Сохранить .
Ритуалист Юрий Николаевич Мерлянов
        Литрпг с легкий плагиатом, пишу периодически для одного юного, молодого человека, по несколько страниц как попросит. В общем, может и вам кому будет приятно почитать
        Мерлянов Юрий Николаевич
        Ритуалист
        Ритуалист
        Глава 1
        - Сука, как же ты меня достал, тварь! - и дикая боль от проломленного одним единственным броском камня черепа, затем вспышка темноты и я вновь с ненавистью поднял глаза на отбегающую к забору фигуру мальчишки. Если бы только мог, ах, если бы, сдавил бы тонкую шейку до хруста позвонков, а потом еще и еще, пока твои глазенки не повылезали бы из орбит. Двадцать две смерти подряд с полным болевым порогом и без возможности хоть куда-нибудь деться, заползти или забиться куда подальше. Сопливый снайпер раз за разом отправлял меня на перерождение, мастерски, в два-три броска сбивая с ног и заставляя вопить, катаясь по земле, в ожидании избавляющей от терзающей тело боли смерти. И хоть бы раз пощадил, ублюдок малолетний, но нет, в глазах лишь азарт да ощущение собственного превосходства, а еще искорки злорадства, когда орал чрезмерно сильно, нравились ему, видите ли, чужие мучения. Через мгновение ощутил знакомую тягу, и мою призрачную тушку пока еще слегка потянуло к кладбищу - упирайся, не упирайся, силенок все равно не хватит, там, словно лебедка стояла, абсолютно игнорируя любые попытки задержаться
хоть на мгновение. Так что если не хочу лететь, сложившись буквально пополам и жопой вперед, лучше уж своим ходом, ножками, все-таки человек, а не тварь безвольная.
        Этот кошмар продолжается уже больше часа, а как начался, и вовсе не помню, да и ни черта я, ****ь, вообще понять не могу, даже как попал сюда! В голове, словно калейдоскоп из картинок, воспоминания обрывочны и нечетки, и сложить все это воедино, в общую кучу, как ни старался, не получалось. Знаю только, что это игра, что раньше уже был опыт нахождения в вирте, но что бы так, с подобными реалистичностью и скотством - никогда!
        Прохожу в ворота кладбища, они старые и перекошенные, висящая на одной единственной уцелевшей петле створка иногда скрипит, покачиваясь на ветру, но здесь, в мире духов, этого не слышно. Зрение почти черно-белое, а еще слегка мутное и расплывчатое, все видится окутанным ореолом легкого свечения, иногда черного, иногда белесого, отчего атмосфера тут всегда одна и та же - гадостная и унылая. Свернув по ставшему уже привычным пути, не останавливаясь, вошел в каменное надгробие с отсылкой на себя, опустился на задницу и лег, вытянувшись во всю длину.
        Вспышка! Глаза открылись моментально, боли нет, как и никаких иных негативных ощущений. Ну, да это ненадолго, если только не решу сидеть среди могил безвылазно, что абсолютно ни к чему не приведет. Время тут тянется медленно и тоскливо, знаю уже, пробовал, а стоит только выйти за ворота, как местные неписи тут же агрятся, отправляя на респ буквально с одного пинка. И, главное, куда не пойди, везде смерть, нет ни одной безопасной прорехи в этой гребаной деревне: то на доярку с ведром нарвешься, то на сенопашца с косой, враз отчекрыживающего тебе голову, или, вот, на такого сопляка-недомерка, с кучей камней в карманах. Вот на хрена они ему, никак в толк взять не могу, какой дебил будет таскать с собой с килограмм гранита?! Как же я вас всех тут ненавижу!
        Поначалу меня просто оторопь взяла, когда попытка проклацать все менюшки чуть ли не в каждом третьем блокировала большинство моих поползновений. Чат не работал, почта тоже, связи с администрацией и техподдержкой не было, рюкзак вообще не открывался, сколько на него не тыкал. Кнопки есть, взглядом подсвечиваются, а потом кукиш: "Пошел вон, сука, не тебе в нас тыркать своими погаными ручонками!" - я теперь примерно в таком свете и воспринимал все происходящее. Ну а хули, когда мир во всем был абсолютно враждебен, и куда не шагни, всюду смерть и западло.
        Встаю, окидывая взглядом привычную картину: надгробные плиты неухожены, заросшие и местами даже потрескавшиеся, видно, деревенским нет никакого дела до своих усопших. Покидали в землю, нажрались по традиции, и забыли. За спиной у меня уже ничего не было, вернее, осталась лишь чужая могилка, со временем опять станущая моей, или одна из соседних сменит имя и приобретет несколько иной вид. Я нуб и лоулевел, моя плита - всего лишь грубый, неумело обтесанный кусок гранита явно не самого лучшего качества с одной единственной надписью - "Здесь покоится ....", и больше ничего, даже собственного имени пока не заслужил, но это было наименьшей из моих проблем.
        Добравшись до ворот, присел, внимательно оглядывая окрестности - никого. Ну, да, как же, так и поверил, сейчас сделаю пару шагов, и мелкая сволочь, заигравшаяся в снайпера, вновь поставит в моей жизни точку. Явно засел, сука, в засаде, и ждет, падла такая, когда опять выйду с ним "поиграть". Ладно, была ни была, попробую еще раз через левый двор, там, вроде бы, никого. И не успеваю пробежать, пригнувшись, даже половины расстояния, как прилетевший сзади камень одним единственным попаданием ломает мне ногу чуть выше колена, заставляя истошно завопить и повалиться наземь. А второй, с интервалом буквально в пару мгновений, выносит мозг, тоже буквально.
        В мире призраков речи нет, как и звуков, так что просто мысленно желаю ему подохнуть, отравившись кашей своей мамаши, причем промучавшись в агонии минимум сутки, не меньше. И, оставив позади свой труп, бреду обратно к кладбищу. Это тоже, конечно, идиотизм, хоронить своих у скальной гряды, а потом обнести все домами и заборами, будто строиться им было больше негде. Уникальные неписи, что б вам от мора всем издохнуть! И еще мне не было понятно, почему репутация с местными застыла на отметке "Ненависть", что такого я сделал, чего совсем не помню, что бы заслужить подобное?
        Через десяток смертей система порадовала внезапно выскочившим перед глазами сообщением:
        "Поздравляем, Вы получаете достижение "Мазохист": Болевой порог снижен на 1%. Стойкость к физическим повреждениям увеличена на 1%"
        Ну, да, косой меня уже убивали, причем как голову срезали, так и туловище пополам перерубали. Ведрами до смерти забивали, коромыслом, затаптывали ногами еще, собак натравливали. Потом камнями забрасывали, и на тебе вот, радуйся, достижение заработал, суки! Ложусь опять в могилу, не в ту, чуть правее которая, в новую, ловлю вспышку и поднимаюсь. Первые попытки заговорить с деревенскими закончились очень неудачно, они будто зверели еще больше, стараясь прикончить чуть ли не с пеной у рта, так что, дипломатия была окончательно послана в задницу, и наши взаимоотношения происходили в полнейшей тишине. Ну, если не считать, конечно, шикарного и невероятно реалистичного звукового сопровождения: птички там, кроны шумят, коровы мычат и все такое, деревня, епта! Да и в целом рисовка была поразительной и я, еще не зная кошмарных реалий этого мира, буквально восхищался окружающей меня природой, звуками, запахами и прочей прелестью. Пока не вышел из лесу и не попал на респ.
        Меня хватило еще ровно на пять смертей, затем махнул рукой и просидел на кладбище вплоть до самого вечера. В животе урчало, хотелось жрать, и пить, а еще спалить все это село к чертям собачьим, причем с хозяевами, да еще подносить канистры с бензином туда, где стало бы гаснуть. А потом просто не поверил своим глазам: сволочного пацаненка как ветром сдуло, когда за ним из одной из изб выскочила мамаша с тряпкой наперевес, и погнала в дом, что-то разгневанно вопя. Да неужели?! Я вскочил, неотрывно вглядываясь в закрывшуюся за ними дверь, не может быть, таки-повезло?! И через секунду уже ломился в лес, перепрыгивая заборы, перелетая через них, как профессиональный бегун и ни на мгновение не задерживаясь.
        - А ну, стой! - раздалось гневное и злое с очередного подворья, и я тут же припустил еще быстрее, ощутив, как спину обдало чуть ли не инеем и выступил неприятный холодный пот. Струсил я в тот миг конкретно, особенно, когда краем глаза увидел, как дородный бородатый дядька метнулся к торчавшему в полене у дома топору. Мать честная, так я еще не подыхал, неужто метнет, сука?! Не метнул, пожалел инструмент, а ноги уже несли к лесу, последнее препятствие в виде плохонько сбитого забора вообще рухнуло наземь, рассыпавшись бревнами и чуть не повалив вслед за собой. Сзади раздался очередной разъяренный окрик. Чертыхнувшись, тут же подхватился и принялся петлять, как заяц, а когда влетел в благосклонно принявшую мою тушку густую зелень леса, резко сменил направление и ломился, куда глаза глядят, пока окончательно не выдохся.
        Ноги подкосились сами собой, и я буквально рухнул под одно из деревьев, тяжело и сипла дыша, ощущая, как тянущая боль в боку постепенно отпускает. Дохлые мы, не выносливые, сил мало, интеллекта мало, всего мало, гребаный рандом! Да и был ли он вообще, как и начальное распределение - по двойке-тройке в каждом параметре, это же нонсенс какой-то и настоящее западло. Живот опять громко заурчал, черт, пожрать бы чего, да на глаза ни фига не попадается. Ни фрукты какой, ни грибов в округе нет, да и по дороге, пока бежал, не заметил ни черта съестного. Насекомых, что ли, жрать? Ладно, перебьюсь пока, чай, не в первый раз голодать приходится, что про реал хорошо помню, так это себя вегетарианца и нередкие отказы от "пожрать" вообще. Проверял себя так, видите ли, а сейчас бы целого кабана сожрал с удовольствием, была бы только возможность.
        Спустя минут десять решил отойти еще подальше от негостеприимной деревни, ну ее к черту, возвращаться туда в поисках еды было чистым самоубийством, многократных смертей хватило с головой, что бы понять это. Природа вокруг радовала лишь относительной тишиной и спокойствием, все остальное конкретно напрягало. А скоро вообще будет темень полнейшая, может, волки какие в окрестностях водятся или еще кто, тогда вообще каюк. На дерево хрен залезешь, я оценил встречающиеся по пути стволы с гладкой и прочной корой, зацепиться не за что, все ветки наверху, метрах с десяти начинаются. Помню, можно как-то с помощью пояса по ним попробовать вскарабкаться, да у меня и его не было, лишь рваные хлопчатые рубаха со штанами, да абсолютно не пригодные ни к чему сандалии. В них только по пляжу не спеша передвигаться, и уж никак не бегать и по лесу не шастать, того и гляди развалятся с минуты на минуту.
        Внезапно взгляд зацепился за облепившее с одной стороны ствол дерева грибное гнездо, очень сильно смахивающее на шампиньоны, которые, насколько помню, можно было есть даже в сыром виде. От мелькнувшей было мысли, что все это еще под вопросом и могу банально травонуться, легкомысленно отмахнулся - подохну, и хрен с ним, с такой-то жизнью. А потому сорвал один, съел, повторил процедуру и минут через пять ощутил приход, заставивший сознание слегка плыть и качаться. Блевать не тянуло, нутро не крутило и не жгло, а голод пропал, ну и хрен тогда с ним. Шатало же не сильнее водки, а раз так, можно и про запас набрать. Короче грибов на дереве после меня не осталось, сняв рубаху, покидал в нее добычу и, кренясь из одной стороны в другую, попер дальше.
        В себя пришел уже утром, во рту стоял кисловатый привкус, но в целом ощущения были нормальные, сознание не плыло, взгляд цепкий и четкий, без глюков. Разве что только подмерз немного, да в тело со всех сторон упирались ветки и прочая лесная хрень, неудобно, в общем. А еще рядом что-то похрюкивало и периодически тыкалось в ноги, отталкивая их в сторону.
        - Твою ж мать, - только и смог негромко выдавить из себя, когда, скосив глаза, увидел пожирающего мои запасы кабанчика довольно небольших размеров, но с довольно угрожающего вида клыками. Надпись над ним, как и у деревенских, была без обозначения уровня, что явно намекало не делать глупостей - порвет на ленточки и даже не вспотеет.
        - Оставь мне немного, - попробовал хотя бы попросить неразумную тварь, но та лишь громче хрюкнула, боднула еще раз носом ногу, и дожрала остатки пиршества.
        - Сука ты неблагодарная, - выдал я с досадой, к утру желудок вновь был пуст, и жрать хотелось немилосердно, а теперь придется вновь рыскать в поисках чего в него закинуть.
        Кабанчик же, дожевав угощение по праву сильного, не удостоил меня даже взглядом и скрылся в кустах, качнув напоследок густыми ветвями. Пришлось вставать, отряхиваться и напяливать на себя еще более растрепанную рубаху, совсем скоро рукава отпадут сами, и придется носить футболку. И, кстати, как меня вырубило-то вчера, ничего не помню, будто отрезало - иду, иду, и тут уже утро, ахренеть можно. Отлив под деревом, вдруг понял одну неприятную вещь:
        - Блииин, вот ведь... - договаривать не стал, и так все понятно, ни откуда пришел, ни в какую сторону ломился под глюками от грибов, понятия не имел. Вот свезло так свезло, гребаная игра со своим гребаным миром.
        Зато свезло в другом, через полчаса скитаний, услышал журчание ручья, а потом нашел и его самого, холодная вода выбегала из трещины в небольшом каменном утесике и метрах в двадцати ниже утекала в своего рода колодец. Как я понял, тут был выход скалы на поверхность, и еще ход подземных вод, получивший доступ к такому наземному фортелю, в общем, напился до отвала, даже зубы сводить начало. Умылся, а когда пришла мысль поплескаться немного, послал ее куда подальше, не та температура, никак отпадет еще что ценное.
        И опять бесцельное шатание. Ну, хоть вокруг все зеленое и яркое, шелест крон да успокаивающая мелодия леса, звучащая буквально во всем, нервы расслаблено болтались, подобно веревкам, ни тревог, ни опасностей, почти лепота. И все, что нарушало идиллию - это чувство голода и постоянное бурчание желудка, мол, хозяин, ты оглох, что ли, жрать давай, сволочь ты такая! И тут глаза буквально вцепились в увиденное:
        - А это у нас что там? - ниже по склону, в просветах между деревьями явно угадывалось некое строение, или даже руины, не знаю, не видать отсюда. И ноги тут же свернули влево, ускорились, и совсем скоро я уже кубарем катился вниз, пытаясь прикрыть руками голову и не ускориться еще больше.
        - Сука! - чуть ли не плача, спустя секунд двадцать, моя тушка таки остановилась и в расстроенных чувствах мерно покачивалась на одном месте, баюкая ушибленную ногу. Голень ныла, а ступня так вообще пылала настоящими раскатами боли, вспыхивая огненным пожаром при малейшем касании. Ну что же я такой неуклюжий и неловкий, за что мне все это?!
        Пришлось скакать, периодически шипя и глухо матерясь, когда умудрялся зацепить поврежденную конечность. Рядом даже палки никакой не было, чтобы опереться, тоже мне, лес! До руин добрался кое-как, каменная стена, с моей стороны выглядевшая довольно целой, такой оказалась в совершенном одиночестве, так как за ней царила полнейшая разруха, окончательно сдавшаяся местной флоре и поросшая всевозможного вида кустарниками и травами. Но кое-где отчетливо проглядывались пятна гари, жуткими кляксами покрывающими камень чуть ли не по метру, а то и по два в диаметре. Горело тут знатно, давно, правда, но костер повеселился на славу, ни мебели какой, ничего такого не осталось, просто голые стены и обвалившийся дверной проем.
        - Блин, даже стырить нечего, - недовольно пробурчал я, усаживаясь передохнуть, - хоть бы тайник начти или еще что.
        Но тайника не было, или просто не видел его, хотя осматривал все довольно-таки внимательно, и уже было решил валить отсюда куда подальше, сначала найдя себе нечто вроде посоха для опоры. Когда взгляд, до этого точно ни черта не замечавший в том углу, различил странные выступы камней - а это что за хрень еще? Летел туда чуть ли не на карачках, призрачный шанс удачи, наконец, замаячил перед взором, и упускать его совершенно не хотелось.
        Так и есть, слегка выступают небольшим квадратом, примерно полметра на пол, да только засели крепко накрепко, не вытащить. А в том, что они вытаскивались, сомнений у меня не возникало. И пошло-поехало, с моими статами вытянуть наружу хотя бы один булыжник уже казалось подвигом, а тут их целых одиннадцать. Но отступать я не собирался, и сначала поддалась одна каменюка, потом вторая и так далее, когда же наземь в сторону упала последняя, перед глазами мгновенно всплыло:
        "Поздравляем, Вы отыскали тайник, получено умение "Поиск скрытого"
        "Поздравляем, Ваша сила и выносливость растут"
        А внизу, в открывшемся тайнике, лежало два предмета, обвернутых кожаными полосками. Я, судорожно сглотнув, тут же потянулся вперед и достал оба, уже догадываясь, что именно держу в руках. В левой явно была книга, небольшая, легкая и ее отложил в сторону первой. В правой же, наверняка был то ли нож, то ли кинжал, не знаю, так что пришлось хорошенько постараться, что бы освободить его от полосок кожи. Они слиплись и плохо поддавались, но я, все же, умудрился их таки отодрать, размотав свою добычу.
        - Хрена се, - вырвалось невольное, в руке лежал трехгранный, темно-зеленый клинок с деревянной резной рукоятью, небольшой, примерно со столовый нож и довольно удобный, словно специально под меня деланный. Перед глазами тут же высветилось:
        "Шкуродер Крови"
        И больше ничего, ни тебе параметров, урона там, прочности, скорости атаки, ни черта. Но из ладони выпускать не хотелось, он будто прирос к руке, удобный, приятный на ощупь, короче, сгодится. Далее шел второй сверток, с ним так же пришлось повозиться, а пускать в дело нож не хотелось, полоски тоже с собой заберу, вдруг пригодятся. Книга, как и думал, обложка затертая почти в ноль, окованные металлом ржавые уголки, но еще держатся, а страницы - вот сука - слиплись и открыть сей труд у меня не получилось.
        - Да вы издеваетесь, - торец листков, грязно желтый, словно был пропитан чем-то клеящим, застывшим и ни на йоту не поддававшимся моим усилиям. Я от безнадеги снова застонал, ну что за непруха такая? Еще минут пять бесплодных попыток и в сердцах отброшенный фолиант улетает в стену, где с глухим стуком падает наземь и - раскрывается. Я оторопело смотрю на все это, потом на губы ложится легкая улыбка, вот, давно бы так. Но везение было не полным, разлепилось всего лишь две страницы ближе к началу, вместе с обложкой, и две в середине.
        Язык был незнаком, хотя буквы читались вполне себе обычно, но вот слова, в которые они складывались, были явно не от мира сего. Да еще большая часть текста оказалась истертой и размытой, будто книга некоторое время лежала в воде и мокла, мокла, мокла. Хотя первый раз вижу, что бы отпечатанное так размазывалось.
        - Куарэ нарруг, нет, нарругг муэр, муэрр, чертово задвоение, - я скривился, но попытки прочитать дальше не забросил, - куарэ нарругг муэрр гааргхра гарр гиаб, - фух, язык сломать можно.
        Перед глазами вдруг все мигнуло темным, обдало холодной волной, буквально перехватив дыхание, а перед глазами всплыло сообщение:
        "Поздравляем, Вами получена возможность выбрать класс "Ритуалист: Путь Крови", принять: Да/Нет"
        - Да, - соглашаюсь без раздумий, а чего отказываться-то, первое, что само плывет в руки, а я не дурак. Да и кровь - это хорошо, у меня как раз было желание утопить в ней всех и вся в этой гребаной игре, будет, чем заняться. Однако потом был ступор, лихорадочное перерывание окон менюшек и очередные маты - ни умений, ни каких-либо подсказок не было, разбирайся во всем, короче, сам. Вот ведь суки! О ритуалах мне было известно мало, вернее, ничего и что для них было нужно: песнопения, хороводы, пентаграммы или жертвоприношения - понятия не имел. Очередная подстава, в общем, что-то дали, а про пользование ни слова.
        Весь оставшийся день до вечера я просидел под одним и тем же деревом, потому как, словно стремясь поддержать мое херовое настроение, припустил хороший такой ливень, довольно быстро загнавший под разлапистые ветви ближайшего лесного исполина. Мок все равно, крона не давала полной защиты, пропуская редкие капли, противно барабанящие по макушке и плечам, но все равно лучше, чем в паре метров отсюда. Там буквально обстрел какой-то шел, небо, словно взбесилось, решив добавить к моей ноющей ноге еще и простуду, а носом шмыгать я уже начал. Сложить же два и два тогда еще не мог.
        Дальше хуже, рывок в свою сторону заметил лишь под конец, когда до столкновения оставались лишь доли мгновения, и все, что смог, это выставить перед собой руку.
        - Аааа! - острая боль в предплечье тут же дала знать, что ее, конечности, по сути больше нет, кость явно треснула, заливая сознание рвущими его на части потоками расплавленного железа, горло же выдавало совсем не человеческие обертоны, буквально источая затопившую тело муку. Так худо мне здесь еще не было, а челюсти твари продолжали сжиматься, иногда рывками перехватывая чуть выше, и я чуть не кончался от этого, выдавая такие обертоны, что в округе вся живность давным-давно уже должна была сбежать в ужасе. Спустя секунд пять, банально обоссался, на глазах стояли слезы, тело перестало слушаться, подвластное лишь корежащей его боли, и конец казался таким близким. А затем словно сдвинулось что-то, переключившись в голове, глаза застыли на трехгранном клинке, рука тут же метнулась к нему - и началась месть.
        - На, сука! На! Сдохни! Сдохни, тварь! На! На! На! Получай! - я штрыкал его и штрыкал, так сильно и быстро, как только мог, а неведомый зверь продолжал грызть мою руку, жутко взвизгивая после каждого удара. Спустя некоторое время его хватка ослабла, но боль в изжеванной руке не унималась, шкуродер же безостановочно входил и выходил из податливого пуза, там уже было просто решето, вовсю хлещущее кровью и еще чем-то отвратно пахнущим, но я не останавливался, вгоняя нож снова и снова, словно войдя в раж.
        Наконец, тварь отвалилась вздрагивающей, издыхающей грудой мяса, придавив мне ноги и заливая все вокруг сочащейся гадостью из вспоротого нутра. Я же, сцепив зубы, уже отъезжал, не в силах больше терпеть терзавшую тело агонию. И по какому-то наитию, поддавшись первой мелькнувшей мысли, прошептал:
        - Кровь к крови, моя жизнь - твоя смерть, - и, вогнав нож по самую рукоять в шею зверя, потерял сознание.
        Очнулся от того, что было жутко холодно, казалось, инеем покрылись не только нос и уши, но еще позвоночник, зубы и даже яйца, вот сейчас встану, и зазвенят, блин. Пришлось открывать глаза и подниматься, еще воспаление подхвачу, вообще красота будет, нужно согреться и найти-таки, что пожрать, нутро вновь расстроено заурчало. И только тут до меня дошло, что абсолютно не чувствую боли, словно и не измочалена у меня рука в кисточку, глянул, и чуть не ахренел. Целехонькая, ни единого шрама, ни единого следа после клыков, а тварь-то не маленькая, зубки те еще, но пострадала лишь рубаха, лишившись рукава, свисающего теперь окровавленными лохмотьями. Зверь же неподвижно валялся у ног, "Лесная крыса" - прочел над ее головой, название горело блекло серым, явно намекая на ее абсолютную и окончательную не жизнь. В шее, рукоятью вверх, застрял мой шкуродер со странной формой для клинка, первый раз такой вообще вижу, ели честно. В общем, с почином тебя, ритуалист хренов - губы сами растянулись в улыбке.
        - Вот оно как, - шепот вышел какой-то злой, неестественный, но мне было похер.
        Первый бой с оружием в руке и враг повержен, а я жив, сука, жив, понимаешь, гребаный ты мир, и ты еще заплачешь у меня кровавыми слезами! Рывок, и клинок оказывается на свободе, нужно его вытереть. Наклоняюсь, и тут же замираю - нога, черт, нога не болит! Ай да я, ай да молодчина! Вытерев лезвие о шерсть твари, вспоминаю о книге, тут же нахожу ее глазами, и плечи бессильно опускаются.
        - Ну что за скотство? - фолиант раскрыт страницами вверх и мокнет в луже, строки расплылись по посеревшей бумаге темными, нечитабельными разводами, и мне почему-то кажется, что там уже и читать-то нечего. Потому как книжке настал полный и окончательный *****ц!
        Так и есть, держу эту макулатуру на вытянутой руке, вниз капает подкрашенная вода, листы уже не склеены, они размокли и единственное, куда их еще можно пустить - это высушить и подтирать ими зад, когда решу пойти погадить.
        Опять бурчит живот, напоминая, что мы уже почти два дня ничего не ели, а разум, тут же сориентировавшись, намекает на труп зверюги у меня под ногами. Огня нет, развести нечем и не как, все мокрое, и что делать? Присаживаюсь рядом, вперив взгляд в заднюю ляжку, вроде, потолще остальных. Острие клинка упирается в ее верхнюю часть и преспокойно вспарывает кожу, я морщусь, происходящее не доставляет никакого удовольствия, но и блевать пока тоже не тянет. Тяну острие дальше, оно скользит так, словно не встречая преграды, потом выворачиваю кисть и провожу нож дальше, вверх, очерчивая периметр. Потом поддеть шкуру и, помогая себе клинком, срезать вплоть до мяса, оголив его полностью.
        Мда, и ведь получается, и руки не дрожат, хоть и слегка противно это все. Потом делаю конусовидный разрез, в руке у меня оказывается кусок почему-то темно-синего мяса, с пальцев капает кровь. Что странно, думал, через брюхо все уже должно было вытечь давным-давно. Смотрю на него и не могу решиться, то подношу ко рту, то вновь убираю, запах аппетит не распаляет, внешний вид тем более. Потом вспоминаю удавшийся, каким-то чудом, ритуал и начинаю эксперимент, и первая же попытка оказывается успешной.
        Мясо проткнуто насквозь, нож ухватил обеими руками острием вверх, держу перед самыми глазами, стараясь ощутить значимость момента. В общем, пытаюсь по своему разумению воссоздать видимость ритуала. Правил и чего оно там должно и как быть, я не знал, а потому все делал по наитию, стараясь, скорее, ощутить и понять, что все гуд, чем сориентироваться по каким-то иным признакам.
        - Это мясо напитает отведавшего его силой и выносливостью, - начинаю вести нож строго по горизонтальной оси и против часовой стрелки, - утолит голод, согреет и избавит от простуды, - текущий нос уже прилично достал, - да будет так, как сказано, и кровь жертвы тому свидетель.
        Затем резко штрыкаю в ту же ляжку, позволяя кончику клинка обагриться красным и, зажмурившись, стягиваю зубами мясо. Жую, позывов к рвоте нет, челюстями работаю тщательно, стараясь пережевать как можно мельче. Все портит только вкус, приятного, конечно, мало, но пока идет, буду продолжать. Затем сглатываю и прислушиваюсь к ощущением. Где-то внутри начинается зарождаться тепло, а по телу медленно и не спеша разбегается бодрость. По верхней губе и дальше, по подбородку, внезапно что-то побежало, и я тут же поднял руку к лицу, ожидая увидеть кровь и бог знает что еще, например, мозги. Кто его знает, как оно все сработало. Но нет, из носа просто, более обильно, чем обычно, сочилась слизь, не дающая нормально дышать, а потом и это прошло.
        - Вот теперь вам всем точно жопа! - я улыбнулся, представляя, как изменится моя жизнь, суть-то ритуалистики, почитай, ухватил. Неси все, что хочешь, подкрепляй кровью и будет тебе счастье. В обычных играх таких классов нет, это помню точно, а вот, поди ж ты, этот мир вдруг преподнес довольно приятный сюрприз. И следующие полчаса только и занимался тем, что готовился к дальнейшим странствиям, так сказать. Нарезал мяса, заговорив его подобным образом и добавив еще отсутствие вкуса, плюс невозможность испортиться. Отрезал правый рукав рубахи и, завязав один конец, набросал в него припасы, и снова узел - получилась такая себе колбаса, если одного куска хватит хотя бы часа на два-три, то на парочку дней я себя обеспечил, считай уже хорошо. Потом влез в кустарник и отпанахал от него пучок лозин подлиннее, избавился от зелени и кожаными полосками, оставшимися после фолианта, обвязал что-то на подобии ручки. В общем, не распадется веник.
        - Длинные, как клинки, острые, словно когти, не ведающие преграды ни деревом, ни мясом, ни костью, заговоренные на разрыв и рассечение, на боль и шок, и да не нанесут они вреда хозяину своему, - все это время я исполнял дикий и наверняка глупый со стороны танец, пытаясь скакать не бессмысленно, а с повторами и ощущая хоть какую-то значимость происходящего. Затем штрыкал клинком в тушу зверя и с протяжным "омм" проводил окровавленным лезвием вдоль каждой лозины. Когда все было кончено, хлестнул веником по шее твари. Ноль по фазе. Ни резало оно ни хрена, твою ж мать, да что не так?!
        И сколько бы потом ни изгалялся, результат выходил всегда один и тот же - кукишь без масла. Затем пришла догадка, что кровь-то уже того, тю-тю, что свернулось, что вылилось, а оставшееся так и вовсе выработало ресурс и тут нужна новая, свежая, горячая. Другого на ум ничего не приходило, так что решил остановиться именно на этой версии.
        Веник выбрасывать не стал и, закинув вместе с "колбасой" через плечо, пошлепал дальше. Клинок же из руки не выпускал принципиально, и не потеряю, и если тут такие "Лесные крысы" водятся, хоть будет шанс отбиться. А это еще свежая кровь и возможности для ритуала, возможно, даже не одного. Но в этот день, да и на следующий, никакой живности я не встретил, даже ночи проходили более-менее спокойно, разве что только чуток прохладно, но это так, терпимое неудобство, не более. Сделанных запасов хватило куда как на более длительное время, один кусок растягивался, чуть ли, не на треть дня, так что о еде пока не беспокоился. Меня больше занимало другое - где нормально спать и жить, а так же брать кровь для экспериментов. Свою тратить никак не хотелось, разве что в экстренных случаях, а потому бродить мне еще и бродить, пока не найду что-нибудь стоящее.
        И ведь нашел, сука, нашел, что называется, да только совсем не то, что мог предположить.
        - Ааааа! - секунд пять, может, меньше, я остро ощущал потребность обоссаться, да было не чем, и, пролетев отпущенные мне метры, с тучей брызг ушел глубоко под воду. Вокруг была кромешная тьма.
        Без понятия, какого хрена меня понесло на те камни, но больно уж они казались странно выложены, почти идеальный круг, почти ровно и... вот это "и" и стало последним, о чем не успел додумать на поверхности, стремглав ухнув в разверзшуюся под ногами землю. А потом все, на что оказался способен мозг, это лихорадочно паниковать, заставив глотку орать, что есть мочи. Не помогло, а когда холодные воды приняли мою бренную тушку, нахлебаться пришлось столько, пока вынырнул на поверхность, что думал, лопну от переизбытка жидкости в организме.
        Далее помню смутно, несколько ударов грудью и головой о подводные камни, как крутит и швыряет, потом острая боль в ноге, видно, зацепил клинком в руке, и забытье.
        В себя пришел на чем-то мягком, глаза все еще слипались после крепкого сна, и открывать их не хотелось. Люблю, знаете ли, поваляться в свое удовольствие. А проснувшийся разум уже отмечал изменения вокруг, вернее, сопоставлял и пыхтел, пытаясь делать выводы. Во-первых, лежу явно не на земле и уж точно не на берегу, подо мной что-то мягкое и тряпичное, а, нет, шкура какая-то. Где-то рядом, слева, весело потрескивает костер, запахи приятные, вроде как готовиться что-то, аромат так и дразнил ноздри, а живот, спустя мгновения, тут же принялся урчать. И еще - я был полностью здоров, что тоже странно, после такого-то заплыва. Короче, решено было открыть глаза, и сделав это, тут же захотел их протереть, ну все, трындец, приехали:
        - Вечер добрый, - сначала вежливость, остальное потом, сориентировался я в обстановке.
        - И тебе того же, - прозвучало в ответ, - наплавался?
        - Эм, да, и за это тоже спасибо, - а сам не могу отвести взгляда от сидящей неподалеку особи явно не моей расы. Зеленая, невысокая, длинные уши и нос, одета в шкуры, на голове все зачесано назад и собрано в пучок, в общем, довольно симпатишная. Но зеленая, мать ее так! Гоблин, тролль, орк или еще кто, хрен ее разберет, но они же все, насколько помню, вроде жрут человеков, то бишь меня.
        - Не дергайся ты так, не укушу, - хозяйка хижины улыбнулась, над ее головой опять без указания уровней горело имя: "Гиин Отшельница".
        - А, надеюсь, - но внутри все равно уже был страх, так как разум свел воедино до кучи всю имеющуюся информацию. Шума воды не слышно, а значит, меня сюда притащили, то есть или она невероятно сильна, несмотря на ее небольшой рост, или живет тут не сама. Далее, моя абсолютная беспомощность, уровня ее не вижу, то есть пришибет буквально щелчком, ни злить, ни провоцировать эту Гиин Отшельницу мне нельзя. И третье - чертова игра постоянно подсовывает одни проблемы, разве что ножик неплохой подкинула, но его у меня уже нет, вон, на столе покоится, рядом с хозяйкой этого "дворца". Короче, дела, вроде, швах.
        - Да не мельтеши ты так взглядом, - Гиин, поднявшись, направилась ко мне, я сглотнул, понимая, что то еще сцыкло, так ведь не просто же так, - никто вредить тебе не собирается. Не для того спасла.
        И, подойдя вплотную, осмотрела мои глаза, затем, почему-то, ощупала мочки и шею, очевидно со мной не все так хорошо, как она говорит. Хотя пахнет от нее довольно приятно, и я сильнее, чем хотелось, втянул воздух носом. Гиин услышала и замерла, скосив на меня взгляд, затем моргнула и отодвинулась.
        - Жить будешь, но недолго, наверное.
        Сердце екнуло:
        - Почему?
        - Слаб ты для этих мест, не выживешь.
        А то сам не знаю, но это уже отдельная беда, вряд ли исправимая, имею то, что имею: высокоуровневую локацию и себя в ней, нубло сопливое и низкоуровневое. Каждый шаг уже как по минному полю, и как только вообще так далеко забраться сумел?
        - Это да, - нехотя киваю головой, - не везет мне постоянно, а в голове уже рождается единственно возможное в моем положении решение, да еще с возможной выгодой для себя, - а если я останусь у тебя?
        Зеленая замирает, удивленно уставившись на меня. Затем, с легкой улыбкой и покачивая головой, наконец, произносит:
        - Не воспитан, слаб, да еще нагл, и зачем ты мне такой нужен?
        - Как помощник, или подмастерье, могу научиться чему-либо и освободить тебя от мелочной и неприятной работы.
        - Каков наглец, - улыбка Гиин стала еще шире.
        - Почему сразу наглец, просто пытаюсь найти способ выжить, да еще к обоюдной выгоде, вот ты, к примеру, чего бы тебе хотелось, что я мог бы сделать?
        И жду с замиранием сердца, если непись сейчас откажет и выгонит, сто пудов опять рано или поздно подохну, и куда меня закинет в этот раз не хотелось даже и думать. Ну же, зеленая, давай, у тебя явно есть какой-то свой интерес, могу даже тупо горничной побыть, убирая и готовя еду, хотя последнее у меня совершенно отвратно получается. Это, кстати, тоже помню еще по реалу, дальше пельменей мое кулинарное искусство не продвинулось.
        - Хорошо, - слышу и облегченно вздыхаю, - будешь делать все, что скажу, и сможешь жить у меня, пока не выгоню.
        - Отлично, - мотаю головой, - все, что скажешь, а если и научишь еще чему, то вовек буду благодарен.
        Ну, да, вот такой вот я человек, не гордый и могу легко прогнуться, когда выгодно, и что с того? Зато живой, а еще буду сытый и с крышей над головой, так то.
        - Научишь, ишь, шустрый, - Гиин вновь оскалилась в улыбке, показывая аккуратные белоснежные зубы, - ладно, посмотрю еще, на что сгодишься, а пока иди вон, натаскай хвороста да смотри не помри ни от чего. И это, неподалеку ручей есть, принесешь потом воды.
        Меня сдуло словно ветром, пора показать вою полезность, я ей столько дров натаскаю, что на месяцы хватит, не нарадуется. И сдулся после первых же десяти минут, гребаный лес не хотел делиться вообще ничем. Все ветки на верху, на деревьях, под ногами лишь трава да редкие листья, опавшие непонятно из-за чего. Все вроде зеленое, живое и крепкое, и где тут на растопку материал вообще брать, что за подляна такая? Проблему решить удалось только спустя целый час, и то, лишь добредя до ручья, увидел старый повалившийся ствол, кверху лишь пеньки корней торчали да кора уже чуть ли не трухой осыпалась. Ну, наконец-то, ноги сами бросили тело вперед, и дальше работал лишь руками, обламывая и обдирая, так как решил, сначала, подготовить все, а потом уже таскать. Затрудняли дело окончательно спустившиеся на лес сумерки, луна давала слишком мало света и я, чертыхаясь и периодически падая, ронял все наземь. Приходилось ползать, собирая дрова чуть ли не на ощупь, и плестить дальше, благо, где находится домишко Гиин, запомнил крепко, не хватало тут еще заблудиться. Пять ходок полными охапками заполнили пустующую
кладку и хижины лишь на десятую часть, а вокруг становилось все темнее и темнее. Пришлось отложить свои наполеоновские планы на потом и, метнувшись внутрь, испросить, в чем таскать воду.
        Затем был забег с чертыханием и матами до ручья, бултыхание в холодной воде и два полных бурдюка, от которых согнулся чуть ли не вдвое, обрекли мою спину на извоз.
        - Туда, в угол ставь, - распорядилась Гиин, едва вошел внутрь, - и садись, ужинать будем.
        Вот это я хотел услышать больше всего, желудок давно уже проклял меня за все грехи на свете, продолжая бурчать и требовать подачки, так что хозяйка буквально спасла меня от поедания себя изнутри. Эта падла урчащая та еще зверюга, может даже гвозди переварить, знаю, плавали. Трапезничали в полнейшей тишине, мерно стуча деревянными ложками в мисках, и украдкой поглядывая друг на друга. Вернее, это я украдкой, а Гиин просто и без затей рассматривала как жру, как изредка кошусь на нее, перехватывала мой взгляд и насмешливо улыбалась. В такие моменты даже краснел слегка, как ни как, нахлебничаю за корку хлеба и готов даже полы мыть, лишь бы не выгнали, и зеленая это прекрасно понимала.
        - Я тут подумала, как бы тебя еще использовать, - от прозвучавшего, я чуть не подавился, но, все же, умудрился справиться с собой, вновь вызвав очередной смешок, - и чему могу обучить, и ты знаешь, - она сделала небольшую паузу, - ты не так уж и бесполезен.
        - Очень рад, - выдал тут же, а что, истинная правда, у меня куча талантов.
        - У тебя с собой, когда нашла, был очень интересный нож, не хочешь рассказать, где нашел его?
        Отказываться было не с руки, так что выложил все, как было:
        - Руины нашел, дом старый, обгорелый, все заросло, а в углу оказался тайник, вот там и взял, - продолжаю стучать ложкой, похлебка оказалась на удивление вкусной, жаль только порция небольшая, так что растягивал, как мог.
        - Вот так вот запросто? - зеленые брови поднялись вверх.
        - Ну, да, камни повытаскивал и достал.
        - Ясно, ясно, - Гиин о чем-то задумалась, затем продолжила:
        - В общем, так, тебя ведь явно интересует не то, как научиться мыть полы и таскать воду, а что-то действительно стоящее.
        Я кивнул, само собой.
        - И я вижу в тебе лишь одно, чему можно дать толчок к развитию, показать путь, так сказать, к тому же, ты уже и сам сделал первый шаг.
        Гм, это она о чем, о ритуалистике, что ли? И как только узнала, неужели ведьма, больше на знахарку похожа, хотя кто ее знает.
        - Но не за просто так, не бесплатно, - на ее губы легла холодная улыбка, отчего у меня по спине тут же пробежал холодок. Гиин, хоть и невысокого росточка, была тем еще неписем, одни взгляды чего стоили, а мимика была просто сногсшибательной, в плане подавления, улыбнется - и ты словно прилип, нахмурится - хочется в угол забиться.
        - Ты мне, как говориться, а я тебе, ну и работа по дому, этого никто не отменял.
        - И что же ты хочешь? - уставился на нее, ожидая какой-то пакости, но услышанное буквально ввергло в ступор, заставив онеметь.
        - Я научу тебя основам ритуалов, а ты, взамен, будешь удовлетворять мои постельные запросы.
        Сказать, что лишился дара речи, значит, ничего не сказать. Секса в вирте не было, это все знают, впрочем, подобной детализации тоже еще никто и никогда не видел, слишком уж все реально, про боль так вообще молчу. И тут на тебе, непись ставит условие и требует спать с ним, напрямую говоря о ночных соитиях, и это вместо "поди, принеси, достань, убей". И ведь хрен откажешь, вмиг окажусь за порогом, и снова рано или поздно "привет кладбище" неизвестно где и в окружении чего. Сама Гиин, в принципе, была вполне симпатична, ее зеленого цвета кожа имела приятный оттенок, а черты лица не отталкивали, несмотря на длинный нос и уши, как у эльфов торчащие по бокам головы. Да и фигура вроде ничего, грудь маловата, конечно, но зато куча иных бонусов в виде своего дома, жрачки и явно более выского уровня, чем у меня.
        - Согласен, но с условием, - поднял вверх палец.
        - Условием? - усмехается, - И каким же?
        - Я очень чистоплотен в этих делах, мыться будем оба! - этот момент, по сути, казался самым щекотливым, если она не следит за своей гигиеной, иметь немытую подругу как-то не хотелось, а придется, терпя и сжав зубы и молясь о том, чтобы не упал в самый неподходящий момент.
        - Надо же, - Гиин удивленно покачала головой, - вот чего не ожидала, так именно такого, не волнуйся, с этим проблем не будет.
        И спустя буквально полчаса, меня завалили на лежанку, раздели и пошло-поехало. Как ни странно, втянулся сразу, ощутив всю полноту ощущений и с удивлением отметив, что секс с НПС совсем не отличается от такового в реале. Она сразу легла передо мной, указав на место за спиной, и дальше была лишь моя инициатива. В общем, вышло все прекрасно и я даже в раж вошел, стараясь уже не столько для нее, сколько для себя, что зеленокожую отнюдь не смутило. Гиин была абсолютно не против, заметив лишь, чтобы не беспокоился и не вытягивал, и все шло так, как природа прописала. Как только я обессилел, мне тут же пожелали спокойной ночи и натянули свою часть покрывала, намекая, что могу быть свободен. Да и кто против: устал, натрудился, да еще после хоть и не сытного, но какого ни какого ужина, самое то на боковую отправляться. И лишь перед сном в отдалении мелькнула мысль, что хозяйка дома просто использует в своих целях, ребенка хочет, никак не иначе, и заснул.
        Глава 2
        Наутро не было ни поцелуев, ни довольных взглядов, ровным счетом ничего, что хоть как-то могло относиться к ночным делам. Гиин лишь улыбнулась, скорее насмешливо, чем приветливо, что несколько неприятно ударило по моему самолюбию. Ну, да, закончил куда быстрее, чем хотелось бы, и она ничего не успела, ну так и по лесу меня сколько мотало, затем в воде полоскало, нервы и все такое. Хорошо еще, что вообще эрекция была, а то лежал бы бревно бревном, и такое могло бы быть. Зато все равно свое получила, насколько я понял.
        - Доброе утро, - ноги уже ищут сандалеты, где-то ведь здесь вроде были, но неуловимые тапки пока не находились.
        - Доброе, - кивает, - с тебя обещанная растопка и не забудь умыться, потом завтрак и приступим к обучению.
        - Как скажешь, босс.
        - Что? - Гиин вскинула бровь.
        - Говорю, как скажешь, босс, в смысле, ты тут главная, а я подчиняюсь, - разъяснил неписю незнакомое слово.
        - А, ну, тогда вперед, подчиняйся, - и улыбается.
        Киваю и нехотя бреду к выходу, лучше бы поесть сначала дала, или просто дала, все лучше, чем таскать дрова в этих лаптях, мучение одно, а не работа. Но делать нечего, кров нужен, пища тоже, да и поучиться не мешало бы, вдруг чего толкового покажет, так что улыбку на губы, и вперед.
        Утро в лесу, как и думал, не принесло абсолютно никакой радости: да, свежо, да зелено и красиво, птички, ветерок и все такое, а еще роса, тапки скользят по влажной земле, хочется есть, и я все еще в этой гребаной игре и без понятия, как из нее выйти. До ручья мысли в голове крутились не самые радостные, общая картина хоть и не удручала, но и радости не прибавляла тоже, в общем, додумался до следующего.
        Во-первых, раз не остается ничего другого кроме как играть, постараюсь выжать из игры по максимуму, все какой никакой плюс будет. Во-вторых, попытаться получить от процесса удовольствие казалось весьма разумным и, на фоне прошедшей ночи, вполне выполнимым. Ну и, в-третьих, надо бы войти в силу, причем не мешкая и наращивая ее укоренными темпами, Гиин доверять было нельзя, это моя чуйка твердила постоянно. Использует меня зеленая, ох, использует, и как распорядится после того, как получит желаемое, мог только догадываться. Кстати, пришел к выводу, что она, все же, гоблин, орки, насколько помню, повыше да помассивнее, вроде бы, а про троллей вообще молчу. И хоть в памяти остались одни лишь ошметки да кусочки с обрывками, это всплыло буквально само собой, причем недавно. Видно, что-то восстанавливается, вспоминается, когда напрямую встречаюсь с забытым или, меня тут же передернуло, насильно стертым, выходит, возможен и такой вариант, а значит, имеются и враги. Черт, этого еще не хватало.
        Вода из ручья окончательно привела в норму, ополоснул лицо, прополоскал рот, стал бодрее, полностью распрощавшись с сонливостью. Затем недолгое топтание у бревна и пошло-поехало: треск, мат и чертыхания, пару раз даже на спину завалился, отламывая особо крепкие участки. Тактика та же - наломать, приготовить все и только потом уже таскать. В процессе разгорячился настолько, что снял лапти и объявил здоровенному "полену" настоящую войну, набросившись на него чуть ли не с кулаками и желанием прибить, из-за стольких-то мучений. Управился едва ли за два часа, в животе урчит, жрать охота, а поленница, словно специально наполняется едва-едва, слишком медленно, будто издеваясь.
        В дом зашел запыхавшийся, красный и злой, но, попав под насмешливый взгляд Гиин, будто под холодный душ попал, мгновенно сникнув и остыв. Да уж, не с ней мне в гляделки тягаться, зеленая лишь покачала головой:
        - Ты удивительно слаб и жалок, - плечи опустились еще ниже, принимая вполне справедливое замечание, - и как ты вообще выжил.
        - Плохо, дох постоянно, - да, я слабак, да, рохля, ну и хрен с ним, попробовал бы кто-нибудь вместо меня в высокоуровневой локации побегать, вмиг раком поставили бы и оприходовали.
        - О, - ее брови взлетели вверх, - так ты из беглецов?
        А, ну да, ясно, очередной способ объяснить то, почему игроки воскрешаются, неписям-то как-то с этим жить нужно вот и придумали себе такое, вполне ожидаемо, однако игру поддержал:
        - Что за беглецы?
        - Ну, тебе виднее, почему постоянно лезете из своего мира в наш, видно, и там вас гнобят по полной.
        И ухмыляется, зараза, ну, ничего, сегодня ночью промахнусь на пару сантиметров выше, будешь знать. Хотя нет, зубы дороги, да и отношения портить пока явно глупо, нет уж, промолчать и стерпеть, не гордый и уж тем более не сахарный, не рассыплюсь. Убеждения помогли, и эмоции слегка притупились, почаще так себя успокаивать надо, помогает.
        - Да везде гнобят, мы как, завтракать будем?
        - А ты что, поймал дичь какую или добыл еще чего? - вскинула она бровь.
        - Не, - качаю головой, - я ж бездарный, научи, буду добывать еду сам.
        - Научи, - хмыкает, вставая и подходя к котлу, - садись, давай, горюшко.
        Ели молча, на завтрак или, в моем случае, на обед была все та же похлебка, только порция увеличилась да больше зелени в юшке плавало. Мясом, как и в прошлый раз, даже не пахло, сплошные коренья, листья и какие-то семечки, ну, хоть вкусно и в зубах не застряет, ковыряться-то в них тут нечем. Как закончили, помог Гиин убраться, сливая воду из бурдюка на подставленную посуду, таскать его тоже пришлось мне, от физической работы гоблинша явно самоустранилась, предпочитая использовать своего нахлебника.
        - Так, теперь бери нож и иди за мной, - до этого я не решался хвататься за своего шкуродера, вдруг поймет не так, не хотелось нарываться. А сейчас рука, словно сама метнулась к столу, с удовольствием сжав и ощутив твердую, резную рукоять, внутри похорешело - мое, родное, ни кому не отдам.
        - О, уже и связь наладил, - донеслось от двери, - ох, и не простой ножичек ты нашел, как бы, не было беды.
        - Беды, о чем ты? - уставился на нее, продолжая вертеть в руках клинок.
        - Наружу, - кивнула зеленая на дверь, - там все расскажу и покажу, нечего в доме таким заниматься.
        Первое занятие госпожа преподаватель решила провести как теоретический экскурс в ритуалистику, слушал с явным удовольствием, рассказывала она интересно, с чувством и знанием дела. Видать, не просто какая-то отшельница, а было, было в ее прошлом нечто такое, значимое, да вот случилось что, и пришлось ей валить в лес, куда подальше. Не дала, кому надо или просто чего не отдала, не поделила, вот и вылилось ей все в лесную хижину да суп из травы и кореньев.
        - Про клинок, не знаю, где ты его умудрился откопать, но нож точно не из простого оружия, - начала она лекцию.
        - В нем или на нем однозначно есть магия, причем понять это никто, кроме тебя пока не сможет, нож спит и ждет, пока владелец не станет достаточно силен для того, что бы заявить на него свои права.
        - В смысле, - не понял я, - какие еще права?
        - Бездарь, - скривилась Гиин, удрученно покачав головой, - смотри, был бы нож обычным, я бы тоже смогла узнать, на что он способен и какие имеет свойства, но вижу лишь трехгранное лезвие и рукоять, и все. С простым оружием такого не бывает, а значит, присутствует магия, и неизвестно какая, хорошо, если стихийная или что нейтральное. Но может быть и что похуже, а то, и вовсе проклятая вещь, мертвая, тогда беды не миновать, и лично я рядом с тобой, когда откроется вся его суть, находиться совершенно не хочу.
        - Так все плохо?
        - Мертвые вещи всегда слишком опасны, так как совладать с ними практически нереально, - она вздохнула, - ты, кстати, как специализацию взял, ритуалы на крови довольно редки и искореняются по всему миру.
        - Да книжку нашел, там же, с ножом, - пожимаю плечами, - кое-что удалось разобрать, прочел, вот и...
        - Ясно, значит, нож наверняка ритуальный и с узкой специализацией, - Гиин нахмурилась, - в общем так, месяц, учу тебя месяц и потом ты уходишь куда хочешь, мне подобная вещь под боком совсем не нужна.
        Оба-на, ну, приплыли, называется, нет я, конечно, и не рассчитывал на длительное и приятное сотрудничество, но что бы так быстро, чего тут за месяц можно понять и научиться? Крохам, и куда потом, снова наобум в лес и до первого встреченного моба, а там и на кладбище - красота. И ведь, зелень такая, явно не по доброте душевной этот месяц выделила, попользовать еще хочет, видать, не так просто гоблинше от человека залететь. В ответ же лишь кивнул, правда, скуксившись и кисло улыбнувшись:
        - Как скажешь, ты хозяйка.
        - Вот именно, а теперь слушай внимательно, повторять не буду.
        И я слушал, внимал и буквально записывал все в свою и так почти пустую базу памяти, стараясь разобраться в ее объяснениях как можно лучше, часто перебивая и уточняя. Выходила следующая картина.
        Ритуалистика в этом мире была довольно плохо развита и, по большей части, популярностью не пользовалась, а откровенно злые ее стороны всячески гнобились и изводились под корень. Причем повсеместно и всеми, была в истории игры какая-то эпоха, где ритуалистика натворила столько бед, что несколько столетий всех, выбравших этот путь, жгли, убивали и умертвляли всеми доступными способами. Потом прошло время, страсти поутихли, и начали поднимать голову простенькие ритуалы стихий, духов, камлания и шаманизма. По сути, любой вид магии несет в себе толику ритуала, когда большую, когда меньшую, но она присутствует всегда. И чем больше и ярче выражена эта доля, тем выше зависимость творимого от соблюдения необходимых условий. К примеру, та же демонология, вызов и подчинение существ с демонического плана - рисуется пентаграмма, используются определенные ингредиенты, иногда нужен точный расчет времени, и все это, опять-таки, подпадает под определение ритуала. Хотя большинство так и не считают, относя процесс исконно к своей специализации и закрывая глаза на очевидное и хорошо забытое.
        Так что любая ритуалистика очень строго относится к тому, что, как и за чем ты делаешь, потому как результат может в корне отличаться от того, чего ты хочешь. Или вообще ничего не произойдет, и ритуалист лишь зря потратит силы и время. Сами ритуалы имеют свой уровень сложности и требования, самые простенькие и легкие может провести совершенно любой, что, впрочем, и делают многие знахарки и ведуньи, используя свои скромные силы на доступные им обряды. Так же всегда стоит четко рассчитывать свои силы и понимать, какой риск дает тот или иной ритуал. Иногда прерывание или невозможность продолжить процесс приводит к очень плачевным последствиям, вплоть до смерти или порабощения сущности, так что каждый опытный риуталист это, в первую очередь, еще и умеющий здраво оценивать ситуацию.
        Моя специализация уже выбрана, что вовсе не означает табу на проведение ритуалов иных направлений, просто обучение именно ей сможет дать наибольший толк, а разбазаривание времени и внимания на все сразу приведет к тому, что годен буду совсем на немногое. Конечно, можно взять параллельно еще одну, а то и вовсе несколько других профессий, со временем, как поднаторею в основной, но, во-первых, развить свой талант ох как не просто, а во-вторых, встретить одаренных существ, с двумя, а то и большим количеством специализаций удается едва ли раз за всю жизнь. То есть, делаем выводы и забиваем болт на все, кроме основной.
        Моя же специализация тесно связана с кровью, причем ее нередко называю еще и "Магией Крови", что в корне неверно, потому как, просто нет такого раздела в чародейском искусстве и сама кровь никакой магии в себе не несет. Но зато является сильнейшим проводником и закрепителем, а так же сутью самой жизни, что позволяет использовать ее в очень мощных и сильных ритуалах. Впрочем, и риск от них тоже невероятно велик, ошибешься раз, и уже не жилец, выпущенная сила схарчит и тебя самого всего лишь из-за одной единственной оплошности. Кровь же имеет скорее абстрактное толкование, чем конкретное, ведь у разных существ она может быть как красная, так и зеленая, или вообще отличаться составом и видом. Но все это будет та же кровь, дающая возможность существовать и поддерживающая основные и наиболее важные жизнетворящие процессы в любом организме. Даже элементали имеют свою "кровь", так что суть я, в принципе, понял, нужно лишь научиться определять, у кого, что течет по венам и течет ли вообще. А потом просто подстроиться под ситуацию и дело в шляпе.
        Далее шла вводная по теплокровным гуманоидным расам и строении их кровеносной системы, где что расположено, куда лучше бить и как вскрывать. Гиин рассказывала и показывала все это легко и непринужденно, с примерами и объясняя иногда, чуть ли, не по пальцам, замечая мое непонимание и наморщенный лоб. Пару раз услышал даже совсем нелестные выражения в свой адрес, мол, тупица и бездарь, и ей приходится со мной еще возиться, приятного было мало, конечно, но я стерпел. Зато узнал про самые важные места на теле, кои каждый уважающий себя ритуалист моей направленности должен знать буквально назубок. Запомнил методику вскрытия грудной клетки и принцип отсоединения органов, без повреждения соседствующих рядом, была, оказывается, еще такая техника. Когда жертву необходимо было облегчить на легкие, сердце или почку, в общем, по потребностям и ситуации. Хрен, конечно, все это всплывет в памяти месяца через два, но пока, вроде, помню все. Практика же в курсе обучения отсутствовала как таковая за неимением материала. Все вслух, все устно и на примерах, взмахах в воздухе и с использованием собственного
воображения.
        Затем ликбез был окончен и Гиин, выдав мне как образец охапку трав, послала собирать гербарий вокруг дома и дальше в лес. На мой слегка встревоженный вопрос о том, что, если, нарвусь на какое-то дикое и голодное зверье, ответила, что ничего подобного здесь не водится. А что водится, точит зубы лишь на зелень, коренья да ягоды, и если мне суждено будет вывести из себя какую-нибудь белку и помру от страха перед столь грозным противником, то туда мне и дорого. Лично для нее, Гиин, гора с плеч свалиться и не нужно будет тратить свое время на такого бездарного слабака, как я. Убедила, в общем, и почти до вечера пришлось рыскать по кустам, оврагам и рощицам, выискивая, сука, всю эту будто специально прячущуюся от меня зелень. Так как наказ хозяйки был четок - без конкретного пучка каждой могу не возвращаться, нахлебник ей не нужен. У меня тогда чуть не сорвалось, что ей трахаль зато очень нужен, но вовремя сдержался, как ни как, себе б дороже вышло.
        Вернувшись, тут же получил миску похлебки, вновь куда более полно заправленную, а потом гоблинша смешала в пиале какое-то резко пахнущее дерьмо и заставила выпить. Меня аж перекосило от отвращения, морду свело, на глазах выступили слезы, я охал и ахал, пытаясь провентилировать горлянку и рыскал взглядом по столу и полках, в надежде найти, чем бы запить. Потом вспомнил про бурдюки и ринулся, было, к ним, но хозяйка дома меня удержала, сказав, что само пройдет и нужно перетерпеть.
        И прошло, да только встал после этого так, что хоть кричи, хоть пой, кровь прилила к концу и буквально пульсировала в нем, доводя чуть ли не до боли.
        - Гиин, я же взорвусь там щас, - вымученно простонал, выпихиваемый наружу из дома.
        - Ничего, потерпишь, а пока захвати воду и помойся, приведи себя в порядок, мне вонючка рядом с собой не нужен.
        Так уж и вонючка, и совсем не пах, а по пути назад проходил мимо ручья и слегка ополоснулся, сцепив зубы и терпя ледяную свежесть подземной воды, толчками бьющую из расколотого камня. Пришлось по быстренькому оголиться, облиться и молнией юркнуть в дом, прямиком на лежанку. Потом еще ждал, пока она себя приведет в порядок, поедал глазами специально медленно раздевающуюся гоблиншу, ехидно улыбающуюся, а когда она таки легла, вмиг стер с ее лица эту гаденькую улыбку. Будет знать, как доводить парня до такого, будет знать.
        Не спали мы сегодня долго, Гиин даже простонала, что не рассчитала порцию на глупого человека, и теперь вынуждена страдать из-за этого. Но мне лично было пофигу на все, под руками мялось нежное и мягкое податливое женское тело, и я делал свою нехитрую мужскую работу, вертя и крутя ей так, как только в голову взбредало. А потом был сон, крепкий и спокойный, организм выдохся полностью, истратив все ресурсы на переставшую даже стонать партнершу, лишь изредка и тихо поскуливавшую, то ли от наслаждения, то ли от еще чего.
        Наутро все болело и ломило так, будто вагоны разгружал без перерывов на обед и перекур, ныли мышцы, тянули бедра, голень, спина и все остальное. Гиин выглядела не лучше, помятая и не выспавшаяся, ходит не спеша, ступая не совсем уверенно и как-то в раскарячку. Ее видок меня, откровенно говоря, порадовал, месть за ее пренебрежение свершилась, и расплата будет теперь терзать хозяйку дома еще не один день.
        - Чего скалишься, дорвался до бабы, и рад, - заметила она мою ухмылку, - без моей помощи и на треть бы не сгодился.
        - Может и так, но все равно - хорошо! - и вопреки своему состоянию не стояния вдруг отметил, что это таки правда, настроение отличное и жизнь, вроде бы, налаживается. И всего-то и требовалось, повысить свою самооценку за счет женского внимания и ласки, и плевать что гоблинши, почти все идентично. Просто ростом пониже и остальное поменьше, а так один в один.
        - Сейчас завтракаем и наружу, а пока разведи костер.
        И вот тут пришлось столкнуться с проблемой - дрова на растопку есть, сам носил, а вот спичек нет, шалашиком деревяшки сложил и стою, затылок чешу. Что делать дальше, без понятия.
        - О, боже, ну что ты за мужик такой, - Гиин подошла, сыпанула на поленья какой-то порошок и взмахнула рукой, сопровождая жест еле слышным шепотком, пламя вспыхнуло резко и тут же облепило угощение, мгновенно вгрызшись в него и разгораясь с каждым мгновением все больше и больше.
        - Теперь воды в казан налей, - я подчинился, наполнив его почти на две третьих. Затем туда были высыпаны уже нарезанные гоблиншей корешки и прочая зелень, добавлены специи, от которых просто умопомрачительно пахло, и варево, долженствующее стать вскоре нашей похлебкой, мерно забулькало, начав закипать.
        После трапезы вновь приступили к уроку, причем начало мне вовсе не понравилось. Гиин взяла у меня мой нож, затем схватила за руку и чиркнула лезвием поперек запястья, перерезая вены. Кровь побежала веселым ручейком, красным, пульсирующим, и невероятно горячим, последнее удивило почему-то больше всего.
        - Теперь смотри, заговор на крови ради заживления небольших порезов и царапин, самое простое, что знает и умеет любая знахарка. Почти не требует умения и сил, риска никакого.
        На протяжении всей ее речи кровь капала и капала, собираясь на тыльной стороне ладони и орошая землю. Она что, и дальше будет так болтать, пока истекаю, словно свинья недорезанная? И отшельница, словно поняв мои опасения, приложила окровавленный клинок лезвием к ране и глухо, нараспев произнесла:
        - Мелкая боль, мелкая хворь, кровью заклинаю, изыди в мир иной, уберись совсем, не оставь следов, да будет так, - и резко чиркнула острием еще раз. Я выпучил глаза, запястье, хоть и в крови, но уже не пульсировало и не отдавало мою жизненную влагу, провел пальцем по месту пореза - ничего, даже шрама не осталось, круто.
        - Теперь пробуй сам, - она всунула мне нож и стала ждать.
        Слегка скривившись, чем вызвал ее презрительную усмешку, взял себя в руки и чиркнул по запястью, черт, опять я ранен, вот же ****ь! Быстро приложил к порезу клинок и пробубнил, стараясь повторить ее интонации и распев:
        - Мелкая боль, мелкая хворь, кровью заклинаю, изыди в мир иной, уберись совсем, не оставь следов, да будет так, - и полосую запястье вторично. Жесть! Просто жесть! Да я маг хренов, самый настоящий маг, круто!
        - Что, понравилось? Только учти, это самый мизер, любой ребенок сможет повторить, да только не каждый об этом знает, бегут, как дураки к целителям и знахарям, хотя прекрасно могли бы и сами справиться.
        - И что, так уж никто и не знает о таком? - поднимаю на нее взгляд.
        - Забыли, - пожимает плечами, - да еще и боятся, магия крови, как ни как, под запретом такое. К югу отсюда есть страна, так там инквизиция просто лютует, сжигает живьем за любой намек на подобную волшбу.
        - Изверги, туда точно не пойду.
        Гоблинша усмехается.
        - Ну, ну, ходок, теперь слушай дальше.
        И понеслась. Этот мир, оказывается, отнюдь не страдал безбожием, имел своим пантеоны и свои божественные сословия из более сильных и слабых божеств. Их было множество и различались все эти сущности в точности так же, как и все живые существа: характером, взглядами на мир и устремлением. То есть всех их можно было условно разделить на несущих вред, оказывающих помощь и нейтральных, три столпа силы, три пантеона, так сказать. Другое дело, что в том же зле, к примеру, уживались божки и боги абсолютно разных народов с противоположных концов мира, и если у себя на родине их сила была велика, то на чужбине такой покровитель помочь мог мало чем, чужая территория ив се такое. То бишь свары за паству были, есть и будут, но вот открытых, конкретных противостояний не наблюдалось. Все войны и конфликты велись исключительно короткоживущими, смертными расами, а небожители стригли свою паству на подобии отец, собирая дань благодати и иных форм подпитывающих их энергий. Однако не стоило путать это с магией, она никому не принадлежала и ни от кого не зависела, а просто была, разлитая везде и повсюду, где больше,
где меньше, но именно что везде. Гиин не знала ни одного места, где бы ее не существовало, любое самое простенькое заклинание было так же надежно, как и дорожный посох, помогающий путнику преодолевать трясину.
        Как это все соотносится с ритуалистикой? Да очень просто, каждый живущий под этим небом сам решал, быть ему атеистом или войти в паству какого-нибудь божества. Это давало как преимущества, так и накладывало ограничения, ведь если постоянно творить такое, что не угодно твоему покровителю, всякое может статься. И хорошо еще, если просто предадут какому наказанию или получишь отречение, иногда гнев божий выливается в гораздо худшие вещи, так что с этим никто не шутил и подбирал себе божество очень и очень осторожно.
        А как обратить на себя взгляд подобных сущностей, получить их благоволение и, если особо потрудиться и улыбнется удача, то и благословение впридачу? Ведь большая часть пасты всю жизнь без отдачи бьет поклоны, не получая взамен почти ничего, так, незначительная и редкая помощь. Разве что жрецы и священники всегда примут и окажут помощь своим прихожанам, ну, да это дело такое, житейское. Все кроется в подношениях, в откровенных поступках и свершениях такого рода, которые заставят божество обратить к тебе свое внимание. Вот тут и возникают жертвоприношения и дары, всевозможные обеты и прочая усложняющая жизнь ерунда.
        Гиин даже скривилась, выказывая свое отношение к постам, молчаливым неделям и прочей людской казуистике. Нет, если кто решил, что быть атеистом ему выгоднее и всяко проще, то тут даже речи о подобном быть не может. Но если уверен, что существо-покровитель просто необходим, то ограничиваться подобной халтурой и откровенной ересью отшельница считала глупостью и унижением самих богов. Хотя те и имели свою собственную точку зрения, как ни как, а если десятки тысяч проявят к его божественности пусть даже такие крохи внимания, на небесный стол упадет приличных размеров подарок, с миру по нитке, как говорится. Потому все это и прижилось, боги не против, а смертные и рады этому.
        По сути же, все это не что иное, как ритуалистика, мы придаем происходящему особое значение, знаем, для чего и на что оно направлено, прилагаем определенные усилия и получаем тот или иной результат. Для ритуалиста же моей специализации выбор, если он будет нужен, придется делать очень и очень тщательно, не дай бог выбрать кого не того, а то и с полным отвращением к занятиям подобного рода, и мне конец. Вполне возможно, что окончательный, и не спасет даже то, что беглец, ухайдокают полностью и безвозвратно. Зато если не ошибусь, найду того самого, истинного и благосклонно взирающего на творимые мною ритуалы, отдача будет весьма и весьма существенная.
        Тут также стоит помнить, что если ритуал проводится как жертвование своему богу, то ни крупицы силы с него потратить ни на что иное не удастся, высшие сущности очень ревниво относятся к такому и следят куда как жестко, что бы их не обманули и не украли чего из-под носа. То есть придется всегда держать в уме следующее: если допустил даже мысль о том, что происходящее может быть посвящено своему покровителю, всегда есть шанс, что у тебя просто перехватят поток силы и заберут себе. Это как будто ты сидишь, и вдруг рядом начинает разрастаться и увядать какая-то ягода, и у тебя есть время принять решение, поиметь с этого или не обращать внимание. Вот так и с богами, ритуалист обязан помнить, что и для чего он делает, помимо всех остальных не менее важных и весомых вещей.
        Короче, весь день она этими пантеонами прожжужала мне все уши, запомнил едва ли треть, хоть суть уловил, и то хорошо. Потом вновь погнала за водой, небольших бурдюков хватало буквально на пару дней, не больше: помыться, приготовить еду и ей на ее дела, а потом вновь к ручью и привет спина, привет нагрузка, тащи и сопи в две дырочки, не возникая. Перед сном теперь всегда приходилось выпивать уже менее ядреный вариант местной виагры, гоблинше удалось таки выверить необходимую дозу и я отрабатывал свою часть уговора буквально за пару часов. Хватало обоим, и мы засыпали. Когда же попробовал протестовать, мол, давай сам как-нибудь, без этого пойла, получил насмешливо вздернутую бровь и замечание о том, что она хочет качественно и не так быстро, как в первый раз, мол, без ее помощи я мало на что годен. Пришлось заткнуться и мстить ей тем, что драл иногда особенно жестко, правда, этой сучке зеленой даже нравилось, в общем, так и жили.
        Я поднаторел в теории и уже строил свою собственную, основанную на том, что ну их в жопу эти правила и условности, главное - это то, насколько ритуалист верит в то, что делает, и какое значение придает. А значит, важна лишь эта составляющая, все остальное лишь костыли и попытки сделать хорошую мину при плохой игре. Водить хороводы, плясать и скакать с бубном и песнями не собирался точно, как и петь и заниматься начертанием всевозможной разной хрени, путь этим остальные придурки занимаются, пусть камлают и надеются, что у них хоть что-нибудь выйдет. В жопу их всех! Я буду учиться делать все быстро и предельно жестко, что бы результат был сразу, а не ждать, подействует или нет, гадая о возможных ошибках и оплошностях. Ритуалистика крови, по своей сути, заключалась в том, что ты объявляешь во всех возможных смыслах свою волю, подкрепляя ее сутью всего живого, кровью, и если содеянного хватит, то ритуалист добьется своего. Если нет - хрен знает, что получится, или пшик и кукишь с маслом, или смерть, а то и похуже что. С последним как раз и боролись все известные условности с соблюдением разнообразных
правил и устоев, но для меня это настолько казалось все морочным, что просто руки иной раз опускались.
        Ну, вот кто в здравом уме будет проводить стихийный ритуал для вызова какого-нибудь духа, когда придется потратить, иной раз, чуть ли не сутки времени и неизвестное количество малодоступных ингредиентов, да еще фиг его знает, получится ли. Духи разные бывают, капризные, мелочные, могут и не ответить, стихийные обряды вообще имели много бесполезного и глупого, и хорошо что мне достался не этот раздел ритуалистики, а то бы просто повесился вскоре.
        С кровью все не так, тут риски выше, но зато и гарантия с качеством, и мне такой подход импонировал больше всего. Хотя, естественно, все это на словах и в теории, как оно буде на практике, ума не приложу. Может, вообще будет выворачивать под каждым кустом и придется банально забыть о выбранной специализации, и такое возможно.
        В общем, время летело быстро, я учился простейшим ритуалам, не особо запоминая и вникая в подробности, главное и так схвачено, нужна лишь практика. Так что резал и кромсал себе запястье чуть ли не по сотне раз на дню, от чего, в итоге, ослабел настолько, что Гиин, отвесив весьма чувствительный подзатыльник, прописала постельный режим. А я уж и забыл, какое нубло позорное, все еще первый уровень, так что гоблинша, при желании, вообще могла скрутить меня в бараний рог. Пару дней тупо ел и отсыпался, ночные бдения были отменены, и прорва внезапно появившегося свободного времени позволила вполне конкретно поразмыслить над своим дальнейшим существованием. Была б моя воля, так вообще остался бы тут, с ней, ни проблем, ни забот, тупо таскай дрова, следи на наполненностью бурдюков и помогай по дому изредка, убраться там, подмести и приготовить похлебку. А ночью имей хозяйку в свое удовольствие, чем не жизнь, лафа, да и только. Однако прошло уже три недели, еще одна, и скоро укажет на дверь, хочешь, не хочешь, а планы придется строить.
        В итоге тупо выспросил после очередного соития, когда зеленокожая была в хорошем настроении и благосклонно отвечала почти на все вопросы, куда бы мог податься дальше, что посоветует? Хотя бы просто в местной географии помогла бы разобраться, мне в начальные локации нужно выбраться, хоть кровь из носу, тут хрен выживешь, в общем, задобренная сексом гоблинша пообещала завтра все разъяснить и попросила заткнуться, а то мой треп мешает ей заснуть.
        - Смотри, мы здесь, это Предгорный лес, но люди называют его как-то иначе, - она чертила веточкой на земле что-то на подобии карты, солнце уже давно стояло в зените, высоко над головой, а мы расположились на бревне у дома, исполняющим тут роль скамейки. Кстати, сам притащил, инициативный, блин, чуть спину не сорвал, хотел приятное сделать. Гиин же лишь покачала головой и в очередной раз обозвала тупицей, но ночью в постели была несколько более нежна, чем обычно.
        - Тут горы, - прутик очертил еще один момент, - за ними море, я там не была, что и как не знаю, слышала только, что два ваших города на побережье стоят. В этой стороне лес тянется еще на много дней пути, и на твоем месте туда бы точно не пошла.
        - Почему?
        - Съедят, убьют, принесут в жертву, да что угодно, ты слаб и немощен, легкая добыча для любого.
        - Ясно, - киваю.
        - Пойдешь к горам, в общем, и уже вдоль них в ту сторону, повезет, доберешься до реки. По ней иногда ваши торговцы ходят, не часто, но бывают, встречаться с ними не советую, сразу в кандалы попадешь и на рынок рабов. Удастся пересечь реку, двигайся все в том же направлении, там, насколько знаю, где-то граница с обжитыми землями, люди проще и законы не так суровы, в общем, тебе туда, большего сказать не могу.
        Я некоторое время рассматриваю карту, что же, все понятно, опять риск, и не малый, зато и цель достойная, сдюжу, доберусь до своих, если у меня такие вообще в этом мире есть. И смогу, наконец, заняться собой любимым, попытаться хотя бы выяснить, с какого хера вообще тут очутился и что за игра такая.
        - Спасибо, - получилось довольно искренне, гоблинша даже улыбнулась, причем без ехидства.
        На следующее утро, как только продрал глаза, во весь обзор всплыло сообщение:
        "Поздравляем, Вы получили достижение "Любовник I ранга"
        - Твою мать, - только и смог, что прокомментировать, окучиваю непися уже почти месяц, а система только-только раздуплилась выдать достижение, поразительное быстродействие. Или тут нужно было именно что помучаться, мол, не так все просто, только после трех литров пота и двадцати непритворных оргазмов "жертвы", так что ли?! Идиотизм...
        И кстати, почему ни разу опыта не дали, где все мои полоски с жизнями, экспой, манной и прочей инфой? Гиин в доме не было, так что выдать мне распорядок дня и выгнать взашей, тоже было некому, и я решил воспользоваться временным затишьем с пользой для себя. Раньше во всем этом нужды, как бы, и не было, но не стоит пренебрегать доступной информацией, все польза будет. А потому зарылся в кучу всплывающих окон, чуть ли не с головой, с раздражением воспринимая частичный отказ от сотрудничества основных настроек - слишком много серого и неактивного, то заблокировано, это. Невозможно отобразить бары, панели умений, открыть рюкзак, высветить действующие бафы и дебафы и многое что другое, в общем, все, как и раньше, ничего не изменилось. Чтобы хоть что-нибудь о себе узнать, придется тупо залазить в меню перса, по другому никак. Там и хиты, и опыт и остальные параметры, так что, придется привыкать.
        Экспы упало, походу, лишь за ту лесную крысу, что руку чуть по горло не отгрызла, сука такая, и дали сорок три процента. Больше никого, вроде, не убивал, разве что за задания гоблинши и успехи в постели могли отспыать, ну да я сильно в этом сомневаюсь. Итого почти пол уровня есть, статы у перса смешные, распределение корявое, жизней голяк, на три поджопника и подзатыльник, как говорится, умений никаких, специализация всего одна. В общем, то еще нубло, и найти Гиин оказалось настоящей удачей. Впрочем, в этом приходилось убеждаться каждую ночь, мужское естество самодовольно лоснилось и цвело на ее плодовитом лугу, и гоблинша лишь поощряла все мои поползновения разнообразить наши утехи. Так что думаю, долго потом еще будет меня вспоминать, в глуши-то этакой.
        Куда она свалила, так и не понял, вроде, раньше никуда так рано не отлучалась, сидела постоянно дома и лишь помыкала мной, сходи туда, принеси это, сделай то. Даже странно, затем взгляд уперся в стол и я на мгновение подвис - ножа не было! Хотя точно помню, вчера именно там оставлял, а Гиин лишний раз к нему вообще не хотела прикасаться. Соскочив с лежанки, сделал круг по дому, цепляя взглядом за все доступные места, даже под тумбы заглянул, не поленился, и везде пусто. Неужели забрала, украла мою прелесть?!
        Двери скрипнули, и внутрь буквально ввалилась, почти не держась на ногах, Гиин Отшельница, лицо изможденное, вытянутое и чертовски усталое, взгляд тусклый и будто неживой, пугающий. Я даже отступил на пару шагов назад, но, опомнившись, тут же кинулся к ней.
        - Ты чего, что с тобой?
        Она лишь мазнула по мне взглядом и, покачиваясь, прошла к лежанке, а потом рухнула на нее, словно подкошенная.
        - Забери, - мой нож упал на пол и покатился к ногам, - и уходи.
        Голос глухой, убитый, будто случилось нечто столь ужасное, что все на свете уже не имеет значения, да что с ней такое? Ни за что не поверю, что это та циничная зеленокожая зараза, что с удовольствием помыкала мною днем и ночью, с ехидцей в глазах и презрительной усмешкой на губах. Куда все это делось, куда пропало?
        - Гиин, ты чего?
        - Вы, беглецы, странный народ, и как только клинок тебя признал? - ее глаза смотрели сквозь меня, а слова выталкивались изо рта подобно каменный глыбам, падавшим между нами непроходимой стеной.
        - Гиин...
        - Я все сказала, этому не место в моем доме, вообще нигде не место, уходи, - и, повернувшись ко мне спиной, вытянулась на лежанке, я же просто ахреневал. Да что, ****ь, такое происходит, куда эта зараза длинноухая ходила, зачем брала нож, магичила с ним? И мне теперь свалить куда подальше, только из-за того, что ей, видите ли, привиделось нечто нехорошее. Подняв клинок, мазнул по ее спине взглядом еще раз и, так и не сподобившись хоть что-то сказать, пошел к двери.
        Вот так, выгнала, как собаку какую, ни жрамши и даже не попрощавшись, просто "пошел вон" и все, гребаные неписи, гребаная игра! Шел не глядя, ориентир здоровенный, исполинской грядой возвышающийся надо всем лесом, не заплутаю. Доберусь до него и пойду влево, вплоть до реки, а там хрен его знает, если доберусь, буду думать, как переправляться.
        - В жопу все! - на душе было хуже некуда.
        Глава 3
        - Сука! - во рту была кровь, на лице и груди была кровь, везде была кровь, даже подо мной, растекшись приличных размеров лужей, тоже была она, - Сука!
        Ощущения были из ряда вон херовые, как выжил, мог лишь предположить и возблагодарить вертихвостку удачу, ни с того, ни с сего вздумавшую повернуться ко мне хоть раз не задом, и даже немного улыбнуться.
        - Сука! Как же я все это ненавижу! - хотелось бы встать, да силенки не те, огромная туша привалила, прижала меня собой к земле и просто так не отпустит. Думал, все, первый же удар отправит на перерождение, тварь выпрыгнула откуда-то сбоку совершенно неожиданно, даже обгадиться не успел, лишь рефлекторно выкинул вперед руку с клинком, потом чудовищной силы удар и сознание гаснет. В себя пришел уже в таком состоянии, туша "Скального медведя" вжала в землю, и меня едва хватало на то, что бы дышать, а еще в живот больно уперлась рукоять клинка, а где было острие - гадать особо и не требовалось. Вошло в сердце или еще в какой важный орган, мгновенно отбив охоту у монстра к жизни, быстро, качественно и с гарантией. Хорошо хоть я этого не помню, не люблю подобный экстрим. Зато система тут же, как только пришел в себя, выдала поощрительное:
        "Поздравляем, Вы достигли 2 уровня"
        - Спасибо, сучка, мне прямо-таки полегчало от этого, - буркнул раздраженно, прикидывая свои шансы выбраться из-под монстра. Ни рукой, ни ногой пошевелить толком я не мог, зато вот шея и голова были свободны, грызть мне его, что ли? Пока не сожру всего и не освобожусь, так, да? Смешно...
        Затем были попытки дергаться, извиваться ужом, выкручиваться юлой и прочая бесполезная лезшая в голову ерунда, так толком ни к чему и не приведшая. Оставалось последнее, впрочем, я уже склонялся к тому, что в этом дерьмовом мире только так и можно хоть чего-то добиться, иначе добьют тебя. Лезвие ножа уже было в теле жертвы, кровь стекала по нему обильно и безостановочно, так что контакт есть, осталось лишь придумать стоящие и, главное, убедительные манипуляции для себя и всего этого поганого мира. Поверит, будет профит, не поверит - мне жопа, останусь под тушей до самого перерождения.
        Закрыл глаза, попытался сосредоточиться и отрешиться от кучи неудобств, от начавшей подсыхать повсюду грубой коркой крови и уже затекших и начавших неметь конечностей. Потом напрягся и стал кое-как ворочать клинком в ране туши, увеличивая поток льющейся из нее жизненной силы, горячей, остро пахнущей и явно готовой принять чужую волю.
        - Кровь дана для жизни, кровь дана для силы, - сочинял на ходу, растягивая слова и слегка повышая с каждым разом интонацию, - побежденный станет жертвой, победитель примет дар, вкусит плод и молвит слово, и пусть будет все именно так.
        В голове плыло и пылало одновременно и сразу, легкое, гулкое, звонкое эхо бродило по полушариям, порождая эйфорию и заставляя краски мира ярко вспыхивать, набирая сочность и мириады новых оттенков. Дотянуться до шеи монстра оказалось куда как сложнее, чем предполагал, но справился, и вгрызся зубами в твердую, прочную шкуру. Шерсть забила рот, ноздри, лезла в глаза и неприятно пахла, и прокусить ее, хотя бы до нескольких капель крови, никак не получалось. Тут клыки нужны с палец длиной, а не мои ровные и тупые пеньки - мысль исчезла так же, как и появилась, почти мгновенно. Стиснул челюсти еще сильнее, ощущая, как в голове набатом застучали молоточки, происходило нечто из ряда вон выходящее, необъяснимое и непонятное, я словно тонул в вязкой и липкой вате, раз за разом, пробуя сжать зубы все сильнее и сильнее. Наконец, в рот таки брызнуло: "Отвали!" - мысленный посыл удался едва-едва, сонная, вязкая мысль словно с трудом пробилась сквозь преграды замутненного разума, по рукам и по всему остальному телу вдруг пронесся настоящий вал жара, я напрягся и толкнул тушу от себя, в сторону, приложив
максимум из того, что мог и имел. Глаза чуть не повылезали из орбит, пресс напрягся, чудовищно вздыбившись, или мне так показалось, не знаю, но мертвый монстр нехотя, медленно и будто в раздумьях, а стоит ли, перевалился сначала на бок, а потом и на спину, освободив мою тушку от своего присутствия.
        - Да что б тебя! - в грудь ворвался глоток свежего воздуха, кровь стучала в висках набатом, гулко, туго, сильно. Видать, давление подскочило, и перед глазами все плыло, поворот головы уводил сознание куда дальше, чем обычно, его словно качало из стороны в сторону. И я, честно признаться, испугался вновь, черт, неужели переборщил, неужели вылезли боком те самые риски, о которых предупреждала Гиин?
        Кое-как перевернулся на бок, и меня вырвало, прямо под себя, сука, ну что за день такой - в крови, в блевоте, с ахрененным самочувствием и желанием жить, ну просто рай какой-то!
        Подняться не было сил еще несколько часов точно, так как сознание то гасло, то вновь вспыхивало, вокруг повсюду плясали разноцветные блики, и я вновь проваливался во тьму. Кровь и прочие жидкости на мне засохли, образов корку и противно хрустели при каждом движении, лицо стянуло, даже дышалось, и то с трудом. Наконец, я открыл глаза и больше не отключался, организм таки справился, глаза неотрывно, не моргая, смотрели на бескрайнее синее небо и прилично ушедшее к горизонту солнце. Внутри же словно надломилось что-то, перегорело, мне надоело мучиться, надоело быть тушкой для битья, принимая на себя постоянные оплеухи судьбы. Хотелось стать сильнее, настолько, чтобы не бояться каждого темного угла и любой ****ской твари, что там может скрываться, поджидая очередного слабака. Чтобы не зависеть ни от кого и самому решать, куда идти и что делать, без опаски и оглядывания назад, как же все это достало! Мне нужна была сила, нужна мощь, подвластная лишь мне и дающая "право"! Вот чего теперь хотел, вот что понял...
        Казалось, просто открылись глаза на мир, все стало проще и естественнее, будто до этого ходил в потемках, и вдруг вышел на свет, оглянулся и увидел лишь крохотный пятачок мрака, застилавший ранее взор. А вокруг был сплошной и бесконечный горизонт, сотни и тысячи путей, возможностей и шансов, и если окажусь достаточно удачлив, упорен и стоек, то смогу ухватить и свою птицу счастья, если и не двумя, то уж точно одной рукой. И сжать ей горло, сдавив и заглянув в мутнеющие от угасающей жизни глаза, мол, что, сука, бегать за тобой надо, мучиться, а сама прийти никак?!
        Поднялся на ноги с трудом, через силу, ватные ноги отдавали дрожью в коленях и грозились подломиться, бросив меня наземь, но пока держался. Скальный медведь оказался невероятно огромной зверюгой, и только сейчас, глядя на него, понял, какой мизерный шанс выжить у меня был, и выпал, причем совершенно неосознанно. Это ж какая должна быть удача, что бы крохотный клинок угодил именно туда, куда надо, плюс так и не раздавившие меня центнеры веса, хотя ребра чуть ли не трещали, прося о снисхождении и грозя вот-вот рассыпаться осколками, пробив нутро. И еще перед глазами был не просто мертвый моб, но и горячая, относительно свежая и готовая кровь, бери и пользуй, добра навалом. Даже не смотря на то, сколько ее уже вытекло. В груди же засел комочек страха, предупреждающий и тихонько зазвеневший, обращая на себя внимания и напоминая о том, от чего совсем недавно не отбросил копыта. Через пару минут гляделок опустился на корточки там же, где и стоял, и начал думать, впервые столь взвешенно и наперед.
        Итак, я полный нуб в высокоуровневой локации, где каждая тварь снесет мне все хиты буквально с полпинка. Еще я почти ни черта не знаю о самой игре, ее правилах и возможностях, а также почему у меня все заблокировано и перс оказался в заранее невыигрышном положении. Ломать над этим голову - пустое занятие, так что опустим. Более насущным является куда валить и что делать, с первым все более-менее ясно, Гиин дала четкую наводку, хоть на этом зеленой спасибо. Что касается второго, то лучше все прикинуть от и до, по самые яйца, короче.
        Итак, я ритуалист с уклоном в использование обрядов крови, действия сии долгие и предварительные, и ближний бой как классу мне явно заказан, ибо мы маг. Это на первый взгляд, а на второй, мой собственный - пошло оно все в жопу, я против и мне плевать, как тут и что может быть заведено! Ловить и заманивать в ловушки, дабы потом приносить в жертву или использовать какие иные виды волшбы, что бы добраться до чужой горлянки мне откровенно претило, как и то, что подобный стиль выживания очень долго, морочен и нелицеприятен в плане прокачки. Я же хочу в бою, когда глаза в глаза заставить поднявшую на меня руку мразь улыбаться горлом, видеть тускнеющий взгляд и становиться от этого лишь сильнее. Не хочу прятаться по кустам, выжидая и мстить издалека, затаивая зло и не имея возможность ответить сразу, как только почувствую агрессию. Мне нужно крепкое и выносливое тело, быстрое и ловкое, способное драться и, с учетом уже выбранной специализации, позволяющее вдосталь использовать при необходимости свою жизненную силу. Иллюзии о том, что моя кровь неприкосновенна, улетучились совсем недавно, уж лучше я сам
себя буду резать, чем позволю это делать другим.
        И были у меня кое-какие мыслишки, вернее, наметки на будущее, когда стану более уверенно себя чувствовать во всей этой ритуалистической херне, опробовать сей вид магии на тему укрепления себя любимого тела, убив, таким образом, сразу целую стаю зайцев и получив сто в одном, как говорится. Ведь если правильно понял все то, о чем талдычила постоянно Гиин, сама, наверное, толком и не понимающая общей сути, то магия крови - это универсальная и всеобъемлющая волшба, неограниченная абсолютно ничем, кроме своего катализатора. Хочешь залечить порез - пожалуйста, все просто и доступно даже ребенку. Нужно разжечь огонь - тоже не вопрос, только крови требуется совсем чутку больше, не намного, но все же. Перекосилась дверь в доме - и это сделаем, но ее, красной и горячей, потребуется несколько иные объемы, и так далее, и в том же духе. И спотыкались все всегда на одном и том же - это на неумении высчитать и определить нужное ее количество, ведь если переборщишь и отдашь силы больше, чем нужно, эффект может настолько превзойти любые ожидания, что результат окажется весьма плачевным. Призванная в тело сила не
будет, к примеру, иметь соответствие возможностям организма, и любое последующее усилие просто оторвет ту или иную конечность, а то и вовсе лишит бренной тушки, разлетевшейся кровавой взвесью по округе. А вот если не хватит - то горе такому идиоту, потому как если не в состоянии окажется ритуалист прервать обряд, вся недостача будет взиматься с него самого, а это, почти всегда, верная смерть. Для меня это значит лишь одно - я просто обязан заполучить это умение, причем не абы какое, а сто процентное, идеальное и непогрешимое. Иначе все остальное не имеет никакого смысла, и вот ради подобной цели вполне уместно пожертвовать всем, что имею, вплоть даже уйти на перерождение, хрен с ним, но таки добиться своего.
        Из всего этого следует, что рост перса будет заключаться в прокачке одного единственного параметра - "Выносливости", на которой тут завязаны жизни и еще ряд иных второстепенных характеристик. Так что заработанное за второй уровень очко распределения кидаю именно в нее. Больше никаких плюшек мне этот ап не дал, ритуалистика же, насколько понимаю, качается по мере ее использования, так что тут лишь практика поможет. А теперь, хоть все еще и шатает, к делу, мало ли, какие зверюги могут прийти на запах крови и с желанием полакомится такой кучей мяса.
        Дальнейшее происходило, словно в бреду, не знаю, то ли на меня действовал отходняк от пережитого, то ли еще что, но потом эти часы буду вспоминаться как, чуть ли, не самый худший кошмар за все эти дни, и повторить подобное в здравом уме я бы точно не решился. Скорее всего, также повлияло еще и нотка отчаяния, засевшая где-то глубоко внутри и постоянно твердившая, что такому слабаку просто не суждено выжить в этом мире, и что судьба ему уготовила лишь нижние ступени пищевой цепочки. И последующие действия были словно крик души, поставившей на кон абсолютно все, что имела...
        Началось все с самой бредовой мысли, что посетила тогда мою больную и все еще одурманенную схваткой с медведем голову. Ведь чем безумнее цель, тем и безумнее должны быть шаги, что ведут к ее подножию, пусть мир рассмеется от моей затеи, а потом лопнет от еще более сильного смеха или гадливости, уж не знаю, но привлечь его внимания я просто обязан. Затем, недолго думая, выпотрошил брюхо твари и, стараясь не обращать внимания на заставившее прослезиться "чудесное" амбре от вывалившихся кишок, вспоротого желудка и прочего дерьма, весело скакнувшего ко мне на грудь и колени, полез внутрь, благо размеры трупа это позволяли. Перемазался весь, с ног до головы и даже напиться ухитрился, не вовремя открыв рот, за что и поплатился, сначала захлебнувшись, а потом вынужденный и проглотить всю эту гадость. Но решимость не спала, наоборот, значимость момента лишь выросла, в руке появился нож, мой верный и ни разу так и не предавший меня шкуродер, я смотрел на него некоторое время, недолго, секунд пять-десять, стараясь ощутить всю важность происходящего, запомнить и впитать в себя окружающую атмосферу, ореол
крови и кислый запах, его привкус на губах и языке. А затем принялся неумело, но с остервенением полосовать себе грудь, руки и ноги, периодически делая взмахи и цепляя вывалившееся вокруг меня нутро зверя.
        - Сила в крови, воля в крови, путь в крови! - слова плел почти необдуманно, то, что само приходило на язык, отбраковывая лишь совсем неуместные и кажущиеся недостойными, мало значащими, - Жертва зверя побежденного, и жертва одолевшего его! Вся кровь в одном месте, вся сила едина, все собрано и ждет одного лишь пути! Плата кровью огромна, и торг не уместен, пусть взыскана будет по полной цене! - что-то выходило, не знаю только, что именно, но дышал уже с трудом, легкие будто налились свинцом, впрочем, как и остальное тело, двигать клинком становилось все тяжелее и тяжелее, ну, хоть что-то, да получается, и то хорошо, лишь бы не окочурился раньше времени, - Оставшийся жить, да получит награду, какую желает, превыше всего! Пусть станет способным, высчитывать плату, расчет ведя кровью, и кровью платя! - а вот это уже хреново, зрение поплыло и стало постепенно пропадать, глаза безудержно слезились, руки начали дрожать, носом и горлом пошла кровь, произносить слова стало невозможно, лишь хрипеть и булькать, видно, глупый и неразумный я человечек, раз замахнулся на такое, но остановиться уже не мог, и
продолжил "орать" уже про себя, молча, сплевывая и глотая начавшую еще больше хлестать кровь.
        "Все жертвы уплочены, кровь разлита, свершится обещанное" - затем я повалился на бок, ощущая, как жизнь в прямом смысле вытекает из меня. И что скоро уже все, тю-тю, привет ближайшее кладбище, ведь только полный дурак вроде меня мог подумать, что подобное проканает, хрен тебе, а не хлеб с маслом и, уже отъезжая, самолично поставил в этом спектакле точку: "И примет мир такую плату, и дань окажется мила, а если нет, пошел он в жопу, цена и так уж слишком велика!" И единственное, что еще смог ощутить гаснущим сознанием, это как руки напряглись в последнем усилии и рывком буквально втолкнули острие клинка куда-то в район солнечного сплетения, к сердцу приставить просто не было уже сил, мир померк мгновенно.
        И ведь черта с два дадут спокойно помереть, суки! Где мое кладбище, где перерождение, на хрена мне все это?! Память, в большинстве своем, по-прежнему изобиловала сплошными пробелами, но вот то, что еще с детства не переношу кошмары, помнилось хорошо. И стыда от этого никакого не испытывал, потому как давно признал, что трус. Да, трус! И плевать на всех и вся, я в сон проваливаюсь отдыхать, а не ссацться и гадить под себя, да и какой это, к черту, сон?! Меня уже чуть не выворачивает от подобного, везде, куда ни глянь, одна лишь сплошная кровь, а бросишь взгляд под ноги, так вообще орать охота, потому как картина всегда одна и та же. Мое голое, изуверски распятое тело во всевозможных комбинациях с колюще-режущими пыточными приспособлениями, а рядом, жутко изгибаясь, стою опять я же. Поодаль куча изломанных и изуродованных тел вместе с обрубками конечностей, тоже все мое. В общем, сплошная наглядность самоистязания, и крики, крики, крики, всюду кровь и слова боли, звенящие моим голосом и заставляющее ныть даже зубы и кости.
        Сознание еще не корчится, но проснуться уже очень и очень хочется, в жопу такие сны, в жопу видения, пустите меня на респ, где мое кладбище?! Я ведь умер, умер, да?! Суукии! Выпуститеее!!!
        - Бууээээ, - первые звуки, сорвавшиеся с губ, были именно такими, и ощущения, должен признать, оказались им под стать. Блевать было нечем, так что горло напрасно насиловало себя, выдавая спазм за спазмом, желудок оказался пуст и просто игнорировал позывы сверху, оставаясь безучастным. Звон, шум, гам, резкий, болезненный свет и боль в районе груди приходили внезапно и оставались, рассасываясь и постепенно переставая давить, угнетая все еще больное сознание. Минут через десять, а может, и куда больше, так как время словно потеряло свой бег, я таки смог вздохнуть более-менее свободно, а переставшее ловить галлюцинации зрение дало, наконец, приемлемую картинку.
        Итак, я не подох, вопреки всем ожиданиям и могилку свою пока еще не увижу, руки-ноги целы, вон, даже двигаются понемногу, не болят и не отваливаются. Грудь... грудь тоже цела, а клинок лежит у ног, не оставив поле себя ни царапины, вот уж кто тут у нас молодец, так это он, бережет хозяина, прелесть моя! А сам я нахожусь во чреве мумии, ни дать ни взять, а высосало зверюгу знатно, буквально подчистую выжав все соки и сотворив с его внутренним наполнением бог знает что. Кишки и прочий хлам ссохся, ужался до каких-то темно-серых трубочек, комочков и теперь почти не занимал места, в противовес тому, что было раньше, когда обволокло, почитай, со всех сторон. Теперь же даже запаха нет, хотя все по-прежнему выкрашено в темно-бурый, что совсем не придает моему укрытию сколь-нибудь комфортный вид, надо бы валить отседова, да пошустрее.
        Еще только сфокусировав взгляд и разобрав, где нахожусь, уже понял, что ритуал удался, правда, с результатом еще предстояло разбираться, вдруг не то что вышло. Однако что-то да дало, это точно. И теперь, выбираясь на свежий воздух, только и мог, что думать о своем новом приобретении. Система, по идее, должна была выдать какую-нибудь поздравлялку, но с моим состоянием пропустить все мимо себя было бы неудивительным. Впрочем, более удивительным было то, что игра могла реализовать и такую магию, видать интеллект в ней прописан знатный, раз распознала мою тарабарщину и приняла ее как должную. За одно это уже разрабам респект и уважуха, но это совсем не значит, что они не козлы и суки! "Выход" у меня по-прежнему не пашет, да и блокировки стоят, так что хрен им, а не похвала!
        Около туши, слава богу, никого не было, да и вряд ли вообще мог бы кто быть, повсюду так и чувствовалось нечто недоброе такое, гнетущее. Место применения силы, короче, отпугивать должно как самое работоспособное пугало, сам бы даже близко не подошел, если бы не участвовал в ритуале. На психику реально давило, причем там, внутри, этого не ощущалось, а как только вылез, сразу будто бетонной плитой по мозгам шваркнуло и продолжает корежить, ворочаясь и копошась в мозгах. Бррр, прочь отсюда, в жопу такие пикники!
        Однако атмосфера подавления ощущалась и через десять метров, и через двадцать, да и потом в спину фигачила дай бог, так что пришлось валить куда подальше, упираясь рукой в отвесно уходящую ввысь каменную стену и переть, переть, переть, куда глаза глядят.
        Затем, обессилено рухнул на ближайший камень, нужно было отдышаться, собраться с мыслями, а еще лучше поспать. Но на это я точно пока не решусь, сначала найду более-менее приемлемое местечко, заберусь туда, и вот тогда уже дам храпака. А пока...
        Да, детка, да! Папочка лучший! Вкладки "Достижения" и "Пассивные умения" заимели по новой записи, приведшие меня в неописуемый, но слабо выражаемый восторг, сил на это тоже пока не было. Дряхлое я и слабое еще, потом отпраздную более весомо, с кровью, кровью и еще раз кровью. Теперь все мои банкеты и празднества будут начинаться и заканчиваться одинаково, потому как право и силу уже, считай, имею.
        В достижениях значилось: "Владыка Крови: IX ранг, мифическое. Только великие свершения позволяют достичь настоящего совершенства в выбранном деле, и лишь истинные, редкого таланта мастера смогут пройти по выбранному пути до самого конца. Вы настолько качественно и далеко продвинулись в вопросе изучения выбранной вами специализации, что затрачиваете на 25% сил меньше, чем требовалось до этого".
        В пассивках значилось не менее вкусное, из-за чего чуть за сердце не хватался. Еще бы чуть-чуть, и наступил экстаз, затем конвульсии и даже до эрекции дойти могло, в общем, рад был, не то слово: "Абсолютное Родство Крови. Позволяет владельцу понимать цену того или иного кровавого ритуала, куда и сколько ушло, уходит или уйдет силы. Дает навык распознавания тока жизненной энергии существ, не превышающих вас по уровню более чем вдвое. Наделяет сопротивляемостью к Магии Крови и всем аспектам ее применения против владельца данного умения".
        Еще минут пять я просто хватал воздух ртом, как ребенок, узнавший о выполнении своей самой заветной мечты, и то этот маленький поганец не мог бы ощутить той полноты чувств, что сейчас прямо-таки бушевали во мне. Это было настоящим камнем преткновения, попади который под ноги, сбей меня наземь и не пусти дальше, и кто знает, на сколько бы меня хватило. Скорее всего, ритуалистика с таким-то направлением была бы рано или поздно попросту заброшена, не мое это призвание, гадить издалека и из укрытия, копя в сердце злобу и лелея обиды. Но теперь, теперь... и я злобно, раскатисто расхохотался, что бы через мгновение тут же зайтись протяжным, сиплым кашлем. Черт, да что такое...
        Заснул задолго до того, как солнце ушло за горизонт, организм буквально требовал отдыха, так что пришлось идти ему на уступки и в срочном темпе искать, куда бы приткнуть свою бренную тушку. И желательно найти местечко поукромнее, что бы не сожрали. В итоге спал на небольшом утесе в паре метров от земли, забившись в щель и почти не ощущая никакого дискомфорта, слишком вымучен был для этого, слишком устал.
        Иногда будили посторонние звуки, я просыпался и долгое время вслушивался в сопение, ворчание, взвизги и прочий негромкий гам где-то там, внизу или поодаль, одновременно ощущая дикую слабость во всем теле. Меня конкретно лихорадило, тряска продолжалась бог знает сколько времени, хотелось есть, но сил не было даже подползи к краю и взглянуть на источники шума. А про то, что бы спуститься и вовсе не могло быть и речи, ухайдохают только так, да и еду вряд ли смогу найти, ходить ведь, толком, даже не выйдет.
        Так и лежал, то засыпая, то просыпаясь, всем своим естеством ощущая болезненную ломку и не в силах что-либо предпринять. Теперь я знал, почему ритуал меня не убил, вернее, догадывался, так как вполне представлял себе цену за столь значимое требование, и она совсем не покрывалась жалкой тушей медведя и крохами моей собственной крови. Но расплата не была взята сразу, она растянулась во времени, постоянно подтачивая организм и взимаясь по капле, раз за разом, не убивая, но до жути ослабляя меня и делая совершенно беспомощным. Почему так - была лишь одна догадка, да и ничем иным объяснить подобный исход я не мог. По всему выходило, что должен был откинуть копыта, причем сразу же, в первые секунды ритуала, может, если бы знал и смог соблюсти все правила и каноны, удалось бы оттянуть свою гибель еще секунд на десять-двадцать, но итог бы все равно не изменился. А так, а так грешил только на одно, на свой странный трехгранный невзрачный клинок, который довел Гиин до того, что зеленая просто напросто выгнала из своего дома. Вот он-то, каким-то образом, и повлиял на обряд, не только невероятно изменив его
суть, позволив выжить, но и довел до иного уровня качественности, вытрясся с мира для меня поистине великолепные плюшки. Хрен его знает, что с ним не так или наоборот, но я был искренне рад, что этот кусок, то ли металла, то ли камня с деревянной ручкой по-прежнему был со мной.
        На том утесе пришлось встретить два рассвета, желудок уже вовсю пожирал самого себя, периодически издавая такие звуки, что иногда разбегалась собирающаяся внизу живность. С этим, разрабы, конечно обосрались по полной, в реале никогда с голодухи такого бурчания не будет, вначале, да, но не по истечении двух дней. Слазил весьма необычным способом, банально сверзившись вниз как кусок говна и распластавшись на твердой земле подобно ему же, растекшись и замерев, пережидая боль от удара и приходя в себя. Слабость была жуткая, и нужно было срочно искать харчи и кров, а потом отъедаться и отсыпаться вновь, до тех пор, пока истощенный до жути организм хотя бы отчасти не придет в себя. Следующая пара часов показалась адом на земле. Во-первых, умудрился-таки подняться и попер в ближайшие кусты, намереваясь не столько углубляться в лес, отходя от скал, сколько пошнырять по округе в поисках грибов, ягод или чего иного съестного. И ох, как же даже эта простая ходьба корежила тело, как шатало и крутило меня в те казавшиеся вечностью мгновения. Во-вторых, я просто и чуть ли не буквально сцался от страха после
каждого шороха или треска веток, любой звук, отличный от щебета птиц и шума крон над головой приводил в настоящее исступление, когда хотелось забиться куда подальше и замереть, перестав дышать и зажмурив глаза. Внутренний взор и так рисовал каждую минуту живописные картинки поедания меня живьем той или иной местной тварью. Так что боялся я совсем не зря, тем более, если вспомнить, какой ласковый плюшевый мишка попался всего пару дней назад, навеки заикой стал бы, не разрешись все настолько быстро.
        И как накаркал, сука, что называется - дождался, твою мать! Абсолютно бесшумно, да так, что и не заметил, пока между нами не остались считанные метры, вышло нечто хищное, клыкастое и... впрочем, хватило и этого, душа ушла в пятки сразу же, стоило боковому зрению отметить внезапное изменение ситуации. Только что я был один, и вот, совершенно незаметно для себя превратился в чей-то обед, надеюсь, тварь хотя бы подавиться или несварение желудка получит. Но секунда проходила одна за другой, а смертельного броска так и не следовало, зверюга не уходила, однако и атаковать почему-то не хотела. Пришлось повернуться, и я тут же вздрогнул, встретившись взглядом с ядовито зелеными, большими и недовольно жмурящимися глазами. "Шипастый ягуар" сверлил меня своими зенками, словно в раздумьях, взвешивая все за и против, и уйти жалко, бросив добычу, и кидаться на нее тоже не с руки, останавливало что-то, и вот это самое "что-то" ему и не нравилось, заставляя корчить рожи, скалиться и хмуриться. В общем, так толком ни хрена и не понял, но лесной хищник, действительно имевший на спине вдоль хребта приличных размеров
частокол длиннющих игл, вдруг нехотя повернулся и не спеша, с достоинством удалился в ближайшие кусты.
        Из меня словно выдернули хребет, и куском оплавленного пластилина я рухнул наземь, туда же, где и стоял. Нутро буквально трясло от пережитого, и если предположить, что в игре сознание действует абсолютно так же, как могло бы и в реальном мире, то, выходит, я еще то трусло. А также очень подвержен перепадам настроения и вообще не особенно-то и волевой человек. Почему-то все это воспринималось вполне спокойно, как так и надо, значит ли это, что там, в той жизни, все уже принято и осознано как должное, без стыда и по факту. Ну и плевать, даже если и так, все равно плевать. Здесь и сейчас это ничего не значит, ведь чуть не помер со страху, а еще жутко не понравилось то, что меня не стали есть, просто побрезговав и никак иначе. Нет, я был рад, что пронесло, но это также указывало и на то, что со мной явно что-то не так, неужели последствия ритуала и для всего зверья в округе теперь фоню, словно ядерный реактор? Ахрененные новости, впрочем, давно уже не лазил по собственным параметрам, не до того как-то было, и зря.
        И первое же открывшееся меню вызвало глухой и сдавленный стон - "Отсроченная смерть", значилось единственной строчкой в списке негативных особенностей, черт, ведь знал же, знал, что расплата не содрана полностью, что еще предстоит отдать слишком многое, мир не дает долгосрочных кредитов, и на мне продолжает висеть просто чудовищный долг. И хотя описание навязанной мне особенности было столь кратко, что почти ничего не объясняло, я, каким-то образом, понимал все и сам. В ближайшее время нужны будут жертвы, и много, очень много жертв придется уплатить как дань за свою собственную жизнь, с каждым мгновением утекающую капля за каплей. И вот это-то дерьмо зверье и чуяло, не желая связываться.
        Примерно через час мне, наконец, улыбнулась удача, я вышел на поляну, сплошь укрытую небольшими зелеными кустиками, где почти под каждым листом пряталась небольшая красная ягода. Упав на колени, пополз в этот райский рассадник словно дорвавшийся до сметаны кот и принялся буквально загребать халявный хавчик, не успевая прожевывать и попросту глотая. Пару раз давился так, что откашливался минуты по две, но потом все продолжалось вновь, и голод таки отступил.
        - Чертова игра! - прижав спиной ближайший ствол, окинул взглядом буйные заросли и вздохнул. Итак, из хорошего всего две новости: нашлась еда, и я сам перестал ею быть. Из плохого, совсем скоро придется отбросить копыта, или же умудриться залить половину этого чертова леса кровью из каждой второй местной зверюги. Которые, кстати, невбибенно выше меня уровнем и я все еще жив только потому, что фоню от Магии Крови покруче ядерного реактора, по крайней мере, мне так кажется. Еще большая неприятность заключалась в том, что с моей смертью долг не погасится, и я продолжу дохнуть вновь и вновь, причем процесс не будет, скажем так, приятным, и лучше бы до этого вообще не доводить.
        Ловушки? Засады? Дуэли? Массовый геноцид? Ядерная бомба? Все приходящие в голову варианты имели одну общую черту, они были невыполнимы, с какой стороны не посмотри. И мозги не могли придумать ровным счетом ничего из того, что было бы для меня по силам, итак, я труп, причем многократно.
        - Суки! - настроение было просто аховым.
        Внезапно начал моросить дождь, мелкий и слепой, как любил говорить один мой... стоп! Я чуть не подскочил, ошарашенный внезапно пришедшей догадкой. Кто же так говорил, на языке вертелось имя, вот-вот вспомню, но никак, еще чуть-чуть, и снова облом. Воспоминание зыбкой дымкой маячило перед самым носом, но постоянно ускользало.
        - Сука! - как же я все это ненавижу, этот чертов мир, его правила и мое в нем присутствие, пробелы в памяти и вообще все вокруг. Эта чертова игра - нереальна! И в большинстве своем нелогична! Как магией, так и остальным сумасбродством, слишком много непонятного, несостыковки в мире так и прут изо всех щелей, лазеек просто море, и вот как так могло все сложиться, что именно для моей ситуации я не вижу ни одной, как?!
        И ведь реально придется сдохнуть, долг, так или иначе, подлежит взысканию, и хрен что тут изменишь. И вот я думаю, а не залезть ли в этот кредит еще поглубже, подумаешь, вывернет наизнанку на десяток раз больше, чего уж тут, судьба у меня такая. Взгляд шарил по клинку в руке, по его ровным, выверенным линиям, что мне всегда казалось странным в нем, так это его нереальная заточка, а вернее, ее полное отсутствие. Пальцы ощущали все три грани лезвий, и они были тупыми, но вот когда дело касалось чего-то живого, резал он просто шикарно, и странности на этом не заканчивались. Когда полосовал себе запястья, всегда ощущал непонятный, необъяснимый жар, будто использовал не нож, а раскалены прут. И еще отсутствие дыры в груди, ведь точно помню, вошел он тогда довольно глубоко, нутро успело прочувствовать все до последнего миллиметра, пока сознание не уплыло во мрак. Может, и теперь как-нибудь выкручусь, авось и в этот раз свезет...
        Нужно ведь было только начать, кровь товар ходкий, нележалый, всегда спрос будет, а значит, и сила, в которой я так нуждаюсь. Короче, хрен с ним, будь что будет!
        Первую свою жертву я нашел на водопое, для чего пришлось существенно углубиться в лес и проплутать около часа, сбивая ноги и падая почти через каждый десяток метров. Сандалии пришлось оставить, расползлись и стали негодные еще на половине пути, так что, к журчащему ручью меня вынесло босиком, а упершийся в пьющего оленя взгляд выразил нечто сродни облегчению. Готовить и ждать всегда сложнее, а как только начнешь...
        - Ну, прости, тварь лесная, - процедил я сквозь зубы, поднимая нож и чиркая себя по шее, несильно, совсем немного, но этого хватит, что бы упасть без сил примерно через две минуты, уж что-что, а цена жизненной влаге мне была теперь хорошо известна. Как и то, как максимально сэкономить на том, что собирался сделать. К сожалению, без риска для себя обойтись было невозможно, не хватало навыка или еще чего, так что плата пугала даже с первого взгляда. Но отступать я не собирался.
        Олень, способный отправить мою тушку на респ буквально с одного удара, внезапно покачнулся и сделал пару неуверенных шагов, его увитая шикарными рогами голова мотнулась из стороны в сторону, а взгляд затуманился. Все верно, меня хватило лишь на это, кратковременное помешательство, галлюцинации и нарушение координации, секунд через тридцать это пройдет, а через полторы минуты мне настанет хана, если не успею выполнить задуманное.
        Шагать вперед, когда вскрытая шея заливает грудь и плечо горячим и остро пахнущим потоком, не знаю, это, как-то, не особо бодрит, знаете ли. Через пару метров чуть не упал, слабость в ногах напомнила, что следует поторопиться, зверь был уже близко, и по-прежнему находился под властью брошенных на него сил, щедро подпитываемых выливающейся из меня кровью. Это был договор - жизнь в уплату, причем неважно чью, но одну точно, и пока тикало время, давая мне шанс, необходимо, во что бы то ни стало, сохранить свою. Рука с клинком метнулась вперед, уже когда падал, удар от этого вышел еще даже более сильным, чем рассчитывал, а вложенные в сие действие чары усилили мой смехотворный урон как раз на нужную величину. И гордый, величественный зверь, яростно хрипя, завалился к моим ногам, судорожно содрогаясь всем своим немаленьким телом. Мощные ноги беспомощно взбивали воздух, дико таращились глаза, пошла ртом пена - все это цена, которую вполне мог заплатить и я. Рана на шее, кстати, уже затягивалась, это тоже входило обязательным условием в пакт крови, заключенный с этим миром. И теперь моя долговая яма
выросла вглубь еще больше.
        - А вот хрен вам всем, не сдохну и не сдамся! - в груди словно полыхало маленькое, злое солнце, напитывая решимостью и желанием надрать задницу всем, кого только увижу. Тело переполнялось жизнью, она буквально бурлила во мне, переполняя каждую клеточку и заставляя ощущать себя почти здоровым. Почти, потому что знал, все это лишь заемное, и вот теперь начнутся настоящие гонки за жизнь и смерть в одном флаконе.
        Вторым попался почти идентичный первому олень, и вновь рогатый красавец шел в сторону водопоя, а может, это именно он и был, переродившийся и вновь устремившийся по прописанному для него пути. И все повторилось, с той лишь разницей, что цена теперь была несколько ниже, я ведь такой бодрый весь, здоровый, пышущий жизнью, цветущий и пахнущий. Рогатый упал, и клинок, как и в тот раз, вошел точно в яремную вену, пропорол путь дальше и вонзился в хрящи. Хрип, пена - все повторилось в точности.
        "Поздравляем, Вы достигли 3 уровня"
        - Да неужели? - все верно, при моем нубском уровне эти монстры отсыпали просто чертову уйму опыта, два моба и я в дамках. И так раз за разом, потом три моба, четыре, пять - я буду продолжать расти, параллельно уплачивая висящий на мне долг. В этом и заключается план, всегда имей какую-нибудь вторичную цель, не разменивайся на что--то одно, это мелко. Беда лишь в том, что могу не успеть, не найду нужное количество зверья и пишите письма, миру глубоко плевать и пощады ждать не стоит, сгноит в мгновение ока, как только исчерпается выданный лимит, а потом опять и снова, до тех пор, пока не вытрясет с меня все, что нужно. Только вот думаю, что к тому моменту просто стану овощем, свихнувшимся больным идиотом, невесть как оказавшемся в этом лесу и ни черта так о себе и не вспомнившим.
        Но пока везло: лисы, волки, олени, белки, рыси и еще с пяток неизвестных мне тварей попадались почти через каждые десять минут, и все проходило как по нотам. Признаться, уже даже устал смотреть в их медленно стекленеющие глаза, слушать предсмертные хрипы и понимать, что все это дело только моих рук. Чертовы разрабы сделали все уж очень натурально, слишком реалистично, и у меня на них появился еще один зуб, за то, что заставили меня пойти на такое, за то, что позволили.
        "Поздравляем, Вы достигли 5 уровня, теперь Вам позволено покинуть стартовую локацию и вкусить все опасности открытого мира"
        - Ах, ты ж ****ь! - у меня не было слов, жутко захотелось врезать кому-нибудь по морде, да проделывать подобное с местным зверьем, просто не решился бы, - Покинуть, да, а я, мать твою, где нахожусь?!
        Но мой гневный крик остался без ответа, лишь где-то справа раздался взрык, и у меня появилась новая жертва. Что ж, убивать вас никто за меня не станет, так что продолжим, иди к папочке, кто бы ты там ни был.
        "Поздравляем, Вы достигли 6 уровня"
        "Поздравляем, Вы достигли 7 уровня"
        "Поздравляем, Вы достигли 8 уровня"
        "Поздравляем, Вы достигли 9 уровня"
        "Поздравляем, Вы достигли 10 уровня"
        "Поздравляем...
        Я устало плюхнулся наземь, растянувшись во весь рост и закрыв глаза - получилось, получилось, черт возьми, однако радоваться сил не было, организм был выжат, высушен и пропущен, словно сквозь мельчайшее сито, выдавив из себя все то, чего не хватило. Еще бы немного, еще бы чуть-чуть, и не выжил бы и сам, но долг уплачен, теперь - уплачен.
        Глава 4
        - Какого хрена?! - я с удивлением осматривал запущенное, заросшее по самое не могу кладбище, потрескавшиеся надгробия и обвалившуюся внутрь, увитую плющом ограду. Это что же, меня схарчили, пока в отключке валялся? Из горла вдруг вырвался смешок, один, другой, а потом уже смеялся во все тридцать два, ржал громко, раскатисто и с удовольствием. Я был жив, свободен от всего и волен в своих решениях, волен идти куда захочу и делать что захочу!
        И все благодаря тому, что таки дотумкал, как свести воедино долг крови и свои поспешные, неудачные убийства, скрадывающие чуть ли не половину того, что могли отдать. Процесс замедлился, а охота превратилась в настоящие зверства, получив статус полноценного обряда, со взятием адепта в ритуалистике у меня словно открылись глаза, а интуиция вдруг начала указывать на явную глупость отдельных моментов, подсказывать, что и как лучше сделать, а чего делать не стоило вообще. Может, и не интуиция, но понимание пришло и осталось, высветив весь идиотизм творимых на протяжении последних дней убийств.
        Мобы дохли охотно, почти не выказывая своего недовольства, лишь корчились и пускали пену, что совсем не мешало замыкать вокруг них круг, не давая силе свободно растекаться, бесследно растворяясь и исчезая. Просто вдруг дошло - это ж так получается, что любой хищник является олицетворением начала ритуала, как только настигает добычу, но ничего ведь не происходит, а крови они пускают прилично. А значит, нужно намерение и хоть какое-никакое, а умение, да еще понимание сути. И вот последнее-то и натолкнуло меня на мысль, что энергия может просто не собираться полностью, растворяясь и частью уходя в никуда.
        Вспомнил про обряды, пытался экспериментировать, обкладывал вымазанными кровью ветками, листьями и вообще всем, что попадалось на глаза. Потом чертил квадраты, овалы и даже ромбы, в итоге, остановившись, на обычном круге - и с того момента все пошло совсем иначе. Я таки увидел профит, а не утекающие в бездонную глотку лишь все увеличивающегося долга ресурсы, а ведь часики тикали, и притом очень быстро.
        И хорошо, что зверье само не нападало на меня, предпочитая, если и сунуться, то лишь для того, что бы позыркать своими буркали, покривиться и уйти, по крайней мере, попытаться, я-то ведь их отпускать совсем не собирался. Короче, монстрье здесь почти все поголовно имело пятьдесят плюс уровни, это открылось почти под конец, как получил тридцатку, за своим апаньем следил мало, пока больше волновало иное, иногда даже пропускал вбивание полученных очей, целиком и полностью поглощенный охотой и проведением обрядов.
        Это ж надо догнать, пустить себе кровь, расхреначить жертве позвонки, залечить себя и заняться ритуальным начертанием, причем все в спешке и зачастую на голодный желудок. Жрал лишь тогда, когда находил что съедобное по пути, шатаясь по лесу и нарочито разводя побольше шума, и хищники сами меня находили, иногда даже по двое.
        В общем, красота, свобода и никаких угроз, никаких долгов, разве что зверье теперь в любую минуту схарчить может, а при разнице в двадцать уровней пытаться дуэлиться с этими ублюдками будет только себе дороже. Нет, тут надо покумекать, без приключений дойти обратно к горе я даже не надеялся, прекрасно представляя себе ареалы их обитания и пути миграций. Особенно хищников, эти суки будто специально барражировали по периметру своих угодьев, охраняя и выискивая добычу, с ними сталкиваться, совершенно не хотелось.
        А для того, что бы усилить себя каким-нибудь ритуалом, требовалось просто невероятных размеров гекатомба, в разы больше и круче, чем то, что творил до этих пор. Возникшая в голове примерная цена сначала заставила, чуть ли, не повылазить глаза из орбит, а потом банально скукситься, хрен у меня что пока получиться, ни по времени, ни по количеству живой, не остывшей крови я ни черта сделать не успею. И мечты пока так и останутся мечтами, так что про это оставалось лишь забыть до лучших времен. А с прокаченной только выносливостью переть на рожон было чистым самоубийством, залазить же в новые долги, хренача все по пути, я не хотел. Да и вообще, подобное кредитование казалось абсолютно нелогичным, ну где это видано, что бы при кастовании какого-нибудь заклинания, манна высчитывалась на протяжении последующей недели, бред, да и только. Но так было, и насчет этого у меня также имелись кое-какие мыслишки, отчего расставание с клинком казалось просто-таки смерти подобно.
        Расколотое чуть ли не напополам каменное надгробие, которое подпирал задом, внезапно подсказало интересную идею. Кладбище - мирная зона, безопасная и мобами абсолютно не посещаемая, то ли бояться ее, то ли, не видят, в общем, не суть важно. Главное, сама идея! Плата, конечно, кусается, ну да не обязательно ведь все и сразу, можно лишь на время, потом отдых, восстановление сил и снова повторить, благо, крови уже бояться перестал.
        Очерчиваю круг, сажусь в центр и пытаюсь сформулировать пожелание. Итак, что же мне нужно? Незаметность, невидимость, отсутствие запаха и следов или наоборот, обостренные чувства, что бы вовремя заметить опасность и свалить подобру, поздорову - варианты плясали в сознании какую-то чечетку, всплывая и уходя на задний фон, позволяя вновь оформившимся идеям представать во всей красе. В конце концов, соразмерил возможности с затратами, и пустил себе кровь, воткнув клинок в запястье, порезом тут уже не отделаешься, так что даже зубы сжал, больно, сука, еще как больно. По телу прошла легка дрожь, затем волна жара и волна холода, изморозью всколыхнувшая позвоночник и заставившая охнуть. Все, время пошло, у меня есть примерно минут двадцать, а потом тяжелое и конкретное бессилие, которое буквально свалит меня с ног, так что придется еще постараться найти себе какое-нибудь укрытие.
        Бежал ходко, не останавливаясь и не сворачивая, минуты уходили в никуда, а каменная гряда приближалась слишком медленно, далеко же меня занесло, далеко. Встретить кого из местных не боялся, отвод глаз, стирание запахов и следов, звуков и вообще всего, что только могло бы меня выдать на столь короткое время затребовало даже с моей двадцати пяти процентной скидкой поистине громадную цену. Все-таки нуб я и тот еще лошок по своим возможностям, но выживать-то как-то надо. Вот и рискую, бегу, что есть духу, спешу добраться до горы и забиться в щель, дупло или вообще под куст, лишь бы было, где переждать, совсем скоро обещающую накрыть меня немощь.
        - **я! - неожиданно попавшийся под ноги корень толкнул тело вперед, а ноге пришлось слегка задержаться, от чего я сразу перешел в кувырок и загремел башкой о ближайший ствол, - сука!
        Было больно, и очень, и если после ритуала рана затянулась, то тут хрен что поможет, да и время терять было нельзя. На глазах же стояли злые слезы, как меня зае*** этот мир, вечно куда-то бежать, нестись, искать и прятаться. Когда банально хотелось мягкой и теплой кровати, сытного, вкусного ужина и спокойного, ничем не обремененного сна. Да только хрен там, и через пару мгновений ноги вновь несут меня по лесу. Иногда натыкаюсь на мобов полтинников, твари недоуменно вскидывают головы, удивленно всхрапывая, но я невидим и неслышим, а поступь моя мягка и не оставляет следов, так что вперед, только вперед, лечу, словно на крыльях. Лишь глаза более внимательно ощупывают подлянистую землю, на предмет очередной гадости, местный лес любит такое, и очень не любит меня. Когда-нибудь вернусь и сожгу его на хрен, вместе со всем мобьем и прочей живностью. Сказки, конечно, но хоть немного, а полегчало.
        К горе вовремя добраться так и не успел, зато повезло в другом, ощущая приход жуткой слабости, обшарил взглядом окрестности и, недолго думая, полез на дерево. Разлапистые, толстенные ветви, будто специально росли в таком формате, что получалось самое натуральное ложе, знай только меру и не перекатывайся особо. Так что вверх по стволу взлетел аки голодный обезьян, которому на глаза попался вкусный банан, и через пару минут меня вырубило. Свет померк, в висках застучало набатом и пришел приход, заставивший стиснуть зубы и тихонечко застонать. Тело переживало настоящую ломку, высушиваемое неумолимой силой, корежащей и выкручивающей суставы и кости, заставляющей их ныть и чесаться, а на коже выступил кровавый пот. Хреново? Да нифига, бывали моменты и похуже, но терпеть было тяжко, прикрытия уже не было никакого, вмиг почуют и найдут, а дерево невысокое, может, и достанут даже. Конечно, имелся вариант сразу рассчитаться кровью, но тогда просто не смог бы бежать, а оно мне такое надо? Вот и пришлось выбирать из доступного более-менее оптимальный вариант. Нет, все же, ритуалистика для новичков это
кромешный ад, профита почти нет, сплошные муки да агония, надеюсь, со временем все исправится, постоянно так страдать я не хотел.
        Чуть ли не сутки ушли на банальное прозябание. В голову лезло всякое, от умного и полезного, до плохого и скарбезного, даже пошлости с Гиин вспомнились, ух, как же мы с ней кувыркались, вот ведь времечко было. Плотские утехи с неписем однозначно пришлись мне по душе и надо будет развиваться в этом направлении и дальше, будет очень даже круто перепробовать баб всех известных рас, а что, вполне достойная цель. Потом вновь скрутила и некоторое время тупо лежал, зажмурившись и пережидая очередной приступ, мир тянул из тела плату, а то лишь отдавало и спешило восстановиться, как могло: медленно, не торопясь и вяло, короче, расчет был верен и загреби я больше сверх взятого, уже бы окочурился. А так помучает еще немного, да и отпустит, потом отъемся, отосплюсь и снова в путь, снова вены резать.
        Но не все время оказалось потрачено в пустую, мозги варили весьма неплохо и я даже сумел накидать небольшой список вполне доступных для меня ритуалов, призванных упростить жизнь и слегка усилить мою бренную тушку. Но это на потом, так сказать, на сладкое, когда уже за реку переберусь, а пока план прост и предельно ясен, не сдохнуть, не сдаться и таки добраться до водной артерии. Больше ничего не требовалось.
        На выполнение всего и вся ушло почти три недели и в основном из-за того, что колбасило иногда гораздо сильнее, чем предполагал. Но понять, что к чему и из-за чего так и не смог, списав все на недостаточность навыка, впрочем, половина до третьего, "Ученика", была уже набрана. Так что не за горами очередные плюшки, за адепта-то отвалили некисло, сразу минус пять процентов к затратам и более тонкое понимание сути ритуалистики.
        И вот она, река, мать твою, какого хрена она такая широкая?! Я уж планировал тупо переплыть, хотя бы и за бревно держась какое, так берег виден только тоненькой полоской почти у самого горизонта, море самое настоящее, а не река! Просто пи***ц какой-то...
        - Приплыли, вашу машу, - глаза тоскливо рыскали по бесконечной водной глади, от неслабых бурунов течения уже все рябило, черта с два тут можно вплавь управиться, да еще не факт, что живности никакой нет. Что же делать?
        В итоге до вечера тупо прошлялся по берегу, прислушиваясь и вглядываясь, стараясь быть осторожным и очень, очень внимательным. Не хотелось попасться никому на зуб, и не хотелось пропустить хоть что-то, что может помочь. Лодку бы сейчас, да с веслами, да денек гребли, и всего делов-то...
        - Э, а ты чего здесь забыл?! - неожиданный окрик заставил буквально подпрыгнуть на месте, гребаный кот, и это моя внимательность?
        - Да не пужайся, - насмешливо добавил голос, - не обижу.
        И из-под кустов, что подальше, почти над самым обрывом, вылез мужик, крепкий, высокий, в простой неброской одежке и тоже босиком. На вид ему можно было дать лет сорок, сорок пять, хотя как в этой е******й игре происходит старение, оставалось лишь догадываться. Не удивлюсь, если бы оказалось, что Гиин, с которой столько ночей кувыркались в постели, причем охала она иногда и стонала довольно громко, с упоением, так вот, не удивлюсь, если зеленокожая мне в бабки годится, а то и вообще в пробабки. Так и с этим кадром, ну, хотя бы идет и улыбается, угрозы в нем не чувствовалось, да и уровень равен моему - тридцатый, авось обойдется. Но клинок в руке сжал посильнее, не ровен час, придется воспользоваться, так что лучше не зевать.
        И чуть не охнул, когда метров с двадцати удалось срисовать ток его жизненной силы, ни у гоблинов, ни у людей она не имеет зеленого окраса, да и не располагается так просторно, раскинув "ветви" столь неэкономно. Морок, галлюцинация или еще что похуже? Но язык прикусил, сначала поговорим, вдруг вытрясу с него что полезное, а там, и решать уже можно, уязвимых точек куда больше, чем нужно.
        - Привет! - окликнул, кивая и не спуская глаз с приближающегося не человека.
        Тот кивнул, продолжая добродушно ухмыляться, а когда до меня оставалось пару метров, остановился и спросил:
        - Ни разу тут никого не видел, дикие места, ты как, небось, на ту сторону собрался? - мотнул он головой в сторону реки.
        - Да хотелось бы, а ты?
        - А я рыбак, я тут часто бываю, - и улыбнулся еще шире, - скоро возвращаться буду, хочешь, и тебя могу взять.
        - Буду только рад, - ага, как же, так и поверил тому, кто под личиной свою истинную сущность скрывает. Мне еще ни разу не попадались существа с кровью зеленого оттенка, а этот малый еще и актер, каких поискать стоит, любой другой уже давно поверил бы, вон, лыбу как тянет, да и глаза честные-честные.
        - Ну, тогда пойдем, у меня лодкам там, - и машет рукой, - за поворотом, только чур, грести оба будем, не за бесплатно беру.
        - Как скажешь, - спорить не стал, но и не поверил, больно уж просто все выходило, совсем легко этот мир мне никогда ничего не давал, так что жди беды. Шли молча, спутник было порывался что-то спросить, но замолкал, видя мое нахмуренное лицо, а я и вовсе был не рад такому знакомству, банально сдерживая себя, чтобы вот прямо сейчас не вогнать ему шкуродер куда поглубже. Так и перли, босиком, по песку, под клекот морских пернатых и шум накатывающихся на берег волн. До поворота добрались быстро, минут десять ходьбы, а там и лодка показалась, вытащенная большей частью на песок.
        - А вот и моя красавица! - воскликнул провожатый, ох, и актер, какой актер, а...
        Лодка была большая, что-то типа бота, с четырьмя уключинами и пятью сидениями, без навеса и паруса, хотя на такой воде именно под ним ходить и стоило, вон, как ветер волны гонит.
        - Давай, помоги столкнуть, она тяжелая, - бросился к ней рыбак.
        Вдвоем, поднатужившись и слегка помучавшись, но мы, все же, сумели столкнуть ее на воду. Как же он сам ее спихивает, одному в принципе нереально это сделать, или я чего-то просто не знаю?
        - Ну, вот, запрыгивай и занимай место, в четыре весла быстрее дойдем, - я кивнул и полез внутрь. Лодка оказалась добротная, а весла толстенными и тяжелыми, по крайней мере, даже одно поставить в уключину вылилось для меня в целый ворох проблем, позволив в полной мере ощутить нехватку не прокачиваемого параметра "Сила". Дальше хуже, отойти от берега на десятку-две метров вылилось нам в чудовищное напряжение и настоящую борьбу с течением, нас постоянно возвращало назад и выпустило из своих цепких объятий лишь спустя полчаса, причем морды у обоих были красными, а дышали так, что куда там кузнечным мехам. Потом еще грести, и все тело уже ноет, стонет и плачет, а от берега удалось убраться едва ли на сотню метров, до того же края так и вообще хрен доберешься. Но с лодкой, это уже не вплавь и не на бревне.
        Внезапно, напарник отпустил весла и делано покачал головой, я насторожился, клинок лежал рядом на сиденье, и расстояние между нами вполне позволяло его вовремя схватить. Но стрем не проходил, что-то явно затевалось.
        - Ты как, устал? - добродушно улыбнулся мужик, беззаботно потянувшись и вдруг как-то странно на меня уставившись.
        - Есть немного, - и тоже опускаю весла, рука сама ложится на рукоять ножа, вот и все, приплыли, что называется, - и что дальше.
        Он смотрит с улыбкой, потом кивает:
        - Ты умрешь, - и скалится, черт, как-то зубов у него больше стало, или нет?
        - Это обязательно?
        - Ну, - пожимает плечами и, словно извиняясь, произносит, - кушать-то хочется.
        И через мгновение морок спал, б***ь, твою мать! Харя как у рыбы, ротяка здоровенный, вытянутый, зубищ - частокол, циркулярка позавидует, а тело... с тела исчезла одежда, зато появилась чешуя и небольшие наросты типа плавников на ногах и руках. Между пальцами рук и ног перепонки, на самих пальцах когти. На голове раскрылся яркий, переливающийся гребень, у меня же на первой секунде просто ком в горле стал от такого преображения, настолько все неожиданно произошло. А на второй секунде тварь уже летела ко мне, очень быстро и умело вскочив с места и, оттолкнувшись от скамейки, пулей прыгнула вперед.
        Поначалу думал себя чиркнуть, вывести противника из боя и уже потом, без риска для себя любимого добить. Хрен там, даже руку поднять не успел, получив в грудь удар такой силы, что перед глазами на мгновение все дрогнуло. А моя тушкой перелетела через все сидения спиной вперед и пребольно шмякнулась о нос лодки, я застонал. И тут же на горле сомкнулись пять холодных, стальных пальцев, сжав и подняв меня вверх, словно котенка.
        - А ты слабее, чем я думал, - вполне человеческим, приятным голосом оповестила тварь. Второй рукой оно держало меня за запястье, не позволяя ткнуть себя ножом, черт, кажись, попал!
        - А ты, гкха, хороший актер, - сипло выдавило сжатое горло, ну а что ему еще сказать? Я не какой-нибудь герой, что бы насмехаться над более сильным противником перед своей кончиной, лучше уж быстро, чем долго и мучительно.
        - Это да, - монстр умудрился кивнуть, хотя шея у него попросту отсутствовала, - практика.
        И сжал пальцы, в глазах у меня образовалась муть, когти вонзились в шею, горло пыталось сопротивляться, но тщетно. Во рту образовался свинцовый привкус, я подыхал, подыхал медленно и неотвратимо, банально захлебываясь собственной кровью. Кровью. Кровью! В следующее мгновение хватка его левой руки разжалась, невероятным образом соскользнув с запястья, и шкуродер мигов влетел ему в бочину, да так глубоко и хорошо, что аж по самую рукоять утонул. Тварь пошатнулась, мутно-синие буркала с удивлением опустились вниз, на клинок, потом поднялись ко мне, и моб рухнул замертво, выпуская из тисков пальцев свою полузадушенную добычу.
        Минуты через две я поднялся на ноги и, стравливая с себя агрессию и страх, конкретно отпинал не подающее признаков жизни тело.
        - Сука! На тебе, ублюдок, получи, мудило речное! Гад ползучий! Хотел меня сожрать, да, падло притворное?! На, сука, на! - наконец, выдохшись и заметив, что лодку вновь потащило к берегу, вынул клинок и для уверенности пробил колющий еще и в шею, что бы уже точно. Возникла, правда, мыслишка, попытаться обрядик какой зачудить на временную силу и выносливость, грести-то черти сколько придется. Но махнул рукой, не тот еще уровень, только наврежу себе, так что лучше сам уж все, сам, ручками.
        И первой моей фразой через полчаса оказалась:
        - Да, б***ь, сука! - весла в сердцах были брошены, а гневный взгляд разъяренного недоритуалиста прошелся по тянущегося тоненькой полосочкой берегу вдали. Моих усилий просто не хватало, а гребки почти не отдаляли лодку от все приближающегося пляжа, с которого с таким трудом удалось отчалить вдвоем с уже почившей тварью. Видать, силы у моба действительно было предостаточно, за двоих пахал, а я так, обузой сидел, делая вид, что гребу. И вот как теперь мне быть? Нет что бы напасть у той стороны, сука подлая, хоть бы довез меня, падла такая! И с какого роя он тут вообще делал, неужто всегда тут промышляет, или просто сожрал какого-то рыбака, когда вдруг еще один идиот нарисовался? Печаль-печаль, беда-беда. Минут через двадцать мое суденышко под тихий плеск волн ткнулось в песчаный берег, а настроение упало еще ниже, чем было до это.
        - Просто п****ц какой-то, - хмуро констатировал свое везение и выбрался наружу, мыслей не было никаких, вообще. Оставалось совсем уж сомнительное - вплавь в обнимку с бревном, с риском не доплыть, так как слабак, или повстречать сородичей этого мурла в лодке, а то кого и похуже, и тоже в итоге сдохнуть. В общем, два к одному, что помру, веселая перспектива, ничего не скажешь!
        В общем, часа через три я уже пер по песку к волнам найденный в лесу пенек, на его выкорчевку, чуть ли, не час времени и все оставшиеся у меня силы и нервы в придачу. Но таки выкорчевал, выдернул из земли и перед отплытием планировал хоть немного отдохнуть. Тоже, кстати, очередной бред игры наравне с магией, не было ведь никакой графы усталости, даже параметра такого нет, тогда с какого хрена дышу, как загнанная ломовая лошадь, готовая вот-вот откинуть копыта? В информации о персе все облазил, все обнюхал, по идее, привязка должна была быть именно к выносливости, но и тут тупик. Странный мир, странная игра, странные правила, а теперь все "странное", заменить на "сраное", и получится мое лично отношение ко всему окружающему!
        Шутка заставила улыбнуться, даже отдохнул почти, пока размышлял, так что ноги... э, бревна в руки и бегом к воде, плавательные процедуры сами не начнутся, а барахтаться, дай бог, что бы только сутки.
        Ага, хрен там, сутки! А трое не хочешь? Ощущения были такие, словно меня пропитало водой и я буквально начал перерождаться, превращаясь в какого-нибудь речного элементаля или того же мудилу, что в лодке завалил. Первые сутки еще кое-как дрыгал ногами, загребал то одной рукой, то второй, потом отдыхал, с раздражением отмечая, как половину моих усилий аннулировало течением, затем вновь барахтался, и так до самого вечера. Про то, что жрать хотелось просто немилосердно, предпочитал не вспоминать, и тупо наполнял водой желудок, заливая голод и офигевая от того, сколько в меня ее уже влазит.
        Вторые сутки прошли более вяло, зато добрался до середины реки и видел вдали чьи-то плавники, а еще дальше пару раз раздавались довольно оглушительные всплески. Сердце в те мгновения срочно искало выход, пытаясь проломить то грудную клетку, то спину, явно намылившись добежать до берега прямиком по воде. Короче пересцал я тогда чудно, а если бы было доступно отправление естественных нужд, то сделал бы это и в буквальном смысле тоже. Чай, река, не стыдно и не видно, да и отдохнуть тогда неплохо смог, банально боясь издавать лишние звуки, могущие привлечь ненужное внимание к моей скромной и, по сути, беззащитной особе. Еще был страх за клинок, особенно не отпускавший меня после первых трех часов этого плавания, ведь если выпущу - проще будет утопиться, такую вещь потерять смерти подобно, ни за что бы себе не простил. Хотя потом-таки докумекал, ведь рядом со мной на кладбище появится, если не дропнется только. Но утешение оказалось слабым, и опасение никуда не делось, в общем, если будет возможность повторить подобное еще раз - пошлю все в жопу!
        Третьи сутки - думал, умру: от воды, от усталости, скуки, безнадеги и постоянно сносящего меня назад течения. Иногда даже посещали мысли о суициде, ведь если прикинуть, то вполне может такое быть, что ближайшее кладбище окажется именно на этом берегу, он-то уже явно ближе, а значит, сэкономлю себе силы и нервы. Но еще через час примерно система выдала плюшки, и я решил еще помучаться и плыть до конца:
        "Поздравляем, Вы получили достижение "Непотопляемый"
        Описание ачивки подразумевало, что мне стал доступен навык "Пловец", заслуженный в опасных условиях и ни разу не приведших к смерти, что давало приятный бонус в виде десяти процентного увеличения плавучести, а так же скорости передвижения на поверхности воды на все те же десять процентов.
        "Поздравляем, Вы получили достижение "Водохлеб"
        Тут все оказалось куда как скоромнее, лишь небольшая заметка об утолении голода чрезмерным количеством выпитого. То есть могу бухать абсолютно не жрамши и не чувствовать никакого голода, все это относительно, конечно, но стоит лишь наладить какое самогоноварение, и про личный огородик можно забыть. Как-то так, в общем.
        Когда же до вожделенного берега оставалось всего несколько десятков метров, снизу и сзади вдруг толкнуло упругой волной, и тут же через мгновение, спину и живот прострелило ноющей и острой болью, сознание затопило раскаленной волной агонии, и мир померк, я испустил дух.
        Очутившись в призрачной варианте, успел лишь заметить громадную тень, уходящую на глубину, и свою тушку, нанизанную, словно на вертел, на длинное черное щупальце, закрутившееся на манер крючка. И тут меня как дернуло, как потянуло, да с такой скоростью, что, сложившись пополам, устремился вперед подобно ракете, только жопой вперед и почти ничего не успевая рассмотреть по сторонам. Мир смазался, растекся и вдруг резко дернувшись, проявился очертаниями кладбища, рывок, и мой дух насильно втрамбовывается в могилку.
        Вспышка! Рука тут же с остервенением нащупывает клинок, и с губ срывается облегченный возглас:
        - Б***ь, перепугался-то как! - хорошо, что действительно утянуло на респ с этой стороны реки, а то с мира станется устроить мне западло и вернуть на тот, вот кто-то бы посмеялся до усрачки с такой забавной шутки. Какой-нибудь ушлый божок, например, или кто тут еще глаза и уши имеет, в общем, парочка мудаков точно бы нашлась.
        Брошенный же вокруг себя взгляд принес лишь довольную ухмылку и еще большее облегчение. Могилки ухожены, все прополото и смотрится довольно аккуратно, нигде ничего не заросло, да и ограда кованная цела, ржавчины нигде не видно. Значит, ходит народ, ухаживает, то бишь поселение какое рядом, и не глушь совсем, судя по размерам кладбища. Ну, хот в чем-то свезло, и то гуд!
        - Э, привет, тебя тоже?! - окликнули вдруг справа.
        Я повернулся, нахмурившись и выискивая взглядом источник.
        - Да тут я, - из-за небольшого склепа показался какой-то длинноухий дрыщ в потрепанной, кожаной одежке, с двумя парными клинками на поясе и невероятной веснушчатости лицом. Меня даже переклинило на пару мгновений, и чудак тут же понимающе кивнул:
        - Что, первый раз такого колоритного эльфа видишь?
        Киваю, да и вообще эльфа, тоже, хотя колоритность, конечно, забавная.
        - Ну, вот такой вот я, забавный, ого! - парень мазнул по мне взглядом и вытаращился, - Ты до сих пор без ника бегаешь, ну ты даешь!
        - Дык... - только и сумел выдавить из себя.
        - Зря, зря, опыт режется, - тут же протянул собеседник, видать, рот у него никогда не закрывался, - значит, в лесах шастал, впрочем, каждому свое. Ты, кстати, куда сейчас?
        - Да в город хотел, - я все еще рассматривал своего первого встреченного игрока, ник "Цираэль", двадцать восьмой уровень, по виду, то ли рога, то ли еще какая разновидность кинжальщика, только обоерукая.
        - О, отлично, пошли вдвоем, - Цираэль уже как друга хлопнул меня по плечу и направился к выходу, меня же словно из ступора вывело.
        - Погоди, стой, у тебя есть связь с администрацией? - ухватил его за плечо.
        - Конечно, будто у тебя нет, - улыбнулся эльф.
        - В том-то и дело, что нет, баг какой-то, - скривил гримасу.
        - О, круто, за новые багги дают поощрения, что за глюк словил? - собеседник тут же проникся интересом, остановившись и буквально впился в меня взглядом.
        - Давай ты лучше пиши им, а я рассказывать буду.
        - Не, - вдруг покачал головой он, - сначала пошли в город, выберешь себе имя, и уже потом отпишем, только, чур, меня тоже упоминаем, - и улыбается, понятно - надеется на часть вкусняшки от админов, ну, мне-то не жалко, разобраться бы только с этой проблемой.
        - Лады, тогда валим.
        Собеседник из него оказался тот еще, рот просто не закрывался, пока шли по добротно утоптанной лесной дороге. Справа и слева стоял довольно реденький сосновый бор, проглядывался он хорошо, видимость была отличная, так что совсем скоро впереди замаячили и каменные стены, и столпотворение народа у кучи палаток перед ними. Цираэль же трещал без умолку, распинаясь о том, как не рассчитал и сагрил вместо пары мобов всю ватагу, а потом бегал от нее по местным хащам, лишь наращивая паровоз. Было бы зверья поменьше, народ, может, и помог, а так, вытянули с его парика от силы пятерых, и забили, остальное кодло все равно продолжало висеть на нем. А где-кто, игроки не знали, пульнешь так в одного, а он социальный и вот уже на тебя не моб-одиночка летит, а сразу толпа цела. Кому оно такое надо? В общем, догнали и благополучно загрызли, твари такие, хорошо хоть опыта сняло совсем ничего, да из вещей ничего не выпало.
        - Ну, ты уже придумал, кем называться будешь? - и вновь хлопок по плечу, даже вздрогнул от такого панибратства.
        - Еще нет, где это делается-то?
        - Да вон, к воротам дойдем, - указал эльф рукой, - стража сама тебя и примет, и направит, они безымянных не очень-то жалуют.
        - А проблем не будет? - покосился на него.
        - Да какие проблемы? Это их работа, помогать и разъяснять, ты же ничего не нарушил, и сам идешь имя брать. Или нарушил? - в его глазах вновь полыхнуло интересом.
        - Да нет, вроде бы, - а в уме прокручиваю, кому и чего успел в этом мире сделать.
        - Ну, вот и ладно, - хотя по голосу сразу же понял, что собеседник, все же, рассчитывал на нечто эдакое.
        - Стоять, кто таков? - грозно сдвинув брови, преградили мне путь оба стража, едва миновав толпу, подошли к воротам.
        - Да, пока еще никто, имя хочу взять.
        - Ага, имя, - понятливо ухмыльнулся один из закованных в кольчужную броню стражей, - а что ж так долго безымянным бродил, а?
        - Да в лесу-то и не с кем об этом поговорить, - пожимаю плечами, - вот, только у знакомого узнал.
        Те тут же перевели взоры на эльфа.
        - Ну, да, на кладбище его встретил, - кивнул тот.
        - Еще беглец, значит, - несколько презрительно бросил правый здоровила, меня даже покоробило от такого отношения.
        - Пропускайте уже, человеку без имени никуда, чего ждать, - выпалил Цираэль.
        - Человеку, - хмыкнули те, - а кто вас знает, человеки вы, или еще кто.
        - Да вы, да вы, - от подобной отповеди Цираэль даже слова все растерял, и я, уловив разрешающий кивок двигать дальше, потянул парня от греха подальше, еще как вякнет чего предосудительного, стража бока и ему, и мне намнет.
        - Успокойся, они со всеми такие вежливые? - спросил, как миновали ворота.
        - Да по-разному, - тут же сдулся тот, - во всех городах свое отношение, а в некоторых даже сжечь могут, бывали уже случаи.
        - Чего?! - я оторопело уставился на него.
        - Того! - эльф кисло улыбнулся, - попадешься в руки Инквизиции, и хана тебе, сразу отлучение, приговор и казнь, чаще костер. Народ сразу акки удаляет еще до казни, кому охота это все терпеть?
        - Да, п***ц просто какой-то, - ошарашено выдохнул я, что за б******я игра такая.
        - Вот-вот, так что каждый раз, как куда переезжаешь, всегда стоит для начала разузнать, как и чем там дышат, а то не ровен час... - эльф заговорщицки подмигнул.
        Ну, ни хрена ж себе навороты, выходит, этот мир не только ко мне такая сука оказывается, но и ко всем остальным может жопой повернуться. И люди ведь играют, вон, толпы какие, шныряют туда-сюда, орут, торгуются, группы собирают. А вон там явно кабак какой-то, под моим взглядом внутрь "Веселого свинопаса" ввалилась целая толпа игроков с общим тегом, видать, клан какой-то: "Воители".
        - А тебе, кстати, сюда, - тронул за локоть Цираэль, - и еще, мы примерно одного уровня, а ты не местный, давай потом группу замутим и вместе покачаемся, все легче и быстрее, да и я тебя в курс дела введу, что да как.
        - Ну, давай, - в принципе, против не был, чем себя занять после того, как накатаем письмо админам, не знал, так что предложенное оказалось вполне приемлемым решением.
        - Окей, тогда жду тебя здесь, - кивнул головой эльф и потопал к пустующей у одного из домов лавке.
        Я же прошел еще с пару метров и толкнул от себя простую, массивную дубовую дверь. Или не дубовую, просто в уголках красовались листья дуба на вроде украшений, так что логическая цепочка тут же дала подсказку - будет дверь теперь дубовая, и точка. Сидевший в небольшой комнатке клерк тут же поднял на меня глаза от бумаг, мазнул сверху донизу и вновь уставился в свою макулатуру, перестав замечать.
        - Простите, мне имя нужно выбрать, - клерк вновь поднял глаза, вздохнул и указал пером в руке на дверь справа, весь его вид выказывал самое, что ни на есть, глубокое убеждение, что скончается он не от старости лет, а от вот таких, как я, надоедливых и вечно снующих просителей.
        В соседнем, более просторном и богато уставленном кабинете восседал в кресле клерк номер два, почти полная копия предыдущего, разве что несколько более упитанная, и взглядом "приветствовавшая" все в той же манере.
        - Добрый день, у вас можно имя себе оформить?
        На меня вновь уставились, потом скривились, молча достали какой-то фолиант, толщиной чуть ли не с мое бедро, в руках у него появилось перо:
        - Ну, - поторопил непись, и я задумался, хрена себе задачка, как же обозваться?
        - Молодой человек, не тратьте хотя бы мое время, если свое не дорого, - недовольно проскрипел клерк.
        С задней комнаты тут же прилетел понимающий вздох.
        - Ну, запишите тогда "Каин", - ляпнул первое, что пришло на ум.
        - Вы издеваетесь, - тут же отложил перо клерк, - один из ваших уже регистрировался с таким именем.
        - Авель? - еще одна попытка и снова мимо.
        - Баал?
        - Астарот?
        - Люцифер?
        - Люций?
        И когда лицо непися стало почти полностью пунцовым, мой мозг таки выдал еще не занятый вариант, банально соорудив его из мешанины букв, а то, не дай бог, сердечный приступ еще из-за меня схватит:
        - Весмир.
        - Принято, - клерк тут же быстро записал мой новый ник и заставил приложить большой палец напротив своего имени, - поздравляю, можете идти, всего хорошего.
        Больше на меня в этом учреждении на меня никто так глаз и не поднял, вышел, не прощаясь, и тут же услышал окрик:
        - О, Весмир, ну, наконец-то, прикольное имечко!
        - Ага, там такие дундуки сидят, чуть ли не под дулом поторапливали.
        - А, это нормально, хотя здесь вряд ли кто приходит ники брать, разве что менять, но это дорого, так что тоже не часто. А все бумажные НПС, - он явно хотел сказать что покрепче, но передумал, - везде одинаковы, вечно заняты и морщат нос, когда отвлекают.
        Я кивнул, ладно, все это хорошо, но пора бы и с админами списаться.
        - Ты как, давай уже накатаем письмецо-то.
        - А, точно, забыл совсем, погоди, - взгляд эльфа начал судорожно бегать по воздуху, явно открывая одну менюшку за другой, - все, диктуй, начало набросал, себя упомянул, теперь двоеточие и сама проблема.
        - Ты ник мой упомянул?
        - Конечно, - кивает.
        - Тогда так: заблокирована большая часть меню, нет доступа к инвентарю, к кнопке выход, не выносятся полоски с хитами и прочим, не доступны панели навыков, - стал перечислять я одну проблему за другой, и по мере их озвучивания, эльф все чаще посматривал на меня значительно округлившимися глазами.
        - Ты это серьезно? - под конец выдал он.
        - Полностью, - киваю, - вот так и играю, знал бы кто, как мучаюсь.
        - А выход, что с выходом?
        - Да как-то справляюсь, - неопределенно покрутил в воздухе рукой, - но сам понимаешь, не весело.
        - Это точно, а чего не удалишь акк, новый бы создал.
        - Ну да, самое простое, хвост поджать и, даже не разобравшись, сбежать в конуру, - губы криво ухмыльнулись, а внутри все сжалось, была бы возможность, уже бы давно в эту самую конуру забился, да только не судьба.
        - Ну и история, если пофиксят, в утешения точно что-нибудь редкое, а то и уникальное подбросят, - хмыкнул эльф.
        - Хотелось бы, отослал?
        - Да, теперь только ждать, на кач готов?
        - Пошли, только ты это, давай, вводи меня сразу в курс дела, я ж в глуши все время провел, вообще нуб нубом, ни черта не знаю.
        - Что, даже основ?
        - Ну а ты как думаешь, тридцатку еле набил, а тут, оказывается, город рядом, а я ни в зуб ногой.
        - Да, лоханулся ты, - улыбается, - ладно, будет тебе, в таком случае, ликбез.
        Поведал он довольно много, даже придя на место, еще около получаса болтали о том и о сем, я уточнял, спрашивал, эльф же все рассказывал и рассказывал. Ему видать нравилось работать языком, даже про кач забыл, вливая мне в уши просто тонны информации.
        Игра, он упомянул и ее, называлась довольно просто - "Мир", и лидировала в топе мировых онлайн проектов, с каждым месяцем пополняясь сотнями тысяч новых игроков. Игра давала наиболее полное погружение и невероятный простор действий, а так же свободу воли. Не было никаких ограничений, классов и прочей никому не нужной ерунды. При входе требовалось лишь выбрать расу, все остальное добывалось по ходу действий, даже имена могли присвоиться в процессе выполнения какого-то задания, что было особо почетно и давало некоторые плюшки. Но если не везло, то тогда все делали как и я, потому что безымянным очень сильно резался получаемый опыт, лут и прочее и прочее. Так что дураков не было, если до пятого уровня не улыбалась удача, из яслей все равно выбирались при именах, не собираясь лишаться, чуть ли, не трети игровой добычи.
        Классов как таковых не было, учи, что хочешь, развивайся по собственному усмотрению, только не плачь потом, что тебя, середнячка во всем, будут под орех разделывать узкоспециализированные игроки. Учителя имелись буквально по всему, нужно только знать, где кого искать и меть в наличие деньги, что бы оплатить их услуги. Они все состояли в, своего рода, гильдиях: мечники, маги, торговцы, барды и так далее, и у каждого была своя связь с сообществом, так что если вдруг получалось навредить, хотя бы одному, все остальные потом воротили нос и добиться их расположения оказывалось очень и очень трудно. Так что с репутацией тут не шутили, тем более, что понизить ее было довольно просто, банально нахамив какому-то НПС. Также стоило помнить, что Мир разделен на государства, и в каждом зарабатывается своя репутация, почти никак не влияющая на подобные артели в других. Хотя слухи тоже имели вес, и если тебя ценят, к примеру, кузнецы здесь, в Ниосе, так назывался этот город, стоящий у самой границы, то, допустим, по ту сторону кузнечная гильдия, если таковая там имелась, так же будет о тебе знать.
        Потом об уровнях, за каждый новый давалось всего лишь одно очко, и пихай его, куда хочешь, хоть себе в задницу. Но этого явно было мало, потому как требования в шмотках зачастую сильно превышали возможности игроков. Однако и это не значило, что ими нельзя пользоваться, нет, любой мог взять в руки какое хочет оружие, тот же двуручник, к примеру. Даже маг, но вот отсутствие требуемых статов накладывало на работу с ним ощутимые штрафы, а если не был изучен еще и навык, то седло на корове по сравнению с тобой будет выглядеть даже слишком элегантно. Основной же прирост параметров в игре осуществлялся по принципу "качай силу, поднимая тяжести", то есть в зависимости от того, чем и как упорно игрок занимался. Машешь постоянно мечом, будет тебе сила и выносливость, умудряешься выписывать им красивые пируэты, много прыгаешь, лазишь, и так далее - что-то еще. Читаешь сутками напролет, роешься в библиотеках и возишься со свитками - интеллект. Кроме того, на каждом основном параметре была завязана еще куча вторичных, но про них эльф не стал распинаться, больно уж их много.
        Далее о вещах, все они делились на семь категорий, если можно так выразиться: хлам, обычные, хорошие, редкие, уникальные, эпические и мифические. Про последние три группы до сотого уровня можно смело забыть, их хрен достанешь, и все подобное всегда оседало в каких-нибудь крутых кланах, простым смертным добыть такое просто нереально. Да даже выбить с какого босса редкую шмотку уже считается небывалым везением, но, в основном, большинство бегает в вещах качества "хорошее", то бишь скрафченное самими игроками. Такой шмот на порядок лучше обычного, что продается неписями в любой соответствующей лавке.
        Были, правда, также и проклятые вещи или, как их еще называли, мертвые, но за них мало что известно, только слухи да сказки всякие. Разве что у короля этого самого государства, где мы сейчас находились, точно есть настоящий мертвый артефакт - что уже само по себе говорит о мощи страны, хранить такие чудовищные вещи может себе позволить далеко не каждый владыка. Поговаривают, что одно только прикосновение к проклятому предмету несет смерть, а то и вечное проклятие, не сбрасывающееся никаким образом. Даже местные боги иногда были бессильны перед силой древних чар.
        Еще эльф поведал о запрещенных науках, расах и их взаимоотношениях, немного, конечно, что знал, а мне и того хватило. Плюс небольшой экскурс в географию, где что находится, как лучше качаться и куда соваться вообще не следует. По всему выходило, что примерно добрая четверть каждой страны была отдана на откуп тьме или другой какой силе, с которой постоянно приходилось враждовать, делая два шага вперед, и два шага назад. Ну, тут понятно, надо же игрокам кому-то морду бить, так что, завуалировано все верно, неписи стонут, дают задания, а мы выполняем, и все довольны.
        - Оппа, - прервал свой монолог Цираэль" - админы ответили.
        И я второй раз за этот день увидел, как у эльфа лезут на лоб глаза. Б***ь, опять "хорошие" новости, ну, как всегда, мне не привыкать!
        - Что там?
        - Да не поверишь, - перевел он на меня взгляд, - ответили, что игрока с таким именем не существует, и что за подобные попытки в следующий раз я могу получить взыскание, представляешь?!
        Я опешил:
        - Как, не существует, а я кто?!
        - Идиотизм какой-то, бухие они там все, что ли, - эльф недовольно сморщился.
        Меня же начинало мелко колотить, кулаки сжались, зубы заскрипели.
        - Какого хрена здесь происходит, а? - в упор уставился на спутника, будто бы тот мог чем помочь.
        - Да не бери в голову, сам ведь понимаешь, какой регион и чья локализация, - скорее для меня, чем действительно в это поверив, бросил Цираэль, - может, запарки там у них и просто отмахнулись, мол, не мешайте.
        Я натужно выдохнул воздух.
        - Ты как, пересоздавать акк не собираешься?
        - Нет! - отрезал грубо и жестко, да так, что он даже отшатнулся, и пришлось тут же исправиться, - извини, ты не виноват, на нервах просто весь.
        - Да не парься ты, сейчас вон пойдем геноцид мобам устроим, знаю тут неподалеку одно кладбище неупокоенное, заодно и отвлечешься. Ты, кстати, как из вирта выбираешься-то, родственники?
        - Ага, типа того, - мотнул головой, хмурясь.
        Он просто не понимал, даже не догадывался, насколько произошедшее было важно. От меня или просто напросто открестились, вычеркнув из списков, или же напротив, вели тотальную слежку без понятных пока причин, а может и вовсе оказались правы и я не что иное, как глюк в системе, и не более. Пять минут понадобилось на то, что бы банально придти в себя, глаза закрыты, дыхание постепенно выравнивается, мысли перестают гневно мельтешить, успокаиваясь и выстраиваясь в четкую картинку. Итак, очередной ребус этого гребаного мира, идти куда-либо и спрашивать сейчас мне точно не светило, прыщ-нубло, ничего и ни для кого не значащий, кто меня послушает? Да и поверит ли? А значит, а значит придется заявить о себе всему миру, да так, что бы каждая последняя тварь знала, а еще лучше - боялась, ну, или уважала, тут как получится. Но, учитывая то, что морды бить мне хотелось больше, то, скорее всего, я приду-таки к первому.
        - Слушай, а если я скрин сделаю, твой же ник на нем виден будет, и выложу на форуме, - подал вдруг идею эльф.
        - Думай дальше, - скепсис у меня на лице заставил парня пошевелить мозгами и он тут же сдулся.
        - Ну да, скажут подделка и, еще чего доброго, взыскание наложат, не докажешь ведь, - его лицо вдруг прояснилось, - слушай, а если привлечем еще большее количество свидетелей, а?
        Вздохнув, принялся объяснять ему чуть ли не на пальцах:
        - Смотри, они или ошиблись, или им невыгодно признавать мое существование. Как думаешь, что они сделают при твоем варианте? В первом случае логично предположить признание ими своей оплошности. Но как ты думаешь, неужели там сидят такие уж идиоты, да с таким баблом, что допустили подобную ошибку? Во втором же случае они найдут способ закрыть рты всем, в том числе и мне, так что нам это точно не выгодно, смекаешь теперь?
        - Ахренеть, они реально не хотят тебя признавать! - эльф даже рот открыл, и тут меня проняло. Вот ведь сука остроухая, ему же это до усрачки интересно, да он в восторге, сволочь такая, от разворачивающегося перед ним "детектива", ну, п****ц приплыли, называется!
        - Цираэль, ты ахренел? - смотрю на него, мрачно хмурясь.
        - А, что, ты чего? Нет, нет, все в порядке, сочувствую, конечно, но блин, как же так, ты что-то сделал? Слушай, ты не хакнул их, часом? - и опять овечий взгляд, и вновь зашкаливающий дух познания в очах, сволочь длинноухая.
        Даже поморщился от такого внимания к собственной персоне.
        - Короче, проблемы у меня? У меня. Ты обещал дать возможность отвлечься? Обещал. Вот и веди давай, - буркнул вместо ответа, как же, сделал чего, ага, хакнул, вообще ни хрена не помню, память словно белый лист, девственная и чистая, мать ее так.
        - Окей, окей, все будет в лучшем виде, и слышишь, Весмир, давай хотя бы во френды занесемся.
        Передо мной тут же высветилось окошко с предложением добавиться в друзья к игроку Цираэль. Вздохнув, мазнул глазами по кнопке "Да", вырвав из веснушчатого эльфа довольную улыбку. Ну, вот, нашел себе первого друга, что называется, наши поздравления. Кстати, что он там качает себе, действительно полезно было бы знать, раз уж в паре будем качаться.
        - Цира, не против, если сокращенно буду называть?
        - Неа, - мотнул тот головой, - но тогда и ты будешь Вес.
        - Заметано, - киваю, - ты что качаешь-то, как будем кооперироваться?
        Тот на мгновение задумался, видать, открывать свои билды было не совсем распространенной реакцией среди игроков. Но эльф думал недолго, видать, интерес, разбуженный моей отнюдь не скромной персоной, чем-то уже не угодившей администрации, его таки конкретно доконал и повредил мозг.
        - Ну, два кинжала, дамагер буду, почти все в ловкость, разучиваю критические точки, подвижность и все такое, а ты?
        - А я, - и что ему сказать, что балуюсь вспарыванием животов и кровопусканием, нет уж, дудки, - а я вот, - показываю ему свой шкуродер, - тоже вроде тебя, тоже стараюсь бить редко, но больно.
        - А качаешь?
        - Выносливость, в основном, - и тут же осекся.
        - А как же ты попадать будешь, да и успеешь ли ударить? - удивленно поднял напарник брови.
        - Ну, как видишь, тридцатый взял, - пожимаю плечами, черт, херня легенда, надо придумать нечто более правдоподобное, а пока, - хотя и тяжко, думаю, перса еще не запорол, уровень-то не такой уж и большой.
        - А на ком качался?
        - Да жабы всякие, ползучие, не верткие, но больно кусающие, целиться особо не нужно было, а вот хиты...
        - Ну, ясно, многие так порят персов, подстраиваются под конкретных мобов, а потом удаляют и начинают заново.
        - Ну, нет, это не для меня, - качаю головой.
        - Да это уже понятно, ты хардкорен, как никто, неужели взаправду даже рюкзак не открыть?
        - Неа, - натягиваю кислую мину.
        - Да уж, таскать все в руках, - эльф скривился, - ладно, пойдем, скелетиков да зомбаков попинаем.
        - А что с уровнями, осилим?
        - Ну, они там все, почитай, от тридцати до сорока, но нас-то двое, по одному будем тянуть, опыт хоть и делится, но по скорости в плюс точно уйдем.
        - Как скажешь.
        - Тогда лови.
        "Приглашение в группу, лидер Цираэль: Да/Нет"
        - Ну, вот, пошли в темпе, мне еще часа три-четыре и выходить.
        Шли недолго, но ходко, хвойная чаща густела на глазах, просветов между деревьями становилось все меньше и меньше, пока даже свет отчасти не померк вокруг, воссоздав не слишком уютную атмосферу. Тени, редкие крики филинов и жутковатая, до звона в ушах тишина, ахренеть тут настроение падает, любой резкий звук и уже в штаны готовишься наложить.
        - Цепляет, да? - довольно обернулся Ци, - я, когда еще по первой это место нашел, чуть не обделался, ты погоди, еще до могил дойдем, там вообще атас начнется.
        И ведь не обманул, к сожалению.
        - Слышишь, Цира, а ты уверен, что нам точно нужен такой экстрим? - сам же в это время вовсю и с опаской таращился на неровные ряды могил: где целых, где пустых, а где и вовсе развороченных так, что создавалось впечатление, будто их "жильцам" просто надоело торчать в своих ухоронках и они решили прогуляться. Большинство надгробий покосилось, а некоторые даже растрескались и лежали обломками, всюду росла густая трава, умудрившаяся вылезти даже на каменные плиты, про ограду вообще молчу, ее попросту не было. Усугублял все густой, белесый туман, из-за которого через двадцать шагов видимость падала довольно ощутимо, лишь контуры и тени крестов да вычурных постаментов. И тишина, полнейшая и безоговорочная, только сердца стучат да дыхание у обоих тяжелое, предвкушающее.
        - Не уверен, но зато интересно, - напарник вынимает клинки и начинает медленно продвигаться в сторону левого края могил.
        - Каков план? - черт, и ведь голос почти не дрожит, хотя внутри все сжалось, ну, не нравится мне здесь, очень не нравится.
        - Жди тут, наверное, - эльф бросил на меня взгляд, - я одного приведу и начну сам, а ты потом присоединяйся, прикинем, как лучше на пару работать.
        - Хорошо, жду.
        А у самого все екнуло внутри, **я, вот теперь еще и мертвеца увижу, и не только увижу, так еще и бить придется, управлюсь ли со своим ножичком-то? Чай, не боевой оружие, а ритуальное, у трупов-то крови нет, или есть? Разве что свежие, но тут явно таких нет, тогда как, может, и они какую жизненную силу имеют? А спустя мгновение на меня из тумана выскочил эльф и остановился слегка впереди, согнув ноги и выставив перед собой кинжалы:
        - Готовься, дай мне пяток ударов сделать, а потом подключайся.
        - Понял, - и чуть не ахнул, твою ж мать! "Зомби", тридцать второй уровень, и от его вида у меня мурашки по коже побежали, тварь вселяла какой-то иррациональный страх хотя бы тем, что просто была. Куски свисающей плоти и мяса, оголенные кости, выпавший глаз и скрюченные, словно сведенные судорогой руки. Двигался моб не спеша, медленно, но уверенно, и абсолютно беззвучно, почти, лишь слегка шорхая ногами.
        - Всегда нервничаю, когда вот так ждать приходится, - облизнул эльф губы, - ты как, в штаны еще не наложил?
        - Да пока нет, но подумываю об этом.
        - Ниче, держись, оприходуем этого красавца, станет полегче, поначалу всегда так, потом втягиваешься.
        Прущая из тумана фигура становилась все отчетливее и более пугающей, вот она огибает пустую, никем не оприходованную могилу, попросту вырытую яму в земле, перешагивает через осколки рассыпавшегося надгробия и продолжает уже по прямой переть в нашу сторону. За пару метров она вдруг слегка ускоряется и эльф, не выдержав, бросается ей на встречу, чиркая одним из клинков по вытянутой к нему руке. Полоса здоровья моба теряет жалкую толику, а Ци умудряется нанести еще пару режущих, впрочем, особо это ничего не меняет. Сюда бы дробящее что, молот там, или сваю, а так резать на куски их долго можно, не удивлюсь, если и резисты к такому урону имеют.
        - Все, подключайся, - бросает напарник, уже во всю вертящийся вокруг противника и полосующий его, чуть ли, не по два-три удара в секунду.
        Ну и я не дурак, к моему облегчению, схематика текущей по телу силы имелась и у этого ожившего мертвеца, подсвечиваясь грязно серыми, пульсирующими ручейками. Правда, высветилась она не сразу, видать, время какое-то должно было пройти для "акклиматизации", так сказать. Ударил в самую жирную и толстую часть, в шею под затылком, шкуродер пропорол мертвую плоть с легкостью, словно картонный лист, и вышел с той стороны. Хиты зомби тут же просели на четверть, а мне пришлось срочно ретироваться, так как тварь тут же взмахнула руками, и довольно быстро, заставив мое сердце екнуть, а губы чертыхнуться.
        - Ух, как ты его красиво! - восхитился эльф, - повторить сможешь?
        - Если развернешь, - киваю.
        - Повезло с критом, я бы тоже в спину бил, но на мне, сволочь, висит.
        Казалось бы, банальная и ничем не примечательная фраза, но, сколько она мне сказала. Выходит, удары сзади являются критическими, или просто дают повышенный шанс крита, скорее второе, более сбалансировано, но уже и этого достаточно. Я ударил еще ровно четыре раза, жизни моба ощутимо проседали после каждой моей атаки, в конце сложив его пополам и бросив к нашим ногам безвольной куклой.
        - Круто, а у тебя некислый ножичек, - довольно осклабился эльф, - давай так, я таскаю по одному, ты лупишь в спину, а там поглядим.
        - Не вопрос.
        - Если и дальше так пойдет, мы неплохо поднимемся.
        И он оказался прав, зомби, а потом и скелеты, падали наземь, выдерживая максимум пять моих атак, я стоял и ждал, когда Ци развернет их ко мне, наносил один четкий удар и отскакивал, потом несколько секунд на то, что бы тварь вновь повисла на эльфе, и все повторялось. Трупы монстров исчезали примерно через пару минут, так что завалы мы не делали, а когда в очередной раз мой напарник приперся сразу с двумя скелетами, оказалось, что с натяжкой, но выдерживаем и их. Тактика та же, они висят на нем, я дамажу, не теряя ни единицы хитов и, честно сказать, подобный кач мне нравился все больше и больше. Эльфу, конечно, доставалось не в пример хуже, если против одного мертвяка его хиты едва ли проседали на десятую долю, то теперь парню приходилось крутиться, чуть ли, не юлой, голые костяки оказались куда более верткими, чем их неповоротливые собраться. В итоге, завалили и их, но Цира остался всего с третью хитов, так что всеобщим голосованием было решено следующее: если скелеты - то по одному, а зомбяков можно и парочку. Роль дамагера всецело повесили на меня, так как, попробовав иную тактику, пришли к
выводу, что очень уж сильно меня грызут, а он просто не выдает такой урон, как я.
        Периодически делали перерывы и эльф, памятуя, что моя тушка без инвентаря, а значит, при себе ничего не имею кроме обносков да ножа, щедро делился едой, восстанавливающей здоровье. Это было странно, лопать хлеб и наблюдать, как затягиваются рваные полосы и убираются синяки, применять же при нем ритуалистику мне не хотелось, не тот уровень доверия.
        - Покажешь? - на одном из таких перекусов он кивнул на мой клинок.
        - А, как - не понял я, - ты сможешь его в руки взять?
        - Не, в руки не, - прошамкал тот, жуя, - но если ты поставишь разрешение на просмотр в своем профиле, то другие игроки смогут оценить твою крутость.
        Через полминуты возни я таки нашел эту галочку и проставил ее в соответствии с пожеланием напарника, пусть посмотрит, коли хочет, от меня не убудет, но потом все уберу назад.
        - Ого, ну и названьице, шкуродер, да еще и крови, - ухмыльнулся тот, - только ни урона, ничего не показывает, у тебя тоже так?
        - Ага, сам удивляюсь.
        - Слушай, а может, он просто не определенный, ну, идентифицировать его нужно?
        - А ты умеешь?
        - Я? Нет, что ты, это свитками только или магия особая, правда, и то и то дорого для нас, простых смертных.
        - И много таких вещей в Мире, со скрытыми характеристиками?
        - А я почем знаю, слышал, есть, а вижу вот впервые.
        - И для чего вообще параметры скрывать?
        - Да кто его знает, это у магов надо интересоваться, все ж по ихней части.
        Еще у меня во время боя не отображались цифры урона, впрочем, как и числовое значение жизни противника, луплю и даже не знаю, по сколько снимает. Эльф на мой вопрос лишь осклабился, что долблю замечательно, чуть ли не по соточке каждый раз, красиво так, мощно снимаю, даже уходить жалко. Но мы тут же договорились, что завтра с утреца он снова здесь, и мы продолжим начатый геноцид, я был не против, капало действительно неплохо, только заманался уже лазить в меню персонажа, надоедает эта инвалидность!
        К моменту его ухода Цираэль таки апнул тридцатый, а я получил тридцать первый, и мы распрощались вполне довольные друг другом.
        - Ты еще погриндишь?
        - Да, посижу тут малехо, поучусь их вытаскивать, как ты.
        - Ну, давай, только смотри, это на десятке один процент снимается, а ты уже на четвертый десяток пошел, каждая смерть - минус четыре процента.
        - Учту, давай, до завтра.
        О, как, и ведь этого я тоже не знал, выходит, в игре можно буквально обнулить кого хочешь, тупо выискивая и отправляя на респ. Или же минусование стопориться на самом уровне, надо будет уточнить у эльфа, довольно нужная информация.
        Мобов пинал совсем недолго, с пару часиков, но скорость побед существенно упала, да и вертеться вокруг них, уворачиваясь и бросаясь в атаку мне не очень нравилось, так что до следующего уровня так и не добил, пошел назад и, найдя укромное местечко в каких-то кустах, благополучно заснул. За зверье не беспокоился, внутренняя чуйка твердила совершенно уверенно, что рядом с кладбищем никого вообще нет, а мертвяки с него ни ногой.
        Глава 5
        - Эй, Вес, привет! - радостно окликнул меня Цираэль, когда вылезал из кустов, - Ты что там делал, грибы искал?
        При слове грибы желудок громко заурчал и я мрачно на него уставился. Ну, да, пожрать бы не мешало, но не будешь же выпрашивать у эльфа подачку. Однако тот все понял и сам, видать, действительно проникся ситуацией, и уже через пару мгновений у меня в руках была краюха хлеба с ломтями высушенного мяса, а на закуску небольшое, но сочное яблоко.
        - Благодарю, - прошамкал, вгрызаясь в еду, - очень вовремя, а то я как раз собирался мертвячины попробовать.
        - Ага, смешно, и тут же кирдык бы настал, трупный яд, слыхал?
        - Голодный желудок, слыхал? - ответил ему вопросом на вопрос, - и поверь, иногда так есть охота, что зомбяк съедобным покажется.
        - Это, конечно, проблема, а ты дополнительную сумку не пробовал таскать?
        - Чего? - не понял я.
        - Вес, ну ты темный, как шахтер! - хлопнул он себя по лбу, - так ты не пробовал?
        - Не знаю о чем ты, - в дело уже пошло яблоко, зубы с удовольствием вгрызлись в твердую сочную мякоть, заставив даже замычать от удовольствия.
        - Понятия не имею, что ты там жрал в своей глуши, но пошли-ка мы, сначала, тебя слегка приоденем.
        - Так у меня денег нет, - раскрыл ему глаза на очевидную истину.
        - Ничего, там не дорого, да и это с этих ни черта не падает, зато кач идет, респ быстрый. А с кого падает, тех еще ловить надо да искать, вот с них бабло будет, но у нас пока иные цели. Так что давай, двигай за мной, есть идея!
        В итоге вернулись к самим стенам, и напарник, уже вновь пригласивший меня в группу, ходил приценивался, высматривая что-то одно ему известное. Я же тупо слонялся по округе, вслушиваясь и всматриваясь, боже, сколько тут народу, просто невероятно. И как только умудрялся в одиночестве столько времени проводить? Как с ума не сошел? И тут же приходил ответ: потому и не сошел, что от шума и гама уже башка гудеть начинает, хочется поскорее в лес или к кладбищу вернуться. Наконец, вернулся эльф и протянул мне стопку вещей, кивая в сторону, мол, отойдем, примеришь.
        - Все начальное, без бонусов, обычное, дешевое, но тебе пока другое и не надо, знай, лупи себе в спину. А это сумка поясная, есть еще более вместительные, или более маленькие, как кошели, но, думаю, тебе эта подойдет в самый раз. Я кивнул, по-быстрому скидывая с себя свои лохмотья и, оставшись в одних трусах, принялся натягивать обновку. Штаны, рубаха, невысокие сапоги слегка не достающие до середины голени и, собственно, сама сумка. Являющаяся по совместительству еще и поясом, и прикрывающая бедро и часть правого полужопия. В общем, ниче так, удобно, да и смотрюсь теперь куда как более прилично, хотя все простое до безобразия.
        - Круто, - киваю благодаря, - буду должен.
        - Забей, с таким качем это я тебе должен, так что, считай, подарок. Кстати, попробуй положить что-то, вдруг инвентарь откроется.
        Я поднял с земли камень и опустил в сумку, та приняла его, и тут же полез в менюшки, по кнопке рюкзака вдавил, наверное, раз с десять, да только толку никакого, ну, не было у меня этого мифического пространственного кармана, не было и все тут.
        - Жаль, - улыбнулся эльф, - а могло сработать.
        - Могло, но и так хорошо, - клинок уже тоже был определен внутрь обновки. И тут я спохватился, - слушай, а обокрасть меня могут?
        - Э, могут, вообще-то, - мгновенно проникся моим волнением напарник, - сумки разные, с одних легче таскать, с других сложнее, с игрового рюкзака вообще лишь только опытные мастера могут украсть, по слухам.
        - Черт! - придется в руке таскать, рисковать я был не намерен.
        - Да ты не парься, на людях просто не держи в сумке, а клинок на запястье ложи, а в лесу, когда вокруг никого, самое то в мешке таскать.
        - Ну, хз, в лесу, может, придется обороняться, кто знает, пока достанешь.
        - По крайней мере, чехлы или ножны под твое чудо мне не встретились, разве что под заказ могут сделать, но это, опять-таки, дорого. Короче, пошли тебе еще еды малехо прикупим и обратно качаться.
        - Пошли, - вздыхаю, что-то я все больше как ребенок становлюсь, нашел себе няньку, блин.
        У кладбища были только через час, по пути нас остановили какие-то его знакомые, и разговор вскоре перешел на довольно высокие тона, так что меня оставили одного и отошли разбираться немного в сторонку. Но я и так не подслушивал, к чему мне чужие проблемы? Наконец, те игроки отвалили, и эльф, кисло кривясь, махнул рукой, мол, двигаем дальше. Расспрашивать не стал, захочет, сам расскажет.
        Весь оставшийся день мы как заведенные гнобили и уничтожали мертвяков, пара за парой, безостановочно и почти без передыху. Настоящий мертвякоуборочный конвейер, он таскал и крутил, я выбирал момент и бил, все отработано, просто и без риска. Его уворотливость позволяла кач нонстоп, а мне и подавно ничего не угрожало, видно, система набора агрессии тут была несколько иная, чем мне казалось.
        - Да тут все просто, - на очередном перекусе вводил он меня в курс дела, - на форумах, кстати, все это есть. В общем, они тоже ощущают нечто вроде боли, и реагируют соответственно, только тут еще мозги нужны, что бы понимать, кто виноват. А у них там же пусто, сгнило все, вот и выходит, ты бьешь, он отмахивается, и пока ты выжидаешь, он видит лишь скачущего вокруг него меня, а ты вроде и не при делах. Значит, виноват я, меня и надо рвать. Вот если бы ты постоянно его лупил, тогда да, а с такими интервалами это сто процентная схема. Короче, от интеллекта зависит.
        Ахренеть, вот оно даже как, никогда бы не подумал, выходит, такие вот мертвяки довольно выгодны для кача, а любая живая тварь тут же сложила бы два и два, и тогда пришлось бы уворачиваться уже мне.
        - И еще опыт тоже делится довольно интересно, не поровну, а по тому, сколько кто для победы сделал. Причем учитывается абсолютно все, там такие мудреные формулы, их уже пытались просчитывать, но даже половину не осилили. Короче, из нас двоих экспы пока больше капает мне, хотя урон наносишь выше ты. И все из-за того, что просто стоишь, потом делаешь шаг, бьешь и отходишь, вновь замирая. А я постоянно кручусь, у меня выше риск, получаю урон ну, и сам немного полосую их, то есть выкладываюсь несоразмерно больше.
        - Ну и математика, все учли, - хмыкаю.
        - А то, ты бы видел эти форумные войны, сплошные формулы и срач, ужас, что творилось.
        К вечеру мы уже сровнялись в уровнях, причем я успел взять тридцать четвертый, и если дальше все пойдет в таком же темпе, то скоро и отставать начну. Но тут ничего не поделаешь, у каждого из нас своя роль, и каждый выполняет ее лучше другого, так что, все правильно и честно.
        Внезапно в глубине леса, разрывая привычную тишину кладбища, жутко, до изморози по спине, проревел рог. Натужно так, утробно и мощно, что даже поджилки затряслись, не говоря уж о клацнувших разок-другой челюстях.
        - Что это? - просипел я.
        Эльф был бледен, как мел, его губы слегка дрожали - и меня тут же пробрало.
        - Это п****ц, Вес, извини за мат, но это п****ц, - а потом развернулся и стремглав понесся по дороге, прокричав, - беги, беги, не стой!
        Ох, и припустил же я за ним, пятки так и сверкали, а за спиной уже вновь трубил рог, причем значительно ближе, краски вокруг словно поблекли, и до того темные ели, словно выцвели еще больше, на спине выступил холодный пот.
        - Цира, что происходит?! - догнать его полностью я не смог, но зато уверенно держался позади метрах в двух.
        Страх гнал нас вперед, подгоняя и заставляя выкладываться на полную.
        - Это невезение, Вес, Дикая Охота пожаловала! - сипло выдал напарник, - не уйдем, ой, не уйдем!
        - Так смысл бежать? - до меня все еще не доходила суть проблемы, страшно - да, и очень, но, елки палки, если все равно подыхать, то зачем вообще мучиться.
        - Вес, они не просто убьют, они обнуляют полностью! - совсем скоро показался поворот, думаю, еще минут десять и станут видные крепостные стены, и тут вдруг прогудело совсем уж близко, словно в полусотне метров позади, почти на пятки уже наступают, кем бы они ни были.
        - Не успеть! - эльф чуть не зарыдал, голос сорвался, дрожит, и в следующее мгновение он кубарем полетел в грязь, скатился на обочину и перекатом ушел в кювет. Хиты парня просели процентов на пять, не кисло его приложило. А потом до меня донесся вой и жуткий, раскатистый хохот, частый перестук копыт и бешеный, злой лай собачьей своры, и сейчас вся эта чехарда вылетит прямиком на нас. Я обернулся, впившись лазами в черноту вечернего леса, боясь пропустить то мгновение, когда неизвестный противник покажется хоть на мгновение. Внутри все тряслось, липкий комок страха уже сплелся и оплетал все нутро, заставляя потихоньку трястись и все остальное тело. На дорогу, со стоном, выбрался эльф и встал рядом, обнажив клинки.
        - Ну, что, друг, помирать, так вместе? - и он грустно улыбнулся, однако по глазам было видно, что боится, боится длинноухий, причем не меньше, чем я, но не убежал, встал плечом к плечу. Эх, и ведь не ожидал от него такого, черт, уже и губа трясется, ну что я за ссыкло такое?
        И вот, проходя сквозь деревья, словно призраки, на пустую дорогу выметнулась Дикая Охота! Мать честная, такого мне еще видеть не приходилось: внизу мечется жутко скалясь свора собак, на собак уже и не похожих, какие-то тени, обтянутые голой, белесой кожей, местами прорванной и сияющей невообразимой белизны костями, и ярко красные, горящие фонари глаз. Средняя часть кавалькады - кони, вернее, скакуны, причем давно уже мертвые, их черепа скалятся устрашающего вида клыками, груднины мощные, увитые перекатывающими под кожей валами мышц, такие затопчут и не заметят, пройдутся катком, вминая в землю и оставляя после себя лишь пятна крови. А вверху, вверху всем заправляли всадники, и всадницы. Скелеты в боевых доспехах, с копьями и рожками, оскаленные рты в предвкушении раскрываются еще больше, наездники приподнимаются в стременах, направляя на нас острия, и несутся, несутся, несутся.
        Краем глаза замечаю, как эльф зажмурился, черт, помирать, так может, хоть с музыкой?! Меня словно накрыло, дурак, ой, дурак! Ну, так сожрите это!! Клинок поднимается к горлу и погружается в шею чуть ли не на треть, в голову словно ухает от проходящей по телу чудовищной мощи, враз смывая и липкую паутину страха, и дрожь в ногах, и боль ранения, руки наливаются силой, крепнут - и ритуальный нож выходит из шеи! Кровь фонтаном ударила в сторону, а губы уже шепчут, требуют и просят, о силе, о ловкости, о грубом напоре и быстроте реакции, молят о том, чего никогда не было, о защите друзей, о собственной жертве, не знаю, что на меня нашло, но время словно замедлилось. И я понесся вперед, прямиком на Дикую Охоту, с не прекращающим лить из шеи потоком, молча, быстро и почти не касаясь земли. Несся так, как никогда до этого, несся убивать, клинок крепко зажат в руке и отведен для удара, дайте только дотянуться, ударить хотя бы раз, и смерть уже будет не напрасна.
        Внезапно, чудовищная лавина впереди невообразимо быстро и резко разошлась в стороны, обтекла меня, словно бушующее море волнорез, а я, замешкавшись от подобной встречи, запнулся и кубарем полетел вниз. Некоторое время ничего не происходило, голова гудела, в висках начинал набирать силу колокольный звон. Потом на шею легла чужая ладонь и попыталась зажать дыру, но безуспешно, рана, нанесенная жертвенным оружием и являющаяся платой, не может быть вылечена ничем иным, кроме как иной, достойной заменой, в моем случае, просто гекатомбой жертв и целым озером крови.
        - Вес, ну, как же ты это, Вес, очнись, Вес, - Цира перевернул меня, по щекам у эльфа бежали слезы, мы оба конкретно перетрусили, можно даже сказать, синхронно обосцались, давление на мозги у этих тварей было просто колоссальным.
        - Ну же, вставай, пошли, тебе к лекарю надо, - и он рывком поднял меня на ноги, я стоял, пошатываясь и ощущая, как начинаю стремительно слабеть.
        - Поздно, напарник, - толкаю слова языком, с трудом выдавливая их за словно онемевшие зубы, - мне уже не помочь.
        Черт, вот теперь точно черт! Перерождений мне светит просто мать-перемать, и болезненных, очень болезненных! Как же меня все это достало, если б кто только знал!
        - Но тебе ведь можно чем-то помочь, Вес, ну же, не сдавайся! - и было в его голосе нечто такое, от чего захотелось улыбнуться, надо же, за меня кто-то волнуется, вот эмоциональный дурак, через неделю и не вспомнит ведь даже. Но ответил:
        - Мобы, мне нужно очень много мобов, и в одном месте, чтобы не бегать.
        Глаза эльфа заметались по сторонам, и я вновь улыбнулся, вот видишь, ни хрена ты мне не поможешь. Да и веришь почему-то сразу вот так вот, странно...
        - А пятидесятые тебя устроят? - внезапно пролепетал он.
        - Плевать какие, лишь бы много, - до меня пока не доходило, о чем он, но мне и вправду было плевать, силой я себя накачал прилично, готовясь подороже продать свою жизнь. И тело буквально ломило от нее, распирая изнутри, но вот башка - башка уже кружилась в танце, предвкушая и звон, и стон и мрак перерожденья, короче, срань полная. Глупо, конечно, надо было просто завалить друг друга и переродится, так и не попав к этим тварям на копья, но чего уж теперь. Цираэль же уже с кем-то списывался, даже пару матов вслух выдал, и вдруг, рядом с нами воздух вздрогнул и исказился, мгновенно налившись глубокой переливающейся синевой, и напарник решительно поволок меня к ней.
        Я даже спросить не успел, какого хрена он делает, как мы синхронно шагнули в эту х***ю и очутились в совершенно незнакомом месте. Каменный свод пещеры терялся высоко вверху, чернея и исчезая в непроглядной тени, стены пещеры казались линиями горизонта, раздавшимися вширь на небывалое расстояние, и везде, куда ни кинь взгляд, роились и копошились в земле десятки, а то и сотни высокоуровневых мобов. С меня словно слетела пелена обреченности, и в следующее мгновение моя тушка уже летела в прыжке к ближайшей твари. А сознание постепенно уплывало, вровень с вытекающим из меня карминовым потоком.
        "Личинка Жверла", пятьдесят второй уровень, клинок легко вспарывает хитиновый покров и устремляется внутрь, утягивая за собой руку по самый локоть. Есть контакт! В башке слегка проясняется, получив каплю силы и возможность кинуть тело дальше, бросаю тело к следующей жертве. У этих насекомоподобных мобов важные жизненные центры находились глубоко в теле, сокрытые толщиной панциря и кучей мягкой, податливой плоти, так что убивать приходилось совсем некрасиво, погружаясь в тварей чуть ли не по плечо. Но зато их было много, и жертвы принимались одна за другой. Через минут десять я уже просто порхал между ними, нанося по одному удару, отворачиваясь и едва не касаясь ухом их спин, затем рывком вытаскивал руку и несся к следующей. Рана на шее затянулась, долг понемногу гасился, и мне удалось урвать крохи силы для продления своей собственной жизни.
        Помимо нас с Цираэлем и кучей мобов, в данже был еще кто-то, но я не обращал на них внимания, они не трогали моих личинок, и мне не было до них никакого дела. Я просто метался смертоносной молнией, нередко взбегая на стену и прыгая с нее сверху вниз, когда наиболее удобный ракурс для атаки оказывался именно там. Скорость, сила и реакция пока позволяли все это, мобы почти на пятнадцать уровней выше дохли, словно раздавливаемые тапком тараканы, но мне нужно было больше, много больше, чем замечали глаза в этой каменной зале.
        - Ты, смотри, что творит! - доносилось периодически до слуха.
        - Нет, вы это видели, вы видели это?!
        - Да что тут происходит, кто он вообще такой?!
        А я бил, бил, бил и прыгал, оставляя после себя лишь усеянную трупами землю. И очень хреновым оказалось еще и то, что мобы не хотели ресаться, причем абсолютно, между ними металась пара фигур, и трупы исчезали, растворяясь, и больше никаких изменений я не замечал. Это был провал, полный провал!
        - Цира, мне нужно большеее! - проорал так громко, как только мог, и в следующее мгновение очередная личинка просто взорвалась от влетевшей в нее плюхи, расплескав внутренности и осколки хитина на добрый десяток метров вокруг. Хренасе критануло! Но думать об этом было некогда, время утекало сквозь пальцы, и как бы все прелестно не происходило в последние мгновения, этого явно было недостаточно, плата не собрана даже на половину, а тварей вокруг осталось едва ли не на час.
        Сколько я так носился, сколько пируэтов и прыжков исполнил, не запомнил бы никто, усталости не чувствовалось, я постоянно воровал у платы крохи силы, причем даже неосознанно, так получалось само собой, слишком уж перенервничал перед ликом Дикой Охоты, слишком многого затребовал, и расплата оказалась достойной. Было бы время, попытался обставить все в форме настоящего ритуала, с начертанием и прочим смягчающим чудовищную цену действом, но его-то как раз тогда и не было. Внезапно, в морду ринувшейся ко мне личинки прилетела стрела, монстр дернулся, повернувшись к новому врагу, и я нанес удар, мгновенно прикончивший тварь.
        - Цирааа! - если остановлюсь, прекращу уплату, мне п****ц, и эльф ответил:
        - Дальше вход, туда, но осторожнее!
        Плевать, какая там осторожность, мне на пятки такое наступает, что лучше никому вообще не знать про эту гребаную особенность игры! Смерть последней личинки, и глаза лихорадочно шарят в поисках обещанного прохода, точно, вон он, а в глазах уже все темнеет, черт, черт, черт!
        Влетев внутрь, различаю уже лишь очертания да контуры, долг крови каким-то образом сказался на зрении, и я начал банально слепнуть, медленно так, постепенно, но довольно уверенно. И как только в глазах наступит полнейшая тьма, даже если еще останусь на ногах, то просто не смогу продолжить. Какая ирония!
        Удар! Удар! Удар! Словно наркоман какой-то, вместо дозы требующий лишь очередного противника. Пригибаюсь от рассекающего воздух темного пятна и тыкаю клинком во все еще четко видимую струю жизни, вырисовывающую схему в огромном теле. Мало, тварь жива! Мечусь под ногами, уклоняясь и рывками уходя из-под атаки, и полосую, полосую, полосую. Есть! Труп, рядом с ногой что-то взрывается, кроша землю, и меня кубарем уносит в сторону. Еще в полете умудряюсь перевернуться и, едва ступни коснулись поверхности стены, бросаю тело в воздух. Есть контакт! Шкуродер мгновенно находит уязвимую точку, и очередной моб отдает свою жизнь в уплату моего долга. Падаем вместе, больно, громко, хорошо хоть я сверху, но сквозь зубы, все же, вырывается сдавленный стон. А потом снова в бой и снова бью, бью, бью, бью!
        Рядом уже все грохочет, сверху сыплются камни, опадая наземь громадными и острыми сосульками, и только тут до меня доходит, что зрение понемногу начало возвращаться, а висящая на мне к уплате кровь уже почти вся отдана, и осталось совсем немного. Вокруг идет настоящий бой, кто-то кого-то лупит, орет и кроет матом, слышатся частые хлопки тетивы и взрывы, наверняка и породившие этот обвал. Что-то яростно ревет, сотрясая воздух и неистово носясь от одной стены к другой, и в голове возникает вопрос: какого хрена тут вообще происходит, да и где я?
        Поворачиваю голову, и ни черта не могу различить, зрение еще не восстановилось, а потом удар в бок и я, вверх тормашками, улетаю в сторону. По телу тут же проходить прохладная волна, боль, заполонившая всю правую сторону тела, тут же исчезает, и подсознание или рефлексы, не знаю, может, все вместе, кидает мою тушку обратно в бой. Похер на размытость, чай, не в картинной галерее, а ток жизненной силы и так прекрасно виден. Удар! Отскок, удар! Труп. Рывок в сторону и очередное уже более четких очертаний пятно попадает под мою раздачу, как-то так выходило, что дохли твари почти всегда с одного удара, но зато и попади они по мне, исход был бы, думаю, примерно, таким же. Вон как прилетело недавно, считай, уже помер бы. Удар! Отскок, удар! Затем перед глазами все темнеет, и меня буквально за шкирку кто-то отшвыривает назад.
        Земля содрогается от чудовищного удара, но я и так лежу на спине, и теперь уже кое-что вижу. Твою ж мать! "Матка Жверла", шестьдесят пятый уровень, червеобразное тело высотой до самого потолка и две здоровенные косы-конечности. И именно одна сейчас и пробила в земле настоящую воронку, похоже, именно там, где совсем недавно находилась моя бренная тушка. А рядом с ней скачут и мечутся какие-то игроки, и эльф вместе с ними, чудовищный моб орет, дергается и пытается сдвинуться с места, но его задняя часть туловища, отделенная от тела, валяется совсем в другом конце пещеры. И что бы держаться вертикально, монстр использует одну из конечностей, а другой пытается попасть по мечущимся внизу фигуркам.
        Внезапно захотелось оказаться подальше отсюда, подумаешь, долг крови, там всего ничего осталось, ну, покочевряжит пару деньков, уже проходили, не привыкать, зато безопасно. А глаза неотрывно смотрят на это чудо-юдо колоссальных размеров, блин, ну на хрена мне все это? Встаю, и начинаю идти вперед, постепенно ускоряюсь, потом перехожу на бег и делаю круг. У монстра все точно так же, как и у личинок, все жизненно важное внутри, не достать, руки коротки, зато на морде, у глаз, все вполне досягаемо. Проблема лишь в том, допрыгну ли? К стене лечу уже на полной скорости, не знаю, сколько я там себе успел выторговать с такой ценой, но первый десяток метров пробежал по стене как по асфальту, затем чисто интуитивно оттолкнулся и прыгнул на матку, иначе бы начавшая падать скорость просто не дала подняться выше. Мыслей нет, мозг отключен, просто действую - эх, всегда бы так! Шкуродер протыкает прочный хитин, дает упор и возможность качнуться, толчок! И снова толчок, в каменную стену клинок уже не войдет, а если тварь отодвинется в сторону хоть на пару метров, все мои усилия пойдут прахом.
        Но она словно наоборот помочь решила, еще ближе сместившись к стене, и я как кузнечик, прыгая туда и обратно, таки-добрался. Она увидела меня еще в прыжке, громадная пасть распахнулась в попытке сожрать обнаглевшую букашку, но было уже поздно, и ритуальное лезвие, пропоров на ее голове панцирь, прошило одну из самых толстых линий.
        - Б******я! - только и смогло выдавить из себя горло, когда от чудовищной силы рывка меня просто смело с башки монстра и забросило куда-то в другой конец пещеры. От удара сломалось все, что только могло сломаться: руки, ноги, ребра, таз, даже череп, казалось, хрустнул. Две секунды боли показали мне, что бывает еще и такая агония, жуткая, бесконечная и всепроникающее, а потом вновь прохладная волна и тело словно собирается по кусочкам, боль утихает, но остается ее фантом, и я кривлюсь, стискивая зубы и стону, стону протяжно и горько. Но этого никто уже не слышит, по пещере разносится рев такой силы и мощи, что все звучавшее до этого кажется лишь не более, чем детской хлопушкой по сравнению с атомным взрывом. Утрирую, конечно, но звуковая волна вмиг сбила с меня несуществующие ощущения и проволокла по земле несколько метров. Все это время стоял чудовищный ор и грохот, словно великан со всей дури и с бешенной скоростью лупил своим молотом по полу, вызывая землетрясение.
        И вдруг - тишина, полная и кромешная, в ушах аж звенит от такого. Я мысленно прохожу по себе любому, пробую двигать конечностями, все цело и не болит, надо же, какая херня сегодня приключилась, даже встать, наверное, смогу. В стороне, в облаках пыли, внезапно раздается чей-то надсадный смех, к нему присоединяется еще один, а потом еще и еще. И вскоре в той стороне грохочет глотками целая компания, они что там, белены объелись, наркоманы хреновы. Иду на смех, пыль понемногу оседает, становится хоть что-то видно. Останавливаюсь и смотрю на гогочущих придурков, замечаю среди них эльфа, ну, трынец, и этот с ними.
        - Вы, че, больные? - спрашиваю глухо, в рот попадает пыль и приходится сплевывать, морщась.
        А эти недоразвитые вдруг вообще повалились на пол и ржут уже лежа, закрывая лица и раскрасневшись, как помидоры. Во, кучка имбецилов. Не думал, что когда-либо увижу такое...
        - Цира, и ты туда же, - печально смотрю на напарника, затем вздыхаю и медленно плетусь к выходу, - с ума сошли, как есть, все с ума сошли.
        Ответом мне доносятся уже даже не смех, а всхлипы вперемешку со стонами, бульканьем и сдавленным кашлем, еб*****е какие-то, был друг, и нету друга. Может, пройдет, не вечно же их так колбасить будет. Прошел одну пещеру, вторую, добрался до той, в которой появился, окинул взглядом доступное пространство, а ничего так, с размахом делали, и поплелся к виднеющемуся на другой стороне проходу.
        Снаружи было хорошо, хотя бы потому, что тихо, и еще прохладно, ветерок приятно гулял в волосах, а над лугами завис громадный лик луны. И светит-то как ярко... Стоп, какие, на хрен, луга? Я обвел все взглядом еще раз, нет, тут бывать пока не приходилось, что-то новенькое. Это куда же эльф нас забросил своим порталом? Да и кто те другие игроки, его знакомые? А потом вопросы смылись волной облегчения, боже, неужели не подох и в этот раз, неужели удалось расплатиться? Верилось с трудом, ели бы не Цира, понятия не имею, где бы еще мог достать такую кучность и такое количество годных к употреблению мобов. Это было просто чертово везение какое-то, невероятное и невозможное, но, тем не менее, я все еще жив и, судя по всему, опять выкрутился!
        - Везучий сукин сын, - довольно буркнул себе под нос.
        - Это да, - донеслось веселое со стороны входа, а через мгновение рядом со мной на траву опустилась девушка, лица рассмотреть не успел, как-никак, ночь уже вступила в свои права, а тут везде темень. Но голос приятный, и смотрит с улыбкой, странная, чего хочет-то?
        - Ты кто?
        Она тут же рассмеялась, звонко так, раскатисто, красиво, мне понравилось.
        - Это ты кто? - ответила она вопросом на вопрос.
        - Я это я, - бурчу скомкано, совершенно не врубаясь в суть происходящего.
        - Понятно, ну а меня можешь звать Нарин, - представилась незнакомка.
        - Ну, хорошо, Нарин, и что тебе от меня надо, - шкуродер в руке так и подрагивал под пальцами, нервничаю, что ли? Или это на меня так женский пол собеседницы подействовал? Да, вроде нет, возбуждения не чувствовалось, а вот легкая дрожь в теле и желание двигаться остались, адреналин, что ли?
        - Фу, какой ты невежливый.
        - Да я тебя первый раз вижу, - удивился я, - ты кто вообще такая?
        И меня совсем не впечатлял ее пятьдесят восьмой уровень, вот нисколечки, в себе была железобетонная уверенность, тем более, на таком расстоянии, что бы ткнуть в любую смертельную для нее точку, мне понадобиться чуть меньше секунды.
        - Ну, я открыла вам портал, - начала загибать пальцы незнакомка, - конкретно тебя два раза вытаскивала с того света, не давала лечь всей группе, отстреливающей и уводящей от тебя большую часть сагрившихся мобов, которых ты бездумно приглашал собой полакомиться, офанарело бегая между ними, в общем, я та, благодаря которой ты так и не издох, красавчик.
        - Б**! - вырвалось у меня тут же мимо воли, а мозаика таки, наконец, сложилась, дав чуть более четкое понимание происходящего, - так вы знакомые Цираэля?
        - Ага, очень хорошие, между прочим, и не стали бы ради кого другого нарушать давно запланированный рейд.
        - Ясно, - стало как-то неудобно, - ну, спасибо, что ли.
        Девушка вновь рассмеялась.
        - Нет, так просто ты не отделаешься, сегодня гуляем по-полной и за наш счет, сейчас ребята выйдут и пойдем.
        - Куда пойдем? - идея отдохнуть и отвлечься мне импонировала, но паранойя пока все еще не давала расслабиться.
        - Ну, есть места, - пожала она плечами, - тебе там не по карману точно будет, а вот мы не обеднеем, - и улыбается.
        - Ладно, я не против.
        - Был бы ты еще против, ради тебя чуть всей группой не полегли, разбирая твои паровозы.
        - Да вроде и сам справлялся, - буркнул нехотя.
        - Ну, поначалу да, а потом пошли социальные мобы, они всегда в центре тусуются, вот с них все и началось, еле разгребли.
        Странно, но именно этого как раз и не помнил, хотя, что я вообще тогда понимал, с красной пеленой на глазах и тикающим долгом, выпивающим кровь чужую и мою так быстро, что не было времени даже вздохнуть толком. Минута промедления, и рана в шее зафонтанировала бы с новой силой, стоило мне только зазеваться. Магия крови ошибок не прощала, а мне удалось наделать их очень уж много. В следующий раз просто прибью эльфа и брошусь на нож сам, делов-то.
        - Ну что, соратники, бойцы, прыгунцы, - донеслось из прохода, - готовы к мировой попойке?!
        Повернув голову, увидел пятерку шагавших, справа плелся эльф в обнимку с коротышкой, который едва-едва доставал ему макушкой до плеча. Дойдя до нас, они остановились и по очереди представились, как я понял, только ради меня.
        - Рангар, - человек лучник изобразил поклон.
        - Мита, - явно магиня, набалдашник посоха в руке переливается мягким, слегка зеленоватым светом.
        - Сигурд, - человек с двуручником за спиной.
        - Болт, - гаркнул гном коротышка, с которым обнимался эльф.
        - Эм, Весмир, - промямлил я, вдруг показавшись себе крохотным и беспомощным. И если бы с Нарин еще мог управиться, то со всей этой гоп-компанией ни вжисть. Хорошо хоть, планы у них мирные, да Цираэль довольно лыбится, как объевшийся сметаны котяра, так что опасности и правда вроде бы нет.
        Порталом перескочили в город, причем, совершенно другой, я в нем точно не был, попетляли по закоулкам и ввалились в какой-то кабак. Этих тут явно знали, потому как сразу был оккупирован столик, а хозяин тут же принялся порхать вокруг нас, принимая заказы. Пока творилось все это действо, эльф, сидевший справа от меня, сунул в руки кошель:
        - Держи, твоя доля с данжа, там шмот неплохой выпал, но ребята честно заработали, так что, перевели в монету твою и мою части.
        - Окей, - киваю, - а ты давно их знаешь?
        - Ну, - веснушчатое лицо довольно ухмыляется, - как сказать, кого со школы, кого с яслей, а вот эта, что нас порталом выдернула, так вообще спит в соседней комнате.
        - Вот эта сидит рядом и все слышит, между прочим, - тут же вставила Нарин.
        - Сестра, - пояснил длинноухий.
        - А, семейный подход, - киваю понимающе.
        - Да уж, семейный, - вновь отозвалась та, - только кто-то деньги зарабатывает, а кто просто так шатается.
        - Ну, ты и сказала, - тут же возмутился эльф, - какой у тебя уровень и какой у меня!
        - А какой, ты вон пять раз апнулся, а друг твой так вообще десятку взял, да с его талантами завтра уже меня перегонишь, - парировала Нарин.
        Кстати да, я тут же полез открывать менюшки перса - *б твою мать, сорок пятый, точно по десятке, ахренеть можно! Все свободные очки тут же на радостях решил вкинуть.... и вот тут меня переклинило, сколько-сколько?!
        - Э, Вес, ты чего? - толкнул в бок эльф.
        - Ща, погоди, - а у самого глаза так и лезут на лоб, что за чушь, откуда все это?! Добиваю свободные очки в выносливость и не верю своим глазам - сто восемьдесят две единицы! Ловкость, сила и прочее хоть и отставали довольно сильно, с отрывом, но значения все равно просто зашкаливали, в каждом параметре значилось по сто тридцать семь-тридцать восемь очей! Да что за на хрен?! Тут же лезу в пассивки, и буквально сразу отъезжаю, начиная лыбиться, как самый настоящий дурак.
        "Великое преобладание Весмира. Все характеристики первичные и вторичные характеристики получают бонус в виде прибавки уровня персонажа, умноженного на уровень специализации "Ритуалистика: Путь крови"
        Я глупо захихикал, сначала тихо, потом уже судорожно, а далее и вовсе заржал во все горло, как сумасшедший, да так, что даже слезы на глазах выступили. Вокруг мгновенно настала гробовая тишина, а мой хохот все лился и лился, зловещий, жуткий такой, лица за нашим столом и соседними выглядели сначала удивленными, а потом и вовсе нахмурились. Мне же было весело как никогда, это что же получается, я сейчас по параметрам круче любого из них? Даже со всем их шмотом круче? Вот это да!
        - Вес, ты чего, - шикнул Цираэль, - кончай дурить, на нас уже косятся.
        - Чего так злобно ржешь-то, - ласково поинтересовалась Нарин, наклонившись через брата и ощупав мне лоб, - жара вроде нет.
        - Жара, - булькаю, давясь смехом, - нет, не обращайте внимания, - и продолжаю ржать уже в кулак.
        Черт, ну надо же, таки сделал это, и как сделал, блин, да это чит самый натуральный, палевный, конечно, ну да и похер, мне ли об этом переживать? На стол уже накрывали, а я знай себе, перечитывал раз за разом пассивку и достижение, ачивка, кстати, тоже ну очень вкусной оказалась:
        "Владыка Крови: X ранг, мифическое. Только невероятное мастерство и могущество способны творить истинные, великие арканы, меняющие суть вещей и идущие наперекор установленному мировому порядку, срывая скрепы равновесия, как ураган сметает травинки у своего основания. Ваше мастерство владения ритуалистикой крови достигло новых вершин и совершается одной лишь силой мысли"
        - Хватит уже ржать как идиот, ешь, давай, - в руки тут же была всунута кружка, и я уткнулся в нее носом, вроде пиво, холодное, пойдет. Выпил, чуть ли, не залпом, а потом с яростью набросился на уже поджидающее меня угощение. Лопал все подряд, не церемонясь и не обращая никакого внимания на правила приличия, впрочем, народ тоже отрывался, хотя больше пил, чем ел. Все уже гудели, смеялись и пересказывали последние события от своего лица, как виделось и воспринималось именно ими. Много юмора, шуток и подколов, пиво закончилось, заказали еще бочонок, и я потихоньку начал отъезжать, алкоголь жахнул по организму так, что даже сам не ожидал. И очень удивился, когда свел воедино общие рассказы о нашем совместном, так сказать, походе в данж. Короче, для них это выглядело примерно так.
        Специально выбрали время, когда народу почти нет, забрались в общий данж и решили фармить его всю ночь напролет, не доходя до босса, на него силенок могло просто не хватить. Короче, крабят по полной, гном танкует, Нарин лечит, остальные дамажат, все как обычно. Тут до их лекаря докапывается ее младший брательник, мол, не кинешь портал, просто жопа будет, и плевать мне на ваш качь. Ну, делать нечего, она вышла из группы и присоединилась к братцу, направила на него окно перехода, и вместо одного родственничка получила сразу два тела. Причем оба то ли пьяные, то ли под кайфом, на ногах не стоят, шатаются, у эльфа морда вся в слезах-соплях, а у тела у него на руках из шеи так просто фонтан красный лупит. И хиты быстро-быстро так обнуляются, думали, все, не жилец.
        Как вдруг это чудо, непонятно каким образом взвилось в воздух на добрые метра три и буквально влипло в ближайшую личинку, прикончив ее единым ударом. Народ в а**е, если не сказать больше, но дальше - круче. Продолжая фонтанировать, это нечто мгновенно отлипло от первого моба и уже вовсю обжимается другим, и тот тоже труп, потом обнимашки с третьим, четвертым, пятым, а они все дохнут и дохнут!
        Народ в шоке, начались вопросы, Нарин так вообще братца за грудки, а он лишь отмахнулся и побег лут собирать, ну, лекарка тоже не дура, бегом следом. А парнишка уже непонятно как залечился, кровища не дрыщет, и прыгает теперь уже как кузнечик, на одну личинку тратя по удару, максимум два, и носится как угорелый, даже следить не успевали. Потом залез в центр, к социалам, и давай гасить еще и их, те в визг, слезы-сопли, мол, обижают, и вот к ним уже несется мобье, чуть ли, не со всей округи. Ну, тут пришлось уже действовать и им, Нарин забрала лидерство, переоформила группу в рейд и приняла остальных, надо же помочь чудику, сейчас сожрут ведь. Но он даже внимание на это не обратил, знай носится по стенам, кренделя выписывает, и ведь мрут мобы, как мухи мрут, у них, что бы одну личинку завалить, уходило до двух минут, а тут такое! Короче, стали отсекать от него паки мобов, принимая на себя и конкретно проседая по хитам, гном матерится, Нарин вся на пределе, дамагеры на гавно исходят, выкладываясь из последних сил. Банки улетают с катастрофической быстротой. И тут этот чудило орет, мол, Цира, гони еще
мобов, мне мало этих. В тот момент они матерились так слитно и настолько мощно, как никогда до это, бойня шла чудовищная и как этот товарищ выживал, для всех оставалось загадкой.
        Потом снова орет, мол, все, сча трындец всем, если мобы не появятся. Нарин тут же братцу кивает на дальний проход, тот озвучивает, личинок спустя какой-то час с лишним не остается вовсе, хотя такое даже при общественном фарме редко когда происходит, их тут такие табуны лазят, что перебить всех почти нереально. И парнишка скрывается в проходе, там несколько пещер поменьше и в конце босс.
        Бросаемся за ним, гном матерится, не переставая, обещая поймать и гробить прыгуна до тех пор, пока не обнулит вовсе, девчонки ржут, в общем, комедия та еще, но нервы у всех на пределе. Добегают до следующей пещеры - никого, одни трупы, и много, всех покоцал, жуть, несутся дальше, а там уже во всю бойня идет. Плюс гнездо летунов у потолка висит, тот еще подарок. По полу мечутся, натыкаясь друг на друга и орут личинки со взрослыми жуками, в воздухе носятся стаи не менее противных тварей, хреначащих из брюха приличных размеров иглами, и посреди всего этого хаоса прыгает и скачет этот кузнечик. Один раз его таки достали, чуть не помер, да Нарин вовремя подлатала, а оно снова в бой, лезет и лезет неугомонное. Рангар с Митой еле успевали сбивать носящихся за ним по воздуху тварей, только на него как ПВО и работали, совсем на группу забив, увлеклись, понимаешь. Когда и здесь перебили всех, этот ненормальный уже унесся дальше, с ходу прописав выползшим элиткам люлей и докопался до матки. Та в непонятке, орет, ее лупят, жуки вокруг толпятся, короче, парня явно чем-то накрыло, начал странно шарахаться, но
драться не бросил, измочалил почти всю элиту, пока босс на них висел. А потом и вовсе замер, став причем так удачно, что матка, не раздумывая, вмиг нанесла удар, Сигурд только и успел что за шкирку схватить и назад отбросить. Спасли, короче, а оно встает, и начинается настоящий цирк, только без клоунов. Красиво, конечно, вышло, но, блин, такого они еще никогда не видели. Парниша взял разбег и взбежал по стене на добрый десяток метров как по лестнице, потом оттолкнулся и, допрыгнув до матки, повис на ней, непонятно за что уцепившись. Там же хитин сплошной, гладкий и прочный, не хуже лат будет. Затем еще прыжок к стене и снова на босса, но уже явно выше, Мита орет танку, мол, веди ее к стене, сорвется же, гном снова матерится, но делает. Потом всех накрыло ревом такой силы, что просто попадали навзничь, а затем и вовсе отбегать пришлось, тварь колбасило не по детски. Матку мотало из стороны в сторону и долбило башкой о землю, заставляя осыпаться потолок и трястись пол под ногами, в ближний бой хрен подойдешь, размажет, так что гасили по ней только из лука и магией, остальные ждали, Нарин же латала
акробата, сказала, очень сильно получил, крепко, почти сдох. Гном даже обрадовался, говорит, ну, наконец-то, не планировали до конца идти, так пришлось, зато хоть виновник скопытился.
        А как босса окончательно упокоили, тварь так грохнулась оземь, что настоящую пылевую тучу подняла, ни черта не видно, на губах песок, в глазах тоже, дышится с трудом, но все довольные, как никогда! Даже на хи-хи пробило с нервов, а тут из этого пылевого облака выходит это чудо и говорит что-то типа, мол, че ржете, вы совсем того, больные? И валит дальше, а у них истерика уже, Болт вообще молот со щитом откинул, и просто держится за пузо, на глазах слезы, борода топорщится, рядом катаются остальные, скулы уже просто ноют. Дальше пошли стоны и всхлипы, Мита так вообще до оскомы себя довела, пока Нарин не подлечила, даже улыбнуться без боли не могла.
        Короче, как-то так, они все еще продолжали гульбенить, а я конкретно отъезжал, а потом и вовсе голову повесил, задремав. Не полностью, так, частью сознания, словно в дымке какой отдаленной воспринимая происходящее вокруг. Сколько они еще сидели, без понятия, потом меня взяли под руки и куда-то повели, помню, ступени были, открылась дверь, и меня положили. Подушку распознал сразу, мягкая, приятная, и тут же отрубился, окончательно...
        - Эй, товарищ попрыгун, - донеслось откуда-то издалека, - хватит спать.
        Плечо несильно толкнули, пришлось переворачиваться на другой бок, спиной к незваному визитеру, может, поймет и свалит. Да и что за на хрен вообще, только лег, и уже ломятся, но посетитель не отставал:
        - Весмир, подъем, уже обед давно, а ты все дрыхнешь, лучше бы в реале отсыпался, все пользы больше.
        Глаза открылись сами собой, мозг начал собираться в кучу. Черт, в памяти уже все всплыло - какой прокол, какая подстава, так себя выдать! И подскочил быстрее, чем Сигурд, а это был именно он, успел отклониться, въехав ему лбом прямо в челюсть. Игрок отшатнулся, рефлекторно хватаясь за ушибленное место и изумленно уставившись на меня.
        - Прости, - бросил, устремляясь к двери, черт, черт!
        Но улизнуть мне не дали, едва слетел с лестницы, как тут же попал в оборот улыбчивой семейки, Нарин и Цираэль преградили дорогу, буквально выскочив навстречу. Эльф, как всегда, тянул улыбку до ушей, а заметив, что спускаюсь, вообще расцвел, приготовившись обрушить на меня словесный поток. Девушка же просто улыбалась, молча, и мне ее взгляд ой как не понравился, словно тебя оценивают, разбирая по кусочкам и заглядывая внутрь. Или я чего-то не понимаю, или пошло оно все в жопу! Сопли и прочие розовые эмоции были вчера, когда плечом к плечу и все такое, а сейчас перед глазами стоит потребность обезопасить себя и не допустить ни капли утечки. Можно ли им доверять, учитывая риск? Не думаю. И почему вчера башка не соображала наперед, еще пил с ними, жрал, мог ведь и проболтаться, мол, всем тсс, у меня секрет, я магией крови тут немного промышляю, только никому не говорите, ладно? Идиота кусок, сразу после данжа валить нужно было, а вернее, валить нужно было себя и этого длинноухого, а не бросаться на эту гребаную охоту с перочинным ножом наперевес. С какого роя они нас, кстати, не прибили?
        - Привет, человек-загадка, - Цираэль приобнял меня за плечи и попытался направить к столу, но у него не получилось.
        - Цира, погоди, - я мотнул головой, мол, отойдем, эльф лишь поднял бровь, но кивнул.
        - Чего? - и смотрит.
        - Ты, прости, но мне лучше уйти, - кошусь на Нарин.
        - В смысле? - не понял он.
        - В прямом, - и уже делаю шаг вперед, как эльф хватает за руку.
        - Погоди, хочешь свалить, свалишь, но мы уже обед заказали, так что не будь неблагодарным и хотя бы составь компанию.
        Черт, киваю, ладно. Прохожу и сажусь за занятый ими стол. Через минуту рядом опускается Сигурд, с ухмылкой на меня поглядывая. И чего скалиться, что смешного? Но вслух ничего не говорю, странная ситуация, конечно. У меня словно раздвоение личности какое-то, вчера одно, а сегодня уже паранойя кричит совсем о другом, мол, сжигай мосты, уходи в подполье, вокруг одни враги. Утрирую, но суть примерно такова, моя специализация, насколько понял, совсем не распространена и довольно редка, а еще гонима неписями и неизвестно как ее воспримут игроки, риск уже налицо. Вопрос - оно мне надо?
        - Успокоился? - нарушил молчание мечник.
        - Немного.
        - А чего бежал?
        - А...
        - Обиделся на что? - не понял тот.
        - Да нет, просто... не бери в голову, короче, - отмахнулся, словно от ерунды какой-то, мол, замяли, хотя по глазам видел, тот остался при своем мнении, не поверил, но настаивать и дальше расспрашивать не стал. Вскоре к нам присоединились Нарин с эльфом, а потом приперся и гном.
        - Всем привет, - буркнул бородач, занимая свое место за столом.
        Все покивали, и я продолжил с отсутствующим видом буравить одну из балок под потолком, говорить не хотелось. Наконец, показался хозяин с помощниками и быстренько накрыли на стол, заставив его снедью куда более скромно, чем вчера. Что же, и принесенного с головой хватит, подождав, пока все притупят к еде, принялся за нее и сам. Вкусно, но не для меня, в голове уже выстраивался план дальнейших действий, и подобное обилие мяса, салатов и прочего съедобного разнообразия довольно не скоро будут снова баловать мой желудок. Так что наедался, как в последний раз.
        - Гм, Вес, ты как, выспался, кстати? - внезапно поинтересовалась Нарин.
        - Да, вполне, спасибо, - пробурчал с набитым ртом, ну а что, жру, как ни как, и она это прекрасно видит.
        - Чем собираешься занятья? - будто бы и ни о чем спросила она.
        - Доем и свалю, - жму плечами, врать смысла не видел.
        - А давай с нами, у нас тут наметился еще один ну просто очень вкусный данж, - закатила девушка глаза, но ее уловки на меня не подействовали.
        - Не, спасибо, но сами, без меня.
        - Да и я думал сходить, - заметил Цираэль, - чего отказываешься?
        И вот хрен поймешь, или у меня фантазия разыгралась, или тут какой-то маленький заговор зреет, как-то атмосферка не очень мне нравится, да и народ подозрительный слегка, вчера не такие были, точно помню. Отложив в сторону вилку, поднял глаза:
        - Короче, начистоту, чего вам надо? - прозвучало более чем грубо, и еще холодно, ни капли от вчерашних эмоций не осталось.
        - Вес, - удивленно вскинулся эльф.
        - Нет Цира, - качаю головой, - что-то тут не так с вами, и мне это не нравится.
        - Это с тобой что-то не так, - прогудел гном, - а нам просто интересно.
        - Просто интересно, значит, - откинулся назад, глаза прищурились, оббегая каждого из сидящих.
        - И сейчас уже ты ведешь себя как-то не так, к тебе ведь никто не пристает, - Нарин слегка улыбнулась.
        - Возможно, - не стал спорить я, - и что дальше?
        - А дальше мы предлагаем тебе вступить к нам! - раздалось от двери и, скосив взгляд, уперся в неспешно приближающуюся к нам безуровневую троицу, ясно, хаи, заломают в три счета, если что. Незваным гостям, оказывается, уже было занято место, вот, почему, отсутствовала магиня и лучник, третий же из незнакомцев остался стоять.
        - Приятного аппетита, кстати, - говоривший носил ник "Арсат" и явно был лидером в этом трио, а также состоял в том же клане, что и остальные вокруг. Лишь Цираэль оказался свободной пташкой и, похоже, он тоже не был в курсе происходящего.
        - Нарин, ну ты и свинья, - покачал он головой.
        - Молодой человек, ну зачем же так, она все сделала правильно, - Арсат явно взял всю инициативу на себя и продолжил, - Весмир, не пойми меня неправильно, но это очень хорошее предложение. Мы довольно амбициозный и сильный клан, и просто так подобные предложения не делаем, а попасть к нам хотят довольно многие.
        - Охотно верю, но не убедили, - вот и допрыгался, называется, спалился как мог, а теперь и последствия пришли.
        - А ты подумай, рано или поздно все равно к кому-нибудь примкнешь, кланы дают заработок, защиту и возможность развиваться дальше, а одиночки, по сути, всегда становятся мясом и уж точно не богатеют.
        - А тут прямо-таки можно разбогатеть, - хмыкаю скептически.
        Арсат удивленно вскидывает бровь:
        - Вообще да, деньги в игре крутятся очень большие, люди сюда как на работу ходят, а ты не знал? - и улыбается.
        - Нет, да и не интересовался как-то таким, меня подобное мало интересует.
        - Вот как, а что же именно тогда ты ищешь в Мире?
        - Свободу, во всем и ото всех, - ну, что, будем пробовать прорываться, и поднялся из-за стола, делать тут больше нечего, и так все ясно, вопрос лишь в том, как далеко они зайдут, - благодарю за гостеприимство и, Цираэль, передай своей сестре мое неуважение.
        Как ни странно, меня не пытались остановить, даже не дернулся никто, я вышел за дверь и с облегчением вздохнул, лишь потом догадавшись, что в городе, скорее всего, они бы и не стали ничего предпринимать. А вот за его стенами уже вполне может ожидать комитет по встрече, так что все еще вполне может быть впереди. Плюс понятия не имею, что за город, какие вокруг локации и чего можно ожидать. Заинтересованность этих из "Асгарда", тоже мне, название для клана, не могли ничего пооригинальнее придумать, также не была полностью понятна. Ну да, засветился человечек с нестандартными навыками, отличился немного, показался интересным, так в чем прикол, из-за чего три хая с уровнями сто плюс, срываются и приходят с ним навстречу. А в том, что там далеко уже не сотни, я не сомневался, не были видны ни их уровни, ни ток жизненной силы, а это минимум девяносто первые. Короче, влип, и пора драть когти, забиться куда-нибудь в какую-то глушь и расти, расти, расти. Пока вот такие вот дяди уже не смогут приходить и навязывать свою волю, хотя бы из-за того, что будут умываться своей кровью за каждое резко брошенное
слово.
        Первый попавшийся стражник выдал всю необходимую информацию, заставив, в итоге спешно ретироваться, так как вопросы у него появились уже ко мне, еле отбрехался. Итак, город носил название Ирмат и был окружен локациями, рассчитанными на уровни шестьдесят плюс, хрен его знает, потяну ли, но выбираться отсюда однозначно было нужно.
        Все решилось гораздо проще, мои познания в местной экономике совсем не блистали, и поэтому сердце отнюдь не обливалось кровью, когда отдавал почти все, что имел, за свиток портала. Города мне не импонировали, и зависать в них я не намеревался, разве что, возможно, выучиться какой нужной профессии, ну, там, что бы поесть суметь приготовить или еще чего. Но это потом, а пока лишь бы свалить отсюда куда подальше. Лавка, торгующая свитками, попалась на глаза совершенно неожиданно, и идея родилась сама собой, зашел, пообщался, узнал варианты и тут же вытянул кошель с деньгами. Ушло почти все, но я был доволен, город на другом краю материка, леса и озера в изобилии, доберусь до какой-то деревеньки и свалю в глушь мобов пинать, а там и данж какой попробую в одиночку зачистить. И больше никаких групп, никаких знакомств, в жопу все!
        Мешкать не стал, зашел в ближайший переулок, сломал печать и на выскочившем запросе выбрал "Да", затем шаг, и вот он новый виток моего существования в этой гребаной игре!
        Глава 6
        К сожалению, оставшихся денег не хватило ни на что, кроме как прикупить припасов, стоимость любого обучения начиналась от двадцати золотых, а у меня всего-то и было, что три желтых кругляша да с десяток серебряных. Я даже не потрудился узнать, в каком соотношении происходил обмен, просто не видя для себя в этом пользы, а приставать с подобными вопросами не посчитал уместным. Еще полтора золотых ушло на покупку простенькой карты, не качественной и дающей лишь примерное понимание направлений с отметками основных населенных пунктов. И следующие дней пять просто шел по дороге, иногда напрашивался на "извоз", ночевал в лесу, стараясь выбирать места посуше и повыше, в общем, проблем пока не возникало. Вперед гнала твердая уверенность в том, что с другими игроками мне не по пути, по крайней мере, пока не смогу за себя постоять, а это означало долгий и кропотливый фарм. Так что лучшее, что сейчас могу сделать, это залезть черти куда на самую границу обжитых земель и спокойно заняться собой любимым. Странно, конечно, до этого наоборот к людям стремился, а теперь бегу, поджав хвост и стараясь скрыться. В
общем, выбор пал на одну из деревенек в глуши, "Чернолесинки", доберусь до нее, а там и посмотрим.
        - Эй, подвезти? - раздалось сзади под мерный стук копыт по земле, сзади меня в течение часа, если не больше, нагоняла телега, и сам вопрос вызвал скорее недоумение, чем благодарность.
        - Да нет, спасибо, - обернувшись, вежливо кивнул сидящему на козлах мужичонке. Явно местный, домой, небось, едет, телега пуста, может, товар какой отвозил продавать.
        - А что ж так, все не ноги сбивать!
        - Не обижайся, уважаемый, но я так быстрее дойду, - смеюсь.
        - А, вон оно что, это да, Лишка у меня не прыткая, зато сильная, - донеслось в ответ, и мне вдруг показалось, что ему просто хочется поболтать с кем-нибудь, не более, надо же, какие неписи болтливые пошли.
        - Местный? - киваю на околицу впереди.
        - А то, как же, с самых малых лет, а ты, путник, родственник чей, или по делу?
        - Не родственник, - качаю головой, - и не по делу, свободен я от всего этого, и просто брожу, мир смотрю.
        - Странствуешь, - понял мужик.
        - Ну да.
        - И много где бывал?
        - Да не так что бы очень, но в этих краях впервые.
        - Ясно, ну, тогда сразу дам совет - зайди сразу к старосте, отметься, уже легче будет.
        - Спасибо, так и сделаю.
        - Ну, бывай, путник, может, еще свидимся.
        И это его "свидимся" длилось на протяжении всего оставшегося пути, так как ни обогнать меня, ни отстать он просто не мог, знай, катил себе рядом, совсем не следя за дорогой и свесив голову на грудь, задремал, короче.
        - Эй, уважаемый, село уже, не проспите?
        Мужичок тут же вскинул голову, поймал фокус и выдал:
        - А, еще пяток дворов можно вздремнуть, - и вновь выпал, да уж, лошадка, походу, сама двор найдет, сама зайдет и хозяина в дом на лавку отнесет. Вот ведь жизнь у непися, а в закромах еще, небось, самогон да закусь дожидаются, чем не рай в шалаше?
        На незнакомого путника никто внимания не обратил, скользнули косыми взглядами и не более, словно мышь какая в село проскользнула. Ну-ну, репутация, значит, недостаточна, так мне это как раз и на руку, меньше ненужного внимания будет, учитывая, чем предполагаю здесь заняться. Двумя днями ранее меня постиг полнейший и прискорбнейший облом, надежды и чаяния рухнули стремительной лавиной, погребя под собой все с такой тщательностью выстроенные планы. Как оказалось, приравнять схватку к ритуалу вполне возможно и не стоило для меня почти никаких усилий, как только проливалась первая кровь, уже можно было шаманить, и чем больше ее "пущено в жертву", тем более высокую цену я мог уплатить. Что тут думать, начни бой - и каст нон-стоп тебе обеспечен, а местный люд, не будь он тут таким зашуганным, уже давно обладал бы просто невообразимой мощью, способной сворачивать горы и в буквальном смысле кипятить моря. Подобная мысль вспыхнула ярко, стремительно, и тут же безрадостно погасла, когда реалии игры выразили несколько иное мнение на этот счет, все, чего можно было добиться в бою от смерти жертвы - это
незначительное влияние, толику магической силы, пущенной на что-то совсем уж бесполезное. К примеру, усиление или еще какой баф, небольшой и не такой уж существенный, к тому же действующий, в лучшем случае, всего несколько ударов сердца. Или иное какое воздействие, суть не важна, а вот итог закономерен - полнейшая бесполезность! Я был почти в трауре...
        Затем, после некоторых раздумий, был проведен еще один эксперимент, выявивший более значимый потенциал - моя собственная кровь ценилась куда как выше и обладала большей платежеспособностью, чем того же лесного зверья, к примеру. Что наводило на мысли о крови вообще всех игроков, жаль только, что проверить это пока никак не удастся. К тому же, примерно такой же была выгода относительно дальнейшей прокачки ритуалистики, поднимать ее на мобах придется еще очень и очень долго, а вот собственные "жертвы" увеличивали ее рост" вполне ощутимо, что тут же капнуло в общий котел, породив новые мысли о пэкашничестве. С другой стороны, на два уровня специализацию удалось поднять только из-за долгов, и именно на мобах, от чего в голове вертелась еще идея о том, что очень важен не только источник, но и сама цель, ради которой все это делается. В общем, потерпев крах в первоначальных чаяниях и сведя до кучи все известное, пришел к выводу, что без собственной кровушки никак, а тупо апать уровни мне не хотелось, в конце концов, только магия крови мне хоть что-то, да и даст в этой чертовой игре. А хаями рано или
поздно станут все, разница лишь во времени, да и только.
        Так что вскоре рядом с этой тихой, на первый взгляд деревушкой, начнут происходить очень и очень зловещие для постороннего взгляда вещи, которого, я уж очень сильно постараюсь, просто не будет. Додумался до этого совершенно недавно, мысль пришла в голову и тут же была сброшена в отстойник, как негодная и всячески вредящая. А что, знай, режь себе глотку да возрождайся, какие проблемы-то, да и "работать" можно прямо у кладбища, красота!
        Если бы не одно "но" - опыт, опыт, сука, режется! Не знаю, правда, насколько сильно на моем уровне, но Цираэль говорил, что для сотых это уже очень серьезно, и смерти они реально бояться, избегая, как только могут, стараясь не рисковать. И вот эта вот загвоздка не давала мне покоя последние пару дней, решу, как хотя бы уменьшить этот долбанный штраф, что бы вообще в ноль не скатиться - куплю любое пойло и отпраздную в одиночестве непременно. Не выгорит затея, останется лишь собирать себя по крохам или перейти на ремесло пэкашников.
        Двор старосты подсказала встретившаяся по дороге детвора, окинувшая меня безразличными взглядами и выдав нечто, похожее на:
        - Вон тама!
        - Дом с резьбой!
        - Прямо идите, найдете!
        И все, ни тебе "здрасьте", ни тебе какого уважения к старшему поколению. Впрочем, чего это я, ведь сам не помню, сколько мне годков в реале уже отстучало, может, сам молокосос молокососом, а еще ворчу что-то. Подворья были большие, ухоженные, с низкими заборами и редко на каком бегала хотя бы какая-то сторожевая псина. Видать, бояться тут народу было нечего и некого, живут, как у бога за пазухой, хотя, опять же, черти де на выселках, случись что, помощь не скоро придет.
        Искомое подворье обнаружил аккурат между двумя небольшими лавчонками, походу, какие-никакие, а продажи в селе проводились. Дальняя не видел, чем занималась, а вот первая попавшаяся, судя по вывеске, шитьем, штопкой и прочим полезным и нужным, в общем, портняжное ателье самое настоящее. Как-нибудь зайду на досуге, хоть гляну, вдруг, чем полезным разживусь.
        А потом стучусь в ворота дома с резьбой и жду.
        Вновь стучу, и снова мнусь на месте.
        И еще, но, видимо, никого нет.
        В жопу все, что мог - сделал, и уже отошел на пару метров, как неожиданно меня окликнули:
        - Постой, путник, ты хотел чего? - обернувшись, приметил не спеша бредущего ко мне статного, высокого дедка, довольно крепкого и с ясным, цепким взглядом. Вот это прорисовочка, вот это типаж, меня даже передернуло слегка, после того, как непись буквально нанизал меня пару раз глазами. Ему бы следователем работать, а не пост старосты занимать.
        - День добрый, уважаемый Нордил, - рядом с ником у него красовалось "Староста".
        - И тебе не хворать, так чего хотел-то?
        - Отметиться, - пожимаю плечами, - по дороге Гласта на телеге встретил, он советовал не полениться, зайти.
        Мужик слегка расслабил свой колючий фокус, дышать стало легче.
        - А, вернулся-таки, пропаданец, ладно, так ты как: жить, работать или родственник чей?
        Ну, ясно, и староста, и полицай в одном лице, любой чужак вполне возможная угроза и риск их, надеюсь, вполне мирному существованию, вот и бдит, старается предупредить нежелательное.
        - Не угадали, - губы тянутся в улыбке, - в лес уйду, сюда буду лишь изредка наведываться, купить, что по надобности, да и продать добытое.
        - А, браконьер, стало быть, - понятливо кивнул дед, а меня аж перекосило.
        - С чего это вдруг? - походу, вызванные сказанным эмоции его впечатлили.
        - Ну, не браконьер, так лесник или, как вас там, в столице кличут - егеря, вот!
        - Вы что-то путаете, уважаемый, первый вне закона, оба вторых у него на службе, а я абсолютно из другой категории.
        - Это из какой же? - Нордил удивленно поднял бровь, и тут до меня дошло, даже по лбу чуть себя с досады не треснул! Вот ведь сука ушлая какая, дал мне выбор и просто подождал, пока моя не прошаренная смекалка не протормозит и не позволит выложить ему все на блюдечке. Поверит или нет, это его уже дело, но мои эмоции прекрасно для него все разложили, а значит, не вредитель и не на службе у закона, в общем, умно. А я спалился как самый последний лох, печаль.
        - Хитро, - качаю головой, - а вот сами и решайте.
        Дедок хмыкнул, потом подошел к лавке у заборчика, сел и призывно похлопал рядом с собой.
        - Значит так, путник, село у нас мирное и тихое, народу немного, но все дружные, все всех знают, так что без гадостей, не сдюжишь. Далее, если пойдешь в лес, должен понимать, за реку - ни ногой, там темная сторона! - поднял он палец, внимательно буравя меня взглядом, мол, соображаешь, или как.
        - И, что за сторона такая? - выдал я в себе полного балбеса.
        Старик вздохнул:
        - И из каких ты мест выбрался, - затем, выдав еще один нелегкий вздох, ну, театрал чистой воды, пояснил, - места нехорошие, напитанные темной магией, пойдешь, там и останешься, усек?
        - Усек, - киваю, чего ж не понять, первым делом к той реке и сгоняю.
        - Далее, жить тоже там намереваешься?
        - Ну, да, надоело все, люди надоели.
        - Или скрываешься от кого, - понял по-своему староста.
        - Или скрываюсь, - не стал отпираться, - или, как и сказал, надоели все.
        Нордил лишь отмахнулся:
        - Нам без разницы, пока ты человек, а не зверь какой.
        Улыбаюсь, вот ведь, а мне этот непись даже начинает нравиться.
        - В общем, так, на постой можешь встать у молочницы нашей, - и, заметив мой отрицательный кивок, продолжил, - или жить в лесу.
        - Второе, - твердо отметил я.
        - Тогда смотри сам, или крутись, как хочешь, или занимай дом лесничего и бери на себя его заботы.
        Меня даже пробрало на пару мгновений, что это, сама удача плывет мне в руки или очередная подлянка от окончательно сбрендившего Мира, подсовывающего кусочек сыра вместо приманки?
        - Дом, - протянул задумчиво, - а что за обязанности и в чем подвох?
        - Да нет никакого подвоха, - крякнул староста, - там и работы-то той, но далеко ходить просто, у нас, почитай, из каждого двора по мужику на неделю выпадает, когда их черед приходит.
        - Ничего не понимаю, чем у вас лесничий должен заниматься и где, собственно, он сам?
        - Да нет у нас его, и никогда не было, - Нордила скривило, как от дольки лимона, - Тьма за рекой всего как лет двадцать назад объявилась да в силу вошла, из столицы маги прибыли, понаставляли по берегу оберегов своих, да наказали каждый месяц ходить-проверять. А у нас и так дел не в проворот, на каждый день хватает, а тут еще это, хочешь, не хочешь, а приходится тащиться да и ночевать там же. В общем, собрались и отстроили домик небольшой, да инструментом скинулись каким ни каким, в общем, жить можно.
        - То есть, мне заняться этим предлагаете.
        - Ну, да, сам отведу, покажу все да расскажу, ты как, зверья не боишься?
        Купленная ранее карта хоть и давала совсем скудное представление о своих областях, но уровни локаций на ней имелись. К примеру, Темнолесинки и дальний лес относились к пятьдесят плюс, думаю, отдай я денюжек побольше, вместо плюса стояла бы точная цифра, а прорисовка и детализация отличалась бы в разы. Но я бедное и пока без дополнительных источников дохода, так что брал, что мог.
        - Не боюсь, разве что бродить там придется сутками, тогда я пас, находился уже, не тянет.
        - Да нет, - о, как, даже лыбу уже тянет, неужто репа таки капнула, - это отсюда добираться долго, а там в течение двух суток все обходится.
        Ну, что тут думать, надо брать, халява, черт возьми, но можно попытаться еще кой чего сбить, а вдруг проканает, как, ни как, нужен им, походу.
        - Звучит пока неплохо, уважаемый Нордил, - и намеренно запнулся, типа, формулируя вежливый отказ или что-то в этом роде, надеюсь, интонация мне удалась.
        - Помогу с начальными припасами, подскажу, чему будем рады, коль добудешь, и раз в месяц, если придешь, с меня ночлег и столование, - тут же выпалил дед, о, как! Шустрый товарищ, почти все интересующее меня перечислил, ладно, наглеть не будем - будем брать, как говорится.
        - Устраивает, - киваю, - даже более чем.
        - Вот и отлично! - ба, точно репутация повысилась, в глазах непися уже ни одной колючки, смотрит доброжелательно, с облегчением, - тогда пошли, отобедаем, соберу тебя и пойдем.
        Каша оказалась густой, жирной, такой, что желудок будто гвоздями через зад к скамейке приколотили, все не встать, а только лечь порывался. Часок-другой вздремнуть было бы самое то, но хозяин дома уже шустрил, бегая из одной комнаты в другую. Через полчаса меня выперли из дома и потащили дальше по дороге, со дворов выглядывали мужики и вполне добродушно махали руками. Один даже вынес глиняный кувшин, мол, подарок на новое место, для сугреву.
        - Ты только это, не пьющий? - сразу строго взглянул на меня Нордил.
        - Не волнуйся, - усмехаюсь, - можешь с собой потом забрать, да и негде мне этим будет разжиться, сам подумай.
        - Это хорошо, а от подарка не отказывайся, всяко пригодится.
        И мы двинули дальше. Ну, что сказать, свое название деревенька получила вполне заслуженно, каждый десяток метров лес становился все дремучее и непроходимее, со всем этим росла и его чернота, густота теней и полнейшая непроглядность. Отошел с места на пяток метров - все, считай, оглядываться бесполезно, все равно ничего не увидишь. И чернота, сплошная и давящая, Нордил насчет этого сразу меня предупредил:
        - У нас и раньше лес был жутко густой да темный, а как Тьма по соседству появилась, так еще и давить чем-то эдаким стало, но это пустяки, привыкнуть можно.
        Через день пути я, наконец-таки, понял, в чем была вся подоплека, но отказываться не стал, слишком уж пока все хорошо складывалось, ну а то, что на мозги давит, так с этим, чай, как-нибудь, разберусь уж. В общем, вот почему у них лесника не было, и вот отчего староста такой довольный, что удалось сплавить неприятную обязанность на пришлого. Свалил с одних плеч на другие, и радуется, впрочем, рано было еще судить, посмотрим, как пойдет. Но, блин, точит ведь мозг и точит, и чем дальше углубляемся, тем сильнее воздействие, не представляю даже, как там, на месте, будет прессовать.
        На ночевку устраивались быстро, расчистили место да расстелили спальники, благо, мне он тоже один выделил. Затем костер и часок экскурса в историю этих мест под мерное движение челюстей, так, ничего интересного, под конец уже и вовсе не слушал. А утром быстрый сбор и снова в путь, жуя уже по пути, Нордил явно не хотел находиться в лесу дольше, чем требовалось.
        Видел несколько раз местное зверье, да уж, те еще монстрюги: белки размером с кабана, и кабаны размером с медведей, не все, правда, но были и такие исполины. Шестидесятого и шестьдесят второго уровней, к нам они не цеплялись, староста среди всех нас казался неодолимым и могучим - девяностый, с одной тычки любого бы, наверное, завалил. Спустя почти трое суток, вышли, наконец, к домику, и хибарка оказалась ничего так, куда уж получше той хижины, в которой жил с Гиин.
        - Вот, - развел руками Нордил, - твое хозяйство, скромно, зато по необходимости. Не течет, одно окно, одна дверь с засовом, внутри стол, два стула, кровать и по мелочи, ну, разберешься, пошли.
        И еще это была первая увиденная за столько времени, какая ни какая, а свободная от местной флоры поляна, ну, почти, так как травой все заросло, чуть ли, не по колено, однако и не выше. Внутри оказалось по спартански, как и сказал староста, ничего лишнего, все только под практичность делалось.
        - Так, тут понял, да? Теперь пошли, покажу тебе обереги, не все, конечно, а первые, а остальные уже сам проверишь.
        - А что с ними может быть не так? - чай, ремесел никаких не имею, чинить не обучен, как бы, не оплошать.
        - Да иногда их землей заносит, а может, сама Тьма это делает, но только это снижает их силу, так что маги наказали следить и очищать, в общем, по месту покажу.
        Шли недолго, всего пару часов, учитывая, сколько оттопали до этого, послышался ток воды, а потом я увидел и саму реку. Метров под сто в ширину, или вру, глазомер у меня тот еще, но вплавь после того моря, что пришлось одолеть, переплыл бы запросто. Берег крутой и высокий, русло вихляет подобно змее, скрываясь за поворотами и увидеть, что там дальше с любой стороны, просто невозможно. Скорее всего, все то же самое, те же буреломы, рвы и чащи, через которые хрен продерешься. Хорошо еще староста прихватил топор из домика, хоть продвигаться могли более-менее сносно.
        - Вот он, оберег, смотри, - его длинный палец заставил меня опустить нос к низу и упереться взглядом в каменный столбик, примерно с мое бедро толщиной. Гранит вроде, да еще исписанный какими-то, то ли рунами, то ли знаками, в общем, явно магического направления штуковина.
        - Пока магический язык не в земле - все хорошо, как только начнет засыпать, Тьма на той стороне начнет прибавлять в силе и, как бы, не было беды потом. В общем, туда, в ту сторону, нужно идти вплоть до разрушенного каменного моста, - старик махнул влево.
        - А вправо, пока не уткнешься в скальный кряж, там у его самого основания оберег врыт, не пропустишь. Всего этих штуковин сто двадцать две, запомнил? Ни одной нельзя пропустить. Если же начнешь халтурить или что не так пойдет, сюда вновь явятся маги из столицы, и тогда ни мне, ни тебе спуску не будет. А потом еще и от деревни отдельное "спасибо" получишь, раз уж взялся - делай!
        - И все? - признаться, ожидал куда более серьезных испытаний, а тут такое, придти да ногой поразбрасывать землю, делов-то.
        - И все, - улыбается, улыбнулся бы и я, если бы не все то же давление на мозг, к моему облегчению, сильнее которое отнюдь не стало, но вот его стабильность уже порядком раздражала.
        - Тогда пост принял.
        - Ну, вот и отлично, пошли, в этом месяце я тут уже был, так что веди отсчет до двадцати дней, потом обход, потом вновь отсчет в три недели, ничего сложного. Зверья набьешь, сам сказал, не боишься, неподалеку от дома есть ручей, холодный жутко, правда, но зато ближе, чем речка, найдешь, по правую сторону он.
        Короче, всю дорогу староста делал наставления, а я кивал, запоминая и прикидывая, на сколько хватит запасенной провизии, по всему выходило, если не маньячить и не обжираться, то сутки-двое продержусь, а там уже придется и о пропитании задуматься.
        - Ну, вот, дом показал, оберег ты видел, все, бывай! - и староста что есть духу ломанулся было прочь.
        - Погодите, уважаемый Нордил, - окликнул я его, - вы еще обещали рассказать, какой промысел деревне будет на руку.
        - А, это, да, - замялся тот, остановившись, - в общем, любые когти от такой длины, - он показал размер, - а еще, если удастся, хитин пауков.
        - Пауков? - меня перекосило, что за новости.
        - Ну, да, влево как по берегу пойдешь, там, недалеко, можно их гнезда найти, но это так, по желанию.
        И пока я не успел придумать ничего нового, староста ужом юркнул в ближайшие заросли, оставив меня стоять одного посреди всего этого буйного великолепия. Вот ведь черт старый! Если про восьмилапых "забыл" упомянуть, то чего еще не досказал? Может, и данж какой где-то поблизости, а то я бы не прочь, с моими-то параметрами.
        В течение следующих двух суток я облазил окрестности, нашел ручей и даже обнаружил несколько грибных полянок, небольших, но довольно тесных для притулившихся друг к дружке грибочков. Еще поймал на клинок кинувшуюся на меня монструозного вида белку, и не спасли ее ни уровень, ни размеры, даже достать ни разу не успела. Острие шкуродера в один миг пробило лоснящуюся шкуру и погрузилось почти по рукоять, доля мгновения и ритуал завершен, кровь принята в жертву, тварь получила двухсекундное оглушение. Но этого и не требовалось, когда лезвие раскурочивает тебя, разделяя хребет на две части, уже, как-то, и не повоюешь особо. А я ведь и жизненный ток умудрился нанизать, ко всему прочему, кстати, отличная идея, буду практиковаться лупить по двум целям сразу. А на следующий день нашел и местную точку респа, банально воткнув нож себе в горлянку, и с недоумением истекал кровью битых минут пять, а то и дольше. Все это время хлестало, как из свиньи, впрочем, поговорка была довольно глупой и совершенно мне непонятной, но фонтан от этого меньше не стал. Откуда столько в моем теле крови - дурдом, да и только. В
общем, все необходимое на первое время, я теперь знал...
        Очнулся после вспышки в каких-то руинах и потом костерил себя, по чем свет стоит.
        - Ой, мудак, ой, б***ь, дебила кусок! - да, проверил один, сука, порезку опыта, да, снимается и да, смысла так делать нет, не много, но сняло, а рост специализации хоть и отмечен, но тоже не ахти какой. Видать, надо было просить за себя нечто большее, чем приведение беличьего мяса в готовое для употребления состояние. Цена за ритуал полностью окупалась моей смертью, это я понял сразу, а вот то, что "сдача" опосля просто бесследно растворилась, осознал лишь сейчас. Сука, ну что за лошара!
        Пришлось чудить, да еще начертанием заниматься, так как задуманное явно не окупалось моей мертвой тушкой, жаль, конечно, себя, но по другому просто не найду в этом гребаном лесу свою лачугу. Результатом стала более-менее ровный круг и перечеркнувшая его стрела, смотрящая пока в произвольную сторону. По наитию добавил линиям жирности, а когда плата слегка уменьшилась, попытался шкрябать все, что в голову придет. Пришлось затирать, что-то пошло не так и ритуал вырос в цене, короче, мудохался знатно, потом чирк по горлу, жалкий булькающий всхлип, как же мне все это осточертело, и кровь побежала по вычерченным в земле линиям.
        - Ну, наконец-то, - после вспышки я первым делом кинулся проверять свои рисунки, и круг и стрела имелись, только вот последняя изменила свое положение и указывала совсем в другую сторону. Что же, вот тебе и путь домой, мудило ты недальновидное!
        Пока шел, в голову лезла сплошная гнусность с матами. Вот как это называется, вроде бы прикинуть плату за ритуал могу, но лишь в общих чертах, мол, вытянет всю кровь или только ее часть, или же потребуется гораздо больше, чем сможет отдать жертва. А сколько она сможет отдать, опять-таки, приходится узнавать на практике, выходит, ценность каждого существа, пусть и одной расы, всегда своя. И хрен поймешь, как и почему, иногда за более мелкую зверюшку отваливает больше, чем за крупную, в общем, бред полнейший. Было бы намного проще, если бы, к примеру, смотришь на моба, и тут же понимаешь его "стоимость", так нет же, приходится подбирать, гадать и подстраиваться, гребаный стыд какой-то, а не магия. Все на глазок и через жопу!
        Был бы у меня учитель, сказал бы: делай так и так. Тут нужна такая пентаграмма, к примеру, тут алтарь, это действует вот так, а это влияет на то, но можно облегчить подобным образом. А еще бы книжки какие давал читать, а потом практика и жертвы, жертвы, жертвы. Вот это я понимаю, а то, чем сейчас занимаюсь, идиотизм какой-то, пру напролом, беря не качеством, а тупой грубой силой, да еще и бессмертием своим, гребаным, типа чит на ошибки.
        Добравшись до дома, пошел в сторону прибитой твари - ага, хрен вам, только кости да недоедки и остались, сожрали все подчистую, сволочи. Напоминание на будущее, еду в свободном доступе не оставлять. Плюнув, поперся в дом и завалился на грубо сколоченную лежанку, кроватью это чудо язык не поворачивался назвать. Тем более что ни матраса, ни подушки не было, лишь выданный старостой спальник, в эти мгновения особо остро вспомнились ночи с Гиин, эх, вот ведь у кого под боком хорошо было. И жрачка, и секса вволю, правда, только в темное время суток, днем она мои поползновения пресекла в корне. В общем, промаялся так до самого вечера, а там и сон сморил, подкравшись совершенно незаметно.
        Наутро начал вести календарь, так сказать, оставляя на стене дома зарубки, но что-то мне подсказывало, что староста и тут наколол. Какие двадцать дней, если, говорит, недавно уже был, значит, должно быть намного меньше. А раз так, то, выходит, этот ушлый тип банально сократил срок, заставив меня почаще бегать по всем этим буеракам да колдоебинам, и ведь хрен что скажешь, в своем праве.
        Итак, аннулирование штрафа при смерти, это при идеальном разрешении вопроса! Частичное уменьшение - при приемлемом, и провал задачи как самый худший вариант. Идеи? Помощь бога! В жопу такие риски, подобные им засранцы всегда лишь о себе думают, даже связываться не хочу. Долг крови - еще лучше, то же самое обнуление, так еще и с дикими муками, проще уж самому вскрываться, но тогда отпадает вся суть искомого. Цена вопроса представлялась просто заоблачной, впрочем, как и в те два раза, а значит, затея в корне повлияет на что-то глобальное в этом мире, чему сам Мир будет явно противиться. Отсюда и плата за размах, насколько я понимаю. Так, что еще? Уйти в мир ПК и тупо вырезать какой-то городишко, гм, а оно мне надо? Да и смогу ли, там стражи полно, не с моими смешными уровнями думать о таком, пусть даже на своем сорок пятом и стою как шестидесятый, плюс-минус, на точность не претендую. Крафтерский вариант вообще не рассматриваем, не знаю даже, возможно ли такое вообще, что бы какая-нибудь вещь давала такую имбовую имунку, вряд ли. И... все, больше на ум ничего не приходит.
        - Черт! - пару минут меня колбасило, я "футболил" ногами по воздуху, матерился и зло рыскал взглядом, постепенно остывая и приходя в норму, походу, все-таки немного псих, или просто переутомился морально. Не знаю. Может, банально не с той стороны подхожу к вопросу? А как можно увеличить скорость прокачки? Б***ь, опять запредельные цены, я сейчас все меряю по эталону, переводя на собственную жизнь, и всплывшая, как бы это назвать, "объемность", что ли, казалась просто-таки прорвой какой-то. Фух, как же тяжко постигать все самому, на собственном опыте и голом энтузиазме. Бросить все, податься в мечники, статы и так уже разогнаны чудовищно, да и куда бить теперь знаю прекрасно.
        - Да ну на хрен! - первые шаги в специализации уже вывели едва не в читеры, и все оставить? Нет уж, даже если и дольше, зато в конце самая большая дубина все равно окажется у меня! Думаем дальше.
        Прошло полдня. Голова пустая. Забил. Ушел к ручью, напился и отправился искать мобов. Нашел. Пинал их до вечера. В уровень опыта капнуло прилично, почти апнулся. В специализацию почти ничего не ушло, слишком малые свершения, деяния, не достойные ученика Пути Крови, мать твою! Запасся мясом и грибами по пути. Вернулся. Ночью почти не спал, думал. Встал утром злой и раздраженный.
        - К реке, что ли, сходить? - мысль была не лишняя, с давлением на мозг, как ни странно, почти свыкся, жить можно. А вот попытаться хоть что-нибудь узнать про силу на той стороне стоило, авось нечто интересное пойму, мало ли.
        Все-таки собственная кровь это Весчь, пока с руки капало, зрение позволило разглядеть противоположный берег в мельчайших подробностях. Там действительно было намного темнее, в воздухе, словно дымка какая-то носилась, именно не как марево, послушное воле ветра, а словно живой туман, движущийся по собственной воле. И вдруг голову прострелило раз, другой, третий!
        - Б****ь! - я тут же схватился за лоб, черт, будто иглой штрыкали раскаленной и, могу поспорить, это "привет" оттуда, с той стороны в ответ на мое внимание. Ноющая боль в мозгу постепенно проходила, но намек усвоился хорошо: не лезь - и не пострадаешь.
        - Ну и в жопу вас, - буркнул, заживляя вскрытое запястье, - сидите там в одиночестве.
        Ладно, остается лишь тупой кач на мобах, в принципе, все то, что доступно любому другому игроку - вырвавшийся вслед за этим вздох передал всю гамму терзающих меня чувств. Печалька, в общем. Следующие дней пять ничем друг от друга не отличались: спал и ел мало, дрюкал мобов часто и по многу, вернее, почти все время. Очень сильно на исход схваток влияла скорость, я носился подобно урагану, умудряясь буквально в последние мгновения уходить из-под атак и наносить смертоносные удары по самым уязвимым точкам. Если дотянуться до них сразу не получалось, твари дохли со второго удара, максимум с третьего. Набрал пять уровней, получив пятидесятый и едва заметно прокачав ритуалистику, процента на два-три от силы. Все очки вновь кинул в выносливость, старый план не изменился, а с учетом имеющихся козырей, буду тупо вскрываться на поле боя и фонтанировать, пока все враги вокруг не подохнут. Хватило бы только хитов, хе-хе.
        За эти дни удалось запастись приличным количеством запасов, в основном мясом, зато каким. Было у меня и копченое, и вяленое, жареное и тушенное, причем абсолютно все без использования костра и каких-либо посторонних телодвижений, только своя и чужая кровь. А главное, хрен испортится в ближайшие недели, тупо свалил по кучкам добытое и оставил, шведский стол, итить твою мать, бери, что душе угодно. Примерно те же процедуры произошли и с грибами, а когда задумался на предмет хоть какой-нибудь посуды, пришлось брать в руки топор и идти получать новый навык.
        Да только хрен там, а не лесоруба мне дали, уже давно был материал для тех же тарелок и ложек, а я, знай себе, хреначил срубленное дерево топором, чуть ли, не в экстазе разнося его на щепки. Но желаемого так пока и не получил, зато размялся по новому, и очень даже ничего, можно будет по часу два каждый день уделять подобным тренировкам. Руки под конец не просто ныли, а болели, от схваток с мобами такого не было ни разу, и ощущения оказались в диковинку. Сам топор довольно часто мазал или вообще норовил вылететь из рук при особо сильных ударах, застревал или рубил не всем лезвием, навыка не хватало. Так что были и азарт, и ожидание, а еще и удовольствие от приложения максимума сил, в общем, отдавался процессу полностью.
        Наконец, через неделю гребаная система таки выдала:
        "Поздравляем, Вы получили навык "Лесоруб"
        - И года не прошло, - с топором отмудохал почти неделю, а они только сейчас разродились, это что за принцип такой, уровень неумехи, что ли. И пока его не перешагнешь, "Новичка" тебе не видать, ну и порядки. Кстати, в доме, теперь, имелись три тарелки, пара ложек и одна миска, причем, все получено, только благодаря специализации, пырнул себя ножичком, выдал задачу и знай себе кровоточи, пока древесина не уступит обрушивающейся на нее силе. Было довольно интересно наблюдать, как единым махом снимается сразу вся ненужная масса, оставляя после себе почти идеальную поверхность, ни зазубринки, ни шва, ничего. Получилось именно так, как и представлял себе, скромно и практично, без изысков и украшательств, тупо гладкая и ровная, отполированная поверхность. В общем, ритуалистика не подвела и тут, и я был чертовски этому рад.
        На днях совершенно нежданно меня посетили Нордил с еще одним мужиком, просто вышли из чащи, и давай орать, что есть мочи, причем приперлись, суки, в такую рань, что, отворив дверь и выпершись наружу, первым делом зло буркнул:
        - А раньше прийти не могли, ночью, к примеру, ночью! - а потом, не здороваясь, ввалился обратно в дом и завалился на лежанку досыпать.
        Гости же ввалились следом непрошенными и по хозяйски принялись шуршать и возиться, грюкая и стукая чем-то о стол.
        - Ну, дайте же поспать, нелюди, - простонал я, вчера чуть ли не до полуночи продолжал вырубку вокруг дома, у меня появилась навязчивая идея поселиться здесь если не навсегда, то надолго, а для этого хотелось куда больше удобств и возможностей. Короче, меня захватила мания улучшений и отстройки, так что спать стал еще меньше, чем до этого.
        - Да спи ты, Весмир, спи, мы тут проведать тебя пришли, да гостинцы кое-какие принесли, - выдал тут же староста.
        - А ты молодец, - прогудел второй, кряжистый и крепко сбитый непись по имени Нетар, - смотрю, хозяйством занялся, порядки наводишь.
        И я понял, что поспать мне так и не удастся, так что, с тяжким вздохом и все еще слипающимися глазами, спустил ноги на пол и уставился на пришельцев.
        - По делу пришли или как? - фокус удалось навести с трудом.
        - Да какое дело, - отмахнулся Нордил, - по дворам прошлись, собрали тебе кое-чего в помощь, да снеди немного, молока и сметану ты вряд ли где в лесу найдешь, а тут все свежее, вкусное, хоть попробуешь.
        - Спасибо, - киваю, черт, придется еще стульев наделать, самому сесть некуда.
        - А что делаешь-то, деревьев, вон, сколько повалил? - вновь вступил в беседу Нетар.
        - Мебель будет, посуда, - указываю на тарелки с ложками, - сарайчик думаю сделать, пристройку, что бы еду не в доме хранить, может, погреб какой вырою, не знаю еще, но материал понадобитьсаааа, - рот растянулся в затяжном зевке.
        - Да ты с размахом, - одобрительно улыбнулся тот.
        - А то.
        - Ну, как тебе вообще здесь? - опять староста.
        - Да нормально, - жму плечами.
        - Зверье не докучает?
        - Нет, охочусь помаленьку, кстати, тут есть какие-нибудь особо опасные логова или места? - задал вдруг пришедший в голову вопрос, а что, может, повезет, и данж какой укажут. Те переглянулись, ба, а взгляды-то странные, а ну-ка, выкладывайте, давайте господа хорошие.
        - Э, а тебе зачем? - обернулся староста.
        - Как зачем, я тут живу, - выпучил на него глаза.
        - А, ну, да, ну, да, - покивал он, - тут какое дело, понимаешь...
        - Недалече руины есть, - продолжил за него басом Нетар, ага, ты про респ мой ближайший, знаю, бывали, там могилок несколько раскидано внутри, - это если влево отсюда податься и поблуждать немного, найдешь рано или поздно. Раньше, говорят, давно в тех местах когда-то стоял монастырь древний, потом что-то произошло и маги сравняли его с землей, но не полностью, оставив подобные огрызки, площадь-то он занимал не малую. Так вот, с тех самых пор лес и почернел на многие дни ходу отсюда.
        - Как почернел, - не понял я, - темнее стал, зарос, что ли?
        - Нет, - Нетар ухмыльнулся, - воздух почернел, сам, что ли, не видишь, как вокруг все тенями увито.
        - Так все кронами ж скрыто, солнце не проступает, - чему тут удивляться.
        - Это все верно, да только в других лесах, где деревья так же не дают солнечному свету прохода, все совсем не так, а тут прямо воздух темный какой-то, - продолжал упорствовать мужик.
        - Не знаю, не замечал вроде.
        - А, молод ты еще, замечать такое, - улыбается, вот, гад бородатый, - ты, кстати, если хочешь, раз уж занялся, могу показать, как правильно с топором себя вести.
        Я даже опешил, де ж ты раньше-то был, дядя?
        - Обязательно, буду только благодарен.
        - Вот и ладно, после завтрака тогда.
        - Хорошо, так что там с монастырем? - напомнил ему.
        - А, ну, да, так вот, там в округе можно и заваленные входы в погреба найти, и на другие руины наткнуться, я, один раз...
        Но Нолдир его тут же перебил:
        - Ты забыл упомянуть, как перед этим налакался, - проворчал староста, недовольно на него косясь.
        - Не без этого, - согласился мужик, - но соображал еще нормально, так вот, я тогда заблудился малехо, и выбрался прямехонько к провалу, черному такому, глубокому, ничего не видать. Даже эхо не пошло, когда крикнул, зато как бросил внутрь камень, по голове так шибануло, что без чувств наземь свалился.
        - А мы его потом нашли и тащили на себе, кабана такого, ужрался и привиделось всякое, - пришел комментарий от старосты.
        - И ничего не привиделось, - вскинулся тот, - говорю же, там что-то есть, даже зверье стороной то место обходит, опасается.
        - Да какое тут зверье, мальки одни, - отмахнулся Нордил, ну, да, вам, девяностым, все местные шестидесятые мобы точно как мальки, не будь я таким читерным, вообще бы не выжил в этой глуши, - всего бояться, от всего шугаются.
        - Ай, Нордил, ты мужик хороший, правильный, но иди ты в пень! - не выдержал тот и махнул рукой, разом прекращая разговор.
        Староста лишь улыбнулся и подмигнул мне, мол, видишь, не бери в голову россказни упившегося мужика. Но я, почему-то, ему поверил, и точно решил наведаться в ту местность, посмотреть и разведать, что и как, а если действительно повезло, то и внутрь полезу, авось что интересное найду.
        - Кстати, когти заберете, раз уж зашли? - все эти дни мободроча не забывал и об этом, выковыривая и вырывая из трупов все мало-мальски длинные причандалы и складируя их в небольшую кучку в углу.
        - Заберем, - окинул ее взглядом староста, - ну, что, есть будем, а то мы сегодня еще не евши.
        - Будем, будем, только стол давайте перетащим к лежанке.
        В следующие полчаса животы набили мы знатно: мои мясные да грибные изыски, их гостинцы да еще мой, до сих пор непочатый кувшин алкогольного содержания, что в самом начале, когда только шли обустраиваться, получил в дар с одного из дворов. Выпили, в голову тут же ударило хмелем, повеселело, краски стали ярче, в теле ощутилась дивная легкость наравне с легкой потерей координации.
        Под шуточки и смешки вышли наружу, Нетар тут же схватился за топор и принялся учить. Б***ь, чуть себе и мне ноги не отучил, выпил же больше нас двоих со старостой, Нордил так вообще от дома отходить отказался. А я дурак поперся науку изучать, и чуть не поплатился, вовремя отпрыгнув и загнув пару забористых.
        - А я говорил, - слегка заплетающимся языком вставил глава деревеньки, - я говорил, он пьет!
        - Сам ты пьет! - прозвучало в ответ, - Весмир, ты меня слушай, учу же.
        - Ага, - а сам, от греха подальше, подпер стеночку дома на безопасном от дурака с топором расстоянии и силился не опуститься на корточки. Ох, и забористая это дрянь оказалась, кувшин, хоть и не маленький, но на троих же, а вставило просто жестко. Кстати, не забыть еще стаканов наделать, а то с горла все хлебали, не гигиенично, все-таки. В общем, промаялись дурью еще примерно часа два, потом гости незваные выжрали еще немного мясца, сгребли все собранные мною на охоте когти, оставив на столе гость серебрушек, и свалили домой. Я же тупо завалился на лежанку и провалился в сон.
        Глава 7
        - Да, детка, да! - я стоял и смотрел на абсолютно черный рваный проем провала, образовавшийся в следствии обрушения некогда-то каменно пола. Вполне возможно, раньше здесь был какое-то здание, где имелся и спуск на подземные этажи, но, сколько не бродил по округе, так кроме этой дыры ничего и не нашел.
        Всего для поисков упомянутого Нетаром места у меня ушло примерно полдня, сначала дошел до респа, а потом начал бродить, качая маятник с центром в руинах, продираясь сквозь буреломы сначала слева направо, а потом наоборот. Промучался прилично, однако нашел же. С собой, кроме неразлучного шкуродера, набрал полную сумку еды, сделав себе на будущее зарок сотворить еще и деревянную флягу, а то до полного комплекта не хватало только ее.
        Теперь же вопрос стоял лишь в том, что делать дальше, прыгать в непроглядную темень внизу казалось абсурдным, хотя выбраться я всегда смогу, тупо уйдя на перерождение, но что делать в кромешном мраке, где даже руку свою не увидишь, понятия не имел. Наделать факелов? Смешно, просто горящие палки тут не подойдут, нужно нечто иное, более специализированное. И, как всегда, помогла лишь ритуалистика, ненадолго, всего на час, может, чуть больше, дав возможность ориентироваться в полнейшей темноте подобно кошкам и летучим мышам. Подобный двойной финт показался наиболее удачным, да и по цене приемлемым, всего-то и аукнулось, что слабостью да легким покалыванием, чуть ли, не в каждом пальце рук и ног. Просто получить полноценное зрение без препятствия тьмой стоило нереально много, так что пришлось подбирать иные варианты. В итоге, эхолокация и кошачий взгляд - вполне неплохо.
        Внизу, как оказалось, имелся самый натуральный выложенный каменной плиткой пол, ну, или чем-то похожим, а спуск представился совершенно в ином свете, позволив цепляться руками и ногами за края и сколы обрушившейся вниз породы. Потом прыжок, и ноги втрамбовываются в приличную кучу земли, несколько шагов, и вот она, твердая, явно рукотворная поверхность. Мозг слегка офигевал от постоянно возобновляющейся картинки, непривычность восприятия будоражила нервы и поначалу заставила слегка истерить и дергаться, пока не привык. Но потом все пошло как по маслу. В обе стороны уходила кишка коридора, довольно широкого и с высоким потолком, все выложено плиткой, украшательств нет, лишь через каждый десяток метров в стенах были сделаны специальные уключины для факелов. Иного объяснения я придумать не смог, чисто интуитивно разобравшись, что к чему - кольцо на стержне, ну, что тут было еще думать?
        Идти решил влево, да и в дальнейшем всегда держаться именно этой стороны, тогда точно не заблужусь, если пойдет настоящий лабиринт. Но перестраховка была напрасной, тоннель совсем скоро закончился поворотом и каменной аркой входа в небольшую залу, имевшую еще три зияющих проема, своего рода перекресток. На полу оказались разбросаны человеческие кости, ребра, черепа и какая-то труха, бывшая, видимо, когда-то одеждой. Но со временем буквально рассыпавшаяся прахом, это сколько же времени тут прошло, столетия или даже больше?
        А потом начались неприятности, как только шагнул в левый проем. Я даже почувствовал их собственной шкурой, интуитивно или, как говорится, жопой! Что-то вроде зала почета со здоровенной и, наверняка, очень толстой дверью в самом конце. А эти застывшие под стенами в нелепых позах ребята, явно когда-то служили местной охраной и несли караул. Почему их кости не рассыпались по полу, а кисти рук по-прежнему сжимают странной формы изогнутые мечи, больше всего напоминающие серпы, думал не долго. Чуйка тут же подала сигнал, сейчас будут мылить мне жопу. И стоило лишь сделать шаг вперед, как над их головами тут же проявились полоски жизней и высветились имена - "Мертвый страж", шестьдесят восьмой уровень.
        - Ну, молодцы, засаду устроили, а я и не догадался, - и пока десяток костяков предпринимал судорожные попытки подняться в полный рост, успел подлететь и сбить с ног сразу двоих, отделив бошки от туловищ. К моему изумлению, скелетов это не остановило, хотя тогда, на кладбище, срабатывало на ура. Череп с плеч и проблемы нет, а тут не прокатило, что за черт? И уже секунд через десять я во весь галоп несся обратно по коридору, вот же ж хрень, как их валить-то? Вообще на части разобрать, по идее, но это не быстро, а их много и кучкуются, сволочи. Сзади же вовсю раздавался стук костяных пяток по каменному полу, бегут, твари, хоть и отстают.
        Добежав до земляной кучи, остановился, дальше неизвестность, а ну как еще кого подыму на свою голову, оно мне надо? А дверка там была массивная, явно стоящая того, что бы за нее пободаться с этими ушлепками. А ушлепки были уже тут как тут, внизу и брали меня в кольцо, я же, словно царь горы, возвышался над ними на добрые пару метров. И что делать дальше, понятия не имел, жертвовать свою кровь или попытаться использовать их силу, их энергию?
        - Б***ь! - в спину прилетел увесистый камень, заставив клацнуть зубы и пошатнуться, видать, пока остальные обходили другой стороны, один из мобов, не выдержав, решил проверить меня на прочность. А использование им подручных средств наводило на очень уж нехорошие мысли - слишком умные, сука, да?!
        И оказалось, что да, взяв в кольцо, твари тут же, синхронно поперли вверх, помогая себе левыми конечностями, а правые, с оружием, отведя для удара. Еще мгновение, и со всех сторон на меня обрушится по смертоносной плюхе, и распущусь я на ленточки кровавым цветком, жуть прямо берет.
        - Аааа! - с криком, подбадривая скорее себя, чем пытаясь напугать их, ногой шваркнул пригоршню песка в ближайшие черепушки и, недолго думая, тупо скатился им под ноги. Что, суки, не ожидали? Клинки скелетов зарылись от ударов в землю уже позади, а их хозяева, оказавшиеся не так уж прочно и стоявшими на ногах, разлетелись по сторонам, словно кегли. Руки и ноги тут же спружинили, подкидывая тело вверх, затем захват ближайшей костяной ноги и деру, по пути делая жуткие взмахи и колотя добычей о стену. Посыпалась кость, послышался треск, моб был совсем не тяжелым, а к тупым ударам относился очень и очень плохо, он их просто не выдерживал. До поворота в руке осталась лишь конечность, кости осыпались где-то позади и противник таки упокоился окончательно.
        Значит, таки конструктор лего, по-другому никак, ладно, будем прыгать и скакать.
        - Суки! - вспышка и снова на ногах, вот ведь твари ублюдочные, и хоть я явно быстрее, ловчее и так далее, могу уворачиваться и спокойно от них убежать, но загнали-таки в угол, педики, пространства для маневра нет, и тупо исполосовали мечами. Что тут скажешь, было больно, и даже очень, орал и выл, хорошо хоть додумался обрядом закончить, подыхая, и шваркнуло в стороны нежить настолько сильно, что парочка точно уже не подымится, а у остальных явная потеря конечностей и множественные переломы. По крайней мере, очень сильно на это надеюсь.
        Пришлось по пути к дыре выломать здоровенную дубину, такой хрен взмахнешь, зато, если удастся попасть, мало не покажется. Шкуродер был отличным оружием, и разделывал плоть так же хорошо, как и отделял кости в месте их соединения, главное попасть. Но уж больно полный контакт тут нужен, а с этой оглоблей мы сможем с ними говорить уже совершенно на другом языке. Прыжок, земля приняла в себя ноги почти по середину голени, рядом никого. Ясно, поджидают в своей караулке, скелеты недоделанные. Ну, ждите, сейчас папка придет, спать навеки уложит!
        - На, сука! - хрясь,- ааа, идиоты тупорылые!!!
        Насколько они были умные, настолько сейчас и протормозили, первая кинувшаяся ко мне парочка попыталась тупо блокировать мой замах. А замахнулся я знатно, из-за спины, да так рванул вперед свою оглоблю, что чуть спина не затрещала, а руки заныли - удар! И двое дебилоидов отлетают в центр зала уже без рук, те бесполезными костяшками и звонко стуча катятся по сторонам.
        - Молитесь, выродки! - я злобно оскалился, вновь уводя бревно на размах. И они попятились, причем грамотно так, рассредотачиваясь и уходя к стенам. Нападу на одних, в спину ударят другие, вот суки хитрожопые.
        - Э, че, струсили, подходи давай, дистрофики доморощенные! - но скелеты проигнорировали обидку, видать, то ли слух у них отсутствовал, то ли еще что, но семерка тварей словно каменными изваяниями застыла у стен. Я же постоянно держать свою оглоблю на весу не мог, тяжелая, зараза, еще выдохнусь так. Пришлось опустить дальний конец за спиной, и тут же рывок ближайших костяков. Да только хрен вам, думали, не успею?
        - Нна! - треск и стук разлетающихся по помещению рук и ног, этим, видать, раньше уже досталось неплохо, так что менее сильный удар все равно поотшибал конечности, теперь только и могут, что челюстями вцепиться. Уже легче, уже можно начинать наглеть. Самодельная оглобля вновь пошла в замах, ноги рванули вперед и под затяжное "Уэх" я кубарем полетел на пол, банально обо что-то запнувшись. "Друзья" кинулись на помощь сразу же, пришлось вертеться юлой и извиваться ужом, что бы выжить, хиты наверняка просели неслабо, шмотки оказались пробиты в паре мест, а один особо удачный выпад задел даже шею. Ну, жрите, суки, сами напросились!
        В следующее мгновение их вновь разметало в стороны, правда, уже значительно слабее и почти не нанеся вреда, зато я успел вскочить и полным ходом понесся к ближайшему неупокоенному. Схватка один на один не длилась долго: сначала в сторону отлетела одна рука, потом вторая, затем левая нога и пришлось срочно разрывать дистанцию, но мой противник уже не представлял опасности. А когда ухватился за бревно, жили твари так и совсем недолго, мало их стало, а я был просто беспощаден, в общем, запинал от души всех.
        - Против лома нет приема! - выдал, пытаясь отдышаться и занимаясь самолечением, черт, еще слабость эта. Нужно торопиться, хрен его знает, сколько с ними провозился, сейчас действия обоих усилений пройдет и меня сможет даже таракан загрызть. Но запасливый хомяк внутри настоял на сборе трофеев, в сумку они не влезали, разве что только рукоятями да остриями наружу. В общем, сложил аккуратненько в кучку, на обратном пути заберу, и направился к створкам громадной двери.
        - Ну, п****ц просто! - пинок по двери ничего не дал, каменная громада даже не шелохнулась, закрыто, как и боялся. И чу делать? Замочных скважин, вроде, нет, засовы отсутствуют, ручки не имеются, в чем прикол, секретный механизм, может, какой? Пришлось конкретно облазить каждый метр этого захолустья, пока эта гребаная эхо-локация в купе с таким-сяким ночным зрением не позволила углядеть нажимной блок.
        - Сука, спрятался как, - ладонь вдавила плитку, раздался щелчок и потянулись мгновения ожидания. Не знаю, какой механизм скрывали эти стены, но что-то двигалось, гудело, приходили в движение какие-то противовесы, раздавался шелест и, в конце концов, здоровенная дверь дрогнула и стала раскрываться. Я даже дыхание затаил, в предвкушении: сокровищница, какие-то артефакты, скрытая библиотека, портал в иное измерение, что?
        Но действительность оказалась куда как банальнее, взору предстал небольшой коридорчик выводящий в абсолютно пустую комнату, если не считать высокого постамента в самом центре. Чуйка, перед движением вперед, подсказала внимательно изучать каждую плитку под ногами, так что добирался я туда довольно медленно, но таки дошел. Ловушек не было.
        - Книга?! - не сказать, что был разочарован, как ни как, логика подсказывала, что охрана да специально отданная под что-то одно комната явно не будет хранить какую-то безделушку. Но выглядела она, скажем так, неброско, да еще крепеж как у садо-мазо, цепи да пояс, мол, носи на здоровье, а потом не плачь. Брать, не брать? Руки решили все сами, вцепившись в переплет, и уже не смогли его отпустить, по телу будто двести двадцать прошло, тряхнуло так, словно не только пальцы в розетку сунул, но еще и лысого, и даже языком лизнул.
        - Б**.... - и сразу тьма.
        В себя приходил тяжко, все болело так, словно меня отдирали от оголенных проводов не просто так, а лупя той самой оглоблей, которой костяки охаживал. Причем, лупили специально с оттяжечкой, и часто мажа, мол, упс, ну, бывает, тогда еще разочек, и еще. Короче, чуть ли, не отбивная с ручками и ножками, а в голове такой кавардак и звон, что лучше бы вообще в себя не приходил.
        - Что за на хрен? - попытка подняться отозвалась слабостью во всем теле, черт, у меня же времени в обрез. Кое-как преодолевая позывы шлепнуться назад, перевернулся на четвереньки и сразу понял, что что-то не так. В общей картине присутствовал некий новый элемент, причем там, где его не должно было быть. Все еще сфокусированный до этого мозг предпринял титанические усилия и, с помощью рук, обозначил для сознания мой новый фетишь.
        - Да что за б******о! - на бедре, параллельно сумке с другой стороны, обвив цепями и заключив в объятия пояса, притаился тот самый том, что покоился на постаменте. Когда это я успел его на себя натянуть, меня же трясло, как припадочного, а потом и вовсе вырубило. Что здесь происходит? Попытки сдернуть наглую обновку результата не принесли, разве что вновь чуть не повалился навзничь.
        Плюнул, ладно, хрен с ним, потом сдеру, а сейчас лучше выбираться отсюда, что-то я уж слишком ослаб. Ну, естественно, гребаный хомяк внутри не мог пройти мимо и заставил еще сгрести в охапку все десять клинков нежити, чего, мол, добру пропадать. Добравшись до дыры, понял, что с одной рукой ни черта не выберусь, пришлось кидаться какашками, вернее, мечами, выбрасывая их наверх. Меткость была поразительная, как и упадок сил, пару раз чуть на голову назад не прилетело, но я справился. Потом утомительный путь наверх, заставивший дать зарок, что ближайшую неделю сюда ни ногой, пока не отдохну, и вот он лес, вот она свобода.
        И словно в голливудских фильмах, стоило лишь перевалить через край, слетели усиления, мир тут же ужался до параметров обычного зрения, на мгновение заставив почувствовать себя чуть ли не инвалидом. И я понял, чего с собой еще сотворю, как только позволит будущее. Затем долгий сбор разлетевшихся по округе засранцев, эти острые железки изрезали мне все руки, острые, блин, так что пришлось тратить еще время и на заживление. А потом плелся домой, благо, тропка уже была, более-менее, вытоптана да очищена от переплетения всевозможных корней, травы да жадных до свободного пространства кустов. Тут куда ни плюнь, в этом лесу, везде что-то росло и тянулось если не ввысь, то вширь, и очень, очень густо, будто демографический взрыв какой у местной флоры произошел.
        Добравшись, сил хватило только на пожрать и поспать, причем последнее проделал уже на автопилоте, буквально рухнув на лежанку и тут же забывшись. Потом пришло утро, но слабость не прошла, что странно, по моим прикидкам, последствия того ритуала для ориентирования в подземелье должны был уже бесследно пройти, в этом я ошибиться не мог. А значит, значит - дело в другом, взгляд тут же уперся в мрачную готичную хреновину на левой ляжке.
        - И что ты за подарочек такой? - но ответа, естественно, не последовало. Более того, даже открыть фолиант не смог, лишь вертел в руках да рассматривал. Темная, почти почерневшая сморщенная кожа, хрен поймешь кого, но твердая и прочная, ногтем не царапается, покрывала обложку толстой коркой. Углы этого "комикса" были окованы металлом и обхвачены цепями, как и сам корешок, после чего весь этот металлический фетишь довольно плотно обхватывал сделанный все из той же кожи пояс. Металлическая застежка представляла из себя приличных размеров бляху и закрывала мне часть паха и пупок, хотя ширина самого изделия не превышала ладонь. Смотрелось, вроде бы, неплохо, но очень мрачно, готика, мать ее так! Курткой, к примеру, закрыть все это еще можно было, но что делать с книгой, болтается ведь - хрен скроешь.
        - Какого черта ты ко мне прицепилась! - выдал я сердцах, пнув по ней кулаком, и опять ноль по фазе. Висит себе и висит, пояс не снимается, даже шкуродер резать его отказался, но это нормально, так-то лезвия у него тупые, даже на глаз видно, и режет шикарно лишь в бою. А обычную нитку после шитья и ту, думаю, хрен одолеет. Пришлось брать один из клинков-серпов скелетов, поддел, дернул - жопа! Лезвие треснуло и рассыпалось осколками прямо в руках, я даже вытаращился от такого идиотизма, разглядывая сиротливо торчащую из кулака рукоять:
        - Что за?! - этими клинками можно было каменные стены ковырять, а тут такое. Пока собирал с себя весь этот металлический мусор, вновь умудрился порезаться, затем вынес все за дом и выкинул в кусты. Принялся лечиться, недоуменно поглядывая на стремное приобретение, магии в нем явно было с избытком, а поведение в отношении попытавшихся проверить его на прочность предметов наводило на определенные мысли.
        Во-первых, защищен этот пояс был чем-то довольно мощным, так расправиться с оружием, которое его буквально слегка задело, это просто что-то. И даже царапины не осталось, неужели неуничтожимое и все такое в купе и в придачу? На что же я умудрился наткнуться, на счастье или на беду?
        И, во-вторых, то, что шкуродерчик мой тоже ох как не прост, знал еще до этого. А теперь, когда последовавший по его стопам товарищ банально рассыпался по частям, я зауважал свой клинок еще больше. Его явная агрессия пояса ну никак не проняла, или эта штуковина просто не восприняла его за угрозу, не знаю. Но теперь у меня уже две невбибенно крутые шмотки класса "А хрен поймешь", и что делать со второй, башка пока просто отказывалась думать. Пусть висит, а там, глядишь, и разберусь.
        Тревогу забил лишь на следующий день, когда слабость так и не прошла, заставляя чувствовать себя все так же, словно выжатый лимон. Хорошо еще додумался залезть в меню персонажа, вдруг там инфа какая, и обомлел:
        - Твою за ногу! - все первичные, основные параметры упали ровно на полторы сотни, обглодав мою тушку на силу, ловкость, выносливость и остальные характеристики, оставив от былого "могущества" едва ли пшик. Ситуация слегка прояснилась, когда залез в пассивные умения, и вот там, рядом с тремя имеющимися, имелось и нечто новое, четвертое, увитое по контуру серой дымкой.
        "Великое истощение: проклятие, пожирающее саму суть и отнимающее у жертвы ее силу и стремление жить. Понижает параметры, накладывает "Слабость" и увеличивает восприимчивость ко всем видам магии"
        Пару минут разглядывал "подарочек" в полной тишине, не моргая и даже не дыша, а затем разразился отборной бранью, от души попинав ничем мне на это не ответившую книгу. Затем, выдохшись, постарался собраться с мыслями и подвести итог: итак, все, что дал бонус от моего великого преобладания - сожрало это гребаное истощение. То есть остался при своих старых параметрах, полсотни с хвостиком выносливости и по два-три очка во всем остальном, тот еще задохлик, короче. И хотя вторичка вся осталась неизменна, но эта чертова слабость не даст мне даже нормально двигаться, дай бог, что бы бегать хотя бы смог, и то хорошо. То есть данная локация стала для меня смертельно опасной, любой моб в пару тычек, а то и вовсе за одну отправит меня на перерождение, это раз. Два - книжка на бедре явно какая-то проклятая, и светить ее перед всеми будет, думаю, совсем неразумно, а значит, пока отпадает и помощь по этой моей проблеме извне. Самому нужно разбираться, знать бы только как. И три, мне п****ц, причем почти окончательный: к людям не выйти, может быть опасно, из лесу не выбраться, мобы сожрут, жрачка скоро
закончится, и даже если не скоро, то все равно закончится, а муки голода тут та еще забава. И что остается?
        Да ни хрена, умирать ведь тоже нельзя, еще обнулюсь до того, что истощение перекроит все бонусы, и тогда дохнуть буду по кд, только выбравшись из могилы и сразу после вспышки. Вот ведь чудесная перспективка, ничего не скажешь! А что, есть неугодный человечек, одеваем ему такую побрякушку и убиваем до тех пор, пока он, горе луковое, не уйдет на автоматический суицид, и все, нет человека - нет проблемы! Чего уж говорить, приуныл я знатно...
        Поел, посидел у окна, поспал, потом вновь поел, и вновь спину отлеживать, но нужная мысля все никак не шла. Разве что высчитал точку невозврата - тридцать второй уровень, если упаду до него, с респа уже не выйду, попав на непрекращающееся перерождение. Магия крови за снятие книженции просила куда больше, чем за прошлые два раза вместе взятые, сознанием это воспринималось как просто чудовищное требование с абсолютно несопоставимыми для меня условиями. Да и раньше не потянул бы, чего уж тут, не снимаемая зараза оказалась. А вот к вечеру случился прорыв, я бы даже сказал, лучик света в темном царстве и никак иначе. Я все еще перебирал в уме возможные воздействия на эту суку, начиная от чудовищного сжатия воды и выброса этой струи в сторону пояса, путь даже сам сдохну, но лишь бы только перерубить эту хреновину и избавиться от нее. До самого невероятно, заставить пояс покинуть меня и вцепиться, к примеру, в кого другого, да даже в первого встречного моба, но нет, не канает, везде и всюду цена непомерна, моя жизнь и рядом не стояла.
        А потом бац, и надо же, оказывается, я вполне могу понять суть сего предмета, познать его историю и причину подобного поведения. За все вместе, конечно, придется банально подохнуть, а вот если разделить запрос на части, да отлечиваться потом денек-два, все реально! И больше ни о чем другом мозг думать не хотел, какая ни какая, а надежда, вдруг обнаружу подсказку, было бы просто здорово!
        Выхожу на порожек, очерчиваю соответственно своим неглубоким познаниям обычный круг, сажусь внутрь и чиркаю по обоим запястьям, так отдача интенсивнее, уже давно заметил. Чем быстрее "отдается" жертвенная кровь, ты скорее происходит желаемое, и наоборот, а объем "выхода" в одной тушке всегда одинаков, тут лишь вопрос во времени. Но мне хотелось побыстрее и сразу, так что полилось с двух рук, мысли выстроились и пошли четким запросом: для начала просто понять, чего эти книга и пояс от меня ждут, какие манипуляции с ними возможны. Я твердил одно и то же, повторяя до бесконечности про себя монотонным речитативом, а кровь все лилась и лилась, под конец уже чуть ли не падал, настолько обессилел, но ответ таки пришел. Заставив выгнуться дугой от прострелившей нутро чудовищной боли и тут же обмякнуть, сил едва хватило на то, что бы заживить порезы. Сама собой кровь после прикосновения ритуального клинка в месте пореза не сворачивалась, а хлестала бы до полного своего истощения. Потом чрезмерные усилия, ползком в дом, дверь закрыть, сбить на пол пару кусков мяса, затолкать их в себя и там же, не
добравшись до лежанки, провалиться в забытье.
        В этот раз были полусны, полудремы, ко мне приходили сплошные кошмары, взявшиеся мучить уставшее сознание пока, наконец, не сообразил, что к чему, и просто не стал все это игнорировать, весь несуществующий ужас. Это помогло, нервы успокоились, и наступил кромешный мрак. .
        Проснувшись, уже знал, вернее, помнил, чего хочет и что явно получит эта б******я книжонка, других вариантов у меня попросту не было. Да и делилась своими секретами она довольно неохотно, вон, как ответила на мое вмешательство в естественную череду событий, мол, заглянул за кулисы, так получи по полной за подгляд. И шваркнула так, что, проснувшись, так и остался валяться на полу, дохлый и вялый, как опавший ч**н, только и оставалось, что жрать да спать, восстанавливая силы и готовясь к очередному ритуалу.
        В общем, через двое суток настал, как говорится, тот самый день! Я вновь вылез наружу, наземь, что бы ни дай бог не замарать в случае чего внутреннее убранство моего жилища, все-таки, где спят, там не гадят. Потом со вздохом провел рукой по фолианту, ощущая под пальцами его жесткость и угловатость, казалось бы, такая небольшая книжица и столько из-за нее проблем. Вот уж мне везет в этой игре, так везет, все делается или через жопу, или через кровь, и сейчас второе явно предпочтительнее. Тоже, своего рода, ритуал, только уже пробуждения и четко выверенный, а что случится потом, кто знает, может, окочурюсь, может, избавлюсь от этого фетиша, что вряд ли, но ситуация получит новый виток развития и будем действовать уже по обстоятельствам. В голове еще мелькнула мыслишка, мол, зря тороплюсь, еще парочку бы ритуалов познания, что бы хотя бы примерно представлять, с чем придется столкнуться. Но умная мысля, так и оказалась не у дел. Зажав том между бедром и пяткой, полоснул по запястью, скривив губы, и когда я уже прекращу над собой издеваться, и принялся заливать слипшиеся странички собственной кровью.
Густо так, обильно, потому как все впитывалось почти сразу же, словно губка воду втягивает, и сколько вот так вот придется просидеть, понятия не имел. Может, меня и не хватит вовсе, окочурюсь прямо тут, не закончив ритуал, и тогда будет жопсель. А может, чертова книженция и не захочет принять меня вовсе, тупо напьется и отморозится, из того, что узнал, могло и такое быть.
        - Наконец-то, - голос был еле слышен, губы почти не шевелились, я был выжат даже больше, чем лимон, скорее как половая тряпка, хорошо отжатая и выкрученная, даже сиделось с трудом. Заживление, и снова взгляд упирается в переставшую хлебать кровь книгу, нажралась, сука, да?
        Та, словно восприняв мои эмоции, вдруг будто вздрогнула, по обложке прошла рябь раз, другой, третий, даже пояс и тот, показалось, что сжался пару раз, а потом все затихло. На совсем. Мутным взглядом прошелся по тому, пытаясь различить изменения, но натыкался лишь на все знакомое, а слипшиеся страницы как были желтыми до поглощения кровушки моей, такими же желтыми и остались. Спрашивается, и на хрена тогда сдались мои потуги.
        - Твою мать, - только и смог прошептать, когда первая же попытка взять в руки эту кровопийцу свободно раскрыла ее, предоставив разглядывать пустые страницы. Именно так, чертов фолиант не нес в себе ни крупицы знаний, ни строчки записей, каждый лист оказался девственно чист, да и листы ли это были. Я присмотрелся - нет, сука, куда же без этого, опять чья-то кожа, как же мне это все надоело...
        Зато на следующее утро слабость как рукой сняло, а в описании великого истощения не было ни слова, ни о чем, кроме потери характеристик. Значит, лед таки тронулся, и ритуал дал хоть что-то, уже хорошо.
        Но выходить в лес по-прежнему было опасно, на одной скорости далеко не уедешь, нужен запас здоровья и урон, которых теперь уже нет. Так что ситуация из разряда "совсем пичаль-бида", перешла лишь в "ой, бяда-бяда", не особо-то и разрулив мои проблемы, я по-прежнему сидел на углях без возможности куда-нибудь смыться. А тут еще эти сны продолжились, гоняя меня, как сидорового козлика, пока вновь не соображал, что к чему, и лишь только потом засыпал более-менее спокойно. Почти неделю меня мурыжили этими картинками, даже иммунитет начал вырабатываться, чуть что, сразу в табло первому монстряке, ибо право имею и сон вообще мой! И тут бац, словно произошло что, но я так и не понял что конкретно, блокнотик этот гадский на поясе в цепях обвитый, вдруг начал заполняться. Причем сам собой, с первой страницы, и не какую-нибудь там тарабарщину выдал, а вполне читабельное все и почерк красивый, лишь красный шрифт наводил на определенные мысли, ну да ладно, не суть.
        В общем, далась мне книжица, далась полностью и открылась, приняла, сука такая, а параметры так и оставила себе, падла, ух, как же мне их не хватало, порезала мой чит в ноль, считай. Зато хоть было чем на досуге теперь заняться, читал, мать его так!
        Оказывается, в ней велась история о неком давным-давно, насколько я понял, почившем в веках племени, обитавшем под какой-то Горой Бога. Более того, этот том велся одним из его жрецов как последний штрих памяти их существования, народ сааху вымирал, добровольно отдавая жизни божеству и стирая следы своего существования со страниц этого мира. Так повелел их Бог, так он захотел, на то была его воля, и они приняли ее, все вместе, разом и безмолвно. Сааху угасали постепенно, не сразу, и прекрасно чувствовали, что настает их последний час, тогда они вставали и уходили к подножию горы, отдавая последнюю дань владыке их судеб.
        Жрец не знал, почему так произошло, из-за чего тот, кому они столько веков поклонялись, решил вычеркнуть их и себя из этого мира, что послужило причиной. Да и не хотел, в общем, хотя мог бы спросить, и наверняка получил бы ответ. Но на это все попросту не было времени, он должен был оставить хоть какой-то след, их знания и сила должны жить, пусть без них, пусть во зло, которое все народы воспринимали на свой собственный лад. То, что для одних казалось благом, являлось смертью для других, а ослабляя третьих, усиливало четвертых и так далее. Все относительно, не бывает абсолюта, впрочем, как и воля их Божества не могла быть таковой, и все же, они приняли ее, и пойдут вслед за ним. Может, им откроется новый прекрасный мир, и круговорот жизни начнется для них вновь, бесконечной чередой перерождений и смертей. А может, следы их Бога приведут лишь к разложению души и холодному, бездонному мраку среди звезд, где искорке жизни не воспылать вовек.
        А потому он, один из верховных жрецов, чье имя больше не имеет никакого значения, оставляет далее всю свою силу и знания, что народ сааху передавал из поколения в поколение, записанными на этих страницах. И пусть тогда нашедший этот труд распорядится им по собственному желанию и усмотрению, окажется если достоин и стоек принять дар последнего из живых жрецов из-под Горы Бога. Испытанием указывалась тропа жреца, как называли этот ритуал сааху, высасывающая саму его суть, жизнь и волю к существованию.
        Короче, все то, что довелось испытать на собственной шкуре - ну очень приятно, сука ты исчезнувшая, наградила меня, спасибо тебе большое! Просто так оставить книгу ты не мог, падла, нужно было еще подляну в нее запихнуть, урод ты эдакий!
        В общем, по их традициям, прошедший тропой жреца, становился, собственно говоря, жрецом низшей ступени, получая право пользоваться лишь малой благодатью бога. Потом, со временем, шли другие испытания и жрец рос в силе, получал больше знаний и мог с каждым разом использовать все более мощные обращения к своему божеству. В общем, эта книжечка имела многоступенчатую форму обучения, так сказать, параллельно являясь историческим циклом увядания народа сааху.
        Очень интересно, получается, без меня, меня же и женили, ну блин рад до потери пульса!
        - Трындец! - теперь какое-то неимоверно древнее заклятие будет мотать мне нервы и вить из меня веревки, пока полностью не пройду все его этапы. А в результате получу фигу с маслом, так как божка их нет, и силу черпать не у кого, так накой мне вся эта лабуда, спрашивается? И ведь не откажешься, не отмотаешь назад, вот ведь б******о какое! Слазил, называется, на свою жопу, интерес, видите ли, разыгрался!
        Записи появлялись постепенно, каждые сутки, и я только и делал, что читал их, ел да спал, больше ведь ничего другого не оставалось. В общем, эпопея продолжалась.
        Про суть испытаний не говорилось больше ни слова, зато шло описание их верования, взглядов на суть вещей и основных моментов быта. По всему выходило, что сааху были кем-то вроде давних предков гномов, судя по их описанию, и почти всю свою сознательную жизнь проводили в толще горы, на вершине которой, по их убеждениям, обитал Бог, чья плоть и кровь суть они сами. То бишь, бла-бла-бла, мольбы, служения и прочая ересь, иногда даже до фанатизма доходило, так как их верховное не гнушалось принимать даже кровавые жертвы. С той лишь оговоркой, что сами сааху никогда и ни за что не уложили бы на алтарь другого сааху, только чужаков, только разумных, силу дающих. Все остальные сущности Богу были неугодны и в качестве жертв вообще не воспринимались. Ну, тут я с ним был согласен, сам бы попэкашил, будь такая возможность, но ее нет.
        И вот тут у меня словно пелена с глаз спала, это что же получается, любой НПС по силе крови равняется не мобу, как считал до этого, а нам, игрокам? То есть тупо находишь какое-то вражье племя разумных и пускаешь их всех под нож, тебе за это сверху капает опыт, растет специализация, да еще репу повышают, да награду дают за выполненное задание, так, что ли, выходит? Ну и дела...
        Потом шел небольшой экскурс в магию, описывались принципы ритуалов, обращение к силе Бога, влияние на скальную твердь каких-то детей Маоха, о которых потом не было ни единого слова, в общем, все вокруг да вскользь, никакой конкретики и или чего-то такого, чему можно следовать и учиться. Упоминались залы силы, умений и знаний, закрытые и запечатанные до конца веков, что бы никто больше не смог постичь мудрость сааху, так как то, что легко дается, так же легко и забывается. И именно поэтому создавая сей труд, неизвестный жрец решился соединить в нем возможное и невозможное, путь дальше и пропасть в никуда, короче, от метафор и игры слов у меня даже голова разболелась, а чуть позже пошла носом кровь.
        - Черт! - пришлось все бросать и штопать себя ритуалами, благо, выходило это у меня теперь вообще как два пальца обоссать, главное, была бы кровь и свое к ней причастие. Но как только все заканчивал, кровотечение возобновлялось вновь, словно его что-то специально провоцировало, и я даже догадывался, что! Но поделать с этим ничего не мог, так и боролся, противопоставляя все свое умение, с некоторой опаской замечая, что плата с каждым разом становиться все больше и больше. Да что вообще такое происходит?!
        Вспышка! Встаю на ноги, вокруг ни могил, ничего, только сплошная водная гладь, отражающая меня да каменный свод, освещенный множеством трепещущих и извивающихся отростков. Картина ирреальная, абсурдная, стопы спокойно покоятся на поверхности воды, а глубоко внизу, почти у самого дна проносятся стаи серебристых юрких рыбешок. Я озадачен и в непонятках, если помер, то где кладбище, почему не на респе, а здесь, и что это вообще за место такое? Первый пробный шаг удался без происшествий, не проваливаюсь и тонуть совсем не собираюсь, знать бы только еще, куда идти. В том, что это какая-то иллюзия, вернее, магия книги уже не сомневался, наверняка очередная проверка, тест на вшивость. И опять без моего согласия.
        Внезапно, толща воды подо мной стремительно потемнела, и меня качнуло, вытолкнув на самый верх довольно большой волны. Я еле удержался на ногах, балансируя руками, а когда бросил взгляд вниз, внутри все сжалось и похолодело. На меня смотрели десятки глаз, больших, маленьких, круглых, сплющенных, разных. Их всех объединяло лишь то, что держались они на стебельках и принадлежали одному единственному существу, неподвижно замершему сейчас подо мной, на самом дне и словно решающему представшую перед ним задачу. Быть или не быть этой мелкой букашке, что там, вверху на поверхности, и если быть, то, в каком качестве? Мысли проносились в голове подобно метеоритному рою, барабанящему изнутри в каждый сантиметр моей многострадальной черепушки, под сотнями взглядов буквально раскалывающейся от наплывающих в нее волн жара. Мой рот уже давно кривился, а горло силилось исторгнуть вопль боли, но тело больше не повиновалось мне в той мере, к которой я привык. Словно предатель какой оно подкосилось в коленях, уперлось руками в поверхность воды и попыталось нырнуть, хорошо, хоть безуспешно.
        Подвластными остались лишь глаза и только, я словно онемел весь, позабыв о том, как двигают конечностями, знал, но растерял весь опыт, а сотни взоров по-прежнему буравили сквозь толщу вод. Ирония судьбы, тварь там, внизу, не может выбраться наверх, как паразит гнобя чужую волю и, помыкая телом жертвы, давит вниз. И лишь пока не покорился весь, пока последняя ресница в теле не его, чудовище останется ни с чем, бороться, хоть и сложно, было можно. И я моргал, смотрел по сторонам, стараясь, всячески, напрячь как можно больше из того, что все еще мое, что б не забыть, не стать послушным воле монстра. Резиновое время все текло, а мысли путались, свиваясь кольцами, барахтаясь и удивляя незнакомым построением, я так не думал никогда, окрас, оттенки, направленье, все было словно не мое, и это злило. Хотелось вскрикнуть, как-то возмутиться, от страха, сковывающего грудь, осталось слишком мало, что б пугаться, и снова жар в висках, молотит в череп колотушка, встаю на ноги, гордо вперив взгляд в бескрайние просторы чертовой иллюзии.
        - В жопу! - сорвалось вдруг с губ, и все померкло.
        В себя пришел все на том же полу в позе "морская звезда", морда болела, голова тоже, впрочем, ничто в моем многострадальном теле не было исключением. Хорошо хоть агония была легкой, ноющей и терпимой, даже встать смог, нашел взглядом кувшин и вылакал всю оставшуюся воду. Все, больше запасов жидкого нет, последнее выдул, а к ручью хрен сунешься, или сожрут, или успею добежать до дома, хотя второе более вероятно. Так может, рискнуть, авось успею набрать еще, а то, чувствую, сушнячок у меня еще долго будет, зачем мучиться-то? О том, что произошло, не хотел даже думать, к черту, и так понятно, что "комикс" изгаляется.
        - Оцередное испитание! - перекривлял я вслух, и потопал к двери.
        Как и думал, бег наше все, набрать успел почти полный кувшин, когда пришлось делать резкий рывок в сторону, уходя из-под броска ставшей мне теперь не по зубам твари, и делать ноги к дому. Там на дверь тут же был наброшен засов, пару сильных ударов с той стороны и все стихло. Черт, а ведь могут и караулить, хрен вообще тогда куда выберусь, вот ведь жопа будет.
        Чтива больше не было, ни в эти сутки, ни в следующие, ни в те, что за ними. Книга словно дала обед молчания, втянула во весь этот бред, сука такая, так теперь еще и выпендривается, молчанку затеяла. Ух, как я был зол на нее, как зол, если бы это подействовало, отпилил бы вместе с туловищем и, скинув с себя, довольный ушел на респ, так ведь не сработает же, не получится!
        Всю следующую неделю из дома не выходил, только зыркал в окно, подмечая мелькание смазанных теней по сторонам, а потом полянка замирала, словно приглашая сделать первый шаг. Мол, все спокойно и тихо, давай, дружище, тебе давно пора уже на свежий воздух, разомнешься хоть. А я такой дурак возьми и поведись, да? Будто не вижу, что обложили, суки, со всех сторон, только и успеваю краем глаза ловить их разбегающиеся силуэты. Пару раз даже в окно пытались лезть, да такие, что и не припомню, когда подобное видел: скрюченные, морды воротят, руки длинные, на пальцах когти, ужас, короче. В истерику меня еще не бросало, но был уже близок, очень близок к тому, что бы уйти на респ героем, выбежав из этого ада и свернуть хотя бы одну вражью шею, вдавить глаза прямо в мозг и вгрызться зубами в горло, и бить, бить, бить клинком столько измотавших мне нервы сволочей.
        Еда закончилась, пал мало, нож из руки не выпускал, дергался на каждый посторонний звук, а их все это время было просто пруд пруди. То царапают стену, то в двери ломятся, а иногда и вовсе по крыше начинают бегать. В общем, сдали нервы, лопнула терпелка, и я сдался, отпустил вожжи.
        - Ааааа! - дверь с грохотом рванула наружу, от мощного пинка чуть не слетев с петель. Выскочив на поляну, дико зашарил взглядом по округе, жутко ощерившись, ну же, ну, подходите, где вы, твари, где?! Справа что-то дернулось, рывок, и спустя мгновение уже несусь куда глаза глядят, а глядят они куда угодно, только не вперед. И везде, со всех сторон, кто-то есть, меня преследуют, гонят, словно добычу. Разворачиваюсь на месте и рву на встречу, ну же, ну, давайте, ну! И снова окружают, снова берут в кольцо, бросаюсь на прорыв, в надежде хоть кого-нибудь найти, но тщетно, тени уже впереди, завлекают, заманивают, и ноги несут меня вперед. Пусть ловушка, пусть, без разницы, хоть кого-нибудь, дайте в руки хотя бы одного!
        Ноги подбивают и я кубарем, с диким ором ярости начинаю барахтаться в отчаянном падении по пологому спуску. Небо с землей меняются местами, удары в грудь, спину, бока сыплются со всех сторон, но мне плевать, внутри клокочет настоящее пламя гнева, и вот она цель. Внизу, словно специально поджидая, появляется нечто кошмарное, во все стороны торчат иглы и шипы, клыки и когти сродни зубьям циркулярной пилы, их так же много и остры они не менее. А глаза черны, непроглядны, затянуты поволокой мрака - в них, в них я и ударю. Столкновение! И рука тут же начинает вминать шкуродер в эти два черных, беспросветных фонаря ужаса, бью быстро, так, как только могу. На, на, на, на, на! Замахов почти нет, да они и не требуются, ярость придает сил, и я буквально шинкую голову твари, не останавливает ни череп, ни острая боль в боку и груди, видать, тоже уже жрет меня. Плевать! Заберу тебя с собой в ад, задушу, загрызу, утоплю в своей крови. Кровь! Кровь будит во мне зверя! И всколыхнувшаяся сила тут же дает невообразимый по силе толчок, плата ушла, и тут же пришла расплата!
        Бумм! Земля вокруг вместе с нами взлетает в воздух, комья, кусты и деревья все вверх тормашками, тварь рядом визжит, пытаясь найти опору, а я льну к ней всем телом и продолжаю делать из ее башки друшлак: на, на, на, получай, на!
        Бумм! Приходит вторая волна, нас разворачивает прямо в воздухе, резко, сильно и грубо, а затем швыряет обратно, наземь. Удар о твердь выбивает воздух из легких, во рту уже кисло от крови своей и чужой, но еще ничего не кончено! Как же вы все меня достали за эти дни, как надоели, как кишки вымотали!
        Бумм! Последняя, третья заказанная и самая сильная волна, чудовищный молот вминает всю округу в землю, трещат деревья, лопаются с треском старые, массивные пни, мир вокруг рушится, звуки взрываются в голове, достать до твари становиться просто невозможно, нас раскидало по сторонам. А встать и хотя бы ползти, когда тебя вминает в землю тоннами веса слегка проблематично, в груди все трещит, я улыбаюсь, скоро перерождение, и все закончится, встретимся в аду, тварь!
        Сказать, что было хреново, это не сказать ничего. Мог бы, блевал уже, да блевать было нечем. Мог бы, помер уже, и ведь могу, но опыта жалко, так что не буду. И с какой стороны ни посмотри, везде разруха и унынье, повороты головы стоили мне многого, как минимум, прострелившей все тело острой боли, как максимум - возможно, внутри еще что-то лопнуло, что важное, без чего хрен проживешь. Хаос вокруг будоражил и пугал одновременно, если бы еще в глазах все не двоилось и не троилось, мог бы понять и что еще, но пока сфокусируешься - гиблое дело, проще рукой махнуть и забить.
        - Кха, кха! - на губах кровь, на лице, груди, да и, впрочем, везде, тоже она родимая. И еще этот солоноватый привкус, как же он мне надоел. Кошусь по сторонам уже без поворотов головы, хватит, и так херово. А там, куда ни кинь взгляд, словно артобстрел прошел, все в мелкую труху, земля перерыта, рвы да колдоебины повсюду. А чуть дальше, слева, куда, что бы достать взглядом, все-таки приходится задействовать шею и голову, от чего начинаю безвольно стонать, ожидая прекращения вцепившейся в меня агонии, там лежит труп. Труп белки, шестьдесят третьего уровня, и башки у нее почти нет, вернее, там столько дыр, что это уже не башка даже, а самый настоящий друшлак.
        - Кха, кха, ха, ха, ха! - меня разбирает смех, ой, сука, какая же ты сука и дрянь. Я ржу, как самый последний идиот, вдруг осознавший, как лихо его провели, как подставили, ох, комикс ты хренов, мучитель мой недоделанный. Это я так ради одной единственной белки всю округу сравнял с землей?
        - Ха, ха, ха, - на губах опять вновь свежая кровь, - да пошла ты в жопу!
        И клинок входит в шею по самую рукоять.
        Глава 8
        Чертов гребаный "комикс" развел меня, как лошка, всунул в бошку несуществующее, а глаза заставил видеть то, чего нет. И явно добился своего, спровоцировал на истерию, на выброс в едином порыве всего, что накопилось, хорошо хоть до еще одного долга не довел. На это-то хоть мозгов хватило, значит, не полностью дурак, что радует.
        После респа специально отклонился в сторону, хотелось посмотреть на деяния рук своих, так сказать, а то как-то уж слишком быстро мою призрачную форму утянуло к могилкам. Добрался без происшествий, не встретив никого и даже намека на чужое присутствие не было: тишина, покой да идиллия.
        А как пришел, даже рука к затылку потянулась, вот уж повеселился от души, впечатляет. Взгляд шарил по округе, но не находил ничего целого, сплошные щепки да труха, вмятое, утрамбованное в землю месиво занимало приличных размеров площадку, жутким сюрром смотревшуюся в этом густом и полном жизни лесу. Да, мрачном, и атмосферка в нем была та еще, но это, это просто нечто, третья волна буквально смяла все и вогнала в твердь, наплевав на твердость и размеры всего, что попало под удар. Полное уничтожение, тотальное, и у меня сразу же возникли кое-какие мыслишки.
        К дому возвращался в задумчивости, такой призыв силы и в уплату всего одна жизнь, как-то не вяжется. Раньше все было не так, или я что-то банально упустил, может, эмоции, и дело все в них? Чем больше тебя рвут на части чувства, тем более дорогой становится кровушка, так, что ли? Да нет, бред какой-то, наверняка тут нечто иное. Вот и сейчас, как представлю себе подобное воздействие, и тут же приходит понимание, сдохну, и все равно останусь должен, вот как так?
        - Черт! - совсем забыл про свои обязанности, ну, и как их теперь исполнять? В то, что смогу одолеть один на один любого из здешних мобов, я не особо-то и верил, разве что опять слиться. А тут они иногда и по двое встречались, даже втроем, бывало, бегали. Три недели как пить дать уже прошли, совсем из головы вылетело, и что же делать?
        Полез в задания - точно, висит квест на ежемесячную проверку оберегов, а я уже и думать забыл про все эти моменты, блин, попандос!
        Короче, на вылазку я таки решился, пока дотопал, но только завтра днем и, чувствую, бегать буду с горящей жопой от одного столбика к другому, надеясь лишь на то, что, отстав прилично, зверье само решит прекратить преследование. Иначе рано или поздно попадусь, да еще не умудриться бы застрять в этих чащах, а то и вовсе запнуться, упасть и получить в спину все причитающееся. В общем, мандраж пробирает, как подумаю, чем придется заниматься.
        Спал в ту ночь, как младенец, убитый младенец, крепко, мощно и без каких-либо сновидений. Выспался, в общем, великолепно, даже и не вспомню, когда так хорошо себя поутру чувствовал. А еще, подведя подсчет по оставшимся запасам, пришел к неутешительному выводу - жрать больше нечего! Последний кусок мяса ушел в горло, последняя горсть грибов отправилась следом, а воду выдул уже и не помню когда на днях. И если в ближайшие дни ничего не найду - начнется ад, в игре это все происходило довольно просто и жестко: первые сутки голод только крутит и мучает желудок, не больно, терпимо и, в общем-то, вполне ожидаемо. А потом нутро начинает буквально жечь, да так, что рано или поздно сам себя на респ отправишь, знаем, плавали, приятного мало. Короче, я загнан в угол по всем фронтам: дохлый и мелкий, плюс квест дамокловым мечом над башкой завис, а теперь еще и голод.
        Наружу выходил с опаской, решиться вчера на такое было куда как легче, чем приводить в исполнение, даже прислушался, замерев, вдруг что обнаружу. Но потом пришлось махнуть рукой, что толку, все равно пойдет, как пойдет. И через пару мгновений уже несся к реке, молясь и надеясь, что бы никто на меня не позарился.
        Первых оберегов двадцать так и было, эти чертовы столбы вовсе не нуждались ни в какой помощи, письмена ничем не были скрыты и я лишь раздраженно проносился мимо. А потом пришлось ускориться и делать уже две вещи сразу: выполнять квест и спасать собственную задницу, так как на хвосте повисла рычащая и недовольно взрыкивающая компания, взрывающая землю позади меня в явных попытках доказать мою неправоту, мол, бегать здесь не разрешено, и вскоре я буду бит.
        - Черт, черт, черт, чеееерт! - вышел у нас настоящий бег с препятствиями: рвы, густые кустарники, деревья, корни, поваленные стволы обхватом в пару-тройку метров, пни и прочее б******о, так и норовящее меня задержать. Я, то отрывался, скрываясь из виду, то вновь ощущал прицелы злобных глаз и чужое дыхание на спине, с каждым метром все сильнее ощущая лишь одно - мать вашу, ну за что же мне это?! Откуда они вообще вылезли, вокруг же чисто было!!! А пятки продолжают сверкать, печатая твердь и ускоряя ритм, еще час таких метаний, и моя ходовая банально развалится на части. Прыжок через неглубокую расщелину, заросшую так, что лишь чудом углядел в ней ловушку. Кувырок в сторону, уводящий из-под атаки, зарываюсь мордой в кусты и тут же, стремглав, поднимаюсь на ноги, и вновь бегу, глаза очумелые, нос кровит, хорошо хоть шкуродер в сумке, давно бы уже потерял. Затем пару минут удается ломиться без происшествий, оставляю позади еще один оберег, да они все чистые, никакого налета, никаких насыпей, какого хрена вообще сюда поперся, не понимаю!
        Местность слегка изменилась, двигаться стало проще, и я еще поднажал - зверье, мало по малу, начало отставать, адьес, мудилы! И в следующее мгновение чуть не полетел с внезапно преградившего дорогу склона, лишь в последние мгновения умудрившись затормозить и вцепиться руками в ближайший ствол.
        - Ахренеть, откуда? - приличный участок берега был словно откушен, метров сорок в длину имели скругленную форму, довольно подозрительно напоминающую укус. Это чьи же тут зубки такое навытворяли, это кто же такой немаленький у нас голод утолял, сука, и даже столбик мой квестовый чуть не сгрыз? Каменная хрень сиротливо валялась в куче пережеванной и выплюнутой земли, зарывшись вниз, как ни странно, правильным концом, а к верху выставив нужный - типа намек на то, что даже в таком состоянии сможет работать? Плевать, спускаться туда я точно не намерен, хрен потом вообще выберусь, так что бочком, бочком, и дальше по берегу инспектировать, будем считать, что тут все хорошо.
        Погоня, как ни странно, отстала, видать тоже увидела и офигела оставленный мною позади чей-то приступ голода, ох, не хотелось бы мне повстречать того, кто на такое способен. Не ровен час, вместо того оберега могу оказаться и сам, только вот я не каменный, не выдержу и половины выпавшего на его долю. А, к черту все, бежать, только бежать.
        В общем, до самой скалы так ни разу и не останавливался, причин не было, зря только мотался, а вот когда вернулся в исходную точку, то начались, самые что ни на есть, настоящие проблемки.
        - Это какая же сука? - выдавил я зло, падая на колени перед курганом из не пойми чего, похоронившим оберег где-то внутри себя, словно неизвестный вредитель стаскивал сюда все, на что только падал взгляд. Земля, ветки, камни, кусты и даже листья, в кучу пошел почти весь материал с округи, убить мало за такую тщательность, чуть ли, не узлами все переплел, сволочь такая. Спустя минут десять оберег был разрыт, а хлам подле него раскидан по сторонам, все, наконец-то, двигаем дальше.
        - Опять? - следующий столбик хоть и отличался от предыдущего но, по сути, находился в такой же ситуации. И почерк одинаковый, без разбору навалено в общую кучу, б***ь, да что же здесь творится такое? А потом и вовсе удивляться перестал, каждый оберег представал предо мной в подобном виде, я падал на колени и в позе "преклонения" начинал работать руками, зарываясь в землю едва ли не по локти. Очень хотелось поймать и придушить этого умника, и в голове даже мысль не укладывалась, что этот некто может быть, хотя бы, вдвойне сильнее меня и навалять я ему не смогу априори. И даже в памяти не всплыло, как совсем недавно бегал от местного зверья, в груди зрело раздражение и волна гнева была готова уже обрушиться на голову нечастного, попадись он мне только в руки. Очень херово было, так же, и то, что в эту сторону, по словам старосты, пилить мне как минимум еще и весь завтрашний день, вот не мог этот мудила свои каверзы воспроизводить на более коротком отрезке? Нет, поперся влево, сволочь такая!
        А вот за следующим поворотом меня поджидал сюрприз, мать его так! Нордил, скотина ты такая, паучье гнездо, говоришь, где-то там может быть? Так как какого хрена передо мной сейчас валяются восьмилапые трупы, причем почти у самого берега?! И какого хрена они свалены в кучу? Ага, ясно, ну шикарно, просто замечательно, даже угадывать не буду, что под ними. С десяток тварей размерами с хорошую собаку переплелись лапами и словно утрамбовались вокруг одной точки, закрыв ее собой и навеки похоронив под толщами хитина. На вид монстры были довольно отвратны, волосаты и жутковато бурого оттенка, с приличных размеров когтями на концах конечностей и шипастым ободком по краю туловищ. С такими в ночи столкнуться - обгадиться секунд за пять, а то и быстрее. Но, кто-то же их перебил, вон, панцири во скольких местах пробиты, а лапы так и вообще почти у всех переломаны. Чем же их так отходили, битой или оглоблей какой? Мне почему-то сразу расхотелось встречаться с автором подобного погребения, подумаешь, обереги закапывает, может, хобби у него такое.
        - Ага, хобби, - губы растянулись в кислой улыбке, или переть дальше, разгребая его художества или, как сказал староста, вскоре тут будет не протолкнуться от столичных магов. А у меня одна проклятая вещь, нож для ритуальных жертвоприношений, да и карма такая, что если и не в красных цветах записана, то уж фонит от нее кровью только так. Захотят, разберутся, в общем, жопа полная!
        С другой стороны, Нордил просил насобирать ему хитин, вроде? Мой взгляд тут же приобрел несколько иное выражение, а что, главное, не напороться ни на кого, да и бегаю я быстро, уже проверено временем, слинять смогу по любому, а так валяется же, бесхозное, ничье. Соберу, что оторвать смогу, и дальше пойду, делов-то. Вот только ободрать с трупов их панцири оказалось задачей непосильной, шкуродер напрочь отказывался становиться мясницким ножом и помогать мне в добыче опыта и денег, так что пришлось слегка изменить планы и немного углубиться в лес. След от ихора не давал сбиться с пути, а периодически попадающиеся оторванные лапы и прочие прелести служили еще более веской причиной продолжать начатое - в сумке уже лежало несколько довольно приличных кусков, знай, иди себе да наклоняйся-подбирай только.
        Донаклонялся я минут через пять, нелепо взмахнув руками и даже выматериться не успел, как стремглав ухнул куда-то вниз, пребольно стукнувшись черепушкой о какой-то выступ. В глазах тут же все поплыло, хорошо еще, хоть недолго этот "кайф" длился, фокус навелся сам собой и я, наконец, смог оглядеться.
        Тоннель, довольно приличных размеров, почему-то скругленный и со светящимися стенами, что за на хрен, блин? Присмотревшись, разобрал причину - то ли мох, то ли еще какое растение, на подобие этого, но почти каждый метр поверхности, хоть и слабо, но светился, давая возможность вполне сносно воспринимать окружающее. Вверху, метрах в трех зияла дыра, видать, пласт земли обвалился под моим весом и рухнул вниз, словно только этого и дожидался. Выбраться обратно - можно даже не мечтать, стены полукругом уходили вверх на добрые три метра или около того, просто не достану. Так что вот тебе и очередные приключения на задницу, мать вашу, доигрался, допрыгался!
        - Замечательно, - что ни день, то сюрприз, теперь только не хватает еще, что бы сожрали вместе с потрохами, думаю, как раз хватит обнулиться до сорок девятого. Валить решил влево, чисто интуитивно, да и яркости там было, вроде, побольше, так что, двинулся вперед, стараясь больше вслушиваться, замирая, чем шагать. Заранее узнать, что тебя ждет за следующим поворотом, что может быть лучше в незнакомом месте и неизвестно с каким врагом, разве что, только, вообще оказаться в другом месте. Но эта роскошь была явно не для меня, а потому шел, крался, напрягал слух и едва не выматерился, углядев на полу перед собой тонкие нити паутины, начавшие попадаться потом повсюду. Походу, в паучье логово попал, не иначе, не сказать, что склонен к арахнофобии, но лучше бы тут было простое зверье, хоть не так мерзко.
        Но пока судьба миловала, ни одного хелицерового ублюдка так и не повстречалось, лишь сетки паутины на стенах стали чаще встречаться, и у меня уже было мелькнула мысль послать все к черту и повернуть назад. Может, в той стороне меня не будет бить такой мандраж, когда очередной поворот заставил буквально вжаться в стену, влипнув в нее и задержав дыхание.
        Впереди тоннель расширялся, выводя в довольно высокую и, что главное, почти полностью увешанную паутиной помещение, ее сетки растягивались буквально вдоль и поперек всего пространства, напрочь скрывая стены и потолок. И посреди всего этого грязно серого великолепия, почти в самом центре, оплетенная по хвосту и рукам бессильно весело нечто. Я даже сморгнул пару раз, не доверяя своим глазам, существо все еще было живо, хоть и порядком изранено, имело имя - "Шаррат" - и являлось особью женского пола. Вместо ног у нее был змеиный, в мелкую чешуйку хвост, сейчас почти полностью заляпанный кровью и безвольно валявшийся на земле, видать, хозяева этих мест довольно здорово ее потрепали, жизней у этой, у этого, у нее, короче, оставалось едва ли четверть. А то, что была еще жива и в подвешенном состоянии, наводило на мысли о запасливости паучков, восьмилапые явно не были вегетарианцами. А так прийти, пожрать еще свежего и живого мясца, чем плохо, все желудку на пользу, не падалью же питаться. Думаю, подобных "кладовых" тут, под землей, у них еще немало, так что как бы самому здесь им на зуб не попасть, вот
ведь угораздило вляпаться.
        Дальше я не верил сам себе, трус ведь, каких еще поискать, ан нет, повелся на жалость, на то, что баба, и даже хвост во внимание не брал, да и мордаха вроде ничего, симпатичная. Ее глаза дрогнули, а точеные губы скривились, словно от боли, когда уже во всю кромсал шкуродером сдерживающие ее путы. Паутина поддавалась плохо, приходилось чиркать клинком в одном и том же месте по многу раз, но процесс шел, а незнакомка лишь пялилась на меня ничего не соображающими глазами, веки полузакрыты, ресницы дрожат, она явно пытается соображать, но что-то мешает, видать, накачали восьмилапые чем-то, одурманили. Рухнула она на меня совершенно неожиданно, я даже присел под ее весом, едва удержавшись на ногах, весила дамочка прилично, да и повисла на мне совершенно уж неудобно. Пришлось минут десять потратить на то, что бы перекинуть это безвольное тело себе на спину, согнувшись в три погибели, и на подрагивающих ногах едва делая шаги двинуться прочь. План был прост, банально дотащить до дыры в потолке и попытаться привести ее в чувство, длина хвоста этой недобабы намекала на то, что она вполне может, даже если и
с моей помощью, но дотянуться до края. А там кто знает, вдруг и наружу выбраться удастся. Если же нет, то идти искать выход все равно стоило в ту сторону, позади лишь еще больше паутины и наверняка засевших в ней ее хозяев, а с ними я сталкиваться совершенно не хотел. И так пока везло, что ни на одного не напоролся.
        Тащился долго, куда дольше, чем шел сюда, приходилось даже приваливаться к стене и делать перекуры, ноги не выдерживали, с моими-то статами, вообще удивительно, как умудряюсь ее на себе нести. Только сцепив зубы и на голой силе воле, и никак иначе. Шаррат же даже словом не обмолвилась, все еще пребывая в своем накачанном паучьими транквилизаторами мирке, хоть бы знак какой подала, что не напрасно мучаюсь, а то вдруг скоро копыта откинет, и на хрена мне тогда все это?
        Когда добрались, усадил змееногую под стену и принялся осматривать, да уж, не знаю, сражалась ли она, но ран и порезов было просто тьма тьмущая. Все тело словно превратилось в один сплошной кусок окровавленного мяса, правда, не сочащегося, но остатки запекшейся коркой покрывали буквально каждую пядь. И я даже понятия не имел, что со всем этим делать, залечить-то смогу, но только то, что вижу, а тут же все словно в броне какой, отмыть бы сначала, а так...
        В общем, делал, что мог, прижимая шкуродер к рваным краям и скороговоркой вынуждая края плоти срастаться, заживляя и так предостаточно натерпевшееся тело. Сначала обработал руки, потом плечи и грудь, кстати, довольно крупную и соблазнительно мягкую, на ней укусов было больше всего, будто восьмилапые осознанно впивались в самые податливые места. Затем занялся спиной и хвостом, и только после этого перешел к голове, черт, а ведь реально хороша - отмыть, дать отдохнуть да приодеть. А лучше и вовсе без одежды, то, что сейчас было на ней, даже одежкой назвать было трудно, так, рваная в сотне мест жилетка непонятно как, но все еще держалась, скорее всего из-за засохшей крови. Иного объяснения у меня не было. Минут через двадцать закончил полностью, остальное лишь после мытья и не при таком освещении, так что остается только ждать и молиться, что бы эти хелицеровые сюда не сунулись. А эта Шаррат побыстрее пришла в себя, в лесу, пусть даже с риском нарваться на зверье, мне было куда как уютнее, чем здесь. И даже на респ я бы ушел лучше там, чем в этом подземном и насквозь пропитанном сыростью и
присутствием пауков тоннеле.
        - Ты... кто? - наконец, слабо и еле слышно донеслось до меня вдруг, я тут же вскинул голову, ну, блин, таки дождался, очнулась.
        - Человек, и это сейчас не важно, а важно то, что там, - мой палец указал наверх, - выход, и нам друг без друга до него не добраться.
        Змееногая тут же медленно, с трудом повернула голову к потолку и тут же скривилась, видать, не все-таки залечил, впрочем, и так понятно, в таких-то условиях.
        - Болит? Прости, вылечил, что мог, тебя обмыть надо, не все раны здесь видны.
        - Ты меня... лечил? - и все еще полузакрытые глаза мазнули по мне взглядом.
        - Ты меня не слушаешь, - качаю головой, - мы или выбираемся здесь, или можно еще туда пойти, может, и найдем еще один выход.
        - А... - но добавить она так ничего и не смогла, бессильно свесив голову на грудь.
        Черт! Походу, толку с нее не будет никакого, накачана по самые уши, как же быть? У самого все трясется от усталости, переть такую тушу на себе и дальше однозначно не выход, до сих пор еще не отошел. Короче, пока ждем.
        И это "ждем" растянулось вплоть до самого вечера, пожалев змееногую, перебрался к ней под стеночку и позволил склониться себе на плечо, ощущая ее слабое и редкое дыхание. Наверху, снаружи, уже опустились сумерки, редкие просветы в кронах указывали еще максимум на полчаса, час от силы более-менее приемлемой видимости, а потом все, тьма и мрак, хоть глаз выколи, ночь вступит в свои права, хорошо хоть стены тут светятся, а то и так жутко до дрожи. Моя соседка, видимо, почувствовала себя несколько лучше, потому как правая нога уже была обхвачена нетугим кольцом хвоста, скорее рефлеткорно, чем с каким-либо умыслом. Шаррат, имевшая более высокий, чем у меня пятьдесят восьмой уровень, выглядела сейчас до нелепого беззащитно, вся такая слабая и жалкая, что захотелось как-то помочь бедолаге, но я сдержался. Да и что вообще могу в нашей ситуации сделать: обнять, прижать к себе, позволить обвить себя еще большим количеством колец - а оно мне надо? Если не воспримет как приставание, так и сама ведь может напасть, хрен ее знает, кто она такая вообще. Помню, есть, вроде, наги, слиссы и, кажется, саламандры,
может, кто-то из них?
        И сам того не замечая, пустил в себя дрему, напрочь отрешившись от окружающего, а потом, когда осознал проступок и приоткрыл глаза, чуть не заорал от неожиданности. Прямо у моего лица неподвижно замерли, разглядывая его, две здоровенные ярко-желтые плошки с вертикальным зрачком. Черт, как же меня трухануло сразу, чуть не подскочил с перепугу. А змееногая даже не подумала отстраниться, лишь удивленно вскинула бровь и продолжила вглядываться, теперь уже в мои глаза. Гипнотизирует, что ли?
        - Если пришла в себя, - с хрипотцой выдавил я из себя, - давай пытаться выбираться отсюда, - а сам, совершенно того не замечая, разглядываю необычного цвета радужку, черт, и здоровенные ведь какие глазищи-то.
        - Уже пыталась, не достаю, - голос ее окреп, не намного но, по крайней мере, уже не дрожал.
        - Это сама не достаешь, а с моей помощью в самый раз будет, - и, не особо церемонясь, отстранил ее от себя за плечи. Потом поднялся, задрал голову вверх и некоторое время пялился, силясь придумать, как правильнее поступить. Оценил длину ее хвоста, расстояние до дыры, прикинул, за какой край лучше всего цепляться, в общем, план, хоть и не особо впечатляющий, а вырисовывался.
        - Сможешь себя вытянуть руками? - поворачиваюсь к ней и вижу отрицательное качание, так и думал, что же, тогда второй вариант.
        - Я тебя подсаживаю, твоя задача - ухватиться за что хочешь, но продержаться, пока я по тебе не вскарабкаюсь наверх и не вытащу, возражения?
        Она некоторое время смотрела на меня, оценивая и прикидывая, можно ли мне верить, ведь ничто не помешает, выбравшись наружу, тупо помахать ей ручкой и свалить куда подальше. С другой стороны, а что еще оставалось, можно подумать, у нее тут масса вариантов. Хочешь, не хочешь, а довериться придется, я же, в свою очередь, совсем не был уверен в том, что хватит сил вытащить наружу такой вес. Да еще был риск наткнуться на зверье, что тоже не маловероятно, в общем, куда ни плюнь, везде проблемы.
        В итоге картина была следующая. Я, кряхтя как старый дед, полусогнувшись и, чуть ли, не удерживая руками норовящие выпасть из глазниц вылезающие из орбит зенки, напрягался и толкал верх вылезшую на меня тушу. Сама по себе змееногая была довольно стройная, не толстая, но вот ее хвост трехметровой длины, а то, и больше, весил, наверное, как с два, а то, и три меня. Так что сопел и рвал жили я не просто так, она ведь еще и балансировала на мне, стараясь не упасть, и стойкости мне это отнюдь не добавляло.
        - Скоро ты там? - судорожно выдохнули мои губы.
        - Не ухвачусь никак.
        - Так постарайся, у меня сейчас колени лопнут! - зло прошипел я, и вправду начиная ощущать некий дискомфорт в обозначенных местах, там словно шестеренки нарвались на препятствие и теперь скрипели, пытаясь или провернуться дальше, или вылететь из обоймы. Еще немного, и вообще останусь без ног, тогда только нож в горло, если не удастся залечиться, и прощай тоннель, привет респ. Не мое бы нежелание сливаться, уже бы давно дома сидел, а так...
        - Есть, держусь, вроде, - как-то неуверенно прозвучало сверху.
        - Уверена? - но стоять, вроде, стало легче.
        - Да, только поспеши, а то сорвусь.
        - Да уж постараюсь, - буркнул, с трудом вылезая из-под начавшего бесполезно искать опору хвоста. Что сказать, такого опыта у меня еще никогда не было, да и вряд ли кто-нибудь мог, хотя бы, приблизительно представить, что значит пытаться влезть по подобному телу. Где если не чешуя, то мягкие, соблазнительные округлости, и наступать на все это ногами казалось даже кощунством каким-то. Но тут уж извините, жить захочешь, и не на такое пойдешь, кое-как, с горем пополам, но выперся наверх, змееногая удержалась на руках, дала пару минут, а большего мне и не требовалось.
        Затем был двухсекундный перекур, взгляд оббежал окрестности, и руки вцепились в чужие предплечья. Черт! Тяжелая какая! Хребет, казалось, сейчас попросту рассыпется, не с моими двойками и тройками в силе, ловкости и прочем тянуть на себя подобный вес. Я же не лебедка, а дохлый, ни на что не годный нуууб! От усердия даже губу прикусил, пошла кровь, во рту появился солоноватый привкус, и мне не оставалось ничего другого, кроме как решиться: пан или пропал. Не сдюжу, значит, не судьба, сам обратно рыбкой нырну, а как получится - что же, выходит, не такой уж я и неудачник, как могло показаться.
        Наши глаза встретились, ее, перепуганные, так как уже понимала, сейчас что-то будет, и мои, сосредоточенные, немигающие. В следующую секунду я скривился от боли и хлынувшей в глотку крови, прикусить язык оказалось очень и очень болезненным опытом, но иного выхода просто не видел. Горячий глоток и мысли запросили плату, всего на несколько секунд повысить силу до возможного потолка, что бы потом еще и идти нормально мог, а не валяться пластом.
        - Ыыых! - рывка она явно не ожидала, по крайней мере, не такого. Ее руки сорвались в считанные доли мгновения, даже вскрикнуть не успела, затем небольшой пас в сторону, чтобы не подрала брюхо и самое ценное и мягкое, и дикий, из последних дарованных на выходящие секунды сил, рывок обратно, к себе. Почти бросок, я бы сказал, и тут же полетел на спину, банально не удержавшись на ногах, все, время вышло! Получилось...
        Пару минут мы просто лежали, переваривая случившееся, не знаю, как она, а мне было довольно хреново, язык все еще ныл и словно противился заживлению, а еще слабость во всех членах, временная, но очень и очень неприятная. Своего рода откат, смягчение вместо долгоиграющей расхлябанности на сверхсильную, зато кратковременную.
        - Ты это сделал, - внезапно подала голос она.
        У меня же не было сил даже промычать что-то в ответ.
        - Ты это сделал! - и сверху тут же придавило тоннами веса, змееногая буквально выпрыгнула на грудь и уставилась неверящим взглядом, скользя по моему лицу. Мне же захотелось умереть, вот прямо сейчас взять и свалить на перерождение, эта дура что, совершенно не соображает, сколько весит?! Или это откат ритуала так меня подкосил...
        - Слезь... - только и смог, что прохрипеть, язык уже зажил, а вот грудная клетка обещала вот-вот сломаться, причем внутрь и протыкая ребрами все, что будет на пути, ахрененный конец после стольких мучений.
        - Извини, - она тут же перевалилась в сторону, позволив мне свободно вздохнуть.
        Вокруг же стояла полнейшая тишина, а еще темень и подозрительное отсутствие хоть кого бы то ни было, обычно лес старался всячески преподносить подлянки в виде праздно шатающегося мобья, но сейчас все было иначе. Ни души, никого.
        - И что будешь дальше делать? - вновь подала она голос.
        - Отдышусь, для начала, - слабость все еще не проходила, чувствовал себя буквально тряпкой какой-то безвольной, а все из-за этой, ради нее так подставился.
        - А потом? - похоже, змееногая начинала приходить в себя, слишком живая какая-то стала.
        - А потом домой пойду, - буркнул, нехотя.
        - Ты тут живешь, в лесу?
        - Да.
        - Далеко?
        - Нет.
        - А меня приютишь? - наши взгляды встретились и я, уже обреченно, односложно бросил:
        - Да.
        - Хорошо, - думаю, в этот момент она улыбалась, меня же одолевал лишь один вопрос - не сглупил ли? И что произошло бы, откажи, прибила бы? Кто знает, но согласился не поэтому, просто в памяти сразу же всплыли ее мягкие округлости, а еще показалось мерзким вот так вот поступить пусть и не с человеческой, но все-таки женщиной.
        - Весмир, - представился спустя мгновение, полагая, что непись не может видеть надписи над головой, - меня так зовут, Весмир.
        - А я Шаррат, - раздалось совсем уж рядом, почти над ухом, черт, что она творит. Затем моя голова оказалась заботливо приподнята, и под нее тут же ввинтился чешуйчатый хвост, - так лучше?
        - Э, да, пожалуй, - кажись, мне таки выпал счастливый билет, и намерения у этой, у этого, в общем, у нее довольно безобидные. Или же я просто дурак и меня банально разыгрывают, как слепого котенка, а там и в суп попаду, сам того не ведая.
        Спустя полчаса отпустило, легкая волна жара окатила нутро, ноги, руки и меня словно отпустило, разжало тиски, в тело начала вновь поступать жизнь. А через минут десять мы уже двигались, стараясь особо не шуметь, кто знает, что в этих дебрях выходит на охоту по ночам. Шли не спеша, мне еще нужно было прикинуть, у какого из оберегов свернуть в сторону, а то заблудимся, как пить дать, хрен потом вообще выберемся. Сзади с тихим шелестом скользила Шаррат, не нарушившая негласной тишины ни единым словом, не задав ни одного вопроса, видать, понимает, что к чему. По пути свезло еще раз, помимо полного отсутствия встречающего и голодного зверья, наткнулись на грибную полянку, и сумка тут же оказалась забита до отвала. Так еще и сами потом шли и грызли неожиданный подгон, хоть желудок набили, везло просто сказочно. Скажи мне кто раньше, что вот так, без приключений, да еще и ночью, во мраке, смогу добраться до дому без единого ухода на респ - не поверил бы. А тут гляди ж ты, только под конец в кустах справа что-то недовольно заурчало, зафыркало и вдруг довольно громко, ломая затрещавшую преграду, ломанулось
к нам.
        Хорошо еще, что были почти уже на месте, рванули так, что казалось, сам черт по пятам бежит, подгоняя да еще плеткой по спине хлеща. Влетели внутрь, я тут же захлопнул дверь и набросил засов. Тадых! Грохнуло с той стороны. Тадых! Повторилось вновь, потом некоторое время, замерев и почти не дыша слушали, как нечто пыхтит и возится снаружи, видимо, соображая, стоит ли тратить на вышкребание нас оттуда свое время. Но, видимо, удача опять была на нашей стороне, грозно всхрапнув, неведомая тварь довольно громко принялась удаляться, оглашая окрестности раздраженным взрыкиванием.
        - Ушло? - прошептали над ухом.
        Я дернулся, отстраняясь:
        - Успокойся, тут безопасно, - и тут же про себя подумал, что очень на это надеюсь, - сейчас спать давай, а разбираться, кто есть кто, будем уже завтра, хорошо?
        - Хорошо, - кивает.
        - Вот и славно, лежанка там, - киваю в сторону явно маленькой для ее габаритов кровати, улечься на нее самому, оставив ей лишь пол, просто рука не поднялась. Затем подошел к миниатюрному светильнику, кстати, надо бы старосту попросить, что бы заправил, я-то в этом не шарю, а с каждым разом он светит все меньше и меньше. Выкрутив его в ноль, тяжко вздохнул и поплелся в другой конец дома, если дрыхнуть вот так, то, хотя бы, со стеной под боком, все не так тянуть будет. Затем некоторое время ворочался с боку на бок, а там и заснул, денек выдался тот еще, намаялся страшно, так что в царство Морфея провалился довольно быстро.
        Утро встретило затекшими конечностями и тупой, ноющей болью в башке, вот тебе и дебаф за ночевку не на мягком и отведенном под это месте, получи и распишись. В пассивках так и значилось:
        "Тяжелая ночь: не стоит пренебрегать удобствами, устраиваясь на ночлег, это может привести к не очень приятным результатам"
        Но так, как никаких минусов и штрафов в описании не было, значит, дискомфорт временный и пройдет сам собой, лучше просто не обращать внимания. Моя гостья все еще дрыхла, оккупировав кровать и погребя ее под парочкой тройкой своих колец, вот же ж блин, и какая ей разница, где спать? Все равно сверху лежит, черт, хоть бы встал выспавшимся, а не таким разбитым. Наружу выходил с опаской, мало ли, но зверья никакого не было, тихое и приятное лесное утро, а мучавшую когда-то ранее давящую хрень на мозги я уже давно не замечал. Эх, сейчас бы искупаться, потом сытный и плотный завтрак, да посидеть на веранде, попялиться в лес, отдыхая и продолжая попивать чаек. И что б ни забот, ни опасностей, ничего такого, что любого нормального человека никогда не преследует. К сожалению, я анормален, причем во всем, так что пришлось выкинуть подобные мысли из головы и мотнуться с кувшином к ручью, благо, и в этот раз повезло, спасться бегством ни от кого не пришлось.
        - А я думала, ты сбежать решил, - вместо "доброго утра" поприветствовала меня змееногая.
        - Решил бы, уже б давно сбежал, было бы куда, - ставлю посудину на стол, после контакта с водой ощутил себя куда как лучше, не после душа, конечно, но умыться и кое как обтереться мне удалось, так что собственная свежесть была приятна.
        - Вода? - кивает.
        - Да, и тебе бы тоже не мешало слегка почиститься, хоть долечу тебя.
        Шаррат, зевнув, вдруг довольно соблазнительно потянулась, а без того и так вся в прорехах жилетка открыла после этого еще больше, в общем, еще пару часов с ней наедине и у меня банально случится конфуз. Заметив, на что пялюсь, желтоглазая довольно усмехнулась, мол, ясно понятно, куда бить, на что давить, все она прекрасно поняла. Только вот хрен тебе, отмоешься, отдам свою куртку, лишь бы налезла с такими-то буферами.
        Указав направление на ручей, и предупредив о зверье, взял в руки топор и после пары ударов опустил, да уж, вот и приплыли, хотел один обновку в дом сварганить, что б на полу не валяться. А силенки-то, того, не позволяют. В общем, Шаррат поджидал уже сидя на крыльце и закидываясь грибочками, вот сегодня мы их доедим, а там и голодуха придет, хошь, не хошь, а придется что-то думать, благо вылазки в лес показали, что выжить вполне реально.
        Змееногая возилась довольно долго, я даже заскучать успел, и лишь когда уже было решил наведаться к ней, проверить, все ли в порядке, увидел и ее саму. Ба, вот это да, ну прямо земля и небо: чешуя сверкает, лоснится, от крови на теле не осталось и следа, лицо чистое, волосы мокрыми прядями ниспадают на плечи. И если бы не общая изможденность, то просто глаз не отвести, учитывая тот факт, что дырявая жилетка почти ничего не скрывала.
        - Хорошо выглядишь, - издал смешок, - откормить, отоспаться и можно замуж выдавать.
        - У тебя есть одежка какая? - Шаррат и бровью не повела на мою подначку.
        - Есть, - вздыхаю, вставая и стягивая с себя крутку, - меряй.
        - Щедро.
        - Скорее от безысходности.
        - Что так, - похоже, мала, грудь не умещается, - не хочешь меня лицезреть?
        - Скорее наоборот, берегу тебя от себя, так что, постарайся-таки натянуть.
        - Ладно, ладно, бережет он, - и застегнула, где смогла, оставив довольно большой вырез, - так хоть не накинешься?
        - Успокойся, - кривлюсь, вот ведь попалась на мою голову, - пора бы нам пообщаться, так сказать, более тесно.
        - Пора, - и уже через секунду свивается кольцами напротив меня, а что, удобно, даже стул не нужен.
        - Эм, может, в дом хоть зайдем, - киваю за спину.
        - Зачем, тут свежо, хорошо, а ты обещал меня еще осмотреть, под лопаткой до сих пор жжется.
        Черт, совсем забыл! Достаю нож и приступаю, Шаррат стянула куртку и осталась в чем мать родила, прикрыв грудь руками, я же поочередно склонялся то над одной раной, то над другой, бубнил свою скороговорку, следя за тем, как все затягивается, и переходил к следующей. Параллельно узнал, кое-что, и о ее физиологии, к примеру, на уровне талии у нее начинался плавный переход в змеиный хвост. И никаких намеков на половые органы и задницу там и в помине не было, а вот все, что выше - уже полностью человеческое, не отличишь даже. Короче, в плане секса все стояло под вопросом, а значит, можно даже голову не ломать, в пень такие мозголомные моменты.
        - Ну, давай, выкладывай, кто ты и как умудрилась попасть в те сети, - начал, как только она вновь оделась.
        - Только и сама буду спрашивать, ты мне, я тебе, - и смотрит.
        - Справедливо, - киваю.
        - Тогда мой вопрос первый, - блин, началось выяснение, кто в доме хозяин, ладно, хрен с тобой, там посмотрим.
        - Давай уже, задавай.
        - Что это за место, да и вообще кто, где и от чего по берегу столько мощных тотемов установлено?
        - Это один вопрос? - ухмыляюсь.
        - Ладно, тогда ответь на последний.
        - Обереги интересуют, значит, ясно. Их выставили здешние маги что бы удержать Тьму с той стороны, она губительно влияет на все вокруг, вот и озаботились защитой. Теперь мой вопрос - откуда ты такая взялась?
        Пока шли все эти словеса, я неотрывно разглядывал ее нижнюю, чешуйчатую часть. И мощно, и красиво, и, судя по всему, довольно удобно и практично, а в скорости совсем не уступает моим двум, вчера неслась едва не впереди меня, еле темп удерживал. Чешуйки небольшие, максимум с ноготь большого пальца, узор спиралью закручивался по нисходящей вплоть к самому кончику хвоста, будто стекая сверху вниз. Смотрелось это очень и очень даже.
        - Как раз с того самого берега, давление ослабло, и мне удалось переплыть, - и вновь смотрит, как отреагирую, но я молчу, мне-то что, да хоть из ада вылезла, не бросается, буфера высший класс, чего возмущаться-то?
        - Ну и? - подталкиваю ее дальше, мол, давай, не спи, твоя очередь. Змееногая хмыкнула, явно что-то про себя отметив, и продолжила:
        - Что это за место, если можно, то поточнее.
        - Можно, - киваю, - самый отшиб какого-то государства, лес, граничащий с Тьмой с одной стороны, и небольшой деревенькой с другой, народу почти нет, если тебя именно это интересует.
        - Опасно для меня?
        - Не думаю, вряд ли сюда кто припрется, а так лишь зверье да те пауки, но это уже два вопроса. Итак, кто ты такая и почему решила перебраться сюда?
        - Мой народ называется ламии, - Шаррат пожала плечами, - неужели у вас о нас не знают? Мы почти в каждом мире живем, а сюда я бежала, у нас не очень-то хорошая обстановка, а когда пелена ослабла и появилась возможность пройти, действовала, почти не задумываясь.
        - Война, что ли какая?
        - Да постоянно войны, против всех, даже со своими приходится, - вздохнула девушка, - устала от всего, надоело, жить хочу.
        - Весомо, сочувствую.
        - А ты почему здесь, раз говоришь, что отшиб и тебе подобных почти нет?
        - Тоже жить хочу, - ухмыляюсь, - только меня не шибко-то любят.
        - Разбойничаешь?
        - Если бы, наоборот пытаюсь никого не трогать, да лезут, понимаешь.
        - Так ты особенный, - Шаррат улыбнулась.
        - Можно и так сказать, кстати, - в голову вдруг пришла одна мысль, - а не ты ли это вдоль берега обереги закапывала?
        - Ну, да, я, - девушка слегка потупилась.
        - Твою мать! - вырвалось у меня, так и знал, - и зачем?
        - Давят они, до сих пор давят, - ламия потерла пальцами виски, - нехорошие тотемы.
        - Так разве же это они? Это Тьма... - и тут же осекся, а с чего я решил, что все именно так, вдруг и староста всего не знает, ему сказали, что все вот так, вот он и верит, а по факту, ведь, совсем иначе может быть.
        - Нет там никакой Тьмы, - поморщилась ламия, - сплошная пелена везде, еле выбралась, думала, останусь там с концами.
        - Надеюсь, дальше места схватки с пауками ты не успела пройти?
        - Нет, - качает головой, - сразу в лес пришлось уходить, слишком уж их много было, а потом все словно в беспамятстве, тут помню, а тут уже нет, - и кривится.
        - И хорошо, что так, жрали тебя эти твари живьем, да еще ядом своим травили.
        - А сам-то как там очутился?
        - Да проверял эти самые обереги, на твои художества наткнулся, - качаю головой, - а там и по следу пошел, в общем, вовремя я, а то бы слопали тебя за неделю, только бы кости и остались.
        - Ну, тогда спасибо, - и Шаррат вдруг слегка склонила в поклоне голову, ох ты ж мать твою, благодарит так, что ли?
        - Забудь, что сделано, то сделано, теперь-то какие планы?
        Она на мгновения задумалась, начав покачиваться из стороны в сторону, а потом проронила:
        - Ну, даже не знаю, пока у тебя поживу, ты ведь не против? - и улыбается ведь как, даже ком к горлу подступил.
        - Используешь меня по полной, - ухмыляюсь, понимающе качая головой.
        - А куда мне еще податься, к тому же, раз спас, значит, не бросишь, - и еще шире улыбка. Мне даже не по себе стало, это что же значит, я даже за себя постоять сейчас не могу, так мне еще за нее отвечать придется? Но ответил совершенно в ином ключе:
        - Да живи, сколько хочешь, тем более что, дом от деревенских, мне его выделили из-за того, что согласился обереги проверять. Тут другая проблема.
        - Какая?
        - Я когда сюда пришел, в силе был, большой, а потом кое-что приключилось, и ослаб, теперь даже зверье в округе опасным стало, понимаешь? Плохой из меня для тебя защитник.
        - Ты это про проклятую вещь? - ламия ткнула пальцем в висящий у моего бедра "комикс".
        - Именно, постой, а ты в них разбираешься?
        - Не то чтобы, просто от него тянет силой, тяжелой и мощной, - задумчиво произнесла та, - большего не вижу.
        О, как, так она, своего рода, живой идентификатор, что ли? А ну-ка, давай проверим еще кое-что:
        - А про это что скажешь? - и вытянул в ее сторону на ладони шкуродер - как она от него отшатнулась, словно кислотой в лицо ей плеснул.
        - Ты, ты, зачем, откуда, убери это!! - как говорится, лицо посерело, а глаза на выкате, даже странно, я перевел взгляд на свой ножик и провел пальцем по одному из лезвий, теплый, приятный на ощупь. Ну, чувствую, сейчас мне про тебя расскажут.
        - Ты давай, успокаивайся, никто тебе зла не желает, и расскажи все, что увидела.
        Ламия нервно покачивалась из стороны в сторону, сверля взглядом клинок в моих руках. Наконец, видимо, взяв себя в руки, она произнесла:
        - Это мертвый артефакт, даже хуже того, что на поясе носишь, книга просто проклята, а это даже проклясть никто не сможет, сил не хватит, - и в голосе одно лишь желание держаться подальше от ножа, вот это ее проняло!
        - И что это значит?
        - А никто не знает, а кто может знать, ничего уже не скажет. Мертвые артефакты это нечто, бывшее некогда живым и могущественным настолько, что пределов этой силы просто не понять. А потом живое стало мертвым, но смерть над подобным не властна, и оно до сих пор существует. Тебе следует избавиться от него как можно скорее, если оно тебе позволит!
        Я чуть не поперхнулся, избавиться от моего шкуродера, выкинуть то, что не раз спасало мою шкуру и позволило стать тем, кем являюсь сейчас? Ну, уж нет, дураки прописаны в другой игре, да мне проще удавиться, чем выкинуть свой ритуальный клинок.
        - Будем считать, что ты услышана, - киваю, - а что еще, есть, что сказать помимо этого?
        - Я не знаю, что ты хочешь услышать, - ламия покачала головой, - но мне уже страшно находиться с тобой рядом.
        - Ну, тут только тебе решать, а мой нож останется со мной, тут без вариантов. Жаль, конечно, думал, ты видишь больше.
        - А больше тебе никто и не скажет, пока оно не проснется и покажется само.
        - Вот! - я поднял палец вверх, - отсюда подробнее, пожалуйста.
        Шаррат замялась, но, все-таки, продолжила:
        - Это лишь слухи, мол, мертвое иногда просыпается, и тогда его обладатели меняются, чаще всего просто исчезают и их никто потом ни разу не видел. А как это происходит никому неизвестно, но если хочешь остаться собой, я уже сказала, что нужно сделать.
        - И я тебя услышал, спасибо за совет, больше ничего не добавишь?
        - Нет, - и ее губы сжались в тонкую линию, - ты действительно особенный, как и говорил, особенный дурак!
        Последнее ламия чуть ли не выкрикнула, насупившись и отведя взгляд, похоже, обиделась, с чего вдруг?
        - Давай только без обид, хорошо? У нас пока проблемы иного плана. Во-первых, банально нечего есть, и зверье в округе целенаправленно будет всячески мешать, стараясь съесть нас самих. А, во-вторых, надеюсь, я успел-таки поразгребать все твои усилия с оберегами и нам не светит толпа слетевшихся со всех концов страны магов, снующих тут у каждого дерева. Не знаю как с тобой, а меня они точно не будут рады увидеть!
        - У вас магия крови стоит вне закона? - выдала вдруг Шаррат, и я даже опешил от такого но, сложив потом два и два, понял, что она просто логична, и кивнул.
        - И как у вас относятся к ламиям, ты мне не скажешь, - скорее утвердительно, чем как вопрос произнесла потом сразу же.
        - Без понятия, так что нам тут их компания совершенно не нужна.
        - А ты все ваши тотемы проверил?
        - Почти, большую часть, по крайней мере.
        - Ясно.
        Некоторое время мы молчали, каждый думая о чем-то своем. Мне, к примеру, очень интересно было решить вопрос с пропитанием, иначе орать и лезть на стенку начнем уже через пару суток, грибы закончатся уже сегодня к вечеру и все, можно весла сушить. Вариантов было не много: растительное или мясное, со второго еще бы попытаться шкуру снять, а то пробовал раньше, но лишь рвал и резал ее, не прокатило. А тут такое прибавление в доме, придется несколько переосмыслить собственные принципы и поднапрячься, да и лежак бы расширить, а то и два сразу сделать, не на полу же мне все ночевать. В общем, мозги кипели и приходили пока лишь к одному. Все делать по порядку: сначала еда, потом удобства. Найти какую белку поменьше и слегка поштрыкать, потом деру и зайти в тыл, снова поштрыкать, и так до тех пор, пока не окочурится. Причем желательно подвести ее поближе к дому, чтобы не далеко гонять потом, ну и по ситуации далее: мясо, клыки, когти, шкура, ритуал готовки, как я его назвал. План понемногу выстраивался, осталось лишь узнать, что думает и чего хочет ламия.
        - Ладно, раз пошла молчанка, - прервал я затянувшуюся в разговоре паузу, - пойду искать нам пропитание, а ты постарайся не попасть в неприятности, если что, сразу в дом и дверь на засов.
        - Поняла, - как-то уж слишком быстро и покладисто согласилась она, - ты надолго?
        - Как пойдет, может, до вечера.
        - Ладно, а я пока подумаю, чем самой заняться.
        - Эй, ты бы лучше отлежалась еще денек-другой, - мне совсем не хотелось потом искать ее в этих чащах, приди ей в голову нечто дурацкое, - рано пока тебе о пользе насущной думать. Отсыпайся лучше, а как вернусь, думаю, и отъедаться начнешь.
        - Ладно, посмотрим.
        Глава 9
        Ну, что сказать, составить план и привести его в исполнение - совершенно разные вещи, и я понял это почти сразу же, как попытался оторваться от бешено вращающего глазищами моба. Еще бы, мой первый удар оказался довольно болезненным, и тварь поначалу дала деру, истошно визжа, а потом резкий разворот и деру пришлось давать уже мне. Только вот побегать во всем этом дремучем лесу не особо-то и удавалось, хрен оторвешься, пришлось принимать бой с заведомо более сильным противником. И если бы не моя скорость и верткость, уже давно отправился бы на перерождение, и не мудрено, разница в уровнях десять плюс. А у меня лишь полсотни в выносливости да клинок не длиннее предплечья, короче, с мухобойкой против слона вышел, и никак иначе.
        Салочки продолжались около часа, а может, и того больше, моб не попадал по мне, а мне никак не удавалось ударить его хоть в одну уязвимую точку, просто же молотить его было слишком рискованно, а результат нужен был из категории "наверняка". Итого чуть ли не треть дня мучений и моб пал, капнув в мою копилку опытом. Мне даже не верилось, что осилил, одолел таки эту тварь, сколько раз уже с жизнью прощался, и выворачивался лишь чудом, буквально в последние мгновения избегая чудовищных когтей или зубов.
        Далее срезал с какого-то кустарника листы побольше и выложил на них отчекрыженное от туши мясо, предварительно проведя их через обряд. Пара кусков тут же была проглочена, и желудок сразу же прислал волну благодарности, распространив по нутру ощущение сытости. Затем готовым мясом была забита и сумка, руки ухватили все, что только могли удержать, и я понесся к дому. Встретить сейчас очередную какую злобно настроенную зверушку было бы довольно иронично, но бог миловал.
        Шаррат открыла дверь, приняла добычу и вновь грюкнула засовом, даже показалось, что закрывалась она скорее от меня, чем от кого-то еще. Шкуру твари я таки испортил, не удалось снять всю, полностью, так что ограничился ее кусками, затем развесил их на деревьях около дома и вернулся за когтями. Надеюсь, за пару суток кожа подсохнет, а там и поглядим, что делать дальше, я же ни в зуб ногой, как этим правильно заниматься. На крайний случай, если задубеет до одури, просто пол застелить можно или кровать, короче найдем, куда пристроить.
        - Ты уже все? - открыв мне дверь, ламия отползла в угол, похоже, у нее там был очень важный и особый момент - выбор оружия. И хотя клинки, отобранные у скелетов были, по сути, идентичны, она довольно пристально и придирчиво осматривала в них буквально каждый сантиметр.
        - Да, пока все, а ты разбираешься в оружии?
        - А ты нет?
        - Нет, - я покачал головой, хотя она и не думала смотреть в мою сторону, занятая, блин, - мне и без этого было неплохо.
        - Ага, пока не натянул на себя проклятую вещь, - вслед за этим послышался смешок.
        - Да кто же знал, и не натягивал я ее, а просто коснулся.
        - Коснулся? - Шаррат обернулась, на ее лице была явная заинтересованность, - то есть одно касание и все, она на тебе?
        - Ну, да, только еще и сознание потерять умудрился.
        - А потом?
        - А что еще, теперь вот силы тянет, как пиявка присосалась, не снимешь даже.
        - Очень странное проклятие, - она нахмурилась, - и очень сильное, его точно не в одиночку накладывали.
        Я чуть не заржал:
        - Шаррат, там не то, что не в одиночку, там целое племя причастно было!
        - А ты откуда знаешь? - в меня словно рентген вперили.
        - Да уж знаю, и не смотри на меня так, пожалуйста, а то не определюсь никак, или наброситься на тебя, или сбежать лучше.
        Ламия тут же отвела взгляд:
        - Ладно, извини, но у тебя секретов больше, чем у любого, кого я знала.
        - Нашла проблему, - буркнул, опускаясь на стул, - у нас их и так выше крыши, ты чего кислая такая, вроде, на поправку пошла.
        Выглядела Шаррат и вправду странно, с одной стороны, ей явно лучше, отмытая, сытая и залеченная, разве что от былого еще пару деньков отойти и все пучком будем, но нет, то хмурится периодически, то губу закусывает, не пойму, что происходит.
        - Да тотемы эти на берегу, на голову так и давят, еле терплю, - она вдруг резко повернулась и вперила в меня умоляющий взгляд, - давай уйдем отсюда, а?
        Я даже опешил, не зная, что сказать.
        - Каждое мгновение, словно пальцы чужие по мозгам елозят и мнут, гнут, перебирают, сил уже нет терпеть! - ба, да ей, походу, реально не сладко приходится.
        - Э, ну, как бы... - а, ладно, черт с ним со всем, с этим лесом проклятущим и прочей лабудой, - в принципе, можно, давай только прикинем, куда.
        Учитывая сложившиеся обстоятельства, мне здесь и вправду уже нечего делать, каждый день - что ни стресс с мобьем, так что-то другое, в общем, и сам уже не против слинять, как бы...
        Пошарив в сумке, достал из одного из отделений сложенный вчетверо листок, разложил его на столе и вперил взгляд, пытаясь хоть что-нибудь найти на подобии такого же местечка. Что бы на отшибе и без людей, и по уровням приемлемо было, в общем, шарил глазами и не находил.
        - Плохая карта, - расстроено подала голос ламия.
        - Какая есть, мне в один конец добраться надо было, поэтому более качественная и не нужна.
        - Нашел что?
        - Да места есть, не осилим просто, кабы не эта хреновина, - я со вздохом хлопнул рукой по "комиксу", - ушли бы сразу, а так...
        - А если к твоим, к людям?
        Показалось, что ослышался.
        - А дальше что, тебя в тюрьму, на опыты или вообще убьют, меня, примерно, то же самое, оно нам надо?
        - Весмир, я здесь долго точно не выдержу, с ума сойду, - вновь пожаловалась Шаррат, и взгляд такой печальный, такой... стоп, а не водишь ли ты меня красавица за нос?
        - Что, не вру я! - ее гневный вскрик заставил меня поморщиться, похоже, перебдел с подозрениями, не стоило с таким сомнением на нее пялиться.
        - Ладно, извини, просто ты женщина, а вы умеете нами вертеть, - попытался отмазаться, но не вышло.
        - Ну да, раз женщина, так сразу вертеть, крутить и обманывать!
        - Не перегибай палку, я все понял, надо тебя отсюда уводить, - и, вздохнув, добавил, - завтра уйдем, через деревню, сдам все ненужное барахло, прикуплю еды и двинемся по краю леса.
        - Спасибо, - миг, и она уже висит у меня на плечах, обнимая. Чуть ноги не подкосились, не от чувств, нет, от тяжести, сколько у меня в силе, две, три единицы? Дохлое я и рахитное, короче, но не обнять в ответ не мог, да и приятно, такая девушка, с формами, и пусть вместо ног и всего прочего змеиный хвост, но сути это не меняло.
        - Шаррат, еще пару таких мгновений, и у меня на тебя встанет, - прошептал ей на ухо, ощущая, как в паху зарождается новая жизнь.
        - Ой, прости, - она тут же отпрянула и вдруг весело расхохоталась.
        - Ну, вот, уже лучше, - улыбаюсь, видеть, как это существо смеется и радуется, было как ни странно, очень приятно. Словно в карму плюсик добавился, нужные ощущения, хорошие.
        - Только смотри не запади на меня, - она игриво выгнулась, еще больше выпячивая грудь, - а то мы, ламии, знаешь ли, коварные в этом деле.
        - Да уж постараюсь, - так, или отвернусь и настроюсь на нечто иное, или сейчас попросту будет секс ну, или, его вариации. Переключиться удалось довольно-таки быстро, как только мысли ушли в сторону завтрашнего предприятия, сразу же стало не до пошлостей. Так, проблемки-проблемки, в селе ей лучше не показываться, двигаться будем в правую сторону, там через несколько дней пути еще одно село и за ним, вроде как, другой лес уже, правда, уровни семьдесят плюс. А если влево, то еще хуже, вообще ближе к сотне все, точно не потянем, а так хоть шанс есть, околицами да по кромке леса, куда-нибудь да выйдем. Скосил глаза, ага, опять железки перебирает:
        - Так ты умеешь ими владеть?
        Ламия обернулась:
        - Ну, я больше с алебардой, но и парными мечами могу, только эти короткие и как серпы, надо пробовать.
        Ясно, впрочем, действительно посмотрим, вдвоем мы любого семидесятого должны завалить, главное, не подставляться. Я вряд ли выдержу тычки три-четыре, максимум одну-две, и то, как повезет, как ни как, без доспехов и вообще без защиты какой-либо, только на хиты вся надежда да на скорость. А вот Шаррат хрен знает, что и как сможет противопоставить врагу в битве, ладно, разберемся. Пожрать на первое время будет что, одежку я ей какую, если повезет, прикуплю, узнаю только, что нужно:
        - Шаррат, а что у вас девушки носят?
        - В смысле?
        - В прямом, в село зайду, сразу и одежду тебе поприличнее посмотрю, а то грудь чуть наружу не выпрыгивает, может, еще что нужно?
        - И чем это тебе, интересно, моя грудь не угодила? - и улыбается, зараза змееногая.
        - Тем, что приходится себе руки чуть ли не цепями к туловищу привязывать, короче, давай серьезней, - пришлось даже нахмуриться, зачем она со мной играет, не пойму, виды-то разные, толку ей с этого? Или просто потому, что баба, и этим все сказано?
        - Ну, жилетку или куртку, под низ что-то обязательно, еще в дороге не помешало бы для сна что-нибудь, в смысле одеяла какие-то, посуда, для разведения огня, еще...
        - Стой, стой, хватит, - я оторопело смотрел на нее, - как-то сильно ты разогналась, подруга, у нас нет столько денег, лишь на еду да тебе на одежку должно хватить, надеюсь.
        Она пару раз моргнула, потом тяжкий вздох и вердикт:
        - Ладно, а куртка твоя и вправду жмет.
        - Лучше уж так, чем, если бы нечего было ужимать, - б***ь, и кто меня за язык тянул, во дурак.
        - Согласна, я сразу поняла, что нравлюсь тебе, - сказано это было как-то странно, я даже не понял, что не так, но решил промолчать, пусть думает, как хочет. Хотя права, спору нет, даже хвост ее чем-то притягателен, гибкий такой, изящный, эх! И о чем только мысли в голову лезут?
        Наконец, ламия выбрала среди кучи абсолютно одинаковых мечей два, на ее взгляд, наиболее удачные, и вдруг очень эффектно закрутила ими вокруг себя, да так, что аж воздух загудел, будто турбину включили. Затем, скосив на меня глаза, увидела, что смотрю, и грациозно выползла на середину комнаты. Ее движения замедлились, стали плавными, глаза закрылись, лицо расслабилось, а у меня уже чуть слюна не капает, такое представление, в голове ни одной мысли не осталось, хорошо еще хоть челюсть не отпала. И началось!
        Осталась лишь ламия и ее клинки, мир вокруг погас и сузился до неистово танцующей сейчас посередине комнаты получеловека, полузмеи. Танец быстроты и грации, ловкости и умения, она крутилась вокруг своей оси, заключая себя в защитный вой метала, рассекающего воздух, а хвост в это время словно подсекал и жил своей собственной жизнью. Вспышки ударов чередовались одна за другой, руки мелькали подобно крыльям мотылька и были, казалось, везде, окружая хозяйку смертоносными лезвиями клинков. Зрелищность потрясала, я так и застыл, не доведя руку с куском мяса до рта, не желая упустить ни одного движения, ни одного изгиба по-змеиному гибкого тела. Передо мной было то, что мог бы охарактеризовать всего тремя словами: мощь, изящество и сексуальность. Как это все можно было соединить вместе, ума не приложу, однако Шаррат это удавалось, она уже не стояла на месте, ее бросало из стороны в сторону в высоких выпадах, низких, она, словно, то защищалась от кого-то, вмиг превращая клинки в глухую гудящую стену обороны. То нападала сама, стелясь почти над самым полом и буквально срезая пространство молниеносными
выпадами своих клинков. Сказать, что я был ошарашен и восхищен, значит, не сказать ничего, змееногая сразила меня наповал, и когда ее танец таки завершился, все, что смог выдавить из себя, было:
        - Кажется, я влюбился.
        Ламия довольно засмеялась, ее шатало от усталости, но лицо светилось, и было видно, что желаемое впечатление она произвела, что хотела, то и получила. Нет, никто ни в кого, конечно, не втюрился, но по другому описать свои ощущения просто не знал как. И ведь все это в одной единственной комнатушке и не так что бы очень уж большой и просторной, с какой-никакой, но мебелью - и ни одной царапинки, ни разу ничего не зацепила, мастерство просто высший класс!
        - А с алебардой ты бы меня видел, - ее улыбку нельзя было передать словами.
        - Боюсь даже представить, что ты можешь вытворить с ней, и так впечатлений на год вперед. Ты реально хороша, - я задумчиво прокручивал в голове всплывающие один за другим варианты. С такой мечницей мои опасения по поводу завтрашнего мероприятия несколько поутихли, и даже появились новые идеи, но это потом, все, не буду забивать голову заранее!
        - Хорошие учителя, полная самоотдача и прорва свободного времени, - повела ламия плечами.
        - И это я особенный, - покачал головой, - да мне и трети из того, что ты сделала, никогда не светит.
        - Ну да, зато я не таскаю на себе чудовищной силы проклятую вещь и безумно опасный мертвый артефакт, а ты вон ходишь, даже бегаешь неплохо.
        - Видела бы ты меня до этой книги, - эх, нравится мне эта змееногая, ну вот реально нравится, спокойно как-то с ней, вольготно и без напряга, и общаюсь, в кои веки, нормально. Ничего не скрывая и не атя. Даже с Гиин, помню, хоть и спал, а разговоры все скомканные, будто не живые, другое дело с ламией, куда как проще все.
        - Ладно, устала, небось, есть хочешь?
        - Давай, а что ты, кстати, с мясом такое делаешь? И не жаренное, а естся хорошо, да и сытное к тому же.
        - Ну, могу открыть тебе один секрет, - в рот ушел еще один кусок, - я учусь ритуалистике, а именно Пути Крови, собственно, имеются кое-какие возможности, чем и пользуюсь.
        - Так ты...
        - Ага, именно, никакого огня, сырое мясо и кровь жертвы делают чудеса, причем не портится и, как сама заметила, очень сытные.
        - Ты сильный маг, - уважительно склонила голову ламия.
        А меня чуть не удавил кашель, кусок не в то горло попер.
        - Какой из меня маг, Шаррат, ты что, я неуч, сижу на отшибе и учусь на своих ошибках, а их знаешь, сколько уже было - тьма!
        - Тем не менее, подобное искусство мне совершенно незнакомо, даже похожих заклятий не видела, - улыбнулась змееногая, - быт и готовка бич всех чародеев, знаешь ли.
        - Первый раз слышу, - фух, все, три куска и больше не лезет, сударь сыт, короче, - кстати, ты вообще думала, чем будешь заниматься в этом мире?
        А вопрос-то насущный, и даже очень.
        - Ну, а что ты планируешь? - и смотрит.
        - О, у меня столько дел, что и не знаю с какой стороны браться, - улыбаюсь, - думал, тут в лесу в тишине да вдали ото всех заниматься, а оно видишь как вышло.
        - Это понятно, так что, опять в какую-то глушь залезешь?
        Пришлось развести руками:
        - Шаррат, да кончились глуши, не бесконечные же они, а до других силенками пока не вышел.
        - А куда же мы завтра пойдем?
        - Куда-нибудь подальше от твоей головной боли, - пожимаю плечами, - есть пара мест на примете, но это уже по пути решим.
        - Хорошо, - ламия удовлетворенно кивнула, похоже, пока ее все устраивало.
        - Ну, а сама-то что, так и не ответила ведь.
        - Да я пока с тобой, - жеманно потянулась та, - ты же не против?
        И смотрит, как отреагирую.
        - Да это все понятно, пока не определишься с местными реалиями, чем вообще заниматься хочешь?
        - Да пока ничем, - и вновь пялится, почти не моргая, ладно, хрен с этим, сама как-нибудь разберется потом, со временем. Я и то не представляю, чем и как буду занят через ту же неделю, а еще ей мозг пытаюсь полоскать.
        В общем, дальше трепаться пришлось в основном мне, ей было интересно узнать про Мир, какие страны здесь находятся, что за расы живут, про их отношения и обычаи. А так как мое отшельничество не способствовало познанию мира игры, то и рассказывал, в основном то, что видел, или как понимал сам. Мол, все как и везде, страны, города, села, леса. Везде торгуют, везде воюют, отличия лишь в крайностях, поклоняются своим богам, коих тут, судя по всему, просто пруд пруди. Так же есть Святая Инквизиция, нет, сам не видел, но слышал, что жгут на кострах кого ни попадя, в общем, те еще сволочи. Также куча диких племен, не признающих все эти государства и живущих по своим правилам и обычаям, встречается нежить, сам когда-то столкнулся, пришлось, чуть ли, не целое кладбище упокаивать. А иногда всяких разных монстров бывает так много, что народ собирается в группы и ходит их уничтожать скопом, за такое обычно в городах награды дают. Короче, жизнь кипит, драться есть с кем, было бы умение и желание, вопрос в другом, за кого примут нас двоих таких особенных. Про ламий я тут вообще не слышал, а за себя точно уверен,
попадусь в лапы инквизиции - сразу на костер определят.
        Так до вечера и просидели, а потом Шаррат вдруг милостиво предложила расположиться на лежаке мне, мол, ей, по сути, все равно, а мне "нужнее". Отказываться не стал, в памяти еще стояли те чудесные ощущения после ночевки на полу, а потому, не особо рассусоливая, завалился спать, денек выдался тот еще, умаялся.
        Утром проснулся от тяжести, будто кто-то выперся сверху и придавил всем своим весом. Мозг тут же сложил два и два, глаза распахнулись, и представшая передо мной картинно заставила несколько прифигеть, если честно. А еще задуматься, как это все воспринимать.
        Видно, когда уснул, ламия забралась ко мне и бесцеремонно оплела хвостом, заключив в некое подобие объятий, причем верхняя часть ее тела повторила это в буквальном смысле. Итого я оказался обвит по рукам и ногам, причем последние оказались слегка задраны, так как покоились на ее хвосте, так что моя тушка, походу, всю ночь провалялась на спине без возможности пошевелиться или перевернуться на другой бок. Странно, как только все не позатекало, но выспался хорошо, это факт и радует. Зато теперь вот лежу и смотрю на голову у себя на груди, и как это все понимать?
        - Уже проснулся? - сонно пробормотала ламия, черт, да она издевается, или у них там, может, так принято было.
        - Шаррат, тебе удобно?
        - Не очень, - пришел сонный ответ.
        - Так чего мне лежак отдала, глупая.
        - А, аааа, - ее рот раскрылся в зевке и фраза скомкалась, - а это ту ни при чем, тут прохладно, а ты теплый, греешь.
        Ясно, как обогреватель использовала, короче. В принципе, я не против, даже приятно, лишь бы не давала себе волю, и не выжала меня в буквальном смысле, а то силы ей хватит. Полежав так еще некоторое время, понял, что даже задремать уже не смогу, глаза хоть и закрыты, но мозг уже во всю клапана разгоняет, мать его так. Вставать, что ли?
        - Спящая красавица, ты меня выпустишь из своих объятий?
        - Ммм, уже пора? - да уж, та еще соня.
        - Тебе нет, спи, а мне да, сон уже не придет.
        - Ну, так полежи еще немного, тепло ведь, - и ее кольца слегка сжались, заставив меня судорожно сглотнуть.
        - Ладно, еще немного полежим, - и хвост ослабил хватку, вот чертовка.
        И ведь не побрыкаешься, не возмутишься, гордость не позволит, так что молча замер и жди, пока сие чудо не решит расплющить очи и утро таки действительно не наступит, с ее разрешения, естественно.
        Из дома вышли ближе к полудню, солнце уже почти заняло верхнюю точку и меня так и подмывало начать разговор об утренней ситуации. Но пока было не до этого, лес не стал менее враждебным, и приходилось реагировать на каждый шорох и каждый звук. Шаррат ползла налегке, в каждой руке по клинку, а я исполнял роль тягловой силы: задубевшие шкуры, когти, охапка остальных мечей-серпов да пластинки хитина в сумке. Короче, если начнется заваруха, растеряю все на свете, и так еле пру, почти вываливается. Но банальное жлобство не позволяет оставить даже часть, к тому же, это деньги, на которые предстоит еще скупиться, в общем, пыхчу, но тащу.
        Свезло, никто не напал, эта фишка с кочующим зверьем мне начинает нравиться, всегда есть шанс проскочить незамеченным. Шаррат в село не пошла, уговорил ее подождать под прикрытием леса, а сам прямиком направился к дому старосты. И опять повезло, старик оказался на месте.
        - Нордил, встречай гостей, - и ногой пару раз по воротам. Староста был во дворе и сразу же обратил на меня внимание, по его скривившейся физиономии, сразу понял, что рады мне здесь и сейчас не очень. Ну, да это их проблемы, мне своих хватает.
        - Какими судьбами, Весмир? - на полпути старик таки разжился улыбкой и постарался казаться более приветливым.
        - Ухожу я, достало все, вот, пришел за работу отчитаться да кое-что сдать, - киваю на полные рыки.
        - Ух, а мечей-то столько откуда? - полезли у него на лоб глаза.
        - Да все монастырь ваш, что б его, от нежити осталось.
        - Нежить? - теперь его брови пытались уже улететь.
        - Да нет ее уже, упокоил, ты и дальше меня за воротами собираешься держать? - наконец не выдержал я, руки и так отваливаются.
        - А, входи, входи, конечно, - и Нордил посторонился, мигом ухватив взглядом висящую на бедре обновку, черт, ну, этот риск был вполне сознательным. Остается лишь надеяться, что староста не захочет поднимать бучу и даст уйти из деревни по хорошему, а то ой как на респ не хочется, тут же все девяностые, почитай.
        - Заберешь? - вываливаю все свое добро на стол во дворе и киваю, мол, глянь, авось приглянется что. Часть товара была и так оговорена, а вот шкуры и мечи нет, может отказать, но старик лишь кивнул, продолжая сверлить взглядом "комикс".
        - Ох, и нажил ты себе беды, парень, - наконец, покачал он головой.
        - Да знаю, - и кручинно повесил голову, - кто же знал.
        - Да, дела...
        Забрал старик все и деньгой явно не обидел, сорок три золотых отвалил, потом выспросил касательно оберегов, и я поведал об "укушенной" земле и одном явно поврежденном, но все еще рабочем столбе. О ламии не сказал ни слова, незачем старику о ней знать. В общем, квест из списка заданий благополучно исчез, специально лазил и смотрел, а репутация с жителями Чернолесинки подскочила до "Симпатии".
        Зашел в обе лавки по бокам от дома старосты, в правой подобрал Шаррат нательное, жилет и куртку, все на глаз, естественно, однако ее буфера врезались в память намертво, такие формы не забудешь, думаю, не ошибся. И еще по мелочи, о чем вспомнил. В другой лавке набрал еды, в основном хлеба, сыра и тому подобного, мясо у нас свое, а воду по дороге, надеюсь, и так найдем. На все про все ушел десяток золотых, не так уж и плохо, как на меня. А уходя, прямо спиной ощущал на себе чужие взгляды, словно под прицелами орудий покидал деревню, и плевать, что репутация не отрицательна. Больше сюда ни ногой, однозначно.
        - Ну, как прошло? - встретила меня ламия улыбкой.
        - Замечательно, - соврал я, о том, что лучше побыстрее драпать куда-нибудь, тоже решил не говорить, и так уйдем, незачем лишний раз ее пугать.
        - О, это мне? - и следующие пару минут мне дали лицезреть ее обнаженную спину, черт, и с этой стороны хороша!
        Сидело на ней все как влитое, меня же не покидали странные мысли о том, что в игре уже и шмотки требуется подбирать по размерам. Выбьешь так из босса какого-нибудь крутую вещь, жертвуя свои кровь и пот, а она мала и не налезает, вот облом-то будет. То, что это бред - однозначно и, скорее всего, дело в чем-то другом, но факт остается фактом, моя куртка не по ее формам, хрень какая-то.
        - И как только угадал, все подошло, - довольная ламия полезла обниматься, и эти папу мгновений я стоически терпел, стараясь не думать о том, как мягко было на груди все это время. Ох, и доведет же она меня когда-нибудь...
        - Давай уже пойдем, запасы куплены, все необходимое есть, а времени в обрез, - Шаррат тут же отстранилась:
        - Деревенские?
        - Ага, - и пошел вперед, - не понравились мне их взгляды, про тебя не знают, а вот книгу у меня на бедре видели.
        - Значит, поняли, что за вещь, - она не спрашивала, а утверждала.
        - Вряд ли, это ты у нас с первого взгляда все определяешь, а они могли лишь заподозрить, не более.
        - Уже не мало.
        - Потому и уходим, - не стал спорить, толку молоть языком, сейчас лучше как можно быстрее увеличить расстояние между нами и этой деревенькой. А посему идем молча, но ходко, и Шаррат, похоже, тоже пришла к подобным же выводам.
        Десяток метров от края леса - самое то, что бы почти наверняка ни на кого не напороться и особо не петлять, выбирая дорогу. Как проголодались, закидали желудки едой прямо на ходу, решив не останавливаться, любое промедление казалось слишком чреватым, что бы рисковать. Остановились лишь к вечеру, оба порядком выдохлись, вернее, я, с моими-то грешными силенками, так что пришлось собственную немощь выдавать за заботу о ней, мол, устала, давай на ночь остановимся и все такое. Слава богу, поверила, дав мне возможность с облегчением вздохнуть, заикнись она о том, что еще вполне может двигаться дальше, тут бы и кабздец ритуалисту пришел.
        Забрались в ближайшие кусты, да поглубже, что бы хрен кто внезапно смог напасть, а если и попытаются, то уж точно просто так до нас не доберутся. По крайней мере, сплю я чутко, успею вовремя проснуться. Затем разложили впритирку два спальника и опустились сами, места почти не было, только то, что продавили своими телами, и затихли. Через час ламия предприняла первые поползновения вновь на меня забраться, и я вздохнул:
        - Опять обнимашки?
        - А тебе разве не хочется? Так и теплее и приятнее, - ну да, это для меня сразу и подстилка и укрывало, а с ее габаритами подобное совсем не актуально, пришлось шевелить мозгами и предложить другой вариант:
        - Тогда ложимся на мои тряпки, а твоими укрываемся, - минут двадцать возни и у нас все получилось, да я, блин, гений, но не думаю, что это избавит меня от пары-тройки колец по всему телу, опять проснусь весь в синяках.
        - Ты только это, не особо сильно меня тискай хвостом, раздавишь, - пробубнил под конец, когда она прижалась ко мне и затихла, - хрупкий я очень, понимаешь, хрупкий.
        - Ну, тут как получится, - пришел довольно сонный ответ, уже спит, что ли, ну, дела, - вдруг присниться что.
        - Ага, а мне потом как, - шиплю зло на ухо, - и так с твоей близостью мириться приходиться, так еще и риск для жизни!
        - А что не так с моей близостью? - перед лицом тут же раскрываются два слегка мерцающих желтых глаза, ух, как... сильно!
        - Все с ней так, - бурчу, - обо мне бы подумала.
        - А, - раздается легкий смешок, - и давно ты без женщины?
        - Тебе то что, просто с хвостом осторожнее, а я уж с собой как-нибудь справлюсь, - ну, точно, спать сегодня буду со стояком, позорище! В паху уже начинался бунт, пришлось даже слегка поменять позу, хотя куда проще было бы найти еще один куст и устроиться обособленно. Но этот вариант не особо меня устраивал, впрочем, как и все остальное, так что пошло оно все лесом, будет, как будет и точка. Завтра, если не выдержу, придется отлучиться за куст какой, и облегчиться уже, пусть хоть и самолично, вручную, но хоть пар выпущу.
        - Да ладно тебе, не стесняйся, - подлила масла в огонь спутница, - я все понимаю.
        - Господи, Шаррат, понимает она, и хоть бы с места сдвинулась, спи уже, заботливая!
        - Тут некуда двигаться, - но затихла, голова у меня на груди, а хвост буквально через десяток минут таки оплел обе ноги.
        - Шаррат! - сжимаю ее за плечи.
        - Все хорошо, я себя контролирую, - бубнит сонно, ясно, толку не будет. А через пару часов, а то и раньше, и вовсе окажусь спеленут по ногам и рукам, и что за привычка дебильная?
        Утром позавтракали мясом, сыром и запили все молоком, хорошо хоть перед сном додумался провести коротенький обряд, и теперь о его сохранности можно было не волноваться, не скиснет. Ламия тогда во все глаза таращилась на мои действия и только качала головой, а когда спросил, что не так, ответила, мол, что у них так никто не может. Мне же было побоку, устал, как собака, потому и не обдумал услышанное. А вот сейчас это всплыло в памяти и просто таки рвалось наружу:
        - Шаррат, помнишь, ты вчера обмолвилась, что у вас не так проводятся ритуалы? - мы в дороге уже были, чуть ли, не час, и молчать уже, честно говоря, надоело, - что ты имела в виду?
        - Нет, я сказала, у нас так не могут, а как проводят ритуалы сама без понятия. Но что бы вот так вот просто получить желаемое, - скосив глаза, увидел, как она задумчиво качает головой, - или в этом мире магия другая, или просто ты сильный.
        - Был бы я сильный, уже давно снял с себя эту хрень с пояса, - хлопаю ладонью по бедру.
        - А еще пищу готовишь без костра.
        - Тоже мне, достоинство, - вздыхаю, вот если бы кое что покруче мог, а так, только пузо набивать и гаразд.
        - А давно ты практикуешь? - поинтересовалась вдруг ламия.
        - Ну, - провел в уме несложные подсчеты, - в совокупности не больше месяца примерно, я же больше выживать пытаюсь, времени и знаний для собственного развития пока нет.
        - То есть ты еще на самых первых ступенях, - выдает она.
        - Ага, - ну, не говорить же ей, что по специализации достиг уже уровня "Ученика", толку, все равно не поймет.
        - Все-таки это ты такой, а не магия, - выдает вдруг спутница, - за месяц можно лишь ознакомиться с теорией и понять основы, да обучиться паре-тройке основных заклятий, не более. У нас даже в бой не лезут, пока не отмучают пару-тройку лет, а так по кустам да за спинами прячутся, понимаешь?
        - Ага, понимаю, еще и то, что готовкой ты заниматься вовсе не собираешься.
        - Ну, и это тоже, - хихикает, мне же остается лишь вздохнуть, впрочем, я и не против, дел-то на пару минут.
        - Расскажешь про свой мир?
        - Да, там не особо и интересно, - как-то вяло проронила спутница, - если не война, то интриги, не одно, так второе или третье, дети полностью в воле родителей, свободы никакой...
        - Так ты, поэтому и сбежала?
        - Нет, - мотает головой, - меня бы казнили.
        Ошарашено смотрю на нее:
        - Чего?
        - Того, мой род был побежден, а значит... - и улыбается.
        - Ну, дела, как-то по варварски слишком, не обижайся.
        - Да ладно, самой подобные устои не нравятся, но что поделаешь, такова жизнь.
        - Мда, не весело, - киваю, как-то неловко сразу стало.
        - Зато с тобой весело, - и через пару мгновений добавляет, - и хорошо.
        - Рад за тебя, ты только это, с ума меня смотри не сведи, - улыбаюсь, - а то я такой, влюбчивый, знаешь ли.
        - В самом деле? - смеется.
        - А хрен его знает, никогда не пробовал, - и сам уже потихоньку лыблюсь, вот так, правильно, подальше негативные темы и воспоминания.
        - Ну, ты симпатичный, в принципе.
        - Приму за комплимент, - киваю, - а если насмешка, будешь лопать сырое мясо.
        - Ой, нет, только не это, - ламия в притворном ужасе вскидывает руки.
        - Вот-вот.
        Так и шли, с шутками, подначивая друг дружку, весело и незаметно скрадывая километр за километром, пока со стороны леса не послышались лязг оружия, глухие удары и редкий, сквозь зубы мат.
        - И что делать будем? - спросила Шаррат.
        Да уж, вот именно, что? Локация вокруг высокоуровневая, семьдесят плюс, за жабры нас могут взять крепко, а могут и не взять, смотря какая ситуация. Но это риск и если я, к примеру, тупо возрожусь, то змееножка навряд ли, а терять мне ее ой как не хотелось.
        - Предлагаю идти дальше, - бросил скупо, - лишний риск нам ни к чему.
        Ламия удивленно на меня взглянула, что, ожидала совсем иного, героического "Да здравствует битва", да? Только вот мы совсем не герои, нам своя шкура дороже и ближе к телу.
        - Что? За тебя волнуюсь, - бросил хмуро, и пояснил через мгновение, - нас здесь называют беженцами, умру и сразу же воскрешусь, а вот ты вряд ли, топаем, короче.
        И двинулся дальше, ощущая у себя между лопатками задумчивый взгляд. Ну, ясно, очередная тема для разговора зреет, через некоторое время она догнала меня, поравнялась и, почему-то, шепотом спросила:
        - Ты это серьезно сказал?
        - Угу, - киваю.
        - И правда, не можешь умереть?
        - Умереть могу, и еще как, сдавишь вот во сне хвостом и трындец мне наступит, а как помру, тут же появлюсь где-то.
        - А где?
        - Да кто его знает, может, поблизости, может, нет, но обычно это кладбища, только спокойные и безопасные.
        - Нежитью что ли? - не поняла ламия.
        - Какой нежитью, - смотрю на нее, - собой обычным, просто обычно возрождаюсь на кладбище.
        - А, ясно, и ты уже, того, умирал? - продолжился допрос.
        - Было дело, приятного мало, и хватит шептать уже.
        - Прости, и сколько раз?
        - Умирал?
        - Ну, да, - похоже, ее очень заинтересовала эта тема, и она будет терзать меня ею еще очень и очень долго, допрыгался.
        - Прилично, и больно было, очень, если ты об этом.
        - И как так выходит, постой, ты сказал, вас называют беженцами? Так вас много таких? И почему "беженцы"?
        - Много, но не здесь, и в деревне не было, думаю, я у тебя пока такой первый знакомый, - улыбаюсь.
        - Думаешь, будет больше?
        - Конечно, не навечно же ты со мной, когда-нибудь надоем, найдешь себе занятие поинтереснее, чем таскаться вместе.
        - И ты будешь не против?
        - Шаррат, - даже обернулся к ней, - ты красивая, молодая ламия, перед тобой весь мир открыт, стоит лишь разобраться в местных реалиях, - и вздохнул, - а со мной ты навсегда останешься изгоем.
        Некоторое время шли молча, но на долго ее не хватило:
        - Так почему "беженцы"?
        - Без понятия, - пожимаю плечами, - думают, что бежим из своего мира, спасаясь от чего-то, но я такого не помню, да и вообще почти ничего не помню, даже как оказался тут.
        - Но имя же свое помнишь.
        - Имена мы все берем тоже тут, в городах, а до того ходим безымянные, - кошусь на нее, вроде, интересно, ловит каждое слово. Ладно, вот тебе еще кое-что к размышлению, - а еще мы сбиваемся в общины и создаем гильдии, боевые отряды, выполняем всякие сложные задачи, деремся с монстрами, на которых не хотят идти местные и тому подобное. Может, и ты когда-нибудь решишься вступить в один такой клан, мечами крутишь мастерски, думаю, оценят.
        - И меня примут такую, вы же люди, - Шаррат с сомнением заглядывает в глаза, приходится улыбнуться:
        - Без понятия, но я бы точно принял, будь моя воля.
        - Так, то ты, - но, похоже, ее мой ответ удовлетворил.
        - Главное не попасть тебе на уродов, среди нас таких хватает, - вот, а это хотел сказать еще с самого начала, пусть знает, что и такое может случиться.
        - Ну, дрянные особи везде есть, у нас так их вообще большая половина обычно.
        - У ламий?
        - Угу, сплошные амбиции и постоянная жажда чего-то большего, чем уже есть.
        - А у тебя не так?
        - Нет, - качает головой, - я считалась тихоней и слишком странной, потому, наверное, и выжила, смогла бежать.
        - Недосмотрели?
        - Типа того, а еще по пути смогла вырезать целый отряд охраны, - моя спутница скромно потупилась, мол, вот какая я плохая девочка, отругайте меня или похвалите, на ваше усмотрение.
        - Думаю, у тебя и выбора-то не было, был бы рядом, помог бы, - улыбаюсь.
        - Ага, особенно такой, как сейчас, - ламия, ткнула меня локтем, - кстати, что с этой проклятой книгой, чего она хочет?
        - С ума свести хочет, - вздыхаю, - одно испытание за другим, проверяет на прочность, так сказать.
        - И что уже было?
        - Ну, как вцепился, сразу же вытянул почти всю силу, ловкость и прочее, сделав чуть ли не инвалидом. Потом пыталась с ума свести, такое с мозгами сделала, что чуть крыша не поехала, буквально на стены лез и в потолок выл, чудом лишь выжил. Теперь вот пока затишье, еще что-то готовит, сволочь!
        - Опасная ты компания, - невесело улыбнулась Шаррат.
        - Верно, - и очередной безрадостный вздох, и что мне так везет на всякое дерьмо натыкаться, таскай теперь на себе, пока само не слезет. Да и слезет ли, вот в чем вопрос.
        - Ты только если с ума начнешь сходить, предупреди сразу, - и легонько так, словно оказывая поддержку, трогает за плечо, даже клинок под мышку взяла.
        - Обязательно, - киваю, - и только из уважения к твоей груди.
        - Ну-ну, - шутка не была воспринята, и пришлось прикусить язык, чувствуя себя полнейшим дураком.
        Затем была еще одна ночевка под открытым небом и переправа через реку вброд, хотя на карте ее и не было, вот тебе и качество в соответствии с ценой. Не удивлюсь, что на ней добрая половина нужной информации или отсутствует, или просто выдумана, надувательство чистой воды, короче. Впервые увидел, как плавают ламии, чуть не обзавидовался, скорость выше моей раза в три, если не больше. Руками загребает не шибко сильно, и всю основную работу выполняет хвост, в общем, пока тащился по дну, эта красавица сошла в сторону и буквально за пару минут оказалась на берегу. И плевать, что вещи промочила, погода теплая, высохнет все, только мне в голову взбрело раздеться чуть ли не полностью и тарабанить в вытянутых вверх руках. Ну и хрен с ним, зато сухое.
        - Худенький какой, - это было первое, что услышал на том берегу, переправившись и принявшись одеваться.
        - Так не воин, с чего мне вдруг быть медведем косолапым, - заметил я.
        - Откормить можно, - продолжила стоять на своем ламия.
        - Только вот не нужно, и так не голодаю.
        - У тебя вообще девушка была? - внезапно огорошила она меня вопросом, даже замер с сапогом в руке.
        - А что? - кошусь на нее, подначивает или что свое на уме.
        - Так была или нет?
        - Может, и была, да только с моей памятью... в общем, считаем что нет.
        - Ясно, - кивает чему-то своему.
        - Женить меня хочешь? Так учти, я теперь только на ламий падок, - улыбаюсь.
        - Одевайся уже, падок он, - но было видно, что довольна, неужто действительно ей симпатичен, впрочем, стала бы она со мной по ночам так обниматься. Или просто использует как грелку, вдруг принято у них так, а я себе напридумываю еще, короче, что за бред в голову лезет?
        - Так, я готов, идем?
        - Только тебя и ждала, - и чарующе улыбается.
        Еще раз проверив, все ли на месте и убедившись, что да, двинулись дальше. По моим прикидкам, еще одна ночь и мы окажемся в довольно отдаленных ото всех поселений местах, конечно, если верить этому брехливому клочку бумаги. Соврал раз, сбрешет и еще, так что, тут все еще под вопросом. Но если все верно, то будем, как говориться, "осваивать целину", то бишь пытаться пинать мобье и прикидывать собственные шансы остаться в этой локации. Мне бы десяток уровней точно не помешал, сразу по тридцатке во все статы самое то будет, можно было и по пути пытаться, но очень уж вокруг сел да ферм много было, пришлось даже чуть больше в лес забирать. Не наткнулись ни на кого, и то хорошо, зато дальше места абсолютно безлюдные, по идее.
        Спали, как обычно, кусты, оба спальника вместе и я в роли батареи, на утро тело вновь слегка затекло, хрен ведь даже на бок перевернешься. Но с другой стороны даже приятно, если бы еще не дискомфорт, так что пусть, что есть, то есть.
        - Выспалась? - протягиваю ей кусочек мяса и сыр, как ни странно, совмещать оба вкуса, оказалось очень даже ничего, жаль только, молоко закончилось, ну да там и был всего-то один кувшин. Еще радовало отсутствие необходимости ходить в туалет, даже не хочу знать, как бы это происходило у Шаррат, соответствующих отверстий я у нее не видел, впрочем, отчасти и сожалел по этому поводу тоже.
        - Ага, - девушка сонно потянулась, расставив руки в стороны и слегка покачиваясь на хвосте, смотрелось довольно забавно.
        - Сегодня к вечеру уже будем на месте, если карта не врет.
        - Хорошо, - кивает, принимаясь за завтрак, - и что там?
        - Ну, лес, звери и нет людей, войдем слегка в силу, и можно будет думать о чем-то уже более серьезном. Мне в таком виде даже в город соваться опасно, даже убежать не смогу.
        - Отдых на природе, птички поют, - с намеком улыбнулась Шаррат.
        - Ну, да, только как бы эти птички нас самих, не того.
        Вскоре следовавшая по пятам удача таки отвернулась, намаявшись нас охранять, и пришлось на собственной шкуре выяснять, того нас или нет - чудный семьдесят второй моб с дурацким именем "Игривый друл", хотя я бы назвал его, скорее, мерзопакостным пеньком, поставил точку в нашем спокойном пешкодрале. Тварь просидела в земле все то время, что проходили мимо, почти в паре метров и ничем из общего фона не выделялась - ни имени, ни уровня, ничего. А потом резкий треск и ламия уже толкает меня в сторону, вскидывая клинки. Отлетаю в сторону, башка идет кругом, еще пока ни черта ухватить из общей картинки не сумел, зато слышу уже, как рубят древесину: глухие удары, треск, летят щепки и шипение Шаррат, вот уж не думал, что она так может. Затем приземление наземь и вот, я снова в строю, а там - мать честная!
        Самый натуральный пенек, мне по пояс почти, широченный, передвигается с помощью корней и ими же пытается достать порхающую вокруг него ламию. А та рубит его, только серпы и сверкают, только щепки и летят, но жизней у твари полно, убавляются медленно, очень медленно. И ток жизненной силы редкий, почти в самом центре, да только хрен подберешься, насадит на корневище и мне с моими жалкими хитами сразу же на респ лететь.
        Затем пришла идея, и в следующее мгновение уже несусь вперед, к противнику. Прыжок, и ноги жестко вминаются в срезы колец, их много, очень много, ширина у пня приличная, как раз ухватиться за край и тыркнуть пару раз шкуродером. Древесина расступается как масло, почти не задерживая клинок, да вот только рукой ее не пробить, за ножом кисть не проходит, и поэтому банально не достаю, начиная прозревать! Ну, блин, пи***ц, а затем начинается настоящее родео! Тварь скачет, пытаясь меня бросить, я сижу, как кот, чуть ли не когти выпустив, вцепившись всем, чем можно, во что только можно. Корнями он меня не достанет, а вот сбросить может вполне, дергается, бегает, кидается рывками из стороны в сторону, да так, что еле держусь. Шаррат даже опешила, отползла и встревоженно качает головой, а у меня зуб на зуб от этой скачки не попадает, чуть язык себе не откусил. Все кружится, шатается и вертится, но есть и плюсы, клинок до сих пор внутри твари, за него, в основном и держусь. И с каждым мгновением дырка в древесине лишь разбалтывается, края раны расходятся в стороны, и нож погружается немного глубже,
утаскивая за собой и кисть, постоянно нанося хоть и слабенький, но, все же, урон. Спустя минут десять этого бреда прошло первое критическое повреждение, пень вздрогнул и замер, просев хитами на добрый десяток процентов.
        - Ну, ты даешь, - донеслось со стороны ламии, теперь уже чуть ли не с восторгом наблюдавшей за нашими скачками. Мне бы ее уверенность, вон, даже не почешется помочь, а ведь если сорвусь, вмиг на корни попаду, порвет на лоскутки буквально за секунды. Еще хрен поймешь, почему клинок назад не лезет, словно держится за что-то, туда, главное, как по маслу, а назад ни-ни, чертовщина, мать его так. Даже жалеть уже начал о своем опрометчивом поступке, да деваться некуда, держусь, сражаюсь, так сказать. Короче, ухайдохал моба не то, что бы быстро, но и затяжного боя не вышло. С каждым мгновением урон его хитам лишь увеличивался, жизненная суть она такая каверзная, буквально ткни в нее пальцем или чем поострее - сразу съежиться пытается, а проявишь упорство, так вообще в ноль стремится уйти. А коли еще и жертвенным ножом ее "приласкаешь", то вообще сказка, главное лишь достать!
        - Да сдохни ты уже! - и тварь, словно только этого и дожидалась, тут же обмякла.
        - Вот это представление! - ламия картинно поаплодировала, зажав клинки под мышками и не сводя с меня довольного взгляда, - а ты полон сюрпризов, мой друг!
        - Знала бы ты их все, - бурча, буквально скатываюсь наземь, от долгого напряжения руки и ноги ноют, кажутся деревянными и не желают нормально работать. Еще пара минут и все, свалился бы сам собой, прямо под его корни, знай, топчи, даже отползти не смог бы. Ноет все, что только может, да и то, что не может, тоже, довоевался, блин!
        - Ты в порядке? - похоже, мое состояние таки дошло до нее, голос слегка дрогнул, даже дернулась вперед.
        - Относительно, - фуух, как же меня колбасит, руки трясутся, ноги тоже, - дай отдышаться.
        - Вроде цел, - констатирует ламия.
        - Да цел я, цел, - отмахиваюсь, мне еще ее заботы о себе не хватало.
        Итак, почти в одиночку и благодаря смекалке завалил тварь на двадцатку уровней выше себя. Крут? Вряд ли, скорее, дурак, учитывая детали схватки. Плюс особенности твари. Но факт остается фактом - могем, а уж вдвоем и подавно справились бы, так что перлись сюда не зря. Волновал лишь один момент, по идее, нам бы группу с ней создать, да только как, понятия не имел, большая часть меню и функций тупо заблокирована. Может, просто предложить ей действовать вместе? А что, чем черт не шутит:
        - Шаррат, давай ты меня в следующий раз не будешь с ног сбивать, хорошо?
        Ламия лишь со скучным видом кивнула:
        - Как скажешь, пусть дырявят тебе спину.
        - Да нет, ты не поняла - вдвоем будем сражаться, и вообще, - ухмыляюсь, - с этого момента всегда действуем в паре, идет?
        - Идет, - улыбается и, о чудо! Не знаю, что меня дернуло опять залезть в собственный статусник, наверное, интуиция, так как нигде больше я проверить свою догадку просто не мог. Но первой же бросившейся строчкой в пассивках значилась "Группа", без бонусов и минусов, банально голая констатация, что перс теперь не сам, не одинок и все такое. Ну, наконец-то, сука, наконец-то! А еще просек фишку, что группа может как-то и влиять на своих членов, мол, бафы там какие, усиления или еще что. Не зря же в пассивках. Вполне логично, в принципе, надо будет как-нибудь все это проверить, повесить легкую ауру на скорость, к примеру, заодно и на прокачку посмотрю, как ни как, новая переменная.
        - Ты бы как его, кстати, так и продолжала шинковать? - и кивок на теперь уже совершенно обычный пенек, хоть сейчас на дрова разделывай и в костер, на растопку.
        - Ну, - змееногая, кажется, не совсем уверена в успехе подобной тактики, - поначалу да, а там как пришлось бы. Скорее корни отсекла для начала, а потом уже и обрубком заняться можно.
        - А он просто стоял бы и ждал, пока ты закончишь, - хмыкаю ехидно, - да на каждого из нас у него по два-три удара ушло бы, не больше.
        - Медленный, - ламия загнула один палец, - неповоротливый, - загнула второй, - атакует только корнями и лишь в нижней плоскости, прыгучестью обделен, защититься от ударов сверху не может, да и просто деревянный, рубиться не так уж и сложно...
        - Все, все, я понял, хорошо, - вскидываю руки, - понял, был не прав, так как действуем, если встретим такого еще раз?
        - Надо же, уже не горишь желанием прокатиться верхом еще раз? - на губы Шаррат легла легкая улыбка.
        - Не горю, и все же?
        - Да тут все просто, держать дистанцию и бить, не подставляясь, сначала по корням, пока не закончатся, а потом и вовсе просто.
        - С моим оружием так не повоюешь, короткое, - мой шкуродер в длину был раз в пять короче каждого ее клинка, и если она еще могла хоть как-то противостоять семидесятой твари, то мне бы пришлось идти в полный контакт. Или прыгать на башку, что тоже не являлось удачным вариантом, короче, моя роль в такой схватке сводилась, скорее, к выжиданию второй фазы, пока ламия не сделает все основное. Похоже, она тоже это прекрасно понимала:
        - Не переживай, ты у нас маг, а я воин, все в порядке, с тебя поддержка и лечение, - и тут же подняла бровь, - осилишь?
        - Это запросто, - порезать себя и подлечить ее уж как-нибудь смогу, в этом был уверен, и хоть цена варьировалась и вернуть ее практически с того света я бы точно не смог, но что попроще - запросто.
        - Вот и хорошо, а пока лучше разбирайся со своей, - ее глаза метнулись к "комиксу", - проблемой.
        - И стал он альфонсом, - констатировал с кислой улыбкой, - прячется за женскую спину и тычет ножиком из-за нее же.
        - Шутишь?
        - Ну, не то что бы, однако немного неловко, - киваю.
        - Ой, я тебя прошу, нашел время, когда и где думать о подобном, - ламия откровенно расхохоталась, - ты лучше, раз бессмертный, постарайся не дать мне умереть.
        - За это не волнуйся, - вот тут уже без шуток, все серьезно, - вперед меня не погибнешь, и я не бессмертный, Шаррат, а возрождающийся, чувствуешь разницу?
        - Чувствую, чувствую, мой защитник, мой кавалер, - я скривился, а она опять хохочет, абсолютно игнорируя мое недовольство, и что за гребаный юмор такой.
        Как только она смогла взять себя в руки и перестала надо мной потешаться, провели небольшое совещание, разработав дальнейший план действий, что уже давно напрашивалось само собой. Пора и ей принимать участие в наших скитаниях, почему только у меня должна голова об этом болеть? В итоге порешали следующее. Остаемся в локации и ищем, где обустроить себе временно пристанище. Далее запасаемся едой и питьем, разведываем округу, по возможности стараясь обезопасить свой новый дом. И параллельно составляем план дальнейшей прокачки, вызнавая все, что только можно об окружающем нас зверье. А дальше тупой и безостановочный кач, пока не апну, хотя бы, шестидесятый, хрен успокоюсь, слишком уж все стало для меня под вопросом, надоело до чертиков! Ритуалистика - замерла, ситуация с книгой - неизвестна, мое общее "состояние не стояния" в этом долбанном мире - все то же, и вообще, за последние недели я скатился почти на самое дно, достало просто!
        С противниками в этих местах оказалось очень даже густо, начиная от пеньков всевозможных видов и размеров, и заканчивая банальными медведями, лисами и волками. Правда, все от семи десятков и выше, но социалов почти нет, все одиночки попадались да не особо резвого ума. К слову сказать, с ламией мне просто невероятно повезло, не знаю, какую тут можно провести параллель с игроками, но мечник из нее невероятный: сильный, быстрый, подвижный и чертовски опытный. Каждый бой для меня сводился к тому, что первые пару минут тупо стоял и наблюдал, как Шаррат ужом вертится вокруг противника, выискивая его слабые стороны и разузнавая сильные, удары там, спецприемы и прочее. И большую часть схватки лишь курил в сторонке, ожидая или момента обездвиживания за банальным отсечением конечностей, или необходимости лечебного вмешательства. В общем, тащила нас она одна, а я так, с боку припека: помочь слегка, подлечить, нарезать и приготовить мяса да свои потребности удовлетворить, не переводить же дармовую кровь в никуда, вот и юзал по полной, на что только мог.
        Первые пару суток ютились где попало, неся вахту и давая друг дружке хоть немного отоспаться. Лес пока не радовал, ни одного достойного местечка, ни одной скалы, ничего, сплошные деревья да чащи, а еще вечно голодные мобы, рыскающие в поисках пропитания. Ни одной травоядной твари, все с зубами, рычат и кидаются сразу же, стоит лишь показаться. В общем, пока был лишь кач да заготовка еды, отработка тактики боя с разными монстрами и поиск нашего будущего "дома".
        - Готов! - ламия отскочила в сторону и лихо крутанула клинками, сбрасывая с лезвий остатки крови, в игре их, походу, чистить вообще нужды не было, да и не ухаживала она за ними. Всегда одно и то же движение, и оружие становилось чистым, не знаю, может чисто ее фича какая, а может, тут это норма для всех.
        Косолапый увалень был разделан и нашинкован моей змееногой подругой минут за десять, хрен его знает, долго это или нет, но для нее разница в десяток уровней уже не была проблемой. А мне вот теперь заниматься тушей, вся подобная работа была целиком свалена на мои плечи, и хоть места в сумке уже давно не было, заготовку мяса мы все еще продолжали. Неподалеку у одного из деревьев стояло четыре сплетенных из травы и тонких зеленых прутиков емкостей, почти доверху заполненных всем, что удалось добыть за эти дни. И если в ближайшие сутки не найдем себе пристанища, дальше с собой таскать все это станет просто нереальным, мяса гораздо больше, чем можем унести, на мобов натыкаемся почти каждые полчаса, так что еще немного, и будем просто оставлять туши валяться позади себя.
        - Молодец, тебя подлатать? - спрашиваю чисто для профилактики, полоска жизней у нее над головой зеленая и не просела ни на процент.
        - Нет, все в порядке, - ламия таки запыхалась, грудь тяжело ходит вверх-вниз, лицо раскраснелось, дыхание с присвистом, а бой, видать, вышел нелегким, хотя со стороны это и не скажешь.
        - Ну, тогда мой черед, - подрываюсь, беру ближайшую сумку личного рукодельного производства, и плетусь к мобу. Темно-коричневая жесткая шерсть слиплась от крови, сочащейся из множества порезов и ран, мечи Шаррат успели побывать почти везде, шкура попорчена знатно, и даже если бы захотели ее снять, смысла не было бы никакого. Итак, начнем, обычно я стараюсь брать с ляжек и боков, там самые жирные куски, да и возиться с ними проще, снял верхний слой да знай себе, нарезай сколь угодно. Шаррат же не отходила ни на миг, все это время с интересом наблюдая каждый проводимый мною обряд, будто и не видела все это уже по десятку, а то и сотне раз. Пытался, кстати, и ее научить - но ничего не вышло, Миру было плевать на ее потуги, хоть и повторяла за мной все в точности, у нее даже заживление элементарных порезов выходило не так качественно, что странно. Гиин ведь говорила, это доступно абсолютно всем, тут и талант никакой не нужен, банальное обращение к Миру.
        В общем, сижу, передо мной туша семидесятой твари, ляха уже освобождена от шкуры и сверкает влажным и все еще кровоточащим мясом, то, что нужно. Делаю пару надрезов, потом еще пару перпендикулярных, поддеваю и, придерживая отделившийся кусок, тут же нанизываю его на нож. Затем безо всяких ритуальных телодвижений, просто штрыкаю ножом в бок туши, закрепляя плату и мысленно требуя свое, и в сумку сбрасываю с клинка уже готовое к употреблению лакомство. Быстро, дешево и сердито, никаких плясок с бубнами, никаких танцев и кривляний перед вселенной, все это в прошлом и абсолютно не нужно, управляюсь и без этого, благо, мастерство уже позволяет.
        - В который раз смотрю, и не верю, - пробормотала ламия, неотрывно следя за моими действиями.
        - В который раз это слышу, не надоело? - на нее даже не смотрю, все это уже пройденный вариант.
        - Нет, да и на что тут еще смотреть.
        - Хотя бы по сторонам, - бурчу, - вылезет еще какая тварь, а мы не готовы.
        - Отобьемся, - Шаррат беспечно махнула рукой, похоже, ее это действительно нисколько не волновало. Впрочем, у нас уже имелся подобный опыт, проморгали нового врага, и пришлось давать деру, оставив все сумки и драпая так, что кусты трещали. Не убежали, догнал, еле отбились, хиты Шаррат упали в красную зону, и я чуть кровью не изошел, вытягивая ее с того света, а потом еще сутки ходил как ватный, слабость во всем теле и ноги почти не держат. Но она права, теперь - отобьемся, лишь бы не на пару сразу наткнуться, а с одиночкой она почти всухую справляется и сама, каждый бой это опыт, изучение противника и оттачивание необходимой тактики.
        Теперь, когда с заготовкой еды покончено, осталось лишь придумать, на что пустить остальную кровь, профита с такого обряда почти нет, но с миру по капле, как говорится, и озеро можно собрать. Или нет, не так там было, впрочем, не важно: силу, скорость или еще что нам дать? А, не суть, все равно действие закончится буквально через пару шагов, пусть будет сила!
        И опять шкуродер проникает в тушу, мысленная просьба о даровании нам бафа и плата тут же уходит, моб словно сдувается, ссыхаясь и становясь похожим на мумию, пролежавшую тут уже несколько месяцев. Если его вспороть дальше, окажется, что в трупе не осталось ни капли крови, все выжато и вытянуто досуха, словно стая вампиров постаралась, измученная голодом.
        - Жутковато, - подала голос Шаррат.
        - Угу, - киваю удрученно, - а толку-то, пара шагов и даже не вспомним.
        И оказался, как всегда, прав, наклоняюсь, подхватываю сумку, ощущая небывалую легкость, и через пару секунд руки вновь оттягивает тяжесть, херня из меня ритуалист, пользы раз через раз, а учиться дальше никак, не с чего, разве что через харакири только.
        - Ну, что, пошли дальше, если и сегодня ночевать на земле будем, завтра начну рыть землянку, - выдал обреченным голосом, надоело все, хоть в землю, но зароюсь, расширю нору, натаскаю веток, сделаю настил побольше, что бы не ютиться, а там пусть хоть снег, хоть дождь, плевать. В голове уже бродили мысли насчет того, как предотвратить потоп в таком жилище, помучаться, конечно, придется, но вставать по утрам как дебела колода я уже запарился. Да еще змееножка вечно кольцами обвивает, тоже достала, хрен выспишься.
        - А ты умеешь? - тут же поддела ламия.
        - Разберусь как-нибудь, - бурчу в ответ.
        Через полста шагов заметили очередного местного потапыча, медведь объедал куст с чем-то красным, ягод здесь мы пока еще не встречали, но раз он их с таким усердием лопает, значит, и нам можно, не потравимся.
        - Готова? - почти одними губами выдаю вопрос, еще с десяток таких монстров и я пятьдесят первый.
        - Иду, - кивнула та, и скользнула вперед, расставив мечи.
        - Рроаааррр! - у моба словно глаза на затылке были, с ревом, потрясшим окрестности, тварь развернулась, вставая на задние лапы и буквально сверля напарницу пылающими угольками глаз. Что за хрень?!
        - Шаррат! - но мой окрик потонул в очередном реве чудовища и битва началась.
        Первый же удар косолапого достиг цели, тараном прошелся по выставленным в блоке клинкам и бросил ламию на ближайшее дерево. Та шмякнулась об него, словно безвольный червяк, на миг поплыв и просев по хитам почти на четверть. Черт! А моб уже был рядом, скакнул пару раз через всю поляну и вновь выдал чудовищной силы оплеуху - "шмяк", полет, очередной "шмяк" тела о дерево и куча крови, клинки напарницы выпали еще в воздухе. Взгляд расфокусирован, голова нелепо поворачивается из стороны в сторону, руки дрожат, словно у паралитика, ужас! Нутро у меня будто сковало ледяной стужей, словно прирос к земле, я реально испугался за нее, нет, не может быть, только не так!
        - А ну уйди от нее! - смешно, малявка на двадцать уровней ниже в считанные мгновения покрывает разделявшие их метры и, в диком прыжке, взвившись в полете, словно какая белка-летяга, с диким ором приземляется на спину монстру. И тут же по самую рукоять вбивает клинок в толстошкурый бок, прямо в один из центров тока жизненной силы. Не достал!
        - Аррррор! - с поразительной резвостью моб делает чудовищный по своей скорости разворот на сто восемьдесят, и меня буквально сносит с него, срывая инерцией и заставляя прокатиться по земле, чередуя голову, руки и ноги, добрый пяток метров. Больно, сука, как же больно! Рука явно сломана, предплечье от соприкосновения с твердью взорвалось нестерпимой болью, даже слезы на глазах успели выступить, но я каким-то чудом все еще держался. А когда взгляд нашарил так и не вставшую, явно беспомощную Шаррат, стиснув зубы, начал подниматься.
        Кровь! Мне срочно нужна была кровь, для себя, для нее и на него, через доли мгновения, я даже отпрянуть не успел, рядом возникла громадная туша и ребра, сломавшись, проткнули нутро, удар оказался просто чудовищным. Меня снесло как пушинку, изломанной куклой зашвырнув в кусты и скрыв с глаз твари, но это ненадолго. Я сагрил, нанес первый удар, и умру, походу, тоже первым. А потом и ламия, монстр оказалась совсем не тем, чего ожидали, и его уровень тут оказался совершенно не причем. Что-то иное стояло за всем этим, только что? Совершенно глупый и неуместный вопрос на пороге очередного перерождения. А как же Шаррат, что с ней будет?
        И как бы больно, как хреново мне сейчас не было, но эта мысль хищным червем вцепилась в мозг и не отпускала, ни на мгновение, затмевая терзающую тело агонию и приглушая охвативший меня страх. Решался я недолго, ровно столько времени, сколько понадобилось твари смять кустарник и нависнуть надо мной последней смертной тенью, и когда когтистая лапа уже начала свой бег сверху вниз, навстречу ей ударил поток силы. Я решился!
        - Нна! Сука! - цена была невероятна, убийство маячившей передо мной твари выливалось в такие объемы жертвенной крови, что просто не мог поверить, однако иного выбора не было. И шкуродер все давил и давил внутрь, почему-то с трудом проникая в плоть, раздвигая сломанные кости и стремясь поразить все еще бьющееся сердце. Он словно не хотел этого, противился, но устоять не мог, отчего боль и агония лишь усиливались, и я понимал - быстро уйти у меня точно не получиться. Сырая мощь шваркнула возвышающуюся надо мной тушу, смяла, словно картонную, закрутив в воздухе на подобие юлы, и с жутким хрустом и чавком сломала ближайшее дерево. Лесной гигант не выдержал соприкосновения и треснул, хрустнул, да так громко, что в ушах отдалось болезненным эхом, а затем ствол буквально соскочил со своей основы, пропуская все еще живой снаряд дальше!
        Заем оказался большим и безвозвратным, в моем-то случае да при имеющихся возможностях это была просто долговая яма - на губы легла кровавая улыбка. А потом шкуродер достиг-таки сердца, тело выгнуло дугой, губы оказались вмиг прокушены, и я испытал ни с чем не сравнимую боль, непонятную и необъяснимую, буквально рвущую сознание на части! И уже подыхая, уже гаснущим, стоящим на самом краю сознанием, выдал два последних мысленных посыла, и мир взорвался, треснул и разлетелся на осколки, вырвав из меня душу и бросив ее в мир теней...
        Если бы мог, по округе разнесся б такой многоэтажный мат, что все зверье или разбежалось бы в страхе, или наоборот, разинув рты и кривя недоуменно морды сбежалось бы поглядеть на источник такого чудесного словоблудия. А так лишь крыл всех и вся про себя, мысленно, костеря и Мир, и медведя и вообще все, даже лес не избежал пожеланий сгореть в адском пламени и стать перегноем в кратчайшие часы. Моя призрачная тушка все еще никак не могла отойти от пережитого, фантомные боли словно продолжали терзать груднину, а ведь такого явно не должно было быть, все ощущения после смерти аннулируются, сметаются, словно метлой уже не нужный мусор. Так какого же хрена меня до сих пор так корчит?!
        Одно хорошо, выбравшись из кустов, зацепил взглядом змееногую, всю в крови и до сих пор так полностью и не пришедшую в себя, шатает ее, бедолагу, но полоска жизней, хоть и не восстановилась полностью, но достигла зеленой зоны, значит, будет жить. Про уб********о медведя даже не вспомнил, не успел просто, так как в следующее мгновение и с емким матерным "б***ь" меня с первой космической скоростью сложило пополам и втянуло в пространство. Деревья, деревья, деревья, деревья - все замелькало с такой скоростью, что понять, куда и откуда меня несет стало просто нереально, главное, взгляд таращился прямо, вот туда и надо будет переть. А пока тащило меня к респу ну уж очень быстро и без сантиментов, словно опаздывал куда-то, побив все рекорды непунктуальности. Затем бросок в каменную плиту, будто в грудь пробил боксер тяжеловес, вгоняя в давно уже заготовленную и поджидающую где-то бродящую тушку могилку и, вспышка!
        - Су! - но вымолвить вторую часть рвущегося наружу ругательства так и не смог, тело вновь скрутило жуткой волной агонии. Вены будто вскипели, распространяя по себе лавовый поток и выжигая нервы во всем теле, заставляя его биться в непередаваемой по остроте ощущений агонии, сжав горло и не позволяя выплюнуть даже стон - зубы сошлись намертво, челюсти словно одеревенели и давили, давили, давили. А меня корчило, корчило и корчило! Гребаный долг крови! Смерть наступила неожиданно, думал, промучаюсь еще пару минуток, по крайней мере, мозг был готов потерпеть еще некоторое время, прежде чем отключиться, но судьба решила иначе.
        Вспышка! Призрачную тушку вновь бросило в каменную плиту, а как только предпринял попытку открыть глаза - вновь обрушился жар, и кровь в теле опять стала жертвенной, отдавая долг и заставляя зубы крошиться и трескаться от прилагаемых к ним усилий. Кажется, я, все-таки, замычал, умудрился выдать нечленораздельный протест, пару раз дернулся и вновь подох.
        Вспышка!
        - Суки, - я чуть не плакал, все еще не веря, что муки закончились, ощущений от пережитых издевательств не было, но разум все помнил прекрасно, каждую секунду боли, каждый изгиб тела в жуткой судороге, все слилось в кошмарную ленту памяти. И сейчас на глазах стояли самые настоящие слезы, а внутри будто все прокручивалось заново, заставляя переживать кошмарные моменты. Гребаный долг крови был оплачен полностью, до последней капли выжав с меня то, что не смог отдать сразу, и я бы врагу не пожелал пережить подобное даже в отдаленном смысле и оттенках. Б******я адская мука, и никак иначе!
        Затем, более менее придя в себя, с кряхтением сел, осматриваясь - руины, пара земляных холмиков и покосившиеся деревянные кресты в земле. Стен почти не было, лишь остовы на уровне поясе да куча каменных глыб по всей округе, словно неведомое нечто било ногами по всему, что попадалось под удар, разламывая и разбрасывая в разные стороны не могущую дать сдачи игрушку.
        - П****ц! - с губ сорвался невольный комментарий, счастье не могло, да несчастье помогло, вот ведь гребаная моя удача. Нашел-таки пристанище, мать вашу! Теперь бы еще Шаррат найти, направление помнил, но топать придется долго, да еще по такому лесу, где самая паршивая белка посчитает незазорным схарчить дармовую, да еще саму припершуюся, жрачку. Везет как утопленнику, короче.
        - Ааа, - по телу пробежала судорога, напоминая о недавних корчах и передавая привет фантомным, черт, как же это так! Поднес к глазам раскрытую ладонь - пальцы дрожат, пучки слегка покалывают, словно молоточками изнутри кто бьет. И пульсация, пульсация, гребаная пульсация по всем конечностям, ууу, как же меня трусит-то...
        А потом додумался залезть в свою инфу, и чуть не разразился очередными отборными матами, хотелось просто рвать и метать! Уровень перса просел дважды, и теперь моя тушка, пониженная в звании, оказалась почти сорок девятой, до апа не хватало ровно столько, сколько было до пятьдесят первого в начале боя. Ну, суки! Ну, п******ы! Как же меня все з*****о!
        Как перебесился, уже и не помню, остановился лишь тогда, когда вминаемый в камень носок правой ноги начал ныть от безостановочных ударов по булыжнику, и мозги тут же остыли, перегрев, словно, сбросился в ноль.
        - Ненавижу! - и точка в мытарствах была поставлена, затем тяжкий вздох, взгляд нашарил сторону, откуда меня принесло, и ноги двинулись в путь. Сорок восьмая блоха в локации семидесятых, просто супер везенье, игра балует плюшками и не дает заскучать. Настроение было аховое, так еще шарахаться приходилось, чуть ли, не от каждого звука, прислушиваться и иногда даже красться, опасаясь любой возможной встречи. Но, пронесло, не знаю как, однако никто так и не встретился, не схарчил и не загрыз. Честно говоря, вообще не понимаю, какая в этом плане у игры логика, кач что, только на квестах, в данжах и специально сотворенных для этого местах. А в остальных случаях редкость и банальное распространение мобья этого не позволяет, так что ли, да? И в чем тогда суть, залез в лес - и все, набор опыта замедлился в разы, то есть, соваться во все эти чащи не имеет никакого смысла. Разве что за ингредиентами или еще чем, и если с первым все понятно, то второе - это что? Перед глазами, пока шел, а, вернее, крался, тут же начался перебор альтернатив и с первой же попытки они у меня явно стали слегка поблескивать. Вот
был бы я разработчиком, куда бы поместил самые ценные и редкие плюшки, ну уж явно не самом проходном месте, а запихнул туда, где почти никто не шастает, куда трудно добраться и вообще, хрен на то место что подумает. И подобные леса подходили под подобное описание очень удачно, ну, или горы какие, или днища морские да озерные, в общем, шанс нарваться на нечто вкусное тут точно был.
        - Эй, далеко собрался? - ворвавшийся в сознание голос заставил подскочить на месте и выставить перед собой шкуродер, отчего голос лишь расхохотался. Сука, где?! А потом пришло узнавание и я сконфузился, черт, и на хрена так делать, живая, змееножка, живая, зараза!
        А затем, среди деревьев, показалась и ее фигурка, сминающая мелкий кустарник у земли и продирающаяся по направлению ко мне. Видок тот еще, вся в крови, но жизни замерли в оранжевой зоне, походу, лечится понемногу и сама. Лицо уставшее и осунувшееся, движения вялые, неспешные, будто каждый метр дается ей с большим трудом. Но - жива, в груди у меня вспыхнула искорка радости, жива, змееножка, и даже оружие при ней, значит, все будет хорошо.
        - Думал, уже и не найду тебя, - губы сами разошлись в улыбке, блин, да я был чертовски рад видеть эту ламию, даже сам не представлял как, но рад безмерно.
        - Ну, я так и подумала, что не стоит уходить с места, искать ведь будешь, - ухмыляется, и почти сразу же, как между нами остаются считанные метры, вдруг кидается на шею и валит наземь. Опасно блеснувшие клинки опадают еще по пути в воздухе, а затем ламия впивается мне в губы мягким, но крепким и сочным поцелуем. А меня берет оторопь, мозг на секунду получает жуткое торможение, а как приходит в себя и я уже готов продолжить приятное мероприятие, Шаррат отстраняется:
        - Спасибо, - ее глаза неотрывно смотрят в мои, в ее желтых блюдцах плещется сплошная благодарность и что-то еще, и мне это нравится, но я слишком туп и, походу, совершенно не разбираюсь в подобном. И лишь киваю, растягивая губы в улыбке:
        - Всегда пожалуйста, и, это, если не слезешь, оконфужусь.
        Она смеется, но отпускает, откатываясь в сторону и растягиваясь на земле.
        - Знаешь, а я ведь уже думала - все, не выживу, - слишком уж веселым голосом сообщает ламия, - думала конец, мне, по крайней мере.
        - Ну, да, только вот конец настал для меня, причем не единожды, - бурчу, прикрыв глаза, черт, и с чего на душе так спокойно-то? Вокруг враждебная локация, не так давно нас конкретно отпинали, показав, кто есть кто, а внутри ничего даже не чешется, хорошо и спокойно. Может, с катушек слетел? И тут же подскакиваю, черт, ее же подлатать нужно, совсем мысли не в ту сторону убежали, склеротик тупоголовый.
        - В смысле, - косится желтоглазая.
        - В прямом, помер, переродился, потом опять помер, в общем, весело было, - хмыкаю, воспоминания не из приятных, - пришлось сильно задолжать, что бы и от твари избавиться, и тебя спасти.
        Вена вскрывается легко и охотно, жизненная влага, не успевая стечь в капли, тут же испаряется, даруя напарнице повышенную регенерацию и стягивая края чудовищных разрывов. Тоже мне, герой, сразу надо было ею заняться, а не целоваться и в облаках витать, и как только кишки по дороге не растеряла? Или в тут такого не бывает? Через секунд пять в теле отдается слабостью, а в голове нарастает шум - плата, как всегда, не заставляет себя ждать, по крайней мере, на змееножку она будет не столь высока, на респ вновь не улечу.
        Внезапно вновь оказываюсь в путах, как рук, так и ее хвоста, девушка выперлась сверху, прижала к земле всей своей массой и вновь приникла губами.
        - Для меня никто никогда ничего подобного не делал, - шепнули ее губы, слегка отстранившись, а через мгновение мы уже во всю целовались, причем в паху у меня стояло торчком, и ламию это нисколько не тревожило. Черт, как же давно этого не было, прямо бальзам на тело, душу и разум какой-то, женская ласка это нечто, пусть даже у этой красотки и хвост вместо ног и всего причитающегося, но как же приятно.
        - Это было потрясающе, - мы еле оторвались друг от друга, тяжело дыша и, почему-то, не сводя с друг друга взглядов.
        - Нужный момент, нужный настрой, - проворковала Шаррат, - мне тоже понравилось.
        - Так может... - начал я, но змееногая с улыбкой покачала головой:
        - Для детей я пока еще не готова, - и мне пришлось выдохнуть, черт, так все-таки, это реально?
        - Согласен, - киваю, - но очень уж было хорошо!
        Ламия довольно смеется, так что хоть хвост, не хвост, а обычная баба, сказанный вовремя и удачно комплимент, тем более правдивый, репутацию завышает до небес, и пусть лишь даже временно, но это позволило с удовольствием слюнявить друг друга еще некоторое время.
        Первой отползла она, с трудом оторвавшись от меня и натужно дыша, глаза подернуты томной поволокой, слегка прикрыты, а губы распухли, словно к ним прилила кровь - смотрится просто потрясающе похотливо, у меня чуть приступ помешательства не случился, еле сдержался.
        - Так, прекращаем, а то уже не удержимся, - натужно выдает ламия, и мне не остается ничего другого, кроме как согласиться.
        - Ты в порядке? - пытливо на нее смотрю.
        - Да, в полном, - змееножка улыбнулась и кивнула, походу, отпускало ее куда быстрее меня.
        - Давай медведя этого хоть найдем, - вздыхаю, не пропадать же крови, столько на него ее спустил, на сволочь такую, что хрен теперь верну все обратно. Два уровня просрал, сука!
        - Давай, странный он, не такой, как все, - сказанное ламией меня тоже слегка тревожило. Ну не был он чем-то необычным, самый простой медвдеь, которых уже, чуть ли, не с десяток до этого выпотрошили, только лишь зенки странные, да силищи немеряно, плюс скорость и реакция потрясающие. Откуда такое диво взялось, никак сторонние силы постарались, но кто: боги, духи леса, может, где-то храм какой поблизости стоит и на зверье так влияет, или...
        - Черт! - вырвалось у меня от внезапной догадки, Шаррат тут же прошлась взглядом по округе, явно выискивая противника, клинки словно сами порхнули ей в руки.
        - Что? - так и не поняла она.
        - Сдается мне, это было очередное испытание, - и киваю на книгу у пояса.
        - Думаешь? - но по ее глазам вижу, что она не удивилась бы, будь это действительно так.
        - А разве невозможно такое?
        - Проклятые вещи, - пожимает ламия плечами, - с ними возможно все, что угодно, чем они сильнее, тем больше вреда могут нанести. А с тем, что ты уже рассказывал, мощи этой дряни не занимать.
        - Вот и я о том же, - затем быстро залез в статусники и оббежал все строки взглядом, нет, никаких изменений, ничего.
        - И в чем была тогда суть?
        - Да кто его знает, может, выжить, а может, что-то еще, - лицо у меня сейчас было кислее некуда, если это действительно "подарочек" от "комикса", то слишком уж нехороший получился сюрприз, того и гляди, любая тварь может получить подобное усиление, стремно вообще куда-либо идти при таком раскладе.
        - И что дальше?
        Дальше, дальше, а дальше все то же:
        - Найдем тушу, поковыряюсь в ней, заберем сумки и пойдем, я тут, кажется, нашел нам пристанище.
        - Далеко? - ламия тут же подобралась, видно, ей тоже надоели такие ночевки, хотя явно не больше, чем мне, она-то всегда высыпалась.
        - Не очень, я там как раз возродился, главное не нарваться еще на одну такую пакость, - мы оба понимали, что очередной такой бой может закончится совсем по другому, и финал схватки вряд ли нам понравится.
        - Туша там, - указала Шаррат одним из клинков, - пойдем?
        Глава 10
        - Ничего себе! - это было первым, что произнесла Шаррат, едва завидев через просвет среди деревьев руины, и я был с ней полностью согласен. Когда-то здесь явно стояло нечто довольно большое и внушительное, с башней - вон, до сих пор обломок лестницы торчит, с десятком комнат и кучей коридоров. Куда все делось, сколько времени ушло на то, что бы все это развалять по округе, можно было лишь догадываться. Нам достался лишь выложенный булыжниками фундамент, в смысле, пол, да огрызки стен, создающие небольшой лабиринт с обвалившимися дверными проемами. Часть из них была завалена, другая наоборот, еще больше расширилась, да так, что могла телега проехать, в общем, то еще местечко. В глуши, разваленное почти до основания, да еще с парочкой могилок недалеко от стен, хозяева, что ли?
        - Ну, как?
        - Да, лучше, чем ничего, - ответила ламия, - проверим только все сначала.
        - Тогда сбрасываем балласт и, если что, особо не рискуй, поняла? - мне совсем не улыбалось повторять свой недавний опыт, долг крови очень и очень неприятная и злая штука, с таким не шутят и лишний раз в него не залазят, разве что от безысходности.
        - Поняла, - кивает с улыбкой.
        - И не смотри на меня так, гореть начинаю, - признаться, ощущения были озвучены довольно верно, ее улыбка и такой вот взгляд навевали очень определенные мысли.
        - Ну, это, допустим, даже не плохо, - довольно проворковала Шаррат, выдвигаясь вперед.
        - Тебе-то да, эгоистка, а меня потом естество мучает.
        - Ладно, ладно, давай уже, соберись, тут через помещение-два ничего уже не видно.
        И она была права, обвалы и обломки стен перекрывали видимость почти полностью, где больше, где меньше, и что могло прятаться за соседним проемом, вжавшись в стену и притаившись, можно было лишь гадать. Хорошо хоть не к ночи сюда добрались, вокруг светло, солнце только начало уходить в закат, так что самое то время для проверки нашего нового пристанища.
        Шаррат двигалась впереди, я слегка отстал, готовый при необходимости пустить кровь как вражине, так и самому себе, и лучше уж второе, так как при первом это будет означать, что ламия выбыла из схватки. А это очень и очень печально, боец из меня никудышний против местных противников, разве что с пеньками только и есть шанс совладать. Но их мы уже давно не встречали, вокруг сплошные мясо, кровь, да кости, иных врагов нет.
        - Ну, похоже, тут никого, - обход не выявил никаких угроз и не обнаружил ничьих следов пребывания, походу, место действительно безопасно. Впрочем, респ, как-никак, совсем рядом, но проверить, все же, стоило, кто знает, на какую дистанцию действует сила точки возрождения.
        - Каждому по комнате? - улыбается ламия.
        - Нет уж, - качаю головой, - выбираем самую высокостенную и что-нибудь придумает со временем с дверью и крышей над головой, рисковать я не хочу.
        - Согласна, тогда, эту?
        - Давай, - киваю, что интересно, ни мебели, ни какой-либо иной утвари мы так и не нашли, будто кто специально подчистую все обобрал да вынес. Мол, нехрен в лесу добро оставлять, кому надо, сам разживется, собственными силами. Хоть бы топор какой нашелся, зря тот, лесничий, не додумался взять, сейчас бы куда как проще было.
        Обустраивались на новом месте просто, всего лишь покидали спальники уже привычным обоим способам, что означало продолжение совместного сна, а сумки с едой пристроили в углу. В центре "помещения" моими усилиями был сооружен небольшой костер, скорее, для комфорта, чем по необходимости, да натаскан запас дров, благо, лес буквально изобиловал старыми сучьями да пеньками, к которым приближаться приходилось с вполне понятно опаской. А ну как, скрипит да вылезет наружу, знаю, видели уже, скачи потом вокруг него, как оголтелый. Купленные еще в Чернолесинки кремний и огниво работали без необходимого навыка плохо, я бы даже сказал, откровенно херово, добыть огонь удавалось лишь после двадцатой, а то и больше попытки. Но нам хватало и этого, как ни как, больше для души разводили, для себя, а затем душевное молчание и взгляды, устремленные в потрескивающие и жадно лопающие подачку языки пламени. Хорошо, сухо, тепло, красивая девушка рядом, а в свете последних свершений и очень даже желанная, кстати. С недавних пор я начал даже вздыхать втихаря, вспоминая вкус ее губ и мягкость упругой и большой груди, вот
ведь угораздило залипнуть на змееногую. Хотя сама сказала, что детей пока не надоть, а значит, просто секс очень даже возможен, не обязательно ж стругать при этом мелких, эх, мысли, мечты, фантазии.
        - О чем думаешь? - легким и сонным шепотом ворвался в сознание голос ламии, сидели мы так уже порядком, решив до вечера провести время в праздности, и досиделись, на лес опустились сумерки, все померкло и теперь лишь костер да луна высоко в небе давали хоть какое-то освещение.
        - О себе, о дальнейших планах, - не стал выдумывать несуществующее я, - о тебе.
        - Обо мне? - первые сказанные слова, похоже, ее нисколько не заинтересовали.
        - Угу, - киваю, да и что тут еще говорить, и так все понятно.
        - Угу, и все?
        Пришлось скосить на нее взгляд:
        - Я не особо силен в отношениях, да и во всем, что сопутствует им тоже, но нам действительно это будет только мешать, - и ведь правду сказал, уйти с головой в любовь и похоть, тратить на это время, силы, теряя в осторожности и прочем, что повышало шансы выжить в этом месте, было попросту глупо. А если то, что она говорила, действительно возможно - то ее беременность и вовсе поставит крест почти на всем.
        - Ты прав, - вырвавшийся у ламии вздох, казалось, вогнал мне в грудь раскочегаренный до полной мерзлоты железнодорожный костыль, заныло вдруг так, что хоть прямо сейчас бросайся на нее, послав разум куда подальше, да ходи с головой целиком и полностью в похоть, любовь и ласку. И плевать на последствия. Да только куда там, что такое рыть себе яму было известно мне куда лучше остальных, недавно, вон, из одной такой только выбрался, подыхал как собака, даже взвыть не мог. И оно мне надо такое, "счастье" мимолетное?
        Следующий день прошел именно так, как и планировали: осмотр места ночевки в более тщательном порядке, потом разведка окрестностей, ревизия провизии и попытка хоть как-нибудь облагородить наше новое пристанище. Да и сделать его хоть чутку более защищенным, чего уж там, ото всех своих страхов я так и не избавился, да еще и заразил ими Шаррат. Вот и вышло так, что почти всю вторую половину дня мы только и делали, что ломали близлежащий лес на предмет веток потолще, да стаскивали все это добро к руинам. А потом еще и сплетали из них нечто на подобии перегородок, хоть как-то и каким-то боком, но могущих задержать, прикрыть или еще чего. В общем, гемморное такое благоустройство выходило, но оно того явно стоило, на душе стало теплее да и, чего уж тут, комфортнее с крышей над головой, да закрытыми проемами по сторонам. С верхом пришлось помучаться больше всего, да и подпорки еле нашли, требовались ведь реально крепкие, устойчивые рогатины, думал, напарница мечи вообще угробит. Но нет, выдержали, а мы заимели крышу. Скучный, муторный день, но и он, наконец, закончился.
        И вновь слегка полыхает огонь, языки пламени лениво гложат подсунутое им полено, распространяя вокруг себя незамысловатую пляску теней и сполохов. А в воздухе стоит аромат свежеподжаривающегося мяса, шашлыки, итить его так! После столь утомительного дня, захотелось хоть как-нибудь порадовть себя и змееножку чем-нибудь эдаким, и мозги тут же подсказали вариант, а что, вполне логично. Из всего нам доступного и наиболее безопасного, подобная приятность могла заключаться только в еде, а коль мяса у нас пока было вдосталь и, по сути, ничего другого не имелось - решение назрело само.

 - Шаррат, а хочешь, попробуем мясо пожарить? - выдал я спустя пару минут, как костер весело застрещал, приняв очередную подачку.

 - М, зачем, оно ведь и так не портится, - протянула ламия, не сводя глаз с языков пламени.

     Ладно, нет, так нет, сам управлюсь. Пришлось подыматься и топать в соседнее, так сказать, помещение, мы там все неизрасходованное складировали, ветки там, камни и прочее, что не пошло в расход, а выкидывать или выносить было лень. Пошарился, покряхтел, но несколько штрычек позеленее и поудобнее таки нашел. Очистить от сучков, убрать листья и пойдет, нормулек, как говорится. 

     Вернувшись, не спеша и под уже не такой равнодушный взгляд спутницы нанизал пару жареных кусков мяса на вертел и вытянул руку в сторону огня. Сырого бы, конечно, лучше было, но за неимением оного, пришлось брать уже готовое, разогреем немного, добавим хрустящей корочки, аромата дымка - и можно есть. Ритуалом-то у меня все получалось как под копирку, ни разницы во вкусе, ни запаха, ничего, знай жуешь себе холодную прожарку, и на том спсасибо. А тут вот, с пылу с жару, только что с костра, красота!

 - Держи, - протянул веточку Шаррат, как только мясо подрумянилось и начало распространять по округе довольно аппетитный аромат.

 - Спасибо, - девушка с удовольствием приняла угощение и, не долго думая, тут же впилась в него зубами, с удовольствием заработав челюстями.

 - Вкусно?

 - Угум, - кивает, вижу, что вкусно, вон как мясо кончается, до этого совсем не так его лопала.

 - А ты и не хотела, - на губах сама собой рождается улыбка.

 - Давай и мне веточку, сама хочу, - два глаза-блюдца сверкнули на меня золотом, отразив всю гамму пляшущих по соседству языков огня, - вкусно получается, гораздо вкуснее обычного.

 - Ну, как умею, - пожимаю плечами, передавая запрошенное, как ни как, никто меня готовке не учил, магичю наобум, хорошо, что вообще хоть что-то выходит. Хотя она права, надо будет слегка пошаманить со вкусом, он хоть и не противен, но толику солености да прочих оттенков хорошо приготовленного мяса можно попробовать и привнести.

 - Да я не за то, - улыбается, - твоя магия чудесна и практична, но иногда хочется и вот такого, обычного и понятного.

 - Это да, - и над костром вскоре вздымается уже два шампура, эх, благодать!

     И кто ж знал, что этот гребаный Мир словно специально выжидает такие вот прекрасные моменты, что бы с треском и смаком разрушить их единым махом! Сука, блин...

     Внезапно, за импровизированной калиткой из переплетенных веток, что-то дернулось и исчезло, быстро, очень быстро, но мы заметили. Не знаю, как Шаррат, но у меня тут же екнуло сердце, черт, дождались таки, а сам уже вскакиваю на ноги, щампур летит в сторону, в руке нервно подрагивает шкуродер. Вернее, подрагивает рука, слегка так, не от страха, от напряжения.

 - Ты видела? - шепчу напарнице.

     Но той не надо отвечать, она уже стоит чуть впереди, клинки разведены в стороны - стандартная боевая стойка, за эти дни я уже столько начинающихся с нее боев насмотрелся, на годы вперед просто. Ламия куда более опытна в подобных делах, и отвечать ей не нужно, она сейчас единственная, кто является мерилом силы нашей группы, а мои потуги более вспомогательны и не несут какой-либо ценности, пока нет нужды идти ва-банк. Черт, как же, сука, не вовремя, так хотелось спокойно отдохнуть, посидеть, полакомиться вкусненьким...

 - К проему не подходи и держись подальше от стен, - предупредила Шаррат, продолжая всмтриваться в дверной проем и вслушиваться во вдруг ставшей звенящей пустоту.

 - Справа, - выдыхаю напряженно, и она тут же бросает слегка доворачивает корпус и смещается, прикрывая меня и становясь в оборонительную стойку, слегка заведя клинки назад. А там, за развленной стеной, у самого бортика, едва достигающего груди невысокому человеку, замерла пара жутко светящихся в темноте глаз. Я сглотнул, че за на хрен, с таким мы тут еще не встречались, да и вообще нигде подобного не видели. Красное свечение чьих-то буркал навевало очень неприятный холодок, вмиг заструившийся между лопатками, блин, еще немного, и затрусятся коленки, итить его так. Неужто гребаная книженция опять решила учудить?!

 - Не стоит бояться, - внезапно раздалось от незванного гостя, хриплым, низким баритоном разбившим мое оцепенение, словно волнорезом все никак не откатывающийся прибой. Два красных фонаря моргнули, приблизившись, и в свете продолжающих полыхать языков костра проступили контуры лица, - у меня нет намерений навредить вам.

     Голос слегка завораживал, то ли своими вибрациями, то ли еще чем, но пока он звучал, хотелось просто слушать, обращая все внимание только на него одного. Наваждение прям какое, я дернул головой, приводя мысли в порядок и стараясь отгородиться от его гипнотического звучания - помогло, хоть и неполностью. А вот Шаррат, похоже, таки переклинило,черт, что же делать?

 - Вы находитесь во владениях моего господина, и он выразил желание познакомиться с вами лично, - продолжил вещать незнакомец, и у меня почему-то сложилось впечатление, что выбора у нас, как ни крути, попросут нет, нам его не оставили, буквально поставив перед фактом. Только вот что ж за господин такой, чьи это земли тогда, почему на карте ни хрена нет, ни отметок каких, ничего, просто очередной лес. Змееножку, наконец, отпустило и она подала голос:

 - А мы можем отказаться? - и звучало это не очень уверенно, что ж, я ее прекрасно понимаю, сам чуть не ссу в штаны.

 - Не думаю, - раздалось в ответ вместе со смешком, - идемте, с вашим ходом хорошо бы до утра управиться.

     Трындец, пронеслось в моей голове, вот тебе и покачались, и, главное, ни тебе квест какой, ни еще чего, просто следуйте за ним, а там или ловушка, или, рабство, или просто какая еще подляна. Вряд ли нас примут как желанных гостей с распростертыми бъятиями, встретят солью и хлебом да накормят до отвала. Впрочем, вроде как, уже и не голоден.

 - Предлагаю не сопротивлться, - шепчу в спину подруге, - не думаю, что сможем сейчас отбиться.

 - Разумное предположение, - вновь раздается смешок, - и верное.
        Но Шаррат, все же, думала несколько иначе:

 - Кто ты, назовись хотя бы!

 - О, мое имя вам ничего не даст, все, что вам следует знать - это то, что прикажи мой господин, и вас бы уже не было в живых.

     Ну, точно попали, и что бы не гневить судбу, трогаю ламию за плечо - мол, все, хватит, давай, будем разбираться по ходу, а пока не стоит нарываться, вон, я даже уровня ночного гостя не вижу, просто не определяется, сволочь такая. А значит, п****ц нам может прийти довольно быстро и качественно, будь на то его воля. И змееножка сдалась, поникнув и опустив клинки. Я же развернулся и принялся надевать на себя "котомки" с мясом, не пропадать же добру, в конце-то концов.

 - Что у тебя там? - ночной гость, оценив количество баулов, решил таки вмешаться, да только хрен я все это оставлю, буду тащить столько, сколько смогу.

 - Еда, мясо, - бурчу нехотя, - жрать-то надо что-то.

 - Все не берите, - раздался тут же ответ, - пойдем быстро.

     Быстро, не быстро, сука, половину пришлось оставить, взяв себе всего лишь по одной вязанке, и потопав на выход. Снаружи стояла темень, нет, не так! Снаружи была тьма, да такая, что хоть глаза выколи, луна с*******ь куда-то по своим делам, звезд видно не было, вокруг все черное, непроглядное, и я даже кончика своего носа разглядеть толком не мог. Короче, приплыли. Незнакомец, явно видя нашу заминку и оценив размах проблемы, что-то недовольно пробурчал и по глазам тут же ударила вспышка яркого света, заставив от неожиданности зажмуриться. А как проморгались, недовольно кривясь, Шаррат даже шипела что-то на своем змеином, с удивлением уставились на проявившегося-таки в этой кромешной тьме незнакомца. 

     Человек, или, по крайней мере, кажется им. Невысокий, обычного телосложения, ничем не примечательный, закутан в плащ, в общем, ничего такого. Если бы только не фонящие красным переливом глаза да теперь уже не столь ярко бьющий по сторонам белесый сгусток света над его ладонью - маг, что ли?

 - Вампир, - с придыхом прошептала Шаррат.

 - К вашим услугам, - с улыбкой произнес тот, картинно склонив голову и заставив меня сипло выдохнуть. Ну, п****ц, приплыли и приехали, кровосос, да еще магичит - в голове тут же пробежал сонм мыслей, чем может быть интересен ритуалист, пусть даже и новичек, подобным созданиям. Как он там сказал, его господин пожелал встретиться с нами лично? Где-то в груди противно затрепыхался комочек зарождающегося страха и, похоже, ночной гость это прекрасно понял. Его губы растянулись в улыбке, обнажив не по человечески длинные и острые зубы, а через мгновение он успокаивающе произнес:

 - Я же сказал, не стоит бояться, вам ничего не угрожает, - и, как ни странно, это подействовало, гипноз, мать его так...
        Шли ходко, без остановок и почему-то всегда прямо, нигде не сворачивая и не встречая никаких преград, лес словно стелился перед нами, стараясь поскорее избавиться. Света от магии идущего впереди конвоира хватало лишь на то, что бы не наступать ему на пятки, а Шаррат не сбить меня с ног, да и то сказать, спустя какое-то время, пришел к выводу, что освещение это отдает чем-то мертвы, неживым, какой-то тусклый оттенок, совершенно не естественный. Впрочем, магия и так не естественна, хотя и распространена в Мире, но это прям-таки из разряда явно чего-то нехорошего. Хотя, что еще можно было ожидать от кровососа, тем более поздней ночью, да в лесу, с абсолютно пустым и черным небосводом. Вокруг все словно попряталось и затаилось, в надежде переждать и забыть, отдав нас на откуп неизвестно чему. Признаться, я сейчас был бы рад любому зверью, даже тому сумасшедшему медведю с набекрень сдвинувшимимся благодаря книженции мозгами и возросшими способностями, лишь бы только избавиться от этой компании. 

     Навреняка завязалась бы схватка, наверняка мишку бы ушатали, но не сразу, нет, и незнакомец хоть немного, но получил бы люлей, ослаб бы, позволив оценить свой потенциал и решить, как быть дальше. Хотя бы тридцать-сорок процентов на успех и, думаю, мы с Шаррат тут же ударли бы всем, чем могли, ну, почти, мне лететь на перерождение и вновь оставлять ее одну совсем уж не хотелось. Разве что только выбора бы не было. А впрочем, не думаю, что идущий впереди нас непись хоть как-нибудь пострадал бы, цена крови, затребуемая Миром за полное уничтожение, выливалась для меня в настоящую череду перерождений длиною в пару суток. Меня даже передернуло от такого, выдержать подобное и не свихнуться я врядли бы смог.

     А лес, тем временем, продолжал вести нас дальше, позади оставались ничем не отличимые друг от друга деревья и кусты, трава бесшумно сминалась под ногами и лишь только ламий хвост еле слышно шуршал у меня за спиной. Шли долго, муторно и, в конце концов, скучно. Надоело переживать, надоело мельтешение мыслей в голове, и я, сам того не заметив, как-то отрешился от происходящего, смирившись и приняв свою судьбу. Без пафоса, конечно, просто решил, что чему быть, тому не миновать, и словно отключился, растворившись в безостановочном мельтешении стволов и веток вокруг нас. 

     Незнакомец не соврал, как только в вышине добавилось красок, и небосвод начал потихоньку сереть, намекая на очередную смену дня и ночи, впереди забрезжил просвет, и мы вступили в редколесье. Вот теперь можно было и получше рассмотреть нашего провожатого, по крайней мере, его спину. Черноволосый, плечи не широкие, но и не узкие, среднего роста, правда, чуть повыше меня, плащ оказался довольно потертым и явно старым. Наверняка носит не одно десятилетие подряд, у вампиров с одежкой что, настолько туго? На этой мысли я сбился и чуть не полетел кубарем вперед, прямо ему в спину, благо, следоавшая за мной Шаррат умудрилась ухватить за руку и удержать.

 - Спасибо, - чертыхнувщись, поблагодарил я, но незнакомец даже не обернулся, не обратив на мою оплошность никакого внимания.

     Сменив плечо с мешком, вновь встал в строй и ускорился, в пару шагов догнав кровососа - блин, не идет, а стелется, словно парит над землей. Меня даже легкая зависть пробрала, до того легко и плавно он печатал шаг, словно игнорируя и земное притяжение, и попадавшиеся на пути торчащие на поверхности корни и прочие лесные пакости. Не знаю, как Шаррат, а мне уже доводилось спотыкаться по пути, правда, это первый раз так чуть не навернулся, но, все же, собственная неуклюжесть неприятно ударила по самолюбию. Впрочем, чему удивляться, с моими характеристиками я сейчас где-то на первых порах после ясельной локации, только и того, что по хитам несколько вырвался вперед. А так нуб нубом, дохлый, вялый и абсолютно никакой. По крайней мере, так мне казалось.
        - Дам небольшой совет, - нарушил вдруг тишину провожатый, - поменьше болтайте и спрашивайте, господин ценит отнюдь не слова.
        И с этим напутствием, сделав еще пару шагов, мы буквально вырвались из объятий леса, неожиданно оставшегося позади плотной стеной, частоколом скрывшим даже тропку, по которой шли. Магия, блин, да и сами места чудные, сначала чащи, потом редколесье, под конец со всех сторон сплошной непрогляд из деревьев. Фиг выберемся потом отсюда сами, тем более, если кровососы будут против - от этих мыслей на душе стало еще более погано, чем до этого.
        Тем временем, наша троица уже начала спуск по массивным каменным ступеням, примерно в полметра шириной и до двух в длину. Как и откуда здесь оказалось подобное - тот еще вопрос, вокруг ведь сплошная не утрамбованная, дикая земля, но если перевести взгляд дальше, зацепившись за полуразваленную арку, покосившуюся и непонятно как до сих пор не упавшую. За выложенную плитами дорогу с небольшим резным заборчиком по обеим ее сторонам, словно под линейку выпрямленную, на глазок тут явно не делали, все подогнано и вылизано, что странно. Вид вся эта архитектура имела довольно старый, я бы даже сказал, ветхий, но, поди ж ты - чуть не сверкает ухоженностью, магия, блин. А еще дальше, видно, туда и лежит наш путь, стоял замок, да такой, как ни в одном готическом романе не описывается: башенки, мостики, переходы, решетчатые окна-бойницы, зубчики на крышка, какие-то каменные изваяния везде, скульптуры, кривящие в оскале рожи и грозящие невесть кому. И чем ближе мы подходили, тем явственнее ощущалась сила этого места, древняя, могучая, прямо до мурашек по спине.
        - Гнездо, - сипло выдавила за спиной Шаррат, на что кровосос впереди меня лишь насмешливо хмыкнул. Я же ни хрена не понял, какое еще гнездо, орлиное? Только вот ни одной птицы, покамест, не вижу, о чем это они?
        Внезапно справа, резко так, до дрожи в нервах, заставившей меня буквально подскочить на месте, раздалось неожиданное и пронзительное кудахтанье, мгновенно перешедшее сначала в бульканье, а потом и в кашель, затянувшийся на добрых пару минут. Казалось, некто просто выплевывает наземь свои легкие, а потом еще и горло вместе с языком в придачу. По спине вновь промаршировал отряд мурашек, я нервно оглянулся на Шаррат - ламия выглядела не лучше, бледная, глаза бегают не хуже, чем у меня. Но мне улыбнулась, слабо, правда, но все же. Пришлось и из себя выдавить подобие ухмылки, черт, забрели, называется. Тем временем, шедший впереди нас кровосос, дождавшись окончания кашледробительной симфонии, шагнул в сторону, нагнулся и, подняв с земли увесистую каменюку, почти без замаха отправил ее в полет.
        - Куагхагхагхагха! - булыжник прилетел прямо в цель, "шмяк", раздавшийся после броска, и последовавшая вслед за этим недовольная отповедь служили лучшим доказательством меткости вампира. Черт его знает, что за тварь там бродит, но намек был воспринят правильно, и вновь повисла тяжелая гнетущая тишина, и даже быстро светлеющее небо с редкими, но уже пробивающими себе дорогу лучиками солнца, никак на нас не повлияло. И чем ближе мы подходили, тем гуще сгущались над нами тучи, не в прямом смысле, конечно, но громада замка подавляла...
        По всему периметру его окружала крепостная стена, невысокая, метра три, не больше, служившая, скорее, дополнением к мастерству архитектора, чем оборонительным сооружением. Через равные промежутки зубцы стены подпирали с внешней стороны, чередуясь и извиваясь в совершенно уж немыслимых для человека позах, кариатиды с атлантами. Их перекошенные лица выражали ужас во всех оттенках и проявлениях, рты раскрыты и кривятся, глаза навыкате, волосы, у кого они были - стоят дыбом, еще больше подчеркивая мастерство скульптора, передавшего требуемые эмоции. Пантомима страха бежала по всему ограждению на четвереньках, в полуприсяде, иногда даже ползла и - ни разу стоя, в полный рост, только коленнопреклонный ужас и попытка вырваться, уйти, сбежать куда подальше. Характерным была, еще их полная нагота, свидетельствовавшая о полной власти и подчинении, мол, все, что тут не происходи - подвластно воле господина, и лишь одному ему решать, кто будет жить, а кто умрет. Последнее, похоже, я произнес вслух, так как провожатый, обернувшись, удивленно протянул:
        - О, разбираешься? Господин оценит, - похоже, только что мною был заработан плюс в репу, вампиры ценители искусства, однако. Но в башке тут же щелкнуло, нужные шестерни встали на места и в сознании всплыла логическая цепочка: показаться интересным - стать полезным - не умереть. А что, вполне даже просто, всего три звена и, на мой взгляд, довольно простых. Сначала сообразить, что им, кровососам этим, вообще интересно?
        Во-первых, как я понял, мы вторглись на их земли, без спроса и самолично начав обживаться. Тут, по идее, нам бы и кирдык, если бы что-то их не заинтересовало в нас: ламия, ритуалист неумеха или нечто третье. Ну, Шаррат может просто казаться диковинкой и не более, как противник она вряд ли их заинтересует. Моя же тушка другое дело: магия крови может как-то быть связана с тем, что они ею питаются, плюс книжка на моем бедре, плюс шкуродер, плюс способность перерождаться, если они о ней знают. В общем, я бы точно пожелал на месте хозяина этих земель познакомиться с такой колоритной личностью поближе. Ну, не верю я, что нас ведут только ради того, что бы главный кровосос банально нас выпил, глупо. Хотя... если можно как-то мой респ перенести в окрестности замка, то эти твари получат бесконечную жрачку в моем лице - а что, выпили, респ, возрождение, опять выпили, опять респ и снова бурдюк с кровью полон и готов к употреблению, п****ц! Как-то мне это все очень и очень не нравится, при первой же возможности будем драпать. В принципе, я и так сейчас могу слинять, банально вскрывшись, но, черт возьми,
оставлять Шаррат одну не хотелось, да и не факт, что меня в том лесу не поймают.
        Ладно, тогда буду давить на красоту оформления, типа ценю скульптору, архитектуру, готику и все остальное, что встретится по пути. Перегибать, конечно, не буду, но заинтересовывать вампиров придется...
        Как только вошли в холл замка, на стенах тут же начали вспыхивать факелы, один за другим, словно кто рубильник опустил, опять магия? Мрачность атмосферы снаружи полностью поддерживалась и здесь, все то же натяжение нервов и готовность подпрыгнуть от испуга, заголосив на все тона и окончательно оконфузившись. Мне реально было страшно, причем не тем липким комочком, где-то внутри груди, а холодным и мерзким потом, выступившим, казалось везде, где только можно. Брошенный мимолетом взгляд на змееножку лишь утвердил мои опасения, чем дальше мы проникали в твердыню кровососов, тем обреченней выглядела ламия, похоже, ей известно об этих тварях куда больше моего. А неизвестность, как водится, будоражит похлеще врага видимого, черт, вот ведь задница глубокая, удастся ли вообще из нее выбраться?
        Огромные каменные створки по самому центру залы дрогнули и пришли в движение, беззвучно открываясь, словно пасть некого мифического чудовища, приглашая и угрожая одновременно. Жуткие твари-изваяния, облепившие всю их поверхность, совсем не убеждали в гостеприимности хозяев, скорее наоборот, суля долгую и отнюдь не легкую кончину, будто и так всего виденного до этого было мало. И какой псих прописывал подобное, не локация, а какой-то ад кромешный...
        Коридор оказался довольно длинным, с ответвлениями, закрытыми дверьми и все в том же пугающем антураже. Гулкое эхо шагов распространялось по всем закоулкам каменной кишки и с неприятным усилением возвращалось обратно, заставляя даже немного кривиться. По ушам коробило, отдаваясь легкой дрожью даже в зубах и копчике, хреновы разработчики, психи доморощенные. А вот шагов кровососа вообще слышно не было, будто по мягкому ковру ступает, гад такой. К моему удивлению, закончилось все у небольшой и довольно скромной на вид, после увиденного, деревянной дверки, провожатый лишь несильно толкнул ее и сдвинулся в сторону, пропуская. Ясно, знакомство будет тет-а-тет, как говорится, и шагнул внутрь.
        Взгляду предстала довольно уютная и со вкусом обставленная комнатка, не то, что бы большая, но и не маленькая, по крайней мере, здоровенный камин с шикарным резным столом и креслами подле него здесь уместились. По стенам, куда ни взгляни, везде висели ковры вперемешку с гобеленами, добавляя в атмосферу ощущение теплоты и комфорта. В общем, прямая противоположность остальному замку. У камина, скрестив руки за спиной и пока не обращая на нас внимания, стояла высокая и тощая фигура, закутанная в серый плащ с высоким, почти до висков, воротником. Поднятым, так что разглядеть что-либо так и не удалось. Как только мы втянулись внутрь, и за нами тихонько закрылась дверь, на нас тут же уставились два кроваво-красных фонаря.
        - День добрый, - выдавил я из себя, кивнув

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к