Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Самый трудный день Александр Борисович Михайловский
        Александр Петрович Харников
        Операция «Гроза плюс» #2
        22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Но в этот раз ее начало не было похоже на то, что произошло в советской истории. План «Барбаросса» столкнулся с планом «Гроза»  - совместной разработкой командования Красной Армии и Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации.
        Вермахт и люфтваффе с самого начала понесли огромные потери. Все пошло не так, как рассчитывал фюрер и его военачальники. История стала изменяться прямо на глазах. Машина времени  - изобретение XXI века  - позволила внести коррективы в политическую жизнь и прошлого, и будущего. Ибо они взаимосвязаны между собой.

        Александр Михайловский, Александр Харников
        Операция «Гроза плюс». Самый трудный день

        
* * *

        Авторы благодарят за помощь и поддержку Макса Д (он же Road Warrior) и Олега Васильевича Ильина.

        Пролог

        Вот и настал он, тот страшный день нашей истории, когда рухнул привычный, мирный уклад Советской страны и началась самая страшная война ХХ века.
        Но в той версии истории, которую начали изменять еще год назад власти СССР и РФ, все должно пойти по-другому. Немецкое нападение ждали. И не только ждали, но и успели подготовиться к нему. Уже не будет ни «мирно спящих советских аэродромов», ни истерических приказов «не поддаваться на провокацию». На границе враг будет встречен во всеоружии, и с первых же минут агрессии вермахт почувствует на себе всю силу ударов Красной Армии и Российских вооруженных сил.
        Все это случилось благодаря изобретению машины времени. С помощью ее удалось установить связь с руководством СССР и лично с Иосифом Сталиным. Нельзя сказать, что большевики из ХХ века и рыночники из XXI века сразу нашли общий язык. Но память о тех, кто не вернулся с той, Великой войны, помогла всем участникам межвременных переговоров понять друг друга.
        Сообща началась работа по подготовке к отражению вражеского вторжения. В ней участвовали не только военные, но и политики. Осваивалось новое оружие, строились аэродромы, способные принять реактивные самолеты из будущего, в глубоком тылу  - за много веков до 1941 года тренировались и обучались части Красной Армии, вооруженные автоматами и пушками из XXI века.
        Все спешили, но времени до роковой даты оставалось все меньше и меньше. И вот настал он, черный день календаря  - 22 июня 1941 года. Сейчас все начнется. Станет ясно, кто победит в этой великой битве  - наши или они.

21 ИЮНЯ 1941 ГОДА, 14:35. МОСКВА, КРЕМЛЬ, КАБИНЕТ СТАЛИНА

        Сталин работал с документами, время от времени непроизвольно поглядывая на часы. Если верить информации, поступившей из будущего, то именно сегодня Гитлер должен был принять окончательное решение о нападении на СССР, если оно, конечно, как и в тот раз, произойдет 22 июня. А основания для сомнений были. Благодаря своевременно принятым мерам, поставкам вооружения и отправке инструкторов, война в Югославии затянулась на две лишние недели, и только ко 2 мая эта страна была оккупирована немецкими, итальянскими и венгерскими войсками. Только бои за Белград, которых вообще не было в их истории, затянулись на десять дней. Кроме того, после оккупации страны югославская армия не капитулировала, а по возможности организованно отступила в горы, намереваясь продолжать сопротивление партизанскими методами.
        В связи с этим, по данным разведки, некоторые части 1-й танковой группы генерала Клейста, расположенные на южном участке линии советско-германского соприкосновения, и входившие во 2-ю танковую группу генерала Гудериана части 46-го моторизованного корпуса еще не успели прибыть в районы своего сосредоточения на советско-германской границе. А часть немецких и венгерских пехотных соединений были связаны борьбой с партизанами. И чем больше немцы будут бороться с партизанами, тем больше их будет становиться. Так что, возможно, в этот раз Гитлер примет решение еще раз отложить операцию «Барбаросса», как он делал уже несколько раз, начиная с середины мая.
        Но нет, надежды Вождя не сбылись. Ровно в половине третьего в кабинете Сталина раздался звонок телефона, соединявшего его с приемной.
        - Товарищ Сталин,  - доложил Поскребышев,  - к вам порученец маршала Шапошникова.
        - Пусть войдет,  - ответил Вождь, уже поняв, что этот человек мог появиться в Кремле лишь в одном случае.
        Вошедший в кабинет Сталина худощавый армейский майор с двумя нашивками за ранения и орденом Боевого Красного Знамени на груди молча передал вождю запечатанный пакет. Сталин достал из пакета записку, на которой рукой Шапошникова было написано «В 11:00 по берлинскому времени германское верховное командование передало в войска сигнал “Дортмунд”. 14:05, Шапошников».
        Взяв со стола красный карандаш, Вождь посмотрел на часы и крупными буквами написал на обороте записки: «Передать в войска сигнал “Гроза”. 14:40. И.Ст.»
        Когда майор ушел, Сталин еще какое-то время сидел, уставившись невидящим взглядом в потолок. Гитлер принял свое решение  - больше ничего и никуда не откладывать. И пусть на границе еще не прозвучало ни одного выстрела, но уже понятно  - началось! Из теоретической возможности война превратилась в реальность, которая уже через половину суток должна была стать грозной явью. Взяв лист бумаги, Вождь начал набрасывать список людей, которые через два часа должны собраться в его кабинете на первое заседание ГКО в так называемом узком составе: маршал Борис Шапошников, адмирал Николай Кузнецов, Лаврентий Берия, нарком госконтроля Лев Мехлис, нарком иностранных дел Вячеслав Молотов.

21 июня 1941 года, 16:30. Москва, Кремль, кабинет товарища Сталина. Заседание ГКО

        ПРИСУТСТВУЮТ:
        - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГКО ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН;
        - НАЧАЛЬНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА МАРШАЛ БОРИС МИХАЙЛОВИЧ ШАПОШНИКОВ;
        - НАРКОМ РККФ АДМИРАЛ НИКОЛАЙ ГЕРАСИМОВИЧ КУЗНЕЦОВ;
        - НАРКОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ БЕРИЯ;
        - НАРКОМ ГОСКОНТРОЛЯ ЛЕВ ЗАХАРОВИЧ МЕХЛИС;
        - НАРКОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЯЧЕСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ МОЛОТОВ.

        Когда все расселись вокруг длинного стола для совещаний, Лаврентий Берия внимательно оглядел присутствующих и хмыкнул.
        - Товарищи,  - сказал он с чуть заметным кавказским акцентом,  - а где наш главный спонсор, товарищ Путин? Опять опаздывает?
        Сталин спрятал в усы улыбку.
        - Товарищ Путин,  - произнес он,  - не опаздывает, а задерживается. Обещал быть с минуты на минуту. У него там, знаете ли, тоже есть свои дела.
        В этот момент в дальнем углу кабинета загорелась ярко-зеленая точка, свидетельствующая о начале открытия темпорального окна.
        - Вот видите,  - кивнул Вождь,  - вот и он. Легок на помине…
        - Добрый день, коллеги,  - сказал появившийся в темпоральном окне президент Российской Федерации.  - Не помешаю?
        - Проходите, товарищ Путин, присаживайтесь,  - кивнул Сталин,  - да, да, за тот конец стола, напротив меня. Только вас мы и ждали.
        Дождавшись, пока президент РФ сядет на свое место, Сталин обвел взглядом присутствующих.
        - Все в сборе, товарищи,  - начал Вождь,  - приступим. Как уже стало известно, высшее руководство рейха приняло окончательное решение завтра на рассвете без объявления войны напасть на СССР. Сигнал об этом три с половиной часа назад уже передан в германские войска. Борис Михайлович, вам слово…
        - Сигнал «Гроза»,  - произнес маршал Шапошников,  - передан в приграничные округа в пятнадцать ноль пять по московскому времени. Генерал Конев в Прибалтийском военном округе, генерал Жуков в Киевском военном округе и генерал Болдин в Одесском военном округе получение сигнала и передачу его в войска подтвердили. От генерала Павлова из Западного военного округа пока ответа не было.
        Сталин нахмурился.
        - Товарищ Берия,  - спросил он,  - что докладывают ваши люди из Минска?
        - Сигнал «Гроза» штабом округа получен,  - ответил Берия,  - но в войска не передавался. Для приведения в боевую готовность 4-й, 10-й и 3-й армий был использован резервный канал связи, принадлежащий наркомату внутренних дел. Командующие армиями: 4-й  - генерал Чуйков, 10-й  - генерал Голубев, 3-й  - генерал Кузнецов, 11-й  - генерал Морозов, и 13-й  - генерал Филатов,  - под роспись подтвердили получение ими сигнала «Гроза».
        - Очень хорошо, товарищ Берия,  - кивнул Сталин,  - в том смысле хорошо, что с помощью ваших людей сигнал до войск все же дошел. С товарищем, в смысле с бывшим товарищем Павловым дело обстоит куда хуже…
        - Приказ о его смещении с должности командующего Особым Западным военным округом уже подписан,  - доложил маршал Шапошников,  - командовать Западным фронтом по плану «Гроза плюс» должен генерал Шаманов.
        Сталин кивнул.
        - Пусть товарищ Шаманов вскрывает пакет с мандатом, подтверждающим его полномочия, и принимает командование фронтом,  - решительно произнес он.  - Павлова и всю его камарилью нейтрализовать, но руками пока не трогать. Они нужны нам здесь в Москве в целости и сохранности. Товарищ Берия лично займется этим вопросом.
        Сталин посмотрел на наркома РККФ.
        - Товарищ Кузнецов,  - сказал он,  - как у нас обстановка на флотах?
        - Флоты,  - доложил Кузнецов,  - Северный  - контр-адмирал Головко, Балтийский  - вице-адмирал Трибуц, и Черноморский  - контр-адмирал Горшков, получение сигнала «Гроза» подтвердили. Флоты приведены в полную боевую готовность. В Финском заливе артиллерийским огнем отогнаны финские и немецкие корабли, производившие минные постановки в наших территориальных водах. В двух милях от Таллинна нашими сторожевыми катерами потоплена неопознанная подводная лодка.
        - Вот,  - усмехнулся Сталин,  - наша Рабоче-Крестьянская Красная Армия только готовится к войне, а флот уже воюет. Впрочем, уже завтра все это будет совсем неважно. Товарищ Шапошников, что у нас с боевым развертыванием по плану «Гроза плюс»?
        - По плану «Гроза плюс»,  - начал свой доклад маршал Шапошников, подойдя к висящей на стене карте,  - из внутренних округов в Особый Прибалтийский военный округ в течение апреля-мая были переброшены три армии: 16-я армия из Забайкальского военного округа  - командующий генерал-лейтенант Лукин; 19-я армия из Северо-Кавказского округа  - командующий генерал-майор Баграмян; 21-я армия из Приволжского военного округа  - командующий генерал-лейтенант Герасименко. 16-я армия сосредоточена в районе Паланги и прикрывает направление на Либаву, южнее нее 8-я армия  - командующий генерал-майор Собенников, перекрывает путь 4-й танковой группе немцев на Шауляй. Южнее 8-й армии, вдоль реки Неман от госграницы до Каунаса, сосредоточена 19-я армия. 21-я армия сосредоточена в районе Шауляя и является резервом Северо-Западного фронта. 11-я армия  - командующий генерал-лейтенант Морозов  - передана в состав Особого Западного военного округа и занимает оборону в районе Алитуса, прикрывая направление на Вильнюс - Минск. 3-я армия  - командующий генерал-лейтенант Кузнецов  - сосредоточена в районе Гродно и прикрывает
северный фас Белостокского выступа. 10-я армия  - командующий генерал-майор Голубев  - сосредоточена на вершине Белостокского выступа. 4-я армия  - командующий генерал-лейтенант Чуйков  - сосредоточена в районе Бреста и прикрывает направление на Барановичи - Минск. 13-я армия  - командующий генерал-лейтенант Филатов  - сосредоточена в районе Минска и составляет резерв Западного фронта. Юго-Западный фронт. 5-я армия  - командующий генерал-майор танковых войск Потапов  - сосредоточена вдоль границы от Пинских болот до Львовского выступа. Именно на нее по плану «Барбаросса» должен прийтись основной удар германских 1-й танковой группы и 6-й полевой армии, наступающих на Киев вдоль водораздела рек Припять и Днестр. 6-я армия  - командующий генерал-лейтенант Малиновский  - расположена на северном фасе Львовского выступа. 26-я армия  - командующий генерал-лейтенант Костенко  - сосредоточена на вершине Львовского выступа. 12-я армия  - командующий генерал-майор Галанин  - расположена на южном фасе Львовского выступа и укомплектована в основном горнострелковыми частями. 9-я отдельная армия, сформированная на
базе Особого Одесского военного округа, расположена вдоль советско-румынской границы до устья Дуная.
        Войска Прибалтийского, Киевского и Одесского особых округов еще 14 июня по приказу Генерального штаба были выведены в летние лагеря, расположенные в районах, определенных им по плану прикрытия границы. Войска Особого Западного военного округа также были выведены в летние лагеря, но только 16 июня. Для этого потребовались неоднократные напоминания со стороны Генерального штаба и вмешательство органов государственной безопасности, в результате чего распоряжение командующего округом генерала Павлова о начале лагерных сборов с 23 июня было отменено.
        Маршал Шапошников перевел дух и оглядел собравшихся.
        - Таким образом,  - продолжил он свой доклад,  - на Московском и Ленинградском направлениях, составляющих единый театр военных действий, обстановка с прошлого раза значительно изменилась. За счет заблаговременной переброски трех дополнительных армий из внутренних округов значительно уплотнены боевые порядки Северо-Западного фронта и создан резерв. Теперь нашим частям и соединениям в Прибалтике не придется сражаться под угрозой охвата со стороны открытых флангов.
        За счет передачи 11-й армии в состав Западного фронта конфигурация наших войск приведена в соответствие с конфигурацией противника. Северо-Западный фронт противостоит группе армий «Север» и ее главной ударной силе  - 4-й танковой группе. Западный фронт, усиленный частями Экспедиционного корпуса из будущего, противостоит группе армий «Центр» и ее главным ударным кулакам  - 2-й и 3-й танковой группам. Юго-Западный фронт противостоит группе армий «Юг» и ее главной ударной силе  - 1-й танковой группе. 9-я отдельная армия противостоит румынским войскам, усиленным 11-й германской армией.
        - Очень хорошо, Борис Михайлович,  - одобрительно кивнул Сталин,  - Теперь расскажите нам  - какие задачи будут выполнять части Экспедиционного корпуса из будущего, и где они будут размещены?
        - Товарищ Сталин,  - ответил маршал Шапошников,  - Корпус имеет в своем составе семьдесят пять тысяч бойцов и командиров, почти тысячу танков, четыре тысячи двести бронетранспортеров и боевых машин пехоты, две тысячи самоходных гаубичных орудий, тысячу двести минометов, две тысячи реактивных систем залпового огня, пятьсот тяжелых противотанковых орудий, пятьсот пятьдесят зенитных самоходных установок и две с половиной тысячи грузовиков различного назначения.
        - Две тысячи орудий,  - недовольно буркнул Мехлис,  - у нас в Западном округе и без того почти четырнадцать тысяч пушек.
        - Товарищ Мехлис,  - возразил Шапошников,  - следует учесть два обстоятельства. Первое  - в Экспедиционном корпусе минимальный калибр гаубиц огневой поддержки  - 122 миллиметра, а не 76 миллиметров, как у нас. К тому же все эти гаубицы самоходные. Второе  - минометы в Экспедиционном корпусе имеют калибр 120 миллиметров, а буксируемые противотанковые орудия в 100 миллиметров, и все они на механической тяге. Поэтому, в случае необходимости, и гаубицы и минометы и противотанковая артиллерия смогут быстро перемещаться с одного участка фронта на другой. Этого достаточно?
        - Мы вас поняли, Борис Михайлович,  - кивнул Сталин,  - продолжайте.
        - Организационно,  - сказал маршал Шапошников,  - Экспедиционный корпус разделен на шесть соединений. Четыре из них имеют чисто оборонительный характер и в настоящий момент выдвигаются в районы Бреста, Гродно, Августова и Граево. Брестское соединение предназначено совместно с нашей 6-й стрелковой дивизией 4-й армии оборонять город Брест и расположенный в нем железнодорожный узел. Оно состоит из двух мотострелковых бригад, двух ракетно-артиллерийских бригад и одной ракетно-артиллерийской бригады особой мощности, способной с первых же минут войны нанести удар по тылам 2-й танковой группы немцев.
        - Борис Михайлович,  - обратился Сталин к начальнику Генштаба,  - поясните товарищам  - что значит ракетно-артиллерийская бригада особой мощности?
        - Это, товарищ Сталин,  - ответил Шапошников,  - пятьдесят четыре восьмидюймовых самоходных орудия с дальностью стрельбы сорок семь километров и пятьдесят четыре трехсотмиллиметровых реактивных системы залпового огня с дальностью стрельбы сто двадцать километров. Залп одной установки обеспечивает сплошное поражение на площади шестьсот семьдесят тысяч квадратных метров.
        - Они так нам всех немцев перебьют,  - пошутил Берия.
        - Не беспокойтесь, товарищ Берия,  - не оценил шутку наркома Шапошников,  - немцев там не просто много, а очень много. Хватит на всех.
        Кроме Бреста, такие же ракетно-артиллерийские бригады особой мощности будут сосредоточены в районе Граево и Августова, для воздействия по тылам 3-й танковой группы. Граевское соединение действует совместно со 2-й стрелковой дивизией 10-й армии, а Августовское  - совместно с 27-й стрелковой дивизией 3-й армии. Гродненское соединение, совместно с 56-й стрелковой дивизией 3-й армии, обороняет город Гродно.
        Еще два соединения усиленного состава по две мотострелковых, две ракетно-артиллерийских и четыре общевойсковых механизированных бригады выдвигаются к рубежам обороны у Кобрина и Алитуса. Кобринское соединение взаимодействует с 47-м стрелковым корпусом 4-й армии в составе 143-й, 21-й, 55-й стрелковых дивизий, а Алитусское соединение взаимодействует с 16-м стрелковым корпусом 11-й армии в составе 5-й, 33-й, 188-й стрелковых дивизий. Задача этих двух группировок  - окончательно остановить наступление 2-й и 3-й танковых групп немцев на Минск и, зафиксировав линию фронта, измотать их оборонительными боями, заставив растратить резервы. Прорывать оборону и довершать разгром будут три укомплектованных техникой и вооружением из будущего армии особого назначения, которые будут введены в бой на пятый-седьмой день войны.
        - Борис Михайлович,  - кивнул Сталин,  - с Западным фронтом нам все понятно. Теперь скажите, как вы собираетесь отражать немецкие удары на севере и на юге.
        - Товарищ Сталин,  - сказал Шапошников,  - направления на Ленинград и Киев у немцев считаются второстепенными, и сил там выделено меньше. Поэтому мы сочли возможным разместить там соединения, укомплектованные техникой частично нашего собственного производства…
        - Борис Михайлович,  - попросил Сталин,  - поясните товарищам, что значит частично собственное производство?
        - Для ускорения выпуска новой надежной самоходной артиллерийской техники,  - ответил Шапошников,  - в будущем нами были закуплены три тысячи комплектов трехсотсильных дизельных двигателей и трансмиссий. Изготовление корпусов машин и сборка шасси самоходных орудий проводилась на Сталинградском тракторном и заводе «Красное Сормово». На тысячу двести таких шасси были установлены переделанные в орудие ПТО 76-мм пушки Ф-22, на семьсот пятьдесят  - 122-мм гаубицы М-30, и на двести  - 152-мм гаубицы М-10. Еще восемьсот пятьдесят шасси были использованы для создания зенитных самоходных установок на основе 37-мм зенитного орудия образца 1939 года.
        Вся эта техника пошла на формирование десяти самоходных противотанковых артбригад РГК для отражения танковых ударов на второстепенных направлениях, а также четырех конно-механизированных корпуса для ведения маневренных операций на небольшую глубину. Каждая противотанковая артбригада включает в себя семьдесят два самоходных противотанковых орудия, тридцать две самоходных зенитных установки, семьдесят два крупнокалиберных пулемета и мотострелковую роту прикрытия.
        Две таких бригады дислоцированы на Северо-Западном фронте, одна на Шауляйском направлении в полосе 8-й армии, и одна под Каунасом, в полосе 19-й армии. Еще две бригады введены в состав Западного фронта. Одна в полосе 3-й армии севернее Гродно, вторая в полосе 4-й армии севернее Бреста. Шесть бригад входят в состав Юго-Западного фронта. Четыре  - в полосе 5-й армии, на направлении главного удара 1-й танковой группы немцев, и две  - в полосе 6-й армии на северном фасе Львовского выступа. Конно-механизированные корпуса имеют в своем составе по две кавалерийских дивизии, по две танковых бригады общей численностью сто двадцать танков КВ и двести сорок танков Т-34, по одному самоходному гаубичному артполку в сорок восемь 152-мм самоходных гаубиц и по одному самоходному истребительно-противотанковому полку в тридцать шесть самоходных противотанковых орудий. Дислокация корпусов: Северо-Западный фронт  - один в полосе 8-й армии в районе Шауляя, Юго-Западный фронт  - два корпуса, и оба в полосе 6-й армии у основания Львовского выступа. 9-я армия  - один корпус в районе Кишинева.
        Маршал Шапошников перевел дух.
        - Задачей первого этапа войны,  - продолжил он,  - считаю безусловное удержание госграницы в полосе 16-й и 8-й армий. Силы там для этого сосредоточены достаточные. В полосе 19-й и 11-й армий основным рубежом обороны является река Неман. На северном фасе Белостокского выступа нашим войскам также необходимо удержать за собой государственную границу. На южном фасе при сильном натиске противника возможно отступление до рубежа реки Нарев. В полосе 4-й армии, безусловно, необходимо сохранить за собой город Брест и остановить наступление 2-й танковой группы на рубеже Кобрина. На Юго-Западном фронте 5-я армия должна с боями отходить к линии укрепрайонов на старой границе. 6-я армия также с боями должна отступить до рубежа Львов - Броды. 26-я и 12-я армии должны удерживать свои позиции. 9-я отдельная армия должна удерживать госграницу по Пруту, а при невозможности этого  - с боями отступать к укрепрайонам старой границы по Днестру.
        - Спасибо, Борис Михайлович,  - поблагодарил Сталин,  - мы вас поняли. Надеюсь, что вы сделали все возможное, чтобы враг был остановлен, а затем разгромлен и уничтожен. Времени на подготовку вам было дано вполне достаточно.
        Вождь посмотрел на наркома внутренних дел.
        - Товарищ Берия,  - сказал он,  - вы должны сделать все, чтобы ни один буржуазный националист, ни в Прибалтике, ни на Украине, не смог бы ударить нашим бойцам в спину.
        - Товарищ Сталин,  - ответил Берия,  - сегодня с шестнадцати часов по Москве, органы госбезопасности на всей территории СССР приступили к активному этапу проведения операции «Вихрь»  - ликвидации выявленной нами иностранной агентуры и участников бандподполья. Кроме того, для поддержания порядка в тылу в прифронтовой зоне из членов партийно-комсомольского актива формируются истребительные батальоны НКВД, действующие уже по законам военного времени. Наше положение облегчено еще и тем, что в этот раз призывников из западных районов Украины, Белоруссии и из Прибалтики военные комиссариаты не оставили служить возле дома у границы, а отправили в Сибирь и Среднюю Азию. А это значит, что дезертиров и перебежчиков будет на порядок меньше.
        - Очень хорошо,  - кивнул Сталин,  - но интересно, а что нам скажет товарищ Путин?
        - Коллеги,  - российский президент, внимательно слушавший выступавших, перебрал лежавшую перед ним на столе стопку листков,  - я должен сказать, что в первую очередь, это ваша война. Мы лишь помогаем, чем можем, возвращая вам наш неоплатный долг. Один раз вы уже сумели победить Гитлера в гораздо худших условиях. Имейте в виду, что все солдаты и офицеры нашего Экспедиционного корпуса добровольно по зову сердца и души пошли на эту войну сражаться рука об руку рядом со своими дедами. Хотелось бы, чтобы в этот раз Советский Союз не понес таких больших жертв…
        - Помогаете, но за деньги,  - проворчал Мехлис,  - спекулянты.
        - Уймись, Лев,  - резко оборвал Мехлиса Сталин,  - сейчас не время считать деньги.
        - Товарищ Сталин,  - сказал Молотов,  - должен сказать, что все, что было приобретено Советским Союзом, там, в будущем, обошлось нашей стране раз в двадцать дешевле, чем при закупке примерно того же здесь в Америке, Британии или Германии. Так что это действительно можно считать подарком.
        - Вот именно,  - кивнул Сталин.  - Уже завтра враг нас придет убивать, и нам придется сражаться не на жизнь, а насмерть. Давайте не будем об этом забывать. Товарищ Молотов, ты тоже уже знаешь, что тебе делать завтра. Все, товарищи. Все свободны.
        Оставшись в кабинете один, Вождь несколько раз прошелся из конца в конец, потом не спеша набил трубку, раскурил ее и остановился напротив карты, пуская клубы дыма. Сейчас, когда ничего уже нельзя было изменить, оставалось только ждать и надеяться, что все было сделано правильно. Завтрашний день должен был расставить по своим местам все точки, запятые и многоточия, определив облик этого мира на много лет вперед.

21 июня 1941 года, 18:05. Минск, Штаб Западного Особого военного округа

        Стоял летний погожий день. Солнце над Минском уже клонилось к закату, изливая на землю последние потоки тепла. В этот погожий и томный субботний вечер к штабу Особого Западного округа подкатили большая легковая автомашина, окрашенная в зеленый защитный цвет, и три тяжелых грузовика, номера которых говорили о том, что они числятся за Разведывательным управлением Генерального штаба. С тех пор как под Барановичами обосновался не подчиняющийся командованию округа филиал этой весьма уважаемой организации, машины с такими номерами по Минску стали ездить довольно часто.
        Генерал Павлов, уже собравшийся было покинуть свой служебный кабинет, выглянув в высокое стрельчатое окно, увидел, как из легковушки вышел хорошо известный ему порученец маршала Шапошникова, за которым последовала группа старших командиров. Все они направили к входу в штаб.
        Дальнейшее, с точки зрения генерала Павлова, напоминало какую-то странную трагикомедию. Через пару минут после того, как командиры вошли в штаб, из грузовиков через задние борта начали выпрыгивать вооруженные короткими карабинами бойцы в камуфлированной форме неизвестного генералу Павлову образца. Часть из них, вслед за вошедшими в штаб командирами, рванулась внутрь здания штаба, остальные же быстро выставили оцепление по периметру.
        В коридоре раздались уверенные шаги множества людей. Так могут идти только те, кто представляет власть, те, за кем сила, те, кому нечего бояться. В приемной что-то пытался сказать, но тут же умолк на полуслове генеральский порученец. Большая двустворчатая дверь в кабинет распахнулась, и обуявший было Павлова гнев тут же сменился ужасом. Среди прочих визитеров он заметил стоявшего рядом с порученцем Шапошникова человека со знаками различия старшего майора ГУГБ НКВД.
        - Павлов Дмитрий Григорьевич?  - буднично поинтересовался старший майор. Павлов машинально кивнул, и старший майор продолжил:  - Вы арестованы по подозрению в совершении преступления, предусмотренного статьей 58-1б УК РСФСР: «Измена Родине, совершенная военнослужащим».
        Двое «пятнистых», шагнувших вперед из-за спин старших командиров, сноровисто завернули генералу руки за спину, а старший майор, вытащив из кобуры на поясе генерала пистолет, проверил воротник его мундира на наличие ампулы с ядом.
        Убедившись в ее отсутствии, старший майор удовлетворенно кивнул.
        - Товарищи,  - обратился он бойцам,  - а теперь я попрошу вывести гражданина Павлова из кабинета.
        Когда дверь за бывшим командующим Западным Особым округом закрылась, генерал-полковник подошел к служебному столу и снял трубку «вертушки».
        - Это генерал Шаманов. Товарища Иванова, пожалуйста,  - произнес он в трубку.
        Немного погодя услышав в трубке ответ, генерал-полковник произнес:
        - Товарищ Иванов, это генерал Шаманов. Смену командования произвел. Гражданин Павлов передан товарищам из ведомства товарища Берии. Да, все прошло тихо, без эксцессов. Благодарю за доверие. До свиданья.
        Одновременно в соседних кабинетах были задержаны начальник штаба округа генерал-майор Климовских, начальник артиллерии округа генерал-майор Клич, командующий ВВС генерал-майор Копец и начальник связи округа генерал-майор Григорьев.
        В кабинет вошли приглашенные новым командующим округа начальник оперативного отдела генерал-майор Семенов, начальник инженерных войск генерал-майор Васильев, начальник артиллерии ПВО генерал-майор Сазонов, заместитель командующего по тылу генерал-лейтенант Курдюмов  - словом, все те члены штаба Особого Западного военного округа, кого предварительное следствие сочло непричастными к «павловской камарилье». Зам по укрепрайонам генерал-майор Михайлин, также непричастный к творившемуся в Западном Особом округе бардаку, находился сейчас на месте проведения работ в одном из УРов Белостокского выступа, и пока не был в курсе произошедших в штабе событий.
        Генерал Шаманов посмотрел на часы. Было 18:23. До начала войны оставалось всего девять с половиной часов. Надо было работать.
        - Товарищи,  - сказал он местным командирам, изрядно удивленным и, что греха таить, изрядно напуганным быстрой и несколько необычной сменой власти,  - для начала я представлюсь. Меня зовут Владимир Анатольевич Шаманов, и с этого момента я ваш командующий, а генерал-майор Александр Михайлович Василевский  - мой начальник штаба. Вот приказ о моем назначении за подписями товарища Шапошникова и товарища Сталина. На все вопросы «кто», «куда», «откуда» и «зачем»  - это все потом. На долгие беседы времени нет. Меньше чем через десять часов фашистская Германия начнет войну против Советского Союза. Бывший командующий округом пытался задержать передачу в войска сигнала «Гроза», по которому части округа должны были быть приведены в состояние полной боевой готовности и занять оборонительные рубежи. В результате его преступных действий войска могли понести огромные потери, что позволило бы противнику совершить рывок вглубь советской территории. Впрочем, за все виновным будет вынесен суровый и справедливый приговор.
        - Товарищ генерал-полковник,  - обратился к нему начальник оперативного отдела генерал-майор Семенов,  - вы полагаете, что нападение будет внезапным, без объявления войны?
        - Именно внезапным, Иван Иосифович. Точнее, противник считает, что мы не подозреваем о том, что он нападет на нас без объявления войны,  - ответил Шаманов. Потом он повернулся к Василевскому и произнес:  - Александр Михайлович, дайте, пожалуйста, карты.
        Василевский достал из штабного портфеля несколько больших карт и расстелил их на столе.
        - Вот, посмотрите,  - сказал Шаманов,  - это то, до чего додумались немецкие штабисты в ОКВ. Силами двух моторизованных и одного армейского корпусов 2-й танковой группы, имеющей в первом эшелоне пять пехотных, одну кавалерийскую и четыре танковых дивизии, они собираются под Брестом навалиться на две наших стрелковых дивизии 4-й армии  - 42-ю и 6-ю,  - смять их и вырваться на оперативный простор в направлении Минска. На другом фланге нас тоже ждет мощный удар. Четыре пехотных и три танковых дивизии 3-й танковой группы, по их расчетам, легко сомнут наши 128-ю и 126-ю стрелковые дивизии 11-й армии, находящиеся в недостроенном Олитском УРе, и двинутся на Алитус - Вильнюс - Минск, по пути громя наши выдвигающиеся им навстречу соединения. В результате, по их замыслу, 4-я и 11-я армии будут разгромлены, а 3-я и 10-я окажутся в окружении.
        - Да, товарищ командующий,  - задумчиво проговорил Семенов,  - очень похоже на то, как товарищ Жуков разгромил товарища Павлова в ходе январской штабной игры.
        - Гражданина Павлова,  - поправил Семенова чекист.
        - Ах, да, товарищ старший майор,  - смутился Семенов,  - извините. Впрочем, я тоже думаю, что Белостокский выступ  - это ловушка, и войска из него надо выводить.
        - А что там выводить?  - пожал плечами Шаманов.  - 5-й кавалерийский, 6-й и 11-й мехкорпуса еще зимой отправлены на переформирование. Остались два стрелковых корпуса, необходимые для того, чтобы удержать границу, и три артполка РГК, командиры которых уже вскрыли «красные пакеты» и движутся туда, куда им и положено  - в Граево.
        - В Граево?  - удивленно спросил Семенов.  - Но зачем?
        - Сейчас поймете,  - ответил Шаманов.  - Товарищ Семенов, сходите-ка вместе с товарищем Василевским в кабинет начальника штаба, вскройте сейф и принесите сюда папку под грифом «Гроза».
        - Я видел эту папку, товарищ командующий,  - удивился Семенов,  - только позавчера с ней работал. Но там ничего из того, что вы сейчас сказали, нет.
        - Товарищ генерал-майор,  - голос генерала Шамана зазвенел металлом,  - я еще раз вам приказываю  - отправиться в кабинет начштаба округа и в присутствии товарища Василевского достать из сейфа начштаба папку «Гроза», и принесите сюда. Полюбуемся на то, что в округе до этого момента считалось планом прикрытия границы.
        Василевский и Семенов вышли из кабинета, а старший майор тихо сказал Шаманову:
        - Товарищ командующий, в штабах армий и штабах низшего звена находятся аутентичные «красные пакеты», поступившие из Генштаба. Наш наркомат за этим проследил.
        - Хорошо, если так,  - ответил Шаманов,  - в противном случае начнется такой хаос, что никому мало не покажется.
        В этот момент солдаты в камуфляже внесли в кабинет командующего несколько довольно больших металлических ящиков, распаковали их и стали устанавливать какое-то радиооборудование.
        - Товарищ генерал-полковник,  - доложил руководивший всеми этими действиями полковник с эмблемами связиста,  - через несколько минут будет связь с Москвой и штабами армий.
        Но прежде чем он выполнил свое обещание, вернулись Василевский и Семенов, причем последний нес в руках большую толстую папку с ботиночными шнурками, опечатанную сургучом. Именно так и выглядит пресловутый «красный пакет округа», в котором находятся все служебные документы и план развертывания войск на случай угрозы войны. Положив папку на стол, Василевский сорвал печати и, вытащив карту, лежавшую сверху, развернул ее на столе.
        - Так,  - сказал Шаманов Василевскому, склонившись над картой,  - Александр Михайлович, узнаете?
        - Узнаю,  - мрачно ответил Василевский,  - примерно тот же план действий, по которому Западный фронт действовал и там у вас. Все те же лобовые контрудары, на этот раз только стрелковыми корпусами за неимением механизированных, и та же переброска 13-й армии в Белостокский выступ…
        - Вот именно, Александр Михайлович,  - усмехнулся Шаманов,  - в общем, можете сложить все это снова в папку и передать ее товарищу старшему майору для приобщения к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. А теперь давайте настоящий план «Гроза».
        После этих слов сопровождавший Василевского старший лейтенант поставил на стол большой опечатанный чемодан.
        - Ну что же, приступим, товарищи,  - сказал генерал Шаманов, разворачивая на столе первую карту.
        Местные командиры недоуменно переглянулись. Происходящее все больше и больше сбивало их с толку.
        - Извините, товарищ командующий,  - растерянно спросил генерал-майор Семенов,  - о каком прошлом разе говорил сейчас товарищ Василевский?
        - Значит, так,  - посмотрев на Василевского, произнес генерал Шаманов,  - Александр Михайлович, объясните все происходящее товарищам. Теперь уже можно. Только, будьте добры, по возможности кратко, не вдаваясь в подробности. Времени у нас на лишние разговоры нет.
        - Если коротко,  - кивнул Василевский, бросив взгляд на портрет Сталина, висящий на стене,  - то в начале августа прошлого года на высшее политическое руководство Советского Союза вышли наши потомки из 2017 года и предложили свою помощь в грядущей и неизбежной, по их словам, войне с фашистской Германией. После изучения всех обстоятельств дела между нами и потомками был заключен договор о дружбе, сотрудничестве и военном союзе, по которому в ближайшие часы на помощь нашим войскам в отражении нападения фашистской Германии на территорию округа будет введен союзный Экспедиционный корпус. Вот и все. Все прочие вопросы потом.
        - Более-менее все понятно?  - поинтересовался Шаманов у остолбеневших от услышанного старших командиров.  - Те, кто не хочет воевать под моим командованием, могут присоединиться к гражданину Павлову и его подельникам. Остальные же немедленно должны приступить к своим служебным обязанностям…
        - Товарищ генерал-полковник,  - доложил полковник-связист,  - есть прямая связь с Москвой и нашей базой в Барановичах. Связь с полевыми командными пунктами армий будет минут через пятнадцать.
        - Очень хорошо, товарищ Фрязин,  - ответил Шаманов,  - свяжите меня с маршалом Шапошниковым.
        Полковник пощелкал клавиатурой, и через несколько секунд заставка на большом экране в виде эмблемы войск связи, той самой с красной звездочкой, сменилась цветным ярким и сочным изображением маршала Шапошникова, с покрасневшими от вечного недосыпания глазами, сидящего в своем кабинете в здании Генштаба.
        - Добрый вечер, Борис Михайлович,  - поздоровался Шаманов.
        - Добрый вечер, Владимир Анатольевич,  - ответил ему Шапошников.  - Дела приняли?
        - Да тут особо нечего было и принимать, Борис Михайлович,  - и Шаманов коротко рассказал об обнаруженном поддельном плане отражения агрессии.  - Сейчас пытаюсь поставить задачу местным товарищам, чтобы завтра они во всеоружии встретили врага.
        - Ну,  - кивнул Шапошников,  - бывший командующий Западным Особым округом теперь проходит совсем по другому ведомству. Так что вы, голубчик, постарайтесь в кратчайший срок ввести их в курс дела.
        Потом старший майор попросил связаться с его начальством. Пара щелчков клавишами, и вот уже на экране появился «лучший менеджер всех времен и народов» в своем пенсне, после чего старший майор кратко доложил ему текущую обстановку.
        - Товарищ Сергеев,  - произнес Берия немного помолчав,  - то, что Павлова взяли в целости и сохранности, это хорошо. Продолжай в том же духе. Назначаю тебя исполняющим обязанности начальника особого отдела фронта. Цанаву я предупредил, он в твои дела соваться не будет. Сам буду у вас в Минске к утру вместе со следственной группой. Желаю тебе успеха, товарищ старший майор.
        Когда Берия отключился, в штабе началась повседневная работа. Генерал-майор Сазонов принялся названивать из своего кабинета, поднимая по тревоге подчиненный ему Западный округ ПВО и отзывая с полигонов зенитно-артиллерийские полки, отправленные туда по приказу Павлова. В настоящий момент небо над Минском защищали всего восемь зенитных батарей: по два 85-мм зенитных орудия 52-К, оснащенных приборами управления стрельбой ПУАЗО-3. Против массированного налета это все равно что ничего. Впрочем, массированных налетов вражеской авиации никто допускать не собирался.
        Первым рубежом обороны должна была стать воздушная армия осназ, истребительные полки которой сейчас выполняли перелет из Смоленска на подготовленные для них полевые аэродромы. Второй рубеж состоял из двенадцати трехбатарейных дивизионов снятых со складов длительного хранения комплексов «Куб», которые после 22:00 должны были выйти на свои позиции в окрестностях Минска, Барановичей, Кобрина, Бреста, Белостока, Гродно. Непосредственно в частях Экспедиционного корпуса для обороны от самолетов противника имелись ЗРК «Стрела-10» на шасси МТЛБ и ПЗРК «Стрела-2». Конечно, для XXI века старье ужасное, но «мессершмиттам», «юнкерсам» и «хейнкелям» всего этого хватит за глаза и за уши.
        Тем временем Шаманов, Василевский и Семенов склонились над картой плана прикрытия границы.
        - Значит, так, Иван Иосифович,  - сказал Василевский Семенову,  - общее приграничное оборонительное сражение по плану «Гроза плюс» распадается на три отдельных оборонительных операции: для 11-й армии  - Алитусскую, для 3-й армии  - Гродненскую и для 4-й армии  - Брестскую. Все три операции начнутся одинаково  - с сокрушительного артиллерийского контрудара по позициям вражеской артиллерии и по исходным рубежам развертывания танков и пехоты противника.
        - Простите, товарищ Василевский,  - задал вопрос Семенов,  - но для сокрушительного артиллерийского контрудара в округе недостаточно орудий крупных калибров. Кроме того, далеко не все из них находятся там, где надо.
        - Необходимые для такого удара дальнобойные и мощные средства массового поражения «Град», «Ураган» и «Смерч» в достаточном количестве имеются в составе Экспедиционного корпуса наших союзников из будущего,  - ответил Василевский и вытащил из чемодана несколько карточек.
        - Вот,  - он, словно пасьянс, разложил карточки на столе,  - для того чтобы вы имели представление о том, какие силы и средства планируется задействовать в операции:
        Установка «Град». Сорок направляющих для 122-мм реактивных снарядов, дальность стрельбы до двадцати километров, залп одной установки длится тридцать две секунды и обеспечивает поражение живой силы и открыто стоящей артиллерии на ста сорока пяти тысячах квадратных метров. На Алитусском и Гродненском направлениях таких установок будет по триста двадцать четыре, на Брестском  - четыреста тридцать две;
        Установка «Ураган». Шестнадцать направляющих для 220-мм реактивных снарядов, дальность стрельбы до тридцати пяти километров, залп одной установки длится двадцать секунд и обеспечивает поражение живой силы и открыто стоящей артиллерии на четырехстах двадцати шести тысячах квадратных метров. На Алитусском направлении таких установок будет сто сорок четыре, на Гродненском и Брестском  - по двести восемьдесят восемь;
        Установка «Смерч». Двенадцать направляющих для 300-мм реактивных снарядов, дальность стрельбы до девяноста километров, залп одной установки длится сорок секунд и обеспечивает поражение живой силы и открыто стоящей артиллерии на шестистах семидесяти двух тысячах квадратных метров. На Алитусском направлении таких установок не будет. На Гродненском их будет сто восемь и на Брестском  - пятьдесят четыре.
        Если «Град» предназначен для поражения частей противника, непосредственно придвинутых к границе, то «Ураган» предназначен для работы по удаленным флангам, дивизионным, корпусным и частично армейским тылам. А «Смерч» должен бить по единичным особо важным объектам в глубине вражеских позиций: железнодорожным станциям, складам, штабам и особенно по аэродромам. В зоне поражения «Смерчей» в обеих ударных группировках немцев базируется вся их истребительная и штурмовая авиация, а также все пикирующие бомбардировщики. Иван Иосифович, скажите, как вам концепция завоевания господства в воздухе с помощью дальнобойной реактивной артиллерии?
        - Идея интересная, Александр Михайлович,  - кивнул Семенов,  - но прежде не реализуемая из-за отсутствия подходящих средств. Кстати, нет ли там чего-нибудь подальнобойнее «Смерчей», чтобы доставать объекты, расположенные в глубоком вражеском тылу?
        - Там такие комплексы с дальностью стрельбы до пятисот километров есть,  - ответил Василевский,  - но в связи с тем, что вся германская армия вторжения придвинута практически вплотную к границе, здесь для нас такие системы не являются предметом первой необходимости. Так что давайте вернемся к нашему насущному…
        - Хорошо, товарищ Василевский,  - сказал генерал-майор Семенов, разглядывая карту,  - общий замысел оборонительных операций мне ясен. Ведь именно для противостояния немецким ударным группировкам вы в Генштабе усилили фланговые армии и ослабили центр? Хотя от механизированных корпусов в резерве я бы не отказался.
        - Вопрос с мехкорпусами,  - пожал плечами Василевский,  - был решен на самом высшем уровне, и сейчас он не является предметом нашего обсуждения. О степени боеспособности этих самых мехкорпусов, слепленных «из чего было», вы осведомлены не хуже меня. Часть исправных устаревших танков, как вы знаете, была переделана в артиллерийские тягачи, а часть передана в другие округа.
        Теперь давайте вернемся к нашим баранам. Начнем с Алитусской операции. После огневого контрудара противник понесет тяжелые потери и будет ошеломлен, но и только. После задержки в шесть - десять часов, вызванной необходимостью вывезти раненых и провести перегруппировку сил, 3-я танковая группа генерала Гота в любом случае начнет наступление на Алитус по заранее намеченному плану. К этому моменту части прикрытия из состава 128-й дивизии должны будут оставить недостроенный Олитский УР и отойти на удобный для обороны промежуточный рубеж у озерных дефиле в районе станции Симнас. Там дивизия должна будет снова остановить передовые отряды противника из состава 39-го моторизованного корпуса и заставить его, подтянув отставшую пехоту, развернуть свои боевые порядки по всем правилам. После чего немцы получат еще один огневой удар, а 128-я дивизия сможет организованно отойти на рубеж реки Неман в районе города Алитус к основным оборонительным позициям 16-го стрелкового корпуса и механизированных бригад наших потомков.
        Аналогично отходя с рубежа на рубеж к позициям 21-го стрелкового корпуса у города Меркине, должна будет действовать против 57-го моторизованного корпуса и 126-я дивизия, дислоцированная сейчас в южной части Олитского УРа. На рубеже удобного для обороны высокого правого берега реки Неман наступающая 3-я танковая группа противника упорной обороной должна быть полностью обескровлена и впоследствии разгромлена.
        9-я армия вермахта будет наступать в полосе нашей 3-й армии. 8-й армейский корпус силами трех пехотных дивизий  - на Гродно, 20-й армейский корпус силами двух дивизий  - на Августов. В связи с фактическим равенством сил, отсутствием у противника эффекта внезапности и своевременным занятием нашими войсками оборонительных рубежей, наличия резерва в виде 204-й механизированной дивизии и самоходной противотанковой бригады РГК, а также поддержки со стороны двух группировок Экспедиционного корпуса в Гродно и Августове, Генеральный штаб на Гродненском направлении считает возможным организовать жесткую оборону по линии госграницы.
        Против 2-го стрелкового корпуса, расположенного на правом фланге нашей 10-й армии, будет наступать 42-й армейский корпус 9-й армии противника, растянутый в полосе почти сто километров и наносящий основной удар по линии Граево - Осовец. На этом участке у нас обороняется группировка из 2-й и 8-й стрелковых дивизий, одной мотострелковой и одной ракетно-артиллерийской бригады Экспедиционного корпуса. Поставленная перед ними задача заключается в безусловном удержании за собой линии государственной границы и нанесении огневого поражения находящейся на расстоянии двадцати километров узловой станции Элк, через которую снабжается вся 3-я танковая группа. В случае успеха воевать Готу вскоре будет просто нечем.
        - Да, Александр Михайлович,  - согласился генерал-майор Семенов,  - тут вы абсолютно правы. Эта станция у него как табуретка для приговоренного к повешению  - стоит ее выбить, и все, хана.
        - Хорошо сказано, Иван Иосифович,  - улыбнулся Василевский.  - Впрочем, важность данной станции была очевидна изначально. Но давайте двинемся дальше.
        50-я стрелковая дивизия занимает позиции на вершине Белостокского выступа и растянута на семьдесят километров. Но больше тут и не надо, ибо противник также считает это направление третьестепенным и имеет здесь аналогичные силы. А вот от Замброва и южнее, в полосе примерно сорок пять километров, на нас навалятся сразу 7-й и 9-й армейские корпуса 4-й армии противника в составе шести пехотных дивизий. Поэтому там сосредоточены наш 5-й стрелковый корпус, две механизированных дивизии армейского подчинения  - 29-я и 208-я, а также бригады Экспедиционного корпуса: одна мотострелковая, одна ракетно-артиллерийская и одна ракетно-артиллерийская большой мощности,  - которые обеспечат поддержку артиллерийским огнем нашим обороняющимся войскам. Задача  - упорная оборона по линии госграницы, с возможным постепенным отходом вглубь советской территории.
        В полосе нашей 4-й армии 43-й армейский корпус противника из состава 9-й армии будет наступать против нашего 61-го стрелкового корпуса в полосе шириной примерно сорок километров и при примерно равных силах. Сами понимаете, лезть на высокий восточный берег Буга против соединений, успевших занять подготовленные для них окопы и развернуть артиллерию  - занятие в таких начальных условиях бесперспективное.
        Южнее, на Брестском направлении, будет действовать 2-я танковая группа генерала Гудериана, имеющая в первом эшелоне два моторизованных и один армейский корпус. Но и у нас тут сосредоточены очень серьезные силы, 28-й стрелковый корпус в районе Бреста, 47-й стрелковый корпус в районе Кобрина, 205-я механизированная дивизия в районе Жабинки, самоходная противотанковая бригада РГК в резерве, а также части экспедиционного корпуса: две мотострелковых, четыре механизированных, четыре ракетно-артиллерийских и одна ракетно-артиллерийская бригады большой мощности.
        - Серьезные силы,  - удовлетворенно произнес генерал-майор Семенов и спросил:  - Александр Михайлович, а почему позиции 75-й дивизии так растянуты?
        - А это,  - вступил в разговор Шаманов,  - наш сюрприз для противника. Если Гудериана вообще нигде не пустить через границу, то он станет искать слабое место и ударит своими танками хотя бы в полосе 61-го корпуса. А это для нас лишняя морока. А так 75-я дивизия немного пообороняется на рубеже Буга, а потом одним полком отойдет на южную окраину Бреста и двумя  - к Малорите. После этого Гудериан обязательно влезет в этот прорыв и окажется перед позициями нашего 47-го корпуса у Кобрина, имея с юга и востока болота, с севера реку Мухавец с проходящей по ней нашей линией обороны. В тылу у него останется всего одна простреливаемая артиллерией дорога, причем горловина этой дороги будет проходить через поселок Мухавец, всего в четырех-пяти километрах от наших позиций, и будет уязвима даже для батальонных минометов. Танки, может, и проскочат, пехота просочится лесом, а вот транспортные машины со снабжением  - уже нет.
        - А ночью?  - спросил генерал-майор Семенов.
        - И ночью тоже,  - ответил Шаманов.  - В наше время война идет круглосуточно с применением специальных средств. Таким образом, потрепыхаются немцы дня три-четыре в этом мешке, сожгут все свое горючее, а потом их можно будет брать голыми руками. И чем больше войск они туда загонят, тем весомей будет наша победа.
        Воевать мы собираемся с применением всех достижений нашей военной техники: надежной, не прослушиваемой противником связью, радиоэлектронными средствами борьбы и воздушной разведкой, способной вскрыть расположение противника за двести пятьдесят  - триста километров от фронта.
        И вообще, в курс дела вы уже вошли, так что принимайтесь за работу, и приготовьтесь ничему не удивляться. Времени на раскачку у нас нет.

21 июня 1941 года, 19:20. Киев, Штаб Киевского Особого военного округа

        Сигнал «Гроза», поступивший из Москвы в четвертом часу вечера, поверг генерала армии Жукова в шок. Еще сегодня утром, несмотря на все доклады разведки, которой ему было приказано верить, он еще надеялся, что начало войны удастся оттянуть до лета следующего года. Но нет, не удалось. Приказав передавать сигнал «Гроза» в штабы армий и отправив в Москву подтверждение о том, что сигнал принят и передан в войска, Жуков вызвал к себе начальника штаба округа, а с нынешнего момента  - фронта, генерал-лейтенанта Пуркаева, начальника оперативного отдела полковника Баграмяна и командующего ВВС генерал-лейтенанта Кравченко.
        Поступить иначе Жуков не мог. Приказы в армии положено выполнять, а не обсуждать, чего он и сам требовал от подчиненных. К тому же Москва, посылая в округа этот сигнал за подписью начальника Генерального штаба Шапошникова и наркома обороны Сталина, знала, что делала. Сигнал «Гроза» отменял все предыдущие директивы и указания, в том числе и пресловутый приказ «не поддаваться на провокации».
        С другой стороны  - Жуков поморщился, словно от зубной боли,  - история, в результате которой Сталин сменил маршала Тимошенко на посту наркома обороны, явно отдавала какой-то мистикой. В ночь с четырнадцатого на пятнадцатое сентября прошлого года в Московском военном округе была внезапно объявлена проверка боеготовности. При этом в части и соединения округа наблюдать за ходом этой проверки выехали члены Политбюро ВКП(б). Сталин лично посетил дислоцированную в Калинине 73-ю стрелковую дивизию. Результатом объявленной ночью боевой тревоги стал полный хаос и смятение, тем более что половины командиров вообще не оказалось на месте.
        Как рассказывали позже очевидцы, вывести части в запасные районы удалось не ранее полудня, вместо нескольких часов, положенных по нормативу. При этом колонны стрелковых полков на марше растянулись, по причине того, что у многих бойцов и даже командиров оказались сбитыми ноги, а некоторые части вообще заблудились.
        На полигонах дело тоже пошло не самым лучшим образом: с грехом пополам окопавшись, бойцы отчаянно мазали из винтовок, а прибывшая с большим опозданием артиллерия не смогла накрыть указанные посредниками цели. Авиация округа тоже находилась не в лучшем состоянии  - часть самолетов не смогла взлететь, а результаты штурманского ориентирования, бомбометания и стрельбы по конусу были просто удручающими. К тому же при посадках произошло несколько аварий, а две из них закончились гибелью пилотов.
        Результат этой проверки оказался разгромным. На последовавшем через неделю совещании высшего комсостава РККА, совмещенном с заседанием Политбюро, на котором присутствовал и Жуков, Сталин сказал:
        - Если бы Московский округ был приграничным, и если бы это были не учения, а война, то его войска, несомненно, оказались бы полностью уничтожены противником в ходе внезапного нападения. Вы думаете, что враг даст вам время, чтобы действовать не спеша и по старинке? Ничего подобного, товарищи! Нынешние войны начинаются внезапно, и если вы будете действовать так, как действовали войска Московского округа на прошедшей проверке, то, несомненно, будете полностью разгромлены. Нам недостаточно иметь армию, сильную только на бумаге. Нам требуется содержать ее в состоянии высочайшей боеготовности. Если вы этого не понимаете, то грош вам цена как высшим командирам!
        Когда маршал Тимошенко начал было оправдываться «объективными обстоятельствами» и тем, что он менее полугода находится в должности наркома обороны, Сталин пошептался о чем-то с сидящим по левую руку от него маршалом Шапошниковым и произнес:
        - Не товарищ Сталин, а вы, товарищ Тимошенко, сразу после вступления в должность должны были организовать подобную проверку, чтобы выявить все слабые места и недостатки нашей армии, для того чтобы их устранить. Но вы этого не сделали, а сделал это товарищ Сталин. Было бы гораздо хуже, если бы такую внезапную проверку нам устроили японцы или немцы. Есть мнение, что вы это не понимаете. А это значит, что вы не готовы исполнять обязанности наркома обороны и вам напрасно доверили такой высокий пост.
        Это был приговор. Помимо маршала Тимошенко, назначенного командовать Уральским военным округом, своих постов лишились: исполняющий обязанности начальника Генштаба генерал Мерецков, которого вновь сменил маршал Шапошников, и начальник управления ВВС РККА генерал Рычагов. Кроме того, после этого совещания в войсках началась самая настоящая  - генерал Жуков не мог подобрать иного слова  - штурмовщина по повышению боеготовности. Марш-броски, окапывание, стрельбы, метание гранат. Танкистов заставляли ездить, артиллеристов стрелять, а летчиков летать, беспощадно карая за аварийность и травматизм и в то же время не снижая темпов боевой подготовки и не ослабляя контроль, который был возложен на особые отделы.
        Потом началось чехарда с подвижными частями. Только что сформированные восемь мехкорпусов снова расформировали, причем большая часть личного состава  - командиры, наводчики и механики-водители  - убыли в неизвестном направлении. Часть танков, в основном пулеметные двухбашенные Т-26, передали в качестве тягачей в корпусную артиллерию, часть отправили во внутренние округа, а часть машин, имевших предельный износ, просто списали. Взамен на базе кавалерийских корпусов началось формирование четырех конно-механизированных корпусов усиленного состава, для укомплектования которых с заводов прибывали новенькие танки КВ-1, Т-34 и БТ-7М.
        У Жукова в Киевском особом военном округе было два таких соединения. 2-й КМК генерала Рябышева  - бывший 4-й кавкорпус  - располагался в районе Радехова, вдоль железной дороги Луцк - Львов. А 3-й КМК генерала Карпезо  - бывший 5-й кавкорпус  - в районе Броды, вдоль железной дороги Дубно - Львов. Общая численность подвижной группировки составляет: четыре кавалерийские дивизии, двести сорок тяжелых, четыреста восемьдесят средних и триста шестьдесят легких танков, все с посаженным на броню десантом. Кстати, броневой десант  - это еще одно новшество, шедшее вразрез со всеми прежними инструкциями, наставлениями и уставами, прямо запрещавшими перевозить пехоту на танковой броне.
        И хоть после этой реорганизации общая численность танков в округе сократилась более чем вчетверо, генерал Жуков был вынужден признать, что боеспособность подвижных соединений при этом лишь возросла. Особенно если учитывать то, что конно-механизированные части обучали куда интенсивней, чем пехоту или ту же артиллерию. Жуков сам был в мае у Рябышева на корпусной проверке и не мог не признать, что взаимодействие между кавалерией, танками, броневым десантом и артиллерией вполне отработано, в силу чего можно считать, что корпус к войне вполне готов. Если бы такая мощь была у него два года назад на Халкин-Голе, то он разнес бы японцев вдребезги, даже не особо напрягаясь.
        А в марте-апреле в округ прибыли шесть самоходных противотанковых бригад РГК, тут же включившихся в лихорадочный темп боевой подготовки, как и остальные части и соединения. Четыре таких бригады были дислоцированы в полосе 5-й армии и сведены в особый противотанковый корпус генерала Москаленко. Еще две приданы конно-механизированным корпусам Рябышева и Карпезо. Жуков не был бы Жуковым, если бы не побывал лично во всех бригадах и не ощупал новую технику своими руками. Оснащенная дульным тормозом длинноствольная пушка Ф-22 в щитовой установке и приземистая клиновидная машина на широких гусеницах ему понравились. Но, черт возьми, ни в советском, ни в зарубежном танкостроении у нее не было аналогов. Это наводило на определенные вопросы, на которые у генерала пока не было ответов. Кто заставил деятелей из ГАБТУ презреть все свои прежние установки и дать добро на создание такой революционной машины? Точнее, кто это сделал, было понятно  - главный вопрос заключался в том, почему товарищ Сталин принял такое решение. К тому же боекомплект к самоходке состоял из особых выстрелов, маркированных как 1900/3К,
которыми прямо запрещалось стрелять из полковых пушек образца 1902/30 года.
        - Разорвет нахрен, товарищ командующий,  - сказал Жукову генерал Москаленко,  - вы даже костей потом не соберете. Этот выстрел только для Ф-22 и УСВ, чьи стволы изначально рассчитаны на метательный заряд пушки 3К.
        Впрочем, того, как метательный заряд от пушки 3К смогли затолкать в гильзу образца 1900 года, Жуков так и не понял. И никакие связи и знакомства в ГАУ ничем не могли ему в этом помочь. Вся эта история была настолько секретной, насколько это возможно только в СССР. Кстати, такие же выстрелы генерал армии видел в укладках танков из состава конно-механизированных корпусов. А длинноствольная пушка Ф-34У, которой они были вооружены, выглядела как родная сестрица Ф-22. И она при форсировании рва в землю почему-то не втыкалась. Просто в походном положении ее надо держать не горизонтально, а поднятой на пятнадцать градусов. Танк при этом, правда, выглядел как задравший голову зазнайка, но это уже дело десятое. Вид же получался даже бравый и внушающий уважение.
        После самоходных бригад, в конце апреля  - начале мая «из глубины» в округ густо пошли эшелоны с дополнительными стрелковыми корпусами: двумя для 5-й и одним для 6-й армии. Причем, что самое интересное, все мероприятия по переброске дополнительных войск прекратились где-то в начале июня, после чего все внешне притихло, и только накал боевой учебы не спадал не на один день. Тогда же были отменены отпуска, а военные училища и Академия Генштаба досрочно провели экзамены и направили выпускников в войска. Делалось это в таком темпе, словно война должна была начаться уже завтра.
        «А вот смотри ты,  - подумал Жуков,  - она завтра действительно начнется».
        Но вот, наконец, подошли вызванные Жуковым генералы Пуркаев и Кравченко, а также полковник Баграмян, после чего были вскрыты пакеты с планами прикрытия границы и запечатанное отдельным пакетом сверхсекретное приложение к нему, которое, как оказалось, содержало план действий германских (!!!) войск на момент начала войны с точным указанием участвующих в наступлении сил. При этом многие спущенные сверху решения, до сей поры непонятные, неожиданно обрели смысл.
        Войска, расположенные в полевых лагерях в десяти-двадцати километрах от границы, за ночь требовалось скрытно вывести в районы оборонительных рубежей для их своевременного занятия. Время пошло.
        Отдельный разговор у Жукова состоялся с генерал-лейтенантом Кравченко, до назначения командующим ВВС округа возглавлявшего здесь же 64-ю истребительную дивизию. Он занял этот пост всего два дня назад, 19 июня, когда командовавшего ВВС округа генерал-лейтенанта Птухина отозвали в Москву в распоряжение Управления кадров Наркомата обороны. Генерал Кравченко был решительным командиром, храбрым и умелым летчиком, который поучаствовал в воздушных боях с японцами в Китае, на Халхин-Голе и во время злосчастной войны с белофиннами. В свои неполные двадцать девять лет он уже имел две Звезды Героя, два ордена Красного Знамени, орден Ленина, орден Знак Почета за испытания новых самолетов, орден Боевого Красного Знамени Монгольской республики и звание генерал-лейтенанта.
        Это был тот самый авиационный генерал, который без колебаний выполнит все приказы командования, подняв на рассвете двадцать второго июня в воздух все две тысячи самолетов ВВС округа для того, чтобы лично повести их в бой.
        Жуков молча выложил перед Кравченко карточки, в которых были выписаны соотношения сил и средств ВВС округа и немецкого 4-го воздушного флота, и постучал по ним пальцем. Две тысячи самолетов округа против семисот двадцати трех в 4-м воздушном флоте. Прошлогодняя ожесточенная «битва за Британию» аукнулась немцам огромными потерями, как в самолетах, так и в опытных летчиках довоенной выучки. На направлении главного удара противника только в новых истребителях превосходство советских ВВС было почти шестикратным. Четыреста И-182, сто девяносто перевооруженных пушками Б-20С истребителей МиГ-3 и шестьдесят истребителей Як-1М против ста девяти Ме-109 F из состава 3-й истребительной эскадры люфтваффе.
        - Товарищ Кравченко,  - сказал Жуков,  - исходя из этих данных, полученных нашей разведкой, ни завтра, ни послезавтра, ни когда еще либо, ни одна бомба не должна упасть на наши войска, аэродромы, склады и города. Родина дала вам для этого все необходимое, и теперь пришло время оправдать ее доверие.
        - Выполним приказ Родины, товарищ командующий,  - ответил Кравченко и, собрав со стола предназначенные ему бумаги, вышел вон  - делать свое дело. Пришел звездный час, к которому он, возможно, готовился всю жизнь.
        Когда все участвующие в совещании покинули кабинет, Жуков подошел к висящей на стене большой карте округа и подумал, что если бы немцы решили напасть на СССР месяц назад, когда войска были в беспорядке разбросаны по всей территории округа, исходя из наличия казарменного фонда, а границу прикрывала только тоненькая ниточка передовых батальонов, то все могло быть гораздо хуже. А теперь  - совсем другое дело. Пусть Рунштедт приходит  - он, Жуков, сумеет его и достойно встретить, и как следует угостить.

21 июня 1941 года, 20:35. Прибалтийский особый военный округ, Шауляй, базовый аэродром 7-й смешанной авиационной дивизии

        Командир дивизии полковник
        Петров Павел Максимович

        Большое красное солнце спускалось к горизонту. Если верить недавно вскрытому «красному пакету», заканчивался последний мирный день. Особой неожиданностью это не стало. Несмотря на «заявление ТАСС» и другие политические маневры, в войсках приграничных округов давно ощущалось жаркое дыхание предстоящей войны. И для этого не надо было обладать даром Кассандры. Признаками этому служили непрерывная боевая подготовка, проводимая, невзирая на возросшую аварийность и износ матчасти, участившиеся в последнее время внезапные проверки боеготовности, а также то, что, вопреки всем правилам и обычаям, новые самолеты теперь не привозили из Москвы разобранными и в ящиках, а перегоняли прибывающими с переучивания летчиками с завода на полковой аэродром своим ходом, с одной промежуточной посадкой на аэродроме в Витебске, что тоже добавило комдиву немалую головную боль.
        Такая лихорадка, которую в шутку некоторые командиры даже называли учебной войной, говорила, что и настоящая большая война была не за горами. Так не готовились ни к Халхин-Голу, ни к Финской, ни к освободительным походам в Западную Украину и Западную Белоруссию и в Бессарабию. Кроме того, в отличие от прошлого варианта истории, о котором тут, конечно, никто и не догадывался, вздрюченные Мехлисом политработники основной упор делали на то, что, несмотря на разные сиюминутные политические комбинации, основной задачей РККА является защита социалистического Отечества. И в случае же если опьяненные своими победами на Западе германские фашисты посмеют напасть на СССР, то они должны быть немедленно отражены, разгромлены и уничтожены. А потому, как говорил великий Ленин, «учиться военному делу надо самым настоящим образом». Ничего неожиданного и сверхъестественного, не правда ли? Поэтому и вскрытие «красного пакета» не вызвало у полковника особых эмоций  - к подобному он был давно уже готов.
        Еще до известия о близком начале войны у полковника Петрова голова шла кругом от реорганизаций последних месяцев, поступления новой техники и ускоренной боевой учебы.
        Если И-182 в пилотировании был очень похож на своего предшественника И-16 и не доставлял особых проблем при переучивании, то МиГ-3 был капризен в управлении, и с ним летчикам пришлось изрядно помучиться. Хороший пилот на нем становился средним, а средний был хуже новичка, только что вышедшего из училища, даром что машина высотная и скоростная. Летчикам 10-го истребительного полка больше понравился И-182, машина одновременно компактная, хорошо вооруженная, маневренная и скоростная. Побольше бы таких, говорили они. Своего мнения Петров составить не мог, поскольку по прошлой службе он был бомбардировщиком, а это совсем другие рефлексы.
        На данный момент 7-я САД, перебазированная под Шауляй из-под Митавы, должна была обеспечивать оборонительные действия 8-й армии на направлении главного удара 4-й танковой группы немцев. Дивизия в себя включала:
        в Шауляе 10-й истребительный авиаполк смешанного состава  - сорок восемь новеньких И-182 и двадцать четыре высотных истребителя МиГ-3. В Шауляй из-под Митавы был также передислоцирован 241-й штурмовой авиаполк  - шестьдесят переделанных в штурмовики истребителей И-153 «Чайка» первых выпусков с пулеметным вооружением;
        В Паневежисе базировался 9-й бомбардировочный авиаполк  - пятьдесят четыре СБ-бис2, и 238-й истребительный авиаполк  - шестьдесят пушечных «чаек» последней серии, выпущенных в первой половине прошлого года;
        В Груджае на аэродроме был готов к бою 46-й бомбардировочный авиаполк  - тридцать бомбардировщиков СБ-2бис и двадцать четыре пикирующих бомбардировщика Ар-2.
        Всего двести восемьдесят восемь самолетов  - вроде бы немалая сила, но полковник Петров понимал, что, несмотря на усиленную подготовку, дивизия была лишь условно готова к войне. В первую очередь остро не хватало истребителей. Двумя истребительными полками требовалось прикрывать от ударов вражеской авиации свои войска и аэродромы и осуществлять сопровождение вылетов двух бомбардировочных и одного штурмового полков.
        Тихоходные СБ и Ар-2 без истребительного прикрытия  - это просто мясо для пушечных «мессершмиттов». Да и груженные авиационными ракетами «чайки» до момента штурмового удара по маневренности мало чем отличаются от стельных коров. Вот и придется рвать на части единственный полк на новых истребителях.
        Использовать в качестве истребителей «чайки»  - это тоже не выход. К началу сорок первого года этот самолет как истребитель фатально устарел, и не может на равных противостоять «мессершмиттам». И на неравных, кстати, тоже. Да что там «мессершмитты»  - на прямой «чайка» с мотором М-25 была не в состоянии догнать и Ю-88, имеющий превосходство в скорости на целых сто километров в час. Новые «чайки» с мотором М-62 были, конечно, пошустрее, но применять их было желательно только в составе большой группы в прикрытии бомбардировочных формаций.
        Но как бы то ни было, а уже завтра полковнику Петрову придется вести свою дивизию в бой. Единственный способ избежать неоправданных потерь  - это, не распыляя сил, бить всей дивизией в одно место сжатым кулаком, не раздергивая самолеты по эскадрильям и звеньям.
        Вскрыв «красный пакет» и вчитавшись в его содержимое, полковник Петров вздохнул с облегчением. Было указано место для массированных бомбоштурмовых ударов в полосе действия дивизии: железнодорожный и шоссейный мосты через Неман в районе Тильзита, сама железнодорожная станция и, предположительно, забитая немецкими войсками второго эшелона дорога Тильзит - Шауляй.
        Завтра на рассвете, одновременно с соседями, он должен поднять в небо свой 10-й истребительный полк, для того чтобы встретить в воздухе бомбардировщики 1-го воздушного флота немцев, отразить их удар, после чего бомбардировочные и штурмовые полки дивизии под прикрытием пушечных «чаек» должны будут приступить к непосредственной поддержке наземных войск. «Готовность № 2» в полках должна быть объявлена немедленно, «Готовность № 1»  - за час до рассвета. Взлет 10-го полка  - по команде с выдвинутых к границе постов ВНОС, а ударной группировки  - через пять минут после взлета истребителей первой волны.
        До границы от базовых аэродромов  - сто километров, до Тильзита  - сто тридцать. Подлетное время для немецких бомбардировщиков  - четверть часа, а И-16 на пяти километрах будет через шесть минут после взлета, И-182  - через четыре с половиной, а МиГ-3  - минут за десять заберется на свой эшелон высотного чистильщика в восемь километров. Если немцы завтра действительно начнут, то пусть их летчики пеняют потом только на себя и своего фюрера.
        Соседом дивизии Петрова слева была 6-я смешанная авиадивизия, действующая в полосе 16-й армии. Соседом справа  - 8-я смешанная авиадивизия, прикрывающая действия 19-й армии. Положение дел с истребителями там было аналогичным: по одному истребительному полку смешано на И-16 и новых И-182, и по одному полку на устаревших «чайках», пригодных только для использования в качестве легких штурмовиков.
        «Миги» в прибалтийском округе были только у него, но полковник Петров с превеликим удовольствием спихнул бы их соседям, поменяв на те же самые И-182. Но это так, только умозрительно. На самом деле ни о каком обмене не могло быть и речи, не на базаре, чай. У МиГ-3 в тактической схеме «этажерка» было свое законное место высотного чистильщика, ведь на высотах свыше семи километров ему просто нет равных ни в советских, ни в германских ВВС. Пусть немецкие летчики пытаются реализовать преимущество «мессершмитта» в скороподъемности уходом на вертикаль. Там, наверху, их ждет небольшой, но очень неприятный сюрприз.
        Доложив «наверх» командующему ВВС округа генерал-майору Новикову о том, что боевое задание на первый день войны принято и понято, полковник Петров вместе с начальником штаба дивизии полковником Соловьевым сели готовить боевой приказ на завтрашний день, детализируя задачу полкам дивизии. Завтрашний день должен был или поднять их на вершину славы, или низвергнуть в пучину позора, чего полковник Петров искренне хотел избежать.

21 июня 1941 года, 22:15. Западный особый военный округ, Кобрин, Штаб 4-й армии

        Генерал-лейтенант Василий Иванович Чуйков

        Из характеристики, данной генералу Чуйкову:
        «…генерал-лейтенанту Чуйкову свойственны такие положительные качества, как решительность и твёрдость, смелость и большой оперативный кругозор, высокое чувство ответственности и сознание своего долга».

        На западе, где-то за Брестом, как предвестье завтрашнего дня пылал багровый закат. На потемневшем небе уже готовы были высыпать яркие звезды. Еще немного, и начнется самая короткая ночь года. Но генерал-лейтенанту Чуйкову сейчас было не до наблюдения за природными красотами Белоруссии. Слишком уж многое произошло за этот день.
        Сначала был сигнал «Гроза», доведенный до командования армии не штатным путем, через штаб округа в Минске, а по линии НКВД. Усталый, с покрасневшими от постоянного недосыпания глазами начальник особого отдела армии капитан госбезопасности Бобров доложил ему и начальнику штаба армии полковнику Сандалову, что сигнал «Гроза» по линии НКВД поступил еще полчаса назад, и что время, отведенное ему инструкцией на ожидание такого же сигнала по армейской связи, уже вышло. Каждый должен заниматься своим делом, командование армии должно готовить ее к будущим сражениям, а он, капитан госбезопасности Бобров, должен ловить шпионов и диверсантов, которые, несмотря на все его усилия, продолжают появляться в армейских тылах.
        - А как же командующий округом генерал Павлов?  - растерянно спросил полковник Сандалов.
        - А генерал Павлов,  - ответил капитан госбезопасности Бобров,  - скорее всего, оказался скрытым предателем, участником троцкистско-зиновьевского блока, вроде Тухачевского, Якира, Уборевича и прочих. Сейчас с этим фактом со всей серьезностью уже разбираются в Москве. И скорее всего, у округа, то есть уже фронта, появится новое командование. Но это вопрос не нашей компетенции, товарищ полковник. Вот, вместе с товарищем генерал-лейтенантом распишитесь, пожалуйста, здесь и здесь о том, что с сигналом «Гроза» вы ознакомлены и предупреждены об ответственности за непринятие мер согласно плану прикрытия границы.
        Сказал как отрезал. Точка. Хотя Чуйкову и Сандалову и не хотелось верить в предательство генерала Павлова, но свою подпись в спецжурнале об ознакомлении с сигналом «Гроза» они поставили и, вскрыв опечатанную папку, немедленно приступили к выполнению всех предписанных мероприятий по подготовке к отражению внезапной агрессии фашистской Германии.
        Хотя какая она, к едрене фене, внезапная? В последний месяц все увеличивающуюся концентрацию немецких войск на левом берегу Буга мог не заметить только слепой. Генерал Чуйков не раз и не два выезжал в передовые части на самой границе. Одно дело, слушать убаюкивающие сказки из штаба округа в Минске, и совсем другое  - собственными глазами наблюдать на своем участке все возрастающую концентрацию германской пехоты и артиллерии, которые в последнее время нагло начали выдвигаться прямо к границе. Так что ничего неожиданного в сигнале «Гроза» для генерала не было. Еще в начале июня отменили все отпуска для комсостава, а восемнадцатого числа войска армии, выведенные в полевые лагеря по личному указанию наркома обороны товарища Сталина, были приведены в состояние повышенной боевой готовности.
        Признаков близкой войны, особенно здесь, на приграничном рубеже, не видел только слепой. Помимо всего прочего, осень, зиму и весну войска армии буквально не вылезали из учений, внезапных ночных тревог, дивизионных и корпусных проверок боеготовности. Сам участник боевых действий в Китае в 1927 —29 годах и в недавней войне с белофиннами, генерал Чуйков не мог не признать, что в результате предпринятых в последнее время мероприятий вверенная ему армия не только численно увеличилась на один стрелковый корпус, прибывший из Московского военного округа, но и значительно усилила боеспособность.
        Передав сигнал «Гроза» в стрелковые корпуса и части армейского подчинения, штаб армии начал готовиться к перебазированию на полевой командный пункт, расположенный в лесном массиве в одиннадцати километрах северо-восточнее Кобрина.
        Одним из первоочередных мероприятий по плану прикрытия границы была команда распечатать полковые вещевые склады мобилизационного резерва и перед выдвижением на исходные позиции переобмундировать все части армии в новую «камуфляжную полевую форму образца 1941 года». Первыми эту форму надели штабные командиры и бойцы комендантской роты штаба армии. Как человек с боевым опытом, генерал Чуйков не мог не признать, что новое обмундирование для ведения боевых действий куда удобнее и практичнее старых образцов.
        Правда, некоторых командиров и политработников возмущало то, что в новом камуфляже они стали почти неотличимы от рядовых бойцов и младших командиров. Такие кадры, чего греха таить, тоже были в рядах РККА. Но с ними разговор будет короткий. Кого-то спишет война, а кого-то  - особист, поставивший спецпометку в личном деле. Чтобы смыть такую спецпометку, этим людям надо будет потом очень-очень постараться.
        Кроме всего прочего, после ноля часов 22 июня все бойцы и командиры в форме образца 1938 года подлежали немедленному задержанию и разоружению, а в случае оказания ими сопротивления, сотрудники НКВД получили право открывать огонь на поражение. Как сказал капитан госбезопасности Бобров, делалось это с целью выявления многочисленных групп, переодетых в советскую военную форму вражеских диверсантов, которые должны действовать в армейских тылах с началом немецкого нападения. Кое-кого из числа тех, что были заброшены заранее, уже удалось отловить. Но самое большое количество, как выразился капитан Бобров, «интуристов» должно было прибыть с сопредельной стороны в ночь с двадцать первого на двадцать второе июня.
        Параллельно с чисто военными приготовлениями должны быть проведены мероприятия по эвакуации в тыл семей командиров, а также местных советских, партийных и хозяйственных работников Брестской области. Сами же они должны перейти на казарменное положение с подчинением командованию армии.
        Последним сюрпризом, затаившимся на дне папки с документами по плану прикрытия границы, был запечатанный сургучными печатями пакет из плотной бумаги с надпечаткой «Вскрывать только при поступлении сигнала “Гроза”». Вот тут товарищей Чуйкова и Сандалова ждал самый настоящий шок. Это был документ о том, что с двадцати двух часов вечера в расположение 4-й армии для взаимодействия в отражении агрессии фашистской Германии вводятся тринадцать мотострелковых, механизированных и артиллерийских бригад из состава союзного СССР Экспедиционного корпуса, прибывшего из далекого 2018 года. Отложив бумагу в сторону, Чуйков ошарашенно переглянулся с Сандаловым, после чего они вместе недоуменно уставились на армейского особиста.
        - Да, товарищи,  - кивнул в ответ на их немой вопрос капитан госбезопасности,  - действительно, так оно и есть. Вы можете думать об этом все что угодно, но прошу учесть, что наличие такого союзника до самого последнего момента являлось самым охраняемым из всех секретов Советского Союза.
        - Вы там были, товарищ капитан госбезопасности?  - спросил Чуйков.
        - Был,  - ответил Бобров,  - скажем так, товарищ генерал-лейтенант, на курсах повышения квалификации. Подробности сообщить вам не могу, сами понимаете  - подписка. Подождите немного. Все же лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
        Но прежде чем в окрестностях Кобрина появились передовые подразделения Экспедиционного корпуса, к штабу армии подъехало несколько больших крытых трехосных грузовиков передвижного армейского узла связи, сопровождаемые двумя самоходными зенитными установками. Старший лейтенант, командовавший этим хозяйством, смотрел на генерала Чуйкова как на оживший памятник. А то как же, круче было бы лицезреть только самого Сталина, Жукова или Рокоссовского. Хотя переодевшись в камуфляж, выглядел Чуйков не совсем канонично.
        - Товарищ генерал-лейтенант,  - связист откозырял Чуйкову,  - есть связь со штабом фронта. Товарищ командующий у аппарата…
        Когда генерал Чуйков поднялся по лесенке в кузов одного из грузовиков, там его ожидал еще один сюрприз. Если вооружение и боевая техника, которой был оснащен Экспедиционный корпус, в основном была еще советского производства  - вермахту и того хватит за глаза и за уши,  - то аппаратура связи, напротив, была самой что ни на есть современной, отчасти даже еще не поступившей в войска. Просто, совмещая приятное с полезным, самой современной системе управления войсками устроили обкатку в боевых условиях.
        Так что Чуйков в кузове увидел не телеграфный аппарат прямого провода и даже не телефонную трубку ВЧ, а большой плоский экран, на котором как живой возник незнакомый ему полноватый человек, в таком же, как у него, камуфляже и со знаками различия генерал-полковника. Впрочем, стоявшего рядом с незнакомцем генерал-майора Василевского Чуйков знал, ибо тот уже приезжал к нему в армию по линии Генштаба в конце мая, чтобы провести одну из проверок боеготовности.
        - Добрый вечер, Василий Иванович,  - произнес незнакомец,  - меня зовут Шаманов Владимир Анатольевич. По личной просьбе товарища Сталина с этого момента я командую Западным фронтом, а Александр Михайлович Василевский является моим начальником штаба.
        - Здравия желаю, товарищ генерал-полковник,  - ответил генерал Чуйков,  - докладываю, что, согласно плану прикрытия государственной границы, войска армии подняты по тревоге и с наступлением темноты начнут выдвижение на исходные позиции.
        - Очень хорошо, Василий Иванович,  - кивнул Шаманов,  - а теперь слушайте боевой приказ…
        Этот разговор с новым командующим состоялся всего полтора часа назад. А сейчас генерал Чуйков и полковник Сандалов, уже сделавшие в первом приближении все, что было необходимо для завтрашнего дня, стояли в сгущающейся темноте на окраине Кобрина и вслушивались в приближающийся со стороны Барановичей тяжкий гул множества мощных моторов.
        Поток техники, в полумраке в два ряда сплошной лавиной двигавшейся по шоссе, казался им бесконечным. Тяжелые приплюснутые танки с длинноствольными пушками чуть ли не корабельного калибра сменялись легкими гусеничными клиновидными машинами, на которых верхом сидела вооруженная короткими карабинами пехота. За ними двигались самоходные гаубицы, на смену которым приходили тяжелые грузовики с укутанным брезентом странными коробчатыми установками вместо кузовов, причем некоторые из них были огромными на четырех осях, с толстыми колесами в человеческий рост и длиной не менее двенадцати метров. Потом снова самоходные гаубицы, но на этот раз совсем уж монструозные, с длинными восьмидюймовыми стволами. Куда там привычной Б-4! За ними самоходные зенитки, и снова танки и мотопехота на броне.
        Вдыхая густой соляровый угар, который сейчас был для него слаще запаха дорогих духов, генерал Чуйков подумал, что завтра немцам будет хреново. Они столкнутся и с этой мощью брони и крупных калибров, и со ста шестьюдесятью тысячами бойцов и командиров его армии, которые в данный момент уже занимают оборону по линии государственной границы.
        Впрочем, все это будет завтра. А пока не наступил рассвет, они с полковником Сандаловым много еще чего должны успеть. Если Родина доверила им отразить наступление одного из самых лучших немецких генералов, то они должны сделать все возможное, чтобы оправдать ее доверие.

21 июня 1941 года, 22:45. Украинская ССР, Киев, квартира 1-го секретаря ЦК КП(б) Украины Никиты Хрущева

        Появившийся поздно вечером на пороге хрущевской квартиры курьер с пакетом не удивил главу Компартии Украины. Все-таки Никита Сергеевич, за глаза прозванный товарищами Клоуном, был видным партийным и государственным деятелем, а таких людей из Кремля могут побеспокоить в любое время дня и ночи.
        Удалившись к себе в кабинет и вскрыв пакет, Хрущев из записки за подписью Поскребышева узнал, что на завтрашнее утро назначено экстренное заседание Политбюро ЦК ВКП(б), на котором он обязательно должен присутствовать, и что на аэродроме в Борисполе его уже ждет готовый к вылету самолет с опытным экипажем.
        Хрущев был встревожен, Хрущев был напуган, да нет, он был просто в панике. Такой вызов мог означать все что угодно  - от перевода с повышением в Москву до внезапного ареста прямо на столичном аэродроме. В последнее Хрущеву верилось больше. Были уже, знаете ли, прецеденты.
        Кроме всего прочего, Никита Сергеевич не был клиническим имбецилом, каким он старался казаться товарищам по партии, для того чтобы его не сожрали в ходе одной из многочисленных политических интриг. Не столько умный, сколько хитрый и подлый, он давно поставил себе цель забраться на самую вершину партийной пирамиды власти, но прекрасно понимал, что при живом Сталине это попросту невозможно. Интрига была долгой, тайной. На своем пути наверх, начавшемся двенадцать лет назад с учебы в Промакадемии, Хрущев не жалел никого, ни врагов, ни, в особенности, бывших друзей-троцкистов.
        Попав в Москву и занесенный там в список партноменклатуры, он ступенька за ступенькой, шаг за шагом стал подниматься по карьерной лестнице. Выдвиженец Лазаря Кагановича, Хрущев был готов есть из всех корыт разом: секретарь парткома Промакадемии, 2-й, а затем и 1-й секретарь Московского горкома ВКП(б), с совмещением должности 1-го секретаря Московского областного комитета. В Москве он обретался до февраля 1938 года, после чего был переведен в Киев на свою нынешнюю должность, вместо отозванного в Москву и впоследствии репрессированного Станислава Косиора.
        Хрущев убрался из Москвы вовремя  - всего через полгода ежовщина была разгромлена, сам Ежов арестован и позднее расстрелян. Под расстрел попал и комиссар госбезопасности 1-го ранга Станислав Реденс, бывший начальник УНКВД по Московской области и, по совместительству, муж свояченицы Сталина Анны Аллилуевой. В две руки Никита Сергеевич и Реденс репрессировали в Москве и Московской области десятки тысяч людей. Хрущев требовал увеличить «лимит» на расстрельные приговоры. Он додумался даже предложить Сталину провести показательные расстрелы «врагов народа» на Красной площади, но вождь тогда одернул Никиту, сказав ему: «Уймись, дурак!»
        Никита Сергеевич отсиделся в Киеве, когда Берия зачистил ежовскую банду. О нем тогда либо просто забыли, либо сочли неопасным. Клоун он и есть клоун. Впрочем, и сам Никита Сергеевич тоже старался как мог, с удвоенной силой включившись в разоблачение своих вчерашних друзей, одновременно налаживая новые связи. Одних только членов партии с санкции Хрущева в 1938 -1940 годах на Украине было арестовано около ста пятидесяти тысяч человек.
        Но потом все пошло как-то не так. Уже налаженные им связи беспощадно обрубались, нужных ему людей понижали в должности, переводили на другие посты, а то и вовсе арестовывали как троцкистов. В феврале этого года с должности наркома внутренних дел Украинской ССР был снят Иван Серов, с которым у Хрущева наладились, гм, «доверительные» отношения. Серов не докладывал в Москву о разных мелких шалостях Хрущева по своей линии, а тот, в свою очередь, закрывал глаза на разные нарушения социалистической законности со стороны НКВД.
        Все изменилось, когда Серова сменил присланный из Москвы бериевский волчара Сергиенко, который сперва был первым замом Серова, а потом и сам занял пост наркома. Никита Сергеевич сразу же почувствовал себя, как муха, накрытая стаканом. Жужжать можно сколько угодно, а больше  - ни-ни. В нашей истории, потом, придя к власти, Хрущев в 1954 году отомстил Сергиенко, лишив его званий и наград, под предлогом неквалифицированного руководства органами НКВД во время Киевского окружения 1941 года.

        Цитата из справки ЦК КПСС от 31.12.1954 с ходатайством о лишении генеральского звания:

        «…в сентябре 1941-го при приближении немцев к Киеву не обеспечил своевременную эвакуацию аппарата НКВД УССР, в результате чего около 800 сотрудников оказались в окружении, многие попали в плен, погибли или пропали без вести. Сам Сергиенко проявил “растерянность и трусость”. Будучи в окружении, заявил работникам НКВД: “Я вам теперь не нарком, и делайте что хотите”. Отделился от группы работников НКВД УССР 13.10.41 и до 21.11.41 проживал в Харькове на оккупированной территории. Затем самостоятельно вышел из окружения и появился в расположении советских войск. По показаниям Абакумова, хорошо относившийся к Сергиенко Берия взял его под защиту, и поэтому он не был подвергнут проверке, положенной для окруженцев». (ГАРФ. Ф.9401. Оп.2. Д.451. Л.387 -388, 36 -38)

        Вот только Никита Сергеевич скромно умолчал, что вместе с командующим Юго-Западным фронтом Кирпоносом и маршалом Тимошенко, являвшимися его креатурами, именно он и стал одним из главных виновников того самого окружения под Киевом, в которое попали четыре советских армии: 21-я, 5-я, 37-я, 26-я. В этом котле погибли, пропали без вести или попали в плен более шестисот тысяч советских бойцов и командиров, было потеряно примерно четыреста танков, двадцать восемь тысяч орудий и минометов и триста пятьдесят боевых самолетов. Но теперь, когда история круто изменилась, этого не должно произойти.
        Кстати, о генерале Кирпоносе, которым Хрущев мечтал заменить этого упрямого и тупого солдафона Жукова. Командующий Ленинградским военным округом генерал-лейтенант Кирпонос был снят со своей должности, понижен в звании до генерал-майора и направлен командовать дивизией на Дальний Восток в результате состоявшейся в ноябре 1940 года внезапной проверки боеготовности вверенного ему округа.
        Вот что написал по итогам этой проверки член комиссии от Генерального штаба генерал-майор Рокоссовский:

        Безупречно смелый, решительный и незаурядный человек, он еще не созрел для такого поста. Меня крайне удивила его резко бросающаяся в глаза растерянность в условиях постоянно меняющейся боевой обстановки…
        Создавалось впечатление, что он или не знает обстановки, или не хочет ее знать. В эти минуты я окончательно пришел к выводу, что не по плечу этому человеку столь объемные, сложные и ответственные обязанности, и горе войскам, ему вверенным…

        Если учесть, что от ЦК ВКП(б) проверкой руководил верный сталинский нарком Лев Мехлис, то Хрущев находился в полной уверенности, что Кирпоноса просто «ушли», и этим самым переводом на Дальний Восток он еще легко отделался. Все могло кончиться гораздо хуже.
        Что же касается Жукова, который остался командовать Киевским округом, то у него, конечно, были свои мелкие слабости, но при этом ни манипулировать им, ни «договориться», было совершенно нереально. Солдафон и фанатик, ни на шаг не отходящий от инструкций, из начальства он признает только товарища Сталина  - как наркома обороны, и маршала Шапошникова  - как начальника Генерального штаба. Так что каши с ним не сваришь. Любые провокационные разговоры Жуков прерывал на корню, а на попытки вмешательства в свою армейскую епархию реагировал рапортами на имя наркома обороны. Попробовав раз и получив в ответ грозный окрик от самого Хозяина, Хрущев решил с Жуковым больше пока не связываться, оставив разборки со строптивым генералом до будущих времен.
        Нет, Никита Сергеевич не был участником генеральского заговора, вроде Павлова, Клименко, Мерецкова, Тимошенко, Смушкевича, Рычагова, Птухина и многих других, калибром помельче. Куда уж ему со своим свиным рылом да в калашный ряд. Да и дело это уж больно грязное и зловонное  - один раз измажешься, потом не отмоешься. Но при всем при этом он, так сказать, старался держать руку на пульсе, дабы извлечь практическую пользу, как и из успеха заговора, так и из его провала. Уж такое у него было жизненное кредо  - карабкаться вверх по трупам.
        В свете всего вышеизложенного, товарища Хрущева взяли большие сомнения  - а стоит ли вообще ехать в Москву. Может быть, сказавшись больным, немного потянуть время, для того чтобы понять  - откуда дует ветер. А то во время их последней встречи товарищ Сталин так глянул на Никиту Сергеевича, будто перед ним был не живой человек, а восставший из могилы неупокоенный мертвец. В конце концов, не будут же его арестовывать прямо здесь, в Киеве, что против всех правил. Нет, решил он, со Сталиным этот номер не пройдет. Почуяв бунт, тот в момент пришлет «доктора», а может, даже и не одного.
        Успокоив жену Нину и младшего сына Сергея, Хрущев на негнущихся ногах подошел к телефону и, позвонив в гараж ЦК КП(б) Украины, распорядился подать ему машину для поездки на аэродром Борисполь. Машина подъехала так быстро, будто ждала его прямо тут за углом, а не выезжала из гаража по вызову. За четверть часа до полуночи Хрущев оказался на аэродроме. Приготовленный к полету самолет был ему хорошо знаком, вот уже полгода эти одномоторные грузопассажирские бипланы, рассчитанные на перевозку двенадцати пассажиров или полутора тонн груза, делали прямо тут в Киеве на 473-м авиазаводе.
        Эта машина, несмотря на камуфляжную темно-зеленую окраску, была оборудована как роскошный салон-вагон с мягкими креслами, баром и даже туалетом. Последнее было совсем не лишним, ибо полет до Москвы длился четыре с лишним часа. Поскольку других пассажиров, кроме Никиты Сергеевича, не ожидалось, самолет вылетел сразу же, как только тот занял свое место в кресле. Единственный ВИП-пассажир еще не знал, что когда он приземлится на Центральном аэродроме, весь мир уже необратимо изменится, и ему, Хрущеву Никите Сергеевичу, члену ВКП(б) с 1918 года, места в этом мире уже не будет.

22 июня 1941 года, 00:15. Западный Особый военный округ, северная окраина города Брест, поселок Тюхиничи, перекресток объездной дороги и Каменецкого шоссе. Полевой КП 6-й стрелковой дивизии.

        Командир 6-й стрелковой дивизии генерал-майор Николай Григорьевич Золотухин вздохнул и посмотрел на часы. Четверть первого ночи. Поднятая по тревоге по сигналу «Гроза» дивизия, после переобмундирования в полевую камуфляжную форму образца сорок первого года, с наступлением темноты покинула полевые лагеря и выдвинулась к рубежу государственной границы. Ее задача  - к трем часам утра занять оборону по рубежу Брестского укрепрайона. 333-й стрелковый полк занимал оборону южнее реки Мухавец, имея соседом слева 75-ю стрелковую дивизию. 125-й стрелковый полк готовился оборонять сам Брест, севернее города к границе выходил 84-й стрелковый полк, имея соседом справа 42-ю стрелковую дивизию.
        Брестский укрепрайон, как считал генерал-майор Золотухин, был так себе. Несмотря на лихорадочную работу строительных и саперных подразделений, построено в нем было не более четверти всех оборонительных сооружений, а вооружено и приведено к боеготовности только около десяти процентов. Кроме того, Николай Григорьевич не догадывался, что от вновь построенных дотов и капониров толку будет мало. Свою первичную прочность свежезалитый бетон набирает за двадцать восемь суток, а для того чтобы она стала максимальной, нужны даже не годы, а десятилетия. Автору этих строк приходилось в жизни долбить и свежий бетон возрастом один-три года, и старый, которому было больше тридцати лет. Разница как между мягким известняком и несокрушимым гранитом.
        Но если это действительно война, то держать оборону нужно в любом случае. Поэтому с весны этого года вдоль линии Брестского УРа по приказу наркома обороны товарища Сталина был создан рубеж полевой обороны, состоящий из трех рядов траншей полного профиля, наподобие тех, что были в прошлую войну, усиленных пулеметными гнездами. А на танкоопасных направлениях  - еще и позициями для противотанковых пушек образца тридцать восьмого года 53-К, калибром в сорок пять миллиметров.
        Подумав о них, генерал-майор хмыкнул. С учетом противотанковых взводов в стрелковых батальонах, противотанковых батарей в полках и отдельного истребительного противотанкового дивизиона в составе дивизии, в его распоряжении находилось сорок восемь таких противотанковых пушек. Вроде бы кажется немало, но вскрыв «красный пакет», генерал-майор узнал, что в полосе обороны его дивизии противник сосредоточил основные силы своей 2-й танковой группы  - а это около восьмисот танков, половина из которых должна была действовать севернее, а вторая половина  - южнее города Бреста.
        С учетом всего этого сорок восемь противотанковых орудий  - смехотворно мало. Положение не изменится, даже если выставить на прямую наводку все двадцать имеющихся в его распоряжении дивизионных пушек УСВ калибром в семьдесят шесть миллиметров, тем более что и бронебойных снарядов к ним кот наплакал.
        Еще в дивизии имелись тридцать две 122-мм гаубицы образца 1910/30 года и двенадцать шестидюймовых гаубиц образца 1915 года, все на конной тяге, полностью непригодные в качестве противотанковых орудий ввиду своей малой подвижности и однобрусной конструкции лафета. Но воевать все одно было надо.
        Правда, час назад, на совещании в штабе 28-го стрелкового корпуса, которому с недавних пор была подчинена 6-я стрелковая дивизия, командующий корпусом генерал-майор Попов сообщил, что его позиции в районе Бреста будут усилены подходящими из глубины двумя мотострелковыми бригадами особого назначения. Также в полосе ответственности его дивизии будут действовать части корпусного усиления: одна отдельная самоходная истребительная противотанковая бригада, два корпусных пушечных артполка, а также три самоходных артиллерийских бригады особого назначения, в том числе и одна артбригада особой мощности.
        - Значит, так, Николай Григорьевич,  - сказал ему Попов,  - в самом Бресте и севернее через ваши позиции по правому берегу Буга не должен прорваться ни один немец, ни живой, ни мертвый. Поэтому приданные вашей дивизии части усиления должны быть дислоцированы именно там. По поводу южного фланга таких строгостей нет, и, оказав противнику упорное сопротивление, ваши части могут отступить и занять оборону в черте города. Но не ранее, чем будет полностью исчерпана возможность к сопротивлению на линии госграницы.
        На вопрос Золотухина, почему именно так, генерал-майор Попов только пожал плечами, ответив, что таков замысел вышестоящего командования, которому необходимо заставить немцев наступать своими танками на Кобрин в полностью простреливаемой нашей артиллерией узкой полосе открытой местности, зажатой между рекой Мухавец и находящейся южнее болотисто-лесистой местностью. В отдельных местах ширина этой полосы меньше четырех километров, а по северному берегу Мухавца уже занимают оборону дивизии соседнего 47-го стрелкового корпуса. И ежели немцы, прорвавшись на правом фланге, сумеют выйти им в тыл, положение всей армии станет катастрофическим. Поэтому на правом фланге необходимо держаться, держаться и еще раз держаться.
        На вопрос о составе мотострелковых бригад особого назначения командующий корпусом не смог ничего ответить. Еще вчера этих бригад как бы вовсе не существовало в природе, а сегодня они уже здесь, и, как сообщили из штаба армии, после полуночи они должны выйти на свои исходные позиции в районе Бреста.
        Ожидавший приданные части генерал-майор Золотухин представлял себе мотострелковую бригаду как обычную пехоту, посаженную на полуторки, как это обычно водилось в РККА. Но действительность превзошла самые смелые ожидания.
        Сперва из-за поворота объездной дороги со стороны Кобрина показались десять колесных бронеавтомобилей размером с БА-6, но только со средним расположением башни. Урча моторами, они шли в полной темноте, не зажигая фар. Головная машина свернула на обочину и притормозила возле группы командиров. С ее брони спрыгнули две темных фигуры в таком же, как у них, полевом камуфляже нового образца.
        - Командир 4-й отдельной мотострелковой бригады подполковник Иванов Сергей Николаевич,  - козырнув, представился один из них.
        - Начальник особого отдела бригады капитан госбезопасности Сергуненко Иван Петрович,  - сказал второй.
        - Командир 6-й стрелковой дивизии, генерал майор Золотухин Николай Григорьевич,  - ответил Золотухин, при свете электрического фонарика вчитываясь в командирские удостоверения. Вроде было все верно и стоящие перед ним люди были теми, кого он и ждал.
        Тем временем бронеавтомобили проехали мимо них. Вслед за бронеавтомобилями показались несколько больших гусеничных машин, отдаленно напоминающих самодвижущиеся гробы. А дальше, за поворотом дороги, был слышен скрежет гусениц и тяжелый гул множества дизельных моторов, словно там двигался не менее чем механизированный корпус, а не какая-то мотострелковая бригада.
        - Значит, так, товарищ генерал-майор,  - сказал подполковник Иванов, доставая из планшета свернутую вчетверо карту,  - моя бригада должна усилить оборону вашего 84-го стрелкового полка. В первом эшелоне движется разведывательная рота и отделения разведки и управления артиллерийских дивизионов и батарей. За первым эшелоном пойдут шесть мотострелковых батальонов, далее три самоходных артдивизиона, два противотанковых дивизиона, танковая рота, и уж затем бригадные тылы вместе со штабом. Время занятия рубежа обороны три часа ноль минут по Москве, или час «Ч» минус один.
        - Товарищ подполковник,  - с некоторым скепсисом спросил Золотухин,  - а вы точно уверены, что немцы начнут ровно в четыре утра?
        - Именно в четыре, товарищ генерал-майор,  - ответил подполковник Иванов.  - Если Гитлер уже отдал им приказ, то куда им деваться? Орднунг, понимаете ли. Так что непременно начнут завтра, то есть уже сегодня, ровно в четыре утра.
        - Товарищ генерал-майор,  - сказал молчавший до того момента капитан ГБ Сергуненко,  - учебных сигналов «Гроза» не может быть по определению. Если товарищ Сталин дал добро, то значит, все уже известно, и относиться ко всему этому требуется с максимальной серьезностью.
        В этот момент машины-гробы кончились, а из-за поворота показалась голова следующей колонны, состоящей, как показалось генерал-майору Золотухину, из легких танков, только каких-то приплюснутых.
        - А где же ваша пехота, товарищ подполковник?  - спросил он у Иванова.
        - Так вот же она, товарищ генерал-майор,  - ответил тот,  - каждая боевая машина пехоты  - это одно мотострелковое отделение. Тридцать таких машин в каждом батальоне, а всего сто восемьдесят в бригаде. Одним словом, завтра у немцев будет день сюрпризов. Не хочу сказать, что они будут для них приятными.
        - Пока что, товарищ подполковник,  - усмехнулся Золотухин,  - день сюрпризов именно у меня. Вы можете наконец внятно сообщить мне, какая техника и в каком количестве имеется в составе вашей бригады  - для того, чтобы мой штаб смог нормально спланировать предстоящие боевые действия! А то, понимаешь, развели тут секретность.
        В ответ на эту тираду генерала капитан ГБ пожал плечами и, перекрикивая рев моторов проходящих мимо БМП, сказал:
        - Уже можно, товарищ подполковник,  - после чего Иванов достал из планшета лист бумаги и передал его Золотухину.
        - Пятая мотострелковая бригада подполковника Диденко, предназначенная непосредственно для обороны Бреста,  - сказал он,  - укомплектована техникой и личным составом по точно такому же штатному расписанию.
        Адъютант подсветил генералу фонариком, и по мере чтения брови у того непроизвольно поползли вверх. Такой бригады просто не могло быть, потому что не могло быть никогда. Одних только самоходных орудий калибра сто двадцать два миллиметра в ее составе было пятьдесят четыре единицы, не говоря уже и о многом другом, просто немыслимом для стрелковых частей, вроде противотанковых орудий калибром в сто миллиметров и тяжелых танков со стадвадцатимиллиметровыми пушками, которые представлялись ему чем-то вроде КВ-2.
        - Хорошо, товарищ подполковник,  - кивнул Золотухин, сворачивая бумагу и жестом давая команду адъютанту выключить фонарик.  - Только, будьте добры, объясните мне, что это такое  - реактивная система залпового огня «Град», и с чем ее едят?
        - Вы авиационные эрэсы видели, товарищ генерал-майор?  - вместо Золотухина ответил Сергуненко.  - Так вот, это то же самое, только калибром сто двадцать два миллиметра, по сорок штук на одной машине и с дальностью стрельбы в двадцать километров. Завтра утром, как только подаст голос немецкая артиллерия, вы и увидите их в деле. Осталось совсем немного.
        «Да,  - подумал генерал-майор Золотухин, пряча бумагу в планшет,  - осталось совсем немного, каких-то три с половиной часа. Подкрепили меня, конечно, солидно, ничего не скажешь. Понятно, почему эти бригады до самого последнего момента держали в секрете. Интересно, самоходные артиллерийские бригады особого назначения такие же чудные, или там будет нечто более привычное? Надо еще раз связаться со штабом корпуса и уточнить, может, там уже известны какие-нибудь подробности. Потому что потом на это уже просто не будет времени.

22 июня 1941 года, 00:45. Западная Белоруссия, Белосток

        Почти сразу после полуночи на аэродромах в Инстербурге в Восточной Пруссии, Сувалок, Варшавы и Жешува в Генерал-губернаторстве началось некое нездоровое шевеление. А потом с них по направлению к советской границе по одному и группами потянулись тихо тарахтящие трехмоторные военно-транспортные самолеты люфтваффе Ю-52/3, ласково называемые пилотами «тетушка Ю».
        Согласно разработанному германским верховным командованием плану, в игру вступал разведывательно-диверсионный полк специального назначения «Бранденбург 800», в документах скромно именуемый учебно-строительной частью. Все участники забрасываемых на территорию СССР диверсионных групп прекрасно владели русским языком, были экипированы в форму военнослужащих РККА и бойцов НКВД, вооружены оружием советских образцов и имели при себе качественно сделанные фальшивые документы.
        Помимо «бранденбуржцев» немецким командованием для дестабилизации советских тылов на направлении действия группы армий «Юг» был задействован батальон «Нахтигаль», сформированный из числа украинских националистов ОУН УПА во главе с Романом Шухевичем. В нашем прошлом на их совести помимо службы Адольфу Гитлеру были еврейские погромы и истребление польской интеллигенции во Львове, Бабий Яр, резня поляков на Волыни, Хатынь и прочие «подвиги» по истреблению безоружного гражданского населения. Зато сталкиваясь с регулярными частями Красной Армии, украинские националисты каждый раз были жестоко биты, и, по мнению немецкого командования, их части по боевым качествам уступали даже румынам и итальянцам.
        Для противодействия диверсантам Лаврентием Берией, Павлом Судоплатовым и специалистами из будущего был заранее разработан план «Вулкан» по недопущению и пресечению. И «бранденбуржцев» и ОУНовцев следовало принять и, что называется, отоварить, не дожидаясь развертывания ими активной деятельности в тылах советских войск. Кстати, проведенное после получения сигнала «Гроза» переобмундирование частей первого стратегического эшелона и сотрудников НКВД в камуфляжную форму «образца 1941 года» тоже была частью этого плана. Теперь немецкие агенты в своей новенькой, с иголочки, форме образца 1938 года будут заметны, как медведи в обезьяннике. Ну, это не говоря уже о нержавеющих скрепках в удостоверениях, советских сапогах с немецкими подошвами и прочих тонкостях, с недавних пор известных каждому сотруднику органов госбезопасности.
        Но самым главным пунктом в плане «Вулкан» шло создание системы контроля воздушного пространства, чтобы незамеченной не пролетела и муха, а также объединенных с потомками групп быстрого реагирования.
        Одиннадцать мобильных радиолокационных станций на базе радаров метрового диапазона П-18 и радиовысотомеров ПРВ-13, поставленных со складов хранения из будущего, были включены в систему погранвойск НКВД и расположены в Мурманске, Кеми, Петрозаводске, Ленинграде, Таллине, Лиепае, Белостоке, Львове, Бельцах, Одессе и Севастополе, одновременно составляя первый эшелон радарного обеспечения ПВО СССР. Еще четыре таких станции, составляющие второй эшелон, были расположены в Смоленске, Киеве, Днепропетровске и Москве. Введенные в эксплуатацию в марте-апреле 1941 года, эти станции позволили полностью перекрыть воздушное пространство СССР на западном направлении, отслеживая в том числе как полеты высотных разведчиков из эскадры Ровеля, так и состоявшийся 15 мая 1941 года несанкционированный перелет пассажирского «юнкерса» «Люфтганзы» от границы до самой Москвы, из-за которого в прошлой истории со своих постов было снято все руководство ПВО СССР.
        - Пусть летит, Лаврентий,  - сказал тогда Сталин, получив донесение о пересечении границы германским самолетом,  - немцы должны думать, что мы не способны остановить на границе даже гражданский самолет. Это же хорошо, когда враг считает тебя слабым и глупым, а себя сильным и умным.
        Но отслеживание тайных ночных полетов люфтваффе над советской территорией  - это только половина дела. Вторая половина заключалась в том, что эти самолеты должны быть сбиты, а перевозимые ими диверсанты захвачены или уничтожены. Как раз для этого и было создано несколько десятков групп быстрого реагирования, состоящих из пары ударных «крокодилов» Ми-24 с ночным БРЭО, одного транспортно-штурмового Ми-8 и взвода осназа НКВД, состоящего из бойцов и командиров, прошедших в будущем курсы повышения квалификации и соответственным образом экипированных и вооруженных. Отдельно были созданы посаженные на бронетранспортеры взводные тактические группы для действий в городских условиях. Их задача  - устранение недоделок воздушного осназа и окончательная ликвидация законспирированного местного бандподполья.
        Наибольшее количество таких групп было сосредоточено в полосе Западного Особого военного округа, где ожидались основные события. Чуть меньше их было в Прибалтике и на Украине, и совсем немного в Одесском Особом военном округе и в Крыму. Если раньше немецкие разведывательно-диверсионные группы предпочитали брать после высадки, то с наступлением темноты 21 июня план «Вулкан» вступил в свою силу, и контрдиверсионная машина НКВД заработала на полных оборотах.
        Для аэромобильной взводной осназгруппы старшего лейтенанта ГБ Ивана Матюшина это уже был третий боевой вылет за ночь. Два десятка отборных бойцов. Все они закончили семилетку, спортсмены, комсомольцы или кандидаты в члены ВКП(б). Все с отличием закончили «курсы повышения квалификации», освоив такие вещи, о которых полгода назад они еще даже и не могли предположить. Все политически грамотны и морально устойчивы, и все приняли факт существования «забарьерной» РФ как данность, к которой надо относиться философски, веря в гений товарища Сталина, поскольку реставрация капитализма у потомков не есть политика взводного масштаба.
        Задача у них, в принципе, была проста как мычание. По наводке с земли пилоты «крокодилов» находят медленно ползущий над советской территорией Ю-52/3. Затем следует очередь из четырехствольного крупнокалиберного пулемета по кабине и моторам, после чего «юнкерс» или падает, или, если ему повезло, совершает вынужденную посадку. А дальше  - это уже работа бойцов старшего лейтенанта Матюшина. Им надо спуститься с зависшего вертолета на тросах, после чего взять в плен выживших, или убедиться, что вся диверсионная группа полностью уничтожена при падении самолета.
        Первый раз так все и вышло. От скрестившихся на моторах и кабине немецкого транспортника очередей бронебойно-зажигательных пуль из двух пулеметов ЯКБ-12,7 «юнкерс» вспыхнул как зажигалка и бесформенным комом рухнул с двухкилометровой высоты в белорусский лес. Из него никто не выпрыгнул, и выживших на месте катастрофы обнаружено не было.
        Спустившись по тросу и немного попинав дымящиеся гофрированные обломки транспортника, среди которых виднелись полуобгоревшие трупы в красноармейской форме, старший лейтенант выматерился со всей пролетарской ненавистью и попросил пилотов «крокодилов» в следующий раз быть немного поаккуратнее, для того чтобы его группа смогла захватить хотя бы одного «языка» из этого самого «бранденбурга».
        Это «поаккуратнее» чуть было не довело группу до беды. Когда пулеметная очередь прошила левое крыло с мотором, который тут же задымил, а потом загорелся, следующий «юнкерс» немедленно начал «метать икру»  - производить выброску диверсантов не в назначенном районе, а куда попало, пока машина еще держится в воздухе и высота позволяет совершить прыжок с парашютом.
        Нет, этих мерзавцев потом все равно поймают, никуда они не денутся, а вот старший лейтенант Матюшин за такие недоработки вполне может получить в личное дело предупреждение от своего начальства. И это только на первый раз. Если он продолжит косячить и дальше, то за предупреждением должны были последовать выговор и рассмотрение дела в трибунале.
        Выручили Матюшина пилоты вертолетов. Один тут же добил летающую каракатицу, чтобы немцам жизнь медом не казалась, а второй, совершив крутой разворот, вернулся и успел расстрелять в воздухе тех трех парашютистов, что смогли выпрыгнуть с парашютом, причем последнего добили уже над самыми верхушками деревьев. Все было сделано с гарантией. Пуля калибра 12,7 мм при попадании в любую часть тела убивает наповал, и работа тут будет скорее для патологоанатома, чем для следователя. Их потом так и нашли, мягко говоря, в несколько фрагментированном виде.
        Третий «юнкерс», в отличие от первых двух, полз низко-низко, почти над самыми верхушками деревьев. Очевидно, командование транспортной авиагруппы в Сувалках, обеспокоенное бесследным исчезновением нескольких машин, изменило полетные инструкции. Вот тут-то и можно было проявить некоторый гуманизм, ибо прыгать с парашютом с такой высоты  - это форма самоубийства, причем не самая гуманная.
        Опять сноп пламени из четырехствольного пулемета, очередь по левому мотору, и горящий «юнкерс» завилял, выискивая в лесу поляну для вынужденной посадки. Попытка стрелка огрызнуться из пулемета винтовочного калибра по зависшим за его хвостом странным теням была пресечена сразу и самым жестоким образом.
        Как только немецкий самолет сразу не рухнул в ночной лес  - знает один боженька. Но его пилотам удалось-таки дотянуть до русла небольшой речки и плюхнуться в ее болотистую пойму. Попытка уцелевших немецких диверсантов, отстреливаясь, разбежаться в разные стороны была пресечена высадившимся тут же взводом старшего лейтенанта Матюшина, как раз тренированного и экипированного именно для подобного рода боевых действий.
        Диверсанты, вооруженные пулеметами ДП и автоматами ППД, совершенно не плясали против осназа с его бронежилетами, приборами ночного видения и «калашами», «печенегами» и гранатометами «Муха». В результате из всей немецкой группы в плен попал лишь ее командир, чистокровный немец обер-лейтенант Фогель, а также двое рядовых, один из которых был сыном окопавшегося в Германии белоэмигранта, а второй  - горячим литовским парнем. Все остальные или были убиты еще в воздухе, или же оказались уничтожены при оказании ими сопротивления. Когда «крокодил» прочесывает НАРами кусты, в которых засел пулеметный расчет, туда потом можно смело направлять труповозку.
        Больше у группы Матюшина вылетов в эту ночь не было. Видимо, немецкое командование, озадаченное большими потерями транспортных самолетов и подготовленных агентов, взяло паузу и приостановило операцию. Хотя на план «Барбаросса» в общем это никак повлиять не могло. Военная машина Третьего рейха была уже запущена и набирала обороты.

22 июня 1941 года, 01:20. Западная Белоруссия, Брест

        Майор ГРУ Илья Григорьевич Старинов

        Как человек весьма осведомленный во всем происходящем, я был готов ко всему и ничему не удивлялся. А то как же иначе  - ведь в работе совместного с НКВД разведывательного центра в Барановичах я принимал участие считай с самого начала его существования. Диверсионная и контрдиверсионная деятельность  - есть две стороны одной медали. Меня назначили руководителем группы минного заграждения и разведывательно-диверсионного противодействия. Моим заместителем, помощником и в какой-то мере наставником стал мой коллега из будущего полковник Омелин Вячеслав Сергеевич. Вот так и получилось, что майор командует полковником. Но сделать наоборот, как сказал сам товарищ Омелин, было бы неправильно с политической точки зрения.
        У контрразведчиков картина была совершенно иной. Если у нас была возможность заблаговременно подготовиться к грядущим событиям, то их война началась с организацией нашего Центра. Старшим группы контрразведки назначили майора госбезопасности из будущего Филимонова Сергея Николаевича, заместителем которого был назначен старший майор госбезопасности Михеев Анатолий Николаевич. Работа у них была ювелирная  - ведь помимо борьбы с националистическим бандподпольем и агентами иностранных разведок им требовалось, никого не вспугнув, проверить высшие командные кадры нашей армии и отделить агнцев от козлищ, а дураков  - от предателей и заговорщиков.
        Кроме этих двух основных отделов, в нашем Центре была группа глубинной разведки, которой руководил старший майор Павел Судоплатов, и связанная с ним глубоко засекреченная подгруппа радиоразведки, где на своем фантастическом оборудовании работали исключительно специалисты из будущего. По большей части именно они выясняли  - где, кто, что, когда, почем и сколько отвесить в граммах.
        Режим секретности в нашем Центре был жесточайший, о деятельности наших смежников мы знали только в общих чертах, как и они о нашей, да и то лишь потому, что без этого было просто невозможно наладить взаимодействие. Доступ на территорию Центра был ограничен. Был даже случай, когда охрана не пропустила командующего округом генерала Павлова, потому что того не было в списках допущенных, подписанных наркомом обороны товарищем Сталиным и наркомом внутренних дел товарищем Берией. Немного побушевав, генерал укатил, пообещав вернуться, но так и не выполнил своего обещания. Наверное, в Москве ему объяснили, как глубоко он не прав.
        Пытался попасть к нам и всесильный нарком госконтроля Мехлис, человек подозрительный и злопамятный. С ним обошлись помягче, полковник Омелин, согласно инструкции на случай несанкционированного сверху визита членов ЦК, тут же позвонил по своему ручному аппарату «товарищу Иванову» и передал трубку Мехлису, после чего тот нас быстренько покинул и даже не обещал вернуться.
        Потом полковник Омелин сказал мне, что это, скорее всего, интригует «жопа с ушами». Но все эти интриги совершенно не нашего ума дело, на то есть товарищ Сталин, или в крайнем случае товарищ Берия. А мы с ним должны работать, пока еще есть время.
        Первоначально в нашей группе был всего десяток сотрудников, перенимавших опыт разведывательно-диверсионных операций из будущего, проводя рекогносцировку будущих районов наступления германских ударных группировок. Потом, к началу декабря сорокового года, с так называемых «курсов повышения квалификации» к нам начали прибывать средний и младший комсостав, впоследствии составившие основной костяк нашей группы. Самыми последними, уже весной этого года, к нам в подчинение прибыли четыре отдельных саперных батальона, после чего наша деятельность перешла из теоретической в практическую плоскость.
        Работали мы и с просоветски настроенными товарищами из Польши, готовя из их числа разведывательно-диверсионные группы, которые должны были начать действовать с момента нападения фашистской Германии на СССР. Ситуация на сопредельной территории была сложной. Большая часть подполья, подчинявшаяся эмигрантскому правительству Польши в Лондоне, имела не только антинемецкую, но и антисоветскую ориентацию. Так что нашим польским товарищам фактически предстояло воевать на два фронта.
        Между делом полковник Омелин рассказал мне и о том, что в тот раз эти «птенцы Пилсудского» додумались до того, что в ходе войны за счет взаимного истребления СССР и Германии они смогут не только восстановить для Польши границу 1921 года, но и отколоть от СССР Украину, Белоруссию и Прибалтику, сделав их марионеточными государствами, находящимися под польским влиянием. А вот шиш вам, панове! Пойдете против нас  - вдавим в землю так, что только сок брызнет. И не говорите потом «А нас-то за шо?».
        Основной деятельностью нашей группы, помимо подготовки разведывательно-диверсионных групп, было скрытное устройство минно-взрывных заграждений на основных направлениях будущего немецкого наступления. Сказать честно, я совсем не ожидал, что узнаю такое количество различных образцов противопехотных и противотанковых мин, обычных и огневых фугасов, химических, нажимных, натяжных, электрических и радиовзрывателей. Сказать честно, первые дни, когда мы начали знакомиться с техникой из будущего, я чувствовал себя как ребенок, попавший вдруг в магазин игрушек  - просто глаза разбегались. Причем некоторые образцы были настолько простыми, что я сам удивлялся  - как мы не додумались раньше до такого способа минирования?
        Например, направленная противопехотная осколочная матрица, или мина, состоящая из обрезка водопроводной трубы, патрона, хоть от берданки и гвоздя-бойка. Все это прикапывается в траве на направлении движения вражеской пехоты, после чего солдат противника, наступивший на такую закладку, как минимум получает раздробление ступни, что сделает его негодным к военной службе. Кроме того, такое ранение помимо пострадавшего выведет из боя еще двух солдат, которые должны будут доставить его на перевязочный пункт.
        Для противотанкового минирования дорог нами дополнительно сформировано шесть так называемых дорожно-ремонтных батальонов, которые днем делали вид, что занимаются своими прямыми обязанностями, а ночью закладывали на предполагаемых маршрутах движения немецких танков мощные противоднищевые фугасы направленного взрыва. В учебных целях мы подорвали один такой фугас под списанным из-за полного износа матчасти танком Т-28, после чего я убедился, что немецкая техника, наехавшая на наши «подарки», тут же превратится в груду обломков, годных только в металлолом.
        Также в ночное время нашими саперами были заминированы мосты через Буг и Неман с явной (для немецких саперов) и скрытой схемами подрыва. Никто и не сомневался, что в час «Ч» немцы будут пытаться разминировать заминированные нами мосты, и что в некотором роде им это даже удастся. А потом их будет ждать большой и неприятный сюрприз. Но тут уж, как говорится, кто не спрятался  - я не виноват.
        Отдельной задачей было подводное минирование мест, подходящих для переправы немецких танков, изготовленных противником для высадки на берегах Англии и способных двигаться под водой. Причем производилось это минирование скрытым способом буквально под самым носом у противника.
        А сейчас нам предстояло сделать немцам еще одну пакость. Дело в том, что по торговому договору между Германией и СССР наша страна поставляла немцам нефть по железной дороге, причем четыре последних эшелона были задержаны и стояли у нас на станции в Барановичах. Когда стало ясно, что война неизбежна, каждая цистерна этих эшелонов была превращена в огневой фугас огромной силы, который должен был взорваться при остановке состава на одной из узловых немецких станций. Помимо утопленных в нефти подрывных зарядов с радиовзрывателем, мы всыпали в каждую цистерну по пятидесятикилограммовому мешку какой-то дряни из будущего, которая должна была за несколько часов превратить жидкий продукт в некое подобие липкого желе, что увеличивало радиус поражения огневого фугаса и исключало бесцельное сгорание большей части распыленной нефти в воздухе в момент взрыва, что обычно является главным недостатком зарядов такого типа.
        Вот эти «подарки» мы и пропихнули фашистам в последние часы перед войной, хотя, как выяснилось, они тоже, не собираясь оставаться в долгу, решили «отдариться» несколькими эшелонами с углем, в некоторых вагонах которых имелись тайники для перевозки диверсантов, одетых в советскую военную форму. Правда, наши контрразведчики оказались на высоте, и, как говорится, фокус не удался. Все засланные к нам таким образом диверсионные группы были обезврежены прямо на станции в Бресте, и ни одна не проскочила дальше. До первого выстрела на границе оставалось уже меньше трех часов, хотя фактически на нашем уровне война уже началась.

22 июня 1941 года, 02:35. РСФСР, Смоленск, аэродром Северный

        Полковник Александр Евгеньевич Голованов

        Аэродром «Северный» в Смоленске, расположенный в трех километрах от городского железнодорожного вокзала, существовал еще с начала двадцатых годов. Сначала на нем базировались полотняные «фарманы», «ньюпоры» и «фоккеры», потом их сменили тяжелые ТБ-1 и ТБ-3, которым в свою очередь пришли на смену дальние ДБ-3Ф. Но в конце сентября 1940 года судьба аэродрома вдруг снова круто изменилась. 212-й дальний бомбардировочный полк в полном составе был переведен на аэродром под Оршей, а на «Смоленск-Северный» пришли строители и техника.
        Аэродром попал в список из пяти объектов аэродромного хозяйства ВВС РККА: Москва, Мурманск, Ленинград, Смоленск, Воронеж,  - на которых вне всякой очереди сооружались бетонированные взлетно-посадочные полосы первого класса. Проектная документация на аэродромы была извлечена из архивов будущего, так что планировка на местности и земляные работы начались немедленно. Стройка велась стахановскими темпами, к чему были все возможности  - вместо пары сотен полос второго класса до начала войны предполагалось построить пять первоклассных аэродромов, способных принимать практически все типы самолетов из будущего.
        Для укладки бетона в зимнее время в Российской Федерации было приобретено несколько десятков крупногабаритных надувных ангаров, накрывающих место проведения работ для поддержания там нужного микроклимата. По мере удлинения полосы, ангары последовательно сдвигались, заменяемые раскатанным поверх бетона защитным термоодеялом-пенкой. Для снабжения таких строек нужным количеством бетона в РФ были закуплены мобильные бетонные заводы, а для снабжения всем необходимым от железнодорожной станции по временной схеме был проложен одноколейный путь. Когда пришла весна и с полей сошел снег, термоодеяло убрали, и на схватившийся бетон вышли специальные машины, производящие антифлотационную насечку покрытия. Осталось лишь нанести разметку, и полоса была готова к эксплуатации.
        Параллельно со строительством полосы были возведены и прочие объекты аэродромной инфраструктуры, нужные для нормального функционирования базирующейся на нем авиационной воинской части. И уже к концу апреля 1941 года 212-й ДБАП, прошедший за эти полгода перевооружение новой техникой и получивший приставку к своему прежнему наименованию «тяжелый», вернулся на родной базовый аэродром.
        Теперь в его состав входили две эскадрильи по двенадцать машин ТБ-7Д, оснащенных двигателями и авионикой из будущего, и две эскадрильи закупленных в будущем тяжелых бомбардировщиков ТУ-95МС, которые было сочтено нерациональным модернизировать в носители крылатых ракет Х-101/102. Командовал полком известный советский летчик, бывший шеф-пилот Аэрофлота, полковник Александр Евгеньевич Голованов. Эскадрильями в полку командовали такие асы тяжелой авиации, как Водопьянов, Мазурук, Алексеев, Молоков. К полку прикомандировали отдельную тяжелую военно-транспортную эскадрилью  - шесть тяжелых транспортников Ан-22.
        Кроме 212-го ТДБАПа с середины июня на аэродроме «Смоленск-Северный» базировались приданные Экспедиционному корпусу авиационные части ВКС РФ: шесть самолетов ДРЛО А-50, шесть самолетов-заправщиков Ил-78, эскадрилья бомбардировщиков Ту-22М3, две эскадрильи бомбардировщиков Су-24М и эскадрилья истребителей МиГ-29.
        Еще одна истребительная эскадрилья из будущего базировалась на аэродроме под Ленинградом и обеспечивала прикрытие от воздушных налетов Кронштадта и колыбели социалистической революции Ленинграда, в котором помимо трети всей советской промышленности располагался транспортный межвременной переход, питаемый энергией Сосновоборской АЭС. Такие же переходы, вместе с прикрывающими их эскадрильями, находились в Мурманске, Москве, тут в Смоленске, и в Воронеже.
        Но время, которое называлось «до войны», уже почти вышло. Несмотря на глубокую ночь, аэродром был оживлен. Ярко светили все прожектора, разъезжали заправщики, разливая в баки небесных гигантов тонны авиационного керосина. В воздухе стоял острый запах, присущий аэродромам реактивной авиации. Экипажи двух самолетов ДРЛО А-50, чей вылет должен был состояться еще до первого выстрела этой войны, уже закончили завтрак и совершали обязательный предполетный осмотр своих воздушных кораблей.
        Пройдет еще немного времени, и за час до начала боевых действий эти машины оторвутся от полосы аэродрома и уйдут на свои позиции в Белостокском и Львовском выступах, чтобы оттуда дирижировать воздушным и наземным сражением первых часов войны. Потом, с учетом одной дозаправки в воздухе, примерно в полдень, на позициях их должна сменить вторая пара самолетов ДРЛО. Ближе к вечеру в небо поднимется третья пара. Таким образом, дежурством в три смены должен быть обеспечен круглосуточный радиолокационный дозор в поле действия всех трех немецких групп армий: «Север», «Центр» и «Юг».
        Бомбардировщики, в том числе и 212-го полка, должны выйти «на тропу войны» уже после начала боевых действий, когда главный балабол Третьего рейха Йозеф Геббельс зачитает по радио «речь Гитлера», а доблестный вермахт уже несколько часов подряд будет биться головой о приграничные укрепления. Вот тогда у Су-24М, Ту-22М3 и Ту-95 настанет настоящая «большая охота».
        Полковник Голованов наблюдал, как в бомболюки Ту-95 грузят, возможно, самое страшное неядерное оружие всех времен и народов, которое потомки скромно назовут «авиационной вакуумной бомбой повышенной мощности» или «папой всех бомб». Пройдет еще три часа, и он оторвет свою машину от бетонки Смоленского аэродрома, чтобы ровно в восемь утра обрушить свой смертоносный груз на здание рейхсканцелярии.
        У других экипажей на первый вылет тоже были свои персональные «клиенты», вроде Рейхстага, комплекса зданий ОКВ в Цоссене, министерств пропаганды и авиации, штаб-квартир гестапо, СД и абвера. На некоторые объекты будут сброшены по две, а кое-где и по три бомбы. Нет, лично Гитлер дату 22 июня, скорее всего, переживет, но нацистские бонзы и административная прослойка, которая нужна для того, чтобы доводить его указания до исполнителей, должна быть уничтожена полностью и с гарантией. Курица с отрубленной головой живет недолго, но зато бурно и интересно.
        Потом к цели подойдут Ту-22М3 и от души накроют «ковром», состоящим из фугасных и зажигательных бомб, железнодорожные станции Берлинского транспортного узла, мосты, угольные склады, топливохранилища и газовые заводы. С первых же часов войны берлинцы должны будут понять  - во что их втравил фюрер.
        Полковник Голованов еще раз решил обойти свой Ту-95, до сих пор, несмотря на полугодовое знакомство, внушающий ему почти детский трепет. Голованов усмехнулся. Так, по его мнению, и должна выглядеть идеальная многомоторная боевая машина. В этом самолете мощности столько же, сколько в эскадрилье еще не модернизированных самолетов ТБ-7, а бомбовая нагрузка такая же, как у половины эскадрильи, причем бомбы могут быть массой до девяти тонн. Да и летает эта машина ровно в два раза быстрее, чем ТБ-7.
        Нет, конечно, реактивные монстры вроде Ту-22М3 или Ту-160 гораздо быстрее и выглядят более угрожающе. Но все-таки реактивная авиация лежала вне его эпохи. Он мог бесконечно восхищаться этими машинами, но никогда бы не рискнул поднять их в небо и испытать на прелесть сверхзвукового полета. Поколение пилотов реактивной авиации надо отбирать прямо с училищ и воспитывать, что называется, с нуля. Ту-95 на их фоне выглядел привычным и родным, и опытные летчики с большим налетом на тяжелых кораблях, вроде самого Голованова, Мазурука, Молокова, Пуэссэпа, Водопьянова или Алексеева, осваивали его без особых проблем.
        Что касается эскадрилий, укомплектованных самолетами ТБ-7Д, то применяться они должны были исключительно в ночное время для налетов на промышленную инфраструктуру Третьего рейха: мосты, плотины и электростанции… Но это будет вечером и ночью, а до этого времени самолеты из будущего сумеют сделать по два-три вылета: сперва по глубоким тылам противника, а потом, возможно, если понадобится, и для непосредственной поддержки войск. Кроме того, в массированных ночных налетах на железнодорожные узлы, расположенные на территории оккупированной Польши, должны были принять участие около семисот самолетов ДБ-3: 35-й, 40-й, 42-й, 48-й, 51-й, 52-й авиационных дивизий дальнего действия.
        Когда пилотов бомбардировщиков первой волны пригласили на завтрак, экипажи самолетов ДРЛО поднялись в кабины и запустили двигатели своих машин. Над смоленскими полями и лесами, березками, сосенками и прочими кустами разнесся гул турбореактивных двигателей ПС-90А. До часа «Ч», прошу прощения за каламбур, оставалось чуть больше часа, а на востоке уже разгоралась тоненькая полоска утренней зари.

        Часть 1. Час «Ч»

22 июня 1941 года, 03:25. Белорусская ССР, Белосток, оперативно-командный центр ПВО западного направления

        На востоке занимался серый рассвет, а на планету накатывался день 22 июня 1941 года. В Москве и других крупных городах СССР выпускники школ догуливали выпускные вечера. Звучали признания в любви и строились планы на взрослую жизнь. Они еще ничего не знали. До того момента, когда западная граница СССР полыхнет огнем самой жестокой и кровопролитной в ХХ веке войной, оставалось еще больше получаса. Но собравшиеся у тактических планшетов офицеры ВС РФ и командиры РККА знали, что эта война уже мчится на них, вместе с ревом моторов сотен немецких бомбардировщиков, одновременно поднявшихся в воздух с десятка аэродромов в Восточной Пруссии и Генерал-губернаторстве  - бывшей Польше.
        Но навстречу им со Смоленского аэродрома уже уходят в светлеющее небо остроносые МиГ-29, а на прикрывающих стратегические объекты комплексах «Куб» расчеты уже сворачивают маскировочные сети с боевых машин, и операторы уже включили радары и прогревают аппаратуру наведения. Царит предбоевая суета и на полевых аэродромах Воздушной армии осназ генерала Захарова. Машины заправлены, пушки заряжены, пилоты, получив допинг от полковых врачей и накачку от замполитов, сидят в кабинах в ожидании зеленой ракеты. Их цель  - основная волна немецких бомбардировщиков, которая подойдет к государственной границе чуть позже. И тогда в огненном небе начавшейся войны они делом докажут, что стоят вложенных в них усилий и многомиллионных средств, и что восьмимесячные изнурительные тренировки на иновременных полигонах были совсем не зря. Свою задачу  - показать люфтваффе, что небо войны для немецких асов стало чужим и враждебным, они выполнят на все сто процентов.
        На всем протяжении государственной границы готовятся подняться в небо и истребители линейных смешанных авиадивизий. Например, в Киевском Особом военном округе, а с полуночи  - Юго-Западном фронте, генерал-лейтенант Кравченко лично поведет в бой своих подчиненных. Его и назначали на эту должность с тем расчетом, чтобы он в час «Ч» поднял в воздух все, что может летать, и со всей пролетарской ненавистью нанес встречный удар по бомбардировщикам 4-го воздушного флота люфтваффе. Умения, решительности и отваги у этого человека хватит на десятерых. ВВС округа кратно превосходили противостоящий им 4-й воздушный флот рейха, и при некотором умении, везении и решительности, даже без помощи потомков, бои в небе над Украиной должны стать жаркими и кровавыми.
        То же самое готовилось и в Прибалтике. Там тоже были готовы подняться в небо и ударить по врагу советские истребители, тем более что театр боевых действий был ограничен, а силы, выделенные противником на этом направлении, не были значительными. Основной удар в любом случае наносился немцами в полосе действия группы армий «Центр».
        Ах, эти первые утренние минуты, когда солнце еще не поднялось над горизонтом, а небо уже посветлело, когда только начинают петь птицы, возвещая о приходе нового дня, воскресенья 22 июня 1941 года! В тот момент, когда на приграничных аэродромах взревели на взлетном режиме моторы и пригнулась к земле седая от утренней росы трава, немецкие бомбардировщики уже встретили свою смерть в утреннем советском небе. Если бы на их месте были их потомки из конца ХХ века, то они бы давно уже бились в истерике, ибо системы предупреждения об облучении радарами вопили бы на все голоса о том, что самолеты находятся на прицеле РЛС советской системы ПВО. Но эти герои люфтваффе до самого последнего момента находились в блаженном неведении о том, что смерть уже замахнулась своей косой, стоя за их плечами.
        Первым в дело вступил дивизион комплекса «Куб», дислоцированный в районе Барановичей и прикрывающий дальние подступы к Минску. Ракеты 3М9М1, оставляя за собой дымный белый хвост, с грохотом ушли с направляющих ровно в три часа тридцать девять минут утра. Когда почти шестиметровые, шестисоткилограммовые махины разогнались до скорости в полтора маха, части сопловых аппаратов были отстрелены, и запустились маршевые воздушно-реактивные двигатели. Ракеты продолжили разгон до крейсерской скорости в две целых восемь десятых скорости звука.
        За несколько секунд до трех часов сорока минут траектории зенитных ракет и бомбардировщиков пересеклись. В утреннем небе вспухли дымные клубы взрывов. Готовые поражающие элементы боевых частей ракет разрывали хрупкие дюралевые птицы на куски.
        Эфир взорвался воплями ужаса и проклятий, а снизу к группе немецких бомбардировщиков уже подходили новые зенитные ракеты, расчеркивающие утреннее небо белыми инверсионными следами, которые смешивались с жирными черными хвостами падающих со звенящих высот германских бомбардировщиков. Далеко внизу отдельные счастливцы раскрыли купола своих парашютов, а находящиеся в готовности к такому исходу спецгруппы НКВД приготовились собирать «одуванчики». Это будут первые немецкие пленные этой войны, испуганные и растерянные и ничего не понимающие.
        Один дивизион комплекса «Куб», состоящий из четырех самоходных пусковых установок и одной самоходной установки разведки и наведения, имеет на направляющих двенадцать ракет, вероятность поражения тихоходных, не имеющих средств противодействия самолетов сороковых годов равна ста процентам.
        Истребители и пикирующие бомбардировщики люфтваффе оставались пока на земле, готовые чуть позже начать действовать по заявкам своих сухопутных войск. Впереди было первое приграничное сражение в воздухе, после которого советские ВВС должны завоевать полное и неоспоримое господство в воздухе, а люфтваффе вместо активных наступательных действий и поддержки своих штурмующих границу войск, перейти к обороне, пытаясь в отчаянных попытках защитить и спасти то, что еще осталось от ее былой мощи.

22 июня 1941 года, 03:45. Белорусская ССР, полевой аэродром Воздушной армии осназ под Кобриным

        Триста бомбардировщиков основной ударной волны 2-го воздушного флота люфтваффе еще только подходили к советской границе в полосе Западного Особого военного округа, а над аэродромами, на которых базировались истребительные полки Воздушной армии осназ, уже взметнулись в утреннее небо зеленые ракеты. Взревели на взлетном режиме новенькие моторы, в бешеном режиме замолотили воздух винты, пригнулась к земле трава. Началось! А высоко в небе над Белостоком коршуном нарезал круги самолет ДРЛО А-50, готовый дирижировать воздушным побоищем, которое вот-вот разразится почти на всем протяжении западной советской границы.
        С восемнадцати аэродромов Воздушной армии осназ, разбросанных по всей приграничной полосе, на взлет разом пошли почти шестьсот разукрашенных тактическим камуфляжем новейших истребителей И-182 и триста МиГ-3М. Помимо двух пушек, калибром 23-мм у И-182 и 20-мм у МиГ-3, каждый истребитель нес под крыльями по четыре сверхлегких ракеты воздух-воздух типа «Игла-В». Судьба первого этапа войны должна была решиться именно здесь, в небе Белоруссии, и именно сюда были брошены лучшие силы советских ВВС, заблаговременно подготовленные для отражения германского воздушного вторжения.
        Примерно в это же время с приграничных аэродромов на германской стороне для нанесения точечных ударов по советским войскам в приграничной полосе начали подниматься в воздух двести восемьдесят пикирующих бомбардировщиков Ю-87 и сто шестьдесят двухмоторных истребителей-штурмовиков Ме-110С. Таким образом, количество немецких ударных самолетов, готовых вторгнуться в советское воздушное пространство, достигало семисот сорока единиц.
        Одновременно была дана команда «на взлет!» четырем с половиной сотням И-16 разных серий и пятисот сорока «чайкам», И-15 и И-15-бис истребительных авиаполков ЗапОВО, которые должны были действовать в нижнем эшелоне будущего воздушного сражения. Сто двадцать пять истребителей МиГ-3 первых выпусков с пулеметным вооружением пока оставались в резерве.
        Поднялись в воздух и истребительные полки Прибалтийского и Киевского Особых военных округов. Да, там не было воздушной армии осназ с ее элитно подготовленными пилотами и модернизированными в будущем самолетами, но и силы люфтваффе, действующие на этих вспомогательных с точки зрения плана «Барбаросса» направлениях, тоже были куда как скромнее.
        В Прибалтике против двухсот семидесяти германских бомбардировщиков из состава 1-го воздушного флота в воздух поднялись почти восемьсот советских истребителей, больше половины которых составляли машины, выпущенные за девять последних месяцев.
        В Киевском ОВО картина была аналогичной. Триста пятьдесят германских бомбардировщиков из состава 4-го воздушного флота люфтваффе против поднявшихся в воздух почти тысячи семисот истребителей РККА, из которых шестьсот пятьдесят единиц составляли новейшие И-182, МиГ-3 и Як-1.
        Внезапного удара по мирно спящим базовым аэродромам со стоящими на них разоруженными самолетами у люфтваффе не получалось. Вся советская истребительная авиация приграничных военных округов поднималась в воздух, жужжа моторами, подобно рою разъяренных ос. Две этих волны, одна с крестами и свастиками, другая с красными звездами на крыльях, должны были схлестнуться, выясняя, «чья возьмет», в титаническом приграничном воздушном сражении, перед которым должна была померкнуть даже знаменитая «битва за Британию».
        Генерал Захаров лично возглавил ударную формацию из двух истребительных дивизий осназ, действующую на Брестском направлении. Подняв свой И-182 на высоту пяти километров, он перешел в горизонтальный полет и, немного прибрав обороты мотора, привычно покрутил головой, осматривая воздушное пространство. Повсюду, справа, слева, сзади, чуть ниже и чуть выше, в четком строю застыли И-182 четырех истребительных полков 1-го воздушного корпуса. Почти двести новейших истребителей сразу  - это внушительное зрелище. Еще два полка «высотных чистильщиков» МиГ-3М занимали свой любимый эшелон в семь тысяч метров и были заметны только по легким инверсионным следам, которые оставляли работающие на форсаже моторы.
        Ожило радио, канал связи с постами ВНОС, радарами ПВО и кружащимся на высоте двенадцати километров самолетом ДРЛО.
        - Молния-один,  - скороговоркой произнес авианаводчик,  - я Орел-два, противник прямо перед вами, от ста пятидесяти до двухсот единиц, судя по перехвату переговоров, 3-я и 53-я бомбардировочные эскадры люфтваффе в полном составе, удаление десять, высота три тысячи. Сигнал на открытие огня зеленый.
        Захаров усмехнулся. Связь из будущего, называемая там цифровой, как всегда была выше всяких похвал. Хотя после того как их специалисты поработали над советской радиоаппаратурой, в линейных частях качество связи тоже весьма заметно улучшилось, и пилоты теперь слышали в наушниках не только свист и шипение. Но все же «цифра» в этом смысле была вне конкуренции, хотя бы потому, что противник не мог прослушать переговоры между самолетами его армии.
        - Орел-два,  - произнес Захаров,  - я Молния-один. Вас понял, атакую! Конец связи.
        - Молния-один,  - ответило радио,  - я Орел-два, конец связи. Желаю удачи, Георгий Нефедович.
        Еще раз усмехнувшись, генерал начал внимательно вглядываться в пространство перед собой. Жабинка осталась позади, под крыльями проплывали леса с ниточкой Варшавского шоссе, где-то под левым крылом вилась голубая змейка реки Мухавец, а впереди раскинулся город Брест, пока еще тихий и мирный, без вспышек выстрелов и дыма пожарищ. А чуть выше и в стороне от города  - генерал Захаров внимательно прищурился  - была видная россыпь черных точек, похожая на стаю больших жирных мух. Только эти «мухи» целенаправленно летели вглубь советской территории, ориентируясь все по той же ниточке Варшавского шоссе и линии железной дороги. В эпоху «до навигаторов» чаще всего было именно так, штурманы прокладывали курс, привязывая его к наземным ориентирам. И как раз в этот момент на востоке за спинами советских летчиков из-за горизонта выполз большой красный диск восходящего солнца, залив все вокруг ярким светом своих лучей и слепя глаза немецких пилотов, штурманов и стрелков.
        Генерал Захаров переключил рацию на свой командный канал и левой рукой плотнее прижал ларингофоны к горлу.
        - Я Молния-один,  - выкрикнул он.  - Атака! Атака! Атака!
        Внезапный удар с высоты по ничего не подозревающему противнику  - это самый страшный и одновременно самый результативный вид воздушного боя. Одно за другим звенья И-182, переходя в пологое пикирование, обрушивались на строй немецких бомбардировщиков. Полки МиГ-3 пока остались на высоте  - страховать своих товарищей на случай подхода немецких истребителей, которые могли появиться очень быстро, так как их аэродромы располагались почти у самой границы.
        Поймав в прицел темную точку немецкого бомбардировщика, генерал Захаров дождался в наушниках сигнала «п-и-и-и-п» системы наведения и, откинув большим пальцем предохранительную скобу с нижней гашетки, выпустил в этого конкретного немца свою первую «Иглу».
        Выскочившая из пусковой трубы ракета унеслась к цели, оставляя за собой белый дымный хвост, а мгновение спустя и сама пустая труба тоже отвалилась от держателя. За первой ракетой, выпущенной генералом Захаровым, тут же последовали не менее пяти десятков ее товарок, выпущенных другими пилотами, исчертившие прозрачный утренний воздух толстыми белыми пушистыми веревками. Война в воздухе началась.
        Советские летчики из первой атакующей волны успели выпустить еще по одной ракете, когда внизу и впереди среди немецких бомбардировщиков разразился самый настоящий ад. Тихоходные неуклюжие «юнкерсы» и «хейнкели» не смогли увернуться от мчащихся со сверхзвуковой скоростью «Игл». Почти все ракеты нашли себе жертвы в головных девятках германской бомбардировочной формации. Немецкие пилоты не понимали, что происходит, и гибли один за другим с проклятьями в адрес Бога, Германа Геринга и самого фюрера: «Мы же так не договаривались!»
        Воздух наполнился дымом горящих самолетов, криками сгорающих заживо в бензиновом пламени людей. А несколько секунд спустя в этот хаос врезались со своими пушками и советские истребители первой волны, мгновенно заработавшие у выживших немецких пилотов прозвище «Тигровая крыса»[1 - «Крысой» немецкие летчики еще с Испании называли советский истребитель И-16, на который И-182 был очень похож внешне, только больше и солидней. «Тигровой крысой» эти самолеты прозвали за камуфляж из продольных полос и агрессивную манеру боя, диктуемую хорошей горизонтальной маневренностью, мощным мотором и вооружением.  - Здесь и далее примечания авторов.].
        Влепив в «юнкерс» три десятка снарядов и разворотив бомбардировщик от кабины до центроплана, генерал Захаров проскочил ниже немецкого строя и, переведя машину в набор высоты, на мгновение оглянулся назад, чтобы оценить обстановку. В исчерченном трассами небе горели и падали немецкие самолеты, а к земле на парашютах опускались десятки покинувших подбитые самолеты вражеских летчиков. А сколько из них так и не сумело воспользоваться парашютом?
        В новую атаку на уцелевшие немецкие бомбардировщики с другого направления заходил еще один советский истребительный полк. И это было лишь началом. Значительно ниже и сзади к месту сражения подходили приотставшие «ишаки» и «чайки» 33-го, 123-го и 74-го истребительных полков 10-й смешанной авиационной дивизии. Получалась классическая покрышкинская «этажерка», у которой наверху работали высотные «миги», в середине фронтовые маневренные истребители-универсалы, а внизу  - юркие маневренные бипланы, готовые вцепиться в те немецкие самолеты, которые пожелают выйти из боя, проскочив над самой землей. Сюрприз для «птенцов Геринга» получился весьма неприятный.

22 июня 1941 года, 04:00. Белорусская ССР, Брест Артиллеристы, Сталин дал приказ

        Битва в воздухе была в разгаре, объятые огнем и разваливающиеся на части самолеты один за другим падали с небес, пятная небо длинными черными хвостами, эфир был забит немецкими ругательствами и проклятиями, а на земле тем временем была готова разыграться своя драма. По всей линии советско-германской границы, в эти минуты неожиданно превратившейся в линию фронта, загрохотала немецкая артиллерия, крушащая пограничные заставы и расположения ближайших к границе советских воинских частей.
        Под прикрытием артиллерийского огня передовые немецкие подразделения рванулись к берегу Западного Буга, волоча надувные лодки. Ширина реки в районе Бреста колеблется от восьмидесяти до ста двадцати метров. Всего один короткий рывок, и вермахт покажет этим идиотам из люфтваффе  - как надо воевать. Чуть поодаль взревели моторы германских «панцеров». Саперы уже доложили, что ночью они скрытно перерезали провода и разминировали мосты. И теперь храбрые германские танкисты ни на шаг не собирались отставать от своей пехоты.
        Но немецкий артиллерийский удар пришелся по пустому месту. В казармах и погранзаставах не было ни одного советского командира или бойца, а в пятнадцати километрах от границы, на восьми огневых позициях готовились к боевой работе четыреста тридцать две установки реактивных систем залпового огня «Град». Последний штрих  - через радиолокационные станции контрбатарейной борьбы «Зоопарк» определить координаты стреляющей немецкой артиллерии и выдать целеуказания в батарейные комплексы автоматизированного управления огнем «Виварий».
        На все это потребовалось чуть больше полуминуты, а потом молчащая до того момента советская сторона в ответ на огонь немецкой артиллерии вдруг взревела голосом разъяренного зверя. Все установки били полными пакетами по заранее разведанным целям. Боевые машины делали то, ради чего они были созданы. Чуть больше чем через сорок секунд их зычный голос докатился до позиций немецкой пехоты, и от этого утробного воя и рева, приглушенного расстоянием, даже у бывалых солдат вставали дыбом волосы под касками. А потом на немецкие войска, выдвинутые вплотную к границе, сплошной волной накатился огненный вал.
        Земля неожиданно встала на дыбы, и разрывы смешали ее с небом и водой. Спасения не было нигде, повсюду царил ад. Реактивные снаряды, как град во время грозы, сыпались на голову готовой к броску через границу немецкой пехоты, позиции открыто стоящей артиллерии, танковые и автомобильные колонны механизированных частей вермахта, полковые и дивизионные штабы, свернутые в походные колонны для движения вперед. Зверь из бездны жадно пожирал генералов и рядовых солдат, ветеранов прошлой войны и безусых новобранцев, не успевших повоевать даже в прошлогоднюю французскую кампанию.
        На шестьдесят километров границы, вдоль которой теснилась передовая ударная группировка 2-й танковой группы, в течение тридцати пяти секунд выпало более семнадцати тысяч реактивных снарядов калибра сто двадцать два миллиметра. Причем по тротиловому эквиваленту каждый снаряд «Града» был равен двум осколочным снарядам советской гаубицы М-30 и на тридцать процентов превосходил местный реактивный снаряд М-13 для наземной реактивной артиллерии. Шквал огня и металла, огненной метлой прошедший по передовым немецким частям, нанес им тяжелейшие потери, в первую очередь в живой силе, артиллерии и автотранспорте. Не менее четверти немецких солдат было убито, еще половина получила ранения различной степени тяжести и выбыла из строя.
        Но и с теми, кто чудом остался невредим, тоже не все было ладно. У многих из выживших белокурых бестий от испытанного ужаса поехала крыша. Вообще же в Европе считается, что если часть в бою потеряла убитыми и ранеными до четверти личного состава, то она полностью утрачивает боеспособность и должна быть выведена в тыл для пополнения и переформирования.
        Танковые части пострадали меньше  - все-таки броня обеспечивает защиту от осколочных снарядов. Но и там были поврежденные и сгоревшие от прямых попаданий машины и обезумевшие потомки нибелунгов, которых приходилось за ноги вытаскивать из-под танков, так как они полностью потеряли представление о реальности.
        Когда земля под ногами прекратила ходить ходуном, командир 6-й стрелковой дивизии генерал-майор Золотухин приник к окулярам стереотрубы. Даже для него, командира с опытом Первой мировой и Гражданской войн, открывшееся зрелище показалось апокалиптическим. В рассеивающихся клубах дыма и поднятой взрывами пыли изломанными куклами валялись тела в мышастой форме вермахта. В нескольких местах чадно горели машины, а на позициях германской артиллерии валялись перевернутые вверх колесами пушки и отчаянно бились раненые лошади.
        Надо сказать, что легенда о тотальной моторизации и механизации вермахта не верна. Полностью механизированными были лишь моторизованные корпуса, а обоз и артиллерия в обычных пехотных дивизиях, входивших в состав обычных армейских корпусов, были полностью на гужевой тяге. Как раз напротив Бреста располагались исходные рубежи 12-го армейского корпуса под командованием генерала от инфантерии Вальтера Шрота, в данный момент уже покойного. В ходе огневого удара РСЗО корпус понес тяжелейшие потери в живой силе и артиллерии, был полностью деморализован и дезорганизован и потерял управление из-за больших потерь в штабных офицерах.
        Впрочем, в соседних, 47-м и 24-м моторизованных корпусах, дела обстояли ненамного лучше. Треть танков были уничтожены или вышли из строя, пехота и артиллерия понесли такие же тяжелые потери, как и в 12-м армейском корпусе. Командир 24-го моторизованного корпуса генерал танковых войск Гейер фон Швеппенбург был убит, командир 47-го моторизованного корпуса генерал от артиллерии Иоахим фон Лемельзен получил тяжелое ранение и контузию. А вот нечего было вылезать к самой границе, чтобы своими глазами увидеть «исторический момент»!
        Сам «быстроходный Гейнц», сидевший в тот момент у рации в командирском танке Т-III, отделался легким испугом и временной глухотой. На всю оставшуюся жизнь он запомнит вакханалию разрывов, которые трясли танк, как бульдог трясет тряпку, и барабанящие по броне крупные осколки. Ни о каком наступлении на советские позиции не могло быть и речи. Передовые части нуждались в замене, а новая тактика в условиях применения противником такого ужасного оружия  - в осмыслении. Впрочем, пути назад тоже не было. Единожды запущенная военная машина блицкрига требовала движения вперед, и только вперед. В противном случае ее ждала гибель.
        Лишь только прекратился звон в ушах и к генералу Золотухину вернулся слух, он услышал странный, протяжный, полный смертного ужаса вой, издаваемый тысячами раненых и умирающих немцев, до которых от его КНП было не больше трехсот метров.
        «Да уж,  - подумал Золотухин,  - вот и сходили немцы за хлебушком! Действительно лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Меньше минуты, и, как говорят в Одессе, никто никуда не идет».
        Потом он представил, что вся эта масса немецкой пехоты и техники, по сути целая армия, обрушилась бы, к тому же внезапно на его дивизию, не имеющую поддержки ни авиации, ни артиллерии, и ему стало не по себе. Но это чувство быстро прошло. Надо было воевать, а воевать при такой поддержке было уже не так страшно. Генерал-майор понимал, что в любом случае немцы опомнятся и повторят попытку вторжения, уже не такими толпами, по которым будет  - а он в этом и не сомневался  - новый, уничтожающий все живое удар. И вот тогда придется сражаться с ними насмерть.
        Но и это еще был не конец. Едва отбушевал огненный шквал, как к «Градам» подъехали транспортно-заряжающие машины и начали лихорадочно перезаряжать боевые установки. По уставу, сразу после залпа РСЗО для перезарядки должны уходить в глубокий тыл. Но в данном случае, когда самой дальнобойной германской гаубице для ответного удара не хватало целых четырех километров дальности, такие предосторожности были излишними. Если при первом ударе применялись снаряды еще советского выпуска с дальнобойностью в двадцать километров, то теперь в пусковые трубы «Градов» заряжались снаряды российского производства, имеющие вдвое большую дальность полета и неконтактные радиовзрыватели. Удары ими должны были наноситься уже не общим залпом всей группировки РСЗО, а побатарейно по точечным целям в глубине вражеской обороны: штабам, резервам и складам.
        Тем временем, пока германская артиллерия была полностью приведена к молчанию, к своим позициям у границы побатарейно вышли двести восемьдесят восемь установок «Ураган» и пятьдесят четыре установки «Смерч», которые нанесли огневой удар по целям, расположенным на удалении от двадцати пяти до девяноста километров от границы: железнодорожным станциям, складам, штабам, аэродромам истребителей, тяжелых истребителей-штурмовиков Ме-110 и пикировщиков Ю-87.
        Хуже всего для немцев обстановка сложилась на аэродромах, где базировались истребители 51-й и 53-й эскадр, застигнутые огневым ударом «Смерчей» в момент подготовки к боевому вылету на поддержку своим бомбардировщикам, избиваемым в небе над Брестом. Огненная волна разрывов тяжелых ракетных снарядов прокатилась по взлетно-посадочным полосам, превращая самолеты, летчиков, аэродромную технику и персонал в кровавый фарш. Залп одной установки «Смерч» был эквивалентен залпу линкора. Многие заслуженные асы, герои «битвы за Британию», сражений в небе Польши, Франции, Норвегии, Бельгии и Голландии, кавалеры Железных и Рыцарских крестов, бесславно погибли на земле, так и не успев подняться в воздух.

22 июня 1941 года, 05:15. Генерал-губернаторство, Сувалкинский выступ, позиции 39-го моторизованного корпуса

        Генерал Герман Гот

        Еще полтора часа назад жизнь ему казалась прекрасной. Германская армия подобралась перед прыжком, готовая танковыми клиньями рвануться на просторы Советской России, опрокидывая слабые заслоны и в клочья разрывая коммуникации. Ну, а растрепанные неуправляемые массы вооруженных людей, называвшиеся Рабоче-Крестьянской Красной Армией, должны были достаться на съедение отлично вымуштрованной немецкой пехоте, с боями прошедшей Польшу, Голландию, Бельгию и Францию. Но теперь  - о, майн гот!  - все эти планы отправились коту под хвост. Обрушившийся на немецкие войска сразу же после начала войны все уничтожающий огневой удар поверг их в шок и ужас.
        Плотность артиллерийского огня была запредельной. Тяжелые снаряды падали с небес, как капли воды во время летней грозы, нанося изготовившимся к вторжению войскам страшные потери. Особенно сильно пострадали открыто стоявшая на позициях артиллерия и сосредоточенная на исходных рубежах пехота. Самое ужасное заключалось еще и в том, что части понесли потери не только убитыми и ранеными. Большое количество немецких солдат и офицеров сошло с ума от устроенного большевиками апокалипсиса, тем более что первый артиллерийский удар был только его началом.
        Русская авиация появилась над немецкими войсками через несколько минут после того, как на немецкие позиции с небес перестали падать снаряды и воцарилась хрупкая тишина, прерываемая только стонами раненых и дикими криками безумцев. В этот самый момент на сосредоточенные у границы немецкие войска с неба обрушилось большое количество юрких краснозвездных бипланов, вооруженных скорострельными пулеметами, легкими бомбами и реактивными снарядами.
        Прикрывающая войска на поле боя малокалиберная зенитная артиллерия вермахта была приведена к молчанию русским огневым ударом, и большевистские штурмовики почти безнаказанно избивали с воздуха и без того уже потрепанные артиллерией немецкие войска. Основной их мишенью стали не танки, пехота и артиллерия, а, как это ни удивительно, автотранспортный парк немецких частей и соединений. В этом случае русские действовали точно так же, как собирались действовать сами немцы, лишая вражеские войска подвижности.
        Надежда на помощь люфтваффе у генерала Гота растаяла почти сразу же. Пока высоко в небе русские истребители добивали бомбардировочные эскадры первой волны, большевики нанесли удар ужасающей силы сверхдальнобойными снарядами по приграничным аэродромам, на которых базировались истребители и пикирующие бомбардировщики VIII воздушного корпуса люфтваффе, который должен был поддерживать наступление 3-й танковой группы. После того как по аэродромам прокатилась волна взрывов сокрушительной силы, корпус практически прекратил свое существование, а его командующий генерал Вольфрам фон Рихтгофен, человек, приказавший разрушить Гернику, Варшаву, Роттердам, а также герой «битвы за Британию», погиб под пылающими развалинами своего штаба. Уцелели лишь единичные самолеты, которые не могли переломить создавшуюся ситуацию. О господстве в воздухе немцы теперь могли забыть.
        Сверхдальнобойные русские снаряды поразили не только аэродромы, но и находящиеся в тылу 3-й танковой группы узловые станции Сувалки и Элк, забитые эшелонами с топливом и боеприпасами. Обернувшись, генерал Гот увидел на западе вздымающиеся огненно-черные косматые клубы пламени, поставившие точку в его надеждах на нормальное снабжение частей. А на востоке тем временем вставало беспощадное и злое русское солнце. Так началась кампания на востоке.
        О немедленном наступлении вглубь советской территории теперь не могло быть и речи. Потрепанные и деморализованные подразделения первой линии нужно было заместить другими, выдвинутыми из резерва, восстановить управление и связь, поднять боевой дух. И лишь потом можно было думать о выполнении задач, предусмотренных планом «Барбаросса». Но и это было сделать не так-то просто. Когда затих огневой шквал и улетели выполнившие свою задачу легкие штурмовики большевиков, где-то в глубине русских позиций, за пределами досягаемости уцелевшей немецкой артиллерии раздались гулкие залпы русской тяжелой артиллерии, своим огнем мешая немецким войскам проводить перегруппировку. И снова немецкие солдаты и офицеры гибли под снарядами, даже не успев вступить в бой и не увидев противника.
        Тем временем сражение шло своим чередом. Геббельс уже выступил со своей идиотской в сложившихся условиях речью о превентивном нападении Третьего рейха на СССР, а команды, поступившие из ОКХ, гнали немецкую армию вперед, требуя докладов об успехах и достижениях запланированных темпов продвижения на восток. Там еще ничего не знали и не понимали всей серьезности ситуации. Приказали долго жить двое из трех китов, на которых покоилась непоколебимая уверенность немецких генералов в успехе плана «Барбаросса».
        Ни о какой внезапности нападения теперь не могло быть и речи. Сталин и его генералы явно ждали этой войны и неплохо подготовились к ней. Такой огневой шквал не организуешь ни за сутки, ни за двое суток, ни за неделю. И открыт этот огонь был буквально минуту спустя с момента начала нападения. А их тяжелые сверхдальнобойные ракетные снаряды? Генерал Гот просто не понимал  - как почти одновременно могли быть поражены цели, расположенные в тридцати, пятидесяти, семидесяти и даже девяноста километрах от границы. Ведь это же тыл, и по всем военным канонам  - довольно глубокий.
        Вторым китом, на котором базировался план «Барбаросса», было завоевание господства в воздухе. Но массированное и внезапное появление в небе русской авиации поставило на этих планах жирный крест. Поднявшаяся с аэродромов в воздух еще до начала немецкого вторжения, она тут же круто и жестоко нарушила все довоенные планы. Причем большевистские авиационные командиры явно заранее знали, где, когда и какие цели они должны будут атаковать. Все это было так непохоже на действия русской авиации на Дальнем Востоке во время боев с японцами и в их с натугой выигранной «Зимней войне» с маленькой Финляндией! Теперь русских летчиков будто подменили  - их действия были смелыми, решительными, осмысленными, и за всеми ними стоял опытный дирижер, обеспечивающий взаимодействие авиации с наземными войсками.
        На других участках образовавшегося советско-германского фронта дела для вермахта также обстояли далеко не лучшим образом. На севере, в Прибалтике, не было такого огневого шквала, но и там на направлении удара 4-й танковой группы генерала Гепнера немецкие войска не смогли захватить инициативу, с первых же минут упершись в эшелонированную оборону русских, насыщенную большим количеством мощной противотанковой артиллерии и из глубины поддержанную огнем многочисленных тяжелых гаубиц. Фронт с ходу прорвать не удалось, и ожесточенное сражение под Таураге на земле и в воздухе с каждой минутой набирало обороты, сжигая жизни тысяч немецких солдат и офицеров. Русские дрались яростно, а их авиация хоть и не сумела захватить в воздухе полное господство, но за счет своего подавляющего численного превосходства сумела сковать действия люфтваффе, сведя к минимуму ущерб для своих наземных войск. Внезапного и уничтожающего удара по аэродромам, складам и местам дислокации авиации большевиков не получилось, и теперь русские бомбы сыпались на узлы коммуникаций немецких войск и на их подтягиваемые к фронту резервы.
        В первый же час войны массированным налетом нескольких авиационных полков была почти уничтожена железнодорожная станция Тильзит, на которой скопилось большое количество эшелонов с топливом, боеприпасами и снаряжением.
        На второстепенных направлениях группы армий «Север» дела тоже обстояли далеко не лучшим образом. Действующая на приморском фланге 18-я армия генерала Кюхлера также уперлась в эшелонированную оборону по линии границы, и ее продвижение исчислялось сотнями метров, каждый из которых был обильно полит кровью немецких солдат. Ни о каком прорыве русских позиций и выходе на оперативный простор не могло быть и речи. Вместо ожидавшейся вытянутой в нитку стрелковой дивизии, немецкие войска на этом направлении уперлись в полевую оборону, как бы не целой полнокровной русской армии.
        Наступающая на Каунас 16-я армия генерала Буша, с ходу перескочив границу, увязла в целой сети засад и выставленных в самых неожиданных для нее местах минных полей. Исходя из того, что происходило на других участках фронта, следовало ожидать, что на рубеже реки Неман она встретит ожесточенное сопротивление свежих русских частей, тем более что командование группы армий «Север» уже снимало резервы с второстепенных направлений и направляло их на помощь безуспешно штурмующему границу генералу Гепнеру.
        Соседка 3-й танковой группы справа, 9-я полевая армия генерала Штрауса, также попала в весьма неприятное положение. На направлении ее главного удара в полосе Гродно - Осовец - Граево ее накрыл такой же уничтожающий огневой шквал, как и 2-ю и 3-ю танковые группы. Базирующаяся на Осовецкий укрепрайон русская крупнокалиберная артиллерия открыла уничтожающий огонь по ее тылам. Большевики явно вознамерились удержать за собой госграницу по всему Белостокскому выступу, и повсюду оказывали ожесточенное сопротивление силам вторжения.
        Хуже всего дела обстояли у 2-й танковой группы генерала Гудериана. Полоса прорыва там была уже, а сил в ней сосредоточено больше, и «сталинские органы» отработали по скученным немецким танкам и пехоте с ужасающей эффективностью. Переговорив с Гудерианом, Гот решил, что новую попытку форсировать границу они оба предпримут одновременно в полдень по берлинскому времени. На нормальную перегруппировку требовались как минимум сутки, но в ОКХ уже закатывали истерики, требуя продвижения вглубь советской территории и решения первоочередных задач, графики которых уже оказались окончательно сорваны, а каждый упущенный час только укрепляет большевистскую оборону, давая противнику время подтянуть из глубины резервы.
        Едва только закончился этот разговор, как высоко в небе раздалось едва слышное гудение. Подняв взгляд, генерал Гот увидел в сияющей синеве четкую формацию из двадцати четырех ярких блестящих точек, за которыми тянулись длинные белые инверсионные следы. Вскинув к глазам бинокль, Гот похолодел. Огромные четырехмоторные серебристые машины с откинутыми назад стреловидными крыльями казались воплощением скорости и мощи. Шли они на запад, на Берлин, утро в котором тоже довольно скоро должно перестать быть томным. А ведь с начала войны прошло всего лишь чуть более часа.

22 июня 1941 года, 07:05. УССР. Тарнополь, Штаб Юго-Западного фронта

        Генерал армии Георгий Жуков

        Война с Германией продолжалась вот уже целых три часа. Как и предупреждала Москва, ровно в четыре утра армады немецких самолетов пересекли границу, а чуть позже под прикрытием артиллерийского огня вперед пошла германская пехота с танками. На всем протяжении границы, от Припятских болот до вершины Львовского выступа, с первых же минут войны завязались тяжелые оборонительные бои. Красная Армия была готова к отражению вражеского удара, но и враг тоже был силен.
        Несмотря ни на что, война эта была, можно сказать, правильной. На полевом КП фронта под Тарнополем исправно функционировала связь, и операторы штаба регулярно наносили на карты текущую обстановку. В полном объеме к Жукову поступала и достоверная разведывательная информация, в первую очередь полученная путем наблюдения с воздуха. Такой войной вполне можно руководить, что генерал армии Жуков и собирался делать дальше. И не только руководить, но и разгромить и уничтожить врага, поскольку все предпосылки к этому были налицо.
        Первыми в бой с врагом вступили летчики-истребители. Генерал-лейтенант Кравченко поднял в воздух всю истребительную авиацию Юго-Западного фронта и нанес бомбардировщикам 4-го воздушного флота такой мощный встречный удар, от которого противник так и не смог оправиться. Ожесточенные воздушные сражения развернулись западнее Львова, где советская авиация перехватила «юнкерсы» 51-й бомбардировочной эскадры, чьей целью были Львов, Стрый, Станислав, Черновцы, а также над маленьким приграничным городком Сокаль, где красными соколами в оборот были взяты «хейнкели» 55-й бомбардировочной эскадры, направлявшиеся на бомбежку советских тыловых объектов в Луцке, Ровно, Шепетовке и Житомире.
        Неслыханная наглость командования люфтваффе, пославшего свои бомбардировщики в первый налет без истребительного прикрытия, обернулась таким же невиданным конфузом. Генерал Кравченко использовал опыт, полученный советскими летчиками в небе Китая и Монголии. Сначала специальные «ракетные» эскадрильи И-16 с дистанции полтора километра дали залп «эрэсами» по плотной бомбардировочной формации, после которого строй немецких бомбардировщиков рассыпался, и испуганного и деморализованного врага атаковали другие истребители с пушечным вооружением.
        Не менее четверти «хейнкелей» и «юнкерсов» было сбито первым же ракетным ударом краснозвездных ястребков, а остальные тут же попали в головокружительную мясорубку, по сравнению с которой знаменитая «битва за Британию» была всего лишь детской игрой в песочнице. Сбросив бомбы куда попало и до предела форсируя моторы, немецкие бомбардировщики развернулись в сторону своих аэродромов.
        Срочно примчавшиеся на помощь избиваемым бомбардировщикам «эксперты» 3-й истребительной эскадры люфтваффе ввязались во встречную схватку на горизонталях с пятикратно превосходящими их по численности современными советскими истребителями МиГ-3, И-182 и Як-1 и в первые же минуты боя понесли тяжелые потери. Юные безбашенные лейтенанты, конечно, не имели такого большого боевого опыта, как их германские оппоненты, уже успевшие повоевать в небе Польши, Норвегии, Бельгии, Голландии, Франции и Британии. Но они верили в правоту своего дела и рвались в бой, не жалея ни себя, ни врагов. И падали с небес объятые пламенем новенькие «фридрихи», пятная голубое небо жирными траурными столбами дыма.
        Именно здесь, в небе Украины, а не над Белоруссией, где с немецкой стороны практически не осталось выживших свидетелей, И-182 получил у немецких пилотов свое знаменитое прозвище «Суперкрыса».
        Бой лоб в лоб, глаза в глаза, без жалости и пощады, до победы или смерти… И «эксперты» люфтваффе не выдерживали этого напряжения, выходя из схватки глубоким пикированием. Драться с этими берсерками? Да ни за что! А пикировать «мессер» умеет, и в этом ему нет равных ни среди немецких, британских, японских и американских, ни среди советских истребителей. Выйти из боя таким образом «мессерам» было легко, и их пилоты воспользовались этим обстоятельством. Спаслось больше половины немецких истребителей, но главное было сделано  - боевой дух «экспертов» оказался надломлен, что в ближайшие дни обещало советской авиации полное господство в воздухе на данном театре боевых действий.
        Советская авиация тоже понесла потери, но за счет численного превосходства и высокого боевого духа эти потери не шли ни в какое сравнение с немецкими.
        Едва только небо над границей очистилось от самолетов, как в воздухе появились армады советских Пе-2, СБ и «чаек» под прикрытием остававшихся в резерве «ишаков». Только начавшие форсирование границы немецкие войска подверглись уничтожающим массированным бомбоштурмовым ударам. Массы пехоты, открыто расположенные позиции артиллерии, автомобильные колонны и другие легкоуязвимые цели стали их добычей.
        На земле основной удар немецких панцердивизий 1-й танковой группы генерала фон Клейста пришелся на 5-ю армию генерала Потапова. Но в отсутствие стратегической внезапности и при наличии господства в воздухе, прорывов на всю глубину стратегического построения советских войск ни у генерала фон Майнтфеля, ни у генерала Кемпфа не получилось. Два моторизованных корпуса 1-й танковой группы застряли в вязкой, как смола, обороне советских войск, организованной на линии недостроенных УРов. А попытки массированных танковых атак парировались выдвигаемыми на угрожаемые направления самоходными противотанковыми бригадами. Юркие как ртуть, приземистые самоходки, вооруженные длинноствольными пушками Ф-22 со специальными усиленными выстрелами с баллистикой зенитной пушки 3-К, оказались эффективным противотанковым оружием, с запредельной километровой дистанции поражающим спереди даже «толстокожие» «штурмгешютцы». Сделав несколько выстрелов, батареи тут же меняли позиции, и в большинстве случаев немецкие танкисты даже не успевали взять противника на прицел, отчего прозвали эти машины «русскими гадюками». Да, 5-я
армия пятилась под вражеским натиском, но пятилась медленно, не допуская прорывов и заставляя Клейста платить за каждый метр продвижения десятками единиц сожженной техники и сотнями жизней офицеров и солдат.
        Южнее, на северном фасе Львовского выступа, сосредоточенная и отмобилизованная 6-я армия успешно отражала натиск 17-й полевой армии вермахта. Несмотря на почти двойное превосходство врага в живой силе, бойцы Красной Армии дрались яростно и стойко, удерживая линию государственной границы и не пуская вермахт на советскую территорию.
        А на вершине Львовского выступа славная 99-я дивизия в первые же минуты войны форсировала реку Сан и, потеснив части 101-й легкопехотной дивизии, с ходу захватила немецкую часть бывшего польского города Перемышля, до того разделенного границей надвое. Еще южнее, в Карпатских перевалах, вперед пошла 72-я горнострелковая дивизия, легко сбивающая немногочисленные заслоны 454-й охранной дивизии, вытянутой в нитку на этом, как считало немецкое командование, безопасном участке советско-германской границы. Пока севернее гремят эпохальные сражения, бойцы горных частей вполне успеют пробить дорогу через горы и обеспечить Красной Армии доступ в долины Словакии.
        Правда, у Клейста в резерве оставался еще 14-й моторизованный корпус с тремя танковыми дивизиями, моторизованной бригадой СС «Адольф Гитлер» и моторизованной дивизией СС «Викинг». Если он бросит их на Львов, то все еще может поменяться. Правда, несколько минут назад от «Орла» поступила информация, что передовые части корпуса, снявшиеся с полевых биваков, движутся не на восток в горнило сражений, а на север, где у немцев что-то не то происходило со 2-й танковой группой генерала Гудериана. Значит, и там немцам дают прикурить не по-детски, показывая, что легкой прогулки по СССР не получится.
        Южный фас Львовского выступа занимала 12-я армия, основным противником которой была армия фашистской Венгрии, две механизированных и одна кавалерийская бригады. По соотношению сил даже не смешно, и отступать перед венграми Жуков ни в коем случае не собирался. Правда, венгерские части в бой пока не вступали и чего-то выжидали. Генерал армии Жуков не знал, что в прошлом варианте истории Венгрия вступила в войну только 26 июня 1941 года.
        Еще южнее пока что притихших венгров, часть 11-й армии попробовала начать наступление на Каменец Подольский. Дело там шло ни шатко, ни валко. Недостроенные приграничные УРы, насыщенные пехотой и поддержанные артиллерией, пока держались, и была надежда, что они будут держаться и дальше, если, конечно, враг не перебросит туда значительные резервы.
        Одним словом, в отличие от немцев, у советской стороны даже на этом вспомогательном направлении пока все шло по плану, и у генерала армии Жукова с каждой минутой крепла уверенность в скорой и окончательной победе.

22 июня 1941 года, 07:15. Третий рейх, Берлин, борт Ту-95МС, высота 10 500 метров

        Полковник Илья Павлович Мазурук

        Вокруг и над нами пронзительно ясное небо. На этой высоте оно даже не голубое, а темно-синее. Видимость миллион на миллион, под серебристым крылом с красной звездой ни облачка, и земля под нами видна, как на детальном тактическом макете. Оглушительно ревут четыре исполинских мотора НК-12МП, вращающих огромные соосные винты диаметром пять с половиной метров. Каждый такой двигатель имеет мощность, сопоставимую с суммарной мощностью всех двигателей трех не модернизированных бомбардировщиков ТБ-7. Именно эта запредельная мощность и делает двигатели «Медведей»  - такое прозвище, как мне объяснили, дали этим самолетам в будущем иностранные специалисты  - слишком шумными. Говорят, что при пролете над морем шум этих двигателей способны засечь даже гидроакустики подводных лодок.
        Франкфурт-на-Одере остался позади по левому борту, и лежащий прямо по курсу огромный город на берегах Шпрее кажется мне каким-то серым инородным наростом на теле матери-земли. Именно тут вынашивались агрессивные замыслы, нацеленные на уничтожение нашей Родины и всего мира, именно тут находится эпицентр мирового зла. До центра Берлина осталось около пяти минут лету.
        Справа и слева от моей машины, словно привязанные, застыли на боевом курсе самолеты Ту-95 нашей группы. В их бомболюках находятся управляемые бомбы самых разных калибров и типов: объемно-детонирующие, бетонобойные, зажигательные и фугасные.
        Здесь, на высоте десяти с половиной километров, мы чувствуем себя в полной безопасности. Немецкие зенитные пушки калибра восемьдесят восемь миллиметров способны добить сюда только неприцельно на пределе досягаемости по высоте, а для истребителей «Мессершмитт-109» модификаций «E» и «D» эта высота является почти предельной. Они здесь вроде сонных мух, и не способны перехватить бомбардировщики, идущие к цели со скоростью семьсот километров в час.
        Сегодня мы станем для берлинцев кем-то вроде всадников апокалипсиса. Ведь нельзя же так  - война началась, а жители вражеской столицы все еще мирно спят, как будто это самое обычное воскресное утро. А ведь Геббельс уже трижды прокукарекал, возвестив о том, что Третий рейх начал против СССР превентивную войну. Те из берлинцев, кто уже не спит, должны наблюдать в небе удивительное зрелище: две дюжины надвигающихся с востока тяжелых самолетов, расчерчивающих безоблачное небо белыми инверсионными следами. Сегодня Германия, да и весь мир узнают  - какой сокрушающей мощи удары способны наносить советские ВВС в случае необходимости.
        Ведущий головной самолет полковник Александр Голованов дает сигнал, и строй распадается, расходится в стороны веером, при этом каждая машина идет на свою цель. К уничтожению приговорены здания рейхстага, рейхсканцелярии, министерства авиации, Центрального телеграфа, штаб-квартиры абвера, СД, гестапо, министерство пропаганды, министерство иностранных дел, а также комплекс зданий ОКВ в Цоссене. Для атаки последней цели было предназначено шесть самолетов, пять из которых несут девятитонные фугасные бомбы для уничтожения особо защищенных объектов, а шестой  - авиационную объемно-детонирующую бомбу повышенной мощности, как говорят потомки  - «папу всех бомб».
        Такой же «папа» в гордом одиночестве висит и в бомболюке нашего бомбардировщика. Цель этой супербомбы мощностью сорок четыре тонны в тротиловом эквиваленте и радиусом сплошного поражения в триста метров  - Новая Рейхсканцелярия и окружающие ее германские правительственные здания.
        До момента сброса осталось меньше минуты, электромоторы с визгом и скрежетом открывают створки бомболюка. Теперь все внимание на цель. Убираю руки от штурвала  - самолет ведет автоматическая система управления бомбометанием, которую потомки называют компьютерной. Внизу пока тихо, не обнаружено ни вспышек огня зенитных батарей, ни взлетающих по тревоге истребителей ПВО. Полтора года назад в небе над Хельсинки было гораздо сложнее. Пошел обратный отсчет. Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один…  - сброс!
        Самолет вздрагивает и, облегченный, резко лезет вверх. Закладываю глубокий левый вираж, одновременно одним глазом кося влево и вниз. Бомба будет падать по рассчитанной для нее траектории еще три минуты, и уже никакая сила в мире не сможет остановить ее полет.
        Но первой свой удар нанесла группа самолетов, предназначенная для бомбежки Цоссена. Примерно в тридцати километрах южнее нас сверкнула яркая вспышка, и в воздух поднялись столбы то ли дыма, то ли цементной пыли. А потом по Берлину прокатилась волна ослепительных вспышек, превращающихся в исполинские огненные шары. По городу заметались перехлестывающиеся между собой, видимые даже невооруженным глазом ударные волны взрывов. Воистину ужасное зрелище, и я не завидую сейчас тем, кто попал под этот огненный каток. Но не мы начали эту войну и не мы установили ее людоедские правила. Пусть за все расплачиваются те, кто привел Гитлера к власти, вскидывал руки в нацистском приветствии и маршировал во время факельных шествий, надрывая глотки в воплях «Хайль Гитлер!», приветствуя ревом людоедские речи своего фюрера. Дело сделано, и мы ложимся на обратный курс.
        Час спустя. Третий рейх, Берлин

        Внезапный и уничтожающий воздушный удар, нанесенный по столице Третьего рейха всего через три часа после начала войны с Советами, превратил нацистское государство в некое подобие обезглавленной курицы. Во время первого налета в Цоссене погибли Кейтель и Гальдер вместе с большим количеством штабных офицеров. Если в подземных лабиринтах штабного комплекса и остались еще выжившие, то добраться до них спасателям было невозможно из-за завалов  - груд глыб расколотого бетона, перемешанного с искореженной и перекрученной арматурой. На месте того, что совсем недавно было комплексом зданий в Цоссене, сейчас зияли пять перекрывающих друг друга огромных воронок, каждая тридцать-сорок метров глубиной и треть километра в диаметре. На дне этих воронок что-то продолжало чадно гореть, и оттуда тянуло удушливым дымом и паленым человеческим мясом.
        Последовавший за ударом фугасок взрыв сверхмощного ОДАБа стер с лица земли все живое на поверхности. Одноименный городок рядом со штабным комплексом превратился в руины. В окнах зданий, расположенных на расстоянии нескольких километров от эпицентра взрыва, были выбиты стекла, сорваны крыши, а из-за сотрясения от мощных подземных взрывов пошли трещинами фундаменты и стены домов. Централизованное управление боевыми операциями на Восточном фронте было прервано.
        В самом Берлине, особенно в его центре, разрушения были еще страшнее. Подлежащие уничтожению объекты располагались тут зачастую вплотную друг другу, и потому весь центр города превратился в сплошные руины, охваченные пламенем пожаров. ОДАБ при взрыве дает очень высокую температуру, а старые здания, зачастую построенные еще в XVIII и XIX веке, содержат в своей конструкции большое количество сухой древесины, которая вспыхивает как порох. Пожарные из-за завалов на улицах не могли пробиться к очагам возгорания, и пламя продолжало охватывать все новые и новые строения. Как это все напоминало пылающие Варшаву или Роттердам, Гернику и Белград! Только там люфтваффе понадобилось значительно больше времени для разрушения этих городов, да и самолетов для достижения подобного эффекта было тоже больше.
        Из «Четырех Г» два приказали долго жить. Гиммлер пропал без вести, и его не могли найти ни живого, ни мертвого. Геббельс достоверно погиб под руинами министерства пропаганды, разнесенный в пыль вместе со своей фабрикой лжи. Кроме того, Третий рейх лишился большого количества партийных бонз рангом пониже. Под руинами и в огне пожаров погибли тысячи берлинцев. Чуть подальше от центра города улицы были засыпаны битым оконным стеклом и сорванными с крыш обломками черепицы, шифера и листами кровельного железа. Выглядело все это так, словно город непрерывно бомбили чуть ли не целую неделю.
        Через полчаса после первого удара на Берлин налетели стремительные стреловидные Ту-22М3, нанесшие бомбовые удары по берлинским железнодорожным вокзалам: Потсдамскому, Штеттинскому, Остбанхоф, Ангальтскому, товарным станциям, крупнейшим электростанциям и аэродрому Темпельхоф. После повторного удара столица Третьего рейха осталась без транспорта и электричества. Остановились насосы на водонапорных и канализационных станциях, отключились телефоны, не работали типографии, трамваи и подземка. За какой-то час миллионы берлинцев оказались отброшены в средние века и поставлены на грань выживания. Такова современная война, и они еще должны были радоваться, что их всех не отправил в преисподнюю один-единственный удар мегатонного термоядерного боеприпаса.

22 июня 1941 года, 08:25. Юго-Западный фронт, 5-я армия, окрестности города Устилуг, 87-я стрелковая дивизия

        Командир дивизии генерал-майор Филипп Федорович Алябушев

        Генерал-майор Алябушев посмотрел на часы. С момента первого выстрела на границе прошло всего четыре часа двадцать пять минут, а ему уже казалось, что война идет целую вечность. Подтянутая к границе в ночь на 22 июня дивизия заняла позиции по рубежу правого фланга недостроенного Владимир-Волынского УРа, комендантом которого был полковник Еремей Караманов, и с рассвета успела отразить девять атак немецкой пехоты. В двух последних атаках, кроме пехоты, участвовали также и танки. Потери дивизии в обороне были тяжелыми, ведь на ее участке наступал 3-й моторизованный корпус генерала от кавалерии Эбергарда фон Макензена в составе двух пехотных и одной танковой дивизии.
        Одновременно с первых минут войны ожесточенное сражение развернулось не только на земле, но и в воздухе. Прямо над головами советской пехоты армады немецких бомбардировщиков были внезапно атакованы стаями краснозвездных истребителей. Схватка в воздухе самолетов, яростный рев моторов и треск авиационных пулеметов и пушек  - все это было похоже на драку двух собачьих стай. Черные дымные хвосты падающих самолетов перемежались с белыми пятнами куполов парашютов. Немецкие летчики со сбитых над позициями дивизии бомбардировщиков и стали первыми пленными этой, только что начавшейся войны. Даже на неопытный взгляд пехотинца потери немецкой авиации были значительно больше, чем у советских пилотов, что подтвердилось почти полным отсутствием немецкой активности в воздухе в течение нескольких последующих часов.
        Владимир-Волынский укрепрайон, на правый фланг которого опиралась оборона дивизии, был построен лишь частично и еще не полностью вооружен. Но тем не менее генералу Алябушеву удалось включить уже боеготовые доты в систему обороны дивизии, тем самым резко затруднив на этих направлениях продвижение немецкой пехоты.
        Но несмотря ни на массированный ружейно-пулеметный огонь, ни на заградительный огонь артиллерии, волны немецкой пехоты докатывались до советских окопов, и тогда поле боя вскипало ожесточенными рукопашными схватками. По итогам первых часов войны дивизия потеряла убитыми и ранеными до трети личного состава и половину выдвинутой в боевые порядки пехоты легкой противотанковой артиллерии, сумев нанести атакующему противнику многократно превосходящие потери.
        Все пространство на четыреста-пятьсот метров перед советскими окопами было завалено немецкими трупами. И если советские раненые в плановом порядке эвакуировались на полковые медицинские пункты и дальше в тыл, то раненых немцев, оставшихся лежать под палящим солнцем на простреливаемой со всех сторон земле, скорее всего, ожидала медленная и мучительная смерть от потери крови и жажды.
        Направление наступления 3-го моторизованного корпуса на Владимир-Волынский - Луцк - Ровно - Киев было одним из двух ключевых для 1-й танковой группы. Именно потому противник имел тут более чем трехкратное превосходство в живой силе и двукратное в артиллерии, тем более что основными дивизионными орудиями в РККА были 76-мм пушки, а в вермахте  - 105-мм и 152-мм гаубицы. Положение с артиллерией немного уравнивали приданный дивизии 460-й тяжелый корпусной гаубичный артполк и две дивизии, самоходные противотанковые бригады РГК.
        Именно эти бригады сделали то, чего не смог сделать входящий в состав дивизии 85-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион  - затормозить боевой порыв 14-й танковой дивизии вермахта, выбив из ее состава большую часть танков PzKpfw IV и значительное количество PzKpfw III. Чадные столбы дыма, поднимающиеся над полем боя, свидетельствовали о том, что враг в очередной раз не смог прорвать советскую оборону.
        Но расчеты «сорокапяток» полегли не зря. Сначала они нанесли потери передовому разведывательному батальону 14-й танковой дивизии вермахта, укомплектованному исключительно легкими танками PzKpfw II, а потом, пока они вели с немецкими PzKpfw III и PzKpfw IV хотя и малоэффективную, но ожесточенную дуэль, противотанковые самоходки получили возможность, оставаясь почти незамеченными, маневрировать, расстреливая противника с большой дистанции. Ведь именно для такого варианта боя они и создавались. Их бронебойные снаряды, разогнанные мощным метательным зарядом и длинным стволом до скорости почти восемьсот метров в секунду, даже под углом шестьдесят градусов с легкостью прошивали тридцатимиллиметровую лобовую броню немецких танков на дистанции до полутора километров.
        Но несмотря на все эти успехи, генерал Алябушев понимал, что, исходя из численного превосходства противника и уровня потерь его дивизии, уже к вечеру этого дня ему придется оставить полностью разрушенные позиции на линии УРов и, как и было предусмотрено планом, отступить за вторую линию обороны, которую сейчас занимал недавно прибывший из глубины свежий стрелковый корпус.

22 июня 1941 года, 08:30. Группа армий «Юг», 1-я танковая группа, 3-й моторизованный корпус

        Командир корпуса, генерал от кавалерии Эберхард фон Макензен

        С самого начала все пошло совсем не так, как было задумано. Сначала прямо на виду у наземных войск жидко обгадилось люфтваффе, которое хорошенько потрепали русские летчики на своих фанерных самолетах. Ни о какой поддержке с воздуха теперь нечего было и не мечтать. «Птенцы Геринга», получив по носу, спрятались и больше не появлялись в воздухе, ожидая, когда немецкие танки ворвутся на русские аэродромы. Все это имело следствием несколько тяжелейших ударов, которые нанесли по его войскам большевистские самолеты, не опасающиеся больше противодействия со стороны люфтваффе.
        На земле тоже было жарко. В приграничной полосе вместо разбросанных в беспорядке русских частей и соединений передовые отряды немецкой армии нарвались на плотную и компактную полевую оборону заранее выдвинутых к границе советских дивизий. Потери с первых же минут войны оказались ужасающими. Передовые эшелоны пехоты попали под плотный ружейно-пулеметный и заградительный артиллерийский огонь и, теряя солдат и офицеров, откатились назад. Потом было еще несколько бесплодных атак, только увеличивающих счет немецких потерь.
        Особенно сводила с ума советская артиллерия, которая вела себя так, будто расположилась прямо на снарядном складе. По крайней мере, русские орудия били почти непрерывно на пределе боевой скорострельности, и доставалось от нее как немецкой пехоте, так и артиллерийским батареям, противоборство с которыми русские артиллеристы выигрывали с большим перевесом.
        Пока же попытки прорваться через русские укрепления напоминали попытку проломить лбом каменную стену. Передовые эшелоны пехотных дивизий корпуса понесли большие потери от ружейно-пулеметного огня и ожесточенных рукопашных схваток, в которых большевистская пехота дралась с отчаянием берсеркеров. Находящаяся на острие главного удара 14-я танковая дивизия потеряла от огня русской противотанковой артиллерии больше шестидесяти машин. Из них примерно два десятка разбиты полностью, остальные же будут ремонтопригодны в срок от трех до десяти дней. Но для этого их еще надо вытащить с поля боя, что невозможно до наступления темноты.
        Настоящей проблемой для немецких танковых войск стали новые русские самоходки. Низкие, малозаметные, вооруженные длинноствольной пушкой калибром не менее семи с половиной сантиметров, они, постоянно маневрируя, имели возможность поражать немецкие «панцеры» на всех дистанциях боя. Их бронебойные снаряды оказались способны поражать не только легкие «двойки» и «единички», но и «тройки», и «четверки», и даже толстолобые Sturmgeschutz III.
        Достаточно было посчитать потери и темп продвижения, а потом прикинуть расстояние, если не до Москвы, то хотя бы до Киева, чтобы на ум пришли невеселые мысли. Если так все пойдет и дальше, то корпус прекратит свое существование задолго до того, как упрется в укрепрайоны «линии Сталина» на старой границе большевистской России. Из этого положения есть только один выход  - постараться ввести в бой все резервы 1-й танковой группы  - две танковых и три моторизованных дивизии, и любой ценой опрокинув русские войска, развивать наступление вглубь советской территории, как это и должно быть по плану «Барбаросса».

22 июня 1941 года, 09:45. Черное море, 8 миль восточнее Констанцы

        По получении сигнала «Гроза» Черноморский флот был приведен в состояние полной боевой готовности, и с наступлением темноты ударное соединение флота в составе линкора «Парижская коммуна», крейсеров «Ворошилов», «Молотов», «Красный Кавказ», «Червона Украина» и «Красный Крым», лидеров «Москва», «Ташкент» и «Харьков», а также всех тринадцати эсминцев, покинуло главную базу Черноморского флота Севастополь и под флагом командующего флотом вице-адмирала Ивана Степановича Юмашева взяло курс на юго-запад. Эскадрой крейсеров командовал контр-адмирал Владимирский. Легкие силы флота, лидеры и эсминцы, возглавлял контр-адмирал Новиков.
        Вместе с соединением в море вышли переоборудованные в десантные корабли два десятка грузопассажирских судов Черноморского пароходства, на которые были погружены сформированные осенью 1940 года 1-я и 2-я бригады осназ морской пехоты Черноморского флота. Морские пехотинцы получили оружие из XXI века: автоматы Калашникова образца 1947 года, ручные пулеметы того же Калашникова, единые пулеметы «Печенег», автоматические станковые гранатометы «Пламя», автоматические минометы «Василек», а также ручные противотанковые гранатометы РПГ-7Б.
        Всем премудростям десантного дела их обучали инструкторы из XXI века, за строгость и принципиальность получившие старорежимное прозвище «шкуры». Морские пехотинцы проклинали своих наставников во время учебы, но теперь, во время боя, они не раз поблагодарят их за науку, выжив и победив в кровопролитном сражении в Констанце.
        Ровно в четыре часа утра, когда соединение было уже на полпути к Констанце, вице-адмирал Юмашев получил сообщение от начальника штаба Черноморского флота контр-адмирала Ивана Елисеева о том, что Севастополь подвергся массированному налету германских бомбардировщиков. В воздух подняты истребители ПВО, а зенитная артиллерия Севастополя открыла по немецким самолетам огонь на поражение… Это было еще мягко сказано  - на ближних подступах к главной базе Черноморского флота в воздухе царил настоящий огненный ад. В отражении налета «хейнкелей» из состава 27-й бомбардировочной эскадры люфтваффе, кроме зенитной артиллерии и истребителей Черноморского флота из 1941 года, принимали участие переброшенные из двадцать первого века зенитно-ракетные дивизионы установок «Бук-М4», «Панцирь-С2», большое количество расчетов ПЗРК, а также «Шилки», «Тунгуски» и «Рогатки».
        Для пилотов люфтваффе это была настоящее самоубийство. В предрассветном небе белые дымные следы зенитных ракет смешивались с дымно-огненными трассами, извергаемыми скорострельными зенитными орудиями «Панцирей», «Шилок», «Тунгусок» и «Рогаток», а над ними огненно-черными цветами распускались разрывы сотен зенитных снарядов. Тихоходные и неуклюжие «хейнкели», у которых к тому же необъяснимым образом пропала связь, как между собой, так и со своими аэродромами и узлами управлениями, подверглись полному истреблению. Защитники Севастополя безжалостно уничтожали вторгшиеся в крымское небо вражеские самолеты. Оставляя за собой черные дымные следы, двухмоторные машины с крестами на крыльях падали с небес в море.
        Уцелевшие после первых минут избиения машины, не дойдя даже до ближних подступов к Северной бухте, торопливо сбрасывали куда попало магнитные морские мины, и, кто поодиночке, а кто тройками или парами, разворачивались на обратный курс. Тут-то их и подлавливали стремительные «миги» и юркие «ишачки», державшиеся до поры до времени в стороне от зоны зенитного огня.
        Советские истребители, конечно, тоже несли потери, ибо «Хейнкель-111»  - машина хоть и неуклюжая, но обладающая мощным оборонительным вооружением, состоящим из семи пулеметов винтовочного калибра, снабженными большим боекомплектом и размещенными так, что на подступах к бомбардировщику практически не оставалось мертвых зон. И падали с неба вспыхнувшие «ишачки» и «миги»…
        Но свою задачу отчаянные лейтенанты выполнили до конца. Ни один немецкий бомбардировщик не вернулся на свой аэродром или хотя бы дотянул до румынского берега. Тем самым были решены сразу две задачи  - отбито воздушное нападение на Севастополь, а германское командование лишилось единственного базировавшегося в Румынии бомбардировочного соединения, способного нанести удар по советскому десанту в Констанце и прикрывающему его Черноморскому флоту.
        Тем временем ударное соединение продолжило свой путь к Констанце. Серьезных противников на Черном море у советских кораблей не было  - четыре устаревших эсминца и одну подводную лодку румынского флота можно было и не брать в расчет. Основную опасность представляли прикрывающие подступы к Констанце с моря береговые батареи и оборонительные минные заграждения. Главной силой береговой артиллерии была германская батарея «Тирпиц», расположенная в шести километрах южнее Констанцы и вооруженная тремя одиннадцатидюймовыми орудиями с дальностью стрельбы до тридцати шести километров. Наводились орудия с помощью артиллерийского радара, а данные для стрельбы рассчитывались электромеханическим вычислителем, что делало ее весьма грозной боевой единицей.
        Но с приближением к Констанце кораблей Черноморского флота сперва на радаре возникли необъяснимые естественными причинами помехи, а потом появившиеся в воздухе семь десятков СБ-2 из состава 63-й тяжелой бомбардировочной авиабригады Черноморского флота надолго вывели ее из строя.
        Смертельной угрозой для советских кораблей были и румынские оборонительные минные заграждения. Именно они в нашей истории и сорвали набег легких сил Черноморского флота на Констанцу, осуществленный 25 -26 июня 1941 года. Тогда погиб лидер «Москва», а советские эсминцы по ошибке потопили свою же подводную лодку, из-за халатности ее командира зашедшую в запретный для нее район. Воздушные налеты в том рейде советская авиация производила разрозненно и мелкими группами, в силу чего не добилась успеха.
        Но теперь все было иначе  - легкие силы лишь обеспечивали безопасность участвующих в набеге крупных кораблей, а основной артиллерийский удар должны были наносить линкор «Парижская коммуна», крейсера «Ворошилов», «Молотов» и «Красный Кавказ», чья крупнокалиберная артиллерия была способна вести по Констанце огонь, не подходя близко к румынским минным заграждениям. С этой целью в артпогреба «Парижской коммуны» вместо обычного боекомплекта было загружено тысяча двести облегченных фугасных снарядов повышенной дальности образца 1928 года. Корректировку огня должны были осуществлять два высотных разведчика-корректировщика, созданных на базе самолетов ТБ-7. Часами вися над избиваемой Констанцей на двенадцатикилометровой высоте, они должны были стать глазами командования Черноморского флота и десантной группировки.
        Все получилось, как было задумано. Ударное соединение подошло к Констанце ровно в девять утра и сразу же открыло огонь по порту и железнодорожному вокзалу. Трехсоткилограммовые «чемоданы», выпущенные с линкора, и стокилограммовые  - с крейсеров, десятками начали рваться в самом центре города. В Констанце началась паника.
        В городе царил хаос, помноженный на типичный румынский бардак. С той же экспрессией, с какой они мечтали о создании «Романия Маре»  - Великой Румынии до Днепра или, чем черт не шутит, до самой Волги, румынское начальство бросилось бегом из города, бросив его жителей на произвол судьбы, то есть в данном случае на советский Черноморский флот.
        Тем временем эсминцы и лидеры, спустив параваны-охранители, повели за собой к берегу пароходы с десантом. Операция прошла успешно, корабли шли по картам, на которых были нанесены границы минных заграждений, полученных из Наркомата ВМФ. Карты были точными  - ни один корабль на мине не подорвался.
        Уже к половине десятого отряды первого броска морской пехоты, размещенные на эсминцах-«новиках», сумели высадиться и закрепиться в порту. Линкор и крейсера тут же перенесли огонь вглубь вражеской обороны, стараясь предотвратить подход к городу вражеских резервов. Единственное, что им могло угрожать  - это немецкая авиация, но единственная бомбардировочная авиагруппа в Румынии была разгромлена над Севастополем, а многочисленные истребители, предназначенные для прикрытия Бухареста и Плоешти, для больших кораблей не представляли никакой опасности.
        Сопротивление десанту оказалось слабым и беспорядочным. Отлично вооруженные и обученные морпехи, при поддержке тяжелой корабельной артиллерии, с легкостью отбросили румынских солдат от порта, после чего с пароходов на берег стали выгружаться основные силы десанта. Если все пойдет, как задумано, то этот десант закрепится в городе и, непрерывно получая подкрепления, дождется контрнаступления Южного фронта и подхода к Констанце его основных сил.

22 июня 1941 года, 10:15. Северо-Западный фронт, 8-я армия РККА, Таураге

        Командующий армией генерал-майор Петр Петрович Собенников

        С первых же минут войны в приграничной полосе, занимаемой 8-й армией, разгорелось ожесточенное приграничное сражение с использованием танков, авиации и тяжелой артиллерии Резерва Главного командования. Как и ожидалось, основной удар механизированными частями противник нанес в полосе обороны 90-й стрелковой дивизии 10-го стрелкового корпуса, оседлавшей шоссе Таураге - Шауляй. Именно здесь, на самом удобном для прорывов танковых соединений направлении, во втором эшелоне боевых порядков 90-й дивизии были сосредоточены приданные 8-й армии части усиления: 402-й и 330-й гаубичные полки РГК и 1-я самоходная противотанковая артиллерийская бригада.
        Чуть дальше в глубину, у перекрестка дорог Таураге - Шауляй и Клайпеда - Каунас, в полной готовности к нанесению встречного контрудара, в небольших лесных массивах был скрытно расположен 1-й конно-механизированный корпус РГК генерал-майора Хацкилевича. Пятьсот сорок средних и легких танков, двести двадцать восемь самоходных гаубиц калибра сто двадцать два и сто пятьдесят два миллиметра, сто восемь самоходных противотанковых орудий калибра семьдесят шесть миллиметров, сто двадцать восемь самоходных зенитных установок и четырнадцать тысяч сабель кавалерии. Генерал Собенников понимал, что сочетание ударного бронированного кулака, самоходных гаубиц и подвижной, как ртуть, кавалерии  - это страшная сила. Как поется в популярной в довоенные времена песне  - «гремя огнем, сверкая блеском стали».
        Все время, прошедшее с первых минут войны, командующий 8-й армией  - была у него такая особенность  - провел у полковника Голубева на КП 90-й стрелковой дивизии, что для командарма считалось непосредственным присутствием на линии фронта. Отсюда, из Таураге, хорошо был виден поднимающийся в небо огромный столб черного дыма. Это на немецкой стороне горела железнодорожная станция Тильзит, в первый же час войны подвергшаяся массированному бомбовому удару полутора сотен советских СБ и дюжины АР-2 из состава 9-го, 31-го и 46-го бомбардировочных полков, сведенных в одну ударную формацию.
        Пока в небе над Таураге кипело первое приграничное воздушное сражение и «миги» с «ишачками» ссаживали с неба обнаглевшие «юнкерсы», а немногочисленные «худые» из 54-й истребительной эскадры отчаянно пытались им помешать, большая группа СБ под прикрытием «чаек», уклонившись к югу, проникла на территорию Восточной Пруссии на стыке зон ответственности групп армий «Север» и «Центр», после чего по широкой дуге обошли район боевых действий и вышли на станцию Тильзит-Товарная с западного направления. Бомбовый удар по станции оказался неожиданным для немецких зенитчиков, ведь они считали, что с запада могли появиться только свои самолеты.
        Под взрывами стокилограммовых бомб обратились в дым эшелоны с топливом и боеприпасами, приготовленные для обеспечения наступления 4-й танковой группы Гепнера. Сила взрывов была такой, что даже на километровой высоте советские бомбардировщики подбрасывало, словно при езде по ухабистой дороге, а ноздри пилотов забивал запах гари. Итогом налета стали полностью разрушенные пути и станционные сооружения. Было убито и ранено несколько тысяч солдат из состава находящейся во втором эшелоне 38-й немецкой моторизованной дивизии, а в самом Тильзите в домах из окон вылетели все стекла.
        Почти одновременно с бомбовым ударом СБ по станции четыре тройки пикировщиков АР-2 атаковали пятисоткилограммовыми бомбами железнодорожный и шоссейный мосты через Неман, разрушив их несколькими прямыми попаданиями. Командование люфтваффе даже не успело парировать эту новую угрозу, так как уцелевшие в приграничном сражении «мессершмитты», растратив почти весь запас топлива, устремились на свои аэродромы, чтобы не упасть в чистом поле с сухими баками.
        Война с первых же часов началась совсем не так, как на это рассчитывали в Берлине, что вводило немецких генералов в состояние тяжелого когнитивного диссонанса. Например, командующий 4-й танковой группой генерал-полковник Эрих Гёпнер, по прозвищу Старый Кавалерист, с размаху нарвавшись на эшелонированную полевую оборону по старой границе, насыщенную большим количеством противотанковой артиллерии и искусно вмонтированный в еще недостроенный Шауляйский УР, безуспешно пытался проломить эту преграду своими танками и пехотой.
        Положение его было куда хуже губернаторского  - 4-я танковая группа, отсутствовавшая в первоначальном варианте плана «Барбаросса», была укомплектована по остаточному принципу устаревшими трофейными чешскими танками Lt-35 и Lt-38, которые по тактико-техническим данным примерно соответствовали советским БТ. На поле боя эти танки горели как свечи. Немецкие танкисты проклинали их тонкую броню, навылет пробиваемую новыми русскими противотанковыми пушками на любых дистанциях боя. Вместо преследования подвергшихся внезапному нападению разрозненных советских подразделений, немецкие танкисты и пехота с ходу уперлись в построенную по всем правилам боевого устава пехоты эшелонированную в глубину и полностью готовую к бою полевую оборону придвинутых вплотную к границе стрелковых дивизий Красной Армии. С первых же минут войны немцы начали нести тяжелые потери, не сумев достигнуть даже локальных успехов.
        Впрочем, все эти неудачи считались сугубо временными. И сам генерал Гепнер и его подчиненные  - командующие XLI и LVI моторизованными корпусами генерал-лейтенант Георг Ганс Рейнгард и генерал пехоты Эрих фон Манштейн, а также начальник генерала Гепнера, командующий группой армий «Север» фельдмаршал Вильгельм фон Лееб считали, что, несмотря на временные неудачи и отсутствие господства в воздухе, сосредоточив все резервы и усилив натиск на ключевом шауляйском направлении, своими решительными действиями они сумеют прорвать советский фронт, и дальше все пойдет в полном соответствии с планом «Барбаросса».
        Согласно принятому решению, к девяти часам утра на помощь штурмующему границу XLI моторизованному корпусу по рокадным дорогам начали передислокацию LVI моторизованный корпус в составе 8-й танковой, 3-й моторизованной, 290-й пехотной дивизии и дивизии СС «Мертвая голова» из резерва Гепнера, 58-я и 254-я пехотные дивизий XXXVIII армейского корпуса из резерва 18-й армии генерала фон Кюхлера, 206-я, 251-я пехотные и 281-я охранная дивизии XXIII армейского корпуса из резерва 16-й армии генерала Эрнста Буша, а также 253-я пехотная и 285-я охранная дивизии из резерва группы армий «Север». Таким образом фельдмаршал фон Лееб рассчитывал создать мощный ударный кулак, способный проломить полевую оборону 8-й армии и обрушить весь Северо-Западный фронт.
        Сам фон Лееб и не подозревал, что советская радиоразведка читала его приказы в режиме реального времени, а также что начало передислокации немецких дивизий было обнаружено с воздуха. Так что и командарм Собенников и комфронта Конев были полностью информированы о планах немецкого командования и готовили свои контрмеры. На аэродромах советских бомбардировочных полков Северо-Западного фронта вооруженцы уже вытаскивали из ящиков и подвешивали под СБ и ДБ-3Ф считавшиеся ранее секретными местные версии кассетных авиационных боеприпасов РБК-250 и РБК-500, наиболее эффективных для ударов по плотным колоннам пехоты на марше.

22 июня 1941 года, 10:55. Западный фронт, Воздушная армия осназ, полевой аэродром в окрестностях Пружан

        Командующий армией генерал-майор Георгий Нефедович Захаров

        Война продолжалась всего семь часов, а генералу Захарову казалось, что прошла целая вечность. За это время воздушная армия осназ в полном составе совершила два вылета истребителей и по одному вылету бомбардировщиков и штурмовиков, в результате чего 2-й воздушный флот люфтваффе был сброшен с неба. Теперь в полосе Западного фронта в воздухе господствовала советская авиация. В первом бою этой войны, прямо над границей, генерал Захаров участвовал лично, хоть и не положено командарму самому водить в бой свои полки.
        Именно там, в небе над Брестом, когда с небес падали пылающие «юнкерсы» и «хейнкели», он испытал упоительное чувство победителя, способного сделать со своим противником все что угодно. Впрочем, вернувшись из того боя и немного остыв от первых эмоций, генерал Захаров смог трезво поразмыслить и проанализировать ход и последствия первого сражения советской элитной авиации, которой он командовал.
        Ничего подобного этому бою не было ни в Испании, ни в Китае  - там война шла на равных и даже при некотором техническом превосходстве противника. А тут господство в воздухе было захвачено с ходу, в первые же минуты войны. Хотя такие летчики, как сам командующий, с испанским, китайским, монгольским боевым опытом, в воздушной армии осназ были наперечет.
        Но и для тех, кто раньше не участвовал в боях, не прошли даром изнурительные тренировки на полигонах в далеком прошлом. Эскадрильи, полки и дивизии действовали без сбоев, как отлаженный механизм, перемалывавший одну бомбардировочную эскадру люфтваффе за другой.
        Ведь даже самое совершенное оружие не отменяет личного мастерства, а слетанность в группе не заменить никакими самонаводящимися ракетами. Ракеты, конечно, тоже здорово помогли, но выпустив их по врагу, советские истребители пошли в ближний бой глаза в глаза, когда вражеский самолет занимает все поле зрения и на нем, как кажется пилоту, можно разглядеть каждую заклепку. С такой дистанции промахов не бывает, а новые мощные пушки после нескольких попаданий обеспечивают гарантированное разрушение не только «мессершмиттов» или «штук», но и средних бомбардировщиков, вроде «юнкерса» или «хейнкеля».
        Точно так же когда-то поступали древнеримские легионеры: метнув во врага свои пилумы, они обнажали мечи-гладиусы и резались с врагом в рукопашной схватке, в которой им не было равных. Так же и И-182, обладающий отличной маневренностью на горизонталях и энерговооруженностью, бронированием пилотской кабины и мощным пушечным вооружением, был просто предназначен для маневренного боя на коротких дистанциях, называемого «собачьей свалкой». Немецкие истребители такого боя не любили и уклонялись от него как могли.
        Их «мессершмитт» лучше всего подходил для почти партизанской тактики нанесения разбойничьих ударов с высоты по зазевавшемуся противнику, по принципу «ударил  - убежал». Ближний бой в истребительных эскадрах люфтваффе считался признаком неоправданной горячности и непрофессионализма, и всячески порицался командованием.
        Впрочем, «мессеров» в том огненном небе не было. Они не могли взлететь  - по их аэродромам била советская сверхдальнобойная реактивная артиллерия. Генерал Захаров с неба хорошо видел огненных хвосты стартующих «Смерчей». Чуть позже самолеты-разведчики привезли сделанные ими фотографии разгромленных немецких приграничных аэродромов в Седельце, Кшевице, Стаклах, Соболево и Старой Веси. Ни одного уцелевшего самолета  - лишь хаос и разгром. Беспощадные убийцы в небе, на земле «мессершмитты» оказались мишенями для рвущихся прямо над ними реактивных снарядов, равных главному калибру линкоров. Именно этот артиллерийский удар и позволил советской авиации с первых же минут войны установить на Западном фронте полное господство в воздухе.
        Последовавший за этим менее чем через два часа массированный удар всеми бомбардировочными полками, как числившимися в составе воздушной армии осназ, так и находящимися в прямом подчинении Запфронта, по железнодорожным узлам Варшавы, Радома и Алленштайна стал следствием того, что небо было очищено от немецкой истребительной авиации, и наши бомберы отработали без помех.
        В тот раз в подобном положении оказались советские ВВС, и люфтваффе действовало практически безнаказанно. Теперь картина была другой  - советские бомбардировщики и штурмовики без помех делали свое дело в небе над войсками группы армий «Центр», а немецким солдатам оставалось лишь бессильно сжимать кулаки, глядя, как Ил-2 и «чайки»-штурмовики буквально ходят у них по головам.

22 июня 1941 года, 11:05. Группа армий «Центр», аэродром Варшава-Билена, штаб 2-го воздушного флота

        Командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг

        Война на востоке началась совсем не так, как предполагал генерал-фельдмаршал Кессельринг. Ожесточенное побоище в воздухе, разразившееся в первый час войны, сразу же затмило воздушные схватки времен «битвы за Британию». Будь проклят адмирал Канарис и его абвер  - немецкие летчики узнали о новейших русских истребителях, похожих на раскормленную до безобразия крысу, лишь в тот момент, когда они в неимоверном количестве, размалеванные полосатым тигровым камуфляжем, свалились на их головы со стороны встающего на востоке солнца. Дальнейшие события, со слов выживших, можно было описать только как бойню, причем с эпитетом «страшная».
        Сперва большевики применили против наших бомбардировщиков какие-то сверхмощные реактивные снаряды. В отличие от тех, что они использовали ранее в боях в Монголии, эти новые реактивные снаряды попадали в цель с невероятной точностью. А потом русские атаковали наши самолеты в ближнем бою, причем их новые истребители оказались вооружены не пулеметами, как у англичан, а мощными пушками, способными разрушить немецкий бомбардировщик всего несколькими снарядами. Против этих пушек оказалась бессильной броневая защита, которой на бомбардировщиках были прикрыты самые уязвимые и ценные агрегаты.
        Потери бомбардировочных эскадр оказались ужасающими. Меньше трети машин сумело вернуться на свои аэродромы. В этом кровавом побоище погибло множество опытных экипажей, выживших в огне французской кампании и во время «битвы за Британию». Прошлогодние потери на Западе были большими, достаточно сказать, что к началу войны с Советами наше люфтваффе так и не сумело восстановить ту численность, которая была у него на десятое мая прошлого года перед началом операции «Гельб». Но нынешний ужас, который мы испытали в первых боях с русскими, превзошел все вообразимое.
        Самым же неприятным для нас оказались даже не потери наших бомбардировщиков в воздухе, а то опустошение, которое их артиллерия, меткая и сверхдальнобойная, в первые же минуты войны произвела на придвинутых близко к границе аэродромах. Этот удар оказался самым страшным  - вся группа армий «Центр» осталась без разведки и прикрытия с воздуха.
        Более того, на земле погибли или получили тяжелые увечья «эксперты» довоенной выучки, получившие огромный боевой опыт в небе над Францией, Ла-Маншем. Если потерянные самолеты еще как-то можно было восстановить, то человеческие потери оказались невосполнимы. Во что же мы вляпались  - вместо новых побед, мы оказались на грани ужасной катастрофы!
        О, майн гот, спаси нашу несчастную Германию от гнева тех сил, которые Сталин призвал себе на помощь!

22 июня 1941 года, 12:00. Москва, Радиообращение народного комиссара по иностранным делам Вячеслава Михайловича Молотова к советскому народу

        Граждане и гражданки Советского Союза!
        Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковав нашу границу во многих местах и подвергнув бомбежке со своих самолетов наши города  - Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской стороны и со стороны Финляндии.
        Это неслыханное нападение на нашу страну, несмотря на наличие договора о ненападении между СССР и Германией, является беспримерным в истории цивилизованных народов. Вся ответственность за это нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германское фашистское правительство.
        Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в пять часов тридцать минут утра сделал заявление мне, как народному комиссару иностранных дел, от имени своего правительства, что Германское правительство якобы было вынуждено принять военные контрмеры в связи с концентрацией вооруженных сил Красной Армии у восточной германской границы.
        В ответ на это мною от имени Советского правительства было заявлено, что до последней минуты Германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству, и что Германией совершено нападение на СССР, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной, совершившей акт неспровоцированной агрессии.
        По поручению Правительства Советского Союза я должен заявить, что до начала боевых действий со стороны агрессора ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы, и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией.
        Теперь, когда нападение Фашистской Германии и ее сателлитов на Советский Союз стало уже свершившимся фактом, Советским правительством дан приказ нашим войскам отбить нападение агрессора и нанести поражение германским войскам, вторгнувшимся на территорию нашей родины.
        Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наша доблестная армия и флот и смелые соколы советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом и нанесут сокрушительный удар по врагу.
        Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!

22 июня 1941 года, 12:15. Москва, Кремль, кабинет Сталина

        ПРИСУТСТВУЮТ:
        - ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН;
        - НАЧАЛЬНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА МАРШАЛ БОРИС МИХАЙЛОВИЧ ШАПОШНИКОВ;
        - НАРКОМ РККФ АДМИРАЛ НИКОЛАЙ ГЕРАСИМОВИЧ КУЗНЕЦОВ.

        Рабочий стол в кабинете Вождя был завален простынями доставленных из Смоленска аэрофотоснимков Берлина, сделанных во время и после нанесения по нему бомбового удара. Вооружившись лупой, Сталин рассматривал их с чувством глубокого морального удовлетворения, особенно полного от того, что советские города в первые часы войны уцелели, а вражеская столица лежала в руинах. Отдельно внимания Вождя удостоились перепаханные сверхтяжелыми бомбами руины армейского подземного комплекса в Цоссене.
        - Отлично, Борис Михайлович,  - сказал Верховный, отложив лупу в сторону,  - думаю, что теперь управление Германией в целом и вермахтом в частности будет надежно парализовано хотя бы на несколько суток.
        - Так точно, товарищ Сталин,  - ответил маршал Шапошников,  - согласно нашим довоенным расчетам, по-настоящему критической должна быть утрата противником общего управления войсками в течение первых суток ведения боевых действий.
        Начальник Генерального штаба подошел к большой карте, которая висела на стене кабинета Верховного главнокомандующего.
        - На данный момент,  - продолжил он свой доклад,  - час «Ч» плюс восемь  - все идет согласно нашим довоенным планам. В полосе Западного фронта, где противник наносит свой главный удар в направлении Минск - Смоленск - Москва, после проведенной артиллерией Экспедиционного корпуса контрартподготовки, передовые части противника понесли тяжелые потери. По данным нашей радиоразведки, командование немецкой группы армий «Центр» взяло тайм-аут, необходимый для перегруппировки сил и выработки новой тактики действий в условиях подавляющего огневого превосходства наших обороняющихся войск.
        С одной стороны, есть план «Барбаросса», который старый служака генерал-фельдмаршал Федор фон Бок не может не выполнять, пока тот не будет отменен приказом вышестоящего командования. С другой стороны, командующий группой армий «Центр» находится сейчас в полном оцепенении, поскольку еще несколько часов назад он считал, что славянские народы являются «некультурными», а наша Рабоче-Крестьянская Красная Армия не является серьезным противником, в отношении чего у него не было никаких противоречий ни с Гитлером, ни с Гиммлером.
        Сейчас фон Бока терзают смутные сомнения по поводу того, что он был неправ. Наша радиоразведка перехватила его разговор с командующим 2-й танковой группой генералом Гудерианом, в которой фон Бок назвал нашу контрартподготовку «показательной жестокой публичной поркой».
        - Моральное состояние вражеского командования тоже является важным фактором в наших расчетах,  - усмехнулся в усы Сталин.  - Не так ли, Борис Михайлович?
        - Так точно, товарищ Сталин,  - ответил Шапошников,  - генерал-фельдмаршал фон Бок и в прошлом варианте истории отличался разумной осторожностью, и в кризисные моменты никогда не шел до конца, предпочитая отступить, пусть даже при этом будет нарушен прямой приказ его командования, или даже самого Гитлера.
        - А вот этого нам не надо,  - покачал головой Верховный,  - группа армий «Центр» должна продолжать биться о нашу оборону, как баран о каменную стену. Передайте товарищу Голованову мой приказ  - командование группой армий «Центр» необходимо уничтожить. Смогли в щебень разнести Цоссен  - значит, справятся и с этой задачей.
        - Так точно, товарищ Сталин,  - маршал Шапошников сделал пометку в своем рабочем блокноте,  - местоположение штаба фон Бока уже установлено, так что я думаю, что наша авиация выполнит поставленную перед ней задачу.
        - Вот и хорошо, Борис Михайлович,  - сказал Сталин и задумался на несколько секунд.  - Скажите, а кто может сменить этого фон Бока на посту командующего группой армий «Центр»?
        - Следующим по старшинству генералом на центральном направлении у немцев является командующий 4-й полевой армией генерал-фельдмаршал фон Клюге по прозвищу «Умный Ганс». В той истории во время Смоленского сражения Гитлер назначил его командующим объединенными силами 2-й и 3-й танковых групп, что привело к его жестоким трениям с генерал-полковником Гудерианом, которые чуть было не закончились дуэлью. Впоследствии, приняв после фон Бока группу армий «Центр», фон Клюге тут же состряпал донос на Гудериана, и Гитлер отправил в отставку бывшего своего любимчика, что сыграло немаловажную роль для дальнейшего хода войны.
        Но сейчас все это не имеет уже значения, поскольку располагавшийся чуть западнее Бреста штаб 4-й полевой армии в первые же минуты войны был накрыт залпом нескольких установок тяжелой реактивной системы залпового огня «Смерч», после чего генерал-фельдмаршал фон Клюге на связь уже не выходил. По нашим данным, его армейские корпуса переподчинили генералу Гудериану, штаб которого тоже был уничтожен в ходе контрартподготовки, но сам он ухитрился уцелеть.
        - Этот Гудериан такой счастливчик?  - удивился Сталин.  - Как мне докладывали, в зоне сплошного поражения от залпа «Смерчей» возможность выживания равна нулю.
        - Все значительно проще, товарищ Сталин,  - ответил Шапошников,  - по данным нашей радиоразведки, в момент начала войны Гудериан находился не в своем штабе, а в командирском танке в своих передовых частях, потому и избежал гибели, хотя тоже был весьма впечатлен работой наших потомков, свидетелем которой он стал. Их там накрыли залпами «Градов», и только танковая броня и отсутствие прямого попадания уберегло генерала от смерти.
        - Хм, Борис Михайлович,  - задумчиво произнес Сталин,  - значит, вы не знаете, кем Гитлер может заменить фон Бока?
        - После гибели фельдмаршала фон Клюге не могу вам сказать точно,  - покачал головой маршал Шапошников.  - Вряд ли для командования группой армий «Центр» с ударных группировок будут сняты Гудериан и Гот. И не по чину это, да и замена командующего танковой группой приведет к дезорганизации войск на ударных направлениях. Возможно, это будет какой-нибудь «варяг», вроде фельдмаршала Листа, который сейчас находится на Балканах.
        Верховный ненадолго задумался.
        - В любом случае,  - произнес он,  - в случае ликвидации фон Бока, и Гот и Гудериан на три-четыре дня будут предоставлены сами себе. Есть мнение, что товарищу Шаманову вполне хватит этого времени для того, чтобы окончательно поставить войска группы армий «Центр» в крайне невыгодное положение и подготовить их будущий разгром нашими армиями осназ. А теперь, Борис Михайлович, доложите нам обстановку на тех участках фронта, где наши войска лишены непосредственной поддержки Экспедиционного корпуса потомков.
        Маршал Шапошников прокашлялся, деликатно прикрыв рот ладонью.
        - Товарищ Сталин,  - произнес он,  - на границе в Финляндией пока все тихо, но несмотря на это, войска ЛенВО приведены в состояние полной боевой готовности и готовы отразить нападение белофиннов. Насколько нам известно, вступление Финляндии в войну должно состояться только после взятия немцами Риги, так что боевые действия на этом направлении вообще находятся под вопросом.
        В полосе Северо-Западного фронта с первых часов войны наши войска ведут упорные оборонительные бои по линии госграницы с частями и соединениями германской группы армий «Север». Ни на одном участке фронта противник не сумел захватить инициативы, увязнув в обороне наших стрелковых дивизий. Натиск 4-й танковой группы Гепнера пока разбивается об огневую мощь противотанковой самоходной бригады РГК.
        Бомбовым ударом нашей авиации вместе с большими запасами амуниции, горючего и боеприпасов уничтожена товарная станция Тильзит. О действиях же Балтийского флота, взаимодействующего с войсками Северо-Западного фронта, вам лучше пусть доложит товарищ Кузнецов.
        - Товарищ Сталин,  - голос адмирала был спокоен и тверд,  - после получения сигнала «Гроза» наши подводные лодки заняли позиции в оговоренных районах Балтийского моря, и с момента нападения фашистской Германии на СССР приступили к прерыванию немецких коммуникаций на Балтике, в частности торговых перевозок между портами Германии с портами Швеции и Финляндии. Подводными минными заградителями в течение ночи выставлены минные банки на траверзе Мемеля, Пиллау, Данцига, Штеттина и Киля.
        Эскадра надводных кораблей под командованием контр-адмирала Вдовиченко, в составе линкоров «Марат» и «Октябрьская Революция», крейсеров «Киров» и «Максим Горький», а также 1-го и 2-го дивизионов эскадренных миноносцев, нанесла артиллерийский удар по Мемелю и приморскому флангу группы армий «Север». После обстрела, в порту Мемеля неожиданно для противника был высажен десант двух бригад морской пехоты, завязавший бой за порт и город.
        Налет вражеской авиации на ведущие огонь корабли эскадры отражен истребительной авиацией Балтийского флота и зенитной артиллерией. При этом очень хорошо показали себя переносные зенитные ракетные комплексы потомков. Один матрос с ПЗРК для немецких самолетов оказался страшнее универсальной стомиллиметровой артиллерийской установки.
        - Очень хорошо, товарищ Кузнецов,  - кивнул Сталин.  - Борис Михайлович, продолжайте.
        - На Юго-Западном фронте,  - сказал Шапошников,  - как и планировалось, войска 5-й армии генерала Потапова медленно, с рубежа на рубеж, отступают вглубь советской территории под натиском 6-й полевой армии фельдмаршала фон Рейхенау и 1-й танковой группы генерала Клейста. Южнее наша 6-я армия сдерживает на линии госграницы атаки 17-й полевой армии немцев, а 26-я армия непрерывными атаками оказывает давление на южный фланг группы армий «Юг».
        На венгерской границе пока все спокойно, 12-я армия приведена в полную боевую готовность и заняла оборонительные позиции по Карпатским перевалам. Еще южнее, в Молдавии, войска нашего Южного фронта полностью приведены в боевую готовность по сигналу «Гроза» и успешно отражают нападение 11-й немецкой армии и войск королевской Румынии. О действиях Черноморского флота вам лучше доложит товарищ Кузнецов.
        - Ровно в четыре часа утра,  - снова начал докладывать адмирал Кузнецов,  - нашей зенитной артиллерией и приданными силами потомков был отбит массированный налет вражеских бомбардировщиков на Севастополь. Инфраструктура военно-морской базы, корабли и объекты в городе повреждений не получили, вражеская авиация понесла тяжелейшие потери и отказалась от выполнения поставленной задачи.
        Затем, примерно в десять утра по московскому времени, следуя заранее подготовленному плану, главные силы нашего Черноморского флота в составе линкора «Парижская коммуна», крейсеров «Ворошилов», «Молотов», «Красный Кавказ», «Червона Украина» и «Красный Крым», лидеров «Москва», «Ташкент» и «Харьков», а также всех тринадцати эсминцев нанесли артиллерийский удар по румынскому порту Констанца. После подавления береговой обороны был высажен десант в составе двух бригад морской пехоты. В настоящий момент десантники полностью овладели Констанцей и ожидают прибытия подкреплений для того, чтобы развить наметившийся успех.
        - На этом пока все, товарищ Сталин,  - закончил доклад маршал Шапошников,  - я буду тут же сообщать вам о всех изменения обстановки на фронтах.
        Верховный в задумчивости прошелся по кабинету.
        - Пока все вроде бы идет по плану,  - наконец произнес он.  - Есть мнение, что если мы так же будем действовать и дальше, то, как сказал в своем обращении товарищ Молотов, враг будет разбит в самые кратчайшие сроки, и победа будет за нами.

22 июня 1941 года, 13:35. Западный фронт, Брест, позиции 6-й стрелковой дивизии РККА

        После того как на «той стороне» отбушевал огненный вихрь после залпов сотен реактивных установок бригад особого назначения, их эстафету подхватили самоходные гаубицы из состава тех же бригад, а также гаубичные и пушечные полки РГК, выдвинутые командованием на это ключевое направление. Им была поставлена задача  - окончательно подавить и вывести из игры немецкую артиллерию и помешать вражескому командованию маневрировать резервами.
        Но вся эта мощь, немалая по нынешним меркам, не могла сравниться с тем морем огня, которое бушевало на немецкой стороне всего несколько минут назад. Несмотря на понесенные потери, вражеская артиллерия героически пыталась отвечать, где вразнобой, отдельными орудиями, а где и более-менее организованно залпами уцелевших батарей, не принимавших участия в первом немецком артиллерийском ударе по советской территории.
        Но это было лишь бесполезными попытками оказать сопротивление. Радиолокационные станции артиллерийской разведки «Зоопарк» оказались и быстрее и точнее немецких звукометрических установок. Примерно в течение часа вся немецкая артиллерия в зоне ответственности 6-й стрелковой дивизии была приведена к полному молчанию. Как говорят в Одессе  - никто никуда не идет.
        Но несмотря на все потери, противник был еще очень силен. Если до начала войны в полосе 6-й стрелковой дивизии общей численностью чуть более восьми тысяч бойцов и командиров должны были действовать три пехотных и четыре танковых дивизии противника, которые только в людях превосходили дивизию Золотухина более чем в двенадцать раз, то теперь, после ударов «Градами» и «Ураганами», это преимущество сократилось до семи-восьмикратного.
        Да, передовые части противника, выдвинутые непосредственно к границе, понесли ужасающие потери. Но из глубины непрерывно подтягивались резервы, ранее предназначенные для развития успеха, а потрепанные артиллерийским огнем подразделения сводились во временные кампфгруппы, готовясь к форсированию границы. И хоть всему этому по мере возможностей пыталась мешать советская артиллерия и авиация, но все же генерал Гудериан был неплохим организатором, и дело у немцев мало-помалу двигалось.
        Дополнительные сложности у немцев возникли из-за того, что граница, которая теперь стала линией фронта, в полосе ответственности 2-й танковой группы проходила по Западному Бугу  - значительной водной преграде. Поскольку большая часть переправочных средств, приготовленных для форсирования границы, была уничтожена советской контрартподготовкой, то все внимание уцелевшего немецкого командования было обращено на два шоссейных и два железнодорожных моста через Буг. Немецкие саперы заверили командование в том, что все заложенные большевиками заряды ими уже обезврежены и мосты безопасны для движения германских войск.
        По первому шоссейному мосту, севернее Бреста, по изначальному плану должны были наступать 17-я и 18-я танковые дивизии 47-го моторизованного корпуса, а по второму шоссейному мосту, расположенному южнее реки Мухавец, были готовы двинуться вперед 3-я и 4-я танковые дивизии 24-го моторизованного корпуса. Несмотря на потери, они все еще оставались достаточно грозной силой, и разом перескочив через реку, Гудериан рассчитывал с двух сторон охватить Брест бронированными клиньями, оставив центр с городом Брестом, где как раз и находились железнодорожные мосты, на съедение пехотным дивизиям 12-го армейского корпуса.
        Ровно в полдень по берлинскому времени и в час по Москве началось наступление. Мелкие группы немецкой пехоты, старательно прячась от прицельных выстрелов, под прикрытием легких танков и самоходок Sturmgeschutz III, бегом бросились к мостам, стремясь как можно скорее преодолеть Буг и захватить плацдармы на восточном берегу. В других местах немецкие солдаты несли на руках к воде надувные лодки, а саперы выбирали места, где можно было навести понтонные мосты.
        Но сразу все пошло не так, как запланировал Быстроходный Гейн. Почти сразу же после начала атаки с советского берега длинными очередями ударили пулеметы, в том числе и крупнокалиберные, и автоматические пушки. На фоне их огня терялись отдельные винтовочные выстрелы. Подступы к мостам оказались довольно плотно прикрыты большевистской пехотой, вооруженной огромным количеством автоматического оружия.
        Но немецкие танки и самоходки, ведя непрерывный огонь, продолжали двигаться вперед. Когда они сумели преодолеть почти две трети длины мостов, к огню пулеметов и автоматических пушек присоединилась и большевистская артиллерия, по большей части двенадцати - и пятнадцатисантиметрового калибра, а также переносные ракетные установки с невероятной точностью поражающие немецкие танки. Атакующим немецким солдатам сразу стало жарко.
        Первый штурм русские отбили довольно легко. Со своего НП, расположенного в Тереспольском укреплении, генерал Гудериан наблюдал, как на мостах и перед ними пылали легкие «двойки» и крепколобые «штуги». От неизвестного русского оружия не спасала даже пятисантиметровая броня самоходок. Всего одно попадание ракеты, и машина, лишенная на мосту маневра, тут же превращалась в чадный бензиновый костер.
        Смерть ожидала немецких танкистов не только на самих мостах, но и перед ними. Конечно, отдельные экипажи, маневрируя и прикрывшись дымом горевшей бронетехники, вступили с противником в огневую дуэль. Вот только рассмотреть его замаскированные позиции в танковую оптику было непросто, а почти каждый ответный выстрел поражал немецкий танк или самоходку, лишь увеличивая число горящих железных гробов.
        Хуже всего было то, что после двух отбитых атак подбитые на мостах танки и самоходки полностью закупорили путь вперед, и теперь, прежде чем продолжить попытки прорыва, немецким танкистам сперва будет нужно растащить сгоревшие остовы машин. Сделать это под непрерывным обстрелом не представлялось возможным, а без танковой поддержки немецкая пехота, прижатая к земле ураганным пулеметным огнем, не могла продвинуться и на метр. Тут бы немецким старшим командирам прибегнуть к помощи артиллерии и авиации, но самолеты люфтваффе догорали, кто в кустах, кто и на собственных аэродромах, а немецкая артиллерия безнадежно проигрывала контрбатарейную борьбу, и уцелевшие батареи опасались подать голос, чтобы не быть тут же уничтоженными.
        Спустя полчаса после начала немецких атак стало ясно, что сложившаяся обстановка не имела ничего общего с предыдущей версией истории. Советским войскам с помощью союзников из будущего в основном удавалось удерживать линию госграницы по Бугу. И только примерно в двадцати километрах южнее Бреста, за пределами радиуса действия артиллерии особых бригад  - в районе стыка позиций 6-й и 75-й стрелковых дивизий  - переправившейся на резиновых лодках немецкой пехоте удалось захватить плацдармы на правом берегу, благодаря чему саперы смогли приступить к наведению понтонных мостов. В ходе дальнейших атак, переправившейся на тот берег 1-й кавалерийской дивизии удалось еще больше потеснить советские части и выйти на дорогу Малорита - Брест.
        Гудериан уцепился за открывшуюся возможность, как утопающий за соломинку, совершенно не понимая, что, решив развивать успех на этом направлении, он сам лезет в капкан, заботливо установленный для него хитроумным генералом Шамановым, о котором он пока еще даже и не слышал.

22 июня 1941 года, 14:05. Берлин

        Рейхсмаршал Герман Геринг

        Геринг ехал по разбитым, затянутым дымом и пылью улицам Берлина. Война пришла в столицу Третьего рейха внезапно, при свете яркого солнечного утра, не постучавшись, словно незваный гость. Шок и трепет, гнев и ярость, ужас и кошмар.
        Сброшенные с огромных аэропланов бомбы чудовищных калибров с невероятной точностью поразили здания рейхстага, рейхсканцелярии, министерства авиации, центрального телеграфа, штаб-квартиры абвера, СД, гестапо, министерства пропаганды и министерства иностранных дел. В одну минуту Третий рейх оказался обезглавленным.
        Улицы завалены обломками и усеяны битым стеклом окон и магазинных витрин. Тела прохожих, погибших при авианалете, уже давно убрали с улиц, но в воздухе еще висит запах смерти.
        От здания рейхстага осталась только пустая кирпичная коробка стен без купола и крыши. Он уже несколько часов пылал как факел, и все усилия берлинских пожарных потушить огонь были тщетны. Первый раз национал-социалисты под руководством Геринга подожгли рейхстаг, для того чтобы обвинить в этом преступлении немецких коммунистов. Теперь он горит второй раз, пораженный бомбой, сброшенной на него русскими большевиками. Как символично, черт побери!
        Несколько огромных, перекрывающих друг друга воронок на месте Новой Рейхсканцелярии. Фоссштрассе и Вильгельмштрассе, на углу которых стояло это здание, на протяжении километра завалены обломками, и проезда там не было. Апартаменты фюрера полностью разрушены. По счастливому стечению обстоятельств вождь германской нации в момент начала войны с большевиками находился в своей ставке «Вольфшанце» в Восточной Пруссии, и его жизнь оказалась вне опасности.
        Осмотрев издали руины, Геринг велел ехать к расположенному тут же на Вильгельмштрассе министерству авиации. Но он обнаружил на его месте только груды битого кирпича. Где-то там, под грудой обломков, покоились тела верных его соратников: Эрхарда Мильха, Эрнста Удета, Ганса Ешоннека и еще десятков опытнейших штабных офицеров.
        В Цоссен Геринг не поехал, намереваясь сделать это чуть позже. Большевики ударили по штабному комплексу ОКВ с особенной яростью, и, судя по донесениям, местность там превратилась в лунный пейзаж. Вместо этого он побывал на руинах Силезского вокзала, в щебень разрушенного во время второго налета, случившегося примерно через полчаса после удара по административным зданиям в центре Берлина. Одновременно с Силезским были уничтожены также и другие крупные вокзалы немецкой столицы: Лертский, Гезундбруннский и Зюйдкройцский.
        В руинах лежал также и центральный берлинский аэропорт Темпельхоф, самый крупный аэропорт мира, способный принимать до шести миллионов пассажиров в год. Новое здание его было построено к Берлинской олимпиаде 1936 года. И вот эта краса и гордость Третьего рейха после удара русских бомбардировщиков в считаные минуты превратилась в груду дымящихся развалин. Выстроившиеся на летном поле Ю-52 с опознавательными знаками «Люфтганзы» тоже частью были сильно повреждены, а частью полностью уничтожены. Воронки от бомб, бесформенные лохмотья дюраля и разбросанные в стороны обугленные кочерыжки моторов. И черная копоть, парящая в воздухе после пожара на бензохранилище, который никто даже и не пытался тушить.
        Судя по рассказам очевидцев, во втором налете участвовали невероятной величины стреловидные краснозвездные самолеты, на огромной скорости промчавшиеся над Берлином и с удивительной точностью высыпавшие на свои цели дождь двухсотпятидесяти - и пятисоткилограммовых бомб. При этом рев их моторов заглушал грохот рвущихся бомб.
        Берлинское ПВО, к тому моменту приведенное в полную боевую готовность, ничего не могло поделать с этой новой напастью. Большевистские самолеты двигались быстрее, чем расчеты Flugabwehrkanone успевали поворачивать свои орудия, и немногочисленные зенитные снаряды бессильно рвались где-то позади и в стороне от бомбардировщиков, увеличив сыпавшимися на город осколками в немецкой столице количество жертв.
        И всюду одно и то же: воронки, щебень, обломки кирпича, камня и бетона. Разбор завалов только начался, и пока было неясно  - сколько времени полиции и пожарным потребуется на то, чтобы извлечь живых и мертвых из-под обломков.
        Жаркое лето требовало как можно быстрее похоронить тела погибших берлинцев, чтобы в разрушенной столице не началась эпидемия, которая, как когда-то в Средние века, чуть не обезлюдила столицу Тысячелетнего рейха.
        Но больше всего Геринга потрясли не трупы и разрушения, а лица и глаза живых берлинцев, застывшие и потерянные. Совсем недавно они восторгались успехами вермахта и пели осанну рейхсмаршалу, пока война бушевала где-то далеко от Германии. Под бомбами люфтваффе рушились и горели дома в Гернике, Варшаве, Роттердаме и Лондоне. Но сейчас смерть пришла в города Германии, и настроение немцев изменилось. Нет, пока еще не кричали: «Распни его!» Копающиеся в руинах берлинцы, пытавшиеся найти среди обломков тела своих родных и близких, только молча провожали кортеж Геринга потухшими взглядами и снова, как зомби, принимались за разбор завалов.
        Конечно, Толстый Герман был наркоманом и мерзавцем, бесстыдно грабившим музеи и картинные галереи в оккупированных Германией странах, с легкостью готовым обречь на смерть и страдания миллионы французов, голландцев, бельгийцев, англичан и унтерменшей-славян. Но немцы были для него своими, и для них он совсем не хотел подобной судьбы. Рукотворный берлинский апокалипсис, который устроили в столице рейха большевистские самолеты в это воскресное утро, поразил его прямо в сердце. Еще недавно сияя, по выражению Роберта Лея, как начищенный медный таз, он во всеуслышание заявил, что ни одна бомба не упадет на Германию. А если и упадет, то любой может назвать его Мейером. И вот, не успела начаться война с большевиками, как на Берлин обрушился град русских бомб, неся с собой смерть и разрушения.
        А на Восточном фронте, судя по поступающим оттуда отрывочным сведениям, дела тоже складывались из рук вон плохо. Через несколько часов с начала боевых действий от 2-го воздушного флота осталось не более пятидесяти самолетов. Командующий флотом, генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг  - Смеющийся Альберт  - вместе с частью своего штаба погиб во время удара крупнокалиберной артиллерии противника по приграничному аэродрому Тересполь. Большевистская авиация в полосе действия группы армий «Центр» чувствовала себя свободно, бомбя и штурмуя бронетехнику и пехоту вермахта.
        1-й и 4-й воздушный флоты хотя и не подверглись подобному тотальному истреблению, но в ожесточенных воздушных боях с превосходящими силами большевиков понесли тяжелые потери и теперь, истекая кровью, шаг за шагом уступали противнику господство в воздухе. Советские ВВС, вопреки ожиданиям Берлина, оказались прекрасно отмобилизованными, оснащенными новыми самолетами с мощным вооружением и полностью готовыми к началу боевых действий. Мощь их ударов с каждым часом только нарастала.
        Вместо обещанной легкой прогулки на восток, в воздухе над советско-германским фронтом ежеминутно сгорали летчики, штурманы и бомбардиры еще довоенной выучки  - золотой фонд люфтваффе. И даже если случится чудо и Германия устоит при ответном ударе, то заменить этих прославленных асов будет уже некем.
        Развязав войну на Востоке, Гитлер и высшее руководство Третьего рейха, включая того же Геринга, открыли ящик Пандоры, и из него на головы немцев хлынул поток бедствий. Герингу от таких известий было бы в пору застрелиться. Но он так не поступил. Желание жить перевешивало и страх расправы, которой его мог подвергнуть фюрер, и стыд за поражение, и ужас перед ожидающими Германию бедствиями.
        Впрочем, с этого дня Герман Геринг на случай своего ареста гестапо или пленения врагом всегда имел при себе несколько ампул с цианистым калием: в воротнике мундира, в тюбике с зубной пастой и в круглой баночке с кремом для кожи. Живым второй человек в рейхе сдаваться не собирался.

22 июня 1941 года, 15:00 мск. Лондон. Бункер премьер-министра Англии

        Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль

        Этот день он ждал, как невеста ждет день свадьбы. И только теперь понял, что Британия спасена. Гунны окончательно выбрали направление вторжения и обрушились со всей тевтонской яростью на Россию… Большевистскую Россию… Страну, которую он ненавидел. Но с сего момента она стала союзником Британии. На время, конечно. Ведь постоянных союзников у старой доброй Англии не бывает. Только временные… Постоянными у Британии бывают только интересы.
        «За последние четверть века,  - подумал он,  - никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. И я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем».
        Британская разведка всегда считалась одной из лучших в мире. Агенты МИ-6 сумели заблаговременно раздобыть информацию о плане «Барбаросса», и сразу стало ясно, что Адольф решил пойти ва-банк. В свое время он назвал Россию колоссом на глиняных ногах. Но Адольф ошибался  - эта страна крепко стоит на своих ногах, и свалить ее гуннам будет не так-то просто. Ну и пусть  - чем сильнее немцы увязнут в России, тем легче будет Британии. Чем больше русские убьют солдат вермахта, тем меньше шансов у нас будет на то, что когда-нибудь германские генералы достанут из сейфа в Цоссене папку с надписью на ее корешке «Seel we»  - «Морской лев».
        Я сел за стол, чтобы подготовить обращение к нации. Подданные короля Георга VI должны знать о том, что произошло, и чего им ждать в самом ближайшем будущем. Они должны почувствовать единение с русскими, которые сейчас бьются с гуннами в развалинах своих городов и сел. Буквы сами ложились на бумагу. Вот что я писал:
        «Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен. Я вижу их охраняющими свои дома; их матери и жены молятся  - о, да,  - потому что в такое время все молятся о сохранении своих любимых, о возвращении кормильца, покровителя и защитника… У нас лишь одна-единственная неизменная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока с Божьей помощью не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига.
        Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером  - наши враги… Нападение на Россию  - только прелюдия к попытке завоевания Британских островов. Без сомнения, он надеется завершить его до наступления зимы, чтобы сокрушить Великобританию до того, как флот и военно-воздушные силы Соединенных Штатов смогут вмешаться… Поэтому опасность, угрожающая России,  - это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же, как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом  - это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара…»
        Я критически пробежался по написанному.
        Неплохо, совсем неплохо, подумал я. Тут есть и слова, которые вызовут сочувствие к русским солдатам и их близким, есть фраза о том, что мы ни за что не заключим с Адольфом или его преемником сепаратный договор… Гм… А тут мы еще посмотрим, как нам поступить  - главное, чтобы это было выгодно Британии.
        Я достал из коробки свою любимую «гавану», срезал кончик ножом, раскурил сигару и с наслаждением затянулся. В моей голове роились мысли, и мне хотелось поскорее выплеснуть их на бумагу.
        Но не удалось… Без стука в мой кабинет ввалился Стюарт Мензис, глава МИ-6. Его и без того бледное лицо было белее бумаги. В руке он сжимал какие-то бумаги  - по всей видимости, донесения наших агентов.
        - Сэр, простите меня,  - пробормотал он,  - но я ничего не понимаю… На Востоке происходит что-то просто невероятное…
        Сердце у меня екнуло. Неужели гунны все-таки решились начать десантную операцию, мелькнула в моей голове невероятная мысль, и сейчас сотни вооруженных до зубов головорезов высаживаются на пляжах нашей старой доброй Англии? Информации о готовности к высадке в Англии вермахта и кригсмарине ко мне пока не поступало, но Адольф все же чертовски рискованный игрок и мог переиграть уже начатую военную кампанию. Может быть, он все же сумел договориться со Сталиным о разделе мира?
        - Что случилось, Мензис, почему вы так взволнованны?  - спросил я у главы нашей разведки.  - Говорите же, наконец, черт бы вас побрал!
        - Сэр,  - Стюарт Мензис, похоже, сумел собраться и побороть волнение,  - похоже, что русские заранее знали о германском вторжении и сумели как следует подготовиться к нему. На фронте творится что-то странное. Вместо легкой прогулки гунны получили страшную мясорубку прямо на границе. Вермахт и люфтваффе с первых же минут войны начали нести огромные потери. Как сообщает один из наших агентов, только за первые два часа войны потери гуннов в самолетах в несколько раз превышают те, которые они понесли во время «битвы за Англию». Все идет к тому, что русские захватят господство в воздухе и досыта накормят гуннов их же любимым блюдом. Но это, сэр, похоже, не самое страшное.
        - Как,  - удивился я,  - произошло еще нечто такое, что может изменить ход этой проклятой войны?
        - Вот именно, сэр,  - голос Стюарта Мэнзиса сейчас напоминал голос коронера, сообщающего в суде о результатах вскрытия богатого дядюшки, странно умершего после составления завещания в пользу своего племянника.  - Дело в том, что четыре часа назад русская авиация практически стерла с лица земли центр Берлина с правительственными зданиями и штаб-квартиру ОКВ в Цоссене. При этом большевиками были применены сброшенные с гигантских четырехмоторных самолетов бомбы особо крупного калибра, попадающие в цель с удивительной точностью. Час спустя налет был повторен, на этот раз основной целью большевистской авиации стали железнодорожные вокзалы и аэропорт «Темпельсхов».
        Как сообщили наши агенты, все происходящее в столице рейха напоминает Содом и Гоморру. Телефонная связь нарушена, в центральных районах бушуют пожары, отсутствует электричество и водоснабжение. Тысячи берлинцев были убиты на месте, еще десятки тысяч ранены. Больницы и госпитали переполнены, а пострадавшие все поступают и поступают.
        Из отрывочных сведений можно сделать вывод  - Германия начинает терпеть поражение еще в самом начале войны, и похоже, что гуннам уже не оправиться. Если все так же пойдет и дальше, то Адольф проиграет эту войну, и проиграет ее быстро. Русские оказывают силам вторжения гуннов ожесточенное сопротивление на самой границе, ни на шаг не пропуская их вглубь свой территории, в то время как их авиация наращивают удары по территории рейха, и переход Красной Армии в наступление является только вопросом времени.
        - А сам Адольф жив?  - спросил я у главы МИ-6.
        Стюарт Мензис лишь уклончиво пожал плечами.
        - Сэр, на этот счет у нас нет достоверных данных,  - ответил он мне.  - В той неразберихе, которая сейчас царит в Германии, может случиться все что угодно. С вашего позволения, я оставлю вам полученные донесения, а сам еще раз схожу к шифровальщикам и узнаю  - нет ли у них новых сообщений о том, что происходит в Германии и на фронте боевых действий на Востоке.
        Кивком головы я отпустил Мензиса, а сам стал изучать оставленные им бумаги. С одной стороны, я испытывал чувство мстительной радости при мысли о том, что русские сумели отплатить той же монетой за разрушенные Ковентри и Лондон, которые гунны бомбили с воздуха более полугода.
        С другой стороны, происходящее мне нравилось все меньше и меньше. Массовое применение русскими новой техники, огромные самолеты, несущие бомбы чудовищной мощности. Если все то, что написано в этих донесениях, хотя бы на одну десятую соответствует истине, то большевистская Россия выглядит не жертвой агрессии гуннов, а боксером, который встретил напавшего на него громилу-соперника прямым ударом в челюсть. И теперь, пока его противник «плывет», этот боксер готов несколькими акцентированными ударами отправить его в полный нокаут.
        Если так дела пойдут и дальше, подумал я, то в ближайшее время, преследуя разгромленных в приграничных сражениях гуннов, в Европу ворвутся вооруженные до зубов орды большевиков, и Сталин неизбежно станет хозяином всего континента от Владивостока до Лиссабона. И вот тогда уже красная угроза нависнет над нашей Британией. И еще неизвестно, что будет для нас страшнее  - нацизм или большевизм?
        Я задумался, снова закурил сигару и долго смотрел на то, как в воздух поднимаются струйки табачного дыма. Потом я собрал листки с написанным мною, но так и не произнесенным обращением к нации, разорвал их, а клочки швырнул в корзину для мусора, стоявшую рядом с моим письменным столом.
        Нет, подумал я, не с этими словами надо обратиться к британцам. Надо как следует все взвесить, и лишь потом выступить по радио. Необходимо тщательным образом разобраться в происходящем, и понять  - что, собственно, произошло, и почему нацистское нападение на большевистскую Россию в самом начале сразу закончилось для Адольфа полным провалом.
        Тут несомненно скрыта какая-то огромная тайна, но весь вопрос заключается в том  - какая именно?

22 июня 1941 года, 16:05. Генерал-губернаторство, лесной массив в восьми километрах юго-западнее Тересполя. Временный штаб 2-й танковой группы

        Генерал-полковник Гейнц Гудериан

        Генерал Гудериан рвал и метал, ругаясь, как пьяный фурман. С самого начала эта война шла по каким-то чужим, непонятным ему правилам. Большевики будто заранее ждали нападения, которое должно было оказаться для них внезапным, и тщательно к нему готовились. Несомненно, русская разведка оказалась на высоте, а все усилия немецкого командования по дезинформации противника пропали даром. Уже первые десять часов войны привели Быстроходного Гейнца и других сумевших выжить на первом ее этапе германских генералов в состояние тягостного недоумения.
        - Как же так?!  - вопрошали они.  - Так мы не договаривались! Где обещанная внезапность нападения? Где беспорядочно разбросанные по приграничной территории русские войска, захваченные врасплох? Где артиллерия на полигонах, отдельно от тягачей и снарядов? Где, в конце концов, растяпистые русские генералы, в душе так и оставшиеся поручиками, которые должны были проиграть нам приграничное сражение? И вообще, кто все эти люди, которые ведут огонь по нашим солдатам из неизвестного и смертоносного оружия? Откуда взялись у русских новейшие самолеты, заполонившие небо в приграничной полосе, и что это за «адские органы», одним залпом обрушивающие на головы немецких солдат тысячи тонн огня и стали?
        Хоть вслух об этом и не говорилось, но подразумевалось, что заранее завербованные большевистские генералы-изменники должны были просто сдать вермахту приграничную кампанию. В противном случае весь план «Барбаросса», даже при достижении стратегической внезапности, выглядел насквозь авантюрным, для чего было достаточно подсчитать военные и экономические потенциалы СССР и Германии, а немецкие генералы-педанты и авантюра  - это, как известно, несовместимые понятия.
        Кроме всего прочего, утром прервалась и до сих пор не восстановлена связь со штаб-квартирой ОКХ в Цоссене. А час назад замолчал расположенный под Варшавой штаб группы армий «Центр». Хоть обычно Гудериан не особенно-то и нуждался в ценных указаниях начальства, но сейчас отсутствие связи с вышестоящими штабами вызывало у него тревогу и озабоченность. И совсем непонятно, как без постоянной связи с командованием можно было воевать во времена, когда еще не было ни телефона, ни радио?
        В полосе действия подчиненной Гудериану 2-й танковой группы дела тоже шли ни шатко, ни валко. Все попытки форсировать Буг в районе Бреста и севернее города неизменно отражались плотным артиллерийско-пулеметным огнем. Казалось, что там, на восточном берегу реки окопалась не штатная большевистская дивизия мирного времени численностью в восемь тысяч штыков, а как минимум полнокровный корпус, причем сформированный не по советским, а по германским штатам. Когда русские открывали огонь, то вода в реке закипала от разрывов, как кастрюля с супом, забытая на плите нерадивой хозяйкой.
        Правда, километрах в двадцати южнее Бреста, за селением Кодень, немецким саперам все же удалось навести наплавные мосты через Буг и захватить плацдарм. После 1-й кавалерийской начали переправу на восточный берег передовые части 4-й танковой дивизии, наименее пострадавшей от утреннего огневого шквала русских.
        Но и эти переправы находились под непрерывным огнем дальнобойной большевистской артиллерии, из-за чего форсирование реки то и дело прерывалось для ремонта поврежденного мостового настила. Ни о каком графике продвижения, утвержденном планом «Барбаросса», при этом не могло быть и речи. Русская авиация свирепствовала в воздухе, и немецкие части, подтягивающиеся по дорогам к мостам, несли от ее действий огромные и неоправданные потери.
        Да и на самом плацдарме дела шли не очень-то блестяще. Переправившиеся первыми кавалеристы смогли лишь сбить со своих позиций пограничные заставы и, потеснив куда менее многочисленную, чем северная, большевистскую пехоту, оседлать проходящие сразу за линией границы железную и шоссейную дороги. Остатки русской дивизии, прикрывавшей этот участок границы, частью отступали на север в сторону Бреста, а частью отходили на юго-восток к Малорите. Причем делали они это весьма неохотно, то и дело выставляя заслоны и густо минируя за собой дороги.
        Переброшенная первой на восточный берег танковая рота 35-го танкового полка тоже не смогла ускорить продвижение кавалеристов и пехоты. Два легких танка Pz-II почти сразу после переправы были подбиты русскими противотанковыми пушками, а вслед за ними, один за другим, подорвались на противотанковых минах углубившиеся в лес по дороге три средних танка Pz-III. Причем один взрыв был настолько мощным, что многотонную танковую башню швырнуло выше верхушек деревьев, а обломки злосчастной «тройки» раскидало по лесу в радиусе примерно восьмидесяти метров. Напуганные всем этим остатки роты отошли к станции Знаменка и запросили дополнительную поддержку пехотой и саперами.
        Эти проклятые леса оказались густо нашпигованными минами и кишели злыми русскими солдатами, стреляющими в немцев из-за каждого куста и из каждой канавы. И хоть на этом направлении у противника не было ни бетонных дотов, ни мощных танковых соединений, каждый метр продвижения давался немецким солдатам ценой большой крови. Продвинувшись не более чем на три километра вглубь русской территории, пехота и кавалеристы потеряли убитыми и ранеными не менее десяти процентов личного состава, и каждый последующий метр стоил им немалых жертв. Оборонявшиеся здесь русские подразделения то и дело уходили под покров леса, откуда бросались в короткие и злые контратаки. И тогда бой превращался в кровавую бойню с использованием штыков, ножей, саперных лопаток и даже кулаков.
        Но тут намечался хоть какой-то успех, и Гудериан связался с генерал-майором Фреттер-Пико, который сменил убитого командира 24-го моторизованного корпуса генерала фон Швеппенбурга, и приказал 4-й танковой дивизией усилить атаки на правом фланге и, сбив русские заслоны, выйти наконец на оперативный простор, если так можно назвать узкую грунтовую дорогу на Кобрин, прорезающую болотистый лесной массив. 3-я танковая дивизия после переправы на восточный берег должна начать продвигаться на север, расширяя плацдарм и отжимая к окраинам Бреста поредевшие в боях русские части.
        Большевики при этом тоже не дремали, и, как оказалось, с их стороны на стол были выложены еще не все карты. Полчаса назад, обнаружив скучившиеся на переправах в районе Коденя пехотные и танковые подразделения вермахта, они неожиданно нанесли по этому району удар своими «адскими органами», уничтожив все четыре наплавных моста, более тридцати танков и большое количество мотопехоты из состава подошедшей из резерва 10-й моторизованной дивизии. По свидетельству очевидцев, русские снаряды падали густо, словно капли дождя во время летней грозы, сметая с поверхности земли и воды все живое.
        Огневому удару подверглась и станция Знаменка, где сконцентрировались успевшие переправиться немецкие резервы, и часть танков злосчастного 35-го танкового полка. В результате обстрела полк потерял поврежденными и уничтоженными машинами более половины от своего списочного состава. Глухой угол большевистской обороны оказался не таким уж безопасным для немцев, как предполагалось ранее, а руки у русской артиллерии оказались значительно длиннее. Наведение переправ через Буг надо было начинать сначала, отложив переброску на плацдарм танков и тяжелого вооружения до лучших времен.
        Получив известие об этом налете, Гудериан рвал и метал. Ну как можно воевать в таких диких условиях с этими непредсказуемыми русскими! С начала войны прошло всего двенадцать часов, а казалось, что он воюет здесь уже целую вечность. Была б на то его воля, он отвел бы переправившиеся части на западный берег и постарался занять там жесткую оборону, приготовившись сдерживать неизбежный русский контрудар. Но имеющийся у него и до сих пор не отмененный приказ требовал наступления, наступления и только наступления. И он, Гейнц Гудериан, был вынужден словно поленья швырять в топку войны все новые и новые части, подтягиваемые из резерва.

22 июня 1941 года, 17:15 мск. Восточная Пруссия, ставка Гитлера «Вольфшанце»

        ПРИСУТСТВУЮТ:
        - ФЮРЕР ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ И РЕЙХСКАНЦЛЕР АДОЛЬФ ГИТЛЕР;
        - НАЧАЛЬНИК ШТАБА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ (OKW)  - ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ ВИЛЬГЕЛЬМ КЕЙТЕЛЬ;
        - РЕЙХСМИНИСТР АВИАЦИИ, ПРЕЗИДЕНТ РЕЙХСТАГА, ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ПРУССИИ, ПРЕЕМНИК ФЮРЕРА, УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ЧЕТЫРЕХЛЕТНЕМУ ПЛАНУ, ИМПЕРСКИЙ ЛЕСНИЧИЙ ГЕРМАНИИ РЕЙСМАРШАЛ АВИАЦИИ ГЕРМАН ГЕРИНГ;
        - НАЧАЛЬНИК ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ И КОНТРРАЗВЕДКИ (АБВЕР) АДМИРАЛ ВИЛЬГЕЛЬМ КАНАРИС;
        - НАЧАЛЬНИК ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (РСХА), НАЧАЛЬНИК ТАЙНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИЦИИ (ГЕСТАПО)  - ГРУППЕНФЮРЕР СС И ГЕНЕРАЛ ПОЛИЦИИ РЕЙНХАРД ГЕЙДРИХ.

        Гитлер ворвался в помещение для совещаний разъяренный и жаждущий крови. Дымящиеся развалины Берлина взывали к отмщению, и поэтому первым под обрушившийся гнев фюрера попал бледный и потный Толстый Герман.
        - Вы, Геринг,  - с порога заявил ему взбешенный Гитлер,  - ничтожество, наркоман, бабник, алкоголик, вы просто собачье дерьмо, а не рейхсмаршал авиации. Как вы могли допустить, чтобы большевики в первые же часы войны среди бела дня смогли разрушить мою столицу и уйти безнаказанными? Кто обещал мне и германскому народу, что ни одна вражеская бомба не упадет на территорию Германии? Геринг, когда русские бомбили Берлин, где было ваше хваленое люфтваффе? Мне уже известно, что в первых же сражениях на Восточном фронте русские разбили их в пух и прах. 2-й воздушный флот полностью уничтожен, 1-й и 4-й понесли ужасающие потери от русской авиации. Почему вы, Геринг, не погибли там, под бомбами в министерстве авиации, как Мильх, а стоите сейчас передо мной, трясясь от страха? Дайте мне ваш маршальский жезл, вам более подойдет погремушка шута!
        Пораженный таким яростный натиском и не найдя что ответить фюреру, Геринг был растерян и напоминал сейчас мешок, набитый ватой. Он отступил от фюрера на два шага назад, спрятав за спиной свой маршальский жезл.
        - Молчите, Геринг?  - прошипел взбешенный Гитлер.  - Что ж, можете молчать и дальше! Вы больше не рейхсминистр авиации и не мой преемник. Убирайтесь прочь в свое поместье, стреляйте зайцев, любуйтесь на украденные картины. Я не желаю вас больше видеть! И молите бога, чтобы следствие, которое определит степень вашей вины во всем случившемся, было к вам снисходительно!
        Потом, немного успокоившись после первого приступа бешенства, Гитлер проводил невидящим взглядом пятящуюся к дверям тушу Геринга, после чего развернулся в сторону Гейдриха.
        - Рейнхард, мой мальчик,  - патетически воскликнул он,  - в этот решающий момент для нашей Великой Германии, когда наш друг и соратник Генрих Гиммлер погиб под большевистскими бомбами, а Герман Геринг оказался полным ничтожеством, я возлагаю на тебя обязанности рейхсфюрера СС, рейхсминистра авиации и моего преемника в качестве фюрера Германии. Я еще и сам пока до конца не понимаю происходящее, но мы только что вступили в бескомпромиссную и решающую схватку с большевистским зверем, и спасти наш Тысячелетний рейх может только победа. В противном случае весь германский народ окажется на грани полного уничтожения. Или мы, или они. Нам с большевиками вместе не жить на этой планете!
        Гейдрих, имевший имидж «идеального офицера СС», которому мешал только высокий, «козлиный» голос, в ответ на слова фюрера щелкнул каблуками и склонил голову с тщательно расчесанным пробором.
        - Мой фюрер,  - вдохновенно произнес он,  - не пожалею сил и самой жизни для того, чтобы оправдать ваше доверие.
        - Я знаю, мой мальчик,  - расчувствовался Гитлер,  - что ты весь принадлежишь рейху. Вокруг меня одни предатели и непроходимые тупицы, и лишь ты один служишь мне с верностью истинного арийца.
        - Да, мой фюрер,  - отчеканил Гейдрих, вспомнив некстати своего дедушку, носившего кипу и обожавшего рыбу-фиш. Новоиспеченный рейхфюрер бросил косой взгляд на адмирала Канариса, которого недолюбливал за то, что абвер был прямым конкурентом службы безопасности СД,
        - У нас немало предателей и тупиц, находящихся на самых высоких должностях,  - Гейдрих не мог не лягнуть своего конкурента.  - Вот, например, присутствующий здесь адмирал Канарис, полностью проваливший разведывательную работу в большевистской России. Все доклады его службы не стоят даже той бумаги, на которой они были написаны.
        - Да-да, Канарис,  - Гитлер вновь впал в ярость,  - не будьте ли вы так любезны, чтобы объяснить нам  - почему русский колосс, о которым вы говорили, что он шатается на своих глиняных ногах и готов вот-вот рухнуть при первых же ударах нашего непобедимого вермахта, не собирается падать? Где большевистская армия, готовая побежать при первых же наших выстрелах или повернуть оружие против своих жидобольшевистских комиссаров? Где русские генералы, которые, по вашим словам, только и мечтают о том, чтобы предать Сталина и открыть нашим войскам дорогу на Москву? Где ваш хваленый полк специального назначения «Бранденбург-800», который должен был посеять хаос в большевистских тылах?
        Русский НКВД обвело вас вокруг пальца как мальчишку, показав только то, что вы хотели увидеть, и заставили ваших агентов говорить вам лишь то, что вы хотели от них услышать? А может быть, вы с самого начала желали именно такого исхода событий? Скажите мне, вы действительно полный идиот, или же предатель, поставивший нашу Германию своими действиями на грань поражения? Молчите, Канарис? Ну, что же, вы можете молчать и дальше, но только теперь уже в тюрьме Моабит. Рейнхард, как новый рейхсфюрер СС, немедленно разберись с этим предателем и его службой, выясни, кто из сотрудников абвера может еще принести пользу, а кого отправить рядовыми на Восточный фронт, в концлагерь или расстрелять как изменников. Хватит быть милосердными! Мое терпение лопнуло!
        - Будет исполнено, мой фюрер,  - Гейдрих снова щелкнул каблуками начищенных до зеркального блеска сапог,  - я лично займусь этим вопросом, и обещаю вам, что ни один предатель не уйдет от возмездия.
        - Спасибо, Рейнхард, я всегда верил тебе,  - расчувствовался Гитлер, наблюдая за тем, как два дюжих эсэсовца из его личной охраны выводят за дверь поникшего Канариса, после чего, словно тореадор на арене, ловко и плавно развернулся к последнему участнику встречи, еще не удостоенному его вниманием.
        - А вы, Кейтель,  - ласковым голосом, в котором, однако, клокотала ярость, произнес он,  - почему вы, Кейтель, не погибли под руинами Цоссена, подобно храбрым германским генералам Гальдеру и Йодлю, а имели наглость выжить и явиться невредимым в мой кабинет? Где запланированное вами стремительное наступление вглубь России? Где триумфальные победы и трофеи, которые вы обещали мне, когда вы принесли на утверждение план «Барбаросса»?
        Войска, которые я вверил вам, истекают кровью в тяжелейших боях с русскими, в то время как вы прохлаждаетесь в тылу, не желая помочь им. Мы воюем с русскими всего несколько часов, а наши потери уже превысили те, что были у нас в Польской, Норвежской и Французской кампаниях, вместе взятых. И это без какого-либо положительного результата…
        - Но, мой фюрер,  - попробовал оправдаться Кейтель,  - результат есть. 1-й, 2-й и 3-й танковым группам, следуя плану «Барбаросса», удалось вклиниться на русскую территорию на три-пять километров, потеснив при этом отчаянно сопротивляющиеся большевистские войска. 4-я танковая группа генерала Гепнера пока ведет тяжелые бои с русскими фанатиками на линии границы, но я уверен…
        - Вы что, полный идиот, Кейтель?!  - брызгая слюной, прокричал фюрер в лицо генерал-фельдмаршалу.  - Продвижение в течение одного дня на несколько километров вы называете успехом?! Как вы смеете обманывать меня, старого солдата еще той, Великой войны?! А вы знаете, какие страшные потери понесли наши войска ради достижения этого, как вы выразились, успеха? Вы знаете, сколько потеряно танков и боевых самолетов, сколько погибло храбрых немецких солдат и офицеров? Пролились реки германской крови, и все ради того, чтобы вы всего лишь смогли слегка поцарапать русского медведя.
        Ну, нет, так дело не пойдет! С этого момента я лично возглавлю нашу победоносную германскую армию, а вы, Кейтель, отправляйтесь в Варшаву вместо несчастного фон Бока, погибшего под русскими бомбами на своем посту. Соберите в кулак все силы и нанесите смертельный удар по большевикам, сокрушив их сопротивление, и одержите победу, которая смыла бы с немецкого солдата позор неудач первого дня этой войны. А теперь идите вон, Кейтель, я не желаю вас больше видеть. Или вы добьетесь успеха, или вы вслед за Канарисом отправитесь в одиночную камеру Моабитской тюрьмы. Выбор за вами!

22 июня 1941 года, 18:35. Г. Владимир-Волынский, НП 87-й стрелковой дивизии РККА

        Солнце, уже изрядно утомившееся от самого длинного дня в году, клонилось к закату, до которого оставалось еще не меньше трех часов. Сейчас, к исходу дня, напряжение яростных боев немного утихло, и выехавший на передовую для того, чтобы все увидеть собственными глазами, командующий 5-й армией генерал-майор танковых войск Михаил Потапов мог обозреть поле боя 87-й дивизии РККА, укрепившейся в недостроенном Владимир-Волынском УРе и усиленной противотанковой самоходной бригадой РГК, с 3-м моторизованным корпусом немцев, состоящим из 14-й танковой, 44-й и 298-й пехотной дивизий вермахта.
        Как танкист, генерал-майор прекрасно понимал важность этой позиции, через которую проходила одна из магистральных дорог через Владимир-Волынский, Луцк, Ровно, Новоград-Волынский и Житомир, ведущая прямо к Киеву. План немецкого командования был прост, как коровье мычание  - сбить с позиций растянутые по фронту и разбросанные в глубину части РККА, выкатить свои танки на магистраль и, опережая Красную Армию в развертывании, под прикрытием люфтваффе, захватившим господство в воздухе, рвануть по кратчайшему расстоянию по направлению к столице Советской Украины.
        Но попытка блицкрига в полосе действия 3-го моторизованного корпуса вылилась в четырнадцать атак с массированным применением артиллерии, пехоты, танков и штурмовых самоходных орудий. Ответом на них стали поддержанные огнем двух корпусных артполков не менее массовые ответные контратаки советской пехоты, зачастую переходящие в ожесточенные рукопашные уличные бои в приграничном городке Устилуг. За него всю первую половину дня шло упорное сражение между переправившимися через Буг передовыми частями немецкой 298-й пехотной дивизии и 16-м стрелковым полком РККА, поддержанного самоходной бригады ПТО.
        «Бои за первый большевистский город на нашем пути превратился в кровавую резню,  - запишет, подводя итоги этого дня, в своем дневнике командующий 3-м моторизованным корпусом генерал-полковник Эберхард фон Макензен,  - наша пехота сотнями гибла под пулеметным огнем большевиков, а наши танки горели как свечи. Предназначенный для штурма города и станции 1-й батальон 36-го полка понес ужасающие потери. И лишь обозначившийся после полудня успех поддержанной 2-м батальоном 36-го полка 44-й дивизии, сумевшей обойти позиции большевиков с юга, заставил противника отступить из города, что позволило нам сохранить лицо и выполнить поставленную перед нами задачу».
        На близких дистанциях уличного боя, разогнанные усиленным выстрелом длинноствольных пушек Ф-22 почти до 900 метров в секунду бронебойные снаряды прошивали навылет не только тридцатимиллиметровую лобовую броню «троек» и «четверок», но и поражали толстокожие «штуги», лобовая броня которых достигала пятидесяти миллиметров. Приземистые и подвижные, как ящерицы, противотанковые самоходки получили у немецких танкистов прозвище «гадюка». Легкое шевеление в дыму и пыли, заполнивших город с началом боев, звонкий выстрел, тут же удар в броню  - и еще один немецкий танковый экипаж, прошедший всю Польшу, Францию и Югославию, сгорает заживо в чадном бензиновом пламени, не успев выбраться из своей железной коробки. Стрелять в ответ бесполезно  - советская самоходка уже уползла назад и спряталась в развалинах. А вслед за ней в бой вступает уже пехота, из развалин мечущая под гусеницы немецких танков связки гранат, или выпускающая из ампуломета бутылку с КС или новомодным напалмом.
        После ожесточенных боев части 87-й стрелковой дивизии получили приказ оставить первую линию обороны, проходящую через разрушенный Устилуг. Они отошли на второй рубеж, проходящий в пяти километрах восточнее границы по западной окраине села Пятидни-Суходолы, из которого войска НКВД еще неделю назад, в преддверии войны, выселили все местное население. Вместе с ними отошли и гарнизоны частично достроенных и частично вооруженных дотов Владимир-Волынского УРа, во время утреннего боя с противником сумевшие все же взять с наступающей немецкой пехоты плату кровью.
        Около четырех часов дня, перегруппировавшись после захвата Устилуга, немецкие танкисты попробовали развить успех на открытой местности, чтобы наконец гусеницами и огнем смешать с землей так досаждающие им гаубичные батареи и выйти на оперативный простор. Но эта попытка была тут же жестоко отражена советскими противотанкистами, недвусмысленно показавшими наглому врагу, что уличные бои  - это еще цветочки, а вот самое главное произойдет на открытой местности.
        Дело заключалось в том, что на открытой местности новая советская противотанковая самоходка, подвижная, приземистая и обладающая мощным длинноствольным орудием, оказалась еще более страшным противником для немецких танков, чем в условиях уличных боев. Вместо ожидаемых на этом участке опасных только на короткой дистанции восемнадцати сорокапяток отдельного противотанкового дивизиона, врага встретили почти семьдесят маневренных, дальнобойных и точных орудий, способных поражать все основные танки вермахта с дистанции полтора-два километра.
        Не убедившись в этом с первого раза, час назад немцы повторили лобовую танковую атаку, окончившуюся все тем же  - огромными потерями без какого-либо успеха. Все поле перед позициями второго рубежа обороны было забито неподвижными, почерневшими и еще продолжающими дымиться железными коробками подбитых танков и обильно усеяно мертвыми телами немецких пехотинцев.
        Не такой виделась война немецким танкистам еще сутки назад, совсем не такой. По итогам первого дня боев ударная танковая мощь 14-й танковой дивизии сократилась почти на две трети, а противник пусть и понес значительные потери, но под прикрытием своей тяжелой артиллерии сумел в полном порядке отступить на следующий рубеж обороны. Завтра с утра все должно было начаться сначала. А авиационной поддержки так и не было. Ожесточенное воздушное сражение, разразившееся еще утром в небе над Устилугом, показало солдатам и офицерам вермахта, что господства в воздухе птенцам Геринга так и не удалось добиться. А русские самолеты словно по волшебству оказывались над полем боя в нужное время и в нужном месте, надежно прикрывая с воздуха свои войска и нанося удары по подтягивающимся к линии фронта немецким резервам.
        Южнее Владимир-Волынского, точно так же и с примерно таким же успехом, штурмовал советскую границу 29-й армейский корпус под командованием генерала пехоты Ганса фон Обстфелдера. Ему противостояла 135-я стрелковая дивизия Красной Армии. 48-й моторизованный корпус под командованием генерала танковых войск Вернера Кемпфа атаковал Струмиловский УР в районе городка Сокаль, который обороняла 124-я стрелковая дивизия при поддержке самоходной противотанковой бригады. Там тоже поднимались в небо дымные столбы от горящих немецких танков, и сотнями ложилась в землю под ураганным артиллерийским и пулеметным огнем пехота в мундирах мышиного цвета.
        Несмотря на почти четырехкратное превосходство противника в живой силе и двукратное в артиллерии, советские войска, заблаговременно занявшие приграничные оборонительные рубежи, упорно сдерживали натиск гитлеровских войск, пусть и неся потери, но отходя с одного рубежа обороны на другой планомерно и по приказу. Ни в одном месте части 5-й армии не были застигнуты противником врасплох, нигде не были окружены и нигде не побежали, сбитые со своих позиций.
        Впервые за два года войны перед вермахтом была поставлена задача вести «правильную войну», когда между частями противника нет пустых промежутков, через которые можно свободно ударить, разрывая фронт. Продвижение, за которое нужно было платить кровью, причем немалой, исчисляется сотнями метров, а немецкая пехота на каждом шагу была вынуждена то и дело залегать под огнем, а порой и окапываться во избежание чрезмерных потерь.

22 июня 1941 года, 20:05. Минск, штаб Западного фронта

        Солнце клонилось к западу. Подходил к концу столь богатый на события самый длинный день в году. Становилось понятным, что все задуманное на этот день удалось выполнить, не допустив крупных ошибок или накладок. Несмотря на то что войска Рабочей-Крестьянской Красной Армии большей частью не имели опыта, поскольку последние участники Финской войны из рядового и сержантского состава, не пожелавшие остаться на сверхсрочную службу, еще весной были уволены в запас, советские дивизии, заблаговременно выведенные к границе и занявшие оборонительные рубежи, не поддались панике при первом обстреле, не побежали и не были окружены. В отличие от хода событий в том варианте истории, на этот раз самая напряженная обстановка сложилась на вершине Белостокского выступа, где части Красной Армии были лишены непосредственной поддержки подразделений Экспедиционного корпуса.
        Если на Брестском, Алитусском, Гродненском, Осовецком и Граевском направлениях немцы могли делать только то, что им было дозволено советским командованием, то в других местах, в частности на участке 5-го стрелкового корпуса генерал-майора Гарнова, дела обстояли далеко не так блестяще. Конечно, не произошло ничего близко похожего на ту катастрофу, что случилась с корпусом в прошлом варианте событий, когда на три дивизии корпуса, застигнутые врасплох и не успевшие занять оборонительных рубежей, навалилась вся 4-я полевая армия вермахта.
        Первой в тот раз была разгромлена и рассеяна 113-я стрелковая дивизия генерал-майора Христофора Алавердова, на рассвете 22 июня застигнутая врасплох в военных городках авиационным и артиллерийским ударом и понесшая значительные потери, а потом атакованная на марше 9-м армейским корпусом гитлеровцев. В результате в боевых порядках советских войск на стыке 10-й и 4-й армии образовалась пятидесятикилометровая дыра, в которую потоком хлынула немецкая пехота. Далее со своих позиций была сбита не успевшая привести себя в порядок и занять оборонительные рубежи после внезапного нападения 86-я стрелковая дивизия полковника Зашибалова. Часть дивизии попала в окружение под Цехановцем, а часть заняла оборону по реке Нарев, где подразделения дивизии подверглись мощнейшим артиллерийским и бомбовым ударам и через три дня после начала войны также попали в окружение, были рассеяны и уничтожены.
        Чуть позднее та же судьба постигла и дислоцированную на вершине Белостокского выступа 13-ю стрелковую дивизию генерал-майора Наумова, разгромленную 26 июня авиационными ударами при попытке выйти из Белостокского котла. Отступающее из котла и оторванное от остатков своих дивизий управление корпуса было разгромлено 29 июня. При этом без вести пропали командир корпуса, его заместитель и начальник артиллерии.
        Но на этот раз все было по-иному. Благодаря заблаговременной переброске из Московского военного округа 61-го стрелкового корпуса генерал-майора Федора Бакунина, полоса обороны, нарезанная 5-му стрелковому корпусу, была сокращена почти в два раза. Дивизии корпуса перед войной были дислоцированы не где попало  - зачастую на территории «соседей», а непосредственно на своих участках, и поднятые по тревоге сумели своевременно занять оборонительные рубежи вдоль границы. Эти два корпуса и встретили на границе утром 22 июня таранный удар пехоты 4-й полевой армии.
        Первый наскок у немцев откровенно не прошел. Военные городки и полевые лагеря, по которым пришелся первый артиллерийский удар, оказались пусты, а вездесущее в прошлый раз люфтваффе вообще не добралось до своих целей, и передовые группы немецкой пехоты, переправившиеся через границу, встретила «нерушимая стена» успевших развернуться в полном соответствии с боевым уставом пехоты 1938 года советских стрелковых полков, стоящих плечом к плечу, как доски в заборе. Когда прошел первый шок, немецкие генералы, уцелевшие, в отличие от своих менее везучих коллег, начали нащупывать стыки между частями и потихоньку расшатывать этот забор, пытаясь по очереди выломать одну доску за другой.
        В полосе действия 61-го стрелкового корпуса советские войска стояли твердо, взаимодействие между соседями и маневр резервами командованием был налажен, а генерал-майор Бакунин показал неплохие командирские качества, грамотно реагируя на любой выпад немцев. Но в полосе 5-го стрелкового корпуса дела шли значительно хуже. Части, не подвергшиеся непосредственному давлению немцев, вели себя пассивно, в то время как нанесенные в узких полосах удары по флангам 113-й стрелковой дивизии 7-м и 9-м армейскими корпусами вермахта привели к опасным вклинениям противника в позиции советских войск на три-пять километров.
        Командование 5-го стрелкового корпуса не имело представления о складывающейся обстановке и своевременно не реагировало на угрожающую ситуацию. У командующего Западным фронтом генерала Владимира Шаманова сложилось впечатление, что командир корпуса генерал-майор Гарнов в условиях реальной войны элементарно растерялся и утратил управление своими войсками.
        Положение спасли 29-я и 208-я мотострелковые дивизии из резерва 10-й армии, быстро переброшенные по проселочным дорогам к угрожаемым участкам фронта. Мотострелки с ходу вступили в бой с гитлеровцами, сумев яростными лобовыми атаками остановить прорвавшуюся пехоту противника, а потом и потеснить ее на один-два километра. Также на этом направлении было сосредоточено до половины всех боевых вылетов, которые совершила днем 22 июня бомбардировочная и штурмовая авиация Западного фронта, включая Воздушную армию осназ.
        Почти восемь часов подряд на ближних подступах к Цехановцу и у железнодорожной станции Шульбоже-Вельке гремели ожесточенные и кровопролитные встречные бои, в которых атаки сменялись контратаками, а артиллерийские обстрелы  - авиационными налетами и штурмовкой. В конце концов господствующая в небе советская авиация сумела поумерить активность немецкой пехоты и артиллерии. К тому же во второй половине дня немецкое командование отдало приказ о переброске всех доступных резервов 4-й полевой армии на направление наступления 2-й танковой группы, и натиск немецкой пехоты на позиции 5-го стрелкового корпуса сперва несколько ослаб, а потом и вовсе сменился переходом передовых частей противника к обороне.
        Несмотря на то что этот опасный момент закончился в общем-то хорошо, генерал-полковник Шаманов находился в ярости, о чем в весьма нецензурных выражениях и сообщил генерал-майору Василевскому.
        - Этому … дали все что возможно и даже более того, все объяснили и рассказали, а он, …, почти умудрился и в этот раз … все. Если бы не героические действия авиации и мотострелков, то все мы из-за одного … были бы в очень большой заднице. Если человек может только водку жрать и девок … то ему надо дать и соответствующую работу. Например, назначить этого … заведующим свинофермой! Тут вам война, или игра в песочнице?
        - Вы, Владимир Анатольевич, не горячитесь,  - русским литературным языком ответил Василевский, начинавший офицерскую службу еще в старой царской армии,  - мы с товарищами из НКВД во всем разберемся, и если факты подтвердятся, то накажем генерал-майора Гарнова по всей строгости советских законов.
        Слушавший этот разговор между генералами старший майор Сергеев только тяжело вздохнул. Возмущается человек, причем так, что и у бывалых командиров уши сворачиваются в трубочку. Спецгруппа особистов вместе с товарищами из наркомата обороны уже выехали в 5-й стрелковый корпус. И если со стороны командира корпуса действительно имело место разгильдяйство и дела действительно окажутся настолько плохими, как они выглядят отсюда, то уже завтра утром у корпуса будет новый командир, а про старого забудут, как его и звали.
        Впрочем, ситуация с 5-м стрелковым корпусом оказалась единственной ложкой дегтя в бочке меда. На всех остальных участках все шло так, как и задумывалось. Опирающиеся на поддержку частей Экспедиционного корпуса, 1-й стрелковый корпус под Граево и Осовцом и 4-й стрелковый корпус под Гродно стояли вдоль границы нерушимой стеной, одну за другой отражая яростные атаки пехоты вермахта. На флангах тоже все шло, как и ожидалось. Сумевшие вклиниться в советскую оборону генералы Гот и Гудериан уже начали отрываться от тыловых баз, сделав первые шаги к своему разгрому. Теперь главное  - не спускать с них глаз, и не давать им сделать ни одного шага, ни вправо, ни влево. Первый кирпичик в фундамент Победы уже положен. Именно об этом Шаманов и собирался доложить в Ставку Сталину. Первый день войны был прожит успешно.

22 июня 1941 года, 22:15. Москва, Кремль, кабинет Верховного главнокомандующего

        ПРИСУТСТВУЮТ:
        - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГКО ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН;
        - НАЧАЛЬНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА МАРШАЛ БОРИС МИХАЙЛОВИЧ ШАПОШНИКОВ;
        - НАРКОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ БЕРИЯ;
        - НАРКОМ ГОСКОНТРОЛЯ ЛЕВ ЗАХАРОВИЧ МЕХЛИС;
        - НАРКОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЯЧЕСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ МОЛОТОВ.

        Солнце уже скрылось за горизонтом, и за окнами сталинского кабинета сгустилась ночная мгла. Уходил в прошлое день 22 июня, который, как хотелось верить присутствующим, уже повернул историю мира на новые рельсы. Из текущих оперативных сводок с фронтов Сталину уже было понятно, что блицкриг у немцев не получился. Где-то легко и играючи, при поддержке сил Экспедиционного корпуса, где-то самостоятельно большой кровью и с предельным напряжением сил, но на всем протяжении госграницы части Красной Армии успели развернуться перед нападением и, встретив его в полной боевой готовности, отразили вероломный удар нацистов.
        Пока приглашенные на совещание проходили через приемную Поскребышева и рассаживались вдоль длинного стола, Верховный главнокомандующий стоял у окна и в задумчивости курил свою знаменитую трубку.
        «Гитлер,  - думал он,  - собирался обмануть нас, прикрываясь пактом о ненападении. Но в свою очередь он сам оказался обманут нами, так и не сумев распознать истинного смысла наших действий по подготовке к отражению агрессии. Обманщик сам оказался обманут теми, кого он собирался обмануть  - какая ирония судьбы и какой урок для всех последующих поколений. Мы хорошо начали, и теперь главное  - довести это дело до логического конца. Сделать так, чтобы из Европы на нашу землю никогда больше не смогла прийти война. Пример потомков, которые допустили, чтобы их окружили сетью враждебных военных баз, должен стать для нас уроком».
        Попытавшись сделать еще одну затяжку, Сталин понял, что трубка догорела до конца и погасла. Тогда он развернулся к присутствующим, ожидавшим его слов, и, подойдя к столу, положил ее в пепельницу.
        - Товарищи,  - тихо произнес Верховный,  - война, которой мы не желали и которой так опасались, все же началась. К нашему счастью, началась она все же совсем не так, как могла бы начаться. Части Красной Армии не были застигнуты врасплох, выдержали первый удар фашистов, нигде не побежали и не были окружены. И это для нас огромный плюс. Минус же для нас заключается в том, что этот успех в значительной степени не самостоятелен и зависит от помощи и поддержки со стороны капиталистического по сути государства наших потомков, для которого эта война имеет собственное значение. Да, в большинстве своем это хорошие люди, искренне желающие победы нашему народу. Но все же мы не сможем доверять им до конца.
        Сидите, сидите, товарищ Мехлис, мы и так уже знаем, что вы думаете по этому поводу. У нас просто не было другого выбора. Ведь поддержка русского, пусть и капиталистического государства куда лучше, чем поддержка американцев и англичан, которым мы нужны только как пушечное мясо в борьбе с германскими фашистами и японскими милитаристами, угрожающими их интересам. С нашими потомками все совершенно по-иному. Если их руководство ищет в войне материальные выгоды, то простые люди, бойцы и командиры их армии, совершенно искренне откликнулись на призыв и встали плечом к плечу против наших врагов со своими дедами и прадедами.
        - Это так, товарищ Сталин,  - подтвердил Шапошников,  - части Экспедиционного корпуса обладают высоким боевым духом, стойкостью на поле боя и хорошей подготовкой бойцов и командиров. Там, где эти части имеются, они становятся костяком нашей обороны, нанося врагу огромные потери.
        На Брестском направлении, в полосе действия 4-й армии, противник так и не сумел преодолеть линию госграницы, за исключением заранее запланированного заболоченного и простреливаемого со всех направлений Кобринского кармана.
        На северном фасе Белостокского выступа части Экспедиционного корпуса во взаимодействии с частями 10-й и 3-й армий стойко удерживают рубеж по линии госграницы, постоянно обстреливая тылы 3-й танковой группы немцев из ствольных орудий и РСЗО особой мощности. Узловые железнодорожные станции Элк и Сувалки и аэродромы люфтваффе в Сувалкинском выступе выведены из строя. Уничтожена значительная часть топлива, боеприпасов и прочих материально-технических запасов, приготовленных гитлеровцами для наступления 3-й танковой группы.
        На Алитусском направлении части 11-й армии при поддержке частей Экспедиционного корпуса ведут ожесточенные арьергардные бои, планомерно отходя с рубежа на рубеж, что должно привести к образованию еще одного кармана в излучине Немана.
        На других участках фронта действия тоже развиваются согласно плану. В полосе действия Северо-Западного фронта на всем протяжении госграницы идут ожесточенные приграничные оборонительные бои с частями 4-й танковой группы, а также 16-й и 18-й полевых армий немцев. Противник несет большие потери в танках, но продолжает непрерывные атаки. Кораблями Балтийского флота обстрелян город и порт Мемель, после чего там был высажен десант морской пехоты. В настоящее время ведущий ожесточенные бои в условиях городской застройки.
        В полосе действия Юго-Западного фронта 5-я армия генерала Потапова медленно отступает с рубежа на рубеж под натиском 1-й танковой группы, а на северном фасе и в центральной части Львовского выступа силами 6-й и 26-й армии осуществляется жесткая оборона по линии госграницы с отдельными вклинениями наших частей на сопредельную территорию в районе Перемышля.
        Как и предполагалось, вполне благоприятная обстановка складывается для нас и в боевых действиях в полосе Южного фронта. Десантом морской пехоты при поддержке кораблей Черноморского флота захвачен город и порт Констанца, а также несколько плацдармов на румынской территории в гирле Дуная. На остальном протяжении советско-румынской границы противник в нескольких местах пытался форсировать пограничную реку Прут, но был отброшен обратно с большими потерями.
        Советская авиация на протяжении всего дня 22 июня проявляла высокую активность, добившись паритета с люфтваффе с перевесом в нашу сторону. А в полосе Западного фронта воздушная армия осназ сумела завоевать полное господство в воздухе над полем боя. В течение дня были также нанесены бомбовые удары по правительственным и военным объектам в Берлине, поврежден и уничтожен ряд штабов противника, железнодорожных мостов и транспортных узлов. В результате враг понес большие потери в самолетах, наземном оборудовании и личном составе, имеющем большой боевой опыт. На этом пока все, товарищ Сталин.
        - Очень хорошо, Борис Михайлович,  - кивнул Верховный, вычищающий в этот момент трубку.  - Товарищ Молотов, доложите нам о том, как у нас обстоят дела на внешнеполитическом фронте.
        - Товарищ Сталин,  - слегка заикаясь, произнес Молотов,  - с того момента, как германский посол Шуленбург принес нам заявление своего правительства об объявлении войны Советскому Союзу, других международных обращений к нам пока не поступало. И Британская империя и Соединенные Штаты Америки пока молчат, словно набрали в рот воды.
        - Слишком прытко мы взялись за немцев,  - задумчиво сказал Сталин,  - слишком громко те кричат, когда их бьют, слишком много для них непонятного в наших действиях, слишком широко мы использовали помощь потомков и их боевую технику. Но все это, товарищи, не имеет сейчас никакого значения, потому что ни Англия, ни Америка в настоящий момент попросту нам не нужны, и не будут нужны и в дальнейшем. Гитлер будет нами разбит, и разбит без их помощи. А если кто-нибудь вздумает угрожать Советскому Союзу или тем более осмелится на него напасть, то его судьба будет не менее печальна, чем у Гитлера. Подготовьте на всякий случай соответствующие ноты и имейте в виду, что Черчилль может додуматься объявить нам войну в случае перехода нашими войсками польской границы. Насколько нам известно, Миколайчик так сильно боится остаться бездомным, что изо всех сил подталкивает англичан именно к такому решению.
        - Мы займемся этим, товарищ Сталин,  - кивнул Молотов, записывая карандашом у себя в блокноте указания Вождя.  - Может быть, нам следует еще что-нибудь предпринять?
        - Нет, товарищ Молотов, пока не надо,  - ответил Сталин,  - излишняя суета часто бывает хуже благодушия и разгильдяйства. Всему, как говорится, свое время. Вот товарищ Мехлис все рвется поучаствовать, то в одном деле, то в другом. Но нельзя. Потому что товарищ Мехлис не может вовремя остановиться. Кстати, для товарища Мехлиса уже есть работа по его должности. Нужно немедленно поехать в Киев и разгрести все, что успел наворотить Хрущев. Товарищу Мехлису все понятно?
        - Так точно, товарищ Сталин,  - вскочил с места Мехлис,  - понятно. Скажите, какие у меня будут полномочия?
        - Чрезвычайные, Лев Захарович,  - Верховный пристально посмотрел на Мехлиса.  - Только военных прошу не трогать! Решайте этот вопрос непосредственно с Жуковым, а если он не сможет, то звоните Борису Михайловичу или мне. Кстати, товарищ Берия, что у вас по делу генерала Павлова, бывшего командования Западного фронта и Хрущева?
        - Подследственные в Москву доставлены, следственная группа сформирована и приступила к работе. Пока никаких особо интересных сведений нет, удалось лишь выяснить, что концы через Литвинова уходят в Британию и явно там не обрываются.
        - Очень хорошо,  - Сталин осторожно положил на стол так и не зажженную трубку,  - в том смысле, что ничего хорошего во всем этом нет. Лично руководите ходом следствия по этому делу и регулярно докладывайте мне о результатах. На этом все, товарищи, можете быть свободными.

        Часть 2. Нерушимой стеной, обороной стальной

22 июня 1941 года, 23:10. 10 км севернее Бреста, аэродром подскока 188-го (женского) ночного легкобомбардировочного авиаполка

        Как писал неизвестный поэт, «тихо в лесу, только не спит…». Впрочем, в эту ночь не спал почти никто. Ни немцы, которые понесли большие потери, когда поперли на рожон, ни советские бойцы и командиры, возбужденные горячкой первого дня войны.
        Но были люди, для которых не спать ночью было положено по службе. Ночные легкобомбардировочные авиаполки, вооруженные самолетами У-2 в этой реальности, в ВВС РККА начали формировать в октябре 1940 года, за год до того, как это случилось в прошлом потомков. Для того чтобы укомплектовать матчастью ночные авиаполки, советские заводы, ранее выпускавшие связную и учебные версии самолета У-2, перешли на выпуск машин в модернизированной комплектации «улучшенный ночной штурмовик и бомбардировщик». Вместо перкаля в конструкции применялся кевлар, вместо деревянного шпона  - превосходящий его по прочности и значительно более легкий композитный материал, а топливный бак получил противопожарную защиту за счет использования выхлопа двигателя. Путем несложной модернизации двигателя М-11 до уровня М-11ФР, устанавливавшегося на учебные самолеты Як-18, его мощность довели до 160 лошадиных сил. Сэкономленный вес и дополнительная мощность двигателя были использованы для увеличения полезной нагрузки. Модернизированный У-2 мог нести до двухсот килограммов бомб или шесть реактивных снарядов РС-132 с косо поставленным
оперением. Выкрашенные в матово-черный цвет, У-2 были невидимы на фоне ночного неба.
        После выволочки, которую Сталин устроил наркому авиационной промышленности Шахурину, на советских заводах было развернуто серийное производство автожиров А-7 в бомбоштурмовом варианте, конструкции молодого инженера Камова. Развернулась бурная деятельность, какая обычно бывает в России после того, как высокое начальство получит «фитиль». И к 22 июня 1941 года в войсках на западной границе находилось уже более пятисот таких машин, вооруженных двумя пулеметами винтовочного калибра и способных нести до четырехсот килограммов бомб или до восьми реактивных снарядов РС-132.
        Автожир обладал несколько меньшей дальностью полета, чем У-2, но зато более высокой максимальной скоростью, вдвое большей бомбовой нагрузкой, и требовал небольшие взлетно-посадочные полосы. Иногда, при сильном встречном ветре, он мог садиться и взлетать практически вертикально, почти как вертолет.
        У самолета У-2 перед автожиром было лишь одно преимущество  - простота управления и конструкция, снисходительно относящаяся к ошибкам пилота. Например, его было почти невозможно ввести в штопор. Если летчик вдруг бросит ручку управления и сектор газа, то самолет сам спланирует до земли и совершит посадку, лишь бы поверхность оказалась минимально приемлемой для посадки и ровной. Таким образом, любой выпускник аэроклуба при минимальной подготовке к ночным полетам и бомбоштурмовым ударам мог стать пилотом боевого У-2. А такого контингента в предвоенном СССР усилиями нескольких десятков аэроклубов ОСОАВИАХИМа было много. Движение «Комсомолец  - на самолет» было массовым, и казалось, что вся страна готова подняться на крыло.
        Сбить У-2 немецким истребителям было не так-то просто, потому что его максимальная скорость была меньше скорости сваливания в штопор для Ме-109. Да и сами «эксперты» люфтваффе весьма неуютно чувствуют себя на предельно малых высотах, на которых обычно летают У-2. Стоило им только на мгновение зевнуть  - и здравствуй, дерево или земля.
        Но в этот раз на Западном фронте такого экстрима не намечалось  - к ночи почти все «мессера» 2-го Воздушного флота уже догорели, кто на своем аэродроме, а кто  - сбитый советскими истребителями и зенитчиками. Да и ночных истребителей к началу войны у немцев было мало, и все они были сосредоточены в составе авиакорпуса ПВО, отражающего ночные налеты на территорию Германии. Таким образом, угрозу советским легким ночным бомбардировщикам представляла только многочисленная малокалиберная зенитная артиллерия. «Флаки» калибра 20-мм на низких высотах действовали весьма эффективно.
        При наборе личного состава для новых ночных легкобомбардировочных полков, Герой Советского Союза полковник Валентина Гризодубова, как и в прошлой реальности, предложила создать несколько женских эскадрилий и авиаполков. Первоначально предполагалось, что таких авиаполков будет сформировано три. Один  - истребительный, на Як-1, второй  - бомбардировочный, на Пе-2, и третий  - ночной легкобомбардировочный на У-2. Но поскольку в прошлом варианте истории не подтвердилась эффективность женских истребительного и бомбардировочного авиаполков, то вместо них сформировали ночную легкобомбардировочную женскую авиадивизию трехполкового состава, оснащенную модернизированными У-2. Советское командование направило ее на поддержку действий 4-й армии в район Бреста. Командовать дивизией назначили все ту же Валентину Гризодубову. Умеешь выступить с инициативой  - умей ее воплотить в жизнь. «Есть мнение»,  - сказал Верховный, и вопрос был решен сразу и однозначно.
        Весь день 22 июня девушки-летчицы ночной легкобомбардировочной дивизии просидели на тыловых полевых аэродромах в районе Барановичей, куда не долетал грохот приграничной артиллерийской канонады. Где-то далеко шли бои, падали сбитые «юнкерсы» и «хейнкели». Штурмовики Ил-2 и И-153Ш огнем пушек, пулеметов и эрэсов обрабатывали вражеские позиции. Горели танки, автомашины и самоходки. А тут стояла тишина, нарушаемая лишь жужжанием моторов редких самолетов-связников.
        Уже на закате дивизия получила приказ на перебазирование, и в сумерках перелетела на аэродромы подскока, расположенные почти у самой границы. Тут уже сидели вторые составы БАО и было складировано все необходимое для ночной боевой работы: пятидесяти - и стокилограммовые бомбы, эрэсы, выливные баки с напалмом и запасы бензина в двухсотлитровых железных бочках.
        188-му ночному авиаполку, которым командовала летчица с десятилетним стажем подполковник Евдокия Бершанская, достался аэродром в окрестностях Бреста, буквально в нескольких километрах от границы. Первым заданием для полка стала атака переправ, наведенных немецкими саперами южнее Бреста. В течение дня движение по ним регулярно нарушалось дальнобойной артиллерией Экспедиционного корпуса. Но с наступлением темноты вражеская активность в этом районе резко активизировалась.
        Стянув к мосту дополнительные саперные части, противник быстро закончил ремонт всех четырех ниток понтонных мостов, и уже в полной темноте приступил к переброске на советский берег пехоты, танков и дивизионной артиллерии. Также, по донесениям разведки, в районе переправ было сконцентрировано большое количество вражеской малокалиберной зенитной артиллерии.
        Когда движение по вражеским переправам было в полном разгаре, с аэродрома под Брестом один за другим поднялись все шестьдесят У-2 188-го легкобомбардировочного полка. Едва не цепляясь колесами за вершины деревьев, они построились в боевую формацию, и с черепашьей скоростью, скорее свойственной автотранспорту конца ХХ века, взяли курс в южном направлении, к месту своей боевой работы. Все летчицы и штурманы полка имели индивидуальные приборы ночного видения, превращающие непроглядный ночной мрак в прозрачные сероватые сумерки.
        Первая и вторая эскадрильи, по пятнадцать машин каждая, должны были атаковать эрэсами зенитные батареи, соответственно на правом и левом берегах реки. А третья и четвертая эскадрильи  - нанести удар пятидесятикилограммовыми осколочно-фугасными и напалмовыми бомбами по переправам и скоплениям вражеских войск.
        Примерно в пяти километрах от переправ полк разделился. Эскадрильи, предназначенные для атаки ПВО, продолжили свой полет вдоль реки, выпустив вперед звенья лидеров, задачей которых было обозначение целей, а остальные взяли значительно правее, чтобы зайти на свою цель с запада. Оборудованные шумо - и пламегасителями на патрубках цилиндров двигателя, они парили в небе почти бесшумно, издавая едва слышное стрекотание. Да что говорить о немецких солдатах на земле и звукометристах ПВО  - пилоты и штурманы У-2 могли переговариваться между собой, почти не повышая голоса.
        Появление русских «черных призраков» стало для немцев ночным кошмаром. Откуда-то из мрака в сторону зенитных батарей у переправ рванулись огненные кометы эрэсов. Полыхнули первые разрывы, на мгновение высветившие муравьиную суету солдат у понтонных мостов, силуэты задравших вверх стволы зенитных орудий и переправляемых на восточный берег танков и бронемашин.
        Выйдя из ступора, немецкие зенитчики с воплями «Алярм! Алярм! Алярм!» бросились к орудиям и прожекторам. По небу заметались световые лучи, а из стволов «флаков» полетели похожие на огненные теннисные мячики снаряды. Но советские самолеты обнаружить было очень трудно. Рассчитывая на то, что на переправу совершили налет вражеские скоростные бомбардировщики, операторы прожекторных станций проскакивали мимо плывущих по небу словно ночные облака советских бипланов.
        Зато зенитчики и прожектористы обозначили свои позиции, и этим воспользовались летчицы полка  - по позициям вражеских зенитчиков ударили десятки эрэсов с термобарическими боеголовками, выпущенные залпом с самолетов групп подавления. Позиции зенитных батарей и прожектора словно взорвались  - их охватило пламя и вспышки взрывов. Прожектора разом погасли, зенитки тоже прекратили огонь. И в этот самый момент на переправы заходила новая волна самолетов, чьей целью были сами переправы и скопившиеся перед ними войска.
        Когда рванули первые емкости с напалмом и от взрывов фугасных бомб в воздух взлетели обломки понтонов, только тогда немцы поняли, что все, что произошло до этого, было лишь цветочками. Немецкие солдаты врассыпную бросились от переправ, но было уже поздно. От внезапно вспыхнувшего багрового адского пламени стало светло как днем. Переправа стала похожа на вулкан с бурлящей в нем лавой. Стали видны бесшумно скользящие над переправами темные силуэты, с крыльев которых срывались темные точки и падали, разрываясь огненными клубками, продолжающими гореть даже в воде.
        Вот вспыхнула стоящая на одном из понтонных мостов «тройка». Другая, из-за торопливых действий механика-водителя, проломила ограждение и камнем ушла на дно Буга. Вот загорелся еще один танк, и еще, и еще… Липкий огненный студень разлетался комками во все стороны. Каждый такой комок, попав на броню, прожигал ее насквозь. Еще хуже приходилось немецким солдатам, не имевшим защиты и потому сгоравшим заживо. Те же, кому удалось выжить в этом аду, получили настолько тяжелые ожоги, что они позавидовали мертвым: раны их были ужасны, и врачи лишь разводили руками  - с такими ожогами люди не живут.
        Самолеты же, сотворившие все это, благополучно скрылись во мраке и без потерь добрались до своих аэродромов. Потери, в личном составе, впрочем, были: одну девушку-штурмана убило шальной пулей. Еще несколько летчиц получили легкие ранения.
        Это было лишь началом германского «Похода на Восток», который теперь стоило назвать скорее походом в ад. У немцев было еще все впереди…

22 июня 1941 года, 23:50. Минск. Здание Республиканского НКВД

        Заместитель наркома внутренних дел СССР старший майор государственной безопасности Виктор Абакумов брезгливо посмотрел на бывшего командующего Западным Особым военным округом бывшего генерала армии Павлова. Вид у него был далеко не тот, который был вчера вечером, когда генерал готовился культурно провести вечер  - в Минске гастролировал Московский Художественный театр, и ему из политотдела округа прислали билет на комедию Мольера «Тартюф».
        Щеголеватый китель бывшего командующего округом был изрядно помят, а ордена и знаки различия с него сорваны. Да и само лицо Павлова от бессонницы и волнений посерело, а белки глаз покраснели. Но похоже, он еще не до конца понял, что органы взялись за него всерьез. Окинув комнату, в которую его привел конвойный, Павлов, не спрашивая разрешения, сел на стул и, опершись кулаками в столешницу, свирепо посмотрел на стоявшего у окна Абакумова. На человека в странной пятнистой форме, сидевшего в углу комнаты, он поначалу не обратил никакого внимания.
        - Кто мне может наконец объяснить  - что все это значит?!  - бывший генерал армии уставился ненавидящим взором на заместителя наркома.  - Я требую, чтобы мне дали возможность переговорить по телефону лично с товарищем Сталиным!
        - Товарищ Сталин,  - ответил ему Абакумов,  - сейчас руководит отражением агрессии фашистской Германии. И у него нет времени беседовать с теми, кто сделал все, чтобы помочь врагу как можно быстрее разгромить Страну Советов.
        - Да как вы смеете так со мной разговаривать!  - взвился Павлов.  - Вы уже готовы всех встречных и поперечных сделать врагами народа!
        - Почему всех встречных и поперечных?  - спокойно, словно речь шла о каких-то пустяках, поинтересовался старший майор госбезопасности.  - Я говорю о вас, гражданин Павлов. Ведь, находясь на посту командующего Западным Особым военным округом, вы сделали много того, что иначе как измена Родине не назовешь.
        - Да как ты смеешь говорить мне такое!  - опять взвился Павлов.  - Мальчишка! Я сражался за советскую власть тогда, когда ты еще пешком под стол ходил.
        - Ну, допустим, перед тем как сражаться за советскую власть, вы до конца 1918 года находились в германском плену,  - неожиданно вступил в разговор сидевший в углу человек в пятнистой форме.  - А до этого вы путались с анархистами. Впрочем, ваши юношеские увлечения идеями князя Кропоткина нас мало интересуют. А вот пребывание в немецком лагере для военнопленных  - это весьма интересный момент в вашей биографии.
        - Что вы этим хотите сказать?!  - крикнул Павлов.  - И кто вы такой?
        - Я сказал то, что хотел сказать,  - ответил незнакомец.  - А кто я, вам знать не обязательно. Виктор Семенович, извините, что я прервал ваш допрос. Я пока помолчу, послушаю  - что вам еще скажет гражданин Павлов.
        - В свое время вы привлекались к партийной ответственности за разглашение военной тайны,  - продолжил Абакумов.  - Вы не будете отрицать сей факт, гражданин Павлов?
        - Было такое,  - буркнул бывший командующий округом,  - но ведь ничего страшного тогда не произошло.
        - Тогда  - да, не произошло,  - сказал Абакумов.  - Но ведь вы не будете отрицать и тот факт, что в разговорах вы не раз выражали восхищение офицерами вермахта и немецкой армией?
        - Мало ли что я болтал по пьяной лавочке,  - Павлов явно не был готов к подобному ведению допроса.  - Вы что, все мои застольные разговоры записывали?
        - Нет, конечно,  - ответил Абакумов, достав из лежавшей на столе папки лист бумаги,  - но наиболее интересные ваши изречения мы зафиксировали. Вот, к примеру, ваша беседа с генералом Мерецковым во время войны с белофиннами в 1940 году. Вы тогда сказали,  - старший майор госбезопасности прочитал:  - «Немцам сейчас не до нас, но в случае нападения их на Советский Союз и победы германской армии хуже нам от этого не будет». Скажите, такой разговор у вас с Мерецковым был? И что значат эти ваши слова: «Нам хуже не будет»?
        Павлов, как говорят в таких случаях, поплыл. От его былой бравады не осталось и следа. Он понял, что этот мальчишка-чекист взялся за него всерьез. И еще тот, незнакомец в пятнистой форме… И откуда они все о нем знают?
        - Да, такой разговор у меня с генералом Мерецковым был,  - нехотя произнес Павлов,  - кажется, это произошло в январе 1940 года в Райволе.
        - Ну, а как насчет «нам хуже не будет»?  - не унимался Абакумов.
        - Я понял, что ни мне, ни ему не будет хуже от того, что победят немцы,  - обреченно признался Павлов,  - только и тот разговор был во время выпивки, когда у нас языки развязались. Сознаю свою вину…
        - Сознаю свою вину.
        Меру. Степень. Глубину.
        И прошу меня направить
        На текущую войну.
        Нет войны  - я все приму —
        Ссылку. Каторгу. Тюрьму.
        Но желательно  - в июле,
        И желательно  - в Крыму.

        Это стихотворение прочитал тот, «пятнистый». Павлов от неожиданности поперхнулся, а Абакумов так же неожиданно рассмеялся.
        - Нет, гражданин Павлов, если бы дело было в одной пьяной болтовне,  - продолжил неожиданно ставший серьезным незнакомец,  - хотя в народе говорят: «Что у трезвого на уме, у пьяного на языке». Однако отвечать вам придется за вполне реальные преступления, совершенные вами в бытность командующим Западным Особым военным округом.
        - Я не понимаю, о чем вы говорите,  - усталым голосом сказал Павлов.
        - Мы хотели бы узнать,  - Абакумов снова заглянул в лежащий на столе документ,  - почему 19 июня были увезены в Минск на поверку все оптические приборы, вплоть до стереотруб, гаубичного полка 75-й дивизии 4-й армии? Почему вы, гражданин Павлов, прилетев 20 июня в район Гродно вместе с командующим ВВС округа генералом Копцом для проведения инспекции истребительного 122-го авиаполка, приказали снять с самолетов оружие и боеприпасы и разместить их в капонирах.
        - Это приказал не я, а генерал Копец,  - попытался оправдаться Павлов.
        - Допустим, что это так,  - ответил Абакумов.  - Но вы должны были понимать всю преступность такого приказа. А вообще-то с авиаторами тоже надо бы как следует разобраться… Но это потом, потом…
        Но ведь не генерал Копец сделал так, что боевая техника в ЗапОВО была обеспечена горючим лишь на четверть от необходимого количества, а остальное горючее хранилось аж в Майкопе? Или по вине генерала Копца приграничные УРы оказались небоеспособны  - из планируемых к постройке 590 оборонительных сооружений в наличии лишь треть?
        - Да, в отношении строительства УРов я допустил со своей стороны преступное бездействие,  - похоже, что Павлов, поняв, что отпираться бессмысленно, решил проявить «деятельное раскаяние».  - В результате моей бездеятельности УРы к бою готовы не были. Также я допустил беспечность с выдвижением войск к границе.
        Но поймите, я не предатель, и все, что мною сделано  - результат моего легкомысленного и не всегда правильного отношения к моим прямым служебным обязанностям.
        - А почему вы не хотите вспомнить о ваших беседах в Испании с тем же генералом Мерецковым, который был у вас старшим военным советником,  - снова подал голос «пятнистый»,  - не вы ли тогда впервые заговорили с ним о неправильной политике партии и правительства в отношении Красной Армии? Не тогда ли Мерецков намекал вам о наличии среди комсостава РККА заговорщической организации, которая ставит перед собой задачу сменить негодное, с их точки зрения, руководство Красной Армией: «Вот приедем мы домой,  - говорил вам Мерецков,  - нужно и тебе работать заодно с нами»…
        - Вы и это знаете,  - обреченно сказал Павлов.  - Хорошо, дайте мне бумагу и карандаш, я готов написать вам явку с повинной…
        - Поздно, гражданин Павлов, поздно,  - Абакумов сел за стол и начал перебирать бумаги в своей папке.  - Впрочем, в камеру вам принесут письменные принадлежности…

23 июня 1941 года, 3:50. Брест

        Утренний воздух второго дня войны был пропитан запахом смерти  - жуткий букет, состоявший из вони сгоревшего пороха и сладковатого аромата паленой человеческой плоти. Через полчаса взойдет солнце, в небо взлетят сигнальные ракеты, загрохочет артиллерия, и военная машина снова тронется с того самого места, где она остановилась вчера вечером. Обе стороны провели эту ночь в опасениях и тревогах.
        РККА еще не имело боевого опыта. Весной были уволены в запас бойцы  - участники Финской войны. И теперь бойцов и командиров, впервые оказавшихся под огнем, бил нервный мандраж, а закончившийся самый длинный день в году показался им бесконечным. Это потом, когда они привыкнут к выстрелам, взрывам и смерти, все им будет нипочем. А сейчас, теряя товарищей, с трудом сдерживая себя, чтобы не закрыть глаза и не спрятаться на дне окопа, они учились отражать вражеские атаки и привыкали к мысли, что на войне их в любой момент могут ранить или убить.
        Но опыт  - дело наживное, и уже сегодня бойцы и командиры придут в себя от мандража, а завтра уже будут воспринимать эту войну как привычное дело. Ведь по их головам не ходят донельзя обнаглевшие «юнкерсы» и «мессеры», а немецкие танки не совершают свои знаменитые прорывы через их позиции, наматывая на гусеницы тех, кто не успел спрятаться.
        В поддерживающих оборону советских дивизий частях Экспедиционного корпуса, состоящего из контрактников, доля солдат и офицеров с цхинвальским, донбасским и сирийским боевым опытом была выше на порядок. Больше половины бойцов в передовых частях знали, что надо делать по любую сторону от мушки, и активно передавали свой опыт товарищам. Ну, и, конечно, помогала лучше усваивать этот опыт огневая поддержка, которая у батальона Экспедиционного корпуса зачастую превосходила пару стрелковых полков РККА образца 1941 года. Именно эта огневая мощь, а также разделяющая позиции противников река, сводили на нет изначальное численное превосходство немцев. Когда полнокровный корпус атакует застигнутую врасплох дивизию мирного времени, это даже не война, а бойня. Но на этот раз все пошло совершенно не так, как планировали немецкие генералы.
        У вломившегося на территорию СССР вермахта причина для тревог была несколько иная. Да, немецкие солдаты в своем большинстве имели боевой опыт военных кампаний 1939 -1941 годов в Польше, во Франции и Бельгии, а также совсем недавно на Балканах. Но этот опыт мало подходил к той ситуации, в которой немецкие части оказались 22 июня 1941 года. Второй день они таранят приграничные укрепления, теряя при этом тысячи убитыми и ранеными, а фронт, как и прежде, проходит по пограничной реке, практически не двигаясь с места.
        Быстроходный Гейнц уже охрип от ругани: «Вперед, вперед и только вперед». Только помогало это мало  - его войска и ныне находятся на западном берегу Буга. Там же, где вермахту удалось пересечь реку и углубиться на советскую территорию, передовые части постоянно натыкались на засады и неизвестно откуда взявшиеся минные поля, поминутно подвергались контратакам, авианалетам, минометным и артиллерийским обстрелами. Можно было бы поспорить, что страшнее: ночной налет русских «швейных машинок», поливавших немецких солдат адским зельем, которое прожигало мясо до костей, или артиллерийский удар «сталинских органов», разом уничтожающих все живое на площади в несколько футбольных полей.
        Очень сильное впечатление на всех произвел случившийся во второй половине дня разгром севернее Бреста 18-го танкового полка 18-й танковой дивизии, укомплектованного подводными танками Т-III и Т-IV, а также легкими плавающими танками Т-II. Весь этот земноводный бронезверинец изначально готовился для высадки на Британских островах. Вот что по этому поводу донесла до нас история:

        В ходе подготовки к высадке на Британские острова (операция Seelove  - «Морской лев») 168 танков Pz.III Ausf.F, G и Н и несколько командирских Pz.Bf,Wg.III Ausf.Е были оснащены оборудованием подводного хода.
        Все люки и щели в башне и корпусе танка подверглись герметизации с помощью разного рода резиновых прокладок и чехлов, а также битумной замазки. Воздух в танк подавался через резиновый рукав длиной 18 м и диаметром 200 мм. На конце рукава крепился поплавок, удерживавший его на поверхности воды. К этому же поплавку крепилась радиоантенна. Для откачки воды, которая могла бы поступать в танк, был установлен дополнительный водооткачивающий насос.
        При движении под водой двигатель танка охлаждался морской водой. Члены экипажа имели в своем распоряжении индивидуальные дыхательные средства, заимствованные у подводников. Переоборудованные таким образом танки, получившие название Tauchpanzer III, должны были доставляться к английскому берегу на специальных баржах, а затем опускаться в воду на 15-метровую глубину с помощью крана. Для выдерживания направления движения под водой предназначался гирокомпас. Кроме того, корректировка направления могла осуществляться по радио с поверхности моря. Из танков подводного хода PzKpfw III, PzKpfw IV и плавающих танков PzKpfw II сформировали 18-й танковый полк, развернутый в 1941 году в бригаду, а затем  - в 18-ю танковую дивизию…

        Едва только водоплавающие и ныряющие танки погрузились в воды Западного Буга, как с востока прилетел восьмидюймовый фугасный снаряд, выпущенный из гаубицы особой мощности Б-4, и, разорвавшись у самого дна, поднял вверх огромный столб воды, смешанной с илом и речной живностью. Следом за первым снарядом прилетел второй, третий, четвертый, и тихая польско-белорусская пограничная речка превратилась в фонтанирующий гейзер. Расходящиеся под водой ударные волны, куда более опасные, чем на воздухе, прорывали уплотнители, сминали и топили мягкие резиновые воздуховоды, а также контузили сидящие в танках экипажи.
        Ни один из вошедших в воду средних подводных танков так и не появился на противоположном восточном берегу. Все они остались на дне Западного Буга. Несколько плавающих Т-II, которым повезло не затонуть во время этой артиллерийской вакханалии, сумели выкарабкаться на восточный берег реки, но только лишь для того, чтобы, попав под перекрестный огонь сразу двух опорных пунктов Экспедиционного корпуса, вспыхнуть чадным пламенем под ударами ПТРК «Корнет», которые были отгружены на эту войну со складов длительного хранения по причине истечения гарантийного ресурса.
        И так было везде и всюду. Любая попытка немцев пересечь границу кроме мест, специально предназначенных для этого советским командованием, тут же пресекалась мощными артиллерийскими и авиационными ударами. Да и в «специально отведенных местах», как уже было известно немцам, тоже приходилось несладко.
        Но самое интересное началось ночью, когда под покровом темноты движение на западном берегу значительно активизировалось. Немцы наивно думали, что раз стало совсем темно, то вся их бурная деятельность не видна с восточного берега. А раз не видно, значит и не стыдно…
        Это наивное чувство собственной безопасности рассеяли ночные снайперы. Почти бесшумный и беспламенный выстрел с восточного берега реки, и немецкий офицер, командующий наводящими переправу саперами, даже не вскрикнув, падает в воду. Еще один выстрел, и пулеметчик роняет простреленную голову на приклад своего МГ. Его меняет напряженно вглядывающийся во тьму второй номер, и тут же получает пулю в переносицу. Невидимые убийцы стреляют редко, но метко, предпочитая отправлять на тот свет офицеров, фельдфебелей, унтеров, пулеметчиков, связистов и прочих классных специалистов. Скандалить и затевать ружейно-пулеметные дуэли для немцев было бесполезно, потому что перевес в огневой мощи находился на стороне противника и результат огневой дуэли в любом случае был бы не в их пользу.
        В нескольких местах специально экипированные русские разведгруппы совершили поиск на немецкой стороне. Иногда они действовали под прикрытием действий снайпера, отвлекающей перестрелки, а иногда и просто по-тихому. Выкраденные ими офицеры спокойствия немецкому командованию не добавили, а вот советскому  - совсем наоборот.
        Немцы также пытались вести разведку, но получалось это у них как-то очень плохо, как по причине высокой технической оснащенности противника, так и по общей психологической неготовности к подобным действиям.
        Отдельно стоит упомянуть о действиях полка «Бранденбург-800», чьи группы понесли большие потери еще в последнюю предвоенную ночь. Но несмотря на это, как только стемнело, попытки заброса диверсантов в советские тылы продолжились, что добавило работы ночным истребителям, военной контрразведке и органам НКВД. Все это уже происходило в рабочем режиме, и никак на боеспособность Красной Армии эти отчаянные попытки абвера не повлияли. Диверсионные группы «бранденбуржцев» большей частью были уничтожены или захвачены в плен в течение одного-двух часов после их десантирования с самолета…
        Как бы то ни было, первая военная ночь закончилась. На смену ей вместе с зарей пришел еще один день той последней войны, которая должна была разом разрешить все проблемы этого мира.

23 июня 1941 года, 7:50. 30 километров южнее Бреста, окрестности станции Знаменка, штаб 3-й танковой дивизии вермахта

        Эта война началась совсем не так, как это предполагал один из самых способных танковых командиров Третьего рейха, командир 3-й танковой дивизии генерал-лейтенант Вальтер Модель. Вместо стремительного прорыва вглубь вражеской территории, как это не раз было в Польше и во Франции, 3-я танковая дивизия увязла в приграничных боях за эти, насквозь пропитанные водой белорусские леса, не дававшие ни простора, ни возможности для маневра.
        После бессонной ночи, проведенной в накрытом маскировочной сетью штабном автобусе, генерал был зол как тысяча чертей. Постоянные артиллерийские удары и воздушные налеты русских «швейных машинок», заливавших жидким огнем танковые и автомобильные колонны, не давали командиру дивизии, оказавшейся на острие главного удара, ни на минуту сомкнуть глаз.
        Первоначально штаб дивизии расположился непосредственно на станции Знаменка  - на русском берегу Западного Буга. Но несколько мощных артиллерийских и воздушных налетов на станцию и расположенные неподалеку переправы заставили Моделя сменить дислокацию штаба, переместившись еще южнее в только что отбитый у русских лесной массив  - подальше от огрызающегося огнем дальнобойной артиллерии Брестского узла обороны большевиков. А «подарки» оттуда прилетали весомые, некоторые калибром до восьми дюймов. Очевидно, что большевики осознали важность Бреста как транспортного узла на пути к Минску и Москве и сильно его укрепили. Насколько было известно генералу Моделю, у вермахта не было никаких успехов, как в самом Бресте, так и севернее его.
        Тут было гораздо спокойнее, чем на станции, только сильно донимали квакающие лягушки, которых штабные офицеры в шутку называли «Берлинской оперой», и тучи злых и жадных до немецкой крови лесных комаров. И если от комаров можно было избавиться натеревшись прекрасным гвоздичным маслом из Голландии, то с лягушками было гораздо сложнее. Не посылать же в лес немецких солдат с автоматами, чтобы те заставили замолчать настырных земноводных, во всю глотку распевающих свои рулады.
        Кроме того, всю ночь в штаб дивизии поступали донесения о продолжающихся боевых столкновениях с небольшими группами большевистских разведчиков и диверсантов, которые, используя болотисто-лесистую местность, пытались мелкими группами проникнуть сквозь боевые порядки немецкой пехоты, вероятно с целью совершения диверсий, минирования дорог и нападений на германских военнослужащих.
        Очевидно, что некоторым таким группам все же удавалось пробраться незамеченными за линию передовых постов, потому что в четыре часа утра на уже проверенной саперами грунтовой дороге взлетел на воздух грузовик со 105-миллиметровыми фугасными снарядами для 2-го дивизиона 75-го артиллерийского полка, входящего в состав дивизии.
        Бабахнуло от души  - генерал Модель узнал о диверсии безо всяких донесений. Когда ему доложили о причине взрыва, он рассвирепел и приказал взять в ближайшем русском селении заложников и немедленно их расстрелять. Когда же Моделю доложили, что взять заложников невозможно по причине отсутствия гражданского населения в приграничной зоне, он, немного помедлив, приказал удвоить бдительность и с наступлением светлого времени суток не выпускать на дороги автотранспорт до проверки их саперами.
        Едва улеглась вся эта суета, как поступило донесение о том, что в ночное время группой неизвестных прямо из своей палатки похищен гауптман Вайс из состава 39-го самоходного батальона связи, а тело его денщика, убитого колюще-режущим оружием  - скорее всего, ножом,  - заминировано русской гранатой Ф-1. Кроме того, имели место ночные обстрелы стоянок бронированной и автомобильной техники зажигательными пулями из беспламенного и бесшумного оружия, в результате которых сгорели несколько танков с укрепленными на броне запасными канистрами с бензином и два десятка транспортных автомашин. Генерал Модель просто не знал, что те, кому было предназначено проникнуть в немецкий тыл, все туда проникли, а в стычки с немецкими постами и патрулями вступали специальные группы отвлечения, облегчающие выполнение основной задачи специалистам.
        И все это не считая потерь в ходе боев предыдущего дня, а также ущерба от действий русской ночной авиации и шквальных, дьявольски точных артиллерийских налетов. В общем, мощь 3-й танковой дивизии неуклонно убывала, а первая военная ночь для ее командира оказалась бессонной. Не добавил хорошего настроения Моделю и разговор по радио на повышенных тонах с командующим 2-й танковой группой генерал-полковником Гейнцем Гудерианом. В отличие от непосредственного начальника Моделя, командующего 24-м моторизованным корпусом генерала Гейра фон Швеппенбурга, не пережившего первых минут войны, Быстроходный Гейнц был жив, здоров и требовал от оказавшегося на направлении главного удара Моделя немедленных и самых решительных действий.
        Модель и сам был бы рад наступать, но не понимал, куда именно. Дорога через Малориту на Кобрин, лежащая прямо перед его дивизией, казалась ему огромным мокрым мешком, насквозь простреливаемым дальнобойной артиллерией русских, в котором без остатка может оказаться весь 24-й корпус или вся 2-я танковая группа. Это даже не одна злосчастная 3-я танковая дивизия, пехотные полки которой за сутки потеряли убитыми и ранеными больше половины личного состава и которой теперь срочно требовались подкрепления.
        Попытки продвинуться от плацдарма на север, в сторону Бреста, вызвали активное противодействие русских, чьи части, укрепившиеся в недостроенных УРах, оказывали ожесточенное сопротивление наступающим немецким войскам. При этом большевики опирались на поддержку сконцентрированной в самом Бресте и севернее него мощной артиллерийской группировки.
        Впрочем, еще вчера вечером там же была введена в действие спешно переброшенная на плацдарм 34-я пехотная дивизия соседнего 12-го армейского корпуса, точнее то, что от нее осталось после устроенного русскими огненного светопреставления. Солдатам же Вальтера Моделя предстояла дорога в так не понравившийся ему мокрый мешок, кишевший минно-взрывными заграждениями, артиллерийскими засадами и озлобленными русскими солдатами, вооруженными ручными реактивными снарядами огромной пробивной силы.
        Большую часть танков в дивизии составляли легкие Pz Kpfw II, с противопульным бронированием, которым для того чтобы вспыхнуть, как охапка соломы, было достаточно попадания бронебойно-зажигательных пуль, выпущенных из русских тяжелых пулеметов, или нескольких небольших снарядов странных двуствольных скорострельных пушек.
        Но все это уже не имело большого значения, потому что через час после того разговора к расположению полевого штаба дивизии подъехал «кюбельваген» в сопровождении полугусеничного бронетранспортера «Ганомаг», на который на первых порах никто не обратил внимания. Радиосвязь с передовыми частями и вышестоящим начальством работала отвратительно  - периодически забивалась неизвестно откуда взявшимися помехами, телефонные линии регулярно рвались гусеницами танков, разрывами снарядов и русскими диверсантами. Поэтому все важные сообщения и распоряжения доставлялись курьерами, передвигающимися под охраной.
        Из «кюбеля», на крыле которого был изображен медведь  - эмблема 3-й танковой дивизии,  - выбрался юный белокурый лейтенант с эмблемами связиста, в запыленной и помятой форме.
        - Герр генерал-лейтенант, вам приказ от генерал-полковника Гейнца Гудериана,  - доложил лейтенант.
        Но едва только Модель, стоявший в дверях штабного автобуса, протянул руку к связному, чтобы взять пакет, как водитель «кюбельвагена» чуть заметно кивнул своему пассажиру и тихо произнес в скрытую гарнитуру:
        - Работаем, парни!
        Страшен огневой удар российского спецназа, когда бесшумные, не похожие на обычные выстрелы, хлопки «валов» и «винторезов» сливаются в сплошной шелест, и падают под свинцовым дождем часовые, посыльные, связисты и штабные офицеры. А сам Вальтер Модель уже лежит на земле с завернутыми за спину руками. Опытные руки уже вставили в его рот кляп. Хороший улов сегодня у ребят, не каждый день им попадается такая крупная рыба. Ну и ладно, не одному же «Бранденбургу» заниматься диверсиями в советских тылах?

23 июня 1941 года, полдень. Литва, поселок и железнодорожная станция Шештокай в 15 километрах от границы

        Командующий 3-й танковой группой генерал-полковник Герман Гот

        Когда командирский бронетранспортер «Ганомаг» остановился и адъютант открыл бронированную дверцу, генерал Герман Гот спрыгнул на пыльную землю и огляделся по сторонам. Как и доложили ему передовые части, поселок был пуст и производил жутковатое впечатление. Перед своим отступлением большевики не только взорвали на станции стрелки, водокачку и поворотный круг, вывезли все запасы, но еще и угнали все население. Они постарались на славу, оставив после себя пустой поселок. Пустота в пристанционных складах, пустота в сараях и амбарах, и пустота в домах. Правда, в колодцах была вода, но разведчики предупредили, что она может быть отравленной, и генерал Гот запретил своим солдатам пить из этих колодцев.
        Генерал Гот сплюнул пересохшим ртом на пыльную землю. Отчаянно хотелось пить и ругаться. Всего полчаса назад он едва не погиб, когда маленькую штабную колонну из двух командирских «Ганомагов» и двух «Хорьхов» сопровождения, вооруженных пулеметом МГ-34 и двадцатимиллиметровой пушкой, неожиданно на бреющем атаковала тройка краснозвездных штурмовиков-бипланов, выпустив по немецким бронеавтомобилям рой реактивных снарядов и обстреляв их из пушек и пулеметов. Все произошло так внезапно, что один броневик сопровождения сразу же вспыхнул комом бензинового пламени от прямого попадания русского эрэса. Наводчик второго броневика сопровождения пришел в себя только тогда, когда нахальная краснозвездная троица уже скрылась из вида, и дал очередь из пушки им вдогонку, но тут же получил подзатыльник от своего командира за напрасный расход боеприпасов. Гораздо лучше было бы подловить наглых большевиков на втором заходе и отомстить за погибших. Но краснозвездные бипланы так и не вернулись. Ни одного самолета люфтваффе за эти два дня генерал Гот так и не увидел. И если земля, несмотря ни на что, пока принадлежала
вермахту, то в воздухе господствовали русские, на рассвете 22 июня разом накрывшие огнем своих чудовищных орудий почти все приграничные немецкие аэродромы.
        Генералу Готу от этого приключения достался на память еще горячий осколок металла, который, залетев в машину через открытый верх, отрикошетил от боковой стенки и, как предупреждение, свалился прямо на генеральские колени. На этой войне, оказывается, убивали, причем убивали изобретательно, неожиданно и беспощадно.
        Потом, уже почти у самого поселка Шештокай, штабная колонна миновала то место, где в засаду попала группа передовой моторизованной разведки. Изуродованные внутренними взрывами до неузнаваемости легкий танк PzKpfw II и такой же, как в сопровождении генеральской колонны, пушечно-пулеметный броневик, а также несколько изрешеченных пулеметным огнем мотоциклов стали еще одним памятником доблестным солдатам вермахта, вынужденным освобождать мир от зловредных большевиков. Причем некоторые пули, судя по дырам в броне и разорванному пополам телу одного из мотоциклистов, были весьма неприятного калибра.
        Генерал Гот догадался, что тут произошло. Большевики устроили засаду, засыпав дорогу «чесноком» и расположив свои бронеавтомобили за проходящей примерно в полукилометре железнодорожной насыпью, так, чтобы над рельсами возвышались только их башни. Такие мобильные патрули, состоящие из одного-двух пушечно-пулеметных бронеавтомобилей и одного вооруженного четырьмя противотанковыми ракетами, уже стали настоящим проклятьем для 3-й танковой группы. Действующие по принципу «нагадил и убежал», они атаковали из засад передовые подразделения мотомеханизированных частей и, отстрелявшись, убегали, оставляя после себя только обгорелую технику и трупы. Иногда атакам подвергались и идущие в походном порядке колонны танковых полков. В таком случае машина с противотанковыми ракетами делала с большой дистанции от одного до четырех выстрелов своим дьявольским оружием, после чего большевики исчезали, не вступая в затяжное боестолкновение. Эти ужасные русские снаряды всегда попадали в цель, а заряд, который они несли, был явно избыточен даже для средних «троек» и «четверок».
        Впрочем, даже без этих жалящих атак положение вверенной Готу 3-й танковой группы было далеко от приятного. Да, в отличие от своих коллег из 2-й танковой группы Гудериана, танкисты Гота не встретили на границе упорное сопротивление. Скорее, это были такие как подвижные механизированные заслоны, прикрытые минными полями и специальными заграждениями, которые «всего лишь» замедляли продвижение и заставляли нести потери.
        Но несмотря на это, как и на то, что здесь, перед немецкими войсками, не было крупного естественного препятствия в виде широкой реки, а недостроенные УРы большей частью представляли собой скорее декорацию, чем реальные оборонительные сооружения, продвижение танковых дивизий Гота все равно было довольно медленным. И дело было не только в донимающих его войска засадах и заслонах. Сувалкинский выступ на немецкой стороне, глубоко вдававшийся в сторону территории СССР, рядом с Белостокским выступом, давал сверхдальнобойной русской артиллерии возможность простреливать артогнем все пути снабжения, накрыть забитые войсковыми эшелонами узловые станции и уничтожить склады с накопленными для наступления боеприпасами и снаряжением. Таким образом, в распоряжении 3-й танковой группы генерала Гота для ведения наступления остались только те ресурсы, которые на 3 часа утра 22 июня были выданы его войскам, разумеется, за вычетом потерь при обстрелах и естественной убыли при ведении боевых действий.
        В основном проблема заключалась в нехватке топлива, потери запасов которого были особенно велики, а также в нехватке продовольствия, поскольку с первого дня войны планировалось перейти на местные источники. Изначально генерал Гот планировал разжиться бензином у большевиков, захватив их склады и забитые эшелонами узловые станции, а едой  - у литовских крестьян, скупая муку, масло и свиней за ничего не стоящие оккупационные марки. Но довольно быстро выяснилось, что запасов топлива, продовольствия и прочих так нужных наступающей армии запасов в приграничной зоне нет. Все было выметено и вычищено, как перед генеральной инспекцией, в силу чего приходилось экономить топливо, а солдатам вспомнить про то, что у них есть так называемый «железный паек».
        И вот очередная остановка. Разведка установила, что в двенадцати километрах отсюда, прямо на запад вдоль железной и шоссейной дорог, в озерном дефиле у селения Симнас изготовилась к обороне крупная большевистская часть с артиллерией и броневиками, численностью не менее полка, но и не более дивизии. Самое скверное для немцев заключалось в том, что обойти эту позицию не представлялось никакой возможности, ибо единственный путь пролегал меж трех озер, а возможные обходные пути были блокированы топкими речушками, недоступными даже для гусеничной техники.
        Попытка передового батальона 7-й танковой дивизии с ходу овладеть этой позицией привела к весьма чувствительным потерям, при полном отсутствии какого-либо успеха. Было очевидно, что наступление опять застопорилось, ибо прежде чем штурмовать боеспособную часть, укрепившуюся на выгодном рубеже, нужно сперва подтянуть на передовые позиции медленно шагающую усталую пехоту и то, что осталось у Гота от дивизионной артиллерии, по приказу командующего срочно переведенной на гужевую тягу. Потом следовало прощупать оборону большевиков с помощью разведгрупп и саперов, и уж потом навалиться на них всеми силами. И все это надо было сделать, находясь под непрерывным воздействием вражеской артиллерии и авиации, которые оказались на удивление опасными противниками.
        Разорвавшийся неподалеку тяжелый снаряд заставил Гота спешно забраться обратно в броневик, удивляясь при этом  - как большевикам удалось обнаружить присутствие штабной колонны, совершенно не наблюдая эту местность и не имея в воздухе самолета-корректировщика? Дальнобойности их новых корпусных орудий вполне должно было хватить, чтобы накрыть огнем это место с позиций у Симнаса. Вслед за первым, неподалеку от колонны разорвалось еще несколько снарядов, и по броне командирской машины забарабанили осколки и комья земли.
        Не желая искушать судьбу, генерал Гот приказал водителям покинуть поселок и станцию и укрыться в небольшом лесочке, примерно в двух километрах на юго-запад. Второй день войны, как и первый, для 3-й танковой группы тоже оказался неудачным.

23 июня 1941 года, 16:30. Брест, позиции 6-й стрелковой дивизии РККА

        Тележурналист и военный корреспондент телеканала «Россия» Александр Сладков

        «ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ»
        РЕПОРТАЖ, КОТОРЫЙ ПЕРЕВЕРНУЛ МИР

        Играет мелодия «Священной войны», и на фоне накрытых маскировочной сетью окопов и блиндажей, под аккомпанемент отдаленной артиллерийской канонады и стрельбы из ручного оружия появляется тележурналист и военный корреспондент телеканала «Россия» Александр Сладков. Он говорит:
        - Сегодня мы ведем свой репортаж из Бреста сорок первого года. Да-да, я не ошибся, это именно Брест и именно сорок первый год. Так уж вышло, что разрабатывая оружие на новых физических принципах, наши ученые смогли совершить прорыв в науке, в результате которого внуки смогли встать плечом к плечу со своими дедами на самой страшной войне в нашей истории. Но это немного не та Великая Отечественная, о которой мы читали в учебниках истории. Идет второй день войны, но за исключением отдельных вклинений на советскую территорию, там, где это было предусмотрено совместным командованием, немцы не сумели добиться заметных успехов. Особенно это заметно здесь, в Бресте, как волноломом стоящем перед немецкими бронетанковыми полчищами, которыми командует сам Гудериан.
        Сейчас мы находимся на полевом командном пункте знаменитой 6-й стрелковой дивизии, как и в тот раз первой встретившей на границе вражеское вторжение. Именно тут, под Брестом, рядом с бойцами РККА второй день держат оборону против гитлеровских захватчиков наши мотострелки, танкисты, артиллеристы и зенитчики.
        Два дня раз за разом немецкие солдаты пытаются форсировать Западный Буг, и каждый раз совместные усилия предков и их потомков срывают эти попытки с большими потерями для врага. На этом рубеже они стоят плечом к плечу, и враг каждый раз откатывается, в очередной раз испытав на прочность Брестскую твердыню.
        В нашем прошлом только три процента из тех, кто встретил войну на границе, дожили до Победы. Теперь выживших в этих приграничных боях будет больше, да и сама Победа придет к нашим предкам гораздо быстрее. Ну, а мы всего лишь возвращаем им, поколению наших дедов и прадедов, выстоявших и победивших в тяжелейшей войне, свой неоплатный долг.
        Дующий с запада ветерок приносит на позиции наших солдат удушливый запах тления. На том, на немецком берегу разлагаются тысячи тел тех, кто еще вчера утром собирался перейти пограничную реку для того, чтобы захватить нашу землю, убить ее защитников, а тех, что выживут, превратить в рабов. Теперь их трупы гниют там, на прибрежных отмелях и пляжах, в зарослях камыша и кустарника, в стальных коробках сгоревших танков и бронетранспортеров.
        22 июня в четыре часа утра, когда вермахт готовился вторгнуться на нашу землю, эти белокурые бестии, сверхчеловеки, представители расы господ, попав под огневой шквал контрартподготовки, на своей шкуре познали смысл слов великого русского полководца Александра Невского: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет». Другие их сообщники пока еще живы и готовы сражаться. Но и они скоро умрут. Все эти, одетые в серую форму звери в человеческом облике уже обречены, и нет им другого способа спасти свою жизнь, иначе как поднять руки вверх и сдаться.
        Здесь не было внезапного нападения на спящие гарнизоны, паники, растерянности и хаоса. Здесь врага встретили, находясь в полной боевой готовности и во всеоружии. С первых же минут войны ему были нанесены огромные потери. На рассвете 22 июня советские соколы встретили в воздухе асов Геринга и задали им такую трепку, что вопрос, кто в небе хозяин, отпал сам собой. Вот и сейчас, где-то далеко в вышине проходит на запад сомкнутый строй краснозвездных бомбардировщиков, а немецких самолетов с крестами и свастиками в воздухе не видно. Истребители, пикировщики и штурмовики сгорели на приграничных аэродромах, накрытые залпами РСЗО, бомбардировщики же, лишенные истребительного прикрытия, понесли тяжелейшие потери в воздушных боях над границей, и теперь больше не осмеливаются совершать дневные налеты на советскую территорию. Совсем недалеко от того места, где мы сейчас находимся, как память о тех ожесточенных боях, вон там, видите, лежит обгоревший остов бомбардировщика «Хейнкель-111», нашедшего свой конец в нашем небе тем ранним летним утром.
        Впереди, на горизонте, километрах в тридцати пяти от нас, в небо поднимается гриб черного дыма. Это горит железнодорожная станция Бяла-Подляска  - основной пункт снабжения 2-й танковой группы, забитый эшелонами и складами с воинским имуществом, необходимым для обеспечения боевых действий более двухсот тридцати тысяч солдат и офицеров, почти тысяча танков и около трех тысяч орудий и минометов. Сейчас там сплошное море огня и взрывов, жадно пожирающее запасы горюче-смазочных материалов, патронов, снарядов, авиабомб, обмундирования и всего прочего, что приготовили для своего похода на восток германские горе-завоеватели.
        Вот и сейчас, слышите канонаду у меня за спиной? Это дальнобойные российские самоходные восьмидюймовые орудия «Пион» методично  - один выстрел в минуту, добивают все, что еще осталось живого на немецкой стороне в пределах тридцати  - тридцати пяти километров от границы. Их снаряды падают и на железнодорожные станции, и на приграничные аэродромы, и на склады, штабы, тыловые воинские части. То есть на все то, что за прошедшие полтора дня немцы не догадались, не успели или не смогли отвести подальше от границы, за пределы досягаемости нашей артиллерии. По более близким целям, находящимся в дивизионных и корпусных тылах противника, работают советские гаубицы Б-4 артиллерийских полков особой мощности, чьи снаряды сейчас пролетают у нас над головой.
        Рядом со мной находится командир дивизии генерал-майор Николай Золотухин. Он наблюдает через стереотрубу за противоположным берегом. Несмотря на все понесенные потери и несмотря на наше техническое и моральное превосходство, враг еще очень силен и способен натворить немало бед. Но он не пройдет. Его встретят советские командиры сорок первого года, не все из которых похожи на печально известного генерала Павлова, старшие офицеры нашего Экспедиционного корпуса и командующий Западным фронтом генерал Шаманов, который сказал, что на любую немецкую хитрость мы ответим нашей русской непредсказуемостью.
        - Николай Григорьевич,  - спрашиваю я у генерал-майора Золотухина,  - скажите, а сложно вам было поверить в неизбежность начала войны? Ведь, насколько мы знаем, она и в самом деле должна была начаться внезапно, и так уж получилось, что эта внезапность в основном сыграла в нашу, а не их пользу.
        - Верить или не верить, Александр Валерьевич,  - отвечает генерал,  - это не вопрос для военного человека. У нас есть директивы Генерального штаба, приказы, распоряжения, которые должны исполняться точно, неукоснительно и в срок. При поступлении соответствующего кодового сигнала мы сделали все, что были должны сделать, и враг на нашем участке не прошел. А если рассуждать, во что мы верим, а во что нет, то так это можно договориться до черт знает чего.
        - Но, Николай Григорьевич, генерал армии Павлов говорил, что не верит во внезапное немецкое нападение… Это одна из догм нашей истории, которую теперь, очевидно, придется опровергнуть.
        - Во что верил генерал армии Павлов, а во что нет, покажет следствие. А наше дело воевать, причем воевать хорошо, чтобы у немцев, раз уж они посмели на нас напасть, отбить охоту снова поднять оружие на Страну Советов. Лучше пройдите по позициям и посмотрите на настоящих героев этой войны, наших и ваших бойцов и командиров, которые вместе отражают германское нашествие. Это не постановка в кино, не маневры  - это настоящая война, на которой убивают и умирают, теряют друзей и совершают невозможное. Вглядитесь в лица этих людей, наверное, они и есть самая настоящая история.
        - Спасибо, Николай Григорьевич. Разумеется, вы правы  - настоящую историю делают не генералы, а бойцы и командиры, воюющие на переднем крае фронта. Извините за беспокойство, и желаю вам успехов.
        Это был Александр Сладков, военный корреспондент телеканала «Россия», 23 июня 1941 года.

24 июня 1941 года /12 января 2018 года, Российская Федерация

        То, что произошло в России после вчерашней демонстрации в вечернем выпуске «Вестей» телерепортажа Александра Сладкова из 23 июня 1941 года, по своему эффекту было похоже на то, что произошло 12 апреля 1961 года, когда как гром с ясного неба прозвучало сообщение ТАСС о том, что советский летчик-космонавт Юрий Гагарин облетел на космическом корабле «Восток» вокруг Земли.
        Реакция на репортаж Сладкова в России и мире была самая разная. Одна седьмая часть суши, только что отошедшая от затяжных новогодних праздников и приготовившаяся уже в пятницу вечером начать отмечать Старый новый год, вдруг вздрогнула и напряглась, как старый боевой конь, заслышавший сигнал к атаке. Первая и самая главная реакция у большинства в основном сводилась к кличу «Поможем нашим!».
        Уже на следующий день у военкоматов выстроились огромные очереди тех, кто изъявил желание принять участие в отражении фашистской агрессии. Кого там только не было  - от безусых пацанов, сбежавших со школьных уроков, до понюхавших порох ветеранов «горячих точек», которые звенели медалями и размахивали перед сотрудниками военных комиссариатов своими документами, подтверждающими их уникальные ВУСы.
        Охрипшие и растерянные военкомы с трудом уговаривали их подождать соответствующих приказов Верховного главнокомандующего и министра обороны. Но похоже, что какие-то внутренние инструкции на этот счет все же существовали. Поэтому проявляющим настойчивость добровольцам раздали заранее распечатанные анкеты и предложили их заполнить и сдать в один из неприметных кабинетов военкомата. Сидящие там люди с добрыми и немного усталыми глазами тщательно изучали эти анкеты, раскладывая их на несколько стопок. Позднее те, которые прошли предварительную проверку, еще раз тщательно проверят по всем учетам, после чего лиц, заполнивших эти анкеты, вызовут на задушевную беседу в одну, хм, интересную контору.
        Но все это будет потом. А пока очереди у дверей военкоматов росли, и в них появились даже еще живые ветераны той Великой Отечественной войны, которые были готовы, несмотря на болячки и возраст, снова сразиться с врагом и увидеть своих, еще живых фронтовых друзей, молодых и полных сил.
        Кто-то посчитал, что увиденный ими репортаж  - не что иное, как анонс очередного фильма о «попаданцах», вроде «Тумана» или «Мы из будущего», и его не стоит принимать всерьез. Этим умникам стоило бы помнить, что на главном информационном канале страны с такими вещами шутить не принято.
        Впрочем, почти все сомнения развеяло краткое и мало что разъяснившее заявление пресс-секретаря президента, который, глотая слова, невнятно сообщил, что репортаж военного корреспондента телеканала «Россия» самый что ни на есть подлинный, и что в самое ближайшее время последует телеобращение главы государства к гражданам России и всему миру, в котором президент более подробно расскажет о величайшем научном открытии российский ученых и инженеров, сумевших изобрести и построить машину времени, открывшую человечеству дверь в 1941 год. Было видно, что все происходящее для главной кремлевской «говорящей головы» такая же новость, как и для всех прочих.
        Не обошлось, естественно, и без ритуальных завываний штатных либерастов и грантоедов, которые тут же подняли в своих уютных бложиках и жэжэшках истошный вой, дескать, как власти России посмели тратить народные деньги тайком от народа, и помогать кровавому маньяку и палачу Иосифу Сталину. Они даже попытались организовать тусовку в центре Москвы, на которую собралось десятка два митингующих самого безумного вида, а также с полсотни западных журналистов.
        Но протестующим против помощи, которую Российская Федерация оказывала СССР, не дали даже открыть рта. Откуда-то появилось десятка полтора разъяренных ветеранов войны, которые своими костылями и клюками быстро разогнали и обратили в позорное бегство весь этот сходняк. Истеричные дамочки и профессиональные борцы с режимом с неожиданной прытью ударились в бега, роняя на ходу плакаты с надписями типа «Долой старого и нового Сталина!», «Не дадим возродить СССР  - тюрьму народов!» и «Под суд пособников коммунофашизма!».
        Все обращения побитых демонстрантов к стоявшим поблизости от их тусовки ухмыляющимся омоновцам остались безответными. Скорее, наоборот. Один из них, здоровенный парень с орденом Мужества на груди, который он получил за командировку в Чечню, услышав от патентованного «правозащитника», лохматого и небритого, с волосами, густо усыпанными перхотью, о том, что «надо срочно принять меры в отношении этих обнаглевших совков», не выдержал и дал ему хорошего леща. «Правозащитник» от полученного ускорения перешел на планирующий полет с последующей посадкой в ближайшем сугробе.
        Но это была, что называется, художественная самодеятельность в самом чистом ее виде, потому что настоящие забугорные хозяева этих деятелей еще не успели дать им никаких указаний, лихорадочно проверяя полученную информацию по своим каналам, как официальным, так и неофициальным. Их до жути пугала перспектива помимо Путина, который и сам по себе был для них далеко не подарком, иметь дело еще и с таким гроссмейстером международной интриги, как дядюшка Джо. Если эти двое о чем-то договорились, то коллективный Запад, которого и так мутило от разного рода смутьянов вроде Дональда Трампа, ожидают великие потрясения.
        Заявленного выступления президента РФ пока еще не последовало, но в полдень, когда вся Россия с замиранием сердца ожидала его появления, на телеэкранах неожиданно появилось лицо человека, которого в 1940-х годах заслуженно считали правой рукой Сталина. Это был народный комиссар по иностранным делам Советского Союза Вячеслав Молотов, давший краткое интервью ведущему телеканала «Россия» Сергею Брилеву.
        Перво-наперво Молотов горячо поблагодарил граждан Российской Федерации за огромную военную и материальную помощь, оказанную народу Советского Союза. Молотов также высказал надежду на то, что совместными усилиями фашистские захватчики снова будут разгромлены, но цена Победы на этот раз будет не столь значительной, какой она была в истории потомков.
        Наркоминдел также заявил, что СССР с благодарностью примет любую помощь, которую окажут Стране Советов граждане Российской Федерации. Для всех желающих помочь сегодня уже открыт счет, на который можно перечислить деньги в Фонд обороны.
        Ведущий, проводивший интервью, сообщил Молотову, что на улицах Москвы и некоторых крупных городов России уже появились мошенники, которые, выдавая себя за уполномоченных советского командования, собирают деньги и вещи, которые якобы пойдут на нужды «героического советского народа, сражающегося с фашистами». Появились и новоявленные раненые в пограничных сражениях, срочно напялившие солдатские гимнастерки и пилотки с красной звездой.
        Молотов осуждающе блеснул стеклами своих очков и, слегка заикаясь, сообщил, что поскольку эти люди считают себя гражданами СССР, то, следовательно, они подлежат юрисдикции Страны Советов. И всех задержанных ряженых инвалидов, раненых и уполномоченных следует отправить в СССР, где их будут судить по советским законам. А так как сейчас идет война, то и советские законы тоже военного времени…
        И Молотов сделал красноречивый жест рукой. (Говорят, что после этого всех вышеперечисленных мошенников словно ветром сдуло с российских улиц и вокзалов.)
        Закончил это мини-интервью Молотов своими знаменитыми словами: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!»
        За границей к репортажу Сладкова и интервью Молотова тоже пока отнеслись по-разному. Большинство правительств ведущих стран мира пока сдержанно и тревожно молчали, ожидая официального заявления главы России и информации от своих разведок. Испуганно притихла Германия, канцлер Меркель, не мытьем, так катаньем проскочившая на четвертый срок, сказалась больной и стала недоступной для журналистов. Один лишь председатель Евросовета Туск, брызгая от ненависти слюной, призвал ЕС к новым санкциям в отношении российского агрессора, посмевшего напасть на объединенную Европу. Особо его взбесило появление на экранах телевизоров Вячеслава Молотова. Это было своего рода суровое напоминание Варшаве о пресловутом пакте, после которого Польша в очередной раз исчезла с карты Европы.
        Финляндия прислала в РФ дипломатическую миссию и попросила, чтобы ее переправили в 1941 год к финскому правительству, чтобы убедить его ни в коем случае не вмешиваться в военную авантюру на стороне Гитлера и не губить жизни молодых финских парней. Пусть в 1944 году Сталин обошелся с Финляндией весьма гуманно, но, как говорится, раз на раз не приходится.
        Прибалтийские гиены и прочая европейская шелупонь, вслед за отечественными «правозащитниками», подняли истошный визг, в котором было больше испуга, чем искреннего возмущения. Им уже виделись русские танки, которые сплошной лавиной покатятся по обессиленной и парализованной Европе к Ла-Маншу и Гибралтару, а занятая своими внутренними проблемами Америка не сможет и не захочет им помешать.
        Из Китая по неофициальным каналам в Совет Безопасности Российской Федерации сообщили, что готовы оказать сражающемуся Советскому Союзу материальную помощь, в том числе и оружием. А если дойдет дело до войны с империалистической Японией, то КНР готов отправить на фронт в Маньчжурию небольшой такой экспедиционный корпус, примерно от ста пятидесяти тысяч до полумиллиона солдат и офицеров. Это для начала. А там будет видно…
        Правительство Кубы предложило Российской Федерации послать на фронт медицинский отряд и пообещала безвозмездно поставить СССР груз табачных изделий и сахара, а также принять для реабилитации на своих курортах раненых советских и российских солдат и офицеров.
        Но пока все с нетерпением ждали официального обращения к гражданам России президента РФ. И вскоре оно последовало… Мир выслушал русского лидера,  - и вздрогнул.

        ОБРАЩЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА
        РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

        Уважаемые граждане России!
        Вы все знаете, что семьдесят семь лет тому назад, в воскресенье, 22 июня 1941 года произошло вероломное нападение фашистской Германии на нашу общую Родину. В тот день началась Великая Отечественная война, давшая всему миру примеры высочайшего героизма нашего народа и унесшая двадцать семь миллионов жизней наших сограждан. Вторгшиеся на нашу землю фашистские оккупанты учиняли неслыханные зверства, беспощадно уничтожали гражданское население, не щадя ни стариков, ни женщин, ни детей. В каждой нашей семье, в каждом нашем доме во время той войны погибли родные и близкие. Мы никогда не должны забывать о них и о том, что они сделали для нашей страны и нашего народа, об их бессмертном подвиге. Память о той войне делает нас теми, кто мы есть.
        Говорят, что история не знает сослагательного наклонения. История, может, и не знает, а вот, как оказалось, науке вполне по силам сделать бывшее настоящим. Я должен сообщить вам, что в процессе разработки оружия, основанного на новых физических принципах, была обнаружена принципиальная возможность выявлять ведущие в прошлое временные тоннели и перемещать по ним материальные объекты и живые организмы. Один из таких тоннелей вел в предвоенный СССР. Мы, то есть руководство Российской Федерации, посчитали возможным воспользоваться этим, предупредить наших предков и оказать им посильную помощь.
        В результате целенаправленных действий руководства Российской Федерации, между нами и Союзом Советских Социалистических Республик были установлены дипломатические отношения и заключен Договор о дружбе, сотрудничестве, торговле и взаимной помощи. В соответствии с этим договором наши добровольцы принимают участие в отражении агрессии фашистской Германии, а СССР закупает произведенные в Российской Федерации вооружения, машины и оборудование.
        К сожалению, как было выяснено с помощью научного эксперимента, действия, предпринятые нами в прошлом, никак не могут повлиять на наше настоящее, и в нашей истории Великая Отечественная война так и останется примером самого ужасного и разрушительного безумия.
        При этом я должен сказать, что, конечно же, цель предпринятых нами действий  - максимальное усиление наших политических и экономических позиций, обеспечение стабильности, развития и национального согласия, готовности быть едиными в отстаивании интересов России, а также минимизация материальных и людских потерь предков в самой жестокой войне нашей истории. Ведь Россия  - это всегда Россия. Мы можем и должны ей помочь, и иначе быть не может.
        Я рассчитываю на вашу ответственную и взвешенную гражданскую позицию, на то, что вы поддержите решение помочь нашим предкам, причем не только словом, но и делом. Около пятидесяти тысяч граждан Российской Федерации по зову сердца добровольно отправились сражаться с врагом и плечом к плечу со своими предками бьются с фашистами.
        Я уверен в том, что каких бы политических взглядов мы ни придерживались, поддержка справедливой борьбы нашего народа с немецко-фашистскими захватчиками  - священный долг каждого из нас, проявление уважения к нашим предкам, которые сейчас ведут тяжелую борьбу с вторгшимся на территорию нашей Родины врагом.
        Враг будет разбит, победа будет за нами!

25 июня 1941 года /13 января 2018 года. Багамские острова, о. Нью-Провиденс, Нассау, отель «Британский Колониальный Хилтон», королевские апартаменты

        Люди, собравшиеся в этот солнечный январский день в королевских апартаментах, не принадлежали ни к одному царствующему семейству, хотя, без всякого сомнения, именно они негласно правили миром. О нет, некоторые из них были известны широкой публике. Среди них были и медийные персоны, не чурающиеся всеобщего внимания, и непосредственно участвующие в политике. Но все это было игрой, мишурой, карнавалом, не имеющим никакого отношения к подводным политическим течениям, приводящим в движение громоздкую машину под названием «История».
        Нет, эти люди не владели заводами, газетами, пароходами, не озадачивались производством айфонов, «мерседесов», «тойот» и новейших средств вооружения. Это был более высокий уровень торговцев ничем не обеспеченными бумагами, являющимися производными от других бумаг, которые в свою очередь тоже были производными, и так до бесконечности. И только на дне этого круговорота ценных бумаг можно было обнаружить первичные акции «Боинга», «Техас инструментс», «Филлипс», «Эппл» и других монстров рынка, а также разбавляющие весь этот жемчуг мусорные бумаги, из-за которых слово «дериватив» в большинстве случаев произносится как ругательство.
        Одно время, когда рухнула оппонирующая им социальная система, эти господа посчитали себя всесильными. Настало время, когда можно было не стесняться, обогащаться любыми способами, раскручивая до небес биржевые курсы. Некоторые подхалимы даже заговорили тогда о грядущем конце истории и о том, что человечество подошло к высшей точке своего развития  - дальше, мол, его ждет только увядание по причине истощения полезных ископаемых, загрязнения окружающей среды и последующая гибель. Но, видно, то ли Бог все-таки есть на свете, то ли сама История  - это саморегулирующийся механизм, но планы этих людей стали тормозиться и сбоить. И чем больше они прикладывали сил и средств, тем сильнее было сопротивление их планам и все более непредсказуемыми  - результаты их выполнения.
        Потом начался откат, и те, кто считал, что мир уже лежит у них в кармане, начали вдруг терять уже завоеванные позиции, сталкиваясь не только со слепым сопротивлением исторического континуума, но и с активными действиями политиков различного уровня. Все началось с дикой варварской России, где неожиданно вернулся к власти второй президент, которого все уже успели списать со счетов, сделав ставку на преемника и преемника его преемника. Попытка не допустить этого, используя уже обкатанные в других странах майданные технологии либерального протеста, впервые потерпела крах. На улицы вышел настоящий народ, поддержавший своего лидера, и смута пошла на убыль. Последняя битва «за фонтан» была уже не столько трагическим, сколько комическим эпизодом этой борьбы. С этого момента Россия стала для этих людей постоянной головной болью, источником раздражения и кошмарным жупелом.
        Градус противостояния лишь нарастал  - Майдан в Киеве, Крым, Донбасс, санкции, контрсанкции, Сирия. С одной стороны этой борьбы были люди, прямо или косвенно владеющие большей частью мирового богатства. А с другой стороны  - менее чем 150-миллионный русский народ, персонифицированный одним человеком.
        Потом затрещало и там, где раньше все казалось до предела прочным, где все было схвачено и за все заплачено, где во власти давно и надежно сидели свои люди. Сперва из ЕС с грохотом вывалилась Британия. Потом случился сбой в избирательной системе США, когда вместо маразматической старухи, готовой прийти на смену вертлявому негру, пришла к власти «темная лошадка», которая заговорила о таких вещах, о которых в Америке уже отвыкли слышать.
        Правда, люди, имеющие настоящую, а не декоративную власть, сумели накинуть на эту лошадку узду, лишив ее свободы маневра и заставив одного за другим сдать своих единомышленников. Но это были как раз те действия, которые раз за разом подтачивали фундамент американского государства. Бунты реднеков, то в одном, то в другом мелком американском городишке, хаос в Белом доме, хаос в Госдепартаменте, паралич Конгресса, который был не в силах ни отменить, ни заменить принятые при Обаме законы. А тут вдобавок к мистеру Путину, который и так в Америке считался кем-то вроде императора Вселенной, появился еще и дядюшка Джо собственной персоной, со знаменем мирового коммунизма наперевес.
        Люди, которые собрались сегодня в королевских апартаментах, уже знали, что колокола мировой истории сейчас звонят именно по ним. Случилось то, чего никто не мог предвидеть. На горизонте вновь объявился старый враг, который давно уже покоился в могиле и на уничтожение дела которого эти люди потратили значительную часть своего состояния. Правда, потом они его многократно приумножили, ибо формулу «деньги  - власть  - деньги» еще никто не отменял. И вот теперь владыкам мира надо было начинать все сначала.
        Ситуация была значительно сложнее, чем шестьдесят пять лет назад. Дядюшка Джо мало того что был живой и здоровый, так он был еще до предела рассержен тем, что люди натворили за время его отсутствия. Справиться с ним теперь почти не представлялось возможным, тем более что правитель современной России тоже был на его стороне. Вдвоем эти двое русских напрочь перекрывали интеллектуальный уровень коллективного Запада.
        Известие о появлении на сцене дядюшки Джо поначалу было встречено с крайним скепсисом. Потом, после выступления русского президента, началась паника. Сильные мира сего пока оставались относительно спокойными, а вот мелкая либеральная сошка, особенно в России и там, где до России было рукой подать, бились в истерике активно и со вкусом. Телевидение показывало апокалипсические картины исхода на запад насмерть испуганных людей. Дороги из Москвы в западном направлении были битком забиты тысячами легковых иномарок, стремящихся как можно быстрее покинуть территорию Российской Федерации. В столичных аэропортах билеты на авиарейсы в западном направлении были раскуплены на месяц вперед. Отходящие в Балтийское море паромы из Клайпеды, Риги, Таллина битком набиты людьми, которые еще вчера кричали русским «оккупанты» и приветствовали марши ветеранов СС вскинутыми в нацистском приветствии руками.
        Массово побежала Украина, забивая дороги своими тарахтящими авто еще советского производства и битком, как сельди в бочку, набиваясь во вдрызг раздолбанные в АТО междугородние автобусы и не менее обшарпанные поезда. Власть драпала с комфортом, с диппаспортами, на частных и служебных самолетах, не забыв прихватить все, что было нажито непосильным трудом. Заволновалась и Польша, на которую в первую очередь хлынул весь этот поток нечистот. Там тоже многим и многим захотелось умчаться подальше на запад.
        Все эти люди вдруг почему-то решили, что Сталин, Берия, НКВД, ГУЛАГ, 58-я статья и прочие давно забытые вещи снова появятся в их жизни. Но куда им деваться? Ведь если Путин предупредил, обучил и вооружил сталинские РККА, то гитлеровский вермахт продержится против него недолго. Бронированные полчища большевиков хлынут в беззащитные просторы Европы. Если куда и драпать, так только за океан. Нью-Йорк или Лос-Анджелес дадут хоть какую-то гарантию. А это значит, что все, кто не успел сесть на корабль или самолет, тот опоздал.
        Те, кто сейчас смотрел на эту картину нового великого переселения народов, восприняли это как вполне закономерное явление. Им было не жалко этих бегущих в никуда людей, которых они сами и развратили, приучив к подачкам с барского стола вместо честной работы. Некоторым из них было жаль лишь своего рушащегося в небытие высокого положения. Хотя если сказать честно, то даже без появления дядюшки Джо такой же результат был бы достигнут всего за пять-восемь лет. Кризис, почти одновременно начавшийся в экономике и в политике, был системным, а следовательно, требовал системных решений, которые вынесли бы таких людей за скобки истории. Конечно, кое-кто из них выжил бы и сохранил часть своих капиталов, сумев приспособиться к новым реалиям. Но нынешний кризис почти не оставлял им ни времени, ни шансов.
        Тем временем в мире финансов и биржевых торгов не на шутку штормило. Первым рухнул евро, и без того испытывающий проблемы. И никто не бросился его поднимать. Советские или российские представители не сделали в отношении ЕС каких-либо агрессивных заявлений  - боже упаси. Но кошка знала, чье мясо съела, и этого было вполне достаточно для того, чтобы впасть в истерику, которая только усилилась при известии, что в Москву с экстренным визитом прибыл госсекретарь США Рекс Тиллерсон, специалист по агрессивным дипломатическим переговорам и мастер компромисса за счет третьих стран. Европа поняла, что в итоге договоренность между Большим Доном, Путиным и дядюшкой Джо может быть достигнута только за их счет, и взвыла, предчувствуя свою гибель.
        Волна, зародившаяся на восточных окраинах Евросоюза, теперь вместе с ордами восточных беженцев захлестывала Германию и страны Центральной Европы. На этот раз в Европу рвались не африканские негры и арабы с Ближнего Востока, а такие же, как и они, коренные европейцы  - бледнолицые братья. Но только от этого ужас местного населения не стал меньше. В Польше к беженцам из Восточной Европы стали присоединяться и некоторые местные жители, решившие, что Сталин не остановится в границах бывшего СССР, а пойдет дальше на запад. На очереди была Франция и гордо стоящая особняком на своем острове Британия. Правда, кое-что умное, по их мнению, англичане уже сделали. Они догадались закрыть границы и, если ничего не изменится, подготовить взрыв Евротоннеля. Вслед за этим на экстренном заседании Еврокомиссии был поднят вопрос о закрытии внешних границ Евросоюза и временной приостановке Шенгенского соглашения.
        Почти одновременно вниз поползли биржевые индексы, как стрелки барометров, указывающих на приближение бури. Дешевела большая часть ценных бумаг и недвижимость, дорожали нефть и драгметаллы, особенно золото, как последнее убежище в случае геополитических потрясений. Из валют рухнули все, включая рубль, подросли доллар и немного британский фунт. Говорят, что когда этот репортаж из будущего увидел Сталин, то он выразился в стиле персонажа известной комедии Гайдая: «Еще ничего не сделал, только вошел!»
        Высокий и худой как скелет старик стоял перед огромной настенной плазмой. Пультом он переключал каналы: с заседания Европарламента на репортаж CNN с российско-финской границы, потом на кадры, где бесновались одуревшие от паники дельцы на Нью-Йоркской бирже, потом на забитые машинами европейские дороги с пытающимися спастись в бегстве от самих себя обывателей. И, наконец, на конвульсивно дергающихся ортодоксальных иудеев у Стены Плача…
        - Между прочим,  - скрипучим голосом прокомментировал он последнюю картинку,  - умные евреи не тратят время на бесполезные мольбы, умные евреи давно уже в Москве, где готовы предложить свою помощь дядюшке Джо в обмен на десять-пятнадцать миллионов новых олим. Помяните мое слово, быть ему у нас праведником мира…
        - Неужели вам это доставляет удовольствие, Роберт?  - оборвал речь худого джентльмена оплывший неряшливый старикашка с лицом, похожим на засохшее яблоко. Этот венгерский еврей был известен тем, что угрохал на безрезультатную борьбу с Россией вообще и с Путиным в частности значительную часть своего немалого состояния.
        - А почему бы и нет?  - пожал плечами худой.  - Я узнал обо всем этом немного раньше, чем остальные, и успел избавиться от своих проблемных активов до начала паники, прикупив кое-чего вкусненького взамен. И теперь я могу развлекаться, глядя, как некоторые пытаются спасти то, что у них еще осталось.
        - Да вы подлец, Роберт!  - задохнулся от ярости старикашка.  - Иметь такую информацию, и не поделиться ею со всеми нами!
        - Каждый сам за себя, Джордж, каждый сам за себя, не забывайте об этом,  - хмыкнул высокий худой старик.  - Сохранив эту информацию в тайне, я не нарушил никакого соглашения. Зато сумел не только сберечь, но и приумножить свои капиталы. Такова жизнь, Джордж, разве ты сам действовал бы по-иному?
        - А что ему еще оставалось делать?  - поддержав худого, с усмешкой спросил еще один участник этого сборища, моложавый джентльмен за шестьдесят с военной выправкой.  - Выйти и заявить, что все это не по правилам, или воспользоваться тем, что он имел? Я сам поначалу понес некоторые потери, но зато довольно быстро сумел свести их к минимуму, чего и вам желаю. Хе-хе. Ведь каждый кризис  - это еще и некие дополнительные возможности.
        Сей джентльмен был почти неизвестен широкой публике из-за, прошу прощения за тавтологию, своей полной непубличности. Даже знающий все и про всех американский Минфин не был до конца осведомлен о размерах его состояния и проворачиваемых им по всему миру многомиллиардных махинациях.
        - Вы ничего не понимаете!  - воскликнул неряшливый старикашка.  - Тогда мы вместе, использовав все свои ресурсы, могли бы остановить русских…
        - Наша цель как финансистов,  - назидательно сказал еще один присутствующий, для неопытного глаза похожий на доброго дедушку, обладателя геморроя и кучи внуков,  - не останавливать кого-либо, в том числе и русских, а зарабатывать деньги. Вы слишком увлеклись политикой, Джордж, а это вредно для бизнеса.
        - Поймите, Уоррен,  - нервно воскликнул тот, кого все называли Джорджем,  - мы могли бы потребовать доступ к тому миру, в который проникли русские, и безмерно обогатиться.
        - Идите и потребуйте,  - пожал плечами еще один участник этой сходки,  - а мы посмотрим, что вам ответят в Кремле и куда пошлют. А посылать там любят и умеют… Поверьте моему знанию этой непростой страны. И никто за вас не вступится, кроме придурков, вроде чокнутого сенатора Маккейна. Ведь нет сейчас такой силы, которая могла и, главное, хотела бы остановить союз Путина и дядюшки Джо.
        - Вы бы лучше помолчали, Джим,  - с горечью произнес Джордж.  - Мы прекрасно знаем, сколько денег вы вложили в Россию! И вы наверняка надеетесь получить с этого немалую прибыль. Вы бы и с самим Сталиным не постеснялись подписать контракт, хотя у него руки по локоть в крови невинных жертв.
        - Подпись дядюшки Джо на контракте стоит миллиарды, если не триллионы,  - назидательно заметил Джим,  - а подпись вашей гавайской мартышки, которая так замечательно провалила все, за что бы она ни бралась, не стоит даже потраченных на нее чернил. К счастью, ее уже успели вынести на лопате… А вопли о невинно замученных жертвах оставьте для ваших слабоумных поклонников и не пытайтесь вести душеспасительные проповеди среди серьезных людей. Здесь не собрание квакеров…
        - Действительно джентльмены,  - поддержал Джима тот, кого называли Робертом,  - давайте отложим в сторону всю эту политическую трескотню и спокойно поговорим, как деловые люди. Нам необходимо тщательно обсудить  - что мы можем получить в связи с создавшейся чрезвычайной ситуацией.
        - Мои друзья в разведке,  - солидным и ровным голосом произнес пока оставшийся безымянным моложавый джентльмен преклонного возраста,  - сумели выявить несколько точек на территории России, в которых происходит некая аномальная активность. Это Мурманск, Петербург, Смоленск, Воронеж, Ростов-на-Дону. Главные особенности, объединяющие все эти площадки  - расположенные поблизости атомные электростанции, соединенные с объектами высоковольтными ЛЭП, многопутные железнодорожные пути, обеспечивающие перемещение большого количества грузов, плотное ПВО и строжайший режим секретности. Ежесуточно на эти объекты поступает огромное количество различных грузов, которые там и остаются. Если бы их просто складировали, то это была бы уже гора размером с Эверест.
        - Так вы думаете,  - хмыкнул тот, кого называли Уорреном,  - что нынешние российские власти уже вовсю торгуют со Сталиным, а мы об этом ничего не знаем?
        - Абсолютно так,  - ответил моложавый джентльмен,  - причем торгуют с размахом. В противном случае не стоило бы строить объекты с установками явно промышленного назначения, подключая их напрямую к АЭС. Кстати, Большой Дональд уже в курсе происходящего, но пока берет паузу для выяснения обстановки и перспектив  - что с этого можно поиметь для Америки.
        - Если не кривить морду,  - заметил Джим,  - то поиметь можно очень много чего. Насколько мне известно, дядюшка Джо платит за все чистым золотом, а русские просто не производят всю необходимую ему номенклатуру товаров. Вот вернется из Москвы Тиллерсон, привезет предложения русских и дядюшки Джо, и начнется такой торг, что небу станет жарко. Тогда и настанет наше время. А пока, джентльмены, надо выжидать и готовиться. Готовиться к тому, чтобы суметь встроиться в новые схемы. Ведь у нас есть деньги, а они при грамотном их употреблении, являются и силой и властью. А денег понадобится много, очень много. По некоторым данным, русским удалось обнаружить не один и не два, а целое множество миров. Сами они будут просто не в состоянии все это освоить.
        - А как же это?  - Роберт кивнул в сторону плазменной панели, на которой толпы обезумевших от страха нуворишей и «ветеранов АТО» штурмовали вагоны поездов, идущих на Запад, на железнодорожном вокзале в Киеве.
        - Это все ерунда,  - Джим с презрительным выражением на лице махнул рукой,  - дураков время от времени надо утилизировать, иначе человечество просто задохнется в их миазмах. Обратите внимание на спокойствие русских властей, ничуть не препятствующих отъезду за рубеж всех желающих. Отъехали даже некоторые бывшие друзья Путина. А тот даже бровью не повел. У кого совесть чиста,  - сказал он,  - тому нечего бояться. Таким способом общество очищается от отбросов…
        Хлопнувшая входная дверь в апартаменты стала аккомпанементом последним словам Джима. Почтенное собрание покинул злой, как осенняя муха, Джордж, который так ничего и не понял и ничему не научился. Доживет ли он до вечера  - это отдельный вопрос. Но если и не доживет, то это уже его проблема. Он слишком много знал!

26 июня 1941 года. СССР, Смоленская область, поселок Катынь, временный лагерь для интернированных офицеров Войска Польского

        Еще в сентябре-октябре сорокового года в лагерях интернированных польских граждан прошла большая сортировка. Офицеров, младший командный состав и рядовых, настроенных просоветски, изъяли из лагерей, расположенных практически по всей территории СССР и увезли в неизвестном направлении. По слухам, ходившим среди оставшегося спецконтингента, из этих предателей дела польской независимости Советы собирались формировать свою польскую Красную Армию. Всех же остальных, твердо стоявших на позиции возрождения Великой Речи Посполитой «от можа до можа» с включением в состав новой Польши Киева, Минска, Смоленска и Вильно, за антисоветскую агитацию и пропаганду, а также заговор против советской власти и разработку планов по отторжению от СССР части территории, приговорили к трем-восьми годам исправительно-трудовых лагерей без права переписки.
        Закончив с формальностями, польских офицеров, уже имеющих статус заключенных, несколькими партиями перевезли в лагеря, расположенные в Смоленской области, где в течение конца осени, зимы и первой половины весны использовали на лесоповале и дорожно-строительных работах, в том числе и при расширении военного аэродрома, находящегося севернее Смоленска, и прокладки к нему двухпутной железной дороги.
        Должно быть, у Советов он был очень важным объектом  - ведь помимо польских пленных на его строительстве работали военные саперы, а охраняли все это дело спецчасти НКВД. Кое-кто даже предположил, что это должен был быть командный пункт для советского вождя на случай начала большой войны. Но верилось в это мало. Даже представители варшавской профессуры, а таковых среди пленных старших офицеров было десятка два, затруднялись назвать назначение строящегося объекта и только чесали в затылках. Правда, один из офицеров польского корпуса стражей границы сказал, что построенный объект весьма напоминает ему пограничный железнодорожный переход с сопредельным государством. Но его тут же подняли на смех. С кем, простите, панове, граница в центре европейской части СССР, и где вторая половина этого перехода? Нету-с! Тупик!
        Потом, после обычных для большевиков майских праздников, о заключенных польских офицерах и солдатах, казалось, забыли, и только изредка вывозили на работы  - то на разгрузку каких-то опечатанных ящиков из вагонов, то на торжественную посадку аллеи из молоденьких березок. А это к чему, панове? Непонятно!
        Потом, после воскресенья 22 июня 1941 года, поляков перестали выводить даже на эти работы, несколько последующих за этим дней заключенные офицеры провели в полной неизвестности. Правда, с расположенного недалеко от Катынского лагеря аэродрома «Северный» начали летать грохочущие стреловидные аэропланы неизвестной конструкции, несколько раз промелькнувшие на горизонте, а один раз над самим лагерем, не торопясь, пролетел огромный, словно кит, двухкилевой четырехмоторный краснозвездный самолет, вызвавший всеобщий ажиотаж и удивление.
        Потом, уже числа двадцать четвертого, стало известно, что Гитлер напал на СССР, но если судить по сводкам Совинформбюро, дела у немцев шли далеко не блестяще и повторения кампаний в Польше и Франции у них не получилось. Приграничное сражение сразу переросло в затяжную и нудную позиционную войну. Вместо победоносных битв и стремительных маршей германцам пришлось прогрызать долговременную оборону большевиков. Как так получилось, большинству панов офицеров было непонятно. Ведь русские, особенно советские русские, представлялись им существами бестолковыми и ни к чему неспособными. А германцы были стремительны, гениальны и неудержимо победоносны…
        Где-то далеко шла война, но фронт проходил в пятистах-шестистах километрах от Смоленска, и изнывающие от безделья и неизвестности польские офицеры до определенного момента были предоставлены сами себе.
        Но вот, видимо, где-то на небесах прозвучал трубный глас, который был призван изменить судьбы этих людей, томящихся в полной неизвестности. Не думаю, что панам польским офицерам понравилась бы та участь, которую им приготовили судьба и товарищ Сталин. Были бы умнее, готовились бы под командованием генерала Берлинга освободителями вступать на территорию родной Польши. А так не взыщите, но «какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». Бывает участь, что страшнее самой смерти.
        Сегодня утром, сразу после завтрака, в офицерском лагере в Катыни неожиданно поступила команда на построение. Едва ничего не понимающие и угрюмо переговаривающие офицеры построились на плацу, как перед ними появились два незнакомых русских командира. Один в форме старшего майора НКВД, сухощавый и подтянутый, с холодными волчьими глазами, и другой  - немного полноватый, внешне весельчак и балагур, в знакомой-незнакомой форме, похожей на форму старой русской армии, с невиданными двухпросветными погонами, на которых были укреплены две большие звезды, как на погонах майора, существовавших до 1884 года. Почти все старшие офицеры и половина призванных из запаса младших, службу свою начинали в царской армии. Но даже они оторопели от невиданного наряда незнакомца.
        Тем временем шум в офицерских рядах нарастал, и худощавый старший майор, брезгливо взглянув на сборище польских офицеров, будто перед ним были не военные, причем некоторые в немалых званиях, а босяки с Хитровки, вполголоса перекинулся парой слов со своим напарником в погонах. Тот так же коротко ему ответил, слегка пожав плечами, после чего прибежал боец и принес старшему майору нечто вроде большого белого эмалированного рупора, в котором любой человек, живший в начале XXI века, сразу узнал бы обычный мегафон.
        Польские офицеры подпрыгнули от неожиданности, а с деревьев и крыш в небо рванули тучи перепуганных птиц, когда над плацем раздалось громовое: «Молчать! Смирно!» Тишина наступила если не образцовая, но вполне приемлемая. Старший майор продолжил беседу через мегафон, но уже не повышая голос:
        - Панове офицеры! Я старший майор НКВД Павел Сергеевич Архипов. Должен сообщить вам, что в связи с началом войны с фашистской Германией правительство СССР объявило амнистию всем гражданам бывшей Польши, осужденным за антисоветскую пропаганду и агитацию и предоставило им выбор  - либо вступить в новое Войско Польское для совместного освобождения Европы от фашизма, либо быть депортированными с территории СССР в течение двадцати четырех часов. Сейчас вам вернут все изъятое у вас при помещении в лагерь  - документы, деньги, письменные принадлежности и прочее,  - а потом вы сами сможете выбрать свою судьбу и решить, с кем вы  - с сидящим в Лондоне паном Миколайчиком, или с польским народом.
        Ага, щас! Не больше четверти польских офицеров  - в основном капитаны и подпоручники  - решились вступить в армию Берлинга. А остальные, отчего-то посчитавшие, что их собираются выслать в Англию, толпой ломанулись на выход, уже мечтая о том, как они будут блистать в лондонском обществе в ореоле борцов с мировым коммунизмом. Почти сразу же пошли разговоры, что некто от свояка брата троюродный племянник достоверно слышал, что в Мурманск для панов офицеров уже поданы корабли, которые отвезут их прямо в объятия Уинстона Черчилля и пана Миколайчика. И что еще немного, и свобода встретит их радостно у входа и братья выпить поднесут. Панове офицеры не знали, что подобные слухи распространяли заранее завербованные агенты НКВД, и что никакого Черчилля они и в глаза не увидят. А то, что они увидят, им совсем не понравится.
        Дальше все было, как бывает в таких случаях  - польским офицерам вернули изъятые у них документы и деньги, щедро выдали сухой паек на трое суток и по теплому бушлату с шапкой-ушанкой в придачу. Уверенность в том, что их отправляют в Британию через Мурманск, возросла у панов офицеров более чем до ста процентов. Ибо каждому нормальному поляку известно, что там, на Севере, мороз стоит даже летом, а по улицам бродят белые медведи. Потом к лагерю были поданы огромные трехосные тентованные грузовики на больших шипастых колесах  - явно американские  - с установленными в кузове деревянными скамьями. Панов офицеров погрузили в них, по сорок голов на машину. Сзади в кузова сели по два бойца НКВД с автоматами неизвестной конструкции, после чего грузовики выехали с территории лагеря и направились в неизвестность.
        Примерно через час езды колонна, состоящая более чем из ста машин, остановилась, после чего медленно, по одному грузовику, начала заезжать внутрь какого-то темного сооружения, где сотрудники НКВД  - водители, старшие машин и конвоиры  - откланялись, а их места заняли офицеры и бойцы Российской Национальной Гвардии. Вы представляете шок польского офицерья, когда на смену привычным красноармейцам в кузов залезли здоровенные, одетые по-зимнему мужики в касках-«сферах», бронежилетах, с автоматами Калашникова и при погонах! Какая уж тут Британия  - полякам стало вообще непонятно, куда их везут и что с ними будет дальше.

13 января 2018 года, 18:00. Российская Федерация, Смоленск, аэродром «Северный»

        Сменив караул, грузовики через зеленоватое сияние портала по одному проезжали дальше, и из лета 1941 года оказывались в зиме 2018-го, выруливая на заметенный снегом перрон к стоящему на путях плацкартному пассажирскому составу с решетками на окнах. Никому не надо, чтобы паны офицеры разбежались по окрестностям. На каждый вагон приходилось по две машины с депортируемыми.
        И вот настало время польским офицерам выбираться из относительно теплых грузовиков на промерзшие насквозь бетонные плиты перрона. Температура примерно так минус двадцать, низкое серое небо, порывистый, пронизывающий ветер, швыряющий в лицо горсти снежной крупы, и вдоль перрона цепь мрачных бойцов спецназа ГУИН с мордастыми ротвейлерами на поводках.
        Преддверие ледяного ада Ниффельхайм или уже сам ад? А где голубое небо, зелень травы, ласковое солнце и теплый летний ветерок? Все осталось там  - в прошлой жизни, до которой теперь так же далеко, как и пешком до Марса. Шок  - это по-нашему!
        Впрочем, ничего плохого польским офицерам не грозило. Их быстро и без особой грубости затолкали в вагоны, после чего оба поезда, один за другим, вышли на магистраль Москва - Смоленск - Минск - Брест - Варшава и по зеленой улице без остановок отправились в западном направлении. Зимой темнеет рано, поэтому за темными окнами вагонов мелькали то пустые, темные даже в XXI веке леса, то освещенные яркими огнями города.
        Настроение в вагонах было подавленным. Ведь их везли неизвестно куда и неизвестно зачем. С мечтами о героическом прибытии в Британию можно было попрощаться. Кто-то спал, кто-то вел тихие разговоры, кто-то торопливо пожирал сухой паек, хотя даже дятлу, привыкшему долбить бетонный столб, было понятно, что расстреливать их не собираются.
        И вот, наконец, серым хмурым утром четырнадцатого января поезда с выдворенными из СССР польскими офицерами, якобы расстрелянными в нашем прошлом палачами из НКВД, прибыли на таможенный терминал станции Брест и встали для досмотра польскими пограничниками.
        Операция «Гусь в курятнике» дошла до своего логического завершения. Когда о происходящем узнали в Варшаве, то власти предержащие в ужасе схватились за голову. Но было уже поздно  - с помощью Интернета, телефона и социальных сетей новость распространялась по всей Польше. Путин и Сталин опять всех перехитрили!

14 января 2018 года. Плоцк. Польша

        Хорунжий 22-й пехотной дивизии армии «Краков» Анджей Пшедлецкий

        Да, панове, расскажи мне кто-нибудь неделю назад о том, что со мной и моими товарищами может такое произойти  - ни за что бы в это не поверил.
        В плен попал я в сентябре 1939 года, когда нашу 22-ю дивизию разбили на реке Нида. Я командовал взводом и, потеряв в той смуте и неразберихе отступления свою часть, решил пробиваться на восток, где, как я слышал, наш вождь маршал Эдвард Рыдз-Смиглы собирает силы для удара по наступающим германцам. Мы дошли до Львова. Но там уже все было кончено. Командующий гарнизоном генерал Лянгнер сдал город, только не германцам, а русским. Оказывается, что Сталин еще 17 сентября начал наступление на Польшу с Востока. Поняв, что сопротивление бессмысленно, я приказал своим солдатам сложить орудие и расходиться по домам. А сам сдался русским.
        Те первым делом рассортировали всех пленных, отделив офицеров от солдат, а тех, кто проживал до призыва в армию на территории, занятой германцами, от тех, чьи дома находились на территории, захваченной русскими. Сам я был родом из Плоцка  - это на Висле, неподалеку от Варшавы. Потому со мной особо не разговаривали и отправили в лагерь для военнопленных под Смоленск. Там мы и прожили без малого год. А потом все и началось…
        Для начала нас стали усиленно агитировать. Этим занимались как русские комиссары, так и поляки, которые перешли на их сторону  - чтобы мы вступили в новую польскую армию, которая, если начнется война германцев с Советами, воевала бы с Гитлером за свободу Польши. Только я на эти предложения плевать хотел, если германцы будут воевать с русскими, то пусть они поубивают друг друга  - а мы потом разберемся с теми, кто из них уцелеет. Нашлись у нас предатели, которые записались в Красное Войско Польское. Ну, и пес с ними…
        Тех, кто не поддался на агитацию комиссаров, Советы приговорили к каторге. Правда, в Сибирь нас не погнали, а заставили трудиться, объявив нам, что мы теперь не пленные, а арестанты. А потому должны работать, ибо, как написано в Библии, кто не работает  - тот не ест.
        Строили мы под Смоленском большой аэродром, железную дорогу и еще что-то, совершенно для нас непонятное. А кто не хотел работать или плохо трудился, лишали пайка. Поэтому желающих отказываться от работы было мало.
        И вот однажды, в июне, случилось нечто. Нас всех неожиданно собрали, погрузили в эшелоны и отправили… Мы и сами не знали, куда отправили. Выдали нам зимнюю одежду, и кто-то из тех, кто оставался, тайком шепнул нам, что началась-таки война между русскими и германцами. Дескать, русские теперь в союзе с британцами и нас решено отправить всех в Англию. Знали бы мы тогда, куда едем! Думаю, что половина из нас наверняка бы осталась в этом смоленском лагере. Лучше махать целый день лопатой, чем увидеть такое!
        В общем, оказались мы в Польше. Только не в 1941 году, а в 2018-м! Не знаю, как это у русских получилось, но они смогли построить машину времени. Совсем как у английского писателя Герберта Уэллса. Этот Сталин точно знается с самим Сатаной, если сумел договориться с русским вождем, который правит в XXI веке.
        Узнали мы об этом в Бресте, который, оказывается, теперь находится на границе Польши и… Белоруссии. Нам сказали, что Советы в конце ХХ века распались на несколько государств. И теперь Белоруссия и Украина сами по себе, а Россия  - сама по себе. Это, конечно, хорошо, только почему Польша не нападет на бывшие Восточные кресы и не подчинит наших бывших холопов?
        А в самой Польше нас встретили плохо, просто отвратительно. Наши эшелоны загнали в тупик на станции Бяла-Подляска и поставили вокруг стражу, словно мы жулики какие, а не польские офицеры. Охраняли нас жолнежи, которые по внешности и языку были вроде и поляками, а вели себя черт знает как. Узнав, что мы пленные из лагеря под Катынью, они рассмеялись нам в лицо, сказав, что те, польские офицеры из Катыни, давным-давно расстреляны русскими людоедами. Сейчас на месте лагеря построен мемориал, в котором приезжающие в Россию поляки молятся, поминая души замученных там офицеров. То есть нас, что ли?!
        Правда, один капрал вспомнил, что вроде позавчера русский тележурналист сообщил в вечерней передаче о том, что изобретена машина времени и русские каким-то образом сумели проникнуть в 1941 год, где вместе со Сталиным воюют против германцев. А русский лидер Путин выступил с заявлением, сказав, что он будет помогать Советам.
        Тогда охранявшие нас жолнежи перестали смеяться и стали расспрашивать нас о том, как мы уцелели в сталинском аду.
        - Вас, панове, небось, целыми днями избивали, а по воскресеньям расстреливали?  - спросил один жолнеж.  - Я помню, как об этом писали в наших газетах.
        На этот раз пришлось расхохотаться мне. Не было такого. Конечно, жизнь в лагере не сахар, но нас никто не бил и не расстреливал. За все время, пока я там был, умерло несколько человек от болезней, один попал под машину на строительстве аэродрома, и еще один повесился в бараке от тоски по своей молодой жене. А больше ничего такого не было.
        Я сказал об этом жолнежам. Те замялись.
        - Но ведь в газетах об этом писали и по телевизору показывали,  - сказал капрал.  - Ведь все об этом знают…
        - А кто лучше знает, как оно было,  - ответил я,  - тот, кто не видел всего этого, но писал в газете, что так оно и было, или я, который все видел собственными глазами?
        Потом мы стали говорить с жолнежами об их жизни в XXI веке. Вот тут было чему удивиться. Оказывается, Польша была в числе победителей Гитлера, и за это ей дали взамен потерянных Восточных кресов новые территории на Западе. Теперь наше Поморье, Гданьск, часть Пруссии и граница с германцами проходит по Одре и Нисе. Но капрал сказал, что за это русские держали в неволе Польшу без малого целых пятьдесят лет. Потом Советы распались на части, а Польша стала свободной. Но жить в ней почему-то стало хуже.
        - Нет, пан хорунжий,  - убеждал меня капрал Войцех Хмелевский,  - мы свободные теперь. Хочешь  - поезжай в Америку, хочешь  - в Германию, хочешь  - в Англию. Если повезет, можно устроиться там на работу.
        - А что, в Польше работы не хватает?  - поинтересовался я.
        - Да есть такое дело,  - смущенно сказал капрал.  - Молодому у нас трудно найти работу. Говорят, каждый четвертый, кому стукнуло двадцать, не может найти работу. Да еще эти украинцы, пся крев, у нас работу отбирают.
        - Это как?  - удивился я.  - Вы их у себя на работу берете, а сами бездельничаете?
        - Да нет, пан хорунжий,  - капрал пожал плечами.  - Просто надо же кому-то грязную работу делать, нужники чистить, в садах и на полях трудиться. А девки их,  - тут капрал смущенно хихикнул,  - у нас пенензы одним местом зарабатывают. Берут дешево, можно сказать, почти даром…
        - Тьфу, молокосос,  - плюнул я с досады,  - ты ружье еще как следует в руках держать не научился, а уже о курвах думаешь. Хвала господу, воевать вам не с кем.
        - Наши воевали,  - обиженно сказал капрал,  - вон, их американцы в Ирак и Афганистан посылали. Кое-кого из них там даже убило. А некоторые нанялись воевать в Украине. Там Донбасс против Киева воюет. Ну, а наши сражаются за Киев, убивают сепаратистов донецких. Говорят, им хорошо платят.
        - Угу,  - поддакнул жолнеж, стоявший рядом с капралом и внимательно слушавший нашу беседу.  - Только эти поганцы из Брюсселя нам пытаются негров и арабов всучить. Слышал, наверное, что из Германии в Польшу собираются сплавить тысяч сто беженцев? Вот тогда будет у нас веселая жизнь!
        - А что это за беженцы такие?  - поинтересовался я.  - Откуда они бегут?
        - Пан хорунжий,  - ответил мне капрал,  - это дело давнее и паскудное. В Ираке, Сирии и других арабских странах давно уже идет война. Головы там режут почем зря. Ну, и народ бежит от этих головорезов, да не куда-нибудь, а прямиком в Европу. И что самое плохое, работать эти беженцы не желают, а жратву требуют. А от безделья баб местных насилуют и мужиков грабят. И ничего с ними не сделать, ударишь такого беженца  - тебя по судам затаскают. В Германии они прямо на улицах бабам подолы задирают. А немцы видят, да морды отворачивают.
        - Ну, а в Польше-то как?  - спросил я.  - Надеюсь, вы, хлопцы, не забыли, что вы не немцы, а поляки?
        - Не, у нас пока все тихо,  - ответил капрал.  - Но это оттого, что этих беженцев у нас пока мало. А как будет много, они так же будут паскудничать. Но мы им дадим укорот,  - и капрал выразительно провел ребром ладони по горлу.
        Много чего я в этот день услышал. И о шествиях содомитов, и о сатанистах, которые открыто устраивают свои шабаши, и о том, как мужики женятся на мужиках, а бабы выходят замуж за баб.
        Нет, наверное, зря нас в этот мир будущего прислали. Лучше бы мы в лагере остались. Русские не стали бы нас расстреливать. Может, зря я не вступил в новую польскую армию?

27 июня 1941 года, утро. Мурманск, межвременной погранпереход «Полярный»

        Шел пятый день войны. Где-то далеко гремели бои грандиозного приграничного сражения. Клейст, Гудериан, Гот и Гепнер каждый день словно бешеные собаки кидались на ушедшие в глубокую оборону войска Красной Армии и либо обессилено откатывались назад, либо ценой огромных потерь продвигались еще на несколько километров вперед и снова останавливались перед очередным оборонительным рубежом, как по мановению волшебной палочки возникшим там, где вроде бы ничего не должно было быть. Впрочем, к 27 июня двигаться вперед продолжали только танкисты Клейста, которые за пять дней ценой огромных потерь в живой силе и технике достигли линии Луцк - Берестечко. Больше всего этот выступ напоминал готовый к вскрытию огромный нарыв, но в Москве пока сдерживали генерала Жукова, считая, что раз немцы еще в состоянии атаковать, то пока преждевременно переходить от обороны к наступлению.
        Зато тут, на Советском Севере, все было внешне тихо. Финляндия, пообещавшая Гитлеру, что вступит в войну с СССР, как только немецкие войска выйдут на рубеж Западной Двины, в условиях все еще длящегося ожесточенного пограничного сражения в стиле а-ля Верден, огромных потерь вермахта и особенно после особо чудовищной бомбежки Берлина, вела себя тише воды ниже травы.
        СССР тоже пока не требовал разоружения и интернирования находящихся на финской территории немецких войск, продолжая, впрочем, усиливать оборонительные рубежи на мурманском, кандалакшском и лоухском направлениях. Усиливалась и противовоздушная оборона советского Заполярья. Через межвременной погранпереход «Полярный» было доставлено необходимое количество пусть и не самых современных для XXI века, но надежных и вполне убойных ракетных систем ПВО, которых с избытком должно было хватить на полторы сотни самолетов 5-го воздушного флота люфтваффе, базирующихся на конец июня в Норвегии.
        Но чем драматичней развивались события, тем более гипотетической становилась возможность вступления Финляндии в войну на стороне гитлеровской Германии. Обиды за «зимнюю войну», конечно, никуда не делись, но вместе с ними появились и опасения, как бы после очередной войны и вовсе не лишиться независимости, по примеру Прибалтийских стран превратившись в еще одну советскую республику. Президент Финляндии Рютти и главнокомандующий армией маршал Маннергейм находились по этому поводу в сильнейшей тревоге, не представляя, чего теперь ждать от Сталина и его недавно объявившегося могущественного союзника из неведомых далей времени. Превращенный в щебень центр Берлина наводил на весьма печальные мысли о том, что если такое русские и советские захотят сотворить с Хельсинки, то никто и ничто не сможет им в этом помешать. А рыльце у молодого финского государства было в пушку.
        Свое независимое существование Финляндия начала с резни русского населения Гельсингфорса и других крупных городов бывшего Великого княжества Финляндского, ответственность за которую лежала на националистическом отребье. Финляндия претендовала на огромные территории русского Севера, в случае победы в войне планируя проводить на захваченных землях политику расового превосходства финской нации и ущемления в правах и истребления нефинского населения. Если союзники Сталина пришли из будущего, то им это тоже наверняка известно, а значит, месть их будет ужасна.
        Была еще и блокада Ленинграда немецко-финскими войсками, но о ней финская верхушка по вполне понятной причине пока еще даже не догадывалась. Как не догадывалась она и о том, что их ожидало лично в самое ближайшее время. Никаких тебе ковровых бомбардировок, разбитых вдребезги городов и прочих массовых кровопусканий не планировалось. Все должно было быть сделано четко, «метко и аккуратно», и направлено исключительно против вконец одуревших политиканов, сторонников войны против СССР в союзе с Гитлером, Черчиллем, Рузвельтом, да хоть с японским принцем Коноэ  - абсолютно неважно.
        Впрочем, сегодняшние события непосредственного отношения к будущей судьбе Финляндии и ее политических деятелей не имели  - только косвенное. Утром 27 июня на межвременном погранпереходе «Полярный» ожидали прибытия очередного спецпоезда. Тут, на Севере, в принципе, все поезда, приходящие с той стороны, шли под обозначением «спец». В других местах, хоть в Ленинграде, хоть в Смоленске, хоть в Воронеже, хоть в Ростове, в последние месяцы большую часть грузопотока составляло промышленное оборудование, в том числе и для первых в СССР Ленинградской, Смоленской, Воронежской и Ростовской АЭС, по два блока-миллионника каждой из которых российский Росатом обещал ввести в эксплуатацию в 1945 и 1950 годах. Но здесь пока через межвременной барьер шло исключительно вооружение и оборудование военных объектов.
        Этот же поезд, который должен был прибыть на территорию сталинского СССР рано утром 27 июня, имел собственное имя «Баргузин-1» и был специальным в квадрате. Ожидался краткосрочный дружественный визит боевого железнодорожного ракетного комплекса «Баргузин», снаряженного шестью межконтинентальными ракетами РС-24 «Ярс». Нет, у Сталина с Путиным не было планов обрушить на покоренную Гитлером Европу огненную кару из пяти десятков пятисоткилотонных термоядерных зарядов. Это было и дорого, и жестоко, и абсолютно ни к чему. Под обтекателями «Ярсов» вместо кассет с боеголовками и макетами ложных целей были установлены шесть разведывательных спутников, предназначенных для выведения на низкие полярные орбиты. Скоро должна была начаться вторая (наступательная) фаза операции «Гроза плюс», и армии особого назначения рванут на запад через всю Европу. А вслед за ними неудержимой волной, затопляющей все и вся, должна двинуться и сама Рабоче-Крестьянская Красная Армия, устанавливающая лояльные Советскому правительству режимы.
        В таких условиях главное, что было крайне необходимо, это разведка. Шесть спутников должны будут обеспечить тотальный контроль и надзор не только за Европой, но и над остальным миром, включая Арктику и Антарктику. К тому моменту как эти спутники выйдут из строя и сгорят в плотных слоях атмосферы, нужда в их работе полностью отпадет. А если нет, то на орбиту будут выведены новые спутники.
        Со стороны знаменитый поезд выглядел как состав, включающий в себя две стандартные рефрижераторные мехсекции, две цистерны с дизельным топливом и несколько товарных и пассажирских вагонов и грузовых платформ, на которых стояли полностью готовые к бою зенитные комплексы «Панцирь-С2». Ведь люфтваффе не дремлет!
        Когда в туннеле ангара для темпоральных перемещений полыхнуло изумрудное зарево портала, с той стороны вместе с тепловозом, тянущим состав, на эту сторону проник ледяной холод зимнего Заполярья и быстро растаявшие крупинки снежного заряда. На этой стороне как раз, напротив, стояло короткое северное лето, согретое неверным теплом круглосуточного полярного дня. Но людей, прибывших на этом поезде, не интересовали красоты природы. Проехав еще немного, поезд остановился на приграничном дебаркадере, где после кратких формальностей и оформления необходимых бумаг, на него, помимо боевого расчета и роты охраны РВСН, дополнительно подсела еще рота стрелков НКВД под командованием угрюмого капитана средних лет.
        Как только формальности закончились, поезд тронулся. Колеса локомотива и вагонов простучали через стрелку, уводящую поезд на специально проложенный путь, ведущий в ложбину между сопками. Там состав остановился, а из товарных вагонов посыпались солдаты охраны РВСН и бойцы НКВД, организовавшие два кольца оцепления вокруг поезда, на котором началась предстартовая подготовка. Во внешнем кольце стояли бойцы НКВД, во внутреннем  - солдаты охраны РВСН.
        Вот откинулась в сторону крыша одного из вагонов-рефрижераторов, и из него начала подниматься в вертикальное положение темно-зеленая труба транспортно-пускового контейнера (ТПК) с торчащим из него заостренным головным обтекателем. Старт межконтинентальной баллистической ракеты  - впечатляющее зрелище даже для людей из XXI века. Оглушительный хлопок сработавшего заряда, выбросившего ракету из пускового контейнера на полсотни метров вверх, чтобы струя раскаленных газов из двигателя ракеты не повредила пусковое оборудование, угольно черное облако дыма, вырвавшееся из ТПК вслед за ракетой, и багровое ревущее пламя двигателя, оставляющего за собой хвост дыма. И 50-тонная ракета, уходящая в бледно-голубые заполярные небеса. Несколько минут спустя пришло сообщение, что все три ступени ракеты отработали штатно, обтекатель отделился и спутник успешно вышел на заданную орбиту.
        Проведя все необходимые послепусковые работы, боевой расчет доложил о результатах пуска Совместной комиссии, в которую входили том числе Лаврентий Берия и Сергей Королев. После этого началась подготовка к следующему пуску. Ведь для того, чтобы поставить планету под постоянный спутниковый контроль, запуски ракет должны были производиться каждые четыре часа.
        А над планетой с первой космической скоростью уже мчался первый искусственный спутник Земли, возвещая о начале новой эры. Никаких там «бип-бип-бип», разумеется, не было, но яркий объект, пересекающий ночное небо, говорил людям о том, что свершилось доселе небывалое.

28 июня 1941 года, утро. Москва, Кремль, кабинет Верховного главнокомандующего

        ПРИСУТСТВУЮТ ЛИЧНО:
        - ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН;
        - НАЧАЛЬНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА МАРШАЛ БОРИС МИХАЙЛОВИЧ ШАПОШНИКОВ;
        - НАРКОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ БЕРИЯ;
        - НАРКОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЯЧЕСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ МОЛОТОВ.
        ПРИСУТСТВУЮТ В РЕЖИМЕ ВИДЕОКОНФЕРЕНЦСВЯЗИ:
        - КОМАНДУЮЩИЙ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ИВАН СТЕПАНОВИЧ КОНЕВ;
        - КОМАНДУЮЩИЙ ЮГО-ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ ГЕНЕРАЛ АРМИИ ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ ЖУКОВ;
        - КОМАНДУЮЩИЙ ЗАПАДНЫМ ФРОНТОМ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК ВЛАДИМИР АНАТОЛЬЕВИЧ ШАМАНОВ;
        - НАЧАЛЬНИК ШТАБА ЗАПАДНОГО ФРОНТА ГЕНЕРАЛ-МАЙОР АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ВАСИЛЕВСКИЙ;
        - КОМАНДУЮЩИЙ ГРУППОЙ АРМИЙ ОСНАЗ МАРШАЛ СССР СЕМЕН МИХАЙЛОВИЧ БУДЕННЫЙ.

        Верховный главнокомандующий посмотрел на собравшихся. И тех, кто присутствовал лично, и тех, чьи лица отображались на больших дисплеях для видеоконференций. Убедившись, что все на месте, Сталин взглянул на маршала Шапошникова и утвердительно кивнул.
        - Борис Михайлович,  - сказал он,  - доложите обстановку на фронтах, сложившуюся на сегодняшний день.
        Шапошников встал, подошел к висящей на стене большой карте, раздернул шторки и взял в руки указку.
        - На Заполярном, Карельском и Северном фронтах в настоящий момент боевые действия пока не ведутся. Наши войска на этих фронтах, а также на полуострове Ханко приведены в полную боевую готовность и заняли оборонительные рубежи. Северный флот приступил к операции по нарушению вражеского судоходства вдоль побережья Норвегии. Финские войска по ту сторону границы также полностью отмобилизованы, приведены в боевую готовность и придвинулись к границе. Но приказа из Хельсинки начать боевые действия так и не поступило. Немецкая группировка на территории Финляндии состоит пока лишь из корпуса горных егерей генерала Дитля и нескольких аэродромов подскока, которые финны предоставили немецкой бомбардировочной авиации для осуществления воздушных налетов на Ленинград.
        - Не решаются, значит, белофинны вступить в войну,  - задумчиво произнес Сталин,  - с одной стороны, это неплохо, ибо и без них на других участках фронта хватает хлопот. А с другой стороны, как теперь прикажете возвращать Финляндию в состав СССР? На каком основании?
        - Потом можно будет,  - сказал Молотов,  - чуть позже предъявить финнам ультиматум, чтобы они разоружили и интернировали находящиеся на их территории немецкие войска. А в случае отказа объявить им войну, поскольку эти войска угрожают нашей территории…
        - Если у нас не будет иного выхода, мы, пожалуй, так и поступим,  - согласился Верховный,  - но хотелось бы, чтобы финны напали на нас, и этот факт потом нельзя было бы оспорить в каком угодно суде.
        - К сожалению, это невозможно,  - покачал головой Шапошников.  - По данным нашей разведки, те союзники Гитлера  - Финляндия, Словакия и Венгрия,  - которые не начали боевые действия на рассвете 22 июня, в настоящий момент уже этого не сделают. А их армейские части, сосредоточенные в приграничной полосе, имеют уже не наступательную, а чисто оборонительную конфигурацию.
        - Наша разведка,  - вступил в разговор Берия,  - докладывает о том же. Перестарались товарищи из будущего во время своих бомбовых ударов по Германии. Всем в Европе известно, что творилось в Берлине после их налетов. Кроме того, приграничное сражение тоже оказалось не похожим на те, что происходили в Польше и во Франции. Паника  - это самое мягкое название того, что сейчас происходит у сателлитов Гитлера.
        - Я подтверждаю это, товарищ Сталин,  - кивнул Молотов,  - финский, словацкий, шведский и венгерский послы, можно сказать, днюют и ночуют в НКИДе, передавая послания своих руководителей нашему руководству и отправляя им ответы.
        - А при чем тут шведы?  - удивился Верховный.  - Им-то чего бояться?
        - Видимо, есть чего,  - с дисплея усмехнулся генерал Шаманов,  - ведь всю войну они снабжали немцев железной рудой через Нарвик, обеспечивали контрабанду критически важных для немецкой военной промышленности видов сырья и комплектующих. Накануне поражения через шведскую территорию и со шведскими документами бежали многие видные нацисты… Возможно, что-то в нашем прошлом осталось тайной, но нынешние власти Швеции об этом не знают, оттого и заранее подстраховываются.
        - А, ладно,  - махнул рукой Верховный,  - шведы так шведы. Вам, товарищ Берия, следует выяснить все то, что эти шведы скрывают, чтобы в случае необходимости можно было судить пособников нацистов открытым международным судом…
        Сказав это, вождь сделал паузу, будто обдумывал что-то, но потом продолжил беседу, обратившись к маршалу Шапошникову.
        - Борис Михайлович,  - сказал он,  - продолжайте ваш доклад. Что происходит на других фронтах?
        - Северо-Западный фронт под командованием генерал-лейтенанта Конева и Балтийский флот под командованием контр-адмирала Трибуца в настоящий момент успешно удерживают линию фронта по госгранице от Балтийского моря до среднего течения реки Неман. В районе Мемеля, где противник не ожидал наших решительных действий, комбинированными действиями флота, морского десанта, сухопутных войск и авиации захвачена большая часть города с портом и железнодорожным вокзалом, на остальной территории города идут ожесточенные уличные бои, сковывающие значительную часть резервов группы армий «Север». Это первый немецкий город, захваченный Красной Армией, и Гитлер любой ценой приказал отбить его обратно.
        При этом следует иметь в виду, что атаки на направлении главного удара группы армий «Север» были прекращены еще три дня назад. Основное ударное соединение группы армий «Север»  - 4-я танковая группа генерала Гепнера, полностью обескровлено и не имеет возможности вести дальнейшие наступательные действия. Безвозвратные потери 4-й танковой группы составляют до 70 % боевой техники и до половины всего личного состава  - больше, чем в любом другом немецком механизированном соединении.
        К тому же большая часть войск 4-й танковой группы и 18-й полевой армии противника оказалась зажата в узкой полосе между госграницей, на которой упорно обороняются наши войска, и нижним течением реки Неман, на котором в результате действия нашей авиации были разрушены все мосты и временные переправы. Находясь в таких невыгодных условиях, немецкие войска испытывают острый дефицит всего необходимого для войны и не в состоянии вести активные боевые действия. Поэтому мы можем считать их наступательный потенциал полностью исчерпанным.
        Южнее линия фронта проходит по реке Неман, через Каунас к Алитусу, где против нашей 11-й армии действует 3-я танковая группа генерала Гота, тоже в значительной степени ослабленная ожесточенными арьергардными боями, которые вели отходящие на рубеж Немана части РККА и Экспедиционного корпуса потомков. Все попытки генерала Гота навести переправы и форсировать Неман у Алитуса и Друскининкая были отбиты с большими потерями для противника.
        Благодаря тому что пути снабжения и тыловые склады 3-й танковой группы в Сувалкинском выступе с первых же минут войны и по настоящее время подвергаются ударам нашей дальнобойной артиллерии, 3-я танковая группа оказалась оторванной от баз снабжения и использует уже почти израсходованный неприкосновенный возимый запас боеприпасов, медикаментов и продовольствия. Дороги в тылу у наступающих немецких частей в дневное и в ночное время полностью контролируются нашей авиацией.
        Положение находящихся в Белостокском выступе наших 3-й и 10-й армий можно считать вполне удовлетворительным. Наступление 9-й армии немцев в направлении Гродно было отбито с большими потерями для противника. Сейчас линия фронта в Белостокском выступе в основном повторяет линию госграницы. Попытка прорыва немцев на левом фланге 10-й армии у Цехановца в полосе действия нашего 5-го стрелкового корпуса еще в первые дни войны была локализована решительными действиями командования фронта и 10-й армии, а потом полностью ликвидирована несколькими последовательными контрударами.
        Еще южнее, в полосе противоборства нашей 4-й армии с немецкой 2-й танковой группой Гудериана, сложилась тяжелая, но контролируемая обстановка. Если севернее Бреста нашим войскам и частям Экспедиционного корпуса потомков в основном удается удерживать линию фронта по реке Буг, не допуская попыток ее форсирования противником, то южнее Бреста немцам удалось форсировать реку и навести через нее переправы. В результате ожесточенных и кровопролитных боев, вызванных упорным сопротивлением наших войск, Гудериану удалось обойти с юга Брестский оборонительный узел по практически лишенной дорог болотистой лесистой местности и три дня назад выйти к Кобрину, где он уперся в такую же плотную оборону, как и под Брестом. К тому же единственная дорога, по которой осуществляется снабжение его передовых частей, практически на всем ее протяжении находится под обстрелом дальнобойной крупнокалиберной артиллерии Экспедиционного корпуса потомков, что крайне затрудняет снабжение.
        По данным радиоразведки, Гудериан уже несколько раз просил разрешения отвести войска с этого бесперспективного выступа на линию госграницы, но каждый раз получал отказ от Гитлера, заявившего, что «немецкий солдат имеет право только наступать или умереть»…
        Верховный сделал знак Шапошникову прекратить на время доклад и, посмотрев на экран с лицом командующего Западным фронтом, сказал:
        - Товарищ Шаманов, а что вы скажете по этому вопросу? Как, по-вашему, ситуация уже созрела для перехода операции во вторую фазу, или еще нет? Ведь, как я понимаю, ваш общий с Борисом Михайловичем план  - вывод 2-й танковой группы немцев из Кобринского мешка в значительной степени осложнит обстановку в полосе вашего фронта.
        - Гудериан,  - сказал генерал-полковник Шаманов,  - умный военачальник. Он уже понял, что мы загнали его в мешок, и, скорее всего, догадался, что горловину этого мешка мы можем завязать в любой удобный для нас момент. Для этого достаточно ударить от Бреста на юг, по направлению к Малорите, где по-прежнему держатся части нашей 75-й стрелковой дивизии. Я бы очень не хотел, чтобы он запаниковал и самовольно, без приказа сверху, начал отводить свои ударные части от Кобрина. А ведь он, как это было в нашей истории, на такое способен.
        - Товарищ Шаманов,  - задумчиво произнес вождь,  - вы полагаете, что настало время переходить ко второй фазе операции?
        - Пока еще нет, товарищ Сталин,  - ответил Шаманов,  - но вот завязать горловину Кобринского мешка желательно уже сейчас.
        - Поясните, что вы имеете в виду?  - спросил Сталин.
        - Даже без участия частей из состава армий Особого назначения, в районе Бреста в настоящий момент в резерве 4-й армии находятся четыре общевойсковые бригады Экспедиционного корпуса, включающие в себя по три танковых и три мотострелковых батальона, и 205-я мотострелковая дивизия РККА. Расстояние для перемещений при перегруппировке невелико, а сами части достаточно подвижные и находятся в состоянии полной боеготовности, так что подготовка к фланговому удару по частям 2-й танковой группы немцев займет немного времени. Если отдать приказ немедленно, то уже завтра на рассвете можно будет начать операцию по блокированию Гудериана в Кобринском мешке.
        Вождь вопросительно посмотрел на маршала Шапошникова.
        - Борис Михайлович,  - спросил он,  - а каково ваше мнение по поводу такой операции?
        - Я согласен, товарищ Сталин,  - кивнул Шапошников,  - в результате этой операции танковая группа Гудериана будет полностью отрезана от снабжения, а немецкое командование для ее деблокирования будет вынуждено снимать войска с других участков фронта и подтягивать к линии госграницы последние резервы, что облегчит последующую стратегическую наступательную операцию армий Особого назначения.
        - Спасибо, Борис Михайлович,  - сказал Сталин.  - Есть мнение, что товарищ Шаманов завтра на рассвете должен нанести фланговый контрудар по 2-й танковой группе немцев имеющимися в его распоряжении фронтовыми и армейскими резервами. Будем считать это подготовкой к общей наступательной операции. А сейчас доложите нам обстановку, сложившуюся на Юго-Западном и Южном фронтах.
        - На Юго-Западном фронте,  - продолжил свой доклад Шапошников,  - 1-я танковая группа и 6-я полевая армия противника в течение недели предприняли попытку наступления на Киевском направлении, и после ожесточенных боев сумели продвинуться до линии Луцк - Берестечко, где сутки назад, полностью утратив пробивную силу, были остановлены на шестом по счету оборонительном рубеже. Безвозвратные потери у 1-й танковой группы до восьмидесяти процентов всей боевой техники и более половины личного состава. До трети личного состава в этом наступлении безвозвратно потеряла и 6-я полевая армия немцев. Еще примерно четверть солдат и офицеров, участвовавших в этом наступлении, выбыли из строя по ранению и могут вернуться в строй в срок от одного месяца до трех. Таким образом, можно сделать вывод, что и эта группировка полностью утратила способность вести наступательные действия.
        Южнее, на северном фасе Львовского выступа, в полосе 6-й армии, попытку отвлекающего наступления предприняла 17-я полевая армия немцев, все атаки которой были отражены на рубеже Рава-Русского УРа, а кое-где встречными контратаками наших частей противника вытеснили за линию государственной границы.
        - Товарищ Жуков,  - спросил Сталин,  - вы желаете что-то добавить к уже сказанному Борисом Михайловичем?
        - Никак нет, товарищ Сталин, ничего не могу добавить,  - ответил генерал армии Жуков.  - Хотелось бы только знать  - когда мы прекратим обороняться и начнем наступать?
        - Скоро, товарищ Жуков, скоро,  - улыбнулся Сталин и, посмотрев на маршала Шапошникова, сказал:  - Борис Михайлович, а что у нас происходит на Южном фронте?
        - В полосе действия Южного фронта,  - начал Шапошников,  - противнику не удалось добиться сколь-нибудь значительного успеха, и бои идут в основном на линии государственной границы. Кроме того, наши тактические десанты, высаженные с кораблей Дунайской военной флотилии, захватили несколько плацдармов, в том числе и населенный пункт Тулча с речным портом и соответствующей инфраструктурой. Морской десант в Констанце, высаженный Черноморским флотом, продолжает получать подкрепления и расширять плацдарм…
        - Очень хорошо, Борис Михайлович,  - произнес вождь и посмотрел на экран, на котором было видно лицо маршала Буденного.
        - Товарищ Буденный,  - сказал Верховный,  - доложите о текущей обстановке.
        - У нас все в порядке, товарищ Сталин,  - ответил Буденный,  - развертывание всех трех армий идет строго по графику, и через два дня я планирую доложить партии и правительству о том, что группа армий Особого назначения готова к наступлению…
        - Понятно,  - задумчиво произнес Сталин,  - помните, что у вас в запасе всего двое суток, и ни минутой больше. Вам все ясно?
        - Так точно, товарищ Сталин,  - ответил маршал Буденный.  - Все будет сделано точно в срок.
        - Тогда, товарищи, будем считать, что совещание закончено,  - подвел итог Верховный,  - все свободны, спасибо.
        Экраны селекторной связи погасли, Шапошников, Берия и Молотов встали из-за стола, собрали свои бумаги и приготовились выходить из кабинета. Но тут Верховный коротко произнес, глядя в спину Молотову:
        - Вячеслав, задержись! И ты, Лаврентий, тоже! Есть еще один очень важный разговор!
        Там же, пять минут спустя

        ПРИСУТСТВУЮТ:
        - ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН;
        - НАРКОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ БЕРИЯ;
        - НАРКОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЯЧЕСЛАВ МИХАЙЛОВИЧ МОЛОТОВ.

        - Товарищи,  - произнес Сталин, усаживаясь за стол,  - дела военные у нас пошли неплохо, и особо беспокоиться вроде бы не о чем, хотя присматривать за нашими генералами, разумеется, надо. Мало ли у кого какие мысли в голове бродят. Но сейчас я не о том. Выиграв войну  - это уже не должно вызывать сомнений,  - надо потом суметь еще и выиграть мир. Россия тем и отличалась во все времена, что блестящие победы ничего ей в итоге не приносили, за исключением, пожалуй, новых проблем, ибо дипломаты отдавали все, что генералы добывали ценой солдатской крови. Надеюсь, всем понятно, что сейчас так быть не должно?
        - Понятно, товарищ Сталин,  - кивнул Молотов.
        - Эх, Вячеслав,  - раздраженно бросил Верховный,  - сомневаюсь я, что ты понял, о чем я говорю. В первую очередь это касается твоего наркомата. В НКИДе надо еще разгрести литвиновский гадюшник, в котором толком не поймешь, кто свой, кто чужой. Лаврентий тебе, конечно, окажет помощь, но за тебя твою работу делать он не будет. Ты полагаешь, что в Англии и Америке все будут радоваться нашей победе над Гитлером? Черта с два! Нам скажут: «О-кей, русские, спасибо. Гитлер побежден, и теперь вы можете убираться обратно в свою Сибирь. Да, и не забудьте вернуть нам Эстонию, Латвию, Литву и Восточную Польшу, потому что они нам понадобятся, когда мы будем строить против вас санитарный кордон». Разве это не так, Лаврентий?
        - Все так, товарищ Сталин,  - кивнул Берия, сверкнув стеклами пенсне.  - Скажу даже больше  - по опыту той стороны понятно, что точно так же к нам отнеслись бы, будь на месте СССР Российская империя или общедемократическая буржуазная Российская Федерация…
        - И это тоже верно, Лаврентий,  - согласился Вождь, разламывая папиросы и набивая свою знаменитую трубку,  - классовая борьба классовой борьбой, но не надо забывать и о том, что из-за трехсот процентов прибыли капиталисты пойдут на любое преступление, невзирая на то, кого надо грабить  - пролетария, или же своего брата буржуя… Другого буржуя им грабить даже приятнее, потому что риска меньше, а выгода больше. Наша революция показала всему миру, на что способен пролетарий, когда ему нечего терять, кроме своих цепей.
        - Но, товарищ Сталин,  - добавил Берия,  - та же история показала, что наша революция явление все же уникальное. Для ее успеха должно было совпасть так много факторов, что вряд ли когда-нибудь в истории повторится хоть что-то подобное. Все прочие революции побеждали только в странах третьего мира вроде Кубы, Анголы и Никарагуа, или при поддержке нашей армии в ходе Второй мировой войны, освободившей Восточную Европу, Северные Китай и Корею от германских нацистов и японских милитаристов.
        - Лаврентий,  - улыбнулся Верховный,  - я вижу, что ты неплохо выучил уроки истории. Не думаю, что и в этот раз все будет по-иному. Троцкисты останутся троцкистами, маоисты  - маоистами, сионисты  - сионистами, а ренегаты от европейской социал-демократии так и останутся социал-демократическими ренегатами. И это уже твоя забота  - подумай, кого требуется убрать, кого задвинуть на вторые роли, а кого обвинить в пособничестве фашизму и сделать козлом отпущения за победу Гитлера в Европе. При этом ты должен помнить, что помочь нам просятся китайские товарищи с той стороны. И поскольку негоже складывать яйца в одну корзину, то, будь добр, пошли кого-нибудь присмотреть за товарищем Мао… Так, на всякий случай, чтобы он случайно не наломал еще больше дров.
        - Все зависит от того,  - сказал Берия,  - будет ли Советский Союз воевать против японских милитаристов так же, как он сейчас воюет против германских нацистов?
        - Вопрос о «Семи днях осени», Лаврентий,  - усмехнулся Сталин,  - пока еще находится в стадии обсуждения. Слишком уж много там заинтересованных лиц и политических амбиций, и переговоры с той стороны идут очень непросто. И еще не факт, что в назначенный срок японцы повторят свою операцию в Перл-Харборе, хотя тайная подготовка к ней уже в полном разгаре. И лишняя головная боль СССР тоже не нужна. Потому-то я и прошу тебя как можно внимательней понаблюдать за товарищем Мао. Борьба за власть среди верхушки китайских коммунистов еще не завершена, и надо посмотреть, не будет другой председатель ЦК КПК более выгоден Советскому Союзу, чем товарищ Мао. Но сделано все должно быть так чисто, чтобы Советский Союз, как жена Цезаря, остался вне подозрений. Учти, что кроме нас с тобой таким же вопросом могут озаботиться власти Англии и США, поддерживающие сейчас троцкистское течение в коммунизме. Нам совсем не нужно повторение той истории, когда СССР помог становлению коммунистического Китая, превратившегося в итоге в нашего врага. Полтора миллиарда враждебных нам китайцев по соседству  - это все-таки для СССР
слишком много и слишком опасно.
        - Я понял вас, товарищ Сталин,  - сказал Берия.
        Верховный большим пальцем умял табак в трубке, а потом взглянул на Молотова.
        - Вяче,  - сказал он, чиркая спичкой и прикуривая,  - в рамках этой операции тебе надо отправить в Яньань дипломатическую миссию, состоящую из работников НКИД среднего звена. Крупных фигур не надо, но в случае необходимости на месте должны оказаться люди, способные вести с китайскими товарищами серьезные переговоры.
        Выслушав Сталина, Молотов достал блокнот и сделал в нем запись.
        - Кстати, Вяче,  - спросил Верховный,  - есть ли уже какая-нибудь реакция по линии дипломатии со стороны официальных лиц Великобритании и США?
        - Британский посол Криппс,  - сказал Молотов,  - в первые дни войны буквально обивал порог НКИДа, пытаясь получить, как он говорил, «достоверную информацию о ходе войны». Но вскоре эти попытки прекратились. Американский посол Штейнгарт ведет себя пока индифферентно, хотя ему как еврею, тем более богатому еврею, не может нравиться нацистский режим. Очевидно, что Фрэнки, как зовут Рузвельта сами американцы, еще не принял окончательного решения.
        - По данным, полученным моим наркоматом,  - добавил Берия,  - британский посол прекратил свою активность потому, что данные о ходе боевых действий на Восточном фронте англичанам сообщили сами немцы, точнее, те их круги, которые раньше стояли за мирные переговоры, попытку которых предпринял в мае этого года Рудольф Гесс. Эти люди считают, что даже такой «похабный мир»  - это меньшее зло, чем нашествие на Европу большевистских варваров. Предпринятые нашей авиацией в первый же день войны бомбардировки Берлина отозвались политическими потрясениями и в Лондоне, и в Вашингтоне, и даже в Токио.
        - Мы уже читали докладную по этому вопросу,  - кивнул Сталин,  - и тоже полагаем, что определенные круги в Германии и Британии вполне способны на сепаратный политический сговор за спиной своих военных. Только сперва немцы должны будут пожертвовать головами Гитлера, Геринга, Гиммлера, Геббельса, Деница, ну и еще пары-тройки наиболее успешных германских генералов и адмиралов, замешанных в жестоком обращении с британскими военнопленными и командами торговых судов. Без этого англичане даже не станут с ними разговаривать.
        Поэтому особой угрозы в подобных настроениях части германской верхушки я не вижу. Но все же ты сообщи об этом кому положено. Гитлер должен знать, что спасая свою шкуру, кое-кто из его соратников с радостью сдаст его, как барана на заклание, британским мясникам. Как и что  - это вы сами определитесь. Не мне тебя учить. Пусть Гитлер устроит чистку в своем окружении. Это, несомненно, деморализует всю систему управления в Германии, и как раз в этот момент мы нанесем главный удар.
        - Все сделаем, товарищ Сталин,  - сказал Берия,  - найдутся и люди, и каналы, по которым мы можем сообщить кому надо нужную информацию.
        - Хорошо, Лаврентий.  - Верховный взглянул на Молотова.  - А тебе, Вяче, будет особое задание. Нужно подобрать людей для участия в трехсторонних переговорах на той стороне. Руководитель делегации, безусловно, товарищ Громыко, остальные  - на твое усмотрение. Главное  - чтобы среди них не было никого из литвиновской банды. Список представишь мне завтра. Ну что, товарищи, пожалуй, все на этом?
        Все дружно стали собираться, негромко переговариваясь между собой.

29 июня 1941 года, Брест

        На войне все и всегда случается внезапно, по крайней мере для тех полководцев, которые не уделяют достаточного внимания собственной разведке и не имеют дара стратегического предвидения. Но иногда внезапность случается из-за неправильного истолкования намерений и оценки возможностей противника. Вот так и Гудериан в этом варианте истории допустил роковой просчет, без которого он, вместе со своей танковой группой, еще, пожалуй, мог бы какое-то время сопротивляться.
        Но после недели боев впечатление у Гудериана о противостоящих ему русских частях сложилось весьма своеобразное. Он признавал, что они обладают значительной огневой мощью, хорошо подготовленным и тактически грамотным личным составом, но в то же время не способны на быстрые маневренные действия в условиях быстро меняющейся обстановки. Все это время южнее Бреста они, прикрываясь мощью своей артиллерии, медленно отступали с рубежа на рубеж, лишь изредка контратакуя и не пытаясь наносить серьезные контрудары. Это давало немецкому командованию надежду на то, что после еще одной переброшенной на плацдарм резервной дивизии, еще после одного решительного натиска русская оборона падет, и далее все пойдет, как намечено.
        Но ожидаемый успех все никак не наступал, русские войска если и пятились, то только на нескольких специально выбранных для этого направлениях, формируя узкие вытянутые мешки, больше похожие на заранее подготовленные ловушки, чем плацдармы для многообещающих прорывов. Тот же Гудериан с разбегу вляпался в мешок и был в полном восторге ровно до тех пор, пока не обнаружил, что на восток и север за реку Мухавец ему продвинуться не дадут, ибо там оказалось полно русских войск, плотно севших в полевую оборону, позиции которых невозможно обойти. В этих болотах может бесследно сгинуть не одна армия. На поросшем болотистыми лесами плацдарме есть всего одна дорога, и та днем и ночью находится под огнем дальнобойной русской артиллерии.
        К несчастью, Гитлер категорически отказывался давать разрешение на отвод войск с этой гиблой позиции, настаивая на продолжении атак на Кобринском направлении. Положа руку на сердце, Гудериан признавал, что на других участках дела идут еще хуже, и прорыв там еще менее вероятен. Единственным разумным решением в таком случае было бы оттянуть войска за линию Западного Буга и, перейдя к позиционной войне, начать строить эшелонированную линию обороны, дабы прикрыть от ответного русского удара как территорию Генерал-губернаторства (бывшей Польши), так и непосредственно территорию самого рейха.
        Такой удар виделся Гудериану неизбежным, потому что, выдержав первый натиск и в основном сохранив кадровые войска, СССР с началом войны приступил к всеобщей мобилизации, что, по ее завершении к концу лета, должно было дать почти трехкратный перевес большевистской армии над силами вермахта. И здесь Гудериан тоже ошибся, и хоть причиной ошибки на этот раз был не снобизм, а банальный недостаток (а точнее, полное отсутствие) нужной информации. И от этого ему было не легче.
        Когда глубокой ночью Гудериану сообщили, что в Бресте, на территории за Мухавцом, слышны звуки множества мощных моторов  - это указывало на передислокацию крупного моторизованного соединения,  - то выяснилось, что делать что-либо уже поздно.
        Ровно в три часа утра в предрассветных сумерках шквальный огонь открыла русская артиллерия, а небо рассекли огненные стрелы реактивных снарядов работающих полными пакетами РСЗО «Град» и «Ураган». Они-то и выжгли все живое в жиденьких окопчиках, в которых, изображая фланговый шверпункт Кобринского плацдарма, находились солдаты многострадальной 267-й дивизии вермахта. Когда по завершении короткой пятнадцатиминутной артподготовки бойцы 205-й мотострелковой дивизии РККА по сигналу зеленой ракеты поднялись в атаку, то оказать им сопротивление было уже некому. Немецкие солдаты на позициях между станцией Мухавец и рекой Западный Буг к тому времени или были уже мертвы, или в самое ближайшее время собирались отправиться в канцелярию святого Петра за документами, ибо даже обычная «Катюша»  - это не лечится, а уж «Град» с «Ураганом»  - тем более.
        Тем, кто не поверит в то, что артиллерия Экспедиционного корпуса могла в считаные минуты уничтожить немецкие полевые укрепления, должен знать, что полевая фортификация немецкой армии с начала ХХ века и до конца Второй мировой войны была предназначена для противостояния сперва шрапнельным, а потом осколочно-фугасным снарядам совместного русско-французского трехдюймового единого калибра. В нашей истории от этих нормативов на полевую оборону они не отделались до самого конца войны, и создавали более или менее устойчивую оборону только тогда, когда была возможность остановиться и не спеша окружить себя железобетонными укреплениями. То, что было приемлемо во время Первой мировой войны, с натяжкой годилось во время Второй мировой войны, но не годилось, когда на арену войны вышли вооруженные по своим нормативам пришельцы из будущего.
        Сами немцы после Первой мировой войны перешли на дивизионный дуплекс из 105-мм для легких гаубиц и 150-мм для тяжелых, считая, что они, как самые умные, получили подавляющее огневое превосходство над всеми своими вероятными противниками, потому что все они основным калибром дивизионной артиллерии сохранили пушки трехдюймового калибра. Но в данном случае все было совсем наоборот, потому что вражеские позиции обрабатывала артиллерия не РККА, а Экспедиционного корпуса, а там линейка калибров начинается даже не со 105 мм, а со 122 мм. Одной только мощной взрывчатки родом из конца ХХ века в боевой части реактивного снаряда «Града» больше, чем весил полностью собранный снаряд к трехдюймовке. Вот и не выдержали огневого удара окопы, дзоты, блиндажи и пулеметные гнезда, построенные в расчете на другие нормативы.
        Вслед за мотострелками РККА, занявшими руины бывшего немецкого шверпункта, ревя моторами пошли в атаку общевойсковые бригады Экспедиционного корпуса потомков, буквально вспоровшие сперва дивизионные, а потом и корпусные немецкие тылы. Наступление шло по двум почти параллельным направлениям. Одна группировка из двух общевойсковых бригад Экспедиционного корпуса наступала вдоль восточного берега Буга, имея задачей установить внешнее кольцо окружения ударных частей 1-й танковой группы. Еще две бригады наступали на Малориту, которую только два дня назад покинули остатки 75-й стрелковой дивизии РККА, и они должны были составить внутреннее кольцо окружения, которое отразило бы попытки Гудериана самостоятельно вырваться из окружения.
        К двум часам дня все было кончено в смысле, что все пути снабжения пяти танковых, четырех моторизованных, трех пехотных и одной кавалерийской дивизий противника были перерезаны, а значит, горловина «мокрого мешка» оказалась надежно перевязанной. Помимо всего прочего, в окружение попали элитная моторизованная дивизия «Дас Райх» и моторизованный полк дивизии «Великая Германия».
        Почти сразу же в районе Малориты начались ожесточенные бои частей Экспедиционного корпуса с пытающимися вырваться из окружения немецкими танковыми и пехотными частями, продолжавшиеся до наступления темноты. В результате того, что всю последнюю неделю 2-я танковая группа из-за плохих коммуникаций сидела на голодном топливном пайке, к концу дня у немецких танков и бронетранспортеров начало кончаться горючее, и немцы вынуждены были бросить исправную боевую технику. Будто в кривом зеркале отразилась ситуация, сложившаяся в нашей истории во время советского контрудара под Гродно, когда 6-й мехкорпус генерала Хацкилевича был разгромлен и прекратил свое существование по причине нехватки топлива.
        Можно сказать, что здесь, южнее Бреста, в миниатюре разыгрывалось то, что на двое суток позднее должно было произойти на вершине Белостокского выступа, откуда и должны были нанести свой разящий удар три механизированные армии осназ. Поэтому здесь, на КНП южного участка обороны 6-й стрелковой дивизии, присутствовали наблюдавшие за наступлением  - маршал Буденный и командующие армиями генералы Рокоссовский, Горбатов, Ватутин, командующие мехкорпусами генералы Рыбалко, Лелюшенко, Лизюков, полковники Ротмистров и Катуков, подполковник Черняховский.

18 января 2018 года. Москва. Здание МИД РФ на Смоленской площади

        Глава делегации СССР Андрей Андреевич Громыко

        Вот уже второй день я нахожусь в будущем. Товарищ Сталин накануне моей отправки в XXI век провел со мной долгую беседу, скорее инструктаж. Были обсуждены многие возможные ситуации, в которые мне пришлось бы вникать на месте. Среди них была одна весьма щекотливая, связанная с так называемым еврейским вопросом. В наше время он особо не выпячивался, а вот у наших потомков, оказывается, считается достаточно серьезным и влияющим на мировую политику.
        Дело в том, что в будущем евреи после войны сумели создать свое государство в Палестине. И одним из инициаторов его создания был товарищ Сталин. Но потом отношения между государством Израиль и Советским Союзом испортились, и вместо потенциального союзника на Ближнем Востоке это еврейское государство стало нам реальным противником. СССР даже вел с Израилем необъявленную войну, поставляя его противникам вооружение, а наши военные советники принимали непосредственное участие в боевых действиях.
        К 2018 году дипломатические отношения между Израилем и Российской Федерацией нормализовались. В Москве находилось посольство Израиля, и граждане России свободно могли посетить Иерусалим и израильские курорты. Правда, там не всегда было спокойно  - арабы, живущие в Палестине, время от времени совершали нападения на евреев и на представителей других национальностей. Но в XXI веке терроризм вообще стал очень большой проблемой. Бомбисты, взрывающие себя вместе с ни в чем не повинными людьми, стали здесь вполне обыденной вещью. Но вернемся к тому, о чем мне говорил товарищ Сталин.
        Он предупредил меня о том, что со мной обязательно попытается встретиться посол государства Израиль. Товарищ Сталин предупредил меня, чтобы я не отказывался от подобной встречи. Еврейские банкиры и политики весьма влиятельны во многих странах мира, и в случае открытой ссоры с ними мы можем иметь большие неприятности. А в том случае, если мы сумеем найти с ними общий язык, то, наоборот, они могут оказать нам немалую помощь. Товарищ Сталин дал мне подробнейшую инструкцию и некоторые документы, которые должны помочь в разговоре с представителем Израиля.
        И вот, уже на второй день нашего прибытия в будущее, наш референт из Министерства иностранных дел Российской Федерации доложил мне, что посол Израиля господин Гарри Корен настоятельно просит господина Громыко встретиться с ним. Как и советовал мне товарищ Сталин, я согласился на встречу, и наш с ним разговор должен был состояться в помещении Министерства иностранных дел Российской Федерации. Тем самым мы лишний раз подчеркнем единство нашей внешней политики. Да и иначе не должно быть  - ведь не зря же я с 1957 по 1985 год был министром иностранных дел СССР. Я хорошо запомнил, как посмотреть на меня приезжали старые дипломаты и, встретившись со мной взглядом, хватались за сердце. Удивительная история получается  - те люди, которые совсем молодыми пришли в МИД во времена моей старости, сейчас оказались вдвое меня старше.
        Господин Корен вежливо поздоровался со мной. Потом мы уселись за стол, и первым же делом он попросил на хорошем русском языке переводчика оставить нас вдвоем. Русским языком посол Израиля владел свободно, и переводчик нам действительно был не нужен.
        - Уважаемый Андрей Андреевич,  - господин Корен решил сразу перейти к делу,  - я напросился на встречу с вами для того, чтобы спасти мой народ.
        Такое необычное начало нашей беседы меня весьма удивило. Я даже не понял, о чем, собственно, идет речь.
        Заметив недоумение на моем лице, господин Корен пояснил:
        - Видите ли, Андрей Андреевич, дело заключается в том, что в ходе Второй мировой войны евреи подверглись страшным гонениям со стороны нацистов. Гитлер решил уничтожить весь наш народ. За шесть лет войны было убито, отравлено ядовитыми газами, забито до смерти, сожжено шесть миллионов евреев. Представляете  - по миллиону мужчин, женщин и детей в год!
        - Это ужасно,  - ответил я.  - Но Красная Армия вместе с добровольцами из России в нашей истории сейчас сражается против Гитлера, чтобы этого не случилось. Да и как технически вы собираетесь спасать советских евреев? Ведь евреев в других странах Европы мы пока спасти не можем.
        - Андрей Андреевич,  - господин Корен посмотрел мне в глаза,  - мое правительство предлагает эвакуировать всех советских евреев в Израиль. Мы готовы оплатить эту эвакуацию и помочь сражающейся с нацистами Красной Армии вооружением и боевой техникой.
        Именно о таком предложении со стороны Израиля меня предупреждал товарищ Сталин. Я удивился прозорливости нашего вождя. И потому я ответил послу так, как велел мне товарищ Сталин.
        - Господин Корен, я понимаю ваши чувства, но скорее всего, ваше предложение будет отклонено моим правительством. Ведь десятки тысяч советских евреев сражаются сейчас в рядах Красной Армии. Еще больше их трудится в тылу, изготовляя оружие, боеприпасы  - словом, все, что нужно фронту. И вы предлагаете, чтобы правительство СССР предложило им  - спасайтесь, бросьте фронт, оставьте станки и чертежные доски, а мы отправим вас в безопасное место, где спокойно, не рвутся снаряды, не горят дома и где не гибнут люди. Как вы думаете, что нам в ответ скажут сотни тысяч советских евреев?
        Господин Корен стушевался. Он явно не ожидал от меня такого ответа. Немного подумав, он решил зайти с другой стороны.
        - Андрей Андреевич, конечно, я все понимаю, но и вы меня поймите  - ведь Гитлер проводит настоящий холокост, планомерно истребляя именно евреев. Поэтому справедливо будет сделать все, что спасет их жизни.
        - Господин Корен, если рассуждать насчет справедливости, то мне надо напомнить вам, что в процентном отношении к общему количеству жертв во время Второй мировой войны больше всех было уничтожено цыган, а если в общем количестве  - то русских. Но не будем мерить, чьей крови больше пролилось. Поговорим о другом.
        Я открыл свою рабочую папку и достал письмо. Его подписали будущий дважды Герой Советского Союза Давид Абрамович Драгунский (сейчас он командует танковым батальоном в Белоруссии), будущий Герой Советского Союза Израиль Ильич Фисанович (в июне 1941 года  - помощник командира подводной лодки Щ-404 Северного флота), будущий Герой Советского Союза Лев Михайлович Доватор (сейчас он начальник штаба 36-й кавдивизии, воюющей на Западном фронте), будущий Герой Советского Союза Марк Лазаревич Галлай (в июне 1941 года  - летчик-испытатель ЦАГИ). Все они категорически возражали против предложенной им эвакуации «в безопасное место» и заявляли, что они готовы биться насмерть с врагом, защищая Советскую Родину.
        - Господин Корен, прочитайте это,  - сказал я, протягивая письмо послу Израиля.
        Тот быстро пробежал его, вздохнул, прочитал еще раз, а потом так же молча вернул его мне.
        - Надеюсь, фамилии этих героев Великой Отечественной войны известны в Израиле?  - спросил я.
        - Да, известны,  - ответил господин Корен.  - Ими гордится еврейский народ…
        - И советский народ тоже,  - я аккуратно положил письмо будущих Героев Советского Союза в папку и достал оттуда несколько других писем.
        - А вот это,  - я показал их израильскому послу,  - письма от ваших соотечественников. Все они бывшие или действующие военнослужащие ЦАХАЛ  - так у вас, кажется, в Израиле называется армия. Так вот, они обращаются к правительству СССР с просьбой разрешить им в качестве добровольцев отправиться на фронт, чтобы воевать там с Гитлером. Они так и пишут  - вот перевод: «Хочу отомстить за своего прадеда, убитого нацистами в 9-м форту». Это, кажется, в Литве?
        Господин Корен так же молча кивнул мне. Он еще немного посидел, а потом встал, показывая, что наша беседа подошла к концу. Израильский посол пожал мне руку и отправился к выходу.

        Часть 3. Момент истины

1 июля 1941 года, 03:20. Белостокский выступ, район Ломжа-Замбрув

        Ровно девять дней и ночей продолжалась эта война, и эти девять дней уже успели поставить крест на надеждах одних господствовать над миром, других ввели в состояние полного недоумения, а третьих убедили в том, что все идет по заранее разработанным ими планам. И вот эти планы подошли к пункту, когда оборонительная фаза приграничного сражения оказалась полностью завершенной, и надо было начинать двигаться дальше на запад, как завещал великий полководец Востока Чингисхан  - к Последнему морю.
        Пока шла оборонительная для советской стороны фаза приграничного сражения, ситуация на советско-германском фронте для обеих сторон складывалась вполне однозначно. Немецкие ударные группировки, оторвавшиеся от тыловых складов и увязнувшие в советской обороне, барахтались, пытаясь продвинуться хоть немного дальше и неся при этом неоправданные потери. Командование вермахта снимало войска с второстепенных участков фронта и направляло их туда, где, по мнению германских генералов, в них была необходимость. То есть с вершины Белостокского выступа  - из 9-й и 4-й армий  - маршевые пополнения уходили соответственно к 3-й и 2-й танковым группам Гота и Гудериана, а с вершины Львовского выступа  - к танковой 1-й группе Клейста.
        В результате, например, левофланговый для 4-й армии 7-й армейский корпус, с 22 июня не принимавший серьезного участия в боях, по численности сократился до дивизии. Та же судьба постигла и дислоцированный южнее 9-й армейский корпус немцев. Немецкие войска, подвергшиеся такой вивисекции, вовсе прекратили активные боевые действия и принялись интенсивно окапываться, утратив превосходство даже над теми советскими войсками, которые на этом участке стояли еще с 22 июня. Артиллерия, например, была сокращена не менее радикально, в дивизиях на вершине выступа оставили по одной шестиорудийной батарее 105-мм гаубиц, а все остальное еще в первые дни войны ушло туда, где оно к настоящему моменту было полностью утилизировано в ходе контрбатарейной борьбы.
        Советская сторона, уверенно оборонявшаяся на ключевых для немцев направлениях, напротив, в течение последних суток спешным темпом наращивала численность своих войск именно там, где конфигурация границы позволяла нанести глубокий удар вглубь вражеской территории на стыке крупных соединений противника. Главная роль при этом отводилась трем ударным армиям особого назначения, прошедшим специальную подготовку на полигонах в глубоком прошлом, и вооруженным снятым с консервации оружием и техникой конца ХХ века. Все эти три армии, выходя из глубокого рейда по территории далекого прошлого, плотно сконцентрировались на вершине Белостокского выступа в треугольнике Замбрув - Ломжа - Стависки.
        На юге, в полосе действия Юго-Западного фронта, в Львовском выступе концентрировались подвижные соединения, укомплектованные исключительно местной техникой и проходившие предвоенную подготовку на территории СССР. Это были конно-механизированные корпуса генералов Карпезо и Рябышева, усиленные двумя самоходными противотанковыми бригадами. Если в начале войны, на случай успешного вражеского прорыва, кавмехкорпус Карпезо был дислоцирован в полосе 5-й армии, а кавмехкорпус Рябышева в полосе 6-й армии, то теперь, когда немец выдохся и не мог преодолевать сопротивление даже советских линейных стрелковых дивизий, оба кавмехкорпуса усилили самоходными противотанковыми бригадами, после чего перебросили на исходные позиции в район Перемышля, где славная 99-я стрелковая дивизия и без того давала немцам перцу, как и в том варианте истории, отбросив 101-ю легкопехотную дивизию противника на несколько километров от государственной границы.
        На Северо-Западном фронте закончил свое сосредоточение во втором эшелоне 8-й армии кавмехкорпус генерала Хацкилевича. Тут, где не было возможностей для хитрых обходных маневров, предстоял жесткий лобовой удар на Тильзит против почти полностью выгоревшей в жестоких боях 4-й танковой группы генерала Гепнера. В общем контексте наступательной фазы приграничного сражения этот удар мыслился исключительно как вспомогательный, для того чтобы ни одна немецкая группа армий не осталась бы без болезненных шлепков со стороны советского командования.
        Оставались невостребованные резервы и у Экспедиционного корпуса. Поскольку дела на Алитусском направлении шли более или менее приемлемо и с форсированием Немана у Гота, мягко говоря, не получалось, четыре резервных смешанных общевойсковых бригады с этого направления параллельно с развертыванием ударных армий особого назначения в течение двух последних суток были переброшены под Августов, и вместе с 204-й мотострелковой дивизией РККА изготовлены к вспомогательному удару на Сувалки и далее на север на соединение с войсками Северо-Западного фронта. Тем самым 3-я танковая группа Гота должна была оказаться окончательно отрезанной от материально-технического снабжения, которое и так поступало к ней в объеме примерно двадцати процентов от необходимого.
        Параллельно в далеком 2018 году Российская Федерация объявила о начале внезапной проверки Западного военного округа и Балтийского флота, в ходе которой по воздуху и морем начала массированную переброску войск в Калининградскую область. Внезапная проверка плавно перетекла в учения «Балтийский щит  - 2018», в ходе которых концентрация войск еще более увеличилась, а на армейских полигонах началась активная боевая работа.
        И хоть операция прикрытия была осуществлена идеально, но мир, уже осведомленный о том, что сейчас творится в другой реальности примерно в этих местах семьюдесятью семью годами ранее, ни на йоту не поверил в эту маскировку. Все были уверены (и справедливо), что русские раз уж они затеяли переигрывание Второй мировой, готовятся поставить в истории Третьего рейха жирную точку. Но вой по этому поводу почему-то (а в самом деле, почему?) подняли только в Варшаве, Вильнюсе, Риге и Таллине.
        Хельсинки, кстати, промолчали, и только потому, что из-за межвременного занавеса донеслось, что Финляндия в той истории так и не рискнула вступить в войну с СССР, а президент Рютти, который был инициатором заключения германо-финского союза, сперва подал в отставку, а потом покончил жизнь самоубийством, когда узнал, что правительство СССР требует его выдачи для показательного суда как военного преступника, планировавшего разрушение Ленинграда.
        На немецкой стороне тоже происходили определенные подвижки. С самого начала войны советская артиллерия использовала не только осколочно-фугасные, бронебойные, кумулятивные и шрапнельные, но еще и снаряженные листовками агитационные снаряды. Разбрасывала листовки и авиация. От бомбардировщиков, которые брали контейнеры с листовками в полет вместе с бомбами, до специальных беспилотников, точечно доставляющих пачки бумаг к заранее выбранным объектам. Агитационные материалы были разные. Для рядовых это были мрачные листки в готических тонах с надписями вроде «Вы все умрете», «Сибирь  - это навсегда», «Застрели товарища и застрелись сам» и прочей чернухи.
        Кроме того, имели место красочные фотографии гей-парадов под Бранденбургскими воротами, пачки немецких газет XXI века (подбрасывались с беспилотников исключительно в штабы не ниже дивизионного). В них муссировались только две темы: об ужасном Путине, который правит всем миром, и о том, как смачно шоколадные беженцы, понаехавшие в Фатерлянд из Африки и Ближнего Востока, насиловали немецких фройляйн и фрау на Рождество 2018 года, а полиция не могла всему этому противостоять, потому что обижать беженцев ей не разрешено. Ну, и фото последней немецкой рейхсканцлерии, оплывшей и хмурой. Также был представлен и текст «Канцлер-акта», который в течение ста пятидесяти лет с момента разгрома фашистской Германии должен подписывать каждый германский канцлер.
        Были там еще и материалы о военных преступлениях германских нацистов, и о том, какая расплата за них последует. Прилагались фотографии полуобгоревшего трупа Адольфа Гитлера, отравившегося в тюрьме Нюрнберга Германа Геринга, трупы повешенных Иоахима фон Риббентропа, Вильгельма Кейтеля, Эрнста Кальтенбруннера, Альфреда Розенберга, Ганса Франка, Вильгельма Фрика, Юлиуса Штрейхера, Фрица Заукеля, Артура Зейсс-Инкварта и Альфреда Йодля.
        Честное слово, подбросить в сортир пачку дрожжей  - значительно гуманней того, что совершили сталинские пропагандисты и российские пиарщики из 2018 года. Были среди немецких офицеров слабонервные идеалисты, которые, просмотрев все эти материалы, тут же пускали себе пулю в висок. Да и те, которые не застрелились, тоже находились в таком смятенном состоянии души, что воевать нормально не могли. Да и как тут воевать, когда узнаешь такое!
        Итак, все было готово, последняя пуговица к мундиру последнего красноармейца пришита, войска выведены на исходные позиции, а на направлениях прорыва сформированы мощные ракетно-артиллерийские кулаки. Пройдет еще несколько минут, взлетит зеленая ракета, и земля содрогнется от тяжкого грохота артиллерийской подготовки.

1 июля 1941 года, 03:30 мск. Советско-германский фронт

        Едва только секундная стрелка пересекла роковую отметку, ровно в три часа тридцать минут по московскому времени на вершине Белостокского выступа взревела советская реактивная и ствольная артиллерия. Через пару секунд эхом отозвались орудия под Августовым, а еще мгновение спустя под Таураге и Перемышлем. Отвлекающая артподготовка началась под Граево, Брестом и Христианополем у основания Львовского выступа. Подвижных соединений, способных нанести удары на всю глубину вражеского построения еще и на этих направлениях, у СССР не было, но требовалось ввести в заблуждение немецкое командование относительно направления главного удара.
        Например, в районе Бреста, где немцы отчаянными атаками через Буг пытаются деблокировать попавшие в мешок дивизии Гудериана. После артподготовки, которая или уничтожит или отгонит немецкие части на западном берегу реки, мотострелковые батальоны Экспедиционного корпуса на БМП форсируют водную преграду, после чего понтонно-мостовые части начнут наводить переправы для переброски на западный берег танков, пехоты и артиллерии.
        Этого будет вполне достаточно, чтобы немецкое командование, считающее Брестское направление ключом к Генерал-губернаторству (бывшей Польше), начало лихорадочную перегруппировку сил, стремясь если не уничтожить этот плацдарм, то хотя бы помешать развертыванию на нем наступательной группировки. Но этой группировки нет и не будет, потому что главный удар наносится совсем в другом месте и другими силами. Когда это станет ясно, то менять что-либо будет уже поздно. Как у французов в сороковом, после прорыва Гудериана через Арденны.
        Снова, как девять дней назад, в воздух поднялась вся советская авиация. Но только теперь сталинские соколы должны были в условиях своего подавляющего превосходства поддержать наступление советских войск вглубь вражеской территории, а не сражаться за господство в воздухе. Их задача  - пока длится световой день, прижать немцев к земле, максимально затрудняя им перегруппировку войск, одновременно разрушая те мосты и транспортные узлы, которые нужны противнику, и высаживая планерные и парашютные десанты около тех объектов, которые нужно захватить советским войскам.
        Еще не отгремела артиллерия, еще ревевшие моторами танки не прошли первые метры по вражеской земле, а десантники из осназа  - часть из них, одетая в немецкую форму, часть в камуфляж XXI века  - уже начали расчистку путей продвижения ударных группировок, то есть захват мостов, уничтожение и замену на своих людей постов фельджандармерии. Высадившись, они начали перехватывать курьеров и посыльных, направлять немецкие части, спешащие к месту прорыва, по ложным маршрутам, вносить в ряды немецких войск панику, хаос и дезорганизацию.
        Наступавший на Кенигсберг кавмехкорпус Хацкилевича с первых же минут сражения встретил упорное сопротивление немецких войск. Танки у Гепнера давно уже сгорели в отчаянных лобовых атаках на позиции самоходной противотанковой бригады, а вот противотанковая артиллерия и значительная часть пехоты у немцев еще остались. Да и танки те были, честно говоря, слабыми. 4-я танковая группа, сверхштатная относительно первоначального плана «Барбаросса», была укомплектована изготовленными в протекторате Богемии и Моравии танками Pz.Kpfw.38(t)  - в девичестве чешскими LT-38. Вот что о них писал в своих мемуарах в нашей реальности воевавший на них немецкий танковый ас оберлейтенант Отто Кариус:

        Мы проклинали хрупкую и невязкую чешскую сталь, которая не стала препятствием для русской противотанковой 45-мм пушки. Обломки наших собственных броневых листов и крепежные болты нанесли больше повреждений, чем осколки и сам снаряд.

        И это он писал о сорокапятках! А какие разрушения могли причинить «чешским перебежчикам» бронебойные снаряды «форсированных» самоходных пушек Ф-22, уже скорее не противотанковых, а танкоистребительных, когда противотанковая пушка, став самоходной, превращается в хищника, который сам ищет и уничтожает врага!
        Но к первому июля все это было уже не важно. Большая часть чешско-немецких танков обгорелыми коробками стояли на поле битвы под Таураге. Они ждали окончания боевых действий и прихода людей в спецовках, которые погрузят их на железнодорожные платформы и отправят в мартеновские печи уральских заводов на переплавку. Больше ни на что этот металлолом годен не был.
        Танкоистребительные самоходные орудия теперь сопровождали наступающие танки и кавалерию в качестве средства огневой поддержки поля боя. Их длинноствольные пушки, рассчитанные на мощный заряд, на больших дистанциях с легкостью поражали не только вражеские танки, но и позиции противотанковой артиллерии, пулеметные гнезда, а также амбразуры дотов и дзотов. На первых порах немецкую оборону на пути к Тильзиту приходилось буквально прогрызать. Но спешить было некуда, и при поддержке артиллерии и авиации, сорвавших немцам маневр силами, кавмехкорпус Хацкилевича медленно, но верно продвигался вперед. Основное средство ПТО вермахта, так называемые дверные колотушки были бессильны против брони модернизированных Т-34 и КВ.
        Удар четырех общевойсковых бригад Экспедиционного корпуса от Августова на Сувалки поставил немцев в безвыходное положение. 162-я пехотная дивизия вермахта на этом участке фронта за предшествующие дни понесла большие потери, пытаясь атаковать этот самый Августов. Она должна была прервать обстрелы расположенной в его районе советской дальнобойной артиллерии, обстреливающей основные пути снабжения, транспортные узлы и склады 3-й танковой группы. Задачу эту ей выполнить не удалось. Августов устоял, и обстрелы продолжались. Сама же дивизия в ходе тех боев была обескровлена, потеряв убитыми и ранеными до половины личного состава.
        И вот теперь удар частей Экспедиционного корпуса разорвал ее пополам, отбросив меньшую часть на восток к позициям 256-й пехотной дивизии, а большую  - на запад. После чего танки Т-72 и БМП-2 рекой хлынули к Сувалкам. И ходу им было до цели всего сорок километров, а до железной дороги, которую требовалось перерезать в первую очередь, вдвое меньше. И никаких препятствий на пути, кроме разрозненных и обескровленных подразделений, большей частью тыловых и вспомогательных. И хоть полного окружения и не получится  - не та ширина горловины, но логистика у соединения генерала Гота, и без того отвратительная, после этого удара будет уничтожена окончательно, и доставлять снабжение его частям можно будет только через территорию, контролируемую группой армий «Север», к тому же поперек основных транспортных путей.
        Однако основные события этого дня разворачивались на вершине Белостокского выступа, где наступление на позиции немцев начали три ударные армии особого назначения под общим командованием красного маршала Семена Михайловича Буденного. Каждая ударная армия осназ включала в себя два механизированных и один мотострелковый корпус, по немецкому обычаю в боевых порядках движущийся так называемым проходческим щитом. Это означало, что мехкорпуса, имеющие в своем составе больше шестисот танков Т-72 и Т-55, двигаются сомкнув фланги в первом эшелоне, а сразу за ними идет мотострелковый корпус, в котором танков почти нет. Но зато в них много мотопехоты, устраняющей все недоделки танковых частей, и до прибытия дивизий НКВД обеспечивающей безопасность путей снабжения. И вот три такие конструкции разом двинулись вперед, сминая и перемалывая в труху и без того ничтожные немецкие заслоны на вершине Белостокского выступа.
        1-я ударная армия под командованием генерала Рокоссовского наносила удар в общем направлении от Цехановца, где еще недавно спасали 5-й стрелковый корпус, в общем направлении южнее Варшавы на Деблин и Радом, таким образом обозначая угрозу окружения 4-й, 6-й, 17-й немецких армий и 2-й и 1-й танковых групп. А если учесть, что одновременно от Перемышля в Львовском выступе на тот же Радом и Краков ударили кавмехкорпуса Карпезо и Рябышева, то немецкое командование оказалось в положении пожарного, у которого горит сразу все и везде. 9-й армейский корпус немцев был легко смят, через Буг наведены понтонные мосты, после чего танки и мотопехота хлынули, чтобы исполнить замысел советского командования  - «окружить и уничтожить основные силы вермахта в приграничном сражении», не допустив их отступления вглубь территории Европы.
        2-я ударная армия под командованием генерала Горбатова, наносящая первый удар от Замброва на Остров Мазовецкий, легко смяла то, что после девятидневных боев и многочисленных перегруппировок осталось от противостоящего ей 7-го армейского корпуса немцев, после чего рванула вперед на Варшаву, до которой и было-то всего около ста километров. Варшава сама по себе была не только столицей бывшей Польши, но еще и крупнейшим логистическим узлом. С падением Варшавы немецкая оборона восточнее Вислы должна была развалиться сама по себе.
        3-я ударная армия под командованием генерала Ватутина наносила удар от Ломжи-Стависки на Алленштайн, и в дальнейшем на Эльблонг, отрезая северную часть группы армий «Центр» и всю группу армий «Север». Противостоящая ей 87-я пехотная дивизия немцев была вытянута в нитку более чем на сто километров, потому что это направление, как полагали авторы плана «Барбаросса», считалось безопасным. Советские танки и мотопехота, выполняя поставленную перед ними задачу, прошли через немецкие боевые порядки как раскаленный нож сквозь масло и устремились в общем направлении на северо-запад.
        Чем дальше врезались в глубину немецкой территории советские танки и высаживались парашютные и планерные десанты, тем более очевидным становилось для всех, что Германия эту войну уже проиграла. И как только запланированная мышеловка захлопнется, выхода из нее, даже в виде почетной капитуляции, у немецкого командования уже не останется.

3 июля 1941 года, 14:05 мск. Франция, Лазурный берег, Грас, вилла «Жаннет»

        Иван Алексеевич Бунин, великий русский прозаик и публицист

        Пожилой человек с поседевшими висками, слегка склонив набок голову с аккуратным пробором, сидел за столом и внимательно слушал радио «Голос Москвы», совсем недавно, менее полугода назад, появившееся в эфире вместо невесть куда пропавшего «Радио Коминтерна». Тут же, за этим же столом с самоваром и чайными чашками, сидела женщина с тонким аристократическим лицом  - это была супруга писателя Вера Николаевна, в девичестве Муромцева. Рядом с ней присутствовали еще две русские женщины-эмигрантки, нашедшие убежище в доме Бунина в эти нелегкие военные годы  - Галина Кузнецова и Маргарита Степун. Кроме перечисленных, за большим обеденным столом расположились двое мужчин. Один из них  - молодой человек, писатель, почитатель таланта Бунина и его мемуарист, Леонид Зуров. Ну, как молодой, тридцать девять лет на фоне семидесяти одного года Бунина и шестидесяти лет его супруги  - это почти что мальчик.
        Тут же, напротив Бунина, сидел ровесник Леонида Зурова  - малороссийский литератор-эмигрант из евреев, Александр Бахрах, которому при встрече с вишистской полицией грозил немедленный арест и отправка в концлагерь. Чтобы спасти этого человека, Иван Алексеевич и Вера Николаевна провели для него обряд крещения, по поводу чего выправили у приходского священника соответствующую бумагу, которая однажды спасла-таки ему жизнь. В нашей истории он, вспоминая свое пребывание на вилле «Жаннет», напишет книгу мемуаров «Бунин в халате», а потом переедет в Мюнхен, где будет активно сотрудничать с финансируемым ЦРУ радио «Свобода»…
        Молча, не произнося ни слова, присутствующие слушали победный голос Левитана, перечисляющий успехи советских войск и какого-то Экспедиционного корпуса. Они были буквально шокированы тем, как развивались события. Но каждый день, ровно в два часа дня по местному времени, вот уже одиннадцать дней подряд они включали радио и настраивали его на волну «Голоса Москвы». Происходило что-то невероятное. Непобедимый, как им казалось, вермахт, бодро промаршировавший по всей Европе, вторгшись в большевистскую Россию, сразу забуксовал на ее границах, неся ужасающие потери.
        Это ломало надежды части русской эмиграции на «скорое освобождение России от ужасов большевизма». Брызгал в оккупированном Париже ядом Мережковский, недавно назвавший Гитлера очередной инкарнацией Жанны д’Арк, призванной спасти мир от ужасов коммунизма. Сам Бунин не относился к числу тех эмигрантов, которые считали, «хоть с чертом, но против большевиков». Но все равно отношение к событиям, происходящим сейчас на западных границах Советской России, у него было двойственным, потому что из-за спины СССР в этот тихий и патриархальный мир заглядывало нечто огромное, страшное и безжалостное.
        И вот теперь для них всех случился еще один удар. Выдержав первый натиск и перемолов в тяжелейших боях самые боеспособные части врага, Рабоче-Крестьянская Красная Армия прорвала немецкий фронт тремя ударными группировками и устремилась на оперативный простор Европы, сжимая уцелевшие в приграничных боях части вермахта железной петлей окружения. В сегодняшней сводке Левитан сообщил, что 2-я ударная армия особого назначения генерала Горбатова завершила бои по ликвидации остатков варшавского гарнизона, а в районе польского города Радом, замкнув окружение вокруг основных сил группы армий «Юг», соединились передовые части кавмехкорпуса генерала Карпезо и 1-й ударной армии особого назначения генерала Рокоссовского. В котле восточнее Вислы оказались измотанные предшествующими боями части трех немецких полевых армий и двух танковых групп.
        - Это конец!  - дослушав сводку, произнес шокированный Александр Бахрах.  - Вермахт теперь окончательно разбит, и большевики вскоре ворвутся в Европу, где никто их уже не остановит. Варварская бомбардировка Берлина, полностью разрушившая центр города, показала, с какими чудовищами мы будем иметь дело!
        - Неужели это говорит тот,  - едко заметила Вера Николаевна,  - кого немцы сразу же отправят в концлагерь, как только узнают, кто он такой!
        - Да, я это говорил, и буду говорить!  - воскликнул Александр Бахрах.  - Как вы не можете понять, что если Сталин захватит Европу, то большевизм будет уже навсегда, и не только в России, но и здесь, во Франции…
        - Говорят,  - несколько невпопад произнес Леонид Зуров,  - что огромные, белые четырехмоторные аэропланы-бомбовозы с красными звездами видели даже над Парижем и другими городами северной Франции…
        Замечание это оказалось несколько неуместным, потому что не далее как сегодня утром один такой «красавец», оставляя за собой белый инверсионный след, прошел на большой высоте над виллой «Жанетт» в направлении к Тулону, где уже больше года отстаивались остатки французского флота. Некогда флот Франции был третьим в Европе и четвертым в мире  - и это если не учитывать хроническую небоеспособность итальянских кораблей.
        - Как вы можете говорить об этом спокойно!  - взвился Бахрах.  - В тот самый час, когда, быть может, решается судьба всей европейской цивилизации. Я же вам вчера говорил, что большевики продемонстрировали такую силу, что остановить их не смогут даже англичане, притом что Америка далеко и совсем не горит желанием вмешиваться в европейские дела.
        Супруга Бунина в ответ на эти слова только презрительно фыркнула, а сам он успокаивающе поднял руку.
        - Спокойнее, господа, спокойнее,  - тихо произнес он,  - не надо эмоций и патетики. Многое еще не понятно. В сводках большевистского радио постоянно упоминаются какие-то части Экспедиционного корпуса. Сие означает, что хотя эти части и сражаются на стороне большевиков, но не входят в состав Красной Армии. При этом те, кто сражаются в этом Экспедиционном корпусе, носят чисто русские фамилии, а командующий Западным фронтом генерал Владимир Шаманов вообще никому не известен… Тут надо бы разобраться во всем как следует.
        - Иван Алексеевич,  - воскликнул Бахрах, вскакивая из-за стола,  - да как вы можете говорить об этом спокойно! Нет, я ни минуты больше не могу оставаться в этом доме! Прощайте, я ухожу, и вы меня больше не увидите!
        - Иван, останови его,  - осуждающе покачала головой Вера Николаевна,  - Александру нельзя отсюда уходить, его же арестует первый встречный жандарм!
        - Это вряд ли,  - возразил Леонид Зуров,  - два дня назад командование большевиков по радио официально предупредило всех, кто может быть замешан в том, что они назвали военными преступлениями, вплоть до самых нижних чинов, о персональной уголовной ответственности. Преследование евреев, кстати, тоже упоминается в этом списке. Теперь, когда точно стало известно, кто хозяин в Европе, вряд ли хотя бы один жандарм рискнет тронуть Александра пальцем. Сочувствующих идеям Гитлера среди них мало, да и своя рубашка ближе к телу.
        - Но все-таки,  - сказала Вера Николаевна,  - лучше бы он вообще никуда не уходил.
        - Да,  - согласился Бунин,  - лучше было бы, если бы он остался здесь с нами. Но я не могу удерживать его силой. Пусть уходит, если ему так хочется. Вольному воля, а для меня все же важнее разобраться в происходящем, чем заранее клеить ярлыки.
        - Черчилль,  - воскликнул остановившийся в дверях Александр Бахрах,  - осудил большевистское вторжение в Европу и призвал весь цивилизованный мир к всеобщему сопротивлению русской угрозе…
        Произнеся последние слова, Александр Бахрах осекся, а Леонид Зуров поучающе поднял вверх палец.
        - Вот,  - заметил он,  - главное им было сказано. Не красная угроза, не большевистская и не коммунистическая, а именно русская. Господин Черчилль знает, о чем говорит.
        Иван Бунин вздохнул и произнес:
        - Большевики в последнее время, если судить по их передачам, стали какими-то уж слишком человекообразными, что ли… Ни тебе классового подхода к искусству, ни тебе рассуждений о грядущей всемирной революции, социализме и превосходстве общественного над частным. Нет, понятно, что такое превосходство в определенном роде имеется  - иначе человеческое общество не могло бы существовать, превратившись в скопище унылых одиночек,  - но их превосходство скорее означало отрицание частной жизни в пользу общественной. Сейчас же об этом они молчат.
        - Теперь подобный подход,  - с ехидством ввернул вернувшийся за стол Александр Бахрах,  - у них называется троцкизмом и карается десятью годами каторги. Впрочем, как я считаю, все это лишь для отвода глаз, и, ворвавшись в Европу, они снова примутся обобществлять все подряд, от заводов до, простите, женщин! Было уже такое, знаем.
        - Не мелите чушь, Александр Васильевич,  - резко возразил Леонид Зуров,  - я думаю, что те, кто стоит сейчас за спиной у Сталина, просто не допустят такого варварского подхода к чужому имуществу в частности и к цивилизации вообще. Обобществлять женщин  - это надо же было придумать!
        - Погодите, Леонид,  - задумчиво произнес Бунин,  - так вы полагаете, что в нашу историю вмешалась какая-то третья сила  - божественная или сатанинская  - и вершит сейчас над человечеством свой беспощадный суд?
        - Нет, Иван Алексеевич,  - ответил Зуров,  - не божественная или сатанинская, а именно человеческая сила  - причем сила русская. Не зря же Черчилль заголосил на весь мир о русской угрозе. И именно русская сила, переварившая большевизм, выходит сейчас на простор Европы, и именно ее испугался наш милейший Александр Васильевич.
        - Ну-ну,  - сардонически усмехнулся Бахрах, по-байроновски сложив на груди руки,  - посмотрим, когда и вас, милейший Леонид Федорович, возьмут за цугундер и потянут в этот, как у них там  - в Гулаг.
        - Тихо, господа, тихо,  - опять прервал спорщиков Бунин,  - большевики доберутся до нас еще не скоро, и у нас еще будет время понять, кто из вас прав. Будем надеяться, что все же прав Леонид, но надо быть готовым ко всему. На сем предлагаю закончить политические споры и послушать прелестную музыку, которую сейчас передает Москва. Это что-то новенькое, я такого еще никогда не слышал.

5 июля 1941 года, 4:15 мск. Германия, Восточная Пруссия, Кёнигсберг

        Несмотря на то что русский морской десант додавил 291-ю пехотную дивизию и вместе с сухопутными частями Красной Армии окончательно взял под свой контроль Мемель, и то, что русским удалось, полностью сломив сопротивление 4-й танковой группы, форсировать Неман и захватить Тильзит, настроение в столице Восточной Пруссии было спокойным. До сих пор зенитная артиллерия Кёнигсбергской зоны ПВО вполне успешно отражала попытки вражеских налетов. Между наступающими русскими частями и оплотом немецкого юнкерства в этих восточных землях были не только сто километров расстояния, но и три долговременных оборонительных рубежа, включая укрепления и форты самого Кёнигсберга.
        «Пока большевики подойдут к городу,  - думали кёнигсбержцы,  - они еще не раз умоются кровью. А мы можем спать спокойно».
        Но никто из них не обратил внимания на тот факт, что Тильзит так быстро пал исключительно потому, что в тылу немецкой обороны внезапно стали появляться небольшие, но хорошо вооруженные штурмовые группы, которые в кратчайшие сроки разрушили структуру немецкой обороны. В частности, они, обеспечив захват двух переправ, по которым подошедшие к Неману танки, самоходные орудия и кавалерия Хацкилевича с ходу форсировали эту водную преграду, тем самым способствовали дальнейшему продвижению своей пехоты.
        Но это были еще цветочки, так сказать проба пера. Единственно, о чем жалело российское командование, так это о том, что ставка Гитлера «Вольфшанце» была расположена в той части Восточной Пруссии, которая позже отошла к Польше, из-за чего не представлялось возможным спланировать и осуществить операцию по внезапному захвату фюрера. Почуяв неладное своим звериным чутьем, Гитлер в любой момент мог перебраться в свою альпийскую резиденции Бергхоф, где достать его будет куда сложнее.
        После длительных советско-российских совещаний на самом высоком уровне было решено не гнаться за показухой и не устраивать персональную охоту на Гитлера. Пока он является правителем Третьего рейха, а не обитателем секции приматов Московского зоопарка, невозможно никакое примирение между Германией, Великобританией и эмигрантскими структурами де Голля… А эти последние, то есть Великобритания и де Голль, при нынешнем развитии событий Советскому Союзу и Российской Федерации отнюдь не друзья, хотя и врагами их пока тоже назвать сложно. Они пока так  - вещь в себе. Но если Гитлер будет убит или пленен, то с его преемниками британские деловые круги быстро найдут общий язык. На то эти круги и деловые, в смысле подлые, алчные и беспринципные.
        Как только это случится, то Британия станет открытым врагом союза РФ-СССР, а следовательно, и она встанет в очередь на экзекуцию. Но чем позднее это случится, тем лучше будет для РФ-2018 и для СССР-1941. Поэтому было решено не отлавливать пока Гитлера  - пусть бежит себе, и заняться изоляцией и уничтожением того, что осталось от группы армий «Север» и 3-й танковой группы.
        К тому времени части Экспедиционного корпуса уже взяли Элк и Сувалки, а передовым частям 3-й Ударной армии осназ генерала Ватутина оставалось всего пятьдесят километров до Эльбинга, взятие которого означало бы выполнение промежуточной задачи по окружению приграничной группировки вермахта. В любом случае 3-я танковая группа уже начала отход от Алитуса в северо-западном направлении на соединение с 16-й армией генерала Буша, которая, в свою очередь, так же медленно откатывалась из-под Каунаса обратно в Восточную Пруссию. На этом участке у РККА почти не было подвижных соединений, поэтому у немецких частей была надежда планомерно отойти к старым  - еще времен до «той войны», пограничным укреплениям  - осесть в них и, сократив линии снабжения, стабилизировать фронт. Эти немецкие солдаты и офицеры совсем не подозревали ни о том, что в течение ближайших суток Ватутин возьмет Эльбинг, несколько запасных батальонов и зенитные подразделения которого не сумеют его остановить, ни о том, что через несколько часов в Кёнигсберге силами регулярных подразделений ВС РФ будет проведена межвременная десантная операция
«Слезы Маргариты», после чего говорить о Восточной Пруссии или группе армий «Север» можно будет только в прошедшем времени.
        На юге задача по рассечению и окружению уже была выполнена, и 1-я и 2-я Ударные армии осназ генералов Рокоссовского и Горбатова, достигнувшие промежуточных рубежей, уже перегруппировывались и подтягивали тылы для того, чтобы стальным валом рвануть через южную и центральную Польшу на запад к Берлину и Дрездену, оставив позади себя стиснутые тугой петлей окружения растрепанные, почти неуправляемые остатки того, что еще совсем недавно было группой армий «Юг». Танковые дивизии без танков и артиллерии, пехотные полки, по численности равные от силы ротам, и огромное количество раненых в прифронтовых госпиталях, которых то ли не успели, то ли просто не смогли вывезти в глубь немецкой территории из-за паралича железнодорожного транспорта, вызванного постоянными авиационными налетами на железнодорожные узлы Варшавы, Радома, Люблина, Деблина, Бреслау и Кракова.
        Еще шли бои под Брестом, где добивали разрезанную надвое и сжатую в кольцо 2-ю танковую группу Гудериана. Сам Быстроходный Гейнц, по слухам, от отчаяния застрелился. Но его солдаты продолжали драться насмерть в этих лесах и болотах, и скорее всего, из них вскоре никто не останется в живых. А 4-я полевая армия, вместе с тыловыми частями 2-й танковой группы, была оттеснена южнее Бреста и должна была разделить судьбу группы армий «Юг». Еще шли бои под Бяла-Подляска, где части Брестской группировки очищали от остатков немецких гарнизонов железнодорожную магистраль Брест - Варшава.
        Но вернемся к нашим баранам, то есть к Кёнигсбергу и «Слезам Маргариты». Первой сразу после полуночи изнутри была атакована военно-морская база Пиллау. Размещенный в Калининграде разведывательный батальон морской пехоты Балтийского флота Российской Федерации, проникший в крепость, на улицы города и причалы через мобильные межвременные переходы, устроил немецкому гарнизону внезапную и беспощадную ночную резню.
        Первыми от выстрелов бесшумного и беспламенного оружия с ночными прицелами пали часовые на постах у кораблей и складов и ночные патрули на улицах. Потом смерть заглянула в караульные помещения, отправив на тот свет бодрствующую смену, а затем вдоволь порезвилась в казармах и кубриках кораблей. К двум часам ночи в Пиллау не осталось ни одного живого немецкого солдата, матроса или офицера, после чего в знак победы над городом взвился невидимый пока в темноте Андреевский флаг.
        Утром едва пришедшие в себя после всего случившегося обыватели будут мобилизованы на перетаскивание и складирование трупов для их последующего захоронения. Хотя многие морские офицеры в эту ночь находились не в своих частях или кораблях, а на квартирах вместе с семьями, и потому уцелели в этой бойне. Ну что же, тем горше будет их пробуждение.
        Чуть позже то же самое началось и в самом Кёнигсберге, с поправкой на масштаб города и на то, что там в основном действовали армейские подразделения, разведполк ВДВ, спецназ ГРУ и прочие «вежливые люди». Утром проснувшиеся жители столицы Восточной Пруссии увидели патрули в невиданной еще ими форме на улицах их города, развевающийся триколор над королевским замком и ратушей, где пришедшего на работу бургомистра уже встречал русский военный комендант. Шок  - это по-нашему! Второй раз за свою историю Кёнигсберг перешел под русскую юрисдикцию[2 - Первый раз Кёнигсберг и Восточная Пруссия были включены в состав Российской империи в ходе Семилетней войны, и находились в ее составе с 1758 по 1762 год. Считается, что вернул город в состав немецкого государства российский император-предатель Петр III при заключении с Пруссией мирного договора, за что и поплатился гвардейским переворотом в пользу собственной жены, будущей Екатерины Великой, и удостоился от ее любовника Григория Орлова смертельного удара вилкой во время попойки. Но история Восточной Пруссии изложена неточно. Восточную Пруссию вернула Фрицу
Екатерина, а вот император Петр Федорович оставил русские войска на ее территории до «особого распоряжения», которое могло и не поступить.Цитирую: «Идея заключения с Пруссией мира принадлежит вовсе не Петру! В последние месяцы царствования Елизавета наконец-то вышвырнула в отставку продажного Бестужева, поставила на его место Воронцова, и он с полного одобрения Елизаветы как раз и начал прощупывать почву для возможного заключения мира  - причем его план предусматривал… возвращение Фридриху Восточной Пруссии!»Вступивший на престол Петр лишь довел эти планы до логического конца. С одним немаловажным исключением: он вовсе не собирался отдавать Восточную Пруссию! В день его убийства русские войска так там и оставались, поскольку, согласно двум подписанным Петром и Фридрихом трактатам, Россия имела право вовсе остановить вывод своих войск в случае обострения международной обстановки.]. Видимо, у него и в самом деле такая судьба.
        По соглашению, достигнутому между правительствами Российской Федерации и Советского Союза, вся территория Восточной Пруссии, вплоть до бывшего Польского коридора, включая бывший вольный город Данциг, становилась эксклавом Российской Федерации в мире 1941 года. Взамен товарищ Сталин получал доступ в 2018 году ко всем недружественным России странам-лимитрофам: Эстонии, Латвии, Литве, Молдавии и особенно Украине. Соглашение о невмешательстве во внутреннюю политику между РФ-2018 и СССР-1941 касалось исключительно только этих двух стран и более никого.

5 июля 1941 года, 10:45 мск. Восточная Пруссия, 7,5 километров от Растенбурга, ставка Гитлера «Вольфшанце»

        Узнав о том, что Кёнигсберг оказался в руках русских и над ним поднят имперский триколор, Гитлер впал в состояние, весьма близкое к тому, которое охватывало берсеркеров. Во всяком случае, оно было похоже на то, как их описывали древние викинги в своих сагах. Он с воем и проклятиями метался по кабинету, швырял на пол книги со стола и разбил графин с водой. Потом фюрер рухнул на ковер и, тихонечко поскуливая, стал кататься по нему, извергая изо рта слюну и пену. Хорошо, что в этот момент Геринг находился в своем поместье Каринхалле, Кейтель погиб во время сражения с внезапно ворвавшимися в Варшаву русскими, а фельдмаршал фон Лееб бесследно исчез где-то между Тильзитом и Кёнигсбергом. Подвернись сейчас Гитлеру под руку кто-то из этих троих, он бы бросился на них с кулаками или просто приказал бы охране пристрелить без суда и следствия. Особенно фюреру хотелось добраться до фон Лееба, который нес личную ответственность за то, что столица Восточной Пруссии оказалась в руках восточных недочеловеков.
        Кёнигсберг был для Гитлера не просто крупным немецким городом, столицей Восточной Пруссии и одной из главных политических опор его власти в Третьем рейхе, это было сакральное место, где началось движение немецкой нации на восток, и откуда рыцари-крестоносцы стальной лавиной двигались в походы на земли, заселенные славянами.
        Славяне казались Гитлеру диким и необузданным стадом, непредсказуемым, как штормовое море. И люди высшей расы, которым удалось подчинить эту стихию, сделать ее послушной своей воле, вызывали у фюрера немецкой нации мистический трепет ужаса и восхищения.
        Большевистский вождь Сталин был одним из таких людей[3 - На романо-германских языках белая или европейская раса традиционно называлась еще и кавказской.], которые смогли обуздать неуправляемую славянскую стихию. Перед началом войны Гитлер решил, что он поместит пленного большевистского вождя в неприступный альпийский замок, где тот должен в достатке и покое доживать свой век, а лучшие ученые умы Германии будут там пытаться разгадать секрет того, как этому сыну сапожника удавалось то, что не удавалось никому. Потом, когда стало ясно, что война пошла не совсем так, как рассчитывала верхушка Третьего рейха, на этих планах пришлось поставить крест. Но мистический ужас Гитлера перед Сталиным от того стал еще сильнее.
        Каким образом Сталину удалось добиться того, что любое его, Гитлера, решение, любой ход или замысел оказывался ошибочным, принося вместо успеха одно поражение за другим? Получалось так, будто силу Германии он обратил против ее самой, заставляя напрасно растрачивать тевтонскую ярость.
        Падение Кёнигсберга, по каким причинам оно бы ни произошло, означало лишь одно  - отсрочка, данная для того, чтобы Третий рейх исчерпал свои ресурсы, закончилась, и пришло время платить по счетам. Кто бы ни был главным режиссером этого спектакля, он блестяще провел свою партию и теперь мог пожинать дивиденды.
        Все когда-нибудь кончается. Закончилась и истерика у Гитлера. Тем временем тихие, как мышки, секретарши, уже привыкшие к подобным всплескам темперамента своего фюрера, собрали осколки разбитого графина и поставили на тумбочку полный, и как только невысокий человек с усиками и косой челкой поднялся с ковра, одна из секретарш подала ему стакан холодной чистейшей родниковой воды[4 - В то время такой напиток можно было пить без опаски обнаружить в нем пестициды, гербициды и соли тяжелых металлов. Все эти плоды прогресса были у человечества еще впереди.], а вторая стояла сбоку, держа наготове листок с донесением, который фюрер швырнул на пол перед тем, как впасть в истерику.
        Выпив холодной воды и немного успокоившись, Гитлер взял у девушки листок бумаги и, поблагодарив ее, углубился в чтение. Прочитанное не доставило ему радости, а напротив, вызвало злобу и недоумение.
        По сообщениям солдат и офицеров, сумевших вырваться из захваченного русскими города, над ратушей и королевским замком развевается не красное знамя большевиков, а русский трехцветный флаг. Солдаты и офицеры противника носят погоны, то есть то, чего не может быть в большевистской Красной Армии. Экипаж торпедного катера, который стоял в гавани Кёнигсберга на бочке и потому сумел незаметно ускользнуть в Эльбинг, сообщил, что над захваченными в порту немецкими кораблями опять же был поднят Андреевский флаг, а не большевистские военно-морские штандарты.
        Реакция у фюрера была мгновенной  - если господа эмигранты[5 - Гитлер был не в курсе истинной подоплеки событий. Все более или менее посвященные во все обстоятельства происходящего понимали, что его реакция на сообщение о вторжении русских из будущего может быть непредсказуемой. К тому же Экспедиционный корпус, за исключением оружия и снаряжения, ничем не афишировал своей причастности к буржуазной России. Боевые знамена у частей были советского образца, взятые из Музея Вооруженных сил, и принадлежали полкам и бригадам, с честью прошедшим Великую Отечественную войну. А бойцы и командиры носили на форме петлицы с положенным их званию количеством треугольников, кубарей, шпал и звезд.] решили начать свою игру, то они за это очень дорого заплатят! В Берлин немедленно ушла шифрограмма, предписывающая всем органам безопасности  - СД, гестапо, ГФП и криминальной полиции  - начать арест находящихся на контролируемой Третьим рейхом территории вождей белоэмигрантов, которые пытались втереться в доверие к фюреру германской нации.
        Отдельное поручение было дано по поводу Розенберга и других служащих министерства Восточных территорий. Министерство распустить за ненадобностью, руководящий состав, включая его шефа,  - расстрелять за тотальную дезинформацию, а персонал среднего и низшего звена  - отправить на Восточный фронт рядовыми.
        Таких распоряжений, наверное, было бы еще много, но едва только Гитлер задумался, кого бы еще отправить на фронт, как поступило сообщение о том, что с севера к Ангербургу (Венгожево), а с юга к Лётцену (Гижицко) подходят крупные танковые соединения русских, и поблизости нет сил, способных их остановить или хотя бы задержать на время. Эсэсовцы личной охраны, двухметровые «белокурые бестии» всего с одной извилиной, но зато преданные как псы, были на этот случай специально проинструктированы Гейдрихом. Поэтому они, не слушая возражений своего подопечного, объявили общую эвакуацию. Потом, схватив фюрера в охапку, сунули его в бронированный «Хорьх» и с головокружительной скоростью погнали машину на аэродром Виламово, где уже раскручивал винты личный самолет Гитлера  - трехмоторный Ю-52 по прозвищу «корова».
        Они успели, не могли не успеть, потому что тем, кто затеял все эту операцию, было нужно, чтобы Гитлер сумел сбежать. Им требовалось заполучить документы его Ставки на Восточном фронте, и было бы весьма желательно, чтобы в руки российской разведки попали живые свидетели, непосредственно работавшие с Гитлером и способные дать свидетельские показания по его делу. Это часть личной охраны фюрера, которая осталась на месте, и все секретарши-стенографистки, обеспечивавшие работу Ставки. Никто не знает так много, как эти живые транскрайберы.
        Все именно так и произошло. Едва только трехмоторная «Тетушка Ю» с фюрером на борту оторвалась от взлетно-посадочной полосы аэродрома и взяла курс на запад, как почти сразу же после этого ставка Гитлера в самый разгар общей эвакуации была атакована российскими ударными вертолетами Ка-52. Объемно-детонирущие НАРы С-8 обрушились на позиции зенитной артиллерии, и почти такие же, но без внешних взрывателей и заправленные летаргеном вместо окиси этилена были выпущены по площадкам возле бункера с лихорадочно суетящимися людьми. Еще несколько мгновений, и с транспортно-ударных Ми-8 прямо на головы теряющих сознание обитателей ставки фюрера на тросах стали десантироваться российские спецназовцы. «Сдайся враг, замри и ляг!»

6 июля 1941 года, 4:00 мск. Германия, Нижняя Силезия, концлагерь Аушвиц-1

        Комплекс бывших австрийских, а потом польских казарм, в котором год назад нацисты устроили концлагерь, жил своей обычной жизнью. За двойным забором из колючей проволоки, через которую был пропущен ток высокого напряжения, в двухэтажных бараках из красного кирпича под черепичными крышами, лежа на жестких нарах, досматривали свои последние сны двадцать тысяч узников, большинство из которых были участниками польского сопротивления и военнопленными, а также польскими евреями. В своей казарме сладко дрыхли в мягких постелях почти три тысячи эсэсовцев и эсэсовок из охраны и администрации лагеря, дрых также и комендант лагеря гауптштурмфюрер Рудольф Хесс, его супруга Хедвига, а также два их сына и две дочери.
        Спал сном младенца и заместитель коменданта оберштурмфюрер Карл Фрич, которого заключенные боялись даже больше, чем самого Хесса. Это именно он в декабре сорокового года приказал установить на плацу лагеря рождественскую елку, украшенную электрическими лампочками, под которой горой были свалены трупы замученных узников. Фрич объявил, что эти трупы  - подарок тем, кто еще жив, и запретил польским заключенным петь рождественские песни. Кроме того, именно Фрич был ответственным за отбор тех заключенных, которые должны быть умереть от голода в особом бункере в случае побега их товарищей.
        Не спали только часовые из охраны лагеря, которые боролись со сном, прогуливаясь взад и вперед по дорожкам и переминаясь с ноги на ногу на пулеметных вышках. Заканчивалась последняя смена перед побудкой и спектаклем, именуемым «утреннее построение заключенных». Пройдет еще немного времени, и в бараках забегают лагерные капо, набранные в основном из немецких уголовников, пинками поднимая заключенных и выгоняя их на аппельплац на утреннюю поверку.
        Нервозность, охватившая администрацию и охрану лагеря после того, как русские начали свое наступление, сейчас немного успокоилась. Поговаривали о том, что выдвинувшиеся к фронту из глубины Германии резервные части в ожесточенных боях под Краковом остановили русское наступление, и теперь они готовятся к контрудару, после которого восточные недочеловеки побегут до самой Сибири, из которой они и пришли в Европу. И в самом деле, канонада, особенно громко звучавшая третьего и четвертого числа, к пятому почти утихла, и лишь время от времени до лагеря доносилось глухое, едва слышное ворчание.
        Лишь иногда в безоблачном летнем небе над лагерем рассекали синеву белыми инверсионными следами блестящие точки самолетов неизвестной конструкции, после чего небосвод становился похожим на нотную тетрадь, только без скрипичного ключа. Хотя при этом на сам лагерь еще не упала ни одна бомба, и даже более того, тут еще ни разу не видели вблизи ни одного русского самолета, хотя война шла уже почти две недели. Также за все это время не поступало никаких указаний из Берлина. Генрих Гиммлер погиб еще 22 июня, а его возможные преемники, сцепившись в схватке за власть, как крысы на тонущем корабле, забыли о существовании лагеря Аушвиц, а в последние дни, после катастрофы, постигшей группу армий «Юг», его могли посчитать уже захваченным Советами.
        На самом деле кавмехкорпус Карпезо, за четыре дня с боями прошедший около двухсот километров и более чем на сто километров оторвавшийся от своей пехоты, которая двигалась пешим порядком со скоростью не более тридцати километров в день, после взятия Кракова остановил свое движение. Необходимо было дождаться стрелковых подразделений и тылов, дать отдых лошадям, а также позволить механикам-водителям и специалистам из рембатов провести техническое обслуживание и текущий ремонт техники.
        Севернее кавмехкорпуса генерала Карпезо действовала 1-я ударная армия осназ генерала Рокоссовского, которая, второго числа соединившись с частями Карпезо под Радомом, прошла затем за два дня триста километров и, с разбегу перемахнув через незанятый немецкими войсками так называемый Силезский вал, к исходу 5 июля подошла к Бреслау, с двух сторон обтекая этот крупный город с преимущественно немецким населением. Потом, во втором эшелоне советских войск, сюда подойдет мотострелковая дивизия НКВД, и сотрудники Лаврентия Павловича разберутся, кто тут был нацистом, а кто не очень.
        Таким образом Освенцим оказался как бы в вершине узкого, вытянутого на восток двухсоткилометрового клина, пока еще не занятого советскими войсками. Можно было подумать, что командование Красной Армии забыло о лагере Аушвиц. Но это было далеко не так. С начала войны сами лагерь и его окрестности несколько раз подвергались аэрофотосъемке, и вот теперь, когда советские войска уже два дня находились всего в сорока километрах от него, пришло время окончательно решить вопрос Освенцима и поставить точку в этой кровавой истории.
        С этой целью на занятый советскими войсками аэродром Балице к вечеру пятого числа была переброшена особая полковая вертолетная группа Министерства обороны Российской Федерации, состоящая из эскадрильи «ночных охотников» Ми-28 (12 машин), двух эскадрилий «Крокодилов» Ми-24 (40 машин) и одной эскадрильи транспортно-ударных вертолетов Ми-8АМТ (20 машин). С вертолетной группой также прибыл полностью экипированный десантно-штурмовой полк осназа НКВД СССР, который натаскивали в течение нескольких месяцев инструкторы из «Альфы» и «Вымпела». Операция получила название «Страшный суд», из соображений, что сия аллегория относится лишь к грешникам из состава войск СС и лагерным капо.
        Примерно за полчаса до рассвета семьдесят боевых машин со страшным ревом, до смерти напугав жителей окрестных польских деревень, поднялись в воздух и, выстроившись в боевой порядок, на малой высоте направились на запад. Тугой предутренний воздух рубили винты, надрывались тяжелым гулом турбины, в десантных отсеках плечом к плечу сидели закованные в бронежилеты и увешанные оружием осназовцы, с которыми перед вылетом замполиты провели хорошую воспитательную беседу с просмотром фильма «Обыкновенный фашизм».
        Первыми в тот момент, когда из-за верхушек растущих за рекой Солой деревьев показался краешек солнечного диска, к лагерю Аушвиц подошли «ночные охотники», выдвинувшиеся вперед на правом фланге. Одна группа из четырех машин с дистанции в полкилометра атаковала неуправляемыми ракетами С-13 главное караульное помещение лагеря, расположенное прямо за домиком коменданта. Две другие нацелили свои хищные носы на казармы.
        Герра Хесса и все его семейство разбудил рев и гул. Тяжелые авиационные ракеты с объемно-детонирующими боевыми частями обрушились на жилые помещения администрации лагеря и охраны. Не успел Хесс произнести «О, майн гот!», как под грохот рвущихся НАРов большая часть эсэсовцев охраны из своих постелей прямиком отправилась в преисподнюю. А те, кто выжил, тоже вскоре должны были очутиться там. Что же касается содержавшихся в лагере заключенных, то тяжкий грохот взрывов и заходившая ходуном земля возвестили им о близкой свободе.
        Выполнив свою задачу, «ночные охотники» начали огибать лагерь с севера, пушечными очередями одну за другой сшибая пулеметные вышки. Пока шла вся эта свистопляска, к лагерю начали подходить чуть приотставшие Ми-24ВП с первой волной десанта на борту. Одна рота спецназа была высажена на территорию эсэсовских казарм, где сперва прикрывающие высадку «крокодилы» разровняли ракетами С-8 горящие развалины. Две другие роты первого батальона высадились на административной территории, объединяющей в себе разрушенное и горящее здание для караула, дом коменданта, администрацию, госпиталь СС, крематорий и здание, в котором располагалось лагерное гестапо.
        Не успел герр комендант натянуть штаны, как прямо в его спальню сквозь выбитое вместе с рамой окно влетел здоровенный, вооруженный до зубов детина в камуфлированном бронике с размалеванным устрашающим боевым гримом лицом. Супруга коменданта хлопнулась в обморок, да и сам герр Хесс был близок к этому. Его и замутило и заслабило, а в спальне гадостно завоняло. Но это, так сказать, издержки его профессии, особенно в том случае, когда вдруг становится ясно, что за все зверства придется отвечать[6 - По воспоминания очевидцев, когда Хесса спрашивали, зачем убивают миллионы невинных людей, он отвечал: «Прежде всего, мы должны слушать фюрера, а не философствовать». Из показаний Рудольфа Хёсса на Нюрнбергском процессе: «В июне 1941 года я получил приказ установить в Аушвице оборудование для истребления евреев. Когда я оборудовал здание для истребления в Аушвице, то приспособил его для использования газа “Циклон-Б”, который представлял собой кристаллическую синильную кислоту. Другим усовершенствованием, сделанным нами, было строительство газовых камер с разовой пропускной способностью в две тысячи человек,
в то время как в десяти газовых камерах Треблинки можно было истреблять за один раз только по двести человек в каждой».].
        А тем временем с вертолетов Ми-8 на территорию лагеря уже высаживались второй и третий батальоны десантно-штурмового полка, которые брали под контроль территорию самого лагеря с бараками для заключенных. Задачей десантников было недопущение самосуда над капо и их помощниками, чтобы в недалеком будущем всех этих мерзавцев после суда можно было повесить в назидание потомкам. Операция «Страшный суд» прошла успешно, лагерь был освобожден, а потери среди заключенных оказались незначительными.

6 июля 1941 года. Германия, Нижняя Силезия, концлагерь Аушвиц-1

        Монах-францисканец Максимилиан Кольбе

        Я счастлив, я плачу от счастья… Господь явил мне чудо! Иначе трудно назвать то, что произошло сегодня в рукотворном аду, устроенном на земле гитлеровцами[7 - Термин «гитлеровцы» был придуман именно в Польше.].
        Я сознательно пришел к Богу, и всю свою жизнь служил Ему. Отправившись совсем юным из родной Лодзи во Львов, я принял монашество, и ничуть в этом не раскаиваюсь. Даже попав в лагерь, на воротах которого, словно в насмешку, красовался лозунг «Arbeit macht frei» («Труд делает свободным»), я молил Господа не о собственном спасении, а о спасении тех несчастных, кто, попав сюда, отчаялся и потеряли веру в Чудо Господне.
        Я рассказывал им о страданиях первых христиан, которые умирали на арене римского Колизея под радостные вопли языческой толпы, благословляя Господа и не отрекаясь от Него. А чем отличаются от императора Нерона и его прислужников звери в человеческом обличие с рунами СС на петлицах, которые мучают и убивают узников нового «Колизея»? Я верю в то, что, когда зло будет наказано, те, кто стал жертвами нацистов, станут новоявленными мучениками, и истинные христиане им будут поклоняться так же, как мы поклонялись жертвам кровожадных римских императоров.
        Мой отец был немцем, и после того, как Польша была захвачена воинством Гитлера, я легко мог бы стать фольксдойче. Мне было достаточно объявить о своем арийском происхождении, получить фолькслист, и отношение ко мне со стороны германских властей сразу же изменилось бы.
        Но я не стал этого делать. Наоборот, я стал спасать от расправы гитлеровцев тех несчастных, которых преследовали нацисты за то, что они выразили неудовольствие захватчиками или просто были евреями. За ними охотились, словно за дикими зверями, и я прятал их в своем монастыре. За это меня и арестовали гестаповцы. Сначала меня бросили в варшавскую тюрьму Павияк, а в мае этого года отправили сюда, в лагерь Аушвиц, который стал для меня филиалом преисподней.
        Чего только мне здесь не пришлось увидеть! Казалось, Гитлер собрал здесь самых жестоких маньяков со всей Германии. Они не просто убивали узников лагеря, но и делали это с нескрываемым удовольствием. Они словно состязались друг перед другом в жестокости и изобретательности умерщвления ближних своих. Люди в лагерной одежде были для них «материалом», с которым можно было делать все что угодно. И друг от друга узники отличались лишь номерами, под которыми они значились в лагерной картотеке. Вот и я стал не братом Максимилианом, а «заключенным номер 16670». Я знал, что отсюда уже не выйду  - с моим запущенным туберкулезом жить мне осталось недолго, даже если бы я оставался на свободе.
        И вот сегодня на рассвете все это разом закончилось. Господь прислал своих воинов, и они, явившись во всем своем ужасном великолепии, в грохоте взрывов и в отблесках пламени горящих эсэсовских казарм, освободили всех, кто мог уповать лишь на Его Чудо.
        Это было воистину Утро Спасения. Рев моторов огромных железных птиц, проносящихся по небу, казалось, прямо под окнами наших бараков, разом разбудил всех заключенных. Там, снаружи, за толстыми кирпичными стенами и пыльными зарешеченными окнами наши спасители творили Божий Суд. И был он суровым и беспощадным. Встав на колени прямо посреди лагерного барака, я начал молиться, вознося Господу хвалу за чудесное явление наших спасителей, и многие узники присоединились к моей молитве.
        Правда, те люди, которые захватили лагерь и спасли узников, меньше всего были похожи на ангелов господних в белых одеждах и с крыльями за спиной. Это были солдаты с лицами, разрисованными устрашающими черными и зелеными полосами, одетые в мешковатую пятнистую униформу, с ног до головы увешенные оружием. Разговаривали наши спасители между собой по-русски, при этом часто употребляя слова, мало похожие на молитвы и псалмы. Они были зримым воплощением силы, но я чувствовал, что они служат не сатане, а Господу, и являются его карающим мечом. Ибо снова настали времена, когда, как говорил Господь, меч стал важнее плаща.
        Я родился на территории Российской империи и достаточно хорошо знаю русский язык. Из разговора солдат я понял, что русское командование и их вождь Сталин специально прислали их для того, чтобы спасти всех тех несчастных, которых германские нацисты содержали в нашем лагере для того, чтобы убить, заморить голодом, замучить на тяжелых работах или сделать подопытными кроликами в бесчеловечных медицинских экспериментах.
        Матка Боска Ченстоховска, подумал я, не может такого быть! Русские большевики специально отправились в нашу несчастную Польшу для того, чтобы спасти от смерти поляков и евреев, многие из которых ненавидят этих самых большевиков?! Хотя до нас доходили слухи о том, что Гитлер напал на Советскую Россию, и эта война у него как-то сразу не задалась. И вот русские оказались в центре Польши. Похоже, что дни нацистской Германии сочтены!
        Я подошел к одному из наших спасителей, поклонился ему, а потом перекрестил его и его товарищей.
        - Храни вас Господь, воины,  - сказал я по-русски.  - Низкий вам поклон за то, что вы сделали. Пусть даже если вы отправите нас потом в Сибирь, все равно мы будем вам благодарны. Хуже этого ада нет и не будет на свете.
        - Вы что, священник?  - спросил меня один из русских и, получив утвердительный ответ, поинтересовался:  - А вас-то, святой отец, за что сюда отправили?
        Я вкратце рассказал ему о своих не совсем удачных попытках спасти от жестокой расправы людей, гонимых нацистами. Русские переглянулись, потом один из них, тот, кто, как мне показалось, был старшим по званию, достал из кармана маленькую записную книжечку, полистал ее, а потом спросил у меня:
        - Постойте, постойте, а вас, случайно, зовут не Максимилианом Кольбе? Вы возглавляли монастырь в Терезине, неподалеку от Варшавы?
        Я удивился  - откуда эти люди знают обо мне и о моем монастыре? Ведь у них в Советской России церковь в течение многих лет подвергалась гонениям, а святые места поруганию. Но я никогда не лгал людям, а уж тем более тем, кто спас стольких от верной смерти.
        - Так есть, пан…  - я вопросительно посмотрел на своего собеседника.
        - Называйте меня  - товарищ сержант,  - ответил он.  - Значит, вы Максимилиан Кольбе… Извините меня, святой отец, не могли бы вы пройти со мной к начальству?
        Не могу сказать, что предложение сержанта обрадовало меня. Я не боюсь смерти, но будет очень обидно умирать тогда, когда Господь свершил чудо и дал мне возможность еще немного пожить. Но я прочитал про себя молитву и постарался сдержать свои чувства, чтобы русские не увидели на моем лице смятения.
        Вместе с ними я прошел на аппельплац, где стояло несколько странных летательных аппаратов с чем-то похожим на крылья ветряной мельницы наверху. Здесь же толпились освобожденные заключенные, еще не пришедшие в себя и не верящие в свое спасение.
        По территории лагеря с видом хозяев разгуливали люди в пятнистой форме, осматривая бараки и, как я понял из разговора моих сопровождающих, разыскивая там охранников лагеря и капо, которые могли попробовать в этой суете затеряться среди заключенных. Как оказалось, некоторые из них, надеясь спастись от неминуемого теперь суда за свои преступления и последующего за ним сурового приговора, переоделись в арестантскую униформу и попытались смешаться с толпой узников, чтобы потом скрыться от возмездия. Вот таких-то хитрецов и выискивали русские сотрудники НКВД. Надо сказать, что прикидываться узниками охранникам и сотрудникам администрации лагеря было очень трудно  - их холеные и сытые лица были мало похожи на изможденные и худые лица заключенных.
        - Пан сержант, а что вы собираетесь делать с теми, кто содержится в этом лагере?  - осторожно спросил я.  - Ведь они ни в чем не виноваты перед вами, русскими. Неужели вы отправите всех в Сибирь?
        - А что им там делать, в Сибири-то?  - ответил мне сержант.  - Неужели в Польше им не найдется работы? Конечно, какое-то время им придется побыть здесь  - многие из ваших товарищей по несчастью сильно истощены, немало среди них и больных. Скоро сюда прибудут врачи, которые проведут тщательный медицинский осмотр бывших узников, после чего они решат, кого можно отправить домой, а кого поместить в больницу до тех пор, пока не поправятся и не наберут сил, чтобы тоже отправиться к родным и близким.
        Я хорошо разбираюсь в людях и сразу вижу, врет мне человек или говорит правду. Так вот, этот русский не врал! Похоже, что так все и будет.
        - А вот этим,  - сержант кивнул на сбитых в кучу перепуганных насмерть бывших охранников,  - Сибирь еще надо заслужить. Всех тех, кто мучил и пытал вас, но не проявит должного раскаяния перед следствием и судом, публично рассказав о делах гитлеровского режима, повесят прямо здесь, на территории лагеря, на глазах бывших заключенных, чтобы все знали, что справедливость есть и правосудие торжествует.
        - Скажите, пан сержант,  - спросил я,  - а ваши командиры разрешат мне отслужить прямо здесь благодарственный молебен в честь нашего чудесного спасения? Ведь гитлеровцы не разрешали нам молиться, и если я исповедовал кого-то или тайком служил мессу, то все это происходило с оглядкой  - если бы наши надсмотрщики узнали об этом, то тогда многим бы из нас не поздоровилось.
        - Святой отец,  - сказал сержант,  - как вы понимаете, я не могу решать некоторые вопросы за своего командира. Но как мне кажется, он не будет возражать. Кстати, вот он,  - и русский указал на одетого в такую же форму подтянутого мужчину средних лет, стоявшего чуть в сторонке и о чем-то разговаривавшего с другим русским военным.
        - Товарищ полковник, тут священник Максимилиан Кольбе хочет с вами переговорить. Да, тот самый Кольбе, чья фамилия в особом списке…[8 - Максимилиан Мария Кольбе (настоящее имя Раймунд Кольбе), родился в 1894 году в Лодзинском уезде Петроковской губернии Российской империи. По отцу он был немцем, по матери  - поляком.В 1907 году вступил в орден францисканцев, а в 1910 году принял монашеский постриг. На протяжении многих лет Максимилиан Кольбе занимался миссионерской деятельностью в Китае и Японии, основал неподалеку от Варшавы монастырь Непорочной Девы. После разгрома Польши в 1939 году Максимилиан Кольбе прятал в своем монастыре беженцев, евреев и противников нацистского режима. За это он был арестован гестапо и в мае 1941 года отправлен в концлагерь Освенцим.В июле 1941 года из блока № 14, в котором содержался Максимилиан Кольбе, был совершен побег. Заместитель коменданта лагеря Карл Фрич в назидание прочим решил десять узников уморить голодом в блоке № 11. Когда Фрич отобрал десять смертников, Максимилиан Кольбе, не попавший в их число, вышел из общего строя и предложил свою жизнь в обмен на
жизнь одного из несчастных. Фрич принял его жертву.14 августа 1941 года, накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы, все еще не умерший Максимилиан Кольбе был убит палачами инъекцией фенола в вену. 10 сентября 1982 года Максимилиан Кольбе римским папой Иоанном-Павлом II был причислен к лику святых мучеников.]
        Полковник внимательно посмотрел на меня, закрыл свою полевую сумку и направился в нашу сторону. Господь Всемогущий, спаси меня и помилуй!

8 июля 1941 года, 12:00 по Гринвичу. Лондон. Бункер премьер-министра Англии

        Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль

        Черчилль сидел и тупо смотрел перед собой. Рядом с ним на тумбочке стояла пепельница, в которой медленно тлел окурок гаванской сигары. Неукротимому Уинни, вождю сражающейся с врагом Британии и не терявшему присутствия духа даже в самые тяжелые дни сорокового года, когда вся мощь Германии была нацелена на маленький остров и только узкая полоска воды и Флот его величества защищали Британию от нашествия гуннов. Но теперь настали совсем другие времена. Из-за спины советского большевизма, пусть страшного и кровавого, но по-детски наивного, словно плюшевый медвежонок, выглянула расчетливая, умная и злая Российская империя. И неважно, как она себя теперь называет  - федерацией, ассоциацией или союзом.
        Эта империя не будет бросать миллионы фунтов на поддержку мифического рабочего движения и кормить деньгами коммунистов во всех странах, до которых можно дотянуться[9 - Правительство Российской Федерации делало и делает благоглупости и похлеще советских, но Черчилль, видя грозный фасад, в силу своей политической наивности о них даже и не подозревает, а значит, и для нас они тоже не тема разговора.]. Нет, она сделала ставку на силовое решение вопроса и теперь готова сокрушить европейскую цивилизацию могучими ударами своего союзника Сталина, выступающего для них в роли ледокола. Большевистский вождь был настолько наивен, что отдал империи в полную и безраздельную собственность Восточную Пруссию вместе с древним Кёнигсбергом, и теперь Британии придется считаться с еще одной державой, в которой мало того что правят русские, но она еще обладает огромным могучим военным и промышленным потенциалом.
        Набулькав себе полстакана армянского коньяка, Черчилль одним махом осушил его до дна и снова сунул в рот измусоленный кончик гаванской сигары. Алкоголь и никотин, в умеренных, конечно, дозах, помогали Черчиллю думать, но сейчас мысли разбегались. Сэр Уинстон взял в руку лист бумаги, которую ему прислали из Гринвичской обсерватории. Там было написано, что непонятные светящиеся объекты, которые после 27 июня начали каждую ночь пересекать ночное небо, иногда с севера на юг, а иногда и с юга на север, на самом деле являются искусственными предметами цилиндрической формы, светящими отраженным солнечным светом[10 - Сам разведывательный спутник слишком незначительный объект, для того чтобы его можно было разглядеть с земли невооруженным глазом. Но вместе с ним на орбиту выходит третья ступень ракеты-носителя, которая видна значительно лучше. Исключение составляют те случаи, когда спутник занимает конечную орбиту при помощи собственного двигателя или специального разгонного блока. Тогда третья ступень может остаться на низкой орбите или вообще не набрать первой космической скорости.].
        Бросив бумагу на стол, британский премьер задумался о том, как вообще такое стало возможно. Ну, в смысле технически. То, что это дело рук той таинственной Российской Федерации, которая вмешалась в эту войну в качестве старшего партнера Сталина, сомнений не было. Главные же вопросы  - как вообще удалось русским закинуть на околоземную орбиту эти странные предметы, количество которых в Гринвиче определили от шести до восьми, и каково назначение этих летающих предметов, запущенных русскими из другого мира в околоземное пространство явно не для забавы[11 - Первый успешный пуск Фау-2 должен состояться только в марте 1942 года. И вообще все разговоры о покорении космического пространства до определенного момента считались чем-то вроде безвредного умопомешательства. По крайней мере, так думали серьезные люди вроде того же Черчилля. И только первый спутник, запущенный советскими учеными и инженерами под руководством Сергея Павловича Королева, заставил этих серьезных людей кусать локти. Но приоритет ими уже был упущен.]. Быть может, это какая-то разновидность оружия, нацеленного против Британии? Тем более
что огромные четырехмоторные бомбардировщики русских, переданные ими Советам, о чем свидетельствовали красные звезды на крыльях, уже несколько раз на огромной высоте появлялись в небе на Лондоном, Манчестером, Ливерпулем и главной базой Хоум Флита в бухте Скапа-Флоу. Ни одна зенитная пушка не могла закинуть снаряд на такую высоту, и ни один истребитель не мог подняться туда, к этим огромным металлическим птицам, уже успевшим разнести в щебень центр Берлина и главный командный пункт вермахта. Такое совпадение наводило Черчилля на весьма печальные мысли.
        Хваленый вермахт, ранее победоносный, против союза русских большевиков и имперцев не продержался и двух недель, повторив печальную судьбу французской армии и британского экспедиционного корпуса в мае 1940 года, разгромленных и прижатых к морю за те же две недели боевых действий. Только положение гуннов на востоке куда более безнадежно, чем англичан в Дюнкерке, потому что никакой эвакуации из многочисленных котлов в районе советско-польской границы не было и быть не могло.
        Пройдет еще немного времени, и эти немецкие части, потрепанные и понесшие тяжелые потери в приграничном сражении, одна за другой начнут поднимать руки и сдаваться в плен. Если они этого не сделают, то их всех уничтожат в лесах и болотах, а русско-большевистский паровой каток, вечный кошмар цивилизованной Европы, неумолимо двинется на Запад, подминая под себя территорию бывшей Польши, о целостности которой Британия обещала заботиться. Разумеется, исключительно в своих интересах, для создания вокруг Советской России  - или как там будет называться это государственное образование  - непроницаемого санитарного кордона.
        Министр иностранных дел польского правительства в изгнании Август Залесский уже разразился по поводу вторжения русских на польскую территорию истеричной нотой в адрес советского НКИДа, откуда пришел формально верный, но издевательский по тону и смыслу ответ Молотова: СССР не вступает в сношения с самозваными представителями несуществующих государств. Польский премьер в изгнании Владислав Сикорский, ссылаясь на польско-британский военный договор от 5 августа 1940 года, устроил по этому поводу ему, Черчиллю, самую настоящую истерику, будто бы был нервной барышней, а не боевым генералом, прославившим свое имя в войне с Советами[12 - В Первой мировой войне подданный австро-венгерского императора Франца-Иосифа Владислав Сикорский не участвовал ни на какой стороне. Впервые он объявился после капитуляции Австро-Венгрии и Германии в ноябре 1918 года в самозародившемся на территории Польши Войске Польском, и сразу в звании полковника. Был начальником штаба группы «Восток», командовал группой «Бартатув» и группой полковника Сикорского.].
        После этого разговора по указанию Черчилля Форин Офис направил в советское посольство ноту протеста по поводу якобы имевшего место нарушения суверенитета Польши, но ответа не получил. Нота сгинула без следа, и даже старый британский агент, посол СССР в Лондоне Майский, не мог сообщить своим кураторам, какова судьба этого документа и попал ли он вообще на стол к Сталину или хотя бы к Молотову. А если и попал, то какова была их реакция на этот британский демарш. Впрочем, отсутствие ответа  - это тоже своего рода ответ, говорящий о том, что Сталин и этот, как его там, Рутин или Путин, каждый в своей Москве, плевать хотели на мнение Великобритании в целом и его  - Черчилля  - в частности. Вкупе с появлением русско-советских бомбардировщиков над британскими островами все это могло значить только одно  - стоит русским добить Третий рейх и занять территорию покоренных им стран, как следующей их мишенью станет именно Великобритания, к которой они не питают никаких теплых чувств.
        Иллюзий у Черчилля не было  - война с СССР и ее новым союзником будет страшнее, чем отражение угрозы германского вторжения летом-осенью сорокового года. Но пока еще есть время, он, Черчилль, будет делать все, что возможно. Самое главное  - как можно быстрее установить прямые дипломатические контакты с имперскими русскими. А для того министр иностранных дел сэр Энтони Иден через нейтральную Швецию должен послать кого-нибудь из своих доверенных людей в захваченный имперцами Кенигсберг. От этой миссии, возможно, будет зависеть жизнь и смерть как Британской империи, так и его, Черчилля, лично.

10 июля 1941 года, 12:00. Вашингтон, Белый дом, Овальный кабинет

        ПРИСУТСТВУЮТ:
        - ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ ФРАНКЛИН ДЕЛАНО РУЗВЕЛЬТ;
        - СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПОМОЩНИК ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА  - ГАРРИ ГОПКИНС.

        Слуга-филиппинец вкатил в Овальный кабинет кресло-каталку с президентом, установил ее у круглого стола и бесшумно удалился, плотно прикрыв за собой двери.
        - Гарри,  - вставляя в мундштук папиросу, задумчиво произнес тридцать второй президент США,  - дело, которое я хочу с тобой обсудить, очень важно для нашего государства и является абсолютно секретным. Так что ни одно слово не должно выйти за стены этого кабинета.
        Сделав паузу, Рузвельт внимательно посмотрел на своего собеседника, но тот предпочел хранить молчание, внимательно глядя на своего патрона и ожидая продолжения его речи.
        - Речь пойдет о той трагедии, которая в эти дни происходит в Европе,  - пояснил Рузвельт,  - в Восточной Европе. Надо признать, что прошло всего восемнадцать дней с начала войны, а Германия полностью ее проиграла. И без нашей помощи, что совершенно возмутительно.
        - А чему ты удивляешься, Фрэнки,  - покачал головой Гопкинс,  - после того как мы объявили в отношении России моральное эмбарго, стало вполне очевидно, что дядя Джо начал искать другого продавца пожарных шлангов, и, похоже, его нашел.
        - Да, Гарри,  - сказал Рузвельт,  - напрасно мы не подсуетились, когда дядя Джо слишком равнодушно отнесся к нашему эмбарго.
        - Тогда мы считали,  - хмыкнул Гопкинс,  - что русский босс все, что ему надо, выменивает у гуннов за поставки им хлеба и сырой нефти. Поначалу так и было, а потом к нему пришли добрые самаритяне и предложили царства земные и небесные. И горы оружия в придачу, в огромных количествах и со скидкой, но исключительно за звонкий металл.
        Президента Рузвельта при этих словах аж передернуло.
        - Хороши добрые самаритяне, Гарри,  - назидательно произнес он,  - стерли с лица земли центр Берлина. В наше посольство не попала ни одна бомба, но в нем выбиты все окна, а большое количество наших граждан контужено и ранено битым стеклом, включая самого посла Вильсона.
        Рузвельт немного помолчал, а потом добавил:
        - Самое странное и страшное для нас даже не то, что кто-то из-за пределов нашего мира продал дяде Джо оружие, и не то, что этого оружия оказалось так много, что им можно вооружить несколько армий. И уж тем более не страшно то, что плохой парень Адольф вскоре получит по заслугам. Самое страшное в том, что усилиями этих добрых самаритян войны теперь, как об этом мечтал тот же Адольф, станут короткими, как удар молнии. Разве смогут теперь на этом делать бизнес такие добрые парни, как мы? Победителям наша помощь будет уже не нужна, а побежденным  - бесполезна. Да и как взыскать потом деньги с покойника, ведь вкладывать стоит только в того, кто и сам в состоянии устоять на ногах. А гунны такой способности не проявили. В Берлине сейчас даже не представляют, как далеко смогли прорваться русские и какова обстановка на фронте. Слухи ходят один фантастичнее другого, гестапо сбилось с ног, но никакой достоверной информации нет, потому что узлы телефонной и телеграфной связи  - это то, за чем русская авиация охотится в первую очередь.
        Рузвельт взял со стола свой золотой паркер, задумчиво повертел его в руках и положил на место.
        - Прошло всего восемнадцать дней,  - желчно произнес он,  - а германская армия уже полностью разгромлена и окружена. Государство, которое, как хвастался Адольф, должно было простоять тысячу лет, оказалось полностью дезорганизованным. Берлин лишен электричества и газа. Там не работает водопровод, канализация, телефон и телеграф, на железной дороге разрушены вокзалы и депо. И это не считая нескольких десятков тысяч берлинцев, погибших в ходе этих бомбежек… Почти неделю неубранные трупы лежали под развалинами. По донесению нашего посла, весь Берлин смердит, как неубранная помойка. В нескольких местах сверхмощные бомбы разбили канализационные коллекторы, и теперь фекалии текут прямо в Шпрее, от чего есть опасность возникновения эпидемий.
        Гарри Гопкинс фыркнул.
        - И к чему ты это мне говоришь, Фрэнки?  - спросил он.  - Не думаю, что дядю Джо или его союзника с той стороны, мистера Путина, хоть сколь-нибудь впечатлит твое моральное эмбарго. В настоящий момент, насколько известно осведомленным людям, они абсолютно самодостаточны. У Сталина есть золото, у мистера Путина  - необходимый большевикам товар в виде оружия, боеприпасов, снаряжения и промышленного оборудования. Да-да, Фрэнки, промышленного оборудования, причем если дядюшка Джо платит золотом, то обходится ему весь этот товар за полцены. Есть информация о начатом полгода назад строительстве нескольких крупных промышленных объектов. А там, где не хватает золота, например, на оплату услуг наемных войск, Сталин рассчитывается территориями, как это случилось с Восточной Пруссией.
        - Каких наемников, Гарри?  - с интересом спросил Рузвельт.
        - Самых обыкновенных, Фрэнки,  - ответил Гопкинс,  - мистер Путин прислал на передовую несколько десятков тысяч отборных и прекрасно вооруженных головорезов. Это именно об их стойкость и огневую мощь разбились все волны германского «натиска на восток», после чего специально обученным большевистским войскам, которые он назвал «армиями особого назначения», оставалось лишь взломать фронт врага и, охватив его тугим кольцом окружения, рвануть на запад, на Варшаву, а потом и на Берлин.
        - Получается, Гарри,  - улыбнулся Рузвельт,  - что ты владеешь ситуацией не хуже меня?
        - Да,  - ответил Гопкинс,  - владею. Причем, Фрэнки, даже лучше! Кстати, о пятидесяти - или даже стотысячном Экспедиционном корпусе, который мистер Путин прислал на помощь Сталину, в Москве говорят почти открыто, ибо нет смысла отрицать очевидное.
        - Тогда, Гарри,  - сказал Рузвельт,  - тебе и карты в руки. Ты мой личный специальный посланник, и потому полетишь в Кенигсберг  - выяснять, каковы дальнейшие намерения мистера Путина в Европе. И вообще, он должен убедить своего вассала дядюшку Джо вернуться в свою берлогу, из которой он так неудачно вылез, потому что стричь шерсть с европейской овцы должны только мы  - американцы.
        - Не думаю, Фрэнки, чтобы они тебя послушались,  - покачал головой Гопкинс,  - мистер Путин и мистер Сталин  - это не патрон и клиент, а, скорее, равноправные партнеры. Да и какой им смысл возвращаться в свои границы, когда они фактически бескровно для себя выиграли войну, и вся Европа лежит перед ними. Приходи и бери. И тут ты со своим требованием, которое требуется, прошу за тавтологию, подкреплять угрозой применения силы. Но всего, что у нас есть, мистеру Путину и главному большевику, очевидно, хватит только на один зуб. Поэтому ставить ультиматумы сейчас просто глупо. Да и нет нам никакого дела до этой Европы  - где она, а где мы. Умерла так умерла. Всю свою историю европейская аристократия презирала нас, американцев, за деревенскую неуклюжесть и косноязычие. Так пусть же они теперь на своей шкуре узнают, что это такое  - жить под властью большевиков.
        - Хорошо, Гарри,  - вздохнул Рузвельт,  - ты меня убедил. Но ты все равно полетишь в Кенигсберг, остановившись по дороге в Британии и взяв с собой представителя сэра Уинни. На переговорах, по крайней мере сперва, вы будете выступать с ним единым фронтом. Но как только ты поймешь, что за счет Британии можно провернуть выгодную сделку, то сразу же сдавай ее с потрохами, пока она не сдала тебя.
        - Хорошо, Фрэнки,  - ответил Гопкинс,  - я сделаю это для тебя и для Америки, да хранит ее Господь. Поеду в Кенигсберг и буду торговаться до последнего цента. Но я не уверен, что у меня что-нибудь получится. Слишком уж нетривиальная задача. У нас просто нет предмета для торга, нам нечего предложить этим двум, которые уже сорвали свой банк в мировом казино.
        Мы даже не можем им угрожать, потому что помимо разрешения Конгресса на объявление войны, которое ты никогда не получишь, для этого требуется еще и военная сила. А ее у тебя сейчас тоже нет. Без разрешения Конгресса мы даже не сможем начать перебрасывать наши войска для защиты Британии, которая, вполне очевидно, станет следующей жертвой этого странного альянса. Потом они перебросят свои войска на восток и сокрушат не в меру алчных джапов, в результате чего мы останемся с русскими один на один.
        Я даже готов допустить, что мистер Путин и Сталин не имели в виду ничего дурного, когда затевали этот свой альянс, и они всего лишь хотели как следует наказать плохих парней. Но все равно это опасно, очень опасно для нашей Америки. Слишком много территорий они будут контролировать, слишком много промышленного потенциала окажется в их руках, и слишком большая военная мощь может толкнуть их на новую авантюру. Но все это бессмысленно объяснять нашим деревянным головам в Конгрессе, которые считают, что самая удобная позиция  - у страуса, который спрятал голову в песок.
        Рузвельт внимательно выслушал Гопкинса и еще раз внимательно посмотрел ему в глаза.
        - Да, Гарри, поезжай в Кенигсберг,  - кивнул он,  - и помни, что от этой поездки зависит очень многое для нас, если не всё!

31 января 2018 года (13 июля 1941 года), вечер. Киев

        Тих и печален зимний Киев на четвертом году Майдана. Засыпанные снегом, почти безлюдные улицы, на которых даже в полдень не увидишь ни прохожего, ни проезжего  - в холодных квартирах все же теплее, чем на продуваемых ветром улицах. Темнота, наступающая сразу с заходом солнца, узкие тропинки, протоптанные среди сугробов, и дымки буржуек в форточках  - все это слегка напоминало картины Ленинградской блокады. Именно что слегка. Разница заключалась в том, что Ленинград осадил враг, а в этом городе люди сами блокировали свой разум кастрюлями, одержав победу цеевропейства над здравым смыслом. Жажда безвиза, кружевных труселей, пенсий в евро и вообще европейского життя привела к предсказуемому и печальному результату  - газа нет, угля нет, свет дают два часа утром, два часа вечером, отопление в квартирах такое, что лишь бы не разморозились трубы; заводы стоят, работы нет, ничего нет. Одно слово  - Руина.
        И даже привычная забава под названием АТО больше не радовала жителей этого города, потому что мятежные республики Донбасса крепко держались, не собираясь уступать ни на шаг. И у них было все  - и работа, и свет, и газ. За их спиной стоял восточный сосед, и этому соседу было наплевать на санкции, по самой Европе, как выяснилось, бьющие даже вчетверо сильнее, чем по России. Там, на востоке, занимались своими делами и преодолевали свои трудности, но эти трудности не шли ни в какое сравнение с теми, которые приходилось переживать цеевропейцам.
        Восточный сосед как на убогих и скорбных умом смотрел на скачущих летом и замерзающих зимой обитателей страны-Руины; как на буйнопомешанных, который год ожидающих, что умрет «злобный Путен», зловредная Россия рухнет, распавшись на тысячу частей, «ватники» и «колорады» приползут на коленях, умоляя гордых потомков протоукров снова принять их в состав «Незалэжной». И тогда хохлы весело запануют, запивая горилкой и «какой-колом» сало в шоколаде и пирожки, которые еще четыре года назад привезла на майдан пани Нуланд. Новых партий пирожков, однако, не предвиделось, потому что поменявшийся у заокеанской Демократии хозяин решил, что Юкрейна вместе со всеми своими жителями представляет собой мусорный актив, в которые сколько ни вкладывай денег  - все будет мало.
        И кроме всего прочего, этот самый восточный сосед Юкрейны и его вождь «кровавый Путин», которого, как и любого злого бога, было нежелательно поминать всуе, в последнее время затеял нечто такое, от чего цеевропейцы пришли в самый настоящий животный ужас. Откуда-то из далеких глубин времени он извлек самого грозного диктатора прошлого, уже устраивавшего хохлам голодомор, террор, индустриализацию и коллективизацию  - все в одном флаконе. И нужен этот диктатор был Путину только для того, чтобы вступить с ним в союз против великой европейской державы прошлого, которая еще почти восемьдесят лет назад собиралась принести восточным дикарям европейскую цивилизацию, декоммунизацию, сифилис и триппер. Попался бы европейским освободителям тот самый Петр Ляксеич Порошенко (девичья фамилия Вальцман)  - наверняка загремел бы в Освенцим, под хохот белокурых арийских бестий.
        Более того, Россия не просто пошла на такой союз, послав на войну ограниченный контингент своих войск. Москали даже гордились тем, что помогли жестокому диктатору Сталину безнаказанно сокрушить Европу, чтобы установить в ней свой ужасный коммунистический режим. А раз верна прямая теорема  - так значит, верна и обратная, и неньку-Украину вот-вот снова отдадут в коммунистическое рабство.
        Сразу после репортажа из прошлого и, самое главное, после обращения Путина ко всем москалям, Украину охватила лихорадка бегства, похожая на исход крыс с тонущего корабля. Экономика и хозяйственная жизнь, до того кое-как поддерживавшаяся в украинских городах, одномоментно рухнули, потому что просто стали никому не интересны. Встало метро и прочий общественный транспорт, прекратили работу банки, а за ними и магазины, а гривна начала идти к доллару по курсу использованной туалетной бумаги.
        Первыми свинтили на благословенный Запад президент, правительство и Верховная рада, местом своего нового пребывания выбрав даже не привычный, казалось бы, Мюнхен, а далекий Торонто. До Торонто, в отличие от Мюнхена, кровавый коммунистический диктатор не сможет дотянуться длинными руками своих танковых армий. Вслед за вечно пьяным вождем нации потекли на запад деятели помельче. Им тоже не улыбалось остаться один на один как с народом, которым они так долго управляли, так и с ополченцами, у которых к ним был огромный счет. При этом по коридорам власти постоянно ходили слухи, что на Донбассе уже видели не только мифических конных бурятских бронетанковых водолазов, но и бойцов из спецчастей НКВД, которые явно замышляли нагадить свидомым в их шаровары.
        Вслед за властью во все стороны по привычке побежал и народ  - одни к родственникам и в лагеря вынужденных переселенцев на Восток, другие поближе к польским и румынским унитазам  - на Запад. И те, и другие бежали не потому, что боялись, а потому, что жить в опустевшей стране стало просто невозможно.
        Из тех, кто направился на восток, далеко не все достигли своей цели. Некоторых (а таких было примерно треть от общего числа) без всякого объяснения причин завернули обратно прямо на границе; но этим, можно сказать, еще повезло. Некоторые оказались фигурантами уголовных дел, заведенных по факту военных преступлений, совершенных боевиками нацбатов и ВСУ во время подавления протестного движения на Донбассе  - и такие сразу, даже не пискнув, исчезали в страшных застенках Мордора.
        На западной же границе все было по-иному. Безвиз безвизом, но пускать в Европу толпу голодной гопоты никто не собирался. Был уже, знаете ли, опыт с арабскими и африканскими беженцами, которые не успели прибежать, как тут же кинулись насиловать немок, шведок, датчанок и француженок. Так те хоть невинные дети природы, которые убежали от угнетения злыми диктаторами (на самом деле оттого, что их дома разбомбила авиация НАТО). А эти от чего бегут? Европейская демократия в Украине есть, коммунизма нет; а что голодно и холодно, так терпите  - и без вас тут в Европах тесно и страшно. Сталин  - он ведь и к нам тоже прийти может и спросить за все прошлые шалости.
        Всего этого не знала десятилетняя киевлянка Оля Копатько, которая шла по тропинке меж сугробов вверх по Шелковичной улице, неся в корзинке пирожки с картошкой для бабушки. Было страшно. Оля помнила, как неделю назад целых два дня горела Верховная рада, и из окон их квартиры днем был виден поднимающийся над крышами в серое небо густой и черный дым, а ночью  - багровое зарево. Мама, которая приехала на побывку с Ленинградки, да так и застряла, сказала, что, наверное, кому-то просто было лень жечь бумаги и тогда паны нардепы, убегая, подожгли все здание. А мама у Оли была умная  - экономист по образованию и философ в душе, но даже экономисты и философы женского пола в послемайданной Украине могли зарабатывать себе на жизнь исключительно в горизонтальном положении  - и то даже не в ридном Киеве, а в стране оккупантов.
        А папа у Оли, который был юристом, еще давным-давно, как говорят москали, «на волне националистического угара», записался добровольцем в батальон к знаменитому герою Семену Семенченко  - да так и сгинул безвестно на Донбассе, в одном из многочисленных котлов, организованных гениальным украинским полководцем Гелетеем Иловайским.
        Бумажного пепла над Киевом летало столько, что казалось, каждый в этом городе сжег все бумаги, какие у него были, и даже занял немного у соседа. На самом же деле киевляне никаких бумаг не жгли. Разве у кого были в доме предосудительные книжки, вроде сочинений Грушевского, но их с большей пользой можно было спалить в буржуйке, помогая рахитичному отоплению, чем рисковать устроить в доме пожар. На самом деле причиной появления летающего над городом пепла от сожженных бумаг было распоряжение мэра-боксера по кличке Педалик о том, что все городские учреждения в преддверии прихода оккупантов должны сжечь свои архивы. Хорошо, что хоть Педалик не приказал сжечь сам Киев. Наверное, только потому, что очень торопился, опаздывая на самолет до Франкфурта-на-Майне.
        Девочка Оля, боясь всего на свете, шла по Шелковичной улице, мимо офиса «Ощадбанка» с опущенными бронированными шторами на окнах и гуляющего пьяным разгулом пира во время чумы ресторана «Старый рояль». Там был свой электрогенератор  - поэтому горел в окнах свет и на улицу лилась громкая музыка. Но гривны там не котировались. Расплачиваться требовали американскими долларами, европейскими евро и, даже страшно сказать, российскими рублями.
        Не все деятели разбегающегося режима, герои майдана и АТО поспешили покинуть территорию Украины. В основном это были те не боящиеся чужой крови деятели, которые трезво оценивали перспективы горячего приема на востоке и холодного на западе. Можно еще было податься в какую-нибудь Латвию, Литву, Эстонию или Грузию, но там шанс в самое ближайшее время встретиться со сталинскими опричниками тоже приближался к ста процентам. Нет, решили эти люди, сейчас мы будем гулять, а там как кривая вывезет. Как они добывали необходимые для этой гульбы деньги  - знает только один черт, потому что никакой власти, старой милиции (а тем более новой декоративной полиции) люди не видели на улицах уже давно.
        И вот, когда Оля почти уже прошла опасное место, двери ресторана распахнулись, и оттуда вывалились четверо недобрых молодцев в новеньком, еще не обмятом зимнем городском камуфляже без знаков различия, но зато с красно-черными повязками на рукавах. Дальше все происходило, как в фильме ужасов. Оля наслушалась от мамы рассказов о людях, которые похищают маленьких девочек и мальчиков для того, чтобы разобрать их на органы; поэтому, в ужасе пискнув и прижав к груди корзинку с пирожками, она со всех ног бросилась бежать подальше от этого страшного места. Четверо в камуфляже, не говоря ни слова, бросились за ней, оскальзываясь на утоптанном снегу и выкрикивая угрожающие фразы вроде:
        - Стой, сучка! Все равно догоним  - только хуже будет!
        Они бы и догнали, потому что десятилетняя девочка бежит медленнее, чем здоровые бугаи, но судьба рассудила по-своему. Не пробежав и двух десятков метров, Оля с разбегу уткнулась головой в живот хорошо и не по-здешнему одетого симпатичного мужчины в возрасте чуть за тридцать. Его спутник был гораздо моложе, но во всем остальном они походили друг на друга как две капли воды.
        - Тю, правосеки!  - произнес старший, вытягивая из-за отворота хорошего дубленого полушубка массивный длинноствольный пистолет с интегрированным глушителем. Мгновение спустя младший повторил его движение  - и сухие, едва слышные щелчки выстрелов поставили точку в жизненном пути четырех сподвижников Дмитрия Яроша  - да так быстро, что те даже не успели испугаться. Только старший перед смертью прохрипел:
        - Эй, мужики, вы чего?
        И тишина. Если и видели эту сцену, случившуюся в вечернем сумраке, то предпочли сделать вид, что это их не касается, и что они ничего не заметили. Даже из задыхающегося в разгуле ресторана никто не вышел посмотреть, куда же подевались эти четверо. Так что пока старший утешал плачущую Олю, младший пошел и сделал с телами убитых все необходимое  - произвел контрольный выстрел в голову и обшарил карманы на предмет оружия, документов, денег.
        - Вот и все, Павел Анатольич,  - с выговором чистопородного киевлянина сказал он своему напарнику, вернувшись,  - как видите, все тут как и рассказывал нам товарищ Филимонов. Такой город засрали, гады!
        - Вижу, Василий, вижу,  - ответил тот, кого назвали Павлом Анатольевичем,  - сами засрали, сами и отчистят. Языками вылижут. А теперь давай проводим ребенка к бабушке, а то как бы опять не напали на эту Красную шапочку злые серые волки.

17 июля 1941 года, утро. Германия, Бранденбург, Франкфурт-на-Одере, Франкфуртер-Штатвальд

        Генерал-майор Александр Васильевич Горбатов

        Тихо в лесу, приятно пахнет сосновыми иглами и свежей травой. Где-то в вершинах деревьев чирикает какая-то пичужка, и кажется, что нет никакой войны, и что три недели назад в шестистах километрах к востоку отсюда не сходились в ожесточенной кровавой схватке за право построения своей тысячелетней империи две сильнейшие армии мира. Пятная голубизну неба черным дымом, падали горящие самолеты, пылали подбитые танки, с ржавым скрежетом выбрасывали из себя реактивные снаряды установки «Град» и «Ураган», и сгорали заживо в ярости их огня изготовившиеся к вторжению солдаты, одетые в фельдграу. Насмерть стояли защитники советских рубежей, и как о несокрушимый утес разбивались об их позиции полки и дивизии вермахта.
        Сам Горбатов всего этого не видел, находясь в то время, как говорят военные, «в запасном районе». Все, что он знал  - это лишь скупые сводки Совинформбюро и куда более подробные телерепортажи военных корреспондентов потомков. Правда, на третий день войны кто-то наверху получил по шапке, начальство спохватилось, забегало, и каждый вечер для командного состава Особых армий, включая комдивов, начали проводить ежедневные брифинги (еще одно иностранное слово) с разбором боевых действий. Но и это продолжалось недолго. На шестой день войны поступил приказ выдвигаться на исходные рубежи.
        А уже на девятый день войны 2-я Ударная армия генерала Горбатова в составе двух механизированных и одного мотострелкового корпусов с вершины Белостокского выступа стальным клином врезалась в мягкое подбрюшье группы армий «Центр». Фронт был прорван, и лавина танков и боевой техники рванула к Варшаве, разваливая главную немецкую группировку на две части. Именно ради этого дня он и его солдаты шесть месяцев не щадя себя тренировались, осваивая технику и тактику будущего в условиях, приближенных к боевым.
        Ради этого дня одиннадцать месяцев назад его извлекли из Колымского лагеря вместе с двумя десятками заключенных, посадили на гидроплан и отправили в Комсомольск-на-Амуре. Там от группы отделили и куда-то увезли штатских[13 - Одним из спутников Горбатова был двадцатишестилетний актер Георгий Жженов, которого Советский Союз посылал в бессрочную командировку в РФ. Ну, если не сложились у молодого Жженова взаимоотношения со сталинскими органами, так в РФ артисту есть чем заняться.], а команду над военнослужащими приняли странные люди, старшим у которых был рано поседевший моложавый армейский полковник со шрамом через все лицо. Тот день, 25 августа 1940-го, Горбатов до конца своей жизни запомнит, весь, до последней секунды. То, что его забрали из лагеря, могло и не принести радости. Или режим могли сменить, или вообще дело пересмотреть, и здрасте вам  - ВМСЗ (высшая мера социальной защиты).
        Но произошло такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Лишь только гулаговский конвой покинул помещение, полковник положил перед каждым из двенадцати командиров в звании от комбрига до майора по справке о пересмотре их дел и прекращении по причине отсутствия состава преступления, а также по одному экземпляру расписки о неразглашении секретных сведений, представляющих государственную тайну СССР. Чисто машинально Горбатов вписал в пустое поле свои данные: фамилию, имя и отчество,  - и, внимательно прочитав текст, расписался внизу  - где уже стояла симпатичная галочка. Исходя из прочитанного в той бумаге, Горбатов сделал вывод, что их, вчерашних зека, хотят использовать для выполнения какого-то опасного задания. Но действительность оказалась удивительнее любых фантазий.
        Словно во сне через межвременной погранпереход Горбатов проследовал в будущее, получил штамп в новенький советский загранпаспорт. И вот он уже на другой стороне, в 15 марта 2017 года, в чужой и непонятной стране, именуемой Российской Федерацией. Маленькая гостиница, в четырехместном номере которой Горбатов провел три дня, была заполнена такими же «командировочными», как и он сам. Для начала отмывшись под горячим душем и выкинув лагерное тряпье, Горбатов переоделся в камуфляжную униформу непривычного вида с уже пришитыми петлицами генерал-майора. Потом, не отрываясь, он принялся смотреть «ящик», по которому непрерывной чередой показывали художественные фильмы об ужасной грядущей войне, которую ему предстояло переигрывать. Фильмы перемежались с обучающими передачами и с выпусками новостей, по которым сложно было составить мнение  - во что превратилась его родная страна через семьдесят шесть лет.
        Тем временем «командировочные» все прибывали и прибывали. И вот наступил день, когда из переполненного накопителя вывели сто восемьдесят человек, рассадили их по автобусам и доставили на военный аэродром, где уже ждал заправленный и готовый к полету Ил-62М, конечно уже старенький, но надежный, как паровоз. Все эти чудеса, вроде восьми с половиной часов перелета вместе с солнцем через всю страну от Комсомольска-на-Амуре до авиабазы Бельбек в Крыму, Горбатов принял как должное. Выпил минералки, с аппетитом, несмотря на надоедливый гул двигателей, съел означающий середину полета обед, потом подремал, поглядывая через иллюминатор на расстилающиеся внизу бесконечные облачные поля, подремал, потом снова выпил минералки и принялся ждать посадки.
        Через полчаса после посадки на аэродроме Бельбека Горбатов и его спутники, пройдя через еще один межвременной переход, уже стояли под небом третьего по счету времени, в Крыму 1680 года. Именно там, в тренировочных лагерях Горбатова научили всему тому, до чего пришлось бы доходить за четыре года войны, расплачиваясь за науку солдатской кровью. Он научился взламывать вражескую оборону массированным огнем артиллерии. Научился наносить рассекающие удары на всю глубину стратегического развертывания противника соединениями основных танков и быстрых боевых машин пехоты. Научился смыкать во вражеском тылу стальные клинья, чтобы пехота, следующая по пятам за танками, могла бы пленить или уничтожить неуправляемые толпы вражеских войск. Научился управлять мощнейшим боевым механизмом, именуемым Ударной армией особого назначения, таранить вражескую оборону и бросать в преследование отступающего врага подвижные отряды из танков, самоходок и боевых машин пехоты.
        Все, чему Горбатов учился на полигонах под руководством маршала Буденного и поседевших стариков, последних выживших специалистов по глубоким операциям, пригодилось ему в ходе реальной войны, когда вермахт, и так уже дышащий на ладан после активной фазы приграничного сражения, был раскатан в тончайший блин. А потом этот блин еще и нарезали тонкими ломтиками.
        И вот теперь он, генерал Горбатов, стоит на наблюдательной вышке, установленной на вершине поросшего лесом холма, и смотрит на запад, где в дыму пожарищ угадываются контуры вражеской столицы. От нее запыленные танки Горбатова отделяет лишь один суточный переход и две тоненькие нити окопов, в которых сидят фольксштурмисты  - смазка для гусениц его танков,  - шуцманы, штурмовики из отрядов СА, молокососы из Гитлерюгенда и седые старики-ветераны с трясущимися руками.
        Если же оглянуться назад, то можно увидеть развернутые позиции самоходной артиллерии, опорные пункты мотопехоты и изломанные линии окопов. Тут, на Франкфуртском плацдарме, находится вся его 2-я Ударная армия особого назначения. 4-й особый мехкорпус Лизюкова  - на северном фасе, со штабом в городке Боссен. 5-й особый мехкорпус Ротмистрова  - на южном фасе, со штабом в деревне Маркендорф-Зидлунг. 2-й особый конно-механизированный корпус Доватора  - в центре, со штабом в деревне Розенгартен.
        А чуть дальше, на берегу Одера, лежит чистенький, под красными черепичными крышами Франкфурт-на-Одере.
        Трое суток назад армия Горбатова ворвалась в него без единого выстрела, встретив на улицах только перепуганных фрау, фройляйн и киндеров, которые думали, что ворвавшиеся в город русские немедленно начнут грузить их в вагоны для отправки в ужасную Сибирь.
        Немцы тут же начали свою любимую забаву  - стучать в особый отдел его армии на соседей, родственников и знакомых, осведомляя советские компетентные органы о том, что этот нехороший человек является членом НДСАП, а сын этого, такого же нехорошего человека, вступил в СС или СА. Отдельно сообщалось о том, что в доме соседа есть запрещенное к хранению охотничье ружье (знак особого доверия властей) или радиоприемник. Интенсивность доносов была прямо пропорциональна уровню страха, который внушали русские солдаты жителям Франкфурта-на-Одере. А страх не спадал, потому что каждая городская кошка знала  - чье мясо она съела.
        Горбатов надеялся, что через пять дней, когда вернутся посланные за горючим бензовозы, а из глубокого тыла подойдет приотставшая пехота, его армия рванет дальше на запад, оставляя позади этот занудный городишко и обойдя Берлин по южной окраине, устремляясь все дальше и дальше, в самое сердце Третьего рейха.

9 февраля 2018 года (22 июля 1941 года). Российская Федерация. Москва, Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

        Сегодняшняя пресс-конференция, которую должен был провести начальник Департамента информации МО генерал-майор Игорь Конашенков, обещала стать еще одной сенсацией. Журналисты, крайне неохотно до этого посещавшие подобные мероприятия, сегодня всеми правдами и неправдами старались прорваться в помещение, где должна была пройти эта пресс-конференция. Но попали на нее немногие  - лишь те, кто был аккредитован при Департаменте информации МО. Остальные же столпились у огромного плазменного экрана, установленного в холле, и, подпрыгивая от нетерпения, ожидали начала пресс-конференции.
        События, начавшиеся после сообщения о том, что русские изобрели машину времени и с ее помощью в прошлом сражаются с нацистами, всколыхнули весь мир. Их обсуждали даже обитатели непроходимых джунглей Амазонки, сидя у костра и обгладывая предплечье убитого дикаря из соседнего племени.
        После выступления по российскому телевидению сталинского наркома иностранных дел Вячеслава Молотова все с нетерпением ожидали новых известий о том, что происходит на советско-российско-германском фронте. Правда, информация в виде сухих военных сводок поступала из Департамента довольно скупо. Из них можно было понять лишь одно  - Германия войну проигрывает. Внезапное нападение Гитлера на СССР встретило такой же внезапный отпор с использованием средств войны, применявшихся в конце ХХ  - начале XXI века. Врагу не удалось добиться таких же успехов, как это было в июне 1941 года в текущей истории. Скорее, наоборот  - наступавшие войска вермахта были сперва остановлены, а затем потерпели сокрушительное поражение. Вследствие этого падение нацистского режима становилось делом самого ближайшего будущего.
        В назначенное время помещение, где проходила пресс-конференция, было до отказа заполнено журналистами, фото - и телеоператорами, готовыми услышать из уст генерала Конашенкова очередную сенсационную информацию.
        Ведущий пресс-конференции не заставил себя долго ждать. Он появился из незаметной боковой двери вместе с молодым генералом Красной Армии, который старательно делал вид, что подобные мероприятия для него вполне в порядке вещей. Один из российских журналистов  - знаток истории Второй мировой войны и всего, что было с ней связано, внимательно приглядевшись к генералу с двумя золотыми звездами на петлицах, ахнул:
        - Да это же генерал Антонов! Помните, его еще в «Освобождении» актер Стржельчик играл! Между прочим, единственный советский генерал, которого наградили орденом «Победа»…
        - И единственный из высших советских военачальников, так и не получивший звания Героя Советского Союза,  - ехидно добавил его сосед.
        Между тем генерал Конашенков кратко сообщил присутствующим о теме пресс-конференции  - сегодня будет подведен итог боевых действий. Ведь с того рокового июньского дня прошел уже ровно месяц.
        - Хочу сразу предупредить представителей СМИ,  - сказал Конашенков,  - разговор пойдет только о делах военных. Так что на вопросы, заданные не по теме, мы отвечать не будем. В самое ближайшее время будет проведен брифинг в МИДе, где моя коллега Мария Захарова в паре с послом Советского Союза в Российской Федерации Андреем Громыко ответят на все ваши вопросы. Вот там можно будет поговорить и о политике, а мы с генералом Антоновым люди военные…
        Пока же я изложу вам оперативную обстановку на фронте противостояния с немецко-фашистскими войсками. Начнем по порядку  - с самого северного участка советско-российско-германского фронта.
        Наступление немецкого горного корпуса «Норвегия» на советское Заполярье было остановлено в первый же день войны. Генерал Эдуард Дитль не смог ни на метр продвинуться вглубь советской территории. По базам снабжения корпуса был нанесен массированный удар тактическими ракетами «Точка-У» с осколочно-фугасными головными частями. Конечно, для нашего времени ракеты эти немного устарели, но для 1941 года они являются вполне современным оружием.
        В результате ракетного удара были уничтожены склады ГСМ и места хранения боеприпасов. Группировка вражеских войск была лишена снабжения. Одновременно такой же удар был нанесен по вражеским военно-морским базам  - Петсамо, Линахамари и Киркенесу, а также аэродромам в Киркенесе, Вардё, Банаке, Бардуфорсе и Тромсё,  - лазерная указка генерала Конашенкова легко скользила по экрану, на котором проецировалась карта боевых действий в Заполярье.
        - Одновременно в море вышли подводные лодки Северного флота и надводные корабли, атаковавшие вражеские военные транспорты, пытавшиеся проскочить вдоль норвежского побережья с грузами для горного корпуса «Норвегия». Таким образом, немецкие войска в Заполярье оказались отрезаны от снабжения, и теперь они меньше всего думают о наступлении на Мурманск.
        Что же касается Финляндии… Тут, конечно, в основном работа шла по политическим каналам. Как известно, в нашей истории Финляндия вступила в войну чуть позже нацистской Германии. Но это чисто формально. Реально же финны начали воевать с СССР даже раньше Третьего рейха.
        Еще до начала войны, 21 июня 1941 года, финская армия и флот начали операцию «Регата»  - вторжение на Аландские острова. Согласно Женевской конвенции 1921 года и договору с СССР от 12 марта 1940 года, эти острова были объявлены демилитаризированной зоной. За одну ночь с материка на архипелаг были переброшены пять тысяч солдат с боевой техникой. Персонал советского консульства (31 человек) на Аландских островах (в Маариенхамине) был арестован и вывезен в Турку.
        21 июня в 22 часа 59 минут немецкие минные заградители начали ставить минные заграждения поперек Финского залива, чтобы запереть в нем Балтийский флот. Одновременно три финские подводные лодки поставили минные банки у эстонского побережья, причем их командиры получили приказ атаковать советские корабли, «если попадутся достойные цели». Но как я уже говорил, официально в войну Финляндия должна была вступить не раньше того момента, когда под немецким натиском падет Рига.
        Напомню, все это было в нашей истории. Сейчас же события развивались по-другому. 22 июня началось со страшной бойни на советско-германской границе, когда вместо блицкрига вермахт получил еще один Верден. А 1 июля, когда советские войска перешли в наступление по всему фронту, маршалу Маннергейму был передан пакет, в котором находились некие документы, касавшиеся истории Финляндии 1941 -1945 годов. А еще через два дня, по просьбе современного правительства Финляндской республики, в 1941 год через портал была переправлена дипломатическая миссия, которая в Хельсинки встретилась с маршалом и имела с ним длительную беседу.
        Результатом всех этих действий стало радиообращение Маннергейма к финскому народу, в котором он призвал сохранять нейтралитет в войне Германии и СССР и строго соблюдать условия подписанного с Москвой в марте 1940 года мирного соглашения. В своем выступлении маршал Маннергейм обрушился с резкой критикой на «милитаристскую клику национал-предателей Рютти и Таннера, которые едва не довели страну до катастрофы».
        Что же касается немецких войск, находящихся на территории Финляндии, Маннергейм предложил им в трехдневный срок покинуть страну. В противном случае все немецкие войска должны быть разоружены и интернированы. Маршал заявил, что в случае отказа выполнить его требования, к незаконно находящимся на территории Финляндии войскам будет применена сила. Маннергейм допустил возможность обращения за помощью в разоружении немецких частей к командованию Красной Армии.
        - Таким образом,  - подвел итог Конашенков,  - нам удалось нейтрализовать опасность удара по территории СССР на севере. А теперь я хочу рассказать о том, что творится на южном фланге советско-российско-германского фронта.
        На экране появилась карта Черного моря и расположенных в его бассейне стран. Луч лазерной указки генерала Конашенкова заскользил по ней.
        - Из всех союзников Германии, воевавших против СССР,  - продолжил он свое выступление,  - в нашей истории в боевых действиях приняли участие только румынские войска. О них разговор будет отдельный, скажу только, что ни Венгрия, ни Словакия в войну против СССР не вступили.
        Даже в нашей истории Венгрию в войну удалось втащить, что называется, за волосы. Для этого даже пришлось организовать так называемый Кошицкий инцидент  - бомбежку якобы советскими самолетами города Кошице, принадлежавшего тогда Венгрии. На самом же деле город бомбили румынские самолеты с советскими опознавательными знаками.
        В этот же раз регент Хорти объявил о полном нейтралитете страны, а во время секретной встречи с советским послом заявил, что Венгрия будет лишь на словах протестовать, если советская Дунайская флотилия двинется вверх по Дунаю в сторону Вены.
        Через порталы, установленные в Крыму, мы перебросили в Севастополь корабли из нашего времени, в основном это малые ракетные катера, бронекатера и малые десантные корабли, в том числе и на воздушной подушке типа «Мурена». Оттуда они отправились в Измаил для усиления советской Дунайской флотилии.
        В ходе боевых действий корабли румынской Дунайской флотилии были уничтожены в первые же дни и недели войны, и устье Дуная в настоящий момент находится полностью под контролем советского военного командования. Наши десанты, двигаясь по территории Румынии, последовательно захватывают города и мосты на Дунае. Как известно, Дунай судоходен на протяжении более двух тысяч километров. Опираясь на этот великий водный путь, советские войска смогут продвинуться не только в Венгрию, но и в Югославию и Австрию. Немецкие войска, действующие на Балканах, вскоре будут отрезаны от своих основных сил, и им не останется ничего иного, как сложить оружие.
        Что же касается еще одного союзника Гитлера  - итальянского дуче, то он хотя и объявил 22 июня 1941 года войну СССР, но на этом все и закончилось. После ракетно-бомбового удара, который ВКС Российской Федерации нанесли по правительственным и военным объектам в Берлине утром 22 июня, Муссолини внезапно понял, что совершил роковую ошибку, и поспешил сообщить советскому правительству, что никаких враждебных действий против СССР итальянские вооруженные силы не предпримут.
        - Возможно, что это решение дуче отчасти вызвано тем,  - хитро улыбнулся Конашенков,  - что некоторые неназванные люди переслали Муссолини фотографию с двумя трупами, висящими вниз головой на бензоколонке в Милане. Рассказывают, что после того, как дуче увидел это фото, с ним случилась истерика. Он заявил, что готов немедленно выйти в отставку, при условии гарантирования личной безопасности.
        На центральном участке фронта, от Балтийского моря до границы с Венгрией, сложилась следующая ситуация: германские войска, штурмовавшие советскую границу, в результате начавшегося 1 июля общего контрнаступления советских войск были окружены в нескольких котлах, и после двух недель ожесточенных боев или капитулировали, или полностью оказались уничтоженными. Из четырех с половиной миллионов списочной численности войск вермахта, принимавших участие в боевых действиях, были пленены миллион двести тысяч солдат и офицеров. Остальные или погибли, или, раненные еще в первые дни войны, эвакуированы в глубокий тыл.
        В настоящий момент фронт временно стабилизировался по линии Одер - Нейсе, где советские ударные группировки готовятся к очередному рывку вглубь Германии, который окажется последним для Третьего рейха, потому что окопы перед фронтом советских войск занимают лишь учебные части и наскоро мобилизованный фольксштурм. На этом у меня все. Прошу вас задавать вопросы, если они у кого есть.
        Вопросов оказалось больше чем достаточно, и два генерала  - один Красной Армии, другой Российской армии, едва успевали на них отвечать.
        ВОПРОСЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СМИ РОССИЙСКИХ И ЗАРУБЕЖНЫХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ОТВЕТЫ НА НИХ ГЕНЕРАЛОВ КОНАШЕНКОВА И АНТОНОВА

        Вопрос корреспондента газеты «Красная звезда» (РФ):
        - Как вы оцениваете боевой дух солдат и офицеров Экспедиционного корпуса армии РФ, и как быстро они нашли общий язык с бойцами и командирами Красной Армии?

        Генерал Конашенков:
        - Наш Экспедиционный корпус начал боевые действия с противником с началом Великой Отечественной войны, то есть 22 июня 1941 года. На долю его солдат и офицеров выпала трудная задача  - помочь советским войскам Особого Западного военного округа достойно встретить и отразить нападение гитлеровской группы армий «Центр», а потом предпринять все усилия, чтобы ни один захватчик не смог отступить вглубь Европы.
        Наши солдаты и офицеры с честью справились с этой задачей. Даже в самые трудные минуты сражения их боевой дух был крепок, и ни один из них не дрогнул. Следует учесть также, что все военнослужащие Экспедиционного корпуса добровольцы, то есть они сознательно приняли решение отправиться сражаться с немецко-фашистскими захватчиками. Они знают, что сражаются за правое дело, что враг будет разбит, и что победа будет за нами.

        Генерал Антонов:
        - Бойцы и командиры Рабоче-Крестьянской Красной Армии храбро отражали вероломное нападение германских вооруженных сил плечом к плечу с солдатами и офицерами Экспедиционного корпуса Российской Федерации, находясь на направлениях главных вражеских ударов. Каждый стрелковый полк, занявший свои позиции на приграничном рубеже, поддерживался одной мотострелковой ротой Экспедиционного корпуса, укрепившейся во взводных опорных пунктах.
        Что же касается общего языка, то могу сказать вам лишь одно. В окопах, где солдаты сражаются бок о бок и разделяют друг с другом все опасности и тяготы военной страды, всегда найдут общий язык. Тем более что одни из них предки, а другие  - их потомки. Солдаты Экспедиционного корпуса не только сумели сохранить свой боевой настрой, но и морально поддержали и ободрили своих товарищей  - бойцов РККА, наглядно показывая им, что не так страшен немец, как его малюют, и что врага можно и нужно бить.

        Вопрос корреспондента Международного информационного агентства «Казинформ» (Казахстан):
        - В Астане и других городах Республики Казахстан сотни добровольцев готовы сражаться с гитлеровцами, но не знают, как попасть на фронт. Учтет ли советское руководство желание граждан Республики Казахстан и будут ли сформированы из добровольцев соединения, подобные знаменитой Панфиловской дивизии?

        Генерал Антонов:
        - Мы благодарим казахстанцев за то, что они желают помочь Красной Армии, но, к сожалению, а точнее, к счастью, отражение вражеского вторжения уже закончено. Большая часть придвинутых к границе СССР вражеских ударных группировок или уже уничтожена, или пленена. Дальше Красная Армия сможет самостоятельно добить агрессора в его логове. Сейчас, как вы уже знаете, наши прекрасно подготовленные и оснащенные оружием из будущего ударные группировки стоят на линии Одер - Нейсе. Перед ними же фронт держат только учебные части, штурмовики СА и фольксштурм.

        Вопрос корреспондента газеты «Гаарец» (Израиль):
        - Планирует ли правительство РФ использовать в борьбе с вражеским вторжением тактическое ядерное оружие?

        Генерал Конашенков:
        - Экспедиционный корпус РФ не имеет на вооружении ни тактического, ни какого-либо иного ядерного оружия, и российское руководство пока не планирует передавать таковое оружие в распоряжение верховного командования Красной Армии. На полях сражений этого варианта второй Великой Отечественной войны используются только конвенциональные вооружения. Кроме всего прочего, на применение таких вооружений никогда бы не согласился СССР и его руководство, для которого это было бы применением ядерного оружия фактически по своей территории.

        Вопрос корреспондента газеты «Таймс» (Англия):
        - Каковы планы руководства СССР? На каком рубеже собираются остановиться войска Красной Армии и Экспедиционного корпуса РФ после полного военного поражения Третьего рейха?

        Генерал Антонов:
        - Этот вопрос находится в компетенции высшего политического руководства СССР. Военные остановятся там, где им прикажут. Могу сказать лишь одно: случится это не раньше, чем полномочные представители верховного командования вермахта подпишут акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. Никакого перемирия, а уж тем более мира с режимом Адольфа Гитлера быть не может.

        Вопрос корреспондента газеты «Жиче Варшавы» (Польша):
        - Планирует ли правительство СССР формировать на своей территории части Войска Польского для совместной борьбы с нацистами? А главное  - будет ли сама Польша?

        Генерал Антонов:
        - Вопрос будущего Польши  - это вопрос сугубо политический и не касается нас, военных. Как генерал Красной Армии могу лишь сказать, что польское эмигрантское правительство в Лондоне находится в состоянии войны с СССР, а подчиненные ему вооруженные формирования в Польше ведут боевые действия против советских войск, совершая нападения на транспортные колонны, тыловые гарнизоны и даже госпитали и медсанбаты. Но на войне как на войне, и вскоре приданные нашей армии для охраны тыла части НКВД раз и навсегда покончат с этой угрозой. Если враг не сдается, то его уничтожают.

        Вопрос корреспондента газеты «Берлинер Цайтунг» (ФРГ):
        - Будут ли соблюдать части Красной Армии и Экспедиционного корпуса РФ правила ведения боевых действий?

        Генерал Конашенков:
        - Командование РККА и Экспедиционного корпуса Российской Федерации в полной мере соблюдают правила ведения войны. И будут делать это впредь, ровно в той же мере, в какой их собиралось соблюдать высшее германское командование, отдавая приказ о вторжении в СССР. Эта война ведется ровно по тем правилам, которые немецкие генералы установили сами для себя.

        Генерал Антонов:
        - Разумеется, мы не морим немецких пленных голодом и не расстреливаем на месте членов НДСАП. А так мой российский коллега высказался совершенно правильно  - кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет. На поле боя возможно все, кроме применения оружия массового поражения.
        Надо понимать, что против частей и соединений наших приграничных округов общей численностью около двух миллионов бойцов и командиров, а также семидесяти пяти тысяч солдат и офицеров Экспедиционного корпуса немецкое командование сосредоточило до пяти миллионов солдат, имея, таким образом, двукратное превосходство, а на направлении главных ударов это превосходство доходило до десятикратного. Чтобы остановить этот натиск, нашим войскам приходится убивать врага. Здесь никуда не денешься, как говорится, на войне как на войне.

        Вопрос корреспондента газеты «Ле Монд» (Франция):
        - Допускаете ли вы участие подразделений французской армии совместно с патриотами из «Свободной Франции», руководимой де Голлем, в боевых действиях против нацистов?

        Генерал Антонов:
        - Вопрос об участии в войне подразделений французской армии относится исключительно к компетенции высшего политического руководства, как СССР, так и Французской республики XXI века. А пока власть во Франции 1941 года находится в руках маршала Петена, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Что же касается генерала, или, если правильно говорить, полковника де Голля, то могу сказать лишь одно  - он не выходил на связь с советским командованием и не предлагал свою помощь в освобождении Франции.

        Корреспондент газеты «Жэньминь жибао» (КНР):
        - Примет ли правительство СССР военную помощь от КНР? И окажут ли советские войска помощь Китайской Красной Армии, сражающейся под командованием Мао Цзэдуна в борьбе с японскими агрессорами?

        Генерал Антонов:
        - Я не могу ответить вам на этот вопрос  - он находится в компетенции высшего политического руководства СССР и КНР, и задавать его должны не вы мне, а товарищ Си товарищу Сталину. Ну, вы меня поняли?

        Вопрос корреспондента газеты «Вашингтон пост» (США):
        - Не собирается ли руководство СССР начать боевые действия против Японии, тем самым предотвратив начало войны на Тихом океане?

        Генерал Антонов:
        - Как говорят у вас, у американцев, no comment  - без комментариев, поскольку, как и предыдущий, этот вопрос относится сугубо к компетенции высшего военного и политического руководства. Настанет день, и вы все узнаете.

        Корреспондент газеты «Стампа» (Италия):
        - Каков статус военнослужащих РФ на территории СССР?

        Генерал Антонов:
        - Мы союзники и товарищи по оружию, а также, разумеется, близкая родня. Если к вам вдруг в гости приедут ваши внуки, то каков будет их статус в вашем доме?

        Корреспондент газеты «Комсомольская правда» (РФ):
        - Насколько бойцы и офицеры Красной Армии освоили новое вооружение и новую тактику ведения боевых действий под руководством инструкторов из РФ?

        Генерал Антонов:
        - А об этом вам лучше расспросить у панически отступающих на Запад немецких солдат и офицеров. Разумеется, у тех из них, кто еще не потерял дара речи.
        Корреспондент газеты «Вильняус Жиниос» (Литва):
        - Как долго Экспедиционный корпус РФ будет находиться в прошлом?

        Генерал Конашенков:
        - Экспедиционный корпус Российской Федерации будет находиться в прошлом ровно столько, сколько того потребует складывающаяся на данный момент военно-политическая обстановка. Хоть основные силы врага разгромлены, но война еще не закончилась.

        Генерал Антонов:
        - Кроме всего прочего, Советский Союз еще не отблагодарил героев, в трудную минуту вставших плечом к плечу с Рабоче-Крестьянской Красной Армией. Все остальное относится к компетенции высшего военного и политического руководства.

        Генерал Конашенков:
        - Время нашей пресс-конференции подошло к концу, и мы надеемся на честное и объективное освещение в мировых СМИ. Пресс-релиз вы можете получить у сотрудника нашего Департамента в холле.

11 февраля 2018 года (24 июля 1941 года). Российская Федерация, Москва Пресс-конференция в Министерстве иностранных дел Российской Федерации

        Директор Департамента информации и печати МИД Российской Федерации Мария Захарова вошла в заполненный корреспондентами зарубежных и российских изданий зал вместе с высоким худощавым человеком в старомодном двубортном костюме и больших роговых очках.
        - Дамы и господа,  - лучезарно улыбаясь, сказала Захарова,  - позвольте представить вам спецпредставителя Народного комиссариата иностранных дел Советского Союза, Андрея Андреевича Громыко. Прошу, как говорится, любить и жаловать.
        - Красавица и чудовище,  - буркнул под нос один из сидящих в зале американских корреспондентов.
        - Джон, ты ошибаешься,  - поправил его сосед,  - это путинская борзая и сталинский цербер. Видишь, как гармонично они дополняют друг друга. Прямо-таки Инь и Янь. Сегодня их день. Ведь в том мире Красная Армия рвется через Европу, как паровой каток. Путин так хорошо вооружил дядюшку Джо своим залежавшимся на военных складах оружейным секонд-хендом, что там нет уже силы, способной остановить рвущиеся к Атлантике советские танки. Я даже не могу себе представить, что в такой ситуации будет делать Фрэнки, если у нас царит самый разброд и шатания. Но т-с-с, давайте послушаем, что нам скажет эта русская язва.
        Дождавшись, когда в зале затихнет шепот и бормотание, Мария Захарова обвела зал взором и удовлетворенно кивнула.
        - Господа, внешнеполитическая обстановка, сложившаяся на данный момент в Европе одна тысяча девятьсот сорок первого года такова: Третий рейх находится на грани военного поражения и, вместе со своими марионетками вроде Тисо или Петена, теряет своих союзников. Правительства Венгрии и Финляндии ведут переговоры с руководством СССР о том, чтобы остаться в этой войне нейтральными. В Румынии, чья армия с первых же минут войны стала нести огромные потери, произошел военный переворот и к власти пришло дружественное СССР правительство Народного единства.
        Италия, скоропалительно объявившая СССР войну, теперь предпринимает все усилия для того, чтобы свести все к «недоразумению» и найти козла отпущения, дабы свалить на него всю ответственность за недружественный в отношении СССР поступок. Возможно, что этим «козлом» станет зять Муссолини, министра иностранных дел Италии граф Галеаццо Чиано. Господин Черчилль в Британии в смятении, ибо его страна после поражения во Франции и потерь, понесенных во время немецкого воздушного наступления, утратила всяческие рычаги воздействия на идущие в Европе процессы.
        На этом у меня вкратце всё. Может быть, Андрей Андреевич Громыко желает что-нибудь добавить?
        - Мне особо добавить нечего,  - ответил Громыко,  - хочу лишь сказать, что никаких переговоров с руководством фашистской Германии, кроме переговоров о безоговорочной капитуляции, моя страна не вела и вести не собирается. Фашизм в Европе должен быть искоренен окончательно и навсегда.
        - Господа,  - сказала Захарова,  - два дня назад в пресс-центре Министерства обороны прошла пресс-конференция и на вопросы представителей СМИ отвечали генералы Конашенков и Антонов. Так что военная обстановка вам вкратце уже известна. Единственное небольшое изменение произошло несколько часов назад. Сегодня, двадцать четвертого июля, на рассвете, с линии Одер - Нейсе силами трех ударных армий осназ и четырех конно-механизированных корпусов началась стратегическая наступательная операция по освобождению Европы, под кодовым наименованием «Кутузов». К настоящему моменту на нескольких участках прорван фронт, и советские подвижные части стремительно движутся на запад. Противостоящие им части вермахта практически полностью разгромлены и начали массово сдаваться в плен. А вот теперь, господа, вы можете задавать свои вопросы.
        Шум, раздавшийся в зале после заявления Марии Захаровой, долго не стихал. Присутствующие представили на миг леденящее душу зрелище: катящие по Европе неудержимые волны советских танков, сидящие на их броне солдаты в запыленной советской военной форме, а также мелькающие на обочинах дорожные знаки, указывающие, сколько километров осталось до Ла-Манша.
        Первыми пришли в себя и начали задавать вопросы корреспонденты европейских СМИ, для которых эта тема была наиболее близкой и насущной.

        Корреспондент газеты «Фигаро» (Франция):
        - Господин Громыко, намерено ли правительство СССР после поражения нацистской Германии установить в Европе коммунистические режимы?

        Представитель Наркомата иностранных дел СССР ответил:
        - Правительство СССР добивается того, чтобы на территории Европы никогда бы больше не велись боевые действия. Советский народ хочет жить в мире со своими соседями, и поэтому должен гарантировать свою безопасность. Нам прекрасно известно, как американская оккупационная администрация устанавливала в Европе капиталистические режимы, как коммунисты, на выборах прошедшие в парламенты и правительства, изгонялись из них по требованию американской администрации, оказывавшей этим странам экономическую помощь по плану Маршалла и политическое давление по плану Даллеса.
        Поэтому мы не будем повторять ваших ошибок и проведем в Германии денацификацию, а в оккупированных гитлеровским режимом странах  - свободные и демократические выборы. Разумеется, что это произойдет только после того, как будут выявлены, осуждены и лишены возможности участвовать в политической жизни силы, которые в Германии привели к власти Гитлера, а в Европе создали условия для развязывания Второй мировой войны. Я имею в виду Мюнхенский пакт, скормивший Гитлеру Чехословакию и поднявший шлагбаум перед военной машиной Гитлера.

        Корреспондент газеты «Берлинер цайтунг» (ФРГ):
        - Останется ли Германия на карте Европы? Не планирует ли Сталин и Путин расчленить ее и превратить в конгломерат мелких, зависимых от Москвы государств?

        Громыко:
        - В настоящий момент из состава Германии изъята лишь Восточная Пруссия, переданная в бессрочное управление Российской Федерации в качестве дара за ее помощь в отражении фашистской агрессии. Никаких других изъятий территории Германии в чью-либо пользу не планируется. Даже вопрос о присутствии в составе Германии присоединенной Гитлером Австрии на свободном плебисците будет решать сам австрийский народ. Мы, советские люди, являемся интернационалистами по своей природе и не считаем, что весь германский народ виновен в том, что в Европе началась Вторая мировая война.

        Мария Захарова:
        - Никаких выселений, депортаций и прочих массовых репрессий против немецкого населения на территории Восточной Пруссии не будет. Если будет желание, мы можем организовать посещение представителями иностранных СМИ немецких земель, освобожденных от власти фашистов. Вы сможете убедиться, что Восточная Пруссия была захвачена настолько быстро, что находившиеся там части вермахта и кригсмарине не успели оказать организованное сопротивление. Единственные города, которые подверглись частичному разрушению, это Мемель и Тильзит. Но и там гражданское население практически не пострадало.

        Корреспондент газеты «Таймс» (Англия):
        - Планируется ли визит Сталина в XXI век?

        Громыко:
        - Пока война еще не закончена, Верховный главнокомандующий должен находиться на своем посту. В дальнейшем, когда Германия капитулирует и если позволит международная обстановка, такой визит вполне возможен. Об этом будет своевременно объявлено. Пока же острой необходимости в таком визите нет.

        Корреспондент газеты «Стампа» (Италия):
        - Допускает ли руководство СССР подписание договора о сотрудничестве с Италией в случае выхода последней из Антикоминтерновского пакта и заключении мирного договора с Британией и Францией?

        Громыко:
        - Нас мало интересуют взаимоотношения фашистской Италии с какими-либо третьими странами, с которыми мы не связаны союзническими отношениями. В моем мире Антигитлеровская коалиция существует только в виде союза братских государств СССР и Российской Федерации, а все остальное от лукавого. Для начала нынешнее итальянское правительство должно принести извинения правительству СССР за объявление ему войны 22 июня 1941 года. И только после этого мы будем обсуждать вопросы взаимоотношений СССР и Итальянского королевства.

        Корреспондент газеты «Комсомольская правда»:
        - Возможно ли проведение нового Нюрнбергского процесса, на котором будут наказаны те, кто развязал Вторую мировую войну?

        Громыко:
        - Разумеется, такой процесс необходим. Но пройдет он не обязательно в Нюрнберге. Возможно, это будет Мюнхен, а возможно, Версаль. Ведь именно в Версале были созданы предпосылки, а в Мюнхене дан старт к развязыванию новой мировой бойни. Так что судить на этом процессе будут не только немцев, но и тех европейских политиков, которые вооружали, финансировали и подталкивали на восток германскую военную машину. Товарищ Руденко уже работает над обвинительными материалами для этого процесса.

        Корреспондент газеты «Вашингтон пост» (США):
        - Собирается ли руководство РФ поделиться секретом машины времени с другими державами или хотя бы с постоянными членами Совета Безопасности ООН?

        Мария Захарова:
        - Простите, с какими постоянными членами Совета Безопасности ООН мы должны делиться своими секретами? С теми, которые, наплевав на решения того же Совбеза ООН, бомбили такие независимые государства, как Югославия, Ирак, Ливия, Афганистан? С теми, которые организовывали по всему миру государственные перевороты, в том числе на Украине, в Грузии, Киргизии и Турции? На Украине, между прочим, дело закончилось гражданской войной. Нет, с теми, кто развязал в своих странах оголтелую русофобскую истерию и поставил своей целью сдерживание нашей страны, мы делиться своими секретами не намерены. Ну, а если кому-то так хочется получить секрет перемещения во времени, то мы можем им пожелать успехов в научном поиске.

        Корреспондент газеты «Дейли ньюс» (США):
        - Пойдет ли руководство СССР и РФ на то, чтобы допустить в 1941 год родственников людей, которые в нашей истории погибли во время Второй мировой войны?

        Громыко:
        - Если вы имеете в виду американцев, то в ходе нашей Второй мировой войны их пока погибло ничтожно мало. Что же касается граждан европейских государств, то такие межгосударственные переговоры уже ведутся.

        Корреспондент газеты «Гардиан» (Англия):
        - Какова позиция правительства СССР в отношении правительства Соединенного Королевства в свете изменений, произошедших в Европе? Будет ли господин Сталин учитывать интересы Британии в случае объявления нынешним правительством Германии готовности подписать безоговорочную капитуляцию?

        Громыко:
        - А какие у Британии особые интересы на континенте? Пожалуйста, представьте полный список того, что желает получить господин Черчилль, а потом мы с ним об этом и поговорим. В остальном же все британское останется британским. Обо всем прочем мы поговорим только после того, как будет полностью раскрыта и осуждена роль некоторых британских политиков в развязывании Второй мировой войны.

        Корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» США):
        - Как правительство РФ относится к нарушениям прав человека в сталинской России, которые осудило прежнее российское и советское руководство?

        Мария Захарова:
        - Поскольку с так называемым Катынским делом уже вышли некоторые неувязки и якобы расстрелянные в сороковом году польские офицеры оказались живы к моменту нападения фашистской Германии на СССР, то и все остальное тоже должно быть проверено, как говорится, с калькулятором в руках. Я полагаю, что многие так называемые преступления сталинского режима тоже могут оказаться фальшивкой.

        Громыко:
        - Я не собираюсь комментировать голословные обвинения в адрес руководства СССР. А желающих быть судьей и прокурором в мировом масштабе я попросил бы для начала пролистать не самые славные страницы их собственной истории. Хочу процитировать вам одну известную всем фразу: «Ибо в какой вине обвиняете, в такой и вас обвинят, и какою мерою мерите, такою и вам отмерят. Что ж ты смотришь на сучок в глазу ближнего твоего, а в своем глазу бревна не замечаешь? Как же ты скажешь ближнему твоему: давай, я выну сучок из глаза твоего, если у тебя бревно в глазу? Лицемер! Вынь прежде бревно из глаза своего, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза ближнего твоего»[14 - Евангелие от Матфея 7.2.].

        Корреспондент газеты «Либерасьон» (Франция):
        - Пойдет ли правительство СССР на сотрудничество с правительством маршала Петена, если тот объявит об отмене режима перемирия и об объявлении войны правительству Германии?

        Громыко:
        - Правительство СССР не рассматривает маршала Петена в качестве законного представителя французского народа из-за того, что он пошел на сотрудничество с нацистской Германией. Он всего лишь вассал германской оккупационной администрации. Следовательно, единственное соглашение, которое оно могло бы с ним подписать  - это акт о мирной передаче власти в руки временной военной администрации. В противном случае наше военное командование будет рассматривать его как не желающего капитулировать союзника фашистской Германии, со всеми вытекающими из этого последствиями.
        После того как маршал Петен откажется от власти или если он будет отстранен от нее силой, должны последовать плебисцит о новом государственном устройстве Франции, а затем  - всеобщие выборы в соответствии с решениями, принятыми на этом плебисците. Наше дело  - обеспечить условия свободного волеизъявления, а дальше дело за французским народом.

        Корреспондент газеты «Майнити» (Япония):
        - Будет ли правительство СССР сохранять нейтралитет в отношении Японской империи?
        Громыко:
        - Советское правительство будет сохранять пакт о нейтралитете, если к иному решению его не подтолкнут какие-нибудь агрессивные действия японской стороны, например, подготовка к войне с Советским Союзом или его союзниками. Ну, вы понимаете, что я имею в виду. С теми средствами объективного контроля, которые имеются у наших военных, все тайное очень быстро станет явным.

        Корреспондент газеты «Дейли мейл» (Англия):
        - Каковы планы правительства СССР в отношении балканских государств? Собирается ли господин Сталин устанавливать там послушные ему режимы?

        Громыко:
        - Какие балканские государства вы имеете в виду? Если оккупированные Гитлером Югославию, Албанию и Грецию  - то для начала надо освободить эти государства от немецкой оккупации. А далее их народы сам выберут для себя правительства, причем без «умных» советов из Лондона, Парижа, Берлина или Вашингтона. Самое главное, чтобы эти правительства были по-настоящему народными и отражали чаяния всех слоев населения, а не иностранных советчиков и транснациональных корпораций.

        Корреспондент газеты «Выборча» (Польша):
        - Как правительство Сталина собирается вести диалог с польским правительством в изгнании, находящимся в данный момент в Варшаве? Планируется ли вернуть Польше ее земли, захваченные Советами по плану Молотова-Риббентропа?

        Громыко:
        - Советское правительство не признает легитимность никаких самозваных «правительств в изгнании». Ни того, что было сформировано англичанами в Лондоне в тысяча девятьсот сорок первом году, ни того, что вы спешно организовали у себя в две тысячи восемнадцатом. Никакого отношения к польскому народу, который мы освободили от германской оккупации, эти люди не имеют.
        Что же касается территориального вопроса, то могу сказать, что никаких земельных приращений потерпевшая поражение Польша на этот раз не получит. Более того, восстановленной Чехословакии будет возвращена отторгнутая польским правительством образца 1938 года Тешинская Силезия, а будущей Германской Демократической Республике передадут так называемый Данцигской коридор.

        Корреспондент газеты «Обсервер» (Англия):
        - Будет ли обеспечен доступ в прошлое представителям таких международных организаций, как ОБСЕ, ПАСЕ, для проведения мониторинга происходящего в Европе 1941 года?

        Мария Захарова:
        - Объясните мне, какое отношение ПАСЕ и ОБСЕ имеют к Европе 1941 года, если на тот момент ни одно государство не являлось их членом? Впрочем, этот вопрос относится исключительно к компетенции Советского правительства.

        Громыко:
        - СССР не является членом этих организаций и не собирается им становиться. Следовательно, во время войны и сразу после нее, когда вся власть в европейских государствах будет сосредоточена в руках наших военных администраций, какой-либо мониторинг и наблюдение со стороны этих организаций исключен, ибо он будет считаться нарушением суверенитета СССР. В дальнейшем решения по этому вопросу будут принимать новые правительства европейских государств, сформированные в результате прямых, тайных и всеобщих выборов.

        Корреспондент газеты «Красная Звезда»:
        - Будут ли наказаны лица, хотя и не являющиеся гражданами СССР, но будучи бывшими подданными Российской империи, активно сотрудничавшие с нацистами?

        Громыко:
        - Это решит суд. Впрочем, по итогам войны наказанию подвергнутся все, кто активно сотрудничал с нацистами, вне зависимости от того, были они гражданами СССР или подданными Российской империи. Суровость наказания будет определяться степенью их вины перед советским народом и народами оккупированных гитлеровцами стран.

        Корреспондент газеты «ЮС Тудэй» (США):
        - Не предполагает ли руководство РФ и СССР возможность коммерческого использования машины времени? Правительства многих стран готовы инвестировать в этот проект немалые деньги.

        Громыко:
        - Господа капиталисты, видимо, собрались организовать колонизацию прошлого? Неужели вам мало истребленных индейских племен вашей страны, остатки которых вы загнали в резервации? Может быть, у вас появилось желание превратить межвременной портал в корабли работорговцев, на которых в Новый Свет из Африки отправились в цепях сотни тысяч невольников? Нет, аппаратура перемещения во времени ни в коем случае не станет предметом торга, и правительства Российской Федерации и Советского Союза не намерены создавать концерн для завоевания иных миров. Это аморально и недопустимо.

        Мария Захарова:
        - На этой оптимистической ноте я предлагаю закончить нашу пресс-конференцию. Всего вам наилучшего, господа, до свиданья.
        Заголовки мировых СМИ

        «Фигаро» (Франция):
        Русская экспансия из прошлого: Нынешнее руководство России взяло себе в союзники Сталина!

        «Ле Монд» (Франция):
        Власть в Париже передадут коммунистам: русские не хотят иметь дело ни с Петеном, ни с де Голлем!

        «Таймс» (Англия):
        Сталин настроен решительно  - Гитлер и его рейх должны быть уничтожены!

        «Обсервер» (Англия):
        Железный занавес сменился стальным: русский диктатор не желает иметь дел с представителями ПАСЕ!

        «Вашингтон пост» (США):
        Чудовищный эгоизм России: Путин хочет остаться монополистом и не хочет делиться секретом машины времени!
        «Дейли мэйл» (Англия):
        Тень русского медведя нависла над Европой: Сталин готовится оккупировать балканские государства!

        «Гардиан» (Англия):
        Сталин сорвет джек-пот: большевистский диктатор хочет завоевать весь мир!

        «Стампа» (Италия):
        Намек понят: русские дали шанс Муссолини выйти сухим из воды.

        «Жиче Варшавы» (Польша):
        Прошлое возвращается? Как и семьдесят девять лет назад, Польше грозит полная аннигиляция!

        «Берлинер цайтунг» (ФРГ):
        Сталин не жаждет крови: Германия может выйти из войны с меньшими территориальными и людскими потерями!

        «Нью-Йорк таймс» (США):
        Второе пришествие Сталина  - великий диктатор может появиться в XXI веке!
        notes

        Примечания

        1

        «Крысой» немецкие летчики еще с Испании называли советский истребитель И-16, на который И-182 был очень похож внешне, только больше и солидней. «Тигровой крысой» эти самолеты прозвали за камуфляж из продольных полос и агрессивную манеру боя, диктуемую хорошей горизонтальной маневренностью, мощным мотором и вооружением.  - Здесь и далее примечания авторов.

        2

        Первый раз Кёнигсберг и Восточная Пруссия были включены в состав Российской империи в ходе Семилетней войны, и находились в ее составе с 1758 по 1762 год. Считается, что вернул город в состав немецкого государства российский император-предатель Петр III при заключении с Пруссией мирного договора, за что и поплатился гвардейским переворотом в пользу собственной жены, будущей Екатерины Великой, и удостоился от ее любовника Григория Орлова смертельного удара вилкой во время попойки. Но история Восточной Пруссии изложена неточно. Восточную Пруссию вернула Фрицу Екатерина, а вот император Петр Федорович оставил русские войска на ее территории до «особого распоряжения», которое могло и не поступить.
        Цитирую: «Идея заключения с Пруссией мира принадлежит вовсе не Петру! В последние месяцы царствования Елизавета наконец-то вышвырнула в отставку продажного Бестужева, поставила на его место Воронцова, и он с полного одобрения Елизаветы как раз и начал прощупывать почву для возможного заключения мира  - причем его план предусматривал… возвращение Фридриху Восточной Пруссии!»
        Вступивший на престол Петр лишь довел эти планы до логического конца. С одним немаловажным исключением: он вовсе не собирался отдавать Восточную Пруссию! В день его убийства русские войска так там и оставались, поскольку, согласно двум подписанным Петром и Фридрихом трактатам, Россия имела право вовсе остановить вывод своих войск в случае обострения международной обстановки.

        3

        На романо-германских языках белая или европейская раса традиционно называлась еще и кавказской.

        4

        В то время такой напиток можно было пить без опаски обнаружить в нем пестициды, гербициды и соли тяжелых металлов. Все эти плоды прогресса были у человечества еще впереди.

        5

        Гитлер был не в курсе истинной подоплеки событий. Все более или менее посвященные во все обстоятельства происходящего понимали, что его реакция на сообщение о вторжении русских из будущего может быть непредсказуемой. К тому же Экспедиционный корпус, за исключением оружия и снаряжения, ничем не афишировал своей причастности к буржуазной России. Боевые знамена у частей были советского образца, взятые из Музея Вооруженных сил, и принадлежали полкам и бригадам, с честью прошедшим Великую Отечественную войну. А бойцы и командиры носили на форме петлицы с положенным их званию количеством треугольников, кубарей, шпал и звезд.

        6

        По воспоминания очевидцев, когда Хесса спрашивали, зачем убивают миллионы невинных людей, он отвечал: «Прежде всего, мы должны слушать фюрера, а не философствовать». Из показаний Рудольфа Хёсса на Нюрнбергском процессе: «В июне 1941 года я получил приказ установить в Аушвице оборудование для истребления евреев. Когда я оборудовал здание для истребления в Аушвице, то приспособил его для использования газа “Циклон-Б”, который представлял собой кристаллическую синильную кислоту. Другим усовершенствованием, сделанным нами, было строительство газовых камер с разовой пропускной способностью в две тысячи человек, в то время как в десяти газовых камерах Треблинки можно было истреблять за один раз только по двести человек в каждой».

        7

        Термин «гитлеровцы» был придуман именно в Польше.

        8

        Максимилиан Мария Кольбе (настоящее имя Раймунд Кольбе), родился в 1894 году в Лодзинском уезде Петроковской губернии Российской империи. По отцу он был немцем, по матери  - поляком.
        В 1907 году вступил в орден францисканцев, а в 1910 году принял монашеский постриг. На протяжении многих лет Максимилиан Кольбе занимался миссионерской деятельностью в Китае и Японии, основал неподалеку от Варшавы монастырь Непорочной Девы. После разгрома Польши в 1939 году Максимилиан Кольбе прятал в своем монастыре беженцев, евреев и противников нацистского режима. За это он был арестован гестапо и в мае 1941 года отправлен в концлагерь Освенцим.
        В июле 1941 года из блока № 14, в котором содержался Максимилиан Кольбе, был совершен побег. Заместитель коменданта лагеря Карл Фрич в назидание прочим решил десять узников уморить голодом в блоке № 11. Когда Фрич отобрал десять смертников, Максимилиан Кольбе, не попавший в их число, вышел из общего строя и предложил свою жизнь в обмен на жизнь одного из несчастных. Фрич принял его жертву.
        14 августа 1941 года, накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы, все еще не умерший Максимилиан Кольбе был убит палачами инъекцией фенола в вену. 10 сентября 1982 года Максимилиан Кольбе римским папой Иоанном-Павлом II был причислен к лику святых мучеников.

        9

        Правительство Российской Федерации делало и делает благоглупости и похлеще советских, но Черчилль, видя грозный фасад, в силу своей политической наивности о них даже и не подозревает, а значит, и для нас они тоже не тема разговора.

        10

        Сам разведывательный спутник слишком незначительный объект, для того чтобы его можно было разглядеть с земли невооруженным глазом. Но вместе с ним на орбиту выходит третья ступень ракеты-носителя, которая видна значительно лучше. Исключение составляют те случаи, когда спутник занимает конечную орбиту при помощи собственного двигателя или специального разгонного блока. Тогда третья ступень может остаться на низкой орбите или вообще не набрать первой космической скорости.

        11

        Первый успешный пуск Фау-2 должен состояться только в марте 1942 года. И вообще все разговоры о покорении космического пространства до определенного момента считались чем-то вроде безвредного умопомешательства. По крайней мере, так думали серьезные люди вроде того же Черчилля. И только первый спутник, запущенный советскими учеными и инженерами под руководством Сергея Павловича Королева, заставил этих серьезных людей кусать локти. Но приоритет ими уже был упущен.

        12

        В Первой мировой войне подданный австро-венгерского императора Франца-Иосифа Владислав Сикорский не участвовал ни на какой стороне. Впервые он объявился после капитуляции Австро-Венгрии и Германии в ноябре 1918 года в самозародившемся на территории Польши Войске Польском, и сразу в звании полковника. Был начальником штаба группы «Восток», командовал группой «Бартатув» и группой полковника Сикорского.

        13

        Одним из спутников Горбатова был двадцатишестилетний актер Георгий Жженов, которого Советский Союз посылал в бессрочную командировку в РФ. Ну, если не сложились у молодого Жженова взаимоотношения со сталинскими органами, так в РФ артисту есть чем заняться.

        14

        Евангелие от Матфея 7.2.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к