Сохранить как .
Звезда чудесная Дем Михайлов


        Описываемые в истории события происходят задо-о-олго до «рождения» некого Росгарда. Они могут показаться несколько необычными, но являются частью глобального сюжета, затрагивающего героев всех циклов мира Вальдиры.


        Дем Михайлов
        Звезда чудесная


        - Сказки бурчать я не мастак - вздохнул горько седовласый менестрель, поплотнее запахивая драный плащ и усаживаясь на поваленное дерево.
        У его ног в больших неуклюжих башмаках, сердито шипел костер, жалуясь на слишком сырую пищу. Серый дымок стелился над мокрой землей, уходя в сырой овраг и там рассеиваясь. Вокруг, куда не кинь взгляд, высился старый, но светлый и добрый лес, устланный ковром из алой и желтой листвы. Большие дубы и клены - самые частые здесь деревья, растущие друг от дружки достаточно близко, но не слишком, чтобы не тесниться, ведь они рангом повыше, не ломкие березы чай.
        У застланного листвой оврага, под кроной величавого дуба, сидело двое.
        Старик менестрель в одежде столь бедной, что ни в один приличный замок его не пустят, да и не в каждом трактире разрешат присесть на трапезную лавку.
        И юная черноволосая девушка, с улыбчивыми ямочками на щеках, одетая в несколько зловещий черный костюм из мягкого бархата, в замшевых черных башмачках и черной же косынкой на голове. На шее изящной шелковый шарф, на широком поясе висит тонкая серебряная рапира с вычурной рукоятью.
        Старик поглядывал на девушку благосклонно, можно сказать с благодарностью - всего с час назад, она спасла его от неминуемой смерти, прямо-таки вырвав старого менестреля из лап жадных лесных разбойников выпрыгнувших из-за куста с оружием наперевес. Гигантский полуорк в старых доспехах, а с ним закутанная в серо-зеленые тряпки личность с сокрытым лицом и большой ржавой цепью в руках.
        Выскочили вороги! Затопали ногами! Заворочали глазами! Завыли ровно звери дикие!
        Шагнул вперед полуорк, оскалил клыки, облизнулся с предвкушением мерзким, да как зарычит!
        - Ну что, старик?! Отдавай деньжата звонкие, да лютню брехливую! Мы грабители злобные, чрезмерно лютые, на всю округу печально известные! Так что не доводи нас, дедуля - хуже будет! Я-то еще добряк, а вот брат мой названный, в крови невинной купаный, слюной неземной омытый, кувалдою плющенный и наковальней ушибленный… так он как есть зверь! Не зря его величают Шепот Зловещий, Клекот Вороний, Писк Соловьиный!
        - Ровно тебе братец хвалить меня - засмущался второй разбойник, шмякнул цепью по голове друга от смущения - Я супротив твоих прозвищ молодецких и не стою ничего! Ведь ты как есть тот самый Барс Оскаленный, Хвост Обрубленный, Облезлошкурый, Лапой в навоз ступленый, пинком из зоопарка выпнутый!
        - Ну будет тебе, будет - замахал ручищей полуорк, делая подельнику ласковую подножку отчего тот закувыркался по листве и уткнулся головою в камень замшелый, после чего дрыгнул ногою левой и притих ненадолго - Встань, встань лихо молодецкое, шепни чего-нить грозное! Ну что, дед! Отдавай деньги и лютню! Рваный плащ оставь себе, но прежде спорем мы с него пару заплат на нужды Шепота Зловещего - прохудил он намедни портки свои разбойничьи, да в таком месте прохудил, что и на коня теперь не вскочить от стыда! Но убойности злобной не потерял, не потерял!
        - Ой ты еси, бармалеси - закряхтел закутанный в тряпки бандит, вставая на четвереньки и тряся очумело головой - Ох встану, размахнуся рукой правою, да ногою левою…
        - Не губите, добрые молоды - взмолился менестрель бродячий, вытягивая руку дрожащую, с двумя монетами медными на ладони - Вот все чем владею я,… вот все чем богат…
        - А лютня?! - хором вопросили разбойники.
        - Стара она и не голосиста! Струны плохонькие, дребезжат! Такую только на выброс, по памяти старой ношу с собой….
        - Сгодится на растопку - мотнул головою злобно полуорк - Давай сюда лютню, дедуля!
        - Да как смеете вы разбойники поганые дедушку обижать! - голос раздался звонкий, храбрый!
        Мелькнула промеж деревьев тень изящная, темная!
        - Хто ты?! - снова хором спросили разбойники и подались на шаг назад. Задрожало их нутро трусливое! Почуяли они беду с тем голосом приходящую!
        - Я Борро!
        - Хто-хто? - неожиданно хрюкнув, переспросил Зловещий Шепот.
        - Борро! Защитница простых людей! Всегда стою на страже справедливости!
        - А я думал ты Чобин Буд… - признался Барс Оскаленный, повторяя непонятное хрюканье.
        - Молчать! Готовьтесь к смерти!
        Раз! И свистнула в воздухе серебряная молния, поразила мерзкого разбойника Шепота прямо в поганую грудь! Завыл тот по-звериному, затопал что есть мочи, замотал головой, а затем развернулся и побежал прочь в страхе, крича во все горло:
        - Это Борро!
        - Готовься к смерти и ты!
        Зазвенели невидимые струны! Зашелестела листва! Возникла на лесной тропе тонкая фигурка в черном! Лицо скрыто шарфом, левая рука на поясе, а правая грозно направила в сторону Барса Оскаленного длинную серебряную рапиру. Девушка! Юная стройная девушка противостояла бесстрашно двум грязным разбойникам! О Боги! Прослезился старый менестрель - еще никто не был так добр к нищему больному бедняку. И ведь не побоялась она ради него жизнью рискнуть своею… таинственная Борро…
        - Беги в страхе! - велела девушка и полуорк подался назад!
        Разбойник сделал шаг прочь… замер… задумчиво почесал затылок…
        - А может смахнемся? - мелькнули в его глазах бандитских огоньки странные, непонятные, предвкушающие.
        - Не побоюсь! - кивнула Борро, со свистом рассекая воздух клинком рапиры - Сначала прибью тебя, ворог поганый! А потом, за предложения такие, найду твою любимую Премию, да изобью ее так жестоко, что год ты Премию свою милую ненаглядную не увидишь более! - в ином мире, конечно. Адские, адские муки доставлю тебе я! Настолько адские, что навеки потеряешь ты шанс достичь мифических врат Золотого Кланхрана!
        - Ох ты еси горе страшное! Задрожали ноги мои! Затрусились руки мои! Закачались плечи мои! Захрустели локти мои! Затрещали колени мои…
        - Ш-шах! - выкрикнула Борро, нанося разящий удар!
        - Ах! - вскрикнул ужасно Барс Оскаленный, зажимая пронзенную грудь - Небо синее! Небо прекрасное! В последний раз вижу тебя я… ах!
        С тяжким шумом рухнул разбойник на покрытый листвой склон и укатился прочь…
        Победа!
        Утер старый менестрель слезы со щек морщинистых, отвесил спасительнице поклон низкий.
        - Благодарю от всей души тебя, Борро Заступница!
        - Не склоняй голову, добрый старый менестрель! Мне приходилось слышать о твоих песнях и видят Боги - они чудесны!
        - Ой ли… - удивленно прищурился старик, оглядывая ладную женскую фигурку - Уж прости незнакомка, но не видал я тебя раньше в тех чадных и темных залах, где приходилось мне играть.
        - Потому и не видал, что там чадно и темно - улыбнулась девушка, снимая с лица шелковый шарф - Неподалеку отсюда разбила я лагерь. Простой костерок, небольшой котелок, хороший крепкий бульон и свежий пшеничный хлеб с парой луковиц. Не желаешь ли отведать угощения?
        - С радостью! Видят Боги, я и так более чем достаточно получил от тебя, добрая Борро, но ослаб я в дороге, подкашиваются ноги как тряпичные. Стар я уже,… не могу, как раньше по три дня без крошки хлеба во рту обходиться.
        - Здесь совсем близко…
        Девушка поддержала бродячего менестреля за руку, помогая переступить через корягу. Повела за собой среди могучих дубов, указывая путь. А там уж и пахнуло дымком, да мясным духом. Взбодрился старик. Пуще зашевелил усталыми ногами, не забыв напомнить спутнице о повисшем над ним долге за спасение:
        - Денег у меня особых нет. Пара медных монет. Но если пожелаешь, спасительница, то я могу сложить про тебя песню! Обещаю распевать ее в трактирах - великую историю о том, как бесстрашная Борро победила в неравном бою Барса Оскаленного и Шепота Зловещего! Расскажу я в песне о том, как выбила ты из них дух вонючий, как стенали они жалобно и пресмыкались у ног твоих подобно гадам никчемным! Воспою твою я доблесть! Низвергну я словами стихотворными Барса Трусливого и Шепота Зловонного в адскую бездну позора! - ежели и выжили они сегодня, то от стыда из чащи дремучей боле никогда носа не покажут!
        Чуть поодаль, за деревьями, коротко хрустнули ветки, прошелестел чей-то сдавленный хрип, осыпалась на землю пригоршня листвы. Не иначе ветерок лесной озорничает….
        - Я не славы ищу в сражениях, а справедливости ради в бой иду! - ответила гордо Борро и за далекими деревьями послышалось короткое кабанье хрюканье, чем-то напоминающее прерванный смешок.
        - Но как же мне тогда тебя отблагодарить?
        - Как…. Хм… за спасение - ничего не попрошу, ибо негоже. За бульон и обогрев у костра - не спрошу. А вот за это - девушка словно из воздуха достала большую кожаную флягу - За несколько глотков старого доброго вина, я попрошу с тебя друг мой менестрель всего лишь сказку.
        - Сказку?
        - Сказку.
        - Сказки бурчать я не мастак - вздохнул горько седовласый менестрель, поплотнее запахивая драный плащ и усаживаясь на поваленное дерево.
        Протянув старику флягу, Борро вновь подарила ему чарующую улыбку:
        - Мне сгодится любая. Особенно люблю я сказки о старых временах, про звезды и обещания.
        - Ха… о такой сказке мне и слыхать-то не приход… постой! Нет-нет! Сказки сказывать я не мастак! Тут не соврал ни словом! Но однажды, в детстве, помню, как бабушка моя, что давно уж там, на небесах пирует старая ворчунья, с которой скоро свижусь я… так вот! Помню, как болел я сильно - горло застудил, и третий день лежал в постели. И вот тогда, ворчливая бабуля, поведала мне сказку небольшую, хотя сама не слишком любит враки. И я запомнил все ее слова, ведь та история хоть и враки, но больно уж странна! Не знаю, посчитаешь ли ты ее за сказку, но нет другой подобной у меня,… чтоб и про звезды и желанье…
        - Почту за радость, коль расскажешь - обрадованно поощрила старика Борро, опуская в котелок деревянную ложку и помешивая бульон. Левая рука девушки вздрогнула на мгновение в смазанном движении и с высокой ветки над головой менестреля свалилась толстая пятнистая змея, умершая еще в полете от удара крохотным серебряным ножом. Старик не обратил внимания за легкий шум за спиной - отхлебнув вина, прикрыв глаза, он медленно поглаживал жидкую бороденку, собираясь с мыслями.
        А Борро тем временем метнула еще один нож, угодив точно в горло вымахавшему на полянку серому волку. Зверь перекувыркнулся через голову и пропал в серой посмертной вспышке, оставив после себя лишь шкуру и клыки.
        Вообще, если бы менестрель прислушался, он, возможно, смог бы уловить приглушенные звуки, состоящие из свиста стрел, мягких ударов мечами, буханья топоров и молотов, а так же треска магических разрядов и рвущихся ловчих сетей. Вокруг костерка с бульоном, среди древесных стволов, метались воины, убивая и убивая вставший на тропу войны лес - вернее его многочисленных обитателей, что вдруг пожелали смерти старому хриплому ворчуну с лютней. Казалось вся Вальдира разом признала в безобидном старике смертельного врага…
        И лишь сам виновник переполоха смаковал вино - возможно лучшее в его жизни - и, собираясь с мыслями, не замечал ничего вокруг. Загадочная Борро в черных одеждах терпеливо ждала, делая необходимые приготовления для сытного обеда. Среди прочих действ, девушка опустила в котелок пару кусков мяса от спикировавших сверху тетеревов, нацеливших клювы на лысину певца. Птичья подлая затея не удалась, а бульон станет жирнее…
        Старый менестрель «вернулся» только когда опустошил половину фляжки, открыв глаза к моменту, когда на чистый рушник украшенный вышивкой в виде листьев и цветов барвинка легли ломти хлеба и луковицы крестьянского лука, жгучего как слеза молодой вдовы.
        - Удивительна сила у сего растения - заметил старик, глядя на вышивку - Стоек и жизнелюбив барвинок…
        - Потому в великом почтении он у алхимиков - согласилась Борро - Прошу, отведай нехитрых яств.
        Не став спорить, дед с удовольствием отхлебнул горячего бульона, откусил от куска хлеба с положенным поверх него шматом мяса посыпанного рубленым луком и круто посоленным. Зажмурился от удовольствия… посидел так молча, смакую редкое для него угощение. Любимая еда…. Вареное мясо, пшеничный хрустящий хлеб и крупно рубленый лук… любимая еда, впервые попробованная много лет назад, на далеком-далеком отсюда пастбище у берегов великого Найкала…. Добрая спасительница Борро, конечно же, не могла знать об этом - не больше чем простое, но крайне приятное совпадение, благодаря коему в сочетании с родными же листьями барвинка, воспоминания нахлынули полноводной рекой….
        Бережно держа хлеб, старик с наслаждением съел угощение, запил крепким соленым бульоном, вытер руки полою заплатанного плаща, провел ладонью по искусно вышитому рушнику и, взяв лютню, пробежался чуткими пальцами по струнам. Легкий мелодичный звук наполнил лес, приглушив звуки ожесточенной драки за дубовыми и кленовыми стволами.
        - Было это давным-давно - хрипло произнес бродячий менестрель первые слова сказки - Так давно, что и седые старики не вспомнят тех ушедших и позабытых времен. Остались лишь слова самой настоящей были, превратившейся в старую и немножко страшную сказку… в ней переплелось и смешалось все беспорядочно, уже не разобрать, что было в середке, но отлично известно с чего началась вся история… - все началось с падающей звезды и одного детского желания…
        Старик заговорил быстро, но слова не глотал, они лились широким привольным потоком, подобно содержимому расколовшегося глиняного кувшина - быстро, бурно, но недолго.
        Сказка оказалась не сказкой… так… ничего особого… коротенькой якобы былью, случившейся много-много лет назад, когда на месте сего дубово-кленового леса было лишь болото топкое, населенное ужасными аллиглотами и их любимой вкусной пищей - дикими лохрами.
        Давным-давно, рядом с безымянной двуглавой горой, высился где-то замок старинный. Замок красивый. Замок большой. Но речь не о замке, а о его обитателях - пусть не королевской, но все же благородной семьи одного лорда, чье имя давно уж кануло в лету. Правил лорд мудро, подданных почем зря не шпынял, последние гроши не забирал, праздники устраивать не запрещал, а очень даже поощрял, будучи страстным любителем хорошего вина и радостного настроения.
        Но речь и не о лорде…
        Речь о его сыне, мальчике с прекрасными златокудрыми волосами, с красивейшей улыбкой и лучшим игрушечным барабаном во всей округе! Едва начинал он колотить в барабан, как всем становилось ясно - вот идет юный прекрасный лорд, великодушно сообщая о своем приходе….
        Любил сына уже немолодой лорд. Прощал ему все проказы. Исполнял все прихоти. Каждый день являлись в замок лучшие в окрестных землях игрушечных дел мастера, доставляющие все новые и новые игрушки. Чего там только не было! Самый настоящий заводной рыцарь в полных доспехах - и тот был! И умел выполнять приказы! Колол мечом и рубил топором! Отдавал честь и стоял на карауле! - пока не кончится завод пружины. А тысячная армия оловянных солдатиков с медным генералом во главе? От игрушек ломились комнаты, ломались шкафы, лопались сундуки!
        Приходили в замок и кондитеры! Конечно, приходили! И не с пустыми руками! Конфеты шоколадные, мармелад сливовый, торты миндальные и кремовые, пастила и заграничная халва…. Ах! Каких только вкусностей не приносили кондитеры на серебряных подносах под стеклянными крышками! М-м-м-м! Таких десертов мало кто видывал!
        Потом, когда наигравшаяся и налакомившаяся душенька юного лорда немного уставала, его усаживали на бархатные подушки с шелковыми оторочками и переносили в большой и ярко освещенный зал. А там его ждали многочисленные развлечения! Цирковые акробаты, клоуны, мимы, шпагоглотатели, канатоходцы, фокусники и самые настоящие волшебники! Да-да! Волшебники!
        Под высокими каменными сводами танцевали на туго натянутой проволоке изящные гимнастки в разноцветном трико, со смехом уворачиваясь от лениво плывущих радужных мыльных пузырей и стаек разноцветных голубей выполняющих кульбиты.
        Едва-едва заканчивались выступления цирковые, как у пылающего камина уже ждал детей заглянувший в гости сказочник, что рассаживал юных слушателей на теплые медвежьи шкуры или персидские ковры, после чего начинал вести рассказ о невиданных землях, неслыханных зверях и непобедимых героях. Слушали заворожено дети, слушал и юный лорд, тихо-тихо отстукивая такт на любимом барабане.
        Так тянулись долгие годы - почти с самого рождения юного наследника, едва только он сумел сделать первый шаг к великой радости домочадцев. Лорд щедро платил за выступления, не забывал о богатых угощениях, в его замке всегда находилось место для теплого ночлега, ко всем относились с радушием и уважением. Слава о столь редком гостеприимстве разошлась широко по миру. И потому не оскудевал поток гостей. Не приедались забавы веселые, не замолкали взрывы смеха, не кончались истории и песни у много чего повидавших бродячих сказителей и певцов.
        И однажды… говорят, аккурат в именины юного лорда, празднующего девятый день рождения, через гостеприимно распахнутые двери замка прошел не совсем обычный гость. Нет-нет! Не подумайте! Он вовсе не был злым! - не злодей явился в дом веселый! Просто усталый пропыленный путник заглянул на яркий огонек, прослышав, что здесь никогда не откажут в глотке воды и куске хлеба. Слухи подтвердились. Получил он и сытный ужин и обильное питье в общей трапезной, где заодно насладился великолепным выступлением заезжих музыкантов.
        В тот вечер замок ходил ходуном! Сотрясались стены и своды! Дребезжали оконные витражи! Плясали все! Плясали радостно, без принужденья, празднуя именины маленького лорда. Златокудрый наследник сидел тут же, на высоком стуле, с барабаном на коленях, а рядом торт большущий! А у ноги игрушек сотни! - и прибавлялось их число, благодаря дарящим людям. Дарили, кто что мог - от куколок соломенных и звонких липовых свистков, до кукол из фарфора и медных громких труб! Один за другим подходили дарители, у ног наследника подарки оставляя.
        Подошел и упомянутый гость, что молча улыбался, на пляски круговерть смотря. Шагнул он ближе остальных, шагнул вплотную к лорду, но няньки зоркие как грифы, не углядели дерзости такой - застил глаза им яркий солнца луч, проникший сквозь большие окна зала.
        - Умеешь ли? - спросил чужак ребенка, спросил он мягко, с интересом.
        - Парадную я знаю дробь! Восьмого корпуса солдат Зурата! - не без гордости ответил мальчик лорд, не удивляясь незнакомцу.
        - Да будет так - склонил голову путник, мягко касаясь барабана - И вот тебе подарок мой, дружок. Одно желанье для звезды.
        - Одно желанье?
        - Одно желанье… смотри не разменяй мой дар на чушь! Будь мудр, о юный лорд! И будь ты столь же щедр как твой отец, когда достигнешь зрелых лет. Желать вам счастья я не стану - его и так у вас в избытке. Помни! На небо звездное смотря, парадную ты дробь сыграешь, дождешься падающей звезды, потом желанье загадаешь! Но барабан твой лопнет тотчас - не потянуть ему второй игры! Загадывай с умом! А после, как желание свершится, придет к тебе сверкающая дива, со звездным посохом в руке. И ей ты скажешь лишь три слова: Свершилось, я доволен! Но помни! Ответ ты дать обязан, отрок! Ведь коль не дашь ты ей ответ, уйти не сможет дева в небо! И коли так произойдет,… не будем о тревожном. Ну что? Запомнил, юный лорд? Одно желанье! Один ответ! Одно желанье! Один ответ!
        - Запомнил - сонно клюнул носом мальчик - Одно желанье…
        Опомнившиеся няньки заголосили, бросились к ребенку, ругая друг-дружку, что не углядели, как лорд изволил задремать! А странный гость отвесил лорду старшему поклон, схватил со стола баранью ляжку, забросил на плечо бочонок хмельного меда, да и убыл восвояси, щипнув кухарку напоследок…


        - Хороша сказка! - выдохнул удовлетворенно ненадолго вернувшийся в детство старый менестрель, открыв глаза и взглянув на внимательно слушающую Борро.
        - И все? И все? И все? И все? - донеслось издалека изумленное многоголосое эхо - Какого…. Какого… какого….
        - Великолепная сказка! - поблагодарила Борро - Нет ли окончанья, о добрый друг?
        - Кто знает. Уснул я в миг тот, когда ворчунья-бабушка решила довершить рассказ. Но думаю, что все закончилось отлично! Жили они долго и счастливо, а в их доме и поныне звучит веселый детский смех! - пожал плечами менестрель, и смущенная улыбка тронула его губы - Ты уж прости, спасительница Борро. Но только эту знаю я из сказок. Чтобы про звезды и желанья…
        - Великолепная сказка! - повторила Борро - Благодарю!
        - Тебя благодарю я! Не на восток ли будет лежать твой путь?
        - Мой путь лежит на запад - с сожалением качнула девушка головой - Отсюда наши дороги расходятся.
        - Что ж… - закряхтел вставая старик - Пора пожалуй в путь - хочу сегодня я ночлег под крышей. Листву лесную давно уж за постель не принимаю. То старость… в ней нет плохого, видят Боги, но без кровати уж нельзя… прощай, добрая Борро! Нет! Лучше так - до встречи!
        - Прощай! - отозвалась девушка, глядя вслед медленно зашагавшему прочь старику - Желаю тебе долгих и славных лет, добрый менестрель!
        Улыбающийся старик прошагал шагов двадцать и, не выдержав-таки, обернулся. Стройная фигурка в облегающем черном костюме все так же прощально махала рукой, даря повернувшемуся путнику открытую и добрую улыбку.
        - В добрый путь! - донесся ее звонкий милый голосок, благословляя менестреля и желая ему удачи.
        - И тебе - растрогано забормотал старик - И тебе, милая. Пусть удача станет твоей тенью!
        Сначала менестрель скрылся за мягким изгибом лесной тропы ведущей к ближайшей деревне, а затем утихли и его шаркающие шаги. Спустя миг рядом с задумчивой Борро появились выбравшиеся из-под корней огромного старого дуба давешние два «разбойничка» - полуорк и неизвестный скрывающий лицо тряпками, бинтами и капюшоном.
        Оба воина встали по сторонам от Борро, постояли молча, глядя, как в стороне, двое парней и девушка, впервые появившиеся на крохотной лесной полянке, тушат деловито костерок, опрокинув в него котелок с остатками бульона, заваливают дымящее кострище землей, хороня в мокрых углях и грязи остатки жаркого, лука и хлеба. Сложенный вышитый рушник отправился в поясную сумку юной волшебницы с хрустальной диадемой в волосах медового цвета. Не успел падающий с вершины клена красный листок достичь земли, как уже ничто не говорило о том, что совсем недавно здесь мирно трещал костерок, обогревая сидевших рядышком хриплого старика менестреля и его загадочной слушательницы.
        - Пусть идет? - вопросительно пророкотал полуорк, стягивая с себя старую тряпку недостойную именоваться плащом и накидывая поверх ярко красный плащ, выглядевший памятным трофеем, да им и являющийся - так чествовали победителей небольшого турнира в окраинном квартале древнего города Рогхальроум.
        - Пусть идет - согласилась Борро, стягивая косынку, снимая с шеи шарф и отцепляя с пояса рапиру - Еще с полмили пусть прошагает дедуля. Пусть допьет флягу до конца. Вино крепкое. Вина много. Оно доведет его уязвимость к криту до предела. А затем отправьте менестреля к его любимой бабуле. Одной стрелой. Или одним ударом. Ключевое слово - одним! Чтобы мгновенно. Хороший он дед….
        - А если не получится? - вопросил Шепот Зловещий - Одним ударом-то…
        - Пусть получится! Одним ударом! - отрезала Борро, доставая из кармашка на куртке небольшой дымчатый кристалл и сжимая его в кулаке - Я буду ждать в трактире «Подножье знаний». Отправьте ко мне Серого Книжника. Если получится, то и моего хромого братишку полуорка, если он еще не помер в Огненных Казематах. И если ему станет интересно - но вы попытайтесь заинтересовать! Его умение не помешает при поиске полученных ориентиров… Удачи….
        Легкая вспышка накрыла фигуру Борро и унесла с собой в неведомые дали. Разбойники постояли, повздыхали, затем полуорк Барс Оскаленный цыкнул клыком и пророкотал:
        - Пора мочить дедулю.
        - Камень-ножницы-бумага? - с готовностью предложил Шепот Зловещий.
        - Угу. Втроем. Ты, я и наш стрелок из Шервуда. Выползай из засады!
        Из лесной чащи донеслось протестующее:
        - Я по дедушкам не спец.
        - Как и все мы. Давай-давай. Он и нам почти родной стал, но раз сказано мочить - будем мочить.
        - Ох…
        Некоторое время спустя под одним из дубов послышалось азартное:
        - Камень-ножницы-бумага….


        Обрывок старого пожелтевшего листа, найденный среди сгнивших бумаг в одном из тайников подземного летописца Акофея Тайного, выкупленный неизвестным лицом с аукциона за бесценок.

        … рухнули врата! И воины, входя вовнутрь, после клялись, что была слышна им барабанная парадная дробь их собственного Восьмого корпуса, доносящаяся с одного из открытых замковых балконов. Но не поверили их словам. Кто в здравом рассудке согласится, что некто из погибающих защитников, станет приветствовать безжалостных захватчиков их же собственным парадным маршем…. Еще двое клялись, будто видали они стремительно пикирующую с ночных небес падающую звезду. Быть может это знак плохой? Аль добрый? Кто знает….. Ведь в миг тот полководец вновь отдал приказ, и вновь взметнулись в воздух тяжелые снаряды. А следом за ними в атаку пошли тяжелые латники Восьмого корпуса солдат Зурата. А следом за ним, с утробным злобным ревом, пришли в движенье огромные…..


    Россия

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к