их же собственный патрон, отличающийся от оригинала только выступающим рантом. Просто замечательная идея, поскольку наши «оружейники Просперро», как я понял, по своему обыкновению решили пойти другим путем.
        Где-то среди моих волонтеров должен быть и представитель доблестной союзной германской армии, состоящий при этих винтовках. Поскольку они изготовлены в Штутгарте по нашему спецзаказу, то немецкое командование не могло не заинтересоваться тем, как поведет себя новый патрон в боевых условиях. После перехода на уменьшенный калибр и бездымный порох для полного счастья этой винтовке не хватало только отъемного или неотъемного магазина, превращающего его в многозарядку. Но, понятно, что много изменений сразу  - это слишком плохо. Ну и, кроме того, снайперам многозарядность особо и не нужна. Хотя чем черт не шутит, быть может, до того, как дело дойдет до драки, мы успеем получить и магазинные винтовки. Думаю, что это будет очередной новинкой, которой наше правительство в Константинополе порадует немцев.
        Третьим сюрпризом для нас стали разобранные и упакованные в ящики четыре, как было указано в сопроводительных документах, «легких скорострельных орудия», на поверку оказавшихся десятиствольными картечницами Гатлинг-Горлова на облегченном трехногом лафете. «Кушали» эти пулеметы XIX века русские патроны калибра 4,2 линии от винтовки Бердана, что представляло для нас определенные неудобства в смысле разносортицы боеприпасов к разным видам оружия.
        Впрочем, чуть позже мне обещали прислать сменные ствольные блоки, приспособленные под германский патрон с дымным порохом 11?60R. Непосредственно в Ирландии не должно остаться никакого русского следа.
        И пусть до сего времени картечницы ничем особо не показали себя на полях сражений, но это, как я думаю, исключительно от неумения местных генералов использовать этот вид оружия. Они, по своему невежеству, причислили картечницы к легкой артиллерии. Но мы-то знаем, что место пулемета  - непосредственно в боевых порядках пехоты. Там, и только там, он способен показать все свои преимущества. Боюсь, что после нашей «презентации» картечниц в Ирландии во всем мире начнется очередная гонка вооружений. Ну и пусть, как говорится, волков бояться  - в лес не ходить.
        Что касается настоящей артиллерии, обещанной мне в прошлый раз, то с этим вышла задержка, и пушки с боекомплектом обещали доставить очередным рейсом. Но зато мы получили снаряженные пироксилином ручные гранаты с терочным запалом  - аналог германских гранат Stielhandgranate  - известных так же, как «колотушки», что позволяло нам приступить к подготовке штурмовых подразделений.
        Кроме того, «Колхида» также привезла полный комплект «ирландского» полевого обмундирования для моих бойцов, которые пока носили изрядно потрепанные темно-синие германские пехотные мундиры без знаков различия.
        Пока грузовые катера сновали от «Колхиды» до берега, доставляя к пристани ящики и тюки, я вызвал к себе своих старших командиров.
        - Господа,  - сказал я Мак-Диармиду и Маккарти,  - начальный этап наших тренировок закончен. Наши люди приобрели необходимую физическую форму и получили понятие о воинской дисциплине. С сего дня наша подготовка переходит на новый уровень, касающийся уже непосредственно ведения боевых действий.
        - Ваше величество,  - недоуменно спросил меня Маккарти,  - неужели после почти трех месяцев таких адских тренировок мы еще недостаточно готовы к тому, чтобы прямо сейчас вступить в бой с англича-нами?
        - Да, еще недостаточно готовы,  - ответил я.  - Нашим людям предстоит еще многому научиться. Сейчас мы можем побить англичан при равном соотношении сил, один на один. Но у нас всего две тысячи штыков. Надо учитывать еще и то, что в бою у врага будет численное преимущество. Да, несомненно то, что сразу после высадки к нам примкнет местное ополчение из восставших. Но на первых порах оно будет состоять, не обижайтесь только на мои слова, лишь из плохо вооруженной толпы, надеяться на серьезную помощь которой было бы верхом легкомыслия. Если в городах решительно настроенные многочисленные повстанцы и смогут в какой-то степени сковать действия противника, оказав тем самым нам значительную поддержку, то в условиях маневренного боя на открытой местности вся тяжесть ведения боевых действий ляжет на плечи наших людей. Но нельзя рассчитывать на то, господа, что нам придется воевать только в городах. Ведь глупо и преступно превращать свои дома в руины и пепелища. Поэтому необходимо каждый день учиться. Учиться владеть новым оружием, учиться воевать, пока каждый из ирландских и шотландских бойцов не станет в
бою стоить десяти английских. Теперь вам все понятно?
        - Так точно, ваше величество,  - хором ответили мне Мак-Диармид и Маккарти,  - мы все поняли.
        - Постройте своих людей,  - приказал я,  - будем вручать им новое обмундирование.
        Надо сказать, что ирландцы буквально помешаны на зеленом цвете, с давних пор считающемся символом Ирландии. Поэтому новая форма вызвала среди «королевских стрелков» всплеск неподдельного энтузиазма. Шотландцы из «бригады Роберта Брюса» отнеслись к своим обновкам не в пример спокойнее. Впрочем, все у этих людей было еще впереди. К настоящей боевой подготовке мы, считай, еще и не приступали.

        6 ДЕКАБРЯ (24 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА, УТРО. ОСТРОВ КОРВУ
        Верещагин Василий Васильевич
        Куда только ни заносила меня судьба за мои тридцать пять лет. Но здесь, на этом маленьком  - всего полтора десятка квадратных верст  - островке мне бывать еще не приходилось. Место очень красивое, с двумя озерами с кристально чистой водой и старинной церковью XVI века. С холма, расположенного на окраине маленького городка Вила-Нова, открывался восхитительный вид на окрестности.
        Но я приехал сюда не для того, чтобы нарисовать несколько этюдов и пейзажей. У меня была другая цель. На корабле югороссов «Перекоп» я прибыл на этот остров вместе с группой молодых (и не очень) людей, среди которых были и врачи, которые когда-то спасли мне жизнь после моего ранения на Дунае. Рядом с нами шел быстроходный грузовой транспорт «Колхида», и все мы в шутку называли себя аргонавтами. И прибыли мы не за мифическим золотым руном. Цель нашего путешествия была совершенно иная.
        Еще в Константинополе до меня дошли слухи, что готовится вооруженная экспедиция, целью которой должно было стать освобождение Ирландии от гнета британцев. Естественно, никто открыто об этом мне не говорил, но сложив вместе кусочки услышанных мною фраз, я сделал надлежащие выводы.
        После некоторых размышлений я решил попросить аудиенции у адмирала Ларионова, рассчитывая, что Виктор Сергеевич позволит мне присоединиться к участникам этой экспедиции. Ну, а для начала я переговорил с моим старым другом Александром Васильевичем Тамбовцевым.
        Разговор у нас получился тяжелым. Поначалу господин Тамбовцев ни в какую не хотел даже слышать о том, чтобы я отправился вместе с теми, кто готовился высадиться в Ирландии.
        - Василий Васильевич,  - заявил он,  - ну, не могу я взять грех на душу и позволить вам рисковать жизнью. Вы должны понять, что люди, желающие освободить Ирландию от власти британцев, прекрасно осознают, что они идут на смерть ради свободы их родины. Правда, есть еще и волонтеры, которые тоже знают, ради чего они рискуют. Но они молоды, обучены военному делу, и полны желания сражаться с англичанами.
        Тут я не выдержал и воскликнул:
        - Милостивый государь, Александр Васильевич! Я прекрасно знаю, кто такие британцы! Так же я знаю и то, как они относятся к покоренным ими народам. В Индии они сотнями привязывали возмутившихся против них сипаев к жерлам пушек и без снарядов, одним порохом, расстреливали их. Все делалось, как принято у цивилизованных народов, без суеты, без явно высказываемого желания поскорее лишить жизни несчастных. Что делать? Печальная необходимость: те, с точки зрения цивилизованных европейцев, «преступники» и должны искупить вину, никто не должен быть вне их «закона»…
        Видимо, мое лицо в этот момент выразило отвращение к чинимым британцами жестокостям, и Александр Васильевич не стал со мной больше спорить. Впрочем, он снова попытался меня уговорить, заявив, что помочь борцам за свободу Ирландии можно и с помощью моих картин, которые я смогу нарисовать по рассказам самих ирландцев.
        - Василий Васильевич,  - сказал он мне,  - вы ведь художник милостью Божьей, вы  - гордость России. Мы не можем позволить, чтобы вы рисковали жизнью…
        Я опять не выдержал и довольно резко заявил уважаемому мной Александру Васильевичу, что трусом я никогда не был и за чужие спины не прятался, о чем свидетельствует орден Святого Великомученика Георгия 4-й степени, полученный мною в Туркестане. И отнюдь не за картины, которые я там нарисовал.
        - Поймите меня правильно,  - сказал я Тамбовцеву.  - Выполнить цель, которой я задался, а именно: дать обществу картины настоящей, неподдельной войны, нельзя, глядя на сражение в бинокль из прекрасного далёка. Нужно самому все прочувствовать и проделать  - участвовать в атаках, штурмах, победах, поражениях, испытать голод, холод, болезни, раны… Нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом  - иначе картины мои будут «не то».
        Видимо, эти последние мои доводы подействовали на Александра Васильевича, и он на следующий день устроил мне аудиенцию с адмиралом Ларионовым. Виктор Сергеевич попытался было повторить мне то же самое, что уже говорил Александр Васильевич. Но потом он лишь махнул рукой и разрешил мне вместе с другими волонтерами отправиться на остров Корву на борту учебного корабля «Перекоп», туда, где готовились к сражениям с британцами ирландские патриоты и все пожелавшие примкнуть к ним в святом деле завоевания свободы.
        Там, на острове, меня и представили будущему королю Ирландии. Им оказался капитан-лейтенант флота Югороссии Виктор Брюсов. Мне объяснили, что он является потомком последнего короля Ирландии Эдуарда Брюса, погибшего в 1318 году в бою с британцами. Так ли это на самом деле было или нет  - сейчас трудно сказать. Но главное заключалось в том, что в это верили ирландцы, готовые идти не жалея жизни в бой за свою родину под знаменем вновь обретенного короля.
        Впрочем, Виктор Брюсов вел себя совсем не по-королевски, личным примером показывая, как надо сражаться с ненавистным врагом. Этим он мне чем-то напоминал нашего императора Петра Великого, который сам махал топором на верфях в Саардаме и сам водил в атаку полки под Полтавой. Мне захотелось, чтобы Виктор Брюсов победил, изгнал британцев и получил корону на священном для всех ирландцев холме Тара в графстве Мит, где когда-то короновались все короли Ирландии.
        А пока я с этюдником бродил по острову, превращенному в огромный военный лагерь. Я наблюдал за обучением «королевских стрелков» и волонтеров. Какие у них у всех светлые, одухотворенные лица. Я сделал несколько набросков и этюдов, про себя решив, что позднее я напишу цикл картин, рассказывающих о том, как Ирландия стала свободной.
        Кстати, в лагере я встретил своего старого знакомого  - Андрея Желябова. Он тоже не смог усидеть в Константинополе, добился разрешения у Александра Васильевича Тамбовцева и отправился добровольцем сражаться с британцами в Ирландии. Кроме того, он сопровождал свою супругу Жанну Владиленовну. Она была медиком и прибыла на Корву вместе с полевым госпиталем югороссов, который тоже отправится в Ирландию, чтобы оказывать помощь раненым и больным.
        По некоторым моим наблюдениям и услышанным краем уха фразам я понял, что подготовка к экспедиции идет полным ходом. На транспорте «Колхида» на Корву привезли ящики, в которых оказалось оружие  - винтовки, патроны, гранаты. Много было и скорострельных картечниц Гатлинга-Горлова, которые я видел в деле во время сражений в Болгарии.
        В числе доставленных на Корву грузов было и новое обмундирование, которое выдали ирландцам и иностранным волонтерам. Надев его, разношерстное войско будущего короля Ирландии преобразилось. Теперь оно стало похоже на настоящую армию.
        Сам же Виктор Брюсов при встрече со мной сообщил, что только сейчас начнется настоящая учеба, после которой можно будет готовиться к экспедиции в Ирландию. Я попросил его попозировать мне для того, чтобы я смог нарисовать парадный портрет будущего монарха. Такие, как он, рождаются раз в столетие, а может, и реже. А потому люди должны знать их всех в лицо…

        7 ДЕКАБРЯ (25 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА, РАННИЙ ВЕЧЕР. ДОМ СЕНАТОРА ХОАРА, ДЖОРДЖТАУН
        Колин Макнил, дворецкий сенатора
        Барабанный стук в парадную дверь и громкий крик:
        - Открывай! Открывай немедленно, шотландская морда!
        Колин Макнил сразу узнал голос кричавшего  - это был сенатор Джон Паттерсон. Дворецкий усмехнулся про себя и открыл дверь с самым невозмутимым видом.
        От сенатора разило застарелым потом и перегаром, а на лице было выражение крайнего раздражения, что было странно  - обычно Паттерсон умел контролировать свои эмоции. Впрочем, Макнил мог себе представить, почему именно сей слуга народа пребывал в таком состоянии.
        - Простите меня, сенатор, но сенатор Хоар изволит еще почивать,  - ответил Колин.
        - А мне наплевать,  - Паттерсон дохнул на Колина ядреным перегаром,  - почивает он или нет, тем более что нормальные люди еще не ложатся спать. Мне необходимо немедленно с ним переговорить.
        - Хорошо, сэр,  - ответил Колин,  - проходите в кабинет сенатора. Я попытаюсь его разбудить.
        На самом же деле сенатор Хоар в данный момент не спал, а резвился в постели с Лукрецией Элизабет Паттерсон, супругой некстати припершегося гостя. Хоть Паттерсон и предпочитал мужчин, но об этом было известно немногим. А для того, чтобы сохранить приличия, у него была жена, с которой он спал не чаще двух-трех раз в год, и которая родила ему троих детей. По крайней мере, двое старших и в самом деле были его детьми. А вот где-то между вторым и третьим ребенком Лукреция начала тайно встречаться с Хоаром, и ее последний сын  - Сайлас  - скорее всего был сыном Хоара, а не Паттерсона. Вопрос сей, конечно, был спорным  - ведь у нее были и другие любовники. Впрочем, и сам Хоар был еще тем самцом и не отличался верностью ни жене, ни любовницам.
        Дворецкий тихо прошел в другое крыло дома, осторожно прикрыв за собой массивные дубовые двери, чтобы Паттерсон, не дай бог, не услышал приглушенных звуков, доносившихся из спальни хозяина. Колин Макнил стукнул в дверь  - два раза, потом один раз, потом снова два раза  - и вышел в небольшую комнату, служившую раздевалкой.
        Через пять минут, запахивая на ходу халат, в нее ворвался сенатор Хоар.
        - Колин, что такое?! Ты же прекрасно знаешь, где я и с кем…  - недовольно проворчал он.
        - Сенатор, к вам пришел гость,  - тихо ответил Колин,  - Джон Паттерсон.
        - Что?!  - удивился Хоар.  - Откуда этому ублюдку стало известно, что Лукреция у меня?
        - Похоже, он об этом не знает,  - покачал головой Колин,  - он пришел по какой-то другой причине. По какой именно, он мне не сказал. Но осмелюсь заметить, сэр, он в очень плохом расположении духа.
        - Ладно, Колин,  - отмахнулся сенатор.  - Подай мне вон ту рубашку и вон тот костюм. Эх, пропади этот Паттерсон пропадом… Впрочем, сходи пока в спальню и скажи Лукреции, чтобы она не вздумала сделать оттуда ни шага. А то вдруг этот содомит ее увидит…
        - С вашего позволения, сенатор,  - почтительно сказал Колин,  - лучше было бы, если бы я вывел ее на улицу через заднюю дверь. Ведь если Паттерсон, вернувшись, не обнаружит ее дома…
        - Да, ты, наверное, прав,  - немного подумав, кивнул головой Хоар.  - Мы с Лукрецией так и рассчитывали  - она сегодня ушла в театр Форда и ускользнула во время первого перерыва. Ладно, помоги ей одеться и отправь ее домой. Потом приходи послушать, ну, как обычно.
        - Будет сделано, сенатор,  - ответил дворецкий.
        Колин еще раз постучал в дверь спальни и, услышав: «войдите!», переступил порог спальни.
        Лукреция уже надела нижнее белье, а вот с корсетом Макнилу пришлось ей помочь. Впрочем, это было не впервой  - Хоар всегда поручал это делать именно Колину, не доверяя служанкам  - те сразу сообщат об этом жене, и что тогда? А для большинства его посетительниц Макнил был не более чем частью интерьера, так что они не особенно-то его и смущались. Впрочем, две или три бросали на него недвусмысленные взгляды, конечно, если к тому времени Хоар уже куда-нибудь отъезжал после постельных баталий. Но Колин, как настоящий дворецкий, всегда делал вид, что не замечает их похотливых взглядов.
        В отличие от прочих посетительниц, Лукреция оделась с его помощью за пять минут, а еще через пять минут он посадил ее в экипаж, дежуривший на улице с другой стороны дома. А когда он вернулся в дом, разговор сенаторов был в самом разгаре.
        - Хоар, ты только представь себе,  - с надрывом вещал Паттерсон,  - этот идиот Пинкертон сначала написал мне, мол, Сеспедес в Гуантанамо, будем его брать в этот же вечер. А потом  - новая телеграмма: мол, оказалось, что Сеспедес уехал в Ольгин. И с тех пор ни от Пинкертона, ни от его людей ни слуху ни духу. Я вызывал к себе людишек из его агентства  - те телеграфировали кубинской полиции в этом забытом Богом Гуантанамо. Мне ответили, что, мол, Пинкертона и его людей в городе больше нет, но их вещи в гостинице. Не иначе они куда-то уехали. Да, и еще  - какой-то гринго купил пятнадцать билетов на поезд в Ольгин через Сантьяго. Мы проверили бланки телеграмм  - все они, и последняя в том числе, написаны одним и тем же почерком. Бланки послали в их агентство курьером, и их проверят еще раз. Но скажу тебе сразу  - это Пинкертон, это его стиль. Да, действительно, никто Сеспедеса в городе в последние несколько дней не видел. А в его особняке полицейским заявили, что он уехал в Ольгин по делам и неизвестно, когда вернется обратно.
        - Паттерсон,  - задумчиво сказал Хоар,  - а ты не допускаешь, что Пинкертон со своими людьми и вправду уехал в этот самый Ольгин?
        - Нет,  - покачал головой Паттерсон,  - иначе Пинкертон мне бы уже телеграфировал.
        - А что говорят в его агентстве?  - поинтересовался Хоар.
        - Там говорят, что, мол, у них нет людей, чтобы послать их на Кубу,  - ответил Паттерсон,  - дескать, все заняты. И чтобы я особо не переживал  - все же пятнадцать человек  - это не иголка в стогу сена. Но знаешь, Хоар, тогда на острове Салливан точно так же пропали все заключенные. Будто в воду канули. И мне все это очень не нравится. У меня складывается впечатление, что и тех, и этих уже нет больше в живых. И вот что еще. Оказалось, что этот Сеспедес работает на югороссов, а его дочь недавно вышла замуж за какого-то их майоришку. Боюсь, что в этом деле замешаны именно они.
        - Югороссы?  - переспросил Хоар.  - Ну, если так, Паттерсон, то нам с тобой стоит держаться от них подальше. Потому как, с кем, с кем, а с ними шутки плохи. Посмотри  - что они сделали с англичанами, да и вообще со всей Европой. Ведь сколько раз я тебе говорил  - сиди тихо и не привлекай к себе лишнего внимания. Тем более югороссов, которые имеют привычку сначала убивать наповал, а потом уже смотреть  - кого они прихлопнули. По моим данным, эти лихие парни развернули на Кубе большой бизнес и будут очень недовольны, если им начнут мешать. И молись, чтобы Пинкертон и в самом деле был мертв. Этот мерзавец знает так много, что попади он живьем в руки югороссов, нам не избежать больших проблем.
        Паттерсон обескураженно кивнул.
        - И вот еще что,  - продолжил Хоар,  - у меня есть одно агентство на примете, которое иногда работает с Кубой. Когда все немного успокоится, я попрошу их посмотреть, что там и как. Но больше никакой самодеятельности, Паттерсон. Я не позволю, чтобы из-за твоих шкурных интересов подвергся риску провала весь наш проект. Ты меня понял?
        - Да, ты прав,  - тяжело вздохнул Паттерсон.  - Ну ладно, я пойду, а то супруга должна вот-вот вернуться из театра. Не то чтобы мне так уж хотелось увидеть ее накрашенную рожу  - нет. Мне просто очень не хочется, чтобы она знала, где я только что был  - а то разболтает об этом всем своим подружкам…
        Когда Паттерсон вышел, Колин был опять у дверей с самым невозмутимым видом. Он с полупоклоном подал сенатору его пальто, шляпу и трость, и когда дверь за непрошеным визитером захлопнулась, он уже успел составить в уме текст сообщения для резидента югоросской разведки.

        9 ДЕКАБРЯ (27 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА, УТРО. БЕНДЕР-АББАС, РУССКАЯ ЭСКАДРА ИНДИЙСКОГО ОКЕАНА
        Командующий эскадрой контр-адмирал Иван Иванович Бутаков
        В Ормуздский пролив эскадра вошла около полуночи. Не рискнув идти к незнакомому берегу в темноте, адмирал Бутаков приказал стать на якорь. Путь русских кораблей к этим далеким берегам оказался нелегким и полным приключений. Взять хотя бы пыльную бурю, накрывшую эскадру в Баб-эль-Мандебском проливе. Потеряли они тогда ничуть не меньше недели, ожидая, когда закончится неистовство природы и разбросанные штормом корабли вновь соберутся вместе.
        Адмирал Бутаков знал, что, по предположениям некоторых историков из будущего, в свое время в этом же месте из-за такой же ужасной пыльной бури сбился с курса и бесследно пропал флот Александра Македонского, возглавляемый его сподвижником Неархом, собиравшимся обогнуть Аравию. Что с ними стало  - бог весть, вышли в море и канули в безвестность. Океан могуч и суров и не любит оставлять в живых свидетелей своей ярости.
        Потом был заход в Аден, в котором русская эскадра ликвидировала британский форпост и пополнила запасы топлива со складов местной угольной станции. Далее была недельная якорная стоянка на Сокотре, считавшейся когда-то логовом арабских пиратов. Страха русские корабли на местных морских разбойников нагнали изрядного. Пока «Богатырь», «Аскольд», «Крейсер», «Джигит» и «Сметливый» гонялись за пиратами, попутно обследуя окружающие острова воды, высадившиеся на земную твердь группы, сформированные из команд фрегатов «Генерал-адмирал», «Герцог Эдинбургский» и «Светлана», проводили топографическую съемку островов архипелага. Ведь экспедиция имела не только военные, но и научные задачи. В то же время на кораблях пополнили запасы продовольствия и пресной воды.
        Потом был неспешный переход вдоль южного побережья Аравии к Оманскому заливу. И вот, наконец, русская эскадра прибыла к месту назначения.
        Бендер-Аббас открылся перед русскими моряками ранним утром, с первыми лучами восходящего солнца. Узкий, вытянутый вдоль выжженного беспощадным солнцем побережья городок, зажатый между морем и возвышающимися на заднем плане горами. Острые шпили минаретов, редкая зелень садов, низенькие беленые глинобитные дома. А над всем этим прозрачное бледно-голубое небо, подернутое высокими редкими перистыми облаками. И корабли, корабли, корабли. Тут и многочисленные местные фелюки, тут и европейские пароходы, а также парусники под флагами Франции, Голландии, Испании, Португалии и даже Британии. Как-никак, Бендер-Аббас издавна считался южными воротами Персии и ключом к Персидскому заливу.
        История этих мест такова…
        На голом островке Ормуз (правильнее Хормуз) в Персидском заливе, напротив персидского же порта Гомбруна, находилась знаменитая гавань, служившая в начале XIV века складским и перевалочным пунктом транзитной караванно-морской торговли Персии с Индией, Китаем, Аравией и странами Европы.
        Еще в 1507 году португальцы, открывшие незадолго до того морской путь в Индию вокруг Африки, завладели Ормузом и отклонили требование шаха Измаила I об уплате ему дани. Но затем они потеряли остров. В 1515 году адмирал Альфонсо д’Альбукерке, известный мореплаватель и вице-король португальских владений в Индии, вновь завладел Ормузом, истребил здесь всех сторонников кызылбашей вместе с раисом, но оставил местного владетеля Тураншаха на правах вассала-данника Португалии. Португальцы сильно укрепили Ормуз, поместили в нем свой гарнизон, а также завели инквизицию. В течение XVI века в Ормузе сложилась большая португальская торговая фактория, отчего он еще больше разбогател.
        Ормузский порт был важен для персидских правителей в связи с вопросом вывоза персидского же шелка в Европу  - торговля, являвшаяся монополией шахской казны. Шахи были крайне заинтересованы в том, чтобы шелк вывозился в Европу не караванным путем через враждебную Ирану Турцию, взимавшую высокие пошлины, а морским путем через Ормуз вокруг Африки. Доставка шелка по этому пути стоила дешевле, нежели через Турцию или по Волго-Каспийскому пути, и дала бы властителям Персии более высокую прибыль.
        Переговоры шаха Аббаса I о вывозе шелка через Ормуз с Филиппом III, королем Испании и Португалии, при посредстве Роберта Шерли, не дали благоприятных результатов. В то же время с португальцами стали успешно соперничать другие колонизаторы  - англичане.
        В 1600 году была основана английская купеческая корпорация  - Ост-Индская компания. Она всеми силами стремилась вытеснить португальцев из их колоний в Индии. Интересы шахского правительства в то время отчасти совпадали с интересами английской Ост-Индской компании. Дело было в том, что покупка иранского шелка непосредственно в Персии обходилась английским купцам вдвое дешевле покупки того же персидского шелка в сирийском городе Алеппо, главном шелковом рынке Турции.
        Уже в 1614 году шах издал фирман, благоприятный для торговых судов Ост-Индской компании. А в дальнейшем на базе взаимных интересов позиции персидских властей и английских купцов сближались все больше и больше. Дело дошло и до военного союза.
        Хотя испано-португальское посольство, прибывшее в Персию 1618 году, было принято шахом Аббасом I вполне благосклонно, но оно не сумело добиться от иранских властей никаких гарантий безопасности для Ормуза. Затем, в 1620 году военные суда Ост-Индской английской компании одержали победу над португальским флотом в Оманском заливе у города Джаска, а в 1623 году Ост-Индская компания предоставила свой флот шаху Аббасу для завоевания Ормуза. Шахским войском, перевезенным к Ормузу на английских судах, командовал Имам-кули-хан, сын Аллах-верди-хана, правитель Фарса. Совместными усилиями персидских войск и англичан Ормуз был взят штурмом, а португальцы изгнаны прочь.
        Не располагая флотом для защиты острова Ормуз, шах Аббас I повелел разрушить его укрепления, а главный торговый порт перенес на материк, в Гомбрун, переименованный им в Бендер-Аббас, что в дословном переводе означало «гавань Аббаса». Английские союзники шаха были вознаграждены привилегиями, в частности правом беспошлинной торговли, правом на получение доли из доходов таможни в Бендер-Аббасе, а также разрешением основать там английскую торговую факторию.
        Но вскоре там же появилась и голландская торговая фактория, получившая от шаха такие же привилегии и соперничавшая с английской факторией. Так умный и властный восточный правитель в очередной раз оставил с носом просвещенных мореплавателей, рассчитывавших получить право монопольной торговли с Персией.
        В дальнейшем, успешно лавируя между голландцами, англичанами и подключившимися позже французами, персидские правители добились того, что их страна сохранила свою независимость, не подпав под влияние ни одной из европейских держав. Шли года и века, и через Бендер-Аббас текли транзитные потоки товаров из Индии в Европу и обратно.
        С открытием Суэцкого канала порт Бендер-Аббаса отнюдь не утратил своего ключевого значения, несмотря на значительное сокращение транзитной торговли, превратившись в важнейший пункт морской торговли Персии с Европой.
        И вот теперь над этими водами реял Андреевский флаги русских кораблей. И для древнего персидского города начиналась новая эра.
        Адмирал Бутаков знал, что очень важную роль Бендер-Аббас играл и в планах российского императора Александра III по продвижению русского влияния в южном направлении. Здесь должен был появиться пункт базирования военных кораблей, крупный торговый порт, а также железная дорога, которая должна была связать Бендер-Аббас с Тегераном и каспийским портом Решт, что должно было позволить русской торговле выйти на совершенно новый уровень. Именно отсюда русский флот должен был контролировать Персидский залив и западную часть Индийского океана, вытесняя из них ослабевших англичан. Как говорили старики римляне: Vae victis!  - Горе побежденным!

        11 ДЕКАБРЯ (29 НОЯБРЯ) 1877 ГОДА. АНГЛИЯ, ЛОНДОН.
        Сэмюэль Клеменс, писатель и журналист
        Когда-то я писал, что самой холодной зимой, которую я когда-либо пережил, было лето в Сан-Франциско. По крайней мере, так было до недавнего времени. Но вот теперь, здесь, в Лондоне, я понял  - как же я тогда ошибался.
        Если в Сан-Франциско было холодно и промозгло, то здесь было в два раза холоднее и в три раза промозглее, если такое только возможно. А еще смог, от которого солнце, когда оно появлялось на небе, превращалось в какое-то подобие луны, еле видимое сквозь желтый туман, который местные почему-то считают воздухом.
        Снега, который радовал мой глаз в Германии, здесь не было  - все вокруг было грязным и унылым. Заколоченные окна лавок колониальных товаров напоминали о морской блокаде, которой подвергалась Британия. Это был просто какой-то Антимир, по которому медленно слонялись такие же грязные и унылые тени, считающие себя людьми. Да, не зря наши предки отделились от этой страны, совсем не зря…
        Но обо всем по порядку. Когда-то, наверное, еще в прошлой жизни, после нескольких дней, проведенных в Эдеме, казавшихся мне тогда вечностью, пришло время покидать Константинополь. За последние несколько дней, проведенных мною в этом городе, я три раза встречался с читателями моих книг: во дворце Долмабахче, в только что открытом Константинопольском университете и в том самом книжном магазине, где я по приезде в этот замечательный город увидел свой портрет. Никогда еще ко мне на такие встречи не приходило столько читателей, а денег, полученных мною за проданные книги, хватило, чтобы купить множество подарков для жены и детей.
        Но вот и последний обед в Долмабахче, когда мне пришлось попрощаться с канцлером Тамбовцевым и адмиралом Ларионовым, который, как и в первый раз, опять составил нам компанию. Когда я спросил, чем же я смогу отплатить им за столь горячее гостеприимство, Тамбовцев с улыбкой сказал мне лишь одно:
        - Сэм, пишите все, как оно есть, только и всего. Если вам что-нибудь не понравилось, пишите и про это. Главное  - чтобы все было честно,  - но вы по-другому и не умеете. А если передумаете насчет моего предложения, то вы знаете, как со мной можно связаться.
        При расставании меня одарили просто по-царски. Самым ценным подарком были наручные часы с изображением русского корабля на циферблате, такие, про какие я раньше только слышал, но пока ни разу не видел. Кроме того, я получил еще один ящик замечательного крымского вина, шубу из русского соболя для моей Оливии, игрушки для детей. И еще много всякой разной мелочи.
        И я понял, что делается это не для того, чтобы вызвать у меня какое-то благоприятное впечатление, а потому, что русские такие, что иными и быть не могут  - если ты становишься их другом, то для них сделать тебе подарок  - всегда в радость.
        И вот поезд пошел на запад, пропали купола и минареты Константинополя, и по сторонам поплыли зимние поля Фракии. У Адрианополя наш «Восточный экспресс» пересек болгарскую границу, и я пообещал себе, что обязательно вернусь в эту страну-сказку  - Югороссию.
        Потом были города Европы, расстилавшейся передо мной подобно сказочному ковру. София, Белград, Вена, Мюнхен, Штутгарт, Саарбрюккен, Мец… Немецкие земли мало изменились с моего прошлого визита  - все те же пряничные домики, дворцы и замки, баварские горы и швабские холмы, поросшие виноградом… Я бы с удовольствием провел день-другой в Гейдельберге или Мюнхене. Но, увы, так как я уже не успевал домой на Рождество, я решил провести его в Лондоне  - городе, в котором мечтает побывать каждый образованный американец. Тем более что немецкие земли после Югороссии уже не выглядели средоточием прогресса. Боюсь, что и у себя дома мне тоже все покажется столь отсталым после чудес Константинополя…
        Париж оказался намного беднее и намного смешнее в своей напыщенности, чем я его помнил с момента моего первого посещения. Да и народ здесь был намного менее приятным, чем в Вюртемберге или Баварии. Если там все мило улыбались, когда я пытался объясниться по-немецки, а некоторые даже переходили на ломаный английский, то во Франции плохое знание местного языка делало тебя предметом насмешек и причиной для унижения.
        А прусская война и революция семидесятого года, которые похоронили Вторую империю и стоили новому Наполеончику его трона, полностью истощили государственную казну и дополнительно озлобили парижан, не забывших ни прусские бомбардировки города, ни кошмары Парижской коммуны, ни расправы, учиненные победившими версальцами.
        Потом были Кале, Дувр и, наконец, Лондон. Я поселился в Brown’s Hotel, самой старой и самой фешенебельной гостинице Лондона. По крайней мере, именно так значилось в моем путеводителе. Здание было и вправду фешенебельным  - тяжелый, истинно британский фасад, простиравшийся в обе стороны на сотни футов. При этом и левое, и правое крыло терялись в смоге. Огромный холл был похож на нью-йоркский Большой центральный вокзал. Мрачные номера, много бархата, кровать с балдахином… И собачий холод  - топили здесь мало и плохо.
        Когда я пожаловался на это, мне предложили сделать горячую ванну, присовокупив, что она стоит столько-то шиллингов или там пенсов. Да, я немного отогрелся, но когда вода стала остывать и я попытался выбраться из ванны, то понял, что прямо сейчас умру от переохлаждения. Кое-как сумев набросить на себя махровый халат, я доковылял до своего номера, где залез под одеяло и попытался заснуть.
        На следующее утро я решил прогуляться по городу  - вдруг там будет теплее, чем в самой гостинице? Вооружившись картой города, купленной в гостинице, я решил первым делом заглянуть в находящееся поблизости американское посольство  - и очень быстро заблудился. Смог между тем становился все плотнее и все зеленее, так что скоро стала практически не видна и другая сторона улицы. Я решил вернуться в гостиницу и пошел в ту сторону, откуда я, как мне показалось, пришел.
        И тут я увидел четверку лондонских аборигенов. Один из них был одет как денди  - модный макинтош, котелок, трость, сигара в уголке губ, разве что нос немного кривой… А вот другие трое как будто сошли со страниц Диккенса  - мне вспомнился Билл Сайкс из «Оливера Твиста». Только здесь таких было трое. И пялились они на меня далеко не дружелюбно.
        Денди подошел ко мне и сказал:
        - Любезный, мы  - люди, которым невыносимо смотреть на страдания ближнего. И потому мы хотели бы вам помочь. Ваше пальто, ваша шляпа, ваш кошелек  - все это, без сомнений, невыносимо тяжелые предметы, не так ли? Так что позвольте нам вам помочь и сделать ваш дальнейший путь более легким.
        Тем временем «Сайксы» обступили меня, и мне ничего не оставалось, как достать из нагрудного кармана свой бумажник. Денди взял его и, пока я снимал пальто, начал его потрошить. И тут он увидел мой паспорт.
        - Сэмюэль Клеменс?!  - удивленно воскликнул он.  - Марк Твен?! То-то я подумал, что где-то уже видел ваш портрет. Мистер Клеменс, прошу у вас прощения. Вот ваше портмоне, в полной целости и сохранности. Эй, вы! Этот человек  - один из самых великих писателей современности  - может быть, всего лишь на две или три ступеньки пониже Диккенса.
        Громилы стали смотреть на меня гораздо дружелюбнее и один из них произнес:
        - Мистер Клеменс, «Том Сойер»  - моя самая любимая книга. Простите нас, сэр, мы же не знали, что это вы.
        «Ну, вот еще,  - подумал я,  - еще одна встреча с читателями. Это первые, кто после Югороссии узнал меня».
        - Позвольте представиться,  - сказал денди, приподнимая котелок,  - Джонас О'Нил, из города Корк в Ирландии. Выпускник университета Тринити в Дублине. Потом работал здесь, в Лондоне. Недавно в моей конторе поменялось начальство, и меня уволили без выходного пособия только за то, что я ирландец. А этих ребяток я знал еще по моей прошлой работе  - тогда мы были, скажем так, по разные стороны баррикад. Тем более что другой работы мне найти не удалось  - ну не любят тут ирландцев. А возвращаться домой в Ирландию без работы и без средств к существованию мне очень не хотелось…
        - Очень приятно, мистер О'Нил,  - ответил я.  - А не могли ли бы вы показать мне, как пройти к «Браунс Хотел»?
        - Мистер Клеменс,  - сказал он,  - давайте-ка я вас сам и отведу. Ребятам лучше туда не ходить  - там они слишком уж будут выделяться.
        Когда мы дошли до отеля, я пригласил О'Нила пообедать со мной во французском ресторане при гостинице. И после того, как я рассказал ему о своих планах, он покачал головой и сказал:
        - Мистер Клеменс, поезжайте-ка вы лучше в Ирландию, например, в мой Корк. Сам город намного приятнее, чем Лондон, а вокруг там замки, древние монастыри и прекрасные береговые ландшафты. Доедете до Ливерпуля на поезде, а оттуда в Дублин идут корабли. Посмотрите Дублин и окрестности  - и на поезде в Корк. Уверяю вас  - там вам будет намного приятнее. К тому же мы, ирландцы, не такие жадные, как эти крохоборы-британцы  - с отоплением там у вас все будет в порядке. А пока вы в Лондоне, лучше закажите себе извозчика на весь день  - он вам и все покажет, и вы будете в полной безопасности. Если хотите, я вам пришлю одного знакомого  - он Лондон знает как свои пять пальцев. А с вами он будет честен  - уж я об этом позабочусь. Да и сам я с удовольствием послужу вашим гидом, скажем, послезавтра, если вы позволите. А пока давайте я вас доведу до вашего посольства  - оно и правда недалеко. Да и со мной вас уж точно никто не тронет. А через час туда за вами приедет мой извозчик  - он узнает вас в лицо, он тоже читал ваши книги…

        13 (1) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. АНГЛИЯ, ОКСФОРД.
        Сэмюэль Клеменс, писатель и журналист
        Уезжая из Лондона, я подумал, что тот очень похож на их королеву Викторию  - когда-то красивая, а ныне гниющая старая дама, потихоньку теряющая остатки рассудка. При всех красотах Тауэра, если, конечно, не вспоминать об его жутком прошлом, либо собора Святого Павла, и при всех его театрах и музеях, я не могу себе представить жизни под этой пеленой, под которой диск солнца, просвечивающий сквозь зелень смога, является редким гостем. Тем более что в посольстве мне сразу порекомендовали как можно скорее покинуть город, присовокупив, что теперь в нем стало весьма и весьма небезопасно.
        А на мой вопрос о возможной встрече с читателями мне было с горькой усмешкой сказано:
        - Мистер Клеменс, эти снобы англичане уверены, что их литература  - это нечто недостижимое. Ну, а где-то там, далеко внизу существует литература «колониальная», сиречь американская или австралийская. Да что там австралийская  - литература какого-нибудь африканского Золотого берега для них представляет собой примерно такой же интерес, как и наша. Хотя, наверное, год назад я бы все-таки смог организовать вам подобную встречу. Но с тех пор многое изменилось, и далеко не к лучшему.
        Когда я рассказал об этом Джонасу  - мы стали называть друг друга: Джонас и Сэм,  - тот мне ответил:
        - Сэм, я написал одному моему другу в Оксфорд, и он сообщил, что будет рад организовать вам встречу с читателями в Магдален-Колледж, являющемся частью Оксфордского университета. Более того, он предложил сделать это пятнадцатого декабря, после обеда. А оттуда вы уедете ночным поездом прямо в Ливерпуль, поскольку Оксфорд как раз находится на главной железнодорожной ветке из Лондона в Ливерпуль.
        При расставании мне вдруг захотелось хоть чем-нибудь помочь этому попавшему в трудную ситуацию доброму человеку, который уже сделал для меня так много хорошего. Как говорят русские  - долг красен платежом.
        - Послушайте, Джонас,  - осторожно сказал я,  - вы не задумывались о том, чтобы сменить ваш малопочтенный и опасный род занятий на что-нибудь более пристойное?
        Мистер О'Нил тут же сделал охотничью стойку, подобно фокстерьеру, почуявшему притаившуюся в норе лису.
        - У вас есть для меня какие-то предложения?  - спросил он.
        - Скорее предположения,  - ответил я.  - Скажите, вы не думали о том, чтобы уехать куда-нибудь подальше от этого проклятого места? Например, в Константинополь или в Америку на Дикий Запад? Ни там, ни там никто уж точно не будет смотреть на ваше ирландское происхождение. И вы, с вашими способностями и талантами, сможете сделать весьма впечатляющую карьеру.
        - Константинополь?  - задумчиво переспросил Джонас, будто пережевывая это слово и пробуя его на вкус.  - А почему, Сэм, вы заговорили о Константинополе?
        - Дело в том, друг мой,  - тихо ответил я ему,  - что я только что оттуда, и у меня есть там кое-какие знакомства, с помощью которых вы могли бы занять достойное место в жизни. Я всего лишь писатель и журналист, но если вы согласитесь, то я напишу вам рекомендательное письмо.
        - Это весьма интересное предложение,  - задумчиво сказал мой собеседник и спросил:  - А к кому я должен буду там обратиться?
        - К канцлеру Югороссии сэру Алексу Тамбовцеву,  - ответил я,  - ну а уже он решит  - где лучше применить все ваши способности и таланты. Константинополь  - это новый центр мира, и вам обязательно найдется там место, которое вы заслуживаете.
        Мой собеседник какое-то время молча разглядывал меня, словно увидел в первый раз.
        - Да, Сэм,  - наконец сказал он,  - похоже, что вы действительно высоко летаете. Пишите ваше письмо, и можете считать, что я уже согласился.
        И вот, наконец, все лондонские дела остались позади. Сегодня утром извозчик доставил меня до вокзала на Ливерпуль-стрит, где я и сел на вполне комфортабельный по американским меркам поезд, который и умчал меня в Оксфорд. У западной границы Лондона смог вдруг расступился, и засияло солнце на синем-синем небе. Я посчитал это хорошей приметой. А в Оксфорде на вокзале меня встретил высокий человек, весьма экстравагантно одетый в разноцветные одежды.
        - Мистер Клеменс?  - вежливо осведомился он.  - Меня зовут Оскар Уайлд. Мой друг Джонас написал мне о вашем прибытии. В Магдален-Колледже уже ждут вас на обед. А потом вы встретитесь со своими почитателями, не только из Магдален, но и из других оксфордских колледжей.
        - А откуда вы знаете Джонаса?  - поинтересовался я.
        - Он вам разве ничего не рассказал?  - переспросил мистер Уайлд.  - Ну, прежде, когда учился в Тринити, я в некоторой мере был боксером и имел честь лично своротить нос этому достопочтенному джентльмену. Так мы и подружились с ним. Кстати, я вам дам рекомендательные письма к моим знакомым в Дублине. Знаете ли, мы, ирландцы, намного более читающий народ, чем эти англичане. И смею вас заверить, что с вас там будут пылинки сдувать. Да, Ирландия  - прекрасная, сказочная страна… И я это говорю не только потому, что она  - моя родина.
        - А зачем вы тогда приехали в Англию?  - спросил я.
        Мистер Уайлд усмехнулся:
        - Скажите, а где я еще найду столь большое количество забавных типажей для моих сочинений? Знаете, я в некоторой мере тоже писатель, хотя, конечно, не вашего уровня. Мистер Клеменс…
        - Сэм,  - поправил я его.
        - Тогда и вы зовите меня просто Оскар,  - кивнул он в ответ.  - Так вот, Сэм, должен сразу вас предупредить  - еда у нас в Оксфорде не лучше, чем в среднем по Англии. Да и вообще, чтобы хорошо есть в Англии, нужно завтракать три раза в день…
        Я не стал ему говорить, что мне и английские завтраки, с их недожаренным беконом, овсянкой и шпротами, тоже не особо нравятся. В готической столовой колледжа мне довелось сидеть вместе с ректором и профессорами. Хотя профессоров кормили намного лучше, чем Оскара и других студентов, насчет еды Оскар, увы, попал в точку. И только дорогой портвейн хоть немного помог мне прожевать и съесть жесткую и безвкусную говядину и разваренные до состояния каучука овощи.
        А вот последующая встреча со студентами оказалась довольно приятной. Моего впечатления не испортило даже то, что ректор, представляя меня, начал с того, что сказал: «…мы все знаем, что английская литература  - лучшая в мире, но и в других странах иногда бывают авторы, которых тоже иногда стоит почитать. Это такие, как наш гость мистер Марк Твен из наших бывших колоний». «Ну, точно,  - подумал я,  - надутый сноб».
        Во время встречи мне пришлось подписать около двух дюжин книг и ответить на все заданные мне вопросы, которые хотя бы частично имели отношение к написанным мной книгам.
        После той встречи с читателями Оскар и несколько его друзей отвели меня в местный паб и хорошенько напоили английским пивом. Должен сказать, что оно как раз оказалось намного лучше, чем то, что я про него слышал. И когда я спросил у Оскара, что именно он написал, тот только покраснел.
        - Вообще-то я пишу юмористические рассказы и зарисовки,  - смущенно сказал он.  - Но это так, малоинтересно. Давайте я вам лучше прочитаю поэму про Равенну, которую я написал этой весной в Италии.
        И он начал читать свою поэму. Да, подумал я, молодой человек не без таланта. Особенно запомнились последние строчки:
        Прощай! Прощай! Луна тебя хранит,
        Стремя часы полуночи  - в зенит
        И серебря покой в стране могил,
        Где Данте спит, где Байрон жить любил.

        Пригласив молодого человека погостить у меня в Коннектикуте  - тогда я даже не мог представить, что в ближайшем будущем я окажусь в совершенно другом месте,  - я отправился на вокзал, где, распрощавшись с Оскаром и его друзьями, расположился в относительно удобном купе первого класса английского ночного поезда. Завтра я уже буду в Ливерпуле, а послезавтра  - в Дублине.

        14 (2) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. ПЕТЕРБУРГ. РАЙОН НОВОЙ ДЕРЕВНИ. РОССИЙСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ИНСТИТУТ МИКРОБИОЛОГИИ
        Получив письмо Ильи Мечникова с приглашением приехать в Петербург и работать во вновь образованном Императорском институте микробиологии, переправленное в Страсбург с дипломатической почтой, Луи Пастер на некоторое время впал в мучительные раздумья. Вопрос стоял так  - ехать ли ему в этот далекий северный город, или выбросить письмо в мусорную корзину и навсегда забыть об этом странном предложении. Что может быть невероятнее, чем Институт микробиологии в стране, где, как ему рассказывали, живут северные варвары, да еще и учрежденный не на средства доброхотов и меценатов, а за счет государственной казны?
        Главной же причиной одолевших Луи Пастера колебаний, как ни странно, был заключенный недавно Русско-германский альянс, направленный против его любимой Франции. Да-да, великий французский ученый был страстным патриотом своей страны, но при этом не менее страстным германофобом. Пришедшую из Германии корреспонденцию он, не читая, бросал в камин. Причиной тому  - отгремевшая несколько лет назад Франко-прусская война, в которой империя Наполеона III потерпела сокрушительное поражение. Франция, до того претендовавшая на роль ведущей державы Европы, в одночасье скатилась в число второстепенных государств. Обида и унижение  - вот что чувствовали почти все французы после той войны, испытав позор поражения и тяжесть прусской оккупации. Луи Пастер испытывал такие же чувства, как и его сограждане.
        Он уже совсем было собрался бросить в камин это проклятое письмо, но вовремя остановился. Да-с, остановился, не поднялась рука! Уж больно любопытные и спорные на первый взгляд сведения тонкими намеками были изложены в том письме. Ученый в Луи Пастере все-таки победил патриота. Научное любопытство способно довести настоящего ученого не только до Петербурга, но и до Северного полюса или дна Мирового океана. Были уже в истории прецеденты, не без того.
        При этом Пастер понимал, что ехать ему в Россию придется, скорее всего, через территорию ненавистной ему Германии, ибо окольные морские пути из Гавра через Данию, или из Марселя через Константинополь, были более длинными и требовали значительно большего времени. А время было дорого, ибо отпуск без содержания, на который он мог рассчитывать в Страсбургском университете, был весьма краткосрочным. Принять же решение о том, соглашаться или нет на предложение своего русского коллеги, месье Пастер собрался уже на месте, в зависимости от того, какие условия будут ему предложены для его работы.
        Кроме всего прочего, Пастер догадывался и об источнике этих, просто фантастических сведений, о которых ему поведал месье Мечников. Кроме как из Константинополя подобной информации взяться было просто неоткуда. Югороссия  - государство, основанное на руинах Оттоманской империи таинственными пришельцами из неведомых далей, русскими по крови, но, несомненно, отличными от обычных русских, раз уж они решили не присоединяться к огромной империи, а остаться от нее независимыми. Чисто интуитивно Пастер понимал, что видимая часть того, что составляет основу могущества Югороссии, значительно уступает по своей значимости секретам, которые пока еще скрыты от глаз человечества. Уже расползлись по Европе слухи о том, что в своем госпитале югороссы творят настоящие чудеса, излечивая такие раны, лечить которые не взялся бы ни один дипломированный европейский врач. Очевидно, что именно под эти самые секреты русский император и выделил просто немыслимые деньги для создания пока единственного в мире Института микробиологии. И вот, его, Луи Пастера, почему-то тоже сочли пригодным для того, чтобы приобщить к неким,
пусть даже, может быть, и не только научным тайнам. Так что ехать надо было. И ехать не откладывая.
        Уладив все свои дела в Страсбургском университете и попрощавшись с женой, месье Пастер сел в поезд и уже через неделю вышел из вагона на перрон Николаевского вокзала российской столицы. Город Санкт-Петербург встретил французского гостя чисто русской рождественской экзотикой  - снежинками, медленно падающими с неба и укутывающими все вокруг в белые зимние одеяния. Такую картину во Франции можно увидеть только где-нибудь в глухой альпийской деревушке.
        Извозчик щелкнул кнутом, крикнул: «Но, залетные!», и пароконная упряжка помчала сани по заснеженному Невскому проспекту. По пути месье Пастер косился по сторонам, но ни бурых, ни тем паче белых медведей на улицах столицы России не заметил. Люди как люди, город как город, ничего особенного. Центр города  - так вообще куда чище и красивее того же Парижа или Страсбурга.
        Прямо с вокзала месье Пастер, даже не заезжая в гостиницу, прямиком отправился по изложенному в письме адресу  - на окраину Петербурга, где среди заснеженных деревьев и кустов виднелись корпуса Института микробиологии. Там и произошла его первая встреча с профессором Мечниковым. Русский коллега Пастеру сразу понравился, было видно, что они оба, как напишет позже Редьярд Киплинг, «одной крови».
        Начали господа ученые разговор с обязательных слов о дороге и о здоровье. Со здоровьем у Пастера, кстати, как раз было не очень. После перенесенного десять лет назад инсульта у него плохо действовала левая рука, и при ходьбе он слегка подволакивал левую ногу.
        - Вам, месье,  - сказал Мечников,  - даже если вы и не согласитесь у нас работать, нужно обязательнейшим образом съездить в Константинополь, показаться в тамошнем госпитале. Здоровье такого крупного ученого, как вы,  - это не просто ваша проблема, а достояние всего человечества.
        - Да что вы, месье Мечников,  - смущенно сказал Пастер,  - какое из меня достояние всего человечества?
        - Да, да, именно так  - достояние всего человечества,  - повторил Мечников.  - Вы уже вошли в историю, изобретя процесс, уже названный по вашему имени «пастеризацией». Я не говорю о том, сколь много вы еще хорошего сможете сделать, если ваше состояние хотя бы немного улучшится. Так что последуйте моему совету и съездите в Константинополь. Не пожалеете.
        - Да, месье Мечников,  - сменил тему Пастер,  - я хотел спросить вас о Константинополе… Разумеется, я туда обязательно съезжу. Но позвольте поинтересоваться  - сведения, изложенные в вашем письме ко мне, поступили к вам именно оттуда?
        Мечников, прищурившись, посмотрел на своего собеседника.
        - Вы догадливый, месье Пастер,  - покачав головой, сказал он.  - А если я скажу, что «да»  - это что-нибудь изменит?
        - Ничуть,  - ответил Пастер,  - но я хотел бы знать  - если эти господа такие умные, то для чего им понадобились наши с вами скромные познания?
        - Как вам объяснить, месье Пастер,  - задумчиво произнес Мечников,  - я, например, понимаю это так, что мы с вами ученые  - в смысле исследователи. А там, в Константинополе, в основном практикующие врачи, пусть и даже очень высокого класса. Теоретическую часть вопроса они, разумеется, знают, как знают и то, каким образом и против каких возбудителей необходимо применять тот или иной препарат. Наша же с вами задача  - усвоив опережающую наш век теорию, экспериментальным путем создать те технологии, которые необходимы для их массового внедрения в жизнь. Что вы, к примеру, скажете о лекарствах, способных побороть такие страшные и неизлечимые болезни, как чума, туберкулез, брюшной тиф или, к примеру, дизентерия?
        - Скажу, что это просто замечательно, месье Мечников,  - кивнул головой Пастер,  - кстати, именно об этом вы мне и писали. Вопрос только в том, каким образом этого можно добиться?
        - Я постараюсь вам все объяснить, господин Пастер,  - ответил Мечников,  - но для начала скажите мне, вы все же собираетесь принять мое приглашение работать в нашем институте или нет?
        - А что, это так важно?  - насторожился Пастер.
        - Для меня нет,  - ответил Мечников,  - но ведь и я тоже связан некими обещаниями не разглашать деталей наших работ перед посторонними людьми.
        - Ваш император собирается держать в тайне такие лекарства?  - с возмущением воскликнул Пастер.  - Но это же возмутительно и даже преступно.
        - Ничуть не собирается,  - ответил Мечников,  - лекарства будут продаваться всем желающим и по вполне умеренной цене. Чем больше мы будем производить, тем ниже будет цена. Институт микробиологии  - это не только исследования, но и их внедрение в практику, в том числе и по всему миру. Могу вас в этом уверить.
        - Ну, хорошо,  - сказал Пастер, немного успокоившись,  - можете считать, что я уже дал согласие. И что же дальше?
        - А дальше, месье Пастер,  - ответил Мечников,  - я предложу вам для начала заняться исследованием плесневых грибков из рода пенициллум. Вы ведь, кажется, несколько лет назад уже занимались вопросами грибкового брожения? Видите ли, все дело в том, что от сотворения мира плесневые грибы и бактерии являются, если так можно сказать, естественными врагами, конкурентами в деле потребления мертвой органики. И эту их вражду мы и будем использовать в борьбе с болезнями. Выделяемый грибками полезный агент нужно будет обнаружить, выделить, очистить, и установить его терапевтическую дозу для применения. Процесс, конечно, кропотливый, но очень важный и интересный. Если вам будет угодно, то пройдемте в лабораторию, я уже начал эксперименты по этой теме.
        - Пойдемте, месье Мечников,  - сказал Пастер,  - мне весьма любопытно посмотреть на то, чего вам уже удалось достичь.

        15 (3) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. САСШ. ВАШИНГТОН
        Подполковник СВР Николай Викторович Ильин
        Позавчера я прибыл в Балтимор на борту парохода «Эндрю Джексон». Конечно, быстрее было бы использовать один из наших кораблей, но мы решили, что незачем ради одного меня гонять «Перекоп» или «Смольный». Да и ни к чему преждевременно смущать неокрепшие умы северян видом наших кораблей.
        Ничего, вот когда начнется то, что неизбежно должно начаться, то они еще насмотрятся на корабли из будущего. А пока я из Гуантанамо отправился поездом в Гавану, оттуда  - на «Королеве Изабелле» в Чарльстон, где я совершил неофициальный визит на Кайаву. После чего отплыл из Чарльстона в Балтимор на этом самом «Эндрю Джексоне», названном в честь еще одной сволочи, на чьей совести депортация индейцев чероки и «Тропа слез», на которой погибло три четверти членов этого племени.
        При входе в гавань я успел полюбоваться фортом Мак-Генри, тем самым, героическая оборона которого вдохновила Френсиса Скотта Ки на написание «Звездно-полосатого знамени», которое в будущем станет гимном США. А потом в этом же самом форте, в холоде и голоде, внук Ки без всякого суда безвинно отсидел больше года только за то, что он рискнул критиковать политику Линкольна. Так сказать, еще одно подтверждение тезиса о том, что демократия есть диктатура демократов.
        В Балтиморе я решил не задерживаться, а выехал немедленно по железной дороге в Вашингтон, благо расстояние между ними всего лишь какие-то сорок километров. Конечно, комфорт был весьма относительным  - сиденья в первом классе были мягкими и покрыты бархатом, но удобными я бы их не назвал. А еще поезд немилосердно трясло всю дорогу, и в вагоне сильно воняло угольным дымом, несмотря на наглухо задраенные окна.
        Но, как бы то ни было, часа через два поезд прибыл на вашингтонский Балтиморско-потомакский вокзал, откуда извозчик довез меня до знаменитого отеля «Вормли». Вообще-то я не любитель дорогих гостиниц, но в данном случае, как говорится, положение обязывало. Все-таки я нахожусь здесь не как Коля Ильин, а как подполковник Николай Викторович Ильин, специальный посланник правительства Югороссии. Так что приходилось соответствовать.
        Впрочем, гостиница оказалась достаточно комфортабельной  - даже чересчур, потому что пуховая перина на кровати под балдахином была слишком мягкой для человека, который привык к походным условиям. Конечно, туалета в привычном для меня виде не наблюдалось  - вместо него была ниша, где располагался рукомойник и стоял ночной горшок с крышкой. Зато обед в гостиничном ресторане оказался весьма и весьма вкусным. Тут я не только впервые попробовал самый настоящий суп из черепахи, но также отдал должное и жаркому, и овощам, и крем-брюле, поданному на десерт. А коллекция портвейна привела даже такого его знатока, как ваш покорный слуга, в настоящий восторг.
        И сам Джеймс Вормли, хозяин гостиницы, который, как ни странно, оказался самым настоящим негром, заглянул ко мне, чтобы осведомиться о самочувствии дорогого гостя и заверить, что любые его, то есть мои, желания будут немедленно исполнены.
        Проведя ночь в гостинице, на следующее утром я первым делом наведался в российское посольство, которое в данный момент представляет также и Югороссию. Впрочем, «посольство» оказалось не более чем домом Николая Павловича Шишкина, посланника Российской империи в Вашингтоне. При этом часть дома была переделана в приемную посланника и использовалась в служебных целях. Как только я вошел, ко мне сразу же обратился некий молодой человек, говоривший по-русски с ярко выраженным немецким акцентом. Когда я представился, то он сразу побежал за Николаем Павловичем. Через пять минут в комнату вошел коренастый человек в партикулярном костюме и пенсне.
        - Николай Викторович, голубчик!  - радушно сказал он.  - Добро пожаловать в Вашингтон! А я, грешным делом, ожидал вас только вечером…
        - Мой пароход пришел в Балтимор на день быстрее, так что я прибыл в Вашингтон вчера днем. Пока я вселился в гостиницу, пока то, пока се… Ведь приемные часы у вас, как мне сообщили, с утра. Не хотел вам с супругой мешать.
        - Для вас, Николай Викторович,  - воскликнул Шишкин,  - мой дом всегда открыт, тем более что не удосужился я еще жениться, хотя, конечно же, уже давно пора это сделать… Сейчас мы с вами первым делом пообедаем, повар у меня даром что местный негр, страсть как хорошо готовит французские блюда. Да, если вы все же предпочитаете русскую кухню, то и ее он тоже знает довольно хорошо. Кстати, вы уже связались с Президентским особняком?
        - Еще вчера я послал им известие о своем прибытии,  - ответил я,  - и мне назначили встречу на завтра, в одиннадцать часов, после чего запланирован торжественный обед. А вас не пригласили? Ведь вы  - и наш представитель в этом городе.
        - Дорогой Николай Викторович,  - пожал плечами посол Российской империи,  - конечно, согласно дипломатическому протоколу, меня, разумеется, тоже должны были пригласить. Но, увы, никакого приглашения я не получил. Ну да шут с ними, с этими американцами, давайте пойдем ко мне и вместе отобедаем.
        Обед был и вправду хорош. На стол подали русскую тройную уху, пусть даже и из местной, американской рыбы: трески, морского окуня и американского осетра, и русские же расстегаи, а также утка a l’orange, немецкий хлеб, и салат с яйцом и кукурузой, и французские пирожные… После обеда мы с хозяином расположились в курительной комнате с рюмками привезенного мною крымского коньяка и с ароматными кубинскими сигарами в зубах, из коробки, купленной недавно в Гаване. Курить-то я бросил, но вот хорошей сигаре я до сих пор не могу сказать «нет».
        - Николай Павлович,  - наконец-то спросил я,  - вам в Госдепартаменте не передавали никаких бумаг для Югороссии?
        - Николай Викторович,  - ответил Шишкин,  - пока что мне передали лишь свидетельство о ратификации договора между Югороссией и САСШ. Текст этого договора так и не был мною получен, несмотря на многократные запросы и даже телеграммы от самого канцлера Тамбовцева. Вот оно, кстати,  - и он передал мне конверт.
        - Спасибо, Николай Павлович. Посмотрим, что будет завтра,  - сказал я и усмехнулся,  - и, кстати, я хотел бы оставить у вас вот это…
        С этими словами я передал ему рацию и зарядное устройство к ней, работающее на солнечных батареях, и добавил:
        - Чуть позже я покажу вам, как всем этим надо пользоваться, и вы практически в любой момент сможете связаться с нашими людьми, как при получении какой-либо новой информации, так и если вам что-либо понадобится, или в случае, если вам будет грозить опасность.
        На следующий день, одетый в парадную форму и при всех орденах, я поднял тяжелое дверное кольцо на дверях Президентского особняка  - того самого, который в моем будущем переименовали в Белый дом  - и с силой ударил по металлической пластине на двери. Дверь распахнулась, и в проеме появился черный дворецкий в ливрее, делающей его похожим на генерала.
        - Сэр, что вам угодно?  - спросил он.
        - Подполковник Ильин,  - ответил я,  - специальный посланник Югороссии.
        - Ах да, сэр, вас уже ожидают в Овальном кабинете,  - невозмутимо сказал дворецкий.  - Проходите, сэр, я вас провожу.
        Хейс оказался невысоким, седобородым человеком, а Эвертс мне напомнил Тартюфа из одноименной пьесы Мольера  - такой же святоша с умильным лицом. После рукопожатий и обмена любезностями, а также вручения мною верительных грамот из Константинополя Хейс откашлялся и начал:
        - Полковник, мы так рады, что вы нашли время посетить наше скромное обиталище. Воистину Североамериканские Соединенные Штаты и Югороссия  - великие державы, которые самой природой призваны быть партнерами.
        Ну, то, что я оказался «полковником», меня не удивило  - по-английски подполковник  - lieutenant colonel, или «лейтенант-полковник», и при обращении первое слово обычно опускается. Но у меня сложилось впечатление, что он говорит для большой аудитории  - а в кабинете были только мы трое. И, главное, за двадцать или более минут речи он так и не сказал ничего вразумительного. А мне приходилось стоять и внимательно слушать. Впрочем, каждому, кому хоть раз довелось побывать на комсомольском или партийном собрании, не привыкать к такого рода речам…
        Наконец-то красноречие сего великого мужа иссякло, и он завершил свою речь словами:
        - И я рад вам сообщить, что Конгресс ратифицировал Константинопольский договор, подписанный нашими державами. От имени нашей республики его скрепил своей подписью мой предшественник президент Грант, несмотря на все попытки Бокера и некоторых других личностей саботировать этот процесс. Мы уже передали послу Российской империи свидетельство о ратификации  - а вот и официальная ратификационная грамота.
        Я с полупоклоном принял переданный им документ и, в свою очередь, передал аналогичные документы Эвертсу и добавил:
        - Мистер президент, мистер госсекретарь, в переданном вам экземпляре, согласно дипломатическому протоколу, присутствует полный текст договора  - именно его ратифицировала Югороссия?
        - Да, полковник,  - ответил президент Хейс,  - прошу прощения, типография Конгресса еще не отпечатала текст договора, ратифицированного Конгрессом. Но это  - пустая формальность. Как только это случится, вам немедленно передадут этот документ. Но это может занять еще несколько недель.
        - Мистер президент,  - сказал я,  - мне, увы, придется очень скоро покинуть САСШ. Но господин Шишкин, посол Российской империи, уполномочен принимать любые документы, предназначенные для Югороссии.
        - Хорошо, полковник,  - кивнул президент Хейс,  - так мы и сделаем. А теперь прошу вас к столу!
        И мы прошли в Овальный зал, выдержанный в голубой цветовой гамме, где нас уже ждали накрытые столы. Кухня была «помесью французской и среднезападной»  - то есть с претензией, но чрезвычайно тяжеловесной. То ли дело ресторан в отеле «Вормли», а тем более повар у Шишкина…
        А еще здесь совершенно не было алкоголя. Я вспомнил, что Хейс, и особенно его жена, Лимонадная Люси, следят за тем, чтобы ни грамма алкоголя не пересекало порог Белого дома. Даже на банкете в честь представителя державы, с которой он очень хотел бы дружить. И все тосты, как и следует из прозвища первой леди, произносились именно со стаканом лимонада в руке. Кстати, лимонад был неплохой, хотя, конечно, у нас, русских, и не принято пить безалкогольные напитки во время тостов.
        После обеда я распрощался с радушными хозяевами и пошел обратно к «Вормли». Не доходя до гостиницы, я завернул на одну из улочек и заглянул в безымянный бар. Через пару минут я уже сидел в отдельном кабинете с бутылкой хорошего портвейна. Вскоре открылась дверь, и туда вошел человек, весьма похожий на дворецкого  - каковым он и был. Впрочем, его фото мне уже показали.
        - Мистер Макнил?  - сказал я.  - Здравствуйте. Меня зовут Николас. Неплохой портвейн, надеюсь, вы не откажетесь?
        - Здравствуйте, Николас,  - ответил мой визави.  - Рад с вами познакомиться. Зовите меня просто Колин. А насчет портвейна  - конечно, не откажусь, кто ж откажется от «Тейлора» 1863 года?
        Я налил ему и себе в пузатые бокалы.
        - Ваше здоровье, Колин!  - сказал я, поднимая бокал.
        Мы чокнулись и выпили, после чего мой собеседник вдруг сказал:
        - Чтобы не забыть  - вот те самые бумаги, которые я обещал Роберту.
        И он передал мне текст договора из типографии Конгресса  - который, как оказалось, уже был отпечатан, что бы мне там ни врал Хейс.
        - Спасибо, Колин!  - благодарно кивнул я.  - А ваш хозяин не хватится своего экземпляра?
        - С вашего позволения, Николас,  - усмехнулся Колин,  - два разных курьера по ошибке доставили ему два таких договора, так что про существование второго экземпляра он и не подозревает. А теперь позвольте мне вам рассказать о последних визитах сенатора Паттерсона к моему хозяину…

        16 (4) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. КУБА. ГУАНТАНАМО
        Комендант военно-морской базы Югороссии, поручик Игорь Кукушкин
        Ну, вот мы с Наденькой и на Кубе. «Адмирал Ушаков» доставил нас сюда четко по расписанию, прямо как «Невский экспресс», который приходит на Московский вокзал. Правда, во время перехода зимняя Атлантика изрядно штормила. Мне-то, как старому морскому волку, хоть бы что  - я к этому делу уже привычный. А вот Наденька, бедняжка, ей все же довелось слегка «покормить морского царя». Правда, через некоторое время, когда ей стало полегче, Наденька мне шепнула, что ее сильная тошнота  - это не только следствие морской болезни.
        Оказывается, моя любимая беременна, и месяцев через семь она осчастливит нашу семью ребеночком. Кто это будет, мальчик или девочка, об этом нам пока еще рано гадать. Но все равно здорово! Я на радостях начал было тискать Наденьку, да так, что чуть не поломал ей ребра, но она отстранила меня и сказала, что теперь с ней нужно обращаться нежно и аккуратно. Я прикинул, что наш сын (или дочка) родится на Кубе. Место рождения в паспорте  - а ведь у нас будут паспорта  - Гуантанамо. Вот прикольно!
        Ну, личные дела личными делами, а пока мне приходится заниматься тем, ради чего меня сюда послали. Оказалось, что мне пахать  - не разгибаться, работы не одну неделю. Я даже не подозревал, что у коменданта базы столько всяких обязанностей.
        В первую очередь мне было необходимо заняться обороной самой базы. Конечно, очень хорошо, что сюда часто заходят наши корабли  - если что, нас не дадут в обиду. Только вот недавнее появление банды янки во главе с Пинкертоном показало, что вокруг базы начались разные, не совсем приятные для нас, телодвижения. А если еще вспомнить, что прямо здесь, на нашей территории, временно разместилось правительство КША… Тут и до греха недалеко. Янки ведь не упустят подобного уникального шанса  - одним ударом ликвидировать всю верхушку конфедератов.
        Дело еще и в том, что подчиненный мне взвод просто не в состоянии качественно прикрыть весь периметр базы. Для этого у меня просто недостаточно личного состава. А посему я срочно связался с майором Рагуленко, пардон, команданте Элефанте, и попросил его помочь мне людьми. Майор, как я и ожидал, поворчал немного, но потом, видимо, прикинув, что к чему, все-таки обещал прислать мне подкрепление. И теперь, в ожидании его помощи, я хожу по территории базы и ломаю голову  - где мне разместить посты, секреты и огневые точки, и какие полевые укрепления соорудить. На всякий, так сказать, пожарный…
        Потом надо будет обеспечить базу защитой от тех, кто наверняка попытается сунуть нос в чужие дела. А это значит, что нам необходимо установить по периметру вышки с системами видеонаблюдения. Ну, и собачек на блоки надо поставить. Я уже прикормил пару местных барбосов. Они теперь не уходят с территории  - охраняют нас и лают на чужих. Система сигнализации типа «гав-гав». Но этого пока мало, и надо обзавестись нормальной кинологической службой.
        Я прекрасно понимаю, что мне, человеку со здешними делами абсолютно незнакомому, без помощи кубинских помощников никак не обойтись. По совету Слона я встретился с его тестем, Родриго де Сеспендесом. Тот оказался вполне толковым мужиком, к тому же изрядно битым жизнью. Переговорив с сеньором Родриго, я понял, что он свое слово держит и поможет, чем сможет. А мы поможем ему, чтобы нахальные янки не протягивали свои руки куда не следует. Именно его скромная персона привлекла к себе внимание мистера Пинкертона, чей лихой рейд закончился сокрушительным провалом. Я, конечно, не команданте Элефанте, который тут стал всеобщим любимцем, но тоже кое-что могу. Да и второго Пинкертона, насколько я понимаю, у американцев сейчас просто нет.
        - Сеньор команданте,  - сказал мне тогда Родриго,  - я заметил, что в городе появились люди из Мадрида. Они тоже очень сильно интересуются тем, чем вы тут занимаетесь. Но, я полагаю, что для вас они не слишком опасны.
        - В общем, да,  - ответил я,  - если испанцы не будут излишне назойливыми и не будут наглеть, то пусть наблюдают, сколько им влезет. Бог с ними. В конце концов, их можно понять  - хоть Гуантанамо с начала нашей аренды является территорией Югороссии, но Куба  - это их земля, и они вправе знать, что именно происходит на ней. А вдруг мы станем готовить заговор с целью отторжения острова от Испании?
        Этот разговор с сеньором де Сеспендесом я вел в присутствии моей Надежды. Кстати, моя супруга произвела на местное общество большое впечатление. Еще бы  - жена коменданта югоросской базы, красавица, да к тому же и испанка. Вскоре у нее появилось множество знакомых и подружек среди дамского бомонда Гуантанамо. Сказать честно, этот бомонд  - еще тот гадючник, простые люди  - они куда как надежнее.
        Я же тем временем упорно пытался разобраться в кубинских делах. Если сказать честно, то тут столько всего было намешано, что черт ногу сломит…
        Перед отплытием на Гуантанамо наш «Дед»  - Александр Васильевич Тамбовцев  - снабдил меня подборкой документов по истории Острова Свободы. А то я там, у нас дома, о Кубе практически ничего не знал.
        Да, я помнил, что есть такая Куба, Фидель Кастро  - бородач, любитель бейсбола и дайвинга. Еще у брата матери, дяди Сергея, был приятель  - Роберто, который закончил в Питере ЛИТМО, а потом время от времени приезжал к нам стажироваться. Был он совсем не похож на кубинца  - светловолосый, голубоглазый, больше смахивающий на шведа. Роберто гордился тем, что его предки приплыли на Кубу чуть ли не следом за Колумбом. По-русски он говорил свободно, с небольшим акцентом. Он подарил отцу сувенирный набор  - коробочку с десятком маленьких бутылочек с ромом всех сортов. Помню, как еще в школе меня угостили кубинской сигаретой «Лигерос». Как я тогда кашлял! С той поры я и решил, что никогда больше не буду курить.
        В общем, имходя из рассказов, документов и моих наблюдений, я пришел к выводу, что на Кубе живет веселый, неунывающий, хотя и довольно бедный народ. Кубинцы и кубинки мне понравились. Особенно девицы. Но моя Наденька лучше всех, и я ее не поменяю даже на самых красивых местных сеньорит.
        А тут еще у меня один случай произошел, забавный. Надюша потом долго хохотала, вспоминая его. Дело же было так.
        Выдалась однажды у нас с Наденькой свободная минутка, и я решил с ней сходить на местный рынок. Так сказать, людей посмотреть, да себя показать. Ходили мы долго, любовались дарами здешней земли, приценивались. Много там чего было. И бананы, и всякие разные экзотические фрукты-овощи.
        Захотелось мне вдруг купить парочку плодов экзотического дерева папайя. Наденьке их есть было нельзя  - беременным они противопоказаны, а вот мужикам их можно есть сколько душе угодно. Смотрю  - сидит скромненько так, на отшибе, у столика, на котором выложены эти самые папайи, симпатичная сеньорита. Смугленькая, черноволосая, со жгучими карими глазками, которыми стреляет во все стороны, словно АКМ. Ну, в натуре, Кармен. Увидела она меня, заулыбалась и показывает рукой на фрукты  - дескать, подходи, налетай, покупай эти вкусняшки!
        Ну, я взял и подошел. Подмигнул Наденьке, мол, давай, я сам попробую поторговаться. Потом улыбнулся как можно шире и говорю девице-красавице:
        - Сеньорита, дайте мне две папайи.
        А та вдруг залилась краской, словно маков цвет, потупила глазки свои прелестные и так тихонечко говорит мне:
        - Сеньор команданте, простите, скажите еще раз  - что вы от меня хотите?
        Тут уже настала пора мне удивляться. Подумал  - может быть, я плохо слова произнес по-испански и она меня не поняла?
        Я еще раз повторил свою просьбу. Девица еще сильнее покраснела, хотя мне показалось, что краснеть дальше просто некуда. Потом она жалобно взглянула на меня и сказала:
        - Сеньор команданте, вы меня извините, но я не могу дать вам то, что вы просите. Во-первых, у меня всего одна «папайя», а вы просите две. А во-вторых, я девушка незамужняя, и хочу остаться честной перед своим будущим мужем…
        Я ничего не понял из сказанного ею. Но тут к нам подошел случайно (или неслучайно?) оказавшийся на рынке сеньор Родриго. Я тут же рассказал ему всю историю про эту чертову «папайю», и он чуть не умер от смеха. С трудом успокоившись, мой новый знакомый пояснил мне, что на Кубе «папайей» называют то, что отличает женщину от мужчины. И добавил мне на ухо, чтобы я никогда не просил на Кубе у женщин «бойо»  - булочку, потому, что это означало то же самое, что «папайя». Вместо ответа можно запросто схлопотать пощечину.
        Сеньор Родриго объяснил все произошедшее красной как рак девушке. А потом мы долго хохотали вчетвером. Громче всех заливалась Наденька. После этого случая она еще не раз подкалывала меня, спрашивая  - как же это я так, в присутствии своей законной супруги бесстыдно домогался бедной девушки…
        Такие вот дела. Но все это мелочи. Понятно только, что язык мне надо бы подтянуть, причем не европейский испанский, а его местный кубинский диалект, который значительно отличался от языка Сервантеса. Завтра же поговорю с сеньором Родриго и попрошу его порекомендовать мне хорошего репетитора, чтобы не чувствовать себя полным дураком ни в порту и бедняцких районах, ни во дворце губернатора.

        19 (7) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. ГУАНТАНАМО
        Лорета Ханета Веласкес, вдова
        Утром перед нами наконец-то появился берег моей родной Кубы, на которой я так давно не была  - синее-синее море, кокосовые пальмы, буйная зелень… За завтраком капитан Робишо мне сказал, что через два часа мы будем уже в порту. Значит, у меня на все про все осталось не более часа.
        Вытащив из саквояжа зеркало на длинной ручке  - подарок последнего мужа, я критически осмотрела свою внешность. На меня глядела худая, как жердь, женщина с практически незаметной грудью, узкими бедрами и лицом, которое мужчинам почему-то всегда нравилось, но на котором уже явственно видны признаки того, что мне не восемнадцать и даже не двадцать пять, а, как ни крути, уже все тридцать пять. Впрочем, спасибо моей Инес, волосы были уложены идеально, да и подкрасила она меня так, что мужчина вряд ли заметит все эти детали.
        Из соседней каюты послышался звонкий голосок моего Билли. Он что-то рассказывал Инес, а она время от времени вставляла туда какую-нибудь свою реплику. Вообще иногда складывается такое впечатление, что это она, а не я, мать моего сынишки, такое у них полное взаимопонимание. Мне это не обидно  - меня он тоже любит, а она  - член нашей семьи практически с рождения.
        Но для начала я немного расскажу о себе. Конечно, я написала книгу, которая сделала меня знаменитостью для одних и объектом насмешек для других. Конечно, я многое присочинила и приукрасила. А на самом деле всё обстояло так.
        Родилась я в Гаване в далеком 1842 году. Отец мой  - из старинной испанской семьи и потомок одного из первых кубинских губернаторов  - был послан на Кубу после должности при посольстве в Париже, где он и познакомился с моей матерью, наполовину француженкой, наполовину южанкой. Я была шестым и последним ребенком, и мое детство было практически безоблачным  - любящие родители, друзья и подруги.
        Где мы только ни побывали  - жили и в Сан-Хуан Потоси в Мексике, и на острове Санта-Лусия, в Сантьяго-де-Куба. И, наконец, в Пуэрто-де-Пальмас, где отец унаследовал плантацию. Но я часто уезжала к подруге на плантации около Сантьяго, Лилиане де Сеспедес, дочери одного из папиных друзей. И когда мне было восемь лет, к ней приехал ее дальний родственник  - Родриго, который был чуть постарше нас с нею. Я в него тогда влюбилась, как мне казалось, окончательно и бесповоротно, а он меня не замечал.
        И когда я вернулась в Пуэрто-де-Пальмас, я вспомнила, что Мариэль, одна из родительских служанок, приехавшая с ними из Европы, по слухам, происходила от «хитано»  - цыган. Я побежала к ней, а она посмотрела грустно на меня и вздохнула.
        - Милая,  - сказала она,  - а ты уверена, что хочешь узнать свою судьбу?
        - Да, Мариэль,  - ответила я,  - пожалуйста!
        Она тяжело вздохнула и поставила кофе вариться. Когда я допила крепкий напиток, она перевернула чашку и стала что-то высматривать в гуще. Потом взяла мою руку и долго смотрела на нее.
        - Милая,  - наконец, заговорила Мариэль,  - ты долго будешь на чужбине. Мужей у тебя будет…  - она посмотрела еще раз на кофейную гущу,  - …трое… Да, трое, и ты будешь с ними счастлива, пока они будут живы. Но все они быстро умрут. А потом ты найдешь мужа, о котором ты мечтаешь уже сейчас, и проживешь с ним долго и счастливо. И родится у тебя шестеро детей, но первые трое умрут еще в раннем детстве, а вот последние три принесут тебе внуков и правнуков.
        Потом мама решила, что мне необходимо учиться в Америке, а не на Кубе, и меня послали к моей тетке, Джанет (по-французски Жанетт) Руссель, жившей в Новом Орлеане; именно в ее честь меня назвали Ханетой. Тетя была вдовой и воспитывала сына Алена, который на два года был старше меня. После моего приезда в Новый Орлеан тетя решила, что она должна заняться заодно и моим воспитанием.
        С самого начала она говорила со мной только по-английски, хотя родным языком для нее был луизианский французский. Она учила меня грамматике, литературе, истории, а потом и математике, а также другим наукам. Когда мне было десять лет, тетя отдала меня в школу при женском монастыре, где преподавание было намного хуже, чем у тети.
        Там я подружилась с девочкой по имени Нелли Вердеро, которая была, как мне казалось, писаной красавицей  - «в теле», каких мужчины любят  - с черными, как смоль, кудрявыми волосами, рано развившейся грудью и ангельским выражением лица. Нелли была на два года старше меня, и когда ей исполнилось шестнадцать, а мне  - четырнадцать, у нее появился тайный кавалер  - молодой офицер по имени Уильям Джеффрис. Но Уильям влюбился почему-то не в нее, а в меня.
        Летом пятьдесят шестого года мы с ним тайно повенчались в методистском костеле, и я бежала с ним на границу  - в Техас. Жизнь там была трудна, а когда я родила, Уильям меня отправил к своим родителям, в Сент-Луис. Вскоре, к счастью, его послали в гарнизон этого города, и мы снова были вместе.
        В шестидесятом году в Сент-Луисе произошла эпидемия гриппа, все трое наших детишек покинули нас и вознеслись на небеса. Когда же годом спустя сначала Южная Каролина, а потом и другие штаты объявили о своей независимости от Североамериканских Соединенных Штатов, я почувствовала, что хочу служить своему народу  - Конфедерации. Мой муж, к счастью для меня, отказался служить в армии янки и уехал на Юг. Я последовала за ним и тоже попросилась в армию. Но надо мной только посмеялись, а муж мне прямо запретил даже об этом думать.
        Но вскоре мой Уильям погиб, даже не попав на фронт,  - его часть охраняла артиллерийский склад, и там произошел взрыв. И я поехала в город Натчез, переодевшись в старую лейтенантскую форму мужа, наклеила себе усы и бороду и записалась добровольцем под именем лейтенанта Гарри Бьюфорда.
        Меня спасла моя мальчишеская фигура и маленькая грудь  - никто и не подозревал, что я не мужчина. Особенно смешно было, когда сидевшие рядом со мной офицеры говорили, что женщина никогда не сможет служить в армии, даже не подозревая, кем я была на самом деле. Воевала я, наверное, неплохо  - у меня до сих пор хранятся два письма с благодарностью от генерала Ли. Но когда я поехала на побывку в Новый Орлеан, меня, увы, узнали и арестовали по подозрению в шпионаже. Пришлось раскрыть свою тайну, после чего меня отпустили. Но дорога обратно в часть мне была заказана.
        Потом я вновь записалась добровольцем  - уже рядовым. Но после ранения в битве при Шайло меня доставили на стол хирургу, и моя маскировка, увы, опять была раскрыта. Генерал Ли пригласил меня к себе, поблагодарил за службу, но сказал, что женщинам не место на войне. А вот если бы я захотела послужить шпионкой, то он был бы мне весьма благодарен.
        То под своим собственным именем, то под именем Алис Уильямс я исколесила Север в оставшиеся два года войны. Обо всем не расскажешь, но самым моим удачным делом была кража матриц для печати новых банкнот янки, а также некоторых других их документов, и доставка их на Юг.
        Но грубая сила, в конце концов, победила Юг, и в шестьдесят пятом году я вышла замуж за лейтентант-капитана Томаса ДеКольпа, с которым я некогда служила под Шайло. Я уехала с ним в Европу, где мы и объездили Францию, Германию и Англию. Потом мы поселились в Голландии, где у Томаса были родственники, и он поступил на службу в голландскую армию.
        Но однажды я вновь получила страшную весть  - Томас умер во время учений, по словам врача, от сердечной недостаточности. Средств к существованию у меня не было, и в 1870 году я вновь вернулась в Новый Орлеан, где и вышла замуж за третьего своего мужа  - капитана Фреда Джонстона, с которым мы и уехали в Венесуэлу. От него у меня родился мой Билли. Но два года назад Фред умер от какой-то тропической лихорадки, и я вспомнила предсказание Мариэль  - про трех мужей на чужбине, и о том, что все они быстро умрут.
        Я вернулась в Новый Орлеан. Родители мои уже умерли, плантации на Кубе перешли моим братьям. Меня отец вычеркнул из завещания еще после моей первой свадьбы. И только лишь один из моих братьев, Рафаэль, которому досталось меньше всего  - поместье у Сантьяго  - поддерживал со мной отношения. И когда я ему написала о своей беде, он прислал мне тысячу серебряных испанских долларов и Инес  - дочь той самой Мариэль, которая мне когда-то гадала. В письме было написано, что Инес просит разрешения «сидеть с сыночком сеньоры Лореты», и что жалованье ей нужно совсем небольшое.
        Но денег, присланных братом, все равно хватило очень ненадолго, и в прошлом году я написала книгу о своих приключениях. Да, я многое добавила, а многое изменила. Книга эта вызвала страшный скандал  - ведь я довольно-таки нелицеприятно написала про многих южных дам. Мою книгу большинство посчитали ложью и клеветой, многие мои знакомые перестали даже со мною здороваться. Положение мое было не из приятных.
        Все шло своим чередом  - небольшой домик недалеко от порта, из слуг  - одна лишь Инес, из денег  - только лишь гонорары за книгу, на которые мы хоть как-то, но жили.
        Гулять мы ходили на набережную Миссисипи. И в один прекрасный день Инес увидела газету, лежащую на лавочке, зачем-то подняла ее и отдала мне. Я уже хотела обругать её, но тут увидела, что это был довольно-таки свежий номер «Diario de la Mariana» из Гаваны, которую кто-то оставил лежать на скамейке недалеко от порта. Я посмотрела на статью под заголовком и отметила, что в ней говорится про свадьбу некого comandante Ragulenco  - ну и фамилия  - с Марией де Сеспедес, дочерью Родриго де Сеспедес.
        Я всмотрелась в фотографию  - рядом с высоким мужчиной стоял Оливер Джон Семмс  - тот самый, которого я немного знала, будучи Гарри Бьюфордом, и который на своей «Диане» прикрывал наш отход в тот трагический день во время войны. А с другой стороны, рядом с невестой  - действительно красивой  - был мой Родриго. Даже на газетной фотографии, и через столько лет, я сразу узнала его.
        И тут я услышала знакомый голос:
        - Лорета! Какая встреча!
        Я подняла глаза. Передо мной стояла моя старая подруга, Нелли Вердеро  - точнее, Нелли Пито. Я слышала об ее замужестве, но мне до сих пор было мучительно стыдно за то, что я когда-то увела ее кавалера, и именно из-за этого я не хотела восстанавливать наше с ней знакомство. Нелли обняла меня, подняла и поцеловала Билли, которому очень понравилось прижиматься к ее огромной груди.
        - Слушай,  - сказала она,  - я только что проводила в дорогу мужа, и от этого у меня скверно на душе. Не хочешь зайти ко мне, пообедать? А Билли пока может поиграть с моими детьми. Слава Деве Марии, у меня их пятеро, и младшенькая, которую я назвала Лоретой, как раз его возраста.
        За обедом я узнала от Нелли, что ее муж, капитан Реймонд Пито, только что ушел на Кубу, чтобы вступить в Добровольческий корпус. Я подумала, что, вероятно, Нелли меня не приглашала до этого момента еще и из страха, что я уведу и этого мужа… Я спросила у Нелли, не знает ли она, как можно записаться в этот самый корпус. Когда же она попыталась мне возразить, что, мол, не женское это дело война, и что книжки  - одно, а действительность  - другое, я расстегнула блузу и корсет и показала ей шрамы на моей левой груди.
        - Лорета,  - сказала Нелли после недолгого молчания,  - если ты так этого хочешь, то попробуй обратиться к капитану Моро в порту. И да поможет тебе Господь!
        Но капитан высмеял мою просьбу и назвал меня выдумщицей. Да, он читал мою книгу, и считает, что она  - плод моих фантазий. И, наконец, добавил, что женщина на корабле  - не к добру.
        Да, подумала я, не показывать же и ему мою грудь… Тогда я попросила его хотя бы передать письмо Родриго де Сеспедесу; если на свадьбе его дочери был Оливер Семмс, то вполне вероятно, что он каким-нибудь образом связан и с Добровольческим корпусом. Моро удивился, но письмо взял. А через месяц, в середине ноября, мне доставили ответ.

        Дорогая моя Лорета, конечно, я тебя помню. Более того, здесь многие знают про твои подвиги. Отдай вложенное письмо капитану Моро  - там написано и про твоего сына, и про твою служанку. Жду тебя в Гуантанамо. Твой Родриго де Сеспедес.

        Моро с усмешкой вскрыл предназначенный ему конверт  - и вдруг остолбенел. Он только пробормотал, что «ну раз так приказывает адмирал Семмс, то что поделаешь…»
        И вот десять дней назад я оказалась на борту «Дианы», парусно-винтового судна, названного, по словам ее капитана Робишо, в честь той самой «Дианы», которой когда-то командовал Оливер Джон Семмс. Кстати, и сам капитан Робишо меня помнил  - он тогда еще был мичманом, присланным на «Диану» в составе ее новой команды. «Если бы я тогда знал, что лейтенант Бьюфорд  - это на самом деле такая прелестная женщина…»  - сказал он с грустной улыбкой, когда мы с Инес и Билли всходили по трапу.
        И вот, наконец, я увидела причал у палаточного городка с несколькими деревянными строениями, над одним из которых развевался  - о счастье!  - флаг моей Конфедерации. Родриго я узнала сразу  - он, конечно, сильно изменился, но моя некогда забытая любовь к нему запылала с новой силой. Он стоял с большим букетом цветов, а рядом с ним находился высокий человек в странной зеленой форме с разводами. Его лицо показалось мне смутно знакомым.
        - Лорета!  - сказал Родриго, поцеловав мне руку.  - Молодец, что приехала! Позволь тебе представить команданте Рагуленко, также известного как «команданте Элефанте»  - майор Слон!
        Тут я вспомнила, что это же его новый зять. Именно его фотография была в «Диарио де ля Марина». А тот весьма галантно поцеловал мне руку и сказал на весьма неплохом английском:
        - Сеньора Веласкес…
        - Для вас я Лорета!  - кокетливо ответила я.
        - Лорета,  - сказал сеньор Рагуленко, отступив на полшага,  - тогда вы можете звать меня просто Серхио… Мы очень рады, что вы приехали к нам! Ведь послезавтра церемония, во время которой рота spetsnaz армии Конфедерации и взвод кубинского spetsnaz получат свои знамена и свои названия. Spetsnaz  - это такие специально обученные солдаты, элита, если хотите. Так вот, кубинский взвод попросил, чтобы его назвали в вашу честь. Не могли бы вы лично во время церемонии вручить новое знамя взвода его командиру?

        20 (8) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА, ПОЛДЕНЬ. КОНСТАНТИНОПОЛЬ. ДВОРЕЦ ДОЛМАБАХЧЕ
        Канцлер Югороссии Тамбовцев Александр Васильевич
        - Добрый день, ваше императорское величество,  - приветствовал я свою гостью,  - прошу, присаживайтесь. Я очень рад тому, что вы смогли найти время для того, чтобы нанести мне визит.
        Ее императорское величество императрица Мария Федоровна элегантно присела на краешек кресла, аккуратно расправив складки нарядного серого платья. Совсем еще не старая женщина, которой недавно исполнилось тридцать лет. Но недаром ее отец, датский король Кристиан IX, с детства называл юную принцессу Дагмару  - «моя умная дочь». И, похоже, он знал, что говорил.
        Мария Федоровна была именно умна, а не хитра и расчетлива, какими часто бывают некоторые дамы. И хоть Александр III и не допускал свою супругу к реальной политической деятельности, но оставил ей только руководство благотворительными «Учреждениями императрицы Марии». Но эта незаурядная женщина сможет еще много сделать для великой страны, ставшей ее второй родиной. В первую очередь это касается воспитания подрастающих членов правящей семьи. Речь идет о цесаревиче Николае и наследнике второй очереди, Георгии. Пока все это еще не поздно сделать. Но для того нам надо с ней обговорить несколько достаточно важных и деликатных моментов.
        - Добрый день, Александр Васильевич,  - ответила императрица, одарив меня обаятельной улыбкой,  - должна сказать, что я весьма много была наслышана о порядках, которые несколько отличаются от наших, общепринятых.
        - И каковы ваши впечатления, ваше императорское величество?  - поинтересовался я, понимая, что Мария Федоровна имеет в виду женский персонал нашего богоугодного заведения.
        - Все виденное мной  - весьма смело и оригинально, Александр Васильевич,  - ответила императрица,  - и при этом безо всякой вульгарности. Хотя я бы пока поостереглась заводить подобные порядки и моды у нас, в Петербурге. Многие меня не поймут. Сразу чувствуется, что вы пришли к нам из иного мира.
        - Роль женщины в обществе,  - сказал я голосом сварливой свекрови,  - может и должна заключаться не только в рождении и воспитании детей, как бы важно это ни было. Любой человек, в том числе и женщина, может обладать талантами в разных областях, и было бы грешно этим не воспользоваться. Считается, что мужчины по большей части склонны к занятиям, связанным с риском и большими физическими нагрузками. А женщины, напротив, склоняются к тому, что требует усидчивости, внимания и кропотливой работы. Профессии учителя, медика, бухгалтера и канцелярского работника в наше время считались преимущественно женскими. И это в большей части всех устраивало. Ну, и кроме того, красивым женщинам не стоит стесняться своей красоты и чувственности, и их одежда должна не скрывать, а подчеркивать лучшие достоинства фигуры.
        - Вы правы, Александр Васильевич,  - согласно кивнула императрица,  - и мне стоит задуматься над вашими словами. Хотя мне все же кажется, что для любой женщины важнее всего остального быть доброй женой и хорошей матерью.
        - И это тоже,  - сказал я,  - главное, чтобы семейные привязанности не мешали всему остальному. Еще в Святом Писании осуждалось закапывание талантов в землю. Бывают, конечно, и крайние случаи. Например, то, что случилось с императрицей Екатериной Великой, обратившей свой материнский инстинкт на всю Россию и совершенно позабывшей о собственных детях. Кто знает, как сложилась бы судьба императора Павла Первого, если бы его мать относилась к нему с чуть большей теплотой и лаской?
        Мария Федоровна задумалась.
        - Я вас поняла, Александр Васильевич,  - сказала она,  - во всем есть та грань, которую не стоит переходить. Но я, в первую очередь, все-таки жена и мать. И, в отличие от императрицы Екатерины Алексеевны, меня беспокоит не только судьба государства, но и судьба моих собственных детей.
        - В нашем случае, ваше императорское величество,  - сказал я,  - судьба ваших детей неразрывно связана с судьбой государства.
        Мария Федоровна насторожилась.
        - Вы имеете в виду то, что в вашем прошлом натворил Ники, когда стал императором?  - прямо спросила она у меня.
        - Отчасти да,  - ответил я,  - проблема, видите ли, не в вашем сыне как в таковом, а в том, насколько он оказался готов к ожидающим его испытаниям. Но и это пока еще не поздно изменить.
        Я сунул руку в ящик стола и вытащил несколько сколотых степлером листов бумаги.
        - Вот, ознакомьтесь, ваше императорское величество,  - сказал я, протягивая их Марии Федоровне,  - пока вы с детьми находились в нашей клинике на Принцевых островах, за вашим старшим сыном внимательно наблюдали наши психологи. Они сделали вывод, что он пока еще не обременен теми психологическими проблемами, которые в нашей истории одолевали императора Николая Второго.
        Императрица внимательно все прочла, потом на некоторое время задумалась.
        - Даже так, Александр Васильевич?  - сказала она, возвращая мне бумаги.  - Узнав от вас об ожидающей нашу семью трагедии, я и сама, честно говоря, находилась в больших сомнениях о том, насколько вообще мой бедный Ники будет способен править таким огромным государством, как Россия.
        - Как я уже говорил вам,  - ответил я,  - если верить нашим специалистам-психологам, судьба вашего старшего сына пока еще не предрешена. Мы, конечно, будем делать все возможное, чтобы история пошла иначе, а не так, как в прошлый раз. Но, даже если ваш супруг проживет дополнительные двадцать-тридцать лет, проблема наследования трона и воспитания наследника от этого никуда не денется. Она может даже усугубиться.
        - Что вы имеете в виду, Александр Васильевич?  - спросила императрица.
        - Чтобы вам было понятнее,  - сказал я,  - давайте отвлечемся от личности вашего старшего сына и взглянем на вопрос преемственности власти в Российской империи за последние двести лет…
        - Я готова вас выслушать, Александр Васильевич,  - кивнула императрица.
        - Начиная со времен царя Алексея Михайловича,  - начал я,  - который первым привлек к воспитанию своих детей иностранных учителей, ни один из наследников российского престола первой очереди не оказался сколь-нибудь сильным правителем. Как это ни печально, но это так. Ни Петр Великий, ни Елизавета Петровна, ни Екатерина Великая, ни Николай Павлович, ни ваш супруг никогда не были наследниками первой очереди, которых с детства готовили к трону. Конечно, не все из них привели Россию туда, куда хотелось бы. Но они по крайней мере могли ставить цель и вести за собой страну, а не безвольно плыть по течению сложившихся обстоятельств и воли иностранных держав…
        Мария Федоровна задумалась.
        - Так вы считаете, Александр Васильевич,  - задумчиво сказала императрица,  - что главная проблема Российской империи заключается именно в неправильном воспитании наследников престола? Я вас правильно поняла?
        - Именно так, ваше императорское величество,  - ответил я,  - еще древние греки считали, что мальчиков, в том числе и из царских семей, должно воспитывать вместе с большой группой сверстников, в честном соревновании и равной борьбе. А то как же иначе они смогут выработать в себе лидерские качества, необходимые для управления государством, и научиться взаимодействовать хотя бы со своим ближайшим окружением? Между прочим, император Александр Первый, используя опыт античных греков, основал Лицей. В числе воспитанников этого элитного учебного заведения, вместе с подростками из известных дворянских семей, должны были быть и великие князья  - младшие братья императора. Но, к сожалению, в самый последний момент Александр Павлович передумал. А жаль! Детские игры  - это куда больше, чем просто игры, особенно если они совмещены с учебой.
        - Мой супруг,  - задумчиво сказала Мария Федоровна,  - говорил мне, что по вашему совету он собирается создать в России несколько кадетских корпусов для сирот офицеров, погибших на этой войне. Он даже предложил мне взять шефство над этими кадетскими корпусами. Александр Васильевич, вы предлагаете нам отдать Ники на воспитание в один из таких кадетских корпусов?
        - Это было бы неплохо,  - сказал я,  - могу дать вам гарантию, что сразу же, как только об этом станет известно, все сколь-нибудь знатные семьи империи бросятся записывать своих сыновей в тот же кадетский корпус.
        - Наверное, вы правы, Александр Васильевич,  - вздохнула императрица,  - бедного Ники, наверное, будут осаждать его сверстники, набиваясь в друзья.
        - Зато он,  - ответил я,  - заранее, с самого детства, будет знать, кто чего стоит, и узнает, чего стоит он сам. Там он научится отличать настоящих друзей от тех, кто ищет «дружбы» с наследником престола ради будущих преференций. Такова жизнь, ваше императорское величество, ведь когда ваш сын станет императором, то ему придется играть в совсем другие игры. И его партнеры по этим играм уже не будут делать ему никаких скидок на происхождение.
        - Когда я вернусь в Петербург, мы с мужем еще раз подумаем над вашими словами,  - сказала императрица, вставая и протягивая руку для поцелуя.  - Нет ничего невозможного на этом свете, чего бы мы не совершили ради счастья наших детей. До свиданья, Александр Васильевич, надеюсь, что мы еще увидимся.

        22 (10) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА, УТРО. ГУАНТАНАМО, ВОЕННАЯ БАЗА ЮГОРОССИИ
        Лорета Ханета Веласкес, вдова
        - Добрый день, сеньора Веласкес, прошу садиться,  - произнес команданте Рагуленко, указывая мне на старый венский стул, стоящий напротив его стола.
        Сам команданте, в силу своих великанских статей, наверняка бы не рискнул воспользоваться столь утлой опорой. Но я решила, что такую худенькую и легкую женщину, как я, этот стул, скорее всего, должен выдержать.
        - Спасибо, сеньор команданте,  - сказала я и, воспользовавшись столь любезным приглашением, добавила:  - Серхио, но мы же договорились, что я для вас просто Лорета.
        Еще раз внимательно, с ног до головы оглядев мою персону, команданте сказал:
        - Хорошо, Лорета, я вас внимательно слушаю. Только, пожалуйста, давайте покороче, потому что то, что у нас сейчас тут творится, можно сравнить только с пожаром в борделе во время наводнения.
        - Серхио,  - волнуясь, сказала я,  - дело в том, что я хочу поступить на службу в армию возрожденной Конфедерации…
        - Так,  - сказал он, пронизывая меня насмешливым взглядом,  - вот этого, Лорета, я и боялся с того самого момента, как вы объявились на нашем горизонте. Ну не верилось мне, что такая женщина, как вы, сможет спокойно усидеть дома, когда на горизонте замаячит очередная война. И, кстати, почему вы обратились именно ко мне, а не к адмиралу Семмсу или к вашему старому приятелю майору Оливеру?
        В ответ на этот вопрос я только молча пожала плечами. Всем же было понятно, что они отказали бы мне в этой скромной просьбе. Два раза я уже обманом поступала на службу в армию Конфедерации, и оба раза меня изгоняли, как только обнаруживалось, что я женщина.
        - Понятно, Лорета,  - кивнул команданте Рагуленко, правильно истолковав мои гримасы.  - Эти достойные джентльмены совсем не против того, чтобы вы воодушевили уходящих на войну солдат. Но ни под каким видом они не потерпят вашего присутствия в их рядах. Я угадал?
        - Да, Серхио,  - сказала я,  - вы угадали. Но если вы их попросите…
        - С какой это стати?  - хмыкнул он.  - Вы понимаете, сколько проблем принесет ваше присутствие среди этих молодых и не очень «юношей со взором горящим»? Нет, и еще раз нет. Нам только дуэлей между ними из-за вас не хватало.
        Услышав отказ, я еще сильнее возжелала добиться своей цели. А то как же  - все уедут воевать, а меня оставят тут одну на пустынном берегу.
        - Но, Серхио,  - буквально простонала я,  - неужели ничего нельзя сделать? В конце концов, у меня есть какой-никакой боевой опыт. Обещаю вам, что я буду вести себя как неприступная монахиня, и ни у кого из мужчин и мысли не появится, что я женщина, а не такой же солдат, как они.
        - Я вам верю, Лорета,  - кивнул мой собеседник.  - Но все равно нет никакой гарантии того, что у кого-то из солдат от вашего присутствия не пойдет голова кругом, превращая его из джентльмена в дикого самца, жаждущего женского тела. Люди все разные, и не все могут устоять перед искушением. Опять же, в конце концов, вы не сможете вечно скрывать свою принадлежность к женскому полу, и рано или поздно тайна ваша будет раскрыта.
        - Серхио,  - спросила я,  - ну неужели совсем ничего нельзя сделать? Борьба за свободу Юга и тогда, и сейчас оставалась моей единственной целью в жизни.
        - Хорошо, Лорета,  - команданте Рагуленко тяжело вздохнул и взглянул прямо мне в глаза,  - попробуем подойти к этому вопросу с другой стороны. Как вы думаете, ради чего мы затеяли все это дело с возрождением Конфедерации?
        - Но это же доброе дело,  - недоуменно сказала я,  - мы хотим принести людям свободу и избавить их от угнетения…
        Мой собеседник снова хмыкнул.
        - Янки тоже думали, что они делают доброе дело,  - сказал он,  - освобождают чернокожих рабов и, как вы сказали, Лорета, избавляют их от страданий и угнетения. Я, конечно, имею в виду простой народ и, может быть, самого мистера Линкольна, а не тех, кто воспользовался победой в гражданской войне для самого беззастенчивого грабежа своих соотечественников.
        - Вы думаете, что мистер Линкольн…  - произнесла я и в недоумении замолчала.
        - …был наивным политическим дилетантом, Лорета,  - продолжил за меня команданте Рагуленко,  - который был нужен вашингтонским политиканам исключительно в качестве политического знамени. Не зря же его застрелили сразу после того, как закончилась война, и в нем, как в вожде, отпала надобность. К тому же это был отличнейший повод для того, чтобы нарушить все договоренности и до нитки обобрать побежденный Юг.
        - Не знаю, Серхио,  - задумчиво сказала я,  - об этом я пока еще не думала.
        - А вы подумайте,  - ответил он,  - быть может, и придете к правильному выводу. Благо для одних обязательно обернется злом для других, и от этого нам никуда не деться. Я не говорю сейчас о бывших рабах  - это отдельная история, порожденная их собственной природой и человеческой алчностью. Я говорю о тех мотивах, которые заставляют нас совершать те или иные поступки.
        - Серхио,  - спросила я,  - а что тогда заставляет вас быть на стороне нашего бедного и растерзанного Юга?
        Команданте Рагуленко усмехнулся.
        - Лорета, прежде всего я офицер, находящийся на службе и выполняющий приказы своего командования…
        Этот разговор уже начал меня забавлять. Я даже и не догадывалась, что буду рассуждать с этим русским великаном о столь тонких материях. Странные люди эти югороссы.
        - Тогда, Серхио,  - спросила я,  - скажите, почему ваше командование отдало вам именно такой приказ?
        - Интересный вопрос, Лорета,  - кивнул головой мой собеседник.  - Наверное, потому, что возрождение Конфедерации  - это доброе и вполне богоугодное дело. Ну, а потом, вы хоть знаете  - кто мы такие и что нами движет?
        От этих слов я вздрогнула и осторожно сказала:
        - О вас, Серхио, говорят и пишут разное. По большей части самое невероятное и вздорное.
        - Самое невероятное и вздорное, Лорета,  - назидательно произнес команданте Рагуленко,  - может вдруг оказаться самой настоящей правдой. Вроде той истории с французской академией наук, постановившей, что камни с неба падать не могут, ибо небо не твердь. Но, впрочем, к нашему разговору это не имеет никакого отношения…
        На какое-то время замолчав, он внимательно посмотрел на меня, и мне вдруг стало неуютно под его взглядом. Мысленно я перебрала все те слухи, домыслы и свидетельства очевидцев, циркулирующие в наших газетах. И мне стало не по себе. Конечно, я понимала, что весь это разговор затеян с одной лишь целью  - чтобы я изменила свое решение присоединиться к их армии. Но я не собиралась этого делать.
        - Серхио,  - сказала я,  - вы меня не испугаете, даже если я узнаю, что вы являетесь посланцами Князя Тьмы. Покажите  - где я должна расписаться кровью, и я с радостью это сделаю.
        - Оставьте свою кровь при себе, Лорета,  - буркнул он,  - она вам еще пригодится. Да и к дьяволу мы не имеем никакого отношения. Просто мы знаем, каким чудовищем станут со временем Североамериканские Соединенные Штаты, если все пойдет так, как оно идет, и ничего не изменится. Государство, главной идеей которого является алчность, способно принести много бед не только себе, но и всему миру. Мы знаем, что это будет именно так и никак иначе, и готовы воспрепятствовать тому всеми силами. Впрочем, речь сейчас идет не о нас, а о вас…
        - Я своего решения не изменю, Серхио,  - упрямо произнесла я,  - если вы посланы к нам не сатаной, то я тем более желаю к вам присоединиться.
        - Vot upertaya baba!  - в сердцах воскликнул мой собеседник по-русски, и я поняла, что эти слова далеко не комплименты. Но я сделала вид, что меня это совершенно не задело.
        Немного помолчав, он добавил:
        - Хорошо, Лорета. Скажите, а что вы собираетесь делать сыном? Ведь его вы не сможете взять с собой на войну.
        - У меня есть служанка Инес,  - ответила я,  - и для Билли она все равно, что вторая мать. Я оставлю ей достаточно денег, чтобы они с мальчиком ни в чем не нуждались. Да и наш старый друг Родриго тоже обещал им помочь в меру своих сил.
        - Хорошо, Лорета,  - кивнул команданте Рагуленко,  - считайте, что вы меня почти уговорили. Тогда еще один вопрос к вам. В качестве кого вы собираетесь присоединиться к армии Конфедерации? Ведь это будет совсем другая война, не такая, какая была в прошлый раз. Большинство из наших солдат прошли очень строгий курс боевой подготовки, доступный не каждому, даже физически крепкому лицу мужского пола. А вы ведь обычная хрупкая женщина.
        В душе моей все запело. Еще немного, и моя мечта осуществится. Надо только убедить этого, не до конца понятного мне человека в том, что не такая я уж и хрупкая, как он обо мне говорит.
        - Серхио,  - сказала я,  - обещаю вам, что я буду очень стараться и меня не испугают никакие трудности. Клянусь  - я вас не подведу.
        - Ладно, Лорета,  - махнул он рукой.  - Я вижу, что вас ничем не остановить. Скажите, а вы хорошо стреляете? Если да, то у меня к вам будет одно предложение, от которого вы не сможете отказаться… Только, чур, не пищать.
        После этих слов я поняла, что победила, и моя мечта почти уже осуществилась. Я снова буду в строю, и пусть поберегутся проклятые янки.
        - Серхио,  - пылко воскликнула я,  - я обещаю вам не издать ни звука, что бы мне ни пришлось делать. Клянусь Пресвятой Девой Марией!
        - Посмотрим, Лорета, посмотрим,  - сказал команданте Рагуленко, снимая со стены «винчестер».  - Пойдемте на стрельбище, я лично проверю  - насколько хорошо вы умеете стрелять.

        Часть 3. Кровавое Рождество в Корке

        23 (11) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. ИРЛАНДИЯ, КОРК
        Сэмюэл Клеменс, писатель и журналист
        В дверь купе постучались. На пороге стоял проводник.
        - Мистер Клеменс, Корк!  - с заискивающей улыбкой произнес он.  - Хоть и с опозданием, но мы уже на месте. Позвольте мне помочь вам с вашим пальто  - знаете ли, климат в Корке морской, снега или нет, вот как сейчас, или если есть, то мало, а все равно со снегом или без  - холодно.
        Я сунул ему в угодливо подставленную руку пару шиллингов, на что тот улыбнулся еще шире  - похоже, я ему дал на чай слишком много. Впрочем, для меня это все равно были копейки.
        - Мистер Клеменс,  - сказал он, благодарно кланяясь,  - я сейчас пришлю к вам носильщиков, и они доставят ваши вещи к стоянке извозчиков. Вам в какую гостиницу?
        - В отель «Империал»,  - ответил я.
        - Очень хороший выбор, мистер Клеменс!  - кивнул проводник.  - Там останавливались самые разные знаменитости, актеры, писатели… Сэр Вальтер Скотт, например. Вы ведь любите литературу?
        Я заверил честного мало, что литературу я и вправду люблю, а сэра Скотта особенно (на самом деле мне его длиннейшие повествования казались скучноватыми, но не буду же я обсуждать это с проводником). И через несколько минут я уже сидел на извозчике, заботливо укрытый пледом.
        Впрочем, до того, как тронуться в путь, я увидел нечто, что меня сильно удивило. Ночью к поезду на какой-то станции прицепили несколько вагонов третьего класса (вот почему поезд так опоздал, подумал я)  - и из них, многочисленные, как муравьи, быстро стали выгружаться британские солдаты в красных мундирах. Их было так много, что они заполонили половину перрона.
        Одновременно из двух вагонов первого и второго класса, которых вчера, при посадке в Дублине, также не было, начали высаживаться офицеры.
        «Да,  - подумал я,  - всё это выглядит довольно странно. Подобное я в последний раз наблюдал во время войны между штатами, в Миссури и Калифорнии. Но ведь здесь пока еще, кажется, мир…»
        Вообще мое пребывание в Ирландии иначе как волшебным не назовешь  - спасибо моему другу Джонасу. В Дублине мне пришлось провести аж две встречи с читателями  - в университете Тринити, где рекомендательные письма от Оскара оказались золотым ключиком, и в некоем книжном магазине, названия которого уже не помню, совмещенном с пабом, что тоже в Ирландии бывает.
        Потом мои новые друзья долго водили меня по городу, а также свозили на остров. Я успел побывать в Белфасте, где прошла еще одна встреча с читателями, у «Переправы Великана» (базальтовых плит, уходящих от берега далеко-далеко в море), на холме в Таре, где когда-то находилась столица Ирландии, в старом монастыре в Глендалох…
        И пабы, пабы, пабы… Я просто влюбился в местный черный и вязкий «Гиннесс», хотя профессора, которые были родом из Корка, в один голос утверждали, что коркский «Мёрфи» намного лучше. А ирландский виски был ничуть не хуже привычного мне с детства ржаного, из моих родных мест. Хотя еда, если сказать честно, немногим отличалась от английской, причем не в лучшую сторону.
        И вот вчера вечером шумная компания проводила меня на вокзал, посадила в поезд и долго махала мне вслед. Да, подумал я, в Дублин мне нужно будет еще вернуться  - желательно с Оливией и с детьми. А теперь посмотрим на Корк. Тем более что в Дублине и Белфасте все время было пасмурно, а здесь, в Корке, как мне рассказывали, солнце появлялось гораздо чаще.
        И действительно, пейзаж перед мои глазами был намного веселее  - прекрасные викторианские здания, освещенные утренним солнцем, широкая река Ли, не чета дублинской Лиффи, и какой-то живительный морской воздух, без тени смога, который, пусть не так, как в Лондоне, но все же присутствовал и в Дублине, и в Белфасте. Хотя, конечно, углем немного пахло и здесь. Но все равно контраст был налицо, о чем я и сказал вслух.
        - Заводы, мистер Твен, в восточной части города, а также далее по течению Ли, оттуда ветер редко дует,  - охотно откликнулся извозчик.
        - А откуда вы меня знаете?  - удивился я.
        - Книгу вашу читал, а там портрет ваш вклеен  - я вас сразу узнал!
        Все-таки это не Англия, удовлетворенно подумал я. Надеюсь, что меня не будут донимать так, как в Константинополе  - мой друг Александр Тамбовцев смог бы меня понять, если бы я не сдержался и убил какого-нибудь очередного поклонника. Но в Ирландии это, увы, маловероятно.
        Гостиница оказалась мрачноватой, под стать моей лондонской  - но вот топили здесь на совесть, и ванну мне соорудили без всякой доплаты. Пока я ждал, когда нагреется вода, улыбчивый портье принес мне расписание праздничных мероприятий и меню на сочельник и на Рождество, добавив:
        - Мистер Клеменс, вы же вроде не католик? Тогда рекомендую рождественскую службу в англиканском соборе Святого Финна Барре. А если хотите на католическую, тогда вам в собор Святых Петра и Павла. Они все здесь недалеко.
        - А где красивее?  - поинтересовался я.
        - Ну, это уж что вам больше нравится,  - сказал портье.  - Святого Финна вот только семь лет назад построили, но уж очень он красивый. А Святые Петр и Павел постарше будут.
        - Ну что ж, спасибо,  - ответил я,  - я еще подумаю.
        Я, конечно, не католик, и не англиканин. В детстве я был пресвитерианцем  - то есть из церкви потомков пуритан. Сейчас? Не знаю. Мы с Оливией иногда ходим то в одну, то в другую церковь. Но именно, что иногда. Впрочем, на Рождество  - всегда, Оливия это очень любила. И на католической мессе я не был ни разу, может, сходить, посмотреть?
        Я попросил портье передать рекомендательное письмо друзьям Джонаса по адресу на конверте, приписав пару слов, что хотел бы зайти к ним, когда им будет удобно. Интересно, что родителям Джонас решил не писатъ, сказав, что пусть уж сначала его жизнь устроится  - и тогда он сам приедет к ним на белом коне.
        А пока я, помня свою ошибку в Лондоне, нанял через портье гида и пошел гулять, любуясь красотами Корка. Город оказался весьма приятным, и все сразу было трудно увидеть. Но когда я спросил гида про завтрашний день, он ответил мне:
        - Мистер, видите ли, в сочельник и на Рождество вы гида не найдете  - все будут отмечать дома праздник с семьей. Погуляйте завтра по городу, с утра магазины будут еще открыты. Ведь потом все они закроются, и откроются только двадцать седьмого. Если хотите, могу вас после свозить на побережье, например в Кинсейл. Но это будет не ранее двадцать шестого числа. Только стоить все это будет в полтора раза дороже, все-таки второй день Рождества! А двадцать седьмого можете, к примеру, съездить в Килларни  - но туда уже нужно отправляться на поезде, и ехать туда придется часа два, не меньше.
        Да, подумал я, здесь все намного беднее, чем у нас, в Коннектикуте, и тем более в Нью-Йорке. Но люди не готовы превратить Рождество в вакханалию шоппинга, и семья для них важнее, чем деньги.
        Мне здесь определенно нравилось. Когда я вернулся в гостиницу, мне передали ответ от сэра Огастаса Лаури. Он писал, что будет очень рад меня видеть в день Рождества на праздничном обеде у себя дома.
        Потом я плотно пообедал, выпил пару кружек «Мёрфи», оказавшегося и правда лучше «Гиннесса», и лег пораньше спать, подумав засыпая  - как же здесь хорошо и спокойно…
        Ведь через пару недель я увижу свою любимую Оливию, и жизнь опять станет яркой и прекрасной. Но покой мне будет, увы, в лучшем случае только сниться.

        24 (12) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. ИРЛАНДИЯ. КОРК
        Лиам Мак-Сорли, плотник
        - Спасибо, Лиам! Замечательная работа! Как ты и обещал, к Рождеству!  - и миссис Шихан, супруга лорда-мэра Корка, протянула Лиаму Мак-Сорли приятно позвякивающий мешочек с деньгами.  - А теперь наш подарок на Рождество! Как там твою невесту зовут, Ребекка?
        - Да, миссис Шихан,  - ответил Лиам,  - Ребекка О’Малли.
        - Надеюсь, она любит сладкое вино, как многие молодые дамы?  - спросила миссис Шихан.  - Вот здесь  - настоящий немецкий хок[2 - Так англичане называли рейнское вино.]. Как раз на сегодняшнее торжество.
        - Спасибо, миссис Шихан!  - поклонился Лиам.  - Сердечно вас благодарю.
        - До свидания, Лиам,  - кивнула супруга лорда-мэра.  - Приходи двадцать седьмого, сразу после Рождества  - у меня новый проект. Нужно будет сделать мебель для столовой. Я уже говорила с твоим хозяином.
        - До свидания, миссис Шихан!  - еще раз поклонился Лиам.  - Буду ровно в восемь часов, как обычно!
        - Ладно уж, приходи в десять,  - отмахнулась миссис Шихан.  - Хоть выспишься.
        - Хорошо, миссис Шихан, буду в десять!  - сказал Лиам Мак-Сорли и, повернувшись, вышел из ворот дома лорда-мэра.
        «Да,  - подумал он,  - тридцать два года назад, после неурожая картофеля, моих деда с бабкой согнали с земли, где семья Мак-Сорли жила с незапамятных времен. Пришли люди помещика, предку которого отдали земли в семнадцатом веке, и вышвырнули семью из дома, несмотря на то что у них десять детей. Не заплатили оброк  - и все, выметайтесь, паписты проклятые».
        Дед умер почти сразу, бабка вон до сих пор жива, и живет как раз с ним, Лиамом. Братья и сестры отца, кто тогда не умер, теперь живут не только по всей Ирландии  - в Дублине, Белфасте и Голуэе, а трое из них даже эмигрировали в Америку и Канаду. Выжили ли они, не знает никто  - не все корабли тогда доходили до американского континента. Но бабка каждый день молится за их здравие и спасение.
        А отец Лиама, Шеймус, поселился в Корке, где двадцать четыре года назад женился. Лиам был старшим, и теперь, когда отец умер, ему приходилось содержать и бабушку, и маму, и троих младшеньких. Вот только ему повезло, что десять лет назад его взял к себе подмастерьем Шон О’Малли  - лучший мебельщик не только Корка, но и всего юго-запада Ирландии. И обучил он Лиама на славу. Более того, Шон О’Малли уже сказал ему, что после его свадьбы с Ребеккой сделает его компаньоном.
        Впрочем, уже полгода назад Шон поручил Лиаму самостоятельную работу у лорда-мэра, поскольку сам он был занят у самого Ричарда Бойла, графа Коркского. И мебель, сделанная Лиамом для гостиной лорда-мэра, оказалась столь удачной, что миссис Шихан попросила Лиама сделать еще и мебель для спален, а теперь и для столовой. И заработал он на этом очень неплохо.
        Мастер Шон брал только треть заработанного Лиамом, тогда как обычно другие мастера брали не менее половины, а то и две трети.
        Сегодня он впервые отпразднует сочельник с Ребеккой. Бабушка и мама с тремя младшенькими отправились к маминой родне, и теперь сочельник Лиам и Ребекка проведут вдвоем. У Лиама даже шелохнулась надежда, что они с Ребеккой сегодня впервые сделают то, что обычно случается только в первую брачную ночь, но он гнал от себя эту мысль  - вдруг Шон узнает… Лучше уж он отведет девушку обратно к будущему тестю  - свадьба ведь и так не за горами.
        И вдруг Лиам очнулся от грез. С севера по улице Казарменной, на которой он и жил, двигались многочисленные солдаты в красных мундирах. Солдат в Корке было всегда много  - все-таки в городе располагались огромные Елизаветинские казармы. Местные солдат не любили, и нередко случались драки. Но Лиам давно понял  - чтобы продвинуться в этом мире, лучше попробовать стать настоящим англичанином. Родители с ним пытались в детстве говорить по-гэльски, но он скоро начал отвечать только на английском, мотивируя это тем, что гэльский  - пережиток прошлого. Он долго работал над своим акцентом, который стал похож на английский коркских протестантов  - таких, как миссис Шихан, и только когда он волновался, в его речи прорезались ирландские интонации.
        Он поравнялся с людьми в красных мундирах.
        - Добрый день, сэр, и с наступающим Рождеством!  - сказал он офицеру.
        - А ты кто такой?  - неожиданно ответил тот на приветствие.
        - Лиам Мак-Сорли, сэр,  - сказал Лиам,  - плотник.
        - Плотник, говоришь?  - раздраженно переспросил офицер.  - А что у тебя в мешке?
        - Мои инструменты,  - сказал Лиам,  - и подарок от лорда-мэра, сэр!
        - Ты, и ты,  - приказал офицер своим солдатам,  - посмотрите, что у него там за инструменты!
        Два солдата выхватили у Лиама мешок, а двое других выкрутили ему руки. И когда Лиам попытался что-то сказать, один из солдат наотмашь ударил его по лицу, потом залез к нему в карман и достал мешочек с деньгами, передав его офицеру. Тот развязал его и высыпал деньги себе на руку.
        - Интересно,  - сказал тот.  - Три гинеи и еще десять шиллингов. Откуда у тебя столько, пэдди?[3 - Ругательное обозначение ирландцев-католиков.]
        - Получил за работу у лорда-мэра!  - ответил Лиам.
        - Врешь!  - сказал офицер и ударил Лиама под дых.
        Лиам, немного отдышавшись, прохрипел:
        - Сэр, спросите у миссис Шихан.
        - Делать мне нечего, спрашивать у супруги лорда-мэра про твои враки, пэдди. А что у него в мешке?
        - Топор, ваша светлость, несколько ножей, пилы и другие инструменты. И еще бутылка чего-то там.
        - Значит, холодное оружие,  - сказал офицер.  - Заберите его. Не иначе как один из этих мятежников. Пусть Клич его допросит. А бутылку…  - он посмотрел оценивающим взором,  - отдадите потом мне.
        На Лиама надели наручники и потащили его к казармам. Когда он пытался что-нибудь сказать, его били  - то под дых, то по почкам, то по лицу. Вскоре он прекратил всякие попытки оправдаться, и просто покорно поплелся туда, куда его вели конвоиры.
        И вот они вошли в ворота казармы. Его отвели в небольшое помещение, где сидел огромный человек с тремя сержантскими полосками на рукаве.
        - Кто такой?  - спросил сержант.
        - Какой-то пэдди,  - ответил один из конвоиров.  - Задержан с деньгами и холодным оружием. Врет, что получил деньги от лорда-мэра.
        Лиама приковали наручниками к какой-то трубе, после чего конвоиры ушли.
        - Пэдди, или ты мне все расскажешь,  - сказал Лиаму сержант,  - как есть, или я тебя так отмудохаю, что ты сдохнешь в страшных муках. Расскажешь же?
        - Да, сэр,  - ответил Лиам.
        - Сэр?  - переспросил сержант и ударил Лиама под дых, отчего тот скрючился от страшной боли и совсем не мог дышать.
        - Меня зовут сержант Клич!  - проревел сержант.  - Сэры  - это офицеры-белоручки. Бойся не их, бойся меня, ирландская свинья. Ясно тебе?
        Лиам, как мог, закивал. Сержант подождал немного и снова начал допрос.
        - Откуда у тебя деньги?  - спросил он.  - От кого ты их получил? Кто руководит мятежом?
        Каждый вопрос сопровождался сокрушительным ударом.
        - От лорда-мэра, спросите у его супруги!  - воскликнул Лиам.  - Не знаю я ни о каком мятеже!
        - Тогда откуда у тебя такие деньги, свинья?  - прорычал сержант.
        - Получил за работу!  - ответил Лиам и получил новую порцию ударов.
        - Вот что. Или ты мне скажешь всю правду, или я тебя убью. Понятно тебе, свинья?  - и сержант ударил Лиама так, что тот потерял на минуту сознание.
        Лиам очнулся от воды, которой его облил Клич, и вдруг понял  - что бы он ни сказал, ему все равно не поверят. И тут в нем проснулась давно забытая ирландская жилка  - он решил, что лучше пусть умрет, но оговаривать он никого не будет. А Клич продолжал орать:
        - Кто тебе заплатил, свинья? Кто твой начальник? Когда начнется мятеж?
        И вдруг Лиаму повезло. В комнату вошел незнакомый офицер и двое солдат, которые волокли другого несчастного, окровавленное лицо которого ему было смутно знакомо. Лиам узнал своего старого знакомого Тима О’Лири, подмастерья у соседа-кузнеца.
        - Кто у тебя такой, Клич?  - брезгливо спросил офицер.
        - Какой-то пэдди,  - ответил сержант.  - Очень уж упрямый.
        - Ничего не рассказал?  - отмахнулся офицер.  - Ладно, пусть немного отдохнет в номерах. Обработай-ка лучше пока вот этого.
        С Лиама сняли цепь  - сломанная правая рука при этом заболела так, что он потерял сознание.
        Очнулся он в тесной камере где-то в сто квадратных футов[4 - Примерно 9 м^2^.] в окружении таких же окровавленных людей  - мужчин и даже женщин. Да, подумал он вскользь, даже если я отсюда выйду, то правая рука сломана, три пальца на левой  - тоже, половины зубов не хватает, все тело болит… Работать если и смогу, то нескоро, и кто будет кормить маму, бабушку и малых? Да и с Ребеккой придется распрощаться  - зачем ей калека?
        Соседи его тихо переговаривались. Он узнал, что некоторых схватили на улице, как и его, а других выволокли прямо из их домов и квартир. Вот так, горько усмехнулся про себя Лиам мой дом  - моя крепость…
        Тем временем из небольшого зарешеченного окошка все явственней несло гарью, а в камеру то и дело вталкивали все новых и новых несчастных. И последним  - точнее, последней  - оказалась женщина в рваной окровавленной одежде. И больше по тому, что осталось от юбки из синего шелка, которую он купил ей две недели назад, чем по ее окровавленному лицу, покрытому синяками, он узнал в ней свою Ребекку.
        - Лиам…  - пробормотала она. Он протиснулся к ней, как мог, и попытался ее обнять левой рукой, но она его оттолкнула.
        - Милый, не надо,  - простонала Ребекка,  - я грязная, не трогай меня!
        - Что случилось, милая?  - спросил Лиам и вдруг увидел запекшуюся кровь на подоле юбки.
        - Я пошла в последний раз за мясом, и они меня…  - и Ребекка заплакала.  - Не трогай меня, я грязная! Никто теперь не возьмет меня замуж!
        Лиам встал перед ней на колени, обнял ее ноги и прошепта:
        - Ребекка, мне все равно  - ты ни в чем не виновата, и мое предложение остается в силе. Если мы выйдем отсюда, и если я тебе еще буду нужен, такой, каким они меня сделали, будь моей женой!
        Ребекка неуверенно закивала.
        А про себя Лиам подумал: «Теперь я сделаю все, что в моих силах, чтобы отомстить этим английским сволочам! Помню, как в Корк приезжал мой кузен Фергус из Белфаста и звал нас всех на борьбу с англичанами. Я тогда его прогнал, а теперь оказалось, что он все-таки был прав… Господи, на все воля твоя! Да вернется в Ирландию ее законный король, и да очистит он наш Изумрудный остров от проклятых супостатов! И я первым пойду под его знамена…»

        25 (13) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. КОРК
        Сэмюэл Клеменс, журналист и писатель
        Позавчера вечером после обильного ужина я сходил в ирландский паб недалеко от гостиницы. Тёмное пиво в стаканах (да, «Мёрфи» и «Бимиш» оказались еще вкуснее «Гиннесса»!), беседы о литературе и философии с моими соседями по барной стойке. Все было почти как в Дублине, разве что некоторые разговаривали между собой на незнакомом языке.
        - Это гэльский,  - пояснил мне Майкл Коннелли, один из моих собеседников.  - Видите, в Дублине вы его не услышите, а здесь кто-то его еще знает. И правильно  - наши предки столетиями разговаривали на этом языке, а мы его усиленно пытаемся забыть. Ведь для англичан мы  - не более чем скоты. Вы слышали, что когда герцогу Веллингтону сказали, что он ирландец, он ответил, что можно родиться в стойле и не быть лошадью.
        Майкл был очень похож на лепрекона  - забавного персонажа из ирландских сказок. Маленький, пузатый, одетый в зеленый пиджак и в галстук в горошек… Но он врач, как мне сказал другой мой сосед, причем лучший в Корке. Он единственный католик, у которого лечатся высокопоставленные протестанты; впрочем, бери выше  - его пациентами являются и мэр, и даже сам граф Коркский  - с семьями, понятное дело. Теперь же его вызывали к какому-то богатому постояльцу из моей гостиницы.
        А сейчас мы обсуждали ирландскую историю и древний ирландский эпос. Точнее, Майкл говорил, а я слушал, так как ничего умного сказать не мог. Впрочем, другой мой сосед  - некто Лиам Мак-Сорли, пусть и всего лишь ученик мебельщика, знал немногим меньше, чем Майкл, хотя и утверждал, что гэльский  - пережиток древности, и чем скорее все заговорят по-английски, тем лучше. Впрочем, оба они считали, что при королях Ирландия жила хорошо, а Майкл рассказал мне про Эдуарда Брюса, последнего высокого короля Ирландии и брата Роберта Брюса, историю которого я уже где-то слышал.
        После четырех или пяти кружек портера спалось очень хорошо, и проснулся я в весьма неплохом расположении духа, без тени похмелья. Вчерашнее утро было теплым и солнечным. Я подумал с ужасом, что в Коннектикуте сейчас снега по колено, если не по пояс, и морозы такие, что каждый раз перед выходом из дома я себя спрашиваю, почему мы вообще уехали из Калифорнии…
        Впрочем, в Лондоне снега, наверное, до сих пор нет, но лучше уж хартфордские морозы, чем лондонский смог. Да и Оливия не хочет жить нигде, кроме как в Нью-Йорке или Коннектикуте. А для меня ее счастье и счастье моих детей  - самое главное в жизни. Иначе я бы, наверное, принял предложение моего друга Александра, тем более что в Константинополе, по его словам, снег  - редкость, да и вообще погода почти как в Калифорнии.
        После завтрака я пошел в последний раз по магазинам. Для девочек я купил две смешные куклы, изображающие лепреконов  - с рыжими волосами, в зеленой одежде и в зеленых же шляпах. Для Оливии  - пальто из фетра, сделанного из лучшей арранской шерсти. Для себя  - костюм из ирландской шерсти, шерстяной же ирландский берет, бутылку местного виски и книгу по ирландской истории. Для сэра Лаури у меня была заготовлена бутылка крымского портвейна и коробка кубинских сигар.
        Почему-то получилось так, что в Константинополе кубинские сигары оказались и лучше, и дешевле, чем в Нью-Йорке, хотя Нью-Йорк намного ближе к Кубе, чем Константинополь. А еще у меня на дне одного из чемоданов вдруг нашелся нож Боуи в подарочных ножнах, который я взял с собой для подарка кому-нибудь из югороссов. Но будучи в Константинополе, так и не сумел найти, кому его подарить.
        Вскоре я заметил одну странную вещь  - центр города был оцеплен солдатами в красных мундирах. Они ничего не делали, просто стояли на мостах, ведущих в Старый город. Впрочем, на мне это не отразилось  - в Старом городе было все, что меня интересовало: и рестораны, и пабы, и магазины…
        Ужин в гостинице был отменным. По старой традиции, в сочельник не подавалось мясо, но рыба в Ирландии была замечательная, свежая и вкусная… После ужина я сходил в близлежащий собор Святого Финна Барре на службу сочельника. Я давно уже не религиозен, и для меня это было скорее культурным мероприятием. Единственный случай в последнее время, когда я действительно вспомнил Господа, был в Константинополе  - во время службы в соборе Святой Софии и церкви Святой Ирины. Хоть служба и велась на незнакомом мне языке, я все время чувствовал совершенно незнакомый мне религиозный экстаз, как будто сам Господь приблизился ко мне.
        После службы я пошел обратно в гостиницу. На улице вдруг явственно запахло гарью, а на севере и западе на небе отчетливо виднелось зарево. Более того, оттуда иногда были слышны выстрелы.
        Когда я спросил об этом в гостинице, портье сказал мне, что, судя по всему, где-то в католических трущобах разгорелся пожар.
        - Да, но сразу в двух местах,  - сказал я.  - К тому же еще и выстрелы…
        - Сэр, скорее всего, стреляют, чтобы отогнать мародеров. А горит у них там часто  - вы бы знали, что вытворяют эти католики из трущоб, напьются и подожгут по пьянке дом, а дома там расположены скученно…
        - Неужели у вас нет пожарной службы?  - спросил я.
        - Есть, конечно,  - ответил портье,  - но она не поедет в трущобы. Вот если будет опасность, что огонь перекинется на районы, где живут приличные люди… Наш новый лорд-мэр, Барри Шихан, приказал им тушить пожары и у католиков. Только они обычно этого не делают, говорят, их повозки не проходят через тамошние узкие улицы. Слышал я, что вроде католики что-то себе придумали, какую-то службу, знаете ли… Они и потушат.
        Спал я в ту ночь плохо  - ведь к людям пришла беда, а я ничем помочь не мог. К тому же меня предостерегли от любых попыток проникновения в трущобы. Впрочем, мне хватило и Биллов Сайксов в Лондоне…
        Утром я проснулся поздно. Плотно, не спеша позавтракал, потом принял ванну… Сэр Лаури пригласил меня на четыре часа, так что в половину четвертого я оделся в свой новый ирландский костюм, приготовил подарки, надел ирландский берет и вышел из гостиницы.
        Как ни странно, у парадного подъезда не было ни единого извозчика, тогда как вчера там стояло как минимум полдюжины. Я спросил у портье, на что тот мне сказал:
        - Вы знаете, на Рождество работают немногие из них, а желающих прокатиться много. Если хотите, посидите в холле, а следующего извозчика я попрошу взять вас.
        - А долго придется ждать?  - спросил я.
        - Полчаса или больше,  - безразлично ответил портье,  - точно не знаю.
        - А долго идти вот до этого места?  - и я протянул ему бумагу с адресом сэра Лаури. Увидев фамилию на приглашении, портье подобострастно посмотрел на меня.
        - Вы к сэру Лаури?  - переспросил он.  - Его дом в двух шагах от моста, у самой реки. Дойдете за десять-пятнадцать минут. Или все же подождете извозчика?
        - Да нет, прогуляюсь,  - сказал я,  - вот какая хорошая погода, жаль, уже скоро стемнеет…
        Через пять минут я уже был на мосту. Там, как и вчера, стояли солдаты в красных мундирах. И когда я хотел пройти, меня остановил офицер.
        - Ты кто такой?  - спросил он.
        - Это что за вопрос?  - удивился я.
        - Я тебя спросил, ирландская ты морда,  - рявкнул офицер,  - кто ты такой и что здесь делаешь?
        - Я не ирландец,  - ответил я,  - а американский путешественник.
        - Так я тебе и поверил,  - с издевкой сказал офицер,  - берет ирландский, костюм ирландский, по-английски говорить правильно не умеешь… А ну покажи документ!
        Документа у меня с собой, увы, не было  - оставил в гостинице, о чем я и сказал этому офицеру.
        - И куда же ты направляешься?  - снова спросил офицер.
        - К сэру Лаури,  - ответил я.
        - Вчера тут тоже один утверждал, что идет от мэра. Эй, ты, как там тебя?  - и он показал рукой на одного из солдат.  - А ну посмотри, что у него в мешке.
        Я попытался сказать, что они не имеют права, когда солдат ударил меня по лицу и выхватил мешок. Было больно, но главное, это было настолько дико, что я опешил  - и это та самая страна, которая учит других цивилизации… А солдат начал перечислять:
        - Бутылка с надписью на непонятном языке… Сигары какие-то.
        - Потом отдашь мне. И бутылку, и сигары.
        Тут я не выдержал:
        - Да какое вы имеете право?
        И получил удар под дых от второго солдата  - быстро и профессионально.
        А первый солдат продолжал:
        - …да, и еще нож. Футом длиной, не меньше.
        - Так вот зачем ты шел к сэру Лаури, сволочь ирландская!  - заорал офицер и тоже ударил меня по лицу  - к счастью, намного слабее, чем тот, первый солдат.  - Вот сволочь, теперь у меня весь рукав в твоей крови!
        Я с трудом достал из кармана приглашение и показал его офицеру. Тот немедленно сбавил обороты, прочитав: «Сэр Огастас Лаури будет очень рад, если сэр Сэмюэл Клеменс сочтет возможным почтить его своим присутствием на рождественском обеде 25 декабря 1877 года в четыре часа».
        - Слушай, ты,  - сказал офицер одному из своих солдат,  - сбегай к сэру Лаури и узнай, что это за птица. Вдруг эта морда ирландская украла это письмо у этого, как там его, Клеменса, а, может быть, это и в самом деле тот Клеменс. Ты и ты, отведите пока этого типа Клеменса в казарму, пусть посидит со всеми.
        - К Кличу?  - спросил солдат.
        - Нет, идиот,  - заорал офицер,  - может, это и правда друг сэра Лаури. И возьми мешок, только чтобы ничего из него не пропало. Нам не хватало еще проблем с графом Коркским, сэр Лаури его кузен. И не трогай пока больше этого,  - офицер показал на меня.
        - Пошли,  - сказал солдат и толкнул меня в спину.
        «Интересно же у них здесь не трогают»,  - подумал я.

        ПОЛЧАСА СПУСТЯ, КАЗАРМЫ
        Во дворе казармы лежали с десяток тел  - пара из них еще шевелилось, но большинство уже лежали без движения. Мы вошли в узкий коридор и прошли мимо двух или трех дверей, из-за которых слышались отчаянные крики. Наконец меня втолкнули в тесную камеру, в которой уже практически не было места для новых «постояльцев». Вокруг меня были мужчины и женщины с окровавленными лицами, в порванной одежде. Руки некоторых были на перевязи, сделанной из полосок одежды. У многих женщин была кровь на юбках в том месте, где находится промежность. А в углу какой-то низенький человек со свороченным носом подвязывал очередную сломанную руку. Присмотревшись, я узнал дока Майкла, моего позавчерашнего собутыльника.
        - И вы здесь, наш американский друг?  - с невеселой усмешкой сказал он.  - Знаете, я никогда бы не подумал, что такое возможно здесь, в Корке.
        - А что случилось?  - спросил я.
        - То есть как это что?  - сказал доктор.  - Еще вчера солдаты начали хватать на улицах Корка всех без разбору. Другие поджигали бедные кварталы, чтобы выкурить обитателей. Там, где места были чуть побогаче, они просто ломали двери и хватали всех обитателей  - мужчин, женщин и детей. Меня вот схватили по пути к пациенту. Мужчин избивали, многих убили, мальчиков тоже, женщин и девочек часто насиловали. Я вот тут делаю все, что могу для тех, кого они искалечили…
        - Женщин насиловали?  - я не поверил своим ушам.
        - Ты помнишь Лиама?  - он показал мне человека с выбитыми зубами, рукой на перевязи и забинтованными пальцами на другой руке. Я с огромным трудом узнал в нем ученика мебельщика, который мне еще недавно говорил о том, что ирландцам нужно попытаться стать англичанами.  - С ним была его невеста. Над ней надругались трое. Здесь я не смогу ее осмотреть, но, судя по кровотечению, у нее все там порвано, и не только у нее. У многих женщин здесь схожая история, будь ей семнадцать лет, как Ребекке, или пятьдесят шесть, как миссис Коркоран. Когда я отсюда выйду, если, конечно, я отсюда выйду, то я сделаю для них для них все, что смогу.
        - Но почему?  - не понял я.  - За что?
        - Они у всех спрашивают про какой-то мятеж. Но никакого мятежа здесь не было. Люди готовились к Рождеству, все было тихо и мирно. А теперь…
        Я не верил своим ушам  - но глаза подтверждали, что все это на самом деле так. И тут к нам втолкнули еще одного несчастного.
        - Тимми!  - закричал Лиам и попытался протиснуться к нему.
        Тот вдруг захрипел и упал  - точнее, осел на пол, потому что упасть в битком набитой камере было сложно  - и через пару минут испустил дух, несмотря на все усилия Майкла. Майкл перекрестил его и быстро прочитал молитву, после чего его оттащили в угол, где, как я теперь заметил, были еще три или четыре неподвижных тела.
        Меня вдруг осенило  - я подумал, что если есть ад, то он здесь, в Корке. А черти в нем  - английские солдаты, которые убивают, калечат, насилуют, сжигают… И все под громогласные крики о своей исключительности и цивилизованности. Впрочем, и в Америке именно они, да и мы, их потомки, так же уничтожали индейцев, а когда их не оставалось, то и друг друга.
        Открылась дверь и кто-то крикнул:
        - Мистер Клеменс, выходите!
        Я не шелохнулся.
        - Мистер Клеменс, произошло недоразумение!  - продолжал кричать солдат.  - Выходите, пожалуйста! Вас просит зайти генерал Харман!
        Лиам шепнул мне:
        - Сэм, идите и расскажите потом про все, что вы здесь видели. Пусть весь мир узнает о том, что произошло в Корке.
        Я поклонился ему, его Ребекке, Майклу и всем остальным несчастным, шепнув:
        - Я сделаю все, что смогу, люди! Да хранит вас Господь!
        Сказав это, я вышел из камеры. Меня, на этот раз весьма почтительно, повели по коридору.
        - Простите, мистер Клеменс,  - сказал мне солдат,  - зайдите, пожалуйста, вот сюда. Негоже, чтобы генерал увидел вас в таком виде…
        В кабинете с большим окном, за которым виднелось до сих пор не потухшее зарево, сидел человек в белом халате.
        - Мистер Клеменс, позвольте вас осмотреть,  - забормотал он.  - Так… Нос не сломан, это уже хорошо. Снимите, пожалуйста, вашу рубашку. Вот здесь у вас гематома, но это пройдет…
        Он бормотал и дальше, потом начал смывать кровь с моего лица, и тут я услышал через стену голоса, один из которых явно принадлежал большому начальнику, скорее всего тому же генералу Харману.
        - Полковник, да вы просто с ума сошли!  - не выбирая выражений орал генерал.  - Все ваши, якобы доказательства, выбиты под пытками  - ни одно из них не сходится с другими. Кто-то оговорил тещу, кто-то соседа  - и ни одного настоящего мятежника, ни одного следа настоящего мятежа! Мне все равно, сколько подохнет этих ирландцев, но теперь они все озвереют, вы, идиот, можете это понять? Теперь, если здесь высадится этот их самозваный ирландский король, югороссы, русские, немцы, да кто угодно  - хоть сатана со своими чертями, то эти ирландцы пойдут за ними толпой, неважно за кого, лишь бы против нас  - англичан. И все это благодаря вам. Сто восемнадцать трупов, куча народу искалечена, множество женщин изнасилованы, целые кварталы сгорели! Вы у меня еще сочтете за счастье служить в Африке, воевать с зулусами и подохнуть от малярии или от укуса мухи цеце!
        - Сэр, но у нас была информация…  - чуть слышно проблеял невидимый собеседник генерала.
        - Информация у них была!  - крикнул генерал.  - А подумать головой вы не могли? Или она у вас только для того, чтобы в нее пить? Опять от вас разит дешевым виски! И где этот Клеменс?! Если он пожалуется на нас сэру Лаури, а тот своему кузену, то вы представляете себе, что начнется?! Полетит ваша голова, а может, и моя!
        - Что же делать?  - застонал полковник.
        - Больше никого не арестовывать,  - отрезал генерал,  - больше ничего не поджигать, Клича и тех, кто побил Клеменса  - под трибунал!
        - А что делать с теми, кто в камерах?  - спросил полковник.
        - Пусть пока посидят,  - сказал генерал,  - потом мы решим, что с ними делать. Официально они все мятежники.
        - Разрешите идти?  - снова спросил полковник.
        - Идите!  - рявкнул генерал.  - И не показывайтесь мне на глаза, пока живы.
        Вскоре за стеной еще раз хлопнула дверь, и тот же самый грозный генеральский голос стал вдруг вежливым и подобострастным до приторности.
        - Сэр Лаури,  - лебезил генерал,  - да-да, конечно, мы все понимаем. Произошла ужасная ошибка. Да, сэр Лаури, мистера Клеменса освободили, и скоро он будет здесь.
        Тут доктор наконец пробормотал:
        - Ну вот, кажется, и все. Давайте я сам отведу вас к генералу…
        В соседней комнате находились трое  - пожилой человек в расшитом золотом мундире, молодой офицер и джентльмен в костюме для верховой езды.
        - Мистер Клеменс,  - заговорил последний.  - Я так рад вас видеть! Я давний поклонник вашего таланта.
        - Сэр Лаури, и я тоже рад вас видеть,  - ответил я с горькой усмешкой,  - но лучше бы нам было увидеться при несколько других обстоятельствах…
        Генерал вдруг забормотал:
        - Мистер Клеменс, позвольте представиться, адъютант-генерал Джордж Харман, командующий войсками в Ирландии и поклонник вашего «Тома Сойера».
        Я подумал, что никогда мне еще так не хотелось не знакомиться с поклонником моего таланта.
        А Харман продолжал:
        - Прошу прошения, произошло ужасное недоразумение. Обещаю вам, что все посмевшие поднять на вас руку понесут строгое наказание. Лейтенант Митчелл и его люди уже задержаны.
        Я не выдержал и спросил:
        - А как насчет доктора Майкла Коннелли, генерал? Он в той же камере, откуда меня только что выпустили.
        Сэр Лаури резко повернулся к Харману.
        - Генерал, а это что еще за новость?  - сурово спросил он.  - Как ваши люди посмели поднять руку на доктора? Он же лучший доктор Корка, а, может, и всей Ирландии!
        - Сэр, я об этом в первый раз слышу,  - снова залебезил генерал Харман.  - Конечно же доктора немедленно освободят! Дженнингс,  - он повернулся к лейтенанту,  - распорядись, чтобы доктора Коннелли немедленно выпустили на свободу.
        - А что насчет других несчастных, которые содержатся там в ужасной тесноте и безо всякой медицинской помощи?  - тихо спросил я.
        - Если они ни в чем не виноваты, то мы их выпустим, дорогой мистер Клеменс,  - снова заблеял генерал Харман, бросая испуганные взгляды в сторону сэра Лаури,  - или, если они виноваты, то, несомненно, понесут наказание по всей строгости закона. Уверяю вас, их бы не задержали без веских на то оснований.
        - Как меня, например?  - резко спросил я.
        - Нет, мистер Клеменс, что вы,  - снова начал оправдываться генерал,  - в вашем случае это была досадная и весьма прискорбная ошибка. Но поверьте, у нас в Британской империи все происходит по закону, и если человек невиновен, то он может быть уверен, что закон его оправдает. Вот ваш мешок, мистер Клеменс, проверьте, не пропало ли что?
        В мешке было всё  - и вино, и сигары, и нож.
        А генерал продолжал:
        - А теперь разрешите откланяться  - дела, знаете ли. Сэр Лаури, ваш доктор выйдет отсюда через десять минут, честное слово джентльмена!
        «Да,  - подумал я,  - английскому джентльмену, похоже, верить нельзя вообще».
        Но сэр Лаури, сухо попрощавшись с Харманом, уже вел меня к одному из выходов из этого страшного здания. Не к тому, где валялись трупы, а к другому, который был для «белых людей». Мы сели в экипаж, который тут же направился к дому сэра Лаури. По дороге вкратце я рассказал лорду-мэру Корка о том, что успел сегодня увидеть в городе и казармах. Выражение лица Лаури внешне оставалось безучастным, но в его глазах вспыхнул огонь.
        - Мистер Клеменс…  - сказал мне сэр Лаури.
        - Сэм,  - поправил его я,  - зовите меня просто Сэм.
        - Хорошо, Сэм,  - ответил сэр Лаури,  - тогда и вы зовите меня просто Оги. Вы знаете, моя семья уже давно перешла в протестантизм, мы стали частью английской аристократии. И я до недавнего времени даже забывал, что я ирландец. А вот теперь я это не просто вспомнил, но и понял, что у Ирландии один путь  - свобода. Пусть она станет общим домом и для католиков, и для протестантов,  - но домом, где они хозяева, а не эти убийцы. И того, что здесь произошло, больше нигде и никогда не должно повториться. А насчет других заключенных  - вашего Лиама, например  - мы поговорим с моим кузеном, графом Коркским, а также с мэром города. Они все, узнав, что вы приходите ко мне, согласились заглянуть сегодня в гости. Ричарда Бойла  - так зовут графа и моего кузена  - боится сам Харман. И я даже готов оплатить лечение этих несчастных за свой счет  - пусть это будет моим скромным вкладом в дело нашей свободы, а также компенсацией за то, что моя семья столько лет проводила здесь в жизнь интересы английской короны.
        - Согласен, Оги,  - сказал я.  - Но позвольте и мне тоже в этом немного поучаствовать.
        - Сэм,  - сказал мне сэр Лаури,  - вашим лучшим участием будет, если вы напишете об этом. Если ваша статья появится во влиятельной американской газете, то она и откроет миру глаза на то, что творится в нашей стране. Тем самым вы сделаете неизмеримо больше и станете навсегда другом ирландцев и Ирландии.
        - Хорошо, Оги,  - сказал я,  - я поговорю сегодня вечером с вашими гостями, а потом опишу все то, что я здесь увидел, для американских газет. И не только для американских, Бог даст, мою статью напечатают в Константинополе, в Берлине и в Петербурге.

        25 (13) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. КУБА. ГУАНТАНАМО
        Джефферсон Финис Дэвис, президент Конфедеративных Штатов Америки
        На трибуне стояла худощавая молодая женщина в военной форме Югороссии, пока еще без знаков различия, сшитой, как я уже знал, по просьбе майора Рагуленко сестрами его супруги.
        - Дорогие братья-конфедераты!  - сказала она.  - Сегодня, в день, когда Господь воплотился в маленьком ребенке, увидевшем свет в тесных и темных яслях в далеком Вифлееме, помолимся же Господу. Да возвратит он нам нашу свободу, как Моисей вернул свободу евреям, и да погубит он врагов наших, как он погубил армию фараона египетского, как он отдал филистимлян в руки Самсона, как он ниспослал победу Константину над войсками Максентия! С Рождеством Христовым вас, друзья мои и боевые товарищи, и да отпразднуем мы следующее Рождество на свободном Юге! И да будет боевой путь Добровольческого корпуса славен, и да поможет Господь всем вам вернуться живыми и здоровыми! Я буду всегда молиться за вас! Господи, как мне хочется разделить этот тернистый путь с вами,  - после последних слов на ее глазах появились непрошеные слезы.
        Она уже хотела спуститься с трибуны, когда генерал Форрест жестом попросил ее подождать, а я поднялся к ней на трибуну.
        - Лорета Ханета Веласкес,  - торжественно сказал я,  - вы храбро воевали за нашу свободу во время Второй Американской революции. Не ваша вина, что нам не хватило сил против многочисленных и намного лучше вооруженных полчищ янки. Но вы покрыли себя славой, хоть вам и пришлось воевать под чужим именем. И я, как главнокомандующий армии Конфедерации, хочу уже под вашим настоящим именем присвоить вам звание первого лейтенанта армии Конфедерации и наградить вас Южным Крестом за все ваши подвиги!
        За отсутствием шляпы в югоросской форме я прикрепил серебряные галуны первого лейтенанта к отложному воротнику ее мундира. И крест пришлось прикреплять чуть выше, чем обычно, чтобы ненароком не задеть груди новоиспеченного кавалера  - несколько необычная и пикантная проблема. Прикрепив, я пожал руку первому лейтенанту, который, точнее, которая меня после это еще и поцеловала в щеку, и это было, скажу вам сразу, весьма и весьма приятно. После чего Лорета Веласкес под гром аплодисментов спустилась со сцены  - всего лишь пятый кавалер этой вновь учрежденной награды и первая женщина, удостоенная медали Конфедерации.
        Сказав присутствующим несколько приветственных слов, я вернулся к своему столу. Там уже сидели члены правительства, генерал Форрест, новоназначенный комендант Гуантанамо поручик Игорь Кукушкин с супругой, майор Рагуленко с супругой, Оливер Джон Семмс и Родриго де Сеспедес с дочерьми и Лоретой Веласкес, а также Инес Амайя, ее служанка, и рядом с ней такой серьезный маленький мальчик  - сын Лореты, Билли.
        - Мистер президент,  - сказал майор Рагуленко, чокнувшись со мной бокалами,  - а ведь миссис Лорета Веласкес решила вступить в армию Югороссии, и наше начальство уже дало на это свое добро. Она просто не подозревала о том, что вы вдруг решите исполнить все ее мечты и зачислите в армию Конфедерации.
        - Общение с вами, майор,  - ответил я,  - ни для кого не проходит даром. Позвольте поинтересоваться, если это, конечно, не секрет, какое занятие вы сумели подобрать для миссис Веласкес в вашей армии?
        - О, мистер президент,  - с улыбкой обратился ко мне майор Рагуленко,  - такого здесь еще не было. Старший лейтенант Лорета Ханета Веласкес будет командовать взводом женщин сверхметких стрелков, набранных нами на Кубе. Мы уже нашли тут два десятка молодых женщин и девушек, согласных променять жизнь в нищете на службу на благо Югороссии, их новой родины. Впрочем, мы не против того, чтобы это полностью сформированное и подготовленное подразделение приняло участие в освобождении американского Юга от власти янки. Присвоенное вами миссис Веласкес звание офицера Конфедерации будет этому только способствовать.
        - Это весьма интересно,  - сказал я,  - у вас что  - женщины воюют наравне с мужчинами?
        - Не всегда и не везде,  - ответил майор Рагуленко,  - но есть целый ряд воинских специальностей, считающихся для женщин более чем уместными. Профессия снайпера  - сверхметкого стрелка, как раз из их числа.
        - Хотелось бы посмотреть на этих ваших воинственных валькирий,  - с легкой улыбкой сказал генерал Форрест, сидевший с другой стороны от майора Рагуленко и его супруги.
        - Увидите, когда все будет готово,  - загадочно сказал майор Рагуленко.  - Впрочем, если у вас будет такое желание, мы подготовим такое подразделение и для вас. Ведь ни один янки не увидит опасности со стороны слабой и симпатичной южной леди…
        Генерал Форрест переглянулся со мной.
        - Мы с президентом Дэвисом,  - тактично произнес он,  - еще вместе подумаем об этом и сообщим вам наше решение.
        Я обвел взглядом помещение, в котором мы и наши люди праздновали Рождество. За другими столами, располагавшимися неподалёку, сидел личный состав Первого пехотного полка Конфедерации имени Стоунуолла Джексона, Первого конного полка имени Джона Ханта Моргана, Первого артиллерийского дивизиона имени Джона Пелхама, роты специального назначения имени Билла Андерсона, а также двух батальонов ирландцев и шотландцев, набранных на американском юге среди эмигрантов. Все эти части, кроме ирландцев и шотландцев, получили знамена и новые наименования двадцать второго числа, а ирландцы и шотландцы на острове Корву должны присоединиться к королевским стрелкам короля Брюса.
        И, наконец, чуть поодаль располагались столы с рекрутами, которые прибыли совсем недавно и из которых еще предстоит сформировать новые части  - как у нас говорится, «ранняя птица получает червяка». Новые рекруты никак не успевают к делу в Ирландии, зато, когда начнется Третья американская революция, они сразу будут воевать с янки непосредственно на нашем многострадальном Юге.
        Вчера мы праздновали Рождество в узком кругу  - Родриго с семьей, Лоретой и Сергеем, я со своим правительством. Ведь наши жены и дети были далеко, наши солдаты  - в своих частях. Но сегодня праздник был для всего состава  - под наряженными «под елки» пальмами, под синим небом, при температурах, к которым я привык поздней весной или ранней осенью, но никак не зимой. И я впервые увидел, как много сынов Юга и их соратников-выходцев из далеких кельтских стран решили пожертвовать всем, в том числе и своими жизнями, ради счастья родных и близких. Как сказал Спаситель: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».
        Кстати, послезавтра, за два дня до отплытия караванов на остров Корву, должна состояться помолвка Родриго де Сеспедеса и Лореты Ханеты Веласкес. Сама свадьба будет сыграна следующей осенью в Сантьяго, с гостями со всей страны. А пока на помолвке кроме нас, ее боевых товарищей, будут присутствовать только Рафаэль Веласкес, старший брат Лореты, и его жена и дети, которые завтра с утра прибудут в Гуантанамо. Другие ее братья и сестры не хотят иметь дело с Лоретой, так что их не пригласили и даже не уведомили о предстоящей свадьбе. Впрочем, в Сантьяго, наверное, пригласят и их. Поспешность помолвки была обусловлена тем, что семья Родриго отправится в Константинополь вместе с Добровольческим корпусом.
        И тут я вспомнил тот момент, когда молодой Семмс приехал ко мне в мой скромный домик и заставил меня поверить в возрождение Конфедерации. Глядя на тысячи молодых людей вокруг меня, готовых по первому приказу отдать свою жизнь за нашу свободу,  - как, впрочем, и на ту же Лорету, которая сама первая ринется в бой за правое дело  - я наконец-то почувствовал сердцем, что мы победим.
        Да, при неоценимой помощи и поддержке югороссов, да, в союзе с ирландцами, шотландцами и кубинцами, но мы завоюем свою свободу. И дай-то бог, чтобы после нашей победы мы смогли построить не то ужасное и агрессивное образование, в которое превратятся Североамериканские Соединенные Штаты в будущем, а страну, которой действительно можно гордиться, и которая будет жить в мире и согласии со всеми своими соседями. И со своими индейцами, с которыми мы обошлись столь жестоко и столь вероломно.
        Но это все в будущем. А пока пришло время поднять бокалы.
        - С Рождеством Христовым, братья и сестры!  - произнес я.

        27 (15) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. НА БОРТУ ПАРОХОДА «ОШЕАНИК».
        Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс, также известный как Марк Твен, корреспондент газеты «Нью-Йорк Геральд»
        За кормой медленно таял Квинстаун, порт Корка, который ирландцы называют Ков. Все меньше становились веселые, разноцветные домики, над которыми парит величественное готическое здание собора Святого Колмана. Вон там притаился безымянный паб, в котором я выпил последнюю свою пинту «Бимиша» и в последний раз услышал местных, разговаривавших на гэльском языке. Казалось бы, идиллия…
        Только чуть севернее, на реке Ли, находится ставший мне за какие-то три дня таким родным Корк. Там до сих пор пахнет гарью, там до сих пор по улицам ходят вооруженные солдаты в красных мундирах, там до сих пор можно исчезнуть, пропасть, как будто тебя никогда не было, за косой взгляд в сторону какого-нибудь очередного красномундирного павлина.
        Да, людей уже не хватают на улицах сотнями. Да, уже не поджигают бедные кварталы и не врываются в дома, как это было еще позавчера. Да, гора тел во дворе Елизаветинской казармы практически исчезла. Почти все тела раздали родным и близким, другие забрали католические приходы, чтобы хоть похоронить по-человечески, а новых покойников добавилось всего ничего, лишь те, кто умер после зверских побоев в казематах казарм.
        Впрочем, и сейчас отпустили только тех, за кого нашлись заступники. Даже когда Ричард Бойл, граф Коркский, попытался заставить генерала Хармана отпустить всех заключенных, тот, ссылаясь на свежеполученную телеграмму из Лондона, выпустил лишь тех двадцать или тридцать человек, за кого лично поручился или сам граф, или мэр с супругой, или другие важные лица. Таких, например, как Лиам Мак-Сорли с его невестой, за которых вступилась лично миссис Шихан. Им даже возместили украденные у Лиама деньги и инструменты, но наотрез отказались платить за лечение. Хорошо еще, что Оги выделил деньги, а доктор Коннелли проводит по двадцать и более часов в день со своими пациентами.
        Но кто залечит им душевные раны  - особенно у женщин, над которыми скоты в красных мундирах надругались, часто скопом? Таких, как Ребекка, которую согревает лишь одна мысль  - свадьба с Лиамом, которую вчера сыграли в соборе Святого Петра и Павла в присутствии и за деньги Ричарда и многих других. Сразу после свадьбы они вернулись в больничку у Майкла, куда я и заходил попрощаться со всеми ними сегодня с раннего утра.
        Потом Оги отвез меня в Квинстаун.
        После того, что я пережил, я решил не откладывать возвращение до Нового года, а как можно быстрее вернуться к семье. Вчера, когда я объявил об этом своем решении, Ричард и Оги заставили меня торжественно поклясться, что я вернусь. А в экипаже по дороге в Квинстаун Оги еще раз попросил меня сделать все, чтобы мир узнал о том, что произошло в Корке. Сегодня с утра вышла всего одна местная газета  - «Cork Constitution»  - с передовицей о том, «как доблестные войска Его Величества подавили мятеж в Корке». Меня потрясли последние слова редакционной статьи: «Корк будет вечно благодарен своим спасителям!» Проклятые лицемеры.
        - А нашу независимую газету  - «Cork Examiner»  - закрыли,  - мрачно бросил мне Оги.  - Редактора задержали, а журналистам сказали, чтобы они не высовывались, чтобы не огрести. Вот вам и свобода…
        Билеты на «Ошеаник» мы купили в Квинстауне безо всяких проблем. Последняя пинта «Бимиш», прощание с Оги, и вот я уже всхожу по трапу на четырехмачтовое судно с трубой между второй и третьей мачтой, из которой валит черный дым. Вещи услужливые стюарды отнесли в мою каюту  - темное дерево, удобная, хотя и слишком мягкая кровать, собственный умывальник с водопроводом… Но я захотел попрощаться с Корком и вышел на палубу.
        Часть палубы примерно от бушприта до второй мачты была зарезервирована для «салонного класса»  - так здесь именовался первый класс. Я встал у бронзового леера, чтобы попрощаться с городом, который навсегда останется в моей душе. Тем временем, удостоверившись, что больше пассажиров «салонов» не ожидается, на трап впустили семью из восьми человек, которую поглотили трюмы корабля. Потом я узнал, что третий класс  - второй на корабле отсутствовал  - был весьма многочисленным, но его пассажиров мы практически не видели, разве что там, за трубой, на палубе, где сейчас толпилось несколько сотен бедно одетых людей.
        Тут я услышал весьма громкий и неприятный женский голос, который, наверное, был слышен даже на берегу:
        - Что за мода такая, ходить смотреть на города этих недолюдей!
        Намного более молодой и милый голос ответил:
        - Тетя, да мы просто посмотрим и вернемся. Ничего страшного!
        - Ничего страшного…  - продолжила скрипеть сварливая тетка.  - Фиона, я обещала моему кузену и твоему отцу, что я буду неустанно следить за тобой и за твоим моральным обликом. И за твоим, Катриона.
        - Мисс Кэмпбелл,  - ответила Фиона,  - не бойтесь, ничего с нашим моральным обликом не случится! Тем более нам полезно подышать свежим воздухом, нам так доктор Уайльд сказал.
        - Поговори мне тут еще!  - мисс Кембелл, судя по всему, была безнадежной старой девой и умела лишь ворчать на все, что ей не нравилось на этом свете.  - Ладно, идите, но смотрите у меня  - и не больше чем на пятнадцать минут!
        И на палубу выпорхнули две миловидные девушки, одна огненно-рыжая, другая светлая.
        - Здравствуйте!  - сразу затараторила рыжая.  - Меня зовут Фиона Свифт, а это Катриона Макгрегор. Мы едем в тур по Америке! А вас как зовут?
        - Сэмюэл Клеменс,  - представился я,  - к вашим услугам.
        - Какой у вас странный акцент!  - с удивлением сказала Фиона.  - Вы немец или француз?
        - Да нет, американец,  - ответил я,  - из штата Миссури.
        - А у вас все так говорят?  - не отставала от меня Фиона.
        - Не все,  - я отрицательно покачал головой,  - сперва я жил и в Калифорнии, а теперь в Коннектикуте. Так что у меня смешанный акцент.
        - Конне…  - Фиона запнулась.  - Как вы только выговариваете эти ужасные слова. А где это?
        - Это к северу от Нью-Йорка,  - пояснил я.
        - Вы знаете, у нас есть еще один американский пассажир!  - сказала Фиона.  - Вон он! Но он разговаривает совсем иначе, чем вы.
        К нам подошел худой светловолосый человек лет тридцати.
        - Здравствуйте, Джеймс Стюарт, к вашим услугам!  - приподнял он свою шляпу.
        - Сэмюэл Клеменс.  - представился я.  - Вы, судя по акценту, из Южной Каролины?
        - Да, из города Эйкен,  - ответил Стюарт.  - Но уже двенадцать лет я живу в Глазго. Точнее, жил. А вы… Неужели вы тот самый Марк Твен? Знаменитый писатель?
        - Писатель,  - усмехнулся я.  - А знаменитый ли, рассудят потомки.
        - Не знала, что в Америке есть тоже писатели…  - с удивлением сказала Фиона.  - А о чем там у вас писать?
        - Вы правы,  - с ироничной улыбкой ответил я,  - у нас ничего интересного не происходит. Кстати, а куда вы едете?
        - Мы хотим увидеть настоящих индейцев и бизонов,  - снова радостно затараторила Катриона.  - Поэтому мы поедем в Нью-Йорк, Бостон, Филадельфию и Вашингтон!
        - Знаете ли,  - усмехнулся я,  - индейцев и бизонов вы там не найдете. Бизонов  - разве что в зоопарке, что в нью-йоркском Центральном парке. Впрочем, не знаю даже, есть они там сейчас или нет. А индейцев… Может, только метисов  - да и то, скорее всего, не в Нью-Йорке. И не в других городах Восточного побережья. А там, где на самом деле живут индейцы и бизоны, вам лучше не появляться  - для молодых барышень на Диком Западе весьма небезопасно.
        В этот момент на палубу величественно выплыла худая, как жердь, дама в шляпе. Про таких, как она, югороссы говорят: «страшна, как атомная война». Хотя мне никто так и не удосужился объяснить, что это за война такая и чем она так страшна.
        - Фиона, Катриона,  - проскрипел «ужас в шляпе»,  - вас нельзя ни на минуту оставить! С кем вы это там разговариваете?
        - Тетя Виктория,  - быстро ответила Фиона,  - это знаменитый американский писатель…
        - Нет никаких знаменитых писателей в их американской глуши,  - проворчала мисс Кемпбелл.  - Хватит, подышали воздухом, а теперь  - марш в каюту!
        И повернувшись, как змея, проглотившая палку, она поплыла вниз по лестнице.
        - Ничего,  - шепнула мне Катриона,  - когда корабль отплывет, она будет все время в каюте, у нее морская болезнь!
        И девушки убежали, о чем я, кстати, ни капельку не сожалел. Мне было не до пустых разговоров с малолетними глупышками, пусть даже и достаточно красивыми. Тем более что своей Оливии я ни разу не изменял и не собирался этого делать и впредь.
        Тем временем корабль уже отошел достаточно далеко от Квинстауна, и мы приближались к выходу из Ковской бухты.
        - Мистер Стюарт,  - спросил я у южнокаролинца,  - а есть ли здесь библиотека?
        - Да, мистер Клеменс,  - ответил он,  - она вон там, вниз по лестнице и направо. Там даже ваш «Том Сойер» есть!
        Библиотека салонного класса оказалась весьма уютной  - темное дерево, позолоченные переплеты, удобные кресла. В одно из них я сел и начал писать последнюю свою статью из этого цикла для «Нью-Йорк Геральд», «Изнасилованная Ирландия». Она вышла из-под моего пера буквально за час. Все это время перед глазами стояли мои сокамерники, окровавленные, избитые, но не сломленные. И я впервые за долгие годы от чистого сердца помолился Господу  - просил у Него вызволить их из застенков, а также молил Его за их скорейшее выздоровление, физическое и душевное, а тем из них, кто умер от побоев, от огня или от пули английского солдата  - Царствие Небесное. Ибо я верил, что если есть ад  - а что он есть, я знал точно, ведь я в нем успел уже побывать,  - то должен быть и рай. Хотя, конечно, может быть, Константинополь  - это его земные врата?
        Когда я уже отложил перо, ко мне вдруг подошел Стюарт.
        - Не помешаю, мистер Клеменс?  - поинтересовался он.
        - Да нет, мистер Стюарт,  - ответил я.  - Зовите меня просто Сэм.
        - А вы тогда зовите меня просто Джим,  - моему новому знакомому явно хотелось с кем-нибудь поговорить по душам.  - Простите, что вас потревожил, но мне кажется, что сейчас вам нужен собеседник. Вы похожи на человека, который только что пережил что-то ужасное. Как тогда, когда я вернулся домой после войны между штатами и обнаружил родной дом сожженным, родителей, братьев, сестер и невесту убитыми, и остался совсем один на белом свете.
        Я угостил Стюарта кубинской сигарой и рассказал ему про Корк, после чего показал написанную мною статью.
        - Как жаль, мистер Клеменс,  - произнес он, дочитав статью,  - что вас не было тогда в Флоренс. Про Корк будет знать весь мир, а про нас, или про Атланту, или про другие сожженные города, про убитых стариков и детей, про изнасилованных женщин не знает никто…
        - Да, в те годы я был в Калифорнии,  - ответил я, подумав, что не обязательно рассказывать моему собеседнику, что я сначала пошел добровольцем в новосозданный отряд, а потом из него дезертировал.  - Но совсем недавно мне довелось общаться с некоторыми людьми, которые тоже рассказали мне про то, что было во время войны между штатами, и про так называемую Реконструкцию. Думаю, что ваш счет тоже когда-нибудь будет представлен к оплате, как и счет англичанам за Корк.
        - Сразу после войны я уехал в Глазго, где у меня есть родня,  - сказал Джим.  - Решил, что никогда не буду жить под властью янки. И неплохо там жил, между прочим  - толковый инженер нигде не пропадёт.
        - А почему вы решили вернуться?  - понтересовался я.
        - Сэм,  - смутился мистер Стюарт,  - знаете, давайте поговорим об этом как-нибудь в другой раз…
        Было видно, что тема для него непростая, и я не стал давить. Всему свое время.

        28 (16) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА, ПОЛДЕНЬ. ОКРЕСТНОСТИ МАЛЬТЫ, 10 МИЛЬ СЕВЕРНЕЕ ЗАЛИВА ГРАНД-ХАРБОР. АВИАНЕСУЩИЙ КРЕЙСЕР «АДМИРАЛ КУЗНЕЦОВ».
        Писатель и путешественник Жюль Верн
        Сегодня я стал свидетелем того, как Югороссия и Российская империя нанесли очередной удар заносчивым британцам, еще недавно считавшим себя чуть ли властелинами мира. Но все по порядку.
        Кое-кто неправильно считает, что королева Виктория возненавидела будущего императора российского Александра II и перенесла эту ненависть и на его страну. Якобы будущий наследник Российского престола отверг влюбленную в него королеву Британии.
        На самом деле это совсем не так. Юная королева и русский принц полюбили друг друга, но согласия на брак не дал император Николай I, отец принца Александра. Да и дельцы с Сити не желали, чтобы королева Британии взяла себе в мужья русского.
        Что же касается вражды между Британией и Россией, то она имеет давние причины. К тому же еще не забыты подлые нападения британских военных кораблей на беззащитные русские города на севере и на востоке во время недавней Восточной войны, которую русские называют Крымской.
        Да, мы тогда вместе с британцами штурмовали неприступные укрепления Севастополя. Я считаю, что напрасно тогда храбрые французские и русские солдаты убивали друг друга. Во время решающего штурма британцы покрыли себя позором, отсиживаясь в окопах, так и не сумев взять Большой редан.
        «Англичанка гадит»,  - сказал в свое время их великий полководец генералиссимус Суворов. И эти отношения между двумя нациями из нашего девятнадцатого века были затем перенесены в век двадцатый и даже в двадцать первый.
        Было большой исторической ошибкой для Франции со времен кардинала Ришелье поддерживать турок, настраивая их против России. Результатом такой политики стало то, что русские били турок, Франция оказывалась без союзников, а Британия под шумок отобрала у нас Канаду и владения в Индии. В результате абсолютно ненужной для нас Восточной войны мы остались в Европе совсем одни и докатились до позора Седана и Меца.
        Уже почти полгода продолжается необъявленная война Британии с союзом Югороссии и Российской империи, начавшаяся с Пирейского инцидента, когда британская Средиземноморская эскадра внезапно, по-предательски, атаковала стоявшие на якоре русские и югоросские корабли. В ходе этой странной войны Британия последовательно потеряла сначала ту самую эскадру, потом Суэцкий канал, построенный, кстати, в основном на французские деньги. Потом были блокированы Мальта и Гибралтар. Корабли под Андреевским флагом вышли в Атлантический океан, практически парализовав британское торговое судоходство.
        И тут сразу выяснилось, что ненависть плодит только ненависть. К травле раненого британского льва присоединились даже датчане, хорошо запомнившие варварские обстрелы Копенгагена кораблями британской эскадры.
        И вот недавно, в Петербурге и Константинополе было решено забрать у Британии еще один прекрасный брильянт, украшавший ее корону. Речь идет об острове Мальта, твердыне в центре Средиземного моря, контролировавшей морские пути из Европы в страны Леванта. Но слухи о ее неприступности оказались сильно преувеличенными. В 1798 году Наполеон захватил Мальту практически без боя. Примерно то же самое произошло и в 1877 году. Еще раз было наглядно продемонстрировано, что неприступной крепость может быть лишь в том случае, когда ее гарнизон полон решимости защищать крепость до последней капли крови.
        Когда югороссы пригласили меня на борт их флагманского корабля для того, чтобы я стал свидетелем захвата Мальты, я поначалу удивился. Сперва я решил, что они слишком самонадеянны. В свое время я побывал на Мальте и лично убедился, что это одна из сильнейших крепостей в мире. Вход в гавань прикрывали мощные форты Сент-Анджело и Сент-Эльмо. Стены высотой в двенадцать и толщиной в пять метров спускались к воде, как бы образовывая двойное кольцо. Их прикрывали несколько мощных башен, позволявших вести огонь не только по гавани, но и по сухопутным подступам.
        Центральным узлом обороны была резиденция великого магистра Ордена госпитальеров, составлявшая с замком одно целое. Все форты крепости были соединены в общую систему укреплений, а сама крепость обнесена двойной стеной. К тому же внутри города многие здания легко превращались в опорные пункты. Правда, артиллерия на острове осталась прежней  - еще времен Наполеона. Британцы самонадеянно рассчитывали на то, что их могучий флот не позволит противнику в упор расстреливать форты крепости.
        Русские и югороссы пригласили меня именно для того, чтобы я подробно и достоверно отобразил захват Мальты. Ведь репортеры, которых и близко не было у Ла-Валетты, потом понапишут такое…
        - Нигде так не врут, как на войне и на охоте,  - сказал мне адмирал Ларионов, и в этом я с ним был полностью согласен. Слово тоже может быть оружием, причем весьма острым. И потому я решил написать обо всем, что видел, без каких-либо прикрас.
        Я начну с описания флагманского корабля югороссов. Авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов»  - это настоящий плавучий город. Триста метров в длину, шестидесять тысяч тонн полного водоизмещения. Авианесущим он называется потому, что на нем базировались те ужасающие летательные аппараты, которые разгромили несметные турецкие орды и привели в трепет всю Европу, напомнив ее властителям, что они тоже смертны.
        Рядом с этим гигантом даже знаменитый пароход «Грейт Истерн», на котором я путешествовал из Ливерпуля в Нью-Йорк десять лет назад, показался мне недомерком. И дело тут даже не во вдвое большем водоизмещении югоросского военно-морского Левиафана. «Грейт Истерн» имеет паровые машины обычного типа в восемь тысяч лошадиных сил и может развить скорость в четырнадцать узлов. Паровые же машины «Адмирала Кузнецова» совершенно нового типа. С их помощью русский корабль развивает скорость до двадцати девяти узлов. Стоять на его палубе, возвышающейся над морем на высоту двадцать пять метров, это все равно, что забраться на крышу восьмиэтажного дома. Отсюда на любой другой корабль можно смотреть сверху вниз. Когда я первый раз поднялся на его палубу, то от открывшегося зрелища у меня просто захватило дух.
        Югоросская эскадра вышла из Константинополя три дня назад в составе авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», эсминца «Адмирал Ушаков» и четырех десантных кораблей с русской тяжелой штурмовой пехотой на борту. Новый русский император Александр III выделил для этого дела 11-й Фанагорийский гренадерский полк имени генералиссимуса князя Суворова. Можно сказать, что это лучший полк русской армии, за исключением, пожалуй, гвардейских частей с их почти вековой историей. Сказать честно, была в этой истории и битва под Бородино в 1812 году с армией Наполеона, и взятие русской армией Парижа в 1814 году. Но это дело прошлое. Теперь же русские чудо-богатыри, как называл фанагорийцев Суворов, собирались поквитаться за все мерзости, которые британцы сотворили России.
        К Мальте югоросская эскадра подошла перед самым рассветом. Там ее уже ждал возглавляющий блокадные силы корвет «Ярослав Мудрый». До Ла-Валетты, главного оплота англичан на Средиземном море, оставалось меньше десяти миль. А утром, с первыми лучами солнца все и началось…
        Я стал свидетелем того, как с палубы «Адмирала Кузнецова» в воздух поднялись тяжелые летательные аппараты, именуемые вертолетами. Их принцип действия основан на отбрасывании вниз воздуха большим воздушным винтом, расположенным в горизонтальной плоскости. Восемь из них несли десант, еще восемь были предназначены для того, чтобы сверху обстреливать противника из митральез и бросать на него бомбы.
        Защищающие Ла-Валетту форты, не приспособленные для отражения подобной атаки, пали под натиском югороссов почти одновременно. Русский spetsnaz, высадившийся прямо на головы британским артиллеристам, захватил орудия и частью пленил, частью разогнал расчеты. Форты Сент-Анджело и Сент-Эльмо были взяты с ходу. Путь русскому флоту в сердце британской базы был открыт.
        А в это время к гавани Гранд-Харбор восемнадцатиузловым ходом уже двигались десантные корабли югороссов.
        Корабли подошли прямо к причалам. Распахнулись десантные порты, и за несколько минут крепость была заполнена русской пехотой, вооруженной винтовками с длинными игольчатыми штыками. Британская колониальная пехота, составлявшая большую часть гарнизона Мальты, тут же начала бросать оружие и сдаваться в плен. Набранные в далекой Индии, они не желали сражаться за своих офицеров-сагибов, которые не считали индийцев за людей. К тому же вид барражирующих над их головами вертолетов потряс сипаев.
        К полудню все было кончено. Солдаты-индусы сдались, а британские офицеры или были убиты, или застрелились. Многих из них подняли на штыки свои же солдаты. А их жены и дети подверглись насилию. Резня, начавшаяся было в городе, была немедленно пресечена по приказу адмирала Ларионова. Он приказал взять под охрану семьи британских военных и на месте расстреливать мародеров, невзирая на их национальность.
        Так, над Мальтой, по соглашению с Югороссией, отошедшей к Российской империи, взвился российский флаг. Император Павел I, прадед Александра III, был последним магистром Мальтийского ордена, и русские цари по праву считали этот остров своим законным наследным владением, лишь временно оккупированным англичанами.
        Сегодня была перевернута еще одна страница истории этого древнего острова, чему я лично был свидетелем, и о том, как об этом было договорено, поведал своим читателям.

        29 (17) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА. АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН. БОРТ БДК «КАЛИНИНГРАД»
        Майор Сергей Рагуленко, прикомандированный к Добровольческому корпусу
        Надо мной возвышалась серая громада корпуса БДК «Калининград» с большим белым номером «102» на его борту. На этом корабле я со своей ротой попал в эти времена, на нем же я отправлюсь в свое новое путешествие.
        Корабль стоял, приткнувшись носом к берегу. Носовая аппарель приветливо распахнута, трап приглашающе опущен. Сейчас «Калининград» похож на кита, соблазняющего Иону прокатиться в его чреве. Ну, вот, кажется, и все. Пришло время сказать Кубе «до свидания». Все наши дела уже сделаны, сформированный и прошедший первичную подготовку Добровольческий корпус КША отправляется на остров Корву, чтобы там полностью экипироваться, вооружиться и окончательно отточить свое боевое мастерство. Я, моя Маша и ее сестры тоже отправляемся в путь. Я  - до Корву, а Маша с сестрами  - до Константинополя, где их примут и позаботятся в режиме «все включено».
        Маша крепко обняла отца и Надежду, жену подпоручика Игоря Кукушкина, сменившего меня на Кубе, с которой она крепко подружилась за последние две недели. После чего она чмокнула Игоря в щеку, приветливо кивнула Инес, потрепала Билли по растрепанным волосам, и мы втроем с Машей и Лоретой двинулись внутрь БДК по аппарели. Все остальные уже были на борту «Калининграда»: половина Первого кавалерийского полка, спецназ, команда артиллерийского дивизиона и в отдельном кубрике дамский снайперский взвод Лореты Ханеты Веласкес… Теперь и у нас есть свои «белые колготки». Конечно, ни о каких колготках речи и не идет. Девчонки с самого кубинского дна, и до того как попасть к нам, они даже не знали, что значит поесть досыта. Зато глаз у всех острый, рука не дрожит, а сердце полно отваги. Оружие страшной разрушительной силы.
        Для того чтобы суметь разместить такое количество народа сверх всяких штатов, в танковом трюме выстроены трехъярусные нары, превратившие его в плавучую казарму, помимо занятых офицерским составом кубриков. То же самое сделано и на трех других кораблях конвоя. Только на «Новочеркасске» в танковом трюме размещены станки с теми немногими лошадьми, которые мы везем с собой на Корву. Все остальное  - и оружие, и большую часть конского поголовья  - корпус получит уже там.
        Пройдя через трюм, где нас громко приветствовали добровольцы, мы по внутреннему трапу поднялись на палубу. «Калининград», последний из кораблей конвоя, вышел в море. Прощай, Куба, мы еще вернемся!
        Мануэль поставил на палубу подаренный мною сидишник, вставил в него диск, который я записал еще в Константинополе, и зазвучала веселая латиноамериканская мелодия из нашего времени. Девушки не удержались и тут же начали приплясывать, а Мануэль начал танцевать то с сестрами, то с Элианой, то с Марипосой… Я повел Машу в танце  - когда-то я неплохо освоил и мамбо, и сальсу, и другие кубинские танцы. Но через минуту Маша увлекла меня к борту.
        - Серхио, милый,  - сказала она,  - давай просто немного постоим. Мне что-то немного грустно, знаешь ли… Ведь и Гуантанамо, и Сантьяго были всем тем миром, который я знала, а теперь он уходит в прошлое. И когда я еще, наконец, смогу увидеть отца и милую Надежду-Мерседес?
        Да, Гуантанамо уже исчезал в дымке, да и наша база удалялась всё дальше и дальше. И вдруг Маша мне сказала:
        - Милый, а ты знаешь, что нас скоро будет трое?
        И тут я не выдержал, подхватил ее и закружил, совершенно не в такт музыке. Маша сначала засмеялась, а потом осторожно высвободилась из моих объятий.
        - Поставь меня, пожалуйста, Серхио,  - сказала она,  - голова кружится. А еще я не хочу, чтобы ему  - или ей  - стало плохо.
        Мы уселись прямо на палубу, и я обнял ее крепко-крепко.
        - Когда мы поедем к папе на свадьбу,  - сказала Маша,  - вот тогда он и увидит своего первого внука. Или внучку.
        - Милая,  - ответил я,  - на свадьбу твоего отца мы обязательно отправимся на Кубу. Конечно, если тебе не будут противопоказаны путешествия…
        Насчет свадьбы… Позавчера в «особняке Родриго» был прием в честь помолвки Лореты и Родриго. Вместо родственников Лореты был сам президент Дэвис, в гостях  - все правительство и весь генералитет Конфедерации, а также многие югороссы. Мне же пришлось поработать шафером. Из «не своих» был лишь Рафаэль Веласкес, его супруга Лилиана  - да, та самая Лилиана де Сеспедес-и-Веласкес, с которой Лорета дружила с детства, и трое их детей  - те, кто постарше. Все было скромно и по-семейному, зато я не припомню ни одной пары, которая так светилась бы от счастья. Конечно, пока у них «дан приказ ему на запад, ей  - в другую сторону», но это ненадолго…
        А вчерашний день прошел весь на нервах. Конечно, все было подготовлено к «великому переселению народов», но когда вы путешествуете с девушками, то в последний момент выясняется, что того нет, этого нет, вместо этого нужно взять то… Причем с Машей, как обычно, проблем не возникало, с девушками с почты тоже, а вот сестры, как обычно, дали жару нам, точнее мне. То же повторилось и сегодня с утра, так что мы еле-еле вовремя оказались на борту, да и то лишь после того, как Маша устроила им головомойку. Но, как только мы отчалили, девушки забыли обо всех своих вчерашних бесчисленных заботах. Впрочем, я мельком подумал, что женился на правильной сестре. Будущим мужьям Алисии и Исабель будет не в пример сложнее, чем мне.
        Вскоре сестры и Мануэль убежали побродить по кораблю, и мы с Машей остались вдвоем у леера. Мы уже прилично отошли от берега, и «Калининград» заметно ускорил ход.
        И начались типичные будни большого десантного корабля. Почти типичные. Кок расстарался и для моей жены, и ее сестер, а также для девушек-снайперш Лореты-Ханеты, готовил разнообразные кубинские блюда, которые редко увидишь на борту военного корабля. Но я подозреваю, что у него был хороший учитель. Обедали, завтракали и ужинали мы тоже все за одним столом, и атмосфера при этом больше напоминала круиз, чем поход на военном корабле.
        Лорета Ханета попутно учила своих сорванцов этикету.
        - Смотрите, птенчики, как надо делать,  - говорила она при этом,  - вот выйдете замуж за югороссов, как госпожа Мария, и станете настоящими сеньорами  - тогда это вам и пригодится.

        31 (19) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА, ПОЛНОЧЬ. БОРТ БДК «КАЛИНИНГРАД»
        Майор Сергей Рагуленко, прикомандированный к Добровольческому корпусу
        Чем дальше мы уходили на север, тем прохладнее и дождливее становилась погода. Наш конвой скоро покинул зону действия Гольфстрима и вошел в воды холодного Канарского течения, после чего зима предъявила нам свои права. Девушки откровенно замерзали, и, если бы не шубы и меховые шапки, которые я попросил привезти и вручил им всем в качестве новогодних подарков  - соболиные для Маши, лисьи для ее сестер и кроличьи для Элианы и Марипосы, они просто превратились бы в ледяные сосульки. Мануэлю же досталась пуховая куртка.
        Впрочем, если честно, то по русским стандартам было не так чтобы совсем уж холодно: ночью градусов семь-восемь, а днем все пятнадцать. Но в Константинополе, хоть и редко, бывают и морозы, и снег, так что мои подарки им еще пригодятся.
        А на Новый год нам устроили настоящий праздник. Как оказалось, пока «Калининград» стоял в Гуантанамо, втайне от нас и всей команды в кают-компанию с гор к северу от Гуантанамо была доставлена самая настоящая елка. Когда настала новогодняя ночь, один из офицеров нацепил бороду из ваты и поработал Дедом Морозом. Снегурочкой сделали Элиану, ее смуглая кожа в сочетании с белым париком смотрелась весьма пикантно. Праздник, что называется, удался, а очаровательные дамы и девицы были его главным украшением.
        Кстати, тот самый, незнакомый мне, офицер потом исчез из кают-компании одновременно с Элианой. Как я и сказал когда-то девушкам, мужским вниманием в Югороссии они обделены точно не будут. Марипоса держалась чуть дольше, но и она что-то уж очень весело щебетала на новогоднем празднике с одним лейтенантом. А вот Алисия и Исабель пока не торопились со своим выбором, хотя на них уже засматривалась вся команда. Наверное, они решили, что в Константинополе рынок женихов будет побогаче, чем на борту военного корабля. Но это уже их дело, и я в него совершенно не суюсь. Пусть они сами решают, как им жить и за кого выходить замуж.

        31 (19) ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА, ВЕЧЕР. КОНСТАНТИНОПОЛЬ. ДВОРЕЦ ДОЛМАБАХЧЕ, КАБИНЕТ КОНТР-АДМИРАЛА ЛАРИОНОВА
        Присутствуют:
        правитель Югороссии контр-адмирал Виктор Сергеевич Ларионов; канцлер Югороссии Александр Васильевич Тамбовцев; глава МИД полковник Нина Викторовна Антонова.

        Когда большие напольные часы отбили восемь вечера, второе и третье лица Югороссии  - канцлер Тамбовцев и глава МИД Антонова  - вошли в кабинет только что вернувшегося из похода на Мальту правителя Югороссии контр-адмирала Ларионова. Хозяин кабинета привстал им навстречу.
        - Присаживайтесь, товарищи,  - сказал он,  - с чего начнем?
        - Наверное, лучше начать с Мальты,  - ответила полковник Антонова, переглянувшись с Тамбовцевым,  - дипломатическая реакция на ее захват и передачу в качестве территории, подвластной Российской империи, колеблется от скрытно-негативной до сдержанно-одобрительной. Открыто свое негодование высказывает только Великобритания, но, как известно, в последнее время эта страна вынесена за скобки мировой политики.
        - Нина Викторовна, а какова реакция Госдепартамента САСШ?  - поинтересовался контр-адмирал Ларионов.
        - Глухое молчание, Виктор Сергеевич,  - ответила Антонова,  - никакой официальной реакции нет. Скорее всего, у Вашингтона имеются какие-то свои планы в отношении Великобритании. Точнее, Канады. И теперь господа из Госдепа таинственно и многозначительно молчат. Ну, и пусть молчат. Если они в конце концов как-то отреагируют на это событие, то ответим. Если будут молчать, то и мы тоже будем делать вид, что мнение САСШ нас абсолютно не интересует. По большому счету именно так оно и есть.
        - Хорошо,  - контр-адмирал Ларионов встал из-за стола и прошелся по кабинету,  - информация о подозрительных шевелениях САСШ и их алчных взглядах на север поступает к нам из самых разных источников. Пока ничего конкретного. Но можно предположить, что американский орел-стервятник уже почуял запах падали. Нина Викторовна, по неофициальным каналам осторожно прозондируйте в Париже и Берлине их отношение к возможной аннексии Канады САСШ. И не спускайте глаз с этого направления. Президент Хейс хотя и получил прозвище «Бабушка Хейс», но ребята, которые рулят сейчас в Конгрессе,  - полные отморозки, поднявшиеся на спекуляциях во времена Реконструкции. Что-то вроде наших «конкретных пацанов» девяностых, только с едва видимым налетом респектабельности. Потому можно ждать от них чего угодно.
        - Хорошо, Виктор Сергеевич,  - сказала Нина Викторовна,  - мы приступим к этой работе и подключим к ней наших коллег из ведомства графа Игнатьева. В конце концов, та же Мальта показала, что мы успешно делаем одно общее дело. Что касается дипломатической реакции на это событие, то негативное отношение высказала только Вена. В ней до сих пор вспоминают Рейхштадтское соглашение. В ответной ноте мы указали, что Югороссия данного соглашения не подписывала, а потому мы возвращаем им их протест обратно.
        - Ну и как они на это отреагировали?  - поинтересовался адмирал Ларионов.  - Громы и молнии не метали?
        - Похоже, что с этими атмосферными явлениями у них дефицит,  - ответила полковник Антонова,  - пробубнили что-то невнятное, на чем все и закончилось. Мы же направили в Петербург наши предложения о полной денонсации Рейхштадтского соглашения, как полностью утратившего свою силу. Там пока думают над нашим предложением.
        - Пусть думают,  - сказал Ларионов,  - хотя Австрия сейчас не опасна. Самое большее, на что она способна  - это выкатить против России очередной протест да пожурить незлым бабулиным голоском. И, кстати, какова на все происходящее реакция Берлина?
        - Поскольку Германия  - член Континентального альянса, а захват Мальты ни в коем случае не ущемляет германских интересов, то Берлин уже прислал свои поздравления. Пока канцлер Бисмарк и император Вильгельм не построят для Германии современный военный флот, основным направлением ее агрессии будет безответная Франция. Ну, и еще, они не против поучаствовать в очередном перекраивании европейских границ. Конечно, они бы хотели получить кое-что из «австрийского наследства», но Бисмарк  - умный политик, все же не хочет полностью аннигилировать лоскутную империю. В жизни может случиться всякое. Реакция Парижа на происходящее сдержанно-испуганная. Там боятся делать резкие движения, понимая, что Германия внимательно наблюдает за ними и активно ищет повода для повторения экзекуции, которая была проведена Пруссией семь лет назад. Они сейчас надеются на одну лишь Россию, рассчитывая, что не в ее интересах полный разгром Франции.
        - Полный разгром Франции, действительно, не в наших интересах,  - сказал Тамбовцев.  - Ее ослабление  - да, полезно. А полная гегемония Германии в Европе чревата в будущем для нас большими неприятностями. Пока Бисмарк жив, мы можем их не опасаться. А если он умрет?
        - Да, а кто придет на смену Бисмарку?  - задумчиво произнес Ларионов.  - Надо, пока не поздно, выращивать среди германского истеблишмента мощную пророссийскую партию, которая в случае смерти Железного Канцлера выдвинет из своей среды нового лидера, который заменит Бисмарка.
        - Хорошо, Виктор Сергеевич,  - сказала Антонова.  - А теперь давайте поговорим о Корке. Наша разведка, пытаясь дезинформировать англичан по поводу даты и места предстоящего ирландского восстания, явно перестаралась и добилась весьма неожиданного для себя результата…
        - Скорее,  - добавил канцлер Тамбовцев,  - это британцы стали такими нервными, и теперь в каждом ирландце видят заговорщика. Наша невинная провокация, которая должна была заставить их несколько напрячься, обернулась кровавыми эксцессами. Судя по всему, они совершенно не в курсе наших настоящих планов и потому и принялись палить из пушек по воробьям.
        - И какова международная реакция на случившееся в Корке?  - поинтересовался Ларионов.
        - Как всегда, разная,  - ответила Нина Викторовна.  - Берлин, Петербург, Копенгаген и даже Париж выказали возмущение кровавой расправой над ирландцами. Вена сдержанно сочувствует Лондону, а Вашингтон опять загадочно молчит, что снова наводит нас на определенные размышления.
        - Хорошо,  - сказал Ларионов,  - САСШ у нас и так в особом списке, наряду с Великобританией. Александр Васильевич, скажите, готовы ли мы принять у себя определенное количество ирландских беженцев и позаботиться об их нуждах?
        - Мы уже принимаем и трудоустраиваем беженцев из самой Британии,  - ответил Тамбовцев,  - в основном тех, кто бежит от безработицы и хаоса в экономике, вызванных морской блокадой. Думаю, что и для ирландцев у нас найдется место.
        - Отлично, Александр Васильевич,  - сказал адмирал Ларионов,  - нам нужны рабочие руки. А что у нас на кубинском направлении?
        - Группа майора Рагуленко базу Гуантанамо уже покинула и направилась на остров Корву для проведения завершающего этапа подготовки. В настоящий момент на Кубе осталось подразделение подпоручика Кукушкина для обеспечения нашего экономического присутствия на этом острове. К запуску готовы несколько бизнес-проектов по созданию совместных предприятий с Германией и Российской империей в сфере промышленной переработки сахара, табака, добычи и переработки никелевой руды. Весь вопрос только в том, насколько быстро будут реализованы планы по его аренде. Пока этот остров не принадлежит нам. И мы не хотим рисковать, вкладывая средства в его экономическое развитие. Ибо администрация в Гаване ненадежна. Коррупция просто зашкаливает.
        - Неужели?  - удивился Ларионов.  - Тамошние чиновники действительно настолько продажны?
        - Это не то слово, Виктор Сергеевич,  - рассмеялся Тамбовцев,  - все продаются, и все покупаются. Причем просто по демпинговым ценам. И верить ни одному чиновнику нельзя  - он с легкостью необычайной возьмет ваши деньги и тут же, что называется, не отходя от кассы, с радостью переиграет все в пользу следующего взяткодателя. Если мы возьмем этот остров в аренду, то всю тамошнюю администрацию надо гнать в шею. Посадить их на пароход со всеми их чадами и домочадцами и отправить прямиком в Кадис. Мы уже ведем работу по поиску и подготовке альтернативных местных управленческих кадров. Думаю, что эта проблема тоже будет решена.
        - Нина Викторовна,  - поинтересовался адмирал Ларионов,  - что у нас по переговорам об аренде Кубы?
        - Переговоры практически завершены,  - ответила Антонова,  - ключевым моментом в них является возвращение Испании Гибралтара. Пока он в руках британцев, мы не можем рассчитывать на то, что Испания обменяет «Скалу» на договор о длительной аренде острова Куба.
        - Ну что ж,  - подвел итог Ларионов,  - поскольку вопрос с Мальтой мы уже решили, настало время заняться Гибралтаром. Думаю, что еще до Пасхи все вопросы с арендой Кубы будут урегулированы, и Александр Васильевич сможет развернуться там во всю широту своей души. А пока всё, товарищи, давайте закончим все наши дела. Нас уже ждут в зале приемов. Будем вместе встречать новый, 1878 год.

        НОВОГОДНЯ НОЧЬ 1878 ГОДА. АТЛАНТИКА. БОРТ ПАРОХОДА «ОШЕАНИК»
        Джеймс О’Нил Стюарт, инженер, первый лейтенант артиллерии армии Конфедеративных Штатов Америки
        Пусть я и шотландец по происхождению, но все же вырос на американском Юге, и поэтому мне совершенно не свойственна бережливость. Впрочем, с моей бывшей супругой деньги от меня и без того утекали рекой. Хоть мне платили немалое жалованье, когда я работал инженером на одном из заводов в Глазго, мне их постоянно не хватало. И однажды моя бывшая жена вдруг взяла и исчезла. Через три месяца мне пришло письмо от ее адвокатов, которые предложили мне неплохую сумму за мое согласие на развод. Не раздумывая, я согласился, поскольку еще с момента свадьбы стал понимать, что женитьба на Анжеле была моей большой ошибкой. Конечно, я мог бы узнать, к кому она ушла  - явно ее новый избранник побогаче меня. Но я, к своему вящему удивлению, вдруг понял, что мне это абсолютно безразлично.
        Когда же пришло письмо от майора Семмса, я продал все, что у меня еще оставалось, и отправился в Ливерпуль, и далее, первым классом на пароходе компании «Уайт Стар Лайн» «Ошеаник» в Америку. Прибыв в Нью-Йорк, мне нужно будет добраться до Гаваны, а оттуда по железной дороге доехать до небольшого местечка под названием Гуантанамо.
        На борту корабля мне повезло дважды. Я познакомился там с молодой и очаровательной Катрионой. Кстати, так же, Катрионой, звали и мою покойную мать. И на «Ошеанике» у меня появился новый друг  - Сэм, возвращающийся в Америку из путешествия по Европе, с которым мы стали практически неразлучны. Миссис Кэмпбелл зорко следила за тем, чтобы Катриона не оставалась со мной наедине. Видите ли, я ей не пара, а вот Фиону она пыталась подсунуть Сэму. Но это она сделала напрасно  - он женат, и жене, как я понял, изменять не собирался.
        На Новый год для пассажиров первого класса на борту «Ошеаника» устроили настоящий праздник: французское шампанское лилось рекой, а на закуску  - лучшая ирландская баранина, шотландский лосось, бельгийский шоколад… Мы с Сэмом танцевали с дамами  - и с Фионой, и с Катрионой, и с другими, нам незнакомыми. Потом Сэм, подмигнув мне, пригласил на вальс миссис Кэмпбелл и увел ее в дальний угол танцевального зала, а я остался вальсировать с Катрионой.
        - Катриона,  - шепнул я ей на ушко,  - не знаю, вернусь ли я оттуда, куда я сейчас следую, но если вернусь, то будьте, пожалуйста, моей женой!
        - Глупенький,  - шепнула она мне в ответ,  - я согласна. Ведь я тебя полюбила еще тогда, когда впервые увидела на корабле в Данлири! Я дам тебе мой адрес в Дублине, и ты найдешь меня.
        Но вскоре миссис Кэмпбелл заявила, что устала, и увела с собой обеих девушек. Чуть позднее ушла пара английских аристократов со своим сыном  - наши соседи по столу. За столом остались лишь я и Сэм. Тот сильно устал  - Фиона буквально висла на его шее весь вечер, не понимая намеков о том, что он уже женат. Когда мы с ним остались одни, то решили налить себе по стаканчику виски и немного расслабиться.
        И тут я вдруг, неожиданно для самого себя, сказал:
        - Сэм, если ты не против, я расскажу тебе свою историю.
        - Давай, Джим, может быть, тебе после этого станет легче,  - ответил Сэм.
        - Родился я в городе Ричмонд, что в штате Вирджиния,  - начал я свой рассказ.  - Мой отец, Александр Стюарт, родился в Глазго, но предки его происходили из шотландского Аппина. Он был одним из многочисленных Стюартов, чьи предки были в свое время согнаны со своих земель англичанами. Моя мать, Катриона О’Нил, родилась в Бостоне, куда первоначально прибыл и мой дед с семьей. Мой дед, в честь которого меня назвали Джеймсом, был весьма искусным кузнецом и неплохо зарабатывал. Но все его деньги уходили на образование моих отца и его братьев. Обе моих тети тоже получили весьма неплохое для девушек образование, и обе уже давно замужем. Одна из них стала супругой старшего брата моей матери, Алана. Получив инженерное образование, отец попросил руки моей матери, но ее семья была против, считая это мезальянсом. Интересно то, что и семья моего отца считала точно так же. Папа с мамой тайно обвенчались и однажды ночью сбежали в Вирджинию, подальше от родни. Отец нашел работу на Восточно-Теннессийской и Вирджинской железной дороге. Там я и родился в 1846 году. Потом отцу предложили работу ведущего инженера в
Эйкене, на Южно-Каролинской железной дороге. И с четырех лет я жил в Южной Каролине. В конце 1861 года к нам в городок приехали рекрутеры для новой армии Южной Каролины. И мы с моим лучшим другом Джоном Эрскайном, который был на год старше меня, соврав, что нам уже по восемнадцать, попытались записаться в армию. Но соседи рассказали все отцу, и тот пришел и увел нас оттуда за уши. Но нас было не остановить  - почему это другие воевали, а мы нет?
        Мы с Джоном на скопленные нами деньги уехали через Вирджинию и Теннесси в Новый Орлеан, куда к тому времени переселились тетя Айлин и дядя Алан. Впрочем, до их дома мы так и не добрались  - полагаю, это было к лучшему. Вряд ли бы дядя Алан поверил в то, что меня родители отпустили одного в Новый Орлеан. Прямо на привокзальной площади проводилась запись добровольцев. И здесь, в отличие от Эйкена, нам поверили. Более того, нас проэкзаменовали по математике, которая всегда была моим коньком, и определили в Первую батарею Конфедерации под начальством Оливера Джона Семмса, под началом которого я и служил практически всю войну, кроме того времени, когда я был ранен или находился в плену. Я довольно быстро дослужился до лейтенанта, а мой друг Джон был одним из ездовых. Я участвовал как в захвате «Дианы», так и в ее героическом боевом пути. При Байу Теш, прикрывая отход наших соединений, мы попали в плен. Капитану Семмсу и многим другим удалось бежать с корабля, на котором нас везли в плен вверх по Миссисипи. Но нас с Джоном в последний момент схватили. После этого нас сковали цепями, и второй возможности
сбежать нам не представилось. Нас отвезли в лагерь для военнопленных под Чикаго, Кэмп-Дуглас. Вы слышали про Андерсонвилль?
        - Да,  - сказал Сэм, внимательно слушавший мой рассказ,  - до меня доходила информация о тех ужасах, которые там творились. Но это же был лагерь для военнопленных янки.
        - Да, это так,  - ответил я,  - и коменданта Андерсонвилля потом судили и повесили за то, что у него погибло около четверти военнопленных. А в Дугласе погибло намного больше. Там людей почти не кормили, мы носили лохмотья, в которые превратилась наша форма, и даже за водой приходилось выстаивать многочасовые очереди. Трупы умерших сваливали в огромные рвы. В лагере постоянно возникали эпидемии тифа и холеры. Зимой же люди гибли от холода  - в бараках почти не топили. Охранники время от времени убивали то одного, то другого заключенного  - за любое нарушение правил внутреннего распорядка, а иногда и просто так. Некоторые пробовали бежать. Многих убивали при попытке к бегству, а тех, кому все же удавалось вырваться на свободу, с удовольствием выдавали местные янки. А потом охранники, дабы устрашить узников, публично забивали до смерти пойманных беглецов.
        Как мы пережили зиму шестьдесят третьего года, я не знаю. Но в марте шестьдесят четвертого, во время очередной эпидемии, тифом заболели и мы с Джоном. Мой друг вскоре умер, а я каким-то чудом сумел выздороветь. И тут мне повезло. Мертвецов больше не сбрасывали в ямы прямо в лагере  - больше для этого не было места. И когда умерших от тифа повезли туда, где рядом с озером Мичиган были вырыты новые ямы для трупов, я притворился мертвым и забрался под верхний слой тел. Я был настолько исхудавшим, что когда янки стали сбрасывать мертвых в яму, они приняли меня за покойника. Дождавшись, когда они уедут за следующей партией мертвецов, я, несмотря на слабость, смог выбраться из ямы и отойти от нее достаточно далеко. Тут мне повезло во второй раз. Чуть южнее места захоронения я увидел каноэ с веслом, оставленное кем-то на берегу. Я поплыл вдоль берега озера на юг. Как я смог грести, и откуда у меня взялись для этого силы  - я не знаю до сих пор. Наверное, мне просто очень хотелось жить. Я решил во что бы то ни стало выбраться к своим. В нескольких милях к югу я увидел домик, по всей видимости,
принадлежавший рыболову. Дверь в него оказалась не заперта, и мне повезло в третий раз  - там я нашел удочку, кресало и пару кусков твердого, как камень, заплесневелого хлеба. Хлеб я вымочил в озерной воде, палкой накопал червей и поймал на удочку несколько небольших, но весьма вкусных рыбок. Потом я развел огонь, зажарил их и жадно съел. Я хотел уйти подальше, но сил у меня совершенно не осталось. Я лег на соломенный тюфяк, глаза у меня слиплись, и я провалился в глубокий сон без сноведений.
        Проснулся я от того, что мне в ребра уперся твердый и холодный ствол ружья.
        - Кто ты такой?  - спросил меня бородатый старик в кожаной шляпе, нагнувшийся надо мною.
        - Джим Стюарт, сэр,  - ответил я.
        - Стюарт, говоришь…  - переспросил он.  - Судя по твоему акценту и твоим лохмотьям, ты бежал из Кэмп-Дугласа?
        - Да, сэр, так оно и есть,  - признался я.
        Старик неожиданно убрал свое ружье.
        - Значит, так, парень,  - сказал он,  - я тебя этим скотам не отдам. Останешься пока здесь. Я принесу еду и новую одежду. Твои лохмотья надо немедленно сжечь  - иначе от них точно можно подцепить какую-нибудь заразу. Поживи пока здесь, наберись сил, только будь поосторожнее  - по твоему акценту сразу видно, что ты южанин. Потом я помогу тебе добраться до Миссури  - ну, а там уж как знаешь…
        - А почему вы мне помогаете?  - спросил я.  - Я же для вас мятежник.
        - У меня мать  - урожденная Стюарт,  - ответил старик.  - И я не люблю ни этого чертова Линкольна, ни его чертову войну. Мы жили с Югом в мире, и нам не надо было вмешиваться в вашу жизнь. Я так считаю.
        - А как мне вас называть?  - поинтересовался я.
        - Зови меня дядя Джо,  - усмехнулся старик.
        Какая у него была фамилия и где он жил, я так и не узнал. Тем же вечером он принес мне залатанную, но чистую, одежду и старое одеяло, а мои лохмотья сжег. Он носил мне хлеб, картофель, оленину и зайчатину, которые я жарил на том же костре. А рыбу я сам ловил в озере.
        - Ну, вижу, что ты немного окреп,  - сказал он мне как-то в конце апреля.  - Значит, так. Я тебя отвезу на Миссисипи  - здесь недалеко. Там у меня есть плот, спустишься на нем по Миссисипи. Я бы на твоем месте высадился в Кентукки  - хоть те ребята и хотели присоединиться к Конфедерации, но им янки не дали это сделать. Ты там сойдешь если не за местного, то почти за своего. Скажешь, что твой отец работал инженером, к примеру, в Луисвилле, тебе поверят. А как ты доберешься до Вирджинии, это уже твоя забота. Вот тебе, кстати,  - и он сунул мне мешочек с мелочью.  - Деньги в дороге всегда пригодятся.
        - Дядя Джо,  - спросил я его,  - как я смогу отплатить вам за мое спасение?
        - Помолишься за мою душу,  - немного помолчав, ответил он.  - В молодости я убил немало индейцев, и теперь они мне часто являются во сне. Я и сам был не рад, жалко мне их, а что поделаешь…
        Не буду рассказывать, как я добрался до той части Вирджинии, где еще стояли наши. Но все же добрался, и когда я рассказал, что служил у Семмса и потом был в Дугласе, меня определили обратно к моему командиру. Тот, увидев меня, первым делом обнял меня и расцеловал, а потом сказал:
        - Ну, Джимми, какой от тебя сейчас прок  - кожа да кости. Отправляйся-ка ты пока домой, а через месяц чтобы был тут. Ты мне еще понадобишься, но желательно здоровым.
        И третьего июня я наконец попал домой. Мать сначала обняла меня, а потом наорала, мол, как ты посмел… Отец, оказалось, тоже ушел на войну, как и я, артиллеристом, но к тому времени он уже погиб где-то в Вирджинии. Братья, к счастью, были слишком малы для войны. Алану было всего двенадцать, Иэну  - десять, а сестра моя, ее тоже звали Катриона, как могла, помогала матери.
        В тот же вечер я пошел к родителям Джона. Его отец ушел на войну еще в конце шестьдесят первого, старший брат  - два года назад, и мать жила вместе с его сестрой Абигейл. Когда-то давно Абигейл была нескладной, худющей девчонкой, но сейчас она вдруг оказалась писаной красавицей. И перед тем, как возвращаться на фронт, я попросил у ее матери руки и сердца Абигейл. Свадьбу решили сыграть после моего возвращения с войны.
        Под командованием Семмса  - уже майора  - я дослужил до конца войны. Помню, как мы оставляли город за городом и поселение за поселением, и как потом они горели на горизонте  - янки, похоже, пытались уничтожить все, что могли. Несколько раз мы отбивали какую-нибудь деревню, но находили лишь сожженные дома. И было хорошо, если людей не трогали  - нередко мы находили изнасилованных женщин и мужские трупы, а иногда янки убивали всех  - и женщин, и детей. И особенно плохо было там, где проходили негритянские части.
        После капитуляции, несмотря на обещания, всех офицеров задержали. Впрочем, таких ужасов, как в Дугласе, в новом лагере уже не было. И вот, наконец, меня выпустили, и через сожженные города и деревни, мимо свежих могил я прибыл в свой Эйкен. Я молил Господа, чтобы подобная участь миновала мой город, но, увы…
        От всей нашей улицы и от нашего дома остались одни головешки. Та же участь постигла и дом Эрскайнов. Потом мне показали братскую могилу, куда были сброшены все трупы  - в их числе и моя семья, и ее. На мои вопросы  - кто это был, мне было сказано, что в конце войны конфедераты смогли все же отстоять Эйкен. Но после победы янки в наш прекрасный городок, быть может, в отместку за то, что он не сдался им, запустили негритянскую роту, которая и превратила его в пепелище. И так я потерял все, что когда-либо имел  - семью, невесту, друзей…
        И тогда я решил, что никогда не буду жить под властью янки. Но у меня не было денег на дорогу. Тут мне опять повезло  - ко мне на улице подошел дедушка Эбенезер, наш бывший сосед, бывший хозяин Эйкенского банка и старый друг моего отца.
        - Джим,  - сказал он,  - у твоих родителей в моем банке оставалась немалая сумма. А банк хоть и сгорел, но я успел незадолго до прихода янки закопать все ценности  - серебряные и золотые монеты  - у себя в саду. Если хочешь, я могу купить твою землю. И заплачу золотом.
        Земля эта, конечно, стоила копейки, да и вряд ли у мамы оставались какие-либо деньги в банке. Но я с благодарностью взял то, что мне предложил добряк Эбенезер. Этих денег мне как раз хватило, чтобы добраться до Балтимора, оттуда на корабле  - в Ливерпуль и далее, в Глазго. А там я довольно быстро нашел Стюартов. Они были не очень рады приезду бедного родственника с американского Юга, но для шотландца кровь  - не вода, и они мне помогли устроиться учеником к местному инженеру.
        Сэм долго молча смотрел на меня.
        - Джим, спасибо тебе,  - наконец произнес он.  - Я обещаю тебе, что как только смогу, то напишу книгу об американском Юге. Мир должен узнать всю правду о том, что творилось в нашей стране.
        - Моя страна  - Конфедерация,  - с горечью сказал я.  - Но ее больше нет.
        Сэм очень странно посмотрел на меня и сказал то, о чем я не решался даже подумать с того момента, как получил письмо майора Семмса.
        - Да, ее больше нет,  - загадочно произнес он,  - но, возможно, с благословения Господня, она скоро воскреснет…

        3 ЯНВАРЯ 1878 ГОДА (22 ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА), ВЕЧЕР. БАСРА
        Полковник Вячеслав Николаевич Бережной
        И вот мы в Басре, конечной точке нашего Персидского похода. Древний город, лежащий на реке Шатт-эль-Араб в ста десяти километрах от ее впадения в Персидский залив, производит одновременно впечатление крайнего великолепия и крайнего убожества. Территория города вся пронизана сетью каналов и ручьев, служащих жителям Басры как транспортными артериями, так и источниками воды для ирригации. Но вода в них мутная и непригодная для питья, а голые берега заставлены вытащенными на сушу или просто причаленными длинными остроносыми лодками. Пышная зелень садов в частных владениях соседствует с пыльными голыми улицами без единой травинки или деревца. Роскошные дворцы и мечети соседствуют с полуразвалившимися глинобитными лачугами, а состоятельные горожане в богатых одеждах  - с толпами оборванных нищих.
        Все, как и везде на Востоке, где бы я ни был, что в том времени, что в этом.
        Климат в Басре жаркий и засушливый. В летние месяцы температура поднимается до плюс пятидесяти в тени и не выпадает ни капли дождя. Все это соседствует с испарениями от окрестных болот и озер, на которые так богата эта низменная, плоская как стол земля. Сейчас зима и погода к нам не так сурова. Температура воздуха что-то около плюс пятнадцати, а утром прошел небольшой дождик, который, впрочем, даже не смог как следует прибить дорожную пыль. Сверху тонкая глинистая корка, а под ней толстый-толстый слой мелкой, как мука, удушливой пыли. Такие дождики тут зимой случаются четыре-пять раз в месяц и за раз приносят по пять-семь миллиметров осадков. Как я уже говорил, этого не хватает даже как следует прибить пыль.
        Генерал Скобелев, как человек, уже знакомый с Востоком, смотрит на все без особого удивления, чего нельзя сказать о многих офицерах и солдатах Персидского корпуса. Для них все это азиатская экзотика, хоть и прошагали они сюда своими ногами от самого Синопа. Басра  - это Басра, и сим все сказано.
        Как и в Трабзоне, Эрзеруме и Баязете, в Басре видно, что город знавал лучшие времена. Когда Суэцкий канал еще не был построен, именно через Басру европейские товары поступали на Восток, а восточные  - в Европу. Именно здесь пересекаются пути, соединяющие Аравию и Иран, а также Персидский залив с Ближним Востоком. Сейчас эта бурная река превратилась в тоненький ручеек. Окруженный каналами квадратный остров речного порта почти пуст, а большая часть речных лодок, на которых раньше доставлялись товары отсюда до Багдада, вытащены на берег, где уже успели сгнить и прохудиться.
        Прямо напротив речного порта на якоре стоит полуброненосный фрегат «Герцог Эдинбургский» из состава эскадры адмирала Бутакова. Вечерний ветерок лениво полощет Андреевский флаг на корме, а стволы его орудий направлены прямо на город. Так сказать, воплощенная смычка армии и флота.
        Дополнительный ущерб торговле, которой раньше жила эта арабская Венеция, был нанесен смутой, сопровождаемой грабежами и резней, которая воцарилась ныне в центральном Ираке. Арабы с персами и курдами режут друг друга, и все вместе  - турок. Сунниты режут шиитов, и наоборот. Впрочем, время от времени и те, и другие отыгрываются на малочисленных христианах, и те бегут оттуда или на восток в Персию, или на север, поближе к Эрзеруму и Карсу, где сейчас расквартирована русская армия.
        Мы обошли этот кипящий котел стороной по широкой дуге. Нам некогда разнимать их, да и желания на то особого нет. Потом, после Сирии и Палестины, этим займутся совсем другие люди. Задача же Персидского корпуса  - заняв Басру и окрестности, не допустить того, чтобы в этот полыхающий межнациональный костер кто-нибудь со стороны смог подбросить еще дровишек.
        Британская империя пусть и сильно ослаблена, но еще жива и старается огрызаться. Здесь, в Басре у Насыр-паши, как раз перед нашим приходом гостила миссия некоего майора Смита. Басра вообще-то до самого последнего времени была важным пограничным пунктом на границе Оттоманской Порты с Персией и аравийскими племенами. Если первые все время стремились ее завоевать, чтобы отрезать турок от выхода к Персидскому заливу, то вторые просто и незатейливо приходили пограбить. Так что стамбульские султаны держали тут довольно сильный гарнизон, в основном состоявший из кавалерии, но имевший в своем составе и пехотные, и артиллерийские части. Когда еще в апреле русский император Александр II объявил войну Оттоманской Порте, часть войск отсюда забрали на север.
        Но все равно гарнизон Басры оставался достаточно сильным для того, чтобы противостоять персидскому вторжению или набегам немирных арабов, уже в это время исповедовавших ваххабизм.
        После того как Оттоманская Порта пала, разрушенная нашим ударом, Насыр-паша, бывший губернатор провинции Басра, объявил себя независимым властителем-эмиром и немедленно вступил в сношения с англичанами. Тот самый «майор Смит» тут же объявился здесь, как чертик из табакерки.
        Когда 1 января нового, 1878 года наш корпус подошел к персидскому городу Хорремшехру, что в тридцати пяти километрах к востоку от Басры, Насыр-паша тут же двинул навстречу нам свои войска, оставив в городе лишь три сотни пехотинцев гарнизона. В основном его войско состояло из кавалерии, как из бывших регулярных турецких частей, так и нанятых на английские деньги арабских разбойных племен. Численно силы эмира Басры превосходили наш корпус примерно в два  - два с половиной раза, но не все в этом мире меряется численным превосходством.
        Сражение произошло примерно на половине пути до Басры, на ровной как стол каменистой равнине на левом берегу реки Шатт-эль-Араб, очень удобной для действий кавалерийских частей. Эмир Басры и его британские советники считали, что в этих условиях на их стороне все преимущества, но они жестоко ошибались.
        Когда в воздухе над рядами турецкой и арабской кавалерии начали рваться наши первые шрапнели, выкашивая по десятку и более всадников разом, Насыр-паша бросил на наши цепи все свое воинство. Но не тут-то было. Не зря я с таким упорством выбивал для корпуса картечницы Гатлинг-Горлова. Когда туркам оставалось проскакать до наших цепей не более трехсот метров, заряжающие завертели ручки привода этих адских машинок, являвшихся прямыми предками наших пулеметов, а наводчики повели стволами вдоль турецкого строя. Раздался ужасающий треск, и поле боя затянуло сизым пороховым дымом.
        По моему совету генерал Скобелев расформировал батареи, передав по одной картечнице в каждую роту, в прямое подчинение ротному командиру, как оружие непосредственной поддержки пехоты. Сорок восемь картечниц  - тридцать шесть в составе 1-й гренадерской дивизии и двенадцать в составе сводной гвардейской бригады  - каждая из которых выпускала по четыреста пуль в минуту, произвели в плотных рядах турецких и арабских кавалеристов просто кошмарное опустошение. Лошади рушились на полном скаку, вставали на дыбы, сбрасывая мертвых всадников, конские и человеческие трупы громоздились беспорядочными кучами, а по тем, кого случайно миновала доля сия, часто и беспощадно вели прицельный огонь из винтовок Бердана русские пехотинцы. Не зря же мы переучивали их с залпов на прицельную стрельбу по отдельно выбранной цели.
        Меньше минуты такой бойни  - и все было кончено. Немногочисленные уцелевшие всадники из задних рядов, которых прикрыли от пуль тела их товарищей, развернув коней и беспощадно нахлестывая их плетьми, бросились наутек. Проводив их несколькими длинными очередями, картечницы наконец умолкли, и над полем боя повисла томительная тишина.
        - Да уж, повоевали,  - чихнув от забирающегося в нос и глотку порохового дыма, сказал стоявший неподалеку от нас полковник Анчутин, командир Ростовского гренадерского полка.
        Генерал Скобелев в ответ махнул рукой, и пехотные цепи двинулись вперед мерным шагом. А с флангов с гиканьем и улюлюканьем рванулись вперед сводная Кавказская казачья кавалерийская дивизия и 1-я казачья Донская кавалерийская дивизия, с намерением догнать беглецов и изрубить их в капусту. Сводный Кубанский кавполк и Пластунский батальон остались в резерве.
        Еще одно побоище произошло у наплавного моста через Шатт-эль-Араб, напротив города, где казаки настигли беспорядочно столпившееся воинство Насыр-паши. Эмир Басры вместе со своей свитой был затоптан в свалке. Спастись сумели только те счастливцы, кто успел переплыть реку до начала мясорубки. Они и принесли в город известие об ужасающем разгроме, постигшем его недавнего властителя.
        А вот «майор Смит» пропал бесследно, будто растворился в воздухе. С этими джентльменами всегда так происходит  - как только наступает время призвать их к ответу, так они тут же исчезают, не прощаясь.
        Все было кончено, и еще до заката русские части вступили в город. Сопротивление остатков гарнизона было слабым и разрозненным, отдельные его очаги беспощадно подавлялись гренадерами. Сами же горожане безмолвствовали. «Народный телеграф» уже донес сюда весть о том, что стало с теми, кто вздумал побунтовать после взятия нашими войсками Стамбула. Заняв дворец эмира, генерал Скобелев приказал доставить к нему всех старейшин городских кварталов. А когда это было сделано, то объявил этим седобородым достойным мужам, трясущимся от страха, как осенний лист на ветру, что с сего момента город переходит под руку русского царя и всем его жителям гарантируется жизнь, достоинство и сохранность имущества. Все находящиеся в рабстве христиане должны быть отпущены на свободу немедленно и безо всякого выкупа. А буде такие рабы найдутся в каком-нибудь доме, то его хозяин, со всеми чадами и домочадцами, будут немедленно повешены на пеньковых веревках прямо на собственных воротах, а все их имущество отойдет в русскую казну. Скобелев  - он такой, сказал  - как отрезал.
        С утра в городе, как ни в чем не бывало, открылись лавки и зашумели базары, а к эмирскому дворцу потянулись тонкие струйки вчерашних невольников, получивших свободу из рук «Белого генерала»  - так они стали называть Скобелева. Кого только среди них не было. Греки, сербы, болгары и армяне из бывшей Оттоманской Порты, жертвы кавказских людокрадов из Российской империи. В основном  - глубокие старики и старухи, зажившиеся на свете, но были среди них и совсем еще дети.
        Потянулись во дворец и доносчики, за долю в имуществе сообщавшие, что такой-то из горожан не сдал запретное, что у такого-то в гареме томится гречанка, а у того  - армянка или сербиянка.
        Правда, было несколько случаев, когда несчастная женщина падала в ноги офицеру, прося не губить ее и детишек, прижитых от мужа, не лишать их любимого отца. Стокгольмский синдром, или маленькие семейные трагедии? Таких, конечно же, оставляли в покое, попутно выписав доносчикам по полтора десятка плетей, чтоб научились отличать рабу и наложницу от доброй жены. И смех и грех.
        Кстати, персидские мятежники, против которых и просил у России помощи шах Насер ад-дин Каджар, лишь только заслышав, что по их душу идет сам неистовый Ак-паша вместе с ужасными югороссами и несметным воинством, тут же разбежались по своим домам, снова обратившись в честных дехкан и добрых горожан. Будто и не было тут никогда никого. Вот она  - сила репутации.

        6 ЯНВАРЯ 1878 ГОДА (25 ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА). ОСТРОВ КОРВУ
        Виктор Брюсов, пока еще не коронованный король Ирландии
        Рано утром меня разбудил лейтенант Пол Мёрри, мой ординарец.
        - С Рождеством Христовым, ваше величество!  - сказал он.  - Вы просили разбудить вас, когда мы получим весточку от конвоя…
        Вчерашняя рождественская литургия для меня и немногих других православных на Корву закончилась около двух часов ночи крестным ходом вокруг временной церквушки, построенной чуть в стороне от палаточного городка. Поэтому спать я лег очень поздно. Была типичная зимняя погода на Корву  - моросил мелкий дождик, не было видно ни луны, ни звезд, градусов было, наверное, пять-шесть. Короче, погода была такая, какой она обычно бывает в Питере где-нибудь в начале ноября.
        Выйдя из своего домика, я увидел, что сегодня небо было синим-синим, а яркое солнце весело светило мне прямо в лицо. Вчера бы так!
        Полив мне на руки водой из кувшина для умывания, лейтенант Пол Мёрри терпеливо дожидался, пока я приведу себя в порядок.
        - Ваше величество,  - сказал он,  - только что с нами связался «Североморск». Он сообщил, что конвой будет здесь примерно через два часа.
        Я еще в самом начале моей эпопеи просил моих ирландцев не называть меня «величеством», объясняя это тем, что я все-таки еще не коронован. Но нет нации более упрямой, чем обитатели Зеленого острова. В конце концов, я устал им возражать и попросту махнул рукой  - ладно, пусть будет величество, если это им так нравится. Вот и сейчас я пропустил это обращение мимо ушей.
        - Пол,  - деловито осведомился я,  - у нас все готово для торжественного приема новых боевых товарищей и для их размещения?
        - Домик для генерала Форреста,  - так же деловито начал перечислять лейтенант Мёрри,  - дом для других высших командиров, дом для югороссийских инструкторов, дом для командира женского снайперского взвода и ее девушек, палаточный городок…
        Несколько домов рыболовов, с того края, который был поближе к нашим палаткам, мы выкупили у местных  - строили они добротно, денег просили мало и были более чем довольны нашим предложением. Кто на Флореш переселился, кто себе новый дом построил.
        - Комнату для майора Рагуленко,  - продолжил лейтенант Мёрри,  - согласно вашему приказу, приготовили в вашем доме. Оружие, кони, артиллерия  - все уже находится в полной готовности. Праздничный обед приготовлен. Сегодня тепло и солнечно, потому и столы мы расставили снаружи. Если начнется дождь, то перенесем все в шатры.
        - Отлично, Пол,  - сказал я.  - Приготовь мою парадную форму!
        - Она уже готова, ваше величество,  - бодро отрапортовал мне лейтенант Мёрри.
        Приведя себя в порядок, я прошелся по лагерю. Солнце светило изо всех сил, на небе  - ни облачка, было по-весеннему тепло. Я не помнил такой погоды за все время моего пребывания здесь.
        «Ну что ж,  - подумал я,  - сегодня заканчивается пионерский лагерь, и начинаются трудовые будни. Моих шотландцев и ирландцев уже можно считать неплохо натренированными бойцами. Но вот теперь, с прибытием южан и американских ирландцев, начнутся масштабные тренировки и боевое слаживание между подразделениями. Именно от этого будет зависеть не только жизнь моих ребят, но и свобода Ирландии, а также самое главное  - судьба Югороссии и России. Ведь даже когда я стану ирландским королем, я все равно останусь верным своей Родине».
        В любом случае ребята, узнав о трагедии в Корке, рвутся в бой. Когда мы распространили ложную информацию о готовившемся восстании в Корке, мы, пожалуй, совершили большую ошибку. Мы считали, что просто дезинформируем англичан. Ну, введут британцы войска, увидят, что никакого восстания нет и в помине, и в будущем станут не столь склонны с ходу верить в подобного рода известия.
        Мы до сих пор точно не знаем, сколько человек было убито. Не менее ста  - это точно. Но может, и все пятьсот, или даже больше… И как нам теперь смотреть в глаза их родственникам, а также тем, кто был покалечен, изнасилован или просто томится в подвалах без суда и следствия?
        Я приказал таких слухов больше не распространять, тем более что пресса в Англии и в Ирландии или поддержала официальную версию событий, или была попросту вынуждена молчать. И англичане поняли, что у них полностью развязаны руки.
        Боюсь, что после нашей высадки в Ирландии солдат в красных мундирах просто не будут брать в плен. Да и ирландским протестантам, а также понаехавшим в Ирландию англичанам тоже придется несладко. Ирландцы мстить умеют. И никакая статья местного Эренбурга про «изменение отношения к лицам английской национальности» тут, увы, не поможет. Хотя попробовать, конечно, стоит.
        Наконец на горизонте показался возглавлявший конвой «Североморск», а за ним четыре БДК. Для каждого из них на берегу было размечено безопасное место для причаливания, где глубины были достаточными и отсутствовали подводные камни. «Североморск» остался на внешнем рейде, поприветствовав нас выстрелом из салютной пушки. А БДК строем фронта двинулись к обозначенным нами местам причаливания для того, чтобы вскоре ткнуться носом в галечный пляж. Медленно открылись десантные аппарели, и на берег легли высадочные трапы. Мои ирландцы и шотландцы, для которых такое зрелище было в новинку, глазели на него, как пацаны на выступление фокусника, широко раскрыв рты.
        До тех пор, пока с «Калининграда» не сошли на берег генерал Форрест и другие высшие офицеры Конфедерации, а также главный инструктор майор Сергей Рагуленко, все прочие продолжали оставаться на борту своих кораблей. Впрочем, едва лишь ступив на твердую землю, генерал Форрест махнул рукой, и началась высадка.
        После завершения официальной части мои люди отвели южан в предназначенные для них дома, а Сергей, наскоро поздоровавшись и попросив немного подождать, убежал обратно на «Калининград», откуда вернулся в сопровождении пяти хорошеньких девиц, если не сказать больше, и подростка в югоросской военной форме. Три девушки были жгучими и темпераментными испанками, а еще две  - довольно симпатичными мулатками. Не будь у меня Сашеньки Кропоткиной, то я бы и сам за ними приударил. Но Сашенька у меня самая лучшая.
        - Вот, ваше некоронованное королевское величество, знакомьтесь,  - сказал он мне по-английски, видимо из вежливости перед девушками, не понимающими русского языка.
        Я только тяжело вздохнул. И этот туда же. Не успел поздороваться, а уже называет меня некоронованным величеством. Тем временем Сергей показал на самую красивую девушку из всех пятерых.
        - Это,  - сказал он,  - моя жена Мария, или просто Маша. Прошу любить и жаловать.
        Маша обняла меня и троекратно поцеловала по русскому обычаю.
        - А вот это,  - Сергей показал на двух испанок,  - ее сестры, Алисия и Исабель. Эти две симпатяшки  - ее и, значит, также и мои дальние родственницы  - Марипоса и Элиана. И, наконец, мой друг и Машин младший брат, Мануэль. Он у нас едет в суворовское училище.
        Я заметил, как после этих слов глаза у мулаток стали круглыми  - кажется, что такое обращение со стороны белого и европейца было для них непривычно.
        У меня было такое впечатление, что я нахожусь как минимум на конкурсе «Мисс мира»  - настолько красивы были все пять девушек. У меня даже шевельнулась в голове шальная мысль  - коль моя Сашенька мне давно уже ничего не пишет, то, может, мне перейти в ислам? Там же вроде можно иметь четырех жен? И жениться на всех девушках, стоящих передо мной, сразу, кроме, понятно, жены Сергея Марии. Ну, и буду султаном Ирландии Виктором эль-Брюс… Но тут Сергей решительно прервал мои мысли.
        - Витя,  - сказал он,  - чуть не забыл  - у меня для тебя письмо. Почему-то «Североморск» доставил его сначала к нам на Кубу. Почему не прямо сюда  - спрашивай не у меня.
        С этими словами Сергей передал мне узкий конверт из голубоватой бумаги с харьковским обратным адресом. Я его взял и бережно спрятал во внутренний карман. Прочитаю сразу после всех церемоний, подумав вскользь, что все-таки «хороша Маша (а также Исабель, Алисия, Марипоса и Элиана), но не наша».
        И вот, наконец, после всех официальных мероприятий и торжественного обеда у меня наконец-то появилась свободная минутка. Я удалился в свой домик, где вскрыл конверт и прочитал:

        Милый мой Витенька. Я очень скучаю по тебе и жду не дождусь, когда мы наконец будем вместе…

        Далее следовали три страницы, которые приводить не буду  - они хоть и вполне приличные, но касаются только меня и моей любимой. А вот в конце было написано следующее:

        В начале ноября вдруг тяжело захворала маменька, и наш врач порекомендовал ей обязательно посетить Принцевы острова, что рядом с Константинополем. Она там уже целый месяц и намедни написала, что ей уже намного лучше, что югоросские врачи  - настоящие волшебники, и что перед Рождеством Христовым ее выпишут. Папа, узнав об этом, еще больше подобрел к югороссам, и уже совсем не против нашей с тобой свадьбы. Мы с папенькой поедем за мамой 15 декабря, и будем на Принцевых островах, а также в Константинополе, где мы остановимся в «Гранд-отеле» до 7 января, и где я буду ждать от тебя весточку.
        Любящая тебя Александра.

        Так, подумал я. Какая незадача… Ведь седьмое уже завтра. И тут до меня дошло  - седьмое-то по старому календарю, а по нашему-то  - это девятнадцатое. А разгрузившись, конвой уходит в Константинополь сегодня. Значит, он будет в Константинополе через семь-восемь дней.
        Я поскорее написал ответ  - не буду его здесь приводить, приложив к нему мои подарки, заказанные мною через губернатора Флореша в Лиссабоне. Серьги, колье и кольцо с бриллиантами весьма искусной работы, для Сашеньки и золотое колье для ее маменьки. Сашенька писала, что та любит такого рода украшения. А для ее папеньки я достал ящик весьма редкого и ценного портвейна, который мне привезли из Порту.
        Тут в дверь моего домика постучали. Я уже подумал было, что это матрос, которого капитан «Саратова» прислал за подарками, как мы с ним и договорились. Но это был Сергей Рагуленко, весьма встревоженный и злой.
        - Витя,  - озабоченно спросил он меня,  - ты не видел Мануэля?
        - Нет,  - ответил я,  - а что случилось?
        - Куда-то этот паршивец запропастился!  - вздохнул Сергей и выругался.  - Все умолял меня  - возьми, мол, с собой в Ирландию! И когда я твердо сказал ему, что никакая Ирландия ему не светит, он, похоже, решил спрятаться на острове. А через полчаса отплытие…
        Я поручил лейтенанту Мёрри проследить, чтобы письмо и подарки были переданы по назначению, и побежал вместе с Сергеем искать его «пропащего».
        Конечно, как мы и предполагали, выяснилось, что его спрятали те ребята, которых он помогал тренировать на Кубе. Сергей при мне не стал им ничего говорить, но по одному его взгляду стало ясно, что выговором они не отделаются. Крепко держа своего шурина за руку, он потащил его к «Калининграду». Увидел я его только после отхода «Калининграда»  - оказалось, он стоял все это время у трапа и внимательно следил за тем, чтобы парень снова не сбежал.
        Но чуть попозже, когда мы уселись за стол, чтобы выпить по «рюмке чая», Сергей вздохнул и сказал:
        - Вот ведь сорванец… Узнаю себя в его годы. Далеко пойдет!

        6 ЯНВАРЯ 1878 ГОДА (25 ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА). НА БОРТУ ПАРОХОДА «ОШЕАНИК»
        Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс, также известный как Марк Твен, корреспондент газеты «Нью-Йорк Геральд»
        На рассвете «Ошеаник» подошел к Нью-Йорку. Когда стало уже достаточно светло, я вышел на палубу, чтобы прогуляться, и увидел на горизонте приближающуюся узкую полоску земли. Мне не спалось. Кошмары Корка еще были свежи в моей памяти, и часто из-за зловещих сновидений я просыпался в холодном поту. Так было и сейчас. Мне снилось, что я снова там, в Корке, где по улицам дикими зверями бродят солдаты в красных мундирах, ища кого бы еще ограбить, изнасиловать или убить, где в тюрьме стонут бесправные, невинные и обездоленные души, а их палачи строят планы новых злодейств. Чтобы смыть из памяти весь этот кошмар, я и вышел на холодный морской воздух, чтобы в одиночестве прогуляться по палубе и немного подумать.
        Посмотрев на чуть синеющий вдали американский берег, я вздохнул. Еще совсем недавно при виде берегов родной страны меня охватила бы необычайная радость. Но теперь душа моя была в смятении. Увы, сейчас я уже не знал  - действительно ли эта страна родная мне, или я в ней чужак, случайно родившийся не в том месте и не в то время. Уж больно мы с ней разные.
        Да, наш штат Миссури так и не присоединился к Конфедерации. В самом начале восстания Юга мы промедлили, а потом нам этого просто не дали сделать. Да, жителям моего родного штата не пришлось переживать «прелестей» Реконструкции. Просто им однажды сообщили, что со следующего дня все рабы в штате будут свободны. Да и мало их было у нас, этих рабов. Тем более что я сам лично всегда считал, что рабство надо поскорее отменить, а моя супруга Оливия с самого детства была пламенной аболиционисткой.
        Но, встретив Джима и выслушав его рассказ, я попросту понял, что и я тоже южанин, такой же, как и все. Что те, кого убивали, сжигали и насиловали  - это мои братья и сестры, и что мне надлежит сделать все, что я смогу, чтобы и Север, и весь мир узнали об истинной трагедии американского Юга.
        Трагедии, в которой есть и моя доля вины. Не дезертируй я тогда из своей части, то и я тоже мог бы пролить свою кровь за правое дело… Вряд ли бы это что-либо изменило, но сейчас мне не было бы так мучительно стыдно за то, что я оказался тогда слаб духом.
        Когда я был в Константинополе, меня сводили в недавно созданный Исторический музей во дворце Топкапы. И мне особенно запомнилась экспозиция, посвященная Хиосской резне  - когда турки для предотвращения возможного восстания на острове попросту вырезали четыре пятых греческого населения Хиоса. Но представить себе, как это было, я смог только после того, как сам почувствовал нечто подобное на своей шкуре во время Рождества в Корке, хотя масштабы произошедшего там были все-таки далеко не столь ужасающими, как во время трагедии острова Хиос.
        И вот теперь, выслушав рассказ Джима, я, пусть даже и весьма смутно, смог наконец представить то, что пережили мои сограждане-южане во время и после войны между штатами.
        Сейчас для меня стало вполне очевидным сходство действий диких и кровожадных турок пятьдесят лет назад, а также, казалось бы, внешне цивилизованных и вполне современных англичан и американцев-янки. Я сравнил эти действия внешне цивилизованных белых дикарей с тем, что рассказал мне о первых днях после прихода югороссов германский консул в Константинополе за бокалом великолепного красного вина перед жарко пылающим камином. Небо и земля.
        Да, выступления беснующейся от ненависти к пришельцам толпы были ими жестоко подавлены с применением бронированных боевых машин и скорострельных картечниц. Но если бы они это не сделали, то христианское население Константинополя, европейские дипломаты и торговцы были бы вырезаны, подобно грекам на Хиосе. Да, югороссы на месте расстреливали всех, кто был застигнут с поличным во время грабежей, мародерства и убийства. Но эта мера была необходима для наведения хотя бы элементарного порядка. Ведь, как только все успокоилось, то и они тоже тут же прекратили эти экстраординарные меры, отмеряя дозу насилия по мере сопротивления. Они не сжигали турецкие кварталы, не взрывали мечетей и не хватали людей по первому подозрению. Уже к вечеру второго дня по улицам Константинополя можно было безопасно ходить, а армейские патрули вызывали у жителей не ужас, как это было в Корке, а чувство безопасности и защищенности. Насколько это все не похоже на то, что на моих глазах творили английские солдаты в Корке, и то, что Джим рассказал мне о зверствах солдат-янки на нашем американском Юге.
        Конечно, находясь под впечатлением от рассказа Джима, я решил, что обязательно напишу давно задуманную книгу про двух мальчиков. Например, про тех же Тома Сойера и Гекльберри Финна, только события в ней будут происходить во время водоворота Войны Севера и Юга, той ужасающей, полной преступлений, варварской агрессии янки, каковой эта война стала и для меня. К тому же Джим разрешил мне воспользоваться для этой книги их с Джоном историей.
        Но вот только сколько пройдет времени до того момента, когда эта книга будет готова?.. Год, может, два? А начать работу над ней мне хотелось уже сейчас. Быть может, у меня получится уговорить Оливию и принять предложение югороссов переехать в Константинополь. Тем более что у моей жены туберкулез, пусть и в начальной стадии, а также букет других болезней. При этом я знаю, что доктора югороссов умеют все это лечить. Я тогда не стал спрашивать Александра об их медицине, но, как мне кажется, их доктора вряд ли откажутся вылечить мою любимую супругу.
        Я отвлекся от своих мыслей и увидел, что мы уже проходили проливом The Narrows между Стейтен-Айлендом и Бруклином, и остров Манхэттен с фортом Клинтон на своей южной оконечности был уже совсем недалеко. Именно причал рядом с фортом был нашей целью, как и для всех трансатлантических пассажирских кораблей, помимо вполне респектабельных пассажиров первого и второго классов, везущих в своих трюмах толпы пассажиров третьего класса, нищих европейских эмигрантов, которых бурно растущая Америка впитывает как губка.
        Ко мне подошли миссис Кэмпбелл и Фиона, и мы начали чопорно прощаться. В этот момент я вдруг увидел ревнивый взгляд Фионы, обращенный куда-то в конец коридора. Там стояли и негромко переговаривались между собой Катриона и Джим.
        Миссис Кэмпбелл тоже увидела этот взгляд и повернулась к Катрионе и Джиму.
        - Эй, Катриона,  - сварливо произнесла она,  - сейчас к нам в каюты придут американские чиновники. Прекрати болтать и поскорее иди за мной!
        Я заметил, как Катриона сунула в руку Джиму записочку, после чего повернулась и засеменила за миссис Кэмпбелл. А мы с Джимом пошли вниз по трапу, вслед за носильщиками. И он, и я были американскими гражданами, так что наши вещи сразу снесли вниз в здание таможни. Уже находясь на причале, я обернулся. Вслед за чистой публикой с американскими паспортами по трапу «Ошеаника» начали спускаться пассажиры третьего класса. Их, как скот, загоняли в форт Клинтон, где иммиграционные чиновники будут решать, кто из них получит право остаться в САСШ, а кому придется вернуться на борт «Ошеаника» и отправиться обратно в Ирландию или Англию.
        Таможенником, досматривавшим мои вещи, оказался не кто иной, как мой старый знакомый и писатель Герман Мелвилль, все такой же массивный и бородатый. Тот самый писатель Герман Мелвилль, который написал книгу про белого кашалота Моби Дика. Но литература для него  - это только хобби, развлечение. Хотя жаль, и слог у него неплох, и пишет он, в общем, интересно. Жаль только, что наши современники этого совсем не понимают, а оценят его лишь далекие потомки.
        - Ну что, Сэм,  - хлопнул он меня по плечу,  - как тебе поездка в Европу?
        - Герман,  - ответил я,  - ты знаешь, за одну поездку я успел побывать и в раю и в аду. Впрочем, об этом нужно рассказывать очень долго.
        - Неужели?  - сказал Герман, проштемпелевывая мой паспорт.  - Что-то ты темнишь, Сэм.
        - А вот зайди вечерком ко мне в гостиницу на рюмочку коньяка,  - предложил я,  - там мы и поговорим.
        - Обязательно, Сэм,  - ответил Герман, показывая, что мне можно проходить дальше.  - До скорого.
        - До скорого, Герман,  - я попрощался с Германом, и, подхватив свой саквояж, пошел к выходу. Впереди было еще очень много дел.

        7 ЯНВАРЯ 1878 ГОДА (26 ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА). ЮГОРОССИЯ. КОНСТАНТИНОПОЛЬ. ГОСПИТАЛЬ МЧС
        Командир 13-го Нарвского гусарского полка Александр Александрович Пушкин
        Не было бы счастья, да несчастье помогло… Именно из-за произошедшей у нас в дивизии неприятности мне удалось выбраться на Рождество в Константинополь. А случилось вот что  - в конце ноября у командира нашей 13-й кавалерийской дивизии барона Леонеля Федоровича Радена неожиданно случился сердечный приступ. Бедняга был совсем плох, и его срочно отправили в югоросский госпиталь в Константинополе. Там им занялись югоросские врачи, после чего барон быстро пошел на поправку.
        На Рождество офицеры дивизии решили навестить нашего всеми любимого Леонеля Федоровича. В Константинополь решили отправить командира 13-го драгунского Военного ордена полка полковника Александра Михайловича Лермонтова. Барон Раден в свое время командовал 13-м драгунским, и поэтому мы посчитали, что ему будет приятно поговорить с Александром Михайловичем, который сейчас командует как раз его бывшим полком.
        Ну, а я поехал в качестве делегата от 13-го Нарвского гусарского полка. Получилось все очень даже забавно. На блокпостах (так в Югороссии назывались заставы на дорогах) несколько раз наши документы проверяли патрули югороссов. Когда они узнавали, что в Константинополь по служебной надобности следуют полковники Пушкин и Лермонтов, то поначалу считали, что над ними издеваются, и начинали самым придирчивым образом изучать наши командировочные документы, проверяя их на подлинность. Правда, потом, убедившись, что мы действительно являемся именно теми, за кого себя выдаем, югороссы долго хохотали, удивляясь такому удивительному совпадению. Но, в отличие от меня, Александр Михайлович, которого югороссы почему-то считали сыном великого русского поэта Михаила Лермонтова, на самом деле был всего лишь его дальним родственником.
        В Константинополе мы первым делом отправились в госпиталь к нашему командиру, генерал-майору Радену. Леонеля Федоровича мы нашли в довольно неплохом самочувствии. Сердце у него уже не болело, и он даже игриво поглядывал на молоденьких сестер милосердия, сновавших туда-сюда по коридорам госпиталя. Увидев нас, барон очень обрадовался.
        Мы рассказали ему о том, что нового во вверенной ему дивизии. Боевые действия к этому времени фактически уже закончились. Лишь изредка наши конные патрули вступали в перестрелки с не успевшими еще сбежать в азиатскую Турцию мелкими шайками разбойников, состоявшими из дезертиров бывшей султанской армии и примкнувших к ним башибузуков.
        Из штаба до нас дошли слухи, что скоро мы совсем покинем Болгарию и отправимся на родину в Россию. Местные части, сформированные из болгар, уже прошли достаточно серьезную подготовку под руководством югоросских офицеров и могли отразить нападение извне. Только вряд ли найдется теперь на свете кто-либо, кто рискнул бы напасть на Болгарию. В Европе, да и, пожалуй, во всем мире, все прекрасно знали о том, что в подобном случае нападавшему придется иметь дело с Югороссией и с Российской империей, которые уже объявили себя союзниками нового государства и гарантами его существования. А поэтому любое нападение на Болгарию должно было закончиться очень печально для агрессора.
        Потом полковник Лермонтов стал говорить с бароном о хорошо знакомых им офицерах 13-го драгунского полка и о полковых делах. А я, с разрешения Леонеля Федоровича, отправился искать свою дочку.
        У первой же встреченной мной сестры милосердия я спросил, где сейчас находится Ольга Пушкина. Та, кокетливо взглянув на меня, сказала, что Ольга сейчас находится у себя  - отдыхает после дежурства. И тут же вызвалась меня проводить.
        Дочка жила в так называемом служебном модуле  - небольшом одноэтажном домике. Жилье ее представляло собой маленькую и скромно обставленную комнатушку, в которой вся мебель состояла из узенькой кушетки, двух стульев, тумбочки и полочки с книгами. Когда я вошел, Ольга сидела на стуле и читала какую-то книгу, делая на полях пометки карандашом. Увидев меня, она завизжала от радости и бросилась мне на шею.
        - Папочка, милый!  - закричала она.  - Какой ты молодец, что приехал! Я так рада тебя видеть! Ты надолго приехал?!
        У меня запершило в горле. Хотя я очень и старался напустить на себя строгий вид, но радостное лицо моей дорогой дочурки и ее звонкий голос вышибли из моих глаз слезу. Родной человек за многие сотни верст от дома  - это лучший подарок для отца! Тем более сегодня  - в канун светлого праздника Рождества Христова.
        Ольга, отпустив, наконец, мою шею, засуетилась, собираясь угостить меня с дороги. Она достала из тумбочки тарелку с пряниками, чашки и блюдца, розетку с колотым сахаром и маленькие ложки. Потом, поставив на тумбочку спиртовку, Ольга зажгла ее и стала подогревать на ней маленький чайничек.
        - Сейчас, папочка,  - сказала она мне,  - подожди немного. Закипит чайник, заварим чайку, посидим, попьем, как когда-то мы это делали дома. Да, папа,  - воскликнула она,  - а Игорь тебе подарок прислал!
        Ольга опять нырнула в тумбочку и достала оттуда пузатую бутылку с этикеткой, на которой было написано «Rum», а чуть ниже «Bacardi». Гм, как настоящий гусар, я неплохо разбирался в винах и прочих спиртных напитках. Насколько я помню, этот сорт рома производится исключительно на острове Куба. Значит, вот куда занесла служба моего будущего зятя!
        Я оказался прав. Попивая чай, Ольга оживленно болтала, рассказывая о своей жизни в госпитале. Она поведала мне, что в свободное от дежурств время прилежно изучает медицину, которая ей очень нравится. Что же касается Игоря, то она получила недавно от него письмо и подарки.
        Достав с книжной полки большой конверт, Ольга вытащила из него цветную фотографию. На ней, на фоне раскидистой пальмы, был изображен Игорь Синицын, одетый в военную форму с распахнутым воротом, под которым была видна полосатая морская нательная рубаха, и в сдвинутое на затылок легкое кепи. Рядом с ним стоял улыбающийся кучерявый негритенок лет двенадцати, державший в руках клетку, в которой сидел большой разноцветный попугай.
        - Вот, папа, это Игорь со своим другом Хосе,  - сказала Ольга.  - Игорь сейчас служит на острове Куба. Это далеко-далеко отсюда, в Карибском море, где когда-то разбойничали страшные и злые пираты. Игорь написал мне, что там очень жарко, рядом теплое море, много разных вкусных тропических фруктов. Но он очень скучает без меня. Этого попугая его друг Хосе поймал специально для меня, и Игорь подарит мне эту забавную птицу, когда вернется в Константинополь. Только он еще сам не знает  - когда это произойдет.
        Выпалив все это, Ольга неожиданно заскучала и поникла головой. Мне даже показалось, что она тихо всхлипнула.
        Я еще раз посмотрел на фотокарточку и задумался. Интересно, каким ветром Игоря Синицына занесло на Кубу? И что он там забыл? Одно дело, если бы его корабль просто зашел в Гавану или какой-нибудь другой порт на этом острове. В конце концов, корабли должны где-то получать продовольствие, набирать питьевую воду. Но, как я понял, Игорь служит на берегу. А ведь Гавана  - это остров, принадлежащий королевству Испания. Быть может, Югороссия арендовала там какую-то территорию, на которой она собирается построить свою военно-морскую станцию? Только опять же  - зачем?
        В общем, куда ни кинь  - кругом сплошные загадки. Я еще немного подумал, а потом напрямик спросил обо всем Ольгу.
        Она снова оживилась и стала рассказывать мне, что краем уха слышала, что югороссы готовят какую-то тайную военную экспедицию. Только не на острова Вест-Индии, а куда-то значительно севернее.
        Услышав это, я снова насторожился. Дело в том, что у нас по армии давно ходили упорные слухи о том, что, возможно, в Ирландии вот-вот вспыхнет восстание против британского владычества, и что югороссы, а, наверное, и некоторые подданные Российской империи, тайно помогают инсургентам, и что государь-император относится к этой затее весьма одобрительно. У нас в кавалерии такого пока не было, но вот в пехотных и артиллерийских частях югоросские офицеры с полного одобрения нашего начальства проводили какие-то «собеседования» с некоторыми сверхсрочнослужащими унтерами и фельдфебелями, после чего те, кого они сочли годными, убывали переводом в какое-то никому не известное место. А остальные получали серебряный рубль «за беспокойство» и совет помалкивать о том, что с ними проводилось подобное «собеседование».
        Не связан ли тот факт, что мой будущий зять надолго обосновался на Кубе, с тем, что югороссы на этом острове ведут тайную подготовку к какой-то военной экспедиции, и не там ли находится то самое неизвестное место?
        Еще Ольга рассказала мне, что кое-кто из врачей уехал на Кубу, чтобы там тоже открыть госпиталь. При этом она назвала фамилию своей знакомой Надежды Кукушкиной, которая вместе со своим мужем, тоже, кстати, морским пехотинцем, также отправилась куда-то в район Гаваны. Удивительно все это и непонятно…
        Я решил при случае переговорить со своими знакомыми в Константинополе, чтобы поподробней разузнать о происходящих здесь непонятных делах. Сказать откровенно  - мне ужасно не хочется возвращаться со своим полком назад в Россию, где придется снова заниматься скучными и повседневными полковыми делами: заготовкой фуража, ремонтом коней, контролем над кашеварами и артельщиками, обучением молодых солдат и офицеров. Мне хочется снова оказаться на линии огня и сразиться с неприятелем за какое-нибудь правое дело. Пресная гарнизонная жизнь совсем не для меня.
        Закончив разговор с дочерью, я взял с собой подарок Игоря и отправился в гостиницу, расположенную неподалеку от госпиталя. В ней для меня уже был забронирован номер. Там я встречу Рождество, разопью бутылочку рома с полковником Лермонтовым и еще раз хорошенько обдумаю все то, что сегодня здесь услышал.

        10 ЯНВАРЯ 1878 ГОДА (29 ДЕКАБРЯ 1877 ГОДА), ПОЛДЕНЬ. БАСРА
        Полковник Вячеслав Николаевич Бережной
        Окончание первой недели нашего пребывания в Басре ознаменовалось набегом на город банд болотных арабов, иначе называемых мааданами, обитающих в окрестностях города в непролазных болотах, образовавшихся еще в те времена, когда Тигр и Ефрат не сливались в одну реку Шатт-эль-Араб, а порознь впадали в Персидский залив. Таким образом, эта низменная земля, помимо возвышенных пустынных каменистых участков, изобилует множеством озер, стариц, протоков, раскинувшихся посреди низменных участков местности, густо поросших тростником вперемешку с заливными лугами. Во время наивысших приливов или нагонного ветра эта местность затопляется морской водой.
        В этом весьма неприветливом по отношению к человеку месте, смешавшись с местным населением, обитавшим тут еще во времена Шумера и Вавилона, и поселились потомки пришедших из Аравии бедуинов. Кроме того, на протяжении последних трех тысяч лет сюда стекались разные беглые повстанцы, политические диссиденты, еретики, а также воры и преступники всех мастей. Болота эти стали аналогом нашего Дона или Запорожской Сечи, откуда выдачи не было, а верховодили здесь люди, по которым давно уже плакали плаха и петля.
        Местные обитатели в этих болотистых местах выращивают рис, ловят рыбу, разводят буйволов, а по рекам, озерам и протокам перемещаются на узких остроносых деревянных лодка тарадах и сплетенных из тростника пирогах, отталкиваясь от дна длинными шестами. Обычно мааданы предпочитают самоизоляцию и живут своим замкнутым сообществом, не допуская к себе посторонних и очень редко выходя в мир из своей болотной обители.
        Скорее всего, именно к ним и сбежал от нас пресловутый «майор Смит», человек, о котором к сегодняшнему дню мы знаем всё и в то же время ничего. Невысокий, рыжеватый, худощавый, с загорелым обветренным лицом, которое говорило о том, что свою карьеру этот «майор» делал отнюдь не в штабах. С одинаковым умением и ловкостью он носит европейский мундир, традиционную арабскую одежду, прекрасно говорит на фарси, турецком и нескольких арабских диалектах, которые зачастую отличаются друг от друга не меньше, чем русский язык от сербского. Одним словом  - Лоуренс Аравийский девятнадцатого века.
        Вышедшие с первыми проблесками зари из камышей выше по течению реки Шатт-эль-Араб многочисленные легкие тростниковые лодки, заполненные вооруженными людьми, одновременно заметили и береговые посты кубанских пластунов, и наблюдатели на полуброненосном фрегате «Герцог Эдинбургский». Торговать такой большой и шумной компанией, да еще в предрассветных сумерках и с оружием в руках тут не принято. Поэтому на «Герцоге Эдинбургском» забили тревогу. Первый же выстрел из кормовой шестидюймовки лег с сильным перелетом. Упавший снаряд поднял всего лишь большой столб смешанной с болотным илом воды, так как лодки арабов подошли слишком близко. Но этот выстрел разбудил всех в округе, включая генерала Скобелева и меня.
        Начался переполох. Казаки седлали коней, гренадеры и гвардейские стрелки расхватывали свои берданки, а артиллеристы поднимали четырехфунтовки и картечницы на передки.
        Одновременно отступающие к Басре патрули кубанских пластунов заметили большое количество пеших воинов, вышедших из камышовых зарослей примерно в том месте, где в наше время расположен аэропорт, и вступили с ними в перестрелку, не забывая перекатами отходить на соединение со своими основными силами.
        Болотные арабы, подобравшиеся на близкое расстояние к «Герцогу Эдинбургскому» и оказавшиеся в мертвом пространстве для его артиллерии, скорее всего, рассчитывали взять корабль на абордаж, а потом прорваться к окруженной каналами речной гавани, где было что грабить. Выступление же пеших сил преследовало целью выманить гарнизон из города. Но, кто бы ни планировал эту операцию  - пресловутый ли «майор Смит», или кто-то из племенных вождей  - он сильно просчитался.
        Помимо четырех восьмидюймовых орудий по бортам и по одному шестидюмовому на носу и корме, «Герцог Эдинбургский» был вооружен еще и шестью четырехфунтовыми пушками, а также дюжиной десятиствольных флотских картечниц Пальмкранца и пятиствольных картечниц Нордфельда винтовочного калибра. И если четырехфунтовки тоже оказались бесполезными, то установленные на высоких тумбах картечницы имели возможность стрелять вниз под довольно значительным углом.
        Их расчеты сдернули чехлы, вставили коробчатые магазины, после чего наводчики повернули стволы, а заряжающие с усилием начали двигать тугими ручками привода механизмов. Раздавшийся над рекой треск не походил на обычные пулеметные очереди. Скорее он был похож на частую залповую пальбу. Но тем не менее опустошение в попавших под обстрел лодках было просто ужасающим, хотя их было много, и кое-где они находились уже в мертвой зоне даже и для картечниц.
        Тем временем разобравшийся в обстановке генерал Скобелев приказал выдвинуть под прикрытием казаков на берег реки артиллерию и картечницы и поддержать моряков огнем. Гренадерская дивизия должна была поспешать за ними, насколько это возможно, а сводный кубанский кавполк и гвардейская стрелковая бригада оставались в резерве.
        В тот момент, когда некоторые арабы, забросив на борт «Герцога Эдинбургского» веревки с крючьями, уже карабкались наверх, на берег выше по течению от того места, галопом вынеслись три сотни донских казаков и шесть упряжек с восьмиствольными картечницами Гатлинг-Горлова. Тот прием, которым артиллеристы-пулеметчики развернули свои упряжки стволами на реку, в наше время называется «полицейским разворотом». Через пару минут по лодкам болотных арабов хлестнул шквал пулеметного огня, а позади авангарда на дороге уже поднималась столбом пыль от приближающихся в спешном порядке подкреплений.
        Тем временем матросы «Герцога Эдинбургского» вели огонь из своих «берданок» по лезущим на борт арабам и кололи их штыками, а офицеры стреляли по абордажникам из револьверов. Артиллеристы, которые стояли в бездействии у своих орудий, пустили в ход банники, а кочегары, выбравшиеся из машинного отделения, били железными ломами по головам и рукам нападавших.
        Русский мужик с ломом в руках  - это страшно, а когда при этом его еще подняли с койки за час до побудки, и он зол как собака  - это страшно вдвойне. Все головорезы, в числе первых рванувшиеся на русский корабль, были убиты, а трупы выброшены за борт и течение Шатт-эль-Араб унесло их в Персидский залив.
        На сухопутном фронте патрули пластунов, подкрепленные донскими казаками, сперва остановились, сдерживая натиск «болотников», а потом, с подходом гренадер, погнали их назад. Поняв, что внезапный налет не удался, отряды болотных арабов стали оттягиваться обратно к себе в заросли, где они чувствовали себя полными хозяевами. Соваться туда вслед за ними Скобелев не собирался, обстреливать камыши из пушек  - тоже.
        Выехав на небольшой пригорок, мы с ним стали обозревать окрестности. Дальнейшие набеги из болот следовало пресекать на корню. А для этого надо было показать крутость, чтобы здешним «запорожцам» больше и в голову не пришла бы мысль о нападении на нас. Потери они понесут огромные, а добычи  - ноль. Словом, чтобы впредь неповадно было.
        Неподалеку от нас остановился в ожидании дальнейших распоряжений десяток кубанских пластунов, выведенных в тыл после подхода гренадеров. Командовал им пожилой вахмистр, седина в голове которого говорила о том, что ему, скорее всего, довелось поучаствовать и в Крымской войне.
        Спешившись, генерал Скобелев подозвал вахмистра к себе.
        - Вахмистр Павел Яковенко,  - степенно отрапортовал генералу вахмистр,  - командир первого десятка второй сотни кубанского пластунского батальона.
        - А скажи-ка мне, братец,  - спросил Скобелев,  - что там у вас произошло.
        Старый служака неторопливо, обстоятельно и подробно рассказал генералу, как они обнаружили людей, вышедших из тростниковых зарослей, как вступили с ними в перестрелку и, отбиваясь, стали медленно отступать к городу.
        - Ну, братец, молодцом вы себя показали, не посрамили Кубань. Хвалю вас за службу,  - сказал Скобелев, выслушав рассказ вахмистра, и повернулся в мою сторону.  - Теперь, Вячеслав Николаевич, надо бы нам прикинуть, что с этими поганцами делать дальше?
        - Та сжечь энтот камыш, ваше превосходительство, и всего делов-то,  - ответил вахмистр на вопрос генерала.
        - А загорится?  - с интересом спросил я, глядя на волнующееся зеленое море тростника, освещенное восходящим солнцем.  - Он же совсем зеленый.
        - Та не, ваше высокоблагородие,  - ответил вахмистр,  - это он только снаружи зеленый, а снутри вполне себе сухой. В костер бросишь  - будет гореть как порох. У нас в плавнях такого камыша полным-полно.
        - Понятно,  - сказал генерал Скобелев, жестом руки отпуская от себя вахмистра.  - Вячеслав Николаевич, как вы думаете, если мы подпалим эти камыши, то старушка Европа на нас всех своих собак не спустит?
        Я кратенько, в двух словах, объяснил Скобелеву  - в какой интересной позиции из «Камасутры» видел всю эту Европу. Если надо, то сжечь к чертовой матери все эти заросли камыша. Во всяком случае, по ровному месту к нам уже больше никому не подобраться.
        - Ну что ж, Вячеслав Николаевич,  - сказал Скобелев, разведя руками,  - скорее всего вы правы, и на эту самую Европу действительно следует наплевать. А наказать этих мерзавцев надо. Давайте попробуем поджечь камыш и посмотрим, что из этого получится.
        Понятно, что сами мы с генералом камыш поджигать не стали. Вскоре вдоль края зарослей, с факелами в руках забегали гренадеры и казаки. Пламя, сначала слабое и робкое, неохотно охватило в нескольких местах сухую траву, а потом как-то неожиданно взметнулось гудящей стеной до неба и с ревом и треском, поднимая закрывающие солнце тучи дыма и пепла, двинулось вглубь, раздуваемое слабым ветерком, идущим со стороны Персидского залива.
        Горящие стебли тростника подхватывались восходящими потоками воздуха, перелетали через протоки и поджигали новые, еще не задетые огнем участки. Там, где огонь уже потух, оставалась лишь почерневшая и дымящаяся земля с торчащими из нее короткими обугленными пеньками. Горел даже тот тростник, который рос прямо над водой, огонь не щадил никого и ничего. Кто бежал  - бежал, кто замешкался и не успел, тот задохнулся в дыму или сгорел в пламени пожара.
        Оставив на месте только патрули, генерал Скобелев приказал возвращать войска в расположение. Вернулись в Басру и мы. Урок болотным арабам был преподан, и теперь оставалось ждать  - как они на него отреагируют.

        13 (1) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. ТУРКЕСТАНСКОЕ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРСТВО. ТАШКЕНТ. СОБОРНАЯ ПЛОЩАДЬ. «БЕЛЫЙ ДОМ»  - РЕЗИДЕНЦИЯ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА КОНСТАНТИНА ПЕТРОВИЧА ФОН КАУФМАНА
        Генерал-майор Столетов Николай Григорьевич
        Как в Святом Писании говорится: «Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои». «Вот так и моя жизнь,  - думал я, снова оказавшись в Туркестане.  - Сюда я приехал десять лет назад подполковником и отсюда уехал год назад генерал-майором, чтобы быть назначенным начальником Болгарского ополчения». Но особо погеройствовать в начавшейся войне с Турцией мне не пришлось. Лишь только мои ополченцы начали хоть что-то понимать в военном деле, как Османская империя оказалась повержена, султан пленен, а болгары получили с пылу с жару уже готовое самостоятельное государство с герцогом Лейхтенбергским в качестве великого князя. Ополчение стало регулярным войском Болгарии, а я оказался не у дел.
        А причиной всего случившегося стала эскадра адмирала Ларионова, невесть откуда появившаяся у входа в Дарданеллы, хотя до того никто никогда о ней не слышал. Но ее солдаты и матросы оказались самыми настоящими героями. С боем прорвавшись через Проливы, они внезапным ударом взяли штурмом Стамбул и водрузили над ним Андреевский флаг. И вот теперь Османская империя исчезла с карты мира, а вместо нее появилась Югороссия.
        Потом много еще чего произошло самого разного. Окончательный разгром Турции, сражение у Саламина, где югоросский крейсер «Москва» уничтожил всю Средиземноморскую эскадру англичан. Далее было злодейское убийство императора Александра II в Софии, свидетелем которого я стал. В тот злополучный день мне случилось ехать в десяти шагах позади государя, и все произошло на моих глазах.
        Новый император Александр III, похоже, решил всерьез взяться за британцев, которые, как было объявлено, оказались причастными к цареубийству. Англия оказалась в блокаде, Суэцкий канал, а затем и Мальту захватили российские войска при поддержке кораблей югороссов, а Гибралтар находится в осаде. Государь не забывал и об Азии. Начал свой Персидский поход  - шутники назвали его новым походом Александра Македонского  - генерал Скобелев-младший, мой старый приятель по Туркестану. А потом подошла и моя очередь.
        Видимо, кто-то в военном министерстве вспомнил о моих дипломатических миссиях в Персию и в Афганистан. Персией занялся Михаил Скобелев, а Афганистан, похоже, станет моей головной болью. Тем более что англичане в 1876 году заняли княжество Читрал, граничащее с Афганистаном с востока, и тем самым открыли себе дорогу в Бадахшан.
        О том, что грядет новая война Британии с Афганистаном, мне сообщил канцлер Югороссии Александр Васильевич Тамбовцев, когда я по служебным делам приехал в Константинополь, и там случайно повстречал главу югоросской дипломатии. Позднее, однако, я понял, что у господина Тамбовцева не бывает случайных встреч.
        - Николай Григорьевич,  - сказал мне тогда он,  - британцы, похоже, желают снова испытать свою судьбу и еще раз влезть в Афганистан. Вы знаете эту страну и согласитесь со мной, что в эту страну легко войти, а вот выйти оттуда потом совсем непросто. Правящий сейчас эмир Афганистана Шер-Али не желает стать послушной марионеткой Англии и готов с оружием в руках защищать независимость своей страны. Но одному ему с британцами не справиться. Поэтому эмир еще в сентябре 1876 года предложил Туркестанскому генерал-губернатору фон Кауфману установить дружественные отношения с Российской империей. При этом не исключалась возможность заключения договора об оказании военной помощи. Правда, тогдашний глава российской дипломатии канцлер князь Горчаков был категорически против каких-либо дружеских союзов с эмиром Афганистана.
        - Но теперь князь Горчаков ушел в отставку,  - сказал Александр Васильевич,  - и у руля российской дипломатии стоит граф Николай Павлович Игнатьев. И его мнение по этому поводу совершенно другое. Он помнит о вашей дипломатической миссии в Кабул десятилетней давности. И потому он желает снова направить вас туда.
        Канцлер Тамбовцев как в воду смотрел. На другой день мне передали телеграмму, подписанную государем, в которой мне предписывалось со всем поспешанием выехать в Туркестан, где в Ташкенте меня будут ждать более подробные инструкции.
        И вот я снова в тех местах, откуда я отправился на войну. Милейший Константин Петрович встретил меня как родного. Он был несказанно рад, что я вернулся в Ташкент целым и невредимым.
        После неизбежных в таких случаях расспросов и поминания наших общих знакомых, некоторые из которых, увы, уже покинули наш мир, мой гостеприимный хозяин неожиданно стал серьезным и перешел к тому, из-за чего меня направили из Болгарии в Туркестан.
        - Николай Григорьевич,  - начал он,  - в Ташкент тайно прибыло посольство от афганского эмира Шер-Али. Они готовы вести предварительные переговоры о военном союзе между Российской империей и Афганистаном. Если начало переговоров будет успешным, то вам предписывается отправиться с посольством в Кабул, где, при достижении полного согласия с эмиром Шер-Али, подписать союзный договор. Пакет с инструкциями по ведению переговоров и все необходимые для этого документы привез несколько дней назад фельдъегерь из Петербурга.
        Я попросил генерала фон Кауфмана дать мне два дня для ознакомления с полученными документами, после чего договориться о моей встрече с Мухаммет-Джан-ханом, одним из военачальников эмира Шер-Али, возглавившим тайное посольство.
        Константин Петрович согласился и предоставил мне комнату в своей резиденции, где я без помех мог бы внимательнейшим образом перечитать документы, которые мне прислали из Петербурга.
        Скажу честно, они меня весьма удивили. Я не знаю, кто их автор. Могу только отметить, что писал их человек, досконально знавший все закоулки афганской политики, о планах британцев по захвату Афганистана и превращению его в форпост против России. Похоже, что у автора всех этих документов были свои глаза и уши не только во дворце эмира Шер-Али, но и во дворце королевы Виктории.
        В документах обращалось особое внимание на ненадежность наследника афганского престола Якуб-хана и предлагалось поближе познакомиться с племянником эмира Абдуррахман-ханом. В свое время он вместе со своим отцом Афзул-ханом поднял мятеж против Шер-Али. Ему даже удалось завоевать Кабул, но после смерти его отца Шер-Али выгнал его из столицы, и Абдуррахман-хан вынужден был бежать из Афганистана. В 1870 году он прибыл в Самарканд и попросил убежища у генерала Александра Константиновича Абрамова, где и проживает по сей день. Он очень доволен русским гостеприимством и клянется, что никогда этого не забудет. При этом неизвестный мне автор документа советовал сделать все, чтобы помирить Шер-Али с племянником.
        «Гм,  - подумал я,  - а этот всезнающий человек прав. Шер-Али стар, часто болеет. Якуб-хан действительно трус и может при сильном нажиме британцев пойти на соглашение с ними. Тогда понадобится человек, который возглавит афганцев и поведет их в бой против англичан. И было бы неплохо, чтобы будущий эмир Афганистана был человеком, который будет благосклонно относиться к России и помнить об оказанной ему помощи».
        Мухаммед-Джан-хан, с которым я должен буду завтра встретиться, в полученных мною документах характеризовался как храбрый воин, пользующийся поддержкой вождей многих пуштунских племен.
        Кроме всего прочего, в письме, подписанном графом Игнатьевым, мне предлагалось, в случае успеха переговоров в Кабуле, заключить с эмиром Шер-Али тайное соглашение о том, что в случае начала войны с англичанами Афганистану будет оказана помощь деньгами, оружием и военными советниками. Причем, как писал граф, советники будут из числа тех, кто разгромил Османскую империю и заставляет ныне трепетать Британию.
        «Да,  - подумал я,  - как я вижу, Петербург начал с англичанами большую и рискованную игру. Но козырей у нас на руках много, и похоже, что джентльменов ждет еще один оглушительный проигрыш…»

        Часть 4. Путешествие Марка Твена в Гавану

        15 (3) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. САСШ. ХАРТФОРД
        Сэмюэл Лангхорн Клеменс, журналист и писатель
        «Ну, вот и все, решение переехать в Югороссию принято, и жизнь моя снова круто изменилась»,  - думал я, размышляя о том, что взять с собой в дальнюю дорогу, а что оставить здесь, возможно, навсегда.
        А дело было так…
        Когда я прибыл в Нью-Йорк, то прямо за таможней меня уже поджидал Джим Гордон, один из секретарей Уайтлоу Рида.
        - Мистер Клеменс!  - воскликнул он, взмахнув руками, словно экспрессивная дама.  - Очень рад вас видеть! Некто Огастас Лаури прислал нам телеграмму о том, что вы прибудете на борту «Ошеаника». Как ваша поездка? Как прошло ваше Рождество в Ирландии?
        - О Рождестве в Ирландии,  - ответил я ему, доставая из саквояжа бумаги,  - как раз моя последняя статья, которую я написал уже на борту корабля.
        Джим кивнул, забирая у меня чистовой экземпляр статьи.
        - Все остальные ваши статьи я прочитал по долгу службы, как только их принесли с телеграфа,  - сказал он,  - но должен вам сказать, что, несмотря на то что наши телеграфисты исковеркали каждую из них, как могли, все они мне очень понравились. А мистер Рид попросил вас навестить его прямо сейчас. Он хотел бы сводить вас в «Делмонико’с» и отпраздновать ваше возвращение. Но сначала давайте поедем к нему.
        - Джим,  - поинтересовался я,  - а когда можно будет попасть в Хартфорд?
        - Вы знаете, мистер Клеменс,  - ответил он,  - в семь часов утра уходит утренний поезд на Нью-Хейвен и Хартфорд, причем спальный вагон первого класса пойдет прямо до Хартфорда. С вашего позволения, я уже купил вам билет. О багаже не беспокойтесь  - мы его доставим прямо в вагон!
        - Спасибо, Джим,  - я поблагодарил его.  - А нельзя ли послать Оливии телеграмму, что я уже нахожусь в Нью-Йорке?
        - Мистер Клеменс,  - ответил Джим,  - мы это сделали в тот момент, когда «Ошеаник» показался на горизонте.
        - Спасибо, Джим,  - кивнул я.  - Сейчас я попрощаюсь со спутниками по путешествию, и мы поедем.
        Пока носильщики загружали мой багаж в один из экипажей, я возвратился к таможне. У дверей стояли Джим Стюарт и Катриона, и я услышал конец их разговора.
        - Катриона, если я вернусь…  - сказал Джим.
        - Когда ты вернешься, милый,  - нежно произнесла Катриона.
        - Когда я вернусь,  - повторил за Катрионой Джим,  - то попрошу тебя стать моей женой! Золотых гор я тебе не обещаю, но я неплохой инженер, и без куска хлеба мы не останемся.
        - Глупенький,  - ответила Катриона,  - у меня умерла недавно тетя Агнес и оставила мне столько денег, что жить мы будем вполне безбедно. Конечно, я согласна.
        Тут из здания послышался голос миссис Кэмпбелл.
        - Катриона!  - скрипучим дискантом кричала старая карга.  - Катриона! Где ты?!
        - Здесь я, тетя!  - откликнулась Катриона.  - С мистером Стюартом и мистером Клеменсом.
        - Пусть они тебе помогут нанять извозчика!  - крикнула миссис Кэмпбелл.  - Крытого! А то холодно в наших бывших колониях…
        - Катриона, давайте я об этом позабочусь,  - сказал я и вернулся к Джиму Гордону.
        Тот, услышав мою просьбу, произнес:
        - Я думал, что у вас будет намного больше багажа, поэтому у нас один лишний экипаж. Вот, Джонни,  - Джим показал на рыжего кучера одного из экипажей,  - он отвезет ваших новых знакомых.
        Миссис Кэмпбелл сначала не хотела идти в экипаж к явному «ирландскому паписту», но смилостивилась, узнав, что эта поездка будет бесплатной, разумеется, за исключением чаевых.
        Я распрощался с Фионой и Катрионой, а потом обнял своего нового друга за плечи:
        - Джим, надеюсь, еще увидимся. Двери моего дома для тебя всегда открыты. Кстати, на свадьбу не пригласишь?
        - До свадьбы еще дожить надо!  - ответил Джим.  - Но если она будет, то тогда, конечно, приглашу!
        Уайтлоу Рид, увидев меня, сразу достал бутылку дорогого шампанского, на что я сказал ему:
        - Лучше попробуйте вот этого вина.
        И достал из своего саквояжа бутылку крымского. Через десять минут мистер Рид уже строил планы на то, как он будет это вино импортировать, потому как «лучшего вина он ни разу не пробовал». А потом мы перешли к делу.
        - Сэм, ваши статьи пользуются бешеным успехом,  - с удовлетворением произнес мистер Рид.  - Множество других газет, от Мэна до Калифорнии, уже купили право перепечатать их, пусть даже с месячной задержкой. Поэтому я решил выплатить вам дополнительный бонус в размере четверти от оговоренной суммы. Вот чек, а вот и все номера газет. Вы, кстати, хотели написать еще одну статью из Корка? Деньги за нее тоже уже включены в чек.
        - Она уже у вашего секретаря,  - сообщил я ему.
        - Ну, вот и отлично,  - воскликнул Уитлоу Рид.  - Джим, пусти ее в набор. Сэм, саму газету я вам пришлю, как только ваша статья выйдет. А теперь давайте пойдем праздновать в «Делмонико’с»! Да, кстати, надеюсь, что это не последний заказ, который вы для нас выполнили!
        Обед был замечательным, бренди тоже, и кроме того, я подарил Риду коробку гаванских сигар, купленных мною в Константинополе. После ужина мы продегустировали две из них. Потом меня отвезли в гостиницу, где вечером ко мне пришел Герман Мелвилль, с которым мы проговорили почти до полуночи, а наутро за мной заехал извозчик и отвез на вокзал, и уже вечером Оливия с девочками встречали меня в заснеженном Хартфорде.
        Первый вечер дома был поистине волшебным, тем более подарки всем очень понравились. А вот наутро Оливия вдруг спросила меня:
        - Милый, ты ночью во сне много кричал  - такого с тобой раньше никогда не было. Что с тобой случилось?
        Я не хотел ей рассказывать про Корк, но пришлось. Выслушав меня, Оливия долго сидела молча.
        - Здесь писали про подавление мятежа где-то в Ирландии,  - наконец сказала она,  - но мне почему-то казалось, что это было далеко от тех мест, где был ты. Тем более писали про то, как английские солдаты защищали местное население от бандитов. А то, что ты рассказал, чудовищно  - и правда оказалась совсем другой, чем то, что было написано в газетах.
        - Милая,  - ответил я,  - я все это прочувствовал на своей шкуре. Но мне-то ничего, а вот как насчет убитых, избитых, покалеченных, изнасилованных?
        Я давно не видел жену такой печальной  - наверное, с самой смерти моего сына, Лангдона, в тот проклятый день пять с лишним лет назад…
        - Милый,  - произнесла она,  - ты просто обязан про это всем рассказать.
        Я вручил ей черновик моей «Изнасилованной Ирландии», поскольку чистовой экземпляр был у Уайтлоу. Оливия прочитала его и вдруг горько заплакала.
        - Я представила себе плотника и его невесту,  - прорыдала она сквозь слезы,  - молодые, радостные, у них вся жизнь была впереди. И потом такое…
        - Уайтлоу обещал прислать нам экземпляр газеты, когда статья выйдет,  - сказал я.  - И есть надежда, что ее перепечатают по всей Америке, как и другие мои статьи.
        Но прошла неделя, а газета все не приходила. И тогда мы решили съездить в Нью-Йорк. Оливия собиралась за покупками, поскольку денег после моей поездки в Югороссию у нас было более чем достаточно, а я отправился к Уайтлоу. Он меня встретил радушно, но почему-то все время старался не смотреть мне в глаза.
        И когда я его прямо спросил про статью, он смущаясь сказал:
        - Вы знаете, Сэм, ко мне приходил человек из «Дрексел, Морган & К^о^» и потребовал, чтобы статья не печаталась. У них, видите ли, деловые интересы в Англии могут пострадать в случае ухудшения наших отношений с Империей. А они у меня одни из главных инвесторов. Их человек сказал, что уже ваша статья про Лондон навлекла на себя гнев Уайтхолла. Так что вашу статью о событиях в Корке нам пришлось изъять из номера.
        - А нельзя ли мне ее тогда у вас выкупить и отдать в другую газету?  - спросил я.
        - Нет, и не просите,  - ответил Уайтлоу.  - Не могу. Вот если отношения с Англией ухудшатся, то мы ее, конечно, напечатаем.
        Я лишь пожал плечами и вышел вон, подумав, что господа Дрексел и Морган, очевидно, научились уже вести дела с покойниками, ибо Британия уже считай, что мертва, и только слепец может этого не заметить. Оторванная от своих колоний, она засыхает, как дерево, у которого подрубили корни.
        В тот же вечер мы с Оливией сели ужинать в гостиничном ресторане. И когда она узнала, что статья опубликована не будет, то сказала мне:
        - Милый, ты мне как-то говорил, что югороссы предлагали тебе работу?
        - Да, милая,  - кивнул я.
        - Так я не против,  - улыбнулась Оливия,  - теперь уже не против. Ты говоришь, что нашим девочкам там будет хорошо?
        - Думаю, что детству в Югороссии можно только позавидовать,  - я вспомнил смеющихся и играющих детей в саду неподалеку от бывшего султанского дворца, и нарядно одетых женщин.  - Да и твои болезни там тоже легко вылечат. У них медицина совсем на другом уровне, чем у нас.
        У бедной Оливии была легкая форма туберкулеза и целый букет других проблем. Услышав последнее, она решилась:
        - Ну тогда я тем более согласна.
        На вокзале было окошко, откуда можно было отправить телеграмму. Моя была послана в Константинополь, на адрес одного тамошнего издательства. В ней я написал, что хотел бы опубликовать у них свои новые произведения. И когда мы прибыли в Хартфорд, то нас уже ждала ответная телеграмма  - для нас уже куплены билеты на пароход, который двадцать пятого января отправляется из Нью-Йорка на Кубу, а уже в Гаване югороссы встретят нас прямо у трапа.

        16(4) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. ЛОНДОН. СКОТЛЕНД-ЯРД. КАБИНЕТ ГЛАВЫ ОУР
        Присутствуют:
        Чарльз Эдвард Говард Винсент, глава ОУР; Эндрю Кэмпбелл, начальник Ирландского стола ОУР; Роберт Пейсли, его заместитель.
        Сэр Говард старательно чистил трубку. Казалось бы, все было как обычно  - и щегольский, с иголочки, фрак от лучшего портного с Севиль-Роу, и портреты ее величества и сэра Роберта Пила на стенах, и полуулыбка на лице самого сэра Чарльза. Но его подчиненные хорошо знали, что трубку он чистит только тогда, когда чем-то недоволен. Очень недоволен.
        Наконец сэр Говард прекратил свое занятие и поднял голову.
        - Получается, что мы упустили Мак-Сорли…  - подчеркнуто ровным голосом произнес он.
        - Получается, что так, сэр Говард,  - согласился сэр Роберт.  - Я просил полицию Белфаста понаблюдать за ним, но не предпринимать никаких действий, пока я туда не прибуду лично. Но наши друзья решили проявить ненужное рвение и задержать Фергуса еще до моего приезда. Выслужиться, если говорить откровенно. И не нашли ничего лучшего, чем послать туда бобби в форме. Мак-Сорли, судя по всему, ушел за пару минут до их появления. На столе стояла полупустая кружка пива, что само по себе полный нонсенс для ирландца. А еще там была наполовину съеденная миска похлебки  - еще горячая.
        - А где его жена? Дети?  - поинтересовался сэр Говард.
        - Детей у Мак-Сорли нет,  - ответил сэр Роберт,  - а вот жена уехала от него сразу после Рождества. Я, конечно, узнал адрес его тещи  - она живет в Баллимина, и навестил ее, где, как я и ожидал, сумел поговорить и с самой миссис Мак-Сорли. Она рассказала мне, что в то самое утро встретила Мак-Сорли в компании некой особы, «страшной, как англичанка»  - сэр Говард, простите, я всего лишь передаю ее слова,  - «худющей, как жердь, со слишком маленьким носом, рыжими волосами весьма непривлекательного оттенка и отвратными водянисто-зелеными глазами». Конечно, под подобного рода описание подходят несколько десятков тысяч девушек в одном только Белфасте. Миссис Мак-Сорли весьма подробно описала гардероб этой дамы  - вот здесь я все записал. Но он ничем не отличается от одежды большинства местных молодых католичек из не слишком богатых семей. Единственная примета, которая могла бы помочь  - родинка справа над уголком губ, но настоящая она или приклеенная, миссис Мак-Сорли не заметила. Да, и еще  - царапина на левой щеке, нанесенная миссис Мак-Сорли. Кстати, именно после этого наша добродетельная супруга и
уехала к маме в ожидании, что Мак-Сорли приползет к ней на коленях. Ожидает до сих пор… А незнакомую даму, схожую по приметам с той, в районе, где обитает Мак-Сорли, соседка видела всего один раз  - как раз на второй день Рождества. Обычно там незнакомых людей не бывает, и любого незнакомца она бы заметила сразу, поскольку имеет привычку все время пялиться на прохожих из окна. Более того, она уверяет, что сам Мак-Сорли в последние дни оставался дома, и если куда и выходил, то ненадолго, и каждый раз возвращался с покупками.
        - Интересно,  - задумчиво произнес сэр Говард.  - А что обнаружили у него дома?
        - У него дома мы не нашли ни малейших следов пребывания какой-либо женщины, кроме самой миссис Мак-Сорли,  - ответил сэр Роберт.
        - Да,  - задумчиво сказал сэр Говард,  - похоже на то, что дама была не любовницей, а связной. И Мак-Сорли было на руку, чтобы жена уехала… И что, никто-никто ничего не заметил, когда полиция приходила по его душу?
        - Нет,  - развел руками сэр Роберт и объяснил:  - Нас там и раньше не очень-то любили, все-таки они католики. А после Корка нас теперь там просто ненавидят. Можно, конечно, было бы арестовать весь квартал и выбить из них показания. Но, сами знаете, в тамошней полиции никто не умеет работать… Есть у меня, конечно, несколько людей, но они задействованы не по этой линии. Впрочем, и соседку мы разговорили, и про тещу узнали.
        Сэр Говард кивнул.
        - Да, сэр Роберт,  - расстроенно произнес он,  - я уже поднимал вопрос перед виконтом Кроссом о том, что нам необходимы собственные люди в городах Ирландии. Но он все время отвечает мне, дескать, и на Ирландский стол он с трудом выбил деньги, а уж на людей в Ирландии финансирования не предусмотрено, кроме той капли, которую нам выдают для оплаты осведомителей. Вас лично я ни в чем не виню  - вы сделали все, что могли.
        - Сэр Эндрю, может быть, вы что-то добавите?
        - В Корке все обстоит намного хуже, чем я предполагал,  - ответил сэр Эндрю.  - Многие районы попросту превратились в сплошные обгорелые развалины. Точное число убитых до сих пор неизвестно, но их как минимум на порядок больше, чем те цифры, которые мы получили от военного министра. Число искалеченных точно так же на порядок больше, а просто избитых  - даже боюсь себе представить. Женщин было изнасиловано не менее двух сотен. Потери с нашей стороны: двое получили пули по ошибке от своих, двое утонули после того, как разгромили ирландский кабак и основательно там напились дармовым виски, и еще произошло три самоубийства на почве чрезмерной впечатлительности вчерашних сельских парней из глубинки.
        - То есть от рук ирландских мятежников не погиб никто?  - уточнил сэр Говард.
        - Вообще никто,  - подтвердил сэр Эндрю.  - Более того, как я вам уже докладывал, нет ни единого факта, подтверждающего то, что там планировались какие-либо вооруженные выступления.
        - Да, именно так. Потому-то мы и решили побеседовать с Мак-Сорли,  - кивнул сэр Говард.  - А как этот, как его, О’Малли?
        - Дом его сгорел вместе с голубятней, а сам он исчез,  - ответил сэр Эндрю.  - Вполне возможно, что он погиб  - многие тела солдаты попросту сбросили в ямы и закопали. Потому-то так много местных жителей числятся пропавшими без вести. А может быть, он ушел к своим. В Дублине мы наведались к тамошнему голубятнику, Элайасу Свифту. Сам Свифт сумел бежать, но бумагу, такую, как у Мак-Сорли, мы нашли и у него. Вот она.
        И сэр Эндрю протянул сэру Говарду свернутый в трубочку листочек папиросной бумаги.
        Тот прочитал:

        Ни в коем случае не отлучайтесь из Дублина в период с 6 до 18 января. В этот период в Дублине все должно быть спокойно, какую бы информацию вы ни получали из других частей Ирландии. Будьте готовы поднять восстание 19 января. Сигнал голубиной почтой  - «Мюнстер». Сигнал отбоя  - «Глендалох».

        Сэр Говард задумался, после чего произнес:
        - Сдается мне, что и там и там мы имеем дело с дезинформацией. Похоже, что наши враги всего лишь хотели узнать  - кто именно из них был предателем. И никакого восстания в Корке не должно было быть. А в результате этого мы получили залитый кровью Корк и ненависть католиков по всей Ирландии. Среди них много тех, кто до того был лоялен по отношению к ее величеству… И самое страшное, что наша пресса поддержала армию, а армия сейчас на коне. Я предупреждал и правительство, и парламент, но там полностью одобрили действия в Корке. Разве что граф Коркский выступил с гневной речью в Палате лордов,  - но добрая половина лордов тогда попросту ушла с заседания, а другие сидели и зевали  - сам был тому свидетелем… Мне это напоминает императора Нерона, который играл на своей скрипочке, пока горел Рим…
        - Сэр Говард,  - сэр Эндрю решил поправить своего шефа,  - Нерон играл не на скрипке, а на лире…
        - А вот это,  - строго сказал сэр Говард,  - совершенно не важно. Важно лишь то, что с подобным подходом наших властей Ирландия однажды полыхнет от края до края, и, чтобы потушить этот пожар, придется потратить немало сил и пролить много крови. Виновными же во всем правительство сделает именно нас с вами. И тогда полетят головы. Вы меня понимаете?
        - Да, сэр Говард, мы все поняли,  - кивнул сэр Роберт,  - и постараемся сделать все, чтобы этого не произошло.

        18(6) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА, ОКОЛО ПОЛУДНЯ. КОНСТАНТИНОПОЛЬ
        Дворец Долмабахче. Кабинет канцлера Тамбовцева

        Присутствуют:
        канцлер Югороссии Александр Васильевич Тамбовцев; руководитель группы специалистов СПМБМ «Малахит» Петр Геннадьевич Воронов; германский стальной король Август Тиссен.

        Август Тиссен, который уже в тридцать шесть лет был владельцем второй по размерам стальной империи Германии и первого в мире вертикально интегрированного холдинга, хозяин шахт, заводов, железных дорог и пароходов, в жизни выглядел как обычный буржуа средней руки: поношенный и немного помятый темный костюм, видавший виды котелок и жесткое выразительное лицо, больше подходящее не миллионеру, а какому-нибудь участнику боев без правил.
        - Добрый день, герр Тамбовцев,  - вежливо поздоровался Август Тиссен, приподнимая котелок.
        - Добрый день, герр Тиссен,  - ответил Тамбовцев на неплохом немецком языке.  - Очень рад, что вы приняли мое приглашение. Знакомьтесь  - это герр Воронов, доктор технических наук и глава промышленного департамента нашего правительства.
        - Очень приятно, герр Воронов,  - Тиссен сделал полупоклон в сторону представленного ему члена правительства Югороссии.  - Но, герр Тамбовцев, не могли бы вы перейти к тому делу, ради которого вы меня сюда пригласили.
        - Хорошо, герр Тиссен,  - кивнул Тамбовцев,  - дело, ради которого мы вас пригласили, заключается в том, что нашим правительством принято решение организовать ряд совместных предприятий с участием немецкого капитала. Нашим вкладом в это дело будут новые технологии, с вашей  - квалифицированные рабочие и инженеры.
        Выслушав Тамбовцева, Август Тиссен задумался.
        - Ну что ж, герр Тамбовцев,  - сказал он,  - в принципе, ваше предложение вызывает у меня интерес. Всему миру известно, что Югороссия  - настоящий кладезь разных промышленных секретов. Но почему бы вам самим не заняться их внедрением? Неужели дело только в недостатке финансов?
        - Совсем нет, герр Тиссен,  - ответил Тамбовцев,  - средства для запуска производства мы найти можем. Не так много, как нам бы хотелось, но деньги у нас есть. Однако, как вы знаете, финансы в производстве  - это далеко не самое главное. Инженеров и конструкторов, которые и являются носителями новых технологий, имеется в Югороссии в достаточном количестве. Но, кроме них, для развития производства требуется наличие опытных техников и квалифицированных рабочих, которых у нас пока еще мало. Кое-кого из них мы пригласим из разоренной блокадой Англии. Но этого явно недостаточно. Такие рабочие и инженеры с нужной для нас квалификацией и отношением к порученному им делу имеются в настоящий момент только в Германии, и в частности, на предприятиях вашего концерна. Вы удовлетворены моим ответом на ваш вопрос, герр Тиссен?
        - О, да, герр Тамбовцев,  - кивнул Тиссен,  - я вполне удовлетворен. В принципе, если предложенные вами технологии будут того стоить, то я могу пойти на подписание предложенного вами соглашения.
        - Думаю, что вы не прогадаете, герр Тиссен,  - улыбнулся Тамбовцев,  - впрочем, все технические детали можно обсудить с господином Вороновым.
        - Начнем с того, что касается металлургии,  - сказал Воронов.  - Мы выкупили патент господина Бессемера в той его части, где говорилось о производстве стали из чугуна путем его продувки чистым кислородом. Без установки по промышленному производству кислорода этот патент ничего не стоит.
        - Да,  - задумчиво произнес Тиссен,  - мои инженеры пытались решить эту проблему, но построенная ими установка все время забивалась льдом. В конце концов я просто разогнал этих бездельников по другим работам.
        Воронов усмехнулся и развернул на столе большой эскиз.
        - Мы знаем об этом, герр Тиссен. Все дело в том, что ваши люди пытались приспособить для сжижения воздуха поршневой детандер, а тут нужно использовать совсем другой принцип. Вот, посмотрите  - уже запатентованный нами турбодетандер. Осевой многоступенчатый компрессор сжимает воздух до давления примерно в пять-шесть атмосфер, при этом образовавшееся при сжатии воздуха тепло между ступенями отнимается у него в водяных холодильниках, где воздух попутно освобождается от влаги в конденсаторах. Потом следует декарбонизационная колонна, освобождающая воздух от углекислоты, после чего он проходит через противоточный теплообменник-регенератор, охлаждаемый обратным потоком холодного азота. Далее следует расширительная турбина, или иначе  - турбодетандер, в котором воздух расширяется и охлаждается ниже температуры сжижения. Кроме всего прочего турбодетандер производит полезную работу, которую можно дополнительно употребить для выработки электричества или привода компрессоров. После турбодетандера охлажденный воздух разделяется на две фракции  - чистый газообразный азот, охлаждающий противоточный
теплообменник, и жидкую флегму, содержащую тридцать пять процентов кислорода, два процента аргона и азот. Последний этап разделения фракций на жидкий кислород и газообразный азот происходит в ректификационной колонне, возвратный азот из которой также поступает для охлаждения теплообменника. Установка работает постоянно и непрерывно, как того и требует металлургическое производство.
        Тиссен внимательно посмотрел на эскиз.
        - Хорошо, герр Воронов,  - произнес он задумчиво,  - до такого у нас пока никто не додумался. Но есть два вопроса. Первый  - насколько производительна эта ваша установка?
        - В зависимости от масштаба,  - ответил Воронов,  - производительность одной установки может быть от тысячи до двадцати тысяч кубометров чистого кислорода в час.
        - Двадцать тысяч кубометров чистого кислорода  - это очень хорошо,  - одобрительно закивал Тиссен.  - А какая машина должна приводить в движение вашу сжижительную установку? Расширительная турбина одна не сможет вращать все эти ваши многоступенчатые компрессоры, ибо перпетуум-мобиле в принципе невозможен, а мощности существующих на данный момент паровых машин, как мне кажется, будет недостаточно.
        - Вы правильно так считаете, герр Тиссен,  - ответил Воронов,  - турбодетандер всего лишь помогает утилизировать часть энергии, затраченной на сжатие воздуха. Основным приводом турбодетандера является высокооборотная многоступенчатая активно-реактивная паровая турбина с КПД около тридцати-сорока процентов, против восьми-десяти процентов у существующих паровых машин. Это еще один патент, который мы собираемся вложить в общее дело. Такие турбины можно использовать не только для привода установки по сжижению воздуха, но и для доменного дутья, производства электроэнергии, а также в качестве мощных и компактных судовых машин. Тем более что у нас имеются рабочие образцы как самих турбин, так и безопасных, высокопроизводительных и экономичных паровых котлов к ним.
        На лице Тиссена появилось хищное выражение типа: «беру, заверните два, а лучше  - сразу три».
        - Герр Воронов,  - сказал он,  - о ваших паровых турбинных машинах давайте поговорим попозже, тем более, как вы говорите, у вас есть уже рабочие образцы. Я сегодня же телеграммой вызову из Мюльхайма своих инженеров. Пусть они перед принятием окончательного решения дадут мне свое заключение. Но в любом случае этот вопрос уже сейчас кажется мне довольно многообещающим. Кстати, насколько я понимаю, у вас там паровые турбины давно и полностью вытеснили из оборота паровые машины?
        - Да, герр Тиссен,  - ответил Воронов,  - у турбин перед поршневыми машинами есть два преимущества. Их мощность не теряется при переводе кривошипно-шатунным механизмом возвратно-поступательного движения поршней во вращение коленвала. И их предельная мощность лимитируется не сечением перепускных клапанов, а общим рабочим сечением турбины.
        - Понятно, герр Воронов,  - задумчиво произнес Тиссен,  - скажите, вы можете предложить мне еще что-нибудь, кроме этих ваших паровых турбин и установки по разделению воздуха?
        - Герр Тиссен,  - сказал Воронов,  - что касается металлургии, то мы можем предложить вам конструкцию установки по предварительному производству агломерационных окатышей для доменного процесса. При этом руда размалывается в шаровых мельницах, отделяется на сепараторах от пустой породы, перемешивается с молотым известняком и обжигается в специальной печи при температуре около тысячи градусов. При этом обжиге используется низкосортное топливо, а расход дорогостоящего металлургического кокса в доменной печи снижается примерно на пятнадцать процентов.
        Кроме того, окатыш механически значительно прочнее сырой руды, что позволит строить более крупные и производительные доменные печи с оптимальным профилем, что позволит вашим предприятиям производить в несколько раз больше чугуна, причем почти без увеличения производственного штата. Помимо этого, у нас имеется конструкция усовершенствованного конвертера именно под кислородное дутье, и конструкция установки по непрерывному розливу и прокату стали. Кроме того, скажите, герр Тиссен, а что вы делаете с доменными шлаками?
        - Вываливаю в отвалы, герр Воронов,  - недоуменно ответил Тиссен,  - только при чем тут, собственно, доменные шлаки?
        - Герр Тиссен,  - сказал Воронов,  - если сразу после выпуска из домны их очень быстро охладить, с тысячи семисот до ста градусов, то они становятся сырьем для производства пусть плохонького, но цемента.
        - Что ж,  - покачал головой Тиссен,  - получается, что все у вас находит применение. Но давайте поговорим о другом. Допустим, что используя все ваши секреты, мы в несколько раз увеличим производство высококачественной стали, при этом значительно снизив ее себестоимость. Конечно, это очень хорошо. Но куда девать такое количество продукции, особенно если учесть, что обстановка для деловой активности в Европе сейчас не совсем подходящая.
        - А вот это, герр Тиссен,  - усмехнулся Воронов,  - и будет второй частью нашего предложения. Большое количество качественной и дешевой стали позволит строить из нее крупные океанские корабли, мосты и даже дома. Да-да, я не оговорился, именно дома. Земля в центре городов стоит очень дорого, а этажность построек из кирпича ограничена его большой массой, и уже восьмиэтажный дом больше по форме похож на пирамиду Хеопса, чем на нормальное строение. Высотные дома на каркасе из стальных балок не имеют таких ограничений и могут подниматься на пятнадцать, двадцать, тридцать этажей.
        - Герр Воронов,  - с уважением сказал Тиссен,  - вы прирожденный предприниматель. Я не удивлюсь, если в скором времени ваше имя будет среди самых известных владельцев машиностроительных и металлургических концернов. Я уже чувствую, что ржаветь нам с вами будет просто некогда.
        - Все может быть, герр Тиссен,  - снова улыбнулся Воронов.  - Кстати, о ржавчине, а как вам нравится рецепт нержавеющей стали? Из нее можно изготовлять хирургические инструменты, столовую посуду, механизмы, работающие в агрессивных средах, и прочие тому подобные вещи.
        - Я не зря сюда приехал!  - в восторге воскликнул Тиссен.  - Господа, можете считать, что вы меня уже убедили! Герр Тамбовцев, на каких условиях вы предлагаете свое участие в нашем совместном предприятии?
        - Наша совместная деятельность,  - сказал Тамбовцев,  - должна осуществляться в рамках акционерного общества закрытого типа. Тридцать процентов  - ваши, герр Тиссен, сорок процентов  - правительства Югороссии, и тридцать процентов  - императора России Александра Третьего. Вы вкладываете деньги и квалифицированные кадры, мы  - свои патенты, а российский император  - права на разработку железных, никелевых марганцевых руд и высококачественного коксующегося каменного угля на юге России в Донецко-Криворожском бассейне. Предприятия по новым проектам строятся во всех трех государствах: Германии, Югороссии и Российской империи. При этом вы, герр Тиссен, получаете лицензию на все включенные в уставной пакет совместного предприятия патенты, и будете иметь возможность модернизировать свои заводы в Германии. Всем остальным вашим конкурентам за эти новшества придется заплатить немалые деньги. Вас устраивают такие условия?
        - В общих чертах да, герр Тамбовцев,  - кивнул Тиссен,  - думаю, что детали мы сможем уточнить и обсудить позднее, когда мои специалисты проведут оценку ваших технических проектов и предложенных русским императором месторождений. В любом случае ясно, что речь идет о единовременном вложении в дело не одного десятка миллионов марок, и о создании объединения металлургических и машиностроительных предприятий, которые могут стать крупнейшими и успешнейшими в мире. Герр Тамбовцев, позвольте мне откланяться. Я должен немедленно связаться со своими людьми, чтобы придать им должное ускорение. Отдыхать будет некогда. Надо работать, работать и еще раз работать. Только так можно достичь успеха.

        20 (8) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. КОНСТАНТИНОПОЛЬ. ДВОРЕЦ ДОЛМАБАХЧЕ. КАБИНЕТ КАНЦЛЕРА ЮГОРОССИИ
        Тамбовцев Александр Васильевич
        Сегодня у меня гости  - великий князь Болгарии Сергей и его супруга, великая княгиня Ирина. Как я поначалу решил, Ирочка просто ужасно соскучилась по своим старым друзьям-приятелям и уговорила мужа, чтобы вместе с ним отправиться с визитом в Югороссию. А уговаривать она умеет  - сам лично в этом убедился.
        Но когда они приехали, оказалось, что на самом деле не все так просто. У Сержа и Ирины опыта государственного управления  - с гулькин нос. А в Болгарии с самого момента их воцарения в Софии начались такие закулисные политические игрища, что у них с непривычки голова пошла кругом. И немного подумав, они решили совершить короткий визит в Константинополь, чтобы посоветоваться со мной о скорбных балканских делах. Не зря же этот регион называют «пороховой бочкой Европы».
        Разговор наш начался с внешнеполитической обстановки вокруг Болгарии. Явных врагов у юного государства сейчас вроде бы еще и не было. Да и откуда им было взяться, когда на территории Болгарии стояли русские войска, а в памяти у политиков еще были свежи события недавней войны с Турцией. В отличие от нашего прошлого, тихо, стараясь не делать лишних телодвижений, сидел в своем Шёнбруннском дворце главный баламут Европы, император Австро-Венгрии Франц-Иосиф, понимая, что любое обострение ситуации в Европе может оказаться последним и для него самого, и для его лоскутной империи. До него дошли слухи о том, что Бисмарку понравилась предложенная ему идея прирезать к Германии все земли, заселенные немцами, и завершить таким образом объединение всех лиц, говорящих по-немецки, под скипетром Гогенцоллернов.
        Но при этом тайных недоброжелателей у Великого княжества Болгарского тоже хватало. Разговор начался с его ближайших соседей. У новорожденной Болгарии с самого начала как-то не сложились отношения с Сербией. Князь Милан Обренович, подстрекаемый главой своего правительства Ильей Гарашанином, был весьма недоволен тем фактом, что на развалинах Османской империи под патронажем Югороссии и Российской империи вдруг возникли новые независимые славянские государства. Князь Милан был одержим идеей создания Великой Сербии, в которой все населенные славянами земли могут существовать лишь в виде сербских провинций. В общем, этакий великосербский шовинизм, при полном отсутствии потенциала для осуществления сих грандиозных планов.
        Для начала, еще осенью, мы предложили князю Милану образовать с Болгарией конфедерацию, в которой обе части имели бы равные права. Но Милан и Гарашанин, потянув для приличия время, отказались от нашего предложения. Я не был удивлен, узнав через свои источники о том, что Милан начал поглядывать на Запад, подыскивая себе покровителей. Князь начал опасную игру, которая могла попортить Болгарии немало крови. В нашей истории Сербия в 1885 году начала войну с Болгарией за доминирование на Балканах, но в этой реальности мы не собирались допустить ничего подобного. И пусть нас потом назовут «Балканским жандармом», но мы-то знаем, что жандарм  - это государственный служащий, поддерживающий порядок. И мы никому не позволим нарушать этот порядок.
        Хуже было то, что у Болгарии обострились отношения с Грецией. Как и в нашем прошлом, все уперлось в Македонию. Болгары считали македонцев болгарами, Греция  - греками. Македонцы же держались своего особого мнения, что они македонцы, и точка. На фоне всей этой неразберихи тормозилась демаркация греко-болгарской границы. А это со временем было чревато конфликтом, который из дипломатического легко мог превратиться в военный. Надо было как-то решать и этот деликатный вопрос. Игнорировать его  - значит заметать сор под половичок.
        В то же время нам очень не хотелось портить отношения с Грецией, ведь значительная часть граждан Югороссии  - греки. Следовательно, вопрос должен быть решен полюбовно.
        - Дядя Саша,  - спросила у меня Ирина,  - что же нам делать-то? Подскажи. Ну, не воевать же нам с подданными короля Георга? С другой стороны, если мы будем спокойно наблюдать за тем, как соседи Болгарии будут откусывать кусок за куском от ее территории, то мы с Сержем лишимся уважения болгар.
        - Я бы посоветовал договориться с самими македонцами,  - ответил я.  - Они по языку ближе к болгарам, а по вере и влиянию на образованные слои населения  - ближе к грекам. Необходимо вести психологическую обработку населения Македонии, исподволь внушая им, что в Болгарии им будет комфортней. Мы же пригласим македонскую молодежь отправляться на учебу не в Париж и Вену, а в Константинополь. Уж тут-то мы и прочистим им мозги. Тем, у кого они, конечно, есть…
        - Дядя Саша,  - Ирочка решила коснуться внутренних дел Болгарии,  - знаешь, у меня порой появляется ощущение, что высшие слои болгарского общества весьма недовольны тем, что их страна освободилась от турецкого ига. Как мне сказал недавно один из правительственных чиновников: «При турках нам жилось лучше. Да, приходилось давать время от времени взятку какому-нибудь паше, но этим все и заканчивалось. Если твои дела не были направлены против султана и его власти, то турки к тебе не проявляли никакого интереса». А до бед простонародья этим людям и дела не было. Пусть быдло грабят, режут и насилуют, лишь бы нас любимых не трогали. А теперь появились какие-то «общественные интересы», во власть активно полезла разная голытьба, а неизвестно откуда взявшиеся чиновники,  - о, ужас!  - не берут взяток… Вот с такими людьми, дядя Саша, нам и приходится работать. Они, конечно, мерзавцы первостатейные, но их новые и честные коллеги не обладают никаким опытом управления государством и могут наломать дров исключительно из самых лучших побуждений.
        - Александр Васильевич,  - подал голос до сих пор молчавший и внимательно слушавший нашу беседу Сергей,  - я понимаю, что в правительстве Болгарии немало честных людей. Но в нем хватает взяточников и казнокрадов, откровенных негодяев. Скажите, как мне поступить? Может, будет проще разогнать правительство  - благо у меня на то есть право  - и сформировать новое. Только поможет ли это?
        - Ну, Сергей,  - ответил я,  - как говорится в Святом Писании, «без семи праведников город не стоит». Я могу лишь тебе посоветовать тщательно разобраться  - кто из твоего правительства придерживается пророссийской ориентации, а кто нет. И, соответственно, опираться на первых и как можно быстрее расстаться со вторыми. Ты должен объединить вокруг себя всех тех, кто положительно относится к России, пока безотносительно их прочих качеств. На первом этапе политическая лояльность будет важнее всего остального. Не должно быть так, чтобы народ в Болгарии был пророссийским, а элиты проевропейскими. На медицинском языке такая картина называется шизофренией, а на политическом  - химерой. Что касается тех, кто смотрит на Запад и видит свое будущее в служении этому Западу, то я бы посоветовал тебе не допускать таких западников к управлению государством и вообще постараться от них как-нибудь избавиться. И в нашей истории, и в этой реальности подобные личности, для которых и солнце встает на западе, будут предавать не только интересы своего государства, но и свой народ, так что пусть едут в свои обетованные
Парижи и Вены и оттуда учат своих неразумных соотечественников хорошим манерам.
        - Дядя Саша,  - задумчиво произнесла Ирина,  - все это, конечно, хорошо, но для того, чтобы разобраться во всем этом, надо создать спецслужбу, по образцу вашего КГБ, которая помогла бы Сержу знать все, что происходит у нас в высших эшелонах власти. И в этом деле мы можем рассчитывать только на твою помощь.
        - Конечно, я вам помогу,  - вздохнул я.  - Куда же мне от вас деться-то. Видно, что России, что Югороссии на роду написано помогать своим меньшим братьям. Только почему-то чаще всего случается так, что потом эти страны отвечали своей покровительнице черной неблагодарностью. Надеюсь, что в этом варианте истории с Болгарией ничего подобного не случится.
        - И я надеюсь на это, дядя Саша,  - Ирина положила мне на плечо свою изящную узкую ладонь.  - Я помню, что в нашей истории в двух мировых войнах Болгария оказывалась на стороне противников России, а потом подалась в НАТО и стала плацдармом для подготовки нападения янки на Россию. Мы с Сержем сделаем все, чтобы такого не случилось.
        - Александр Васильевич,  - сказал Серж,  - может быть, стоит создать на территории Болгарии постоянные военные базы Российской империи и Югороссии? Это надолго остудит некоторые горячие головы наших соседей и поближе познакомит друг с другом русских и болгар.
        - Базы  - это хорошо,  - ответил я.  - Но крепче всего привязывают друг к другу совместные экономические интересы. Тогда и болгарские толстосумы станут нашими самыми ярыми сторонниками. Как говорится  - ничего личного, только бизнес. Знаменитого Берлинского конгресса в этой истории точно не будет, мы об этом уже позаботились, так что с этой стороны вы можете быть совершенно спокойными. А тем временем вам, ребята, надо потихоньку собирать кадровый резерв и сколачивать свою собственную команду, где не будет случайных людей. Здесь спешить не надо  - пока не проверите человека досконально, не ставьте его на ответственную должность. Пока же вы можете вполне рассчитывать на «варягов»  - я прикину, кого из наших ребят можно отправить вам на помощь. В общем, давайте, тяните свою лямку. Думаете, легко быть царями? Кстати, когда вы предполагаете превратить Великое княжество в Болгарское царство?
        - Александр Васильевич,  - задумчиво произнес Серж Лейхтенбергский,  - мы с Ириной подумали и решили, что это произойдет не ранее рождения нашего наследника.
        - А что,  - поинтересовался я,  - вы уже его ждете?
        Ирина зарделась, как маков цвет.
        - Да, дядя Саша,  - смущенно сказала она,  - только я еще пока не знаю, кто у нас будет  - мальчик или девочка? Надо будет зайти в госпиталь и переговорить с нашими медиками.
        - Молодцы, ребята,  - я погладил Иришку по голове,  - поздравляю вас. Обещаю, что я сделаю все, чтобы вам помочь. Но и вы тоже не плошайте. Надеюсь, что вы еще побудете в Константинополе день-два. За это время я смогу подобрать для вас подходящих специалистов, как в экономике, так и по разным тайным делам. Ну, и прикину  - чем с вами можно будет поделиться из нашей специальной аппаратуры. Вы правы  - надо налаживать свою спецслужбу, чтобы быть в курсе дел ваших оппонентов. А пока  - до вечера! Зайдите в госпиталь, Ириша потолкует с кем надо, ведь ребенок  - это дело серьезное. Потом погуляйте по городу, посмотрите на наше нынешнее житье-быть, может быть, и встретите кого-то из старых знакомых… А я пока поработаю над нашими общими делами.

        21 (9) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА, РАННЕЕ УТРО. ДОМ ДЖОНА МАК-КРЕЯ НЕДАЛЕКО ОТ ЛИМЕРИКА
        В дверь постучали. Джон, как обычно, подошел к двери и проворчал недовольным старческим голосом:
        - Кого в такую мерзкую погоду черти носят?
        - Джон, открой, это я, Фергус!  - донесся из-за двери взволнованный голос.  - Фергус Мак-Сорли!
        - Племянничек?  - удивился Джон.  - А какого хрена ты здесь, а не в Белфасте?
        - Открой,  - упрямо продолжал твердить Фергус,  - и я все тебе расскажу!
        Джон Мак-Крей был редкостью в рядах фениев  - протестант шотландского происхождения, который с молодости был пламенным ирландским революционером. Родился он в хорошей протестантской семье в Белфасте, но в молодости его угораздило увидеть на улице молодую католичку по имени Мери Мак-Сорли, старшую дочь Шеймуса Мак-Сорли, недавно переехавшего в Белфаст.
        Несмотря на огромную разницу между ними  - и с точки зрения религии, и в социальном положении, и по материальному положению,  - он влюбился в Мери с первого взгляда. И его родители, и ее были против их брака. Но, в конце концов, и те, и другие согласились, но назначить дату свадьбы они не успели  - однажды обнаженный труп Мери нашли недалеко от Белфаста.
        Кто это сделал, стало ясно почти сразу  - это был не первый такой случай, и братьев Алана и Кристофера Пейсли уже не раз подозревали в подобного рода «художествах». Вот только дело ни разу не дошло до суда.
        Джон позаботился о семье своей невесты  - именно он подарил ее отцу дом и оплатил обучение остальных его детей, включая и отца Фергуса. А примерно через год полиция нашла трупы братьев Пейсли в лесу. Полиция рыла копытом землю, но никто даже не заподозрил в убийстве отпрыска уважаемой протестантской семьи, тем более выпускника университета Тринити в Дублине  - лучшего во всей Ирландии.
        Через знакомых Джон вышел на Томаса Френсиса Мара, одного из лидеров вновь созданного Общества молодых ирландцев. Последний попросил его не светиться  - ведь его положение в обществе и его безупречные протестантские корни были намного важнее для их общего дела. Тем не менее, узнав о готовившемся восстании у Баллингарри, Джон не выдержал и поехал туда, назвавшись, впрочем, Джоном О’Коннелли. Полицейская пуля раздробила ему правую ногу еще в самом начале сражения, и его вывезли, сначала в Типперари, а потом в Лимерик, где у него была тетя, Элиза Томпсон, вдова местного протестантского священника. Никто в местной полиции не мог и подумать, что протестант Джон Мак-Крей, сломавший ногу на охоте, и есть тот Джон О’Коннелли, которого так усердно искали их коллеги по всей Ирландии.
        Элиза очень любила Джона, хоть и ругала его за то, что он якшается с католиками. И она сделала все, чтобы его вылечить. Увы, он так и остался на всю жизнь хромым. А после смерти тети, получив все ее наследство в довесок к тому, что у него оставалось от отца, он продал ее дом и купил старое поместье в двух милях от Лимерика.
        Крестьянских хозяйств там практически не оставалось  - все разъехались, кто в Америку, кто в Англию, кто в другие части Ирландии. В деревне жили лишь его слуги, а в одном из домов время от времени появлялась какая-нибудь очередная вдовушка  - Джон свято хранил память о Мери, но не был ни монахом, ни английским аристократом с противоестественными наклонностями.
        Но в дом эти временные спутницы его жизни не попадали, что, в общем, соответствовало сложившимся понятиям о приличиях. Изредка он принимал у себя лимерикских знакомых. А то, что он очень редко устраивал приемы и сторонился светских мероприятий, все списывали на то, что ноги его после его «несчастного случая на охоте» были разной длины, и танцор он был никакой. Довольно было того, что протестантские службы он исправно посещал.
        Им было невдомек, что большая часть дома была превращена в небольшой, но достаточно современный госпиталь для фениев. Он не хотел, чтобы других лечили так же плохо, как и его самого, и после восстания фениев в 1867 году два десятка пострадавших, которых искала полиция, преспокойно пребывали у ворот Лимерика, опекаемые двумя врачами, разделявшими взгляды хозяина дома. А теперь там же находились несколько пострадавших в Корке, причем впервые одна из палат была отдана женщинам.
        Фергус был одним из немногих, кому довелось гостить у «дяди Джона». Он, кстати, потерял невинность с сестрой одной из дядиных «вдовушек» и именно там познакомился с идеями ирландской независимости, и сам стал пламенным фением.
        И вот теперь Фергус, сумевший пересечь практически всю Ирландию, несмотря на то что его усиленно искала полиция, стоял на пороге дома Джона Мак-Крея.
        - Ну что ж, заходи, коли пришел,  - сказал Джон, и Фергус, войдя, захлопнул дверь. На него сразу же нацелились пять револьверов. Единственный, кого Фергус знал, был его старый знакомый Шон О’Малли, с которым он когда-то познакомился у своего кузена Лиама. И именно Шон, похоже, командовал парадом.
        Фергус Мак-Сорли лишь склонил голову.
        - Хвоста за мной нет,  - покаянным голосом произнес он,  - я проверял. Ребята, я вам все расскажу, а вы решайте, как со мной поступить.
        Джон нахмурился и посмотрел на Шона О’Малли.
        - Ребята, я с вами не пойду,  - Шон вздохнул и развел руками,  - все-таки он мне родственник. Жаль, конечно, что я такую змею пригрел в свое время у себя на груди. Полиция-то все про тебя знает, Фергус Мак-Сорли, а у меня до сих пор там есть кое-какие знакомства. Мне и про ориентировочку на тебя рассказали, и про то, что ты агентом их побывал. Да и наши уже знали, что ты предатель. Вот только одно радует  - что-то ты такое сделал, что полиция для тебя больше не друг. Ну да ладно, ребята разберутся.
        Через пять минут Фергус уже сидел в подвале, надежно привязанный к стулу.
        - А вот теперь рассказывай всё, гнида,  - глядя прямо в глаза Фергусу, произнес Шон.  - Зачем ты нас предал? Что они о нас знают? Давай говори побыстрее.
        - Подловили меня на бабе,  - заныл Мак-Сорли,  - и сказали, мол, или ты будешь нам все рассказывать, или мы все твоей благоверной выложим. Я им и рассказал про голубей. И передавал всю голубиную почту. Не знал же я, что они такое в Корке устроят…
        - А ты знаешь, что из-за тебя сожгли четверть города?  - прорычал Шон.  - Что число убитых, покалеченных и изнасилованных до сих пор еще неизвестно, но можно понять лишь одно  - их многие сотни? Что твой кузен Лиам был избит до полусмерти, искалечен так, что неизвестно, сможет ли он дальше работать, а его невеста изнасилована английскими свиньями?
        - Лиам!  - воскликнул Фергус.  - Он же вообще не хотел ничего знать про политику! Хотел стать таким, как все англичане.
        - Да, Лиам,  - подтвердил Шон.  - Так что рассказывай дальше, сволочь!
        - Ну,  - неохотно признался Фергус,  - после того, как я узнал, что никакого восстания в Корке не было, я понял, что пора уходить. Попросил Рози помочь  - ты ее знаешь… Увидев ее со мной, жена, как я и надеялся, сбежала к матери. А еще Рози договорилась со своим кузеном  - когда бобби пришли по мою душу, тот послал мальчишку ко мне, я и успел уйти…
        Шон кивнул и произнес:
        - А ты не подумал о том, что мы тебя и прикончим?
        - Подумал, конечно,  - вздохнул Фергус.  - Но после Корка мне уже все равно. А после того, что они сделали с моей родней  - я и сам готов залезть головой в петлю. Только сначала хочу вам все рассказать: кто меня завербовал, какие вопросы они мне задавали, что они, как мне кажется, знают, а чего не знают…
        Шон внимательно посмотрел на Фергуса и задумался.
        - Нет, дорогой,  - процедил он сквозь зубы,  - не торопись следовать за твоим братом Иудой. Ладно, сиди пока и думай. Развяжите ему руки, поставьте столик и дайте пару листов бумаги, ручку и чернила.
        - Парни,  - жалобно сказал Фергус,  - дайте хоть сходить отлить и хоть чего-нибудь попить…
        - Вот закончишь, и если нам это понравится, тогда и позволим,  - прорычал Шон О’Малли.  - А пока терпи. Шеймус и Роберт останутся с тобой, так что без фокусов. Ребята, если он попробует отвязаться  - стреляйте по рукам и ногам. Нам он пока полезней живой, чем дохлый.
        - Не надо стрелять!  - замотал головой Фергус.  - Я все сделаю в лучшем виде!
        - Вот и хорошо,  - кивнул Шон.
        - Слушай, Шон,  - спросил вдруг Шеймус,  - а он не рассказал своим дружкам про этот дом?
        - Да не говорил я ничего!  - заверещал Фергус.  - Иначе они бы давно были здесь!
        - Проверим,  - немного поразмышляв, произнес Шон.  - Хорошо еще, что дом на отшибе и чужих тут не бывает. Этого пропустили, наверное, потому, что его знали. Пойду, проверю. Вернусь через час или два. Ясно тебе, сволочь?
        Часа через два Шон вернулся.
        - Отведите его на задний двор,  - скомандовал он.  - Пусть отольет. И сразу сюда. А я пока почитаю, чего он тут накарябал.
        Фергусу связали руки, отвязали ноги и вывели его. Через три минуты, когда его ввели обратно, Шон сказал:
        - Значит, так. Я поговорю кое с кем. Но то, что написал Фергус, мне кажется весьма интересным. Правда, нельзя быть уверенным в том, не присочинил ли он чего-либо. Кое-какую информацию я проверю. Так что отведите-ка его в нумера  - прости, дорогой, тут роскошеств не наблюдается, да и сыровато, подвал все-таки. Но соломенный тюфяк я тебе гарантирую. И дайте ему чего-нибудь поесть и попить.

        24 (12) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. ДОМ ДЖОНА МАК-КРЕЯ В ДВУХ МИЛЯХ ОТ ЛИМЕРИКА
        В том же подвальном помещении, что и три дня назад, сидели Шон О’Малли, Лиам Мак-Сорли, Джон Мак-Крей и еще несколько человек. Фергус Мак-Сорли на этот раз сидел на табуретке в углу, в отличие от прошлого раза, не привязанный.
        - Фергус,  - произнес Шон О’Малли,  - Лиам очень просил за тебя. Говорит, что кровь не водица. Да и то, что ты говорил, по крайней мере, то, что мы проверили, подтвердилось  - только что пришла весточка из Белфаста. Сумели, знаешь ли, разговорить одного из тех, кто тебя пас все это время. И, в отличие от тебя, он уже кормит рыб где-то у Дороги Гигантов. Но, видишь ли, многие наши ребята считают, что тот, кто предал однажды, предаст еще раз… Что скажешь?
        Фергус посмотрел на него потухшим взглядом.
        - Если хотите,  - устало сказал он,  - можете отправить и меня кормить рыб. Или дайте мне веревку  - повешусь, как Иуда. Но если я могу хоть чем-нибудь помочь общему делу…
        Лиам поднял голову и произнес, несколько шамкая из-за выбитых зубов:
        - Братья, и апостол Петр предал Спасителя, когда отрекся от него трижды, прежде чем запел петух. И Господь его простил, и послал пасти овец Своих. И Петр не только создал Римскую церковь, но и жизнь свою отдал за веру Христову. Простим же и мы Фергуса. Ведь из всех здесь присутствующих один лишь я пострадал в Корке, и я прошу  - дадим же ему еще один шанс! Ребекка  - она у меня там, сверху  - говорит то же самое.
        - Единственное, о чем я прошу,  - сказал Фергус,  - не о жизни, а о том, чтобы хоть как-нибудь искупить свою вину.
        Шон долго думал, но несколько других присутствующих кивнули головами.
        - Значит, так,  - твердо произнес он,  - дадим Фергусу возможность смыть свою вину кровью. Если он выживет, то мы его простим, и будет он вновь нашим братом. Если он погибнет, то кровь смоет его вину, и мы будем чтить его память. А вот если он струсит или предаст… Кто со мной согласен?
        Руки подняли все присутствующие, кроме Фергуса.
        - Братья,  - сказал он, склонив голову,  - клянусь тем, что осталось от моей чести, я вас больше не подведу. Да здравствует наша родная Эрин[5 - Ирландия.] и наш король Виктор Первый!

        24 (12) ЯНВАРЯ 1878, ЛОНДОН. СКОТЛЕНД-ЯРД. КАБИНЕТ ГЛАВЫ ОУР
        Присутствуют:
        Чарльз Эдвард Говард Винсент, глава ОУР; Эндрю Кэмпбелл, начальник Ирландского стола ОУР.

        Сэр Эндрю знал, что сэр Говард не терпит, когда информацию подают с опозданием, либо приукрашивают ее. Поэтому, получив новости из Ирландии, он сразу пошел с докладом.
        - Ну что у вас теперь, сэр Эндрю?  - нетерпеливо произнес сэр Говард.
        - Единственная хорошая новость заключается в том, что Фергуса Мак-Сорли, возможно, три дня назад видели в поезде Дублин  - Килкенни. По крайней мере, кондуктор, которого мы опросили, рассказал, что видел человека, который показался ему подозрительным, и лицо которого отвечало нашему описанию, вплоть до формы родинки на правой щеке. Тот привлек его внимание именно тем, что даже в хорошо натопленном вагоне не снимал шляпы. Жаль, конечно, у нас нет его фотографии…
        - А что в Килкенни?  - спросил сэр Говард.
        - Увы, никто ничего не приметил,  - вздохнул сэр Эндрю.  - А теперь, увы, плохая новость. Исчез Шеймус О’Горман, наш информатор в Белфасте  - тот самый, через которого Фергус передавал нам информацию. И, что еще хуже, он был единственным нашим агентом из числа католиков во всем Ольстере. У ирландской полиции, конечно, есть свои агенты… Но нам было важно иметь там своего человека.
        - И что?  - заинтересовался сэр Говард.
        - Никто его не видел,  - пожал плечами сэр Эндрю,  - и никто не знает, куда он исчез. Мой агент, увы, имел неосторожность обратиться в полицию. В результате армия под эгидой Акта об ирландском спокойствии…
        - Да,  - раздраженно произнес сэр Говард,  - наши дуболомы-парламентарии не нашли ничего лучшего, чем делегировать армии подобные полномочия…
        - Так вот,  - продолжил сэр Эндрю,  - они арестовали всех мужчин-соседей и проводят свое «дознание».
        Сэр Говард невесело усмехнулся и, выколотив трубку, с иронией произнес:
        - И, я так полагаю, каждый из них уже признался в убийстве?
        - Не все, но каждый второй  - это точно,  - ухмыльнулся сэр Эндрю.  - А что показания их расходятся, наших друзей в красных мундирах не тревожит. И то, что ни в одном из указанных мест трупа Шеймуса найдено не было.
        Сэр Говард ненадолго задумался.
        - Значит, так,  - сказал он.  - Поезжай в Ливерпуль ночным поездом. Я пока приготовлю документ, наделяющий тебя чрезвычайными полномочиями, которые мне подпишет виконт Кросс. Завтра к вечеру или, в крайнем случае, послезавтра с утра ты уже будешь в Белфасте. Попробуй хоть что-нибудь узнать. Чует мое сердце  - и ваше тоже, сэр Эндрю, как я полагаю,  - не увидим мы больше нашего друга О’Гормана… Но нужно знать, что именно произошло. Если его похитили фении, то это будет катастрофой.

        22 (10) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. КУБА, ГАВАНА. НА БОРТУ ПАРОХОДА «ДЖОЗЕФИНА».
        Джеймс О’Нил Стюарт, инженер, первый лейтенант артиллерии армии Конфедеративных Штатов Америки
        Где-то на широте Чарльстона хмурую январскую погоду вдруг пробил яркий солнечный свет, и стало ощутимо теплее. Может, не как весной в Эйкене, когда цветут магнолии, опыляемые крохотными красногрудыми колибри под нестройный хор разноцветных птиц, но примерно как в те редкие летние дни в Глазго, когда город преображается под синим небом и даже закопченные здания центра города вдруг обретают свою, весьма своеобразную, красоту, столь напоминавшую мне мою южную родину. Ту самую, которая виднелась на горизонте по правому борту. Ту самую, за которую я готов отдать жизнь.
        И чем дальше «Джозефина» шла на юг, тем ярче светило солнце, чаще в море резвились дельфины и ласковее становился ветер. К югу от архипелага Флорида-Киз, того самого, который янки захватили в самом начале войны и откуда помощью базы на Ки-Уэст заблокировали наше судоходство между Мексиканским заливом и Атлантикой, стало по-настоящему тепло. Мы, наконец, покинули воды Конфедерации (для меня эти земли Североамериканскими Соединенными Штатами не были с 1861 года) и пересекли неспокойный Флоридский пролив.
        Прямо по ходу парохода, со смотровой площадки первого класса стала видна длинная полоска земли, которая постепенно превратилась в прекрасный залив, над которым царила величественная Гавана.
        Для меня, как пассажира первого класса, въезд в страну оказался чистой формальностью  - чиновник лишь взглянул на мой паспорт и махнул рукой, добавив со смешным акцентом:
        - Добро пожаловать на Кубу, мистер Стюарт!
        А таможенник лишь удивился  - почему у богатого янки (так здесь, похоже, именуют всех американцев, даже нас  - конфедератов) так мало багажа? И, заговорщицки наклонившись к моему уху, шепнул:
        - Мистер Стюарт, если вам нужна гостиница, то у моего кузена одна из самых лучших, прямо здесь, на Малеконе!
        Но гостиница была мне не нужна. Ведь, когда я спустился с трапа на берег, там меня уже поджидал человек лет тридцати, в котором я не без труда узнал Иниго Джексона, самого молодого моего подчиненного в далеком шестьдесят пятом году. Оказалось, что он, как когда-то и я, приписал себе лишний год, чтобы его взяли на фронт. Когда мы с горечью узнали о приказе генерала Ли о капитуляции, я его еще спросил:
        - Иниго, а ты не жалеешь о том, что тебе еще нет и восемнадцати, а ты уже повидал столько крови, горя и смертей?
        На что тот, хмуро улыбнувшись, сказал:
        - Лейтенант, я вам обещаю  - победа будет за нами! Пусть через год, через два, через столько, сколько надо. Но она будет…
        И вот он стоит передо мной, Иниго, возмужавший, немного облысевший, зато поджарый, мускулистый и подтянутый, с лихо закрученными усами.
        - Командир!  - закричал он и обнял меня так, что у меня затрещали кости.
        - Иниго! Какое приятное совпадение,  - радостно воскликнул я, с трудом высвобождаясь из его медвежьих объятий.
        - Да нет, не совпадение,  - улыбнулся Иниго.  - Сам подполковник Семмс попросил меня встретить вас, перед тем как отбыть туда, куда и нам велено подтянуться в ближайшее время. Вот, почитайте.
        «Интересно,  - подумал я,  - значит, Оливер Семмс уже подполковник…» Я спросил у своего старого фронтового друга:
        - А ты сейчас в каком чине, Иниго?
        - Меня недавно во вторые лейтенанты произвели,  - гордо произнес Иниго, подкручивая ус.
        - Значит, мы с тобой практически в одном чине…  - сказал я и вскрыл конверт.
        В нем лежала записка следующего содержания:

        Джеймсу О’Нилу Стюарту.
        Дорогой мой Джимми,
        Иниго введет тебя в суть дела. Ожидаю тебя в начале февраля в пункте назначения.
    Твой Оливер Джон Семмс.

        Я внимательно посмотрел на Иниго и покачал головой:
        - А вот теперь, друг мой, давай рассказывай мне всё и поподробнее.
        - Хорошо,  - ответил Иниго.  - Только вот здесь, прямо на причале, разговаривать как-то не совсем удобно. Поскольку у вас мало багажа, то давайте зайдем куда-нибудь и перекусим. Тут поблизости есть довольно неплохой ресторанчик, и я заказал там отдельный кабинет. Обещаю, что все расскажу вам за ужином.
        И вот передо мной стоит неплохой бифштекс из хорошей для Кубы говядины, а также стакан холодного пива, которое кубинцы, похоже, варить так и не научились. Официант, который все это принес, поинтересовался  - не надо ли чего еще сеньорам. Узнав, что сеньорам пока ничего не надо, он вежливо поклонился и ушел, прикрыв за собой дверь в кабинет, после чего Иниго заговорщицки подмигнул мне.
        - Командир…  - произнес он.
        - Зови меня просто Джимми, Иниго,  - перебил я его.
        - Джимми…  - Иниго нервно облизал губы и невольно понизил голос:  - На востоке Кубы у города Гуантанамо сформирована новая армия Конфедерации и уже создано ее временное правительство.
        Услышав это, я обалдело уставился на него и произнес:
        - Интересно, Иниго… Если бы не первое и не второе письмо майора Семмса, я бы подумал, что это глупый розыгрыш.
        - Нет, это не розыгрыш, Джимми, это все так и есть,  - уверенным голосом сказал мне Иниго.  - Конфедерация действительно возрождается. Президент Дэвис и правительство уже находятся на ее временной территории, у города Гуантанамо на востоке Кубы. Наша армия воссоздана, обучена и оснащена нашими друзьями-югороссами. Большая ее часть уже отбыла на остров Корву  - есть такой остров на португальских Азорах,  - где ее готовят к ее первому боевому применению.
        - Против янки?  - с надеждой спросил я.
        - Нет,  - покачал головой Иниго,  - связываться с янки нам пока еще рановато. Первым делом мы поможем ирландским патриотам освободить Ирландию от англичан. Поэтому мы официально и именуемся Добровольческим корпусом.
        Я задумался, но, вспомнив рассказ Сэма Клеменса, сказал:
        - Слышал я недавно про то, что англичане учинили недавно в Корке. До боли напомнило художества янки у нас на родине. Кроме того, это позволит нашей новой армии получить боевой опыт.
        - Именно так и сказал нам президент Дэвис,  - кивнул Иниго.  - А в свою очередь наши ирландские друзья потом поддержат нас при освобождении Дикси. ыИ, конечно, не только они, но и югороссы тоже. Джимми, они не любят янки больше, чем мы с тобой. Приговор всей этой федералистской сволочи уже вынесен и обжалованию не подлежит. «Мене, текел, фарес»  - и все тому подобное.
        Выслушав то, что сказал мне Иниго, я задумался. О югороссах я раньше довольно много читал в британской прессе, которая представила их исчадиями ада, поскольку, увы, пресса в Глазго мало чем отличалась от Флит-стрит. Но даже через газетное вранье мне было понятно, что эти самые югороссы сначала с налета захватили Константинополь, а потом так же, в коротком, но жарком бою уничтожили британскую эскадру в Пирее, после чего солнце Британской империи стремительно стало закатываться. А потом и Сэм кое-что рассказал мне о том, что он повидал в Югороссии во время своей поездки в Константинополь. И если эта неодолимая сила сейчас на нашей стороне, то…
        Я не колебался ни секунды.
        - Отлично, Иниго,  - произнес я,  - я согласен.
        - Ну, вот и хорошо, Джимми,  - воскликнул мой старый друг.  - Тогда мы с тобой завтра утром выезжаем в Гуантанамо. Там нам, из числа таких же опоздавших, как и ты, предстоит сформировать четвертую батарею артиллерийского дивизиона Добровольческого корпуса. Тех, кто уже успел приехать, сейчас тренируют югоросские инструкторы. А вскоре после того, как ты прибудешь в Гуантанамо, мы все вместе отправимся на Корву, где получим пушки и все необходимое для войны.
        - Все это, конечно, замечательно, только при чем здесь я?  - недоуменно поинтересовался я.
        Иниго ничего не сказал мне, лишь улыбнулся и протянул еще один конверт.
        «У него что,  - подумал я,  - все карманы набиты подобными посланиями?»
        В конверте, на котором было написано мое имя, находилась комиссия капитана армии Конфедерации, подписанная лично президентом Дэвисом, и письмо от генерала Форреста, с приказом о назначении меня командиром этой самой четвертой батареи. «Чудны дела твои, Господи!»

        23(11) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. ПЕТЕРБУРГ. АНИЧКОВ ДВОРЕЦ.
        Штабс-капитан Николай Бесоев
        Никогда бы не подумал, что свадьба моя состоится в далеком прошлом и невестой моей станет шотландка британского разлива. Но что случилось, то случилось.
        Если честно, то Энн  - Аня  - понравилась мне сразу. Рыжеватая, конопатая, в меру рослая и стройная. Характер, конечно, у нее далеко не подарок, но и мне тоже порой вожжа попадает под хвост. Может быть, и это тоже нас сблизило  - ведь недаром говорят в народе: муж да жена  - одна сатана.
        Неделю назад было устранено последнее препятствие для нашей свадьбы  - Энн перешла в православие. Как известно, для христиан других конфессий не требуется обряд крещения в купели  - вполне достаточно и миропомазания.
        Обряд бракосочетания решено было совершить в Казанском соборе, причем посаженым отцом у Ани вызвался быть сам канцлер граф Игнатьев, а посаженой матерью  - ее бывшая хозяйка, великая княгиня Мария Александровна, по этому случаю прикатившая из Константинополя. А император Александр Александрович шепнул мне, что в соборе его не будет  - не по чину, а вот на мою свадьбу в Аничков дворец он обязательно заглянет. К сожалению, один  - его неразлучная Минни сейчас находилась в Югороссии со своими сыновьями.
        Когда же я объявил об этом Ане, она от удивления даже на время потеряла дар речи. А потом, когда пришла в себя, то даже запрыгала от восхищения, как маленькая девочка.
        - Любимый!  - воскликнула она.  - Как это здорово! Вот бы видели меня мои бедные родители! Жаль, что мой брат не сможет быть на нашей свадьбе…
        Я знал от Александра Васильевича Тамбовцева, где и зачем сейчас находится Роберт Мак-Нейл, и потому не стал ничего рассказывать Ане о ее брате. Пусть привыкает  - в конце концов, она скоро станет женой офицера специальной службы, который в любой момент может по приказу командования отправиться к черту на кулички неизвестно на какой срок. Мне вспомнились мои старшие сослуживцы, которые, узнав о предстоящей командировке в очередную «горячую точку», начинали с ходу вешать лапшу на уши своим супругам, сообщая им о том, что их, дескать, отправляют в подшефный колхоз на уборку картошки. А те, уже знающие кое-что о службе своих мужей, лишь поддакивали, тайком смахивая слезы.
        Такая вот «веселая» жизнь предстоит и Ане. Только я об этом ей не скажу пока ни слова. Не буду огорчать в такой радостный момент ее жизни. Она женщина умная и все потом поймет, если уже не поняла. Я вспомнил, какими глазами она смотрела на меня, когда я как-то разоткровенничался и начал ей рассказывать об одной своей командировке. Тут же я заткнулся и стал целовать ее щеки, соленые от слез.
        Но не будем о печальном. Как кошмар пролетела неделя подготовки к свадьбе. Парадный мундир у меня был уже построен, я нацепил на него все свои награды, немного пожалев о тех, из прошлого, которые остались у меня дома в двадцать первом веке.
        Но и без того у меня было на что поглядеть. Некоторые гвардейские офицеры из свиты императора, которые поначалу косились на меня как на плебея, затесавшегося в их стройные ряды, увидев меня при полном параде, прикусили свои язычки и больше не говорили мне разные колкости. К тому же кое-кто из них имел возможность присутствовать в тире во время показательных стрельб из пистолета, которые я провел по просьбе императора, и настолько впечатлился от всего увиденного, что желающих дерзить мне изрядно поубавилось.
        В Казанском соборе на нашем венчании пел хор певчих из Александро-Невской лавры, а службу вел сам митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский и Финляндский Исидор. Это был почтенный старец с немного дребезжащим, но еще сильным голосом и строгим взглядом. Он совершал обряд венчания строго, так что Аня, и без того впавшая от волнения в ступор, чуть было не грохнулась в обморок. Она вдруг стала путать русские слова, хотя уже неплохо говорила по-русски, и стоящая за ее спиной с венцом в руках великая княгиня Мария Александровна шепотом по-английски подсказывала Ане  - что она должна произнести в тот или иной момент.
        Скажу честно, несмотря на то что мне за мою, прямо скажем, довольно не скучную службу пришлось побывать во многих переплетах, чувствовал я себя тоже весьма неуютно. И когда, после того как венчание закончилось, я под руку с Аней вышел из собора на свежий морозный воздух, то почувствовал, что по моему лицу и спине течет ручьями пот. Кто-то набросил на мои плечи шинель, на Аню, тоже раскрасневшуюся от полноты чувств, мягкую соболью шубу.
        На Невском нас уже ждали нарядные экипажи дворцового ведомства, на которых мы за считанные минуты домчались до Аничкова дворца.
        - Видишь, Аня,  - шепнул я в румяное ушко своей, теперь уже законной супруге,  - даже этот прекрасный дворец и мост с замечательными скульптурами назвали в честь тебя.
        Но она только со второго раза поняла мою шутку и звонко рассмеялась.
        В Аничковом дворце в Большой столовой были уже накрыты столы. Мы с Аней уселись на предназначенные нам места, но наши посаженые родители сели не, как я ожидал  - рядом с нами, а чуть подальше, оставив свободным стул справа от нас. Видимо, великая княгиня и граф Игнатьев уже были осведомлены о том, кто будет сидеть рядом с новобрачными.
        И действительно, буквально через несколько минут после того, как все гости расселись по местам, в Большую столовую вошел сам император Александр III, что называется, собственной персоной. Гости дружно поднялись, чтобы приветствовать самодержца, но Александр Александрович жестом велел им сесть и, подойдя к нам, сел на жалобно скрипнувший под его телом стул справа от меня.
        - Ну, что, Николай,  - лукаво улыбнувшись, сказал он,  - ты у нас, как Иван-царевич, сходил за три моря, нашел там красавицу-девицу и привез ее в свое Отечество. И, как положено во всех русских сказках, все закончилось свадебкой и честным пирком. Поздравляю тебя и Анну с радостным для вас событием. Подарок от нас вам будет чуть позже, а пока…
        И император обнял меня, прижав к своей могучей груди. А потом он галантно коснулся своей заросшей густой мужицкой бородой щекой раскрасневшейся от волнения щеки Ани. В столовой раздался гул  - многие из приглашенных не ожидали, что свадьбу штабс-капитана, пусть даже из окружения императора, посетит сам самодержец и окажет такое горячее благоволение новобрачным.
        Далее началось веселье, тосты и обязательное русское «горько!». Аня, уже знавшая про этот наш национальный обычай, все же немного стеснялась при всех целоваться, пусть даже и с мужем. Но потом, когда напряжение у нее немного спало, ей это дело даже понравилось, и она стала с удовольствием подставлять мне свои прелестные губки.
        Приглашенных на нашу свадьбу было не так уж много по здешним меркам  - всего человек тридцать. В основном это были мои сослуживцы и представители питерского бомонда. Они произносили здравицы в наш адрес и оживленно судачили, обсуждая сегодняшнее торжество.
        Но как далеко им было до моих земляков из Иристона. Какие бы они тосты произносили, какие пироги стояли бы на столе! Мне вдруг очень захотелось съездить с Аней в свадебное путешествие в наши края. И пусть там все совсем не так, как было в моем времени, но моя любимая земля, которую я покинул так давно и появлялся в доме у родителей, дай бог, раз в пять лет, показалась мне самой прекрасной на свете.
        Я тяжело вздохнул. Этот вздох заметил сидевший рядом со мной император. Он нагнулся ко мне и поинтересовался  - какие заботы меня гнетут в столь радостный для меня момент?
        - Ваше величество,  - шепнул я ему,  - не знаю, что вы хотите мне подарить, но лучшим «царским» подарком для меня было бы разрешение совершить свадебное путешествие во Владикавказ. Птицу тянет в те края, где ее гнездо, человека  - где его дом. Я родился в тех краях, и мне очень хотелось бы посетить их вновь и показать мою малую родину своей супруге.
        - Хорошо, Николай,  - улыбнувшись, сказал император,  - пусть будет по-твоему. Но все равно  - подарок за мной. А пока…  - он встал со стула и басом прогремел на всю Большую столовую, заглушив звяканье столовых приборов и шум голосов:  - Горько!
        Мы с Аней встали и крепко-крепко поцеловались…

        25 (13) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. НА БОРТУ ПАРОХОДА «САРАТОГА»
        Оливия Айона Луиза Лангдон Клеменс, жена писателя
        Вчера вечером, в Хартфорде, мы еле добрались до поезда  - падал снег, завывал холодный январский ветер и было реально холодно  - около нуля по Фаренгейту[6 - Примерно минус 17 по Цельсию.]. Я в последний раз посмотрела на дом, который мы построили четыре года назад и который столько лет служил нам и нашим доченькам жильем. Всего пять лет назад я проектировала наш дом вместе с местным архитектором, доводя того до белого каления своей дотошностью и своей требовательностью. Но когда дом был наконец построен, архитектор шепнул мне, что именно благодаря моему вмешательству у него получился шедевр, которого ему, увы, уже никогда не удастся повторить.
        Особняк мы продали необычайно легко. Когда народ узнал, что этот дом принадлежит самому Марку Твену, к нашему маклеру выстроилась очередь из покупателей, которые в течение недели взвинтили цену так, что, когда мы наконец согласились на одно из предложений, то  - даже с учетом комиссионных агенту  - получили за дом вдвое больше начальной цены. Причем таинственный покупатель, имени которого мы так и не узнали, согласился взять оптом всю мебель и оставить у себя всех слуг, с которыми мы передали ключи от дома. Деньги он нам отправил через агента уже вчера утром, что явилось для нас приятной неожиданностью.
        После того как все вещи были упакованы, мы с Сэмом поехали попрощаться с нашим единственным и незабвенным сыном, Лангдоном. Его могила, как всегда, была расчищена от снега, поскольку кладбищенский смотритель Рональд всегда все делает на совесть. Поговорив с Рональдом и поблагодарив его за заботу, Сэм дал ему денег за следующие пять лет ухода за могилой. Я встала на колени и помолилась Господу за упокой души бедного мальчика, после чего мысленно пообещала сыну, что снова навещу его как только смогу. После чего я положила на надгробье белые гвоздики, которые Рональд выращивал в небольшой теплице. Эти цветы зимой обычно стоят огромных денег, но Рональд нам их просто подарил. Затем мы с Сэмом в последний раз поклонились могиле сына и покинули кладбище.
        Утренний Нью-Йорк нас встретил неожиданной оттепелью. Кучер наемной кареты довез нас до одного из многочисленных манхэттенских причалов, к которому был пришвартован великолепный лайнер «Саратога». Девочки сразу же заканючили, что им хочется поскорее на борт… Но я стояла и смотрела на огромное белоснежное судно и думала: «Какая же это красавица…»
        И вдруг меня посетила страшная мысль о том, что эта «Саратога» такая высокая, а что, если она опрокинется?
        Но когда я спросила об этом у Сэма, тот лишь рассмеялся:
        - Ливи, не бойся, я и через Атлантику, и по Тихому океану ходил, и в штормах побывал, и, как видишь, все еще живу на этой грешной земле. А этот корабль, пожалуй, получше и поновее будет, чем большинство из тех, на которых мне довелось ходить. Каждый год они все больше и все надежнее. А лет через тридцать-сорок, думаю, вообще начнут строить корабли гигантских или даже титанических размеров, которые будут непотопляемыми и шторма даже не почувствуют.
        - Титанические,  - улыбнулась я.  - Представляю себе какой-нибудь «Маджестик». Или даже «Титаник». Надежный, быстрый, непотопляемый… Пообещай мне, что мы с тобой отправимся в плавание на таком корабле, когда он, наконец, появится…
        - Милая,  - произнес Сэм,  - у русских в Константинополе есть корабли, по сравнению с которыми и твой «Титаник» будет вчерашним днем…
        - Знаешь, Сэм,  - после слов мужа я растеряла весь свой страх,  - ты мне столько всего порассказал про своих русских, что мне как-то верится с трудом. Вот увижу своими глазами, тогда поверю. Ладно, давай попрощаемся с моим родным штатом и пойдем уже на борт  - а то, видишь, девочкам не терпится… Да и очередь такая большая.
        - Да нет, Ливи,  - сказал Сэм,  - та очередь для третьего класса, а мы с тобой путешествуем первым. Нам на вон тот, другой трап. Видишь  - там вообще никого нет.
        Человек в форме моряка, увидев наши билеты, с поклоном пропустил нас на трап, устланный ковром, а четверо других занялись нашим багажом, которого, надо сказать, было не так уж и мало. Все-таки мы взяли с собой одежду, книги, посуду, даже кое-какую мебель, несмотря на то что Сэм пытался уговорить меня брать как можно меньше. Мужчины не понимают, что начать жизнь на новом месте без вещей не так-то и просто…
        К счастью, русские заказали нам огромную каюту, так что все, что, по моему мнению, будет необходимо в путешествии, ехало с нами. Еще несколько сундуков и баулов находились где-то в трюме. Забегая вперед, могу со стыдом признаться, что из всего того багажа, что был с нами в каюте, во время вояжа мы распаковали ровно один чемодан, причем не самый большой.
        И вот оно  - мое первое морское путешествие! У меня, увы, в первый же день начался очередной приступ кашля (туберкулез давал о себе знать), но почему-то он проходил намного легче, чем обычно. Может, на это повлиял морской воздух, а может, столь благотворную роль сыграло предвкушение перемен к лучшему.
        Каждый вечер, после того как девочки засыпали, я расспрашивала мужа о Югороссии и о том, в чем именно будет заключаться его новая работа. Насчет первого он мне мог рассказывать часами  - про страну, в которой все дети ходят в школу, где рядом находятся церкви и мечети, где исчезла та жуткая бедность, которую он видел всего десяток лет назад. Рассказал он мне про своего друга, Александра Тамбовцева и про других югороссов, про их необыкновенное гостеприимство. Но я все время замечала, что о своей будущей работе он предпочитает рассказывать как можно меньше  - мол, редактор англоязычной газеты. Работа, на которую он дома никогда бы не позарился и которая, что для меня было весьма важно, обычно оплачивается весьма скудно. А тут чего стоит только одна наша огромная каюта…
        Когда до Гаваны оставалась всего лишь одна ночь, воздух стал теплым и весенним, а к мечущимся вокруг нашего корабля чайкам присоединились пеликаны и в воде то и дело стали появляться дельфины и черепахи, я строго сказала своему мужу:
        - Сэмюэл Клеменс, я вижу, и вижу очень хорошо, что ты мне что-то определенно недоговариваешь. Итак, что ты мне не рассказал, и в чем именно будет заключаться твоя работа на югороссов?
        - Ливи,  - немного подумав, ответил Сэм,  - давай я тебе сначала расскажу историю одного своего знакомого, с которым я подружился по дороге из Корка в Нью-Йорк. Только прошу тебя, послушай и не перебивай, ладно?
        Я хотела обидеться, но его голос был столь ласков, а лицо  - грустным и серьезным… Мне осталось лишь вздохнуть:
        - Хорошо, Сэм, я попробую.
        И он мне рассказал историю своего друга Джима Стюарта. Вначале я все-таки не удержалась от колких замечаний в адрес рабовладельцев вообще и Джима с его другом в частности. Потом, когда он дошел до этого жуткого лагеря под Чикаго, я попыталась пару раз возразить, что такого быть не может, что президент Линкольн был джентльменом и ничего подобного не позволил бы никогда.
        Сэм тогда рассказал мне про Франка Ки Хауарда и про то, как и за что его посадили, и как он провел больше года в жутких тюрьмах только за то, что посмел критиковать нарушения нашей Конституции со стороны «джентльмена» Линкольна. А когда я узнала, что Франк был внуком того самого Фрэнсиса Скотта Ки, написавшего знаменитое стихотворение «Оборона Балтимора», которое было положено на музыку и стало неофициальным гимном нашей молодой республики, то я с ужасом поняла, что все мои познания о той жуткой войне были весьма и весьма односторонними.
        Тем временем Сэм продолжал рассказ о своем друге Джимми. Он говорил, а мне во всех подробностях представлялся родной город бедного мальчика, сожженный неграми, которых прислало туда наше правительство, его погибшая семья, его обесчещенная и убитая невеста… И я горько заплакала, да так, что моя милая Клара даже проснулась и тоже заплакала, а за ней пробудилась и старшая, Сьюзи. Я пошла рыдать дальше в уборную, и через дверь слышала ласковый голос Сэма, который что-то рассказывал нашим малышкам, скорее всего, какую-нибудь сказку из своего детства.
        Когда я вернулась, девочки уже спали. Я обняла мужа:
        - Сэм, ты должен непременно написать о том, что ты только что рассказал мне.
        Мой муж грустно посмотрел на меня.
        - Вот в этом и будет заключаться моя работа,  - произнес он.  - Я стану редактором независимой газеты, которая будет писать в первую очередь для южан. А еще я буду писать книги. Я уже закончил «Гекльберри Финна», и права на нее югороссы выкупили у меня за такие деньги, что мне даже и не снились. Теперь же я буду писать о моем родном Юге. Джимми  - не единственный, с кем я встретился за время моей поездки и кто пережил те жуткие времена. Любимая, я не хотел тебе говорить  - ты же аболиционистка…
        - Да,  - ответила я,  - аболиционистка. Но точно так же я ненавижу любую несправедливость. Знаешь, милый, мой мир перевернулся. Еще два часа назад я была уверена, что наша война была справедливой и священной, и что наши воины были рыцарями без страха и упрека. А теперь я поняла, что мы боролись с одной несправедливостью посредством еще большей несправедливости. Поэтому я считаю, что то, что ты будешь делать, правильно. Только пообещай мне, что ты будешь всегда писать правду  - по крайней мере, то, что по твоему мнению является правдой, и ничего, кроме правды, что бы от тебя ни требовали другие. Те же югороссы, например.
        - Ливи,  - сказал Сэм,  - югороссы именно этого от меня и хотят. Да, насчет денег. Платить мне будут…  - и тут он назвал такую цифру, что я подумала бы, что это шутка, если бы не абсолютно серьезное выражение лица моего Сэма.  - Кроме того, мне причитаются еще и гонорары за мои книги, а их там напечатают намного больше, чем в Североамериканских Соединенных Штатах; пока что они платили моим здешним издателям, и нам доставался небольшой процент, но вот за новые книги будут платить лично мне. И эта сумма будет существенно выше, чем даже зарплата главного редактора «Южного Креста». Так что жить мы будем вполне безбедно.
        - Но они, наверное, захотят немалые деньги за мое лечение…  - мне вдруг стало страшно от того, что у нас уйдут все деньги на мое лечение.
        - Нет, твое лечение будет абсолютно бесплатным,  - Сэм словно прочитал мои мысли.  - Мне это обещал сам Александр Тамбовцев. А он, как я уже успел понять, слов на ветер не бросает.
        Та ночь запомнилась тем, что я уснула, как сказал мне потом Сэм, с блаженной улыбкой на лице, а проснулась, когда Сьюзи вдруг закричала:
        - Мама, мама, вставай, смотри, как красиво!
        Прямо по курсу корабля, над синим-синим морем, возвышался самый прекрасный город, который я когда-либо видела, с яркими, разноцветными зданиями, над которыми золотились купола церквей.
        - Гавана,  - важно сказал Сэм, как будто он там уже бывал.

        28(16) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА. БЕРЛИН. ВИЛЬГЕЛЬМШТРАССЕ, 76. МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
        Рейхсканцлер и министр иностранных дел империи Отто фон Бисмарк
        Сегодня у меня побывал мой старый приятель, пройдоха и плут Вильгельм Штибер, начальник имперской тайной политической полиции. Можно, конечно, по-разному относиться к методам его работы, но дело свое он знает, и сведения, которые он добывает самыми невероятными способами, очень часто бывают весьма ценными.
        Вот и сегодня старина Вилли попросил у меня аудиенции, чтобы сообщить мне новость, которая меня просто ошеломила. Оказывается, его агенты в Ирландии сумели внедриться в ряды фениев, причем в их руководящие органы. Таким образом, шпионы Штибера сумели узнать, что на острове уже давно готовится восстание против власти британской короны. Причем инсургенты будут поддержаны извне  - сразу же после начала восстания в Ирландии высадится десант, состоящий из бригады прекрасно вымуштрованных и вооруженных до зубов бойцов, прошедших курс военной подготовки на острове Корву, расположенном где-то среди Азорских островов.
        Самое поразительное заключалось в том, что ирландцы даже успели найти себе короля. Ирландским монархом должен был стать некто Виктор Брюс, якобы потомок одного из королей древней Ирландии.
        - Экселенц,  - Вилли Штибер непроизвольно оглянулся по сторонам и таинственно понизил голос:  - По моим сведениям, этот будущий король Ирландии не кто иной, как офицер с эскадры адмирала Ларионова. И вообще, подготовка к экспедиции в Ирландию происходит под полным контролем и непосредственным руководством югоросских офицеров. А вместе с ирландцами на острове Корву к боевым действиям готовятся бывшие офицеры и солдаты армии конфедератов, а также молодые люди из южных штатов САСШ, не участвовавшие в той Гражданской войне… Югороссы вербуют их по обе стороны Атлантики почти в открытую.
        Да, пройдохе Штиберу в этот раз удалось раздобыть чрезвычайно важные сведения. Я поблагодарил его и велел, чтобы он передал своим агентам задание: продолжить собирать всю возможную информацию о готовящемся восстании в Ирландии и о причастности к нему югороссов. Самое же главное  - чтобы они держали язык за зубами и не болтали лишнего.
        В ответ Вилли сказал мне, что его агентам болтать нет никакого резона, потому что они хорошо знают  - если фении их хоть в чем-либо заподозрят, то тут же сразу на месте и прикончат. Ирландцы  - парни серьезные, и крови они не боятся.
        Отпустив Вилли, я, закурив сигару, присел на кресло у окна и начал размышлять над полученной сегодня информацией. Пока было ясно лишь одно  - в самое ближайшее время у англичан начнутся большие хлопоты. За минувшие девять месяцев я успел хорошо узнать югороссов и потому ничуть не сомневался в том, что готовящееся восстание будет успешным и новый король Ирландии  - выходец из XXI века  - с успехом усядется на трон своих предков в Дублине. Если все будет организовано «как обычно» у этих парней, то англичане просто не смогут ничего противопоставить боевой мощи Югороссии, а русский император тут же признает новоявленного «брата». Очевидно, договоренность об этом была с самого начала, иначе бы югороссы не стали морочить бы себе и другим головы, убеждая ирландцев презреть свои республиканские традиции и принять нового монарха.
        Смущало меня лишь одно  - с какой стати в армии пока еще несостоявшегося ирландского короля Виктора I вдруг оказались бывшие конфедераты? Им-то какое дело до далекой от них Ирландии? До меня ранее уже доходили слухи о контактах югороссов с бывшим президентом Конфедерации Джефферсоном Дэвисом и с бывшим командиром крейсера «Алабама» адмиралом Рафаэлем Семмсом. Но тогда я не придал большого значения этим сведениям  - мало ли с какой целью югороссы встречались с побежденными в войне, которая закончилась двенадцать лет назад. И, как оказалось, я совершил ошибку.
        Когда имеешь дело с югороссами, ни в чем нельзя быть уверенным. Интриговать эти господа умеют так, что только остается снять перед ними шляпу. При этом югороссы достаточно циничны и в случае необходимости всегда готовы применить грубую силу. Помнится, мой приятель, канцлер Тамбовцев сказал мне: «Доброе слово и пистолет убеждают гораздо лучше, чем просто доброе слово».
        Да, все это хорошо, но как в данной ситуации поступить нашей Германии и мне, как рейхсканцлеру? Может быть, сообщить о грядущем восстании в Лондон? Естественно, так, чтобы никто и не догадался о том, что британцев предупредили именно мы…
        И что мы в этом случае выиграем? Ведь англичане, даже если они и будут вовремя предупреждены, все равно ничего не смогут поделать. Что они могут противопоставить тем, кому удалось буквально в считанные дни сокрушить Османскую империю? Если понадобится, то такая же участь ждет и Британию. Тем более что после отстранения от власти королевы Виктории, дела там идут совсем плохо. Югороссы рано или поздно сумеют докопаться до истины, и тогда мне даже сложно представить себе размеры их ответной «любезности». Пожалуй, такое не налезет на голову даже мне. Предательства они не прощают никогда и никому.
        А если мы окажем будущему королю Ирландии пусть даже минимальную помощь? Вот тут возможны самые интересные варианты, и об этом следует хорошенечко подумать.
        Что же касается североамериканских планов югороссов, то пока ясно только одно  - они сделали ставку на конфедератов и намереваются переиграть проигранную южанами гражданскую войну. Весь вопрос заключается только в том  - смогут ли они это сделать?
        А почему бы и нет! Ведь многие бывшие солдаты и офицеры конфедератов, а также жители мятежных штатов, ненавидят янки, которые, победив в той войне, обобрали побежденных до нитки. И если в южных штатах появится новая армия под командованием старых командиров, то, скорее всего, война между штатами вспыхнет с новой силой. И конфедераты, поддерживаемые югороссами, вполне смогут взять реванш за былые поражения.
        Ведь в прошлый раз КША не победили во многом из-за того, что их порты были блокированы военным флотом северян. В этот же раз корабли Югороссии не позволят установить блокаду, и конфедераты смогут беспрепятственно получать оружие, а также материалы для производства боеприпасов и военного снаряжения. К тому же американская армия сейчас слаба и малочисленна. Она может угрожать лишь соседней Мексике и, отчасти, Канаде. Но с войском, прошедшим серьезную боевую подготовку, руководимым югоросскими военными инструкторами и получившим боевой опыт в той же Ирландии, да еще с оружием югоросского производства, нынешней армии САСШ просто не справиться. А это значит?..
        Я встал с кресла, подошел к книжному шкафу и достал из ящика карту мира. Расстелив ее на столе, я стал внимательно рассматривать очертания материков.
        «Да,  - подумал я,  - если югороссы смогут помочь конфедератам победить в новой гражданской войне, то, заключив союз с новым правительством КША, они вместе с Российской империей смогут доминировать если не во всем мире, то уж точно в Северном полушарии. Но не будет ли это смертельной опасностью для Германской империи?»
        А может, все будет наоборот? Югороссы просто надорвутся, стараясь быть везде. Ведь мало завоевать территории, надо их еще и освоить. Именно поэтому-то я всегда выступал за весьма осторожную колониальную политику.
        Хотя в данном случае югороссы смогут выкрутиться, ведь новые государства  - это не колонии, и они потребуют минимальных ресурсов для поддержания своего существования. Жаль, что такое невозможно, когда имеешь дело с дикарями, ведь тогда колониальная политика была бы несомненно бы выгодным предприятием.
        Тогда пусть Югороссия влезает в ирландские и американские дела. Зато в Европе будет доминировать Германия. Гм… Конечно, Австро-Венгрии придется немного потесниться, да и Франция тоже должна изменить границы в нашу пользу. Пусть это станет своего рода платой за наш благожелательный нейтралитет. Пока только это, а там посмотрим. Если же что пойдет не так, то мы всегда сможем сказать, что нас просто неправильно поняли.
        Я свернул карту и убрал ее в шкаф, достав лист бумаги, стал писать письмо канцлеру Югороссии Тамбовцеву. Мне пришлось тщательно подбирать слова, чтобы они были убедительными и в то же время обтекаемыми. Суть моего послания была следующей…
        Во-первых, я предложил герру Тамбовцеву встретиться в самое ближайшее время, в любом месте по его выбору, дабы обсудить с ним весьма важные вопросы. Понятно, что я постарался так сформулировать свое предложение, чтобы югоросский канцлер не смог заподозрить, что мы знаем или догадываемся о готовящемся ирландском восстании и о планах Югороссии относительно САСШ.
        Во-вторых, я предложил Югороссии согласовать общую позицию по поводу сотрудничества в сфере экономики. Ведь было понятно, что инициируя восстание в Ирландии и оказывая помощь конфедератам, которые собирались взять реванш за поражение в 1865 году, власти Югороссии и Российской империи действуют отнюдь не бескорыстно. Почти наверняка они рассчитывают на какие-то экономические и политические преференции, которые предоставят им Ирландское королевство и вновь воссозданное государство  - КША, в знак благодарности за оказанную им помощь.
        Было бы неплохо, если Германия тоже окажет, пусть и символическую, помощь фениям и конфедератам. Тогда и мы получим право потребовать что-то и для себя. В выборе между победителями и побежденными следует всегда быть на стороне победителей, ибо только в этом случае можно рассчитывать на их благодарность и свою долю от общей добычи. Кроме того, английские и американские промышленники  - прямые конкуренты своим германским коллегам, и их ослабление или даже полное устранение пойдет Германии только на пользу. Новым государствам с первых же дней их существования потребуются поставки металла, машин и оборудования, которые в достаточном количестве производятся в Германской империи, и которые им пока не смогут предложить ни Российская империя, ни Югороссия.
        Так что, даже не ударив палец о палец, мы, немцы, тоже сумеем заработать себе на хлеб с маслом.
        Как говорят русские, следует ковать железо, пока оно горячо. Мы с канцлером Тамбовцевым  - старые друзья, и, как мне кажется, сумеем найти общий язык и в ирландском, и в североамериканском вопросе. И нам совершенно нет никакого дела до того, что при этом Британия потеряет одну из составных частей своего королевства, а вместо САСШ возникнут два, а может быть, и больше новых государств. Еще древние римляне говорили: Vae victis  - «горе побежденным»…

        31 (19) ЯНВАРЯ 1878 ГОДА, УТРО. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ГАТЧИНСКИЙ ДВОРЕЦ
        Штабс-капитан гвардии Николай Арсеньевич Бесоев
        Сегодня Сергей Иванович Мосин представил императору Александру III прототипы боевой и учебной винтовок своей конструкции. Я прекрасно представлял, в каком бешеном, воистину стахановском темпе работал этот талантливый человек, поскольку неоднократно консультировал его в ходе этой работы и, не скрою, стоял у истоков создания нового оружия.
        С одной стороны, задача, казалось бы, достаточно простая  - требовалось всего-навсего взять за основу конструкцию автомата Калашникова, приспособить ее под трехлинейный патрон и упростить до уровня магазинной несамозарядной винтовки, то есть исключить из схемы газовый поршень и газоотводную трубку, сохранив при этом возможность в будущем переделать винтовку в самозарядную. Эскизный чертеж был готов буквально за один вечер.
        С другой стороны, в работе стали возникать сложности и, казалось бы, неразрешимые вопросы. Первым из вопросов был патрон, которого пока еще не существовало в природе. Но эту задачу мы решили считай что не отходя от кассы, сочинив гибрид из имеющегося в нашем распоряжении патрона 7,62?54R образца 1908 года и патрона 7,62?39 образца 1943 года. Пуля остроконечная полуоболочечная, массой девять с половиной граммов, с мягким свинцовым наконечником и стальным сердечником. Гильза безрантовая, конфигурацией повторяющая гильзу патрона образца 1908 года, снаряжаемая тремя граммами бездымного пироколлодийного пороха, изготовленного по методу профессора Менделеева.
        По ходу доводки патрона под него было перестволено несколько винтовок Бердана № 2, из которых мы и производили стрельбы новыми патронами.
        Результат был вполне приемлемым. Дальность прямого выстрела составила пятьсот шагов, а групповую залповую стрельбу по плотным массам противника, которую потом заменит пулеметный огонь, вполне возможно вести вплоть до дистанции тысяча четыреста шагов. Энергии полуоболочечной пули было вполне достаточно для поражения человека на любых дистанциях боя. При этом на дистанции в полкилометра пуля пробивала три дюймовых сосновых доски, или тридцать-сорок сантиметров свеженасыпного супесчаного грунта. Ну, а о том, что творилось со свиной тушей после попадания в нее такой пули, лучше и не рассказывать. Господа из ГАУ, приглашенные на испытания, посмотрев на это зрелище, достойное серийного маньяка, только вздыхали, ахали и крестились. Тем более что новый малокалиберный патрон весил вдвое меньше патрона от винтовки Бердана.
        По завершении первоначальной испытательной программы я, как тут говорят, исходатайствовал у императора Александра III принятие на вооружение моей роты специального назначения этих винтовок Бердана № 2, переделанных под малокалиберный патрон с бездымным порохом. Вроде бы паллиатив, но тоже приятно.
        - Право же, какая мелочь, Николя,  - хмыкнул император, подписывая мое прошение.
        После опробования переделки у меня даже возникла мысль оснастить малую серию таких малокалиберных берданок неотъемным магазином на пять патронов со снаряжением от патронной пачки и, увеличив скорострельность примерно в полтора раза, получить таким образом временную эрзац-мосинскую винтовку. Но Сергей Иванович объяснил, что если он успешно выполнит основное задание государя, то овчинка не стоит выделки. Хотя сие было бы весьма полезно для введения в заблуждение слишком уж сильно любопытствующих шпионов вероятного противника. А таковых у нас, считай, вся Европа, и вокруг Сестрорецкого завода, на котором производились все работы, эти господа вьются, как мухи над выгребной ямой.
        На том и порешили  - работы над магазинной берданкой начались, причем явно демонстративно, как будто она и была основной целью программы, тем более что плана выпуска винтовок Бердана с завода никто не снимал, и работал он над их производством считай что в три смены, словно готовясь к войне.
        И если с патроном все относительно быстро устаканилось и он был даже принят на вооружение еще до начала нового 1878 года, то вот с самой винтовкой начали одна за другой возникать проблемы. Во-первых, некоторые русские генералы, руководствуясь заветом великого Суворова «Пуля дура  - штык молодец», видели в винтовке всего лишь разновидность стреляющего копья, делая основной упор не на меткий частый огонь, а на удалой штыковой бой. Отсюда и крайне низкая стрелковая подготовка солдат в линейных пехотных полках, и неумение командиров определять цели и управлять стрельбой. Некоторые особо замшелые начальники вообще были готовы совсем отобрать у солдат патроны, чтобы те не стреляли и не переводили бы зря ценное государственное имущество.
        Но, несмотря на фронду престарелых военачальников, совсем уходить от штыкового боя было несколько преждевременно, и поэтому новая винтовка должна была совмещать зачастую противоположные качества при все том же лимите веса снаряженного оружия со штыком в четыре с половиной килограмма, или десять русских фунтов, что соответствовало весовым лимитам как винтовки Бердана, винтовки Мосина из нашей реальности, так и автомата Калашникова образца 1947 года.
        Конструкция при этом получалась похожей на все ту же старую добрую СВТ, только без возможности зарядки не отомкнутого магазина из патронной пачки и зарядки винтовки вручную, без магазина по одному патрону, как у винтовки Бердана. И вообще, есть ощущение, что довольно неплохую самозарядную винтовку Токарева сгубили усложняющие прибамбасы, которые как удорожали производство, так и усложняли обслуживание оружия. Так что вариант общей компоновки СВТ, совмещенный с механизмом от Калашникова, показался нам с Сергеем Ивановичем наилучшим.
        Конечно, кое-что пришлось изменить, исходя из местных технических возможностей, но эти изменения в конструкции были, в общем-то, некритичны. Штык сделали игольчатый и неотъемный, складывающийся на правую сторону и убирающийся в паз ложи, как на модернизированном мосинском карабине образца 1944 года. В соответствии с требованием императора в будущем модернизировать эту винтовку до самозарядной, требовалось только заменить ствольную накладку, установить на ствол газоотводную трубку, а на затворную раму  - газовый поршень со штоком.
        Оружие получилось сочетающим почти не сочетаемые качества: простоту, надежность, прочность, высокую скорострельность и быстрое приведение к штыковому бою. Для удобного ношения десяти снаряженных двухрядных магазинов по десять патронов был разработан специальный разгрузочный жилет. Сотни патронов на один бой солдату должно было хватить, если, конечно, неприцельно не палить во все стороны. Это ставило перед командованием вопрос о соответствующей стрелковой и тактической подготовке, чтобы офицеры не командовали солдатам стрелять залпами в направлении цели. Так им и тысячи патронов на ствол не хватит.
        Правда, магазины пока выходили невзаимозаменяемые, с индивидуальной подгонкой на конкретную винтовку. Но эту проблему можно было решать в ходе серийного производства, как и вопрос взаимозаменяемости всех прочих деталей. Ведь все-таки, по сравнению с нашим временем, здешний оружейный завод  - это предприятие полукустарное, и в этом смысле есть возможность развиваться, как модернизируя станочный парк, так и повышая квалификацию рабочих и техников.
        Кстати, по моему совету, при Сестрорецком заводе открылось первое в России заводское училище, предназначенное для подготовки кадров для основного производства.
        И вот две, почти одинаковые на глаз, винтовки лежат на столе перед императором Александром III. Вороненая сталь, ореховое дерево, хищно-изящные формы, тем не менее создающие впечатление прочности и надежности оружия. Царственный заказчик взял своей огромной ладонью сначала одну винтовку, потом другую, повертел их так и сяк, решительно махнул рукой, и мы втроем отправились на стрельбище, оборудованное неподалеку от Гатчины для моей роты спецназа.
        Там их величество вволю отвел душу, выпустив и из боевой и из учебной винтовки по полному боекомплекту в сотню патронов. Погода была морозная, но механизмы работали исправно. Император даже бросил в снег разогревшееся от частого огня оружие, а потом, отряхнув, как ни в чем не бывало продолжил стрельбу, посетовав лишь на то, что «легковато для него ружьишько-то». Но общее впечатление от винтовки у него осталось хорошее, и возвращались мы в Гатчинский дворец в приподнятом настроении.
        - Поздравляю вас, Сергей Иванович,  - сказал император, когда мы вернулись в его кабинет,  - вы сдержали свое обещание, и теперь мне тоже пора сдержать свое. В ближайшее время господин Арсеньев получит от меня просимые им пятьдесят тысяч рублей и мое монаршее повеление дать развод своей супруге, после чего ему предложат покинуть территорию Российской империи и более никогда не пересекать ее границ. Совет вам да любовь с Варварой Николаевной, долгих лет жизни и полный дом счастья. Теперь же давайте поговорим о деле. Вашему заводу предписывается в течение двух месяцев изготовить пять сотен таких ружей для проведения войсковых испытаний, после чего, примерно к лету этого года, мы объявим как бы конкурс на новую малокалиберную винтовку для нашей армии. Технические условия для конкурса я составлю самолично, так что, поскольку ни у кого более нет ничего подобного, победитель в нем будет определен заранее. Именно русская армия должна иметь на своем вооружении самое мощное, скорострельное и меткое оружие, чтобы никому и в голову не пришло померяться с нею силами. Быть посему, господа. Вы, Сергей Иванович,
можете быть свободным, а вот штабс-капитана Бесоева я попрошу пока задержаться. Для него есть еще один серьезный разговор…

        3 ФЕВРАЛЯ (22 ЯНВАРЯ) 1878 ГОДА. ГАВАНА
        Поручик Игорь Кукушкин, комендант югоросского «Яхт-клуба» в Гуантанамо
        Перед зданием гаванского вокзала Вильянуэва, построенным в мавританском стиле, стояло с полдюжины извозчиков. Первый искоса посмотрел на меня и спросил на ломаном английском:
        - Садитесь, сеньор. Вам куда?
        - Мне в порт,  - ответил я.
        - Десять песо,  - нагло заявил водитель престарелой кобылы.
        Конечно, деньги у меня были, но за десять песо, равные десяти серебряным американским долларам, я мог бы доехать из Гаваны обратно в Гуантанамо, может даже во втором классе. Я посмотрел на него с усмешкой и сказал на испанском  - хорошо, что Наденька по средам и субботам заставляла меня говорить дома только по-испански:
        - Спасибо, сеньор. Я тогда лучше прогуляюсь пешком, благо у меня есть карта.
        Извозчик внимательно посмотрел на меня и вдруг спросил:
        - Сеньор, вы же не гринго?
        - Нет,  - ответил я,  - yugoroso.
        Извозчик вдруг изменился в лице  - презрительная усмешка превратилась во вполне дружелюбную улыбку на его черной роже  - и чуть поклонился.
        - Простите, сеньор, я не знал,  - вежливо сказал он.  - Довезу вас за одно песо. Поверьте мне  - это хорошая цена. Просто для гринго у нас особые расценки…
        Вспомнив питерских таксистов, я усмехнулся и ответил:
        - За одно песо  - туда и обратно. И подождете меня в порту, я там встречаю пассажиров.
        - Вот и хорошо, сеньор,  - кивнул извозчик.  - Договорились. А откуда будут ваши знакомые?
        - Из Нью-Йорка,  - ответил я.  - А что в этом такого?
        Извозчик на мгновение задумался.
        - «Саратога» еще не дошла до Эль-Морро,  - начал он размышлять вслух,  - а это значит, что у вас есть полтора часа. Хотите, я пока покажу вам Гавану? Дополнительно с вас ничего не возьму. И позвольте представиться: Оскар Санчес, извозчик и гид.
        - Игорь Кукушкин,  - в свою очередь представился я,  - офицер армии Югороссии.
        - О!  - произнес Оскар Санчес.  - Сеньор, скажите, правда, что вы, югороссы, разбили турок и британцев?
        - Да, сеньор Санчес, так оно все и было,  - кивнул я.  - Британцев мы продолжаем бить и по сей день. Совсем недавно нашим десантом был захвачен остров Мальта.
        - Да?!  - удивился извозчик.  - Неужели?! Скажите, а вы в этом участвовали?
        - С турками да, а вот с британцами не довелось, там в основном отличились моряки и гренадеры Империи.
        - Ненавижу британцев,  - искренне сказал мне Санчес.  - Ну что, сеньор Кукушкин, садитесь, и я устрою вам самую лучшую экскурсию в вашей жизни.
        - Ладно, сеньор Санчес.  - Мне стало смешно  - с Надей и ее новыми подругами мы уже облазили весь этот прекрасный город.
        Я сел в экипаж, подумав про себя: «Шесть мест плюс багажное отделение сзади. Вроде все должны поместиться».
        А извозчик с видом заправского экскурсовода заливался соловьем:
        - Вот это, сеньор, бульвар Прадо, недавно здесь снесли городские стены, и вместо них проложили этот великолепный бульвар. А с той стороны бульвара  - старый город. Но мы сначала доедем до крепости Сан Сальвадор де ла Пунта, оттуда вы увидите три крепости с другой стороны гавани.
        Когда же мы добрались наконец до порта, нам с сеньором Санчесом показалось, что мы давно знакомы. Он и правда хорошо знал старую Гавану, и поездка с ним доставила мне удовольствие. К тому же мы прибыли в порт, когда «Саратога» уже начала швартоваться к пирсу.
        Посмотрев на корабль, Оскар поинтересовался:
        - А у ваших друзей много багажа?
        - Не знаю,  - я пожал плечами,  - надеюсь, что не очень много.
        - А они  - грингос?  - похоже, что любопытство сеньора Санчеса не имело границ.
        - Да,  - ответил я,  - но это очень хорошие люди.
        - Ну, если это очень хорошие люди,  - сказал Оскар,  - тогда давайте я сам договорюсь с кучером грузового экипажа, и он довезет весь их багаж до вокзала. Не бойтесь, ничего не пропадет. Просто я сговорюсь с ними за пятьдесят сентаво, а если это будете делать вы, то они запросят не менее двух или трех песо.
        Я понимающе кивнул и пошел к зданию таможни, где меня остановил человек в вышитой серебром форме, важный, как петух на птичьем дворе.
        - Сеньор, сюда нельзя,  - надменно сказал он,  - тут только для пассажиров.
        - Сеньор офицер,  - мне было смешно смотреть на этого надутого болвана, очень похожего на халдеев в питерских кабаках,  - я старший лейтенант Кукушкин из Югороссии. Вот рекомендательное письмо от губернатора Гуантанамо.
        Тот взял письмо, развернул и пробежал его глазами.
        - Сеньор старший лейтенант,  - у офицера неожиданно прорезалась вежливость,  - губернатор пишет, что вы пользуетесь экстерриториальностью, и что ваши гости не подлежат таможенному досмотру. Как их фамилии?
        - Мистер и миссис Клеменс с семьей,  - ответил я.  - И еще, сеньор, позвольте мне подарить вам вот это.
        И, как меня инструктировали в Гуантанамо, я передал этому церберу, поставленному тут хватать и не пущать, конверт с десятью песо. Иначе он мог вдруг решить, что губернатор отдаленной провинции ему не указ.
        Офицер тут же стал сама любезность.
        - Благодарю вас, сеньор,  - расплылся он в улыбке.  - Если хотите, то подождите здесь  - вот присядьте на это кресло. Заодно покажете мне ваших друзей.
        Минут через пятнадцать, когда с «Саратоги» был спущен трап, я увидел мужчину с прической, известной любому, кто когда-либо видел портрет Марка Твена. С ним были моложавая женщина, одетая в дорожный костюм, и две маленькие девочки. А следом за ними четыре носильщика несли огромное количество багажа. Тут я мысленно поблагодарил Оскара, предвидевшего именно такой поворот событий. Я вспомнил уроки английского языка, которые регулярно давала мне Наденька, подошел к ним и представился:
        - Мистер и миссис Клеменс, меня зовут Игорь Кукушкин. Я комендант Гуантанамского «Яхт-клуба». Не беспокойтесь, я уже договорился, и ваш багаж не будут проверять. Сейчас вам поставят штампы в паспорта, и мы вместе поедем на вокзал. Извозчик уже ждет.
        После чего пожал руку Марку Твену и поцеловал руку его супруге Оливии. Через десять минут мы уже сидели в экипаже Оскара, а за нами следовал длинный грузовой экипаж. А еще через полчаса я распрощался с Оскаром, сунул ему пять песо с учетом чаевых, и мы проследовали к вагону первого класса, в то время как носильщики бегом перетаскивали большую часть багажа Клеменсов в отдельный багажный вагон. Ну, прямо тебе переселение народов.
        Чета Клеменсов заселилась в два двухместных купе, соединенных между собой дверью, и после обеда в вагоне-ресторане они пошли к себе  - отдыхать. Но минут через пятнадцать в дверь моего купе постучали.
        - Войдите,  - сказал я.
        На пороге стояли Оливия и Сэм.
        - Игор, простите нас,  - смущенно произнесла Оливия,  - наши девочки заснули, а вот нам не спится. Расскажите нам, пожалуйста, про Константинополь.
        - Разумеется, миссис Клеменс,  - ответил я.  - Увы, я знаю о нем намного меньше, чем моя жена Надежда  - ведь это она, а не я, родилась в Константинополе, который тогда еще был Стамбулом. Но, что смогу, то я вам расскажу.
        Оливия оживилась.
        - А где ваша супруга, Игор?  - поинтересовалась она.
        - Мы ожидаем ребенка,  - ответил я,  - поэтому мы решили, что она останется дома.
        - Игор,  - вдруг озабоченно произнесла Оливия,  - в таком случае ей лучше уж не подходить ко мне слишком близко. Я не хочу, чтобы она заразилась от меня туберкулезом.
        - Оливия, когда вы прибудете в Константинополь, то сразу же попадете к нашим врачам, и, смею надеяться, они вылечат вас от этой болезни. А пока я вам расскажу все, что знаю.
        Оливия то и дело бегала посмотреть, не проснулись ли девочки, но они, убаюканные стуком колес и мерным покачиванием вагона, спали до ужина. После ужина Оливия ушла вместе с ними, сказав, что оставляет нас с Сэмом одних. Мы посидели в баре первого класса, где Сэм мне рассказал про свои приключения в Константинополе и по дороге домой в Америку. Но было видно, что он что-то явно не договаривает. Тогда я купил бутылку выдержанного рома и бутылку немецкого рейнского, и мы отправились в мое купе. Тут Сэм спросил меня:
        - Игор, расскажите мне подробно, чем именно я буду заниматься?
        Я взял с него честное слово, что он ничего не расскажет Оливии, и начал длительное повествование о положении вещей, после чего спросил его:
        - Сэм, мне поручено окончательно узнать от вас: хотите ли вы остаться на Кубе, или уехать с семьей в Константинополь? Писать статьи и редактировать газету вы сможете и отсюда, и оттуда, у нас есть для этого технические возможности.
        Марк Твен невесело усмехнулся.
        - Игор, видите ли… В нормальной ситуации я предпочел бы уехать в Константинополь вместе с семьей. Но журналист не должен быть за тридевять земель от того, что он описывает. Если бы не Рождество в Корке, я остался бы на Кубе. А сейчас я попрошу вас как можно скорее переправить меня на Корву и позволить мне отправиться вместе с Добровольческим корпусом в Ирландию. Да, я понимаю, насколько это опасно, но никогда не прощу себе, если стану отсиживаться далеко от войны, в которой будут сражаться мои братья-южане, и которая, я верю в это, принесет свободу несчастному ирландскому народу.
        Я начал было его отговаривать, но он протянул мне несколько исписанных убористым почерком листочков. Я стал их просматривать и вдруг понял, что внимательно читаю статью под названием «Рождество в Корке».
        - Это новая версия статьи, когда-то написанной для одной из нью-йоркских газет. Пришлось писать заново, потому что права на первоначальную статью так и принадлежат издателям газеты, хоть они ее вряд ли когда-нибудь напечатают. А вот другая моя новая статья для «Южного Креста».
        Вторая была про одного неназванного офицера Армии Конфедерации, про то, как он бежал на войну, наврав, что он якобы старше. Когда-то мой дед, Игорь Алексеевич Кукушкин, в честь которого я был назван, точно так же приписал себе два года, чтобы отправиться на фронт. И мой дед точно так же вернулся в свой поселок под Вязьмой  - и увидел, что от некогда цветущего поселка остались лишь печные трубы на пепелищах и развалины церкви. Тогда-то он махнул на все рукой и уехал по оргнабору в Выборг. Я спросил Сэма:
        - А этот молодой человек действительно существует?
        - Да, и зовут его Джеймс Стюарт. Он сейчас, вероятно, у вас в Гуантанамо. Надеюсь его увидеть…
        Я вспомнил, что и в самом деле совсем недавно к нам прибыл человек именно с такими именем и фамилией.
        - Да,  - ответил я,  - его часть пока еще в Гуантанамо, но скоро она тоже отправится на Корву. Ладно, Сэм, пусть будет по-вашему. А сейчас давайте лучше спать, ведь, как у нас говорят, утро вечера мудренее.
        По прибытии в Гуантанамо мы поселили Клеменсов на одной из гостевых вилл на окраине базы, после чего Оливию отвезли на «Колхиду», бросившую якорь в бухте. На следующий день врач отозвал меня и Сэма в сторонку и сказал:
        - Туберкулез у вашей супруги, мистер Клеменс, имеется, но в довольно легкой форме, и его можно будет вылечить. Чтобы не терять времени зря, я уже начал медикаментозный курс, а по прибытии в Югороссию ваша супруга поедет в санаторий на Принцевых островах, где она окончательно поправит свое здоровье. Ваших девочек мы разместим вместе с ней, а потом устроим их в Константинополе, после окончания лечения. Кстати, ваших дочерей мы тоже проверили  - они обе полностью здоровы.

        4 ФЕВРАЛЯ (23 ЯНВАРЯ) 1878 ГОДА, ПОЛДЕНЬ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ГАТЧИНСКИЙ ДВОРЕЦ
        Присутствуют:
        император Александр III; профессор, член-корреспондент Петербургской Академии наук, Дмитрий Иванович Менделеев; статский советник, профессор Московского университета, Александр Григорьевич Столетов; промышленник и предприниматель Николай Иванович Путилов.

        - Господа,  - император с высоты своего роста обозрел присутствующих,  - я пригласил вас сюда для того, чтобы объявить о том, что с целью развития промышленности и науки в Российской империи, в районе села Званка  - это на реке Волхов, недалеко от волховских порогов  - должны быть построены гидроэлектрическая станция и завод по производству алюминия электролитическим методом. Не далее как месяц тому назад господин Менделеев подавал мне докладную записку по этому вопросу. Внимательно изучив все обстоятельства дела, я принял решение. Первой в Российской империи Волховской гидроэлектрической станции быть. Дмитрий Иванович, попрошу вас, кратко изложить все свои соображения коллегам.
        Дмитрий Иванович Менделеев огладил свою бороду. Ученый широкого профиля, он занимался всем  - от производства водки до бездымных порохов и вопросов демографии. За два года до этих событий Дмитрию Ивановичу довелось поучаствовать даже в научном разоблачении спиритизма и медиумических явлений.
        - Ваше императорское величество,  - начал он,  - мы все знаем, что будущее за самым широким использованием электричества. Но если вы дозволите, то я начну с производства алюминия, а уже потом перейду непосредственно к вопросу электричества.
        Император одобрительно кивнул и произнес:
        - Прошу вас, Дмитрий Иванович.
        - Господа,  - продолжил Менделеев,  - алюминий  - это легкий серебристо-белый металл, обладающий высокой тепло- и электропроводностью, которая составляет две трети от электропроводности меди. При этом он в три раза легче стали, в своих сплавах обладает высокой конструкционной прочностью, абсолютно не подвержен коррозии, плавится при шестистах шестидесяти градусах Цельсия, пригоден для создания литых изделий и легко может быть подвергнут механической обработке.
        Его руды довольно широко распространены, и мы буквально ходим по ним ногами, ибо самая обыкновенная глина  - это тоже алюминий, хотя наивысшее его количество содержится в красных бокситах, которые часто встречаются на территории Российской империи.
        - Дмитрий Иванович, послушаешь вас  - получается, что это не металл, а какое-то собрание достоинств,  - хмыкнул Путилов.  - Есть ли у алюминия какие-нибудь недостатки, и почему до сих пор его широко не применяют в промышленности?
        - Главный его недостаток, Николай Иванович, заключается в том,  - ответил Менделеев,  - что цена этого металла в настоящий момент превышает цену золота, ибо получают его методом восстановления бокситовых руд металлическим калием или таким же натрием. Дело в том, что восстановительная возможность алюминия выше восстановительной возможности углерода. Так что методы, обычные для производства железа и меди, к нему не подходят. Невозможно получить дешевый алюминий с использованием дорогих калия и натрия. Но, по счастью, существует еще один способ прямого извлечения металлического алюминия из руд с использованием электричества. Но этого электричества надо много, очень много. Для производства тысячи пудов металлического алюминия требуется тысяча девятьсот двадцать пудов глинозема, шестьдесят пять пудов криолита, тридцать пять пудов фторида алюминия, шестьсот пудов коксовых или графитовых электродов и триста семьдесят тысяч лошадиных сил электрической энергии, и эта энергия должна быть по возможности как можно более дешевой. А самая дешевая энергия производится как раз на гидроэлектрических станциях.
        - И именно для этого, Дмитрий Иванович, вам и нужна гидроэлектрическая станция в Званке?  - с видом Ньютона, на голову которому только что упало яблоко, спросил Столетов.
        - Именно так, Александр Григорьевич,  - кивнул Менделеев,  - производство алюминия невозможно без больших количеств дешевой электрической энергии, а широкое развитие электрической энергетики невозможно без производства алюминия, ибо для процесса передачи электрической энергии на большие расстояния должны применяться алюминиевые провода, которые втрое легче и втрое дешевле медных. Таким образом, электричество и алюминий связаны друг с другом как сиамские близнецы. Кроме того, строительство гидроэлектрической станции в Званке позволит подтопить волховские пороги, что обеспечит возможность судоходства по реке до самого Великого Новгорода.
        - Последнее обстоятельство,  - перебил Менделеева император,  - стало немаловажным в выборе места для строительства гидроэлектрической станции. И в дальнейшем мы будем поступать точно так же, одновременно с организацией выработки электрической энергии улучшая внутренние водные пути. Такие узкие места с порогами у нас есть и на Днепре, и на Волге, и на других реках.
        После этих слов самодержца наступила тишина, которую через пару минут нарушил Николай Иванович Путилов.
        - Насколько я понимаю,  - задумчиво произнес он,  - все технологии, необходимые для выполнения данного проекта, должны поступить в Российскую империю из Константинополя. Кроме того, ваше императорское величество, мне хотелось бы знать, какую роль в нем будут играть присутствующие здесь люди?
        - Да, Николай Иванович,  - ответил император,  - общие сведения для воссоздания данных технологий мы получим от адмирала Ларионова, и это вопрос решенный. Но только общие сведения, поскольку офицеры его эскадры, даже имея инженерно-техническое образование, все же не энергетики и не металлурги. Поэтому Дмитрий Иванович Менделеев вместе со своими учениками займется вопросом разработки полной технологии получения алюминия и проектирования необходимого оборудования, а Александр Григорьевич Столетов со своими студентами возьмет на себя все опыты и разработки по электрической части. Господа, дело это совершенно новое, признанных корифеев нет еще нигде в мире, так что именно ваши молодые и талантливые ученики должны будут в дальнейшем его возглавить. Кроме того, то, что они узнают в ходе этой работы, еще не известно никому в мире. И это должно подстегнуть их тщеславие как будущих ученых. Пора объединять науку и производство. Вам же, Николай Иванович, мы хотим поручить изготовление на ваших заводах всего необходимого для данного проекта технического оборудования. Дело это совершенно новое, и не хотелось
отдавать его в руки иностранцев. Ваши заводы  - лучшие в России. Кроме того, вы в прошлом уже не раз справлялись с подобными задачами.
        - Я все понимаю, ваше императорское величество,  - сказал Путилов,  - но дело в том, что я уже связан определенными обязательствами с адмиралом Ларионовым, главой Югороссии. Я подрядился создать на месте турецкой верфи Терсан Амир судостроительное предприятие, продвинутое даже по их меркам. Кроме того, будучи вынужден строить Петербургский морской порт на собственные средства, я совершенно разорен, акции моих заводов находятся в залоге, и я могу выступать только как наемный управляющий.
        - Николай Иванович,  - император успокоил Путилова,  - вопрос этот вполне решаем. Недавно я имел серьезный разговор с министром финансов и доходчиво объяснил ему, насколько он был неправ в вопросе отмены финансирования строительства Петербургского морского порта. В ближайшее же время вся задолженность по строительству будет погашена, паи ваших заводов выкуплены из залога, и вы снова станете состоятельным человеком. Что же касается вашего контракта с Югороссией, то я уже разговаривал на эту тему с адмиралом Ларионовым, и он согласился с тем, что вопрос организации производства электричества и алюминия является первоочередным и для них. Поэтому, Николай Иванович, вас ждет жизнь, так сказать, на два дома. Бросать работу в Константинополе вам тоже не следует, ибо опыт, который вы получите там, совершенно бесценен. А для удобства перемещения между Петербургом и Константинополем мы готовы выделить вам личный литерный поезд и быстроходную яхту для перехода через Черное море. То же самое мы готовы сделать по отношению к господам Менделееву и Столетову, которым со своими людьми придется часто ездить из
Петербурга в Константинополь и обратно. Тем более что Дмитрий Иванович по нашей взаимной договоренности будет совмещать теоретическую проработку вопросов производства алюминия с должностью ректора Константинопольского университета. И не надо отказываться, господа, все это не из пустого тщеславия, а лишь для пользы дела.
        - В таком случае, ваше императорское величество,  - решительно тряхнул головой Путилов,  - я согласен. Очень приятно на старости лет ощущать себя оцененным по достоинству, нужным и незаменимым.
        Менделеев и Столетов переглянулись и дружно кивнули. Их тоже все устраивало.
        - Мы уже выслали в Званку команду военных топографов,  - произнес император,  - так что через три месяца жду от вас эскизный проект электрической станции со всем необходимым оборудованием. Поезжайте в Константинополь и приступайте к работе с югороссами, специальный поезд будет вас ждать завтра утром на Николаевском вокзале.

        6 ФЕВРАЛЯ (25 ЯНВАРЯ) 1878 ГОДА. КАРИБСКОЕ МОРЕ. БОРТ ТРАНСПОРТА «КОЛХИДА»
        Оливия Айона Луиза Лангдон Клеменс, путешественница
        Еще совсем недавно мы с Сэмом и девочками жили в нашем доме в Хартфорде и мир этот был ясным и понятным. Наша страна казалась нам самой лучшей, самой демократической страной в мире. Двенадцать с половиной лет назад мы победили в священной войне, «слава, слава, аллилуйя», победили рабовладельцев и прислужников Сатаны. Но за последний месяц все перевернулось вверх дном…
        Когда мы прибыли на Кубу, я с удивлением обнаружила, что совсем не скучаю по Хартфорду и по своему  - точнее, уже не своему  - дому. Кроме, конечно, одного  - могилы моего бедного сынишки, которого Господь забрал у нас в столь юном возрасте. Я еще раз мысленно пообещала ему, что приеду, как только смогу, и обязательно его навещу.
        А пока приходится жить в настоящем. Моя болезнь, с которой я уже смирилась, оказалась, по словам югоросских врачей, вполне излечимой. Еще немного  - и я перестану кашлять, перестану бояться того, что мой муж и мои доченьки заразятся этой страшной болезнью, и, даст Бог, у нас будут еще дети. Ведь я потому постоянно и отказывала мужу в близости последние два года, чтобы, по словам хартфордских врачей, не родился еще один больной и слабый ребенок. А здешние врачи меня обнадежили  - после окончания курса лечения у меня не будет причин отказываться от радости материнства…
        А еще мне представили молодую, светловолосую и голубоглазую девушку, которая, как ни странно, оказалась кубинкой, да еще и вполне сносно говорящей по-английски.
        При этом врач мне сказал:
        - Это Летисия де Сеспедес, она хочет учиться на врача в Константинополе. Она поможет вам с детьми и здесь, и по дороге в Константинополь, а также проследит, чтобы вы правильно принимали лекарства. Она сама попросила, узнав, что ваш муж  - автор книги про Тома Сойера.
        Девушка оказалась чудом  - мои девочки влюбились в нее с первого взгляда и впервые попросили, чтобы не папа, а Летисия почитала им на ночь сказку. Потом она помогла мне распаковать все необходимое, погладила, разложила, после чего сказала:
        - Не бойтесь, Оливия, потом я все вам снова запакую. А пока идите спать, только сначала не забудьте принять вот эту таблетку.
        На следующее утро за нами заехал тот самый молодой человек, который встретил нас давеча в Гаване, мистер Кукушкин, прибывший на самодвижущейся повозке вроде той, на которой меня вчера возили к врачам. Вчера мне рассказали, что, несмотря на свою молодость, он  - комендант русского «Яхт-клуба», как югороссы почему-то называют свой городок на чудесном морском побережье недалеко от кубинского Гуантанамо.
        - Здравствуйте, господин комендант!  - с улыбкой сказала я, увидев этого милого молодого человека.
        - Оливия,  - приподнял шляпу мистер Кукушкин,  - мы же договорились, для вас и Сэма я  - Игор. Заранее прошу извинить меня за не совсем хорошее знание английского языка. Меня тут с утра до вечера натаскивают в изучении испанского и английского. Моя жена, которая является и моим преподавателем, говорит, что у меня неожиданно открылись большие способности к иностранным языкам. А я говорю ей, что с таким прекрасным и любимым учителем я скоро стану полиглотом.
        Игор рассмеялся, а потом снова став серьезным, сказал мне:
        - У меня есть к вам одно предложение. Сэм, я покажу тебе твой кабинет и познакомлю с твоими будущими сотрудниками. Ливи, а с тобой очень хочет познакомиться моя супруга. Девочки могут поехать с тобой, Наденька будет им только рада. Или оставь их с Летисией.
        - Они устали,  - кивнула я,  - и думаю, пусть лучше останутся, тем более что в Летисии они просто души не чают.
        - Тогда поехали, Оливия!  - сказал Кукушкин и указал нам с Сэмом на места на заднем сиденье своего экипажа.
        Дорога вела через прекрасный ландшафт с пальмами. Где-то вдалеке мне показалось, что я увидела не только белый флаг с Андреевским крестом, который, я уже знала, был флагом югороссов, но и другой флаг  - красный, с синим косым крестом и со звездами. Я такой никогда не видела, но где-то я про что-то подобное слышала…
        Мы подъехали к небольшому дому, намного скромнее того, в котором поселили нас с Сэмом и девочками. Игор вышел из экипажа и постучал в дверь.
        На порог дома вышла девушка необыкновенной красоты  - черные, как смоль, волосы, прекрасное гордое лицо, стройная фигура. Вот только едва округлившийся животик свидетельствовал о ее беременности.
        Игорь повернулся к нам и сказал:
        - Оливия, Сэм, позвольте вам представить мою жену. Наденька, это и есть Сэм Клеменс, более известный как Марк Твен, и его жена Оливия.
        Надежда очаровательно улыбнулась и сделала книксен.
        - Сэм, я очень рада с вами познакомиться,  - она обратилась к нам на довольно хорошем английском языке.  - Оливия, будьте добры, проходите в дом!
        Через пять минут мы уже сидели на удобных креслицах на террасе под какими-то тенистыми тропическими деревьями. Пели птицы, вокруг цветов вились разноцветные колибри, и не верилось, что в Хартфорде мороз и сугробы по пояс…
        Надежда принесла нам по стакану очень вкусного коричневого напитка, похожего на пиво, но практически безалкогольного.
        - Вот это  - русский квас,  - с улыбкой сказала она.  - Его очень любит мой муж, ну и я привыкла. Нет ничего лучше в жару. А теперь давай я тебе расскажу про Константинополь. Спрашивай!
        И целых часа два она мне обстоятельно отвечала на все мои вопросы  - про жилье, про еду, про школы, про отдых… Все это было похоже на сладкий сон, тем более я помнила, как мой муж описывал Константинополь во время его первой поездки в те места. И когда я сказала про это Надежде, та ответила:
        - Да, ты права, раньше все было по-другому. Ведь я хорошо знала Константинополь, когда он еще был турецким Стамбулом. Я хоть и испанка, но мы с отцом там жили несколько лет. А день, когда город освободили югороссы, мне особенно врезался в память  - в этот день к нам в дом ворвались несколько турок, которые убили моего отца, и, увидев меня, решили надо мной надругаться. Но югороссы спасли меня  - именно таким образом, кстати, я познакомилась с будущим мужем. Моими спасителями были он и его солдаты. Но это совсем другая история. А уже через пару недель город было не узнать, и сейчас это  - если и не рай на земле, то все равно, наверное, лучший город мира…
        Потом мы еще долго болтали о том, о чем обычно говорят женщины. То есть ни о чем. Надежда расспрашивала меня о родах, о кормлении детей, даже призналась мне, что ей немного страшно. Потом мы с ней прошли на кухню, и она приготовила мне настоящую русскую еду, «пусть и с испанским акцентом», как она мне сказала с улыбкой. А после великолепной трапезы я наконец-то задала вопрос, который меня так давно тревожил:
        - Надежда, скажи, а вот почему все югороссы… другие? Не такие, как мы. Я даже не про технические чудеса, как эти самодвижущиеся повозки или вот эта крутящаяся штука,  - и я показала на нечто, от которого исходил освежающий поток воздуха,  - о которых я раньше и не слышала.  - Но муж рассказывал мне о них только хорошее, да и мне с ними весьма комфортно.
        - Оливия,  - засмеялась моя новая знакомая,  - для меня это тоже было в свое время весьма странно. И до сих пор для меня многое непривычно, хотя, конечно, к хорошему привыкаешь быстро. Так вот, все равно ты это рано или поздно узнаешь  - да, они русские, но они пришли из будущего. Далекого будущего.
        - Надежда, ты, наверное, шутишь!  - от удивления я даже вскочила со стула.
        Та посмотрела на меня с улыбкой и ничего не сказала. Я лихорадочно прокрутила в голове все, что уже успела увидеть и услышать, и все, о чем написал Сэм, и вдруг поняла  - скорее всего, так оно и есть. Я спросила:
        - Надежда, а почему югороссы поддержали южан?
        Та чуть смутилась, потом сказала мне:
        - А потому, что у них есть одна общая черта  - ярко выраженное чувство справедливости. Нет, они против любого рабства. Но они и против того, как американский Север поступил с Югом.
        - Да, это, конечно, было ужасно,  - согласилась я,  - мне уже пришлось слышать от мужа про Джимми Стюарта, с которым он плыл из Ирландии в Нью-Йорк. И я даже прочитала его статью для «Южного Креста».
        Лицо Надежды приняло заговорщицкое выражение.
        - Оливия,  - прошептала она мне,  - а ты хочешь прочесть книгу, написанную намного позже, в двадцатом веке, про события на Юге во время и после войны, увиденные глазами женщины?
        - Конечно, очень хочу!  - воскликнула я.
        Надежда прошла на минуту в дом и вернулась с книгой в странной бумажной обложке. Я первым делом обратила внимание на невиданное мною раньше оформление, а потом увидела год издания  - 2010  - и обомлела. Называлась эта книга «Gone With The Wind»  - «Унесенные ветром».
        А Надежда с улыбкой посмотрела на меня и сказала:
        - Ты можешь взять эту книгу с собой, я ее уже прочитала.
        Впрочем, времени на чтение у меня так и не нашлось. Надо было заниматься детьми, отделить вещи Сэма от моих и девочек  - в Хартфорде я совсем забыла, что нам придется на какое-то время расстаться… Без Летисии я бы, наверное, не справилась. А еще мы пошли в гости к Родриго де Сеспедесу, дальнему родственнику Летисии, а ныне  - генеральному агенту югороссов на Кубе. И Сэм попросил его рассказать свою историю  - как его обманул сенатор Паттерсон, как он отправился в Чарльстон и в результате попал в тюрьму, как его спасли…
        Мне было мучительно стыдно за то, как с ним поступил представитель нашей законодательной власти. И вдруг я поняла, что это  - еще одно подтверждение того, что Реконструкция, которую наши газеты представляли как возвращение Юга в цивилизованное состояние, на деле была ничем иным, как властью приехавших с Севера проходимцев над лишенными всех прав южанами.
        Увы, время моего пребывания на Кубе пролетело очень быстро, и вот я у трапа огромного, полностью металлического, стремительного даже на вид корабля со странным названием «Колхида». Девочки с Летисией уже поднялись по трапу, а Сэм, не стесняясь, крепко обнял меня при всех. Потом, посмотрев по сторонам, он указал мне на стоящего недалеко от нас человека лет тридцати в военной форме.
        - Ливи, милая,  - сказал он мне,  - познакомься. Это тот самый лейтенант Джеймс Стюарт, о котором я тебе рассказывал. Джимми, познакомься, моя жена Оливия.
        Джимми поцеловал мне руку и галантно произнес:
        - Сэм не удосужился рассказать мне  - сколь прекрасна его супруга. Только я уже капитан, с вашего позволения…
        Я чуть покраснела  - красавицей я уж никак не являюсь, что бы там ни говорил мой муж  - и ответила ему:
        - Очень приятно, капитан Стюарт…
        - Зовите меня Джимми,  - сказал он.
        - А вы меня Ливи,  - кивнула я.  - Похоже, мы с вами будем соседями по кораблю. Не соизволите ли вы составить мне компанию за обедом? А то у меня накопилось множество вопросов.
        Джимми чуть замялся, но Сэм со смехом обратился к нему:
        - Джимми, не бойся, Ливи не кусается. А я полностью уверен в добродетели моей любимой супруги, равно как и в твоей чести южного джентльмена, и полностью согласен с Ливи  - ей будет весьма интересно услышать о жизни на Юге и о войне из первых уст. Я ей все рассказал, как сумел, но, боюсь, что многое забыл, да и вряд ли все описал в точности так, как это было на самом деле. Хотя свое обещание я исполнил  - история твоя будет напечатана в ближайшем номере «Южного Креста», и его доставят вам на Корву через три-четыре дня, как именно, я так и не понял. А потом я и сам приеду к вам на остров.
        Джимми поклонился мне и произнес:
        - Миссис Клеменс, я сочту за огромную честь быть вашим компаньоном за обеденным столом. А сейчас позвольте откланяться  - мои люди уже на борту, но мне, как командиру, нужно проверить, все ли в порядке.
        Он отдал нам честь и пошел вверх по трапу. Я же попросила Сэма:
        - Милый, дай мне слово, что на войну ты ни ногой.
        Тот кивнул с несколько смущенным видом и стал меня поторапливать:
        - Ливи, пора! А то корабль уйдет без тебя.
        Я неохотно высвободилась от объятий моего любимого мужа и, то и дело оглядываясь, проследовала на борт корабля. Вскоре берег Кубы, уже ставший мне столь родным, стал уменьшаться в размерах, но Сэм, стоящий на причале, никуда не уходил. Покуда я могла его видеть, он стоял и смотрел нам вслед…

        7 ФЕВРАЛЯ (26 ЯНВАРЯ) 1878 ГОДА. РИМ. ЛАТЕРАНСКИЙ ДВОРЕЦ
        Александр Стюарт, специальный посланник английской короны
        Моросил мелкий холодный дождь, столь типичный для римской зимы. По дороге, ведущей к комплексу Латеранского дворца, брел одинокий путник, одетый в плащ от Бёрберри. Итальянский жандарм, сидевший в будке со шлагбаумом, лениво посмотрел на молодого человека и подумал, что в такую погоду сам он без крайней необходимости из дома бы не вышел, а этот  - явно паломник  - решил зачем-то именно сегодня посетить знаменитую Scala Santa  - Святую лестницу, и Sancta Sanctorum  - Святая Святых, комнату с мощами святых и с иконой, написанной святым Лукой с помощью ангела. Сам жандарм, несмотря на то что его работой было следить, кто именно идет в Латеран и зачем, уже не раз поднимался по Святой лестнице на коленях, как и положено истово верующему католику. На всякий случай он проследил за тем, как визитер направился не к входу в папский дворец, где, впрочем, несли вахту другие жандармы  - чтобы его святейшество «уберечь от всяческих ему ненужных встреч». Тем более что, какие встречи «ненужные», решало итальянское правительство, а вовсе не сам папа, который фактически был пленником в своем же дворце.
        Александр Стюарт  - так звали молодого человека  - действительно зашел в дверь, ведущую к Святой лестнице, прошел между несколькими швейцарскими гвардейцами в ярких разноцветных одеяниях и с алебардами в руках, рядом с которыми стоял какой-то человечек с весьма цепким взглядом.
        Сюарт встал на колени на нижнюю ступеньку лестницы. Кроме него, паломников сегодня не было. Конечно, он пришел сюда с определенной миссией. Но Александр, недавно перешедший в католичество  - религию своих предков из шотландского Аппина,  - с верой в сердце и с постоянными молитвами, как и полагалось в таких случаях, медленно и сосредоточенно поднялся по лестнице на коленях. Это была та самая лестница, которая украшала когда-то дворец Понтия Пилата в Иерусалиме и по которой поднимался Спаситель, ведомый стражниками навстречу судилищу римского прокуратора и Своим Страстям.
        Наконец, достигнув последней ступеньки, Стюарт встал на ноги. Колени болели  - хоть мрамор лестницы и был покрыт чехлом из дерева, все равно этот подъем был нелегким… Далее он прошел в Святая Святых, чтобы помолиться мощам и иконе. У входа стояли два швейцарских гвардейца. Проходя мимо них, он сунул в руки одному из них конверт. Тот чуть кивнул  - агенты итальянского правительства находились и среди этих святынь  - одного из них он уже видел снизу,  - поэтому вслух ничего сказано не было.
        Конечно, его ожидали  - сведения о его визите были переданы через кардинала Джованни Симеони, государственного секретаря его святейшества,  - но в конверте была та самая условная фраза, которая была оговорена с кардиналом Симеони, который, в отличие от папы, имел несколько большую свободу передвижения. Открытым текстом там ничего сказано не было, на случай, если бы Стюарта обыскали жандармы.
        Когда Стюарт вышел из Святая Святых, открылась неприметная дверь, и находившийся там швейцарец жестом пригласил его войти внутрь, после чего дверь вновь тихо закрылась.
        - Господин Стюарт,  - сказал швейцарец,  - его святейшество ожидает вас. Я вас проведу.
        Через две минуты Стюарт уже сидел в небольшом уютном кабинете, у пылающего жаром мраморного камина, за стаканом неплохого белого вина из Кастель Гандольфо, папской резиденции в холмах недалеко от Рима. Как Стюарт узнал из путеводителя, выезд туда был закрыт папе с 1870 года, но тамошний дворец и виноградники до сих пор принадлежали трону святого Петра, и вино все так же, как и во времена до того, как узурпаторы захватили Папскую область, привозилось в Латеран.
        Через три минуты в кабинет вошел человек в кардинальском облачении:
        - Господин Стюарт, я кардинал Симеони. Его святейшество папа Пий Девятый!
        Следом за кардиналом в кабинет, едва волоча ноги, вошел старик в золотом облачении и кивнул визитеру.
        - Приветствую вас, мистер Стюарт!  - у папы был скрипучий старческий голос. Он кряхтя сел в кресло у самого камина, протянув руку с папским «перстнем рыбака» гостю. Стюарт, как это было положено, стал на колени и поцеловал перстень.
        - Мистер Стюарт, вы, наверное, англиканец?  - настороженно спросил папа, когда церемония была закончена:
        - Нет, ваше святейшество,  - ответил Стюарт,  - я верный сын католической церкви!
        - Я рад тому,  - произнес папа, перекрестив и благословив молодого человека,  - что и в Англии, давно уже отпавшей от истинной веры, несмотря на подвиг таких мучеников, как святой Томас Мор, опять всходят ростки, обильно политые кровью апостолов наших, святых Петра и Павла. Но вы, как я понял из того, что мне передал кардинал Симеони, приехали в первую очередь в качестве посланника вашего правительства?
        - Да, ваше святейшество, именно так,  - смиренно сказал Стюарт.  - Но для меня это одновременно и паломничество.
        - Очень хорошо, сын мой,  - кивнул папа трясущейся головой.  - Вы, я надеюсь, останетесь в Риме еще на два-три дня? Его преосвященство,  - он показал глазами на кардинала,  - даст вам человека, который проведет вас по основным святыням Вечного города.
        - Увы, ваше святейшество,  - Стюарт огорченно развел руками,  - сразу после аудиенции мне придется покинуть Рим. Но я надеюсь сюда вернуться.
        - Кардинал Симеони поможет вам в ваших трудах…  - произнес папа, внимательно посмотрев на молодого человека.
        - Нет, ваше святейшество,  - ответил Стюарт,  - для посторонних я всего лишь скромный паломник, каких здесь бывает множество. Будет лучше, если меня не увидят в компании кого-либо из священнослужителей. Или даже просто людей, которые могут быть известны жандармерии.
        - Вы, наверное, правы,  - снова кивнул папа.  - Итак, сын мой, слушаю вас.
        Стюарт откашлялся и начал:
        - Ваше святейшество, вы, наверно, слышали про мятеж в Ирландии?
        - Сын мой,  - с усмешкой произнес папа,  - насколько мне известно, никакого мятежа там не было. Вся Европа знает, что в городе Корк английские солдаты без всякой причины устроили настоящую бойню, истребляя верных сынов нашей католической матери церкви.
        - Да, увы, это так, ваше святейшество,  - согласился Стюарт,  - но все началось с того, что у ирландцев объявился некто Виктор Брюс, который утверждает, что он  - прямой потомок короля Эдуарда Брюса, и претендует на престол Ирландии. Где этот Брюс находится в данный момент, мы не знаем, но мы все же смогли выяснить, что он  - русский, точнее югоросс.
        - Да, сын мой,  - задумчиво произнес папа,  - я тоже слышал нечто подобное. А также и то, что он  - не католик, а, скорее всего, русский еретик-ортодокс.
        - Да, именно так, ваше святейшество,  - кивнул Стюарт.  - В конце прошлого года он встретился с рядом ирландских политиков в городе Булонь во Франции, и они признали его законным королем Ирландии. С тех пор следы его теряются, но мы знаем, что немало молодых ирландцев вдруг исчезло в неизвестном направлении. Мы также знаем про призывы идти в некую армию, именуемую Ирландскими королевскими стрелками. Но где они сейчас, не знает никто, хотя наши люди ищут их повсюду. У нас была информация, что в Корке намечается мятеж под знаменами этого Брюса, за которым, несомненно, стоит это исчадие зла  - югоросский адмирал Ларионов и новый русский император Александр Третий. Поэтому наше правительство и отправило туда армию  - но, увы, она повела себя далеко не лучшим образом.
        Папа еще раз кивнул.
        - Сын мой,  - произнес он,  - я очень стар, и мне необходимо прилечь  - ведь я только-только оправился от тяжелой болезни. Говорите, что вы хотите от меня?
        - Ваше святейшество,  - Стюарт впервые посмотрел в лицо римскому понтифику,  - мне поручено передать, что если вы предадите анафеме Брюса и тех, кто последует за ним…
        - Хороших католиков?  - с удивлением приподнял одну бровь папа.
        - Их предводитель хорошим католиком, увы, не является,  - произнес Стюарт,  - ведь он является, как вы сами только что сказали, еретиком-ортодоксом. Так вот, если вы предадите их анафеме и призовете католиков Ирландии поддержать законную власть британской короны…
        - Кесарево кесареви, а Богово Богови…  - смиренно сказал папа.
        - Именно так, ваше святейшество,  - согласился Стюарт.  - Так вот, в этом случае Англия заявит о полной поддержке восстановления независимости Папской области. Более того, она пришлет войска, чтобы помочь вам вернуть независимость. Эскадра уже в Гибралтаре с морской пехотой на борту, и выйдет оттуда, как только мы узнаем о вашем согласии. А ультиматум предъявят королю Умберто, как только эскадра подойдет к Лацио  - то есть примерно через пять дней.
        Пий IX прикрыл глаза и ничего не говорил так долго, что Стюарт уже подумал, что, возможно, его святейшество заснул. А папа в это время думал… У Британии больше нет могучего флота, вся морская мощь королевства была сокрушена при втором сражении у Саламина и добита во время страшного удара по базе флота в Бристоле. Но даже если бы этот флот и был, то стоит только шевельнуться железному зверю, притаившемуся в Проливах, как от него не останется и следа.
        Но, с другой стороны, нельзя допустить, чтобы Ирландия подпала под власть короля-ортодокса, потому что тогда, всего за несколько лет, от влияния католической церкви там не останется и следа. Кроме того, он, папа, уже старый и больной человек, и скорее всего, ему уже не увидеть дело своих рук. Он начнет, а продолжение пусть ляжет на плечи его преемника, кем бы он ни был. Все, что он сделает, будет во славу святой католической матери-церкви.
        Минут через пять томительного молчания папа открыл глаза.
        - Сын мой,  - сказал он,  - у вас есть примерный список тех, кто наиболее близок к этому Брюсу?
        - Да, ваше святейшество,  - кивнул Стюарт.  - В письменном виде у меня его нет, но все фамилии находятся у меня в голове.
        - Тогда надиктуйте их кардиналу Симеони и более подробно расскажите ему о том, что происходит сейчас в Ирландии,  - папа прикрыл ладонью слезящиеся глаза.  - Я сегодня же подпишу буллу, которая осудит ирландских мятежников и предаст этого Брюса и его ближайших сподвижников анафеме. В Ирландию она будет послана вечером по телеграфу, об этом позаботится кардинал Симеони. А пока попрошу меня простить…
        - Ваше святейшество,  - пылко воскликнул Стюарт,  - надеюсь, в следующий мой приезд сюда приветствовать вас здесь, в Риме, когда он вновь станет столицей Папской области!
        - Нет, сын мой,  - печально покачал своей трясущейся головой папа,  - мы с вами больше не увидимся на этом свете. Вряд ли я доживу до конца сего месяца. Храни вас Господь в ваших странствиях! А пока поработайте с его высокопреосвященством.
        Пий IX протянул руку с перстнем Стюарту для поцелуя, еще раз осенил его крестным знамением, после чего шаркающей походкой вышел из кабинета.

        8 ФЕВРАЛЯ (27 ЯНВАРЯ) 1878 ГОДА, ПОЛДЕНЬ, ГИБРАЛТАРСКИЙ ПРОЛИВ. АВИАНЕСУЩИЙ КРЕЙСЕР «АДМИРАЛ КУЗНЕЦОВ»
        Крепость Гибралтар, или «Скала»  - ключевой стратегический пункт, господствующий над Гибралтарским проливом, соединяющим Атлантический океан и Средиземное море. Площадь Гибралтарского полуострова составляет чуть менее семи квадратных километров. Большую часть суши занимает Гибралтарская скала (один из двух Геркулесовых столбов), возвышающаяся на 426 метров и имеющая очень крутые склоны. Город возник у ее подножия на западном побережье полуострова, соединенного с материком узким перешейком. Северный склон скалы  - практически вертикальная стена высотой 396 метров, нависающая над перешейком.
        Гибралтар расположен на южной оконечности Пиренейского полуострова, от африканского берега его отделяют двадцать четыре километра, что делает стратегическое положение этого места уникальным.
        За свою историю Гибралтар много раз менял своих хозяев. У Геркулесовых столбов  - так назывались эти места в античности  - останавливались корабли древних финикийцев и карфагенян, готовившихся к опасному путешествию к далеким Оловянным островам.
        Потом, после Пунических войн, Гибралтар оказался на территории Римской империи, а после ее распада перешел во власть государства везиготов. В 711 году нашей эры Гибралтар был захвачен маврами, которые владели им до 1462 года, когда в ходе Реконкисты он был отвоеван королями Кастилии и Леона. Когда же могущество Испанской империи уже клонилось к закату, в 1704 году, во время Войны за испанское наследство, Гибралтар был захвачен британской эскадрой под командованием адмирала Джорджа Рука, и с тех пор, несмотря на все отчаянные усилия испанцев, считался несокрушимой твердыней британского морского могущества.
        Его значение для островной англосаксонской талассократии особенно возросло в 1869 году, после того, как был построен Суэцкий канал, открывший прямой путь из Средиземного моря в Индийский океан. Это сделало Гибралтар, наряду с Мальтой, одним из ключевых британских форпостов на пути к богатствам Востока.
        И вот, в этот сумрачный зимний день, под мелким моросящим дождем, неподалеку от знаменитой Скалы затрепетал Андреевский флаг югоросских кораблей, пришедших для того, чтобы сокрушить ранее несокрушимое и окончательно повергнуть в прах былое морское могущество Британской империи. Ударным ядром этого отряда были авианосец «Адмирал Кузнецов», ракетный крейсер «Москва» и эсминец «Адмирал Ушаков». Десантное соединение, состоящее из морских пехотинцев XXI века и батальонов национальной гвардии Югороссии, было размещено на больших десантных кораблях «Калининград», «Александр Шабалин», «Новочеркасск» и «Саратов».
        Подступы к Гибралтару защищали огромные нарезные орудия. Эти дульнозарядные колумбиады, произведенные на заводах Армстронга, имели калибр четыреста пятьдесят миллиметров и весили не менее ста тонн. Они заряжались четвертью тонны пороха и могли забросить снаряд весом около тонны на расстояние шести с половиной километров. В связи со своей неподъемной массивностью эти орудия впервые в мире были оснащены автоматической системой перезаряжания, приводимой в действие паровой машиной. Но, несмотря на этот продвинутый девайс, полный цикл перезарядки и наведения на цель этого колоссального орудия занимал четверть часа. Бронепробиваемость для тогдашней сталежелезной брони при этом составляла шестьсот пятьдесят миллиметров, и попасть под такой снаряд было бы смертельно опасно для любого корабля того, да и нашего времени тоже.
        Но на дистанции в шесть километров на море уже давно никто не воюет, да и в боевых условиях эти монструозные орудия Армстронга из-за несовершенства конструкции были более опасны для своих расчетов, нежели для кораблей неприятеля.
        Но не пушками едиными жива морская крепость Гибралтар, главной ее защитой должен был являться флот, с которым у Британской империи после гибели Средиземноморской эскадры у Саламина было, мягко выражаясь, не очень. Тем более что тогдашние броненосцы, фрегаты и канонерские лодки, как и орудия фортов, никоим образом не могли противостоять в бою югоросским кораблям из будущего.
        Тем не менее первый воздушный удар, нанесенный прямо на рассвете, оказался нацелен не на форты и казармы «Скалы», а на гавань Гибралтара, где укрывался довольно многочисленный отряд британского флота, состоящий в основном из патрульных корветов, шлюпов и канонерских лодок. Всего несколько минут, и от британских кораблей остался только плавающий на воде мусор и растерзанные трупы. Дым от занявшихся чадным пламенем портовых построек и угольных складов из-за плохой погоды удушливым одеялом стелился прямо по земле.
        Потом настала очередь и самой «Скалы». Стотридцатимиллиметровые снаряды орудий «Адмирала Ушакова и «Москвы» рвались у выходов из галерей, которыми была изъедена, словно ходами гигантского жука-древоточца, Гибралтарская скала. От мощных взрывов сотрясалась земля, входы в скальные лабиринты заваливали огромные каменные обломки. На Южный и Северный бастион, Башню Дьявола и Мавританский замок сыпались фугасные бомбы, сброшенные с самолетов, поднявшихся с палубы «Адмирала Кузнецова».
        Такая мясорубка продолжалась чуть более получаса. При этом ни один югоросский корабль так и не подошел на дистанцию прямого выстрела к британским береговым батареям, установленным в толще «Скалы». Артиллерийский огонь велся как по укреплениям Гибралтара, так и по штаб-квартире гарнизона, казармам и складам, расположенным в самом городе, затянутом дымом и пылью, поднятыми разрывами мощных снарядов, которым не могли противостоять укрепления, возведенные еще в XVIII веке.
        Когда эта «камнедробилка» утихла и орудия фортов были приведены к полному молчанию, в воздухе, под прикрытием ударных вертолетов, появились нагруженные десантом винтокрылые машины. С моря же к гавани двинулись большие десантные корабли. Повторилась история с захватом Мальты, только сам Гибралтар был куда меньше по площади, а его гарнизон  - менее многочисленным. Ведь здесь британское командование более уповало на неприступность укреплений, чем на численность расквартированных в них солдат.
        К тому моменту, когда над полуостровом загремели первые ружейно-пулеметные выстрелы и разнеслось русское «Ура!», большая часть британских солдат и офицеров была уже убита, ранена или заблокирована завалами в обрушившихся галереях. Горожане же, большей частью своей испанского происхождения, отнюдь не горели желанием класть свои головы, защищая твердыню королевы Виктории. Они даже не попытались оказать русским сопротивление.
        Британские войска сражались довольно вяло, хотя в некоторых местах полуострова и образовались отдельные очаги сопротивления. Например, до последнего дралась горстка британских солдат, закрепившаяся в развалинах штаба гарнизона. Не желая понапрасну нести потери, адмирал Ларионов приказал прекратить наземные атаки и направил против упрямых «томми» три Су 33 с подвешенными под их крыльями объемно-детонирующими бомбами. Выживших после этого удара не было. Там же погибли и последние оставшиеся в живых британские офицеры.
        К полудню над «Скалой» уже развевался Андреевский флаг. Перестрелка в городе и его окрестностях полностью прекратилась, а немногочисленные пленные были собраны на территории королевского военно-морского госпиталя для дальнейшей передачи их испанской стороне и последующей отправки на родину. То, что в XVIII веке не могли сделать в течение трехлетней осады испанцы и союзные с ними французы, свершилось менее чем за шесть часов. Гибралтар пал и теперь являлся не более чем предметом для последующего политического торга.
        Переговоры с Испанией о его дальнейшем будущем должны были начаться уже в ближайшее время, как только до Мадрида дойдет информация о сегодняшних событиях и там осознают масштаб случившегося. Когда стихают пушки, за дело берутся дипломаты.
        Конечно, переговоры о размене Гибралтара на право аренды Кубы на девяносто девять лет будут нелегкими, ибо жадность испанских чиновников уступает только их непомерной спеси, но, как говорил один циник сицилийского происхождения, «добрым словом и револьвером можно кого угодно убедить в своих благих намерениях». Тем более что мнения британской стороны теперь вообще никто спрашивать не собирался.
        notes

        Сноски

        1

        Унижительное название итальянцев и испаноязычных.

        2

        Так англичане называли рейнское вино.

        3

        Ругательное обозначение ирландцев-католиков.

        4

        Примерно 9 м^2^.

        5

        Ирландия.

        6

        Примерно минус 17 по Цельсию.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к